Роковые часы (fb2)

- Роковые часы (пер. Татьяна Софронова) (и.с. Мурашки по коже) 362 Кб, 62с. (скачать fb2) - Пол Стюарт

Настройки текста:



Пол Стюарт Роковые часы

1. Встреча

Райан Шиллинг сошел на пустынной платформе станции Штейнфельд. После теплого вагона показалось ужасно холодно. Он глубоко вдохнул, и ледяной воздух обжег ему нос и легкие. Когда он выдохнул, клубы пара поднялись над его головой. Вокруг не было ни души.

Дядя Карл обещал встретить его на станции. Так где же он?

Райан подхватил рюкзак и направился к билетному турникету в надежде найти хоть кого-нибудь. Но не успел он сделать и несколько шагов, как на платформе появился огромный пес. Пес огляделся, принюхался и с устрашающим лаем бросился неперерез.

Райан похолодел. Он и вообще был не большой любитель собак, а эта казалась просто чудовищем. Огромная и наверняка очень сильная, вся покрыта лохматой белой шерстью, из-под которой сверкали злые черные глаза. Приблизившись, пес разинул слюнявую пасть. Райан уставился на два ряда блестящих и острых как бритва зубов.

— О Господи! — простонал он. И двух минут не прошло, как он покинул уютный вагон, а уже оказался нос к носу с настоящим исчадием ада.

Мальчик отпрянул, сердце его бешено колотилось. Пес высоко подпрыгнул, его вытянутые когтистые лапы устремились на Райана. Тот закрылся рюкзаком, а потом крепко всадил его в пасть страшной твари.

И хотя зубы зверя увязли в рюкзаке, лапы нанесли Райану такой мощный удар в грудь, что его подбросило в воздух. С глухим стуком грохнувшись у самого края платформы, он испуганно повел глазами: собака застыла над ним. Казалось, она не торопилась расправиться со своей жертвой

— Хоро-о-ошая собачка, — с надеждой заворковал Райан. Он заметил, что собака насторожила уши и повернулась, осматриваясь. Райан тоже услышал звук шагов, доносившихся из кассового зала, а затем раздался мужской голос:

— Макс! Ко мне!

«Хозяин, — подумал Райан. — Ну наконец-то». Но пес совершенно не обращал внимания на призывы и лишь ниже опустил голову. Ужасные челюсти раздвинулись. Райан закрыл глаза. Он почувствовал на своем лице горячее дыхание и зловоние немытой шерсти.

— Макс! — взревел незнакомец, и Райан услышал, что он бежит по платформе.

Райан вздрогнул, когда мокрый, горячий и шершавый язык пса прошелся ему по подбородку и дальше по носу. Его уже попробовали.

В следующее мгновение последовал резкий толчок, и собачья морда больше не маячила над ним.

— Райан? — услышал он. — Это ты?

Райан посмотрел вверх. Рядом стоял высокий мужчина с соломенными волосами и ярко-голубыми глазами. Райан узнал его по многочисленным любительским снимкам. Это был дядя Карл, но, в отличие от привычно улыбающейся физиономии на фотографиях, выражение лица у него было озабоченное.

— Прости, пожалуйста, — говорил он, помогая Райану подняться. — Макс не всегда себя так ведет. Он, видно, очень взволнован встречей с тобой.

Райан поглядел на собаку. С виляющим хвостом и высунутым языком она выглядела теперь вполне дружелюбно. И все-таки Райану было приятно, что дядя крепко держал Макса за ошейник.

Три дня назад был день рождения Райана. Родители давно обещали ему совершенно особенный, необыкновенный подарок — отправить погостить к дяде Карлу и тете Ингрид.

Райан мечтал об этой поездке сто лет. Ему выпадал случай посетить страну, где вырос его отец, и познакомиться с папиным братом. Кроме того, представлялась возможность попрактиковаться в немецком и, может быть, даже научиться кататься на лыжах.

Путешествие было восхитительным, особенно потому, что он ехал один. Полет на самолете и поездка на поезде прошли без сучка без задоринки. Оставалось только доехать на машине до Обердорфа, где дядя Карл и тетя Ингрид жили в доме, в котором родился его отец.

— Прости, что опоздал, — сказал дядя. — Погода неожиданно испортилась. В горах очень сильно метет, и добираться пришлось дольше, чем я рассчитывал.

Райану было приятно сознавать, что он без труда понимает немецкий язык дядюшки. Райан глянул на небо — по нему клубились желто-серые тучи.

— Странно, — заметил дядя, поднимая рюкзак Райана. — По телевизору утром ни словом не обмолвились о непогоде, а наши прогнозы обычно довольно точные. После обеда вдруг, откуда ни возьмись, снежные… ты, наверное, в это время как раз пересекал границу.

Они двинулись к выходу со станции, Макс сильно натягивал поводок.

— Надо поторапливаться, — сказал дядя, когда они пересекали автомобильную стоянку. — Скоро здесь пойдет снег, а выше в горах будет совсем плохо.

— Как говорил папа, в Обердорфе всегда идет снег, — заметил Райан.

Дядя улыбнулся.

— Твой папа преувеличивает. В горах зимой действительно лежит снег, но это вовсе не значит, что он все время валит с неба. Мы обычно принимаем некоторые меры предосторожности.

Они подошли к большому джипу. Это была единственная машина на стоянке.

Дядя Карл хлопнул племянника по плечу.

— Наконец-то мы с тобой познакомились, Райан, — сказал он. — И твоя тетка Ингрид с нетерпением ждет твоего приезда. Поехали домой.

Едва они вырулили со стоянки, как на Штейнфельд обрушилась лавина снега.

2. Буран надвигается

К тому времени, когда они доехали до окраины городка, уже невозможно было разглядеть дорогу. Дядя Карл остановил машину на обочине.

— Надо надеть снеговые цепи, — сказал он. — Без них нам не обойтись даже со всеми четырьмя ведущими колесами.

Райан вглядывался в окно: снег, подхваченный порывами ветра, кружился в безумном хороводе.

— Ничего не понимаю, — ворчал дядя Карл. — На картинке, которую передавали со спутника, не было ничего подобного. Опять они облапошились.

— Это настоящий буран? — спросил Райан.

Дядя ответил не сразу. Глаза его были устремлены вперед на дорогу.

— Может быть. Они тут случаются, — произнес он наконец. — Иногда даже сильные. Когда мне было столько лет, сколько тебе сейчас, из-за снега Обердорф оказался отрезанным на две недели, а восемьдесят лет назад восемнадцать человек погибли, когда…

— Но сейчас-то такого не может случиться? — сказал Райан. — Теперь есть вертолеты, компьютеры и все такое.

— Нет, конечно. — Дядя Карл задумчиво покачал головой. — По крайней мере, хочется в это верить. Но природа все еще может захватить нас врасплох.

Он свернул на дорогу к Обердорфу. Щетки с трудом справлялись со снегом, летевшим им навстречу. С каждой минутой он становился все гуще и гуще.

Райан всматривался в окошко.

— Никогда не подозревал, что снег может быть таким опасным, — сказал он.

— Пять человек погибли на леднике в прошлом году, — сказал дядя Карл. — Катались на лыжах, и среди бела дня их накрыло лавиной. Правда, в такую погоду никаких лыж быть не может. Подъемники, должно быть, не работают… — Он сбавил скорость. — Никогда в жизни не видал в этих местах такого густого снега.

Они медленно, вслепую двигались по узкой дороге, которая виляла между деревьями, вираж за виражом поднимаясь в гору. Райан поймал себя на том, что с силой вцепился в сиденье. Он напряженно вглядывался в боковое стекло. Позади бешено вертящихся масс снега за белым краем дороги разверзалась настоящая пропасть. Райан слышал, как бешено бьется его сердце.

Он поглядывал на дядю, сгорбившегося за рулем и сосредоточенно хмурившегося.

— Далеко еще до Обердорфа? — спросил Райан с беспокойством.

— Обычно отсюда минут десять, — ответил дядя Карл. — А сегодня один Бог знает, как долго мы тут проваландаемся.

Райан снова выглянул в окно. Черные стволы деревьев, белый снег: пейзаж начисто лишился других цветов. Когда они проходили один особенно крутой поворот, впереди из метели вынырнул стоящий фургон. Рядом мужчина на четвереньках сражался со снежными цепями. Дядя Карл осторожно объезжал фургон, оказавшись в опасной близости от пропасти.

Внезапно Райан почувствовал, что машина потеряла управление. Душа у него ушла в пятки, он ясно представил себе, как все четыре колеса вращаются вхолостую. Он зажмурился. Их несло юзом все ближе и ближе туда, где дорога обрывалась в пропасть.

Дядя Карл молчал. В следующее мгновение Райан услышал успокоительное скрежетание цепей на колесах, зацепившихся за твердую дорогу. Когда он снова открыл глаза, фургон остался далеко позади.

Они ехали в полном молчании. Дорога зигзагами шла к маленькой горной деревушке Обердорф. Единственным звуком был глухой ритмичный шум цепей, вгрызающихся в снег.

Стемнело, и дядя Карл включил дополнительные фары на полную мощь. Райан всматривался вперед, зачарованный вихревой пляской снега в широких конусах света. Снежинки казались огромным роем белых пчел.

Машина миновала еще один крутой подъем, и Райан перевел дух, увидев деревья по обеим сторонам дороги. В отдалении уже можно было различить контуры крыш, печные трубы и блики света. Неожиданно дядя Карл свернул налево и поехал по дорожке между деревьями — дорожка была такая узкая, что Райан ее даже не заметил.

Машина ползла со скоростью улитки, пока они не достигли открытого места, где дорожка кончалась. Сквозь завесу снега Райан разглядел деревянный дом с крутой черепичной крышей. Он сразу его узнал. Это был тот самый дом, о котором отец столько ему рассказывал. Дом на опушке высокого темного леса. Жаль, что в сгущающихся сумерках невозможно было разглядеть ни леса, ни вообще чего бы то ни было. Кругом лежал глубокий снег, местами сугробы доходили почти до окон.

— Ну вот мы и дома. — Дядя Карл облегченно вздохнул. — И сегодня вечером я из дома ни ногой, ни за какие коврижки.

Райан вылез из машины, по колено утонув в мягком снегу. Его пронзило холодом, а сильный порыв ветра вырвал из его руки дверцу машины. Снежные заряды больно жалили лицо.

Из окон в доме струился теплый свет. Райан заметил, что кто-то расчищал сугроб у входной двери, но он уже снова начал расти.

Дверь отворилась, и в квадратной раме света появилась женщина. Сначала Райан не узнал ее. В жизни тетя Ингрид оказалась гораздо более пышной, чем на фотографиях. А сейчас к тому же у нее был озабоченный вид. Райан побрел по снегу к тете.

— Входи! Входи! — восклицала тетя Ингрид по-английски с небольшим акцентом. — Какой ужасной погодой мы тебя встречаем, Райан.

Макс выпрыгнул из машины в огромный сугроб. Он встряхнулся и потянул носом воздух. Пес казался обеспокоенным и поскуливал.

— Что случилось, малыш? — спросил дядя Карл, очевидно удивленный поведением собаки.

Вдалеке послышался бой часов. На короткое мгновение, несмотря на уютные запахи горящих дров и еды, которыми тянуло из распахнутой двери, Райан тоже ощутил внезапный приступ беспокойства.

Он увидел, как Макс ощетинился и поджал уши. Пес поднял голову и завыл. Этот вопль отчаяния, казалось, повис в>воздухе, и отдаленное эхо ответило ему прежде, чем звук окончательно растаял.

3. Отрезаны

На ужин были печеночные клецки. Отец Райана с восторгом вспоминал о печеночных клецках и о том, как он любил их, когда был маленьким. Теперь Райан впервые попробовал их сам. Он всегда думал, что печенка и сама по себе порядочная дрянь, а клецки из нее, должно быть, просто отвратительны.

Но оказалось, что это было ужасно вкусно. Когда он покончил с третьей тарелкой, веки у Райана отяжелели. Сидя в теплой большой кухне, не хотелось думать ни о каком буране, разыгравшемся за ее стенами. Он зевнул. Позади был долгий и беспокойный день.

— Ты устал, почему бы тебе не отправиться спать? — предложила тетя.

— Мы тебе отвели маленькую комнату наверху. Когда-то это была комната твоего отца. По-моему, там даже осталась прежняя кровать, хотя матрас, наверное, с тех пор поменяли!

— Отлично, — ответил Райан.

Отец Райана, Петер Шиллинг, родился и жил в Обердорфе, пока не отправился на заработки за границу. Там он познакомился с мамой Райана. Это было двадцать лет назад. А потом родился Райан. Петер за все это время ни разу не бывал в Обердорфе.

Тетя Ингрид взглянула на Райана.

— Ты, наверное, хочешь позвонить родителям, прежде чем ляжешь спать, Райан? — спросила она по-английски, провожая его в прихожую. — Надо сообщить им, что ты благополучно добрался.

Райан снял трубку. Телефон молчал.

— Что случилось? — спросила тетя, взяв у него трубку. Она была раздосадована. — Карл, — позвала она, — похоже, линия повреждена.

— И неудивительно в этакий буран, — сказал дядя, появляясь из кухни. Внезапно Райан осознал, с какой силой ветер гремит ставнями и стучит в дверь. — Должно быть, столб повалило. Починят, когда буран кончится.

— Попробуй по мобильному, — предложила тетя. Она вышла и вернулась с мобильным телефоном, который протянула Райану. Но тот тоже не работал.

— Странно, — сказал дядя Карл, — я недавно заряжал аккумуляторы. Может быть, из-за непогоды возникли какие-то помехи? Однако делать нечего. Попытаешься позвонить завтра утром.

Райан улыбнулся.

— Ладно, спокойной ночи.

— Спокойной ночи, Райан, — ответили дядя с тетей, — приятных снов.

Райан вдруг обернулся.

— Спасибо, — рассеянно ответил он. На какую-то долю секунды без всякой видимой причины вернулось то чувство смутного беспокойства, которое он уже испытал на улице. Но все вокруг было таким приветливым, таким уютным.

«Просто я устал», — подумал он.

Спальня оказалась точно такой, какой ее описывал папа. Там был низкий покатый потолок, а вместо занавесок от света спасали наружные ставни. На стене убаюкивающе тикали часы с кукушкой. Райан быстро разделся, выключил лампу и лег под пушистое белое одеяло.

За окном продолжал свистеть ветер. Внизу тоскливо выл Макс. И только когда он наконец затих после грозного окрика: «Тихо, Макс!», до Райана донесся другой протяжный вой. Как будто все собаки в Обердорфе были чем-то встревожены. Неужели непогодой? Или чем-то еще?

Райан натянул одеяло на голову, чтобы не слышать этого жалобного завывания. Он думал о папе: как тот сворачивался калачиком в этой мягкой пуховой постели, когда был ребенком. Глаза его закрылись, и он почти тут же погрузился в глубокий сон. Приятных снов пожелали ему тетя с дядей, и Райану действительно приснился приятный сон… Поначалу.

Однако позже, уже глубокой ночыо, шум бури проник в его сновидения. Мало-помалу сон превращался в кошмар.

4. Кошмар

Райан сидел в пустом купе вагона. Он ехал в Штейнфельд навестить дядю Карла, он отправлялся в те места, где родился его отец. Уже совсем скоро ему выходить. Но за окном мелькала станция за станцией, а поезд все не останавливался. Поезд почему-то не мог остановиться.

Райан выглянул в окно: из-за неистовой вьюги едва угадывалась отвесная пропасть, обрывавшаяся рядом с полотном дороги. В следующее мгновение он оказался в коридоре, открывая и закрывая бесконечные пустые купе. Неожиданно запертая дверь перед ним приняла угрожающие размеры. Большие прыгающие буквы на ней предупреждали: «КАБИНА МАШИНИСТА. ВЫХОДА НЕТ».

В голове Райана отдавался ритмичный стук колес, который, кажется, становился все чаще и чаще… слышался пронзительный визг металла, как будто колеса вращались все быстрее и быстрее. Обдирая кожу на ладонях, он навалился на дверь — и просто прошел сквозь нее прямо в кабину машиниста. Она была пуста. Огромная надпись мигала перед его глазами:

«НЕТ ВЫХОДА. НЕТ МАШИНИСТА».

Райан поискал тормоз, но вместо него обнаружил только несколько кнопок. Красные, синие, зеленые… но какая из них может остановить поезд?

Слева и справа за окнами лес, очертания которого тонули в густом снегопаде. Неожиданно лес сомкнулся, образовав туннель, которому не было конца. Поезд со свистом несся по туннелю, сосновые иголки царапали по стеклу, а холодный снег обжигал лицо.

«Это только сон», — попытался успокоить себя Райан. Но проснуться никак не удавалось.

Поезд исчез. Райан очутился в лесу. Было страшно и одиноко.

«Это всего лишь сон. Я должен проснуться. Это только сон…»

Однако ему было по-настоящему холодно. Как наяву, он слышал скрип снега под ногами. Он видел пар от своего дыхания, клубящийся в призрачном лунном свете, и каким-то чутьем понимал, что его преследуют. Вопрос был в том, как спастись.

Райан продирался сквозь густой подлесок. Сосновые иголки впивались ему в лицо, ядовитые колючки цеплялись за одежду, он спотыкался об узловатые корни, но шел вперед. Потом он услышал жалобное завывание собаки, вой волка, вой сотни волков… Спасения нет!

Лес становился все чаще, он был густым, как живая изгородь. Райану пришлось ползти на четвереньках.

«Ты должен спастись! Это только сон…»

Совершенно неожиданно он оказался на открытом заснеженном пространстве, кажется, это была опушка темного леса. И прямо перед ним горело множество обжигающих желтых глаз.

Райан хотел закричать, но не смог выдавить из себя ни звука. Он попытался бежать, но ноги его завязли. Желтые глаза следили из темноты за каждым его движением.

Вдруг он очутился нос к носу с одной из этих ужасных тварей. У нее была густая белая шерсть и холодные желтые глаза. Райан отпрянул. Волк прыгнул, ощерив желтые клыки…

Райан поднял руки, и горячее гнилое дыхание ударило ему в лицо; он упал, перелетев через огромный сугроб, через гребень скалы, и провалился куда-то вниз, в пустоту.

Приземлившись на что-то холодное, гладкое и твердое, Райан повернул голову и поднял глаза. Он сидел у подножия винтовой лестницы, ведущей к высоченной башне. Башня, наподобие указующего черного мраморного перста, упиралась в небо. Высоко над ним висел колокол. Это была часовая башня.

Райан преодолел половину пролетов винтовой лестницы, делая витки вокруг башни, как на «американских горках»…

Он поднимался все выше и выше без малейшего усилия. Стены, гладкие как стекло, отражали второго Райана, карабкающегося рядом с ним. Выше, выше, выше… Вдруг ступени кончились. Он оказался перед глухой мраморной стеной. Приглушенный волчий вой доносился откуда-то снизу. Никакой двери! Никакого спасения! Вершина часовой башни над ним терялась высоко в облаках.

«И никакого способа подняться туда». — Он вдруг понял, что говорит сам с собой.

— О нет, способ есть, — послышался голос. На него смотрело ухмыляющееся отражение.

— Я сплю, — сказал Райан. — Это только сон.

— Ну так проснись, продолжало отражение. — Так ты идешь или нет? — спросило оно и протянуло руку наружу.

Райан протянул свою — и его мгновенно втянуло сквозь твердую мраморную стену внутрь башни, где продолжалась лестница, уходящая вверх во мрак.

Он поднимался все выше, ступенька за ступенькой. Бледный сумрачный свет сочился сквозь узкие щели в стенах.

— Никакого спасения, — тяжело дыша, твердил он, — никакого спасения.

Райан оказался в каком-то мрачном проходе, таком узком и низком, что ему опять пришлось ползти на четвереньках. Было так темно, что он ничего не мог различить.

Воздуха не хватало.

Дышать становилось все труднее и труднее…

В отчаянии ощупывал он гладкие стены, надеясь найти какую-нибудь скрытую дверь. Но ничего похожего не было. Холодные твердые плиты не желали поворачиваться.

Спасения нет!

«Мне нужно идти назад. Я должен вернуться».

Но обратный путь был отрезан. Проход стал еще теснее. Куда бы Райан ни протягивал руку или ногу, он тут же упирался в стену. Все это время он полз в западне… Он был заточен в черном мраморном гробу!

— На помощь! — закричал он в отчаянии.

— НА ПОМОЩЬ? — пророкотал неземной голос. — ТЫ ВОШЕЛ СЮДА БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ, — ревел голос, — А ТЕПЕРЬ ПРОСИШЬ О ПОМОЩИ?

— Но я не знал…

— ЭТО НИЧЕГО НЕ МЕНЯЕТ, — возразил голос. — ТЫ ЗДЕСЬ, ЗДЕСЬ И ОСТАНЕШЬСЯ.

Обезумев, Райан царапал стены. Он должен спастись!

Должен…

Снова раздался замогильный голос, так громко, что содрогнулись мраморные стены.

— НЕТ СПАСЕНИЯ… СПАСЕНИЯ… СПАСЕНИЯ… — слова отдавались затихающим эхом.

— Это всего лишь сон, — твердил Райан. — Кошмарный сон.

5. Непредвиденные обстоятельства

Вздрогнув, Райан проснулся. Он открыл глаза и издал сдавленный стон. Он ничего не видел, не мог пошевелиться, даже дышал с трудом. Значит, он и в самом деле заточен в черном мраморном гробу?

Потом до него дошло, что «потолок» над ним был мягким и теплым. Это было обыкновенное одеяло. Райан сбросил его. Весь в поту, он некоторое время неподвижно лежал, с облегчением переводя дух. Ночной кошмар до сих пор стоял у него перед глазами.

Райан сел на постели. Его и раньше посещали ночные кошмары, но на сей раз это было нечто особенное. Он отчетливо помнил каждое событие, каждое движение, каждый звук: поезд, волки, звон колокола, башня с часами, уходящая в небо, — точь-в-точь указующий черный мраморный палец, и загробный голос.

Самое странное заключалось в том, что пережитый страх не покидал его, оставаясь таким же сильным, как и во сне. Райан поежился. Воспоминание о том, как он был заточен внутри часовой башни, было ужасающе реальным.

Он выбрался из постели, оделся и, крадучись, пересек комнате Нащупав щеколду, открыл окно. Потом он попытался открыть ставни. Сначала они не поддавались, но вдруг со стуком отворились. Снег с подоконника громко шлепнулся вниз, и комната наполнилась ярким солнечным светом.

Райан осмотрелся. Кругом было белым-бело, все имело закругленные очертания и искрилось на солнце. Ощущение было такое, какое бывает, если смотреть из самолета на проплывающие внизу облака, только не слышно было жужжания мотора. Стояла тишина. Ветра не было, собаки не лаяли, даже птиц не было слышно.

Холод пробирал до костей, и Райан поспешил закрыть окно. Звон колокола, нарушивший заснеженное безмолвие, заставил его оцепенеть. Удары колокола звучали так же, как и во сне. Раз, два, три, четыре…

На миг показалось, что небеса разорвались, как будто синий холст разрезали ножом надвое.

Райан словно загипнотизированный уставился на разрыв — сквозь него вверху зияла бездна. Вдруг небеса сомкнулись — так же резко, как и разверзлись, — как мгновенно затянувшаяся рана. Откуда-то издалека все доносился колокольный звон. Шесть, семь…

Райан кубарем скатился по лестнице, у подножия которой его уже поджидал дядя.

— Дядя Карл! — выпалил он.

— Одну секунду, Райан, — сказал дядя, — все куда хуже, чем я думал.

— Но небо! — задыхаясь, проговорил Райан.

— Я знаю, что оно опять чистое, — ответил дядя Карл. — Однако снег натворил немало бед. Кое-где он завалил дома по самые крыши, тут даже снегоочистители не помогут.

— Но…

— Телефонная линия прервана, мобильный не действует, помехи даже в компьютере, — продолжал дядя, увлекая Райана на кухню. — Мы отрезаны от мира. Весь Обердорф отрезан.

При их появлении тетя Ингрид оторвала взгляд от стола и улыбнулась.

— Доброе утро, Райан, — сказала она устало. — Ты хорошо спал? Садись.

На столе перед ним лежали салями, окорок, сыр, рогалики, стоял кофе и апельсиновый сок.

Несмотря на то что горел камин, его все еще трясло от холода.

Райан начал думать, будто все, что он только что видел на небе, ему пригрезилось: может быть, голова его плохо слушалась после ночного кошмара или во всем виновата ужасная погода. В обществе дяди и тети ему было спокойнее, хотя то, что они обсуждали, нельзя было назвать хорошими новостями.

— Представляю, как завалило тех, кто еще выше в горах, — сказала тетя Ингрид. — Если уж нам отсюда не выбраться, то страшно и вообразить, что делается у них!

— Нам надо это выяснить, — мрачно сказал дядя Карл.

— А ничего не передают по радио или по телевизору? — поинтересовался Райан.

— Кто его знает, — ответил дядя Карл. — Они же не работают, как и все остальное. Полагаю, это какой-то природный катаклизм. — Он покачал головой. — Я никогда не видел ничего подобного.

— Мне это не нравится, Карл, — сказала тетя Ингрид.

Дядя Карл заметил встревоженный взгляд Райана и широко улыбнулся.

— Ну, мы должны делать все, что в наших силах, потому что пока спасения ждать неоткуда, — сказал он, ободряюще похлопав Райана по плечу. — А теперь поешь. Если ты хоть капельку похож на своего отца, каким он был в твоем возрасте, ты все это сметешь в мгновение ока.

Но мысли Райана были вовсе не о еде. «Спасения нет», — сказал дядя. Всю ночь его мучил кошмар о том, как он пытался спастись и не мог, и вот все повторялось.

Никакого спасения! Эти слова произнес страшный загробный голос с такой силой, что содрогнулись черные мраморные стены, в которых он был заключен. Никакого спасения! Слова, которые преследовали его всю ночь.

«Возьми себя в руки, — сказал себе Райан, отхлебнув апельсиновый сок. — Это был всего лишь глупый сон. Существуют вещи поважнее, о которых стоит думать».

— Нам следует выработать план действий, — продолжал дядя. — Прежде всего, посылка для Марты. — Он кивнул на коричневый бумажный пакет, лежащий в углу комнаты. — На нем пометка «срочно», — объяснил он. — Во всяком случае, мы должны убедиться, что с ней все в порядке. Если ты сможешь отнести его, Ингрид, я схожу выяснить, не случилось ли чего со старым Гейсельхардтом и его женой. Возьми с собой Макса.

Тетя Ингрид кивнула.

— Я разогрею немного супа, — сказала она. — Ты же знаешь, как она любит мой…

В эту минуту раздался громкий стук в дверь. Дядя Карл пошел открывать.

— Дэниел! — приветствовал он вошедшего маленького человечка в огромной шапке с опущенными ушами и в старом пальто. Пальто было застегнуто на все пуговицы до самой шеи и готово было лопнуть по швам под напором поддетых под него свитеров. — Какие новости?

— Боюсь, ничего хорошего, — сказал человечек. — У Стокманов просто беда. Ганс уехал по делам, а Ева должна вот-вот родить, и совершенно невозможно доставить ее в больницу или привезти к ней врача.

— Нужно немедленно идти к ней, — сказала тетя Ингрид.

Дядя Карл согласился.

— Передай ей, что мы выходим, Дэниел, — сказал он.

Человечек кивнул и вышел.

В последовавшей затем суматохе про Райана едва не забыли. Уже с порога дядя Карл повернулся к нему.

— Мне очень жаль, Райан, но тебе лучше остаться, — сказал он. — Погода ужасная. Твоим родителям не понравится, если мы пришлем тебя домой с отмороженными руками и ногами.

— Понимаю, — пробормотал Райан, пытаясь не выдать своего огорчения. Конечно, ему хотелось пойти вместе с дядей и тетей. И чем, в самом деле, он будет заниматься совершенно один в пустом доме?

— Мы оставим тебе Макса для компании, — словно угадал его мысли дядя. Райан совсем не был уверен, что это такая уж хорошая идея, но решил промолчать. Ему оставалось только надеяться, что собака и в отсутствие хозяев будет вести себя смирно.

Дядя Карл открыл входную дверь.

— Удачи, — пожелал им Райан. Но, глядя, как они удаляются в своих ярко-красных дутых куртках в заснеженную даль, он вдруг почувствовал, как в животе что-то сжалось. Ему хотелось верить, что с ними ничего не случится.

Так как идти ему было некуда, Райан принялся за обследование дома. Это не заняло много времени. Хотя комнат в доме было с излишком, некоторые из них стояли пустые.

В комнате рядом с его спальней оказался компьютер. Райан осмотрел его и присвистнул. Это была фантастика: огромный экран, сканер, лазерный принтер, CD-ROM, модем… Казалось, что он был совершенно готов к работе. Райан сел и включил машину.

Компьютер прокашлялся, зажужжал, и по экрану поползли разряды, похожие на вчерашние снежные вихри. Дядя Карл был прав. Компьютер действительно мог выдавать только рябь. Райан перезагрузил его, но ничего не изменилось. И вдруг хоровод кружащихся снежинок начал менять очертания. Райан зачарованно следил за изображением на мониторе.

Сначала возник полукруг, затем круг, другой круг. Затем экран зигзагом прорезала зазубренная молния. Райан онемел от удивления. Линия превращалась в буквы. Они были корявыми, но, без всякого сомнения, из них складывалось:

судный день

Райану стало не по себе. Даже дядя не смог бы этакое списать на погодные условия. Может быть, в Обердорфе происходило нечто более загадочное, чем необычная метель?

Когда Райан спустился по лестнице, его внимание привлек коричневый бумажный пакет в углу кухни. «Срочно», — сказал дядя. Райан пересек кухню и принялся рассматривать пакет. Он был перевязан бечевкой и адресован:

Фрау М.Мартин Блокхаус,

Дункельвальд,

Обердорф.

«Госпожа М. Мартин, Бревенчатая сторожка, Темный лес, Обердорф», — перевел Райан. Ему пришло в голову, что он сам может отнести посылку. В конце концов, на ней действительно написано «срочно», а как туда добраться, он без труда сможет выяснить и по карте. Во всяком случае, похоже было на то, что дядя Карл и тетя Ингрид ушли надолго — он запросто обернется до их прихода.

Поиски не заняли много времени: в выдвижном ящике кухонного стола он обнаружил карту; лежащую рядом с компасом, фонарем и швейцарским армейским ножом.

Развернув карту на столе, он нашел на ней Блокхаус, обведенный ручкой. Сторожка находилась в лесу к северу от деревни, и, если верить карте, дорога, начинающаяся позади дома, вела прямо к ней.

«Отлично, — подумал Райан. — Сторожка у дороги, тут и заблудиться негде, а если немного повезет, то снег в лесу, под соснами, будет не такой глубокий. На худой конец, — уверял он себя, — со мной будет Макс. И все будет хорошо».

6. В лесу

Через десять минут Райан был готов пуститься в путь. На всякий случай он накорябал и оставил на столе записку, сообщив, куда отправился, и уже потом засунул посылку в свой изрядно пожеванный рюкзак. Неумело пристегнув поводок к ошейнику Макса и глотнув напоследок теплого воздуха, он растворил заднюю дверь.

За домом намело огромные сугробы. Он смог различить следы, оставленные, вероятно, дядей или тетей, — черные провалы в глубоком белом снегу. Было так морозно, что немели щеки.

— Мы идем к дому Марты Мартин, — сказал он собаке. — Это может стоить нам жизни.

Как только Макс услышал знакомое имя, он прыгнул в сугроб и, проваливаясь по самую шею, рванул к лесу так, что поводок выскочил из рук Райана. Мальчик улыбнулся и осторожно шагнул. И ушел в снег по бедра. До опушки леса они добирались страшно долго.

Как он и предполагал, снег в лесу был не такой глубокий. Райан проваливался только по колено, так что идти было немного легче. Чего он не предусмотрел, так это того, как круто дорога забирала вверх. Пытаясь догнать Макса, несущегося вперед, он вскоре совсем выдохся.

— Рядом, приятель! — закричал он и вспомнил, каким непослушным был Макс на платформе. Теперь, однако, Макс повиновался. Райан схватил поводок, и собака затрусила рядом. — Хороший пес, — сказал он и робко погладил Макса по голове и шее.

Макс оглянулся и облизал перчатку Райана.

Когда они углубились в лес, Райана пробрала дрожь. Снег, лежащий на сосновых ветвях высоко над головой, плохо пропускал свет, и от этого внизу царила темень. Чем дальше они шли, тем чаще росли деревья.

Острые, как копья, колючки. Переплетающиеся под снегом корневища. Все это было до странности знакомым. Скалы, ветви, даже сам путь. Райана не покидало ощущение, как будто он уже бывал здесь. А он и вправду бывал. Он продирался по этому лесу в своем ночном кошмаре. Убеждая себя не трусить, Райан пристально вглядывался в темноту, не появится ли оттуда дьявольское мерцание желтых глаз. Конечно, здесь не может быть никаких волков! Макс жизнерадостно вилял хвостом, а уж оIi-то бы за версту учуял волка. Тем не менее Райан прибавил шагу. А потом и вовсе побежал, насколько позволял выпавший за ночь снег. Иногда ему даже удавалось обогнать Макса. Они долго карабкались между деревьями на гору, пока наконец, едва переводя дух от усталости, не поднялись на открытое пространство.

Райан огляделся. В нескольких метрах от него стояла маленькая бревенчатая хижина, занесенная толстым слоем снега. И все было словно в волшебной сказке: хижина манила к себе, сулила чудеса, но в то же время и в ней, и в обступившем ее с трех сторон темном лесе угадывалось что-то зловещее. Хижина напомнила ему картинку из книжки, которую он так любил, когда был совсем маленьким.

— Пошли, приятель, — сказал Райан, — Надо доставить посылку.

Райан достал из рюкзака пакет и тихонько постучал. Широкая деревянная дверь распахнулась в то же мгновение, и Райан очутился лицом к лицу со старой женщиной, ростом не больше его самого.

— Что тебе нужно? — спросила она отрывисто. Голос у нее был резкий и дребезжащий.

Трудно было удержаться, чтобы как следует ее не разглядеть. Шапка рыжих волос вся была в мелких завитушках, а лицо так грубо накрашено, что походило скорее на маску. На очень злобную маску. Райан протянул посылку.

— Это вам, — неуверенно произнес он.

Женщина схватила пакет крючковатыми пальцами и стала срывать бумагу. Внутри оказалась зеленая жестянка.

— Отлично! — сказала она, и ее ярко-красные губы растянулись в широкой улыбке, — Заходи. — Она посторонилась, освобождая ему проход.

Райан отпрянул, вовсе не желая входить.

— Вообще-то мне пора возвращаться, — промямлил он.

— Чепуха. Заходи, — повторила старуха и схватила его за руку своей костлявой рукой. — Ты ведь нездешний, верно? — подозрительно добавила она. Она как будто обвиняла его в этом.

— Да, — ответил он, — меня зовут Райан Шиллинг. Я тут гощу у тети с дядей…

— Ну да, конечно. — Женщина разглядывала странно притихшего пса, сидевшего у ног Райана. — Дорогие Ингрид и Карл. Кажется, я узнала Макса. Ты останешься, так ведь?

Слова были вполне дружелюбные, но от ее голоса по телу ползли мурашки. Может быть, все дело во внешности старухи, подумал Райан. Словно голову пластмассовой куклы с ярко-красными губами и рыжими волосами приладили к туловищу старой карги. Фу, гадость.

Он, несомненно, бывал здесь раньше и вообще жил на свете только для того, чтобы дописать эту сказку, подумалось Райану. «Какая чепуха лезет в голову!» Он неохотно последовал за старухой, мисс Мартин закрыла за ним дверь на засов.

— Чтобы не хлопала от ветра, — пояснила она. — Ну, погрейся пока у огня. А я пойду поставлю чайник.

В маленькой деревянной сторожке было жарко и душно. Пахло застоявшимися духами и чем-то еще… банановой кожурой. Комната была так загромождена мебелью и всякой всячиной, что и повернуться было негде.

Стены прихожей были увешаны черно-белыми фотографиями в рамках — рекламой старых кинофильмов.

Приглядевшись повнимательней, Райан обнаружил, что на всех фотографиях изображена одна и та же красивая женщина. Только грим и костюмы были разными. Потом он узнал стальной блеск ее глаз. Конечно, это фотографии мисс Мартин — такой она была много лет назад. В незапамятные времена.

— Да, это я, — донесся сзади ее голос. У Райана сердце екнуло от испуга. — Когда-то я была кинозвездой. Здесь только некоторые главные мои роли. — Она потащила Райана к рамке с газетной вырезкой.

«МАРТА МАРТИН. КОРОЛЕВА ЭКРАНА ПОКИДАЕТ НАС» — извещал заголовок. Газета была от 17 ноября 1947 года.

— Это обо мне, — с гордостью произнесла она. — Я могла бы и по сей день купаться в лучах своей былой славы, но судьбой мне уготовано жить здесь, в самом сердце леса. Слава и успех теперь далеко позади.

Райан пробежал глазами газетную вырезку. Вдруг у него застыла кровь в жилах.

Одна фотография резко выделялась среди прочих. Это была старая черно-белая фотокопия с гравюры по дереву… На ней было изображено сооружение, которое Райан сразу же узнал. Квадратная башня с винтовой лестницей и мраморными стенами — башня, уходящая в небо, как указующий перст. Сомнений быть не могло — это та самая часовая башня, которую он видел в ночном кошмаре…

7. Голос

— Эта гравюра, — выдавил из себя Райан, трясущимся пальцем показывая на фотографию, — тоже из вашего фильма?

Марта Мартин вопросительно уставилась на мальчика.

— Нет, — сказала она. — А почему ты спрашиваешь?

— Не знаю, — заколебался Райан.

— Да нет, ты наверняка знаешь, — настаивала старуха. — Ты ее узнал, ведь правда?

— Нет, — запротестовал Райан. — На самом деле нет. Просто я видел что-то похожее во сне. Вот и все.

— Ты видел во сне Часы Судного дня? — спросила она изменившимся голосом.

— Судный день? — Райана словно громом поразило. Те же самые слова он видел на экране выключенного компьютера.

Райан снова перевел глаза на старинную гравюру и в который уже раз припомнил прохладу гладкого черного мрамора и то, как он бежал в темноте по ступеням… и стены смыкались за ним.

Глупо! Это был всего лишь сон!

— Почему они называются Часами Судного дня? — спросил он.

— Потому что так оно и есть. Это не обычные часы, — ответила Марта Мартин. — Кое-что делает их такими необыкновенными.

— А вы были там внутри? — спросил Райан. В его голове тут же всплыла кошмарная картина: холодные мраморные плиты все теснее сжимаются вокруг него. Выхода нет! Ни вперед, ни назад!

— О нет, — недобро засмеялась старуха. — Никто не видел Часов Судного дня уже сотни лет. Кроме тебя.

— Я же говорю, это был только сон! — воскликнул Райан. В прихожей, наполненной странными запахами, становилось душно.

— Только сон? — повторила мисс Мартин. Она пронзила его своими стальными глазами. — Иногда в снах больше правды, чем ты думаешь. — Она опять крепко ухватила его за руку. — Пойдем, ты должен все мне рассказать.

Райан робко покачал головой.

— Мне правда пора домой, — промямлил он. — Тетя Ингрид будет…

— Пошли, — приказала старуха.

Внезапно голова Райана начала наполняться звуком отдаленного тиканья часов. Едва слышное поначалу, оно становилось все громче и громче, пока не застучало в голове оглушительными молоточками. Райан закрыл уши руками. Старуха насторожилась. Макс выл. Сквозь пульсирующий шум в голове донесся голос: «Помоги мне. Ты должен мне помочь».

Старческий голос был слаб, говорящий запинался, но голос неотвязно звучал в его мозгу. И вдруг все кончилось.

— Что случилось, Райан? — спрашивал другой голос. — С тобой все в порядке? — И тут до мальчика дошло, что это уже говорит старуха и трясет его за плечи.

— Да. Со мной все в порядке, спасибо.

Мисс Мартин проводила его в захламленную гостиную и усадила в красное бархатное кресло. Сама уселась напротив, перекинув нога на ногу и обхватив высохшими руками колени.

— Так что же случилось? — допытывалась она.

— Ничего… Видите ли… Я не совсем уверен…

— Расскажи мне, — потребовала мисс Мартин и поджала губы.

— Знаю, это покажется дико, — начал Райан. — Но я уверен, что слышу голос у себя в мозгу.

Странная хозяйка поймала его взгляд.

— Райан Шиллинг, — произнесла она сурово, — ты пришел сюда не для того, чтобы потешаться над старухой, не так ли?

— Нет, — запротестовал Райан. — Как вы могли подумать такое?

— Мне казалось, что ты собрался убедить меня, будто никогда не слыхал легенды, — пояснила она. — Так ты меня просто дурачишь? Сперва утверждаешь, что видел Часы Судного дня во сне, а теперь говоришь, что слышишь какие-то голоса.

— Клянусь, до прихода к вам я и знать не знал о Часах Судного дня. — Думал он в это время о том, как бы забрать Макса и выскочить на улицу, не показавшись слишком невежливым. — Я не подозревал об их существовании, пока вы не показали мне гравюру и не сказали, как они называются.

Марта Мартин вплотную приблизила к нему свое лицо. В нос ударил тяжелый запах духов и крема, застывшего на ее жесткой коже. Старуха сверлила его взглядом.

— Я тебе верю, — выговорила она наконец. — Я знала, что этот день настанет. День, когда Часы решат, что пришла пора расквитаться с людьми.

Райан, смущенный речами старухи, потупил глаза. О чем это она толкует так напыщенно? Сумасбродка какая-то.

— Часы Судного дня на самом деле вовсе не часы, — заявила старуха. — Обычные часы отмеряют время. А Часы Судного дня сделаны совсем с другой целью. — Она посмотрела в сторону.

— Неужели? — поддакнул Райан из вежливости. Она говорила, как должны были, по представлениям Райана, говорить персонажи ее старых фильмов. Это всего-навсего актерство.

Марта вскинула голову:

— Предназначение этих часов — управлять временем.

Макс скулил в прихожей. Его жалобные завывания терзали Райана. Они становились все громче и наконец перешли в визг. Волосы у Райана стали дыбом.

— Чайник вскипел, — сказала хозяйка, поднимаясь. — Я сейчас вернусь.

Ну конечно, это просто засвистел чайник на кухне. Что это ему примерещилось! Райан наблюдал, как мисс Мартин выходила из комнаты.

Он придвинулся ближе к камину и окинул взглядом ряды полок, уставленных книгами мифов, сказок и легенд.

Старуха вернулась с дымящимися кружками в обеих руках.

— Кофе, который ты мне принес, — сказала она, ставя одну из кружек на ручку кресла.

— Какой кофе? — спросил Райан.

— Кофе из коробки, — пояснила старуха.

— Не хотите ли вы сказать, что я принес вам только кофе? Я-то думал, посылка срочная…

— Поглядел бы ты на меня без кофе! — Старуха хитро подмигнула. Усевшись и отхлебнув дымящийся напиток, она промурлыкала: — Божественно.

Райан засмеялся. Чары рассеялись. Не было никакой ведьмы, живущей в чаще леса. Перед ним сидела пожилая женщина, бывшая кинозвезда, которая давно утратила прежнюю красоту и неумеренно пользовалась косметикой. Правда, у нее была странная манера разговаривать. И она немножко тронулась. Только и всего.

— Пожалуйста, расскажите мне поподробней о Часах Судного дня, — попросил он.

— Я сделаю лучше, — ответила она. — Ты сам о них прочитаешь. Я всегда знала, что это больше чем просто предание. — Она направилась к одной из книжных полок. — Это книга в красном переплете. Ага, вот она.

Марта Мартин быстро пролистала книжицу и протянула ее Райану, открыв на нужной странице.

Райан взглянул на название. Черным по белому было выведено: «Легенда о Часах Судного дня». Он начал читать.

8. «Легенда о Часах Судного дня»

Давным-давно в королевстве Альпенфальц жил чародей по имени Маджория Матемаг. Это был могущественный волшебник, познавший таинства мироздания. Он разгадал секреты чисел и ведал скрытые силы земли, воздуха, огня и воды.

Подобно всем волшебникам, у Маджории был ученик, который помогал ему в работе. Человека этого звали Витчвуд, пришел он из дальних земель и, хотя был не так силен в волшебстве, как Маджория, мудростью намного превосходил своего учителя.

В Альпенфалыде — небольшом, но богатом горном королевстве — правил принц, который построил величественный замок Обердорф. Он мечтал на зависть соседям наполнить свои владения невиданными чудесами.

Именно к Маджории Матемагу принц обратился за помощью. В благодарность он готов был озолотить волшебника. Воздух вокруг замка был словно пропитан волшебством.

Народ отовсюду стекался поглазеть на чудеса и диковинки: летающую машину, плавучий сад, пылающие стены, освещавшие каждую комнату, и фонтаны, которые никогда не останавливались и не замерзали.

Для принца все это было просто забавой, тешившей его тщеславие. Однако для Маджории они представляли доказательство его магической мощи и власти над стихиями.

Однажды крестьянин принес волшебнику восхитительный камень, который, как он уверял, упал с неба. Кристалл этот, утверждал крестьянин, обладал такой силой, что мог в мгновение ока вырастить новую верхушку на могучей сосне.

Маджория принялся за изготовление магического механизма, который должен был усиливать и направлять невероятные свойства небесного камня. Он взял со своего ученика Витчвуда клятву держать все в тайне. Даже принц не догадывался о том, что задумал Матемаг.

Однако Витчвуд, хоть и не сказал никому ни слова, счел затею Маджории опасной и опрометчивой.

— Следует ли браться за то, чего не в силах постичь до конца, учитель? — спрашивал он.

Но Маджория не разделял его опасений.

— Моей власти достаточно, чтобы покорить любые неведомые силы, — убеждал он. — Народу Альпенфальца живется нелегко. Он тяжким трудом расплачивается за благоденствие принца, а стало быть, и за мои волшебные творения. Давай же вернем ему нашу часть долга, заставив кристалл облегчить их жизнь.

«Отличные слова», — думал Витчвуд, однако в душе подозревал, что настоящая цель его учителя — сделаться самым могущественным волшебником на земле.

— Я построю башню с часами как достойную оправу для этого кристалла, — объяснял Маджория. — Но это будут не простые часы. Это волшебное устройство позволит мне управлять временем, и тогда долгие часы подневольного труда будут пролетать как один миг, а краткие мгновения счастья будут казаться вечностью. Это будут часы счастья!

— Управлять временем, — возражал Витчвуд, — невозможно. Этого нельзя достичь. Время — всего лишь мера вещей прошлых, настоящих и будущих.

— Как мало ты знаешь, Витчвуд, — посмеивался Матемаг. — И как ты ошибаешься. С помощью этого кристалла и моей магии я смогу превращать прошлое в настоящее, будущее — в прошлое — все, что захочу. Я смогу ускорять и замедлять время.

Когда Витчвуд заговаривал об опасности работы с неведомыми вещами, Матемаг только отмахивался от него.

— Довольно, — требовал он. — Я мастер, а ты — только подмастерье.

И все это время кристалл пульсировал и источал жар на верстаке перед ними.

Итак, работа закипела. Маджория начертил план часовой башни из мрамора, в которую предполагалось заключить кристалл, и начал разрабатывать магический механизм, который должен был управлять им, а следовательно, и самим временем.

Ни на йоту не отступая от размеров, заданных учителем, Витчвуд построил на лесистом холме близ замка принца высокую башню из черного мрамора с часами. Возводили башню, спрятав ее под огромным покрывалом, так что ни горожане, ни крестьяне не могли видеть, что происходит внутри.

В назначенный день население Обердорфа увеличилось в десять раз. Люди стекались отовсюду: из деревень, городов и даже из других королевств, чтобы увидеть наконец таинственное сооружение. На почетном месте впереди всех восседал принц со своей молодой невестой.

Маджория стоял перед своим творением, глядя на небеса и вздымая вверх руки.

— Я дарю вам часы счастья! — прокричал он.

По оговоренному сигналу Витчвуд развязал веревку, и белое шелковое полотнище, превосходившее размерами самый большой парус, упало на землю.

Когда взорам предстала величественная башня с часами, возвышавшаяся над всеми деревьями вокруг, у зрителей захватило дух. Башня была похожа на черный мраморный палец, указующий в небо. Все были в восхищении от замысловатой кладки каменной винтовой лестницы, от резьбы, украшавшей башню, и ослеплены красотой циферблата. Но люди ждали чего-то еще. Где же чудо?

— Все, что вы видите, лишь убогая оболочка, — вскричал Матемаг. — Истинное чудо находится в самом сердце башни, которая будет управлять временем по моему велению. Зима будет короткой, а лето длинным. Дурные времена уйдут в прошлое. С этой минуты в моей власти сделать так, чтобы в вашей жизни было побольше радости.

Когда замерло эхо одобрительного гула, Маджория в развевающейся мантии обвел взглядом собравшихся и приложил ладонь к квадратному куску мрамора, выступающему из стены… Но ничего не произошло.

Неожиданно посыпались искры, и воздух наполнился таинственным треском. Смущение и испуг пробежали по лицу Маджории, и его отбросило назад.

ДОИ-Н! — оглушительно зазвонил колокол. Лошади, запряженные в карету принца, в ужасе прижали уши и припали на задние ноги.

ДОН-Н! — Люди в страхе прижались друг к другу.

За этим звуком нарастал другой. Глубокий и хриплый, похожий на рев, вырывающийся из глотки огромного, страшного зверя.

Что-то было не так. Это стало ясно всем. Сколько Маджория ни прикладывал руку к камню, Часы не слушались его команды.

— Что происходит? — вскричал принц.

Ответил на его вопрос не Маджория, но неземной голос, который шел изнутри самих Часов.

— Я ГРЯДУ, — пророкотал он. — ЭТО Я ПОВЕЛЕВАЮ СМЕНОЙ ВРЕМЕН ГОДА, МОРСКИМИ ПРИЛИВАМИ, ПРИРАСТАНИЕМ И УБЫВАНИЕМ ЛУНЫ И ДВИЖЕНИЕМ СОЛНЦА…

Часы говорили! У них был голос! Разумеется, даже Маджории — величайшему магу — было не по силам сотворить такое. И голос этот не походил ни на один звук на Земле. Ужасающий, даже гипнотический. Толпа ловила каждое его слово.

Матемаг упал на колени и в отчаянии бил кулаками в стену.

— Остановите их, остановите! — кричал он, но все было напрасно. Часы нельзя было остановить.

— НЕСЧАСТНЫЙ ГЛУПЕЦ! — проревели они. — НЕУЖЕЛИ ТЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НАДЕЯЛСЯ УПРАВЛЯТЬ МНОЮ? Я САМ БУДУ УПРАВЛЯТЬ ВРЕМЕНЕМ И МИРОМ.

— Маджория, объясни наконец! — взмолился принц, когда голос умолк. — Как машина может говорить? Скажи!

— ЭТОТ УБОГИЙ ЧЕЛОВЕЧЕК НЕ СОЗДАВАЛ МЕНЯ, — грянули Часы. — ОН ЗАМУРОВАЛ МЕНЯ В МРАМОРНОЙ ГРОБНИЦЕ. НО ЕГО ВОЛШЕБСТВО, И МАТЕМАТИКА, И МЕХАНИКА ТОЛЬКО УВЕЛИЧИЛИ МОЮ МОЩЬ. РЕЧЬ — ДЕТСКАЯ ЗАБАВА В СРАВНЕНИИ С ТЕМ, ЧТО Я МОГУ…

И как только Часы закончили говорить, разразилась снежная буря. Вьюга кружилась между деревьями и завывала у подножия башни. Вскоре вся округа покрылась толстым слоем чистого белого снега.

Маджория повернулся к принцу. Лицо его было мертвенно-бледным.

— Поверьте, ваше высочество! — воскликнул он. — Это совсем не то, чего я хотел.

— ЧЕГО ТЫ ХОТЕЛ? — пророкотали Часы. — ТЕПЕРЬ ИМЕЕТ ЗНАЧЕНИЕ ТОЛЬКО ТО, ЧЕГО ХОЧУ Я.

Толпа оцепенела от ужаса. Подумать только, эти волшебные Часы или, скорее, небесный кристалл внутри башни произнесут свой суд над каждым из собравшихся.

— ТЫ, МАДЖОРИЯ, — взревели они, — ЧЕРВЯК, ДЕРЗНУВШИЙ ВЗНУЗДАТЬ МЕНЯ, БУДЕШЬ НАКАЗАН ЗА ТО, ЧТО ПОСЯГНУЛ НА ВЛАСТЬ, КОТОРОЙ НЕ УДОСТАИВАЛСЯ НИ ОДИН СМЕРТНЫЙ. Я ПРИГОВАРИВАЮ ТЕБЯ К ЖИЗНИ ВЕЧНОЙ, ВЕЧНОЙ, ВЕЧНОЙ…

Вздох пронесся над толпой. Разве вечная жизнь — наказание? Маджория в изумлении поднял глаза. Ему это казалось скорее наградой.

— ТЫ, ВИТЧВУД, — продолжал неземной голос, — С САМОГО НАЧАЛА ЗНАЛ, СКОЛЬ ПАГУБНА ЗАТЕЯ ТВОЕГО УЧИТЕЛЯ. ЕСЛИ ТЫ ПОКИНЕШЬ ЭТУ СТРАНУ И НИКОГДА БОЛЬШЕ СЮДА НЕ ВОЗВРАТИШЬСЯ, НИКАКОЕ ЗЛО НЕ КОСНЕТСЯ ТЕБЯ. НО ЕСЛИ НОГА ТВОЯ ИЛИ КОГО-ЛИБО ИЗ ТВОИХ ПОТОМКОВ ВНОВЬ КОСНЕТСЯ ЭТОЙ ЗЕМЛИ, ВАС ПОСТИГНЕТ ТА ЖЕ УЧАСТЬ, ЧТО И ВСЕХ СОБРАВШИХСЯ ЗДЕСЬ СЕГОДНЯ.

Воцарилась жуткая тишина — толпа приготовилась услышать приговор себе. Долго ждать не пришлось.

— КАК ПОСМЕЛИ ВЫ ПОМЫСЛИТЬ, ЧТО МНОЮ МОЖНО УПРАВЛЯТЬ ДЛЯ ВАШЕГО УДОВОЛЬСТВИЯ? Я ПОДВЕРГНУ ВАС СТРАШНЕЙШЕМУ ИЗ НАКАЗАНИЙ — ВЫ БУДЕТЕ ЖИТЬ В МИРЕ, ГДЕ ВЗБЕСИВШЕЕСЯ ВРЕМЯ ТЕЧЕТ ПО МОЕМУ ПРОИЗВОЛУ. НО КОГДА ЭТА УЧАСТЬ ПОСТИГНЕТ КАЖДОГО ИЗ ВАС, ОСТАНЕТСЯ ДЛЯ ВАС ТАЙНОЙ. МОЖЕТ БЫТЬ, ЧЕРЕЗ ЧАС. МОЖЕТ БЫТЬ, ЧЕРЕЗ НЕДЕЛЮ. МОЖЕТ БЫТЬ, ЧЕРЕЗ ТЫСЯЧУ ЛЕТ. КАЖДУЮ СЕКУНДУ ВЫ ПРЕБУДЕТЕ В СТРАХЕ, ЧТО ОНА ПОСЛЕДНЯЯ ПЕРЕД ТЕМ, КАК ГНЕВ МОЙ ОБРУШИТСЯ НА ВАС… ПОСЛЕДНЯЯ ПЕРЕД НАСТУПЛЕНИЕМ СУДНОГО ДНЯ. — Часы хрипло рассмеялись, и эхо вторило им диким хохотом.

Часы умолкли, и зловещее безмолвие сгустилось над лесом. В следующую минуту мужской голос выкрикнул из толпы:

— На что ты нас обрек, Маджория?

— Почему ты будешь наслаждаться вечной жизнью, а мы проведем жизнь в страхе? — возопил другой.

— Жизнь наша пошла прахом из-за тебя! — кричал третий.

— Часы счастья, — горько усмехнулся принц. — То, что ты сделал, — это Часы Страшного суда.

И пока толпа вопила, проклиная свою судьбу, вокруг происходило нечто невообразимое. Деревья, окружавшие Часы Судного дня, принялись стремительно расти. Плющи и виноградная лоза пробились из-под земли и в мгновение ока оплели огромные кусты терновника, тоже появившегося неведомо откуда.

К тому времени, когда насмерть перепуганные люди устремились к подножию холма, башня с часами была совершенно скрыта лесом, даже шпиля ее не было видно за деревьями.

Добравшись вместе с обезумевшей невестой до ворот своего замка, принц с ужасом увидел, как роскошное сооружение исчезает у него на глазах. Оно состарилось на миллион лет за миллионную долю секунды и рассыпалось в прах.

Что касается мудрого Витчвуда, то он бежал из этой страны и никогда больше не возвращался.

А что же Маджория Матемаг? Он все еще жив. Даже сильнейшие магические средства не смогли разрушить проклятия, наложенного на него Часами Судного дня. Он все еще отбывает каторгу вечной жизни, сокрывшись в тайном убежище, и пробудет там еще сотни лет, а может быть, и тысячи. Потому что человек — раб времени. А не наоборот. Не забывай об этом, человек!

9. В ловушке

Райан закрыл книгу и уставился на переплет. Тисненные золотом буквы гласили:

МЕСТНЫЕ МИФЫ И ЛЕГЕНДЫ.

Он поднял голову и обнаружил, что Марта Мартин выжидающе смотрит на него.

— Ну что скажешь? — спросила она.

Райан пожал плечами.

— Это всего лишь фантазия. Сказка про говорящие часы, — ответил он, попытавшись рассмеяться. — Единственные говорящие часы, которые я когда-либо слышал, это телефонные. — Он снова улыбнулся.

— И это все? — проговорила старуха с лицом, искаженным гримасой боли. — Ты видел во сне башню с часами так ясно, что узнал ее на репродукции гравюры. Часы в твоем сне разговаривали, что, согласись, не каждый день случается…

— Но… Э-э-э… — Внезапная мысль пришла в голову Райана. — Я могу это объяснить, — сказал он.

— Как?

— Мой папа из Обердорфа. Он здесь вырос, — начал Райан. — Он, должно быть, рассказывал мне эту легенду много лет назад. Поездка сюда подстегнула мою память. Вот мне и приснился похожий сон.

— А как ты объяснишь голос, звучащий у тебя в мозгу?

— Не знаю, — признался Райан.

Старуха поднялась со стула.

— Я отказалась от актерской карьеры и посвятила свою жизнь изучению фольклора и легенд об этих лесах, и уверяю тебя, Райан Шиллинг, Часы Судного дня — не байка, они существуют.

— Ну ладно, — буркнул Райан в задумчивости. — Однако, если все в этой легенде правда, проклятию Часов — грош цена. Я тут не встречал никого, кто бы жил под страхом этого проклятия. А вы?

— Но люди многое забывают, Райан. Об этом Часы не подумали. Они переоценили продолжительность человеческой памяти, — вздохнула мисс Мартин. — Сотни лет, может быть, и пустяк для Часов, но только не для нас. Сменилось множество поколений.

— Тогда где же они, эти Часы? — спросил Райан.

Марта Мартин глубоко вздохнула и подошла к окну.

— Где-то здесь, — сказала она. — Спрятаны среди деревьев где-нибудь в чаще леса. И ждут. Я потратила годы, пытаясь найти их.

— Не может быть, чтобы никто никогда не видел их. — Райан задумался. — Хотя бы случайно.

— Возможно, Часы Судного дня не хотят, чтобы их обнаружили, — сказала мисс Мартин. — До сих пор.

Райан повернулся и удивленно взглянул на нее.

— Что значит «до сих пор»? — спросил он.

Старуха опять начинала заговариваться. И в самом-то деле, ну кто, будучи в здравом уме, станет жить посреди леса в полном одиночестве?

Старуха пожала плечами. Райан почувствовал, что пора уходить. Ему не терпелось сбежать из тесной деревянной сторожки и от ее чудаковатой обитательницы. Он поднялся.

— Ну мне пора, — сказал он. — Спасибо за кофе…

— Это тебе спасибо за кофе, — поблагодарила Марта Мартин со странной улыбкой. — Я не хотела тебя пугать этими разговорами, — добавила она. — Но всегда лучше знать, с чем можешь столкнуться.

— Это верно, — сказал Райан задумчиво. — Еще раз спасибо.

— Кто предупрежден, тот вооружен, — продолжала она.

Перед дверью Райан пристегнул поводок к ошейнику Макса, и они вместе шагнули в снег. Он успел забыть, как холодно на улице.

— Будь осторожен, — предупредила Марта Мартин, когда они двинулись по глубокому снегу к просеке. — Не сворачивай с дороги и не останавливайся, пока не дойдешь до дому.

— Хорошо, — отозвался Райан.

— Приходи ко мне еще, когда погода исправится, — крикнула она вдогонку.

«Только не в ближайший миллион лет, — подумал про себя Райан. — Мисс Марта Мартин — совершенно чокнутая».

Когда они с Максом прокладывали путь между деревьями, пес забеспокоился. Он тащил Райана то в одну, то в другую сторону, внезапно останавливался и злобно скалил зубы. От тишины вокруг становилось жутко. Снег поглощал все звуки.

Райан с тревогой оглянулся.

— Ты уверен, что мы правильно идем, Макс? — спросил он.

Макс отвечал воем во мраке леса. В следующую минуту он рванулся вперед — прочь с дороги, под деревья, увлекая Райана за собой. Огромный пес бежал с такой скоростью, что Райану едва хватало сил, чтобы не выпустить поводок.

— Стой, Макс! — кричал он, а ветки деревьев и кусты ежевики секли его по лицу и рукам. — Назад! — Но собака не слушалась. Она как будто повиновалась более сильному зову, и Райану никак не удавалось остановить ее. — Пожалуйста, Макс, я не могу бежать так быстро! — задыхался он.

Неожиданно Райан споткнулся о переплетенные корневища. Он завопил от удивления, обнаружив, что летит по воздуху. Потом так же неожиданно он шмякнулся на покрытую коркой льда землю. В это время поводок выскользнул у него из рук, и Макс стремглав скрылся в темном мелколесье.

— Макс, назад! — надрывался Райан.

Но, почуяв свободу, пес во весь дух мчался дальше. Райан оказался в полном одиночестве.

Дрожа всем телом, он с трудом поднялся на ноги. Ему бы только отыскать дорогу между деревьями! Все будет хорошо, успокаивал он себя, если идти все время под гору. Это правильный путь. Так я обязательно выйду к деревне.

Однако чем дальше Райан шел, тем меньше оставалось у него уверенности. Ему не только не удалось найти дорогу, но он забрел в какие-то дебри.

Деревья росли здесь так плотно друг к другу, что время от времени Райану приходилось буквально протискиваться между ними, прижимаясь к холодным, шершавым стволам. Сосновые иголки больно впивались в лицо, колючий терн драл одежду в клочья, он то и дело спотыкался о корявые корни и падал, но упорно продолжал двигаться вперед. Вдруг Райан застыл на месте. Разве не то же самое происходило с ним в ночном кошмаре?

Ему стали повсюду мерещиться свирепые желтые глаза. А что, если в этом лесу и вправду водятся волки? Сердце у него ушло в пятки.

Райана бросало то в жар, то в холод. Пот бежал по лицу и застилал глаза.

Мальчик прибавил шагу. Снова безжалостные комочки рвали на нем одежду, а плети плюща преграждали путь. Неожиданно Райан оказался в ловушке из зарослей терна.

Он беспомощно озирался по сторонам. В лесу было темно, не видно ни зги.

Не без труда высвободив руки из лямок рюкзака, Райан кое-как стащил его со спины и перекинул на грудь. Затем он распустил завязку и, порывшись в мешке, выудил фонарик.

Он направил луч света на ветки, на снег под ногами, на обступившие его кусты. Темные тени реяли в воздухе, как стая летучих мышей. Райан вздрогнул.

— Я должен выбраться отсюда!.. — сказал он громко, нарочно нарушив гробовую тишину звуками собственного голоса.

Он попытался вырваться из плена, но терн лишь изодрал его перчатки и до крови исцарапал руки. Вот теперь Райан действительно начал паниковать.

Он пожалел, что вообще вышел из дому. Колючая ветка впилась сзади в его теплую куртку, и, как Райан ни старался, ему не удавалось ни отцепить ветку, ни снять куртку.

И зачем он взял этот «срочный» пакет для Марты Мартин! Если бы только дядя Карл знал, где он теперь. Если бы…

И никто меня тут никогда не найдет, подумал он. В эту минуту Райан заметил нечто странное. Повсюду, куда бы он ни направил луч фонарика, свет отражался от стволов деревьев или терялся вдали. Но в одном месте, слева от него, луч натыкался на какой-то блестящий предмет, и свет бил прямо ему в глаза.

Райан осторожно просунул руку в густо сплетенные колючие ветки, опасаясь, как бы из них не выскочил волк и не вонзил в нее клыки.

Волка не было. Однако, когда Райан прикоснулся к тому, что там оказалось, кровь застыла у него в жилах.

Предмет был холодным, твердым и гладким на ощупь и напоминал мраморную башню с часами из его кошмара. Райана осенило. Неужели он и вправду нашел Часы Судного дня?

10. Черный мрамор

Инстинктивно Райан попытался отдернуть руку. К его ужасу, оказалось, что это невозможно. Прижатая к ледяному камню, рука приклеилась намертво. Более того, пока Райан стоял, согнувшись и трясясь от страха, стало происходить что-то еще более ужасное. Мрамор начал вибрировать.

«Что теперь будет?» — думал Райан, безуспешно силясь высвободить руку. А вибрация тем временем становилась все ощутимее.

Нет! Этого не может быть… Это абсолютно невозможно… Ну ладно, в лесу действительно есть старая башня с часами, но это не значит, что и все остальное должно быть полной правдой.

Внезапно он вспомнил, каким образом приводились в действие Часы Судного дня в легенде, как Маджория приложил ладонь к выступающему квадрату мрамора на стене башни. Именно прикосновение руки Матемага запустило Часы.

Дальше — больше. Послышался рокочущий звук, и мрамор, похоже, стал теплеть.

И одновременно рука его освободилась от мертвой хватки камня. Каменная плита действительно согрелась. Райан растер пальцы. Они были мокрые и дрожали от холода. Но но крайней мере, он был свободен.

Неожиданно когтеподобные кусты вокруг него расступились и отпустили его куртку. Он снова мог двигаться.

В следующее мгновение чувство облегчения сменилось недоумением: вокруг начало твориться нечто неописуемое. Ползучие и вьющиеся плети стремительно уменьшались. Дрожа, как от озноба, с расширенными от изумления глазами Райан наблюдал, как ужасные комочки втягивались, а предательские корневища сматывались в клубки и бесследно исчезали.

Взглянув вверх, Райан понял, что впервые с тех пор, как убежал Макс, он видит небо. Подобно кустам внизу, ветви огромных сосен съеживались на глазах. Да и сами деревья становились ниже.

Гигантские сосны превратились в обычные, а сосны поменьше и вовсе исчезли. Совершенно ошарашенный, Райан смотрел, как лес медленно приоткрывал то, что охранял многие сотни лет.

Когда деревья наконец закончили таинственный обряд уменьшения, Райан оказался посреди поляны. Перед ним высилась башня с часами, указывающая в небо, подобно огромному мраморному пальцу.

Нет сомнения, это та самая башня из его кошмара и с фотокопии старинной гравюры, висевшей на стене деревянного домика в лесу! Это башня из легенды! Он нашел Часы Судного дня, или, точнее, Часы Судного дня нашли его!

Райан не на шутку испугался. Он почувствовал слабость. От страха подгибались ноги.

Лесная поляна неожиданно наполнилась раскатистым колокольным звоном. Райан зажал уши руками и отпрянул назад. Сквозь колокольный перезвон раздался неземной голос, столь памятный ему по ночному кошмару. Голос все нарастал и вскоре перекрыл колокольный звон.

— ЭТО Я! — рокотал он. — ТОТ, КОГО НАЗЫВАЮТ ЧАСАМИ СУДНОГО ДНЯ.

Райан содрогнулся. Звук этого голоса был ужаснее, чем скрип мела по классной доске или завывание бормашины в кабинете зубного врача.

Райану надо было хорошенько подумать. Для всего существует логическое объяснение. Должно быть. Должно быть оно и здесь.

Он поднял глаза на черную громаду. Украшавшие его орнаменты были столь же впечатляющими, сколь и нелепыми. Высоко над головой Райана ухмылялись горгоны — мифические чудовища, венчающие водосточные трубы.

Райан медленно обошел вокруг часовой башни. Каждый из четырех циферблатов на четырех фасадах показывал разное время. Один час, четыре часа, восемь часов и двенадцать часов.

— ПОДУМАТЬ ТОЛЬКО, ЭТОТ ГЛУПЕЦ МАДЖОРИЯ ВЕРИЛ, БУДТО МОЖЕТ УПРАВЛЯТЬ МНОЮ, — заговорили Часы, заставив Райана подпрыгнуть, — Я ИЗРЯДНО ПОТЕШИЛСЯ НАД ДОКУЧЛИВЫМ НЕГОДЯЕМ. ЗНАЕШЬ, КТО ТЫ? — неожиданно спросили Часы.

— Райан Шиллинг, — пробормотал мальчик. Несмотря на страх, он осознавал, сколь нелепо разговаривать с обелиском.

— ТЫ — ПЕРВЫЙ ПОТОМОК ВИТЧВУДА, СТУПИВШИЙ НА ЗЕМЛЮ ОБЕРДОРФА С ТОГО ДНЯ, КАК ОН БЕЖАЛ ОТСЮДА, — пророкотал неземной голос. — Я ПОЧУВСТВОВАЛ ТВОЕ ПРИБЫТИЕ, КАК ТОЛЬКО ТЫ ПЕРЕСЕК ГРАНИЦУ! ПРИШЛО ВРЕМЯ РАСПЛАЧИВАТЬСЯ ЗА ТО, ЧТО ТЫ НАРУШИЛ ЗАПРЕТ.

— Я понятия не имею, о чем ты говоришь, — ответил Райан.

— А ЗАОДНО Я ПРОИЗВЕДУ ОПУСТОШЕНИЕ, КОТОРОЕ ОБЕЩАЛ ЖАЛКИМ СУЩЕСТВАМ, НАСЕЛЯЮЩИМ ЗДЕШНИЕ МЕСТА. — Он снова разразился хохотом. — С КАКИМ УДОВОЛЬСТВИЕМ Я БУДУ НАБЛЮДАТЬ ЗА ВЕСЕЛЫМИ ПЛЯСКАМИ ХАОСА!

И тут Райан решился. Нужно было во что бы то ни стало поскорее убраться отсюда. Что страшило его больше всего, так это то, что лес отступил от Часов. Это было слишком похоже на сказку, чтобы чувствовать себя спокойным.

Райан спешил удрать от часовой башни как можно дальше. Все время, пока он бежал по лесу, не разбирая дороги, его преследовал дьявольский смех Часов Судного дня.

11. Вне времени

Райан все бежал и бежал, петляя между деревьями, перепрыгивая с камня на камень через потоки талого снега, огибая валуны и кусты ежевики. Снег быстро таял, капая с ветвей и превращаясь в грязное месиво. Вскоре он совсем выбился из сил. Дыхание вырывалось из его рта, как пар из ноздрей дракона, кровь стучала в висках, и, несмотря на холод, пот стекал по лицу ручьями.

«Я должен спастись, — все время твердил себе Райан. — Я должен выбраться отсюда!»

Путь ему преградило поваленное дерево. Не сумев притормозить, Райан оттолкнулся от вязкого снежного месива и перелетел через препятствие. Он упал, подвернув лодыжку, и вскрикнул от пронзившей его резкой боли. Но нельзя было позволить себе остановиться. Не было ни секунды, чтобы передохнуть. Он должен был выбраться из леса…

И опять путь ему преградило поваленное дерево. И опять… Нет!

Неимоверным усилием воли Райан заставил себя не прыгать через него. Что-то было не так. Уже в третий раз он натыкался на поваленный ствол. Время словно издевалось над ним.

В надежде разорвать заколдованный круг, Райан обошел дерево, вместо того чтобы перепрыгивать через него. И только теперь он вновь смог пуститься бежать.

Райан несся по пружинистому матрасу из сосновых иголок, обходя препятствия, перепрыгивая через ямы, скользя по островкам еще не растаявшего снега. Как вдруг — вот они! Огни деревни, мерцающие внизу.

— Наконец-то! — прокричал Райан.

Он посветил фонариком на свои часы: 5.30.10. Через десять минут он будет дома. От этой мысли у Райана открылось второе дыхание, и он ступил на крутой заснеженный склон.

Он бежал все дальше и дальше, шлепая по слякоти. Вперед, вперед, вперед! Но с какой бы скоростью ни двигались его ноги, мерцающие вдалеке огоньки нисколько не приближались. Как будто он бежал на одном месте. Он снова взглянул на часы.

— Не-ет! — простонал он.

Часы опять показывали 5.30. Подсветка на циферблате мигала в такт секундам, но сами секунды не менялись. 10, 10, 10, 10 — высвечивалось снова и снова.

Именно в этот момент Райан услышал, как часы в деревне пробили половину часа. Звук повторялся нескончаемым эхом, как будто Часы Судного дня заморозили само время.

Не представляя, что же теперь делать, Райан снова побежал — вперед, как ему казалось. Оставалось надеяться лишь на то, что Часы отпустят его, устав от собственных игр.

Вдруг огни исчезли. Райан воспрянул духом! Если что-то изменилось, значит, время вновь пошло!

Он все бежал, стараясь разглядеть под горой деревню.

Совершенно неожиданно боль в лодыжке исчезла, и Райан присел потереть ее. Потом, в очередной раз перепрыгнув через поваленное дерево, он побежал дальше. Пот градом катился по лицу, кровь стучала в висках, дыхание вырывалось изо рта, как пар из ноздрей дракона. Райан чувствовал себя все лучше и лучше, усталости как не бывало. Он несся среди валунов и ежевичных кустов, прыгал но камням, преодолевая потоки талого снега, петлял, огибая деревья.

Но и на бегу до Райана дошло: что-то опять не так. Сердце бешено колотилось, но не от усталости. Это был панический страх. Что-то случилось или вот-вот должно было произойти. Он остановился и повернулся назад. Прямо на него смотрели Часы Судного дня. Он оказался там, откуда ушел.

— С КАКИМ УДОВОЛЬСТВИЕМ Я БУДУ НАБЛЮДАТЬ ЗА ВЕСЕЛЫМИ ПЛЯСКАМИ ХАОСА! — проревел неземной голос.

Райан вернулся туда, откуда начал бегство. Это были последние слова, которые он слышал от Часов. Течение времени нарушилось, но что он мог с этим поделать?

12. Говорит Маджория

Что-то все же изменилось. Воздух стал другим. Хотя и было по-прежнему темно и мрачно, но не чувствовалось никакой угрозы. Казалось, злая сила Часов Судного дня пропала так же резко, как и возникла.

Райан облегченно вздохнул.

— Все дело в черном мраморе, — пробормотал он себе под нос.

В голове Райана вдруг зазвучал голос: «Хорошо, коли так!»

Райан оцепенел. От страха волосы на затылке встали дыбом.

— Хорошо, коли так! — повторил голос.

Кто-то или что-то было внутри него, в его мозгу.

— Кто ты? — спросил Райан.

— Я тот глупец, что накликал проклятие на это место, — ответил голос, отрывисто кашлянув.

— Что со мной происходит? — закричал Райан. — Я схожу с ума?

— Нет, Райан Шиллинг, — ответил голос. — Настало время тебе услышать правду. Я Маджория Матемаг.

Райан нервно засмеялся:

— Маджория? Это имя колдуна из местной легенды…

— Я такая же реальность, как и Часы Судного дня, и те шутки, которые они творят со временем.

Этого не могло происходить на самом деле! Этого просто не могло быть!

— Тебе должно быть много сотен лет, — попробовал возразить Райан.

— Ты же знаешь, Райан Шиллинг, я осужден на вечную, вечную, вечную жизнь. Когда-то меня звали Маджория Матемаг, теперь мне больше подходит прозвище Вечно Умирающий.

— Но почему? — спросил Райан, до боли закусив верхнюю губу. Он беседовал с кем-то, кто говорил внутри его самого. Невероятно!

— Это означает, что мне следовало бы умереть, как и всем смертным, — объяснил Маджория дребезжащим голосом. — Однако смерть остается для меня мучительно недосягаема. Я лишь старею, старею, старею, но не могу умереть. В этом и заключается бессмертие на Земле, Райан, в вечном стариковстве, — вздохнул он, и в голосе его послышалось отчаяние. — Мне нужна твоя помощь, чтобы уничтожить это чудовище, которое я выпустил на свободу.

— Моя? — удивился Райан.

— Да, твоя, — последовал ответ. — Разве ты не слышал, что сказали тебе Часы? Ты потомок давно умершего Витчвуда. Знаешь ли ты, что в жилах твоей матери течет кровь Витчвудов? — Он перевел дыхание. — Это твое появление в наших краях вызвало бурю, разлом в небесах, пробуждение Часов, готовых превратить жизнь здешних обитателей в хаос.

— Откуда же мне было знать? — воскликнул Райан. Это уж было слишком.

— Часам Судного дня нет дела до твоей неосведомленности, — строго сказал Маджория. — Важно другое. Только ты можешь остановить Часы, пока еще не поздно.

— Но как я сделаю это? — вскричал Райан. — Это ведь не мой будильник. Не могу же я просто вытащить батарейки!

— Если ты не остановишь их, фокусы, которые они уже проделали с тобой, покажутся милыми детскими шалостями.

— Но я… — начал было Райан.

— Счастливые годы унесутся в прошлое в одно мгновение. — продолжал Маджория. — Минутная боль превратится в вечное страдание. Часы Судного дня будут царить над хаосом и опустошением.

— Ты сам создал все это! — рассердился Райан.

— Нет. Витчвуд был прав, Райан. Все, что я сделал, была часовая башня и способ усилить действие кристалла, но кристалл сам по себе не моей работы. Он упал с неба. Он залетел к нам из другого мира, законы которого непостижимы для людей. И как я мог предположить, что сумею управлять тем, чего так до конца и не постиг? Но за эту ошибку я заплатил сполна, поверь мне.

Райан молчал.

— Если ты не хочешь разрушить его ради меня, Райан, подумай о тех, кто живет в деревне, — увещевал его Маджория. — Подумай о своих дяде Карле и тете Ингрид. Погибнут все, если ты отвернешься от нас.

— Все, кроме тебя! — выпалил Райан.

— Если у тебя получится, — продолжал Маджория усталым голосом, — с этой земли будет снято проклятие и я наконец освобожусь от нескончаемого истязания. Подойди, Райан, давай поговорим лицом к лицу.

— Но где ты есть? — неохотно произнес Райан.

— Там же, где и всегда, — простонал Маджория. — Я заключен в скрытой от глаз темнице под полом старого королевского охотничьего замка.

— Охотничьего замка? — переспросил Райан. — Но где он?

— Боюсь, его уже нет…

— Тогда где же ты сейчас находишься? — прервал его Райан.

— Под землей, — задребезжал голос старика.

— А как я тебя смогу найти? — спросил Райан.

Последовала пауза. На секунду Райан подумал, что Матемаг исчез. Но потом вновь услышал его.

— Есть проход, — сообщил дрожащий голос. — Вход в мою темницу находится… — Он замолчал.

— Маджория! Маджория! — позвал Райан.

— находится там, где Часы показывают девять. Приходи скорее… как можно скорее, Райан, — сказал волшебник слабеющим голосом, — чтобы мы смогли положить конец ужасному проклятию.

Райан почувствовал замешательство.

— Но где Часы показывают девять? — спросил он. — Что это значит?

Но даже если Маджория и знал ответ, он все равно не в состоянии был произнести его. Голос совсем ему изменил.

— Больше ничего. — Прерывистый шепот совсем затих.

13. Наперегонки со временем

Замерзший и испуганный, стоял Райан на поляне перед грозно вырисовывавшейся над ним часовой башней, пытаясь понять смысл того, что сказал Маджория.

Где Часы показывают девять? Что это означает? Ни на одном циферблате стрелки не показывали на девять часов. Разгадка, следовательно, в чем-то ином. Райан растерялся.

Он не очень хорошо справлялся со всякими головоломками, но эту ему, хочешь не хочешь, придется решать. «…Где Часы показывают девять». Это, вероятно, подсказка, в каком направлении ему идти.

«Часы не указывают направление, — рассуждал Райан. — Но компасы-то на то и служат!»

Он вытащил из рюкзака свой компас. Очень похоже на циферблат часов. Строго наверху, где на часах двенадцать, был север. Юг соответствовал шести часам, восток — трем, а запад — девяти!

Доверяй после этого волшебнику, говорящему загадками! Что бы ему попросту не сказать: «Иди на запад»? Райан решил переспросить, правильно ли он понял инструкции, но, как он ни отели кал Маджорию, голос не отзывался.

Райан определил, в какой стороне от часовой башни будет запад. На открытом пространстве придерживаться направления было сравнительно легко, но, как только он вошел в лес, идти стало труднее. Пробираясь между деревьями, он то и дело поглядывал на компас.

Райан прошел уже значительное расстояние, но ничего похожего на руины так и не встретил. Тем временем лес начал редеть, а снега на земле становилось все больше.

Когда сумерки сменились ночью, над верхушками деревьев взошла полная луна. Райан поймал себя на том, что думает о дяде Карле и тете Ингрид. Они, должно быть, безумно волнуются, но что поделаешь? Перед ним стояли такие задачи, которые и во сне не пригрезятся.

Становилось все холоднее. Райан поплотнее застегнул куртку и поднял капюшон, чтобы защититься от ледяного ветра. Растаявший снег схватился коркой льда. При каждом шаге наст с хрустом оседал под ногами.

Райан промерз до костей, устал и очень хотел есть. Над его головой бесшумно пролетела сова. Райан поглядел на компас.

«Нет!» — Он застыл от ужаса.

Он двигался прямо на север. И давно он так идет? Когда он последний раз сверялся с компасом?

— Где я? — закричал Райан.

Эхо не ответило ему. Он взглянул на часы. По роковому стечению обстоятельств было около девяти часов.

Никогда еще Райан не чувствовал себя так одиноко. И еще он знал, что не переживет этой ночи в лесу.

Он поднял голову и направил луч фонарика вверх. Сначала он не поверил своим глазам. Пробежал немного вперед и снова посмотрел наверх. Так и есть — там что-то было! Похоже на трубу.

Из последних сил Райан забрался по склону заснеженного холма и очутился на опушке леса. Вдали виднелась крыша, бревенчатые стены с маленькими окошками. В следующую минуту он был уже возле домика. Возможно, это и не заброшенный охотничий замок, но хоть будет где передохнуть. Райан поднялся на крыльцо и постучал в дверь. Ответа не последовало. Он постучал еще и приложил ухо к двери. По-прежнему ни звука.

С опаской Райан толкнул дверь — она оказалась не заперта.

— Привет! — громко сказал Райан в темноте.

Никто не отозвался, Он вошел в дом, закрыл за собой дверь и осветил пустую комнату фонариком. Стащив рюкзак, он в изнеможении опустился на пол.

Проснулся Райан от яркого света, заливавшего комнату. Он уселся на полу, гадая, где это он. И тут же все вспомнил.

Райану не верилось, что он мог проспать так долго. Его охватила паника: вдруг Часы Судного дня опять взялись распоряжаться временем по собственной прихоти? Надо было выбираться отсюда! Однако приступы голода заставляли его думать только о еде. Есть хотелось ужасно.

Обыскав буфет, Райан нашел два засохших крекера и остатки джема, который он тут же пальцем намазал на крекеры. Запил «завтрак» пригоршней снега.

Стоя на крыльце, Райан оглядел окрестности. Солнце било прямо в глаза, и ему пришлось приложить ко лбу руку козырьком.

Он видел свои следы, ведущие к вершине холма. Вдалеке, за лесом, возвышалась зловещая башня с Часами Судного дня, ее силуэт четко вырисовывался на фоне безоблачного неба. Башня отбрасывала длинную узкую тень, словно указывала какой-то путь по заснеженному пространству.

— Ну разумеется! — Райан стукнул себя по лбу. — Надо же быть таким идиотом.

Если Маджория хотел, чтобы Райан двигался на запад, он бы так и сказал. Но он хотел не этого. Вход в подземелье находится там, куда часы указывают в девять. Вот что он сказал. Указывают!

Маджория вовсе не имел в виду стрелки на циферблате! Он говорил о солнечных часах — о тех, что отбрасывают тень. Стержнем этих солнечных часов была башня с Часами Судного дня.

Райан напряженно вглядывался вдаль. Отсюда, с холма, он не мог видеть, где кончается тень. Ясно было одно: до того места довольно далеко. Если он правильно рассуждает, то ровно в девять часов конец тени будет указывать на вход в подземелье Маджории. Разумеется! Старый волшебник имел в виду девять часов утра — вечером не бывает теин! Райан посмотрел на часы.

Время еще есть, думал он, испытывая прилив надежды. У меня еще есть шанс, мне бы только его не упустить. Он поспешил в дом за рюкзаком.

В семь пятьдесят пять Райан был готов к выходу. Ровно в восемь он двинулся в путь. У него был ровно час, чтобы добраться до конца тени.

Ноги то скользили, то проваливались, каждый шаг давался ему с трудом. То и дело Райан поглядывал на башню, зловеще черневшую вдали.

Он шел туда, где, но его представлениям, должна была кончаться тень. Райан спешил, но конец тени, похоже, нисколько не приближался.

Ничего у меня не получится, отчаивался он. Но тут же брал себя в руки и продвигался вперед. А вдруг Часы опять играют со временем? Он приказал себе не думать об этом.

Сердце его готово было выскочить из груди, ноги ныли, но Райан лишь прибавлял ходу. Бежали драгоценные секунды, уходили минуты. Время кончалось…

Осталось десять минут. Вдруг земля разверзлась перед ним. Он упал и покатился вверх тормашками по крутому склону — прямо туда, куда ему было нужно.

Поднявшись, Райан помчался туда, где широкая черная полоса пересекала его путь. Вскоре он уже стоял посредине тени, отбрасываемой башней Судного дня. Как Часы отреагируют на его присутствие? Помешают ли они Райану достичь того места, куда указывала падающая тень? Был тол ько один способ проверить это.

Он вскарабкался на склон и вновь посмотрел на часы. Времени в запасе почти не оставалось. Осторожно ступая по хрупкому насту, Райан двинулся вдоль тени к ее концу.

Он достиг края, когда время было на исходе. Ровно в девять конец тени, отбрасываемой башней, коснулся вросшего в землю камня у его ног.

В волнении Райан очистил камень от груды сухих веток. Оказалось, перед ним руины каменной стены. Сразу за ней вниз уходил глубокий колодец. Райан посветил в темноту фонариком. В глубь вели каменные ступени.

— Ура! — завопил он, и победный крик эхом отозвался в лесу.

14. Поход в подземелье

Придерживаясь рукой за стену со столетними наслоениями плесени, Райан начал долгий спуск по мокрой лестнице. На дне колодца был вход в узкий коридор. Райан двинулся по нему, зябко поеживаясь от промозглого воздуха. В конце оказалась дверь. Взявшись за тяжелую кованую ручку Райан всем телом налег на нее. Ржавые петли заскрипели, и дверь распахнулась. Райан осторожно проскользнул внутрь и обвел вокруг лучом фонарика.

От досады он даже застонал. Разве так должно было выглядеть тайное убежище Маджории? Да это просто обычный винный погреб со сводчатым потолком, массивными колоннами и рядами гигантских, лежащих на боку деревянных бочек, похожих на цепочки цыганских фургонов. Никаких следов Маджория тут не было и в помине.

Что-то подсказывало Райану, что только у принца мог быть такой огромный винный погреб. А стало быть, это был погреб королевского охотничьего замка. Так где же Маджория?

— Маджория! — позвал он.

Гулкое эхо прокатилось над сводами древнего хранилища и замерло вдали. Ответа не последовало. Он снова позвал. И вновь ничего.

С помощью фонарика Райан принялся осматривать подземелье. Лучик света заплясал по днищам огромных бочек, на каждой из них что-то мерцало. Райан приблизился, чтобы внимательнее рассмотреть одну из них.

К верхнему выступающему краю винной бочки была привинчена медная табличка с названием и номером.

— «Халленфельд, 118», — прочел Райан громко и пожал плечами.

Название ему ничего не говорило. На следующей бочке значилось: «Вальбург», это он где-то слышал. Еще на одной было выведено: «Штейнфельд». Ну конечно же, это названия городков, которые он проезжал но пути в Обердорф.

Побродив по погребу, Райан наткнулся на таблицу с названием, показавшимся ему забавным: «Гексенмейстербму». Он усмехнулся: в переводе это означало «Варево колдуна». Ниже вместо номера стоял символ, похожий на лежачую восьмерку.

Этот значок ученые используют для обозначения бесконечности. «…К жизни вечной, вечной, вечной…» — гласил приговор, вынесенный Матемагу.

«Умно, — подумал Райан. — Так вот где он прячется!»

— Маджория! — закричал он и застучал кулаком в дно бочки. — Ты здесь?

Райан водил фонариком по днищу бочки, осматривая каждый сантиметр. Если он угадал, здесь должна быть пара петель, а стало быть, внутри бочки…

— Ура! — воскликнул Райан, когда луч света действительно выхватил из темноты петли.

Послышался скрежет отпираемого замка, и круглая передняя стенка бочки отошла в сторону. Райан заглянул в глубокую черную дыру.

— Маджория? — повторил он на этот раз тише.

Молчание.

На мгновение Райан заколебался. Что дальше? Стоит ли продолжать поиски? Но отступать было поздно.

Он вошел в бочку и сделал несколько неуверенных шагов, потом еще несколько и еще.

Круглая дверь за его спиной захлопнулась с оглушительным грохотом.

От неожиданности Райан вздрогнул. Фонарик выскользнул из его руки и упал на пол. Наступила кромешная тьма.

15. Из огня да в полымя

Райан был заперт в смоляной темноте бочки. Что, если это ловушка?

— Маджория! — завопил он.

И опять не последовало никакого ответа.

Неуклюже бродить по кривому полу — вот все, что оставалось Райану.

Внезапно сзади Райан услышал звук, от которого скрутило живот, а по телу поползли мурашки. Маленькие когти скреблись по дереву. Крысы!

Его мысленному взору представилось множество дергающихся носов и острых клыков. Мерзкий звук повторился, и вдруг по бочке разнесся отчаянный визг. С ужасом Райан понял, что визжал он сам.

В следующее мгновение в дальнем конце забрезжил свет. Райан затаил дыхание.

Дверь приоткрылась пошире, и в зеленоватой дымке он различил силуэт высокого длинноволосого человека в черной мантии.

Райан ступил ему навстречу, щурясь от света.

— Маджория? — спросил он неуверенно.

Человек, стоявший перед ним, был совсем не таким, каким он ожидал его увидеть. Он был гораздо моложе.

— Да, это я. — Голос больше не был старческим и хриплым. — Входи, Райан Шиллинг, — сказал он, нетерпеливо маня его за собою.

При виде подземелья у Райана захватило дух. Зажженные факелы ярко горели на каждом повороте или развилке. Вдоль стен тянулись массивные деревянные полки, уставленные принадлежностями колдовского ремесла. Была тут и огромная медная модель Солнечной системы, часы с маятником и несколько загадочных механизмов.

Великое множество бутылей и горшков с аккуратно наклеенными ярлычками тускло мерцали в неверном свете. Тут и там попадались на глаза пучки трав и мешки со всякими снадобьями. Над котелком, кипевшим на огне, поднимались тонкие струйки пара.

В нише горел одинокий светильник, отбрасывающий изумрудно-зеленые блики на каменные стены.

И тут произошло нечто ужасное. Маджория — тот человек с молодым лицом, длинными темными волосами и в мантии, что приветствовал Райана, — вдруг преобразился. Перед ним стояло отталкивающего вида существо, без волос и зубов, одетое в лохмотья.

— Что случилось? — оробев, прошептал Райан.

Дряхлый старец поднял голову, вытаращив на него один молочно-серый глаз. Узловатая чешуйчатая рука потянулась к мальчику.

— Не пугайся, Райан… У меня осталось так мало сил, — просипело ужасное существо. Внезапно из-под ветхой личины вновь появился молодой человек. — Так мало сил… — проскрежетал он, прежде чем снова преобразиться.

Старый. Молодой. Старый. Молодой. Два облика Матемага сменялись все чаще и чаще на глазах у Райана. Мальчик застыл на месте от ужаса, вглядываясь в изменчивый облик Маджории — одновременно прежний и нынешний.

Внезапно Маджория глубоко вздохнул и, приняв вид молодого, полного сил человека, остался в нем.

— Теперь ты знаешь, к чему приводит вечная жизнь, — сказал он. — Я не хотел, чтобы ты увидел меня таким, каков я на самом деле, но… О, мальчик мой, я устал. Я так устал. И это проецирование формы отнимает у меня последние силы.

— Проецирование формы? — недоумевал Райан.

Маджория слабо улыбнулся:

— Мне хотелось выглядеть наилучшим образом при твоем приходе. Поэтому я колдовством вернул себе обличье молодого человека. Увы, все это, как ты понимаешь, иллюзия.

— А теперь? — спросил Райан.

— Я многому научился за долгие годы, — объяснил он. По мере того как тело мое ветшало, мозг совершенствовался — с помощью волшебства, разумеется. А как иначе, по-твоему, я мог узнать о твоем возвращении? Как без моей магии я смог бы разговаривать с тобой из твоего мозга и читать твои мысли? Но довольно пустой болтовни. Нам предстоит очень многое сделать, если мы собираемся положить предел зловещему проклятию Часов Судного дня.

— Ты хочешь сказать, мне предстоит многое сделать? — пробормотал Райан.

Маджория стрельнул в него проницательным взглядом.

— Уж не думаешь ли ты отказаться от этой затеи, а? Ты можешь вообразить, что случится, если Часы осуществят свою угрозу и начнут повелевать временем? Прошлое, настоящее и будущее потеряют всякий смысл. Бабочки будут заползать в пустые коконы и превращаться в гусениц. Горы станут разрушаться в мгновение ока. Люди будут умирать прежде, чем успеют родиться… Этого нельзя допустить!

Райан, который до сих пор смотрел на Маджорию, разинув рот, наконец подал голос:

— Но чего, в конце-то концов, ты хочешь от меня?

— Подожди, Райан Шиллинг, потомок моего мудрого ученика, — сказал Матемаг нежно. — С холодной головой и горячим сердцем ты добьешься успеха. Но прежде ты должен выслушать меня. И выслушать внимательно. Одна ошибка — и ты неминуемо погибнешь.

16. Сердце-кристалл

Маджория, провожаемый взглядом Райана, двигался по тайному убежищу. Прежде всего он подошел к столу и, взяв пожелтевший свиток, перевязанный пыльной красной лентой, спрятал его в складках своего одеяния. Затем он подошел к высокому книжному шкафу, отыскал толстую книгу в кожаном переплете и снял ее с верхней полки скрюченными пальцами.

— О! — воскликнул Маджория, когда тяжелая книга выскользнула у него из рук и упала на пол. Он наклонился и безуспешно пытался поднять ее. — Плохо дело, — прохрипел он, — у меня не получается.

Райан поспешил к нему на помощь.

— Спасибо, мальчик мой, — сказал волшебник. — И я был бы очень признателен, если бы ты отнес книгу на стол. — Он слабо улыбнулся.

Когда Райан сделал то, о чем его просили, он до конца осознал, насколько слаб телом Маджория. Книга была совсем не тяжелая. Он обернулся и взглянул на Матемага, высокого и горделивого в своей мантии.

— Всего лишь иллюзия, — печально напомнил Маджория.

Райан кивнул. Образ древнего отвратительного существа, каким предстал перед ним волшебник, ясно запечатлелся у него в памяти.

— Вид не блестящий, а? — Маджория вздохнул.

Райан смущенно отвернулся. Он забыл, что Маджория может читать его мысли.

— Простите, — промямлил он.

Но Маджория только горестно махнул рукой.

— Пошли, — сказал он. — Тебе надо приготовиться ко всяким неожиданностям. Открой книгу и найди раздел под названием «Сердце-кристалл».

Листая книгу, Райан на каждой странице видел бесчисленные заклинания и детальные схемы, включающие знаки воздуха, земли, огня и воды.

— Листай дальше, — нетерпеливо напомнил Маджория, — это гораздо дальше.

Райан открыл книгу с конца и начал листать к началу. Здесь тоже было полно заклинаний, астрологических карт, чертежей удивительных машин со стрелками и пояснениями и самих Часов Судного дня.

Наконец он нашел то, что просил Маджория. Посреди страницы, испещренной цифрами и символами, находился рисунок кристалла.

— Вот! — ткнул пальцем Маджория. — Вот что дает Часам их невероятную власть. Это кристалл, для которого я, как оправу, выстроил часовую башню. Это сердце наделяет их фантастическими возможностями. — Райан уставился в картинку. — Как только ты войдешь в башню, Райан, ты должен найти кристалл и разбить его. Когда это произойдет, Часы Судного дня сделаются не более чем, — он вздохнул, — непомерно большим украшением.

— Это так просто? — иронически спросил Райан. — Ты хочешь убедить меня, что кристалл не будет мешать мне разбить его на куски?

— Кристалл обладает некоторой силой и сам по себе, но она ничто в сравнении с той мощью, которую он получает, будучи частью Часов, — заверил Маджория. — Мое волшебство придало ему силы.

— Каким образом? — спросил Райан.

— Самое главное было определить магическое место кристалла в башне и расположение самой башни. В колдовстве каждая мелочь имеет огромное значение.

— Хорошо, если сила кристалла, как ты говоришь, не очень велика. — Райан задумался. — Но ведь прежде всего я должен как-то проникнуть в башшо.

Не обращая внимания на его слова, Маджория продолжал:

— Кристалл установлен в середине мраморной плиты в верхнем зале. Закругленные края его выступают над поверхностью. Ты должен ухватиться за него и вынуть из плиты. Берегись, однако, чтобы пальцы не соскользнули. У тебя будет только одна попытка извлечь кристалл. Ты понял?

Райан кивнул.

— Когда достанешь кристалл, будь осторожен: не смотри на него — он зачарует тебя своим блеском. Поскорее брось его об пол, и он разлетится на миллион осколков. Никто больше не должен повторять моей ошибки. Временем нельзя управлять.

Голова Райана кружилась. Теперь все зависело от него. Но почему Маджория сам не хочет разрушить часы?

— Я слишком немощен, — сказал Маджория, опять прочитав его мысли. — Ты же понимаешь.

— Сотни лет назад ты не был таким, — заметил Райан.

Маджория вздох иуд.

— Это правда, — сказал он. — Но Часы бездействовали много столетий, подобно спящему вулкану, пока ты не ступил на эту землю. Только теперь, когда они опять пробудились, в них можно войти.

«Это что же получается? — подумал Райан. — Выходит, ждали меня, чтобы я исправил чужую ошибку?»

— Но если они знают, что я собираюсь делать, неужто они не попробуют меня остановить? — спросил он.

Маджория кивнул.

— Все может быть, — согласился он. — Но положись на меня. Конечно, я слаб, но я единственный понимаю магию. И сделаю все, чтобы помочь тебе. Прежде всего я укажу, как попасть во вневременной коридор, по которому ты беспрепятственно выйдешь к кристаллу.

— Какой коридор? — переспросил Райан.

— Сейчас не могу объяснить. Слишком мало времени, — отрезал Маджория. — Когда ты находишься в этом коридоре, сила Часов не действует на тебя. Однако как только ты окажешься в зале с кристаллом, все будет иначе.

Маджория умолк. Его взгляд застыл, как будто чародей глубоко погрузился в размышления и воспоминания.

— Ладно, пройду я по этому проходу. И что дальше? — вывел его из задумчивости Райан.

— Потом? — откликнулся Маджория. — Ах да. Волны! Волны! — Он взломал печать на свитке и развернул пергамент на столе. — Волны времени.

Райан увидел схему, похожую на изображение планетных орбит. Вокруг яркого кружка в середине располагались семь концентрических окружностей: красная, оранжевая, желтая, зеленая, голубая, синяя и фиолетовая.

— Что это за круги? — спросил Райан.

— Они пульсируют, — объяснил Маджория. — Кристалл поочередно испускает волны: красные, оранжевые… всех цветов до фиолетового. Каждая волна — один из видов времени — прошлое, настоящее, будущее… Тебе нужно помнить, что зеленый — это настоящее.

— А остальные?

— Они опасны! — предупредил волшебник. — Жди во вневременном коридоре, пока не появится зеленая волна. Когда придет ее черед, ты должен подойти к мраморной плите и извлечь кристалл. Поторопись! В твоем распоряжении будет всего пятнадцать секунд. Если замешкаешься, зеленая волна уйдет, и ты очутишься в прошлом или будущем.

— А где именно? — спросил Райан.

— Не знаю, — признался Маджория. — За зеленой волной может последовать желтая или синяя… Она может отослать тебя в будущее или отбросить в прошлое, последовательность совершенно случайна.

— Еще только один вопрос, — тихо попросил Райан. — Как я попаду внутрь часовой башни? Где этот вневременной коридор?

Маджория долго молчал. Лицо его приняло озабоченное выражение. Он чесал затылок и мял подбородок. И тут вдруг вновь проступило отвратительное лицо дряхлого старца с одним мутным глазом и пергаментной кожей. Пока Райан в ужасе пялился на него, чародей стал бледнеть.

— Маджория! — закричал он. — Как мне попасть внутрь Часов Судного дня? Маджория!

Быстро угасающая тень человека чуть повернула голову

— Внутрь? — прохрипела она.

— Ну да, внутрь! — в отчаянии закричал Райан. — МАДЖОРИЯ, ответь мне.

На мгновение показалось, что древний волшебник может исчезнуть навсегда. Райан прыгнул вперед и схватил его за плечи.

В тот же миг фигура старца обрела осязаемые очертания, но смотреть на него без дрожи было по-прежнему нельзя.

— Я должен отдохнуть, — просипел Маджория и осел на пол. — В установленное время тебе надо нажать на самую маленькую квадратную плитку верхнего парапета. — Голос был едва слышен.

— И какое же это установленное время? — спросил Райан.

Маджория вздохнул.

— Время указано на циферблате часов, — сказал он. — Вот только не помню, какое именно.

— Зато я помню, — сказал Райан с облегчением. — Один час, четыре, восемь и двенадцать.

— Ну конечно! — воскликнул Маджория, неожиданно восстанавливая свой молодой облик. — Хорошая работа, мой мальчик! Ты делаешь честь своему предку, Витчвуду. Однако тебе пора.

Райан понимал, на какое дело отважился, и ему было страшно. Он получил все необходимые инструкции, но при мысли, что ему одному предстоит войти в эти всемогущественные часы, у него подгибались колени.

— Прощай, — сказал Маджория. — Ох!

— В чем дело? — обернулся Райан.

— Вспомнил еще одну мелочь, — сказал Маджория, глуповато улыбаясь. — В конце вневременного коридора есть дверь с секретом. Когда входишь в нее, она закрывается и запирается пружиной. Сделана была против незваных посетителей. Каждый, кто каким-то чудом проник бы внутрь, уже никогда не смог бы выбраться из башни. Это гораздо проще, чем заклинания.

Райан припомнил, какие жуткие минуты он провел, запертый в каменном гробу в его кошмарном сне.

— Ничего себе мелочь! — воскликнул он.

— Это пустяки, — заверил его Маджория и извлек ключи из складок своего одеяния. — Они позволят тебе выйти обратно.

— Ты уверен, что они еще действуют? — спросил Райан.

— Ко… ко… конечно. — Маджория заикался, и вновь на смену молодому человеку появился ссохшийся старик. Ключи со звоном упали на пол. — Я не смогу их поднять, — прошелестел старец и вдруг, собрав остатки сил, крикнул: — Бери ключи и ступай!

Костлявая желтая рука указала на низкую дверцу в дальнем углу.

— Здесь выход на поверхность. Прощай, Райан Шиллинг, — прошептал Маджория. — И пусть фортуна тебе улыбнется.

17. Каждая секунда на счету

Райан выбрался из-под земли в зарослях кустарника. Можно было только догадываться, что когда-то здесь стоял дом.

Он засунул ключи в карман и огляделся по сторонам. Вдалеке возвышалась над деревьями массивная черная башня. Ему оставалось надеяться, что больше никаких «мелочей» Маджория не забыл.

Райан миновал поле, долго брел по лесу и вдруг увидел толпы людей. Мужчины, женщины и дети — все спешили к часовой башне. Меньше всего он ожидал их встретить. Последнее живое существо, которое он видел, не считая старого волшебника, была Марта Мартин. Казалось, что с тех пор прошла вечность.

Это было ужасно. Райана пугала именно заурядность происходящего. Люди стекались поглазеть на самое чудовищное оружие и при этом смеялись и шутили. Неужели они не подозревают о том, что их может ожидать? Хотя откуда им было знать?

Райана так и подмывало закричать, предостеречь беспечных людей от беды. Но они бы ни за что не поверили ему… Да и сам он не имеет ни малейшего представления, что может произойти, если время начнет свою странную игру.

— Ух ты! — Девушка, задрав голову, восхищенно смотрела на часы. — Какая странная штука.

— Откуда здесь эта башня? — спросил ее приятель. — И кто это ухитрился построить ее за одну ночь?

Чем ближе Райан подходил к башне, тем плотнее становилась толпа. Все больше людей устремлялось в гору к удивительному сооружению, которое так таинственно появилось посреди леса.

Райан заметил, что воздух необыкновенно быстро прогревался. Огромные шапки подтаявшего снега падали с сосен, в лесу появились проталины, и потекли потоки талой воды. Все произошло словно по мановению волшебной палочки. Неужели это Часы решили показать, на что способны?

Наконец, задыхаясь, Райан добрался до башни с Часами Судного дня.

Вся округа была заполнена взволнованными людьми. Люди толкались, выбирая более удобное место, вытягивали шеи, удивленно восклицали. Райан взглянул на свои часы. Было без пяти час. Оставалось пять минут.

Райан решительно прокладывал себе путь сквозь возбужденную толпу. Когда он наконец протиснулся вперед, его разочарованию не было предела.

Пространство перед башней было огорожено веревкой. За ней стоял громадный полицейский в зеленой форме, а рядом с ним — здоровенная полицейская собака.

Райан сжал кулаки. Ему непременно надо попасть в башню, даже если это будет означать… Но о том, что это может означать, думать не хотелось. Как прошмыгнуть мимо толстенного полисмена и его собаки? Вот о чем стоило задуматься.

Люди вокруг оживленно переговаривались, не ведая, какие несчастья могут разразиться только из-за того, что он, потомок Витчвуда, вернулся в эту страну.

Стрелой метнувшись под веревку, Райан бросился к полицейскому, крича и размахивая руками. Собака залаяла и рванулась к нему, натянув поводок.

— Стой, мальчик! — завопил полисмен.

Просидев неподвижно целое утро, полицейский пес не хотел упустить случая порезвиться. И когда Райан со всех ног устремился за угол башни, псина, размахивая хвостом, кинулась в погоню, увлекая за собой незадачливого хозяина.

Огибая последний угол, Райан обернулся. Ни полицейского, ни его собаки не было видно. Перед ним были ступеньки, которые вели вверх по внешней стороне башни, подобно пожарной лестнице. Под одобрительные возгласы толпы, по-прежнему уверенной, что речь идет о невинной забаве, Райан бросился вверх, перескакивая через две ступеньки.

Один пролет, второй… Шесть маршей, семь маршей — и быстрей к парапету. Он опять глянул на часы. До часу оставалось пятнадцать секунд…

Он нетерпеливо отыскивал глазами «самую маленькую квадратную плитку верхнего парапета». Вот она — на высоте пояса и чуть-чуть правее. Отсчет пошел.

— Десять, — считал он, — девять, восемь…

В этот момент тяжелая рука схватила его за плечо и потащила назад. Это был полисмен, раскрасневшийся, потный и с далеко не благостным выражением лица.

— Ты зачем побежал за ограждение? — допытывался полицейский.

— Простите, — мямлил Райан, в то же время осторожно нащупывая камень за спиной. — Я… м-м-м. Видите ли… Я тут на спор, — нашелся он.

— На спор, говоришь? — тяжело выдохнул полицейский. — А я, значит, гоняйся за тобой… Знаешь ли ты, что здесь опасно находиться? И смотри на меня, а не на свои часы, когда я с тобой разговариваю!

Три. Два. Один. Пуск!

Райан со всей силой нажал на квадратную плитку. Мраморная дверца легко подалась, и Райан стремглав бросился внутрь.

— Что здесь происходит?.. — только и успел сказать полицейский.

ХЛОП — дверь закрылась. Наконец-то он там, где ему следовало быть! Он в башне Часов Судного дня!

Оглядевшись, Райан сразу понял, что ему тут все знакомо. Холодный мрамор, резные украшения перил, узкие прорези в стенах, едва пропускающие свет. Как будто ему снова снился тот же кошмар. Но времени размышлять об этом не было. Надо было сосредоточиться на задаче, которая ему предстояла.

Райан поднялся по винтовой лестнице. Неожиданно до него донеслись звуки, от которых мороз подирал по коже. Низкое пульсирующее гудение исходило от кристалла, подобно сердцебиению великана.

Райан был уже на самом верху башни, когда ступени кончились. За сводчатой аркой начинался ход. Это и был вневременной коридор. Райан сделал шаг вперед.

Гул часов немедленно затих. Райан вздрогнул. Здесь царила абсолютная тишина. Разумеется, выпав из времени, он мог слышать только звуки космоса.

18. Пляски хаоса

Райан зашагал по коридору. Тусклый свет едва пробивался сквозь узкие окошки во внешней стене. Остановившись на секунду, Райан выглянул в одно из окошек.

От того, что он увидел внизу, у него защемило сердце. Он поспешил к другому окошку, потом к следующему. Каждый раз перед ним открывалась одна и та же картина. У подножия башни вихрем кружило незадачливых зевак. Похоже было на то, что смотришь видеофильм на ускоренной перемотке. Внезапно толпу развернуло, и все начали кружиться в обратном направлении.

Вперед — назад. Быстро — медленно. Людей захватила петля времени и завертела, завертела в колдовском танце. Была ли это пляска хаоса, которой угрожали Часы в легенде?

Зрелище становилось еще страшнее от перемежающихся света и тьмы. Чередование ускорялось, словно внизу установили стробоскоп, делающий непрерывные движения людей странно дергаными.

Райан посмотрел на небо. Причина диковинного освещения сразу стала понятной: день сменялся ночью с чудовищной быстротой. Раз за разом голубое небо меркло, уступая место темноте ночи.

Лица людей были перекошены болью и страхом. Райан содрогнулся.

«Минутная боль превратится в вечное страдание», — описывал Маджория кару Часов Судного дня. Именно так все и выглядело.

«Я должен это остановить, — повторял себе Райан, устремляясь по вневременному коридору. — Я должен уничтожить кристалл».

А вот и зал с кристаллом. Он был погружен в глубокий зеленый свет. Но не успел Райан сделать и шага, как свет сменился синим. Ему следовало дождаться возвращения зеленого.

Он выглянул в ближайшее окно. День и ночь по-прежнему сменялись каждую минуту. Райан заметил, что люди стремительно молодели. Один старик отбросил в сторону свою палочку, а его седые волосы стали каштановыми. Он расправил плечи, а затем на глазах у Райана съежился до размеров ребенка. Старик жил в обратном направлении.

Один за другим все превратились в детей и исчезли, площадь совершенно опустела. Райан подбежал к окну на другой стороне коридора. Куда бы он ни глянул, везде было одно и то же. Люди исчезли, отброшенные во времена, когда они еще не родились.

Райан не мог оторвать взора от ужасного зрелища. Нет, подумал он, этого не должно случиться! Не должно!

Неожиданно, откуда ни возьмись, площадь заполнилась плачущими младенцами. Они с невероятной быстротой начали расти, становясь теми людьми, какими были прежде.

Но на этом дело не кончилось. Время продолжало бежать вперед с огромной скоростью.

Райан с ужасом осознал, что настолько был поглощен увиденными метаморфозами, что пропустил зеленый свет. Не заметил, когда он загорелся, и не успел схватить кристалл. Снаружи люди продолжали стареть.

«Идиот, — обругал себя Райан, — ты только посмотри, что ты наделал!»

Внизу дети наперегонки достигали преклонных лет, а старики один за другим падали. Очень скоро площадь превратилась в поле боя. Она была усыпана телами, на глазах превращавшимися в скелеты, которые, в свою очередь, рассыпались в прах и уносились ветром. Райан покрылся липким потом. Слишком поздно! Он потерпел неудачу.

Дядя Карл, тетя Ингрид, может быть, все жители Обердорфа и даже Штейнфельда были мертвы. Часы Судного дня убили всех.

Но что это? Неожиданно зеваки вернулись. На этот раз они взбирались на холм, как это уже происходило утром. И пока Райан взирал на это округлившимися от изумления глазами, толпа запрудила площадь и принялась разглядывать часовую башню.

— Уходите! — закричал он. — Здесь опасно!

Но никто не слышал его. Люди были обречены пережить роковую встречу с Часами столько раз, сколько предпишут Часы Судного дня.

Приехал полицейский автобус, и Райан успел заметить, как толстый полицейский с собакой занял позицию внизу лестницы. Вдруг его внимание привлек мальчишка. Райан с возрастающим ужасом наблюдал, как мальчик поднырнул под веревку и принялся прыгать как сумасшедший.

«Так ведь это я!» — опешил Райан.

Время ускорило свой бег. Уже другой Райан взобрался по внешней лестнице. Скоро он будет наверху!

«Который же из них настоящий я? — недоумевал Райан. — Этот мальчишка, должно быть, немного меньше, чем я всамделишный. И что будет, если я повстречаю самого себя?»

Он не стал ждать, чтобы выяснить это. Пора было входить в зал. Надо остановить это светопреставление. Райан вновь бросился по коридору и уже наполовину высунулся из двери, когда сообразил, что кристалл источает желтый, а не зеленый свет. Он тут же отпрянул назад. Слишком поздно!

Верхняя часть его тела, омытая ярким золотым свечением, тотчас состарилась. Руки его ослабели и покрылись коричневыми старческими пятнами. Он притронулся к лицу руками и с ужасом отдернул их, почувствовав прикосновение незнакомой кожи.

Она была жесткой, прорезанной морщинами и скорее напоминала шкуру рептилии, чем человеческую кожу.

— О нет, — простонал Райан глухим голосом старика. — Что я натворил?

В дальнем конце коридора показался мальчик. Это был он сам. Райан снова заглянул в зал, освещенный желтым светом. Как долго будет продолжаться эта круговерть?

Только при зеленом свете он сможет покончить с пульсирующим кристаллом раз и навсегда. Если свет будет какой-нибудь другой, он окончательно состарится и умрет.

Двойник за его спиной приближался. Райан понял, что иного выхода нет, как только шагнуть в зал. Он зажмурился и вошел. Каменная дверь захлопнулась у него за спиной.

19. Кольца времени

Райан открыл глаза. В зале не было окон, свет исходил только от самого кристалла. Он шел из середины черной мраморной плиты в центре зала — изумрудно-зеленый свет!

Райан испытал прилив облегчения. Удача!

— Тебе повезло, — подтвердил голос Маджории, когда он спешил через зал. — Теперь поторопись. Извлеки кристалл, пока Часы еще только грозят опустошением.

Райан был уже у мраморной плиты и зачарованно разглядывал кристалл, погруженный в зеленый свет. Невероятно — казалось, он смотрит в ночное небо, усеянное звездами. Он словно бы видел модель Вселенной.

Откуда прилетел к ним этот фантастический камень? Сколько миллионов километров преодолел он, прежде чем упал на Землю? Камень был так красив… так невыразимо красив… как гигантский изумруд.

— Не смотри в кристалл! — раздался у него в голо ве хриплый голос Маджории. — Твои пятнадцать секунд на исходе, потом зеленый свет сменится на…

Райан положил руки на кристалл, сжал гладкую поверхность, потянул, и — руки его соскользнули.

Желтый свет сделал его пальцы старыми и слабыми.

— Нет, — застонал он.

Он попробовал еще раз, и вновь старческие пальцы не повиновались. Последние мгновения истекали…

— ВЗАД-ВПЕРЕД И ОПЯТЬ НАЗАД, — бушевали снаружи Часы Судного дня.

«НАВСЕГДА — ТАК СКОРО… ВЕЧНО — ТАК МЕДЛЕН-Н-Н-О», — клокотало в голове Райана, пока он силился вытащить кристалл из плиты.

— Вылезай! — рычал он сквозь стиснутые зубы.

— ПОКРУГУПОКРУГУПОКРУГУПОКРУГУ, — гремели Часы.

— Ура! — завопил Райан. Напрягшись до боли в руках, он все-таки сдвинул кристалл в мраморном гнезде.

Медленно вылезая из оправы, кристалл сверкал, как бриллиант, и вдруг начал пульсировать синим светом, словно преобразившись в огромный сапфир.

«Синий свет». — Райан был в смятении. Резко выпрямившись, он выдернул кристалл из гнезда и поднял высоко над головой. Затем со всей силой, на какую был способен, бросил кристалл оземь.

— О-О-ОХ! — взвизгнул голос, смолкнувший в ту же секунду, как только кристалл с грохотом раскололся об пол, Мириады осколков брызнули во все стороны, вспыхнув на мгновение ослепительно ярким светом и тут же погаснув.

— Ура! — закричал Райан в темноте. Он сделал это! Он уничтожил кристалл и разрушил Часы Судного дня. Но где же дверь? И где замочная скважина? Он слепо озирался по сторонам.

Если он не найдет ее — оставаться ему в западне. Четыре холодных мраморных стены окружали его. Выхода нет. Он оказался в ловушке — в мраморном гробу, что привиделся ему в кошмарном сне.

20. Полный круг

Райан тяжело опустился на пол.

— Маджория! — позвал он. — Маджория!

Куда подевался ободряющий голос, звучавший внутри его головы? Он разбил кристалл. Он снял заклятие. Неужели он заодно уничтожил и Матемага? Кто теперь поможет ему?

Тут что-то начало призрачно мерцать в темноте. Сначала Райан подумал, что это просто круги перед глазами, но чем больше он приглядывался к слабому свечению, тем ярче оно разгоралось.

Опасаясь, что свет исчезнет прежде, чем он достигнет его, Райан поспешил через весь зал, не осмеливаясь моргнуть. Когда он приблизился, то увидел, что свет идет снаружи через маленькое отверстие. Это была ЗАМОЧНАЯ СКВАЖИНА.

— Ура! — радостно вскричал Райан.

Он вытащил ключ, который ему дал Маджория, вставил его в скважину и повернул. Послышался мягкий звук, и дверь отворилась. Райан выскочил в коридор.

Убегая, он заметил, что руки вновь приняли прежний вид.

«Вероятно, это как-то связано с синим светом», — подумал он.

— Конечно, — подтвердил голос Маджории из глубины его мозга. — Синее излучение времени…

— Ты жив? — перебил его Райан.

— Но быстро угасаю благодаря тебе, Райан Шиллинг, — произнес слабеющий голос.

— Неужели синий свет исцеляет от действия желтого? — спросил Райан, пытаясь докопаться до истины.

— Желтый свет состарил твои руки, а синий сделал их снова молодыми… — хрипел Маджория.

— А желтый и синий дают зеленый, — с торжеством произнес Райан, — который означает настоящее.

— Теперь ты точно такой, каким входил в часовую башню. Нажми на камень и немедленно уходи. Прощай, наследник Витчвуда. Прощай, Райан Шиллинг.

С этими словами голос Матемага угас навсегда.

Как только Райан нажал на квадратный камень, дверь открылась. И вот он уже вновь стоял у парапета, спиной прислонясь к мраморным плиткам.

Райан взглянул на часы. Полицейский навис над ним, красный и свирепый.

— И смотри на меня, а не на свои часы, когда я с тобой разговариваю, — рычал он.

Невероятно! Райан не просто оказался снаружи часовой башни, но он стоял там точно за мгновение перед тем, как нажать на квадратную плитку.

— Спускайся по лестнице и убирайся отсюда! — скомандовал полицейский сердито.

Райан повернулся и побежал вниз по внешней лестнице. Ничего вокруг не изменилось, как будто и не было безумной пляски хаоса, как будто он никогда не проникал в таинственное нутро Часов Судного дня.

Спускаясь с последнего марша лестницы, Райан увидел, что толпа смеется над ним.

— Эй, Райан! — окликнул его чей-то голос. — Мы так беспокоились.

Райан огляделся. В толпе, размахивая руками, стоял дядя Карл. Справа и слева от него были тетя Ингрид и Марта Мартин, у ног его сидел Макс. Райан спрыгнул с лестницы и, протиснувшись сквозь толпу, присоединился к ним.

— О, Райан, — плакала тетя Ингрид, обнимая его. — Слава Богу, с тобой все в порядке. Всю ночь была ужасная буря…

— Лес может быть опасным и в хорошую погоду, — сказал дядя Карл, — но ты выбрал самую ужасную. — Макс прыгал вокруг Райана и лизал ему руки. — Мы тебя повсюду искали…

— Когда появились Часы, я поняла, что нам следует искать тебя именно здесь, — вставила Марта Мартин. — Я сказала твоим дяде и тете, как великодушно было с твоей стороны принести мне мое лекарство.

— Да, конечно, — признал дядя Карл. — Это была добрая мысль, Райан, но тебе не следовало уходить из дому. — Он похлопал Райана по спине. — Ладно, главное, ты цел и невредим. Досталось тебе в Обердорфе. Сначала невероятная метель, теперь эта странная башня с часами и внезапная оттепель. Я никогда не видал ничего подобного.

«Если бы ты только знал», — думал Райан.

Он взглянул на Марту Мартин. На губах у нее играла загадочная улыбка.

Райан нахмурился. Оставалось еще кое-что, о чем ему надо было побеспокоиться.

На следующее утро, отпросившись у дяди на небольшую прогулку, Райан опять отправился на поиски старинного охотничьего замка.

С трудом отыскав замаскированную лестницу, он спустился по ней в подземелье Маджории. Затаив дыхание, отодвинул засов и открыл дверь.

Таинственное подземелье было точно таким же, как накануне. Факелы на стенах все еще ярко горели, колдовские снадобья стояли на своих местах, а в котелке по-прежнему что-то булькало. Но обитателя подземелья, Маджории, и след простыл.

Райан громко звал его, но никто не откликался. Удалось ли древнему Матемагу покинуть свою подземную тюрьму? Или он наконец умер?

На столе, там, где он их оставил, лежала книга и схема «Волн времени». Рядом белел листок — письмо. Райан прочел:

Спасибо тебе, Райан Шиллинг.

Подобно своему предку Вичвуду, ты оказался настоящим другом. После уничтожения кристалла ни одно человеческое существо не сможет жить вечно.

Маджория

Райан осмотрелся и понял, что стоит перед нишей. Разумеется, думал он, что-то изменилось. Свет. Таинственное изумрудно-зеленое пламя. Оно исчезло, и вместе с ним древний волшебник.

Повернувшись к выходу, Райан заметил потрепанную мантию, лежащую на полу. Он нагнулся и подобрал ее. И как только он сделал это, она вместе с бывшими в ней костями рассыпалась в прах.


Оглавление

  • Пол Стюарт Роковые часы
  •   1. Встреча
  •   2. Буран надвигается
  •   3. Отрезаны
  •   4. Кошмар
  •   5. Непредвиденные обстоятельства
  •   6. В лесу
  •   7. Голос
  •   8. «Легенда о Часах Судного дня»
  •   9. В ловушке
  •   10. Черный мрамор
  •   11. Вне времени
  •   12. Говорит Маджория
  •   13. Наперегонки со временем
  •   14. Поход в подземелье
  •   15. Из огня да в полымя
  •   16. Сердце-кристалл
  •   17. Каждая секунда на счету
  •   18. Пляски хаоса
  •   19. Кольца времени
  •   20. Полный круг