загрузка...

Шампанское (fb2)

- Шампанское (пер. В. А. Львов) (и.с. Интрига) 854 Кб, 241с. (скачать fb2) - Джейсон Томас

Настройки текста:



Джейсон Томас Шампанское

Эта книга посвящается Гейл Бест, хорошо понимающей истинный смысл шампанского…

Шампанское — самое честное вино из всех спиртных напитков. Хорошее шампанское вызывает ощущение радости и поднимает настроение. Плохое шампанское оставляет горькое послевкусие и тяжелое похмелье. Качество шампанского играет решающую роль…

ГЛАВА 1


На белоснежных шелковых простынях уродливо выделялось причудливо расплывшееся коричневатое пятно туши для ресниц. Взглянув на него, Баффи Сарасота горько всхлипнула:

— Черт побери! О черт…

Перевернувшись на спину, она уставилась в зеркальный потолок над своей роскошной постелью. Густые золотисто-каштановые волосы шелковой волной накрыли мягкую подушку.

— Ну, надо же… Он единственный мужчина, которого я по-настоящему хочу, и вот теперь навсегда потеряла его, потому что вела себя, как последняя шлюха!..

Застонав, она сжала кулаки с такой силой, что длинные ухоженные ногти впились в нежные ладони.

Всего несколько часов назад она была самой счастливой фотомоделью во всем Нью-Йорке. Уже первые шаги на этом поприще принесли ей ошеломляющий успех и как следствие длительный контракт с одним из известнейших во всем мире модных журналов. Вдобавок она по уши влюбилась в фотографа по имени Закери Джонс, к которому с самого начала почувствовала сильное влечение. Баффи Сарасота всегда знала, как соблазнить мужчину. Она отлично разбиралась в тонкостях секса и никогда не упускала возможности воспользоваться этим к своей выгоде, поэтому имела вполне заслуженную репутацию богатой техасской девицы, обожающей трахаться направо и налево. У нее было столько мужчин, что Баффи уже давно потеряла им счет. Однако с Заком с самого начала отношения стали складываться совершенно иначе. К немалому удивлению Баффи, он не потащил ее в постель в первый же вечер, как это делали прежде все знакомые мужчины. Он говорил с ней, и ей было интересно его слушать! Она чувствовала, что нравится ему не только как объект сексуального удовлетворения. Зак разговаривал с ней как с другом, а не как со смазливой, глупенькой нимфеткой, годной лишь для постельных утех. Он интересовался ее мечтами и жизненными устремлениями, чего не делал до него ни один из многочисленных приятелей Баффи. На какой-то миг она даже заподозрила, что Зак, должно быть, гомосексуалист. Но когда, он, наконец, решился обнять и поцеловать ее, Баффи отбросила это нелепое предположение. До сих пор она все еще не могла забыть этот короткий жгучий поцелуй, мгновенно заставивший напрячься все ее тело.

Баффи снова расплакалась.

Поначалу все шло так хорошо! Вечером она зашла в фотолабораторию, где Зак увлеченно проявлял и печатал ее снимки, сделанные для разворота модного журнала. Войдя в темное помещение, едва освещенное призрачным красноватым светом специальных ламп, Баффи остановилась, залюбовавшись мужественным профилем Зака. Ей нравилось наблюдать за его творческой работой, потому что в этот момент она ощущала себя частью жизни Зака.

Обернувшись, он увидел Баффи.

— Ты просто восхитительна!

Потом приблизился к девушке и приподнял ее на вытянутых руках, уверенно сжав большими ладонями узкую талию.

— Ты великолепна! Неотразима! Фантастически красива!

— Ах, Зак… — счастливо выдохнула Баффи и тихо засмеялась низким грудным смехом.

В этот момент их губы невольно соприкоснулись. И тогда Зак стал целовать ее в уголки рта, шею. Его дыхание становилось все более шумным и прерывистым. Баффи отвечала на его поцелуи с таким жаром, словно изголодалась по мужской ласке. Потом ей показалось, будто она теряет сознание от внезапно охватившей ее настоящей страсти, совершенно не похожей на ту, что Баффи всегда старательно имитировала с другими мужчинами. «О Боже! — пронеслось у нее в голове. — Сделай так, чтобы и Зак почувствовал ко мне такую же страсть!»

— Ты даже представить себе не можешь, что для меня значишь, — хрипло прошептал Зак, — мне так много нужно тебе сказать…

В этот момент Баффи думала только о том, что готова на все, только бы удержать возле себя этого мужчину. Ее внезапно охватила паника. «Я должна дать ему то, чего он хочет, — подумала она. — Нельзя его потерять! Я отлично знаю, как доставить мужчине удовольствие, разве не так?»

Баффи и впрямь в совершенстве владела техникой секса, поэтому решила сразу взять быка за рога. Не прерывая страстного поцелуя, она уверенным движением сделала то, что уже делала бесчисленное множество раз перед другими мужчинами, — расстегнула молнию на своем сарафане без бретелек. Обтягивающий лиф тут же сполз с ее груди, и через секунду пестрый ворох ткани упал к ногам девушки, открывая взору гибкое, совершенное тело.

Баффи почувствовала, как Зак тут же напрягся. Богатый опыт общения с мужчинами подсказал ей, что он, должно быть, ощутил мгновенную эрекцию. Опустившись на одно колено, она принялась расстегивать молнию на его брюках.

Неожиданно Зак резко отстранился от нее.

— Ты ничего не поняла, — едва слышно проговорил он. — Я действительно отношусь к тебе очень серьезно, а ты ведешь себя так, словно перед тобой очередной любитель поразвлечься с красоткой. Господи, зачем ты стараешься продать себя?

— Я только хотела сделать так, чтобы тебе было хорошо со мной, — растерянно пробормотала Баффи, сдерживая подступающие слезы. — Я знаю, как доставить мужчине удовольствие. Сейчас ты сам в этом убедишься… Тебе понравится, обещаю… — лепетала она, стоя совсем нагая в сумеречном красноватом свете фотолаборатории.

— Я для тебя… значит, я всего-навсего еще один… — запинаясь, пробормотал Зак, не сводя глаз с ее прекрасного обнаженного тела. — Да, ты мне нравишься, даже больше, чем нравишься… и тебе самой хорошо известно… О Господи, я сам не знаю, что говорю. Я не понимаю тебя…

— Разве ты не хочешь меня? — простодушно спросила Баффи, протягивая руки к совершенно смутившемуся фотографу.

— Хочу, но не так! Я хочу тебя такой, какая ты на этой фотографии, но не ту шлюху, что стоит сейчас передо мной!

При этих словах Баффи вздрогнула, словно от пощечины, и фотограф горько пожалел о сказанном.

— Извини…

Всхлипнув, Баффи быстро оделась и побежала к лифту. Ей хотелось поскорее забыть об этих жестоких словах, скрыться от мужчины, которого она уже успела полюбить. Войдя в бесшумно раскрывшуюся перед ней кабину лифта, она нажала на кнопку нужного этажа и в бессильной ярости ударила кулаком о стену.

— Я и впрямь ни на что не гожусь, — пробормотала Баффи сквозь слезы. — Отец прав, я… я…

Всхлипывания перешли в настоящие рыдания.

Девушка даже не подозревала, что в это самое время несколькими этажами ниже Зак тщетно барабанил в двери лифта, закрывшиеся перед самым его носом. Он делал это с такой неистовой силой, что до крови разбил костяшки пальцев.

И вот теперь, в четыре часа утра, Баффи Сарасота уныло разглядывала пятна от туши для ресниц, оставшиеся на белоснежных шелковых простынях, а внизу, рядом с шикарным отелем, где она поселилась, Зак в этот самый момент припарковывал огромный фургон, целый дом на колесах, служивший ему и девушке офисом и комнатой отдыха во время длительных и совершенно выматывающих съемок на натуре. Это гигантское сооружение на колесах они покинули лишь несколько часов назад. Вообще-то фургон периодически арендовали группы рок-музыкантов, поэтому он был оборудован бортовым компьютером, позволявшим выводить световые надписи на крыше и по бокам.

Чтобы попасть в здание отеля, Заку пришлось дать швейцару стодолларовую банкноту. Продажный блюститель порядка едва успел отскочить в сторону, когда Зак опрометью бросился к лифтовому холлу.

Через несколько минут он уже барабанил в дверь апартаментов Баффи.

— Открой, Баффи! Я вел себя как последний дурак! Мы оба вели себя как идиоты! Открой дверь! Черт побери, открой мне!

Вскочив с постели, Баффи бросилась к тяжелой входной двери. Дрожащими от радостного волнения пальцами она начала отпирать многочисленные задвижки и электронные запирающие устройства.

— Открой дверь, Баффи! — снова крикнул Зак.

— Уже открываю, милый, — откликнулась из-за двери Баффи. В спешке она забыла отключить сигнализацию внутренней охраны отеля, и когда, наконец, дверь перед Заком распахнулась, на первом этаже в помещении охранников тревожно замигала лампочка с номером ее апартаментов.

Стоя в дверях, Зак выдохнул:

— Я люблю тебя!

— Повтори еще раз, — попросила Баффи.

— Разве ты не расслышала? Я люблю тебя всю, какая ты есть, с головы до пят! Я…

На этом Заку пришлось прервать свою взволнованную речь, потому что Баффи, притянув его к себе, начала горячо целовать. Пока они стояли в дверях, в холле бесшумно раскрылись створки лифта, и из кабины решительно вышли два здоровенных охранника. Не прерывая поцелуя, Баффи махнула им рукой, и они, молча, ретировались.

В следующую секунду Зак подвел Баффи к огромному, от потолка до пола, окну ее роскошных апартаментов. Внизу, по крыше фургона, неустанно бежала светящаяся строка:

«Баффи… Я люблю тебя… Баффи… Я люблю тебя… Баффи… Я люблю тебя».

Потом крыша фургона вспыхнула красным светом, и на бегущей строке появились новые слова:

«Ты согласна выйти за меня замуж?»

— Ну, что скажешь? — взволнованно спросил Зак, глядя в глаза Баффи и пытаясь прочесть в них ответ. — Согласна?


ГЛАВА 2

Баффи Сарасота была счастлива! Нет, теперь ее уже звали Баффи Джонс, миссис Закери Джонс. Она невольно улыбнулась при воспоминании о том, как в Винчестере, штат Виргиния, тамошний мировой судья, выписывая свидетельство о браке, недоверчиво переспросил, как ее зовут. Очевидно, он полагал, что названное ею имя Баффи есть не что иное, как милое семейное прозвище.

— Голубчик, — нараспев промурлыкала она в ответ, — меня зовут Баффи. Именно так меня назвали в Далласе в день моего рождения, и именно так меня зовут по сию пору.

Спустя несколько минут Баффи из Далласа превратилась в миссис Закери Джонс из Манхэттена.

Это случилось всего четыре дня назад, но для Баффи Джонс эти четыре дня значили больше, чем вся ее предыдущая жизнь.

Мечтательно улыбнувшись, она откинулась на обитую велюром спинку удобного сиденья «виннебаго».

Еще в прошлый четверг Баффи была взбалмошной, вконец избалованной дочерью одного из техасских миллионеров — а может, даже миллиардеров, которую интересовали только мужчины, да и то лишь с точки зрения их сексуальных возможностей. Что и говорить, она всегда нравилась мужчинам. Они откровенно восхищались ее золотисто-каштановыми густыми волнистыми волосами до плеч, большими — и притворно-наивными — зелеными глазами, красивым гибким телом и в особенности тем, что эта девушка всегда соглашалась предоставить им возможность поближе познакомиться с пышной грудью, стройными ножками и той многоопытной частью ее тела, которая скрывалась между упругими бедрами.

С появлением Закери Джонса ее жизнь круто изменилась.

— Я люблю тебя, милый, — сказала Баффи, наклоняясь к сидевшему за рулем мужу и осторожно проводя длинными, покрытыми ярко-красным лаком ногтями по слегка вздувшемуся бицепсу на его сильной руке.

Хотя Закери Джонс никогда не признался бы в этом даже самому себе, неотъемлемой чертой его характера было тщеславие. Впрочем, внешне он производил впечатление человека скромного и нетребовательного к окружающим.

Апрель в Виргинии выдался холодным, тем не менее Зак все же надел лишь плотно облегавшую его мускулистые руки и грудь рубашку-поло с короткими рукавами. Это была его излюбленная одежда. Как правило, он носил тесные джинсы, поскольку фотограф, успешно работающий в сфере модельного бизнеса, вовсе не обязан выглядеть по последнему слову моды. Между прочим, Закери Джонс с его густой гривой черных блестящих волос, голубыми глазами, отлично развитым телом и неизменно благожелательной улыбкой смотрелся в джинсах и рубашке-поло гораздо лучше, чем большинство богатых ньюйоркцев в дорогих костюмах, сшитых на заказ модными кутюрье.

Зак сознавал свою мужскую привлекательность, но никогда не подавал виду, что знает об этом, и не демонстрировал всем и каждому уверенность в собственной неотразимости. Десять лет назад, приехав в Нью-Йорк из небольшого городка Андовера, штат Огайо, он действительно был скромным и весьма наивным юношей. Жизнь в Нью-Йорке и попытки сделать карьеру в жестоком мире модельного бизнеса превратили его в весьма эгоистичного космополита, хотя внешне Зак ничуть не изменился — та же скромность и наивное выражение глаз.

— Ты еще не устал сидеть за рулем? — спросила Баффи.

— Конечно, устал, — улыбнулся Зак. — Если хочешь, остановимся и передохнем.

О да! Баффи очень хотелось остановиться и… передохнуть. Это случалось с ней уже трижды с тех пор, как они выехали из Винчестера, имея на руках свидетельство о браке, на котором еще не успели высохнуть чернила.

Она любила Зака так, как никогда еще не любила ни одного мужчину в своей жизни. Баффи чувствовала в себе постоянно возраставшую страсть к тому, кто всего несколько недель назад отверг ее. Тогда, в полутемной фотолаборатории, он сказал, что слишком хорошего мнения о Баффи, а поэтому не может относиться к ней так, как она сама к себе относилась — как к шлюхе!

Огромный фургон плавно затормозил у обочины. Баффи с улыбкой взглянула на этот отель на колесах, где им предстояло провести медовый месяц. Неужели еще только четверг? Ей казалось, что прошла целая вечность с той поры, когда по просьбе своей подруги Марселлы Тодд, редактора самого популярного в Нью-Йорке журнала женской моды, она согласилась немного попозировать в качестве фотомодели. Поначалу Баффи ужасно смущалась, потому что еще ни разу в жизни не позировала перед фотокамерой, и все же решилась на это, поскольку фотографом был Зак, а Марселла попросила срочно помочь ей спасти центральный разворот июньского номера журнала.

В тот вечер, вернувшись в свой шикарный номер на шестьдесят четвертом этаже отеля «Соверен», огорченная и пристыженная Баффи долго сидела в темноте, проливая горючие слезы из-за того, что потеряла — и, возможно, навсегда — единственного мужчину, в которого по-настоящему влюбилась. И все потому, что бесстыдно оголилась перед ним, словно последняя шлюха! Потом позвонил швейцар и сказал, что в вестибюле какой-то безумец рвется повидаться с ней. И, наконец, с высоты шестьдесят четвертого этажа она увидела яркую световую надпись:

«Баффи… Я люблю тебя… Ты согласна выйти за меня замуж?»

Всю оставшуюся жизнь Баффи будет бережно хранить в памяти эти слова.

— Присоединяйся, дорогой!

С этими словами Баффи вошла в спальный отсек «виннебаго» и стала дожидаться Зака, желая, чтобы тот раздел ее. Она уже научилась не торопиться. Как-то раз, быстренько скинув с себя одежду, Баффи заметила, что Зак сильно расстроился, заметив, какие у нее заученные движения. С тех пор она решила, что гораздо разумнее предоставлять ему самому возможность снять с нее джинсы и свитер. Баффи уже давно перестала носить лифчики и колготки, потому что считала эти изысканные предметы женского туалета всего лишь ненужным препятствием для секса, даже если они и выглядели эротично. Ей нравилось заниматься любовью совсем нагой и при неярком матовом освещении. Баффи была не из тех женщин, что предпочитают скрывать свою страсть под покровом темноты. Баффи было приятно открыто любоваться своими партнерами в постели, и, конечно же, ей доставляло огромное наслаждение видеть в этой роли Закери Джонса, единственного мужчину, к которому она испытывала любовь и страсть одновременно.

Баффи с восторгом смотрела в голубые, затуманенные страстью глаза Зака. Наблюдала, как набухает и напрягается его пенис, и неизменно восхищалась его величиной, так как не принадлежала к числу женщин, лживо утверждающих, что размеры мужского детородного органа не имеют для них ровным счетом никакого значения. Слишком опытная в сексе, она не разделяла эту иллюзию, свойственную, как правило, тем не слишком счастливым женам, с которыми мужья занимались любовью не чаще одного раза в неделю, да и то в заранее условленный день.

Баффи с наслаждением раскинулась на постели, и сильные руки Зака тут же начали нежно растирать ее спину и шею. Потом он всем телом опустился на Баффи и стал медленно целовать ее шею, мочки ушей, тугие полушария грудей, плоский живот… Баффи нравилось, что он долго дразнил и едва заметно ласкал ее, доводя нетерпение до высшей точки. И лишь в тот момент, когда она уже изнемогала от жаркого желания, Зак начинал страстно целовать ее в губы и, обрушив на Баффи град торопливых и дерзких ласк, неожиданно сильным движением входил в нее. Вот когда все женское естество Баффи вскипало под его напором. Да, Зак отлично знал, как доставить женщине удовольствие в постели. Баффи хотела иметь детей только от него.

Именно этого Баффи всегда хотелось, хотя ее отец был почти уверен в том, что из нее не выйдет ничего путного и она останется богатой потаскушкой. На самом же деле Баффи просто был нужен настоящий мужчина, который любил бы ее и которого любила бы она. Баффи был нужен мужчина, способный подарить ей много детей, а уж она растила бы их в любви и неустанной заботе.

Впрочем, сейчас ей хотелось побольше секса.

Проведя длинными лакированными ноготками по внутренней поверхности бедра Зака вверх к твердому пенису, Баффи намеренно остановила движение руки, потом, после паузы, осторожно скользнула пальцами вдоль самого пениса, от основания к бархатной влажной головке.

— О, детка… — застонал Зак, — ты убьешь меня… Еще немного, и я взорвусь!

— Валяй, взрывайся! — улыбнулась она, слегка вонзая острые ноготки в напрягшийся до предела пенис. — Обожаю взрывы! — Она нежно коснулась губами головки. — Знаешь, любимый, никак не могу взять в толк, почему женщины не вешаются тебе на шею? В постели ты великолепен, к тому же у тебя такой…

— А с чего ты взяла, что они не вешаются мне на шею? — с притворным возмущением спросил Зак.

— Мне уже успели рассказать о том, что ты всегда был в этом отношении весьма сдержанным и даже старомодным. И это с таким телом и таким ненасытным… либидо!

— Баффи, — прошептал Зак жене, — ты меня вконец смутила…

— Тогда давай прекратим болтовню и займемся делом, — властно проговорила она и тут же ловко оседлала его, с размаху усевшись на твердый, словно палка, пенис.

— О Боже! — вырвалось у чуть не потерявшего сознание Зака. — Моя помощь тебе не требуется?

— Мне и так хорошо, — прошептала Баффи, энергично двигаясь вверх и вниз, вверх и вниз… Ее тело блестело от пота.

Каждый раз, когда горячее тело Баффи опускалось на твердый пенис, Заку казалось, что он не выдержит и кончит гораздо раньше, чем ему самому этого хотелось бы. Но Баффи продолжала свою дикую скачку, и Зака приятно удивила собственная выносливость и слегка напугала выносливость молодой жены. Наконец в полном изнеможении он отодвинулся от нее к краю постели, чувствуя, что сердце вот-вот выскочит из груди.

— И так будет всегда? — хрипло выдохнул он.

— Во всяком случае, я надеюсь на это, — откровенно призналась Баффи и снова потянулась к его пенису, еще не потерявшему эрекцию.

— Ты вгонишь меня в могилу, — простонал Зак.

— Зато какая приятная смерть, — поддразнила его Баффи.

— Неужели ты хочешь стать вдовой? — жалобно пробормотал Зак. — Пожалуй, мне сейчас не помешала бы сигаретка…

— Ты же не куришь!

— Теперь закурю. Кажется, именно это делают мужчины в подобных ситуациях…

— Сейчас я покажу тебе, что должны делать мужчины в подобных ситуациях, — улыбнулась Баффи, вновь усаживаясь на мужа. — Посмотрим, сможет ли твоя волшебная палочка исполнить мое самое заветное желание.

— Думаю, сможет… Уверен, что сможет…

— О, как чудесно! — простонала Баффи, снова почувствовав в себе твердую плоть Зака.

— Я согласен умереть под тобой, — выдохнул он. Откинув назад волосы, Баффи хрипло вскрикнула, испытав оргазм почти одновременно с Заком. Это был крик облегчения, наслаждения и полной свободы.

Весь фургон ходил ходуном, словно в нем боролись не на жизнь, а на смерть два сильных существа.

— Пожалуй, нам пора подумать о возвращении в Нью-Йорк, — сказал Зак, медленно натягивая на себя джинсы.

— Почему?

— Сейчас объясню, — улыбнулся Зак. — Хоть я и женился на богатой женщине, мне бы хотелось, чтобы мы с тобой жили не на твои, а на мои деньги. Следовательно, я должен вернуться в Нью-Йорк, чтобы их заработать.

— У меня есть кредитные карточки. Зак внезапно посерьезнел.

— Мы с тобой еще о многом не говорили, но хочу сразу предупредить тебя, что имею твердое намерение ни в коем случае не жить за счет твоего отца.

— Почему нет? Вся моя семья живет за его счет! Взяв жену за руку, Зак притянул ее к своей обнаженной груди.

— Деньги твоего отца не принесли тебе ничего хорошего. Они только погубят нас с тобой, разрушат нашу семью. Неужели ты не понимаешь, о чем я говорю?

Баффи все отлично понимала. Именно эти слова она и хотела услышать от своего молодого мужа. Слишком часто Баффи приходилось опасаться, что охотившихся за ней мужчин привлекает не столько ее роскошное тело, сколько огромные деньги ее отца. Зак был совсем другим, и это несказанно радовало Баффи.

Вскоре Зак снова сидел за рулем, и большие двойные колеса автофургона послушно катились по сверхскоростному шоссе. Баффи притихла, размышляя о том, что с ней случилось. Она улыбнулась, подумав, как сообщит своим родным в Далласе о том, что их блудная дочь превратилась в замужнюю даму и очень счастлива со своим мужем, поэтому только смерть разлучит ее с ним. Родные еще больше удивятся, узнав о ее твердом намерении стать примерной женой, нарожать кучу ребятишек и каждый вечер ждать с работы усталого мужа с горячим ужином на столе.

— Знаешь, дорогой, — сказала Баффи, — я хочу научиться хорошо готовить.

— Мне нравится обедать в ресторане или кафе.

— А какое твое любимое блюдо?

— Надо подумать, — улыбнулся Зак. — Пожалуй, говядина по-веллингтонски… Да, именно так! Сочная говядина в хрустящей корочке хорошо пропекшегося теста!

— Да, я знаю, что такое говядина по-веллингтонски, — задумчиво проговорила Баффи.

— А еще я обожаю десерты! — с энтузиазмом продолжал Зак. — Что-нибудь вроде нежного заварного крема, или суфле, или какой-нибудь экзотический мусс! Кстати, ты умеешь готовить мусс?

— Мусс? Это что-то вроде спермы? — съязвила Баффи и тут же пожалела о своей бестактности.

От этих вульгарных слов Зак вздрогнул, словно от удара хлыстом. Баффи, искренне сожалея о сказанном, наклонилась к нему и погладила по щеке.

— Я пошутила… Ты же знаешь, как я иногда умею…

— Да, знаю…

— Ты первый из всех понял, что все эти фривольности — всего лишь способ самозащиты. Только ты и понял меня правильно…

— Да, я тебя понимаю.

Некоторое время оба молчали, потом суровый голос Зака нарушил тягостную тишину в кабине:

— Баффи, не говори больше такие вульгарные вещи. Тебе не надо защищаться от меня. Я люблю тебя.

— Скажи еще раз!

— Я люблю тебя.

— Еще раз!

— Я люблю тебя! Люблю! Люблю!

Именно эти, и только эти слова Баффи хотела слышать от своего мужа. Она любила его и хотела лишь одного — чтобы он тоже любил ее. Больше в этой жизни ей ничего не было нужно.

Прежней развязной и притворно-глуповатой Баффи Сарасота, пытавшейся вызывающим, а порой и оскорбительным поведением защитить свою слишком чувствительную и уязвимую душу, теперь не существовало. Нынешняя Баффи Джонс твердо решила удивить тех людей, которые верили в созданный ею же самой имидж богатой и не слишком умной потаскушки.

Баффи улыбнулась, вспомнив, как много женщин в откровенной беседе с ней открыто признавались в том, что завидуют ее свободе во всем — в выборе мужчин, в выполнении любых желаний, доступных только толстосумам, в умении свободно проявлять красоту и сексапильность.

Внешний мир не понимал, что Баффи — великий мастер создавать иллюзии. Она кропотливо создавала образ Баффи Сарасота, но теперь-то покажет всем, что такое настоящая Баффи Джонс… мисс Закери Джонс, если быть точнее. Когда она вернется в Нью-Йорк, все увидят в ней совсем другую женщину.

И к тому же очень, очень счастливую.


ГЛАВА 3

Марселла Тодд понимала: она должна сделать что-нибудь совершенно особенное для молодой супружеской четы Джонсов. В конце концов, Зак — один из лучших ее друзей, а его жена Баффи просто спасла ее как редактора самого популярного в мире журнала мод «Шик». Для Марселлы было чрезвычайно важно возглавлять этот ведущий модный журнал.

Возможно, слово «спасла» по отношению к тому, что совершила Баффи для Марселлы, было слишком эмоциональным, но интригующе непосредственное поведение этой девушки перед фотокамерой и природная физическая притягательность сделали обложку и центральный разворот июньского номера журнала неотразимыми. Всего несколько часов работы с фотографом — и появилась прекрасная серия снимков, на которую у другой фотомодели, возможно, ушло бы несколько недель. И все это благодаря естественности и непосредственности Баффи.

Теперь все это уже осталось в прошлом.

Настало время праздновать удачу.

Марселла, решив организовать небольшую вечеринку в честь новобрачных, поручила своим опытным сотрудницам превратить величественный конференц-зал в уютное помещение для такого мероприятия. Дамы наперегонки бросились исполнять приказ своей начальницы.

Вскоре в одном конце зала уже висела четырехметровая копия обложки июньского номера, с которой ослепительно улыбалась неотразимая Баффи. К противоположной стене прикрепили многократно увеличенную фотографию, изображавшую Зака за работой. Он склонился к фотокамере, направленной прямо на Баффи. Между двумя гигантскими фотографиями соорудили широкую арку из искусственного мрамора, украшенную белыми орхидеями и белыми же атласными лентами. Под аркой пристроили фонтан с самым настоящим шампанским, причем высшего сорта — «Кристаль». Именно такое шампанское любила Баффи. Марселла сочла Зака и Баффи вполне достойными того, чтобы в фонтане было самое дорогое на свете шампанское. Позади арки сквозь огромное, от пола до потолка, окно виднелась красочная панорама ночного мегаполиса.

Общий эффект был потрясающим!

— Очень хорошо, — одобрительно улыбнулась Марселла. Теперь она осталась в зале одна, поскольку все сотрудники редакции побежали переодеваться, как и подобало такому торжественному случаю. Предусмотрительная Марселла уже успела сменить одежду в своем кабинете.

Несколько слуг суетились, расставляя столовый хрусталь и угощение — холодные (низкокалорийные) креветки, кусочки рыбы, сыра и ветчины на малюсеньких круглых крекерах, фрукты (только низкокалорийные), черную икру и говядину по-татарски.

Зато несомненной доминантой стола был гигантский, прямо-таки напичканный калориями, восьмиярусный роскошный свадебный торт!

Этот брак стал настоящей сенсацией в редакции журнала, где Баффи считали экзотической девицей из Техаса, питавшейся исключительно мужскими сердцами… и еще кое-какими частями их тел. Зак, популярный фотограф, пользовался репутацией славного парня, что называется, своего в доску. Поэтому бракосочетание двух людей, столь непохожих друг на друга, вызвало немало толков, причем о Заке говорили с сочувствием.

Вскоре начали прибывать гости. Подойдя к зеркалу, Марселла едва заметным движением поправила макияж и безупречно уложенные светлые волосы, потом удовлетворенно улыбнулась собственному отражению.

Внезапно в зале появились Баффи и Зак.

— Разве вы не знаете, что почетные гости должны приходить позже всех? — рассмеялась Марселла.

— Я говорил ей, — улыбнулся Зак.

— Дорогой, — счастливым голосом проворковала Баффи, — мне не хотелось упустить ни минутки на этой дружеской вечеринке! Вот увидишь, здесь соберется немало любителей посудачить о том, как проказница из Техаса сумела заарканить милого мальчика Джонса.

Марселла понимающе кивнула.

— Тогда давайте выпьем что-нибудь, — сказал Зак, желая снять напряжение.

Баффи, внимательно оглядев зал, поняла, сколько потрачено трудов, чтобы украсить его. Девушке было приятно осознавать, что все это сделано для нее и ее новоиспеченного мужа.

— Как здесь красиво, — тихо проговорила она, взяв Марселлу за руку. — Спасибо тебе.

Марселла была смущена и польщена этими словами. Зал и впрямь выглядел великолепно.

В это время Зак принес бокалы с шампанским.

Баффи просто обожала шампанское! Изысканное сухое вино, пенившееся в высоких узких хрустальных бокалах, олицетворяло для нее все лучшее в жизни. Она считала шампанское напитком влюбленных и удачливых!

— Я решила, — сказала Баффи, — отныне пить только шампанское! — Подумав, она добавила: — И еще воду, чай и диетический яблочный сок, по вкусу напоминающий шампанское. Но в особо торжественных случаях буду пить только шампанское!

— Мы все тебя прекрасно поняли, — улыбнулся Зак, неожиданно открывший в своей жене склонность к пространным объяснениям.

В зал вошел Берт Ранз, магнат издательского дела и жених Марселлы Тодд. Он выглядел свежим, в меру загорелым и по-спортивному подтянутым, несмотря на то, что весь день провел за письменным столом в своем кабинете. Подойдя к Марселле, Берт по-хозяйски поцеловал ее в губы.

— Вот они, наши молодожены! — воскликнул он, с чувством пожимая руку Зака. — Поздравляю, дружище! Тебе досталась великолепная жена. Желаю удачи во всем! — И, повернувшись к Баффи, добавил: — Примите наилучшие пожелания, миссис Джонс!

Вокруг четы Джонсов начинала собираться толпа. Воспользовавшись случаем, Берт и Марселла отошли к огромному окну, чтобы поговорить наедине.

— Ну, и что ты думаешь по поводу этого брака? — спросил Берт.

— Не знаю, что и сказать, — ответила Марселла. — Признаться, я видела и гораздо более странные пары, чем эта, но все же немного волнуюсь за Зака.

— Думаешь, он — очередное кратковременное увлечение Баффи?

— Она производит впечатление по-настоящему влюбленной женщины, — задумчиво сказала Марселла. — Говорит, что хочет остепениться и посвятить себя исключительно семейной жизни.

— Вряд ли это ей удастся.

— Что ты имеешь в виду?

— Я беседовал с Элинор Франклин, самой влиятельной фигурой в фотомодельном бизнесе. Она заявила, что за Баффи теперь будут охотиться все фотомодельные агентства, — почти шепотом пояснил Берт.

— И вся эта шумиха всего лишь из-за ее фото на обложке моего журнала? — искренне удивилась Марселла. — Не может быть! Эту работу видели немногие. Разве можно с уверенностью предсказывать ее успех?

— Видишь ли, у людей, занятых этим бизнесом, необычайно развита интуиция. Баффи Сарасота Джонс уже выбрана главной героиней очередной счастливой сказки Манхэттена, — продолжал Берт. — Конечно, она вправе заявить, что ей не нужна слава и всеобщее поклонение. Что касается денег, Бог свидетель, они-то уж точно ей не нужны. Но у Манхэттена есть отработанные способы соблазнять людей и вовлекать их в то, чего они сами не хотят. А Баффи, по-моему, за свою жизнь весьма преуспела в искусстве соблазнять и быть соблазненной…

Марселла рассмеялась.

— Возможно, она решит совмещать работу фотомодели с заботами о семье? — предположила она. — Иногда это получается…

— Может, ей и удастся совместить работу с семейными хлопотами, но… — Берт замолчал на полуслове.

— Что — но?

— Ее муж Зак относится к браку куда консервативнее, чем сама Баффи. Зак обычный простой парень из штата Огайо.

— Я тоже из этого штата, — сухо заметила Марселла.

— Что и доказывает мою правоту.

— Просто тебе нравится анализировать любое событие до тех пор, пока оно не потеряет всякий смысл! Ты бизнесмен до мозга костей всегда и во всем!

— Таковы законы нашего мира.

Зал быстро наполнялся гостями — знаменитостями фотомодельного и рекламного бизнеса, молодыми талантливыми кинорежиссерами, фотографами, восходящими звездами Голливуда. Хотя вечеринка была назначена на восемь часов, время невероятно раннее по местным меркам, на толстом ковровом покрытии конференц-зала уже виднелись следы высоких каблучков нескольких весьма влиятельных и знаменитых особ.

Состав собравшихся производил огромное впечатление. К тому же большинство гостей гордились тем, что никогда не выходят из дома раньше одиннадцати вечера. Следовательно, на этот раз они сделали исключение, пренебрегая собственными правилами, — неслыханное дело!

Среди гостей были известные рок-звезды со своими подругами-фотомоделями, несколько художников, популярных дизайнеров. Появились и представители прессы, радио — и телекомпаний, несколько политиков средней руки и весь штат журнала «Шик» — от главного редактора до уборщиц.

Все эти люди прибыли на вечеринку не только из любопытства, вызванного бракосочетанием хорошего фотографа и дочери одного из самых богатых людей Америки. Им хотелось увидеть лицо женщины, сумевшей так заметно повысить привлекательность обложки модного журнала, лицо Баффи Сарасота… то есть, Джонс, конечно, лицо, неким таинственным образом способствовавшее Марселле Тодд укрепить свои позиции как главного редактора. А ведь с этого поста ее долго и безуспешно пытались сместить конкуренты.

Публика и пресса хотели поближе познакомиться с Баффи и ее избранником.

Одетое в дорогой модный костюм существо неопределенного пола — впрочем, скорее всего женского — с невероятно растрепанными обесцвеченными волосами буквально вцепилось в Баффи, радостно раздававшую всем желающим громадные, как принято в Техасе, куски свадебного, вернее, послесвадебного торта.

— Мисс Сарасота! — писклявым голосом воскликнула женщина.

— Уже миссис Джонс, — с набитым ртом пробубнила Баффи. — Не хотите ли отведать моего свадебного торта, дорогая?

Отрезав гигантский кусок, Баффи положила его на изящную тарелочку и подала ее нахальному существу женского пола.

Уронив свой карандаш и заранее приготовленный блокнот, экстравагантная представительница прессы схватила тарелку обеими руками.

Безуспешно пытаясь поднять блокнот и карандаш, но не выпуская при этом тарелку с тортом, журналистка скороговоркой выпалила:

— Я из журнала «Городская жизнь»! Мне бы хотелось задать вам несколько вопросов относительно…

— Единственный вопрос, который я когда-либо хотела услышать, мне уже задали, — бесцеремонно перебила ее Баффи и демонстративно ласково прильнула к Заку. — Впрочем, вы тоже можете задавать свои вопросы, милая.

Телекамеры вмиг развернулись в сторону своей добычи. К ним присоединились и видеокамеры, заливая весь зал нестерпимо ярким светом на камерных прожекторов.

— Все хотят знать, собираетесь ли вы продолжать свою карьеру фотомодели, — спросила писклявая журналистка.

— Вот уж не знала, что делала карьеру фотомодели! — равнодушно улыбнулась Баффи. — Я снялась для обложки журнала лишь потому, что об этом меня попросил человек, которого я люблю. — Она повернулась в сторону многократно увеличенной копии обложки.

— Очень мило! — фыркнула журналистка. — Но весь город знает о вашем головокружительном успехе в этом бизнесе, и я просто не верю в то, что вы не собираетесь больше позировать перед фотокамерой!

— Я собираюсь… позировать только для своего мужа, милочка!

— Вы хотите сказать, что будете работать исключительно со своим мужем, мистером Закери Джонсом? — навострила уши журналистка. — То есть любому агентству, пожелавшему прибегнуть к вашим услугам, придется нанять фотографом вашего мужа?

— Она вовсе не это имела в виду, — попытался объяснить слова своей молодой жены Зак.

— Что же тогда имела в виду миссис Джонс?

— Видите ли, милочка, — неожиданно серьезным тоном произнесла Баффи. — Я хочу стать домохозяйкой, любить своего мужа и рожать ему детишек. Я не собираюсь быть фотомоделью!

— А что думают ваши родители по поводу этого брака? — спросил кто-то из толпы.

Баффи обрадовалась возможности изменить тему разговора.

— Мой отец одобряет этот шаг, — усмехнулась она. — Проверив по своим каналам Зака, он сказал, что это далеко не самый худший вариант из тех, которые я могла выбрать…

— Действительно, вариантов было много, — язвительным театральным шепотом произнес чей-то голос.

— Да, моему отцу обычно не нравились мужчины, с которыми я развлекалась, — с деланным равнодушием откликнулась Баффи.

— Например, члены футбольной команды «Ковбои Далласа»? — ехидно уточнила журналистка.

— Особенно защитники, — улыбнулась Баффи. — Отцу вообще не нравятся футболисты.

— Значит, твой отец проверял меня? — тихо спросил жену Зак.

— Где вы намерены жить? — продолжала между тем допрос писклявая Дама от журналистики.

— У меня, — отрезал Зак.

— Там так здорово! — восхищенно воскликнула Баффи. — Невероятно просторно и никакой мебели, так что меня ждет восхитительное блаженство! Я имею в виду приобретение всего необходимого для семейной жизни.

— На денежки папаши, — уточнил кто-то из гостей. В зале внезапно воцарилась гнетущая тишина. Заку стало не по себе.

— На наши денежки, — звонко отчеканила Баффи, делая ударение на слове «наши». — Мой отец подарил нам на свадьбу чек на очень приличную сумму. Она и послужит финансовым обеспечением для обустройства нашего семейного гнезда.

— Что еще за чек? — прошипел Зак.

— Я просто забыла тебе об этом сказать, — успокоила его Баффи. — Отцовский адвокат привез его сегодня днем, когда ты был на работе.

— На какую сумму?

— Кажется, миллион долларов, — небрежно ответила она.

Зак судорожным глотком осушил свой бокал шампанского.

— И теперь вы собираетесь потратить этот миллион на ремонт и реконструкцию пентхауза вашего мужа? — спросил кто-то из любопытных гостей.

— Увы, потратить придется гораздо больше, — притворно вздохнула Баффи. — Там столько всего придется переделать!..

— Прошу вас! — вмешалась Марселла. — У нас не пресс-конференция, а всего лишь дружеская вечеринка! Давайте как следует повеселимся, а все вопросы вы зададите потом.

И тут же, словно по ее сигналу, официанты выдернули вилки телекамер из электрической сети.

— Повторяю! — любезно, но твердо произнесла Марселла. — Это дружеская вечеринка, посвященная нашим дорогим молодоженам, а не пресс-конференция!

— В Нью-Йорке не бывает «всего лишь дружеских вечеринок», — сердито выронил раздосадованный оператор.

— Угощайтесь, — миролюбиво проговорила Баффи, протягивая ему тарелочку с тортом. — Отличный торт, ей-богу!

Когда стало ясно, что публичный скандал не состоится, некоторые из именитых гостей начали постепенно удаляться к своим лимузинам. Баффи и Зак, виновники торжества, не торопились уходить. Когда зал совсем опустел, они все еще стояли у огромного окна и молча разглядывали панораму ночного города.

Сделав еще один глоток шампанского «Кристаль», Баффи тихо сказала:

— Знаешь, о чем я сейчас мечтаю, дорогой? Я очень хочу потанцевать с тобой… свадебный вальс.

Зак нежно притянул ее к себе, и оба медленно закружились в старинном танце. Прижавшись щекой к атласному лацкану пиджака, Баффи почувствовала, как на глазах у нее выступили слезы.

— Что случилось? Что-то не так?

— Все так, — прошептала она, — все очень хорошо, просто превосходно. Первый раз в жизни я совершенно счастлива…


ГЛАВА 4

Зак был чрезвычайно польщен, узнав, что Марселла собирается не только доверить ему фотоматериалы для чрезвычайно важного июньского номера журнала, того самого, с фотографией Баффи на обложке и центральном развороте, но и разработку общей концепции всех разворотов.

Пока он с удвоенной энергией занимался своей карьерой, Баффи сделала то, что уже давно входило в ее планы: стала домохозяйкой.

Она не видела в слове «домохозяйка» ничего, что так отвращает других женщин — бесконечные хлопоты по дому, изо дня в день одно и то же, неблагодарный и тяжкий труд.

Баффи всегда мечтала выйти замуж за того, кто обожал бы ее. Девушка мечтала создать для него чудесный семейный очаг, где резвились бы их любимые и желанные дети. Дети! О, как она будет любить своих детей! У нее всегда найдется свободное время, чтобы поговорить с ними, похвалить за отлично приготовленные школьный уроки, обнять и приласкать их. Баффи сделает все, чтобы их детство было не таким, как у нее самой.

Она часто говорила с Заком о том, что хочет стать матерью. Обычно он отвечал, что с детьми надо немного подождать.

— Дорогой, — проворковала Баффи, нежно лаская его горячее обнаженное тело под мягким пуховым одеялом, подаренным на свадьбу матерью Зака. — А что, если я признаюсь тебе, что перестала принимать противозачаточные таблетки?

Зак напрягся, но не от вожделения, а от страха.

— Тебе не кажется, что подобные вещи следует обсуждать заранее?

— Хорошо, давай обсудим прямо сейчас.

— Я даже не знаю, что сказать. Это так… так неожиданно, — ~ нервно пробормотал Зак.

— Разве ты не хочешь иметь детей?

— Конечно, хочу!

— Значит, в этом у нас с тобой нет никаких разногласий. Может, проблема в том, что ты считаешь сейчас преждевременным заводить детей?

— Да, что-то в этом роде, — едва слышно отозвался он.

Сейчас, когда его профессиональная карьера быстро пошла в гору, Зак хотел, чтобы его молодая и горячо любимая жена принадлежала только ему, и никому другому. Детям в его жизни пока не было места.

— Знаешь, дорогой, вот что я тебе скажу. Ты, если считаешь нужным, можешь предохраняться, а я со своей стороны сделаю все от меня зависящее, чтобы ты как можно скорее стал папочкой целой оравы ребятишек.

С этими словами Баффи теснее прижалась к мужу.

— Значит, никакого предохранения? — озадаченно протянул он.

— Лично я больше не буду принимать противозачаточные таблетки, — нежно проворковала она. — Что же касается тебя, ты волен самостоятельно решать, принимать меры предосторожности или нет. Единственное условие — никакой вазэктомии[1]. Пусть эта маленькая милая штучка останется такой, какой ее сотворил Бог.

— Маленькая?!

— Как раз такая, какая мне нужна. — Она нырнула с головой под одеяло, и оттуда донесся ее приглушенный голос: — Знаешь, Зак, не такая уж она и маленькая…

Однако несмотря на все усилия Баффи забеременеть, несколько последующих месяцев менструации приходили регулярно. Тем временем пентхауз Зака полностью оккупировала многочисленная бригада итальянских строителей, нанятая для реконструкции и полного ремонта этого огромного полузаброшенного помещения.

Имея неограниченные финансовые возможности и присущее всем уроженцам Техаса стремление к грандиозным масштабам, Баффи с энтузиазмом приступила к превращению бывшего фабричного цеха в настоящий благоустроенный семейный дом.

Строители, кстати, члены городского профсоюза Нью-Йорка, стремились прежде всего выкачать из богатой миссис Джонс побольше денег, растянув при этом на многие месяцы работу, для которой хватило бы и недели.

Однако Баффи удалось довольно быстро найти общий язык с итальянцами, и они ее полюбили. Каждый день она выпекала огромное количество шоколадного печенья. В результате столь интенсивной практики ее стряпня наконец стала вполне съедобной. Итальянцы неизменно расхваливали печенье, так восхищенно прищелкивая пальцами, словно угощались изысканнейшими пирожными.

В один прекрасный день Баффи окончательно завоевала романтические души итальянцев. Позднее этот день был назван «днем отбойного молотка».

Баффи решила, что ей необходим камин. Собственно говоря, эта идея пришла в голову, когда под отбойным молотком одного из рабочих, снимавшего излишки кирпичной кладки, внезапно обнаружились остатки дымохода и чего-то такого, что напоминало камин или, скорее, печь для сжигания отходов. Работу тут же приостановили и послали за архитектором. Приехав по срочному вызову Баффи, архитектор очень серьезно предупредил ее, что, во-первых, этот дымоход может оказаться безнадежно испорченным и им нельзя будет пользоваться; во-вторых, городские власти вряд ли дадут разрешение на сооружение настоящего камина с открытым пламенем; и в-третьих, даже если все необходимые разрешения будут получены и дымоход окажется пригодным к использованию по назначению, сооружение настоящего камина будет стоить ей целого состояния!

Выслушав все доводы архитектора, Баффи решила, что камин ей жизненно необходим.

С оглушительным грохотом отбойный молоток начал медленно, но упрямо вгрызаться в слои старого кирпича, которым были когда-то заложены очаг и дымоход. Это оказалось трудным делом. Рабочий, державший в руках отбойный молоток, обливался горячим потом и весь дрожал, словно в жестокой лихорадке. Неожиданно кирпичи стали подозрительно легко поддаваться, и вся стена в одно мгновение рухнула, открыв изумленным взорам присутствовавших еще одну комнату.

Но это была не потайная кладовая семьи Джонсов, а спальня соседки! Пожилая дама лежала с кислородной маской на лице, вокруг с поникшими головами стояли врачи, сиделки, родственники и священник, который, судя по всему, собирался принять последнюю исповедь умиравшей. Все застыли на месте от изумления. Даже умирающая озадаченно наморщила лоб, когда на него село облако цементной пыли, смешанной с кирпичной крошкой.

Вызвали полицию. Внезапно выяснилось, что итальянские строители ни слова не понимают по-английски и говорят только на своем родном языке. Полицейские, казалось, тоже умели говорить только на языке полицейских. Священник испуганно бубнил что-то на латыни, женщина в кислородной маске задыхалась, к дому с истошным воем сирен подъехали одновременно пожарная машина и «скорая помощь» с бригадой парамедиков. Во всем этом бедламе лишь Баффи сохраняла спокойствие и с невозмутимым видом угощала всех шоколадным печеньем собственного приготовления, теперь покрытым чем-то смутно напоминавшим сахарную пудру.

В конце концов всех отправили в полицейский участок.

— Это все из-за меня, — решительно заявила Баффи дежурному офицеру. — Это мне взбрело в голову воскресить старый камин. Я, и только я, заставила рабочих сделать это. Послушайте, офицер, если тут и нужно кого-то арестовать, то именно меня!

С этими словами она протянула ему руки, полагая, что он наденет на нее наручники. Но этого не случилось.

В конце концов удалось достичь всеобщего компромисса. Священнику было обещано щедрое пожертвование на нужды его прихода. Несостоявшейся покойнице с лихвой хватило чудесного воскрешения из мертвых или почти мертвых. (Много позже она явилась в гости к Баффи и, сидя за столом, на котором стояли ваза с шоколадным печеньем и бутылка шампанского, объяснила ей, что просто не могла позволить себе умереть, в то время как вокруг нее происходило столько интересного!) Итальянцы были отпущены с миром.

После этих бурных событий реконструкцию апартаментов четы Джонсов завершили в рекордно короткие сроки.

Между тем Зак Джонс так выкладывался на работе, что, приходя домой, почти сразу падал в постель, где его с нетерпением ждала молодая жена…

— Работа и секс, — пошутил однажды Зак. — Неужели вся жизнь состоит только из этого?

— Во всяком случае, именно так должно быть в идеале, — усмехнулась Баффи.

Полная реконструкция заняла шесть недель и обошлась в триста пятьдесят тысяч долларов. На приобретение мебели и прочих необходимых мелочей ушло столько же. В конце концов огромное чердачное помещение, которое Зак считал своей студией, превратилось в роскошный стильный пентхауз. Здесь было все необходимое для Зака и Баффи: просторная спальня с примыкавшей к ней зеркальной ванной комнатой; оборудованная по последнему слову техники и отделанная мрамором кухня, а также великолепная фотолаборатория. Все остальное пространство занимала студия-гостиная, выдержанная в белых и бежевых тонах. При необходимости она могла быть использована как отличный павильон для фотосъемок. На полу лежали мягкие толстые восточные ковры белых, бирюзовых, бежевых, зеленых и желтых оттенков. Вся мебель была обтянута тонкой белой кожей. Посередине с высоченного, почти шестиметрового потолка свисала массивная старинная хрустальная люстра. Камин был отделан тщательно отполированным светлым деревом.

Когда Закери Джонс в очередной раз вернулся после целого дня утомительной работы в редакции журнала «Шик» в свой новый дом, к своей молодой жене, он заметил, что свет люстры приглушен, а на столе стоит серебряный поднос с бутылкой «Кристаль» и вазочкой шоколадного печенья.

На верхней ступеньке лестницы, ведущей на искусно сооруженный второй полуэтаж, появилась Баффи в зеленом бархатном платье с кружевной отделкой. На какое-то мгновение она остановилась, почти инстинктивно приняв одну из самых своих соблазнительных поз, и Зак не удержался от возгласа восхищенного удивления.

— Боже правый! Как ты хороша! — В его восклицании прозвучала гордость мужчины, обладающего столь прекрасной женщиной.

— В этом старье? Не может быть! — лукаво улыбнулась она и слегка наклонила голову, чтобы пышная волна золотисто-каштановых волос упала ей на плечи.

Выдержав еще одну секундную паузу, Баффи начала грациозно спускаться с лестницы.

Зак налил в бокалы шампанского, но прежде, чем он успел пригубить превосходное пенящееся вино, его жена дошла до середины гостиной и чуть заметным движением руки расстегнула единственную застежку на своем платье. Через секунду у ее ног лежала мягкая груда зеленого бархата и кружев. Огонь камина освещал розовым светом все изгибы женственного тела. Шагнув к жене, Зак принялся медленно целовать ее шею, тогда как руки Баффи проворно расстегивали его рубашку.

— Я люблю тебя, — прошептал Зак.

— Да, знаю…

Ах, как она была счастлива в эту минуту!

Их тела переплелись и опустились на мягкий толстый ковер. Зак жадно целовал ее грудь. Его горячее дыхание, казалось, окутывало все тело Баффи. Откинувшись на пушистый ковер, она закрыла глаза, душой и телом отдаваясь волне нарастающего желания.

— Теперь у меня есть все, понимаешь? — задыхаясь, прошептала она. — У меня есть любовь, у меня есть свой собственный дом, у меня есть все, чего я хочу… почти все. Но у меня будет все и без всяких «почти»! Обязательно будет!


ГЛАВА 5

Кованные серебром ковбойские сапоги Клетуса Сарасоты, решительно шагающего по натертым паркетным полам новых апартаментов своей дочери, издавали звонкие цокающие звуки. Не снимая своей излюбленной широкополой ковбойской шляпы, Клетус остановился посередине огромной гостиной и стал медленно поворачивать голову, внимательно разглядывая все детали убранства.

— Ну и притон! Тоска зеленая, — пробормотал он с сильным техасским акцентом.

— Привет, папочка! — сказала Баффи.

— Зачем понадобилось тратить кучу денег на превращение в бордель заброшенного фабричного цеха посреди трущоб Нью-Йорка? — недовольно пробурчал Клетус, не отвечая на приветствие дочери. — Окажись такой ангар где-нибудь у нас, в Техасе, я бы хранил в нем изношенное бурильное оборудование. Ни на что иное этот барак не годится.

— Зачем ты явился сюда, папа? — неожиданно сурово осведомилась Баффи. — Если только для того, чтобы посмеяться над моим домом, то лучше бы тебе пойти в другое место! — В ее голосе не было гнева, но звучал он очень твердо. — Лично мне этот, как ты изволил выразиться, «притон» очень нравится.

На Клетуса суровые слова дочери не произвели ровным счетом никакого впечатления.

— Никак не возьму в толк, почему ты отказалась жить в тех вполне приличных апартаментах, которые я снял для тебя в отличном отеле? Боже правый, к чему тебе вообще эта жизнь в Нью-Йорке, в этой огромной свалке стекла и бетона? Почему бы не переехать в родной Техас?

— Теперь я замужняя дама, папочка, — чуть нараспев протянула Баффи и демонстративно взяла под руку Зака. До этого момента тот находился в спальне, но ему пришлось поспешить на помощь жене, вступившей в шутливую борьбу с отцом, его тестем.

— Ах да! Про мужа-то я и забыл, — усмехнулся Клетус, бесцеремонно разглядывая новоиспеченного зятя. — Парень, ты, кажется, из Огайо? Я знаю об этом штате одно: что компания «Стандард ойл» недавно заключила весьма выгодную сделку, получив контракт на строительство нефтепровода.

— Папочка, Зака не интересуют нефтепроводы, — вмешалась Баффи.

— Нефтепроводы должны интересовать всех и каждого. Держу пари, никто не останется безразличным к этому делу, когда коммунисты доберутся до арабов, и нам, американцам, придется платить три доллара за галлон бензина. — Клетус на секунду замолчал, и на его лице застыла полуулыбка. Очевидно, эта мысль доставляла ему удовольствие. — Ну, куколка, есть у тебя что-нибудь выпить? — обратился он к дочери.

Баффи направилась к бару, по опыту зная, что отец попросит налить рюмку виски «Дикая индейка» и откажется от содовой.

— А ты что будешь пить, парень? — обратился Клетус к зятю.

— Бокал белого вина, — рассеянно отозвался Зак.

— Вот это да! — воскликнул Клетус. — Белого вина? Черт побери, девочка, ты прямо-таки создана для того, чтобы рожать детей, и при этом вышла замуж за мужика, который пьет белое вино! Черт меня побери! Если так пойдет дальше, то скоро вы заведете себе одну из этих недавно появившихся тварей, что-то вроде расплющенной волосатой лягушки… Забыл, как называется эта чудовищная порода собак?

— Тибетский терьер, — подсказал Зак.

— Вот-вот! — кивнул Клетус. — Он уже и породу знает. Я не доверяю человеку, который имеет такую псину да вдобавок еще и пьет белое вино! Нет уж, увольте, сэр!

— Вы были бы обо мне лучшего мнения, если бы я предпочитал пиво «Одинокая звезда»? — усмехнулся Зак.

— Неужели в этом городе найдется настоящее техасское пиво?[2] — недоверчиво спросил Клетус. — Ну, тогда твои дела не так уж плохи, парень!

Он неожиданно добродушно улыбнулся Заку, и тот сразу понял, что старый техасец всего лишь испытывал на прочность своего новоиспеченного зятя. Внешне Клетус Сарасота производил впечатление человека вспыльчивого и грубого, на самом же деле этот нефтяной магнат сумел нажить баснословное состояние благодаря тонкой интуиции и умению сразу распознать истинную суть сидевшего перед ним человека. Вот и сейчас Клетус Сарасота вел себя с зятем так, словно нанимал себе служащего. Таков уж был этот человек.

— Детка, — сказал он дочери через плечо, — почему бы тебе не заняться штопкой или какими-нибудь другими домашними делами, а мы с твоим благоверным пока что потолкуем по-мужски.

— Я не умею штопать! — засмеялась Баффи. — И никто в нашей семье никогда не штопал! Этим занимались слуги, дорогой мой папочка!

— Пора тебе понять, что ты теперь не вольная пташка, а мужнина жена! — недовольно возразил Клетус, раздраженный легкомысленным поведением дочери. Он привык, чтобы ему подчинялись без лишних слов. — Тогда пойди займись чем-нибудь, что умеешь делать, например, покупками. Все эти годы именно я оплачиваю твои счета; мне ли не знать, что ты настоящий чемпион в этом деле!

— Вот это я действительно умею делать, — сухо отозвалась Баффи. Накинув пальто и взяв сумочку, она мгновенно исчезла за массивной стальной дверью, оставив мужчин в тишине и одиночестве.

Клетус первым нарушил молчание.

— Я навел о тебе справки, парень.

— Полагаю, так заведено в вашей семье, — равнодушно откликнулся Зак.

— Пожалуй, ты получше многих других проходимцев, за которых моя дочь уже не раз собиралась замуж. Впрочем, ты тоже не лучший вариант, хотя много и упорно работаешь, а к тому же происходишь из хорошей богобоязненной семьи.

Зак молчал.

— Меня всегда интересовало, чего именно тот или иной мужчина хочет от моей дочери. Она невероятно глупа, поэтому, полагаю, тебя в ней привлекает отнюдь не острый ум.

— Она гораздо умнее, чем вы думаете, — возразил Зак, уже начиная испытывать к тестю лёгкую неприязнь.

— Сынок, мы оба отлично знаем, что на земле существуют гораздо более умные женщины, — вздохнул Клетус и понизил голос. — Послушай, Баффи очень красива и, как я слышал, чертовски хороша в постели. Она действительно любит заниматься сексом. Это мой тяжкий крест, и мне придется нести его до конца жизни. Баффи переспала с доброй половиной мужчин штата Техас. Впрочем, тебе, наверное, известна эта особенность твоей молодой жены?

— Известна.

— Так вот, сынок, должен тебя предупредить: моя дочь всегда твердила о том, что по-настоящему хочет лишь одного — иметь свой дом, семью и детей. Не знаю, насколько у нее серьезно насчет семьи и детей, но если она хочет этого, ты должен ей это дать, сынок! Бог свидетель, я мечтаю увидеть Баффи хоть немного остепенившейся и повзрослевшей. Ты готов дать ей то, чего она хочет? — проницательно глядя на притихшего зятя, спросил Клетус.

— Я тоже хочу детей, — слегка занервничал Зак. — Только не сразу…

— Почему не сразу? — спросил Клетус и, не дожидаясь ответа, уже более строго продолжил: — Ты что же, собираешься спеть мне песенку о том, что пока не можешь позволить себе такую роскошь?

— Отчасти это правда, — замялся Зак.

— Сколько ты зарабатываешь в год, сынок? — требовательно осведомился Клетус.

— Около шестидесяти тысяч долларов.

— Шестьдесят кусков? Разрази меня гром! — завопил Клетус. — Да я больше трачу только на замену обивки сидений моего личного самолета! Да, зарабатываешь ты действительно не густо, но многие люди растят детей, имея куда меньшие доходы. К счастью для тебя, сынок, я считаю своих будущих внуков и внучек отличным вложением капитала, поэтому позабочусь о том, чтобы у тебя и Баффи были деньги на детей.

— А что, если я не возьму ваших денег? — Зак начинал закипать.

— Тогда я скажу, что моя дочь вышла замуж за глупца… к тому же нищего глупца. Впрочем, такой поворот событий не кажется мне реальным. Ты честолюбив и прекрасно понимаешь, что деньги и влиятельные знакомства помогут твоей карьере. — Клетус сделал глоток виски. — Оглянись, сынок. Мне, разумеется, известно, что этот сарай принадлежал тебе еще до того, как ты женился на моей дочери, но именно она потратила почти миллион долларов, стараясь сделать его таким, как сейчас. — Клетус выразительным жестом обвел рукой вокруг себя. — Как по-твоему, сынок, где Баффи взяла этот миллион?

— У вас, сэр, — мрачно ответил Зак, открывая бутылку пива «Одинокая звезда».

— Значит, ты считаешь, что брать у меня деньги на обои и мебель — это вполне нормально, но вот брать деньги на обзаведение ребятишками — это позор. Так? — На лице Клетуса появилась хитрая полуулыбка. — Похоже, ты становишься слишком щепетильным, когда чего-то не хочешь. Тебе приятно иметь роскошные апартаменты, поэтому ты не считаешь зазорным брать у тестя деньги на ремонт и просто стараешься смотреть в другую сторону, когда моя дочь подписывает чеки. Но ты вовсе не хочешь связывать себя детишками, поэтому возмущенно задираешь подбородок, когда я предлагаю деньги на внуков. Тебе не кажется, что это дурно пахнет?

— Я скажу вам, сэр, что действительно дурно пахнет. — Зак уже с трудом сдерживал гнев. — Дурно пахнет от богатого тестя, полагающего, что он, делая денежные вливания, имеет право навязывать дочери и ее мужу свою волю и указывать, когда им следует заводить детей. Потом, надо думать, вы потребуете, чтобы их было столько-то и столько, такого-то пола и такого.

— Лично я предпочитаю мальчиков, — невозмутимо отозвался Клетус. — С ними меньше хлопот.

Мужчины какое-то время помолчали и сделали по глотку из бокалов со спиртным. Зак чувствовал себя разъяренным и загнанным в угол зверем, пока еще не готовым к драке. На лице Клетуса играла самодовольная улыбка. Заку и в голову не приходило, что на самом деле Клетусу Сарасоте нравился его новоиспеченный зять. Старику пришлось по душе, что в Заке очень мало показного, что у него большие амбиции и он стремится к хорошей жизни. Именно такими качествами обладал и сам Клетус, и будь у него такая возможность, он непременно воспользовался бы деньгами богатой жены.

— Не суетись, сынок, — миролюбиво сказал старик. — Папаша Клетус вовсе не собирается перекрыть для тебя кран с денежками. Но моя дочь хочет иметь детей, к тому же, по-моему, это именно то, что ей сейчас нужно. Трать сколько угодно на свой маленький фотобизнес, живи в ангаре стоимостью в миллион долларов, все чеки будут беспрепятственно оплачиваться моим банком. Но если моя дочь хочет иметь детей, ты должен дать их ей, сынок.

На лице Клетуса появилось жесткое и непреклонное выражение, какое бывало, когда он произносил финальную речь на заседании совета директоров.

— Я сделаю так, как мы с Баффи сочтем нужным, — твердо сказал Зак.


ГЛАВА 6

В Нью-Йорке слухи распространяются удивительно быстро. Первые экземпляры июньского номера журнала «Шик» еще не поступили в продажу, тогда как сотни были разосланы по редакциям других модных журналов, конкурирующим издательствам, а также всем более или менее влиятельным лицам телевизионного и журналистского мира. В результате этой акции стол Марселлы Тодд был завален приглашениями на всевозможные презентации, просьбами об интервью и предложениями принять участие в телевизионных шоу. Все они поступали на имя новой звезды фотомодельного бизнеса — Баффи Джонс, чья фотография так удачно украсила июньский номер «Шика».

Рекламные компании жаждали заключить с Баффи контракт на использование ее лица и тела для раскрутки новых направлений одежды, макияжа, гигиенической и декоративной косметики, парфюмерных изделий и, конечно же, купальных костюмов. Представители всех трех телевизионных сетей добивались возможности получить эксклюзивное интервью у новой звезды в мире моды.

Марселла заранее позаботилась о том, чтобы Зак Джонс снова использовал Баффи для обложки сентябрьского номера «Шика».

И это было только начало!

Вскоре после того, как миллионы подписчиков «Шика» получили наконец свои экземпляры, редакцию завалили мешками писем, их насчитывалось больше ста тысяч. Женщины жадно интересовались подробностями из жизни модели, маленькие девочки мечтали стать похожими на нее, мужчины желали встретиться с Баффи.

Марселла тут же поставила в план следующего номера рассказ о Баффи, ее муже и их роскошном пентхаузе.

Однако сама Баффи была вполне счастлива своей новой ролью домохозяйки. Каждый день она пекла шоколадное печенье и добросовестно пыталась разобраться в книге рецептов французской кухни.

— Пожалуй, завтра я возьмусь за креольскую кухню, — пробормотала Баффи из-за груды грязных кастрюль и сковородок.

— Почему креольскую? — любопытствовал Зак.

— Потому что там все блюда выглядят подгоревшими или, в лучшем случае, сильно пережаренными. Совсем как этот цыпленок. — Она показала мужу жалкие остатки обгоревшего бройлера.

— Может, сегодня пообедаем в ресторане? — предложил Зак, невольно скривившись при виде горы праха и сажи, первоначально задуманной как семейный обед.

— Ты просто умница! — воскликнула Баффи и побежала за своим пальто.

Оказавшись в небольшом ресторанчике по соседству с домом, Баффи Джонс внезапно осознала, что стала новой знаменитостью. Заказав свиные ребрышки, она с удовольствием уплетала их, обильно приправляя мясо соусом барбекю.

— Простите, это ваша фотография помещена на обложке журнала «Шик»? — с улыбкой спросила ее хорошо одетая дама, держа в руках экземпляр журнала и ручку. — Не могли бы вы дать мне автограф?

— Конечно! — улыбнулась Баффи. — Хотя бы для того, чтобы доказать отцу, что я умею подписывать не только банковские чеки!

Вслед за первой поклонницей последовали другие. Баффи оставила свой автограф на полотняной салфетке для супружеской пары из Нью-Джерси, потом надписывала всевозможные обрывки бумаги для других посетителей ресторана. Она даже оставила свою подпись на руке восхищенного водителя автобуса. Узнав, что рядом с Баффи сидит ее муж Зак, некоторые просили автограф даже у него.

— Похоже, я женился на знаменитости, — сказал Зак, когда они возвращались домой.

— Разумеется, дорогой! — лукаво улыбнулась Баффи.

Однако ее вовсе не интересовало то, что она стала знаменитостью. Семья Баффи всегда была окружена самыми известными людьми, и большинство из них пользовались своей славой лишь для того, чтобы получить финансирование для следующего фильма, политической кампании или же рискованного предприятия. Поэтому к известности любого рода Баффи относилась равнодушно.

Зак первым осознал, что значит мгновенная популярность его жены. Крупнейшая косметическая фирма предложила ему контракт стоимостью в один миллион долларов за эксклюзивное использование лица его жены в серии рекламных проспектов. При этом работу фотографа поручали именно ему, Заку. Один из крупнейших домов моды настаивал, чтобы он взял в руки весь фотографический отдел, при условии, что Зак уговорит Баффи разрешить поставить ее имя на задних карманах новой коллекции джинсов и спортивной одежды.

Зак сидел в своей студии, и голова у него шла кругом. Всего за несколько дней он и его жена получили деловых предложений более чем на три миллиона долларов.

— Мы будем богаты! — радостно воскликнул он, обнимая Баффи.

— Мы и так богаты, — улыбнулась она.

— Тогда я буду богат и смогу позаботиться о тебе так, как ты привыкла, не прибегая при этом к помощи твоего папочки!

— Все, что принадлежит мне, принадлежит и тебе.

— Ты привыкла иметь много денег, — серьезно заметил Зак. — А я всего лишь бедный парень из Андовера, Огайо, который приехал в Нью-Йорк, чтобы стать фотографом. До сих пор моей самой большой удачей было получение места в журнале «Шик». Похоже, теперь настали счастливые времена!

— Я счастлива тем, что счастлив ты, — улыбнулась Баффи, снова возвращаясь к своей кулинарной битве. Ей никак не удавалось приготовить хоть что-нибудь мало-мальски съедобное, кроме шоколадного печенья. — Как ты думаешь, не воспользоваться ли мне своей славой и не написать ли какую-нибудь книгу?

— Например, историю твоей жизни?

— Нет, такую книгу запретят продавать в приличных магазинах. Я имела в виду совсем другое — книгу кулинарных рецептов под названием «Нет конца печенью!». Там будет несколько сотен рецептов приготовления шоколадного печенья!

— Моя жена — непревзойденный мастер по выпечке шоколадного печенья! Кстати, я еще не говорил тебе о твоих новых духах? — довольно неуклюже сменил тему разговора Зак.

— Нет, не говорил, — улыбнулась Баффи, прижимаясь к мужу. — Ты купил мне в подарок духи? Какие?

— Нет, я не…

— Ты не купил мне подарок? — шутливо надула губки Баффи. — Значит, никаких духов для вас, миссис Джонс! Тогда тебе придется терпеть меня такую, какая я есть, без духов.

— Эти духи еще не созданы.

Баффи озадаченно заморгала ресницами.

— Они хотят назвать новые духи твоим именем, — пояснил Зак.

— Духи «Миссис Джонс», — иронически протянула Баффи. — Звучит романтично, не правда ли?

— Не совсем так. Они хотят назвать их «Баффи навсегда»…

— Что? — ужаснулась его жена. — Ты не шутишь? Это еще хуже, чем мои горелые цыплята! «Баффи навсегда»… Фу, какая гадость! Надеюсь, ты сказал им, что я ни за что не соглашусь на это?

— Нет, не сказал. Честно говоря, я сказал, что ты непременно согласишься.

— Но почему? — возмутилась Баффи.

— Потому что в случае твоего согласия все заказы на фотографические работы в течение всей рекламной кампании будут отданы мне одному. Понимаешь, это уже работа на другом, общенациональном уровне. Я заработаю не только кучу денег, но и серьезный авторитет! Баффи, ты понимаешь, почему мне так нужно твое согласие?

— Конечно, — прошептала она, — я все понимаю.

Баффи не хотелось, чтобы ее имя стояло на флакончике дорогих духов, но она понимала, что этим сделает счастливым своего горячо любимого мужа.

— Для тебя я готова на это, — тихо сказала Баффи после небольшой паузы.

— Поднимемся в спальню, — возбужденно прошептал Зак, собираясь взять жену на руки.

— Нет, давай сначала выпьем шампанского и съедим немного шоколадного печенья. — Баффи ловко ускользнула от него и направилась в кухню. — Чтобы подняться в спальню, я должна как следует подзарядиться.


ГЛАВА 7

В голосе звонившего Баффи послышалось что-то знакомое.

— Я слушаю… Только теперь я уже не мисс Сарасота, а миссис Джонс.

— Ах да, как же я мог забыть! — ответил звучный мужской голос. — Вот так со мной всегда! Только я найду по-настоящему красивую женщину, и выясняется, что она уже замужем.

— С кем я говорю? — нахмурилась Баффи.

— Я Барри Йокам, и…

Баффи тут же положила трубку.

— Очередной розыгрыш, — недовольно пробормотала она. — Интересно, как они узнают мой номер? Придется снова сменить его…

Знаменитый Барри Йокам никогда сам не звонит по телефону, для этого у него целая дюжина секретарш! Да и с чего бы известнейшему телевизионному шоумену звонить ей домой?

— Нет, определенно розыгрыш, — пробормотала Баффи. В этот момент снова зазвонил телефон.

— С вами говорит секретарь мистера Йокама, — раздался в трубке мелодичный женский голос. — Если хотите проверить, так ли это, перезвоните прямо сейчас к нам на телевидение, — и секретарша продиктовала номер телефона.

Выждав паузу, Баффи набрала продиктованный номер. Собственно говоря, это был прямой номер в кабинет Барри Йокама, и его давали только в редких случаях и очень немногим людям. Обычно Йокам сам отвечал на звонки по этой линии, но на этот раз он велел одной из своих многочисленных секретарш ответить Баффи Джонс и убедительно разъяснить этой даме, что с ней действительно хочет поговорить сам Барри Йокам.

После любезных разъяснений секретарши Баффи услышала в трубке голос телевизионного шоумена, пользовавшегося бешеной популярностью.

— Полагаю, мне следовало бы извиниться перед вами, — начала Баффи.

— Со мной такое случается чуть ли не каждый день, — бодро солгал Йокам. — К черту извинения, главное, что я наконец имею возможность побеседовать с прелестной и неповторимой Баффи Джонс.

— Что за хренотень? — поморщилась Баффи. «Хренотень? — Йокама передернуло. — Неужели эта девица и вправду так разговаривает? Нужно обязательно вытащить ее на мое шоу. Интересно, уж не из тех ли она красоток, у которых коэффициент интеллекта стремится к абсолютному нулю?»

— Очаровательно! — вслух воскликнул он. — Просто очаровательно!

— Что очаровательно?

— Ну, вот это, «хренотень»!

— Хренотень — это очаровательно? — переспросила Баффи, решив, что этот Йокам странноват, если не сказать больше.

— Позвольте пригласить вас принять участие в моем телевизионном шоу. Как вам мое предложение? — решительно спросил Йокам, сразу приступив к делу, пока эта девица, внезапно ставшая популярной, не повесила трубку от скуки.

— Не нравится, — отрезала Баффи.

— Да-а? — ошарашенно выдохнул Йокам. Еще никто и никогда не отказывался от участия в этой программе, потому что появление в его ночном шоу гарантировало успешное продвижение вверх по лестнице славы и популярности, а многим начинающим звездам — ночь, а то и несколько, в постели самого Барри Йокама. Его программа создавала суперзвезд, а эта хорошенькая дурочка отказывалась посидеть на студийном диванчике и поддержать остроумную беседу Йокама, славившегося своим умением задавать находчивые вопросы и всегда попадать в очко.

Тогда Йокам решил прибегнуть к секретному оружию. Не зря же он содержал целый батальон помощников и секретарей! Йокам был готов к тому, что миссис Джонс может закапризничать.

— Я так надеялся, что вы и мистер Джонс примете мое приглашение, — с отлично сыгранным сожалением произнес он. — Ведь вы с ним такая чудесная пара! О вас столько говорят…

— Хрене…

— Да, да, — мягко перебил ее Йокам, едва сдерживая смех. — Но для вашего мужа участие в моей программе стало бы настоящим прорывом на другой уровень популярности! Согласитесь, не так много фотографов имеют возможность показаться на телеэкране в общенациональной программе. Это принесло бы ему немалую пользу.

Баффи задумалась. Йокам прав. Появление Зака в популярном общенациональном ночном шоу Барри Йокама действительно содействовало бы продвижению карьеры мужа.

— Хорошо, я поговорю с мужем сегодня вечером, когда он вернется с работы.

— На большее я и не рассчитывал, — хмыкнул Йокам, мысленно посылая к черту упрямую техасскую лошадку.

— Я перезвоню, — коротко сказала Баффи, обрывая разговор.

— Ну и ну, она, видите ли, перезвонит! — недовольно буркнул Йокам в замолчавшую трубку.

Зак был на седьмом небе от счастья!

— Он хочет, чтобы я участвовал в его шоу! Он хочет, чтобы я принес с собой свои лучшие фотографии!

Эти восторги объяснялись тем, что Баффи слегка приукрасила рассказ о телефонной беседе с Барри Йокамом.

— Мои родители просто не поверят своим глазам, увидев меня в его ночной программе! — продолжал по-детски радоваться Зак. — А какие фотографии мы с собой возьмем? Конечно же, твою, с обложки журнала «Шик»! А еще что?

Бросившись к файлам, Зак принялся лихорадочно перебирать свои работы, стараясь выбрать самые удачные. Баффи наблюдала за ним с нескрываемой любовью.

Через несколько минут Зак держал в руках дюжину фотографий.

— Как ты думаешь, он согласится показать так много моих работ?

— Они, несомненно, ему понравятся, — улыбнулась Баффи.

— Этот вечер и в самом деле окажет громадное влияние на мою карьеру, — пробормотал Зак, хватая жену в охапку и поднимая ее на руки. — Ты будешь женой знаменитого и преуспевающего фотографа!

За час до начала шоу Баффи и Зака привели в небольшую комнату. Посвященные называли ее зеленой. На самом деле стены были окрашены в чудесный персиковый цвет, на полу лежал светлый ковер, на элегантном столике стояли блюда с крошечными бутербродиками и прочей незамысловатой снедью. Чернокожий официант расставлял напитки — чай, кофе, минеральную воду, вино.

— А где мистер Йокам? — спросила у него Баффи.

— Он никогда не разговаривает со своими гостями до начала шоу, — пояснил тот. — Мистер Йокам считает, что это может лишить интервью свежести и непосредственности.

— А кто еще приглашен на сегодняшнюю передачу?

— Только вы, мадам.

— И мой муж, — поправила официанта Баффи.

— Вот это да! — воскликнул Зак. — Значит, весь час будет в нашем распоряжении! Здорово!

— Но почему? — продолжала допытываться Баффи, снова обращаясь к официанту. — О чем можно говорить целый час, да еще перед телекамерами?

— Не волнуйся. — Зак обнял ее. — Мы покажем все мои фотоработы.

В комнату вошла ассистентка Йокама, строго одетая деловая женщина с очень короткой стрижкой. Улыбаясь с наигранной любезностью, она протянула им свою ледяную руку и представилась как координатор сегодняшнего шоу.

— Насколько я понимаю, вы принесли с собой несколько фотографий, — тихо сказала она, словно опасаясь, что их кто-то подслушивает.

Зак с готовностью протянул ей пачку тщательно отобранных работ. Ассистентка бегло просмотрела фотографии и выбрала всего три — Баффи на обложке журнала «Шик»; Баффи в откровенном купальнике; Баффи в поварском колпаке колдует над своим излюбленным шоколадным печеньем.

— Это все, что вам понравилось? — разочарованно спросил Зак.

— Этого вполне достаточно, чтобы продемонстрировать ваш очевидный талант, — скороговоркой ответила ассистентка и направилась к двери. — Зрители не могут долго рассматривать фотографии, и нам не хотелось бы забивать их неискушенные мозги такими сложными произведениями искусства.

— Вот стерва! — прошептала Баффи так громко, что уходившая ассистентка могла услышать ее.

Зак взял у официанта большой фужер белого вина.

— Пора! — зычно проговорила вторая ассистентка, стоявшая у выхода в телестудию.

Баффи и Зак услышали знакомые интонации голоса Барри Йокама, шутившего с аудиторией. Программа началась.

— Сегодня у нас два совершенно особенных гостя, — громко сообщил Йокам, пока Баффи и Зак ожидали своего выхода за портьерой. — Лицо одного из них приобрело широкую известность за несколько последних дней. Другой — тот, кто сфотографировал это чудесное лицо и одновременно счастливый муж! У нас в гостях мистер и миссис Закери Джонс!

В этот момент один из помощников отодвинул портьеру, а другой подтолкнул вперед сначала Баффи, а вслед за ней натянуто улыбавшегося Зака. При виде изумрудно-зеленого, низко декольтированного платья Баффи, ослепительно вспыхнувшего в свете юпитеров, аудитория восторженно завопила. Йокам выдержал паузу, затем знаком пригласил Баффи занять место рядом с ним.

— Ну, надеюсь, вам нравится, что вы стали парой, о которой говорит вся страна? — улыбнулся Йокам.

— О нас говорит вся страна? — Баффи обратила свои огромные изумленные глаза прямо на Йокама, и тот, как всем показалось, даже смутился. Впрочем, возможно, это было всего лишь привычной маской «маленького застенчивого мальчика», которую Йокам часто надевал на себя во время своего ночного шоу.

— То есть я хочу сказать… — Смешавшись, Баффи уставилась на Йокама. — Черт побери! Если о нас говорит вся страна, то что именно она говорит?!

Аудитория расхохоталась.

— Вообще-то вопросы, как правило, здесь задаю я, — улыбнулся Йокам и дружески взял ее руку в свои ладони. Он сразу понял, что Баффи понравилась аудитории.

— Ах да, прошу, прощения. — Баффи обезоруживающе улыбнулась. — Тогда вам, наверное, следует поговорить с моим мужем. Он гораздо лучше умеет отвечать на вопросы, а я всего лишь простая домохозяйка.

Аудитория вновь расхохоталась. Казалось, Баффи искренне удивила такая реакция зрителей в студии.

— Ну хорошо! Тогда давайте спросим у счастливого мистера Джонса, как ему удалось заполучить эту роскошную женщину, о которой журнал «Тайме» написал, что у нее лицо женщины двадцать первого века!

— Да, мне действительно повезло… я счастлив, — заметно нервничая, пробормотал Зак.

— Вообще-то говоря, это я его заполучила, — вмешалась Баффи, отнимая свою руку у Йокама и поворачиваясь к мужу. — Едва увидев этого человека, я сразу поняла, что хочу быть его женой!

— Так сразу? — деланно удивился Йокам.

— Да, сразу!

— Насколько мне известно, вы знаете толк в мужчинах, — ядовито заметил Йокам, доставая неизвестно откуда целую пачку газетных вырезок. — Правда ли, что однажды вы так заездили полузащитника одной из известных футбольных команд, что он не смог даже выступать в Суперкубке?

— У него была больная спина, — невозмутимо ответила Баффи. — Так что это нельзя считать полностью моей виной.

Часть зрителей в студии ахнула, другие разразились хохотом. Йокам, старательно изобразив удивление и смущение, повернулся к телекамере для крупного плана. Зак скривился, словно у него внезапно начался острый приступ язвенной болезни.

Однако Баффи, не на шутку рассерженная, не собиралась оставлять безнаказанной наглую выходку Йокама.

— Голубчик, давайте расставим все точки над i, — протянула она с нарочито техасским акцентом, обращаясь к Йокаму. — Там у вас целая пачка таких вырезок, и ни для кого из присутствующих нет секрета в том, что в них обо мне написано. Конечно, мне очень нравятся мужчины, и весьма многие из них прошли через мои руки (в этот момент аудитория снова разразилась хохотом). Можно провести весь вечер, перечитывая газетные заметки о том, что Баффи Сарасота делала и чего не делала в прошлом. Ну и что с того? — Она помолчала, и аудитория затаила дыхание. — Вот человек, которого я люблю и который нужен мне как воздух. Если же вы собираетесь сделать из него дурака и выставить на всеобщее посмешище из-за того, что его жена вытворяла в прошлом… тогда я… тогда я стану смотреть передачи вашего конкурента Риверса, а про вас забуду!

Аудитория взорвалась восторженными криками и рукоплесканиями. Йокам, скорчив мину обиженного ребенка, повернулся к телекамерам.

— Вы отлично знаете, как причинить мужчине боль!

— Вот именно, голубчик, — зловеще протянула Баффи. — Опасно так шутить с девушкой из Техаса.

— Сдаюсь! — шутливо вскинул руки Йокам. — Если вам удалось уделать футболиста так, что он не смог играть в Суперкубке, то представляю, как вы разделаетесь с пожилым телеведущим вроде меня!

— Это точно, футболист из вас никакой! — отрезала Баффи под хохот и крики аудитории. Сама того не заметив, она привстала с кресла и угрожающе надвинулась на Йокама. Баффи была крайне рассержена, но тут Йокам ловким движением заглянул в ее глубокое декольте, и аудитория застонала от смеха.

— Не смейте совать туда свой нос! — рявкнула Баффи. — Это предназначается только для мужа! Вы что, никогда раньше не видели женских сисек?

Аудитория хохотала, вопила и стонала.

— Впрочем, может, и не видели, — задумчиво проговорила Баффи. — Судя по вашим бывшим женам… Тогда валяйте, смотрите! Считайте это моим безвозмездным пожертвованием вашей программе.

Зрители плакали и смеялись, чуть не сползая со стульев. В студии стоял оглушительный рев. Сам Йокам от хохота не мог произнести ни слова и лишь с трудом выдавил:

— Не пора ли нам сделать рекламную паузу?

— Не слишком любезно с вашей стороны! — возразила Баффи.

— Что вы имеете в виду?

— Как только я заговорила о ваших бывших женах, вы тут же вспомнили о рекламе. Неудивительно, что все они рано или поздно разводились с вами. И я рада, что им досталось немало ваших денежек после развода!

Хохот в студии, казалось, вот-вот перейдет в истерику. Йокам схватился за сердце, словно в него вонзили острый нож, и незаметно для непосвященных подал знак ассистентам запустить в эфир рекламный ролик о собачьей еде. Всего через несколько минут после рекламной паузы Баффи Джонс окончательно посрамила самого известного телеведущего и полностью завоевала симпатии его аудитории.

Поняв это, Йокам до самого конца передачи играл роль несчастной жертвы остроумных выпадов Баффи Джонс. Аудитории это очень понравилось, и к концу телепередачи Баффи стала телезвездой!

Когда съемки закончились и телекамеры выключились, Закери Джонс первые несколько минут сидел молча и неподвижно. Сотни зрителей окружили его жену и Барри Йокама, прося автографы. Обычно Йокам сразу после съемки незаметно исчезал и никогда не давал никому свой автограф, но сегодня ему хотелось провести еще несколько минут рядом с очаровательной миссис Джонс.

— Вы были просто великолепны, — сказал он.

— Не вижу в этом ничего великолепного, — возразила она. — Я всего лишь защищалась.

— Это уж точно!

Пока тщательно проинструктированная ассистентка занимала внимание Зака какими-то ненужными бумагами, подписанными им еще до начала съемок, и наигранно выказывала интерес к его фотоработам, Барри Йокам решил закинуть удочку.

— Вы знаете, — обратился он к Баффи. — Мне не часто встречаются такие женщины, как вы…

С этими словами Йокам повел ее от толпы в сторону своего кабинета.

— Снова хренотень!

— Я не шучу, — сказал он. — В вас есть что-то особенное, и мне бы очень хотелось познакомиться с вами поближе. Может, поужинаем сегодня вместе?

— Мне нужно спросить мужа, согласится ли он пойти сегодня с вами в ресторан.

— О вашем муже я и не подумал…

— Зато я подумала!

Баффи одарила Йокама самой ослепительной своей улыбкой и повернулась на каблуках. Через секунду она уже выпорхнула в дверь под шелест зеленого шелка своего роскошного платья. Барри Йокам застыл со смущенной улыбкой на губах.


ГЛАВА 8

Став звездой, Баффи Джонс сменила номер домашнего телефона, и теперь он был известен только одному человеку, от которого она ждала звонков, — мужу. В результате Баффи засыпали невероятным количеством писем и телеграмм.

Каждый журнал, газета, телеканал хотели взять у Баффи Джонс большое интервью. Но самое серьезное предложение поступило от Марселлы Тодд. Вообще-то говоря, Марселла не хотела делать его, но проблема заключалась в том, что она вместе со своим женихом Ранзом собиралась выкупить журнал «Шик» у его владельца, журнального магната Сэма Голдена. После внезапной кончины Сэма права на «Шик», по завещанию, перешли к его старшему сыну Джейку, воображавшему себя настоящим кинопродюсером. По степени талантливости и влиятельности Джейк и в подметки не годился покойному отцу, но все же и он имел кое-какую власть, поэтому Марселла почла за лучшее остаться с ним в хороших отношениях, пока «Шик» не перейдет окончательно в ее руки. Джейк попросил Марселлу об одном маленьком одолжении. Он хотел снять фильм с участием Баффи Джонс. Его сценаристы потели над возможными вариантами сюжета будущего фильма с той самой ночи, когда Джейк увидел Баффи Джонс в шоу Барри Йокама. Его помощники попытались связаться с миссис Джонс, когда выяснилось, что у нее нет агента, но она отвергла все их предложения. Тогда Джейк Голден начал искать кого-то из людей, близких миссис Джонс. И тут выяснилось, что мистер Джонс работает фотографом в журнале, который пока являлся его собственностью, перешедшей к нему от покойного отца. Джейк Голден тут же позвонил редактору журнала, Марселле Тодд, и настойчиво попросил ее устроить ему встречу с мистером Закири Джонсом и его женой. Марселла деликатно объяснила ему, что журнал заинтересован в сотрудничестве с Заком и Баффи куда больше, чем они. Кроме того, у Баффи столько денег, что она ведет себя абсолютно независимо и встречается только с теми, с кем хочет, а уж если по каким-то причинам она откажется встретиться с Джейком Голденом, то сам черт не заставит ее это сделать.

Голден все же настаивал на том, чтобы Марселла, употребив все свое влияние, организовала ему встречу с Баффи и ее мужем.

Поэтому Марселле Тодд пришлось позвонить Баффи. Она с самого начала решила, что не станет ходить вокруг да около и расскажет ей все как есть. Марселла так и поступила, при этом откровенно рассказав Баффи о своих намерениях выкупить у Джейка Голдена журнал «Шик».

Баффи, внимательно выслушав Марселлу, сказала:

— Я не хочу быть кинозвездой. Так и передай этому Голдену, что я не желаю сниматься в его фильме.

Марселла поведала Джейку о разговоре с Баффи и о том, что та отказалась сниматься в его фильме.

Джейк Голден посоветовал ей воздействовать на Баффи через мужа. В ответ Марселла предложила ему самому попытаться потолковать с Заком Джонсом.

— По-моему, неплохая идея, — задумчиво сказал Голден. — На него произведет большое впечатление, что крупный бизнесмен хочет побеседовать с ним лично.

— Вот именно, — поддакнула Марселла.

Итак, Джейк Голден сел в самолет на рейс Лос-Анджелес — Нью-Йорк с твердым намерением убедить этого сексуального котенка по имени Баффи Джонс сниматься в его фильме. Он надеялся, что ее широко известное имя привлечет к проекту необходимые деньги и дистрибьютеров. В мире кинобизнеса Голден считался бездарью, недостойной уважения.

Сидя в салоне первого класса трансконтинентального реактивного самолета, Голден выстраивал план захвата. Может, ему и вправду удастся заполучить жену при помощи ее мужа? Кажется, тот работает фотографом. Или Марселла Тодд сказала, что он работает текстовиком? Впрочем, какая разница, кем он там у нее работает! И все же придется выяснить поточнее, чем именно занимается в «Шике» этот Зак Джонс…

Приехав в редакцию «Шика», Голден занял шикарный кабинет своего покойного отца и постарался принять самый внушительный вид за огромным рабочим столом.

Вскоре, негромко постучав, в кабинет вошел Зак. Внешне он выглядел совершенно спокойным, но на самом деле довольно сильно нервничал перед встречей с представителем могущественного клана Голденов.

— Прошу! — Джейк приподнялся и протянул ему руку. — Добро пожаловать, молодой талант, в мой скромный кабинет.

У Зака слегка закружилась голова, и он почувствовал слабый приступ тошноты.

— Перейдем сразу к делу, — начал Голден свою отрепетированную еще в самолете речь. — Я давно уже наблюдаю за вашей работой и творческим ростом. Наверное, вам известно, что в концерне есть фирма, занимающаяся производством фильмов.

Зак кивнул, хотя прежде не догадывался о существовании такой фирмы.

— Так вот, вы нужны этой фирме, — продолжал Голден, не без удовольствия отметив, что молодой фотограф явно польщен. — Ваша последняя работа, обложка для июньского номера журнала, произвела, можно сказать, фурор. Вот почему мне хотелось бы поручить вам руководство всеми фотоработами для моего будущего фильма. Надеюсь, вам удастся создать такую же высокую эмоционально… м-м… атмосферу… что ли, дух, так сказать… как на той обложке… и других картинах.

— Фотографиях, — робко поправил его Зак.

— Ну да, фотографиях, — несколько раздраженно повторил Голден. Какая разница? Картина, фотография… Вот еще чудак нашелся!

Зака заинтересовало предложение поработать в кинематографе, потому что каждый фотограф в душе мечтает о кино.

— Ну так как, сынок? — неожиданно покровительственным тоном, какой не раз слышал у покойного отца при его разговорах с подчиненными, спросил Джейк Голден. Он назвал Зака «сынком», хотя был всего на несколько лет старше его.

— Мне нужно обсудить это предложение кое с кем, — ответил Зак, — но должен признаться, предложение звучит для меня весьма заманчиво. Не могли бы вы более подробно рассказать о будущем фильме?

— Это будет римейк классики.

— Без шуток?

— Какие шутки! Римейк фильма Джейн Мэнсфилд «Она не может не делать этого». Уверен, вы видели этот фильм. В свое время он имел грандиозный успех.

— Да, я видел его, — подтвердил Зак, — несколько лет назад, в Кливленде, на фестивале старых фильмов. Отличная комедия!

— Да, — коротко кивнул Голден. Вообще-то сам он этого фильма никогда не видел, просто слышал его название от одного из своих сценаристов.

— Джейн Мэнсфилд — прирожденная комическая актриса, — продолжал восторгаться фильмом Зак.

— Знаю, знаю, — кивнул Голден. — Будем надеяться, ваша жена окажется не хуже…

— Моя жена?

Голден почувствовал, как на его верхней губе выступили капельки холодного пота. Он допустил ошибку!

— Видите ли, вы совершили поистине грандиозную работу, сделав из вашей жены фотомодель, и у нас появилась надежда, что она захочет сняться в нашем фильме… вместе с вами…

— Она не хочет сниматься в кино. — Голос Зака упал.

— Но ведь тут совсем другое дело! Она будет работать для своего мужа и вместе с ним! Конечно, мы можем пригласить других актрис, но с ними у вас не получится такого тонкого творческого союза, как с вашей женой. Неужели вам не интересно проявить себя и свой талант в наилучшем свете? Если же вы захотите, придется уговорить жену помочь вам.

В глубине души Зак чувствовал во всей этой затее что-то сомнительное и все же не решался отказаться от возможности попытать свои силы в кино. Да, он хочет получить эту работу, значит, ему надо поговорить с Баффи и убедить ее помочь. Следует объяснить жене ситуацию, но выбор оставить за ней. Почему бы Баффи не сняться в этом фильме? На телевизионном шоу Барри Йокама она выступила очень удачно.

Конечно, поначалу Зак был слегка уязвлен и даже рассержен, когда про него забыли, но потом все утверждали, что они отлично смотрелись на экране.

Ну разумеется! Почему бы не уговорить ее сняться в этом фильме?


ГЛАВА 9

Баффи нездоровилось. Еще утром, почувствовав слабое головокружение и неприятное подташнивание, она решила, что у нее начинается грипп. Вообще-то Баффи относилась к тем счастливчикам, которые болеют очень редко.

— Зак, дорогой, — проговорила она, входя в кухню, — кажется, я немного переусердствовала…

— Тебе нездоровится? — спросил Зак, ничуть не волнуясь за здоровье жены, поскольку считал его несокрушимым.

— Не понимаю, что со мной такое, но мне явно не по себе, — вяло пробормотала Баффи и взглянула на свое отражение на блестящей хромированной поверхности тостера. — Черт возьми! Я вся какая-то бледная и припухшая! Как ты думаешь, это у меня грипп начинается?

— Сейчас весь Нью-Йорк болеет гриппом, — сообщил Зак, и теперь в его голосе послышалась тревога. — Может, тебе стоит позвонить в агентство и отложить сегодняшние съемки?

Зак взглянул на свой рабочий календарь: сегодня жена с ним не работала.

— Сегодня у меня съемки для рекламной компании этих чертовых духов! — мрачно сказала Баффи.

— Они все еще настаивают на названии «Баффи навсегда»? — усмехнувшись, поинтересовался Зак.

— Я хотела, чтобы они изменили прежнее название, — тоже улыбнулась Баффи. — Они спросили, какое название я сама дала бы этим духам.

— И какое же?

— «Прощайте, миссис Джонс!»

Зак расхохотался и протянул руку к пальто.

— Надеюсь, тебе станет лучше. Останься сегодня дома.

С этими словами Зак ушел. Баффи слушала, как удалялись его шаги. Ее муж не любил пользоваться грохочущим лифтом, предпочитая спускаться по лестнице. Кстати, таким способом он поддерживал хорошую физическую форму.

Баффи не осталась дома. Сделав минимальный макияж (все равно на съемочной площадке ее ждут несколько великолепных гримеров, парикмахеров и костюмеров. Уж они-то позаботятся о том, чтобы она выглядела наилучшим образом), Баффи надела теннисные туфли, джинсы и просторный белый свитер с большим высоким воротом, почти полностью скрывавшим ее лицо. Несмотря на начало лета, океанские ветры постоянно приносили с собой ощутимую прохладу.

«Должно быть, я выгляжу совсем паршиво», — подумала она, останавливаясь на краю тротуара, чтобы поймать такси. На самом деле Баффи выглядела вполне привлекательно, поэтому первый же водитель такси резко развернул свою машину и затормозил рядом с Баффи. Вообще женщина в Нью-Йорке может судить о своей привлекательности по тому, как с ней обращаются таксисты, еще не достигшие шестидесяти. Чем лучше вид, тем больше внимания.

Остановившийся рядом с Баффи таксист выскочил из машины и открыл перед ней дверцу с пассажирской стороны — неслыханная галантность! — и услужливо подхватил ее большую сумку.

— Едем в центр, красавица? — игриво осведомился он, не торопясь включать счетчик, что также свидетельствовало об особой симпатии к пассажирке.

— Угол Седьмой авеню и Тридцать восьмой улицы, — сказала Баффи, усаживаясь на пассажирское сиденье, обтянутое искусственной кожей.

— Ты фотомодель, или я ошибаюсь? — опытный таксист сразу распознал в Баффи одну из длинноногих красоток, ездящих на съемки с большими сумками, набитыми необходимым для их профессии барахлом.

— Ага, модель, — вяло подтвердила Баффи, чувствуя, что ей становится хуже.

— Постой-ка, да я тебя знаю! — воскликнул таксист. — Это ты была на днях в передаче Барри Йокама? Та самая богатая техасская курочка, которая… — Он замолчал, подумав, что зря не сразу включил счетчик. — Да, ты тогда разделала этого Йокама под орех! Я всегда смотрю его передачи, потому что работаю только утром и днем, а спать вообще не люблю. А вот ты, готов поспорить, должна много спать, чтобы всегда хорошо выглядеть, да?

Баффи становилось все хуже и хуже. Голова у нее закружилась, в глазах потемнело, и она уже не слышала легкомысленную болтовню таксиста.

— Эй! Что-то ты вся зеленая! Что это с тобой? Эй, ты меня слышишь? — встревожился таксист.

Баффи не отвечала. Она потеряла сознание.

Таксист привез ее, все еще не пришедшую в себя, прямо в приемный покой больницы Бельвью, ближайшую по пути следования.

— Док, по-моему, эта дамочка не из простых! — торопливо проговорил он. — Она — та модель с обложки журнала! Может, кокаина хватанула?

Таксисту часто приходилось видеть в салоне своей машины пассажиров в состоянии наркотического опьянения, и он был убежден, что большинство фотомоделей злоупотребляли этим зельем.

— Наркотики тут ни при чем, — сказал молодой дежурный врач, рассматривая зрачки Баффи. — Пожалуй, ее нужно тщательно осмотреть.

Трое санитаров положили Баффи на носилки и увезли в одну из палат скорой помощи.

Придя в себя, Баффи увидела, что лежит в небольшой светлой комнате, однако не сразу узнала больничную палату. Баффи едва слышно застонала, привыкая к яркому свету.

В тот же миг рядом появилась улыбающаяся медсестра.

— Рада, что вы пришли в себя, миссис Джонс. «Откуда сестре известно мое имя?» — вяло подумала Баффи.

— Я взяла на себя смелость просмотреть содержимое вашей сумочки, надеясь найти документы, подтверждающие вашу личность. Собственно говоря, мне следовало сразу узнать вас и без документов. Я большая поклонница «Шика», и мне очень понравилась ваша фотография на обложке журнала.

— Что со мной случилось? — встревоженно спросила Баффи. Она чувствовала себя относительно хорошо, но не могла понять, как оказалась в больнице.

— Я также расплатилась с водителем такси. Полагаю, вы на меня не обиделись? Он очень беспокоился за вас.

— Я была в обмороке? — догадалась Баффи.

— Да, и в этом нет ничего удивительного.

— Ничего удивительного? — озадаченно переспросила Баффи.

— Вам все расскажет доктор. Теперь вам надо просто полежать несколько минут, и вы будете в полном порядке.

С этими словами медсестра вышла.

— Ничего удивительного? — снова пробормотала Баффи. — Не может быть!

Вскоре пришел доктор и подтвердил ее догадку.

— Полагаю, миссис Джонс, вы беременны. Конечно, чтобы точно убедиться в этом, вы должны обратиться к своему лечащему врачу и сделать все необходимые лабораторные анализы. Однако уже сейчас я готов предположить, что вы приблизительно на третьем месяце. Поздравляю, миссис Джонс!

— Спасибо, доктор! — радостно выдохнула Баффи. — Огромное спасибо!

Баффи чувствовала, как по всему ее телу разливается горячая волна нежности к будущему ребенку. Наконец-то у них с Заком будет настоящая семья, когда появится малыш! Она будет горячо любить их обоих — мужа и ребенка!

— Я могу идти? — спросила Баффи. — Я чувствую себя очень хорошо!

— Не вижу причин задерживать вас в больнице, — улыбнулся доктор. — Но настоятельно советую поберечь себя во время беременности.

— Конечно! Непременно! — радостно воскликнула Баффи.

Еще несколько часов назад ей было совсем скверно, а теперь энергия била через край. Беременна! Интересно, когда малыш начнет давать о себе знать? Сейчас, глядя на себя в зеркало, Баффи даже не верила в то, что в ее теле уже начало свою жизнь другое человеческое — существо. Ей захотелось поскорее найти Зака и обрадовать его этой новостью. Впрочем, нет, не стоит слишком торопиться. О своей беременности она сообщит ему в особой, торжественной обстановке.

Это будет их маленький праздник с шампанским.

Вернувшись домой, Зак увидел молодую жену в полупрозрачном сексуальном пеньюаре алого цвета и заметил, что в серебряном ведерке у камина стоит бутылка «Кристаль», обложенная льдом.

— У нас сегодня праздник? — спросил он.

— Это для моего дорогого и горячо любимого мужа, — ответила Баффи и знаком велела ему сесть возле камина. Потом она упорхнула на кухню и вернулась оттуда с серебряным подносом, уставленным горшочками с блюдами китайской кухни.

— Неужели ты трудилась у плиты весь день? — ласково поинтересовался Зак.

— Нет, — улыбнулась Баффи и, протянув руку, нежно коснулась его лица. — Зато я сама сделала этот заказ в китайском ресторане.

— Давай-ка посмотрим, что тут у нас. — Зак открыл одну за другой крышки горшочков.

— А как тебе нравится вот это? — Баффи распахнула алый пеньюар, продемонстрировав свое обнаженное тело.

Молча оглядев ее бедра, Зак шутливо спросил:

— Как ты думаешь, я все еще буду голоден через двадцать минут?

Потом он притянул к себе свою прелестную жену и стал жадно ласкать ее гладкие стройные бедра.

— Мне так нравится прикасаться к тебе, — прошептал Зак.

— А я так счастлива, когда ты ко мне прикасаешься, — нежно проворковала Баффи.

Через несколько секунд они уже занимались любовью.

Баффи знала, что очень скоро ее тело уже не будет таким гибким и стройным, как теперь. Как отреагирует Зак на ее вынужденную полноту? «Он все поймет, — думала она. — Уверена, он все правильно поймет…»

Утолив любовную жажду, Баффи налила бокал шампанского и протянула мужу.

— А разве ты не будешь пить шампанское? — удивился Зак.

— Что-то мне пока не хочется, — улыбнулась она, думая о той ответственности, которую несла теперь перед новой, зародившейся в ее теле жизнью. — Лучше выпей за нас обоих.

— Что-то на тебя это не похоже. — Зак явно пребывал в отличном расположении духа. — Но я буду только рад выпить за нас.

— Мне так много нужно тебе сказать, — начала Баффи, но Зак тут же перебил ее:

— У меня тоже есть для тебя грандиозная новость! Можно я скажу первым?

— Держу пари, твоя новость не важнее моей… — возразила Баффи, но Зак снова перебил ее:

— Хочешь стать кинозвездой?

— Нет, не хочу.

— Я не шучу! Сегодня Джейк Голден сделал нам с тобой потрясающее предложение! Он просит тебя сыграть главную роль в римейке фильма Джейн Мэнсфилд «Она не может не делать этого». Это комедия, и ты отлично справишься с ролью!

— Я не умею играть…

— Это не имеет никакого значения! — горячо прервал жену Зак, очень надеясь, что убедит ее принять предложение Голдена. — Ты просто создана для этой роли! Нет, извини, напротив, эта роль создана для тебя! К тому же предложение Голдена открывает большие возможности и для меня.

— Для тебя? — Баффи уже гораздо заинтересованнее прислушалась к словам мужа. Если ее участие в этом фильме поможет мужу, она попытается стать актрисой хотя бы на время съемок.

— Да, я стану координатором всей операторской работы фильма. Мы с тобой будем работать вместе, как тогда, когда делали фотографию для обложки журнала. Для меня откроется возможность попасть в кинематографический мир! Для нас обоих это отличный шанс! — выпалил Зак почти на одном дыхании.

— И когда же начнутся съемки?

— Приблизительно через месяц, — быстро проговорил Зак. В нем затеплилась надежда, что жена все же согласится принять участие в проекте. — Съемки будут проводиться в штате Северная Каролина и продлятся шесть месяцев.

— Шесть месяцев! — расхохоталась Баффи.

— Что тут смешного?

— Я просто подумала, как много может измениться за шесть месяцев. Ты прав в одном — я действительно буду смотреться весьма забавно в сексуальной комедии, если съемки займут ближайшие шесть месяцев!

— Да? — В голосе Зака прозвучала неуверенность. Ему никак не удавалось постичь логику жены и ее странный юмор.

— Я думала, у нас будет настоящая семья, — серьезно сказала Баффи, решив перейти от кинематографа к своему приближающемуся материнству. — А что, если я забеременею во время съемок?

— Слава Богу, ты же не беременна! — воскликнул Зак, обнимая ее за талию. — Ты ведь знаешь, я тоже хочу детей, но сейчас нам выпал редкий случай, и, возможно, он никогда не повторится! Если фильм окажется успешным, мы получим большие деньги и сможем завести кучу ребятишек!

— Неужели эта работа так много значит для тебя?

— Это наше будущее!

— Я вполне счастлива и довольна нашей теперешней жизнью. — Она ласково прижалась к мужу, желая убедить его в том, что для счастья ей не нужно ничего, кроме него и детей.

— Ты просто не понимаешь! — Слегка раздраженный Зак отстранился от Баффи. — Этот чердак принадлежал мне еще до нашей женитьбы, но он стал таким роскошным пентхаузом только благодаря твоим деньгам! Да, у нас есть деньги, но это твои деньги! — воскликнул Зак, делая ударение на слове «твои». — Я хочу быть кормильцем семьи и зарабатывать столько, сколько необходимо для нормальной жизни!

Заметив блеснувшие в его глазах слезы, Баффи достала носовой платок.

— Но… — Зак не выдержал и разрыдался на плече жены. Баффи чувствовала на своей коже теплую влагу его слез.

— Я не знала, что ты так болезненно к этому относишься, — огорченно пробормотала она, ласково касаясь большой и сильной руки мужа. Несмотря на свою физическую силу, Зак казался ей теперь испуганным и совершенно беззащитным. — Хорошо, мы будем участвовать в этом фильме, — прошептала Баффи.

— Я рад, что ты поняла меня, — тихо ответил Зак. — Ты не пожалеешь об этом, вот увидишь…

— А теперь я, пожалуй, выпью немного шампанского. — Баффи вздохнула и, налив себе бокал, поднесла его к губам.

— За нас! — сказала она.

— За нас! — поддержал ее Зак.


ГЛАВА 10

Баффи не знала о том, как сделать аборт, поскольку никогда не думала, что ей понадобится подобная медицинская услуга. Даже в дни самой разгульной сексуальной жизни она никогда не размышляла, как избавляются от нежеланного ребенка. Просто тогда Баффи надежно предохранялась от беременности.

И вот теперь настал день, когда ей приходилось сделать аборт.

Лежа в постели на следующее утро после разговора с мужем, она пыталась составить план действий. Баффи, разумеется, решила ни при каких условиях не говорить мужу, что ей пришлось убить их первого ребенка, поскольку иначе Заку не удалось бы добиться большого успеха в кинематографе. Чувство вины слишком потрясет его.

Вместе с тем Баффи понимала, что ей совершенно необходимо опереться на чье-то надежное плечо. Марселле наверняка известно, что нужно, чтобы сделать аборт, но она слишком близко знала Зака и, возможно, сочла бы необходимым сообщить ему о намерениях его жены.

Нет, Баффи никому не могла довериться.

Она стала просматривать рекламные страницы газет в поисках объявлений о клиниках, где можно быстро сделать эту операцию. Одно из них, наиболее вразумительное, привлекло ее внимание, и Баффи набрала номер телефона.

— Слушаю вас, — ответил приятный женский голос.

— Я… м-м… Мне нужно договориться насчет аборта, — пробормотала Баффи, и из глаз у нее хлынули слезы.

— Понимаю, — успокаивающим тоном отозвалась женщина на другом конце провода. — Не сообщите ли ваше имя и номер телефона?

— Миссис Зак Андерсон, — по наитию солгала Баффи, наугад назвав номер телефона. Здравый смысл подсказывал ей, что она должна скрыть правду о себе.

— Хотите, мы приедем к вам, чтобы обсудить возможные варианты? — мягко спросил женский голос.

— Какие варианты?

— Возможность избежать убийства вашего ребенка. Вы должны очень серьезно подумать, прежде чем лишать жизни невинного младенца, который сейчас растет внутри вас.

Баффи горестно всхлипнула.

— Возможно, у вашего малыша уже есть пальчики на ручках и ножках. Возможно, на них даже появились крошечные ноготки. Этот ребенок знает только вас…

— О, прошу вас, не надо…

— И этот ребенок уже любит вас…

— Нет, я не могу… не могу!..

Баффи повесила трубку, и у нее началась истерика. Между тем женщина из противоабортного центра набрала названный Баффи номер телефона и выяснила, что там нет никакой миссис Зак Андерсон.

Успокоившись и немного придя в себя, Баффи снова взяла в руки газетные страницы объявлений. Покрасневшими и припухшими от слез глазами она читала только те объявления, в которых сухо перечислялись медицинские услуги и их стоимость.

Выбранная ею клиника оказалась неподалеку от Лексингтон-авеню. Окна были заложены кирпичами, а дверь обита сталью. Внутри царила приветливая, но крайне деловитая атмосфера. Дежурный администратор с любезной улыбкой вручил Баффи стопку бумаг, предложив ей прочитать и подписать их.

Заполняя анкету, Баффи на секунду остановилась на графе об отце ребенка, потом решительно написала, что отец ребенка неизвестен.

Не должно быть ни малейшего намека, который мог бы указать на Закери Джонса и его блистательную жену. Баффи никому ничего не сказала, никто не знал о ее беременности. Здесь, в клинике, Баффи никто не узнал. Неудивительно, ведь она выглядела ужасно и была совсем не похожа на себя. Взглянув в зеркало, она поняла, какой станет в старости.

Медсестра объяснила, что получить консультацию врача можно как до аборта, так и после.

— Я хочу одного — чтобы это произошло как можно скорее, — прошептала Баффи.

— Идите за мной, — кивнула медсестра. Баффи вошла в небольшую комнату, где стояло смотровое гинекологическое кресло, какие она часто видела в кино и всегда старалась не замечать подробностей. Но сейчас вид стерильного хирургического инструментария загипнотизировал ее.

— Здравствуйте, я доктор Джеймисон, — сказал мужчина, стоявший у окна. — Я постараюсь сделать все как можно лучше и быстрее. Хотите, я расскажу вам, что именно буду делать во время операции?

— Нет, не надо мне ничего рассказывать! — закричала Баффи. — Я ничего не желаю знать! Просто делайте свое дело! Дайте общий наркоз, чтобы я ничего не чувствовала и не помнила!

— Как правило, местного обезболивания вполне достаточно…

— Нет! Я требую, чтобы вы дали мне общий наркоз! Я не хочу ни чувствовать, ни видеть, ни помнить! — решительно сказала Баффи. — Понимаете меня, доктор?

Врач прошептал несколько слов медсестре, и та исчезла за дверью. Через минуту она вернулась со шприцем в руках.

— Вот и наркоз, — улыбнулся доктор. Его улыбка была последним, что запомнила Баффи перед тем, как глубоко заснуть.

Она очнулась в небольшой уютной палате, предназначенной для окончательной реабилитации пациенток. Баффи взглянула на часы и поняла, что провела в клинике несколько часов. Онемение тела постепенно проходило, и Баффи сосредоточилась, пытаясь понять, изменились ли у нее ощущения.

В комнату вошла медсестра.

— Как вы себя чувствуете?

— Кажется, хорошо, — ответила Баффи. — Операция уже закончилась?

— Да, — кивнула медсестра. — Все прошло удачно, осложнений быть не должно.

— Я еще смогу иметь детей? — внезапно заволновалась Баффи, вспомнив о возможных последствиях аборта.

— Вы в отличной форме и сможете иметь сколько угодно детей, — едва заметно улыбнулась медсестра, глядя в карту. — Доктор сказал, что вы просто созданы для того, чтобы рожать.

— Он так и сказал?

— Да…

По сравнению с тем, как чувствовала себя Баффи, придя в клинику, сейчас она не ощущала ничего нового, разве что немного саднило где-то внизу живота. Баффи не раз слышала о том, что многие женщины мучались болями в течение нескольких дней после аборта. К счастью, ей казалось, будто она не перенесла никакой операции, а всего лишь совершила слишком длительную верховую прогулку. Впоследствии, садясь на лошадь, Баффи будет неизменно вспоминать об этом аборте.

Когда она вернулась домой, Баффи показалось, что ее встретила необычная тишина, нарушаемая лишь тиканьем часов возле камина да слабым гулом уличной суеты. Баффи понимала: ей необходимо заняться чем-то, что отвлекло бы ее от мыслей о погубленном ею ребенке.

Немного подумав, она подошла к телефону и набрала нужный номер.

— «Голден лимитед», — раздался красивый женский голос с шикарным британским акцентом.

— Я Баффи Джонс, мне бы хотелось поговорить с Дейком Голденом.

— Конечно, миссис Джонс, одну секундочку… Через несколько мгновений Голден взял трубку.

— Привет! Как поживаете, очаровательная миссис Джонс? — с наигранной веселостью спросил он.

— Отлично, — холодно ответила Баффи. — Насколько мне известно, вы хотели снимать меня в своем фильме.

— Да, мы всерьез рассматриваем вашу кандидатуру на главную роль, — осторожно подбирая слова, проговорил Джейк. — Это будет чудесная небольшая комедия. Вполне возможно, роль героини вам действительно подойдет.

— Я полагала, вы уже твердо решили снимать именно меня! — сердито заметила Баффи. — Если же у вас до сих пор еще ничего не решено, давайте считать, что этого разговора не было, и тогда навсегда забудьте обо мне!

Быстро повесив трубку, Баффи стала ждать.

Не прошло и пяти секунд, как телефон зазвонил. Испуганно-извиняющимся тоном Джейк Голден сказал:

— Баффи, дорогая, вы не так меня поняли! Конечно же, мы хотим снимать вас и только вас! Если вы примете мое предложение, я буду просто на седьмом небе от счастья!

— Сколько я получу за это? — деловито осведомилась Баффи.

— Сколько? — растерялся Джейк. — Я собирался обсудить этот вопрос с вашим агентом… Во всяком случае, сумма будет ничуть не меньше ваших обычных гонораров. Не стоит волноваться из-за второстепенных деталей…

— Второстепенных? Если вы хотите заключить со мной сделку, поговорим о деньгах, — неожиданно твердо заявила Баффи и сама удивилась тому, что у нее вдруг прорезалась отцовская интонация. — Я хочу получить миллион долларов.

— Миллион? Миллион долларов? — почти взвизгнул Голден. — Но у нас малобюджетная картина!

— Тогда увеличьте бюджет. Разве это вам не по силам? — невозмутимо парировала Баффи. Она уже начинала ощущать охотничий азарт человека, полностью владеющего ситуацией, и решила во что бы то ни стало добиться своего. — Мне отлично известно, как много значит для вас успех этого фильма. А для меня этот фильм не имеет ровно никакого значения. Так что, если вы хотите заполучить меня в свой проект, придется раскошелиться!

— Ну хорошо, вы получите свой миллион, — сокрушенно пробормотал Голден. Он был никудышным бизнесменом по сравнению с покойным отцом.

— И еще… — продолжала Баффи.

— Что еще? — вскрикнул Голден. — Что еще вы хотите?

— Я хочу десять процентов от валового дохода.

— То есть от чистой прибыли?

— От валового дохода, — твердо повторила Баффи. — Мой отец финансировал довольно много фильмов, и я поняла, что чистой прибыли практически не бывает. Я хочу получить десять процентов от валового дохода, причем не от фиксированного. Речь идет о десяти процентах от стоимости каждого проданного билета.

— Но ведь это чистое разорение! — заикаясь, воскликнул Голден. — Если только картина не добьется общенационального грандиозного кассового успеха, я буду вчистую разорен, выплатив вам десять процентов с каждого проданного билета!

— Я этого стою.

— Не понял?

Баффи молчала.

Прижатый к стене, Голден обреченно выдохнул:

— Ладно, договорились. Вы получите десять процентов от валового дохода, даже если это убьет меня…

— Полагаю, вам удастся выжить, — сухо заметила Баффи. — У меня есть еще несколько условий: я оставлю себе весь гардероб героини фильма, и вы оплатите работу моих телохранителей. В том случае, если съемочный период превысит шесть месяцев, вы заплатите мне штраф размером в еще один миллион долларов!

— Побойтесь Бога! — взвыл Голден. — Это уж слишком!

— Тогда забудьте обо мне, Голден. — Баффи снова швырнула трубку на рычаг.

Спустя несколько секунд Голден перезвонил.

— Я согласен! — кричал он. — Я согласен на все!

— У меня к вам есть еще одна маленькая просьба, — понизив голос, проговорила Баффи.

— Какая еще? — вздохнул Голден.

— Вы должны привлечь к работе над фильмом и моего мужа. Ведь именно это вы ему уже обещали?

— Конечно! Он сам выберет для себя амплуа! Ну, теперь все счастливы и довольны?

— Теперь да, — улыбнулась Баффи. Ей понравилось вести деловые переговоры. Это отвлекло ее от собственных проблем. — Теперь я вполне удовлетворена. С вами приятно иметь дело, мистер Голден!


ГЛАВА 11

Частный самолет кружил над аэропортом Роли, выжидая, пока появится просвет в густом тумане, обычном для этого времени года в штате Северная Каролина. Баффи Джонс наслаждалась шампанским и свежей клубникой, тогда как Джейк Голден заметно нервничал. Он то и дело заходил в кабину пилотов и уже в который раз интересовался, не дали ли им разрешение на посадку, черт возьми!

— Какая разница, опаздываем мы или нет? — равнодушно пожала плечами Баффи, положив в рот очередную ароматную ягоду. — Все равно снимать без нас не начнут!

— Много ты понимаешь! — огрызнулся Джейк. — Тебе-то что! Денежки все равно уже у тебя в кармане. А я должен еще заплатить за простой всей съемочной группе!

— Вот именно, дорогуша, — хихикнула Баффи, потягиваясь в кресле всем телом. — Я-то заранее позаботилась о своих денежках…

— Туман рассеивается, — раздался голос пилота по внутренней связи. — Через несколько минут начнем посадку. Прошу всех пристегнуть ремни безопасности!

Джейк облегченно вздохнул и плюхнулся в кресло напротив Баффи, приступившей к чтению сценария.

— Не так уж плохо, — пробормотала она себе под нос, — но могло бы быть и забавнее, хотя какая-то изюминка здесь все-таки есть…

— Да ты, оказывается, специалист по комедиям! — саркастически фыркнул Джейк.

— Вот именно, дорогуша, — лениво протянула Баффи. — Я уже давно стала экспертом в области человеческого, особенно мужского, смеха.

С этими словами она что-то написала на полях сценария.

— Ты собираешься изменить сценарий? — удивился Джейк.

— Нет, — без тени сомнения солгала Баффи. — Просто записала для памяти оттенок лака для ногтей, по-моему, наиболее подходящий для этой сцены…

— О Боже! — простонал Джейк, обхватив голову руками.

Послышался слабый глухой удар шасси о бетонную посадочную полосу и шипение воздуха, означавшее разгерметизацию салона. Самолет бежал по земле, с каждой секундой теряя скорость. Баффи отстегнула ремни безопасности и подошла к зеркалу, хотя самолет еще не остановился окончательно.

— Осторожнее! — невольно воскликнул Джейк.

— Боишься потерять свою новую кинозвезду? — лукаво улыбнулась Баффи и сделала вид, что падает навзничь. — Ой!

Через секунду она лежала на полу салона, задрав ноги в изящных туфельках.

— О Боже!.. О Боже!.. — кричал Джейк почти по-женски высоким голосом. — Джеффри, вызывай машину «скорой помощи»!

Прибежавший на крик стюард уставился на торчавшие в воздухе женские ноги и побледнел от ужаса.

— Миссис Джонс! — завопил он, бросаясь к Баффи. — Что с вами?

— Баффи, детка, скажи хоть словечко! — взмолился Джейк.

— Обманула, обманула! — вдруг громко захохотала Баффи, проворно вскакивая на ноги. — А ты и вправду перепугался, решив, что твой фильм может закончиться, так и не начавшись?

Джейк повалился в свое кресло с таким видом, словно его скрутил сердечный приступ. В это время самолет наконец остановился.

Снаружи раздался осторожный стук в дверь, и Джеффри поспешно открыл внутренний замок. Дверь тут же отворилась, и в салон вошел долговязый сухощавый мужчина с густой шевелюрой непокорных вьющихся волос.

— Я Билл Арнольд из кинематографического управления департамента культуры штата Северная Каролина. От имени губернатора рад приветствовать вас на нашей земле!

— Большое спасибо вашему губернатору, — пробормотала себе под нос Баффи.

В аэропорту самолет встречали почти все члены съемочной группы и актерского состава. Всем хотелось взглянуть на новую кинозвезду.

За два дня до вылета в Северную Каролину Джейк Голден предусмотрительно отправил туда свой белоснежный лимузин вместе с личным шофером, и теперь роскошная машина, с едва слышно урчавшим мотором, работавшим на холостом ходу, терпеливо ожидала своего хозяина и его спутников в зоне, где парковка обычно не разрешалась, но для Голдена было сделано исключение.

— Идем со мной! — сказал Джейк, взяв за руку Баффи, которая оживленно обменивалась приветствиями с актерами и членами съемочной группы, стараясь при этом запомнить их имена. — Идем же!

Вскоре Билл Арнольд, Баффи и Джейк Голден уселись в поджидавший их «роллс-ройс», и машина плавно тронулась в сторону выезда на скоростное шоссе.

— Вы арендовали для нас дом, как я вас просил? — спросил Голден Арнольда.

— Да, я арендовал всю плантацию. Большой дом в старинном стиле и толпа охранников. Там вам будет удобно и спокойно.

— Мы все будем жить в одном доме? — Баффи с отвращением посмотрела на Джейка.

— Это целая усадьба с несколькими домиками для гостей, — поспешно объяснил Арнольд. — Там много просторных комнат. Есть также большой бассейн, несколько теннисных кортов и даже конюшня. Кстати, а где же мистер Джонс? — неожиданно вспомнил о муже Баффи представитель местных властей. — Насколько мне известно, он тоже принимает участие в съемках фильма.

— Не совсем, — замялся Голден. — Джонс у нас что-то вроде… фотографа-консультанта. Пока ему пришлось остаться в Нью-Йорке, чтобы завершить кое-какие срочные дела.

— Мне нужно знать, когда он собирается прилететь в Северную Каролину. Я пошлю кого-нибудь встретить его в аэропорту, — сказал Арнольд.

— Не стоит беспокоиться, — ответил Голден. — Полагаю, Джонс еще довольно долго пробудет в Нью-Йорке.

— Неужели? — ядовито осведомилась Баффи. Голден, проигнорировав ее язвительный вопрос, сменил тему разговора.

— Как мне известно, — обратился он к Арнольду, — Северная Каролина занимает третье место на всем континенте по производству кинофильмов. Как это получилось?

— Здесь великое множество необычайно живописных мест. Кроме того, у нас великолепная техническая база для проведения съемок.

— Вот как? — рассеянно проговорил Джейк, явно не интересуясь этим.

— А хочешь, я скажу тебе, дорогой Джейк, почему и ты тоже приперся именно сюда снимать свой фильм? — вмешалась Баффи, взяв инициативу в свои руки. — Потому что здесь ты наймешь персонал за сотую часть тех денег, какие заплатил бы в Нью-Йорке или в Лос-Анджелесе! — Она перевела дыхание. — Здесь тебе не придется считаться с требованиями профсоюзов, поэтому твой доход как продюсера фильма будет неизмеримо больше, чем ты того заслуживаешь!

— Очень смешно! — фыркнул Джейк. — В моем продюсерском кармане не останется почти ни цента после того, как я расплачусь со своей ведущей актрисой!

— Черт побери, — пробормотала Баффи, — ты мог бы заранее позаботиться о том, чтобы привлечь к этому проекту как можно больше инвесторов. Манипулируя моим именем, ты мог бы…

— Мы почти приехали, — быстро проговорил Арнольд, стремясь погасить разгоравшуюся ссору.

Впереди возвышался большой дом времен рабовладения с обширными пристройками, сделанными уже в более позднее время.

— Неплохой домик для гостей, — прикинулась дурочкой Баффи. — А где же главная усадьба?

— Это и есть главная усадьба, — терпеливо пояснил Арнольд. Ему уже казалось, что он никогда не сумеет угодить капризной примадонне съемочной группы. — В нем двенадцать спален, а общая жилая площадь составляет более двадцати тысяч квадратных футов…

— Очевидно, вы забыли, что я родом из Техаса, — лукаво улыбнулась Баффи, ласково касаясь руки Арнольда. — А вон тот маленький домик позади большого… Это и есть бассейн?

— Да, в доме находится бассейн и несколько комнат для отдыха, — с облегчением вздохнул Арнольд.

— Вот там-то я и буду жить, — решительно заявила Баффи. — Старина Джейк и другие актеры могут расположиться в главном доме, а я буду чувствовать себя спокойнее подальше от этого развратника, постоянно угрожающего моей невинности.

Мужчины расхохотались, а Баффи капризно надула губки в притворном гневе. Совсем недавно журнал «Пипл» опубликовал большую статью, где ее «невинность» обсуждалась самым подробным образом и иллюстрировалась десятками фотографий мужчин, промелькнувших в жизни примадонны.

Машина остановилась перед двойными входными дверями, и в ту же секунду появилась толпа слуг. Арнольд велел перенести весь багаж миссис Джонс в домик для гостей рядом с бассейном и повел всех прибывших в дом. Там, в просторной столовой, их ждал поздний завтрак.

— Повара постарались на славу, — многообещающе сообщил Арнольд.

— Повара? — переспросила Баффи. — У нас намечается какое-то торжество?

— Просто небольшая вечеринка для актеров и съемочной группы. Ведь все должны для начала познакомиться друг с другом, — пояснил Арнольд. — Расходы за счет моего офиса.

— Ну конечно, — протянула Баффи, — я и сама могла бы догадаться, что Джейк не потратил бы на это ни цента… А теперь прошу прощения, господа, но мне надо, как говорится, слегка почистить перышки и привести себя в порядок после дороги.

С этими словами она грациозно повернулась и удалилась в дамскую комнату.


ГЛАВА 12

Рики Дьябло стоял у основания лестницы в позе Ретта Батлера из фильма «Унесенные ветром». Он был уверен, что все заметят его сходство с Кларком Гейблом, хотя на самом деле считал свои внешние данные намного лучшими. Огромное, во всю стену, зеркало рядом с лестницей пришлось как нельзя кстати. Рики видел в нем и свое отражение, и выражение лиц людей, глядевших на него.

Рики Дьябло, партнер Баффи по фильму, действительно был очень красив: высокий, с великолепно развитым мускулистым телом, чего он добился годами упорных тренировок в спортивных залах Лос-Анджелеса. Работая служащим на автостоянке у отеля «Беверли-Хиллз», Рики проводил почти все свободное время в спортивных залах и с фанатичным упорством стремился к тому, чтобы линии его плоского живота и рельефных бицепсов стали совершенными.

Получив роль в фильме Джейка Голдена, он внимательно прочитал весь сценарий, особо отмечая те сцены, в которых мог снять с себя рубашку. Его актерские дарования не шли ни в какое сравнение с дарованиями физическими. Рики Дьябло тщательно следил за собой, делая все, чтобы максимально подчеркнуть свою мужскую притягательность.

Стоя внизу, у лестницы, где, как он знал, с минуты на минуту должна была появиться Баффи Джонс, Рики предполагал произвести на нее неотразимое впечатление, какое обычно производил на женщин, способных содействовать его карьере. Рики Дьябло обыкновенно добивался всего, чего хотел… сексом. Именно в постели он достиг того, к чему другие приходят за долгие годы обучения в школах актерского мастерства. Роль в фильме Джейка Голдена он также получил, задержавшись на некоторое время в машине мужчины, директора фильма по кадрам. Поздним вечером того же дня Рики, лежа на шелковых простынях роскошной кровати в спальне директора по кадрам, слушал, как тот позвонил в Нью-Йорк, разбудил Джейка Голдена и радостно сообщил ему, что нашел великолепного партнера для Баффи Джонс. Слушая возбужденный голос директора по кадрам, Рики улыбался. Нет, ему никогда не понадобится школа актерского мастерства!

До Дьябло, погруженного в приятные размышления, внезапно донесся знакомый говорок Баффи. Он же вновь принял позу Ретта Батлера и в последний раз бросил взгляд в зеркало, чтобы убедиться в своей неотразимости. Когда на верхней ступеньке появилась Баффи, Рики широко улыбнулся ослепительнейшей белозубой улыбкой (результат кропотливых трудов его дантиста).

— О Боже! — засмеялась Баффи.

Улыбка на лице Рики Дьябло тут же погасла, он чувствовал себя разоблаченным и обиженным. Баффи заметила его смущение.

— Не обижайся на меня, дорогой, — мягко сказала она, взяв его за руку. — В Далласе почти в каждом доме есть такая лестница, и почти каждый парень там позирует возле нее именно так, как ты. — Она снова засмеялась. — Увидев тебя, я сразу вспомнила о родном доме…

Дьябло чувствовал себя беспомощным ребенком.

— Дай-ка я посмотрю на тебя, — проворковала Баффи. — О, да ты настоящий красавчик! Не будь я замужней дамой, непременно попыталась бы узнать, как ты выглядишь в костюме Адама.

Последние слова Баффи понравились Дьябло. Он любил поговорить о себе и своей внешности. И Рики решил все же пофлиртовать с ней.

— А ты не жалеешь, что связала себя узами брака? — намеренно глуховатым голосом поинтересовался он. — Насколько мне известно, твой муж еще не скоро явится сюда из Нью-Йорка…

— Послушай, сынок, — мягко перебила его Баффи, — ведь ты уже получил свою роль! Так что зря стараешься. В отличие от всех прочих женщин на этой планете я не испытываю ни малейшего желания лечь с тобой в постель. Я счастлива с моим мужем, он дает мне все, что я хочу. Ты понял меня, Рики? — Она уставилась на него своими большими, ставшими вдруг серьезными глазами. — Понял меня?

Дьябло чувствовал себя совершенно раздавленным.

— Понял, — выдавил он наконец.

Баффи медленно направилась к гостям, уже собравшимся в столовой. У дверей она остановилась, грациозно обернулась и, бросив томный взгляд на своего партнера по фильму, тихо сказала:

— Но в былые времена я бы непременно…


ГЛАВА 13

Первые съемочные дни всегда проходят трудно. Актеры и актрисы, даже очень опытные, не сразу вживаются в образ. Баффи Джонс никогда не считала себя талантливой актрисой, а потому совсем не волновалась, удастся ли ей создать образ. Она собиралась играть свою роль, опираясь исключительно на собственную индивидуальность.

А вот Рики Дьябло приходилось нелегко. Всю свою жизнь он старался быть таким, каким его хотел видеть тот, от кого зависела дальнейшая карьера Рики. Роль в фильме Джейка Голдена была его первым по-настоящему серьезным шансом надежно обосноваться в кино. В случае неудачи он мог запросто снова очутиться на автостоянке отеля «Беверли-Хиллз». Поэтому Дьябло сильно нервничал.

Именно по этой причине для самого первого съемочного дня Баффи выбрала одну из довольно откровенных постельных сцен. Дело в том, что такие сцены, как правило, вызывают смущение и у актеров, и у съемочной группы в целом. Зато когда эта натянутость и смущение наконец преодолеваются, всеобщее напряжение спадает, и дальше съемки проходят уже гораздо легче.

Для съемки постельной сцены были устроены декорации в огромном пустом фабричном здании на окраине города. По сценарию это был роскошный пентхауз не то в Нью-Йорке, не то в Лос-Анджелесе. Съемочный день начинался в шесть часов утра. Пока актеры гримировались, съемочная площадка наполнялась рабочими, техниками, ассистентами операторов и звукооператоров, осветителями и прочими необходимыми специалистами. Операторы тщательно обсуждали план съемок с ассистентами режиссера, основной обязанностью которых, казалось, было кричать «Тишина!» по сто раз в день.

Для Баффи пришло время появиться на съемочной площадке. Рики Дьябло уже лежал на роскошной кровати королевских размеров в стиле арт модерн. Именно ей, по замыслу режиссера, полагалось находиться в центре кадра. Рики не терял времени даром, то и дело принимая различные эффектные позы, чтобы в самом выгодном для себя свете продемонстрировать красоту своего ухоженного тела. Костюмер, человек с обостренным чувством юмора, решил подшутить над самовлюбленным Рики.

— Вот ваш костюм для любовной сцены! — сказал он и развернул просторную безразмерную ночную рубашку, разрисованную голубыми слонятами. — Не правда ли, великолепная вещь?

— Я думал, что в этой сцене одежда мне не понадобится, — озадаченно уставился на костюмера Рики. — Режиссер сказал, что в этой сцене я должен предстать с обнаженным торсом…

— Не знаю, не знаю… в моем сегодняшнем списке значится ночная рубашка для главного героя, — невозмутимо сообщил костюмер.

— Не проверите ли вы еще раз? — взмолился Рики. — На этой штуке еще и слонята нарисованы! Неужели на ней непременно должны быть слонята?

Тут все собравшиеся на съемочной площадке расхохотались, и Дьябло понял, что стал жертвой жестокой шутки. Настоящая кинозвезда в такой ситуации устроила бы грандиозный скандал, но Рики пока еще не был звездой, поэтому счел за лучшее не выказывать недовольства, хотя внутри у него все кипело от обиды. Костюмеры и гримеры вполне способны навсегда сломать карьеру молодого актера, уродливо одев его для съемок или же сделав безобразный макияж.

Поэтому Рики Дьябло пришлось смеяться со всеми, тщательно скрывая свой гнев. Чтобы как-то отвлечься от неприятных мыслей, он обратился к осветителям:

— У меня вообще-то ровный загар, но если нанести на тело голубой гель, это отлично подчеркнет синеву моих глаз, а загар станет по-настоящему золотистым.

— Голубой гель для мистера Дьябло! — крикнул осветитель.

— Голубой гель для главного героя! — эхом отозвался его помощник.

— Дьябло хочет стать голубым! — приглушенно добавил кто-то из съемочной группы, и на площадке снова раздался смех, вызванный двусмысленностью замечания.

— Я хотел, чтобы все выглядело лучше, — натянуто улыбаясь, пробормотал Рики.

В этот момент на площадке появилась Баффи в ярко-синей шелковой длинной комбинации, плотно облегавшей ее гибкое женственное тело. Яркий синий цвет стал доминантой декораций, выдержанных в бежевых и белых тонах. Рики Дьябло нервно повел плечами, осознав, как проигрывает в сравнении с неотразимой Баффи. Ему повезло бы куда больше, если бы в этом фильме у него была не такая великолепная партнерша.

— Всем привет! — с сильным техасским акцентом сказала Баффи. — Ну как, вы готовы помочь бесталанной техасской девчушке продержаться до конца съемок?

Вся съемочная группа уже успела полюбить ее, поэтому осветители тут же засуетились, переставляя аппаратуру так, чтобы в кадре глаза Баффи сияли, словно звезды. Гримеры стали поспешно подправлять макияж, хотя Баффи и без того была прекрасна.

В техническом смысле сцена была довольно простой. Несколько страстных объятий, сексуальных хрипловатых стонов и вздохов и под конец имитация жарких поцелуев. Однако сценарная распечатка в руках Баффи оказалась испещренной многочисленными пометками на полях.

Нырнув в постель, она искусно расправила свою шелковую сорочку так, чтобы та соблазнительно облегала ее тело в самых интимных местах. Заметив это, съемочная группа приписала столь профессиональное поведение тому, что Баффи приобрела богатый опыт, работая фотомоделью, хотя на самом деле она научилась этому на практике, когда занималась любовью с многочисленными представителями сильного пола.

Девушка щелкнула кинохлопушкой перед камерой, и съемка началась.

Поскольку в соответствии со сценарием слова в этой сцене заменялись стонами и вздохами, Дьябло начал сексуально постанывать.

И тут Баффи икнула!

Ассистент режиссера вопросительно взглянул на босса, но тот знаком велел операторам продолжать съемку.

Дьябло снова застонал, на этот раз с удвоенной страстью.

Баффи снова икнула. Потом еще раз и еще…

Она сидела на постели спиной к партнеру. Дьябло придвинулся к Баффи сзади и обеими руками обнял ее за плечи. Потом стал покрывать ее шею страстными поцелуями.

И тут Баффи чихнула!

По сценарию Дьябло полагалось сказать несколько страстных слов. И он проговорил с сексуальным придыханием:

— Я хочу тебя… Ты будешь моей… Ты должна быть моей…

Баффи повернулась наконец к Рики, пристально посмотрела ему в глаза, а потом неожиданно нырнула под одеяло, которое тут же стало похоже на брезентовую крышу туристической палатки. В кадре остался только ошарашенный Дьябло. Между тем то тут, то там под одеялом вырисовывались контуры Баффи.

— Что ты там делаешь? — взорвался наконец Дьябло.

— Кое-что ищу, — нежно проворковала Баффи, не вылезая из-под одеяла.

В полном отчаянии Дьябло повторил свой текст.

— Я хочу тебя… Ты будешь моей… Ты должна быть моей…

— Милый, — нежно проворковала Баффи, — но ведь ты еще не готов!

— Черт возьми! — вырвалось у Дьябло.

— Постой-ка! — воскликнула Баффи, и в ее голосе послышалось облегчение. — Кажется, я нашла что-то… Точно! Нашла!

Дьябло откинулся на подушки и закрыл лицо руками. Из-под одеяла показалось лицо Баффи, выражавшее искреннее сочувствие.

— Не стоит так переживать, дорогой… — чуть хрипло проговорила она. — Любовь бывает и платонической…

Дьябло издал звук, напоминающий всхлипывание.

— Жаль, ты не предупредил меня об этом раньше, — сказала Баффи и, повернувшись к камере, задумчиво добавила: — Ах, как трудно найти настоящий… настоящего мужчину!

— Стоп! Снято! — крикнул режиссер.

— Снято! — завопил его ассистент.

Вся съемочная группа разразилась хохотом. Рики Дьябло оставался в постели, пребывая в состоянии шока.

— Ну как? — с сияющей улыбкой обратилась Баффи к режиссеру.

— Не знаю. — Тот покачал головой. — Пока не знаю. Нужно сначала посмотреть пленку. Однако вы сильно изменили сценарий!

В тот же вечер весь отснятый материал переслали для проявки в Нью-Йорк, и уже на следующий день вся съемочная группа во главе с Джейком Голденом безудержно хохотала над кадрами, в которых невероятно красивая женщина увлеченно разыгрывала довольно грубый фарс.

— Баффи, ты сыграла превосходно, — похвалил ее Джейк. — Что еще ты хотела бы изменить в нашем сценарии?

— Есть кое-какие мыслишки, — лукаво улыбнулась Баффи, открывая свою сценарную распечатку и показывая десятки мелко исписанных страничек, приклеенных к основному тексту. — Мне надо поговорить с тобой о завтрашних съемках…

Вся сценарная группа тут же сгрудилась вокруг Баффи, а Голден, незаметно отведя в сторону режиссера, тихо сказал:

— По-моему, у нее талант комической актрисы, я не ошибаюсь?

— В ней определенно есть изюминка! — согласился режиссер. — Думаю, надо позволить ей делать то, что она считает нужным, и тогда фильм может иметь значительный кассовый успех. Уже сейчас всем ясно, что это ее фильм! Пусть Баффи меняет сценарий и играет так, как хочет. Ничего иного в этой ситуации посоветовать не могу.

— Похоже, у нас действительно нет иного выбора, — пробормотал Голден.

Съемочная группа была довольна и работала с большим подъемом. Как настоящие профессионалы, все сразу поняли, что фильм получится удачным.

— Ну, ребятки, — ослепительно улыбнулась Баффи, — мне пора отправляться в постельку, чтобы как следует выспаться и утром не создавать лишних проблем гримерам и костюмерам. До завтра!

Она встала и помахала рукой коллегам.

Баффи стояла уже у дверей просмотрового зала, когда они неожиданно распахнулись перед ней. На лице Баффи вспыхнула счастливая улыбка, но тут же погасла, сменившись болезненной гримасой недоумения. Перед ней стоял Зак Джонс. Он был в стельку пьян…

— Рада, что ты наконец приехал, — пробормотала Баффи, взяв мужа под руку. — Мне очень не хватало тебя, любимый. Пойдем ко мне и сразу ляжем в постель…

— Отлично! — невнятно пробормотал Зак. — Давай сразу в постель. Хоть там я на что-то гожусь…


ГЛАВА 14

В конце концов Закери Джонс понял: его использовали лишь для того, чтобы заставить Баффи сниматься в фильме Джейка Голдена. Однако ему все же хотелось доказать всем и самому себе, что он может стать отличным кинооператором! Заку нужен был только шанс.

Но этого шанса он так и не получил.

Сначала Джейк Голден сказал, что Зак нужен ему в Нью-Йорке, где должен завершить все подготовительные работы. Поэтому он остался там, а вся съемочная группа благополучно отбыла в Северную Каролину, на место съемок. Вскоре выяснилось, что подготовительные работы и так уже были почти завершены. Заку пришлось только однажды заняться недостающим оборудованием и сделать несколько деловых звонков. Все остальное время он сидел в пустом кабинете, тщетно ожидая вызова в Северную Каролину.

Когда Зак в сотый раз позвонил Джейку Голдену и спросил, когда вылететь на место съемок, в ответ он услышал:

— У нас здесь ничего особенного не происходит, поэтому тебе, Зак, лучше оставаться там, где ты есть. Твои организаторские способности нужны мне в Нью-Йорке.

Заку платили сто тысяч долларов за то, что он ровным счетом ничего не делал, и это заставило его остро чувствовать вину перед женой. Ведь именно Зак добился ее согласия на участие в проекте, о котором она прежде и слышать не хотела. Он использовал ее самым непростительным образом!

Накануне своего неожиданного появления в Северной Каролине Зак покинул опостылевший ему кабинет, отправился в ближайший бар, где осушил несколько стаканов мартини. Через два часа, основательно опьянев, он решил вылететь в Северную Каролину, поймал такси и велел водителю отвезти его в международный аэропорт Кеннеди. Ближайшего рейса в Северную Каролину пришлось ждать несколько часов. Все это время Зак провел в баре аэропорта. Потом, сидя в салоне самолета, он продолжал накачиваться спиртным, поэтому, приехав на место съемок, был в стельку пьян. Жена искренне обрадовалась ему. Знай Баффи всю правду, она не была бы так рада. Возможно, совсем не захотела бы видеть его… никогда…

Придя вместе с женой в домик для гостей у бассейна, где она обосновалась на время съемок, Зак первым делом направился к бару и налил себе чистого джина. Баффи спокойно наблюдала за ним. Таким пьяным она его еще не видела! Зак никогда не выпивал больше двух бутылок пива или нескольких бокалов шампанского.

— Что с тобой? — мягко спросила Баффи и попыталась обнять мужа за шею, но он резко отстранился, оттолкнув ее в сторону. Баффи молча ждала ответа на свой вопрос и, не дождавшись, снова спросила:

— Чем ты так расстроен?

— Всем! — горько прошептал он. — Своей жизнью, самим собой…

— Ты лучший из мужчин, каких я только знала, — попыталась успокоить его Баффи. — Скажи мне, что произошло?

— Я использовал тебя! — вырвалось у Зака. — Мне так хотелось получить эту работу, что я заставил тебя сниматься в этом фильме! Я знал, что тебе этого вовсе не хотелось, но все же заставил!

— Ну и что? — спокойно возразила Баффи, но на глазах у нее выступили слезы. — Ты действительно заставил меня и правильно поступил! Мне очень понравилось сниматься. Ты был абсолютно прав, любимый.

— Нет! Я убедил тебя сниматься в этом фильме потому, что сам хотел стать кинооператором! Я сделал это для себя! О тебе я даже не думал! — лихорадочно бормотал Зак, глотая слова.

— Но все вышло к лучшему. Мне нравится сниматься, а тебе по душе твоя новая работа. — Баффи все еще старалась успокоить любимого мужа.

— Дерьмо! Какое же я дерьмо! — завопил Зак, глядя на жену налившимися кровью глазами. — Голден и не собирался давать мне серьезную работу! Он просто хотел продержать меня в Нью-Йорке до тех пор, пока съемки не будут закончены! С самого начала он вынашивал только одну мысль — заполучить в свой дрянной фильм тебя! И с этой целью использовал меня как последнего идиота!

— Хорошо, я поговорю с ним, — сказала Баффи.

Зак с силой схватил ее за плечи и грубо встряхнул.

— Не смей этого делать! Не смей договариваться с ним за моей спиной! Не смей вступаться за меня! Не смей ничего делать для меня!

Баффи не знала, как реагировать на такое поведение мужа.

— Извини, — растерянно пробормотала она, раздираемая сомнениями.

— Это я должен извиняться перед тобой! — хрипло воскликнул Зак. — Это я все испортил! Это я заставил тебя убить нашего ребенка!

Баффи прижала ладони ко рту, чтобы не закричать от смертельной боли. Из ее глаз хлынули слезы.

— Как ты узнал об аборте? — сдавленным голосом спросила она, подавляя рыдания.

— Я знал обо всем еще до аборта, — упавшим голосом ответил Зак. — Я догадался, что ты беременна, в тот вечер, когда уговаривал тебя принять предложение Голдена сниматься в его фильме.

Баффи застонала.

— Прости меня, — прошептала она, — прости меня за то, что я сделала с нашим ребенком… Я знаю, ты хотел его… Я не должна была…

— Замолчи!

Баффи разрыдалась. Зак налил себе еще порцию джина, потом с неожиданной силой ударил стаканом о стойку, порезав при этом руку. Машинально вытирая потный лоб, он оставил на нем кровавый след.

— Ты порезался, — прошептала Баффи, — сейчас я тебя чем-нибудь перевяжу…

— Ты что, не понимаешь? — в ярости заорал Зак. — Я знал о твоей беременности еще до аборта! Я заставил тебя дать согласие сниматься и тем самым вынудил сделать аборт только для того, чтобы получить эту работу, оказавшуюся сплошным фарсом! А я сам — последняя сволочь!

— Но как ты узнал о моей беременности? — словно протрезвев, спросила Баффи. Она наконец начинала понимать, о чем кричал ее пьяный муж.

— В тот день я пришел домой раньше обычного и обнаружил на автоответчике просьбу перезвонить в какую-то антиабортную организацию. Я набрал их номер, и мне сказали, что утром с моего телефона звонила какая-то женщина насчет аборта.

— Но как им удалось… Ведь я не… — Баффи была поражена.

— У них есть определитель номера вроде того, какими пользуются полицейские, — пояснил Зак. — Они определили номер, когда ты им позвонила.

— Ах вот как… — всхлипнула Баффи.

— Ты что, до сих пор меня не поняла? Вечером, снова вернувшись домой, я уже знал о твоей беременности, знал, что ты собираешься сделать аборт. Ведь я мог остановить тебя, но вместо этого позволил тебе убить нашего ребенка! Теперь ты меня понимаешь, дура?!

Баффи все поняла. Собственный муж использовал ее! Единственный мужчина, которого она горячо полюбила, использовал ее, как уличную шлюху. В это мгновение к любви Баффи примешалась жгучая ненависть к Заку. Продолжая плакать, она пыталась разобраться в своих чувствах. Да, Баффи все еще любила его, но муж использовал ее не ради секса, не ради денег, он заставил жену убить ребенка ради удовлетворения своих амбиций! Боже! Зачем она принесла этому мужчине такую страшную жертву? Перестав плакать, Баффи уставилась невидящим взором на Зака, который, покачиваясь, стоял посреди комнаты с полным бокалом джина в руке. Медленно приблизившись к мужу, она вгляделась в его мутные глаза, надеясь увидеть в них что-то, что убедило бы ее в ошибочности зародившихся в ней подозрений. Увы, она не нашла того, что искала. Резко размахнувшись, Баффи влепила ему звонкую пощечину.

— Подлец!

Она ударила его еще раз и еще… Зак стоял, даже не пытаясь увернуться от удара или остановить жену.

— Негодяй! Ублюдок! Мерзавец!

Через стеклянные двери Баффи выбежала к бассейну. Зак снова подошел к бару, взял бутылку джина и, не без труда добравшись до кушетки, плюхнулся на нее всей тяжестью расслабленного алкоголем тела.

Усевшись в шезлонг рядом с бассейном, Баффи тщетно пыталась привести в порядок свои мысли. Она понимала, что отныне вся ее жизнь пошла наперекосяк.

— А может, я хочу быть тем, кем мне не надо быть? — задумчиво пробормотала она.

— Это кем же? — внезапно раздался голос Рики. Он уже давно сидел у бассейна и видел, в каком смятении выбежала из дома Баффи.

Она была рада, что благодаря приглушенному освещению Дьябло не видит растекшейся по щекам туши для ресниц. Впрочем, он из тех, кто замечает лишь то, что касается непосредственно их самих.

— Уходи, — прошептала Баффи.

— Постой, послушай! Мы с тобой плохо начали, — сбивчиво начал Дьябло, опасаясь, что чем-то обидел свою партнершу по первому в его жизни фильму. — Может, я могу хоть чем-то помочь тебе?

«Самовлюбленный идиот! — раздраженно подумала Баффи. — Сейчас он предложит мне чудодейственное средство от всех бед — собственный пенис!»

В этот момент она презирала Рики Дьябло почти так же сильно, как и своего мужа.

Дьябло воспринял молчание Баффи как руководство к действию. Подойдя к шезлонгу, он осторожно уселся на его край так, чтобы его загорелая нога касалась бедра Баффи. Она даже не шелохнулась. Тогда Рики положил правую руку на изголовье, словно обнимая ее плечи.

В этот момент вышел Зак и, покачиваясь, направился к Баффи и Рики. Теперь она знала, что нужно сделать. Ей безумно хотелось одного — причинить боль мужчине, которого она так беззаветно любила. Баффи хотела заставить его страдать так же, как он заставил страдать ее.

Непринужденно обняв Рики за шею, она повалила его на себя и стала целовать с такой страстью, какой тот никак не ожидал найти в женщине. Несмотря на свой немалый сексуальный опыт, он не мог угнаться за чрезвычайно темпераментной партнершей.

У пьяного Зака сильно двоилось в глазах, поэтому ему пришлось прищуриться, и только тогда он разглядел, что происходит возле бассейна. Увидев наконец свою жену в страстных объятиях другого мужчины, Зак вскипел от изумления и ярости.

Боковым зрением Дьябло заметил, что к нему подошел какой-то мужчина. Ее муж! У Рики задрожали руки. Он всегда избегал сцен ревности и старался не иметь дела с пьяными мужьями, особенно такими мускулистыми и разъяренными, как этот, поскольку опасался, что ему сломают нос или, не дай Бог, выбьют зубы. Ведь основным и единственным достоянием Рики было его красивое тело.

— Послушай, Зак, — заикаясь, пробормотал он, — это совсем не то, что ты думаешь. Просто в глаз твоей жене попала какая-то соринка, а я пытался помочь избавиться от нее! Не устраивай драку, ладно? А то весь фильм пойдет насмарку…

Зак даже не взглянул на Рики Дьябло. Он смотрел на жену.

— Ну, кто подаст на развод — ты или я? — ледяным голосом спросила Баффи, и Зак вздрогнул, словно от удара хлыстом.

— Ты, — хрипло выдавил он.


ГЛАВА 15

Закери Джонс провел ночь в аэропорту Рейли. Ему удалось улететь в Нью-Йорк утренним десятичасовым рейсом.

Баффи с головой погрузилась в работу над ролью развязной комической секс-бомбы, чтобы забыть свою боль. Но по ночам, лежа в одинокой постели, она не могла не думать о своем будущем.

Баффи всегда считала себя одной из тех женщин, которые используют мужчин. Ей много раз говорили, что она думает и ведет себя как мужчина — делает то, что хочет, а потом уходит, если хочет. Баффи всегда считала эти слова комплиментом.

И вот теперь она с горечью сознавала, что на этот раз использовали ее, причем это сделал единственный любимый ею мужчина…

Постепенно Баффи пришла к твердому решению никогда больше не позволять никому использовать ее в своих целях.

Никто, кроме гримеров, не замечал, что главная героиня фильма переживала глубокую личную трагедию, но даже они приписывали появление темных кругов под глазами и резких морщинок возле углов рта обычному эмоциональному напряжению в процессе съемок.

На съемочной площадке Баффи была по-прежнему неотразима. Она использовала Рики Дьябло как игрушку. С каждым днем съемки проходили все удачнее. Вся съемочная группа поражалась тому, как быстро Баффи Джонс превратилась из начинающей одаренной актрисы в настоящую профессионалку. Если она не была занята в съемках, то беседовала с операторами об особенностях различных объективов и ракурсах съемок, работала вместе с осветителями, стараясь овладеть секретами их профессии, или пытливо выспрашивала у гримеров и костюмеров, как добиться того, чтобы выглядеть наилучшим образом.

Казалось, Баффи просто помешалась на кинематографии.

Однажды на съемочную площадку явился репортер из журнала «Пипл», и Баффи произвела на него такое неотразимое впечатление, что уже на обложке следующего номера была помещена ее фотография, а на развороте — хвалебная статья. И это еще до окончания съемок!

Это не прошло незамеченным для Джейка Голдена. В одно прекрасное утро он деликатно постучался в дверь гримерной Баффи.

— Есть время поговорить с продюсером? — спросил Джейк.

— Конечно, босс! — бодро откликнулась Баффи.

— Похоже, босс — это ты, а я всего лишь продюсер, — возразил Голден. — Ты так основательно изменила первоначальную идею и весь сценарий, что теперь это твой фильм.

Баффи молчала. Она уже давно поняла, что фильм снимается под ее практическим руководством. Ей нравилось ощущение власти и всеобщего уважения. Последнее время Джейк Голден зачастил в ее гримерную для частных разговоров. Вот и теперь он явно чего-то хотел от Баффи.

— Я разговаривал с телевизионщиками, — начал Джейк. — Они видели первые смонтированные кадры фильма, и ты произвела на них большое впечатление.

Баффи молчала.

— Они предлагают сделать телеверсию, сериал, гарантируют по меньшей мере тридцать пять недель, — продолжал Джейк, безуспешно пытаясь скрыть, что нервничает, ожидая ее реакции.

— Шестьдесят недель было бы лучше…

— Но я же не Спилберг! — воскликнул Голден, покрываясь холодным потом. — Я не могу требовать от них шестидесяти недель!

— А я могу! — отрезала Баффи. — Уж я-то знаю, какой фильм мы сделали.

— Мы?.. — осторожно переспросил Голден. — Ты хочешь сказать, что собираешься продолжать работать со мной, несмотря на все наши разногласия, на то, что твой муж…

— Забудь о моем муже раз и навсегда! — отрезала Баффи. — Что касается наших разногласий, я, конечно же, не в восторге от сотрудничества с тобой, но пока не собираюсь менять тебя на другого продюсера.

— Что ты имеешь в виду?

— Мое условие таково: семьдесят пять процентов кинокомпании принадлежат мне, остальные — тебе.

Твердо выговаривая слова, Баффи не поднимала головы от сценария, лежавшего перед ней, и делала вид, что читает его.

— А поторговаться можно? — вымученно улыбнулся Голден.

— Без торга! — сухо оборвала его Баффи и наконец подняла на Джейка глаза.

— Согласен! — улыбнулся Джейк. — Лучше хоть что-то, чем ничего.

Баффи встала и молча пожала руку своему новоиспеченному бизнес-партнеру.

— Эти длинные ноготки скоро превратятся в настоящие когти, — попытался пошутить Джейк.

— Уже превратились, — тихо ответила Баффи. — Уже!

Джейк повернулся к двери, но Баффи остановила его:

— Джейк, я долго думала, под каким именем появиться в титрах фильма. «Баффи Джонс» кажется мне не совсем подходящим вариантом.

— Понимаю, — кивнул Голден. — У тебя есть конкретные предложения?

— Да, мне хотелось бы, чтобы это была «Сарасота Джонс» и никакой «Баффи». Я уже не чувствую себя ни Баффи Джонс, ни просто Баффи… Я знаю, «Сарасота Джонс» сильно напоминает «Индиана Джонс», и все же именно такое сочетание, по-моему, наиболее точно отражает мою нынешнюю суть.

— Звучит отлично! — заверил ее Голден.

Он ушел, а Баффи Сарасота Джонс налила себе фужер шампанского и взглянула в зеркало. В беспощадно ярком свете гримерной она видела себя без прикрас. Баффи решила, что отныне постарается всегда все видеть ясно. Чокнувшись фужером со своим отражением, она тихо произнесла простой тост:

— За Сарасоту Джонс!


ГЛАВА 16

Баффи надеялась устроить так, чтобы развод с мужем остался тайной для всех, однако дело получило широкую огласку. Всего несколько месяцев назад пресса называла Зака и Баффи «золотой парой», «идеальной парой Америки», а теперь писала об их скоропалительном разводе как об очередном рядовом событии.

— Все произошло так быстро, — сказала Баффи Марселле Тодд, которая позвонила в Акапулько, где Баффи скрывалась от любопытных глаз во время бракоразводного процесса. — Я действительно верила, что наш брак продлится всю жизнь. Во всяком случае, очень старалась, чтобы это было именно так…

— Ты уверена, то непременно хочешь развода? — спросила Марселла.

— Уверена, — бесстрастно ответила Баффи.

— Но Зак любит тебя! — сказала Марселла, и Баффи едва не разрыдалась. Между тем Марселла продолжала: — Он сейчас в таком ужасном состоянии!

Его работы безобразны, Зак каждый день пьет! А ведь ты знаешь, раньше он был почти трезвенником.

— Мне очень жаль, что Зак так… остро воспринял этот развод, — едва слышно прошептала Баффи.

— На днях Зак даже ударил репортера, спросившего его, не ушла ли ты от него к Рики Дьябло. Этот идиот Дьябло вовсю болтает о том, что ты бросила мужа ради него. Он считает, что это создает ему отличный имидж.

Бывший партнер по фильму вызывал у Баффи настоящее отвращение. Когда-нибудь она отомстит ему за то, что сейчас он пытается извлечь выгоду из ее горя.

— Ты мне так и не ответила, — напомнила ей Марселла.

— Насчет чего?

— Я сказала, что Зак очень любит тебя и казнит себя за что-то. Он считает себя виноватым во всем. Не знаю, в чем он на самом деле провинился перед тобой и вообще из-за чего у вас возникли такие серьезные проблемы, но если мужчина так сильно тебя любит, то…

— Я тоже его люблю.

— Тогда зачем вам обоим этот дурацкий развод? Если вы любите друг друга, к чему разводиться?

— Я люблю его, но не могу вернуться к нему. Случилось нечто такое, после чего мы уже не сможем жить вместе. Я люблю его, но если вернусь, то возненавижу…

С этими словами Баффи прервала разговор, а в Нью-Йорке сконфуженная Марселла Тодд все еще держала в руках трубку, ломая голову над тем, что же такое произошло между Баффи и Заком, если любовный союз навсегда рухнул за столь короткое время.

Вскоре Баффи была неприятно поражена, увидев свое лицо на обложках нескольких популярных мексиканских журналов. Ее стали легко узнавать на улицах Акапулько, как это случалось в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе. Постепенно Баффи научилась использовать повышенное внимание к своей особе. Это позволяло ей изображать развязную, невероятно сексапильную, необъезженную техасскую кобылку. Под этой маской она скрывала свое лицо. Баффи танцевала в ночных клубах, плавала в ничего не скрывавшем купальном костюме-бикини, весь день шутила и смеялась, а под вечер возвращалась на свою виллу и, сидя у бассейна, вспоминала другую ночь и другой бассейн…

В тот день, когда пришли все официальные бумаги, подтверждавшие факт развода, Баффи Сарасота Джонс, вновь обретшая свободу, отправилась самолетом в Лос-Анджелес и поселилась в отеле «Вествуд маркиз». Когда случайно узнавший Баффи репортер остановил ее в вестибюле отеля и спросил, что она тут делает, та весело ответила, что подыскивает себе новый дом.

Имея почти ничем не ограниченные финансовые возможности, Баффи все же остановила свой выбор не на шикарных апартаментах в дорогом отеле в центре города, а на двухэтажной квартире в шестиэтажном доме на Роббинс-авеню, неподалеку от городской средней общеобразовательной школы. Это была очень удобная квартира с кухней в старинном испанском стиле, единственной, зато очень просторной спальней с альковом, множеством удобных стенных шкафов и крошечной гостиной. Обычно в таких квартирках селились студентки, но не восходящие звезды Голливуда, какой была теперь Баффи.

Однако она имела на то свои причины. Ей нравился неумолчный шум и ребячья возня возле школы, нравилась интимная атмосфера ее нового жилища. Соседи, проходя мимо окна кухни Баффи, приветливо здоровались с ней, и это напоминало деревенскую жизнь. Она слышала, как соседи веселятся, а иногда и дерутся между собой; это походило на общежитие и действовало на нее исцеляюще. Здесь Баффи захотелось завести новых друзей.

Она не взяла в свою новую квартиру из Нью-Йорка ровным счетом ничего, оставив все Заку, чтобы ни одна вещь не напоминала ей о былом счастье в его пентхаузе.

Поселившись в новой квартире, Баффи полностью обставила ее по своему вкусу — никакого авангарда, только классика, напоминавшая детские годы, проведенные в родительском доме.

— Не забудь, ребенок должен расти в атмосфере стабильности, покоя и любви, — сказала она себе с нежной улыбкой.

Баффи знала о том, что снова беременна, еще до развода.


* * *

День и ночь она думала о ребенке, медленно росшем внутри ее. Баффи была из тех женщин, у которых беременность становится заметна лишь на последних месяцах. И все же Баффи понимала: когда это станет очевидно, ей придется признаться в том, что она скоро станет матерью. Узнав о ребенке, Зак, вероятно, захочет оспорить развод, чтобы вернуть себе жену и ребенка. Нет, это все же ужасно несправедливо! Конечно, Зак сильно изменился за последние месяцы, но Баффи не сомневалась в том, что он захочет вернуть себе ребенка.

Имея весьма сомнительную репутацию богатой взбалмошной девицы, Баффи будет довольно трудно доказать в суде, что она способна стать хорошей матерью для своего ребенка, если уж Зак действительно доведет дело до судебного разбирательства. Отец часто предупреждал Баффи, что когда-нибудь она испортит жизнь своему ребенку так же, как испортила жизнь себе. Очень возможно, что он станет свидетельствовать в пользу Зака!

— Но все это может произойти только в том случае, если я ношу под сердцем ребенка Зака… — задумчиво проговорила Баффи.

Ее быстрый ум нашел решение проблемы. Она снова должна прибегнуть к помощи секса, но на этот раз совсем не для того, чтобы добиться любви и восхищения. Она должна скрыть истинное происхождение своего ребенка, представив дело так, будто у него другой отец.

Быстро раздевшись донага, Баффи внимательно оглядела свое отражение в полный рост в большом зеркале, висевшем в просторной спальне. Она осторожно провела ладонями по животу и бедрам, не находя никаких существенных изменений. Зеркало бесстрастно констатировало отсутствие видимых признаков беременности.

Сняв трубку, Баффи набрала номер своего агента по связям с общественностью.

— Это Баф… То есть Сарасота Джонс.

— Слушаю вас, мисс Джонс, — ответил ей любезный, слегка взволнованный голос. — Чем могу служить?

— Мне скучно и одиноко. Может, устроите для меня возможность посетить какую-нибудь вечеринку или что-нибудь в этом роде, — намеренно равнодушным тоном проговорила Баффи.

— О, конечно! Непременно! — торопливой скороговоркой отозвался агент. — Я и сам хотел предложить вам почаще выходить в свет, но из-за развода боялся побеспокоить вас излишней настойчивостью… Конечно, вы должны теперь быть на виду у общества!

— Именно этого я и хочу, — сказала Баффи, — но…

— В чем проблема?

— Я здесь никого не знаю… Нет ли у вас на такой случай достойных мужчин для эскорта? Мне бы не хотелось появляться на публике совсем одной.

— Не волнуйтесь! Этот вопрос легко уладить, — заверил ее агент. — Любой мужчина в Лос-Анджелесе почтет за честь сопровождать вас…

— Неужели? — игриво проговорила Баффи.

— В этом не сомневайтесь!

— Спасибо, — с преувеличенным техасским акцентом сказала Баффи. — Жду вашего звонка.

Положив трубку на рычаг, она едва слышно прошептала:

— Только найди мне подходящего мужчину, а там я возьму дело в свои руки…

Между тем агент откинулся на спинку большого кожаного кресла и задумался над ее звонком. Потом, нажав на кнопку внутренней связи, вызвал к себе секретаршу.

— Принесите мне список породистых жеребцов, — распорядился он, — и постарайтесь отобрать самых темпераментных, способных удовлетворить желания Сарасоты Джонс. Похоже, ей хочется как следует потрахаться…

Секретарша привычно улыбнулась.

— Подобрать постарше или помоложе?

— Помоложе, — рассеянно ответил агент, уже занятый другим делом. — Нет, постойте… Лучше двоих — одного помоложе, другого постарше. У моей новой клиентки такой послужной список, что…

С этими словами он прищелкнул языком и закатил глаза.

— Будет сделано, сэр, — сказала секретарша, выходя из кабинета.


ГЛАВА 17

Баффи знала, что у нее очень мало времени. Вряд ли многие искренне поверят в «преждевременное» рождение семимесячного ребенка. Поэтому Баффи решила завести побольше знакомств с мужчинами, чтобы у Зака появились серьезные основания сомневаться в своем отцовстве.

Откинувшись на спинку кресла, она сделала глоток «Кристаль» и засмеялась. Боже, какая ирония судьбы!

Баффи Сарасота, богатая потаскушка, выходит замуж за скромного парня из Огайо и превращается в Баффи Джонс, верную жену и старательную домохозяйку, потом разводится и вновь притворяется потаскушкой, чтобы скрыть, от кого ее ребенок! Боже всемогущий! Может, стоит дать интервью журналу «Нэшнл инкуайер» и постараться убедить всех в том, что ее изнасиловали пришельцы? Сделав еще один глоток шампанского, Баффи задумалась о том, способны ли изнасиловать инопланетяне…

Раздался телефонный звонок. Это был Барри Йокам.

— Баффи, рад слышать тебя! — проговорил он бархатным баритоном, каким, наверное, заманивал в свою постель молоденьких актрис. — Мне передали, что ты хотела со мной поговорить. Чем могу служить?

— Я слышала, ты приехал на несколько недель в Лос-Анджелес, и подумала, почему бы нам с тобой не повидаться, дорогой…

— Ты хочешь принять участие в моем шоу?

— Как мило с твоей стороны, дорогой, — нежно проворковала Баффи. — Мой продюсер и агенты по связям с общественностью были бы просто счастливы увидеть меня на телеэкране, но я имела в виду самую обыкновенную личную встречу с тобой…

— Как насчет сегодняшнего вечера? — тут же навострил уши Барри.

— Замечательно! А тебе удастся выкроить для меня время в вечернем шоу?

— Я откажу Берту Рейнолдсу, — бодро солгал Йокам. — Черт возьми, это же мое шоу! Я имею право делать то, что хочу. А я хочу, чтобы в сегодняшней программе была ты!

— Правда? — Баффи изобразила восторг.

— Конечно! А потом мы могли бы… поужинать вместе, — осторожно предложил Барри. — У тебя есть на примете какой-нибудь хороший ресторан?

— Честно говоря, мне очень хотелось бы увидеть твой дом в Малибу, — проворковала Баффи, расставляя ловушку для Йокама. — Я так много слышала о нем…

— Отлично! Пусть будет Малибу! — радостно угодил в ловушку Барри. — Легкий ужин на террасе в компании… океана!

— И не забудь о шампанском, — напомнила Баффи. Она знала, что не сможет обойтись без него.

— Ну конечно, ужин будет с шампанским! — поспешно заверил ее Йокам, делая в блокноте пометку сказать прислуге, чтобы достала из погреба и охладила во льду полдюжины бутылок. Потом взглянул на одну из стен в кабинете, увешанную десятками фотографий красивых женщин, застывших в откровенных эротических позах. Вскоре тут появится еще один трофей!

Поговорив с Баффи, Йокам велел своему помощнику позвонить в редакцию журнала «Шик» и попросить высококачественную репродукцию обложки, которая прославила Баффи Джонс на весь мир.

— Эта репродукция понадобится нам для шоу, — пояснил Барри, в действительности предназначая ее для своей стены трофеев.

Между тем Баффи думала о предстоящей встрече с Барри Йокамом, пытаясь подавить все усиливающееся чувство вины. Конечно, Барри Йокам вполне достоин того, чтобы стать отцом ее будущего ребенка. Он человек богатый и влиятельный, но наверняка не желает иметь ребенка на стороне. Поэтому он не станет всерьез претендовать на малыша. Вместе с тем у него достаточно влияния, чтобы в случае необходимости отпугнуть Зака. Баффи не сомневалась, что Йокам проявит сговорчивость и поможет ей осуществить ее замысел.

Она должна была выступить вторым номером в программе Йокама после пожилой дамы и ее поющего шнауцера.

Баффи сидела в свободной позе в мягком кресле в комнате для участников шоу, нисколько не беспокоясь о том, что ее роскошное черное шелковое вечернее платье с глубоким декольте, расшитое бисером, сильно помнется. Она хотела выглядеть чрезвычайно сексуальной не столько для зрителей, собравшихся в студии, сколько для самого Барри Йокама.

В комнату вошла ассистентка и сообщила, что шнауцер петь отказался, а вместо этого наложил кучу напротив стола Барри и укусил свою хозяйку. Иными словами, настала очередь Баффи Джонс.

— Дамы и господа! — услышала она веселый голос Йокама, доносившийся со студийной площадки. — Сегодня у нас в гостях мисс Сарасота Джонс, исполнительница главной роли в новой комедии!

Зазвучала музыкальная тема шоу, и на студийной площадке под громкие аплодисменты и приветственные возгласы зрителей появилась Баффи, сияя ослепительной улыбкой. Проходя мимо стола Йокама, она сделала вид, что поскользнулась.

— Ах! — вырвалось у нее, и на прекрасном личике появилось озадаченное выражение. — Кажется, я во что-то влипла!

Зрители расхохотались, а Баффи принялась осматривать свою элегантную туфельку, демонстрируя при этом длинную стройную ножку сквозь высокий разрез юбки.

— О Боже! Я и впрямь во что-то влипла!.. Йокам низко перегнулся через свой стол, словно пытаясь разглядеть источник ее неприятности.

— Лично я ничего не вижу, — наконец нарочито серьезно произнес он.

Баффи тут же стянула с ноги туфельку на высоком тонком каблучке и бесцеремонно сунула ее под самый нос Йокама.

— Ну-ка, взгляни вот на это, милый! Это собачье дерьмо! Уж чего-чего, а дерьма я на своем веку повидала достаточно! — возмущенно воскликнула она, уставившись в глаза Барри и делал многозначительное ударение на слове «дерьмо». Зрители разразились почти истерическим хохотом.

— Поговорим о чем-нибудь другом, — предложил Барри.

— О чем же это? — перебила его Баффи, придав голосу чувственную хрипотцу.

— Например, о вашем новом фильме, — невозмутимо отозвался Йокам.

— Но это тоже дерьмо! — воскликнула Баффи под одобрительный рев зрителей.

— Как вам нравится чувствовать себя многообещающим открытием года? — спросил Барри. — Ваш новый фильм идет сейчас почти в ста сорока кинотеатрах, и кое-кто из кинокритиков весьма высоко отзывается о вашей игре.

— Что-то не помню, чтобы я играла с кем-то из критиков, — с забавным недоумением протянула Баффи. — Назовите мне хоть несколько имен, может, тогда я вспомню кого-нибудь из них… Впрочем, настоящая леди никогда не рассказывает о своих романах. Тебе, дорогой, как никому другому, должно быть хорошо известно, что я настоящая леди, ведь так?

Йокам сделал вид, что встревожен ее последними словами.

— Вы меня смущаете, право… Чего доброго, мои бывшие жены подумают, что у нас давний роман и…

— О да! — простонала Баффи. — А уж в это дело вмешаются их адвокаты…

— Черт бы их побрал! — с искренним отвращением пробормотал Йокам. — Будьте добры, скажите всем собравшимся в этой студии, а также всем телезрителям, сидящим в этот час у экранов, что мы с вами… вы и я… не… не мы с вами.

— Вы? Мы? С кем? — поморщилась Баффи, изображая мучительное непонимание.

— А теперь рекламная пауза! — нарочито бодро воскликнул Барри, делая вид, что ему ужасно неловко. — Где этот Альпо, черт возьми?

Баффи медленно обвела взглядом пол перед столом Йокама, и зрительская аудитория, догадавшись о ее намерениях, снова начала хохотать.

— Возможно, оно не совсем свежее, — пробормотала Баффи, — и я не могу с уверенностью сказать, что это сделал Альпо, но…

— Забудем об этом, — попытался сменить тему разговора Барри. — Должен сказать, вы одна из самых прекрасных женщин во всем мире.

— Ты мне это уже говорил, — отрезала Баффи.

— Разве? — беспомощно пролепетал Йокам, разыгрывая роль маленького глупого мальчика.

— Ах, как быстро мы все забываем! Стоит только отвернуться, и мы уже ничего не помним! С глаз долой, из сердца вон? — капризно надула губки Баффи. — Между прочим, я могу обидеться и все про тебя рассказать, Барри Йокам.

— О Боже! — воскликнул Йокам и добавил театральным шепотом: — Неужели ты станешь выдавать все наши тайны?

Подыгрывая Баффи, Йокам, незаметно для непосвященных, дал знак своему ассистенту не прерывать прямой эфир и не приглашать в студию намеченного заранее третьего гостя, молодого комедийного актера, который надеялся принять участие в шоу. Баффи и Йокам продолжали обмениваться остроумными репликами, и аудитория чуть не выла от восторга.

Баффи тонко и умело намекала на давние близкие отношения между нею и Барри Йокамом, притом, разумеется, не платонические. По ее расчетам, в утренних газетах должны были появиться статьи о скандальной связи молодой киноактрисы и популярного телеведущего, обвиняющие Барри Йокама в недавнем разводе Баффи и Зака Джонсов.

Но этого ей было мало.

Когда Баффи увидела сигнал режиссера, означавший, что до конца эфира осталось полторы минуты, она начала икать. При этом ее пышная грудь высоко подпрыгивала, грозя выскочить из глубокого декольте. После особенно сильного приступа икоты платье Баффи наконец не выдержало и поползло вниз, словно шкурка от банана. На Баффи не было бюстгальтера. Последнее, что увидели двенадцать миллионов прилипших к экранам телевизоров американцев, это то, как Барри Йокам бросился к Баффи и на ходу снял с себя пиджак.

У зрителей популярной передачи не осталось ни малейших сомнений в том, что между Барри Йокамом и Сарасотой Джонс действительно что-то было, и длилось это что-то уже давно.

Однако на этом Баффи не остановилась.


ГЛАВА 18

Лимузин съехал со скоростного шоссе Санта-Моника над тоннелем к Тихоокеанскому шоссе и устремился туда, где стояли роскошные виллы Малибу.

Сидя в удобном салоне, Баффи медленно, глоточек за глоточком, поглощала шампанское из высокого фужера. Она строго придерживалась правила не выпивать больше одного бокала спиртного в день, как ей посоветовал врач.

Белый вытянутый «кадиллак» свернул на едва заметную песчаную дорогу, ведущую к самым дорогим виллам Малибу. В зарослях по обеим ее сторонам искусно прятались видеокамеры постоянного наблюдения, соединенные наисовременнейшей телевизионной системой охраны. В тех же зарослях укрылись и будки охранников. Вдоль этой дороги расположились пять роскошных вилл, принадлежащих богатым и прославленным людям мира кино и телевидения, в компанию которых затесался какой-то производитель мясных полуфабрикатов из Омахи. Именно здесь находился и «замок на песке» Барри Йокама. Так он и называл свою виллу.

Этот беломраморный дворец Йокам купил за семь миллионов долларов, но потом ему пришлось вложить в его реконструкцию и переоборудование еще пять миллионов. Этот действительно роскошный, но очень холодный и безликий дворец Баффи не понравился.

— Честно говоря, я ожидала чего-то большего, — прямодушно призналась она.

Йокам вздрогнул, потом рассмеялся.

— Я понял твою шутку. Еще никто не говорил так о моем дворце. Я называю его Тадж, сокращенно от Тадж-Махал.

— Мой дедушка в Далласе похоронен в мраморном склепе еще большем, чем этот дворец, — улыбнулась Баффи и положила руку на руку Йокама, словно подбадривая его.

— Ты чертовски хороша, — прошептал он.

— О, как мило, — улыбнулась она.

— Мило? Это все, что ты можешь сказать в ответ на мой первоклассный комплимент? Тебя трудно понять…

— Зато тебя понять очень даже легко.

— Что ты хочешь этим сказать? — Йокам начинал догадываться, что Баффи что-то задумала. — Послушай, сегодня у нас с тобой получилось великолепное шоу, но теперь весь мир вообразит, будто у нас пылкий роман, которого, насколько мне известно, на самом деле нет.

— Пока нет, — чуть хрипло поправила Йокама Баффи и медленно провела рукой по его бедру. Прикосновение к телу Барри даже сквозь брюки дорогого костюма разочаровало ее. Сарасота Джонс умела отличить твердые мускулы атлета от костлявых ног старика. Интересно, сколько же лет этому Йокаму?

Ужин был накрыт на террасе — вареные креветки в остром соусе, хорошее красное вино и салаты из свежих овощей. Налив себе фужер минеральной воды, Баффи наблюдала, как Барри наполняет свой бокал бренди. Он явно нервничал. Легендарный телеведущий был явно озабочен исходом интимного ужина с красоткой без комплексов.

— Ты заставляешь меня нервничать, — неожиданно сказал он.

Это поразило Баффи. Она никак не ожидала услышать такое признание от человека, которого все считали донжуаном.

— Но почему? — спросила Баффи.

— Не знаю, почему, но я чувствую себя сегодня не хищником, а жертвой, хотя все должно быть наоборот, — пояснил Барри. — За свою жизнь я видел очень много красивых женщин. Возможно, ты самая красивая из них, но при этом ведешь себя… по-мужски.

— А тебе случалось быть в постели с мужчиной? — поддразнила его Баффи.

— Тебе отлично известно, что я никогда не занимался гомосексуализмом! — нервно передернулся Йокам. — Послушай, я имею в виду совсем другое! Ты ведешь себя как агрессор. Я знаю, многие женщины по своей природе довольно агрессивны, но они всегда стараются это скрыть от мужчины. Ты же этого не скрываешь. Теперь понимаешь меня?

— Ты искренне уверен, что мне следовало терпеливо ждать, пока ты решишь наконец соблазнить меня, да? Но, дорогой мой, у меня слишком мало времени!

— Ты всегда так практична?

— Да, как правило, — честно ответила Баффи. — У меня было только одно исключение…

У нее прервался голос, и она замолчала. Некоторое время было слышно лишь, как океанские волны бьются о песчаные дюны Калифорнийского побережья.

— Значит, ты действительно любишь его? — спросил Йокам.

— Любила.

Йокам глубоко вздохнул и умолк. Вскоре он нарушил молчание.

— Никогда не думал, что скажу тебе это, но… может, нам не стоит заниматься любовью? Может, нам лучше остаться добрыми друзьями? Звучит ужасно глупо, но мне бы очень хотелось быть твоим другом. Может быть…

Она заставила его замолчать, властно поцеловав в губы. Это было тоже по-мужски, но значительно облегчало ей переход к физической близости с ним. Нет, Баффи не хотела дружить с Барри Йокамом! Он был нужен ей именно как любовник, как подходящий претендент на отцовство для ее пока еще не рожденного ребенка.

Тело Йокама мгновенно отреагировало на чувственный поцелуй молодой красивой женщины.

— Пойдем в спальню, — пробормотал он. Последнее время Барри предпочитал заниматься любовью в розоватом полумраке прохладной спальни, отлично понимая, что не так молод, да и тело у него уже не так безупречно, как много лет назад. Кстати, освещение в спальне изготовил для него один из самых искусных мастеров этого дела.

— Нет, — прошептала Баффи, — давай займемся любовью прямо здесь, на берегу океана…

— Но нас могут увидеть, — возразил Йокам.

— Мне все равно, — отмахнулась Баффи, быстро сняв узкое платье и представ совершенно нагой, но все еще в туфельках на высоких каблуках, перед постепенно распалявшимся Барри. — Я хочу заниматься с тобой любовью при свете звезд, на берегу океана…

Йокам больше не мог сдерживаться. Приблизившись к Баффи, он жадно провел ладонями по женственным очертаниям ее гибкого стройного тела, не замечая, что ее глаза закрыты.

— Насколько мне известно, ты в этом деле профессионал. — Барри обошел вокруг нее, любуясь пышными формами со всех сторон.

— В каком деле? — притворилась дурочкой Баффи.

— В сексе!

— Ах, ты об этом, — улыбнулась она. — Да, я кое-что умею. Хочешь убедиться?

Он хотел. Очень хотел.

Баффи мастерски играла в любовные игры. Подойдя к плетеному коврику, она уселась на него, подтянув колени к подбородку.

— Давай займемся этим здесь, чтобы слышен был океанский прибой. Я обожаю океан…

— Но коврик довольно жесткий, он поцарапает твою нежную кожу, — предупредил Йокам.

— Меня это ничуть не волнует, потому что лежать на нем будешь ты. — Баффи знаком велела ему улечься на коврик.

— Смотри не сделай мне больно, — шутливо улыбнулся он.

— Никаких обещаний, — ответила она, оседлав его бедра.

Мгновенно затвердевший пенис Барри встал торчком, словно флагшток. Он был готов к путешествию. Баффи медленно, слегка поворачиваясь вокруг собственной оси то в одну, то в другую сторону, опустилась на горячую набухшую плоть, потом так же медленно поднялась, освобождая его от влажных тисков. Так она делала снова и снова до тех пор, пока Барри не застонал от изнеможения. Он больше не мог сдерживаться, но Баффи еще не вполне насытилась им и не хотела, чтобы все так быстро закончилось.

Поднявшись во весь рост, она сняла со своей шеи медальон на шелковом шнурке. Улыбаясь слегка недоумевавшему Барри, Баффи обвязала одним концом шелкового шнурка основание пениса, ощутимо стянув его, а другой конец затянула вокруг мошонки. Йокам с нескрываемым изумлением смотрел на свое гигантское копье, которое через секунду исчезло в жаркой влажной глубине тела Баффи. Ощущения оказались настолько острыми, что Барри громко застонал, и все его тело покрылось горячим потом. Баффи принялась бешено скакать, извиваясь всем телом.

— Ой-ой-ой! Так и умереть недолго! — завопил Йокам.

Баффи только улыбалась, продолжая энергично двигаться вверх-вниз, вверх-вниз…

— Стой! Прекрати!.. Нет, продолжай… О Боже! Я сейчас умру!

— Не умрешь, — пообещала ему Баффи и в следующую секунду высоко приподнялась над ним. Изрядно поработавший орган получил наконец отдых. — Неужели у тебя никогда такого не было?

— Такого не было ни у кого и никогда! — простонал Барри. — Должно быть, я весь в синяках…

С этими словами он принялся потирать низ живота и бока.

— Ничего, все твои синяки сойдут через неделю, — равнодушно пообещала ему Баффи.

— Ты хочешь сказать, что регулярно седлаешь мужчин таким образом? — деланно ужаснулся Йокам. — Нет, не отвечай! Я не хочу знать ответ на этот вопрос. — Улыбнувшись, он перекатился на бок. — Ну, ты показала мне, на что способна, теперь настала моя очередь демонстрировать свое умение…

Пока Йокам бережно опускал Баффи в шезлонг, она не открывала глаз. Барри и впрямь оказался искусным любовником. Он знал все тонкости интимных ласк и стимуляции эрогенных зон… Когда он кончил с невольным стоном наслаждения, Баффи сделала вид, будто тоже испытывает оргазм.

Вытянувшись в шезлонге, она наслаждалась теплым ночным бризом, овевавшим ее нагое тело. Неподалеку равномерно дышал океанский прибой. К счастью, Йокам оказался из тех щепетильных мужчин, которым необходимо сразу после секса принять душ, поэтому Баффи имела возможность в полном одиночестве наслаждаться блаженным покоем.

Закрыв глаза, она вспоминала, как вместе с Заком занималась любовью в фургоне, на широченной постели в роскошном пентхаузе, в фотолаборатории…

Воспоминания оказались настолько яркими, что она, вздрогнув всем телом, неожиданно испытала настоящий оргазм, которого так и не достигла в объятиях Йокама.


ГЛАВА 19

Совратить Рики Дьябло оказалось куда проще. Баффи набрала номер его телефона и, к своему удивлению, застала Рики дома, хотя рассчитывала оставить сообщение на автоответчике.

— Я знал, что ты рано или поздно позвонишь мне, — нагло заявил Дьябло.

— Кажется, ты отлично меня понимаешь, — подыграла ему Баффи, закатывая к небу глаза и думая о том, с каким неисправимым идиотом ей приходится иметь дело.

Сложением и цветом волос и глаз Дьябло очень напоминал Зака. Если ребенок унаследует внешность своего настоящего отца, всегда можно будет сказать, что он похож… на Рики Дьябло.

Неожиданно Баффи почувствовала приступ дурноты. Обычный легкий токсикоз…

Она горько усмехнулась, сознавая иронию и комичность создавшейся ситуации. В былые времена Баффи без малейших угрызений совести прыгнула бы в постель к такому красавчику, как Рики Дьябло. Теперь же… Однако иного выхода у нее, похоже, не было.

— Я думала о тебе, — проворковала она в трубку.

— Обо мне думают многие женщины, — несколько высокомерно отозвался Дьябло.

— Послушай, малыш, — Баффи с трудом сдерживала закипавшее в ней раздражение, — если хочешь немного поразвлечься, то я не против. Никаких взаимных обязательств. Чистый секс, и ничего больше. Да или нет?

— Да, — поспешно согласился Дьябло, опасаясь испытывать судьбу. Он действительно горел желанием заняться любовью с этой женщиной, которая постоянно смеялась над ним на съемочной площадке, а порой довольно жестоко подшучивала. Она лишила его всеобщего внимания, лишила возможности сделать быструю карьеру в кинематографе. Уж Рики постарается оттрахать ее так, что она никогда этого не забудет. Баффи влюбится в него, а он бросит ее! Будет знать, как смеяться над Рики Дьябло!

— Приезжай через десять минут, иначе я лягу спать… в одиночестве, — довольно равнодушно сказала Баффи и повесила трубку.

Джип Рики взвизгнул тормозами под окнами ее квартиры уже через семь минут. Баффи услышала, как заскрипела старая ржавая калитка, как Рики стремительными шагами пересек внутренний дворик и поднялся на крыльцо. Резко затрезвонил дверной звонок, и Баффи не торопясь открыла дверь.

— Ваше желание исполнено, — расплылся в нагловатой улыбке Рики, приняв картинную позу.

Баффи не верила своим глазам. На нем были черные обтягивающие спортивные брюки до колен, кроссовки «Рибок» и спортивная майка с открытой грудью и спиной. Пышная грива волос, ровный загар, белоснежные зубы, мускулистое тело атлета — все в нем было великолепно!

— Ты впустишь меня или для начала хочешь как следует рассмотреть? — нагло вильнул бедрами Рики.

— Входи, — ответила Баффи.

Оглядевшись, Рики неодобрительно поморщился. Квартира Баффи показалась ему слишком маленькой. Его собственная была значительно больше. Заметив на стеклянных полках рядом с дверью на кухню бутылки со спиртным, он подошел к этому скромному подобию бара.

— Ничего, если я налью себе чего-нибудь выпить? У тебя есть водка?

— Да, в морозилке.

— Шутишь? — удивился Рики.

— Ничуть. Просто мне нравится, когда водка такая холодная, что… Впрочем, к черту водку.

— Я не совсем понял твое объяснение, — пробормотал Рики.

— Увы, я не слишком умна, — призналась Баффи и, налив треть бутылки водки «Абсолют» в высокий фужер, протянула его Рики.

— А у тебя есть диетическая кока? Люблю запивать эту штуку диетической кокой.

— Ну конечно. — Баффи достала бутылку с яркой этикеткой.

Рики уселся на диване в гостиной и, ослепительно улыбаясь Баффи, посматривал на свое отражение в зеркальных вставках стенного шкафа напротив дивана. Он явно нравился себе.

Баффи понемногу начинала терять терпение. Она удивлялась тому, что так сильно внутренне изменилась и теперь великолепный самец, сидевший в ее гостиной, внушает ей только отвращение. Баффи не хотелось иметь ничего общего с этим мерзким Рики Дьябло, но именно сейчас она остро нуждалась в его совершенном теле. Если бы не ребенок…

Однако Дьябло слишком увлекся спиртным. Судя по всему, он сильно нервничал, поэтому решил как следует выпить, прежде чем приступить к делу.

— И давно ты мечтаешь обо мне, детка? — спросил он заплетающимся языком. Выпил Рики не так уж много, однако сильно опьянел. — Я с самого начала знал, что ты меня хочешь… Что я сейчас сказал?

Едва заметно усмехнувшись, Баффи налила ему еще водки.

— Все вы, бабы, одинаковы, — пробормотал Рики. — Все вы хотите меня… И пошли вы все к черту!

Баффи молча налила ему еще водки.

Вскоре Рики Дьябло окончательно вырубился. Тяжелое забытье перемежалось приступами неукротимой рвоты.

Баффи молча поднялась по лестнице в свою спальню на втором этаже. На последней ступеньке она оглянулась и увидела прекрасное тело Адониса, лежащего ничком в луже собственной рвоты. Эту картину Баффи запомнила на всю жизнь.

Наутро Дьябло все еще спал мертвым сном. Не особенно церемонясь, Баффи разбудила его.

Со стоном потирая раскалывавшуюся от боли голову, Рики пробормотал:

— Черт возьми, я заснул, не сняв контактные линзы… Теперь весь день глаза будут красными…

— Да, — с подчеркнутым безразличием согласилась Баффи.

— Это все из-за тебя и твоей проклятой замороженной водки! — пробормотал он и, с трудом доковыляв до зеркала, уставился на свое опухшее лицо.

Внезапно Рики озадаченно нахмурился и повернулся к Баффи:

— Надеюсь, тебе понравилось, как я вчера…

— Ты был просто великолепен! Лучшего секса я и не помню, — монотонно проговорила Баффи, даже не улыбнувшись.

— Ну, само собой, — заикаясь, пробормотал Рики, — я же сказал тебе, что лучше меня не найти…

Он подошел к Баффи и попытался обнять ее, но та решительно отстранилась, с трудом скрывая отвращение.

— Не люблю объятий утром после секса, — пояснила она.

— Когда мы снова увидимся, детка? — хрипло осведомился Рики. Очевидно, ледяная водка губительно подействовала на его голосовые связки. — У тебя есть шанс снова испытать блаженство со мной…

— Хорошего понемножку, — сухо сказала Баффи, надевая пальто. На улице ее уже ждала машина киностудии. — В холодильнике есть апельсиновый сок, выпей, если хочешь…

— Может, встретимся сегодня вечером? — почти взмолился Рики, понимая, что от него ускользает шанс снова оказаться в постели с этой красоткой и уж на этот раз запомнить все в подробностях.

— Извини, дорогуша, — ответила Баффи уже в дверях, — но я сегодня очень занята. Позвони мне, может, когда-нибудь пообедаем вместе…

В следующее мгновение она села в машину, и водитель рванул с места так, что в воздухе запахло паленой резиной.

Рики Дьябло имел довольно богатое воображение, и ему легко удалось заполнить пробелы в памяти, оставленные ледяной водкой. Он ловко пустил слух о том, как знаменитая фотомодель и любовница телевизионной звезды Барри Йокама гонялась за ним по всему городу и наконец упросила его провести с ней ночь в ее квартире.

— Она просто без ума от меня, да и мне она тоже нравится, — сказал Рики знакомой журналистке. Эта умная женщина не поверила ни слову из рассказа Рики, но все же решила написать об этом в свою газету, поскольку сенсация обещала существенно повысить тираж, да и заголовки должны были получиться очень выразительными и завлекательными.

Между тем Сарасота Джонс приближалась к третьему месяцу своей тщательно скрываемой беременности.


ГЛАВА 20

— Сарасота, дорогая моя, — раздался в трубке бархатный голос пресс-агента, — у меня для вас две новости: хорошая и плохая. Во-первых, я устроил вам встречу с одним из самых красивых мужчин на свете…

— Полагаю, это и есть хорошая новость, — прервала его Баффи.

— Отчасти да. Более того! Этот человек происходит из одной из самых богатых семей во всем мире и… к тому же он принц!

— Вы хотите сказать, что он красив, как настоящий принц?

— Нет! Впрочем, он действительно очень красив… Но в данный момент я хочу сказать именно то, что сказал! Он и есть самый настоящий принц по крови!

— Ну, прямо как в сказке про Золушку, — иронически заметила Баффи.

— Вот именно! Итак, я сказал, что он красив, богат, родовит… О чем я еще не упомянул? Ах да! Он чрезвычайно умен, интеллигентен и вообще хороший человек.

— Так, понятно… А где же ваша плохая новость?

— Ну… — замялся пресс-агент, — дело в том, что… он немножко… голубой.

— Голубой? — воскликнула потрясенная Баффи. — Он немножечко голубой! Да это все равно что сказать «она немножко беременна»! Может, вы меня не так поняли в прошлый раз? Мне нужен…

— Я знаю… знаю, — извиняющимся тоном затараторил агент, — но ваше появление с принцем вызовет огромный интерес публики! Это пойдет только вам на пользу!

— Кому известно о том, что он… голубой? — поколебавшись, спросила Баффи.

— Скажу честно, многим, но не всем! Кстати, я не говорил вам, что у принца здесь роскошное поместье? О, это великолепнейший дворец и…

— Полагаю, вы отлично поняли меня еще в первый раз, — быстро перебила его Баффи. — Я не просила подобрать мне для… сопровождения гомосексуалиста! Это не входило в мои планы!

Оба замолчали. Выдержав долгую паузу, Баффи спросила:

— Ну и насколько… насколько он голубой, этот ваш принц?

— Возможно, он даже бисексуал, — осторожно предположил агент.

В конце концов, к огромной радости и облегчению пресс-агента, Баффи согласилась принять предложенную им кандидатуру принца из богатой итало-прусской семьи. Агент не только представлял интересы Сарасоты Джонс из «Голден лимитед», но и получал немалые деньги от семьи принца за то, чтобы поддерживать достойную репутацию наследника громаднейшего состояния.

Итак, Сарасота Джонс отправилась на ежегодную церемонию награждения молодых талантов в отеле «Беверли-Уилшир» в сопровождении принца Тэйлона фон Арпсбурга, наследника богатейшего состояния, включавшего в себя итальянские автомобильные компании, немецкие сталелитейные заводы и французские атомные электростанции.

Тэйлон понравился Баффи. Он сидел за рулем собственного бежевого «роллс-ройса» с откидным верхом. Подобно большинству европейцев принц старался избегать неуклюжих лимузинов, которые с трудом маневрировали на извилистых улочках южной Франции и Италии. К тому же такие автомобили привлекали к своим владельцам повышенное внимание любителей брать в заложники богатых и влиятельных людей и потом требовать за них огромный выкуп.

Кроме того, Тэйлон оказался очень красивым мужчиной со светлыми вьющимися волосами. Его светлые густые усы резко выделялись на загорелом лице. Он был как-то по-особому, по-аристократически строен и гармонично сложен. Ни разу в жизни не побывав в тренажерном зале и не подняв ни одной гири, Тэйлон фон Арпсбург обладал природной неотразимой красотой, которой одарили его предки, веками создававшие семьи с прекрасными аристократами и аристократками. Он отличался невероятной элегантностью и врожденным отменным вкусом.

— Боже праведный! Как вы красивы! — искренне восхитилась Баффи, усаживаясь рядом с принцем на пассажирское сиденье его «роллс-ройса». — Неужели вам никогда не хотелось… вернуться к нормальной-то есть предназначенной самой природой сексуальной ориентации?

— Разумеется, я не раз об этом думал, — ответил Тэйлон. — В конце концов, во мне течет и итальянская кровь… Однако все это оставалось лишь в мечтах…

— Тогда вы и впрямь сказочный принц! — улыбнулась Баффи.

— Похоже, это так, — тоже улыбнулся Тэйлон. — Знаете, мисс Сарасота Джонс, вы мне очень нравитесь. Больше всего меня пленяет ваше прямодушие. Возможно, мы станем хорошими друзьями.

— Пожалуй, сейчас мне нужен именно хороший ДРУГ, — серьезно призналась Баффи.

Принц понимающе улыбнулся и тронул свою машину в сторону бульвара Санта-Моника.

Немногим удается эффектно прибыть на какую-нибудь торжественную церемонию, где телевидение с ажиотажем ведет съемки. В этом смысле отель «Беверли-Уилшир» несколько удобнее, чем «Хилтон» или «Беверли-Хиллз», потому что приглашенные знаменитости могут подъезжать по охраняемому внутреннему двору, не опасаясь легионов фанатичных поклонников.

Тэйлон отдал ключи от машины служащему парковки, и тот многозначительно коснулся руки принца.

— Кажется, вы ему понравились, — поддела принца Баффи.

— Он не моего типа, — невозмутимо отозвался тот. — Возможно, этот человек смотрел не на меня, а на вас!

Залпы фотовспышек означали, что вездесущие репортеры заметили блистательную пару, которую являли собою Баффи и принц Тэйлон. Оба ослепительно улыбались, отвечая на дерзкие вопросы газетчиков: случайно ли мисс Сарасота Джонс прибыла на церемонию вручения наград в сопровождении принца фон Арпсбурга, как мисс Сарасота чувствует себя в роли одной из ведущих церемонии? Один из самых наглых репортеров громко спросил:

— Означает ли ваше появление в сопровождении принца фон Арпсбурга, что Рики Дьябло бросил вас?

Вся журналистская братия, словно по команде, замолчала в ожидании ее ответа.

— Мне ваш вопрос совершенно непонятен! — изумилась Баффи.

— В статье завтрашнего номера журнала «Пипл» Рики Дьябло заявил, я цитирую, — репортер вытащил номер журнала и поправил очки на носу: — «С самого первого дня работы в моем фильме Сарасота Джонс была от меня без ума. И вот однажды она позвонила мне посреди ночи и стала умолять срочно приехать к ней домой. Когда я приехал, сами понимаете, что произошло дальше…»

— Ах, мерзавец! Да у него между ног вместо дубинки малюсенький засохший стручок! — взорвалась Баффи.

— Насчет дубинки — это вам виднее, — съязвил репортер.

— Это уж точно! — выпалила Баффи и, оценивающе оглядев тощие ноги и бедра репортера, добавила с подчеркнутым презрением: — Еще один стручок…

Журналистская братия покатилась со смеху, а Баффи величественным жестом взяла своего принца под руку и вместе с ним исчезла в вестибюле отеля. Тэйлон старался сдержать смех, но у него все же чуть подрагивали уголки рта.

— Оказывается, у вас, моя дорогая, довольно острый язычок, — заметил он.

— Просто раз уж всем так хочется видеть во мне дерзкую и развязную шлюху, я решила говорить все что моей душе угодно, — ответила Баффи. — Все равно больнее мне уже не будет…

— Что вы хотите этим сказать?

Баффи замедлила шаг, инстинктивно вцепившись в локоть принца.

— Я бы очень хотела рассказать вам все, — прошептала она, — мне просто необходимо поговорить с другом, но я не могу… Пока не могу… А может, не смогу никогда…

— Похоже, моей очаровательной спутнице действительно нужен хороший друг, — ласково и негромко отозвался Тэйлон. — Вы когда-нибудь дружили с мужчиной или же они всегда были для вас только любовниками?

Вздрогнув, Баффи остановилась и посмотрела в глаза своему спутнику.

— У меня вообще никогда не было настоящих друзей — ни мужчин, ни женщин. Рядом со мной ни разу в жизни не было человека, с которым я могла бы… которому я могла бы… никогда.

— Может, мы с вами станем друзьями, — предложил Тэйлон. — Вы открытый и очень интересный человек. Я был бы искренне рад стать вашим другом.

Баффи молчала. Еще ни один мужчина, в особенности красивый, богатый и известный, не предлагал ей просто дружбу. И это сильно озадачило ее. По-птичьи склонив головку набок, она долгим внимательным взглядом смотрела в ясные глаза принца.

— Может, мы действительно подружимся… — тихо проговорила она.


ГЛАВА 21

Пока Тэйлон усаживался в торжественно убранном огромном зале отеля «Беверли-Уилшир», кишмя кишевшем знаменитостями маленькими и большими, Баффи отправилась за кулисы, чтобы подготовиться к выходу на сцену. Ей предстояло объявить имена награжденных.

Большая комната за сценой была уставлена рядами гримерных столов с зеркалами, чтобы все участники торжественной церемонии имели возможность привести себя в надлежащий порядок перед выходом на сцену. За каждым участником закрепили гримера и парикмахера. Подойдя к гримерному столу, Баффи увидела, как в ее объемистой сумке, уже поставленной на табурет, специально для этого предназначенный, неторопливо роется слегка полноватая девица, одетая на цыганский манер в пестрые широкие одежды с многочисленными оборками.

— Да у вас есть все, что нужно, как я вижу, — приветливо обратилась она к подошедшей Баффи. — Меня зовут Матильда, я буду работать с вами сегодня вечером, мисс Джонс.

— Ну что ж, привет, Матильда! — улыбнулась ей Баффи.

— Я так рада, что мне достались именно вы, мисс, — еще шире улыбнулась гримерша. — Вы самая хорошенькая из всех актрис, с какими я только имела дело. К тому же мне очень нравится ваша прямота. Вы всегда называете вещи своими именами, и это очень мне по душе…

Неожиданно Баффи услышала знакомый мужской голос и на секунду застыла на месте. Нет, она не ошиблась, это Рики Дьябло!

— Ну, девочки, кому из вас повезло обслуживать сегодня старину Рики? — самодовольно проговорил он, медленно расхаживая по гримерной. — Постойте-ка! Что-то я совсем забыл. Я пришел сюда, чтобы вручать награды или получать их?

— Скорее, ты явился сюда, чтобы украсть одну из них, — сердито проговорила Баффи.

— Ага! — остановился Рики, делая поворот в ее сторону. — Голос из моего прошлого? Точно! Так и есть! Моя бывшая… поклонница! — Он протянул ей руку. — Как поживает неизменно возбуждающая всех Сарасота Джонс?

Баффи сделала вид, что не замечает протянутой ей руки.

— Как? Ты даже не хочешь пожать мне руку? О, как мне больно! Как больно! — притворился оскорбленным Дьябло.

— Я никогда не прикасаюсь ни к чьей руке, если не знаю, где она до этого побывала, — процедила сквозь зубы Баффи, не поднимая глаз от сумки.

— Однако, дорогая моя, — вкрадчиво произнес Рики, явно играя на публику, в особенности на репортеров, которые шныряли между столиками, занятыми знаменитостями, в надежде взять у них интервью. — Уж кому-кому, а тебе должно быть отлично известно, где побывала моя рука…

— Известно! — коварно улыбнулась Баффи. — Именно поэтому не перестаю удивляться, как это ты еще не ослеп. Или это все бабушкины сказки?[3]

Все присутствовавшие в гримерной громко расхохотались. Рики Дьябло с трудом сделал вид, будто тоже находит эту шутку смешной. Когда смех стих и все вернулись к своим делам, Дьябло подошел к столику Баффи и уселся рядом с ней на вращающееся кресло.

— Разве ты не знаешь, что я вижу тебя насквозь? — хрипло прошептал он.

— Когда я в таком платье, каждый видит меня почти насквозь, — отшутилась Баффи. — Кажется, у тебя, как ни странно, со зрением все в порядке. Или я ошибаюсь?

— Кого люблю, того и бью, — понимающе усмехнулся Рики. — А ведь я отлично помню, какой ты была в ту ночь, когда мы занимались любовью…

— Ты почти сразу отрубился, поэтому и помнить ничего не можешь, — отрезала Баффи.

— Мне очень неприятно говорить тебе это, но я и в самом деле помню все до мельчайших деталей, — покачал головой Дьябло. — Ты постоянно хотела еще и еще…

— Значит, мне тебя действительно не хватало? — слегка заинтересовалась его откровениями Баффи.

— Просто ты наконец узнала настоящую мужскую любовь и поняла, что твой задрипанный фотограф, твой бывший муженек, и в подметки не годится Рики Дьябло!

Вовремя сделав глубокий вдох, Баффи сумела удержать себя в руках. Между тем Дьябло продолжал:

— В ту ночь ты сама сказала мне, что я гораздо лучше твоего бывшего мужа. Ты утверждала, что я вообще лучший из всех мужчин, которым довелось побывать в твоей постели. Я очень хорошо все это помню. Готов спорить, тебе и сейчас хочется заняться со мной любовью.

— Что ж, давай, — ответила Баффи.

— Как? Прямо сейчас? — испугался Рики. — При всех?

— Зачем при всех? — замурлыкала Баффи. — Можно где-нибудь уединиться… ненадолго. Например, в каком-нибудь подсобном помещении. Их тут много… Разве тебя не возбуждает идея заняться любовью прямо перед началом этой дурацкой церемонии?

— Еще как возбуждает, — неуверенно пробормотал Дьябло. — Ладно, пошли! — неожиданно решился он и направился к кладовой. Почти у самых дверей Рики оглянулся и многозначительно посмотрел на Баффи. — Ну, ты идешь?

— Я последую за тобой через несколько секунд, чтобы никто не увидел, как мы вдвоем входим в кладовую, — страстно прошептала она, стараясь удержаться от душившего ее смеха. — Ты пока раздевайся, а я скоро приду к тебе…

— Ладно, только поторопись! До начала церемонии осталось не так много времени.

— Нам с тобой хватит. — Баффи послала ему едва заметный воздушный поцелуй, и Рики исчез за дверью кладовой. Как только дверь за ним плотно закрылась, Баффи стала быстро рыться в своей большой сумке.

— Боже праведный! Только бы эта штука оказалась на своем месте, — пробормотала она, не глядя на сконфуженную Матильду. — Если есть на небе Бог, я найду эту штуку…

Наконец Баффи нащупала тюбик сильнодействующей согревающей мази, которой пользовалась несколько месяцев назад, когда растянула плечо. От мази кожа начинала буквально гореть, зато воспаленные мышцы согревались, и боль проходила. Тюбик этой мази так и лежал с тех пор в ее объемистой сумке.

— Мисс, — встревожилась Матильда, — будьте осторожны с этой мазью. Попадая на слизистую, она обжигает немилосердно!

— Как раз это мне и нужно, — тихо пробормотала Баффи, засовывая тюбик с мазью в карман гримировального халата.

Осторожно приоткрыв дверь кладовой ровно настолько, чтобы проворно проскользнуть внутрь, Баффи игривым шепотом спросила:

— Ты ждешь меня, милый?

— Давно готов, — тоже шепотом отозвался Дьябло.

И он был действительно в полной боевой готовности. Раздетый практически догола (на нем остались только носки), Рики живописно возлежал на огромной груде столовых скатертей, обычно используемых для банкетов.

Баффи поспешно погасила свет, и в кладовой стало темно.

— Послушай, неужели тебе не хочется полюбоваться мной? — поинтересовался Дьябло. — Большинство женщин предпочитали заниматься со мной любовью при свете.

— В темноте лучше… Гораздо романтичнее, — прошептала Баффи, подпустив сексуальной хрипотцы в голос. — Кроме того, я припасла для тебя сюрприз…

— Сюрприз? Что еще за сюрприз?

Почувствовав незнакомый запах мази, которую Баффи уже старательно выдавливала из тюбика, Дьябло слегка встревожился:

— Что за странный запах? Что это?

— Это… это один из экзотических лосьонов, усиливающих остроту сексуальных ощущений, — пояснила она.

— Ой! Что ты делаешь?..

Сохраняя молчание, Баффи в темноте подошла к распростертому Дьябло и медленно провела рукой по мускулистому бедру. Пенис уже стоял торчком, но когда Баффи стала гладить низ живота Рики, копье увеличилось до невероятных размеров.

Дьябло попытался привстать, но Баффи властно оттолкнула его голову назад, на скатерти.

— Кажется, сегодня у нас будет не совсем обычный секс, — улыбнулся в темноте Рики.

— Вот именно, — прошептала Баффи. — Ну, теперь ты готов?

— Всегда готов, — осмелел Дьябло.

В этот момент Баффи принялась ласковыми движениями втирать в интимные места Дьябло густую мазь. Снадобье медленно начало оказывать свое действие.

— О, детка, меня сжигает пламя страсти, — пробормотал Дьябло и в следующую секунду понял буквальный смысл этого избитого выражения. — Как сильно жжет! Что ты сделала со мной? Что ты сделала, сука?

Баффи молча улыбалась.

— Воды! — вне себя завопил Дьябло. — Мне нужна вода!

Вскочив, он подбежал к двери, распахнул ее и выскочил как был, в одних носках, в гримерную комнату.

— Дайте мне льда! Скорее! Я умираю!

Все с испугом и невероятным изумлением глазели на голого Дьябло с огромным багровым торчащим пенисом.

— Эта стерва погубила меня! Дайте воды! — вопил он, уже не контролируя свои действия. У него начиналась истерика.

Увидев на одном из гримировальных столов стакан воды, Рики схватил его, заехав при этом в глаз молодой актрисе, представленной в тот вечер к награде. Позже она появилась на сцене с огромным синяком под глазом.

Однако вода не только не облегчила страдания Дьябло, но, напротив, еще усилила адское пламя, сжигавшее его мужское достоинство. Продолжая издавать истошные вопли, Дьябло выбежал из гримерной и очутился в узком пространстве за сценой. Он не осознавал, куда попал в таком виде. Заметив графин с водой, стоявший на подиуме для ведущих, Рики бросился к нему, как человек, изнывающий от жажды. И лишь значительно позже, когда полиция уже отпустила его домой, Рики увидел в ночной программе теленовостей, как он, совершенно голый, выскочил на сцену и на глазах затихшей от изумления аудитории сунул свой огромный красный член в графин с водой на подиуме для ведущих.

В тот вечер за Сарасотой Джонс утвердилась репутация ведущей секс-звезды. Журналисты смаковали тему о том, что она сделала в кладовой с мужчиной, считавшим себя главным донжуаном всего Голливуда.

Когда настала очередь Баффи выйти на подиум, она произнесла невинным голоском:

— Даже не понимаю, почему мне повезло оказаться сегодня в числе приглашенных на эту торжественную и значительную церемонию, где присутствует столь блистательное общество. Но я рада тому, что это произошло. Если у меня и есть хоть самый малый талант или просто способности, то, очевидно, они заключаются в моем умении производить на некоторых мужчин совершенно неотразимое впечатление.

Она многозначительно хихикнула, и зал взорвался от хохота.

На обратном пути Тэйлон, сидя за рулем своего шикарного «роллс-ройса», деликатно спросил у Баффи:

— Что вы сделали с этим несчастным?

— То, что он давно заслужил, — не без гордости ответила она. — Теперь он надолго запомнит этот вечер…


ГЛАВА 22

Баффи решила остаться на ночь в доме Тэйлона. Ей сразу очень понравилось в этом замке принца фон Арпсбурга.

Баффи и Тэйлон постепенно разговорились за поздним легким ужином и еще долго просидели, увлеченные интересной для них обоих беседой. Баффи охотно рассказывала принцу о своем далеком детстве в Далласе, о своей семье, об огромном количестве мужчин в своей жизни. В конце концов она поведала ему и о Заке Джонсе, и о своих искренних мечтах создать с ним настоящую семью, родив ему детей. Беседуя наедине с принцем-гомосексуалистом, Баффи чувствовала себя уютно и спокойно. Время текло быстро, возможно, даже слишком быстро. И все же Баффи, выложив принцу всю свою подноготную, скрыла от него свою главную тайну.

Близился рассвет, но они все говорили и говорили… Баффи начинала понимать мир принца Тэйлона фон Арпсбурга. Вековые традиции его знатного рода, его несметные богатства и всевозможные привилегии нашли свое воплощение в великолепном беломраморном дворце, где находилась сейчас Баффи, гостья хозяина.

Дворец был выстроен в соответствии с желаниями известной актрисы немого кино, питавшей слабость к европейской архитектуре.

Нанятые ею архитекторы, дизайнеры фонтанов и ландшафтов создали настоящее чудо в окружении поросших пальмами холмов. Несколько лет назад Тэйлон без раздумий приобрел этот огромный, но очень запущенный дворец, отчасти потому, что он сильно напоминал ему дом родителей в пригороде Рима. Этот был так же элегантен и великолепен внешне, хотя все внутренние системы и коммуникации давно требовали серьезного ремонта.

Сидя на мраморной террасе дворца, Тэйлон и Баффи наблюдали, как первые робкие лучи солнца просачивались из-за горизонта, а затем уже ярко освещалось небо над Лос-Анджелесом.

Тэйлон так и не снял своего вечернего смокинга, но на нем и теперь не появилось ни одной морщинки. Ему очень нравилась его красивая гостья. Он чувствовал в ней острый ум и авантюрный дух, которые по каким-то неведомым ему причинам до сих пор вели эту девушку не по той дороге. Баффи казалась Тэйлору очень ценным, но плохо обработанным алмазом. Ему искренне хотелось стать другом этой девушки и со временем показать ей, на что она действительно способна, показать ее настоящий потенциал.

— Так чего же ты в самом деле хочешь от жизни? — спросил Тэйлон, нарушив непродолжительное молчание, связанное с созерцанием восходящего солнца.

— Ребенка, — тихо ответила Баффи.

— То есть ты хочешь иметь ребенка, — кивнул Тэйлон. Он прекрасно понимал это желание, поскольку сам горячо желал иметь детей. В богатых знатных семьях считалось очень важным иметь хотя бы одного наследника, а лучше нескольких.

— Я беременна, — тихо призналась Баффи. Тэйлон сначала решил, что ослышался, но не стал переспрашивать. Он молча ждал, когда Баффи заговорит снова. Ему не хотелось принуждать ее.

— Тэйлон, — тихо начала она, — я уже рассказывала тебе о том, как сделала аборт. Поняв, что снова беременна, я решила на этот раз обязательно рожать.

— Ну конечно. — Тэйлон ободряюще взял ее за руку.

— Но дело в том, — продолжала она, — что это мой ребенок, и я не потерплю никаких — даже самых маленьких — претензий на него со стороны Зака…

— Он отец ребенка?

— Да, — призналась Баффи. — Но после развода я позаботилась о том, чтобы убедить всех, будто у меня есть несколько любовников. Таким образом я надеюсь скрыть, что Зак его настоящий отец, если уж дело дойдет до оспаривания родительских прав в суде.

— Хочешь занести и меня в список возможных отцов? — улыбнулся Тэйлон.

— Только если ты сам этого хочешь, — улыбнулась ему в ответ Баффи.

— Хочу, — серьезно сказал Тэйлон. — Это укрепит мою пошатнувшуюся репутацию и польстит моему мужскому самолюбию.

— Спасибо, — прошептала Баффи дрогнувшим голосом.

— Но твоя затея может провалиться. Если Зак действительно пожелает доказать свое отцовство, он найдет способ сделать это.

Баффи опустила голову. Конечно, Тэйлон был прав. Она и сама знала, что это можно установить по анализу крови.

— Ничего другого мне не удалось придумать, — всхлипнула Баффи, едва сдерживая слезы.

Вздохнув, Тэйлон снова взял ее руку в свои ладони. Даже не верилось в то, что такой глубоко чувствующий человек, способный к состраданию, никогда не любил женщину плотской любовью.

— Возможно еще одно решение твоей проблемы, — тихо сказал он.

— Какое?

— Выходи за меня замуж.

Баффи пристально посмотрела в его глаза, пытаясь понять, не шутит ли он.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я предлагаю тебе выйти за меня замуж. Этот брак решит многие проблемы. Вряд ли эта ночь, проведенная наедине с тобой, заставит меня изменить мою… нетрадиционную сексуальную ориентацию, хотя если и есть на этом свете женщина, способная научить меня любить, то это ты, и только ты, — пояснил Тэйлон. — По очень многим причинам мне нужна жена и… ребенок. Если мы поженимся, твой бывший муж никогда не сможет отнять его у меня… у нас.

— Я просто не знаю, что сказать…

— Не говори пока ничего. — Принц опустил голову. — То, что я не способен произвести на свет наследника, стало горьким разочарованием для моей семьи. Тебе нужен кто-то, на кого ты могла бы опереться в возможной борьбе за своего ребенка, и этим человеком хочу быть я.

— То есть мы станем мужем и женой? — продолжала недоумевать Баффи.

— В физическом смысле, конечно, нет. Мы вступим в брак по расчету. Каждый из нас получит возможность жить так, как ему хочется. У тебя будет ребенок, а у дома фон Арпсбургов появится законный наследник.

— Но почему ты выбрал для этого именно меня и моего ребенка?

— Не знаю, честное слово, не знаю. Возможно, это судьба. Какая избитая фраза! Но разве не судьба свела нас вместе вчера вечером? Я знаю лишь то, что именно такого случая я давно ждал, хотя и не подозревал об этом. Ты понимаешь меня, Баффи?

— Думаю, да…

— И что ты скажешь?

— Могу я как следует подумать над твоим предложением? Это слишком ответственный шаг, а за последние несколько месяцев в моей жизни столько всего случилось, что я больше не хочу совершать ошибки…

— Согласен, мое предложение звучит дико, — кивнул Тэйлон.

Оба замолчали и просидели так больше часа, пока не пришли слуги. Через несколько минут им подали легкий завтрак. Какое-то время тишину нарушало лишь позвякивание старинного серебра, потом Баффи снова заговорила:

— А где мы будем жить?

— Ты сможешь жить где угодно. Мне принадлежат дома и квартиры в Лос-Анджелесе, Нью-Йорке, Аргентине, Италии, Швейцарии, Лондоне и Париже.

— Вот это да! — восхитилась Баффи.

— Все это досталось мне по наследству, — улыбнулся Тэйлон. — В некоторых домах я не был уже много лет. Просто я хотел сказать, что ты сможешь жить вместе с ребенком в любом из них.

— А как же мои съемки на телевидении?

— Ты будешь делать все, что сочтешь нужным, — махнул рукой Тэйлон, словно желая показать этим жестом, что его не волнует, будет ли работать его жена.

— Выйдя за тебя замуж, я стану… принцессой?

— Конечно! Принцесса Баффи! — подмигнул ей Тэйлон. — Боже мой, звучит действительно абсурдно, но так или иначе у тебя все равно будет титул принцессы, потому что я самый настоящий наследный принц.

Баффи хихикнула.

— И пожалуйста, относитесь к этому серьезнее, моя драгоценная будущая супруга, — без тени улыбки проговорил Тэйлон. — Теперь вы принадлежите к высшей знати и должны всегда заботиться о своей репутации.

— Но как раз моя репутация…

— Это нам обоим только на руку. Возможно, здесь, в Беверли-Хиллз, кое-кто и подозревает, что я принадлежу к сексуальному меньшинству, но в Италии все до сих пор считают меня благородным отпрыском благородной семьи. Поэтому любовная связь с довольно разбитной, но сказочно красивой и известной всей Америке кинозвездой только укрепит мои позиции. Итак, принцесса Баффи, вы приняли наконец решение?

— Да!

— Вы сообщите о нем сейчас или мне придется ждать, пока это известие появится в «Тайме»? — Тэйлон любезно склонился перед ней.

— Да, я согласна выйти за вас замуж, принц! — патетически воскликнула Баффи и тут же добавила более серьезным тоном: — Но не для того, чтобы стать принцессой. Я выйду за тебя замуж только потому, что ты будешь великолепным отцом моему ребенку.

— Тогда я должен немедленно позвонить в Рим и сделать все необходимые распоряжения для свадебной церемонии, — твердо сказал Тэйлон, но на глазах у него блеснули слезы.

— Свадьба будет в Риме? — спросила Баффи, начиная понимать, что в ближайшие несколько дней ей предстоит куча хлопот.

— Свадебная церемония пройдет со всей торжественностью и пышностью, какие только возможны при учете того, что у нас остается очень мало времени! — радостно воскликнул Тэйлон. — Подумать только! Принц Тэйлон фон Арпсбург вынужден жениться, потому что его невеста ждет ребенка!

Баффи передалось его радостное оживление.

— Ты даже представить себе не можешь, как моя семья обрадуется этому скандалу! До сих пор все они жили в страхе, что наклонности принца могут стать для всех слишком очевидными. Кстати, тебе известно, что нам придется венчаться в католической церкви? Тебя это устраивает?

— Меня — да! А вот мой папочка будет кипятиться по этому поводу, потому что он баптист.

— Из-за этого действительно могут возникнуть серьезные проблемы для нас? — встревожился Тэйлон.

— Если это и станет проблемой, то только для моего папочки, — успокоила его Баффи. — Но он забудет о религиозных разногласиях, как только узнает, что его будущий зять — настоящий принц. А уж если ты окажешься богаче, чем он, то все проблемы и вовсе исчезнут. Баптисты свято чтут доллар.

— И лиры? — шутливо осведомился Тэйлон.

— Любые деньги…

Повинуясь внутреннему импульсу, они заключили друг друга в дружеские объятия, охваченные глубокой взаимной симпатией.

— Ты уже знаешь пол будущего ребенка? — спросил Тэйлон.

— Еще нет… а почему ты об этом спрашиваешь?

— Было бы великолепно, если бы у тебя родился мальчик. Он стал бы законным наследником дома Арпсбургов. — Внезапно Тэйлон смутился. — Извини, — тихо сказал он, — так всегда говорят в семьях, подобных моей. Если у принца может родиться только один ребенок, все хотят, чтобы он оказался мальчиком.

— В моей семье тоже хотели мальчиков, — чуть заметно улыбнулась Баффи.


ГЛАВА 23

Поскольку время играло не на них, Тэйлон немедленно занялся срочными приготовлениями к свадебной церемонии. Ожидая прибытия в Рим принца и его невесты, обрадованные и вместе с тем слегка испуганные родственники Тэйлона забронировали для них изысканные апартаменты в роскошном отеле «Эксельсиор» с видом на Виа Венето, уставленной сотнями столиков. За ними жители Рима попивали кампари и содовую, отпуская по-мужски грубоватые замечания по поводу внешности проходивших мимо женщин, которые, собственно, для этого и появлялись на знаменитой улице.

Однако у Баффи не было времени прогуливаться по Виа Венето, и она довольствовалась тем, что смотрела на улицы из окна просторных апартаментов отеля. После прибытия невесты и жениха в Рим их апартаменты превратились в гудящий пчелиный улей. С раннего утра до позднего вечера здесь толпились дизайнеры, кутюрье и невероятное количество обслуживающего персонала. Присланным Валентине лучшим портным предстояло сшить для невесты роскошное свадебное платье. Потом его фотографии и подробнейшие описания поместят почти все европейские и американские светские журналы.

Баффи настаивала, чтобы платье было не белоснежным, а скорее бежевым.

— Мне совершенно не идет белый цвет, — убеждала она раздосадованных ее прихотью портных.

Тэйлон поддержал невесту, и для свадебного платья подобрали ткань чуть заметного бежевого оттенка.

Среди родных Тэйлона преобладали женщины. Возможно, именно поэтому вся семья так мечтала, чтобы принц поскорее женился и произвел на свет мальчика, наследника дома Арпсбургов. В Риме почти не подозревали о том, какую жизнь вел принц в Беверли-Хиллз. Баффи заметила, что поведение жениха в родном городе разительно отличается от того, как он держался в Америке. Здесь он властно раздавал приказы направо и налево и самодовольно улыбался, слыша, как восхищаются красотой его невесты. Баффи не знала итальянского, однако видела во всех газетах многочисленные фотографии его высочества с невестой, американской кинозвездой.

— Значит, здесь, в Риме, никто не знает о твоих пристрастиях? — спросила она у Тэйлона в одно из тех редких мгновений, когда они остались наедине.

— Скорее, не хотят этого знать, — пояснил Тэйлон. — Я очень известный в Италии человек, а кому же захочется, чтобы знатный итальянский принц оказался…

— Принцессой? — закончила за него Баффи, и оба расхохотались.

— Отчасти да, — перестав смеяться, сказал Тэйлон. — Но ты должна помнить, моя дорогая американская невеста, что за мной многовековая история и традиции моего рода, и все это могло бы закончиться на мне в том случае, если бы я так и не женился. Традиции значат очень много для итальянцев. Они не желают становиться свидетелями бесславного угасания знатного рода.

Теперь Тэйлон говорил совершенно серьезно. Повернувшись, он отошел к окну и всматривался в панораму Виа Венето, размышляя о том, удалось ли ему объяснить невесте, что такое итальянский дух.

Его многочисленные незамужние тетки, всевозможные маркизы и графини, не одобряли нарушения традиций. Бракосочетание было назначено так скоро, что совсем не оставалось времени для принятых в подобных случаях элегантных чаепитий и пышных балов. Одна из тетушек, баронесса фон Арпсбург, даже явилась к Баффи, чтобы уговорить ее не спешить со свадьбой, а тем самым позволить устроить все более традиционным образом.

Баффи с интересом смотрела на приехавшую к ней аристократку, а та тем временем объясняла:

— Видите ли, моя дорогая, мы все чрезвычайно рады, что Тэйлон решил жениться, но у нас в Италии, в отличие от Америки, принято соблюдать опредёленные традиции. Надеюсь, воспользовавшись возможностью, вы окажете влияние на жениха и убедите его в необходимости следовать вековым обычаям и традициям семьи…

— Я бы с радостью сделала это, — улыбнулась Баффи.

Баронесса вздохнула с видимым облегчением.

— Ах, моя дорогая, я так рада слышать это! С этими словами она взяла Баффи за руку.

— Но есть одна проблема, — продолжала Баффи* — Я ношу под сердцем ребенка…

Она решила именно такими словами выразить свое состояние. Слово «беременна» показалось ей совершенно неуместным в разговоре с баронессой.

— О Боже! — изумленно воскликнула пожилая дама. И тут же на ее лице появилось милое лукавое выражение. — Вы хотите сказать, что беременны? — Она употребила это слово ничуть не колеблясь. — У вас будет малыш? Бамбино? Ах, как это чудесно! Просто замечательно!

— И вы этим нисколько не смущены?

— Как я могу смущаться тем, что жена, пусть пока только будущая, принца Тэйлона фон Арпсбурга собирается подарить нашему знатному роду нового отпрыска! — Баронесса с чувством пожала руку Баффи. — Это чудесная новость для дома Арпсбургов! — Она понизила голос и добавила: — Мне доводилось слышать о Тэйлоне чудовищные сплетни, которые я не осмелюсь повторить вам…

— Мне известны эти сплетни, — заверила ее Баффи.

— Тогда вы не хуже меня понимаете, моя дорогая, — расцвела в счастливой улыбке пожилая баронесса, — что ваша беременность раз и навсегда положит конец этим грязным домыслам! История дома Арпсбургов знает немало скандалов. Один из них, кстати, и ваше слишком поспешное бракосочетание. Но этот скандал только радует и меня, и моих многочисленных сестер и кузин!

Баффи рассмеялась.

Пожилая баронесса поднялась и проворно засеменила к двери. Там она остановилась и знаком велела Баффи приблизиться к ней. Когда Баффи повиновалась, та обняла ее за шею и поцеловала в обе щеки.

— Дом фон Арпсбургов приветствует вашу кровь и благословляет ваш брак с Тэйлоном, — тихо сказала баронесса.

Потом баронесса поспешно вышла. Хотя она сама не любила сплетничать — черта вовсе не характерная для настоящей итальянки, — эту новость баронесса считала достойной самого быстрого распространения. Будущая принцесса фон Арпсбург на сносях!

Уже через час сама баронесса и стайка ее единомышленниц разлетелись по городу, разнося сногсшибательное известие о подлинной причине столь поспешного бракосочетания Тэйлона фон Арпсбурга и его американской невесты. К вечеру завсегдатаи кафе на Виа Венето оживленно обменивались сенсационной новостью о подлинной причине, побудившей принца Тэйлона столь поспешно сочетаться браком с американской красоткой, а кое-кто даже не стеснялся показывать рукой на окна апартаментов в отеле «Эксельсиор». В городе потихоньку разгорался скандал в духе фильмов Софи Лорен и Ингрид Бергман, и его жители получали от этого истинное удовольствие.

Когда в комнату быстрым шагом вошел Тэйлон, Баффи попыталась определить по его лицу, рассердила ли она жениха, рассказав обо всем баронессе.

— Ты неподражаема! — воскликнул он, крепко обнимая и целуя невесту. Это был их первый поцелуй, но Баффи отлично понимала, что он только дружеский. — История, подтверждающая мое неоспоримое мужское начало, могла бы медленно расползаться по Риму в течение многих месяцев, но ты и мои тетушки совершили это за считанные минуты! Отныне моя репутация настоящего мужчины несокрушима! — Он расхохотался. — Теперь все мои знакомые мужского пола понимающе улыбаются мне и норовят похлопать по плечу.

— Значит, ты не рассердился? — спросила Баффи.

— Не рассердился?! — воскликнул Тэйлон. — Да ты сделала этот день самым счастливым в моей жизни! А теперь, моя дорогая принцесса, я должен пройтись по Виа Венето, чтобы достойным образом увенчать так чудесно начавшийся день!

— И я с тобой! — сказала Баффи. — Мне надоело сидеть в этом отеле.

— Ну уж нет! — улыбнулся Тэйлон. — Меня не поймут, если я выведу невесту, которая находится в таком положении, на оживленные улицы города. Люди осудят меня за столь легкомысленный поступок: Ты должна остаться в отеле и беречь себя и ребенка.

— Ах, как это типично для итальянцев! — пробормотала Баффи.

Когда Тэйлон ушел, она задумалась о ребенке. Раньше Баффи полагала, что, кроме нее, о нем некому будет заботиться. Теперь же совершенно неожиданно выяснилось, что целый город ждет появления на свет малыша и заранее любит его. Нет, Рим ей определенно нравился!

Она подошла к окну и посмотрела на высившийся вдали собор Святого Петра. Это было почти единственное здесь архитектурное сооружение, не скрытое буйной листвой высоких деревьев. Потом Баффи увидела, как из отеля широким размашистым шагом вышел Тэйлон и, едва не пританцовывая, направился к укрытым широкими зонтиками столикам на Виа Венето, за которыми многозначительно перешептывались и переглядывались его соотечественники. В этот момент Баффи снова подумала: как странно, она выходит замуж за Тэйлона и уже успела искренне полюбить его, но при этом знает, что он никогда не станет ее мужем в полном смысле этого слова.

— Зато из него получится прекрасный отец, — тихо сказала Баффи себе, — и, наверное, заботливый и порядочный супруг. В конце концов, к чему этот секс? У меня его было много… но по-настоящему нужна только любовь.

Помолчав, она тихо добавила:

— А может, мне нужна и любовь, и секс…


ГЛАВА 24

Палаццо фон Арпсбургов в предместьях Рима было одним из последних грандиозных архитектурных сооружений, оставшихся почти нетронутыми со времен буржуазной революции. Дом, больше похожий на дворец, занимал центральную часть тех двухсот пятидесяти акров ухоженной земли, где прежде цвели необозримые сады. Границы этого земельного участка были обнесены кирпичной стеной высотой в двенадцать футов. Из ста пятидесяти комнат в шестидесяти располагались спальни. Штат прислуги насчитывал шестьдесят четыре человека, в обязанности которых входило выполнение всех работ в доме, конюшне, гараже и в саду. Всем этим хозяйством управляли сестры фон Арпсбург.

Накануне брачной церемонии тетушки приютили принца Тэйлона, отдавая дань давней традиции, в соответствии с которой жениху не полагалось видеть невесту до свадьбы. Баффи тоже «заключили» в один из просторных домиков для гостей, спрятанных в густой зелени. Ей очень понравился этот домик, напоминавший коттедж с не такими, как во дворце, немыслимо высокими потолками. Кроме того, он напоминал Баффи какое-то сказочное, волшебное место, где лягушки превращались в царевен. Впрочем, на этот раз в принцессу превращалась не лягушка, а девчушка из Техаса.

Стоя перед позолоченным зеркалом семнадцатого века, Баффи слегка распахнула полы халата и внимательно оглядела свое тело.

— Очень даже своевременно, — пробормотала она, проводя рукой по слегка округлившемуся животу. — Причина бракосочетания становится явной…

В этот момент Баффи услышала стук в дверь, и одна из молоденьких служанок-итальянок, присланных баронессой, поспешила открыть.

Через минуту она вошла в спальню Баффи.

— Синьора…

— Что там такое, милая? — улыбнулась Баффи.

Служанка вздрогнула, услышав столь демократичное обращение к себе женщины, которой вот-вот предстояло стать принцессой.

— Синьора, пришел ваш отец…

— Так проводи его сюда, — вздохнула Баффи. Она уже знала, что вся семья спешно прилетела на самолете отца в Италию, чтобы принять участие в торжественной церемонии бракосочетания. Должно быть, предстоящая свадьба вызвала неслыханную шумиху в прессе и даже на телевидении. В Рим были направлены журналисты почти от всех крупных газет, а также съемочная группа одного из национальных каналов телевидения.

— Должно быть, папаша получает от всей этой суеты колоссальное удовольствие, — пробормотала себе под нос Баффи.

Клетус Сарасота в точности соответствовал классическому образу техасского нефтяного магната. Когда-то ярко-рыжие густые, непокорно вьющиеся кудри теперь поседели, кустистые брови резко выделялись на красном от постоянного пребывания на солнце и долголетнего злоупотребления бурбоном лице. Этот высокий и статный человек носил ковбойские сапоги вместе с костюмом от Неймана — Маркуса стоимостью в три тысячи долларов. В отличие от братьев и сестер, более похожих на мать, Баффи была физически и эмоционально почти точной копией отца.

— Привет, куколка! — прогрохотал Клетус Сарасота.

— И тебе привет, старый сукин сын! — в тон отцу низким голосом проговорила Баффи. — Что это ты явился ко мне? Неужели твой бизнес настолько плох, что ты решил отлучиться из Техаса?

— Детка, — улыбнулся Клетус, — я очень спешил, потому что, если помнишь, сообщение о твоей свадьбе прогремело как гром среди ясного неба. И потом, если помнишь, я так и не получил на нее никакого приглашения.

— Помню, папочка, помню.

— Должен признаться, я весьма польщен. — Клетус подкрепил свои слова выразительным жестом широко разведенных рук. — И знаешь, что мне больше всего тут нравится? — Он слегка понизил голос, словно собирался поделиться с дочерью каким-то секретом. — Мне не нужно ни за что платить! Видишь ли, твой благоверный даже предложил прислать за нами свой самолет, вернее, один из своих самолетов, но я сказал, что воспользуюсь своим! Однако, признаться, я потрясен! Не то что твой Джонс, как его там?

— Зак Джонс, — подсказала Баффи.

— Вот именно! Тот самый милый парень, за которым ты была замужем минут десять, да и то несколько месяцев назад. Тот краткосрочный брак обошелся мне в кругленькую сумму. Да ты еще настояла на том, чтобы оставить тот роскошный чердак ему!

— Но он действительно принадлежал ему.

— Ну да, только ты успела вбухать в него около миллиона долларов! Он того не стоил. До сих пор не понимаю, дочка, что ты в нем нашла такого. Может, у него член длиной в десять дюймов? Или еще что-нибудь эдакое?

— Все равно не поймешь, папочка…

— А ты попробуй объяснить!

— Я любила его.

— Любила? Что такое любовь? Ты любила — боюсь соврать, потому что давно сбился со счета, — чуть ли не несколько десятков парней! Ну и что с того?

— Ты не имеешь ни малейшего представления о том, что такое настоящая любовь, — почти прошептала Баффи. — И никогда не имел…

— Ну уж это ты слишком, юная леди! Я всегда горячо любил женщину, с которой прожил всю свою жизнь…

— Ты имеешь в виду свою секретаршу?

— Нет, — покривился Клетус, — я имею в виду твою мать. Она была моей единственной любовью.

— Бедная мама, — вздохнула Баффи.

— Сделаю вид, что не слышал этого, — сурово заметил Клетус.

— Ты всегда так делаешь.

— Ладно, не стану ссориться с дочерью в день ее свадьбы с принцем фон Арпсбургом, — добродушно проговорил Клетус.

— Папочка, я хочу тебе еще кое-что сказать. — Баффи бросила на отца пронзительный взгляд. — Мне известно, что ты нанял лучших детективов, желая все разузнать о Тэйлоне. В результате ты выяснил, что он гомосексуалист.

— Ничего я не выяснил… — попытался возразить Клетус.

— Тебя это, разумеется, мало волнует, поскольку он очень богат. Даже богаче тебя. Но поверь мне: Тэйлон самый умный, заботливый и порядочный мужчина, какого я только встречала в жизни, и я счастлива выйти за него замуж.

— Ну зачем ты так, дочка…

— Но я не люблю его. У меня есть веские причины стать его женой, но я все же не люблю его. А вот Зака я любила, да и до сих пор, наверное, люблю…

— Но ты же не собираешься, я надеюсь…

— Нет, я не собираюсь сделать ничего такого, что бы тебе не понравилось. Я выйду замуж за человека, еще более богатого, чем мой богатый отец, но пойми одно: Зак Джонс был для меня лучше всех на свете. Просто он не сумел справиться с твоей дочерью…

— Ты хочешь сказать, что в этом виноват я? Это я тебя плохо воспитал, так, что Ли? — взорвался Клетус. — Ты ведешь жизнь шлюхи, а виноват в этом, оказывается, я! Когда же ты, юная леди, станешь винить себя в своих грехах?

— Знаешь, папа, — тихо сказала Баффи, — сейчас впервые за всю нашу совместную жизнь ты сказал то, что дошло до моего сердца.

— И что же такого я тебе сказал?

— Ты все равно не поймешь.

— Великий Боже! — завопил Клетус. — Похоже, я тебя никогда не понимал и не пойму!

Плюхнувшись в кресло в углу спальни, он замолчал. Потом, немного успокоившись, спросил:

— Значит, ты всерьез полагаешь, что питала настоящую любовь к этому Джонсу? Тогда вот что я тебе скажу! Зря он связался с тобой! Ты была ему не по зубам! И нет такого мужчины, который мог бы справиться с тобой! Бог свидетель, мне это никогда не удавалось.

— Ну конечно, — ядовито подтвердила Баффи, — если уж тебе не удалось справиться со мной, то и ни одному другому мужчине на свете не удастся это сделать.

Она твердо посмотрела в разъяренные глаза отца.

— Правильно, дочка! — рявкнул он. — Абсолютно правильно!

— Синьора! — раздался робкий голос служанки. — Пора одеваться. Прошу прощения, синьор, но вы должны покинуть синьору…

— Я с радостью отпускаю синьора. — Баффи сатанински улыбнулась. — К тому же синьору тоже необходимо переодеться.

Клетус молча направился к выходу и уже у дверей обернулся.

— Дочка, я хочу для тебя только самого лучшего.

— Знаю, папочка, — ответила Баффи. — Я знаю, — шепотом повторила она, когда дверь за высоким статным стариком закрылась.


ГЛАВА 25

Епископ Мондэви уже почти потерял надежду научить молодую женщину из Техаса правильно вести себя во время церемонии венчания, которая проводится на итальянском, а не на английском языке. Поначалу, когда репетиции только начались, он искренне полагал, что это венчание станет, так сказать, гвоздем сезона. Однако епископ не отличался наивностью и отлично понимал, что подлинная причина столь поспешного бракосочетания потихоньку подрастает в утробе прекрасной невесты. Он также слышал все сплетни о Тэйлоне фон Арпсбурге, но семья принца жертвовала самые крупные денежные суммы в пользу Римской церкви, поэтому для новобрачных готовилось особое папское благословение. Было также срочно выдано разрешение на венчание католика и баптистки.

Увидев платье невесты, епископ впервые встревожился.

— Дорогая моя, — начал он с безупречным оксфордским произношением, — какой ужас! Портной сшил вам не белое, а бежевое платье! Что же теперь делать?

— Боюсь, теперь уже ничего нельзя изменить, — потупилась Баффи. — Принцу известны причины, побудившие меня отказаться от белого цвета, символа невинности и чистоты.

Она мысленно улыбалась, видя огорчение почтенного епископа.

Потом, сделав знак прислуге, стала снимать с себя халат, чтобы переодеться в платье.

— Боже мой, — пробормотал епископ, — но это…

— Послушайте, падре, или как я должна вас называть, — ничуть не смутившись, заговорила Баффи. — Я была фотомоделью, и мне приходилось раздеваться на глазах у десятков мужчин. Впрочем, вы, наверное, первый священник, перед которым я раздеваюсь. — Она сделала небольшую паузу, словно задумавшись о чем-то. — Точно! Вы первый! Правда, был у меня однажды парень, который стал священником после двух или трех свиданий со мной, но ведь это не считается, да? — Баффи улыбнулась, явно получая удовольствие от растерянности и смущения епископа. — Не беспокойтесь, падре, я помню, как вы велели мне внимательно слушать церковную латынь, чтобы не ляпнуть что-нибудь невпопад и не оказаться в конце концов обвенчанной с кардиналом.

— Боже милостивый! — в ужасе воскликнул епископ.

Обряд венчания должен был проводить сам кардинал Де Перна. Мысль о том, что этот почтенный восьмидесятилетний старец может каким-то образом соединиться с этой странной и вместе с тем ослепительно красивой молодой женщиной позабавила епископа, и он неожиданно для себя усмехнулся, хотя, принимая исповеди многие годы, наслушался всякого.

Потом священник в очередной раз повторил своей нерадивой ученице порядок церемонии венчания, тогда как Баффи поспешно облачалась в свадебное платье, а вокруг нее хлопотали взволнованные служанки.

— Очень разумно, — пробормотала Баффи и задержала дыхание, чтобы застегнулись все пуговицы. — Как хорошо, что традиция предписывает завышенную линию талии. Весьма удобно для тех невест, которым просто необходимо как можно скорее обвенчаться со своим суженым.

Епископ предпочел сделать вид, что не слышит ее красноречивого намека. Служанки почтительно захихикали.

— А вот и ваша карета! — воскликнула одна из них. Цоканье стальных лошадиных подков о булыжную мостовую свидетельствовало о том, что девушка не ошиблась. Баффи поспешно подошла к окну и невольно ахнула при виде белой кареты, запряженной шестеркой белоснежных жеребцов с ухоженными гривами и хвостами, элегантно развевающимися по ветру.

— Боже, какая красота! — выдохнула Баффи. — Я даже не предполагала, что отправлюсь в церковь в сказочной карете…


* * *

— На протяжении последних двухсот лет все невесты дома Арпсбургов по традиции отправлялись на церемонию бракосочетания в карете, запряженной шестеркой лошадей, — сообщила баронесса из окошка остановившейся возле дома кареты. — А белая карета используется только для этой цели.

Спрыгнув с запяток, два ливрейных лакея ловко опустили подножку, и баронесса величественно ступила на камни мостовой.

— В нашей семье очень много традиций, — сказала она, вручая Баффи большую красивую коробку, перевязанную шелковой лентой. — Это одна из них.

Развернув коробку, Баффи обнаружила шкатулку тикового дерева. Она открыла шкатулку, и ее буквально ослепил блеск бриллиантов и изумрудов — тиара, ожерелье, несколько пар сережек и брошь с гербом дома фон Арпсбургов.

— Ах, — вырвалось у нее. — Какое великолепие!

— Да, эти вещицы действительно великолепны. Теперь они ваши.

— Но… это же целое состояние! — изумилась Баффи. — Должно быть, они стоят миллионы!

— Эти украшения бесценны, но сегодня они станут вашими. В день бракосочетания принцесса дома фон Арпсбургов должна надеть эти драгоценности, а на следующий день они будут снова спрятаны до тех пор, пока у дома фон Арпсбургов не появится новая принцесса. Только в день ее бракосочетания они опять засверкают на ней во всем своем великолепии. Такова традиция.

— Но я не смею… — Баффи умолкла, не в силах произнести ни слова. Ее переполняли чувства.

— Вы должны, моя дорогая, должны!

С этими словами баронесса взяла из шкатулки ожерелье и надела его на шею Баффи.

— Вот так! — удовлетворенно воскликнула она. — Теперь все как надо!

Баффи взглянула на свое отражение в маленьком зеркальце, которое баронесса предусмотрительно вынула из своей сумочки. Баффи показалось, что драгоценности придали ее лицу королевский облик. «А может, мне суждено было стать принцессой?» — пронеслось у нее в голове.

— Пора, — прошептала баронесса.

Обе дамы уселись в карету, которая медленно двинулась вдоль дороги, усыпанной лепестками белых орхидей. Следом тронулась вторая карета; в ней ехали молодые графини — подружки невесты. В третьей служанки везли парадный шлейф и свадебные букеты.

Баффи сидела, выпрямив спину. Ее лицо было скрыто нежно-бежевой вуалью. Казалось, прозрачная вуаль не позволяла внешнему миру вторгаться в уютное пространство под ней.

Миновав главный дворец, карета подъехала к семейной часовне. У ее массивных двойных дверей выстроились в два ряда швейцарские гвардейцы в живописной форме, присланные из Ватикана. На ступенях, ведущих в часовню, лежала белая ковровая дорожка.

У самых дверей стоял отец Баффи, одетый сообразно торжественному моменту. Когда свадебный поезд остановился, наступила почтительная тишина. Выждав несколько секунд, Баффи вышла из кареты. Где-то позади тонко заржала лошадь.

Медленно поднявшись к дверям часовни, невеста остановилась. К ее плечам прикрепили парадный шлейф. В этот миг двери распахнулись, и Клетус Сарасота, сделав шаг вперед, протянул дочери руку.

Грянул торжественный хор. В огромном зале часовни собралось не меньше пятисот знатных людей, приглашенных на свадебную церемонию.

— Папочка, — тихо прошептала Баффи под торжественный хорал Баха.

— Что, детка? — нервно откликнулся Клетус Сарасота. Баффи еще ни разу в жизни не видела своего отца таким взволнованным.

— Как ты думаешь, у них потом будет барбекю? — спросила она, двигаясь под руку с отцом по проходу.

Музыка стала громче. Вся часовня была украшена белыми орхидеями, белыми свечами и изумрудно-зелеными шелковыми лентами. В самом конце прохода, казавшегося бесконечно длинным, стояли Тэйлон в великолепном наряде и кардинал в алой сутане. Тэйлон радостно улыбался невесте, молчаливо выражая восхищение ее ослепительной красотой. Длинный шлейф Баффи несли десять маленьких девочек, одетых в белое.

Когда кардинал начал литургию, Баффи вспомнила мирового судью из штата Вирджиния, выписывавшего ей и Заку свидетельство о браке. Потом заиграл орган, и Баффи вспомнила, как они с Заком занимались любовью под грохот стереосистемы в домике-прицепе, служившем им жилищем во время медового месяца. Когда принц Тэйлон фон Арпсбург надел ей на палец обручальное кольцо, усыпанное бриллиантами, она вспоминала забавное серебряное колечко, подаренное ей Заком. Когда Тэйлон приподнял вуаль, чтобы по традиции поцеловать невесту, она думала о горячих поцелуях Зака.

Гости принялись осыпать новобрачных лепестками роз. Принц и принцесса фон Арпсбурги медленно двинулись к выходу из семейной часовни. Оба ослепительно улыбались группе репортеров, в весьма ограниченном количестве допущенных на торжественную церемонию. Наконец новобрачные оказались у себя во дворце.

— Итак, моя дорогая, — улыбнулся Тэйлон, — у нас есть несколько минут, чтобы передохнуть перед торжественным приемом и пресс-конференцией. Должен сказать, ты выгладишь совершенно потрясающе!

— Ты тоже.

Подойдя к Баффи, он положил руки ей на плечи.

— Я хочу поблагодарить тебя за все. Сегодня ты сделала для меня очень, очень много…

— Ну что ты, Тэйлон… — пробормотала она, не зная, что сказать.

— Этот день войдет в историю моей семьи как один из самых счастливых, ибо прекрасная американка из Техаса спасла дом Арпсбургов от угасания… подарив этому дому себя и своего ребенка.

— Мне никогда не приходило в голову рассматривать наш брак в таком свете.

— Твой ребенок станет одним из фон Арпсбургов и, если окажется мальчиком, на что я искренне надеюсь, ему и выпадет честь быть следующим принцем дома Арпсбургов.

— Это слишком большая ответственность для того, кто еще не родился, — сказала Баффи.

— Да, — тихо подтвердил Тэйлон. — Мне это хорошо известно.

В дверях показался дворецкий и сообщил, что в голубом салоне уже собрались гости, но Тэйлон знаком велел ему удалиться. Потом он наполнил два хрустальных бокала шампанским «Кристаль».

— Дорогая моя, я хорошо помню, что ты привыкла отмечать шампанским все значительные события в своей жизни.

— Ты запомнил? Я рассказала тебе об этом в ту первую ночь на террасе твоего дворца в Лос-Анджелесе…

— Да, я все помню. Я хочу, чтобы сейчас ты сделала глоток этого чудесного напитка. Этим мы отпразднуем наше бракосочетание. Но только глоток! Надо поберечь твое драгоценное дитя.

— Да, — тихо сказала Баффи, снова погрузившись в воспоминания о другом глотке шампанского, — только глоток…


ГЛАВА 26

После торжественного приема новобрачные вернулись в свои апартаменты в отеле «Эксельсиор». Баффи, в своем великолепном свадебном платье, подошла к окну и устремила взгляд на ночные огни Рима. Тэйлон снял свадебный фрак и начал расстегивать запонки.

Баффи уже не в первый раз отметила про себя природную грацию и красоту этого высокого светловолосого аристократа. Несмотря на их твердый уговор уважать сексуальные пристрастия друг друга, она все же находила Тэйлона весьма и весьма привлекательным мужчиной.

— Мы оба полностью одеты и не знаем, что делать дальше, — пошутила Баффи.

Однако Тэйлон неожиданно серьезно воспринял ее слова.

— Я с самого начала не желал обманывать тебя и вводить в заблуждение на свой счет. Я считаю тебя очень красивой женщиной и хорошим человеком, но мы никогда не станем любовниками. Если ты захочешь, я мог бы заняться с тобой любовью, но, поверь мне, это ничего не изменит…

— Однажды я уже говорила тебе, — напомнила ему Баффи, — мне не нужен любовник. Бог свидетель, их у меня было предостаточно. Теперь мне нужен только друг, настоящий друг.

— Тогда будем друзьями! — воскликнул Тэйлон, протягивая ей руку.

В комнате наступила тишина. Прекрасная женщина и красивый мужчина сидели в полном молчании и считали это наслаждением после всех треволнений дня…

Первым тишину нарушил Тэйлон:

— Полагаю, нам нужно поговорить.

— Давай поговорим, — рассеянно согласилась Баффи.

— В прошлом я всегда проявлял скрытность в отношении сексуальных… партнеров, — деловым тоном начал Тэйлон. — Если у меня еще возникнут подобные… связи, я буду держать их в еще большей тайне.

— Почему?

— Ради ребенка. Ты согласилась выйти за меня замуж, поскольку я имею власть и возможность не позволить Заку претендовать на ребенка, но мне хотелось бы стать малышу настоящим отцом, таким, каким он… или она могли бы гордиться.

— Неужели это так важно для тебя?

— Да, это самое важное в моей жизни. Похоже, ты не совсем понимаешь, как много ты и твой ребенок подарили мне… Вы вернули мне уважение моей семьи.

— Я польщена.

— Это правда, а не лесть. Я не могу найти слов, чтобы сказать, как много ты значишь для меня и скольким я тебе обязан… Мне очень жаль, что я не могу любить тебя так, как ты этого заслуживаешь, но я люблю тебя, как никто другой… Я не могу подарить тебе физическую близость, зато могу стать хорошим супругом и отцом. Я буду лучшим отцом во всей Италии, а может, и во всем мире.

Баффи немного смутилась. Она была благодарна Тэйлону за его готовность стать хорошим отцом ее ребенку, но он говорил с такой горячностью, что Баффи стало не по себе.

— Надеюсь, ты понимаешь, что это мой ребенок, — тихо сказала она.

— Конечно, ребенок принадлежит тебе, — согласился Тэйлон, нежно взяв ее за руку, — но и дому фон Арпсбургов тоже.

Оба надолго замолчали. Потом Тэйлон продолжил:

— Полагаю, ты осознаешь, что у ребенка, который станет членом дома Арпсбургов, появятся определенные обязанности…

— Например?

— Если родится мальчик, он будет наследником всего состояния и возьмет на себя обязанность содержать всех членов семьи. Это давняя традиция в нашей семье, как, впрочем, почти во всех знатных аристократических семьях. Таким образом мы сохраняем наше богатство.

— Какова же величина этого богатства?

— В долларах?

— Конечно.

— В сущности, невозможно оценить все богатства семьи, потому что фактическая стоимость принадлежащих ей компаний и недвижимости постоянно варьируется. Одно могу сказать наверняка: лично мне принадлежит около трех миллиардов долларов.

— О Боже! — выдохнула Баффи. — Я и не подозревала, что ты настолько богат!

— Если ты когда-нибудь решишь подать на развод, я уже не буду так богат, — мрачно пошутил Тэйлон. — Это правда, и я не хочу скрывать ее от тебя.

— И мой ребенок унаследует все это несметное богатство?

— Да, если родится мальчик, — подтвердил Тэйлон.

— А если девочка?

— Она станет принцессой со всеми вытекающими отсюда привилегиями. Кстати, возможно, я осмелюсь попросить тебя рожать до тех пор, пока у нас не появится мальчик.

— Что за шутки! — удивилась и рассердилась Баффи. — Я тоже хочу быть примером для моего ребенка! И если, по-твоему, я стану бегать по мужикам, чтобы родить еще детей, то ты…

— Извини меня, — перебил ее Тэйлон, — я вовсе не хотел тебя обидеть. Просто я подумал, что когда-нибудь, возможно, ты захочешь иметь ребенка от меня.

— Не понимаю…

— Путем искусственного оплодотворения. О Боже! Сейчас совсем неподходящий момент для обсуждения подобной темы. Ведь сегодня наша первая брачная ночь… Но я давно думаю об этом и, зная, как ты любишь детей…

— Конечно, я хочу еще детей, — быстро проговорила Баффи, — но…

— Мне не стоило затевать этот разговор, однако раз уж все так получилось, позволь договорить до конца.

— Да, я слушаю.

— Я прошу тебя сделать анализ амниотической жидкости, с помощью которого можно определить пол нерожденного ребенка.

— Зачем? Я уже делала такой анализ, — спокойно отозвалась Баффи.

— Так скажи мне результат! Ради всего святого, скажи!

— У тебя будет наследник, я беременна мальчиком, — сказала Баффи и вздрогнула, когда Тэйлон упал на пол к ее ногам.

— Мальчик! Благодарю тебя! У нас будет наследник! — бормотал он вне себя от счастья, целуя ей руки. — Как это чудесно! — Вскочив на ноги, Тэйлон поспешно добавил: — Я должен заблаговременно заняться его устройством в частную школу Итона, а потом забронировать место в Оксфорде. Для тебя необходимо устроить круглосуточное дежурство врача-акушера и медсестры. Я выделю им для постоянного проживания в доме несколько комнат. Мы должны как можно скорее вернуться в Беверли-Хиллз, потому что медицина в Соединенных Штатах, бесспорно, гораздо лучше итальянской.

— Не стоит так волноваться. Уверена, никаких проблем не возникнет, — попыталась возразить Баффи.

— Проблемы? — встрепенулся Тэйлон. — Ты сказала «проблемы»? Что заставило тебя заговорить о проблемах? Неужели уже есть какие-то признаки хоть маленького неблагополучия?

— Да нет же! — беспечно воскликнула Баффи. — В моей семье никогда не было никаких проблем с рождением детей. Они выскакивают, как горячие пирожки из печки!

И тут она неожиданно расплакалась. Шутливые слова вызвали у нее трагические воспоминания об аборте.

— Прости меня, дорогая, — мягко сказал Тэйлон, — я заставил тебя подумать о другом ребенке. Я просто чудовище, а ты самая прекрасная женщина на свете. Я постараюсь загладить свою вину перед тобой, моя сказочно прекрасная принцесса. — Тэйлон осторожно погладил слегка округлившийся живот Баффи. — И перед тобой, мой маленький принц.


ГЛАВА 27

Дом в Беверли-Хиллз был завален подарками, среди которых особенно замечательными считались серебряный кувшинчик от президента США и белый «роллс-ройс» с откидным верхом и отделанным белой телячьей кожей салоном от Джейка Голдена. Глядя на сияющую машину, Баффи невольно вспоминала белую карету, запряженную шестеркой белых лошадей, которая везла ее к семейной часовне фон Арпсбургов.

Еще в Риме Тэйлон распорядился относительно переделки одного крыла дома в родильное мини-отделение. Баффи тут же окрестила эту мини-больницу инкубатором.

— Почему бы нам не воспользоваться услугами медицинского центра «Синайский кедр», как делают другие принцессы? — с наигранным недоумением спросила она мужа.

— Потому, моя дорогая, что может возникнуть небольшой скандал по поводу количества месяцев, прошедших со дня свадьбы до дня рождения ребенка.

— Ты хочешь сказать, что найдется слишком мало желающих поверить в то, что восьмифунтовый малыш родился преждевременно? — все с тем же наигранным недоумением вопрошала Баффи.

— Вот именно, моя дорогая, и поскольку твоя и моя репутации и так уже подпорчены, я хочу по крайней мере сделать так, чтобы мой наследник явился в этот мир ничем не запятнанным.

— Значит, ты полагаешь, я рожу дома, и никому не будет известна точная дата появления на свет малыша? — рассмеялась Баффи. — Ты, должно быть, не в своем уме, если всерьез полагаешь, что можно утаить такое событие!

— Возможно, мой план не сработает, но я все же попытаюсь, моя маленькая толстушка, — парировал Тэйлон. — Я не намерен упускать такой шанс.

— А как же свидетельство о рождении?

— Он станет гражданином Италии и Америки одновременно, — деловито объяснил Тэйлон. — Итальянские власти, разумеется, можно подкупить, и тогда в свидетельстве будет указана такая дата рождения, которая угодна родителям. А вот с властями Лос-Анджелеса, боюсь, придется повозиться…

— Значит, и у тебя, мой дорогой, иногда возникают трудности? — улыбнулась Баффи.

— Иногда, мой пончик, иногда…

Баффи была одной из тех высоких женщин, которым легко удается скрывать свою беременность почти до самого крайнего срока. Несмотря на то что Тэйлон как истинный итальянец особенно усердно кормил жену во время беременности, она почти не набирала вес, и целому батальону врачей пришлось убеждать принца в том, что его наследник не страдает от истощения.

Однажды Баффи не выдержала чрезмерной медицинской опеки.

— Тэйлон! Я вынуждена настаивать на том, чтобы ни один врач больше не совал свой нос в мое влагалище! Хватит обследований!

После долгих споров принц и принцесса достигли договоренности, в соответствии с которой осмотр принцессы дозволялся только один раз… в день.

Проблема выбора имени для будущего наследника оказалась гораздо труднее. В один прекрасный день в комнату, где Баффи занималась специальной гимнастикой для беременных, вошел Тэйлон и радостно объявил:

— Я решил, как мы назовем нашего мальчика.

— Ну и как же? — поинтересовалась Баффи.

— Его высочество принц Морис Турстен Бонвьер фон Арпсбург, — важно произнес Тэйлон и остановился, ожидая реакции супруги. — Это имена наиболее выдающихся представителей рода фон Арпсбургов. Такова традиция!

— Я впервые сталкиваюсь с подобной традицией, — кисло сказала Баффи. — Но ни за что на свете не назову своего сына Морисом, поскольку тогда другие дети станут дразнить его Морри!

— Они не посмеют дразнить его! — горячо возразил принц. — Так звали моего прапрапрадеда, а он был королем! И никто не смел называть его Король Морри! Во всяком случае, в живых такой наглец не оставался…

— Времена изменились, — философски заметила Баффи. — Кроме того, я уже подобрала имя своему сыну.

— И как же ты хочешь его назвать?

— Коуди.

— Коуди? — завопил принц, словно раненый лев. — Принц дома фон Арпсбургов не может носить такое имя! О Боже! Женщина, одумайся!

В результате препирательств был достигнут компромисс в виде сочетания Бонвьер Коуди фон Арпсбург. Впоследствии мальчик станет известен под именем Коуди фон Арпсбург, несмотря на все усилия отца изменить его имя.

На исходе девятого месяца беременности у Баффи начались схватки, и она отправилась в просторное родильное отделение, буквально напичканное новейшим специальным медицинским оборудованием стоимостью более миллиона долларов. Там ее уже ждали трое опытнейших врачей-акушеров и толпа медсестер. Роды продолжались менее часа. Никто из медиков не видел еще таких быстрых и легких родов.

— Она даже не вспотела, — сказала одна из медсестер. — Мужу пришлось гораздо хуже, чем самой роженице.

И это было чистой правдой. Принц не спал несколько дней, волнуясь перед приближавшимися родами, и теперь у него под глазами залегли огромные черные круги, а на щеках и подбородке появилась трехдневная щетина.

Когда ребенок родился, Тэйлон сразу взял кричащего младенца из рук врача и показал его Баффи. Первым запахом, который почувствовал новорожденный, был терпкий одеколон принца Тэйлона фон Арпсбурга.

— Какой он красивый, — прошептал счастливый Тэйлон.

Баффи не ответила мужу. Она неотрывно глядела на крошечное живое существо, так безболезненно появившееся на свет из ее тела. У малыша были синие глаза и темные, уже густые, волосы.

— Скорее всего первые волосы вскоре выпадут. Обычно у младенцев бывает именно так, — сказала молодой матери одна из медсестер. — Но ваш мальчик действительно красив. Никак не могу понять, на кого он похож — на вас или на отца.

— На отца, — тихо проговорила Баффи. — На отца.


ГЛАВА 28

Первый год жизни принца Коуди фон Арпсбурга оказался гораздо более деятельным, чем у других младенцев, но сам он этого не осознавал. Его жизнь подчинялась весьма насыщенному расписанию с того самого дня, когда он удивительно легко и безболезненно появился на свет.

Джейк Голден провел немало бессонных ночей и чуть не облысел от волнения. Его снедал страх, что Сарасота Джон, став принцессой Баффи, уже не захочет участвовать в телевизионных съемках еженедельного комедийного шоу. Однако его опасения оказались совершенно напрасными. Баффи по-прежнему горела желанием сниматься в телешоу. Когда Тэйлон попытался отговорить жену от этой затеи, она напомнила ему, что он твердо обещал не вмешиваться в ее дела, за исключением случаев, непосредственно касающихся Коуди.

Итак, Баффи стала первой принцессой, снимающейся в еженедельном утонченном комедийном шоу.

Каждый день лимузин с телохранителями отвозил ее, маленького Коуди, няньку и гувернантку к воротам студии. Артистическая уборная Баффи включала небольшую спальню и игровую комнату для Коуди, который вместе с матерью дважды участвовал в съемках. Однако после того, как инспектор по делам несовершеннолетних строго потребовал от студии соблюдения всех правил использования в кадре младенцев, Баффи предпочла вернуть Коуди в манеж, где он мог играть в свое удовольствие с любимым плюшевым кроликом.

Популярность шоу Баффи постепенно росла, хотя сюжетная линия не отличалась замысловатостью. Героиня Баффи, сексуально активная кинозвезда, непрерывно путешествовала во время киносъемок по всевозможным экзотическим местам и встречалась-с самыми разными людьми. Прибыли продюсерской компании, шестьдесят процентов которой принадлежали Баффи, быстро увеличивались. При условии сохранения темпов прироста через два года Баффи располагала бы суммой около ста миллионов долларов.

Принц Коуди фон Арпсбург тоже подрастал. Глядя на своего маленького сына, Баффи узнавала в нем черты настоящего отца, Зака Джонса. Она опасалась, что его юридический отец, светловолосый и белокожий, встревожится, заметив столь радикальное несходство между собой и своим приемным сыном. Однако Тэйлон приписывал темные волосы и синие глаза Коуди смешению прусских и итальянских кровей своих знатных предков. Он испытывал особое удовольствие, находя в своем наследнике черты несомненного сходства с портретами его предков.

Тэйлон изо всех сил старался быть хорошим отцом.

В течение первого года их совместной жизни Баффи не раз подозревала Тэйлона в интимной связи с другими мужчинами.

Целый день Баффи и Тэйлон занимались своими делами и встречались лишь вечером за столом, на котором был сервирован поздний обед. После трапезы Тэйлон всегда подолгу играл с Коуди. За все это время Баффи и ее муж ни разу не спали вместе.

Лишь однажды у них состоялся непродолжительный разговор о личной жизни каждого из них.

— Дорогая моя, — начал Тэйлон, — я отлично пойму тебя, если тебе захочется… поискать любви на стороне…

— Я знаю, — спокойно ответила Баффи, — но сейчас мне это совсем не нужно. Ребенок забирает всю мою любовь. Надеюсь, это не испортит мальчика?

Баффи всерьез опасалась, что чрезмерная материнская любовь может сделать сына слишком изнеженным.

— Я испытываю к нему точно такие же чувства, — признался Тэйлон. — Теперь вся моя жизнь сосредоточилась на Коуди, и я не ищу ничего другого. Я твердо решил никогда не совершать ничего такого, что впоследствии причинит ему страдания. Он будет гордиться своим отцом и уважать его.

На этом разговор закончился.

Тэйлон и Баффи встревожились, когда выяснилось, что для съёмок очередных трех серий придется выехать в Нью-Йорк.

— Почему бы тебе не поехать вместе с нами? — спросила мужа за поздним ужином Баффи. На столе стояли хрустальные вазочки с хрустящими ломтиками поджаренного картофеля, намазанными черной икрой, и бутылка шампанского «Кристаль».

— Не могу, дорогая моя, — сказал Тэйлон. — Через несколько дней я должен вернуться в Рим по неотложным делам. Самое большее, что я готов обещать в такой ситуации, так это поскорее постараться закончить все дела и приехать к тебе и Коуди в Нью-Йорк.

— Это было бы чудесно! — обрадовалась Баффи. — Я буду ждать твоего приезда. Мы покажем маленькому Коуди статую Свободы и небоскреб Эмпайр-Стейт.

— А до моего приезда ему придется довольствоваться походами по дорогим магазинам, — засмеялся Тэйлон. — Как жаль, что у нас нет дочерей! Вот уж кому ты могла бы передать свое искусство делать шикарные покупки.

— Да ты, оказывается, шовинист! — засмеялась Баффи и, почти сразу посерьезнев, добавила: — А насчет дочерей надо подумать…

— Я знал, что тебе захочется иметь и других детей, — в тон ей откликнулся Тэйлон.

— Ты прав, мне действительно хочется еще детей. — Баффи задумчиво уставилась на толстый восточный ковер на полу. — Меня останавливает только то, каким способом ты собираешься их… зачать.

— Я не могу переспать с тобой, — сказал Тэйлон. — С моей стороны это было бы насквозь фальшивым и бесчестным поступком. Единственное, что есть между нами, — это взаимная честность. Я очень одобрительно отношусь к идее искусственного оплодотворения.

— Но я же не сказала «нет», — тихо возразила Баффи.

— Но ты не сказала «да», — опечалился Тэйлон, но вскоре снова обрел прежнее хорошее расположение духа. — Я понимаю тебя, моя красавица. Конечно, моя просьба кажется тебе слишком странной. Ты должна принять окончательное решение совершенно самостоятельно, без всякого давления с моей стороны.

Через несколько дней Баффи улетела в Нью-Йорк. Все пять часов полета она думала над словами Тэйлона. Баффи очень изменилась за последнее время. Женщина, откровенно коллекционировавшая мужчин и считавшая хороший секс чем-то вроде непременной чашки утреннего кофе, внезапно начала всерьез размышлять о том, чтобы родить ребенка от мужа, которого она никогда не знала физически. Да, ее жизнь стала значительно сложнее…

Баффи поселилась в отеле «Пьер», потому что там была самая надежная система охраны. После рождения Коуди она весьма серьезно относилась к охране и считала необходимым иметь ее. Для Тэйлона же это была больная тема, поскольку в свое время нескольких членов его семьи похитили с целью получения выкупа, а родного дядюшку даже убили.

Именно по этой причине, когда позвонила Марселла Тодд и пригласила Баффи на вечеринку в редакции «Шика» в честь ее прибытия в Нью-Йорк, та решила сама устроить маленький прием в отеле «Пьер».

— Ну и ну! — воскликнула Марселла. — Слыханное ли дело! Я приглашаю тебя на дружескую вечеринку, а разговор заканчивается тем, что ты выражаешь согласие устроить прием в свою же честь! Ну что ж, придется согласиться.

Все темы, в сущности, были исчерпаны, но Марселла чувствовала, что Баффи чего-то недоговаривает. Решив проверить свою догадку, она спросила:

— Баффи, хочешь, чтобы я пригласила Зака?

— Не знаю, — с трудом ответила та. — С одной стороны, мне очень хочется увидеть его, но с другой…

— Тебе решать, — коротко сказала Марселла.

— Тогда пригласи Зака.


ГЛАВА 29

Лишь вернувшись на оживленные, переполненные транспортом и людьми улицы Манхэттена, Баффи осознала разницу между стилем жизни в Нью-Йорке и Беверли-Хиллз. В Лос-Анджелесе легко можно найти место для парковки, большинство улиц чистые и довольно просторные. В Нью-Йорке все иначе. Богатые и бедные одинаково копошились на ограниченном пространстве бетона и асфальта. Уединение в этом городе было практически невозможно и стоило чрезвычайно дорого. Нью-Йорк олицетворял собой давление и бесконечную суету жизни, Лос-Анджелес — ее простоту и удобство. Принцесса фон Арпсбург, как выяснилось, привыкла к простоте и удобству Лос-Анджелеса.

Баффи чувствовала себя крайне неуютно во время съемок на оживленных улицах Нью-Йорка. Даже когда полиция на время перекрыла людям и транспорту доступ в один из кварталов, где велась телевизионная съемка, вдоль линий оцепления собрались сотни зевак. Баффи приходилось искать убежище в большом артистическом автофургоне, который вызывал у нее в памяти яркие картинки из прошлого.

Казалось, все это было так давно! На самом же деле прошло всего два года. И снова Манхэттен, снова автофургон… но уже совершенно другая жизнь.

Съемочное время Баффи грозило сильно затянуться в тот вечер, когда она собиралась устроить дружескую вечеринку для своих бывших коллег из журнала «Шик». Профсоюз водителей грузового транспорта требовал от богатой продюсерской компании оплату за сверхурочные в тройном размере. После горячих и продолжительных препирательств стороны наконец пришли к компромиссу, и на съемочной площадке появился долгожданный грузовик с осветительным оборудованием.

Когда Джейк Голден зашел в автофургон и сообщил Баффи о том, что съемочная группа вышла из графика и съемки задерживаются на четыре часа, он увидел, что актриса крайне раздражена.

— Придется свернуть съемки и закончить вовремя, — рявкнула она.

— Как прикажете, ваше высочество, — саркастически склонился перед ней Голден.

— Слушай, ты, придурок, — процедила она, удивляясь тому, что снова заговорила на том грубом языке, который, как ей казалось, напрочь забыла после рождения Коуди. — Ты должен был все это предвидеть и заранее позаботиться о том, чтобы не возникало проблем со вспомогательными службами.

— Согласен, это мой небольшой прокол, — небрежно пожал плечами Голден.

— Это твой огромный промах! Я терпеливо сносила все твои дурацкие выходки и участвовала во всех нелепых затеях! А теперь, когда у меня есть на вечер свои личные планы, у нас снова возникла очередная нестыковка по твоей вине!

— Хорошо, что я должен делать?

Голден поднял вверх руки в знак полной капитуляции перед гневом ее высочества.

— Заплати всем: водителям, полиции, санитарной инспекции, мэру, наконец! Дай им столько, сколько они хотят, и вовремя закончи сегодняшний съемочный день!

Голден молча ушел выполнять распоряжения Баффи, а она позвонила к себе в отель.

После первого же сигнала в трубке раздался приятный женский голос с явственным французским акцентом:

— Алло?

— Это принцесса фон Арпсбург, — властно произнесла Баффи. — Мисс Тодд уже приехала? То есть миссис Ранз.

Она забыла, что Марселла Тодд недавно вышла замуж за издателя журнала «Шик».

— Да, мадам, — любезно ответил голос.

— Попросите ее, пожалуйста, к телефону.

Через несколько секунд Баффи услышала звонкий голос Марселлы.

— Баффи, организованная тобой вечеринка просто чудесна! Но всем чего-то не хватает. Где ты? Почему до сих пор не приехала к нам?

— Извини, Марселла, — сказала Баффи, — у нас тут возникли проблемы, мне придется опоздать. Пожалуйста, попроси всех не расходиться, пока я не приду, хорошо?

— Да их силой не разгонишь! — засмеялась Марселла. — Все хотят непременно увидеть тебя!

— Все? — многозначительно переспросила Баффи.

— Он еще не пришел, — сразу поняла ее Марселла.

— Но собирался прийти?

— Не знаю. Я сказала ему, что ты пригласила всех на вечеринку, но он так ничего и не ответил. Просто молча выслушал меня.

Баффи положила трубку, даже не попрощавшись. С чего она так разволновалась? Почему ей так хочется, чтобы Зак пришел?

— Баффи, пора на площадку! — крикнул в дверь помощник режиссера.

— Слава Богу! — пробормотала Баффи и, накинув жакет, вышла на улицу.

Множество осветительных приборов, расставленных вокруг съемочной площадки, на мгновение ослепили. Баффи ярким светом, но тут же десятки рук протянулись навстречу ей, чтобы помочь добраться до нужного места, где должен был начаться эпизод.

Сам по себе довольно простой, этот эпизод требовал правильного распределения времени. Баффи полагалось следовать за партнером по сцене, затем взять у случайного прохожего коробку с тортом, открыть ее, похлопать партнера по плечу и, когда тот обернется, изо всех сил залепить ему в лицо тортом.

Баффи заметно нервничала. Посмотрев на полдюжины одинаковых тортов, аккуратно расставленных на столе для реквизита, она поняла, что съемочная группа приготовилась снимать по меньшей мере шесть дублей.

Баффи превзошла себя, безукоризненно выполнив все действия за один-единственный дубль.

Она приехала в отель «Пьер» в облегающем фигуру черном платье с тонкой кружевной отделкой. Поспешно направляясь к лифтовому холлу, Баффи мельком взглянула на свое отражение в больших позолоченных зеркалах, висевших вдоль стен вестибюля. Сценический грим показался ей чрезмерным, но времени что-то изменить уже не было.

Когда Баффи вошла в комнату, все собравшиеся дружно издали вопль восторга и радости. К ее удивлению, среди сотрудников журнала появилось довольно много новых, незнакомых. Не было лишь одного, хорошо знакомого ей лица…

Поздоровавшись с гостями и перебросившись парой слов почти с каждым из них, Баффи нашла Марселлу и отвела ее в сторонку.

— Он пришел?

— Один раз мне показалось, что я заметила его здесь, но, должно быть, ошиблась. — Марселла взяла Баффи за руку. — Прости, но, по-моему, это только к лучшему. Что бы ты стала делать, если бы он все-таки пришел?

— Не знаю, — прошептала Баффи. — Просто не знаю…

А про себя подумала, что действительно было бы лучше, если бы Зак так и не воспользовался возможностью вновь появиться в ее жизни.

— Мне нужно привести себя в порядок, — сказала она и, извинившись, направилась в спальню. — Я скоро вернусь.

Свет в спальне был притушен, и Баффи слышала ровное дыхание спавшего в своей кроватке Коуди. Она подошла к ребенку, посмотрела на его маленькие, но уже сильные ручки, на густые темные кудряшки и почувствовала, как с нее спадает напряжение тяжелого дня. Потом Баффи почудилось какое-то движение за оконной портьерой. Может, окно случайно раскрылось? Портьера снова едва заметно шевельнулась.

Баффи инстинктивно придвинулась ближе к ребенку, лихорадочно вспоминая расположение тайных кнопок вызова охранников и быстро соображая, остаться ли рядом со спящим Коуди в комнате или, схватив его на руки, бежать в соседние.

В этот момент из-за портьеры вышел… Зак. Он взглянул на Баффи, и в его глазах она увидела боль и отчаяние. Баффи поняла, о чем он думал в этот момент.

Зак медленно подошел к кроватке и нежно взял ребенка на руки. Потом повернул Коуди лицом к Баффи и, прижавшись к его тугой прохладной щечке, молча повернулся вместе с ним к огромному, от пола до потолка, зеркалу. Сходство отца и сына было поразительным.

Прижав малыша к груди и поддерживая ладонью его головку, Зак снова повернулся к Баффи.

— Как ты могла? — хрипло выговорил он. — Как ты могла так поступить со мной?


ГЛАВА 30

Баффи и Зак некоторое время молча смотрели друг на друга. Потом она сделала шаг к бывшему мужу и бережно взяла спящего ребенка у него из рук. От Зака сильно пахло спиртным.

— Ты пьешь? — задала она риторический вопрос, укладывая так и не проснувшегося Коуди в кроватку.

— Пью, и помногу, — ответил Зак. — Возможно, я уже стал алкоголиком.

— Но выглядишь по-прежнему хорошо, — сказала Баффи, и это было правдой.

Он был все таким же стройным и широкоплечим. Непричесанная шевелюра делала его еще привлекательнее. И лишь едва заметная припухлость вокруг слегка покрасневших глаз выдавала небезвредное увлечение спиртным. Уже более года Зак Джонс почти ежедневно пил по нескольку бутылок вина и виски. Для человека, который прежде вел жизнь чуть ли не трезвенника, это было слишком много. Пристрастие к выпивке начинало сказываться на работе. Марселле уже несколько раз приходилось говорить с ним по этому поводу, но Зак лишь молчал и снова возвращался к бутылке. В последнее время он стал пить только водку.

— Ты тоже хорошо выглядишь, — хрипло пробормотал Зак.

Баффи отошла к окну и стала смотреть на сиявшие огни ночного города, который, казалось, никогда не засыпал.

— Как давно все это было… как давно, — едва слышно прошептала она.

— Я до сих пор люблю тебя! — с жаром воскликнул Зак. — И всегда буду тебя любить! — Он неожиданно разрыдался. — Прости меня за все горе, которое я тебе причинил… Ты даже представить себе не можешь, как я раскаиваюсь…

Протянув руку, Зак осторожно коснулся указательным пальцем ее губ, потом щеки…

— Боже! — горестно прошептал он. — Я так тоскую по тебе. Ты мне так нужна… Я хочу тебя.

Баффи молчала.

— Неужели ты ничего ко мне не чувствуешь? — с отчаянием спросил он, пытаясь отыскать в ее глазах хоть малейшую надежду. — Неужели в твоем сердце не осталось ничего от прежней любви ко мне?

— Да, я тоже хочу тебя, — с трудом выговорила Баффи, чувствуя, что дрожит всем телом. — И всегда хотела тебя…

— Так давай займемся любовью, — шепотом взмолился Зак.

— Нет!

— Но я люблю тебя! Я единственный мужчина, который любит тебя по-настоящему. Да, я совершил ужасную ошибку. Бог свидетель, я глубоко раскаиваюсь в том, что натворил. Но неужели мы не можем хотя бы попытаться начать все сначала? Неужели ты уже никогда не сможешь любить меня, как прежде?

— Я замужем за другим, — бесстрастно сказала Баффи.

— Это не брак! Он не может любить тебя так, как я! Я все знаю о твоем… муже. Он вообще не способен любить женщин! Не понимаю, зачем ты вышла за него замуж!

— Это все из-за тебя! — горестно воскликнула Баффи. — Я вышла за него замуж, не желая, чтобы ты стал отцом моего ребенка. Ты не стоишь того, чтобы иметь такого ребенка! После того как ты…

— Не надо! — взмолился Зак, словно она собиралась ударить его ножом. — Прошу тебя, не надо! Неужели ты не понимаешь, как меня мучают воспоминания об утрате нашего первенца? Да, во всем виноват только я, но я и так уже страшно наказан за это: Я потерял единственную женщину, которую по-настоящему любил, и уже никогда не буду отцом своего единственного ребенка. Неужели наказание должно длиться вечно?

Взглянув в глаза Баффи, он схватил ее в свои объятия и стал осыпать горячими поцелуями лицо и шею. Раздираемая противоречивыми чувствами, Баффи все же ответила на его поцелуи. Их взаимные ласки становились все более страстными и дерзкими, но внезапно Баффи отстранилась от Зака.

— Нет, нельзя, — тихо сказала она, покачав головой, хотя все ее женское естество тянулось к прежнему возлюбленному.

— Но почему? Разве мы оба не хотим любви?

— Я знаю, что ты прав. Но здесь, в этой комнате, где спит мой ребенок…

— Наш ребенок, — поправил ее Зак.

— Нет, именно мой ребенок, — настойчиво повторила Баффи. — Я всегда старалась быть для него образцовой матерью, и Тэйлон со своей стороны тоже прикладывал все усилия, чтобы стать для малыша безупречным отцом… Эта комната — часть моей новой жизни с Тэйлоном, поэтому нам с тобой нельзя здесь заниматься любовью…

— Хорошо, но ведь есть другое место — наша бывшая квартира, наш шикарный пентхауз, мой старый чердак…

— Да, знаю, — коротко выдохнула Баффи.

Она и Зак одновременно подумали об одном и том же. На этом «чердаке» они были невероятно счастливы в те короткие несколько месяцев… И теперь принцессе фон Арпсбург, бывшей миссис Джонс, нестерпимо захотелось вернуть хоть пару часов того безмятежного счастья и забыть на время все печали.

Рядом за стенкой веселились гости, а Зак и Баффи неотрывно глядели друг другу в глаза. Зак мечтал увидеть в ее глазах хотя бы намек на прежнюю любовь, а Баффи хотелось снова увидеть единственного мужчину, которого она когда-то полюбила со всей страстью никогда не любившей по-настоящему души. Ах, как изменилась ее жизнь! И за столь короткое время…

Пентхауз…

Одним из преимуществ отеля «Пьер» было наличие запасного выхода через кухню. Именно через этот выход Зак незаметно выскользнул из апартаментов Баффи и тут же уехал домой, чтобы там ждать ее приезда.

Выйдя к гостям, она, улыбнувшись, извинилась за усталый вид.

— Я очень рада, что вы пришли повидаться со мной, но у меня ужасно много работы на этих чертовых съемках. Весь день с самого раннего утра мне приходится вкалывать на съемочной площадке до седьмого пота. О Боже, я так устаю! — Баффи закатила глаза и продолжала с преувеличенно техасским акцентом: — Меня просто ноги не держат. Я отправлюсь прямиком в постельку! Совершенно одна…

— Мы сейчас уйдем, — поспешно заверила ее Марселла.

— Нет, я вовсе не к тому! — возразила Баффи. — Веселитесь, дорогие гости! Вас никто не выгоняет! Эти апартаменты так велики, что если в одном конце идет дружеская пирушка, то в другом преспокойно может спать усталая девочка из Техаса. Не уходите, повеселитесь и за меня!

Послав гостям воздушный поцелуй, Баффи ринулась к запасному выходу. Спустившись на служебном лифте, она вышла из боковой двери, где ее уже поджидало такси.

Назвав нужный адрес, Баффи почувствовала, как ее сердце учащенно забилось от воспоминаний.

Она постучала в дверь. Раньше ей этого никогда не приходилось делать, потому что у нее всегда были ключи от входной двери. Зак тотчас открыл ей и молча пропустил в квартиру.

Вздрогнув, Баффи остановилась.

— Здесь все по-прежнему! Ты ничего не изменил за все это время!

На журнальном столике лежал все тот же экземпляр «Шика», на обложке которого красовалась ее первая, ставшая широко известной фотография. С нее все и началось…

— У меня не было ни малейшего желания что-либо менять, — тихо сказал Зак, и в его голосе прозвучала мольба. — Мне всегда нравилось жить так, как мы с тобой тогда жили…

Баффи медленно обошла квартиру. В камине горел недавно разожженный огонь. Вазочка для печенья, хотя и пустая, оказалась на своем месте в кухне. Заглянув в холодильник, она улыбнулась.

— В нем все так же пусто, как в то время, когда я занималась стряпней?

И тут же глаза наполнились слезами. На одной из стеклянных полок холодильника лежала бутылка шампанского «Кристаль».

— Я сберег последнюю бутылку. У меня не было без тебя причины откупорить ее. — Зак вынул бутылку из холодильника, открыл ее и достал хрустальные бокалы. Перед мысленным взором Баффи проносились десятки картин прошлого.

— За нас. — Зак протянул ей бокал шампанского.

Баффи медленно выпила прохладный живительный напиток. Зак обнял ее и поцеловал. От этих жарких поцелуев по всему телу Баффи пробежала волна сладкой дрожи. Ах, как хорошо она помнила эти горячие дерзкие губы! Баффи неудержимо тянуло к Заку, он был все так же физически притягателен для нее, она с прежней силой желала близости с мужчиной, который всего два года назад был ее любимым мужем. Уронив пустой бокал, она всем телом прижалась к Заку, и оба упали на толстый мягкий ковер перед камином.

Она услышала, как затрещала по швам ее одежда. Страсть, охватившая их обоих, оказалась сильнее привычки к любовной прелюдии. Баффи лихорадочно сорвала с Зака рубашку, чтобы увидеть наконец сильное мускулистое мужское тело, которое она до сих пор любила, как никакое другое на свете.

Они осыпали друг друга жадными поцелуями. Баффи чувствовала его горячие губы на всем своем теле. Закрыв глаза, она погрузилась в волны экстаза и физического блаженства. Изнемогая под яростным напором его сильного тела, словно спаянного с ней в любовной борьбе, Баффи вдруг почувствовала, как исчезает напряжение последних месяцев. «Боже, сделай так, чтобы это блаженство длилось вечно!» — молила она про себя…

На рассвете Баффи проснулась в ослабевших объятиях сладко спавшего рядом с ней Зака. На его губах застыла блаженная улыбка. Осторожно поднявшись, Баффи пошла в кухню выпить чаю или кофе, хоть что-нибудь с небольшим содержанием кофеина и наконец избавиться от сонливости. Вернувшись, она увидела, что ее вчерашний наряд безнадежно испорчен. Но нельзя же вернуться в отель «Пьер» в этих жалких лохмотьях! Вспомнив о своем гардеробе, когда-то битком набитом модными нарядами, Баффи отправилась в спальню. Открыв гардероб, она увидела, что все ее вещи по-прежнему там. Зак до сих пор не избавился от них. Выбрав удобное нижнее белье и темно-зеленый полотняный костюм, Баффи оделась с быстротой и ловкостью профессиональной фотомодели.

Уже уходя из квартиры, она в последний раз взглянула на безмятежно спавшего мужчину, которого она когда-то сильно любила и, возможно, любит до сих пор. Мысли Баффи были в полном смятении, и ее раздирали самые противоречивые чувства. Она твердо понимала одно: ей необходимо время, чтобы разобраться во всем и сделать определенные выводы.

Баффи стояла над спавшим Заком, в глубине души надеясь, что он проснется, и вместе с тем опасаясь его пробуждения.

— Прощай, мой дорогой, — едва слышно прошептала она, посылая ему воздушный поцелуй.

Повернувшись, Баффи решительно направилась к стальной двери внушительных размеров, бесшумно открыла ее и выскользнула на площадку, где ее ждал большой лифт.

Выйдя на улицу, она почувствовала себя так, словно заново родилась, проведя ночь пылкой любви с мужчиной, по-прежнему возбуждавшим ее, как никто другой…

В этот ранний час на улицах почти не было машин, и Баффи, ускорив шаг, пошла к ближайшей стоянке такси. Она испытывала прилив сил, воодушевление, возбуждение. Ей был просто необходим вчерашний секс, но…

Баффи замедлила шаг. Что значила для нее эта ночь? Какие чувства на самом деле она питала к Заку? Да, ей предстояло как следует поразмыслить о случившемся, но это потом, а сейчас Баффи хотела только наслаждаться неожиданной легкостью и безмятежным блаженством. Проходя по улице, она с наслаждением вдыхала утренний воздух Манхэттена.

Баффи, конечно, не знала, что следом за ней на безопасном расстоянии двигался небольшой автомобиль темного цвета, всю ночь простоявший у дома Зака.


ГЛАВА 31

Баффи быстро добралась на такси до съемочной площадки. Войдя в свой фургон, служивший ей гримуборной, она начала готовиться к съемкам, но, взглянув в зеркало, на миг задумалась и спросила себя:

— Чего же ты все-таки хочешь?

Между тем на площадке уже воцарилась обычная суета. Осветители возились со своей громоздкой аппаратурой, помощник режиссера повторял инструкции новым актерам, занятым в съемках сложной сцены с участием Баффи. Взглянув на сценарную распечатку, Баффи с ужасом поняла, что ей следовало выучить целых восемь страниц текста, не считая многочисленных необычных мизансцен.

— Черт возьми! — пробормотала она. — Вот чем надо было заниматься вчера ночью!

Но как только Баффи вспомнила, чем занималась с Заком, по всему ее телу снова пробежала волна сладкой дрожи.

Несмотря на ранний час — было только семь утра, — у полицейских заслонов вокруг съемочной площадки уже собралась группа поклонников Баффи и случайных прохожих. Двое конных полицейских завтракали блинчиками и оживленно болтали друг с другом. Их рослые и крупные лошади загораживали фургон Баффи от слишком назойливых взглядов толпившихся неподалеку зевак.

Именно в этой толпе Баффи впервые заметила лицо Зака. Когда она вышла из фургона, поклонники издали восторженный вопль. Помахав им рукой, Баффи увидела серьезные страдальческие глаза Зака и улыбнулась ему, но он не ответил на ее улыбку. В этот момент внимание Баффи отвлек помощник режиссера, сообщивший ей о внесенных в сценарий поправках. Когда она снова взглянула туда, где только что видела Зака, его уже не было. Баффи поискала его глазами, но в такой толпе и суете найти Зака оказалось совершенно невозможно, к тому же съемки должны были вот-вот начаться.

В то утро произошло невозможное. Хотя все ждали уже привычных часов простоя, случавшихся из-за нестыковок или несогласованности, но с самого начала все заработало совершенно безукоризненно, и через несколько секунд помощник режиссера позвал Баффи на площадку. Через три часа были отсняты эпизоды почти шести страниц сценария, и Баффи, слегка пошатываясь от напряжения и усталости, направилась к своему фургону, чтобы немного передохнуть.

На ступеньках запертого фургона сидел Зак.

— Надеюсь, ты не очень огорчена, что видишь меня, — грустно улыбнулся он. — Я воспользовался моим удостоверением прессы. — Он слегка понизил голос. — Знаешь, никто не признал во мне твоего мужа, то есть бывшего мужа, — совсем печально добавил он.

— Это потому, что ты ужасно выглядишь, — заметила Баффи. — С каких пор ты перестал регулярно бриться?

— С тех пор, как проснулся утром и обнаружил, что моя любимая исчезла, и мне пришлось сломя голову броситься на ее поиски, — кисло пробормотал Зак. — Мне и в голову не пришло, прежде чем искать тебя, принять душ и побриться.

— Не обижайся на меня, — мягко сказала Баффи. — Женщине, побывавшей на самом верху блаженства, пришлось утром отправиться на работу, и она из жалости не разбудила мужчину, который разделил это блаженство с ней, вот и все!

Это было правдой лишь наполовину. В действительности же Баффи вовсе не хотела утром разговаривать с ним, поскольку сама не могла еще разобраться в своих желаниях и чувствах и была совершенно не готова к окончательным выводам.

— Что случилось? — тихо спросил Зак, и в его голосе она услышала страдальческие нотки. — Я думал, теперь между нами все по-прежнему и…

— Нет, не по-прежнему, — перебила его Баффи. — Я люблю тебя, и какая-то часть моего сердца всегда будет любить тебя, но это не значит, что я буду жить с тобой.

— Прошлой ночью… — смущенно пробормотал Зак.

— Прошлой ночью ты был нужен мне. Я хотела быть с тобой, заниматься с тобой любовью, — твердо сказала Баффи и поразилась тому, насколько холодно и расчетливо прозвучали ее слова. Немного помолчав, она продолжила: — Знаешь, Зак, ведь именно так обычно поступают мужчины. Почему-то считается, что секс ради секса нужен только им, но не женщинам.

Зак ничего не ответил, однако Баффи видела, что его глубоко обидели ее слова.

— Я не хотела делать тебе больно, — продолжала она. — Ты единственный мужчина, которого я когда-либо любила. Мне, наверное, уже никогда не испытать такой любви ни к кому другому.

— Ты не любишь Тэйлона?

— Нет, конечно! — засмеялась Баффи. — Во всяком случае, не в том смысле, о котором я говорю. Но он дорог мне… Тэйлон прекрасный человек и замечательный отец для Коуди.

— Никакой он ему не отец! — отрезал Зак. — Это я отец Коуди!

— Почему ты в этом так уверен?

— Едва взглянув на мальчика, я сразу понял, что он мой сын. И не могу смириться с тем, что другой называет себя мужем моей любимой жены и отцом моего ребенка!

Баффи промолчала.

— Послушай, Баффи, — продолжал Зак. — Я, конечно, не принц или какая-нибудь иная важная персона. Я всего лишь простой парень из небольшого городка в штате Огайо, полюбивший прекрасную женщину и решивший создать с ней семью. Но все пошло наперекосяк…

— У тебя были все возможности сохранить эту женщину и семью, — холодно и бесстрастно возразила Баффи. — Именно этого хотела и я — быть твоей женой и рожать тебе детей. Но ты желал чего-то большего…

— Я знаю, что совершил ужасную ошибку, — удрученно проговорил Зак. — Ты даже представить себе не можешь, как я казню себя за это. Но неужели эта казнь будет длиться вечно, всю мою жизнь?

— Мы оба совершили ужасную ошибку, из-за которой погиб наш первенец, — тихо сказала Баффи и отвернулась к зеркалу, не в силах смотреть в страдальческие глаза Зака. — Он погиб из-за твоего честолюбия и моей глупости… Но теперь все изменилось, я стала совсем другим человеком.

— Я люблю тебя, — едва слышно промолвил Зак.

Баффи промолчала.

— Неужели ты совсем не любишь меня?

— Да, я люблю тебя, и никогда не переставала любить, но наши отношения бесповоротно изменились, и я больше не могу оставаться с тобой… Просто я уже совсем не та, что прежде. Теперь я совсем другая.

— Но ведь ты до сих пор любишь меня! — схватился за соломинку Зак.

— Да, люблю, — подтвердила Баффи, все еще глядя в зеркало и словно пытаясь отыскать в нем ответ на сложные вопросы, поставленные перед ней самой жизнью.

— Тогда у меня есть надежда вернуть тебя и сына, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы это случилось. — Подойдя к Баффи, он положил ей на плечи свои сильные руки. — Или ты хочешь, чтобы я не предпринимал никаких попыток вернуть семью?

Она молчала.

— Хочешь? — громче повторил он, сжимая пальцами ее податливые плечи. — Хочешь или нет?

— Нет, — прошептала она. — Что значит «нет»?

— Нет, — едва слышно прошептала она, — я не хочу, чтобы ты забыл обо мне и Коуди и не пытался вернуть нас…


ГЛАВА 32

Детектив, нанятый Тэйлоном фон Арпсбургом, сообщил принцу, что его молодая жена провела ночь в квартире своего бывшего мужа. На следующее утро Закери Джонс пришел в грим-уборную принцессы фон Арпсбург, и оба некоторое время находились наедине в запертом изнутри помещении.

Тэйлон дважды прослушал записи разговоров, и на его лице не дрогнул ни один мускул. Он не мог винить свою жену за то, что она пошла к другому мужчине, желая получить от него то, чего не мог дать ей сам Тэйлон, и все же ему было не по себе от этого. Он тоже испытывал острую потребность в удовлетворении своего либидо, с трудом заставлял себя не глядеть на привлекательных молодых мужчин и все же ни разу не позволил себе вступить в интимные отношения, что называется, на стороне. Впрочем, Тэйлон, отлично понимая потребности своей жены, не слишком страдал бы от того, что жена возобновила сексуальные отношения с бывшим мужем, если бы не самый конец пленки. Тэйлон слышал своими ушами, как Зак недвусмысленно заявил, что будет бороться за возвращение жены и ребенка, а ведь теперь Коуди — сын Тэйлона! У принца едва заметно дрожали руки, когда он снова и снова прослушивал ответ Баффи: «Нет, я не хочу, чтобы ты забыл обо мне и Коуди и не пытался вернуть нас…»

Перед Тэйлоном замаячила перспектива потерять все — и жену, единственную женщину, действительно что-то значившую для него, и ребенка, который стал для него центром вселенной и в котором он души не чаял… Впервые в жизни Тэйлон фон Арпсбург горько пожалел о том, что гомосексуален по своей природе. Будь принц обычным гетеросексуалом, он с лихвой утолил бы любовную жажду своей темпераментной жены. Сейчас Тэйлон ненавидел Закери Джонса за то, что тот с такой легкостью мог подарить его жене, его прекрасной принцессе, ночь страстной любви. Честно говоря, в прежние времена Зак с его сильным мускулистым телом, загорелой кожей и невинными голубыми глазами привлек бы к себе пристальное внимание Тэйлона. Красавец Зак нравился не только Баффи, но и ее новому мужу, принцу Тэйлону.

Не теряя времени, Тэйлон стал думать о том, как выйти из создавшегося положения. Прежде всего, конечно, следует сохранить семью, жену и ребенка, которыми так гордились его многочисленные родственники. И то сказать, Баффи и Коуди вернули принцу дома Арпсбургов репутацию настоящего мужчины!

Тэйлон приехал в Беверли-Хиллз за три дня до предполагаемого возвращения Баффи из Нью-Йорка. В день ее приезда весь дом был украшен роскошными букетами цветов, расставленными не только во всех комнатах, но и на лестницах. Тэйлон купил в самом модном ювелирном магазине браслет, инкрустированный изумрудами и бриллиантами. В холодильнике бара специально для этого случая были заготовлены полдюжины бутылок шампанского «Кристаль».

В десятом часу вечера Тэйлон услышал мягкий шорох подъехавшего к дому лимузина. Потом в передней послышались приглушенные голоса шофера и принцессы. Во всем доме был притушен свет, и лишь в библиотеке, где Тэйлон ждал Баффи, горели свечи.

Он внимательно прислушался. Баффи отдавала последние приказания няньке, которая несла сладко спавшего Коуди в детскую. Потом, через несколько часов, Тэйлон тайно проберется в детскую и будет долго стоять над спящим сыном, любуясь его безмятежным личиком.

В библиотеку легким шагом вошла Баффи.

— Что это? — удивилась она, глядя на роскошные цветы, зажженные свечи и приготовленные для шампанского высокие хрустальные бокалы. — Сегодня какой-то особенный праздник?

— Просто я ужасно соскучился по своей любимой жене и решил устроить ей торжественную встречу, — сказал Тэйлон, наливая в бокалы шампанское.

— Ты шутишь? — Баффи лукаво улыбнулась, уселась в кресле и пригубила шампанское. — А теперь, мой дорогой супруг, расскажи мне, что ты затеял.

— Я решил, что был несправедлив к тебе, — ответил Тэйлон. — Я имею в виду наш уговор.

— Да? — насторожилась Баффи.

— Ты женщина страстного темперамента, а я, твой муж, не исполняю свой супружеский долг в постели, — без тени улыбки продолжал Тэйлон.

— Так ты намерен заставить себя исполнять этот самый супружеский долг? — засмеялась Баффи, но тут же пожалела об этом, увидев, что лицо Тэйлона исказилось от боли. — Прости! — Она подошла к нему и взяла за руку. — Ты это серьезно?

— Мы должны жить как муж и жена, — твердо проговорил он.

— Но ты гомосексуалист! Мне и в голову не приходило, что я способна заинтересовать тебя как женщина, как сексуальный партнер!

— Ты интересуешь меня именно как женщина, — еще тверже сказал Тэйлон.

Баффи замолчала.

Она смотрела на красивого мужчину, который был ее законным мужем, и думала о том, как сильно отличается его аристократическое красивое тело от мускулистого и грубоватого тела Зака. Что и говорить, Тэйлон очень привлекателен. К тому же она — его законная жена.

— Что ж, — тихо ответила Баффи, — я твоя жена, а ты мой муж.

Тэйлон нежно провел рукой по ее бархатистым щекам и медленно поцеловал в губы.

— Видишь, моя дорогая, я тоже умею целовать женщину, — пробормотал он, расстегивая ее блузку, под которой не оказалось лифчика. Тэйлон слегка отстранился, чтобы увидеть тугие полушария грудей. Достойные кисти художника, они могли бы свести с ума любого мужчину. Настоящего мужчину.

Он целовал и ласкал ее соски до тех пор, пока они не набухли и не затвердели от возбуждения. Потом его руки медленно опустились к выпуклому холмику внизу живота Баффи.

Она инстинктивно прильнула всем телом к Тэйлону. В этот момент Баффи испытывала не столько возбуждение, сколько любопытство. Откуда ему известна столь изощренная любовная техника? Постепенно умелые ласки его тонких пальцев сделали свое дело, и Баффи почувствовала, как в ней разгорается желание близости с этим человеком, желание испытать с ним сексуальное удовлетворение. Вспомнив ночь, проведенную с Заком, она закрыла глаза и представила себе, что это его руки так дерзко ласкают ее, его губы целуют соски, его тело нависает над ней, его пенис с силой входит в нее… Баффи полностью погрузилась в свои фантазии, а Тэйлон старался доставить ей максимальное удовольствие.

Он понимал, что действует именно так, как нужно Баффи. Тэйлон помнил за всю свою жизнь лишь несколько эпизодов, когда он пытался заняться любовью с женщиной, но все это было давно, в юном возрасте. Однако принц отлично знал, чего хочет женщина от мужчины в постели. Поскольку женщине нужно довольно много времени, чтобы достичь оргазма, ей необходима долгая любовная прелюдия. Тэйлон мог ждать сколько угодно.

Баффи, наслаждаясь ласками Тэйлона, перенеслась в свой фантастический мир. Она была замужем за Заком, но жила с ним именно такой жизнью, как с Тэйлоном. Ее ребенок мирно спал в детской, рядом с ней стоял бокал шампанского, а сама Баффи наслаждалась чудесным, восхитительным сексом, отвечавшим самым высоким стандартам. Она не открывала глаза, потому что так проще было представить себе лицо и тело Зака.

Прелюдия слишком затянулась, но у Тэйлона не было эрекции. Тогда он тоже закрыл глаза и попытался вызвать в памяти образ, способный помочь ему возбудиться по-настоящему. В голове замелькали лица и тела его сексуальных партнеров. Наконец Тэйлон остановился на одном из них. Сначала образ казался расплывчатым, но по мере того, как он становился отчетливее, пенис Тэйлона оживал. Перед мысленным взором принца все ярче вырисовывалось смуглое лицо с ясными голубыми глазами, обрамленное густыми вьющимися темными волосами… Это было лицо Закери Джонса! Тяжело дыша от возбуждения, Тэйлон с силой вонзил затвердевшую плоть во влажный жар тела Баффи.

Погруженный каждый в свои фантазии, они долго и ритмично извивались в любовном танце. Наконец измученный до предела Тэйлон отодвинулся в сторону и бессильно опустился рядом с Баффи, положив руку ей на грудь.

Она заговорила первой.

— Для новичка в этом деле ты необычайно хорош! — сказала Баффи. — Убеждена, у тебя большое будущее в мире гетеросексуалов.

— Весьма польщен, — улыбнулся Тэйлон. И это было правдой. Его «итальянская половина» была действительно довольна тем, что он сумел доставить женщине полное сексуальное удовлетворение. — Значит, тебе было хорошо со мной?

Баффи невольно рассмеялась, услышав из уст своего утонченного принца точно такой же вопрос, какой задавал каждый побывавший в ее постели мужчина. Повернувшись к нему, она похлопала его по руке.

— Ты молодец! Действительно молодец!

— Значит, мы сможем теперь жить как муж и жена, — радостно проговорил Тэйлон. — Ведь ты этого хотела?

— Тэйлон, скажи мне правду, почему ты вдруг решил лечь со мной в постель?

— Я не хочу потерять тебя и Коуди.

— Значит, тебе известно, что произошло со мной в Нью-Йорке? Ты знаешь, что я провела ночь с Заком?

— Да.

— Значит, за мной следили по твоему приказу?

— Это не совсем то, что ты думаешь. Я нанял дополнительных телохранителей, чтобы они постоянно, круглосуточно находились рядом с тобой. Не забывай, мы очень богаты, и я боюсь, что тебя могут похитить ради выкупа. Это вовсе не означает недоверия к тебе, я только хотел защитить тебя. Ты имеешь полное право видеться с кем угодно и когда угодно.

— Вот именно, — сухо сказала Баффи.

— И тут я понял, что был к тебе несправедлив. Ты женщина бурного темперамента, тебе необходим полноценный секс, которого я тебе не мог дать. Но я люблю тебя. Я понял это, когда осознал возможность потерять тебя и ребенка навсегда.

— Насколько я понимаю, ты любишь не столько меня, сколько Коуди.

— Разве это плохо? Да, я действительно люблю нашего мальчика. Он — мое будущее и будущее всего дома фон Арпсбургов.

— Он внук шофера-дальнобойщика из штата Огайо. Он американец, и в его жилах течет не голубая, королевская, а красная, обычная кровь.

— Я принял решение сделать его своим сыном, значит, теперь в его жилах течет моя кровь! — холодно возразил Тэйлон.

— Похоже, мать ребенка нужна тебе только для того, чтобы сохранить его в своей семье, — сухо заметила Баффи, наливая себе бокал шампанского.

— Ты мне далеко не безразлична! — воскликнул Тэйлон.

— Честно говоря, я сама никак не могу разобраться в своих чувствах, — призналась Баффи; направляясь к большому окну, выходившему в сад. — Двое мужчин в моей жизни, и такие разные…

— В твоей жизни трое мужчин, — напомнил ей Тэйлон.

— Это точно, Коуди тоже мой. Не твой, не Зака, а мой и только мой! Как знать, может, нам с ним лучше обойтись без вас обоих…

— Я буду бороться за ребенка. — В голосе Тэйлона прозвучала решительность. — Я готов даже прибегнуть к помощи закона. Я не хочу потерять тебя, но что касается Коуди, за него буду драться до последнего.

— Тогда тебе придется драться со мной! — жестко бросила Баффи, поворачиваясь лицом к Тэйлону и сурово глядя ему в глаза. — Значит, тебе нужен только мой ребенок?

— Мне нужны вы оба, и я не намерен вас терять, — настойчиво повторил Тэйлон. — По-моему, для тебя пришло время окончательного выбора.

С этими словами он встал и направился к телефонному аппарату.

— Что ты затеял? — встревожилась Баффи.

— То, что заставит тебя сделать выбор.


ГЛАВА 33

Лимузин, на заднем сиденье которого расположился Тэйлон фон Арпсбург, быстро мчался по скоростному шоссе в сторону международного аэропорта Лос-Анджелеса.

Бросив взгляд на небольшой бар, в котором поблескивали хрустальные графинчики с бренди, бурбоном, водкой и виски, Тэйлон все же решил не пить, чтобы сохранить голову совершенно трезвой во время предстоящей встречи. Над шоссе пролетел огромный пассажирский лайнер, заходивший на посадку.

Тэйлон нажал на кнопку внутренней связи, и в кабине водителя, отгороженной от салона толстой стеклянной перегородкой, раздался приглушенный звонок.

— Остановите машину у выхода рейсов компании «Америкэн эрлайнз», — сказал Тэйлон и отключил связь, не дожидаясь ответа шофера.

Осторожно пробираясь между десятками других автомобилей и микроавтобусов, водитель опустил боковое стекло, и в салон ворвались звуки жаркого калифорнийского дня, насыщенного суетой аэропорта.

Лимузин подъехал к свободному от машин пространству перед компанией «Америкэн эрлайнз», и водитель лишь улыбнулся при виде двинувшегося к машине полицейского. В этом месте остановка машин была запрещена, и блюститель закона решил навести порядок.

Заметив дипломатические номера, он остановился как вкопанный, потом сделал по-военному четкий разворот на сто восемьдесят градусов и отправился штрафовать кого-нибудь попроще.

Тэйлон бросил взгляд на часы, вделанные в панель розового дерева рядом с телевизором, телефоном и стереосистемой. Он приехал на три минуты раньше и теперь надеялся, что самолет приземлится точно по расписанию. Тэйлон скрасил вынужденное ожидание, разглядывая лица любопытствовавших прохожих, которые заглядывали сквозь тонированные зеркальные стекла лимузина и даже не подозревали о том, что из салона на них с таким же интересом взирает именитый пассажир.

Тэйлон пристально всматривался во всех выходивших пассажиров рейса «Америкэн эйрлайнз», а его шофер тем временем отправился к багажному отделению, держа перед собой табличку с надписью «Мистер 3. Джонс».

Когда к нему подошел одетый в голубой джинсовый костюм стройный молодой мужчина с густыми темными волосами, ровным загаром и ясными голубыми глазами, шофер оглядел его весьма равнодушно. На плече незнакомца висел большой кофр профессионального фотографа. Судя по всему, этот человек не принадлежал к миру знаменитостей и к числу влиятельных представителей мира бизнеса. В прежние времена, когда принц Тэйлон еще не был женат, этот молодой симпатичный незнакомец вполне мог оказаться его очередной пассией, но после женитьбы за принцем таких дел больше не водилось.

— Я Зак Джонс, — представился молодой мужчина.

— Прошу следовать за мной, сэр, — с холодной вежливостью сказал шофер. — Принц ожидает вас в машине.

— Совсем в духе Макиавелли, — пробормотал Зак.

— Простите, что вы сказали, сэр? — не расслышал шофер.

— Ничего. Ничего особенного.

— Давайте я возьму ваш багаж, — предложил шофер.

— У меня только одна сумка, — пожал плечами Зак, передавая багажную квитанцию услужливому шоферу.

— Машина стоит вон там, — сказал тот, показывая на длинный светло-серый «кадиллак».

Калифорнийские лимузины всегда производили большое впечатление на Зака. Вернее, не столько машины, сколько их безупречное состояние. В Нью-Йорке тоже было немало лимузинов, но в этом огромном, кишащем людьми и транспортом городе они имели весьма потрепанный вид. В Калифорнии же лимузины казались самим совершенством. Ни одной вмятинки, ни одной царапинки, словно над ними, как и над людьми, колдовали пластические хирурги.

Шофер распахнул дверь, и Зак увидел, что в салоне только один пассажир — Тэйлон. Стараясь сохранять невозмутимость, Зак уселся в лимузин и поставил на пол свой фотографический кофр.

— Сейчас я принесу ваш багаж, сэр, — сказал шофер и захлопнул дверь. Послышался тяжелый, клацающий звук, характерный для дорогого автомобиля.

Несколько секунд мужчины молчали, потом Зак сказал:

— Я думал, Баффи приедет встречать меня.

— Я пока не сообщил ей о вашем приезде, — сдержанно ответил Тэйлон. — Мне кажется, прежде всего нам с вами следует кое-что обсудить, а потом уже втягивать в это Баффи.

— Но я приехал вовсе не к вам, — резко оборвал его Зак.

— Очевидно, мне следовало с самого начала объяснить вам, что это по моей инициативе вы получили приглашение приехать в Лос-Анджелес, и мне бы очень хотелось воспользоваться возможностью и обсудить с вами сложившуюся ситуацию.

— Да что тут обсуждать? — выпалил Зак. — Моя жена у вас! Хотя я и не представляю, зачем она вам. С вашей-то репутацией…

— Позвольте поправить вас, — тоже повысил голос Тэйлон. — Это моя жена, — он сделал ударение на слове «моя», — женщина, которая когда-то была замужем за вами, но потом получила развод.

— Она до сих пор любит меня!

— Весьма возможно.

— Я хочу вернуть ее, — твердо заявил Зак, глядя прямо в глаза принцу.

— Вы ее не стоите, — Тэйлон ответил ему таким же прямым твердым взглядом, — и никогда не стоили. Она из тех женщин, которые любят лишь мужчин, способных всецело посвятить себя любви.

— Я именно такой мужчина.

— Вы когда-то были им, — жестко возразил принц. — Однако позвольте мне продолжить. Вам выпал шанс стать хорошим мужем для моей принцессы, но вы оказались недостойны ее любви и самоотверженной преданности.

Принц сделал паузу, и Зак отвел глаза.

— Она все еще любит меня, — упрямо повторил он тоном провинившегося мальчика, получившего нагоняй от взрослого.

— Именно поэтому я и пригласил вас сюда, — кивнул Тэйлон. — Мы втроем должны обо всем как следует поговорить и прийти к определенному решению.

— Это звучит так, словно вы пригласили меня на деловые переговоры, принц, — ядовито заметил Зак.

— Не совсем так…

Их разговор был прерван возвращением шофера. Уложив сумку Зака в багажник лимузина, он занял свое место за рулем и теперь терпеливо ждал приказаний принца по внутренней связи.

— Домой, в Беверли-Хиллз, — велел ему Тэйлон, и его приказание удивило шофера, почти уверенного в том, что теперь они отправятся на виллу в Малибу.

Подчиняясь приказу хозяина, шофер молча тронул лимузин в обратный путь. Принц и его гость хранили молчание.

Лимузин бесшумно мчался мимо шикарных фасадов банков и дорогих магазинов, мимо длинных кварталов богатых особняков вверх, к дворцам супербогачей. Принц был доволен тем, что его шофер выбрал именно этот живописный маршрут, красноречиво свидетельствующий о власти и влиянии богатства. Тэйлон хотел, чтобы сидевший рядом с ним молодой мужчина почувствовал себя бессильной песчинкой среди роскошных дворцов Беверли-Хиллз.

Двадцатифунтовые железные ворота с выполненным в серебре и золоте гербом фон Арпсбургов бесшумно раскрылись, подчиняясь хитроумной электронике, и лимузин двинулся вперед по длинной въездной аллее, обсаженной с двух сторон стройными высокими кипарисами. Впереди высился мраморный дворец с большим фонтаном перед парадным входом. Струя воды била вверх почти на шестьдесят футов, разбрасывая вокруг мириады мельчайших водяных капель. Стоимость этого дворца составляла многие миллионы долларов. Вокруг него в свободном порядке располагались теннисные корты и разной величины плавательные бассейны. Бывшие поля для игры в гольф были превращены в парки и сады, но парк для крокета сохранился в первозданном виде, хотя им никто не пользовался. Известный дизайнер Филлис Моррис придал интерьеру дворца европейскую аристократическую элегантность, а вместе с тем и голливудскую роскошь. Стоимость меблировки и прочих предметов внутреннего убранства, превышающая стоимость самого дворца, составила более четырнадцати миллионов долларов.

Лимузин остановился, и шофер почтительно открыл дверь салона.

— Надеюсь, здесь вам понравится, — жестко проговорил Тэйлон.

— Ну, если мне не понравится здесь, то не понравится нигде, — усмехнулся Зак, но тут же пожалел о своих словах. Он отлично знал, что единственное место, которое по-настоящему нравится ему, это его чердак, но при том условии, что там его ждала бы с работы любимая Баффи.

В вестибюле принца и его гостя приветствовал величественный мажордом. За огромной дверью красного дерева располагался просторный холл с длинной мраморной лестницей на второй этаж. С высокого потолка свисала массивная хрустальная люстра, отражавшая ослепительный свет яркого калифорнийского солнца.

Зак остановился. В какой-то момент профессиональный инстинкт чуть не заставил его вынуть из сумки видеокассету или фотоаппарат, чтобы запечатлеть великолепие частных владений супербогатого принца фон Арпсбурга. Но Зак не стал этого делать. Фотоаппарат он привез совсем для другой цели, чтобы сфотографировать свою жену и своего ребенка.

— Проводите гостя в восточные апартаменты, — приказал мажордому Тэйлон.

— Слушаюсь, ваше высочество. — Мажордом медленно склонил голову.

Коротко извинившись, Тэйлон ушел в библиотеку, где его ожидала группа бизнесменов, а Зак покорно последовал за мажордомом. Поднимаясь по нескончаемой мраморной лестнице, он вдруг осознал, какой могущественный и влиятельный человек второй муж Баффи. Заку хотелось верить, что его соперник всего лишь богатый педераст, который ему и в подметки не годится. Однако на самом деле все оказалось иначе. Зак увидел в Тэйлоне умного и сильного человека, отлично умевшего держать ситуацию под своим жестким контролем.

Распахнув несколько двойных дверей, мажордом сказал с выраженным британским акцентом:

— Вот ваша гостиная, сэр. Налево — ванная комната, спальня — за этой дверью. Тут есть еще две небольшие спальни и несколько комнат для слуг. Если вы привезли с собой лакеев или телохранителей, их можно разместить в этих комнатах, но вообще-то в этом доме принято, чтобы слуги гостей временно размещались в специальном крыле, где находится кухня.

— У меня нет никаких слуг, — ответил Зак.

— Я так и думал, сэр. — Едва заметная улыбка тронула тонкие губы мажордома. — Поэтому я взял на себя смелость приставить к вам одного из здешних лакеев, Харви.

— Так обычно зовут кроликов, — усмехнулся Зак.

— Простите, сэр? — переспросил мажордом, притворившись, что не расслышал последних слов гостя.

— Все в порядке, дружище, — махнул рукой Зак, не имея настроения вступать в разговор с мажордомом. — Пусть этот Харви делает то, что ему положено.

— Тогда я скажу ему, чтобы он распаковал ваш багаж, сэр.

— Это займет у него секунд тридцать, не больше, — усмехнулся Зак. — Ладно, если этот парень должен болтаться у меня под ногами, я потерплю, хотя мне вовсе не нужен слуга.

— Как скажете, сэр, — с холодной учтивостью поклонился ему мажордом.

— Вы могли бы оказать мне любезность? — нерешительно начал Зак внезапно охрипшим голосом. — Когда приедет моя жена, скажите ей, что я здесь и очень хочу ее видеть.

— Я и не подозревал, сэр, что должна приехать еще и ваша жена, — удивился мажордом.

— Она обязательно приедет, — улыбнулся Зак, глядя на смущенного таким неожиданным сообщением мажордома. — Она живет в этом доме.

— Простите, сэр?

— Два года назад я был женат на нынешней принцессе фон Арпсбург. — Зак опустил голову. — Так вы не забудете передать ей, что я здесь?

— Конечно, сэр, — попятился изумленный мажордом. — Разумеется, сэр…


ГЛАВА 34

Однако когда Баффи фон Арпсбург вернулась домой с громадной кипой сценарных распечаток, никто не сказал ей о приезде бывшего мужа.

Молодая китаянка по имени Лю Чин, служившая нянькой, как обычно, разбудила Коуди перед приездом его матери. Баффи возвращалась засветло, чтобы успеть поиграть с малышом в саду.

— Ну, как он сегодня? — спросила она Лю Чин, имея в виду, конечно же, маленького Коуди.

— Все в полном порядке, мадам, — ответила китаянка, просияв милой улыбкой. Лю Чин искренне привязалась к белокожему мальчику с темными густыми волосами и ясными голубыми глазами. — Малыш, как всегда, вел себя отлично! Он чудесный ребенок, мадам.

— Это уж точно, — улыбнулась Баффи, взяв Коуди на руки. — Ну, малыш, хочешь пойти в сад вместе со своей мамочкой?

Младенец издал негромкий гортанный звук, выражавший, по мнению Баффи, согласие. Держа ребенка на руках, она поднялась на верхнюю террасу дома, а затем спустилась по каменной лестнице в большой ухоженный сад. Горячее калифорнийское солнце приятно согревало уставшую от постоянного театрального грима кожу лица. Осторожно прикрыв кружевной пеленкой лицо младенца, чтобы горячие солнечные лучи не обжигали его, Баффи нежно проговорила:

— Думаю, эта мера предосторожности совершенно излишняя. Твоя кожа так же легко воспринимает солнечный загар, как и кожа твоего от…

Баффи осеклась, хотя рядом не было никого, кто мог бы ее услышать, если не считать, конечно, малыша Коуди.

Стоя у окна своей комнаты, Зак неотрывно смотрел на Баффи и ребенка. Следуя профессиональному инстинкту, он автоматически взглянул на положение солнца и потянулся к кофру. Быстро надев на свой «Никон» телеобъектив, Зак начал фотографировать бывшую жену и сына.

Баффи спокойно гуляла по саду, держа на руках малыша, а Зак делал снимок за снимком, стараясь как можно точнее запечатлеть молодую женщину с ребенком на руках. Внезапно он осознал, что это уже совсем другая женщина, мало похожая на его бывшую жену и любовницу. Теперь в Баффи, всегда чрезвычайно зависимой от мужчин и всегда готовой принадлежать им, появилась самодостаточность и целеустремленность. Изменилась даже ее походка. Если раньше она ходила, соблазнительно покачивая бедрами, то теперь у нее была стремительная твердая походка женщины, знающей, чего хочет.

У Зака дрожали руки — так часто и самозабвенно он нажимал на спуск. Потом Зак достал из кофра специальный стовосьмидесятимиллиметровый объектив, позволяющий снимать крупным планом с большого расстояния. Через этот объектив лицо Баффи предстало перед Заком в мельчайших подробностях. И то, что увидел Зак, заставило его ощутить тревогу и усомниться в своих силах. Ее лицо было как никогда спокойным и удовлетворенным. Такого выражения Зак еще ни разу не наблюдал у своей жены. Она держала на руках ребенка, и все в ней дышало силой и уверенностью в себе.

Зак фотографировал женщину, которую не знал прежде.

Внезапно он почувствовал изнеможение. Не физическую усталость атлета, а полную опустошенность эмоционально выжатого человека. В его душе поселился страх. Впервые за все время разлуки с Баффи Зак всерьез испугался, что их взаимной любви действительно пришел конец. И все же он не хотел верить, что все так быстро и бесповоротно изменилось. Зак считал себя единственным мужчиной, способным доставить ей полное сексуальное удовлетворение. Он был уверен, что сумеет вернуть Баффи, ибо она отчаянно нуждалась в физической любви настоящего мужчины и была поэтому вполне предсказуема.

Однако теперь через телеобъектив Зак увидел женщину, на лице которой не осталось ни малейшего следа неудовлетворенного либидо. Напротив, это было лицо совершенно довольной собой и своей жизнью женщины, достигшей успеха в своем деле и горячо любимой мужем. Она щедро изливала свою любовь на крошечное человеческое существо, лежавшее у нее в объятиях.

Зак отлично понимал, что Баффи всегда нуждалась в любви и уважении мужчины. Она старалась заслужить уважение отца и, когда это не получилось, решила шокировать его, превратившись в шлюху. Баффи пыталась заставить сотни мужчин любить ее, но встречала только похоть и неудовлетворенную страсть обладания ее роскошным телом. Даже Зак, искренне любивший Баффи, никогда не питал к ней уважения как к личности. Может, именно поэтому ему никак не удавалось понять природу взаимоотношений Баффи и ее нынешнего мужа, принца фон Арпсбурга.

И лишь ребенок оказался единственным существом, способным на ответную горячую любовь к Баффи, своей матери. На какое-то мгновение Зак почувствовал ревность к ребенку, который мог бы считаться его собственным сыном.

Зака охватило пронзительное ощущение вины. Неуклюжие пальцы уже не слушались его, и ему пришлось опустить фотокамеру. Зак больше не находил в себе сил размышлять. Ему хотелось лишь одного: броситься к Баффи, крепко обнять ее и почувствовать ответное стремление к нему. Отвернувшись от окна, Зак почти рухнул в обитое шелком кресло и только тут почувствовал, что весь вспотел. Сначала он испугался, решив, что с ним сейчас случится сердечный приступ или что-то в этом роде. Но силы постепенно вернулись к нему, а вместе с силами пришло и решение проблемы.

Вскочив, Зак выбежал из своих апартаментов. Огромный дом был совершенно незнаком ему, поэтому он остановился в вестибюле, не зная, как выйти в сад и оказаться рядом с любимой женщиной. Тут-то его и застал принц фон Арпсбург.

— Одну минуту. — Тэйлон твердо взял Зака за руку.

— Я хочу поговорить с ней! — воскликнул Зак, отталкивая принца и направляясь к двери.

— Прошу вас дать мне возможность подготовить Баффи, — попросил его Тэйлон.

Внезапно почувствовав, что ситуация выходит из-под его контроля, принц мысленно проклял себя за опрометчивое решение пригласить Зака Джонса в свой дом. Он надеялся, что, собравшись вместе, они втроем придут к компромиссу. Ему хотелось, чтобы Баффи была довольна жизнью и счастлива с ним. Теперь же все его планы и надежды рушились под напором гнева и страсти Зака Джонса.

— Подготовить меня? К чему? — спросила Тэйлона неожиданно появившаяся в вестибюле Баффи. Она сначала не заметила присутствия другого мужчины, к тому же повернувшегося к противоположной двери. — К чему ты хотел меня подготовить? — повторила она. — Ты приготовил мне сюрприз?

— Можно сказать и так, — отчетливо проговорил Зак.

Быстро повернувшись к нему, Баффи изумленно уставилась на бывшего мужа. Тот же с улыбкой склонился перед ней в почтительном поклоне.

— Что ты здесь делаешь? — прошептала она.

— Это я пригласил его, — вмешался Тэйлон. — Я думал, нам лучше поговорить втроем и обсудить все наши проблемы…

— Ты думал? — гневно воскликнула Баффи, делая ударение на слове «ты». — Ты думал!

Отвернувшись от Зака, она почти вплотную подошла к Тэйлону и тихо сказала:

— Полагаю, ты совершил ужасную ошибку. Лю Чин, отнесите Коуди в детскую!

Тэйлон застыл, совершенно ошарашенный словами Баффи, а Зак так и остался у дверей, забыв стереть с лица улыбку.

— Послушай, — неожиданно сказал он. — Признаюсь, мне эта затея тоже поначалу показалась идиотской, но…

— Ты абсолютно прав, она идиотская! — рявкнула Баффи.

— Но чем дольше я думал о ней, тем больше мне казалось, что нам троим действительно пора собраться за одним столом и прийти к определенным решениям. — Зак сделал шаг к Баффи.

— Единственный человек, имеющий право принимать по этому поводу какие-либо решения, это я! — резко ответила она. — Всю мою жизнь за меня все решали мужчины. Отныне только я буду принимать решения относительно вас обоих и наших возможных взаимоотношений!

— Ха! — вырвалось у Зака, и его голос тоже прозвучал гневно. — Какие могут быть у тебя взаимоотношения с голубым? Взаимоотношения возможны только между тобой и мной!

— А тебе не приходило в голову, что секс уже не так важен для меня, как прежде? — Баффи метнула на него сердитый взгляд.

— Секс уже не имеет значения для тебя? — усмехнулся Зак. — Вот это да! Ты, самая помешанная на сексе американка, вышла замуж за человека, не способного уложить тебя в свою постель! Скажи мне, что может дать тебе этот гомосек, кроме кучи денег? Ты же и сама не из бедных! Ты никогда не нуждалась в деньгах!

— Вот именно, не нуждалась, — прервала его Баффи. — Это тебе хотелось иметь много денег.

Ее слова попали в точку. В это мгновение Зак походил на готового расплакаться маленького мальчика, но уже через секунду его губы твердо сжались.

— Нет, ты все-таки скажи, что такого есть у этого парня, чего нет у меня? Никто другой на свете не любит тебя так, как я! Никто другой не умеет ласкать тебя так, как я!

— Тэйлон мой друг, — тихо проговорила Баффи.

— А я, значит, тебе не друг? Разве я не любил тебя так, как никто другой?

— Да, в определенном смысле… Но ты никогда не уважал меня, как Тэйлон.

— Какое, к черту, уважение?! — стукнул тяжелым кулаком Зак, и его удар пришелся по дубовой панели. — Что за ерунда? Я люблю тебя!

— Одной любви недостаточно.

— Тогда я не знаю, что для тебя достаточно! — возмущенно воскликнул Зак, всплеснув руками.

— И никогда не знал, — тихо сказала Баффи.

— Прошу прощения, — вмешался Тэйлон, — я действительно совершил серьезную ошибку…

— Это уж точно, — прорычал Зак, обращая теперь свой гнев и отчаяние на Тэйлона. — Наверное, я никогда не пойму, как тебе, несчастному педику, удалось увести мою жену, но, клянусь Всевышним, тебе не видеть моего ребенка как своих ушей!

Баффи ахнула, но Тэйлон сохранил полную невозмутимость.

— Прошу вас осознать следующее, — начал он деловым тоном. — Баффи имеет полное право поступать так, как считает нужным. Лично я очень хочу, чтобы она осталась жить со мной, но если Баффи пожелает уйти, я смирюсь с ее решением. Но в любом случае ребенок останется со мной! Ни вам, ни моей жене никогда не удастся забрать его у меня! И это условие обсуждению не подлежит.

— Вот еще! — выкрикнул возмущенный Зак.

Со зловещей грацией леопарда Тэйлон внезапно придвинулся к нему почти вплотную и тихо сказал:

— Бог свидетель! Вам, сэр, никогда не видеть этого ребенка. Даже если мне самому придется убить вас!

Зак невольно отступил назад.

— Сейчас же прекратите эту бессмысленную сцену! Вы оба! — заговорила Баффи. — Тэйлон, я не собираюсь уходить от тебя. Зак, я не намерена возвращаться к тебе. Это мое окончательное решение. А теперь, прошу тебя, уезжай.

— Нет, — прошептал Зак.

— Что значит «нет»? — повысила голос Баффи. — Я требую, чтобы ты немедленно убрался из этого дома!

— Я никуда не уеду, пока мы с тобой как следует не поговорим! Пусть твой богатенький педик велит охране выкинуть меня из дома, но я прилетел в Лос-Анджелес для того, чтобы поговорить с тобой, и не уйду, пока не скажу все, что должен тебе сказать!

С этими словами Зак повернулся и пошел вверх по мраморной лестнице.

— Прости меня, дорогая. — Тэйлон положил руку на плечо Баффи. — Я совершил ужасно легкомысленный и непродуманный шаг. Я прикажу убрать его из этого дома.

— Нет, не надо, — проговорила Баффи, овладев собой. — Мне действительно необходимо поговорить с ним, только не сейчас… Пусть он останется в доме, а я на несколько дней уеду на нашу виллу в Малибу и возьму с собой Коуди.

— Тогда я тоже поеду с вами, — сказал Тэйлон.

— Нет, мне сейчас необходимо побыть одной. Я возьму с собой Коуди и Лю Чин. Не хочу, чтобы ребенок оставался в одном доме с Заком.

Сняв трубку с телефонного аппарата, Тэйлон набирал номер службы безопасности.

— Я прикажу охране подготовиться к вашему приезду на виллу в Малибу.

— Не надо, — тихо сказала Баффи, — мне неприятно видеть вокруг себя толпу охранников. Там, на вилле, вполне безопасно и без них. Там крепкие ворота, надежная охрана, весь дом напичкан разнообразной электроникой.

— Но я не хочу, чтобы ты уезжала без меня, — возразил Тэйлон.

— Зато я хочу, — решительно заявила Баффи и, повернувшись к лестнице, увидела стоявшую на верхней площадке Лю Чин. — Одевайте Коуди для поездки к океану, Лю Чин! Мы едем в Малибу!


ГЛАВА 35

Баффи уверенно вела свой «роллс-ройс» по скоростному шоссе в сторону Тихого океана. Солнце уже садилось, но его лучи все еще были горячими. В своих зеркальных солнцезащитных очках и широкополой шляпе Баффи ничем не отличалась от прочих богатых дам Восточного побережья. На заднем сиденье удобно расположились Коуди и Лю Чин.

Вилла принца фон Арпсбурга, спрятанная от посторонних глаз за тяжелыми чугунными воротами и восьмифутовой коралловой стеной, слегка выцветшей от времени, находилась поодаль от основного скопления многомиллионных жилищ сильных мира сего.

Подъехав к воротам, Баффи набрала на пульте управления многозначный код, и тяжелые чугунные створки бесшумно раздвинулись. Машина, проехав вперед, оказалась еще перед одной стеной. Баффи поспешно набрала другой код, и ворота позади нее так же бесшумно закрылись. Эта шлюзовая система въезда не давала Баффи ощущения уверенности и безопасности, а постоянно напоминала о возможных неприятностях, грозивших ей и ее сыну. Когда «роллс-ройс» Баффи еще мчался по скоростному шоссе, за ним неотступно следовало несколько машин — не то поклонники, не то просто любопытствующие. Постепенно все они отстали. Самым настойчивым оказался черный «порше» с тонированными стеклами. Он преследовал Баффи до самых ворот виллы. Впрочем, обитатели Малибу обожали черные «порше», и таких машин здесь было довольно много.

Войдя в дом, Баффи почувствовала, что прежде всего ей необходимо смыть с себя усталость тяжелого дня. В доме была шикарная ванна-джакузи с небольшим водопадом. Именно под струи этого водопада ей захотелось попасть как можно скорее.

— Лю Чин, пожалуйста, уложите Коуди спать, — сказала Баффи молодой китаянке.

— Слушаюсь, мадам, — поклонилась та.

Между тем Зак Джонс, оставшийся в доме на Беверли-Хиллз, внимательно изучал гараж и коллекцию автомобилей принца фон Арпсбурга.

— Могу я вам чем-нибудь помочь, сэр? — спросил у него шофер.

— Мне бы хотелось немного проехаться на машине, — отозвался Зак. — Принц сказал, что я могу взять любой автомобиль.

— Хорошо, сэр, — кивнул шофер. — Не хотите ли прогуляться на недавно отремонтированном «мерседесе» с откидным верхом? В такой душный вечер приятно проехаться с ветерком.

Зак с удивлением и восхищением посмотрел на машину 1932 года выпуска, которая находилась в отменном состоянии. Если бы не срочная необходимость, он покатался бы на этой машине для собственного удовольствия.

— Отлично! — Зак уселся за руль и внимательно осмотрел коробку переключения передач. — Кстати, какой код у ворот?

— Охрана пропустит вас, — сказал шофер.

— Но я еду в Малибу, а там сегодня охранников не будет, — пояснил Зак.

И шофер сообщил ему нужный код.

Тем временем в доме на Тихоокеанском побережье Баффи неторопливо раздевалась, предвкушая, какое наслаждение получит под тугими струями искусственного водопада. Доносившийся до ее слуха шум океанского прибоя действовал умиротворяюще и расслабляюще. Поставив лазерный диск с записью фортепианной музыки Ференца Листа, Баффи невольно улыбнулась. Пристрастие к классической музыке она переняла у Тэйлона.

Внезапно навалившаяся усталость заставила ее прилечь на широкую постель, и Баффи тут же задремала.

Запах сирени и плеск водяных струй вскоре разбудил ее. Поднявшись, она подошла к водопаду и ступила под его упругие струи. Вода текла по ее плечам и груди, и Баффи, с наслаждением намыливаясь душистым мягким мылом, почувствовала, как все ее тело расслабляется и отдыхает.

Вот в этот момент рядом с ней и появился Зак. Не снимая рубашки, джинсов и кроссовок, он быстро шагнул под струи водопада. Сначала Баффи удивилась, потом рассердилась и, наконец, расхохоталась. Зак властно притянул Баффи к себе и жадно прильнул к ее смеющимся губам.

— Никто не умеет любить тебя так, как я, — прошептал он. Чуть отстранившись, Зак стянул с себя мокрую рубашку, джинсы и кроссовки. Нижнего белья на нем не было.

Увидев его мощную эрекцию, Баффи ощутила ответное возбуждение своего истосковавшегося по мужской ласке тела. Сначала она хотела все же оттолкнуть его, но потом… Зак оказался прав в одном — Баффи действительно отчаянно нуждалась в сексе, и не с кем-нибудь, а именно с ним.

Он обнял ее и быстрым, ловким движением уложил на гладкие камни искусственного водопада. В следующее мгновение он вошел в разгоряченное тело Баффи, и она со всей страстью подалась ему навстречу, широко раздвинув бедра и закинув ноги ему на поясницу. Раз за разом Зак все глубже погружался в нее, не чувствуя, как в пылу любовной страсти ногти Баффи вонзились ему в спину.

— Я знал, что тебе нужно именно это, — бормотал он.

Баффи не отвечала. Пахнувшие сиренью водяные струи, неистовый стук собственного сердца и оглушительной силы оргазм затмили все на свете. Наконец оба обессиленно сползли в мраморный бассейн, все еще не выпуская друг друга из объятий.

— Я был прав, — пробормотал Зак.

— Насчет чего?

— Насчет нас с тобой. Мы рождены, чтобы быть вместе. Ты моя, а я твой, мы любим друг друга. — Зак пристально посмотрел в глаза Баффи. — Ты меня понимаешь?

— Я понимаю, — мягко ответила она. — А вот ты вряд ли…

— Я знаю, ты тоже любишь меня, — упрямо повторил он.

— Да, я люблю тебя, — прошептала она, — но этого недостаточно. Я люблю тебя, но ты мне… не нравишься. Слишком много всего случилось за это время.

— Но… — начал было Зак и тут же остановился, точно не зная, что сказать. — Да что, собственно, случилось?

— У нас с тобой всегда был чудесный, замечательный секс. Долгое время я считала, что этого вполне достаточно для счастья. Впрочем, поначалу так оно и было. Мы ссорились, а потом занимались любовью. Мы добивались успеха и снова занимались любовью. Но… отличный секс — это еще не любовь.

— Так ты не любишь меня?

— Не знаю…

— Ты любишь его?

— Он мне нравится, и я уважаю его. Он тоже уважает меня… Но я не знаю, можно ли назвать любовью те чувства, которые я к нему испытываю.

— Но ведь он гомосексуалист! — Зак изумленно взглянул на нее. — Кому как не мне знать, насколько тебе нужен хороший секс. Ведь он никогда не может дать тебе этого! По крайней мере не так, как это делаю я…

Поднявшись, Зак подошел к окну, выходившему на океанское побережье.

— Как здесь красиво, — тихо проговорил он, — а моя жизнь превратилась в настоящий кошмар.

Резко повернувшись, Зак пристально посмотрел на Баффи.

— Да, я совершил немало ошибок, но хочу начать все сначала. Дай мне один шанс!

— Иногда бывает невозможно начать сначала, — задумчиво проговорила Баффи, заворачиваясь в полотенце.

— Ты хочешь сказать, что никогда не простишь мне гибель нашего первого ребенка? Каюсь, я был тогда не прав… Тогда я возненавидел себя за это и не спал несколько ночей подряд. Но неужели я должен страдать за эту ошибку до конца своих дней?

— Я даже не знаю, как тебе объяснить… Боюсь, мне действительно нечего тебе сказать.

— Тогда я скажу тебе! Если ты ко мне не вернешься, я непременно постараюсь вернуть себе хотя бы сына! — пригрозил ей Зак.

— Нет, Коуди никогда не будет твоим, — спокойно ответила Баффи. — Я этого не допущу, и Тэйлон ни за что на свете не позволит тебе это сделать. Он тебя просто уничтожит, а мне бы этого не хотелось…

— Но ты не помешаешь ему уничтожить меня, — язвительно заметил Зак.

— Мне это не удастся. Уверена, его адвокаты заблокируют все твои действия, но даже если ты все же выиграешь дело в суде, он просто убьет тебя. — Говоря эти слова, Баффи сама удивлялась тому, с какой деловой интонацией их произносила. — Разумеется, — продолжала она, — я его за это возненавижу, но ребенок останется с ним.

— Но ведь и тебя он может убить!

— Вполне возможно. — Баффи пожала плечами. — Но я пока не собираюсь уходить от него, а там, где я, там и Коуди.

— А как же мы с тобой? Как же наши отношения?

— Не могу сказать тебе ничего утешительного.

Зака явно потрясли ее слова и холодный тон.

— Пожалуй, мне лучше уйти, — пробормотал он.

— Только не в этой одежде. — Баффи подобрала с пола мокрые джинсы и рубашку Зака. — Пожалуй, я высушу все в стиральной машине. А пока твоя одежда сохнет, почему бы нам не выпить немного?

— Ну да, на прощание, — едко усмехнулся он.

— Скорее всего именно так.

Баффи понесла мокрые вещи в сушилку, располагавшуюся рядом с кухней. По дороге она на мгновение прижалась лицом к его рубашке, сохранившей запах хозяина, потом решительно вошла в сушилку и положила вещи в барабан.

Ей не хотелось сразу возвращаться в комнату, где ее ждал обнаженный бывший муж, с которым она только что самозабвенно занималась любовью, быть может, в последний раз… Поэтому Баффи решила сперва зайти в детскую и взглянуть на Коуди.

В коридоре было довольно темно, и ей приходилось двигаться чуть ли не на ощупь. Внезапно Баффи споткнулась обо что-то и упала на руки. Ее растопыренные пальцы погрузились во что-то липкое, влажное и теплое, а ноги запутались в какой-то мягкой и вязкой груде, лежавшей на полу. Баффи охватил животный ужас, и она, вскочив на ноги, стала лихорадочно шарить по стене в поисках выключателя. Найдя его, Баффи включила свет и тут же увидела на выключателе большое красное пятно. Онемев от ужаса, она обернулась и посмотрела на пол.

Из ее груди вырвался страшный, отчаянный крик!


ГЛАВА 36

Несколько секунд, которые показались ей вечностью, Баффи никак не могла осознать страшный смысл случившегося. Она остолбенело глядела на стены и пол коридора, покрытые пятнами свежей крови. Потом увидела тело… Горло жертвы было перерезано до самого позвоночника, поэтому голова неестественно вывернулась по отношению к маленькому телу. Лицо и волосы были залиты кровью. Под искалеченным телом медленно растекалась большая красная лужа.

Баффи инстинктивно зажала рот рукой, испачканной в чужой крови, но не кричать не могла.

В следующую секунду в коридор выскочил Зак. Оцепенев от страшного зрелища, он расширенными глазами смотрел на труп.

— Это твоя служанка, — хрипло прошептал он.

— Лю Чин!

Баффи никак не могла поверить, что это окровавленное изуродованное тело принадлежит молоденькой услужливой китаянке. Лицо Баффи исказилось от ужаса. Страшная мысль пронзила ее мозг!

— Коуди! — вскрикнула она и рванулась в детскую. — Коуди! Коуди!

Ребенка в детской не было. Дорогие шелковые простынки в его кроватке были заляпаны кровавыми отпечатками рук. Баффи в истерике принялась лихорадочно рыться в груде белья, словно ее крошечный сын мог затеряться в складках окровавленного шелка. Зак схватил Баффи за плечи и сильно встряхнул.

— Приди в себя! Нужно вызвать полицию! Похоже, ребенка похитили!

Но привести Баффи в чувство оказалось не так-то просто. Она стала бегать по всему дому, выкрикивая имя малыша. По пятам за ней следовал Зак, тщетно пытаясь остановить обезумевшую от горя женщину, обнять ее и заставить образумиться. Она с невиданной прежде силой отталкивала его и продолжала свои лихорадочные и бессмысленные поиски исчезнувшего ребенка по всему дому. В конце концов Баффи выбежала на террасу, и тут из ее глаз хлынули слезы, а все тело безвольно обмякло.

Ворота были открыты.

— Ворота… Боже мой! Пока мы с тобой занимались любовью, он проник в дом и украл моего ребенка!

— Это я не запер ворота, когда въехал.

Баффи молча повернулась к нему, и сначала ее лицо показалось ему очень спокойным. Потом она задрожала от гнева.

— Подлец! Мерзавец! — Баффи с криком бросилась к нему и стала изо всех сил молотить кулаками по груди и лицу окаменевшего Зака. — Ты не запер ворота! Негодяй! Я ненавижу тебя! Ненавижу!

Она снова и снова била его по лицу, пока из угла рта не потекла тоненькая струйка крови.

Внезапно Баффи услышала телефонный звонок. Остановившись на секунду, она с трудом взяла себя в руки и поняла, что должна снять трубку. Возможно, звонили насчет Коуди!

Баффи схватила трубку.

— Добрый вечер, принцесса, — услышала она приглушенный мужской голос. — Должен извиниться за то, что оставил после себя такой беспорядок, но я еще новичок в этом деле. Я и понятия не имел, что из твоей косоглазой служанки выльется столько кровищи!

— Что с моим ребенком? — перебила его Баффи.

— Твой щенок в полном порядке, но не могу гарантировать, что это продлится долго. Полагаю, тебе очень хотелось бы снова повидаться с ним.

— Я сделаю все, что вы скажете.

— Куда ж ты денешься! Конечно, сделаешь, как миленькая!

— Чего вы хотите?

— Ты должна мне два миллиона долларов! Слышала? Я хочу получить от тебя два миллиона долларов! О том, где и когда ты вручишь мне денежки, я сообщу тебе попозже, а пока будь умницей, не звони в полицию и исправно ходи на работу, как будто ничего не произошло. Если не сделаешь, как я говорю, придется мне поступить с твоим щенком так же, как со служанкой, только крови будет поменьше.

В трубке раздался сигнал отбоя.

С трудом переведя дыхание, Баффи позвонила в спальню Тэйлона в доме на Беверли-Хиллз.

Принц почти мгновенно снял трубку.

— Боже мой, Тэйлон! — простонала сквозь слезы Баффи. — Коуди похитили! Лю Чин мертва! Это так ужасно…

Тэйлон заговорил удивительно спокойным голосом. Это казалось странным, но объяснялось очень просто — он с детства был готов к подобным трагедиям.

— Я сейчас буду. Ни к чему не прикасайся. Ступай в гостиную и посиди там, пока кто-нибудь не приедет.

— Но он не велел мне вызывать полицию! — заикаясь, пробормотала Баффи.

— Я знаю, что нужно делать. Сейчас к тебе приедут охранники, и ты будешь не одна.

— Я и так не одна, — призналась Баффи. — Со мной Зак…

— Вот и отлично! — невозмутимо отозвался Тэйлон.

Через двадцать минут его лимузин въехал в ворота виллы. Все это время Баффи и Зак молча сидели друг напротив друга за карточным столиком в гостиной. Увидев отсвет фар, Баффи бросилась к внутренним воротам.

Прежде чем войти в дом, Тэйлон тщательно осмотрел двор. Его движения были исполнены кошачьей граций. Он заглянул в каждую щель, в каждый укромный уголок. Наблюдая за ним, Баффи поняла, что ее муж никогда не теряет голову и всегда стремится удержать ситуацию под своим контролем.

— Его здесь уже нет, — тихо сказал Тэйлон. — Где труп?

— В коридоре, — ответила Баффи, понемногу успокаиваясь только от присутствия мужа. От принца фон Арпсбурга веяло силой и уверенностью в себе.

— Хорошо, подожди здесь, — коротко распорядился Тэйлон и, взглянув в сторону кухни, позвал: — Лейтенант Бэнкрофт, вы уже здесь?

— Здесь, сэр, — отозвался низкий мужской голос, и в комнату вошел крупный широкоплечий мужчина. За ним следовали еще трое, но двое из них бесшумно скрылись в коридоре.

— Не ходите туда и ни к чему не прикасайтесь, — повторил лейтенант Бэнкрофт.

Тэйлон отвел Баффи к креслу за карточным столиком и, ласково взяв ее за руку, тихо проговорил:

— Извини, что пришлось задержаться. Поскольку за домом, возможно, следят, я попросил полицейских встретить меня за городом.

— Он сказал, чтобы я не вызывала полицию, а в противном случае угрожал убить Коуди, — пробормотала Баффи, снова впадая в истерическое состояние. — Он сказал, что с Коуди будет то же самое, что с Лю Чин…

— Но у нас не было выбора. В этом доме произошло убийство, и без полиции здесь не обойтись.

В комнате снова появился лейтенант Бэнкрофт.

— Много отпечатков рук, но ни одного отпечатка пальцев. Значит, убийца надел латексные перчатки. Мы также нашли несколько отпечатков его ног.

— Его? Значит, это мужчина? — спросил Тэйлон.

— Я почти уверен в этом. Судмедэксперты еще скажут свое слово, но, на мой взгляд, это молодой мужчина атлетического сложения. Скорее всего он регулярно занимается спортом, потому что отпечатки ступней ног отлично сбалансированы. Его нельзя назвать ни грузным, ни неуклюжим. Скорее всего он высокого роста, во всяком случае, больше шести футов. Судя по тому, как он перерезал горло жертвы, можно с уверенностью предположить в нем наличие недюжинной силы.

В коридоре заработала фотовспышка. Это полицейский фотограф делал сотни цветных снимков места убийства во всех ужасных подробностях.

— Мадам, вы в состоянии отвечать на мои вопросы? — обратился к Баффи Бэнкрофт.

— Да, — ответила она, едва владея собой.

— Тогда постарайтесь как можно подробнее вспомнить то, что сказал вам звонивший по телефону человек.

— У меня есть более интересное предложение, — вмешался Тэйлон. — Я часто пользуюсь этой виллой для проведения деловых переговоров, поэтому здесь установлена аппаратура, позволяющая автоматически записывать все телефонные звонки. Мы можем просто прослушать пленку, вместо того чтобы по памяти восстанавливать содержание разговора с преступником.

С этими словами Тэйлон подошел к стенному пульту управления домашней электроникой, и через несколько секунд через динамики внутренней связи донесся глуховатый голос убийцы, повторивший ужасные угрозы в отношении маленького Коуди.

По просьбе Бэнкрофта Тэйлон несколько раз подряд воспроизвел эту запись.

— Судя по всему, преступник пытался изменить тембр голоса, прикрыв рот какой-нибудь тряпкой. Должно быть, он не профессионал.

— Значит, это не террорист? — спросил Тэйлон.

— Стопроцентной гарантии дать не могу, но в этом преступлении нет ни единого признака профессиональной работы, — покачал головой Бэнкрофт. — Пожалуй, это все же дело рук любителя. Возможно, это сделал человек, знакомый с привычками членов вашей семьи. — Он повернулся к Баффи. — Вы часто приезжаете сюда без охраны, мадам?

— Нет, никогда! Это был первый раз, — сдавленным голосом ответила Баффи.

— Плохо, — покачал головой Бэнкрофт. — Значит, преступник следил за вами или же случайно узнал вашу машину на шоссе по пути сюда. Не припомните ли чего-либо необычного по пути на виллу?

— Даже не знаю, что вспомнить, — растерянно пробормотала Баффи. — Впрочем, мне показалось, что за мной по пятам следовал черный «порше» с тонированными стеклами. Эта машина показалась мне какой-то странной…

— «Порше» черного цвета очень часто встречаются в западной части Лос-Анджелеса, — заметил Бэнкрофт. — Впрочем, мы примем эту информацию к сведению. И еще один вопрос. Как, по-вашему, преступник проник в дом?

— Въездные ворота оказались незапертыми, — прошептала Баффи.

— Это я оставил их открытыми, когда въезжал, — сокрушенно проговорил Зак.

Тэйлон посмотрел на него с неукротимой ненавистью.

— Идиот! Проклятый тупица! Я готов разорвать тебя на части голыми руками!

— Я не знал. — Зак не смел поднять голову.

— Он не знал! Зачем же я, по-твоему, содержу многочисленную охрану?

Тэйлон угрожающе двинулся к Заку, и Бэнкрофт приготовился в случае необходимости встать между ними.

— Я должен защищать свою семью! — прорычал Тэйлон. — Я должен защищать людей, которых люблю! А ты, пытаясь совратить мою жену, — он метнул на Баффи гневный взгляд, — свел к нулю все принятые мною меры предосторожности! Это из-за тебя убита молодая женщина и похищен младенец!

— Принц фон Арпсбург! — решительно вмешался Бэнкрофт. — Ваши обвинения вы сможете выдвинуть позднее, а теперь мне необходимо знать, в состоянии ли вы найти необходимую сумму денег для выкупа.

— Конечно, — ровным голосом ответил Тэйлон. — Эта сумма будет у меня меньше чем через час.

— Надеюсь, вы не забыли, что сейчас все банки уже закрыты, — удивленно взглянул на него Бэнкрофт.

— У меня есть собственные банки, и они откроются, когда я того захочу, — пожал плечами Тэйлон.

Взяв телефонную трубку, он прежде всего набрал код, приводивший в действие систему защиты от несанкционированного прослушивания, потом набрал нужный номер.

— Милтон, это фон Арпсбург. Позаботьтесь о том, чтобы в мой дом на побережье срочно доставили два миллиона долларов мелкими купюрами.

Между тем Бэнкрофт повернулся к Баффи:

— Советую вам, мадам, делать все так, как сказал преступник, и вести обычную жизнь по заведенному распорядку, словно ничего не произошло. Очевидно, ему хорошо известны ваши привычки, и он, возможно, собирается вступить с вами в контакт где-нибудь вне вашего дома, поскольку понимает, что отныне все ваши домашние телефоны будут тщательно прослушиваться и отслеживаться. Именно поэтому он так настойчиво требует, чтобы вы продолжали ездить на работу.

— Вы имеете в виду телевизионные съемки? Вряд ли я смогу теперь сниматься в комедийном шоу…

— Тебе придется это сделать, моя дорогая, — взял ее за руку Тэйлон. — Придется, чтобы спасти нашего Коуди.


ГЛАВА 37

Баффи фон Арпсбург не могла заснуть. Почти всю ночь она наблюдала, как полицейские эксперты метр за метром обшаривали весь дом в поисках улик. Она видела, как санитары отдела судебной медицинской экспертизы погрузили тело жертвы в небольшой фургон, на котором значилось название фирмы по ресторанному обслуживанию на дому. Эта мера предосторожности была принята для того, чтобы преступник не догадался о присутствии в доме полиции.

— Уверен, он не из профессионалов, — говорил Бэнкрофт. — Профессионал потребовал бы гораздо больший выкуп. Террористическая организация и вовсе запросила бы десятки миллионов долларов. И эта странная фраза о том, что вы должны ему эти деньги… Возможно, этот тип имеет какие-то основания для личной мести.

— Таких оснований может оказаться довольно много, — покачал головой Тэйлон.

— Не исключено, что эта месть направлена не на вас, а на вашу жену, — предположил Бэнкрофт, и в комнате воцарилась страшная тишина. — Принцесса, у вас есть враги, способные похитить вашего ребенка и убить при этом его няньку?

— У меня? Враги? — ужаснулась Баффи. — Не знаю… Может, это какой-то сумасшедший? Таких всегда много вокруг знаменитых актрис… Они пишут мне письма, иногда звонят на студию…

— Нам бы хотелось увидеть хоть одно такое письмо, — проговорил Бэнкрофт. — Послушайте, уже пять часов утра. В какое время вы обычно отправляетесь на съемки?

— По-разному. На этой неделе мой рабочий день начинается в восемь утра…

— Как вы добираетесь до работы? — нетерпеливо перебил ее Бэнкрофт. Он выглядел очень усталым и озадаченным.

— Иногда студия присылает за мной машину, иногда я отправляюсь на своей…

— Попросите, чтобы сегодня за вами прислали студийную машину. Наши специалисты еще не успели как следует осмотреть ваш «роллс-ройс», а студийная машина поможет нам незаметно провезти на виллу еще нескольких наших экспертов.

Баффи послушно позвонила в транспортную службу, и ровно в семь утра к дому подъехал длинный «кадиллак». В нем разместились не только шесть экспертов, но и несколько ящиков со специальным оборудованием.

— Боже, как ужасно я выгляжу, — пробормотала Баффи, глядя в зеркало в ванной комнате. — Знаю, что должна выглядеть как всегда, но выгляжу ужасно!

— Дорогая, ты же актриса, — подбодрил ее Тэйлон.

— Не настоящая актриса, — возразила она, — но сегодня мне придется ради моего ребенка стать настоящей.

— Ради нашего ребенка, — прошептал Тэйлон.

Расположившись на заднем сиденье большой машины, Баффи вдруг осознала, насколько обычным было все вокруг нее. Похоже, никто даже не подозревал, что этой ночью в ее жизни произошла страшная трагедия. Как же такое с ней случилось? Она богата, знаменита, и все же куда более уязвима, чем другие, чьи дети защищены самим фактом заурядного положения своих родителей.

В студии тоже все казалось как обычно. Охранники у ворот, как всегда, любезно поздоровались с Баффи, пропуская «кадиллак» на территорию студии.

Машина остановилась у входа, где Баффи уже поджидала ассистентка режиссера.

— Сегодня первая сцена с вашим участием будет сниматься в девять часов в павильоне 331, костюм номер 27. В сценарий внесены кое-какие изменения. — Она протянула Баффи несколько страниц измененного текста. — Вас уже ждут в гримерной. Сегодня особых проблем не ожидается, все должно пройти достаточно гладко.

Баффи рассеянно глядела на ассистентку, не понимая ни одного ее слова. В передвижном фургончике, по традиции служившем гримуборной, Баффи поджидали гримеры и парикмахеры.

— Бог ты мой! — воскликнул гример. — Что за жуткий вид у тебя сегодня, Баффи! Должно быть, ты всю ночь не спала? Я, конечно, мастер своего дела, но замаскировать такое… даже у меня может не получиться.

— Заткнись! — рявкнула Баффи.

— Что?! — изумился гример, привыкший к совершенно другому стилю общения с ней. Потом он вспомнил, что ссориться со звездами нельзя, потому что выйдет себе дороже. Отличавшиеся злопамятностью актрисы такого никогда не прощали, и в следующий раз на съемки нового фильма приглашали другого гримера. Поэтому оскорбленный мастер грима счел за лучшее промолчать.

Раскладывая бесчисленные профессиональные принадлежности, он вдруг наткнулся на запечатанный конверт, адресованный Баффи фон Арпсбург.

— Как оно сюда попало? — с недоумением пробормотал он. — Баффи, тебе письмо!

Негнущимися от дурного предчувствия пальцами Баффи разорвала конверт и прочла аккуратно отпечатанный текст на одном-единственном листке бумаги:


«Дорогая принцесса!

У меня есть для тебя сюрприз! Думаю, нам пора встретиться. Принеси мои два миллиона долларов завтра в два часа дня в бар кафе «Родео». Твоему щенку у меня неплохо живется. Ты не поверишь, но я очень хорошо за ним ухаживаю. Я даже сделал ему стрижку и в доказательство серьезности моих намерений вкладываю в конверт один из остриженных локонов. Если этого недостаточно, могу прислать еще что-нибудь отстриженное. Например, пальчик. Кстати, чтобы избавить ищеек твоего мужа и полицейских от лишних хлопот (не сомневаюсь, ты наверняка вызвала полицию — все-таки труп и прочее…), сообщаю, что это письмо было напечатано в читальном зале публичной библиотеки Беверли-Хиллз. Прошу тебя, позаботься о том, чтобы все деньги были в мелких купюрах, не больше двадцатки. Впрочем, ты сама, наверное, уже догадалась об этом. Твой… гувернер».


Дрожа всем телом, Баффи позвонила по телефону Тэйлону. Он снял трубку после первого же сигнала.

— Я получила письмо от человека, похитившего Коуди. Он хочет, чтобы завтра в два часа дня я принесла ему выкуп в кафе «Родео», — лихорадочно сообщила она.

— Отлично, — сказал Тэйлон. — Больше ничего не говори. Все детали обсудим сегодня вечером дома. Все будет хорошо. С Коуди ничего не случится. Верь мне!

В тот день съемки давались Баффи с трудом, и она удивлялась тому, что никто из съемочной группы не замечал ее ужасного эмоционального состояния. Значит, она и в самом деле оказалась неплохой актрисой!

Вечером Баффи вернулась домой в Беверли-Хиллз, где ее уже ждали Тэйлон, лейтенант Бэнкрофт и целая бригада экспертов. Полицейским не пришлось доставлять в дом принца фон Арпсбурга слишком много специального оборудования, потому что охранники Тэйлона давно уже установили новейшую электронику.

— Именно такую технику следовало бы иметь и ФБР, и городской полиции Лос-Анджелеса, если бы они располагали такими же средствами, как и вы, принц, — одобрительно заметил Бэнкрофт. Увидев Баффи, он кивнул ей и тут же позвал другого офицера: — Сержант Потейт!

В комнату вошла высокая симпатичная блондинка.

— Принцесса, — начал Бэнкрофт, — позвольте представить вам Мелинду Потейт. Завтра она вместо вас отправится на свидание с преступником.

— Но она совсем не похожа на меня! — возразила Баффи.

— Будет похожа, — заверил ее Бэнкрофт. — Я вызвал одного из лучших гримеров вашей студии, чтобы он превратил сержанта Потейт в вас. Мелинда одного с вами роста, и фигуры у вас почти одинаковые. Ей остается только перенять вашу походку.

— Но встреча назначена средь бела дня, при ярком солнечном свете! Разве ей удастся обмануть преступника, выдавая себя за меня?! — разволновалась Баффи. — Зачем такой риск? Лучше я сама пойду в это кафе!

— Мне не впервой играть роль другого человека, — перебила ее Мелинда. — У нас есть основания полагать, что преступник действует в одиночку. Если нам удастся схватить его или хотя бы установить за ним слежку, ребенок вскоре будет вызволен из плена.

— Но почему это не могу сделать я? — настаивала на своем Баффи.

— Вот почему. — Мелинда вынула из кармана револьвер. — В отличие от вас я знаю, как и когда этим воспользоваться.

— Баффи, мы должны сделать так, как требует лейтенант Бэнкрофт, — вмешался Тэйлон.

В этот момент дворецкий сообщил о прибытии гримера. Он оказался тем самым, на кого утром накричала Баффи.

— Ничего не понимаю, — сердито начал он. — Что вам от меня нужно?

— Мне нужно, — властно сказала Баффи, — чтобы ты сделал из этой женщины мою точную копию. Это необходимо для специального проекта, поэтому мы и пригласили тебя сюда, а не в студию. За эту работу тебе очень хорошо заплатят.

При этих словах Тэйлон сделал шаг вперед и, достав из бумажника две хрустящие тысячедолларовые купюры, вложил их в руку ошеломленного гримера. Взглянув на Мелинду, он смущенно пробормотал:

— Это очень нелегко. Хотя форма глаз почти одинаковая и с цветными контактными линзами можно будет превратить их в точную копию оригинала. Однако все остальное не совпадает. Линию подбородка придется исправлять латексом… Крупный план тоже предусмотрен? Для крупного плана такой грим не годится… А какой будет костюм?

— Номер 78, — сказала Баффи, инстинктивно выбрав просторный летний костюм с большой широкополой шляпой. Такая одежда максимально скрыла бы лицо Мелинды Потейт. Баффи также попросила прислать самый большой из своих театральных париков, представлявший собой пышную шевелюру и предназначенный для комической сцены, в которой Баффи играла роль вычурной дамы. Этот парик и солнцезащитные очки скроют большую часть лица Мелинды.

Прошло несколько часов, а гример все еще старательно экспериментировал с кусочками латекса, пытаясь придать лицу Мелинды нужную форму.

Всякий раз, когда он показывал очередной вариант, Баффи решительно отвергала его как откровенную подделку.

— Это выглядит фальшиво! — твердила она.

— Но это и есть фальшивка! — выпалил наконец раздосадованный гример. — Ты же знаешь не хуже меня, что на пленке эта фальшивка будет смотреться как подлинник! Если осветители постараются на совесть и оператор воспользуется мягкими линзами, никто не догадается, что это не ты!

Баффи не могла сказать усталому и раздраженному гримеру, что поскольку не будет ни осветителей, ни камеры, ни оператора, никто не доведет иллюзию до необходимого совершенства.

Уже перевалило за полночь, когда Баффи начала обучать Мелинду своей походке и особому техасскому акценту. Она не упустила из виду и того, что похититель знал ее голос и манеру говорить. Черт побери! С характерным акцентом Баффи знакомы девяносто миллионов телезрителей! Мелинде же, как назло, никак не удавалось воспроизвести носовой тембр голоса Баффи.

В конце концов принцесса в отчаянии всплеснула руками.

— Остается только надеяться на то, что преступник лишен тембрового слуха!

Обе женщины заснули мертвым сном только под утро и проспали до одиннадцати часов. Баффи немало удивилась тому, что ей все же удалось заснуть в такой ситуации.

В полдень Баффи тщательно проследила за тем, чтобы Мелинда Потейт оделась соответствующим образом, и без четверти два офицер полиции, загримированная под принцессу фон Арпсбург, взяла в руки мягкую кожаную сумку, набитую мелкими купюрами на сумму два миллиона долларов, села за руль лимузина Баффи и отправилась к кафе «Родео».


ГЛАВА 38

Глубоко вздохнув, Мелинда Потейт вошла в кафе. Она надеялась, что тщательный грим, большой парик, солнцезащитные очки и широкополая шляпа обманут преступника и заставят его поверить в то, что к нему на встречу явилась сама знаменитая принцесса фон Арпсбург. Войдя в кафе, Мелинда профессиональным глазом окинула всех посетителей бара. Их было всего шесть, не считая самого бармена (тоже переодетого полицейского). Большинство посетителей этого кафе предпочли для ленча открытую веранду. Мелинда видела через стекло, что все столики на веранде заняты.

Один из посетителей бара, довольно пожилой мужчина, походил на актера. Его длинные вьющиеся седые волосы резко контрастировали с темно-синим двубортным блейзером с медными пуговицами. За столиком у окна сидели две женщины, тщательно избегавшие прямого солнечного света. Очевидно, обе недавно сделали пластические операции. В самом дальнем углу за чахлой пальмой в кадке пытались спрятаться двое влюбленных, но у них это плохо получалось.

Кондиционер работал на полную мощность, и это было очень кстати, поскольку Мелинда почти задыхалась под толстым слоем грима и огромным париком. Поставив сумку с деньгами на пол рядом с собой, она уселась на высокий стул возле стойки бара. С этого места Мелинда без труда держала в поле зрения всех посетителей и входную дверь.

— Вам как обычно, принцесса фон Арпсбург? — громко спросил у нее бармен, и несколько посетителей повернулись, чтобы поглазеть на знаменитость.

— Да, немного шампанского «Кристаль»! — ответила Мелинда, которую Баффи накануне успела просветить насчет своих привычек. Психолог из полицейского управления составил предполагаемый психологический портрет преступника. Выходило, что он хорошо знаком с привычками принцессы фон Арпсбург. Мелинда медленно обводила взглядом все углы бара, все столики на открытой веранде, все подходы к кафе со стороны улицы. Преступник мог оказаться где угодно.

В конце концов она сосредоточила внимание на старике с седой гривой. На его лице Мелинда заметила театральный грим, довольно часто применяемый старыми актерами. Однако она вспомнила, что, по мнению следователей, похититель ребенка молодой и сильный человек спортивного сложения. И все же этот странноватый старик вполне мог оказаться его сообщником.

Старик заметил ее взгляд и, воспользовавшись возможностью, завязал разговор.

— На днях видел по телевизору ваше шоу, — начал он. — Вообще-то я редко смотрю телевизор, но если выдается свободный вечерок и я не слишком устаю от дневных съемок, бывает забавно поглядеть на голубой экран.

«Что за вздор он мелет! — пронеслось в голове у Мелинды. — Наверное, хочет попытать счастья. Вдруг ему перепадет хоть какая-нибудь работа, если телезвезда замолвит за него словечко…»

Она молча кивнула, чтобы не показывать, что у нее нет техасского акцента.

— Я заметил, что вашими партнерами довольно часто бывают характерные актеры, — продолжал седовласый старик. — Я тоже могу быть характерным актером, хотя мое настоящее амплуа — герой. Если хотите, я пришлю вам свой послужной список. Я только что уволил своего агента, поэтому теперь делаю все сам.

«Скорее всего у тебя никогда не было никакого агента», — подумала Мелинда.

— Так я пошлю вам резюме, договорились? Старик встал, застегнул запонки и направился к двери.

— Вы работаете на студии «Бербанк», не так ли? — спросил он уже у выхода.

Мелинда снова кивнула.

Старик ушел.

— Ну что ты обо всем этом думаешь? — шепотом спросил у нее бармен-полицейский.

— Не знаю. Старик не подходит под предполагаемый психологический портрет преступника.

Мелинда осторожно оглядела почти опустевший бар.

На стойке бара зазвонил телефон.

Бармен снял трубку, и хриплый голос попросил к телефону «женщину в большой шляпе, сидящую у бара». Полицейский нажал на кнопку отслеживающего устройства и попытался затянуть разговор.

— Тут несколько женщин в шляпах, не могли бы вы дать более точное описание нужной вам особы?

— Кончай молоть чепуху, легавый, — оборвал его хриплый голос. — Как видишь, мне известно, что ты из полиции, и я не собираюсь болтать с тобой долго, иначе ты выследишь меня. Так что передай-ка трубку этой подсадной утке, так называемой принцессе фон Арпсбург.

Полицейский передал трубку Мелинде и тихо сказал ей:

— Он нас обоих раскусил.

— Черт! — вырвалось у нее.

— Попытайся потянуть время.

Сделав глубокий вздох, Мелинда поднесла трубку к уху:

— Чем могу быть полезна?

— Можешь снять с себя свой шутовской наряд, детка, — прохрипела трубка. — Я предупреждал эту сучку, чтобы не звонила в полицию! Я ее честно предупреждал!

— Они не хотели вызывать полицию, но в доме был труп, — спокойно и уверенно прервала его Мелинда. — Даже принц фон Арпсбург не в состоянии долго хранить в тайне совершенное в его доме убийство.

— Скоро совершится еще одно убийство! Они получат по почте то, что останется от их щенка!

— Я принесла деньги. Разве вы не хотите их получить? — проговорила Мелинда, стараясь не провоцировать психопатическую реакцию. — Принцесса чувствовала себя ужасно, поэтому мне пришлось вместо нее привезти выкуп.

— Вранье! — завопил голос.

В этот момент бармен дал Мелинде знак, что определен телефон, с которого звонил преступник. Через несколько секунд по указанному адресу помчатся полицейские машины. Необходимо было задержать преступника у телефона еще хоть на несколько секунд.

В трубке раздался сигнал отбоя.

Бармен и Мелинда стали ждать повторного звонка.

— Должно быть, это все-таки тот старик, — сказал бармен. — Нам следовало задержать его.

— Но если он был не один, ты спугнул бы настоящего похитителя, — возразила Мелинда. — Мы все сделали правильно.

— И сели в лужу!

Наконец телефон снова зазвонил.

Бармен тут же схватил трубку. На другом конце провода кто-то долго что-то рассказывал, и Мелинда слышала только междометия и подталкивания своего напарника. Наконец трубка снова вернулась на место.

— Ему удалось уйти. Он звонил из телефона-автомата в районе Западного Голливуда. Они пытаются снять отпечатки пальцев, но эксперты считают, что на серьезные результаты надеяться не стоит.

Бармен налил себе порцию бурбона и единым махом опрокинул ее в рот.

— Ненавижу этих выродков, способных причинить боль ребенку, — пробормотал он.

— Я тоже, — сказала Мелинда. — Что будем теперь делать?

— Возвращайся в дом и жди. Нелегко сообщить родителям, что преступник был у нас на крючке, но мы его упустили. Меня просто тошнит от этого!

— Знаешь, мне нравится мать этого ребенка, — задумчиво проговорила Мелинда. Ей вовсе не хотелось возвращаться во дворец четы фон Арпсбургов с плохой вестью. — Сначала я думала, что это самовлюбленная потаскушка, какой ее описывают во всех популярных журналах, но она по-настоящему любит своего ребенка и страшно переживает из-за него.

— А как тебе нравится принц? — с любопытством спросил напарник.

— Он человек невероятного самообладания. Кажется, принц и его жена очень близки. Порой у меня возникает такое ощущение, словно я работаю не в полиции, а лично у него.

Мелинда пригубила ставшее теплым шампанское. Не каждый день ей удавалось попробовать «Кристаль». Зарплата не позволяла подобную роскошь.

— И все же есть тут что-то не совсем понятное, — пробормотала она.

— Что ты имеешь в виду?

— В тот вечер, когда из дома в Малибу похитили ребенка, с принцессой был ее первый муж. Похоже, между ними до сих пор что-то происходит.

— Говорят, принц гомосексуалист. Может, его жене захотелось нормального секса.

— Вполне вероятно, Бэнкрофт не исключает возможности того, что ее бывший муж имеет какое-то отношение к похищению ребенка.

— А ты как считаешь?

— Он очень симпатичный парень, но не ее типа. То есть он ей не пара. Понимаешь меня? Это он оставил ворота открытыми. Бэнкрофт сказал, что он не должен в ближайшее время уезжать из города, поэтому ему приходится жить в доме принца.

— Так это же очень удобно, верно? — ухмыльнулся полицейский, передавая фартук настоящему бармену. — Тебя подвезти?

— У меня «роллс-ройс», — улыбнулась Мелинда.

Лимузин ожидал ее рядом с кафе. Подойдя к машине, она не без удовольствия услышала слова служащего автостоянки:

— Рад был увидеть вас, принцесса фон Арпсбург!

По дороге к дому принца Мелинда размышляла над тем, что ее маскировка ввела в заблуждение служащего автостоянки, но не преступника, который, вполне возможно, находился рядом с ней в баре. А что, если он заранее узнал о подмене? Тогда получалось, что преступник каким-то образом вхож в дом фон Арпсбургов. Возможно, он неплохо разбирался в театральном гриме и поэтому разгадал под маской другое лицо? Оба варианта казались вполне правдоподобными, и Мелинда сделала в своем блокноте несколько записей. Потом проверила сумку с деньгами. Ей казалось, что такое количество мелких купюр должно иметь значительный вес, на самом же деле сумка весила самое большое тридцать фунтов. Эти два миллиона долларов принц фон Арпсбург сумел достать меньше чем за час, да еще посреди ночи. Интересно, каково быть таким богатым и могущественным человеком, способным заставить президентов банка суетиться ночью! Когда Мелинда брала кредит для покупки подержанного БМВ, банку понадобилось почти две недели, чтобы оформить все необходимые бумаги и выдать деньги.

Размышляя об этом, сержант Потейт приводила в порядок свои мысли и догадки относительно недавнего похищения ребенка четы фон Арпсбургов. Профессиональное чутье подсказывало ей, что преступник — новичок в этом деле, ибо похищение не до конца продумано, а значит, есть все шансы раскрыть это преступление и спасти ребенка. Если только он еще жив…


ГЛАВА 39

Прошло еще два дня. От похитителя не было ни слуху ни духу. Мелинда Потейт уже не таясь каждый день сопровождала Баффи на работу в студию. Баффи изо всех сил старалась выдержать обычный график, как этого требовал преступник. Она постоянно находилась под страшным психологическим давлением, и это начинало сказываться. В студии Баффи была раздражительной и вспыльчивой. Когда кто-то из гримеров в шутку заметил, что ему надоело затушевывать ее воспаленные веки и излишнюю резкость бровей, Баффи вспылила:

— Если эта работа для вас слишком трудна, поищите себе другую! — Она швырнула поднос с гримировальными принадлежностями в зеркало и, заливаясь слезами, заперлась в своей гардеробной. Когда взволнованная ассистентка режиссера постучала в дверь и сказала Баффи, что пора выходить на съемочную площадку, в ответ она услышала горькие всхлипывания актрисы:

— Я не помню ни одного слова из сценария! Я хочу домой!

Мелинда обняла Баффи за плечи, пытаясь успокоить ее.

— Вы должны делать так, как требовал похититель. Я знаю, это очень трудно, но вам следует работать, как ни в чем не бывало.

Она прижала к себе измученную Баффи, размышляя о том, удалось ли бы ей самой выдержать характер, если бы ее собственный ребенок оказался в руках преступника.

Вся съемочная группа тем временем решила, что Баффи в силу какого-то каприза хочет провести весь рабочий день в своей гардеробной. Многочисленные ассистенты по очереди, набравшись — храбрости, деликатно стучались в ее дверь и пытались выманить раскапризничавшуюся актрису на съемочную площадку. Все прочие тихо радовались тому, что съемки придется перенести на другой день, что означало для них прибавку к гонорару. И все удивлялись бесконечному терпению высшей администрации, не подозревая о том, что она ознакомлена с трагическим фактом похищения сына Баффи. Полиция установила на все телефоны студии специальные прослушивающие устройства.

— Нет! Только не это! — отчаянно воскликнула Баффи, глядя на сигнальный экземпляр таблоида, принесенный ей студийным журналистом. Под двусмысленным заголовком красовалась картинка, изображавшая зарезанную Лю Чин. — Боже мой! Какой ужас!

— Этот таблоид еще не расклеили по стенам, — сказал журналист. — Можно попробовать нейтрализовать его.

— Плевать мне на все эти таблоиды! Меня сейчас волнует только одно — где мой ребенок и что сделает с ним преступник, когда прочтет это!

В верхней части таблоида крупным шрифтом были набраны сенсационные строчки:


«Сверхсексуальная суперзвезда-принцесса развлекается с бывшим любовником, в то время как убийца похищает ее сына!»


Дальше шел текст:


«Бывшая супермодель, потом суперзвезда, а теперь принцесса Баффи фон Арпсбург продолжает свою деятельность, несмотря на то что ее единственный ребенок, принц Коуди, возможно, лежит в луже собственной по-королевски голубой крови.

Три дня назад, пока принцесса развлекалась со своим бывшим мужем, фотографом из Нью-Йорка по имени Закери Джонс, в роскошном доме в Малибу, преступник перерезал горло ее служанке, китаянке Лю Чин, и несчастная захлебнулась собственной кровью.

Исчезновение ребенка из его кроватки было замечено лишь поздно ночью, когда ее высочество наконец насытилось мускулистым телом мистера Джонса. Об этом нам стало известно из достоверных источников в городском полицейском управлении Лос-Анджелеса.

Похищение ребенка совсем не отразилось на работоспособности принцессы Баффи, а также не уменьшило ее гурманские замашки. На следующий день после трагического происшествия она с очевидным наслаждением угощалась дорогим шампанским в баре кафе «Родео», где ее видели многочисленные посетители.

На съемочной площадке принцесса работает с прежним рвением. Хотя члены съемочной группы отмечают, что ладить с ней стало труднее, чем обычно. Возможно, она наконец заметила, что ее единственный ребенок попал в лапы убийцы?

Принц Тэйлон фон Арпсбург отказался комментировать похищение ребенка, а также и то, что его жена возобновила интимные отношения со своим бывшим буйволоподобным мужем. Кстати, фотограф Джонс поселился в огромном дворце фон Арпсбургов в Беверли-Хиллз.

До сих пор сказочному принцу и его принцессе удавалось поддерживать иллюзию счастливой семейной жизни.

Полиция и слуги фон Арпсбургов отказываются давать комментарии по поводу похищения ребенка и выкупа, требуемого за него. Однако, поскольку принц фон Арпсбург считается одним из самых богатых людей в мире, можно с уверенностью предположить, что эта сумма исчисляется многими миллионами долларов».


Ниже был помещен сделанный с вертолета фотоснимок виллы в Малибу. На нем стрелочками было указано расположение спальни и детской комнаты, а также то место, где лежало тело несчастной китаянки.

Рядом была помещена старая фотография Баффи и Зака: они распивали шампанское в постели, в спальне роскошного пентхауза в Нью-Йорке. С этой фотографии умело изъяли все детали, свидетельствовавшие о том, что Баффи и Зак находятся именно в Нью-Йорке. Таким образом нарочно создавалось впечатление, будто снимок сделан на вилле в Малибу как раз в тот момент, когда в другой комнате происходило сначала убийство служанки, а потом похищение ребенка.

Еще ниже была помещена фотография опечаленного Тэйлона. Но больше всего подействовал на Баффи карандашный рисунок младенца, из груди которого торчал огромный нож. Подпись гласила: «Жив или мертв? Неужели матери это безразлично?»

Пока Баффи несколько раз с ужасом перечитывала статью, потрясенные Мелинда и журналист молчали.

— Как они могли? — лихорадочно пробормотала Баффи. — Как же они посмели написать такое?

Мелинда подошла к телефону и набрала номер лейтенанта Бэнкрофта. Баффи внимательно наблюдала за ней, пытаясь понять, о чем они говорят. Положив трубку, Мелинда сокрушенно сказала:

— Этот репортер не вступал в общение ни с полицейским управлением, ни с вашим мужем, Баффи. Мы уже допросили его, и он признался, что статья была прислана кем-то со студии «Бербанк», а кое-какие подробности сообщил по телефону некий аноним, назвавший себя близким другом семьи.

— Кто это был?

— Полагаю, звонил сам преступник. Полиция держала в строгом секрете способ убийства жертвы и место совершения этого преступления. О подробностях знали только вы, ваш муж, мистер Джонс, бригада экспертов, судмедэксперт и я. Лейтенант Бэнкрофт заверил меня, что утечка информации произошла не из полицейского управления. Мы неизменно и строго придерживаемся правила никогда не давать газетчикам никакой предварительной информации о преступлениях.

— Но зачем он это сделал? — Баффи в недоумении потерла лоб, стараясь осознать смысл происшедшего.

— Наш психолог уверен, что преступник питает к вам неукротимую ненависть. Все его действия направлены на то, чтобы причинить вам боль, уничтожить вас. Возможно, это ваш тайный поклонник, на которого вы, по несчастью, не обратили никакого внимания, или же человек, довольно хорошо вам известный. Пока можно сказать наверняка только одно — он наслаждается каждой минутой ваших страданий, и его психическое состояние весьма нестабильно. Он не хочет никакой огласки, но сам делает сообщения бульварной прессе.

Мелинда разговаривала с принцессой фон Арпсбург совершенно откровенно, надеясь, что тем самым не совершает ошибку. Человеческому терпению и выдержке есть предел. Где этот предел у принцессы?

Однако внешне Баффи казалась вполне спокойной.

Ей хотелось уехать домой. К чему теперь притворяться, будто на съемочной площадке идет обычный рабочий день?

Пока ассистентка искала шофера, Баффи смотрела на стены своей гримерной, увешанные десятками фотографий маленького Коуди. Неужели кто-то всерьез предполагал, что ее не волнует судьба любимого ребенка? Ведь именно он был для нее смыслом всей жизни!

Мелинда дала Баффи легкий просторный жакет с капюшоном, чтобы она хоть на время укрылась от любопытных взглядов.

Баффи вытерла слезы. Она так много и долго плакала, что слезы стерли весь грим. Баффи подошла к двери и распахнула ее.

Снаружи в скорбном оцепенении стояла вся съемочная группа. Все сейчас стыдились того, что лишь несколько минут назад сердились на слишком темпераментную актрису. Внезапно кто-то из светотехников, забравшись почти под самую крышу съемочного павильона, начал громко аплодировать, и один за другим все члены съемочной группы присоединились к нему, воздавая тем самым дань восхищения мужественной женщине, достойной глубокого сочувствия и уважения.

Собравшиеся расступились, когда Баффи медленно направлялась к выходу. Она не плакала. У нее не было больше слез.


ГЛАВА 40

Лейтенант Бэнкрофт сообщил Заку, что в создавшейся обстановке ему лучше вернуться в Нью-Йорк. Звонок преступника в редакцию таблоида убедил его в невиновности Зака. Лейтенант провел с бывшим мужем принцессы несколько дней и за это время проникся к нему симпатией. Собственно говоря, Бэнкрофту были симпатичны все участники этой трагедии, что с ним случалось очень редко. Он полагал, что Баффи — богатая, избалованная потаскушка, случайно выскочившая замуж за аристократа, а Тэйлон — высокомерный, одуревший от денег и власти гомосексуалист. Теперь, познакомившись с супругами поближе, Бэнкрофт восхищался обоими. Он повидал на своем веку немало людей, попавших в серьезную беду, и должен был признать, что чета фон Арпсбургов держалась с большим достоинством и завидной выдержкой.

Когда Баффи в сопровождении Мелинды вернулась со съемок, Бэнкрофт разговаривал с Заком, стоя внизу, в огромном вестибюле. В левой руке Зак держал небольшую дорожную сумку, с его плеча свешивался тяжелый кофр с фотопринадлежностями. Он пожал огромную руку Бэнкрофта.

Увидев Баффи, Зак смутился, растерялся и сбивчиво заговорил:

— По словам лейтенанта, мне лучше вернуться в Нью-Йорк из-за всей этой шумихи в газетах…

— Думаю, он прав, — хрипло прошептала Баффи и внимательно уставилась на Зака.

Когда-то этих людей связывала постель, теперь же они смотрели в глаза друг другу, пытаясь отыскать хоть малейшую надежду на то, что им удастся заново построить отношения.

— Все кончено? — дрогнувшим голосом спросил Зак.

— Да, — отвернулась Баффи.

— Да…

— Ты уверена?

— Да.

Зак не стал ждать дальнейших объяснений. Выйдя через массивные двойные двери красного дерева, он решительно направился к ожидавшему его лимузину. Сейчас его увезут в аэропорт, и он навсегда исчезнет из жизни Баффи.

Она проводила его взглядом. В ее глазах не было слез. Слишком много пролила их Баффи за последние три дня.

Тэйлон первым нарушил молчание.

— Не перестаю удивляться и восхищаться тобой. Как только у тебя хватает сил выдержать все это? — обнял он жену за плечи. — За такое короткое время на твою голову свалилось столько событий… Ты очень сильный человек. Никто даже не подозревает, как ты сильна.

Баффи уже давно поняла, что только сама отвечает за свою судьбу. Раньше она очень зависела от мнения отца и других мужчин, включая и Зака, своего первого мужа, которому хотелось обладать ею, как красивой вещью. Тэйлон в чем-то походил на Зака, но вместе с тем отличался от него. Ему нужен был ее ребенок, но он, и Баффи в этом не сомневалась, по-своему любил ее, хотя и платонической любовью. Баффи, прежде считавшая самой важной частью жизни хороший секс, теперь очень высоко ценила дружбу со своим вторым мужем. Впрочем, многие не понимали природы взаимоотношений между секс-бомбой и гомосексуальным аристократом. Баффи сама только-только начала это понимать.

— Я хочу попросить тебя кое о чем, — наконец прервал молчание Тэйлон. — Сегодня днем звонил Барри Йокам и спрашивал, не согласишься ли ты вечером снова появиться в его ночной программе.

— О Боже, я не могу…

— Возможно, таким способом нам удастся установить контакт с похитителем. Так или иначе, это позволит тебе призвать на помощь широкую публику и развеять нелепые домыслы в печати. — Голос Тэйлона звучал твердо. — Люди услышат от тебя правду раньше, чем успеют прочесть грязные сплетни в газетах.

Баффи понимала, что он прав.

— Я прошу тебя заранее решить, о чем будешь говорить, и продиктовать свою речь одному из моих секретарей. После этого я отошлю ее Барри Йокаму для заправки в телесуфлер. Очень важно, чтобы во время передачи ты сказала именно то, что хотела сказать, и ничего лишнего. В твоем распоряжении почти два часа. — Тэйлон знаком подозвал своего секретаря. — Я охотно помог бы тебе составить речь, но слова должны быть только твоими.

Баффи кивнула.

На ней был белый костюм из тонкого шелка. Узкая юбка плотно облегала бедра, довольно глубокий вырез обрамляли пышные оборки, отделанные тонким кружевом. Баффи сомневалась, подходит ли такой откровенный стиль для передачи Барри Йокама, но ей хотелось появиться именно в белом.

Она приехала в студию на целый час раньше назначенного времени. В руках у нее был аккуратно отпечатанный текст публичного заявления. Преувеличенно услужливая ассистентка взяла его, чтобы заправить в телесуфлер.

— Хотите что-нибудь выпить? — предложила Мелинда, неотступно сопровождавшая Баффи повсюду.

Несмотря на то что Йокам предусмотрительно загрузил холодильник несколькими бутылками «Кристаль», Баффи отказалась от спиртного.

Через минуту в комнату для гостей влетел взволнованный Йокам со сбившимся набок галстуком-бабочкой.

— Баффи! — воскликнул он, простирая к ней руки. — Я все знаю! Как это ужасно!

Он отечески обнял Баффи, мысленно отметив, что ее тело такое же гибкое и упругое, как много месяцев назад, когда он занимался с ней любовью на берегу океана. Тяжелые переживания почти не повлияли на внешний вид этой женщины.

Помолчав несколько секунд, Барри отвел Баффи в сторону от Мелинды.

— Мне бы хотелось поговорить с тобой наедине, — начал он, — потому что меня давно беспокоит один вопрос… Возможно ли, что этот малыш мой сын?

— Нет, — ответила Баффи. — Коуди — сын Тэйлона.

И это было не совсем ложью. В определенном смысле Коуди действительно принадлежал Тэйлону больше, чем кому-либо другому.

— Я рад, — с облегчением вздохнул Йокам, опасавшийся, что каким-то боком будет втянут в скандал с похищением младенца.

— Я хочу поблагодарить тебя за приглашение на сегодняшнюю ночную программу, — сказала Баффи. — Мы с Тэйлоном надеемся, что это поможет нам вернуть ребенка.

Барри Йокам и сам радовался тому, что в его шоу снова появится принцесса фон Арпсбург. С ее помощью он надеялся набрать рекордно высокий рейтинг ночных программ. Однако идея пригласить Баффи принадлежала не ему, а одному из гостей программы. Тот еще днем позвонил ему и, рассказав сенсационную историю о похищении младенца Коуди, предложил пригласить Баффи на ближайший телеэфир.

— Это была моя идея.

— Твоя? — удивленно переспросила Баффи, глядя на Рики Дьябло.

— Ага, — пожал тот плечами. — В сегодняшней программе будет короткий эпизод обо мне, поэтому они прислали моему менеджеру краткое содержание этого эпизода. Увидев его, я сразу позвонил Барри.

Дьябло улыбнулся, демонстрируя белоснежные зубы, доведенные стоматологом до совершенства. На нем была обтягивающая черная тенниска, светло-серые полотняные брюки, никаких носков, мягкие кожаные мокасины и бежевый твидовый пиджак, небрежно накинутый на одно плечо. Выдержав нужную паузу, Рики продолжил:

— Знаю, тебе это кажется странным после того, что произошло между нами, но…

— А что между вами произошло? — поинтересовался Йокам, бесцеремонно вмешиваясь в разговор. — Послушай! — Он повернулся к Баффи. — Если этот парень тебя хоть немного смущает, я вычеркну его из числа сегодняшних гостей студии.

Дьябло был ошарашен таким поворотом событий. Он уже много месяцев не появлялся в обществе и совсем не желал терять возможность хоть на несколько минут показаться на телеэкране в программе Барри Йокама. Рики крайне нуждался в работе, а чтобы получить ее, он считал просто необходимым появиться на телеэкране перед бессонной аудиторией Голливуда. Последняя пассия Дьябло, стареющая бывшая жена крупного автомобильного дельца, уже начинала проявлять недовольство, взамен за секс-услуги оплачивая его бесчисленные счета.

— Итак?.. — Йокам вопросительно посмотрел на Баффи.

— Я не возражаю против того, чтобы он появился вместе со мной в твоем шоу. То, что между нами когда-то произошло, осталось в далеком прошлом, и я сожалею об этом.

Баффи говорила правду. Красавчик Рики Дьябло и вправду был частью ее прежней беззаботно-счастливой жизни, казавшейся теперь Баффи бесконечно далекой. Она помнила, как Дьябло, обеими руками держась за раскаленный пенис, выбежал в костюме Адама на сцену, и свидетелями этого небывалого происшествия стали семьдесят миллионов телезрителей. Теперь Баффи искренне сожалела о своей жестокой шутке, которая, должно быть, дорого стоила несчастному Дьябло.

— То, что случилось, произошло по моей вине, и теперь я искренне сожалею об этом, — сказала она.

Дьябло удивленно вздрогнул, услышав эти слова.

— Все в порядке, — чуть хрипло сказал он, протягивая ей руку. — Полагаю, то, что случилось в тот вечер, сделает меня бессмертным в истории Голливуда.

Ему стало как-то не по себе от такой откровенности Баффи, но вместе с тем он радовался тому, что его оставили участником самой популярной программы сезона. Предполагалось, что Баффи фон Арпсбург сделает личное заявление во время шоу. По мнению Дьябло, это заняло бы не больше десяти минут прямого эфира. Значит, все оставшееся время он сможет убеждать зрителей в том, что они хотят видеть в новых фильмах именно его, неотразимого красавца и гениального актера Рики Дьябло. Ему смертельно хотелось вырваться из объятий богатой стареющей любовницы и вновь вернуться в шезлонги Беверли-Хиллз, где он чувствовал себя как рыба в воде.

— Послушайте, мне нужно закончить гримироваться, — сказал Йокам своим гостям и снова пожал руку Баффи. — Знай, принцесса, я очень волнуюсь за тебя и надеюсь помочь, если это только в моих силах, — он сделал патетическую паузу, — ведь у меня тоже есть дети.

С этими словами Йокам вышел из комнаты, пытаясь припомнить, где же сейчас его дети. Потом его мысли занял Рики Дьябло и ходившие повсюду забавные сплетни о том, как он опозорился во время церемонии вручения наград молодым талантам. Йокам решил поручить своим ассистентам найти кадры хроники, запечатлевшие этот эпизод. Возможно, удастся использовать эти кадры в качестве связующего звена между Баффи, суперзвездой, и этим самодовольным актеришкой, вернее, прощелыгой.

Зайдя в кабинет режиссера, Йокам сказал непререкаемо твердым тоном:

— Первой в нашей программе должна выступить принцесса фон Арпсбург, иначе все будет выглядеть некрасиво. Люди думают, будто мы заставляем бедную женщину ждать, чтобы тем самым удержать внимание аудитории, чего, собственно говоря, я действительно хочу добиться. Мне придется сократить свой собственный монолог, но вместо этого произнести что-то в высшей степени высоконравственное и гуманное. Пусть сценаристы немедленно примутся за работу. У них есть письменный текст предполагаемого заявления принцессы, так что пусть придумают логическую связку. Нужно увеличить первую рекламную паузу. Если нам повезет, мы сумеем сделать так, что принцесса останется в прямом эфире и после полуночи. Тогда мне удастся кое-что выжать из истории о ее прежних отношениях с этим Дьябло и удержать зрительский рейтинг во второй половине часа. — Барри всплеснул руками. — Возможно, она расплачется или сделает еще что-нибудь в том же духе, и это возбудит еще больший зрительский интерес. Сейчас, когда пришла пора посчитать средний рейтинг программы, это для нас очень важно!

Йокам многозначительно улыбнулся своему режиссеру. Оба понимали, что повысившийся рейтинг обернется в ближайшие полгода увеличением дохода от коммерческой рекламы. Да, для Барри Йокама настали горячие деньки.


ГЛАВА 41

В зеленой гостиной Барри Йокама собралась небольшая группа людей: Баффи, Мелинда, официант и страшно нервничавший Рики Дьябло. На экране монитора вспыхнул знакомый логотип, и зазвучала музыкальная тема шоу Барри Йокама.

— Сегодня в нашей студии особая гостья — телезвезда принцесса Баффи фон Арпсбург! — раздался бодрый голос ведущего. — Она выступит с обращением к похитителям своего маленького сына!

Баффи изумленно взглянула на Мелинду. Та ободряюще похлопала ее по плечу.

— Об этом сообщили в шестичасовой информационной программе сегодня вечером.

Баффи, тяжело вздохнув, опустила голову.

— Еще один гость нашей студии сегодня — киноактер Рики Дьябло, когда-то снимавшийся вместе с принцессой!

Рики недовольно покачал головой. Слова ведущего неизбежно обрекали его на то, что он снова станет лишь тенью знаменитой Баффи фон Арпсбург. Однако ему удалось взять себя в руки и, не выказывая истинных эмоций, одарить Баффи ослепительной дружеской улыбкой. Впрочем, она даже не заметила ее, поскольку была поглощена созерцанием монитора. Наступила небольшая рекламная пауза, в которой мелькали кадры подержанных автомобилей, кошачьей еды и продовольственных магазинов. Прошло целых три минуты, прежде чем на экране появилось озабоченное лицо Барри Йокама.

Аудитория зааплодировала по условному знаку ассистента режиссера. Йокам притворился, что пытается остановить восторженных зрителей, но приветственные вопли и аплодисменты не стихали. Тогда он незаметно сделал знак ассистенту режиссера, и тот дал команду перестать аплодировать.

Нервно откашлявшись, Йокам сказал:

— Сегодня у меня не очень веселое настроение и шутить что-то не хочется. Как вы, наверное, уже знаете из сегодняшних информационных программ, несколько дней назад на вилле телезвезды Баффи фон Арпсбург было совершено похищение ее маленького сына и жестокое убийство служанки.

Йокам на несколько секунд приложил руку к глазам, словно стараясь справиться с тяжелым эмоциональным потрясением.

— Долгое время я был близким другом Баффи и, как друг и как отец, сегодня пригласил ее на передачу, чтобы дать возможность лично обратиться к похитителям ребенка. То, что Баффи пришла в студию, подтверждает силу духа и настоящую стойкость этой сильной женщины, хотя в этот момент, когда малыш Коуди… находится далеко от нее, она глубоко страдает.

Йокам нервно закашлялся.

— У нас есть кадры, запечатлевшие чету фон Арпсбургов в их более счастливые времена, — продолжил он, и на экранах появился видеомонтаж кадров, сделанных во время бракосочетания, а также после благополучного появления на свет маленького Коуди.

Сидя в зеленой гостиной, Баффи почувствовала, как сквозь грим пробивается слезинка, одна-единственная, больше слез не было…

— Мы надеемся, — возвысил голос Барри, — что маленький Коуди жив и что наша сегодняшняя передача каким-то образом убедит похитителей вернуть бедного ребенка безутешным родителям!

Йокам снова дал тайный знак ассистенту режиссера, и аплодисменты возобновились с новой силой.

— Спасибо, друзья, — растроганно проговорил Барри. — Только не надо аплодисментов в такое время… — Он даже шмыгнул носом от избытка чувств. — Пожалуй, нужно сделать небольшую рекламную паузу. — Барри сделал вид, будто смахивает слезу с глаз.

На экране появилась рекламная заставка.

Вошедший в зеленую гостиную ассистент пригласил Баффи к выходу. В последний раз взглянув в зеркало, она надела жакет и взяла кожаную папку с текстом обращения. Вслед за Баффи поднялась Мелинда, собираясь проводить ее на сцену.

— Удачи! — сказал Рики и поднял вверх два пальца.

Баффи остановилась за кулисами. Между тем Барри Йокам на сцене продолжал:

— А теперь без лишних разговоров я бы хотел пригласить к нам в студию… принцессу Баффи фон Арпсбург!

Баффи сделала шаг из-за кулис, и в глаза ей ударил ослепительный свет юпитеров. Чуть помедлив, она направилась к креслу, стоявшему возле стола Барри Йокама. Вскочив со своего места, Барри подбежал к ней и бережно подхватил под руку, словно бойскаут беспомощную старушку.

— Все будет хорошо, милая, — тихо пробормотал он, а оркестр приглушенно заиграл музыкальную тему ее телевизионного сериала. Тем временем два режиссера, сидя в операторской, смотрели на четыре монитора, каждый из которых показывал Баффи с разных точек съемки.

— Камера два, подготовьтесь к съемке крупным планом! Камера три, снимайте в профиль! Камера один, ведите общий план!

Барри Йокам вынул из нагрудного кармана белоснежный носовой платок и протянул Баффи, вовсе не собиравшейся плакать.

— Как только будешь готова, скажи все, что хотела сегодня сказать, и помни, мы с тобой!

Наступила напряженная тишина.

— Включите телесуфлер! Неужели кто-то забыл его включить?! — нервно зашипел режиссер своему помощнику.

— Телесуфлер работает! — испуганно заморгал тот.

Баффи откашлялась и начала:

— Несколько дней назад кто-то похитил моего малыша, моего Коуди. В своей жизни я натворила немало такого, чем нельзя гордиться, но этот ребенок — лучшее из всего, к чему я была причастна. Коуди составляет смысл всей моей жизни и жизни его отца… Я получила от похитителя ясные инструкции относительно своего поведения, но не смогла строго следовать им. Мы не должны были вызывать полицию, но вызвали. Мне велели привезти выкуп в одно из кафе Беверли-Хиллз, но вместо меня туда отправилась переодетая женщина — офицер полиции… Похититель понял, что его обманули, и не пришел за деньгами. Я прошу прощения у похитителя за эти глупые поступки и умоляю не вымещать свою злость и недовольство на беспомощном и ни в чем не повинном младенце…

— Крупный план! — воскликнул режиссер в операторской. — На весь кадр!

— Мы дадим вам все, что вы просите в качестве выкупа, любые деньги! Я привезу их в любое указанное вами место, хоть на край земли! Умоляю только об одном…

— Еще ближе! В кадр только губы и глаза! — приказал режиссер в операторской.

— Верните моего ребенка! Ни я, ни его отец не можем жить без него!

— Покажите фотографию ребенка! — скомандовал режиссер в операторской. — Вот так… Теперь профиль Баффи и Барри…

— Не причиняйте ему зла! Верните моего ребенка! Камера показала еще одну фотографию Коуди.

— Того, кто видел моего сына, очень прошу позвонить в местное отделение полиции или моему мужу по специально выделенному для этого телефонному номеру! Звонок бесплатный! Мы готовы на все…

Эмоциональная напряженность ее слов сильно подействовала на аудиторию. Все молчали, затаив дыхание. Миллионы людей смотрели на Баффи, которая играла для одного-единственного зрителя, того, кто украл ее ребенка.

Барри Йокам положил ладонь на ее руку и снова предложил Баффи свой носовой платок.

— Может, сделаем перерыв на несколько минут, чтобы ты собралась с силами? — сочувственно проговорил он, глядя в камеру. — Друзья, мы вернемся через несколько минут!

На экране снова появились рекламные кадры какого-то мусса для волос с запахом лимона, а тем временем в студии Барри спрашивал Баффи:

— Ну, как ты себя чувствуешь? Все в порядке?

— Думаю, мне пора заканчивать, — тихо ответила она.

Барри озабоченно взглянул на часы. До наиболее важного для рейтинга времени оставалось всего три минуты.

— Послушай, — повернулся он к Баффи, — если не возражаешь, я тоже кое-что скажу перед аудиторией, а ты, если можешь, пока не уходи из студии. Мне кажется… это поможет тебе. Как говорится, нутром чую.

— Хорошо, я согласна, — сказала Баффи. Ассистент режиссера снова сделал знак аудитории, и зрители стали послушно аплодировать. Зазвучала приглушенная музыкальная тема шоу, и на экране крупным планом возникло лицо Барри.

— Я бы хотел кое-что сказать похитителю, — начал Барри. — Недавно вы уже убили невинную женщину, не отягощайте свой грех, причиняя вред ребенку. Убедительно прошу вас не делать больше непоправимых глупостей и вернуть убитым горем родителям их маленького сына, у которого вся жизнь впереди. У меня тоже есть дети, и я, как отец, умоляю вас пощадить этого младенца!

— Боже правый, Барри явно перегнул палку, — пробормотал второй режиссер в операторской. — Тянет время, старый черт…

— Послушай, — Барри порылся в кармане, — я совсем забыл, что мой носовой платок у тебя. Мы вернемся через несколько минут, друзья…

Снова зазвучала музыкальная заставка. Барри повернулся к Баффи:

— Почему бы тебе не задержаться в студии? Вдруг кто-нибудь позвонит по поводу Коуди?

Оглянувшись, Баффи заметила красноречивые знаки Мелинды и устало ответила:

— Пожалуй, мне пора домой. Сказать мне больше нечего, да и моя охрана уже беспокоится.

Она решительно поднялась с места, и аудитория вновь разразилась аплодисментами по знаку ассистента режиссера.

— Спасибо, — сказала Баффи ведущему и громче повторила, повернувшись к аудитории: — Всем спасибо!

Она вышла за кулисы, а на экранах появилась рекламная заставка очередного никому не нужного продукта.

— По крайней мере нам удалось удержать зрительскую аудиторию до второй половины передачи, — прошептал Барри одному из своих режиссеров.

В этот момент снова зазвучала музыкальная заставка, означавшая, что аудитория вдоволь насытилась рекламой предметов женской гигиены и готова к новой порции болтовни.

Сделав озабоченное лицо, Барри повернулся к камере:

— Пока мы делали перерыв на рекламу, принцесса фон Арпсбург уехала домой в сопровождении полицейских. Мы не знаем, что ее заставило столь поспешно покинуть студию и вернется ли она сюда. Остается только надеяться, что принцесса получила хорошее известие. Как только узнаем о развитии событий, сразу сообщим вам об этом. Оставайтесь с нами и… молитесь! Как вы сами понимаете, сегодняшняя программа не укладывается в обычные рамки. Следующий гость нашей студии — близкий друг Баффи и ее бывший партнер по съемкам Рики Дьябло. Поприветствуем нашего гостя!

Появившийся из-за кулис Дьябло с грацией большой хищной кошки пересек сцену и вальяжно уселся в кресло для гостя рядом со столом Барри.

— Даже не знаю, что и сказать в такой ситуации, — ослепительно улыбнулся он, изящно взмахнув длинной челкой.

— Да, нам всем сейчас нелегко, — кивнул Йокам. — Несколько лет назад вы снимались вместе с Баффи в римейке старого фильма Джейн Мэнсфилд. Насколько я понимаю, вы подружились именно во время съемок римейка?

— Мы были больше, чем просто друзья. — Дьябло ослепительно улыбнулся. — Баффи тогда ничего не знала о том, как снимаются фильмы, и поначалу полностью зависела от меня, своего партнера.

— Критикам и широкой публике понравилась ее игра, — заметил Йокам. — Фильм держал первое место по количеству зрителей в течение двадцати недель и вошел в десятку лучших фильмов года.

— Да, и мы все были ужасно рады этому, — кивнул Дьябло. — Баффи оказалась очень понятливой ученицей. Мы много часов проводили вместе, репетируя ее роль.

— Только репетируя? — подначил его Барри.

— Не только, — с притворным смущением признался Дьябло. — Мы нравились друг другу, пожалуй, это даже можно назвать сильным увлечением. Тогда мне казалось, что это может перерасти в серьезные отношения. — Он замолчал, словно не находя нужных слов. — Вот поэтому я теперь так переживаю случившееся с ней несчастье…

— Почему же это так сильно на вас подействовало? — встрепенулся Йокам.

— Когда я увидел фотографию младенца, — задумчиво проговорил Дьябло, картинно скрестив на груди руки, — у меня появилось такое чувство, словно это… мой ребенок.

— Такое чувство, наверное, появилось у всех, у кого в семье есть маленькие дети, — неуклюже предположил Барри.

— Нет, я имею в виду не это, — возразил Дьябло, не замечая гневных взглядов Йокама. — Ведь когда-то мы с Баффи были… очень привязаны друг к другу, поэтому у меня есть основания подозревать, что это… мой сын.

Аудитория изумленно ахнула, а Йокам сделал знак запустить в эфир очередной рекламный ролик. Пока шла реклама, Йокам и Дьябло в полном молчании ждали возвращения в прямой эфир.

Как только на камерах снова зажглись красные огоньки, Йокам, взбудораженный поворотом беседы и возможностью удержать зрительский интерес к своей программе, повернулся к Дьябло.

— Вам не приходит в голову, что подобное заявление в такой ситуации можно расценить в лучшем случае как величайшую бестактность, а в худшем как гнусную низость? — негромко, но крайне отчетливо спросил он.

— Это совершенно невольно вырвалось у меня, — с притворным смущением улыбнулся Дьябло, и в ту же минуту по спине его пробежал отвратительный холодок. — Мне жаль, что я это сказал…

— Вот именно! — кровожадно прошипел Йокам. — Убежден, вы теперь сожалеете о том, что таким образом решили попытаться возобновить рухнувшую карьеру, основанную не на подлинном артистическом таланте, а только на красивом загорелом теле!

Аудитория снова ахнула, а кое-кто даже начал аплодировать.

— Мистер Дьябло! — продолжал, повысив голос, Йокам. — Я никогда не делал этого прежде, но теперь публично называю вас… лжецом!

Подождав, пока операторы не взяли его и Дьябло крупным планом, Барри сказал:

— А теперь убирайтесь вон из моей студии! Вон!

Растерявшийся и обескураженный Дьябло покачал головой, медленно поднялся и ушел со сцены, но не через кулисы, а через запасной выход.

— Такие люди, — патетически воскликнул Барри, — Голливуду не нужны!

В операторской раздались вопли радости. Какая программа! Какой рейтинг! Какая удача!


ГЛАВА 42

Уехав из студии, Баффи так и не узнала, что произошло между Барри Йокамом и Рики Дьябло. Позже ей все рассказали, но этот инцидент показался ей незначительным на фоне журналистского натиска, которому она подверглась, выйдя из студии. Толпа репортеров бросилась к актрисе, засыпая ее самыми разными вопросами: о ребенке, об убийстве служанки, о сексуальных предпочтениях, о деньгах мужа… Самый ужасный вопрос задала журналистка из респектабельного дамского журнала:

— Станете ли вы еще раз рожать детей, если этот ребенок погибнет от рук преступника?

У ворот дома Баффи ожидала еще одна толпа репортеров. Пока открывались тяжелые створки ворот, они барабанили в дверцы и по крыше лимузина, требуя ответить на вопросы. Только благодаря серьезным усилиям пяти здоровых охранников этой братии не удалось прорваться во внутренний двор дома. И лишь когда к дому подъехали две дорожно-патрульные полицейские машины, борцам за свободу слова пришлось ретироваться.

Лейтенант Бэнкрофт ждал Баффи и Мелинду Потейт в большой столовой, где для него был оборудован импровизированный командный пункт. Отсюда он управлял доброй сотней офицеров полиции и технических специалистов, работавших над раскрытием преступления.

Со всех сторон на Бэнкрофта оказывали сильное давление. Похищение сына знаменитой четы фон Арпсбургов стало главной сенсацией на всех общенациональных телевизионных каналах. Политики и высшие государственные чиновники торопили с раскрытием этого преступления, желая поскорее оправдаться перед налогоплательщиками, из кармана которых получали свои немалые доходы. Бэнкрофт надеялся, что появление Баффи в популярном ночном шоу поможет полиции обнаружить нужную ниточку, и та наконец приведет к преступнику. И действительно, в течение часа после окончания телепередачи в полицейском управлении было принято более тысячи телефонных звонков. Все звонившие утверждали, будто знают местонахождение похищенного ребенка. Чтобы расследовать каждый случай, понадобилось бы не менее миллиона долларов. К тому же Бэнкрофту казалось, что ни один из них не закончится спасением ребенка и поимкой преступника.

Утром того дня, когда Баффи отправилась на шоу Барри Йокама, Бэнкрофт провел короткое совещание со своими сотрудниками.

— Итак, мы общими усилиями пришли к выводу о том, что это похищение — дело рук любителя, а не профессионала. Кроме того, лично у меня создалось впечатление, что все произошло спонтанно и не было заранее тщательно спланировано. Скорее всего преступник орудовал в одиночку. Вероятно, этот человек, знакомый с привычками членов семьи фон Арпсбургов, случайно оказался рядом с виллой в Малибу. В пользу этой версии свидетельствует тот факт, что на месте преступления не было найдено заранее составленной записки с указанием суммы выкупа. Преступник позвонил по телефону гораздо позже. Похоже, убивать он не собирался. Эта китаянка, Лю Чин, случайно обнаружила его в доме, и ему пришлось таким чудовищным способом заставить ее замолчать. Хотя принц фон Арпсбург предложил большое вознаграждение за ценную информацию о сыне, сомневаюсь, что у нас появится хоть одна надежная ниточка. Другими словами, коллеги, нам пока не за что зацепиться. Остается надеяться только на то, что преступник сам совершит ошибку, и тогда нам удастся выйти на него.

Тэйлон, в свою очередь, тоже не сидел сложа руки.

Как раз в тот момент, когда Баффи и Мелинда входили в дом, он заперся в библиотеке, чтобы откровенно поговорить по телефону с одним из авторитетнейших мафиози в Генуе.

— Витторио, буду тебе бесконечно благодарен, если ты сможешь прояснить эту ужасную ситуацию. За любую информацию о сыне я готов заплатить десять миллионов долларов.

— Одно скажу тебе наверняка. Мои люди к этому непричастны, — хрипло отозвался Витторио. — Мы знаем тебе цену, поэтому запросили бы в качестве выкупа гораздо больше денег. Точно так же поступили бы и террористы. Боюсь, мой друг, похититель не принадлежит к нашему кругу, но все же постараюсь выяснить, что об этом говорят на улицах Нью-Йорка, Кливленда и Майами.

— Спасибо, Витторио. Я твой должник, — тихо проговорил Тэйлон.

В этот момент в библиотеку вошла Баффи.

— Ты была прекрасна, дорогая, — шагнул ей навстречу Тэйлон. — Я знаю, как это было трудно для тебя.

Налив бокал шампанского, он подошел к креслу, в которое обессиленно опустилась Баффи.

— До меня только что дошло, что сейчас мы с тобой впервые остались наедине с того страшного дня, когда все это случилось… Как только все останется позади и Коуди снова будет с нами, я постараюсь возместить тебе все потери…

— Ты в этом не виноват, — отозвалась Баффи.

— Я обязан был позаботиться о безопасности твоей и Коуди, но не сделал этого, — продолжал Тэйлон. — Никогда себе этого не прощу. Я подвел тебя, в сущности, бросил на произвол судьбы, и теперь горько об этом жалею.

— Из всех мужчин, которых я знала, — тихо проговорила Баффи, — только ты никогда не бросал меня на произвол судьбы. Более того, всегда держал свое слово и относился ко мне как к человеку, а не предмету сексуального удовлетворения своих физиологических потребностей.

Она встала и, подойдя к мужу, нежно обняла его.

— С тобой я поняла, что дружба значит больше, чем страсть.

Войдя в комнату, Мелинда Потейт застала супругов в объятиях друг друга. На лицах обоих было написано… счастье, да, счастье! Мелинда в душе обрадовалась тому, что теперь у нее есть основания считать ложными слухи о гомосексуальной ориентации принца фон Арпсбург. Ей нравились эти люди, и она от всей души хотела видеть их по-настоящему счастливыми.

— Я принесла ваши вещи. — Мелинда положила на стол пальто Баффи и кожаную папку. Потом остановилась в нерешительности, словно не зная, с чего начать.

— Послушайте, — сказала наконец Мелинда, — я знаю, вам сейчас очень тяжело, но, по-моему, вам стоит завтра снова появиться на съемочной площадке. Я… мы считаем, что между похитителем и студией есть какая-то связь. Возможно, это единственное место, где он может беспрепятственно вступить с вами в контакт. Ведь вокруг вашего дома днем и ночью толпятся журналисты и просто любопытствующие, а телефонные линии прослушиваются, и преступнику об этом наверняка известно. Кроме того, если к дому подъезжает курьерская служба, репортеры тут же окружают посыльных и чуть ли не силой пытаются выяснить, что именно они доставили в дом фон Арпсбургов, надеясь урвать очередную сенсацию. Значит, похититель не станет пользоваться такой возможностью связаться с вами.

— Нет, нет! — воскликнул Тэйлон. — Она уже и так настрадалась сверх всякой меры! Ни на какую студию моя жена больше не поедет! Она останется Дома, под надежной защитой от… — он подошел к окну и, слегка отодвинув портьеру, с отвращением посмотрел на толпившихся у ворот дома репортеров, — …этих.

— Мы просто хотели…

— Мне кажется, я понимаю, что имеет в виду офицер Потейт, — заговорила Баффи. — У меня тоже такое ощущение, что именно в студии этот человек может вступить со мной в контакт. Не знаю, как тебе это объяснить, но что-то подсказывает мне, что я должна снова вернуться в студию.

— Интуиция? — серьезно спросил Тэйлон. Баффи молча кивнула.

— Тогда ты должна сегодня как следует выспаться, моя храбрая принцесса, — прошептал Тэйлон. — Скоро весь этот кошмар кончится, и мы все снова будем вместе, как прежде.

— Нет, — покачала головой Баффи. — Так, как было прежде, уже не будет никогда. Я стала совершенно другим человеком.

Неожиданно высказав свои потайные мысли не совсем так, как хотела, Баффи вдруг увидела на лице Тэйлона искреннее огорчение. Он винил себя в этой ужасной трагедии, которая произошла с его семьей.

— Я хотела сказать, — торопливо проговорила она, — что, когда Коуди вернется к нам, мы будем жить, как настоящая семья.

Тэйлон с облегчением вздохнул и нервно засмеялся.

— Ступай спать, — тихо и ласково сказал он жене. — Если случится что-то важное, я разбужу тебя. — Принц чуть заметно улыбнулся. — Жаль, что я не могу пойти вместе с тобой, успокоить и утешить тебя… — Улыбка вдруг исчезла с его лица. — Боюсь, у тебя плохой муж, Баффи, — едва слышно пробормотал он.

— Муж, возможно, плохой, но человек превосходный, — прошептала Баффи, с любовью глядя на Тэйлона.


ГЛАВА 43

Несмотря на то что Баффи отказалась принять снотворное, она крепко заснула и благополучно проспала семь часов. Чрезмерная усталость и невероятное нервное напряжение последних дней взяли свое.

Она проснулась на прохладных розовых шелковых простынях. Сквозь закрытые окна доносился птичий гомон. Все вокруг казалось мирным и спокойным, и ей было трудно поверить в то, что ее мир и покой рухнули раз и навсегда.

Баффи нажала на кнопку рядом с постелью, чтобы сообщить слугам о своем пробуждении. Через несколько секунд в комнату вместо служанки вошел Тэйлон с подносом. Он принес ей легкий завтрак — свежевыжатый апельсиновый сок, поджаренный хлеб и фрукты. Поднос украшала хрустальная высокая вазочка с одной-единственной белой розой.

— Как ты себя сегодня чувствуешь? — спросил Тэйлон.

— Зачем ты пришел сам? Надо было прислать служанку, — мягко проговорила Баффи. — Я знаю, тебе так же тяжело, как и мне. Ты тоже должен как следует отдохнуть.

Подойдя к окну, Тэйлон поднял вверх защитные жалюзи, и яркий солнечный свет наполнил спальню, выдержанную в розовых и бежевых тонах. Свет принес с собой новую жизнь, поглотив глубокие ночные тени, сделавшие спальню мрачной и печальной.

— Пожалуй, мне пора одеваться. — Баффи поднялась с постели. Держа в руке стакан апельсинового сока, она нажала на кнопку электронной системы, охраняющей ее гардеробную, где хранились одежда, драгоценности и меха. Дверь гардеробной бесшумно отодвинулась, открывая взору просторное помещение с зеркальными стенами. Лишь несколько дней назад Баффи доставляло наслаждение исследовать сокровища своей гардеробной в поисках подходящего наряда. Сегодня же выбор одежды был для нее всего лишь необходимостью, с которой следовало как можно скорее справиться. Не долго думая она сняла с вешалки брючный костюм из зеленого шелка и в придачу взяла зеленые туфли-лодочки из крокодиловой кожи.

Через несколько минут Баффи была готова к отъезду, решив, что макияжем можно заняться и в машине, по дороге в студию. По утрам она, как правило, почти не пользовалась косметикой, потому что студийные гримеры все равно снимали ее грим и накладывали свой.

В комнату вошла Мелинда Потейт.

— У вас никогда не бывает выходных? — спросила Баффи.

— За сверхурочные мне хорошо платят, скоро я на них разбогатею, — улыбнулась Мелинда.

На самом деле она уже много часов отработала на супругов Арпсбургов почти бесплатно, поскольку чувствовала своего рода ответственность за благополучный исход дела. Примешав к деловым отношениям свою личную симпатию к этим людям, Мелинда нарушала неписаное правило полицейского управления.

Спустя несколько минут Баффи и Мелинда сидели в лимузине. Машина с большим трудом продвигалась сквозь обновившуюся за ночь толпу репортеров у ворот дома. Повсюду валялись конфетные фантики, жестянки из-под пива и содовой.

Полицейское управление пыталось силой ограничить число репортеров, но редакторы газет и журналов подняли истошный крик по поводу нарушения конституционных прав и основных свобод, поэтому полиции пришлось уступить.

Лимузин чуть подался назад, словно для разбега. Водитель, судя по всему, хотел с места набрать как можно большую скорость, чтобы успеть проскочить основную толпу любопытствующих, но опытные репортеры уже приготовились к этому маневру.

— Черт побери! — вырвалось у шофера. — Они хотят остановить нас!

В этот момент послышалось громкое шипение, и на приборной доске загорелся красный огонек.

— Они проткнули шину! — округлил глаза шофер. — Не беспокойтесь, мадам, у этой машины специальные покрышки с автоматическим поддувом. Так что весь воздух из шин выйдет только минут через десять.

— Похоже, ваш муж предвидел подобную ситуацию, — одобрительно заметила Мелинда. За углом стояли с включенными двигателями еще два лимузина. Мелинда схватила кожаную папку Баффи, а телохранители буквально под руки быстро втащили принцессу в другой лимузин. Когда из-за угла показалась толпа газетчиков-преследователей, все три лимузина поспешно разъехались в разных направлениях.

— Это должно сбить их с толку на некоторое время, — сказала Мелинда.

Лимузин, в котором ехали принцесса и сержант полиции, отправился к студии самым длинным и запутанным маршрутом. Обе женщины на заднем сиденье хранили молчание и думали об одном и том же: постоянное и навязчивое преследование журналистов мешает похитителю вступить в контакт с родителями жертвы. Баффи начинала ненавидеть прессу.

Перед просторным въездом на территорию студии проблем было уже меньше. Вокруг въезда стояло несколько телевизионных камер со спутниковой связью, но лимузину удалось промчаться мимо них на большой скорости. Охранники у ворот даже не успели по своему обычаю поприветствовать принцессу. В конце концов, их поставили здесь не для болтовни, а для защиты сотрудников студии.

Баффи отправилась в свою грим-уборную. Пока она умывалась, Мелинда тщательно осмотрела фургон, желая удостовериться, что в нем нет ничего необычного. В дверь, постучав, заглянул явно смущенный ассистент режиссера и поинтересовался, всерьез ли Баффи собирается работать на съемочной площадке. Было уже почти одиннадцать часов утра. Дорога от дома до студии из-за необходимости скрываться от прессы заняла у Баффи целых два часа! Никто не знал, что будет происходить на съемочной площадке, и большая часть группы испытывала крайнюю неловкость в присутствии удрученной горем Баффи.

— Баффи, тебе действительно хочется сегодня работать? — неуверенно спросил ассистент.

— Почему бы нет? Надо же хоть чем-то заняться, — невозмутимо ответила она, и ассистент покорно протянул ей сценарную распечатку. — Я прочту это и через несколько минут буду готова к съемкам.

— Кстати, мисс Потейт, — повернулся ассистент к Мелинде. — Вам звонили и оставили сообщение.

Он вручил ей розовый листок бумаги. Мелинда быстро пробежала глазами записку.

— Послушай, — сказала она, — мне нужно срочно воспользоваться телефоном в тон-ателье. Я вернусь через минуту!

Мелинда ушла, а Баффи достала свой кожаный портфель, в котором хранились все сценарии и распечатки. Внезапно из портфеля выскользнула сделанная полароидом фотография и упала лицевой стороной на пол. Баффи подняла фотографию, перевернула ее и… закричала! Вернее, ей казалось, что она громко кричит от ужаса, на самом же деле ее рот беззвучно раскрывался и закрывался, словно у выброшенной на берег рыбы.

Это была фотография Коуди. Совершенно голенький ребенок лежал на вчерашней газете «Лос-Анджелес тайме». Рядом с малышом Баффи увидела громадный нож-тесак, какие показывают только в фильмах-триллерах.

Она схватила фотографию и прижала к себе. Первоначальный ужас сменился надеждой.

Коуди жив! Во всяком случае, вчера он был жив!

Баффи всмотрелась в фотографию. На грязном личике младенца виднелись следы слез, но он был определенно жив! Лихорадочно раскрыв портфель, Баффи нашла в нем то, что искала, — очередное письмо, аккуратно отпечатанное на машинке.

«Принцесса!

Полагаю, тебе интересно, как это мне удалось положить письмо в твой портфель. Я очень умный и… великодушный. В прошлый раз ты меня обманула, но я даю тебе еще один шанс вернуть щенка. Завтра в полдень будь в баре «Сан-Педро». Это твой последний шанс, запомни! Если и на этот раз ты смошенничаешь, твоему щенку конец!»

Баффи поняла: похититель рассчитывал на то, что она обнаружит его письмо еще вчера. Времени на размышления не оставалось. Выглянув из фургона, Баффи поискала глазами Мелинду, но та ушла довольно далеко, пытаясь найти исправный телефон. И тут взгляд Баффи наткнулся на только что припаркованный рядом с тон-ателье автомобиль. Из него вышел один из осветителей.

— Терри! — пронзительно закричала она. — Мне ненадолго нужна твоя машина!

Она протянула руку за ключами от замка зажигания, и обескураженный осветитель подал ей связку. Через несколько секунд автомобиль скрылся из виду, взвизгнув тормозами на повороте. Перед поворотами Баффи чуть-чуть притормозила, потому что охранники узнали ее и попытались остановить. Потом снова вдавила педаль газа в пол и благополучно проскочила сквозь толпу репортеров, даже не узнавших ее — за рулем потрепанного автомобиля.

Баффи бросила взгляд на часы — уже половина двенадцатого! Чтобы доехать до пристани Сан-Педро, где находится нужный ей бар под тем же названием, потребуется как минимум сорок пять минут. Баффи никогда еще не приходилось ездить в этот район складов пристани Сан-Педро, но она смутно помнила, что он расположен в стороне от скоростного шоссе на Лонг-Бич. Баффи решила нажать на педаль газа, и стрелка спидометра качнулась к отметке в восемьдесят пять миль в час, потом ее зашкалило на крайней цифре — 100 миль в час.

Словно управляемая чьей-то невидимой рукой, Баффи уверенно делала все нужные повороты. Только один раз, на особенно крутом повороте, машина чуть не вышла у нее из-под контроля, однако ничего страшного не произошло, если не считать нескольких царапин и вмятин на кузове.

Бар «Сан-Педро» находился в самом конце дороги, ведущей к грузовой пристани. Баффи подумала, что, возможно, похититель так же плохо знает этот район, как и она, и выбрал это место для встречи с ней только из-за его весьма отдаленного расположения. Бар представлял собой деревянное одноэтажное здание с маленькими, словно бойницы, окошками. Входная дверь имела внушительные размеры, но была порядком попорчена кулаками подвыпивших матросов. Над баром красовалась безвкусная неоновая вывеска.

Когда Баффи вихрем влетела в бар, музыкальный автомат негромко наигрывал меланхолическую песенку в стиле «кантри».

В этот момент зазвонил платный таксофон, висевший на грязной стене. Толстый бармен направился к нему, чтобы снять трубку, но его с пронзительным криком опередила Баффи.

— Это мне! — крикнула она, хватая трубку, и пораженный бармен отступил, бормоча под нос какие-то ругательства.

— Ты не слишком торопилась, сучка! — прошипела трубка.

— Я нашла ваше письмо всего полчаса назад… Я сделаю все, что хотите, только не трогайте Коуди, не делайте ему больно! С ним все в порядке?

— Ничего с твоим щенком пока не случилось. Деньги привезла?

— Да, — не раздумывая солгала Баффи. Она, конечно же, не успела захватить из дома необходимые два миллиона долларов, лежавшие в сумке на столе мужа. — Деньги со мной.

— Тогда записывай, — прохрипела трубка, и Баффи поспешно достала из кармана ручку. — Проедешь на север два квартала, потом сверни направо, затем еще два квартала вперед. Тут остановись и поищи здание с надписью «Сардины».

— А что потом? — спросила Баффи, записав все инструкции прямо на грязной стене рядом с таксофоном.

— Войди в это здание, а там я сам тебя найду. Трубка замолчала, и тут же раздались сигналы отбоя.

Бармен внимательно посмотрел на Баффи.

— Послушайте, дамочка, вы, случайно, не с телевидения? Где-то я вас уже видел! — хриплым голосом заметил он, но у Баффи не было времени на разговоры. Она уже бежала к машине.

«Деньги! — стучало у нее в голове. — У меня же нет никаких денег!»

Увидев на заднем сиденье большую спортивную сумку, Баффи схватила ее и положила на переднее сиденье рядом с собой. Может, ей удастся таким образом одурачить похитителя хотя бы на какое-то время…

Выполнив все инструкции, Баффи попала в район давно заброшенных и полуразрушенных складских помещений с ржавыми дверями и разбитыми окнами. Жестяные крыши были раскалены полуденным солнцем, как жаровни.

Она оставила свой автомобиль прямо посреди дороги, напротив здания с надписью «Сардины» на фасаде. Судорожно прижимая к себе спортивную сумку, Баффи осторожно вошла в заброшенное здание.

— Добро пожаловать, принцесса! — раздался усиленный мегафоном голос. — Настало время представления!


ГЛАВА 44

Мелинда Потейт, найдя на полу фургона письмо и фотографию, сразу поняла, что Баффи уехала спасать сына. Ей понадобилось лишь несколько секунд, чтобы связаться с Бэнкрофтом и сообщить ему об экстремальной ситуации. Потом она взяла одну из автомашин охраны и скрылась в облаке пыли. Осветитель, у которого Баффи столь неожиданным образом одолжила машину, успел подробно описать Мелинде свой — автомобиль и сообщить лицензионные номера.

Получив сообщение от Мелинды, лейтенант Бэнкрофт и Тэйлон в сопровождении трех полицейских машин немедленно отправились к пристани Сан-Педро, поддерживая радиосвязь с сержантом Потейт.

В это время Баффи уже входила в заброшенное складское здание.

После усиленного мегафоном приветствия наступила тишина, поэтому каблуки туфель Баффи гулко стучали по бетонному полу склада. Принцесса слышала свое учащенное дыхание и тревожный стук сердца. Оглядываясь по сторонам, она наконец громко спросила:

— Где же вы?

Ответа не последовало.

И тут до нее донесся звук, похожий на писк небольшого животного. Баффи сразу же узнала голос Коуди! Она бросилась туда, откуда донесся этот жалобный звук, но всякий раз, когда ей казалось, что она уже у цели, путь преграждало громадное складское оборудование.

— Коуди! — исступленно шептала Баффи. — Где же ты, малыш?

Плач младенца становился все громче. Баффи чуть не плакала от отчаяния, но твердая решимость спасти сына словно сжигала слезы на ее глазах.

— Мама! — вдруг сказал тоненький детский голосок.

— Боже мой! — застонала Баффи. Это было первое слово Коуди! Ребенок в страхе звал свою мать!

Баффи снова бросилась на звук. На этот раз ей удалось найти свободный проход. В нише между большими ящиками на куче грязных газет лежал Коуди, весь испачканный и совершенно обнаженный!

Судя по всему, похититель снял с него одноразовый подгузник, но уже ни разу не надевал другого. Схватив ребенка на руки, Баффи прижала его к своей груди и стала лихорадочно целовать.

— Все в порядке, мой дорогой, — бормотала она. — Мамочка здесь, мамочка никуда не уйдет, больше никто не причинит тебе вреда…

Ребенок замолчал, улыбнулся и… крепко заснул у материнской груди.

«Должно быть, он ужасно измучен», — пронеслось в голове у Баффи, когда она осторожно осматривала сына, стараясь не разбудить его. Волосы ребенка были грязными и спутанными, он заметно потерял в весе, но никаких явных признаков насилия Баффи не заметила. Она осторожно стерла грязь с лица ребенка краем своего шелкового жакета.

— Нам нужно выбраться отсюда, — тихо проговорила Баффи.

Прижимая к себе малыша, она огляделась, пытаясь найти выход. Лабиринт узких и широких проходов в заброшенном складе пугал ее своей непонятностью. Баффи прислушивалась, надеясь по звуку автомобилей сориентироваться в полутемном пространстве. Но до ее слуха донеслись лишь сердитые крики голодных чаек. Сквозь полуразрушенную крышу светило яркое солнце. Солнце! Вот что ей поможет! Солнце на востоке, а океанское побережье на западе! Она должна идти в направлении солнца.

Собравшись с духом, Баффи двинулась по центральному проходу на яркий солнечный свет, слепивший ей глаза. Именно в полосе этого яркого света она вдруг заметила выросшую перед ней закутанную в черное мужскую фигуру.

— Значит, ты все-таки не привела за собой полицейских, — глухо проговорил преступник.

Баффи пыталась разглядеть незнакомца и при этом чувствовала, как ее охватывает безотчетная паника.

Похититель был высокого роста и хорошо сложен. Его лица она не видела, потому что оно было закрыто черной лыжной маской. И весь он был в черном — черные полувоенные брюки, заправленные в черные десантные сапоги на шнуровке, облегающая черная футболка без рукавов, мускулистые загорелые руки… Ужасная догадка мелькнула у нее в голове. Потом Баффи увидела громадный, чуть не в полметра длиной нож, висевший в чехле на черном военном поясном ремне.

— Где деньги?

— У меня их нет, — заикаясь, проговорила Баффи. — Мне просто не хватило времени, чтобы…

— У тебя не было времени? У тебя не было времени! — угрожающе прорычал он и сделал шаг навстречу.

Баффи машинально отметила красоту загорелых бицепсов. И тут ее осенило! Преступник не должен догадаться о том, что она узнала его!

Еще крепче прижав к своей груди спавшего Коуди, она сказала:

— Я обнаружила вашу записку только сегодня утром, поэтому действительно не успела заехать за деньгами.

— Я хочу получить мои два миллиона! — заорал мужчина, и его голос эхом разнесся по огромному складу. — Ты должна мне эти деньги! Сучка! Богатая шлюха! Ты мне должна!

Быстрым и зловеще грациозным движением он приблизился к Баффи, и она, повинуясь материнскому инстинкту, положила спящего ребенка в укромный уголок между двумя контейнерами, потом резко повернулась лицом к преступнику.

— Не подходи ко мне! — прорычала она, словно львица, защищающая своего детеныша. — Не подходи!

— Не смей командовать мной, стерва! Ты должна мне! Я хочу получить то, что ты должна мне за свою выходку! — Он на мгновение замолчал, потом зловеще прохрипел: — Черт возьми! Ты обо всем уже догадалась… Ты знаешь, кто я такой…

Он придвинулся к ней совсем вплотную.

— Нет, не знаю, нет…

— Не лги мне, сучка! — Он ударил Баффи по лицу, и она неминуемо упала бы прямо на контейнеры, но чудом успела ухватиться рукой за край ящика.

— Это все меняет, — чуть мягче сказал мужчина. Казалось, он призадумался, взвешивая альтернативные варианты. — Один раз мне уже пришлось убить, — снова заговорил он. — Сделать это во второй раз не составляет особого труда, и ты сама это прекрасно понимаешь… Хотя тогда, в первый раз, я не хотел убивать.

— Да, я знаю, — тихо ответила Баффи. — Мы все так и подумали. Это произошло случайно.

— Вот именно. Я не собирался никого убивать, — пробормотал преступник и, выдержав томительную паузу, добавил: — На самом деле я хотел убить тебя. Я ехал вслед за твоим «роллс-ройсом» по шоссе в сторону Малибу, и ты тоже видела меня.

Баффи молчала. Теперь она понимала, что имеет дело с человеком, чья психика находится явно за пределами нормы. Перед ней, несомненно, стоял сумасшедший. У нее оставалась лишь одна возможность спасти себя и ребенка — заставить его говорить, пока их не найдут полицейские…

— В ту ночь я много раз проезжал мимо твоих ворот, думая о том, как отомстить тебе, но ворота были закрыты. Они всегда были закрыты. Я молил Бога о том, чтобы когда-нибудь эти ворота оказались открытыми, тогда я мог бы убить тебя за то, что ты со мной сделала. Я ведь добрый католик, ты знаешь… Правда, я очень давно не ходил на исповедь, но моя мать была настоящей католичкой…

Баффи кивнула.

— Мой муж тоже католик.

— Плевать мне на твоего мужа! Твоего богатенького педика! Понятно, сука?

Он грубо схватил ее за руку, и Баффи скривилась от боли.

— Она увидела меня и собиралась закричать! — лихорадочно пробормотал мужчина. — Тогда я взял вот это, — он опустил руку на ножны, — и зарезал ее. У меня очень острый нож, ты знаешь? Одной рукой я обхватил ее сзади поперек груди, а другой перерезал ей горло, совсем как в кино… Хлынула кровь… ее было так много… она залила все, — мужчина взглянул на свои руки, — вся моя одежда была перепачкана кровью. — Он неожиданно кокетливо улыбнулся. — Как тебе нравится мой сегодняшний наряд? Все это, даже сапоги, я купил в магазине военной одежды. Это мой любимый магазин, знаешь?

Баффи снова кивнула.

— Я хотел спрятаться от этой крови, — продолжал похититель. — Мне не нравится кровь. Я всегда думаю о себе и забочусь о своем здоровье… Там было темно, и ужасно много крови… Она продолжала биться даже с перерезанным горлом. Она все дергалась и дергалась, и кровь брызгала во все стороны… Мои перчатки были испорчены, а я люблю хорошо выглядеть. Мне нравится, когда мной любуются. Я вообще нравлюсь людям, понимаешь?

— Ты действительно здорово выглядишь, — прошептала Баффи.

— И тебе я всегда нравился. Черт! — оборвал он себя и ударил кулаком в стену. — Не надо было мне это говорить, но… Я же знаю… ты догадалась, кто я такой.

Баффи покачала головой.

— Думаешь одурачить меня и потянуть время? Держу пари, ты явилась сюда одна, потому что действительно не успела сообщить об этом кому-нибудь еще.

Казалось, это обстоятельство его очень обрадовало.

— Ты сказала, что обнаружила письмо и фотографию всего за полчаса до назначенного времени. Тебе пришлось побегать. Я велел тебе бежать, и ты побежала.

Баффи молча кивнула.

— Повтори, сука!

— Я побежала.

Преступник обошел вокруг Баффи, со всех сторон рассматривая ее тело.

— Я даже не собирался похищать твоего щенка, но он начал скулить, и мне пришлось взять его с собой. Это было случайным везением. — Он замолчал, потом весь затрясся от гнева. — Но ты не принесла мне денег! Денег, которые мне задолжала!

— Я отдам тебе эти деньги, — прошептала Баффи. — Ты получишь столько, сколько захочешь.

— Нет, — сказал он, — теперь мне уже не получить их. Твоя выходка стоила мне два миллиона долларов. Ты отняла у меня самое дорогое… А теперь я отниму у тебя самое дорогое.

Он отправился к спящему ребенку.

— На твоих глазах я вырежу сердце у твоего щенка! И это случится исключительно по твоей вине, потому что ты уже вырвала мое сердце…

Положив руку на рукоятку ножа, преступник повернулся к ребенку.

— На этот раз будет гораздо меньше крови. Он не испортит мою красивую одежду, как это сделала твоя служанка…

— Не надо, Рики, — умоляюще прошептала Баффи, схватив преступника за руку. — Не трогай ребенка!

— Вот видишь! — торжествующе воскликнул тот. — Я же говорил, что ты меня узнала! Ты узнала мое великолепное тело! Я самый красивый мужчина среди киноактеров! Теперь в этой маске нет никакого смысла. — Он стянул с лица лыжную маску и отшвырнул ее в сторону. — Знаешь, в ней так жарко…

Баффи парализовал ужас. У нее оставалась одна надежда на избавление — убедить этого безумца в том, что она так и не узнала его. Мозг Баффи лихорадочно работал; она пыталась составить план спасения ребенка.

— Ты действительно самый красивый мужчина среди актеров, — интуитивно повторила Баффи вслед за Дьябло.

— Я бы сделал отличную карьеру, если бы ты мне не помешала. Я стал бы более знаменит, чем сам Сталлоне. Я гораздо красивее, чем он! Если бы не твоя жестокая шутка во время той церемонии вручения наград… Я стал бы суперзвездой, но ты выставила меня на всеобщее посмешище! Даже мой агент покатывался со смеху! Все до сих пор смеются надо мной! Никто не хотел брать меня на работу, и это все по твоей вине! Если бы не ты, я бы заработал именно два миллиона!

Подойдя вплотную к Баффи, Дьябло положил руки ей на плечи.

— Сначала я на твоих глазах зарежу твоего щенка, а потом… потом убью тебя.

— Нет, ты не можешь убить этого ребенка. — Баффи покидали последние силы, но она старалась говорить спокойно и убедительно. — Не можешь, потому что это твой сын. Помнишь ту ночь, которую мы провели вместе? Вот тогда я и забеременела.

— Ребенок мой? — изумленно переспросил Рики и, подойдя к спящему Коуди, пристально взглянул на него.

— Ты только взгляни на его волосы! Это же твои волосы! — Баффи осторожно приблизилась к нему. — Глаза точно такие, как у тебя. Посмотри на его маленькие сильные ручки! Он унаследовал эти красивые руки от тебя!

— В детстве я был дохляком, — тихо сказал Рики. — Я был ужасным дохляком, пока мне не исполнилось четырнадцать лет. Вот тогда я всерьез занялся своим телом. Я ни разу не пропустил ни одной тренировки. — Он прикоснулся к Коуди. — Ни одной тренировки, — повторил Рики и замолчал. Выдержав томительную паузу, он вдруг спросил: — Тебе тогда понравилось, как я тебя оттрахал?

— Да, это было так чудесно!

— Многие женщины… — Рики остановился. — Ведь тебе тогда не показалось, что я… что он у меня слишком маленький? Однажды она сказала, что у меня слишком маленький член, и я ударил ее… Я бил ее до тех пор, пока она не сказала, что у меня огромный член. — Рики перевел дыхание. — Значит, тебе очень понравилось?

— Да, — с придыханием повторила Баффи. — Это было райское блаженство…

Дьябло удовлетворенно улыбнулся:

— Ты одна из самых сексуальных женщин в мире, и тебе нравится, как я умею трахаться. Знаешь, я ведь далеко не дурак. Именно поэтому я попал в одну программу вместе с тобой и Барри Йокама. Многие месяцы никто не предлагал мне никакой работы, а потом позвонил мой менеджер и сказал, что есть возможность выступить в ночном шоу Барри Йокама как раз в самый разгар скандала с похищением ребенка Баффи фон Арпсбург. Но никто толком не знал, что произошло на самом деле. Ты сидела как на иголках, а никто ничего не понимал! Тогда я позвонил в редакцию одной газетенки и сообщил им все подробности случившегося. Я сам это сделал! Видишь, какой я умный? А потом я рассказал ребятам из программы Йокама о том, что мы с тобой большие друзья и что было бы неплохо пригласить и тебя на эту программу. Я знал, что ты придешь ради своего ребенка. Это означало, что миллионы зрителей увидят рядом с тобой и меня. Тогда я найду себе другого агента, и все устроится как надо!

— Ты был великолепен во время шоу Барри, — солгала Баффи.

— Я-то да, а вот Барри Йокам повел себя совершенно по-свински! Он говорил обо мне отвратительные вещи, и миллионы зрителей видели и слышали его! — Рики медленно выдохнул и с угрозой произнес: — Его я тоже убью!

— Он вел себя ужасно, — поддакнула ему Баффи. — Ты не заслужил такого скверного обращения. Ведь ты был настоящим украшением его программы!

— Вот именно! Украшением!


ГЛАВА 45

Машина Мелинды Потейт резко затормозила посреди дороги и остановилась напротив бара «Сан-Педро». Мелинда вихрем ворвалась в грязное полутемное помещение забегаловки, держа на вытянутой руке полицейский значок.

— Вы видели здесь высокую рыжеволосую женщину? — требовательно спросила она у бармена.

— Вы имеете в виду эту дамочку с телевидения? — удивился тот. — Ага, она была здесь! Она ворвалась сюда точно так же, как вы сейчас, и побежала к телефону, словно наверняка знала, что звонят именно ей.

— Что она говорила? — прерывающимся от волнения голосом перебила бармена Мелинда. — Расскажите мне все, что здесь произошло!

— Да ничего она не говорила! Она слушала, а говорил тот, на другом конце телефонной линии. А она почти ничего не говорила!

— Подумайте как следует, вспомните все хорошенько, — настойчиво повторила Мелинда.

— Говорить-то она не говорила, зато чего-то нацарапала на стенке! — просиял бармен, гордясь своей памятью.

— Где? Покажите!

Бармен подошел к стене, покрытой разноцветными надписями, и стал разглядывать их.

— Это были какие-то указания насчет направления, — пробормотал он, водя заскорузлым пальцем по грубой штукатурке. — Ага, вот оно!

Взглянув на сделанную рукой Баффи запись, Мелинда мгновенно запомнила ее.

— Через несколько минут здесь будет отряд полицейских, — сказала она, направляясь к выходу. — Как только они приедут, покажите им эту надпись на стене. Понятно?

— А как же, понятно!

Вернувшись за руль своей машины, Мелинда попыталась по служебной связи сообщить шефу новую информацию, но ограниченная мощность радиопередатчика не позволила ей сделать это.

Сильные руки Рики Дьябло массировали плечи Баффи.

— Когда мы с тобой занимались любовью, ты еще не была принцессой, — бормотал он. — Я никогда в жизни не занимался любовью с принцессой…

Баффи делала над собой невероятные усилия, чтобы не показать отвращения к Рики, но теперь начинала понимать, как следует манипулировать остатками его разума и мужского самолюбия. Она была уверена в том, что помощь уже на подходе. Ей нужно продержаться совсем немного… совсем немного…

— Ты самый красивый мужчина из всех, кого я знала, — хрипло прошептала Баффи. — Последний раз, когда мы провели ночь вместе, ты был просто неотразим. — Она провела кончиком пальца по выпуклому бицепсу. — Я никогда не забуду, как ты был великолепен…

— Да, я все помню, — самодовольно ухмыльнулся Рики.

Баффи прильнула к нему всем телом. Ее рука скользнула на его талию и медленно поползла вверх, по твердому животу к напряженной мускулистой груди.

— Давай займемся любовью, прямо сейчас, — призывно прошептала она.

— Я могу, — сказал Рики. — Ты же сама знаешь, я могу так тебя оттрахать, как никто другой. Ты же помнишь, это уже было однажды…

Внезапным грубым движением он повалил ее на пол и стал торопливо и неуклюже расстегивать молнию на своих полувоенных штанах.

— Сейчас я покажу тебе, что такое настоящая мужская любовь… я покажу тебе, как надо трахаться…

Баффи изо всех сил старалась двигаться в одном ритме с ним, но Рики словно еще больше обезумел. Он вошел в нее лихорадочно быстрыми и неглубокими толчками, потом стал кусать шею и грудь Баффи, разорвав блузку в клочья. Ей было нестерпимо больно, но она заставила себя издавать стоны наслаждения.


Снова и снова Рики рывком входил в нее, тяжело наваливаясь всем телом. Придавленная к бетонному полу, Баффи чувствовала, как все ее тело покрывается синяками. Время… Ей нужно протянуть время…

— О, Рики, — прошептала она, ласково водя пальцами по его густым волосам, — как хорошо… Как хорошо, Рики…

— Такого секса у тебя еще никогда не было, — прорычал он, срывая с нее шелковые трусики. Баффи взяла его пенис в руку и поняла, что эрекция начала пропадать, так и не дойдя до кульминации.

— Черт бы тебя побрал, сука! — заорал Рики. — Ты даже любовью не умеешь толком заниматься! Ничего, я тебя сейчас научу! — Он снова навалился на нее всем телом, прижимая к бетонному полу. — Сейчас ты увидишь, что такое настоящий секс, и его может дать тебе только Рики Дьябло! — Однако вместо того чтобы подкрепить свои слова делом, он вдруг остановился и прошептал: — Нет, ты меня не проведешь! Все вы, суки, одинаковые! Вы все хотите уничтожить меня! Но нет, тебе это не удастся!

Он разразился страшным, безумным хохотом. Морщась от боли, Баффи осторожно протянула руку и коснулась чехла — он оказался незастегнутым. Перестав хохотать, Рики нагнулся над ней.

— Знаешь, что я с тобой сделаю, когда оттрахаю всласть? Я убью и тебя, и твоего щенка! Это будет только справедливо, сама знаешь!

Чувствуя, что пенис Рики снова наливается тяжестью, Баффи осторожно потянула нож из чехла…

— Готовься, детка! Я затрахаю тебя до смерти! — прогремел безумный голос Дьябло, и он снова истерически захохотал.

Собрав остатки сил, Баффи вонзила острое лезвие ножа в бок Рики Дьябло. Она ощутила, как лезвие прошло сквозь мышцу и наткнулось на ребро. По ее руке потекла горячая влага… Кровь!

Рики Дьябло медленно выпрямился. Его лицо выражало крайнее удивление. Он взглянул на свои окровавленные руки, открыл рот, но не смог выговорить ни единого слова. С ножом, все еще торчавшим из бока, он сделал несколько шагов в сторону. Его губы снова зашевелились, и на этот раз он пробормотал:

— Ты… зарезала меня. — В его голосе звучало недоумение. — Вся моя одежда покрыта кровью. — Он положил руку на торчавшую в боку рукоятку ножа. — Ты испортила мое тело!

Он шагнул к Баффи, и она встала между ним и Коуди. Попытавшись сделать еще один шаг, он упал на колени.

— Ты убила меня, — тихо проговорил Рики, и на его лице появилась странная улыбка. Потом он повалился на пол, схватившись за рукоятку окровавленного ножа.

— Помоги мне… помоги! — закричал Рики и вдруг сразу затих.

Коуди проснулся и заплакал. Баффи повернулась к ребенку.

— Все позади, малыш, теперь все будет хорошо, мой маленький, — пробормотала она, прижимая его к груди. Взглянув на проломленную крышу, Баффи увидела кружившую над ней чайку. Заброшенный склад больше не казался ей мрачным и зловещим.

— Все в порядке, все в порядке, — твердила она, пытаясь приободрить себя и ребенка. — Его больше нет, теперь он не сможет причинить нам зло…

И тут у нее в глазах потемнело от резкой боли. Почувствовав, как что-то сильно ударило ее по скуле, Баффи повалилась на пол, тщетно пытаясь закрыть Коуди своим телом. Начищенный сапог больно ударил ее в бок, и она, прижимая к себе ребенка, покатилась в сторону. Закрыв малыша своим телом, Баффи взглянула на своего мучителя.

Ее ужаснули пустые глаза нависшего над ней окровавленного Рики. Схватившись за рукоятку ножа, он выдернул длинное лезвие из своего тела. Кровь струей хлынула из раны, мгновенно окрасив черные штаны и сапоги в ярко-красный цвет.

Схватив нож дрожащими руками, Рики занес его над распростертой на полу Баффи. На секунду, показавшуюся вечностью, он застыл на месте, криво ухмыляясь.

— Полиция! Стоять на месте! Не двигаться! — раздался громкий голос вовремя подоспевшей Мелинды Потейт. — Брось нож!

Мелинда держала в обеих руках свой служебный «магнум» и была готова выстрелить из него в случае необходимости.

— Я сказала, брось нож!

— Нет, — неожиданно тонко взвизгнул Рики. — Нет, ни за что!

Он снова замахнулся, и Мелинда спустила курок.

Раздался оглушительный выстрел, и пуля заставила Рики подпрыгнуть в воздухе. На какую-то долю секунды женщинам показалось, что он завис, словно балетный танцовщик в эффектном прыжке. Крупнокалиберная пуля прошла насквозь, разбив позвоночник и задев нижнюю часть сердечной мышцы. Наконец тело Рики тяжело рухнуло на упаковочный ящик, залив его кровью и костными обломками. Это все, что осталось от великолепного Рики Дьябло.

Он был мертв, а под сводами склада еще грохотало эхо выстрела из полицейского «магнума».


ГЛАВА 46

Принц фон Арпсбург побил все рекорды щедрости после благополучного возвращения похищенного сына. Им не был забыт ни один человек, так или иначе помогавший воссоединению семьи. Домашняя челядь получила за свои услуги по десять тысяч долларов каждый. Осветитель из съемочной группы, беспрекословно одолживший Баффи свой автомобиль, получил в подарок новенький «феррари». Барри Йокам был приятно удивлен преподнесенной ему картиной Эндрю Вайета. Поскольку полиции не полагалось принимать подарки, Тэйлон создал миллионный фонд поддержки детям каждого полицейского, принимавшего участие в раскрытии преступления. Бармен из «Сан-Педро» получил чек на двадцать пять тысяч за то, что запомнил Баффи и ее запись, сделанную на стене.

Мелинда Потейт настойчиво отказывалась от каких-либо подарков, твердя, что принимать их запрещено законом. Однако Тэйлон все же убедил ее принять в знак благодарности небольшую безделушку. Мелинда и не подозревала, что золотой аист, державший в клюве инкрустированный бриллиантами сверток с младенцем, был сделан на заказ одним из самых знаменитых ювелиров и стоил больше ста тысяч долларов.

Никто в доме фон Арпсбургов не знал, о чем мечтала китаянка Лю Чин. Позднее Тэйлон выяснил, что она была единственной кормилицей своей большой семьи. Вскоре ему удалось перевезти всю семью Лю Чин в один из сельскохозяйственных штатов Америки, где обосновалась большая диаспора выходцев с Востока и где он купил для них большой комфортабельный дом. До конца жизни Тэйлон неустанно интересовался, как у них идут дела, и регулярно высылал деньги на образование детей.

От имени Коуди Тэйлон пожертвовал католическому фонду защиты детей от насилия миллион долларов и еще миллион — баптистской церкви в Техасе.

Тэйлон предоставил свою передовую компьютерную систему для координации поисков пропавших детей. Он беспрекословно соглашался выступить на телевидении в защиту пропавших без вести или подвергшихся насилию детей. Обладая недюжинными организаторскими способностями, он собрал целую команду высококлассных профессионалов, помогавших отчаявшимся родителям пропавших детей вести их поиски.

У Баффи врачи обнаружили два сломанных ребра и многочисленные кровоподтеки по всему телу, но она отказалась остаться в больнице и уединилась с маленьким Коуди в большом доме в Беверли-Хиллз. В дни радостного выздоровления мать и сын не расставались друг с другом. Тэйлон пригласил в дом знаменитого психиатра, попросив выяснить, нет ли у его жены или сына серьезной психической травмы, но ни Баффи, ни Коуди не выказывали никаких признаков душевного расстройства и очень скоро пошли на поправку.

— Похоже, ты хочешь спасти каждого потерявшегося ребенка во всем мире, — сказала Баффи Тэйлону, когда счастливый отец играл с маленьким Коуди на толстом ковре в библиотеке.

— Я чувствую настоятельную необходимость делать это, — серьезно ответил Тэйлон. — Я обещал Богу делать все, что в моих силах, чтобы помогать другим детям, таким же как наш Коуди, если он вернет мне моего сына. А я могу сделать очень много, ты же знаешь…

Баффи засмеялась нежным счастливым смехом, но Тэйлон оставался серьезным.

— Я не хочу, чтобы тебе и Коуди было когда-нибудь плохо, — сказал он и умолк, словно не находя нужных слов. Наконец продолжил: — Я должен защищать вас обоих, поэтому принял определенные решения.

Баффи с любопытством взглянула на мужа.

— Во-первых, прошу тебя перестать сниматься в этом телевизионном шоу. Не вижу причин, по которым тебе следовало бы вновь появляться на экране и подвергать себя… подвергать себя… — Тэйлон никак не мог произнести вслух ужасные слова, вертевшиеся у него в голове. — Я хочу защищать вас обоих до конца своей жизни, чтобы с вами никогда больше не случилось никакой беды.

В комнате воцарилось молчание.

Баффи поняла, что должна говорить очень взвешенно. Ведь нельзя же обидеть человека, который так сильно любил ее и Коуди.

— Тэйлон, я знаю, что ты прежде всего беспокоишься о нашей безопасности, но я не хочу вести жизнь, как в тюрьме. Пережитая нами трагедия научила меня тому, что я должна всегда рассчитывать только на свои силы ради своего же благополучия. — Баффи перевела дыхание. — Всю жизнь я безропотно позволяла мужчинам принимать за себя все решения. Так меня учили с самого детства. Ты же знаешь моего отца. Он всерьез полагает, что женщина сделана из ребра Адама и, следовательно, должна вести себя как его часть, маленькая часть огромного целого. — Она снова замолчала. — Кажется, я говорю не совсем понятно…

— По-моему, я понимаю тебя, — прошептал Тэйлон.

— Меня никогда не учили заботиться о себе. Я никогда не задумывалась над тем, чего я сама стою как человек. Всю свою взрослую жизнь я всерьез полагала, что годна только для секса.

Тэйлон молчал, но его лицо выражало смущение.

— Встреча с тобой в корне изменила мое отношение к жизни, — продолжала Баффи. — Я знаю, ты чувствуешь себя виноватым в том, что не можешь быть мне настоящим мужем, но ты дал мне гораздо больше, чем постельные утехи. Ты стал первым мужчиной, полюбившим меня не за секс, а за все остальное. С тобой я поняла, что самоценна не только в постели с мужчиной. Теперь я начинаю себе нравиться… мне нравится то, что я делаю на телевидении. Мне нравится, что своей игрой я заставляю людей смеяться. Если я спрячусь от всего под твоим крылом, я снова стану никем, вещью, принадлежащей своему хозяину. — Баффи нежно погладила мужа по руке. — Я больше не хочу быть ничьей вещью.

— Ты решила оставить меня? — встревожился Тэйлон.

— Разумеется, нет, дорогой! — Баффи обняла его за плечи. — Я хочу жить с человеком, который по-настоящему любит меня и моего сына. Конечно, я останусь с тобой, но буду жить так, как хочу. Я хочу быть матерью Коуди и твоей женой. Но еще я хочу заниматься своим делом — сниматься в кино и на телевидении.

— Я понимаю тебя, милая, — грустно пробормотал Тэйлон.

— И еще, — улыбнулась Баффи, — я хочу детей. Пусть у Коуди будет целая куча братишек и сестренок. Уверена, мы сможем дать всем детям хорошее воспитание и образование…

— Понимаю, — снова вздохнул Тэйлон. — Если я не смогу дать тебе детей, которых ты так хочешь, то не стану мешать тебе найти достойного отца на стороне. У меня нет на это никакого права…

— Нет, это мне не по душе, — перебила его Баффи. — Это непременно будут наши дети. — Она сделала ударение на слове «наши». — Ты самый красивый мужчина из всех, кого я знала, и я хочу, чтобы именно ты был отцом моих детей.

— Но… я…

— Послушай, — снова перебила его Баффи. — Я понимаю, что в постели у нас с тобой есть кое-какие ограничения. Лично я со своей стороны всегда готова к единственному способу зачатия, но если это не получится, есть и другие способы, не так ли?

— Ты имеешь в виду?..

— Искусственное оплодотворение, — совершенно серьезно закончила она начатую Тэйлоном фразу. — Возможно, ты не идеал, но ты мой принц, и пусть у моих детей будут твои гены. Так что, если согласен, я бы хотела увеличить численность нашей семьи, и чем скорее, тем лучше.

Тэйлон засмеялся и пристально посмотрел в ее глаза.

— Право, не знаю, что скажет на это Папа Римский, но…

— Я не собираюсь спрашивать разрешения у Папы Римского.

— Дом, наполненный детским смехом… — мечтательно проговорил Тэйлон. — Знаешь, мне всегда этого хотелось. Представляешь, как счастливы будут все мои тетушки? Хорошо, мы сделаем так, как ты хочешь, принцесса фон Арпсбург. У нас будет большая семья, клянусь Богом и Папой Римским! Я очень постараюсь, чтобы оправдать твои ожидания. — Он улыбнулся и подошел к холодильной камере бара. — А теперь нам пора отпраздновать это историческое решение. Мы всегда отмечали все хорошие события прекрасным шампанским. Позволь мне…

— Нет, — решительно возразила Баффи. — Теперь я буду сама наливать себе шампанское.


Примечания

1

Минимально травмирующая операция, в результате которой мужчина становится искусственно бесплодным. — Здесь и далее примеч. пер.

(обратно)

2

В США штат Техас неофициально именуется штатом Одинокой звезды.

(обратно)

3

До недавнего времени в разных слоях общества бытовало убеждение, будто мужчина, занимающийся онанизмом, должен непременно ослепнуть от этого.

(обратно)

Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21
  • ГЛАВА 22
  • ГЛАВА 23
  • ГЛАВА 24
  • ГЛАВА 25
  • ГЛАВА 26
  • ГЛАВА 27
  • ГЛАВА 28
  • ГЛАВА 29
  • ГЛАВА 30
  • ГЛАВА 31
  • ГЛАВА 32
  • ГЛАВА 33
  • ГЛАВА 34
  • ГЛАВА 35
  • ГЛАВА 36
  • ГЛАВА 37
  • ГЛАВА 38
  • ГЛАВА 39
  • ГЛАВА 40
  • ГЛАВА 41
  • ГЛАВА 42
  • ГЛАВА 43
  • ГЛАВА 44
  • ГЛАВА 45
  • ГЛАВА 46



  • Загрузка...