Влечение (fb2)

- Влечение (а.с. Дневники вампира) 522 Кб, 125с. (скачать fb2) - Лиза Джейн Смит

Настройки текста:




Лиза Джейн Смит Влечение

Хоть всем добром пожертвуй,

крови пролитой не искупить.

Эсхил

Предисловие

Все изменилось. Мое тело,

мои желания, мои потребности.

Моя душа

За семнадцать коротких лет я видел гораздо больше горя, чем заслуживает любой человек, — а причинил еще больше. Я помню свою смерть и смерть своего брата. Меня преследует звук его последнего вздоха в болотистом лесу у Мистик-Фоллз, что в Виргинии, и вид безжизненного тела моего отца, распростертого на полу кабинета в нашем фамильном поместье Веритас. Я до сих пор ощущаю запах гари от церкви, где сожгли вампиров. Я почти чувствую на губах вкус крови, которую я выпил, и жизней, которые я отнял, ведомый диким голодом и безразличием, сопровождающим превращение. Ну а сильнее всего меня терзает воспоминание о том мальчике, фантазере и мечтателе, которым я был когда-то. Если бы у меня было сердце, вид мерзкого создания, которым я стал, разбил бы его вдребезги.

Хотя все мое существо изменилось до неузнаваемости, мир остался прежним. Дети растут, и их круглые личики со временем вытягиваются. Юные любовники тайком улыбаются друг другу, вслух обсуждая погоду. Родители спят, пока светит луна, и просыпаются от прикосновения солнечных лучей. Они едят, работают, любят. И их сердца бьются с глухим ритмичным стуком. Бег крови завораживает меня так же, как кобру — дудочка заклинателя.

Когда-то я смеялся над хрупкостью человеческой жизни и верил, что моя Сила ставит меня выше людей. На своем примере Катерина показала мне, что время не властно над вампирами, поэтому я могу не обращать на него внимания, жить одним мгновением, наслаждаться чувственными удовольствиями, не заботясь о последствиях. В Новом Орлеане я был оглушен собственной Силой и безграничными физическими возможностями. Я разбрасывался человеческими жизнями, как будто они ничего не значили. Каждая капля теплой крови делала меня живым, сильным, бесстрашным и могущественным.

Жажда крови опьяняла. Я убил многих, и это было… обыденным. Я не помнил даже лиц своих жертв. Кроме одной.

Келли.

Ее огненные волосы, ясные зеленые глаза, нежная кожа щеки… как она стояла, уперев руки в бедра… каждая деталь отпечаталась в моем мозгу с болезненной ясностью.

Дамон, мой брат, а в прошлом и лучший друг, нанес Келли последний удар.

Превратив Дамона в вампира, я забрал его жизнь; а он забрал у меня единственное, что смог, — мою новую любовь. Келли заставила меня вспомнить, что такое быть человеком, и научила снова ценить жизнь. Ее смерть — тяжкий груз на моей совести.

Теперь моя сила стала бременем, жажда крови — проклятием, а бессмертие — тяжким крестом. Вампиры — чудовища, убийцы. Я никогда больше этого не забуду. Я не позволю чудовищу вырваться на свободу. Я всегда буду нести груз вины за то, что сотворил с братом, за выбор, который я сделал за него, я буду избегать темных путей, которые ведут его в ад. Он веселится, он живет новой жизнью, полной свободы и жестокости, но я могу только сожалеть об этом.

Прежде чем покинуть Новый Орлеан, я сразился с демоном, в которого превратился мой брат. Теперь, когда я сбежал на север, подальше от тех, кто знал меня человеком или вампиром, мне осталось бороться лишь с одним демоном. С голодом.

1

Я различил стук сердца — одного сердца — совсем неподалеку.

Городской шум ушел на задний план, когда этот звук позвал меня. Она отстала от своих друзей, свернув со знакомой дорожки.

Солнце садилось над Сентрал-парком, где я нашел себе приют четырнадцать долгих дней назад, когда приехал в Нью-Йорк. Все цвета этих городских джунглей стали мягче, переходя друг в друга, предметы сливались со своими тенями. Небо из оранжевого и синего стало чернильно-черным, а влажная земля окрасилась в густой охряной цвет. Мир затих, как всегда бывает в конце дня, во время смены вахт: люди и дневные создания закрывают двери, и на охоту выходят твари тьмы вроде меня.

Кольцо, которое подарила мне Катерина, позволяло гулять в солнечном свете вместе с нормальными живыми людьми. Но испокон веков вампирам проще охотиться в те неверные часы, когда день медленно сменяется ночью. Сумерки пугают тех, кто не обладает зрением и слухом ночного хищника.

Сердцебиение начало затихать — жертва удалялась. Я в отчаянии рванулся, заставляя себя двигаться быстрее. От недостатка еды я совсем ослаб, и для охоты пришлось собрать все силы. К тому же этот лес был мне незнаком. Деревья и кусты были такими же чужими, как люди на мощеных улицах в четверти мили отсюда.

Но охотник всегда остается охотником. Я вломился в чахлый кустарник, обогнув ледяной ручей, где не было ленивых сомов, на которых я так