По ту сторону тьмы (fb2)

- По ту сторону тьмы (а.с. Хранители Вечности-6) 566 Кб, 288с. (скачать fb2) - Александра Айви

Настройки текста:



Александра Айви По ту сторону тьмы

Глава 1

Сальваторе Джулиани, могущественный Король оборотней, вынужден был признать, что это был не самый его лучший день.

На самом деле всё обернулось совершенно дерьмово.

Это и так было достаточно плохо — прийти в себя и обнаружить, что он лежит в темном, грязном туннеле, испортившим его костюм от Гуччи, и не помнит ничего о том, как он сюда попал.

Но открыть глаза и превосходным ночным зрением, присущим всем оборотням, увидеть над собой метровую гаргулью с маленькими рожками, уродливой серой мордой, и тонкими крыльями оттенков голубого, золотого и багряного цветов, — этого достаточно чтобы испортить и без того отвратительное настроение.

«Просыпайся», — прошипел Levet с французским акцентом, крылья его трепетали от стараха. «Просыпайся, псина шелудивая, или я тебя кастрирую»

«Еще раз назовешь меня псиной- я распоряжусь посыпать щебнем, который от тебя останется, дорожку к дому», прорычал Сальваторе, кровь в голове пульсировала в ритме сердца.


Какого черта здесь происходит?

Последнее, что он помнил — он прибыл в уединённую хижину к северу от Сент-Луиса, чтобы встретиться с Дунканом, дворнягой, который обещал предоставить информацию о предателе — вожаке его стаи, а следующее — он приходит в себя рядом с Леве, который жужжит над ним, как гигантская, не очень красивая бабочка.

Господь всемогущий. Когда Сальваторе выберется из туннеля, то собирается отследить Джагра и вырезать его сердце а затем заткнуть им надоедливого Леве. Проклятый вампир.

— У тебя ничего не выйдет пока не поднимешься и не начнешь двигаться, предостерег гаргулья. — Шевели хвостом, Король лентяев».

Не обращая внимания на разламывающиеся от боли суставы Сальваторе поднялся на ноги приглаживая назад с плеч волосы цвета вороного крыла. Он не стал очищать грязь с его шёлкового костюма. Он и так скоро отправится в ближайший костёр.

Вместе с гаргульей.

— Где мы?

— В каком-то грязном тоннеле.

— Блестящий вывод. Что бы я без тебя делал?

— Послушай, Куджо, все, что я знаю, это то, что в один миг мы сидели в машине очень мертвым Дунканом, а в другую секунду меня швырнула головой вниз одна великолепная, но чрезвычайно невоспитанная женщина, — странно, но гаргулья скорее потирал свой зад, а не голову. Хотя, конечно, его череп был слишком твердым, чтобы его пробить. — Этой женщине повезло, что я не превратил ее в бобра.

— Это было заклинание. Эта женщина была ведьма?

— Нет. Демон, но…

— Что?

— Она полукровка.

Сальваторе пожал плечами. Скрещивание было распространено в мире демонов.

— Нет ничего необычного.

— Ее сила.

Сальваторе нахмурился. Он может быть и хочет задушить горгулью, но крошечный демон обладал способностью чувствовать магию, Сальваторе — нет.

— Какая сила?

— Джинн.

Холодок пополз вниз по спине Сальваторе, и он бросил быстрый взгляд вверх и вниз по туннелю. На расстоянии он чувствовал приближение его шавки и вампира. Кавалерия бросилась на выручку. Внимание его, однако было сосредоточено на поисках какого-либо намека на джинна.

Чистокровный джинн был жестоким, непредсказуемым существом, которое может управлять природой. Они могут вызвать молнию, превратить ветер в смертельную силу, и уложить целый город с землетрясением. Кроме того, они могут исчезать в клубах дыма. К счастью, они редко проявляли интерес к миру и предпочитали оставаться в изоляции.

Полукровки…

Он вздрогнул. Они, возможно, не обладают полноценной властью джинна, но их неспособность контролировать свою изменчивую энергию, делает их еще более опасными.

— Джиннам было запрещено скрещиваться с другими видами демонов.

Леве фыркнул. — Есть много вещей, запрещенных в этом мире.

— Нужно сказать комиссии, — пробормотал Сальваторе, ссылаясь на загадочных оракулов, которые были основными лидерами в мире демонов. Он сунул руку в карман, доставая её пустую.

— Христос.

— Что?

— Мой мобильник исчез.

— Прекрасно. — Леве воздел руки в воздух. — Мы пошлем записку. Сейчас нам нужно выбраться отсюда.

— Расслабься, горгулья. Помощь уже в пути.

Нахмурившись, Леве понюхал воздух. — Твои псы.

— И пиявка.

Леве снова принюхался. — Тэйн.

Ожидая Ягра, брови Салваторе, сошлись вместе. Один вампир был столь же плох, как другой, но репутация Тэйна убивать сначала и задавать вопросы позже, точно не грело, а заставляло сжиматься сердце Оборотня.

И не важно насколько сжатым оно уже было.

“Харон? ” он задал вопрос. Хароны были убийцами, которые выследили негодяев вампиров. Бог только знал то, что они сделали малыми демонами. И в уме вампира, каждый демон был малым демоном.

— Высокомерный, снисходительный ишак, — пробормотал Леве.

Сальваторе закатил глаза. — Осел, а не ишак, идиот.

Леве махнул пренебрежительно рукой. — Это — моя теория что чем более высокий демон, тем больше его тщеславие и меньше его …

— Продолжай, горгулья, — раздался холодный голос, прорезая темноту, и резко понижая температуру в тоннеле. — Я нахожу твою теорию увлекательной.

— Ой-ой!

Махнув крылышками, Леве спрятался позади Сальваторе. Как будто он был достаточно глуп, чтобы думать, что Сальваторе спасет его от верной смерти.

— Dio, отстать от меня, ты, надоедливый паразит, — прорычал Сальваторе, сильно ударив гаргулью, хотя его настороженный взгляд был сосредоточен на вампире, выходящем из-за угла туннеля.

На нем стоило сосредоточиться.

Хотя не столь большой как многие его братья, вампир был опасно мускулистым, с золотой кожей как у его полинезийских предков, густыми темными волосами, побритыми на сторонах и длинном Могавке, который находился за его плечами.

Его лицо было лицом хищника, худощавого и твердого со слегка раскосыми медовыми глазами. В настоящее время он носил не что иное как пару шорт-хаки, очевидно не разделяя нежность Сальваторе к дизайнерской одежде.

Конечно, огромный кинжал, который держал в руках Тэйн, был лучшей гарантией того, что никто не будет оспаривать его вкус в одежде.

Ну, если конечно хочет жить.

Послышались шаги, и четыре самые крупные его шавки, появилась в поле зрения, бросаясь вперед, и падая на колени, преклоняя лысые головы к земле перед ногами Сальваторе.

— Государь, ты не пострадал? — потребовал Хесс.

— Только моя гордость. — Сальваторе снова обратил свое внимание на вампира, как Хесс поднялся на ноги возвышаясь на его стороне. — Я ничего не помню после того как зашёл в каюту, и нашёл Дункана мертвым. Нет, подождите. Там был голос, потом… — Он встряхнул головой, потому что дальше он ничего не помнил.

— Черт. Ты следил за нами?

Тэйн рассеянно погладил рукоять кинжала. «Когда мы обнаружили, что каюта пуста, Ягр предположил, что вы попали в беду. Так как Ваша бестолковая команда казалась неспособной сформулировать хоть одну связанную мысль, я согласился приехать поискать тебя «.

Не удивительно. В отличие от чистокровных, которые родились непосредственно от вервольфов, псы были люди, которых укусили и превратили в оборотней. Гесс и другие псы были превосходными убийцами.

Это было причиной, почему он нанял их в качестве своей охраны. Однако умение пользоваться мозгами… ну, этого не требовалось. Что помогало избежать множества проблем.

— Так что же случилось с нашими похитителями?

«Мы догоняли вас последние полчаса». Расправил плечи Тэйн. «Они, очевидно, предпочли побег охране своих заложников».

— Вы их так и не увидели?

— Нет. Шавка сбежал через боковой тоннель милю назад, а демон просто исчез. — Разочарование мелькнуло в медовых глазах.

Сальваторе можно было посочувствовать. Он страстно желал немного крови и насилия.


“Есть только горстка демонов, способных к бесследному исчезновению.»

— Горгулья думает, что это джинн полукровка.

— Эй, у горгульи есть имя. — Выйдя из-за Сальваторе, Леве упёрся руками в бедра. — И я не думаю, я знаю.

Тэйн прищурился. — Как ты можешь быть уверен?

— У меня было небольшое недоразумение с джинном несколько столетий назад. Он отбил током одно из моих крыльев. Потребовались годы, чтобы отрастить снова.

Тэйн, был не особо впечатлён. — И как это относится к делу?

— Прежде чем Демон бросила меня сюда и исчезла, она оставила маленький подарок. — Развернувшись Леве показал идеальной формы отпечаток руки, который был заклеймён на его заднице.

Смех Сальваторе эхом разнесся по туннелю, и горгулья повернулся, чтобы ударить в него, поражающим взглядом. — Это не смешно.

— Это еще не доказывает, что был джинн, — подчеркнул Тэйн, его губы задрожали от удовольствия.


— Удар молнии-это не те ощущения, которые вы легко забываете.

Тэйн инстинктивно посмотрел через плечо. Ни один демон в здравом уме не хотел пересечься с джинном.

— Откуда ты знаешь что это был джинн- полукровка?

Леве поморщился. — Я все еще жив.

Вампир повернулся к Сальваторе. — Комиссия должна быть предупреждена.

— Я согласен.

— Это дело оборотней. Это твой долг.

— Я не могу потерять след дворняжки — подчеркнул Salvatore. Ах… Не было ничего лучше, чем одержать верх вместе с пиявкой.

— Он доказал что опасность грозит больше, чем просто оборотням. Я уверен, Комиссия согласится, это моя обязанность, положить конец предателям.

Поток холодного воздуха наполнил тоннель. Сальваторе улыбнулся, выпустив свою собственную энергию в противовес холоду вместе с потоками тепла.

Псы беспокойно заерзали, реагируя на игру власти между двумя опасными хищниками. Сальваторе никогда не позволит чтобы его взгляд, отклонился от Тэйна.

Не многие Оборотни могли взять верх над вампиром, но Сальваторе был не просто оборотень. Он был королем. Он не собирался отступать от любого демона.

Наконец Тэйн, показав свои клыки в направлении Сальваторе, отступил назад. Сальваторе мог только предположить, что вампиру было приказано свести кровопролитие к минимуму.

— Это не будет забыто, собака — Тэйн предупредил, повернувшись на каблуках и бесшумно исчезая вниз по туннелю.

— Скатертью дорога, пиявка.

Достаточно выждав, чтобы удостовериться, что вампир не изменил мнение и не вернется, чтобы разорвать его горло, Сальваторе вернулся своим ждущим псам, которые боролись с желанием перекинуться.

Он поморщился. Как чистокровный, он имел возможность управлять своими изменениями, если это не была полная луна. С другой стороны нечистокровыне были во власти своих эмоции.

С дрожью Гесс, наконец, получил контроль и сделал глубокий вздох.

“Теперь, что?”

Сальваторе не колебался. “Мы следуем за псами.”

Гесс сжал руки в кулаки. “Это слишком опасно. Джинн …” Его слова перешли в визг, поскольку сила Сальваторе еще раз протянулась, ударяя пса как плетью кнута.

«Гесс, сколько раз я тебе говорил, что, если я захочу узнать твое мнение, я спрошу его? ” Сальваторе растягивал слова.

Пес опустил голову. “Прости меня, господин.»

“Съеживающийся кретин не совсем неправ. ” Леве ковылял вперед, его длинный хвост дергался. “Это, должно быть, был демон, который убил Дункана и нокаутировал нас обоих.”

“Никто не просит, чтобы ты присоединился к нам, горгулья,” огрызнулся Сальваторе.

“Sacre bleu. Я не собираюсь оставлять в покое в эти туннели.”

“Тогда охотимся вампира.”

Проклятая горгулья отказалась сдвигаться с места, хитый огонек, заплясал в его серых глазах.

Дарси не обрадуется, если что-то произойдет со мной. И если Дарси не счастлива, то и Стикс не счастлив.”

Сальваторе щелкнул зубами. Дарси была одной из чистокровных женских особей, которых он искал за прошлые тридцать лет. И хотя он не боялся ее, она недавно стала супругой Короля Вампиров.

Стикса он действительно боялся.

Эй, он не был глуп.

Бормоча проклятия, Сальваторе направился вниз по туннелю, его настроение стремительно падало вниз.

“Встанешь на моем пути, и я порублю тебя на кусочки и скормлю стервятников. Понял, горгулья?”

Он ощутил своих псов, идущих в ногу позади него с Леве, замыкающим шествие.

“Паршивые собаки могут поцеловать мой зад,” бормотала горгулья.

“Джинн не единственное существо, способное оторвать крылья,” предупредил Сальваторе.

Благословенная тишина заполнила темный туннель, и наконец способный сконцентрироваться на слабом следе пса, Сальваторе ускорил свой темп.

Это был один из моментов, когда что он сожалел, что уехал из Италии.

В его изящном логове около Рима никто не смел относиться к нему иначе как к Повелителю Вселенной. Его слово было законом, и его подчиненные всячески старались выполнять его приказ. Лучший из всех, не было никаких мерзких вампиров или мелких горгулий.

К сожалению, у него не было выбора в этом вопросе.

Оборотни были на грани вымирания. Чистокровный женщины уже не могли контролировать свою трансформацию во время беременности, и чаще всего они теряли своих детей, прежде чем те могли родиться.

Даже укус оборотня терял свою силу. В последние годы не создавалось псов.

Сальваторе должен был действовать, и спустя годы исследований, его очень дорогим ученым наконец удалось изменить ДНК четырех чистокровных младенцев женского пола, таким образом, они не могли перекинуться.

Они были чудом. Родившийся, чтобы спасти оборотней.

До тех пор, пока они не были украдены из детской.

Он низко зарычал, его гнев — все еще мощная сила даже после тридцати лет. Он потратил впустую слишком много времени на поиски в Европе прежде, чем он наконец поехал в Америку и сумел наткнуться на двух из женщины оборотней. К сожалению, Дарси была в руках Стикса, в то время как Реган, оказалась бесплодной.

Однако во время своей поездки в Ганнибал ему удалось обнаружить, что младенцы в какой-то момент были в руках Каина, пса со смертельным желание, который убедил себя, что он будет способен использовать кровь женщин, чтобы превратить обыкновенных псов в оборотней. Идиот.

Сальваторе был в хижине, чтобы встретиться с одним из людей Каина. С тем, кто обещал показать местоположение предателя, когда он и Леве были без сознания и похищены.

Это, должно быть, был Каин, который напал на него.

Теперь ублюдок оставлял след прямо в его логове.

Сальваторе улыбался. Он планировал насладиться вырывая горло предателю.

Почти полчаса прошло, как Сальваторе, прокладывал путь по извилистому туннелю, его шаги замедлились, он откинул голову, чтобы понюхать воздух.

Запах дворняжки был еще силен, но он уже начал улавливать далекий запах других псов, и…чистая кровь.

Женщины чистокровки.

Резко остановившись, Сальваторе смаковал богатый аромат ванили, который заполнил его чувства.

Он любил запах женщин. Черт возьми, он любил женщин.

Но это было другое.

Это было опьяняющим.

«Боже», он дышал, ток его крови набирал скорость, странное опьянение обматывалось вокруг его тела, медленно истощая его силу.

Почти, как будто …

Нет. Это было невозможно.

Это не могла быть правда, оборотни женились в течение многих столетий.

«Псы», сказал Леве, двигаясь в его сторону. “И чистокровная женская особь.”

— Да, пробормотал Сальваторе, отвлекаясь.

— Ты думаешь, это ловушка?

Сальваторе проглотил мрачный смех. Черт, он надеялся, что это была ловушка. Альтернатива была, было достаточно послать, любой разумный вой в ночь.

— Есть только один способ выяснить это.

Он двинулся вперед, чувствуя конец туннеля всего в нескольких ярдах перед ним.

“Сальваторе? ” Леве потянул его за штаны.

Сальваторе встряхнул его. — Что?

“Ты смешно пахнешь. Mon Dieu, ты …”

С молниеносной скоростью Сальваторе схватил горгулью за один мелкий рожок и сдернул его с ног, чтобы ярко светить в его уродливое лицо. До того момента он не замечал мускусный аромат, который цеплялся за его кожу.

Дерьмо.

— Еще одно слово и ты потеряешь свой язык, прорычал он.

— Но…

— Не шути со мной.

“Я не собираюсь давить на кого бы то ни было. ” завила Горгулья, кривя губы в насмешливой улыбке. “Я не один в гневе.”

Гесс появился около Сальваторе, останавливая его порыв оторвать голову горгулье.

А жаль.

“Господин? ” спросил пес, его толстый лоб наморщился.

“Возьмите Макса и других псов и держите охрану в тылу. Я не хочу, чтобы кто-нибудь подкрался к нам,” скомандовал он.

Было маловероятно, что пес осознает волнующую реакцию Сальваторе на аромат женщины. Гесс не был даже изменен, когда произошло последнее спаривание.

Не говоря уже о том, что он был тупой как пень. Но Леве был, конечно, достаточно раздражающим, чтобы проговориться.

Ожидая псов, чтобы неохотно переместиться назад, он встряхнул горгулью прежде, чем бросить его на землю.

“Вы — не другое слово.”

Возвращая равновесие, Леве взглянул вверх, его крылья развивались, и хвост дергался.

“Гм. Фактически, у меня есть два слова,” он бормотал. Затем без предупреждения он бросился вперед, врезаясь непосредственно в Сальваторе и отправляя его в полет назад. “ОБВАЛ!!!”

На мгновение ошеломленный, Сальваторе в ужасе смотрел, как низкий потолок вдруг дал путь лавине грязи и каменей в туннеле.

Из-за быстрого действия Леве он избежал худшего из оползней, но поднявшись на ноги, он не был ни настроении для благодарности. Трудно поверить, этот отвратительный день только что стал еще хуже.

Двигаясь к стене мусора, которые заблокировали туннель, он направил силу, чтобы найти своих псов.

“Гесс? ” закричал он.

Леве кашлял в облаке пыли, которая заполнила воздух. “Они — …?”

— Они ранены, но живы, сказал Сальваторе, способный ощущать сердцебиение своей стаи, хотя сейчас они без сознания. — Мы можем прорыть путь к ним?

“Потребуются часы, но мы рискуем свалить еще больше камней вниз на наши головы.”

Конечно. Какого черта это было бы легко?

«Черт».

Горгулья стряхнул грязь с крыльев. — Туннель прямо за ними. Как только они исцелятся, то будут в состоянии найти выход.

Он был прав. У Гесса мог быть мозг размером с грецкий орех, но он был так же стоек как питбуль. Как только он поймет, что Сальваторе не будет в пределах досягаемости, он приведет других обратно в каюту и вернется по суше, чтобы раскопать их.

К сожалению, это может занять несколько часов.

Обернувшись, он посмотрел на каменную стену, которая положила конец туннелю.

Независимо от выхода пес использовал выход из туннеля, который теперь был похоронен под камнями.

“Это больше, чем я могу сказать для нас,” он бормотал.

«Вот еще». С вопиющим пренебреженим к тонкой полоске потолка, которая еще не упала на их головы, Леве осторожно взобрался по стороне туннеля. “Я — горгулья.”

Сальваторе резко вдохнул воздух. Тонна камней и грязи, падающих на голову, не убила бы его.

Быть похороненным заживо с Леве? Это был бы конец.

Ему бы пришлось вырвать собственное сердце голыми руками.

— Я вполне осознаю, кто и что ты есть.

— Я чувствую запах ночи. Леве остановился и посмотрел через плечо. — Ты идешь, или как?

Ввиду отсутствия других законных вариантов, Сальваторе неловко вскарабкался вслед за горгульей, его гордость была уничтожена, как и его итальянские кожаные туфли.

“Проклятая каменная глыба,” он выдохнул. “Ягр должен гнить в аду за то, что отправил меня с тобой.”

Почти щелкая перед носом Сальваторе кончиком хвоста, Леве продолжал подниматься вверх, нюхая воздух.

Он сделал паузу, когда достиг края потолка, его руки проверяли на вид гладкую скалу, пока он резко не двинулся вверх, показывая умно скрытую дверь.

Леве исчез в узком отверстии, и Сальваторе быстро последовал за ним, хватаясь за край дыры и вытаскивая себя из туннеля.

Он медленно продвигался через траву, смоченную росой, удаляясь от отверстия, прежде чем, наконец, подняться на ноги и вдохнуть свежего воздуха.

Оборотни не походили на большинство демонов, которые любили прятаться во влажных, заплесневелых пещерах и туннелях в течение многих столетий подряд. Оборотни нуждались в открытом пространстве, чтобы бегать и охотиться.

С дрожью Сальваторе поглядел вокруг густых деревьев, которые окружили его, его чувства протягивались, чтобы удостовериться, что не было никакой непосредственной угрозы.

«Та-да». Со взмахом крыльев Леве приземлился непосредственно перед Сальваторе, на лице его отразилось самодовольство. “Эх, Вы, Маловерные. Эй …, куда ты идешь?”

Прошмыгнув мимо надоедливого вредителя, Сальваторе проложил свой путь через деревья.


“Разорви меня собака.”

«Постой, мы не можем идти в одиночку», Запротестовал Леве, его крошечные шаги не позволяли идти в ногу. «Кроме того, уже почти рассвет».

«Я просто хочу найти его логово, прежде чем он успеет замести свои следы. Я не потеряюего снова. «

“И это — все? Вы обещаете, что не будете делать ничего глупого, пока у нас не будет поддержки?”

“Поддержи, глупец. ” Сладкий аромат ванили вторгся в чувства Сальваторе, омрачая его ум и крадя его силу. “Теперь тихо.”

На первый взгляд, Харли была точной копией куклы Барби.

Она была лишь пять футов, ее тело было тонким, ее красивое лицо было изящными с резными большими карими глазами, густыми ресницам. Ее золотые светлые волосы, которые ниспадали за плечи, наделяли ее образом хрупкого ангела. Она также выглядела намного моложе своих тридцати лет.

Однако любой достаточно глупый принимавший ее как безопасную обычно заканчивал раненным. Или мертвым.

Она была не только полноценным оборотнем, но и обучилась боевым навыкам уровню, которым позавидовали бы морские КОТИКИ.

Она работала в полноценном спортзале, когда Каин возвратился в большой колониальный дом. Она продолжала подъем веса, который сокрушит большинство мужчин, она рассеянно слушала его горькую тираду о некомпетентности его стаи псов и несправедливости мира, который содержал Сальваторе Джулиани, Король Оборотней.

Наконец, Харли подошла, чтобы сделать глоток воды в бутылке и вытерла покрытое потом лицо. Она взглянула на Каина, который небрежно прислонился к дальней стене. Его джинсы и рубашка выглядели отвратительно, его короткие светлые волосы спутались.

Не то, чтобы его потрепанный вид затемнил его симпатичную внешность серфингиста. Даже под люминесцентными лампами, которые заставляли всех выглядеть забальзамированными трупами, его загорелая кожа пылала с богатой бронзой, и его голубые глаза мерцали как самые прекрасные сапфиры.

Он был великолепен. И он знал это.

Фу.


Губы Харли искривлены. Ее отношения с Каином были сложными.

Пес был ее опекуном, с тех пор как она была ребенком, но все время как он защищал ее и держал ее в большой роскоши, она никогда не доверяла ему по-настоящему.

И чувство было полностью взаимно.

Каин позволял ей бродить по дому и окружающим землям с кажущейся свободой, но она знала, что находилась под постоянным наблюдением.

И Бог знал, ей никогда не позволяли уезжать далеко от имения без сопровождения двух или трех дворняг Кейна. Он утверждал, что заботится об ее безопасности, но Харли не была дурой. Она знала, что его мотивы были гораздо более эгоистичны.

Возможно, было заманчиво сбежать из золотой клетки, за исключением знания того, что волк-одиночка, даже чистокровный, редко выживал.

Оборотни были по природе хищники, и было большое количество демонов, которые были бы рады избавить мир от оборотней, если бы они могли поймать одного без защиты.

Кроме того, всегда есть опасение, что Король Веров был где-то там, желая убить ее, как и ее троих сестёр.

Кейн, возможно, был бы настроен пользоваться ею в своих собственных целях, но по меньшей мере, эта цель означала, что ему придется держать ее живой.

Отбросив в сторону полотенце, Харли послала своему спутнику насмешливую улыбку.

“Дай угадаю, если я правильно поняла, ты пошел к Ганнибалу, потому что Сейди создала некоторый таинственный беспорядок, который Вы должны были убрать, и в то время как Вы были там, Вы блестяще решили похитить Короля Оборотней, только чтобы бросить его, как горячую картофелину, в то время как ты был почти пойман вампиром и стаей псов?”

Каин отодвинул от стены и направился вперед, его пристальный взгляд скользил по ее обтягивающим шортам из спандекса и спортивному лифчику. Пес был предсказуемым. Он пытался обольстить ее в течение многих лет.

“У тебя есть что-то незначительное, сладкая Харли.” Он остановился непосредственно перед ней, играя с ее «конским хвостиком», упавшим на плечо. “Ты хочешь вознаграждение?”

“А твой питомец-джинн?”

“Выскользнула из поводка. Она вернется. ” Его улыбка была ядовитой. “Как и ты, ей больше не куда идти.”

Харли дернулась от его прикосновения. Ублюдок.

“Итак, теперь ты потерял половину стаи и своего демона, и ты оставил позади след, который приведет разозлившегося Короля Оборотней и его сердитый отряд непосредственно к этому логову.”

Каин пожал плечами. “Я позову одну из местных ведьм. Мой след будет давно в прошлом к тому времени, когда всесильному Сальваторе удается выйти.”

«Выйти откуда?»

— Я обрушил туннель прямо на них.

Боже. Ты в своем уме?

“Как только им удастся достаточно заживиться, для того чтобы вырыться из-под камней, они обнаружат, что вход был полностью заблокирован. У них не будет выбора, кроме как вернуться назад.”

“Ты чертовски дерзкий для пса, который только что оставил разозленным своего хозяина.”

“У меня нет хозяина,” зарычал Каин и мельком показал чувство обиды от того, чтобы быть он всего лишь пес, а не полноценный оборотень. “И кроме того, пророчества говорили, что я предназначен, чтобы преобразовать псов в чистокровных. Со мной ничего не может произойти.”

Харли фыркнула. Каин не был полным мужланом. Ему удалось управлять большой стаей, которая распространилась по всему Среднему Западу, железной рукой.

Он был преподающим ученым Гарварда, который нажил состояние на черном рынке наркотиков. Он регулярно обыгрывал ее в Эрудите.

Но в какой-то момент своей очень длинной жизни, он утверждал, что его посетил древний чистокровный, который послал ему видение.

Харли не претендовала на понимание этого. Какое-то видение что его кровь станет чистой.

Будучи ученым, он естественно предположил, что это чудо произойдет в лаборатории, которая у него была, поэтому он держал Харли как своего постоянного гостя. Он думал, что изучая ее кровь, он сможет найти ответы, которые ищет.

Слабоумный, конечно. Видения были материалом тумана и волшебства, не стеклянных мензурок и микроскопов.

“Послушай, если ты хочешь, чтобы тебя убили из-за твоей маний величия, то я не верю в это дерьмо. ” Она сузила глаза. “Но я не буду счастлива, если ты поставишь меня на линию огня.”

Кайн шагнул вперед, протягивая руку, чтобы коснуться пальцами ее плеча. Его прикосновение было теплым и опытным. Она оттолкнула его.

Женщина должна была бы быть мертвой, чтобы не считать Каина привлекательным, но Харли нуждалась в большем, чем простая похоть. Она нуждалась в … черт, она не знала, в чем она нуждалась, знала только то, что она еще это не нашла.

Кроме того, ее кожа внезапно стала очень чувствительной. Как будто ее потерли наждачной бумагой.

“Я когда-либо подвергал тебя опасности, милая Харли? ” Каин был раздражен.

“В мгновение ока, если это означало сохранение своей шкуры.”

— Жестоко.

— Но правда.

— Возможно. — Его взгляд опустился вниз, изучая ее спортивный бюстгальтер.

— Мне нужен душ. Почему бы тебе не присоединиться ко мне?

— Только в твоих мечтах.

— Каждую ночь. Ты хочешь узнать, что мы делаем?

«Я бы предпочла вырвать твой язык и съесть его на ужин».

Со смехом он щелкнул зубами около ее носа. “Непослушный оборотень. Ты знаешь, как мне тяжело, когда ты угрожаешь насилием.”

Развернувшись на каблуках, Харли направилась к двери. — Ты лучше прими холодный душ или тебе не придется волноваться о Сальваторе Джулиане нарезающем на ломтики твои яйца. Они уже будут, свисать с моего зеркала заднее вида.

Она перестала слышать низкий смех Каина, когда направилась в переднюю часть дома.

Было поздно, и она устала, но она проигнорировала резную деревянную лестницу, которая вела к спальням, проходя в отделанный деревянными панелями холл.

Что, черт возьми, с ней случилось?

Она чувствовала себя беспокойной и на грани. Как будто разрасталась гроза, и она должна была поразить ее молнией.

Убеждая себя, что это было не более, чем разочарование от Кайна и таинственной игры, в которую он играет вокруг нее, она рывком открыла дверь и вышел на улицу.

Что ей сейчас было нужно, так это прогулка.

И если это не сработает, то всегда был чизкейк в холодильнике.

Не было ничего в мире, что не смог бы вылечить чизкейк.

Глава 2

Сальвадоре присел в кустах и изучал большой дом, который был, сооружён неизвестно где.

Как и большинство колониальных домов, во многих местах он был облицован кирпичем и имел рифленые колонны, с двойным рядом высоких окон, которые стали бы ночным кошмаром для вампира. Была большая терраса на переднем плане с подметенной подъездной дорогой, с линией дубовых деревьев, и крытый бассейн за гаражом на четыре машины.

Хороший домик для простой дворняжки, но интерес Сальваторе был не в архитектуре.

Вместо этого, он ощутил поздний весенний воздух, тщетно пытается игнорировать распространяющийся запах ванили, что просачивался сквозь его тело, как лучший афродизиак, и сосредоточился на ублюдка, который осмелился попытаться похитить его.

Он мог бы уйти, но он типа не мог «простить и забыть».

— Псы внутри — сказал он.

«Священная корова». Леве захлопал крыльями, стоя на цыпочках, выглядывая из-за куста. «Вы платите всем вашим псам, как руководителям AIG или получаете специальные бонусы за подготовку экстремистов?»

Резкий ответ Сальваторе замер у него на губах, когда дверь внезапно распахнулась и женщина из чистокровных шагнула в ночь.

Она была потрясающе знакома. Как одна из четверки, она обладала бледными светлыми волосами и стройным телом, как у ее сестер. Тело было очень вкусно открыто, ее эластичыми шортами и крошечным кусочком спандекса, что проходил как топ. Он мог держать пари на свой Rolex, ее глаза были идеально изумрудными.

Но на этом сходство закончилось.

Обе сестры, Дарси и Риган, обладали электрической энергией как все оборотни. Но эта женщина. Боже, он мог чувствовать ее резонирующую силу заряжающую воздух за пол мили.

Его волк зашевелился под кожей, стараясь быть ближе к женщине, которая позвала его на самом примитивном уровне.

“Сальваторе? ” Леве щелкнул пальцами перед глазами Сальваторе. “Ау-у-у. Есть кто-нибудь дома?”

“Не мешай мне, горгулья,” прорычал Сальваторе.

“Вы обещали, что найдете логово пса, и затем мы ждем …” трехфутовый вредитель резко вдохнул воздух, когда он наконец заметил женщину, прогуливающуюся к мраморному фонтану. “О. Сестра Дарси.”

— Да.

“Сальваторе, ты ведь не собираешься сделать что-нибудь глупое, не так ли?” Леве топнул ногой, поскольку Сальваторе поднялся и вышел из кустарника. «Mon Dieu. Зачем я даже спрашиваю?

Конечно, ты собираешься сделать что-то глупое. И как ты думаешь кому от этого будет больно? Мне. Кому же еще?”

“Возвращайся в кусты,” огрызнулся Сальваторе, его внимание не отрывалось от женщины, которая внезапно напряглась и повернулась в его сторону.

“Ты никогда не смотрел фильмы ужасов, идиот? ” пищал Леве. “Это всегда тот, кто находится позади, Джейсон, или Фредди или Майкл Майерс рубит пополам.”

Сальваторе сделал титаническое усилие, чтобы проигнорировать своего компаньона, когда он шагнул вперед. Женщина ощутила его присутствие и приготовилась убегать.

Это было недопустимо.

И не только, потому что он искал ее в течение прошлых тридцати лет.

Черт, это было в самом начале списка.

Чуть ниже значилось получить ее голой и на самую ближайшую кровать.

Она сделала осторожный шаг назад, когда Сальваторе приблизился, и он заставил себя остановиться, подняв руку в жесте мира.

«Подожди.»

Ее глаза сузились (не изумруд, а потрясающие карие с золотыми блестками), и выражение ее лица ожесточилось, но не было страха. Ее очарование привело его еще на одну ступеньку.

Не было ничего более сексуального, чем женщина, которая знает, что может постоять за себя.

“Кто Вы? ” спросила она, ее низкий, хриплый голос, легко коснулся его как в физической ласке.

«Сальваторе Джулиани».

Узнавание вспыхнуло в ее глазах. К сожалению, это не был хороший вид узнавания. Не такой как найти прекрасный шелковый галстук, который соответствует его новому костюму от Армани. Скорее как женщина, которая перевернула камень и ей не нравится то, что оттуда выползло.

«Боже.» она вздохнула. «Каин — идиот».

— Как тебя зовут?

— Харли.

Он протянул руку. — Подойди ко мне, Харли.

— Я так не думаю.

— Я не собираюсь делать тебе больно.

— И почему я должна верить тебе?

Сальваторе хмурился. Она не действует, как оборотень, которого похитил и держал в плену у сумасшедший пес.

— Я здесь, чтобы спасти тебя.

Она покачала головой, её волосы красиво блестели даже в темноте.

«Блин. Кто сказал Вам, что меня надо спасать?»

— Тебя не держат против твоей воли?

“Никто не держит меня против моей воли. ” Она она бросила снисходительный взгляд на его меньшей мере древний костюм. “Особенно не человек.”

Сальваторе издал низкий горловой звук. Он не получал пренебрежительные взгляды от женщин. Женщины пускали слюни и задыхались, а иногда падали в обморок, когда он входил в комнату.

— Это не имеет значения, — прохрипел он. — Ты пойдешь со мной.

“Очень гладко, Ромео. ” Леве встал на его сторону. “Неудивительно, что оборотни почти исчезли.”

Сальваторе впился взглядом в горгулью. Это не улучшало его настроение зная, что миниатюрный демон был прав. Он мог обольстить женщину с одного взгляда, итак, почему же он едва сдерживал желание огрызаться и рычать?

Это потому что женщина была его, прошептал голос в его голове. И будь она проклята, он не хотел в этом признаваться.

«Леве», предупредил он, поскольку демон ковылял вперед.

“Ш-Ш-Ш. Позвольте мастеру работать. ” С щелчком хвоста Леве остановился непосредственно перед Харли и выполнил неуклюжий поклон. “Пожалуйста, простите моему придурковатому спутнику, красавица Харли.

Его никогда не беспокоит необходимость показать хорошие манеры. ” Он испустил драматический вздох. “Ваше Высочество, Вы не можете жить с ними, не может отрезать их головы. Ну, не без большого количества глупой суеты. ” Тонкие крылья затрепетали.

“Что Сальваторе собирался сказать, так то, что мы были бы глубоко польщен, если Вы составите нам компанию, таким образом, мы сможем поговорить с Вами за прекрасным обедом. ” Он облизал губы. “Возможно, жареный бык. Или два.”

Неохотная улыбка изогнула губы Харли, и Сальваторе проглотил вздох. Мужчины хотели удавить горгулью на месте, женщины неизбежно находили его очаровательным. Он был столь же непостижимо как черные дыры.

— Ты мне нравишься, — прошептала она.

«Ну конечно же, ma belle. Я совершенно неотразимым для противоположного пола. Это благословение…и проклятие”.

— Достаточно. — Сальваторе нахмурился. — Я искал тебя долго, Харли. Ты же не собираешься сбежать от мне сейчас.

— О, да? — Медленно, дразнящая улыбка изогнула ее губы. — Тогда приди и получи меня.


Она развернулась на каблуках и с поразительной скоростью, направилась в сторону дома.

Мгновенно Сальваторе бросился в погоню, его мозг отключился, поскольку природа хищника взяла над ним верх.

Он не знал то, что он будет делать, когда поймает ее. Укусит ее, уложит в постель, или закинет на плечо и запрет в своем логове. Но он собирался догнать ее, чтобы получить моральное удовлетворение.

“Сальваторе …” позвал Леве, его голос вызвал только отдаленное раздражение.

Но единственной мыслью Сальваторе было поймать стройные формы, которые огибали угол дома.

Если бы он был в здравом уме, он бы ее не преследовал. Madre del dio, это была ловушка, заготовленная специально для него. Как бы то ни было, его единственной мыслью были запах сладкой ванили и теплой женщины.

Огибая угол дома, у него была милисекунда, чтобы понять, что Харли сделала остановку и стояла с самодовольной усмешкой на губах. Затем земля ушла из под ног, и он проваливался в пустоту.

«Сосунок», сказала женщина, посыпая соль на раны, поскольку Сальваторе попал в земляную клетку, и серебряная решетка захлопнулась над ним.

Сердце Харли стучало в груди, когда она остановилась у входа в подвал.

Часть ее была очень горда собой.

После многих лет использования имени Сальваторе Джулиани в качестве имени внушающего страх, она не запаниковала, когда он внезапно появился. Фактически, она прохладно стояла на своем месте, и даже заманила могущественного Короля Оборотней в ловушку.

Черт побери.

Харли выдохнула и вытерла пот со лба.

Лгунья, лгунья.

Ее кажущееся спокойствие было ни чем иным как шоком и временным помешательством.


Шок был результатом осознания того, что могущественный оборотень — тот, кто хотел ее смерти, наконец разыскал ее и стоял всего в несколько футов от нее.

Шок был бесспорной реакцией на присутствие Сальваторе.

Черт побери.

Каин предупредил ее, что Сальваторе был сильным животным. У оборотней не было наследственной королевской власти. Они сражались, хитрили и запугивали на пути к вершине. Как Топ-Модель, только с большим количеством крови и меньшим количеством сисек.

Единственное, что не упомянул Каин, было то, что Сальваторе был потрясающе аппетитный и великолепный.

Дрожь потрясла ее при мысли о его худом мрачном красивом лице и глазах цвета жидкого золота.

Черты его листа были чисто латинскими — длинный орлиный нос и полные губы. Его волосы были цвета воронова крыла, которые волнами ниспадали по его плечами. И его тело … конфетка. Даже под грязным костюмом, она могла сказать, что он был подтянутый и твердый во всех нужных местах.

Однако, она видела красивых мужчин прежде.

Каин был не промах в плане внешности.

Так почему же только один из них заставил ее кровь шипеть, а ладони потеть?

Это было, как будто он обладал, своего рода, электрическим зарядом, который мог включить ее кнопки.

Все ее кнопки.

Она билась головой о стену, убеждая себя, перестать быть дурой.

Итак, Сальваторе обладал животным магнетизмом. Без сомнения то, что он был королем давало ему дополнительный плюс или что-то подобное. Это не означало, что она собиралась забыть тот факт, что ублюдок убил ее сестер.

Или то, что он охотился на нее в течение многих лет.

Черт бы побрал его черную душу.

Ей было жаль, что он никогда не появлялся, она сказала себе серьезно. Но теперь, когда он сидел у нее в клетке, она хотела получить ответы.

Скрывая неловкость насмешливой улыбкой, Харли открыла дверь и ступила внутрь.

Подвал был разделен пополам, одна сторона была высокотехнологичной лабораторией, где Каин практиковал свое научное колдовство, а другая сторона представляла собой высокотехнологичную тюрьму.

Обычно три серебряных клетки использовались для псов, которые были достаточно глупы, чтобы разозлить Каина, но за прошлые месяцы Каин установил ловушки во дворе, чтобы отпугнуть незваных гостей.

У нее пересохло во рту, когда она заметила Сальваторе, стоящего в середине ближайшей серебряной клетке.

Если он был опасным и раньше, теперь он был не меньше, чем диким.

Золотые глаза пылали с ощутимым жаром, его губы скривились так, что были видны белые зубы, которые могли превратиться в смертельные клыки в мгновение ока.

“Выпусти меня отсюда,” потребовал он низким голосом.

Его голос заставил Харли шагнуть вперед, она повиновалась его власти, которая заполнила комнату. Господь всемогущий, она никогда не чувствовала ничего подобного.

“Но я приложила такое усилие, чтобы Вы оказались там,” усмехнулась она. “Ну, возможно это не было большим усилие. Вы как и все мужчины, видите женщину и предполагаете, что Вы естественно возьмете верх.”

Сальваторе успокоился, его ярость превращалась во что-то намного более опасное. Медленно скользя по ее телу своим пристальным обжигающим, смакуя каждое мгновение, он запоминал каждый изгиб ее тела прежде, чем поднять глаза к ее лицу.

— Дай угадаю, ты женщина, которая любит быть сверху?

— Всегда.

«Иди сюда, и я смогу показать тебе преимущество быть снизу».

Тревожный озноб пронзил ее тело. “Королевская кровь действительно ударила Вам в голову, если Вы думаете как прямолинейный осел, чтобы когда-нибудь работать на женщину с половиной мозга.”

“Тогда должны быть тысячи женщин с половиной мозга,” он растягивал слова.

“Пластиковый тип взрывателя не считается.”

“Cara, я мог заставить Вас перекинуться и попросить. ”

Харли наклонила свой подбородок. Черт, что было с этим оборотнем не там?

Ей следовало взять оружие и выстрелить ему в голову, не воображая его точную технику того, чтобы заставить ее перекинуться и попросить.

“Я пожалуй сделал бы горгулью.”

Сальваторе наклонил назад голову и изящно нюхнул воздух. Он хихикнул.

«Лжец».

Дерьмо. Харли резко повернулась на каблуках и стала изучать многочисленные орудия пыток, повешенных на цементной стене.

“Вы сказали, что искали меня,” проскрежетала она.

«Да».

«Почему?»

«Потому что, ты очень особенный оборотень».

“Особенный? ” Ее резкий смешок жутким эхом прошел через комнату. “Разве Вы не имеете в виду дефектный?”

“Ты совершенна,” он гладко возразил, его голос, гладил ее кожу как теплый бархат. “Такая как должна быть.”

Она резко повернулась, чтобы нанести ему удар с разъяренным угрюмым видом. “Как и мои сестры прежде, чем Вы убили их?”

Сальваторе вздрогнул, чувствуя, себя так, будто он получил удар в живот.

Он был обвинен во многих преступных вещах, во многих из них верно. Но этот …

«Dio», Сальваторе дышал. “О чем, черт возьми, Вы говорите?”

“Вы думали, что я не знала, что Вы выследили моих сестер и холоднокровно их убили?”


Губы Сальваторе скривились в невеселой улыбке, его шок сменялся мрачным пониманием. Он удивлялся, почему Харли рассматривала его как врага вместо того, чтобы отчаянно пытаться сбежать из когтей Каина.

“Умный ублюдок,” пробормотал он, подойдя достаточно близко к серебряным решеткам, чтобы чувствовать, что болезненные колючки ползают по его коже. У оборотней была смертельная аллергия на серебро. Фактически, это была одна из нескольких вещей, которые фактически могли убить чистокровного. Серебро в сердце или обезглавливание.

“Я признаю, что было множество случаев, когда Дарси и Реган вдохновили мысли об убийстве, но я рискнул своей жизнью, чтобы защитить их, даже после того, как они были достаточно глупы выбрать вампиров, чтобы те действовали как их опекуны. Единственная опасность для Ваших сестер — Каин.”

Ее глаза сузились. “Вы лжете.”

“Если Вы не верите мне, тогда позвольте мне уйти и я приведу тебя к ним. Дарси находится в Чикаго со Стиксом, и Реган направляется теда, чтобы присоединиться к ней, это последнее, что я слышал. Я уверен в настоящее временя Ягр идет по ее следу. Одурманенный идиот.”

“Ну, да, конечно. ” Она сложила руки на груди, но Сальваторе не пропустил неуверенность, которая вспыхнула в ее глазах. Ее вера в Каина не была абсолютной. “Я предполагаю, что у Вас также есть мост, который Вы пытаетесь разгрузить? Я не покупаю.”

«У меня нет причины лгать».

“Ты издеваешься надо мной? ” Она намеренно посмотрела через плечо на великолепную коллекцию хлыстов, кинжалов, мечей, и даже хорошую старомодную булаву.

«У тебя есть все причины лгать».

“Пошевели своими мозгами, Харли. Если бы я хотел чтобы ты была мертва, то у нас не было бы этой беседы.”

Ее губы сжались в раздражение. Она не могла отрицать истину. Если бы он напал на нее, чтобы убить, она сейчас перед ни не стояла.

«Ты убил моих сестер».

“Зачем мне убивать женщин с чистой кровью, которых я создал, в которых я инвестировал миллионы долларов и десятилетия моей жизни?”

“Поскольку ты не хотел, чтобы оборотни узнали, что их король потерпел неудачу в своих экспериментах Франкенштейна. Ты должен был избавиться от доказательств.”

Сальваторе намеревался убить Каина прежде, чем приехать в поместье. Теперь он намеревался убить его медленно.

С таким большим количеством боли какое только может испытать нечеловек.

“Моя единственная неудача была в том, что вы все были украдены из детской. Ты …” Его пристальный взгляд скользил по ее красивому, сердцевидному лицу, ее телу, гудящему постоянным осознанием. “Безупречна.”

«Ерунда». Ее выражение лица стало жестче. “Я не могу измениться.”

Ее тлеющее разочарование заполнило воздух. Ах. Теперь, по крайней мере, он понял часть ее колючей личности.

“Поэтому ты компенсируешь тренировками? Потому что ты не можешь измениться?”


Подняв руку, она отмахнулась от него. “Компенсирую это.”

Сальваторе усмехнулся. Это было безумие. Он позволил гормонам завладеть здравым смыслом, и теперь он был заперт в клетке своего заклятого врага без надежды на спасение.

Он должен быть вне себя от гнева. Он должен использовать свои силы, чтобы попытаться подчинить женщину своей воле.

Вместо этого он был горяч и обеспокоен, и едва в состоянии думать о чем-либо другом кроме этой женщины, которая стремительно становилась навязчивой идеей.

“Причиной моих экспериментов Франкенштейна являлось именно то, чтобы не было изменения, как ты это называешь. Женщины-оборотни потеряли способность подавлять их изменения во время полнолуния.

Почти невозможно для беременного оборотня выносить ребенка до положенного срока. ” Он встретился с ней взглядом. “Мы исчезаем, Харли, и ты наша надежда на будущее.”

Она облизнула губы, оказавшись между желанием сказать ему, чтобы отправиться в ад и с потребностью знать больше.

“Таким образом, ты говоришь, что приготовил меня и моих сестер в своей лаборатории, чтобы спасти вид оборотней?”

“Ты была генетически изменена, да.”

“И мои сестры? Они произвели детей, которых ты так отчаянно хочешь?”

“Реган была, к сожалению, бесплодна, хотя это едва ли имеет значение, так как она оказалась занята, она была влюблена в пиявку, в прошлый раз когда я видел ее. И Дарси …” Сальваторе поморщился. “Она также оказалась разочарованием.”

«Почему?»

“У нее был тот же самый жалкий вкус, на того, кто бросил вызов жизни.”

Ее брови поднялись. “Я предполагаю, что ты имеешь в виду вампира?”

“Не просто вампир. ” Проявилась нотка раздражения в голосе. Это произошло тогда, когда мертвец вступил в противостояние. “Она стала супругой с Анасо, Королем Вампиров. Пусть его холодная душа сгниет в аду.”

Харли шагнула по цементному полу, ее лицо имело отвлеченное выражение, когда она обдумала его слова.

«Дарси». Она мягко проговорила имя. «Реган».

“Они очень даже живы и стремятся встретиться в тобой.”

Она продолжала шагать, отказываясь встречать его пристальный взгляд. “Каин сказал, что нас было четверо.”

“Есть другая сестра, которую я еще не нашел. Я, подозреваю, что Каин знает где она.”


Она остановилась подсознательно близко к клетке, ее глаза, были обеспокоены, когда она покачала головой.

“Нет. Я не верю тебе.”

Сальваторе был оборотнем, который твердо верил в удушающие возможности. Особенно, когда эта возможность включала великолепную женщину, которая распаляла его кровь.

“Тогда поверь этому. ” Он протянул руку через решетку, схватив ремни ее спортивного лифчика и дернув ее достаточно близко, чтобы поцеловать. Стон пророкотал глубоко в его горле. На вкус она быка как экзотические специи и опасность.

Он вздрогнул, будто молния пронзила его. “Ты моя,” он прошептал ей в губы.

Затаив дыхание на пару минут она смягчилась по отношению к нему, по-видимому она была столь же безразлична как Сальваторе к болезненному серебру между ними. Затем, пробормотав проклятие, она отпрянула, ее глаза потемнели от тревоги.

“Правда Каина. Ты — сумасшедший.”

С таким взглядом, который обжог бы кожу человеку, Харли выбежала из комнаты и захлопнула за собой дверь.

Сумасшедший.

Сальваторе провел рукой по волосам.

Он не мог согласиться.

Харли достигла вершины лестницы, когда Каин появился в прихожей, в паре выцветших джинсов, сидящих низко на его бедрах, его волосы были все еще влажными после душа.

“Я слышал тревогу. ” Его глаза бросились к двери, которую она только что закрыла позади себя. “Что, черт возьми, происходит?”

Харли заблокировала дверь, ее эмоции были неприятном беспорядке. И все из-за этого глупого оборотня.

Разве это не достаточно плохо, что ему удалось ответить на все ее вопросы, когда Каин никогда не говорил ей всего? Не то, чтобы она когда-либо была полностью согласна с гладкими историями Каина. Они менялись слишком часто за эти годы, чтобы быть абсолютно правдивыми.

Но использовать его королевскую силу, или что бы это ни было, чтобы заставить ее таять от его поцелуя.

Это было подло.

Она подняла руку и прижала ее к ее губам. Их все еще покалывало от удовольствия. И они не были единственным местом, которое покалывало.

Должно быть во всем виноват его проклятый мускусный запах. Это был своего рода афродизиак для оборотней или что-то вроде этого.

Вызывая свой гнев, чтобы покрыть жажду, которая все еще горела в ее теле, Харли ткнула пальцем в лицо Каина.

“Я предупреждала тебя, что мании величия погубит тебя,” ворчала она. “Сальваторе заглядывал с визитом.”

«Дерьмо». — Каин побледнел. «Ты поймала его? Он в клетке?»

“Вы подразумеваете, что я спасала твою задницу от верной смерти? Да, я сделала это.”

Каин поглядел на закрытую дверь в подвал, его лоб наморщился.

“Я должен позвонить.”

Телефонный звонок? Глаза Харли сузились. Пес действовал странно, даже для Каина.

“Прекрасно. Я буду следить за заключенным.”

Как нападающая змея, Каин потянулся, чтобы схватить ее руку. «Нет».

“Почему нет?”

Его улыбка была напряженной. “Ты думаешь, что я рискнул, чтобы ты находилась в той же самой комнате, в то же время что и бешеный оборотень, который поклялся убивать тебя?”

«Он заперт в серебряной клетке. В настоящим момент он беспомощен».

“Чистокровный никогда не будет беспомощен.”

Харли изучила очень красивое лицо. Каин не хотел, чтобы она была рядом с Сальваторе. Вопрос был, почему?

“Если Вы боитесь, что он мог бы убежать, это — веская причина, я должна наблюдать за ним.”

Голубые глаза пылали в тусклом свете зала. “У меня есть псы, чтобы заботиться об охране. У тебя есть более важные вещи, которые можно делать в сове время.”

Она пожала плечами. “Не совсем. Кроме того, я хочу говорить с оборотнем.”

«Поговорить с ним о чем?»

«Разве это важно?»

Его пальцы напряглись на ее руке. «Конечно важно.»

«Почему?»

“Я не хочу, что тебя окунули в грязь, которую он извергнет.”

Харли фыркнула. Как и большинству нелюдей, Каину удалось принять социальные нормы поведения, которые изменились с течением времени, но время от времени он показывал свой возраст. Демоны старшего возраста были еще хуже.

“Извергнет?”


Жар в его глазах мерцал с синим огнем, показывая, что его контроль над его волком висит на волоске. Псы всегда находились во власти своих эмоций.

“Сальваторе печально известен фальсификацией лжи, чтобы скрыть его злой характер. Оборотни никогда не позволили бы ему остаться у власти.”

Она выдернула свою руку из его захвата. “Ты хочешь сказать, что это ложь, что две из моих сестер живы и здоровы, и в настоящее время живущий в Чикаго?”

Глава 3

Харли увидела, как гнев рябью прошел по лицу Каина прежде, чем тот сжал челюсти и изучил ее осторожным пристальным взглядом.

«Ты уже говорила с Сальваторе?»

— Это была короткая дискуссия.

— Что он сказал еще?

“Он упомянул, что был далек от желания убить меня и моих сестер, он пытался спасти нас. ” Она сознательно сделала паузу. “От тебя.”

Его ложный смех отозвался эхом через прихожую. “Вот ублюдок. Он сказал бы, что угодно, чтобы спасти свою никчемную шкуру. Ты не настолько глупа, чтобы поверить в его ложь, не так ли?”

«Конечно же нет.» Харли улыбнулась, она была способна лгать лучше них.

В настоящее время она не знала во что верить.

Она не верила Каину. И конечно же не доверяла Сальваторе.

Все что она знала это то, что она хочет получить ответы.

«Хорошо». Он провел ладонью по ее щеке, позволяя пальцам задержаться на изгибе ее шеи. “Он опасен, Харли. Ты должна держаться подальше от него.”

«Если он так опасен, почему ты его просто не убьешь?»

“И что каждый оборотень в мире пожелал прибить мою задницу к стене? ” сказал он аккуратно. “Нет, Спасибо.”

Да, верно. Она прищурилась.

“Взятие его в плен — это не сделает оборотней счастливыми.”

“Кто будет знать, что я держу его? ” Его рука сознательно легла на ее горло. “Он был один, не так ли? Я предполагаю, что ты бы упомянула, если его стая была с ним.”

Харли вдруг вспомнила крошечную горгулью. После поимки Сальваторе он выскочил из ее головы.

Она скинула руку Каина с горла. “Да, абсолютно один.”

«Тогда ты можешь идти.»

“Вампир, преследующий тебя, будет подозревать, что ты вовлечен в исчезновение Сальваторе.”

Она чувствовала, как он пытается придумать подходящую ложь. “Нет, если я заставлю собаку призвать свою стаю и заверить их, что он в порядке и не у меня. К тому времени, когда они разберутся, мы будем уже далеко.”

Она фыркнула на его смешное хвастовство. Каин мог быть плохой шавкой, но он был очень слабой копией Сальваторе Джулиани.

— Ты думаешь, что можешь заставить силой Короля сделать что-нибудь?

Без предупреждения он двинулся вперед, его гордость явно была уязвлена ее недоверием. Он прижал ее к стены и наклонил голову таким образом, чтобы его рот находился рядом с ее.

«Никогда недооценивай силу моего убеждения».

Она подняла руки и прижала их к его голой груди. “Если бы ты хочешь сохранить эти губы, то тебе лучше их убрать.”

Он отстранился с насмешливой улыбкой. “Когда-нибудь, милая Харли.”

«Разве ты не должен был кому-то позвонить?»

«Я хочу, чтобы ты пообещала, что не пойдешь в подвал».

Она встретилась с ним взглядом. Что-то там происходило, и она подозревала, что вовлечена в это, хочет она того или нет. Она собиралась выяснить, что, черт возьми, происходит.

— Отлично

— Твое обещание.

Она перекрестила пальцы на груди. “Вот тебе крест.”

“Будь осторожна в своих словах. ” Его низкий голос был низким и с предупреждением. “Смерть может скрываться в самых неожиданных местах.”

Ее глаза сузились. “Это очень похоже на угрозу, Каин.”

«Это дружеское предупреждение, моя любимица».

«Не называй меня так».

Он погладил ее щеку, его улыбка бы оскорбляющей, когда он повернулся, чтобы уйти вниз зал.

— Веди себя

«Убирайся», прошипела она.

Харли ждала, когда шаги Каина стихнут на лестнице ведущей на второй этаж, чтобы открыть дверь позади нее.

Ей было не наплевать на свое обещание.

Если у Сальваторе были ответы, она хотела их получить.

Сальваторе сидел на цементном полу в середине клетки, максимально далеко от серебряной решетки.

Не то, чтобы это имело значение.

Серебро было беспокойством, но истинной опасностью была изнурительная слабость, вызванная Харли.

Боже. Он понимал, что целью научного эксперимента было спаривание вервольфов. Несмотря на то, что привлекательность была взаимной, женщина всегда делала заключительный выбор, принимать ли узы или нет. Сила мужчины сдерживалась, чтобы помешать ему заключать узы с женщинами.

Конечно, когда сила возвратились после того, как спаривание было завершено, было известно, по слухам, что сила увеличивалась. Он стал прекрасным оружием, чтобы защитить свою семью.

Все это имело смысл.

И это была королевская боль в заднице.

— Почему он? И почему Харли? И почему сейчас?

Спаривания исчезли, наряду со способностью оборотней управлять их изменениями в течении полнолуния. Без сомнения биологическая потребность женщин была в том, чтобы спариться как можно с большим количеством мужчин, в надежде на получение жизнеспособной беременности.

Сальваторе застонал, поскольку аромат ванили затопил воздух, это было предупреждение неизбежного возвращения Харли.

Его мозг не мог не понять неудобности момента для спаривания, но его тело было иного мнения.

Просто присутствия ее в той же самой комнате было достаточно, чтобы сделать его твердым и причинить боль.

Поднимаясь на ноги, он увидел, как Харли проскользнула в комнату, закрыла дверь и прислонилась к ней с обиженным выражением.

Медленная улыбка изогнула губы Сальваторе. Харли могла бы считать его врагом, но она была так беспомощна, что он должен был отказаться от тлеющего притяжения, которое потрескивало между ними.

Ее запах заполнил воздух как самые изысканные духи.

«Я знал, что ты вернешься», сказал он, растягивая слова.

“Ну, да”. Она закатила глаза. — Потому что ты такой охрененно неотразимыми?”

“Я такой. ” Его улыбка расширилась также как сжались ее кулаки, было похоже, что она прикидывала как ударит его в нос. Опасные женщины заводили его. “Кроме того, у тебя есть вопросы, на которые только я могу ответить.”

“Ты когда-нибудь рассматривал возможность, что я вернулась, чтобы убить тебя?”

— Нет

«Так высокомерно.»

Он пожал плечами. “Ты не хотела бы меня, если бы я был тряпкой.”

«Я не хочу тебя и точка».

Сальваторе изогнул бровь в ответ на ее наглую ложь. “Ты никогда не была рядом с другим чистокровным, не так ли?”

Ее глаза сузились. “С чего ты взял?”

“Поскольку, если это было так, то ты бы знала, что я могу чувствовать запах твоего физического отклика. ” Он сделал глубокий вдох, его тело, стало покалывать в ответ. “Это заполняет воздух.”

Удивительный румянец коснулся ее щек прежде, чем она оттолкнулась от двери и зашагала к клетке.

«Почему Каин просто не убьет тебя?»

Он сделал паузу, пораженный ее вопросом. «Я не знаю».

«Я думала, что Король Оборотней все знает.»

Он бросил брезгливый взгляд на запертую дверь его клетки.

«Очевидно нет».

Она бессознательно потерла руки, как будто пытаясь избавить себя от материального электричества, которое пульсировало между. Он ухмыльнулся.

Ах, если бы все было так просто.

“Ты сказал, что мои сестры и я были украдены из детской? ” спросила она.

«Да». Сальваторе поморщился. Слишком поздно он понял, что его одурачили. “Сначала я предположил, что это были традиционные похитители детей, которые собирались быстро заработать на черном рынке. Теперь я подозреваю, что это был заговор с целью уничтожить оборотней.”

«И ты думаешь, Каин вовлечен в это?»

«Без сомнения».

Она кивнула, как будто была не особенно удивленна предательством Каина.

«Что случилось в Ганнибале»?

«Короткую или длинную версию?»

«Короткую».

“После долгих лет поиска я разыскал твою сестру Реган, которая была в плену Каллигана, того человека, который мучил ее в течение прошлых тридцати лет”. Он пожал плечами. “Не удивительно, что она была немного неуравновешенна, когда я освободил ее, она выследила Каллигана до Ганнибала, где прихвостни Каина сначала попытались захватить ее, а затем убить.”

«Какие прихвостни?»

Она проверяла его. Нужно было проверить, лгал ли Каин или нет, но это было невозможно сказать.

“Сейди была лидером. Реган убила ее. Затем был Дункан, который собирался привести меня к этому логову. ” Его челюсть напряглась. “К сожалению, Каин и его любимый джинн стали там первыми.”

Ее губы приоткрылись, без сомнения с еще одним вопросом, затем раздался щелчок, и она резко развернулась на каблуках и бросился назад к двери.

Она схватила ручку двери и попыталась открыть ее, бесполезно.

«Дерьмо,» пробормотала она.

Сальваторе моментально встревожился. “Что?”

Прежде, чем она смогла ответить, звук голоса Каина прозвучал через колонки, прикрепленные к потолку.

“Я предупреждал тебя, сладкая Харли,” дразнил пес. “Я хотел держать тебя подальше от этого, но ты не послушалась.”

“Нет …” Она стучала кулаками по против стальной двери. «Каин».

«Харли, что происходит?» потребовал ответа Сальваторе.

“Черт тебя дери.” Она указала пальцем на Сальваторе. “Это — все твоя вина.”

Сальваторе фыркнул. Его вина? Он был заперт в проклятой серебряной клетке в середине небытия, и это была его вина?

Только когда он почувствовал запах газа, он наконец понял возмущение Харли.

Что-то закачивалось в подвал.

Что-то достаточно сильное, чтобы заставить его подогнуться, и свет померкнуть.

Хотя большой деревянный домик находился менее чем в пятидесяти милях к северу от Сент-Луиса, это заняло бы больше, чем найти дом по GPS.

Мало того, что были акры толстых деревьев и высокого забора, который защитил поместье, было также заклинание Сокрытия, которое соткал местный шабаш ведьм ведьм. Если этого недостаточно, то были большие смертоносные волки, которые бродили по внешнему периметру и съедали любого, кто случайно подходил слишком близко.

Каин сознательно выбрал эту лачугу, чтобы скрывать своих бессознательных заключенных. Кроме то она была достаточно близко к его логову, чтобы не волноваться, что Сальваторе преждевременно проснется, это был его в наибольшей степени охраняемый комплекс.

Он больше не мог доверять Харли, или тому, что она ему говорила.

Если кто-то и был с Сальваторе, то Каин хотел быть чертовски уверенным, что они не могли последовать за ним.

Никто, абсолютно никто, не мог подкрасться к нему здесь.

Конечно, он чувствовал бы себя намного более счастливым, если бы он в настоящее время не стоял в тесных туннелях, которые проходили под поместьем. Он устал, он был напуган в самом прямом смысле этого слова, это не шутка встречаться с древним оборотнем. Тем, кто стоял в тени, чьи глаза пылали жутким темно-красным светом и чье тело было одето в тяжелую накидку.

Боже, этот человек был противен. Каин задрожал, впервые осознав, что вместо обычного тепла, исходящего от оборотней, в воздухе стоял неприятный холодок.

Его спутником был проклятый труп.

Или кровопийца.

Прочистив горло со страха, Каин вскинул подбородок. Оборотень потребовал эту встречу в тот момент, когда Каин рассказал, что захватил Сальваторе. Он понятия не имел, как тот прибыл так стремительно, и в правде говоря, он не хотел этого знать. Но с его приходом высокомерная собака ничего не сделала кроме как жаловалась и критиковала.

Типично.

Ублюдок никогда не был доволен усилиями Каина.

Именно поэтому Каин попытался ограничить число встреч до одной или двух в десятилетие.

“Я сказал тебе, что позабочусь о Сальваторе, что я и сделал,” сказал он, уставший от того, постоянно является мальчиком для битья у оборотней.

“Ты также обещал, что удостоверишься, что он не нашел женщину оборотня, пока я не буду подготовлен действовать,” его спутник насмехался, его голос, был странно хриплым, как всегда.

“Это была не моя ошибка.”

«Это никогда не ты».

Кожу Каина покалывало, когда он боролся против своего рычащего волка. Когда он был напряжен, ему всегда было труднее управлять его изменениями.

«Если ты думаешь, что можешь добиться большего успеха, то забирай его».

«Еще не время, глупец.»

— Время для чего?

«Для того, что начертано судьбой».

“Ну и черт с ним. Я ждал тридцать лет, чтобы произошло то, что начертано судьбой,” рявкнул Каин. “Я начинаю уставать от пустых обещаний.”

Оборотень предупреждающе зарычал. “Ты сомневаешься в моей власти?”

Каин прикусил язык, понимая, что он зашел слишком далеко. Проглотив гордость, он опустился на колени в знак покорности.

На данный момент он нуждался в беспокойном оборотне.

Но однажды…

«Нет».

“Запомни, шавка, если что-то произойдет с Сальваторе прежде, чем мои планы будут осуществлены, то я спущу с тебя шкуру и скормлю ее стервятникам.”

Был порыв холодного воздуха и ужасный аромат зла, затем оборотень просто растаял в воздухе.

Каин сосчитал до ста, потом добавил еще пятьдесят на всякий случай.

Когда он был уверен, что он один, он повернул голову, чтобы плюнуть в грязь.

«Когда-нибудь я убью этого ублюдка».

Харли проснулась с колотящимся сердцем, сухостью во рту, ее тело было с твердых и теплых руках восхитительного оборотня.

В один сумасшедший момент она прижалась ближе, соблазненная высокой температурой и богатым запахом мужского мускуса, который сделал бы любую бедную женщину беспомощной.

Это было только тогда, когда руки Сальваторе скользнули вниз, чтобы накрыть ее попку, и прижать так, чтобы она почувствовала его эрекцию, она мучительно пришла в себя.

Действительно ли она была в своем уме?

Она пнула Сальваторе так, что он оказался на спине. Она встала на ноги и посмотрела на его самодовольную улыбку.

«Вы всегда щупаете бессознательных женщин?»

Он положил руки на живот и скрестил ноги. Он выглядел бы смешно, лежа на цементном полу, с его черными спутанными волосами и в дорогом мятом костюме. Но он не был.

«Он выглядел… съедобным».

Бронзовые, потрясающе красивые черты. Полные, чувственные губы. Коричнево-золотые глаза.

Восхитительный мужчина, от макушки его черных волос до самых кончиков ботинок из итальянской кожи.

“Только тех, которые ползают по мне во сне,” сказал он. “Если кто-либо и был осквернен, то это был я.”

Хуже всего было то, что Харли не могла быть уверена, что она не трогала его. Ее тело, казалось, потеряло связь с мозгом.

«Боже», пробормотала она, каким же раздражительный был Сальваторе. “Держите себя в руках.”

Одним плавным движением он вскочил на ноги и встал перед ней.

“Я предпочел бы быть над вами”.

«Достаточно». Она резко отвернулась от тлеющего приглашения в его глазах, ее ладони вспотели. “У меня есть более важные вещи чем волноваться о жаре какой-то собаки.”

Она чувствовала, что он шагнул назад, хотя это не помогло. Его власть циркулировала через небольшое пространство с сокрушительной силой.

“Ты знаешь, где мы? ” спросил он.

Она повернулась и поглядела вокруг, клетка шесть на шесть, сделанная из серебряных прутьев, которые были установлены в середине пустого подвала. Не было ничего, чтобы идентифицировать тесную тюрьму кроме узкой двери и голой лампочки в центре потолка. Не было никаких окон, никакой мебели, даже одеяла, но был приглушенный аромат деревянных бревен, которые выдавали их местоположение.

“Мы в хижине Каина около Сент-Луиса.”

Сальваторе закрыл глаза, проверяя воздух. “Смеркается.”

«У тебя есть чутье?»

“Леве становится статуей в течение дня. ” Он открыл глаза, намек на разочарование, мерцал в золотых глазах. “Он должен проснуться в любой момент, и следовать по нашему следу.”

Харли покачала головой, разочарование Сальваторе, отозвалось в ней глубоким эхом. Она могла быть разъярена Каином, но она не была достаточно глупа, чтобы недооценить его.

“Не будет никакой зацепки.»

— Что ты имеешь в виду?

“Одна из любовниц Каина — ведьма. Он никогда не передвигается от одного логова до другого без ее заклинания, чтобы спрятать его след, так же как любого, кто находится вместе с ним.» Она поморщилась. “Никто не сможет найти нас.”

“Одна из его любовниц? ” Сальваторе приподнял бровь, игнорируя самый подходящий пункт ее объяснения. “Сколько у него?”

Она вскрикнула от нетерпения. “Я никогда не вела счет. Зачем? Ты заинтересован попасть в его гарем?”

“Мой единственный интерес заключается в том, делила ли ты с ним постель или нет.”

«Это не твое дело».

Его губы искривились, странная тоска показалась в его глазах. “Ах, если только это было правдой.”

Изнемогая от жары, колени Харли угрожали ослабнуть, и она встряхнула головой.

Она не собиралась отвлекаться.

“Я не знаю, насколько ты повредился умом, но в случае, если ты не заметил, у нас есть небольшие проблемы. Ты можешь сосредоточиться на чем-то другом, кроме как попытаться залезть ко мне в штаны?”

Его губы искривились. “Я могу быть многозадачным.”

Вот дерьмо.

«Фантастика, блин», ворчала она. “Тогда вытащи нас отсюда.”

Глава 4

Сальваторе, скрестив руки на груди, бросил взгляд на запертую дверь камеры.

«Ты ожидаешь от меня какого-то чуда?»

«Ну это ты здесь альфа-самец», — съязвила она.

«Разве у тебя нет… способностей?»

Сальваторе лишь ухмыльнулся, несмотря на резкие интонации в ее голосе.

Она могла огрызаться и ворчать сколько угодно, но она не могла скрыть аромат своего возбуждения.

И когда он проснулся, обнаружив ее в своих объятиях… Боже, это похищение того стоило.

Почти.

«Ни что не включает В и Е», признался он.

Она пристально посмотрела на него.

“B и E подразумевает вход.

Нам нужен выход.»

Он сложил руки на груди.

«Как на счет тебя?»

«Меня?»


«Ты, очевидно, знаешь Каина …” Его челюсти сжались как будто дикое животное пыталось пробиться через него.»

«Хорошо.»

«Ты лучше, чем кто-либо должна быть знакома со слабостями в его системе безопасности.»

Я ничего не знаю о Кэйн

Ее губы скривились в насмешке, но Сальваторе не пропустил горечь, которая прозвучала в ее голосе.

«Он ничего не делал кроме того, что лгал мне, начиная с тех пор, как я была ребенком.»

Он был достаточно мелочным, чтобы радоваться мысли о плохих отношениях между Харли и омерзительным псом, но неожиданно его пронзила жалость.

Женщина явно огорчилась, когда поняла, что вся ее жизнь была ложью.

Рискуя жизнью и здоровьем, Сальваторе сжал ее руку, ожидая, что его швырнут через клетку.

Она напряглась, но на удивление, не пошла на его убийство.

Шаг в правильном направлении, он сказал себе, наслаждаясь чувством ее теплой кожи, которая облегчила чувство слабости, что мучила его.

Боже, он должен был соединяться с ней.

Чем быстрее тем лучше

— Он сказал тебе, что я убил твоих сестер? — спросил Сальваторе.

— И что ты меня хотел убить следующей, в своём списке.

Выражение ее лица заверило его, у нее по-прежнему есть подозрение, что он собирается причинить ей вред.

— Он поклялся, что был единственным, кто сможет защитить меня.

— Умное предложение, чтобы держать тебя под контролем.

— Ублюдок.

“Он когда-либо рассказывал, почему он так стремился держать тебя так близко?”

“Он использовал мою кровь в своих экспериментах, чтобы превратить псов в полноценных оборотней.»

Сальваторе с отвращением покачал головой.

Самодовольный дурак.

Сила оборотней была мистической силой, не научной.

Умный человек мог бы сделать маленькие изменения, но что делало чистокровных бессмертными, это было чистокровное волшебство.

— Он не может всерьёз верить в такую ерунду?

— О, он верит.

Ее пальцы подсознательно сжали его руку.

“Предположительно некоторый древний оборотень приехал к нему и показал видение, в котором его кровь будет чистой.»

— Древний оборотень? — Сальваторе нахмурился.

Оборотень показал Каину сумасшедшее видение? Это не имело никакого смысла.

— Ты уверена?

— Это-то, что он сказал.

— Чистая кровь.

Какого черта это значит?

— Эй, это было его видение, а не моё.

Сальваторе пробормотал проклятие.

Он чувствовал, что пытается собрать паззл без половины кусочков.

Он ненавидел головоломки.

— Он когда нибудь говорил, как ему удалось заполучить тебя в свои руки?

— НЕт.

Её глаза подозрительно сузились

“Я предполагаю, что ты говоришь правду, хотя я в нее не очень верю, тогда он, должно быть, украл моих сестер и меня из детской.»

“Это были люди, которые ворвались в детскую.»

Каин мог их нанять.

Она пожала плечами.

— Он никогда не стремился подставить свою шею под линию огня.

Он всегда может убедить какую нибудь тупицу сделать за него грязную работу.

— Это возможно.

«Ты сказал это не слишком убежденно».

Потому что он не был убежден в этом.

«Я что-то упускаю» пробормотал он, его взгляд упал на ее пальцы, сжатые в его руке.

Рассеянно он погладил ее большим пальцем по руке, наслаждаясь ощущением ее шелковистой кожи.

Он отдал бы свой любимый Порше, чтобы удостовериться везде ли ее кожа настолько мягкая как на руке.

Температура в воздухе легко поднималась, Харли выдернула руку и впилась в него нетерпеливым взглядом, который не полностью замаскировал ее вспышку понимания.

«Да, ты упустил как нам выбраться отсюда.

Не мог бы ты сконцентрироваться на этом?»

«Ты всегда командуешь?»

«Ты ожидаешь, что я встану на колени и начну целовать тебе ноги?»

Он мягко хихикнул, становясь достаточно близко, чтобы приобнять ее за талию и слегка коснуться ее губ своими.

“Ты можешь встать на колени, но у меня есть что-то получше — поцелуй.»

“Остановись,” пробормотала она, дрожа, поскольку его губы прошлись по ее скуле и прокладывали дорожку по ее шее.

Ее пальцы схватили лацканы его пиджака.

“Черт побери, Сальваторе, за нами наблюдают.»

Поднимая голову, Сальваторе поглядел на крошечное отверстие, которое было просверлено выше двери.

Он послал вспышку власти, улыбаясь, поскольку он услышал маленьких хлопок, затем запах дыма поплыл по воздуху.

«Больше нет.»

Миссия выполнена, теперь его внимание было направлено на решение более важных вопросов.

Покусывая ее нежную кожу на горле, он содрогнулся от желания, которое сверкало через него.

«Этот запах сводит меня с ума.»

“Ты не мог бы…” Независимо от того, что она собиралась сказать, она забыла, поскольку Сальваторе нежно прикусил место, где ее шея соединялась с плечом, позволяя своим клыкам стать достаточно длинными, чтобы она смогла почувствовать его метку.

Она вздрогнула, ее запах ванили затопил комнату.

— Боже.

— Ты даже вкусная, — пробормотал Сальваторе.

Ее пальцы схватили его за пиджак, и ее голова наклонилась назад, чтобы дать ему полный доступ к ее атласной коже.

Сальваторе, не колебался.

Он не стал бы королем, если бы упускал открытые ему возможности.

Он ужесточил свою хватку, пока она не была прижата к его возбужденной плоти, Сальваторе уткнулся носом в ее спортивный лифчик, который замедлил его темп, когда он достиг ее мягкой груди.

“Что ты сделал с камерой? ” выдохнула она чуть слышно, словно пытаясь придумать какое-нибудь средство, чтобы отвлечь его.

Удачи ей в этом.

Он не солгал, когда сказал, что может делать несколько дел одновременно.

Обязанности, которые легли тяжелым грузом на его плечи, означали, что он не мог отложить в сторону свои обязанности.

Даже, когда он наслаждался небольшим количеством не основной деятельности.

Однако в данный момент, мир и обязанности могли отправляться в ад, в самое его пекло.

Без сомнения, потому что это не было неосновной деятельностью.

Это было главным событием.

Жизнь измененная женщиной, которую он даже не знал, что там его ждет.

“Я могу разрушить маленькие электрические устройства,” сказал он, его губы, оторвались от ее шелковистой кожи.

«Здорово».

Ее тон был рассерженным, но пальцы переместились, чтобы схватить его за волосы, ее сердце билось так громко, что он, возможно, услышал бы его даже без сверхспособностей.

“Ты можешь уничтожить тостер, но ты не можешь вытащить нас из этой клетки.

Да, много от тебя помощи.»

Он хихикнул, его пальцы поглаживали ее спину.

“У меня есть другие способности.»

“Если это не сломает замок, то я не хочу об этом знать.»

«Нет, захочешь».

Она сделала вскрикнула от удовольствия, когда он облизал ее сосок через эластичный материал.

“Черт возьми, Каин попытается прийти сюда, как только поймет, что камера не работает.»

«Хорошо».

Он покусывал плотный бутон соска, рыча от удовольствия, когда она задрожала в нетерпеливом ответе.

“Я бы хотел немного побеседовать с ним в течение очень долгого времени.»

Без предупреждения она далеко оттолкнула его, ее лицо раскраснелось, она обхватила себя руками в защитном жесте.

“Я сомневаюсь, что он будет в болтливом настроении,” отрезала она.

Губы Сальваторе скривились.

При нормальных обстоятельствах, у оборотня не будет возможности избежать столкновения.

То, что он король действительно имело преимущество.

Удержание от уз это отстой.

Ну ладно, потеря сил из-за этого — отстой.

В итоге…

Они определенно овладевали им.

«Посмотрим».

Он сделал глубокий вдох, пытаясь остановить узы.

Он использовал время для попытки отвлечься.

«Что с джинном?»

Подлинное удивление вспыхнуло в ее глазах.

“Как ты …”, она покачала головой.

«Нет, не важно».

«Что о ней?»

«Как она связана с Каином?»

«Я точно не знаю.»

Ореховый пристальный взгляд кратко перешел к двери прежде, чем вернулся к Сальваторе.

Верный признак того, что Каин держал своего незаконного демона в оковах.

“Он утверждает, что спас ее от волшебника, который держал ее в плену в течение многих столетий.

Я не знаю, верно ли это или нет, так как она всегда оставалась в одной из служебных построек.

Я только видела ее при случае, и она обычно была на расстоянии.»

Сальваторе рассеянно кивнул.

“Должно быть он, каким-то образом, спрятал ее, или Оракулы уже выследили бы ее.»

Брови Харли сошлись вместе.

“Почему ты интересуешься ей?”

Медленная, злая улыбка изогнула его губы.

“Ревнуешь, Харли?”

Она отвернулась, отказываясь встречаться его дразнящим пристальным взглядом.

“Ради Бога держи себя в руках.»

Его улыбка осталась.

«Не беспокойся.

Мой интерес — чистое самосохранение.

С псом я смогу справиться.

Я бы предпочел не провоцировать джинна.

«Они так опасны?»

«Смертельно».

Она повернулась к нему, ее лицо выражало беспокойство.

“Каин сказал, что она исчезла в туннелях.

Последнее, что я знаю, она не вернулась.»

“Тогда я предполагаю, что мы должны надеяться на лучшее.»

“Ну да, потому что, это действительно хорошо работало до сих пор,” усмехнулась она.

«Знаешь, дорогая, когда мы выберемся отсюда, мы окажемся перед необходимостью поработать над твоим отношением.»

“Если мы выберемся отсюда, у тебя не будет необходимости волноваться о моем отношении.

Я буду уже далеко».

Его пристальный взгляд прошел по ее тонкому телу.

“Ты можешь убежать, но ты никогда не будешь в состоянии скрыться от меня.»

Он поднял свою голову, чтобы встретить ее ошеломляющий ореховый пристальный взгляд.

«Никогда».

Она стиснула зубы.

“До сих пор я делала это хорошо.»

Сальваторе напрягся.

Серебро, которое окружило его, почти замаскировало колючее предупреждение, которое поползло по его коже.

Ее раздумывая, он поставил Харли позади себя и повернулся к двери.

«Стой позади меня».

«Секстистская свинья.»

Она ударила кулаком в его квадратную спину, едва не поставив его на колени.

Боже.

«Мне не нужен мужчина, который защитит меня».

Он повернулся на пятке, чтобы встретить ее воинственный сердитый взгляд.

“Это не имеет никакого отношения к защите.

Я не хочу, чтобы ты случайно оказалась между мной и Каином.»

«Почему? Что ты собираешься сделать?»

«Королевское дело».

Неспособный удержаться, он поймал ее лицо в руки и резко поцеловал ее.

«Не двигайся».

Он повернулся, вздохнув, когда понял, что Харли встала таким образом, чтобы видеть дверь.

Она могла бы признать что первый выстрел в Каина за ним, но ни за какие коврижки она не собиралась стоять позади него.

Харли никогда не была трусихой.

Прошла секунда прежде чем распахнулась дверь, и Каин вошел в комнату.

Волк Сальваторе пошевелился, инстинктивно реагируя на наличие мужчины так близко к его паре.

Это была его чисто человеческая сторона, однако, это была провокация вызванная белокурой красоткой и самодовольным выражением.

Он не был уверен, чего ожидать от пса, когда наконец с ним столкнется, который был занозой в его королевской заднице, но это был стройный человек, одетый в потертые джинсы и черную рубашку. обтягивавшую его мышцы. Тот был похож на человека, который должен быть на пляжах Калифорнии вместо того, чтобы возглавлять восстание псов.

Ему хотелось разбить это слишком красивое лицо.

Или возможно он просто оторвал бы голову и был таков.

Отрывание головы стало намного более вероятным, поскольку ублюдок посмотрел на Харли, как будто она была его любимой костью.

“Харли, любовь моя, ты была очень плохой девочкой,” усмехнулся Каин.

«Пошел ты», пробормотала она.

Голубые глаза пылали голодом, который подвел нервы Сальваторе к краю.

«Позже, моя любимица», сказал пес, растягивая слова.

«И если только ты будешь вести себя хорошо».

Сальваторе шагнул достаточно близко к прутьям, чтобы чувствовать ожог от серебра.

“Осторожно, пес,” предупредил он, в его голосе слышались стальные нотки.

Глупо уверенный, что Сальваторе содержится в камере, Каин сложил руки на груди.

«Так, так», глумился он.

“Неужели это великолепный Король Оборотней.»

Сальваторе поглядел на Харли.

“Мне больше нравится несравненный лучше, чем королевский.»

Харли закатила глаза.

«Я сделаю запишу это».

“Конечно, ты не так великолепен прямо сейчас,” рявкнул Каин, очевидно недовольный тем, что его перебили в момент злорадствования.

“Я видел лучше выглядящих демонов Ipar.»

С оскорбительной медлительностью Сальваторе возвратил свое внимание к псу.

“Легко быть храбрым, когда ты закрыл меня в клетке.

Было бы намного впечатляюще, если бы ты освободил меня и столкнулся со мной как человек.»

Каин рассмеялся.

“Я похож на идиота?”

“Ты похож на пса желающего умереть.»

«Совсем противоположное.

Я собираюсь стать бессмертным».

“Трудно, стать бессмертным после того, как я отрублю твою голову и скормлю ее крысам.»

Сальваторе сделал паузу, сузив глаза.

“Однако, только из болезненного любопытства, как ты собираешься стать бессмертным?”


Каин пожал плечами.

“Ты не единственный с умением работать в лаборатории.»

“Умение и слепая надежда — две разных вещи.

В пробирке не ничего, что может превратить тебя в оборотня.»

Каин наклонил подбородок, в его глазах мерцал жар истинного фанатика.

«Очевидно есть.

Я видел это в видении».

“Это видение произошло, в то время как ты баловался некоторыми фармацевтическими препаратами?”

“Это не шутка,” проворчал Каин.

«Хорошо.

Я не смеюсь над тобой.

Когда же это видение посетило тебя?»

«Не твое собачье дело, Джулиани».

Достаточно.

Сальваторе не был терпеливым оборотнем и в лучших из обстоятельствах, а в настоящее время он был как язва, к тому же грязный, и в ловушке в серебряной клетке.

Его нетерпение было ожидаемо.

Не предупреждая его сила набросилась, тараня Каина в стену и держа его там невидимой, но очень материальной силой.

“Это называется Ваше Величество, шавка,” исправил он, его голос был ледяным.

Каин боролся, но даже с ослабленным Сальваторе, пес не мог с ним тягаться.

«Дерьмо».

Сальваторе улыбнулся с жестоким удовлетворением.

«Как ты получил видение?»

«Мне его дал оборотень».

«А по конкретнее».

«Я не знаю».

Каин изо всех сил пытался дышать, его прекрасные черты были искривлены гримасой боли.

«Черт побери, ты не назвал мне имя!»

«Опиши его».

Пес запрокинул голову, вены на его шеи вздулись, так как вила Сальваторе сжала его тело со страшной силой.

«Короткие», прохрипел он.

«Каштановые волосы, английский акцент».

«Ты скрываешь что-то от меня».

Сальваторе проклял серебряные решетки, которые препятствовали тому, чтобы достать пса.

Пытка на большом расстоянии имела негативные последствия.

«Что это?»

Глаза Каина вспыхнули, когда он изо всех сил пытался перекинуться.

Невозможная задача, пока Сальваторе держал его под своим контролем.

«Я убью тебя», прошипел пес.

Сальваторе усилил хватку.

«Неверный ответ».

Затрудненное дыхание пса отозвалось эхом через комнату, когда он впился взглядом в Сальваторе с неприкрытой ненавистью.

Это лучше, чем самодовольная ухмылка.

“Его глаза были красными, даже когда он был в человеческой форме,” наконец вымученно ответил он.

Чистый шок охватил Сальваторе.

Проклятие.

Этого не может быть.

Он убил ублюдка почти столетие назад.

Однако, описание было безошибочным.

«Бриггз», — выдохнул он.

Харли двинулась в его сторону.

«Ты его знаешь?»

«Очевидно, но я даже не думал, что это он.»

Через комнату Каин верещал от боли.

«Освободи меня.»

Сальваторе стиснул зубы, проклиная его ослабленное состояние.

Его сила держать пса была на волоске.

Из последних сил он сосредоточился на Каине.

«Предложи мне что-нибудь в замен.

Возьми ключи и открой эту клетку.»

«Гори в аду».

“Не заставляй меня снова просить тебя,” прорычал Сальваторе, но его сила колебалась, и с низким рычанием Каин покачнулся вперед, разрывая невидимые связи, которые держали его.

«Ублюдок», выдохнул пес, потянувшись за спину, чтобы вытащить пистолет, который был заткнут за пояс джинсов.

Сальваторе даже не пытался восстановить давление на Каина, приведенного в бешенство.

Вместо этого он инстинктивно повернулся, чтобы схватить Харли, толкнуть ее на землю, и накрыть своим телом.

Глава 5

Это произошло настолько быстро, это было немного больше, чем неясные очертания Харли.

В один момент она стояла рядом с Сальваторе, а в следующий она лежала на спину, а проклятый оборотень лежал на ней сверху.

Она вздрогнула, когда звук стрельбы болезненным эхом отразился в небольшой комнате. Пути пролетели над головой, не причинив вреда, ударяясь о цементную стену и наполняя воздух горьким ароматом пороха.

Стрельба остановилась, и Харли услышала хлопок двери, поскольку Каин поспешно отступил.

Они лежали неподвижно; быстрые удары сердец — единственный звук, нарушавший тяжелую тишину.

Медленно зловоние пороха заменялось богатым мускусным запахом Сальваторе, который, казалось, просачивался в кожу Харли, клеймя ее знанием, которое столь же не приветствовалось как осознание того, что прекрасное сильное тело Сальваторе прижимается к ней слишком интимно.

Проклятый оборотень.

Для этого он должен был делать своего рода мистическое дерьмо оборотня с ней.

Она отказывалась верить, что его дикий магнетизм мог быть совсем не уловкой.

Как будто сознательно дразня ее отчаянную теорию, Сальваторе переместился, чтобы расположить свои бедра между ее ногами, его голова передвигалась вниз, пока его лицо не было прижато к изгибу ее шеи, и черные волосы ниспадали на нее как занавес теплого атласа.

Предательский жар охватил низ живота, и Харли положила ладони ему на грудь.

Отвлечение.

Это то, что ей было нужно.

И быстро.

“Хорошо, что хорошо получилось,” бормотала она, ее сердце, громко застучало в ее груди, когда его губы слегка коснулись основания горла.

«Могла быть хуже», пробормотал он.

«Слезь с меня».

“Почему? ” Его губы продолжали покусывать, посылая ей толчки электрического удовольствия. “Мы, очевидно, застрянем здесь на ближайшее время. Можно сделать из плохой ситуации хорошую.”

О, … Боже. Она зажмурилась, борясь против огромного притяжения, которое вспыхнуло между ними.

Отвлечься, отвлечься, отвлечься…

«Это ты сделал псом Каина? выдохнула она чуть слышно.

Он застыл, как будто захваченный врасплох ее вопросом. «Нет».

«Тогда как ты управляешь им?»

«Я — король. И псы принадлежат мне».

Харли фыркнула. Чистое высокомерие, во всей его славе.

«А оборотни?»

«Конечно.» Он прикусил мочку ее уха. “Ты моя, дорогая. От золотой макушки до кончиков крошечных пальцев ног и каждого восхитительного изгиба между ними.”

Харли чувствовал легкое беспокойство, поскольку вспомнила, как Сальваторе удерживал Каина в плену.

«Ни за что», отрезала она.

Он мягко рассмеялся, его дыхание коснулось ее кожи, кольнув ее возбуждением.

“Именно так. ” Он отступил, чтобы оценить ее с нервирующей интенсивностью. “Это просто слова предупреждения, Харли, я не разделяю.”

Ее рот пересох именно тогда, когда она качала головой в отрицании.

“Боже, я думала, что у Каина тараканы.”

Золотой пристальный взгляд скользил вниз к ее рту. “Я не даю гарантий на счет своего здравомыслия, но я действительно обещаю, что мое притязание на тебя очень реально.”

«Сальваторе».

“Мне нравится звук моего имени на твои губах,” пробормотал он, резко опуская голову как будто неспособный сопротивляться искушению. “И вкус,” он шептал в ее рот. “Мне особенно нравится вкус.”

Это была резкая потребность, сжимающая ее тело, которое наконец приблизилось к состоянию чистой паники.

Не давая себе время, чтобы подумать, она толкнула его в грудь, отправляя его в полет на цементный пол.

«Какую часть фразы «слезь с меня» ты не понял?», сказала она строго, вставая на ноги, чтобы взглянуть вниз, он улыбался. «Что смешного?»

С грацией он поднялся на ноги, его волосы цвета воронова крыла, обрамляли его худое лицо, золотые глаза горели в предвкушении.

«Я — хищник».

Сказал он, как будто бы это был какой-то секрет.

От него пахло опасностью.

«И?»

“И нет ничего, что я люблю больше, чем преследование. ” Он улыбнулся, его зубы были поразительно белый против его бронзовой кожи. “Хорошо … почти ничего. У меня есть чувство, что в этом случае, захват будет еще большим удовольствием.”

Добыча? Ее глаза сузились. “Ты — идиот, если думаешь, что я — своего рода беспомощная женщина, это тебе для сведения.”

“Я не хотел бы тебя, если бы ты была беспомощна. По крайней мере, если бы ты была в настроении оказаться в моей власти.” Он подошел к ней, чтобы медленно погладить пальцем низкий вырез ее спортивного лифчика. “Ты могла бы наслаждаться ночью в моих наручниках.”

«Ну, да». Она откинула его палец в сторону. “Это будет почти также приятно, как если бы мне выкалывали глаза.”

Его улыбка стала шире. “Я собираюсь наслаждаться твоим обучением, сколько удовольствий ждет нас.”

Коротким, отрывистым шагом она двинулась, чтобы посмотреть на дверь в другом конце комнаты.

“Ради Бога, сейчас не время или не место для этого.”

Он двинулся, чтобы стоять непосредственно позади нее, жар его тела иссушал ее спину.

«Тогда когда наступит время?»

«Как часто ты слышал слово «никогда»?»

«Ты невыносима», он дышал в ее ухо.

Харли обвила себя руками. Или это, или заворачивание в этого аппетитного оборотня. Заберите его в ад.

“Ты можешь управлять Каином даже на расстоянии?” спросила она грубо.

Была натянутая тишина, затем со слабым вздохом Сальваторе переместился, чтобы стоять рядом с ней, он был выносливым.

“Не тобой …” Он резко прекратил свои слова, тайно смотря в ее сторону. “Не в настоящее время. Серебро разрушает мои силы.”

Она нахмурилась, задаваясь вопросом, что он скрывает от нее.

«Он не будет настолько глуп, чтобы подойти близко снова».

«Он вернется».

Она закатила глаза. “Таким образом, теперь ты — ясновидец?”

“Нет никакой потребности в ясновидении. Каин оставил меня в живых по какой-то причине. В конечном счете эта причина вынудит его вернуться.”

“Это не поможет, если он уже не в твоей власти. Он будет просто успокоит нас или заполнит подвал газом как, он сделал прежде.”

Он схватил ее за плечи, поворачивая ее, чтобы она встретила силу его золотого пристального взгляда.

“Харли, так или иначе, я обещаю тебе, что мы выберемся отсюда.”

«И ты никогда не ошибаешься?»

«Никогда».

«Высокомерный».

Он сверкнул сексуальной улыбкой. «Уверенный».

Тот факт, что она не могла просто смеяться над его эгоистичностью, злил ее. В упрямая скотина вывела бы ее из себя только, чтобы доказать ей что она не права.

Она вырвалась из его рук и посмотрела на него с подозрением.

«Ты знаешь оборотня, который помогает Каину?»

Его улыбка исчезла, выражение лица внезапно стало мрачным и запрещающим.

«Да.»

“Я предполагаю исходя из твоего тона, что вы не были BFFs[1]?”

“Он был моим самым большим претендентом на трон.”

Харли приподняла брови. “Есть действительно трон?”

“Конечно. ” Он казался пораженным, она даже спросила. “Это — массивный деревянный стул с большим количеством позолоченных и бархатных подушек. Его тоже заколдовали так, чтобы только истинный король мог сидеть на нем. Это помогает убрать любое сомнение относительно следующего наследника.”

Она гримасничала. Без сомнения была также большая, безвкусная корона с большим количеством роскошных драгоценных камней.

“И задница твоего соперника не была достаточно королевской, чтобы соответствовать?”

Дикая улыбка заиграла на его губах. “Он не был в настроении попробовать сесть после того, как я разорвал его горло.”

«Мило». Харли опустила голову, надеясь, что он не заметил ее тревогу. Сальваторе Джулиани мог быть очень опасным врагом. На заметку. “Неудивительно, что он подружился с Каином. Они оба ненавидят твои потроха.”

“Фактически, это — больше, чем удивление. Это — не что иное как чудо.”

«Почему?»

“Поскольку, после того, как я разорвал горло Бриггза, я отрезал его голову, вырезал его сердце и сжег его тело. ” Золотые глаза вспыхнули. “Он должен быть мертв.”

«Ну, да», выдохнула она неуверенно. «Ты думал».

Сальваторе наблюдал гримасу Харли, запоздало понимая, что это была не лучшая стратегия показать, насколько жестоким он мог быть, когда требуют обстоятельства. Нет, если он должен был убедить ее, что ее единственная надежда на безопасность была в его руках.

Тогда он пожал плечами. Если Каин не развил способность думать мозгом вместо эго, Сальваторе не было бы необходимости убивать его. И кого-то еще, кто угрожал Харли.

Возможно, было бы лучше, чтобы она знала всю правду с самого начала.

Как будто приходя к тому же самому заключению, Харли сделал глубокий вдох и встретила его пристальный взгляд.

Храбрый и жесткий.

Именно его тип женщины.

“Ты рассмотрел возможность, что может быть, тот оборотень, приходящий к Каину, не является Биггзом?”

Ах, если бы только это было настолько просто.

“Нет, описание слишком четкое. ” Сальваторе покачал головой с отвращением. “Боже. Я должен был знать, что его смерть не могла быть настолько простой.”

Ее резкий смешок эхом прокатился по камере. “Ты сделал почти все, чтобы съесть его на обед. Это не просто ни по чьему стандарту.”

“Не для большей части оборотней, но уже тогда я подозревал, что он баловался магией.”

Она сделала резкий шаг назад, выражение ее лица было осторожное. “Оборотни могут создавать магию?”

Он грустно улыбнулся. Если бы он мог бы творить магию, он не застрял бы в этой проклятой клетке.

“Они не рождаются со способностью творить магию как ведьма, но любое существо —”, Он прервался, поскольку он понял, что не был полностью честен. “Ну, любое существо помимо вампира может быть наполнено волшебством.”

«Наполнено? Я не понимаю».

“Есть древние демоны, которые могут разделить свои силы с другими.”

Она задумалась на мгновение, на ее лице отразилось сомнение. “Я не встречала много древних демонов, но они никогда не смотрели на меня так, чтобы разделить что-либо, уже не говоря об их власти.”

“Ты очень проницательная, дорогая,” сказал он. “Только очень глупый или очень отчаянный согласились бы стать сосудом для заимствованного волшебства. Стоимость слишком высока для любого вознаграждения, которое ты надеешься получить.”

«И сколько это стоит?»

«Твою жизнь, если повезет».

Она колебалась прежде, чем задать очевидный вопрос. “А если не повезет?”

«Твою душу».

«Черт». Карие глаза были обеспокоены, когда она поглядела на дверь, возможно впервые понимая, насколько действительно рискованной была их ситуация. “Почему этот Биггз был бы готов продать душу?”

Это был не сложный вопрос, чтобы ответить. Как и Каин, Биггз всегда был эгоцентричным ослом, который предположил, что был Богом был дан ему подарок — стать оборотнем.

Простая подумал, что он не может стать большой шишкой (вполне буквально), этого было достаточно, чтобы отправить его на край.

“Он почти на столетие старше меня, и до моего рождения, его считали ведущим кандидатом, чтобы стать следующим Королем Оборотней.”

Харли быстро уловила смысл. “И ты увел трон у него из под носа?”

“Что я могу сказать? ” Он улыбнулся с ложной скромностью. “Это стало известно в тот момент, когда я еще был в колыбели, я был предназначен для величия.”

“Ты невыносим,” пробормотала она. “Что заставляет тебя думать, что этот Бриггз заимствует власть какого-то демона?”

“Кроме того, что он фактически вернулся к жизни?”

Она отмахнулась от его логики. “Ты сказал, что уже подозревал, что он баловался волшебством перед своим жутким восстановлением. Почему?”

Черт возьми, женщина не пропустила ничего.

“Как только оборотень достигает половой зрелости и начинает перекидываться, его власть более или менее установлена. Можно изучить навыки борьбы или стать хитрее, но уровень власти не изменится.”

Она задумалась на мгновение, затем она быстро кивнула. «Ладно, это имеет смысл.»

“После того, как стало очевидно, что я превзойду Биггза, он исчез из Рима на некоторое время, и когда он возвратился, я начал ощущать, что он получил силу, которой он не должен был обладать”, Сальваторе вздрогнул. “И, конечно, были его глаза.”

«Его глаза?»

“Они оставались темно-красными даже в его человеческой форме.”

«Что это означает?»

“То, что теперь он больше волк, чем человек. Он поддерживает свой ум и хитрость, но любая человеческая мораль и этика были заменены чистым животным инстинктом. ” Улыбка Сальваторе была кислотой. “Не то, чтобы в начале у него была мораль.”

«И он занялся черной магией».

«Да.» Сальваторе сжал губы. “Он убьет без милосердия или раскаяния.”

Была резкая вспышка тревоги в ее глазах. Не смотря на все ее мужество, Харли испугалась, когда следовало.

Спасибо Богу. У него было достаточно солдат, готовых отдать за него жизнь.

“Ты когда-нибудь сталкивался с его повышенной властью?”

“Это было не мое место, пока предыдущий король все еще сидел на троне.”

Она фыркнула. “Мне трудно поверить, что было время, когда ты не боссом.”

Сальваторе скрипнул зубами, вспоминая те долгие, темные столетия, поскольку предыдущий король передал свои полномочия, оставляя все в беспорядке и открытом для нападения. Это было тогда, что оборотни начали колебаться, и даже со всей его властью, Сальваторе должен был остановить медленное разрушение оборотней.

Знание, которое грызло его с безжалостной потребностью, нуждалось в изменении поворота колеса судьбы.

И он редко делился этим знанием с кем-либо.

Он пожал плечами. “Я могу быть дипломатичным, когда требует случай.”

«Конечно», она растягивала слова в явном недоверии. “Итак, что произошло?”

Он глубоко вздохнул, уничтожая древнюю ярость прежде, чем она могла подорвать его концентрацию.

Он задержится на Биггзе и его прошлых ошибках позже.

Было достаточно проблем, просто чуть более актуальных на данный момент.

“Я пытался следить за Бриггсом, но тогда король умер и прежде, чем я мог высказать свои подозрения, Бриггс напал.”

«Видимо ты выиграл».

“Да, но это было намного труднее, чем должно было быть. ” Его тон был плоским, его слова, не раскрывали ужасное сражение, которое стоило ему почти месяц, чтобы прийти в себя после этого. “Одна ошибка и я был бы в той могиле.”

Что-то вспыхнуло в карих глаза.

Ужас? Тревога?

Разочарование, что Биггз вернулся, чтобы оторвать ему голову?

«Теперь он вернулся?» спросила она.

«Это так кажется».

«И с обидой».

«Нет, с планом», мягко поправил он.

Недовольство было видно. Бриггс хотел, чтобы Сальваторе был мертвым в момент рождения. Тот факт, что он не заманил Сальваторе в засаду прежде, чем тот понял замысел ублюдка, говорил о том, что у него был какой-то заговор помимо убийства.

«С каким планом?» спросила она.

«Этого, дорогая, я еще не знаю».

Она ткнула в него с раздраженным взглядом. “Ну, спасибо за то, что я становлюсь мишенью из-за вашей вражды.”

Сальваторе передвинулся, чтобы поймать ее лицо в свои ладони. Не было никакого пути, по которому он не был отчасти злодеем.

“Ах, нет, я не буду брать всю вину на себя. Каин был тем человеком, который вырвал тебя и сестер из моего безопасного логова.”

Ее подбородок наклонился под определенным углом, который он уже начал узнавать.

“Ну, да? Если бы ты не экспериментировал с нашей ДНК, то он бы никогда не украл нас.”

Сальваторе изучал ее захватывающую дух красоту с задумчивым пристальным взглядом. “Интересно.”

«Я не уверена, что хочу знать».

“Если Биггз в ответе за мистические видения Каина, то он — без сомнения тот, кто убедил легковерного пса украсть тебя из детской,” медленно произнес он, высказывая свои неопределенные подозрения вслух.

«Почему?»

«Это еще один вопрос без ответа».

«Замечательно».

Сальваторе смолк, так как знакомый запах прошел по воздуху через гранит.

«Черт».

Ее глаза расширились. “Что это?”

“Кавалерия, — пробормотал он с гримасой. “К сожалению”.

«Почему к сожалению?»

Сальваторе повернул голову, чтобы посмотреть на сливное отверстие в середине цементного пола, через которое вылезало что-то маленькое и серого цвета.

«Потому что единственная вещь хуже, чем торчать в этой камере, это быть спасенный вот этим».

Сразу явно, канализация, Леве отряхнулся как собака, чтобы возвратить его обычную шероховатую форму, ухмылка играла на его губах, когда он встретил покорный хмурый взгляд Сальваторе.

«Дорогая, я дома».

Глава 6

Очевидно, по мнению Харли, она относилась менее противоречиво к их спасению, так как проведя некоторое время с маленьким вредителем, она поспешила к краю клетки, встала на колени около серебряной решетки.

«Леве», выдохнула она, ее голос смягчился так, что Сальваторе заскрипел зубами. Почему, черт возьми, он был плохим парнем, в то время как мелкая горгулья рассматривалась как давно потерянный друг? “Что ты здесь делаешь?”

Леве заковылял вперед, осторожно, чтобы держаться на расстоянии от решетки. Даже у горгульи была аллергия на серебро.

“Ma belle, ты не верила, что я оставлю тебя в стае паршивых собак?”

“Как ты следовал за нами?”

«Фф». Он махнул когтистой рукой. “Как будто меня могла обмануть простая ведьма.”

“Прекрати чистить перышки и вытащи нас, черт побери, отсюда,” проворчал Сальваторе.

“Я вижу, что ты находишься в своем обычном очаровательном настроении,” фыркнул Леве, осторожно потянувшись через прутья, чтобы погладить руку Харли. “Я не завидую тебе, бедняжка Харли, пойманная в ловушку с этим грязным животным.”

Она метнула в Сальваторе ядовитый взгляд. “Ты и понятия не имеешь, насколько ты прав.”

“Леве, ты помнишь ту беседу, в которой мы говорили о твоих крыльях и том, что они остаются на теле? ” сказал Сальваторе мягким тоном, заставляющим горгулью сделать поспешный шаг назад.

«Хулиган». Его хвост дергался. “Если бы не твоя прекрасная компаньонка я оставил бы тебя гнить здесь.”

«Поторопись, горгулья».

Двигаясь к двери клетки, Леве изучил замок и нахмурил лоб.

«Ох-ох-ох».

«Что?»

«Замок закрыт заклинанием».

«Я думал, что ни одна ведьма не может перехитрить тебя?»

Леве удалось выглядеть оскорбленным. “Я могу взорваться его, но ты всегда так вспыльчив, когда я взрываю вещи.”

Сальваторе пробормотал проклятие. «Прекрасно».

Леве запрокинул голову и проверил воздух. “Есть шесть псов в доме и еще три снаружи. ” Он посмотрел на Сальваторе вопросительным взглядом. “Ты сможешь контролировать их?”

«Нет».

«Тогда какой из тебя король…» Леве выплюнул слова, его пристальный взгляд скользнул к Харли, поскольку он запоздало вспомнил причину нехватки силы Сальваторе. «О».

«Точно».

“Что? ” нахмурилась Харли. “Что происходит?”

Сальваторе проигнорировал ее, он сконцентрировался на маленькой горгулье.

«Ты можешь связаться со Стиксом?»

“Не, мы слишком далеко. Я попытался достать Тэйна и Ягра, но я не смог определить местонахождение ни одного из них. Я смог бы достать до твоей стаи.”

“Нет, я не пошлю их на самоубийственное задание,” сказал Сальваторе без колебания.

“О, но это нормально, чтобы я рискнул своей шеей?”

«Конечно».

Леве издал неприличный звук, но прежде, чем Сальваторе смог бы добраться до него через прутья и вырвать язык горгульи, Харли выпрямилась и послала ему нетерпеливый взгляд.

“Мы можем просто сконцентрироваться на том, чтобы выбраться отсюда? ” отчеканила она. “Каин может быть медлительным псом, но в конечном счете он учует запах горгульи в своем подвале.”

Сальваторе проглотил вздох покорности. Если бы когда-нибудь всплыло, что он был спасен горгульей размера с пинту, он никогда не расплатился за это.

“Вы можете взорвать отверстие, чтобы мы выбрались, сделать его достаточно большим для нас? ” спросил он неохотно.

Леве поднял взгляд к потолку. “Не без вероятности, что дом упадет на наши головы.”

«Не вверху», поправил Сальваторе. «Внизу».

Леве сделал паузу, нюхая воздух. “Туннель.”

“Больше чем один. ” Сальваторе переместил свой пристальный взгляд на Харли. “Ты знаешь, куда они ведут?”

«Нет». Она покачала головой. “Мне никогда не рассказывали о них.”

“Мы должны рискнуть,” сказал он, зная, что когда-нибудь пожалеет об этом. Горгулья был ходячей катастрофой. “Леве?”

Крошечный демон поднял руки. “Назад.”

Обхватив руками Харли, он оттащил ее к задней части клетки, прилагая все усилия, чтобы защитить ее от серебряных прутьев, и от взрыва.

«Что ты делаешь?» проворчала она. «Серебро…»

“Поверь мне, серебро — это меньшее о чем тебе следует волноваться,” сказал он, пряча ее голову за своим плечом.

У него был момент просветления, чтобы осознать, как отлично она подходит ему прежде, чем шокирующий удар сотряс все, и воздух наполнился смертельными осколками серебра, поскольку взрывом Леве открылась клетка. Торопливо повернувшись, Сальваторе использовал спину в качестве щита, скрипя зубами, когда крошечные щепки серебра, воткнулись в его плечо.

“Черт побери,” выдохнула Харли.

“Держись,” проворчал Сальваторе, уже зная то, что будет потом.

Был еще один взрыв, в ходе которого посыпался цемент, а не смертельное серебро, спасибо Богу. Он сжал руки вокруг Харли, он приготовился, поскольку пол провалился под ними, и они упали в туннель.

Резкое приземление выдернуло Харли из его рук и проклиная боль от серебряных осколков в его плоти, Сальваторе сполз вперед, используя руки, чтобы искать свою половинку в густом облаке пыли.

«Харли». Его руки нашли ее, на растянулась на твердой грязи. “Ты ранена?”

Она закашлялась, села, чтобы убрать грязь с лица.

“Я в порядке. ” Пыль начала оседать, и она поглядела на зияющее отверстие выше. “Леве?”

“Я здесь, ma belle. ” На тонких крыльях, Леве ступил на край отверстия и поплыл вниз, приземлившись рядом с Харли с легким поклоном. “Ваш великолепный рыцарь в яркой броне во всей его славе.”

Сальваторе встал, рассматривая возможность поджарить горгулью на открытом огне. У проклятого демона не было и пятнышка пыли на нем, в то время как спасение оставило Сальваторе покрытым слоем грязи, его спина болела от падения и была покрыта дюжиной серебряных осколков, которые уже болели.

“Твоя прославленная голова будет выставлена на каминной полке рядом с трофеем Каина, если ты не поторопишься,” отрезал он.

Леве фыркнул, помогая Харли встать на ноги. “Как будто я боюсь быть укушенным блохастым псом.”

Шагая вперед, Сальваторе выбил руку Леве ударом и потянул Харли ближе к себе. Логически он понимал, что был смешон. Его инстинкты, однако, не могли терпеть никого, стоящего рядом с этой женщиной.

“Каин работал с сильным оборотнем, который пользовался черной магией,” отрезал он.

Глаза Леве расширились в тревоге. “Sacre bleu. Чего мы ждем?”

Сальваторе покачал головой, поскольку демон понесся вниз по темному туннелю, его хвост подергивался в приглашении. Он повернулся, чтобы оценить свою спутницу с мрачным выражением. Кто знает, что ждет их?

«Держись поближе», мягко предупредил он.

Ее глаза вспыхнули в темноте. “Как будто у меня есть выбор.”

“У тебя никогда не было,” сказал он, наклоняясь вперед, чтобы украсть короткий, притягательный поцелуй.

Затем схватив руку Харли, он подтащил ее к нему, когда они шагнули после удаляющейся горгульи.

Сальваторе сохранял их темп медленным, но устойчивым, поскольку они прокладывали свой путь через темный туннель. Он не бежал с головой от одного врага, только чтобы наткнуться вслепую на другого.

Не то, чтобы его разумное предостережение ценилось его компаньонами.

С одной стороны Леве бормотал французские ругательства, а позади него, Харли была верна себе, сравнивая его с несколькими частями тел животных, ни одно из них не было хорошим.

Какой был смысл в том, чтобы быть королем, если тебя хоть немного не уважают?

Стиснув зубы, Сальваторе попытался проигнорировать серебро, которое оставалось в его плоти, лишающее возможности его переходить в форму волка. Его раны не заживали, пока серебро находилось в них.

И хуже того, это была еще одна утечка в его исчезающей силе.

Еще одна вещь, в которой он не нуждался.

Он намеревался заставить Каина и Бриггза заплатить за каждый момент его страдания.

Кровью.

Леве прервал свои изобретательные проклятия, оборачиваясь через плечо. “Псы вошли в туннель.”

Шаг Сальваторе никогда не колебался. “Они не будут единственными.”

«Что ты имеешь в виду?» спросила она.

“Если у Каина есть какой-то ум вообще, он пошлет несколько псов поверху, чтобы попытаться поймать нас на выходе.”

“Итак, ты эффективно заманил нас в ловушку здесь?” обвинила она, ее сердитый тон был неспособен скрыть страх, который он мог ощутить в воздухе.

“Конечно же, нет,” он гладко солгал, останавливаясь. Знак любого великого лидера убеждать других, что ты знаешь то, что ты делаешь, даже если у тебя не было догадки. Кроме того, он не хотел слушать больше капризы. “Леве, ты можешь отключить наших преследователей?”

Горгулья фыркнула. “Мои таланты безграничны.”

“Ты можешь сделать это, не обрушив весь туннель на наши головы?”

Он поднял крошечные руки к потолку. “Увидим.”

Не полностью уверенный, Сальваторе схватил руку Харли и потянул ее дальше вниз по туннелю.

“Нам нужно дать ему некоторое пространство,” пробормотал он. Затем когда пульсирующий луч света разрезал темноту, он резко повернул свою голову. “Закрой глаза.”

“Только не опять,” она пробормотала, едва слова сорвались с ее губ, взрыв заставил их обоих, кувыркаясь, полететь назад.

Падая сверху на Харли, Сальваторе защитил ее от летящих развалин, они были обычными камнями и глыбами грязи, из которых строятся туннели. Он был не в настроении для каких-либо неожиданностей.

«Та-да», проворковал Леве, его крылья колебались с гордостью, Сальваторе встал и поднял Харли. Они тихо изучили на вид твердую стену из грязи, которая теперь заблокировала туннель позади них. Затем как раз в то самое время, когда Сальваторе надеялся, что все в порядке, Леве посмотрел на низкий потолок. «Упс».

«Упс», прорычал Сальваторе.

«Возможно нам следует поторопиться».

Сальваторе испустил покорный вздох. «Черт».

Все как один, они повернулись, чтобы бежать вперед, больше не обеспокоенные тем, что могло бы поджидать впереди, так же, как грязь начала литься вниз на их головы.

Черта, оставленная обвалом, продлилась почти две мили, но наконец потолок стал более устойчивым, и еще лучше, туннель расширился и разветвился на два отдельных прохода.

Сальваторе остановился, ожидая когда Леве приблизится к нему. Несмотря на его прекрасное ночное зрение, это тесное и сырое место более подходило для горгульи, чем для оборотня.

«Что ты чувствуешь?» спросил он.

Леве понюхал воздух и указал его рукой направо. “Этот туннель открывается через тридцать или сорок футов по кривой. ” Он фыркнул. Он указал налево. “Этот…”

«Что?» спросил Сальваторе.

“Этот продолжается, но я не могу сказать больше, чем это. Его не использовали в течение нескольких лет.”

Сальваторе колебался только слегка прежде, чем принять решение.

“Ты можешь учуять каких-либо псов, которые будут ждать нас или это будет трудно для тебя?”

“Если ты пытаешься оскорбить меня …”

«Ты сможешь это сделать?»

До того, как Леве дал ответ, Харли схватилаСальваторе за руку и развернула, чтобы он увидел ее хмурый взгляд.

«Минуточку подождите. Что вы задумали?»

«Мы должны разделиться».

«Разделиться? Ты шутишь?»

“Если Леве сможет убрать охранников, он сможет связаться со Стиксом и сообщить ему, что мы в беде.”

Она удивленно моргнула, и Сальваторе криво улыбнулся. Черт, она не может быть поражена больше, чем он. До этого момента, он бы посмеялся над предположением, что он будет сознательно искать помощи у пиявки. Насколько он знал, единственный хороший вампир, это тот, который остался в могиле.

К сожалению, подозрение, что Биггз был все еще жив, изменило все. Сумасшедших псов он мог контролировать. А оборотень перекачивающий черную магию, это предполагало, что он должен был проглотить свою значительную гордость.

Вампиры были единственными, кому он мог доверять, чтобы держать Харли в безопасности.

“Вампир? ” пробормотала она.

Сальваторе поморщился. “Хоть это причиняет мне боль, я вынужден согласиться, что мы нуждаемся в его помощи.”

“Вы собираетесь использовать вампиров, чтобы убить Биггза?”

“Пока, все, что я хочу, это убежать от Каина и его бандитов,” отрезал он.

Она попыталась скрыть свою дрожь. “Тогда разве мы не должны пытаться выйти из этих туннелей?”

“Я не сомневаюсь, что мы могли бы проложить себе путь мимо псов, но они прямо у нас на хвосте. Я предпочитаю ускользнуть незамеченным.

Она нахмурилась. “Что с Леве?”

“У псов нет интереса в горгулье, и как только он выйдет, псы будут ожидать, что мы будем позади него. Хотелось бы надеяться что, это займет у них время, чтобы выяснить, что мы не с ним.”

Она прикусила нижнюю губу, пытаясь найти недостатки в его логике.

“Ты рассмотрел возможность, что туннель может быть тупиком? ” наконец спросила она. “Мы будем пойманы в ловушку.”

Сальваторе медленно улыбнулся. «Доверься мне».

Она фыркнула. “Не через миллион лет.”

“Посмотрим. ” Он схватил дрожащую руку Харли и посмотрела на притихшего демона. “Иди, Леве.”

Подняв руки в воздух, крошечный демон потоптал вниз по темному туннелю.

“Иди, Леве. Подойди, Леве. Сидеть, Леве,” пробормотал он, его голос донесся до Сальваторе. “Ты знаешь, что я не собака на поводке?”

Сальваторе потащил Харли в противоположном направлении.

“Боже. Я надеюсь, что один из псов съест его.”

“Ты не очень благодарен,” заступилась за Леве она. Проклятая горгулья обладала непостижимой способностью — привлекать слабый пол. Это сбивало с толку. “Он действительно спас нас.”

“Я дам тебе то, что ты хочешь, если ты сохранишь нашу небольшую тайну.”

Она рассмеялась. “Страшного серого волка смущает, что его спас малюсенький горгулья?”

“Этот малюсенький горгулья мог вывести совершенно разумного демона из себя,” проворчал он.

К счастью Харли была достаточно умна, чтобы позволить беседе перейти в другое русло.

“Предполагая, что мы проживем достаточно долго, чтобы выйти из этих туннелей, что ты намереваешься сделать? ” потребовала Харли.

Сальваторе замедлил свой темп так как проход сужался, он отбросил в сторону густую паутину.

“Сначала я намереваюсь где-нибудь спрятать тебя в безопасности,” сказал он, слишком отвлеченный, чтобы понять свои слова. Глупая ошибка. “Потом я буду разбираться с Биггзом.”

“Ах. Значит, ты намереваешься сдать меня вампирам, таким образом, мужественный человек может заботиться о деле, не имея необходимость прибегать к помощи беспомощных женщинах?”

Ее голос источал сладость, но не являлся таковым».

“Биггз — не твое сражение.”

“Ты можете сделать что угодно с Биггзом, но я сама могу защитить себя, большое спасибо,” отрезала она. “Ты не моя мать.”

Сальваторе был, по крайней мере, достаточно умен, чтобы не углубляться в проблему. Ей следовало быть в Чикаго со Стиксом. Конец истории. Но не было никакой потребности спорить до того, как ему удастся связаться с вампиром.

“Будь благодарна, что я не твоя мать,” он отвлек ее. “София не была бы рада тому, что ее заперли в клетке. Никто не знает, какую резню она бы устроила.”

Харли споткнулась, ее дыхание внезапно стало неровным. “Она … жива?”

Что-то опасное, почти нежное, пошевелилось в глубинах сердца Сальваторе.

“Она очень даже жива,” сказал он мягко. “Она искала тебя и твоих сестер, сколько и я.”

«Так она рядом?»

“Последнее, что я слышал это то, что она была в Канзас-Сити.”

Харли резко покачала головой, явно обеспокоенная осознанием.

«Боже.»

Сальваторе держал свой пристальный взгляд на туннеле, который медленно уходил вверх, ощущая, что его спутница была испугана, если бы она знала, что ее уязвимость, запечатлена на ее красивом лице.

«Харли».

«Что?»

“Я не хочу, чтобы ты воображала Софию как нежный цветок,” предостерег он, не желая, чтобы воссоединение с Софией стало ее навязчивой фантазией.

Она была жесткой женщиной, не имеющей никаких материнский чувств.

«Что?»

Он вздохнул, на ее замешательство. Он забыл, что ей было только тридцать лет.

“Позволь мне просто сказать, что она не материнский типаж.”

«Что с моим отцом?»

«Он был одним из доноров».

«Доноров?»

«Доноров спермы».

Она остро выдохнула. “Конечно. Я была приготовлена в твоей лаборатории,” пробормотала она. Тогда без предупреждения, она выдернула руку из его хватки. “Черт побери.”

Сальваторе повернул свою голову, чтобы встретить ее испуганный пристальный взгляд. “Что?”

«Ты не был одним из доноров, верно?»

Его внезапный смех отозвался эхом через темноту. “Нет, дорогая, у меня нет комплекса Бога.”

«Ну, да, конечно».

Его пристальный взгляд проскользил вниз по ее телу, позволяя его жгучему желанию нагреть воздух вокруг них.

«Я не создавал тебя, чтобы ты была моей дочерью, Харли. Я создал тебя, чтобы ты стала моей королевой».

Глава 7

Харли была благодарна, что возмутительному ответу Сальваторе удалось отвлечь ее от облегчения, что не было никакой вероятности, что он мог бы быть ее отцом.

А теперь поговорим об икс-факторе.

«Королевой?» спросила она. Ладно, это больше походило на писк, к ее великому смущению.

Сальваторе улыбнулся. «Это твое предназначение».

«Не говори этого».

«Игнорирование своей судьбы не изменит ее».

Она должна была ударить кулаком раздражающего ублюдка. Она не верила в судьбу. И даже если бы она верила, то это не включало в себя становление частью гарема этого оборотня.

Быть королевой или не быть королевой.

Но странно, это была не ярость, которая мчалась через нее. Это было … волнение.

“Просто заткнись,” прошипела она.

Она проигнорировала его изучающий пристальный взгляд так же как и то, что туннель раздвоился, и они остановились, чтобы просчитать менее позитивные варианты.

До сих пор под землей было почти невозможно определить, в каком направлении они двигались. Именно оборотням, которые зависели в большой степени от обоняния.

Сальваторе долго колебался, было ясно, что он не уверен так же, как и она знала лучшие средства спасения. Затем, пожав плечами, он выбрал левый проход.

«Сюда.»

Не имея другого выбора Харли последовала за ним. Как только они благополучно удаляться от Каина, она решит, когда и где угробить высокомерного Короля Оборотней.

Пока, она была готова позволить ему держать ее подальше от той проклятой клетке.

“Если мы здесь потеряемся, я не буду счастлива,” предупредила она.

«Это что-либо изменило бы?»

Смехотворно, его саркастический тон заставил ее улыбнуться. “Умная задница.”

Стало тихо, в то время как они продолжали прокладывать свой путь через завихрения и повороты узкого прохода, шаги Сальваторе замедлились и отразились эхом.

Она хмурилась, когда изучила его широкие плечи, которые, казалось, опустились под усталостью и кровью, которая запятнала заднюю часть его изящного пиджака.

Когда его ранили? И почему раны не заживали?

Если бы они были по-настоящему глубоко, то он должен был перекинуться. Как только он бы стал волком, он мог восстановить даже тяжелую рану.

Ее задумчивые мысли были прерваны, поскольку они были вынуждены согнуться под особенно низкой частью туннеля, отчетливый звука отозвался эхом через густой, тихий воздух.

“Что это было? ” выдохнула она, уже зная, что это не могло быть чем-то хорошим.

Обернувшись, Сальваторе схватил ее руку и толкнул перед собой.

«Беги».

“Что это? ” спросила она, взлетая по тесному туннелю на как можно с большей скоростью.

“Ловушка,” отрезал Сальваторе.

Как по команде, раздался звук шлифования металла, и пыль начала стекать со стороны коридора. Ожидая, что еще один потолок упадет на голову, или пол откроется, чтобы проглотить ее, Харли была неприятно удивлена, когда серебряные стрелы начали вылетать из скрытых щелей в стенах.

«Дерьмо».

Она низко присела низко и понеслась через темноту, шипя, когда одна из стрел прошла через руку. Еще две стрелы пролетели через ее «конский хвостик», и одна прошла достаточно близко к ее уху, чтобы она слышала свист.

Она потеряла счет времени, сосредоточенная на уклонении от серебра, которое продолжало стрелять из стен.

Не плохая вещь как концентрация, принимая во внимание стрелы, она избежала ее, прежде чем та врезалась в ее висок.

Только когда снаряды замедлились к случайному неприятному удивлению, Харли наконец поняла, что Сальваторе упал за несколько шагов позади нее, его красивое лицо блестело от пота, его волосы прилипли к голове.

Она остановилась, странная тревога сжала ее сердце.

«Сальваторе?»

Он ударил ее с раздраженным взглядом, его глаза сияли золотым светом.

«Просто продолжай бежать».

Случайный выстрел стрелы между ними и Харли покорно вздохнула. Она не могла просто оставить его. Не тогда, когда он был, очевидно, ранен.

Причину, по которой она не могла его бросить, она не собиралась обдумывать.

«Дерьмо». Двигаясь в его сторону, она непринужденно закинула одну из его рук себе на плечо и обхватила его вокруг талии, беря столько веса, сколько он позволит, в то время как они продолжали спускаться по туннелю. “Что случилось?”

“Когда Леве взорвал клетку, он послал серебряный дождь, который попал мне в плечо,” признался он неохотно. “Это истощает мою силу.”

Это, конечно, объясняло его неспособность перекинуться, и его слабость. Однако, она не могла избавиться от сенсации, что он не был полностью с ней честен.

“Мы должны найти какое-то место для отдыха,” сказала она, ее собственные ноги начинали чувствовать напряжение, поскольку туннель опустился, изогнулся и казалось вел в никуда.

«Нет». Он тяжело выдохнул. “Этот туннель не безопасен.”

Она вздохнула, притворяясь, что она не заметила его мускусный мужской аромат и высокую температуру его крепкого тела, которое посылало крошечное желание в низ ее живота.

«Ты всегда такой упрямый?»

Он криво улыбнулся, его колени ослабли. “Я очаровательно определенный.”

Очаровательно определенный? Он офигенно красивый, вот какой он был.

Даже покрытый грязью, в лохмотьях, в которые превратился его костюм, и его спутанными волосами, он был тем, от кого падают замертво и тупеют от его красоты.

“Ты — заноза в заднице,” пробормотала она, более раздражаемая пониманием этого оборотня, чем его проверкой.

“Пока это — твоя задница …” растягивал он затихающие слова, его золотые глаза сузились. «Подожди».

Она нахмурилась, неохотно делая остановку. “Я думала, что ты хочешь продолжать движение?”

Он протянул руку, и прижал ладонь к стене туннеля.

“Есть выход, только он находится за этой стеной.”

Харли отвлеклась присутствия Сальваторе так близко к ней и сконцентрировалась на стене, чувствуя эхо в ней.

«Я чувствую это», она открыла глаза. «Мы можем выбраться?»

Сальваторе выпрямился, отделяясь от нее. “Есть только один способ это узнать.”

Прежде, чем она могла отметить, что у них нет совка и лопаты, Сальваторе сделал слишком быстрое для человеческого глаза движение и ударил ногой в стену. Харли увидела, что с другой стороны действительно был проход, поскольку Сальваторе ударом сделал большую дыру в стене.

Черт. Он мог сбить голову с человека тем ударом.

Или голову болтливой женщины.

Отклоняя неприятную возможность, Харли продвинулась внутрь стены, освобождая ее от камней, чтобы увеличить отверстие. Она только начала, когда Сальваторе продолжал ломать стену, его дыхание было прерывистым, когда он отламывал куски в особенно упрямой скале.

«Ты не должен быть Суперменом», едко сказала она. «Я могу это сделать».

Его краткая улыбка была напряженной. “Чем скорее мы выберемся отсюда, тем скорее мы сможем где-нибудь безопасно укрыться.”

Харли состроила гримасу, чувствуя, как будто ее опустили, и зарыли в грязи.

“Лучше это будет место, где есть душ.”

Проворчал Сальваторе, стараясь отбросить камень. Затем, не колеблясь ни секунды, он прижался к узкому отверстию. Харли закатила глаза, поспешила за ним. Ясно, что ему не приходило в голову, чтобы она могла взять на себя инициативу, несмотря на то, что он близок к полному краху.

Типично.

Он бы лучше разбил лицо, чем признался, что нуждается в помощи женщины.

Она всегда подозревала, что тестостерон высасывал любой здравый смысл из мужского мозга.

Входя в тесную пещеру, вырезанную в камне, Харли сделала паузу, чтобы осмотреться. Не выполнимая задача. Пещера представляла собой не что иное как груду камней в одном углу, и в конце отверстие с вырезанной лестницей.

Она, однако, слышала, что Каин говорил о его различной паутине туннелей, и она знала, что здесь было что-то большее, чем казалось на первый взгляд.

“Лестница,” пробормотал Сальваторе, направляясь в отверстие.

«Держись».

Его лицо напряглось с утомленным нетерпением. «Харли».

“Каин всегда сохраняет скрытые тайники, в случае поспешного отхода,” сказала она, подходя к сложенной груде камней. Ее удар оказал значительно меньше воздействия, чем удар Сальваторе, но этого было достаточно, чтобы они рухнули, чтобы показать груду предметов, которые они скрывали. “Видишь?”

Подойдя к ней, Сальваторе поднял два заряженных пистолета с земли, удивительно, отдавая один ей прежде, чем засунуть другой себе за пояс.

Большой кинжал с ручкой из слоновой кости исчез в кобуре, прикрепленной к его разодранной ноге, но казалось, что Сальваторе намного больше заинтересовался крошечными серебряными медальонами, которые были полупохоронены под грязью.

Большинство людей откинула их, как куски барахла. Глупая ошибка.

“Я знаю их,” сказал он, собирая медальоны в руку, с улыбкой удовлетворения на губах.

Харли пожал плечами. «Амулеты».

Он наклонил один из амулетов, чтобы показать странный символ, запечатленный в тонком металле.

“Стая псов Каина использовала их, чтобы скрываться от меня, в то время когда они были в Ганнибале.”

Резко Харли поняла, что аромат Сальваторе исчез. Целиком и полностью.

«Вот дерьмо.»

«Держи». Он вложил амулет в ее руки. “Держи его при себе.”

Она рассеянно заткнула амулет в свой спортивный лифчик, расстроенная тем, что Каин, обладал таким мощным инструментом, который он никогда не делил с нею.

Но почему она должна быть удивлена? Каин никогда не был тонким в своей навязчивой идее держать его под контролем.

Этот амулет предложил бы ей возможность сбежать без страха.

“Неудивительно, что Каин держит столько ведьм на зарплате,” скрипнула она от досады, что ее так легко дурачили.

«Я думаю, что он даже берет их с собой в кровать».

«Дополнительные льготы. ” Она пожала плечами. “Или по крайней мере он, кажется, так думает.”

Золотой пристальный взгляд изучил ее с недрогнувшем интересом. “Но не ты?”

“Я не интересуюсь тем, чтобы стать ароматом месяца. ” Она встретила его пристальный взгляд. “Для любого человека.”

Без предупреждения он наклонился вперед, чтобы получить незабываемый поцелуй.

«Хорошо».

Харли резко села, нахмурившись, чувствуя, как толчок удовольствия мчался через нее.

“Я не нуждаюсь в твоем одобрении.”

Хихикая, замеетив ее безошибочный румянец, Сальваторе схватил ее за руку и потащил к лестнице.

«Пошли на свет».

С удачей Сальваторе из плохого получить очень хреновое, было шоком, когда лестница привела к узкому выходу, который был хорошо скрыт и без псов.

Не то, чтобы он задержался достаточно долго, чтобы ценить неожиданный подарок судьбы.

Держа устойчивый темп, Сальваторе проигнорировал тот факт, что Сент-Луис в менее, чем часе езды, и там была сильным стая оборотней, к которым он мог обратиться с просьбой защитить его. Вместо этого он пошел непосредственно на север к намного более отдаленному Чикаго и проклятым пиявкам.

Лицо Харли имело озадаченное выражение, когда они бежали по полям и между темными сельскими домами, но на этот раз она держала свое мнение о его способностях при себе. Или возможно она просто пришла к заключению, что Каин, более вероятно, что станет искать на дорогах ведущих на юг.

В любом случае Сальваторе был освобожден от того, чтобы бороться с женщиной. В его текущем состоянии он не был вообще уверен, что мог победить.

Посвящая большинство внимания тому, чтобы убедиться, что ничто не выскочит из полей или массивных деревьев, Сальваторе устало споткнулся за упавшее бревно, которое было скрыто сорняками.

«Достаточно», отрезала Харли, странный гнев кипел в ее голосе, когда он плавно восстановил равновесие и повернулся, чтобы встретить ее блестящий пристальный взгляд. “Мы должны найти место, чтобы отдохнуть.”

Он рассматривал ее в задумчивом молчании. Она беспокоилась о нем?

“Есть город за холмом.”

“Город? ” Ее лоб наморщился. “Я не уверена, что это — хорошая идея. У Каина могли быть шпионы где угодно, и мы точно там не смешаемся.”

“Тогда мы должны быть осторожными, чтобы нас не заметили. ”Беря ее за руку, они пошли через поле по зыби, которая вывела их в небольшой город. «Туда».

Он мог чувствовать, что напряженность Харли увеличилась, когда они приблизились к предместьям сонного города, и достигала почти наивысшего уровня, когда они прошли через горстку домой, которые составляли деловой район города. Сальваторе, держа марку, крепко взял ее за руку и направился прямо в L-образный мотель, который обещал кабельное телевидение и доступ в Интернет.

Он был так близок к мечтам о горячей ванне и чистых простынях, что не хотел рисковать необходимостью потратить остальную часть ночи, ухаживая за его чувствительной спутницей.

Тщательно проверяя воздух, Сальваторе повернул в дальний конец мотеля, останавливаясь у двери, самой близкой к концу здания. Было только несколько гостей, занимающих различные комнаты, и все они были людьми.

“Мы не можем зарегистрироваться в мотеле как этот,” зашипела Харли, вытаскивая руку, чтобы свободно указать на его грязную, неопрятную внешность. “Они вызовут полицию.”

Сальватор улыбнулся, двигаться вперед, чтобы повернуть ручку, легко ломая замок и распахивая дверь.

“У меня есть своя собственная система регистрации.”

Не так, чтобы впечатлиться его способностью найти укрытие, как она должна была, Харли перестипула через порог и щелкнула выключателем. Следуя за ней, Сальваторе поморщился.

Ладно, возможно, он не надеялся, что она будет слишком впечатлена.

Но возможно, чуть-чуть.

Комната была большего размера, чем в более новых отелях с кроватью на одной стороне и паре стульев и маленького настольного приемника ниже окна на другой. Но дешевая обстановка давно проиграла сражение против запущенности, и бирюзовая краска слезала со стены. И ковер …

Сальваторе передернулся.

Он пересек комнату, чтобы посмотреть ванную, подготовленную для принятия душа с отбитыми краями и туалетный столик в противном оттенке саламандры.

Двигаясь в его сторону, Харли обняла себя руками за талию, ее лицо напряглось.

“Что, если менеджер сдаст эту комнату?”

“Очень сомнительно в этот час, даже если был кто-нибудь достаточно отчаянный, чтобы остановиться здесь. ” Он вызывающе посмотрел на нее. “Ты хочешь принять душ или нет?”

«И что в это время собираешься делать ты?»

Он улыбнулся. “Сделать себя полезным.”

«Забудь об этом».

“Принимай душ, дорогая,” пробормотал он, крадя быстрый поцелуй прежде, чем втолкнуть ее в ванную комнату. “Я не в том состоянии, чтобы потереть тебе спинку. По крайней мере, я бы сначала уделил внимание другим деталям, которые я предпочитаю.”

Ее глаза сузились в не повинующимся выражении. “Я запру дверь.”

“Я настаиваю, и держу тоже оружие, что и ты можешь использовать,” пробормотал он, закрывая дверь, ожидая ее проклятий и щелчка замка, который будет закрыт прежде, чем он повернется, чтобы выйти из комнаты мотеля в ночь.

Утомленная улыбка изогнула его губы, когда он двинулся тихо через тени, направляясь в магазины, которые закрылись несколько часов назад.

Он был в бегах из-за того, кто должен был умереть несколько столетий назад, он понятия не имел, что произошло с его слугами, у него не было денег, сотового телефона, и серебро в его плече было подобно лаве, которая горела в его крови.

Поиск Харли завершился.

Это было просто и в то же время безумно сложно.

И это было не что иное как чудо.

Останавливаясь позади магазина с платьями, Сальваторе легко вскрыл дешевый замок, используя силу выключил сигнализацию. Собирая несколько полиэтиленовых пакетов, он двинулся через темноту, чтобы заполнить их сменой белья для Харли и него, так же длинной ночной рубашкой, Харли без сомнения настоит на ношении одежды.

Мгновение он колебался, взять ли изящное нижнее белье, но с сожалением выбрал спортивный лифчик и такие же трусики, а не шелковые стринги. Харли задушила бы его ими во сне, если бы он ей их принес.

Возможно однажды…

Он сделал достаточно долгую паузу, чтобы опустошить кассовый аппарат, напоминая себе все возместить владельцу. Не то, чтобы он особенно заботился о бизнесе человека. Но если бы Дарси обнаружила, что украл из магазина, то она приставала бы к нему в течение многих недель о его испорченной судьбе. И к сожалению, ему, возможно, понадобилось бы добросердечное отношение, которое должно было убедить Харли, что он не был каким-то бешеным монстром, который составлял заговор, чтобы убить ее.

Покидая магазин, Сальваторе сделал остановку в маленьком гастрономе, чтобы взять несколько упакованных бутербродов и мешков жареного картофеля прежде, чем сделать заключительную зачистку района и возвратиться в комнату мотеля.

Осторожно, чтобы закрыть дверь и замок, Сальваторе повернулся и …

«Dio», выдохнул он, уставившись на Харли, когда она стояла в середине гостиничного номера.

Ее влажные волосы свободно струились по плечам, амулет висел на тонкой полосе материала, который она сделала из тряпки для мытья посуды и завязала вокруг шеи, она была полотенце, которое было обернуто вокруг все еще влажного тела, с пистолетом на изготовку.

Она должна была выглядеть смешной.

Вместо этого Сальваторе чувствовал, как будто его просто пнули в живот, когда он встретил карие глаза, которые вспыхнули яростью.

Она была сексуальна и опасна одновременно.

«Где ты был? ” потребовала она ответа, ее рука напряглась на оружии. Как будто она хотела выстрелить в него.

Он наклонился, чтобы схватить сумки и поставить их на кровать, достаточно умно, чтобы скрыть улыбку удовлетворения от ее раздражения.

«Мы нуждались в запасах», гладко пояснил он.

“А что, если ты наткнулся бы с кем-то из стаи Каина? Или с Биггзом?”

Он повернулся, чтобы встретить ее угрюмый вид. “Ты волновалась обо мне, Харли?”

Она напряглась, не собираясь допускать правду.

«Ты не в том состоянии, чтобы быть бегал вокруг».

«Ах, ты действительно заботишься».

“Возможно, ты привел их сюда.”

«За мной никто не шел».

Шагая вперед, Сальваторе снял свои изодранные пиджак и рубашку, бросая их на пол.

Харли инстинктивно отстранилась, хотя она не могла скрыть взгляд, который пристально задержался на его голой груди.

«Что ты делаешь?»

«Мне нужно, чтобы ты вытащила серебро из моего плеча».

“Чем? ” Она покачала головой, когда Сальваторе наклонился, чтобы вынуть кинжал из ножен на его лодыжке. “Нет. Ни за что.”

Сальваторе убрал пистолет из ее руки, бросая его на кровати прежде, чем вложить рукоятку кинжала в ее несгибаемые пальцы.

«Это должно быть сделано, Харли. Сам я не могу вытащить».

Она сжала зубы, пойманная в ловушку между своим желанием послать его к черту и знанием, что его раны не будут заживать, пока серебро не будет убрано.

«Черт». Она указала на стул, стоящий рядом с маленьким столиком. «Садись».

Садясь, Сальваторе ждал, пока Харли твердо не встанет позади него, протянул руку через плечо, чтобы схватить ее руку и прижать ее к своим губам.

«Всего лишь серебро, дорогая».

Она предсказуемо выдернула руку, но Сальваторе не пропустил заботу, которую она проявила, чтобы не толкнуть его плечо.

«Если я решу убить тебя, то это не будет нож в спину», пробормотала она. «Замри.»

Положив руки на колени, Сальваторе закрыл глаза и сконцентрировался на своем дыхании. В отличие от вампов, у него не было способностей войти в заживляющий транс, чтобы избежать боли от ран. Пока он не мог перекинуться, он мог скрывать свои переживания за улыбкой.

Ну, не улыбнулся.

Это было больше «стона, действительно громкого», чтобы вынести его.

Наклонив голову, Сальваторе сжал зубы, пытаясь помнить, что он мужественный король, в то время как Харли резала его плоть, ища серебряные осколки, которые прятались глубоко под кожей.

Харли бомотала проклятия под нос, когда она боролась с особенно неповинующимся черепком.

“Я причиняю тебе боль? ” отрезала она.

“Харли, ты режешь мое плечо достаточно большим ножом,” сказал он мягко.

Был еще один жгучий толчок боли, затем наступило благословленное облегчение, когда последний осколок из изнурительно серебра был удален, и его естественные сила запустила механизм восстановления.

“Я думаю, что это так,” пробормотала она, издавая крошечный писк тревоги, поскольку Сальваторе вскочил со стула и со взрывом энергии перешел в его форму волка.

В любое другое время Сальваторе получил бы удовольствие в пристальном взгляде Харли, который цеплялся за его большое тело с пристальным удовлетворением, возможно он бы даже немного похвастался, чтобы доказать силу его тела и красоту черного как вороново крыло меха.

Теперь, он растянулся на ковре и дрожал, когда изо всех сил пытался излечить свои раны, чувствуя себя столь же слабым как щенок несмотря на мистические силы, которые текли в его крови.

Любой марафет подождет.

Чертовски досадно.

Это был один из самых тонких его талантов.

Его плечо сводило судорогой, когда порванные мышцы и проколотая кожу срастались, восстанавливалась сожженная плоть, хотя и осталась нежной. Усталый, голодный, и ослабленный удержанием от заключения связи, это заняло бы время, чтобы полностью прийти в себя.

Позволяя себе только краткий момент, чтобы насладиться примитивным удовольствием от его волка, Сальваторе, неохотно перешел обратно в человеческую форму, безразличную к нехватке одежды, поскольку, он встал шатаясь.

Оборотни редко были скромниками.

Он сделал паузу, чтобы поднять амулет с ковра. Он не знал достаточно о волшебстве чтобы знать, на сколько близко он должен был держать вещь, чтобы скрыть аромат, но он не был готов рисковать.

“Боже. Мне нужно в душ,” сказал он, на пути в ванную. “Есть еда и одежда для тебя в сумках.”

«С тобой все будет хорошо?»

“Ты не избавишься от меня настолько легким путем”. Он оглянулся через плечо и указал на сумки на кровати. «Ешь».

Я высунула язык. «Есть, сэр. Конечно, сэр».

«И веди себя хорошо».

Оставляя дверь в ванную открытой, Сальваторе ступил под душ, вздыхая от облегчения, поскольку горячая вода лилась по его телу. Он был менее доволен дешевым мылом мотеля и шампунем, но по крайней мере этому удалось смыть грязь. Он обернул полотенце вокруг талии, разорвал полосу от тряпки для мытья посуды, чтобы повязать амулет вокруг шеи.

Он убрал влажные волосы с лица и возвратился в главную комнату. Он улыбнулся, поскольку обнаружил, что Харли надела фланелевую длинную ночную рубашку, которая достигала ее коленей.

Без сомнения она предположила, что отталкивающий предмет одежды задушит необузданное желание. Вместо этого Сальваторе обдумывал различные методы того, как его убрать

Он мог сделать это медленно, таща уродливую ткань вверх, чтобы тело показывалось ниже, дюйм за великолепным дюймом. Он мог сделать это быстро, разрываясь ночнушку с острым рывком. Он мог сделать это, используя не что иное как зубы.

Шагая по полу короткими, судорожными шагами, Харли смотрела, когда он двинулся к кровати, выражение ее лица было странно настороженное.

«Что теперь?» отрезала она.

“Теперь я поем, и мы немножко отдых,” сказал Сальваторе, небрежно откидывая полотенце и доставая из сумок пару темных атласных боксеров.

Со сдавленным звуком Харли резко повернулась и уставиласт в стену, с твердой спиной.

“Разве ты не можете вызвать кого-то, чтобы тот приехал и забрал нас? ” сказала она сквозь стиснутые зубы. “Это не самое безопасное местоположение.”

Надев боксеры, Сальваторе устроился на кровати, прислонившись к спинке кровати, он взял три из бутербродов с ростбифом и съел их.

Естественно.

“Я собираюсь двигаться дальше прежде, чем кто угодно сможет нас догнать. Есть проблемы?”

“Ты хочешь список? ” наступила тишина, затем расправив плечи, Харли повернулась, чтобы он увидел ее хмурый взгляд. “Скажи мне, почему ты не хочешь вызвать свою стаю. Правду.”

Сальваторе напрягся в удивлении. Он не ожидал, что она будет в состоянии прочитать его с такой непринужденностью.

Это лишало силы духа.

Он вытер руки и сложил пустые обертки на тумбочке.

“У меня нет доказательства, но я подозреваю, что Биггз способен управлять умами и оборотней, и псов в течение короткого срока,” признался он.

Ее брови поднялись. “Он управлял твоим умом?”

“Нет, но до этого, я боролся против него и подвергся нападению оборотней, которые всегда хорошо ко мне относились.” Его руки сжались в древнем гневе. “Я был вынужден убить больше, чем одного из них.”

“Возможно они просто не так хорошо к тебе относились, как ты думал.”

Сальваторе пожал плечами. Ему было жаль, что она была не права. Было легче признать, что он убил предателей, а не верных товарищей, которые находились под принуждением Биггза.

К сожалению, он знал своих слуг слишком хорошо.

Они вырезали бы свои сердца, но не предали его.

“Я не собираюсь рисковать.”

“Но ты рискуешь,” она обратила его внимание. “Ко всему почему, знаешь, мой ум мог бы находиться под контролем Биггза.”

Сальваторе фыркнул. “Ты чертовски упряма, чтобы управляться кем-то. Кроме того, я был с тобой в течение многих часов. Я сомневаюсь, что власть Бриггса длится больше, чем несколько минут.”

Она обдумала его слова, рассеянно, покусывая губу.

“Я предполагаю, что это объяснило бы смешную веру Каина в то, что у него было своего рода видение,” признала она.

“Я бы сказал, что его эго больше обычного размера и в меньшей мере имеет отношение от видения Бриггза,” пробормотал он.

Она проигнорировала его кислое мнение по поводу пса. “Это кажется опасным, чтобы подвергнуть риску вампиров волшебно-безумному оборотню.”

“Вампы непроницаемы для управления сознанием. К сожалению, рассвет слишком близко для них, чтобы они могли приехать. Мы должны будем ждать до завтрашней ночи, чтобы встретиться с ними. ” Он похлопал по матрацу. “Пока мы отдохнем.”

Она облизала губы, резко оказываясь более встревоженной, присоединением к нему на кровать, чем его признанием, что Биггз мог управлять умами.

“Прекрасно. Ты отдыхаешь, я наблюдаю,” она хрипло сказала она.

“Я уже проверил. Никто не знает, что мы здесь.»

“Ты не можешь быть уверенным …”, Она пораженно вздохнула, поскольку Сальваторе соскользнул с кровати, и плавно двинулся, чтобы поднять ее на руки. “Черт возьми, отпусти меня.”

“С удовольствием.”

Двумя длинными шагами он бросал ее на кровать и стремительно накрыл ее тело своим. Сильное желание охватило его от чувства, что изгибы ее лета идеально соответствуют ему.

Боже.

Он не знал, была ли это скрепляющая связь, которая заставила его реагировать на нее как изголодавшегося по этой особой женщине, или же это была просто нормальная реакция между мужчиной и женщиной, и по правде говоря, он не думал об этом.

Он хотел ее.

Сейчас.

Сальваторе наблюдал, как карие глаза потемнели, поскольку Харли отреагировала на жар его тела, который заполнил воздух, он даже был в состоянии услышать внезапный скачок ее сердца.

“Слезь с меня,” проскрипела она, явно не так довольная, как Сальваторе, их взрывчатой реакцией друг на друга.

“Мы остаемся в этой постели, Харли,” предупредил он. “Тебе решать, спим ли мы или наслаждаемся более радостным вещами.”

Глава 8

Харли отвела пристальный взгляд от литого золота его глаз, чувствуя, как будто она медленно таяла внизу от мощного жара его желания.

Что за чертовщина с ней твориться?

Она была в дешевом мотеле в бегах, потому что она была достаточно глупа позволить любопытству преодолеть здравый смысл, а также она находилась в постели с королем, которого ее учили бояться и ненавидеть в течение прошлых тридцати лет.

Она должна была пнуть оборотня под зад, а не бороться с желанием погрузить руки в те густые черные волосы, чтобы придвинуть его голову вниз и бессмысленно его поцеловать.

Конечно, в ее оправдание, Сальваторе был неприлично красив.

Не только его худое, жестокое красивое лицо, но и его тело, что более, чем соответствовало ее представлениям о мужчине, как только рваная одежда была удалена.

Его бронзовая кожа была гладкой и обтягивала рельефные мышцы, которые сокращались с удивительной непринужденностью.

Его грудь была широкой и переходила в тонкую талию, его руки были сильные, идеальной формы с тонкими пальцами, которые в настоящее время нежно поглаживали ее плечи. Это поглаживание посылало толчки жара к самым интимным местам.

Вкусное совершенство от макушки до пят.

Черт бы его побрал.

“Ты сознательно выбрал комнату только с одной кроватью, не так ли?” обвинила она, ее голос был смущающимся и хриплым.

“Я выбрал комнату, самую дальнюю от офиса и ее не видно с дороги. ” Медленная, злая улыбка изогнула его губы. “То, что у этого номера только одна кровать, является бонусом.”

«Возможно, бонус для тебя».

Он повернул голову и уткнулся ей за ухо, так что сердце Харли забилось очень часто. Когда это место стало настолько чувствительным?

Я могу удостовериться, что это является бонусом и для тебя».

“Ты так самоуверен, …” Ее ядовитые слова были полностью разрушены, поскольку его губы нашли другое место слабости у основания ее горла. «О».

“О, действительно,” проворчал он, прикусив ее ключицу. “Ты сладкая везде?”

Его экзотический, мускусный аромат растревожил в ее чувства, просочился в ее кожу как самое прекрасное возбуждающее средство. Невольный запах омрачил ее ум, который был единственным объяснением того, почему ее руки поднялись, чтобы погладить его великолепную спину.

«Что ты со мной делаешь?», бормотала она.

Его мягкий смех проскользнул по ее щеке, когда он наклонился, чтобы ухватиться за подол ее ночной рубашки, и с одним плавным движением была стянуть ее через голову и швырнуть через комнату.

«Ты хочешь подробные объяснения, или краткие того, что я буду делать?» проговорил он, отклоняясь назад, чтобы рассмотреть ее тело, одетое лишь в белые трусики.

Харли задрожала, золотой пристальный взгляд был почти материальной силой, поскольку он задержался на ее странно тяжелой груди.

— Ты знаешь, что я имею в виду.

«На самом деле, я не имею ни малейшего понятия.”

«Ты используешь какую-то силу…»

Он переместился, устраиваясь между ее ног, которые инстинктивно раздвинулись. Он наклонил голову, и волосы цвета воронова крыла задели ее напрягшиеся соски.

«Какую?»

«Чтобы обольстить меня».

Его язык скользнул по ее соску, грубый ход, извлекающий стон из ее горла.

«Силу?»

Она вонзила ногти в гладкую кожу его поясницы. “Не смейся надо мной.”

Он продолжал дразнить ее сосок, его мужское достоинство было готово и прижималось с безупречной точностью к ее женскому ядру. О, … Боже. Как же хорошо. Безумно хорошо.

«Смех, это не то, что я хочу с тобой сделать», сказал он, целуя ложбинку между грудей.

«Джулиани».

С низким стоном Сальваторе стремительно добрался до ее губ, и слился с ней в требовательном в поцелуе, который был подобен необузданному голоду. Желание было словно пожар, иссушающее любую надежду на сопротивление.

“Я не знаю, о какой силе ты говоришь, cara, только если это не мощная сила моего мужского очарования,” он прошептал он ее в губы. “Которая, как я уже говорил, является непреодолимой.”

Ее бедра поднялись в явном приглашении. “Я не верю тебе.”

«Почему?»

«Потому что я не хочу тебя! Я даже не знаю тебя!»

Он хихикнул, прокладывая путь из поцелуев вниз по ее горлу. “У нас есть вся вечность, чтобы лучше познакомиться.”

Она сохранила достаточно здравого смысла, чтобы среагировать на его собственнический тон. Единственная вещь, в которой она была уверена это то, что она устала от манипуляций со стороны других.

Отныне она намерена сама отвечать за собственную жизнь.

“Вряд ли” предупредила она, царапая ногтями его спину. Она упивалась его сильной дрожью удовольствия. “И если ты считаешь, что это означает, что я когда-нибудь стану твоей глупой королевой, то тебе следует хорошенько подумать еще раз.”

“Боже, Харли,” выдохнул он. “Я даже не могу поцеловать тебя без того, чтобы ты не спорила?”

«Я просто не хочу, чтобы ты думал…»

Его руки скользили по ее телу, его рот жадно целовал ее от груди к низу живота.

“Я не думаю, cara,” прохрипел он. “И это должна быть точка. Позволь себе двигаться вперед.”

Харли почти свалилась с кровати, когда его язык погрузился в ее пупок, шокирующее мужское естество нацелилось прямо между ее ног.

Боже. Любовные ласки Сальваторе были так же интенсивны и безжалостны как его характер.

Она чувствовала, что была насыщена ощущениями. Неустанное исследование его рук, волнующая проба его губ, жесткий толчок его эрекции.

Это было, как будто она оказалась в центре водоворота, не имея малейшего представления о том, как она туда попала.

“Ты хочешь, чтобы сама тебе отдалась? ” удалось ей спросить.

Он поднял голову, чтобы посмотреть на нее с открытым развлечением. «Какая восхитительная Викторианская эпоха. Если хочешь, я могу отдаться тебе”.

«Хорошо». Мимо точки, откуда нет возврата, Харли решила, что единственная оставленная ей возможность состояла в том, чтобы взять на себя ответственность за ситуацию. Она провела руками по его спине, погрузила пальцы в его волосы, и одним гладким движением перевернула Сальваторе на спину и села сверху. Она самодовольно улыбнулась, глядя на его удивленный взгляд. “Тогда ты не будешь возражать, если я буду на сверху.”

Черт, нет, Сальваторе не возражал.

Какому оборотню не понравилась бы женщина, которая знала то, что она хочет — и была достаточно отважна, чтобы сделать это?

Особенно, если это включало его тело, которое было готово и хотело понравиться этой женщине.

Конечно, он бы предпочел, чтобы она не глядела на него сверху вниз и бессмысленно не разговаривала между поцелуями и не ломала ему челюсть.

Распластавшись на шероховатом матрасе, Сальваторе позволил рукам скользить по ее бедрам. Его пристальный взгляд впился в ее нежное лицо, обрамленное золотыми волосами, и мерцающими карими глазами. Его сердце бешено стучало в груди, поскольку его пристальный взгляд опустился ниже и задержался на прекрасной груди и розовых сосках, прежде, чем оказался на тонком изгибе ее талии.

Мужчина в нем реагировал с предсказуемым желанием на ее голую красоту, но пробуждение его волка было неожиданным. Он никогда не испытывал того, чтобы его животное было так близко к поверхности во время секса, и он был захвачен врасплох сильным волнением, которое пульсировало в его крови.

Она резко втянула в себя воздух, поскольку его глаза пылали с внутренним животным огнем, заполняя комнату золотым светом. Но это не был страх, который слегка откликался. Это было то самое сырое желание, которое тянулось от него.

“Ты хочешь быть сверху, cara,” хрипло сказал он, его руки поднялись, чтобы погладить ее грудь, его большие пальцы играли с ее сосками. “Разве ты не должна обманывать меня?”

Ее глаза сузились в явном вызове, руки крепче сжали его волосы, когда она склонилась, чтобы поцеловать его с грубой страстью, которая заставила волка внутри него рычать от удовольствия. Она имела вкус ванили и женщины, магии и власти завернутых в сладкое искушение.

Бедра Сальваторе оторвались от кровати, и его естество потерлось о нее. Даже через атласную ткань он почувствовал себя ошпаренным ее жаром.

Боже. Он должен быть в ней.

Он должен был отметить ее своей страстью, ароматом, самой своей сущностью.

Как будто почувствовав его собственнический животный инстинкт, Харли резко прикусила его нижнюю губу.

«Это ничего не значит, Джулиани», пробормотала она.

Его руки проследовали по изгибу ее талии, срывая с нее атласные трусики.

«Независимо от того, что позволяет тебе спать по ночам, cara».

“Высокомерный ублюдок.”

Сальваторе резко вдохнул, поскольку Харли проложила путь из влажных, требовательных поцелуев по его груди, ее бедра раскачивались против его орудия. Высокомерный? В этот момент он счастливо опустился бы на колени, чтобы просить Харли избавить его от мучений.

«Харли».

Его мольба была прервана, так как она спустилась вниз по его телу, мучительно целуя его все ниже и ниже.

Стиснув зубы, Сальваторе переместил руки, чтобы схватить одеяло под ним. Ему хотелось схватить ее и уложить на матрас и взять с разъяренным голодом.

Не осознавая того, как близко он был к краю, или возможно просто наслаждаясь ее властью над ним, Харли продолжала сводить его с ума. Ее губы посылали ударные волны через его тело. Тогда без предупреждения, ее рот сомкнулся на головке его члена, сырой жар, клеймил его через атласные боксеры.

«Боже». Он потянулся, чтобы схватить ее за руки и забрать ее губы с силой только за исключением боли. “Я выбрасываю полотенце, cara,” прохрипел он с заметным акцентом. “Я больше не могу.”

Она намеренно передвинула бедра с самодовольной улыбкой. «Король не должен быть в состоянии…» Ее глаза расширились от шока, потому что Сальваторе потянулся, чтобы стащить вниз его трусы, и с одним плавным движением поднял бедра, чтобы проникнуть в ее влажное тепло. “О, Боже”.

Проводя руками по ее спине, Сальваторе всосал кончик ее соска между губами, смакуя ее низкий стон удовольствия. Она сидела так плотно, как перчатка вокруг него, заставляя его дрожать от усилия, чтобы сдержаться, пока она привыкнет к его проникновению.

“Как хорошо”, прохрипел он. “Оседлай меня, Харли.”

Опираясь руками на его грудь, она приподняла бедра, поднимаясь к самому его концу прежде чем медленно опуститься вниз, поглощая его глубоко внутри. Сальваторе бормотал проклятие, его руки вцепились в ее бедра, когда он вел войну против своего надвигающегося оргазма.

Черт возьми. Он прославился своей стойкостью. Он мог удовлетворять женщину в течение многих часов прежде, чем получить собственное освобождение. Но никогда прежде секс не взывал к нему как к мужчине, и как к животному.

Пот катился по его лбу, когда он сконцентрировался на гипнотической красоте ее лица. На этот раз черты ее лица не были скрыты, ее глаза расширились в приливе страсти, когда она ускорила свой темп.

Его бедра поднялись, чтобы встретить ее нисходящие удары, рычание его удовлетворения заполняло воздух, поскольку ее ногти впились в его грудь, проливая кровь.

Воздух был наполнен ее возбуждением, ее тонкое тело склонилось над ним, когда она запрокинула голову назад и потеряла себя в удовольствии.

«Сальваторе», мягко выкрикнула она с нотками отчаяния, когда она приблизилась к кульминации.

«Cara», прошептал он. “Отпусти.”

“Я …” Она застонала в облегчении, поскольку Сальваторе сжал ее бедра, входя глубоко в нее наращивая темп. «Сильнее.”

“Все, что ты пожелаешь, Харли,” прошипел он, его рука обхватила ее затылок и притянула голову вниз, таким образом, он смог поцеловать ее с первобытным удовольствием.

Их языки сцепились, их тела двигались вместе с растущим отчаянием. Затем как раз в то самое время, когда Сальваторе испугался, что взорвется, он почувствовал, что Харли напряглась, и крик удовлетворения сорвался с ее губ.

Сальваторе погрузил свои пальцы в ее атласные волосы в тот момент, когда ее оргазм охватил его член. Его бедра поднялись вверх, когда он дал волю своей страсти переходящей в шквал безудержного голода.

Его волк завыл от удовольствия, когда тело взорвалось в оргазме, и ударные волны удовольствия прокатились по его телу.

Его.

Его женщина. Его пара.

Его вторая половина.

Сальваторе резко проснулся, бормоча проклятия, поскольку понял, что он уснул.

Это не было неожиданностью. Он был вынужден использовать его энергию в опасном режиме, в то время как он был ранен. Его тело требовало времени, необходимого, чтобы прийти в себя. Даже если это оставило его уязвимым.

Инстинктивно его руки потянулись через кровать за Харли. Одно дело рисковать собственной шеей и совсем другое рискнуть его половиной.

Его глаза широко распахнулись, когда его ищущие руки, ничего не нашли кроме мятых простыней.

“Харли? ” пробормотал он, его вялый ум запоздало вспомнил, что ее запах был замаскирован амулетом. Боже. Вскакивая с кровати, он схвалит и натянул джинсы и белую футболку. Он отметил, что шорты хаки и рубашка, которые он украл для Харли, исчезли. “Упрямая, невоспитанная девчонка,” пробормотал он, надевая кроссовки и проводя руками по спутанным волосам. “Когда я достану ее, я буду…” Сальваторе напрягся, поскольку запах пса испортил воздух. «Дерьмо».

Собирая оружие и кинжал, оставленные на тумбочке, Сальваторе осторожно выскользнул из комнаты. Передвигаясь в тени, когда он медленно обошел вокруг отеля, чтобы изучить почти пустую автостоянку.

Два мужчины стояли около мусорного контейнера. Один из них был высоким, изможденным человеком с залысинами и узким выразительно уродливым лицом. Другой был молодой пес с подстриженными каштановыми волосами и мускулистым телом, полученным в ходе тренировок с поднятием веса.

“Блондинка говоришь? ” сказал человек с хитрым светом в бледных глазах.

Пес нетерпеливо кивнул. “Путешествует с темноволосым человеком.”

Очевидно, он закидывал удочку для взятки, человек откашлялся. “Этого не достаточно, чтобы продолжить.”

Мускулы пса напряглись, предсказуемо, не обращая внимания на намеки. Пес не понимал намеков.

“Не дергай меня,” предупредил он. “Сколько незнакомцев входили в эту деревенскую адскую бездну?”

Напрягаясь, человек бросил два мешка мусора в контейнер и направился в мотель.

«Возможно тебе следует двигаться дальше».

С низким рычанием псе заблокировал путь человеку, он схватил того за рубашку и поднял на несколько дюймов от земли.

“И возможно ты должен ответить на мой вопрос прежде, чем я разорву твое горло.”

“Иисус Христос, что, черт побери, с твоими глазами?”

Бормоча проклятие, Сальваторе пересек автостоянку. Что было не так с глупым псом?

Первое правило в мире демонов состояло в том, чтобы не привлекать внимания смертных. Те, кто нарушает этот особый закон, скоро умирают. Или хуже, отвечают перед Оракулами. Правящая Комиссия могла создать наказания, которые могли сделать так, что смерть показалась бы праздником.

Переместившись вперед с невероятной скоростью, Сальваторе ударил пса по затылку и спокойно переступал через его тело, которое упало на бетон.

«Простите за вторжение, но вы выглядели так, как будто нуждались в некоторой помощи», — сказал он, растягивая слова.

Человек облизал губы, глаза были широко распахнуты, руки тряслись. “Кто Вы?”

“Человек, который очевидно просто спас Вас от разрыва горла.”

С дрожью человек мельком взглянул на валяющегося пса. “С ним что-то не так.”

«Наркотики».

«Я никогда не видел, чтобы от наркотиков у человека светились красным глаза».

“Новый дизайнерский наркотик из Сент-Луиса,” гладко солгал Сальваторе.

Человек нахмурился, но принял смешное объяснение Сальваторе. “Вы знаете его?”

“Мой спутник и я следили за ним, так как он сбежал от властей два дня назад.”

«Вы полицейский?»

“Достаточно близко.”

Доказывая, что не полный идиот, человек пристально посмотрел подозрительным взглядом на Сальваторе, жесткие черты лица и смертельные золотые глаза. Даже повседневная одежда не могла скрыть его дикую натуру.

«Где Ваш значок?»

Сальваторе пожал плечами. “Я здесь не для того, чтобы вмешиваться в Ваши дела, я просто ищу своего спутника. Этот человек спрашивал о блондинке.”

Человек сделал осторожный шаг назад. “Блондинка?”

«Да. Вы видели ее?»

«Я не хочу быть вовлеченным…»

Засовывая руку в карман, Сальваторе вытащил свернутую пачку денег, которую он украл прежде ночью.

“Я в долгу не останусь. ” Он снял с нескольких купюр, бросая их к ногам человека. “Куда она пошла?”

Осторожно, следя за Сальваторе, человек наклонился, чтобы схватить деньги и засунуть их в карман.

“Я видел, как блондинка бежала по Мэйн-Стрит.”

“Пешком?”

«Ага».

«Как давно?»

«Не больше пятнадцати минут назад».

«Она была одна?»

Человек выпрямился, засовывая деньги в карман. «Насколько я могу судить.”

Кивнув Сальваторе направился по улице. «Grazie»[2].

“Эй, а что относительно этого парня на земле?”

Не снижая темпа Сальваторе ответил. “Это не моя проблема.”

«Вы не можете просто оставить его здесь».

“Фактически, я могу, хотя могу предупредить. ” Достигая каменной стены, которая отметила край автостоянки, Сальваторе легко перепрыгнул ее и приземлился на тротуар. “Вы не захотите быть рядом, когда он проснется.”

«Эй…»

Человек продолжал кричать бессмысленные слова, но Сальваторе уже шел вниз по улице, вынужденный замедлить темп, чтобы всмотреться в магазины, которые он проходил.

Боже. Какой же он дурак, что позволил Харли носить амулет. Это было фактически приглашение для упорного оборотня сбежать от него, зная, что он не мог отследить ее аромат. Конечно, с другой стороны, никто больше не мог выследить ее, напомнил он себе. И рассматривая количество врагов, преследовавших его, амулет был сокровищем вне всякого сомнения.

Нет, если бы у него были мозги, он бы не только разрешил держать ей амулет, но и привязал бы ее к кровати.

Сальваторе вздрогнул. Даже после нескольких часов насыщения его необузданного желания, его кровь все еще нагревалась и его тело напрягалось, только при простой мысли о раздражающей женщине.

Не удивительно.

За эти годы он наслаждался талантливыми любовницами, но что произошло между ним и Харли, что не было просто сексом.

Это была ошеломляющая вспышка ощущения, что его безвозвратно связали с его парой. И у него даже не было смысла сожалеть о этом, его жизнь изменилась навсегда.

Фактически, его единственное сожаление было то, что Харли, очевидно, была не готова принять их союз.

Достигнув края города, Сальваторе остановился на минуту, чтобы рассмотреть варианты. Всегда была возможность, что Харли решила возвратиться к Каину. Она должна была знать, что пес был готов простить ей что угодно, если бы она согласилась остаться с ним. Была также возможность, что она украла автомобиль и была дальше, чем он мог представить.

Его инстинкт, однако, твердил ему, что она все еще была рядом.

Заходя в лес, который растянулся к северу от города, Сальваторе осторожно прокладывал свой путь через густой подлесок. На расстоянии он мог услышать щебетание птиц и шелест маленькой игры, но не тяжелую тишину скрытую вокруг него. Весьма необычный. Животные могли ощутить его хищный характер. Это было, но вместо этого, его кольнуло энергией, которая предупредила, что оборотень был рядом.

«Харли?»

Тревога сочилась вниз по его позвоночнику, поскольку аромат гниющего мяса заполнил воздух. Кто бы ни был там, это была не Харли.

Стремительно скидывая одежду, Сальваторе приготовился перекинуться. При нормальных обстоятельствах не было волка, рожденного бросить ему вызов. К сожалению, его невостребованная связь спаривания сделала его уязвимым.

Вызывая силу, Сальваторе колебался, в то время как холодок появился на поляне прямо перед ним, и начал складываться в очертания человека. Его руки сжались, когда он узнал в коротышке оборотня с неопрятными каштановыми волосами и темно-красными глазами.

Он был более бледным, чем он помнил, его лицо было более тонким, его глаза были еще более красными. Сомнений не было, жестокие черты и запах безумия, льнувший к нему.

«Биггз», прошипел он.

“А, Сальваторе Джулиани,” человек глумился, его английский акцент, был столь же явным, как и несколько столетий назад. Биггз всегда был слишком высокомерен, чтобы попытаться раствориться в толпе. Это объяснилось длинным черным плащом, который он обернул вокруг тонкого тела. Или возможно его вкус был просто отвратителен. “Ты даже не представляешь, сколько времени я ждал этого момента.”

“Я предполагаю, что ты ждал, с тех пор как я надрал тебе задницу, бросил тебя в огонь и развеел прах над куче экскрементов,” глумился Сальваторе.

Темно-красные глаза вспыхнули, холод распростанился, чтобы укусить кожу Сальваторе. Dio. Что Биггз с собой сделал?

«Ты так гордишься собой, но я все еще здесь».

Сальваторе сузил свой пристальный взгляд. Он не знал всего о волшебстве, но он был уверен, что оборотень не мог взять достаточно власти от его хозяина, чтобы переместиться из одного места в другое. Биггз должен был проецировать его внешность.

Не то, чтобы это делало его менее опасным.

Или менее безумным.

“Но не во всей твоей славе,” Сальваторе насмехался, ярко вспоминая, что слабость Бриггса всегда была его неспособностью сдержать себя. “Боишься стоять передо мной как перед истинным оборотнем, волшебный сосунок?”

“И почему я должен обеспокоиться, когда у меня есть рабы, чтобы собирать хлам?”

Биггз поднял руку и Сальваторе пораженно отлетел назад, поскольку оборотень послал сокрушительную команду к отдаленным псам. Годы, очевидно, не научили его сдержанности. Он всегда был большим поклонником излишества.

Избавляясь от булавочных уколов боли, Сальваторе изучил своего давнего врага. У псов не займет много времени прибыть. К тому времени он должен был знать, как Биггз был все еще жив и что, черт возьми, он собирался сделать.

“Конечно, ты не можешь быть достаточно идиотом, чтобы полагать, что твои псы могут схватить меня?”

Биггз ухмылялся, уверенный, что загнал Сальваторе в угол. “Они удивительно неподходящие, но они служат своей цели в большинстве случаев.”

“Не в этом случае. ” Сальваторе пожал плечами, сознательно беспечно. “Если у тебя нет нескольких сотен скрытых среди деревьев.”

“Как всегда, ты печально недооценил меня, Сальваторе.”

“Нет, Бриггз, как всегда, ты переоценил себя.” Безразличный к тому факту, что он был совершенно голый, Сальваторе сложил руки на груди и всмотрелся вниз в мелкого оборотня. Бриггз очень не хотел, чтобы ему напомнили о его маленьком росте. “Можно подумать, если бы я умер сразу, то показал тебе, что ты никогда не будешь лучше меня. Я — король, и ты — испорченный бывший, который должен использовать черную магию, потому что он не достаточно оборотень, чтобы превзойти меня.”

“Король? ” Биггз скривил губы. “Ты — жалкий выскочка, который украла то, что было по закому моим.”

“Если бы это было по закону твоим, то мне никогда не разрешили бы сидеть на троне. Ты был признан недостойным.”

«Ублюдок». Биггз поднял руку, и Сальваторе почувствовал, как ледяные полосы власти обернулись вокруг него, ставя его на колени. “Я заставлю тебя заплатить.”

«Магия», зарычал Сальваторе, почти давясь вонью гниющего мяса. Сила Оборотня была теплой, силой земли, которая не имела ничего общего с искривленным извращением черной магии. “Ты жалок.”

Биггз двинулся к нему, его плащ, слегка колебался вокруг него, хотя полы ниже его ног не издавали ни звука.

Урод.

«Я не один на коленях».

«Чего ты хочешь?»

«Ты все взял от меня».

Сальваторе плюнул на тяжелые ботинки, которые остановились в паре футов от него. “Оборотни никогда не примут ходячий труп, от которого воняет предательством.”

«У них не будет выбора».

Острый смех Сальваторе отозвался эхом в деревьх. “У оборотней всегда будет выбор.”

«Я могу дать им то, чего ты не можешь».

«И что это?»

Он ухмыльнулся. «Будущее».

«Будущее? Что, черт побери, это означает?»

«Детей».

Сальваторе ошеломленное вздохнул. Нет. Этот сумасшедший не мог найти то, что излечило бы оборотней. Судьба может быть жестокой, но она не может быть полностью безжалостной.

Биггз был непостоянным, властолюбивым деспотом, который приведет оборотней обязательно к уничтожению.

“Ты думаешь, что можете создать детей с помощью магии? ” потребовал он ответа.

“Я не был первым лидером оборотней, готовым обращаться за помощью для наших людей к … нетрадиционным средствам. ” Ядовитая улыбка изогнула его губы. “Как ты думаешь, я был первым представлен к власти?”

«Ты лжешь».

Биггз потянулся, чтобы провести пальцем по щеке Сальваторе, его прикосновение оставляло след холодной боли.

“Я был взят королем, когда стало очевидно, что я должен был быть его наследником. ” Его глаза вспыхнули с чистой ненавистью. “Прежде, чем ты родился.”

Сальваторе стиснул зубы, пытаясь проигнорировать неловкость, которая пошевелилась в низу его живота.

Предыдущий король был затворником, иногда переходил в животное, которое слишком часто исчезало в течение многих лет подряд. Он стал еще более скрытным после того, как Сальваторе вошел в свою силу, редко вращался среди стаи.

Но не было никакого намека, что он творил зло в своем логове.

Это казалось чем-то, что Сальваторе бы запомнил.

«Если это правда, тогда он поделился бы информацией со мной», отрезал Сальваторе.

«Он опасался».

«Опасался? Чего?»

«Древнего духа».

«Боже». Сальваторе дернулся от болезненного прикосновения Бриггза. “Ты абсолютно чокнутый.”

Ярость сжала изможденное лицо. “Не смей дразнить меня.”

“Если ты должен был стать великим Мессией, тогда где твои творения?”

С усилием Биггз возвратил его командный характер, разгладил руками смешной плащ.

«Все в свое время».

Не было ошибки, что оборотень был самодовольно уверен, и Сальваторе был поражен внезапным подозрением.

“Боже, ты не можешь верить, что изменишь своих жалких псов в чистокровных? ” Он покачал головой. “Я ожидал бы такую глупость от Каина. Но ты, Биггз? Как неутешительно.”

Выражение лица Бриггза было снисходительным, напоминая Сальваторе, сколько удовольствия он получит вырезая его сердце.

“Я просто предложил псу возможность бросить взгляд в его будущее. То, что он утверждает, что что-то видел, не моя проблема.”

“Если это не псы, тогда где твои воображаемые дети?”

“Они придут, когда настанет время,” заверил его Биггз. “Ты вмешался слишком быстро.”

Вмешался? Так же, как Сальваторе хотел разрушить низкие планы Бриггза, он не сделал большего, чем наткнуться на Каина. И … Харли.

Внезапный, ослепляющий гнев помчался сквозь Сальваторе, когда он боролся с ледяной связью, которая его держали.

“Ты — сукин сын,” выдавил он. “У тебя никогда не будет Харли или ее сестер. Никогда.”

“Харли? ” Биггз казался по-настоящему озадаченным. “А, сучка Каина.” Он пожал плечами. “Она без сомнения согреет мою постель, как и все чистокровные самки.”

Гнев Сальваторе колебался, его лоб нахмурился. “Ты не можешь одурачить меня, Биггз. Ты виновен в краже детей-оборотней из моей детской.”

“Конечно, это я. И они, как оказалось, были прекрасным развлечением. ” Он хихикнул. “Еще лучше, чем я когда-нибудь мечтал.”

«ты похитил четырех чистокровный детей для развлечения?»

“Я знал, как отчаянно ты строил надежды относительно них, и что ты пожертвуешь чем угодно, чтобы вернуть их, даже покинешь свою цитадель в Риме,” Биггз растягивал слова, его скандальное тщеславие было запечатлено на его лице. “Они были простыми пешками в твоем финальном разрушении.”

Сукин сын.

Сальваторе покачал головой с самоотвращением.

Из всех причин, что он выбирал для кражи младенцев за прошлые тридцать лет, он даже не рассмотрел возможность, это был заговор, лично направленный на него.

«Ты намеренно привел меня сюда».

«Конечно».

«Почему?»

“Как я сказал, еще не пора показать мою великую схему,” сказал Бриггс, склоняясь, чтобы лучше насладиться разочарованием Сальваторе. “Но будь уверен …”, Он проглотил свои слова, поскольку его глаза расширились в неожиданном ужасе. Он наклонился еще ближе, вдыхая запах с кожи Сальваторе. “Что это?”

Дикая улыбка изогнула губы Сальваторе. “Брачные узы.”

Биггз выпрямился, его бледное лицо становилось совершенно растообразным.

«Нет. Этого не может быть».

«Очевидно, может».

Оказавшись в борьбе их воли, ни один из мужчин не заметил, что они больше не были одни. Пока не услышали звук снимаемого с предохранителя оружия.

«Шах и мат».

Кровь Сальваторе застыла в жилах, когда он заметил Харли, стоящую непосредственно позади Биггза, ее пистолет указывал на заднюю часть головы оборотня.

«Харли, нет!»

Глава 9

Харли уже привела в действие спусковой механизм, когда Сальваторе выкрикнул. Со смертельной точностью пуля врезалась в заднюю часть головы оборотня, с силой, посылавшей его вперед.

Она инстинктивно сжала оружие, указала на незнакомца, внутри у нее все сжалось, поскольку она наблюдала зияющее отверстие в его черепе, которое стремительно срасталось.

Где была кровь? Запекшаяся кровь?

Даже самые сильные оборотни не могли быть застрелены так, чтобы через несколько минут прийти в себя.

Ну, это было общепринятым предположением.

Жалко, но никто не сказал, что страшный оборотень, который уже мерцал властью, перекинется.

Дыхание Харли исчезло, когда смертельное животное с красновато-коричневым мехом и большими острыми как бритва зубами, перекинулся, чтобы оценить ее жестокими темно-красными глазами.

Вот дерьмо.

Харли никогда не понимала, что кровь могла действительно свернуться.

Приученная к псам, она была неподготовлена к размеру и ужасающей власти чистокровных. Воздух загустел, наполнившись тяжелым чувством опасности. Ее кожу покалывало. И ее мышцы напряглись.

Живот Харли свело судорогой, ей хотелось убежать от ужасающего хищника, но здравого смысла хватило, чтобы замереть.

Самый быстрый путь к смерти состоял в том, чтобы дать большой страшному оборотню возможность ее преследовать.

Вместо этого она зафиксировала руку и подготовилась стрелять в зверя. Это не помогло в первый раз. Ладно, помогло чуть-чуть. Это должно было его прогнать. У Харли не было большого выбора, так как перекинуться она не могла.

Оборотень медленно опустил голову, готовясь к нападению, но прежде, чем Харли смогла сделать выстрел, разъяренный вой расколол воздух.

Ошеломленная Харли сделала шаг назад, наблюдая, как Сальваторе присел на земле, его тело утолщалось, его лицо вытягивалось, толстый иссиня-черный мех слегка покрывал его кожу. В мгновение ока он стал огромным оборотнем.

Боже, как же он был красив, признала она, ее сердце сжалось со странным страхом, когда он врезался в неизвестного оборотня с огромной силой.

Катаясь по поляне, два чистокровных рвали друг друга длинными когтями и челюстями. Харли опустила оружие, она не могла рисковать попасть в Сальваторе, в то время как сражение продолжалось.

Аромат крови наполнил воздух, Харли охватил страх. Сальваторе был огромным, более агрессивным оборотнем, но незнакомец казался странно неуязвимым даже со своими дикими ранами.

Это должно быть Биггз, она сказала себе. Только черная магия могла позволить мелкому оборотню пережить зверскую ярость Сальваторе.

Однако, это знание ничуть не успокоило Харли.

Как Сальваторе предполагает победить зомби-оборотня с дьявольскими силами?

Болезненный вскрик донесся сквозь деревья, Сальваторе наконец навалился на кричащего оборотня, вонзая зубы глубоко в горло противника. Борьба должна была прекратиться, но в доказательство своих неестественных сил, Биггз продолжал рвать когтями спину Сальваторе, оставлять глубоко следы, которые сочились огромным количеством крови.

Сальваторе не мог истечь кровью, но он быстро слабел, если его ранам не давали заживать.

Проклятье.

Харли двинулась вперед, ей надоело смотреть со стороны.

Она понятия не имела, что повредит оборотню, но она была готова попробовать что угодно. Она решила выпустить всю обойму в голову оборотня.

Передвигаясь достаточно, чтобы не отвлекать Сальваторе, Харли ждала, пока четко не увидела голову оборотня, потом подняла руку и прицелилась из пистолета.

Ощутив ее присутствие, Биггз переместил его темно-красный пристальный взгляд, чтобы оценить ее со злорадным предупреждением.

Боже. Ее горло сжалось ледяным страхом, но ее рука не дрогнула. Какая мерзость. Мысль о том, что это существо ползало бы по миру, была разумным демоническим кошмаром.

Возможно, читая определенность на ее лице, спутанную с яростью, Харли была поражена взрывом холодного воздуха. Падая назад, она только могла в ужасе смотреть, это исчезло с громким хлопком.

Харли распласталась на спине, больше ошеломленная исчезновением оборотня, чем волшебным ударом. Она судорожно вздохнула, уставившись на пестрое солнце, которое просматривалось через тяжелый лиственный шатер над ней. Без предупреждения ее обзор был загорожен худым, мрачно красивым лицом Сальваторе.

“Харли? ” Он сменил вид на человеческую форму, но золотые глаза продолжали пылать силой.

Садясь, Харли откинула волосы с лица и стала изучать твердое голое тело, присевшее рядом с ней. Это стоило изучать в любое время, но в настоящий момент единственный интерес Харли был сосредоточен на глубоких ранах на его бронзовой плоти.

«Ты ранен», сказала она.

“Заживет,” уверил он ее, его лицо выражало озабоченность. “Ты как?”

«Я в порядке».

Чтобы подтвердить свою точку зрения, Харли встала на ноги и принялась счищать грязь с ее шорт-хаки, в то время как Сальваторе переместился, чтобы одеть джинсы и футболку. Его движения были неуклюжими, но было очевидно, что он выздоравливает, и Харли поняла, что действие адреналин закончилось, и появилась неопределенная неловкость.

Когда ранее денем она проснулась обнаружила себя в кольце рук Сальваторе, она не могла отрицать, что запаниковала.

Это не было шоком при том, что они всю ночь придавались страсти. Человек был утонченным экспертом в постели. Даже теперь вспоминая об этом тело Харли покалывало во всех тех местах, что он касался.

Нет, это было осознанием того, что она с легкостью забыла, что Сальваторе был немного больше, чем незнакомцем. Незнакомец, который, как она день назад она верила, был ее заклятым врагом.

Все, что она знала, что он вел тщательно продуманную игру, которая собиралась закончиться ее смертью. Она была бы дурой, чтобы доверять ему, потому что он, оказалось хорош в постели.

Кроме того, впервые в жизни она была … свободна.

Не было никакого Каина с его страшными предупреждениями того, что произойдет с ней, если она уйдет из под его защиты. Никаких псов, чтобы постоянно контролировать каждое ее движение.

И с амулетом даже Сальваторе не был бы в состоянии следить за нею.

Таким образом, она пустилась наутек.

Ну, или попыталась пуститься.

Глупо, но ее постоянная уверенность колебалась, поскольку она обнаружила свою запоздалую судьбу.

Сальваторе утверждал, что ее сестры, и даже мать были живы. Это могла быть ложь, конечно. Фактически вероятно, это было так. Однако, она могла просто уйти, но если бы был минимальный шанс, что она может воссоединиться с семьей, которую она думала, что потеряла навсегда?

Проходя одна через деревья, она наконец признала, что никогда не будет удовлетворена, пока она не получит правду о своих сестрах. Ее судьба ждала в течение тридцати лет. Это могло удержать ее еще на несколько дней.

Итак, она повернулась.

Наблюдая, что раздражающе красивый человек завязывает шнурки и собирает оружие и кинжал, Харли проигнорировала предательский скачок сердца.

Она была здесь, чтобы найти своих сестёр.

Именно по этой причине она вернулась.

Только поэтому.

Ей было абсолютно нечего делать рядом с Сальваторе Джулиани, королем Оборотней.

Будучи занятой напоминанием себе, что уместно, а что нет, Харли была захвачена врасплох, когда Сальваторе резко обернулся к деревьям позади него.

«Псы», прошипел он.

Запоздало ловя безошибочный запах, Харли сжала оружие в руке. Черт возьми. Стая уже окружила их.

Они были так заняты борьбой с зомби-оборотнем, что даже не заметили приближающейся беды.

“Просто офигенно прекрасно,” пробормотала она.

Сальваторе коснулся ее подбородка, его выражение лица было жестким.

«Беги».

Она прищурила глаза. — Не говори мне что делать.

Он расстроенно заворчал. “Очень скоро у нас будет долгая беседа о надлежащем способе выполнять приказы.”

“Любая беседа о следующих приказах будет очень короткой и вероятно кровопролитной.”

Золотой свет вспыхнул в его глазах, но прежде, чем он смог поспорить, два пса вылетели на поляну. Разворачиваясь, Сальваторе двинулся, чтобы стоять непосредственно перед ними, высокомерно уверенный, несмотря на тот факт, что эти двое уже перешли в оборотней, которые были столь же крупными как пони, и достаточно сильными, чтобы заполнить воздух колющим жаром.

Ощущая другого пса, приближающегося сзади, Харли тихо скользнула за дерево, ее пристальный взгляд был все еще направлен на Сальваторе, когда он протянул руку к псам. Даже на расстоянии она могла почувствовать, что болезненное давление заполнило поляну.

Она понятия не имела, что он делает, но она подозревала, что псы не будут в восторге.

Она была права.

С отчаянным хныканьем животные упали на землю, их покрытые мехом тела корчились от боли. Сальваторе продолжал вытягивать руку в сильном принуждение, бьющем несчастных псов.

Харли вздрогнула от звука ломания костей. Так или иначе Сальваторе возвращал псов в человеческую форму.

Болезненный процесс, если их вопли были чем-то, что пройдет.

Очарованная жутким зрелищем, Харли почти отсутствовала, когда пес позади нее начала продвигаться вперед. Прижимаясь к дереву, она покачала головой с отвращением, поскольку она признала человека, который пытался прокрасться к Сальваторе.

Рыжеволосый пес с взрывным характером, у Фрэнки всегда было больше мускулов, чем мозгов.

И к счастью, что он окунулся в схватку с головой, не удостоверяясь, что никто не нападет сзади.

Проследовав тихо по следу, Харли прижала оружие к его затылку.

«Привет, Фрэнки», проговорила она. «Скучал по мне?»

С грязными проклятиями Фрэнки повернулся, в его глазах светилась жажда убийства. «Сука».

Прежде, чем он мог исполнить свое намерение, Харли ударила идиота по голове прикладом, от удара он растянулся на земле.

«У тебя есть идеи?»

“Закончила инграть? ” спросил Сальваторе, слабая улыбк изогнула его губы.

Харли пожала плечами. “Что теперь?”

«Теперь мы уходим».

Она махнула своим оружием в сторону лежащих псов. “Что относительно этих Трех Марионеток?”

“Я думаю, что они будут не в настроении следовать за нами. По крайней мере, в течение нескольких часов. ” Он двинулся, чтобы взять ее за руку, и идти сквозь деревья.

«Что ты с ними сделал?»

«Всего лишь напомнил им, что я их король».

«Немного?»

«Я все еще живы, не так ли?»

Харли гримасничала. «Я думала, что у тебя нет комплекса Бога».

Он хихикнул, поднимая ее руку, чтобы коснуться губами по ее пальцев.

“Мне не нравится проигрывать.”

“Я буду помнить это. ” Она высвободила руку из его хватки, так как была неспособна сконцентрироваться, когда он трогал ее. Или по крайней мере, она не могла сконцентрироваться на том, на чем она должна была сконцентрироваться. Срывание одежды Сальваторе и взятие великолепного оборотня в кустах, не было способом сконцентрироваться. “Таким образом, я предполагаю, что это был знаменитый Биггз?”

Улыбка Сальваторе расширилась, как будто он мог прочитать ее мысли.

Осел.

«Его проекция».

Харли слышал об этом трюке, но она никогда не видела никого, кто мог это сделать.

«В действительности его здесь не было?»

Сальваторе ударил в мертвое дерево, склонившееся на его пути, ведя Харли вниз с крутого холма, покрытого листьями и скользкими камнями. Абсолютно идеально подходящий для падения и ломания ее глупой шеи.

“Часть его сути была здесь, но его физическая форма не присутствовала.”

«Он чувствовал себя достаточно материальным».

“Да. Это — опасная часть заклинания. Хотя он далеко, он может сделать его дух материальной силой. Это дает ему способность путешествовать по желанию, но это также делает его уязвимым для нападения.”

“Тогда ты его ранил?”

“Его физическое тело переносит раны, которые он приобрел в форме духа.”

Удовлетворение вспыхнуло в ее сердце. Она очень не хотела потратить впустую совершенно хорошую пулю.

«Я рада».

Мягкое хихиканье Сальваторе проскользнуло по ее коже. “Я тоже. ” Делая паузу, он понюхал воздух. Затем придя к решению, он продолжил спускаться с холма. “Сюда.”

«Река?», проговорила она.

«Псы ненавидят воду».

Харли облизала внезапно пересохшие губы. “Так же как оборотни.”

“Это означает, что последнее, что они будут ожидать от нас, это путешествия на лодке,” указал Сальваторе, переступая через последнее из деревьев.

Шаги Харли дрогнули, поскольку она поняла, что Сальваторе привел их непосредственно в небольшой деревянный док, где была пришвартована блестящая новая скоростная моторная лодка.

Черт.

Как любой здравомыслящий Вер, она ненавидела воду.

Нет, это было больше, чем просто ненавижу.

Она боялась воды.

Не было никакой причины для страха. Это не было, страх о том, что она могла утонуть. И насколько она знала, у нее никогда не было детских травм, которые включали воду.

Она знала только одно, хорошая вода — это вода, текущая из душа и уходящая в канализацию.

“Ты также утверждал, что они не смогут найти нас, если у нас будут амулеты,” обвинила она, кусая нижнюю губу, поскольку Сальваторе проворно прыгнул в лодку, и крошечным скачком его силы завел лодку.

Он оглянулся, чтобы посмотреть на нее намного осторожным взглядом, в его золотых глазах отражалось грустное изумление.

«Почему я так и знал, что ты бросишь мне это в лицо».

«Ты хочешь быть на середине реки, когда Биггз снова нападет?»

«Он остановился, легко почувствовав ее напряженное состояние. «Ты боишься воды».

Неохотно она двинулась в док, залезая в лодку с неуклюжей чопорностью.

— Я не боюсь. Я…

— Ты?

“Просто осторожна.” Лодка качнулась и Харли, торопливо плюхнулась на мягкое сиденье, следующее за Сальваторе. “Ты прежде управлял лодкой?”

Он пожал плечами, наклонившись, чтобы отшвартоваться. “Это может быть трудно?”

Харли вскочила на ноги, ее сердце застряло где-то в районе горла. «Ни за что».

Сальваторе твердо усадил ее обратно на место, затем прежде, чем она могла выступить, он вышел из дока и пустил лодку по воде.

“Не волнуйся, Харли,” сказал он, перекрикивая рев двигателя. “Я не собираюсь переворачивать нас.”

«Опрокидывание», проскрежетала она. “Это назвало опрокидывание.”

Он рассмеялся. «Хорошо. Я не опрокину нас».

Река была высока и изменчива, бросаясь на лодку как будто была полна решимости разбить ее. Желудок Харли угрожал восстать, и она мрачно сконцентрировала свое внимание на точеном профиле Сальваторе.

В послеполуденном свете его кожа пылала богатой бронзой, его черные волосы развивались на ветру. Он выглядел твердым, опасным и безжалостным самцом.

«А что если Биггз неожиданно нанесет нам визит?» спросила она.

Дразнящая усмешка высветилась на его лице. “Тогда опрокидывание будет наименьшим из наших проблем.”

«Не помогает».

“Cara, я не знаю, как Биггзу удалось найти меня, но я уверен, что ему потребуется время, чтобы заживить раны. Это — наша лучшая возможность добраться до Стикса.”

Она сжала края своего места. “Я никогда не должна была возвращаться.”

Сальваторе задержал свой пристальный взгляд на гигантской барже, которая двигалась в их направлении, но Харли не пропустила внезапное сжатие рук на штурвале.

«Почему ты..?»

«Вернулась?» Она пожала плечами. «Это имеет значение?»

«Это не так важно как то, почему ты ушла.»

«Почему бы мне не уйти? “Почему я не уехал бы? На тебя охотится сумасшедший, магически улучшенный оборотень и большое количество злых псов,” врала она гладко. Не было необходимости объяснять ее восхищение им, это было то, что действительно напугало ее. Его высокомерие уже достигло эпического статуса. “Только сумасшедший бродил бы рядом с тобой.”

“Если бы это было причиной, ты бы сбежала, крадясь, в то время как я спал.”

“Я сбежала, потому что знала, что ты попытаешься остановить меня. Я не хотела спорить.”

Он фыркнул. — И когда?

«Возможно тебе следует сконцентрироваться на вождении».

Каин шагнул на маленькую поляну, останавливаясь перед тремя псами, которые стояли на колени в грязи.

Он был удивлен, что опаздал.

Фактически, после того, как он понял, что Джулиани, и Харли нашли амулеты, которые он скрыл в туннелях, он был потрясен, как эти дураки наткнулись вообще на них.

В отличие от его солдат, Каин не бежал вслепую по следу добычи, которую он не мог выследить. Вместо этого он позвал ведьму, которая сделала амулеты, зная, что она может показать их местоположение.

По крайней мере, их приблизительное местоположение.

Магия никогда не была точной наукой.

Ведьмы, почему он предпочел зависеть от них.

«Прости нас, хозяин, оборотень разбил нас», бормотал Тио — пес, самый близкий к нему, его лицо было прижато к земле. «Мы подвели Вас».

«Его сила», пробормотал второй пес — Дрю. «Черт. Я никогда не испытывал ничего похожего».

Каин сжал челюсти. Он не любил напоминаний о силе Джулиани. Или как легко тот мог навязывать свою волю псам.

«Просто скажите мне, что произошло, идиоты».

В унисон эти три солдата поднялись на их ноги, два голых пса, все еще дрожали от нападения Джулиани, в то время как Фрэнки залечил рану на голове. Работа Харли, без сомнения.

Тио, с его темными спутанными волосами, ответил. “Мы искали заключенных, как Вы приказали, и …”

«И что?»

«Я не знаю, что, черт побери, произошло. В одну минуту мы были рядом с шоссе, а другую мы уже здесь».

«Джулиани звал Вас?»

«Я не думаю, что это так. «Пес покачал готовой. «Он был боролся с другим оборотнем».

«Харли?»

«Нет. С чистокровным с красными глазами», сказал Фрэнки. «Боже, от него мороз по коже».

Биггз. Каин сжал руки в кулаки. Проклятый оборотень. Он пошел на многое, чтобы препятствовать его стае соприкасаться с магией чистокровных. Каин мог быть в состоянии убедить псов, что ему предоставили мистическое видение будущего; в конце концов, они хотели, чтобы он обладал властью предложить им шанс стать чистокровными. Но они менее стремились следовать бы за ним, если бы подозревали, что его видение вынудило его сотрудничать с оборотнем-предателем, кто продал свою душу за власть.

Даже у псов были правила.

«Что с ним случилось?»

«Харли подкралась к нему сзади и выстрелила в затылок», сказал Дрю.

«Глупая баба», пробормотал Каин, его сердце замерло от опасности, которой подвергла себя она. Черт побери, он нуждался в ней. Ну, или по крайней мере, в ее крови. «Она пыталась убить себя?»

“Не имело значения,” сказал Фрэнки. “Джулиани переместил и напал на другого оборотня, который был похож на сумасшедшего. Я думал. что он наверняка убьет его, но тогда незнакомец просто исчез.”

“Самый сумасшедший человек, которого я когда-либо видел. ” Глаза Тио широко распахнулись. “И он сказал что-то.”

“Джулиани удалось его ранить прежде, чем тот исчез?”

“Двинул ему как кувалдой,” сказал Дрю.

Холод сковал сердце Каина. Биггз всегда был самодовольно уверен, что его власть больше, чем у Короля Оборотней. Боже, он хвастался этим с противной частотой.

Что с ним было не так?

«Черт».

С хмурым взглядом, Фрэнки продвинулся вперед. “Вы не кажетесь удивленными, что есть оборотень, который может просто исчезнуть?”

Сильным ударом слева Каин пустил кровь псу изо рта.

“Возможно Вы должны сконцентрироваться на поимке заключенных, которых Вы проворонили прежде, чем я превращу Вашу кожу в чехлы на сиденья.”

Эффективно напомнив о том, кто босс, эти три пса кинулись исполнять его команду.

«Да, хозяин».

Подождав, пока псы не исчезнут за деревьями, Каин обратил внимание на женщину со светлыми волосами, пухлыми щеками и пышным телом.

«Викки».

Одетая в обтягивающие шорты и крохотный топ, который едва прикрывал ее роскошную грудь, она прошла по неровной земле и прижалась к нему.

«Я нужна тебе, любимый?»

«Ты чувствуешь их?»

Она закрыла глаза, чтобы сконцентрироваться на заклинании, которое она послала до того, как покинуть его логово.

«Отдаленно». Она указала рукой к реке. “Туда.”

«Иди с псами и информируй их о месте нахождения беглецов».

Открыв глаза, она надула губки. «Я хочу остаться с тобой».

Он вывернулся из ее цепкой хватки. “Я не в настроении для игр.”

Ярость мчалась через ее бледные глаза, когда она тряхнула копной вьющихся волос и повернулась, чтобы присоединиться к псам.

«Хорошо».

«Не пытайся схватить их. Я просто хочу знать где они».

Не оборачиваясь, она подняла руку, чтобы резко щелкнуть. «Не важно».

Был слабый шелест прежде, чем Андрэ появился рядом с Каином. Мускулистый пес с длинными каштановыми волосами и черными глазами был заместителем командира Каина и одним из нескольких человек, которым Каин фактически доверял.

“Как Вы намереваетесь победить двух чистокровных оборотней, которые будут ожидать Вашего нападения?” Андрэ спросил.

«Побеспокоимся позже».

Каин наклонился, изучая ущерб, нанесенный жестоким сражением между двумя влиятельными оборотнями. Отметки когтей выдолбили землю, сгустки крови и куски меха были на сломанных ветках. Он коснулся пучка бледного меха, зная, что он не принадлежит Джулиани.

«Что это?»

«Предупреждение».

«Я не понимаю».

Каин выпрямился, его зубы сжались. “Солдат только тогда становится героем, если он выбирает сторону победы.”

Сальваторе всегда был хищником. Везде, куда бы он не пошел, независимо от того, что он сделал, он был крупнейшим, отвратительнейшим существом. И это именно то, что ему нравится.

Внезапно стать добычей…

Паршиво.

Тихо проклиная Бриггза, и Каин, и псов, которых он мог ощутить на расстоянии, Сальваторе, удил рыбу на реке со стороны Иллинойса.

Сидя рядом с Сальваторе с побелевшими костяшками от напряжения, Харли стреляла хмурым взглядом в его сторону.

«Что это? Что-то не так с лодкой?»

Он замедлился, когда они приблизились к берегу реки, состоящему из грязи и сорняков. Слава Богу его вещи от Армани были благополучно убраны в его логове в Сент-Луисе.

“Мы не собираемся застревать тут, cara.”

«Тогда почему мы остановились?»

«Псы снова взяли наш след».

Она пожала плечами, очевидно уже ощутив, что на них началась охота.

“Они все еще на мили позади нас.”

«Как и были последние два часа».

«Итак…» Великолепные карие глаза расширились. «О».

«Именно». Сальваторе позволил лодке не работать, они дрейфовали в грязную отмель на краю реки. “Они нашли средство следить за нами.”

Харли долго смотрела на него. “Это должно быть ведьма, которая сделала амулеты.” Наконец она сказала. “Она — единственная, кто мог бросить заклинание, чтобы обнаружить наше местоположение.”

Сальваторе потянулся, чтобы схватить низко висящую ветку, принуждая лодку остановиться. Фактически, ведьма была предпочтительнее мысли о том, что Бриггс выздоровел достаточно, чтобы послать псов за ними. Его собственное тело зажило, но его сила была на нижнем уровне.

Он надеялся отложить второй раунд, пока он не сможет пополнить его силу.

“Все ведьмы могут ощутить амулеты? ” он спросил, план уже формировался в его голове.

«Да».

«У Каина есть другие охотники?»

«Только Дункан».

Губы Сальваторе скривились. Это был тот Дункан, которого он, как намечалось, встретит в Ганнибале. Тот же пес, которого он нашел убитым на этаже хижины только за минуту до того, как Каин напал на него.

«Тогда Каин — идиот, что убил его».

«Она распахнула глаза. «Что ты сказал?»

“Харли …” Он проглотил свой протест. Только время ослабило бы подозрения, которые были в ней. “Когда-нибудь ты поверишь мне.”

«Я не верю никому».

Он протянул руку. “Дай мне свой амулет.”

Она с готовностью развязала амулет и поместила его в протянутую ладонь. Сальваторе скрыл удовлетворенную улыбку, когда он снимал свой собственный амулет с шеи. Харли не могла понять его, но на некотором уровне она действительно доверяла ему.

“Что ты делаешь? ” спросила она, когда он бросил оба амулета на дно лодки, а затем перепрыгнул через борт и оказался по пояс в воде.

“Если ведьма хочет преследовать амулеты, то наименьшее, что мы можем сделать, это развлечь ее.”

“Почему мы просто не бросим амулеты за борт и не продолжим плыть?”

“В настоящее время они понимают, что мы плывем по реке на север,” сказал он. Шагнув вперед, он толкнул рычаг в механизме запуска, пихая лодку далеко от берега, прямо к середине реки. “Если у них вообще есть разведка, то они пошлют нескольких псов вперед, чтобы устроить засаду.”

Харли наблюдала как корпус лодки медленно удалялся, ее цвет отражался в воде. Очевидно, грязный водный и слизистый мох, скользящий вокруг ее тела, зацепился за лодку.

“Они в конечном счете наткнутся через наш запах,” указала она.

Выражение лицо Сальваторе ожесточилось. Он сделал бы все, что необходимо, чтобы защитить Харли, но это разделение между оборотнями и псами должно было закончиться.

Проклятый Каин.

Биггз сознательно использовал его, чтобы ослабить политическую поддержку Сальваторе.

“Давай надеяться, что они этого не сделают.”

Глава 10

Харли спустилась на берег, чтобы обнаружить, что со стороны Иллинойса по реке Миссисипи были плоские вспаханные поля, а не крутые склоны, которые ей были привычны. Она не была слабачкой. Она могла бежать в течение многих часов даже не вспотев. Черт, она могла выиграть у Сальваторе, неся несколько сотен фунтов на спине.

Но в настоящее время ее дешевая парусиновая обувь была покрыта склизкой грязью, и ее влажное нижнее белье съехало туда, куда не нужно. Последнее, что она хотела бы делать, это бегать вверх и вниз по бесконечным холмам.

Кроме того, не будучи экстрасенсом, она не могла не почувствовать, что Сальваторе не бегается на пустой желудок.

Это было для нее сюрпризом.

Он был в клетке, был ранен серебряной шрапнелью, выдержал атаку зомби-оборотня, и был вынужден контролировать псов, преследующих их.

Она сомневалась, что любой другой оборотень все еще был бы на ногах, не говоря уже о том, чтобы быть полностью бдительным и на страже, в то время как он вел их на север. Он выбрал путь достаточно далекий от берега реки, чтобы избежать запутанной тины, и все же достаточно далекий от сельских домов, которые усеяли путаницу полей, чтобы не быть замеченными любопытными людьми.

Они шли почти в течение получаса, тишину нарушало только стремительные движения животных и шелест листьев на ветру. Харли глубоко вздохнула, ценя твердую почву под ногами. Несмотря на ее противную обувь и непослушное нижнее белье, она путешествовала бы пешком в течение многих часов, чем провела бы одну другую минуту в проклятой воде. Именно поэтому у нее были ноги, а не плавники.

Конечно, она всегда хотела полетать на самолете. Теперь это казалось ей единственным хорошим способом путешествовать.

Частный самолет, шампанское, плюшевые места, классный стюард, который специализировал на введении женщины в клуб полетов.

Ее сердце пропустило удар из-за фантазии о белокуром скандинавском стюарде, превращающегося в темноволосого, с золотыми глазами оборотня, от прикосновения которого женщина воет в удовольствии.

Она отмахнулась от неизбежных воспоминаний. Ей не нужно было медленное воспроизведение движений Сальваторе, лежащего под ней, его глаза светились от жгучего удовольствия, его бронзовая кожа блестела от пота.

Секс, даже фантастический, о, мой бог никогда не останавливающийся секс, был осложнением, в котором она не нуждалась прямо сейчас.

Возвращая внимание к их окружению, Харли заметила вспышку стальных балок большого моста, который шел через реку и был легко заметен поверх деревьев.

Мост означал город, Слава Богу.

Она убила бы за чистую одежду и какую-нибудь еду.

Больше всего за какую-нибудь еду.

Кусок говядины звучал прекрасно.

Ее рот наполнился слюной, но ее видения о средней прожарке были разрушены звуком приближающегося автомобиля. Ожидая, что Сальваторе бросится назад в тень деревьев, Харли приподняла бровь, когда он вместо этого скрестил руки и стал ждать, когда изящный черный Мерседес остановится на середине грунтовой дороги.

«Что теперь?», спросила она.

Сальваторе понюхал воздух. «Имп. Знакомый аромат».

«Твой друг?»

“Я стараюсь держать за правило, как можно меньше проводить времени в компании импов.” Улыбка коснулась чувственных губ Сальваторе, в то время как двери автомобиля распахнулись, и вышла высокая женщина с прекрасными изгибами и ошеломляющей копной мерцающих рыжих усиленных волос. “Конечно, есть исключение в каждом правиле.”

«Ублюдок», пробормотала Харли, удивленная уколом зависти.

Хорошо, женщина была потрясающе красива с бледной кожей и раскосыми изумрудными глазами. Но что за женщина с мозгом размером с горошину, ехала по проселочным дорогам страны в откровенном черном платье, которое едва прикрывало зад, на трехдюймовых каблуках?

В обуви стриптизерши? Здесь? Действительно?

Харли никогда не фантазировала о том, чтобы стать одной из тех престижных женщин, которые меняли красоту для богатства. Ей нравились женщины, которые могли надрать зад.

Отдайте ее Ларе Крофт или Золушке на любой день.

“Не волнуйся, cara,” протянул Сальваторе. “Я неожиданно стал зависимым от одной особой женщины. Нет никого другого, кто возможно мог соблазнить меня.”

Ну, да, конечно.

Она закатила глаза. Никакой человек не был бы так талантлив в постели как Сальваторе, даже читая книги с практическими рекомендациями.

«Скажи это своему гарему», подразнила она.

Ему удалось выглядеть удивленным. «Я сообщу, если приобрету таковой».

«У Короля Оборотней нет гарема? Я не верю в это».

“Быть королем не означает номинальное положение, Харли.” Его плечи поднялись в беспокойном движении, как будто в ответ на вопрос, какое тяжелое бремя он нес, его выражение лица стало внезапно холодное. “Гонка за выживание оборотней зависит от меня, я должен спасти их от исчезновения. Это не оставляет много времени на женщин.”

Плывя, да, фактически плывя вокруг передней части автомобиля, имп откинула длинную копну рыжих волос, и аромат слив наполнил воздух.

“Ваше Величество? ” Она опустила голову в странно формальной манере. “Я — Тоня, сестра Троя.»

«Боже».

Тоня к ужасу Сальваторе хихикнула. “Я полагаю, Вы помните моего брата близнеца?”

«Его трудно забыть».

«Это его подарок».

“Это не то, что я хотел услышать. ” Золотые глаза сузились в опасном выражении. “Как Вы нашли меня?”

Тоня указала пальцем в направлении Харли. “Я нашла ее. Она — точная копия своей сестры.”

Харли забыла ее неблагоразумную неприязнь к импу. «Вы знаете моих сестер?”

“Я работала в Чикаго до прошлого месяца, затем я перешела в клуб Вайпера, сюда.”

“Вайпер открыл клуб на этих задворках? ” Сальваторе на тихие сельскохозяйственные угодья. “Это не кажется Меккой для демонов.”

“У нас есть специальное кафе, которое обслуживает людям и примыкает к зданию для нашей более экзотической клиентуры.” Имп послала Сальваторе тлеющую улыбку. Сука. “Вы предлагаете правильную цену, и они за много миль найдут Вас.”

“А Ваша работа предполагает поездки по дорогам для потенциальных клиентов?” отрезала Харли.

Тоня преднамеренное пробежала рукой по бедру, ее глаза обладали знанием, что не было женщины, которая бы не ревновала к ее возмутительной красоте.

“Единственной вещью, которая понесла бы меня по проселочным дорогам, является приказ Сантьяго. О, и обещание некоторого прекрасного cha-ching, конечно. ” Имп фактически мурлыкала от упоминания о деньгах. “Есть денежное вознаграждение для того, кто найдет Вас первым.”

Опасное тепло волной пронеслось в воздухе, Сальваторе схватил беса за руку.

“Кто предлагает это вознаграждение?”

У импа было достаточно разума отстраниться в тревоге. “Анассо. Он отослал BOLO для Короля Оборотней и сестры его жены после того, как он получил послание от горгульи. Так как это был все еще день, Сантьяго отослал своих невоспламеняющихся слуг, чтобы наблюдать.”

Харли облизала губы, запутанная в эмоциях. Росла уверенность, что ее сестры были действительно живы. И наступило облегчение, что Леве по-видимому все-таки выбрался из туннелей. А также был неопределенный импульс бежать и никогда не оглядываться назад.

Ее жизнь всегда была предсказуема. Каин мог перемещать их от логова до логову, и псы охраняли ее, это изменялось в течение лет, но ее дни были в значительной степени теми же самыми независимо от того, где они были.

Сейчас… не так сильно.

Удивительно, быть брошенным в середину приключения, это не было вполне захватывающим, как она всегда предполагала.

Сальваторе махнул рукой в сторону ожидающего автомобиля. “Вези нас к Сантьяго.”

Тоня надула губки. “Что касательно моего вознаграждения?”

Опасная улыбка изогнула губы Сальваторе. “Я не буду оставлять тебя привязанной к дереву для голодной стаи псов, преследующих нас. Этого достаточно?”

“Зануда. ” Круто повернувшись на каблуках, внушительный подвиг, учитывая изрытую ямами грунтовую дорогу, она возвратилась к автомобилю. «Поехали.”

Харли приподняла бровь, поскольку Сальваторе повел ее к автомобилю. “Очаровательно как всегда.”

Улыбка, наполненная злым обещанием, мерцала в его глазах. “Я нуждаюсь в хорошей женщине, чтобы учить меня манерам.”

«Даже не смотри на меня».

«Я собираюсь сделать больше, чем просто посмотреть».

“Смотри, Сальваторе, или я надеру твою королевскую задницу.”

Он протянул руку, чтобы распахнуть дверь на заднее сиденье, шепча ей на ухо, когда она наклонилась, чтобы залезть внутрь.

«Обещания, обещания».

Жар циркулировал в низу ее живота, она споткнулась и неловко разместилась на кожаном сидении.

Чертов оборотень.

Выпрямившись, она смотрела, как Сальваторе скользнул рядом с ней, но его внимание было обращено на импа, так как она сделала широкий круг по полю вывозя их обратно на дорогу.

«У тебя есть другие клиенты оборотни?»

Тоня поглядела в зеркало заднего вида. “Те из пушистого убеждения имеют тенденцию избегать учреждений вампиров. Жалость.” Ее голос понизился к хриплому приглашению. “Они всегда лучшие стриптизеры.”

Сальваторе посмотрел в направлении Харли. “Стриптиз — это не все, что мы хорошо делаем.”

«Аминь», выдохнула Тоня.

Харли, возможно, добавила бы несколько собственных пожеланий, но вместо этого она стиснула зубы. Имп и ее выступление в роли роковой женщины истощали нервы.

«Вы закончили?»

«Не совсем…», начал Сальваторе, затем повернулся в удивлении, когда она двинула его в ребра локтем. «Ай, я закончил».

«Хороший выбор», сказала она.

Его улыбка расширилась. “По крайней мере, пока. ” Он возвратил свое внимание к импу, «Нам нужна еда. Любой наблюдательный это заметит.”

«Я могу подготовить еду в клубе».

«Я предпочитаю — свой обед без ведьм».

Харли нахмурилась. “Я думала, что чистокровные неуязвимы к ведьмам. Это была одна из многочисленных вещей, о которых раньше скулил Каин.”

“Тоня не просто имп, если она связана с Троем. Она из королевской семьи. Что означает, что ее ведьмовские силы значительно сильнее.”

Тоня похлопала ее раздражающе длинными ресницами. “Мне не разрешается применять ведьмовство к гостям Сантьяго. Только к клиентам.”

“Наблюдательно,” скомандовал Сальваторе.

Тоня пожала плечами. “Решай сам”.

Харли устроилась на кожаном сиденье. “Он всегда так делает.”

Биггз был выдернут из целебного сна.

Он стонал, было больно из-за ран, проходящих через его жесткое тело.

Проклятый Сальваторе. Ублюдок заплатит за каждую секунду его страдания.

С интересом.

Мгновение он наслаждался картинкой — Сальваторе на коленях перед ним, его гордость сокрушилась, он попросил пощады. Тогда прекрасная фантазия была прервана диким напряжением.

Дрожа от ледяной руки, сжимающей его сердце, Биггз упал с узкой раскладушки, которая была установлена позади холодной пещеры.

Он держал паузу достаточно долго, чтобы умыться холодной водой из керамического кувшина и вынуть чистый плащ из вырезанного набора комодов рядом с кроватью прежде, чем покинуть пещеру, чтобы войти в туннель, который вел через обширные катакомбы.

Биггз не знал, кто первоначально прятался ниже кладбища, которое было присоединено к заброшенной викторианской церкви за пределами Чикаго. Или даже кто сохранял древние катакомбы сохраняемыми в течение лет. Его привело сюда несколько недель назад безжалостное требование его хозяина.

До того момента его контакт с демоном был через янтарный кулон короля оборотней, который Биггз украл после того, как стало очевидно, что Сальваторе Джулиани был предназначен, чтобы стать наследником. Или был болезненный процесс — демон говорил непосредственно в его мозг.

Что-то, что всегда оставляло его сожалеющим о его присяге на крови ублюдку.

Затем без предупреждения демон хозяин приказал, чтобы Бриггз оставил свое очень удобное логово в Канзас-Сити, чтобы сидеть на корточках в бесплодных пещерах как отшельник, о котором все забыли. Еще хуже, внутренняя пещера, которая когда-то была алтарем темному лорду, позволила барьерам между измерениями истончиться. Бриггз обменял свои принципы на власть давно, но даже он должен дрожал от забивающего горло зла, которое сползало по воздуху.

Он двинулся через туннели, которые пролегали ниже, казавшийся всегда гладко отполированными, которые были затянуты пылью и паутиной.

Даже паразиты не смели бы нарушать злобную тень.

Обходя пещеры, которые когда-то были тюрьмами для бессмертных с серебряными цепями и стенами, выровненными с упорством, Биггз вошел во внутреннюю пещеру, в нос ударил запах человеческой крови.

Больше, чем одна жертва была принесена на алтарь в центре пола.

И очень скоро будет еще одна. Хотя в этот не не человеческая.

Этого знания было почти достаточно, чтобы компенсировать раны, залечивание которых займет слишком много времени.

Почти.

Стиснув зубы, Бриггз вынудил себя встать на колени перед алтарем, вздрогнув, поскольку золотая жаровня вспыхнула рядом с ним, и холодный взрыв заполнил пещеру. Выше алтаря воздух начал мерцать ткань миров начала деформироваться, запах гниющей плоти проник в пещеру.

«Хозяин», сказал он. «Вы меня звали?»

“Ты разочаровал меня, Биггз, так же, как твой отец до этого,” полый голос отозвался эхом через пещеру, впиваясь в плоть Бриггза.

Отец. Биггз сжал губы.

Среди чистокровных, стая заменяла любую семейную связь. Детеныши содержались в том же самом логове и отчаянно защищались всеми взрослыми. Понятие о двух родителях и родных братьях было человеческой традицией.

Бриггз, однако, едва вступил в период полового созревания, когда король посчитал его своим сыном и наследником.

В то время он даже лопался от гордости. Он предполагал, что был рожден для величия.

Только после рождения Сальваторе и безумия его отца, он понял, что должен будет взять дело в свои руки.

Даже если это означало продать его душу.

“Я сделал все, что Вы просили.”

“И я просил, чтобы вмешался Джулиани?”

“Вы хотели держать его под рукой, поскольку время Вашего возвращения приближается. Я просто стремился предотвратить его побег.”

«Лжец». Ледяная власть нахлынула на Биггза, как будето с него сдирали кожу. “Именно твоя гордость привела к нападению, даже после того, как я определенно приказал, чтобы ты сохранял свое присутствие скрытым. Ты мечтал о возможности доказать свою силу против Короля Оборотней.”

“Каин уже заметил мое возвращение их мертвых. ” С готовностью свалил он вину на своего любимого пса. Дерьмо было предназначено, чтобы катиться под гору. “Джулиани должен быть пойман прежде, чем он сунет нос, куда не надо.”

“Я решу, что нужно делать. И первое правило бизнеса напоминает тебе, что твое длительное существование полностью в моем милосердии. И в этот момент, я не чувствую себя особенно милосердным.”

Биггз неподдельно вздрогнул от боли. “Простите меня.”

Я ничего не прощаю — прошипел голос. Я ждал в течение многих столетий, чтобы освободиться из этой адской бездны. Я уничтожу тебя до того как ты посмеешь угрожать моей судьбе.

Это была угроза, которую Биггз принял как наставление. В отличие от его дорогого покойного отца, он никогда не был достаточно глуп, чтобы предполагать, что он не являлся расходным материалом.

Да, повелитель.

«Держись подальше от Джулиани до тех пор, пока я не скажу тебе привести его ко мне. Ты понял?»

«Я думаю, будет ошибкой…»

Его слова прервались, поскольку пещера задрожала, поток камней с потолка посыпался ему на голову.

«Ты смеешь давать мне советы?»

Бриггз глотал желчь, которая оказалась в его горле. Однажды он уже умер. Это был опыт, который он не собирался повторять.

С другой стороны, он не собирался позволять Сальваторе красть свою славу, когда он был так близко к успеху.

«Пожалуйста. Вы должны разрешить мне сказать».

«Должен?»

“Этот Джулиани,” отрезал Биггз, его голова прижалась к холодному каменному полу, поскольку боль угрожала поглотить его. “Он опасен.”

«Опасен?»

«Он начал ритуал заключения уз».

Холодное давление резко исчезло, как будто Биггзу действительно удалось потрясти демона.

Облегчение, которое вызвало избавление от боли, не имело особого значения.

Бриггз поставил все на таинственного демона, который обещал ему трон, который украл Сальваторе. Проклятое существо должно было уже ощутить проблему.

«Невозможно».

«Возможно или нет, но он возвращает силу оборотням».

Город казался типичным для Среднего Запада.

Обоснованный город на реке Миссисипи, был комбинацией предприятий малого бизнеса, ресторанов быстрого питания и филиалов вдоль бродвейской улицы, в то время как традиционная главная улица была выровнена с историческими домами, которые боролись против течения времени с различными степенями успеха.

После прохода через Арби, купив достаточно бутербродов с ростбифом и пожаренной моцареллой, чтобы накормить футбольную команду плюс команду поддержки — даже с учетом предположения, что чирлидеры шли бы в мили от жареной моцареллы — Тоня вела по береговой линии, остановаила Мерседес позади небольшого кирпичного здания с зеленым навесом, с написанными словами ЧАЙ И ПИРОГИ.

Харли мельком увидела маленькие столы с вычурными салфетками, и витрину с печеньями. Там была масса людей, набитых в небольшое пространство, с линией через переднюю дверь, их лица были напряжены, как будто они ждали еду в невольной наркомании.

Влиятельная ведьма, действительно.

С гримасой Харли следовала за Тоней в склад, который нуждался в страшной потребности взять спички и избавить его от страданий. Было слабое покалывание, когда они вошли в черный ход, и глаза Харли расширились, когда она увидела просторный вестибюль, оформленный в неоклассическом стиле, инкрустированными деревянными полами и бледно-зелеными стенами с серебряными гравюрами. На потолке был изображен Аполлон на колеснице, мчащейся через облака, а также была горстка стульев ручной работы.

Все чрезвычайно изящное и удивительно сделано со вкусом.

Запоздало, она поняла, что на складе использовалось заклинание, которое спроектировало изображение обветшалости. Без сомнения также было заклинание отвращения, которое будет препятствовать людям заходить.

Из вестибюля ее и Сальваторе повели к частным квартирам на втором этаже склада. Было несколько поднятых бровей, когда она настояла на отдельных комнатах, но к счастью в короткий срок она заперлась в ванной с большим количеством черного мрамора и золота, чтобы соскрести грязь.

Возвращаясь в спальню, она нашла пару джинсов и бирюзовую майку, ждущих ее на темно-золотом кожаном одеяле распростертом на гигантской кровати. Был также новый набор трусов и лифчиков, так же как и пара кроссовок.

Вау, гостеприимство вампира, очевидно, включало полный сервис.

Единственный вопрос был тем, какую плату они взимали за обслуживание.

После того, как она оделась, она затянула влажные волосы в «конский хвостик» и возвратилась в вестибюль. Она колебалась у основания широкой лестницы, удивленно обнаружив несколько крупных демонов, входящих через боковую дверь и направляющихся непосредственно в заднюю часть вестибюля.

Она инстинктивно встала так, чтобы быть скрытой позади изящно вырезанных перил, не спуская осторожных глаз с опасной толпы.

Ночь, очевидно, наступила, так как несколько из демонов обладали неземной красотой вампиров, и по крайней мере один был демоном Ichari, особенностью которых было оставаться неподвижными в течение дня.

Другие…

У нее не было догадок. Некоторые были с рожками, некоторые с дополнительными отростками, некоторые с крыльями и острыми как бритва зубами. Единственная вещь, которую была у всех, это безошибочная аура того, чтобы они все были хищниками.

Не в том настроении, чтобы якшаться с разношерстной командой, Харли направилась в противоположном направлении, открывая дверь в нише, чтобы оказаться в кабинете.

Пересекая синевато-серый ковер, она обошла тяжелый стол из грецкого ореха и деревянные полок, которые вместили кучу высокотехнологичных технических средств наблюдения, которые заставят ЦРУ облизнуться. Вместо этого она сконцентрировалась на картинах французских Импрессионистов, которые были повешены на обшитых панелями стенах и тщательно сохранены в витринах.

Господи. Они захватывали дух, но конечно они должны быть в музее?

«Так, значит слухи верны».

Харли медленно обернулась и не была удивлена, обнаружив изящного красивого вампира с длинными черными волосами и испанскими чертами, прислонившегося к дверному косяку, изучая ее со слабой улыбкой. Она уже ощутила его подход.

«Боюсь спрашивать», пробормотала она.

«Тебе не следует тут быть”. Оттолкнувшись от двери, он медленно подошел и встал прямо перед ней. Одетый в черный шелковый костюм и черный галстук, он заполнил комнату с своей холодной властью. «Ты так же прекрасна, как твоя сестра.”

«Ты знаешь мою сестру?»

«Я — Сантьяго, и для меня является большой честью называть Дарси своей королевой».

«Королевой». Она тряхнула головой. «Невероятно».

Брови вампира взлетели вверх. «Для тебя это проблема, что она является женой вампира?»

Губы Харли скривились. Она не была обеспокоена тем, чтобы открыть, что ее сестры вышли замуж за древесных лягушек.

“Нет. Мне сказали, что мои сестры были убиты. У меня все еще в голове не укладывается, что они живы и здоровы.”

Был намек жалкого юмора в темных глазах. “Дарси очень даже жива и довольно счастлива и периодически пинает Стикса, чтобы держать его в узде.”

«И она счастлива?»

“Конечно.” Его пристальный взгляд, сознательно скользнул вниз, чтобы оценить изгибы ее тела под майкой. “Вампиры обладают обширными знаниями того, как понравиться женщине.”

О, она не сомневалась относительно этого ни на мгновение.

Все в красивых демонах кричало об удовольствии.

Жалко, но ее вкус бежал к плохим, высокомерным, зверски сексуальным оборотням.

«Обширными?»

“Обширными и …” Его улыбка показала жемчужно-белые клыки. «Творческими».

“И, о, такие мертвые, если ты подойдешь ближе, Сантьяго,” Сальваторе растягивал слова, ступая в комнату и позволяя его жару взорваться в воздухе.

Харли мудро отступила подальше от вампира, затем она повернулась, чтобы оценить вид Сальваторе. Тот был свежий, после душа, в шелковых черных штанах и прозрачной белой рубашке, которая была не застегнута, чтобы показать его гладкую, бронзовую грудь.

Если будет борьба, она не намеревалась быть в середине ее.

Сантьяго отвесил насмешливый поклон. «Джулиани».

Идя вперед, Сальваторе сознательно остановился рядом с Харли, его рука легла на ее затылок. Мужской эквивалент “Она моя, назад.”

Харли, возможно, была бы разъярена, если бы он не выглядел настолько офигенно великолепным, с волосами, закрепленными золотым зажимом, подчеркивающим абсолютную красоту его лица.

И этот аромат…

Теплый с дымным мускусом, который делал ее безумной.

Легко ощущая толчок ее понимания, Сальваторе потер ее шею большим пальцем, оставив свой пристальный взгляд на вампире.

«Ты связался со Стиксом?»

“Я сообщил ему, что Тоня обнаружила Вас и прекрасную Харли, и что Вы были на пути к клубу,” сказал Сантьяго. “Он будет здесь, когда солнце сядет.”

Харли хмурилась. “Почему он приезжает сюда? Я думала, что ты шел в Чикаго?”

«Не без поддержки.» поморщился Сальваторе. «Я предполагаю, что он притащит свою птичью стаю с собой?»

«Птичью стаю?»

“Его Вороны,” Сантьяго шипел, в темных глазах был неодобрительный холод. “Они — личная охрана Анассо и достойны надлежащего уважения.”

Сальваторе пожал плечами. “Сколько времени займет их прибытие?”

«Четыре, возможно пять часов».

«Что с безопасностью?»

Вампир махнул рукой к подставкам с оборудование. “Помимо колдовства у меня есть все проводное и полностью проверенное. На посту всегда есть также четыре охранника.”

«Нет оборотней?»

«Губы Сантьяго скривились. «Я не доверяю собакам».

«Взаимно, пиявка».

«Не говоря уже о том, что они линяют».

«Лучше, чем быть ходячим трупом».

Опасность повисла в воздухе, и Харли сделала осторожный шаг далеко от обоих мужчин, она уперла руки в бока.

“Или уровень тестостерона в этой комнате понизится, или я собираюсь показать вам обоим, что происходят плохие вещи, когда эстроген спускают с поводка.”

Глава 11

Губы Сальваторе дернулись, когда он встретил предупреждение в пристальном взгляде Харли, его кровь вскипела. Черт, она была горяча.

“Я слышал, что женщина оборотень более опасна, чем мужчина,” пробормотал Сантьяго.

Сальваторе кивнул. “Тебе следует быть близко в течение полной луны.”

Карие глаза пылали с возрастающей яростью. “Если вы оба хотите уединения, можете наслаждаться вашим многообещающим романом?”

Сантьяго хихикнул, направляясь к двери. “Я должен проверить штат прежде, чем двери откроются. Пока вы остаетесь в здании, вы должны быть в безопасности. Есть еда на кухне и выпивка в баре. Развлечение начинается через час.”

Вампир исчез, закрыв за собой дверь.

“Развлечение? ” спросила Харли, ее глаза, резко расширились, поскольку Сальваторе прижал ее к стене своим телом. «Какого черта?”

Схватив ее за руки, Сальваторе держал их у ее головы, его мужское достоинство упиралось в ее живот.

«Ты так чертовски сексуальна».

“И это дает тебе право прижать меня как …”

«Как сучку в течке?» он закончил за нее, пряча лицо изгибе ее шеи.

«Да».

«Я сучка в течке».

Она дрожала, аромат ее возбуждения приправил воздух. “Ты — король. Тебе разве не следует, по крайней мере, прилагать усилия, чтобы быть цивилизованными?”

Он хихикнул, его губы исследовали изгиб ее плеча. Она пахла мылом, женщиной и тлеющим желанием.

“Ты все еще в одежде, не так ли?”

Она пошевелилась под ним, ее тепло обвилось вокруг него. «Сальваторе, я не собираюсь заниматься с тобой сексом в комнате, в которую может кто угодно войти».

«Тогда идем в мою комнату».

«Ни за что».

Его губы следовали за изгибами, погружаясь в майку, задерживаясь на нежной ложбинке ее груди.

«Тогда в твою комнату».

Она попыталась проглотить свой стон удовольствия «Ни… за… что.”

“О, может все-таки за что,” обещал он низким, грубым тоном. “Есть бесконечное число путей. Мы уже доказали это с оглушением результатов. Все, в чем мы нуждаемся это место.”

Она покачала головой с опровержением, но ее соски, напряглись в невысказанном приглашении.

«Держи себя в руках, Джулиани».

Отступая, он изучил ее задумчивым пристальным взглядом. Он мог услышать быстрый удар ее сердца, тяжелое дыхания.

“Харли, твои чувства такие же как мои. Это взаимное желание — это единственная вещь, которую мы никогда не можем скрывать от друг друга.”

“Желание и выполнение — две абсолютно разные вещи.”

Он прижал свою восставшую плоть к ее животу. “Я мучительно знаю о различии, cara.”

В течение блаженного момента Харли смягчилась, ее глаза, трепещуще закрылись, поскольку постоянное желание пульсировало между ними. К сожалению, у него не было времени, чтобы раздеть ее прежде, чем она оттолкнула его, пересекла комнату и встала у двери.

“Скажите мне, что зомби сказал тебе,” потребовала она.

Сальваторе застонал, поворачиваясь, чтобы прислониться к стене, поскольку его тело кричало в расстройстве.

«Зомби».

«Зомби. Фрик.» сказала она. «Мечта таксидермиста».

Со сдержанным усилием Сальваторе выдернул свои мысли от совращения его пары и вспомнил столкновение с Биггзом.

Лучше, чем холодный душ.

«Ничего такого, что имело бы смысл», отрезал он.

“Пламенные психопаты редко имеют смысл.”

«Достаточно правдиво».

Она наклонила голову, слишком легко ощущая грызущую неловкость, которая изводила его.

«Что беспокоит тебя. Что именно?»

Сальваторе напрягся, борясь против инстинкта, чтобы отступить от ее исследования. Харли не была той, которую игнорируют, если она не была в его постели. Она была женщиной, предназначенной, чтобы управлять вместе с ним.

“Он утверждает, что обладает властью вернуть детей оборотням.”

Наступила пораженная тишина, поскольку Харли поняла смысл его слов.

“Легко сказать,” выдавила она наконец. “У него есть какое-нибудь доказательство?”

«Это будет выяснено в подходящий момент».

“Похоже на кучу дерьма, которое льется на меня. Замечательно, это любимая фраза, которую всегда выдает Каин.”

Сальваторе рассеянно играл с его тяжелым перстнем-печаткой, неприятный узел затянулся в его животе.

“Они действительно пьют из того же самого стакана Kool-Aid.”

“Итак, почему ты позволяешь ему залезать под кожу?”

“Пока я не знаю источник его власти, я не могу понять на что он способен. Нет сомнения, что он убедил себя, что он — истинный Король Оборотней.”

“Если бы он был истинным королем, то разве он не сидел бы на троне?”

«Ну, я верю в это».

С угрюмым видом она пересекла ковер, чтобы встать непосредственно перед ним, как будто боясь, что он мог бы не обратить внимания на ее раздражение, если они не были нос к носу.

“Ты себя слышишь? Ты позволяешь этого гниющему трупу трахать тебе мозг.”

Сальваторе приподнял бровь, пораженный ее жесткой реакцией. Это было, потому что она была напугана Биггзом? Или это было более личным?

Боже, он хотел, чтобы это было личным.

Глубоко личным.

И не помешало бы, если бы она была голой.

Неспособный сопротивляться искушению, он подошел, чтобы взять ее за руку. Спаривание украло часть его силы, но прикосновение к ней было чем-то столь же важным.

Мир.

Слишком редкое ощущение в его жизни.

“Он поднял вопросы, на которые нужно ответить.”

«Какие вопросы?»

Сальваторе подвел Харли к широкому кожаному диваны рядом со столом. Обосновываясь на подушках, он притянул ее к себе.

Часть его была обеспокоенной, он нуждался в том, чтобы охотиться на Биггза и ублюдка, который накачивал его черной магией. Это была часть, легко возбудимая его дикой потребностью защитить эту женщину.

Пока он не знал, что Харли благополучно доставлена в руки Стикса и его Воронов, он не собирался оставлять ее.

“Был ли предыдущий король связан с тем же самым демоном, который управляет Биггзом.”

Она неловко заерзала, но не отстранилась. Прогресс.

«Это то, что оборотень сказал тебе?»

«Да.»

«И ты веришь ему?»

Сальваторе сгрималничал. «Я не хочу в это верить».

«Но?»

Он поднял свободную руку, чтобы потереть мышцы больной шеи. “Но я не могу проигнорировать память о специфическом поведении Маккензи в прошлом столетии его жизни.”

Она высветила сухую улыбку. “Ты должен быть более определенным. Я предполагала, что это является характерным признаком королевского сана.”

“Очень забавно.”

Ее улыбка исчезла. “Ты подозревал что-нибудь в это время?”

Подозревал ли он?

У Сальваторе не было готового ответа.

Разными способами прошлое было потеряно в тенях. После становления королем он испытал слишком много затруднений, чтобы оглянуться назад. Будущее занимало его каждую мысль.

Теперь было трудно вытащить воспоминания, не перемешивая их с его растущими подозрениями.

“Он был скрытен. Несдержан. Опасно непостоянен,” признал Сальваторе, вспоминая негодование, поскольку Маккензи все более и более игнорировал свои обязанности и оставался один в логове. “Я думал, что он боролся против Telos.”

«А что это?»

Он обдумал свои слова. “Как все бессмертные, оборотни уязвимы для наказания временем,” сказал он наконец. “Бесконечные дни, которые становятся десятилетиями, столетиями, тысячелетиями. Отчаяние может быть столь же разрушительным как любая болезнь.”

Карие глаза потемнели, возможно впервые у понимая стоимость бессмертия.

«Что произошло?»

“Это различно у каждого человека.” Он погладил большим пальцем ее руку, успокоенным чувством ее атласной кожи. Говорилось, что оборотень, который нашел истинную пару, никогда не переживал Telos. “Большинство жалуется на ошеломляющую апатию или потаенную темноту, которой они не могут избежать. В конечном счете они обращаются к Vekpos, мистическому огню, который уничтожит чистокровного изнутри.”

«Ой». Харли состроила гримасу. “Мы не можем сделать это случайно или можем?”

“Нет. А оборотень должен испытывать муки Telos для появления власти, и это очень редкое явление. Большинство оборотней слишком сильны, чтобы не умереть в сражении задолго до того, как угроза скуки может появиться в них.”

Она подавила смех. “Фантастика. Я полностью успокоилась.”

«Твой вопрос».

«Прошлый король испытывал… «Она споткнулась незнакомое слово. “Telos?”

Он покачал головой, поворачиваясь, чтобы рассеянно изучить картины пастельных тонов, повешенные на стене.

“Это было мое предположение. И когда его прах был обнаружен в логове, это просто подтвердило мою теорию.”

“Кажется довольно скомкано и сухо,” сказала она. “Только потому что Биггз выдвинул некоторые дикие обвинения, это не делает их верными.”

Интеллектуально, Сальваторе согласился.

Биггз был опытным лгуном задолго до того, как он обменял свою душу на власть. Черт, он почти был убежден, что римская стая оборотней вернулась к древней традиции принесения в жертву людей, чтобы успокоить Богов Оборотней прежде, чем Сальваторе вступился и остановил эту ерунду.

Его инстинкт, однако, отказался выбрасывать из головы дикое утверждение.

Он не мог позволить себе упустить любую возможность.

Бог знал, что его слепые предположения уже привели к ближайшей катастрофе.

“Нет, но даже в то время, я знал, что Telos не полностью объяснял скрытые привычки Маккензи,” в его голосе звучало самоотвращение. Возможно, если бы он не проигнорировал неопределенные сомнения относительно Маккензи все те столетия назад, то он, возможно, остановил бы Биггза прежде, чем ему удалось приобрести его черную силу. Он встряхнул головой. Не было никакой возможности вернуться назад, только вперед. “Те, кто переданы до смерти, посвящают свои годы, выполняя маленькие ритуалы освобождения от горя тех, они остался позади.”

Она сжала его руку, как будто ощущая его внутреннее мучение. “Какие ритуалы?”

“Они раздают свое имущество, они путешествуют, чтобы посетить места погребения предков, они окружают себя стаей.”

“Мрачно, но понятно, я полагаю. ” Она сморщила нос. “Что сделал Маккензи?”

“Он скрылся в своем логове, отказывая мне в просьбах возвратиться к трону, как раз когда стая разделилась и отвернулась друг от друга.”

Она рассматривала его объяснение долго, затем удивительно, перешла прямо к сути дела.

“Оборотни начинали терять силу после предыдущего короля?”

Сальваторе поднялся на ноги, ненавидя понимание того, что он бродит в темноте и постоянно на один шаг позади.

Dio. Судьба оборотней зависела от него.

Если он проиграет, то оборотни проиграют.

“Трудно точно определить конкретный момент или даже десятилетие, но были слухи, что падение началось вскоре после того, как к власти пришел Маккензи.” Его волк бродил чуть ниже его кожи, нуждаясь в материальном враге, чтобы разорваться в клочки. “Возможно он ощутил растущую слабость и принял отчаянные меры.”

Харли подошла к нему, наморщив лоб. “Или возможно он использовал черную магию, чтобы стать королем, и так начались проблемы.”

Сальваторе стиснул зубы, он хотел отрицать, что любой король готов подвинуть свои собственные стремления перед пользой для его людей, но ложь не слетит с его губ.

Магия не могла вынудить трон признать оборотня как короля, но коррумпированный оборотень, мог, конечно, использовать ее, чтобы убрать соперников.

“Возможно, что Маккензи использовал черную магию, чтобы избавиться от истинных наследников перед ним.”

«Подожди». Ее глаза расширились, поскольку она была поражена внезапной мыслью. “Если он продал свою душу дьяволу, почему он сделал лечение как у Лазаря, которое прошел Бриггз?”

Сальваторе пожал плечами. “Возможно Биггз заключил договор с тем же самым дьяволом, чтобы Маккензи не смог появиться снова.”

“Воровская честь, и все такое?»

“Биггз отчаянно нуждался в троне.”

Харли вздрогнула, обхватив себя руками за талию. Сальваторе не обвинял ее. Биггз был достоин содрогания.

“Итак, как Каин вписывается во все это?”

Сальваторе почувствовал другие муки самоотвращения. Он следовал по ложным следам Бриггза в течение многих лет. Как особенно глупая собака, охотящаяся на цыплят и разрешающая лисе сбежать.

“Отвлекающий маневр», — проворчал он.

Она фыркнула. “Он не был в большей части отвлекающим маневром, полагаю, что он провел большую часть своего времени, прячась в различных логовах.”

“Фактически, ты и сестры были истинными отвлекающими маневрами,” он исправил. “Бриггз знал, что я буду идти по вашему следу где угодно, и что я не стал бы отдыхать, пока не нашел бы вас. ” Он просмотрел на ее красивое лицо, его сердце, шепча, что это стоило каждой жертвы, чтобы наконец обнаружить свою пару, в то время как его чувство долга восстало в том, что подвергло опасности его людей. “Отправляя четырех из вас в различные местоположения и постоянно держа в движении, он сделал превосходную работу по проверке, я потратил впустую свое время, преследуя мой собственный хвост.”

«Отвлек тебя от чего?»

Его губы скривились, так как Харли еще раз попала в точку.

Он был бы дураком, если бы когда-нибудь попытался обмануть эту женщину.

“Я не знаю,” признался он.

“Что ты подозреваешь?”

“Я думаю, что меня выманили из Италии в Америку для очень определенной цели.” Он поднял руку, поскольку с ее губ был готов сорваться вопрос. “И прежде, чем ты спросишь, я не знаю, какова была цель.”

«Затруднительно».

Его невеселый смешок эхом прокатился по комнате.

“Немного больше, чем неудобно. ” Он покачал головой, возобновляя его нетерпеливое движение. Сегодня вечером он чувствовал каждые из своих многочисленных лет. “Боже, кто знает, возможно я во всем ошибался. В прошлом я возложил ответственность за проблемы оборотней на богов, на изменяющиеся общества, и даже на вампиров. Возможно, я ищу другую злую силу, чтобы обвинить ее, так как я не могу признать, что мои люди предназначены для исчезновения.”

Тишина заполнила комнату, был отдаленный шум непослушных гостей Сантьяго, к счастью приглушенный тяжелой дверью.

Наконец Сальваторе остановился. Он мог ощутить Харли, стоящую позади него. Она не попыталась убежать, в то время как он был отвлечен. И до сих пор она ничего не воткнула в его спину.

Который означало, что она думала.

Опасная деятельность.

Поворачиваясь, он встретил ее осторожный пристальный взгляд.

«Харли?»

“Если есть даже малейшая вероятность, что ты можешь быть прав, разве ты не должен вернуться в Италию?”

Он был захвачен врасплох ее резкими словами. “Ты пытаешься избавиться от меня, cara?”

“Ты не должен быть Кеном Дженнингсом, чтобы выяснить это, если плохой парень хочет, чтобы ты был здесь, ты должен быть там.”

Она была заинтересована в его безопасности?

Dio, конечно, а небо собиралось упасть.

Сальваторе бросился вперед, его кровь разогрелась, когда она инстинктивно отступила. Он наступал на нее, пока ее пятая точка не прижалась к краю стола, держа ее ноги в клетке между его ногами.

“Мы в конечном счете вернемся в логово в Риме,” пообещал он ей, удовлетворение захватило его сердце при мысли о Харли в его классически изящном доме. Она добавила бы теплоту, которая была крайне нужна среди акров мрамора и золота. “Но только когда я разберусь с Биггзом, вне зависимости от того, что за демон дергает за ниточки.”

Ее руки уперлись в его грудь. “Очень по-мужски.”

Он набросился на ее губы в поцелуе чистого обладания. “Я могу быть намного мужественнее, если только ты позволишь мне,” пробормотал он.

“Остановись. ” Она выгнула спину, чтобы нанести удар ему взволнованным пристальным взглядом. “Я серьезно. Ты — король — ты должны действовать как он.”

Его пристальный взгляд понизился, чтобы оценить ее тело под майкой. “Я пробую.”

«Сальваторе».

Со вздохом он отвел свой пристальный взгляд. “Какое королевское действие ты хочешь от меня?”

“Скажите мне, что произойдет, если Биггз сможет убить тебя и получить трон?”

Он сжал челюсти. «Ничего не произойдет».

“Если у тебя нет специальной возможности читать будущее, ты не можешь знать это.” Выражение ее лица было строим, бесстрашным. “Действительно ли твоя гордость стоит того, чтобы рискнуть будущим твоих людей?”

Сальваторе встретил ее недрогнувший пристальный взгляд. Он был доминирующим. Альфа — тот, кто не принимал сомнений по поводу решений.

Его учили, что альфа только один оборотень, это был болезненный урок.

Но странно, он не чувствовал знакомого желания зарычать. Харли не была его подчиненным. Волк в нем принял ее как пару. Она была его партнером, не одной из его стаи.

“Харли, Биггз слишком опасен, чтобы проигнорировать его.” Его руки погладили ее голые руки, чтобы взять ее за плечи. “Я не могу возвратиться в Италию, пока он не уничтожен.”

“У тебя нет королевских нападающих, чтобы заботиться об убийстве за тебя?”

“Любое количество, но ни один из них неуязвим к способности Бриггза управлять их умами.”

Она не могла отмахнуться от его логики, но это не мешало ей найти новый аргумент.

Женщина была женщиной, независимо от ее особенностей.

“Предположим, тебе действительно удастся убить его…”

«Такая вера».

«Как ты собираешься удержать его в мертвых?»

У Сальваторе не было ответа.

И в настоящим момент его волновали гораздо более важные вопросы.

Сжав ее лицо в своих руках, он опустил голову, чтобы проложить дорожку жгучих поцелуев по ее щеке.

«Об этом волноваться будем завтра».

Глава 12

Харли забыла, как дышать, поскольку Сальваторе нашел ее губы в медленном, исступляющем поцелуе.

«Это не было большим сюрпризом.

Его прикосновение было похоже на магию.

С мягким стоном его язык дразнил ее губы, его пальцы, поглаживающие ее горло. Была очередь Харли стонать. На вкус он был как виски, волк и дикая власть. Комбинация, которая зажгла что-то дикое, глубокое в ее душе.

Принуждение, безжалостный жар тек по ее крови, заставляя ее руки опускаться к краю его расстегнутой рубашки, чтобы найти атласную сталь его груди.

Хорошо, она могла быть ответственной за руки, ведущие поиск по его телу, но он был, конечно, ответственен за отключение ее более развитых функций мозга. Если бы она думала ясно, то она отпихнула бы его, а не исследовала верхнюю часть его тела.

Его руки перешли, чтобы коснуться ее больной груди, большим пальцам он сжал ее твердый бутон соска, пока она не стала извивалась от этого.

«Харли…»

Его хриплые слова были прерваны, поскольку Сальваторе резко поднял голову и поглядел на дверь. Харли почувствовала укол энергии, и тяжелый узел захлопнулся, когда она поймала приближающийся аромат Сантьяго.

“Убирайся,” рявкнул Сальваторе, его мышцы пришли в движение, готовые к действию.

Было мягкое хихиканье, когда Сантьяго остановился около двери, но вампир был достаточно умен, чтобы не попытаться войти в комнату.

Слава Богу.

“Шоу начинается,” сказал он, его голос был чрезвычайно прохладным и наполненным приглашением. “Я уверен, что Харли насладилась бы нашим скромным шоу.”

Золотой жар осветил глаза Сальваторе, его богатый, мускусный аромат заполнил комнату.

“Сантьяго, 'Убирайся’, довольно простая команда, чтобы понять. Конечно, я мог выйти и объяснить его тебе.”

“Я предпочитаю, чтобы ты отослал Харли.”

“Пиявка с желанием умереть,” проворчал Сальваторе. “Мой любимый вид.”

Харли испустила универсальный вздох женщины, имеющей дело с двумя глупыми мужчинами.

«Это реально необходимо?»

Сальваторе высветил злобную усмешку. “Нет, но это всегда забавно.”

“Харли, если ты в состоянии ускользнуть из пушистой связи, не стесняйся присоединяться ко мне. Напитки …” Сантьяго сознательно сделал паузу. “И независимо от того, что ты можешь хотеть, находится на доме.”

“Я буду помнить Ваше предложение, Сантьяго,” сказал Харли, ее пристальный взгляд попросил Сальваторе держать рот на замке. Она не была в настроении для перепалки. «Спасибо.”

«Мое почтение».

Сальваторе расслабилась, поскольку аромат Сантьяго исчез. “Ненавижу вампиров. Теперь…” Его пальцы слегка проследил линию ее майки, жар его пальцев опалял ее кожа удовольствием. “На чем мы остановились?”

Один шаг от полного безумия, Харли резко поняла.

Уперев руки в его грудь, Харли выделила достаточно пространства, чтобы сбежать со стола и о-мой-бог прикосновений Сальваторе.

“Итак, о каком развлечении он говорит?”

Сальваторе зажмурился, как будто от большой боли. Затем глубокий вздохнув, он повернулся, чтобы прислониться к столу, его руки были скрещены на груди.

«Ты когда-нибудь была в демоническом ночном клубе?»

Она фыркнула в смешном вопросе. “Ты разыгрываешь меня? Каин никогда не позволил бы мне идти куда угодно, я могла быть замечена. Он сказал мне, что это было для моей же безопасности. Осел.”

“Тогда я предложил бы, чтобы выход в демоническое сообщество ждет тебя.” Его задумчивый пристальный взгляд скатился с ее тела, не потрудившись скрыть его голод. “Учреждения Вайпера всегда на вершине.”

“Позволь мне предположить — ты имеешь в виду свое собственное развлечение.”

“Теперь, когда ты упомянула его…”

Золотые глаза вспыхнули, и власть его желания ударила в нее, почти посылая ее на колени. Черт побери. Внизу живота все сжалось при мысли о том, как Сальваторе прижмет ее к столу и грубо возьмет, это опалило ее разум.

Она помчалась к двери. “Я хочу пить.”

“Я получаю вето? ” Сальваторе пробормотал, затем поскольку Харли отодвинула задвижку и открыла дверь, он поспешил к ней, беря ее руку в притягательной власти. “Черт. Подожди меня.”

Она дрожала, когда он повел ее через вестибюль, его гипнотический мускусный аромат просачивался в ее кожу, как будто пытаясь заклеймить ее.

«Тебе нет необходимости идти туда».

“Верь мне, есть такая потребность,” сказал он темным тоном, его брови поднялись, когда она подсознательно потерла руки. “Что-то не так?”

«Ты надушился одеколоном?»

Странно жалкая улыбка изогнула его губы. “Dolce & Gabbana. Тебе нравится?”

«Он… незабываемый».

«Больше похоже на вечный».

Она нахмурилась. “Что?”

«Сюда». Он проигнорировал вопрос и повел ее к двойным дверям, охраняемым вампирами.

И что за вампиры это были.

Вау.

Точеное совершенство с полированной золотой кожей древних египтян, у них были эбеновые волосы, которые были закреплены шнурками за их спинами. Их лица были шедеврами, резные скулы, хищные носы и благородные брови. Когда она приблизилась, она поняла, на их веках была краска, втатуированная в кожу, чтобы подчеркнуть их миндальные черные глаза и цвет их полных губ.

Как будто их ошеломляющая красота нуждалась в любой искусственной помощи.

Они были достаточно аппетитными в их крошечных набедренных повязках, которые показывали достаточно тела, от них даже Клеопатра завыла бы в экстазе.

Поскольку они приблизились, двое тихо потянулись и открыли тяжелые двери, их пристальный взгляд задержался на Харли с тихим приглашением знойного удовольствия.

Сальваторе провел ее мимо демонов, как будто они были невидимы, его профиль был жестким, когда они пошли вниз по каменным ступеням, которые вели глубоко вниз здания.

“Ты уверена в этом?” спросил он, его рука напряглась на ее руке, воздух был напитан ароматом и звуками собранной толпы.

“Я жила со стаей псов в течение тридцати лет. Нет ничего, что может потрясти меня.” Ее необоснованная бравада длилась, пока они не достигли основания лестницы, и Сальваторе шагнул в еще одну открытую дверь, и полная сила собравшихся демонов поразила ее. “Хорошо. Я, возможно, погорячилась.”

«Ты хочешь уйти?»

Харли только расслышал вопрос, ее внимание сосредоточилось на сцене ниже ее.

В отличие от воздушной элегантности выше, обширная комната была круглой и сделана из черного мрамора, который устроили в виде террасы. На каждом ряду был ряд стальных столов и табуретов, которые были прикреплены к мрамору и серии лестниц, которые вели к огромному металлическому набору клетки на самом низком уровне пещеры.

Верхние, тяжелые люстры пролили свет на толпу гостей, борясь с тенями, которые крутились вокруг гостей, скрывая тех, которые предпочли оставаться скрытыми.

Это походило больше на Thunderdome, чем на ночной клуб.

Сальваторе нагнулся, чтобы сказать непосредственно в ее ухо, шум толпы почти оглушал.

«Хочешь уйти?»

Ее рот был сух, ее пристальный взгляд рассматривал многочисленные разновидности демонов. Единственная общая вещь — это материальное чувство жестокости, которое потрескивало вокруг них.

Она чуть-чуть колебалась, раздираемая между хорошим старомодным здравым смыслом и желанием флиртовать с опасностью.

Она всегда хотела открыть мир вне логова Каина, не так ли? Ну, здесь это было. Во всей красе.

Ну или скорее без всякой красы.

“Не в этой жизни,” сказала она, поднимая подбородок с храбростью, от которой она была далека.

“Это просто могло бы быть,” Сальваторе пробормотал, впиваясь взглядом в двух неповоротливых троллей, которые следили за Харли, как будто она была вкусной закуской.

С поднятием его руки красивый женский имп с бледно-рыжими волосами и изгибами слоновой кости на крошечном платье из спандекса помчался, чтобы выполнить его указания. И если ее улыбка чего-то и стоила, она надеялась в его приказы включены разрывание спандекса.

Харли стиснула зубы, но Сальваторе казалось не обращал внимания на явное приглашение женщины.

“Кабинку,” скомандовал он. “Максимально далекую от арены.”

“Конечно.” С ядовитым взглядом от Харли, имп повел их мимо столов на верхнем ряду, приводя к затененной ниши, в которой была небольшая кабинка. Харли скользнула на стальное многоместное нераздельное сиденье, Сальваторе сел напротив нее. Его пристальный взгляд пробежался по толпе вместо того, чтобы сосредоточиться на импе, которая фактически подсунула свою грудь ему под нос. “Напиток, любимый?”

Харли откашлялась. “Кровавая Мэри,” заказала она, ее тон был предупреждающим, что ее напиток не был единственной кровавой вещью, если сука не отойдет.

Как будто ощущая внезапную напряженность в воздухе, Сальваторе изучил с самодовольной улыбкой ее покрасневшее лицо.

«Hennessy», рассеянно заказал он.

С волной имп повернулась и кинулась через зал, по-видимому, к бару для напитков. Страстно, зная о недрогнувшем пристальном взгляде Сальваторе, Харли устроилась на ее месте.

“Разве Hennessy не немного пафосный напиток для этого?”

Он потянулся, чтобы погладить пальцем ее ладонь, которая лежала на столе.

“Что я могу сказать? Я оборотень с проницательным вкусом.”

Ее умный ответ умер на губах, поскольку центр потолка резко вспыхнул, и беспорядочно движущаяся толпа разразилась шумными приветствиями.

Глядя вверх, Харли смотрела, как четыре маленькие золотые клетки спускались от скрытых ловушек в потолке. Они остановили несколько футов от большой клетке на полу, освещенной прожекторами.

«Черт побери,” выдохнула она, позволяя ее пристальному взгляду перейти от одной клетки к другой. “Это те импы?”

Сальваторе гримасничал. “Они — часть шоу.”

Это не обнадеживало, так как четыре импа, два мужчины и две женщины, были абсолютно наги за исключением тяжелых стальных ошейников.

«Что это за шоу?»

«Демоническая версия игры Свидание в слепую».

Харли покачала головой. Она увлекалась Теле викторинами, но она не видела шоу с голым импами, висящими в клетках.

“Так или иначе я не думаю, что человеческая версия находится даже в той же самой вселенной. Я предполагаю, что есть несколько правил?”

“Элементарные. Ты платишь непомерную сумму денег за привилегию присоединения к дюжине других демонов внизу.” Он указал на огромную клетку на полу, который мог разместить малую лигу по футболу. “Последний оставшийся демон вознаграждается ключом.”

«Ключом?»

Его рука указала на клетки с большими замками.

“Как только победитель сделает его или ее выбор, следующая партия попадет в клетку, чтобы получить шанс выиграть ключ.”

Возмущение текло через Харли как расплавленная лава. Несмотря на все недостатки Каина он всегда был убежден, что мужчины в его стае знали, какое наказание их ждет за изнасилование.

Смерть.

Медленная, мучительная, болезненная смерть.

«Они — сексуальные рабы?»

«Нет». Сальваторе сжал ее пальцы, стремясь препятствовать ей сделать что-то глупое. “Я признаю, что не пролил бы слезу, если бы кто-нибудь всадил кол в сердце Вайпера, но он никогда не позволял сексуального рабства в его клубе.”

«Откуда ты знаешь?»

Он наклонился близко и говорил достаточно тихо, что даже самый талантливый демон не смог подслушать его.

«Вайпер был рабом в течение многих лет. Он кого угодно убьет за работорговлю».

Его заверения были поддержаны видом импов, которые счастливо прислонились к решеткам их клеток, чтобы привести толпу ниже в близкое безумство.

«А ты?» спросила она.

Он хихикнул, поднял ее руку к губам и языком проследил линию ее руки.

“Я не нуждаюсь в таких грубых методах. Моего очарования достаточно, чтобы поработить других.”

Она могла бы обсудить его очарование, но его прикосновения было достаточно, чтобы заставить женщину попросить о большем.

“И ты называешь Каина бредовым,” сказала она, ее слова казались неубедительными, поскольку жар пульсировал внизу ее живота.

К счастью имп приняла решение в тот момент возвратиться с их напитками, ее чуть-чуть прикрытые сиськи отвлекли достаточно Сальваторе от Харли, чтобы та выдернула руку.

Не то, чтобы это внесло свою лепту пользы.

Волнение пузырилось в ее крови как самое прекрасное шампанское, ее кожу покалывало. Она беспокойно заерзала на месте, она внезапно стала влажность и почувствовала ноющую боль.

Что за черт?

Отклоняясь от импа, Сальваторе показал Харли понимающую улыбку, легко ощущая ее волнующий голод.

“Ты должна, по крайней мере, насладиться разогревом.”

Прежде, чем она могла спросить, она заметила голых мужчин, покрытых не чем иным как тщательно продуманными татуировками, изображающими китайские символы. Они, казалось, были людьми, но ни один человек не может быть таким, у людей кожа не пылает странным металлическим отблеском, мерцают — когда они чувственно идут между столами.

“Чертов ад.” Харли осушила ее Кровавую Мэри, как один из демонов остановился перед их столом, выполняя эротический танец, который должен был быть незаконным в некоторых государствах. Неспособная оторвать ее пристальный взгляд от иностранной красоты орлиных черт и черных, раскосых глаз, она изо всех сил пыталась дышать. “Что они такое?”

“Демоны Nozama,” сказал Сальваторе. “В их культуре женщины — воины, в то время как мужчины ценны за их сексуальное мастерство.”

“Вот это отличная культура,” она одобрила хриплым тоном, сжимая край стола, чтобы препятствовать ее рукам блуждать там, где они не следует.

Сальваторе низко заворчал, посылая демона к следующему столу.

“Воинов женского пола уважает сообщество оборотней, и наше сексуальное мастерство славится по всему миру демонов,” сообщил он, потянувшись, чтобы взять ее руку в притягательной власти.

“Почти столь же известно как твое высокомерие.”

“Наше высокомерие,” исправил он, наклоняясь достаточно через стол, что его теплое дыхание коснулось ее щеки. “Ты — чистокровная, Харли. Давно пора бы возвратиться к своей стае.”

Острая боль сжала ее сердце. Неприятное чувство одиночества, которое изводило ее всю жизнь.

Как оборотень, она инстинктивно жаждала связи со стаей. Не только для защиты, но и для товарищеских отношений, которые были так же важны для чистокровных как еда и секс.

Всегда была очень большая часть, которая была пропавшей без вести.

Однако, она была не готова взять на себя обязательства ни перед кем. Не перед Сальваторе. Не перед сестрами.

“Я решу, если или когда я захочу вернуться в стаю,” предупредила она.

Подняв ее руку, Сальваторе ткнулся носом в пульс, стучащий внутри ее запястья.

«Я легко мог бы принять решение, если бы ты позволила мне».

“Не всеми управляют их гормоны.”

Золотые глаза вспыхнули с жаром. “Ах, если бы это только было правдой.”

Губы Харли разомкнулись, поскольку взрыв жажды вспыхнул в ней.

Это не было постоянное напряжение, которое всегда присутствовало, когда Сальваторе был рядом. Или интенсивный голод, который так легко пробуждали его поцелуи.

Это было резкой, подавляющей потребностью, которая чувствовалась как неприятное потопление.

«Джулиани?» резко сказала она.

“Расслабься, cara.” Он мягко массировал ее руку.

«Что это?»

“Танцоры выпускают феромон. Это помогает заставить больше участников пойти в клетку.”

«Дерьмо». Она поерзала на твердой скамье, ее кожа покрылась потом. “Я почти готова пойти туда.”

Без предупреждения, Сальваторе вскочил на ноги и потянул ее со скамейки к своему твердому телу.

“Не нужно бороться, cara,” прохрипел он. “Если только это заводит тебя.”

В этот момент все заводило Харли.

Чувство крепкого тела Сальваторе, его офигенно восхитительного мускусного аромата, пульс его возмутительной власти…

Без предупреждения рука опустилась на ее плечо, разворачивая ее. Она увидела крупного демона Pecoste, искоса смотрящего на нее желтыми глазами, с его клыков сочился яд.

Сальваторе немедленно обнажил зубы, глаза сверкали жутким жаром, он был в одном вдохе от перемены в оборотня.

“Убери руку прежде, чем я…”

Харли не стала ждать, пока эти двое будут бить себя в грудь и бесполезно сотрясать воздух.

Одним гладким движением она пнула демона Pecoste в колено, дождалась пока он инстинктивно наклониться вперед, и ударила его в подбородок кулаком. Демон полетел назад, падая на стол через два ряда вниз. Был клубок гнева от демонов ниже, и дикая ссора вспыхнула, но Харли не стала ждать, чтобы оценить проделанную ей работу.

Вместо этого она вытерла руки о джинсы и встретила удивленный пристальный взгляд Сальваторе.

“Когда я буду нуждаться в спасении, я тебе сообщу.”

«Я запомню это».

Драка была забавой, но больная жажда все еще струилась по ее телу. Господь всемогущий. Если бы у она вскоре не получит облегчения, то она может просто взорваться.

“Я видела достаточно,” пробормотала она, двигаясь к выходу, вытирая пот со лба.

Не удивительно Сальваторе стремительно догнал ее. “Куда ты идешь?”

«В свою комнату».

Они пробрались через толпу в тишине, наконец достигая двери и поднимаясь по лестнице. С каждым шагом цепляющиеся феромоны уменьшились, ослабляя задыхающееся желание, но темп Харли не замедлился. Искусственное желание могло быть отклонено изменением местоположения, но беспокойный голод, который продолжал изводить ее, не мог быть так легко убран.

Она не знала то, что готовит будущее, но она знала, что Сальваторе не будет ждать долго, чтобы пойти по следу Биггза. Следующие несколько часов возможно последние, которые они проведут вместе.

Обходя вестибюль, Харли пошла прямо в ее комнату на верхнем этаже, вытаскивая ее карточку-ключ из кармана и открывая дверь. Затем прежде, чем она могла напомнить себе обо всех причинах, почему это было такой плохой идеей, она схватила руку Сальваторе и втащила его в комнату, захлопывая дверь позади него.

Сальваторе приподнял брови в осторожном удивлении. “Харли?”

“Разве это не то, чего ты хочешь?” спросила она, прижимая его к стене и проводя ее руками по его твердой груди.

Без предупреждения Сальваторе схватил ее запястья, останавливая ее нетерпеливую нежность.

«Подожди, cara».

Ее желудок сдало расстройстве. “Ты разыгрываешь меня?”

Его глаза сузились. «Я не хочу быть обвиненным, что использовал тебя, пока ты была под влиянием”.

«Хорошо». Она наклонилась вперед, проводя языком линию от его груди до ямки на шее. “Тогда воспользуюсь преимуществом перед тобой.”

Он задрожал, его жар вспыхнул через комнату с силой ядерного взрыва.

“Работай для меня,” отрезал он, ослабляя хватку на ее запястьях, таким образом, он смог вытащить заколку из ее волос, проводя по ним пальцами. Харли не тратила времени впустую, она схватила шелк его рубашки и разорвала ее. Сальваторе засмеялся с самодовольным удовольствием. “Dio. Напомни мне утроить свое количество одежды.”

Харли запрокинула голову, чтобы встретить золотой пристальный взгляд из под полуопущенных густых ресниц.

“Не строй планы, которые включают меня, Джулиани. Это — …”

«Экстраординарно», прервал он, его руки схватили ее бедра и прижали к ее его твердому достоинству.

«Временное безумие».

“Я соглашусь на часть безумия. ” Он захватил основание ее майки, стянул ее через голову и бросил на пол. Ее лифчик был следующим, оставляя ее грудь голой для его близкого исследования. “Сведение с ума, безумие заставляющее замирать сердце.”

Она застонала, поскольку его большие пальцы нашли ее затвердевшие соски, его голова опустилась. Он захватил ее губы в поцелуе, который потребовал полнейшей капитуляции.

На вкус он был как изысканный коньяк, его язык боролся с ее, поскольку его пальцы сосредоточились на ее сосках, посылая толчки грубого удовольствия вниз ее живота. Харли раскрыла губы под его диким натиском, ее руки возились с кожаным поясом.

Пожар разгорался в ней, и она стремилась в этот огонь.

Имея дело с застежкой пояса, Харли расстегнула кнопку на его брюках и дернула вниз застежку-молнию. Ее сердце трепетала в груди, поскольку ее пальцы окружили его тяжелую возбужденную плоть.

Сальваторе низко пробормотал проклятие, его бедра двинулись вперед, пот покрыл его красивое лицо.

“Осторожно, cara,” проскрежетал он. “Я пытаюсь вспомнить, как быть благородным.”

В ответ Харли балансировал на цыпочках, покусывая сторону его шеи с достаточным количеством силы, чтобы пошла кровь.

«Я не боюсь большого плохого волка».

С приглушенным ревом Сальваторе перевернул ее к стене и встал на колени перед ней.

“А следует,” предупредил он, его руки сорвали ее джинсы и крошечный лоскуток, прикрывающий заветный треугольник.

«Сальваторе…»

Ее дыхание застряло у нее горле, поскольку его губы скользнули обжигающим путем вверх по внутренней части ее бедра, в то время как его руки твердо разводили ее ноги в стороны.

Ее пальцы схватили его волосы, дрожь чистого восхищения прошла через нее.

«О… Боже».

“Слишком поздно для молитвы,” пробормотал он, разведя ее ноги достаточно далеко, чтобы он мог найти влажную жар, которому стремился.

Харли проглотила крик, ее тело задрожала в эротическом одобрении. Ей понравился Сальваторе, стоящий на коленях и ласкающий ее языком и зубами.

Ее глаза были плотно закрыты, ее руки гладили его по волосам. Сладкое напряжение свернулось глубоко в ее чреве. Она вдруг вспомнила, что была какая-то безумная причина, что она хотела избежать магического прикосновения Сальваторе, но в этот момент, она не помнила.

Снова и снова его язык дразнил ее клитор, время от времени попадая внутрь ее с мастерством, что она на всех парах шла к кульминации.

Принимая меры, чтобы избавиться от брюк, Сальваторе резко выпрямился, скидывая обувь и брюки, чтобы встать перед нею в всей красе.

И он был великолепен.

Его худое, идеальное лицо. Его светящиеся золотистые глаза. Его точеное, бронзовое тело. Его член готовый и стремящийся ей понравиться.

Давая ей несколько минут, чтобы она могла оценить вид его голого тела, Сальваторе схватил ее за талию и повернул к себе спиной.

“Поставь руки на стену и обопрись,” сказал он в ее ухо, расставляя ноги, оставляя ей ощущение странной уязвимости.

Захваченная врасплох, Харли обернулась через плечо в беспокойстве. Ее сердце сжалось от абсолютной красоты его бронзового лица.

«Что, черт побери, ты делаешь?»

«Доверься мне», сказал он, его рука схватила ее за внутреннюю поверхность бедра, в то время как его орудие вошло в нее сзади.

«Да».

Ее голова легла ему на плечо, ее шея болталась без костей от горячего удовольствия, когда входил в нее. Он был большим, и входил под углом, чтобы ударить в нее как можно глубже. Каждое его движение колебалось между глубоким счастьем и болью.

Прислоняясь в к стене, чтобы поддержать ее слабые колени, Харли застонала, поскольку его пальцы скользили между ее складками, поглаживая ее влажный жар в темпе с жестокими, неустанными толчками его бедер.

Где-то в темноте, стая псов искала их, Бриггз готовил свое зло, и Король Вампиров несся к ним. Но опасности не имели для Харли никакого значения, ее тело напряглось с почти невыносимым волнением.

С рычанием, которое было в большей степени животным, чем человеческим, Сальваторе спрятал лицо в изгибе ее шеи, ртом носом тыкаясь в ее чувствительную кожу.

“Ты моя,” сказал он, его низкие слова, казалось клеймили ее душу. “Отныне и навсегда.”

«Нет».

«Да, Харли». Он толкал все глубже, овладевая ею с каждым ударом. “Нет пути назад.”

«Черт побери, Сальваторе…»

Ее слова застряли в горле, поскольку Сальваторе погрузил зубы в основание ее шеи. Потрясенное притягательным нападением, тело Харли выгнулось, и крик был исторгнут из ее горла, в то время как оргазм сжал ее тело…

Глава 13

Каиг сжал руль Джипа, направляясь обратно к своему логову в Сент-Луисе со скоростью чуть меньше скорости света.

Он был достаточно хорошим генералом, чтобы знать, что он должен быть со своей стаей, ведя их в погоне за Сальваторе и Харли.

Псы были напуганы показом власти Сальваторе над ними. Это была одно слышать слухи о способности короля вынудить оборотня перекинуться, и совсем другое, чтобы испытать это непосредственно.

И Викки несомненно убежала бы при первой же проблеме. Она могла быть готова использовать свои волшебные способности, чтобы произвести на него впечатление, но не если бы это означало подвергнуть себя опасности.

Без Каина, ведущего их, они, довольно вероятно, тянули бы резину достаточно долго, чтобы удостовериться, что Сальваторе удалось сбежать.

В настоящее время, однако, Каин был слишком отвлечен, чтобы начать всеобщую войну на Короля Оборотней.

Ему требовалось время, чтобы избавиться от сомнений, которые начинали изводить его.

Очевидно, в чем он нуждался и что он получил, были две совершенно разные вещи.

Скользя вниз по разбитым проселочным дорогам, что вились через недавно вспаханные поля, Каин ударил по тормозам, в то время как знакомый запах гниющей плоти настиг его.

«Дерьмо».

Андрэ убрал темные волосы от лица, его нос сморщился от отвращения.

«Что это, черт побери?»

«Компания», пробормотал Каин, жалея, что у него не было яиц, чтобы проигнорировать безошибочный вызов. Конечно, если бы он проигнорировал вызов был хорошая вероятность, при которой у него не было бы яиц вообще, чтобы волноваться.

“Компания? ” Андрэ задрожал. “Это пахнет так, как будто он должен лечь таким образом, чтобы кто-то похоронил его.”

Каин дернул рычаг переключения передач, в состояние парковки. “Останься здесь.”

«Нет. Ты…»

Рука Каина высунулась, чтобы схватить его компаньона за горло. “Останься. Здесь.”

“Понял,” прошипел пес. “Остаться здесь.”

Игнорируя желчь, которая поднялась в его горло, Каин двинулся к маленькой группе деревьев. Это было то, на что он подписался, не так ли? Зуб за зуб.

Он просто хотел получить проклятый зуб, таким образом, чтобы он мог забрать зуб.

Было странное мерцание среди теней, затем появились очертания Биггза, его темно-красные глаза пылали как ямы ада. Покорно, Каин пал на колени.

«Господин».

Взрыв холода циркулировал по воздуху, ползал по коже Каина.

“Стремительно движешься назад к логову как бесхребетный трус, а, Каин?”

“У меня есть своя стая, ищущая Сальваторе. Это — только вопрос времени прежде, чем они захватят его.” Ложь легко слетела с языка Каина, его голова склонилась, чтобы скрыть его настороженное выражение. “Я должен быть уверен, что у меня есть клетка, которая может его удержать.”

«В этом нет необходимости. Наши планы изменились».

Каин напрягся. Изменение плана обычно означало, что первый план пошел к черту. Не то, что он хотел услышать.

«Что Вы имеете в виду?»

“Поздравляю, пес,” прошипел Биггз. “Твой день славы скоро наступит. Скоро ты будешь изменен, как ты всегда мечтал.”

Каин медленно поднял голову, подозрительно. Биггз всегда был слишком неопределен, какое это преобразование, как предполагалось, имеет место.

«Как? Харли сбежала».

«Забудь про суку».

«Но…»

Темно-красные глаза вспыхнули со смертельным гневом. “У меня должен быть Сальваторе.”

Каин проглотил свое требование знать «как, когда, и где» будет мистическое преобразования, которое обещалось ему в течение многих лет.

Его личное видение показало его кровь, текущую на бесплодный камень, мерцающая властью, которой обладал только истинный оборотень, но интерпретировать такое видение было всегда трудно.

«Моя стая идет по его следу».

“Сальваторе разрушит твое жалкое оправдание о стае не вспотев.”

Каин скрипел зубами. “Я знаю о превосходящей силе Сальваторе.”

“Тогда ты задержишь своих слуг и позволишь мне иметь дело с ублюдком.”

«Иметь дело или убить его?»

«О, я убью его в свое время». Голос оборотня был пропитан нетерпением. «Сначала, мне нужен он живым».

Память о сильном поле битвы, которое он оставил, испортила удовольствие Каина от наслаждения о нависшем крушении Сальваторе. Биггз мог хвастаться его планами относительно Короля Оборотней, но Каин больше не был готов думать, что Биггз неукротим.

«Вы намереваетесь захватить его?»

«Да».

«Самостоятельно».

Ледяная власть врезалась в грудь Каина, останавливая его сердце.

«Конечно ты не сомневаешься в моей силе сделать это?»

Руки Каина зарылись в землю, боль исходила из его груди по тела острыми волнами.

“Я никогда не был так глуп,” стонал он.

“Я надеюсь.” Отталкивающий запах почти задушил Каина, в то время как Биггз предвинулся ближе. “Могло случиться так, что твоя преданность заколебалась, Каин?”

Каин прижал голову к земле. Черт. Он зашел слишком далеко. Бриггс не потерпит, что его превосходство над Сальваторе ставили под сомнением. Особенно простой пес.

Время для контроля повреждений.

“Нет, господин, но Сальваторе часто пользуется поддержкой вампиров. Его будет почти невозможно захватить, если он будет под защитой кровопийц.”

Биггз фыркнул, его было не так легко обмануть. “Тогда удачно, что мне не нужно захватывать Сальваторе.”

«Ты надеешься, что он придет добровольно?»

«Это именно то, на что я надеюсь».

“Я признаю, что это было бы моим последним предположением.” Каин осторожно сказал в грязь. Биггз был все еще слишком близко для его душевного спокойствия. “Сальваторе может быть высокомерным, но он не самоубийца.”

“Нет, но он отчаянно попытается убить меня. Как только я предоставлю ему такую возможность, он будет больше, чем хотеть присоединиться ко мне.”

“Он ощутит, что это — ловушка.”

Бриггс рассмеялся. Полый, зловещий звук, который заставил отдаленных американских волков выть в тревоге.

Юмор висельников. Не люблю его.

“И все же, он все еще приедет. Сальваторе — предсказуемый.”

Осторожно Каин поднял свою голову, встречая темно-красный пристальный взгляд. “Я предполагаю, что у меня есть некоторая роль во всем этом?”

“Есть стая псов, расположенная около твоего логова, они полагают, что ты все еще держишь там Сальваторе.”

Каин пожал плечами. Он получил сообщение из своей стаи в ту минуту, когда псы окружили его дом.

“Они наблюдают.”

«Я хочу, чтобы ты привел мне их сюда».

Как только слова слетели с губ Бриггза, бесплодные пещеры под заброшенной викторианской церковью выжглись в мозгу Каина. Не только фигурально выжглись, но фактически и мучительно. Как будто карта впечаталась в его мозг.

Матерь божья. Разве этот ублюдок не слышал о GPS?

«Зачем?»

“Потому что я хочу, чтобы Сальваторе страдал прежде, чем он умрет,” сказал Бриггз, его ненависть к Королю Оборотней пульсировала в воздухе. “Есть немного вещей, которые доставляют мне большее удовольствие, чем мысль о наблюдении за мучениями Сальваторе, поскольку он будет вынужден убить одного из своих верных слуг.”

Каин скрыл свою дрожь. Он всегда считал себя задирой, который управлял стаей железным кулаком, но Биггз заставил его быть похожем на долбаные анютины глазки по сравнению с ним.

“Да, я могу просто вообразить.”

“Ах, но ты не должен будешь воображать,” насмехался Биггз. “Ты будешь со мной.”

Поднимаясь, Каин тайно отстранился от резкого холода, который окружил Биггза.

«И я получу тайну крови оборотней?»

«Не волнуйся, Каин. Скоро ты получишь вознаграждение, которое заслуживаешь», насмешливо сказал Биггз. «Не подведи меня».

Был громкий хлопок, и он исчез.

Каин не колебался. Повернувшись на пятке, он бросился назад к Джипу. Низа что он не хотел вызова на бис.

Довольный он открыл дверь своего автомобиля, Каин запрыгнул на место и завел двигатель.

«Черт».

Андрэ схватился за приборную панель, поскольку Каин мчался по деревянному мосту без замедления.

«Ты в порядке?»

Каин задрожал, противный холод все еще цеплялся за его кожу.

“Скоро ты получишь вознаграждение, которое заслуживаешь…”

Он должен быть безумным. Он должен бить чечетку на вершине чертового мира.

Вместо этого ему было жаль, что Биггз не дал его проклятые видения какому-нибудь другому легковерному псу.

«Во что я ввязался», бормотал он.

Андрэ сузил свой темный пристальный взгляд. “Я должен создать новые логова? Багамы? Австралия? Антарктика?”

Каин должен был признать, что это было заманчиво.

Он может продолжать движение и начать заново далеко, далеко от враждующих оборотней. И к черту становление чистокровным.

Тогда он тряхнул головой. “Слишком поздно, чтобы бежать,” мрачно признал он. “Нет ничего, на что мы можем надеяться, чтобы пережить эту гребаную железнодорожную катастрофу.”

Сальваторе шагал по полу в спальне Харли, доступный сотовый телефон, что Сантьяго оставил, был прижат к его уху. Слушая записанный голос Гесса, отзывающийся эхом в ухе, он остановился, чтобы пристально посмотреть вниз на черно-золотую кровать, которая все еще теплой и приведенной в беспорядок после его последнего умопомрачительного секса с Харли.

Боже, женщина дала ему совершенно новое значение слова «рай».

Это были больше, чем первобытное, дикое удовольствие, которое взорвалось между ними. Больше, чем судьба, которая кипела в его венах. Больше, чем неустанная боль, чтобы удержать его пару рядом.

Это было простое, несложное удовольствие человека, который только что занялся любовью с женщиной, которая наполнила его сердце радостью.

Аромат богатой ванили дразнил его нос. Сальваторе повернулся, чтобы смотреть, поскольку Харли вышла из ванной в белом полотенце, обернутом вокруг ее тонкого тела, ее влажные волосы струились по голым плечам.

Он закрывал телефон и бросил его на кровать, скрывая улыбку, поскольку Харли позволила ее пристальному взгляду тайно скользнуть по его обнаженному виду прежде, чем вернуться к его лицу.

«Что-то не так?» спросила она.

«Я пытаюсь связаться с Гессом, но натыкаюсь на голосовую почту».

«Ты думаешь, что с ним что-то случилось?»

Сальваторе пожал плечами, не потрудившись скрыть его расстройство. Он был прекрасным примером любителя командовать. Делегирование полномочий давалось ему с трудом, а уж просить о помощи других, особенно у бригады живых мертвецов, было подобно пережевыванию серебра.

“Невозможно знать, и пока Биггз не мертв и со способностью управлять умами псов, я не могу рисковать разыскивания его. Я должен зависеть от Стикса, чтобы послать поисковую группу.”

Пытаясь казаться беспечной, Харли двинулась к кровати, прячась под покрывалом, чтобы скрыть ее притягательное тело.

“Кстати о Стиксе, что ты планируешь делать, когда он прибудет со своими Воронами? ” потребовала она.

Как всегда Сальваторе был очарован странным сочетанием в Харли жестокого и наглого желания и застенчивой женской исключительности.

Соблазняемый как мотылек пламенем, он подошел, чтобы взгромоздиться на краю матраца, его пальцы играли с влажной прядью волос, которые струились по ее плечу. Немедленно его беспокойство успокоилось.

“Я намереваюсь путешествовать с ними обратно в Чикаго.”

«А потом?»

“Есть ли причина твоего любопытства? ” Он наклонился вперед, чтобы поцеловать ее чуть ниже уха. “У тебя есть планы относительно меня, cara?”

Она напряглась, аромат ее возбуждения наполнил воздух.

«Разные».

“Разные? ” Его язык проследил линию ее ключицы. “Мне нравится как это звучит.”

“Большинство из них включает намордник и серебряный поводок.”

«Нетрадиционно».

Она прижала руки к его плечам, отодвигая его обратно с выражением упрека.

“Что-нибудь уменьшит твое огромное эго?”

Он схватил ее руку, чтобы притянуть ее к его рту, покусывая подушечку ее большого пальца.

«Теперь, когда ты в моей постели».

“Сальваторе …” Ее слова прервались, когда она нахмурилась с внезапной растерянностью, поворачивая голову, чтобы пренебречь его протянутой рукой. “Боже.”

«Что не так?»

«Я просто принимала душ».

«Тебе следовало подождать меня», он дразнил ее, держа осторожный взгляд на блеске в ее карих глазах. Харли не должна быть в состоянии перекинуться, чтобы быть опасным. “Я бы потер тебе спинку.”

“Я сама потерла свою спину, таким образом, вопрос в том…” Ее глаза сузились. “Почему я все еще пахну как ты?”

«Ах», Сальваторе выдохнул, забывая об опасности, поскольку примитивный, совершенно нецивилизованный скачок удовлетворения мчался по нему.

Его запах спаривания был в полной силе во время их секса. Она будет носить его метку в течение многих дней.

«Что происходит?»

“Ты когда-нибудь слышала высказывание, ‘Что-то, чего ты не знаете, не может причинить тебе боль’? ” спросил он с кривой улыбкой.

Она выдернула руку из его захвата. “Ты скрываешь что-то от меня.”

“Нет. Если ты хочешь правду, то я дам ее тебе, но…”

“Если ты скажешь мне, что я не могу принять правду, я клянусь, что вырву твой язык.”

Сальваторе тихо изучал ее. Бледные, прекрасные черты. Ясные карие глаза. Полные, пышные губы.

Лицо, которое было навсегда впечаталось в его сердце.

Сказать или нет?

Он вовсе не собирался раскрывать связь с парой. Только когда он убьет Биггза и поставит псов на место, таким образом, у него появится время, чтобы сконцентрироваться на полномасштабном наступлении по очарованию.

Со всем его возмутительным высокомерием он не был достаточно глуп притворяться, что Харли была готова и стремилась стать его парой. Черт, она все еще пыталась решить, был ли он другом или врагом.

Он не хотел отпугивать ее прежде, чем он мог произвести некоторые серьезные ухаживания.

С другой стороны он начинал понимать эту женщину.

Она могла быть дразнящий, пристающей и максимально раздражающей, пока она не была бы удовлетворена, что он дал ей то, что она хотела знать.

«Очень хорошо, но не говори, что я тебя не предупреждал».

Ее челюсти напряглись в нетерпении. «Джулиани».

Он поймал и удерживал ее пристальный взгляд. “Ты несешь мой аромат, потому что ты — моя пара.”

Ее лицо побледнело, ее глаза распахнулись с ошеломленным недоверием. Сальваторе проглотил вдох. Ну, он не ожидал пятерки и сальто. Однако, было бы хорошо, если бы она не смотрела, как будто ей сказали, что у нее был вирус Эбола.

«Пара?», она затрясла головой. «Нет, черт побери».

Он пожал плечами, маскируя его разочарование под безразличием.

«Ты спросила».

Она стремительно прижалась спиной к спинке кровати, согнув колени и обхватив их руками в бессознательном защитном жесте.

“Я, возможно, была воспитана стаей псов вместо твоих драгоценных чистокровных, но даже я знаю, что истинные пары исчезли несколько столетий назад,” зарядила она. “Каин всегда утверждал, что они были не чем иным как мифом.”

Сальваторе вспылил. Пока связь не была полной, даже упоминания о другом мужчине было достаточно, чтобы пробудить его Неандертальские чувства.

“Что пес знает о нашей истории?”

“Таким образом, он лгал, когда он сказал, что у оборотней больше нет истинных пар?”

С усилием он обуздал своего чрезмерно притягательного волка. “Верно, способность найти пару, как думали, исчезла, наряду со многими другими возможностями оборотней.”

“Тогда, очевидно, ты сделал ошибку.” Она облизала губы, голос нервно вибрировал. “Мы не можем быть парой.”

Он искаженно улыбнулся. Она помогла ему сбежать от Каина с недрогнувшей храбростью. Она столкнулась с сумасшедшим Биггзом и не испугалась. Но простое упоминание о том, чтобы быть его парой, ужасало ее.

Он должен быть оскорблен или доволен, что может вызвать такую сильную реакцию?

“Я не говорил, что мы уже стали парой,” поправил он, сознательно поглаживая пальцами ее голую руку. Она дрожала от его прикосновения, ее сладкий аромат ванили смешивался с его мускусом в комбинации, которая поджигала кровь. “Я сказал, что ты была моей парой.”

“Это своего рода уловка?”

«Больше ирония судьбы».

Не удивленно, она впилась в него взглядом. “Ты просто скажи мне, что происходит? Почему ты думаешь, что я — твоя пара?”

«Когда чистокровный самец находит истинную пару, он вырабатывает специфический мускусный запах и метит ее».

«Была короткая, но опасная пауза. «Метит ее?»

«Это предупреждение другим самцам держаться подальше».

«Ты пометил меня своим ароматом, чтобы отпугнуть других мужчин?»

Он скользнул пальцами к запястью, неспособный симулировать даже знак сожаления. Если бы у него был свой путь, то Харли несла бы свой аромат для остальных бессмертных.

“Это не было намеренным.”

«Вранье».

Он ерзал, пока не прижался к ее бедру, способный чувствовать ее обжигающее тепло через одеяло.

“Харли, так, как я очень не хочу допустить этого, есть некоторые силы, которыми я не могу управлять.” Он коснулся пальцем по пышному изгибу ее губ. “Кроме того, аромат исчезнет в скором времени.”

Она смотрела с негодованием, но золотые пятна в ее карих глазах мерцали с мощным пониманием. Член Сальваторе немедленно стал твердым и готовым понравиться ей.

“Ты уверен?”

“Пока ты не закончишь нашу связь или вернешь меня назад к твоей кровати.”

“Это просто исчезнет?”

Его пристальный взгляд переместился вниз к ее пульсу, стучащему у основания ее горла.

«Да».

“И я больше не твоя пара?”

“Ты всегда будешь моей парой, cara. ” Он нагнулся вперед, его губы коснулись трепещущего пульса с абсолютной тоской. “Во всей вечности. Ничто не может изменить это.”

Глава 14

В течение сумасшедшего момента, затаив дыхание, Харли таяла от опытного прикосновения Сальваторе. Она уже больше не могла отрицать, что она хотела этот оборотнический голод, который был на неправильной стороне и превратился в навязчивую идею. Даже после трех отличных оргазмов, заставляющих замирать сердце, ее тело было готово пойти за четвертым.

Ее разум, однако, был ошеломлен.

Господь всемогущий.

Действительно ли Сальваторе был абсолютно чокнутым?

Простая мысль, что она могла быть его парой, делала виток безумия на новый уровень. Истинные пары были не чем иным как городской легендой, они едва знали друг друга.

Нет, это не было полностью верно. Легкая боль между ног напомнила ей, что они уже знали друг друга глубже. Но умопомрачительный секс не говорил о родственных душах.

Так почему же она не смеялась этому как плохой шутке? Или сочувствовала его очевидному спуску в безумие?

Эта громоподобная паника подразумевала эмоциональную реакцию, которую она не была готова допустить.

Даже внутри себя.

С острым движением она встала с кровати, сохраняя влажное полотенце обернутым вокруг ее дрожащего тела. В тишине она прошла от одного конца черно-золотой комнаты к другому, зная о жгучем пристальном взгляде Сальваторе, следившем за каждый ее движением.

Наконец он встал и подошел, чтобы встать непосредственно у нее на пути, его тело было великолепным и голым, его лицо приобрело мрачное выражение.

«Харли?»

Она вздернула голову, чтобы встретить его задумчивый пристальный взгляд. “Ты не можешь предположить, что я — твоя пара только потому, что я пахну как ты,” сообщила она ему резко. “Я имею в виду, прошлые несколько дней были сумасшедшими. Это все могло быть не чем иным как напряжением.”

“Мужчина оборотень воспроизводит мускус только в присутствии его пары,” сказал он. “Но это — больше, чем просто изменение в моем аромате. Я знал, что ты моя пара тогда, когда мы встретили.”

«Как?»

«Здесь». Он захватил ее руку и прижал к груди, непосредственно к стучащему сердцу. “Ты крадешь мою силу. Наряду с большей частью моего здравомыслия.”

Она осторожно следила за ним, задаваясь вопросом, было ли это все некоторой причудливой шуткой.

“Я верю в здравомыслие, но я не знаю о чем, черт возьми, ты болтаешь про силы. Даже если бы я хотела, то я не знала бы, как украсть их.”

Кривая улыбка изогнула его губы, но золотые глаза остались осторожными, контролируя ее реакцию.

“Ты не должна ничего делать, cara. Это — природа истинной связи, она ослабляет мужчину.”

Харли резко вспомнила неожиданные приступы слабости Сальваторе во время их побега от Каина. И его очевидная усталость после нападения Биггза.

В то время, она приписывала это к бесконечным сражениям и серебру, которое попало в его плечо…

Теперь ее сердце медленно сжалось от знания, что, если Сальваторе фактически говорил правду, она была ответственна за брешь в его значительной броне. Ради Бога она, возможно, убила бы его, даже не зная от этом.

“Какая глупая традиция?” раздраженно пробормотала она. “Разве оборотни не слышали о теории эволюции Дарвина? Мужчины должны становиться более сильными, а не более слабыми, когда у них есть пара.”

Опасная улыбка изогнула его губы, поскольку его руки схватили край ее полотенца и дергали за него.

“Это должно препятствовать ему брать свою пару силой,” проворчал он, его глаза темнели с томным приглашением. “Женщина должна захотеть, иначе связь не может быть закончена.”

Она изучила его худое, красивое лицо, ища некоторый признак негодования. Конечно, он должен быть в ярости при наличии его сил?

Если это и было, он хорошо это скрыл. В настоящее время был только сверкающий голод, который ударил в нее с силой.

Внезапно она остро поняла, что его пальцы залезли под полотенце и клеймили изгиб ее груди. Твердые, безжалостные линии его бронзового тела. Его опьяняющий мускусный запах, просочившийся через ее кожу и текущий в крови.

С усилием Харли держалась за тонкий берег здравомыслия.

Черт возьми Сальваторе преследовали сумасшедший психопат-оборотень и стая сумасшедших псов с убийством короля на уме. Он должен был концентрироваться на том, чтобы остаться в живых.

“И как только она соглашается стать его парой, его силы возвращаются?” спросила она.

Он опустил свою голову, чтобы провести губами по ее виску, атласный занавес его волос коснулся ее щеку.

“Сила возвращается и становится еще больше, чем прежде.” Его рот проследил линию ее лба. “Есть также легенда, что древние соединенные пары были способны разделить их силы, таким образом, что они становились почти непобедимыми.”

Жар шел по ее телу, мощная сила подкашивала ее колени. Инстинктивно она схватилась за его плечи, ее ногти впились в его твердые мышцы. Он заворчал в одобрении.

Черт возьми он не собирался отвлекать ее.

Это было очень важно.

“Итак, как женщина заканчивает эту связь?”

Он дразнил уголок ее рта. “Я не знаю.”

Она отступила, чтобы впиться взглядом в него. “Как ты можете не знать?”

“Это не ритуал, который выполняет женщина. Она не танцует вокруг костра или не приносит мелких животных в жертву.” Его губы изогнулись в улыбке, заполненной томным обещанием. “Конечно, если ты хочешь танцевать вокруг костра голой…”

«Сальваторе».

Он вздохнул, его руки обхватили ее лицо, он посмотрел в ее глаза пристальным взглядом.

“Женщина или принимает мужчину, или она отвергает его. Это такая же мистически и необъяснимо как любовь.”

«А если она не примет его?»

“Тогда он посвятит остальную часть вечности тому, чтобы заставить ее передумать.” Сильным движением Сальваторе подхватил ее и направился в кровать. Желудок Харли сжался, он разглядывала сосредоточенное намерение выгравированное на лице Сальваторе. “Вот так.”

«Подожди», выдохнула она, в ее голосе уже звучало желание. “Твоя сила…”

Золотой жар его глаз пролился через комнату. “Готов и хочу понравиться тебе.”

“Я серьезно, Сальваторе. Ты не можешь сражаться с Биггзом, в то время как ты ослаблен,” выдавила она. Ее дыхание запуталось в легких, когда она приземлилась на кровать и распласталась на матрасе, а возбужденное тело Сальваторе накрыло ее.

“Харли, последняя вещь, о которой я хочу думать прямо сейчас, это Биггз.”

«Этот разговор не окончен…»

Он скользнул в нее с одним гладким толчком, таким образом было покончено не только с беседой, но и со всеми рациональными мыслями.

Обхватывая ногами его бедра, Харли закрыла глаза в изящном удовольствии, соглашаясь на общение на более примитивном языке.

Харли не собиралась засыпать. Но одна минута и она парит на облаке счастья, другая и она уже дрейфует в бессознательное состояние.

Она не знала, сколько времени она отсутствовала, когда проснулась от шепота Сальваторе в ее ухе.

«Харли».

«Мммммм?»

«Харли, мне нужно, чтобы ты встала с кровати и оделась так быстро, как сможешь.

Напряженность вибрировала в его голосе, Харли с внезапной тревогой распахнула глаза.

«Вампиры здесь?»

Сальваторе встал с кровати и одел джинсы. «Нет».

Харли встряхнулась от затяжного удовольствия и выползла из кровати, чтобы надеть ее собственную одежду. Провела рукою по волосам прежде, чем закрепить их заколкой. Никто не хотел столкнуться с неприятностями голым.

«Что такое?»

Сальваторе рассеянно надел черную атласную рубашку, оставлять ее незастегнутой. Он сел на краю кровати и запихнул ноги в пару черных мотоциклетных ботинок. Большая разница по сравнению с его сделанным на заказ костюмом от Гуччи, но все еще адски сексуальным.

Поднимая голову, он показал мрачное выражение лица. «Биггз».

Кровь Харли заледенела. «Он здесь?»

«Снаружи».

«Дерьмо».

Вставая, Сальваторе пересек комнату, чтобы схватить ее за плечи.

«Найди Сантьяго и оставайся с ним», скомандовал он. «Стикс прибудет в течение часа».

Ее рот широко открылся с недоверием. Он действительно думал, что с ней надо обращаться как с некоторой припадочной женщиной, которая должна была быть защищена крупным сильным мужчиной?

«Нет».

«Cara, не спорь со мной», сказал он. «Не сейчас».

Она упрямо стояла на своем. “ты же не собираешься столкнуться с этим сумасшедшим.”

“Я буду в порядке, пока я знаю, что ты в безопасности. Сделай это для меня.” Его челюсть напряглась, глаза смотрели с темным беспокойством. «Пожалуйста».

«Сальваторе…»

Положив конец перепалке, Сальваторе обхватил рукой ее талию и забросил Харли на плечо. Затем шагая по полу, он открыл дверь и вынес ее в прихожую.

«Иди».

«Черт.» Дверь захлопнулась перед ее носом, сопровождаю звуков закрывающейся задвижки.

Она постояла минуту, взвешивая удовольствие выбить дверь и преподать проклятому оборотню крайне необходимый урок, но она поняла, что это пустая трата времени.

Сальваторе был просто достаточно идиотом, чтобы встать перед Биггзом один на один, независимо от факта, что он не был во всей мощи.

Так чокнуто и типично по-мужски.

Повернувшись на пятке, Харли зашагала вниз по лестнице, во широкому вестибюлю. Но было поздно, она могла все еще слышать приглушенный рев из ночного клуба ниже. Очевидно, кровь и секс ценились больше в мире демонов.

Она приблизилась к лестнице, ведущей вниз к яме, когда женская фигура отделилась от затененной ниши, и аромата слив пронесся по воздуху.

Тоня, королевский имп.

Или более вероятно, королевская шлюха, Харли решила ехидно, ее пристальный взгляд скользил по красному микроплатью, которое блестело на пышном теле, и по тяжелому слою косметики на бледном, прекрасном лице.

“Ты не должна передвигаться самостоятельно, сладенькая,” имп растягивала слова. “Есть все виды чудовищ, бродящие вокруг, которые не возражают, если женщина становится пушистой раз в месяц.”

Не потрудившись отреагировать на оскорбление или исправить предложение, Харли посмотрела на импа нетерпеливым взглядом.

«Мне нужен Сантьяго».

«Короля Оборотней уже не достаточно для тебя?»

Харли подошла, пока они не были нос к носу. “Не. Шути. Со мной. Где он?”

Женщина сглотнула, ее глаза внезапно широко раскрылись. «В его офисе».

«Вот видишь, это не так трудно».

Харли похлопала импа по щеке и направилась к задней части вестибюля, не ожидая, пока разгневанная женщина скажет позади нее.

«Сука».

Доходя до двери офиса, Харли открыла ее и переступила порог, безразличная к опасностям нарушить покой вампира без приглашения.

«Мне нужна твоя помощь».

Сидя за столом, Сантьяго поднял бровь перед тем, чтобы медленно встать.

«Конечно. Я в твоей власти».

«Сальваторе вышел наружу, чтобы встретиться с Биггзом».

«Биггз?»

“Псих зомби чистокровный, который переполнен черной магией и спортивным противным характером.” Ее голос звучал с нетерпением. “Он убедил себя, что на троне должен был сидеть он.”

Стремительно, почти с головокружительной скоростью, Сантьяго переместился к дальней стене, прижал его пальцы к одной из картин. С маленьким свистом стена соскользнула внутрь, показывая скрытый туннель.

«Жду здесь», скомандовал вампир, ступая в темноту.

“Куда ты идешь?” Харли вскинула руки в воздух, поскольку демон проигнорировал ее, продвигаясь к своей пещере с летучими мышами и оставляя ее переплетать пальцы. “Боже. Мужчины настолько чертовски раздражающие.”

Она впивалась взглядом в отверстие, но она не была достаточно глупа следовать за ним. Вход в частное логово вампира был смертным приговором. Чистым и простым.

Вместо этого она с тревогой шагала по полу, проклиная сдерживающее заклинание, которое лишило ее возможности ощутить, покинул ли Сальваторе уже здание.

Как Биггзу удалось найти их? И как он прорвался через заклинание, чтобы связаться с Сальваторе, не приводя в готовность Сантьяго?

Все еще шагая по полу, ее живот сжался со страхом, который разжег ее гнев.

Она сжала руки к кулаки. Почему она ее волновало, что стало с высокомерным Королем Оборотней? Только неделю назад он был Бугименом, которым Каин пугал ее, чтобы держать как заключенную. Хорошо, она больше не думала, что он хочет убить ее. И он наверняка был одним из тех любовников, что любая женщина должна быть круглой дурой, чтобы вышибить из кровати.

Но он не должен быть ни чем иным, как средством, чтобы добраться до ее сестер, верно? Суда идут в ночи…бла-бла-бла.

Черт побери.

Она досчитает до ста, и если Сантьяго не вернется, то она будет искать Сальваторе без него.

Она досчитала до двадцати, когда Сантьяго тихо появился, его длинные волосы были закреплены шнурком, в руках кожаный ранец.

Вампир готов к действию.

«Мы уезжаем».

«Уезжаем?» Она, нахмурившись, рассматривала на его резкую команду. «Ни за что, блин!»

Его длинные шаги не изменились, когда он пересек комнату, чтобы схватить ее руку и подтолкнуть к двери.

«Стикс и его Вороны в пятидесяти милях к северу города. Мы едем к нему на встречу».

Она стояла на своем. Не только фигурально выражаясь. Она могла бы быть крошечной, но она была оборотнем.

Сердитая женщина оборотень с боевыми навыками.

Одна из самых опасных созданий в мире.

“Мы никуда не пойдем, пока мы не помешаем Биггзу убить Сальваторе,” прошипела она.

Неохотно останавливаясь, Сантьяго встретился с ее сердитым взглядом и непреклонным выражением лица.

«Мой приказ — держать тебя в безопасности».

«Мне насрать, какой у тебя приказ».

«Харли, в настоящее время ты моя гостья, но если ты будешь настаивать на подвергании тебя опасности, тогда ты превратишься в мою пленницу».

Она не пропустила мягкое предупреждение, звучащее в его голосе.

«Для тебя не имеет значения, что Сальваторе в опасности?»

«Ничуть».

Харли сжал руки, зная, что она не может вынудить вампира помочь Сальваторе бороться с Биггзом.

“Если ты не заботишься о безопасности Сальваторе, тогда почему ты так полон решимости защитить меня?” отрезала она.

«Ты сестра жены моего Анассо. Он очень четко дал команду привезти тебя к нему без проволочек».

Отлично.

Ночной клуб был переполнен влиятельными демонами, и проклятие, ни один не пошевелит пальцем, чтобы помочь ей без власти этого вампа.

«Моя сестра жена ему или нет, он не мой король. И я решаю, когда я ухожу». Она пошла вперед, ее гнев достиг критического уровня. Что-то или кто-то будет сломан. «Прочь с дороги».

Сатньяго встал позади нее, заткнув оружие за пояс.

«Прости, Харли».

«Не смей», — пробормотала она, толкая его в грудь и, бросаясь к двери.

Фактически он бы не выстрелил в нее.

Эта мысль пронеслась в ее голове в тот самый момент, когда она почувствовала резкую боль в теле, и мир погрузился во тьму.

Покидая склад, Сальваторе следовал за мыслью Биггза в небольшой парк, который был построен около реки. Было достаточно поздно, чтобы не было людей, только несколько фей росы, которые задержались предпочтя танцевать в крошечных усиках тумана, которые лежат как саван на воде.

Подготовленный к ловушке, Сальваторе двинулся мимо набора столов для пикника, вмонтированных в бетонные плиты, и аккуратно подстриженных кустарников. Наконец он остановился, поскольку мерцание разорвало воздух перед каменным фонтаном.

Он сопротивлялся убеждению зачистить область. Пока он должен был верить, что Харли не собиралась сделать что-то глупое. Он не мог позволить себе отвлекаться.

Было изменение в давлении воздуха, затем с хлопком, знакомая фигура Биггза стала видимой в темноте.

Сальваторе чуть не подавился зловонием гниющего мяса, которое заполнило холодный воздух.

“Ты выглядишь немного потрепанным, mio amico,” пробормотал он. Его пристальный взгляд скользил по измученному лицу, а также по тонкому телу под тяжелым плащом. Даже в форме проекции чистокровный был похож на ад. “И ты пахнешь еще хуже. Как давно ты трахался?”

“У нескольких из нас есть приоритеты, которые не включают шлюх,” темно-красные глаза вспыхнули. “Конечно, как только я получу трон, у меня будет много времени, чтобы трахнуть твою пару. Как поэтично, если она — первая женщина, которая принесет мне потомство.”

Волк Сальваторе полз по коже, зверская ярость перекачивалась в его крови.

«Если ты попытаешься залезть в койку к Харли, то она вырвет твое черное сердце», отрезал он.

“Прежде, чем я лягу с ней, она будет умолять побывать в моей постели. И если не…” полое хихиканье послал холод отвращения по позвоночнику Сальваторе. “Я не возражаю брать своих женщин силой. Борьба всегда добавляет хорошие приправы к сексу.”

Жар Сальваторе взорвался по парку, его власть стала материальной силой.

“Быть одним из ходячих мертвецов, очевидно, разложило твой мозг. Ты никогда не будешь сидеть на моем троне, и у тебя никогда не будет Харли. Единственная вещь в твое будущем — запоздалая могила.”

«Какая храбрая речь», отрезал Биггз.

«Я не один, кто прячется за иллюзиями».

“Будь благодарен, что ты еще не столкнулся со мной в плоти. Ты был бы мертв.” Насмешка изогнула губы чистокровного. “Точно так же, как никчемный король передо мной.”

Сальваторе напрягся.

Dio. Его подозрения были правильными.

«Ты убил МакКензи?»

“Ты только сейчас это понял?” поддразнил Биггз. “Боже, как судьба может признать тебя королем?”

Сальваторе проигнорировал оскорбление, его мысли перемешались. Он играл в смертельную игру, не зная правил или конечной цели.

«Зачем ты убил его?»

«Потому что больше не был мне нужен».

«Больше был не нужен твоему хозяину?» Сальваторе бросил вызов, ощущая, что сила позади Биггза была истинной опасностью. “Ты продумал то, что произойдет с тобой, как только ты выполнишь свою цель?”

«Я всегда знал свое предназначение».

“Сидеть на троне, который не принадлежит тебе? Ты — дурак, Бриггз. Ты будешь предан, точно так же, как Маккензи.”

Холод сгустился, и с поднятием руки, Бриггз ударил властью Сальваторе.

«Ты ничего не знаешь».

Сальваторе покачнулся от удара, но он проигнорировал сломанные ребра и расправил плечи. Он коснулся нерва. Биггз мог хвастаться и иметь все, чего он хотел, но на самом деле он боялся, что был просто большим количеством бесполезного корма для скота.

“Я знаю, что демон не дает свою силу, не ожидая чего-то взамен,” безжалостно отрезал он. “И что истинные ценности всегда покрыты ложью, пока не слишком поздно.”

Глаз Биггза дернулся в тике, но он улыбнулся с тем самодовольным превосходством, которое всегда заставляло Сальваторе скрипеть зубами.

Там было место только для одного самонадеянного ублюдка в стае.

И это был он.

“Не говори, что ты заинтересован во мне, Джулиани,” усмехнулся Биггз. “Я тронут.”

“Я обеспокоен, что твоя проклятая жадность осудила оборотней на исчезновение.”

“Ты — тот, разрушающий оборотень. Моя судьба быть их спасителем.”

“Очень благородно, но зло не может создать, оно может только разрушать.”

Тот тревожный смех еще раз отозвался эхом через пустой парк, посылая горстку фей росы бежать в ужасе. Сальваторе было жаль, что он не мог присоединиться к ним.

Было что-то… не так с Биггзом.

За холодом, за отвратительный запахом, за черной магией было чувство витка искажения.

Как будто могила все еще требовала его души.

“Ты прочел это в печенье с предсказанием?” Биггз насмехался.

Сальваторе вздрогнул, задаваясь вопросом, было ли что-нибудь оставлено в распадающейся раковине.

“Ты когда-нибудь считал, что наши проблемы начались с Маккензи?” Он вынудил себя встретить тревожащий темно-красный пристальный взгляд. “Его предательство осудило нас, и твоя мания величия только подпитывала наше крушение. Ты похож на гниль, которая должна быть срезана прежде, чем она сможет распространиться.” Он не потрудился скрыть свою гримасу. “Dio, ты даже пахнешь как гниль.”

Холодная власть стала шире, ставя Сальваторе на колени. Мрачно, он выпрямился. Другое ребро было сломано, и его легкое было проколото, но он предпочел чтобы с него заживо содрали кожу, чем встать на колени перед этой мерзостью.

«Ублюдок», прошипел Биггз. “Единственная гниль среди оборотней прибывает в твоей зараженной крови. Маккензи должен был убить тебя в тот момент, когда ощутил твою претензию на трон.”

Сальваторе сузил глаза и пристально посмотрел на Биггза. Было очевидно, что таинственный демон заключил договор сначала с Маккензи, а затем и с Биггзом, чтобы удержать Сальваторе от трона. Но почему? Было ли что-то в нем, чтобы угрожать существу?

“Это то, чего желает твой кукловод?” потребовал он. “Моей смерти?”

Биггз фыркнул. «Кто знает?»

Хороший вопрос. Сальваторе никогда не беспокоило, чтобы завоевывать друзей и оказывать влияние на людей. Он не сомневался, что была длинная вереница демонов, хотевших получить его голову на блюде. Но это было больше, чем просто регулярное обычное желание смерти. Это было атакой на весь род оборотней.

“Что моя смерть даст ему?” Сальваторе ступил ближе к Биггзу, одной рукой держась за свою травмированную грудь. “И почему он использует тебя в качестве лакея, вместо того, чтобы убить меня лично? Он боится меня?”

“Боится? ” Биггз сделал освобождающее движение, но Сальваторе ощутил темную нить сомнения, которое текло за ним. Что-то, что Сальваторе намеревался использовать в своих интересах. По крайней мере, он намеревался использовать это, как только он сможет найти проклятого труса. “Ты — не что иное, как ошибка, которая скоро будет исправлена.”

“Пустые обещания,” усмехнулся он. “Это — все, что ты можешь предложить.”

Оборотень зарычал. «Я буду счастлив сделать это реальностью».

«Приступим».

«Как пожелаешь. Ты можешь поискать меня здесь».

Сальваторе колебался, поскольку Биггз пихнул изображение бесплодных пещер непосредственно в его ум. Он слышал об уловке, но он не знал, что она адски горела.

“Боже. Ты мог просто дать мне указания,” проворчал он.

“Я не хотел бы, чтобы ты заблудился. ” Сумасшедший оборотень улыбнулся, ясно довольный его дрянным салонным фокусом. “Таким образом, это не оправдание, чтобы не присоединиться ко мне.”

“Нет никакого оправдания, кроме того факта, что это — очевидная ловушка,” Сальваторе растягивал слова. “Когда мы встретимся, это будет место по моему выбору.”

«Не ты устанавливаешь правила, Джулиани. А я.»

«Ты забываешь, кто Король Оборотней».

Биггз сделал угрожающий шаг вперед прежде, чем приложить видимое усилие, чтобы сдержать себя.

“Ты присоединишься ко мне, или в каждый из мимолетных дней я буду убивать по одному из твоих псов,” предупредил он. Его губы изогнулись в злорадном удовлетворении, приведя Сальваторе в состояние шока. “Ах, да. Я забыл упомянуть, что я принял меры, чтобы твои телохранители присоединились ко мне?”

Тревога смешалась с бессильной яростью, Сальваторе вспомнил его бесполезные попытки дотянуться до Гесса. Черт возьми. Он оставил своих псов, чтобы защитить их.

“Навредишь им, и я клянусь, что разорву тебя на такое количество крошечных частей даже, твой покровитель будет в не состоянии сложить все снова,” пригрозил он. Его голос был пропитан ненавистью, которая бежала кислотой по венам.

Биггз отступил, выражение его лица укрепилось, поскольку он понял, что Сальваторе показал свой инстинктивный страх.

“Не останавливайся, Джулиани,” сказал он. “Наше воссоединение давно ожидается.”

Глава 15

Харли не была полностью удивлена, когда она открыла глаза, чтобы обнаружить, что она лежит в спальне цвета слоновой кости и золота размером большинство квартир. Нет, это царапина. Размер большинства семейных домов с гаражами.

Метнувшись с кровати в золотом атласе, она потерла затылок, который все еще болел. Она направился прямо к подносу с едой, который стоял рядом с массивным камином. Она без колебаний уничтожила зажаренную курицу, холм из картофеля фри и салат из капусты. Она могла почувствовать запах вампира и оборотня, но не было даже намека на кровопролитие, а значит, она может быть только в одном месте.

В Чикагском особняке Анассо.

Еда должна была быть безопасной.

Желая пополнить свои силы, Харли доела все с тарелки, не обращая внимания на прекрасную бутылку вина, и вместо этого опорожнила кувшин воды.

Только после этого она нашла время, чтобы изучить ее окружение.

Черт побери.

Боже, что, была распродажа на мрамор? Кристальные люстры? Мебель Луи XIV?

Или у ее сестры была парни из Queer Eye for the Straight Guy?

Она считала число отвратительно милых купидонов нарисованных на сводчатом потолке, когда она ощутила приход вампира. Поворачиваясь, она расправила плечи и подготовилась встречать своего шурина.

Или, по крайней мере, таков был план.

Она не была уверена, что хотя бы кто-то мог быть готов к шестифутовому ацтекскому воину, с заплетенными, спускавшимися ниже спины, волосами, одетому в черную кожу и мотоциклетные ботинки. На миг она потеряла дар речи, изучая его гордое, угловатое лицо и глаза цвета темного золота, которые излучали такую силу, какая должна встречаться только на ядерных установках.

Он был ужасающе красив.

Тогда ее пристальный взгляд сузился, и ее руки сжались в кулаки.

Черт возьми. Она была нокаутирована в течение многих часов и увезена за мили от следа Сальваторе.

Кто-то должен за это заплатить.

“Дротик в затылок?” прошипела она. «В самом деле?”

Король Вампиров достаточно хорошо мог скрывать свое веселье, и вместо этого сумел выглядеть просто высокомерным.

“Ты оставила Сантьяго небольшой выбор.” Неужели пинок под зад это исправит? “Он действительно настаивал, чтобы я передал его извинения.”

“Хорошо, это делает все чуточку лучше.” Она запрокинула голову, чтобы встретить его пристальный взгляд. “Я предполагаю, что ты должно быть Стикс?”

«Да».

“Моя сестра скрывается поблизости?”

“Она внизу, с тревогой ждет возможности поговорить с тобой.” С раздражающей скоростью он встал непосредственно перед ней, его крылья носа раздувались, как будто он проверял ее аромат. “Я попросил несколько минут, чтобы поговорить с тобой первым.”

Харли шагнула назад, ее шерсть встала дыбом при его внезапном вторжении в ее личное пространство.

«Осторожнее, вампир. Ты можешь иметь какое-то отношение к нашему запутанному семейному древу, но это не означает, что я не надеру тебе задницу.»

Он сложил руки на накаченной груди не особенно напуганный ее угрозой.

«Я только хочу задать несколько вопросов» ю

«Что за вопросы?»

Он поморщился, выглядя странно неудобно. “Нет никакого тонкого средства приближения к этому.”

“Меня уже накачали и похитили,” сказала она сухо. “Нет никакой необходимости симулировать благовоспитанность на этой поздней стадии.”

«Очень хорошо. Почему ты несешь аромат Сальваторе».

Она закашлялась в прямом вопросе. Конечно, должен быть некоторый этикет против случайного обнюхивания?

“Я не могу себе представить, как это становится твоим делом.”

“Я не пытаюсь нарушить твою частную жизнь, Харли.”

“Нет? ” Ее без чувства юмора смех отозвался эхом через пещеристую комнату, которая стала холодной от пульсирующей власти вампира. “Только Бог знает то, что ты спросишь, если соберешься влезть в мою частную жизнь. Что, для тебя имеет значение, как я пахну?”

“Поскольку прошли бесчисленные столетия, с тех пор как оборотни находили пары.” Он возвысился над нею; большой, темный, и смертельно опасный. “Ты должна простить меня, просто интересно, является ли это чудом или обманом.”

Ее брови сошлись вместе. “Зачем мне разыгрывать тебя?”

“Не тебе,” мягко поправил он. “Я подозреваю, что кто-то или что-то пытается обмануть Сальваторе.”

Она замерла, неприятный страх обосновался внизу ее живота.

Когда Сальваторе утверждал, что она была его парой, она была потрясена и не в своем уме. В конце концов, офигенный секс был одним, а вечное обязательство было немного больше, чем она хотела повесить себе на шею.

Итак, почему она думала, что связь, о которой рассказал Сальваторе могла бы быть не более, чем жульничество Короля Оборотней, чтобы сделать ее не такой холодной по отношению к нему?

Скрипя зубами, Харли притворилась, что пустая боль не расцвела в центре ее сердца, и она сконцентрировалась на единственной вещи, которая была важна.

Спасать Сальваторе от его собственной глупости.

«Биггз», пробормотала она.

Стикс кивнул. “Сантьяго упомянул. Скажите мне, что ты знаешь о нем.”

Харли проигнорировала ее инстинктивное ощетинивание на его резкую команду, и рассказала кусочки и частички, которые она знала о чистокровном.

Стикс слушал в тишине, его выражение лица менялось с мрачным выражением, которое странно напоминало ей Сальваторе.

Или возможно не так странно.

Они были оба лидерами, которые несли ответственность за своих людей на плечах.

Тяжелое чувство ответственности оставляло свой след.

“Только у демона-лорда должна быть власть возродить мертвого оборотня.”

«Демон-лорд?» скривилась она. «Я боюсь спрашивать».

Без предупреждения древний вампир повернулся, чтобы зашагать по мраморному полу, его движения были удивительно плавными для такого большого зверя.

“Они — ученики темного принца, хотя немногие из них проявили интерес к этому миру, так как люди начали заходить в их пещеры.” Его губы скривились с презрением. Очевидно, вампир не был большим поклонником демонов-лордов. “И некоторые меньшие демоны, продолжавшие существовать среди нас, были заблокированы полностью, когда Финикса заточили в Чашу.”

«Феникс? Чаша?» Она встряхнула головой. «Я не имею ни малейшего представления, о чем ты толкуешь».

“Финикс — сущность богини, которая была принесена в этот мир более чем триста лет назад шабашем ведьм.” Его глаза вспыхнули с ужасающей эмоцией. “Ее присутствие блокирует темного принца и его фаворитов от входа в это измерение.”

Харли сделала осторожный шаг в сторону, поскольку его шагание привело ему в пределах ее досягаемости.

«Это кажется хорошей штукой. Что я пропустила?»

“Сущность содержится в человеческой женщине, которая становится Чашей богини.”

“Человек?” Она удивленно мигнула. “Разве они не немного хрупкие для такой задачи?”

“Человек защищен богиней.” Его не имеющая чувства юмора улыбка показала ряд клыков, способных надрать задницу. “Хотя тот же самый шабаш ведьм, который заклинал богиню, не был доволен. Они решили, что человек нуждается в опекуне, который никогда не подведет Чашу, таким образом, они связали вампира с ее душой.”

«Ах», поморщилась она. “Я предполагаю, что вампир не собирался быть главным, чтобы вызваться добровольно?”

“Не в то время, хотя он примирился со своим положением теперь, когда Абби стала новой Чашей.” Лицо Стикса расслабилось. “Недавно они вступили в союз.”

Харли не полностью понимала всю про богиню и Чашу, но она действительно схватила самый нужный факт.

“Если в Эбби эта Богиня, то Биггз не может соединиться с демоном-лордом, правильно?”

“Я не имею обыкновения недооценивать решительного демона-лорда. У них есть средства использовать других, чтобы достигнуть цели, они всегда быстры, чтобы использовать в своих интересах любую слабость.” Стикс резко остановился, прохладное прикосновение его власти заставило ее вздрогнуть. “Я должен поговорить с Эбби.”

«Ты думаешь, что она потерпела неудачу».

Он рассмеялся с подлинным весельем. “Даже если бы я заметил это, то я не был бы настолько глуп, чтобы указать на это. У Эбби есть власть поджаривать демонов.”

«Буквально поджаривать их».

«Буквально».

Харли взяла на заметку избегать эту женщину.

«Почему ты хочешь поговорить с ней?»

“Я надеюсь, что она сможет убедить меня, что мои страхи — это вымысел воображения.”

Сердце Харли резко упало, и ее рот высох, она была обеспокоена тоном его голоса. Что, черт возьми, испугало бы Короля Вампиров?

«Демоны-лорды так опасны?»

«Есть многие, кто верит, что они первичные творцы. Что означает, что они также могут быть нашими конечными разрушителями».

Не думая, Харли направилась к двери. Дерьмо. Дерьмо. Дерьмо. Это было настолько хуже, чем сумасшедшей оборотень, который отказался оставаться мертвым.

“Я должна предупредить Сальваторе.”

Она слышала, как крошечные бронзовые медальоны звенели в косе Стикса, но она не могла отследить его движения, пока он не встал прямо перед ней, преграждая ей путь к двери.

“Держи себя в руках, Харли.” Он схватил ее за руки, когда она попыталась броситься с ним. “Это — не что иное как праздное предположение. Делать поспешные выводы хуже, чем ничего не делать.”

Она изо всех сил пыталась освободиться от его хватки, ее гнев взорвался.

“Ты не болтал, если бы один из твоих драгоценных вампиров был в опасности,” она стиснула зубы. “Ты бросился бы на выручку.”

Черная как вороново крыло бровь поднялась вверх. “Я не вампир, который болтает. Я пытаюсь обнаружить кто или что угрожает Сальваторе, и создает ли это опасность для других демонов.”

“Прекрасно. Ты делаешь то, что должен, а я буду на моем веселом пути.”

«Куда ты собираешься идти?»

«Это имеет значение?»

“Да, имеет.” Он показал клыки. Больше раздражая, чем запугивая. Или по крайней мере, Харли на это надеялась. “Сальваторе взял с меня обещание, что я буду охранять тебя. Я собираюсь держать клятву.”

“Это не его обещание. Или твое.” Она вскинула подбородок. Она позволила страху держать ее в заключении тридцать лет. Она была скрыта от мира. Даже если тот мир был ужасающе опасен. “Никто не имеет права говорить мне, что я могу или не могу делать. Больше никто.”

Его лицо напряглось, но прежде, чем он мог сказать что-то действительно глупое, дверь в спальню была открылась, и вошла тонкая точная ее копия.

Нет, не точная копия, поняла Харли. Ее пристальный взгляд скользнул по светлым волосам, которые были коротко подстрижены, сердцевидное тонкое лицо с глазами, которые были более зелеными, чем лесной орех.

Однако, сходство было ошеломляющим.

Харли наблюдал, как ее сестра приблизилась, ее желудок скрутила странная комбинация эмоций.

Что, черт возьми, она, предполагает, должна чувствовать?

Радость? Недоверие? Сожаление?

Огромный кризис личности?

Они встряхнула головой и решила, что выяснит это чуть позже. Пока все, что имело значение, это выбраться из мраморного мавзолея и найти Сальваторе.

Ясно не боясь возвышающегося хищника, который мог легко разорвать ее горло или просто раздавить ее одним из его массивных кулаков, Дарси пересекла комнату, чтобы нанести удар строгим пристальным взглядом ее паре.

«Стикс, я хочу поговорить с моей сестрой».

Он опустил голову мгновенно соглашаясь. «Хорошо, любовь моя».

«Наедине».

Красивые черты вампира напряглись, но удивительно, он покорно направился к двери.

«Я буду внизу. Нужно, чтобы Данте привел Эбби».

Брови Дарси поднялись в удивлении. “Эбби?”

«У меня есть к ней пара вопросов».

Сестра Харли указала пальцем на свою пару. “Пожалуйста, не забудьте сделать приглашение, а не королевский приказ.”

Улыбка изогнула губы вампира, как раз когда его лицо приняло высокомерное выражение.

“Что за выгода, быть Анассо, если я не могу отдавать королевские приказы?”

Дарси захихикала. “Я напомню тебе о нескольких выгодах позже.”

“Ты думаете, что можете использовать такую бесстыдную уловку, чтобы управлять мной?” потребовал он, его клык выдвинулись и в его голосе звучало неприкрытое желание.

«Да».

“Ты права.” Без малейшего смущения, признав власть его пары, Стикс наклонил голову. “Сестра моей жены, добро пожаловать в наш дом.”

Ожидая, пока пугающий вампир не переступит через порог и закроет за собой дверь, Дарси двинулась, чтобы взять Харли за руку в ее примирительной улыбке.

“Он обещал, что только задаст тебе несколько вопросов. Я должна была знать, что он попытается запугать тебя.” Она закатила глаза. «Вампиры».

Настороженность Харли ушла из-за ее дразнящей сестры. Одетая в рваные джинсы и повседневную белую рубашку, со сладкой улыбкой, она не была похожа на Королеву Вампиров.

Фактически она была похожа на чирлидера средней школы, который должен работать над алгеброй и встречаться с квотербеком.

“Поверь мне, оборотни несколько не отличаются,” возразила Харли.

«Ты права. Мужчины в особенности».

«Тестостерон разлагает их мозги».

Они разделяли всеобщий вздох женщины уставшей от мужской глупости.

“Я — Дарси.” Она пожала ей руку. “И большая честь принимать тебя в моем доме, сестра.”

Харли освободила руку, обеспокоенная странной связью, текущей через ее кровь от прикосновении Дарси.

Как бы она не была рада встретить свою сестру, она не была готова понизить свою охрану. Дарси была, в конце концов, связана с вампирами. Ее верность была мужу и его людей.

«Гость или пленник?» Отрезала она.

«Пленник. Никогда, Харли. Я обещаю».

Нервировало смотреть в лицо, настолько удивительно похожее на ее собственное. Харли шагнула к высоким арочным окнам. Ночь недавно наступила, окутывая парк, который окружил особняк бархатными тенями, но на расстоянии Харли видела Чикагский горизонт, поразительно обрисованный в общих чертах огнями.

В любое другое время она, возможно, оценила бы красивый вид. У нее редко была возможность провести время в большом, ярком городе, который предлагал бесконечные развлечения. Но не сегодня вечером.

Была тревожащая пустота в центре ее существа, которое делало ее раздражительной как ад. Она должна была быть не в изящном особняке, а на охоте.

Сейчас.

“Наша другая сестра тоже тут? ” спросила она, чтобы знать, сколько других могло бы попытаться встать на ее пути в подлинном любопытстве.

Позже она была благодарна за сестер, которых она думала, что потеряла.

“Нет, Реган уехала сегодня раньше.” Дарси испустила громкий вздох. “Как и ты, она полагала, что я тайно составила заговор, чтобы удерживать ее против ее желания. Я действительно — хороший человек. Я только хочу узнать своих сестер.”

Харли повернулась с хмурым видом. “Я думала, что она полюбила или заключила узы с вампиром или кем-то еще?”

“Она соединится узами, как только прекратит бежать от судьбы. Бедный Ягр.” Зеленые глаза сузились, поскольку Дарси изучил ее с нервирующей интенсивностью. “И к разговору об узах…”

Харли заерзала, чувствуя себя дурой, поскольку жар затопил ее щеки.

Она не росла с сестрами или с лучшими друзьями. Она не ходила на вечеринки с ночевкой, где она могла хихикать и говорить о мальчиках.

Ее личные чувства всегда были этими. Личными.

Она не была готова обсуждать то, что происходит между ней и Сальваторе.

«Я не связана узами».

«Нет, но Сальваторе пометил тебя». Глаза Дарси сузились. «Ты знаешь как это удивительно, или нет?»

“Это не то, чему я уделяла много внимания. Мы были немного заняты,” сказал Харли сухо.

«Да». На губах Дарси заиграла сладкая улыбка. «Леве сказал, что вы спаслись от псов, которые удерживали вас в плену».

«Леве». Харли с радостью уцепилась за возможность отвлечь внимание сестры. “Слава Богу, я забыла о бедняжке. Он здесь?”

“Нет, и если честно я волнуюсь по поводу него.” Без сомнения Дарси искренне о нем волновалась. “Он связался с Шеем, когда он сначала спасся из туннелей, но мы не получали известий от него с тех пор. Это не похоже на него, чтобы просто исчезнуть.”

Харли поморщилась, внезапный укол вины пронзил ее сердце. Они никогда не должны были позволять бедной маленькой горгулье уходить одному.

“Он, возможно, был захвачен Каином.”

«Псы причинили бы ему боль?»

Несмотря на его репутацию, Каин не был абсолютно аморальным. Но ничему не позволялось угрожать его драгоценным мечтам о бессмертии.

“Каин более вероятно сделал бы его пленником, если он думает, что горгулья может быть полезным, чтобы надавить на Сальваторе или вампиров.”

Они обменялись жалкими взглядами, обе знали, что Сальваторе или вампиры не пошевелят и пальцем, чтобы спасти миниатюрного демона.

“А если нет никаких рычагов давления?” спросила Дарси.

«Тогда все плохо».

«Дерьмо». Дарси обернула руки вокруг талии. “Я не собираюсь быть счастливой, если Леве навредят.”

Странно, Харли поняла, что она тоже волнуется по поводу горгульи. Он не имел право быть пойманным из-за политики оборотней.

“Я сделаю все, что я могу, чтобы понять, что произошло с ним,” пообещала она.

Дарси прикусила нижнюю губу, выглядя совсем не успокоенной.

“Харли, я понимаю, что ты хочешь отомстить Каину за то, что он держал тебя как заключенную, но я не могу вынести мысль о том, что ты подвергнешь себя опасности. Если ты подождешь, я уверена, что мы можем придумать ему подходящее наказание вместе.”

Наказание? Брови Харли сошлись вместе. Как будто она потратила бы впустую время на разработку мести псам.

«Спасибо, но я не дам и ломаного гроша за Каина».

«Тогда почему ты так стремишься уехать?»

«Поскольку Сальваторе — идиот, вампиры — ослы».

«Хорошо», медленно сказала Дарси. «Я не согласна, но возможно, ты более особенная. Почему Сальваторе — идиот?»

«Губы Харли разошлись в неимеющей чувство юмора улыбке».

Ооо, давайте примем во внимание все пути.

Она выбрала самую актуальную глупость.

“Он там пытается остановить некоторого чокнутого мутанта, который мог или не мог быть марионеткой демона-лорда.”

«А вампиры?»

«Они не подойдут, черт возьми, чтобы остановить его самоубийственную миссию».

Дарси была достаточно умна, чтобы не притвориться, что Стикс обладал теплыми и суетливыми чувствами к Сальваторе. Или что вампиры побежали бы его спасать.

«Что ты собираешься делать?»

«Найти Сальваторе».

«А потом?»

«Ну, настолько мой план далеко не идет».

Дарси схватила руки Харли и посмотрела на нее с мрачным выражением.

«Харли, ты мне веришь?»

Харли напряглась. “Я слышала эти слова прежде.”

«Веришь?» Дарси сжала пальцы. «Пожалуйста».

Была короткая, неудобная тишина прежде, чем Харли испустила шумный вздох.

“Черт возьми, я пожалею об этом.”

Глава 16

Если бы нервы Каина не были на пределе, то он, возможно, нашел юмор в поездке через темный, узкий туннель, который прятался глубоко под заброшенным кладбищем.

Это было прямо как из второсортного ужастика.

Назревающая буря. Жуткие пещеры. Монстры, скрывающиеся в темноте.

Все, в чем он нуждался, было полуголой женщиной, кричащей наверху во всю силу ее легких и друг-костолом идущий прочь, чтобы разгромить пополам.

Он ничего не не нашел ничего смешного в четырех разъяренных псах, двигающихся через отзывающуюся эхом темноту, по его коже ползало зло, которое пульсировало через лабиринт пещер.

Он вдруг понял, точно знал, что осужденный чувствовал, идя к камере смерти.

Сжимая зубы, он держал оружие, которое зарядил серебряными пулями, он обернулся через плечо к псам, которые неохотно следовали за ним.

Это была не трудная задача захватить верных слуг Сальваторе. Или даже держать их соответствующим образом на поводке, как только его собственные псы были на серебряных поводках. В настоящий момент они были так слабы, что едва могли стоять на ногах.

Но был совершенно новый уровень глупости оставить Андрэ, чтобы охранять Джип, припаркованный позади заброшенной церкви, и войти в пещеры.

Чертовски досадно, что убегать, как настоящий кот было не вариантом.

“Сальваторе с тебя живьем сдерет кожу, а внутренности скормит стервятникам,” прорычал высокий, лысый пес, спотыкавшийся позади Каина.

“Это в четвертый раз, когда ты использовал ту же самую угрозу, идиот” отрезал Каин. “Если ты не можете думать о новом, держи рот на замке.”

«Это не угроза, это обещание».

Каин еще крепче сжал пистолет, он до смерти устал от Сальваторе Джулиани.

“Ты в этом уверен? ” насмешливо спросил он. “Мне кажется, что Ваш драгоценный король спас свою собственную шкуру и оставил Вас развеваться на ветру.”

«Ты ничего не знаешь».

“Я знаю, что у Сальваторе было много времени и возможности предупредить вас, что он сбежал и хорошо проводил время со своей нынешней сукой.”

У пса со светлыми волосами, подозревал Каин, было больше ума, чем у других. Каин стиснул зубы от ярости.

“Ты тратишь впустую свое время, предатель. Наша преданность королю никогда не дрогнет.”

Каин фыркнул. Хорошо, пес был так же глуп как и другие.

“Удручающе предсказуем,” пробормотал он. “Я сыт по горло псами, которые рады быть обезьянками оборотней. Просто, потому что ты были укушены, а не рождены оборотнями. Это не делает вас менее достойными. Именно Ваш драгоценный Сальваторе сделала вас слабыми и управляемыми, чтобы удостовериться, что у него всегда есть готовые на все согласные рабы. Боже, он поставил нас на грань исчезновения, чтобы удержать контроль. Разве тебя не заботит, что твои братья умирают?”

Лысый пес сжал крепко руки, но серебро, отравляющее тело, лишило его возможности сделать больше, чем впиться взглядом в Каина.

“То вербовочное дерьмо не сработало на мне, когда гражданская война вспыхнула, и это безусловно не сработает теперь.”

“Но все, что Сальваторе сделал, это прибыл в Америку и щелкнул пальцами, и ты бежишь к нему, как нетерпеливый щенок?”

«Он мой король».

“Больше тявкай.” Каин едва удержался, чтобы не оторвать этому идиоту голову. “И что он делает для тебя кроме того, что держит на поводке? Если бы у тебя была гордость, то ты искал бы средство, чтобы сбросить хомута тирании. Псы предназначены, чтобы вернуть власть, в которой им отказали так долго.”

Жар сердитых псов взорвался через узкий туннель, сжигая страшный холод.

“Ты намереваешься провести революцию?” дразнился белокурый пес.

Каин пожал плечами. “Кто-то должен быть Избранным. Это — моя судьба.”

“Таким образом, ты хочешь, чтобы я променял служение истинному Королю Оборотней на рабство у дерьмого сумасшедшего пса?” сказал более крупный пес. “Нет, спасибо.”

Каин подумал об удовольствии попадания нескольких серебряных пуль в задницу псы, но внезапное зловоние гниющей плоти его неприятно отвлекло.

Не то чтобы он не знал, что Бриггз его ждет.

Это было то, в чем он был абсолютно уверен.

Но это не помешало его сердцу упасть в область гениталий.

Как будто в насмешку и чувствуя обреченность, они вышли из туннеля в большую пещеру, три гигантские клетки был вокруг зубчатых ям в центре каменного пола. Три факела были вставлены в скобы на стене, заливая пространство жутким мерцающим оранжевым светом, и Бриггз еще более выделялся, стоя на другом конце комнаты.

“Домашние животные Сальваторе всегда были раздражающе верны,” протянул он, поскольку его темно-красный пристальный взгляд переместился на скованных псов. “Это, конечно, становится радостью, чтобы убить их.”

Каин неохотно запихнул свое оружие за пояс джинсов, так как был в состоянии разделить мощный страх заключенных. Он не обвинял их. Вида и запаха Биггза было достаточно, чтобы заставить самого храброго пса кричать в ужасе.

«Господин». Каин поклонился, дрожа, поскольку ледяная власть клубилась вокруг него. “Я привел псов, как Вы просили.”

Завернутый в черный плащ, было похоже, что он только что выполз из могилы. Биггз махнул свободной рукой на самую близкую клетку.

“Да, я способен увидеть, что ты сделал. Запри их.”

Заняв больше времени, чем необходимо, Каин бросил ослабленных псов в одну из клеток и захлопнул дверь, услышав как закрылся замок. Затем с болезненными ощущениями в животе, он упал на колени в жесте смирения, как требовал чистокровный.

«Что еще ты хочешь от меня, господин?»

«Ты выполнил свой долг, Каин. Встань».

Медленно выпрямившись, Каин напрягся, власть затопила пещеру как колющий лед, она колола его кожу с ужасной силой.

«Что происходит?»

Биггз рассмеялся. «Время для твоей награды».

«Сейчас?» Вспышка паники угрожала перекрыть все мыслительные процессы. С мрачным усилием Каин подавил свой страх и вынудил свои свинцовые ноги медленно двинуться дальше от серебряных клеток к открытому туннелю. «Я не понимаю».

«Нет, не понимаешь. И никогда не понимал», Briggs усмехнулся, заблокировал выход Каину. Темно-красные глаза мерцали злорадным светом, изможденное лицо искривилось в извращенном развлечении. “Какой же ты легковерный дурак. Я не сделал ничего, кроме как пробормотал тарабарщину, назвал это пророчеством для тебя, чтобы ты пожертвовал всем и всеми для шанса прославиться.”

“Видение.” Каин покачал головой, не веря, что это все было ложью. Это невозможно. Не тогда, когда он физически чувствовал, что его кровь была изменена, поскольку она текла из его тела. Он даже чувствовал свое изменение аромата, он становился оборотнем. Это был материальный проблеск в будущее. “Это — моя судьба. Это не может быть ложью.”

“Бедняжка Каин.” Биггз поднял руку, ударяя Каина холодной властью. “Какое разочарование это должно быть. Думать, что ты — великий Мессия псов, и теперь обнаружить, что ты, не что иное, как пешка в борьбе оборотней за власть.”

Кейн упал на бок, смутно осознавая края зияющей ямы, которая виднелась в опасной близости к его ногам.

«Черт бы тебя побрал!»

Насмешка заиграла на губах Бриггза. “По крайней мере, ты можете успокоиться знанием, что твои усилия привели Сальваторе прямо к гибели. Это не согревает твое сердце? Я знаю, что от этого кружится голова.”

“Ты больной ублюдок.” Каин упал на колени, его легкие, едва способные к вздоху, мучительно болели, его тело горело, кровь леденела. Где-то глубоко в сердце была надежда, что его подозрения о Биггзе были неверны умирали медленной безжалостной смертью. Он доверился чистокровному. И теперь он собирался заплатить окончательную цену за свою глупость. Как жалко. “Я надеюсь, что Сальваторе пошлет тебя назад в ад, из которого ты вылез.”

Приведенный в бешенство простым упоминанием о Короле Оборотней, Бриггз послал другой удар власти, который врезался в Каина с силой ускоряющегося грузовика.

“Единственное, что Сальваторе собирается сделать — это умереть», — проскрипел он. «Как и ты.”

Мучительная боль вгрызалась глубже, кромсая его с пугающей легкостью. Инстинктивно, Каин попытался перекинуться, но власть Бриггза стала управлять им, не дав волку выйти.

Положив руки на каменный пол, Каин опустил голову и мучительно попытался вздохнуть. Итак, это конец. Он поставил все и проиграл.

Жалко.

Но часть его гордости не была полностью побеждена.

Возможно, он никогда не станет чистокровным оборотней, как ему обещали, но будь он проклят, если он собирается позволить этому ублюдку получить удовлетворение от его убийства.

Он готов сделать неприятное дело сам.

«Пошел ты, ты лишь подражатель Сальваторе».

Из последних сил Каин оттолкнулся от каменного пола, прижимаясь к стене, пока он не достиг края ямы.

Запоздало понимая, что его добыча пытается уклониться от наказания, Биггз перетек вперед, вытянув руки.

«Нет».

Каину удалось улыбнуться. «Увидимся в аду».

Еще один толчок и он свалиться с края в ожидающую пропасть, невесомое чувство падения не так ужасно, как должно быть.

“Глупый ублюдок,” Бриггз крикнул ему сверху, его лицо перекосилось от ярости. “Там нигде ты не сможешь скрыться от меня.”

Угроза была бы намного страшнее, если бы Каин не погружался в темноту на сокрушительной скорости, если бы не смертельное приземление. Всегда предпочтительнее, чтобы яма когда-нибудь закончится.

Возможно, у Биггза был прямой путь в ад.

Это многое объясняет.

Ожидая огонь и серу и бесов с вилами, Каин падал, казалось, целую вечность. Но это был не дьявол, который встретил его на дне ямы.

Вместо этого это был абсолютный, неподатливый камень.

Ослепительная агонии проскочила сквозь его тело, его кости треснули, и внутренности превратились в желе. На долю секунды он успел даже взглянуть в лицо смерти, затем благословенный мрак поглотил его.

Слава Богам.

Формальный салон особняка Стикса был так же ярок и красив как верхние комнаты.

С тонкой обстановкой, которая, возможно прибыла из Версаля, и персидский ковер, который, очевидно, соткали, чтобы соответствовать декорациям золота и слоновой кости, был определено музейным экспонатом.

В комнате темно-красные занавески были убраны в сторону, чтобы показать высокие окна, которые протянулись по всей длине стены, с видом на затонувший сад, купающийся в лунном свете. Прекрасный вид, без сомнения, но Харли едва его заметила. Черт, она обратила внимание на массивного вампира, одетого в кожу, прислонившегося к мраморному камину и ее сестру-близнеца, которую она считала мертвой в течение прошлых тридцати лет, вид в окне не привлекал ее внимание. Независимо от того, как великолепен он был.

Шагая от одного конца длинной комнаты к другому, Харли наконец остановилась от звука переднего дверного звонка. Дарси улыбнулась ей, когда направилась в холл. Харли поймала безошибочный аромат вампира и… человека?

Так или иначе она думала, что у богини будет свой собственный уникальный аромат.

Ее замешательство только усугубилось, когда Дарси вернулась с этими двумя незнакомцами.

Данте был легко узнаваем как вампир. Бледные прекрасные черты. Длинные темные волосы стянутые в хвост на затылке. Серебряные глаза вспыхнули с блеском плохого мальчика. Вкусное тело одетое в белую атласную рубашку и черные хлопчатобумажные летние брюки.

Но кто бы подумал, что крошечная женщина с волосами цвета меда, удивительными голубыми глазами, и с озорной улыбкой, была влиятельной богиней?

Она ждала в тишине, поскольку Дарси вели Эбби к ней, в то время как Данте шел к ждущему Стиксу.

«Харли, это Эбби». Начала знакомство Дарси с широкой улыбкой. «Эбби, это моя сестра».

«Ты — Чаша?» спросила Харли прежде, чем смогла остановиться.

«Я знаю», с гримасой Эбби поправила свой повседневный сарафан. «Я всегда разочарование. Ты думаешь, что если я богиня, у меня, по крайней мере, должны быть корона и скипетр».

Запоздало понимания, как грубо это звучало, Харли покраснела, но к счастью Дарси была быстра, чтобы взять на себя ответственность за неуклюжую беседу.

“Это — то, что, предположительно, королева должна иметь, наверное они все еще идут по почте,” поддразнила она, очевидно она была лучшей подругой богини. “У тебя должен быть ореол или светящееся платье.”

Эбби рассмеялась. “Вместо этого у меня секущиеся кончики и ПМС.”

Дарси кивнула головой в сочувствующем понимании. “Спасибо за то, что пришла. Я надеюсь, что мой муж не был слишком властным в своем приглашении?”

Эбби поглядела на двух мужчин, которые шли в их направлении.

“Я привыкла к вампирам. Если они не властные, то я знаю, что что-то действительно не так. К сожалению, я не уверен, чем я могу помочь. Эта божественность мне все еще плохо знакома, и я провожу большую часть своего времени, просто пытаясь избежать массового хаоса.”

Эти два вампира двинулись, чтобы встать рядом с их женами, каждый обнял рукой свою женщину. Было ясно, что они их просто обожали.

Харли притворилась, что не заметила, что стоит одна. Или что ее сердце сжимается с чем-то рискованно близким к зависти.

Она не нуждалась в человеке, стоящем позади нее, ощетиниваясь и показывая клыки, если кто-то подходил слишком близко. Она могла позаботиться о себе, большое спасибо.

“У тебя нет чувства волнения?” спросил Стикс, его тревожный пристальный взгляд, сфокусировался на Эбби. “Демон лорд не в состоянии полностью замаскировать свою силу.”

“Проблема состоит в том, что я действительно не уверена, что почувствовала бы себя по-другому,” призналась Эбби с сожалением. “Жалко, что к становлению Чашей не шло с руководством пользователя.”

Данте притянул ее к себе. “Все мы знаем, что ты прилагаешь максимум усилий.”

“Ты заметила что-то необычное?” нажимал Стикс, непроницаемый для растущего раздражения своего друга вампира.

Один высокомерный король был точно таким же, как другой.

Был ли он вампиром или оборотнем.

Эбби пожала плечами с обеспокоенным выражением. “Это не необычно, но я действительно ощущаю что-то, что я могу только описать как… зло. Я почувствовала его с тех пор, как я стала Чашей, таким образом, честно говоря, я училась игнорировать его.”

«Ты чувствуешь направление, из которого оно исходит?»

«Я могу сказать лучше, чем это. Я могу сказать куда оно идет».

«Куда?»

“В пещеры, где мы боролись с темным принцем.”

Харли сделала инстинктивный шаг назад, поскольку эти два вампа были шокированы. Она ничего не знала о пещерах или темном принце, но было ясно, что они все занервничали.

«Обалдеть», пробормотал Данте.

Эбби задрожала, устраиваясь поближе к мужу. “Именно поэтому я всегда отклоняла жуткие ощущения. Я предполагала, что это была своего рода остаточная магия.”

Стикс сузил глаза. «Маги».

«Они мертвы», сказал Данте, его голос был ровным и холодным.

Определенно история.

“Если у них не было запасной команды,” сказала Эбби.

Предположения было достаточно, чтобы заставить клыки Данте удлиниться, и серебряные глаза вспыхнуть с рвением убить.

“Ты думаешь, что кто-то еще пытается открыть дверь между измерениями?” потребовал он ответа от своего короля.

“Это возможно, хотя я думаю, более вероятно, что демону-лорду удалось обнаружить якорь в этом мире перед дверью, которая закрыта,” сказал Стикс мрачно.

Холод растекся по позвоночнику Харли. Черт побери. Это не хорошо.

“Что такое якорь? ” спросила Харли.

“Меньшее существо, которое принимает часть власти лорда-демона. Если связь достаточно сильна, то она позволяет демону продолжать вмешиваться в этот мир даже после призвания богини, хотя не напрямую.”

«Король Оборотне», выдохнула Харли.

Дарси посмотрел на нее испуганно, не веря. “Сальваторе?

«Нет, тот кто был до него. МакКензи.» Обхватив себя руками за талию, Харли снова начала мерить комнату шагами, пытаясь точно вспомнить, что Сальваторе говорил о предыдущем короле. “Сальваторе подозревал, что что-то было не так с ним прежде, чем он умер. Но почему демон-лорд дал бы оборотню власть? Что он в нем нашел?”

“Демон-лорд способен управлять якорем, чтобы заставлять его выполнить указания, но что еще более важно, он может перекачивать жизненную силу своей жертвы,” ответил Стикс.

Харли резко остановилась. «Жизненную силу?»

Стикс пожал плечами. “Чи… душа … независимо от того мы это называем.”

«Взамен на силу?»

«Да.»

Дарси передвинулась, чтобы взять Харли за руку, ее темные глаза смотрели с беспокойством. “О чем ты думаешь, Харли?”

Ужасный, отвратительный страх стянул низ ее живота. Она встретила пристальный ищущий взгляд Стикса.

“Каин всегда говорил, что сила Сальваторе была из-за того, что он король. Это верно?”

“Сальваторе является самым сильным из оборотней, иначе он никогда не был бы в состоянии претендовать на трон, но он в состоянии обратиться к своей стае, когда это необходимо.”

«Так, он связывается с ними?»

“Конечно,…” Стикс замолчал, его лицо помрачнело. “Черт. Ублюдок истощал оборотней. Именно поэтому они потеряли свое древнее волшебство.»

Данте кивнул. “Это объяснило бы много.”

“Но предыдущий король мертв, и я не верю, что Сальваторе имеет дело с демоном-лордом,” сказала Дарси.

“Он никогда не поставил бы своих людей под угрозу,” отрезала Харли, подсознательно защищая Сальваторе. “Это — Биггз, он использует черную магии.”

Дарси сдала ее пальцы, но, что удивительно вступился Стикс.

“Никто не подозревает Сальваторе в разделении власти с демоном-лордом.” Его губы скривились, в не смешной улыбке. “Черт, он слишком высокомерен, чтобы разделить власть с любым.”

“Он должен стать его болью в заднице, если демон-лорд скрывается там,” сказал Данте. “Это не только ставит его в позицию короля, но и препятствует тому, чтобы ублюдок тянул энергию из оборотней стаи, у него есть достаточно врожденной силы, чтобы угрожать вернуть древние силы.”

“Это, конечно, было причиной, чтобы хотеть видеть Сальваторе мертвым,” Стикс согласился.

Данте фыркнул. “Одна из многих.”

Харли послала ему предостерегающий взгляд. “Эй”.

Вампир поднял руки в жесте мира, его серьги поблескивали в свете венецианские люстры. «Извини».

“Никто не пытается убить его, но меня,” сообщила она своим компаньонам, отстраняясь от Дарси, поскольку она была поражена внезапной, порочной мыслью, что Сальваторе в беде. Боже. Это может быть смешно, но она могла физически почувствовать его боль. “Скоро я разыщу его. Итак, если вы меня извините. Я действительно должна идти.”

Она двинулась к двери, когда Стикс переместился, чтобы встать непосредственно на ее пути.

«Подожди, Харли».

Без выбора она остановилась. Она хотела бы думать о себе как о задире, но она не была самоубийцей, чтобы попытаться бороться с самым опасным демоном во всем мире.

“Пожалуйста, я уже потратила впустую слишком много времени,” прошептала она. Потребность добраться до Сальваторе становилась совершенно невыносимой.

“Когда я говорил с Сальваторе, он сказал, вас преследовала проекция.”

«Это не означает, что это менее опасно».

«Нет, но это означает, что его физическое тело где-то в другом месте. Я ставлю на то, что он остается близко с хозяином и под его защитой».

Она нахмурилась, пытаясь следовать за его логикой. “Пещеры?”

«Да».

«Это странно», пробормотала она. «Зачем этому демону выбирать место, где скрывался темный принц?»

“Я предполагаю, что возможно, что часть темной магии задерживается и привлекает зло. Или же, возможно маги выбрали это место, потому что барьер между измерениями там более тонкий. Мы скоро обнаружим это.” Стикс схватил ее за плечи. “Ты присоединишься к нам, Харли?”

Глава 17

Сальваторе пришлось сделать над собой усилие, чтобы войти в лабиринт под заброшенным кладбищем.

Dio, он устал от смертельной темноты и сырых туннелей. Как только он убьет Биггза, следующее столетие он намерен провести под открытым небом.

Конечно, такая холодная, жалкая обстановка казалась подходящей для предателя-чистокровки. Он был мерзостью, которая заслуживает того, чтобы гнить в мрачных глубинах.

Длинный туннель наконец вывел в бесплодную пещеру. Сальваторе остановился, ловя безошибочное зловоние гниющей плоти.

Его Немезида[3] должна быть рядом.

“Добро пожаловать ко мне, сказал паук мухе…’”, пробормотал он, когда он осмотрел пустую пещеру, стены которой были отполированы за эти годы.

“Интересная аналогия,” усмехнулся Биггз из тени.

Сальваторе поморщился, ожидая забавную музыку, под которую обычно говорят веселые реплики. Это было то, чего недоставало, чтобы закончить фальшивую атмосферу.

«Мне нравится то, что ты сделал со своим стойлом», протянул он, складывая руки на груди. «Как ты это называешь? Постнеандертализм?»

«Это подходит для моей текущей цели».

«И что же это за цель?»

«Посмотреть как ты умрешь».

Сальваторе покачал головой. Он потратил слишком много времени на долбаных врагов, которые управляли им из тени. Теперь это закончится.

«Я не верю тебе».

Холод сгустился в воздухе. “Ты не думаете, что я собираюсь убить тебя?”

“Я думаю, что должна быть адская партия больше, чем просто моя смерть. Ты никогда не пошел бы в на похищение Харли и ее сестер, или использование Каина, чтобы отвлечь меня, если просто собрался убить меня.” Сальваторе пожал плечами. “По крайней мере, ты не так влиятелен, как утверждаешь, что был. Ты, возможно, убил бы меня в Риме после твоего удивительного воскрешения.”

“Но это было так забавно наблюдать, как ты гоняешься за собственным хвостом,” подначивал Биггз, все еще скрывая себя черной магией.

“Без сомнения бесценное развлечение,” сухо сказал Сальваторе, “но едва ли стоит тратить десятилетие, когда ты, возможно, сидел бы на троне.”

«Мои мотивы — не твое дело».

“Но они не были твоими мотивами или были, Биггз? Ты — подхалим, пляшущий под чью-то дудку.”

Через темноту Сальваторе слышал скрежет дыхания приведенного в бешенство Бриггза.

“Тише, тише, Сальваторе,” сказал он, его голос был тяжелым. “Будь осторожен, не раздражай меня.”

“Или что? Ты заговоришь меня до смерти? ” глумился Сальваторе. “Слишком поздно.”

«Ты хочешь больше действия? Очень хорошо. Твое желание, я повинуюсь».

Сальваторе поставил руки, готовясь к атаке. Он пытался понять бесконечные причины, по которым Биггз решил заманить его сюда. Он не пришел к логическому выводу — удивительно, удивительно — он был адски уверен, что это не будет хорошо для его здоровья.

Все еще ожидая невидимого удара, Сальваторе был захвачен врасплох, когда странное мерцание появилось в центре комнаты, а затем темнота, казалось, разошлась подобно занавесу, который открывает сцену.

С хмурым взглядом он смотрел, поскольку Бриггз вышел из тени. Это не было проекцией его физического тела, которое ожидал Сальваторе. Это было в большей степени… окно. Проблеск Бриггза, поскольку он стоял где-то в другом месте.

Где-нибудь в пещерах, решил Сальваторе. Хотя это точно не уменьшало возможности. Даже его ограниченная способность ощутить темные, жуткие места могла сказать, что паутина туннелей и пещер была огромна.

Тогда Биггз сделал волну рукой, и видение расширилось, чтобы показать, что он стоял в пещере, подобной той, где Сальваторе задержался. Все та же голая скала и средневековые факелы. Но это не то, что привлекло внимание Сальваторе.

Нет, это был знакомый оборотень, который стоял на коленях у ног Бриггза, его светлая голова склонилась, его тонкое тело было опутано тяжелыми серебряными цепями.

Макс.

Сальваторе сжал руки в бессильной ярости. Он был готов с момента, как он уловил аромат своих слуг на кладбище, чтобы их используют против него. Но это не делало вид измученного Макса немного легче.

“Ты бесхребетный трус,” прошипел Сальваторе. “Если ты хочешь драться, выйди и дерись со лицом к лицу.”

Бриггс рассмеялся, небрежно ударив пса наотмашь, голова того дернулась, и в воздухе разлились брызги крови.

«Мой дом, мои правила».

«Чего ты хочешь от меня?»

Темно-красные глаза вспыхнули с внушительной яростью, которую Биггз столетия лелеял.

“Я хочу, чтобы ты страдал прежде, чем умрешь,” он прошипел, хватая Макса за волосы и злобно тряся. “Я хочу, чтобы ты смотрел, как я мучаю твоих слуг. Я хочу, чтобы ты знал, что, как только я отберу твой трон, я разрушу все, что ты любишь или уничтожу всех, о ком ты заботишься.”

Король в нем потребовал, чтобы он попытался вступить в переговоры. Он мог отступить, чтобы признать власть Биггза, но в настоящий момент это была неудачная идея.

Однако, волк в нем заворочался.

Член его стаи был атакован, и он был альфа-самцом, чтобы защитить его.

“Нет, ублюдок. Я выиграю в твою игру,” проскрежетал он, направляясь через пещеру в туннель с другой стороны. “Ты не сможешь скрываться от меня больше.”

«Стой, где стоишь, или я убью его, Сальваторе».

«Нет, если я сначала вырву твое сердце».

«Сальваторе. Вернись. Сальваторе».

Игнорируя разъяренные приказы, Сальваторе побежал через темноту, его кожу покалывало, и жар его глаз окрашивал каменные стены в золотые оттенки.

Его волк рвался наружу, стремился к вкусу крови во рту, и чувству плоти, раздираемой на куски когтями. Его животная половина была готова и стремилась уничтожить врагов.

Идя по запутанным туннелям глубже в землю, Сальваторе жестоко отогнал своего зверя.

Достаточно скоро он разорвет Биггза на крошечные клочки и скормит крысам. Пока он должен придерживаться приоритетов.

Спасти своих псов.

Узнать, кто стоит за заговором.

Изуродовать и уничтожить Биггза.

В этом порядке.

Проходя через пустые пещеры, некоторые, очевидно, использовались в качестве жилых помещений в прошлом, и другие — мрачные тюрьмы, он проигнорировал странную энергию в воздухе, которая приглушала его чувства. Он не чувствовал запаха Бриггза, но бесхребетный червь не мог скрыть противный холод, который цеплялся за него как саван.

После растущего холода в воздухе Сальваторе наконец подошел достаточно близко к ублюдку, чтобы чувствовать зловоние гниющей плоти.

Он замедлился у входа в большую пещеру с каменным алтарем и горящей жаровней в середине пола.

“Я знаю, что ты здесь,” проворчал он, проверяя укромные уголки и трещины, которые были покрыты тяжелой темнотой. Холод был достаточно осязаемым, чтобы обморозить его. “Биггз? Я могу почувствовать запах твоей трусости.”

Смех Бриггха отозвался эхом через пещеру. “Ты всегда настолько самоуверен, Сальваторе.”

“Тогда выйди из тени, и давай положим конец этому.” Только слова оставили губы Сальваторе, послышался звук шагов, и Гесс появился из-за сталагмита — или сталактита? — неважно. Важно было твердое выражение на лице его слуги и чистая пустота в его глазах, когда он начал атаковать Сальваторе. «Дерьмо».

“Не вини меня, если тебе не нравится игра,” возразил хитрым тоном Биггз, получая очевидное удовольствие от того, как Сальваторе уклоняется от нападений Гесса.

Бормоча под нос, Сальваторе присел на корточки и наблюдал, как Гесс резко перешел в форму волка.

Боже. Это было то, чего он надеялся избежать. Его солдат полностью находился под контролем Биггза, беспомощный, чтобы сделать что-нибудь, кроме того, что скомандует проклятый ублюдок.

С плавным движением он выдернул нож, который он засунул в кобуру на лодыжке перед тем, как войти в пещеры. Он был серебряным, но он нанесет меньше ущерба, чем серебряные пули, которые были в пистолете.

Или, по крайней мере по плану, меньше.

Балансируя, Сальваторе был подготовлен, когда Гесс подскочил вперед, и его массивные челюсти, метили в голову Сальваторе. Дернувшись, чтобы избежать клыков, которые могли легко разорвать горло, Сальваторе вскинул нож вверх, делая тонкую рану в груди у пса.

Он хотел остановить Гесса с возможным незначительным ущербом.

Конечно, то, что он хотел получить и что получил, редко было одинаковым.

Царапиной когтями Гесс взобрался на камень, чтобы повернуться и сесть на корточки, чтобы атаковать. Резкий запах жженной плоти наполнил воздух, но Сальваторе посмотрел на Гесса, глаза того пылали темно-красным. Сальваторе скривился, он понял, что нужно нечто большее, чем царапина, чтобы закончить это сражение.

Он сжал зубы и подготовился к следующей атаке. Она не заставила себя долго ждать.

Достаточно знакомый с тактикой его самого лучшего солдата, Сальваторе подготовился, когда тот резко бросился вверх, а затем также резко вниз, чтобы попытаться обойти Сальваторе и зажать в его тиски. Он стремительно повернулся и ударил ножом Гесса по морде.

Пес заскулил, поскольку серебро глубоко вошло в его тело, кровь потекла, плоть была обожжена серебром. Качая головой в огорчении, Гесс казался побежденным, но затем внезапным прыжком он ударил Сальваторе непосредственно в грудь, укладывая того на землю.

Сальваторе удалось отдернуть голову и избежать зубов Гесса, но это сделало его уязвимым, и он взвыл от боли, поскольку Гесс погрузил свои клыки в его плечо. Пес оторвал кусок плоти от него прежде, чем Сальваторе удалось схватиться за толстую шкуру пса, и мощным рывком бросил его в стену.

Был противный хруст, поскольку Гесс ударился головой о жесткий камень, падая без чувств на землю.

“Ах. Какой прекрасный вид,” Биггз прошипелв то время, как Сальваторе лежал плашмя на спине, рана на его плече достаточно глубока и требовала усилия, чтобы зажить. “Могущественный Король Оборотней валяется в грязи. Точно там, где ему и место.”

«Пошел ты», выплюнул Сальваторе, проглатывая боль, поскольку он вынудил себя подняться на ноги.

Инстинктивно его пристальный взгляд потянулся к псу, лежащему с кровоточащей раной на твердом камне. Гесс. Он был жив, но он серьезно ранен. Просто другой мотив, чтобы выследить Биггза и заставить его заплатить за то, что он выполз из могилы.

Преодолевая пещеру, Сальваторе зашипел в расстройстве. Его голова болела от того, что он ударился о землю, и его плечо продолжало кровоточить, поскольку плоть изо всех сил пыталась срастись. Незаконченная связь с парой мешала восстанавливать его раны, но он не собирался ждать.

Биггз был так близко.

Он не мог удерживать Гесса в большем рабстве, чем сейчас.

Это означало, что он не собирался бежать.

Доверяя инстинктам, он сжал нож в руке, и двинулся к краю пещеры.

“Не стоит прятаться,” усмехнулся он, используя увеличивающийся холод, чтобы привести его к смежной пещере.

«Я не боюсь тебя».

«Ты всегда был идиотом, «проскрипел Сальваторе, его кожу покалывало как будто его вымазали клейкой грязью. Господь всемогущий. Биггз был просто … неправильным. “Выйди, выйди, покажись ” Он резко остановился, подавляющее зловоние гниющей плоти прорывалось через заклинание, которое приглушало его. «Бинго».

Был холодный порыв воздуха и Сальваторе инстинктивно пригнулся, рыча, поскольку меч просвистел меньше чем в дюйме над его головой.

Он ожидал магию, а не приземленное оружие.

Которое почти отрубило ему голову.

С разъяренным воем Сальваторе перекинулся.

Жар и магия наполняли его тело, меняя и выворачивая его на наизнанку. Его кости трещали, мышцы утолщались, кожа пошла рябью, когда шкура потекла по телу. Комбинация боли и счастья взорвалась в нем при трансформации.

Это было чувство, которое оборотень жаждал как наркотик.

Покалывание воздуха предупредило, что Биггз тоже перекидывался, Сальваторе был подготовлен, когда чистокровный вылетел, укладывая его в землю. Поворачивая голову, он погрузил клыки в переднюю ногу волка и был вознагражден пронзительным криком.

Его удовлетворение исчезло, когда кровь оборотня, испорченная гниением, пролилась в его рот. Dio. Он был также противен на вкус, как и на запах.

«Это о чем-то говорило».

Освободившись от хватки, Сальваторе вовремя встал на ноги, чтобы избежать зубов, вгрызающихся в горло. Он зарычал, дни разочарования, жгучая ярость охватила его, когда его мышцы напряглись, и он атаковал.

Холод, который покрывал Биггза ударил в Сальваторе крошечными ледяными кинжалами, но он проигнорировал острую боль, гораздо более заинтересованный в свирепом ударе массивных когтей и клыков Биггза, отчаянно пытавшихся разорвать ему горло.

У него не было тактики и стратегии борьбы.

Эта грубая сила была против всего, что мерзкая магия Бриггза могла сделать.

Сальваторе пронесся прямо к противнику и бросил его на твердую землю. Он случайно ударился затылком о камень, и нанес острый удар в заднюю ногу, когда они катились по пустой пещере, но его зубам удалось нанести глубокую рану в груди Бриггза перед тем, как тот ударил Сальваторе невидимой вспышкой магии.

Полет Сальваторе по воздуху имел привкус достаточного количества силы, чтобы зубы свело. Он поднялся на ноги, его сердцебиение раздавалось на всю пещеру, он не чувствовал свои раны. Он ждал этого момента в течение многих дней.

Черт, он ждал этого в течение многих лет, хотя он и не знал, что охотился на Биггза. Ничто не могло его теперь остановить.

Биггз бросился в сторону, без сомнения пытаясь вызвать другой взрыв магии, но Сальваторе снова перекинулся в свою форму волка. уберите это волшебное дерьмо. Он перекатил Биггза ближе ко входу в пещеру, используя его более тяжелое тело, чтобы заманить его в ловушку. Затем прежде, чем Биггз смог выполнить свое намерение, Сальваторе перешел назад в человеческую форму, хватая нож, который он уронил ранее, и погружая серебряное лезвие в грудь Бриггза.

Это было рискованно.

Сальваторе понятия не имел, мог бы он убить уже мертвого. Но он намеревался сделать свой лучший выпад.

Он засунул нож глубже, ища сердце и слушая с мрачным удовольствием, как дыхание Бриггза вылетало со скрежетом. Губы чистокровного растянулись в гримасе, явно боли, даже если он фактически не умирает.

Серебро горело в теле Бриггза, наконец вынуждая его перекинуться в его изможденное, хрупкое человеческое тело.

«Нет». Темно-красный пристальный взгляд перешел за плечо Сальваторе, как будто ища кого-то. «Хозяин».

“Ты хочешь, чтобы я подождал, пока твой большой плохой хозяин придет и спасет тебя?” издевался Сальваторе. “Или ты предпочитаешь весь процесс воскрешения?”

«Он никогда не позволит тебе навредить мне».

«Я хочу проверить эту теорию».

Выдернув кинжал, Сальваторе собрался вновь вонзить его в узкую грудь, которая уже кровоточила странным, вялым способом, когда раздался звук низкого шипения позади него.

Сальваторе обернулся, готовясь к тому, что идет.

Кроме того… что ничего не произошло.

По крайней мере ничего такого, что он мог увидеть или потрогать.

Он прыгнул в тени?

Мысль только пронеслась в голове, когда странный туман окутал его голову и звук колокола отразился в его мозгу.

Это было последнее, что он запомнил.

Сальваторе обнаружил, что возвращение его чувств было медленным, неприятным процессом.

Голова Сальваторе болела как от похмелья, его рот был сух, как пустыня Сахара, и все тело было измучено. Это объяснилось, как только он открыл глаза. Сальваторе обнаружил, что в настоящее время он растянут на каменном алтаре и прикован массивной серебряной цепью, которая была обернута от шеи до лодыжек.

Поднимая больную голову на несколько дюймов от твердого камня, он взял рассмотрел свою ситуацию, его дыхание с шипением проходило через зубы, поскольку он заметил, что его собственный серебряный кинжал торчал в его бедре. Что за черт? Цепь плавила его кожу с такой интенсивностью, что он даже не заметил проклятый кинжал в ноге.

Его брови сошлись вместе, поскольку он увидел устойчивую струйку крови, текущей в крошечный желоб, который был вырезан по краю алтаря. Объединяясь у основания стола, кровь медленно стекала в жаровню под его ногами. Сверкающий огонь шипел с каждой каплей.

«Какого черта?” пробормотал он, его пристальный взгляд обыскивал на вид пустую пещеру.

Он не знал, сколько времени он отсутствовал, или куда исчез Биггз, или как его отвезли обратно в пещеру и связали как жертвенного ягненка.

Все, что он знал, это то, что он по горло в проблемах.

“К сожалению, мой слуга прав,” незнакомый голос заполнил пещеру, он звучал сильно и все же приглушенно, как будто звук шел через воду. “Мне понравилось наблюдать, как ты преподаешь Биггзу урок смирения, но он мне все еще нужен.”

Настоящая, чистая тревога сжала желудок Сальваторе.

Кто бы ни привязал его, не был нормальным демоном. Магии, жужжащей в воздухе, хватило, чтобы заставить волосы встать дыбом.

“А ты? ” проскрежетал он, отказываясь паниковать.

“Nilapalsara.”

“Извини. Колокол не звонит.”

“Это — древнее и уважаемое имя, хотя в этом мире мне поклонялись как Валааму,” гладко ответил незнакомец, безразличный к ядовитым словам Сальваторе.

Его сердце стучало в его больных ребрах, руки сжались в кулаки.

«Демон-лорд».

«Ты кажешься удивленным».

«Удивленным? Не то слово, которое он ожидал.

«Ты был изгнан из этого мира».

Болезненные уколы мчались по его коже. “Богиня, конечно, приложила все усилия, чтобы избавиться от меня. К счастью я обладал глубокой и близкой связью с этим измерением.”

Сальваторе поморщился. «МакКензи».

«Очень хорошо».

«Как ты обманул его, чтобы он принял твою связь».

“Не было никаких уловок.” В голосе был самый слабый намек на превосходство, как будто демон-лорд не был полностью выше мелких эмоций. “Чистокровный искал меня, когда стало очевидно, что он не следующий в очереди на трон.”

Сальваторе отчаянно хотел отрицать это. Простая мысль о том, что оборотень пожертвовал бы его людьми из-за собственной выгоды, шла вразрез со всем, чему его учили, что было священно. Но он уже принял предательство предыдущего короля.

Какой был смысл, чтобы быть идиотом?

“Ты дал ему власть убить законных наследников?” вместо этого сказал он.

“Мне нравится поощрять стремления.”

“Слепая жадность не то же самое, что и стремление.”

«Возможно, не для тебя, но они оба удовлетворяют моей цели.”

Именно эта таинственная цель беспокоила Сальваторе. Демоны-лорды не по доброте душевной помогали. Игнорируя боль и отвратительное шипение его крови, капающей в огонь, он изо всех сил пытался ясно мыслить.

“Маккензи получил черную магию, необходимую, чтобы украсть трон; что ты получи от сделки?”

“Он позволил мне доступ в этот мир.”

“Должно быть больше…” Сальваторе скрипел зубами. Dio. Как, черт возьми, он был так туп? “Ты использовал Маккензи, чтобы истощить души всех оборотней. Из-за тебя мы потеряли наши силы.”

Смех демона-лорда отозвался эхом через пещеру. Звук, возможно, был самой жуткой вещью, которую когда-либо слышал Сальваторе.

“Очень хорошо, Джулиани. Маккензи потребовались столетия, чтобы наконец понять, что я использую его связь со стаями.”

Сальваторе воздержался от комментария, поскольку слова Валаама утонули в его мозге.

Он никогда не был близок с Маккензи, и после того, как стало известно, что он должен быть следующим королем, старший стал совершенно неприветливыми. Но было что-то другое с ним в последние несколько лет его жизни.

Он стал еще более скрытным и склонным рассматривать Сальваторе как врага, но глядя назад, Сальваторе начал подозревать, что Маккензи дошел до того, чтобы сожалеть о его выборе.

Он, возможно, фактически стал лояльным в конце?

“И когда он обнаружил, что ты истощал оборотней, он попытался прервать это,” сказал Сальваторе, обвиняюще.

Воздух пропитался материальным гневом. “Его последнее тщетное действие как короля.”

“Я предполагаю, что Бриггз убил его прежде, чем тот смог разорвать вашу связь?”

“Какая восхитительная ирония. Маккензи был испуган, когда это обнаружилось, его сын не должен занять трона, и он был тем, кто привел Биггза ко мне, чтобы победить тебя.”

Сальваторе издал пораженный звук. Оборотни были больше животными, чем людьми, когда дело касалось семьи. Вся стая заботилась о детенышах, и родословные не имели существенного значения. Каждый чистокровный, ожидалось, проявит себя, а не будет полагаться на родителей или бабушку и дедушку, и покажет чего он стоит.

«Он привел Биггза тебе?»

«Да, и в конце Биггз использовал силу, чтобы убить родного отца».

Он проворчал глубоко в горле. “Он не был так удачлив как я.”

“Нет. Я признаю, что я недооценил твою власть.”

Сальваторе был уверен, что демон-лорд не намеревается сделать ту ошибку снова.

“Мне бы больше польстило, если бы ты не запланировал, что Биггз убьет меня и возьмет мой трон,” пробормотал он.

“Это не было что-то личное. Ты был препятствием, от которого нужно избавиться.”

“Что-то личное?” Сальваторе фыркнул. “Я, оказывается, принимаю покушение на убийство близко к сердцу, но возможно это — просто я.”

“И все же, ты здесь”.

Что-то в темном голосе забеспокоило Сальваторе. Удивительно он мог почувствовать что-то вне жалящих мук серебряных цепей и его силы, которая исчезала с каждой каплей крови.

“Да, здесь я,” отрезал он. “Странно. После плачевного отказа Бриггза избавить мир от моего присутствия, я подумал бы, что ты пошлешь нового убийцу. Биггз не единственный, кто был бы счастлив видеть меня мертвым.”

“Моя власть в этом мире была ограничена, когда богиня была вызвана, и почти уничтожена, когда Маккензи умер, оставляя меня без способности призывать энергию оборотней.” Демон-лорд удивленно ответил. Без сомнения он любил показывать свою умную схему. “Возвращение Биггза из могилы заняло годы, это истощило меня, несмотря на всю силу, что я имел.”

Сальваторе поморщился. Он, по крайней мере, знал, почему воскрешение заняло много времени для Биггза, но это не особенно обнадеживало, чтобы думать, что он так легко одолеет бессильного демона-лорда.

«Очевидно, не все твои силы».

“Ах, да, небольшой подарок от магов, которые когда-то поклонялись темному принцу в этих пещерах.”

Сальваторе проглотил стон, его мысли угрожающие возвращались к неустанной боли. Он знал что-то о магах и пещерах, не так ли? Что-то о жене Данте, которая стала Чашей.

«Вампиры убили магов», сказал он.

“Правда, они потерпели неудачу в попытке убить богиню и вернуть их хозяина, но их посвященные жертвы за прошлые десятилетия ослабили барьер между измерениями. Когда я поправился достаточно, чтобы еще раз коснуться этого мира, я понял, что ты можешь быть более ценен живой, чем мертвый.”

Как-то Сальваторе был отдаленно не успокоен этим заявлением.

Есть множество вещей хуже смерти.

“Почему ты посылал Биггза, чтобы совершить набег на детскую?” потребовал он ответа, так же, чтобы препятствовать вырисовывавшейся панике, и чтобы услышать ответ на вопрос, который изводил его в течение прошлых тридцати лет.

“Я просто попросил, чтобы он нашел средства заманить тебя поближе, сохраняя слишком рассеянным, чтобы ты не понял, что находишься на поводке.”

Сальваторе стиснул зубы.

Боже, каким же он был идиотом.

Он потратил впустую годы в погоне за тенью. Если бы только он не позволил увести себя в сторону пропавшими младенцами, он бы мог…

Сальваторе резко прекратил самобичевание.

Даже если бы он не позволил Биггзу водить его за нос словно овцу, то он никогда бы не выяснял, что медленно убивало оборотней.

Кто, черт побери, подозревал бы демона-лорда? Они, как предполагалось, были не чем иным как мифом.

“Тридцати лет, чтобы заманить меня в ловушку это немного странно,” пробормотал он, его гордость, была также повреждена как его тело. “Все, что он должен был сделать, это сообщить мне, что младенцы здесь, и я счастливо помчусь к своей собственной гибели.”

“Я планировал дождаться момента, пока я снова буду в полной силе.” Пламя снова вспыхнуло с раздражением. “К сожалению, моему отлично разработанному плану угрожал одержимый ненавистью к тебе Бриггз и твое раздражающее вмешательство.”

«Вмешательство?»

“Ты не можешь найти себе пару и возвратить древнее волшебство,” шипел темный голос.

Ах. Значит, он не сошел с ума.

Силы действительно возвращались.

Сальваторе кратко закрыл глаза, позволяя поразительной мысли о Харли заполнять свой ум. Немедленно аромат ванили нахлынул на него, ее теплота отгоняла безжалостную боль, как будто она была рядом. Невозможно, конечно. Однако, это был утешение, за которое он с готовностью цеплялся.

«Итак, теперь я здесь», сказал он. «Чего ты от меня хочешь?»

«Твоей крови».

Это не было большим сюрпризом. Он мельком взглянул на кинжал, воткнутый в бедро, истощая его как зарезанную свинью. Он уже предполагал, что то, что нужно демону-лорду, это его кровь или душа.

«Возможно, я не готов этим поделиться».

«Я боюсь, что у тебя нет выбора».

«По крайней мере, я заслуживаю знать, что ты собираешься с ней сделать?»

Воздух сгустился так, что Сальваторе едва мог дышать. “Заслуживаешь?”

«Я предполагаю, что ты не будешь ходить вокруг да около, оценивая жертву.

«Нет, это более гарантировано».

«Тогда каков вред обмена?»

Была длинная пауза, как будто Валаам на мгновенье отвлекся, затем его низкое хихиканье прошлось по пещере. Сальваторе вздрогнул в отвращении.

“Очень хорошо” демон-лорд согласился. “Я намереваюсь использовать твою кровь, чтобы создать дверь и войти в твой мир.”

“Почему бы не использовать Бриггза? Он был бы без сомнения в восторге пожертвовать собой для дела.”

“Его кровь никогда не будет обладать твоей силой. Знание, которое пришло через много столетий.”

Валаам говорил так, как будто он наслаждался крушением надежд Бриггза в нехватке силы. Так много чести среди воров.

“Но он достаточно хорош, чтобы быть твоей марионеткой?”

“Пока. Как только я пройду через дверь, его услуги больше не будут нужны. Я буду в состоянии лично управлять оборотнями.”

Ярость взорвалась в Сальваторе. Неизбежная смерть Бриггза от рук демона-лорда. Хорошее избавление. Но угрозы, что его оборотни могли стать просто кормом для демона-лорда, было достаточно, чтобы завыть в муках.

Он должен был найти что-то, чтобы помешать стекать его крови в жаровню. К сожалению, в настоящее время его единственной надеждой было убить Биггза прежде, чем дверь откроется.

«Ты разделил эту информацию с Биггзом?»

«Я предпочитаю держать это в тайне».

«Дерьмо. Где этот идиот?»

“Он пошел, чтобы поприветствовать наших незваных гостей.”

Сальваторе напрягся, плохое чувство медленно прошлось по его позвоночнику. “Гости?”

“Твоя потенциальная пара пришла с несколькими противными пиявками. Она, очевидно, должна понять, что происходит с непослушными оборотнями, которые идут туда, куда не следует.”

Харли.

Как она нашла его? И более важно, зачем?

Боже. Он убьет Стикса за то, что она подвергает себя опасности.

Безразличный к мучительной боли, он дернулся в цепях, отчаянно, хотя добраться до его пары.

«Ах, ты — ублюдок».

«Прости меня, ты хотел слезного свидания с возлюбленной?»

«Я убью тебя».

«Нет, Джулиани, все, что ты сделаешь, это освободишь меня».

Наклоняя назад голову, Сальваторе закричал в испуганной ярости.

«Харли».

Нервы Харли были на пределе к тому времени, когда они подошли к давно забытой церкви.

Это, возможно, было результат того, что ее чуть не раздавили в Хаммере несколько очень крупных, очень смертельных вампиров, вполне оперившаяся богиня и ее сестра-близнец. Или даже то, что они двигались со скоростью молнии.

Но Харли была достаточно честной, чтобы признать, что напряжение, сжимающее желудок, было полностью из-за Сальваторе Джулиани.

Она могла почувствовать его, глубоко внутри.

Как мучительное понимание того, что отказывалось оставить ее в покое.

Брюзжа с нетерпением к тому времени, как вампиры полностью разведали обстановку и наконец позволили ей войти в пещеры, ее характер не улучшился, когда она поняла, что было что-то подавляющее ее способность следовать за запахом Сальваторе.

Черт побери.

Когда она хотела побыть одна, она не могла избавиться от Сальваторе.

Теперь казалось, как будто весь мир был полон решимости препятствовать ей.

Пройдя по верхним пещерам, Харли ждала, когда Данте вернется из миссии поиска и спасения. Ее раздражало, что она была вынуждена пообещать Стиксу, что не будет искать одна.

Стикс мог взять ее обещание и засунуть его себе в задницу. Беспокойное шагание привело к резкой остановке, поскольку Данте тихо скользнул из одного из многочисленных туннелей и направился к Стиксу и остальной части разношерстной команды. Харли осталась стоять на расстоянии в несколько футов, в то время как чувство Сальваторе продолжало тянуть ее.

“Ну? ” спросил Стикс, становясь еще более свирепым с большим мечом, который он сжимал в руке. Говорить об этом излишне.

Данте покачал головой. Расстройство запечатлилось на его красивом лице.

“Будет невозможно проследить за ним.”

«Я не могу найти его», сказала Харли, расправляя плечи, поскольку все глаза устремились к ней.

Брови Дарси взлетели в удивлении. «Как?»

«Я… чувствую его».

Стикс нахмурился. “Это может быть уловкой.”

Харли не была глупа. Она уже рассмотрела возможность, что кто-то или что-то повозился с запахом. И часть не была враждебно настроена к мысли, что это было изолирующее заклинание. Иначе она должна была бы признать, что у нее есть связь с Сальваторе, который стал для нее не случайным любовником.

“Это не имеет значения,” пробормотала она, обхватывая себя руками, поскольку холодный озноб прошел по ней. Черт, это чувствовало так, будто температура понизилась на дюжину градусов. “Я должна сделать это.”

Стикс направил внимание на богиню. “Эбби, ты действительно ощущаешь что-то?”

«Зло». Эбби вздрогнула, ее лицо побледнело, стало нездорового оттенка серого. “Боже, это настолько сильное, я могу почти попробовать это на вкус.”

«Отведи ее домой, Данте», прорычал Стикс.

Эбби вскинула подбородок. «Нет».

Данте провел рукой по волосам. «Эбби».

“Это — моя обязанность.” Эбби предостерегающе подняла палец. “Ты знаешь это.”

Данте вскинул руки в воздух. “Это не означает, что это должно мне нравиться.”

Странно очарованная видом могущественных вампиров, сгибающихся под желанием крошечной женщины, Харли была захвачен врасплох слабым ароматом, который вдруг появился в воздухе.

Так или иначе ощущая внезапное удивление Харли, Дарси шагнула в ее направлении.

«Харли, что это? Сальваторе?»

«Он здесь.» Харли глубоко вздохнула, качая головой, когда аромат испарился также стремительно, как и появился. “Но я ощущаю другое присутствие.”

«Демон-лорд?»

«Нет. Это знакомо». Харли сознательно остановилась. «Как ты».

Глаза Дарси расширились, другая сестра могла быть рядом.

«О, Боже мой. Это точно?»

Харли пожала плечами. Аромат был таким мимолетным, что было невозможно быть абсолютно уверенной.

Двигаясь к самому близкому туннелю, она попыталась определить, откуда пришел запах, но была поражена острой волной паники.

Она колебалась, беспорядочно глядя вокруг.

Она поклялась бы, что Сальваторе пытается предупредить ее. Но о чем?

Был момент, когда она просто стояла у входа в самый близкий туннель, задаваясь вопросом что, черт возьми, происходит. Затем когда она еще раз вздрогнула, холоде появился в воздухе, осуществляя запоздалый удар.

Биггз.

Поворачивая ее голову, она послала сестре безумный взгляд. “Беги!”

Глава 18

Харли была удивительно равнодушна, когда вспышка магии взорвалась в пещере, и потолок быстро обрушился. Конечно, она перенесла много взрывов и обвалов за прошедшие несколько дней. Возможно она становилась невосприимчивой к бедствиям.

Прошептав короткую молитву о том, что другим удалось спастись, она вбежала в туннель и рванула от облака пыли и обломков. Только тогда, когда она была уверена, что далека от разрушений, она замедлила темп и обратила внимание на запутанный лабиринт пещер и проходов.

Острая потребность найти Сальваторе продолжала изводить ее, но она не была достаточно глупа, чтобы помчаться вслепую в темноту. Биггз где-нибудь ползал в тени, не говоря уже о демоне-лорде, и кто знал, где другие враги.

Вопреки популярному мнению она не нуждалась ни в ком, говорящем, что ей нужно быть осторожной.

Вытаскивая серебряный нож из кобуры, в которую ее сестра закрепила на ее лодыжке прежде, чем они уехали из Чикаго. Харли позволила себе почувствовать Сальваторе, он отозвался эхом в ее крови, чтобы привести ее через холод и странно бесплодные проходы.

Она чувствовала себя подобно проклятому почтовому голубю, она с сожалением признала, что интересно, если Сальваторе сознательно сделал что-то, чтобы у нее была подавляющая потребность найти его. Это подозрение было, конечно, было предпочтительнее мысли, что это отчаянное убеждение исходило из нее самой.

Она остановилась, так как туннель разветвился на три, она заколебалась, когда поймала слабое дуновение пса. Оно было приглушенным, но безошибочным.

Тревога звенела в ней.

Она хотела верить, что псы были слугами Сальваторе, которые должны были спасти его, но это будет слишком просто. Кроме того, Сальваторе был непреклонен, он не разрешил бы стаи присоединиться. Не тогда, когда они могли быть использованы в качестве оружия против него.

Это могло значить, что они были или странными псами или под контролем Биггза. И все же нужно волноваться о другой опасности.

Отлично.

Схватив нож достаточно плотно, чтобы вызвать трещину в суставах, Харли проглотила нежелание и пошла вперед. Она не была против убийств нескольких псов, которые встанут на ее пути, но она подозревала, что Сальваторе обвинил бы себя, если бы что-нибудь произошло с ними.

И это обеспокоило ее, почему?

Харли тряхнула головой. Она могла также признать, что была в настоящее время не в своем уме. Это было легче, чем попытаться понять ее возвращающиеся приступы безумия.

Подготовленная к засаде, Харли осторожно проследовала за острой линией туннеля и остановилась в удивлении, когда огромный, лысый пес поплелся к ней.

Ее первая мысль была, что он был совершенно голый, как будто он недавно перекинулся. Она долго приходила к мысли, что он занял слишком много места. Его плечи почти упирались в каждую сторону прохода. И если бы его голова не была наклонена и закрыта руками, то она бы ударилась о потолок.

Осторожно, она смотрела, как он, спотыкаясь, плелся к ней, бормоча что-то под нос.

Тааак. Если это было засадой, это была самая странная засада, о которой она когда-либо слышала.

Пес почти дошел до нее, когда он запоздало понял, что больше не один. Он вздернул голову, его глаза вспыхнули темно-красным, и губы скривились в ухмылке.

“Просто держи себя в руках, Рэмбо,” Харли вскинула руки в не угрожающем жесте. Ну, это не было угрозой, если не считать большой нож. “Я не хочу причинять тебе боль.”

Пес поднял голову и принюхался, Харли заметила, что у него идет кровь из раны виске, а также, что левая сторона лица имела болезненный оттенок синего и черного. Было похоже, что он только что проиграл на Bully Beatdown[4].

«Ты не Дарси», наконец проворчал он.

«Нет, Шерлок», пробормотала она, не полностью уверенная, что тот знаком с ее близнецом.

В состоянии ли она была сказать, находится ли он под властью Биггза?

«Кто ты?» спросил пес.

«Сестра Дарси. Харли. А ты?»

«Гесс.» Он глубоко вздохнул, уходя от того, чтобы перекинуться. Не то, чтобы он был немного менее опасным. «Почему ты пахнешь как Сальваторе?»

Гесс. Имя встало на место.

Самый преданный солдат Сальваторе.

Она видела почему. Он был горой мускулов.

«Этот идиот думает, что я его пара», сказала она.

Его лоб наморщился, как будто озадаченный ее объяснением. «Оборотни не могут находить истинные пары».

«Ага, хорошо, это то, что ты должен спросить у своего короля».

«Сальваторе». Немедленно отвлекшись, пес двинул кулаком по стене, его лицо скривилось с сожалением. «Дерьмо».

Харли инстинктивно подалась назад. “Что?”

“Я напал на него. Боже, я знал, что он мой господин, но я попытался убить его.” Он ступил к ней с диким выражением на лице. “Я не мог помочь ему. Я клянусь Вам, я не мог помочь ему.”

Гнев взорвался в Харли. Проклятый Биггз. Он должен был знать, что заставлять Сальваторе вредить его собственной стае было худшей пыткой, которую мог вынести Сальваторе.

“Попридержи жалость к себе на потом. Я должна найти твоего господина,” отрезала она, ощущая, что Гесс нуждается в сильном руководителе, не в жилетке, чтобы поплакать. Хорошая идея. Она не была любителем обнимашек. “Где ты видел его в последний раз?”

Как она и рассчитывала, Гесс встряхнулся и расправил плечи в приливе решимости.

“Я не уверен,” признал он, его челюсть ходила ходуном, когда он изо всех сил пытался сдержать себя. “Он отключил меня во время нашей борьбы, и когда я проснулся, он уже ушел, таким образом, я ушел. Я не собирался рисковать, чтобы меня использовали снова против него.”

Это объясняло его ушибы и заплетающиеся ноги.

«Как ты оказался здесь в-первые?»

Он зарычал, глаза налились кровью. «Каин».

Глупо, но Харли была застигнута врасплох. Она не думала, что Каин использовал и злоупотреблял своими псами. У него была такая мания величия, что он был готов пожертвовать чем угодно, чтобы заставить его видение сбыться. Но он обычно оставлял трудную работу другим.

Драгоценному Каину не нравилось пачкать руки.

«Когда-нибудь я вырву его предательское сердце», пробормотала она.

«Нет, если ты сначала его не найдешь».

«Каин похитил кого-то кроме тебя?»

«Троих».

Харли поморщилась. «Где они?»

“Пес держал нас в серебряных клетках прежде, чем идиотский оборотень пришел и забрал меня.” Он махнул колеблющейся рукой влево. “Туда… я думаю.”

Харли не винила его в том, что он был смущен. Место походило на бесконечный лабиринт.

«Пойди, найди их и уведи отсюда», приказала она.

Гесс немедленно ощетинился. “Нет, если ты — пара Сальваторе, он убьет меня, если я позволю, чему-то случиться с тобой.”

Харли проглотила убеждение сказать ему точно, что он может сделать со своим мачизмом. Не имело значения то, что она надрать задницу этому псу с одной рукой, привязанной за спину. Просто, потому что у нее была матка, а не член, это подразумевало, что он должен был защищать ее.

Вместо этого она просто обманула его.

Это не было сложно.

“Ты действительно думаешь, что сможешь защитить меня, если Биггз снова решит взять тебя под контроль?” спросила она.

Гесс нахмурился. “Он не будет…”

“Смотри, мы напрасно тратим время,” прервала она, ее тон был предупреждающим не спорить с нею. “Ты знаешь, что небезопасно для тебя быть рядом с Биггзом.”

Гесс сложил руки на накаченной груди. “Откуда ты знаешь, что он не может управлять тобой?”

«Моя связь с Сальваторе защитит меня», явно врала она. Она не позволила себе рассмотреть эту возможность лучше. «Иди, спасай остальных».

Была хрупкая тишина, затем с грязными проклятиями, Гесс пронесся мимо нее, двигаясь ко входу в туннель.

«Я разозлюсь, если ты убьешь себя, и я буду виноватым,» пробормотал он.

Харли закатила глаза. “Я запомню это.”

Ожидая, пока она останется в туннеле одна, Харли, глубокий вздохнула и продолжила ее нервную прогулку. Она не очень хотела чувствовать себя так, будто она была похоронена живьем в этой бесконечной паутине пещер. Вампиры могли обитать в темноте и сырости. Она же хотела видеть открытое небо и чувствовать бриз, наполняющий ее легкие.

Игнорируя растущий холод, который колол ее кожу, Харли продвигалась все глубже и глубже в темноту, потеряв счет времени и направление, поскольку клаустрофобия угрожала задушить ее.

Она сконцентрировалась на сохранении устойчивого сердцебиения шаг за шагом, годы обучения наконец пригодились, когда она тихо перемещалась по пустым туннелям.

Решив повернуть назад и найти другой путь, Харли поймала безошибочный запад дыма. Это не было точным доказательством, что Сальваторе был рядом, но это был первый признак, что она не была абсолютно одна в адской бездне.

Следуя за дымом Харли медленно вошла в большую пещеру, ее сердце остановилось при виде Сальваторе, лежащего на каменном алтаре, и его крови, текущей в сверкающую жаровню.

Дикая, удивительно защитная ярость вскипела в ней. Боже, его тело разрушали тяжелые серебряные цепи, обернутые вокруг него и его красивого лица…, которое было опасно бледно из-за быстрой потери крови. Черт возьми. Она хотела оторвать голову Бриггза. Она хотела скормить его гнилое сердце крысам. Она хотела…

Ее сердце сжалось.

Она хотела убрать Сальваторе с ужасного алтаря и забрать его далеко от этой пещеры.

Подавляя импульс помчаться к нему на вид через пустую пещеру, Харли вынудила себя сделать паузу и пошевелить мозгами. Эй, это было в первый раз за все это время.

Проверяя чувства, она искала любой намек на опасность. Это должно быть просто. Кроме алтаря и жаровни пространство казалось пустым. Но она знала по горькому опыту, что у Биггза была способность появиться без предупреждения.

Когда не было запаха гниющего мяса, воздух оставался холодным, но не ледяным, она сделала осторожный шаг вперед. Она сделала свой второй шаг, когда голова Сальваторе резко повернулась в ее направлении, его глаза расширились в неожиданной панике.

«Харли, нет», прорычал он.

«Послушай его, оборотень», сказал зловещий голос. “Еще шаг и я убью его.”

Харли острое вдохнула, запоздало заметив тень, которая колебалась над Сальваторе.

Она инстинктивно знала, что… это был не Биггз, использующий этот фокус. Тяжелая сила ощущалась в воздухе, она не имела никакого отношения к оборотням, и все, что чувствовалось было чистым злом.

Это должно быть демон-лорд, которого боялся Стикс.

Или, по крайней мере, часть его сущности.

Она споткнулась, ее рот пересох. Глубоко в сердце она поняла, что это было сказано в ее голове. Как, черт возьми, бороться с демоном-лордом? Или с зомби-оборотнем.

Тогда стиснув зубы, она проигнорировала свой совершенно разумный страх и вместо этого сконцентрировалась на запахе Сальваторе, который наконец-то прорвался через заклинание притупления.

“Ты собираешься убить его так или иначе,” обвинила она, продолжая идти вперед.

“Правда, но ты можешь спасти свою собственную жизнь,” пообещал голос. “Просто развернись и уйди.”

«Нет».

«Боже, Харли, делай, что он говорит», отрезал Сальваторе, борясь с серебряными цепями. “Убирайся отсюда.”

“Послушай свою пару, женщина,” предупредил демон-лорд.

“Иди к черту,” сказала она, ее желудок сжался, поскольку Сальваторе резко закричал от боли, его тело содрогнулось, будто мучилось невидимым врагом. “Дерьмо. Просто держись, Сальваторе. Ты слышишь меня?”

Несмотря на его очевидную боль, золотой пристальный взгляд Сальваторе, смотрящий на нее, не дрогнул.

«Пожалуйста, уходи. Я не вынесу…»

«Заткнись, Ваше Величество. Я никуда не ухожу».

Неспособный остановить ее, наказывая Сальваторе, демон-лорд обратил свое внимание на Харли. Она была в шаге от алтаря, когда струя энергии врезался в нее с большой силой, чтобы поставить ее на колени.

Сальваторе взвыл. «Харли».

Она встала, но затем дернулась, поскольку другая струя врезалась в нее. Боль взорвалась в ее теле, но она отказалась опускаться на колени. Еще несколько шагов. И потом…

И потом что?

Она понятия не имела, что будет делать, когда дойдет до Сальваторе, она знала только, что должна добраться до него.

Осколки силы вгрызались в ее кости, делая ее движения неуклюжими и не спортивными, черные точки плясали у нее перед глазами, почти ослепляя ее. Отдаленно она могла слышать рваное дыхание Сальваторе и хриплые стоны, вырывающиеся из ее собственного горла, но она отказывалась сосредотачиваться на чем-то кроме своего продвижения шаг за шагом.

Демон-лорд или нет, она была слишком упряма, чтобы признать поражение.

Кровь капала из дюжины маленьких ран, и Харли подозревала, что больше, чем одна кость была сломана к тому времени, когда она наконец достигла алтаря.

Дойдя до алтаря, она поняла, что Сальваторе выглядел еще хуже, чем она чувствовала.

Темные волосы были спутаны и в крови, его лицо было тревожного серого оттенка. И его бедное тело…

Она вздрогнула от обугленной плоти, неспособная вообразить муки, которые он испытывал.

Инстинктивно, она протянула руку, чтобы утешить его, ее рука легонько коснулась его плеча.

Ее пальцы только погладили его кожу, когда черная тень обернулась вокруг нее и издала чудовищный крик. Харли наклонилась, чтобы прикрыть Сальваторе, убежденная, что ее барабанные перепонки сейчас взорвутся.

Что, черт возьми, с ним?

Пытаясь подготовиться к тому, что демон-лорд собирается бросить на них, Харли только заметила покалывающее чувство на ее ладони. Почему ладонь? Она покалывала всякий раз, когда она касалась Сальваторе.

Но поскольку покалывание стало более явным, и странный жар резко возрос в руке и в теле, Харли отступила, чтобы встретить пораженный пристальный взгляд Сальваторе.

Тень, которая мучила ее, по-видимому исчезла, хотя Харли не подумала на мгновение, что она действительно исчезла. Без сомнения демон наращивал силы для чего-то еще более ужасного. Но в настоящий момент, она не могла сконцентрироваться ни на чем кроме тепла, которое затопило ее.

Слава… Богу.

Ее волк нетерпеливо прошел по ее коже, рыча с потребностью, которую она не понимала. Это было, как будто ее зверь с тревогой искал что-то за пределами досягаемости.

Дрожа, она встретила пылающий золотой пристальный взгляд Сальваторе. Она могла ощутить власть его волка, обращающегося к ней, скользящего по ее коже и окутывающего ее знакомой теплотой. Но более того, она могла почувствовать, как он течет через кончики ее пальцев и в кровоток.

Как теплый мед, чувства Сальваторе лились через нее, отмечая ее самыми близкими возможными способами. Харли была шокирована, но глубоко внутри, ее волк выл в удовлетворении, беспокойная боль, которая изводила ее была заменена ошеломляющим чувством… правильности.

Она стала целой.

Законченной.

Едва мысль прошла через ее больной мозг, она поняла, что больше, чем просто сущность Сальваторе мчалась в ее крови. Это была его власть. Больше власти, о которой возможно только мечтать.

Пролетая через ее тело, сила смыла усталость и излечила раны на рекордной скорости.

Со стоном она прислонилась к алтарю, изо всех сил пытаясь остаться вертикально, поскольку ее кости и плоть срастались с безумной скоростью. Матерь Божья. Исцеление причиняло почти столько же боли как и первоначальные раны.

Наконец наводнение власти стало терпимым, чтобы можно было сделать вдох, Харли выпрямилась достаточно, чтобы посмотреть на Сальваторе подозрительно и хмуро.

«Что, черт побери, произошло?»

Сальваторе улыбнулся с самодовольным удовлетворением. “Точно то, что ты думаешь.”

Связь.

Завершилась.

«Вот дерьмо».

«Поздно сожалеть, дорогая».

Она воздержалась от убеждения сказать ему, что связь ничего не изменит между ними. Хотя Сальваторе тоже исцелился, серебряные цепи продолжали жечь его плоть и вытягивать энергию.

“Может быть слишком поздно, если мы не выберемся отсюда,” пробормотала она, ее внимание перешло к большому серебряному замку, который держал цепи в месте.

Даже со всей властью, что прошла через нее, она не думала, что смогла бы освободить его голыми руками.

Будто читая ее мысли, Сальваторе повернул голову к теням позади алтаря.

“Посмотри, можешь ли ты найти запас оружия Бриггза. У него всегда была навязчивая идея про большие мечи. Без сомнения, чтобы компенсировать недостаток в других областях.”

Харли покачала головой. У них не было времени на поиск сокровищ. Черный туман уже начинал формироваться рядом с огнем жаровни. Она должна была освободить Сальваторе, и сделать это немедленно.

«У меня есть идея получше», пробормотала она, поднимая тяжелый камень с основания алтаря.

Удерживая камень в одной руке, другой она взялась за замок, который немедленно заставил ее кожу пузыриться.

Сальваторе боролся с цепью, его лицо окаменело от разочарования.

«Merda, ты поранить себя».

«Убери свою голову».

Это было единственное предупреждение, которое она сдала прежде, чем положить замок на каменный алтарь и ударить по нему камнем. Искры летели, и острый звук отражался от стен пещеры, но со стоическим постоянством, Харли наконец разбила замок, который упал от цепей с неохотным тяжелым ударом.

С хриплым рычанием Сальваторе сорвал оковы и спрыгнул с алтаря. Затем он выдернул нож из бедра и поглядел на разбитый замок, валяющийся у ног.

«Напомни мне, не злить тебя».

«Слишком поздно», прорычала она, в своим стремлении вытащить его из пещер. Она дошла до края своей терпимости к темным, тесным местам и порочным врагам, которые любили причинять боль. “Я думаю, что капля демона-лорда пытается выйти на бис.”

С поклоном Сальваторе сжал нож и пошел ко входу в пещеру.

«Давай убирайся отсюда”.

На жуткой реплике капля перешла далеко от жаровни и направилась непосредственно к ним.

«Нет», прошипел демон-лорд. «Мы не закончили наши дела, Сальваторе».

“О, мы закончили,” сказал Сальваторе, пихая Харли себе за спину, поскольку туман заскользил вниз и напал.

«Дерьмо». Харли вздрогнула, когда боль врезалась в нее с силой грузового поезда. “Как, предполагается, мы будем с ним бороться?”

Сальваторе ударил ножом в сердце тумана, заставляя его задрожать и отступить, но только на мгновение. Прежде, чем они могли сбежать, оно вернулось для другого нападения.

“Он берет свою власть из моей крови,” Сальваторе стиснул зубы.

Из крови? Харли оглянулся на алтарь, понимая, что кровь, которую потерял Сальваторе, была собрана в маленькой впадине в конце алтаря и продолжала устойчиво капать в огонь.

Она не знала о демонах-лордах, но она должна была кое-что попробовать.

“Отвлеки его,” сказала она Сальваторе, кидаясь к жаровне.

Ударяя туман ножом, Сальваторе зарычал, когда языки пламени взметнулись прямо к ней.

«Харли».

«Доверься мне».

Она попробовала еще раз приблизиться к жаровне, только чтобы быть отброшенной жестоким жаром. Черт возьми. Должен быть способ.

Убирая внимание от сверкающего огня, вместо этого она приблизилась к алтарю. Если это кровь Сальваторе давала демону-лорду власть, то она должна была и избавить от него.

«Легко сказать, труднее сделать».

Она все еще могла гудеть от связи с Сальваторе, но алтарь был тяжел. Это было бы не что иное как чудо, чтобы сдвинуть его одной.

Она смотрела, как лучше всего заняться грандиозной задачей, когда боль Сальваторе эхом отозвалась глубоко в ней. Взгляд через плечо показал, что черный туман почти захватил его.

Как будто он ощутив ее колебание, Сальваторе послал ей нетерпеливый хмурый взгляд.

«Харли».

«Я над этим работаю», сказала она, уперевшись плечом в алтарь, она толкнула его со всей силой.

«Работай быстрее».

“Если ты думаешь, что эта связь дает тебе право ругать на меня, ты глубоко заблуждаешься.”

Ее мышцы горели, ее ноги дрожали от усилия сдвинуть глупую каменную глыбу. У нее получалось. Затем еще чуть-чуть, она слышала как кровь неустанно лилась в огонь.

Она стиснула зубы. Ее мышцы горели, и ее плечо было вывихнуто, но она отказывалась сдаваться.

Черт, тяжелая работа.

Сосредоточенная на алтаре, Харли только услышала, как Сальваторе выкрикнул предупреждение.

«Берегись».

Она вскрикнула, поскольку боль врезалась в ее затылок, сжимая череп с жуткой силой. Ее колени ослабли, она понимала, что проигрывает. Она глянула из-за плеча и обнаружила, что Сальваторе уже двигался в ее направлении.

«Мы должны сделать это вместе», прошипела она.

Что-то горячее и опасное вспыхнуло в золотых глазах. Что-то, что заставило бы Харли бежать в ужасе, если бы она не была отвлечена противным страхом перед неизбежной смертью.

«Да. Вместе, дорогая».

С разбега Сальваторе врезался в алтарь, заставляя его сдвинуться на дюйм. Пронзительный крик ярости заполнил пещеру, и боль в черепе Харли стала наносить вред.

Демон-лорд был явно рассержен их усилиями.

Это значило, что это причиняло ублюдку боль.

«Еще», выдавила она задыхаясь и ощущая, что у них был только момент до того, как демон-лорд соберет достаточно силы, чтобы уничтожить их.

Сальваторе ворчал, он поместил руки на алтарь, собираясь показать, чего стоит. А стоит он не мало. Его мышцы и вены на шее вздулись, поскольку он добавил свою силу к силе Харли.

Нервный визг продолжался, и боль переместилась от мозга Харли к ее позвоночнику, угрожая истощить последние силы. Но благодаря Сальваторе, им удалось давить на алтарь, и с оглушительным грохотом и трещиной в его основании наконец оторвать от каменного пола.

Тяжело дыша, Харли смотрела как массивный камень, медленно разваливается на дюжину частей. На мгновение Сальваторе остановился рядом с ней, затем с проклятием он повернулся и пнул жаровню.

Пламя шипело, горячие угли рассыпались по полу и блестели как драгоценные камни. Боль тут же исчезла, и открыв рот, Харли упала на колени.

«Оно ушло?»

“Я не намереваюсь слоняться поблизости, чтобы узнать это.” Наклоняясь, Сальваторе поднял ее с земли и двинулся ко входу в пещеру. “Время идти.”

В тот момент, когда он поставил ее, Харли услышала взрыв, и пыль начала сочиться с потолка.

«Почему мне кажется, что это нехорошо?» пробормотала она.

«Боже». Прижимая Харли к груди, Сальваторе побежал через туннели. “Я устаю от пещер, падающих на мою голову.”

“Ни за что,” она пробормотала, чувствуя тряску, предшествующую полномасштабному краху. “В следующий раз, когда будешь злить демона-лорда, ты можешь удостовериться, что его логово на Ривьере?”

Его смех отозвался эхом от рушащихся стен туннеля. “Посмотрим, что я могу сделать.”

Глава 19

Каин не знал, сколько времени прошло, когда он вернулся на землю к живым.

Должно быть достаточно долго, так как худшая из его ран зажила, хотя он и не был готов сделать сальто. Он был все еще слаб, и его мышцы застонали в протесте, когда он решил поднять на ноги.

Посмотрев вверх, он изучил крошечное отверстие над его головой. Это было наверняка. Не было никакого способа выйти так, как он вошел. Он был псом, а не проклятой летучей мышью.

“Он прав в одном. Я — глупый ублюдок,” он пробормотал, вспоминая насмешки Бриггза, когда он резко падал в воздухе. “Глупый и, «о, такой мертвый». Почему я когда-то верил этому ублюдку?” Он обратил свое внимание на то, что его окружало. “Я хотел верить. Я был убежден, что был настолько чертовски особенным. Какая ирония.”

Тряхнув головой Каин направился в самый близкий туннель. Он мог жалеть себя и в то же самое время идти. Бог только знал, сколько времени займет, чтобы найти выход из адской бездны.

Он путешествовал по низким туннелям, иногда наполненным водой. В половине из них он был вынужден сгибаться почти в половину, чтобы удержаться от ударов головой.

Все это, совершенно несчастное путешествие.

Более чем час прошел прежде, чем Каин наконец поймал запах чего-то помимо влажных скал. Делая остановку, он всмотрелся в трещину в туннельной стене, которая показала небольшую пещеру с другой стороны.

«Привет? Кто там? ” Он глубоко вздохнул, проверяя воздух. Там это было снова. Слабый аромат … оборотня? «Харли?” Шелест, и он мельком увидел тень, которая пронеслась мимо узкой трещины. “Дерьмо.”

Неспособный пробить путь через массивную стену, Каин поплелся вниз по туннелю, надеясь найти вход в пещеру. Запах был точно не Харли, но он был достаточно близким, что-то похожее.

Почему чистокровный бросил вызов его воображению, но простая надежда могла бы вытащить его из лабиринтов кошмара. Этого было достаточно, чтобы заставить его проигнорировать опасность обезглавливания из-за низкого потолка, когда он опрометчиво мчался в темноту.

Запах усилился, намек лаванды, потянул его чувства, приводя его к низу туннеля. У не представлял, куда он шел, но внезапно нашел, что оборотень стал самой важной задачей в его жизни.

Его темп инстинктивно замедлился, так как туннель закончился входом в большую пещеру.

В отличие от остальной части нижних пещер, он ощутил, что кто-то регулярно проводил время в этой. Его пристальный взгляд просмотрел тени, бегущие в мелком потоке воды, которые шли из углубление на гладком полу. Также он увидел камни, высеченные в форме стульев.

Никаких летучих мышей, только немного скульптур.

Каин ступил в пещеру, уже ощущая кого-то скрытого позади из больших сталагмитов.

“Ты могли бы выйти,” скомандовал он.

Была напряженная пауза, затем с медленным движением, вышел миниатюрный чистокровный оборотень.

Намек на семейные отношения в ее аромате уже подготовил Каина к поразительному сходству ее с Харли.

Ее волосы были более бледные, ближе к серебру, чем к блонду, и затянуты в шнурок, который был до талии. Ее кожа алебастрового оттенка, гладкая и шелковистая. Ее глаза были цвета зеленой весенней травы и испещренными с золотом.

Ее лицо, однако, было сформировано точно как лицо Харли, на ней были потертые джинсы и трикотажная рубашка, ее тело было тонким, но с хорошо заточенными мышцами.

Она должна была быть одной из четырех чистокровных женщин.

Та, которую взял Биггз после того, как они были почти обнаружены в Чикаго.

Оборотень сказал ему, что он послал ее в стаю псов в Индиане. Он должен был знать, что это была ложь.

Ничто, что говорил ублюдок, не было правдой.

Уставившись на него широкими глазами, она наклонила голову, как будто слушая голос, который могла слышать только она.

«Тебя не должно быть здесь».

Он шагнул вперед. «Кто ты?»

«Никто.» Она осторожно шагнула назад. «Я — никто».

Подняв руки в жесте мира, Каин сделал еще один шаг вперед.

«Спокойно, милая», успокаивал он. «Как тебя зовут?»

«У меня нет имени».

Он нахмурился. Она дергала его цепь? Или она была просто сумасшедшей?

«У каждого есть имя».

Она пожала плечами на его недоверчивое выражение. “Я все еще жду, чтобы выяснить какое оно будет.” Она замерла, резко бросил взгляд к потолку. “Я должна идти.”

С плавным изяществом феи женщина развернулась на пятке и бросилась к узкому входу на противоположной стороне пещеры.

«Подожди». Она проигнорировала го приказ. Конечно. Должно быть упрямство закодировано в ДНК сестер. Так или иначе она исчезла из вида. “Долбаный ад.”

Каин быстро преследовал, игнорируя очень реальную возможность, что это была другая ловушка Биггза.

Он должен найти самку.

Он не знал почему. Он знал, что не должен позволить ей убежать.

Поворачиваясь боком, чтобы протиснуться через узкое открытие, Каин вошел в небольшую пещеру. Пещера была как большинство спален с узкой раскладушкой у одной стены и избитым комодом под сломанным зеркалом у другой стены.

Его брови сошлись вместе при понимании, что абсолютная, пустая клетка должна была удержать прекрасную женщину. Неожиданная и неконтролируемая ярость взорвалась в нем.

Абсолютно иррационально, если учесть, что он держал Харли заложницей.

Однако, после прошлых нескольких дней он не был в настроении быть рациональным.

Намерение серебристого оборотня, стало понятно, когда она согнулась, чтобы зажечь свечу, над которой мерцал воздух.

«Что за черт…»

Его волосы угрожали встать дыбом, поскольку его пристальный взгляд скользил по иностранным глифам, которые покрывали каменные стены. В мерцающем искусственном освещении они пылали в странной гипнотической манере.

“Вы не можете быть здесь,” прошептала женщина, обхватывая себя руками, затем она упала на колени около раскладушки.

“Я очень не хочу спорить с красавицей, но очевидно я могу,” бормотал он рассеянно, двигаясь к самой близкой стене. “Что это за место?”

«Это секрет».

Он остановил в дюйме от стены, изучая изображения. “Ты сделала их?”

«Да».

Специфическое чувство медленно двинулось по позвоночнику Каина, поскольку он понял, что глифы не были вырезаны на стене, как он сначала предположил, вместо этого они плавали над грубой поверхностью, иногда переходя и изменяя цвет с вызывающей головокружение скоростью.

Они не были случайными произведениями искусства, созданными скучающим чистокровным.

Это была… сила.

Повернувшись, он возвысился над ней как башня. «Что они значат?»

“Боль, радость … смерть.” Она покачала головой, страх слегка колебался по ее тонкому лицу. “Ты должен уйти. Он обезумеет, если он найдет тебя здесь.”

Каина не боялся псов не без серьезных причин. Он мог быть холодным, хитрым, и расчетливым. Он мог также быть зверским, когда случай потребовал.

Но что-то проникло в его сердце, когда он пристально посмотрел вниз на хрупкую женщину. Что-то редкое и рискованное.

Не думая, он встал на колени перед нею, хватая ее холодные пальцы.

«Кто?» проскрежетал он. «Кто сумасшедший?»

«Он убьет тебя».

«Ты пленница?» спросил он. Она наклонила голову, и он зацепил большим пальцем ее подбородок, вынуждая ее встретить его пристальный ищущий взгляд. “Посмотри на меня. Тебя удерживают здесь против твоей воли?”

«Он не освободит меня».

«Скажи мне, кто он».

Тень прошла по ее лицу. «Мне нельзя называть его имя».

«Это Биггз?»

«Мертвый оборотень? Нет.» Маленькая улыбка тронула ее губы. «Он был напуган мной».

Каин не был особо удивлен. Биггз был тем ночным кошмаром, который испугает любого демона. Почему он был напуган эти маленьким оборотнем?

«Напуган?»

Она пожала плечами. “Он не должен был спрашивать, если он не хотел знать.”

«Знать что?»

«Его будущее». Она указала на один из циркулирующих глифов. «Там».

Каин нахмурился с беспокойством. “Что это?”

Бледно-зеленые глаза ударили его пугающе пристальным взглядом. Как будто она видела в его душу.

«Смерть».

«Боже».

Каин дернулся в шоке. Черт возьми. В течение многих десятилетий он позволил себе быть ослепленным видением, которое его рациональный мозг называл невозможным. Мало того, что это было не что иное как чудо, чтобы сделать из пса чистокровного. То, что Бриггз и его черная магия дала ему, власть показать будущее, было безумием.

В конце концов, большинство известных пророков находилось под контролем Оракулов, и они обладали только случайными вспышками знания о будущем. Достаточно схватить полное изображение различных возможностей или основных событий, но не подробный показ человеку.

И теперь, когда он наконец признал, что был идиотом, чтобы попасться на схему Бриггза, ему противостояло самое экстраординарное из всех существ.

«Ты — провидец», выдохнул он.

Она тряхнула головой. «Я не вижу. Я мечтаю.» Она поглядела на мерцающие глифы. “Я мечтаю, и они появляются.”

Мягко он переместил руку, гладя ее щеку. “Ты мечтаешь обо мне?”

Зеленые глаза резко закатились, когда она пристально посмотрела на стену за его плечом.

«Твоя кровь станет чистой».

Каин не чувствовал восторга в мягких словах. Фактически, холод прошел вверх и вниз по его позвоночнику обосновываясь глубоко в желудке.

“Вы уверена?”

Она положила руку плашмя на каменный пол, ее глаза были все еще затуманены. «Здесь».

«Я не понимаю».

«Твоя кровь. Так много крови», она вздрогнула. «Она везде».

«Дерьмо». Вставая на ноги, он дернул ее вверх, его инстинкты были в полной тревоге. “Мы должны выбираться отсюда.”

Она моргнула, ее глаза очистились, показывая острую печаль, которая потрясла его до самого основания.

«Он никогда меня не отпустит».

«Я не нуждаюсь в его разрешении», Каин ворчал, таща ее к трещине, которая привела к внешней пещере. Должен быть выход из проклятых пещер. «Идем».

Он сделал только несколько шагов прежде, чем она встала на своем. Буквально.

«Я не могу».

Она была крошечной, но она обладала всей силой чистокровных. Брюзжа от расстройства, Каин повернулся, чтобы впиться взглядом в нее.

«Не можешь или не хочешь?»

«Не могу», сказала она, ее лицо успокоилось. «Я привязана к этим пещерам, пока его не изгонят».

Ну, конечно она была привязана. Ад замерз бы прежде, чем удача повернулась в его сторону.

“Итак, кто ты? ” потребовал он расстроено. “Кассандра или Рапунцель?”

На вид безразличная к опасности, которая пульсировала в воздухе, на лице женщины высветилась улыбка, которая стрелой вошла в его сердце. Чертова самка. Что она с ним делает?

Он был человеком, который ценил красивых женщин. Особенно, когда кровать была так удобно поблизости. Но он не был сосунком, который позволял женщине околдовывать и ослеплять его блеском.

Он тряхнул головой и выкинул иррациональные мысли. Он разберется в своем дурацком поведении позже.

Тогда, когда смерть не будет маячить за плечами.

«Кассандра». Произнесла она имя так, словно пробуя его на вкус. Ее зеленые глаза вспыхнули с неподдельным удовольствием. «Да, мне нравится это имя».

«Хорошо, ты — Кассандра». Он сжал ее лицо в ладонях и притворился, что не был полностью очарован. “Что за таинственный человек держит тебя здесь?”

Выражение счастья на лице исчезло также стремительно, как и появилось. “Демон-лорд.”

Каин уронил руки, страха почти парализовал его прежде, чем он взял контроль над испуганными нервами.

Нет. Демон-лорд был изгнан много лет назад. Кто-то прополоскал мозги бедной девушке.

«Невозможно».

«Нет ничего невозможного», мягко она возразила. «Хотя некоторые вещи бывают более вероятными».

Он сузил глаза. «Так как долго ты находишься здесь?»

«Вечность».

“Ты…” Его слова застряли в горле, поскольку пугающий крик прорвался через пещеры, сопровождаемый сильным землетрясением, из-за которого Каин растянулся на полу. Прижимая руку к камню над головой, он встал на ноги и осторожно поглядел на потолок. Чудо, что их не похоронило под лавиной из камней. “Что, черт возьми, это было?”

Стоя в середине пещеры, как будто ничего необычного не произошло, чистокровная указала пальцем на циркулирующие глифы.

«Переход».

Острый смех Каина отозвался эхом по пещере. Женщина могла бы быть красивой и захватывающей, но она была сумасшедшей как деревенщина.

“Где в руководстве пользователя к прорицателям написано, что провидцы должны бормотать полное дерьмо?”

Она мигнула. “Есть руководство?”

«Боже». Он схватился за голову. «Что означает переход?»

Она снова указала на изображения, которые начали пульсировать и крутиться с ужасным темпом.

“Уходи сейчас, и у тебя будет шанс изменить свое будущее.»

«А если я останусь?»

Она встретила его пристальный взгляд. «Ты умрешь».

Даже ожидая пророчество гибели, ее простые слова поразили Каина как удар в солнечное сплетение.

Ты умрешь…

За последние тридцать лет он думал, что бессмертие у него в кармане. Черт возьми, он стал совершенно нахальным, подвергая себя безумным рискам.

Даже похитил Короля Оборотней.

Теперь он искаженно улыбнулся, поскольку его смертность бросили ему в лицо. Очевидно, он должен был уделять больше внимания своей гнилой судьбе, вместо того, чтобы делать ставки на видение, которое он полностью неправильно прочитал.

«Конечно, я умру», пробормотал он. «И что будет с тобой?»

Она пожала плечами. «Судьба».

Брови Каина сошлись вместе. Мысль о его неизбежной смерти гнала его прочь. Мысль, что этой женщине может что-то угрожать…

Неприемлемо.

«Хорошо, к черту судьбу», проворчал он, скидывая кроссовки.

Ее зеленые глаза расширились с чем-то, что, возможно, было женской оценкой, когда он освободился от своей футболки.

«Что ты делаешь?»

Он стянул джинсы, отбрасывая их. “Я пытаюсь заставить несбыточную мечту осуществиться.”

Возможно, почувствовав его безрассудную решимость умереть в блеске славы, Кассандра сжала его лицо в ладонях, она была обеспокоена.

«Я говорю тебе, не ничего невозможного».

Ее прикосновение послало взрыв понимания в Каина, почти ставя его на колени. Боже, это казалось, что в него ударила молния.

Чертовски досадно, что он мог почувствовать что, что-то очень значительное и опасное неслось через туннели к ним.

Ужасная смерть стоила ночи с этой женщиной.

«Возможно ты права, Кассандра, любовь моя». Он насладился красотой ее тонких черт, задержался на уязвимом изгибе ее рта. “В конце концов, ты собираешься стать свидетелем чуда.”

«Какого чуда?»

Наклоняясь, он поцеловал ее с диким сожалением.

“На этот раз в моей несчастной жизни, я стану героем.”

Он украл один последний поцелуй, после чего взвыл, перекинулся и подготовился встретить смерть.

Когда Харли открыла глаза, она была чуть-чуть изумлена потолком с купидонами над ней.

Лежа на большой кровати с шелковыми простынями и пушистым одеялом, в которых было прекрасно прятаться. Она боролась с туманом, окутывавшим ее мозг.

Она помнила, что была в пещерах. Отчасти жестоко, чтобы забыть. Она не каждый день боролась с демоном-лордом. Даже в ее сумасшедшем мире. А потом был сумасшедший рывок через пещеры, чтобы спастись от обвала.

После этого…

Она смутно помнила спотыкающуюся Дарси и вампиры в верхних пещерах. Они стремительно запихнули Харли и Сальваторе в Хаммер и вернулись в Чикаго. А затем ничего.

Она не помнила о том, как они добрались до особняка в Чикаго. Или как оказалась в постели.

И она уж точно она не помнила как разделась донага.

Последний туман рассеялся, и Харли узнала тепло тела, лежащего рядом с ней. Резко, она откатилась в сторону, она не удивилась, обнаружив Сальваторе.

Даже без жара, скользящего по ее голой коже, она узнала бы, что он рядом. Его сущность теперь была глубоко в ней.

С чувством расстройства, Харли позволила своему пристальному взгляду пройтись по точеному лицу. Знакомое желание зашевелилось, когда она любовалась тонким орлиным носом и полными чувственными губами. Его черные волосы рассыпали по подушке, бронзовая кожа богато пылала светом заходящего солнца. Возможно он бы и выглядел смехотворно симпатичным, если бы не дикая власть, которая жужжала чуть ниже его изысканности.

Совершая осмотр, Харли потребовалось время, чтобы заметить удивленное золото, мерцающее из под ресниц.

Ее сердце сделало тревожный провал, и она инстинктивно напряглась, готовясь выбираться из кровати.

Она попыталась встать быстро как могла, но Сальваторе оказался быстрее.

Обхватывая ее руками, он прижал ее к своему голому телу со злой, изгибающей губы, улыбкой.

“Buon pomeriggio, cara.”[5]

Она тяжело вздохнула, так как острое желание пронеслось по ее телу. Ее мозг отмахивался от мысли, что он тебе навечно соединены с Сальваторе, но ее тело так не думало.

Он был рядом. Обнаженный.

Он был чертовски великолепным.

Можно не продолжать.

Прилагая все усилия, чтобы проигнорировать предательское волнение, распространяющееся по телу, Харли сложила руки на груди.

«Что ты делаешь в моей постели?»

Он приподнял бровь. «Откуда ты знаешь, что это не моя кровать?»

«Черт. Почему мы вместе в кровати?»

Его руки скатились к ее пояснице, притягивая ее достаточно близко, что она могла почувствовать его эрекцию.

«Где еще твоя пара могла спать?»

Пара. Паника билась в ней. Харли изо всех сил пыталась отодвинуться от Сальваторе и внести чуток здравомыслия.

«Подожди минуту, Джулиани».

“Я пытаюсь, но все время ерзаешь.” Его теплое дыхание дразнило ее щеку, посылая волны удовольствия в ее тело. “Не то, чтобы я считаю это полностью неприятным.”

«Сальваторе».

Он ткнулся носом в ее щеку, прокладывая путь из поцелуев. “Да, cara?”

Она отчаянно попыталась придерживаться ее мыслей. Не легко, когда ее тело таяло в ожидании.

“Эта ваша связь пар — простая биология,” предупредила она. “Ты это понимаешь, верно?”

Он хихикнул, его руки скользили от ее бедер к груди.

“Нет ничего простого в биологии, cara. Это сложно и волшебно и слишком часто неудобно как ад.”

Она забыла, как дышать, поскольку его большие пальцы лениво дразнили ее соски, делая их твердыми и болящими.

“Я буду второй неудобной частью,” пробормотала она.

“А волшебная часть?” прошептал он, наклоняя голову, чтобы зажать один сосок между губами.

Стон счастья слетел с губ прежде, чем она проглотить его. “Я пытаюсь разговаривать с тобой.”

«Я слушаю».

«Как ты можешь слушать, когда ты трогаешь меня?»

Он мягко использовал зубы, чтобы послать ударные волны удовольствия из ее груди к низу живота.

«Я же говорил тебе. Я многозадачный».

Дерьмо. Он был долбаным мастером по многозадачности. Фактически, если бы он выполнял свои задачи лучше, то она бы уже пела «Afternoon Delight» и видела бы фейерверк.

Внезапным толчком Харли перекатила Сальваторе на спину, оседлав его за талию, поскольку она мрачно напомнила себе, что они должны были сделать несколько вещей прямо сейчас.

Она возможно стала его парой.

Но это не делало ее его “маленькой женщиной.”

Она прижала руки к его плечам, впиваясь взглядом в его удивленное лицо.

«Минуту внимания».

Золотые глаза пылали с материальным жаром, его руки скользили ее бедрам.

«У Вас есть мое полное и нетерпеливое внимание.” Он переместил его бедра, пока его орудие не прижалось к ней. “Крайне нетерпеливо.”

Харли сжала зубы. Черт побери. Он был не единственным нетерпеливым.

“Мы должны обсудить наше…”, Она боролась за правильное слово.

«Связь?»

«Отношения», поправила она. «Или, точнее, об отсутствии наших отношений.”

Его пальцы напряглись на ее бедрах. “Кажется всего хватает», прохрипел он. “На самом деле, я не мог быть более счастлив.”

«Стоп, послушай», скомандовала она. «Вся эта связь не означает, что я стану твоей игрушкой».

«Конечно, означает». Он высветил решительную волчью улыбку. “И в течение следующих нескольких столетий, я намереваюсь держать тебя босую и беременную, выполняющую мое каждое желание.”

“Ну, да?” Она склонилась, пока они не оказались нос к носу. “Раньше я увижу тебя в аду.”

Его рука запуталась в ее волосах, не давая ей отпрянуть.

“Харли, заключение уз произошло. У нас есть вечность, чтобы выяснить отношения.”

“После моей первой беременности или второй? Это не то, что ты хочешь от женщины?”

“Матерь Божья…” Неподготовленный к ее обвинению, он выпустил ее волосы, она отстранилась, чтобы изучить его осторожное выражение лица.

“Дарси думала, что будет справедливо предупредить меня, что твой единственный во мне интерес, это дети, которых я смогу тебе родить.”

Харли смотрела на раздражение на его красивом лице, зная, что обманывает его.

Не то, чтобы она хотела стать бессмысленной племенной кобылой для этого оборотня. Ни в коем случае. Но она действительно понимала его безумную потребность в детях с чистой кровью и его готовность сделать все необходимое, чтобы иметь их.

Он был королем, и его первой обязанностью всегда будет забота о его людях.

И именно этим она восхищалась в нем.

Нет. Она просто использовала удобное оправдание, чтобы установить барьер между ними.

“Напомни мне отблагодарить ее должным образом позже,” пробормотал он.

«Вы отрицаете это?»

“Я ничего не отрицаю, cara,” признался он неохотно. “Мое намерение состояло в том, чтобы создать женщин с чистой кровью, которые могли бы выносить потомство. Но все изменилось теперь, когда ты — моя пара.” Выражение его лица смягчилось с нежностью, которая врезалась непосредственно в ее сердце. “Мое личное чудо.”

Харли напряглась, необъяснимая паника еще раз прокатилась по ней.

«Не говори это так».

«Что ты чудо?»

«Да».

«Почему?»

«Потому что это пугает меня до жути».

«Харли». Он сдал ее лицо между ладонями. «Что происходит?»

Ну, это был хороший вопрос, не так ли?

Она облизала сухие губы, пытаясь выразить свои неопределенные страхи словами.

“В течение прошлых тридцати лет ты был монстром из ночных кошмаров.”

«Merda». Золотые глаза вспыхнули от возмущения. “Ты думаешь, что я — монстр?”

«Конечно нет. Моей ошибкой было, что я верила в ложь Каина. Он контролировал меня и манипулировал мной, а я была настолько глупа, что не понимала этого».

Выражение его лица осталось мрачным. “Не глупа. Ты была молода и уязвима, а ублюдок обманул тебя.”

“Я позволяла ему обманывать меня.” Она подсознательно расправила плечи. “Это никогда не произойдет снова.”

«ты не веришь мне».

“Я едва знаю тебя.” Она закатила глаза, поскольку ухмылка изогнула его губы. “Секс не приравнивается к знанию кого-то.”

Глава 20

Сальваторе делал все возможное, чтобы сохранить свои собственнические инстинкты за его ядовитой улыбкой.

Эта женщина была его парой.

И ничто, даже сама Харли, не собиралась препятствовать ему взять ее.

Но он не вчера родился.

И даже не столетие назад.

Он не мог полностью понять нарастающую панику Харли, но он знал, что проявление откровенной мужественности подтолкнет ее к краю.

Это был момент для ловкости, не силы.

«Ты знаешь меня». Он поместил руку чуть выше ее груди, наслаждаясь скачком ее сердца при прикосновении. «Здесь».

Ее глаза потемнели с пониманием связи между ними, но она упрямо покачала головой.

«Это происходить очень быстро».

Сальваторе позволил его пристальному взгляду опуститься к прекрасным линиям ее груди. В утверждении не было никакого смысла. Не тогда, когда она была явно в настроении, что отстаивать свою независимость.

В конечном счете она бы приняла их связь.

И до тех пор, у него было прекрасное средство проведения времени.

“Очень хорошо, cara. Я могу делать медленно,” пообещал он, его руки переместились, чтобы взять в ладони ее грудь. Он заворчал от удовольствия, ее соски сжались, и воздух был пропитан ее возбуждением. “Так медленно, как ты хочешь.”

Ее глаза потемнели с готовой страстью, но ее выражение лица осталось хитрыми, без сомнения чувствуя, что ее намеренно отвлекают.

«Сальваторе…»

«Харли, мы только что спаслись от демона-лорда», запротестовал он, его пальцы, слегка поглаживали ее соски. “Конечно, мы заслуживаем несколько часов до того, как найдем еще проблем.”

Она задрожала, она выгнула спину от его ласк. “Я не должна искать проблему, когда ты рядом.”

«Так жестоко», поддразнивал он, поднимая голову, чтобы заменить его пальцы губами.

“Ты думаешь, что так чертовски неотразим,” спросила она, как раз когда ее пальцы играли с его волосами, и его рот завладел ее вторым соском.

Он мягко прикусил ее сливочную кожу. “Я больше интересуюсь тем, думаешь ли ты, что я неотразим.”

“Ты…” Она застонала, поскольку его язык прошелся по кончику ее соска. “Сносный, я полагаю.”

Его волк заворочался на прямой вызов. Без предупреждения он перевернул ее на спину и накрыл его большим телом, прижимая ее к кровати.

«Сносный?»

«Эй».

«Моя очередь быть сверху».

Она была безумно красива с золотым ореолом волос на подушке. Ее щеки вспыхнули, но это было чувственное ожидание, которое блестело в ее глазах. От ее желания свело мышцы в болезненной нужде.

«Не привыкай», выдохнула она чуть слышно.

“Посмотрим.” Ее губы раздвинулись, чтобы поспорить, но ее слова застряли, так как Сальваторе погрузил свое орудие глубоко в ее влажный жар, низкий стон удовольствия вырвался из горла. “Есть множество возможностей,” прошептал он, “и положений.”

Она вонзила ногти глубоко в его спину, потекла кровь, когда он медленно двигался вперед-назад. Булавочные уколы боли только добавили удовольствия. Он двигал бедрами в медленном устойчивом ритме, затем он нагнул голову, что бы зажать ее сосок между губами.

«Да», выдохнула Харли, обхватывая ногами его талию. “Не останавливайся.”

Останавливаться?

Матерь Божья. Не было силы на земле или на небесах, которая могла бы заставить его остановиться. Не тогда, когда ее гладкий жар сжимался вокруг его орудия. Ее бедра поднимались, чтобы встретить его толчки с голодным требованием самки оборотня.

Бормоча нежные слова, Сальваторе переместился, чтобы зарыться лицом в изгиб ее шеи, связь ревела внутри него. Чувство Харли не было просто физическим, оно заклеймилось на каждой его эмоции.

Она была частью его.

На всю вечность.

Чувствуя приближающейся оргазм, Сальваторе зажал нежную кожу ее шеи зубами. Хватая ее бедра, он входил в нее быстрыми сильным толчками.

Все его тело напряглось в свирепой радости.

Да. Секс между супругами был таким, каким ему полагалось быть.

Интенсивный, волнующий, и дикий.

С острым криком Харли достигла пика, раздирая ногтями ему спину, она билась в конвульсиях.

Чувства было достаточно, чтобы подвести его к краю. Сальваторе запрокинул голову и ревел в удовольствии, позволяя его семени пролиться глубоко в нее.

На мгновение он застыл над ней, потом с судорожным вздохом, он рухнул рядом с ней и крепко сжал ее в объятиях.

“Признайся,” пробормотал он, нежно заправляя влажный локон за ее ухо.

«Признаться в чем?»

«Ты считаешь меня неотразимым».

Она фыркнула, переворачиваясь таким образом, что встретить его дразнящий пристальный взгляд. “Я считаю чизкейк непреодолимым, но это не делает его хорошим для меня.”

«Чизкейк». Он изучил ее со злой улыбкой. «Хммм».

«Почему ты так смотришь на меня?»

“Я просто вообразил, каким восхитительный чизкейк будет на вкус поданный на этой удивительной коже.” Его пальцы прошлись по ее спине. “Что еще ты считаешь неотразимым?”

Она улыбнулась с поддельной сладостью. “Заряженный Смит и Вессон.357.”

«Сексуально».

Ее глаза расширились, затем без предупреждения, ее сдавленный смех пронесся через комнату.

“Ради Бога есть ли что-нибудь, что ты не считаешь сексуальным?”

Острая, полностью неблагоразумная теплота заполнила его сердце, подлинное развлечение мерцало в ее глазах.

“Не тогда, когда ты рядом,” прохрипел он.

«Так предсказуемо по-мужски».

Он прижал ее ближе, его мужское достоинство зашевелилось с готовой страстью.

«Волк никогда не бывает предсказуемым…» Его слова прервались, так как холод заполнил воздух.

«Что это?» спросила Харли.

«Пиявки идут».

«Это проблема?»

«Мне нужно поговорить со Стиксом».

«О чем?»

Он пожал плечами. Его беседа с Анассо не была тем, чем он хотел бы поделиться.

По крайней мере не с Харли.

«Незаконченное дело».

Ее брови сошлись в подозрении. “Ты не мог бы быть более определенным?”

Он запечатлел легкий поцелуй на ее губах. Время отвлечь ее.

«Что насчет тебя, дорогая?»

«Меня?»

«Какие у тебя планы?»

Она напряглась в его руках, осторожное выражение лица вернулось с раздражающей предсказуемостью.

Действительно нелепо.

Разве это не была роль мужчины, чтобы запаниковать при упоминании о “и жили они долго и счастливо”?

“Сегодня вечером?” Она сознательно неправильно поняла. “Попкорн и кино в постели — довольно хорошо.”

Это казалось лучше, чем хорошо. Это походило на рай.

Жалко, у него было несколько незаконченных дел.

Это означало, что он должен оставить Харли. По крайней мере, на несколько дней.

Он хотел удостовериться, что она будет в безопасности, пока он не вернется.

«Харли, ты знаешь, о чем я спрашиваю», сказал он мягко.

«У меня нет ответа».

«Ты останешься с сестрой?»

«Возможно на пару дней».

«А потом?»

Ее выражение лица напряглось, ее руки переместились и уперлись ему в грудь.

«Это мое дело».

С мыслью о том, что она останется с вампирами в течение, по крайней мере, нескольких дней, Сальваторе улыбнулся. Не должно потребоваться больше чем день или два, чтобы закончить дела, и затем он сможет сконцентрироваться на своей упрямой паре.

“Нет никакой необходимости выпячивать подбородок.” Он поцеловал рассматриваемый подбородок, затем кончик носа. “Я собираюсь удерживать тебя в моем логове. По крайней мере, не в обозримом будущем.”

Она нахмурилась в беспокойстве. “Ты просто разрешишь мне уйти?”

Разрешить ей уйти? Только когда ад замерзнет.

Он просто улыбнулся. “Ты не заключенная.”

Харли была совсем не глупа, она сузила глаза в подозрении. “Это — уловка, да?”

«Нет, не уловка».

“Тебя не беспокоит, что твоя пара не собирается быть с тобой?”

“Как я уже сказал, мы найдем время.” Вставая с кровати, Сальваторе подхватил Харли на руки и направился в ванную. “Пока что, мне нужно в душ.”

Она расширила глаза, когда он пересек мраморный пол и вошел в душ, который мог вместить армейский полк.

«Что ты делаешь?»

Поставив ее на пол, Сальваторе насладился ароматом ее острого волнения, наполнившего воздух.

Она могла раздражаться, рычать и притворяться, что не была предназначена, чтобы провести остальную часть жизни с ним, но это…

Это она никогда не могла скрыть.

Включив горячую воду над ними, он провел губами по ее щеке, руки легли на ее прекрасную грудь.

“Ты не ожидаешь, что я могу сам потереть спинку, женщина,” поддразнил он. “Это — то, для чего нужен партнер.”

«Свинья», прошептала она, улыбка изогнула ее губы, она погрузила пальцы в его волосы и поцеловала с голодом. Сальваторе прижал ее к керамической плитке цвета слоновой кости и раздвинул ее ноги.

“И это…” С медленным, сильным толчком, его член оказался глубоко в ней. “То, для чего нужен я.”

Она застонала, обхватывая ногами его талию.

“Не плохо, Джулиани,” прошептала она. “Очень даже неплохо.”

Час спустя Харли сидела на кровати, завернутая в махровый халат. Она бесцельно щелкала пультом плазменного телевизора, который появился, когда она нажала кнопку, и панель отодвинулась.

Ее кожа была распаренной от часа, который она провела в душе с Сальваторе, и тело было чрезвычайно пресыщено, но она чувствовала себя странно беспокойной, она перевернулась на шелковых простынях и поправила стопку подушек позади нее.

Было бы достаточно сказать, что ее беспокойство из-за преследований, обвалов и многочисленных почти смертельных событий, которые она вынесла за прошлые несколько дней. Какая женщина не была бы дерганной?

Или даже то, что она была в незнакомом доме, окруженная опасными демонами, которые могли назвать себя семьей, но все еще были больше, незнакомцами.

Она знала, что это не было истинной причиной, из-за которой она не могла расслабить.

Нет.

Она не могла расслабиться непосредственно из-за Сальваторе.

Или точнее из-за его отсутствия.

Проклятый мужик.

После их длительного и чрезвычайно эротического душа Сальваторе оделся в один из многочисленных дизайнерских костюмов, которые были оставлены в ванной, затянул волосы кожаным шнурком. Потом он лениво поцеловал ее и ушел искать Стикса, оставляя ее наслаждаться тихим вечером в одиночестве.

В точности чего она хотела.

Так почему же на огромной кровати чувствуешь себя одинокой, и ночи тянутся?

Она сжала зубы, тыкая пальцем в кнопки на пульте, она пропускала рекламные ролики, повторные показы Зеленых Акров и фильмы, которые изобиловали голыми телами и подросткового юмора. Была тысяча каналов. Хоть на одном должно же быть что-то стоящее.

Она была на третьем просмотре всех каналов, когда легкий стук в дверь предложил ей выход из этого безумия.

Отбрасывая в сторону пульт, она глубоко втянула воздух и узнала запах сестры.

«Дарси?»

«Я принесла подарки», сказала та через дверь. «Можно мне войти?»

«Конечно». Харли соскользнула с кровати, ее глаза расширились в удивлении, когда Дарси вкатила маленькую тележку, которая была переполнена фильмами, мисками с попкорном и большими керамическими кружками. “Как ты узнала… Сальваторе.”

“Он упомянул, что ты хотела попкорн и кино. Я подумала, что мы могли посмотреть вместе, если ты не возражаешь.” Дарси очаровательно улыбнулась, выглядя озорной в повседневных шортах и тесном топе, ее светлые волосы были заколоты. “Я принесла все от «Крепкого орешка» до «Вам письмо».”

“Определенно Крепкий орешек,” сказал Харли прежде, чем она смогла остановить разоблачающие слова. Надеясь скрыть свое нелепое отвращение к романтике, она наклонилась к керамическим чашкам. “Горячий шоколад?”

“Моя слабость.” Дарси взгромоздилась на край кровати, когда она махнула рукой на изысканной шкаф. “Есть виски в кабинете, если ты хочешь чего-то покрепче.”

Харли поморщилась, присоединяясь к сестре на кровати. “Я предпочитаю сохранять свои мозги нетронутыми, когда Сальваторе рядом.”

«Ах». Дарси наклонил голову, изучая ее с пугающе проницательным взглядом. “Очень мудро.”

Харли застенчиво поправила рукой еще влажные локоны.

«Почему ты так на меня смотришь?»

Дарси поморщилась. «Прости. Ничто не остается в секрете в мире демонов».

«Какой секрет?»

«Ты завершила связь».

Харли прижал руки к лицу. Она покраснела? Гребаный ад. Она была дурой.

«Да.»

«Значит ты королева оборотней. Поздравляю.»

Недоверие захлестнуло ее. Королева Оборотней. Она была так шокирована тем, что она — пара Сальваторе, что даже не понимала, что это подразумевает часть багажа, который свалится ей на голову.

До сих пор.

Она застонала, шлепаясь назад на матрас.

«О, Боже», простонала она. «Черт, во что я ввязалась?»

«Харли?» Взволнованное лицо Дарси резко нависло над ней. “Прости меня. У меня есть привычка ляпнуть не подумав.”

Харли вздохнула до самых кончиков пальцев ног. “Это не ты, Дарси. Это — Сальваторе Джулиани.”

«Типично». Дарси снова откатилась, таким образом, Харли могла подняться на локтях. “Ты не хочешь сказать мне, что происходит?”

«Все это», пробормотала Харли.

«Ты могла бы быть более определенной?»

Харли вздрогнула и закрыла глаза. Даже на расстоянии она могла ощутить Сальваторе. Он был в комнате под ней, шагал по полу с нетерпением, она чувствовала так ярко, будто это были ее собственные эмоции.

Она подняла голову, чтобы встретить пристальный взгляд Дарси. “Я не уверена, что хочу быть связанной, не говоря уже о долбаной Королеве Оборотней.”

Губы Дарси сжались на ее жалобный, да, возможно даже ребяческий, тон.

«Встань в очередь», сказала она прямо.

«Прости?»

“Кажется, этот разговор слишком тяжелый для прошедших нескольких дней,” жалко сказала она, тряся головой. “Харли, ты не первая женщина, которая будет…”

“Расстроенной?” услужливо предложила она.

Дарси хихинула. “Хорошо, расстроенная мыслью о том, что она безвозвратно связана с мужчиной. Особенно, если этот мужчина оказывается высокомерным, властным, командующим демонами.”

«Ты?»

“Случайно, если ты не заметила, Стикс имеет обыкновение быть высокомерным в эпических масштабах. Он вполне убежден, что оказался на этой земле, что править всем и вся. Включая меня.”

«Почему ты не сбежала?»

«Я сбежала».

Харли дернулась в удивлении. Даже самый циничный демон не мог не оценить преданность между Дарси и ее вампиром.

«Правда?»

Дарси поморщилась, явно вспоминая один из случаев, над которым можно смеяться, когда пройдет время.

«У Стикса и у меня было достаточно проблем».

«В итоге ты вернулась».

“Потому что расстояние ничего не меняет.” Дарси пожала плечами. “Моя связь и Стикса не просто древний обряд или сочный обмен клятвами. Он — часть меня.” Она прижала руку к сердцу. “Где бы я не была.”

Слова не успокоили Харли.

“Итак, ты просто сдалась, и позволила Стиксу изменить твою жизнь?” спросила она.

Глаза Дарси расширились прежде, чем она упала назад на кровать, ее смех ударился в сводчатый потолок и отозвался эхом от бесценной люстры.

“Только в его мечтах,” ей наконец удалось остановить смех, сесть и вытереть слезы с лица. “Фактически, если бы ты спросила Стикса, то он сказал бы, что я полностью поменяла его жизнь, и что ему даже не разрешают выйти из дома без моего разрешения.”

Харли нахмурилась. Большой, страшный Король Вампиров спрашивает разрешение?

«Я не верю в это».

“Правда, мы оба учились идти на компромисс,” сказала она. “Стикс неохотно признал, что я способна принимать собственные решения, и я неохотно признала, что его позиция Анассо означает, что он должен подвергать себя опасности слишком часто.” Она взяла Харли за руку. “Это не означает, что у нас все еще нет наших моментов, но мы узнали, что можем обсудить ситуацию и найти решение, с которым мы оба сможем жить.”

“Компромисс? Сальваторе? Ну, да.” Харли фыркнула на это предположение. Сальваторе пойдет на компромисс, когда свиньи научаться летать. “Я так не думаю.”

«Поверь мне, Харли. Он пойдет на компромисс, потому что у него не будет выхода».

«Ты очевидно не знаешь, что оборотень может быть занозой в заднице».

Дарси наклонилась вперед, ее выражение стало странно серьезным.

“Я знаю, что демон мужского пола может быть одержимым потребностью защитить свою пару, но он также одержим желанием сделать ее счастливой.” Она пристально посмотрела на Харли. “В тот момент, когда защитные чувства Стикса душат меня, у него нет выбора, кроме как отступить.”

Не было никакого сомнения относительно искренности Дарси. Она действительно полагала, что такой как Сальваторе может быть приручен.

Не то, чтобы Харли хотела приручить Сальваторе.

Нет. Конечно нет.

Она хотела…

Чего?

Пугающая боль кольнула ее сердце. Боль, которая была непосредственно связана с Сальваторе Джулиани.

Черт побери.

Он сводил ее с ума мыслью, что они теперь пара. И в тоже время, он сводил ее с ума тем, когда его не рядом.

Иными словами, он постоянно сводил ее с ума.

Тревожно шагая, Харли обратила внимание на фильмы на подносе.

“Фактически, я просто хочу забыть Сальваторе и нашу… связь на несколько следующих часов.”

Дарси смотрела, как будто она хотела показать выгоду от того, чтобы быть парой демона на троне, но упрямого выражения на лице Харли хватило, чтобы она испустила жалкий вздох.

“Это должно быть достаточно просто.” Она взяла одну из кружек горячего шоколада.

Просто?

Брови Харли взлетели, с чувством что она что-то упустила.

«Почему ты говоришь это?»

“Когда я недавно говорила с Сальваторе, он упомянул, что уезжает сегодня вечером и может отсутствовать несколько дней. У нас будет много времени, чтобы узнать друг друга, не будучи побеспокоенными Королем Оборотней.”

«Уезжает?»

Острый укол тревоги оторвал Харли от кровати и погнал у двери.

Сальваторе и словом не обмолвился о том, что уезжает.

Так он строит планы на нее без учета ее мнения.

Или он собирался оставить ее.

Так или иначе, он сделал все, чтобы ему надрали задницу.

Глава 21

Сальваторе не нуждался ни в ком, кто говорил ему, что он идиот.

Какой мужчина, особенно мужчина-оборотень, охотно оставил теплые, гостеприимные объятия своей пары?

К сожалению, он был также королем, что подразумевало, что он не может избежать своих обязанностей. Независимо от того, что его искушает.

Напоминая себе, что чем быстрее он разберется с делами, тем скорее он сможет вернуться к Харли, Сальваторе неохотно пошел в кухню, чтобы переговорить с Дарси, а затем в дальний конец особняка, где он нашел Стикса.

Войдя в длинную узкую комнату, он приподнял брови в удивлении.

Как и остальная часть дома, комната была сделана из слоновой кости и золота с массивными люстрами, которые свисали со сводчатого потолка. Но вместо тонкой обстановки и дорогого коврового покрытия, стены были с витринами, в которые было оружие. Пистолеты, мечи, арбалеты, булавы, кинжалы… единственная вещь, которая отсутствовала, была ракетная установка. Сальваторе не был бы удивлен, если бы в конце комнаты не было бы одного или двух скрытых шкафа.

Пол был отделан дорогим паркетом в солнечных тонах, также были полдюжина тренировочных ковриков, брошенных на глянцевый пол с абсолютным безразличием к красоте на нем.

У Сальваторе был свой собственный склад оружия и спортзал олимпийского размера в его римском логове. У какого демона не было? Но контраст между вычурными французским декором и зверским арсеналом был достаточно абсурден, чтобы вызвать у него улыбку.

Он сделал еще шаг вперед, его пристальный взгляд заметил Стикса в углу комнаты.

Древний вампир был одет в свободную пару штанов для йоги, его длинные волосы были заплетены в косу, он упражнялся с массивным мечом. Его движения были плавными и взвешенными, признак истинного фехтовальщика.

Хищника.

Волк Сальваторе пошевелился в инстинктивном ответе.

Несколько недель назад, он и Стикс противостояли друг другу.

Стикс выиграл то сражение, высокомерный кровопийца, но Сальваторе знал, что теперь все по-другому. Демон-лорд мертв, и сила связи с Харли пульсировала в его крови, он мог бы выиграть у древнего вампира.

Как будто ощущая мысли Сальваторе, Стикс повернулся, чтобы оценить гостя проникающим пристальным взглядом. Он спокойно держал меч в руке. Затем со слабой улыбкой он развернулся, взял меч из соответствующей витрины на стене и небрежно бросил его в направлении Сальваторе.

Хватаясь за декоративно вырезанную рукоятку, Сальваторе прошелся вперед в ожидании, рык грохотал в его груди.

“Готовишься к вторжению, Стикс?” протянул он, указывая на огромное количество оружия.

“Хороший король всегда готовится.” Ядовитая улыбка изогнула его губы. “Кроме того, я никогда не знаю, когда мне бросит вызов высокомерным оборотень, который не знает свое место.”

“Место?” Сальваторе сделал паузу, чтобы снять изящный пиджак от Гуччи и белую шелковую рубашку. Затем скинув обувь, он взял меч с тихим приглашением. “Я должен доказать тебе свое место?”

«Пожалуйста, попробуй».

Поднимая меч вверх, Стикс атаковал.

Сальваторе был готов, и с быстрым движением он встретил зверскую атаку. Его истинная власть была в волке, но он обладал достаточной силой и умением обращаться с мечом, чтобы защититься и даже сделать несколько ударов.

Сальваторе ощутил свою возросшую силу с их последнего противостояния, Стикс показал клыки в смертельной улыбке, атакуя мечом со свирепой скоростью. Сальваторе заворчал, поскольку его мышцы выносили беспощадные нападение в танце без единой передышки.

Они наносили удары в тишине, был слышен звон стали, сыпались искры.

Удивительно, Сальваторе наслаждался ложной стычкой. Как Королю Оборотней ему было трудно найти партнера, который мог бы соответствовать его силе, уже не говоря о его опыте. Борьба с достойным противником возбуждала.

Даже если этот противник — пиявка.

Отбрасывая в сторону страх, что Харли не примет их связь, грызущую уверенность, что Биггз где-то рядом, Сальваторе полностью погрузился в чистое удовольствие от поединка с огромным вампиром.

Смесь пота и крови от мелких ран покрыла их кожу прежде, чем они оба отступили по взаимной договоренности.

С дикой улыбкой Стикс отложил меч и покинул комнату через открытую дверь. Он исчез только на мгновение прежде, чем он вернулся с двумя влажными полотенцами, бросая одно по направлению Сальваторе.

Сальваторе поместил меч в соседний стенд, в котором находилось оружие, которое должно быть вычищено и смазано. После он с благодарностью вытер пот и кровь. Голливудский режиссер решил, что оборотни были дикими, нецивилизованными животными, он наверное никогда не встречал чистокровных. Никакое существо с таким острым обонянием не могло быть настолько требовательным.

Конечно, не все оборотни были счастливы от его изящного вкуса в моде.

Стикс прислонился небрежно к витрине, раны испещрили его широкую грудную клетку и быстро заживали.

“Связь с Харли увеличила твою силу.”

“Это так.” Сальваторе улыбнулся, понимая, что вампир не просто небрежно спаринговал. Он был Анассо, и он точно знает количество власти, к которой может обратиться Король Оборотней. Никто, в конце концов, не мог назвать его глупым. “Наряду со смертью демона-лорда.”

Стикс сузил глаза, с расстроенным выражением лица.

“Как, черт побери, он оставался скрытым от нас все эти годы?”

Сальваторе понимал злость вампира. Демону-лорду удалось обмануть их всех.

«Потому что она фактически не присутствовал в этом мире.» Сальваторе пожал плечами. «Без МакКензи и Биггза ублюдок никогда не сможет навредить Оборотням.»

Стикс поморщился. «Они добровольно позволили себе быть якорями?»

«Да. Ничего не стоящие трусы».

“К сожалению, всегда есть готовые продать душу за власть. Ты уверен, что демон-лорд мертв?”

Сальваторе подумал минуту, чтобы взвесить его ответ.

Во время беспорядочного сражения с демоном-лордом, сопровождаемого поспешным побегом с Харли из разрушающихся пещер, он был слишком отвлечен, чтобы точно увидеть, что произошло с Валаамом.

Все, что он знал, было то, что боль закончилась, и что ублюдок был, по крайней мере, ранен. Им никогда не удалось бы убежать, если это было не так.

Только когда он проснулся несколько часов назад, он понял, как резко изменился мир.-

“Я не уверен, что что-то может убить демона-лорда, но я знаю, что его связь с этим миром была потеряна.” Его губы сложились в улыбке удовлетворения. “Я уже могу почувствовать силу моей стаи, которая начинает расти.”

“Я тоже могу ощутить это.” Стикс оценил его устойчивым пристальным взглядом. “Скоро огромная сила оборотней больше не будет просто древним воспоминанием.”

Сальваторе не пропустил намек предупреждения, и его подбородок дернулся в вызове.

Оборотни провели слишком много времени в тени вампиров. Он собирался удостовериться, что будут уважать так, как они того заслуживают.

“Мы будем управлять, поскольку это было нам предназначено,” сказал он без извинений.

Их пристальные взгляды столкнулись в тихом сражении силы воли, тогда медленная улыбка изогнула губы Стикса.

Как все демоны, он уважал силу.

«Это будет интересно».

«Да».

«Ты собираешься остаться в Америке?»

“Как только я закончу свои дела, я должен буду вернуться к своим заброшенным обязанностям короля. Слишком давно я не посещал свои стаи.” Сальваторе поморщился, рассматривая количество месяцев, которые понадобятся, чтобы выполнить его задачу прежде, чем он сможет вернуться в свое логово в Риме. Не то, чтобы у него был выбор. Его связь со стаями была чем-то, что нужно холить и лелеять. И единственным средством делать это, было проводить время среди них. “Я надеюсь, что Харли любит путешествовать.”

“Она готова занять свое место в качестве королевы?”

«Она…» Сальваторе взял рубашку, одел ее, но не застигнул. На его исцеляющийся грудной клетки все еще было несколько порезов, и он не собирался рисковать испачкать тонкий шелк рубашки. «Привыкнет».

Смех Стикса отозвался эхом через комнату, он подошел к шкафу, налил им обоим здоровую дозу виски, вернулся и вложил один стакан в руку Сальваторе.

“Имей терпение, друг. Чистокровные самки могут быть упрямым без причин, но они хорошо попадают в беду.”

“Ты разве не должен убеждать меня в ценности моей пары».

“Фактически, это было больше сочувствием. Твоя жизнь никогда не будет прежней.”

Сальваторе фыркнул. Как будто он нуждался в напоминании. Его желудок уже сжимался, когда он изо всех сил пытался разорваться между инстинктом вернуться наверх и вынудить Харли принять себя в качестве королевы и между своей обязанностью выследить и уничтожить остающуюся опасность для его оборотней.

Он соединился… когда? Несколько дней назад?

Боже.

“На этот раз мы с тобой достигли взаимопонимания.” Поднимая бокал в насмешливом тосте, Сальваторе осушил его залпом. «Будь здоров».

Стикс осушил его собственный бокал, и его глаза сузились. “Что-то беспокоит тебя.”

Сальваторе фыркнул, отставляя пустой стакан. “Я думал, что Вайпер умеет заглядывать в душу?”

“Не требуется особый талант, чтобы ощутить, что ты отвлекся. Это — Харли?”

“Только частично,” признался Сальваторе. “Мне нужно, чтобы ты продолжил защищать ее в течение следующих нескольких дней.”

“Конечно. Она — часть моего клана…” Стикс сознательно сделал паузу, злая усмешка вспыхнула в его глазах. «Брат».

Сальваторе вздрогнул, еще не готовый смотреть на последствия того, что он глубоко связан с проклятой пиявкой.

«Дерьмо», прорычал он. «Не напоминай мне».

Стикс хихикнул, наслаждаясь страданием Сальваторе.

“Я предполагаю, что твоя просьба имеет некоторое отношение к незаконченному делу, которое ты упомянул ранее?”

“Мои псы были в пещерах,” сказал он, его челюсть напряглась, вспоминая о замученном Максе и принуждаемом Биггзом Гессе. Сукин сын заплатит и дорого заплатить. “Я должен удостовериться, что им удалось сбежать.”

«Я могу послать своих Воронов».

Сальваторе мигнул в удивлении, остро понимая ту честь, которую только что даровал Стикс.

Вороны были личными телохранителями Анассо и самыми прекрасными обученными убийцами когда-либо ходившими по земле. Стикс не давал их взаймы, так как они не были дисками в видеопрокате.

«Спасибо». Он кивнул в знак благодарности. “Но они нуждаются в моем присутствии. Биггз больше, чем мучил их. Он вторгся в их умы. Только я могу излечить их.”

Стикс кивнул. Способность Сальваторе разделить заживляющие силы с его оборотнями и псами не были секретом.

“И как только ты спасешь своих псов?”

Горячая ярость разлилась в его крови как лава. “Я намереваюсь выследить и убить Биггза медленно, и как с большим количеством боли.”

«Ты уверен, что он выжил?»

“Уверен?” Сальваторе пожал плечами. “Нет. Но мой инстинкт говорит мне, что он походит на плотву, которая отказывается умирать. Пока я не увижу его гниющий труп, я предполагаю, что он где-то там и что-то замышляет.”

«Ты намереваешься столкнуться с ним один на один?»

«Никто не получит удовольствия убить его, кроме меня».

“Я не оспариваю твое право, но твои рассуждения.” Стикс выдержал его пристальный взгляд. “Я лучше, чем большинство, понимаю твое желание отомстить, но ты не можешь позволить ему ослепить тебя. У тебя есть что терять, чтобы идти на ненужный риск.”

Черт, да, он мог все потерять.

Красивая пара наполняла его сердце радостью, даже когда она сводила его с ума.

Возможность вернуть оборотням их прежнюю славу.

Новый Ламборджини ждущий его в Сент-Луисе.

Но это не значило, что он мог проигнорировать свои обязанности.

“Нет никакого риска. Без возможности обратиться к силе его хозяина, Биггз будет беспомощен.”

“Загнанный в угол демон — самое опасное существо на земле. И ты не можешь быть уверен, что он не подготовился к такому повороту событий. У него могло быть множество сюрпризов, ожидающих тебя.”

Губы Сальваторе скривились. “Биггз слишком высокомерен, чтобы предположить, что я мог победить демона-лорда.”

“Ты победил демона-лорда?” протянул женский голос с опасным спокойствием из-за Сальваторе. “Какая у Вас избирательная память, Ваше Величество.”

Сальваторе вздохнул, он повернулся, чтобы встретить разъяренный пристальный взгляд его пары.

«Боже.»

Жесткая улыбка изогнула губы Харли, когда Сальваторе медленно повернулся, его красивое лицо тщательно скрывало вину.

О, он был очень напряжен.

Но вместо злорадства, что поймала своего господина и хозяина врасплох, Харли почувствовала, что ее рот пересох, и жар готов взорваться в ее теле.

Черт… побери.

Полуголой ацтекский воин и притягательный римский бог — этой вкусной услады для глаз было достаточно, чтобы заставить мозг любой женщины превратиться в кашу. Особенно, когда было очевидно, что эти двое только что закончили спаринг, который оставил черные волосы Сальваторе цепляться за влажную кожу его лица и глаз, пылающих с жестоким золотым светом.

Опасный воин, который никогда полностью не будет приручен.

Возможно, ощущая нехватку функциональности ее мозга, Стикс плавно переместился вперед.

“Харли. Я рад видеть, что ты полностью поправилась. Я полагаю, что у тебя есть все, что тебе нужно?”

Он попытался взять ее руку, но остановился, когда низкое рычание Сальваторе прорезало воздух.

«Стикс».

Стикс поднял руки в жесте мира. “Спокойно, волк.”

Харли закатила глаза. “Спасибо, Стикс. В отличие от некоторых, я ценю твое очень щедрое гостеприимство.”

Губы вампира дернулись. “Ты можешь быть здесь столько, сколько пожелаешь. Дарси рада, что ты рядом.”

Харли повернулась, чтобы предупреждающе посмотреть на своего супруга. “Прямо сейчас мои планы, кажется, растворились в воздухе.”

«Ах». Стикс одел свободную черную одежду. “Если Вы извините меня, я должен быть там, где мне положено.”

“Где ты должен быть?” потребовал Сальваторе.

Стикс посмотрел на мрачное выражение лица Харли.

«Где угодно только не здесь».

Король Оборотней фыркнул. «Предатель».

“Самосохранение, друг.”

Тяжелая тишина спустилась, поскольку вампир покинул комнату. Пойманная между желанием сильно побить Сальваторе или уложить его на пол и сорвать одежду, Харли вместо этого отошла на расстояние, чтобы погладить пальцами рукоятку тяжелого меча, висящего на стенде.

Предполагалось, что она сердиться на оборотня, а не мечтать провести языком по его мускулам.

«Поиграем?» спросила она.

“Стиксу был нужен спарринг-партнер.”

«Ну, да, держу пари».

Сальваторе переместился, чтобы встать рядом с ней, его пальцы убрали за ухо ее выбившийся локон.

«Я думал, что ты собиралась потратить вечер на просмотр кино?»

Она дернулась от его мягкого прикосновения. Он не собирался отвлекать ее сексом.

Стыдно.

“И чтобы удостоверяться в этом, ты послал Дарси, чтобы отвлечь меня,” обвинила она тяжелым голосом.

«Я отправил ее составить тебе компанию», гладко возразил он. «Как Стикс сказал, Дарси будет счастлива принимать тебя в качестве гостя, и я предполагаю, что ты будешь рада провести время с сестрой и узнать ее получше.

“Ты хотел, чтобы я была слишком занята, чтобы заметить, когда ты убежишь как демон Slugaugh.”

Он сложил руки на груди, изучая ее задумчивым пристальным взглядом.

“Ты была той, cara, которая объяснила, что наша связь была ни чем иным как биологией,” напомнил он ей. “Имеет ли значение, что я намереваюсь уехать или нет?”

Она сжала зубы. Она не собиралась быть остановлена логикой или причинами. Ей не нужен был смысл. Если она хотела быть зла, то она будет зла.

«Ты идешь за Биггзом, на так ли?»

«Моей первоочередной задачей является убедиться, что мои псы в безопасности. Биггз удерживал их в плену в пещерах».

Дерьмо. Вина скрутила ее сердце. Конечно, он волновался по поводу своей стаи. Она должна была сказать ему, что видела псов за минуту, когда они сбежали из пещер. К сожалению, она не думала трезво, когда она ехала назад в Чикаго.

Побочный эффект от борьбы с демоном-лордом.

Она подошла, чтобы положить руку ему на плечо. “Я наткнулась на Гесса, когда я искала тебя. Он был…”, Она резко остановилась, обдумывая слова. Сальваторе не нужно было напоминать, что он был вынужден избить бедного пса до кровавого месива. “Дезориентирован, но я уверена, что ему удалось выбраться, освободить других и вывести их из пещер.”

Его губы скривились в жалком изумлении при ее необычной попытке быть тактичной.

“Даже если они не были пойманы в пещере, они должны быть со мной.”

Она не могла спорить с этим. Сальваторе мог помочь вылечить физические и умственные раны, которые получили псы.

К счастью было много других вещей, о которых можно было поспорить.

“Ты не ответил на мой вопрос. Ты идешь за Биггзом?”

“Это — мой долг.”

“Это не имеет никакого отношения к долгу,” проскрежетала она. “Ты хочешь отомстить.”

Мускул дернулся на его щеке. “У меня мог быть больше чем один повод, но в результате я не могу позволить ублюдку убегать.” Золотые глаза пылали, его голос был пропитан яростью. “Однажды он почти уничтожил оборотней. У него не будет второго шанса.”

Она поняла его желание мести. Она реального и действительно поняла. Но это не означало, что она собиралась позволить ему попасться в потенциальную ловушку. Не тогда, когда он ослеплен гневом.

«Он мог использовать магию без демона-лорда?»

“Без сомнения он уже пытается обнаружить новый способ вновь открыть дверь.”

Ее брови сошлись вместе от простой мысли. «Боже мой. Это возможно?»

«Я не собираюсь выяснять».

Ее губы напряглись. “Таким образом, твой план состоит в том, чтобы сбежать как Одинокий Рейнджер и схватить плохого парня?”

Намек на развлечение искрился в его глазах. “Одинокий Рейнджер?”

«Или тебе больше нравится Бэтмен? Хеллбой? Невероятный Халк?»

Он взял ее лицо в ладони, всматриваясь глубоко в глаза.

“Имеет значение, если я действительно сбегаю?”

“Будь ты проклят, это имеет значение.”

«Почему?»

“Потому что…” Она облизала сухие губы. “Глупо рисковать. Ты, как предполагается, являешься королем. У Вас есть бесконечное число оборотней и псов, которые могут убить Биггза.”

“Едва ли бесконечное.”

«Ты знаешь, что я имею введу».

Его пристальный взгляд устремился к ее рту, его большой палец дразнил угол ее губ.

“Я мог послать других на свое место, но я не буду удовлетворен, если не буду наблюдать, что он умрет на моих глазах, предпочтительно от моих рук.”

Сердце ее дрогнуло. Желудок сжался с желанием. Потребность быть около Сальваторе всегда разбавляла ее желание. Нет, это была тающая нежность его прикосновения, которое делало опасные вещи с ее сердцем.

«Прекрасно». Она была вынуждена остановиться и прочистить горло. В точности, как мечтательный романтик. Черт. Она решительно расправила плечи. “Но ты можете забыть, что идешь один.”

Его большой палец скользил по ее нижней губе. “Ты мне приказываешь, дорогая?”

«Я — Королева или нет?»

Он скрипнул зубами, его пристальный взгляд прошелся по ее запрокинутому лицу, высматривая что-то.

«Ты говорила, что тебе это не нужно. Ты передумала?»

“Я …” У нее во рту пересохло.

С неторопливым изяществом Сальваторе медленно опустил свою голову, мягко целуя ее в кончик носа.

«Харли?»

«Я иду с тобой».

«Почему?»

«Потому».

Сальваторе отступил и посмотрел на нее, приподняв брови. “Это — твое объяснение? Потому?”

Она проигнорировала намек самодовольного удовольствия в его голосе. Она не хотела анализировать свою сильную реакцию на мысль о том, что Сальваторе оставит ее.

Все, что имело значение, это то, что она препятствовала ему сделать что-то глупое.

“Мое объяснение состоит в том, что ты не идешь один, и это решено.”

“Едва ли это разумный аргумент,” возразил он.

«Прекрасно». Ее подбородок дернулся. “Или я достойна того, чтобы быть твоей королевой или нет. Если ты настаиваешь на том, чтобы идти за Биггзом, то идем вместе.”

Он стиснул зубы, будто был захвачен врасплох ее словами. Затем с медленной улыбкой он наклонил голову.

«Да». Его поцелуй был мягок и дарил наслаждение, как будто если она была самым драгоценным сокровищем. «Вместе».

Глава 22

Каин не знал, сколько времени он был без сознания.

Фактически, он не понял, как оказался без сознания.

Он помнил как перекинулся, поскольку черный, злой туман вошел в пещеру. Было больно. Не просто боль, а смертельная боль.

Он хотел свернуться в клубочек на полу и плакать. Как побитый щенок. И это, возможно, было его судьбой, если бы он не видел странный туман, направляющийся к Кассандре.

Инстинкт вступил во владение, и с рыком ярости, он прыгнул в надвигающийся туман. Он не думал о том, что, черт возьми, это было, это не должно было коснуться чистокровной самки.

И именно тогда вещи стали нечеткими.

Постанывая, он открыл глаза, жалея, что сделал это, когда мерцающее искусственное освещение ударило его.

«Я умер?» прохрипел он.

Был сладкий запах лаванды, а затем лицо Кассандры появилось над ним, ее волосы были спутаны.

«Не теперь».

Сердце Каина забыло как биться от ее слов. «Это шутка?»

«Нет.»

«Боже».

Он вздрогнул, пытаясь отшутиться от ее невозможного требования. Он был псом, а не чистокровным демоном. Когда он умер, это было. Сайонара, детка. Конец истории.

Часть его, однако, была не в настроении смеяться.

Что-то произошло с ним.

Что-то большое и из ряда вон выходящее.

Он чувствовал это костями.

“Теперь я знаю, каково это чувствовать себя мертвым», — сухо пробормотал он, потом положил руки на камень, чтобы придать себе сидячее положение.

Его голова повернулась с отвратительным головокружением, почти посылая ему назад в забвение. Со скоростью чистокровного рука Кассандры обняла его за плечи, помогая устоять.

“Я не уверена, что ты должен двигаться,” отчеканила она, ее губы шептали ему в ухо, посылая волны желания по телу, которое несмотря на его недавнее знакомство со смертью, все еще функционировало, как нужно.

“Есть много вещей, которые я не должен делать, но это никогда не останавливает меня. Как я уже это болезненно доказал,” бормотал он. Потом его глаза расширились, когда он заметил то место, где он лежал. “Вот… дерьмо.”

«Кровь», прошептала Кассандра.

«Ага, я заметил».

Он проглотил желание выплюнуть ранее проглоченную еду, когда увидел жирные красные краски, которые были на полу и частично на стене.

Не было такого, что он брезговал. Черт, он убил стаю церберов, которые напали на одну из его ведьм, голыми руками. Но не надо быть врачом, чтобы понять, что ни одно существо не могло потерять такое количество крови и выжить.

«Я же велела тебе уходить», пробормотала Кассандра.

“Никому не нравится фраза «я же говорила», парировал он, радуясь, что ему понадобилось посмотреть на ее бледное красивое лицо. “Это демон-лорд напал на нас?”

«Да».

«Очаровательный парень».

«Не особенно».

Он улыбнулся, очарованный тем, что она буквально поняла его слова.

“Я помню темную тень, врывающуюся в пещеру, она направлялась непосредственно к тебе.” Он покачал головой, надеясь убрать оставшуюся паутину. “Тогда мир взорвался.”

«Я думаю, демон был ранен. Он устал…»

Каин нахмурился, она замолчала, ее глаза омрачились болезненным воспоминанием.

Он повернулся, чтобы схватить ее за плечи и прижать к груди, и обнаружил возвращение силы. Прижимаясь щекой к ее голове, он впитал тонкий аромат лаванды, чувствуя, как тот течет по нему с заживляющим спокойствием. “Эй, все хорошо.”

Она пряталась у его груди, дрожа. “Он попытался использовать меня, чтобы я стала якорем для него в этом мире, но ты напал на него, и у него не было выбора, кроме как уйти.”

Каин провел рукой вниз по ее спине, успокаивая, его застало врасплох яростное желание защитить эту женщину.

Она была оборотнем, Боже как смешно. Чистокровным.

Таким образом, бесполезный пес, как он, даже не предполагал, что Сальваторе не выпишет ему смертный приговор.

Тряся головой, Каин оттолкнул свои глупые мысли. Единственное, что имело значение, было из адской бездны.

«Так он ушел?» спросил он. «Реально, правда, он никогда не вернется обратно?»

«Он ушел».

«Тебе не больно?»

Она отступила, и прежде, чем Каин смог предположить, что она собирается сделать, она сняла свою рубашку, чтобы изучить плоскую поверхность ее живота.

«Я так не думаю».

Каин подавил стон от мгновенной, болезненной реакции на ее гладкую алебастровую кожу и голую грудь. Боже, если бы он просто смог сделать так, чтобы ее тонкое тело оказалось с на его теле…

Его эротическая фантазия была грубо оборвана, так как его пристальный взгляд заметил маленькую татуировку, которая была набита под ее пупком.

Он наклонился вперед, изучая темно-красный иероглиф, который мерцал также тревожно, как и глифы на стене.

«Что это?” потребовал он, осторожно проводя пальцем по татуировке. Его мышцы свело от неприятного холода, который цеплялся за метку.

Независимо от того, что это, это не могло быть хорошо.

Ее гримаса подтвердила его подозрение. “Метка демона-лорда.”

“Ублюдок. Что это делает?”

Она повернула голову, будто пытаясь скрыть выражение ее лица.

“Он использовал это, чтобы я была связанна с этими пещерами.”

Это было что-то большее.

«И?»

«Это заставляет меня…»

Он схватил ее подбородок и повернул, чтобы встретить пристальным взглядом.

«Ты можешь сказать мне».

«Это трудно объяснить».

«Попробуй».

«Я не могу перейти на другую сторону».

«Другую сторону?»

«Рай, ад, другое измерение…» она пожала плечами. «Ты можешь называть это как угодно».

Беспокойство скользнуло по позвоночнику Каина, и с резким движением, он был на ногах.

Черт возьми. Он должен был забрать ее оттуда.

Он не знал, с кем была связана Кассандра, но он знал, что у это не могло владеть ей.

Она подходит ему.

Периодически.

«Ты застряла здесь?»

«Нет, заклинание было разорвано».

«Так ты можешь покинуть эти пещеры?»

Она изящно поднялась, ее пристальный взгляд сознательно перешел к узкому входу пещеры.

“Если мы можем найти способ выкопать нас.”

«Выкопать?» Он застыл на месте, надеясь, что это было не то, что она подразумевала. «Что ты имеешь в виду?”

«Туннель обвалился».

Черт возьми. Конечно они были завалены.

Возможно он умер после этого. Он всегда знал, что был предназначен для ада, и что могло быть хуже, чем вечность в этой темной, бесплодной пещере?

Конечно, это была бы не настоящая пытка, пока Кассандра рядом, шептал предательские голос в его голове.

«Весь?» отрезал он.

Белки устрашающе виднелись в ее глазах, спокойная улыбка изогнула ее губы.

«Не беспокойся. Мы выберемся». Пауза. «В свое время».

Каин сжал руки, он был в нетерпении. Она так долго была в пещере, она не понимает опасности, которая над ними нависла?

“У меня нет времени,” отрезал он. “В отличие от тебя я не бессмертен.”

Она подошла к нему, положила руки на его грудь.

«Ты уверен?»

Он схватил ее руки, его брови сошлись вместе. “Довольно загадочного…”

«Разве ты не чувствуешь?» прервала она и заставила его задуматься.

Разве ты не чувствуешь…

Жгут ужаса сжал через его сердце.

Он чувствовал.

Просыпаясь, он был слишком слаб и дезориентирован, чтобы обратить внимание на странные ощущения, которые бежали по его крови. Или мощная жизненная энергия стремительно восстанавливала его израненное тело.

Черт, даже если бы он заметил, то он не смог предположить, что он волшебным образом стал чистокровным.

Это было охрененно.

Но теперь, он не мог отрицать тонкое изменение в своем запахе и растущую силу, которая изменяла его с каждым ударом сердца.

Он дернулся назад, впиваясь взглядом в женщину, которая стояла с улыбкой просветленности и аурой чистой невинности.

«Это шутка?» спросил он.

Она наклонила голову, ее волосы рассыпались по плечу занавесом из бледного серебра.

«Как это может быть шуткой?»

Каин сжал зубы, готовый думать, что весь мир жульничал.

Параноик? Хах.

“Биггз обманывал меня в течение прошлых тридцати лет,” выплюнул он. “Я не собираюсь быть никем снова.”

«Обманывал тебя?»

«Он заставил меня верить в видение…»

«Это стало правдой», мягко перебила она.

«Нет». Он тряхнул головой. «Это невозможно».

«Я говорю тебе…»

“Мне плевать на то, что ты сказала,” парировал он, его нервы гудели, он чувствовал, что может развалиться на куски. “Псы не умирают и не возвращаются из мертвых как чистокровные.” Его дыхание выходило со свистом, поскольку он был поражен отвратительной мыслью. “О, мой Бог, я же не превратился в зомби как Биггз, не так ли?”

Она его пристально изучала, принюхиваясь, как будто проверяя на запах зомби.

«Нет, ты очень даже живой».

«Тогда как?»

“Это должно иметь некоторое отношение к твоему сражению с демоном-лордом.” Она поморщилась, поскольку рассматривала различные варианты. “Он истощал древнее волшебство оборотней в течении многих столетий. Часть его сущности, должно быть, осталась в тебе.”

Каин покачал головой.

Не согласен, — черт, это было хорошо в теории, — но он был в полном недоумении.

Боже, это возможно?

Как он был преобразован в чистокровного?

Если так… то как?

Бормоча дикие проклятия, Каин шагал по узкому полу, пытаясь понять его преобразование.

У него было то, чего он всегда желал, но это не была Славная революция, о которой он мечтал.

Фактически, он чувствовал себя более одним и не уверенным, чем тогда, когда он отказался от человеческой жизни и стал псом.

«Черт». Он провел рукой по волосам, и сделал глубокий вдох. Долгая прогулка под луной была тем, что могло прояснить туман в его голове. “Это не так, как задумывалось. Я думал, что видение означало, что я был предназначен, чтобы быть спасителем псов.”

Ее улыбка потускнела, преследующая боль появилась в ее глазах. “Видения редко бывают тем, чем кажутся. Они обманчивы и опасны.”

«Вот дерьмо».

“Я пытаюсь предупредить людей, но они никогда не слушают.” Она вздрогнула и обхватила себя руками. “Они всегда хотят знать.”

Каин отвернулся от своих темных мыслей, запоздало отмечая бледность Кассандры и синяки под глазами.

Он был не единственным, у кого был плохой день.

Мягко он сжал ее лицо в руках, остро почувствовав прекрасную дрожь, которая прошла по ее телу.

«Каких людей?»

“Бриггз хотел перенести меня в церковь или кладбище над нами и потребовать, чтобы я выдавала видения. Другие заплатили бы ему, чтобы прийти и лично увидеть его «провидца».

«Боже». Каин вспомнил то время, когда он, предположительно, был одарен видением. По большей части ночь осталась потерянной в тумане, без сомнения Бриггз, но у него действительно была ясная память о том, что он был в большой, пустой комнате. “Я был ослеплен, но Бриггз, должно быть, принес мне в церковь.”

«Да».

«Видения все еще с тобой?»

Она прикусила нижнюю губу, на лице было обеспокоенное выражение. «Да».

Каин поморщился, зная, что она должна быть обеспокоена.

При всей своей необходимости выйти из пещеры и почувствовать ветер, он начинал осознавать опасность вытаскивания Кассандры из глубины мрака.

Настоящий провидец — это…

Чертовски смешно.

Все демоны страны затеяли бы войну, чтобы получить ее видения. Другие пошли бы на все, чтобы убить ее и положить конец ее способности видеть в будущее. В конце концов, когда ты готовишь зло, ты не хочешь, чтобы тебя могла обнаружить некоторая женщина.

И конечно, не было известно, что Комиссия сделает с ней.

Мистические Оракулы, которые управляли миром демонов, могли решить, что она их не интересует, или же они могли заставить ее исчезнуть. Кассандра не была бы первым демоном с редкими силами, который будет изолирован от цивилизации для безопасности всех.

И никто не стал бы пытаться спасти ее от тюрьмы.

По крайней мере, никто даже с мозгом размером с горошину.

«Черт».

«Что не так?»

“Ты хочешь список? ” пробормотал он, быстро перемещаясь и беря ее за руку. Он волновался о том, как защитить Кассандру, как только им удастся выбраться из текущего положения. “Пошли.”

«Куда мы идем?»

«Это чертовски верный вопрос, малышка».

Из огромной автомобильной коллекции Вайпера Сальваторе выбрал гладкий красно-черный Альфа Ромео. Имело бы больше смысла брать Хаммер или Ленд Ровер, но Сальваторе любил щелкать по носу вампиров. Он не сомневался, что Вайпер мерить шагами комнату, пока Сальваторе не вернет его драгоценного ребенка в подземный гараж.

Плюс, он не мог отказать в удовлетворении проехаться с ревом по улицам Чикаго в элегантной машине. Он был тем, кто наслаждается красивыми вещами в жизни.

Нет, не только прекрасные вещи.

Прекраснейшие.

Его пристальный взгляд скользнул к профилю Харли, поскольку она смотрела на мимолетный пейзаж, который переходил из Среднезападного пригорода к группам складов, и затем наконец, плоские сельхозугодья.

Самодовольное удовольствие поселилось в его сердце.

Его защитные инстинкты могли кричать от мысли, что он сознательно подвергает свою пару опасности, но большая его часть его понимала, что это было предназначено. Как пара они были сильнее вместе, чем поодиночке.

Кроме того, у нее была неопровержимая точка зрения.

Королева Оборотней не пустое название.

Стая будет оценивать Харли, ее силу и способность защитить стаи, а также умение руководить. Оборотни уважают силу, и не будет никакого сочувствия к ее неспособности перекинуться, или поблажки из-за того, что она была пленницей Каина.

Она должна была заслужить их уважение.

Он не сомневался ни минуты, что она покажет им всем.

Была безжалостная сила в Харли, скрытая под ее хрупкой красотой. Боже, она столкнулась с демоном-лордом, не так ли? Это заставило бы любого другого кричать от страха. Она приняла бы любой вызов, с которым бы столкнулась.

Не упоминая тот факт, что она была упряма как осел.

Неохотно отпуская педаль газа, Сальваторе замедлил автомобиль от скорости света до простой, и посмотрел на окружающей их пейзаж. Он выехал с шоссе и на грунтовую дорогу, которая когда-то приводила верующих в церковь, о которой забыли.

Лунного свет падал на дремавшее заросшее кладбище, которое казалось безмятежным. Его пристальный взгляд прошелся по воротам из кованого железа, которые были открыты, и больше не защищали тела, которые давно стали пылью. Позади забора находились сломанные мраморные статуи и рушащиеся мавзолеи, поросшие травой, они будто отказывались признать, что сорняки побеждают.

Рядом с кладбищем вырисовывалась заброшенная церковь, однажды величественная структура теперь пустой раковиной из камней и гниющей древесины.

Он остановил автомобиль у островка деревьев. Все было как на ладони, люди всегда ходили так, где не надо. Вид дорогого автомобиля посредине нигде не привлечет такого внимания, которого он надеялся избежать.

Рядом с ним Харли покачала головой. “Это похоже на заброшенный фильм ужасов Роба Зомби.”

“У Бриггза никогда не было вкуса.” Сальваторе покачал головой с отвращением. “Он — тот, кто дает оборотням дурную славу.”

“Я не думаю, что вопрос вкуса дает оборотням дурную славу,” сказала Харли, открывая дверь и выходя из автомобиля.

Хихикая Сальваторе подошел к ней со стороны дороги.

«Верно», согласился он. “Возможно я должен нанять хорошую PR-фирму.”

“Ну, да.” Она закатила глаза. “Ты любишь знать, что демоны всего мира трясутся страхе, когда оборотень входит на их территорию.”

Сальваторе не мог не согласиться. У того, что бы быть самым большим, плохим хищником в комнате есть свои преимущества.

“Это, как правило, чтобы избежать путаницы», — сказал он самодовольно.

“Все знают, что ты — король, и все должны поклоняться тебе?”

«Что-то вроде того».

“Боже мой,” пробормотала она, пройдясь взглядом по его дорогому костюму и итальянским ботинкам. Охотясь или нет, ему нравилось выглядеть хорошо. “Ты были высокомерен прежде, чем вошел в силу. Теперь ты собираешься быть невыносимым.”

Он наклонил голову, чтобы быстро и властно поцеловать ее.

“Не тогда, когда у меня есть красивая королева, которая всегда стремится держать меня скромным,” прошептал он ей в губы.

Она прижалась к нему, чтобы запустить пальцы в его волосы и вернуть поцелуй с достаточной высокой температурой, чтобы началась ядерная реакция.

“Я полагаю этого достаточно,” прошептала она.

Сальваторе подумал, логично было избавиться от ее джинсов и эластичной рубашки, чтобы получить ее обнаженной, прежде чем он неохотно отстранился.

Боже. Он не мог позволить себе отвлечься от их срочного дела. Его псы без вести пропали, и Бриггз все еще был угрозой.

У них была вечность, чтобы наслаждаться занятиями любовью под луной.

«Готова?», спросил он, его голос был полон расстройства.

Она кивнула. “Я пойду направо, ты обойдешь слева.”

«Харли…»

В ее глазах вспыхнуло предупреждение. «Не начинай».

Он проглотил лекцию, которая готова была сорваться с его губ и вместо этого потянул ее за «конский хвост».

«Будь осторожна».

Она улыбнулась, потянулась рукой за спину и вытащила два Глока, заряженные серебряными пулями.

«Всегда».

С тихим изяществом она исчезла в кустах, которые окружили кладбище, Сальваторе же направился в церковь. Снова Сальваторе чувствовал прилив гордости.

Его пара.

Сильная, прекрасная, бесстрашная.

Совершенная.

Затем он тряхнул головой и сконцентрировался на запахах и звуках, которые наполнили ночь.

Он быстро прошел через церковь, затем сконцентрировался на круге деревьев, которые обрамляли двор.

Сотни запахов цеплялись за толстые кусты, но Сальваторе, легко отбрасывал все кроме тех, которые держали знакомый мускус оборотня и пса.

Ничего не найдя среди деревьев, он направился на кладбище ко входу в пещеры. Не раз он поймал аромат Гесса и Бриггза, но следы были слишком старыми, чтобы быть после обвала пещер.

Боже, они были пойманы в ловушку в туннелях?

Этой мысли было достаточно, чтобы заставить его кровь похолодеть.

Псы были замучены, их умы были изнасилованы Бриггзом, он были брошены. Быть пойманным в ловушку в пещерах было достаточно, чтобы подвести их к краю.

Последнее, что он хотел бы сделать, это подавить их как диких собак.

Безжалостно, он откинул эту мысль.

Он собирался найти своих солдат, а затем он собирался убить Бриггза.

Он не принял бы другой исход.

Идя по длинным могилам, о которых забыли, Сальваторе присоединился к Харли, когда она стояла около мраморного мавзолея в самой глубине. Он нахмурившись глядел на ее отвлеченное выражение лица.

«Ты что-нибудь нашла?»

“Я подумала, что поймала запах Каина, но он…” Она прервала свои слова тряхнув головой.

«Что?»

«Это, возможно, не он».

«Почему не он?»

«Он чувствуется как чистокровный».

Сальваторе поднял брови, немедленно понимая значение его слов.

Каин был так уверен, что должен был им стать. Он, возможно, видел будущее?

Могло ли видение стать реальностью?

«Дерьмо», выдохнул он, отклоняя неприятную картину. Темный лорд уничтожил любого утверждающего, что он ясновидец тысячелетие назад. Были случайные пророки и те, кто был чувствителен к предупреждениям, но не было никаких истинных провидцев, оставленных в мире. “Этого не может быть.”

Харли пожала плечами. “Это не имеет значения.”

«Не сегодня», согласился Сальваторе. «Но в конечном счете я собираюсь найти пса и возместить ему за то, что в течение всех тех лет, он держал тебя пленницей.”

“Я сказал бы, что он уже наказан. Он думал, что был предназначен, чтобы быть великим Мессией, и вместо этого он потерял все.”

Губы Сальваторе скривились. Каин был партнером Бриггза по разрушению Оборотней. Чтобы не забыл упомянуть, что тот смел рассматривать Харли как пешку в его корыстных играх.

“Я предпочитаю более материальный метод наказания,” проворчал он.

Она поморщилась, знать лучше, чем пытаться изменить его решение. Есть некоторые вещи, по которым компромисс невозможен.

“Ты нашел какой-либо намек на Бриггза?”

“Ничего нового.” Он поглядел на тихие области вне кладбища. “Если он вышел из туннелей, тогда это было не здесь.”

“Должен быть больше, чем один выход. Мы должны расширить наш поиск.”

Сальваторе также подумал об этом.

«Мы пойдем вместе».

«Джулиани», ее глаза сузились. “Если ты хотел женщину, которой нравится, как будто нуждаться в крупном, сильном мужчине, чтобы защитить ее, тогда ты не должен был выбирать меня.”

Сальваторе вздохнул. Затем смело игнорируя пистолеты, которые могли вызвать много неприятных ран, он провел большим пальцем вдоль линии ее упрямой челюсти.

“Не будет момента, когда я не должен буду защищать тебя, дорогая. Я не могу изменить это.”

Она отстранилась с мрачным выражением. “Моей всей жизнью управлял Каин. Я не буду на поводке снова.”

Ее голос был плоским, бесчувственным, но Сальваторе понимал, что она хотела сказать каждым словом.

“И я думал, что борьба с демоном-лордом была трудной,” пробормотал он. “Я встречу тебя здесь через час.”

Глава 23

Зная о назойливости, которая течет в крови Сальваторе, Харли стремительно двинулась мимо сломанного забора кладбища и в поле. Она должна быть раздражена. Достаточно трудно иметь дело с ее собственным смешанным беспорядком эмоций, не добавляя прямое подключение к эмоциям Сальваторе. Сегодня вечером, однако, ее единственной мыслью было, что упрямые оборотни не заканчивают мертвыми.

И это означало найти Бриггза прежде, чем рука судьбы могла возвратить его силу.

Она пробежала взглядом по полю, чтобы удостовериться, что она не пропустила Биггза или псов, Харли пошла к смежной области, когда низкий свист разрубил воздух.

Сальваторе.

Гладко развернувшись, она побежала к узкой грунтовой дороге на противоположной стороне поля, низко присела к земле, держа оружие на готове. Она ощутила вспышку ярости Сальваторе, и она собиралась быть готовой.

К чему угодно.

Сальваторе был в глубокой водопроводной трубе под дорогой, смотрел на тяжелый камень, который был отодвинут и показывал большое отверстие в земле. Очевидно, вход в пещеры под землей.

Она подошла к водопропускной трубе, ловя безошибочное зловоние гниющего мяса. Бриггз вышел из дыры.

“Ты нашел его,” сказала она, ее удовлетворение испарилось от безошибочного запаха крови пса. «Дерьмо».

Лицо Сальваторе было мрачным, когда он следовал за запахом по водопроводной трубе, затем до дороги. Харли осталась стоять, наблюдая за ним, таким образом, Сальваторе мог сконцентрироваться на следе.

Ее пристальный взгляд прошелся по на вид пустым полям и группе деревьев, которые могли скрыть любое число противных существ. Ее чувства сказали ей, что рядом не было никого, но ее палец остался на курке.

Она была сыта сюрпризами за прошлые несколько дней. Будь она проклята, если это снова произойдет.

Возможно в миле от дороги Сальваторе нагнулся и коснулся земли, его взгляд был хмурым.

«Они уехали на машине», пробормотал он.

«Ты можешь за ними следовать?»

Он запрокинул голову, втягивая воздух. “Пешком.”

«Тогда чего мы ждем?»

Выпрямившись, он долго рассматривал ее, ясно желая потребовать, чтобы она вернулась в безопасный особняк Стикса. Затем, в доказательство того, что его мозг работал не нормально, он испустил глубокий вздох и вытащил сотовый телефон из внутреннего кармана пиджака.

«Как забавно было бы оставить машину Вайпера у ближайшего разбора машин, но мне еще нужны пиявки, прежде чем это будет сделано», сказал он, набирая номер и поднося к уху телефон.

Он обменялся несколькими резкими словами с Вайпером, затем плавным движением убрал телефон назад в кармане, схватил ее руку, и они побежали по темной дороге.

“Ты считаешь вампиров врагами?” спросила она, засовывая оружие назад в кобуру, которая висела на ее пояснице перед тем, как легко подстроиться под его ритм.

«Да».

«А сейчас?»

Он не ответил сходу, и Харли была поражена неопределенным чувством, которое она смогла ощутить глубоко в его сердце.

“Теперь, я начинаю подозревать, что мы должны договориться о перемирии,” неохотно признал он. “Времена меняются, и мы должны измениться с ними или погибнуть.”

«Ты имеешь в виду технологии?»

«Одна из частей», он поморщился. “Способность людей обнаружить наше присутствие увеличивается с каждым мимолетным годом, также они способны вредить нам. Глупо предполагать, что наше естественное превосходство защитит нас.”

Харли приподняла брови. Немного демонов были готовы признать, что слабые людишки могли бы представлять угрозу, несмотря на растущее доказательство опасности.

«А другая?»

«Я не уверен, что мне следует говорить». Он покачал головой, выражение его лица было трудно понять. «Ты решишь, что я сошел с ума».

“Я предположила, что ты сошел с ума в ту минуту, когда обвалился подвал Каина,” заверила его она.

Он хихикнул, золотые глаза пылали в темноте. «Спасибо».

“Что тебя беспокоит, Джулиани?” Она подняла руку в предупреждении, когда его губы собирались сказать бесполезное оправдание. “И не говори мне, что ничего. Я могу ощутить это.”

Его губы скривились. “К этой связи надо еще привыкнуть.”

Она фыркнула. “Ага, думаешь?”

Его глаза сузились. «Харли…»

“Просто скажи мне, что тебя беспокоит,” прервала она.

Его челюсть напряглась, его пристальный взгляд вернулся к дороге, слабые следы шины были все еще видны.

“Древнее волшебство возвращается. Я могу чувствовать, как оно течет в моей крови.”

Харли медленно кивнула. Она чувствовала, как мощное волшебство шевелиться, с тех пор как они убежали из пещер.

«Да».

«Оно предупреждает меня об опасности».

Холод медленно двинулся по ее позвоночнику. “Демон-лорд?”

«Нет».

Она изучила его мрачное выражение лица. Что могло быть хуже, чем демон-лорд?

«Сальваторе?»

“Я не знаю, cara. Это — как будто…” Он покачал головой с расстройством. “Мир задерживает свое дыхание, ожидая чего-то, что изменит нас всех.”

«Ты боишься?» прошипела она.

«Осторожно», сказал он мягко. “Кажется мудрым объединить мою силу.”

«Вампиры?»

“Для начала.”

“Оборотни и вампиры сотрудничают.” Ее голос поддразнивал. Не было тайной, что две разновидности часто пытались истребить друг друга. “Мир демонов начнет думать, когда ад замерзнет.”

“Я сказал тебе, что ты будешь думать, что я сошел с ума.” Он посмотрел в ее направлении, его брови сошлись вместе, когда она внезапно остановилась. Повернувшись, он взял ее за подбородок и повернул к себе, чтобы изучить ее обеспокоенное выражение в лунном свете. “Харли?”

“Я просто помню, что была пожилая ведьма, которую Каин нанял, чтобы создать защиту для его лаборатории. Она говорила о предупреждающих знаках. В это время…”

“Ты думала, что она была чокнутой?” спросил он.

«Харли поморщилась. «Может быть чуть-чуть».

«Что она говорила?»

Харли должна была напрячься, чтобы вспомнить бредни старухи. Ей всегда нравилась Анастасия, но ведьма часто пугала ее с страшными предсказаниями.

“Она утверждала, что был обнаружен новый Оракул.”

«Да. Анна Рендал, Элементаль. Она замужем за вампиром».

“Она, казалось, думала, что это было своего рода предзнаменованием ближайшего переворота.”

Он медленно кивал. “Есть старая легенда, что новый Оракул будет обнажен только тогда, когда будет необходим. Смутное мумбо-юмбо, как и все пророчества.”

«Она только говорила…» ее глаза распахнулись. «О».

«Что?»

«Она сказала, что ветер говорил о возвращении древних сил».

«Оборотни?»

Она пожала плечами. «Я не знаю».

Он сузил глаза. “Ты думаешь, что она была провидцем?”

Харли рассмеялась. Она, возможно, была скрыта от мира, но все знали, что провидцы были истреблены.

Как драконы и лепреконы.

Ну, все кроме Каина, который был достаточно глуп, чтобы поверить в видения.

“Нет, она не утверждала, что прочла будущее, только различные предзнаменования и знаки, что она видела вокруг.”

«Она сказала что-нибудь еще?»

Харли напрягла мозг. “Большая часть из этого была тарабарщиной, но я помню, что она сказала что-то о росте близнецов.”

«Астрологический знак?»

“То, что я поняла, что она действительно не чувствовала больше.”

Сальваторе поднял голову, его задумчивый пристальный взгляд был обращен к луне, поскольку он обдумывал ее открытие. Наблюдая, как весенний бриз развивает черные волосы, обрамляющие гордые линии его лица, сердце Харли пропустило удар.

Он был потрясающе красив.

Такой великолепно сильный.

Такой…

Ее.

Целиком и полностью ее.

Харли дернулась от удивления, что сырое, примитивное желание взорвалось в ней.

Что, черт возьми, происходит?

К счастью не осознавая ее импульс пещерной женщины утащить его и дать ему выть на луну, Сальваторе испустил покорный вздох и продолжил идти по следу Бриггза.

«Очевидно, чем скорее мы покончим с Бриггзом и вернемся в наше логово, тем лучше».

Рассерженный ее диким желанием Сальваторе, Харли решительно держала пространство между ними, когда они бежали в темноту.

«Наше логово?»

“Я похож на дурака?” Он кривую улыбнулся. “Ты кастрировала бы меня, если бы я сказал мое логово.”

«Хорошо», неохотно признала она. “Хорошая точка зрения.”

«Я учусь».

Какое-то время они двигались через темноту в тишине, Харли, рассеянно отметила, что опрятные поля остались позади и сменились путаницей подлесков и деревьев. Трудно считать, что дорога могла привести куда-нибудь в еще более изолированное место, чем заброшенная церковь и кладбище.

«Я никогда не была в Италии», резко выдохнула она.

Губы Сальваторе дернулись, хотя он делал все возможное, чтобы удержать свое внимание на их окружении.

“Я думаю, что тебе понравится палаццо,” сказал он, его голос был осторожно ласковым. “Он старый, но великолепно отреставрированный.”

Палаццо?

Это дворец?

Это было просто охрененно.

«Он огромный?»

«Достаточно огромный».

«Мраморный?»

«Да, мраморный». Он удивленно на нее посмотрел. «У тебя есть какая-то иррациональная неприязнь к мрамору?»

«Нет, но у меня есть рациональная неприязнь быть объектом насмешек среди оборотней».

Улыбка исчезла, выражение лица застыло в надменном негодовании.

“Я уверяю тебя, дорогая, никто никогда не отважиться смеяться над тобой,” сказал он с абсолютной уверенностью, что его слова были законом.

А почему нет?

Его слова были законом.

Она покачала головой, вспоминая к ее нетрадиционное детство. Каин, конечно, никогда не учил ее быть искушенной леди. Черт, ей было удобнее на полигоне, чем в бальном зале.

“Возможно это не мое, но я не собираюсь быть похожей на дуру в некотором причудливом дворце.” Она ткнула в него пальцем. “И не думай, что ты получаешь меня в обтягивающем платье и на высоких каблуках.”

Его хриплое хихиканье прошлось по ее коже. “Я бы вытащил тебя из обтягивающего платья. Хотя ты можешь оставить каблуки.”

Картинка — она стоит обнаженная перед Сальваторе на темно-красных высоких каблуках, это послало волны желания по ее телу.

Боже… мой.

«Я не это имею ввиду, Сальваторе», прохрипела она.

«Нет, не это», он ответил с раздражающем спокойствием. “Ты просто пытаешься найти другую причину, чтобы не быть моей королевой, и я не хочу в это играть. Меня не волнует, будешь ли ты бегать по палаццо абсолютно голая или одетая от Prada.”

У нее отвисла челюсть, потом она взяла себя в руки, поскольку признала, что он был прав.

Сальваторе был ее супругом.

Она могла чувствовать его костями.

И ее инстинкт бунтовать против его требовании становился совершенно ребяческим.

Не то, чтобы она намеревалась стать его половой тряпкой, признала она.

Не все древние силы, в сочетании могли выполнить эту невыполнимую задачу.

Но пришло время перестать бороться со знанием, что ее судьба была навсегда и безвозвратно связана с Сальваторе Джулиани.

“Ты думаешь, черт побери, что так умен, не так ли?” сухо пробормотала она.

Его челюсть дернулась. “Если бы я был умен тогда, Бриггз никогда не выполз из могилы, и мы провели бы ночь, занимаясь горячим, потным сексом под луной.”

Его раздражение было направлено на себя, Харли потянулась, чтобы коснуться твердых мышц на его руке.

«Мы найдем его».

«Да».

Они еще раз замолчали, их темп замедлился, поскольку зловоние Бриггза стало более явным. Инстинктивно, Харли потянулась за спину, чтобы вытащить оружие из кобуры.

Заросли кустов и деревьев были очень плотными, пока было даже невозможно увидеть, что в нескольких футах от дороги, пока ее чувства говорили, что ничего не было, кроме обычных диких животных, снующих в тени, но она не собиралась рисковать.

Обогнув поворот дороги, они оба остановились при виде маленькой хижины, при быстром взгляде было видно, что она нуждается в спичках и растопке.

Она покосилась на одну сторону, с другой стороны краска значительно облезла, и маленькое крыльцо просело. Если когда-либо были ставни, они давно исчезли, наряду с несколькими деревянным черепицами на крыше и по крайней мере одним окном.

Конечно, хижина выглядела почти пригодной для жилья, по сравнению с сараем с ржавой оловянной крышей построенным позади нее.

Музыка для слуха.

Харли сопротивлялась убеждению закатить глаза. По крайней мере, это была не другая пещера.

Делая глубокий вдох, она закрыла глаза и отсортировала запахи, заполняющие воздух.

Было легко ощутить запах Бриггза, который шел из хижины. Было довольно сложно не почувствовать запах гниющего мяса.

Не то, чтобы он, возможно, скрыл свое присутствие, даже если он мог замаскировать свое ужасное зловоние. Холод в воздухе выдал бы его.

Делая еще один вздох, она проигнорировала мерзкое присутствие Бриггза и сконцентрировалась на запахе псов. Было не удивительно, что их запах был пропитан страхом и расстройством. Даже для псов, которые всегда ходили по краю, они прошли через ад за прошлые несколько дней. Было странно, что их запах шел из сарая, а не из хижины.

Почему Бриггз не использовал их в качестве щита? Что более важно, почему он оставил их там, где их могут легко спасти?

Было только одно объяснение.

Ловушка.

Сальваторе передвинулся, чтобы шептать в ее ухо. “Псы находятся в сарае.”

«Я почувствовала их запах». Она повернулась, чтобы встретить золотой пристальный взгляд, который пылал с диким ожиданием. “Ты знаешь, что он ждет от тебя? Это — ловушка.”

«Хорошо».

Она сжала зубы, разрываясь между желанием вбить в него некоторый смысл или ударить его по голове прикладом оружия.

К сожалению, ни одно не удержало бы его от попадания в ловушку Бриггза.

“Сальваторе, если ты убьешь себя, я никогда не прощу тебе этого,” прошипела она.

С дикой улыбкой он наклонился, чтобы требовательно поцеловать ее так, чтобы она почувствовала это даже кончикам пальцев ног.

“Ты никогда не избавишься от меня,” прошептал он ей в губы.

Прижимаясь к его крепкому телу, Харли на мгновение позволила себе насладиться этим чувством и его ароматом. Потом со вздохом, она неохотно отстранилась.

«Какой план?»

«Ты освобождаешь псов и выводишь их отсюда».

«В то время как ты сражаешься с Бриггзом?»

Он пожал плечами. “Это было неизбежно.”

«Нет, это не…»

«Да, это так». Он сжал ее лицо между ладонями. «Я должен сделать это, Харли. И я должен знать, что Гесс и остальные достаточно далеко, и Бриггз не сможет их контролировать».

Она хотела поспорить. Было безумием, чтобы Сальваторе противостоял Бриггзу один на один. Оборотень был не только Ганнибалом Лектером, но он был уже мертв. Как, черт возьми, он убьет зомби?

Но в конце она проглотила свои слова.

Это было не просто потребность Сальваторе доказать его превосходство над другим мужчиной.

Бриггз был не только врагом Сальваторе. Он разрушил всю популяцию оборотней своей сделкой с демоном-лордом. И он подошел слишком близко к уничтожению их всех.

Как король, это была обязанность Сальваторе удостовериться, что предатель понес окончательное наказание.

«Хорошо».

Еще один последний поцелуй коснулся ее губ. “Забери псов в церковь. Я присоединюсь к тебе там, как только я буду уверен, что Бриггз мертв.”

Сальваторе едва дождался, чтобы Харли исчезла в тени перед тем, как эффективно снять его дорогой костюм. Он был полностью уверен в ее способности освободить псов и увести их в безопасное место.

Даже если она действительно хотела двинуть ему в глаз.

Это не в-первый, и, конечно, не будет последний раз, когда он раздразнит ее.

Слава богам.

Его улыбка исчезла, когда он перешел в форму волка и тихо пошел к хижине.

Он не собирался недооценивать Бриггза. Оборотень был психом, но он должен был знать, что он не идет ни в какое сравнение с Сальваторе без его демона-лорда, дергающего за ниточки. Это означало, что он должен быть уверен, что ловушка, которую он поставил, была способна уничтожить Сальваторе.

Обходя хижину, Сальваторе позволил его чувствам искать любой намек на опасность.

Очевидно, присутствие оборотней спугнуло местных животных, и самый близкий человек находился очень далеко, но в близости было несколько меньших демонов. Стая церберов фыркала в подлеске. Феи деревьев танцевали в ветвях. Вдалеке ведьма.

Ничто не представляло угрозу.

Это означало, что ловушка Бриггза была магической.

Естественно. У него нет кодекса чести, даже если бы он укусил его в зад.

Поняв, что ни с чем физически бороться не нужно, Сальваторе перекинулся в человека, прошел через заросший задний двор и посмотрел в окно.

Он увидел небольшую кухню с потертым линолеумом и шкафами, которые были когда-то покрашены в отвратительный желтый цвет. Бытовые приборы были вырваны или украдены, вместо них торчали сломанные трубы и провода.

Сальваторе поморщился. Даже для Бриггза, место было гиблым. Он мог только надеяться, что электричество было отключено.

Словно по сигналу искусственный свет наполнил гостиную рядом с кухней, показывая потрепанный диван и стулу, который был единственной мебелью. Хотя было бы щедро называть гниющие куски барахла мебелью. Больше походе на постапокалиптический кошмар.

Его глаза сузились, поскольку внезапно стала видна фигура в черном плаще. Бриггз. Как удобно. Просто как он искал.

Поднимаясь на крыльцо, Сальваторе пнул дверь и быстро прошел через пустую кухню. Если была ловушка, то пусть будет так. Идти на цыпочках не поможет.

Он вошел в гостиную, направился прямо к Бриггзу, когда ловушку наконец-то сработала.

Холодный бриз колол его голое тело, когда невидимые цепи обернулись вокруг него, отбрасывая его на стену с достаточной силой, чтобы куски штукатурки посыпались с потолка.

Сальваторе завыл от боли, но не запаниковал.

Бриггз мог быть в состоянии использовать часть его черной магии, но его сила должна была уйти со смертью демона-лорда, в то время как власть Сальваторе возросла как никогда.

Подтверждая его точку зрения, Бриггз убирая капюшон, открывая его лицо, которое было похоже на череп со свисающими кусками серой плоти, темно-красные глаза блестели с бешеной ненавистью. Боже. Сальваторе видел настоящих зомби, которые выглядели лучше, чем этот оборотень.

И смрад… Сальваторе вздрогнул в отвращении.

“Ты никогда не учишься, а, Сальваторе?” усмехнулся Бриггз, подходя, чтобы встать непосредственно перед ним.

“Это не вопрос обучения.” Игнорируя боль, Сальваторе улыбнулся. “Я просто не боюсь тебя.”

Ярость вспыхнула на истощенном лице оборотня прежде, чем ему удалось вернуть его самодовольное спокойствие.

“Я знал, что высокомерие будет твоим крахом.”

Сальваторе пожал плечами. “Это может быть в конечном счете, но не сегодня вечером.”

Бриггз остановился непосредственно перед ним. “Увидим.”

«Что ты собираешься сделать, Бриггз? Твой хозяин ушел, и без его силы у тебя нет шанса победить меня».

Оборотень рассмеялся, махнув в сторону Сальваторе, пришпиленного к стене.

«Очевидно, я не без ресурсов».

“Ты не можете держать меня здесь до бесконечности. Итак, если у тебя нет другого демона-лорда, прикрывающего тебя, ты попал.” Его глаза сузились. “У меня действительно есть один вопрос.”

«Ты хочешь знать почему», рассмеялся Бриггз.

«Нет, я знаю почему. Ты — аморальный, бесхребетный сукин сын, который охотно уничтожил бы своих людей, но не принял бы факт, что он не достоин быть их лидером.»

Ледяной взрыв боли ударил в него, напоминая Сальваторе, что Бриггз мог быть похожим на труп, он не был в могиле.

Пока нет.

«Я более достоин, чем когда-либо был ты», прошипел чистокровный.

Без чувства юмора смех Сальваторе отозвался эхом через пустую хижину.

“Даже с твоим больным искривленном мозгом, ты не можешь верить в свою собственную ложь.”

«Без тебя…»

«Без меня оборотни вымерли бы. Я не только их избранный король, но и их спаситель,” Сальваторе сознательно провоцировал его. “Мое имя станет легендой среди чистокровных.”

Самообладание Бриггза дало трещину, его глаза вспыхнули с безумной яростью. Он ударил Сальваторе в лицо достаточным количеством силы, чтобы разбить ему губу.

«Кровавый ублюдок».

Сальваторе спокойно повернулся, чтобы выплюнуть кровью изо рта. “Что я хочу знать, действительно ли это того стоило?”

«Стоило чего?»

“Действительно ли стоило пожертвовать твоей стаей, твоей верностью, твоим чувством собственного достоинства для бесполезной попытки сесть на трон, который никогда не был твоим?”

Был другой взрыв ледяной боли, и лицо Бриггза скривилось в безумной ненависти.

“Это будет стоить каждой жертвы, как только ты умрешь.”

Мышцы Сальваторе сжали при арктическом нападении, но через боль он ощутил, что магию Бриггза колеблется. Цепи, держащие его на стене, истончались, и резкий холод уменьшался.

К счастью ублюдок был слишком отвлечен его гневом, чтобы понять опасность.

“Это — действительно позор,” протянул Сальваторе, довольно счастливый раззадорить ублюдка. “Древние силы оборотней находятся на пике возвращения, и тебя не будет тут, чтобы оценить нашу славу.”

Абсолютная правда его слов была последним толчком, который должен был отправить маньяка на край.

«Достаточно», рявкнул Бриггз, отбрасывая плащ, чтобы показать свое скелетообразное тело. «Ад ждет тебя, Джулиани. Передавай привет Маккензи».

Сальваторе приготовился к превращению Бриггза, тот низко рычал, трещали кости, это было противоестественно в изолированной хижине. Искусственное освещение мерцало, открывая его удлиненное лицо, его клыков ставшие смертельными кинжалами и его глаза, вспыхивающие темно-красным огнем.

Сумасшедший или нет, он все еще был опасным хищником.

Он был быстр, чтобы доказать это, он пошел в наступление, используя неподвижность Сальваторе, чтобы ударить прямо в горло.

Боже.

Отрываясь от невидимых цепей, Сальваторе только удалось избежать смертельного удара, и вместо этого получить удар в плечо. Он чувствовал как ключицу разрывают клыки, вонзившиеся глубоко в плоть, но он выжил.

На сей раз.

Горячая кровь лилась из его ран, и цепляющаяся магия делала каждое движение пыткой, но стиснув зубы, Сальваторе удалось оторвать себя от стены и противостоять, когда оборотень еще раз атаковал.

Вспарывая грудь Сальваторе, Бриггз повалил его на деревянный пол, и они покатились. Его клыки еще раз глубоко впились в плечо Сальваторе. Мучительная боль захлестнула его, но Сальваторе даже не заметил. Он был полон решимости заставить свое неуклюжее тело повиноваться командам.

С беспощадным рычанием Бриггз возобновил атаку, с его клыков капала кровь, в его глазах тлело смертельное обещание.

Глубоко вздохнув, Сальваторе был готов перекинуться. Было намного легче обратиться к силе стаи в форме оборотня. Не упоминая факт, что он был более, чем готов разорвать горло Бриггза.

Дотянувшись до его зверя, он резко заворчал в ошеломлении, он обнаружил, что его силы были вне его досягаемости. Его волк рычал, но оставался скованным магией Бриггза, как будто был пойман в ловушку невидимым барьером.

Его связь со стаей была отрезана.

Его желудок скрутило от страх, когда он бился в невидимую стену, пытаясь прорваться.

Боже.

Заклинание Бриггза не только затронуло его мышцы, но он украл его волка.

Игнорируя желание завыть от расстройства, Сальваторе вместо этого насильственно успокоил мчащееся сердце и остановил свою бесполезную борьбу против черной магии. Его волк был в настоящее время бессилен, но его ум очистился, он понял, было что-то еще…

Недрогнувшая сила, которая не имела никакого отношения к его роли короля. Или даже его сила как альфа-оборотня. Эта сила шла непосредственно из его сердца, она была связана с Харли.

Звук когтей Бриггза по деревянным доскам был единственным предупреждением перед тем, как клыки прошлись только по голове Сальваторе, когда он обратился к силам Харли и сумел уклониться в сторону.

Он перекатился к шаткому дивану, проклиная все на свете, так как он слышал вой гнева Бриггза, отзывающегося эхом по хижине. Ублюдок не собирался остановиться, пока не вырвет сердце Сальваторе, и Сальваторе не мог зависеть от слепой удачи, которая все еще удерживала его в живых.

Время что-то сделать.

К сожалению, он не знал, что, черт возьми».

Харли была напуган, когда она вошла в сарай.

Очевидно, эти четыре пса были прикованы цепью к стенам с серебряными кандалами, зловония горящей плоти было достаточно, чтобы вывернуть желудок, но их потрепанного вида и несчастного поражения на грязных лицах, было достаточно, чтобы волна ярости к Биггзу поднялась в ней.

Они были буквально сломлены злым оборотнем.

Проклятый ублюдок.

Она надеялась, что Сальваторе вырвал сердце чистокровке, разорвал его на куски и скормил крысам. Затем вернул его к жизни и проделал все заново.

Ее мрачное настроение не улучшилось, она должна освободить псов и провести их через путаницу деревьев назад к церкви.

Она ожидала драку, когда сказала им, что они уходят без Савальторе. Фактически она ожидала мятеж, когда сказала им, что их король приказал им идти с ней.

Было тревожным знаком, что они шли позади нее с немым повиновением, их головы поникли, боевой дух был потерян.

В пустой церкви она усадила их на хрупкую церковную скамью, ее сердце сжалось, когда они жались друг к другу, нуждаясь в физическом контакте, чтобы унять их страх. Часть ее чувствовала, что нужно что-то сделать, чтобы успокоить их. Она, как предполагалось, была их королевой, в конце концов. Это ее обязанность.

К сожалению, она не знала, что делать.

Она не думала, что если погладить их по голове, это поможет.

Другая часть ее, однако, была поглощена неустанным ощущением Сальваторе.

С того момента как она соединились его суть всегда жужжала в ней. Больше как фоновый шум, чем как вторжение. Теперь беспокойно она мерила шагами пустой вестибюль, ощущая Сальваторе настолько остро, что это было почти болезненно.

Невольно потирая место над сердцем, она остановилась у сломанного витража. Что-то не так.

Это испугало ее.

Развернувшись, она заметила лысого пса с печальным выражением лица.

Подняв руку, она жестом указала, чтобы он присоединился к ней. «Гесс».

Несмотря на его большие мышцы, пес двинулся с плавным изяществом, когда он подошел, то встал на колени у ее ног, наклонив голову.

«Ваше Величество».

Харли потянулась и торопливо подняла его на ноги, удивленная раболепием пса. Уважение — это великолепно, но она не собиралась заставлять очень больших хищников кланяться и расшаркиваться.

«Пожалуйста, не делай так», пробормотала она. «Меня зовут Харли».

Он неохотно кивнул своей головой, недовольный ее отказом последовать традиции. Пес был очевидно старой школы.

Блеск.

«Если таково твое желание».

Она нахмурилась при виде сильных ушибов и ожогов, которыми была покрыта его голая грудь.

«Ты ранен?»

«Ничего такого, что я не мог бы вылечить».

Его тусклый, безжизненный голос предупредил Харли, что худшие его раны были не физическими.

Ему был нужен Сальваторе.

Черт, им всем был нужен Сальваторе. Включая ее.

«Скажи мне, что произошло», потребовала она. «Как Бриггз затащил вас в сарай?»

«Я выводил других их пещер, как ты и приказала, когда Бриггз нашел нас».

«Ожидаемо. У него есть талант оказываться там, где не нужно».

“Он…” Гесс облизнул губы, на лице было загнанное выражение. “Он сказал, что должен удостовериться, что Сальваторе пойдет за ним.”

Ну, по крайней мере теперь она знала, почему псов оставили в сарае. Они стали не нужны, как только пришел Сальваторе.

“Вы были приманкой.”

«Да». Его взгляд на мгновение переместился к другим псам все еще, жавшихся друг к другу на церковной скамье. “Мы не могли бороться с ним. Он входит в наш мозг и заставляет нас делать то, что хочет.”

Она потянулась, чтобы коснуться его, и была удивлена, когда обнаружила, что может ощутить гнев и беспорядка, который замучил пса.

“Никто не винит тебя, Гесс,” сказала она мягко. “Ты не мог ничего сделать.”

«Я виню себя», прорычал он и сжал руки. “Я подвел своего господина много раз. Я не достоин быть его слугой.”

Харли нахмурилась, ее сочувствие сменилось расстройством. Хорошо, Гесс и другие псы прошли через ад. Она вытащила его. Но прямо сейчас Сальваторе нуждался в них, чтобы быть сильным.

И это то, что они могли сделать.

Не давая себе времени подумать, она ударил пса по лицу так, что его голова запрокинулась.

«Прекрати».

Гесс зарычал, рык шел глубоко из его горла, унылый позор в его глазах сменился искрой гнева.

Слава Богу.

«Это правда».

«Правда или нет, Сальваторе нуждается в воинах, не в группе самобичующихся нытиков», отрезала она.

Он вздрогнул от ее зверского обвинения, мясистая рука поднялась, чтобы потереть лысину.

«Ты сказала, что Сальваторе приказал уходить».

«Приказал».

“Тогда, очевидно, он понимает, что мы бесполезны.”

“Он волнуется, что Бриггз возьмет вас по контроль.”

«Потому что мы слабые».

“Ради Бога. Все, хватит.” Она отступила на дюйм. Пес мог быть в два раза выше и в три раза крупнее ее, но она была чистокровной, и ее сила всегда будет больше. “Сальваторе нуждается в нас.”

«Что мы можем сделать?» спросил Гесс. «Если мы подойдем близко к Бриггзу, он направит нас против Сальваторе».

Вряд ли это была новость. Она уже осознала опасность, если псы будут около хижины. Это было единственной причиной, почему они не бросились на выручку. Но она не могла сидеть и ничего не делать.

“Мы не должны быть рядом. Сальваторе король. Разве он не может использовать вас, чтобы увеличить свою силу?”

«Да. Но…»

Сердце Харли сжалось от внезапного угрюмого вида Гесса.

«Но что?»

«Я не чувствую его».

«Ты говоришь, что не может взять вашу силу, или ты не чувствуешь его?»

Его рука прижалась к его груди. “Я не могу почувствовать его вообще. Есть что-то блокирующее нашу связь.”

«Магия?»

«Должно быть».

Проклятый Бриггз. У него, очевидно, все еще было достаточно черной магии, чтобы вмешаться в связь Сальваторе с его стаей.

“Почему я все еще ощущаю его?”

Гесс пожал плечами. “Должно быть это связь между супругами.”

«Черт побери», пробормотала она, когда ее глаза расширились. «Погоди. Сальваторе может использовать это, чтобы получить силу».

«Только от тебя».

«Дерьмо». Харли вернулась к шаганию, ком страха в ее животе, становился невыносимым. “Это плохо.”

«Реально плохо», согласился Гесс, его голос был жестким.

“Должно быть что-то.” Ее шаги замедлились, поскольку она была поражена внезапной догадкой. “Погоди. Я — королева.”

Гесс посмотрел на нее осторожно, как будто удивляясь, если она заманивала его в своего рода ловушку.

«Да».

“Тогда я должна быть в состоянии сделать целым…” Она взмахнула руками. “Эту вещь с силой, не так ли?”

Он напрягся, его навязчивая идея с формальностью была нарушена ее случайным поведением.

“Ты не должна высмеивать нашу связь с Сальваторе,” отрезал он, его не дрогнувшая преданность Королю Оборотней сияла в его глазах. “Это — древняя традиция.”

Она воздержалась от желания сказать псу, что феодальные дни давно в прошлом, и рабы освобождены.

Она медленно начала признавать, что ритуалы и обычаи, которые были так важны оборотням, не были просто устарелым средством содержания порабощенных псов, как всегда утверждал Каин. Они были материальным выражением близких связей, которые скрепляли стаю.

“Ты прав, но мы можем поволноваться о политкорректности позже, Гесс?” Она подошла, чтобы сжать его жесткую руку. “Я должна знать, могу ли я быть…” Она искала нужное слово. “Проводником, чтобы передать ваши силы Сальваторе.”

Гесс поднял руки в беспомощном жесте. “Я не знаю.”

Она издала нетерпеливый звук, ее пальцы вцепились в его руку.

“Тогда помоги мне попробовать,” приказала она. “Я даже не знаю, с чего начать. Как Сальваторе делает это?”

«Он просто…» Гесс запнулся в недоумении. «Делает это».

Делает это.

Ну, это помогло.

Прикусывая нижнюю губу, Харли попыталась проигнорировать грызущий чувство, что Сальваторе в опасности. Вместо этого она сконцентрировалась на неопределенном покалывании боли, которая, как она была уверена, шла от Гесса.

Она не знала, как она могла чувствовать это, но она знала, что не заметила этого, пока фактически не дотронулась до пса.

“Хорошо, я хочу, чтобы все встали в круг,” сказала она, игнорируя хмурые взгляды псов, когда она убедила их выйти в центр вестибюля. “Теперь возьмите друг друга за руку.”

“Если Вы думаете, что я собираюсь петь “Kumbaya,” тогда ты не в своем уме,” пробормотал пес-блондин.

«Заткнись». Она оглядела круг, беря за руку пса женского пола с одной стороны, и Гесса с другой. “Если вы хотите помочь Сальваторе, тогда я нуждаюсь в вас, чтобы сконцентрироваться.”

«Сконцентрироваться на чем?» спросил Гесс.

Удивившись как, черт возьми, она до сих пор не поняла, Харли закрыла глаза и наполнила ум изображением Сальваторе.

«На мне», пробормотала она. «Сконцентрироваться на мне».

Припадая лицом к земле, Сальваторе уперся руками в пол и пожелал, чтобы его жесткие конечности заработали. Боже. Он мог уже слышать Бриггза, цокающего когтями по половицам, готовясь к другому нападению.

Сейчас было самое время для великого героизма, который он планировал.

Если он только сможет встать на ноги.

Он повернул голову, готовясь встать вертикально, когда вспышка серебра попалась на глаза. Делая паузу, он прижал голову обратно к грязному полу, заглядывая под диван.

Конечно.

Бриггз взялся за оружие.

Он никогда не выходил из дома без него.

Теперь, вопрос состоял в том, мог ли он побороть черную магию, все еще цепляющуюся за его тело, и найти силу получить свои руки оружие прежде, чем Бриггз убьет его.

Кровь капала из его измочаленного плеча, и у него была по крайней мере полдюжина сломанных костей, но ему удалось подняться на колени. Он полз, если бы мог.

Собираясь добраться до дивана, Сальваторе потребовался момент, чтобы заметить, что зловоние Бриггза сменилось мускусом и запахом чистой, богатой земли.

Ощущение стаи.

Страх прошел по нему. Дерьмо. Его псы не могли быть достаточно глупы, чтобы рискнуть приехать в хижину. Не тогда, когда они знают, что будут использованы в качестве оружия против него.

Потребовалось долгое мгновение, чтобы понять, что аромат шел из него. И этого было достаточно, чтобы заставить Бриггса колебаться в наступившем беспорядке.

Мучительно вставая, Сальваторе почувствовал неожиданный поток тепла в его крови, который изгонял мерзкую магию и излечивал его тело. Он дрожал, когда чувства вернулись к его ослабленному телу, усиливая его связь с его парой.

Харли.

Это то, что она могла сделать.

Так или иначе она наладила силу стаи и позволила ей течь через их связь.

Умная женщина.

Возможно, ощущение, что его добыча больше не была беспомощной, и что еще хуже, собиралась надрать ему задницу, Бриггз вскинул голову и завыл с яростью, которая встряхнула стропила. Затем напряг мышцы, он бросил массивное тело в воздух.

Сальваторе уже был в движении.

Больше не удерживаемый черной магией, он стремительно схватил соседний диван и швырнул его в Бриггза, тот запустил им в дальнюю стену.

Был острый визг, поскольку оборотень был поражен таким количеством силы, которое могло сломать стену, но внимание Сальваторе было приковано к груде мечей и серебряных кинжалов, которые были спрятаны под диваном. Наклоняясь, он схватил длинный меч, и вышел в центр комнаты, поставил ноги на ширину плеч, чтобы обрести равновесие.

Он был бы более сильным и быстрым, если бы он перекинулся, но отрезать голову ублюдку было легче мечом, чем его клыками, если не совсем удовлетворение. Он больше не хотел убивать предателя медленно и болезненно.

Он хотел избавить мир от Бриггза.

Сейчас.

Подготовленный к следующей атаке, Сальваторе наблюдал, как Бриггз встал на ноги, его темно-красные глаза вспыхнули с ненавистью, и его шесть встала дыбом. Оборотень был сведен с ума комбинацией боли, и очевидно был неспособен рационально мыслить.

Иначе он сбежал бы из хижины, и молился, чтобы нашлась глубокая пещера, в которой он мог спрятаться.

Низко присев, Бриггз оскалился, показал клыки, с которых капала кровь Сальваторе. Затем припадая к земле, он кинулся, его челюсти были открыты, готовые сжать в тиски Сальваторе.

Сальваторе не колебался.

Меч блеснул, идя вниз по дуге, входя глубоко в плечо оборотня. Это не был смертельный удар, но лезвие разрубило мышцу и сухожилия, нанося вред. Бриггз рычал, но он слишком далеко зашел, чтобы остановиться, хотя и был тяжело ранен.

Погружая клыки в ногу Сальваторе, Бриггз попытался повалить его на землю, рыча в расстройстве, так как его травмированная нога не слушалась.

Сальваторе поморщился от боли, используя рукоятку меча, чтобы ударить в морду Бриггза, отрывая его клыки от бедра, Сальваторе сломал челюсть чистокровному.

“Кажется, что мое воссоединение с Маккензи будет отложено,” усмехнулся он, его меч, уже шел к горлу оборотня. “Но я уверен, что он будет счастлив приветствовать тебя, когда ты вернешься обратно.”

С запоздалой попыткой самосохранения Бриггз отошел назад, гнилой аромат разлагающейся плоти пропитал воздух. Задыхаясь от зловония, Сальваторе не позволил удару колебаться и вложил в него всю силу.

Боже. Достаточно значит достаточно.

Со смертельной точностью меч ударил непосредственно по шее, тряхнув тело Сальваторе, когда лезвие скользнуло через плоть и кости.

Не было никакого звука, когда голова Бриггза отделилась от тела, его темно-красные глаза были все еще заполнены ненавистью. Морщась, Сальваторе стремительно вырвал сердце ублюдка и отступил, поскольку вялая струйка крови медленно сочилась из ран.

Деьмо. Тело Бриггза воняло еще хуже, чем мертвое.

Сальваторе поставил бы деньги на то, что это возможно.

И более тревожно было противное покалывание черной магии, которая начинала циркулировать в воздухе.

Держа меч так, как будто это могло удержать неприятный холод, заполняющих хижину, Сальваторе невольно покачал головой в отрицании.

Нет. Он не мог воскреснуть снова.

Не без сил его демона-лорда.

Логично признать, что кошмар был закончен, однако, это не препятствовало Сальваторе продолжать отступать, ожидая, что тело Бриггза примет человеческую форму.

Им играли и управляли, как безмозглым идиотом веками.

Он ничего не принимал на веру.

Дыхание Сальваторе было единственным звуком, нарушающим гнетущую тишину. Затем наконец, слабое мерцание покрыло искалеченный труп.

Ожидая перехода к человеческой форме, Сальваторе зашипел от шока, когда голова и тело начали темнеть, а затем распадаться, как будто тело распадалось в пепел на его глазах.

Боже. Ублюдок… распадался.

Сальваторе сопротивлялся совершенно разумному желанию сбежать в ужасе. Он мог только предположить, что это было последствием, которое заставило Бриггза вернуться к жизни. В конце концов, он был не чем иным как грудой пепла после того, как Сальваторе сделал это с ним в первый раз. Было, возможно, только ждать, что он вернется к своей изначальной форме, как только он перестал быть марионеткой демона-лорда.

Сальваторе никогда не был особенно брезглив, но он обнаружил, что его желудок сжался, когда последняя часть Бриггза исчезла в половицах.

Это был подходящий конец для предателя, но это нервировало.

Наконец признавая, что тот не воскреснет, Сальваторе отбросил свой меч и пересек пустую комнату, чтобы захватить набор свечей на подоконнике.

Затем с краткой молитвой, он бросил свечу в центр комнаты и вышел через парадную дверь.

Он только достиг края деревьев, когда хижину поглотил огонь.

Конец его прошлого.

Начало его будущего.

Улыбка ожидания изогнула его губы.

Эпилог

Приближалась полночь, когда Харли бродила по коридорам в Чикагском особняке Стикса.

Прошло больше недели, с тех пор как она и Сальваторе сбежали от демона-лорда, но было в первый раз, когда она шла на встречу опасности в массивную комнату для гостей.

Улыбка чистого удовлетворения изогнула ее губы.

На самом деле, она не вылезала из постели на прошлой неделе.

Почему ей все это досталось?

У нее есть все, что нужно.

Великолепный, полностью сладкий супруг, который посвятил себя ее желаниям. Джакузи, чтобы восстановить уставшие мышцы, после долгих марафонов секса. Невероятная еда, оставленная у двери осторожным вампиром.

Не меньше, чем нирвана.

Сегодня вечером, однако, была полная луна, и Сальваторе уд