Дневники Берии подтверждают: Виктор Суворов прав! (fb2)

- Дневники Берии подтверждают: Виктор Суворов прав! (и.с. Правда Виктора Суворова) 814 Кб, 192с. (скачать fb2) - Дмитрий Францович Винтер

Настройки текста:




Дмитрий Винтер Дневники Берии подтверждают: Виктор Суворов прав!

ВВЕДЕНИЕ

Лаврентий Павлович Берия — одна из самых противоречивых фигур нашей истории. Мнения о нем высказываются полярно противоположные: палач № 1 — и эффективный менеджер, верный соратник Сталина — и его весьма вероятный убийца, большой любитель прекрасного пола — и хороший семьянин… Продолжать противопоставления можно бесконечно, и самое интересное — то, что все полярные мнения имеют под собой определенную почву. В разные времена у Лаврентия Павловича проявлялось то одно, то другое, поэтому все — и хулители, и хвалители — в равной мере правы и не правы. В судьбе Л. П. Берия, как в зеркале, отразилась отечественная история первой половины XX в., когда социальная группа (консорция) умных, талантливых, хитрых, коварных, жестоких людей захватила власть в огромной стране и использовала все — свои незаурядные способности, талант полководцев, инженеров, конструкторов, разведчиков, материальные ресурсы страны, физические, интеллектуальные и духовные силы народа — на распространение созданной ими системы по всему миру. И жизнь и деятельность Л. П. Берия, одного из самых выдающихся представителей этой консорции (позднее ее назовут классом номенклатуры), стала отражением всего исторического периода. И эта книга претендует на то, чтобы такое утверждение доказать.

Начнем вот с чего: все-таки есть серьезные основания думать, что именно Берия помог Сталину умереть и тем самым предотвратил новый виток массовых репрессий, сопоставимых с 1937 г., а возможно, и Третью мировую войну (об этом мы еще поговорим более подробно). И что он после смерти «вождя народов» замышлял куда более радикальные преобразования, чем те, на которые решился Хрущев. Ну, а то, что «дело врачей» прекратил именно Берия, — это факт бесспорный. И интересно то, как Лаврентий Павлович, один из вернейших соратников «вождя народов» на протяжении большей части карьер их обоих, «дошел до жизни такой» (в хорошем смысле этого слова).

А толчком для написания этой книги послужил выход личных дневников Л. П. Берия с комментариями Сергея Кремлева. Так вот, сталинист С. Кремлев, издавший со своими комментариями личные дневники Берия с 1938 по 1953 г., переданные ему другим ярым сталинистом, неким «Павлом Лаврентьевичем», не признает ведь за Берия этих (только что перечисленных) заслуг. На дыбы взовьется, отрицая их. Например, Кремлев полагает, что реабилитация врачей в апреле 1953 г., которую приписывают Берия, на самом деле была «продавлена» Хрущевым, который «вынудил» Лаврентия Павловича поставить свою подпись на деле реабилитации.

Зачем? Да затем, чтобы авторитетом Берия прикрыть тот факт, что врачи были «тягчайшими преступниками» и получили-де по заслугам (3. С. 178) (здесь и далее система ссылок на дневники следующая: первый — «Сталин слезам не верит», посвященный событиям 1938–1941 гг., при ссылках мы будем обозначать цифрой «1», второй — «Второй войны я не выдержу», о событиях военного времени — цифрой «2», наконец, третий — «С атомной бомбой мы живем», охватывающий период 1946–1953 гг., — цифрой «3»).

Но о «деле врачей» и демонизированном Кремлевым Хрущеве мы еще скажем. А пока обратимся к началу дневника. Кремлевские комментарии к нему посвящены совсем другим «заслугам». Впрочем, возможно, что и сам дневник — не подлинник, а подделка, такое мнение очень распространено как среди сторонников Сталина, так и среди его противников; не знаю, спорить не буду, скажу только, что в интернет-поисковике я пока не нашел даже намека на поддельность. Но необходимо иметь в виду: если это подделка, то — сфабрикованная ярыми сталинистами в апологетических целях. Если так, то содержимое дневника — свидетельство правоты известной русской пословицы: «Черного кобеля не отмоешь добела».

Из моих предыдущих суждений о Лаврентии Павловиче читателю должно уже быть ясно, что пословица относится не к Берии лично — он, как мы увидим, действительно не худший представитель сталинской номенклатуры, и даже не совсем к самому Сталину (ибо, как сказал Солженицын, все «на одного Сталина валить — надо же и чувство юмора иметь»)[1], а скорее к режиму в целом. Поэтому я и выбрал для своей книги такое название — «Исповедь коллективного негодяя», подразумевая под таковым сталинский режим в целом.

Однако вернемся к вопросу о подлинности дневника. Так вот, пока не доказано (или хотя бы не озвучено) обратное, будем все же исходить из того, что он — «настоящий». Отмечу только еще один аспект, характеризующий С. Кремлева как историка. Подводя итог деятельности сталинского окружения, он пишет, что «иуда Хрущев в новой России, которая, если будет жить, снова будет Союзной, Советской, Социалистической и Державной, заслуживает участи Тушинского вора, которого выкопали, сожгли и затем выстрелили им из пушки» (3. С. 224).