Шерлок Холмс и гринбрайерский призрак (fb2)

- Шерлок Холмс и гринбрайерский призрак (пер. Татьяна Антоновна Леер) 109 Кб, 23с. (скачать fb2) - Джонатан Мэйберри

Настройки текста:



Джонатан Мэйберри Шерлок Холмс и гринбрайерский призрак

Часть первая

В конце ноября 1896 года я имел удовольствие сопровождать моего друга Шерлока Холмса в путешествии по Америке. Незадолго до этого к нему обратился представитель американского правительства с неофициальной просьбой — помочь разобраться с подозрением о подделке Декларации независимости. Хотя это было очень серьезное дело, и оно могло бы легко пошатнуть устои молодой и сильной нации, Холмсу понадобилось меньше суток, чтобы исправить положение и передать в руки властей печально известных канадских фальшивомонетчиков.

Этот случай не афишировался и упоминаю я сейчас о нем только для того, чтобы рассказать, каким образом в конце этого года мы с Холмсом оказались в Америке. Мы решили воспользоваться возможностью получить удовольствие от железнодорожной поездки из Вашингтона через южные штаты, в которых, несмотря на время года, все еще стояла хорошая погода.

Мы планировали вернуться в Норфолк, штат Вирджиния, в конце февраля, а уже там сесть на корабль, отплывающий в Англию. Во время поездки мягкая погода и вынужденное безделье улучшили самочувствие Холмса, он стал более оживленным и разговорчивым, чем в последние месяцы. Успешное раскрытие этого преступления, столь распространенного на юге Америки – да и на большей части территории этой огромной страны – явно улучшило его настроение. Пока шло освоение, заселение и развитие промышленности, возникло столько же условий для коррупции, мошенничества, воровства и убийств, как и для банальной погони за наживой.

Шестнадцатого февраля мы оказались в бюро судоходства в Норфолке, чтобы сделать распоряжения касательно нескольких больших чемоданов с химическими реактивами, образцами и книгами, которые будут отправлены обратно в нашу квартиру на Бейкер-стрит, 221-B, когда появился молодой человек в форме телеграфиста, бежавший по пристани и выкрикивавший имя Холмса. Юноша остановился, приложил пальцы к фуражке и протянул письмо.

Холмс озадаченно взял его. Это было не первое и не десятое подобное неотложное сообщение, которые он получил во время нашего путешествия. Когда он отпустил юношу и развернул письмо, я пробормотал:

— Холмс, наш корабль отплывает с началом прилива. У нас нет времени…

Он прервал меня странным вопросом:

— Вы верите в призраков, Ватсон?

Я колебался. Холмс не единожды разыгрывал меня подобными вопросами, чтобы впоследствии сурово отчитать за доверчивость, опираясь на факты или научные доказательства.

— Многие в них верят, — ответил я неопределенно.

— С возрастом вы становитесь осторожнее, Ватсон, — его глаза смеялись, когда он передал мне записку. — Прочтите это, а затем решайте, хотите ли вы успеть на наш корабль или подождем какого-нибудь другого прилива.

Я шагнул в пятно солнечного света, чтобы прочитать письмо, которое оказалось коротким и загадочным.

Уважаемый мистер Холмс.

Моя дочь была убита. Ее призрак сообщил мне имя убийцы. Ради Бога и справедливости, пожалуйста, помогите.

Миссис Мэри Джейн Робинсон Хистер
Ричландс, Гринбрайер, Западная Вирджиния

Я поднял голову и увидел, что Холмс смотрит на сгусток теней под карнизом бюро судоходства, поджав губы и прикрыв глаза.

— Призрак ее дочери раскрыл личность убийцы? — усмехнулся я. — Несомненно, это просто наваждение тоскующей и чрезмерно доверчивой женщины, Холмс. Мы слышали такую чушь и раньше.

— И все же, Ватсон… — сказал он и забрал письмо, — и все же…

Холмс не договорил, повернулся на каблуках и направился через двор бюро судоходства к железнодорожной конторе. Покорно вздохнув и устало покачав головой, я отправился за ним.

Часть вторая

Америка — такая же страна железных дорог, как и Англия, хотя ее территория огромна. Мы дважды пересаживались с одного поезда на другой, а потом еще два дня тряслись по проселочной дороге в карете, запряженной парой гнедых лошадей. Возница жевал табак и каждые несколько минут сплевывал на обочину, точно и быстро.

— Послушайте, добрый человек, — сказал Холмс, перекрикивая стук колес, — вы хорошо знаете миссис Хистер?

Он повернулся и секунду смотрел на нас, молча пережевывая табак.

— Здешние дровосеки уже рассказали о том, что произошло с ее дочерью, так ведь?

— Возможно.

— Миссис Хистер говорила, что малютка Зона была кем-то задушена, — сказал возница, — но доктор с шерифом решили, что это просто несчастный случай.

— А что вы думаете? — спросил Холмс.

Мужчина улыбнулся.

— Я думаю, что все это произошло слишком быстро.

— Быстро? О чем вы? — спросил я.

— И похороны, и расследование, и вообще все. Это было сделано так поспешно, будто пытались что-то скрыть.

— Вы считаете, что она не просто умерла? — спросил Холмс.

— Мисс Зона была деревенская девушка, понимаете, о чем я? Все здешние девушки, воспитанные как мисс Зона, с детства лазают по деревьям и гуляют по холмам, — он поморщился. — И не говорите мне, что деревенская девушка просто споткнулась, покатилась вниз и умерла.

— Вы не верите, что это был несчастный случай? — подсказал Холмс.

— Я родился ночью, сэр, но это было не прошлой ночью.

После этих слов он сплюнул в сторону, отвернулся и продолжал путь в молчании.

Часть третья

Он высадил нас около прелестного, хоть и простоватого домика, окруженного штакетником, с курами во дворе и видом на зеленые холмы. В Лондоне в это время уже лежат сугробы, но здесь, в Гринбрайере, все было похоже на весну в раю.

Миссис Мэри Джейн Хистер встретила нас у калитки, и было видно, что она очень обеспокоена. В резких чертах ее лица читалась печаль.

— Мистер Холмс, — воскликнула она, порываясь взять его за руку, как только он вышел из дилижанса. — Бог благословит вас за приезд! Теперь я знаю, что моя Зона дождется справедливого суда.

Я увидел, что лицо Холмса стало сдержанным, как бывало при проявлении бурных эмоций, особенно женщинами, и он отнял свою руку так быстро, насколько позволяли хорошие манеры. Холмс представил меня.

— Господи Боже, доктор! — воскликнула она — Я читала каждый из ваших замечательных репортажей о приключениях мистера Холмса. Моя двоюродная сестра вышла замуж за банкира, сейчас живет в Лондоне и присылает мне каждый выпуск «The Strand»[1]. Вы чудесный писатель, доктор Ватсон, и под вашим пером оживает каждая деталь потрясающих расследований мистера Холмса.

Холмс едва успел скрыть улыбку, которая казалась похожей на усмешку. Его мнение о моих литературных талантах было хорошо известно, и он часто выговаривал мне за предпочтение интригующего повествования в ущерб прямому научному изложению фактов дела. Я давно отказался от любых надежд объяснить ему, что публика не станет читать сухое описание фактов. Я подумал также, что бестактно было бы напоминать о том, что многие из наиболее интересных случаев нашей практики произошли из-за "дурной" славы Холмса, достигнутой публикацией моих рассказов.

— Какая я ужасная хозяйка, — воскликнула миссис Хистер. — Заболталась, а мои гости стоят во дворе. Пожалуйста, проходите в гостиную.

Когда мы расположились в удобных креслах с чашками и блюдцами на коленях, миссис Хистер наклонилась вперед, сложив руки вместе.

— Можете ли вы помочь мне, мистер Холмс? Можете ли вы помочь мне восстановить справедливость, чтобы Зона спокойно спала в своей могиле? Истинно говорю вам, милостивые государи, сейчас она не упокоена. Она скитается по округе, взывая к правосудию.

В комнате повисла тяжелая тишина, и ее слова, казалось, медленно двигались вокруг нас, подобно призракам. Миссис Хистер откинулась назад, и по ее глазам было видно, что она понимала, какой эффект произвели ее слова.

— Конечно, у вас, господа, нет оснований верить подобной сказке. Но уверяю вас, это правда.

Холмс поднял палец.

— Это я решу сам, — сказал он отрывисто. — Теперь, миссис Хистер, я хочу, чтобы вы рассказали нам все, что произошло. Ничего не пропускайте, даже детали, которые могут показаться вам незначительными. Вспомните каждую мелочь, или у нас не будет возможности помочь вам.

Тут он поставил чашку, откинулся на спинку стула, сцепил длинные пальцы и закрыл глаза. Миссис Хистер взглянула на меня, и я обнадеживающе кивнул ей.

— Мою дочь звали Элва Зона Хистер, она родилась здесь, в графстве Гринбрайер, в 1873 году. Она была хорошей девушкой, мистер Холмс. Красивая и смышленая, хорошо писала и шила. Но… — и миссис Хистер запнулась, — несколько лет назад она попала в беду. У нее родился ребенок.

Она опустила глаза, ожидая упрека, но Холмс раздраженно пошевелил пальцами.

— Я детектив, мадам, а не моралист.

Миссис Хистер откашлялась и, набравшись храбрости, продолжала.

— Как вы сами понимаете, незамужняя женщина с ребенком не может надеяться на хороший брак. Она смирилась с одиночеством, но в октябре 1896 года познакомилась с человеком по имени Эразмус Стриблинг Траут Шу. Большинство людей в этих краях называли его Эдвард, хотя я всегда думала о нем как о «Траутe»[2]: холодный, скользкий человек. Он был бродягой, пришел сюда, в Гринбрайер, чтобы поработать кузнецом. Сказал, что хочет начать новую жизнь. Намекал на свое тяжелое прошлое, но никогда не рассказывал подробности. Он устроился работать в магазин Джеймса Крукшенкса, который расположен недалеко от старой Мидлэндской трассы. Траут был умелым кузнецом, а в сельской местности всегда много работы для человека, способного подковать лошадей и коров. Вскоре после появления Траута в нашем городе, моя дочь познакомилась с ним, когда она пришла подковать наших племенных быков, которых мы давали напрокат местным фермерам, — миссис Хистер вздохнула. — Это была любовь с первого взгляда, мистер Холмс. Вы, наверное, слышали выражение «искрой вспыхнуло»? Это произошло, когда Зона вошла в кузницу и увидела, как Траут грохотал молотом по наковальне. Он очень большой и мускулистый мужчина, мощный, как и все кузнецы, но к тому же еще и красив. Возможно, скорее привлекателен, чем красив, если вы меня понимаете. Улыбка, преображающая его жесткое лицо в лицо сказочного принца, и внимание, которое он расточал Зоне, заставляли ее чувствовать себя принцессой. Он попросил у меня ее руки, и хотя у меня были опасения, — наверное, я слишком стара для того, чтобы меня очаровала красивая улыбка и крепкие бицепсы, — я согласилась. В конце концов, выбор у моей дочери был не так уж и велик.

— Это можно понять, — сказал я.

— С самого начала я чувствовала, что Траут что-то скрывает, но он никогда ничего не рассказывал, и я не нашла никаких доказательств, чтобы подтвердить свои подозрения. Я начала думать, что просто становлюсь, как говорится, старухой, уступая своим страхам и мешая счастью дочери… Но мои опасения оказались оправданными, — сказала она, и я, наблюдая за ней, увидел, как она побледнела. — Они более чем оправдались, но как я могла знать о том, что произойдет?

Холмс открыл глаза и посмотрел на нее пристальным кошачьим взглядом.

— Зона и Траут прожили в браке несколько месяцев. А затем, 23 января этого года, в тот ужасный, ужасный день, Энди Джонс — "цветной" мальчик, которого послали в дом Траута с каким-то поручением, примчался в город, крича, что он нашел мою Зону лежащую мертвой у подножия лестницы. Он сказал, что увидел ее лежащей с вытянутыми ногами, одна ее рука была на животе, а другая откинута. Ее голова была слегка повернута в сторону, а глаза широко открыты. И хоть Энди маленький ребенок, он понял, что она, видимо, мертва. Энди побежал в город и рассказал все матери, а та вызвала доктора Джорджа Кнаппа, который выполняет обязанности местного врача и коронера[3]. Доктор Кнапп был на самой отдаленной ферме, и ему потребовалось около часа, чтобы прибыть на место.

Миссис Хистер вздохнула, собираясь с духом, чтобы приступить к продолжению.

— К тому времени, когда прибыл доктор Кнапп, Траут вернулся домой из магазина мистера Крукшенкса, отнес тело Зоны наверх и положил на кровать. Как правило, мертвых к похоронам готовят городские женщины, моют и одевают их; но к тому времени, как прибыл доктор Кнапп, Траут сам обмыл тело Зоны и одел в ее лучшее платье с высоким воротником и вуалью, прикрывающей ее лицо.

Холмс подался вперед.

— Опишите вуаль и воротник.

— Это была белая вуаль, часть ее свадебного наряда, обычно она надевала ее в церковь.

— А воротник?

— Очень высокий и поддерживающий шею.

Холмс поджал губы и задумался.

— Продолжайте, пожалуйста, — сказал он после паузы. — Расскажите мне о результатах осмотра доктором вашей дочери.

— В том-то и дело, мистер Холмс, осмотр был не очень тщательный. Доктор Кнапп старался, конечно, но Траут упал на тело Зоны, плача от горя и страдания, браня врача за то, что тот тревожит останки его бедной дорогой женушки.

— Вы были там, миссис Хистер? — спросил я.

— Да, я стояла в дверях, молчала, потрясенная произошедшим, чувствуя, как мое сердце отчаянно стучит.

— Где был Траут Шу, пока доктор осматривал вашу дочь?

— Отлично, Ватсон, — сказал Холмс спокойно.

— Он сидел в изголовье кровати, обнимая ее голову и рыдая, — сказала миссис Хистер.

— Он требовал, чтобы доктор Кнапп прекратил осмотр? — спросил Холмс.

— Нет, но он был так явно убит горем, что врач пожалел его и лишь поверхностно осмотрел тело Зоны. Только лишь для того, чтобы удостовериться, что она на самом деле мертва. Тем не менее, — сказала миссис Хистер медленно, — он заметил синяки вокруг горла Зоны.

— Синяки? И что он сделал?

— Ничего, мистер Холмс.

— Ничего?

— Ничего.

После паузы Холмс спросил:

— Какую же причину смерти вашей дочери установил доктор Кнапп?

Миссис Хистер усмехнулась.

— Сначала он сказал, что это переутомление. Как вам это понравится?

— Это нелепо, — воскликнул я. — Это говорит о том, что он и понятия не имел о причине смерти.

— Многие этому не поверили, — согласилась миссис Хистер, — и поэтому, подавая официальный отчет, он изменил причину на «женские проблемы», что вынудило замолчать любого в округе. Никто не будет обсуждать такие вещи, — она поморщилась. — Люди такие старомодные.

— Были ли когда-нибудь у вашей дочери гинекологические проблемы? — спросил я, но она покачала головой.

— Никаких осложнений при рождении ее сына не было. Она была здоровая девочка. Сильная и ладная.

Я украдкой посмотрел на Холмса, который больше, чем кто-либо, желал бы держаться подальше от таких деликатных вопросов, и действительно, он был очень напряжен, но глаза его сверкали интересом.

— В своем письме вы намекаете на убийство, — сказал он.

— Убийство это, мистер Холмс. Жестокое убийство самого дерзкого вида.

— А убийца? Вы верите, что это Траут Шу?

— Я знаю, что это он!

— Почему вы так уверены?

— Моя дочь сказала мне, — мгновенно ответила миссис Хистер.

— Ваша… дочь-покойница?

— Да, мистер Холмс. В течение нескольких ночей она приходила ко мне во сне и рассказывала, что ее убил Траут Шу. Она мечется между мирами, как в ловушке, она связана с этим миром злом, свершившимся над ней. Пока правосудие не восторжествует над убийцей моей дочери, ее призрак будет скитаться по земле. Вот почему, господа, я прошу вас помочь мне с этим делом.

Холмс сидел неподвижно и изучал лицо миссис Хистер, ожидая — как, впрочем, и я, — не проскользнут ли искры безумия или хитрости, замешанной на обмане, в ее глазах, но мы не видели этого. Она была невозмутима, чиста и убедительна, чего никто из нас не ожидал, учитывая безумный стиль ее письма. Холмс откинулся на спинку кресла и сцепил пальцы. Долгие секунды его молчаливых размышлений отсчитывались украшенными резьбой напольными часами, и немало времени пришлось им отсчитать до тех пор, как Холмс заговорил.

— Я помогу вам, — сказал он.

Миссис Хистер закрыла глаза и опустила голову. Через мгновение ее плечи задрожали от беззвучных рыданий.

Часть четвертая

— Вы ей, конечно, не верите, Холмс, — сказал я, когда мы легким галопом ехали по уединенной дороге на паре лошадей, которых добрая леди одолжила нам.

Но, пока мы двигались по усыпанной солнечными пятнами тропинке, Холмс, ехавший верхом на гнедом мерине, так и не ответил мне.

И только после того как мы добрались до гостиницы в Льюисбурге и поручили лошадей конюху, Холмс остановился и посмотрел сначала в темнеющее американское небо, а потом на меня.

— А почему бы и нет? — ответил он, как будто я спросил его только что, а не час назад.

Я хотел было возразить, но Холмс не стал продолжать.

Часть пятая

Следующее утро мы встретили на телеграфе, где Холмс продиктовал дюжину телеграмм, предоставив мне расплатиться со служащим. Потом мы пошли в муниципалитет, где Холмс потребовал встречи с прокурором округа, неким мистером Джоном А. Престоном. После прочтения верительных грамот мистер Престон сначала удивленно поднял густые брови, а затем вскочил на ноги.

— Боже мой! — сказал он.

Холмс скупо улыбнулся.

— Вижу, что я немного известен даже вдали от Лондона.

— Немного! Боже мой, мистер Холмс, нет ни одного законника в Соединенных Штатах, который не слышал бы о великом детективе-консультанте. Не далее как восемь месяцев назад я присутствовал на лекции в Норфолке на тему современных методов работы полиции, в которой преподаватель трижды цитировал выдержки из вашей монографии. Я считаю, будет справедливо сказать, что будущее полиции и следовательского дела многим обязаны вам, сэр.

Слова Престона пробили брешь в обычной невозмутимости Холмса, на мгновение утратившего дар речи.

— Благодарю вас, сэр. Хорошо бы, чтобы и Скотланд-Ярд изменил свою точку зрения.

— Дайте им время, мистер Холмс, дайте им время. Нет пророка в своем отечестве, — Престон засмеялся над своей шуткой и указал нам на кресла. — Чем я могу быть полезен великому Шерлоку Холмсу?

— Я перейду прямо к делу, — сказал Холмс, и подробно изложил Престону все, что мы узнали от миссис Хистер, и показал ему письмо, с которого все и началось. Престон пожевал краешек своих усов, очень похожих на моржовые, и вернул письмо Холмсу.

— Миссис Хистер уже обращалась ко мне, — признался он.

— И вы ничего не сделали?

Престон откашлялся.

— Честно говоря, мистер Холмс, эти края изобилуют суевериями. Хотя здесь, в Льюисбурге, мы довольно современны, большая часть населения Западной Вирджинии по-прежнему малообразованна, и очень многие из моих сограждан глубоко суеверны. Каждый человек знает историю про призрака или гоблина, и не один раз кто-то сидел в том самом кресле, где сидите вы, и рассказывал мне историю, услышанную от друга или родственника, который уже несколько месяцев или лет покоится в могиле. Чудаки с безумными глазами, мистер Холмс; край суеверных мужланов.

— Вы считаете, мистер Престон, что миссис Хистер тоже чудачка с безумными глазами? — тон Холмса был ледяным, ведь на самом деле женщина впечатлила моего друга своей искренностью.

— Ну, — осторожно сказал Престон, — в конце концов, призрак ее дочери…?

— Вы этому не верите?

— Я хожу в церковь… — сказал Престон, но не решился продолжить свою мысль.

— Вы, я надеюсь, по крайней мере были столь любезны, что ознакомились с материалами дела, включая записи коронера?

— Нет, сэр… Признаюсь, что я не подошел к этому делу достаточно серьезно, чтобы позаботиться о дальнейшем расследовании.

— Я сам отнесусь к этому серьезно, — сказал Холмс с резкостью.

Они сидели по разные стороны широкого дубового стола Престона, и, глядя на обвинителя, я убедился, что сидящему не нужна даже жестикуляция, чтобы создать впечатление полного внимания и даже любезности.

— Будьте любезны, зайдите завтра, в десять часов утра, — сказал он. — Я тогда полностью ознакомлюсь с этим делом.

Холмс встал.

— Значит, до тех пор нам не о чем разговаривать, мистер Престон. Всего хорошего!

Мы вышли, и за дверью Холмс подмигнул мне.

— Хочется верить, что мы бросили семя в плодородную почву, Ватсон.

Часть шестая

Престон сделал больше, чем обещал, и не только прочитал дело, но и официально возобновил расследование. По настоянию Холмса он добился и разрешения судьи на эксгумацию тела Зоны Хистер Шу. Мы с Холмсом присутствовали на вскрытии, которое было проведено в пустом здании школы, после дневных уроков. По обычаю Западной Вирджинии, возможно, в единственной части Америки, члены семьи, свидетели и обвиняемые должны присутствовать при вскрытии тела. Меня это встревожило, тогда как Холмс был рад возможности лично познакомиться с Траутом Шу, ибо нам еще не довелось задать вопросы этому джентльмену.

Его ввели два плотных, крупных полицейских, но Шу был настолько массивен, что полицейские рядом с ним казались карликами. У него были огромные плечи и сильные, мускулистые руки кузнеца. Он был темноволос и черноглаз, его губы выдавали жестокую чувственность. Выдвинув челюсть в приступе негодования, Шу протестовал против обвинений в его адрес и выразил глубокое возмущение по поводу совершенно ненужного осквернения тела его жены.

— После этого нам придется встретиться в суде! — проревел он, когда мы собрались вокруг тела, что лежало, обнаженное и беззащитное, на импровизированном столе.

— Я надеюсь, что так оно и будет, — ответил Холмс и двое мужчин надолго встретились взглядами. Я чувствовал, как проскакивают между ними искры электричества, будто души их сошлись в поединке, при вспышках молний, нападая и защищаясь, на метафизическом уровне, пока мы ждали, наблюдая за ними, в мире физическом.

Наконец Шу скривил губы и отвернулся, первым нарушив зрительный контакт. Он взмахнул рукой с очевидным отвращением.

— Делайте, что должны, и черт с вами. Вы никогда ничего не докажете.

Я нарушил наступившую тишину, шагнув в сторону коронера:

— Я полностью в вашем распоряжении.

Он кивнул с явным облегчением, бросая обеспокоенные взгляды на Шу.

Мы приступили к вскрытию. Зона Хистер Шу пролежала под землей уже несколько недель, но ее тело сохранилось лучше, чем я ожидал, учитывая воздействие местного умеренного климата. Плоть поддалась нашим лезвиям, будто бы кожа все еще была наполнена влагой. Это нервировало и, смею сказать, было очень странно… но мы продолжали процедуру.

Мы провели осмотр тела, но, прежде чем успели продолжить, Холмс тихо сказал:

— Горло, господа. Горло.

Мы разрезали ткань для изучения сухожилий, хрящей и костей. Пока мы работали, коронер тяжело дышал, но когда он диктовал свои выводы клерку, его голос был тверд.

Часть седьмая

— … установлено, что шея была сломана, трахея представляет собой месиво, — говорил коронер, давая свидетельские показания в зале суда. — На горле видны следы от пальцев, указывающие на то, что она была задушена. Шея вывихнута между первым и вторым позвонками. Связки порваны. Трахея раздавлена в передней части шеи.

Из галереи для зрителей я наблюдал, как его слова действуют на каждого из двенадцати присяжных заседателей: некоторые то и дело бросали взгляды на Траута Шу, сидевшего за столом защиты. Вся его поза излучала холодное презрение.

В зале суда было жарко, июньское солнце безжалостно сжигало Льюисбург. После ареста Траута Шу мы с Холмсом вернулись в Англию, но Престон повесткой попросил нас вернуться, чтобы присутствовать на суде, что мы и сделали. Несмотря на результаты вскрытия трупа, он совершенно не был уверен в победе обвинения. Шу ни разу не отказался от заявлений о своей невиновности, а американский закон полностью перекладывает  бремя доказательства преступления на сторону обвинения. В настоящее же время доказательства были только косвенными. Очень серьезными, как мне казалось, но в глазах закона они балансировали на острие бритвы.

Во время перерыва миссис Хистер обратилась к мистеру Престону:

— Вы должны позволить мне дать показания, — умоляла она.

— Для чего, мадам? Вы не были свидетелем преступления.

— Но моя дочь…

Престон оборвал ее с некоторым раздражением, ибо на самом деле этот аргумент миссис Хистер приводила уже не в первый раз.

— Вы утверждаете, что ваша дочь пришла к вам во сне. Во сне, сударыня.

— Это был ее призрак, сэр. Ее дух взывает к справедливости.

Холмс мягко прервал ее:

— Миссис Хистер, даже в самом лучшем случае, это просто сон, и законы этой страны не дозволяют сну выступать  в качестве доказательства. Ведь вы никак не сможете доказать то, что утверждаете.

Она повернулась к Холмсу, указывая пальцем на Престона.

— Вы защищаете его? Вы говорите, что я должна быть спокойной, и пусть убийца моей дочери улизнет из рук правосудия, как скользкий змей, кем он и является на самом деле?

— Конечно же нет. Дело в том, что я предоставил мистеру Престону некоторые факты, которые он может посчитать очень полезными.

— Какие факты? — спросили мы с миссис Хистер одновременно.

— Ватсон, вы помните, что я отправил несколько телеграмм, когда мы впервые приехали в Льюисбург?

— Конечно.

— Я отправил запросы разным начальникам почтовых отделений этого региона о людях по имени Эразм Стриблинг Траут Шу, или других подобных имен, включая любые их вариации, и  напал на золотую жилу! Оказывается, наш Траут Шу имеет довольно пестрое прошлое. Однажды он уже отбывал тюремный срок — был осужден за кражу лошади.

— Вряд ли это имеет отношение…

Холмс пропустил мои слова мимо ушей.

— Зона Хистер была не первой его женой, Ватсон. И даже не второй! Шу был женат дважды, и в обоих случаях имелись сведения…

— … неофициальные сведения, — вставил Престон.

— И тем не менее, это информация, — отрезал Холмс. — Каждая из его предыдущих жен пострадала от его буйного темперамента. Его первая жена развелась с ним после того, как он выбросил все вещи на улицу в разгар ссоры. Она — единственная из трех мадам Шу, пережившая этого человека; остальным женщинам повезло гораздо меньше.

— Что вы имеете в виду? — потребовала продолжения миссис Хистер.

— Люси Энн Тритт, его вторая жена, умерла при загадочных обстоятельствах от удара по голове, якобы при падении, — согласно показаниям Шу, который был единственным свидетелем. Расследование того случая было поверхностным, как и здесь, — сказал Холмс и бросил суровый взгляд на Престона. — Никаких обвинений не было выдвинуто, и Шу быстро исчез.

— И явился сюда, и нашел мою Зону, — миссис Хистер вздрогнула и схватила Престона за рукав. — Вы должны добиться, чтобы его признали виновным, сэр. Этот человек — воплощенное зло. Зло! Пожалуйста, ради Бога, позвольте мне свидетельствовать. Позвольте мне рассказать присяжным о моей дочери, о том, что она мне рассказала. Позвольте мне сказать правду!

Но Престон только покачал головой.

— Мадам, я постараюсь представить доказательства, которые нашел талантливый мистер Холмс, но ведь они тоже являются косвенными. Этот человек никогда не был осужден за причинение вреда женщине. Я даже не могу использовать информацию о его судимости за кражу лошади, поскольку это может помешать присяжным заседателям создать верное представление о подсудимом, и на этом основании защита может объявить судебное разбирательство незаконным. Я связан законом. И еще, — сказал он устало, — я не могу с чистой совестью посадить вас в кресло свидетеля, а вы — дать законное свидетельство того, что призрак дочери рассказал вам во сне, что она была убита. Мы бы потеряли тот шанс, что у нас есть, да мы и так уже его теряем. Слава богу, защита не знает о ваших притязаниях, иначе она смогла бы использовать их, чтобы затянуть судебный процесс.

— Но протокол вскрытия…

— Свидетельствует, что она была убита, но не устанавливает личности убийцы. Мне очень жаль, но, пожалуйста, помните: присяжные должны согласиться, что нет никаких, никаких сомнений в том, что Шу — убийца. И я не знаю, достаточно ли у нас доказательств, чтобы убедить их в этом, — он оторвал ее руку от своего рукава, но задержал ее на мгновение и даже сочувственно пожал. — Я сделаю все, что дозволено законом, мадам. Все.

Она отдернула руку.

— Закон! Разве закон справедлив, если он позволяет убить девушку и отпустить убийцу на свободу? — она посмотрела на Престона, на Холмса, на меня. — Сколько еще женщин он возьмет в жены, а затем убьет их? Как защитить их права?

Я открыл рот, чтобы пробормотать какие-нибудь слова утешения, но миссис Хистер развернулась и быстро ушла в боковую комнату, а ее рыдания обвиняющим эхом отозвались в неподвижном воздухе коридора.

У Престона был жалкий вид.

— Я ведь могу сделать только то, что допускает закон, — защищаясь, сказал он.

Холмс улыбнулся и похлопал его по плечу.

— Мы должны верить, что найдем способ добиться справедливости, — сказал он. Затем посмотрел на часы. — Боже мой, я опаздываю на обед.

И с этим загадочным заявлением он нас покинул.

Часть восьмая

Судебное заседание началось, и худшие опасения Престона стали сбываться. Адвокат, хитрый человечек по имени Гримби, казалось, уже завоевал симпатии присяжных. Если бы я во время вскрытия не видел в глазах Шу холодного расчета, я, возможно, тоже почувствовал бы обоснованные сомнения.

Снова и снова миссис Хистер просила Престона, чтобы ее вызвали для дачи показаний, но каждый раз прокурор не уступал ее мольбам, и я видел, что его терпение улетучивается так же быстро, как и его оптимизм.

И вдруг произошло непредвиденное.

Когда судья спросил мистера Гримби, есть ли у него еще свидетели, адвокат повернулся к столу обвинения и со злобной улыбкой, которую я никогда не видел на лице человека, сказал:

— Я вызываю миссис Мэри Джейн Робинсон Хистер.

Зал пораженно затих. Престон, признавая свое поражение, закрыл глаза и пробормотал:

— Боже, все потеряно.

Я повернулся к Холмсу, но по его виду нельзя было сказать, что он в смятении. Напротив, на его лице читалось выражение, которое американцы называют poker face — никаких эмоций, ни намека на какие бы то ни было мысли, которые посетили бы его во время этого крушения всех надежд.

— Миссис Хистер? — вызвал судебный пристав, предлагая ей руку.

Почтенная леди поднялась с места с большим достоинством, хотя я видел, как от страха сжались ее кулачки. Быть лишенной возможности выступить против этого злодея и внезапно стать орудием в руках его адвоката! Это было немыслимо жестоко.

— Холмс, — прошептал я, — сделайте же что-нибудь!

Он очень спокойно ответил:

— Мы сделали все, что могли сделать, Ватсон. Нам остается только уповать на справедливый дух правосудия.

Мадам Хистер приняла присягу, села в кресло свидетеля, и тотчас же Гримби приступил к допросу, принося любезность в жертву быстрому завершению дела.

— Скажите, мадам, вы верите, что мистер Шу был как-то связан со смертью вашей дочери?

— Да, сэр, — тихо сказала она.

— Вы были свидетелем ее смерти?

— Нет, сэр.

— Вы разговаривали с кем-то, кто был свидетелем ее смерти?

— Нет, сэр.

— Таким образом, вы лично не знаете ничего об обстоятельствах смерти вашей дочери?

Она помолчала.

— Ну же, миссис Хистер, это простой вопрос. Вы что-то знаете о том, как умерла ваша дочь?

— Да, — сказала она наконец, — кое-что я знаю.

Глаза Гримби горели, он с трудом удерживался от торжествующей улыбки.

— Откуда у вас эта информация?

— Мне сказали.

— Сказали? Кто, мадам? — покровительственно уточнил он.

— Моя дочь, сэр.

Теперь уже Гримби улыбнулся открыто.

— Ваша… покойная дочь?

— Да, сэр.

— Правильно ли я понимаю, что ваша мертвая дочь каким-то образом передала вам эту информацию?

— Да, моя дочь рассказала мне, как она умерла.

Присяжные в один голос охнули. Престон мог бы выразить протест сейчас, но он совсем утратил самообладание, смирившись с тем, что дело уже проиграно.

— Прошу вас, мадам, продолжайте. Каким образом она вам это сказала?

Миссис Хистер встретилась взглядом с Гримби.

— Ее призрак пришел ко мне во сне, сэр.

— Ее призрак? — воскликнул Гримби. — Во сне?

Из галереи прозвучал серебристый смех и даже несколько присяжных улыбнулись. Престон так сжал кулаки, что побелели костяшки, в то время, как Холмс, сидевший с другой стороны от меня, не отрывал взгляда от лица миссис Хистер.

Гримби открыл было рот, чтобы что-то сказать судье, но миссис Хистер оборвала его.

— Вы можете смеяться, сэр. Вы можете все смеяться, наверное, для вас это смешно. Молодая женщина умирает ужасной смертью, очень сильный человек задушил в ней жизнь, сломав ей шею. Кому-то это может показаться смешным, — смех в зале стих. — Моя дочь была хорошей девочкой, прожившей нелегкую жизнь. Да, она делала ошибки. Мистер Гримби был достаточно любезен, чтобы разобрать подробно каждую из них. Да, она родила ребенка вне брака, а ведь мы знаем, такие вещи немыслимы, такие вещи никогда ни с кем не происходят.

Ее горечь нагнетала атмосферу в зале заседания.

— Мистер Гримби проделал свою работу отлично, он уничтожил доброе имя моей дочери, одновременно опровергая малейшие доказательства вины Траута. Может быть, большинство из вас уже сделали выводы и решили освободить Траута Шу, — она сделала паузу и бросила взгляд на Холмса, и мне показалось, что она ему кивнула… или нет? — Закон не позволяет мне рассказать то, что я знаю о жизни мистера Шу и его делишках до того, как он появился в Гринбрайере. Поэтому я не стану говорить о нем. Мистер Гримби попросил меня рассказать, откуда я знаю о подробностях смерти дочери, и я вам расскажу. Я расскажу вам о том, как моя дорогая Зона приходила ко мне в течение четырех темных ночей. Как призрак приходила она в мою комнату и стояла у моей постели, как испуганный ребенок, который бежит к единственному человеку, любящему его безоговорочно и навсегда. В течение четырех ночей она приходила ко мне, и от нее веяло могильным холодом. Сам воздух вокруг меня, казалось, застывал и мое испуганное дыхание тревожило призрака. Да, мне было страшно. Жутко страшно. Я не суеверная женщина. Я не стучу по дереву и не бросаю соль в глаза дьяволу через левое плечо. Я жительница гор из округа Гринбрайер. Простая, практичная деревенская женщина. И все же я лежала в постели, окруженная ледяным воздухом, а рядом стояла тень моей убитой дочери.

Она говорила, а в зале воцарилась поистине могильная тишина.

— Каждую ночь она будила меня, а потом рассказывала снова и снова, как она умерла. И как она жила. Как она жила в эти последние месяцы, в качестве жены Эдуарда Траута Шу. Она рассказала мне про бесконечные побои из-за пустяков. Из-за его безумной ревности — например, когда она ответила поклоном на приветствие какого-то джентльмена. Он ловко выбирал, куда и как ударить так, чтобы не оставить никаких следов, которые могли быть видны выше воротника или ниже рукавов. Моя дочь жила в аду. В постоянном страхе, постоянном опасении обидеть этого агрессивного человека. А потом она рассказала мне, что произошло в тот страшный день. Траут Шу пришел домой на обед в компании кузнецов, и когда он обнаружил, что еда еще не готова, (ведь он пришел на два часа раньше, чем обычно), то разозлился и схватил ее за горло. Она рассказывала, что его глаза сверкали, как у чудовища, а его руки были твердыми и несгибаемыми, как железо, с которым он так много работал. Он не просто душил мою дочь, — он сломал ей шею. Когда я решилась заговорить, когда я осмелилась попросить ее показать мне, что сделали его руки, Зона повернула голову в сторону. Сначала я подумала, что она отвернулась от ужаса и стыда за то, что случилось… но она поворачивала голову влево, все дальше и дальше… Все дальше и дальше, пока голова, под хруст сломанных костей шеи, не повернулась вокруг своей оси. Если что-то может быть более ужасным, более неестественным, более страшным для человеческого сердца, не говоря уже о разбитом сердце скорбящей матери, то я не хочу знать, что это могло бы быть.

Она помолчала. Ее глаза блестели от слез, но в  голосе ни разу не проскочили истеричные нотки, он даже не стал громче обычного. Это во сто крат усилило эффект ее слов. Любые рассуждения представили бы ее совершенно отчаявшейся, если вовсе не сумасшедшей, но теперь все в зале жадно ловили каждое ее слово. Даже Гримби, казалось, тоже замер, превратившись в слух. Я рискнул взглянуть на Шу, который выглядел — впервые — неуверенно.

— Я закричала, — сказала миссис Хистер. — Конечно, я закричала. А кто бы не закричал в такой ситуации? Ничто в жизни не подготовило меня к такому ужасному зрелищу. После той первой ночи я убеждала себя, что все было не более чем нервным сном, что такие вещи, как призраки, не существуют, и что моя Зона не может преследовать меня; но на вторую ночь она вернулась. И снова она молила меня услышать правду о том, что произошло, и снова она рассказала мне про чудовищное покушение. Я лишь благодарила Бога, что больше не повторялась демонстрация переломов ее бедной красивой шеи, — она сделала паузу и грустно улыбнулась заседателям. — Я умоляла мистера Престона позволить мне рассказать все это здесь, но бесполезно. Наверное, он боялся, что мои слова могли бы заставить вас смеяться надо мной. Я уверена, что мистер Гримби вызвал меня именно для этого. И все же я не слышу смеха и не вижу улыбок. Может быть потому, что вы, как и я, не видите ничего радостного в страшной и мучительной смерти ни в чем не повинной девочки. В любом случае, я получила возможность рассказать все, и за это я благодарю мистера Гримби и суд. По крайней мере теперь, какое бы решение каждый из вас не принял, моя дочь была услышана. Для меня этого уже достаточно.

Она посмотрела на Гримби, который, в свою очередь поглядел на присяжных заседателей. И увидел то же, что и я: двенадцать человек с увлажненными глазами и сурово сжатыми губами, а их напряженные скулы выдавали скрытую ярость.

Внезапно тяжелое молчание было нарушено. Шу вскочил на ноги и закричал:

— Эта женщина может рассказывать все, что хочет, но вы никогда не сможете доказать, что я сделал это!

Охранники толкнули его, усадив на место, а Холмс повернулся к нам с Престоном.

— Вы не находите интересной его фразу о том, что мы никогда не сможем «доказать», что он сделал это? Как вам кажется, это призыв невинного человека или вызов виновного?

И хотя он произнес он это вполголоса, но достаточно громко для того, чтобы быть услышанным каждым в этом небольшом, переполненном народом зале.

Часть девятая

Эта речь положила конец гринбрайерскому делу, а мы с Холмсом вскоре после этого покинули Западную Вирджинию и Америку. Эразмус Стриблинг Траут Шу был признан виновным судом присяжных, который вынес свой вердикт с поразительной быстротой. Судья с яростью и отвращением в глазах приговорил Шу к пожизненному заключению в тюрьме в Маундсвилле, где Шу и умер после трехгодичной болезни, которую врачи так и не смогли диагностировать. После его смерти мистер Престон прислал Холмсу заметку из люьисбургской газеты, в которой репортер пересказал слух, что Шу жаловался на ночную встречу с призраком, после которой он не мог спать. Его здоровье постепенно ухудшалось, и после смерти его похоронили в безымянной могиле тюремного кладбища. Насколько я знаю, никто не принимал участия в похоронах и не оплакивал его кончину.

Но прежде, еще до того, как мы покинули Льюисбург, в разговоре за поздним ужином в отеле, я сказал:

— В это деле остался один вопрос, который смущает меня, Холмс.

— Один вопрос? Какой же?

— Почему мистер Гримби решил спросить миссис Хистер об истории с привидением ее дочери? Сдается мне, этот случай не из тех, которые стоит рассказывать, особенно здесь, в Льюисбурге. Безусловно, ни она, ни мистер Престон ни с кем не делились этой информацией.

Прежде чем ответить, Холмс съел кусок жареной утки и запил его вином.

— Не все ли равно, как он узнал? Может быть, он тоже узнал об этом от призрака.

Я открыл было рот, чтобы ответить, что это, безусловно, было не все равно, когда странная мысль заставила меня умолкнуть в изумлении. Я осуждающе уставился на Холмса и с грохотом швырнул на стол нож с вилкой.

— Если бы кто-то из мира живых как-то намекнул на эту историю, то это было бы преступление! Чудовищный риск! Что, если она на самом деле была не в себе?

— Мы ни разу не видели, чтобы миссис Хистер утратила самоконтроль, — отметил он спокойно. — Скорее наоборот.

— Что, если присяжные не поверили бы ей? Что, если бы Гримби не дал бы ей выступить перед судом? Что, если бы…

Холмс прервал меня.

— А что, если справедливость иногда более важна, чем закон, Ватсон?

И сделал глоток вина.

Я попытался возразить, но вдруг холодный ветер, казалось, пронесся по комнате, заставив шторы взметнуться, а пламя свечей мелко задрожать. И в этот момент я ощутил, как вспыхнувшие во мне гнев и возмущение покидают меня. Холмс отрезал еще кусочек утки и съел его, в его сверкающих черных глазах блестел холодный смех. Я проследил за его взглядом и увидел, что он смотрит на шторы, наблюдая, как они опускаются на место, и внезапно холод, казалось, коснулся моей груди, будто ледяная рука мертвого ребенка сжала мое сердце. Несмотря на то, что днем было тепло, ночь была прохладной и горничная закрыла окно, опасаясь сквозняка. И сейчас шторы висели прямо, будто они никогда не двигались, да они и на самом деле не могли двигаться.

Когда я повернулся к Холмсу, он с легкой усмешкой смотрел на меня.

Был ли это ветер, который нашел лазейку в оконных рамах, или проскользнул сквозь невидимые трещины в стене? Или какие-то немые уста прошептали «спасибо» Холмсу на языке мертвых? Я никогда не доверю бумаге свои мысли по этому поводу.

Мы больше ни о чем не говорили в тот вечер, а утром уплыли в Англию, оставив далеко позади Гринбрайер и призраков Западной Вирджинии.

Примечания

1

…присылает мне каждый выпуск «The Strand» — скорее всего, речь идет о журнале беллетристики "Strand Magazine", который издавался в Великобритании с января 1891 по март 1950 гг. (здесь и далее примечания переводчика).

(обратно)

2

Траут — форель (англ.).

(обратно)

3

Коронер — следователь, специальной функцией которого является расследование случаев насильственной или внезапной смерти.

(обратно)

Оглавление

  • Часть первая
  • Часть вторая
  • Часть третья
  • Часть четвертая
  • Часть пятая
  • Часть шестая
  • Часть седьмая
  • Часть восьмая
  • Часть девятая