Джон и сумасшедшая Линда (СИ) (fb2)

- Джон и сумасшедшая Линда (СИ) 155 Кб, 48с. (скачать fb2) - Артем Валерьевич Кобин

Настройки текста:



Джон и сумасшедшая Линда.

1

Ровно пять дней в году я оказываюсь идиотом. И так уж получается, что эти пять дней ровненько ложатся именно на те моменты моей никчемной жизни, когда я судорожно пытаюсь обзавестись новой подружкой. Но однажды, один единственный случай, в корне изменил всю мою жизнь.

Утром третьего апреля я собирался выходить из дома. У меня было настолько паршивое настроение, будто я шел на нелюбимую работу. Ах да, я ж и так каждое утро просыпаюсь лишь ради того, чтоб сходить на ту самую нелюбимую работу. Утро предполагало быть веселеньким. Я как следует почистил зубы шампунем, после чего тщательно намылил голову зубной пастой. Вы не очитались, друзья. Я делал все именно в такой последовательности лишь оттого, что решил добавить своей жизни некого идиотизма. Представьте, как здорово завалить письменный отчет боссу, который постоянно ругает тебя в своем мелком, никчемно украшенном кабинете, попахивающим вчерашней развлекушкой с нашей потаскушкой, секретаршей Натали. При том, ругая тебя, он будет всячески ощущать запах, исходящий от твоей головы. О да, детка, это запах ментола, ты не ошибся, вот такая вот у меня антикариесная зубная паста. А когда он спросит, какого хрена я сегодня опять опоздал, то почувствует от меня тщедушный аромат крапивки, специями которой всегда в избытке приправлен мой двухдолларовый шампунь.

Итак, я отправился на работу… На рабочем месте был встречен весьма холодно противоположным полом, да и сильным в общем-то тоже. Ощутив всю прелесть вялых, пренебрежительных рукопожатий, сразу же отправился к своему столу и запустил программу анонимного чата. Пару минут обсудив тему беспорядочных половых связей с пользовательницей «монашка», отправился вон из-за стола.

2

Я хотел пить. Вышел в коридор офиса, где стояла барная стойка с автозавариваемым кофе. И был достаточно шокирован, увидев незнакомую девушку, сосущую что-то из здоровенной чашки, в которой секретарша Натали, как правило, подавала боссу его излюбленный рождественский напиток, который он прихлебывал, любуясь видом ее дивных кружевных чулков. Та девчонка совсем обезумела, - подумал я. Если она пришла к нам устраиваться на работу, то после такого недоразумения ей даже место уборщицы не предложат.

-Ты в курсе чей это был кофе?- поинтересовался я.

-Ну да, и что?

-Ничего. Так, блин, не делают.

-Я обладательница сисек, мне можно. Где кабинет вашего шефа?

-Эм..он..прямо по коридору и налево.

-Учту, красавчик.

Черт, каким же желанным взглядом я ее провожал... Казалось, это была та, в ком сочетались все мои потаенные желания.

Вернувшись, я застал следующую картину: босс, состроив самое свое что ни на есть подлизывательское лицо, провожал эту девочку из своего кабинета с таким упоением, будто она только что дала ему полакомиться ему его же кофе, притиснув его полулысую башку к своей вертикальной улыбке. Они вышли из кабинета и он провел ее через весь офис, у всех на глазах, а после сказал, что ждет ее рабочего появления с завтрашнего дня. Таким счастливо-обескураженным я его не видел никогда.

Весь оставшийся офисный день я либо тусовался в чатах, либо же вспоминал ту девушку. Думаю, я б отдал все, чтоб она отдала мне всю себя.

3

Ненавистный офисный день окончен, я устремлен к автобусной остановке. Выжидая пропахшую потом маршрутку, на остановке напротив я заметил ее. Она сидела с таким похотливым выражением лица, будто оттрахала босса без его же согласия там, в офисе, и хотела об этом похвастаться мне. Я не отвечал на ее взгляд взглядом. Я вообще не привык отвечать на чей-либо взгляд взглядом. Но эта девочка вне исключений, она была настолько горячей, что невольно я все же на нее украдкой посматривал. Была видна ее непринужденность, смотрела так, будто я далеко не первый, кто поедаем ее скользящим взглядом.

Сперва мне это показалось, но позже это все же подтвердилось, да, она близится ко мне, вот блин. Что я ей скажу? И происходит ровно следующая картина: она переходит дорогу, подходит ко мне и заявляет...

-Ты что, пялился на мой зад, когда я уходила из офиса?

-По-моему, пялился не я один, - сострил я, совершенно не осознавая, что на меня нашло.

-Ха-ха. Да что ты?

-Да, именно так, - бегло поглядывая на ее роскошные шарики, пробормотал я.

-У меня есть идея, пошли.

-Что, какая идея?

-Пошли, говорю.

Она очаровательно повиляла попкой, поэтому противиться я не стал. Мы дошли до стоянки. Она отключила сигнализацию своего автомобиля, затащила в него силой меня, а после отключила и свои моральные установки, начав раздеваться. В общем, друзья, этот вечер мне явно удался…

4

…Докурив сигарету и сунув бычок мне в ухо, она невольно засмеялась.

-Черт, как горячо.

-Ха-ха.

-Не смешно.

-Пристегивайся, нам пора ехать.

-Даже спрашивать боюсь, куда. Ладно, подожди, дай хоть окурок из уха выковыряю.

-Ха-ха.

И мы помчались… Охранник стоянки даже не попросил денег за сохранность ее машины, похоже, бедняге тоже посчастливилось деяние с ней, сопровождаемое бычком в ухе. Выехав из стоянки, она направила руль в сторону центра города. Из окна виднелись бесконечные многоэтажки, ларьки быстрого питания и парочка автомобильных аварий. Добирались не долго, но когда добрались - у меня был аут: она привезла меня в самый, как мне казалось, дикий клуб города. Я в такие места даже пописать, как правило, не захожу.

Сняв с себя офисный костюмчик, и надев на себя самое сногсшибательное платье, она взяла мою руку, установила автомобильную сигнализацию и повела меня в тот танцевальный ад. Попав туда, я сразу почувствовал себя нехорошо. Блин, я же никогда не танцевал. Возможно как-то это и было, когда я был пьян, мне было 15, мы с пацанами нажрались джин-тоников и я проблевался на платье своей, после того случая, уже бывшей девушки. И тут меня осенило: я сейчас просто куплю себе коктейль и постою в сторонке, не буду портить отдых своим видом окружающим. Не тут-то было мало того, что мне пришлось купить коктейль еще и этой девице, так она еще и мой усосала . Выпив все, что я купил, обезумивши побежала в пляс. Танцевала, наверное, минут двадцать, а я, как истинный лузер, это все наблюдал. После к ней еще и какие-то два парня присоединились. Причем один подтанцовывал возле нее сзади, другой - плелся спереди. Я, конечно, понимаю, что эта девочка - огонь и все такое, но не слишком ли они были похожи на геев, когда мысленно  скрестили свои шпаги на танцевальной битве лишь за единственный длинноногий приз? Такое танцевальное совокупление, к счастью, продлилось недолго, после они направились в сторону мужской уборной. Стоп, они что, направляются туда втроем? Неужели сейчас произойдет то, чего так жаждала моя перевозбужденная фантазия уходящие 10 лет? Даже думать не хочу, что это будет. Хотя... А почему бы краешком глаза и не глянуть, да и я слишком давно хотел справить нужду, поэтому какого хрена? Я направляюсь к сортиру! Подойдя ближе к двери уборной, я задумался, а надо ли оно мне, вдруг у них там оргия, а я лишь помешаю? Но я сделал это, и частично все же пожалел...В их кабинке было примерно следующее.

5

Мужик, расставивший ноги пошире и находящийся, в общем-то, без штанов, протягивал сквозь пятую точку другого мужика, водопроводку, на вид, 20-сантиметровым шлангом. А моя подружка это всего лишь фиксировала на камеру. Похоже… догадка по поводу скрещивания шпаг себя оправдала. Что ж.. блевать меня, конечно, потянуло, но я, как истинный джентльмен,  дождался, пока эти двое перестанут эксплуатировать унитаз довольно интересной позицией, и сделал это в него. Какая все-таки незабываемая она была. Их позиция, не моя блевотина. Должно быть, номер 95. Не сочтите за незнатока такой великой литературы, как камасутра, но номер позы был лишь моим предположением.

Все успокоилось. Мы, вчетвером, уже вполне смирившись с мыслью, что, мол, ничего страшного, что естественно, то не безобразно,  все целеустремленно направились вон из уборной. Радостные чуваки лишь прокричали ей напоследок: "Спасибо, Линда, наш с Брайаном медовый месяц запомнится нам отныне навсегда". М-да. Как оказалось после, эти двое так запраздновались своим медовым месяцем, что им пришла в голову гениальнейшая идея, название которой "а почему бы нам не организовать документальный фильмец, трахнув друг друга в сортире клуба и сняв это все на видеокамеру?", режиссером которой оказалась Линда. Да, кстати, я ведь так и не знал бы ее имени, если б не ребята. Ловя момент, решил официально представиться своей новой подружке:

6

-Мы так и не познакомились, я Джон.

-А я "Мне плевать", рада знакомству.

-Что ж..к-хм..дивно вы проводили там время…

-Ничего особенного, обычное явление.

-Что? Так ты… получается… не первый раз уже фиксируешь совместную сексуальную деятельность двух обоюдно на это настроенных молодых людей? - поверьте, друзья, я старался быть максимально интеллигентным и деликатным, задавая этот вопрос. Но взаимно-деликатного ответа тем не менее не последовало.

-Две жопы, два члена, два вполне не пивных брюха. Да, я помогаю таким делягам в вопросах режиссуры, почему бы и нет. Тем более у меня режиссерское образование.

Сложно поверить, что эта девчонка вообще когда-либо чему-либо училась. Орангутанг, живущий с детства в зоопарке, имеет и то куда большую тягу к саморазвитию и самопознанию. Но спорить не стал, я вообще не люблю спорить. Проще промолчать, даже в тех ситуациях, когда, к примеру,  твой босс морально имеет твое серое вещество с целью улучшения твоей же работоспособности. Думаю, именно поэтому я дольше всех своих соофисников продержался на рабочем месте в этом обдолбанном офисе, в подчинении этого полулысого чурбана, жутко прихихикивающего во время своих же собственных шуток.

Признаться, сейчас я хотел лишь одного: вновь оказаться в объятьях этой девчонки, страстно жаждущей приключений на свою пока не растолстевшую от замужества упругую попку.  Я начал намекать, мол, нам пора бы идти, мы слишком тут задержались, плюс я на сегодня видел достаточно и большего моя психика не выдержит. Она, как всегда, пропустила мимо ушей всю мою горячую речь, после чего неожиданно застыла. И совершенно неожиданно выпалила:

-Я знаю, чего я хочу. Я снова хочу трахаться!

Ох, друзья… Знали б вы, что в этот момент произошло на моей душе. Я уже даже смирился с последующим наличием окурка в своем ухе, лишь бы повторно ощутить весь сок этой роковой девочки на своем приятеле. Как вдруг она бездушно проворчала:

-Я хочу этого втроем. Иди, сними вон ту девочку, - и указала пальцем на вполне милую барышню.

-Ты что, дурачишься надо мной? Или ты это серьезно?

-Вполне. Думаю, она в самом соку, натанцевалась и будет не прочь поразвлечься.

Моему шоку не было предела - это всё, чем я могу описать то свое состояние. Возле такого урагана все чаще приходится задумываться о более прочном фундаменте. И я пошел. А что мне оставалось делать? Я хотел трахаться, а  это был мой единственный шанс…

7

-Привет, - пробормотал я своей потенциальной жертве.

-Что? Я тебя не слышу, - танцуя под дивные нотки клубной музыки, провопила девушка.

Я потянулся к ее уху и чуть громче повторил:

-Приве-е-ет.

-Да, привет. Что надо?

А девочка то была деловой.

-Хочу тебя кое-куда пригласить.

-Бесплатно не трахаюсь. Сперва купи мне выпить.

И разом рухнуло в воду всяческое мое мнение о милости этой девчушки. Но за коктейлем для нее я пошел.

-Вот, держи.

-Спасибо.

Выдув купленный мною коктейль, она вернула стакан мне в руки и продолжила танцевать, будто ни в чем не бывало.

-Ну что, пошли? - с надеждой поинтересовался я.

-Ха-ха, куда?

-Как куда, развлекаться, мы ж договорились.

-Ни о чем мы с тобой не договаривались, ты всего лишь добровольно угостил девушку коктейлем. За что большое тебе спасибо.

-Ах ты,...!Вот ты, ...! Мы с тобой договорились, а ты мне мозг ... надумала? Вот, ..., да я скорей тебя морально ..., чем ... - подумал про себя я и с идиотской улыбкой повернулся и начал возвращаться к своей подружке.

-Ну. Она едет?

-Эм..кхм..в общем, у нее болен песик, и ей сегодня невероятно плохо.

-Ну да, это видно по количеству пота, стекшему с ее задницы по прошествии пяти танцев подряд. Посторонись, тюфяк.

Она направилась к ней, и у них завязался разговор, та сперва смотрела на Линду как-то косо, Линда же продолжала держать на лице уверенность, после шепнула ей что-то, та заулыбалась, и они начали обниматься. Линда устремилась ко мне и просила пойти подготовить автомобиль.

Выйдя вместе с той девушкой из клуба, она нас познакомила. И мы куда-то отчалили на автомобиле Линды. Ехали, судя по всему, на юг: слишком большим количеством мошек я перекусил за время поездки.

-Так, чем займемся? - поинтересовался я, сидя на заднем кресле.

-А у тебя правда невероятно большой? - окинув жадным взглядом меня, поинтересовалась девчонка из клуба.

-Эм..- пробормотал я, кинув взор на центральное зеркало, на фоне которого Линда кивком просила подтвердить, - да, он у меня достаточно всеобъемлющий.

-Круто.

8

Линда резко повернула руль и присосалась к ручнику. Мы повернули на станцию автозаправки. Черт, ну и запах здесь стоял, можно было смело заявлять, что неделю не чищеный рот бездомного пахнет более приятно. Линда приказала проваливать обоим из машины, после дала денег нашей попутчице и зачем-то просила купить ее мыло. Антибактериальное и, желательно, детское. Не осознавая, что к чему, я направился сторону уборной. Попал внутрь и… Помните, как яро я описывал общий запах этой заправочной станции? Так вот, сортир по уровню своей вони, похоже, был ее эпицентром. Сделав свои маленькие дела своим «невероятно большим», как думала попутчица, я было хотел приняться мыть руки, правда, желание отпало, как только увидел, вместо куска мыла, на умывальнике кусок коричневой жижицы. Ощутив всю ее непревзойденную мягкость, я услышал стремительные шаги в сторону «эпицентра вони». Похоже, направлялся кто-то огромный, с мужским тембром голоса. Дверь быстро открылась, вошел здоровенный лось, весьма оценивающе оглядел меня, после достал свой полупривставший прибор и начал в меня им тыкаться. «Да Вы что, обалдели?» - проревел я. «Иди ко мне, мой сладенький». «Какой я Вам сладенький?». Видя возле себя солидных размеров фиолетовый предмет, во мне вдруг сработал инстинкт самосохранения, я до предела сжал свой кулак и выстрелил ему прямо в подбородок. «Ах ты… Ублюдок… На-а-а,»- продемонстрировав этот дикий выкрик, выбежал из уборной и увидел склоненных к машине и дико улыбающихся Линду и попутчицу. «Какого хрена? Это вы его прислали?». «Ха-ха. Нет, пирожок, но, думаю, он был бы не против, если это сделали мы,»- воскликнула Линда, после чего направилась в сторону сортира, разворачивая некий сверток наличности. Выйдя вместе с тем орангутангом, она ухмыльнулась и указательным пальцем поманила нас с попутчицей к себе, в логово царственной вони. Не осознавая сути происходящего, но переведя свое тело в режим «можно расслабиться», я не стал противиться моменту и, прикинув, что возможно сейчас в уборной будет происходить оргия, а я все интересное пропущу, направился в сортир вместе с попутчицей.

9

Только я попал внутрь, Линда героически швырнула меня на писсуар, приказав не двигаться. Началось познавательное действо: Линда схватила ту девчонку и начала стремительно ее раздевать, порвала к чертям ее платье, интеллигентно расстегнула ее жемчужное украшение, схватилась обеими руками за ее грудь и начала поглаживать круговыми движениями против часовой. Та не сильно противилась, заметив такую энергию и потенциал, она наложила свои руки на руки Линды и обе они отдались целиком и полностью эмоции страсти. Я в свою очередь, наблюдая это и вообразив себя очередной раз порно-героем, достал свой стручок и молниеносно начал поглаживать его вдоль верхней области по круговой. Заметив это, девочки начали расходиться не на шутку: Линда, поглаживая первой рукой дивный третий нашей попутчицы, второй рукой устремилась ей в области гениталий, вставив свой когтистый пальчик ей в промежность. Прочувствовав присутствие коготка, попутчица начала издавать легкие стоны, словно зарождая внутри себя новую жизнь. Я с интересом наблюдал происходящее, но и мимо этого пролетать не хотел, поэтому решил привстать и начать действовать. Линду, в свою очередь, это не обрадовало и та, с еще большей силой чем в начале, оттолкнула меня вновь к писсуару. Понимая, что это лучше, чем сидение в машине и в одиночестве, я не стал противиться, а, наоборот, принял позицию поудобнее и продолжил рукоприкладствовать. Девочки уже было близились к моменту истины, моменту оплодотворения яйцеклетки женским же началом, как вдруг в уборную снова ворвался тот ублюдок со своим стручком. В этот раз его дружок уже был оголен и приготовлен заранее. Будто будучи приглашенным, он нагнул попутчицу, заставляя ее творить оральные шедевры со своим другом, прямо не отходя от кассы, то есть от его фиолетовой каски. Охреневая от происходящего, я начал осознавать понимание слов Линды «Хочу этого втроем…», я только начал понимать, что по ее зловещему сценарию я далеко не был принят на роль основной скрипки, а лишь был приглашен в качестве фонового оркестра. Но злиться и обижаться было глупо, да и я почти кончил, чего же еще можно желать парню недовольному своей никчемной жизнью. В общем, представляя, что это то же порно, но лишь вживую, я продолжил ласкать своего мелкого друга, поглядывая на то, как орангутанговский друг побольше еле-еле вмещался в ротик нашей очаровательной попутчицы. Похоже, ее пик был где-то неподалеку, никогда бы не подумал, что он способен наступить лишь при наличии качественной оральной обработки. Не продержавшись и десяти минут и наконец выстрелив кусочком содержимого себя, я вконец одухотворился и пошел к умывальнику, дабы прочиститься от всего вышеизверженного. «Вот, держи мыло, детское антибактериальное, как и, должно быть, привык твой стручок. Промывайся как следует, скорострел» - пробормотала Линда, постанывая в предэякулятивном состоянии. Скорчив недовольную мину в ответ, я выбросил чертово мыло и пошел прочь из уборной.

10

Выкурив сигарет десять и только после обнаружив их вышедшие удовлетворенные лица, я не сдержался и воскликнул: «Чего так долго, вы там что, роды тройняшек принимали?». «Сломать ему нос?» - поинтересовался у Линды обладатель полуметрового. «Нет, он так прикалывается, можешь идти... И ты, кстати, тоже. Нам всем было весело, но, как говорится, пути Господни неисповедимы» - обратилась она впоследствии к нашей попутчице. Завязался нешуточный диалог:

-Что? Ты серьезно? Мы только что трахались, будто кролики, втроем на глазах у твоего онанирующего страшного брата, который даже в общем-то на тебя не похож, используя вместо спальни это задрипанный сортир и после всего этого...

-Достаточно, - подтвердила Линда, мягко улыбнувшись.

-Нет, черт возьми, не достаточно. Да я вас подожгу, если вы меня вот так запросто тут кинете, ублюдки!

Неожиданно, будто стрела Амура, она с бешеной скоростью влетела в кабинку заправщика, что-то яро от него требуя. Мы не знали, что и думать.

-Садись в машину и заводи. Она чокнутая. Быстро! - проронила Линда.

Я устремился в сторону авто, включил первую передачу и мы тут же тронулись, оставив позади лишь облако дыма и разъяренную девушку, уже было державшую в руках канистру долларового высокосортного бензина. Линда улыбалась так, будто вскрыла одну из загадок Дэвида Копперфильда, причем закрытыми глазами, а я, в свое время, вел автомобиль, пребывая просто в каком-то неистовом состоянии. Меня чуть ли не хватил жар после произошедшего. "А вдруг эта сумасшедшая однажды и со мной так обойдется?" - блеснула мысль внутри меня...

-Куда мы едем?

-К моим родственникам, малыш.

-Родственникам? Ты не говорила, что у тебя есть родственники.

-Я тебе и о возможном заболевании СПИДом не говорила, учитывая количество всех моих бывших поклонников. Но это не помешало тебе трахнуть меня на стоянке.

Что ж, эта женщина могла убеждать и убеждала.

-Какой адрес?

-Рули до врат Ада, не ошибешься.

-Я вообще планировал попасть в рай...

-Тебя уже полдня, как из него исключили, так что расслабься.

-Ну ты и стерва, черт возьми! - под влиянием всего раннепроизошедшего, я просто дернул ручник, остановил автомобиль и вышел прочь. Меня слишком переполняли неизведанные мне до этого эмоции, - сама себя довезешь, я еду к себе. Где тут остановка?

Линда последовала за мной, тоже покинув автомобиль. Похоже, она была, мягко говоря, в легком шоке.

-Э-э-эй, да что с тобой? Нам же ведь было весело...

-Нам было весело. Э-э-эй,- ворчливо передразнил ее я, - да ты нихрена не думаешь о происходящем. Как можно использовать абсолютно незнакомую девушку, а после бросить ее вот так, на стоянке?

-Да брось, она тебя также использовала, просив купить ей выпить и не выполнив после оговоренного.

-Да... Это было, но я уже давно ей это простил. Нельзя же вот так взять, поразвлечься, а после исчезнуть. Ты видела ее лицо? Она была готова испепелить нас. Да нет, она уже нас пепелила. Взглядом. У меня это все в голове просто не укладывается. Как можно быть такой безответственной? Ты же, черт возьми, девушка, ты - символ спокойствия и нескончаемой любви, а не порочности и перепихов.

-Да я такая... Э-э-эй, ты настолько красив, когда сердишься, хочешь мы трахнемся прямо здесь и сейчас?

-Черт, вот видишь. В этом ты вся. Ты думаешь лишь о сексе. Ты даже не паришься о том, а остался ли, к примеру, во мне еще хоть какой-то запас моей семенной жидкости... - после, хорошо обдумав в течение эдак семи секунд ее предложение, я ответил, - да, хочу...

11

Ох, каждый последующий раз в объятиях этой, вопиющей красоты женщины был много лучше всякого предыдущего... Она толкнула меня на асфальт проезжей части, слава Богу, была темень и машин практически не было. Начала смиренно раздеваться, но вскоре передумала: решила не терять пару-тройку лишних секунд. Примкнула ко мне, крепко сжала мой полупривставший член и начала одаривать меня французскими поцелуями. Сперва лицо, после - член. Видя ее явное намерение насладиться моментом сполна, я принялся предпринимать хоть какие-то действия, хоть немного отличающие меня от худосочного лохматого бревна. Притиснув мою руку к весьма объемной своей груди со словами "Потряси ее, я хочу, чтобы ты ее потряс", принялась царапать и ощупывать мои соски. После, слегка оттолкнувшись, приподнялась в позу наездницы, состроила свой любимый похотливый взгляд и принялась вновь меня целовать. Ее дыхание было настолько свободно и устремлено к истине, что мне хотелось хотя бы в этот раз не облажаться пятиминутными военными действиями. Спереди виднелась проезжающая фура, пара взрослых небритых дальнобойщиков огнули нас с ликующими выкриками. Нам же с ней было не до них... Я решил слегка поэкспериментировать, введя указательный пальчик ей внутрь гениталий, ей вроде понравилось. Дыхание чуть усилилось, я ощущал первые следы ответной близости... Член наливался кровью, она сжимала его у основания до тех пор, пока он чуть ли не начал лично извиняться за вопиющее отсутствие грехов в жизни своего хозяина. Но мне было плевать. Знаете, нередко бывает именно так, особенно, когда ты молод и горяч. Ты просто подвластен моменту, а твой интеллект просто гуляет где-то рядом, будто отойдя покурить... Дело наконец двинулось, я чуть приподнял ее в меру подтянутую попку, посадил на своего иждивенца, и после мы помчались в страну незабываемых ощущений. Неожиданно рука потянулась ей за спину... Конечно, я вру, это было умышленно. Я сорвал ее замочную лямку так, будто искал алмазный клад. И его нашел. Этот клад был воистину прекрасен, я, как истинный эстет, принялся массировать его постепенно, как бы невзначай, ей явно это доставляло радость. Впрочем, как и мне ее легкое постанывание: "...Ааа..оу..черт..да..вот так..точно..." Мой потенциал близился к развязке, и я это чувствовал. Я пытался представлять мертвых коров, лица вымышленных тёщ и неудачливость своего первого опыта, но все было впустую. Страсть этой девчонки уже не знала никаких границ. И я, как мне казалось, просто обязан ее был обуздать, просто чтобы удержать рядом. Я основательно напряг гениталии, вспомнив советы старины Кегеля, и было хотел чуть притормозить, чтоб сменить позу, но Линда начала меня буквально втрахивать в асфальт, издавая такие стоны, будто зачинает новорожденного. Противиться этому я просто не мог. "Стоп, как это не мог. Черт возьми, Джон, становись уже мужиком, если ты и третий раз облажаешься – это точно будет финиш. Нельзя вот так поддаваться чувству. Мужик ты, черт возьми, или генитально-мыслящий?" Я сжал кулаки, стиснул зубы, а после привстал на мостик и вспомнил детские занятия борьбой... После поднапряг левую ногу и перекатил Линду на спину. "О да, детка, это Джон, это Бог секса!" Ха-ха. После весьма продолжительного притиснения ее попки в классической миссионерской, схватил двумя руками свой морщинистый мелкий член и начал перенастраивать свое дыхание. Это дало частичную пользу: я был на олимпе еще минут семь. Вконец обезумив ее божественной красотой, я решил, что пора закругляться. Вынул член и кончил ей прямо на лицо.

-Ты что, совсем обалдел?

-Да, черт возьми, отныне я буду делать это постоянно. После каждого акта. Абсолютно, - я высказал это настолько самоуверенно и твердо, что бедняжке оставалось лишь смириться и начать прижиматься ко мне еще сильней.

-Мой милый, - провопила она и принялась меня расцеловывать.

Это был мой личностный прорыв, я наконец усмирил непримиримый пыл этой стервы. Однако расслабляться я явно не собирался. Пока мы с ней трахались, я частично представлял, как же круто и как на корню я отныне стану менять свою жизнь. Я хотел перемен и прикидывал, как именно я буду над собой работать. Быть может, именно эта мысль оттягивала меня от момента осеменительной истины.

Мы встали с земли, принялись приводить друг друга в порядок, будто двое шимпанзе, ну знаете, ощипывающих друг друга от блох, после я стянул из ее рук ключи от автомобиля и направился в сторону рулевого сиденья. "Хватит ей все дозволять. Вести буду я," - решив про себя это и заведя двигатель, я не стал ждать полураздетой Линды, а направился прямиком от обочины. Принялся за движение, так сказать, без своего, в прошлом, предводителя. Проследив вновь ее легкую ошарашенность в зеркале заднего вида, я принялся поворачивать налево.

-Садись, - небрежно приоткрыв ей дверь, сказал я.

Она села.

-Я отвезу тебя до твоего дома, ты пьяна.

-Чем это еще я пьяна?- пробормотала все более не узнающая меня Линда.

-Сексом.

Я начал движение в сторону той самой заправки, где буквально недавно онанировал со спущенными штанами, проехав мимо уже совместно спящих на асфальте попутчицы и полуметрового члена, не став менять курса. Погода была животрепещущая, хотелось петь и танцевать, виднелся легкий рассвет. Казалось, горизонт был где-то вблизи, стоило лишь протянуть ладонь.

-Где ты живешь?- спросил я.

Ответ не последовал, она активировала GPS и лишь просила следовать по нему.

Остановившись возле ее дома, выпустил ее из автомобиля, крепко поцеловал и последовал искать ближайшую остановку.

-Куда ты? Может, заночуешь у меня?

-Не получится, мне нужно домой,- не проронив более ни единого дельного объяснения, поймал первое попавшееся такси и направился в сторону своего дома. Таксист был довольно очаровательным взрослым пареньком. Он метко подметил, что я сияю так, будто обзавелся дешевым нимбом на барахольном рынке, видимо, думал содрать больше чаевых, я же не сильно уделил этому внимание, поэтому чаевых не дал вообще. Как правило, внутри меня всегда было что-то вроде страха, что если не дать отменных чаевых, то таксист тебя запрет в автомобиле и начнет калашматить битой, как в фильмах. Страшок то глупый, но с детства след оставляет неприятный.

Попав в дом, сразу отключился…

12

Спал до утра, пока не прозвенел будильник, словно твердящий "пшёл на работу, лентяй!". Заварил остатки еще вчерашнего кофе, что мне еле удалось, полученную сыворотку выпил. Пошел в душ. Воду сделал ледяной, так я решил скинуть с себя вчерашнее сексуальное похмелье: три раза за день не каждый день бывает. Вспомнив свой план, вдруг слегка улыбнулся, даже появилось желание напевать в душе. Пел как ни странно в основном в моменты натирания мочалкой своего же рта. Ротораздирающее зрелище. Окончив процедуру, взял зубную щетку и стал драить свои годами не целованные губы, параллельно протирая полотенцем свои интересные места. Тапочки возле душевой кабины, как всегда, намокли, пошлепал в зал прямо в водяных. Вышел на балкон, стянул с себя трусы, постепенно начал ощущать свободу. Даже закурил. День предстоял особенный, с сегодняшнего дня я меняю жизнь. Я перестаю быть неуверенным слабаком, перестаю онанировать на порно, заменяя его живыми куклами, начинаю ходить в бойцовский клуб. Уже натянув трусы и спугнув этим процессом стоящую на соседнем балконе бабушку, которая, как мне показалось, довольно положительно оценила моего морщинистого, скукоженного от холода друга, принялся собираться на работу. Включил Muse, на момент ощутил себя беззаботным рокером, вроде Игги Попа, и начал примерять на себя шмотки, которые давно боялся позволить себе одеть для выхода в свет. В них входила отпадная кожанка, зеркальные полицейские очки и пара клевых черных брюк. Довольно прямых, строгих брюк, не фанат широких или зауженных штанишек. Схватил деньги на проезд и принялся отчаливать на остановку. Я бы и рад был иметь свой автомобиль, да только, как мне всегда казалось, это весьма затратное движимое имущество. Да и я никогда не имел ничего движимого, сплошная недвижимость, под десятилетние выплаты. Квартирка, кстати, была не моя. Осталась от мамы. Та в надежде, что я наконец обзаведусь кучей классных одноразовых подружек, оставила мне ее. Однако ее надежд, как и надежд большинства моих приятелей, общение с которыми я прекратил еще в университете, я не оправдал. Признаться, сейчас мне хотелось лишь одного: чтоб меня до работы подбросила какая-нибудь длинноногая красотка, от вида которой все те, кто работает вместе со мной, офисными крысами я их решил не называть, обкончались. И так почти и вышло...

13

Возле остановки стояла девушка, по-видимому, кого-то ожидающая. Ей явно не терпелось покинуть наш не самый сказочный район… Она оценивающе посмотрела меня. Ух, похоже мои строгие брюки ее равнодушной явно не оставили, поскольку мой ширинка ее вниманием точно не была обделена. Похоже, понравился покров. В худшем случае, содержимое. Она будто сигнал SOS ширинке отсылала, ей-богу, с текстом: "эй. мне нужен защитник. будешь моим Индианой Джонсом?" После тридцати секунд такого общения с моим другом, решительно направилась ко мне со словами, не найдется ли у меня позвонить. Я не стал противиться и отказывать, дал ей свой телефон, мило улыбнулся, а после произошел финиш. Эта обескураженная схватила мой телефон, достала из-под майки пистолет и принялась обнимать подругу, только что выбежавшую и, судя по всему, ограбившую ларек на остановке. Они перекинулись парой слов:

-Ну что, погнали отсюда, милая?

-Погнали, солнышко... - ответила направившая на меня пистолет, после вставила еще пару слов, - эй, посмотри на этого симпатягу, может, прихватим его с собой?

-Что? Да это исключено, нас и так могут арестовать за это ограбление, так помимо этого еще и статью об изнасиловании прохожего повесят.

-Ну давай возьме-е-ем, посмотри какой он классный...

-Блин, ты как моя дочка в продуктовом, ей-богу. Ладно, кидай его в багажник. После разберемся.

Посмотрев на меня так, будто я должен был действительно лезть в багажник, она добавила разъяренности своему взгляду и повторила предложение своей подружки.

-Быстро в багажник!

"О-о-о, черт, только не это. Я и так вчера достаточно наразвлекался," - подумал я, но противиться не стал, тем более раз уж меня хотели изнасиловать две весьма очаровательные девчушки.

Находясь в багажнике, я услыхал жуткий грохот - похоже, мы тронулись. Девочки явно не умели водить, либо же мне это кажется и так проявляется качество наших дорог. Меня везли минут эдак десять, после я услышал некое бурчание в салоне. Одна из девиц, судя по всему, не самым лучшим образом отнеслась к наличию мужской задницы в багажнике ее автомобиля. Неожиданно машина остановилось. Еще минуты две я слушал яростные выкрики в адрес друг друга от этих девиц, после довольно спокойно открылся багажник и меня самым интеллигентным образом попросили выкарабкаться и сесть. Я сделал требуемое. Одна из девочек зажглась речью:

-Видите ли, молодой человек, моя подруга немного пьяна,- сказала она своим очаровательным ротиком, из которого в общем тоже не сорокоградусным цейлонским чаем доносило,- поэтому мы очень сожалеем о произошедшем и готовы искупить свою вину, подбросив вас туда, куда вы направлялись до встречи с нами.

Я насмешливо покачал головой, как бы прося, чтоб они стянули повязку с моего рта. Спустя минуту непонимания того, что я творю, они наконец стянули повязку и дали мне слово.

-Я согласен.

Те охотливо улыбнулись и начали меня обнимать. Мне это даже понравилось, однако меня так никто и не оттрахал, как договаривалось между ними раннее. Получив мой рабочий адрес, усадили меня на заднее сиденье и помчались в путь. Признаться, я довольно спокойно отнесся к произошедшему, видимо, после того злосчастного протягивания шланга в уборной клуба, мне уже ничего не было страшно. Девчонки мило улыбались мне, пока вели машину, они включили радио, активировали кондиционер, открыв одно из окон автомобиля - в общем, добираться было одно удовольствие.

-Спасибо, девочки, всегда знал, что на таких милых грабительниц магазинов можно положиться.

Они невольно похихикали и уехали прочь. Я же был на своем рабочем месте, и мне предстоял долгий разговор с боссом. Черт. Лучше б меня оттрахали.

14

Войдя в офисный кабинет, я обнаружил радостно-злостные выкрики различного рода насмешек. Посреди всего этого, разумеется, виднелась и полулысая макушка босса. Сегодня она сияла особенно отчетливо. Будто это говнюк еще во сне видел мое сегодняшнее полуторочасовое опоздание.

Шум кончен, вновь рабочая тишина, босс интеллигентно приглашает пройти в его кабинет. У-у-у, похоже сейчас будет порка не хуже садо-мазохистской, надеюсь, хоть хлыст покрыт нежнейшими пушистыми воросинками. Кабинет его был все по-прежнему ничтожно мал, лысина на фоне окна маячила все так же грозно, дверь он запер покрепче да на ключ, в общем, все, как в любом обычном, даже среднестатистическом, офисе. Говорила ведь мне мама, лучше учись на менеджера, сынок, чтоб представать зачинателем таких порок, а не непосредственной жертвой. Хотя... Босс – он и в Гондурасе босс и есть в жизни каждого. Будь то босс-жена, босс-теща или, как в моем случае, босс-босс.

-Лохштейн, ты опять опоздал. И что прикажешь мне с тобой делать?

Ах да, друзья, забыл представиться, меня зовут Джон Лохштейн. И да, на всех языках мира эта фамилия подразумевает одно и то же.  Вот такой вот достаточно необычной фамилией меня наградил мой папа. За что тому огромнейшее спасибо, поверьте, я высказывал неоднократно, особенно в детстве, после возвращений из школы.

-Извините меня, этого больше не повторится, обещаю.

-Так, так, так. Секундочку. Дай-ка я гляну в свой блокнот и освежу память цифрой, показывающей, сколько же раз ты применял именно эту формулировку в качестве оправдания. О-о-о, целых пять раз… За неделю! Ты что, Лохштейн, совсем обалдел? Или хочешь, чтобы кое-кто подправил кое-чью трудовую книжку?

-Нет, разумеется, нет. Я правда работаю над собой и над этим столь важным жизненным аспектом.

-Оно заметно. Еще вчера ты опаздывал на ничтожнейшие пять минут, сегодня же- это целых полтора часа.

Вот блин, время с теми грабительницами, оказывается, так быстро шло. Даже не заметил.

-Так что делать то предлагаешь с тобой, Лохштейн?

-Понять и простить,- невольно пробормотал про себя я.

Ярость босса в этот момент не знала границ.

-Свободен, вечером поговорим. Иди работай.

-Слушаюсь, босс,- опять невольно отшутился я.

-Лохшт...!

...я закрыл дверь и направился на свое рабочее место.

Рты офисных «товарищей» были прикрыты, они еще никогда не слышали, чтоб их босс на кого-либо, когда-либо поднял свой тон, тем более напоследок. М-да, я сегодня, похоже, успел «преуспеть» во многом.

На своем столе я заметил некую записку. Я поднял ее, начал слегка приоткрывать, думая, это явно кто-то из этих ублюдков-коллег, точно, вот почему все уткнулись в свои мониторы. Оказалось, нет. Записка была от Линды:

"Привет, милый. Я в женской уборной и на мне постоянно сползающие шелковые трусики".

Похоже… я хочу писать. Нет, я определенно хочу писать. Так что пойду отолью. Тихонько. Незаметно. Как мышка. Чтоб никому не попасться на глаза, ага, особенно учитывая мое фурорное утреннее появление.

15

Два шага не дойдя до двери уборной, за пределами которой масса соблазна, о котором мечтает каждый с твердо стоящим мужчина, я услышал грохот. Грохот издавала Линда. Это она так культурно приглашала меня оценить ее, быть может, новую интимную стрижку. Что ж, стрижка явно была, что надо...

Не проронив ни слова, она запихнула меня в эту низкосортную кабинку, начав показывать высокосортный стриптиз. Она включила какую-то мелодию на телефоне, явно не призывающую песочные куличики лепить, частично стала оголяться. Сперва стянула объемистую резинку со своих волос, пару раз вздернула голову, посмотрела на меня жадным взглядом, слегка поиграла скулой. Примкнула меня к унитазу, чем-то напоминавшему рот Буратино вследствие своей деревянности. Положила мои руки себе на бедра, после положила свои руки себе на бедра, и мы в такт, точь-в-точь под ритм мелодии, развязывали свою похоть.  Мне довольно трудно давалось наблюдение за происходящим, где не участвовал мой друг. Я решил задействовать и его. Чуть только коснулся ширинки - Линда тут же хлестнула меня по рукам, будто твердя "не рыпайся, животное". Похоже, Линда решила вернуться в своей прежнее амплуа, ей это в общем удалось, я решил, будь, что будет, пусть ведет. Повернувшись ко мне своей изящной спинкой, начала дурачить меня застежкой от хранилища своих пампушек. Я не поддавался, решив, сама расстегнет, к черту это. Та не расстегивала, а начала свои тотальные военные действия: направила мою правую руку себе на зад, дав мне возможность поистине оценить качество ее шелкового белья, слегка прогнулась вперед, будто девочка из порно, вскоре строго привстала. И тут же начала повторное прогибание. "О, Боги"- думал я. "Без лап, говнюк,"- судя по всему, думала она. Ее движения становились все более пластичны, интим прошкаливал более явно и поэтично, моя безысходность прорастала в геометрической прогрессии, ее локон будто призывал схватиться за него и довериться своему животному инстинкту. Как вдруг... Она схватила свой телефон, резко натянула на себя всю раннее спущенную одежду и вышла вон из уборной, оставив меня наедине с мистером унитазом. "Да-а-а, мистер унитаз, похоже, не суждено нам с тобой сегодня трахнуться. Ладно хоть ты у меня весь такой теплый и покладистый. О, иди сюда…"

Я собрался, встрепенулся, разворошил свою и без того не самую голливудскую прическу, а после поссал. Ну да, а что еще делают в сортирах, когда тебе обламывают отнюдь не однопроцентный стояк. Так и пары нервных клеток лишиться можно. Пока протекала моя Амазонка, я стал задумываться над тем, что произошло. Казалось бы, какого хрена, я вроде вчера ничего такого сильно бедственного не сделал, а эта сучка ведет себя так, будто я голливудский хирург и отказался ей вставить силиконовые сиськи за перепих. Да, определенно, прошлый перепих стоил бы этих новоиспеченных сисек, но она обойдется. Засунул своего друга обратно и с облаготворенным лицом, будто удовлетворил ручного пёсика Пэрис Хилтон, отправился на свое рабочее место.

Прежде я хочу кофе, я пережил немалый стресс и заслуживаю его…

16

Твою мать! Поверить не могу! Возле будки с кофе стояла девушка. Задница и молочные железы четко напоминали очертания моей Линды. Но блин, это была явно не она. Эта подруга была более скромна, чем та, полная зверств, ее копия.

-Ты кто такая? – с удивленным видом выпалил я.

-Я пришла навестить сестру, - ошарашено ответила девушка.

-То есть у Линды есть сестра?

-Да, есть. Меня зовут Келли.

«Твою мать, я что, курнул опиумной стружки в сортире? Это было одно лицо. Даже соски торчали точь-в-точь сквозь одежду.»

-Так, чем вы занимаетесь, Келли?

-Я пою в хоре при монастыре… Простите, если моя сестра себя плохо ведет. Это все ее неблагополучное детство.

-Продолжайте… - загорелись мои глазные яблочки.

-Она была ребенком, которой отец уделял достаточно мало внимания, в отместку за это ему, считала она, ей следует развлечься со всеми его друзьями-музыкантами одновременно, если вы понимаете, о чем я…

-Оу…

-И она это сделала. Не знаю, как ей это удалось, но она организовала оргию и занялась этим со всеми пятью. Да. И… Ей не всегда везло после этого с парнями. Они либо бросали ее, либо жестоко избивали. Третьего, как правило, было не дано. После она решила переехать в ваш город.

-Не знаю, что и сказать… А что вы делаете здесь сейчас?

-Мы с матушкой решили передать Линде пару овощей, думали, ей в данный момент абсолютно нечем питаться…

-Знаете, ей всегда было, чем перекусить, правда, но вашу посылку я передам. Видите ли, у нас достаточно строгий босс, не разрешает находиться тут посторонним лицам. Вам все же лучше уйти, давайте мне овощи.

-Эм… Ну хорошо. Скажите, что мы с матушкой ее очень любим.

-Хорошо, - кивнул я, осознавая, что Линде с этих слов не станет ни жарче, ни холоднее.

Благополучно отпустив сестрицу монашеской десантуры, я вновь предался размышлениям. "Какого черта она мне рассказывала про свою сестру? Быть может, она хотела, чтоб я о ней как-либо позаботился? Или, быть может, ей просто не все равно то, чем занимается и как живет ее менее благополучная сестра?" Это навивало на массу размышлений, не интересующих меня раннее. Признаться, я даже никогда в жизни не задумывался о наличии некой мужской ответственности за свою боевую подругу, которая тоже, оказывается, имеет место быть. Мне даже стыдно стало. Какой же я к чертям мужчина, если не способен взять на себя ответственность за происходящее со мной и Линдой. Да я при таком раскладе так и останусь бревном, слепо следующим по течению и боящимся ему противостоять.

Я поднялся вверх по лестнице, где стояли молодые практиканты и небрежно протягивали друг другу косячок после трудового полудня.

-Эй, дайте-ка и мне, - протянул я.

"Хотя, какого хрена, я настолько дерьмов и слаб, что не могу противостоять даже малейшей нападке в виде косячка? Да он мне даже жизнь при эпилепсии не спасет. Уж лучше жрать сырой брокколи, нежели гробить свое здоровье своими же руками."

-Хотя… Да нет, докуривайте без меня.

Вновь направился в офис. Ни черта не выпив кофе и так не покурив. Но я не жалуюсь, я хочу что-то менять. Самое время для перемен.

17

Линда небрежно что-то печатала на только что выделенном ей ПК. Вдруг придурок Мартинес направился к ней и начал ей шептать что-то на ушко...

Дайте-ка я вам дам краткую справку о Мартинесе:

Мартинес - редкий членосос и ублюдок. Ведет себя так, будто люди вокруг него ежеминутно подчищают его обляпанную все новым и новым дерьмом задницу. Любит вечеринки, сиськи и, возможно, письки. Ублюдок из красной книги номер один. Его задницу я хотел надрать, но все вешал на себя долбанные "кабы да если".

Неожиданно от Мартинеса раздался голос в мою сторону. В довольно завышенном тоне:

-Эй, Лохштейн, что ты делаешь сегодня вечером? Опять выгуливаешь свою посединевшую бабулю?

-«Ах ты, ублюдок,» - подумал про себя я.

Но дальше думы дело не пошло. "Однажды он точно словит люлей. Мне его поведение осточертело. Думает, будто его яйца лакированы более редким раствором похуизма. Ну ничего. Не долго ты так думать будешь, ублюдок. И плевать на то, какой ты большой и здоровый. Чем больше шкаф, тем громче падает. Вот только бы мне научиться хоть как-то драться… Дать ублюдку отпор, чтоб больше и не думал ошиваться на моем кристально чистом зеленом газоне."

Оставшуюся рабочую половину дня я провел в наблюдениях за тем, как этот ублюдок заигрывает с моей женщиной. Параллельно с этим я успел посетить сайт местного бойцовского клуба.

Бойцовский клуб, или БК, - место, где собираются парни, надирающие друг другу задницу бесплатно и не стесняющиеся проявить любовные чувства к чужому кулаку.

Тренер клуба получил от меня сообщение по электронке. Я написал примерно следующее: "Моя жизнь - дерьмо, я - безъяичное животное, мою подругу клеят прямо у меня на глазах". На что этот дядя ответил кратко и очень по делу: "Приходи, парень, и тебе отыщем пару лишних яиц."

Так что, день обещал быть нелегким, а, точнее, небезболезненным.

Я заранее подумал, в чем мне прийти. В первый раз то меня наверяка не пустят драться… Наверно, будет какая-нибудь плюшевая тренировка, в очередной раз подтверждающая полную убитость моих никотиновых легких. Не тут-то было. И было примерно следующее...

Я вернулся домой, выпил стакан молока, не знаю, почему именно его, взял самую ненужную одежду, подозревая, что БК – место довольно кровавое, в буквальном смысле, а времени отстирывать кровь с хорошей шмотки у меня нет. Уточнил адрес клуба в «Google», присел на дорожку, после тронулся.

Добираться решил на трамвае: так много дешевле и медленнее, а я хотел, чтоб страх от неизвестности БК меня слегка пощекотал. Кондуктор просила оплатить проезд, я, долго не мешкая, отдал ей деньги и получил, как оказалось, счастливый билет. Спорим, это знак? Ха-ха. Я вообще не являюсь суеверным человеком...

Моя остановка. Вышел последним. Страшно. Задумался: «самое время убежать домой и уткнуться в порнографический фильм. Но я ведь не трус… Или нет?»

Колебался хоть и долго, но трусость свое не взяла. Решил, лучше буду жить с фонарем, чем без яиц.

Порог клуба. Мне все еще страшно. Захожу, вижу вахтера. Спрашивает, к Майклу ли я… Ответ положительный. Иду далее.

В раздевалке было человек пятнадцать не меньше, кто-то мускулист, кто-то типичный дохляк. Думаю, отношусь больше ко вторым, хотя с довольной развитой физической подноготной. Все переодеваются. Никто не думает друг с другом и словом перекинуться. Полная тишина. Слышен лишь звук шнурков и цокающих вешалок. Я быстро достал форму, нервно оглядывая окружающих… Начал переодеваться. Страх был неимоверный. Пугала атмосфера: из-за чрезмерной тишины казалось, меня сейчас всей толпой отделают прямо здесь и сейчас. Но я не пасовал. Догадывался, на что иду…

Все вышли в зал. Зал – довольно объемная спортплощадка, приправленная парочкой тренажеров для качков и боксерскими грушами. Я ощупал одну из груш. Женская грудь в сравнении с ней – желе для рук массажиста. Ребята построились. Сделали все довольно быстро и с явным осознанием дисциплины в своем деле. Но половина ряда все же замешкалась и не сразу просекла принцип правильного построения. Думаю, эти половина ряда – новички. Думать долго не пришлось – их выдавала та же легкая робость и неуверенность, что и у меня.

Наконец вышел Он… Он – это Майкл, довольно молодой парень, с легкой небритостью и ссадиной под левым глазом. Он представился:

- Приветствую, друзья. Меня зовут Майкл. Вы здесь, потому что вас что-то беспокоит. Кого-то страх, кого-то переизбыток энергии. Но скажу лишь одно. Вы все – смелые мужественные люди. Поскольку решили дать вызов своему привычному повседневному существованию. Ну, да ладно, не будем слишком разглагольствовать. К делу.

Ребята, находившиеся в начале ряда, как я думал, старички, побежали трусцой вперед. Судя по всему, это была разминочная пробежка. Новички, то есть я и другие несколько ребят, тронулись за ними, чуть позже, осознав происходящее. Майкл начал показывать какие-то движения. Судя по всему, своеобразные разминочные упражнения. Все с воодушевлением начали за ним повторять. Кто-то включил музыку. Играл легкий воздушный рок. Упражнения делались, ребята разогревались.

Минут двадцать это все продолжалось. После началось самостоятельное растягивание. Кто-то повис на турнике, кто-то пытался руками достать стопы ног, а кто-то пытался ртом достать свой член. Растяжка мне явно понравилась: ощущение расслабленности не заставило себя ждать.

18

- Закончили, - твердо заключил Майкл, - образовываем клетку.

Ребята, ходившие не первый день, начали расстанавливать новичков, образовывая совместный круг… Майкл вошел в «клетку» и начал речь.

- Бойцовский клуб – место свободы и раскрепощения. Только тут вам могут надрать задницу ни за что. И только тут вы можете напинать по заднице своего партнера также ни за что. Если он, разумеется, согласился с вами биться: демократию мы также чтим. Итак, первое правило Бойцовского клуба: в бою участвуют лишь двое. Второе правило Бойцовского клуба: бои идут один за другим. Третье правило: бьемся в шортах, в капе и в бинтах. Четвертое: бой длится столько, сколько нужно. И последнее: тот, кто впервые пришёл в клуб — примет бой. Вопросы? – вдохнув воздуха, Майкл продолжил, - прекрасно, вопросов нет. Начинаем.

В клетку вошли два парня. Весьма спортивных и подтянутых. Они пожали друг другу руки, приложили к зубам капы и понеслась…

Первый вцепился в оппонента так, будто только вышел из тюрьмы и лицезрел божественной красоты женщину. Второй это явно не одобрил, на что последовала ответная реакция в виде пары точнейших прямых. Бум-бум: рассечение, первый лег.

- Окончили. Следующие, - проскандировал Майкл, после чего первого оттащили в угол пара ребят и началась прелюдия второй пары. Признаться, никогда бы не подумал, что бой может быть настолько краток. Ну, да ладно. Думаю, как в клетке, так и за ее пределами в БК думать надо как можно меньше.

Вторыми вышли довольно плотный паренек и лет сорока двух мужичок. Возраст явно не совпадал. Хотя, аудиторию клуба внешне одинаковой вообще назвать было практически невозможно. Тут, по-моему, были абсолютно все и на любой вкус: были и пара институтских ботаников, и пара-тройка качков, и мужчины лет за пятьдесят. В этом месте повседневные парадоксы воссоединялись и образовывали единую сокрушительную мощь. И мне было безумно приятно, что я наконец стал частью этого... Бой вторых, кстати, по наличию страстей ничуть не опережал бой первых: плотный паренек, видимо, надеявшийся на большее количество тестостерона в своем более молодом организме, принялся всеми правдами и неправдами колотить более зрелого оппонента. Оппонент же, в отличие от боя первых, не вырубил наглеца парой прямых сразу, а сослался на расточительность молодого собрата и потому для начала занял защитную позицию. Вообще, БК – это не бокс, тут твои блоки не подстраховывают боксерские перчатки, поэтому защита имеет довольно мнимую результативность. Но более зрелый персонаж, осознавая это, держал свои кулаки у лба, а не у подбородка, как принято в боксе, а локти же поднял чуть выше, что способствовало малой, но все же отдаленности от оппонента. Приняв на свои руки пару прямых, он решил не задерживаться долго в защите и, как только малой слегка приостыл и начал отдаление, тот тут же вогнал свой кулак в его переносицу. Похоже, у первого был легкий шок: он начал слоняться по клетке, будто только что оказался жертвой женского баллончика, предназначенного для идиотов, неумело ворующих сумочки. С полминуты послонявшись и, по-моему, слегка от шока отойдя, молодой боец принялся наконец контролировать свои действия. Из-за чего опять же попался: более зрелый соперник воспользовался его отчужденным защитным состоянием и организовал его подбородку дружеский финиш...

 -Молодцы. Декстер, наша очередь, - созерцая происходящее, заключил Майкл.

Третий бой обещал быть наиболее интересным… По крайней мере для меня.

 Майкл являлся довольно интересной фигурой, думаю, для нас всех. Это был единственный человек, не побоявшийся и не поленившийся организовать в нашем, казалось бы, огромнейшем городе, даже мегаполисе, Бойцовский клуб. Этого парня даже морока с юридическими документами не оттолкнула, раз клуб все же имеет место быть.

Майкл вышел скромно. Но уверенно. В его глазах невозможно было видеть его замысла. Думаю, будет брать соперника измором. Что ж, сейчас увидим…

Только пожали друг другу руки, оппонент Майкла тотчас же устремился вырубить соперника, нанеся, ни много ни мало, длинный боковой, чем сам же себе начал копать место на полу клетки. Удар прошел мимо, Майкл отклонился тут же, практически на инстинктивном уровне. После шустро обложил кулаком левую щеку оппонента, чем, как мне показалось, уже решил половину дела. Соперник слегка поколебался, но не упал. Надо сказать, он был в разы больше и мускулистей Майкла, но, думаю, Майкла это и при парализованных кулаках не напугало бы. Соперник не медлил… Он чуть отклонился назад, слегка разбежался и, набрав требуемую скорость, устремился покорять скулу Майкла крученым боковым. Майкл и этого избежал, в корне лишив мускулистого паренька надежды на победу. Казалось, Майклу абсолютно по барабану на размеры своего соперника. Он брал качка исключительно психологическим прессингом.

В этой драке победителем оказался Майкл. Никто, думаю, и не сомневался. Его кулак в итоге идеально точно пикировал сопернику в живот. От чего тот загнулся, и бои продолжились.

Предпоследними бойцами были я и один довольно ботановидный паренек. Я молил Бога, чтоб первым моим соперником был именно такой паренек. Надеялся, тогда мой первый бой имеет много больше шансов окончиться победой, что, как я думал тогда, было очень важно. Но я продул и этому очкарику. Бой не продлился и минуты, как я свалился от чрезмерного града прямых хиляка.

После выступили еще двое, и все окончилось. Все пошли в душ. Гул стоял неимоверный. Я же чувствовал себя дерьмом.

- Веселей, парень, - причалил ко мне один из «старичков». – Сегодня сосешь ты, завтра – будет сосать он. В этом мире все именно так и устроено.

Это меня слегка раззадорило, и я, уже с ухмылистой физиономией, направился в душ. В душе все пели. Всем было абсолютно наплевать, умеет ли кто-либо петь или нет. Важен был сам факт напевания в душевой кабинке после сочной побойки.

Закончив хлестать друг друга полотенцами, ребята направились по раздевалкам.

- Эй, Джон, подойди-ка, - обратился ко мне Майкл. – Как тренировка?

- Все отлично. Голова, правда, слегка болит, но все в норме. Спасибо.

- Слушай, я знаю, что ты испытываешь некий страх… Все нормально. Мы решим твою проблему, доверься мне. Признаюсь, тот очкастый парень, что обул сегодня тебя, пару месяцев до Бойцовского клуба ходил на секцию бокса. Видимо, не хотел казаться полным нулем. У тебя есть скорость и хорошая координация. В клетке ты все это разовьешь и наработаешь. Так что не парься особо, скоро ты избавишься от своих страхов. Сейчас приди домой, хорошенько поешь, желательно какой-либо крупы с молоком, а после прими теплую ванну. Немного поиграй водным контрастом. Утром у тебя будет жуткая боль в мышцах, не пугайся: скоро к этому привыкнешь. На сегодня молодец, выложился отлично, переодевайся. До следующей тренировки.

- До следующей тренировки, - пробормотал я и направился в сторону цокающих вешалок.

Домой добирался на вечерней маршрутке: в вечернее время автобусы хоть и встречаются, но крайне редко. Решил слегка ускориться, чтобы как можно скорей воспользоваться наставлениями Майкла.

19

Сделал все, как сказали, точь-в-точь.

Утром проснулся довольно бодрым, направился посмотреться к зеркалу. Грудь болела так, будто всю ночь стокилограммовых мраморных шимпанзе для зоопарка разгружал. После поссал. Икроножные мышцы тоже дружелюбием не блистали. Закинул свою тушу в душ. Немного ото сна отойдя, принялся собираться на работу опять в хлюпающих от воды тапочках.

Оделся ничуть не хуже, чем когда был подвержен потенциальному изнасилованию двумя дамочками из ларька. Слегка надушился, не расчесывался. В моем доме, признаться, расчесок вообще никогда не было. Ненавидел их. Направился к остановке.

В этот раз меня никто в багажник лезть не заставил, о чем я длительное время сожалел, пока добирался до работы. Только выйдя из автобуса, ощутил на своей кожанке птичью фекалию. «Точно к деньгам, - подумал я. – Ну или к дерьмовому рабочему дню. Что ж, будем верить в лучшее».

На работе, как ни странно, все были в радостном настроении. Судя по всему, я опять пропустил на своем календаре какой-то праздник. Надеюсь, не женский день. Иначе придется Линду лишь пятиминутным сексом одаривать: подарка же я не купил. Но я же не настолько придурок. В общем, оказалось, сегодня юбилей нашей компании. Вот черт, придется весь день мило улыбаться хую-боссу. Лучше б одаривал перепихом Линду, заселившись с ней на полдня в сортире.

Пару минут послушав нудную торжественную речь босса, устремился прочь. Живот так и норовил проблеваться от вида его плеши. Направился на верхний этаж, стажеры, как всегда, тянули совместный косячок. Чувство, будто они лишь из-за возможности покурить свою дурь профессию выбирали.

Просить косячок все же не стал, решил, что Майкл такую бы промашку не одобрил.

Направился в уборную и… Выпал в осадок.

Эта сучка Линда трахалась там с Мартинесом. Аут. Слова не выдавливаются. Первое, что пришло в голову – удалиться к чертовой матери. Из сортира. Из офиса. Из жизни.

«К черту это, мне пора. Идем отсюда, Джон, тут больше явно нечего ловить. Ублюдки.»

Я зашел в главный офис, с озлобленным видом стащил свою кожанку с петли и направился прочь. Жду лифт. Минуту спустя ко мне подходит босс, корчит свою любимую гримасу и заявляет:

- Лохштейн, ты что это, покинуть нас решил. Дай-ка я посмотрю на часу… Так-так… Время то еще не обеденное, Лохтейн. Как объяснишь?

- Пошел нахуй, полулысый хуй. Ебал я в рот твою секретаршу и твою сединеющую плешь тоже. Нахуй, говнюк. - И с остервенелым лицом направился прочь из офиса.

Пошел пешком. Шел довольно далековато. Мысли в голову не плыли никакие. Вообще. Монолог вела лишь совесть: «Какого черта сейчас было? Меня же теперь уволят. Мне же теперь не на что будет существовать. Да еще и трудовую книжку этот ублюдок подпортит. Fuck».

Забрел в какой-то городской парк. Он размещался где-то в центральной черте города, но был в меру отдален от городской суеты. Я увидел парня. Сел возле него на лавочку и невольно завязал диалог:

- Я Джон.

- Генри, - с легким недоумением представился парень.

- Зачем тебе ноутбук в парке, Генри?

- Ооо, чувак, - оживился парень, - так это мой рабочий стол. Только виртуальный. Я открыл сайт. Зарабатываю на нем деньги. Ищу «скрытых поставщиков».

- Каких поставщиков?

- Скрытых. Не забивай себе этим голову… Сайт за ближайшие пару месяцев мне уже долларов семьсот принес. Наконец хоть кому-то могу об этом рассказать, а то все в работе и в работе…

- Действительно, - подтвердил я. - И хорошая это была идея: открывать сайт?

- Да, вполне. Я, правда, слегка потратился на курсы, где учат разрабатывать сайт, но в целом доволен. Говорят, семь сотен за пару месяцев – это даже очень хорошо. Скоро будет вполне возможно поднять потолок прибыли.

- Ясно. Клевая идея. Дай мне свой номер, я тебя как-нибудь наберу.

- Да, конечно, записывай. 8-9…

- Записал. Отлично. Сохраню тебя, как «Будущий Стив Джобс».

- Ха-ха. Круто.

- Ладно, друг, еще увидимся.

20

И отправился прочь. Эта мимолетная болтовня заставила задуматься: «Какого черта, этот молодой парень зарабатывает достаточно, не заставляя себя каждое утро поднимать задницу на гнусную работу. Почему не попробовать что-то такое и мне?».

Однако паршивый осадок все не сходил с моей груди. Мне хотелось убить себя. Страх в ближайшем времени лишиться источника дохода и перестать существовать так же, как все люди, постоянно стремящиеся с тусклым видом на работу, меня неимоверно пугал.

Я отправился в одну ближайшую кафешку. Она находилась довольно близко от работы. Было лето, и она располагалась на улице. Там готовили отличные летние коктейли, но я предпочитал всегда покупать упакованный литровый сок за доллар с лишним. В этот раз решил себя побаловать коктейлем. Один черт денег скоро не будет вовсе, а так хоть развлекусь.

Я медленно посасывал свой коктейль в трубочку, он прекрасно освежал, будто таблетка «холс», леденящая твой рот при приеме внутрь. Я решил чем-то занять руки. Я был довольно спокоен, но рукам постоянно хотелось что-то в тот момент щупать. Предпочтительней, конечно же, была бы женская грудь, но досягаемей всего был лишь телефон. Да и лишаться на 15 суток свободы мне явно как-то не хотелось. Пальцы начали щелкать клавиши «вверх-вниз», слоняясь по телефонным контактам. Думал найти в списке контактов человека, которому я бы смог излить душу, но таких не оказалось: были либо деловые контакты, либо же друзья, которых друзьями то лишь с натяжкой назовешь.  Вдруг я набрел на контакт «Майкл». Я на секунду задумался. «Может, стоит ему позвонить? Нет, я только все испорчу…»

Неожиданно зазвонил телефон. Звонил Майкл, собственной персоной.

- Да, Майкл…

- Привет, Джон. Ты как, как мышцы, не сильно утром скулили?

- Да нет, все путем…

- Слушай, Джон, у меня к тебе есть предложение. Увидимся сегодня в центре? Я хочу с тобой кое-что обсудить. Видишь ли, я, вроде как, раньше был абсолютно таким же, как ты. Мне немного близко то, что ты переживаешь в данный момент жизни. Встретимся, выпьем по пиву. Что скажешь?

- Эм… Да, конечно, почему нет. Я как раз в центре.

- Уже? Что ж, буду минут через 15, я как раз колешу по центру: выбираю подарок на день рождения своей боевой подруге. Где ты?

- Кафе бла-бла-бла…

- Отлично. Я буду, не уходи.

Я ждал минут двадцать, посасывал коктейль и хотел закурить. Но желания расстраивать свои же легкие как-то не было.

Появился Майкл, он смотрелся довольно брутально. С новой ссадиной на боку левой щеке. Так же небрит. Взгляд слегка прищурен. За пределами клуба он еще расслабленней и притягательней. Будь девчонкой, должно быть, отдался бы без всяких флирт-прелюдий.

- Привет, Джон, - твердо пожал мою руку Майкл. – Рассказывай, какого хрена ты сидишь тут в разгар рабочего дня и сосешь свой коктейль, - поднял мой стакан, поднес к носу, ощутил аромат, - ммм, даже алкогольный коктейль. Ну, выкладывай.

- В общем, я сегодня уволился…

- Стоп, стоп, стоп. С чем это связано?

- Я неудачник, Майкл. Мою девчонку сегодня трахнули у меня же на глазах, неподалеку от моего же рабочего места.

- Продолжай…

- Я послал к черту своего босса, чем окончательно поставил на себе крест.

- Так, хорошо. Я так понял, туда ты точно больше никогда не вернешься, верно?

- Да, все так.

- Назови адрес офиса и номер кабинета.

- Эм… Улица блаблашная, кабинет 201.

- Так это недалеко. Скоро буду.

Майкл встал из-за стола и стремительно направился в сторону моего офиса.

- Постой, Майкл, куда ты…

Я направился за ним. Он шел довольно быстро и уверенно. Походка его, признаться, меня немного пугала. Я думал, он там все перевернет.

Этого не произошло. Он прошел сквозь вахту, просил меня остаться возле вахты. Устремился наверх, в рабочий кабинет.

Я ждал его всего минут пять. После увидел его, спускающегося и держащего в правой руке мою трудовую книжку и еще какие-то документы.

- Держи. Идем отсюда.

- Стой. А как же мои офисные принадлежности?

- Купишь себе новые.

Мы вновь прошли мимо летнего кафе. Дошли до стоянки. Он снял сигнализацию с автомобиля и просил в него садиться. После вырулил со стоянки, и мы направились по центральной дороге…

- Куда мы едем? - поинтересовался я.

- Джон. С сегодняшнего дня ты начинаешь новую жизнь. К черту все, что ты до этого имел. Слышишь? К черту. Забудь все то, что ограничивало тебя и твою жизнь. Ты свободный гражданин, так и веди себя подобающе.

Он взял свой телефон, начал кого-то искать в списке контактов.

- Мы едем к моему старому приятелю, ты какое-то время поживешь у него. Предлагаю пока сдать твою квартиру. Пока ты не соберешься и не встанешь на ноги. Насчет аренды жилья у моего друга сейчас договоримся. Что скажешь?

- Эм… Я согласен.

Я доверился этому парню, я действительно поверил, что он в силах верно направить меня.

Мы подъехали к огромному дому, во двор вышел парнишка лет двадцати, студент.

- Вы к папе?

- Верно, - ответил Майкл.

- Он скоро будет, велел пока располагаться вам удобней.

- Договорились. Ты уходишь?

- Да, мне нужно на пары, я вернусь вечером. Ждите отца.

- Ладно. До вечера.

Первое, что попалось на глаза в этом, в меру шикарном доме, – это картины, изящно разоблачающие сущность знаменитых рок-музыкантов.

- Кем работает твой друг, - поинтересовался я у Майкла.

- Он художник. Рисует звезд рок-музыки и различных всемирно известных активистов.

Я обалдел. На одной из картин был портрет Жириновского. Депутат был изображен в довольно величественной позе. Иван Грозный такому портрету явно бы позавидовал…

- Ааа, Владимир Вольфович! – воскликнул Майкл, - друг его как-то согласился нарисовать после очередной рок-вечеринки. Сам не поверил, что политики их навещают. В общем, ты располагайся, Маркус скоро будет. Мне пока нужно пару дел уладить. Я оставлю ему записку. Передай ее, как он придет.

- Договорились, - удовлетворенно заключил я.

21

Маркус мне явно представлялся не таким…

Я обалдел, впервые увидев его. Это был парень в хардкорной колючей коже и с натертыми черными джинсами. Волосы черт знает, как торчат.

- Ты Джон?

- Да, - потянул руку Маркусу я.

- Собирайся. Мы едем трахаться.

- Эм… А… Кхм… Окей.

Он направился в гараж, открыл его, и достал свой здоровенный хаммер.

- Прыгай, детка, будем лишать тебя девственности.

Я сел. Мы направились вновь в сторону центра. Будто все самые интересные места располагаются лишь в центре…

Он остановился возле какого-то клуба. Это был клуб, где я недавно клеил попутчицу вместе с Линдой.

- Доставай свои яйца и иди трахай девиц. И чтобы со всеми вытекающими последствиями. Иди. Понадобится задняя часть хаммера для развлечений – подойдешь.

Я направился в центр танцпола, даже близко не осознав того, что от меня требуется…

Но трахаться я все же хотел больше, чем осознавать, и это был мой великий шанс. Я организовал курс на одну из девиц, очень неуверенно, очень медленно и, в итоге, не успел: та уже мило болтала с каким-то парнем.

Я отправился к следующей. Так же волнительно. Так же с беспокойством за результат. Вновь в ноль.

Отправлялся к еще одной и еще одной… Всем было, казалось, не до меня. Я начал задумываться, какого черта меня никто радужно не встречает? Посмотрел в сторону Маркуса. Говнюк засасывал уже вторую подружку за вечер, направлялся с ней к хаммеру. Я вышел за ними. К Маркусу не приближался. Смотрю. Те мило воркуют, он ее слегка поглаживает, открывает заднюю дверцу хаммера, влезает сам, засовывает ее, занавешивает чем-то стекла. Спустя минуту машина начинает слегка пошатываться. Похоже, кто-то вечер проведет не зря…

22

Минут пятнадцать спустя Маркус вышел из автомобиля. Обнял напоследок подружку, после отправился ко мне.

- Какого черта, ты что, караулил мой секс?

- Маркус, у меня ничего не выходит… Я неудачник.

- Ты мудак, а не неудачник. Пошли.

Мы подошли к передней клуба, подъехал Майкл.

- Ну, парни, какого черта до сих пор не эксплуатируем хаммер?

- Он считает, чтобы подцепить подружку на ночь - он должен быть счастливчиком, - вставил Маркус.

- Маркус, оставь нас, - попросил Майкл. – Пошли, Джон, поговорим о жизни.

Мы отошли за пределы клуба, к урне с отходами, куда выбрасывали побитые стаканы и рвоту перебравших посетителей.

- Послушай, Джон, я понимаю, ты никогда не ходил в клубы и понятия не имеешь, что некоторые девушки ходят сюда, не только чтобы потанцевать. А потому постарайся воспринять мою речь очень внимательно… Там, - указал Майкл пальцем на клуб, - куча девиц, желающих переспать хоть с немного уверенным в себе парнем. А ты напрочь лишаешь их этого удовольствия. Пойми, любовь и прочие выдумки, порочащие мозг современного потребителя, – не более, чем бред. Да, знаю, мы любим своих родителей, мы должны любить свою работу и т.д. Но будь долбанным реалистом, парень. Ты любил свою девицу, а чем она ответила тебе? Или думаешь, она так любовные чувства к тебе проявляла? Не будь глупцом. Взрослей, разбей те розовые очки, что сидят на твоей переносице. Действуй.

- Ладно, ладно, я одобряю твои мысли. Но как мне действовать, я подошел уже девицам к пяти, все меня отвергают.

- Запомни, нет слова «отвергать», есть словосочетание «мало химии». Раз не получилось с одной – иди к следующей. Каждая следующая трепка все больше приближает тебя к моменту «мне похуй, я трахну мир». Мы еще займемся твоим внутренним состоянием, Бойцовский клуб тебе в этом ни мало поможет. А пока задание на сегодня: больше действий. Не бойся приобнять девушку, если чувствуешь обратную связь. Больше. Нахуй. Действий. Ты сносящий ураган, а не долбанный мимолетный ветерок. Чуешь разницу? Иди и трахни ту, что желаешь. Действуй.

- Ты прав, я попробую.

- Ты не попробуешь, ты сделаешь. К делу.

Я вновь зашел в клуб. Речь Майкла отлично мотивировала. Я устремился к первой понравившейся девушке.

- Привет, я Джон, - начал я. Мое внутреннее состояние явно излучало уверенность. Та это почувствовала и охотно ответила мне.

- Привет, я Карла.

- Я по утрам ем овощи, Карла.

- Вау… Я тоже ем овощи по утрам. Ты что, читаешь мысли людей?

- Нет, я мысли людям исключительно навязываю.

- Ха-ха. Да ты что? – похихикала, закатывая глазки, она.

- Все верно. У меня есть план… Я тут видел прыгающего барана. Хочу его поймать и продать. Прыгающие бараны нынче в цене. Включу в долю, если отыщем его вместе. Что скажешь? – я понимал, что кажусь смешным, но свою игру твердо продолжал.

- Хи-хи-хи, я согласна.

23

И мы отправились в пляс. Я все ближе и ближе к ней приближался. Мы танцевали то обнявшись, то на расстоянии руки. Я впервые за многие годы ощущал себя ведущим, а не пресмыкающимся. Мне это было по душе. Трек оканчивался, Майкл издали призывал меня закругляться. Я уловил его жест.

- Пиши свой номер, - заключил я новоиспеченной подруге.

- Эм… Ну… Давай.

Написала. Я ушел прочь, обняв напоследок.

- Молодец, Джонни. Так держать, - разъяренно встретил меня Майкл.

- Красавчик, - последовало от Маркуса.

- Погнали домой.

Какое-то время мы решили втроем пожить в доме Маркуса. Тот не сильно-то возражал. Мы же не сильно-то убеждали.

Домой вернулся студент, сын Маркуса, парень был в жопу пьян. Маркусу это не понравилось, на что он заявил сыну, ничуть не применив криков и рукоприкладства:

- Ты - студент, тебе 18 и ты вправе делать, что угодно. Но появишься еще раз в моем доме пьяным – будешь искать съемное жилье. На свои же деньги.

- Хорошо, папа, - скромным голосом простонал паренек, - мы выпили то немного…

- Я все сказал.

- Хорошо, я понял…

Все отправились спать.

Утро. Все делают свои маленькие дела и направляются завтракать. Весело все-таки жить четырем парням в одной квартире: то и дело чей-либо носок на глаза подвернется.

Маркус наложил всем хлопьев и подлил молока.

- Чавкаем, ребятки, чавкаем. Сиськи бодибилдера формирует геркулес.

Трапеза длилась минут двадцать, это не считая мытья тарелок, после все занялись чем-то своим.

- Джон, на минутку.

Мы с Майклом вышли.

- Ты вчера блистал. Молодец, рок-звезда. Сегодня новое задание. Увидься с Ребеккой – это тренер по боксу для любителей и новичков. Вот ее адрес, - передал листок с номером мне.

- Договорились.

Все завели свои двигатели и направились в город. Меня подбросили до остановки. Я устремился в спортклуб к Ребекке. Добирался на метро. Купил там пакет молока, убил тут же. Приобрел в кассе жетон, оказался на станции.

В метро на меня обратила внимание девушка. С довольно интересной внешностью. Я начал играть с ней взглядом. Слегка улыбнулся. Та не сменила лика. Я длительное время не спускал с нее глаз, после опустил взгляд вниз, будто и не видел ее до этого вовсе. Та слегка заинтриговалась. Боковым зрением я наблюдал легкую поправку волос с ее стороны. После она начала рисовать круги на полу своим каблуком. Опять поправила прядь волос. Я поднял взгляд. Пара искр между нами чуть не переросла в пожар. Держал взгляд, не отрываясь от девушки, в течение какого-то времени. Та тоже его не спускала. В итоге слегка начала скромничать, опустила голову вниз. Ее станция. Мне лишь через две выходить нужно было… Я направился за незнакомкой. Только выйдя из вагона, завязал с ней диалог:

- Привет. Отличные туфельки. Хочу такие же.

- Ха-ха. Да ты фетишист.

- И фашист тоже.

- Ха-ха, - та зажглась еще больше.

Я остановился напротив нее. Ей пришлось поступить так же.

- Я Джон. Можно фашист Джон.

- Кэти, рада знакомству.

- Я заметил потертость на твоем каблуке, Кэти. С такой хрупкой туфелькой явно опасно разгуливать по дорогам нашего города, - я прислонил ее к себе и поднял, будто жених поднимает новоиспеченную супругу после венчания.

Та рассмеялась еще больше, чем при начале знакомства. Моим действиям не противилась.

- Опусти меня, - хихикающее просила она. – Я боюсь высоты, Джонн, опусти…

- Нет, мы направляемся в ремонт обуви. Пристегни ремни, фараоны не дремлют, - я потащил ее вверх по лестнице, наслаждаясь происходящим моментом. Это было что-то.

Я пронесся с ее задницей на руках мимо пункта с сидящими фараонами - охранниками в метро. Те были в легком шоке, но напоследок нам все же улыбнулись. Та не переставала хихикать. «Ну, Джо-о-он, ну опусти-и-и». Я молчал, мое лицо напоминало скалу.

Я донес ее почти до перехода, после руки отнялись.

- Хи-хи-хи, ты всегда так с девушками знакомишься?

- Постоянно, - отшутился я.

Вдруг неподалеку, спереди, я увидел ее. Это была Линда… Она направлялась в нашу сторону вместе с ублюдком Мартинесом. Я быстро сунул мобильник в руки девицы, чью задницу держал минуту назад, сказал, чтоб записала свой номер. Те были все ближе и ближе. Девица записала свой номер, вернула мобильник.

- Подожди меня здесь, - сказал ей я.

Я направился в сторону Линды. Чуть приблизившись, обратился к ней:

- Надо поговорить. Отойдем на пару слов.

- Нет, Джон, ты же видишь, я с Мартинесом.

- Ха-ха, да, придурок, ты же видишь, она со мной, - встрял Мартинес.

- Завалил свой рот, УБЛЮДОК, - твердо и уверенно заключил я.

Тот замешкался. Ушел прочь… Направился к незнакомке, с которой я только познакомился. Мы остались с Линдой наедине.

- Ты вернешься ко мне. Ты не будешь вертеться с этим говнюком.

- Не то что?

Я взвалил ее на себя за задницу так же, как минуту назад другую девицу. Ощутив себя на пару минут пещерным человеком, отправился вместе с ней прочь из метро, побежал на ближайшую остановку. Там стоял открытый автобус. Залез в него вместе с ее задницей. Обалдевшие пассажиры и еле догоняющий наши сверкающие пятки Мартинес, не знали, что и думать. Автобус быстро закрылся. Мартинес позади. Мы с Линдой едем ко мне.

24

Всю дорогу мы сидели друг возле друга, не проронив ни слова. Та даже не думала рыпаться и бежать из автобуса.

- Куда мы едем, Джон? - наконец поинтересовалась Линда.

- Помолчи, мешаешь мысли.

- Козел.

- Мы едем ко мне. Сейчас я тебя трахну, а после навсегда выкину из своей головы.

- Ты идиот, Джон.

- Меньше слов, разминай киску.

Мы высадились прямо возле дома. Та, на удивление мне, уже как-то автоматически направилась ко мне.

- Эй. Какого Черта? – окликнул я.

- Что? Мы идем трахаться, разве нет?

- Подожди, дай-ка подумать, а встанет ли у меня на тебя после случая в офисном сортире.

- Твоя привилегия…

- Лови ключ, - кинул ей связку и добавил, - и прими душ, дамочка, я не собираюсь топтаться на траве, облагороженной Мартинесом.

- Урод.

Я вошел в дом и сразу же положил курс на спальню. Линда принимала душ. Я взял бутылку шампанского, которую распивал уже недели три: ненавидел пить много и сразу. Любил продлевать удовольствие. Сделал пару глотков. Линда вышла.

- Ты долго.

- Как могла.

- Ложись.

- А прелюдия и демонстрация любви?

- Нахуй любовь. Ложись.

Только Линда легла, я тут же накинулся на нее, будто вспыльчивый отец на вновь провинившегося ребенка. Я схватил ее за задницу и начал массировать языком ее промежность. Та застонала. Она схватила меня за шиворот и начала скандировать вновь и вновь: «Еще, еще». Я не останавливался. После взял ее за две ноги и потащил как можно ближе, к своей груди. Та сперва противилась, после смирилась и потянулась сама же. Я втолкал. Начал циклические движения. Стон Линды нарастал. Она вцепилась в мою спину, начала играться язычком с моим правым соском. Я схватил ее еще жестче. Бам-бам-бам. Та обезумела. Бам-бам-бам. Я почувствовал, что ей больно. Приостановился. Полминуты подождав, продолжил с той же экспрессией. Та еле сдерживала рев. Я еле сдерживал себя, чтоб не кончить. Агония разврата разнеслась по всему кварталу.

На рев Линды сбежались соседи: братья Джек и Ларри.

- Эй, кого убивают? Откройте дверь, мы вызовем полицию.

Нам было наплевать, мы продолжили с еще большей интенсивностью. Линду происходящее внизу явно не смущало. Она оттолкнулась от меня руками, промежность была вся в покраснениях. Приноровилась ртом к моему пурпурному другу. Я поднял руки вверху, начал напевать какую-то старую знаменитую рок-песню, та увеличила интенсивность язычка. Мои силы были почти на исходе. Голова еле соображала. Я опьянел от секса.

Снизу послышался звук мигалки.

- Откройте дверь, - проскандировал фараон.

- Секундочку, - с дикой улыбкой на лице ответил из спальни я.

Действо окончено. Линда побежала подмываться в душ, я направился в сторону двери. Открываю.

- Здра-а-аствуйте, господин полицейский.

- От ваших соседей последовала жалоба. Что у вас происходит?

- Да вот, купили новую музыкальную систему. Проверяем.

- Соседи утверждают, раздавались звуки нравственно неприемлемого содержания.

«Ого, как загнул» - подумал я.

- Ааа. Так это продавцы так подшутили. Сунули в систему звук из порнографического ролика. Знаете, звучит весьма объемно.

- Вы что, пьяны, сэр?

- Вовсе нет.

- Ну-ка, дыхните.

Дыхнул.

- Ну… Хорошо. Еще раз к нам обратятся – получите штраф.

- Договорились. Всего доброго, господин полицейский.

- До свидания.

25

Фараон отчалил.

- Проваливай, Линда.

- Что? Бросаешь меня?

- Либо так, либо страсть закружит нас в пучину неистовства.

- Какого хрена ты несешь?

- Не знаю. Просто проваливай.

- Да пошел ты, самовлюбленный кретин. Сам мне позвонишь.

- Верно.

- Я ушла.

Ее каблуки засверкали…

Меня все достало. Я был в самом непонятном состоянии. Тогда я надел хлюпающие тапочки, что намочила Линда, пока принимала душ, и догнал ее.

Та уже ждала автобус.

- Ты никуда не пойдешь. Я дурачился.

- Да пошел ты.

Я поднял ее за задницу, дотащил до дома и запер к чертям входную дверь.

- Отпусти меня, придурок. Я не останусь здесь с тобой.

- Останешься.

Я скинул тапочки и плюхнулся на диван. Включил телевизор.

Та подошла к дивану и тоже приземлилась на него, не проронив ни слова. Мы смотрели кулинарную передачу.

26

Ближе к ночи мне позвонил Майкл.

- Какого хрена, парень? Где сегодня была твоя задница? Почему Ребекка звонит мне и заявляет, что ты не явился?..

- Майкл, я с Линдой.

- Оу… Поздравляю, Джон…

- Да… В общем, я к вам пока не вернусь. Думаю, ты меня понимаешь.

- Эх, Джон. Ты, конечно, мудак, что вновь сошелся со своей подругой, но и ты право на счастье имеешь. Я все понимаю. Побудь пока с ней, раз у вас все склеилось. Разбежитесь – дай знать. Кстати, встреча БК через пять дней состоится. Не вздумай и работу над собой на бабу променять. Надеюсь, понял, о чем я. До связи.

- До связи, Майкл.

- Кто это был? – поинтересовалась Линда. - Это та баба из метро?

- Нет, не она. Расслабься и наслаждайся.

Я приспустил ее джинсы и начал упоительную работу над ее подружкой…

27

Дней пять мы стабильно нихрена не делали, лишь трахались и смотрели в «ящик».

- Я схожу за молоком, Джон. Хочешь молока?

- Нет, детка, спасибо. Купи мне рассыпного кофе.

- Ок.

Прошел час.

Два часа.

Кофе нет.

Линды в том числе…

«Чертова сучка, забрала деньги и не принесла мне мой кофе» - подумал я. После вспомнил, что ведь когда-то был безумно робок и влюблен в Линду, а потому ныть лишь из-за кофе как-то странновато.

Я плюнул на все и набрал Майкла.

- Майкл, затусим?

- Мы в том же клубе, приезжай.

- Буду через 25 минут.

Машин возле входа было до неприличия много. Так много, что 150-килограммовый мужичок вряд ли бы уместился между двумя из них. Даже потеряв по дороге на стоянку живот.

Я втиснулся в очередь, простоял минут двадцать, после вошел. Настроение – дерьмо. Я немыт и от меня воняет пятидневным бесперебойным сексом с Линдой. Майкл меня увидел.

- Привет, парень. Какого ты такой грустный?

- Да что-то выспался плохо.

- Ясно, трахались.

- И это в том числе. Давай лучше кого-нибудь склеим, хочу забыться на время.

Музыка была огненной, а потому выжигала нервы абсолютно всем. Тестостерона хватало даже мне. Майкл растворился в толпе. Я же слегка решил выпить. Только мне дали рюмку водки, Майкл тут же появился из толпы и послал в задницу то, чем я весь вечер планировал заниматься. Сказал, что пить я не буду. Я пойду. Кого-либо трахну. После забудусь.

Затея мне нравилась. Я пошел. Заговорил с девицей. Меня послали. Заговорил с другой – и там в ноль. Третья. Отказ. Четвертая: «Пошел к черту, идиот». Пятая: «У меня есть парень, мудак». Шестая: «От тебя и так сексом пахнет». Седьмая. Говорим минут пять. Та явно готова продолжить в местах не столь отдаленных. Хватаю ее за талию. Танцуем. «От тебя приятно пахнет, - говорит она, - должно быть, новый одеколон?» Я промолчал. Ди-джей поставил медленный трек. Мы вращаемся в стиле выпивших молодоженов под разгар свадьбы. Я приближаюсь все ближе. Влечение неминуемо. Мы целуемся. Целуемся горячо. Я чувствую ее плавно переходящий в бесконечность язычок. Сжимаю ее за талию. Ощущаю ее легкие складки под периферией попки. Та себя уже не контролирует. Я говорю, нам нужно отойти, у меня для нее что-то есть. Та слегка задумывается. После соглашается. Мы идем в сторону уборной. В сортире стоят два парня. Молокососы. Я расширяю свои зрачки и с видом наркомана, лишенного дозы, говорю, чтоб проваливали. Те испарились. Она открыла одну из дверц, посадила меня на мрамор и начала стаскивать трусики. «Постой, - пробормотал я, глядя на ее киску, - у меня вряд ли на тебя встанет, я пять дней не слезал с койки». «Однако я вижу что-то торчащее из твоих штанишек, - расхихикалась девица». «Верно, но секса не будет, - заключил я и отправился вон из уборной, - да, кстати, дивная киска».

Я выследил Майкла, тот танцевал в окружении двух перекрашенных молодушек. Я окликнул его. Тот начал что-то показывать, типа «не мешай, не до тебя сейчас». Тогда я подошел к ним, взял его руку, обругался на барышень, заявив, что я гей, а те лапают моего парня, и мы пошли за клуб. Майкл был в ярости.

- Ты что творишь, тебе прям тут задницу надрать?

- Погоди ты… В общем, я познакомился с кем-то, но трахнуть ее не хотел.

- Кулачок тебе в помощь. От меня-то что требуется?

- Спой мне гимн Анталии.

- Я тебе сейчас нос расквашу ведь, придурок…

Мы разодрались. Он пробил мне нос. Я оставил ему ссадину под глазом. У обоих пошла кровь. Но останавливаться не стали – «искусство требует дисциплины». Я схватил разбитую бутылку и начал ей размахивать перед его носом. Черт. По-моему, Майклу стало страшно. Я увидел проблеск страха в его глазах. Мне всегда казалось, что он бесстрашен. Это было очень странно и непонятно одновременно. Я выкинул огрызок бутылки. У меня помутнело в глазах. Я упал и отключился.

28

…Джефф всегда был редкостным мудаком. Джефф – это парень, который мне постоянно снился уже на протяжении недели. Джефф был страшненьким и неадекватным. Этот парень был самой худшей версией меня. Но я любил Джеффа. Даже молоко с печеньем оставлял на тумбочке перед сном. Думал, возможно, Джефф – это Санта. Или хотя бы его брат. В общем, Джефф мне был по душе. В страну невиданных сновидений он меня всегда приглашал с особым теплом…

Открыв глаза, я увидел потолок больничный палаты. Как догадался? Достаточно было вида трухлявой посеревшей штукатурки. Возле выделенной мне кушетки стояли Майкл и Линда.

- Милый, как ты? – пробормотала моя женщина.

- Все путем. Что произошло?

- Ты вырубился не из-за чего возле клуба, - с легким недоумением вставил Майкл.

- Да, классно разодрались, - ухмыльнулся я. – Но я вырубился не из-за этого. Ко мне тогда явился Джефф… Детка, помнишь, я рассказывал про Джеффа? Ну, Джефф. Такой милый и несексуальный.

Линда осмотрела меня так, будто я был под экстази.

- Ладно. Плевать. Сколько я тут уже нахожусь.

- Дней восемь, Джон, - ответил Майкл. - Мы уже думали, ты нас больше не навестишь…

- Черта-с два. Я в норме и хочу набраться.

- Обойдешься, - обрезал Майкл, тебе и так хватило.

- Кто мой врач?

- Миссис Вэнс.

- Какая несексуальная фамилия. Она хорошенькая?

- Джон, черт возьми, - проворчала с удивленным видом Линда.

- А что? Я молод и горяч. И готов много трахаться.

- Меня трахать будешь, когда вылечишься, а пока лежи тут и питайся долбанными фруктами, - Линда обозлилась и вышла вон из палаты.

- Да что с тобой происходит? – затарахтел Майкл.

- Не твое дело. Спасибо, что навестили.

Я отвернулся от Майкла и сделал вид звуком, будто храплю. Майкл ушел. Я перестал делать вид и захрапел натурально: ушел в сон.

Проспал, думаю, часов пятнадцать. Опять видел Джеффа. Проснулся. Спустился с койки, чтобы отлить. Сортира в палате не было. Зато была довольно уютная и просторная раковина. Запустил своего друга в нее и начал пускать желтизну. Делал это в довольно интересном положении: поскольку друг мой коротковат да и сам я не высок, приподнял правую ногу на соседнюю кушетку и стоял, как дотягивающийся до раковины членом идиот.

В этот же момент зашла медсестра. Та самая Вэнс. Понял это по ее бейджику. Горячая однако была штучка, зря я так при Майкле ее профессиональные возможности критиковал. Наверняка уколы нуждающимся делает что надо. Я представился.

- Майкл, - протянул ее одну руку, в другой держа своего пурпура.

- Эм… Доктор Вэнс. Туалет у нас вообще в десяти метрах от комнаты.

- Я учту.

- Так, говорят, вы были в коме целых восемь дней. Эм… Вы могли бы уже припрятать вашу штуку.

- Ах, да, конечно. Простите. Где мои манеры. Целых восемь дней нужду не справлял, видимо, это дало результат.

- Да, что ж… Ложитесь, вам прописан укол.

«Оу… Ну не так же сразу, дамочка, - подумал про себя я». Я лег. Она приспустила мои штаны и засадила.

- Ааааа…

- Спокойно. Будьте мужиком, Джон.

Она, по-моему, самую диаметрально ощутимую иглу мне вставила. Боль жуткая. Мой зад такого даже в течение длительного офисного стиля жизни не ощущал.

- Оууу… Ааа…

- Все. Вы крепкий мужик, Джон.

- Да, спасибо, - еле напихивая штаны и придерживая ватку, пробормотал я. – Так… Что вы делаете сегодня вечером, док?

- Джон, прошу вас, не зазнавайтесь. Вы всего лишь очередной больной. А больных в моей жизни всегда было и будет достаточно. Вы не исключение. Таковы уж издержки профессии.

- Что ж, предлагаю разрушить стереотипы. Самое время.

- Очень сомневаюсь.

- Предлагаю сегодня увидеться после ужина. Что скажете?

- Ложитесь, Джон. Вам требуется отдых.

Она ушла.

…продолжение следует…

Автор: Артем Кобин

Связь: rm134@yandex.ru