Палитра ее жизни (fb2)

- Палитра ее жизни (и.с. Панорама романов о любви-5002) 447 Кб, 129с. (скачать fb2) - Долли Грей

Настройки текста:



Долли Грей Палитра её жизни

Пролог

Кристиана, подхватив этюдник, выскочила из квартиры, преследуемая воплями хозяйки:

— Здесь даже стены провоняли твоими ужасными красками! Никто больше не согласится жить в такой квартире!

А вот это ложь, подумала девушка. Если бы на ее крохотную комнату не стояли в очереди толпы страждущих, разве выгнала бы ее эта противная миссис Ригз на улицу? Ну и что, что она задолжала ей квартплату за пять месяцев, могла бы и подождать. Благосостояние художника напрямую зависит от наличия богатых почитателей его таланта. Ну, неужели она, Кристиана, виновата, что в поле ее зрения таковых благодетелей в данный момент не наблюдается?!

Как только дом скрылся из виду, девушка остановилась передохнуть. Еще бы, в неполные двадцать с половиной лет таскать по улицам здоровенный этюдник и чемодан с вещами — дело нелегкое.

Под стать испорченному настроению было небо, покрытое темно-свинцовой пеленой туч. Беспардонная капля — предвестница дождя шлепнулась девушке на веснушчатый нос. Кристиана поежилась и, подхватив пожитки, продолжила путь. О том, чтобы найти пристанище в городке, не могло быть и речи, без денег все двери окажутся запертыми для нее.

Девушка торопилась под любопытными взглядами обывателей поскорее миновать городскую окраину. Она свернула на пыльную дорогу, ведущую к одной из окружающих городок ферм.

Еще во время своих летних выездов на пленэр Кристиана случайно набрела на заброшенное хозяйство и неоднократно оставалась ночевать на сеновале, сквозь дырявую крышу которого виднелось звездное небо, находя это необычайно романтичным. Сейчас, когда в дорожную пыль все чаще и чаще плюхали тяжелые капли, о романтике говорить не приходилось. Пределом девичьих мечтаний являлся фермерский дом, в который можно было попасть, открыв одну из ставен, что, собственно, она и собиралась сделать, причем как можно быстрее.

Последние несколько ярдов до желанного убежища Кристиана преодолела под проливным дождем. Бросив вещи под навес, она попыталась распахнуть ставню, но это оказалось не так просто сделать, как представлялось поначалу. Осенний холод пробирал насквозь, и ни джинсы, ни шерстяное пончо не спасали от его ледяных клешней. Оставив в покое неподдающуюся ставню, девушка невесело усмехнулась.

Вот это приключение! Без денег, без крыши над головой… Для полного завершения печального списка не хватало еще заболеть. Словно в подтверждение последней мысли, девушка громко чихнула, от чего ее волосы, освободившись от тонкой ленты, сдерживающей их на затылке, рассыпались по плечам мокрыми локонами.

Даже не пытаясь собрать их снова, Кристиана подняла к небу лицо, очевидно собираясь высказать Всевышнему все, что она о нем думает… Но вместо крика бессильной ярости ее уста исторгли радостный возглас. Кристиана обнаружила, что чердачное окно фермерского дома приоткрыто.

Не долго думая, она притащила длинную лестницу, которую давно приметила у обветшалого забора, и, приставив к стене, начала осторожно взбираться по шатким ступеням, моля о благополучном достижении цели. Поэтому вздох облегчения вырвался у нее, когда ей удалось, открыв окно, пролезть внутрь.

Наконец-то на голову ничего не капало и было достаточно тепло. Во многом это объяснялось тем, что крыша в отличие от сеновала оказалась вполне целой.

Увидев среди сваленных здесь за ненадобностью старых вещей кушетку, Кристиана опустилась на нее и поняла, что никакая сила не заставит ее подняться, чтобы затащить в укрытие нехитрый скарб. Что может случиться с ее вещами, когда вокруг на несколько миль ни души? Успокоенная подобной мыслью, девушка стянула с себя мокрые джинсы и пончо и, оставшись в доходящей до колен мужской рубахе, позаимствованной из гардероба старшего брата, уютно растянулась на потертом плюше.

Спустя минуту ни шум бушующей снаружи непогоды, ни звуки подъехавшей к дому машины уже не могли потревожить ее сладкий сон.

1

— Ну почему ты не желаешь понять, что я достаточно взрослая, чтобы принимать самостоятельные решения? — Кристиана Диксон с возмущением посмотрела на своего брата Ричарда.

Конечно, Дик — старший в их семье. Именно он после трагической гибели родителей в авиакатастрофе взял на себя все обязанности по воспитанию тринадцатилетней Кристи и одиннадцатилетнего Генри. Именно Дик, к тому времени оканчивающий юридический факультет колледжа, смог убедить многочисленных опекунов и родственников, что в состоянии позаботиться о младших членах семьи Диксон должным образом. И опять-таки именно Дик умудрился не только отбиться от полчища набежавших кредиторов, стремившихся поживиться за счет семейного состояния, но и значительно приумножил оное в течение нескольких лет, чем обеспечил своим брату и сестре вполне безбедное существование.

Однако в голове девушки никак не укладывалось то, почему она должна поступать на юридический факультет в Принстоне, в то время, как уже два года ее манит перспектива учиться на факультете изящных искусств в Йеле.

Ричард Диксон с тревогой смотрел на сестру. Он недоумевал, как из милой малышки Кристи могло вырасти это ершистое, самоуверенное создание. И одновременно не без скрытой гордости отмечал, что со временем она превратится в настоящую красавицу, способную сводить с ума мужчин. Ее иссиня-черные, как у отца, волосы резко контрастировали с ослепительной белизны кожей, а материнские фиалкового цвета глаза придавали ей очарования.

Подавив в себе симпатию к сестре — иначе ему с ней не справиться, — Ричард властным голосом, приводящим в трепет большинство служащих его адвокатской конторы, решительно пресек возражения Кристианы:

— Ты еще слишком молода и неопытна, чтобы самостоятельно решать, что в конечном итоге будет для тебя лучшим.

Похоже, жесткость его тона нисколько не обманула девушку, которая знала, насколько сильно ее любит брат. Она пожала плечами.

— Дики, не трать силы понапрасну. Все равно я сделаю по-своему.

Зная и об этой особенности характера сестры, Ричард попробовал прибегнуть к несколько иной тактике убеждения.

— Хорошо, вспомни тогда о Джиме Стиксе. В нем ты тоже была уверена, хотя я тебя предупреждал…

— Дики, это запрещенный прием! — возмутилась Кристиана. — И потом, когда произошла эта история, мне только исполнилось семнадцать.

Однако, вспомнив, как, вопреки запрету брата, она отправилась на свидание с известным в городе ловеласом и едва избежала печальных последствий, успев вовремя резким ударом колена обездвижить его, девушка поежилась.

— Ну да, с тех пор ты, конечно, стала гораздо старше, аж на целый год! — не удержался от язвительного замечания Ричард.

— Дики!

— Решено, ты поступаешь в Принстон, — резюмировал брат и, давая понять, что разговор окончен, поднялся из кресла и направился к двери.

— Ты поступаешь просто отвратительно! — крикнула ему вслед Кристиана, но дверь уже захлопнулась. Оставшись в одиночестве, девушка яростно сжала кулаки. — Ах, так! Ну ничего, я еще докажу тебе, что у меня есть голова на плечах!

— Что за крики несутся из твоей комнаты последние несколько дней с таким завидным постоянством? — В дверь просунулась вечно лохматая голова Генри.

В свои пятнадцать лет самый младший из Диксонов обладал высоким ростом, благодаря чему считался лучшим игроком школьной баскетбольной команды. Если к этому прибавить уже заметно оформившийся басок и несколько покровительственный по отношению к сестре тон, то становилось ясно, почему он выглядел старше ее, что часто использовал для отпугивания многочисленных поклонников Кристианы.

Между братом и сестрой, оказавшимися на попечении Ричарда, существовало некое негласное соглашение, по которому оба всячески покрывали друг друга. Если кто и мог сейчас с пониманием отнестись к отчаянию Кристианы, так только Генри.

— Это все Дик, он упорно навязывает мне Принстон, — пожаловалась девушка.

— Может, он прав и в том, чтобы послушать его, есть смысл. — Прошествовав по комнате, Генри остановился перед сестрой.

— Сейчас ты готов взять его сторону. Но, что ты скажешь, когда придет время и Дик станет решать за тебя?

— Не знаю. Знаю только, что не буду оглашать своими воплями дом и давать прислуге лишний повод для сплетен. Иногда мне кажется, что труднее всего приходится именно Дику. Представь только: он взвалил на себя все заботы о семье, когда ему было немногим больше лет, чем тебе сейчас. Думаю, он имеет право давать нам советы.

— Да почему все всегда говорят только о Ричарде, о его чувствах, о его самопожертвовании и никто не думает о том, каково мне?

— Наверное, потому, что ты ведешь себя как избалованный ребенок, еще не готовый к самостоятельной жизни. Пожалуй, так оно и есть. — Генри снисходительно посмотрел на ошеломленную его отповедью сестру и вышел из комнаты прежде, чем она пришла в себя.

Кристиана была потрясена. Так вот в чем дело! Оказывается, все, даже всегда выступающий в качестве союзника Генри, считают ее сумасбродной, ни на что не способной девчонкой. Что ж, она не намерена проглатывать оскорбления и сидеть, смиренно сложив руки. Она прекрасно обойдется и без пресловутой опеки Ричарда. Ей уже почти восемнадцать, а, значит, по закону, она вполне самостоятельный человек, хотя возможность распоряжаться своим наследным капиталом получит только по достижении двадцати одного года.

В конце концов, это не так уж важно. Многие ее сверстницы уже давно обеспечивают себя, подрабатывая в кафе или магазинах. Кристиана была уверена, что справится с подобной работой не хуже других. Она приняла решение, и от этого ей стало легче.


Фамильная усадьба Диксонов «Лаверли» еще была погружена в то безмолвие, которое особенно сильно ощущается в предрассветные часы, когда окно, расположенное на втором этаже особняка, распахнулось и через него, осторожно скользя по узкому подоконнику, выбралась хрупкая девичья фигурка. Осторожно цепляясь за одной лишь ей известные выступы, Кристиана спустилась по стене и почувствовала под ногами твердую почву.

В синих джинсах, ветровке, с бейсболкой на голове и рюкзачком за плечами она напоминала мальчишку, сбежавшего из школы. Разница заключалась только в том, что Кристиана была девушкой и сбегала из дому.


Через два часа, когда знакомые места остались позади, она, уже не боясь быть узнанной, вышла на дорогу и остановила одну из проезжавших машин. Ей повезло: водитель, пожилой мужчина, ехал навестить семью сына в небольшом городке, находящемся неподалеку от Йеля, и обрадовался неожиданной попутчице. Слушая его рассказы о детях и внуках, Кристиана думала о своем.

Первое, что необходимо сделать, когда она прибудет на место, это найти работу, ведь придется снимать жилье и платить за учебу в колледже. Впрочем, оплатить жилье ей хватит и той суммы, что она предусмотрительно откладывала из карманных денег, выдаваемых старшим братом в течение двух последних лет.


Беннет Майерс медленно умирал. Он уже смирился с болью, беспрестанно терзающей его старческое тело. Подбирающаяся шаг за шагом смерть его не страшила. К своим семидесяти годам он успел многое пережить: три брака, последний из которых, с поэтессой Этель Гай, был заключен по великой любви, смерть близких друзей, всемирную славу талантливого художника и многое другое. Ему не жалко было расставаться с этой жизнью, тем более что со смертью Этель, последовавшей два года назад, она потеряла для него смысл.

Нет, Беннета Майерса в этом мире удерживало лишь одно: желание передать секреты своего мастерства достойному преемнику. Время шло, а подходящего кандидата не находилось. И дело было вовсе не в отсутствии желающих. Десятки студентов Йеля, в предместье которого доживал свои дни старый художник, были бы счастливы оказаться подле великого мастера. Но он не видел среди них того, кто обладал бы силой, которая необходима, чтобы чувствовать искусство так, как чувствовал его сам Беннет Майерс.

Каждое утро с помощью сиделки он устраивался в своей студии напротив мольберта и писал, печально осознавая, что именно в этих последних работах его талант проявляется в полной мере.


Кристиана перечеркнула красным еще одно объявление о работе и обессиленно опустилась на парковую скамью. Неудачи преследовали ее уже несколько дней. Отложенных денег хватило снять крохотную комнату в пансионе сроком на два месяца и осталось еще немного на то, чтобы не умереть с голоду. Но и эта сумма таяла с каждым днем, подобно снегу в июле, а устроиться на работу никак не удавалось.

Ее нельзя было обвинить в боязни «запачкать ручки». Кристиана с радостью бы ухватилась за любую возможность. Просто то, что ей предлагали, носило несколько двусмысленный оттенок, и это ее настораживало. Так, зайдя по объявлению в кафе, где требовалась официантка, ей пришлось столкнуться с откровенным домогательством со стороны хозяина заведения. Очевидно, удача не ходила по тем же улицам, что и она.

Погруженная в столь печальные размышления Кристиана не обращала внимания на двух кумушек, устроившихся по соседству и с видимым удовольствием сплетничающих по поводу общих знакомых, пока одна из них не заговорила о том, что ее племянница недавно уволилась из дома, где работала компаньонкой при пожилом джентльмене, будучи не в силах вынести его вздорного характера. Говорившая была искренне уверена, что, после того, как «Сэлли оставила этот дом», вряд ли ей скоро найдется замена.

Извинившись за то, что невольно подслушала разговор, девушка спросила адрес дома, который «Сэлли оставила», в глубине души уверенная, что если племянница похожа на свою тетку, то в причине ее ухода не приходится сомневаться. Она сама не очень-то жаловала сплетниц. Как бы то ни было, но ее интерес был удовлетворен, благодаря чему спустя полчаса Кристиана уже стояла перед массивной дверью старинного особняка.

Открывшая ей горничная внимательно выслушала девушку и проводила к экономке.

— Сколько вам лет? — спросила сурового вида женщина.

— Двадцать, мэм. — Кристиана решила прибавить себе возраст из боязни, что в противном случае покажется слишком юной, чтобы выполнять серьезную работу.

— Где ваши родители? — Сохраняя на лице бесстрастное выражение, экономка продолжала задавать вопросы.

— Они умерли, мэм. — Не греша против истины, девушка произнесла это так печально, что взгляд ее собеседницы заметно смягчился.

— Вы так молоды, что, думаю, нет смысла спрашивать у вас о рекомендациях. — Женщина сделала многозначительную паузу, и Кристиана подумала, что в ее списке одной неудачей стало больше. — Все же я рискну доверить вам эту работу.

— Что? — Девушке показалось, что она ослышалась.

— Вы приняты. К работе приступите завтра в девять.

Очутившись на улице, Кристиана, все еще не веря в удачу, торопливо свернула к расположенному неподалеку живописному скверу и, только оказавшись надежно защищенной густой листвой деревьев от случайного взгляда, дала волю обуревающим ее радостным чувствам.

— Ну что, Генри, Дики?! Теперь вы не посмеете считать меня избалованной, неспособной позаботиться о себе девчонкой!


Беннет Майерс устало прикрыл глаза. Сиделка только что сделала ему укол — значит, боль понемногу отступит. Хотя бы на время. Сквозь охватившую его дремоту он различил легкие шаги на лестнице, ведущей в мансарду. Судя по звукам, шедший несколько замешкался перед дверью, словно решая, стоит ли входить, затем дверь с легким скрипом приоткрылась.

Старый художник подал голос:

— Входите, я не сплю.

Спустя мгновение, когда его взору предстало очаровательное создание, он вспомнил, что вчера вечером ему сообщили о найме новой компаньонки, кем эта девушка, видимо, и являлась. Откровенно говоря, мастер Беннет, как за глаза именовала его прислуга, отнюдь не нуждался в подобного рода услугах. Его раздражали все эти заносчивые девицы, обращавшиеся с ним так, будто он выжил из ума. Именно поэтому Беннет Майерс делал все, чтобы досадить им и заставить убраться из своего дома.

Девушка, робко севшая в кресло напротив него, ничем не отличалась от своих предшественниц, разве что была покрасивее прочих и взгляд, устремленный на него, вовсе не выражал покровительственного нахальства. Скорее, в нем были искренние дружелюбие и забота. Ну что ж, поживем — увидим.


Заметив, что ее подопечный погрузился в сон, Кристиана поправила сползший плед на его коленях и, тихонько сев в кресло у окна, погрузилась в размышления.

Прошло уже две недели с того времени, как она впервые появилась в доме Беннета Майерса. Когда она узнала имя своего нанимателя, то поначалу не могла поверить, что судьба свела ее с величайшим художником современности, работы которого неизменно приводили ее в восхищение.

Майерс являлся для Кристианы тем непререкаемым авторитетом в мире искусства, следовать указаниям которого жаждала ее творческая душа. Именно поэтому она постаралась окружить старика столь трогательной заботой, что он, сам того не осознавая, начал привязываться к ней.

Девушка часто развлекала его рассказами о том, что творится за стенами дома, который старый мастер не покидал уже несколько месяцев. Она, как свежий ветер, каждое утро врывалась в его жизнь, придавая сил бороться с одолевавшим его тяжким недугом. Вечерами, уютно устроившись у камина в гостиной, они вели неторопливые беседы, во время которых Кристиана многое поведала художнику о своей жизни. О том, как тяжело перенесла смерть родителей, о своих братьях… Единственное, на что ей не хватило смелости, так это рассказать собеседнику о страсти к живописи, опасаясь, что тот сочтет ее интриганкой, обманом пробравшейся в его дом, и выставит вон. А этого она бы не перенесла…

С каждым днем доверие, которое Кристиана вызывала у старого мастера, крепло, и однажды он пригласил ее в святая святых… в свою мастерскую.


Определенно, этот пейзаж ему не удался. Беннет Майерс в раздражении отодвинулся от мольберта. И дело было вовсе не в присутствии Кристианы, наоборот, девушка действовала на него успокаивающе. Нет, просто всегда безукоризненное чутье начинало ему изменять. Глядя на холст, он осознавал, что для целостности ему не хватает одной детали, но вот какой?..

Оказавшись в мастерской вместе с художником, Кристиана постаралась сделаться незаметной. Она замерла на одном из стульев у дальней стены и, почти не дыша, следила за уверенными движениями мастера, благодаря которым на безликом куске полотна, натянутом на подрамник, оживала яркая картина действительности. Это было сродни волшебству.

Когда-нибудь, а Кристиана верила в то, что такое время обязательно наступит, она сможет достичь в живописи таких же высот, как и Беннет Майерс. А пока судьба предоставила ей великолепный шанс набраться опыта, наблюдая за работой великого художника.

Погруженная в свои мечты девушка не сразу заметила, что старый мастер уснул. Быстрая утомляемость являлась следствием его болезни. Кристиана тихо подошла к нему и, аккуратно поправив плед на его коленях, обернулась к мольберту.

Вблизи неоконченная картина выглядела иначе. Крупные, хаотично разбросанные по холсту мазки словно передавали характер творца. Глядя на них, Кристиана могла многое рассказать о тех чувствах, которые владели мастером во время работы. Она и сама не понимала, откуда в ней подобное знание. Мало того, что девушка читала живописное полотно как открытую книгу, она еще и предвидела пока не изображенные детали, словно ее сознание находилось на одной волне с сознанием художника.

Кристиану охватило какое-то радостное чувство, похожее на восторженное удивление первооткрывателя, нашедшего мир, о котором он грезил. Не отдавая себе отчета, она схватила кисть и палитру…

Беннет Майерс не спал, он лишь по привычке давал отдых уставшим глазам, собираясь с мыслями и силой. Сквозь полуопущенные ресницы ему было видно, как Кристиана приблизилась к холсту, над которым он работал. Интересно, зачем? Каким-то внутренним чутьем он понял, что не стоит мешать ей, когда она притронулась к его краскам. Позже он и сам не мог объяснить подобной терпимости. Возможно, это было вызвано любопытством, которое вдруг в нем проснулось, возможно, другими мотивами… Так или иначе, но Майерс спокойно наблюдал за тем, как Кристиана, повернувшись к нему спиной, водит кистью по холсту…


Страсть творчества, захватившая девушку поначалу, постепенно уступила место спокойствию и вдумчивости. Наконец она глубоко вздохнула и, отложив палитру, с удовлетворением посмотрела на свою работу.

— Может, юная мисс будет столь любезна и позволит старику увидеть то, что доставило ей такое удовольствие.

Голос художника, неожиданно раздавшийся сзади, привел девушку в смятение. Кристиана словно очнулась от сна, только сейчас осознав, что натворила. Она испортила неоконченный шедевр Беннета Майерса, величайшего живописца!

Ее лицо покрыла смертельная бледность.

— Боже, мистер Майерс… сэр, я сама не знаю, как это произошло! Видит Бог, я не хотела…

— Что сделано, то сделано, — перебил ее старый мастер. — Мне ни к чему твои оправдания. Отойди, девочка, я хочу посмотреть, чем это ты там занималась.

Глаза Кристианы наполнились слезами, и она отошла от мольберта, с ужасом наблюдая за тем, как художник пристально разглядывает ее работу. Несколько минут молчания, воцарившиеся в студии, показались ей годами.

Наконец Майерс откинулся на спинку кресла и перевел взгляд внимательных глаз с картины на девушку.

— Что ж, у тебя определенно есть талант. Хочешь стать моей ученицей?..

2

Патрик Корнелл, обладатель жгуче-черных непокорных волос, атлетического телосложения, пронзительной синевы глаз и самой известной галереи искусств в Нью-Йорке, небрежно облокотясь на спинку кресла времен королевы Анны, внимал всеми признанной светской красавице Сабрине Уорхолл. Она с увлечением повествовала ему о своем недавнем африканском сафари.

На самом деле молодому человеку ужасно надоела его собеседница и он усиленно искал благовидный предлог избавиться от ее внимания, но пока безуспешно. И неудивительно, став к тридцати пяти годам всеми признанным знатоком живописи, Патрик возглавлял список самых желанных холостяков города. Множество девушек, принадлежащих к лучшим семействам, лелеяли надежду притащить его к алтарю. Впрочем, пока никто из них не мог похвастаться тем, что привлек его особое внимание. Патрик Корнелл был предельно вежлив и обходителен со всеми, но не более того.

И мисс Уорхолл не стала исключением. Поддерживая видимость интереса к рассказу Сабрины, Патрик погрузился в мысли, которые одолевали его последнее время, и носили они исключительно деловой характер. Слывя успешным бизнесменом в мире изобразительного искусства, молодой человек был искренне озабочен неожиданно возникшим интересом большинства своих клиентов к современной живописи. Его тревога имела вполне законное основание. Если бы речь шла о работах художников прошлого или хотя бы начала нынешнего века, Патрик без труда нашел бы нужное решение, благо мастера отличались творческой плодовитостью.

Но среди представителей современной художественной школы он мог назвать лишь три-четыре имени тех, чьи произведения заслуживали того, чтобы осесть в частных коллекциях его покупателей. Учитывая медлительность, с которой создавались эти полотна, и быстроту, с которой оные находили своих новых хозяев, не могло быть и речи о закупке оптом. Исключение составлял Беннет Майерс, но он, если верить информации, исправно поступающей к Патрику из компетентных источников, был тяжело болен и почти не писал. Для владельца галереи искусств это означало долгие и кропотливые поиски нового художника, чье имя могло бы стать в один ряд с именами уже известных современников.

Каждый раз, когда ему предстояло сложное дело, требующее тщательного обдумывания, Патрик предпочитал оказываться в недосягаемости, как от своих клиентов, так и от знакомых. Именно в такие периоды его выручал «домик тетушки Пейдж».

Пейдж Мари Корнелл приходилась двоюродной сестрой отцу Патрика. Сколько он себя помнил, одинокая старая дева безвыездно жила на своей ферме неподалеку от Вилуоки. Семейная легенда представляла ее добровольное отшельничество в несколько романтичном свете.

Давным-давно семнадцатилетняя красавица Пейдж Мари отдала свое сердце некоему молодому человеку, которого в день помолвки призвали в армию. Шла Вторая мировая война. Девушка поклялась возлюбленному дождаться его возвращения. Она осталась верна слову даже тогда, когда ей сообщили, что ее избранник погиб, сражаясь под флагом Соединенных Штатов где-то под Тулоном. Перессорившись со всей родней, отказав множеству претендентов на ее руку, юная красавица обрекла себя на добровольное заточение.

Шли годы, красота Пейдж Мари поблекла и скрылась под сетью морщин, но она ждала и верила, что наступит день, когда любимый вернется и постучит в ее дверь. Вера не оставила Пейдж Мари Корнелл и на смертном одре.

Когда в присутствии родственников адвокат покойной вскрыл завещание, выяснилось, что все свое имущество она оставила малолетнему Патрику, который изредка гостил на ее ферме во время летних каникул и, по слухам, внешне весьма напоминал жениха Пейдж Мари.


Подъезжая к одноэтажному фермерскому дому, Патрик в который раз с благодарностью вспомнил тетушку Пейдж.

Дождь лил так, словно небеса решили выдать годовой запас воды. Подогнав машину как можно ближе к террасе, окружающей дом, он сунул руку в карман и, пошарив, глухо выругался. Так и есть, ключи от входной двери остались на столике в его нью-йоркской квартире.

Патрик задумался. Если память не изменяла ему, то из чердачного помещения можно проникнуть внутрь дома через неприметный люк. Плотнее запахнув плащ, он вылез из машины и бегом обогнул дом. Очевидно, удача все же не оставила его: дверца чердака была приоткрыта, а приставленная лестница заметно облегчала его задачу.

Осторожно ступая по шатким ступеням, Патрик взобрался наверх и нырнул в полумрак чердака. Сбросив намокший плащ, он прошел в глубь помещения, намереваясь отыскать люк. Скупой свет серого дня, лениво текущий в открытую дверцу, позволял Патрику рассмотреть всевозможные хозяйственные принадлежности немудреного сельского быта, снесенные сюда за ненадобностью: масляные лампы, старые каминные щипцы, детскую колыбель, девушку, кресло-кача… Девушку? Откуда здесь взяться девушке?

Патрик помотал головой в надежде избавиться от наваждения, но это не помогло. Возможно, потому, что в глубине души он не желал избавляться от наваждения, а возможно, потому, что девушка была самая, что ни на есть настоящая, из плоти и крови. По-детски подложив руку под щеку, она мирно спала на старой кушетке. Патрик осторожно присел рядом.

Черты лица незнакомки излучали трогательное спокойствие. Патрик внезапно поймал себя на мысли, что думает не о том, как она оказалась на чердаке его дома, а о том, какого цвета у нее глаза. Ничего не зная о ней, он уже нашел, что она прекраснее многих его знакомых, даже Сабрины Уорхолл. И дело было вовсе не в густых волосах, небрежно разметавшихся по потертому темно-вишневому бархату, и не в изящном изгибе бровей. Нет, обаяние незнакомки заключалось в некоем внутреннем сиянии, которое так свойственно рафаэлевским мадоннам.

Знаток искусства, Патрик в немом восхищении замер, склонившись над спящей девушкой, словно боясь разрушить образ, в котором она предстала перед ним. Несколько минут прошло с того мгновения, как он обнаружил ее, но ему казалось: прошла вечность.

Конечно, как любой человек, Патрик с юности мечтал о настоящей любви. Мечтал, чтобы она настигла его внезапно, лишая воли и увлекая в водоворот страсти. Но со временем подобные грезы о счастье становились все более призрачными. Взрослый Патрик уже не покупался на нежные, интригующие знаки внимания светских красавиц. Его сердце ни разу взволнованно не затрепетало, не подало ему сигнал… Если не считать Мелиссу, но о ней он предпочитал не вспоминать.

Теперь же, когда то, о чем он мечтал, случилось, Патрик не сразу понял это. А когда осознал происшедшее, то одновременно испугался и обрадовался. Испугался, потому что уже свыкся с одиночеством, бывшим ему верным спутником все эти годы, испугался за ставший столь привычным образ жизни, исключающий любой намек на чувства… Обрадовался, так как получил подтверждение тому, что и он, Патрик Корнелл, достоин простого человеческого счастья. Эта радость, распустившаяся нежным цветком в его душе, заставила забыть и о том, что на улице льет как из ведра, и о тех проблемах, которые одолевали его в последнее время. Он просто смотрел на спящую девушку, не в силах оторвать от нее взгляда.

Неожиданно скрипнула чердачная дверь — это осенний ветер затеял с ней игру, и Патрик, вздрогнув, вернулся к реальности. Осторожно, чтобы не потревожить сон незнакомки, он отошел в дальний угол, туда, где находился люк, и, отыскав тяжелое кованое кольцо, потянул на себя…


Кристиана сладко потянулась и открыла глаза. Огляделась, соображая, где это она находится… Затем, вспомнив все происшедшее с ней, села и тряхнула волосами. Ну и видок, наверное, сейчас у нее!

Шума дождя слышно не было — очевидно, он закончился. И действительно, теперь в распахнутую дверцу чердака виднелись огромные звезды на чистом небе. Благодаря круглой, полной луне, щедро разливающей свет, Кристиана прекрасно различала окружающие ее предметы. Вся обстановка старого чердака ей показалась достойной того, чтобы быть увековеченной на холсте. Девушка пожалела, что под рукой нет красок. Хотя почему нет? Она вспомнила о вещах, оставленных под навесом. Надо бы поднять их наверх.

Приняв решение, Кристиана подошла к чердачной дверце и выглянула наружу, собираясь спуститься… А спускаться-то было не по чему: лестница, по которой она взбиралась, исчезла.

Зная, что в подобной ситуации девушка из порядочной семьи обязана, взвизгнув от ужаса, упасть в обморок или сойти с ума от страха, Кристиана задумалась. Визжать не хотелось, падать на жесткий пол больно, а сходить с ума… Вот еще глупости какие! Если бы она при каждой случающейся с ней неприятности сходила с ума, то давно бы уже побила все рекорды по числу попаданий в психиатрические лечебницы.

Недовольно буркнув, Кристиана села на пол и, обхватив колени руками, попыталась сосредоточиться.

— Итак, моя дорогая, что мы имеем? Вернее будет сказать, чего не имеем. Во-первых, тебя выгнали с квартиры, во-вторых, твои вещи лежат внизу, а возможности спуститься, у тебя нет. И наконец, ты голодна…

Словно в подтверждение последнего факта, девушка ощутила аппетитные запахи жаркого. Она тяжело вздохнула и печально подвела итог:

— Ну вот, уже начались обонятельные галлюцинации.

Кристиана сморщила нос и потерла его ладонью. Однако, к ее удивлению, запах еды не только не уменьшился, но даже стал явственнее.

— Похоже, где-то рядом и впрямь готовят жаркое. Но где и кто?

Она принюхалась. Заманчивый запах шел из открытого люка, ведущего вниз. Странно, почему она не заметила его раньше? Подойдя ближе, Кристиана с опаской заглянула в него. Слабый свет тускло освещал винтовую лестницу, словно приглашая спуститься. Решив, что терять особенно нечего, девушка последовала его призыву. Старые ступеньки скрипели под ногами, нарушая таинственную тишину.

Очутившись внизу, Кристиана отправилась по следу уже начинающего раздражать запаха мяса с овощами и вскоре очутилась перед дверью, из-под которой пробивалась полоска света. Толкнув ее, девушка вошла в просторное помещение, очевидно служащее хозяевам кухней и столовой одновременно. В большом камине весело трещал огонь, на котором и готовилось источающее соблазнительный аромат мясное блюдо.

Попав в объятия теплого воздуха, исходящего от пламени, Кристиана ощутила, как сильно продрогла. Девушка протянула тонкие руки к огню и блаженно мурлыкнула. В тот же миг за ее спиной раздался приятный мужской голос:

— Я рад, что вы проснулись и решили почтить меня своим присутствием.

Вздрогнув, Кристиана неловко обернулась и упала бы в огонь, если бы не мускулистые руки незнакомца, вовремя поддержавшие ее.

— Простите, если испугал вас. Но дело в том, что я жутко проголодался, а приступать к трапезе без вас не решался. Так что, если вы ничего не имеете против, предлагаю отправиться за стол… Я уже могу отпустить вас?

— Что?

Кристиана еще толком не поняла, что все происходящее не является плодом ее воображения. Единственное, что она знала точно, так это то, что мечтает оставаться в объятиях незнакомца как можно дольше.

— Я спрашиваю: могу ли я отпустить вас, не опасаясь за вашу жизнь? Достаточно ли прочно вы стоите на ногах? — Казалось, мужчина не заметил того замешательства, которое вызвали в девушке его прикосновения.

Кристиана нехотя отстранилась.

— Спасибо, я в полном порядке.

— Тогда прошу садиться. — Незнакомец сделал приглашающий жест в сторону стола, и Кристиана только сейчас заметила, что на нем стоят два прибора.

Недавнее чувство голода вернулось, как только перед ней очутилась тарелка дымящегося жаркого. Девушке стоило немалых усилий, есть неторопливо, как и положено благовоспитанной мисс. Все то время, пока длилась трапеза, она молчала и не поднимала глаз, словно боясь встретиться взглядом с таинственным незнакомцем. Впрочем, он тоже не стремился завязать беседу. По крайней мере, так ей показалось.

Она вновь услышала его голос лишь после того, как, не удержавшись, громко чихнула — очевидно, время, проведенное под дождем, не прошло для нее даром.

— Вы простудились. Думаю, немного горячего пунша вам не помешает. Если вы уже поужинали, то вам лучше сесть поближе к огню и подождать, пока я согрею вино.

Кристиана не заставила себя долго уговаривать и спустя некоторое время уже уютно устроилась в старинном кресле, укутанная в пушистый плед и сжимая в руках чашку с целебным напитком. Незнакомец расположился на скамеечке у ее ног.

Взяв кочергу, он помешал угли в камине и, повернувшись к девушке, задал вопрос, который она ожидала с самого начала их странного знакомства:

— Как вы очутились на чердаке моего дома?

— Я вовсе не думала, что здесь может кто-то жить. Мне этот дом всегда казался заброшенным.

— Вы правы, он действительно несколько запущен, в этом моя вина. Я слишком редко приезжаю сюда. Однако вы не ответили: как получилось, что молодая девушка оказалась в одиночестве в столь безлюдном месте? Впрочем, если мой вопрос вам кажется некорректным, можете не отвечать.

— Отчего же. Мне вовсе нечего скрывать. Все объясняется довольно просто: я — художница. А здешние места столь живописны, что я не смогла избежать соблазна запечатлеть их на холсте. Но вы вряд ли понимаете, что я имею в виду. Вы же не художник.

— Вы так считаете?

Патрик мысленно улыбнулся, представив, как отреагировала бы его гостья, узнай она, что он имеет к живописи самое прямое отношение.

Истолковав его слова по-своему, Кристиана поспешила исправиться:

— Я вовсе не хотела вас обидеть. Просто…

— Пустяки, я не обиделся, — поспешил успокоить ее Патрик и замолчал, глядя на пламя.

Набравшись смелости, Кристиана исподволь разглядывала гостеприимного хозяина. Яркий свет пламени резко очерчивал его красивый профиль, а густая копна черных как вороново крыло волос придавала облику незнакомца демонические черты. На его губах блуждала полуулыбка, глаза блестели странным огнем.

На мгновение Кристиане представилось, будто она, как в знакомой детской сказке, попала в замок к зачарованному принцу, расколдовать которого можно лишь поцелуем. Девушка испытала жгучее желание прижаться ртом к его губам, ощутить их вкус, коснуться рукой его волос…

— Вы на меня так смотрите… Интересно, о чем вы думаете?

Слова незнакомца застали ее врасплох. Кристиана покраснела и, отведя взгляд, произнесла:

— Я думаю о том, что впервые в жизни ужинала с мужчиной, имя которого мне неизвестно.

— Тогда разрешите представиться, мисс. Патрик Корнелл. — Он улыбнулся и протянул ей руку.

— Кристиана… Кристиана Диксон.

Девушка опасалась, что Патрик начнет расспрашивать ее о семье. Но он, видимо, почувствовал ее нежелание распространяться о себе и промолчал, за что она тут же преисполнилась к нему благодарности.

Пытаясь избежать неловкой паузы, Кристиана в свою очередь поинтересовалась:

— А вы, мистер Корнелл, чем вы занимаетесь?

— Патрик. Зовите меня Патрик. Думаю, обстоятельства нашего удивительного знакомства вполне позволяют общаться без лишних формальностей.

— Хорошо, Патрик. — Кристиана восприняла его предложение с непонятной для себя радостью. — Так кто вы по профессии?

Молодой человек на секунду задумался. Ему, несомненно, нравилась новая знакомая, но он опасался, что, как только ей станет известно о влиянии, которым он обладает в художественных кругах, в их отношениях могу возникнуть некоторые проблемы. А этого Патрик желал меньше всего. У него уже имелся печальный опыт с Мелиссой Ллойд, поэтому он предпочел дать несколько уклончивый ответ:

— Я занимаюсь тем, что скупаю интересные вещи и нахожу для них достойных покупателей.

— Судя по тому, что вы вынуждены обитать здесь, в старом доме, ваши дела идут не очень успешно.

В голосе девушки слышалось явное сочувствие, и это немало позабавило Патрика. Итак, Кристиана решила, что он один из множества неудачливых коммивояжеров, которые разъезжают по стране в слабой надежде реализовать свой нехитрый товар. Что ж, подумал Патрик, не стоит разуверять ее в этом, и помешал угли в камине.

— Боже! Я совсем забыла! Ведь на улице остались мои вещи!

Кристиана сделала попытку выбраться из кресла, но Патрик властным жестом остановил ее.

— Не беспокойтесь, я принесу. Где вы их оставили?

— Под навесом…

Оставшись одна, девушка плотнее завернулась в плед и подумала, как это чудесно, когда кто-то о тебе заботится. Она уже и забыла, когда по отношению к ней проявлялось подобное внимание со стороны мужчины. Дики не в счет — он брат. Вот разве что Беннет… Но это совсем другое.

Кристиана печально улыбнулась и погрузилась в воспоминания…


— Истинный художник творит сердцем, а не разумом. Не забывай об этом!

Беннет Майерс ласково провел рукой по волосам Кристианы, ниспадающим смоляным каскадом на ее плечи в каком-то одной лишь ей ведомом порядке. Кристиана поймала его ладонь и прикоснулась к ней губами.

— Не отвлекайся, девочка! Живопись не терпит небрежности и легкомыслия, — строго одернул ее старый мастер, но она лишь улыбнулась. Это был их обычный стиль общения, к которому оба привыкли за прошедшие два года.

Они расположились на застекленной террасе и любовались зимним садом. Вернее, любовался Беннет, а Кристиана делала наброски с натуры. Художник стремился использовать каждую минуту отпущенного ему земного срока, чтобы передать Кристиане свои секреты. Он учил ее по-особому смотреть на жизнь, преодолевая стереотипные подходы к изображению действительности, и с каждым днем все более убеждался в правильности своего выбора.

Кристиана умела улавливать суть вещей, как никто другой, словно у нее был тот дар, которым Бог награждает лишь избранных. То, что для большинства представлялось загадкой, перед ней раскрывалось подобно книге. И она читала эту книгу неустанно.

Девушка впервые ощущала себя счастливой. Она занималась любимым делом, и рядом с ней был человек, который не только принимал ее образ жизни, но и учил тому, как укрепиться в своей правоте. О том, что с ней случится после смерти этого человека, Кристиана предпочитала не думать, полагая, что тем самым отодвигает неизбежное. Эта вера основывалась на том, что Беннет действительно в последнее время чувствовал себя впервые со времени начала болезни так хорошо. Ему самому начало казаться, что выздоровление возможно. Жажда жизни обуревала старого мастера как никогда. Но судьба распорядилась иначе.

В тот день Кристиана должна была вывезти Беннета на прогулку. Они договорились об этом накануне.

С утра она, как обычно, постучала в дверь его дома. По пути девушка купила букетик подснежников, надеясь порадовать учителя первыми весенними цветами. Прохожие, шедшие ей навстречу, провожали восхищенными взглядами ее изящную фигурку.

Дверь открыла Элис, молоденькая горничная. Едва взглянув на заплаканное лицо девушки, Кристиана почувствовала, как сжалось сердце. Не говоря ни слова, она взбежала по лестнице на второй этаж, туда, где находилась спальня Беннета. Навстречу ей попалась экономка с красными от слез глазами. Сжав руку Кристианы, она прошептала:

— Как хорошо, что вы пришли. Он спрашивал о вас. Идите к нему…

Девушка подошла к двери спальни и, взявшись за ручку, почувствовала, как ноги наливаются свинцом, а сердце бьется в груди с такой силой, словно ему стало тесно. Кристиана неожиданно испытала сильный страх.

Нет, она не боялась взглянуть в лицо смерти. Кристиана уже встречалась с ней на похоронах родителей. Ее пугала мысль о том, что она может не успеть проститься с дорогим ей человеком, что душа может покинуть его тело еще до того, как она скажет ему все то, что не успела сказать.

Пересилив себя, Кристиана тихо отворила дверь и вошла в комнату. Беннет лежал на белоснежных простынях, туго накрахмаленных заботливой Элис. Пряди седых волос обрамляли его бледное лицо с благородным профилем. Ясные глаза, светящиеся умом, с теплотой взирали на вошедшую. При виде своей любимицы художник сделал слабую попытку улыбнуться.

Кристиана опустилась на колени у кровати, прижавшись щекой к ставшей такой легкой руке мастера, и взмолилась:

— Не оставляйте меня, Беннет! Я не хочу терять вас!

Старый художник нежно погладил ее, пытаясь успокоить.

— Дитя мое, не надо думать о плохом. Что нам за дело до того, что будет, когда у нас так много в прошлом. Помни: воспоминания — это тот рай, из которого нас никто не изгонит. Потому что он хранится в сердце — твоем и моем. И пока мы будем помнить друг друга, ничто не в силах разлучить нас. Иди по жизни своей дорогой столько, сколько отпущено тебе, не разменивайся по мелочам, не бойся трудностей и знай, что я всегда благодарил судьбу за то, что она подарила мне встречу с тобой.

Беннет Майерс замолчал. И в наступившей тишине Кристиана услышала, как перестало биться его сердце…


Громко хлопнула входная дверь, возвращая Кристиану из прошлого. И вскоре в комнате появился Патрик с ее вещами. Осторожно прислонив к стене этюдник, он подошел к камину и, глядя на девушку сверху вниз, улыбнулся.

— Ну, вот теперь, когда с вашими вещами все в полном порядке, следует подумать о том, как нам разместиться на ночлег. Здесь, конечно, есть гостевая комната, но так как ею за ненадобностью давно не пользовались, она совершенно не подготовлена. Единственно пригодные для ночлега помещения во всем доме — это то, в котором мы находимся, и хозяйская спальня.

— Не стоит беспокоиться. Я могу прекрасно провести ночь и в этом кресле.

Кристиана нисколько не хотела стеснять своим присутствием хозяина, но он решительно отверг ее предложение:

— Исключено. Вы моя гостья и, следовательно, достойны лучшего. Вы устроитесь в спальне, а я здесь, у камина…


Лежа на деревянной кровати, на которой с легкостью уместилось бы целое фермерское семейство, Кристиана не могла заснуть. Ее одолевали мысли. Прежде всего, девушку волновало то, каким образом она сможет заполучить свои картины, которые домохозяйка оставила у себя в счет задолженности по квартплате. У Кристианы не было сейчас ни цента. Просить у Ричарда ей не хотелось, так как подобный поступок был бы истолкован им в пользу своей правоты в отношении ее занятий живописью.

Вообще, несмотря на любовь к братьям, Кристиана старалась как можно реже звонить домой, ограничиваясь поздравлениями в праздники. Каждый раз, в независимости от того, кто брал трубку — Дики или Генри, она испытывала острый приступ тоски по дому. Ей стоило огромных усилий скрывать это от собеседника, весело болтая о пустяках и уверяя, что у нее «все отлично».

Воспоминания о семье вызвали на глазах Кристианы слезы, и она постаралась переключиться на что-нибудь другое, более веселое. Но ей это не удалось. На смену мыслям о братьях пришли иные. Видимо, сегодняшняя ночь должна была стать моментом своеобразного подведения итогов последних двух лет, которые она провела вне дома.

Кристиана вспомнила, как шла за гробом Беннета, оглушенная случившейся трагедией. Вспомнила, как, придя с кладбища, побросала в сумку немногочисленные пожитки и покинула окрестности Йеля на машине зеленщика. Она не могла находиться там, где все напоминало о ее старом друге. Кристиана бежала от боли, терзающей душу, еще не зная, что это невозможно.

Остановившись в небольшом городке, окруженном фермерскими хозяйствами, она сняла комнатку и всецело отдалась живописи, не замечая, как быстро исчезают деньги, которые ей удалось скопить за время работы в доме Майерса…

Безрадостные мысли о будущем окончательно расстроили девушку. Она села в постели и строго приказала себе:

— Ну, хватит! Вспомни, чему тебя учил Беннет: нет таких трудностей, которые человек не смог бы преодолеть. Выше нос!

Вернув себе хорошее расположение духа, Кристиана почувствовала, как в ней просыпается жажда деятельности. Огромная луна, бесстрастно взирающая с безоблачного после прошедшего дождя неба, освещала комнату сквозь большое окно спальни, придавая предметам обстановки странные, призрачные очертания. Соскользнув с кровати на холодный пол, Кристиана завернулась в пончо и, тихо ступая по скрипучим половицам, вышла из спальни. Ей срочно требовались ее художественные принадлежности.

Уголь в камине почти прогорел. То, что от него осталось, мерцало подобно рубиновой россыпи, еле освещая комнату и спеша отдать последнее тепло. Рядом с камином, расположившись в том самом кресле, где недавно сидела она, спал Патрик. Чтобы добраться до стоящего у стены этюдника, Кристиане надо было пройти мимо него.

Девушка невольно залюбовалась мужественным спокойствием, которое излучало его тело. Она замерла, не в силах отвести взгляда от темных густых ресниц, прикрывающих глаза, от волевого подбородка, покрытого легкой щетиной, от мощного разворота плеч, выдающих силу своего хозяина…

Ей стоило большого труда не прикоснуться к Патрику. Подавляя страстное желание, девушка напомнила себе о первоначальной цели своего визита и, схватившись за этюдник, как за спасительную соломинку, поспешила вернуться в спальню.

При тусклом свете единственной лампы Кристиана принялась воссоздавать на холсте удивительную картину, представшую ее взору. Кисти мелькали в руках девушки с удивительной быстротой, а на губах играла легкая улыбка, словно в ее жизни не было места для волнения и тревог…


Проснувшись поутру, Патрик собрался съездить в городок. Во-первых, необходимо было запастись провизией. А во-вторых, он не желал, чтобы его гостья стала свидетелем того, как «бедный коммивояжер» разъезжает на дорогой машине. Включившись в игру, Патрик принял решение поставить свой автомобиль на стоянке в городе, а на ферму вернуться в простенькой машине, взятой напрокат там же.

Оставив записку, в которой он сообщал, что скоро вернется, и просил подождать его, Патрик, стараясь не шуметь, покинул дом и, сев за руль, выехал со двора фермы по направлению к городку. Проносясь мимо живописных сельских пейзажей, он в который раз мысленно благодарил тетушку Пейдж за то, что благодаря ее завещанию он владеет частью этой красоты.

Воистину день начинался удачно! Патрик без проблем исполнил свой замысел и уже вскоре загружал купленными продуктами старенький «шевроле». Укладывая последний пакет с артишоками, он поймал себя на том, что его голова занята не столько делами, сколько мыслями о Кристиане. Патрик торопился вернуться на ферму до того, как его гостья проснется. Ему не хотелось, чтобы она бесследно исчезла из его жизни.

Весело насвистывая, он вел машину по старым улицам городка, когда его внимание неожиданно привлек огромный плакат, выставленный в окне одного из кирпичных коттеджей. Кривыми буквами на нем было написано: Дешевая распродажа картин.

Патрик усмехнулся. В детстве он много времени проводил, изучая городские улочки, но ни на одной ему не приходилось встречать человека с этюдником. Сама мысль о том, что кто-либо из местных жителей решил заняться живописью, развеселила его. Но профессионализм, выработанный годами, заставил остановить машину. Никогда не следует пренебрежительно относиться к мелочам.

Заметив молодого человека, вышедшего из автомобиля и идущего по узкой дорожке к дому, из него вышла немолодая женщина, судя по ее уверенной манере держаться, хозяйка коттеджа.

Представившись, Патрик поинтересовался теми картинами, о которых говорилось в объявлении. Женщина окинула его внимательным взглядом и предложила войти в дом.

Поднявшись следом за ней по узкой лестнице на второй этаж, он оказался в чистенькой комнате, часть которой была превращена в своеобразный выставочный зал. Одного взгляда на предложенные его вниманию полотна хватило, чтобы понять: перед ним шедевры. Это было ясно, даже, несмотря на тот дилетантизм, с каким они были расставлены. Часть отсвечивала отраженными лучами падающего из окна солнца, часть, наоборот, находилась в неразумном удалении от света.

Сохраняя видимое спокойствие под пронизывающим взглядом хозяйки, Патрик подошел к ближайшей картине и склонился над ней. Второе открытие потрясло его не меньше первого. Он узнал руку живописца. Беннет Майерс!

— Сколько вы хотите за все полотна? — Патрику стоило огромных усилий придать голосу ленивую вальяжность и ничем не выдать того возбуждения, которое охватило его.

— Десять долларов за каждое, — быстро произнесла женщина и опустила глаза, словно испугавшись названной суммы. Затем суетливо рванулась к одному из полотен и обмахнула его тряпкой. — Это очень хорошие картины!

Патрик поморщился от столь бесцеремонного обращения с предметом искусства. И если его поначалу мучили угрызения совести по поводу слишком низкой цены, то теперь они уступили место беспристрастию. Сразу ясно, что картины попали в руки этой женщины случайно.

Прежде чем дать ответ, он не отказал себе в удовольствии выдержать долгую паузу, наблюдая за гаммой эмоций, что отразилась на лице хозяйки. Хитрая женщина прекрасно понимала, что подобный покупатель в их провинциальном городке большая редкость, и молилась, чтобы он не ушел от нее с пустыми руками.

— Я согласен, — медленно произнес Патрик и достал бумажник. — Наличные?..


— Это невероятно, Уолтер! Я и сам с трудом верю в подобное везение!

Разговаривая по телефону со своим подчиненным в Нью-Йорке, Патрик то и дело повышал голос, чем привлекал к себе внимание немногочисленных посетителей почтового отделения. Но ему не было до них никакого дела. Повернувшись лицом к окну, он не спускал глаз с припаркованной рядом машины, в которой находилось приобретенное им сокровище.

— Мистер Корнелл, вы точно уверены, что это подлинный Майерс? — Уолтер Брукс был более сдержан в эмоциях, чем его хозяин.

— Я убежден в этом так же, как и в том, что разговариваю с тобой.

— В таком случае примите мои поздравления, сэр. «Слим и Рутгер» умрут от зависти. Позвольте полюбопытствовать, к какому периоду творчества Майерса относятся купленные вами полотна.

— Судя по их состоянию, к последнему. На некоторых совсем свежая краска.

— Тогда вынужден огорчить вас, сэр. Это не подлинники.

— О чем ты говоришь, Уолтер? Ты не доверяешь моему опыту?

— Когда речь идет о фактах, я предпочитаю доверять им.

— Какие факты? Черт побери, я не понимаю тебя, объясни!

— Все очень просто, сэр. Приобретенные вами полотна не могут принадлежать кисти Майерса, потому что Беннет Майерс вот уже как полгода покоится в могиле.

— Так почему я узнаю об этом только сейчас?! — Патрик негодовал: триумф обернулся неудачей!

— Мы считали, что вы в курсе, сэр. — В голосе Уолтера слышалось искреннее сочувствие.

— Хорошо, я свяжусь с тобой позже, — буркнул Патрик, проклиная себя за поспешность, с которой сделал радужные выводы.

— Я сожалею, сэр, — сказал Уолтер, прежде чем повесить трубку.

Расстроенный Патрик вернулся к машине, достал одну из картин. Неужели он потерял навык? Пейзаж, изображенный на холсте, на первый взгляд определенно принадлежал кисти Майерса. Хотя, если приглядеться внимательнее, то можно заметить некую упорядоченность мазков, нехарактерную для старого мастера. Но если автор купленных им картин не Беннет Майерс, тогда возникает вопрос: кто этот художник, который не уступает в мастерстве великому живописцу? Дав себе слово обязательно разузнать об этом в ближайшее время, Патрик отправился на ферму.


Кристиана была вне себя от ярости. Какое право имела миссис Ригз продавать ее картины без соответствующего на то разрешения. Глядя на островерхую крышу дома, бывшего некоторое время ее пристанищем, девушка еле сдерживала слезы. Пять месяцев работы — и все напрасно! Ее полотна навсегда потеряны для нее, они исчезли вместе с проезжим покупателем.

Первой мыслью Кристианы было ринуться на поиски нового владельца картин, чтобы все объяснить ему, уговорить вернуть ей работы. Но, поняв всю безнадежность своего намерения, девушка смирилась со случившимся.

А ведь она надеялась на лучшее, покидая гостеприимную ферму и отправляясь в город. Что ж, видно, придется все начинать сначала…

Оставив «шевроле» у навеса, Патрик, прихватив часть пакетов с едой, вошел в дом. Судя по тишине, царящей в комнатах, Кристиана еще спала.

Приготовив поздний завтрак, он тихонько постучал в дверь спальни и, не дождавшись ответа, открыл ее. Заправленная пестрым лоскутным покрывалом кровать была пуста. В комнате не наблюдалось ни малейшего намека на присутствие какого-либо живого существа. Гадая, где может находиться гостья, Патрик уже собирался выйти из спальни, как его взгляд остановился на повернутом к окну этюднике. Движимый любопытством, он подошел к нему и замер на месте…

Сомнений быть не могло. Неоконченный лунный пейзаж, изображенный на холсте, являлся детищем того же мастера, что и купленные им сегодня картины. Это открытие заставило Патрика сесть на кровать и привести мысли в порядок.

— Итак, что у нас есть? А есть у нас двадцать три живописных полотна великолепной майеровской школы и сам художник, вернее художница. Судя по скорости, с которой был написан последний пейзаж, она способна «печь» высококлассные произведения искусства, как иная хорошая хозяйка — блины. Следовательно, проблема, стоящая перед нами в последнее время, решена.

Оставалось лишь убедить Кристиану сотрудничать только с его галереей. Но тогда ему придется открыться ей и рассказать, чем он занимается в действительности. А это означало, что он может потерять ее, как некогда потерял Мелиссу. Отголоски боли пережитой некогда любовной трагедии вновь разбередили сердечные раны, которые Патрик считал затянувшимися…

3

В двадцать три года Мелисса Ллойд уже выделялась из толпы сверстников недюжинной целеустремленностью к карьерным высотам. Господь дал ей толику таланта, и она всячески его культивировала, собираясь когда-нибудь снять немалый урожай. Живопись, которой она занималась, представлялась ей не более чем выгодным делом, способным со временем окупить затраченные на него усилия.

Кроме деловых качеств, Мелисса обладала эффектной внешностью. Ее золотистые волосы, каскадом ниспадающие по спине, стройные, как у модели, ноги, высокая полная грудь и огромные, всегда широко распахнутые глаза цвета морской волны не оставляли равнодушным ни одного из встреченных ею мужчин. А таковых было немало. Коллеги-художники, писатели, бизнесмены и даже один кинопродюсер — все, как один, преклонялись перед «божественной Мелиссой» и наперебой предлагали ей руку и сердце.

Сама же Мелисса часто ловила себя на мысли, что подобные проявления пылких чувств со стороны противоположного пола оставляют ее бесстрастной. Она считала, что брак — это вроде крупной сделки, при заключении которой нельзя руководствоваться эмоциями.

Когда подошло время, которое Мелисса определила для обустройства личной жизни, она стала самым тщательным образом подбирать кандидатуру на роль своего мужа. И к этой сложной процедуре она подошла с той же серьезностью и целеустремленностью, с какой отдавалась карьере.

Благодаря многочисленным связям в самых различных кругах Мелисса сплела и раскинула огромную сеть, справедливо полагая, что в ней рано или поздно окажется тот, кто ей нужен. Судьба благосклонно отнеслась к подобному трудолюбию молодой особы и преподнесла Мелиссе сюрприз в виде ослепительного Патрика Корнелла.


Зачем только Уолтер притащил меня на этот прием? — недоумевал Патрик. Его всегда раздражали напыщенные великосветские мероприятия с их интригами и перешептываниями за спиной. Будучи деловым человеком, он не одобрял бездарной траты времени. А этот прием как раз относился к подобной категории. Заслонившись ладонью, Патрик зевнул и тут же бросил взгляд по сторонам, опасаясь, что подобное проявление скуки может быть кем-либо замечено.

Его предчувствия были не напрасны. Он увидел, как от стоящей неподалеку группы приглашенных, отделилась высокая блондинка и с самым решительным видом направилась к нему.

С чувством обреченности Патрик ожидал ее приближения, попутно успев отметить, что молодая женщина прекрасно сложена. Золотое, плотно облегающее фигуру, с глубоким вырезом платье только подчеркивало все прелести незнакомки.

— Я заметила, что вы скучаете, — произнесла она, подойдя к нему.

— Что вы, я веселюсь вместе со всеми… — начал оправдываться Патрик.

— Бросьте, вы не умеете лгать, — прервала она его. — Сказать откровенно, здесь и правда нечем заняться. Вся разница лишь в том, что вы не умеете скрыть этого, а они умеют. — Женщина кивком указала на разбившихся на многочисленные группки гостей и продолжила: — Я пришла сюда из чисто деловых соображений, а вы?

— Меня привел знакомый, но он куда-то подевался.

— Какая жалость, — произнесла незнакомка, но, судя по тону, каким это было сказано, утверждение не соответствовало действительности.

В их разговоре возникла пауза, и Патрик счел себя обязанным прервать ее.

— Разрешите представиться: Патрик Корнелл.

— Мелисса Ллойд. — Назвавшись в свою очередь, женщина ослепительно улыбнулась. — Знаете что, Патрик. Похоже, ваш знакомый не скоро найдется, а я завершила здесь все свои дела. Может быть, вы согласитесь составить мне компанию и мы тайком улизнем отсюда? Вы любите японскую кухню? Я знаю неплохое тихое место, где можно спокойно пообщаться.

Патрик на мгновение задумался. И правда, что он потеряет, составив компанию очаровательной женщине, разве что возможность и дальше скучать в ожидании окончания приема. Приняв решение, он предложил собеседнице руку со словами:

— Я не люблю японскую кухню, потому как никогда ее не пробовал. Но не откажусь это сделать под вашим чутким руководством.


— … После этого посол покрывается красными пятнами и смотрит на свою супругу так, словно готов ее убить… — Вот уже почти час Мелисса развлекала Патрика всевозможными историями из своей светской жизни.

Он с восторгом наблюдал за тем, как она мастерски орудует черными лаковыми палочками, подхватывая кусочки аппетитного блюда с тарелки и отправляя их в рот с небрежной ловкостью. У него так не получилось. Сперва он попробовал было скопировать действия Мелиссы, но в результате лишь испачкал рубашку, чем вызвал веселый смех спутницы.

После того, как досадная неприятность была устранена и по настоянию Мелиссы ему принесли вилку, он смог по-настоящему расслабиться за весь вечер. Во многом это объяснялось тем, что Мелисса оказалась приятной собеседницей. Патрик с удивлением открыл, что за яркой внешностью скрывается не менее яркий ум. Он вынужден был признать, что никогда не получал такого удовольствия от общения с женщиной, как в этот раз.

К тому времени, когда подали традиционный японский десерт — рисовые колобки «данго», Патрик пришел к выводу, что ему хочется продолжить знакомство с Мелиссой. Он не преминул сказать ей об этом. Она загадочно улыбнулась и, ловко подхватив палочками белоснежный шарик из риса, поднесла его к губам мужчины, который принял этот дар, пристально глядя в ее глаза…


Словно в фантастическом сне Патрик, сидя на кровати в спальне Мелиссы, наблюдал за медленными действиями молодой женщины. Она неторопливо выскользнула из платья, позволяя его нескромному взгляду рассмотреть все соблазнительные изгибы своего тела. Затем плавно, по-кошачьи приблизилась к нему и прижалась ртом к его губам, даря неописуемое наслаждение. Если до этого в сознании Патрика и возникала мысль об осторожности, то с этим поцелуем она исчезла бесследно.

Охваченный желанием, он безропотно позволил раздеть себя и уложить в постель. Для него уже не существовало ничего, кроме упругой белоснежной груди, нежным шелком скользящей под его ладонью; стройных ног, сжимающих сладостными тисками его бедра, и нежного лона, стремящегося соединиться с его восставшим естеством. Патрик стонал от наслаждения и извивался, будучи целиком во власти великолепной наездницы. Никогда еще он не испытывал подобного блаженства…


Мелисса погасила тонкую сигарету и посмотрела на спящего Патрика. Да, вне всякого сомнения, он именно тот, кто должен стать ее мужем. Наконец-то долгие поиски завершились успехом. В качестве миссис Корнелл она сможет осуществить многие свои мечты.

Молодая женщина мысленно поблагодарила мужчин за ту редкостную наивность, с какой они верят во всякие там стечения обстоятельств. Уж кто-кто, а она-то точно знала, сколько требуется приложить усилий, чтобы эти обстоятельства имели место. Нужное место и нужное время.

Впервые Мелисса услышала о Патрике Корнелле от одной из своих приятельниц. Речь шла об устройстве благотворительного вечера в помощь начинающим художникам, и ее знакомая надеялась, что мистер Корнелл предоставит свою галерею для проведения подобной акции. В тот раз Мелисса не увидела в Патрике подходящего кандидата на роль своего мужа, так как понятие «владелец галереи» ассоциировалось у нее с убеленным сединами старцем. Каково же было удивление женщины, когда на одном из светских мероприятий ей указали на неотразимого брюнета, пояснив, что это и есть Патрик Корнелл.

Мелисса заинтересовалась молодым и перспективным бизнесменом, чего уже было достаточно для того, чтобы запустить в действие сложный механизм «случайностей». Ей стоило немалых усилий, заручившись поддержкой приятеля, уговорить Уолтера Брукса затащить своего шефа на заведомо скучное мероприятие. Она пообещала одной из знакомых актрис устроить пробы на главную роль в фильме модного режиссера в обмен на то, что та обеспечит длительное отсутствие Уолтера во время приема, позволив Патрику остаться в одиночестве.

А скольких усилий стоило держать на расстоянии от столь привлекательного мужчины всех этих светских потаскух, ожидая, пока он не достигнет необходимой готовности! Нет, что ни говорите, такие труды достойны самого щедрого вознаграждения, которое Мелисса и собиралась потребовать. Не сразу, конечно. Ей было прекрасно известно, что мужчина, легко попавший на крючок, с такой же легкостью может с него сорваться.

Тщательно взвесив все «за» и «против», она приступила к осуществлению второй части своего плана.


Последние дни перед наступающим Рождеством Патрик провел в каком-то сладостном угаре. Он собирался провести предстоящий праздник вдвоем с Мелиссой и в канун рождественской феерии сделать ей предложение. Этот замысел не был спонтанным. Он вынашивал его в течение всех трех месяцев, которые они встречались. За это время ему пришлось выслушать сотни предупреждений от друзей и знакомых, убеждавших не торопиться со столь ответственным поступком. Но Патрик не желал слушать никакие доводы, он мечтал лишь об одном: быть всегда рядом с Мелиссой.

Сама Мелисса словно не замечала поднятой вокруг нее шумихи. Она даже ни разу не высказала желания официально оформить их отношения. И это несмотря на то, что вот уже больше месяца Патрик жил в ее квартире на правах полноправного хозяина. Удивительная женщина! Вполне достойная того, чтобы он мог надеть ей на руку обручальное кольцо…


Мелисса Ллойд щелкнула выключателем и прошла в ванную комнату. Здесь, за плотно затворенной дверью, она могла быть самой собой, что в последнее время стало для нее роскошью. Глядя на свое ослепительно прекрасное отражение в зеркале, молодая женщина уверяла себя в том, что ей осталось совсем немного времени носить «овечью шкуру», прикидываясь влюбленной дурочкой.

Если она все правильно рассчитала, то Патрик непременно сделает ей предложение в это Рождество. И она его примет. Да, черт побери, примет! А вот когда она станет законной миссис Корнелл, все, кто пытался отговорить Патрика от брака с ней, почувствуют на себе силу ее мести…

Стук в дверь прервал размышления Мелиссы.

— Любимая, ты идешь?

Патрик был весьма неутомим в сексе, что, впрочем, ее только радовало. Она поправила макияж и, нацепив самую соблазнительную улыбку, распахнула дверь.

— Какой же ты нетерпеливый…


Рождество выдалось снежное. Наблюдая из окна за медленно падающими с неба пушистыми хлопьями, Патрик подумал о том, что считает себя абсолютно счастливым человеком. Что еще может сказать тот, кто изо дня в день занимается интересным делом, а вечером, возвращаясь домой, оказывается в объятиях любимой женщины? Такое может только сниться. А может, все происходящее с ним и есть не более чем сон?

Ну, нет, разве очаровательное золотоволосое создание, ставящее в духовку рождественскую индейку, не из плоти и крови? Он сам имел возможность убедиться в этом долгими ночами, сплетающими в страстном единении два разгоряченных тела. А вчера… Воспоминания прошлого вечера заставили Патрика покраснеть, и он с опаской взглянул на Мелиссу. Заметила ли она его смущение? Похоже, нет. Будь его воля, время получило бы от него приказ лететь стрелой до той минуты, когда он обратится к Мелиссе с самыми главными в своей жизни словами…


Интересно, что сказали бы ее многочисленные поклонники, увидев, как она, Мелисса Ллойд, в кружевном переднике готовит рождественский ужин? Не иначе как то, что она сошла с ума. А что ей оставалось делать, если на ее предложение встретить праздник в дорогом клубе Патрик заявил, что предпочел бы остаться с ней дома и насладиться искусно приготовленной индейкой. С чего, интересно, он взял, что она умеет готовить? За всю свою жизнь Мелисса не сварила ни одного яйца. И чтобы не разочаровывать будущего мужа до поры до времени, ей пришлось пойти на хитрость.

Воспользовавшись тем, что Патрик весь день провел в поисках рождественских подарков, она заказала индейку в ресторане, затем приукрасила на свой лад и выдала за собственный кулинарный шедевр. На тот случай, если он все же заподозрит подвох, у нее было приготовлено тончайшее кружевное белье, способное затуманить мозги даже самому проницательному мужчине.


Глядя на пылающий в камине огонь, Патрик взял Мелиссу за руку и прижал к своему сердцу.

— Послушай, как оно бьется. Эго оттого, что ему известно все, о чем я собираюсь тебе сказать. Все до последнего слова. Так как только оно, мое сердце, было мне советчиком в принятии самого важного решения. С того дня, как ты появилась в моей жизни, я понял, что значит любить. Ты наполнила мое существование новым смыслом, заставила по-новому взглянуть на привычные вещи. Ответь мне, Мелисса Ллойд, согласна ли ты связать со мной свою жизнь перед Богом и людьми, делить на двоих радости и горести и, стать моей женой?

Мелисса еле сдержалась, чтобы тут же не выкрикнуть «да». О, как долго она ждала этого мгновения! Наконец-то победа! Нежно обняв Патрика, молодая женщина подарила ему долгий поцелуй и прошептала, взволнованно взмахнув ресницами:

— О, дорогой, как я счастлива!

Все еще сжимая ее в объятиях, Патрик требовательно посмотрел ей в глаза.

— Я должен расценивать твои слова как положительный ответ?

— Да, да, да…

Мелисса, смеясь, повалила Патрика на диван, и он увлек ее за собой.

— Сегодня самый счастливый день в моей жизни…


— Миссис Корнелл, мистер Корнелл ничего не говорил о том, что собирается выставить ваши картины в галерее. — Уолтер Брукс с удивлением смотрел на стоящую перед ним раздраженную женщину.

— Уолтер, я его жена, и мне не требуется разрешения на то, чтобы воспользоваться имуществом, принадлежащим моему мужу.

— Прошу простить меня, но, как управляющий галереей, я вынужден буду сообщить мистеру Корнеллу о вашем требовании.

— Думаю, при таком отношении к супруге своего хозяина вы недолго будете управляющим.

Не добившись желаемого, Мелисса в бешенстве покинула галерею.


— Она так и сказала? Успокойся, Уолтер, ты все сделал правильно. Я хочу, чтобы ты оповестил всех наших служащих о том, что своими делами я занимаюсь исключительно самостоятельно.

Окончив говорить со своим подчиненным, Патрик положил трубку. Странно, он никогда не замечал за Мелиссой желания покомандовать, надо попросить ее быть обходительнее с его людьми.

Внизу хлопнула дверь, это вернулась Мелисса. Патрик поспешил в холл, отметив по пути, что для двоих пятнадцати комнат многовато. В такой квартире можно жить месяц и ни разу не встретиться. Но таково было желание новобрачной. В глубине души Патрик надеялся, что это своеобразный намек на стремление иметь большую семью, поэтому воздержался, от каких бы то ни было критических замечаний.

Увидев мужа, Мелисса сразу перешла к делу:

— Милый, мне необходимо поговорить с тобой о галерее.

— Ты могла бы для начала поцеловать меня.

— Мы не виделись всего несколько часов, — отмахнулась от него Мелисса и прошла в гостиную.

Патрик недоуменно пожал плечами и последовал за ней.

— Так о чем ты желала со мной поговорить?

— Дорогой, ты должен уволить Уолтера. Сегодня, когда я зашла в галерею, он вел себя со мной грубо.

— А что ты делала в галерее, дорогая? Ты же знала, что я сегодня работаю дома…

— Ты меня не слушаешь, — перебила его Мелисса. — Уолтер вел себя просто вызывающе.

— Наоборот, я прекрасно слышу тебя. Это ты меня не слушаешь. — В голосе мужа послышались стальные нотки. — Так что ты делала в галерее?

— Я подумала, что несколько моих картин там неплохо бы смотрелись.

— Почему же ты не поделилась своими мыслями со мной, а предпочла обсуждать это с управляющим? Тебе ведь прекрасно известно, что решения насчет того, стоит ли вывешивать ту или иную картину, исключительно моя привилегия.

— Мне казалось, что после того, как я стала твоей женой, мы могли бы заниматься галереей вместе.

Патрик глубоко вздохнул и, пройдя по комнате, сел в кресло.

— Похоже, ты была права и нам действительно необходимо поговорить. Милая, я очень люблю тебя и ценю твое желание помочь. Но мне бы хотелось, чтобы ты поняла: галерея — это мое детище. Ею занимаюсь я и никто другой. Это мое желание. Зачем тебе обременять себя лишними заботами, в то время, как мы могли бы подумать о ребенке.

— Но… — попробовала было возразить Мелисса.

— Я сказал свое слово и больше не желаю возвращаться к этой теме. В каком ресторане ты хочешь поужинать сегодня вечером?


Где же я ошиблась? — недоумевала Мелисса, накладывая макияж перед зеркалом в туалетной комнате. Она считала, что ее красоты и ума с лихвой хватит на то, чтобы прибрать к рукам не только Патрика, но и весь его бизнес.

Но с первых же шагов оказалось, что сделать это не так-то просто. Что ж, она найдет способ добиться своего. Ей необходимо лишь немного подумать, а пока требуется загладить в памяти мужа воспоминания о неприятном разговоре.

Сегодня за ужином она постарается быть ласковой и нежной, как всегда. И уж ни в коем случае не будет признаваться в том, что заводить детей не входит в ее планы. Ни сейчас, ни в будущем…


«Слим и Рутгер» опять перешли ему дорогу. Что, черт возьми, происходит?! Патрик был вне себя. Только что звонил Уолтер. Еще одна сделка сорвана. Четвертая за последние три месяца. На этот раз речь шла о покупке одной крупной частной коллекции, с которой после — смерти владельца решили расстаться его наследники. Почти две недели Патрик готовил почву для этого, и все напрасно.

Частота сорванных сделок наводила на мысль о том, что кто-то в его галерее шпионит в пользу конкурентов. Следовало продумать, как устранить утечку информации, и постараться найти злоумышленника. Для этих целей Патрик провел секретное совещание с Уолтером и начальником службы безопасности. Было решено запустить ложные сведения и проследить, что за этим последует.

Все телефоны в галерее поставили на прослушивание, а охрану обязали регистрировать всех входящих и выходящих из здания, включая самого Патрика. Так приказал он сам, считая, что лучше перестраховаться, чем допустить просчет.

В условленный день дезинформация была запущена. Суть ее сводилась к тому, что Патрик Корнелл собирается приобрести коллекцию скульптур работы Корба общей стоимостью чуть более миллиона долларов. Способный бизнесмен при перепродаже мог с легкостью увеличить эту сумму в пять раз. Патрик счел, что если конкуренты действительно в курсе всего происходящего в его галерее, то они обязательно клюнут на приманку.

Мелисса с самого утра отправилась по магазинам. К великому облегчению Патрика, она больше не заговаривала о делах. У нее появилось новое увлечение: переобустройство квартиры. Приезжая из галереи домой, он то и дело натыкался на какого-нибудь новомодного дизайнера, который с благословления его жены привносил нечто новое в интерьеры их семейного гнездышка. Дошло до того, что Патрик с опасением открывал дверь в ванную, боясь обнаружить, что она превращена в кофейный салон. Все же он терпеливо сносил эти новшества, справедливо признавая за Мелиссой право на хобби.

Так или иначе, но, оставшись в квартире один, Патрик ощутил давно забытое чувство свободы. Не то чтобы он разлюбил Мелиссу. Нет, ночи, которые они проводили вместе, были по-прежнему полны огня и страсти. Но он стал задумываться над тем, что любовь и хороший секс — это не одно и то же. Имея второе, ему мечталось о первом…

Телефонный звонок бесцеремонно вмешался в его размышления, и Патрик снял трубку. Звонил Уолтер, его голос был неестественно взволнованный. Он не стал объяснять причину этого по телефону, а попросил Патрика срочно приехать в галерею.

Гадая, что же могло выбить из колеи всегда уравновешенного Брукса, и насколько это связано с утечкой информации, Патрик спустился в холл и, взяв ключи от машины, покинул квартиру.


Уолтер встретил его у подъезда. Глядя на своего управляющего, Патрик отметил его необычайную бледность. Поздоровавшись, он спросил:

— В чем дело, Уолтер? Вы поймали нашего шпиона?

— Да, сэр.

— Ну и кем же оказался этот прохвост?

— Это женщина, сэр. Она звонила «Слиму и Рутгеру» из вашего кабинета. Мы записали весь разговор на пленку.

— Странно, в галерее работают совсем немного женщин и всех их я знаю не первый год. Кто она? Надеюсь, это не Кэролайн? Она проработала моим секретарем долгий срок, и было бы обидно…

— Это не Кэролайн, это другая женщина. Вам лучше увидеть ее самому.

С этими словами Уолтер провел Патрика по коридору и открыл перед ним дверь его кабинета. Как только Патрик переступил порог, навстречу ему поднялся глава службы безопасности галереи, но он словно не заметил его. Патрик смотрел мимо, туда, где, вжавшись в кожаное кресло, сидела… Мелисса.


— Как ты могла? — Патрик задал жене вопрос сразу же, как только подчиненные выполнили его просьбу и оставили их наедине.

Мелисса нервно рассмеялась, вытащила из сумочки тонкую сигарету, затем, видимо передумав курить, смяла ее длинными изящными пальцами.

— Ты хочешь узнать, почему я это сделала? Хорошо, я тебе отвечу. Ты сам виноват в том, что произошло. Ты не позволил мне заниматься бизнесом наравне с тобой. Ты задумал сделать из меня вечно беременную домохозяйку, даже не поинтересовавшись, хочу ли я этого. Ты окружил меня всем, что изначально чуждо моей натуре, и я боролась с этим так, как считала нужным! — Последние слова она уже истерически прокричала.

Патрик молчал. Он смотрел на сидящую перед ним женщину и удивлялся собственной слепоте. Как он не разглядел раньше того, что теперь виделось ему столь отчетливо. Мелисса никогда не любила его, она любила лишь себя, если вообще была способна на подобное чувство.

Неожиданно Патрик испытал резкое отвращение к той, что была его женой. Он подошел к креслу, в котором Мелисса сидела, и, низко склонившись, произнес:

— Ты предала меня. Уходи. Я не желаю видеть тебя.

4

Нет, он ничего не станет говорить Кристиане о картинах. Они могут немного и подождать своей очереди, ну, хотя бы на том же самом чердаке, надежно спрятанные. По крайней мере, до тех пор, пока он не разберется в своих чувствах к ней.

Исполнив задуманное, Патрик стал готовить обед в ожидании возвращения девушки. В том, что она обязательно вернется, он был уверен. Во-первых, в спальне остались все ее вещи, включая принадлежности для занятий живописью. А во-вторых, внутренний голос нашептывал ему о том, что очаровательные молодые и талантливые художницы не встречаются и не исчезают просто так, без всякой причины.

У судьбы на все есть свой великий замысел и свои краски. Для кого-то серые, а для кого-то радужные. Патрик надеялся, что на его долю выпадут только самые яркие цвета. Поэтому, когда на пороге возникла Кристиана, она застала удивительную картину: в камине, на специально поставленной жаровне, запекался сочный окорок, а Патрик, весело напевая популярный мотив, готовил салат.

Заметив вошедшую девушку, он приветливо кивнул.

— Рад видеть вас, Кристиана. Надеюсь, вы зверски проголодались, иначе мне придется ломать голову над тем, что делать со всей этой едой.

Девушка улыбнулась.

— Спешу вас успокоить, Патрик. Я голодна, как племя троглодитов. И готова съесть все, что вы мне предложите.

— Ваш ответ пролил бальзам на мое сердце. Так, шутливо переговариваясь, они сели за стол и приступили к трапезе.

— Я очень удивился, когда по возвращении из города не застал вас дома. Если не секрет, где вы были?

— Здесь нет никакого секрета. Я была там же, где и вы, в городе. Мы, очевидно, разминулись.

Она помолчала, словно размышляя, стоит ли рассказывать Патрику о своей неудаче. Но, в конце концов решила, что от этого никому хуже не будет.

— Я пыталась вернуть свои работы, которые были отняты у меня… не совсем законно, что ли?

— Судя по тону, каким вы это сказали, ваша затея не увенчалась успехом.

— Вы правы.

— Послушайте, Кристиана, вам не кажется странным обращение на «вы» между людьми, которые знакомы уже второй день? Надеюсь, у вас не вызовет негодования, если я предложу более упрощенный вариант.

В глубине души она обрадовалась его словам, но не нашла в себе смелости открыто признаться в этом. Лишь смущенно кивнула в знак согласия.

Патрик улыбнулся, и девушке показалось, что в комнате стало светлее.

— В таком случае, скажи, каковы твои дальнейшие планы?

— Ну, я вернусь в город… — нерешительно начала Кристиана.

— Тебе точно есть куда возвращаться? — перебил ее Патрик и внимательно посмотрел в глаза.

Кристиана отвела взгляд и пролепетала:

— Мне кажется, я могла бы подыскать что-нибудь…

Патрик взял ее руку и успокаивающе сжал.

— Я заговорил об этом только потому, что у меня есть к тебе предложение. Ты, конечно, представляешь, как много мне приходится быть в разъездах. А поддержание порядка в этом доме требует усилий и времени, которыми я не располагаю. Поэтому я хотел предложить тебе, за соответствующее жалованье, разумеется, остаться здесь, на ферме, в качестве экономки. Подумай, от тебя потребуется только привести дом в более-менее жилое состояние. Кроме того, ты сможешь спокойно заниматься живописью, не заботясь о завтрашнем дне.

Подобное предложение со стороны Патрика стало для Кристианы полной неожиданностью. Она и мечтать не смела о такой удаче. Видимо, кто-то на небесах сжалился над ней и послал на помощь ангела-хранителя в лице сидящего перед ней молодого человека.

Кристиана глубоко вздохнула, прежде чем ответить.

— Не буду лукавить, Патрик, что в настоящий момент я нахожусь не в лучшем положении, но хочу, чтобы ты знал: я даю согласие не только потому, что мне некуда идти. Просто этот старый дом чем-то завораживает меня. Чем-то, что трудно объяснить, но легко почувствовать.

— Странно, я испытываю по отношению к нему те же чувства. И я рад, что ты решила принять мое предложение.

Девушка услышала в голосе Патрика какие-то новые, проникновенные нотки, в ответ на которые ее сердце забилось сильнее. Она слегка покраснела и, чтобы скрыть смущение, бодрым тоном поинтересовалась:

— Итак, если вы… ты вверяешь мне бразды правления своим домом, то, может, ознакомишь меня со всем его содержимым. Кроме того, я просто уверена, что это старое здание было свидетелем множества интересных историй.

— Что ж, если желаешь, то я могу поведать тебе одну из них.

— Просто умираю от любопытства!

Патрик откинулся на спинку стула и, забросив сильные руки за голову, лукаво взглянул на Кристиану.

— Некогда эта ферма входила в длинный перечень наследства, доставшегося очаровательной девушке по имени Пейдж Мари…


Капли дождя настойчиво стучали по крыше, словно просились внутрь. Туда, где ярко горели угли в камине и в кресле-качалке вальяжно развалился толстый кот. Его можно было принять за одну из тех новомодных игрушек, которые с таким мастерством изготавливают предприимчивые японцы, добиваясь предельного сходства с живым существом. Но то, как он иногда вздрагивал и перебирал лапами, свидетельствовало, что кот самый настоящий. Его абсолютно черная шерсть лоснилась, переливаясь в свете лампы самыми диковинными оттенками. Два изумрудных глаза то расширялись, то превращались в узкие щелочки. Судя по его виду, коту не приходилось жаловаться на жизнь.

Неожиданно он замер и спустя мгновение, оставив удобное кресло, спрыгнул на пол и заспешил к двери. Причина подобного поведения обнаружилась сразу же, как только в комнату вошла Кристиана.

— Брайтон, сколько раз я говорила тебе, что запрещаю лежать на моем кресле.

Девушка наклонилась к коту и погрозила ему пальцем, но по ее глазам было видно, что она нисколько не злится на него. Животное это прекрасно понимало, поэтому в ответ громко замурлыкало и потерлось о ее ногу.

— Ты неисправим. Странно, откуда у тебя столь аристократические замашки?

Подхватив кота на руки, Кристиана с радостью отметила, что ее питомец совершенно не напоминает то израненное, голодное существо, которое она подобрала во время одной из прогулок.

Сев в кресло и дав Брайтону возможность устроиться на ее коленях поуютнее, Кристиана слегка отклонилась назад, запуская качалку в действие, и погрузилась в свои мысли.

Она думала о том, что сказал бы Патрик, увидев, как преобразился дом. После того, как он уехал несколько дней спустя, оставив ее одну, Кристиана занялась более подробным исследованием вверенного ей хозяйства. В результате чего из множества плетеных сундуков, стоящих в кладовой, на свет появились чудесные полотняные скатерти, прикроватные коврики из овечьей шерсти, изысканная столовая посуда, пара каминных канделябров, дюжина восковых свечей и ничуть не порченная молью шкура медведя.

Вооружившись мылом и тряпкой, Кристиана четыре дня только и делала, что терла, драила и начищала в доме все, что этого требовало. Сейчас, по прошествии полутора недель, она с гордостью отмечала, что благодаря ее стараниям заброшенное фермерское жилище превратилось в уютный загородный дом. Кроме всевозможных скрытых ниш и кладовок, в нем было пять жилых комнат: хозяйская спальня, спальня для гостей, кухня-столовая, библиотека и гостиная.

Окончив все дела по хозяйству, Кристиана наслаждалась тем спокойствием, которое воцарилось в ее душе. Каждое утро она завтракала и отправлялась в библиотеку, где устроила для себя нечто вроде мастерской. Судя по незначительному количеству книг на полках — по большей части старых словарей и энциклопедий, — прежние хозяева редко использовали ее по назначению. Поэтому Кристиана ничуть не мучилась оттого, что установила этюдник среди старинных шкафов орехового дерева. К тому же это была единственная комната в доме, которая благодаря двум огромным окнам, выходящим на разные стороны света, как нельзя лучше подходила для занятий живописью. Тех денег, которые в качестве жалованья оставил ей перед отъездом Патрик, вполне хватило на краски и холсты.

Девушка посвящала любимому занятию все время до обеда. А после ей доставляло истинное удовольствие посидеть у зажженного камина с Брайтоном на руках. Он был ее самым внимательным слушателем, именно ему она могла без опаски доверить свои мысли и переживания.

Вот и на этот раз Кристиана, прислушавшись к тихому мурлыканью Брайтона, заглушаемому звуками разбушевавшейся снаружи непогоды, печально вздохнула. Уже прошло почти две недели с того времени, как Патрик уехал, и она все чаще ловила себя на мысли, что скучает по нему. Ей вспоминалось, как он держал ее руку в своих ладонях, как успокаивающе звучал его голос, какой легкий аромат исходил от его волос…

Господи, неужели она влюбилась? От подобного открытия Кристиана так и подпрыгнула на месте. Брайтон открыл глаза и обеспокоенно посмотрел на нее.

— Прости, — извинилась перед ним девушка. — Просто от одиночества в голову порой лезут самые нелепые мысли. Как я могу влюбиться в Патрика, если практически ничего не знаю о нем? К тому же мне даже неизвестно, что такое любовь.

Действительно, ее сердце ни разу не было взволновано тоской о мужчине. Она никогда не испытывала зависти к тем своим ровесницам, кто проводил большую часть времени, бегая на свидания. Единственной страстью Кристианы была живопись. Только она была способна породить целую гамму чувств в ее душе. Девушка давно свыклась с мыслью, что обычное женское счастье не для нее. И вот теперь жизнь, похоже, решила убедить ее в обратном.

Осторожно сняв Брайтона с колен, Кристиана встала и, опустившись на корточки перед камином, подбросила угля жадному пламени. Она старалась не думать о Патрике, но безуспешно.


Доехав до городка, Патрик пересел в арендованный «шевроле». Он спешил добраться до «домика тетушки Пейдж» засветло, если такое можно было сказать о сером из-за незатихающего дождя дне. Если бы кто-нибудь спросил его, почему он так торопится, Патрик вряд ли смог бы объяснить. Но то, в чем он и сам бы себе ни за что не признался, знало его сердце. Для оправдания подобной спешки существовала только одна подлинная причина: Кристиана. Все то время, что был вдали от нее, Патрик ни на минуту не переставал думать о ней…

Сильным дождем размыло подъездную дорогу, и последние несколько ярдов до дома Патрику пришлось преодолеть пешком. Вбежав на террасу, он заглянул в окно кухни-столовой, где на фоне ярко горящего камина вырисовывалась стройная девичья фигурка, укутанная в плед. Полюбовавшись немного трогательной картиной, Патрик тихонько постучал.

Погруженная в свои мысли Кристиана не сразу услышала стук, только повторившись, звуки привлекли ее внимание. Она испуганно вздрогнула, затем, успокоив себя тем, что последнего грабителя в этой местности повесили в конце прошлого века, осторожно подошла к окну, а уже через секунду спешила открыть дверь.


Патрик маленькими глотками пил поданный Кристианой чай. Ему стоило большого труда не смотреть на девушку, чтобы не смущать ее. Еще когда она только распахнула перед ним дверь, он поразился тому, как Кристиана похорошела. Легкий румянец покрывал ее щеки, и на миг Патрику показалась, что она рада встрече не меньше, чем он сам. Но молодой человек тут же решил, что это досужие домыслы, порожденные его разыгравшимся воображением.

Неожиданно Патрик ощутил еще чье-то присутствие в комнате. Осмотревшись, он заметил два ярко-зеленых глаза, уставившихся на него из-под стола. Патрик резко протянул руку и вытащил на свет толстое пушистое создание, которое недовольно мяукнуло и сделало попытку ухватить его зубами за палец.

— Эге, да у нас, как я вижу, появился еще один жилец? — проговорил Патрик и вопросительно взглянул на Кристиану.

— Это Брайтон. Я подобрала его на улице. Он был голоден и замерзал, а в доме так много места. Вот я и подумала… — Голос девушки дрожал от волнения за дальнейшую судьбу своего питомца, и Патрик поспешил ее успокоить:

— Я вовсе ничего не имею против присутствия Брайтона. Если он, конечно, не будет кусаться.

— О нет, он очень смирный и такой несчастный, — заверила его Кристиана.

— Да уж… — многозначительно протянул Патрик, наблюдая за тем, как «несчастный» кот, переваливаясь и не спеша, направляется к стоящему у камина креслу и, запрыгнув в него, разваливается, блаженно урча.

— Еще чаю? — спросила Кристиана, уже поняв, что Брайтон отныне находится в доме на законных основаниях.

— Нет, спасибо. Я несколько устал с дороги и хотел бы отдохнуть и переодеться.

— Ваша комната готова.

Кристиана встала, готовясь проводить Патрика в спальню, и поймала его укоризненный взгляд.

— Разве мы не перешли на «ты»?

— Прости, я думала, что экономка обязана…

— А я думал, что мы — друзья, — перебил ее Патрик. — Итак, где моя комната?


В эту ночь Кристиана не могла уснуть. Радость от встречи с Патриком не давала ей покоя. Девушке была приятна его похвала по поводу того, как она обустроила дом. Особенно впечатлила Патрика медвежья шкура на полу спальни. Он внимательно посмотрел на Кристиану и как бы невзначай обронил фразу о том, что, наверное, приятно, когда твоего тела касается теплый мех свирепого зверя.

Эти слова вызвали в голове девушки весьма недвусмысленные образы, но она, испугавшись, что Патрик догадается о ее мыслях, поспешила прогнать их прочь и вышла из комнаты.

Сейчас же Кристиана укоряла себя за нерешительность. Ведь ей так хотелось после долгой разлуки оказаться в объятиях молодого мужчины, тесно прижатой сильными и нежными руками к его груди. Слышать, как бьется его сердце, ласкать его шелковистые волосы, вдыхать его аромат…

Кристиана с тоской подумала о том, что завтра, когда наступит утро и придет пора просыпаться, она откроет глаза, лежа в одинокой постели, словно монашенка в келье. От этого ей хотелось плакать. Острая жалость к себе захлестнула ее сердце…

Неожиданно девушка отбросила одеяло в сторону и села на кровати с весьма решительным видом.

— Похоже, я собираюсь лить слезы вместо того, чтобы действовать. Патрик здесь, в доме, под одной крышей со мной, и, верно, также одинок. Возможно, он и не питает ко мне нежных чувств… но лучшей кандидатуры мне не найти. Ведь для любой девушки очень важно не ошибиться в выборе своего первого мужчины. А Патрик — это то, что надо. Он умный, сильный, чуткий… Если ты, Кристиана Диксон, упустишь свой шанс, то ты — дура.

Девушка встала с кровати и, подбежав к зеркалу, висящему на стене, быстро провела теткой по волосам, затем весьма уверенно направилась к двери.


Когда дверь его спальни, тихонько скрипнув, отворилась, Патрик сделал вид, что крепко спит. Сквозь полуопущенные ресницы ему было видно, как Кристиана подошла к кровати, на которой он лежал, и застыла в нерешительности. В струящемся из окна лунном свете девушка выглядела фантастически. Темные, с серебристым отливом локоны ниспадали на ее грудь и плечи, скрываемые лишь тонкой тканью целомудренной сорочки. Глаза мерцали удивительным светом, а коралловые губы приоткрылись так, словно она была во власти возбуждения.

Взгляд Кристианы скользнул по его мускулистым рукам и груди, по узкой полоске черных волос, спускающихся к животу и ниже… Даже в ночном сумраке Патрик заметил, как покрылись краской смущения щеки девушки. В это мгновение он проклял себя за привычку спать обнаженным, предоставляя телу свободу от какой бы то ни было одежды. В то же время его охватило желание испытать прикосновение Кристианы там, куда был направлен ее взор. Этого вполне хватило, чтобы кровь горячим потоком устремилась к чреслам, пробуждая мужскую силу. Патрик, глубоко вздохнув, согнул ногу в колене, скрывая от глаз девушки свое восставшее естество.

Кристиана испуганно вздрогнула и, словно очнувшись от сна, собралась обратиться в бегство, но было уже поздно. Резко приподнявшись, Патрик схватил девушку за руку, его темно-синие глаза выжидающе смотрели на нее.

— Я… я искала Брайтона… Мне показалось, что он… — залепетала она, прекрасно понимая, что ее объяснения своего присутствия в спальне мужчины в столь поздний час выглядят, по меньшей мере нелепо.

— Тсс… — Патрик приложил палец к ее губам и охрипшим от желания голосом произнес: — Иди ко мне.

И Кристиана безропотно повиновалась.

Ощутив, как трепещет в его объятиях юное тело, Патрик глухо застонал и, взяв лицо девушки в ладони, стал медленно покрывать поцелуями. От волос Кристианы исходил тонкий аромат горького миндаля, заставляя его испытывать неземное блаженство. Вот его рот жадно коснулся губ девушки, приоткрывшихся в ответном желании, и волна радостного открытия захлестнула его. Значит, он не ошибся и причиной появления в его спальне Кристианы были не поиски Брайтона, а он сам. Она желала его не меньше, чем он желал ее.

Уже с большим напором и уверенностью он продолжил исследовать тело Кристианы. Коснувшись губами тонкой пульсирующей жилки на шее, Патрик спустился туда, где розовели два бутона на упругой, молочной белизны груди.

Кристиана всхлипнула от наслаждения, когда теплая мужская ладонь накрыла ее грудь, нетерпеливо сжав маленький сосок. Она подалась ему навстречу и, забыв о первоначальной робости, наградила ответными ласками. Только теперь, прикасаясь к жаркому телу Патрика, она поняла, чего была лишена все эти годы. Близость с мужчиной вселяла в нее чувство защищенности. Кроме того, оказывается, в ее власти было управлять тем прекрасным образцом мужественности, который являл собой Патрик.

Ее тонкая ладонь нежно скользнула по его бедру и, обведя жесткую поросль волос вокруг пупка, обхватила горячий жезл, выступающий над плоским животом мужчины. В тот же миг его тело сотрясла дрожь, а уста исторгли страстный стон. Патрик навис над Кристианой и прошептал:

— Позволь мне войти в тебя.

В ответ она лишь сильнее раскрылась ему навстречу, сплетая стройные ноги на его бедрах. Все ее действия были интуитивными. Кристиана, затаив дыхание, ожидала момента, о котором мечтала уже давно. И это свершилось… Осторожно проникая в нежное девичье лоно, Патрик проявлял терпение. Как он и подозревал, Кристиана оказалась девственницей. Он в должной степени оценил то доверие, которое проявила по отношению к нему девушка, и старался оправдать его.

Встретив на своем пути преграду, Патрик остановился, словно собираясь с силами, затем резко рванулся вперед. Кристиана издала короткий всхлип и теснее прижалась к нему. А он с радостью завоевателя погрузился в глубины ее естества…


— Я люблю тебя, — сказал Патрик и, склонившись над спящей в его объятиях Кристианой, поцеловал ее.

Как он ни старался, уснуть не мог. Слишком хорошо было на душе. Нет, думал он, Кристиана совсем не похожа на Мелиссу. Она искренна во всем, что делает: и в занятиях живописью, и в любви.

Слушая ровное дыхание Кристианы, Патрик представлял себе их будущую жизнь. Он уже решил, что не станет искушать судьбу и рассказывать Кристиане о своем положении в обществе и возвращаться в Нью-Йорк, а поселится здесь, в скромном «домике тети Пейдж», вместе с любимой. Управление галереей он целиком переложит на верного Уолтера. Сам же будет наслаждаться семейной жизнью провинциала. Возможно, со временем у них появятся дети…


Почувствовав легкое прикосновение губ Патрика на своей шее, Кристиана, улыбнувшись, открыла глаза. Заметив это, Патрик повторил поцелуй.

— С добрым утром, любимая.

Кристиана сладко потянулась и прижалась к нему.

— Ты уже проснулся?

— Я и не засыпал. — Патрик нежно коснулся ее волос.

— Что же ты делал всю ночь?

— Смотрел на тебя.

— Правда?.. Правда?!

— Правда, правда.

— Я люблю тебя.

Патрик улыбнулся.

— Рад слышать это.


Оставив Кристиану приводить себя в порядок после утренних ласк, Патрик отправился в Вилуоки, для того, чтобы купить продуктов в местных лавочках и заодно позвонить Уолтеру в Нью-Йорк.

Несмотря на позднюю осень, погода стояла солнечная. Дорога немного просохла, и о прошедшем накануне дожде напоминали лишь лужи, отражающие, подобно зеркалам, все происходящее вокруг них.

Купив все необходимое с таким расчетом, чтобы ближайшие несколько дней не покидать ферму, Патрик дополнил приобретенное тремя дюжинами устриц и двумя бутылками шампанского. Он посчитал, что и то, и другое лучше всего сможет утолить голод, пробуждаемый любовными утехами.

Уже на выходе из магазина Патрик задержался у лотка со свежими газетами. Его внимание привлек заголовок на первой странице одной из них. Речь шла о наследнике покойного Беннета Майерса. Купив заинтересовавшее его издание, Патрик внимательно ознакомился со статьей о художнике. В ней автор рассказывал читателям о посмертной воле известного мастера. Согласно установленным правилам, после соблюдения ряда необходимых формальностей, спустя полгода со дня смерти Беннета Майерса адвокаты покойного огласили текст завещания. К великому удивлению родственников усопшего, а именно его бывших жен, детей и внуков, все состояние художника отходило к некой молодой особе, которая пребывала в доме мастера в качестве компаньонки вплоть до самой его смерти, а затем неожиданно исчезла.

Несмотря на то, что в статье не называлось имя наследницы, Патрик не сомневался, что речь идет о Кристиане. Откуда в нем возникла подобная уверенность, он и сам не знал. Уложив пакеты с продуктами в машину и заведя мотор, он направился на почту.

Позвонив в Нью-Йорк, он дождался, пока Уолтер снимет трубку в галерее.

— «Корнелл-галери», Уолтер Брукс у телефона.

— Уолтер, ты видел сегодняшние газеты… — начал Патрик, опуская приветствие.

— Рад слышать вас, сэр. Да, если вы имеете в виду статьи о наследнице Майерса, то я читал газеты.

Патрик мысленно поблагодарил Бога за то, что тот послал ему столь расторопного помощника.

— Постарайся использовать все наши каналы и узнать об этой девушке все, что только возможно. Если я не ошибаюсь, то удача сопутствует нам.

— Будет исполнено, сэр. Когда вы планируете возвратиться в Нью-Йорк?

— Не скоро, Уолтер. Вполне возможно, тебе придется заменять меня в галерее и дальше. Я свяжусь с тобой.

— До свидания, сэр.

Окончив разговор с управляющим, Патрик вышел на улицу. Невероятно! Так вот почему работы Кристианы выполнены в стиле Майерса. Она его ученица! Вот это да! В то время, когда все думали, что великий мастер отошел от дел, он готовил себе замену. Вне всякого сомнения, Кристиана — талантливая художница, а то, что она официальная преемница Майерса, позволяет оценивать ее работы по высшей планке.

Патрик самодовольно усмехнулся, представив, что сказали бы его конкуренты, в частности «Слим и Рутгер», если бы узнали о более чем десятке картин, принадлежащих кисти Кристианы, которые он спрятал на чердаке своего фермерского дома.

Первой мыслью Патрика было отправиться к возлюбленной и рассказать ей о завещании Беннета Майерса, но потом он задумался. Ведь тогда ему придется открыть Кристиане всю правду о «бедном коммивояжере». И еще неизвестно, как она отреагирует на то, что он лгал ей все это время. Если же он предпочтет скрывать и дальше от нее истинное положение вещей, где гарантия, что Кристиана, став богатой наследницей, не оставит его?

Он, конечно, доверял ей, но, наученный горьким опытом, предпочитал вести себя осторожно. Патрику не хотелось потерять Кристиану сейчас, когда он так счастлив. Решено! Ему абсолютно безразличны и полотна, лежащие на чердаке, и деньги, которые они могут принести после продажи в галерее. Единственное, чего он желает, — это быть рядом с любимой и наслаждаться тихим счастьем. Он ничего не скажет Кристиане о статье, просто сунет газету в самый дальний угол и забудет о ее существовании. Вилуоки — захолустный городок, и, если повезет, Кристиана никогда не узнает правды.


— Брайтон, милый, прости. Я совсем забыла о тебе…

Откликнувшись на настойчивые призывы кота, не получившего утреннего молока, Кристиана вошла в кухню. Она подумала о том, что если бы сегодня, как и вчера, шел дождь, то он не смог бы испортить ей радостного настроения. Но во все окна вливалось солнце, птички, затеявшие возню около наполненной дождевой водой бочки, весело щебетали, а легкий осенний ветерок забавлялся с разноцветной листвой, опавшей с деревьев.

Окончив обычную работу по дому, Кристиана прошла в служившую ей мастерской библиотеку. На этюднике стоял чистый холст, натянутый на подрамник. Она принесла его сюда накануне и загрунтовала, еще не решив, что изобразит на нем. Теперь же Кристиана точно знала, каким будет полотно, когда она завершит его.

Привыкшая писать пейзажи, она осторожно сделала набросок углем и, отступив на полшага назад, удовлетворенно кивнула. Начало положено. Бросив взгляд на палитру, Кристиана осторожно приступила к экспериментам с красками, добиваясь необходимого ей оттенка. Она волновалась, так как знала, что малейший просчет сведет все ее старания к нулю. Ее обнадеживало лишь то, что сердце должно было подсказать ей верное решение.


Вернувшись домой, Патрик был встречен нежными объятиями любимой и льстивыми ласками Брайтона. Выгрузив покупки на стол, он поинтересовался у Кристианы:

— Ты скучала?

— Не особенно, я рисовала.

— Покажешь?

— Не сейчас. Это сюрприз.

— А я скучал безумно.

— Да? И почему же? — Кристиана, смеясь, принялась заигрывать с ним.

— По этим губам, — сказал Патрик и, склонившись, нежно поцеловал ее. — По этой улыбке… По маленькой родинке у тебя на бедре…

— Странно, как ты смог разглядеть ее, если о ней неизвестно даже мне.

— Моя любовь — глазастая. Она все видит.

— Если бы это было правдой, то ты не тратил бы время на слова, а увидел бы то, что я просто изнемогаю от желания оказаться в твоих объятиях.

— Удивительно, как скромная девушка за одну ночь может настолько потерять стыдливость, что позволяет себе делать мужчине подобные намеки!

— Это не намек!

— Тогда пойдем в спальню.

— Нет! — Кристиана вырвалась из объятий Патрика и под его изумленным взглядом села на край стола. — Я хочу здесь!

Она заметила, как загорелись глаза мужчины, когда он подошел к ней и, склонившись, прошептал:

— Ты действительно хочешь этого?

— Да! — выкрикнула Кристиана и подняла лицо ему навстречу.

Она почувствовала, как пробуждается и восстает его неутомимое орудие, грозя разорвать плотную ткань брюк, и поспешила выпустить его на свободу. Патрик благодарно улыбнулся ей…

Почувствовав, как его сильное естество двигается внутри нее, Кристиана выгнулась и застонала от наслаждения. Ей казалось, что перед ней открываются райские врата и ангелы поют сладостными голосами.

Патрик сжимал в объятиях возлюбленную, наслаждаясь каждым мгновением. Только сейчас он наконец осознал всю истинность слов о том, что двое влюбленных уподобляются единому существу. Приближаясь к желанной развязке, Патрик чувствовал, как бьются в унисон их сердца…


— Я никогда не думала, что могу быть так счастлива, — призналась Кристиана любимому.

Они расположились в спальне на той самой медвежьей шкуре, которая так прельщала Патрика. Горящее в камине пламя освещало их обнаженные тела красноватыми отблесками.

Патрик ловко раскрывал створки устричных раковин и, вынимая сочное мясо, клал его в рот Кристиане, а затем подносил к ее губам бокал с шампанским. Она смеялась, янтарные капли изысканного напитка попадали ей на грудь, и Патрик слизывал их языком с пахнущей лесными фиалками кожи.

— Кристиана, расскажи мне о себе, — неожиданно попросил он.

— Что именно ты хочешь знать?

Она вдруг стала серьезной. И Патрику на мгновение показалось, что ей известны все его мысли. Но он отмел прочь сомнения и продолжил:

— Расскажи мне о своей семье. Я ведь не знаю, где ты родилась, как росла. И почему решила заниматься живописью.

Кристиана устремила взгляд на пламя, словно оно могло помочь ей вернуться в прошлое. Глаза подернулись туманной дымкой, а голос, когда она заговорила, наполнился печалью.

— Я родилась в удивительном месте — «Лаверли». На протяжении многих лет все мои предки рождались и умирали там. За редким исключением. Таким исключением стали мои родители. Они погибли в авиакатастрофе, когда я была подростком.

— Прости, — с искренним сочувствием произнес Патрик. — Мне очень жаль, я не хотел вызывать в твоей памяти горькие воспоминания.

— Вес в порядке. — Кристиана благодарно сжала его руку. — Просто я еще никогда и ни с кем не говорила об этом.

— Как же ты жила все это время? Одна?

— Одна? Нет. У меня есть замечательный старший брат Ричард и не менее чудесный младший — Генри. С такой семьей любая беда переживается легче. Только сейчас я поняла, что именно Дику в сложившейся ситуации было труднее всего. На него легла вся ответственность за нас с Генри. Он мог запросто переложить заботы на плечи других людей, отгородившись постигшим его горем, однако же нашел в себе силы справиться с собой и сделать все, чтобы мы росли в нормальной обстановке.

— Твои родители занимались живописью?

— О нет. — Кристиана звонко рассмеялась, словно кто-то ударил по сотне хрустальных колокольчиков. — Насколько мне известно, никто в моей семье не имел отношения к искусству. Так что я в своем роде первопроходец.

— И ты ни разу не пожалела о своем увлечении?

— Увлечение? Это неверно. Страсть! Вот то чувство, которое овладевает мной, когда я беру в руки палитру и подхожу к холсту.

— Эй, эй! Поосторожней со словами! Я могу приревновать. — Патрик изобразил неудовольствие.

Кристиана подарила ему нежный поцелуй и продолжила:

— Если честно, то мне иногда кажется, что в моих венах вместо крови — краски. Если бы ты только мог испытать ту радость, которую испытываю я каждый раз, когда мне удается верно изобразить свой замысел!

— У тебя всегда получается?

— Всегда!

— Тогда я понимаю твой восторг. Мне повезло меньше. Мой первый рисунок, который я счел верхом совершенства, был воспринят взрослыми как порча бумаги. На этом мои опыты в области рисования окончились. Но я все равно связал свою жизнь с искусством.

— Конечно, ведь умение преподнести любой товар в выгодном свете это тоже искусство, — поспешила успокоить его Кристиана, и Патрик мысленно отругал себя за то, что проговорился. Слава Богу, она его не поняла и все обошлось.

— Где ты обучалась живописи?

— Я не училась в университете, но у меня был самый лучший педагог на свете. Лучший из лучших!

— Кто же?

— Что-то вы слишком много вопросов задаете, сэр? Думается мне, что таким образом вы надеетесь уклониться от исполнения своих обязанностей.

Кристиана шутливо шлепнула Патрика по обнаженному бедру.

— Это, каких же? — Включившись в игру, он придал своему лицу недоуменное выражение.

— Любить меня…


Рано утром, воспользовавшись тем, что Патрик еще спит, утомленный бессонной ночью, Кристиана тихонько высвободилась из его объятий и прокралась в библиотеку. Здесь, за плотно затворенной дверью, открывать которую, Патрику было строжайше запрещено, она готовила ему сюрприз.

Остановившись перед почти завершенной картиной, Кристиана зажмурилась и постаралась припомнить все, даже самые незначительные детали облика любимого. Когда это ей удалось, она взяла кисть…

5

— Уолтер, какие новости?

Патрик подмигнул не в меру любопытной служащей почты, чем смутил ее и заставил скрыться за стойкой.

— Мне удалось узнать имя девушки, которая работала у Майерса, сэр.

— Ну и кто она?

— Некая Кристиана Диксон. По крайней мере, так она назвалась при приеме на работу.

— Я так и думал. Спасибо, Уолтер, ты прекрасно поработал.

— Не за что, сэр. Какие будут дальнейшие указания?

— Пока никаких. Если что, я с тобой свяжусь.

Попрощавшись с Уолтером, Патрик отправился в магазин. Машину он оставил припаркованной у почты. Ему хотелось немного пройтись пешком и привести мысли в порядок.

Итак, он оказался прав: Кристиана и наследница Майерса — одно и то же лицо. Если так, то, значит, адвокатская контора уже приступила к ее розыску. Оставалось надеяться, что Кристиана не успела завести в Вилуоки сколько-нибудь значимые дружеские связи. О том, что она живет на его ферме, никому не известно. Следовательно, необходимо просто переждать то время, пока ее будут искать. А для этого надо запастись провизией, чтобы сократить свои выезды в город до минимума.

— Нет, я не позволю никому отнять тебя у меня, — произнес Патрик вслух, готовый бороться за свою любовь до конца.

И тут его посетила замечательная мысль…


Воспользовавшись отсутствием Патрика, Кристиана решила навести порядок в его спальне. Каждая вещь в комнате, несмотря на то, что он обосновался в ней сравнительно недавно, носила на себе отпечаток его присутствия. Вот небрежно брошенная на кресло белоснежная сорочка. Кристиана, взяв ее, поднесла к лицу — она хранила тонкий аромат Патрика. Вот небольшой саквояж, с которым он всегда отправляется в поездки. Кристиана еле удержалась, чтобы не заглянуть в него. Вот газеты, которые он читает. Вот…

Неловко повернувшись, Кристиана задела стопку на столике у кровати, газеты упали и рассыпались. Она опустилась на колени и начала собирать их, как вдруг ее взгляд выхватил напечатанное типографской краской знакомое имя, заставив сердце предательски сжаться. Беннет Майерс…

Кристиана читала, и слезы лились по ее щекам. Добрый друг Беннет не забыл о ней. Он оставил ей все, чем владел. Но для нее не это имело значение. Ей было необыкновенно важно, что старый мастер проявил свою заботу даже тогда, когда этого нельзя было ожидать. Однако что означает подобная находка в комнате Патрика? От пронзившей ее догадки Кристиана похолодела. Неужели у него есть причины скрывать от нее статью о Майерсе? Нет, нет, необходимо гнать от себя подобные мысли! Но неожиданно многочисленные мелочи, на которые она прежде не обращала внимания, показались ей значительными. Господи, да ведь Патрик не раз проявлял интерес к ее занятиям живописью! С чего бы это так волновало коммивояжера? Почему он нанял ее? Почему предложил платить жалованье? Ведь, ему ничего не было известно о ней.

Или, наоборот, известно достаточно, для того чтобы притвориться влюбленным и ждать удобного случая. Какого? Жениться на ней и получить неограниченный доступ к деньгам Беннета?

Кристиана не знала, что и думать. Она была близка к панике, поэтому поспешила взять себя в руки.

— Успокойся! — приказала себе Кристиана. — У тебя нет никаких доказательств того, что чувствами Патрика руководит корысть. Он еще не предложил тебе руку и сердце.

Чтобы прийти к окончательному выводу, ей необходимо было увидеть Патрика и выслушать его объяснения. Она прошла в кухню и, сев на жесткий стул, стала ждать, когда он вернется из Вилуоки. Брайтон, словно чувствуя, что сейчас не время затевать обычные игры, ограничился тем, что свернулся у ног хозяйки.

Кристиана не могла сказать, сколько прошло времени до того момента, когда ее слух уловил шум подъехавшей машины. А спустя некоторое время в комнате появился Патрик.

На лице молодого человека читалось странное выражение, словно он готовился к чему-то важному. Прошествовав через всю кухню, Патрик опустился перед Кристианой на одно колено и, достав из кармана маленькую коробочку красного бархата, произнес:

— День, когда я нашел тебя спящей на чердаке моего дома, стал самым светлым в моей жизни. Я смотрел на тебя и думал: вот та, ради которой я дышу. И так я говорил себе каждое утро, сжимая тебя в объятиях. И так готов твердить до скончания моего земного пути. Сегодня и сейчас, Кристиана Диксон, я прошу тебя стать моей женой и даровать мне величайшее блаженство на свете. — С этими словами Патрик достал из коробочки изящное кольцо и протянул любимой.

— Нет!

Кристиана оттолкнула его и, побледнев, отбежала в угол. Она услышала именно те слова, которым так обрадовалась бы еще вчера и которые напугали ее сегодня.

— Нет! Ты лжешь! Мне известна правда! Я действительно верила тебе, я любила тебя, а ты оказался всего лишь жалким охотником за состоянием. Я ненавижу тебя!

Швырнув газету со злополучной статьей ему в лицо, Кристиана бросилась в свою комнату и захлопнула дверь. Рыдания и обида душили ее, и она дала волю слезам, зарывшись лицом в подушку, чтобы он не мог слышать ее.

Патрик в растерянности застыл посреди кухни, продолжая сжимать в руке кольцо, ставшее теперь ненужным. Случилось то, чего он так опасался. Первым его желанием было броситься вслед за Кристианой, открыться ей, объяснить, убедить… Но что-то говорило ему о безнадежности подобной затеи. Слишком уж все запуталось.

Потрепав испуганно притихшего Брайтона по шерстке, Патрик вышел из дома. Он решил, что будет лучше провести эту ночь в другом месте.


Звук отъезжающего автомобиля заставил Кристиану, скрывшись за шторой, выглянуть в окно. Так и есть, Патрик предпочел уехать, нежели дать ей объяснения. Трус! Сбежал, даже не простившись! Не сделав попытки примирения!

Кристиану переполнила злость. Нет, ни на Патрика, а на себя. За свою непроходимую глупость. За то, что поверила недостойному мужчине. Она больше не может оставаться в доме, где все принадлежит ему, ни минуты, ни секунды!..

Когда все вещи были собраны, Кристиана в последний раз обошла дом, где познала счастье любви и боль предательства. Перед тем как оставить ферму, она попыталась отыскать Брайтона, но тот как сквозь землю провалился. Ей не хотелось оставлять кота Патрику, но он словно сделал свой выбор. Прощай, Брайтон! Прощай, «домик тети Пейдж», которая так и не дождалась своего счастья!

Повесив этюдник на плечо, Кристиана взяла в руки чемодан и медленно зашагала по дороге. Бледная луна, скупо роняющая свет, была ее единственной спутницей…

Патрик толкнул дверь, и она отворилась. Несмотря на то, что был уже полдень, в доме царила тишина. Он прошел в спальню Кристианы и, не обнаружив ее там, отправился по всем комнатам. Перед тем как войти в библиотеку, он замешкался, вспомнив, как она запрещала ему появляться там, обещая устроить сюрприз.

Оказавшись внутри, Патрик медленно окинул взглядом пустое помещение и с тяжелым вздохом опустился на стул. Кристиана ушла, покинула его дом, сбежала, лишь бы не встречаться с ним. Неужели он такое чудовище в ее глазах? Патрик вопросительно взглянул на свое отражение в зеркале. Оно ответило ему счастливой улыбкой, словно не имело к нему никакого отношения!

Недоуменно нахмурившись, Патрик встал и, приблизившись, обнаружил, что это вовсе не зеркало, а искусно написанный портрет. Его портрет. Вот какой сюрприз готовила ему Кристиана!

Взяв холст, Патрик отнес его в кухню и поставил на каминную полку. Как печально! Он вновь одинок, словно судьба нарочно забавляется с ним, то даря счастье, то отнимая его.

— Пора возвращаться в Нью-Йорк, к работе. Только там я смогу забыть о тебе, Кристиана… Смогу ли?

Неожиданно что-то пушистое возникло у его ног и стало, ласково мурлыча, тереться о них. Патрик нагнулся, подхватил кота на руки и крепко прижал к себе.

— Брайтон, дружище, неужели Кристиана забыла о тебе? Или же ты сам решил остаться со мной?

Так как первое было маловероятным, то Патрик решил, что недолюбливающий его кот в данном случае неизвестно почему предпочел остаться с ним.

Он вопросительно взглянул в казавшуюся такой безразличной усатую мордаху животного и спросил:

— Ну что, Брайтон, поедешь со мной в Нью-Йорк?


Покончив с необходимыми формальностями, адвокаты ушли, и Кристиана осталась одна в доме, опустевшем со смертью Беннета. Она медленно переходила из комнаты в комнату, вызывая в памяти мгновения, когда художник был жив и они часами беседовали у этого камина, или пили кофе за этим столиком, или читали эти книги, или… Эти «или» Кристиана могла продолжать до бесконечности.

Оказавшись в мастерской старого друга, она обнаружила все в полной неприкосновенности, как было оставлено самим художником в тот последний раз, когда он был здесь. На мольберте стояла неоконченная работа. Очевидно, поверенные, составлявшие опись имущества, не знали, стоит ли считать ее ценностью.

Но для Кристианы она была дороже всего, так как заключала в себе живую мысль мастера, существующую и по его смерти. Ей было известно, что, покуда полотно не завершено, его создатель и днем и ночью думает о нем, вынашивает в голове образы, живет в нем. Так учил ее сам Беннет, и у нее не было причин усомниться в его словах.

Воспоминания об учителе заставили Кристиану взять себя в руки. Ей необходимо было действовать, чтобы забыть обо всех неприятностях, что свалились на нее в последнее время. «Не разменивайся по мелочам», — некогда сказал ей Беннет. И она последует его совету…

После тщательных поисков Кристиана обнаружила в кабинете телефонную книгу и, связавшись с бывшей экономкой Майерса, предложила ей вернуться на прежнее место. Пожилая женщина, тяжело пережившая смерть хозяина, с радостью согласилась. Так же поступила и горничная Элис.

Покончив с делами, Кристиана сварила себе кофе и уютно устроилась в маленьком салоне рядом со спальней. Спать не хотелось, поэтому она включила телевизор и, бесцельно нажимая кнопки на пульте, погрузилась в свои мысли.

Первым ее желанием, когда адвокаты огласили волю покойного, было отказаться от этого дома в пользу одной из благотворительных организаций, которым так часто помогал сам Беннет, а для себя снять небольшой коттедж неподалеку. Но после в ее памяти всплыл один из последних разговоров с учителем, в котором он, весело посмеиваясь, признался, что уродливое здание, состоящее из разных по стилю частей, исключительно его выбор. И Беннет рассказал ей историю одного из своих друзей.

Талантливый кулинар, перед которым преклонялись даже французские мэтры, в один прекрасный день решил сменить профессию и податься в архитекторы. Он столь свято верил в свою интуицию, что приступил к делу незамедлительно, невзирая на уговоры знакомых заниматься «своим делом». Не стоит говорить, что столь грандиозная затея обошлась ему в немалую сумму. Бедняга даже вынужден был влезть в долги.

И вот наступил день, когда, собрав друзей и многочисленную прессу, он представил на их суд свое творение. Увы, вкусы кулинарные и архитектурные у публики не совпадали. Оценка была просто убийственной. Газеты наперебой выдумывали самые изощренные прозвища для нового дома, из которых «смерть от бланманже» и «ужас в сахаре» были самыми безобидными.

Бедный создатель нелепого сооружения чуть не наложил на себя руки. Он признался Беннету, что с детства мечтал проектировать дома, но судьба распорядилась иначе: ему удалось снискать признание на поприще, которое он ненавидел. Тогда Майерс, уже будучи художником с мировым именем, купил у него дом и поселился в нем.

Словно по мановению волшебной палочки те же издания, что вчера поливали ядом горе-архитектора, в унисон заговорили о новом стиле в зодчестве, который пришелся по душе знаменитому мастеру. Счастливый кулинар, признанный новатором, вновь вернулся к плите, а Беннет Майерс получил право говорить, что живет в «заветной мечте» своего друга.

Воспоминания немного развеселили Кристиану. Она придвинула к себе старомодный телефон и набрала номер в «Лаверли».

Трубку снял Генри. Услышав голос брата, Кристиана с трудом удержалась от рыданий. Стараясь говорить как можно беспечнее, она поинтересовалась:

— Как дела, братишка?

В ответ на нее обрушилась лавина вопросов.

— Ты где, Кристи? У тебя все в порядке? Мы очень переживаем за тебя! Ничего не случилось?

— У меня все просто великолепно, Генри. Как Дик? Он все еще сердится на меня?

— Ох, Кристи! Ты же не знаешь: Дик женится!

— На ком? Когда?

— На очень милой девушке по имени Гвен. Свадьба состоится на следующей неделе в пятницу.

— Генри, передай Ричарду, что если он не возражает, то я приеду.

На другом конце провода возникло минутное замешательство, а затем юношеский бас Генри сменился мужественным голосом Ричарда:

— Здравствуй, сестренка, как ты могла подумать, что я могу быть против твоего приезда? Мы все с нетерпением ждем тебя.

Ричард говорил с такой теплотой и нежностью, что у Кристианы запершило в горле, и она, наскоро попрощавшись, положила трубку. Теперь, когда никто не мог услышать ее, она дала волю слезам. Как глупо мы поступаем порой, когда не ценим любовь близких нам людей, и как печально осознавать собственную глупость!

Кристиана не могла объяснить, что удерживало ее все эти годы от общения с братьями. Единственная причина, которую она находила, была нелепая детская обида. Она решила, что, пока не поздно, должна научиться исправлять ошибки. И первое, что ей предстояло сделать, — это вернуться домой.

6

Рано утром, когда обитатели фамильной усадьбы Диксонов были еще погружены в крепкий предрассветный сон, рядом с домом возникла фигурка в джинсах, короткой куртке и бейсболке козырьком назад. Она лихо вскарабкалась по стене дома и скрылась в одном из окон. Спрыгнув с подоконника на пол, Кристиана — а это была она — с трудом отдышалась. Приходилось признать, что раньше подобные трюки удавались ей с большей легкостью. Сняв бейсболку, Кристиана села на кровать и тут же подпрыгнула, так как из-под одеяла раздался приглушенный вскрик, а спустя минуту показались два зеленых глаза в обрамлении белокурых волос. Обладательницей этих богатств была девушка, по возрасту ровесница Кристианы.

Секунду они смотрели друг на друга, а потом одновременно спросили: — Ты кто?

Повторное замешательство, а затем звонкий смех незнакомки:

— Я поняла, ты Кристиана, сестра Ричарда и Генри. У тебя точно такие же глаза, как у них. А я Гвен.

Теперь настала очередь Кристианы развеселиться.

— Если ты Гвен, то именно на тебе собирается жениться мой старший брат.

— Совершенно верно. Прости, что я заняла твою спальню, но Ричард уверил меня, что ты не будешь против.

— Пустяки, в этом доме полно свободных комнат. А кроме того, Ричард знает, что делает, ведь его спальня находится рядом. — Кристиана многозначительно улыбнулась, подмигнув будущей невестке.

Гвен неожиданно покраснела и, широко распахнув прекрасные зеленые глаза, произнесла:

— Господи, какая я глупая! Теперь мне понятно, почему каждый вечер у Ричарда болит голова. Он стучится в мою дверь и спрашивает лекарство.

— Надеюсь, ты не попалась на его уловку и не открывала ему.

— Нет, что ты, — поспешила заверить ее Гвен. — Ведь я уже была в постели.

Кристиана вновь рассмеялась.

— Гвен, ты самая замечательная девушка из всех, кого я знаю. Где только Дик нашел тебя?

— В Нью-Йорке. Я жила в Нью-Йорке, а Ричард приезжал к моему отцу. У них какие-то общие дела. Вот и…

— Все ясно, — перебила ее Кристиана. — Я рада, что ты войдешь в нашу семью. У меня были только братья, хоть и лучшие на свете, но все же мужчины, а мне всегда хотелось иметь еще и сестру. Чтобы было с кем обсуждать маленькие женские тайны. И теперь сестра у меня есть.

— А я единственный ребенок в семье. Можешь представить, какой однообразной была моя жизнь.

— Но когда ты станешь женой Дика, скучать тебе не придется.

— Ты не поверишь, но я ужасно боялась встречи с тобой. — И Гвен с облегчением выдохнула.

— Почему? Хотя, нет, не отвечай, догадаюсь сама. Ты, наверное, наслушалась рассказов Генри о том, что я сбежала из дому, бродяжничала и превратилась в эдакую разбитную особу, которая курит сигары, пьет виски и сплевывает на пол?

— Почти так.

Гвен, смеясь, рухнула на кровать. Кристиана устроилась рядом и погрозила кулаком воображаемому брату.

— Ну, я ему устрою…

Странное дело, обычно она не сразу сходилась с незнакомыми людьми. Должно было пройти немало времени, прежде чем Кристиана начинала чувствовать себя свободно в их обществе. С Гвен все было иначе. Эта удивительная девушка завоевала ее сердце с первого мгновения своими открытостью и дружелюбием. Кристиана не могла не признать, что целиком одобряет выбор Ричарда.

— Скажи, — полюбопытствовала Гвен, — как ты собираешься предстать перед братьями после столь долгого отсутствия?

— Никак. Просто спущусь к завтраку и скажу: «Привет, Дики! Привет, Генри!»

— Блестящая идея! — воскликнула Гвен. — Думаю, прислуга уже проснулась. Пойду предупрежу, чтобы на стол поставили еще один прибор.

Накинув халат, девушка выскользнула за дверь, и Кристиана осталась в спальне одна.

Она встала и осмотрелась. Убедившись, что в комнате ничего не изменилось за время ее отсутствия, Кристиана открыла дверь в гардеробную. На перекладинах, убранные в чехлы, висели ее платья, на полках лежали свитера и брюки. Она вздохнула. Эта одежда была свидетелем ее прошлого. Сможет ли она безболезненно возвратиться к нему теперь, когда стала совсем другой?..


— Неужели Гвен все еще нежится в постели? Это так на нее не похоже.

Ричард нетерпеливо мерил шагами столовую. Генри, сидя за столом, понаблюдал за тем, как его брат нервничает в ожидании невесты, и предположил:

— Может, она заболела, Дик, и теперь мечется в лихорадке?

Не обманувшись сочувственным тоном брата, Ричард одарил его сердитым взглядом и подумал, что не мешало бы задать ему трепку. Так, для профилактики. Но в это время в дверях возникла сама виновница разговора.

При виде Гвен Ричард расцвел нежной улыбкой и, бросившись ей навстречу, взял за руку.

— Милая, я уже не на шутку разволновался, увидев, что тебя нет в столовой.

— Это действительно так, Гвен, — подтвердил Генри. — И я чуть было не стал жертвой его беспокойства.

— Прошу прощения за опоздание, но у меня были на то причины.

— Это какие же? — спросил Генри. — Выбор утреннего платья?

Ричард строго взглянул на брата, а Гвен улыбнулась.

— Вовсе нет.

В этот момент в столовую вошла Кристиана. На ней были легкие брюки шоколадного цвета и светло-кремовая блуза. Волосы она зачесала в высокий хвост.

— Привет, Дик! Как дела, Генри? — обратилась она к братьям и, как ни в чем не бывало, поинтересовалась: — А что у нас на завтрак? Я ужасно голодна.

Первым опомнился Генри и, вскочив со стула, бросился обнимать сестру.

— Кристи, это ты? Глазам своим не верю! Мы ожидали тебя только завтра. Я же говорил, что она приедет! А ты не верил! — воскликнул он, обращаясь к брату.

Ричард побледнел от волнения и нерешительно шагнул к Кристиане. Его голос предательски дрожал, когда он произносил:

— Сестренка, ты все же вернулась.

Она повисла у него на шее, горячо зашептав:

— Дики, прости меня! Я вела себя глупо и самонадеянно! Мне было так одиноко без вас!

— Нам тоже тебя не хватало, сестренка.

— Ну а теперь, когда произошло счастливое воссоединение членов семейства Диксон, может быть, приступим к завтраку? — спросила Гвен, и все заметили в ее глазах слезы радости…


Кристиана только успела разложить по шкафам привезенные с собой вещи, как в дверь постучали.

— Войдите! — откликнулась она.

В комнату просунулась сначала голова Генри, а затем он сам. Плюхнувшись на кровать, брат укоризненно посмотрел на сестру и спросил:

— Где тебя носило, Кристи, все это время? Мы изрядно переволновались. Единственной радостью были твои редкие звонки.

Кристиана села рядом и обняла его.

— Прости, Генри. Наверное, так было необходимо.

— Необходимо для чего?

— Для того чтобы я поняла, как люблю вас. В разлуке это чувствуется острее.

— Ты хотя бы нашла то, что искала?

— Да.

— И что же это такое, ради чего ты оставила нас?

— Я нашла себя, Генри. А это, наверно, самое главное.

Они сидели обнявшись. Брат и сестра, старые союзники. Им не надо было ничего говорить. Они понимали друг друга без слов…

Не прошло и нескольких минут после ухода Генри, как в спальне Кристианы появилась Гвен.

— Ну как? Ты уже разговаривала с Ричардом? — поинтересовалась она с порога.

— Нет. Я разбирала вещи, а только что у меня был Генри.

— Значит, я опередила его и он к тебе еще заглянет. Знаешь, он очень переживал все это время, считая себя единственно виновным в том, что ты сбежала из дому.

— Он здесь совершенно ни при чем. Это было мое решение.

— Тогда скажи ему об этом, потому что у него очень тяжело на сердце. Он не говорит, но я знаю, чувствую это.

Девушка повернулась, чтобы уйти, но Кристиана окликнула ее:

— Гвен!

— Что?

— Спасибо тебе…


Ричард пришел, когда все в доме уже спали. Кристиана перестала его ждать, полагая, что он передумал, и сама намеревалась поговорить с ним утром.

Он прошел через спальню и сел в кресло. Точно так же, как тогда, когда они спорили в последний раз.

— Сестренка, я виноват, — начал он без обиняков.

— Тебя не в чем упрекнуть, Дики. По крайней мере, мне.

— Но это я вынудил тебя сбежать из дому, навязывая свою волю.

— Дик, — Кристиана подошла и нежно обняла брата, — вспомни, я когда-нибудь отступала перед трудностями? Нет. Я сбежала, потому что мне это казалось безумно романтичным. И не твоя вина, что все случилось после нашего разговора. Мне просто был необходим повод.

Она заметила, какое облегчение принесли ее слова брату.

— Ты жалеешь о своем поступке?

Прежде чем ответить, Кристиана ненадолго задумалась.

— Нет, ни на йоту. Я многому научилась за время своих скитаний: любить, ненавидеть, радоваться и страдать. Мне не хотелось бы потерять ни одного дня прожитой жизни.

— Ты повзрослела, — произнес Ричард, всматриваясь в ее лицо.

— Просто набралась ума.

Они замолчали, погрузившись каждый в свои мысли. Затем Ричард спросил:

— Кто он? Кто тот человек, который разбил тебе сердце?

— Это так заметно?

— Не забывай: я растил тебя с тринадцати лет. Я твой старший брат. Я чувствую это.

— Не хочу вспоминать о грустном. Сердцу становится еще больней, а успокоение не приходит. Наверное, мне придется научиться жить с этим чувством.

— Не смей так думать. — Ричард ласково погладил сестру. — Придет день, и в твоей судьбе появится тот, кто развеет все твои печали и заставит вновь радостно взглянуть на мир.

— Так было написано в сказке, которую ты читал мне в детстве. — Кристиана тихо рассмеялась.

— Ты помнишь?

— Я помню все…


— Уже можно? — В голосе Генри звучало нетерпение.

— Еще нет.

Кристиана в очередной раз поменяла местами две крайние картины, стремясь выставить их в наиболее выгодном свете. Она готовилась представить на суд семьи плоды своего творчества и ужасно волновалась. Еще в доме Майерса Кристиана отобрала самые лучшие из работ — в качестве свадебного подарка Дику. И вот теперь этот момент настал. Еще раз окинув экспозицию придирчивым взглядом, Кристиана глубоко вдохнула, собираясь с духом, и громко произнесла:

— Входите!

Не дожидаясь повторного приглашения, в комнате появились Генри, Ричард, Гвен и кое-кто из старой прислуги, знавшей Кристиану еще девочкой. В полной тишине она, затаив дыхание, наблюдала за тем, как зрители медленно переходят от одного полотна к другому. Вот Ричард задержался у лунного пейзажа, написанного ею в первую ночь на ферме Патрика.

Гвен явно отдала предпочтение зимнему пейзажу, созданному еще при жизни Беннета, а Генри был привлечен изображением толстого кота, развалившегося в кресле у камина.

Но первой высказала вслух свое мнение старая повариха. Остановившись у натюрморта с дичью, она всплеснула руками и воскликнула:

— Вы только подумайте, как настоящие! Хоть сейчас ощипывай да в печь!

Ее искреннее восхищение развеселило всех, и на Кристиану посыпались комплименты.

— Ты — настоящий талант! — безапелляционно заявил Генри.

— Наконец-то и в нашей семье появился свой художник. Мама гордилась бы тобой. Она всегда считала тебя особенной, — заметил Ричард.

— Нам обязательно следует выставить эти картины в каком-нибудь подходящем для этого месте. Будет несправедливо, если любоваться ими сможем только мы. — Гвен, как всегда, была щедра на похвалы.

Кристиана испытала радость оттого, что ее работы получили такую высокую оценку. Это означало, что все сделанное ею было не напрасно. Она с трудом сдерживалась, чтобы не разреветься от счастья. Ее выручил Ричард, который уловил состояние сестры и, чтобы отвлечь от нее внимание окружающих, пригласил всех в гостиную — выпить по бокалу вина за будущий успех Кристианы на поприще живописи.


Глядя на Гвен, окутанную белоснежным облаком фаты, Кристиана печально улыбнулась. Как хотелось бы ей оказаться на месте невесты! Примерять свадебное платье из тончайшего атласа, с букетиком флердоранжа, приколотым к корсажу. Кружиться перед зеркалом, заставляя мерцать крохотные бриллианты, украшающие подол. Но, увы, единственный мужчина, с которым она мечтала пойти к алтарю, оказался фантомом, иллюзией…

— Вот и все, — сказала Кристиана, подавая Гвен букет роз. — Скоро ты станешь замужней женщиной и я смогу с полным правом назвать тебя сестрой.

— Я так рада, что ты со мной! — Гвен порывисто обняла Кристиану. — Мне кажется, что мое сердце готово выскочить из груди от волнения.

— Успокойся. Думай о том, что любая девушка на твоем месте чувствовала бы себя так же. Все невесты волнуются перед свадьбой. Будь моя воля, я бы устраивала для них своеобразные тренинги «Как дойти до алтаря и не упасть в обморок».

— Замечательная идея. Мне бы такой тренинг пришелся очень кстати.

— Я буду рядом, и все пройдет просто великолепно.


Путь из Нью-Йорка до «Лаверли» был не близкий. Тем не менее, в назначенный день в усадьбе собрались все приглашенные как со стороны жениха, так и со стороны невесты. Во многом это объяснялось прекрасной репутацией, которой пользовались в обществе родители Гвен. Кроме того, речь шла о союзе двух старинных семей Диксон и Филипс.

Многие из гостей отметили, что для своих шестидесяти лет мистер Филипс прекрасно выглядит. Осанистый мужчина, он вызывал невольное уважение, когда с достоинством вел дочь по украшенному белыми розами проходу к алтарю. Под стать мужу была и миссис Филипс. Познакомившись с ней, Кристиана поняла, от кого Гвен унаследовала свои лучшие черты. Марсия Филипс являлась светской дамой в лучшем своем проявлении.

Кристиана перевела взгляд на Ричарда, и ее сердце преисполнилось гордостью за брата. Высокий, темноволосый, в идеально сидящем на его атлетической фигуре смокинге, он вызывал романтические чувства у присутствующих женщин. Но его взгляд и улыбка предназначались лишь одной из них, той, что шла к нему, той, которую он скоро назовет своей женой.

Вот Гвен встала рядом с Ричардом, и торжественная церемония началась…

Слушая слова брачных обетов, которыми обменивались жених и невеста перед алтарем, Кристиана думала о том, что, может быть, Ричард прав. И в ее жизни тоже наступит момент, когда мужчина поведет ее под венец. Вот только кто это будет?..

— Ричард, убеди свою сестру в том, что она совсем не будет нам мешать в Нью-Йорке. — Гвен прибегла к последнему средству, пытаясь уговорить Кристиану.

Ричард понимающе улыбнулся ей и обратился к сестре:

— И правда, Кристи, тебе надо бы развлечься. В Нью-Йорке ты могла бы посещать выставки и театры.

Привлеченная шумом, в гостиную вошла миссис Филипс. Они с мужем решили задержаться на несколько дней в «Лаверли» и вернуться домой вместе с молодоженами. Женщина окинула внимательным взглядом присутствующих и поинтересовалась:

— О чем спорите?

— Мама, я приглашаю Кристиану поехать с нами, а она отказывается, — пожаловалась Гвен.

— Ничего удивительного в этом не вижу. Зная тебя, могу сказать, что ты будешь целиком занята своим мужем, а бедная девочка останется предоставленной самой себе…

— Но, мама! — возмутилась новоиспеченная миссис Диксон.

— Не перебивай меня. Я сказала лишь то, что Кристиане в Нью-Джерси будет одиноко. Однако если она согласится поехать, я буду ей весьма благодарна. В связи с устройством ежегодного благотворительного аукциона, патронессой которого я являюсь, мне понадобятся лишние руки.

Предложение матери Гвен не оставляло Кристиане путей к отступлению. Она развела руками и улыбнулась:

— Сдаюсь. Ваша взяла.

Забыв о том, что замужней даме пристала солидность, Гвен радостно вскрикнула и повисла на шее у Кристианы. А миссис Филипс обменялась многозначительным взглядом с Ричардом, как бы говоря: «Вот видите, она еще сущее дитя».

7

Нью-Йорк встретил Кристиану оглушительной какофонией звуков — своеобразной смеси джаза, автомобильных клаксонов и выкриков уличных торговцев. Привыкшая к размеренному спокойствию провинциальной жизни, она ошеломленно смотрела на спешащих мимо нее людей.

Уютно устроившись на обтянутом лайкой сиденье рядом с Гвен и Ричардом, Кристиана мысленно поблагодарила мистера Филипса за то, что в аэропорту их встретил лимузин. Приятно было находиться в тепле и комфорте, в то время, как за окном падал первый в этом году снег.

Особняк Филипсов располагался в тихом Нью-Джерси, в часе езды от Нью-Йорка. Ажурные кованые ворота, обычно преграждающие въезд на частную территорию, сейчас были гостеприимно распахнуты.

Дом находился посреди небольшого живописного парка, вдоль аллей которого каждую весну садовники разбивали клумбы. Кристиана подумала, как это должно быть красиво. Впрочем, нельзя было сказать, что зимний пейзаж выглядел менее привлекательно.

Машина подъехала к парадному входу, и прибывшие вошли в дом, позволяя прислуге разобрать многочисленный багаж. Следуя за хозяйкой, Кристиана не уставала восхищаться тонким вкусом, с каким были оформлены интерьеры. Гвен не преминула сообщить, что все это дело рук ее матери, которая отказалась доверить семейный очаг модным дизайнерам.

Комната, предназначенная для Кристианы, как и все в доме, окнами выходила в парк. Она невольно залюбовалась открывшимся перед ней чудесным видом и пожалела, что не захватила с собой красок, о чем тут же со вздохом сказала Гвен. Подруга улыбнулась и, поманив ее за собой, открыла небольшую дверь, которая, как считала Кристиана, вела в ванную.

Вопреки ее ожиданию, в просторном, светлом помещении ванны не наблюдалось. Зато там стоял новенький этюдник с целым набором масляных красок, растворителей, закрепителей, кистей и все прочего нужного живописцу.

Кристиана в недоумении уставилась на Гвен, и та поспешила объяснить:

— Мы с мамой подумали, что ты, возможно, согласишься написать картину для ее аукциона и попросили управляющего приготовить все необходимое.

Кристиана поняла, что вряд ли сможет отказаться от такого замечательного подарка.

Кроме того, ей безумно хотелось писать. Она с благодарностью сжала руку Гвен.

— Спасибо! Я рада, что согласилась приехать сюда.


После обеда, когда все собрались в гостиной выпить чашечку кофе, миссис Филипс предложила, не откладывая дело в долгий ящик, отправиться по магазинам. Приближающееся Рождество требовало запастись подарками. Все с радостью одобрили ее идею…

Разглядывая красочно оформленные витрины, Кристиана поймала себя на том, что впервые не мучается мыслями о Патрике, а всецело отдается общему радостному настроению. Решили начать с «Блумингдейла». Мистер Филипс и Ричард под предводительством неутомимой Марсии отправились в отдел рождественских сувениров, а Кристиана позволила Гвен увлечь себя туда, где находились товары для молодых мам. И хотя миссис Диксон было еще рано думать о детях, она с восторгом перебирала крошечные чепчики и распашонки, заставляя спутницу еще раз мысленно поздравить брата с прекрасным выбором жены.

Следующим отделом, в который Гвен затянула Кристиану, оказался «Восточный базар». Диковинные шали и газовые шарфы самых причудливых расцветок были разбросаны по толстым персидским коврам ручной работы. Кристианой овладел азарт художника, и она принялась украшать подругу изысканными аксессуарами, попутно решив, что один из ярких шарфиков вполне достоин оказаться на шее миссис Филипс.

— Ой! — воскликнула Гвен, взглянув на наручные часики. — Мы здесь уже полчаса, а мама с мужчинами ждет нас в кафе!

Наскоро сделав покупки, подруги поспешили к «зоне отдыха», придуманной владельцами магазина специально для того, чтобы покупатели, устав от покупок, не покидали здание магазина, а, отдохнув, с новыми силами устремлялись к прилавкам.


Судя по сияющему выражению лица миссис Филипс, ей сопутствовала удача. Об этом свидетельствовало и множество пакетов, коробок и картонок, пирамидой возвышающихся рядом с ней, а так же жалобные гримасы на лицах мужчин. Добродушно посмеиваясь, Марсия изложила Кристиане свою точку зрения на рождественские походы по магазинам. Она считала, что только закоренелые снобы пользуются услугами носильщиков в канун Рождества. Добропорядочные граждане обязаны не только выбрать и купить подарок, но и самолично нести его, тем самым вкладывая в него частичку своей души.

— Ах, мамочка, если Ричард распределит свою душу на то количество подарков, которое ты купила, что же тогда останется мне? — смеясь, спросила Гвен.

— Сердце, моя дорогая, — самым серьезным тоном ответила миссис Филипс. — И еще почки, и печень…

— Хватит, хватит! — взмолился Ричард. — Не стоит посвящать присутствующих в тайны внутреннего строения моего организма!

Все дружно рассмеялись…


Покончив с кофе раньше других, Кристиана решила заглянуть в парфюмерный отдел, о чем незамедлительно поведала спутникам. Миссис Филипс пообещала присоединиться к ней спустя некоторое время и указала дорогу.

Оказавшись среди разноцветных коробочек, флакончиков, баночек, источающих разнообразные ароматы, Кристиана получала истинное наслаждение. Здесь была собрана продукция самых известных фирм — французских, итальянских, американских и даже экзотических русских.

Она только собиралась спросить миловидную девушку-консультанта о заинтересовавших ее духах, когда рядом с ней остановилась пара, заставившая Кристиану спрятаться между витринами «Том Форд» и «Стелла Маккартни».

В мужчине, хоть он и стоял к ней спиной, она тут же признала Патрика, а его роскошная спутница была ей незнакома. Судя по количеству драгоценностей, которыми щеголяла дама, она не бедствовала, да и на Патрике было дорогое пальто, явно сшитое на заказ.

Повиснув на руке Патрика, его приятельница бросала вокруг себя презрительно-недоуменные взгляды, словно не понимая, как здесь оказалась.

Кристиана не могла вынести подобного зрелища и осторожно, чтобы ее не заметили, покинула отдел. Щеки молодой женщины пылали от благородного негодования. Жалкий альфонс, значит, он все же нашел себе состоятельную девицу. Ну и пусть!

Однако она не могла понять, почему эта случайная встреча так ранила ее сердце. Кристиана спряталась за увитой можжевельником колонной и с трудом сдерживалась, чтобы не дать воли слезам…


— Сабрина, объясни мне, зачем мы сюда приехали, если ты не собираешься ничего покупать? — Патрик с искренним недоумением посмотрел на спутницу.

Сабрина Уорхолл страдальчески закатила глаза. Как он не понимает, что ее целью являются вовсе не подарки? Она вообще не привыкла дарить кому-либо что-либо. И здесь она лишь потому, что в эти дни тут толчется весь цвет нью-йоркского общества. А Сабрина желала, чтобы как можно больше знакомых увидели, какого парня она отхватила. Именно поэтому ей приходилось таскать Патрика по всем этим дурацким отделам. Нет, определенно, удача сегодня не на ее стороне! Они побывали уже в шести секциях и не встретили ни одного мало-мальски знакомого лица.

— Пойдем отсюда, — разочарованно сказала она и потянула Патрика к выходу.

— Сабрина! Вот так встреча! Не думала, что ты тоже занимаешься рождественскими покупками!

Мисс Уорхолл почти искренне обрадовалась окликнувшей ее Марсии Филипс. Она плотоядно улыбнулась ей и теснее прижалась к Патрику.

— Ох, миссис Филипс, вы же знаете, как порой меняется жизнь! Сегодня ты свободна в своих решениях, а завтра… кто знает? — При этих словах Сабрина бросила на Патрика многозначительный взгляд.

— Рад видеть вас. — Мужчина тепло улыбнулся Марсии, к которой относился с большой симпатией. — Вы здесь одна? Может быть, составите нам компанию?

— О нет, благодарю вас. Мой муж где-то рядом, а с ним еще куча родственников. Я должна найти их. Сабрина, милочка, ты не забыла, что скоро состоится мой благотворительный аукцион. Вы, Патрик, конечно же не пропустите его. Наши дамы до сих пор благодарят вас за прошлогодний взнос.

— Можете не сомневаться, обязательно буду.

— Тогда до скорой встречи.

Проследив взглядом за удаляющейся миссис Филипс, Сабрина презрительно фыркнула:

— Вот еще, она думает, что мне больше нечем заняться, как сорить деньгами на ее благотворительном мероприятии.

— А мне нравится, что есть люди, неравнодушные к бедам других, которые идут на разные безобидные хитрости, чтобы вытряхнуть немного денег из праздных лентяев.

— Что ты хочешь сказать этим? — Сабрина непонимающе взмахнула ресницами.

Патрик сочувственно взглянул на нее и поспешил успокоить:

— Ничего, дорогая, ничего.


Кристиана поднялась к себе сразу же после ужина. Она знала, что только занятие любимым делом способно заставить ее забыть о встрече с Патриком.

Из окна мастерской, которая раньше служила танцклассом для маленькой Гвен, открывалась удивительная картина. Над подсвеченными разноцветными огнями кронами деревьев простиралось бескрайнее ночное небо. На нем искрились и мерцали звезды подобно бриллиантикам на подвенечном платье Гвен.

Кристиана взяла в руки кисть и впервые, не сделав предварительного наброска, провела плавную линию на холсте. Она уже решила, как будет называться картина. Убрав с глаз непослушную прядь волос, молодая женщина подумала о том, что в таком большом городе, как Нью-Йорк, обязательно должен найтись тот, кто ее полюбит.


Патрик отошел от окна и, взяв на руки, ласково потрепал своего любимца.

— Скоро Рождество, Брайтон. Как ты думаешь его встречать?

С недавних пор Патрик разлюбил этот праздник. Возможно, потому, что тот считался семейным и напоминал ему о собственном одиночестве. Возможно, были иные причины. Так или иначе, всеобщая радость обходила его стороной.

Сабрина уже не раз недвусмысленно намекала, что неплохо было бы встретить Рождество вдвоем. Но Патрик сослался на то, что у него есть более подходящая компания, правда предусмотрительно умолчав, что эта компания — Брайтон, так как знал, что они с Сабриной друг друга не выносят. Она при виде кота всегда доставала платок, уверяя, что у нее аллергия на шерсть животных, а Брайтон всякий раз демонстративно покидал комнату при появлении Сабрины.

Патрик составил план, согласно которому после традиционной рождественской индейки, заказанной в ресторане, они с Брайтоном устроятся на диване и будут смотреть фильмы, которые он специально приобрел для этих целей. «Неспящие в Сиэтле», «Стелла», «Когда Гарри встретил Салли»… Чем не развлечение?

Взяв со стола вечернюю почту, Патрик пробежал глазами подписи на поздравительных открытках. Три были от деловых партнеров, пять от благотворительных организаций и еще одна, обязательная, от Мелиссы. Даже после развода бывшая супруга считала своим долгом поддерживать видимость дружеских отношений. Патрику это было безразлично. Как, впрочем, и многое другое.

После исчезновения из его жизни Кристианы он почувствовал образовавшуюся в сердце пустоту. Словно вместе с ней исчез сам смысл его земного существования. Первое время Патрик пытался разыскать ее. Но в доме Майерса, который теперь принадлежал Кристиане, ему неизменно отвечали, что мисс Диксон уехала навестить родных и не оставила адреса. Если мистер Корнелл желает, он может оставить для нее сообщение. Потом он решил, что не стоит навязываться. Раз Кристиана предпочла бросить его, то так тому и быть.

Постепенно Патрик свыкся с мыслью, что эта женщина потеряна для него навсегда. Его жизнь приобрела монотонный характер, нарушаемый разве что снами, после которых он просыпался с именем Кристианы на устах…


Из окна своей комнаты она видела, как прибывают гости на ежегодный благотворительный аукцион, устраиваемый Марсией Филипс.

— Кристиана, ты уже готова спуститься к гостям?

Заглянувшая в ее спальню Гвен, с восхищением посмотрела на подругу.

Действительно, молодая женщина смотрелась великолепно в длинном облегающем стройную фигуру платье из шифона цвета ночи. Темные сапфиры украшали ее шею, а гладко зачесанные и скрученные в тугую раковину волосы придавали ей изысканно-строгий вид.

Улыбнувшись Гвен, Кристиана кивнула и спросила:

— Миссис Филипс уже видела мою картину?

— Да, мама сказала, что толстосумам придется раскошелиться, если они хотят приобрести твою «Невесту ночи», в противном случае она купит ее сама.

На десятой минуте своего пребывания в доме Филипсов Патрик с радостью обнаружил, что потерял-таки Сабрину. Стараясь продлить блаженство как можно дольше, он отправился туда, где, по его прогнозам, она вряд ли появится раньше времени. В аукционный зал. Как всегда, перед началом торгов здесь были выставлены все заявленные в программке лоты. Это устраивалось специально для того, чтобы потенциальные покупатели могли рассмотреть их вблизи.

Патрик медленно переходил от вазы эпохи Минь к канделябрам времен Марии Антуанетты и далее, к редкой гравюре Альбрехта Дюрера. Заметив оживление у следующего лота, он проявил любопытство… и остолбенел.

Его потрясла не столько сама картина, сколько то, что он узнал руку, написавшую ее. Кристиана! Вне всякого сомнения, это было ее творение. Но как полотно могло попасть на аукцион к Филипсам? Мучимый вопросом Патрик постарался разыскать Гвен, которую знал с детства. Он нашел ее в компании темноволосого мужчины, показавшегося ему смутно знакомым.

Взяв старинную приятельницу под локоть, Патрик сразу перешел к делу:

— Гвен, каким образом «Невеста ночи» попала к твоей матери?

— Патрик, ты совсем забываешь о приличиях, когда речь заходит о твоих любимых картинах. — Она обняла друга детства и обратилась к своему спутнику: — Ричард, позволь представить тебе Патрика Корнелла, доброго приятеля моей семьи. Он владелец одной из крупнейших галерей искусств в Нью-Йорке и просто помешан на современной живописи. Затем она снова обратилась к Патрику:

— А ты познакомься с моим мужем.

Мужчины пожали друг другу руки, и только тут до Патрика дошел смысл сказанного Гвен. Он растерянно взглянул на нее, потом на Ричарда и опять на нее.

— Ради Бога, простите! Мне так неловко, что вместо поздравлений я налетел на вас с вопросами. Но почему мне никто не сказал, что ты вышла замуж?

— Я послала приглашение, но никто не знал, где тебя искать. Ты просто исчез на несколько месяцев. Бедняжка Сабрина места себе не находила!

— Пожалуйста, не упоминай ее имени в моем присутствии. Мне чудом удалось вырваться из-под ее опеки, и я желаю продлить это состояние до конца вечера.

Ричард, сдержанно улыбнувшись, вмешался в разговор:

— Простите, Патрик, но Сабрина — это случайно не та дама, что с самого начала нашей беседы не сводит с вас взгляда?

— Если на ней украшений больше, чем на рождественской елке, то вне всякого сомнения.

— В таком случае, я бы посоветовал вам ретироваться, поскольку она имеет явное намерение подойти к нам.

— Спасибо за добрый совет. Я ваш должник, Ричард. Вы мне нравитесь. Еще увидимся.

С этими словами Патрик поспешно направился в сторону большого зала и затерялся в толпе гостей.

Проводив друга взглядом, Гвен обернулась к мужу.

— Теперь я воочию убедилась в существовании мужской солидарности. Не прошло и пяти минут твоего знакомства с Патриком, как ты уже помогаешь ему скрыться от бедняжки Сабрины.

— Но, дорогая, — возразил ей Ричард, — ты сама сказала, что он твой друг, а друзьям нельзя отказывать в помощи.

В это время к ним подошла Сабрина. Оскалив зубы в подобии улыбки, она обратилась к Гвен:

— Мои поздравления молодоженам. Дорогая, я только что видела в вашем обществе Патрика. Не подскажешь, где я могу найти его?

— Я точно не уверена, — произнесла миссис Диксон, — но, по-моему, он пошел туда. — И она указала в направлении, противоположном тому, в котором скрылся Патрик.

Как только Сабрина отошла от них подальше, Ричард склонился к жене и тихо спросил:

— Так что ты говорила о мужской солидарности?

— Но ты же сам сказал, что друзьям в помощи не отказывают, — невозмутимо ответила Гвен.


Стоя на верхней площадке лестницы, Кристиана заметила Патрика, который о чем-то беседовал с ее братом и невесткой.

— Дорогая, — окликнула ее проходившая мимо миссис Филипс, — в вашем возрасте вредно одиночество. Спускайтесь вниз, и я уверяю, что сотня молодых людей из лучших нью-йоркских семей тут окажется у ваших ног.

— Сотня — это слишком много. Лучше скажите, что это за мужчина там, рядом с вашей дочерью?

Марсия Филипс проследила за ее взглядом и улыбнулась.

— Это Патрик Корнелл. Гвен знает его с детства. Чудесный молодой человек. К сожалению, его родители рано умерли и он воспитывался, то в доме эксцентричной тетки, то в закрытой частной школе. Возможно, именно потому, что о нем некому позаботиться, он до сих пор не женат. Сам Патрик слишком занят делами. Ему принадлежит лучшая художественная галерея в Нью-Йорке… Впрочем, если верить сплетням, — миссис Филипс чуть понизила голос, — в данный момент за ним охотится Сабрина Уорхолл. А эта барракуда просто так не отстанет.

Заметив, что один из гостей кивнул ей, Марсия Филипс, извинившись, оставила Кристиану и поспешила к нему.

Оставшись одна, молодая женщина переосмысливала то, о чем ей сообщила хозяйка. Значит, Патрик Корнелл не бедный коммивояжер, а весьма преуспевающий бизнесмен. В таком случае он вовсе не зарился на наследство Майерса. А то, что ему принадлежит художественная галерея, объясняет его интерес к ее работам.

Кристиана начала понимать, какую страшную ошибку совершила, когда не дала Патрику возможности оправдаться. Получалось, что он действительно испытывал к ней сильное чувство, если оставил ради нее свои дела и поселился в провинциальной глуши. Вспомнив трогательную заботу, с которой относился к ней Патрик, Кристиана ощутила стыд за то, как несправедливо с ним обошлась.

Ею овладело непреодолимое желание немедленно разыскать Патрика и поговорить с ним.

В это время всех пригласили на аукцион. Торги начались…


После того, как ваза эпохи Минь стала собственностью некоего газетного магната, выложившего за нее пятьдесят тысяч долларов, Марсия Филипс представила следующий лот.

— Дамы и господа. На торги выставляется картина современного мастера Кристианы Диксон, написанная специально для нашего аукциона. Автор назвала ее «Невеста ночи». Вероятнее всего, большинство из вас никогда не слышали об этой молодой художнице и поэтому не могут определить минимальную стоимость представленного полотна. К счастью, среди нас присутствует всем вам хорошо известный эксперт в области современной живописи.

Марсия отыскала взглядом Патрика и обратилась к нему:

— Мистер Корнелл, надеюсь, вы не откажете в любезности и дадите нам консультацию по поводу заявленной в программе картины.

— Охотно.

Патрик стремительно прошел между расступившимися перед ним гостями и, поднявшись на импровизированный помост, обратился к распорядительнице:

— Прежде всего, я хочу поблагодарить миссис Филипс, как за высокую оценку моей профессиональной репутации, так и за оказанную мне честь, поскольку мне предстоит впервые представить вашему вниманию произведение художницы, которая имеет полное право войти в десятку лучших живописцев нашего континента. Для многих имя мисс Диксон ни о чем не говорит, но, если я скажу вам, что она является единственной ученицей великого Беннета Майерса, вы все поймете. Надеюсь, вы оцените ее картину так же высоко, как оценил свою преемницу сам мастер, который завещал ей все свое состояние.

Последняя фраза, произнесенная Патриком, потрясла присутствующих. Ажиотаж, поднятый вокруг «Невесты ночи», вынудил Марсию Филипс прибегнуть к помощи гонга, чего не случалось ни разу за всю историю благотворительного аукциона.


Еще только когда Патрик начал говорить о ней, Кристиана поспешила выйти из зала. Она боялась чересчур пристального внимания к своей особе, кроме того, ей претила сама мысль о том, что ее детище будет предметом торговли. Это казалось ей противоестественным, в чем-то схожим с торговлей людьми.

Поднявшись по лестнице, откуда она наблюдала за гостями почти весь вечер, Кристиана опустилась на ступеньку и прижалась лицом к холодному дереву перил. Ее лицо горело от волнения, сердце учащенно билось, а перед мысленным взором вновь и вновь вставал Патрик.

О, если бы она знала, как заслужить его прощение, как вернуть его любовь, то, несомненно, сделала бы это!..


Воспользовавшись возникшей суматохой, Патрик пробрался к выходу, собираясь уехать до того, как Сабрина вцепится в него мертвой хваткой. Он устал. Слишком много событий произошло за один вечер, и у него не было желания расточать любезности одолевающим его светским дивам. Ко всему прочему завтра Рождество и дома его возвращения ожидает Брайтон.

Пройдя через парадную гостиную, Патрик вспомнил, что не простился с Гвен и ее мужем. Тогда он решил оставить записку и стал подниматься по лестнице в кабинет, который, как он помнил, находился на втором этаже.

И тут вдруг заметил странное движение наверху, как будто кто-то пытался скрыться. Решив, что это воришка, Патрик бесстрашно рванулся за ним. Злоумышленник сделал неудачную попытку спрятаться в одной из комнат, но был настигнут отважным преследователем.

— Это… ты? — было все, что смог вымолвить потрясенный Патрик.

Несчастная Кристиана стояла, прижавшись спиной к стене, по ее щекам текли слезы, а прекрасные голубые глаза испуганно смотрели на мужчину. Затем она протянула к нему руки, и он заключил ее в объятия…


И все же Рождество это самый замечательный праздник, подумал Патрик и нежно коснулся губами щеки Кристианы, которая еще спала в это чудесное утро. Что было неудивительно, учитывая то, как они провели ночь.

Патрик невольно вспомнил о жарких ласках, которыми Кристиана одаряла его, и почувствовал, как страстное желание близости вновь пробуждается в нем.

Словно ощутив это, молодая женщина потянулась к нему всем телом и открыла глаза.

— Любимый, я так боялась проснуться. Мне не хотелось узнать, что все происшедшее с нами этой ночью было лишь сном.

— Это не сон, глупышка. Я так же реален, как и мое желание обладать тобой.

Слова Патрика пробудили у Кристианы самые смелые фантазии. Она перекатилась с живота на спину и призывно посмотрела на него.

— Чего же ты ждешь?


Ричард, лежа в постели, просматривал утренние газеты. Первые полосы были посвящены двум главным темам: вчерашнему аукциону и сенсационному восхождению на художественном небосклоне новой звезды Кристианы Диксон. Кстати, он так ничего и не понял из сумбурной записки, которую оставила ему сестра. Единственное, что он уяснил, — так это то, что дома она ночевать не собирается.

В спальню вошла Гвен. Заметив на лице мужа озабоченное выражение, она произнесла:

— Если тебя волнует Кристиана, то могу сообщить, что она звонила некоторое время назад и спрашивала, может ли пригласить к обеду своего друга.

— И что ты ей ответила?

— То, что мы будем рады видеть, как ее саму, так и ее приятеля.

— Меня начинают настораживать столь легкомысленные взгляды Кристианы на личную жизнь.

— Увы, тебе придется смириться с тем, что твоя сестра уже взрослая женщина. К тому же финансово от тебя не зависящая и обладающая, как пишут газеты, «редким талантом».

— Если тебя послушать, то получается, что Кристиана не женщина, а сплошное совершенство.

— Ты брюзжишь только потому, что она провела эту ночь с мужчиной, не спросив твоего разрешения.

— Может быть, ты и права, — нехотя согласился с женой Ричард. — Но что-то же я должен сделать?

— Конечно!

— Что?

— Любить меня, — ответила Гвен, скользнув к нему под одеяло…

8

— Тебе не кажется, что мы несколько торопим события? — спросил Патрик, останавливаясь перед массивными дверями особняка Филипсов.

— Я привыкла не откладывать на «потом» важные дела, — ответила ему Кристиана.

— Хорошо, но если твой брат решит спустить меня с лестницы, то будет прав.

— Дик уже давно не вмешивается в мою личную жизнь.

— Надеюсь, ты ему об этом сообщила, — успел заметить Патрик, прежде чем двери гостеприимно растворились перед ними.

Откровенно говоря, утренний звонок Кристианы заинтриговал семейство Филипс, в не меньшей степени, чем Ричарда. Всех волновал один и тот же вопрос, хотя никто не показывал этого: кто окажется спутником Кристианы? Поэтому ее появление в сопровождении Патрика вызвало всеобщий возглас удивления.

Первой вспомнила о приличиях Гвен. Она поспешила навстречу молодым людям и, расцеловав Кристиану, лукаво взглянула на Патрика.

— Дорогая, почему ты не сказала, что похитивший тебя незнакомец, это не кто иной, как Патрик Корнелл? Мы бы меньше волновались.

— Патрик, я вижу, ты проявляешь хватку не только в делах, — включилась в разговор Марсия Филипс. — Стоило нашей очаровательной родственнице появиться здесь, как ты уже опередил всех возможных поклонников, увезя ее в первый же вечер.

— Миссис Филипс только вчера сетовала на то, что Кристиана слишком увлечена живописью и ничего не замечает вокруг, — улыбнулся ее супруг и добавил, обращаясь к жене: — Надеюсь, дорогая, теперь ты успокоишься.

Патрик слушал все это, не сводя настороженного взгляда с Ричарда. Он был единственным, кто не спешил высказать свое мнение по поводу происшедшего и не двинулся с места с момента их появления в доме.

Заметив это, Кристиана сама обратилась к нему:

— А ты, Дик, не хочешь поздороваться с Патриком?

Ричард подошел и молча пожал руку ее спутнику. Несколько секунд мужчины пристально смотрели друг на друга, словно оценивая. Неожиданно Патрик тепло улыбнулся.

— Я люблю вашу сестру. И, видит Бог, я не хотел спешить, но она…

— Да, она слишком тороплива в своих поступках. Но отнимите у нее это качество, и Кристиана уже не будет собой. Не знаю почему, но я доверяю вам, Патрик.

— Спасибо. Уверяю вас, на меня можно положиться. К тому же… — тут Патрик снова улыбнулся, вспомнив, как Ричард спас его от Сабрины, — я ваш должник. А я привык всегда платить по счетам.

— В таком случае, предлагаю поднять бокал за счастье моей сестры, — сказал Ричард.

— С удовольствием!

Мужчины опять обменялись рукопожатиями, на этот раз с большей сердечностью. А Кристиана скрестила пальцы за спиной «на удачу».


— Мне кажется, твой брат переживает по поводу наших отношений, — заметил Патрик, как только они отъехали от дома.

— Он долгие годы заменял родителей для нас с Генри, и у него развилось излишнее чувство долга по отношению к нам. Но ему давно пора понять, что я уже выросла и в состоянии позаботиться о себе.

Кристиана тряхнула головой, отгоняя мысли о брате. Ей хотелось радостно смеяться и не думать о грустном, ведь рядом с ней был Патрик, мужчина ее жизни.

— Стремишься быть независимой? А если мне захочется позаботиться о тебе?

— Ты всегда сможешь спросить у меня на это разрешения, — ответила Кристиана хриплым от внезапно нахлынувшего желания голосом.

Ее взгляд скользнул по лицу Патрика, задержался на ямочке на волевом подбородке, перешел на сильные руки, уверенно сжимающие руль, и дальше… Туда, где, она знала, под тонкой тканью брюк скрывается неутомимый источник мужской силы. Не желая сдерживать себя, Кристиана протянула руку…

— Что ты делаешь? — простонал Патрик и, свернув на обочину, резко затормозил. — Мы могли бы разбиться! Мне следовало бы наказать тебя за это.

— Именно этого я и хочу.

Кристиана поцеловала его и опустила спинки сидений, превратив салон в мягкое и удобное ложе.

— Ты сумасшедшая… но это меня заводит.

— Осторожнее, не порви, это «Сен Лоран»… Знаешь, сколько стоит…

Но слабая попытка Кристианы сдержать любимого потерпела неудачу. Раздался треск разрываемой ткани, и ажурная блузка полетела в сторону, сопровождаемая словами Патрика:

— Чепуха! Я куплю тебе новую. Кристиана тихо рассмеялась.

— Интересно, что сказали бы Филипсы, если бы узнали, чем мы занимаемся неподалеку от их дома?

— Посоветовали бы не быть обнаруженными полицейским патрулем в самый неподходящий момент.

— Такое возможно?

— Шутишь, это же престижный квартал. Здесь на каждого жителя приходится пять полицейских.

— Тогда прекрати болтать и принимайся задело.

— Слушаюсь, мэм!


Кристиана проснулась от прикосновения чего-то пушистого и теплого. Открыв глаза, она с удивлением обнаружила, что на месте Патрика уютно устроился Брайтон, а сам он отсутствует. Нежно потрепав кота, Кристиана встала с кровати и, завернувшись в плед, прошла в гостиную.

Патрик сидел в кресле, перед ним на столике светился голубой экран ноутбука. Множество фотоснимков веерной россыпью лежало рядом.

Кристиана подняла один.

— Что это? — спросила она.

— Ты уже проснулась? — Патрик отвернулся от экрана и нежно улыбнулся. — Это Рене Магритт. Авторское повторение его знаменитой «Философии будуара». По крайней мере, так полагает владелец. Моя задача проверить это.

— В этом тоже заключается твоя работа?

— Да. Я специалист по современному искусству. Чтобы содержать галерею, мне приходится давать платные консультации частным коллекционерам.

— Я думала, что галерея с лихвой окупает себя?

— Все зависит от спроса. Поскольку в данный момент интерес к современной живописи велик, мои дела идут прекрасно. Но если завтра в моду войдут «малые голландцы», мне придется туго.

— Ты не любишь «малых голландцев»?

— Почему не люблю? Люблю, и даже очень, — ответил Патрик. — Но почти все они уже находятся в музеях, к тому же они творили триста лет назад. А я предпочитаю настоящее прошлому. Современники — вот моя страсть!

— Ты так не любишь прошлое?

— Мне не за что любить его. Оно никогда не баловало меня приятными сюрпризами. Ты сама потеряла родителей и, думаю, поймешь меня.

— Только поэтому?

— Что?

— Ты занимаешься современниками только потому, что таким способом избегаешь печальных воспоминаний?

— Ты находишь это странным? Я знаю одну молодую особу, которая любит ночевать на чердаках старых ферм. Вот это действительно странно.

Вспомнив обстоятельства их встречи, Кристиана рассмеялась.

— Ты прав, у каждого из нас свои причуды.

— Поцелуй меня…


— Не могу поверить, что слухи о Патрике и этой художнице правда! — Сабрина Уорхолл была вне себя от гнева. — Да, как он мог променять меня на эту… эту…

Не найдя подходящего слова, которое в полной мере передавало бы ее отношение к Кристиане Диксон, Сабрина схватила фарфоровую статуэтку и с размаху швырнула в зеркало.

— Возьми себя в руки, — посоветовала ей Бекки Штайн, которая и принесла приятельнице новость о Патрике Корнелле.

— О чем, черт возьми, ты говоришь? Я стала посмешищем целого города! Меня бросили! Меня!!!

— Глупости! Если Патрик появился с тобой на людях пару раз, это еще не значит, что у вас был роман.

— Но я собиралась за него замуж!

— Это может сказать о себе чуть ли не каждая жительница Нью-Йорка старше восемнадцати и моложе сорока. Вопрос лишь в том: собирался ли Патрик сделать тебе предложение? Бекки спокойно наблюдала за тем, как Сабрина переваривает сказанное ею. Она знала Сабрину еще с колледжа и умела остудить ее пыл.

— Он сделал бы… Я бы смогла удержать его… — Голос Сабрины звучал уже не так уверенно.

— Дорогуша, речь идет о Патрике Корнелле. Его не смогла удержать даже Мелисса.

— Мелисса была дурой!

— Но она единственная, кому он надел обручальное кольцо.

— Я не сдамся!

— Удачи! Она тебе понадобится.


— Обещай, что будешь звонить каждый вечер.

Ричард заботливо поправил на сестре шарф. К самолету, которым он с Гвен улетал в Париж на медовый месяц, уже подали трап.

Кристиана обняла его и расцеловалась с Гвен.

— Я буду скучать и ожидать вашего возвращения.

— Передавай Патрику от нас привет. Ричард взял под руку жену и поспешил на посадку. Кристиана помахала им вслед и подумала о том, какая они красивая пара, и еще о том, что ей тоже хочется в Париж и чтобы рядом был Патрик. Но потом она пришла к выводу, что, когда любишь, неважно, где находишься. Главное, чтобы чувства не оставались безответными. А ей в этом повезло.

Прежде чем отправиться к Патрику, Кристиана заехала к Филипсам и забрала свои вещи. Ее радовало, что любимый предложил ей переехать к нему. Марсия проводила Кристиану до машины и, крепко обняв, взяла обещание навещать их…


Тихо открыв дверь ключом, который Патрик дал ей сегодня утром, Кристиана прошла по комнатам в поисках хозяина. Она нашла его спящим на диване в гостиной. Приглушенный звук работающего телевизора убаюкивал. Кристиана села в кресло напротив и задумчиво посмотрела на своего мужчину.

Чуть приоткрыв рот, Патрик спал, обхватив руками плюшевую жирафу, которую она подарила ему на Рождество. Его ровное дыхание соответствовало тому спокойствию, которое молодая женщина видела на лице любимого. Ничто, казалось, было не в силах разрушить его уверенности в своих силах, убежденности в том, что нет таких проблем, для которых он не сможет найти достойного решения.

Кристиана призналась себе, что созерцание спящего Патрика доставляет ей удовольствие. Она видела в этом некую интимность. Но это еще и возбуждало. Молодая женщина шумно перевела дыхание, борясь с овладевшим ею сладостным наваждением.

Ресницы Патрика дрогнули и поднялись. Пронзительной синевы взгляд скользнул по ее фигуре, а затем остановился на ней с уже осознанным выражением.

— Ты уже вернулась? — счастливо улыбнулся он. — А я немного задремал… Как Гвен и Ричард?

— Благополучно улетели в Париж, — ответила Кристиана, и Патрик уловил в ее голосе скрытую мечтательность.

— Признайся, тебе стало грустно с их отъездом.

— Мне не может быть грустно, потому что у меня есть ты — самый замечательный возлюбленный на свете.

— Эй, эй, мисс, поосторожней! Я ведь могу и возгордиться.

— Боюсь, у тебя не будет на это времени.

— Почему?

— Потому что я безумно желаю тебя. Кристиана медленно поднялась с кресла и, двигаясь с кошачьей грацией, направилась к Патрику.

— Это насилие! — деланно запротестовал он.

— Да, но сладостное насилие…


Ночную тишину разорвал резкий телефонный звонок. Патрик, чертыхнувшись, снял трубку и через секунду передал ее Кристиане.

— Это тебя.

— Меня? — сонно переспросила она. — Кто бы это мог быть?

— По-моему, это миссис Филипс.

Патрик оказался прав: звонила Марсия. Ее голос дрожал, и из всего сказанного Кристиана поняла только одно: надо срочно включить телевизор. Не отнимая трубку от уха, она щелкнула пультом управления.

Сердце ее сжалось от дурного предчувствия уже тогда, когда миловидная дикторша сообщила, что самолет, следующий рейсом Нью-Йорк — Париж, потерпел аварию при посадке в аэропорту Шарля де Голля. Далее ведущая новостей сказала, что среди пассажиров авиалайнера имеются многочисленные жертвы и что в настоящий момент их список уточняется.

Кристиана зашлась в рыданиях.

— О нет, только не Ричард!.. Гвен так молода!.. Нет, нет, нет!..

Патрик крепко обнял ее.

— Шшш, малыш, еще ничего неизвестно. Сказали же, что список пострадавших уточняется.

— Боже, — сквозь слезы проговорила Кристиана, — я не вынесу, если с ними что-то случится. Мне уже доводилось переживать весь этот ужас. Еще одна смерть — это уже слишком!

— Не смей терять надежду, слышишь!

Патрик отнял ее заплаканное лицо от своей груди и серьезно взглянул в глаза. Это подействовало на Кристиану отрезвляюще.

— Ты прав, я должна взять себя в руки. Сейчас мне следует поехать к Филипсам и поддержать их. Гвен у них единственный ребенок.

— Я отвезу тебя, — предложил Патрик, и Кристиана благодарно сжала его руку.


Несмотря на глубокую ночь, во всех окнах особняка Филипсов горел свет. Ни хозяева, ни прислуга не ложились спать в ожидании известий о судьбе Гвен и Ричарда. Приехавшим Кристиане и Патрику дверь открыла сама Марсия, объяснив:

— Не могу оставаться без дела. Это помогает отвлечься от дурных мыслей.

Она провела их в гостиную, где в кресле сидел вмиг постаревший лет на десять мистер Филипс. Он не поспешил по обыкновению навстречу вошедшим, а лишь поднял на них печальные глаза и слегка кивнул.

Патрик ободряюще положил руку ему на плечо.

— Не отчаивайтесь.

Пожилой мужчина горько улыбнулся.

— Вера — это единственное, что нас еще держит на земле.

— Я люблю тебя, Мэтью, — сказала миссис Филипс и обняла мужа.

Кристиана поймала себя на мысли, что впервые услышала, как миссис Филипс называет отца Гвен по имени. В то же время ее поразила сила духа, которую проявляла Марсия. Молодая женщина подумала о том, как мало она знает об окружающих ее людях.

— Мне необходимо отправиться в Париж! — неожиданно для себя решила Кристиана. — Оказавшись там, я больше узнаю о судьбе Гвен и Дика!

— Я полечу с тобой, — поддержал ее Патрик.

— Не стоит, я вполне справлюсь сама. Забронируй один билет на ближайший рейс.

— Ты поступаешь верно, девочка, — тихо произнесла Марсия, подойдя к ней. — Я бы отправилась с тобой, но боюсь оставлять Мэтью одного в таком состоянии.

— Я позвоню вам из Парижа, как только что-нибудь разузнаю.


Зимний Париж завораживал своей сказочностью. Огни на Елисейских полях мерцали подобно мириадам волшебных светляков, Сена отражала великолепие Люксембургского дворца, а Эйфелева башня возвышалась над городом гигантской рождественской елкой.

Но Кристиана не замечала всех этих чудес. В «город любви» ее привело горе. И именно оно не позволяло ей наслаждаться всеобщим весельем. Жандарм, к которому она подошла в аэропорту, посоветовал обратиться в центральную больницу. Именно туда отправили многочисленных пострадавших после аварии лайнера.

Взяв такси, Кристиана направилась в больницу и спустя некоторое время уже разговаривала со старшей сестрой приемного покоя.

— Месье и мадам Диксон? — переспросила серьезная француженка. — Простите, мадемуазель, но часть пациентов не имели при себе документов, когда их привезли к нам. Некоторые из них находятся без сознания и не могут сообщить никакой информации о себе.

— Я могла бы взглянуть на них? — попросила Кристиана.

— Это исключено. Правила нашей больницы запрещают…

— Я прилетела сюда из Штатов, чтобы разыскать брата и его жену, — перебила сестру Кристиана. — Они были пассажирами этого злополучного рейса. Мне уже довелось потерять родителей при подобных обстоятельствах. И вот теперь Ричард… Единственное, что придает мне сил в этой ситуации, — это надежда. Не отнимайте ее у меня!

Отчаяние, звучащее в голосе Кристианы, тронуло женщину. Она ненадолго задумалась и решительно произнесла:

— Ну, хорошо, пойдемте.

Следуя за своей провожатой, Кристиана с каждым шагом ощущала, как ноги словно наливаются свинцом. Она всей душой стремилась выяснить судьбу родных, и в то же время ее пугало то, что она могла узнать…

Наконец сестра остановилась у одной из дверей и пропустила вперед Кристиану.

— Прежде чем вы войдете, переоденьтесь. Таковы правила.

Молодая женщина безропотно подчинилась. И вскоре оказалась там, где забинтованные, в окружении трубок и пульсирующей огоньками техники лежали жертвы недавней аварии.

Кристиана медленно переходила от кровати к кровати, переводя взгляд с одного израненного лица на другое, с одного изломанного тела на другое. Слезы нескончаемым потоком лились из ее глаз при виде стольких изувеченных людей. Один из лежавших был буквально не виден под марлевыми повязками, оставляющими открытыми только глаза.

Кристиана судорожно вцепилась в никелированную спинку кровати. Вот, думала она, лежит человек. Возможно, музыкант, строитель или художник. Что станет с ним, когда он выкарабкается? Сможет ли он жить прежней жизнью?

— Я предупреждала вас, что это тяжелое зрелище. — Сестра мягко коснулась рукой ее плеча. — Это ваш брат?

Кристиана отрицательно покачала головой.

— Тогда пройдемте в следующую палату. Там разместили тех, кто пострадал меньше…

Первый, кого она увидела, войдя, был Ричард. С забинтованной головой, заключенными в гипс ногой и рукой, с осунувшимся почти до неузнаваемости лицом. Но это был он, и живой!

Зажав рот ладонью, чтобы подавить накатившие рыдания, Кристиана стала медленно оседать на пол. Силы оставляли измученное переживаниями тело. Неожиданно она почувствовала, как чьи-то сильные руки осторожно подхватили ее и поставили на ноги. Одновременно где-то над ухом раздался суровый мужской голос:

— Мадам Вердье, почему в палате посторонние?

— Это ее брат, месье. Она американка, — невозмутимо ответила сопровождавшая Кристиану сестра и, взяв ее под руку, ласково сказала: — Пойдемте, мадемуазель, вам необходимо отдохнуть.

Молодая женщина дала себя увести. Уже в дверях, обернувшись, она заметила, как ее провожает внимательный взгляд зеленых, как рождественский венок, глаз врача.

— Я устроила ее в вашем кабинете месье, как вы и распорядились.

— Она спит?

— Не думаю. Когда я принесла ей кофе, она просто лежала.

— В таком случае, я зайду и поговорю с ней. Кристиана через дверь слышала короткую беседу сестры и врача. Того, что поддержал ее у постели Ричарда. Слышала она и то, как дверь почти бесшумно отворилась и рядом с кушеткой, на которой она лежала, поджав колени к груди, кто-то сел.

Кристиана притворилась спящей, ей не хотелось ни с кем разговаривать. Радость от того, что Дик жив, прошла. Теперь перед ее мысленным взором постоянно стояла больничная палата и изувеченный брат.

— Я знаю, что вы не спите. Во сне люди дышат иначе. Мне необходимо поговорить с вами.

Кристиана подняла веки. Мужчина, чьи глаза так запомнились ей, устало вздохнул и сказал:

— В любом несчастье самое главное не погружаться в себя, не оставаться со своими мыслями наедине. Такое поведение всегда проигрышно. С горем необходимо бороться, а не смиряться. Надо звать на помощь.

Он говорил, а Кристиана рассматривала его. Странно, почему она сразу не заметила, какие тонкие у него черты лица? Густые волосы, закрывающая лоб челка, и глаза…

— Такие глаза, как у вас, способны разбить сердце не одной женщине, — неожиданно произнесла она.

Мужчина на секунду замолчал, а потом широко и по-детски наивно улыбнулся.

— Моя мама мне тоже об этом постоянно твердит.

— Вот уж не думала, что и у врачей есть мамы. Те, кто сталкивается каждый день со смертью, не могут быть обычными людьми.

— Я тоже так считал, поэтому и выбрал медицину.

Оба замолчали, смущенные проявленной откровенностью. Затем Кристиана сдержанно кашлянула.

— Вы о чем-то хотели поговорить со мной, месье…

— Роклер. Рене Роклер.

— Кристиана Диксон, — представилась женщина и добавила: — Там, в палате, мой брат, Ричард Диксон.

Доктор Роклер понимающе кивнул.

— Я хотел спросить у вас, мадемуазель Диксон… или мадам?

Она улыбнулась.

— Я не замужем. И лучше зовите меня по имени, Кристиана.

— Хорошо, мадемуазель Кристиана. Вы не могли бы ответить: брат был единственным из ваших родных, кто летел этим рейсом?

— Нет, с ним была его жена. Они отправились в Париж провести медовый месяц. Я провожала их в аэропорту. Кто бы мог знать, что… А почему вас это интересует? — встревожилась Кристиана.

— Одну из пациенток привезли в то же время, что и вашего брата. Но у нее наблюдается частичная потеря памяти, поэтому установить ее личность весьма затруднительно.

— Господи, что-то серьезное?

— Нет, нет. Она просто не помнит своего имени — видимо, это результат шока и сильного сотрясения мозга. Мы полагаем, что встреча с кем-либо из знакомых может…

Кристиана вскочила на ноги и устремилась к выходу.

— Так пойдемте же! Возможно, это Гвен!

— Вы удивительное создание: падаете в обморок, а спустя полчаса проявляете бурную активность. Все американки таковы? — пошутил он, возможно для того, чтобы немного успокоить ее.

— О нет, это семейная черта, доставшаяся мне по наследству от двоюродной прабабки, — принялась рассказывать Кристиана, на минуту действительно забывая о том, где находится. — Мне рассказывали, что днем она скакала верхом и управляла плантацией, а по вечерам танцевала на балах и «теряла сознание» в объятиях своих кавалеров. Весьма действенный прием. Именно таким образом ей удалось познакомиться со своим будущим мужем.

— Значит, я могу расценивать вашу недавнюю слабость, как предложение руки и сердца?

— Все французы так спешат с выводами?

— Нет. У меня это тоже семейная черта.

Так, перешучиваясь, они дошли до палаты, в которой находилась пациентка. Как только Кристиана увидела нежное лицо в обрамлении белокурых волос, она бросилась к ней и сжала в объятиях.

— Гвен! Милая Гвен! Как я рада видеть тебя живой!

Женщина, которую она назвала по имени, отстранилась, вглядываясь в ее лицо, а затем разразилась рыданиями.

— Кристи! Это ты? Какой кошмар нам с Диком пришлось пережить!.. О Господи, Дик! Я не знаю, что с ним! — Память стремительно возвращалась к Гвен.

Доктор Роклер позвал сестру, и пациентке сделали успокаивающий укол. Она вскоре погрузилась в сон, а Кристиана вышла с врачом в коридор.

— С ней будет все в порядке? — спросила она.

— Теперь да. — Рене успокаивающе улыбнулся. — А вот вашему брату придется побороться. Как пойдет процесс выздоравливания, покажут следующие два дня.

Он устало потер руками глаза, и Кристиана только сейчас поняла, что он для нее сделал. Он вернул ей родных!

— Как я могу отблагодарить вас, доктор Роклер?

— Называйте меня, пожалуйста, Рене. Мое дежурство окончилось двадцать минут назад… Поужинайте со мной сегодня.

— С удовольствием!


Кристиана впоследствии не раз вспоминала этот ужин и каждый раз мысленно благодарила Рене за то, что он не позволил ей остаться тогда наедине со своими мыслями. Молодой врач повел ее в ресторанчик на Елисейских полях, который был известен лишь небольшому кругу парижан, любителей хорошей кухни и хорошего вина.

— Если вы хотите узнать, где находится сердце Парижа, — говорил ей Рене, в то время как официант наполнял бокалы дивным напитком урожая «какого-то» года и «такой-то» местности, — я отвечу вам, что оно здесь.

— Спасибо вам. — Кристиана одарила его благодарным взглядом.

— За что? — Ее собеседник выглядел искренне удивленным.

— Вы помогли мне найти близких, вы привели меня в это замечательное место. И, наконец, вы тратите на меня свое время.

При ее последних словах Рене весело рассмеялся.

— Кристиана, вам не приходит в голову, что мужчина может проводить с вами вечер не из чувства жалости и сострадания, а потому что ему нравится быть в обществе прекрасной мадемуазель?

Молодая женщина слегка покраснела.

— Наверное, я должна была сказать вам, что в Нью-Йорке у меня есть друг. Мне не хотелось бы обидеть вас, но…

— Ах, Кристиана! — перебил ее Рене. — Сразу видно, что вы иностранка, которая наслушалась рассказов о «помешательстве французов на сексе». Истина же такова, что нам не обязательно укладывать женщину в постель, чтобы любить ее. Мы испытываем невероятное счастье, общаясь с ней, глядя на нее, держа ее за руку. Вот и все.

— В таком случае, я люблю Францию и французов! — воскликнула Кристиана, чем вызвала бурные аплодисменты сидящих за соседними столиками.

— Ваш прекрасный французский делает вам честь. Где вы учились?

— Это заслуга моей матери. Она специализировалась на французской литературе восемнадцатого века.

— Вы тоже литературовед?

— Нет, моя страсть — живопись.

— В таком случае Париж — ваш город!

— Почему?

— Присмотритесь и вы поймете. Он подобен большой палитре. Каждый, кто приезжает сюда, смешивает свои краски и расписывает полотно жизни. Только здесь, в Париже, можно изменить судьбу за один день. Это город-мечта, город-фантазия.

— Вы — поэт.

— Я — француз, а это гораздо больше, чем поэт.


Кристиана позвонила Филипсам, чтобы сообщить радостное известие, затем успокоила Генри, пообещав заехать домой по возвращении в Штаты. В квартире Патрика трубку не брали, поэтому она оставила сообщение на автоответчике.

Отель «Эсмеральда», в котором она остановилась по рекомендации Рене, окнами выходил на собор Парижской богоматери и был необычайно уютен, гармонично сочетая в себе прошлое и настоящее. Кристиана представила, что бы по этому поводу сказал Патрик.

Мысли о любимом заставили ее почувствовать себя одинокой. Однако корзина белых роз, доставленная посыльным, развеяла это чувство. Визитная карточка, сопровождавшая дивный подарок, не оставляла сомнения в том, кто его сделал.

На следующий день Рене пригласил Кристиану в «Комеди Франсез»…

9

Патрик торопливо подписал необходимые бумаги и довольно улыбнулся. Ему удалось купить позднего Шагала за гораздо меньшую сумму, чем он рассчитывал. Можно было возвращаться в Нью-Йорк, тем более, что Бостон ему уже порядком надоел. Кроме того, он соскучился по Кристиане. Патрик не звонил ей, так как не знал, в каком парижском отеле она остановилась, зато, связавшись с Филипсами, был в курсе благополучного спасения Ричарда и Гвен. К тому же его волновала судьба Брайтона, которого пришлось оставить на попечении Мелиссы. Иногда и бывшая жена может быть полезной.

Патрик усмехнулся, вспомнив, как обрадовалась его звонку Мелисса и с какой готовностью согласилась присмотреть за котом. Неужели она еще надеется, что между ними все может быть по-прежнему? Патрик не хотел ее обнадеживать, но у него не было иного выбора. Обстоятельства требовали его недельного присутствия в Бостоне. Но теперь все позади и он возвращается домой…


— Кис-кис-кис, — приторно-ласково позвала Мелисса упитанного Брайтона, которого ненавидела всей душой. Но это кот Патрика, а для того, чтобы вернуть его любовь, она готова на все. — Кис, черт тебя возьми, кис… Куда ты спрятался, иди к своей мамочке. Мамочка тебя любит, морда ты толстая. А ну, вылезай, кому говорю!

С какой радостью она бы размазала это черное чудовище по стене только за то, что он нагадил на ее норковое манто. Но по сравнению с расцарапанной физиономией Сабрины это были цветочки. Мелисса испытала удовольствие, вспомнив о происшествии, свидетельницей которого ей посчастливилось стать.

В тот день Мелисса заехала на квартиру Патрика, чтобы в очередной раз покормить Брайтона, но он затеял с ней свою обычную игру в прятки. Мелисса бегала по комнатам, заглядывала под кушетки и диваны, периодически кляня себя за то, что сама уговорила Патрика купить такую огромную квартиру.

Неожиданный звонок в дверь застал Мелиссу в тот момент, когда вверенный ее попечению мохнатый разбойник оказался загнан в угол при помощи половой щетки. Гадая, кто бы это мог быть, она отправилась открывать дверь. Каково же было ее удивление, когда на пороге она обнаружила закутанную в меха надменную Сабрину Уорхолл.

Надо сказать, что до бывшей миссис Корнелл доходили слухи о том, что эта «без пяти минут старая дева» жаждет прибрать к рукам Патрика, на которого у самой Мелиссы еще имелись виды. И теперь, столкнувшись с соперницей нос к носу, она жаждала ее крови.

Сабрина окинула безразличным взглядом, стоящую в дверях Мелиссу и спросила:

— А где Патрик?

От подобной наглости лицо Мелиссы пошло красными пятнами, и сцены испанской корриды представились невинной забавой по сравнению с теми картинами, что нарисовало ей воображение. Она приготовилась дать достойный ответ, но ее опередил Брайтон.

Толстый кот, лениво переваливаясь с боку на бок, подошел к двери и уселся у ног Мелиссы. Сабрина, очевидно желая показать, что она частый гость в этой квартире, изобразила на лице слащавую улыбку и склонилась к нему.

— Привет, малыш, ты решил поздороваться с Сабриной? Я по тебе скучала.

Дальнейшее произошло в долю секунды, но Мелиссе доставляло истинное наслаждение смаковать подробности, с каждым разом все более приукрашивая свой рассказ.

— И вы представить себе не можете, — говорила она в светских салонах, будуарах и за столиками в ресторанах, — вечно полусонный Брайтон неожиданно подпрыгнул и всеми четырьмя лапами вцепился в волосы Сабрины. Та взвыла, как пожарная сирена, пытаясь избавиться от него, но он вел себя как умелый ковбой, оседлавший бодливую корову. И только благодаря моему вмешательству ей удалось высвободиться из его когтей.

Стоит ли говорить, что в тот вечер Брайтон получил на ужин сочную говяжью вырезку.


Кристиана решила заехать к Патрику, прежде чем отправиться к Филипсам. Ей не терпелось обнять его и рассказать, как она по нему соскучилась.

Неделя, проведенная в Париже, показалась ей годом. Если бы ни присутствие рядом всегда внимательного Рене, то ежедневные визиты в больницу к родным истощили бы ее нервную систему за два дня. К счастью, Гвен уже полностью пришла в себя и вполне могла ухаживать за Ричардом, который с каждым днем чувствовал себя все лучше и лучше. Когда Кристиана навещала брата в последний раз перед возвращением в Штаты, он уже настолько окреп, что в шутку заигрывал с молоденькой сиделкой.

Провожая Кристиану на самолет, Рене выглядел опечаленным. Он сказал ей, что будет скучать и надеяться на новую встречу.

— Пусть это изредка напоминает тебе о Париже и обо мне, — сказал он, протянув ей плоский сверток.

Уже сидя в самолете, Кристиана сняла обертку и обнаружила изящный чемоданчик с художественными принадлежностями, на крышке которого поблескивала медная пластинка с гравировкой:

Той, которая увозит мое сердце. С любовью от Рене.

Погруженная в воспоминания Кристиана не заметила, как машина довезла ее до дома Патрика.

Поднявшись на лифте, она открыла дверь своим ключом и почти бесшумно вошла в квартиру. И тотчас из спальни навстречу ей вылетел Брайтон, а вслед за ним — взмыленная блондинка в изысканном наряде от «Миглера».

— Стой, чудовище! Все равно я тебя изловлю…

Заметив присутствие посторонней, незнакомка осеклась и прекратила преследовать кота, который тут же с самым невозмутимым видом вскарабкался на руки к Кристиане.

— Кто вы? Как вы сюда попали? — не теряя времени, приступила к расспросам блондинка.

— Я могу поинтересоваться тем же, — ответила Кристиана, гадая, кем приходится Патрику эта неприятная особа.

— Я Мелисса Корнелл. И это квартира моего мужа.

— Мужа? — Кристиана никак не ожидала такого поворота событий. — Но Патрик…

— Что? Он не говорил, что у него есть жена? — Мелисса усмехнулась. — Это так похоже на него! Патрик живет в мире искусства и подчас забывает о реальности.

— Простите за нескромный вопрос… Как долго вы женаты? — Кристиана постаралась не впадать в отчаяние раньше времени.

— Уже пять лет. — Мелисса замолчала, затем вновь заговорила: — Ну, я ответила на все ваши вопросы. Может быть, вы ответите на мои? Кто вы?

— Это не важно, — потерянно произнесла Кристиана, опуская Брайтона на пол и поворачиваясь к двери. — Теперь уже не важно…


Марсия Филипс горячо обняла Кристиану, едва та вышла из такси.

— Дорогая, ты выглядишь такой измученной! Пройдем в дом, я распоряжусь подать чай.

В гостиной, куда провела ее хозяйка, Кристиана обессилено опустилась на диван. Перед ее мысленным взором все еще стояла Мелисса Корнелл. Как же так? — думала она. Патрик клялся мне в любви, а сам в это время был уже женат. Значит, все его слова — ложь?

— О чем ты задумалась, дорогая? — спросила Марсия, входя в комнату с чайным подносом и ставя его перед гостьей. — Я разговаривала по телефону с Гвен, и она уверяла, что недели через две Ричард вполне будет способен возвратиться домой. Его дела действительно так хороши или моя дочь просто щадит меня?

— Гвен нисколько не преувеличивает.

— Тогда почему на твоем лице я вижу печаль?

Кристиана немного помедлила, прежде чем заговорить снова.

— Кто такая Мелисса Корнелл? — спросила она Марсию. — Ведь вы хорошо знаете семью Патрика.

— Мелисса? Это его бывшая жена. Он расстался с ней три года назад. Что послужило поводом к разрыву их отношений, никому неизвестно. Откровенно говоря, мне она никогда не нравилась, как, впрочем, и остальным знакомым Патрика. Поэтому никто особенно не переживал по поводу их развода. А почему ты спросила об этом?

— Я встретилась с ней в квартире Патрика.

— Это невероятно! Насколько мне известно, он прекратил с ней общаться. И я не думала…

— Я тоже не думала, что у Патрика есть жена. Оказывается, у него множество секретов от меня, да и не только от меня.

— Наверняка этому имеется какое-то разумное объяснение.

— Имеется. И заключается оно в том, что стоило мне уехать, как Патрик нашел успокоение в объятиях бывшей супруги.

— Мне кажется, прежде чем делать какие-либо выводы, ты должна поговорить с ним.

— Марсия, у меня нет желания ни говорить, ни вообще видеть его. Он лгал мне, этого довольно. Вы позволите мне переночевать у вас?

— Разумеется, дорогая. Твоя комната всегда в твоем распоряжении.

— Спасибо. С вашего позволения я бы хотела отдохнуть с дороги.

Марсия Филипс проводила Кристиану долгим взглядом и печально подумала о том, что мужчины часто не понимают, как ранят любящих женщин секреты их прошлого.

Особняк Филипсов был погружен в тишину, все его обитатели давно спали. Лишь в одном окне второго этажа горел свет.

Кристиана, склонившись над этюдником, смешивала краски. Впервые она избрала основными не яркие, а темные цвета. Вернее, цвет был один — черный, прочие лишь дополняли его.

Также черно и беспросветно было у нее на душе. Неужели ей не позволительно быть счастливой? Почему радость, приходящая к ней, так недолговечна? Или судьбе доставляет удовольствие истязать ее? Что же ей тогда делать? Кристиана искала ответы на свои вопросы и не находила их.

Неожиданно в сознании всплыл сказочный город, сверкающий волшебными огнями. Город, где ждал ее Рене…

Решено, она улетит в Париж!


— Брайтон, ты прекрасно выглядишь! Привет, Мелисса! — С такими словами Патрик переступил порог своей квартиры. — Как поладили?

— О, просто чудесно! — Мелисса обворожительно улыбнулась бывшему мужу. — Все эти дни мы жили душа в душу, правда, киса?

Брайтон как-то странно взглянул на нее и облизнулся, и она поспешила отодвинуться от него подальше. Ей не хотелось повторить печальный опыт Сабрины.

— Кто-нибудь меня разыскивал?

— Нет. То есть да. На днях заходила Сабрина Уорхолл, но не стала задерживаться… лишь поздоровалась с Брайтоном.

— Больше никто?

— Еще какая-то молодая особа, не назвавшая свое имя. Но у нее был ключ от твоей квартиры, и она очень удивилась, узнав, что я твоя жена.

Патрик живо представил, кто была эта «молодая особа» и как отреагировала она на присутствие Мелиссы в его квартире. Его лицо исказили досада и гнев.

— Мелисса, сколько раз тебе повторять, что мы разведены?! «Бывшая жена» и «жена» — понятия совершенно разные!

— Почему ты на меня кричишь? Я не виновата, что твоя подружка не была в курсе наших отношений.

— Ты права, я погорячился. Спасибо тебе за Брайтона, но, если ты не против, мне бы хотелось побыть одному.

— Разумеется, дорогой. Если я тебе понадоблюсь, ты знаешь, где меня искать.

Проводив ее до дверей, Патрик задумался. После разговора с Мелиссой Кристиана могла отправиться только к Филипсам. Значит, прежде чем искать с ней встречи, он должен увидеть Марсию.


— Патрик, чем я обязана тому, что ты решил меня навестить?

— Буду предельно откровенен с вами, миссис Филипс. Я разыскиваю Кристиану. Подозреваю, что она неправильно могла истолковать свою встречу с Мелиссой у меня в квартире.

— Твои подозрения не лишены оснований. Кристиана была у меня после этого инцидента.

— Что она сказала? Куда она отправилась? Скажите мне?

— Не все сразу, мой мальчик. Сердечные дела не терпят спешки.

Марсия Филипс похлопала ладонью по дивану рядом с собой, и Патрик, последовав ее приглашению, сел.

— Твоя беда в том, — медленно начала она, — что ты становишься слишком скрытным, когда речь заходит о твоем прошлом. Окружающие истолковывают это как недоверие. Согласись, тяжело любить человека, который тебе не доверяет. Конечно, если испытываемые к нему чувства действительно любовь. А Кристиана любит тебя как никто другой. Поэтому она была обижена, оскорблена и унижена, когда узнала о существовании Мелиссы. Она провела ночь в моем доме и исчезла поутру, оставив лишь короткую записку, в которой просила не искать ее. Я не знаю, где сейчас Кристиана. Могу лишь посоветовать тебе набраться терпения. Дай ей время подумать и поступить согласно тем чувствам, которые ею владеют. Если она любит тебя, то простит и вернется.

Марсия замолчала. Молчал и Патрик. Затем он повернул к ней искаженное мукой лицо и чуть слышно произнес:

— Хорошо, я не буду искать ее…


Рене Роклер недовольно взглянул на часы, гадая, кто это может звонить ему в такую рань. Он только что вернулся с ночного дежурства и не имел никакого желания вести беседы по телефону. Однако мысль о том, что могут звонить из больницы, заставила его взять трубку.

— Доктор Роклер слушает.

— Рене, это Кристиана. Я могу встретиться с вами?

— Кристиана? — Усталость Рене как рукой сняло. — Вы где?

— В Париже. Только что с самолета. Звоню из кафетерия в аэропорту.

— Ждите меня там! Я приеду за вами!

— Хорошо.

Положив трубку, Рене лихорадочно взъерошил волосы. Что может означать этот звонок Кристианы? Неужели она решила дать ему шанс?..


— Рене! — Кристиана бросилась ему навстречу и обняла.

Молодой человек поймал завистливые взгляды сидящих в кафетерии мужчин. Не каждому выпадает счастье оказаться в объятиях красивой женщины!

— Кристиана, я бесконечно рад видеть вас. Чем обязан Париж такой чести? Надеюсь, не еще одному несчастью с вашими родными?

— Нет, — ответила Кристиана. — Просто я очень захотела сюда вернуться. Здесь мне было хорошо. Здесь я… повстречала вас.

— Вы хотите сказать, что одной из причин вашего приезда стал я? — взволнованно спросил молодой человек.

— Рене, вы были единственной причиной!

Она заглянула в зеленые глаза друга и поцеловала его.

В тридцать один год Рене Роклер, коренной парижанин, познал подлинное счастье.


Кристиана вынуждена была признать, что даже близость с Рене не может изгладить из ее памяти нежные прикосновения Патрика. И дело было вовсе не в том, что француз оказался плохим любовником. Как раз наоборот, Рене проявил необычайное знание женской натуры, чем немало удивил Кристиану. Но она пришла к печальному выводу, что не любит его. Ее сердце хранило молчание даже тогда, когда тело трепетало от блаженства в жарких объятиях Рене.

Кристиана наивно полагала, что влюбленный парижанин заставит ее забыть то ощущение счастья, которое возникало у нее при каждом взгляде Патрика Корнелла. Но всякий раз, смотря в глаза Рене, она видела в них отражение темноволосого ньюйоркца.

Неужели мне придется жить с осознанием пустоты, которая образовалась в душе после отъезда во Францию? — спрашивала себя Кристиана. Она попыталась отвлечься от одолевающих ее тяжелых мыслей, с головой окунувшись в работу.

С раннего утра, когда Рене отправлялся в больницу, Кристиана, взяв альбом для эскизов, бродила по улицам одной из прекраснейших европейских столиц. Она навещала Ричарда и Гвен в отеле, в который они перебрались, как только это стало возможным, каталась на речном трамвае, посещала Лувр и Тюильри.

Стоя над темной водой Сены, как зеркало отражающей величие старинных дворцов, она ловила себя на мысли, что ее жизнь складывается как-то не так. Возможно, это объяснялось тем, что в «городе любви» Кристиана ощущала себя одинокой.

Вечером, возвращаясь к Рене, показывая ему сделанные за день наброски набережной Круазет, улицы Монтеня или собора Парижской богоматери, она забывала ненадолго о снедающей ее грусти. Близость надежного, нежного мужчины успокаивала. Рене интересовался каждым мгновением жизни Кристианы. Ей казалось, что и дышать он старается в такт с ней. Это и радовало и одновременно огорчало молодую женщину. Радовали теплота, и забота, и осознание собственной необходимости для кого-то другого, огорчало, что этот «кто-то» не Патрик.


— О чем задумалась? — спросил Рене в один из тех вечеров, которые они проводили в уютном ресторанчике на Елисейских полях.

— Ни о чем. — Кристиана сделала попытку скрыть свои мысли за улыбкой, но ей это не удалось.

— Тебе грустно? Я чем-то обидел тебя? — продолжал расспрашивать Рене.

— Дело не в тебе. — И она успокаивающе накрыла его ладонь своей.

— Очень жаль. Я надеялся, что у тебя появились хоть какие-то чувства по отношению ко мне, но ты думаешь только о нем, о том, кто остался в Нью-Йорке.

— Вовсе нет. С чего ты взял? — Кристиана изумленно посмотрела на спутника.

Он долго молчал, не сводя с нее потемневших от печали глаз, а когда заговорил, то скорбь в его голосе заставила сердце молодой женщины сжаться от сострадания.

— Ты думаешь, что я ничего не замечаю? Но мне с самого начала было больно видеть, как ты всеми своими мыслями находишься в другом месте в то время, когда я обнимаю тебя. Я надеялся, что со временем это пройдет и моя любовь перечеркнет твое прошлое, но тщетно. Оно держит тебя и никогда не отпустит.

Кристиана тяжело вздохнула.

— Возможно, в твоих словах заключена та правда, в которой я сама не смею себе признаться. Но поверь, все, что происходит со мной, сильнее меня. Я бы рада избавиться от этого, но не могу.

— Знаю, но мне этого мало. Я хочу ответной любви, хочу слышать, как ты шепчешь во сне мое имя. Мое!

— Прости… Наверное, у нас ничего не получится. Но ты не прав, когда говоришь, что я равнодушна к тебе. Это не так. Я благодарна тебе за дружбу, за заботу…

— Самые грустные слова, которые мне приходилось слышать.

— Сожалею…

Взлетная полоса стремительно удалялась, оставаясь позади. Кристиана отвернулась от иллюминатора и ободряюще улыбнулась сидящему рядом брату. Несмотря на пережитое несчастье, Ричард и Гвен приняли решение возвращаться домой только самолетом. Они считали, что таким образом смогут избавиться от мучающих их по ночам кошмаров.

Перед отлетом на родину Гвен позвонила родителям. Они, обрадованные скорым свиданием с дочерью и зятем, обещали встретить их по прибытии.

Глядя на брата и его жену, Кристиана радовалось, что несчастье, происшедшее с ними, только сплотило их. Они прошли своеобразный тест на любовь и верность, чего она не могла сказать о себе и Патрике. Много раз Кристиана думала о том, не поспешила ли она оставить любимого человека, не дав ему возможности объясниться. Однажды она уже совершила подобную ошибку.

Но ее уязвленная гордость не оставляла Патрику ни единого шанса оправдать свое поведение. Кристиана вновь и вновь переживала унижение, которое испытала во время встречи с Мелиссой…

— Почему ты ничего не рассказываешь о Патрике. Что-то произошло?

Ричард своим вопросом прервал размышления Кристианы, застав ее врасплох. Поэтому она не успела справиться со своими эмоциями и, тяжело вздохнув, призналась:

— Я узнала, что Патрик женат.

— Кто тебе рассказал об этом?

— Его жена…

— Невероятно! Это точно правда? — Ричард вопросительно взглянул на жену, которая на правах давней знакомой Патрика могла прояснить ситуацию.

Гвен недоуменно пожала плечами.

— Весь Нью-Йорк знает, что Патрик был женат на Мелиссе Ллойд, но всем также известно, что он терпеть ее не может.

— Но я встретилась с ней в его квартире! — возмущенно возразила Кристиана.

— Ты застала Мелиссу в объятиях Патрика? — Гвен заинтересованно вскинула брови.

— Нет, его не было дома, но…

— Тогда это еще ни о чем не говорит, — перебила ее невестка. — Она могла находиться в квартире и без ведома Патрика.

Подобная мысль никогда не приходила в голову Кристианы, поэтому заставила ее иначе взглянуть на известные ей факты. Боже, неужели она и правда пошла по неверному пути?

Ричард сочувственно посмотрел на сестру.

— Ничего, Кристи. Если он любит тебя, то поймет.


Нет, не поймет, потому что она не сможет объясниться с ним. Его нет в Нью-Йорке. Нет с тех самых пор, как она сбежала от него. Никто, даже верный Уолтер, не смог указать местонахождение Патрика.

Кристиана металась по своей комнате в доме Филипсов и не находила успокоения. Она призналась себе в том, что отказалась бы от многого только за один миг, проведенный с любимым. Слезы бессилия душили ее…

Тихий стук в дверь заставил Кристиану поспешно промокнуть глаза платком и придать лицу спокойное выражение. Она не желала давать повод окружающим проявлять сочувствие по отношению к ней.

— Войдите, — произнесла Кристиана, собравшись с силами.

В ту же минуту в комнату влетела Гвен. Ее глаза радостно сверкали. Тоном заговорщицы она сообщила:

— Он здесь!

— Кто?

— Патрик!

— О Боже! — Кристиана мигом потеряла самообладание и бросилась к зеркалу. — Он в гостиной или в холле?

— Да нет же, глупенькая. Патрик в Нью-Йорке. Мама заехала к Винченцо, чтобы уложить волосы, и встретила Сабрину Уорхолл. Та наконец-то прервала свое вынужденное отшельничество и уже показывается на людях, хотя и кладет на лицо толстый слой тонального крема. Так вот Сабрина сказала маме, что сегодня ужинает с Патриком в «Болеро».

— Тогда у меня точно нет никаких шансов. Патрик в Нью-Йорке, но даже не позвонил мне. Кроме того, в сравнении с Сабриной, даже исцарапанной Брайтоном, я выгляжу серой мышью.

— Чепуха! — фыркнула Гвен, тряхнув золотыми кудрями. — Еще несколько месяцев назад все только и говорили о том, с какой легкостью ты увела самого желанного холостяка из-под носа мисс Уорхолл. Ты недооцениваешь себя!

— Возможно, но Патрик вряд ли простит меня.

— А ты попробуй поговорить с ним.

— Но как?

На вопрос Кристианы Гвен загадочно улыбнулась и, пройдя через комнату к гардеробу, распахнула дверцу. Нырнув внутрь, она словно фокусник выудила из недр нечто кружевное, тонкое и ошеломляюще прекрасное. Протянув вечернее платье Кристиане, Гвен деланно удивилась:

— Как, разве я не сказала тебе, что у мамы с папой сегодня годовщина свадьбы и они пригласили тебя на праздничный ужин, который состоится нынче вечером в «Болеро»?..


Патрик с трудом подавил зевок, боясь, что Сабрина может это заметить и обидеться. Он уже жалел о собственном благородстве, следствием которого и явился данный выход в ресторан. Патрик согласился на приглашение Сабрины, надеясь таким образом загладить вину Брайтона и выразить ей свое сочувствие. Однако когда он увидел ее, то понял, что в чем-чем, а в сочувствии она не нуждается. Пышногрудая вамп была, как всегда, уверена в своей неотразимости.

— Дорогой, как ты смотришь на то, чтобы завершить сегодняшний вечер у меня дома?

Сабрина слегка облизнула полные губы, на мгновение обнажив белые острые зубки. И Патрик представил, что сейчас испытывает поданный к столу десерт. Ко всему прочему его спутница открыла действия на «втором фронте», прижавшись своей ногой к его колену. Патрик едва не поперхнулся шампанским при столь вызывающем поведении светской красавицы. Он поспешно вскочил.

— Извини, но мне необходимо отлучиться.

— Разумеется, дорогой. Я буду с нетерпением ожидать твоего возвращения.

Сабрина проводила удаляющегося Патрика удовлетворенным взглядом, истолковав его поведение по-своему. С самодовольным видом откинувшись на спинку стула, она решила, что сегодняшний вечер обязательно ознаменуется ее полной победой. Во что бы то ни стало!


Патрик смочил лицо холодной водой из-под крана и посмотрел в висящее перед ним зеркало. Какой же повод придумать, чтобы отделаться от навязчивой спутницы? Может, просто сбежать, дав метрдотелю щедрые чаевые, выскользнуть через черный ход на улицу? Нет, тогда Сабрина, чего доброго, явится к нему домой и устроит скандал…

Осознавая всю нелепость положения, в котором оказался, Патрик вытер руки и обреченно направился в зал. Еще издали ему стало ясно, что Сабрина настроена весьма решительно. В поисках возможного выхода он загнанно оглянулся по сторонам… и неожиданно замер.

10

Кристиана замерла в дверях. Она, конечно, знала, что Патрик будет в «Болеро» этим вечером, но не подозревала, что встреча с ним произойдет буквально в первую же минуту. Все слова, которые она долго подбирала, чтобы сказать ему, тут же вылетели из головы. Осталось лишь чувство любви в сердце.

Кристиана посмотрела в глаза Патрика, и весь мир, мелодично звеня, закружился вокруг нее, мелькая разноцветными пятнами, словно палитра с акварелью, подставленная под струю воды…

Ее выручила Гвен, незаметно толкнув в бок и поспешив навстречу другу детства.

— Патрик, какая неожиданность! Мама говорила, что ты в городе, но я не верила. Ты один? Ах, с Сабриной! Может быть, найдешь минутку и подойдешь к нашему столику? У моих родителей маленькое торжество.

Сабрине можно было отказать во многих качествах, но не в сообразительности. Она мгновенно оценила ситуацию, как если бы была выдающимся гроссмейстером и перед ней стояли фигуры на шахматной доске. Поспешно поднявшись, Сабрина подлетела к Патрику и, кивнув Гвен, обратилась к нему:

— Дорогой, у меня ужасно разболелась голова. Отвези меня домой, пожалуйста.

— Разумеется, — сдержанно ответил ей мужчина, не отрывая от Кристианы взгляда.

— Приятно было увидеться, — лицемерно прощебетала Сабрина, увлекая Патрика к выходу.

Заметив, что губы подруги предательски задрожали, Гвен обняла ее за талию и поспешила успокоить:

— Можешь мне не верить, но он тебя любит.


Как же, любит, а сам не сказал ни слова, обиженно думала Кристиана, глядя в окно на медленно скользящую между туч луну. Она сидела, забравшись с ногами в кресло и обхватив руками колени. Рядом, на этюднике, стояла работа, которую ей вот уже несколько дней не удавалось окончить. Это был прелестный зимний пейзаж, заказанный ей, все более приобретающей известность художнице, одним из коллекционеров современной живописи. Кристиана не могла писать. Стоило начать смешивать краски, как в их причудливом сочетании ей виделся профиль Патрика. Все, что она ни делала, так или иначе наводило на мысли о нем. Похоже, у нее началась «патрикомания»…

Кристиана вздохнула и попробовала переключиться на что-либо другое. На что? Ну, например, на размышления о собственной карьере. И друзья, и близкие советовали ей устроить персональную выставку, утверждая, что ее работы будут пользоваться одинаковым вниманием, как любителей живописи, так и влиятельных критиков. Но она не торопилась. В отличие от собратьев по ремеслу Кристиане не приходилось зарабатывать себе на жизнь. Немалая доля семейного наследства подкреплялась весьма крупной суммой, оставленной ей Беннетом.

Вспомнив об ушедшем друге, она ощутила тоску. Он умел изгонять из ее сердца тревогу и боль одним лишь словом. С ним Кристиана чувствовала себя надежно защищенной от всевозможных несчастий. Беннет точно знал бы, как ей вернуть Патрика… Патрик, опять Патрик! Как нечто неизбежное он вновь ворвался в ее мысли. Надо постараться не думать о нем…


Проводив Сабрину до дверей ее дома, Патрик с легким сердцем вернулся к машине. На этот раз ему повезло отделаться от нее. Конечно, она делала всевозможные намеки, пытаясь затащить его к себе, но он напомнил ей о жуткой головной боли, которая «мучила» ее в ресторане. И хотя Сабрина поспешила уверить его, что уже чувствует себя лучше, Патрик проявил «трогательную заботу» и оставил не в меру навязчивую поклонницу в одиночестве. Для себя он решил, что в будущем будет избегать встреч с ней. Тем более, что в его жизни нет места ни одной женщине. Кроме Кристианы.

Воспоминания о темноволосой художнице, которую он встретил сегодня в компании Филипсов, заставили его сердце биться чаще.

— Сам виноват, — сказал он вслух. — Стоит признать, что ты, Патрик Корнелл, в любви неуклюж как медведь. Как, впрочем, и в делах…

Действительно, выбитый из колеи переживаниями из-за разрыва с Кристианой, Патрик совершал одну ошибку за другой. Он заключал самые невыгодные сделки. И это тогда, когда между нью-йоркскими владельцами художественных галерей шла жесткая борьба за место в «Арт-клубе».

Эта ассоциация состояла исключительно из самых крупных и влиятельных людей мира искусства. Попасть в их круг было очень непросто, так как внутренний устав ограничивал количество избранных сотней человек. А учитывая то, что членство в «Арт-клубе» являлось пожизненным, — практически невозможно. Хотя после недавней смерти Кена Вайсмана, одного из старейших членов организации, вакантное место появилось.

Еще несколько месяцев назад ажиотаж, который поднялся вокруг ассоциации, вызвал бы у Патрика разве что улыбку. Так как по всем критериям он являлся идеальным кандидатом для «Арт-клуба»: преуспевающий, известный своей деловой хваткой, эдакий баловень судьбы. Но в настоящий момент, учитывая ряд постигших его неудач, шансы Патрика резко уменьшились. Тем более, что ему наступал на пятки Майкл Рутгер, владелец компании «Слим и Рутгер», — серьезный конкурент.

Для того чтобы одержать победу, Патрику необходимо было добавить до окончания месяца к своему состоянию пару миллионов долларов, заработанных за счет продаж в галерее.

Он мог выполнить это условие, выставив в «Корнелл-галери» полотна Кристианы, купленные за бесценок в Вилуоки и хранящиеся на чердаке его фермерского дома. Живопись мисс Диксон со времени благотворительного аукциона Марсии Филипс вошла в моду, и цены на ее картины росли день ото дня.

Но Патрику претила сама мысль об этом. Полотна Кристианы были частичкой ее самой, той самой, которая еще принадлежала ему, и он не расстался бы с ними даже под страхом смерти. Тем самым он нарушил извечное правило всех продавцов: никогда не привязываться душой к объектам торга. Патрик понимал это, но ничего не мог поделать со своим сердцем…


Кристиана пробыла у Филипсов еще три дня. Она ожидала, что за это время Патрик даст о себе знать, но тщетно. Звонивший телефон извещал о ком угодно, только не о темноволосом красавце с нежным взглядом. Будучи не в силах больше скрывать от окружающих свои муки, Кристиана покинула Нью-Джерси и вернулась туда, где могла предаться печали в полной мере, в дом Майерса.

Отгороженная от мира толстыми стенами и крепкими дверями, она целые дни проводила в мастерской, занимаясь любимым делом. Ее компаньонами были картины старого мастера, висящие на стенах, и старая экономка, редко показывающаяся из своей комнаты, да и то лишь для того, чтобы дать указания горничной Элис и кухарке.

Постепенно мысли о постигшем ее любовном разочаровании отошли на второй план. Монотонное существование уже не раздражало Кристиану, она смирилась с судьбой, и та ее особо не тревожила. Так продолжалось вплоть до того дня, когда рано утром чуткий сон немногочисленных обитательниц дома Майерса был прерван настойчивой трелью дверного звонка.

Жизнерадостный молодой человек, впущенный в дом горничной, бесцеремонно ворвался в спальню Кристианы и плюхнулся рядом с ней на кровать.

— Привет, сестренка!

— Генри, что ты здесь делаешь? — Кристиана с изумлением взирала на младшего брата.

Он широко улыбнулся и заявил:

— Я решил пойти по твоим стопам и сбежал из дому!

— О Господи! Но Ричард…

— Не волнуйся, — беззаботно перебил ее Генри, — Дик в курсе того, что я отправился к тебе. Я оставил ему записку. Кроме всего прочего, Гвен пообещала мне свою защиту.

— Ну, если в этом участвует Гвен, то я спокойна. Живо спускайся вниз и попроси кухарку приготовить завтрак на двоих, а я тем временем приведу себя в порядок.


— Надеюсь, ты решил посвятить себя не живописи? — осторожно спросила брата Кристиана и выжидательно посмотрела на него.

Генри, с аппетитом уплетающий яичницу с беконом, невозмутимо поинтересовался:

— Считаешь, что у меня нет к этому таланта?

— Я в этом уверена. Кроме того, ты никогда не любил рисовать.

— Успокойся, сестренка, я пошутил. Одного художника в нашей семье вполне достаточно. Нет, я буду заниматься автодизайном. В Йеле существует такой курс, и я приехал в надежде, что ты приютишь меня на время учебы. Или мне придется искать себе другое пристанище?

При этих словах Генри скорчил такую скорбную мину, что Кристиана не выдержала и прыснула.

— О чем речь?! Я всегда рада помочь тебе. Только сначала мне придется позвонить в «Лаверли» и переговорить с Гвен раньше, чем сюда примчится разъяренный Дик.

— Если ты не против, я пойду прогуляюсь. Он явно не желал становиться свидетелем разговора Кристианы со старшим братом.

— Не смей позорно сбегать, Генри Диксон! — прокричала ему вслед сестра, но в ответ раздался лишь звук хлопнувшей двери.

Кристиана усмехнулась и взялась за телефон. Ей повезло: трубку сняла Гвен, но, судя по тому, что говорила она приглушенным голосом, Ричард находился где-то рядом.

— Гвен, передай Дику, что малыш Генри благополучно добрался до меня и находится под моим контролем, — оповестила сразу же после слов приветствия Кристиана свою невестку.

— Слава Богу, а то я уже начала волноваться.

— Как перенес известие о его бегстве мой брат?

— Рвал и метал. Кричал, что его слово ни цента не стоит в этом доме. Сейчас немного успокоился. Поговоришь с ним?

— Ты считаешь меня камикадзе? Нет уж, уволь. Это ты выступила сообщницей Генри, тебе и отвечать перед Диком.

— Ладно. Главное — продержаться до вечера. Как только за нами закроется дверь спальни, я все улажу. — Кристиана услышала, как Гвен сдавленно хихикнула на другом конце провода, а затем резко сменила тему разговора: — Кстати, Кристи, ты в курсе последних новостей о Патрике?

— Хочешь сообщить мне, что он в очередной раз женился? — с деланным безразличием произнесла Кристиана, ловя на самом деле каждое слово Гвен.

— Вовсе нет, — возразила та. — Как видно, ты совсем отстала от жизни и ничего не знаешь.

— Ради Бога, не тяни! — взмолилась Кристиана, выдавая себя с головой.

— Слушай, вот уже несколько дней все газеты только и делают, что спорят о том, кто же получит место в «Арт-клубе». Кандидатов двое: Майкл Рутгер и небезызвестный тебе мистер Корнелл. Их шансы были примерно одинаковы, по крайней мере, до вчерашнего вечера, потому что сегодня стало известно о том, что Патрик Корнелл добровольно вышел из борьбы. Злые языки вроде Сабрины Уорхолл поговаривают, что для полной победы ему не хватило двух миллионов. Так или иначе, ответ на это мог бы дать сам Патрик, если бы он неожиданно не исчез.

— Хочешь сказать, что Патрик просто так сдался и сбежал? — воскликнула Кристиана. — Но это на него совсем не похоже! Здесь кроется нечто больше, чем уязвленное самолюбие.

— Я тоже так считаю, — согласилась с ней Гвен. — Но вероятнее всего, что мы так и не узнаем всей правды.

Простившись с невесткой и пообещав перезвонить ей завтра, Кристиана задумчиво прошла в кабинет. Еще когда Гвен только упомянула в разговоре «Арт-клуб», в ее сознании вспыхнуло слабое воспоминание о том, что она уже где-то встречала название этой ассоциации. Если ей не изменяла память, то в бумагах, которые ей передал после смерти Майерса его душеприказчик, имелась папка с пометкой «Арт-клуб».

Не долго думая, Кристиана подошла к письменному столу и выдвинула верхний ящик…


— По крайней мере, здесь у тебя будет предостаточно места для прогулок, — сказал Патрик, выпуская Брайтона из машины. «Домик тети Пейдж», как всегда, был рад оказать ему гостеприимство.

После того, как он перенес в дом все привезенные с собой вещи и делать больше оказалось нечего, Патрик вынужден был признать, что покой, который, как ему казалось, он может обрести здесь, всего лишь иллюзия. Все, чего касался его взгляд, напоминало о том времени, когда рядом с ним была Кристиана. Неужели нигде не найдется убежища от терзающей его сердце жестокой боли?


Вот то, что она искала!

Кристиана прочитала несколько документов из обнаруженной папки. Затем связалась по телефону и переговорила со своим братом. Более компетентного юриста, чем Ричард, она не знала. Когда он подтвердил ее догадку, Кристиана облегченно вздохнула. Дело оставалось за малым: найти Патрика.

Возможно, никто не знал места, где он может скрываться. Никто, кроме нее…


Весь день Патрик потратил на то, чтобы привести в порядок старый амбар, стоящий на заднем дворе. Физическая работа — единственное, что позволяло ему забыться, и он окунулся в хозяйственные дела с головой. Мысль, пришедшая на ум, могла показаться сумасшедшей кому угодно, но не ему.

Патрик решил возродить ферму в качестве приюта для счастливых влюбленных. Красота здешних мест и достаточная удаленность от больших городов могли послужить ей неплохой рекламой, а романтичная история Пейдж Мари Корнелл добавила бы привлекательности. План, созревший в голове Патрика, стал своеобразным вызовом судьбе. Пусть место, которое не смогло принести радости ни тете Пейдж, ни ему, станет счастливым для кого-то другого…

Следом за амбаром наступила очередь конюшни. Патрику понадобилась подмога, и он отправился в Вилуоки. А спустя два дня городок уже гудел подобно растревоженному улью. Местные жители, долгие годы, изнывающие от монотонности своего существования, передавали друг другу новость: старая ферма Корнеллов должна превратиться в нечто необычное. Во что именно, никто не знал, но всеобщее любопытство привело к тому, что у Патрика не было отбоя от добровольных помощников.


Когда Кристиана прибыла в Вилуоки, реконструкция фермы была практически завершена и вся округа готовилась отметить это событие вечеринкой с танцами и барбекю.

Заинтригованная царящим в городке оживлением, она решила не торопиться с поездкой на ферму, а, сняв номер в мотеле, отправиться на разведку. Из случайно услышанных фраз в бакалейной лавке, салоне красоты и книжном магазинчике ей стало ясно, что ее догадка насчет убежища Патрика оказалась верна. Он действительно живет на старой ферме, ничуть не страдает и даже устраивает праздник. Как раз сегодня вечером. И Кристиана собралась принять в нем участие…

Уже подъезжая к «домику тети Пейдж», она воочию убедилась, что праздник намечается грандиозный по меркам городка. Вдоль ограды выстроилась вереница автомобилей, на которых прибыли гости. Из огромного, освещенного праздничной иллюминацией амбара неслась веселая мелодия кантри. Во дворе мужчины возились около громадной жаровни для барбекю.

Припарковав машину рядом с другими, Кристиана отправилась на поиски Патрика. Она обнаружила его в углу амбара. Восседая на деревянной бочке в окружении молодых женщин, он был похож на одного из тех отчаянных парней, которые много лет назад первыми заселяли эти земли. Какая-то дикая необузданность была во всем его облике.

Кристиана неожиданно почувствовала, как внизу живота разливается огненное тепло. Господи, она желала Патрика всем своим существом, она хотела ощутить его сильные ладони на своей груди, его частое дыхание на своей шее…

Громкий женский смех заставил ее прислушаться к тому, о чем рассказывал ее неверный возлюбленный своим очаровательным слушательницам.

— …Тетя Пейдж взяла непрошеного кавалера за шиворот и одним движением вышвырнула во двор. Больше никто не решался свататься к ней, — закончил историю Патрик.

Кристиану охватил праведный гнев. Вот, значит, как он страдает? Как переживает? Как любит ее? Она проехала сотни миль для того, чтобы увидеть, как он развлекает байками провинциальных дурочек!

Первой мыслью Кристианы было уехать, скрыться где-нибудь, где она могла бы дать волю душившим ее слезам. Но следом пришло чувство смертельной обиды.

— Ну, нет, Патрик Корнелл, прежде чем я покину ферму, ты узнаешь все, что я о тебе думаю, — пробормотала Кристиана себе под нос и решительно направилась к изменнику.


Веселя гостей анекдотами из жизни прежних обитателей фермы, Патрик постоянно прислушивался к своему сердцу: не ушла ли из него тоска по Кристиане? И каждый раз печально понимал, что не ушла. Образ прекрасной художницы преследовал его повсюду, порой становясь таким реальным, что заставлял вскакивать по ночам с постели и спешить к двери, принимая случайный шорох за стук любимой. Вот и сейчас пред ним предстало видение — Кристиана, правда крайне рассерженная. Ее иссиня черные волосы свободно ниспадали на плечи, голубые глаза источали леденящее душу презрение, тонкие пальцы сжались в кулаки. Если бы валькирии водились на юге, они выглядели бы именно так.

— Патрик Корнелл, что, черт возьми, здесь происходит?!

Доли секунды ему хватило, чтобы осознать: Кристиана, стоящая перед ним, так же реальна, как и он сам.

— Кристиана?!

— Да, это я! Извини, если помешала тебе развлекаться!

— О чем ты говоришь? Я рад тебе.

Спрыгнув с бочки, он шагнул ей навстречу, но она отпрянула от него как от прокаженного.

— Лицемер!

— Ты ругаешь меня?

— Нет, я ругаю себя за то, что так долго позволяла себя дурачить, за то, что верила тебе, за то, что любила тебя! — Последние слова она буквально выплюнула ему в лицо.

Притихшие гости, ставшие свидетелями этой сцены, не двигались с мест. Патрик растерянно улыбнулся.

— Ты проделала долгий путь только для того, чтобы предъявить мне нелепые обвинения?

— Нет, я привезла тебе подарок.

Она швырнула к его ногам бумажный пакет и выбежала вон. Патрик посмотрел ей вслед, а затем обратился к собравшимся:

— Продолжайте веселиться…


Притаившись за углом конюшни, Кристиана видела, как спустя некоторое время после нее из амбара появился Патрик. Он поспешно подошел к ограде и посмотрел на дорогу, ведущую в город, затем скрылся в доме. Она зарыдала от охватившей ее горечи. Разбилась хрупкая мечта о счастье. Ей незачем больше жить!

Что-то мягкое ткнулось в нее холодным носом и мяукнуло. Кристиана с удивлением узнала своего любимца.

— Брайтон! Это ты? Ты поедешь со мной? Потому что для меня здесь нет места.

Патрик нервно мерил шагами кухню. Он искренне недоумевал, что это нашло на Кристиану. Праздник для него был испорчен окончательно и бесповоротно…

Негромкий стук в дверь отвлек его от невеселых размышлений. В дверях стоял один из рабочих, помогавших ему восстанавливать ферму, он передал Патрику пакет, который, убегая, бросила Кристиана.

— Спасибо. — Патрик сдержанно улыбнулся.

— Не за что. Старый Джейкоб, ну, тот, который держит табачную лавку, просил передать, что если вы надумаете искать девчонку, которая раскричалась на празднике, то он знает, где она остановилась.


Кристиана пнула дорожную сумку ногой и, прижав к себе Брайтона, забралась на кровать.

— Завтра мы уедем из этого городишки и забудем обо всех его жителях, включая Патрика Корнелла.

Ей показалось, что при последних словах толстый кот как-то насмешливо взглянул на нее.

— Ты что, не веришь мне? Даю тебе честное слово, что больше никогда не упомяну имени Па…

В ту же минуту дверь ее комнаты с грохотом распахнулась и высокая мужская фигура целиком заполнила узкий коридорчик.

— Ой, Патрик! — воскликнула Кристиана и, выпустив из рук кота, попыталась спрятаться под одеяло.

Но не тут-то было, без лишних слов он выудил ее из постели и усадил на стул перед собой, крепко держа за плечи.

— А ну-ка, отвечай, Кристиана Диксон, что означают твои слова, сказанные там, на празднике! Живо!

— Уходи немедленно! Я не хочу видеть тебя, негодяй!

Она сделала безуспешную попытку вырваться, но он сильнее сжал пальцы.

— Отвечай! — Голос Патрика дрожал от возмущения. — Посмотри мне в глаза и скажи, что не любишь меня, что не желаешь меня так же, как я желаю тебя. Ну?!

Кристиана взглянула ему в лицо и увидела сжатые от волнения губы. Ей безумно захотелось коснуться их, но она сдержалась.

— Черт тебя побери, Кристиана Диксон! Ты глупая женщина! Неужели тебе доставляет удовольствие видеть, как я страдаю?! Хорошо, будь по-твоему, я уйду! Но если ты однажды постучишься в мою дверь, я тебе не открою!

Он разжал руки и стремительно покинул комнату.

Оставшись одна, Кристиана всхлипнула и еле слышно прошептала:

— Я люблю тебя…


— Я забуду тебя! Я перестану думать о тебе. Но, Господи, почему мне так тяжело! — крикнул Патрик в глухую темноту ночи и не получил ответа.

Ему было невыносимо больно. Так больно, как никогда раньше. Даже предательство Мелиссы не причинило таких страданий.

Вернувшись на ферму, Патрик долго сидел перед камином, уставившись на пламя. Он явственно ощущал присутствие старого молчаливого спутника, от которого безуспешно пытался избавиться, — одиночество. Отныне все дни его будут похожи один на другой, потому что в сердце больше нет любви.


Полная луна в окружении звезд, как императрица среди своих фрейлин, взошла на небо. И очертания земных предметов приобрели некую таинственность в ее матовом свете. Подобную нереальность творения небесной художницы ничто не могло испортить, даже одинокая гибкая фигура, взбирающаяся по стене фермерского дома.

Кристиана мысленно поблагодарила рабочих, оставивших чердачную дверь незапертой. Проникнув внутрь, она отдышалась и, стараясь не шуметь, отыскала крышку люка. Осторожно спустившись по винтовой лесенке, Кристиана прокралась по длинному коридору и, почти не дыша, отворила дверь в спальню Патрика.

Раскинувшись, подобно могучему зверю, на старинной кровати, он спал, и с его губ срывался хриплый шепот. Кристиана склонилась над ним и прислушалась.

— Кристиана… любимая… не оставляй меня… — молил Патрик.

Ее захлестнула целая гамма чувств: сострадание, нежность, желание и любовь. Она обхватила руками его лицо и стала покрывать поцелуями. Патрик сладостно застонал, потянулся к ней… и открыл глаза.

— Ты что здесь делаешь? — Он негодующе оттолкнул Кристиану. — Я ведь запретил тебе переступать порог моего дома!

— А я и не переступала. — Молодая женщина гордо вскинула голову. — Я проникла в дом через чердак, а о нем ты ничего не говорил.

Патрик секунду молча смотрел на нее, затем в его глазах мелькнула искра интереса… и надежды. Он уселся в постели поудобнее, нисколько не обращая внимания на то, что одеяло сползло, открыв жадному взору Кристианы его обнаженное тело.

— Хорошо. — Патрик придал голосу строгости. — Теперь, когда вы подобрались ко мне вплотную, мисс, я готов вас выслушать.

— Но с чего начать?.. В моей жизни все так запутано и непонятно… Я совершила множество ошибок. Словно палитра моей жизни попала во власть черной краски… Верно лишь одно: я не смогу жить без тебя. Ты необходим мне как воздух, как вода…

— Как же ты надеешься искупить свою вину?

— Я не знаю.

Кристиана обреченно опустила голову, но Патрик успел заметить, как по ее щеке медленно сползает слезинка.

— Зато я знаю. — Его голос окрасился бесконечной нежностью. Он протянул к ней руку и произнес: — Иди ко мне…

И Кристиана, рыдая от счастья, упала ему на грудь. Она осыпала возлюбленного поцелуями до тех пор, пока он не решил, что пора и ему проявить инициативу…

Неоднократно в эту ночь из губ Кристианы вырывались стоны, но это были сладчайшие из звуков, которые когда-либо касались ушей Патрика, потому что эти звуки рождала истинная любовь. Любовь, о которой они мечтали так долго, за которую страдали и которой были вознаграждены сполна…


— Кстати, а что было в пакете, который ты привезла мне в качестве подарка? — Патрик с интересом посмотрел на лежащую рядом молодую женщину.

Кристиана возмущенно сверкнула глазами.

— Не хочешь ли ты сказать, что до сих пор не поинтересовался его содержимым?

— Ну… у меня были дела поважнее. Я носился по всему Вилуоки в поисках своей упрямой подружки, и…

— Господи, Патрик, где пакет? — встревожено перебила его Кристиана.

— Если мне не изменяет память, я оставил его на столе в кухне…

Он еще не успел договорить, как Кристиана сорвалась с места и, схватив простыню, выскочила из спальни, чтобы появиться буквально через несколько секунд с какими-то бумагами в руке. Она протянула их Патрику и приказала:

— Читай!

Он лениво скользнул взглядом по первым строчкам, и его глаза удивленно расширились.

— Откуда у тебя это?

— Беннет Майерс в числе прочего своего имущества оставил мне в наследство право на членство в «Арт-клубе». К твоему сведению, он являлся одним из его основателей.

— Ты хочешь сказать, что просто так уступишь это право мне?

— В общем, да. Правда, от тебя тоже кое-что потребуется.

— Что именно?

— Ты должен будешь жениться на мне.

— Ни за что! Последний раз, когда я сделал тебе предложение, ты сбежала от меня. Я предпочитаю не искушать судьбу. — Патрик постарался придать своему лицу выражение непоколебимости.

— Что ж, тогда я заставлю тебя это сделать. Кристиана отбросила простыню, которая прикрывала ее стройное тело.

— Ты все еще готов сопротивляться, Патрик Корнелл?

— О Боже! Ты используешь запрещенное оружие. Я сдаюсь.

— Это означает «да»?

— Да! Тысячу раз «да», Кристиана Диксон! Ты станешь моей женой?

В ответ Кристиана скользнула в его объятия и прошептала:

— Тебе никогда не придется пожалеть о своих словах. Обещаю…

Эпилог

— Может, тебе принести кусок яблочного пирога? — Гвен обеспокоенно взглянула на подругу. — Ты точно не хочешь есть?

Кристиана покачала головой.

— Я так волнуюсь, что не смогу проглотить ни крошки.

Гвен улыбнулась и уже с порога произнесла:

— Я пришлю к тебе маму, она, как никто другой, умеет успокаивать невест перед свадьбой. Я испытала это на себе.

Оставшись одна, Кристиана окинула придирчивым взглядом свое отражение в зеркале. И признала, что никогда еще не выглядела так обворожительно, как сейчас, в этом белоснежном платье, с букетом роз в руках. Но, возможно, все невесты прекрасны в день своей свадьбы.

Неожиданно раздался звук распахнувшегося окна, и Кристиана с изумлением увидела, как в нем появляется Патрик в смокинге, сшитом известным портным специально к торжественному случаю.

— Что ты здесь делаешь? — воскликнула она. Но в ее голосе вовсе не слышалось сожаления по поводу странного визита жениха. — Разве ты не знаешь, что видеть невесту перед свадьбой — дурная примета?

— С каких это пор ты стала суеверной? — удивился Патрик.

— С тех самых, как ты надел мне на палец это кольцо.

Кристиана кокетливо взмахнула рукой, заставляя заиграть в солнечных лучах изумительной красоты бриллиант.

— Обещаю, что то, которое я подарю тебе сегодня, будет еще лучше.

— Ох, Патрик, ты же знаешь, что твоя любовь для меня дороже всех земных сокровищ.

— Знаю, именно поэтому и пробрался к тебе с помощью твоего брата, который ждет нас внизу. Мне необходимо, чтобы ты увидела кое-что перед свадебной церемонией.

— Неужели ты уговорил Ричарда участвовать в твоей авантюре?

— Что ты, я имел в виду Генри.

— Тогда я ничему не удивляюсь. Боюсь только, что мне будет нелегко спуститься со второго этажа в этом платье.

— Не забывай, что отныне рядом с тобой есть мужчина, способный позаботиться о тебе.

Легко подхватив Кристиану на руки, Патрик осторожно вылез из окна и благодаря приставленной к стене дома лестнице очутился на земле. Продолжая сжимать в объятиях возлюбленную, он направился в сторону амбара. Согласно его замыслу и стараниям, некогда заброшенное строение превратилось в просторную художественную мастерскую. Именно это он считал главным подарком для своей невесты.

Кристиана с любопытством огляделась и, увидев в центре просторного помещения свой этюдник, все поняла. На глаза ее навернулись слезы счастья.

— О, Патрик, я так благодарна тебе!

— Пустяки. — Тронутый ее реакцией, он скромно потупил взор и продолжил: — Тебе ведь надо где-то хранить коллекцию картин.

— Коллекцию картин? — удивленно переспросила Кристиана.

Тогда Патрик бережно поставил ее на пол и сдернул ткань, скрывающую стену. Под ней оказались картины, которые Кристиана считала безвозвратно утраченными, когда миссис Ригз выгнала ее на улицу.

— О Боже, неужели ты был таинственным незнакомцем, купившим все мои картины у домохозяйки? — Патрик виновато кивнул. — Но почему же ты не продал их, когда тебе понадобились деньги? — Кристиана растерянно смотрела на жениха.

Он взял ее руку и поднес к губам.

— Я полагал, что, пока они у меня, частичка тебя как бы остается со мной. Можешь считать это моим суеверием.

Кристиана прижалась к его груди.

— Значит, ты меня любишь?

— Глупенькая, неужели для тебя это стало ясно только сейчас?

Склонившись, Патрик поцеловал приоткрывшиеся в ожидании губы любимой. А она подумала о том, что отныне на палитре ее жизни будут безраздельно царить все цвета радуги.


Оглавление

  • Пролог
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • Эпилог