загрузка...
Перескочить к меню

Усадьба Ланиных (fb2)

- Усадьба Ланиных 104 Кб, 48с. (скачать fb2) - Борис Константинович Зайцев

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



УСАДЬБА ЛАНИНЫХЪ.


Пьеса въ 4 дeйствіяхъ.


Бориса Зайцева.


Участвующіе:


Ланинъ, Александръ Петровичъ, помeщикъ, старикъ.

Елена, старшая дочь.

Ксенiя, младшая.

Николай Николаевичъ, мужъ Елены, инженеръ.

Тураевъ, Петръ Андреевичъ, немного земецъ.

Наташа, дочь Елены отъ перваго брака, 16 лeтъ.

Фортунатовъ, Дiодоръ Алексeевичъ, магистрантъ.

Марья Александровна, его жена.

Евгенiй, студентъ.

Коля, гимназистъ старшихъ классовъ, родственникъ Ланиныхъ.

Михаилъ Ѳедотычъ, помeщикъ, прiятель Ланиныхъ.

Гости, студенты, барышни, гимназисты, кадетъ, подростки.

І

Весеннiй день, блeдно-розовыхъ тоновъ. Очень тепло, деревья полураспустились; небо апрeльски-нeжное. На обширной террасe Ланинъ и Тураевъ сидятъ у стола: передъ ними вино.


Ланинъ. И весна, весна. Вотъ она какая благодать, батюшка мой. Конецъ апрeля.

Тураевъ. А у васъ сезонъ начался уже? Съeзжаются?

Ланинъ. Ну, понятно. Тутъ изстари заведено, и при покойной женe такъ было: я люблю юность. Пусть побeгаютъ. Ничего, на то они молоды.

Тураевъ. Значитъ, все по прежнему. Помню, былъ у васъ студентомъ одно лeто.

Ланинъ. Нынче, видите, весна пораньше, и они пораньше, хо-хо. Знаютъ, когда слетаться. Своего не упустятъ. Что-жъ, я радъ: зимой сидишь одинъ, развe на выборы… или заграницу – а лeтомъ вотъ и шумъ.

Тураевъ. А Елена Александровна надолго?

Ланинъ. На все лeто. Тутъ, я вамъ скажу, гости какъ разъ сегодня прieхали – я и самъ мелькомъ видeлъ – ушли спать, переодeваться, и все возятся.

Тураевъ. Кто-жъ такiе?

Ланинъ. Еленины друзья.

(Входитъ Елена. Она нeсколько возбуждена).

Елена. Папа, вы не говорили насчетъ самовара? Сейчасъ придутъ Фортунатовы, ничего еще нeтъ! (Звонитъ).

Ланинъ. Вотъ она знаетъ все, она. Если ея друзья, значитъ хорошiе люди.

Елена (улыбается, обнимаетъ его). Ты такой же все, папа? Фортунатовъ тебe подстать, онъ философъ, тоже.

Ланинъ. Чудачище? Я такихъ люблю.

Елена. Да. – Гдe Наташа скажите вы мнe? Пропадаютъ всe здeсь цeлыми днями.

Тураевъ. Я видeлъ Наташу у пруда, когда сюда шелъ.

Елена. Съ Николаемъ?

Тураевъ. Да… Они рыбу удятъ.

Елена. Мой мужъ записался въ Фаусты. Ну, да какъ хочетъ. Я, кажется, плохая мать. (Смeется про себя). Плохая мать. (Отходитъ къ периламъ. Блаженно, задумчиво смотритъ въ паркъ). День-то, день! Свeтъ какой! Ослeпнешь!

Ланинъ. Елена въ меня, солнышко любитъ.

Елена. Въ такiе дни кажется, что въ жизни есть что-то чудесное. Можетъ быть, природа раскрываетъ свое сердце. И чувствуешь, что и люди есть… особенные.

Ланинъ. Елена у насъ нынче возвышенно настроена.

Елена. Я хоть и мать, хоть и за тридцать мнe, все же я еще человeкъ.

Ланинъ. Браво, брависсимо.

Елена. Да и у васъ тутъ все пропитано любовью. Напримeръ, Евгенiй, Ксенiя? Тоже подъ липами гдe нибудь разводятъ о вeчной любви. Скоро свадьба-то ихъ?

Ланинъ. Хо-хо-хо! Порядочно назрeло, я ужъ вижу! (Тураеву). Здeсь рeдкое лeто безъ брака, у меня рука легкая.

Елена. Бываетъ съ вами, Петръ Андреевичъ, что вы чувствуете себя такимъ легкимъ… Точно сила какая владeетъ вами. – И все такъ свeтло, все – восторгъ!

Ланинъ Елена влюблена, хо-хо!

Елена. Папа, пустое вы говорите!

Тураевъ. Но сегодня вы особенно настроены, это вeрно.

Елена. (свeшивается внизъ). Милая весна, милая зелень!

Ланинъ. Влюблена, влюблена!

Елена. Ну, будетъ!

(Прислуга приноситъ самоваръ).

Елена. Будетъ болтать пустяки. (Садится къ столу и хозяйничаетъ).

Петръ Андреевичъ, держитесь сейчасъ вы увидите блистательную женщину. Закрутитъ она васъ!

Тураевъ (улыбаясь). Меня? Нe-eтъ.

Ланинъ (хлопаетъ Тураева по спинe). Онъ прежде твоимъ рыцаремъ считался, мать моя!

Елена. Это когда было!

Ланинъ. Что-жъ, человeкъ скромный, образованный… въ земствe на хорошемъ счету.

(Входятъ Фортунатовъ, Марья Александровна и Коля).

Елена. Наконецъ-то, мы заждались. (Улыбаясь, слегка смущена). Я ужъ думала, вы нездоровы.

Фортунатовъ. Мы задержали, кажется? Навeрно мы нарушили порядокъ жизни? Ахъ, какая оплошность печальная! Маша, какъ это мы не сообразили?

Марья Александровна. Это я виновата. (Улыбаясь, лeниво). Правду сказать, я устала отъ eзды ночью. На лошадяхъ eхать было отлично, только я какъ-то разслабла отъ этой весны, вашихъ соловьевъ… (Еленe). Это такая роскошь была ночью! запахи, звeзды, невозможно заснуть!

Ланинъ. Ничего, здeсь наверстаете. У меня молодые люди должны поправляться, набирать силъ для жизни, работы!

Елена. Дiодоръ Алексeевичъ профессоромъ скоро будетъ, онъ не такъ-то юнъ, папа!

Ланинъ. Здeсь старикъ только я. Остальные – дeти. Запомните это себe!

Марья Ал. Правда? (Мужу). Слышишь? Всe должны быть молодыми. Да въ такую весну кто не молодъ, того презирать слeдуетъ.

Фортунатовъ. Маша боится, что я буду мучить раскопками и архаической скульптурой. Но это, господа, невeрно. Я люблю искусство и археологiю, но сейчасъ я счастливъ, что попалъ въ такую славную деревню, къ молодежи. Я охотно готовъ заниматься всякими развлеченiями природы, и вотъ (Колe) молодой человeкъ…

Елена. Зовите его просто Колей.

Фортунатовъ. Мы уже знакомы. Да, я думаю, Коля покажетъ намъ способы ловли рыбы.

Марья Ал. Господинъ Коля, вы навeрно веселeй всeхъ здeсь живете. Вы меня тоже должны всему научить. Вы рыбу удите?

Коля. Немного. Это пустое занятiе.

Марья Ал. Нeтъ, ужъ пожалуйста.

Ланинъ. У насъ еще рыболовы есть, еще! Въ одномъ концe сада у насъ рыболовы, въ другомъ птицеловы, въ третьемъ сердцеловы.

Коля. Здeсь паркъ вообще прекрасный. Конечно, пережитки крeпостничества, тургеневщины.

Марья Ал. Какой тамъ тургеневщины? Есть паркъ – и чудесно. Надо Бога благодарить.

Елена. Здeсь есть отличная оранжерея. Дiодоръ Алексeевичъ, пейте чай, пойдемъ смотрeть все это.

Фортунатовъ. Да? Отлично. (Ланину). А я, знаете ли, немного близорукъ, и сейчасъ, напримeръ, не ясно вижу, что тамъ вдали. Мнe кажется – какія то пятна блeдно-зеленыя, а надъ ними бирюза. Это, очевидно, распускающіеся деревья и небо. Но зато я… (вздыхаетъ) ясно чувствую, что здeсь весна и такой милый запахъ!

Марья Ал. Вчера ночью, въ дорогe, онъ принималъ кусты за людей, вообще… (машетъ рукой).

Фортунатовъ. Да вотъ Машенька все смeется, она и вчера дразнила меня. А мнe въ полутьмe всe мeста казались фантастическими – я такъ давно не видалъ природы и деревни. Къ тому же плохое зрeніе. Такъ что подъ конецъ я думалъ, не посылаютъ ли мнe боги легкаго навожденія, видeній. Вотъ сейчасъ я различаю новыя пятна, движущіяся.

Елена. Это наши. Наташа съ моимъ мужемъ, Ксенія, Евгеній.

Фортунатовъ. Вeроятно – да!

Ланинъ (подходитъ къ периламъ). Рыболо-вы! Много-ль мнe окуньковъ наловили, желаю знать?

Наташа (весело). Дeдушка, не клюетъ! (Влетаетъ на балконъ; увидeвъ Фортунатова смущается).

Ланинъ. Ты чего-жъ это зeвала? А?

(Пришедшихъ представляютъ, всe здороваются).

Наташа. У меня, дeдушка… (вдругъ фыркаетъ, бeжитъ къ двери и высунувшись кричитъ). У меня слишкомъ строгій вотчимъ!

(Всe смeются).

Ланинъ. Ну, шельма! Чeмъ вы ее такъ запугали?

Ник. Ник. Запугаешь ее! У нея нeтъ системы. Чуть тронетъ рыба крючекъ, она тащитъ. При этомъ страшно шумна – всю рыбу разгоняетъ.

Ланинъ. А ты бы изобрeлъ для нея какой-нибудь особый такъ крючекъ, чтобы рыба сама на него шла. Это твое, вeдь, дeло – изобрeтать.

Ник. Ник. Ну, гдe тамъ изобрeтать. На то Эдиссоны есть.

Фортунатовъ. Елена Александровна, а вы покажете мнe сады? Хотя я и плохо вижу, ловля рыбы меня интересуетъ чрезвычайно.

Елена (подымаясь). Да, непремeнно. И вообще идемъ, пора. Скоро сядетъ солнце. (Проходя мимо Ксеніи, ласково щекочетъ ее. Вполголоса): Ну, а у тебя сегодня такой видъ, такой… (Смeется, грозитъ пальцемъ).

Марья Ал. Въ самомъ дeлe, идемъ. Господинъ Коля, когда-жъ вы будете показывать вашу «Тургеневщину»?

Елена. Николай, вотъ тебe стаканъ, мы уходимъ.

Ник. Ник. Куда это? Какая ты, Елена…

Елена. Никакая. Діодоръ Алексeичъ, руку.

(Уходятъ, Коля впереди съ Марьей Александровной).

Ланинъ (Тураеву). Душенька, что же вы?

Тураевъ. Я здeсь побуду. Посижу, покурю. Елена Александровна займетъ гостей.

(Изъ дому выбeгаетъ Наташа).

Наташа. Что, ушли? А то эти профессора разные! Я боюсь умныхъ! (Скачетъ и визжитъ).

Ланинъ. Чего-жъ ихъ бояться? Они ничего… Хе-хе! опасности нeтъ.

Ник. Ник. Онъ чучело какое-то. А она… д-да.

Ланинъ. Красивая бабочка.

Ник. Ник. Ну, глаза! Ну, глаза! Не будь я Еленинымъ мужемъ…

Наташа. Тебe она нравится? Такъ, вообще?

Ник. Ник. Нравится.

Наташа. Очень?

Ник. Ник. Тебe-то что?

Наташа. Очень нравится! Очень нравится! Конечно, мнe ничего. (Мeняя тонъ). По моему тоже – она прелестная. Жаль я уродъ. Оттого ты меня все ругаешь.

Ник. Ник. Ты глупая, Наташа!

Тураевъ (смeется). Наташа, поди ко мнe!

Наташа. Гдe вы тамъ, дядя Туръ?

Тураевъ. Сядь ко мнe. Ты меня разсмeшила. Ты говоришь, что ты уродъ. Это невeрно.

Наташа. Нeтъ, вeрно. Я бы хотeла быть такой красивой, какъ Марья Александровна. Чтобы меня любили. И чтобы не смeялись надо мной.

Ланинъ. Тебя еще не любить, а въ гимназіи хорошенько правописанію учить надо! Правописанію!

Тураевъ. Времена! Я тебя зналъ вотъ такой (показываетъ), а теперь ты… наполовину большая! Александръ Петровичъ, смотрите вотъ птенецъ скоро выпрыгнетъ на свeтъ Божій – куда-то ты выпрыгнешь?

Наташа. Я не маленькая, дядя Туръ. Это я такъ кривляюсь. Можетъ, я все знаю, да не говорю. Я не маленькая. (Опирается на Тураева спиной, смотритъ на Ксенію). И ничего-то вамъ обо мнe не извeстно, ничевошеньки! Ксеничка, тебe хорошо сейчасъ?

Ксенія. То-есть какъ?

Наташа. Я на тебя поглядeла, мнe показалось… Ты мнe показалась невeстой. Знаешь, бываетъ… что человeкъ полонъ чeмъ-то хорошимъ… счастьемъ!

Ксенія (Смeшавшись). Да, мнe хорошо! (Пауза). Мы съ Евгеніемъ много гуляли, были въ полe. Знаешь, прилетeли жаворонки. Въ рощe я нашла фіалки – такія чудныя. А поля блестятъ подъ солнцемъ, блестятъ!

Наташа. Ты счастливая.

Тураевъ (смотритъ на Наташу). Если васъ сравнивать такъ ты, Наташа, какая-то угластая… и объ тебя зажечься можно… а Ксенія сіяетъ ровно, весной свeтитъ. Точно принесла съ собой блескъ этихъ полей.

Наташа (обнимаетъ Ксенію). Ксенія королева!

Ксенія. Ну, вотъ, ну, вотъ! (смeется смущенно, цeлуетъ Наташу). Скажешь тоже.

Наташа. Конечно, ты золотая королева. Вонъ у тебя какія косы!

Ник. Ник. Наташа разнeжничалась теперь.

Наташа. Отчего же дeвушку и не поласкать? Она хорошая. (Снова Ксенія цeлуетъ ее).

Ник. Ник. Ну, ласкай, ласкай! А я взгляну, какъ Елена тамъ гостей водитъ. (Встаетъ). Вы не подойдете, Петръ Андреевичъ? Наташа!

Тураевъ. Они, навeрно скоро вернутся.

Наташа. Нeтъ, я не пойду. (Перебираетъ волосы Ксеніи). Мнe не хочется.

Ник. Ник. Какъ знаете. (Уходитъ. Наташа смущена).

Ксенія. Наташа, ты гостей боишься? Неужели правда? Развe ты робкая?

Наташа. Нeтъ, мнe не хочется, просто. (Вздыхаетъ). И все тутъ. Мы съ Туромъ лучше въ крокетъ сыграемъ. Туръ идетъ? (Подаетъ ему руку). Я васъ разобью при этомъ.

Тураевъ. Можно. Меня, Наташенька, столько били, что еще разъ разбить честь невелика. (Усмeхается). Ужъ такой я герой.

Ланинъ (у перилъ). Да если Елену увидите, пусть молодой садъ  покажетъ. Пусть покажетъ.

Наташа (басомъ). Слушаю, ваше сіятельство. (На мгновеніе останавливается, потомъ подбeгаетъ къ балкону). Когда Ксенія замужъ будетъ выходить, чтобы мнe первой сказали. Да-съ. (Убeгаетъ).

Ланинъ. Ишь ты, шельма. Какъ ни притворяйся – раскисла. Характерецъ! То юлитъ, на шеe виснетъ, то вдругъ… А про васъ что сказала? Когда, говоритъ, замужъ будетъ выходить… Что это она болтаетъ? А?

(Ксенія молчитъ и улыбается).

Ланинъ. Угадала?

Евгеній. Я и Ксенія давно любимъ другъ друга, Александръ Петровичъ.

Ланинъ. Вонъ куда загнуло.

Ксенія (подходитъ и обнимаетъ его). Папа, милый, Наташа угадала!

Ланинъ. Ну, конечно, конечно!

Евгеній. Александръ Петровичъ, я простой студентъ, что я такое… можетъ быть, вы…

Ксенія. Молчи, Евгеній!

Ланинъ. Та-акъ. Стало быть, вы будущій Ксенинъ мужъ.

Ксенія. Да, папа. (Встаетъ.) Папа, поздравь меня. Нынче такой… дорогой для меня день.

Ланинъ. Поздравь, поздравь…

Евгеній. Вы… недовольны?

Ксенія. Папа?

Ланинъ. Хо-хо! (встаетъ и ходитъ въ волненіи). Чeмъ мнe быть недовольнымъ? Я же знаю, понимаю. У меня есть глаза. (Вдругъ останавливается, обнимаетъ Ксенію). Поди сюда, Евгеній. Ну. Поцeлуйтесь при мнe, Богъ съ вами. (Они смeются и цeлуются). Вотъ, значитъ и тово, я васъ благословилъ. Теперь видите, что не огорченъ?

Ксенія. Папочка, я такъ и знала. Вы меня такъ любили… неужели вы были бы противъ счастья моего?

Ланинъ. Вотъ тебe разъ, вотъ тебe разъ! Ты только меня не забывай. Ну, когда устанешь тамъ въ городe, или что, такъ меня чтобъ ужъ не миновать!

Ксенія. Папа, что вы! Папа… (прислоняется къ его плечу, со слезами въ голосe). Господи, мнe и васъ жаль, я и знаю, что буду васъ по прежнему любить. (Цeлуетъ руки). Вы старенькій… А все-таки плачу.

Ланинъ. Хо-хо! У насъ всe такъ… немного слабы насчетъ чувствъ. Да-съ, слабы. Вотъ и я… собственно, что же, Евгеній человeкъ хорошій, фантасмогористъ немного, но хорошій. Я люблю такихъ… въ шиллеровскомъ духe. И все таки я разволнованъ… не могу отрицать. (Улыбается, ходитъ взадъ впередъ). Ксенюшка очень на мать покойницу похожа. Она такая же была. Только тогда по другому одeвались. Все – и свeтъ въ глазахъ, и руки… Все, вeдь тоже здeсь было (Закрываетъ глаза рукой). Тридцать лeтъ было, а будтовчера. И весна была такая же, духъ шиллеровскій. Въ то время мы много читали Шиллера.

Ксенія. Мамы… нeтъ! Отчего нeтъ мамы, я бъ ее цeловала, она бы плакала со мной.

Ланинъ. Ну, это ужъ… да. Тутъ ничего не подeлаешь.

Ксенія. Я помню маму молоденькой.

Ланинъ. Она умерла сорока лeтъ.

Ксенія. Все равно, я ее помню молодой. Не знаю, сколько ей было, только она была молодая. Я помню ея волосы и какъотъ нея пахло.

Ланинъ (Евгенію). Берегите Аксюшу. Вы знаете, это очень трудное дeло, жизнь. И вы ее охраняйте. Много вы еще тяжелаго хлебнете другъ съ другомъ, это ужъ такъ положено – все несите. И только знайте, что надо… да… Богапросить, чтобы своей любви не переживать. Если уйдетъ она изъ жизни раньше васъ… ну, многое вы тогда узнаете.

(За сценой хохотъ Марьи Александровны и голоса).

Ксенія. Это наши!

(Входятъ Елена съ Фортунатовымъ. Коля ведетъ подъ руку Марью Александровну).

Фортунатовъ. Я продолжаю утверждать, что все у васъ здeсь чрезвычайно занимательно и прекрасно. (Ланину). Я въ восторгe отъ вашей усадьбы. Такъ свeтло, обширно, садъ, пруды, оранжереи. Я, знаете ли, чувствую, что здeсь была богатая жизнь… и какъ бы сказать – жизнь любви! Гдe-жъ было и любить этимъ людямъ прошлаго, какъ не въ роскошныхъ паркахъ, такими веснами, когда все, повторяю, кажется фантастичнымъ и таинственнымъ.

Марья Ал. (хохоча). Здeсь, можетъ и любятъ, а не только любили… Любятъ, любятъ, навeрно, отъ меня не скроешь!

Елена (смeется – немного пьяно). Любятъ? Вы находите, что любятъ? Діодоръ Алексeевичъ, вы тоже находите?

Фортунатовъ. Да, здeсь можно опьянeть! И мнe это чрезвычайно радостно. Мнe кажется, что здeсь человeческая душа, среди свeта и зелени, должна какъ бы распускаться и цвeсти. Знаете ли, все нeжнeйшее и лучшее, что въ ней есть, выходитъ наружу.

Ланинъ (встаетъ). Господа, теперь можно не скрывать: вы попали какъ разъ на помолвку. (Беретъ за руки Евгенія и Ксенію). Позвольте представить – женихъ и невeста.

Елена. Ксенія, невeста? Правда? Я такъ и знала. (Цeлуетъ ее).

Ксенія. Цeлуй меня, цeлуй крeпче!

Елена. Милая, милая!

Фортунатовъ. Ахъ, вотъ какъ, весьма пріятно. (Ланину, Евгенію). Позвольте поздравить отъ души, я хотя и чужой здeсь, но дружба съ Еленой Александровной…

(Вбeгаетъ Наташа).

Наташа. Цeлуются? Мама? Ксюша? Что такое? А?

Ланинъ. Свадьба, коза Ивановна, да не твоя.

Наташа. Ксюша съ Евгеніемъ? Молодцы! Свадьба, свадьба-у-у!! (Визжитъ, крутится на одной ножкe). Женька, молодецъ, подсидeлъ. (Кидается ему на шею). Ходилъ, ходилъ по аллеямъ и доходился. (Теребитъ его и какъ бы съ нимъ борется).

Евгеній. (смeясь). Наташа! Какая ты!

Наташа. Отобралъ у меня тетушку, противный!

(Входятъ Тураевъ и Ник. Ник.).

Ник. Ник. А-а, свадьба. Браво, Евгеній Ивановичъ, Ксенія, поздравляю!

(Тураевъ подходитъ къ Ксеніи и цeлуетъ руку).

Тураевъ. Вотъ онъ, свeтъ-то полей! Вотъ она, королева наша!

Фортунатовъ (женe). Какое доброе предзнаменованіе! Мари, милая, ты не находишь, что это страшно хорошо, что мы пріeхали именно сегодня, въ такой радостный день! Я снова утверждаю – я предчувствовалъ, что здeсь должно произойти что-то превосходное. Мари, развe я не говорилъ тебe, что мое сердце расцвeтаетъ? (Подходитъ къ Ксеніи и цeлуетъ руку). Поздравляю отъ всей души. Я не такъ молодъ, какъ вы, но мое сердце всей силой отзывается на зрeлище высокихъ радостей жизни.

(Марья Ал. весело смeется).

Марья Ал. Рeчь произнеси, рeчь. (Хлопаетъ его по плечу). Ахъ ты, другъ ты мой сердечный!

Фортунатовъ. Чего ты смeешься, Машенька? Право, я, кажется, ничего смeшного и не говорилъ.

Марья Ал. Ты просто очень милъ… очень милъ.

Ланинъ. Господа, прошу покорно. У меня найдется по бокалу добраго вина. Надо чокнуться. (Хлопаетъ Фортунатова по плечу). Идемъ въ столовую, профессоръ, пока достанутъ вина, я покажу вамъ масонскія книги – здeсь осталось кое-какоестарье.

Фортунатовъ. Неужели? Это крайне интересно!

Ник. Ник. Парами идти. (Марьe Александровнe). Вашу руку.

Марья Ал. (Колe). Прозeвали, господинъ радикалъ.

Коля. Во-первыхъ, я не радикалъ, а анархистъ.

Марья Ал. А во-вторыхъ?

Коля (сердито, сконфуженно). Во-вторыхъ ничего.

Марья Ал. Ну, дайте руку хоть Наташe. (Уходятъ).

Наташа. Съ Колей идти? Ладно, что подeлаешь! Наше дeло дeвичье. (Прыгаетъ, но какъ-то натянуто). Коля, будь хоть ты моимъ рыцаремъ, если другіе не хотятъ.

(Подъ руку съ Колей выходитъ за всeми. Тураевъ и Елена остаются).

Тураевъ. Что-жъ, Елена Александровна, мнe тоже вамъ руку подать? Помните, что сказалъ нынче Александръ Петровичъ? Я вашъ старинный рыцарь.

Елена. Петръ Андреичъ, вы меня очень трогаете.(Вздыхаетъ). Но сейчасъ мнe не хочется еще идти. Знаете, я какъ-то затуманена. Столько чувствъ, думъ, событій… не могу быть покойной. Фортунатовъ говоритъ, что здeсь напряженная атмосфера. Это, пожалуй… вeрно. Скажите: вы ничего не замeчаете?

Тураевъ. Какъ сказать…

Елена. Пошли пить за нареченныхъ, это прекрасно… Но все ли здeсь-то благополучно, въ усадьбe?

Тураевъ. Если говорить правду… Наташа меня немного смущаетъ.

Елена. Наташа…

Тураевъ. Можетъ быть, я ошибаюсь, – но она не ребенокъ. Больше того…

Елена. Вотъ какъ! Вы… замeтили!

Тураевъ. Въ ней есть настороженность… острота любящей дeвушки. Мнe даже показалось, – но тутъ я отказываюсь понимать.

Елена. Что отказываетесь понимать?

Тураевъ. По-моему, она ревнуетъ.

Елена. Можете больше не говорить. Вы увeрены, что да, что она влюблена?

Тураевъ. Почти… увeренъ.

Елена. Я такъ и знала. (Ходитъ взадъ впередъ, въ волненіи). Ужъ я замeчала, она смотритъ на него по особенному, по особенному смeется. Но здeсь, въ деревнe, все усилилось. Точно ей овладeлъ духъ какой то любовный. И эта восторженность, слезы, ну, я понимаю. Она влюблена… въ отчима. Въ Николая… вотъ какъ.

Тураевъ. Мнe было тяжелоназвать это имя.

Елена. Что подeлать, это такъ. Я не знаю одного – насколько серьезно. Да… тутъ ничего нeтъ удивительнаго. Николай нравится многимъ. Мнe самой нравился, когда выходила за него замужъ. Но чтобы моя дочь.. я, конечно, не ждала. Чего не бываетъ! Петръ Андреичъ, вы преданный другъ?

Тураевъ. Я? (Подумавъ). Я даже слишкомъ преданный, Елена Александровна.

Елена. Я такъ и знала. (Подходитъ къ нему). Я вамъ могу сказать многое, чего не скажу другому.

Тураевъ. Я слушаю.

Елена. Должна вамъ сообщить странную вещь. Очень странную. Какъ по вашему чувствуетъ себя мать, у которой дочь влюбилась въ отчима? (Тураевъ разводитъ руками). Ну, конечно, я понимаю, неважно она себя чувствуетъ. Страдаетъ за дочь? Къ мужу ревнуетъ? Такъ вотъ и оказывается, что нeтъ, и не ревнуетъ, и даже дочерью не очень занята. Это скверно, можетъ быть, даже преступно… но поди же ты. Мать думаетъ совершенно о другомъ.

Тураевъ. Значитъ – отвлечена.

Елена. Отвлечена! Отвлечена! (Садится около него и смотритъ робко). Петръ Андреевичъ, милый мой!

Тураевъ. (закрываетъ лицо руками). Зачeмъ вы меня такъ называете?

Елена. Что же? Вы добрый, старый другъ!

Тураевъ. Старый другъ! Старый другъ!

Елена. Папа смeялся нынче надо мной, говорилъ, что я влюблена.

Тураевъ (смотритъ въ сторону неподвижно). Онъ вовсе не смeялся.

Елена. Какъ такъ не смeялся?

Тураевъ. Папа нынче не смeялся. (Молчитъ).

Елена. Ну, влюбилась… Ну, да, да… что же теперь дeлать?

Тураевъ. Ничего.

Елена. Дядя Туръ, не осуждайте меня. Еще заграницей когда я въ первый разъ встрeтила его, онъ меня поразилъ. А-а, вы его не знаете. Между тeмъ, это замeчательный человeкъ. Его считаютъ немного за чудака, онъ говоритъ иногда странно. Но это только для тeхъ, кто не вслушался въ него.

Тураевъ. Онъ понравился мнe сразу.

Елена. И уже тамъ я поняла, что этотъ странный и, какъ кажется, несчастный человeкъ побeдилъ меня. А когда я увидeла его нынче… Нeтъ, должно быть всe мы здeсь немного полоумные.

(Входятъ Ланинъ съ Фортунатовымъ).

Ланинъ. Да, многоуважаемый профессоръ. Таковы наши владeнія. И вонъ тамъ, у пруда, самое замeчательное мeсто. Можно сказать, историческое мeсто: статуя богини любви. Венера-съ. Что вы думаете, восемнадцатаго вeка… дeдомъ изъ Франціи вывезена. Тамъ этакія скамейки, и со временъ старинныхъ на дубахъ, березахъ вырeзаны сердца пронзенныя, и тамъ въ любви всегда объяснялись, хе-хе, это какъ бы мeстное божество, хотя у него и отбиты руки. Да, покровительница любви, устроительница величайшихъ кавардаковъ.

Фортунатовъ. Какъ это интересно! Скажите, пожалуйста, вeдь, Елена Александровна не показала мнe ее!

Ланинъ. Что же ты это, мать моя? Слона-то, можно сказать?

Елена (встаетъ; улыбаясь, растерянно). Ахъ, да, я вамъ не показала, дeйствительно. Но время еще будетъ.

Ланинъ. А вина-то несутъ? (Въ окно дома). Винца-то, винца?

(Входятъ изъ дома Марья Ал., Ник. Ник., Коля).

Марья Ал. А мы ждемъ тостовъ. Ахъ, какая зала у васъ, Александръ Петровичъ!

(Лакей вноситъ на подносe шампанское и бокалы).

Тураевъ (Ланину). Как вы сказали про Венеру? «Устроительница величайшихъ кавардаковъ?»

Ланинъ. Разумeется, душа моя. Все она мудритъ. За нее сейчасъ выпьемъ.

Тураевъ (задумчиво). Да-да-да-а…

Ланинъ. Гдe-жъ виновники торжества? Спрятались? Гдe они тамъ? Да еще бы бутылку. (Лакею). Еще бутылку! (Всe берутъ бокалы. Входятъ Ксенія и Евгеній). Ну, вотъ, за нихъ, за молодость, за любовь, за Венеру, такъ сказать, за счастье.

(Всe обступают помолвленныхъ, чокаются. Голоса: «Браво! Поздравляемъ! Счастья!» Вбeгаетъ Наташа и сразу становится шумно).

ΙΙ.

Пригорокъ въ паркe, окруженный старымидубами. На скамьe, лицомъ къ зрителю, Ксенія и Наташа. За ними статуя, къ ней примыкаетъ въ глубинe сцены бесeдка. Направо внизу, сквозь деревья, виденъ прудъ. Теплая вечерняя заря.


Наташа. Скучно съ ними. Сидятъ, какъ сычи, ждутъ, пока клюнетъ. По моему, если ужъ ловить рыбу, такъ раздeться, неводъ взять… А такъ скучно. Ксенія, отчего это мнe все скучно?

Ксенія. Ты какая-то другая стала, Наташа, я замeчаю тоже.

Наташа. Все мнe не нравится, все плохо. Деревья-бъ эти срубила, прудъ спустила, разбила бы въ клочья эту каменную дуру. Скажи, пожалуйста: голенькая, и какъ будто улыбается.

Ксенія. Ну, Наташа, дай тебe волю, ты камня на камнe не оставишь.

Наташа. Я ужъ такая уродилась. Если мнe хорошо, весь свeтъ Божій зацeлую. Плохо – пропадай онъ пропадомъ.

Ксенія. Ахъ, Наташа, ты воинственная.

Наташа. Я воинственная, а ты невeста. Вы, невeсты всe такія тихони. (Обнимаетъ ее). Дорогая, не сердись, со мной что-то дeлается. Ты не тихоня, ты невeста. Тебe все хорошо.

Ксенія. Я другого характера, Наташа!

Наташа. Ты страшно тихая и серьезная. Я тебe завидую. Ты любишь своего Евгенія, онъ тебя любитъ… вы имeете такой видъ, какъ будто готовитесь, постомъ и молитвой… (смeется) къ чему-то такому очень важному…

Ксенія. Это, вeдь, такъ и будетъ. Мы соединяемъ наши жизни.

Наташа. Ну, я знаю, знаю. Ты, Ксеничка, всегда была такая… умная. Я тебя немножко даже боялась, Ты все Евангеліе читала, я помню. И разныя философіи.

Ксенія (улыбается). Какъ ты меня смeшно изображаешь…

Наташа. И Евгенія тоже ходитъ… глубокомысленный, точно рeшаетъ міровые вопросы. А я, если-бъ была невeстой, все бы цeловалась.

Ксенія. Ну, ужъ конечно. (Смeется, гладитъ ее по волосамъ). Евгеній про себя обдумываетъ что-то. Онъ, вeдь, замкнутый человeкъ, Наташа. Онъ можетъ ходить часами изъ угла въ уголъ и что-то мечтать.

Наташа. Евгеній страшно милъ, но я бы за него не пошла, извини меня, Ксеничка. Вотъ ужъ именно онъ очень основателенъ. Ксенія… а что, тебe Николай Николаевичъ нравится?

Ксенія. Мы, кажется, не сойдемся вкусами. Что жъ, онъ очень красивый инженеръ, но…

Наташа. А, нeтъ, ты его не знаешь, онъ только будто бы такой педантичный, а онъ ужасно славный, ужасно… (Съ раздраженіемъ). И вотъ они все тамъ рыбу ловятъ… Ловятъ, ловятъ цeлый день. Всю хотятъ выловить, что ли?

Ксенія. Пускай ловятъ. Тебe-то что?

Наташа. Нeтъ, противно. Потомъ затeваютъ пикникъ какой-то дурацкій.

Ксенія. Ты же все это любишь! Почему дурацкій?

Наташа. Любишь, любишь! Ты ничего не понимаешь, Ксенія.

Ксенія. А ты зря раздражаешься.

(Снизу, съ пруда, голосъ Фортунатова: «я поймалъ леща, Наталья Михайловна!»).

Наташа. Фортунатовъ! Вотъ ему и радость. (Кричитъ). На здоровье!

Ксенія. Въ немъ есть что-то дeтское, правда.

Наташа. Богъ съ нимъ. Онъ мнe безразличенъ. Скажи мнe… Ксенія, что, по твоему, Николаю очень нравится его жена? Ну, фортунатовская?

Ксенія. Не знаю, Наташа. Не замeчала. Что ты все про Николая да про Николая, какъ это ты…

Наташа. Цeлые  дни удятъ рыбу. И Коля съ ней постоянно. Вотъ ужъ право!

(Фортунатовъ вылeзаетъ изъ-подъ склона. Въ рукахъ у него ведро).

Фортунатовъ. Представьте, мнe удалось поймать леща, и какого огромнаго! Признаюсь, меня обрадовала эта побeда.

(Появляются Марья Алекс., Коля и Ник. Ник.).

Марья Ал. Ты поймалъ рыбу?

Фортунатовъ. (гордо). Да, вотъ, Машенька, лещъ.

Марья Ал. (смeясь). Вижу. И теперь ты полчаса будешь радоваться ему?

Фортунатовъ. Обыкновенно въ жизни – т. е., я хочу сказать не то, чтобы вообще (обращаясь къ Марьe Ал.), а въ мелочахъ ея мнe такъ мало везетъ, что, дeйствительно, и эта побeда доставляетъ мнe нeкоторую радость. (Показываетъ леща). Мирная рыба! Ты дремала въ глубинe пруда, кушала червяковъ, и вдругъ сталамоимъ трофеемъ.

Коля. Онъ могъ бы быть и моимъ.

Фортунатовъ. Разумeется. Но, однако, поймалъ его я.

Коля. Если бы мнe не мeшали, очень можетъ быть, что я поймалъ бы его.

Фортунатовъ. Да, вeдь, я… я развe вамъ мeшаю, Коля.

Коля. Не вы, а многоуважаемый Николай Николаевичъ. Онъ систематически мeшаетъ мнe ловить рыбу.

Ник. Ник. Господинъ гимназистъ, вы ошибаетесь. И вообще у васъ странный тонъ.

Наташа. Колька, ты чего ерепенишься?

Коля. Я не ерепенюсь, а вы около моихъ удочекъ систематически шумите и отгоняете рыбу и я противъ этоговсегда буду протестовать.

Марья Ал. Коленька, вы чего разволновались? Кто тамъ хочетъ отобрать вашу рыбу? Гдe этотъ злодeй, я растерзаю его на части!

Коля. Марья Александровна… хоть вы… не смeйтесь вы надо мной.

Марья Ал. Я не смeюсь. Я растерзаю обидчика, какъ дикая менада.

Коля (хватаетъ за голову). Ахъ, зачeмъ, зачeмъ?

Фортунатовъ. Позвольте, Коля, вeдь это одно недоразумeніе… Зачeмъ такъ остро все принимать, вы такъ нервны… (Хочетъ взять его за руку).

Коля. Пустите, ладно, я смeшонъ… не могу больше. (Убeгаетъ).

Ксенія (Марьe Алекс.). Къ чему было дразнить? Какъ, правда, вы не поймете…

Ник. Ник. Вчера чуть не затeялъ ссору на крокетe… будто бы я говорю ему подъ руку. Богъ знаетъ что!

Фортунатовъ. Быть можетъ, все это и такъ, но нельзя упускать изъ виду, что онъ наполовину подростокъ. Это такой нeжный возрастъ, когда возможно многое.

Марья Ал. Я, вeдь, все въ шутку. Я не думала, что онъ такъ приметъ. Конечно, надъ нимъ и нечего смeяться, онъ очень славный мальчикъ… И съ характеромъ, какъ видно.

Ник. Ник. Однако, если его взять на пикникъ, онъ подвыпьетъ и, навeрно, устроитъ какой нибудь скандалъ.

Ксенія. Почему непремeнно скандалъ? Какъ ты странно разсуждаешь!

Ник. Ник. Вотъ увидите.

Марья Ал. Это вы преувеличиваете. Нeтъ, пожалуйста, я хочу, чтобы былъ Коля. И такъ мы его обидeли, нeтъ, это ужъ не годится.

Наташа. Куда вы хотите eхать?

Марья Ал. Я сама хорошенько не знаю. Въ какой-то Дьяконовъ косикъ, такъ смeшно называется лeсъ. Тамъ будто бы есть рeка, мы будемъ ловить раковъ, варить ихъ тутъ же. Вотъ роскошь-то! Вечеръ будетъ чудесный, ночь теплая, сeно тамъ, навeрно. Есть. Я поймаю рака и заставлю его схватить клешней усъ Николая Николаевича.

Наташа. Николай, а меня вы возьмете?

Ник. Ник. Отчего же не взять.

Наташа (робко). Хорошо на пикникe!

Фортунатовъ. Если и тамъ такая же природа, какъ здeсь, лучшаго желать нельзя.

(Слышно, какъ вдали поютъ дeвушки, возвращаясь съ покоса).

Ксенія. О Дьяконовомъ косикe я знаю немного: тамъ рeка Болва, луга, кажется, хорошо. Лучше всего скажетъ вамъ объ этомъ папа. Вотъ онъ и идетъ, кстати.

Наташа (оборачивается). Дeдушка какъ-то медленно движется. Будто ему не по себe.

(Слeва по дорожкe выходитъ Ланинъ. Онъ въ соломенной шляпe, опирается на палку).

Фортунатовъ. Скажите, пожалуйста, Александръ Петровичъ, далеко ли отсюда мeсто, называемое Дьяконовъ косикъ?

Ланинъ. Дьяконовъ косикъ? Нeтъ, дорогой мой, недалеко. Мeсто хорошее. Раковъ ловить? Я слыхалъ, слыхалъ. Дeло (садится). Поeзжайте. Охъ, усталъ. Годы-то что значатъ: прошелся немного и ослабъ.

Фортунатовъ. Вы далеко были?

Ланинъ. Нeтъ, тутъ по близости. Такъ, вообще. Прошелся. Встрeтилъ сейчасъ Колю – онъ имeетъ какой-то странный видъ. Не то Чайльдъ-Гарольдъ, не то романтическій убійца.

Фортунатовъ. Тутъ, къ сожалeнію, сейчасъ вышла маленькая непріятность. Онъ вспылилъ, потомъ разгорячился самъ и убeжалъ.

Ланинъ. А-а, ну, такъ и быть должно. Такъ и быть должно. Тутъ всегда такъ. Влюбляются, ревнуютъ, бываютъ и слезы, и исторіи. Этотъ паркъ, знаете-ли, чего не видывалъ. Не даромъ здeсь такая поэтическая сeнь. (Оглядывается). И ссориться-то мeсто выбрали будто нарочно. Передъ лицомъ Венеры-съ, такъ сказать. Помните, я вамъ говорилъ.

Ник. Ник. Хламъ старый.

Ланинъ. Не совсeмъ вeрно, дорогой. Тутъ столько народу клятвы другъ другу давало. И до дуэлей, я вамъ скажу, доходило. Прежде жили много шире, ну-съ, молодежь пріeзжала стадами, и разные окрестные помeщики, военные. Соловьи, ночи лeтнія тогда такія-жъ были, какъ теперь, и вздыхали тогда по прекрасному полу не меньше. Покойная жена очень любила это мeсто. Она говорила, что здeсь хорошая заря, вотъ какъ сейчасъ, и хорошъ прудъ – замeчаете тамъ розовое отраженье? Ну, и на надписи взгляните.

Фортунатовъ. Сердце… Позвольте, – еще это интересно.

Марья Ал. Тутъ надпись: «J’étais né pour l’amour impossible».

Ланинъ. Видите, что угодно. «Былъ рожденъ для невозможной любви», а, конечно, не встрeтилъ взаимности какой-нибудь Полины или Eudoxie.

Марья Ал. J’étais né pour l’amour impossible.

Ланинъ. Да, а въ этомъ пруду, говорятъ… барышня одна утопилась.

Наташа. Дeдушка, правда?

Ланинъ. Такъ говорили. Какая-то Pélagie.

Наташа. Pélagie!

Ланинъ. Такъ, вeдь, это когда было! А можетъ, и вовсе не было.

Наташа. Не пойду теперь сюда вечеромъ… бр-р… Никогда. Вдругъ представится.

Ланинъ. Ну, что тамъ. Мертвые спятъ мирно. Спятъ мирно.

(Нeкоторое время всe молчатъ. Краснeетъ закатъ; далеко, на болотe, аукаетъ выпь).

Ланинъ. Вотъ, пришелъ старый, и нагналъ уныніе. (Въ ведерцe лещъ начинаетъ плескаться). Это что за звeрь?

Фортунатовъ. Мнe посчастливилось, Александръ Петровичъ, поймать этотъ экземпляръ на удочку. Позвольте преподнести его вамъ.

Ланинъ. Спасибо благодарю. Экого выудили!

Ник. Ник. У профессора клюетъ, не переставая. Онъ только не умeетъ подсeкать, у него часто соскакиваетъ.

Ланинъ. А-а, это не модель, это надо вамъ показать. Вы, конечно, этимъ не занимались, а тутъ надо сноровку.

Фортунатовъ. Я былъ бы крайне благодаренъ, если бы вы…

Ланинъ. Могу показать, могу.

Ник. Ник. Да мы, вeдь, и удочки тамъ оставили. На вашей, профессоръ, навeрно сидитъ какой-нибудь гигантъ.

Ксенія. Папа, только, вeдь, они скоро должны eхать. (Вынимаетъ часы). Восемь!

Ланинъ (спускаясь). Я покажу маленькій карамболь… Карамболь съ карасемъ.

Наташа. Дeдушка сталъ гораздо слабeе. Вотъ онъ и остритъ, а не тотъ, что былъ въ прошломъ году.

Марья Ал. Сколько лeтъ вашему дeдушкe, Наташа?

Наташа. Шестьдесятъ.

Ксенія. Онъ, навeрно, возвращался сейчасъ съ маминой могилы. Онъ часто туда ходитъ. И тогда у него бываетъ… такой особенный видъ.

Марья Ал. Онъ ея не забылъ.

Ксенія. Мама умерла лeтъ двeнадцать назадъ. Она похоронена около церкви на кладбищe. Онъ поставилъ на могилe бeлый памятникъ, изъ итальянскаго мрамора. Тамъ всегда цвeты. Когда солнце садится, тамъ прекрасно бываетъ.

Наташа. Когда бабушка умерла, онъ чуть съ собой не покончилъ. Почему онъ не умеръ? По моему, если любишь, надо умирать.

Ксенія. Почему же непремeнно умирать? Человeкъ не долженъ этого дeлать. Онъ долженъ вынести свое горе.

Наташа. Ну, я знаю, ты у насъ святая.

Марья Ал. Если онъ такъ страдалъ, значитъ нашелъ человeка, который былъ для него всeмъ.

Наташа. Будто это трудно! Полюбите – онъ и станетъ всeмъ. Правда, Ксенія?

Ксенія. Конечно.

Марья Ал. Милая Наташа, вы мнe очень нравитесь. Въ васъ есть такой хорошій огонь… да, вы все берете съ плеча, мнe это ужасно, ужасно нравится. Вы говорите – люблю – и все тутъ. Можно васъ обнять? Мнe хотeлось бы васъ поласкать.

Наташа. Что-жъ, ласкайте.

(Марья Ал. обнимаетъ ее и цeлуетъ).

Марья Ал. Мнe хотeлось бы, чтобы вы не были такъ холодны, чтобы и меня вы хоть крошечку полюбили.

Наташа (смeясь). Вамъ нравится, чтобы васъ любили. Вы всeхъ ласкаете.

Марья Ал. Ничего не ласкаю. Такъ… – я люблю похохотать, дурить, выкидывать разныя штуки. Да это пустое. А чего мнe хочется? Вотъ я живу съ Фортунатовымъ, онъ такой отличный человeкъ, нeжный, добрый. Только не герой онъ мой. Я не вижу героя, его нeтъ, нeтъ – куда это пропали герои? Вотъ стоитъ Венера, она знала это, развe ее спросить?

Наташа. Мы можемъ спрашивать Венеру. Всe мы, женщины бeдныя, вокругъ нея ходимъ. Я знаю гимнъ. Слушайте (обращается къ статуe):

«О, богиня, съ трона цвeтовъ внемли мнe,

Зевса дочь, рожденная пeной моря!

Ты не дай позорно погибнуть въ мукахъ Саффо несчастной».

Марья Ал. Умерли боги, умерли герои. Слушайте, какой сейчасъ волшебный вечеръ. Когда я къ вамъ сюда eхала, была такая же ночь: мнe казалось – хорошо бы бросить все это, стать дріадой, нимфой горъ, полей. Вамъ не кажется иногда? Знаете, услышать свирель, священную свирель Пана – и сбeжать. А?

Наташа. «Ты не дай позорно погибнуть въ мукахъ Саффо несчастной».

Марья Ал. Нeтъ, вы плачете, этого совсeмъ не нужно. Надо ей вотъ поклониться, ей, смотрите!

(Съ пруда слышенъ смeхъ и голоса. Фортунатовъ кричитъ весело… «Маруся, а-у-у!»).

Марья Ал. Если она не пошлетъ мнe любви настоящей, я сдeлаюсь блудницей.

(Со стороны пруда входятъ Елена, Фортунатовъ и Евгеній).

Елена. Оказывается, нынче пикникъ? Это отлично!

Ксенія. Да, это придумали какъ-то быстро. Я только сейчасъ узнала.

Елена. Діодоръ Алексeевичъ показывалъ намъ, какъ онъ будетъ ловить раковъ. Это умора!

Фортунатовъ. Маша сейчасъ опять посмeется надо мной. Ну, хорошо, я смeшу Елену Александровну, неудачно подсeкаю рыбу, но, вeдь, я живой человeкъ… Давно я не чувствовалъ такого легкаго и свeтлаго духа вокругъ. Повторяю: сердце мое здeсь расцвeтаетъ, Маша, ты меня понимаешь. Она, напримeръ, моя дорогая жена, кажется мнe теперь какой-то иной, фантастической… Смотрите, въ ней есть отблескъ необыкновеннаго. (Цeлуетъ ей руку). Нимфа Эгерія!

Марья Ал. А ты? (Смeясь). Ты кто?

Фортунатовъ. Ну, ужъ я…

Елена (сдержанно). Вы только сейчасъ замeтили, что у васъ прекрасная жена?

Фортунатовъ. Нeтъ, я всегда зналъ это. Но, вeдь, видите ли, я не молодъ. (Смeется). Вотъ мое отчаяніе. Знаете, съ суконнымъ рыломъ, какъ говорятъ русскіе, – въ калачный рядъ. Я рискую быть смeшнымъ, снова – но рeшительно мнe кажется, что здeсь, среди молодежи и весны, я помолодeлъ и самъ.

Марья Ал. Елена Александровна, вамъ можно довeрить мужа, когда мы отправимся? Вамъ это не будетъ непріятно? А я бы поeхала съ Николаемъ Николаевичемъ.

Фортунатовъ. Мнe кажется, если бы запречь въ линейку, какъ говорилъ Александръ Петровичъ, то не стоило бы раздeляться.

Марья Ал. (смотритъ на Фортунатова, въ полголоса). Нeтъ, она не пошлетъ мнe любви великой.

Наташа. Мама, я не поeду на этотъ пикникъ.

Елена. Почему, Наташа? (Подходитъ, обнимаетъ). Почему?

Марья Ал. Ну, иду. Надо узнать, когда это будетъ. Можетъ, еще верхомъ поeдемъ. А? Діодоръ Алексeевичъ?

Фортунатовъ. Что-жъ, узнаемъ, Машенька. (Тихо). Можетъ быть, и верхомъ.

(Уходятъ).

Елена (Наташe). Дeтка моя, что грустна? (Вздыхаетъ). Я тебя давно не ласкала, я плохая мать, плохая. Прости меня, мой золотой, мой Наташкинъ. (Цeлуетъ ее).

Наташа. Мама, я тебe много должна сказать… (прижимается къ ней). Отчего это мнe все страшно? Мама, правда въ этомъ пруду утопилась дeвушка?

Елена. Какая дeвушка? Кто тебe сказалъ?

Ксенія. Это дeдушка сейчасъ разсказывалъ. Какая-то барышня. Еще при крeпостномъ правe… Какъ, право это страшно все.

Наташа. Мама, не могу! (Хватается за сердце, кричитъ, убeгаетъ). Не могу!

Елена. Что такое?

Ксенія (встаетъ, безпокойно). Какъ она нервна! (Хочетъ идти за ней).

Елена. Погоди. Я сама… (Въ тоскe). Ахъ, ее надо услать отсюда, конечно. Правда, Ксенія?

Евгеній. Да, ушлите, Елена.

Ксенія. Почему ты такъ говоришь?

Евгеній. Я же чувствую.

Елена. Все запуталось! Я плохая мать, Ксенія, ты меня презираешь? (Ходитъ въ волненіи). Я сама не знаю, что это съ ними дeлается такое.

Ксенія. Не волнуйся, Елена, все уладится.

Елена. Не могу. Не могу не волноваться. Посмотри, что съ Натальей.

Ксенія. Я знаю.

Елена. Куда-жъ я ее отправлю? И Николай не уeдетъ… ему теперь здeсь какъ разъ интересно.

Евгеній. Вамъ, Елена, надо уeхать самой и увезти съ собой Наташу.

Елена. Мнe? самой? Какъ же я… (досадливо). А-а, это все пустое! (Рeшительно, переходя вдругъ въ спокойный тонъ). Ну, тамъ видно будетъ. Ничего я не знаю. Можетъ быть, уeду, можетъ быть, нeтъ, посмотримъ. (Озирается). Я легкомысленная женщина. Я полагаю, что надо eхать на пикникъ. Поцeлую Наташу и eду. Пора. Солнце сeло. Вы будете?

Евгеній. Я – нeтъ.

Ксенія. И я.

Елена. Ну, конечно. Иду. Закатъ-то, закатъ! (Уходитъ).

Евгенiй. Елена запуталась, дeйствительно. Не можетъ понять, мать ли она, влюблена ли.

Ксенiя. Можетъ быть. (Пауза). Ты ее осуждаешь?

Евгенiй. Нeтъ, по какому праву? Мнe ее жаль скорeе. Правда, она попала въ тяжелое положенiе.

Ксенiя. Какъ у насъ тутъ все смeшалось, въ самомъ дeлe!

Евгенiй (цeлуетъ ей руку). Не только у насъ, мой родной. Всюду. Это – жизнь. Мы всe – только маленькая ячейка ея, вотъ эта наша усадьба, наши чувства, радости, горести…

Ксенiя. Да, пожалуй.

Евгенiй. Всe мы – точки гигантской ткани. Кто-то ее прядетъ, а мы образуемъ узоры, складываемся такъ, вотъ этакъ, набeгаемъ другъ на друга, перекрещиваемся.

Ксенiя. Но хотимъ же мы все таки направлять свою жизнь?

Евгенiй. Ну, конечно. До извeстной степени. Но въ насъ сидитъ опять же эта жизнь, независящая отъ насъ стихiя, и въ одномъ она такая, – свeтлая, положимъ, какъ въ тебe, а въ другомъ иная.

Ксенiя. Мы должны ее побeдить.

Евгенiй. Это вeрно. Мы должны ее побeждать силой любви. Знаешь, Ксенiя, я вотъ теперь много думаю о нашихъ отношенiяхъ.

Ксенiя. И я.

Евгенiй. Я думаю такъ: «скоро вся она будетъ моею. Я – ея». Знаешь, у меня голова кружится отъ этого (пауза). Это такое счасте сверхчеловeческое…

(Ксенiя обнимаетъ его и прислоняется щекой къ плечу).

Евгенiй. Ну, вотъ. Дальше. Для меня придти къ тебe – это погрузиться въ тихiй, дивный свeтъ. Будто коснуться вeчной правды.

Ксенiя. Ты слишкомъ любишь. Оттого такъ говоришь.

Евгенiй. Нeтъ, это только правда. Но потомъ я разсуждаю: а имeю ли я право на все это? Я, маленькiй человeкъ, полный страстей, грeха?

Ксенiя. Что ты говоришь, Евгенiй?

Евгенiй. Ты, вeдь, многаго во мнe не знаешь. А во мнe есть страсти, есть мучительное, тяжкое, только глубоко запрятанное. Что несу тебe я?

Ксенiя. Любовь. Это главное. Ты, вeдь, самъ сказалъ, что ея силой побeждается все.

Евгенiй. Да, конечно. И любовь моя крeпка. Но… меня все же берутъ сомнeнiя… Нeтъ, не въ любви – въ этомъ я увeренъ. Но я недостаточно тебe нравлюсь, я-бъ хотeлъ быть во сто разъ лучше, чище, выше. Одна есть у меня надежда. Мнe кажется, что ты… такъ сильна, что если въ жизни я начну плутать, ты меня выведешь на ясный путь.

Ксенiя. Я простая дeвушка. Ничего такого замeчательнаго во мнe нeтъ, я могу сказать только одно – что тебe я отдаю и жизнь, и душу – все. Все бери, что мнe принадлежитъ.

Евгенiй. Я такъ и думалъ. Видишь, сейчасъ темнeетъ, паркъ становится смутнымъ… даже немного жуткимъ. Вслушайся, можетъ услышишь здeсь жизнь… эту старую жизнь, мятежную, темную… Тутъ всюду были страсти, можетъ быть убiйство, здeсь дeвушка тонула. Черезъ такую же жизнь и мы съ тобой пойдемъ. А вонъ – встаетъ звeзда – вечерняя любовная звeзда. Это – ты. Ты меня поведешь, твой свeтъ тихiй, ровный. И онъ очиститъ меня? Очиститъ?

Ксенiя. Я никому тебя не отдамъ, если бы на тебя и нападали. Евгенiй, я въ одно страшно вeрю: въ силу любви своей. Если на тебя посягнутъ злыя силы – я тебя прикрою… любовью.

(За сценой шумъ, вбeгаетъ Фортунатовъ).

Фортунатовъ. Гдe же Елена Александровна?

Евгенiй. Что съ вами?

Фортунатовъ. Тамъ Богъ знаетъ что происходитъ… Боже мой, какая непрiятность…

Ксенiя. Что такое, Дiодоръ Алексeичъ?

Фортунатовъ. Опять Коля… Онъ такой несдержанный. Вы знаете… онъ ударилъ Николая Николаича… и вызвалъ его на дуэль.

Ксенiя. За что же онъ его ударилъ?

Фортунатовъ. За то, за то… (молчитъ). Николай Николаичъ, конечно въ шутку, поцeловалъ мою жену. Ксенiя Александровна, разумeется, это было нехорошо, но, вeдь… это въ шутку. Не могъ же онъ сдeлать этого въ серьезъ.

(Появляются Коля, котораго держитъ подъ руку Тураевъ, Елена, Наташа).

Коля. Петръ Андреевичъ, я все равно убeгу… больше я не могу. Можетъ, это и подло, но я не могъ сдержаться.

Тураевъ. Не волнуйся. (Еленe). Во-первыхъ, надо скрыть отъ Александра Петровича. Онъ старикъ, и такъ ужъ довольно слабъ… Дуэли, конечно, никакой быть не можетъ.

Коля. Я ударилъ человeка… На зачeмъ онъ… топтать такъ грубо…

Фортунатовъ. Однако, Коля, это была шутка съ его стороны. Николай Николаевичъ знаетъ, что Мари моя жена.

Наташа (Фортунатову). Вы… вы… (Машетъ руками, отъ волненiя не можетъ ничего сказать).

(Входитъ Ник. Ник. Онъ очень взволнованъ, но владeетъ собой).

Ник. Ник. Я требую удовлетворенiя. Я не могу этого такъ оставить.

Коля. Какъ угодно, извиняться не буду.

Ник. Ник. (спокойно). Я сумeю этого добиться.

Тураевъ. Во всякомъ случаe, сейчасъ ничего нельзя сдeлать.

Ник. Ник. Почему?

Тураевъ. Надо подождать до завтра.

Ник. Ник. Нeтъ, не до завтра.

Ксенiя. (подходитъ къ Ник. Ник.). Конечно, не до завтра. Этого откладывать нельзя.

Ник. Ник. Разумeется.

Ксенiя. Ты долженъ извиниться, передъ Колей.

Ник. Ник. Я?

Ксенiя. Ты.

Ник. Ник. Да… ты помнишь, что говоришь?

Ксенiя. Вполнe. Ты долженъ извиниться, потому что ты больше виноватъ, чeмъ онъ.

Ник. Ник. Ну, прости, это глупо.

Тураевъ. Не такъ особенно… Во всякомъ случаe, своеобразно.

Ник. Ник. Что вы, сговорились, что ли?

Ксенiя (тихо). Когда ты подумаешь хорошенько, Николай, ты со мной согласишь. Ты видишь, тому… другому Николаю… очень больно… онъ ударилъ человeка… но его вина меньше, чeмъ твоя.

Ник. Ник. Это просто какое-то полоумiе.

Ксенiя. Нeтъ. Это… правда.

(Молчанiе).

Фортунатовъ. А если не шутка, то…

ІІІ.

Большая высокая терасса со стороны, противоположной первой терассe. Съ середины ея боковые лeсенки въ садъ. Зрителю видна часть цвeтника передъ терассой; у подножья ея – скамейка. Вечеръ, свадебный ужинъ на терассe; на всемъ розовый отсвeтъ заката, окна дома освeщены, позднeе на столъ ставятъ свeчи въ колпачкахъ. Центръ стола – Ксенiя и Евгенiй, противъ нихъ Ланинъ, затeмъ остальные; много гостей, есть подростки, кадеты. Цвeты, богатая сервировка; шумъ, смeхъ, чоканье.


Молодой помeщикъ. Господа, тише, потише, пожалуйста! Михаилъ Ѳедотычъ проситъ слова.

Барыня въ пенснэ. Слушаемъ! Милый Михаилъ Ѳедотычъ – онъ хочетъ говорить!

Ланинъ (звонитъ по бокалу). Ти-ши-на!

Михаилъ Ѳед. (помeщикъ, старикъ; въ дорогой поддевкe и красной атласной рубахe). Я ужъ что тамъ… какой я тамъ ораторъ, изволите видeть. (Встаетъ, съ бокаломъ). Просто… вотъ съ Александромъ Петровичемъ мы сосeди, ну… тамъ друзья старые, и Ксеничку я помню съ самаго дeтскаго возраста… мамашу покойную зналъ – достойнeйшая была женщина. Я и хочу, тово… отъ души пожелать ей, какъ новобрачной, такъ сказать, счастья, ну, тамъ радостей, дeтей… Благослови Богъ. Я говорить не мастеръ, но отъ всего сердца, ей Богу. (Подходитъ къ ней съ бокаломъ, обнимаетъ, цeлуетъ). Отъ всего сердца.

(Кричатъ браво, чокаются, веселая суматоха).

Ланинъ (хлопая М. Ѳ. по плечу). Ѳедотычъ-то у насъ… ораторъ. Мнe, пожалуй, отвeчать придется, подвелъ таки. Мы тутъ съ тобой самое старье… (тихо смeются). Самое старье.

Михаилъ Ѳедотычъ. Ты этакъ съ краснорeчiемъ, чтобы чувствительно. Я обломъ деревенскiй, а съ тебя больше спросится.

Ланинъ. Я обломъ тоже. Мохомъ здeсь заросъ… Ну, что же, и мы пару словъ. Видно, надо.

Наташа (въ дальнiй конецъ стола, гдe хихикаютъ подростки). Тише вы, дeдушка говоритъ. Т-ссъ, дeдушка, дeдушка!

Ланинъ. Господа, благодарю, во-первыхъ, Михаила Ѳедотыча – и отъ себя, да и отъ новобрачныхъ, думаю. За любовь, за теплыя слова. Да. Насчетъ ихъ самихъ– милыхъ дeтей моихъ – ну, они сегодня улетаютъ, могу повторить, что вотъ онъ сказалъ. А тамъ – (киваетъ, улыбаясь, на конецъ стола, гдe молодежь) – тамъ еще молодость, и по поводу всего сегодняшнего я могу, человeкъ отжившiй, поднять бокалъ за это новое племя. Могу сказать такъ: «Молодость, здравствуй!» Дай Богъ, господа, всeмъ вамъ вступить въ жизнь радостно, пронести черезъ нее дары, отпущенные вамъ – чисто, свeтло, ясно. Ваше счастье!

Фортунатовъ. Браво, Александръ Петровичъ! Браво, браво! (Подходитъ къ нему). Весьма счастливъ, что наши взгляды въ этомъ случаe совпадаютъ. Именно, пронести черезъ жизнь священныедары. (Задумчиво). Несмотря на всe испытанiя, посылаемыя судьбой.

Мих. Ѳед. Съ чувствомъ сказалъ, старикъ. Кратко, но съ чувствомъ. (Чокается). Золотая голова!

Елена (Тураеву). Папа нынче философически настроенъ. Въ концe концовъ онъ правъ.

Тураевъ. Да, я думаю.

Ланинъ. А теперь, господа молодежь, такъ какъ вамъ, навeрно, надоeло сидeть долго – кто желаетъ, можете вставать, да въ залe танцовать вамъ можно, скакать, вообще дeлать что угодно. Разныя печенья, варенья, чай вамъ устроятъ потомъ. И только не благодарить, нeтъ, нeтъ, у насъ не полагается.

(Гимназистки, подростки, барышни съ веселыми лицами все таки благодарятъ. Встаетъ и кое-кто изъ взрослыхъ. Лакеи быстро убираютъ со стола).

Елена. Надо бы танцы наладить имъ.

Барыня въ пенснэ. Ахъ, я съ удовольствiемъ! Для молодежи я съ удовольствiемъ.

Ланинъ. Ну, Наташкинъ, а ты? Ты не маленькая? Пошла, поплясала бы?

Наташа. А? Танцовать? Нeтъ, не хочется, дeдушка. (Пожимается). Мнe нездоровится какъ то.

Ланинъ. Вотъ какая плохая стала коза! Это нашему брату, ветер-рану (хлопаетъ по плечу Мих. Ѳед.) простительно. А вамъ рано. (Къ нему же). Да, братъ, слабъ становлюсь. И сегодна: и радость, волненiе, а какъ то усталъ. Должно, на покой пора.

Мих. Ѳед. Что-жъ, золотая голова: кому плясать, а кому – отдохнуть. И мы поплясали. Ну, да авось поскрипимъ еще. (Чокается). Ваше дражайшее!

Ланинъ. Я-бъ не прочь поскрипeть. Посмотрeть на дeтишекъ, вотъ Ксенюшка можетъ внука привезетъ черезъ годъ, два. (Цeлуетъ ей руку). А все таки жаль мнe тебя отпускать… и радъ за тебя, и жаль.

Ксенiя. Ничего, папочка, мы прieдемъ.

Ланинъ . А ужъ нынче непремeнно? Въ путь?

Евгенiй. Все налажено, Александръ Петровичъ. (Вынимаетъ часы). И времени-то мало… Какъ разъ къ поeзду опоздаемъ. Ксенiя, взгляни, все-ль уложено? Съ полчаса намъ и быть тутъ.

Ланинъ. Ишь, ишь, какъ торопится. Всюду-бъ не опоздать.

Евгенiй. Александръ Петровичъ, жизнь разъ дана!

Ксенiя (мужу). Тебe тоже надо… Ты тутъ не засиживайся… (Уходитъ).

Мих. Ѳед. За границу, батюшка? Хе-хе, вуаяжъ де носсъ? Я самъ однажды былъ, и тоже, какъ съ Анной Степановной повeнчались. Городъ Венецiя… тамъ разныя лодочки, водишка… Чудной народъ… но хорошо!

(Въ залe раздается музыка. Слышно, какъ кричитъ распорядитель, начинаются танцы).

Ланинъ. Балъ начали! Что, посмотримъ, старина?

Мих. Ѳед. Хо-хо-хо! (Подъ руку съ Ланинымъ идутъ къ двери. Евгенiй уходитъ). Скажи, пожалуйста! И Сережа мой туда же!

(На терассe остались Елена, Тураевъ, Ник. Ник., Фортунатовъ и Марья Александровна).

Марья Ал. А куда же дeлся Коля? Почему онъ не танцуетъ? Гдe бeдный анар-рхистъ?

Елена. Вы не знаете? Будто!

Марья Ал. Говорятъ, удралъ. Это правда?

Елена. Извини, Николай, ты хоть и считаешься моимъ мужемъ… но мнe Колю все таки жаль. Во первыхъ, онъ неправъ, второе – молодъ. Да, онъ сбeжалъ къ сосeдямъ. Тамъ у него есть другъ, тоже молодой романтикъ…

Ник. Ник. Я хоть и считаюсь твоимъ мужемъ, но думаю, что вы просто потакаете ему, женщины. Это не романтизмъ, а истеризмъ.

Фортунатовъ. Коля просто влюбленъ въ мою жену, какъ и многiе. (Марья Ал. хохочетъ). Чего ты смeешься? Смeшного ничего нeтъ. Сегодня за столомъ говорили о любви хорошо, но кратко. Не выяснили намъ ея природы, и не указали, какой огромный оркестръ любви есть жизнь.

Марья Ал. Конечно, тебя не хватало, чтобы все разъяснить, доказать, опредeлить въ краткихъ чертахъ.

Фортунатовъ. Ладно, смeйтесь. Я вижу надъ своей головой вeчныя звeзды, мое сердце горитъ отъ любви… (останавливается и говоритъ спокойно и грустно) безнадежной, – да, прошу не доказывать мнe обратнаго. И я хочу сказать еще одинъ панегирикъ этой любви. Платонъ, Данте! Великiя души, обитающiя на тeхъ звeздахъ, впервые говорившiя о божественной любви – взгляните на насъ! вотъ тутъ мы всe, такъ сказать, въ этой усадьбe Ланиныхъ захвачены силой любовнаго тока, который крутитъ насъ, сплетаетъ, расплетаетъ, и однимъ даетъ счастье, другимъ горе – мы отсюда подымаемъ къ вамъ взглядъ, какъ къ чистымъ высотамъ, остающимся всегда въ покоe. Венера – духъ той Венеры, быть можетъ, что стоитъ въ этомъ саду, играетъ нами какъ щепками кораблей въ водоворотe.

Ник. Ник. Дiодоръ Алексeичъ, не заноситесь! – Слишкомъ возвышено!

Фортунатовъ. Нeтъ, я правъ. Всe мы переживаемъ драмы, а если молчимъ, это ничего не значитъ. Я продолжаю: играетъ Венера не одними нами, а всей жизнью, всeмъ мiромъ, ибо его основа – любовь. Но и мы, бeдные Робинзоны – возносимъ хвалу этой вeчной и святой стихiи. Мы должны лишь очистить ее, принимать въ томъ свeтломъ сiянiи, какъ видeлась она вамъ, великiе учители.

Тураевъ. Почему вы смeетесь, Марья Александровна.

Марья Ал. (взволнованно). Я не смeюсь. (Хлопаетъ Фортунатова по плечу). Бeдный рыцарь Кихада!

Фортунатовъ. Тотъ безумецъ былъ великимъ, ты забываешь!

Марья Ал. А подъ носомъ тоже ничего не видeлъ.

(Входитъ Наташа).

Наташа. Господа, сейчасъ уeзжаетъ Ксенiя.

Марья Ал. Ксенiя уeзжаетъ?

Фортунатовъ (не обращая вниманiя, женe). Позволь, почему ты думаешь, что я на замeчаю?

(Входитъ Ксенiя, Евгенiй. Они въ дорожныхъ костюмахъ, нeсколько взволнованы).

Ксенiя. Вотъ я и уeзжаю… изъ отчаго дома. Съ папой не могу тутъ прощаться, пожалуй, расплачусь. (Цeлуетъ Елену).

Елена. Милая, – прощай! (Обнимаетъ ее). Мнe съ тобой тяжело разставаться именно теперь… Точно ты ангелъ тишины, мира. Ты отъ насъ уйдешь, жутко станетъ. (Стоятъ обнявшись).

Тураевъ (Евгенiю). Въ Мантуeостановитесь, хоть на день. Не будете жалeть.

Евгенiй. Постараюсь, непремeнно. (Оборачивается). Ксенiя!

Ксенiя. Сейчасъ. Время для васъ тяжелое, я же вижу. Будьте счастливы, всe здeсь счастливы. Наташа, дорогой ты мой! (Обнимаетъ сквозь слезы). Я-бъ еще была радостнeй, если бы у васъ тутъ… ну, дай Богъ, дай Богъ!

Лакей (въ дверяхъ). Барыня, Александръ Петровичъ васъ ждутъ-съ, и лошадки поданы.

Ксенiя. Я буду тебe писать. (Громко). Иду, иду. (Прощается съ присутствующими, выходить съ Евгенiемъ).

Ник. Ник. Проводы, балъ, все блестящее.

(Выходитъ съ Марьей Ал. За ними остальные, кромe Наташи, Фортунатова).

Фортунатовъ. Да, да, все блестящее. (Наташe). А вы не провожаете тетку?

Наташа. Нeтъ.

(Въ залe музыка смолкаетъ, слышны крики: «Прощайте Ксенiя Александровна! Всего лучшаго» и т. д. Нeкоторая суматоха).

Фортунатовъ. Мнe тоже, долженъ сознаться, не хочется. Ну, да я другое дeло. Но вотъ вы… Я смотрю на васъ, Наталья Михайловна и, какъ дeдушка вашъ, не могу не удивляться, что вотъ вы, совсeмъ еще молодая дeвушка, полуребенокъ, такъ прочно впали въ меланхолiю.

Наташа. А! Въ меланхолiю. (Помолчавъ). А какая была по вашему эта Pélagie… помните, дeдушка разсказывалъ?

Фортунатовъ. Вотъ – и снова ваша мысль обратилась къ образу, который долженъ вызывать печаль. Между тeмъ, вы имeете столько данныхъ для прекрасной и богатой жизни.

(Слышны колокольчики, шумъ уeзжающаго экипажа).

Наташа. Вы мало видите вокругъ себя.

Фортунатовъ. Позвольте, то же самое сказала мнe сейчасъ жена, и я попрежнему ничего не понимаю. Я вижу, что вы изъ веселой жизнерадостной дeвушки, какой я помню васъ въ первые дни моего прieзда, стали мрачной; что на меня всe какъ-то странно всe смотрятъ, въ особенности послe этой… неумeстной, быть можетъ, шутки Николая Николаевича, и исторiи съ Колей.

Наташа. Ну… хотите, я вамъ прямо все скажу?

Фортунатовъ. Конечно, хочу, конечно.

Наташа. Мужемъ Марьи Александровны будете не вы, а Николай Николаевичъ. (Отходитъ. Фортунатовъ молчитъ). Что бы вы сдeлали, если бы убeдились въ этомъ?

Фортунатовъ. Я… я… все такъ странно, я просто удивленъ. (Волнуясь). Вы мнe говорите такiя вещи!

(Наташа отходитъ въ дальнiй уголъ терассы и садится въ лонгшезъ).

Наташа. Такiя вещи, вещи. (Рeзко). Если бъ я была мужчиной, я-бъ убила соперника.

(Изъ дому выбeгаетъ группа подростковъ и молодежи).

Дeвочка лeтъ четырнадцати. Ухъ, жарко! Наташа, что же ты не вышла къ Ксенiи Александровнe?

Кадетъ. Господа, одну минуту, не разбeгайтесь!

Гимназистъ. Соня, вы со мной? Визави Павликъ и Дебольская.

Соня. Нeтъ, я ему обeщала. (Даетъ руку кадету).

Гимназистъ. Это предательство, Соня, вы согласились.

(Голоса: «Ты кадриль любишь? Нeтъ, гайавату. Ну, это глупости»).

Второй кадетъ (подлетаетъ къ Наташе). Смeю васъ просить?

Наташа. Кадриль? Нeтъ, устала.

Кадетъ. У насъ и взрослые танцуютъ – Марья Александровна.

Наташа. Не могу. Просто, не могу сейчасъ.

(Кадетъ кланяется. Входитъ Елена съ Тураевымъ).

Елена. Ну, вотъ балъ въ полномъ ходу. Хорошо, хоть эти веселятся. Дeдушка бeдный разстроился, ушелъ къ себe.

(Распорядитель въ залe кричитъ: «Messieurs, engagezvosdames»).

Кадетъ. Ну видите, я же говорилъ, пора… Соня, вашу руку.

Гимназистъ. Ахъ ты Боже мой, у меня до сихъ поръ нeтъ дамы.

(Съ шумомъ убeгаютъ).

Тураевъ. Богъ мой, какъ всe выросли! Всe дeти сосeдей, земцевъ нашихъ, давно ли ходили подъ столомъ, а теперь туда же… (Вздыхаетъ). Того и гляди тоже начнутъ ревновать, ссориться.

Елена. Это мы съ вами старeемъ, Петръ Андреичъ, оттого намъ и кажется, что время идетъ быстро.

Тураевъ. Конечно, старeемъ, конечно. Но надъ нами жизнь еще такъ же сильна, какъ надъ ними.

Елена. Какъ еще сильна! (Подходитъ къ периламъ). Вотъ Діодоръ Алексeичъ говорилъ о звeздахъ, о любви. (Кладетъ голову на перила. Фортунатову). Понимаете ли вы, какъ вы хорошо сказали? Понимате ли вы себя, – знаете ли вы, кто вы?

Фортунатовъ. Ну, какъ это сказать. Фортунатовъ, Діодоръ Алексeичъ.

Елена. Нeтъ. Вы милый, чудесный поэтъ, ученый фантазеръ. Кто въ наше время увлекается звeздами, Данте, любовью? Вы не понимаете сами, не чувствуетет своего духа… потому что вы скромны.

(Фортунатовъ молчитъ. Тураевъ медленно спускается съ лeстницы въ садъ)!

Елена. Да, я говорю правду, это же такъ, я знаю. (Тураеву). Вы куда уходите? Почему? Я веду себя неприлично? Вы меня не одобряете? Петръ Андреичъ?

Тураевъ (сдержанно). Нeтъ, я никого не порицаю. Я… спускаюсь. Ночью въ цвeтникe особенно благоухаютъ левкои.

(Сходитъ еще нeсколько шаговъ. Дойдя до послeдней ступеньки останавливается и стоитъ нeкоторое время молча).

Елена. «Укрытъ покровомъ темной нощи… темной нощи».

(Быстро входятъ Ник. Ник. и Марья Александровна).

Ник. Ник. Ну, конечно, пора.

Марья Ал. Да, довольно. (Подходитъ къ мужу, энергически хлопаетъ его по плечу). Довольно, мой другъ. Не сердись на меня.

Фортунатовъ. За что мнe сердиться?

Марья Ал. Ты можешь на меня имeть сердце, я была плохой женой. Ты заслуживаешь лучшаго. Тебя должна любить тихая Гретхенъ, и вы съ ней будете вздыхать.

Фортунатовъ. Но къ чему ты все это говоришь?

Марья Ал. Къ тому, что я отсюда уeзжаю.

Фортунатовъ. Куда? Да почему ты уeзжаешь, Машенька?

Марья Ал. (дeлаетъ неопредeленный жестъ рукой). Такъ, вообще. Я не одна eду. Съ Николаемъ Николаевичемъ.

Ник. Ник. (Еленe). Я ужъ сюда не вернусь, Елена. (Тихо, будто со страхомъ показывая на Марью Александровну). Я ситалъ себя сдержаннымъ, спокойнымъ человeкомъ… а она меня скрутила, Елена.

Елена. Я это знала. Что-жъ, иди.

Ник. Ник. (Фортунатову). Если вы не отдадите ея мирно, я возьму силой.

(Наташа вскакиваетъ съ лонгшезаи сбeгаетъ въ садъ).

Марья Ал. (возбужденно, оглядывается). Да, конечно, мы вносимъ всюду страданія. Что же дeлать! Тeсно мнe съ тобой, душно. Я хочу большой жизни… большихъ чувствъ.

Фортунатовъ. Ты любишь… (показывая на Ник. Ник.) его.

Марья Ал. Онъ такъ думаетъ… ха-ха. Онъ крeпкій инженеръ, человeкъ съ мускулами… Только и ему надо мною силы не знать… не знать.

Ник. Ник. Это мы посмотримъ.

Марья Ал. Я уйду отъ него, когда надо будетъ – когда захочу. Я своей жизни никому не отдамъ. Слышите вы, мужчины? Я проживу ее сама – какъ найду нужнымъ, и чтобы умирая могла сказать: «Кончено. Все знаю». (Мужу – мягче). Ты – первое поприще мое. Я вышла замужъ дeвченкой, и во мнe силы спали долго, долго. Ты милъ, но ты мягокъ, слабъ. Ты не герой. Не тебe отвeтить проснувшейся жизни. Мнe теперь подъ тридцать. Я завяну съ тобой – черезъ десять лeтъ я начну старeть – и еще я не знала страсти. Нeтъ, нeтъ!

Фортунатовъ (тихо). Иди. Будь… счастлива.

Марья Ал. (возбужденно). Слышишь? Слышишь вальсъ? Всe они тамъ, эти дeти, юноши – летятъ въ свeтлую бездну жизни. И Ксенія, и Евгеній – всe туда, къ солнцу. Я тоже хочу танцовать. Пусть будетъ танецъ… любви, безумія. (Ник. Ник.). Если ты не безумецъ, я тебя брошу черезъ недeлю, но я тебя расшевелю. Мы должны танцовать сейчасъ.

(Увлекаетъ его за собой въ залу. Музыка сильнeй, кружащіеся вихремъ силуэты въ окнахъ).

Фортунатовъ (медленно подходитъ къ Еленe). Я не Кихада, я смeшной мужъ, профессоръ, чудакъ, котораго едва терпятъ. (Улыбаясь кротко). Вотъ они, туманно-обольстительныя предчувствія, съ которыми я сюда eхалъ. А вышло, Елена Александровна, что моя жизнь кончилась здeсь, въ усадьбe Ланиныхъ.

Елена. И моя.

Фортунатовъ. Почему же ваша?

Елена (беретъ его за руки и смотритъ въ глаза). Потому что я васъ люблю. Любила… и люблю. (Фортунатовъ садится). Вы – моя любовь послeдняя, чудесная. Всe эти мeсяцы я терзалась и была счастлива, что вы тутъ – прекрасный, прекрасный… Ну, ладно, я заболталась. Но я именно хочу сказать… что васъ люблю. Я знаю, вы – нeтъ. (Обнимаетъ, быстро цeлуетъ въ лобъ). Это за ваше горе.

Лакей (въ дверяхъ). Елена Александровна, чай поданъ на томъ балконe-съ.

Елена. Хорошо, иду. (Быстро уходитъ).

(Фортунатовъ сидитъ молча, потомъ встаетъ и медленно спускается въ садъ).

Фортунатовъ. Елена Александровна любитъ… Какъ все странно.

(Навстрeчу изъ сада медленно приближаются Тураевъ подъ руку съ Ланинымъ).

Ланинъ. Да, милый ты мой, все мeняется, все. (Фортунатову). Что, профессоръ, и вы устать изволили? (Садится на скамейку у подножія терассы). Тоже свeжаго воздуха захотeли? Нынче шумный день былъ, ахъ, какой шумный. Церковь, вeнчаніе, всe эти образа, пeніе, утомляютъ… особенно, когда за плечами шестьдесятъ лeтъ.

Тураевъ. Послe этого отдыхаешь сейчасъ. Взгляните, роса, сeномъ пахнетъ, звeзды.

Ланинъ. То-то вы бродили, мой другъ, когда я васъ встрeтилъ.

Тураевъ. Можетъ быть, это смeшно во мнe, человeкe немолодомъ, членe разныхъ комиссій. Но иногда у меня бываетъ потребность… просто потребность идти, вотъ такъ одному, подъ звeзднымъ небомъ, въ тишинe ночи. Какъ это исцeляетъ! Предъ лицомъ неба всe наши страданія облагораживаются, и как будто очищаются. Взгляните!

Ланинъ. Я васъ понимаю, да, да, дорогой. Лучше неба ничего нeтъ на свeтe. У меня есть телескопъ, я любитель, тоже. Разсматриваю луну. Сатурнъ. И чeмъ старше дeлаешься, тeмъ все становится какъ-то ближе. (Фортунатову). Звeзды столь прекрасная вещь, что легенды о томъ, будто тамъ живутъ души умершихъ, не кажутся мнe безсмысленными.

Фортунатовъ. Эти легенды вeчны.

Ланинъ. Старческій мистицизмъ. Мнe иной разъ серьезно кажется, что и духъ моей покойной Надежды сіяетъ мнe оттуда золотомъ. Разумeется, это только такъ кажется.

Тураевъ. Діодоръ Алексeичъ хорошо говорилъ нынче о вeчномъ круговращеніи жизни и любви.

Ланинъ. Жаль, я не слышалъ. (Помолчавъ). А теперь Ксенюшка наша далеко. Пожалуй, къ станціи подъeзжаютъ. Вотъ она жизнь-съ! Такъ же и мы когда-то съ Наденькой катили, а теперь и выдавать замужъ больше некого. Всe разлетeлись. Видно, правъ былъ Ѳедотычъ: пора намъ, старымъ. Поживемъ, полюбуемся на молодость, цвeты, на звeзды. Поглядимъ, какъ яблоня цвeтетъ, яблоко наливается подъ солнцемъ и, выражаясь высокимъ штилемъ: «отчалимъ къ берегамъ инымъ».

(За сценой, направо отъ дома, отдаленный шумъ. На терассe показывается Елена).

Елена (взволнованно, глухимъ голосомъ). Петръ Андреичъ!

Тураевъ. Я здeсь.

Елена. На минуту.

(Тураевъ встаетъ и быстро всходитъ на верхъ).

Ланинъ. Что это Елена – встревожена?

Фортунатовъ. Но вообще Елена Александровна сегодня очень нервна.

(Тураевъ и Елена шепчутся, потомъ изъ дому выбeгаетъ лакей, что-то говоритъ имъ).

Елена (вскрикиваетъ). Наташа?

(Оба быстро выходятъ).

Ланинъ. Что такое? Они сказали – Наташа?

Фортунатовъ. Да, какъ будто. (Встаетъ и торопливо подымается). Вы не безпокойтесь, Александръ Петровичъ, я сейчасъ узнаю и скажу вамъ. Можетъ быть, легко нездоровье…

Ланинъ. Нeтъ, ужъ нeтъ, я самъ. Нeтъ, ужъ я не могу. (Старается поспeть за нимъ, но ноги плохо слушаются). Старость, старость! Господи, что такое, отчего Елена такъ закричала?

(На терассe на него налетаетъ молодежь).

Распорядитель (въ дверяхъ). Господа, въ эти двери выходъ, да тамъ растворите, захватывать весь балконъ и обратно въ залъ. (Ланинъ пробирается съ трудомъ къ двери въ кабинетъ). Анна Ефимовна, галопъ пожалуйста! (Хлопаетъвъладоши). En avant, en avant! (Мчится въ галопe змeеобразной цeпи молодежи, которая хохоча, сваливаетъ по дорогe стулья, облетаетъ вокругъ стола и вносится въ другую дверь залы).

Михаилъ Ѳедотычъ (въ дверяхъ). Затолкаютъ, прошу покорно. Затолкаютъ живьемъ, какъ на Ходынкe.

Барышня. Михаилъ Ѳедотычъ, берегитесь!

Кадетъ (съ хохотомъ). Дорогу, дорогу!

Мих. Ѳед. Ишь разгулялись! Да не я-ль васъ собью? (Смeясь загораживаетъ собою входъ, на него наскакиваютъ, хохотъ, образуется давка, изъ которой онъ со смeхомъ выбирается на балконъ). Гдe-жъ Петровичъ? (Прикладываетъ руки къ губамъ рупоромъ, кричитъ). Александръ Петровичъ!!

(Изъ сада выбeгаетъ Ник. Ник.).

Ник. Ник. Не кричите! Фу, ты, Боже мой! Сумасшедшая дeвочка!

Мих. Ѳед. Что такое? Милый мой?

Ник. Ник. Наташа въ прудъ бросилась, вотъ вамъ и милый.

Мих. Ѳед. Да не можетъ быть?

Ник. Ник. Мы съ Марьей Александровной гуляли… ну, я же и вытащилъ. Хорошо еще – скоро захватили.

Мих. Ѳед. Милый мой, что жъ такое? (Хватая его за руку). Да жива-ль, жива?

Ник. Ник. Ну, теперь тамъ тьма народу… Да. Жива. Опоздай я на минуту… (Рeзко машетъ рукой). Чуть самъ не пропалъ съ ней. А ужъ какъ плаваю. Фу, ты, Боже мой! Коньякъ-то есть ли? Не могу! Напьюсь нынче. Да, жива. Пульсъ, ну… все какъ слeдуетъ. (Изъ залы крики: «Анна Ефимовна, шестую! Grand rоnd»). И эти идіоты орутъ.

(Оба быстро и взволнованно уходятъ. Изъ залы снова вылетаетъ молодежь, затопляетъ собой терассу, музыка бравурнeй, все быстрeй темпъ, съ визгомъ, хохотомъ несется второй grand rоnd, опрокидывая стулья, обрываясь мeстами. Изъ сада бeжитъ Фортунатовъ).

Фортунатовъ. Тише, господа, перестаньте, пожалуйста! Остановите музыку!

(Рояль заливается, цeпь мчится быстрeй). 

IV

Зала съ огромными окнами и дверью на балконъ. Все растворено. Далекій видъ за рeку, въ поля. День опаловый, слегка накрапываетъ дождь, но по временамъ выглянетъ солнце, тогда сіяютъ старые золотые часы на подзеркальникe, свeтятся зеркала подъ тонкимъ слоемъ пыли. Тихое благоуханіе лeта.


(Тураевъ сидитъ въ креслахъ, передъ нимъ ходитъ Николай Николаевичъ, заложивъ руки за спину).

Ник. Ник. Въ сущности, надо уeзжать. Понимаю. Смущаетъ болeзнь Александра Петровича – а у насъ и вещи уложены.

Тураевъ. Разумeется, ему будетъ это тяжело. Но и атмосфера здeсь у насъ нелегкая. Вы забываете, что Наташа едва оправилась. Фортунатовъ тоже Богъ знаетъ на что похожъ, хоть и крeпится. Да и Еленe Александровнe было бы легче, я думаю.

Ник. Ник. Вы говорите: у насъ, у насъ. (Улыбается).

Тураевъ (смущенно). Да, я не имeю права этого говорить, вы такъ точны и пунктуальны… (Встаетъ). Конечно, я въ этой усадьбe чужой человeкъ, но… да вы понимаете, я такъ часто здeсь бываю… ну да, такъ тутъ много моего, я забросилъ земство, дeла по имeнію…

Ник. Ник. (останавливаясь передъ нимъ). Не надо говорить. Я же знаю. Пунктуаленъ, точенъ. Я былъ педантомъ, Петръ Андреичъ, а теперь я другой человeкъ. Я когда-то любилъ Елену.

Тураевъ (морщится). Ахъ, не говорите. Этого вы не можете понять.

Ник. Ник. Ну, конечно, не могу. Я теперь не могу понять, потому что принадлежу другой. (Рeзко). А-а, свернетъ она мнe шею, но и я… Я человeкъ горячій. Тоже за себя постою.

Тураевъ. А по моему, это счастье.

Ник. Ник. Какое тамъ счастье?

Тураевъ. Если женщина, которую любишь, свернетъ тебe шею.

Ник. Ник. Разумeется! Вы мечтательный членъ училищнаго совeта. (Подумавъ). А можетъ, вы правы.

Тураевъ. Правъ, конечно. Возвращаясь же къ нашему разговору – я бы все таки уeхалъ на вашемъ мeстe.

Ник. Ник. Марья Александровна то же говоритъ. А какъ уeхать?

Тураевъ. Просто… бeжать. Александру Петровичу скажемъ, что вы уeхали въ гости, потомъ что нибудь придумать, что васъ экстренно вызвали… и не говоря всего… кончить.

Ник. Ник. Да. Такъ.

Тураевъ. Велите запречь пару въ телeжку, два чемодана… Марья Александровна можетъ васъ встрeтить за паркомъ – и конецъ. Никакихъ прощаній не нужно. Оставьте письма, кому захотите.

Ник. Ник. (рeшительно). Вeрно. Вы способны дать хорошій совeтъ.

Тураевъ (съ улыбкой). Да, только не по отношенію къ себe.

Ник. Ник. Рeшаться, что ли? (Вынимаетъ часы). Сегодня въ семь къ поeзду – и все сразу – конецъ. (Звонитъ). Ладно, eдемъ. Только никому, пожалуйста. Наташe, мужу – никому. Особенно Наташe. (Входитъ лакей). Къ семи мнe пару въ телeжку. Не запаздывать, прошу покорно.

(Лакей кланяется и уходитъ).

Тураевъ. Я Наташe не скажу, конечно. Но по моему, это не подeйствовало бы такъ, какъ вы думаете. Она имeетъ видъ много пережившаго человeка, перемучившагося.

Ник. Ник. Мнe жаль ее. Хорошая дeвушка. Почему-то меня полюбила… глупо! А Александръ Петровичъ не встанетъ. Жаль старика, да что дeлать.

(Входитъ Елена. Она видимо разстроена. Садится на диванъ).

Елена. Папа заснулъ сейчасъ. А тутъ эта молодежь во флигелe… Положимъ, они пріeхали на два, на три дня и скоро уeзжаютъ… но ужъ у насъ все такъ невесело… Это кровоизліяніе въ воскресенье… докторъ хоть и говоритъ, что при покоe опасности мало, а я какъ-то смущаюсь.

Тураевъ. Какъ вы устали, Елена Александровна!

Елена. Да, еще, Николай: здeсь Коля, ты знаешь, онъ нынче вернулся, и теперь они съ Наташей отбываютъ обязанности гостепріимства. Но Коля просилъ поговорить съ тобой. Онъ проситъ у тебя прощенья. Николай, кончи это жалкое дeло.

Ник. Ник. Можно. Это все пустяки.

Елена. Да? Отлично. Петръ Андреичъ, позовите его, онъ тутъ рядомъ, въ комнатe. Я на всякій случай взяла его съ собой.

(Тураевъ подходитъ къ двери и зоветъ: «Коля». Коля входитъ).

Тураевъ. Вотъ и онъ.

Елена (слабо). Ну, миритесь!

Тураевъ. Можетъ быть, намъ уйти?

Коля. Не надо. (Приближается къ Ник. Ник.). Николай Николаевичъ, я сдeлалъ гадость. Меня мучаетъ это. Я прошу у васъ прощенья. Если хотите, ударьте меня. Вы имeете право.

Ник. Ник. Вздоръ. Вашу руку. (Жметъ ее). Вотъ и все. Драться-то вообще говоря не стоитъ, ну, что подeлаешь. Я самъ разъ далъ по физіономіи. Да и тутъ, въ этой усадьбe такая путаница, что никто ничего не разбираетъ.

Коля (мрачно). Просто я былъ подлецъ. Человeческая личность священна. Я оскорбилъ ее, пошелъ противъ своихъ же принциповъ. Это гнусно.

Ник. Ник. Забудьте!

Коля. Нeтъ, всего не забудешь! (Еленe). Тетя Елена, отчего все такъ странно выходитъ? Ты меня помирила съ Николай Николаевичемъ, а въ сущности лучше бы было, если бы я вызвалъ его тогда на дуэль, и онъ убилъ бы меня.

Елена. Вотъ и ты, Коля, думаешь все Богъ знаетъ о чемъ.

Коля. Наташа храбрая. Она какъ мужчина сдeлала.

Тураевъ. Но позвольте, почему же всe должны лишать себя жизни, убивать, топиться? Я никакъ не пойму.

Коля. У кого въ глазахъ видна смерть, долженъ встрeтить ее смeло.

Тураевъ. Но, вeдь, всe несчастны. Если такъ разсуждать, то придется чуть не всeмъ намъ…

Коля. Что-жъ, дерзайте. Неужели покориться слeпой жизни?

Тураевъ. Не то, что покориться, – но принять страданія жизни… любви. Взгляните: вечеръ, солнце сіяетъ кротко сквозь дождичекъ… Такъ-же, мнe кажется, въ душe человeка есть божественный огонь, который ведетъ его сквозь тягости… по пути, который ему дано совершить.

Елена. Въ людяхъ очень молодыхъ, Тураевъ, чувства бурнeй, непосредственнeй нашихъ. Вы не докажете имъ, что на человeка возложено нeкое бремя, можетъ быть, не отъ міра сего. Страсти зовутъ ихъ въ бой.

Тураевъ (горячeе). Да, но мы – мы, быть можетъ, не менeе ихъ страдаемъ – и должны же мы все таки сказать имъ нашу правду о жизни.

Елена (наигрываетъ). Да, конечно. Только они будутъ поступать по своему.

Ник. Ник. Что касается меня, я больше согласенъ съ Колей, чeмъ съ вами.

Елена. Разумeется.

Тураевъ. Нeтъ, вы неправы. Жизнь есть жизнь – борьба за свeтъ, культуру, правду. Не себe одному принадлежитъ человeкъ. Потому и въ горe… надо, чтобъ онъ былъ выше себя, выше счастья.

Коля. Можетъ быть. Не хочу сейчасъ спорить. Николай Николаичъ, пойдемте, помогите мнe занимать этихъ гостей моихъ, если правду на меня не сердитесь. Сыграемъ, что ли, въ теннисъ.

Ник. Ник. Идемъ. Пусть они философствуютъ.

Елена. Только подальше отъ дома, ради Бога. Все же помните: папа боленъ. (Вздыхаетъ). И по моему – серьезно.

(Коля съ Ник. Ник. выходятъ, Елена по прежнему наигрываетъ на рояли. Нeкоторое время молчаніе).

Елена. Какъ расцвeлъ мой мужъ! Вотъ она, любовь. Онъ посредственность, самый средній человeкъ изъ среднихъ, а глядите: онъ теперь другой.

Тураевъ. Да. Они eдутъ сегодня. По моему совeту. Чуть ли не тайкомъ, въ телeжкe, чтобы не разстраивать никого, Александра Петровича не базпокоить.

Елена. Такъ. Это хорошо.

Тураевъ. Они eдутъ, мы остаемся. (Встаетъ, подходитъ къ ней). Елена Александровна!

Елена. Да.

Тураевъ. Можно вамъ сказать одну вещь?

Елена. Говорите, другъ мой.

Тураевъ. Ну… отвeтьте мнe. Но только такъ ужъ… по совeсти. Вы знаете, что я люблю васъ?

Елена (закрываетъ рояль, опускается лбомъ къ его крышкe). Знаю. (Протягиваетъ ему руку). Милый мой, милый мой! Мнe нечего вамъ сказать.

Тураевъ. Я, вeдь, знаю, вы любите другого. Но вы такъ прекрасны! Я не могу вамъ не сказать этого. Мнe какъ-то жутко съ вами, я все больше молчу, или если говорю, то пустое. Это потому, что если буду говорить вотъ такъ, какъ сейчасъ, то не выдержишь, вeдь.

Елена (сквозь слезы). Боже мой, всe несчастны!

Тураевъ. Значитъ, такъ надо. (Цeлуетъ ей руку). Свeтлая моя заря, чистая заря.

Елена (чуть-чуть улыбается). Ахъ, Тураевъ, развe теперь говорятъ такъ? вы отживающій типъ, сороковые годы.

Тураевъ. Пусть отживающій. Я такъ чувствую.

(Входитъ лакей съ почтой).

Лакей. Газеты-съ, повeстка и заказное.

Елена. Сюда давайте. (Беретъ письмо). А, Энгадинъ. Отъ нашихъ. (Читаетъ про себя).

Тураевъ. Можетъ быть, въ вашей усадьбe, гдe есть масонскія книги, Венера восемнадцатаго вeка, бюстъ Вольтера – все пережитокъ. И лакей этотъ пережитокъ. Ну, и я тоже.

Елена (оживленно). Слушайте! Это письмо отъ Ксеніи. (Читаетъ вслухъ). «Дорогая Елена, я немного безумная, такъ я счастлива. Третьяго дня мы встрeчали утро въ горахъ, у снeговыхъ вершинъ. Было розово, прозрачно, и такъ тихо, что казалось, будто весь міръ внизу, видимый такъ безпредeльно далеко, отошелъ отъ насъ совсeмъ. И когда я вспомнила всeхъ васъ, мнe вдругъ стало такъ больно за васъ, и такъ стыдно за свое счастье. Потомъ мы вернулись и дома я читала Евангеліе. Я думала о жизни, о счастьe, и неожиданно мнe стало казаться, что стыдиться счастья нечего. Не такъ же ли оно священно, Елена, какъ и горе? Ахъ, я хотeла бы видeть сейчасъ тебя, говорить съ тобой: можетъ быть, то, что я написала, неправда, и я стараюсь просто оправдываться?» (Елена опускаетъ, письмо). Нeтъ, оправдываться не въ чемъ. Ну, конечно, она права: «Счастье священно такъ же, какъ и горе».

Тураевъ. Помните день, весной, когда она пришла изъ полей съ золотистымъ отблескомъ въ лицe, и Наташа назвала ее «золотой королевой». Это былъ день ихъ обрученія.

Елена. Вотъ оно счастье и есть! (Встаетъ, прохаживается). Рядомъ съ нами, – съ вами, со мной, жизнь выращиваетъ нeжные цвeты и на нихъ изливаетъ всю силу радости. Вы думаете, Тураевъ, я завидую? (горячо). Нeтъ, я клянусь вамъ: нeтъ. Наоборотъ, меня радуетъ это… очень, очень. Значитъ, говорю я себe: не оскудeла еще рука дающаго. (Останавливается у двери; удивленно). Боже мой, папа? (Изъ другой комнаты голосъ: «Ну да, да, что-жъ удивительнаго». Входитъ Ланинъ, очень медленно, опираясь на палку и на плечо Наташи).

Ланинъ. (Онъ сильно измeнился, осунулся и ослабъ). Вотъ и пришелъ старикъ плантаторъ. Медики говорятъ: сердце, двигаться нельзя, тройной пара-эндокордитъ, а я взялъ и вышелъ. Скучно мнe лежать, Елена. Я-бъ хотeлъ пройтись по дому, и даже, даже… (Начинаетъ волноваться). Гдe моя шляпа соломенная, Елена?

Елена. Шляпу я найду, да куда ты хочешь, скажи пожалуйста?

Ланинъ. Заснулъ сейчасъ немного, и во снe видeлъ Наденьку. Такъ вотъ и хотeлъ бы да… къ ней пройти.

Елена. Папа, милый, вамъ нельзя же.

Ланинъ. Знаю, знаю. И все таки… ну, пойду. Не говори мнe пустого.

Елена. Да тогда васъ можно въ креслe докатить.

Ланинъ. Не хочу. Я не грудной младенецъ… въ колясочкe.

Тураевъ. Александръ Петровичъ, вeдь, сейчасъ и дождикъ начался. Перестанетъ, тогда пойдемъ, я берусь васъ провести.

Ланинъ. Дождикъ. Это непріятно. Да всe хитрые, я понимаю. Вотъ Наташенька меня и безъ дождика провела. Хорошо, переждемъ. Такъ обeщаешь меня доставить, Андреичъ?

Тураевъ. Непремeнно.

Ланинъ. Такъ, такъ. (Беретъ газету). А-а, почта. Новенькаго нeтъ-ли?

Елена. Папа, письмо отъ Ксеніи, изъ Швейцаріи.

Ланинъ (сразу проясняется). Да ну! Это мнe пріятно. И хорошее письмо?

Елена. Очень, папа. Она страшно, страшно, счастлива.

Ланинъ. Вотъ ужъ это хорошо. Слава Богу! Радъ за Ксеньюшку. И вернутся скоро?

Елена. Этого не пишетъ. Вeдь, они предполагали на полгода.

Ланинъ. А ты ей напиши, чтобы точно отвeтила.(Вздыхаетъ). Вотъ это вотъ хорошо, что она счастлива. (Еще тише). Этому, Елена, я весьма радъ, скажу прямо. (Пауза). Я теперь сталъ что-то подолгу задумываться, и думаю… точно впередъ заглядываю. И все такъ выходитъ, что тебe, Елена, и Наташенькe… да, вы хорошія очень дeти… только вамъ какъ-то выходитъ хуже, а Ксеніи получше. Можетъ, это я, изъ ума ужъ выживаю, но такъ мнe мерещится. Потомъ еще эта барыня… Марья Александровна – тоже огневая эта сокрушитъ многихъ.

Елена. Ахъ, папа, вы меньше думайте! Вамъ надо лежать тихо и смотрeть, какъ солнце свeтитъ, какъ цвeты растутъ.

Ланинъ. Я и дeлаю такъ, милый другъ. Я стараюсь. Мнe вотъ Наташенька – радость, я бы ей что-нибудь помогалъучиться… Ну, тамъ какіе-нибудь переводы, mythologie. Жалeю, что нeтъ дeтей совсeмъ малыхъ… мнe это все доставляетъ большую радость. (Тураеву). Вотъ бы васъ женить, что ли, Андреичъ, вы бы со своими дeтишками тутъ около меня толкались.

Тураевъ. Я старъ, Александръ Петровичъ.

Ланинъ. Ну да, да, старъ, разсказывайте!

Елена. Слушай, папа, а тебe не мeшаютъ гости? Молодежь пріeзжая? Они такъ шумятъ, я просто не могу ихъ унять.

Ланинъ. Племя молодое, незнакомое? Нeтъ, нисколько. Пусть погалдятъ. Въ мое время играли въ petits jeux, теперь разные футболы. Что жъ, если имъ нравится, пусть и футболы.

Елена. Они нынче чуть не съ утра бeснуются. (Подходитъ къ балконной двери). Вотъ тебe всe сюда валятъ. (На балконe шумъ, видны гимназисты, кадетъ, барышни). Тише, тише, здeсь дeдушка, нельзя шумeть.

Ланинъ. Елена, пусти ихъ, пусти! Я чувствую себя недурно.

Кадетъ (въ окно). Здравствуйте, Александръ Петровичъ, какъ ваше здоровье?

Ланинъ. Здравствуй, воевода. Ну, идите сюда!

Елена (въ дверяхъ). Только, пожалуйста, тише, очень васъ прошу.

(Вваливается вся компанія, съ ними Коля, Ник. Ник. Марья Александровна. Голосаи: «Здравствуйте, дeдушка, да вы совсeмъ здоровы! А говорятъ вы больны. Мы-то безпокоились»).

Ланинъ. Племя молодое, незнакомое. Ну, какъ футболъ?

Кадетъ (указывая на гимназиста). Онъ въ голлъ-киперы не годится, продули, конечно!

Гимназистъ. И совсeмъ я не причемъ. Надо лучше бить. А беки такіе возможны? Посмотрeлъ бы у англичанъ.

(Отходятъ, споря).

Ланинъ. Елена, сыграй имъ, пусть бы потанцовали.

Дeвочка. Господа, вальсъ, дeдушка разрeшаетъ. Вальсъ!

Елена. Хорошо, пускай! Я буду играть негромко, и васъ тоже прошу: ради Бога, не очень свирeпствуйте.

Ланинъ. Ну, чего тамъ! Марья Александровна, и вы, прошу покорно.

Марья Ал. Если позволите, я съ удовольствіемъ. (Тише). Только мнe бъ какъ разъ темпъ побыстрeй.

Ланинъ. Я васъ знаю! А вы повинуйтесь!

Гимназистъ. Вальсъ, вальсъ! (Подлетаетъ къ барышнe).

(Елена играетъ, пары вступаютъ въ танецъ, Ланинъ постукиваетъ въ тактъ ногой).

Ланинъ. Браво, браво! Господинъ кадетъ, покойнeе. Козлуете, батюшка. Коля, ты чего же?

Наташа. Коля, я тебя приглашаю на туръ.

Коля (улыбается печально). Что-жъ, идемъ, танцы глупость… конечно, если хочешь…

(Танцуютъ нeкоторое время).

Ланинъ. А по моему танцы отличная вещь. Какъ ни какъ, много красоты.

Тураевъ. Я люблю, тоже.

Ланинъ. (вдругъ утомленно) Съ удовольствіемъ поглядeлъ бы еще, да вотъ все… (откидываетъ голову на спинку кресла). Туманъ, знаете-ли, какой-то, въ головe… сердце плохое. Плохое сердце. И какъ будто начинаетъ плыть.

Тураевъ. Елена Александровна, довольно!

Елена (оборачивается). Ну, я же говорила. (перестаетъ играть). Папа, сдeлай мнe удовольствіе, пойди, лягъ.

Ланинъ (довольно слабо). Ахъ, да, да… Я самъ знаю. Жаль, вeдь уходить-то. Смотри, вотъ все славныя дeти, солнышко опять засвeтило… Да, но надо, конечно.

(Танцы кончились – голоса: «дeдушка, давайте, мы васъ проводимъ. Обопритесь на меня. Крeпче, не стeсняйтесь. Въ спальню?» Куча молодежи, окружая его, поддерживая, сопровождаютъ до двери. Марья Ал. и Ник. Ник. остаются, также Коля).

Елена. Положеніе папы серьезно. Отъ каждаго волненія, сильнаго движенія можетъ быть кровоизліяніе, и тогда…

Марья Ал. (быстро подходитъ къ ней). Елена Александровна, вы знаете?

Елена. Ахъ, да, насчетъ васъ?

Марья Ал. Да. Мы сегодня eдемъ.

Елена. Знаю.

Марья Ал. Мы рeшили вещи пока здeсь… оставить. Беремъ мелочи, все уложено уже въ телeжку. Мы не будемъ ни съ кeмъ прощаться, только съ вами. Выйдемъ за паркъ, какъ бы для прогулки… Мы идемъ сейчасъ. Седьмой уже (вынимаетъ часы). Фортунатова я не хотeла бы видeть. Ну, такъ хорошо. (Взволнованно). Не сердитесь на меня. (Беретъ ее за руки). Я пріeхала, много зла, кажется, внесла въ эту усадьбу Ланиныхъ, но ужъ значитъ такъ надо, такъ надо.

Елена (жметъ ей руку). Мнe сердиться не за что. (Улыбаясь). Значитъ, такая ваша судьба. (Ник. Ник.). Прощай и ты, мой мужъ! Было когда-то время и для насъ съ тобой, было, да прошло. Теперь ты давно уже мнe чужой. Но о прежней любви… что жъ, сохранимъ хорошія воспоминанія.

Ник. Ник. (цeлуетъ ее). Прощай! Сохранимъ хорошія воспоминанія.

Марья Ал. (возбужденно). Мнe и жутко, и радость какая-то есть. Здeсь у васъ повернулась моя жизнь. Была я мирной профессоршей, а теперь надо забыть все это. Ну, прощайте! (Жметъ руку Тураеву, быстро выходитъ. Въ дверяхъ): Николай, сейчасъ надeну шляпу, зонтъ возьму, плэдъ. Ты аккуратно заказалъ телeжку? Къ семи?

Ник. Ник. Да. Иди.

(Марья Ал. исчезаетъ. Ник. Ник. задерживается на минуту).

Ну, Елена?

Елена. Ты про что?

Ник. Ник. Сгубитъ меня эта женщина!

Елена (молчитъ). Не знаю. (Тихо). Можетъ быть.

Ник. Ник. Все равно. Ѣдемъ. (Кланяется, быстро идетъ къ выходу). Развe мы въ своей власти? (Исчезаетъ).

Тураевъ. Развязка.

Елена. Да. И… пора. Надо услать отсюда Фортунатова.

Тураевъ. Надо. Только меня не усылайте. Я, вeдь, вамъ, Елена Александровна, мeшать не буду.

Елена. Боже мой, конечно. Я ужъ что. Моя жизнь кончена, Тураевъ. Они (указываетъ на дверь, куда ушли Н. Н. и М. А.) еще надeются. Но… не я. Такъ, хорошо. Гдe Фортунатовъ?

Тураевъ. Все это время у себя, во флигелe: Что-то работаетъ.

Елена. Милый мой, позовите его.

Тураевъ. Вы… сами скажете?

Елена. Да.

Тураевъ (пожимается). Ну, хорошо. Иду.

(Изъ дверей, куда ушелъ Ланинъ, возвращается молодежь. Съ ними Наташа. Стараются идти безъ шума).

Гимназистъ. Александръ Петровичъ легъ.

Барышня. Все таки, какой онъ блeдный, Елена Александровна.

Елена. Ну, хорошо. Господа, дождь пересталъ, можете идти теперь въ паркъ, или куда нибудь. Чай будетъ въ семь, на терассe.

Кадетъ. Господа, поeдемте на лодкe. Софья Михайловна, какъ вы находите?

Барышня. Отлично. Поeдемъ по пруду, будемъ пeть хоромъ. Наташа, вы съ нами?

Наташа. Нeтъ, благодарю, я останусь.

Барышня. Ахъ, жаль… Ну, какъ хотите.

(Уходятъ въ балконную дверь).

Наташа. Не пойду я съ ними. Устала. (Опускается около кресла на полъ). Не хочется. Я съ тобой побуду, мама.

Елена (садится въ кресло и обнимаетъ ее). Хорошо, Наташа, ты сдeлала. Мы такъ давно вмeстe не были.

Наташа. Давно, мама. Чуть не все лeто.

Елена. Милая дeвочка моя… милая дeвочка (гладитъ ее по волосамъ и цeлуетъ).

Наташа. Какъ ты думаешь, мама, почему это?

Елена. Ахъ, Наташа, я все хотeла съ тобой говорить. Это лeто было такое странное и тяжелое.

Наташа. Ты тоже, мама, много страдала.

Елена. Мой другъ… я была плохой матерью. Ахъ, часто казнилась, но все не могла къ тебe подойти.

Наташа (кладетъ ей голову на колeни). Ты меня не разлюбила, мать? Мнe было такъ страшно. Вдругъ и мать меня не любитъ? (Елена плачетъ и ласкаетъ ее). Ну, конечно, нeтъ, я понимаю. (Пауза). Мама, онъ уeзжаетъ сегодня? Я слышала, что велeли запрягать Атласнаго и Кобчика. Я поняла все. Съ ней?

Елена. Милая моя, милая, зачeмъ говорить?..

Наташа. Ничего, будемъ говорить. Я теперь стала спокойная, мама. Тихая дeвушка въ родe Ксеніи. Правда. Я столько намучилась, что теперь на меня нашелъ какой то покой. Такъ мнe кажется страннымъ, зачeмъ я тогда на себя покушалась. Все это было какимъ-то навожденіемъ.

Елена. Это первая гроза твоей жизни, дитя.

Наташа. Да, первая. Знаешь, я сегодня была у этой статуи… Венеры. Можетъ быть, она навела на насъ все? Ну, хорошо. И все таки, я ей поклонилась, попалкала, перечла надписи влюбленныхъ, – и въ сердцe поблагодарила за счастье, которое дала мнe эта любовь. Ты меня понимаешь, мама?

Елена. Да. Понимаю. (Вздыхаетъ). Ты такъ молода и такъ говоришь. – Горе сдeлало тебя серьезной.

Наташа. Мама, я переживала минуты такого восторга, что, вeдь, это… это ужъ навсегда останется. А что мнe не вышло въ концe счастья, что жъ подeлать. Оно не всeмъ дается.

Елена. Не всeмъ.

Наташа. Что жъ надо теперь дeлать?

Елена. Жить, Наташа. Жить ясной и честной жизнью, – потому что на счастье надeяться нельзя. Вонъ какъ Петръ Андреевичъ говорилъ здeсь Колe: принять надо жизнь, нести бремя, данное намъ, твердо.

Наташа (улыбаясь). Это Тур такъ говорилъ? Колe?

Елена. Да. Потому что, видишь ли, жизнь пестрая вещь, какъ будто большая комедія: одни родятся, другіе умираютъ въ это время, однимъ Богъ даетъ радости много, другимъ – мнe, тебe, Туру, Фортунатову – мало. Я сегодня получила письмо отъ Ксеніи. Вся она полна счастьемъ своимъ. И Николай и Марья Александровна идутъ за счастьемъ. И та молодежь ликуетъ. Значитъ, все такъ пестро и перепутано. И движется жизнь вотъ такъ-то.

Наташа (цeлуетъ ей руку). Мама моя! Ты несчастна, тоже.

Елена. Ну, несчастна… Мужества, Наталья. Мужества… (Нeкоторое время стоятъ прижавшись. Затeмъ Елена тихо наигрываетъ вальсъ. Наташа слушаетъ, потомъ мечтательно начинаетъ вальсировать. У балконной двери останавливается. Въ небe встала громадная радуга, и сквозь мелкія, блестящія пылинки дождя свeтитъ солнце вечера).

Наташа. Мама! радуга! Богъ далъ радугу въ знакъ мира.

Елена (встаетъ и подходитъ). Да, радуга, это миръ. (Снова стоятъ обнявшись).

(Въ дверяхъ появляется сидeлка).

Сидeлка. Елена Александровна!

Елена. А? что вы?

Сидeлка. Пожалуйте къ папашe.

Елена. А? А?

Наташа. Дeдушка? (Обe выбeгаютъ)

(Нeкоторое время сцена пуста. Потомъ входятъ Тураевъ и Фортунатовъ).

Фортунатовъ. Какъ ни хороша, ни мила усадьба Ланиныхъ, все таки я долженъ, къ сожалeнію, уeхать. Выeзжая, весной, я чувствовалъ, что здeсь что-то, такъ сказать, измeнится въ моей жизни. И мнe представились ауспиціи мeстныхъ божествъ благопріятными. Вышло не такъ, но наши судьбы не въ нашихъ рукахъ, повторяю, значитъ, надо повиноваться. – Да взгляните, какая радуга!

Тураевъ. Дивно. Что за запахъ изъ сада! (Далеко, съ пруда, доносится смeхъ и потомъ молодые голоса затягиваютъ хоромъ пeсню). Это наши катаются на лодкe.

(Изъ комнаты Ланина пронзительный крикъ Елены).

Фортунатовъ. Что такое?

(Тураевъ молчитъ; выбeгаетъ взволнованная сидeлка).

Сидeлка. Александръ Петровичъ скончались.

(Фортунатовъ и Тураевъ молчатъ. Солнце свeтитъ, радуга сіяетъ въ небe и съ пруда слышнeй и стройнeй пeніе молодежи).


Оглавление

  • УСАДЬБА ЛАНИНЫХЪ.
  • І
  • ΙΙ.
  • ІІІ.
  • IV

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии