загрузка...
Перескочить к меню

Драконья гавань (fb2)

- Драконья гавань (пер. Елена А. Королёва) (а.с. Хроники Дождевых чащоб-2) (и.с. Книга-фантазия) 2017K, 532с. (скачать fb2) - Робин Хобб

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Робин Хобб Хроники Дождевых чащоб Книга 2. Драконья гавань

Действующие лица Хроник Дождевых чащоб

Драконьи хранители и драконы


Алум. Бледная кожа, серебристо-серые глаза. Очень маленькие уши. Приплюснутый, едва ли не плоский нос. Его дракон — Арбук, серебристо-зеленый самец.

Бокстер. Двоюродный брат Кейза. Медноглазый, низкорослый, крепкого сложения. Его дракон — оранжевый самец Скрим.

Варкен. Рослый хранитель, длиннорукий и длинноногий. Искренне предан своему дракону Балиперу, алому самцу.

Грефт. Старший по возрасту из хранителей, сильнее прочих отмечен Дождевыми чащобами. Его дракон — сине-черный Кало, самый крупный самец.

Гресок. Крупный красный дракон, первым ушедший с полей закукливания.

Джерд. Светловолосая хранительница, сильно отмеченная Дождевыми чащобами. Ее дракон — Верас, темно-зеленая с золотыми крапинками.

Кейз. Двоюродный брат Бокстера. Невысокий, коренастый и мускулистый, с медными глазами. Его дракон — оранжевый самец Дортеан.

Лектер. Осиротел в семь лет, вырос в семье Харрикина. Его дракон — Сестикан, крупный голубой самец с оранжевыми чешуями и короткими шипами на шее.

Медная. Болезненная коричневая драконица, оставшаяся без хранителя.

Нортель. Сведущий и честолюбивый хранитель. Его дракон — лиловый самец Тиндер.

Рапскаль. Сильно отмечен Дождевыми чащобами. Его дракон — маленькая красная королева Хеби.

Серебряный. Дракон без хранителя, с покалеченным хвостом.

Сильве. Двенадцатилетняя девочка, младшая из хранителей. Ее дракон — золотистый Меркор.

Татс. Единственный хранитель, родившийся в рабстве. На лице вытатуирована небольшая лошадь и паутина. Его дракон — самая маленькая королева, зеленая Фенте.

Тимара. Шестнадцати лет; вместо ногтей имеет черные когти, на деревьях чувствует себя как дома. Ее дракон — синяя королева Синтара, также известная как Небозевница.

Тинталья. Взрослая драконья королева, которая помогла змеям подняться по реке для закукливания. Много лет не показывалась в Дождевых чащобах.

Харрикин. Рослый и проворный, как ящерица. В свои двадцать он старше большинства хранителей. Лектер приходится ему сводным братом. Дракон Харрикина — Ранкулос, красный самец с серебряными глазами.


Жители Удачного


Гест Финбок. Красивый мужчина, состоятельный торговец из Удачного, имеющий обширные деловые связи.

Седрик Мельдар. Секретарь Геста Финбока, друг детства его супруги Элис.

Элис Кинкаррон-Финбок. Происходит из обедневшей, но уважаемой семьи удачнинских торговцев. Изучает драконов. Замужем за Гестом Финбоком. Сероглазая, рыжая, с множеством веснушек.


Команда «Смоляного»


Беллин. Палубный матрос. Жена Сварга.

Большой Эйдер. Палубный матрос.

Григсби. Судовой кот. Рыжий.

Джесс. Охотник, нанятый в дорогу.

Дэвви. Ученик и племянник Карсона Лупскипа. Примерно пятнадцати лет.

Карсон Лупскин. Охотник, нанятый в дорогу. Закадычный друг Лефтрина.

Лефтрин. Капитан. Крепко сложен. Глаза серые, волосы каштановые.

Сварг. Рулевой. Провел на борту «Смоляного» больше пятнадцати лет.

Скелли. Палубный матрос. Племянница Лефтрина.

«Смоляной». Речной баркас, вытянутый и приземистый. Старейший из существующих живых кораблей. Порт приписки — Трехог.

Хеннесси. Старший помощник.


Прочие действующие лица


Альтия Вестрит. Старший помощник на «Совершенном» из Удачного. Тетя Малты Хупрус.

Бегасти Коред. Калсидийский купец. Лыс. Богач, торговый партнер Геста Финбока.

Брэшен Трелл. Капитан «Совершенного» из Удачного.

Детози. Заведует голубиной почтой в Трехоге.

Герцог Калсиды. Диктатор Калсиды, престарелый и больной.

Клеф. Юнга на «Совершенном», бывший раб.

Малта Хупрус. «Королева» Старших, проживает в Трехоге. Замужем за Рэйном Хупрусом.

Сельден Вестрит. Юный Старший. Брат Малты и племянник Альтии.

Синад Арих. Калсидийский купец, заключивший соглашение с Лефтрином.

«Совершенный». Живой корабль. Сопровождал морских змеев вверх по реке к полям закукливания.

Эрек. Заведует голубиной почтой в Удачном.

Пятый день месяца Молитв, шестой год Вольного союза торговцев
От Эрека, смотрителя голубятни в Удачном, — Детози, смотрительнице голубятни в Трехоге

Письмо торговца Юрдена Совету торговцев Трехога в Дождевых чащобах касательно заказа для ножевых мастерских Севириана и прискорбной нехватки товара, вызвавшей существенный рост цен.

Здравствуй, Детози. Как выяснилось, королевские голуби медлительны в полете и плохо находят дорогу домой, однако их плодовитость и стремительный рост невольно наталкивают на мысль: возможно, эта порода пригодна для разведения на мясо, что особенно удобно в условиях Дождевых чащоб. Как по-твоему?

Эрек

Пролог

Люди были встревожены. Синтара ощущала их мечущиеся, жалящие мысли, словно рой кусачих насекомых. Драконица недоумевала: и как этот вид вообще ухитрился выжить, не умея держать при себе собственные мысли? Парадокс состоял в том, что, хоть человек и рассеивал по округе каждый образ, посетивший его скудный умишко, ему не хватало соображения услышать, о чем думают другие. Он так и проживал свой недолгий век, недопонимая соплеменников — да и всех прочих населяющих мир существ. Драконица пришла в ужас, впервые осознав: единственный способ, каким люди способны общаться друг с другом, это издавать ртами шум, а затем угадывать, что подразумевал собеседник под ответными звуками. Они называли это «разговором».

На мгновение Синтара перестала отгораживаться от шквала их писков и попыталась определить, что же взволновало драконьих хранителей на этот раз. Как обычно, их тревогам недоставало последовательности. Несколько человек беспокоились из-за болезни медной драконицы. Не то чтобы они могли ей чем-то помочь. Так к чему суетиться попусту вместо того, чтобы исполнять свои обязанности по отношению к другим драконам? Синтара вот голодна, а никто еще не принес ей даже завалящей рыбки.

Драконица бесцельно брела вдоль реки. Смотреть тут не на что — только полоска грязной земли, камыши и одно-два чахлых деревца. Тусклое солнце озаряло спину Синтары, но почти не грело. Дичи на берегу не водилось никакой. В реке, возможно, плескалась рыба, однако скромное удовольствие от ее поедания едва ли стоило усилий, какие придется затратить на поимку. Вот если бы кто другой ее добыл…

Она задумалась, не отправить ли на охоту Тимару. Из подслушанного у хранителей выходило, что отряд будет торчать на этом позабытом богами клочке земли до тех пор, пока медная драконица не поправится или не умрет. Если все же умрет, дракона, который первым доберется до тела, ждет отменная трапеза. И будет им Меркор, с горечью заключила Синтара. Золотистый дракон не спускал с больной глаз. Судя по всему, он подозревал, будто Медной что-то угрожает, однако пока что скрывал свои мысли от всех, не делясь ими ни с драконами, ни с хранителями. Уже одно это вселяло в Синтару беспокойство.

Она прямо спросила бы Меркора, чего он опасается, если бы не сердилась на него так сильно. Золотистый, без малейшего повода с ее стороны, открыл хранителям ее истинное имя. И не только ее личным Тимаре и Элис, хотя и это уже было бы скверно. Но нет, он раструбил ее имя всем, будто собственное. То, что сам Меркор и большинство других драконов решили представиться хранителям, ничего не значило для Синтары — если они настолько глупы и доверчивы, их дело. Она же не вклинивается между Меркором и его хранительницей. Так почему же Золотистый так бесцеремонно лезет в их взаимоотношения с Тимарой? Теперь она знает истинное имя Синтары, и остается лишь надеяться, что девчонка понятия не имеет, как им можно воспользоваться. Ни один дракон не способен солгать тому, кто потребует от него правды его собственным именем или подобающе обратится, задавая вопрос. Отказаться отвечать — запросто, но не солгать. И ни один дракон не сумеет нарушить уговор, если заключил его от своего истинного имени. Меркор вручил непомерную власть человеку, чей век не дольше рыбьего.

Синтара отыскала на берегу прогалинку, опустилась на нагретые солнцем камни, прикрыла глаза и вздохнула. Может, вздремнуть? Не стоит. Отдых на холодной земле ее не привлекал.

Нехотя драконица снова впустила в сознание чужие мысли, пытаясь понять, что затеяли люди. Кто-то скулил по поводу крови на своих руках. Старшая из ее хранителей тонула в пучине переживаний, решая, следует ли ей вернуться домой, к постылой жизни с мужем, или же спариться с капитаном баркаса. Синтара раздраженно фыркнула. О чем тут вообще размышлять? Элис изводилась из-за таких пустяков. Какая разница, что она предпочтет — не большая, чем куда именно сядет муха. Век людей смехотворно короток. Должно быть, именно поэтому они производят столько шума при жизни. Наверно, иначе им не убедить друг друга в собственной значимости.

Драконы, конечно, тоже издают звуки, однако не нуждаются в них для передачи мыслей. Рев и речь полезны, если приходится перекрывать людской гам, чтобы привлечь внимание другого дракона. Крик потребен, чтобы заставить множество людей сосредоточиться на мысли, которую пытается донести до них дракон. Синтару не так сильно возмущали бы человечьи звуки, если бы этот писк неизменно не сопровождался неудержимым мысленным потоком. Порой из-за такого вот двойного раздражения Синтара жалела, что не может съесть их всех и покончить с шумом раз и навсегда.

Она выразила досаду утробным ворчаньем. Люди — никчемные и надоедливые существа, и все же судьба принудила драконов положиться на них. Когда они вышли из своих коконов, пробудившись после превращения из морских змей в драконов, то оказались в мире, ничуть не похожем на их воспоминания. С тех пор как драконы последний раз ступали по земле, прошли не десятки, но сотни лет. И вместо того чтобы возродиться способными к полету, они вышли из коконов скверными насмешками над собственной природой и тут же увязли в топком речном берегу на краю непроходимых, заболоченных лесов. Люди с неохотой помогали им — приносили мясо и терпели присутствие драконов, дожидаясь, пока те вымрут или же наберутся сил, чтобы уйти. И драконы страдали и голодали многие годы (пищи едва хватало, чтобы не протянуть ноги), заточенные между лесом и рекой.

А потом Меркор нашел выход. Золотистый дракон сочинил легенду о полузабытом городе древнего народа, о несметных сокровищах, которые наверняка таятся там до сих пор и только и ждут, чтобы их отыскали. И драконов ничуть не смущало, что правдивым было лишь воспоминание о Кельсингре, городе Старших, достаточно просторном, чтобы привечать драконов. Если даже все сверкающие богатства — лишь выдумка, приманка для людей, что ж, так тому и быть.

И вот ловушка была поставлена, слухи разошлись, и некоторое время спустя люди предложили драконам помощь, если те отправятся на поиски древнего города Кельсингры. Была организована экспедиция, с баркасом и лодками, охотниками, чтобы добывать для драконов пищу, и хранителями, чтобы заботиться о них всю дорогу вверх по реке, до города, который они отчетливо вспоминали только во сне. Нечистые на руку купчишки, правящие в Трехоге, конечно же, дали им не лучших провожатых. Всего двое настоящих охотников были наняты, чтобы обеспечивать мясом полтора десятка драконов. А «хранители», отобранные Советом торговцев, оказались, по большей части, выбракованными подростками, которым не полагалось выживать и размножаться. Все они щеголяли чешуей и наростами — отметинами, которых жители Дождевых чащоб не желали видеть. Лучшее, что можно о них сказать, — в основном они были послушны и прилежны в заботе о драконах. Однако они совершенно не помнили своих прародителей и мчались по жизни, обладая лишь теми скудными познаниями о мире, какие успели накопить за свое краткое существование. Общаться с ними было затруднительно, даже когда Синтара не пыталась вести интеллектуальную беседу. Такой простой приказ, как «принеси мне мяса», обычно вызывал в ответ нытье о том, как трудно найти дичь, и глупые вопросы вроде «Разве ты не ела всего пару часов назад?», будто бы эти слова могли как-то повлиять на ее потребности.

Синтара единственная из всех драконов предусмотрительно вытребовала себе сразу двух прислужниц. Та, что постарше, Элис, была скверной охотницей, но зато с охотой, если и не со знанием дела, чистила ее и держалась с подобающей почтительностью. Младшая, Тимара, была лучшей охотницей среди хранителей, однако ее портили несдержанность и дерзость. Тем не менее, наличие двух хранительниц гарантировало, что кто-нибудь из них всегда будет на подхвате, по крайней мере, насколько хватит их быстротечных жизней. Драконица надеялась, что они оборвутся не слишком скоро.

Почти целый месяц они тащились вверх по реке, держась мелководья вдоль заросших берегов. Путь по суше преграждали непролазные дебри, заплетенные лианами и ползучими растениями, почва топорщилась корнями, и дракону негде было пройти. Охотники рыскали впереди, хранители двигались следом на маленьких лодках, а последним шел «Смоляной», длинный, низкий речной баркас, от которого сильно пахло драконами и магией. Меркора очень заинтересовало это так называемое «живое судно». Многие драконы, включая Синтару, сочли присутствие баркаса неуместным и едва ли не оскорбительным. Корпус корабля был построен из диводрева — на самом деле, вовсе не дерева, а кокона умершей морской змеи. Эта «древесина» крайне прочна и не пропускает влагу. Люди высоко ее ценят. Но для драконов она так и разит драконьей плотью и памятью. Когда морской змей готовит кокон, чтобы превратиться в дракона, он пережевывает особую глину и песок, сдабривая их своей слюной и воспоминаниями, а затем отрыгивает. И эта «древесина» обладает своего рода разумом. Нарисованные глаза баркаса, на взгляд Синтары, были чересчур осмысленными, и «Смоляной» слишком легко для обычного корабля шел вверх по реке, против течения. Драконица держалась подальше от баркаса и почти не разговаривала с его капитаном. Да тот и сам не выказывал особого желания общаться с драконами. На миг эта мысль задержалась в голове Синтары. С чего бы капитану их сторониться? В отличие от многих он, похоже, ничуть не боялся драконов.

И не питал к ним отвращения. Синтара вспомнила о Седрике и презрительно фыркнула. Суетливый типчик из Удачного повсюду таскался за Элис, носил ее бумагу и перья, зарисовывал драконов и записывал обрывки сведений, которые сообщала ему хранительница. Он оказался настолько тупоумным, что не понимал ни слова, когда драконы с ним разговаривали. Речь Синтары он воспринимал как «животные звуки» и имел наглость сравнивать с мычаньем коровы! Нет, у капитана Лефтрина нет ничего общего с Седриком. Он не глух к словам драконов и явно не считает, будто они не заслуживают внимания. Так почему же он избегает их? Может, он что-то скрывает?

Что ж, он глуп, если надеется что-то скрыть от дракона. Синтара отмахнулась от мимолетной тревоги. Драконы способны раскопать человеческое сознание так же легко, как ворона — кучу навоза. Если у Лефтрина или кого-то еще из людей имеются тайны, пусть держатся за них. Люди живут так недолго, что близкое знакомство с ними не стоит траты сил. Старшие некогда были достойными товарищами драконам. Они жили гораздо дольше людей и были достаточно умны, чтобы слагать стихи и песни, прославляющие драконов. В мудрости своей они строили общественные здания и даже некоторые, самые роскошные, из дворцов так, чтобы там было уютно гостю-дракону. Память предков рассказывала Синтаре о тучной скотине, о теплых убежищах, привечавших драконов в зимнюю пору, о купальнях с душистыми маслами, которые успокаивали зуд под чешуей, и прочих предупредительных любезностях, придуманных Старшими для драконов. Как жаль, что их больше не осталось в этом мире. Очень жаль.

Драконица попыталась представить Тимару Старшей, но ничего не вышло. Юной хранительнице недостает подобающего отношения к драконам. Она непочтительна, угрюма и слишком увлечена собственным мимолетным существованием. Тимара сильна духом, но плохо этим распоряжается. Вторая хранительница, Элис, подходит еще меньше. Даже сейчас Синтара ощущала ее затаенные сомнения и страдания. Женщины Старших хотя бы отчасти разделяли решительность и страстность драконьих королев. Интересно, выйдет ли что из ее хранительниц, задумалась Синтара. Что нужно, чтобы их подстегнуть, испытать их нрав? Стоит ли тратить силы, чтобы выяснить, из какого теста слеплены эти женщины?

Что-то кольнуло Синтару в бок. Она нехотя открыла глаза и подняла голову. Перекатилась на лапы, встряхнулась и снова легла. Когда драконица уже опускала голову, ее внимание привлекло движение в высоком камыше. Дичь? Она присмотрелась. Нет. Всего лишь двое хранителей, пробирающихся с берега в лес. Синтара их узнала. Девушка, Джерд, ухаживает за Верас. Прислужница зеленой довольно рослая для человеческой самки, с короткой щетиной светлых волос. Тимара ее недолюбливает. Синтара знала об этом, но не задумывалась о причинах. С ней был Грефт. Драконица тихонько фыркнула. Этого она сама едва терпела. Может, он и хорошо ухаживает за черно-синим драконом, и начищает его чешую до блеска, но даже сам Кало не доверяет своему хранителю. Все драконы относятся к нему с настороженностью. А вот Тимара разрывается между интересом и страхом. Девушку влечет к нему — и раздражает это влечение.

Синтара принюхалась к ветру, уловила запахи удаляющихся хранителей и прикрыла глаза. Она поняла, куда они направляются.

Ей в голову пришла занятная мысль. Она внезапно нашла способ испытать свою хранительницу, только вот стоит ли растрачивать силы? Может быть. А может, и нет. Драконица снова растянулась на чуть теплых камнях, сокрушаясь, что это не раскаленный на солнце песок. И принялась ждать.

Пятый день месяца Молитв, шестой год Вольного союза торговцев
От Эрека, смотрителя голубятни в Удачном, — Детози, смотрительнице голубятни в Трехоге

Послание торговца Полона Мельдара Седрику Мельдару, в котором спрашивается, все ли у того благополучно и когда ожидать его возвращения.

Детози, похоже, кое-кого беспокоит судьба неких жителей Удачного, направлявшихся в Кассарик, но, по-видимому, уехавших куда-то дальше. Двое встревоженных родителей сегодня заходили ко мне порознь, обещая награду за скорые вести. Я помню, что ты не в лучших отношениях со смотрителем голубятни в Кассарике, но, может, все-таки выяснишь у него, что слышно о Седрике Мельдаре или Элис Кинкаррон-Финбок. Муж этой Финбок происходит из состоятельной семьи. И добрые вести, возможно, будут щедро вознаграждены.

Эрек

Глава 1 ОТРАВЛЕННЫЙ

Чавкающая серая грязь липла к сапогам, мешая идти. Лефтрин шагал к сгрудившимся драконьим хранителям, все сильнее отдаляясь от Элис, сражающейся с топкой почвой.

— Метафора всей моей жизни, — сердито пробормотала та и решительно ускорила шаг.

Мигом позже ей подумалось, что еще несколько недель назад она сочла бы подобную прогулку по берегу не только малость авантюрной, но и обременительной задачей. Теперь же она видела перед собой всего-навсего лужу вязкой грязи, причем не такую уж и непроходимую.

— Я меняюсь, — сказала себе Элис и вздрогнула, ощутив согласие Небозевницы.

«Ты слушаешь все мои мысли?» — спросила она драконицу, но ответа не получила.

Женщина задумалась, знает ли драконица о ее симпатии к Лефтрину и подробностях ее несчастливого брака. И тут же решила оберегать свою личную жизнь, не думая на эти темы. А затем осознала всю тщетность подобного подхода.

«Неудивительно, что драконы такого низкого мнения о нас, если им доступны все наши мысли».

«Уверяю тебя, по большей части ваши мысли кажутся нам настолько скучными, что мы не трудимся давать им оценку, — раздался прямо в мозгу ответ Небозевницы, а затем драконица с горечью прибавила: — Мое истинное имя — Синтара. Почему бы и тебе его не узнать, раз уж его слышали все, благодаря Меркору».

Как же это было восхитительно общаться напрямую, разум с разумом, с таким поразительным существом.

«Я так счастлива узнать твое истинное имя, — отважилась на комплимент Элис. — Синтара. Его великолепие воистину соответствует твоей красоте».

Ответом ей было гробовое молчание. Синтара не пропустила ее слова мимо ушей, просто не сочла нужным ответить.

«Что случилось с коричневым драконом? — попыталась сгладить неловкость вопросом Элис. — Он болен?»

«Медная вышла такой из кокона и уже прожила неожиданно долго», — черство ответила Синтара.

«Она?»

«Перестань мне так громко думать!»

Элис едва удержалась от того, чтобы мысленно извиниться. Скорее всего, это лишь еще сильнее досадит драконице. А она уже почти нагнала Лефтрина. Толпа хранителей, собравшихся вокруг коричневого дракона, уже расходилась. Когда Элис поравнялась с капитаном, на страже остались только большой золотистый дракон и его хранительница, девочка с розовой чешуей. Когда Элис подошла, дракон поднял голову и воззрился на нее сияющими черными глазами. Она почти физически ощутила толчок его взгляда. Лефтрин резко обернулся к ней.

— Меркор хочет, чтобы мы оставили коричневого в покое, — сообщил капитан.

— Но… но вдруг бедняжке понадобится наша помощь. Кто-нибудь уже выяснил, что с ним такое? Или, может, с ней?

Интересно, Синтара ошиблась или просто подшутила над Элис?

Золотистый дракон впервые обратился к ней напрямую. Его звучный, словно колокол, голос отозвался эхом у нее в груди, а разум заполнили мысли дракона.

— Релпду пожирают изнутри паразиты, а еще на нее напал хищник. Я сторожу ее, чтобы никто не забывал: драконы — это драконья забота!

— Хищник? — ужаснулась Элис.

— Уходи, — резко бросил ей Меркор. — Это тебя не касается.

— Прогуляйся со мной, — решительно предложил Лефтрин.

Капитан хотел предложить Элис руку, но вдруг отстранился. Ее сердце сжалось. Вот и ущерб от слов Седрика. Несомненно, тот счел своим долгом напомнить капитану Лефтрину, что Элис — замужняя женщина. И его упрек достиг цели. Никогда больше они с капитаном не смогут держаться непринужденно. Теперь оба будут постоянно помнить о приличиях. Даже если бы ее муж, Гест, вдруг объявился здесь во плоти и встал между ними, Элис не ощутила бы его присутствие более явственно.

И не смогла бы возненавидеть его сильнее.

Последняя мысль потрясла Элис. Разве она ненавидит мужа?

Она признавала, что он ранил ее чувства, пренебрегал ею, унижал, и ей совершенно не нравилось подобное отношение. Но ненавидеть? Элис осознала, что никогда не позволяла себе так думать о муже.

Гест был хорош собой, образован, обаятелен и прекрасно воспитан. Для других. Ей же дозволялось тратить его деньги как заблагорассудится, при условии, что она не станет ему досаждать. Родители считали брак дочери удачным, а большинство знакомых женщин завидовали Элис.

А она ненавидит мужа. Вот так вот. Элис некоторое время молча шагала рядом с Лефтрином, пока тот не прокашлялся, нарушая ход ее мыслей.

— Прошу прощения, — машинально извинилась она. — Я задумалась.

— Думаю, от нас мало что зависит, — печально произнес капитан, и Элис кивнула, отнеся его слова к сумятице в собственной душе, однако он продолжил: — По-моему, никто не может помочь коричневой. Она либо выживет, либо умрет. А мы застрянем здесь до тех пор, пока все не решится.

— Так непривычно думать о ней в женском роде. И вдвойне печально, что она больна. Самок драконов осталось слишком мало. Так что я нисколько не возражаю. В том смысле, что я не против застрять здесь.

Элис хотелось, чтобы капитан подал ей руку. Она решила, что не станет отказываться.

Между берегом и рекой не было четкой границы. Грязь постепенно становилась все более топкой и влажной, а потом превращалась в воду. Элис с капитаном остановились у самого края потока. Грязь начала засасывать ее обувь.

— Нам, стало быть, деваться некуда? — проговорил Лефтрин.

Элис огляделась. За спиной остался низкий речной берег с вытоптанной травой, дальше — опушка леса, загроможденная плавником и заросшая кустами, позади которой начиналась уже настоящая чаща. С того места, где они стояли, она казалась неприступной и зловещей.

— Можно попробовать углубиться в лес, — начала женщина.

Лефтрин негромко засмеялся, но особого веселья в его смехе не слышалось.

— Я не то имел в виду. Я говорил о нас с тобой.

Элис заглянула капитану в глаза. Она поразилась откровенности Лефтрина, но затем решила, что искренность — единственный положительный итог вмешательства Седрика. Теперь им незачем отрицать, как сильно их влечет друг к другу. Элис жалела, что ей не хватает смелости взять капитана за руку. Вместо этого она просто смотрела на него, надеясь, что он сумеет угадать ее мысли сам. Он сумел — и тяжело вздохнул.

— Что же нам делать, Элис?

Вопрос был риторическим, но она решила все равно на него ответить.

Они прошли еще пару десятков шагов, прежде чем Элис подобрала слова, которые действительно выражали бы ее чувства. Капитан шагал, уставившись под ноги.

— Я готова делать все, чего бы ни захотел ты, — сообщила Элис его профилю, отказываясь от попыток овладеть ситуацией.

Она пронаблюдала за тем, как эти слова проникают в его сознание. Ей казалось, они станут для него благословением, но Лефтрин воспринял их как бремя. Лицо его окаменело. Он поднял взгляд. На берегу, неподалеку от них, стоял баркас и как будто глядел на капитана с сочувствием. Лефтрин заговорил, обращаясь к нему, похоже, не в меньшей степени, чем к самой Элис.

— Я обязан поступить правильно, — с сожалением заключил он. — Правильно для нас обоих, — прибавил он со всей окончательностью принятого решения.

— Я не позволю, чтобы меня выпроводили обратно в Удачный!

Капитан кривовато улыбнулся.

— О, дорогая моя, ничуть не сомневаюсь. Никто не собирается тебя никуда выпроваживать. Куда бы ты ни направилась, ты пойдешь по своей воле или не пойдешь вовсе.

— Просто хотела убедиться, что ты это понимаешь, — откликнулась Элис, постаравшись, чтоб ее слова прозвучали уверенно и независимо.

Она потянулась, обеими руками взялась за мозолистую лапищу Лефтрина и крепко стиснула, прислушиваясь к ощущению ее грубоватой силы. Капитан в ответ бережно сжал ладошку Элис. А затем отпустил.


Дневной свет казался тусклым. Седрик крепко зажмурился и снова открыл глаза. Не помогло. Головокружение усилилось, и он невольно нашарил стенку каюты. Баркас как будто ходил ходуном под ногами, хотя он точно знал, что судно стоит у берега. Где же у этой проклятой двери ручка? Он никак не мог ее разглядеть. Седрик привалился к стене и часто задышал, силясь побороть приступ тошноты.

— Как ты там? — донесся откуда-то сбоку низкий голос, вроде бы знакомый.

Седрик постарался собраться с мыслями. Карсон, охотник. Тот, что с густой рыжей бородой. Вот кто с ним заговорил.

Седрик осторожно вдохнул.

— Сам не знаю. Здесь вообще светло? Все кажется таким тусклым.

— Сегодня ясно, приятель. Солнце шпарит так, что на воду не взглянуть.

В голосе охотника угадывалась тревога. С чего бы? Они ведь едва знакомы.

— А мне мерещится, что сумрачно.

Седрик пытался говорить обычным тоном, но собственный голос казался ему далеким и слабым.

— У тебя зрачки сужены в точку. Давай-ка, обопрись на меня. Устроим тебя на палубе.

— Не хочу я сидеть на палубе, — чуть слышно возразил он, но если Карсон и разобрал его слова, то не обратил на них никакого внимания.

Здоровяк-охотник приобнял его за плечи и мягко, но решительно усадил прямо на грязную палубу. Седрику не хотелось думать, во что превратятся на грубых досках его брюки. Однако мир как будто бы стал раскачиваться чуть меньше. Молодой человек откинулся головой на стенку каюты и закрыл глаза.

— Выглядишь так, будто чем-то отравился. Или наглотался какой-то дряни. Ты белый, как вода в реке. Я сейчас вернусь. Принесу тебе питья.

— Отлично, — слабо пробормотал Седрик.

Охотник казался лишь чуть более темной тенью в тусклом мире. Седрик ощущал, как отдаются в палубе его шаги, и даже от этой слабой дрожи его мутило. Но потом охотник ушел, а юноша ощутил другую вибрацию. Еще слабее и не такую ритмичную, как от шагов. На самом деле, это даже и не вибрация, решил он. Но все же нечто — нечто дурное и притом направленное на него. Нечто знало, что он сделал с коричневым драконом, и ненавидело его за это. Нечто древнее, могущественное и темное осуждало его. Седрик зажмурился сильнее, но от этого ощущение враждебности лишь сделалось ближе.

Вернулись шаги, сделались громче. Охотник опустился на корточки рядом с ним.

— Вот. Выпей. Эта штука тебя взбодрит.

Седрик обеими руками взял теплую кружку, почуяв запах дрянного кофе. Поднес к губам, отхлебнул, и глотку обожгло добавленной в питье щедрой порцией крепкого рома. Седрик попытался не выплюнуть пойло прямо на себя, подавился, проглотил и закашлялся. Он сипло задышал и открыл слезящиеся глаза.

— Ну как, полегче? — спросила его эта подлая скотина.

— Полегче? — гневно переспросил Седрик слегка окрепшим голосом.

Он сморгнул навернувшиеся слезы и разглядел-таки Карсона, сидящего перед ним на корточках. Рыжая борода была заметно светлее всклокоченной копны волос. Глаза у охотника оказались не карими, а редкого черного цвета. Он улыбался молодому секретарю, чуть склонив голову набок. Словно кокер-спаниель, со злостью подумал Седрик и заскользил сапогами по палубе, тщетно пытаясь подобрать ноги под себя и подняться.

— Проводить тебя до камбуза?

Карсон забрал у Седрика кружку, после чего с легкостью подхватил его под мышки и поставил на ноги.

Голова юноши вяло мотнулась.

— Да что со мной такое?

— Откуда же мне знать? — дружелюбно откликнулся охотник. — Слишком много выпил вчера вечером? Мог купить в Трехоге какую-нибудь дрянь. А если затаривался в Кассарике, то отравился наверняка. Они там перегоняют что попало: корни, фруктовые очистки. Обопрись на меня и не рыпайся. Я знал одного парня, так тот пытался перегонять рыбью кожу. Заметь, даже не рыбу целиком, а только кожу. И не сомневался, что получится. Вот мы и на месте. Береги голову. А теперь садись за стол. Тебе надо хоть немного поесть. Пища впитает ту дрянь, которой ты нахлебался, и станет получше.

Карсон, понял вдруг Седрик, на целую голову выше него. И гораздо сильнее. Охотник провел его по палубе, втащил на камбуз и усадил за стол, словно мать — непослушного ребенка.

И его зычный, низкий голос звучал почти успокаивающе, если не принимать в расчет грубоватые слова. Седрик уперся локтями в липкую столешницу и спрятал лицо в ладонях. От вони застарелого жира, дыма и еды ему сделалось еще хуже.

Карсон суетился на камбузе: высыпал что-то в миску, плеснул из чайника кипятку. Выждал немного, потыкал ложкой и поставил угощение на стол. Седрик поднял голову, взглянул на месиво в миске, и его едва не вырвало. Он снова ощутил во рту привкус багряной драконьей крови, а ее запах заполнил ноздри. Ему показалось, что он вот-вот лишится сознания.

— После этого тебе наверняка полегчает, — одобрительно заметил Карсон. — Давай, съешь немного. Чтобы нутро успокоилось.

— Что это?

— Сухари, размоченные в кипятке. Действуют, словно губка, если неладно с брюхом или к утру надо быть как стеклышко.

— Выглядит отвратительно.

— Это уж точно. Ешь давай.

Седрик давно не ел, а во рту и в носу до сих пор стояло послевкусие драконьей крови. Хуже уже не будет, решил он, взял большую ложку и помешал мерзкую кашицу.

Ученик охотника, Дэвви, заглянул в камбуз.

— Что стряслось? — спросил он.

В его голосе угадывалась тревога, что несколько озадачило Седрика. Он сунул в рот ложку размоченных сухарей. Никакого вкуса, только текстура.

— Ничего такого, Дэвви, о чем тебе стоило бы переживать, — строго ответил мальчишке Карсон. — А у тебя полно работы. Займись-ка починкой тех сетей. Бьюсь об заклад, мы проторчим здесь до конца дня. Закинем раз-другой сеть по течению — может, рыбы наловим. Но только если починить сеть. Так что за работу.

— А он? Что с ним случилось?

В голосе мальчишки угадывались едва ли не обвиняющие нотки.

— Он болен, хотя тебя это совершенно не касается. Займись делом и не путайся под ногами у старших. Ступай.

Дэвви не то чтобы хлопнул дверью, однако закрыл ее резче, чем следовало бы.

— Мальчишки! — с негодованием воскликнул Карсон. — Воображают, будто знают, чего хотят, но позволь я ему это — что ж, он тотчас же смекнет, что еще не готов. Уверен, ты-то понимаешь, о чем я.

Седрик проглотил липкую массу. Сухари убрали привкус драконьей крови изо рта. Он съел еще ложку и только тут сообразил, что Карсон смотрит на него, дожидаясь ответа.

— У меня нет детей. Я не женат, — проговорил он, зачерпывая еще сухарей.

Охотник был прав. Желудок уже успокаивался, и в голове прояснялось.

— Да я и не сомневался, — улыбнулся Карсон, как будто оценил шутку. — У меня тоже никого. Просто мне показалось, что ты маленько разумеешь в мальчишках вроде Дэвви.

— Нет. Ничего подобного.

Седрик был благодарен охотнику за его простецкое лекарство, однако предпочел бы, чтобы Карсон уже заткнулся и ушел. У него и без того голова шла кругом от мыслей. Седрику требовалось время, чтобы во всем разобраться, а не забивать мозги светской болтовней. Его встревожили слова Карсона об отравлении. О чем он вообще думал, пробуя драконью кровь на вкус? Он не помнил порыва, которому вдруг поддался — только как сделал это. Он намеревался лишь взять у этой твари немного крови и чешуи. Плоть дракона стоит целое состояние, а именно состояния ему и не хватало. Он не гордился тем, что сделан, но был вынужден пойти на это. Ему не осталось выбора. Они с Гестом смогут вместе уехать из Удачного, только если Седрик накопит достаточно средств. Драконья кровь и чешуя купят ему ту жизнь, о которой он всегда мечтал.

Дело казалось таким простым, когда он украдкой сошел с баркаса, чтобы забрать необходимое у больного дракона. Тварь явно умирала. Какая кому разница, если Седрик возьмет несколько чешуек? Стеклянные пузырьки стали такими тяжелыми, когда он наполнил их кровью. Он собирался продать ее герцогу Калсиды как лекарство от болезней и преклонного возраста. Сам он вовсе не собирался ее пробовать. Он не помнил даже того, как захотел отпить драконьей крови, не говоря уже о том, как действительно на это решился.

Считается, что драконья кровь обладает невероятной целебной силой, но, возможно, как и прочие лекарства, она может стать и ядом тоже. Неужели он действительно отравился? Оправится ли он? Жаль, спросить не у кого. Седрик вдруг сообразил, что Элис может знать. Она столько всего прочла о драконах — наверное уж, ей известно, как воздействует на человека их кровь. Но как же задать подобный вопрос? Можно ли составить его как-нибудь так, чтобы не навлечь на себя подозрений?

— Ну как, полегчало хоть немного твоему нутру от этой закуски?

Седрик резко вскинул голову и сейчас же пожалел об этом. На миг его одолело головокружение, но вскоре прошло.

— Да. Да, стало легче.

Карсон сидел напротив Седрика и внимательно разглядывал его. Черные глаза неотрывно смотрели юноше в лицо, как будто охотник пытался прочесть его мысли. Он снова уткнулся в миску и заставил себя съесть еще ложку месива. Животу оно помогало, но удовольствия от еды не было никакого. Седрик снова поднял взгляд на наблюдающего за ним Карсона.

— Спасибо за помощь. Я бы не хотел отрывать тебя от дел. Уверен, теперь я уже справлюсь сам. Должно быть, ты прав, я съел или выпил что-нибудь не то. Так что не стоит обо мне беспокоиться.

— Не беспокойство и было.

И охотник снова замолчал, как будто бы ждал от Седрика чего-то еще. Непонятно только чего. Юноша снова уставился на свою «еду».

— Ну, мне уже лучше. Спасибо.

Охотник все еще медлил, но Седрик решил не отрывать взгляда от миски. Он ел размоченные сухари понемногу, делая вид, будто это занимает все его внимание. Взгляд Карсона беспокоил его. И когда охотник поднялся из-за стола, Седрик подавил вздох облегчения. Огибая стул Седрика, Карсон положил ему на плечо тяжелую руку и наклонился к самому уху юноши.

— Надо нам с тобой как-нибудь побеседовать, — произнес он негромко. — Подозреваю, у нас гораздо больше общего, чем тебе кажется. Возможно, нам стоит больше доверять друг другу.

«Он знает».

Эта мысль нарушила самообладание Седрика, и он едва не подавился ложкой размоченных сухарей.

— Возможно, — сумел выдавить он, и хватка на плече ослабла.

Охотник, хмыкнув, убрал руку и вышел на палубу. Когда дверь захлопнулась за ним, Седрик оттолкнул от себя миску и уронил голову на руки.

«Что же теперь будет? — спросил он у окружающей его тьмы. — Что будет?»


Коричневая драконица казалась мертвой. Тимаре хотелось подойти поближе и убедиться, однако золотистый страж пугал ее. Меркор почти не изменил позы с тех пор, как она в последний раз проходила мимо них. Сейчас взгляд черных глаз сосредоточился на ней. Дракон не заговаривал, однако она ощутила его мысленное отторжение.

— Я просто беспокоюсь о ней, — произнесла Тимара вслух.

Сильве дремала, приткнувшись к передней лапе своего дракона. Услышав голос Тимары, она открыла глаза. Виновато покосилась на Меркора, а затем подошла к девушке.

— Он полон подозрений, — пояснила она. — Считает, что кто-то нарочно повредил коричневой драконице. Так что он стоит на страже, чтобы защитить ее.

— Защитить или первым съесть, когда она умрет? — Тимаре удалось произнести вопрос так, чтобы он не прозвучал обвинением.

Сильве ничуть не оскорбилась.

— Защитить. Он видел смерть стольких драконов с тех пор, как они вышли из коконов. Самок осталось так мало, что даже чахлую и ущербную разумом следует беречь. — Сильве неловко фыркнула и прибавила: — Прямо как у нас.

— Что?

— Как у нас, хранителей. Среди нас всего четыре женщины, остальные мужчины. Меркор говорит, какими бы убогими мы ни были, мужчины все равно должны нас беречь.

От этого утверждения Тимара лишилась дара речи. Она невольно подняла руку к лицу, дотронулась до чешуек, покрывающих нижнюю челюсть и скулы. Обдумала возможные последствия, но все-таки решила быть откровенной.

— Сильве, мы не вправе искать супругов или любовников. Мы все знаем правила, даже если Меркор их не знает. Дождевые чащобы отметили большинство из нас еще при рождении, и все мы помним, что это означает. Короткую жизнь. Если мы зачнем, почти никто из детей не выживет. По обычаю таких, как мы, бросают умирать сразу после рождения. Все мы понимаем, зачем нас отобрали для этой работы. Не только для того, чтобы ухаживать за драконами. Но и чтобы заодно избавиться от нас.

Сильве окинула Тимару долгим взглядом.

— Ты говоришь правду, точнее, то, что прежде было правдой для нас, — спокойно ответила она. — Но Грефт считает, что мы можем изменить правила. По его словам, когда мы доберемся до Кельсингры, она станет нашим городом, где мы сможем жить вместе с драконами. И там мы заведем собственные правила. Насчет всего.

Тимара ужаснулась легковерию девочки.

— Сильве, мы ведь даже не знаем наверняка, существует ли до сих пор Кельсингра. Вероятно, город погребен под землей, как и прочие города Старших. Честно говоря, я никогда не верила до конца, что мы доберемся туда. Мне кажется, лучшее, на что мы можем надеяться — это отыскать место, пригодное для жизни драконов.

— И что потом? — возмутилась Сильве. — Оставим их там, а сами вернемся обратно в Трехог? Ради чего? Чтобы снова жить украдкой и стыдясь, постоянно извиняясь за свое существование? Я не хочу этого, Тимара! И многие хранители со мной согласны. Где бы ни осели драконы, там останемся и мы. Значит, у нас будет новый город. И новые правила.

Внимание Тимары отвлек громкий хруст. Они с Сильве разом обернулись и увидели, как потягивается Меркор. Он поднял золотистые крылья и расправил их во всю длину. Девушку поразил не только их огромный размер, но и украшающие их глазки, словно на перьях у павлина. Затем дракон еще раз встряхнул ими, обдав ее резким порывом ветра и драконьего запаха. Складывал он их неуклюже, как будто раньше и не пробовал ими шевелить. Он плотно прижал крылья к спине и снова замер на своем посту над коричневой.

Тимара внезапно осознала, что Меркор с Сильве обмениваются мысленными репликами. Дракон не издал ни звука, однако она что-то ощутила, хотя никто не вовлекал ее в разговор. Сильве подняла на нее извиняющийся взгляд.

— Ты пойдешь на охоту? — спросила девочка.

— Наверно. Вряд ли мы сегодня двинемся дальше.

Тимара старалась не думать об очевидном: пока коричневая не умрет, они с места не стронутся.

— Если пойдешь и добудешь свежего мяса…

— То поделюсь, чем смогу, — сейчас же подхватила Тимара.

Она постаралась не сожалеть о данном обещании. Мясо для Синтары, мясо для больной медной и слабоумного серебряного. Зачем она вообще вызвалась им помогать? Она и Синтару-то не может как следует прокормить. А теперь еще и пообещала, что постарается принести еды для Меркора, золотистого дракона Сильве. Остается надеяться, что охотники тоже пойдут в лес.

С того дня, как драконы впервые поохотились сами, они научились промышлять для себя дичь и рыбу. Однако выдающихся добытчиков среди них не было. Драконы должны охотиться в полете, а не ковылять за жертвой по земле. Но, тем не менее, все они достигли некоторых успехов. Смена питания на свежее мясо и рыбу, похоже, пошла на пользу почти всем. Они похудели, но нарастили мышцы. Проходя мимо драконов, Тимара окинула их критическим взглядом. И с удивлением отметила, что они стали куда больше походить на изображения с различных предметов, оставшихся от Старших. Девушка даже задержалась на месте, чтобы присмотреться внимательнее.

Арбук, серебристо-зеленый самец, плескался на мелководье. Время от времени он опускал под воду голову, забавляя Алума, его хранителя. Тот брел рядом, держа наготове острогу, хоть резвящийся дракон явно распугал всю возможную добычу. На глазах у Тимары Арбук расправил крылья. По сравнению с телом они казались нелепо длинными, однако он все равно захлопал ими, баламутя воду и обдавая брызгами Алума. Тот возмущенно закричал, и дракон озадаченно замер. Вода капала с его расправленных крыльев. Тимара восхищенно залюбовалась им.

Затем она резко развернулась и отправилась на поиски Синтары.

«Синтара, а не Небозевница», — угрюмо напомнила она себе.

Почему ее так сильно задело то, что некоторые драконы и не думали утаивать свои истинные имена от хранителей? Джерд, похоже, знала имя своей подопечной с первого же дня. И Сильве тоже. Тимара стиснула зубы. Синтара гораздо красивее всех остальных драконов. И зачем только ей достался такой несносный характер?

Синюю драконицу она застала разлегшейся с несчастным видом на клочке мокрой земли среди камышей и травы. Положив голову на передние лапы, та наблюдала за текущей водой.

Она не оглянулась и вообще ничем не выдавала того, что заметила Тимару, пока не заговорила.

— Нам надо двигаться дальше, а не торчать здесь, — сообщила она. — До зимних ливней осталось не так много дней, а когда они начнутся, река станет глубже и быстрее. Это время нам следовало бы потратить на поиски Кельсингры.

— Так ты считаешь, что мы должны бросить коричневую?

— Релпду, — поправила Синтара, и в ее мысленном голосе прозвучали мстительные нотки. — Почему никто до сих пор не знает ее истинное имя, в отличие от моего?

Драконица подняла голову и вдруг потянулась передними лапами, выпустив когти.

— И она станет медной, а не коричневой, если за ней хорошенько ухаживать. Вот, смотри. У меня расщепился коготь. Это все из-за ходьбы по камням под водой. Принеси бечеву и перевяжи его. А потом замажь варом, которым вы лечили хвост серебряного.

— Дай-ка взглянуть.

Коготь разлохматился и размяк из-за постоянного пребывания в едкой воде. Он начал щепиться на конце, но, к счастью, до мяса трещина еще не добралась.

— Схожу к капитану Лефтрину и спрошу, есть ли у него в запасе бечевка и вар. И, раз уж мы этим занялись, давай осмотрим тебя целиком. Остальные когти целы?

— Они все слегка размягчились, — признала Синтара.

Драконица протянула к Тимаре вторую переднюю лапу и растопырила пальцы, выпуская когти. Девушка закусила губу: все обтрепались по краям, словно твердый плавник, наконец-то уступающий влаге. Мысль о сырой древесине подсказала ей возможное решение.

— Интересно, можем ли мы обработать их маслом. Или залакировать, чтобы защитить от воды.

Драконица отдернула лапу, едва не сбив Тимару с ног, и сама внимательно осмотрела когти.

— Возможно, — сдержанно признала она.

— Встань, пожалуйста, и потянись. Мне нужно проверить, нет ли грязи или паразитов.

Драконица недовольно заворчала, но все же подчинилась. Тимара неспешно обошла вокруг нее. Она и не представляла, насколько изменилась ее подопечная. Синтара заметно похудела, но нарастила мышцы. Едкая речная вода плохо сказывалась на чешуе, зато постоянное движение против течения делало драконицу сильнее.

— Расправь, пожалуйста, крылья, — попросила Тимара.

— Не хочу, — сухо заявила драконица.

— Предпочитаешь, чтобы в складках поселились паразиты?

Драконица снова заворчала, однако встряхнула крыльями и расправила их. Кожистые складки слиплись, словно зонтик, слишком долго пролежавший мокрым, и запах от них шел неприятный. Чешуйки на крыльях выглядели нездоровыми, тонкие кончики побелели, словно палая листва, тронутая плесенью.

— Плохо дело, — испуганно воскликнула Тимара. — Ты их вообще моешь? Разминаешь их, машешь? Твоей коже не хватает солнечного света. И чистки.

— Все не так уж и скверно, — прошипела драконица.

— Ты не права. Крылья в складках влажные и дурно пахнут. Хотя бы пока не складывай их, пока я хожу за варом и бечевой.

Не обращая внимания на возмущение Синтары, Тимара схватила крыло за кончик и расправила его. Драконица попыталась сложить его, но девушка упрямо тянула на себя. И удержать его оказалось слишком уж легко. Мышцы дракона должны быть гораздо сильнее. Тимара попыталась подобрать верное слово. Атрофия. Мышцы на крыльях Синтары атрофируются за ненадобностью.

— Синтара! Если ты не послушаешь меня и не займешься крыльями, скоро ты вообще не сможешь ими пошевелить.

— Даже не думай об этом! — прошипела драконица.

Она резко хлопнула крылом, вырвав его из рук Тимары, и та упала коленями в грязь. Девушка воззрилась на драконицу, а та негодующе принялась снова складывать крылья.

— Стой. Погоди, что это там? Синтара, расправь крыло еще раз. Дай мне заглянуть под него. Похоже, там наждачная змея!

Драконица застыла.

— Что еще за наждачная змея?

— Они обитают в тенистых местах. Тонкие, как прутик, но очень длинные. Нападают очень быстро, а на морде у них зуб, вроде яйцевого. Они кусают и вцепляются, зарываясь в плоть. А потом так и висят и кормятся. Я видела обезьян, обвешанных змеями так, как будто у них по сотне хвостов. Зачастую вокруг раны начинается воспаление, и животное гибнет. Редкостная пакость. Расправь крыло. Позволь мне взглянуть.

Она висела высоко под крылом — длинная, мерзкая тварь, похожая с виду на змею. Когда Тимара собралась с духом, чтобы дотронуться до нее, паразит внезапно принялся яростно извиваться, и Синтара вскрикнула от испуга и боли.

— Что это? Сними это с меня! — потребовала драконица, сунула голову под крыло и вцепилась в змею.

— Стой! Не кусай ее и не тяни. Если ты дернешь, голова змеи оторвется, останется в ране и нагноится. Пусти ее, Синтара. Выпусти змею, я все сделаю сама!

Глаза Синтары сверкнули медью, однако она послушалась.

— Вытащи ее из меня, — проговорила драконица сдавленным, яростным голосом, и Тимара вздрогнула, ощутив скрывающийся за гневом страх. — Поспеши, — мгновением позже добавила Синтара. — Я чувствую, как она там шевелится. Она пытается зарыться глубже. Спрятаться в моем теле.

— Да поможет нам Са! — воскликнула Тимара.

К горлу подкатила тошнота. Она попыталась вспомнить, что рассказывал отец о том, как избавляться от наждачных змей.

— Только не огонь, ни в коем случае. Если змею обжечь, она заползет еще глубже. Был какой-то другой способ.

Тимара лихорадочно рылась в памяти, пока ее не осенило.

— Виски! Надо спросить, нет ли его у капитана Лефтрина. Не двигайся.

— Быстрее, — взмолилась Синтара.

Тимара бросилась к баркасу, но затем заметила прогуливавшихся неподалеку Элис и капитана. Она свернула и помчалась к ним.

— Капитан Лефтрин! — кричала она на бегу. — Капитан Лефтрин, мне нужна твоя помощь!

Услышав ее, капитан с Элис оглянулись и поспешили навстречу. Когда они наконец-то добрались друг до друга, Тимара уже задыхалась.

— В чем дело, девочка? — обеспокоенно спросил Лефтрин.

— Наждачная змея, — только и смогла выговорить она в ответ. — На Синтаре. Впервые вижу такую здоровую. Зарывается в грудь, под крылом.

— Проклятые твари! — воскликнул капитан.

Тимара была признательна за то, что не пришлось ничего объяснять. Она хватанула ртом еще воздуха.

— Мой отец обычно выгонял их спиртным.

— Годится, но теребеновое масло лучше. Поверь мне. Мне как-то пришлось вытаскивать змею из собственной ноги. Пойдем, девочка, на борту есть немного масла. Элис! Если один дракон пострадал, весьма вероятно, что и другие тоже. Скажи всем хранителям, чтобы проверили своих подопечных. И ту коричневую, что там лежит, тоже. Обязательно осмотрите. Загляните ей под брюхо. Змеи обычно кусают местечко понежнее, а затем уже заползают глубже.

Когда Лефтрин отвернулся от нее и направился к баркасу, Элис захлестнула волна решимости. Она поспешила вдоль берега, от одного хранителя к другому, извещая их об опасности. Грефт почти сразу нашел змею на брюхе Кало — она пряталась за одной из задних лап дракона. Три впились в Сестикана. Когда его хранитель, Лектер, обнаружил короткие змеиные хвосты, Элис на миг показалось, что мальчик вот-вот грохнется в обморок. Она резко заговорила с ним, чтобы вырвать его из испуганного оцепенения, и велела вести Сестикана к Синтаре и ждать вместе с ней капитана Лефтрина. Парнишку, кажется, изумило то, насколько суровой способна быть Элис. Он с трудом сглотнул, взял себя в руки и повиновался.

Женщина совладала с собственным потрясением и поспешила дальше. Добравшись до Сильве и золотистого дракона, охраняющего грязную коричневую, Элис невольно замешкалась, собираясь с духом. Ей не хотелось спорить с драконом; она с радостью бы развернулась и поспешила прочь. И ей потребовалось некоторое время, чтобы убедить себя: это желание вызвано не ее собственной трусостью, а попытками дракона прогнать ее. Она расправила плечи и подошла к нему и девочке.

— Я пришла выяснить, нет ли у этой драконицы паразитов. Некоторые из ваших собратьев пострадали от наждачных змей. Пусть твоя хранительница осмотрит тебя, пока я занимаюсь коричневой.

Несколько мгновений золотистый дракон просто смотрел на нее. Как эти непроницаемые черные глаза могут излучать такой холод?

— Наждачные змеи?

— Паразиты, вгрызающиеся в плоть. Тимара говорит, обычно эти твари водятся в тенистых местах. Но эти, по ее мнению, обитают в реке. Они гораздо крупнее обычных. Эти змеи кусают жертву и зарываются вглубь, питаясь соками твоего тела.

— Какая мерзость! — заключил Меркор.

Не медля ни секунды, золотой поднялся и расправил крылья.

— Моя шкура зудит от одной мысли о подобном. Сильве, сейчас же проверь, нет ли на мне этих тварей!

— Меркор, я полностью вычистила тебя сегодня. Сомневаюсь, что я проглядела бы такую гадость. Но я посмотрю.

— А я должна взглянуть на коричневую драконицу — нет ли змей у нее, — твердо заявила Элис.

Она ожидала, что Меркор возразит ей. Но его, кажется, напрочь отвлекла мысль о том, что на нем самом могли завестись паразиты.

Женщина отважилась подойти к безразличной медной драконице. Та лежала скорчившись, так что осмотр брюха был сильно затруднен, если вообще возможен. И Сильве была права. Слой грязи на ее шкуре выглядел таким ровным, как будто его кто-то нарочно размазал. Придется сначала отмыть ее, прежде чем хоть что-то заключать о ее состоянии.

Элис беспомощно покосилась на Сильве, но девочка была всецело поглощена Меркором. Мигом позже старшая женщина устыдилась своего первого побуждения. Что она собиралась сделать? Приказать ребенку вычистить коричневую, чтобы она, Элис, смогла осмотреть ее, не замарав рук? Тоже выискалась важная птица. Много лет она уверяла всех, будто разбирается в драконах, но при первой же возможности помочь одному из них испугалась капельки грязи? Ну уж нет. Только не Элис Кинкаррон.

Неподалеку от того места, где лежала Медная, на берегу остались невытоптанные заросли камыша, чьи метелки доходили Элис почти до пояса. Она сняла с пояса короткий ножик, срезала полдюжины стеблей, скомкала в грубую мочалку и, вернувшись к драконице, начала усердно отскребать ее, начав с выставленного вверх плеча.

Засохшая грязь оказалась речным илом и сходила на удивление легко. Грубая мочалка Элис обнажила медные чешуйки, которые вскоре чудно заблестели. Релпда не издала ни звука, однако женщине померещилась невнятная благодарность, исходящая от несчастной. Она удвоила старания, натирая спину драконицы вдоль хребта. За работой Элис все больше проникалась почтением к размерам дракона — не столько разумом, сколько ноющими мышцами. Обширная шкура, нуждающаяся в мытье, неожиданно напомнила ей о трудах матросов, отдраивающих палубу баркаса. А ведь это еще мелкая драконица. Элис оглянулась через плечо на сверкающего золотой чешуей Меркора и мысленно сравнила его с маленькой девочкой, ухаживающей за ним. Сколько же часов она посвящает подобной работе каждый вечер?

Как будто почувствовав ее взгляд, Сильве обернулась к Элис.

— Он чист с головы до ног. Змей нет. Теперь я помогу тебе с Релпдой.

Из гордости Элис захотелось ответить, что она прекрасно справится сама. Но вместо этого она неожиданно для себя искренне поблагодарила девочку. Сильве улыбнулась, и на мгновенье у нее на губах заиграли солнечные лучи. У нее что, и рот в чешуе? Элис резко отвела взгляд и снова занялась делом. Густой ил ручьями стекал по бедру Релпды, впитываясь в сырую почву под ней. Сильве вроде бы была не настолько чешуйчатой, когда они встретились впервые. Неужели она меняется так же стремительно, как и драконы?

Девочка присоединилась к Элис, прихватив с собой такую же грубую камышовую мочалку.

— Отличная мысль. Я обычно использовала хвойные лапы, когда удавалось их найти, или же просто пригоршни листьев. Но камыш гораздо лучше.

— Будь у меня время переплести между собой стебли и листья, думаю, стало бы еще удобнее. Но, кажется, мы и так справимся.

Элис было непросто говорить и работать одновременно. За годы, проведенные в доме Геста, ее мышцы потеряли силу. В детстве она всегда помогала убирать дом — ее семья не могла себе позволить держать много слуг. И вот теперь по спине Элис стекал пот, а на ладонях начали вздуваться мозоли. Плечи уже ныли. Ну и пусть! Немного потрудиться никому не вредно. А оглядывая вычищенный участок драконьей шкуры, Элис испытывала прилив гордости.

— Что это? Что тут такое? Уж не дырка ли от змеи?

Испуг и горе в голосе Сильве, кажется, заразили ее дракона.

Меркор неуклюже подошел ближе и опустил голову, чтобы обнюхать пятно на медной шее.

— На что это похоже? — спросила Элис, опасаясь подходить ближе, пока золотистый так сосредоточен.

— Шкура повреждена. Грязь вокруг влажная — возможно, от крови. Сейчас она не сочится, но…

— Что-то проткнуло ей кожу, — высказал мнение Меркор. — Но это вовсе не «дырка от змеи», дорогая моя. И все же запах крови сильный, значит, вытекло ее немало.

Элис собралась с мыслями.

— Не думаю, что наждачные змеи прогрызают дыры, чтобы заползти в тело. Кажется, они просто впиваются в плоть и сосут кровь.

Меркор стоял совершенно неподвижно, нависая над Медной. Его черные зрачки терялись в глянцево-черных радужках, но Элис показалось, что цвет в них медленно вращается. Дракон как будто бы ненадолго унесся мыслями далеко от них. Затем он встряхнулся всем телом, вздыбив чешуйки в скорее кошачьей, чем рептильей манере. И тут же Элис снова ощутила присутствие его разума и пришла в восторг. Если бы Меркор не покинул их на этот краткий миг, она никогда не осознала бы, насколько сильно влияет на нее дракон, когда сосредоточен на людях.

— Мне ничего не известно о змеях, называемых наждачными. Хотя давным-давно я слышал о тварях, похожих на твое описание. Тогда они назывались буравами и вгрызались очень глубоко. Они могут быть куда опаснее этих наждачных змей, о которых говорят другие хранители.

— Са, смилуйся над нами! — тихонько пробормотала Сильве.

Она чуть постояла молча, сжимая в руках камышовую мочалку. Затем вдруг обошла вокруг драконицы и подтолкнула ее.

— Релпда! — выкрикнула она, словно пытаясь пробиться сквозь оцепенение Медной. — Перевернись. Я хочу осмотреть твой живот. Перекатись на бок!

К изумлению Элис, больная драконица зашевелилась. Она слабо засучила задними лапами по грязи, в которой лежала. Приподняла трясущуюся голову, разлепила веки, после чего уронила ее обратно на землю.

— Посторонитесь, — грубовато приказал Меркор.

Элис с Сильве тотчас же повиновались, отскочив назад, чтобы пропустить его к распростертой драконице. Золотой опустил голову, подсунул морду под Релпду и попытался перевернуть ее. Та слабо заворчала и заскребла лапами, как будто его усилия причинили ей боль.

— Он ее поедает? Мне кажется, она еще жива! — возмутился еще один драконий хранитель, неожиданно подошедший к ним.

Рапскаль, вспомнила Элис. Так ведь его зовут? Симпатичный парень, несмотря на обычные для Дождевых чащоб странности. Его густые темные волосы и руки с черными когтями странно сочетались с бледно-голубыми глазами и безмятежной улыбкой. Его драконица подошла вместе с ним — коренастая красная с короткими толстыми лапами и ярко сверкающей чешуей. Когда Рапскаль остановился рядом с девушками, она нежно прильнула щекой к своему хранителю, едва не сбив его с ног.

— Прекрати, Хеби! Ты крупнее и сильнее, чем тебе кажется! Стой на собственных лапах.

В голосе хранителя прозвучало больше нежности, чем упрека. Он отпихнул драконицу плечом, а та игриво боднула его в ответ.

— Меркор вовсе не ест ее, — возмутилась Сильве. — Он пытается ее перевернуть, чтобы мы могли осмотреть живот и поискать паразитов. Есть такие похожие на змей твари…

— Знаю. Я только что видел, как их снимали с Сестикана. Меня прямо замутило, когда их вытаскивали, а Лектер едва не плакал и винил во всем себя. Никогда еще не видел его в таком отчаянии.

— Но змей вытащили?

— Да, конечно, вытащили. Хотя это наверняка больно. Тот синий здоровяк пищал, как мышь, пока они лезли. Не знаю, что уж там намешал капитан Лефтрин, но этим снадобьем просто помазали вокруг дыры, в которую забралась змея, и та почти сразу начала извиваться, а там и пятиться назад. С ней вышло много крови и какой-то жижи, жутко вонючей! И наконец змея вывалилась на землю, Татс прыгнул на нее и разрубил топором. Я так обрадовался, что осматриваю Хеби каждый день от макушки до пят. Верно, Хеби?

Красная драконица фыркнула в ответ и снова боднула Рапскаля, отчего мальчик покачнулся. От его рассказа Элис слегка подурнело, но Сильве явно думала о другом.

— Рапскаль, нельзя устроить так, чтобы Хеби помогла Меркору? Мы пытаемся перевернуть Медную на спину.

— Ясное дело, можно. Довольно будет просто попросить. Эй, Хеби! Хеби, посмотри сюда, посмотри на меня. Хеби, послушай. Выслушай меня, девочка. Помоги Меркору перевернуть медную драконицу на спину. Понимаешь? Поможешь ее перевернуть? Ты ведь справишься? Ведь моя большая сильная драконица сможет это сделать для меня? Конечно, сможет. Давай же, Хеби. Подсунь под нее нос, вот сюда, как Меркор. Вот моя умница! А теперь поднимай и толкай, Хеби, поднимай и толкай!

Маленькая красная драконица уперлась лапами в землю. На глазах у Элис мышцы на короткой толстой шее взбугрились. Драконица взрыкнула от усилий, и вдруг Релпда подалась. Она взвизгнула от боли, но Меркор с Хеби не обратили внимания на ее жалобы. Тяжело пыхтя и ворча, они перевернули Медную на спину. Ее лапы беспомощно месили воздух.

— Поддержи ее так, Хеби. Вот же умница. Держи ее!

В ответ на просьбу Рапскаля маленькая красная драконица собралась с силами и замерла, упершись головой в медный бок. Мышцы на шее вздулись, но золотистые глаза лучились счастьем от шумных похвал хранителя.

— Смотрите! — велел Меркор.

Элис в ужасе уставилась на Медную. Грязное брюхо драконицы было утыкано змеиными хвостами. Их оказалось не меньше дюжины, и торчащие наружу кончики хвостов извивались и подергивались из-за того, что их жертва пошевелилась. Сильве зажала рот обеими руками и отступила на шаг назад.

— Она не давала мне чистить ей брюхо, — чуть слышно бормотала девочка сквозь пальцы, качая головой. — Я пыталась. Честно, пыталась! Она всякий раз вырывалась и закапывалась в грязь. Так она пыталась от них избавиться, да, Меркор? Она не давала мне чистить ей брюхо, потому что ей было больно.

— Она недостаточно ясно мыслит, чтобы понять, что ты можешь ей помочь, — мрачно проговорил Меркор. — Никто тебя не винит, Сильве. Ты делала для нее все, что могла.

— Она умерла? — донесся до них чей-то крик.

Все обернулись. К ним рысцой бежали Тимара с Татсом. От них чуть отставал капитан Лефтрин. Следом, пытаясь сохранить достоинство, неторопливо двигалась Синтара. Еще полдюжины хранителей и драконов подтягивались с разных сторон.

— Нет! Но заражена паразитами. Не знаю, удастся ли нам ее спасти, — голос Сильве сорвался на этих словах.

— Попытайтесь, — сурово приказал Меркор, но затем склонился над девочкой и ласково подул на нее.

Выглядело это легчайшим ветерком, однако Сильве пошатнулась. И Элис поразила внезапно произошедшая в девочке перемена. Даже испугала. Сильве мгновенно превратилась из едва не плачущего ребенка в спокойную женщину. Она выпрямилась, подняла взгляд на своего дракона и улыбнулась ему.

— Обязательно, — пообещала Сильве, перевела взгляд на Элис и произнесла: — Для начала камышовыми мочалками счистим с живота как можно больше грязи. Хеби, тебе придется подержать ее в таком положении, на спине. Ей не понравится то, что мы будем делать, но, мне кажется, с ран необходимо смыть ил до того, как их обрабатывать.

— Разумно, — согласилась Элис, гадая, откуда взялась эта уверенная манера.

Либо такова сама Сильве, когда ее не терзают сомнения, либо на нее каким-то образом наложился дракон Меркор. Элис взяла камышовую мочалку и перевернула ее чистой стороной. Она приблизилась к драконице с опаской. Пусть Медная относительно мала и слаба, однако одного взмаха вяло болтающейся лапы будет довольно, чтобы сбить человека с ног. А если она начнет вырываться и опрокинется на хранителя, последствия будут самые плачевные.


Тимара замерла и уставилась на Элис. На какой-то миг женщина из Удачного показалась ей совсем другим человеком. Она отскребала живот медной драконицы, не обращая внимания на грязь, стекающую на ее собственные брюки и сапоги. Лицо Элис уже было чумазым, а рубаха испачкалась до локтей. Даже на светлых ресницах осела пыль. Однако ее лицо выражало лишь решимость и едва ли не удовольствие от работы. И куда только подевалась та элегантная дама из Удачного, безупречная равно в одежде и манерах? Тимара против воли ощутила некоторое восхищение.

Хеби стояла, опустив голову и упираясь лбом в Медную, чтобы удержать ее в неловком положении брюхом кверху. Замерший у ее плеча Рапскаль с гордостью поглаживал свою драконицу и вполголоса ее нахваливал. Меркор нависал над всей компанией, а Сильве, похоже, взяла на себя руководство общими действиями. Девочка тоже выглядела иначе, на взгляд Тимары, хоть та и не смогла бы сказать, в чем именно состоит разница.

Она приблизилась еще на пару шагов, и ей сделалось дурно. Драконье брюхо было усеяно едва выглядывающими наружу змеиными хвостами. Тимара сглотнула комок в горле. Наблюдать, как один-единственный паразит корчится, выбираясь из плоти Синтары, уже было нелегко. А та змея присосалась совсем недавно, почти все ее тело болталось снаружи. Как только капитан Лефтрин обмазал шкуру вокруг раны вонючим теребеновым маслом, змея на миг обмякла, а затем вдруг яростно забилась. Синтара взревела от боли. Тимара поспешно бросилась к ней и схватила змею за извивающийся хвост.

— Держи крепче. Я добавляю еще масла! — предупредил ее капитан Лефтрин.

После этого змея просто обезумела и начала выползать из тела жертвы. Когда значительная часть мерзкой твари выбралась наружу, Тимара усилием воли заставила себя перехватить ее на случай, если она попытается заползти обратно в драконицу. Змея была скользкой и верткой. Синтара вопила от боли, и вокруг них начали собираться остальные хранители с драконами. Когда наружу вышел самый хвост змеи, та извернулась, заляпав лицо Тимары кровью, и попыталась напасть на того, кто ее схватил. Девушка вскрикнула, когда брызги коснулись ее кожи, и швырнула тварь на землю. Татс уже стоял наготове с топором. Далеко змея не уползла. А Тимара так и замерла, оцепенев, содрогаясь от разделенной с драконом боли. Она попыталась утереть лицо рукавом, но только размазала густую кровь еще сильнее. Та пахла и отдавала на вкус драконом, и даже теперь, после того, как она умылась, в носу Тимары все равно стоял навязчивый запах, и она никак не могла отделаться от послевкусия. Под конец Лефтрин промыл рану ромом и замазал варом, чтобы внутрь не попала едкая речная вода.

— Теперь вам придется осматривать драконов каждый вечер, — рассуждал капитан за работой. — В слюне этих змей есть что-то такое, от чего немеет плоть. Вы даже не почувствуете, как она зароется внутрь. Однажды мне в ногу вцепилась небольшая тварь, а я не замечал этого, пока не вышел из воды.

Пока Элис с Сильве трудились, Медная тихонько постанывала от боли. Тимара присела рядом с ней на корточки, чтобы заглянуть ей в глаза, но веки драконицы оказались зажмурены. Тимара задумалась, в сознании ли она вообще. Девушка медленно поднялась.

— Что ж, теперь мы хотя бы знаем, что с ней не так. Если нам удастся выгнать змей, промыть раны и защитить от речной воды, возможно, она еще сумеет оправиться.

— Мы смыли уже достаточно грязи, Давайте теперь избавим ее от этих тварей, — решила Сильве.

Тимара стояла в круге зрителей, болезненно завороженная. Когда Лефтрин шагнул вперед с горшком масла и кистью, она отвернулась. С того мгновения, как кровь Синтары плеснула ей на лицо, девушка ощущала только ее вкус и запах. И на сегодня с нее точно хватит. Заметив, что Синтара дожидается на краю собравшейся толпы, Тимара протолкалась к своему дракону.

— Не хочу на это смотреть, — проговорила она тихо. — Увидеть, как из тебя выползает одна змея, уже оказалось нелегко, а она висела на тебе совсем недолго. Я просто не могу на это смотреть.

Синтара повернула голову к своей хранительнице. Ее медные глаза завращались, и вдруг Тимаре померещилось, будто эта медь плавится, и ее озерца кружатся водоворотами на фоне мерцающей лазурной чешуи. Драконьи чары, напомнила она себе, но не сумела прислушаться к собственному предупреждению. Она позволила себе утонуть во взгляде, позволила себе поверить, что внимание дракона делает ее кем-то важным. Тоненький скептический голосок в сознании ехидно спросил, так ли это на самом деле. Но Тимара не стала его слушать.

— Тебе следует пойти на охоту, — предложила Синтара.

Тимаре не хотелось покидать дракона. Уйти от этих изумительных медных глаз — все равно что покинуть тепло радушного очага в холодную, ветреную ночь. Она цеплялась за драконий взгляд, отказываясь верить, что драконица прогоняет ее прочь.

— Я голодна, — негромко заметила Синтара. — Не добудешь ли для меня еды?

— Конечно! — поспешно откликнулась Тимара, покоряясь воле драконицы.

— Грефт и Джерд недавно ушли в лес, — продолжила Синтара совсем тихо, словно ветерок подул над ухом. — Возможно, они знают хорошие места для охоты. Возможно, тебе стоит последовать за ними.

Эти слова уязвили Тимару.

— Грефту никогда не сравняться со мной в охотничьем мастерстве! — возразила она драконице. — Мне нет нужды ходить за ним.

— И все-таки я думаю, что тебе стоило бы, — настаивала Синтара.

И вдруг эта идея показалась Тимаре не такой уж плохой. Где-то на краю сознания замаячила дразнящая мысль: если Грефт что-то добыл, она могла бы забрать часть добычи, как уже как-то раз проделал он. Она так и не расплатилась с ним за ту выходку.

— Ступай, — подтолкнула ее Синтара, и она пошла.


Все драконьи хранители привыкли держать снаряжение в лодках. Неряшливость Рапскаля стала ежедневным испытанием для Тимары. Если задуматься, казалось несправедливым, что случайный выбор первого дня обрек ее на такого напарника. Остальные постоянно менялись местами, однако Рапскаль не выказывал подобного желания. И Тимара сомневалась, что найдет кого-то, готового взять его к себе, даже если уговорить на обмен его самого. Он, конечно, хорош собой и прекрасно знает реку. И всегда в отличном настроении. Девушка попыталась вспомнить, видела ли хоть раз злого Рапскаля, но ей не удалось. Она улыбнулась сама себе. Да, он чудаковат. Но к этой чудаковатости она способна привыкнуть. Тимара отодвинула в сторону мешок с его вещами и порылась в собственном, собирая охотничьи снасти.

Вдали от взгляда Синтары стало легче думать о том, что она делает и почему. Тимара определила, что драконица испробовала на ней какие-то чары. Однако даже осознание этого не развеяло их до конца. Все равно более важных дел сейчас нет, а мясо, конечно же, лишним не будет — мясо вообще лишним не бывает. Медной еда пойдет на пользу после извлечения змей, да и Меркор наверняка не откажется перекусить. Но, закидывая мешок на плечо, Тимара задумалась, не ищет ли она всего лишь приемлемый предлог, чтобы исполнить желание драконицы. Девушка пожала плечами, признавая всю бесполезность подобных догадок, и направилась к опушке леса.

Берега реки Дождевых чащоб никогда не оставались прежними и никогда не менялись. Порой они двигались вдоль хвойных лесов с их вечнозеленым кружевом лап. На следующий день стройные темно-зеленые ряды могли смениться бесконечными колоннами белоствольных деревьев с вытянутыми бледными листьями, все ветви которых были увиты цепкими лозами и лианами, отягощенными поздними цветами и зреющими плодами. Сегодня им открылся широкий заросший берег, весь в камышах, увенчанных метелками с пушистыми семенами. Ненадежная почва здесь состояла из сплошных песка и ила, и ее могло смыть следующее же наводнение. Дальше и лишь немногим выше раскинулся лес из гигантов с серой корой и раскидистыми ветвями, под которыми земля не прогревалась, вечно оставаясь в тени. Лианы в обхват талии Тимары свешивались с разлапистых ветвей, образуя преграду, напоминающую прутья клетки.

След Грефта отчетливо запечатлелся в топкой почве, и идти по нему было легко. Вода уже заполняла ямы, оставленные его сапогами. Отпечатки босых ног Джерд были не так заметны. Тимара едва обращала внимание на второй след, вместо этого думая о драконице. Чем большие время и расстояние разделяли их с Синтарой, тем яснее становились ее собственные мысли. Зачем Синтара отправила ее за мясом, сомнений не вызывало — драконица вечно оставалась голодной. Тимара в любом случае собиралась поохотиться и ничуть не возражала против поручения. Несколько сильнее озадачивал вопрос, зачем бы драконице тратить силы, зачаровывая ее. Раньше она никогда так не делала. Значит ли это, что теперь она ценит Тимару выше, чем прежде?

Мысль легкая, словно камышовый пух, вплыла в ее разум.

— Может, раньше она не могла использовать чары. Может, она становится сильнее, причем не только телесно, и испытывает себя.

Эти слова Тимара прошептала вслух. Принадлежала ли мысль ей самой, или она на краткий миг соприкоснулась с сознанием кого-то из драконов? Вопрос был столь же тревожным, как и сама мысль. Неужели Синтара овладевает новыми силами из тех, что легенды приписывают драконам? А остальные тоже? И если так, то как они воспользуются своими способностями? Не ослепят ли они хранителей чарами так, чтобы превратить их в покорных рабов?

— Это действует не так. Больше похоже на то, как мать направляет своенравного ребенка.

И снова Тимара произнесла эти слова вслух. Она остановилась у самой кромки леса и яростно затрясла головой, отчего темные косы хлестнули по шее. Мелкие талисманы и бусины, вплетенные в волосы, загремели.

— Прекрати! — прошипела она тому, кто бы ни вторгся в ее разум. — Оставь меня в покое!

«Не самое мудрое решение, но выбор за тобой, человек».

И присутствие покинуло ее, словно с головы и плеч сдернули прозрачную накидку.

— Кто ты? — резко спросила она.

Но, кем бы он ни был, он уже ушел. Может, Меркор?

— С этого вопроса стоило начать, — пробормотала Тимара себе под нос, входя под темный полог леса.

В полумраке след Грефта виднелся уже не так четко, но он все равно оставлял множество примет. А пройдя еще немного, Тимара могла уже не утруждать себя поисками. Она услышала голос Грефта, хотя слов было не разобрать. Ему ответил другой. Джерд, поняла Тимара. Должно быть, они охотятся вместе. Она замедлила шаг, двигаясь как можно тише, а там и вовсе остановилась.

Синтара буквально настаивала на том, чтобы Тимара проследила за ними. Но зачем? Девушка вдруг изрядно смутилась. Что придет им в голову, если она вдруг выскочит на них? Что подумает Джерд? Не решит ли Грефт, будто Тимара таким образом признает его превосходство, как охотника? Девушка взобралась на дерево и принялась перебираться с ветки на ветку. Любопытно, конечно, успел ли он что-нибудь добыть, и если да, то что именно. Однако ей вовсе не хочется, чтобы они узнали о ее присутствии. Теперь голоса хранителей слышались отчетливее, угадывались даже отдельные слова. Джерд сказала, что она «не поняла», и в ее голосе слышался гнев. Голос Грефта был ниже, и разобрать слова оказалось труднее. Тимара услышала, как он произнес: «Джесс вовсе не плохой человек, пусть даже он…», но остаток фразы прозвучал слишком тихо. Она подкралась ближе, поблагодарив Са за черные когти, которыми глубоко впивалась в скользкую кору. Тимара перебралась с дерева на дерево, с одной толстой ветки на другую, и вдруг оказалось, что она смотрит сверху вниз прямо на Джерд с Грефтом.

Они вовсе не охотились. И вряд ли охотились до того. Разуму Тимары потребовалось немало времени, чтобы осознать, что именно видят ее глаза. Оба, Грефт и Джерд, были обнажены и лежали рядышком на одеяле. Сброшенная одежда висела на ближайших кустах. Чешуя Грефта была синей и покрывала куда большую часть его тела, чем предполагала Тимара. Он лениво замер полулежа, спиной к ней, и в лесном полумраке напоминал огромную ящерицу, подыскивающую себе местечко на солнышке. Скудный свет обрисовывал его стройное бедро и ногу до колена.

Джерд расположилась к нему лицом. Она лежала на животе, положив подбородок на локти скрещенных рук. Ее густые светлые волосы взъерошились сильнее обычного. Рука Грефта покоилась на ее обнаженном плече. У Джерд было длинное стройное тело, а полоска зеленоватых чешуек вдоль позвоночника внезапно показалась Тимаре очень красивой. Она поблескивала в тусклом свете, будто изумрудный ручеек, сбегающий по спине. Ноги Джерд были согнуты в коленях, и она покачивала ими в воздухе, демонстрируя густо покрытые чешуей лодыжки и ступни.

— Как ты вообще мог предложить такое? — ответила она Грефту. — Это же ровно противоположно тому, что мы пообещали сделать.

Он пожал обнаженным плечом, отчего свет пробежал по его спине сверкающей сапфировой волной.

— Я смотрю на дело иначе. Ни один хранитель не взял себе эту драконицу. Никто с нею не связан. Она почти мертва. Когда она умрет, другие драконы смогут съесть ее, чтобы немного подкрепиться и, может, получить пару воспоминаний. Но если учесть, насколько Медная тупа, едва ли они вообще будут. Однако же, если мы сумеем убедить драконов, и они отдадут нам ее тело или хотя бы часть, Джесс сможет выручить за него кругленькую сумму, которая пригодится всем нам.

— Но это же не…

— Погоди. Дай мне договорить.

Он прижал палец к губам Джерд, обрывая ее возражения. Та с возмущением отпрянула, но Грефт только засмеялся. Наблюдающая за ними Тимара никак не могла решить, что потрясает ее сильнее: их нагота или же тема беседы. Они могли заниматься здесь только одним. Только одним запретным делом. Но Джерд была раздражена, она едва ли не злилась на Грефта, и все же лежала рядом с ним. Юноша взял ее за подбородок и повернул лицом к себе. Она оскалилась на него, а он откровенно расхохотался.

— Ты временами такой ребенок.

— Совсем недавно ты вовсе не обращался со мной как с ребенком!

— Знаю.

Он огладил рукой ее шею и скользнул под живот. Коснулся груди, и оскал Джерд превратился в какую-то особенную улыбку, она потянулась, потираясь о ладонь Грефта. Испуг и странный трепет охватили Тимару. Дыхание замерло в горле. Неужели это и есть то, чем кажется? Она всегда думала, что соитие доступно только взрослым, причем тем, кому посчастливилось иметь нормальные тела. И вот сейчас, пока она наблюдала, как Джерд трется об руку Грефта, в ней шевельнулась непривычная зависть. Джерд явно просто взяла, что хотела, сама. Или, может, все начал Грефт, обманув ее или принудив силой? Нет. Взгляд, которым только что одарила его Джерд, был слишком уж понимающим. Тревожащий жар затеплился в теле Тимары. Отвернуться она не могла.

Грефт, похоже, напрочь забыл, о чем говорил.

— Так на чем ты остановился? — внезапно отстранившись от него, спросила Джерд. — Насколько я поняла, ты пытался оправдать продажу драконьей плоти паршивым калсидийцам?

Юноша разочарованно хмыкнул, а затем убрал руку.

— Я пытался объяснить, что нам понадобятся деньги, чтобы осуществить мою мечту, — отозвался он хрипловато. — И мне совершенно все равно, откуда эти деньги возьмутся. Но я точно знаю, где их нет. Ни торговцы Удачного, ни торговцы Дождевых чащоб не станут помогать нам строить собственный город. И те и другие презирают нас. Они были рады тому, что мы покинули Трехог, и еще сильнее — тому, что мы забрали с собой драконов. Они не ждут нашего возвращения и не верят, что мы выживем. А если мы и впрямь отыщем Кельсингру, неужели ты думаешь, что они признают город нашим? Нет, Джерд! Если мы найдем Кельсингру и если там сохранились какие-нибудь сокровища Старших, бьюсь об заклад, торговцы сразу же заявят на них права. Я видел капитана Лефтрина за работой: он вычерчивал на карте проделанный нами путь. Для этого у него может быть лишь одна причина. Так что стоит нам найти что-нибудь ценное, как он вернется в Трехог и известит торговцев. И те узнают, как до нас добраться, чтобы отнять наши сокровища. Мы же снова окажемся лишними, ненужными, отверженными. Даже если мы не найдем ничего, кроме клочка суши, на котором смогут поселиться драконы, мы не окажемся в безопасности. Как давно уже торговцы ищут пахотные земли? Даже это они у нас отберут. Поэтому мы должны думать наперед. Все мы знаем, что благополучие Кассарика и Трехога зависит от внешней торговли. Они откапывают сокровища Старших и продают через торговцев Удачного. Они не в состоянии прокормить себя. Без находок все развалилось бы еще много лет назад. Но что достанется нам? Ничего! Возможно, если мы обнаружим твердую землю, то сможем построить там жилье для себя и своих детей. Но, даже если мы захотим всего лишь что-нибудь выращивать, нам будут нужны семена и инструменты. Будут нужны дома. И будут нужны деньги, звонкая монета, чтобы купить все необходимое.

У Тимары голова шла кругом. Неужели Грефт говорит о городе для хранителей и их драконов? О будущем для них, будущем, не связанном с Трехогом или Кассариком? Будущем с детьми? С мужьями и женами? Это невероятно, немыслимо! Не задумываясь о возможных последствиях, Тимара распласталась на ветке и подползла еще ближе.

— Ничего не получится, — пренебрежительно отмахнулась Джерд. — Какое бы место ты ни выбрал для города, оно все равно окажется слишком далеко от реки. Да и кто захочет с нами торговать?

— Джерд, ты временами такой ребенок! Нет, погоди, не смотри на меня так. Ты в этом не виновата. Ты не видела в жизни ничего, кроме Дождевых чащоб. Я и сам выбирался за их пределы всего пару раз, но я хотя бы читал, что пишут об окружающем мире. И наш охотник — человек образованный. У него имеются определенные идеи, Джерд, и он четко представляет себе картину целиком. Когда он рассуждает, все обретает ясный смысл. Я всегда подозревал, что возможно добиться для себя другой жизни, просто не видел способа. По словам Джесса, в меня слишком долго вдалбливали правила, и я забыл, что это всего лишь правила, выдуманные людьми. Но если одни люди могут выдумывать правила, то другие могут их изменять. И мы их изменим. Мы вовсе не обязаны жить так, а не иначе, потому что «так было всегда». Мы можем разорвать этот круг, если нам достанет храбрости. Взять хотя бы драконов. Они помнят, каким был мир во времена их владычества, и считают, что так будет и впредь. Но мы вовсе не обязаны предоставлять им такую власть. Все они прекрасно обойдутся и без тела Медной, когда та умрет. Для них это просто мясо, а мы кормим их вдоволь. Так что, в каком-то смысле, они просто обязаны нам его отдать, особенно если учесть, какую пользу оно принесет. С теми деньгами, какие можно выручить за труп, мы заложим основы лучшей жизни для всех нас, включая самих драконов! Если только нам достанет храбрости изменить правила и хотя бы для разнообразия поступить так, как лучше для нас всех.

Тимара едва ли не видела, как воображение Грефта увлекает его. Мрачная усмешка на его лице предвещала победу над давними унижениями и несправедливостями.

— По словам Джесса, если у тебя есть деньги, любой станет с тобой торговать. А если, время от времени, у нас будет некий редчайший, уникальный товар, какого нигде больше не достать, то всегда найдутся люди, готовые приехать к нам, невзирая на трудности пути. Они приедут и заплатят столько, сколько мы потребуем.

Джерд перекатилась на бок, чтобы посмотреть ему в лицо. В полумраке серебристые искры в ее глазах сверкали ярче. Она казалась встревоженной.

— Погоди. Ты предлагаешь и дальше торговать кусками драконьих тел? Не только один раз, сейчас, если медная драконица все-таки умрет, но и в будущем? Это же неправильно, Грефт! Что, если бы я предлагала продать твою кровь или кости? Что, если бы драконы обдумывали, не стоит ли растить на мясо наших детей?

— Будет не так! Вовсе не обязательно все так обернется. Ты представляешь дело в наихудшем свете.

Он снова протянул к ней руку, лаская, успокаивая. Огладил пальцами по плечу до локтя и обратно. Затем скользнул вниз по шее, медленно спустился к животу. Грудь Джерд дрогнула от резкого вдоха.

— Драконы со временем поймут. Несколько чешуек, капелька крови, обрезок когтя. Ничего такого, что повредило бы им. И иногда, изредка, что-нибудь побольше, может, зуб или глаз, взятый у дракона, который все равно вот-вот умрет… Только не часто, чтобы редкости не стали повседневностью. Это никому не принесет пользы.

— Мне все это не нравится, — откровенно сообщила Джерд и отодвинулась от его ищущей руки. — И сомневаюсь, что это понравится кому-то из драконов. Как насчет Кало? Ты поделился своим замыслом с собственным драконом? И как он его воспринял?

Грефт пожал плечами.

— Он не одобрил, — признал он. — Сказал, что скорее убьет меня, чем допустит такое. Но он угрожает меня убить по несколько раз на дню. Просто он так выражает недовольство, когда что-то идет иначе, чем ему хочется. Но он знает, что ему достался лучший из хранителей. Так что он угрожает, но терпит меня. Думаю, со временем даже он осознает всю мудрость этой идеи.

— Сомневаюсь. По-моему, он тебя убьет, — возразила Джерд ровным тоном, со всей серьезностью и уверенностью в собственных словах.

Отвечая Грефту, она потянулась, окинула взглядом собственную грудь, провела рукой по левому соску, как будто что-то смахнула. Взгляд юноши следовал за ее рукой.

— Может, до этого вовсе и не дойдет, — уступил он, и голос его сделался ниже. — Может, мы найдем Кельсингру, и она окажется полна сокровищ Старших. Если мы отыщем клад, нам придется удостовериться, что все признают наши права на него. Трехог попытается его присвоить, можно не сомневаться. Удачный захочет, чтобы сокровища перепродавали с его посредничеством. Мы еще услышим от них все то же самое. «Так было всегда». Но мы-то с тобой понимаем, что вовсе не обязательно все так и оставлять. И мы должны быть готовы к тому, чтобы защитить свое будущее от их загребущих лап.

Джерд откинула с лица светлые волосы.

— Грефт, ты плетешь из грез такую чудесную паутину. Ты рассуждаешь так, будто нас тут сотни людей, ищущих себе пристанище, а вовсе не чуть больше дюжины. Ты говоришь, «защитить свое будущее». Какое будущее? Нас слишком мало. В лучшем случае мы можем надеяться на сносную жизнь для нас самих. Мне нравится ход твоих мыслей, почти всегда, когда ты рассуждаешь о новых правилах для новой жизни. Но порой ты похож на ребенка, забавляющегося с деревянными игрушками и называющего их своим королевством.

— Разве это плохо? То, что я хотел бы стать королем? — спросил он, склонив голову набок, и улыбнулся загадочно. — А королю может понадобиться королева.

— Тебе никогда не стать королем, — сурово отрезала она, и в голосе ее звучало пренебрежение.

Однако ее неодобрение было ложью, утверждали ее руки. Тимара с изумлением наблюдала, как Джерд схватила Грефта за плечи обеими руками и перекатилась на спину, утягивая его за собой.

— Хватит болтовни, — объявила она.

Одной рукой она обхватила юношу за шею. Привлекла его лицо к своему.

Тимара смотрела.

Хотя не собиралась этого делать. Она вовсе не решала остаться. Но когти глубоко впились в древесную кору, удерживая ее на месте. Нахмурив брови, Тимара смотрела во все глаза, не обращая внимания на насекомых, обнаруживших ее и теперь гудевших вокруг.

Она видела, как совокупляются животные, как самец птицы топчет самку. После нескольких порывистых движений и трепета все вскоре заканчивалось, и порой казалось, что самка едва замечает происходящее. Родители никогда не говорили с Тимарой об этой стороне жизни, поскольку для нее и ей подобных она запретна. Всякое любопытство на эту тему сурово пресекалось. Даже ее обожаемый отец предупреждал: «Тебе могут встретиться мужчины, которые попытаются злоупотребить твоим расположением, прекрасно понимая, что хотят запретного. Не доверяй мужчине, добивающемуся большего, чем рукопожатие при встрече. Тотчас же покинь его и расскажи мне».

И Тимара поверила отцу. Ведь он же ее отец, пекущийся об ее же благополучии. Никто не посватается к ней. Всем известно: если кто-то, сильно отмеченный Дождевыми чащобами, производит на свет детей, они либо рождаются настоящими уродами, либо просто неспособны выжить. Подобным ей нет смысла вступать в такие отношения. Пища, что она съест за время беременности, пока не сможет охотиться или собирать плоды, трудности, ожидающие ее тело при рождении на свет ребенка, который почти наверняка умрет… нет! Запасы в Дождевых чащобах всегда оставались скудны, а жизнь — тяжела. Никто не вправе тратить, не производя. У торговцев так не принято.

Вот только отец нарушил это правило. Он рискнул ради нее, понадеявшись, что она сумеет тянуть свою лямку. И она справилась. Так, возможно, правила не всегда правы… Так неужели прав Грефт? Возможно ли, чтобы любые правила, придуманные одними людьми, другие могли изменить? Может, они не настолько обязательны, как она привыкла считать?

Парочка под деревом, похоже, вообще не думала ни о каких правилах. И, по-видимому, им требовалось гораздо больше времени, чем спаривающимся птицам. Они постанывали, негромко вскрикивали от наслаждения, отчего у Тимары по спине пробегали мурашки. Когда Джерд выгнулась дугой, а Грефт принялся медленно целовать ее груди, отозвалось все тело Тимары, приведя ее в изумление и смятение. Свет мерцающими волнами омывал чешуйчатые тела, двигающиеся в едином ритме. Грефт всем телом вколачивался в Джерд и, казалось бы, не мог не причинять ей боли, однако девушка лишь извивалась под ним, потом вдруг стиснула его ягодицы и, еще ближе притянув к себе, замерла. А затем приглушенно застонала.

Мгновением позже Грефт обмяк поверх нее. Еще долго они лежали так, не шевелясь. Тяжелое дыхание юноши постепенно выровнялось. Он повернул голову и слегка приподнялся на руках, нависая над Джерд. Та, в свою очередь, лениво протянула руку, чтобы убрать с глаз пряди пропотевших волос. Она медленно улыбнулась, глядя вверх, на него. И вдруг ее глаза широко распахнулись, взгляд скользнул мимо Грефта и уперся в Тимару. Джерд вскрикнула и запоздало схватилась за сброшенную одежду.

— В чем дело? — требовательно спросил ее любовник, скатываясь с нее и поднимая взгляд к небу.

Но Тимара была уже в двух деревьях от них и еще не остановилась. Она перепрыгивала с ветки на ветку проворная, словно ящерица. Сзади донесся голос Джерд, взлетевший в гневной жалобе, а затем ее ошпарил смех Грефта.

— Вероятно, она никогда не осмелится на большее, чем смотреть, — звучно заключил он, и Тимара не сомневалась, что эти слова предназначались для нее.

Она бежала, а слезы жгли ей глаза, и сердце тяжело грохотало в груди.


Седрик стоял в одиночестве на палубе «Смоляного» и глядел на берег. Не было похоже, чтобы кто-нибудь собирался сегодня отправляться дальше. Вместо этого Лефтрин суетился над исходящим паром ведром, готовя какое-то снадобье для драконов. Седрик встревожился, увидев, что большинство драконов и их хранителей собрались вокруг лежавшей ничком Медной. Он ни в чем не виноват. Животное было больным уже тогда, когда он впервые его увидел. Седрик в беспокойстве гадал, не оставил ли там каких-нибудь следов. Он вовсе не хотел причинить ей вред — только взять то, в чем так отчаянно нуждался.

— Прости, — пробормотал он тихо, сам не зная, перед кем извиняется.

Лефтрин присоединился к хранителям, сгрудившимся вокруг больной драконицы. Седрику не было видно, что они делают теперь. Она мертва? Хранители и другие драконы стояли плотной стеной. Чем они там занимаются?

Внезапно Седрик вскрикнул и согнулся вдвое, держась за живот. Все его внутренности сжимались в чудовищных спазмах. Он упал на колени, затем завалился на бок. Боль была такой сильной, что он не мог даже позвать на помощь. Впрочем, ему все равно никто не помог бы. Все ушли на берег помогать с драконами. Кишки как будто кто-то выдирал из тела. Седрик обхватил живот, но никак не мог укрыться от муки. Он зажмурился, когда мир вокруг него начал вращаться, а затем потерял сознание.

Седьмой день месяца Молитв, шестой год Вольного союза торговцев
От Детози, смотрительницы голубятни в Трехоге, — Эреку, смотрителю голубятни в Удачном

Три отправленных сегодня птицы несут приглашения на свадьбу от торгового семейства Дэлфин. Список предполагаемых адресатов в Удачном прилагается. Если какая-нибудь из птиц подведет, пожалуйста, проследи, чтобы копия приглашения была доставлена каждому.

Поскольку свадьба состоится уже скоро, с доставкой надо поспешить.

Эрек, позаботься о том, чтобы приглашения были доставлены как можно скорее, а не то, боюсь, гостей позовут праздновать рождение ребенка прежде, чем они прибудут на свадьбу! Традиции в Трехоге соблюдаются уже не так строго, как раньше. Кое-кто винит в этом татуированных, но эта пара родилась и выросла в Дождевых чащобах!

Детози

Глава 2 КОВАРНЫЕ ТЕЧЕНИЯ

Гест нависал над Седриком, глядя на него сверху вниз, и его красивое лицо искажала презрительная усмешка. Он с досадой покачал головой.

— Ты терпишь неудачи, потому что недостаточно стараешься. Когда доходит до дела, ты вечно пасуешь перед трудностями.

В сумраке тесной каюты Гест казался крупнее, чем на самом деле. Он был обнажен по пояс, и темный треугольник густых курчавых волос на груди обрамляли широкие плечи и мышцы тренированного тела. Живот над ремнем элегантных брюк был плоским и твердым. Седрик смотрел на него с вожделением. И Гест это знал. Он засмеялся коротким, низким и злым смешком и снова покачал головой.

— Ты ленив и слаб. Ты никогда не был мне парой. Я даже сам не понимаю, зачем вообще связался с тобой. Наверное, из жалости. Вот ты стоишь, такой слезливый и робкий, и нижняя губа дрожит от одной мысли о том, чего ты никогда не получишь. О чем ты даже не осмелишься попросить! И вот я прельстился мыслью просветить тебя, — сипло засмеялся Гест. — Что за пустая трата времени. В тебе не осталось ни капли вызова, Седрик. Мне больше нечему тебя учить, а у тебя я никогда и не мог ничему научиться. Ты же всегда знал, что однажды этот день настанет! И он настал. Ты мне надоел. Меня утомил и ты сам, и твое нытье. Мне опостылело платить тебе жалованье, которого ты едва ли заслуживаешь, надоело, что ты живешь за мой счет, словно пиявка. Ты презираешь Реддинга, верно? Но скажи, чем ты лучше него? У него, по крайней мере, имеется собственное состояние. Он хотя бы может сам за себя платить.

Седрик зашевелил губами, пытаясь ответить. Пытаясь рассказать ему, что все же совершил кое-что значительное, что драконья кровь и чешуя сделают его богачом и он будет счастлив разделить свое состояние с Гестом.

«Не бросай меня, — хотел сказать он. — Не рви со мной сейчас, не связывайся с другим, пока меня нет рядом, чтобы хотя бы попытаться тебя переубедить».

Его губы двигались, горло напрягалось, но звук никак не мог прорезаться. Только капли драконьей крови стекали по подбородку.

И было уже слишком поздно. Реддинг оказался здесь. Реддинг с его пухлыми, как у шлюхи, губками, короткопалыми ладошками и жирными золотистыми локонами. Реддинг стоял рядом с Гестом, легонько поглаживая пальцем его обнаженное предплечье. Тот обернулся к нему с улыбкой. Внезапно прикрыл глаза веками в так хорошо знакомой Седрику манере, словно падающий на добычу ястреб, накинулся на Реддинга и поцеловал его. Теперь лица Геста не было видно, зато растопыренные пальцы Реддинга, словно морские звезды, распластались по его мускулистой спине, притягивая к себе.

Седрик пытался закричать, так, что даже горло заболело от напряжения, однако изо рта его не вырвалось ни звука.

«Они обидели тебя? Мне убить их?»

— Нет!

Звук прорвался внезапным криком. Седрик дернулся и проснулся на влажной от пота постели в маленькой душной каюте. Вокруг все тонуло во мраке. Ни Геста, ни Реддинга. Только он сам. И маленькая медная драконица, которая настойчиво толкается в стены его сознания. Он смутно ощущал ее вопрос, ее бестолковую тревогу за него. Седрик отмел мысленную связь, крепко зажмурился и зарылся лицом в сверток, служивший ему подушкой.

«Просто скверный сон, — сказал он себе. — Всего лишь кошмар».

Но этот кошмар был из тех, что слишком похожи на правду.

Приходя в уныние, Седрик порой задумывался, не захотел ли Гест на некоторое время избавиться от него. Возможно, его выступление в защиту Элис дало Гесту долгожданный повод отослать его подальше.

Усилием воли Седрик мог воскресить в памяти те времена, когда между ними все еще только начиналось. Его привлекали спокойствие и сила Геста. Порой в его сильных объятиях юноше казалось, будто он наконец-то нашел безопасное убежище. И сознание того, что это убежище существует, придавало Седрику сил и смелости. Даже отец заметил перемену в нем и сказал, что гордится человеком, которым становится сын.

Если бы он только знал!

Когда же сила Геста из убежища превратилось для него в тюрьму? Когда на смену уюту и защищенности пришел страх, что она обернется против него? Как же он не заметил, насколько все изменилось, насколько Гест перекроил его самого? Теперь он признал, что все заметил. Все он понимал. Однако же слепо ковылял дальше, находя оправдания жестокости и пренебрежению Геста, виня в размолвках себя самого, притворяясь, будто все еще может вернуться на круги своя.

А было ли когда-нибудь все настолько прекрасно? Или же это была мечта, которую он выдумал для себя сам?

Седрик перекатился, упал на подушку и закрыл глаза. Он не станет думать о Гесте и о том, что их некогда связывало. Он не станет останавливаться мыслью на том, во что превратились их отношения. Сейчас он не в силах даже вообразить, как у них все будет хорошо. Должна же быть какая-нибудь мечта получше. Жаль, что он не знает, какая.

— Ты не спишь?

Он спал, но уже проснулся. В приоткрытую дверь каюты Седрика проникал свет. Обрисованный им силуэт наверняка принадлежал Элис. Конечно же. Седрик вздохнул.

И, словно этот вздох послужил приглашением, она вошла в каюту. И не закрыла за собой дверь. Прямоугольник света упал на пол, озарив сброшенную одежду.

— Здесь так темно, — извиняющимся тоном произнесла Элис. — И душно.

Она имела в виду — «вонюче». Седрик вот уже трое суток почти не выбирался из каюты, а когда все-таки выходил, ни с кем не разговаривал и старался поскорее вернуться в постель. Дэвви, ученик охотника, приносил ему еду, а затем забирал обратно. Поначалу боль мешала ему ощущать голод. А теперь он был слишком подавлен, чтобы есть.

— Дэвви говорит, тебе вроде бы стало получше.

— Не стало.

Почему она не может просто уйти? Он не хочет с ней разговаривать, не хочет ни с кем делиться своими тревогами. Хватит с него Дэвви, который докучает ему надоедливыми вопросами и охотно повествует о собственной ничем не примечательной жизни. С чего он вообще взял, будто в свои тринадцать успел совершить нечто, интересное кому-то, кроме него самого? Все уклончивые рассказы мальчишки, похоже, подводили к одной и той же мысли, которую слушатель никак не мог уловить, а сам он — толком изложить. Седрик подозревал, что Карсон подсылает ученика шпионить за ним. Он дважды просыпался и обнаруживал, что охотник молча сидит у его постели. А один раз, вырвавшись из кошмара, он открыл глаза и увидел его товарища, Джесса, устроившегося рядом на полу. Седрик понятия не имел, с чего все трое так им заинтересовались. Если только не разгадали его тайну.

По крайней мере, мальчишку он мог прогнать из каюты, и тот слушался. Вряд ли этот прием сработает с Элис, но Седрик все-таки решил попробовать.

— Просто уйди, Элис. Когда я буду готов к общению, то выйду сам.

Вместо этого женщина прошлась по каюте и уселась на сундук.

— Мне кажется, тебе не стоит столько времени проводить в одиночестве, ведь мы так до сих пор и не поняли, из-за чего ты так заболел.

Пальцы ее рук сплелись на колене, словно клубок змей. Седрик отвел взгляд.

— Карсон говорит, что я отравился какой-то едой. Или питьем.

— Звучит разумно, вот только мы все ели и пили то же самое, что и ты, а кроме тебя никто не пострадал.

Был один напиток, который она не пробовала. Седрик отмел эту мысль.

«Не думай ни о чем, что может обличить твою вину или вернуть те, чужие мысли в твое сознание».

Элис он не ответил. Она уставилась на свои руки.

— Прости, что втянула тебя в это, Седрик, — начала она, с трудом выдавливая из себя слова. — Прости, что в тот день кинулась помогать драконам, не послушав тебя. Ты мой друг и был мне другом много лет. И вот теперь ты болен, а поблизости нет ни одного настоящего врача.

Она на миг умолкла, явно пытаясь сдержать слезы. Странно, как мало его это волновало. Наверное, если бы она знала, какая опасность угрожает ему на самом деле, и ее это тревожило, он бы с большим сочувствием следил за ее борьбой с чувством вины.

— Я говорила с Лефтрином, и он считает, что еще не поздно. Он говорит, хоть мы и зашли довольно далеко вверх по реке, Карсон еще может взять одну из лодок и благополучно доставить нас обратно в Кассарик до наступления осени. Будет нелегко, и ночевать придется под открытым небом. Но я его убедила.

Элис умолкла, задохнувшись от нахлынувших чувств, а затем продолжила таким сдавленным голосом, что слова едва ли не скрипели на зубах.

— Если хочешь, чтобы мы вернулись, я все устрою, — заверила она. — Мы отправимся сегодня же, только скажи.

Только скажи?

Теперь уже слишком поздно. Слишком поздно было даже в то утро, когда он сам настаивал на возвращении, хотя тогда он этого еще не понимал.

— Слишком поздно.

Седрик не сознавал, что прошептал эти слова вслух, пока не заметил, как изменилась в лице Элис.

— Са милостивая! Седрик, неужели ты настолько болен?

— Нет, — поспешно оборвал он ее.

Он действительно понятия не имел, насколько он болен и вообще уместно ли здесь слово «болен».

— Нет, ничего подобного, Элис. Я имел в виду, что уже слишком поздно возвращаться в Кассарик на лодке. Дэвви постоянно твердит, что скоро пойдут осенние дожди, и когда они начнутся, наш путь вверх по реке сделается еще труднее. Может, тогда капитан Лефтрин осознает, насколько глупа вся эта затея, и развернет баркас. В любом случае, я бы не хотел во время ливня оказаться в маленькой лодочке посреди бурной реки. Неподходящее время для загородных прогулок, на мой вкус.

Ему почти удалось вернуть себе обычный тон и голос. Может, если он сумеет вести себя, как прежде, она уйдет?

— А теперь, если не возражаешь, я очень устал, — резко сообщил Седрик.

Элис поднялась. Она выглядела поразительно непривлекательной в брюках, которые лишь подчеркивали женственный изгиб бедра. На ее блузе стали заметны следы безжалостной носки. Бесспорно, она стирала одежду, но здешняя вода превратила белоснежную ткань в серую. Солнце тоже сыграло свою роль, и рыжие волосы Элис, выбивающиеся из-под шпилек, выгорели до морковно-оранжевого оттенка, а веснушки только потемнели. Элис никогда не считалась красавицей по меркам Удачного. Еще немного солнца и воды — и еще вопрос, захочет ли Гест вообще принять ее обратно. Одно дело — неприметная жена-мышка, и совсем другое — такое вот пугало. Интересно, Элис приходило в голову, что по возвращении Гест может не пустить ее в дом. Скорее всего, нет. Ее воспитывали в твердой уверенности, что жизнь устроена определенным образом, и даже когда все свидетельства говорили об обратном, Элис ничего не замечала. Она ни разу не заподозрила, что Седрик с Гестом не просто близкие друзья. Сам он по-прежнему оставался для нее другом детства, бывшим секретарем ее мужа и ее временным помощником. Она настолько твердо верила, будто мир определяется ее правилами, что не замечала происходящего под самым ее носом.

Так что сейчас Элис только ласково улыбнулась ему.

— Отдыхай, милый друг, — пожелала она, тихонько прикрыв за собой дверь и оставив его в темноте, наедине со своими мыслями.

Седрик отвернулся лицом к стене. Его загривок зачесался. Он яростно поскребся, ощущая под ногтями пересохшую кожу. Что ж, пострадала не только внешность Элис. Его кожа теперь сухая, а волосы жесткие, словно конский хвост.

Ему хотелось бы свалить всю вину на Элис. Но он не мог. С тех пор, как Гест прогнал его, заставив ее сопровождать, Седрик старался хвататься за любую возможность, предоставленную ему этим походом. Именно он строил замыслы, чтобы не упустить ни одного кусочка драконьей плоти, чешуйки, капли крови. Он так тщательно обдумал, как сохранить добытое. Бегасти Коред будет ждать от него вестей, предвкушая, как сколотит целое состояние, когда доставит запретный товар герцогу Калсиды.

Порой, грезя наяву, Седрик возвращался в Удачный с добычей, и Гест помогал ему добиться наилучших цен. В этих мечтах они вместе распродавали товар и никогда уже не возвращались домой. Разбогатев, они оставались жить в Калсиде, Джамелии или на Пиратских островах, а то и еще дальше, на почти мифических островах Пряностей. А иногда Седрик представлял, как держит свое новообретенное состояние в тайне от всех, а сам тем временем выстраивает в каком-нибудь отдаленном месте роскошное убежище. А потом они с Гестом наймут корабль и ночью, скрытно, отплывут к новой жизни вместе, свободной от лжи и притворства.

Но в последнее время мечты Седрика изменились. Они сделались горькими, но в то же время не лишенными сладостного привкуса. Он представлял, как вернется в Удачный и обнаружит, что Гест нашел ему замену в лице этого мерзавца Реддинга. И тогда, воображал он, он отправится со своими богатствами в Калсиду, где и останется навсегда, и только потом откроет бывшему возлюбленному, что тот мог бы иметь, если бы ценил Седрика больше, если бы его чувства были искренними.

Теперь эти грезы казались глупыми и пустыми — какими-то подростковыми фантазиями. Седрик натянул на плечи кусачее шерстяное одеяло и зажмурился покрепче.

— Возможно, я уже никогда не вернусь в Удачный, — произнес он вслух, вынуждая себя посмотреть правде в глаза. — А если даже вернусь, то могу уже никогда не избавиться от безумия.

На какой-то миг он перестал цепляться за себя как за Седрика. И вот уже она бредет по брюхо в холодной воде, борясь с течением. У нее на животе смоляные заплатки, которые нанес на раны Лефтрин. Седрик ощущал, как она слепо тянется к его сознанию, умоляя об утешении и дружбе. Он ничего не хотел ей давать, но никогда и не был жестокосердным. И когда она с мольбой вторглась в его разум, он вынужден был откликнуться.

«Ты сильнее, чем сама думаешь, — заверил он ее. — Иди вперед. Следуй за остальными, моя медная красавица. Скоро для тебя настанут лучшие дни, но пока что ты должна быть сильной».

Его затопила теплая волна признательности. В ней запросто можно было утонуть. Но вместо этого Седрик позволил ей схлынуть и призвал драконицу сосредоточить те крохи разума, что ей достались, на упорном движении вперед. И малая толика его сознания, что принадлежала все еще лишь ему одному, задумалась, есть ли способ избавиться от этой нежеланной связи. Если медная драконица умрет, разделит ли он с ней боль? Или же только возрадуется сладостному избавлению?


Вернувшись на камбуз, Элис устроилась за столом напротив Лефтрина и его неизменной кружки черного кофе. Вокруг них команда баркаса сновала по своим обычным делам, словно пчелы в улье. Рулевой стоял у румпеля, багорщики в размеренном ритме перемещались по палубе. Из окна Элис наблюдала за постоянным движением Хеннесси и Беллин вдоль правого борта. Григсби, рыжий корабельный кот, сидел на планшире, глядя на воду. Карсон поднялся еще до рассвета и отправился выше по реке за мясом для драконов. Дэвви остался на борту. Мальчик отчего-то сильно привязался к Седрику и переживал за его здоровье. Он никому не позволял готовить для больного еду и прислуживать ему. Элис казалось трогательным и одновременно тревожным то, насколько паренек, выросший в довольно грубом окружении, очарован утонченным молодым торговцем. Лефтрин уже дважды что-то бормотал себе под нос по этому поводу, но она не вполне уловила суть его недовольства, так что пропустила его мимо ушей.

Обычно к этому часу они с Лефтрином оставались в относительной тишине и уединении. Но сегодня охотник Джесс отчего-то задержался на борту — почти безмолвное, но крайне досадное соседство. Куда бы Элис ни пошла, он оказывался поблизости. Вчера она дважды ловила на себе его пристальный взгляд. Оба раза он не отводил глаз и многозначительно кивал, как будто они заключили какой-то уговор. Элис, хоть убей, не могла понять, на что он намекает. Она обсудила бы происходящее с Лефтрином, но Джесс, казалось, постоянно ошивался в пределах слышимости.

В присутствии этого охотника ей становилось как-то не по себе. Она уже привыкла к тому, как Дождевые чащобы отметили Лефтрина. Она воспринимала эти особенности как неотъемлемую часть его существа и даже не замечала, пока чешуйки на лбу не взблескивали в солнечном свете. Но и тогда это казалось скорее необычным, чем отталкивающим. Джессу повезло куда меньше. Он напоминал Элис не дракона и даже не ящерицу, а змею. Плоский нос почти сливался со щеками, отчего ноздри походили на прорези в лице. Глаза были как будто слишком широко расставлены — еще немного, и они очутились бы по бокам головы. Элис всегда гордилась тем, что не судит о людях по внешности. Но даже просто глядеть на Джесса было неуютно, не говоря уже о том, чтобы по-настоящему разговаривать с ним. Поэтому, оказываясь рядом с охотником, она ограничивалась вежливыми беседами на общие темы.

— Кажется, Седрику сегодня немного получше, — с воодушевлением сообщила она. — Я спросила, не хочет ли он вернуться в Кассарик на лодке, но он отказался. Думаю, он находит подобную затею слишком опасной, ведь осенние дожди уже близки.

Лефтрин поднял на нее взгляд.

— Значит, вы оба останетесь с нами, сколько бы времени ни занял поход?

Элис угадала в его голосе сотни вопросов и попыталась ответить на все сразу.

— По-видимому, да. Я вот точно хочу увидеть, чем все закончится.

Джесс засмеялся, но не обернулся к ним и ничего не сказал. Он стоял, привалившись к дверному косяку, и смотрел на реку. Элис посмотрела на Лефтрина, как будто обращаясь за поддержкой. Капитан встретил ее взгляд, однако никак не отозвался на странное поведение Джесса. Возможно, она придает ему слишком большое значение.

— Знаете, пока я не приехала сюда, я даже не представляла, с какими трудностями сталкиваются жители Дождевых чащоб, пытаясь здесь строиться, — сменила тему Элис. — Думаю, мне всегда казалось, что где-нибудь в этой обширной долине все же можно отыскать обычную твердую почву. Но ее ведь здесь нет?

— Болота, трясины и топи, — подтвердил Лефтрин. — Насколько я знаю, второго такого места в мире не найти. Сохранилось несколько карт с тех времен, когда сюда еще только прибыли поселенцы. Они пытались исследовать окрестности. На некоторых планах обозначено большое озеро выше по реке — говорят, вода там простирается во всю ширь, насколько хватает глаз. На других показано больше сотни притоков, питающих реку Дождевых чащоб, больших и малых. И ни у одного из них нет постоянного русла. Порой два притока сливаются, а на следующий год на их месте струятся уже три ручья. А еще через год все сольется в болото, и никаких тебе отдельных потоков. Иногда лесные почвы кажутся надежными. Время от времени люди даже находили клочок земли, выглядевший сухим, и пытались строиться на нем. Но чем больше по ней ходили, тем быстрее «сухая земля» проседала. И вскоре грунтовые воды прорывались на поверхность, и та очень быстро превращалась в топь.

— Но ты все же считаешь, что где-то в верховьях реки найдется по-настоящему твердая почва, на которой смогут поселиться драконы?

— Я, как и ты, могу только гадать. Но, по-моему, она должна найтись. Вода течет сверху вниз, и вся это вода откуда-то берется. Вопрос в том, сможем ли мы подняться по течению достаточно высоко или же увязнем в болоте еще на подходах? Подозреваю, дальше нас вверх по этой реке еще не заходил ни один корабль. «Смоляной» сможет пройти там, где отступятся другие. Однако если река станет для него слишком мелкой, то на этом наше путешествие и завершится.

— Что ж, надеюсь, сегодня мы хотя бы найдем лучшее место для стоянки. По словам Тимары, ее беспокоят лапы и когти драконов. Постоянное пребывание в воде им вредит. Она говорит, у Синтары треснул коготь, и ей пришлось подрезать его, замотать бечевкой и замазать сверху варом. Может, нам стоит обработать так же когти всех драконов, чтобы избежать повреждений?

Лефтрин нахмурился.

— Боюсь, у меня нет столько лишней смолы. Будем надеяться, сухое место для стоянки все-таки найдется.

— Надо подстричь им когти, — внезапно объявил Джесс, вторгаясь разом и в помещение, и в их разговор, выдвинул из-под стола скамейку и тяжело опустился на нее. — Сам подумай, кэп. Затупим драконам когти. Чуть-чуть подрежем, подмажем варом. И все в выигрыше, если разумеешь, о чем я.

Он переводил взгляд с Лефтрина на Элис и обратно, широко улыбаясь обоим. У него были мелкие зубы, редко расставленные в просторном рту. Улыбка выглядела по-детски невинной и не вязалась с мужским лицом; она приводила Элис в замешательство, даже тревожила. Как и ответ Лефтрина.

— Нет, — решительно отрезал он. — Нет, Джесс. И я не передумаю. Не пытайся настаивать. Не здесь, не сейчас. И, тем более, не предлагай хранителям.

Он многозначительно прищурился.

Джесс откинулся спиной на стену и взгромоздил сапоги на соседнюю скамью.

— Суеверия? — поинтересовался он у Лефтрина, понимающе ухмыляясь. — А я-то считал тебя человеком широких взглядов, кэп! Свободным от предрассудков Дождевых чащоб. А ты рассуждаешь, как деревенщина. А вот некоторые хранители вполне понимают, что порой стоит и поменять правила, чтобы не упустить свою выгоду.

Лефтрин медленно встал, уперся кулаками в стол, и плечи его напряглись, когда он подался вперед, к самому лицу охотника.

— Ты осел, Джесс, — понизив голос, произнес он. — Тупой осел. Ты даже сам не понимаешь, что предлагаешь. Почему бы тебе не заняться делом, за которое тебе платят?

То, как Лефтрин заслонил Элис от Джесса собственным телом, выглядело так, будто он защищает ее. Она не знала, от чего именно, но была искренне ему благодарна. Элис еще ни разу не видела капитана в таком гневе, но при этом настолько собранным. Она испугалась и в то же время ощутила мощный прилив приязни к Лефтрину. Вот, поняла она вдруг, вот о каком мужчине она мечтала всю жизнь.

Однако, несмотря на капитанский напор, Джесс сохранял невозмутимость.

— Делом, за которое мне «платят»? А разве не об этом мы сейчас говорим, капитан? Получить плату. И чем скорее, тем лучше. Может, нам всем стоит сесть и спокойно обсудить, как этого добиться.

Он высунулся из-за спины капитана и понимающе ухмыльнулся Элис, приведя ее в полное смятение. На что это он намекает?

— Нечего нам обсуждать! — прорычал Лефтрин так, что задребезжали окна.

Джесс снова перевел взгляд на капитана.

— Я не позволю обвести меня вокруг пальца, Лефтрин! — прошипел он, внезапно понизив голос и подпустив в него угрожающих ноток. — Если она хочет свою долю, пусть сначала спросит меня. Я не стану молча стоять и смотреть, как ты меняешь партнера и вышвыриваешь меня из дела ради собственных шашней!

— Убирайся, — голос Лефтрина упал с рева почти до шепота. — Уходи сейчас же, Джесс. Ступай на охоту.

Очевидно, тот понял, что довел капитана до кипения. Лефтрин не угрожал ему вслух, но от него так и веяло жаждой убийства. Элис содрогалась от каждого оглушительного удара сердца и все никак не могла вдохнуть. Ее охватывал ужас при мысли о том, что может произойти дальше.

Джесс спустил ноги со скамьи, грохнув сапогами об пол. Неторопливо поднялся, словно кот, который потягивается, прежде чем повернуться спиной к распустившему слюни псу.

— Я уйду, — легко согласился он. — До следующего раза, — добавил он, выходя за порог, и уже из-за угла, но так, чтобы его услышали: — Все мы знаем, что это не последний разговор.

Лефтрин перегнулся через стол, чтобы дотянуться до створки двери. Он захлопнул ее с такой силой, что на столе подпрыгнула посуда.

— Вот ведь скотина, — прорычал он. — Вероломная скотина!

Элис вся дрожала, обняв себя руками за плечи.

— Я не поняла, — выговорила она срывающимся голосом. — О чем он говорил? Что он хочет со мной обсудить?


Лефтрин был зол, как никогда в жизни, и эта ярость говорила о том, что проклятый охотник не только рассердил, но и напугал его. И дело даже не в том, что сукин сын так грязно подумал об Элис. Но намеки охотника угрожали запятнать образ капитана в ее глазах.

Вопросы, на которые Лефтрин не решался ответить, повисли в воздухе между ними — острые, как бритва, готовые изрезать их обоих в клочья. Капитан выбрал единственный безопасный курс. Он солгал.

— Ничего страшного, Элис. Все будет хорошо.

И не успела она спросить, с чем ничего страшного и что именно будет хорошо, как Лефтрин заставил ее умолкнуть единственным доступным способом: поднял ее на ноги и сжал в объятиях. Он привлек Элис к своей груди и прижался лицом к ее макушке, хотя и не должен был так поступать. Ее изящные маленькие руки легли поверх грубой, грязной ткани его рубахи. Ее волосы пахли чем-то душистым и были такими мягкими и тонкими, что путались в щетине на его подбородке. Он ощущал, насколько она миниатюрна, насколько хрупка. Блуза под его ладонями казалась такой невесомой, и сквозь нее с легкостью просачивалось тепло кожи. Она была его противоположностью во всем, и он не имел ни малейшего права касаться ее. Даже если бы Элис не была замужней дамой, даже если бы она не была такой образованной и утонченной — все равно, двое таких разных людей не могли бы стать парой.

И все же Элис не сопротивлялась, не звала на помощь, не колотила кулаками по его груди. Напротив, она вцепилась в грубую ткань его рубахи и притянула к себе, прижимаясь ближе. И снова они были противоположны друг другу во всем, и это оказалось прекрасно. Долгий миг он молча обнимал ее, на время позабыв о предательстве Джесса, о собственной уязвимости, об опасности, грозящей им всем. Каким бы запутанным ни оставалось все прочее, это мгновение было простым и совершенным. Как бы он хотел задержаться в нем, не двигаясь, даже не думая о предстоящих им трудностях.

— Лефтрин, — прошептала его имя Элис, уткнувшись ему в грудь.

В другое время и в другом месте это слово послужило бы разрешением. Но здесь и сейчас оно разрушило чары. Тот миг простоты, их краткое объятие остались в прошлом. Капитан еще немного склонил голову, коснувшись губами ее волос, а затем с тяжелым вздохом отстранился.

— Прости, — пробормотал он, хотя ни о чем не сожалел. — Прости, Элис. Не знаю, что это на меня нашло. Наверное, не стоило мне так злиться на Джесса.

Она не выпускала его рубашку, крепко сжимая ткань в маленьких кулачках. Лбом она упиралась ему в грудь. Лефтрин понимал: она не хочет, чтобы он уходил. Она не хочет, чтобы он прекращал то, что начал. Высвобождаясь из ее рук, он как будто отрывал от себя цепкого котенка, и дело лишь осложнялось тем, что сам он этого не хотел. Он и представить не мог, что однажды станет бережно отталкивать от себя женщину «ради ее же блага». С другой стороны, он никогда не думал, что окажется в столь сомнительном положении. Пока он раз и навсегда не разрешит затруднение с Джессом, он не может позволить Элис ничего, что превратит ее в оружие против него.

— Похоже, течение становится ненадежным. Мне нужно переговорить со Сваргом, — солгал он.

Так он сможет уйти с камбуза, подальше от нее, и она не успеет задать вопросы, вызванные поведением Джесса. И у него появится возможность убедиться, что охотник действительно убрался с баркаса и занялся своим делом.

Когда он мягко отстранился от Элис, та взглянула на него в крайнем замешательстве.

— Лефтрин, я…

— Я ненадолго, — пообещал он, отворачиваясь.

— Но… — успел услышать он, а потом осторожно прикрыл дверь, отгородившись от ее слов, и поспешил на палубу.

Отойдя подальше, чтобы его не было видно из окна, Лефтрин остановился и облокотился о планшир. Ему не хотелось разговаривать со Сваргом или с кем-то еще. Не нужно, чтобы команда знала, во что он их всех втянул. Будь проклят Джесс со своими туманными угрозами, будь проклят тот калсидийский купец и плотники, не умеющие держать рот на замке. И будь проклят он сам за то, что заварил эту кашу. Еще только найдя диводрево, он знал, что оно может навлечь на него беду. Почему он не оставил его на месте? Или не рассказал о нем драконам и Совету, чтобы те сами о нем беспокоились? Ведь он знал, что присваивать диводрево и использовать его теперь запрещено. Но все равно это сделал. Потому что любит свой корабль.

Капитан ощутил, как по фальшборту «Смоляного» прошла дрожь беспокойства. Он успокаивающим жестом сжал в руке планшир и заговорил вслух, хотя и негромко, обращаясь к живому кораблю.

— Нет, я ни о чем не жалею, — заверил он корабль. — Ты это заслужил. Я взял то, что было тебе нужно, и меня не заботит, может ли кто-то другой понять или простить меня. Я лишь опасаюсь, что это принесет неприятности всем нам. Ничего больше. Но я найду способ все уладить. Можешь не сомневаться.

И, словно выражая разом благодарность и верность, корабль набрал скорость.

— И к чему такая спешка? — фыркнув, буркнул стоящий у румпеля Сварг.

Багорщикам пришлось ускориться, подлаживаясь к ходу судна. Лефтрин снял руки с планшира, засунул в карманы и прислонился к стенке палубной надстройки, чтобы не путаться под ногами у команды. Он ничего не сказал никому из них, а те знали, что не стоит обращаться к нему, когда он стоит вот так, весь в размышлениях. У капитана трудности. Он справится с ними сам, без помощи команды. Именно так поступают капитаны.

Лефтрин выудил из одного кармана трубку, из другого — табак, но затем убрал их обратно, поняв, что не может вернуться на камбуз за огоньком. Он вздохнул. Лефтрин был торговцем в традиции Дождевых чащоб. Прибыль крайне важна. Но и верность тоже. И человечность. Калсидийцы предложили ему план, сулящий богатство. Если только он согласится предать Дождевые чащобы и убить разумное существо, словно обычное животное, то получит целое состояние. И свое предложение они замаскировали под угрозу — обычный для калсидийцев способ вовлекать кого-либо в дело. Началось все с «торговца зерном», который поднялся на борт «Смоляного» в устье реки Дождевых чащоб, чтобы угрожать Лефтрину. Синад Арих был настолько откровенен, насколько это возможно для калсидийца. Герцог Калсиды держит в заложниках его родных, и он пойдет на все, чтобы добыть части драконьего тела старику на лекарство.

Лефтрин думал, что видел купца в последний раз, когда высадил его в Трехоге, думал, что угроза для него и его корабля миновала. Но нет. Если калсидиец однажды вцепился в тебя, то уже никогда не отпустит. Еще в Кассарике, перед самым отплытием, кто-то поднялся на борт и оставил под дверью маленький свиток. В тайной записке говорилось, что вскоре на борт поднимется сообщник. Если капитан будет с ним сотрудничать, ему щедро заплатят. Если же нет, всем станет известно, как он поступил с диводревом. И тогда он погибнет — как человек, как судовладелец, как торговец. И Лефтрин не был уверен, не повлияет ли это на мнение Элис.

И последнее подозрение было влиятельней первых трех несомненных фактов. Его совершенно не прельщало предложение калсидийца, хотя прежде он сомневался, не уступит ли принуждению. Но теперь Лефтрин знал точно: никогда. Стоило ему услышать, как драконьи хранители возмущенным шепотом обсуждают предложение Грефта, и он понял, кто предатель. Не Грефт — пусть юнец считает себя образованным и свободомыслящим, но Лефтрин повидал таких ребят. Все политические идеи и «свежие» мысли мальчишки пусты. Хранитель всего-навсего повторяет убедительные слова кого-то из старших. Причем не Карсона, с облегчением понял Лефтрин. Есть чему порадоваться. Ему не придется ссориться из-за этого со старым другом.

Это Джесс. Охотник поднялся на борт в Кассарике, якобы нанятый тамошним Советом торговцев, чтобы обеспечивать драконов пищей в пути. Либо Совет понятия не имел о другом его нанимателе, либо коррупция достигла такого размаха, что даже думать об этом не хотелось. Тревожиться об этом сейчас было некогда. Его забота — охотник. Джесс явно искал подходы к Грефту, болтал с ним у костра каждый вечер, обещал, что научит лучше управляться с охотничьим снаряжением. Лефтрин видел, как он втирается в доверие к юноше и завоевывает его уважение, как вовлекает его в замысловатые философские беседы, подводя к мысли, будто Грефт сам видит, насколько узки и наивны взгляды его товарищей. Это Джесс убедил мальчишку, будто бы предводительство обязывает совершать немыслимые прежде поступки ради «высшего блага» тех, кто слишком мягкосердечен, чтобы признать такую необходимость. Джесс укрепил его убеждение, что он возглавляет драконьих хранителей. Сам Лефтрин находил это маловероятным. Он видел лица других ребят, когда те обсуждали предложение Грефта. Все как один были неприятно поражены. И даже его бесхребетные подпевалы, Кейз и Бокстер, не шагнули вслед за ним на эту зыбкую почву. Они только переглядывались, словно растерянные щенки. Выходит, Грефт не обсуждал с ними прежде этот вопрос.

Таким образом, Лефтрин вычислил источник этих ядовитых идей. Джесс. Джесс наверняка облек их в логичную и вполне прагматичную форму. Джесс намекнул мальчишке, что настоящему предводителю иногда приходится принимать трудные решения. Настоящие предводители порой вынуждены совершать опасные, неприятные и даже безнравственные поступки ради тех, кто следует за ними.

Например, изувечить дракона и продать его частицы чуждой силе, чтобы набить собственные карманы.

И юнец оказался достаточно легковерным, чтобы прислушиваться к словам мудрого старого охотника и выдавать его мысли за свои. И когда его выступление провалилось, бесчестье коснулось только Грефта. Дружба Джесса с остальными хранителями не пострадала, зато охотник узнал, как они относятся к забою драконов ради денег. Что весьма печально — сам Лефтрин считал, что Грефт способен со временем возглавить отряд, когда набьет достаточно шишек на пути наверх. Впрочем, он решил, что эта оплошность станет одной из таких шишек. Если юноше хватит выдержки, он сделает выводы из случившегося и двинется дальше. Если же нет — что ж, некоторые матросы становятся капитанами, а другим не дослужиться и до помощников.

Как бы там ни было, промашка Грефта пролила для Лефтрина свет на происходящее. Он и раньше подозревал Джесса, однако теперь знал наверняка. Когда Лефтрин в первый раз беседовал с охотником наедине и обвинил его в пособничестве калсидийскому купцу, тот даже бровью не повел. Он тут же признался и предположил, что теперь, когда между ними не осталось недомолвок, работать вместе будет куда как проще. Капитан до сих пор скрипел зубами, вспоминая, как гнусный негодяй ухмылялся, предлагая замедлить ход баркаса: тогда драконы, хранители и остальные охотники ушли бы далеко вперед, а они с легкостью прикончили бы отстающего зверя.

— И как только мы избавим бедолагу от мучений и разделаем тушу, то развернем судно и направимся в открытое море. Нет нужды ни заходить в Трехог или Кассарик, ни даже проходить мимо них при свете дня. Мы доставим груз прямиком к побережью. Когда окажемся на месте, я подам сигнал особым порошком — он испускает ярко-красный дым почти без огня. Печки с камбуза будет довольно. Нам навстречу выйдет корабль, и мы отправимся в Калсиду за деньгами, каких тебе с командой не потратить вовек.

— На борту «Смоляного» находится не только моя команда, — холодно заметил Лефтрин.

— Это я заметил. Но, между нами, по-моему, женщина от тебя без ума. Так не церемонься с ней. Скажи, что увезешь ее в Калсиду, где она будет жить как принцесса. Она согласится. А тот щеголь, что ее сопровождает, только и мечтает, чтобы добраться до цивилизации. Скорее всего, ему безразлично, куда ехать, лишь бы не в Дождевые чащобы. Или включи его в уговор. — Охотник ухмыльнулся еще шире и добавил: — Или просто избавься от него. Лично мне без разницы.

— Я никогда не покину корабль. А «Смоляной» не выдержит дороги в Калсиду.

— Неужто? — изумился предатель, склонив голову набок. — Сдается мне, твой баркас может выдержать куда больше, чем кажется с первого взгляда. Если тебе мало тех денег, что ты получишь за куски дракона, бьюсь об заклад, ты не меньше выручишь за корабль, тем более «усовершенствованный». Целиком. Или по частям.

Вот так-то вот. Охотник спокойно встретил яростный взгляд капитана, не прекращая гаденько улыбаться. Он знал. Он знал, чем был «Смоляной», знал, что нашел Лефтрин и как поступил со своей находкой. Лефтрин, говорила эта улыбка, ничуть не лучше его самого. Между ними нет разницы. Лефтрин уже наживался на драконах.

И если он выдаст Джесса, тот отплатит той же монетой. Капитан ощутил, как «Смоляной» ищуще тянется к нему. Он быстро шагнул к борту и положил руку на серебристую древесину.

— Все наладится, — заверил он корабль. — Поверь мне. Я что-нибудь придумаю. Я всегда нахожу выход.

Затем он убрал руки с планшира и направился к Сваргу, просто на случай, если Элис вдруг выйдет на палубу.

Сварг, по обыкновению неразговорчивый, налегал на румпель, и его взгляд, отстраненный и мечтательный, был прикован к воде. А ведь он немолод, понял вдруг Лефтрин. Да что там, он и сам уже давно не мальчик. Капитан пересчитал годы, проведенные ими бок о бок, припомнил, что им довелось пережить вместе, плохое и хорошее. Сварг не усомнился в решении капитана, когда Лефтрин рассказал о найденном диводреве и описал, как намерен использовать его. Сварг мог бы выдать его, но не стал. Сварг мог бы взять его за горло, потребовать себе часть древесины в обмен на молчание, уйти с судна, продать ее и разбогатеть. Но ничего этого он не сделал. Он попросил только об одном — простая просьба, с которой ему следовало бы обратиться давным-давно.

«Есть одна женщина, — проговорил он тогда медленно. — Хорошая женщина с реки, способная справиться с работой на корабле. Я знаю, что если останусь на судне сейчас, значит, останусь навсегда. С такой женщиной легко быть рядом. Она сможет навсегда стать частью команды. Она понравится тебе, кэп. Я уверен, понравится».

Вот так Беллин стала частью заключенного с рулевым уговора, и никто об этом ни разу не пожалел. Она поднялась на борт, повесила на крюк матросскую кису и сшила занавеску, чтобы они со Сваргом могли уединиться. «Смоляному» она сразу понравилась. «Смоляной» стал ее домом и его судьбой. Эти двое давно уже порвали все связи с сушей, и Сварг был доволен своей жизнью. И вот сейчас он стоял, сжимая широкими ладонями румпель, как и обычно, днями напролет. Лефтрин полагал, что Сварг, постоянно касающийся древесины, знает «Смоляного» не хуже его самого. Знает судно и любит его.

— Как он сегодня? — спросил капитан, как будто сам не знал ответа.

Сварг поднял на него взгляд, слегка удивившись бессмысленности вопроса.

— Отлично идет, капитан, — буркнул он обычным низким тоном, так что требовалась привычка, чтобы разобрать произнесенное. — В охотку. Дно здесь хорошее. Не такой топкий ил, как вчера. Мы идем верным курсом. Это точно. И быстро.

— Рад слышать, Сварг, — отозвался Лефтрин, и рулевой вернулся к своим размышлениям и созерцанию.

В этом году «Смоляной» претерпел нелегкие изменения. Лефтрин распустил большую часть команды, сообщив о своей находке и замыслах, связанных с диводревом, только тем, кто наверняка сохранит тайну и останется на борту. Ни один багорщик не смог бы поработать на «Смоляном» и не заметить, чем отличается баркас от других судов. Каждый член команды был отобран лично капитаном и согласился остаться на борту до конца своих дней. Хеннесси преданно любил баркас, Беллин нравилась жизнь на судне, а Эйдер отличался разговорчивостью якоря. Что до Скелли, корабль был ее наследством. Казалось бы, тайна в безопасности.

Но на деле вышло иначе. И вот теперь все они в опасности, включая корабль. Что предпримет Совет, если узнает о поступке капитана? Как воспримут это драконы? Лефтрин стиснул зубы и кулаки. Слишком поздно идти на попятный.

Капитан медленно обошел палубу кругом, проверяя то, что не нуждалось в проверке, и не находя ни единой неполадки. Джесс и его лодка исчезли. Отлично. Лефтрин на миг задумался, затем достал флягу с ромом и выплеснул ее содержимое за борт, в речную воду.

— Чтоб он никогда не вернулся! — свирепо обратился капитан к Элу.

Как известно, этого бога не трогают просьбы, но время от времени его удается подкупить. Обычно Лефтрин обращался к Са, если вообще молился. Но порой жестокость языческого бога остается последней надеждой человека.

Ну, не вполне последней. Он всегда может прикончить негодяя и сам…

Эта мысль смущала капитана, причем не только тем, что Джесса наверняка будет не так-то просто убить. Лефтрину не хотелось видеть себя человеком, устраняющим неудобных ему людей. Однако Джесс дал понять, что доставит ему не просто неудобство.

На воде, размышлял Лефтрин, найдется множество способов избавиться от человека так, будто всему виной несчастный случай. Он рассуждал хладнокровно. Джесс силен и проницателен. Глупо было сегодня рычать на него. Стоило изобразить интерес к предложению охотника, усыпить его бдительность. Стоило пригласить его на полночную прогулку к спящим драконам. Отличная возможность прикончить охотника. Но Джесс вывел его из себя настолько, что ему стало не до стратегии. Его раздражало, что охотник посмеивается над Элис. Этот крысюк почуял, как относится к ней Лефтрин. И у капитана сложилось впечатление, что Джесс с радостью испортит им жизнь — просто потому, что может. Он видел лицо охотника, когда Элис вернулась на борт с драконьей чешуйкой, которую с таким восторгом всем показывала. Он видел жадный огонек, вспыхнувший в глазах Джесса, и испугался за Элис. Лефтрин прошел еще несколько шагов по палубе и поправил бухту троса, и без того уложенную вполне аккуратно.

Позапрошлой ночью Джесс явился к Лефтрину с новым планом. Он едва не свел капитана с ума, уверяя, будто бы Седрик охотно присоединится к «их» заговору. Он не пожелал объяснить, на чем основывает свою уверенность, но Лефтрин дважды заставал его около каюты больного. Джесс лишь презрительно ухмылялся — он явно считал, что Лефтрин, Элис и Седрик вместе сговорились против драконов, а он сам может присоединиться к их союзу и использовать его к собственной выгоде. Рано или поздно Джесс поговорит с Седриком, и тот легко поверит, будто Лефтрин действует заодно с охотником. Капитан ясно себе представлял, что скажет торговец из Удачного в ответ на изложенный ему замысел: Лефтрин похищает Элис и увозит ее в Калсиду, поскольку сам Седрик, получив достаточно денег, с радостью поедет туда же. Или что скажет Элис, если ее убедят, будто Лефтрин только и ждет удобного случая, чтобы прикончить дракона.

Этот Джесс непредсказуем. От него необходимо избавиться. В капитане зрела холодная уверенность, и он чувствовал, что «Смоляной» согласен с его решением. Это казалось едва ли не облегчением.

Убийство Джесса, предположил он, повлечет за собой определенные последствия, даже если будет обставлено как несчастный случай. Калсидийский купец Синад Арих захочет узнать, что случилось с его наемником, если Джесс не пришлет ему весточку в условленный срок. Что ж, пусть гадает! Река Дождевых чащоб — место опасное. Люди, не менее опытные, чем Джесс, и куда более приятные, погибали на реке. Решение укоренилось в душе Лефтрина. Скоро Джесс умрет.

Но это придется как-то подстроить. А значит, попытаться убедить охотника, что он передумал. Может быть, даже удастся уверить Джесса, что он потерял интерес к Элис. Если охотник перестанет видеть в ней оружие, которым можно воспользоваться против Лефтрина, то, скорее всего, прекратит ее донимать. После чего останется лишь дождаться подходящей возможности.

«Смоляной» подтолкнул его, привлекая внимание.

— Что такое? — спросил он у корабля и остановился.

Быстро оглядевшись, Лефтрин не заметил ничего опасного. Несмотря на предлог, под которым он сбежал от Элис, эта часть реки не сулила никаких затруднений. Русло окаймляли заросли камыша, и баркас просто двигался по проходу между ними. Рыбы здесь было полно, и Лефтрин подозревал, что драконы по пути как следует подкрепятся.

Затем капитан разглядел, как трепещут деревья, растущие за камышами. Кроны содрогались, с некоторых посыпались желтые листья и мелкие ветки. Мигом позже прибрежные камыши всколыхнула волна и покатилась дальше, в реку, взбаламутив воду и траву. Она ударила в корпус судна и прошла дальше, почти незаметная на глубине.

— Землетрясение! — крикнул с кормы Сварг.

— Землетрясение! — предостерегающе проревел Большой Эйдер, обращаясь к хранителям в маленьких лодках.

— Именно! — подтвердил Лефтрин. — Отведите «Смоляного» как можно дальше от берегов, но так, чтобы не потерять дно. Осторожно, взялись!

— Поберегись! — откликнулись багорщики.

Пока «Смоляной» отходил от берега, по кронам деревьев прошла еще одна волна. На землю посыпались дождем листья, ветки и старые птичьи гнезда. Миг — и камыши, ряд за рядом, окунулись в воду, а затем баркас покачнулся. Лефтрин нахмурился, но не отвел взгляда от деревьев. Землетрясения частенько случались в Дождевых чащобах, и, по большей части, на слабые толчки никто не обращал внимания. Сильные же не только угрожали жизни рабочих, ведущих раскопки в городах Старших, но и могли свалить старое или подгнившее дерево. Даже если ствол не рухнет прямо на палубу, из-за них, как слышал Лефтрин, порой тонули корабли. Говорят, во времена его дедушки именно упавшее дерево, по-настоящему огромное, остановило все движение на реке, и рабочим потребовалось почти полгода, чтобы расчистить фарватер. Сам он несколько сомневался в правдивости этой истории, но в каждой легенде найдется зерно истины. Наверняка где-нибудь да упало достаточно большое дерево, чтобы пошли такие слухи.

— Что происходит? — В голосе Элис угадывалась тревога.

Она услышала крики и вышла на палубу.

— Землетрясение, и довольно сильное, — не глядя на нее, ответил Лефтрин. — Пока что никаких осложнений, похоже, только деревья как следует встряхнуло. Ни одно не упало. Если не будет второго толчка, посильнее, мы легко отделаемся.

К ее чести, Элис только кивнула в ответ. Землетрясения были обычным делом по всем Проклятым берегам. Жителей Удачного ими не удивишь, хотя капитан сомневался, что Элис когда-либо переживала таковое на воде или беспокоилась из-за падающих крупных деревьев. Возможно, и следующее предостережение окажется для нее новостью.

— Иногда из-за землетрясений вода в реке становится более едкой. Но не сразу. Считается, что-то происходит выше по течению и выпускает белую воду. Через два-три дня мы, возможно, увидим, что река совсем побелела. Или нет. А вслед за действительно сильным землетрясением иногда приходят грязевые дожди.

Элис тут же оценила угрозу.

— Если вода сделается едкой, что делать драконам? И выдержат ли лодки хранителей?

Лефтрин глубоко вдохнул и выдохнул через нос.

— Ну, эта опасность на реке была всегда. Лодки, вероятно, некоторое время продержатся, хотя, на всякий случай, если вода станет едкой, мы затащим их на палубу, поставим друг на друга, а хранители поплывут с нами.

— А драконы?

Капитан покачал головой.

— Насколько я понял, у них довольно прочные шкуры. Многие животные, рыбы и птицы чащоб привычны к здешней воде. Кое-кто держится подальше от реки, когда она белеет, а другие вроде бы и не замечают разницы. Если вода станет едкой, многое будет зависеть от того, насколько сильно и как надолго она изменится. День-другой, полагаю, драконы выдержат. Если дольше, я начну беспокоиться. Но, может, нам повезет, мы найдем сухой берег, и драконы переждут на нем самое худшее.

— А если берега не будет? — негромко спросила Элис.

— Ты и сама знаешь ответ, — отозвался Лефтрин.

До сих пор за всю дорогу такое случилось лишь однажды. Как-то вечером они так и не нашли надежного места для отдыха. Во все стороны, сколько ни смотри, тянулись одни болота, и драконам некуда было вылезти из воды. Несмотря на все их ворчание, им пришлось ночевать прямо в реке, а хранители улеглись на палубе «Смоляного». Драконам тот опыт пришелся совершенно не по вкусу, однако они выжили. Но тогда вода была не слишком едкой, а погода — мягкой.

— Им придется потерпеть, — заключил Лефтрин.

Ни он сам, ни Элис не заговорили вслух о том, что белая вода может разъесть раны драконов.

— Это путешествие изначально сопровождали опасности, — чуть помолчав, добавил Лефтрин. — Очевидные опасности, с которыми мы постоянно живем бок о бок. Первые «поселенцы» Дождевых чащоб были, по сути, брошены здесь. Ни один человек в здравом рассудке не пришел бы в эти края по доброй воле.

— Я знаю историю своего народа, — перебила Элис несколько резко, но тут же слабо улыбнулась. — И я, со всей определенностью, пришла сюда по доброй воле.

— Да, верно, история Удачного — это история Дождевых чащоб. Но, по-моему, мы живем тут несколько дольше, чем вы.

Капитан облокотился на борт, ощущая под руками крепость «Смоляного». Окинул взглядом течение своего мира.

— Странность струится в водах этой реки и влияет на всех нас, так или иначе. Трехог не самое удобное место для жизни, и Кассарик не лучше. Но без этих городов у Удачного не было бы магии Старших на продажу. То есть нет Дождевых чащоб — нет и Удачного, как я это вижу. Но я пытаюсь сказать, что поколение за поколением, десятилетие за десятилетием молодые исследователи пускались в путь, обещая, что найдут лучшее место для поселения. Некоторые так и не вернулись. Остальные же рассказывали об одном и том же. Ничего, кроме бескрайней долины, где много деревьев и еще больше сырости. И чем дальше углубляешься в лес, тем более странным он становится. Все экспедиции, поднимавшиеся вверх по течению, возвращались, уверяя, что дошли до конца судоходного русла или же места, где река разлилась во всю ширь, так что оба берега напрочь скрылись из вида.

— Но ведь они просто не заходили достаточно далеко? Я встречала довольно упоминаний Кельсингры, чтобы не сомневаться в том, что она существовала. И где-то существует до сих пор.

— Печальная истина состоит в том, что мы можем прямо сейчас проплывать над ней и никогда об этом даже не узнать. Или же она может остаться в полудне пути от нас, за деревьями, укрытая мхом и грязью. Или стоять на одном из притоков, которые мы миновали. Два других города Старших либо затонули, либо были погребены. Никто не знает наверняка, что с ними случилось, но известно, что теперь они под землей. То же самое могло произойти и с Кельсингрой. Вероятно, так и было. Нам известно, что давным-давно стряслось что-то грандиозное и ужасное. От этого погибли Старшие и почти вымерли драконы. Изменилось все. И сейчас, на самом деле, мы всего лишь следуем за драконами по самому судоходному руслу и надеемся к чему-то прийти.

Лефтрин поднял взгляд на Элис и увидел, как побледнело ее лицо под веснушками, как сжались губы.

— Чистая логика, Элис, — добавил он, пытаясь говорить мягче. — Если Кельсингра выстояла, разве не уцелели бы Старшие? А если Старшие выжили, разве они не спасли бы драконов? Ведь на всех гобеленах они всегда рядом.

— Но… если ты не веришь, что мы найдем Кельсингру, если ты с самого начала не верил, что мы можем ее найти, зачем ты вообще отправился в этот поход?

Тогда он заглянул прямо в ее серо-зеленые глаза.

— Ты хотела поехать. Ты хотела, чтобы поехал я. Так я мог побыть рядом с тобой, пусть и не так уж долго.

При этих словах вся душа Элис отразилась в ее глазах. Лефтрин отвел взгляд.

— Вот что определило мое решение. Сперва, когда я только услышал об этом, я подумал про себя: «Э, да это затея для безумца. Мало шансов на успех, и, бьюсь об заклад, платят соответственно». Часть денег вперед и обещание золотых гор, когда «дело будет сделано». И приключения по дороге. На реке нет человека, который не гадал бы, где ее исток. И вот представилась возможность узнать наверняка. А я всегда был азартен. Всякий, кто работает на реке, играет в орлянку так или иначе. Вот я и сделал ставку.

Лефтрин бросил сам себе вызов и принял собственное пари. Руки Элис лежали на планшире рядом с его руками. Он мягко накрыл ладонью ее пальцы — и его едва не скрутило судорогой. Дрожь охватила все его тело. Рука Элис лежала под его ладонью, а под ней был «Смоляной».

«Все, что мне нужно в этой жизни, сейчас здесь, под моей рукой», — пронеслось у него в голове.

Мысль отдалась эхом во всем теле, проникла в кости, вошла в шпангоуты «Смоляного» и вернулась обратно, так что капитан уже не мог определить, где именно она зародилась.

Двенадцатый день месяца Молитв, шестой год Вольного союза торговцев
От Эрека, смотрителя голубятни в Удачном, — Детози, смотрительнице голубятни в Трехоге

Приложенное письмо в запечатанном футляре, весьма секретное, адресовано торговцу Ньюфу. Была внесена дополнительная плата, чтобы обеспечить доставку с неповрежденной печатью.

Детози, мой ученик по-прежнему отлично справляется с обязанностями. Твоя семья прекрасно его воспитала. Еще будет голосование смотрителей, но, скорее всего, Рейал получит звание подмастерья. Я, разумеется, сообщаю тебе это по секрету, зная, что ты не обмолвишься ему ни словечком до официального решения.

Он так преуспел, что я подумываю, не взять ли мне отпуск. Мне уже давно хотелось съездить в Дождевые чащобы и посмотреть на тамошние чудеса. Я, конечно же, не намерен злоупотреблять гостеприимством твоих родных, но был бы рад наконец-то увидеть тебя воочию. Придется ли тебе это по нраву?

Эрек

Глава 3 ПЕРВАЯ ДОБЫЧА

Все до единого хранители сразу поняли, что им угрожает, когда прошедшая по воде рябь всколыхнула лодки. Шедшие впереди драконы внезапно встали, широко расставили лапы и зарылись когтями в речное дно, дожидаясь, пока волна пройдет. Серебряный дракон неистово затрубил, мотая головой так, будто пытался посмотреть во все стороны одновременно. Вспугнутые птицы вспорхнули с деревьев и заметались над рекой, выражая ужас криками и писком.

— Хорошо, что мы не бросились к берегу, — крикнул Рапскаль, когда последовал второй толчок и на лесную почву и мелководье дождем посыпались листья и ветки. — Не хватало еще, чтобы на нас упало дерево!

Тимара об этом и не тревожилась, пока он не сказал. Она слишком увлеклась, сравнивая ощущения от землетрясения на воде и на вершине дерева. Может, родителей тоже коснулся толчок. Высоко в кронах Трехога, в шатких дешевых лачугах, прозванных Сверчковыми Домиками, при землетрясении содрогалось все. Люди кричали и хватались за ветви деревьев, если могли. Порой во время толчков падали дома, как тяжелые, так и хлипкие. От этих мыслей Тимару охватили тревога за родителей и тоска по дому. Однако возглас Рапскаля вырвал ее из задумчивости, как только она поняла, что оказаться под рухнувшим деревом не менее опасно, чем самому с него упасть.

— Правь подальше от берега! — приказала она Рапскалю и сама сильнее налегла на весло.

Они почти нагнали остановившихся драконов. Вокруг бестолково мельтешила разметанная лодочная флотилия.

— Нет. Все уже кончилось. Глянь на драконов. Они знают. Они пошли дальше.

Рапскаль был прав. Драконы впереди обменялись негромкими трубными звуками и медленно двинулись дальше по илу и воде. Остановившись, они сбились в кучу вокруг Меркора, а теперь снова рассеялись по руслу реки. Золотистый пошел первым, а остальные тащились за ним. Тимара уже привыкла ежедневно наблюдать, как драконы бредут по воде впереди. Но когда они снова сдвинулись с места, она вдруг увидела их свежим взглядом. Их было пятнадцать, от Кало, который почти достиг нормальных драконьих размеров, до Медной, в холке немногим выше роста Тимары. Солнце играло на воде и их чешуе. Золотые и красные, лиловые и оранжевые, сверкающие синие, от лазурной до почти черной, их шкуры едва не слепили блеском. Девушка поняла, что и цвета сделались ярче и насыщенней. Драконы стали не просто чище — они явно поздоровели. У некоторых в окрасе начали проявляться дополнительные цвета. Темно-синие крылья Синтары украсились серебряной каймой, а «бахрома» на шее приобрела новый оттенок.

Все драконы двигались с тяжеловесным изяществом. Кало с Сестиканом шли сразу за Меркором, и их головы при ходьбе покачивались взад-вперед. Прямо на глазах у Тимары Сестикан сунул морду под воду и вытащил жирную вялую речную змею. Дракон резко тряхнул добычу, и извивавшаяся прежде тварь безвольно повисла в его пасти. Он съел ее на ходу, запрокинув голову и проглотив змею так же, как птица глотает червя.

— Надеюсь, моя крошка Хеби найдет что-нибудь съедобное по дороге. Она проголодалась. Я чувствую.

— Если не сумеет, постараемся вечером что-нибудь для нее добыть, — ляпнула Тимара, не подумав.

И вдруг поняла, что все безропотнее делится с остальными добычей, которую приносит с вечерней охоты. Чаще всего пища доставалась самому голодному дракону. Это не слишком-то располагало к ней Синтару, но ведь и синяя королева не особенно любезничала с Тимарой. Пусть сама поймет, что верность — штука взаимная.

Остаток дня девушка ждала новых толчков, но если они и были, то настолько слабыми, что никто их не ощутил. Когда они встали лагерем на топком берегу, основной темой всех разговоров стало землетрясение и вопрос, побелеет ли после него вода. Разъяснив за ужином во всех подробностях нависшую угрозу для всех и каждого, Грефт внезапно поднялся и закрыл тему.

— Что бы ни случилось, оно все равно случится, — заключил он сурово, словно ожидая возражений. — Нет смысла переживать, а подготовиться невозможно. Так что просто будьте наготове.

И он ушел от их освещенного костром круга в темноту. Еще несколько минут все сидели молча. Тимара ощущала неловкость — Грефт явно до сих пор расплачивался за неосторожные слова о медной драконице. И то, как он провозгласил очевидное, показалось ей вялой попыткой отстоять свое главенство. Даже его ближайшим сторонникам, похоже, стало за него неловко. Ни Кейз, ни Бокстер не пошли за ним и даже не посмотрели ему вслед. Тимара, не отрываясь, глядела в огонь, однако краем глаза заметила, как вскоре поднялась Джерд, долго напоказ потягивалась, а затем тоже скрылась в темноте. Проходя мимо Тимары, она пожелала девушке доброй ночи тихим язвительным голоском. Та стиснула зубы и ничего не ответила.

— Что с ней в последнее время творится? — вслух спросил Рапскаль, сидевший справа от Тимары.

— Такая уж она есть, — кисло откликнулся Татс.

— Я точно понятия не имею, что с ней. И вообще иду спать, — заявила Тимара.

Ей хотелось уйти со света, пока кто-нибудь не заметил ее смущения.

— Что ж, доброй ночи, — пробормотал Татс чуть суховато, словно своим резким ответом она в чем-то его упрекнула.

— Я скоро приду, — радостно известил ее Рапскаль.

Тимара так и не сумела ему объяснить, что на самом деле вовсе не хочет все время ночевать с ним рядом. Однажды, когда она мягко намекнула, что не нуждается в охране, он жизнерадостно объяснил, почему ему нравится спать с ней спина к спине.

— Так теплее, а если что-то случится, ты наверняка проснешься быстрее меня. Да и нож у тебя больше.

Вот так, к скрытому изумлению остальных, Рапскаль сделался ее неизменным соседом по походной постели ночью и товарищем по лодке днем. Тимара по-своему привязалась к нему, но его постоянное присутствие все-таки не могло не раздражать. С тех пор, как она увидела Грефта с Джерд, ее одолевали тревоги. Она пыталась разобраться в собственных переживаниях, но так и не нашла убедительных ответов на свои вопросы.

Мог ли Грефт сам создать для себя новые правила? А Джерд? Если смогли они, что насчет всех остальных? Тимара отчаянно мечтала улучить минутку и спокойно поговорить с Татсом, но Рапскаль вечно оказывался рядом. А когда не было его, за Татсом таскалась Сильве. Тимара не была уверена, расскажет ли Татсу о том, что видела в лесу, но точно знала, что хочет это с кем-нибудь обсудить.

В тот вечер, вернувшись в лагерь, Тимара действительно подумывала, не рассказать ли о происходящем капитану Лефтрину, раз уж он командует судном, помогающим им в походе. Но чем дольше она размышляла, тем меньше ей хотелось обращаться к нему. Из этого, решила Тимара, получится нечто среднее между сплетнями и предательством. Нет. Происходящее между Грефтом и Джерд касалось только драконьих хранителей, и никого больше. Именно они всегда были связаны правилами, придуманными для них другими — вроде капитана Лефтрина, теми, кто тоже отмечен чащобами, однако не загоняет из-за этого себя в рамки. Разве это справедливо? Разве правильно, что кто-то другой может принимать подобные решения и связывать ими ее и других хранителей?

Тимара до сих пор заливалась румянцем всякий раз, как вспоминала о происшедшем. Смущало уже то, что она видела Грефта с Джерд и знала теперь, чем они занимались. Но еще хуже было понимать, что они застукали ее за подглядыванием. Она не могла смотреть им в глаза, но столь же неловко было и избегать их взглядов. Хуже того, из-за колких замечаний Джерд и самодовольных взглядов Грефта она невольно чувствовала неправой себя. А ведь это было не так, правда же?

То, чем занимались Грефт с Джерд, шло вразрез со всем, чему учили Тимару. Даже будь они супругами, это все равно осталось бы неправильным… не то чтобы им кто-то позволил бы пожениться. Все знают, что если Дождевые чащобы сильно метят ребенка с самого рождения, лучше всего бросить его умирать и зачать нового. Такие дети редко доживают до пяти лет. В краях, где нужда в порядке вещей, глупо тратить силы и средства на обреченного младенца. Разумнее даже не пытаться его вырастить. Тем же, кто выжил, как Тимара, благодаря везению или упрямству родичей, запрещено вступать в связи, не говоря уже о том, чтобы обзаводиться детьми.

Но если это Грефт с Джерд поступили неправильно, почему же она чувствует себя не только виноватой, но еще и глупой? Тимара плотнее закуталась в одеяло и уставилась в темноту. Ребята, оставшиеся у костра, болтали и порой смеялись. Ей хотелось бы посидеть с ними, насладиться дружеским общением с товарищами по путешествию. Но Джерд с Грефтом каким-то образом все испортили. Вдруг остальные тоже знают, но их это не волнует? Что они подумают о ней, если она все расскажет? Осудят ли они Грефта и Джерд? Или же отвернутся от Тимары и посмеются над ее ограниченностью? Оттого, что она не знала ответов на свои вопросы, девушка казалась себе маленькой и глупой.

Она еще не спала, когда Рапскаль пошел к лодке за своими вещами, и видела из-под ресниц, как он приближается к ней, закутанный в одеяло. Юноша перешагнул через нее, сел спиной к Тимаре и уютно угнездился у нее под боком. От души зевнул и спустя несколько мгновений уже крепко спал.

Его тепло согревало Тимару. Она подумала, что может перекатиться и развернуться к нему лицом, и это его разбудит. Интересно, что будет потом? Рапскаль, при всей его чудаковатости, был очень красив. Его светло-голубые глаза одновременно тревожили и очаровывали. Несмотря на чешуйки, у него сохранились длинные темные ресницы. Она его не любит — по крайней мере, не в том смысле, — но он безусловно привлекателен как мужчина. Тимара закусила губу, вспомнив, за каким занятием застала Грефта с Джерд. Она сомневалась, что Джерд любит Грефта или Грефт сильно к ней привязан. Они же спорили, прямо перед тем, как приступить к этому. Что бы это значило? Тепло Рапскаля проникало сквозь два одеяла, но Тимару вдруг пробрала дрожь. И породил этот трепет не холод, а возможности.

Очень медленно Тимара отодвинулась от Рапскаля. Нет. Не сегодня. Не поддаваться порыву, не действовать безрассудно. Нет. И неважно, что делают другие. Она должна как следует обдумать все сама.


Рассвет наступил слишком скоро и не принес с собой ответов. Тимара с трудом села, не уверенная, спала она вообще или нет. Рапскаль еще не проснулся, как и почти все остальные. Драконы не были ранними пташками, и многие хранители стали вставать почти так же поздно. Однако Тимара нелегко расставалась со старыми привычками. Свет всегда будил ее, а отец говорил, что раннее утро — лучшее время для охоты или сбора пищи. Поэтому, несмотря на усталость, Тимара поднялась. Она немного постояла, задумчиво глядя на Рапскаля. Его темные ресницы бросали тень на щеки, губы, пухлые и мягкие, были приоткрыты. Руки он подтянул к подбородку. Ногти стали розовее, чем раньше. Тимара наклонилась, чтобы рассмотреть их вблизи. Точно, меняются. Краснеют под цвет его маленькой драконицы. Тимара невольно улыбнулась при этой мысли и поймала себя на том, что чует Рапскаля — мускусный мужской запах, который вовсе не кажется отталкивающим. Она выпрямилась и отошла от него. О чем она думает? Что он хорошо пахнет? Интересно, как Джерд выбрала Грефта и почему? Тимара сложила одеяло и бросила в лодку.

В распорядок вечернего обустройства лагеря входило рытье колодца в песке. На некотором расстоянии от воды копали яму и выстилали ее полотном. Вода, просачивающаяся сквозь ткань, получалась менее едкой, чем в реке. И все же Тимара приблизилась к колодцу с опаской. С облегчением она увидела, что этим утром река осталась почти прозрачной, и сочла вполне безопасным и умывание, и питье. Холодная вода живо прогнала остатки сна. Пора встречать новый день.

Большинство хранителей еще куталось в одеяла вокруг тлеющих углей вечернего костра. Тимара решила, что они похожи на синие коконы. На оболочки драконов. Она в очередной раз зевнула и решила пройтись вдоль берега с острогой. Если хоть немного повезет, она найдет либо завтрак для себя, либо закуску для Синтары.

«Рыба пришлась бы кстати. А мясо было бы еще лучше», — сонная мысль драконицы укрепила Тимару в ее намерении.

— Рыба, — твердо произнесла девушка вслух и одновременно разделила мысли с драконицей. — Если только случайно не наткнусь у воды на какую-нибудь дичь. Но в лес на рассвете я не пойду. Не хочу, чтобы меня ждали, когда все остальные проснутся и будут готовы к отходу.

«А точно ли дело не в боязни того, что ты можешь увидеть в лесу?» — уколола ее Синтара.

— Я не боюсь. Просто не хочу на это смотреть, — огрызнулась Тимара.

Она попыталась, без особого успеха, закрыть разум от прикосновения драконицы. Ей удалось отстраниться от ее слов, но не избавиться от присутствия.

У Тимары было время подумать о роли Синтары в ее открытии. Несомненно, драконица нарочно отправила ее вслед за Грефтом и Джерд, зная, что происходит между ними, и использовала все доступные ей средства, чтобы девушка наверняка все увидела. И Тимару до сих пор жгло воспоминание о том, как Синтара обволокла ее драконьими чарами, посылая в лес по следам Грефта.

Не знала она только одного — зачем драконица ее туда отправила, но не стала спрашивать об этом прямо. Тимара уже выяснила, что самый верный способ добиться от Синтары лжи — это задать ей прямой вопрос. Она узнает больше, выжидая и слушая.

«Точь-в-точь как с матерью», — подумала девушка, мрачно улыбнувшись.

Она выбросила из головы лишние мысли и сосредоточилась на охоте. В этот час еще можно найти покой. Мало кто из хранителей встает в такую рань. Драконы, может, уже ворочаются, но еще не оживились, предпочитая, чтобы солнце поднялось повыше и согрело их, прежде чем они начнут тратить силы. Речной берег достался в полное распоряжение Тимаре, когда она тихонько подошла к кромке воды с острогой наготове. Она забыла обо всем, кроме себя и добычи, и мир вокруг застыл в безупречном равновесии. Небо протянулось голубой полосой над широким руслом реки. Вдоль берегов в почти прозрачной воде шелестел камыш. Мягкая илистая почва запечатлела следы всех живых существ, побывавших здесь за ночь. Пока драконьи хранители спали, по меньшей мере два болотных лося спустились к воде и вернулись в лес. Какое-то животное с перепончатыми лапами выбралось из воды, полакомилось моллюсками, насорило на берегу пустыми ракушками и скользнуло обратно.

Тимара увидела, что по мелководью ходит большая усатая рыбина. Та вроде бы не замечала ее. Она ворошила усами ил и глотала каких-то мелких тварей, вспугнутых со дна. Рыба приблизилась к тому месту, где стояла наготове Тимара, но, когда та ударила, плеснула хвостом и скрылась, оставив только клубящуюся в воде муть.

— Будь проклято такое везенье! — буркнула девушка, выдернув острогу из илистого дна.

— Не очень-то похоже на молитву, — мягко упрекнула ее Элис.

Тимара постаралась не вздрогнуть. Она снова взяла острогу на изготовку, глянула через плечо на Элис и медленно двинулась дальше вдоль берега.

— Я охочусь. И промахнулась.

— Знаю. Я видела.

Тимара шла дальше, не сводя глаз с воды, в надежде, что женщина из Удачного поймет намек и оставит ее в покое. Она не слышала шагов Элис, однако краем глаза видела, что ее тень движется рядом. Некоторое время помолчав, Тимара с вызовом решила, что не боится этой женщины.

— Раненько ты сегодня поднялась, — заговорила она.

— Не спалось. Я встала еще до рассвета. И, должна признать, на пустынном берегу примерно за час становится весьма одиноко. Я была рада тебя встретить.

Тон Элис был куда более дружелюбным, чем ожидала Тимара. С чего эта женщина вообще с ней разговаривает? Неужели ей и впрямь настолько одиноко?

— Но тебе же может составить компанию Седрик, — не подумав, выпалила девушка. — Почему ты одна?

— Ему до сих пор нездоровится. Да и, если уж на то пошло, в последнее время он не слишком меня жалует. Причем, увы, не без причины.

Тимара смотрела на воду, радуясь тому, что женщина из Удачного не видит изумления, написанного на ее лице. Она что, секретничает с ней? Зачем? Неужели она думает, что у них может быть что-то общее? Любопытство впилось в Тимару острыми коготками и терзало, пока она наконец не сдалась.

— И почему же он перестал тебя жаловать? — спросила она, надеясь, что ее голос звучит непринужденно.

Элис тяжко вздохнула.

— Понимаешь ли, он занемог. А Седрик всегда отличался завидным здоровьем, так что ему трудно мириться с болезнью. И тем более — в таких, по его мнению, невыносимых условиях. Его постель узка и жестка, ему не нравятся запахи баркаса и реки, еда либо безвкусна, либо отвратительна, в каюте темно, развлечений никаких. Он несчастен. И в том, что он оказался здесь, виновата я. Седрик не хотел ехать в Дождевые чащобы, не говоря уже о том, чтобы принимать участие в походе.

Еще одна крупная рыбина выплыла на мелководье, исследуя залежи ила. На миг показалось, что она заметила Тимару. Девушка застыла и только потом, когда добыча принялась просеивать ил усами, ударила. Она была твердо уверена, что попала, и страшно удивилась, обнаружив, что в иле никого нет, а острога просто засела в грязи. Она выдернула оружие.

— Ты снова промахнулась, — заметила женщина из Удачного, но в голосе ее прозвучало искреннее сочувствие. — Я была уверена, что ты ее убила. Но они весьма проворны. Не думаю, что мне когда-нибудь удастся такую поймать.

— О, надо просто пробовать, — заверила ее Тимара, не отрывая взгляда от воды.

Нет, рыба уплыла и уже далеко отсюда. И наверняка не вернется.

— А ты занимаешься этим с самого детства?

— Рыбной ловлей? Не слишком часто.

Тимара продолжала неспешно двигаться вдоль берега. Элис шагала рядом с ней.

— Я охотилась в основном в кронах, — негромко продолжила девушка. — Там попадаются птицы и мелкие звери, иногда ящерицы и довольно крупные змеи. Но, если говорить об ухватках, рыбалка не так уж сильно отличается от охоты на птиц.

— Как ты думаешь, я смогу научиться?

Тимара так и застыла на месте, а затем обернулась, чтобы посмотреть Элис в лицо.

— Но зачем бы тебе? — спросила она с искренним недоумением.

Элис покраснела и отвела взгляд.

— Было бы неплохо научиться чему-то по-настоящему полезному. Ты гораздо младше меня, однако умеешь о себе позаботиться. Я завидую тебе. Иногда я наблюдаю за тобой и другими хранителями и ощущаю себя бесполезной. Вроде изнеженной домашней кошки, которая смотрит, как охотятся дикие коты. В последнее время я пытаюсь оправдать, зачем поехала с вами, чего ради потащила за собой бедного Седрика. Я говорила себе, что еду собирать сведения. Что я нужна, чтобы помочь людям лучше понять драконов. Я заявила мужу и Седрику, что получу здесь бесценную возможность учиться самой и делиться знаниями с другими. Я сказала Малте из Старших, что читала о потерянном городе и, возможно, сумею помочь драконам отыскать туда дорогу. Но я так ничего и не сделала.

На последних словах голос ее, и без того пронизанный стыдом, сорвался.

Тимара молчала. Неужели эта важная дама из Удачного ищет у нее утешения и ободрения? Это совершенно выбивало из колеи.

— Но, по-моему, ты помогла нам с драконами, — удалось выговорить девушке, когда тишина сделалась совсем уж неловкой. — Ты была рядом, когда капитан Лефтрин учил нас вытаскивать наждачных змей, и еще до того, когда мы перевязывали хвост серебряному. Честно говоря, я тогда так удивилась. Я-то думала, что ты слишком утонченная дама, чтобы заниматься подобной грязной работой…

— Утонченная дама? — перебила ее Элис и как-то странно, надтреснуто засмеялась. — Ты считаешь меня утонченной дамой?

— Ну… конечно. Взять хотя бы то, как ты одета. К тому же ты из Удачного, и ученая. Пишешь свитки о драконах, знаешь все-все о Старших.

У нее закончились доводы, и Тимара умолкла, глядя на Элис. Даже сегодня, собираясь прогуляться по берегу на рассвете, эта женщина уложила волосы в прическу и заколола шпильками. Она носит шляпу, чтобы защитить лицо от солнца. Да, на ней рубашка и брюки, но они выстираны и отглажены. Верх ботинок начищен до блеска, даже если к подошвам и прилипла свежая речная грязь. Тимара окинула взглядом себя. Той грязи, что запеклась на ее обуви и шнурках, уже несколько дней, а не часов. Рубаха и штаны порядком истрепаны и нечасто попадают в стирку. А волосы? Тимара невольно коснулась темных косичек. Когда она в последний раз мыла голову, расчесывалась и переплеталась? Когда она в последний раз мылась целиком?

— Я вышла замуж за состоятельного человека. Моя собственная семья… скажем, живет куда скромнее. Наверное, я дама, когда нахожусь в Удачном, и, пожалуй, это не так уж плохо. Но здесь, хм, в Дождевых чащобах, я начала видеть себя по-другому. Мечтать об иных вещах, чем прежде. — Голос Элис совсем стих, но затем она вдруг добавила: — Если хочешь, Тимара, приходи вечером ко мне в каюту. Я покажу тебе, как еще можно уложить волосы. И там можно принять ванну в одиночестве, хотя, конечно, ее едва хватает, чтобы встать туда двумя ногами.

— Я умею мыться! — уязвленно огрызнулась Тимара.

— Прости, — тут же произнесла Элис, залившись таким багровым румянцем, какого Тимара никогда еще не видела. — Мне не… Я неправильно выразила то, что пыталась сказать. Просто я увидела, как ты смотришь на себя, и подумала, насколько это себялюбиво с моей стороны — иметь возможность уединиться, чтобы вымыться и переодеться, в то время как вы с Сильве и Джерд вынуждены проводить все свое время среди юношей и мужчин. Я не хотела…

— Я понимаю.

Разве это самые трудные слова, какие доводилось произносить Тимаре? Наверное, нет, но выговорить их все-таки оказалось нелегко. Элис в глаза она не смотрела.

— Я знаю, что ты не желала дурного, — заставила себя продолжить девушка. — Отец часто говорил мне, что я слишком легко обижаюсь. Что не все хотят меня оскорбить.

Горло у нее перехватило. Непролитые слезы жгли ей уголки глаз. Хотя первые слова дались ей с трудом, теперь Тимара уже не могла остановиться.

— Я не жду, что люди будут добры ко мне или полюбят меня. Напротив. Я жду…

— Не стоит объяснять, — внезапно перебила Элис. — У нас с тобой гораздо больше общего, чем тебе кажется. — Она неуверенно рассмеялась. — Ты, случайно, не находишь иногда причины презирать тех, с кем еще даже не знакома, просто чтобы невзлюбить их прежде, чем они невзлюбят тебя?

— Ну, ясное дело, — призналась Тимара, и они обе невесело засмеялись.

Из камышей выпорхнула птица, напугав их обеих, и тогда их смех сделался более естественным и оборвался, когда им пришлось перевести дух.

Элис смахнула с глаза слезинку.

— Интересно, Синтара хотела, чтобы я узнала именно это? Утром она упорно советовала мне тебя разыскать. Как думаешь, может, она хотела, чтобы мы поняли, как много между нами общего?

Женщина говорила о драконице с теплотой в голосе, но от ее слов Тимару пробрало ознобом.

— Нет, — отозвалась она сдержанно.

Тимара тщательно подбирала слова, чтобы не задеть чувства Элис. Она еще не решила, хочет ли проявлять такое же дружелюбие, какое выказала ей женщина из Удачного, но уж точно не собиралась ее отпугивать.

— Нет. Мне кажется, Синтара просто пытается на тебя влиять — точнее, на нас. Пару дней назад она заставила меня сделать кое-что, как оказалось, совершенно лишнее.

Тимара с опаской глянула на Элис, но та казалась задумчивой, а не оскорбленной.

— Думаю, она пытается понять, насколько велика ее власть над нами. Я ощутила ее чары. А ты?

— Конечно. Это же часть ее существа. Даже не знаю, может ли дракон полностью контролировать свое воздействие на людей. Это в ее природе. Так люди влияют на собак.

— Но я ей не собака! — возмутилась Тимара от испуга резче, чем хотела.

Неужели Синтара влияет на нее сильнее, чем она замечает?

— Нет. Ни ты, ни я. Хотя, подозреваю, меня она считает скорее ручной зверушкой, нежели кем-то еще. Тебя, я думаю, она уважает, потому что ты умеешь охотиться. Но мне она говорила, и не раз, что как женщина я не состоялась. Не могу сказать, в чем именно, но, кажется, я ее разочаровала.

— Сегодня утром она гнала меня на охоту. Я сказала ей, что пойду за рыбой.

— Мне она велела идти за тобой, когда ты пойдешь охотиться. Я увидела тебя на берегу.

Тимара ничего не ответила. Она снова подняла острогу и медленно пошла вдоль берега, размышляя. Не будет ли это предательством?

— Я знаю, что она хотела тебе показать, — заговорила она. — То же, что и мне. Думаю, она хотела, чтобы и ты знала, что Грефт с Джерд — любовники.

Она подождала ответа. Когда его не последовало, девушка оглянулась на Элис. Щеки женщины из Удачного снова порозовели, но рассуждать она попыталась спокойно.

— Что ж. Полагаю, в таких условиях, без уединения и надзора, девушке легко поддаться на уговоры юноши. Они не первые, кто попробует блюдо прежде, чем его подадут на стол. Ты не знаешь, они намерены пожениться?

Тимара посмотрела на нее с изумлением.

— Элис, — начала она, осторожно подбирая слова, — людям вроде меня, вроде них, тем, кто так сильно отмечен Дождевыми чащобами, не позволено жениться. Или заводить любовников. Они нарушают одно из древнейших правил чащоб.

— Значит, это закон? — уточнила Элис, явно сбитая с толку.

— Я… я не уверена, закон ли. Это обычай, который все знают и соблюдают. Если ребенок уже при рождении сильно отличается от нормального человека, родители не растят его. Они «отдают его ночи» — то есть бросают и заводят другого. Лишь немногих, как, скажем, меня… ну, отец принес меня обратно. Он взял меня в дом и вырастил.

— Там рыба, и большая. В тени вон того топляка. Видишь? Она сливается с тенью.

Элис явно разволновалась. Тимара вздрогнула от неожиданной смены темы. Поддавшись порыву, она протянула острогу Элис.

— Поймай ее сама. Ты первая ее увидела. Только помни: не пытайся проткнуть рыбу. Бей так, будто хочешь всадить острогу в дно за ней. С силой.

— Лучше бы била ты, — возразила Элис, берясь за острогу. — Я промахнусь. Она уплывет. А рыба действительно крупная.

— Значит, это прекрасная большая цель для первой попытки. Давай же. Попробуй.

Тимара медленно отступила назад, подальше от воды.

Светлые глаза Элис округлились. Она переводила взгляд с Тимары на рыбу и обратно. Затем она дважды прерывисто глотнула воздуха и вдруг прыгнула. Женщина приземлилась с криком и плеском, оказавшись по щиколотку в воде, и ткнула острогой, вложив в удар гораздо больше силы, чем требовалось. Тимара с разинутым ртом смотрела, как дама из Удачного обеими руками вгоняет орудие еще глубже. Добыча, должно быть, давно уже уплыла. Но нет, Элис стояла в воде, крепко сжимая древко, а длинная толстая рыбина содрогалась в предсмертных муках.

Когда она наконец-то затихла, Элис обернулась к Тимаре.

— У меня получилось! — задыхаясь, воскликнула она. — Получилось! Я попала! Я убила рыбу!

— Да, получилось. Но тебе стоит выйти из воды, пока обувь не расползлась.

— Меня не волнует обувь. Я добыла рыбу. Можно, я еще попробую? Можно, я убью еще одну?

— Думаю, можно. Но, Элис, давай сначала вытащим на берег эту.

— Не упусти ее! Не дай ей уплыть! — закричала она, когда Тимара подошла ближе и взялась за острогу.

— Никуда она не денется. Она мертва. Но надо вытащить из дна острогу, чтобы нам удалось вынести добычу на берег. Не волнуйся. Мы ее не упустим.

— Но у меня ведь получилось? Я убила рыбу.

— Убила.

Потребовалось некоторое усилие, чтобы выдернуть острогу из дна. Рыбина оказалась крупнее, чем ожидала Тимара. Им пришлось тащить ее вдвоем. Тварь оказалась уродливой, плоскомордой, с мелкой черной чешуей и длинными зубами. Когда они выволокли ее на берег и перевернули, то обнаружили блестящее алое брюхо. Тимара никогда еще не видела ничего подобного.

— Не уверена, можно ли ее есть, — с сомнением произнесла она. — Порой животные с ярким окрасом оказываются ядовитыми.

— Надо спросить Меркора. Он наверняка знает. Он многое помнит.

Элис присела на корточки, рассматривая добычу. Она потянулась потрогать рыбу пальцем, но отдернула его.

— Странно. Похоже, у всех драконов разный запас воспоминаний. Иногда я думаю, что Синтара не отвечает на мои вопросы, потому что попросту не может. Но с Меркором мне всякий раз кажется, что он знает, но не хочет делиться. Когда он со мной беседует, то говорит обо всем, кроме драконов и Старших.

— Наверное, не стоит ее трогать, пока не выясним точно.

Тимара осталась сидеть рядом с добычей. Элис кивнула, поднялась, подхватила острогу и пошла вдоль берега. Волнение явственно читалось у нее на лице.

— Посмотрим, нет ли тут кого еще. А потом спросим у Меркора насчет этой.

Девушка встала. Без остроги она чувствовала себя едва ли не голой. Как странно тащиться за другим человеком, занятым охотой. Не слишком приятное ощущение. Она заговорила, как будто попыталась вернуть ощущение собственной значимости.

— Меркор кажется старше других драконов, правда? Старше и более усталым.

— Точно, — негромко подтвердила Элис.

Она двигалась не так плавно, как Тимара, но старалась. Девушка вдруг поняла, что эта крадущаяся походка на цыпочках и чуть сгорбленная стойка подражают ее собственным ухваткам и преувеличивают их. Она никак не могла решить, лестно ей это или оскорбительно.

— Дело в том, что он помнит намного больше других. Я иногда думаю, что возраст складывается из твоих поступков и воспоминаний, а не из числа прожитых лет. И мне кажется, Меркор помнит многое, даже о том, как был змеем.

— По-моему, он всегда выглядит печальным. И добрым, хотя остальные драконы вовсе не отличаются добротой.

Элис присела на корточки, заглядывая под путаницу ветвей и палых листьев.

— Думаю, он помнит больше остальных, — откликнулась она голосом одновременно сосредоточенным и рассеянным. — Я как-то провела приятный вечер за беседой с ним. И он был куда откровенней остальных драконов, хоть и отделывался общими фразами, не упоминая о личных, наследных воспоминаниях. Но все равно он выражал мысли, которых я не слышала еще ни от одного дракона.

Элис ткнула острогой в воду и попыталась отпихнуть с дороги спутанный ком водорослей. Навстречу ей метнулась рыба. Женщина кинулась на нее с громким криком и плеском, но рыба уже уплыла.

— В следующий раз, когда тебе покажется, что рыба может быть где-то рядом, просто ткни острогой. Если ты потревожишь воду рядом с ней, она уйдет. С тем же успехом можно и ударить наугад — может, что и вытащишь.

— Верно.

Элис разочарованно выдохнула и двинулась дальше. Тимара последовала за ней.

— Меркор сказал что-то необычное? — напомнила она женщине.

— О, да, сказал. Он много говорил о Кельсингре. Сказал, что этот город много значил и для драконов, и для Старших. Там была особая серебристая вода, которая очень нравилась драконам. Он не смог или не захотел объяснить подробнее. Однако добавил, что это было важное место, потому что именно там Старшие и драконы встречались и договаривались. Его слова совсем иначе показали мне взаимодействие Старших и драконов. Словно соседние королевства, они вели переговоры и заключали соглашения. Но, когда я это упомянула, Меркор сказал, что это больше походило на симбиоз.

— Симбиоз?

— Они сосуществовали так, чтобы каждая сторона оставалась в выигрыше. Больше, чем в выигрыше. Меркор не говорил этого впрямую, но, похоже, он считает, что если бы Старшие выжили, драконы не исчезли бы из этого мира так надолго. Думаю, он верит, что если Старшие появятся снова, то и драконы сумеют здесь выжить.

— Ну, есть ведь Малта и Рэйн. И Сельден.

— Только ни одного из них нет здесь, — заметила Элис, шагнула было в воду, но замерла. — Видишь вон то пятно? Это тень на дне или рыба? — спросила она, склонив голову набок. — И вот теперь драконы рассчитывают на хранителей, надеясь получить то, что некогда обеспечивали им Старшие, — заключила она, рассматривая воду под другим углом. — Хм. Любопытно, не потому ли они настояли на том, чтобы их сопровождали не только охотники, но и хранители? Я много об этом думала. Зачем им столько хранителей, если им достаточно всего трех охотников? Что вы можете сделать для них, чего не делают охотники?

— Ну, мы ухаживаем за ними. Мы уделяем им прорву внимания. Ты же знаешь, как они любят лесть.

Тимара умолкла, задумавшись. Зачем драконы вытребовали себе хранителей? Она заметила напряженный взгляд Элис.

— Если тебе кажется, что там может быть рыба, бей! Если это всего лишь тень, хуже не будет. А если рыба, ты ее поймаешь.

— Ну хорошо.

Женщина набрала в грудь воздуха.

— Но только на этот раз не кричи. И не прыгай в воду. Ты же не хочешь распугать всю прочую рыбу или дичь в окрестностях.

Элис замерла.

— А что, в прошлый раз я кричала?

Тимара попыталась смеяться тише.

— Да. И прыгнула в воду. На этот раз действуй только острогой. Дальше. Отведи руку подальше назад. Вот так. Теперь посмотри туда, куда хочешь попасть, и бей.

«Я говорю совсем как отец», — вдруг поняла Тимара.

И столь же внезапно осознала, что ей нравится учить Элис.

Элис оказалась хорошей ученицей. Она прислушалась к совету. Женщина затаила дыхание, сосредоточилась на цели, что бы она там ни углядела, и ударила острогой. Тимара не поверила, что там была рыба, но острие явно вошло во что-то живое, поскольку поверхность воды внезапно всколыхнулась рябью и брызгами.

— Крепче держи острогу, крепче! — прокричала Тимара Элис и бросилась к ней, чтобы налечь на древко двойным весом.

Добыча Элис, чем бы она ни была, оказалась огромной и, возможно, вовсе не рыбой. Острога пригвоздила нечто к речному дну. Нечто крупное, с плоским телом и похожим на кнут хвостом, которым оно внезапно начало хлестать под водой.

— У него могут быть шипы или жало! Осторожнее! — предостерегла Тимара.

Она думала, Элис выпустит острогу, но та наоборот упрямо вцепилась в древко.

— Принеси… еще острогу… или что-нибудь… — выдохнула она.

Тимара на миг замерла, а затем метнулась к лодкам. Суденышко Татса оказалось ближе прочих, и все его снаряжение лежало внутри. Сам он сидел рядом на земле, еще не до конца проснувшись.

— Одолжу у тебя острогу! — крикнула ему девушка, схватила, пока он соображал, оружие и кинулась обратно.

— Оно уходит! — прокричала Элис, пока Тимара неслась к ней.

Кто-то бежал за ней следом. Она оглянулась и увидела Рапскаля и Сильве, а позади них — капитана Лефтрина. Пока они рыбачили, проснулся лагерь. Не обращая внимания на хлещущий по сторонам хвост твари, Элис зашла в воду, чтобы посильнее налечь на острогу. Тимара стиснула зубы и шагнула с берега. Она ударила в мутную воду туда, где, как она решила, должно скрываться туловище рыбы. Наконечник глубоко вошел в мускулистую плоть, и древко остроги едва не вырвалось у нее из рук, когда добыча яростно забилась. Пытаясь спастись, она затаскивала Элис с Тимарой все глубже в воду.

— Придется отпустить! — прохрипела девушка.

— Нет! — крикнул у нее из-за спины Рапскаль и решительно полез в воду.

Несмотря на хвост, бешено хлеставший по сторонам, юноша сумел несколько раз ткнуть существо собственной острогой. Темная кровь заклубилась в мутной воде, однако рыбина лишь удвоила усилия.

— Выдерни острогу! Не дай этой твари ее утащить! — крикнула Тимара Элис.

Она промокла до пояса и мрачно цеплялась за древко.

— И мою не упустите! — заорал Татс. — Тимара, у меня других нет!

— Прочь с дороги! — протрубила Синтара, но не оставила им времени исполнить приказ.

Драконица тяжело ворвалась в воду, и Рапскаль едва увернулся от нее.

— Тимара! — окликнул Татс, и тут ее задело расправленное крыло Синтары.

Вода как будто взметнулась и подхватила Тимару, острогу выдернуло из рук. Затем что-то огромное, плоское и живое ударило ее, ободрав одежду и кожу на левой руке, прежде чем отшвырнуть на глубину. Она раскрыла рот, чтобы возмущенно крикнуть, и в горло хлынула мутная вода. Тимара ее выплюнула, однако воздуху было взяться уже неоткуда. Девушка отчаянно пыталась задержать дыхание. Она никогда не училась плавать: рожденная для жизни в кронах, она лазала по деревьям, и вот теперь барахталась в чуждой среде, которая захватила ее и поспешно увлекала куда-то.

Внезапно в лицо ударил свет, но не успела Тимара вдохнуть, как снова погрузилась под воду. Кто-то, показалось ей, что-то кричал. Глаза щипало, руку жгло. Что-то подхватило ее, крепко стиснув торс. Она колотила по чешуйчатой шкуре кулаками, рот раскрылся в беззвучном крике. Что-то протащило ее сквозь воду и выдернуло на воздух.

«Я держу ее! Держу!» — ворвалась в сознание чужая мысль.

А затем выяснилось, что она болтается в пасти Меркора. Тимара ощущала его зубы сквозь одежду. Он держал ее бережно, но они все равно царапали кожу. Но не успела она до конца осознать, что находится в пасти дракона, как он положил ее на топкий берег. Вокруг сомкнулось кольцо вопящих людей, а она все давилась водой с песком. Грязные струйки сбегали из ноздрей. Тимара попыталась утереться, и кто-то впихнул ей в руки одеяло. Она насухо вытерла лицо уголком и заморгала. Перед глазами все плыло, но зрение постепенно прояснялось.

— Ты цела? Цела? — снова и снова задавал один и тот же вопрос Татс, промокший до нитки и стоящий на коленях рядом с Тимарой.

— Это я виновата! Я не хотела упускать рыбу. Да простит меня Са, это я виновата! С ней все будет хорошо? У нее кровь течет! Кто-нибудь, перевяжите же ее!

Элис побледнела, рыжие волосы мокрыми прядями липли к лицу.

Рапскаль хлопотал над Тимарой, пытаясь ее уложить. Она оттолкнула его и села, чтобы выкашлять еще воды с песком.

— Пожалуйста, расступитесь немного, — попросила она.

И лишь когда отодвинулась тень, Тимара поняла, что над ней стоял еще и дракон. Она сплюнула еще немного грязи. Глаза саднило, слез не было. Она легонько потерла веки пальцами, снимая ил.

— Запрокинь голову, — угрюмо велел Татс и, когда она послушалась, плеснул ей на лицо чистой воды. — Теперь займусь рукой, — предупредил он.

Девушка охнула, когда руку обдало прохладой, унявшей жжение, на которое она пыталась не обращать внимания. Внезапно Тимара чихнула, и вода со слизью брызнули во все стороны. Она утерла лицо одеялом, вырвав у Рапскаля возмущенный вскрик.

— Эй, это же мое одеяло! — воскликнул он.

— Можешь забрать мое, — прохрипела она в ответ.

Внезапно девушка осознала, что не умерла и даже не умирает, только непонятным образом оскорблена всеобщим вниманием. Она попыталась встать на ноги. Когда Татс поддержал ее, она сумела не отдернуть руку, хотя ей не хотелось выглядеть слабой перед остальными. Мигом позже стало еще хуже, поскольку Элис стиснула ее в объятиях.

— Ох, Тимара, прости! Я едва не убила тебя из-за какой-то рыбы!

Девушке удалось выпутаться из объятий.

— Так что это была за рыба? — спросила она, пытаясь отвлечь от себя внимание.

Ободранная рука болела, одежда промокла. Она накинула на плечи одеяло.

— Сама посмотри, — откликнулась Элис. — Я такой никогда еще не видела.

Тимара, как выяснилось, тоже. Формой тварь напоминала перевернутое блюдо, только размером с пару одеял. У нее было два выпученных глаза и длинный, похожий на хлыст хвост с шипами на конце. Спина пестрела светлыми и темными пятнами, словно речное дно, а брюхо оказалось белоснежным. На теле добычи осталась добрая дюжина ран от острог и следы зубов Синтары, вытащившей ее на берег.

— А это точно рыба? — с сомнением уточнила Тимара.

— Немного смахивает на ската, так что да, это рыба, — заметил Лефтрин. — Но я никогда не видел их в реке, только в морской воде. И, тем более, ската таких размеров.

— И съем его я, — заявила Синтара. — Если бы не я, его бы упустили.

— Твоя жадность едва меня не убила, — произнесла Тимара негромко, но твердо, и сама удивилась тому, насколько спокойно прозвучали ее слова. — Ты столкнула меня в воду. Я чуть не утонула.

Она посмотрела на драконицу, и Синтара ответила ей тем же. Тимара не уловила никаких чувств, исходящих от драконицы: ни раскаяния, ни желания оправдаться. А ведь они так много прошли вместе. Драконица стала сильнее, крупнее и заметно красивее. Однако, в отличие от прочих, она не сблизилась со своей хранительницей. Невыносимая горечь всколыхнулась в Тимаре. Синтара с каждым днем становится все прекраснее, она, без сомнения, была самым великолепным созданием, какое когда-либо видела девушка. И она мечтала стать товарищем этому удивительному существу, мечтала погреться в лучах ее славы. Она кормила драконицу на пределе сил, каждый день чистила, лечила, если могла ей помочь, а еще хвалила ее и льстила ей, поощряя каждый шаг. Она наблюдала, как драконица становится сильнее и здоровее.

А сегодня драконица едва не убила ее. Не из злости, а просто по небрежности. И не выказывает ни малейшего сожаления.

Тимаре на ум снова пришел прежний вопрос. Зачем драконам хранители? Теперь ответ стал ясен. Чтобы прислуживать. Ничего больше.

Тимара прежде слыхала выражение «разбитое сердце». Но она никогда не думала, что от этого и впрямь болит в груди, как будто сердце действительно раскололось на куски. Она посмотрела на свою драконицу и попыталась подобрать слова. Она могла бы сказать: «Ты больше не мой дракон, а я тебе не хранитель». Но не стала, поскольку ей вдруг стало ясно, что их никогда и не связывали такие отношения. Она медленно покачала головой, глядя на прекрасное сапфировое создание, а затем отвернулась. Окинула взглядом собравшихся драконов и хранителей. Элис смотрела на нее округлившимися серыми глазами. Она промокла до нитки, и капитан Лефтрин набросил ей на плечи свою куртку. Женщина из Удачного молчала, и Тимара знала: только она одна поняла, что за чувства ее терзают. Это было невыносимо. Тимара развернулась и пошла прочь. Закаменевший лицом Татс шагнул в сторону, уступая ей дорогу.

Она не прошла и десятка шагов, как ее неожиданно нагнала Сильве. Меркор неторопливо брел рядом.

— Меркор нашел тебя в воде и вытащил на берег, — негромко сообщила девочка.

Тимара остановилась. Именно тень Меркора падала на нее, пока она приходила в себя. Она невольно коснулась ребер, где его зубы прорвали одежду и оцарапали кожу.

— Спасибо, — сказала она, заглянув в медленно вращающиеся глаза золотистого дракона. — Ты спас мне жизнь.

Дракон Сильве спас ее после того, как собственная драконица столкнула ее в воду и так и оставила. Сравнение оказалось невыносимым. Тимара отвернулась и побрела прочь от них обоих.


У Элис разрывалось сердце, когда она смотрела вслед Тимаре. Казалось, вокруг нее клубится целое облако боли. Женщина перевела взгляд на Синтару. Но прежде чем она успела подобрать слова, драконица вдруг вскинула голову, развернулась и пошла прочь, стегая хвостом по сторонам. Она расправила крылья и яростно встряхнула ими, не заметив, что окатила собравшихся людей и драконов брызгами воды с песком.

— Если она не будет рыбу, можно, ее съест Хеби? — проговорил в тишине один из хранителей помладше. — Она очень голодна. Ну, то есть она всегда голодна.

— А драконам можно их есть? Они вообще съедобны? — встревоженно спросила Элис. — Выглядят довольно странно. Мне кажется, нам стоит поостеречься.

— Это рыба из Великого Голубого озера. Я помню их с прежних времен. Рыба с красным брюхом годится драконам, но ядовита для людей. Плоскую могут есть все.

Элис обернулась на голос Меркора. Золотистый дракон приближался к кольцу людей. Он двигался с чуть тяжеловесным изяществом и достоинством. Может, он и не крупнейший из драконов, зато самый внушительный.

— Великое Голубое озеро? — переспросила она у золотого.

— Это озеро питают несколько рек, а оно порождает ту, которую вы называете рекой Дождевых чащоб. Оно было очень большим, а в сезон дождей разливалось еще сильнее. В нем превосходно ловилась рыба. Вашу сегодняшнюю добычу в те дни, что я помню, сочли бы мелкой, — отстраненно повествовал дракон, предавшись воспоминаниям. — Старшие выходили на ловлю в лодках с яркими парусами. Если смотреть сверху, это было прекрасное зрелище: широкое голубое озеро, а по его глади рассеяны паруса рыбацких суденышек. Из-за разливов на берегах озера было мало постоянных поселений, но состоятельные Старшие возводили жилища на сваях или на лето пригоняли туда плавучие дома.

— А далеко ли Великое Голубое озеро от Кельсингры?

Элис ждала ответа, затаив дыхание.

— Для летящего дракона? Недалеко, — в его голосе прозвучало веселье. — Нам не составляло труда пересечь озеро, после чего мы летели напрямик, а не петляли вдоль реки. Но вряд ли по этим рыбам можно заключить, что мы уже близки к Великому Голубому озеру или Кельсингре. Рыба не стоит на месте.

Меркор поднял голову и огляделся по сторонам, как будто оценивая обстановку.

— И драконам не стоило бы. Мы теряем день. Пора нам всем поесть и отправляться в путь.

Без дальнейшей суеты золотистый дракон подошел к краснобрюхой рыбине, склонил голову и невозмутимо принялся за еду. Несколько драконов подобрались к скату. Маленькая красная Хеби первой вонзила в него зубы. Люди отошли назад, уступая драконам место. Никто из них, похоже, не собирался пробовать рыбу.


На обратном пути к брошенным постелям и лагерному костру Лефтрин подал Элис руку. Та оперлась на нее.

— Тебе стоит как можно скорее переодеться, — заметил капитан. — Сегодня вода в реке мягкая, но чем дольше она касается кожи, тем вернее появится раздражение.

И, как если бы его слова что-то подтолкнули, Элис тут же обратила внимание на то, как ворот натирает шею, а пояс брюк впивается в кожу.

— Пожалуй, мысль здравая.

— Еще бы. Что на тебя нашло, что ты взялась рыбачить вместе с Тимарой?

Элис слегка ощетинилась, уловив в его голосе нотку изумления.

— Мне хотелось научиться чему-нибудь полезному, — сухо сообщила она.

— Более полезному, чем изучение драконов? — уточнил он примирительным тоном, что едва не оскорбило ее еще сильнее.

— Я знаю, что мои исследования важны, но не уверена, так ли уж они полезны в этом походе. Если бы я обладала более практичными навыками, вроде добывания пищи…

— Ты не находишь, что сведения, только что полученные тобой от Меркора, вполне полезны? Не уверен, что кому-то еще удалось бы выудить их из него.

— Сомневаюсь, что они так уж важны, — возразила Элис.

Она постаралась сохранить боевой настрой, но Лефтрин слишком хорошо знал, как ее умиротворить. К тому же его взгляд на их разговор с драконом заинтересовал ее.

— Да, Меркор прав в том, что рыба не стоит на месте. Рыба движется. Но и ты права в том, что до сих пор подобные виды нам не попадались. То есть можно предположить, что мы стали ближе к тому месту, где эта рыба обитала прежде. Если ее предки пришли из озера, питавшего реку, которая протекала мимо Кельсингры, значит, мы все еще движемся в верном направлении. У нас еще есть надежда отыскать город. А то я уже начал опасаться, что мы минуем место, где он стоял, и даже не заметим.

Элис была ошеломлена.

— Я даже не задумывалась об этом.

— Что ж, сам-то я в последнее время немного размышлял на эту тему. Твой друг Седрик так болен, а ты так пала духом, что я уже начал задаваться вопросом, есть ли вообще смысл двигаться дальше. Может, это лишь бесцельный поход никуда. Но этих рыб я считаю знаком, что мы на верном пути, и стоит двигаться дальше.

— Но как долго?

— Пока не сдадимся, я полагаю, — ответил капитан, помолчав.

— И когда же это произойдет?

Зуд под одеждой перерос в жжение. Элис зашагала быстрее. Лефтрин ничего не сказал на это, только прибавил ходу, чтобы не отстать.

— Когда станет ясно, что дело безнадежно, — проговорил он тихо. — Если река обмелеет настолько, что даже «Смоляной» не сможет пройти. Или же если придут зимние дожди, и вода станет слишком глубокой, а течение таким сильным, что мы не сможем его одолеть. Вот что я говорил себе поначалу. Но, честно говоря, Элис, все обернулось совсем не так, как я ожидал. Я думал, к нынешнему времени все драконы уже перемрут или окажутся при смерти, а хранители заболеют, покалечатся или просто разбегутся. Но ничего подобного не произошло. И я привязался к этой молодежи сильнее, чем готов признать, и даже восхищаюсь некоторыми драконами. Например, этим Меркором. Он смел и отзывчив. Он нырнул за Тимарой, когда я уже считал ее мертвой. Крепкая, однако же, девица, — усмехнулся Лефтрин и покачал головой. — Ни слез, ни нытья. Просто встала и ушла. Они взрослеют с каждым днем — и хранители, и драконы.

— И куда быстрее, чем можно было ожидать, — согласилась Элис и распахнула пошире ворот. — Лефтрин, я, пожалуй, побегу к баркасу. У меня вся кожа горит.

— Что ты имела в виду? — окликнул ее капитан, но она не ответила, только припустила бегом, легко оставив его позади. — Я принесу тебе чистой воды, — прокричал он ей вслед.

А она бежала к «Смоляному», и кожа ее пылала.


Синтара вышагивала по берегу, прочь от рыбы, которую благополучно вытащила на берег, когда все остальные запросто могли ее упустить. Она не откусила ни кусочка. И виновата во всем была Тимара, не убравшаяся с дороги, когда драконица вошла в воду.

Люди были настолько бестолковы, что Синтара с трудом их терпела. Чего ожидала от нее девчонка? Что драконица превратится в обожающую ее домашнюю зверушку? Или попытается заполнить каждое мгновение ее комариной жизни? Если ей нужна компания такого рода, пусть заведет любовника. Она совершенно не понимала, зачем люди ищут столь тесных отношений. Неужели им мало собственных мыслей? Зачем они ждут, пока другие утолят их нужды, вместо того, чтобы позаботиться о себе самостоятельно?

Горе Тимары напоминало жужжащего в ухе комара. С тех пор как кровь Синтары брызнула ей на лицо и губы, драконица постоянно, к собственному неудовольствию, ощущала девчонку. И в том не было вины Синтары; она вовсе не намеревалась делиться с хранительницей кровью или создавать между ними связь, которая останется навсегда. И, безусловно, не решала ускорить перемены, происходящие в Тимаре. У нее не было ни малейшего желания создавать Старшую, не говоря уже о том, чтобы уделять ее выращиванию потребное внимание и время. Пусть остальные задумываются о столь старомодных забавах. Жизни людей смехотворно коротки. И даже если дракон изменит кого-то из них так, что его век продлится в несколько раз дольше, он все равно охватит лишь малую долю драконьего существования. Так стоит ли возиться, создавать Старшего, привязываться к нему, если он все равно вскоре умрет?

Теперь Тимара ушла куда-то в одиночку, дуться. Или горевать. Порой разница между этими двумя состояниями казалась Синтаре ничтожной. И вот девчонка ревет, как будто бы слезы могут что-то исправить, а не просто неопрятно выражают человеческое отношение к любым трудностям. Драконица совершенно не желала разделять с Тимарой ощущения: жгучие слезы, текущий нос, саднящее горло. Ей хотелось рявкнуть на девчонку, но она понимала, что от этого та завоет еще горше. Поэтому, скрепя сердце, Синтара бережно коснулась сознания Тимары.

«Тимара. Пожалуйста, хватит этих глупостей. Это лишь доставляет неудобства нам обеим».

Отторжение. Вот и все, чем ответила ей девчонка. Даже не связной мыслью, а лишь тщетной попыткой вышвырнуть дракона из сознания. Да как она смеет так грубить? Как будто Синтаре интересно, что там с ней происходит!

Драконица отыскала на грязном берегу солнечное пятно и растянулась на земле.

«Не суйся в мое сознание», — предупредила она девчонку и решительно закрыла от нее свои мысли, но так и не смогла заглушить до конца смутное ощущение одиночества и тоски.

Четырнадцатый день месяца Молитв, шестой год Вольного союза торговцев
От Детози, смотрительницы голубятни в Трехоге, — Эреку, смотрителю голубятни в Удачном

Двадцать пять моих птиц погружены на живое судно «Золотая пушинка». Совет торговцев Трехога передаст с капитаном денежную сумму, достаточную для закупки трехсот мер желтого гороха на корм голубям.

Эрек, мне наконец-то удалось убедить Совет, что для птиц важно правильное питание. Еще я показала им несколько королевских голубей, включая подросших птенцов, и рассказала, что эти птицы могут откладывать по два яйца каждые шестнадцать дней, причем хорошая пара часто повторяет кладку, как только вылупятся предыдущие, так что легко обеспечить непрерывный приток молодых птиц для стола. Кажется, эта идея пришлась им по вкусу.

Что же до Мельдара и Финбок, могу лишь пересказать слухи из Кассарика. Дама загорелась желанием отправиться с экспедицией и подписала договор. Мельдар, похоже, просто увязался с ними. На судно не брали почтовых птиц — глупейшая оплошность, на мой взгляд. Пока отряд не вернется (если вернется вообще), мы не узнаем, что с ними сталось. Как ни жаль, никаких подробностей для их семей мне выяснить не удалось.

Детози

Глава 4 СИНИЕ ЧЕРНИЛА, ЧЕРНЫЙ ДОЖДЬ

Элис, выпрямившись, сидела за столом на камбузе. Вечер за окном плавно клонился к ночи. На ней было скромное, хоть и необычное длинное платье из мягкой материи. Она так и не смогла определить на ощупь, что это за ткань. Беллин тенью сновала по помещению в своей обычной, тихой и ненавязчивой манере. При виде платья багорщица в удивленном одобрении вскинула брови, заговорщически подмигнула, вогнав Элис в краску, и вернулась к своим делам. Элис опустила голову и улыбнулась.

Беллин стала ей подругой, каких у нее прежде не бывало. Их беседы были редки, но всегда давали пищу для размышлений. Как-то раз она наткнулась на Элис, когда та стояла на палубе, любуясь ночным небом.

— Нам, уроженцам Дождевых чащоб, отпущен не такой уж долгий срок, — заметила Беллин, приостановившись рядом. — Приходится ловить каждую возможность — или признавать, что она нам недоступна, отступаться и искать новую. Человек из Дождевых чащоб не может ждать вечно, если не хочет прозевать так всю жизнь.

Ответа она ждать не стала — как будто понимала, когда Элис необходимо время, чтобы обдумать услышанное. Но этим вечером ее улыбка намекала, что горожанка близка к решению, которое она, Беллин, одобряет. Элис глубоко вздохнула. Так ли это?

Лефтрин принес ей шелковистое облегающее платье, поскольку из-за купания в реке, даже пару дней спустя после злополучной рыбалки, кожа горела так, что прикосновение любой ткани превращалось в пытку. Наряд изготовили Старшие, в этом Элис не сомневалась. Искристо-медная материя выглядела так, будто сплетена, а не соткана. Когда Элис двигалась, платье едва слышно шелестело, словно разглашая секреты той принцессы Старших, что носила его в незапамятные времена. Ткань успокаивала зуд там, где касалась кожи. Элис была поражена до глубины души, обнаружив, что простой речной капитан может владеть подобным сокровищем.

— Товары на продажу, — небрежно отмахнулся он и грубовато добавил, словно не зная, как предложить ей подарок. — Я бы хотел, чтобы ты оставила его себе.

В ответ на ее бурные изъявления благодарности капитан густо зарделся, покраснев так, что чешуйки на скулах и лбу на этом фоне выглядели, словно серебряные накладки. Некогда подобное зрелище могло бы оттолкнуть Элис. Теперь же она с жарким трепетом представила, как проводит по этим чешуйкам кончиком пальца. Она отвернулась от капитана, а сердце в груди оглушительно грохотало.

Элис расправила на бедрах гладкую медную ткань. Она носила это платье уже второй день. Оно и согревало, и охлаждало кожу, унимая зуд от бесчисленных мелких волдырей, которые оставила на коже речная вода. Женщина подозревала, что платье облегает тело несколько плотнее, чем подобало бы. Даже степенный Сварг одарил ее восхищенным взглядом, когда Элис проходила мимо него по палубе. Она даже ощутила себя по-девчоночьи легкомысленной. И почти обрадовалась тому, что Седрик все еще остается в постели. Уж он-то, вне всякого сомнения, не одобрил бы такой наряд.

Хлопнула дверь, и с палубы вошел Лефтрин.

— Все пишешь? Ты меня просто поражаешь! В моей лапе перо не продержится и полдюжины строк, чтоб кисть не свело. Что же ты записываешь?

— Вот так сказки! Я же видела твои заметки и наброски реки. Ты не менее дотошен, чем я. А сейчас я дополняю подробностями запись беседы, состоявшейся вчера вечером между мной и Ранкулосом. Теперь, когда Седрик мне не помогает, приходится вкратце набрасывать заметки по ходу, а после уже заполнять пробелы. Наконец-то драконы начали делиться со мной некоторыми воспоминаниями! Немногими, и порой бессвязными, но каждый обрывок сведений бесценен. И складываются они в восхитительное целое.

Она похлопала по журналу в кожаной обложке. И он, и папка для бумаг были новенькими и блестящими, когда она покидала Удачный. Теперь они истрепались и поцарапались, и потертая кожа потемнела. Элис улыбнулась. Теперь они выглядели настоящими спутниками авантюриста, а не дневниками чокнутой матроны.

— Ну, тогда почитай мне, что ты записала, — попросил Лефтрин.

Он ловко двигался по тесному камбузу. Сняв с небольшой печки тяжелый кофейник, он налил себе чашку крепкого кофе, а затем расположился напротив Элис.

Та вдруг застеснялась. Ей не хотелось читать вслух свои труды, расцвеченные учеными словечками. Элис побоялась, что они прозвучат напыщенно и тяжеловесно.

— Лучше я перескажу вкратце, — поспешно предложила она. — Ранкулос заговорил о волдырях у меня на руках и лице. По его словам, будь они чешуйками, я стала бы по-настоящему красива. Я уточнила, не потому ли, что тогда моя кожа походила бы на драконью, и он согласился, поскольку «ничто не может быть прекраснее драконьей шкуры». А затем рассказал, точнее, намекнул, что чем больше времени люди проводят с драконами, тем вероятнее они начнут изменяться, превращаясь в Старших. Он дал понять, что в древности дракон мог намеренно ускорить эти перемены для достойного человека. Как именно, он не уточнял. Но из его слов я заключила, что в древних городах наряду со Старшими жили и обычные люди. Ранкулос это подтвердил, но добавил, что люди селились в отдельных кварталах на окраинах города. Некоторые фермеры и торговцы жили за рекой, подальше от драконов и Старших.

— А это важно знать? — спросил капитан.

Элис улыбнулась.

— Важна каждая мелочь, которую мне удается узнать, капитан.

Он постучал по обложке тяжелой папки.

— Что же в таком случае хранится здесь? Я постоянно вижу, как ты что-то записываешь в журнал, но ее вроде бы просто таскаешь с собой.

— О, это мои сокровища, сударь! Все знания, накопленные за годы трудов. Мне крайне повезло: я получила доступ к ряду редких свитков, гобеленов и даже карт эпохи Старших.

Объявив это, Элис засмеялась, опасаясь, что Лефтрин сочтет ее хвастуньей. Капитан приподнял кустистые брови — жест, который она нашла необъяснимо милым.

— И ты захватила все это с собой, сюда?

— О, конечно же, нет! Многие документы крайне ветхи, и все они слишком ценны, чтобы брать их с собой в дорогу. Нет, это всего лишь сделанные мною копии и переводы. И, разумеется, мои заметки. Догадки о том, что могло содержаться в утерянных фрагментах, предположительные толкования неизвестных символов. Все в таком духе.

Она любовно погладила обложку пухлой папки.

— Можно взглянуть?

Элис удивилась такому вопросу.

— Конечно. Правда, не уверена, удастся ли тебе разобрать мои каракули.

Она расстегнула прочные латунные пряжки на широких кожаных ремнях и раскрыла папку. Как обычно, при виде толстой стопки пожелтевших страниц Элис охватил восторженный трепет. Лефтрин склонился над ее плечом, с любопытством разглядывая переводы, которые листала Элис. Его теплое дыхание над ухом отвлекало и волновало ее — к ее несказанному удовольствию.

Вот скрупулезно скопированный ею свиток с седьмого яруса Трехога. Она дотошно срисовала оттуда каждый символ и, как сумела, воспроизвела загадочный тонкий узор, обрамлявший текст. На следующем листе превосходной бумаги лучшими черными чернилами был переписан перевод Клаймера с шести свитков Старших, красным цветом Элис пометила свои дополнения и исправления. Темно-синим добавила примечания и отсылки к другим свиткам.

— Какой обстоятельный труд! — с благоговением заключил капитан, отчего у Элис потеплело на душе.

— На эту работу ушли годы, — скромно отозвалась она.

Затем перевернула несколько страниц, чтобы показать срисованную картину Старших. Орнамент из листьев, раковин и рыб обрамлял абстрактный узор, выполненный в синих и зеленых оттенках.

— А вот этого не понимает никто. Вероятно, рисунок пострадал от времени или по какой-то причине не был закончен.

Брови капитана снова взлетели.

— Ну, мне он кажется вполне очевидным. Это подробная карта речного устья с отметками глубин, — сообщил он и осторожно провел по бумаге чешуйчатым пальцем. — Видишь, вот лучший проход. Разными оттенками синего отмечены глубины в прилив и отлив. Черным может быть обозначен глубокий фарватер для кораблей с низкой осадкой. Или сильное течение, или быстрина.

Элис всмотрелась в рисунок, затем подняла на капитана изумленный взгляд.

— Да, теперь я вижу. Ты узнал место?

Ее охватило волнение.

— Нет. Я никогда не был там. Но это точно речная карта, из тех, что сосредотачиваются на воде и не обращают внимания на сушу. Готов биться об заклад.

— Ты не мог бы посидеть со мной и растолковать эту карту? — попросила Элис. — Что могут означать вот эти волнистые линии?

Лефтрин с сожалением покачал головой.

— Боюсь, не сейчас. Я зашел только по-быстрому глотнуть кофе, и мне пора обратно под дождь. Уже темнеет, а драконы так и не собрались остановиться на ночлег. Мне лучше побыть на палубе. Если приходится идти по реке ночью, лишняя пара глаз никогда не помешает.

— Так ты все еще опасаешься белой воды?

Лефтрин поскреб в бороде, затем покачал головой.

— Думаю, угроза миновала. Трудно сказать. Дождь грязный и пахнет копотью. На палубе выглядит черным. Значит, где-то что-то происходит. Настоящую белую воду я видел всего дважды в жизни, и оба раза она пришла на следующий же день после землетрясения. Вода в реке постоянно становится то более, то менее едкой. Но, как мне кажется, если бы она должна была побелеть, это уже произошло бы.

— Что ж. Это уже радует.

Элис задумалась, что бы еще сказать, как бы еще немного задержать Лефтрина на камбузе, за разговором с ней. Но она понимала, что капитан занят делом, так что удержалась от подобных глупостей.

— Пора бы мне вернуться к работе, — с явной неохотой заключил тот.

С почти детским восторгом Элис вдруг поняла: сам он тоже жалеет, что не может остаться. С этим знанием отпустить его оказалось легче.

— Да. Ты нужен «Смоляному».

— Ну, порой я сомневаюсь, что «Смоляному» вообще хоть кто-то нужен. Но лучше будет, если я выйду и послежу за рекой. — Лефтрин помолчал, но все же решился добавить: — Хотя я бы предпочел не сводить глаз с тебя.

Она склонила голову, взволнованная комплиментом, а капитан засмеялся и вышел. Порыв ветра с шумом захлопнул за ним дверь. Элис вздохнула, затем улыбнулась тому, как нелепо себя ведет.

Она собралась было обмакнуть перо, но решила, что для примечания на листе, истолкованном Лефтрином, ей нужны синие чернила. Да, уверилась она, нужен синий цвет, и она обязательно укажет, кто высказал предположение. Ей было приятно представлять, как много лет спустя ученые прочтут его имя и удивятся, что простой речной капитан разрешил загадку, ставившую в тупик других. Элис отыскала маленький пузырек с чернилами, откупорила и макнула перо. Но кончик его остался сухим.

Она поднесла бутылочку к свету. Неужели она так много писала в пути? Видимо, да. Столько наблюдений, наведших ее на мысли или заставивших пересмотреть былые убеждения. Элис подумала, не стоит ли разбавить остатки водой, и скривилась. Нет. Это последнее средство. У Седрика в ящике с письменными принадлежностями, припомнила она, полно чернил. И она не навещала его с самого утра. Не худший предлог, чтобы заглянуть к больному.


Седрик проснулся, не резко, но как будто всплыв после нырка в черную глубину. Сон стекал с его разума, словно вода — с волос и кожи. Он открыл глаза в привычном сумраке каюты. Но что-то изменилось. Воздух оказался слегка холоднее и свежее обычного. Кто-то недавно открыл дверь. И вошел.

Он заметил силуэт, скрючившийся на полу у его постели. Услышал, как воровские руки ворошат ящики его гардероба. Медленно и незаметно Седрик сдвинулся так, чтобы выглянуть за край койки. В каюте было сумрачно. День снаружи уже мерк, а лампу он не зажигал. Единственным источником света служили маленькие «окна», через которые заодно проветривалось помещение.

Но существо на полу у постели сверкало медью и как будто отражало свет, который на него не падал. На глазах у Седрика оно шевельнулось, и блик прокатился вдоль чешуйчатой спины. Она роется в его вещах, выискивая потайной ящик, где спрятаны пузырьки с украденной у нее кровью!

Седрика охватил ужас, и он едва не обмочился.

— Прости! — выкрикнул он. — Мне ужасно жаль, правда. Я не знал, что ты такое. Прошу тебя, пожалуйста, отпусти меня. Оставь в покое мой разум. Пожалуйста.

— Седрик?

Медная драконица встала на дыбы и вдруг приобрела облик Элис.

— Седрик, как ты себя чувствуешь? Тебя лихорадит, или тебе что-то приснилось?

Она коснулась его влажного лба теплой ладонью. Юноша судорожно отшатнулся от ее руки. Это Элис. Всего-навсего Элис.

— Почему на тебе драконья шкура? И зачем ты роешься в моих вещах? — от потрясения Седрик негодовал и обвинял разом.

— Я… драконья шкура? Да нет же, это платье. Его одолжил мне капитан Лефтрин. Это работа Старших, просто чудесная. И совсем не раздражает кожу. Вот, пощупай рукав.

Элис подала ему руку. Он даже не попытался дотронуться до мерцающей материи. Работа Старших. Драконьи штучки.

— Но это не объясняет, зачем ты прокралась ко мне в каюту и роешься в моих вещах, — упрямо огрызнулся Седрик.

— Ничего подобного! Никуда я не «прокралась»! Я постучала, а когда ты не ответил, просто вошла. Дверь была открыта. А ты спал. Ты в последнее время выглядел таким усталым, что мне не хотелось тебя будить. Вот и все. Мне от тебя нужны только чернила, немножко синих чернил. Разве ты хранишь их не в том ящике? А, вот и он! Я только возьму чуть-чуть и оставлю тебя в покое.

— Нет! Не открывай! Дай мне!

Элис так и застыла, не отперев защелку. В гробовом молчании она протянула ящик ему. Седрик постарался не вырывать его из ее рук, но не сумел скрыть облегчения. Он поставил ящик на кровать рядом с собой так, чтобы заслонять его своим телом. Элис не проронила ни слова, пока Седрик возился с защелкой и на ощупь, просунув руку под крышку, перебирал склянки с чернилами. Удача была на его стороне. Ему с первого раза попались синие.

— Я спал, когда ты вошла, — неискренне извинился он, протянув ей пузырек. — И я несколько не в себе.

— В самом деле, — холодно отозвалась она. — Больше мне ничего от тебя не нужно. Спасибо.

Элис забрала пузырек.

— «Прокралась», ну надо же! — пробормотала она напоследок с порога, но так, чтобы он расслышал.

— Извини! — крикнул Седрик ей вслед, но она уже хлопнула дверью.

Как только Элис ушла, он скатился с постели, чтобы запереть дверь на задвижку, а затем упал на колени перед потайным ящиком.

— Это была всего лишь Элис, — напомнил он себе.

Да, но кто знает, что наговорила ей медная драконица? Он неловко выдернул ящик, так что он едва не застрял, а затем заставил себя успокоиться и осторожно вынул флакон с драконьей кровью. Все в порядке. Добыча по-прежнему у него.

А он по-прежнему в ее власти.

Седрик потерял счет дням, прошедшим с тех пор, как он попробовал на вкус драконью кровь. Его сознание раздвоилось, как двоится все перед глазами после удара по голове. Он еще оставался почти прежним, подавленным и угрюмым, но все же Седриком. Затем пришли чужие ощущения и спутанные воспоминания, и ее невнятные впечатления смешались с его мыслями. Иногда он пытался объяснять ей, что происходит вокруг.

«Ты бредешь по воде, а не летишь, — твердил он. — Порой вода почти отрывает тебя от дна, но это не полет. Твои крылья слишком слабы, чтобы летать».

Иногда он ее подбадривал.

«Остальные почти скрылись из виду. Тебе нужно идти быстрее. Ты можешь. Держись левее, где вода мельче. Видишь? Идти стало легче, верно? Вот умница. Не останавливайся. Я знаю, что ты голодна. Следи за рыбой. Может, ты сумеешь поймать рыбу и подкрепиться».

Порой он даже смутно гордился тем, что добр к ней. Но по большей части с горечью осознавал, что его жизнь навеки посвящена заботам о довольно тупом ребенке. Ценой заметных усилий Седрику иногда удавалось отгородить от нее сознание. Но если драконицу терзала боль, донимал голод или охватывал страх, невнятные мысли прорывались в его разум. Даже если юноша избегал ее вялых размышлений, он не мог отделаться от неизменных усталости и голода. Ее тоскливое «за что?» неотступно преследовало его. И оттого, что он задавал тот же самый вопрос применительно к собственной участи, легче не становилось. Хуже всего было, когда она пыталась понять его мысли. Драконица не сознавала, что иногда он просто спит и видит сны. Она врывалась в них, предлагая убить Геста или пытаясь утешить Седрика. Все это казалось слишком странным. Он был измучен вдвойне из-за прерывистого сна и разделенных с ней бесконечных трудностей пути.

Жизнь на борту баркаса сделалась чужда ему. Он по возможности не высовывался из каюты. Но и там не находил уединения. Даже когда драконица не вторгалась в его мысли, кто-нибудь все равно оказывался рядом. Элис терзала совесть, так что она никак не могла оставить его в покое. Ежедневно утром, днем и вечером перед сном она заходила его проведать. Ее краткие визиты выбивали его из колеи. Седрик не хотел выслушивать ее жизнерадостную болтовню о минувшем дне и не смел ничем поделиться сам, но не мог придумать, как вежливо заткнуть Элис и выставить за дверь.

Немногим лучше был мальчишка. Седрик не мог понять, что в нем так привлекает Дэвви. Почему он не может просто поставить поднос с едой и уйти? Нет же, малец жадно поедал его глазами, мечтал хоть чем-нибудь услужить, даже предлагал постирать ему носки и рубашки — Седрика аж оторопь взяла. Дважды он нагрубил мальчишке, не потому, что ему это нравилось, просто это был единственный способ того прогнать. И каждый раз Дэвви был настолько явно сокрушен отповедью, что Седрик чувствовал себя последней скотиной.

Он чуть повернул флакон с драконьей кровью, наблюдая, как она переливается и мерцает даже в сумрачной каюте. Даже когда он просто неподвижно держал склянку в руке, красная жидкость внутри кружилась в медленном танце. Она светилась собственным рубиновым светом, багровые нити внутри пузырька извивались и сплетались между собой. Искушение или одержимость? Седрик задавал себе этот вопрос, но ответить не мог. Кровь притягивала его. Он сжимал в руке настоящее сокровище, и ему оставалось всего-то добраться до Калсиды. И все же обладание им казалось ему сейчас более важным. Неужели он хочет глотнуть еще крови? Вряд ли. Ему не хотелось снова переживать те же ощущения. Он опасался, что если вдруг поддастся смутному принуждению, то окажется еще теснее связанным с драконицей. Или с драконами.

Под вечер, отважившись выйти на палубу, чтобы глотнуть свежего воздуха, он услышал, как Меркор окликает других драконов.

— Сестикан, Ранкулос, — позвал он их по имени. — Довольно ссориться. Берегите силы для борьбы с рекой. Завтра нас ждет еще день пути.

Седрик стоял на палубе, и речь дракона мерцала у него в голове. Он разобрал слова так отчетливо, как только возможно. Юноша попытался вспомнить, слышал ли он драконий рев или ворчание, выражающее мысли, но не смог. Драконы разговаривали, урезонивали друг друга, совсем как люди. На Седрика нахлынуло головокружение, смешанное с чувством вины. Удрученный, едва держась на ногах, он доковылял до своей тесной каюты и захлопнул дверь.

— Я больше так не могу, — проговорил он вслух.

И почти сразу же его настигло беспокойство медной драконицы. Она ощутила его смятение. И встревожилась за него.

«Нет, я в порядке. Уходи. Оставь меня в покое!»

Он вытолкнул ее из сознания, и она отстранилась, огорченная его резкостью.

— Я больше так не могу, — повторил Седрик, с тоской вспоминая те времена, когда знал наверняка, что его мысли принадлежат только ему одному.

Он снова взболтал флакон с кровью. Если выпить его до дна, это его убьет?

А если он убьет дракона, освободится ли его разум от чуждых вторжений?

Раздался звучный стук в дверь.

— Сейчас! — крикнул Седрик из-за страха и гнева несколько громче, чем намеревался.

Надежно спрятать склянку он не успевал, так что завернул ее в пропотевшую рубашку и сунул под одеяло.

— Кто там? — запоздало спросил он.

— Карсон. Я бы хотел перекинуться с тобой парой слов, если ты не против.

Карсон. Еще один человек, не желающий оставлять Седрика в покое. Днем охотники отправлялись на берег отрабатывать свою плату. Но если юноша вдруг вставал пораньше или заглядывал на камбуз вечером, Карсон неизменно объявлялся рядом. Дважды он приходил в каюту к Седрику, когда там был Дэвви, и напоминал, что не следует донимать больного. И каждый раз мальчишка уходил, пусть и нехотя. Зато задерживался Карсон. Он пытался вовлечь Седрика в разговор, расспрашивал, каково жить в таком большом городе, как Удачный, и случалось ли ему бывать в других. Седрик на все вопросы отвечал односложно, но Карсон как будто и не замечал, что тот огрызается. Охотник продолжал обращаться к нему с мягкой обходительностью, совершенно не вяжущейся с грубой одеждой и родом занятий.

В прошлый раз, шуганув ученика, Карсон занял его место на сундуке и принялся рассказывать Седрику о себе. Он человек одинокий. Ни жены, ни детей, живет сам по себе и в свое удовольствие. Он взял в обучение Дэвви, своего племянника, поскольку предположил, что мальчик тоже склонен к подобному образу жизни, если Седрик улавливает его намек. Седрик не уловил. Он покончил с едой, а затем напоказ зевнул.

— Должно быть, ты слаб после болезни. А я-то надеялся, что тебе стало получше, — заметил Карсон. — Что ж, отдыхай.

Затем со сноровкой человека, привыкшего заботиться о себе, Карсон сгрузил посуду на поднос. Складывая квадратный лоскут материи из тех, что на баркасе сходили за салфетки, он глянул на Седрика и как-то странно усмехнулся.

— Сиди смирно, — велел охотник и краем тряпицы промокнул что-то в уголке его рта. — Ты явно не привык носить бороду. За ней надо ухаживать. Мне кажется, тебе лучше снова начать бриться. — Охотник помолчал и, многозначительным взглядом окинув неприбранную каюту, добавил: — И мыться. И стирать одежду. Я помню, ты совершенно не рад тому, что попал сюда. Я тебя не упрекаю. Но это не означает, что ты должен перестать быть собой.

И охотник ушел, оставив Седрика разом возмущенным и униженным. Юноша отыскал зеркальце и придвинулся к свече, изучая свое лицо. Точно. В углах рта обнаружились остатки супа, прилипшие к отросшей щетине. Он уже несколько дней не брился и толком не мылся. Седрик рассмотрел отражение, отметив, что выглядит осунувшимся. Под глазами залегли черные круги, на щеках пробилась щетина. Нечесаные волосы висели паклей. От одной мысли о том, чтобы пойти на камбуз, нагреть воды, побриться и вымыться, его охватила усталость. Как бы удивился Гест, застав его в таком виде!

Но эта мысль почему-то не вызвала у Седрика желания привести себя в порядок. Вместо этого он сел на кровать и уставился в темноту. Какая разница, что подумал бы Гест, увидев его таким, потным и небритым, в каюте, заваленной грязным бельем. Все идет к тому, что они вообще никогда больше не увидятся. И причиной тому сам Гест с его дурацкой местью, отправивший его нянчиться с Элис. Вспоминает ли Гест о нем? Гадает ли, что задержало их возвращение? Едва ли.

Седрик уже много в чем сомневался насчет Геста.

Он забрался в койку, на подстилку, больше подходящую собаке, чем человеку, и проспал остаток дня.

Новый стук в дверь выдернул его разум обратно в настоящее.

— Седрик? Ты там жив? Отвечай, или я вынесу дверь!

— Со мной все хорошо.

Седрик сделал один-единственный шаг, необходимый, чтобы пересечь каюту, и отпер задвижку на двери.

— Можешь войти, если так уж надо.

Либо охотник не заметил, что в голосе Седрика недостает радушия, либо не обратил на это внимания. Карсон открыл дверь и окинул взглядом полутемную каморку.

— Сдается мне, на свежем воздухе и свету тебе станет куда лучше, чем в душной каюте, — заметил охотник.

— Ни воздух, ни свет не излечат мою болезнь, — пробормотал Седрик.

Он покосился на высокого бородатого охотника, а затем отвел взгляд. Карсон, казалось, заполнил собой всю крошечную каюту. У него был широкий лоб и большие темные глаза, прячущиеся в тени тяжелых бровей. Коротко подстриженная борода была того же рыжего оттенка, что и жесткие волосы. Обветренные щеки, четко очерченные красные губы. Должно быть, он почувствовал оценивающий взгляд Седрика, поскольку смущенно пригладил волосы.

— Тебе что-то нужно? — поинтересовался Седрик.

Слова прозвучали резче, чем он хотел. Дружелюбие в глазах Карсона вдруг сделалось несколько настороженным.

— На самом деле, да, нужно.

Он закрыл за собой дверь, снова погрузив каюту в полумрак, поискал взглядом, куда бы ему сесть, после чего без приглашения взгромоздился на сундук.

— Слушай, я выскажусь прямо, после чего отстану от тебя. Мне кажется, ты поймешь — ну, так или иначе, я тебе объясню. Дэвви — еще мальчишка. Я не хочу, чтобы он пострадал, и не хочу, чтобы его использовали. Мы с его отцом были как братья, и я понял, куда тянет Дэвви, задолго до того, как это заметила его мать. Если она хоть сейчас это осознала, в чем я лично сомневаюсь.

Охотник коротко засмеялся и посмотрел на Седрика, словно ожидая отклика. Но юноша промолчал, и Карсон снова перевел взгляд на свои крупные ладони. Он потер руки, как будто у него ныли костяшки пальцев.

— Ну, ты понимаешь, к чему я клоню? — спросил он Седрика.

— Что ты Дэвви как отец? — рискнул предположить тот.

На это Карсон снова коротко хохотнул.

— Настолько, насколько я вообще могу стать кому-либо отцом! — заявил он и снова уставился на Седрика, как будто в ожидании.

Юноша в ответ только встретил его взгляд.

— Ясно, — проговорил охотник, куда тише и серьезнее. — Я понял. Обещаю тебе, дальше дело не зайдет. Я объясню, что хотел сказать, а потом уйду. Дэвви еще очень юн. Ты, вероятно, оказался самым красивым мужчиной, какого он встречал, и мальчик влюбился. Я пытался объяснить ему, что он еще слишком мал и что ты гораздо выше его по положению в обществе. Но щенячья любовь застилает ему глаза. Я сделаю все возможное, чтобы удержать его подальше от тебя, и буду признателен, если ты не станешь ему потворствовать. Когда парень поймет, что ему ничего не светит, он довольно быстро придет в себя. Может, слегка тебя возненавидит — сам знаешь, как это бывает. Но если ты высмеешь его или унизишь перед остальными, я из тебя душу вытряхну.

Седрик, закаменев лицом, уставился на Карсона. Мысли лихорадочно метались, заполняя умолчания смыслом.

Карсон спокойно выдержал его взгляд.

— А если я ошибся в тебе, если ты из тех, кто способен воспользоваться наивностью мальчика, мало тебе не покажется. Ты меня понял?

— Прекрасно понял, — ответил Седрик.

Наконец-то мысль Карсона пробилась в его разум, и теперь его раздирало между изумлением и смущением. Щеки его пламенели; он был рад тому, что в каюте так темно. Охотник по-прежнему пронизывал его взглядом. Седрик потупился.

— То, что ты сказал насчет унижения… Я никогда бы так не поступил. И просил бы того же от тебя. Что же касается… ну, его влюбленности… — сглотнув, выговорил он. — Я ее даже не заметил. Но если бы и заметил, то не воспользовался бы. Он же так молод. Еще совсем ребенок.

Карсон кивнул. Печальная улыбка тронула углы его рта.

— Я рад, что не ошибся в тебе. Ты не похож на человека, готового воспользоваться ребяческой глупостью, но никогда нельзя утверждать наверняка. Тем более если речь идет о таком мальчишке, как Дэвви, как будто нарочно подставляющемся под удар. Пару месяцев назад, в Трехоге, он неверно оценил одного молодого человека и ляпнул кое-что лишнее. И всего лишь за предложение тот парень дважды вмазал ему по лицу, не успел мальчик даже защититься. Мне не осталось выбора, пришлось вмешаться, а нрав у меня горячий. Боюсь, нас еще нескоро снова пустят в ту таверну. Это одна из причин, по которой я отправился в этот поход. Мне хотелось на несколько месяцев увезти парня подальше от города с его соблазнами. Чтоб он подучился осторожности и сдержанности. Я думал, тут он ни во что не сумеет влипнуть, но он пропал с концами, стоило ему тебя увидеть. И кто может его винить? Н-да…

Охотник вдруг резко поднялся.

— Мне, пожалуй, пора. Мальчик больше не будет приносить тебе еду. Мне с самого начала казалось, что это скверная идея, но все не удавалось найти повод ему запретить. Теперь я скажу Дэвви, что ему нужно вставать и уходить вместе со мной, если мы хотим накормить драконов. Буду забирать его с баркаса пораньше. За едой тебе придется ходить самому. Или пусть Элис тебе приносит.

Он отвернулся и взялся за ручку двери.

— Ты ведь работаешь на ее мужа? Так она сказала за ужином в первый вечер. Сказала, что обычно ты всюду ездишь с ним, и она понятия не имеет, почему он отправил тебя с ней, и как будет без тебя обходиться. Ее всерьез терзает совесть, ты заметил? Из-за того, что ты здесь и так несчастен.

— Знаю.

— Но я подозреваю, что о многом она все же не догадывается — скажем, об одной из причин твоих страданий. Я прав?

Седрику словно что-то сдавило горло, мешая дышать.

— Не думаю, что это имеет к тебе какое-то отношение.

Карсон оглянулся через плечо.

— Может быть. Но я давным-давно знаком с Лефтрином. И еще ни разу не видел, чтобы он настолько потерял голову из-за женщины. Да и Элис, как мне кажется, не на шутку им увлечена. По мне, так если ее муж нашел в жизни толику радости, то и она заслуживает того же. И, может быть, Лефтрин тоже. И они оба могли бы обрести эту радость, если бы Элис считала себя вправе ее искать.

Охотник взялся за щеколду, собираясь открыть дверь. Седрик совладал с голосом.

— Теперь ты расскажешь ей?

Карсон ответил не сразу. Он постоял у приоткрытой двери, глядя в щель. Вечер постепенно перетекал в ночь. В конце концов, охотник тряхнул косматой головой.

— Нет, — ответил он, вздохнув. — Не мое это дело. Но, по-моему, тебе стоило бы.

Он выскользнул за дверь плавно, словно крупный кот, и плотно закрыл ее за собой, оставив Седрика наедине с его мыслями.


В этот день они шли дольше обычного под мутным, грязным дождем, от которого кожа шелушилась и зудела. К вечеру берега реки сделались неприветливыми, их сплошь затянули колючие ползучие растения. Наверху эти лианы, поднятые к солнцу раскидистыми ветвями деревьев, были усыпаны алыми ягодами. Непрекращающийся дождь отмывал до блеска листья и плоды и взбивал рябью поверхность воды. Харрикин вытащил свою лодку на берег, чтобы собрать немного ягод, но только исцарапался и перепачкался. Тимара даже не пыталась. Она знала по опыту, что добраться до них можно лишь сверху, спустившись по стволу дерева. Но и тогда это оставалось опасным делом, чреватым множеством царапин. Девушка прикинула, что они с Рапскалем слишком сильно отстанут от товарищей, пока она будет искать дорогу к верхушкам деревьев.

— Может, вечером, когда будет привал, — предложила она, увидев, с какой тоской ее напарник провожает взглядом свисающие гроздья.

Но когда стало смеркаться, а берега по-прежнему остались неприступными, Тимара смирилась с тем, что им предстоит ночевка на борту «Смоляного», с сухарями и соленой рыбой на ужин. Драконы с их чешуйчатыми шкурами, если придется, могут подобраться поближе к древесным стволам и там и переночевать без удобства, зато в относительной сухости. У хранителей такой возможности нет. Последнее ее столкновение с рекой явно это доказало. Да, чешуя на ней разрослась, но все равно не идет в сравнение с драконьей броней. От зубов Меркора остались отметины, хоть он и очень старался держать ее бережно. Тимару изрядно смутило то, что Сильве увидела, насколько она теперь чешуйчатая, когда помогала перевязывать эти царапины и ободранную левую руку. Почти все раны были неглубокими, только одна борозда на спине до сих пор ныла и была горячей на ощупь. Было больно, и Тимаре очень хотелось вытащить лодку на берег и поспать. Но драконы явно надеялись отыскать более подходящее место для привала, поскольку упорно брели вперед, и хранителям не оставалось иного выбора, кроме как следовать за ними.

Драконы уже казались темными контурами на фоне мерцающей воды, когда Тимара с Рапскалем к ночи их нагнали. Они рассыпались по длинной и широкой илистой косе, которая, изгибаясь, уходила в реку. Отмель была сравнительно новой, и деревьев на ней пока не росло. Вдоль ее хребта пробивались только редкие кусты и пучки травы. Но дров для костра хватало с избытком — к берегу прибило огромное бревно, за которое зацепился целый ворох мелкого плавника. Сойдет.

Девушка сильно толкнулась, и нос их суденышка вылетел на топкий берег. Рапскаль бросил весло в лодку, прыгнул за борт, схватил фалинь и вытащил суденышко еще дальше на отмель. Тимара со стоном отложила собственное весло и с трудом разогнулась. От постоянной гребли она стала сильнее и выносливее, однако к концу каждого дня все равно сильно уставала, и мышцы ее ныли.

На Рапскале непривычно длинный переход, кажется, не отразился вовсе.

— Пора разводить костер, — бодро объявил он. — И обсыхать. Хорошо бы, охотники принесли мяса. Рыба мне осточертела.

— Да, мясо пришлось бы кстати, — согласилась Тимара. — И костер тоже.

Остальные хранители тоже вытаскивали лодки и устало выбирались на берег.

— Будем надеяться, — отозвался Рапскаль и, не обернувшись, исчез в темноте.

Тимара вздохнула, глядя ему вслед. Его неизменная жизнерадостность и бодрость духа утомляли ее почти так же сильно, как и поддерживали. С досадой вздохнув, она принялась раскладывать по местам снаряжение, раскиданное Рапскалем по дну лодки. Перепаковав свои вещи так, чтобы одеяло и посуда оказались сверху, она отправилась вслед за товарищем. Костер сложили с подветренной стороны бревна, так что оно и горело само, и защищало огонь, и отражало жар. Язычки пламени уже начали расцветать. Рапскаль изрядно наловчился разводить костры и никогда не уставал от этой работы. Кисет со всем необходимым неизменно висел у него на шее. Бесконечная мелкая морось шипела, соприкасаясь с огнем.

— Устала? — донесся из темноты слева негромкий голос Татса.

— Еще как, — отозвалась она. — Это путешествие вообще когда-нибудь закончится? Я уже забыла, как это — ночевать в одном месте больше пары ночей подряд.

— Это еще не самое худшее. А вот как только мы доберемся туда, куда стремятся драконы, нам придется поворачивать и возвращаться обратно, вниз по реке.

Тимара на миг застыла.

— Ты бросишь свою драконицу? — тихонько прошептала она.

Девушка так до сих пор и не помирилась с Синтарой и вспоминала о ней с горечью. Тимара заботилась о драконице, как и прежде, чистила шкуру и добывала для нее еду, но разговаривали они мало. И тем разительнее воспринимались эти перемены, когда Тимара видела, с какой нежностью относятся друг к другу некоторые драконы и хранители. Татс с Фенте были очень близки. Во всяком случае, так казалось Тимаре.

Татс накрыл ладонями ее плечи и легонько сжал.

— Не знаю. Думаю, это много от чего зависит. Иногда мне кажется, что я ей нужен, что она даже привязана ко мне. А иногда, ну…

Хоть Тимара и вывернулась из его рук, ее тело отметило, насколько приятным оказалось это теплое прикосновение для ноющих мышц. Татс отступил на шаг, уловив ее недовольство. А сознание девушки жарким приливом затопили образы Грефта и Джерд, прильнувших друг к другу. На мгновение она задумалась, не стоит ли повернуться к Татсу, и даже отважилась вообразить, как гладит руками его теплую обнаженную спину. Но тут же вздрогнула, представив, как его ладони скользят по ее чешуйчатой коже. Все равно, что ласкать теплую ящерицу, высмеяла она себя и крепко сжала губы, чтобы не закричать от такой несправедливости. Может, Грефт с Джерд и не отказывают себе в запретном, но, должно быть, это стало возможным лишь потому, что отверженными были они оба. Их не смущали чужие отметины Дождевых чащоб. С Татсом этот номер не пройдет. Он из татуированных и родился не здесь. У него кожа гладкая, как у девчонки из Удачного, он не изуродован ни наростами, ни чешуей. В отличие от нее.

— Долгий выдался день, — нарушил молчание Татс.

Его осторожный тон как бы прощупывал, не рассердилась ли Тимара на его вольность. Она проглотила свой гнев на судьбу.

— Да, долгий, — ровным голосом подтвердила она, — а у меня до сих пор ноют раны, оставленные Меркором. Хорошо бы погреться у огня и съесть что-нибудь теплое.

И, словно в ответ на ее слова, пламя вдруг охватило ворох плавника. Отсветы озарили ее друзей, собравшихся вокруг костра. Тоненькая Сильве стояла рядом с узкоплечим Харрикином. Они смеялись, поскольку долговязый Варкен скакал как безумный, пытаясь стряхнуть дождь искр с буйной шевелюры и поношенной рубахи.

По обыкновению неразлучные Бокстер и Кейз маячили в темноте двумя приземистыми силуэтами. Лектер пробрался мимо них, и отблеск костра ясно выхватил из мрака шипы, пробивающиеся вдоль его хребта. Ему стоило бы прорезать дырки в рубахе, чтобы та не стесняла гребень. Это зрелище почему-то придало Тимаре уверенности.

«Вот мои друзья», — подумала девушка с улыбкой.

Они носили на себе те же отметины, что и она. Затем она заметила среди них сидящую боком Джерд. Та расположилась на куске плавника, а Грефт стоял у нее за спиной, могучий и заботливый. На глазах у Тимары Джерд откинулась назад, прислонившись затылком к бедру Грефта, и что-то ему сказала. Юноша, склонившись ниже, ответил, и на какой-то миг они слились воедино, в общий силуэт, отгородившийся от прочего мира.

Тимару кольнула ревность. И не потому что ей нравился Грефт, ей просто хотелось того же, что они взяли сами. Джерд громко засмеялась, и плечи Грефта задрожали, вторя ее веселью. Остальные либо не обратили внимания, либо признали их близость. Неужели лишь она одна еще негодует и смущается при виде их демонстративных выходок?

Не задумываясь, она направилась к костру вслед за Татсом.

— Что ты думаешь о Джерд и Грефте? — спросила Тимара и сама поразилась тому, что произнесла это вслух.

Она тотчас же пожалела о сказанном, когда Татс оглянулся в явном изумлении.

— О Джерд и Грефте? — переспросил он.

— Они спят вместе. Занимаются любовью, — за откровенностью ее слов звенел гнев. — Она уединяется с Грефтом при каждой возможности.

— Пока что, — небрежно отмахнулся Татс, как будто отвечая на совершенно другой вопрос. — Джерд пойдет с кем угодно. Грефт довольно скоро это поймет. Или, может, знает и так, но его это не волнует. Вполне допускаю, он просто берет, что дают, а тем временем прикидывает, как бы заполучить кое-что получше.

Последнюю фразу он сопроводил многозначительным взглядом, который смутил и встревожил Тимару. Ее мысли скакали, словно блохи, с одного его слова на другое. На что он намекает? Девушка попыталась развеять неожиданное напряжение.

— Джерд пойдет с кем угодно? Даже с тобой? — засмеялась она, поддразнивая старого друга, но улыбка застыла у нее на губах, когда тот ссутулился и отвел взгляд.

— Со мной? Вполне возможно, — произнес он грубовато. — А что здесь такого немыслимого?

Тимаре вдруг вспомнилась ночь, когда Татс ушел от костра, возмущенный словами Грефта, и вскоре после того Джерд тоже поднялась с места и исчезла. А на следующий день эти двое гребли в одной лодке и еще несколько дней после того… Неожиданное осознание оглушило Тимару. Татс расстилал свое одеяло рядом с Джерд, сидел с ней бок о бок за ужином. Как она могла не понять, что это означает? Ревность вспыхнула в ней, но прежде, чем это пламя успело опалить ей сердце, его сковал и раздробил лед. Какая же она дура! Конечно, так все и было; должно быть, с первой же ночи после того, как они покинули Трехог. Джерд, Грефт, Татс — все они отбросили правила. И только глупая, упрямая Тимара притворялась, будто бы они все еще действуют.

— И со мной! — объявил Рапскаль, вынырнув из темноты, чтобы дополнить их разговор непрошеным замечанием.

— Что — с тобой? — невольно переспросил Татс.

Рапскаль посмотрел на него так, словно тот сморозил глупость.

— Джерд со мной тоже ходила. Еще до тебя. Только ей не понравилось, как я это делаю. Она сказала, тут нет ничего забавного, а когда я засмеялся из-за того, как грязно все вышло, она заявила: это, мол, доказывает, что я еще мальчишка, а не мужчина. «С тобой — больше никогда!» — пообещала она мне после того раза. А я ответил, что мне плевать. Правду, между прочим. К чему иметь дело с человеком, который все так серьезно воспринимает? Мне кажется, с кем-нибудь вроде тебя, Тимара, вышло бы куда веселее. Ты понимаешь шутки. То есть сама посуди. Мы ладим. Ты никогда не обижаешься просто из-за того, что у парня есть чувство юмора.

— Заткнись, Рапскаль! — рявкнула Тимара, опровергнув его слова.

Она рванулась в темноту, оставив обоих юношей глазеть ей вслед. За ее спиной Татс обругал Рапскаля, а тот возразил, что ни в чем не виноват. Рапскаль? Даже Рапскаль? Горячие слезы брызнули из глаз, оставляя соленые дорожки на слегка чешуйчатых щеках. Лицо горело. Румянец? Она до сих пор краснеет от смущения — или уже от гнева?

Она была просто слепа. Слепа, глупа и доверчива, словно ребенок. Как же это унизительно. Она еще воображала, что раз уж она втайне мечтает о Татсе, то и он отвечает ей тем же. Тимара знала, что самой природой обречена на жизнь, лишенную человеческих страстей. Неужели она надеялась, будто он станет себя ограничивать только из-за того, что никогда не сможет заполучить ее? Тупица.

А Рапскаль? Тимару вдруг взяла такая злость, что она едва не задохнулась. Как Джерд могла обойтись так с простодушным, непритязательным Рапскалем? Каким-то образом то, на что она его подбила, замарало паренька в глазах Тимары. Его неукротимая жизнерадостность и безграничное дружелюбие вдруг предстали в новом свете. Тимара вспомнила, как он спал рядом с ней все эти ночи, порой греясь об ее спину. Она-то считала это просто ребяческой привязанностью. У нее вырвался возглас негодования. Что ему снилось в такие ночи? Что думали остальные об их близости? Неужели воображали, будто они с Рапскалем по ночам сплетались телами, как Джерд с Грефтом?

Неужели и Татс так о ней думал?

Тимару захлестнула новая волна гнева. Она оглянулась на костер и поняла, что, несмотря на промокшую одежду и пустой желудок, этим вечером ни за что не сядет там вместе с товарищами. И не позволит Рапскалю спать рядом с ней. Она развернулась на месте и направилась к лодке за одеялом, чтобы переночевать сегодня рядом с Синтарой. И вовсе не потому, что ее все еще заботила глупая драконица — просто даже ее равнодушие куда лучше лицемерия этих так называемых друзей. Драконица, по крайней мере, не скрывает, что не испытывает к Тимаре никаких чувств.

За время ее отсутствия «Смоляной» успел подойти к берегу и встать рядом с лодками. Глаза баркаса с сочувствием наблюдали, как девушка сердито выдернула из вещмешка одеяло и достала запас вяленого мяса. Этим вечером ей не хотелось ни с кем разделять трапезу. Впрочем, искушение горячей пищей едва не подточило ее решимость. Она покосилась на баркас и задумалась, не позволит ли ей Лефтрин подняться на борт, чтобы погреться на камбузе и выпить кружку горячего чая? Она подошла чуть ближе, разглядывая корабль. Капитан поддерживал на судне строгую дисциплину. Никто из хранителей не поднимался на борт без отдельного приглашения. Может, Элис согласится ее позвать? С последнего происшествия им не выпадало случая поговорить.

Обдумывая эту мысль, Тимара заметила, как какой-то человек перелез через фальшборт и принялся неуклюже спускаться по трапу на берег. Он был тощим и двигался не так, как знакомые ей матросы. Человек споткнулся, сходя с трапа, и негромко выругался. И тут девушка узнала его.

— Седрик? — удивленно воскликнула она. — Я слышала, ты очень болен. Не ожидала тебя увидеть. Тебе уже лучше?

В глубине души она сочла собственный вопрос глупым. Седрик выглядел ужасно, исхудавшим и потрепанным. Нарядная одежда висела на нем мешком, и, судя по запаху, он давно не мылся.

Мужчина приблизился к Тимаре, шаркая ногами, от изящной походки, какую она запомнила, не осталось и следа. Похоже, случайная встреча вызвала у него раздражение.

— Лучше? — тем не менее, ответил он. — Нет, Тимара, мне пока не лучше. Но, вероятно, скоро станет.

Голос его звучал сипло, словно в горле пересохло. Она задумалась, уж не пил ли он, но тут же упрекнула себя за подобную мысль. Он просто очень болен, вот и все.

Когда Седрик отвернулся, даже не попрощавшись, Тимара заметила, что он тащит тяжелый деревянный ящик. Вот из-за чего он так неловко спускался по трапу. Он шел, кренясь на один бок, словно ноша была для него слишком тяжелой. Тимара едва не кинулась за ним вдогонку, чтобы предложить свою помощь, но вовремя остановилась. Конечно же, любой мужчина почувствует себя униженным, если она заметит, насколько он ослабел. Лучше оставить его в покое, и пусть справляется сам.

Тимара отправилась искать среди драконов Синтару. Скатанное одеяло било ее по спине. Сделав три шага, она скинула его и взяла в охапку. Ссадина на руке затянулась коркой и быстро подживала, но длинная царапина вдоль спины, казалось, не зарастала вовсе. По большей части, чешуя неплохо защитила ее от зубов Меркора, но здесь не выдержала. Первой заметила рану Сильве, когда заставила Тимару снять рубашку, чтобы перевязать ей руку.

— Что это? — спросила девочка.

— Ты о чем? — уточнила Тимара, все еще дрожа.

— Об этом, — пояснила Сильве и тронула ее кожу между лопатками.

Прикосновение отдалось болью, как будто она ткнула пальцем в гнойник.

— Выглядит так, будто ты порезалась, и рана закрылась. Когда это произошло?

— Понятия не имею.

— Надо промыть, — решила Сильве.

Не дожидаясь возражений, девочка содрала с раны корку. Теплая жидкость потекла по спине Тимары, и она оглянулась через плечо, ожидая увидеть на лице Сильве омерзение. Но та без малейшего недовольства вычистила гной, промыла рану чистой водой и перевязала. Порез должен был начать заживать. Однако вместо этого он гноился, распухал, ныл и иногда по утрам сочился влагой. Тимаре нечем было обработать рану, и она не испытывала желания вверять свое ящеричье тело чьим-либо заботам. Все заживет, упрямо повторяла она себе. На ней всегда все заживало. Просто на этот раз понадобилось больше времени. И болит сильнее обычного.

Охотникам сегодня не повезло. Тимара не учуяла мяса, только жарящуюся на костре речную рыбу. Когда-то девушка очень ее любила, почитая редким лакомством. Но сейчас, даже отчаянно проголодавшись, решила обойтись вяленым мясом.

Драконы тоже были разочарованы. Несколько крупных самцов, сердито плюясь, бродили по топкой отмели. Ранкулос топтался по мелководью, словно надеялся найти там еще какую-то пищу. В сытые вечера драконы часто собирались вокруг костра вместе с хранителями. Они тоже наслаждались теплом. Но этим вечером звери остались голодны и держались поодаль.

Тимаре было бы трудно найти Синтару в темноте, если бы она полагалась только на зрение. Но ей требовалось всего лишь нащупать нежеланную связь, протянувшуюся от нее к королеве. Драконица расположилась на выдающемся в реку выступе косы и глядела туда, откуда они пришли.

И она была не одна. Приблизившись, Тимара различила голос Элис.

— И ты послала ее прямо туда, — мягко выговаривала та Синтаре, — намеренно, без предупреждения. Конечно, она расстроилась. Я тоже не хотела бы внезапно наткнуться на подобную сцену. А у нее ранимая душа, Синтара. Мне кажется, тебе стоило бы больше считаться с ее чувствами.

— Едва ли она может позволить себе оставаться «ранимой», — язвительно ответила драконица.

Тимара остановилась, прислушиваясь, не скажут ли о ней еще чего-нибудь, и угрюмо подумала, что скоро из нее выйдет вполне умелый соглядатай.

— Она и без того сильна и вынослива, — решительно возразила Элис. — Но если ее душа ожесточится, лучше она от этого не станет. Только черствее. И, на мой взгляд, будет жаль, если с ней случится такое.

— Будет жаль еще больше, если она навсегда останется такой, как сейчас: безропотной, связанной правилами, которые придумала не она, вечно обрывающей себя на полуслове. Среди драконов и Старших все знали, что каждая самка — королева, вольная выбирать сама и следовать собственным желаниям. Вот чему должна научиться Тимара, если намерена и дальше мне служить.

— Служить тебе? — ахнула Элис. — Вот как ты себе это представляешь? Ты считаешь ее своей прислугой?

Многое изменилось, решила Тимара, с тех пор, когда каждое ее слово, обращенное к Синтаре, имело форму цветистого комплимента. Теперь же она, похоже, разговаривала с драконицей, просто как женщина с женщиной. Интересно, это она сама так изменилась? Или же Синтара, вполне уверенная в их преданности, перестала растрачивать на хранительниц свои чары? Тимара улыбнулась, услышав, как Элис ее защищает, однако мгновением позже та поплатилась за нахальство.

— Разумеется, она служит мне. Или, по крайней мере, у нее есть для этого задатки, если ее дух обретет королевское величие. Какой мне прок от служанки, раболепствующей перед другими людьми? Как она сможет потребовать лучшего для меня, если вечно им уступает? Прежде, Элис, мне казалось, что ты тоже сможешь мне служить. Но в последнее время ты разочаровываешь меня еще сильнее, чем Тимара. И я не вижу, чтобы ты пыталась измениться. Возможно, ты уже слишком стара и неспособна на это.

Обиду можно выразить и молчанием. Тимара вдруг поняла это, поскольку расслышала боль Элис, и та выдернула ее из темноты. Она не стала притворяться, будто не слышала их разговора, а сразу бросилась на защиту старшей женщины.

— Я не представляю, с чего бы нам вдруг захотелось служить такому надменному, неблагодарному созданию, как ты! — выпалила Тимара, встав между ними.

— А, добрый вечер, мелкая проныра. Как тебе понравилось прятаться в темноте, подслушивая нас?

Враждебность так и рвалась из груди драконицы. Синтара буквально светилась от гнева. Ее окружило серебристо-голубое мерцание, исходящее из разросшейся бахромы у нее на шее. От света драконицы по платью Элис побежала металлическая рябь. Зрелище было захватывающе прекрасным: рыжеволосая женщина в искристо-медном наряде напротив серебристо-голубой драконицы. Они напоминали сцену из старинной сказки или с гобелена, и не будь Тимара так рассержена на Синтару, эта красота совершенно сразила бы девушку. Драконица ощутила ее восторг и принялась прихорашиваться, расправляя крылья и встряхивая ими так, чтобы стало заметно их свечение. Переливчатые крылья сделались крупнее, чем помнилось Тимаре.

— Я с каждым днем становлюсь все сильнее и прекраснее, — подтвердила драконица, без усилий читая ее мысли. — И пусть те, кто твердил, будто мне никогда не взлететь, подавятся собственными словами. Только Тинталья может соперничать со мной по красоте и силе, но настанет день, когда равных мне не будет. И я не стыжусь говорить об этом вслух. Я знаю, кто я. Так зачем мне терпеть общество робкой жертвы, которая ноет и хнычет от жалости к себе, но не смеет бросить вызов проявившему интерес самцу?

— Бросить вызов самцу… — ледяной голос Элис оттаял от замешательства.

— Разумеется, — высмеяла драконица ее непонимание. — Он красуется перед тобой. Он достаточно силен и здоров. Он ходит за тобой след в след. Он льстит тебе и признает твой ум. И ты не скроешь от меня, что заметила его влечение к тебе и находишь его привлекательным. Но прежде чем ты получишь его, ты должна бросить ему вызов. Тебе, конечно, недоступен брачный полет, битва в воздухе, когда он пытается тобой овладеть, а ты ускользаешь, испытывая силу его крыльев. Но издавна известны и другие способы, какими самцы Старших некогда могли проявить себя. Брось ему вызов.

— Я не из Старших, — возразила Элис.

Тимара отметила про себя, что женщина не стала оспаривать прочие утверждения Синтары. Кто же этот поклонник, которого Синтара полагает достойным Элис? Седрик, вдруг поняла девушка. Красивый мужчина из Удачного, который, похоже, состоит в ее распоряжении. Не из-за Элис ли он сегодня спустился на берег? Может, надеялся на встречу с ней? Тимару пробрала сладостная дрожь, неприятно ее поразившая. Что с ней творится? Она сурово запретила себе представлять, как они будут прижиматься друг к другу, подобно Джерд с Грефтом.

— К тому же я замужняя женщина, — выдвинула Элис второе возражение, но не просто утверждая, а как будто объявляя собственный приговор.

— Зачем ты привязываешь себя к самцу, которого не желаешь? — спросила драконица с искренним недоумением. — Зачем подчиняешься правилам, которые лишь приводят тебя в отчаяние? Что ты с этого получаешь?

— Я держу слово, — веско проговорила Элис. — И храню честь. Мы с Гестом заключили сделку. Мы добросовестно обещали хранить верность друг другу. Теперь я жалею об этом. Честно говоря, я даже не представляла, от чего отказываюсь. Ради свитков, уютного дома и вкусной еды я отреклась от себя. Это была скверная сделка, но мы оба обязаны добросовестно ее соблюдать. Поэтому, когда наш поход завершится, я оставлю Лефтрина, драконов и дни, когда ощущала себя живой, в прошлом. Я вернусь домой и сделаю все от меня зависящее, чтобы родить мужу наследника, как и обещала. И если ты считаешь меня жертвой, хнычущей в лапах хищника — что ж, возможно, так оно и есть. Но, может быть, требуется просто совсем другая сила, чтобы держать свое слово, когда все до единой косточки в теле вопиют о желании его нарушить.

Синтара презрительно фыркнула.

— Ты же не веришь, что он сам держит слово.

— У меня нет доказательств, что он его преступил.

— Неправда. Ты сама доказательство, что он что-то преступил. Ты же раздавлена, — безжалостно заключила драконица.

— Возможно. Но я до сих пор держала свое слово и не роняла чести.

Голос Элис дрожал все сильнее. Договорив последние слова, она спрятала лицо в ладонях и на миг, задохнувшись, умолкла. А затем горестные, страдающие рыдания вырвались из-за ее рук. Тимара шагнула к ней и нерешительно погладила женщину по плечу. Она никогда еще не пыталась никого утешать.

— Я понимаю, — проговорила она тихо. — Ты избрала единственный достойный путь. Но он трудно тебе дается. И еще труднее, когда другие считают тебя последней дурой, потому что ты держишь слово.

Элис подняла залитое слезами лицо. Поддавшись порыву, Тимара обняла ее.

— Спасибо, — с трудом выговорила старшая женщина. — Спасибо, что не считаешь меня глупой.


Снова пошел дождь, уже сильнее. Лефтрин натянул на уши вязаную шапку, вглядываясь в мокрую темень. День выдался долгим, и единственное, чего ему действительно хотелось — сесть за стол на камбузе с кружкой горячего чая и миской густой похлебки, и чтобы рыжая женщина улыбалась его шуткам и говорила «пожалуйста» и «большое спасибо» в ответ на любезности его команды. Не так уж многого, как ему казалось, он просил от жизни. Пока он спускался на берег и шлепал по грязи, нарисованные глаза «Смоляного» с сочувствием следили за ним. Судно знало, что за дело предстоит капитану и насколько оно ему не нравится.

Как раз в духе этого подонка Джесса было потребовать от Лефтрина встречи в темноте под дождем. Вот уже несколько дней они в молчании обменивались угрюмыми взглядами. Лефтрин благополучно избегал разговоров с охотником, не оставаясь с ним наедине. Однако этим вечером, когда капитан уже собирался устроиться близ теплой печки на камбузе, он обнаружил записку на дне своей кофейной кружки.

Он постарался ненавязчиво ускользнуть от собравшейся команды. Никто вроде бы не обратил внимания на его уход. Лефтрин тихо шагал сквозь темноту, обогнув костер хранителей. Порыв ветра донес до него смех и запах жареной рыбы, и пламя взметнулось выше. Капитан вовсе не желал, чтобы этим вечером кто-то увидел его на берегу.

Ветер, хлещущий дождь и темнота скрывали его по дороге к серебряному дракону. Именно там, как он понял, назначил ему встречу Джесс. «Жди меня у серебряного, или тайне конец». Вот и все, что говорилось в записке, но капитан не мог пропустить мимо ушей подобную угрозу. Дракон придерживал что-то передними лапами и отрывал от добычи куски мяса. На миг Лефтрина охватила безумная надежда, что зверь поедает Джесса. Еще пара шагов, и он разглядел у жертвы четыре копыта. Охотник принес серебряному мяса, чтобы занять его, пока они беседуют. И это сработало. Капитан увидел, как дракон отрывает от туши ногу. Здоровье бедолаги изрядно поправилось с тех пор, как Лефтрин увидел его в первый раз, но он все равно оставался меньше и слабее товарищей. Хвост у серебряного зажил, но он, казалось, подцеплял паразитов куда чаще остальных. Дракон почуял подошедшего человека и оглянулся на него, дожевывая копытастую ногу.

— Добрый вечер, капитан, — приветствовал Лефтрина Джесс, выйдя из-за драконьего плеча. — Отличный вечерок для прогулки.

— Я здесь. Чего ты хочешь?

— Не так уж многого. Просто немного содействия, вот и все. Я увидел сегодня отличную возможность и решил, что нам стоит ею воспользоваться.

— Возможность?

— Именно.

Джесс потрепал дракона по плечу. Серебряный заворчал на охотника, но все его внимание по-прежнему оставалось поглощено мясом.

— Он ворчит, но уже привык ко мне. Я подкармливал его лишним мясцом, как только выпадала возможность. Теперь он ничуть меня не опасается, — сообщил охотник и распахнул куртку, предъявив топор, два длинных ножа и один короткий, аккуратно убранные в специальные карманы на жилете, а затем чуть кивнул в сторону дракона. — Приступим?

— Ты безумен, — тихо проговорил Лефтрин.

— Вовсе нет, — улыбнулся охотник. — Как только он покончит с оленем, его начнет клонить ко сну. Я с самого начала рассчитывал на подобную возможность и как следует подготовился. Я распорол оленю брюхо и туго набил валерианой и маком, прежде чем угощать серебряного. Думаю, дозы хватит, чтобы свалить с ног дракона. Скоро мы узнаем наверняка.

Охотник плотнее запахнул куртку от ветра и дождя и ухмыльнулся Лефтрину.

— Я этого не сделаю. Безнаказанными мы не уйдем, и я просто этого не сделаю.

— Да запросто уйдем. Я уже все продумал. Дракон уснет, а мы позаботимся о том, чтобы сон оказался вечным. Затем за час-другой мы тихонько отрежем самые ценные части. Перетащим на борт «Смоляного» и отчалим вниз по реке. Сегодня же ночью.

— А хранители и остальные драконы?

— В такой ветер и дождь? Они ничего не заметят, пока мы не уйдем, а затем окажется, что все их лодки пробиты. Сомневаюсь, что они еще когда-нибудь объявятся.

— Но что мы скажем людям в Трехоге?

— Мы там даже не остановимся. Быстро, как ветер, пройдем вниз по течению, а затем вдоль побережья до Калсиды. И там ты заживешь со своей дамой, как король. Я же видел, как ты на нее смотришь. В этом раскладе ты, по крайней мере, ее получишь.

— О чем это ты?

— О том, что в случае отказа ты потеряешь все. Я расскажу драконам и хранителям, как ты уничтожил кокон, чтобы добавить своему драгоценному баркасу диводрева. Твоя команда явно с тобой в сговоре. Они-то ведь знают, как мало на самом деле трудятся, чтобы судно двигалось вперед. Сомневаюсь, что драконы скажут тебе спасибо, узнав, как ты прикончил одного из них ради собственной выгоды. Мне казалось, они подобного не одобряют. И твоя хорошенькая рыжая дамочка, вероятно, заподозрит, что ты вовсе не так благороден, как ей казалось. Даже лжив. Коварен, если я правильно поверну дело. Так что, как видишь, ты можешь вместе со мной забить одного безмозглого, никому не нужного, чахлого дракончика, чтобы вместе со своей дамочкой и командой отправиться навстречу сытой и беззаботной жизни в Калсиде. Или можешь заупрямиться, и я разоблачу тебя и отниму все, что ты имел или надеялся заполучить. — Охотник улыбнулся, вглядываясь в пелену дождя, и добавил: — Когда все на тебя ополчатся, не удивлюсь, если и твой корабль, и дама достанутся мне. Я потратил немало вечеров, чтобы снискать доверие и дружбу хранителей, пока ты впустую тратил время, ухаживая за своей ветреницей. И я подозреваю, что найду союзника в лице того щеголя из Удачного. Или ты и дальше будешь притворяться, будто все вы чисты и невинны?

Дракон наклонил голову и сомкнул пасть на грудной клетке оленя. Его зубы сомкнулись, круша кости. Он принялся жевать, перемалывая остатки туши. Лефтрин шагнул к серебряному, собираясь вмешаться. Тот зарычал на него, не выпуская мяса из пасти. Лефтрин побледнел и отшатнулся назад — больше от вони, чем от испуга.

— Увы, он тебе не доверяет, — ехидно посочувствовал Джесс. — Не думаю, что он позволит себя спасти. Проклятая тупая ящерица. Похоже, мы договорились, кэп. Как только он заснет, приступаем к разделке. А я пока что позабочусь о лодках.

Чтобы вывести Лефтрина из себя, хватило бы одной самонадеянности этого негодяя, даже если бы тот не угрожал всем его мечтам. Когда охотник проходил мимо капитана, тот развернулся и бросился на врага. Он выбьет из него дух и скормит дракону.

«Бедный Джесс. Должно быть, он чем-то раздразнил туповатую зверюгу. Нельзя же винить дракона за то, что он дракон, Элис».

Но Джесс развернулся ему навстречу, сверкнув белыми зубами в радостном оскале, с блестящим клинком в руке.


Синтара оторопело взирала на двух человечьих самок. И что же это значит — то, как они цепляются друг за друга и вместе льют слезы? Это не было ни охотой, ни дракой, ни брачными играми — вообще ни одним из видов осмысленной деятельности, какие она способна назвать. Драконице захотелось, чтобы они немедленно прекратили.

— Кто-нибудь из вас принес мне еду? — требовательно спросила она.

Тимара отстранилась от Элис и утерла мокрое лицо рукавом.

— Сегодня я не смогла пойти в лес. Но охотники, кажется, наловили рыбы.

— Я уже съела то, что Карсон назвал «моей долей». Ничтожно мало.

— Наверное, я могла бы пойти и…

— Тише! — прикрикнула на нее Синтара.

Она что-то услышала, далекий шум, похожий на рев ураганного ветра. Еще она почуяла страдание и гнев серебряного дракона. Как обычно, его мысли были нечетки, но что-то его встревожило.

— В чем дело? — рявкнула она ему и заодно всем остальным.

Теперь звук сделался громче, и даже люди расслышали его.

Тимара повернула голову и закричала. Элис вцепилась в нее, озираясь в поисках источника шума. Рев приближался, однако драконица не замечала, чтобы усилился ветер или дождь. Звук делался все громче, в нем слышался какой-то скрежет, смешанный с треском и щелчками.

— Это река! Она разлилась! — проревел у нее в мыслях Меркор, и вместе с предостережением в сознание Синтары хлынули древние воспоминания.

— Летим! Надо держаться над водой! — протрубила она, поскольку на миг забыла, что является драконом лишь наполовину и прикована к земле.

Темнота не могла полностью скрыть опасность. Синтара посмотрела вверх по течению и увидела белое кружево на сером гребне и опрокидывающиеся с него стволы вырванных с корнем деревьев.

— Бежим к лесу! — прокричала Тимара, но только драконица сумела расслышать в грохоте воды ее тонкий голосок.

Обе ее хранительницы, держась за руки, бросились бежать.

— Слишком поздно! — рявкнула на них Синтара.

Она вытянула шею, схватила Элис за плечо и сбила с ног. Та завопила. Драконица не обратила на крик ни малейшего внимания, изогнула шею и забросила женщину себе на спину, между крыльев.

— Держись крепче! — велела она.

Тимара еще бежала. Синтара кинулась за ней.

И тут ударила волна.

Это была не просто вода. Ее сила выворачивала со дна валуны и обдирала с берега песок. Старые топляки мешались с только что вырванными из земли деревьями. Синтару сбило с ног и протащило вперед. Бревно ударило по ребрам, опрокинув ее набок. Пенящаяся вода неуклонно волокла ее вниз по течению и на какой-то миг захлестнула драконицу с головой. Она решительно поплыла туда, где, как она надеялась, должны были остаться поверхность и берег. Кругом царил хаос, вода и тьма. Драконы, люди, лодки, бревна и камни смешались в потоке. Синтаре удалось высунуть голову из воды, но мир вокруг осмысленнее не стал. Она кружилась в течении, отчаянно плеща лапами. Берега видно не было. Река вокруг текла белизной под ночным небом. Драконица мельком заметила огни «Смоляного», увидела пустую лодку, застрявшую в густых ветвях упавшего дерева. Громадное бревно, послужившее сегодня основой для костра, проплыло мимо, все еще дымясь и мерцая угольями.

— Тимара! — услышала драконица крик Элис и только тогда поняла, что та все еще держится за ее крылья. — Спаси ее! Смотри, Синтара, вон она! Вон там! Там!

Синтара сперва не заметила девчонку, но все же разглядела. Та пыталась высвободиться из путаницы вырванных с корнем кустов, за которые зацепилась одеждой. Еще немного, и они начнут тонуть и утянут ее за собой на глубину.

— Глупые люди! — взревела Синтара.

Она рванулась к Тимаре, но тут в нее врезался Ранкулос, которого проносило мимо течением. Когда драконица опомнилась и поглядела на спутанные кусты, девчонки там уже не было. Слишком поздно.

— Тимара! Тимара! — надрывалась Элис, но в ее голосе не слышалось надежды.

— В какой стороне берег? — зарычала на нее Синтара.

— Не знаю! — выкрикнула в ответ женщина, но тут же исправилась: — Вон там! Туда. Плыви в ту сторону.

Трясущейся рукой Элис указала направление, в котором они и так уже двигались. Приободрившись, драконица принялась грести сильнее. Конечно, ей не удастся залезть на дерево, чтобы отсидеться там, зато она сможет вклиниться между парой стволов и переждать, пока не схлынет вода.

— Вон там! Туда! — снова закричала Элис.

Но указывала она не на берег, а на маленькое, белеющее в воде запрокинутое лицо. Тимара тянула к ним руки.

— Пожалуйста! — закричала она.

Синтара опустила голову и вырвала свою хранительницу из речной хватки.

— Моя! — с вызовом протрубила она, не выпуская из пасти Тимару. — Моя!

Семнадцатый день месяца Молитв, шестой год Вольного союза торговцев
От Эрека, смотрителя голубятни в Удачном, — Детози, смотрительнице голубятни в Трехоге

Послание от торговца Корума Финбока из торговцев Удачного, в котором он по просьбе торговцев Мельдара и Кинкаррона присоединяется к их запросу о судьбе Элис Кинкаррон-Финбок и Седрика Мельдара, ушедших на живом баркасе «Смоляной».

Детози, пара слов от меня. Семейства Седрика Мельдара и Элис Финбок просто вне себя. И те и другие уверяют, что эти двое никогда по доброй воле не отправились бы в поход, который может затянуться на долгие месяцы. Муж Элис Финбок сейчас в длительной деловой поездке, однако ее свекра убедили пустить в ход свое немалое состояние, чтобы выяснить как можно больше подробностей. Если ты знакома с кем-нибудь, способным быстро подняться вверх по реке, прихватив с собой пару почтовых голубей, он мог бы заработать на этом существенное вознаграждение.

Эрек

Глава 5 БЕЛЫЙ РАЗЛИВ

Руки Лефтрина сомкнулись на горле Джесса. Охотник осыпал капитана градом ударов; тому даже показалось, что ребра треснули, а во рту стоял вкус крови с разбитых губ, но хватку он не ослабил. Теперь это лишь вопрос времени. Если он сможет душить врага достаточно долго, удары прекратятся. Они уже понемногу теряли силу, а когда Джесс обеими руками потянулся к запястьям капитана, Лефтрин понял, что ждать осталось уже недолго. Охотник царапал ему предплечья, однако эти руки защищала не только чешуя, но и жесткость, приобретенная из-за частых погружений в речную воду. Загрубевшая кожа не поддавалась ногтям Джесса. Лефтрин не видел его лица, но знал, что глаза охотника уже наверняка выпучены. Он усилил нажим, представляя, как язык врага постепенно вываливается изо рта.

Вокруг противников бушевал ветер, хлестал черный дождь. Либо серебряный не стал доедать оленя, либо снотворное на него не подействовало. Он неуклюже скакал вокруг людей, горестно трубя. Лефтрин не беспокоился о том, что на этот шум могут сбежаться хранители. Если они появятся, он покажет им ножи Джесса и скажет, что просто защищал дракона.

«Держите, — приказал он своим усталым ладоням и дрожащим рукам. — Держите крепче!»

От боли его мутило. В ушах стоял гул, и он боялся, что потеряет сознание раньше, чем доведет дело до конца. Капитан стискивал горло противника, но охотник еще сопротивлялся, мотая головой в тщетной попытке боднуть Лефтрина в лицо.

За спиной Джесса вдруг выросла стена воды, камней и деревьев. И для оцепеневшего разума Лефтрина этот миг растянулся на десятилетие. Он отчетливо разглядел мусор, мелькающий в белой воде. Понял, что волна будет едкой и густой от ила. Этот поток проделал долгий-долгий путь, собирая по дороге плавник и вырывая с корнем деревья по берегам реки. Лефтрин успел увидеть несущийся на него труп крупного лося, который кидало из стороны в сторону, словно игрушку.

— «Смоляной»! — прокричал он, выпустил горло Джесса и развернулся, чтобы бежать к кораблю, чтобы спасти, если это возможно, свой обожаемый баркас.

Но тут время снова набрало обычный ход. Вода сбила капитана с ног, заливая отмель. Лефтрин ничего не видел, ничего не сознавал, кроме борьбы животного, ввергнутого в чуждую стихию. Не было ни воздуха, ни света, ни верха, ни низа. Холод и сила удара выдавили дыхание из его тела.

«Прощай, — подумал он оцепенело. — Прощай, Элис. По крайней мере, мне не доведется увидеть, как ты возвращаешься к другому».

Может быть, смерть в воде окажется лучше этой медленной пытки.

В Лефтрина что-то врезалось. Он вцепился в это мертвой хваткой и всплыл вместе с ним в черноту ночи. Капитан вдохнул разом воздух и воду, которая ручьями стекала по волосам, поперхнулся, снова ушел вглубь вместе с нырнувшим бревном и снова вырвался на поверхность. Гребень волны прокатился дальше, но течение по-прежнему оставалось бурным, и река сделалась глубже раза в два. Быстрый поток увлекал Лефтрина все дальше в опасном месиве из древесных стволов, барахтающихся животных, трупов и плавника. Капитан не пытался оседлать бревно, за которое держался. Он смирился с постоянными погружениями и только цеплялся крепче, надеясь, что течение удержит его на середине реки. Он слышал треск и скрежет, когда мусор врезался в прибрежные деревья, вырывая их с корнем или ломая в щепки. Один раз капитан заметил дракона, который отчаянно работал лапами. Затем бревно перевернулось, снова окунув его под воду, а когда он всплыл, зверь уже скрылся из виду.

Когда река немного успокоилась, Лефтрин передвинулся вдоль бревна ближе к основанию. Ствол здесь был толще, а за корни было удобно держаться. Капитан отважился взобраться повыше, чтобы окинуть взглядом реку. Когда вода утихла, мусор рассеялся по разлившейся во всю ширь реке. Белая вода сверкала под светом звезд и луны. Черными глыбами маячили плывущие тела. Вдалеке капитан разглядел очертания гребущего дракона. Он окликнул зверя, хоть и сомневался, что его голос услышат. Шум бурлящей воды, стон падающих деревьев, скрежет обломков, налетающих друг на друга, заглушили человеческий крик.

А затем Лефтрин увидел кое-что, отчего разом воспрянул духом. Одинокий огонек моргнул, потускнел, а затем разгорелся ровно и превратился в безупречный круг света от лампы. Это мог быть лишь «Смоляной», на борту которого кто-то только что зажег фонарь. Свет вдруг придал очертания и смысл тому, что прежде казалось чернотой на черном фоне. «Смоляной» был далеко, вниз по течению от Лефтрина, но капитан не мог не узнать приземистый черный силуэт своего корабля. Он набрал побольше воздуха в измученные легкие, поморщился от боли в ребрах, но не стал растрачивать дыхание впустую, проклиная Джесса, — если ему хоть чуть-чуть повезло, охотник уже мертв. Вместо этого капитан вытянул губы трубочкой и издал протяжный, ровный свист. Снова вдохнул. И снова засвистел, на этот раз чуточку выше. И новый вдох.

Не успел он засвистеть в третий раз, как понял, что «Смоляной» услышал его. Круг света покачнулся, когда корабль начал разворачиваться в сторону капитана. Затем огонек исчез. Некоторое время Лефтрин просто цеплялся за свое бревно, ровно дышал и ждал. Затем зажегся фонарь на носу «Смоляного». Капитан снова вдохнул и засвистел, и круг света почти сразу начал расти. Спеша изо всех сил, корабль шел ему на помощь. Мощные перепончатые лапы баркаса продвигали его против течения. Сварг наверняка стоял у руля, а команда работала баграми, но «Смоляной» не ждал подмоги от этого представления. Живой корабль шел за своим капитаном. Лефтрин еще раз свистнул и увидел, как над самой водой вспыхнули бледно-голубым светом два больших глаза. Помощь уже близка. Теперь остается только ждать, пока корабль его не спасет.


Должно быть, Синтара хотела усадить ее рядом с Элис. Но попытка не удалась, и Тимара рухнула прямо на женщину из Удачного. Руки Элис стиснули ее в крепком объятии, не позволяя свалиться обратно в воду, но в то же время пробудив острую боль в спине, поскольку ее пальцы угодили прямо на незажившую рану.

Девушка постаралась не бороться с человеком, пытающимся ей помочь. А в следующий миг они обе начали соскальзывать с гладкого чешуйчатого плеча.

— Держись! — прокричала Элис прямо в ухо Тимаре, и та ухватилась за ближайшую точку опоры.

Ее когти зацепились за чешую Синтары. Драконица наверняка не на шутку возмутилась бы, если бы сама в это время не боролась за собственную жизнь.

Если поначалу Элис схватила Тимару, чтобы та не рухнула в воду, то теперь она сама держалась за девушку, пытаясь усидеть на драконице. Тимара отважилась высвободить одну руку, чтобы ухватиться покрепче. Согнутым локтем она зацепилась за сустав, которым крылья Синтары крепились к телу.

— Держись за меня! — выдохнула она Элис и, собравшись с силами, втащила их обеих на спину драконицы.

Как только они оказались наверху, Тимаре удалось достаточно ослабить захват Элис, чтобы передвинуться вперед. Она уселась перед крыльями Синтары, сжав шею драконицы коленями и упершись пятками. Не то чтобы сидеть так было совсем уж безопасно, но все равно надежнее, чем прежде. За спиной Тимары Элис тоже устраивалась понадежнее. Она крепко взялась за пояс девушки, и внезапно у той появилось время осознать сложившуюся ситуацию.

— Что случилось? — прокричала Тимара, обернувшись к Элис.

— Я не знаю! — донесся сквозь речной гул едва слышный ответ, несмотря на то, как близко друг к другу они сидели. — Огромная волна сошла вниз по течению. Капитан Лефтрин говорил мне, что порой после землетрясения река на время становится белой. Но о таком он не упоминал.

Ветер трепал намокшие черные косы Тимары. Вокруг царил оглушающий шум. Девушка никак не могла разобрать, что высвечивало перед ее глазами слабое сияние луны. Река стала белой, словно молоко. Цепляясь за барахтающуюся драконицу, Тимара разделяла с ней испуг и ярость. И ее нарастающую усталость тоже. На поверхности плавал какой-то мусор. Ветви и стволы деревьев, вырванные с корнем кусты и трупы захлебнувшихся животных покачивались и кружились на воде. Когда девушка оглянулась в сторону берега, ей показалось, что вода теперь простирается далеко за опушку леса. На ее глазах громадное дерево впереди пошатнулось и невероятно медленно завалилось. Тимара закричала от страха, но Синтара ничего не могла предпринять, чтобы разминуться со стволом. Дерево приближалось, словно падающая башня. Оно со стоном кренилось все ниже и ниже, но течение неожиданно проволокло их мимо и утащило прочь.

— Дракон! — вдруг выкрикнула Элис и, легкомысленно выпустив пояс Тимары, указала рукой вниз по течению. — Еще один дракон. Кажется, это Верас!

Так и было. Тимара узнала ее по гребню, который недавно начал отрастать у темно-зеленой самки. Верас еще гребла, однако девушке показалось, что она слишком низко сидит в воде, как будто усталость тянет ее ко дну. Верас была драконицей Джерд. Тимара задумалась, где же сама хранительница, а затем, словно ее накрыло второй волной, осознала, что не ее одну унесло потоком. Остальные сидели вокруг костра. Вода наверняка добралась до всех. А что же сталось с их лодками и снаряжением, с баркасом и остальными драконами? И как она могла думать только о себе? Всё, из чего состояла ее нынешняя жизнь, смыло и унесло водой. Взгляд Тимары отчаянно обшаривал реку, высматривая живых, но было слишком темно, и слишком много мусора качалось и неслось по бурным волнам.

Под ней раздулась грудная клетка Синтары, делающей глубокий вдох. А затем из ее пасти вырвался трубный крик. Верас вдалеке повернула голову. Напряженный слух Тимары уловил тихий звук, похожий на птичий писк. Затем еще один вскрик, протяжней и ниже, привлек ее внимание к темной громаде, оказавшейся Ранкулосом. Он снова взревел, и вместе со звуком до нее донесся смысл его послания.

— Меркор говорит, плывите к берегу. Там мы сможем ухватиться за деревья и продержаться, пока не спадет вода. Плывите к берегу!

Грудная клетка Синтары снова раздулась. Она изо всех сил затрубила, передавая сообщение каждому, кто мог ее услышать.

— Плывите к берегу! — повторяла она. — Плывите к деревьям!

Тимара услышала, как ей вторит другой дракон где-то вдали. И, может, еще раз. После этого драконьи крики начали раздаваться время от времени. И доносились они вроде бы со стороны берега.

— Плыви на звук, — поторопила она Синтару.

Но последовать ее совету было не так-то просто. Течение крепко держало их, а плавающий мусор то и дело мешался на пути пробивающейся к берегу драконицы. Один раз они попали в водоворот, и их кружило в нем, пока Тимара окончательно не утратила чувство направления.


Элис крепко держалась за пояс Тимары и скрипела зубами от боли в свежих ожогах. Там, где ее защищало медное платье, кожа не пострадала, зато щеки, лоб и веки горели от кислоты. Она подставила лицо каплям дождя, и прохладная вода показалась ей настоящим счастьем. Элис стиснула зубы и растянула губы в сардонической усмешке. Она могла погибнуть, а переживает из-за каких-то мелких волдырей. Вот нелепость. Она рассмеялась вслух.

Тимара обернулась и пристально воззрилась на нее.

— С тобой все хорошо?

На какой-то миг Элис смутили глаза девушки, светящиеся в темноте бледно-голубым мерцанием. Но затем она решительно кивнула.

— Насколько это вообще возможно. Пока что я заметила восемь драконов — или, по крайней мере, мне так кажется. Я могла сосчитать кого-то дважды.

— Я не видела других хранителей. И «Смоляной» тоже. А ты?

— Нет, — односложно буркнула Элис.

Она не станет, она не может беспокоиться о нем сейчас. «Смоляной» — достаточно крупное судно, с ним все должно быть хорошо. Лефтрин найдет ее и спасет. Он должен. Он теперь ее единственная надежда. На какой-то миг Элис поразилась тому, что способна так верить в обычного человека, но выбросила из головы эту мысль. Кроме Лефтрина ей рассчитывать не на кого. И она не станет в нем сомневаться.

Вокруг них бурлила и ревела вода. Шум давил на уши. Неистовство первой волны миновало, но от пришедшей с ней воды река вздулась и течение усилилось. Элис сжимала драконицу коленями, словно сидела верхом на лошади, крепко держалась за пояс Тимары и молилась. Все ее мышцы болели от слишком долгого напряжения. Милостивая Са, сколько еще продлится этот кошмар? Синтара пока боролась с течением, но гребла уже заметно слабее. Сколько же времени прошло? Драконица, должно быть, начинает выдыхаться. Если Синтара сдастся, они все погибнут. Элис понимала, что одним им в этом разливе не выжить. Она склонилась ближе к драконьей голове.

— Осталось уже немного, красавица моя, моя королева. Видишь, там впереди ряд деревьев. Ты справишься. Не пытайся плыть прямо к ним. Пусть течение несет тебя, а ты просто правь к берегу, радость моя, мое бесценное сокровище.

Драконица откликнулась, слегка воспрянув, как будто какие-то пустые слова действительно ободрили ее и придали сил.

Тимара тоже это почувствовала.

— Великая королева, ты обязана выжить. Память всех твоих предков доверена тебе, и ты должна пронести ее через века. Плыви! Иначе все воспоминания будут утрачены навсегда, и мир не оправится от такой потери. Ты должна выжить. Должна!

Берег приближался очень медленно. Несмотря на все их попытки ее подбодрить, силы Синтары таяли. Затем до них донесся трубный зов. Вдоль берега, вклинившись между деревьями, маячили драконы. Они звали Синтару, и Элис встрепенулась от восторга, услышав человеческие голоса, вплетающиеся в звучные кличи.

— Это Синтара! Синяя драконица Тимары! Плыви, королева, плыви! Не сдавайся!

— Слава Са, у нее на спине кто-то есть! Кто это? Кого она спасла?

— Плыви, дракон! Плыви! Ты справишься!

— Сильве? — окликнула вдруг Тимара. — Это ты? Мы с Элис здесь, Синтара нас спасла!

— Не пытайся залезать на топляки, — донесся до них высокий голос Сильве. — Застрянешь. Продерись через затор к живым деревьям. Там мы подсунем под тебя большие бревна, и ты сможешь передохнуть, Синтара. Только не запутайся в плавнике! Он утянет тебя на дно, как рыболовная сеть.


Спустя несколько минут они оценили этот совет. Самый разный мусор прибивался к берегам. Если в самой реке течение волокло за собой отдельные обломки, то чем ближе Синтара подгребала к деревьям, тем плотнее и спутанней становилась их мешанина. Тимара изо всех сил держалась за драконицу; ей казалось, что этот последний этап борьбы длится, по меньшей мере, день. Спасительные деревья маячили над головой, и девушка никогда так не мечтала ощутить под когтями кору, вцепиться в ствол одного из этих великанов и понять, что она в безопасности. Сумрак еще не уступил место свету, но где-то уже брезжила заря, растворяя мглу и обрисовывая очертания мусорного затора на воде. Неужели они боролись с потоком целую ночь? Теперь Тимара ясно различала под деревьями темные громады драконов. Они обессиленно лежали на воде и сопротивлялись течению, обхватив передними лапами стволы. Время от времени драконы трубили, как будто кого-то окликали. Несколько хранителей сидело на нижних ветвях. Тимара не разобрала, сколько их там и кто именно, но в ее сердце затеплилась надежда, что все еще будет хорошо. Лишь несколько часов назад она боялась, что выжили только они с Элис и Синтарой. А теперь уже надеялась, что благополучно уцелели все.

Драконица раздвигала грудью плотное месиво плавника. Ей было трудно внять совету и не попытаться взобраться на него. Тимара ощущала ее усталость, ее желание все бросить и просто отдохнуть. Сердце девушки замерло от радости, когда она увидела сначала Сильве, а затем и Татса, пробирающихся по веткам и бревнам им навстречу.

— Осторожнее, — крикнула им она. — Если вы сорветесь и уйдете под воду, мы никогда не найдем вас под этим месивом.

— Знаю! — откликнулся Татс. — Но нам придется как-то разгрести затор, чтобы Синтара смогла добраться до деревьев. Некоторым драконам мы помогли, подсунув им под грудь большие бревна, чтобы поддержать на воде.

— Это было бы кстати, — тут же отозвалась Синтара, и по этому признанию Тимара поняла, что драконица устала гораздо сильнее, чем ей казалось.

— Нам надо слезть с нее, — тихонько шепнула девушка Элис. — Этот слой мусора на вид достаточно плотный, чтобы выдержать нас, если ступать осторожно.

Та уже разматывала кушак с платья. Он оказался длиннее, чем ожидала Тимара, поскольку женщина из Удачного дважды обернула его вокруг талии.

— Привяжи конец к запястью, — предложила Элис. — И я тоже так сделаю. Если одна из нас провалится, вторая вытащит.

Тимара слезла первой, полусъехав со скользкого плеча Синтары. Кушак на запястье пригодился ей сразу же, когда Элис придержала ее над самой поверхностью затора, позволив выбрать местечко понадежнее. Поблизости нашлось бревно с торчащим суком. Тимара успешно спрыгнула на него, и ствол ее не сбросил, хоть и слегка просел и закачался. Девушка предположила, что его притонувшие ветки перепутались с другим мусором, так что теперь дерево так просто не перевернется.

— Держит надежно! Спускайся, — окликнула она Элис.

Затем Тимара оглянулась через плечо и увидела, что Татс почти добрался до них и уже ступил на ее бревно.

— Стой там! — велела она ему. — Пусть сперва Элис спустится, пока дерево не просело под твоим весом.

Татс замер на месте, явно раздосадованный и встревоженный, но подчинившийся. Когда Элис осторожно спустилась, придерживаясь за крыло Синтары, они услышали голос Сильве, успевшей обойти драконицу с другой стороны.

— Будем действовать медленно, а не то ты меня опрокинешь. Я подойду к тебе по этому бревну. Когда оно затонет под моим весом, ты попытаешься забросить на него переднюю лапу. Потом я отойду назад, а ты попробуешь сдвинуться вдоль бревна. Так мы сумели поддержать на воде уже трех драконов. Ты готова?

— Еще как готова, — отозвалась драконица.

В ее голосе звучала едва ли не признательность, что совсем на нее не походило. Тимара едва не улыбнулась. Может, теперь драконица увидит хранителей в ином свете.

Татс поймал ее за руку, и девушка вскрикнула от неожиданности.

— Держу, — успокаивающе произнес он. — Иди сюда.

— Отпусти! Ты так меня опрокинешь, — рявкнула она, но, заметив на его лице обиду, добавила примирительно: — Надо оставить на бревне место для Элис. Сдвинься назад, Татс. — И, когда он послушался, доверительно сообщила, понизив голос: — Я так рада видеть тебя живым, что даже слов не нахожу.

— Кроме «отпусти»? — с горьким смешком уточнил он.

— Я больше не сержусь на тебя, — заверила его Тимара и слегка удивилась, поняв, что так оно и есть. — Левее, Элис! — крикнула она, когда женщина, все еще цепляясь за крыло Синтары, попыталась на ощупь найти опору для ноги. — Еще, еще… вот так. Ты прямо над бревном. Становись.

Элис повиновалась, но негромко взвизгнула, когда бревно просело под ее весом. Она поставила на него и вторую ногу и застыла, раскинув руки, словно птица, пытающаяся высушить крылья после грозы. Стоило Синтаре освободиться от тяжести седоков, как она попыталась закинуть переднюю лапу на бревно, которое притопила для нее Сильве. От резкого движения драконицы весь плавучий мусор заколыхался. Элис вскрикнула, но, покачнувшись, все же удержала равновесие. Тимара, ничуть не стесняясь, сперва опустилась на корточки, а там и вовсе села на ствол.

— Опустись пониже! — предложила она Элис. — Можем ползти по бревнам на четвереньках, пока не доберемся до более устойчивого места.

— Я могу держать равновесие, — ответила та и, хотя ее голос слегка дрожал, осталась стоять прямо.

— Как хочешь, — согласилась Тимара. — А вот я поползу.

Вероятно, это многолетний опыт жизни в кронах деревьев научил ее не рисковать без нужды. Девушка торопливо проползла по бревну до толстого конца, где из воды выглядывали спутанные корни, и, придерживаясь за них, поднялась. Татс успел первым.

— Давай я покажу тебе, как выбрался сам, — предложил он, искоса глянув на нее. — Кое-где этот затор плотнее, чем в других местах.

— Спасибо, — ответила Тимара, дожидаясь Элис и сматывая провисающий кушак.

Она оглянулась на Синтару, слегка терзаясь виной из-за того, что позволяет Сильве заботиться о ее подопечной. Маленькая девочка двигалась уверенно, объясняя драконице, чего хочет от нее добиться. Тимара облегченно вздохнула. Сильве справится.

— Знаешь, Сильве удалось поймать одну из лодок, — сообщил Татс, обернувшись через плечо. — И это она вытащила меня из воды.

— Помню, когда-то я думала, что она слишком юна и незрела для этого похода, — заметила Тимара и удивилась, когда Татс засмеялся.

— Наверное, трудности во всех нас выявляют лучшие стороны.

Они добрались до первого большого дерева. Тимара задержалась рядом с ним, положив ладонь на ствол. Приятное ощущение. Дерево подрагивало в потоке воды, но все равно оставалось самой надежной опорой из всех, что она видела за последние часы. Тимаре отчаянно хотелось запустить в кору когти и залезть наверх, но она все еще была связана с Элис кушаком.

— Вон у того ветки еще ниже, — предложил Татс.

— Хороший выбор, — согласилась Тимара.

Под деревьями мусорный затор был еще плотнее. Он все равно качался под ногами от каждого шага, но до указанного Татсом дерева оказалось совсем нетрудно добраться. Теперь, когда Тимара уверилась, что почти наверняка выживет, ее разум попытались наводнить сотни других тревог. Но она отложила их до поры. Оказавшись у выбранного дерева, Тимара заползла невысоко на ствол, вонзила когти в кору и подала руку Элис, пока Татс подсаживал ее снизу. Женщина из Удачного совсем не умела лазать, но совместными усилиями им удалось поднять ее по стволу до крепкой, почти горизонтальной ветки. Та была достаточно широкой, чтобы на нее лечь, но Элис села, поджав ноги, на самой ее середине и скрестила руки на груди.

— Ты замерзла? — спросила ее Тимара.

— Нет. В этом платье мне на удивление тепло. Но руки и лицо горят от речной воды.

— Похоже, меня неплохо защитила чешуя, — заметила девушка и сама удивилась, что произнесла подобные слова вслух.

— Тогда я тебе завидую, — кивнула Элис. — Но платье Старших как будто тоже помогает. Не понимаю как. Я промокла, но высохла очень быстро. И там, где ткань касается тела, я не чувствую никакого раздражения от воды.

В ответ на это Татс пожал плечами.

— Многие вещи Старших делают, казалось бы, невозможное. Их «музыка ветра» наигрывает мелодии. Металл светится от прикосновения. Драгоценности пахнут, как духи, и этот запах никогда не выветривается. Это волшебство, вот и все.

— Сколько нас здесь? — согласно кивнув, спросила Тимара.

— Большинство, — ответил Татс. — Все в ссадинах и синяках. Кейз скверно рассадил ногу, но вода прижгла рану, так что крови не было. Что, на мой взгляд, уже удачно, поскольку на перевязку нам пустить нечего. Ранкулоса чем-то сильно ударило в грудь. Когда он фыркает, из носа брызгает кровь, но он настаивает, что вполне оправится, если мы оставим его в покое. Харрикин попросил нас его послушаться. По его словам, Ранкулос не хочет, чтобы над ним тряслись. Бокстера приложило по лицу, и глаза заплыли так, что он едва видит. Тиндер повредил крыло, и Нортель поначалу думал, что оно сломано. Но опухоль спала, и он уже может им двигать, так что мы решили, что это просто сильное растяжение. В общем, досталось всем. Но они, по крайней мере, здесь.

Тимара только молча на него посмотрела.

— А кого нет? — спросила Элис.

— Алум пропал, — тяжело вздохнув, продолжил Татс. — И Варкен. Дракон Алума все зовет его, так что, возможно, он еще жив. Мы пытались поговорить с Арбуком, но никто не добился от него внятного ответа. Все равно что иметь дело с напуганным ребенком. Он только трубит и повторяет, что хочет, чтобы Алум вернулся и вытащил его из воды. Балипер, красный Варкена, молчит и не отзывается, когда с ним пытаются заговорить. Верас, драконица Джерд, пропала сама. Джерд так и рыдает с тех пор, как добралась сюда. Она не «чувствует» драконицу и считает, что та погибла.

— Мы видели Верас! Она была жива и гребла уверенно, но ее сносило течением.

— Что ж, думаю, это хорошая новость. Надо ей рассказать.

Что-то в его голосе предостерегло Тимару, что сейчас последует известие похуже. Готовясь, она затаила дыхание, но тут вмешалась Элис.

— А «Смоляной» и капитан Лефтрин? — спросила она.

— Кое-кто видел баркас сразу после того, как ударила первая волна. Его накрыло, но он всплыл, и белая вода хлестала из шпигатов. То есть в последний раз, когда его видели, он еще держался на плаву, но больше нам ничего не известно. Мы не нашли никого из команды и охотников, так что надеемся, что они остались на борту и уцелели.

— Если так, они обязательно придут за нами. Капитан Лефтрин нас разыщет.

Элис говорила с такой прочувствованной уверенностью, что Тимара почти пожалела ее. Если баркас не придет, женщине будет трудно смириться с тем, что спасаться придется самой.

— Кого еще не хватает? — прямо и требовательно спросила Тимара у Татса.

— Серебряного нет. И еще Релпды, маленькой медной королевы.

— Я и не ожидала, что они выживут, — вздохнула Тимара. — Оба не слишком-то сообразительны, а Медная еще и все время болеет. Может, даже хорошо, что им больше не придется страдать.

Она взглянула на Татса, не зная, согласится ли он. Но тот, кажется, не расслышал.

— Кто еще? — спросила она решительно.

Повисло недолгое молчание, как будто весь мир замер, готовясь зарыдать от горя.

— Хеби. И Рапскаль. Их здесь нет, и никто их не видел после удара волны.

— Но я же оставила его с тобой! — возразила Тимара, как будто это каким-то образом возлагало вину на Татса.

Он поморщился, и стало ясно, что он и сам так считает.

— Знаю. Мы стояли рядом и спорили. А в следующий миг нас сбила с ног волна. И Рапскаля я больше не видел.

Тимара съежилась на ветке в ожидании боли и слез. Но они так и не пришли. Вместо них странное оцепенение охватило ее, поднявшись откуда-то из живота. Это она убила Рапскаля. Убила, разозлившись на него так сильно, что перестала о нем заботиться.

— Я так на него рассердилась, — призналась она Татсу. — Его слова разрушили мое представление о нем; я решила, что мне не следует с ним знаться и подпускать его к себе. А теперь он исчез.

— Разрушили твое представление о нем? — осторожно переспросил юноша.

— Я просто не думала, что он на такое способен. Я считала, что он выше этого, — неловко пояснила она.

И слишком поздно поняла, что Татс воспримет ее слова и на свой счет тоже.

— Возможно, все мы не вполне соответствуем чужим ожиданиям, — коротко заметил он.

Поднявшись, он направился по ветке обратно к стволу, а Тимара никак не могла подобрать слова, чтобы его остановить.

— Никто не знает наверняка, что они с Хеби погибли, — окликнула его Элис. — Он ведь мог добраться до «Смоляного». Может, капитан Лефтрин привезет его к нам.

Татс обернулся.

— Скажу Джерд, что вы видели Верас, — ровным тоном сообщил он. — Может, это ее немного утешит. Грефт пытался ее подбодрить, но она не стала его слушать.

— Отличная мысль, — согласилась Элис. — Передай ей, что когда мы видели ее драконицу, та держалась на воде и плыла уверенно.

Тимара не стала задерживать Татса. Пусть идет утешать Джерд. Ей нет до этого дела. Она выбросила его из головы тогда же, когда и Рапскаля. Ни одного из них она толком и не знала. Куда лучше ни к кому не привязываться. Тимара сомневалась, не сваляла ли она дурака. Обязательно ли было цепляться за свою боль и гнев? Может, стоило не обращать внимания, простить его и остаться друзьями? На какой-то миг ей показалось, что решение остается за ней. Она могла счесть его поступок важным, а могла выбросить из головы, как несущественное происшествие. Такое заострение внимания причиняло боль им обоим. Пока она не подозревала, что произошло между ним и Джерд, они оставались друзьями. И изменилось лишь то, что она узнала об этом.

— Но забыть-то я не могу, — прошептала Тимара себе под нос. — И если он однажды так поступил, значит, он вовсе не такой человек, каким я его считала.

— Ты хорошо себя чувствуешь? — спросила Элис. — Ты что-то сказала?

— Нет, просто думаю вслух.

Тимара закрыла глаза ладонями. Она в безопасности, одежда начинает подсыхать. Хочется есть, но голод заслоняют собой боль и усталость, так что он может и подождать.

— Попробую найти местечко, чтобы немного поспать.

— О, — разочарованно протянула Элис. — Я надеялась, мы пойдем и поговорим с остальными. Узнаем, что они видели и что с ними случилось.

— Так иди. Я не против одиночества.

— Но… — начала Элис, и Тимара вдруг поняла, в чем состоит ее затруднение.

Должно быть, она никогда раньше не лазала по деревьям, не говоря уже о том, чтобы перебираться по ветвям с одного на другое. Элис нужна была помощь Тимары, но просить она не хотела. Девушка внезапно отчаянно затосковала по сну и уединению. Голова гудела; ей хотелось найти какое-нибудь тихое местечко, где можно поплакать, пока не заснешь. Ее мысли не покидал Рапскаль с его беззаботной улыбкой и добрыми шутками. Ушел. Ушел от нее дважды за один вечер. Ушел, скорее всего, навсегда.

Ее губы вдруг задрожали, и Тимара, наверное, расплакалась бы прямо при Элис, если бы ее не спасла Сильве. Девочка взлетела по стволу, словно белка. Следом за ней поднялся Харрикин, напоминающий, скорее, ящерицу — он прижимался к стволу животом, как Тимара. Выбравшись на ветку, он сел, как будто сложившись вдвое, и прислонился спиной к стволу. Сильве вытерла руки о грязные штаны.

— Синтара отдыхает на плаву, — сообщила она. — Харрикин помог мне, и мы подсунули ей под грудь пару бревен, а потом подогнали их к деревьям. Там их должно бы удержать течение, но мы еще и привязали лозой, просто на всякий случай. Синтаре не слишком удобно, но она хотя бы не утонет. А вода уже понемногу спадает. Это заметно по мокрым следам на деревьях.

— Спасибо.

Слов казалось мало, но Тимаре было нечего ей предложить в благодарность.

— Да не за что, — ответила девочка. — Мы с Харрикином здорово поднаторели в этом деле. Вот уж не ожидала, что научусь делать плоты для драконов.

Сильве улыбнулась одними губами, подняла на Тимару покрасневшие глаза и отвела взгляд.

— Как Меркор и Ранкулос? — спросила Тимара.

Она не хотела упоминать Рапскаля. Боль не станет меньше, если ее разделить.

— Меркор сильно устал, но цел. Я спросила, не помнит ли он чего-нибудь похожего с прежних времен. Он сказал, как-то один из его предков имел глупость полетать вокруг вулкана перед самым извержением. Гора была высокой, с заснеженной вершиной, и ему хотелось посмотреть, что будет, когда огонь встретится со льдом. Вулкан проснулся, лед и снег мигом растаяли и хлынули по склонам, унося с собой почву и камни, словно в густой похлебке. Меркор сказал, потоки разлились быстро и далеко, насколько хватало взгляда. Он гадает, не произошло ли и в этот раз примерно то же самое, где-то очень далеко, так что вода дошла до нас только сейчас.

Тимара помолчала, пытаясь вообразить описанное зрелище. Затем покачала головой. Ее фантазии на это не хватало. Целая гора, которая тает и утекает прочь, неизвестно куда? Разве такое возможно?

— А твой дракон, Ранкулос? — спросила она Харрикина.

— Его ударило бревном в первую волну. Он сильно расшибся, но шкура не прорвалась, так что вода не разъела тело, — ответила за юношу Сильве.

Харрикин только неспешно кивнул, подтверждая ее слова. Он сидел совершенно неподвижно и, отдыхая, еще сильнее походил на ящерицу, вплоть до блестящих немигающих глаз.

— Ты нашла лодку и спасла Татса?

— Просто повезло. Я забыла миску в лодке и, когда рыба почти изжарилась, пошла за ней. Как раз рылась в вещах, когда ударила волна. Я крепко вцепилась в борт, и, в конце концов, лодка всплыла и даже дном вниз. Мне осталось только вычерпать воду. Но все мое снаряжение смыло. Осталось только то, что было на мне.

Тимара наконец-то осознала, что и сама находится в том же положении. А она и не предполагала, что может еще сильнее пасть духом.

— А у кого-нибудь хоть что-то осталось? — спросила она, с тоской вспоминая об утраченном охотничьем снаряжении, одеяле и даже паре сухих носков.

— Мы нашли три лодки, но сомневаюсь, что в них что-нибудь уцелело. Даже весел нет. Надо будет что-то придумать. У Грефта при себе кисет с трутом и огнивом, но сейчас большой пользы они не принесут. Где нам разложить костер? Я страшусь следующей ночи, когда налетят комары. Пока вода не спадет, нам придется тяжко. И даже тогда… в общем, друзья мои, нас ждут суровые испытания.

— Капитан Лефтрин обязательно нас найдет, — заговорила Элис. — И тогда, как только спадет вода, мы двинемся дальше.

— Двинемся дальше? — негромко переспросил Харрикин, медленно, словно не веря собственным ушам.

Женщина из Удачного окинула взглядом тесный кружок своих изумленных слушателей и коротко рассмеялась.

— Вы что, не знаете собственной истории? Торговцы всегда так поступают. Мы движемся дальше. Кроме того, — пожала она плечами, — ничего больше нам не остается.

Девятнадцатый день месяца Молитв, шестой год Вольного союза торговцев
От Детози, смотрительницы голубятни в Трехоге, — Эреку, смотрителю голубятни в Удачном

Послание от Совета торговцев Кассарика к Совету торговцев Трехога, касательно землетрясения в Дождевых чащобах, черного дождя и белого паводка, а также вероятной гибели участников похода в Кельсингру, команды «Смоляного» и всех драконов.

Эрек, мы никогда еще не видели внезапного наводнения, сравнимого с нынешним. На раскопках погибли люди, новые пристани, недавно достроенные в Кассарике, разрушены, множество деревьев по берегам реки вырвано с корнем. Только по счастливой случайности уничтожено так мало домов. Сильно пострадали мосты и Зал торговцев. Сомневаюсь, что мы когда-нибудь узнаем об участи драконов и их хранителей. Я только вчера получила твое письмо, где ты сообщил, что собираешься посетить Дождевые чащобы. Надеюсь, выехать ты не успел. Если с тобой все благополучно, пожалуйста, извести меня сразу, как только прочтешь эти строки.

Детози

Глава 6 СОЮЗНИКИ

Вода плеснула ему на лицо, пробудив от кошмара. Он закашлялся и сплюнул.

— Прекрати! — придушенно выговорил он, надеясь, что голос прозвучит грозно. — Вон из моей комнаты. Я уже встаю. Я не опоздаю.

Несмотря на его просьбу, вода снова облила ему лицо. Ну, сейчас он задаст своей глупой сестрице!

Седрик открыл глаза и очутился в новом кошмаре. Он висел лицом вниз в пасти дракона, плывущего по белой реке. В небе брезжил неверный свет зари. Голова его болталась над самой водой. Драконьи зубы легонько сдавливали ему спину и грудь. Руки и ноги свисали из пасти, взрезая поверхность воды. Река толкала плывущую драконицу, неуклонно снося ее ниже по течению. Она явно устала, но упорно и размеренно гребла передними лапами. Седрик повернул голову и увидел, что только ее плечи и голова еще выглядывают из воды. Медная тонет. И когда силы оставят ее, она пойдет ко дну. И сам он вместе с нею.

— Что случилось? — спросил он сипло.

«Большая вода».

Она вроде бы и промычала ответ, но слова прозвучали прямо у него в голове. Драконица передала ему образ: рушится белая волна, несущая с собой камни, бревна и трупы животных. Даже теперь текучую поверхность реки усеивал разнообразный мусор. Мимо них по течению проплыл спутанный клубок из растений и щепок плавника. В глубине мелькнули копыта какого-то мертвого животного. Река закружила клубок, и он рассыпался.

— Что случилось с остальными?

Драконица не ответила. Седрик болтался так близко к поверхности, что не мог толком оглядеться — повсюду была только вода. Могло ли это быть правдой? Он медленно повертел головой из стороны в сторону. Ни «Смоляного», ни лодок. Ни хранителей, ни других драконов. Только он сам, Медная, широкая белая река и лес вдали.

Он попытался вспомнить, что случилось до того. Он сошел с баркаса. Поговорил с Тимарой. Отправился искать драконицу. Он твердо решил покончить со сложившейся ситуацией. Как-нибудь. И на этом его воспоминания обрывались. Он поерзал в драконьей пасти. Это пробудило боль там, где зубы впивались в плоть. Свисающие ноги замерзли и почти онемели. Кожа на лице горела. Седрик пошевелил на пробу руками и обнаружил, что они его слушаются, но даже от этого легкого движения голова драконицы покачнулась. Она кое-как выправилась и поплыла дальше, но теперь Седрик почти окунался в реку. Вода едва не захлестывала драконью пасть.

Он огляделся, пытаясь определить, далеко ли до берега, но не нашел никакого берега вовсе. Сбоку из воды торчали какие-то деревья. Когда он развернул голову в другую сторону, то увидел только воду. Когда это река стала такой широкой? Седрик заморгал, пытаясь сосредоточить взгляд. День постепенно разгорался, свет отражался от белой поверхности воды. Под деревьями не было суши — река затопила берег.

А драконица плыла вниз по реке, увлекаемая течением.

— Медная, — окликнул Седрик, пытаясь привлечь ее внимание.

Она сосредоточенно гребла дальше. Юноша порылся в памяти и вспомнил ее имя.

— Релпда, плыви к берегу. Не по течению. Плыви к деревьям. Вон туда.

Он попытался поднять руку и указать направление, но шевелиться оказалось больно, а драконица в ответ на его движение повернула голову, едва не окунув его лицом в белый поток. И продолжила размеренно грести вниз по течению.

— Проклятье, да слушай же меня! Поворачивай к берегу! Больше нам рассчитывать не на что. Отнеси меня туда, к деревьям, а потом делай, что тебе угодно. Я не хочу сдохнуть в этой реке!

Трудно сказать, заметила ли вообще драконица, что он с ней разговаривает. Раз-два, раз-два, работала она лапами. Седрик раскачивался в такт ее упрямым гребкам.

Он задумался, сумеет ли добраться до края леса сам. Хорошим пловцом он не был никогда, но, возможно, страх смерти придаст ему сил. Седрик на пробу согнул ноги, получив в награду очередное погружение в воду и осознание того, что уже промерз до костей. Если драконица не дотащит его до берега, сам он туда ни за что не доберется. А судя по ее движениям, было сомнительно, что справится даже она. Но она оставалась его единственным шансом на спасение, если только он сумеет ее убедить.

Седрик вспомнил об Элис и Синтаре. Поднял руку, прикоснувшись к челюсти Релпды — плоть к чешуе. Кожа на ладонях сделалась нежной и сильно сморщилась от долгого пребывания в воде. Руки покраснели, и Седрик подозревал, что если их согреть, то он изведется от боли. Но сейчас не стоило об этом думать.

— О, прекраснейшая, — начал он, ощущая себя полным дураком.

Почти сразу же в его разуме затеплилась искорка внимания.

— Чудесная медная королева, сияющая подобно только что отчеканенной монете. Ты, чьи глаза чаруют, а чешуя искрится, пожалуйста, услышь меня!

«Слышу тебя».

— Да, услышь меня. Поверни голову. Видишь вон там деревья, торчащие из воды? Красавица, если бы ты отнесла меня туда, мы оба могли бы отдохнуть. Я бы почистил твою шкуру и, возможно, нашел бы для тебя какую-нибудь пищу. Я же знаю, что ты голодна. Я чувствую.

Он только сейчас, в некотором смятении, понял, что это так. И если он немедленно не отвлечется, то ощутит и нарастающую усталость дракона. А ну назад!

— Давай отправимся туда, где тебя ждет отдых, которого ты так заслуживаешь, а я буду счастлив очистить твою морду от грязи.

Ему плохо давалась лесть. И Седрик не представлял, чем еще может порадовать драконицу, кроме как похвалив ее красоту. Договорив, он подождал ответа. Релпда повернула голову, глянула на деревья и продолжила грести. Они не свернули прямо к берегу, но теперь, по крайней мере, через какое-то время непременно с ним встретятся.

— Ты так мудра, медная красавица. Так прекрасна, и мила, и блистающа, и медна. Плыви к деревьям, умная, хорошенькая драконица.

Седрик снова ощутил теплое касание, и оно странным образом взволновало его. Боль во всем теле как-то поутихла. Похоже, вовсе не имело значения, что его слова просты и неуклюжи. Он похвалил ее, и она в ответ резче повернула к берегу и поплыла быстрее. На миг Седрик ощутил, чего стоил ей этот рывок, и едва ли не устыдился того, что уговорил на него драконицу.

— Но если бы я не попросил, мы оба погибли бы, — пробормотал он и уловил в ее мыслях тень согласия.

Когда они приблизились к деревьям, Седрик пал духом. Река разлилась вширь, и под сводом леса не обнаружилось берега, хоть бы и топкого. Лишь непроницаемая стена деревьев, словно прутья клетки, преграждала Релпде дорогу. В тени крон стояла белая вода, словно тихое озеро без берегов, растворяющееся во мраке.

Лишь один участок бывшего берега сулил им надежду. Деревья там образовывали нечто вроде ниши, куда течением нанесло плавника и сбило его в плотную массу. Разнообразные сучья, ветки и целые бревна громоздились друг на друга, образуя затор. Не слишком надежный с виду. Но если Седрик окажется там, то сможет выбраться из воды и, возможно, высохнуть до наступления ночи.

На большее он рассчитывать не мог. Ни горячей еды и питья, ни сухой, чистой смены одежды, ни даже грубой подстилки, чтобы прилечь, — там его не ждало ничего, кроме слабой надежды выжить.

А драконицу — и того меньше, как подозревал Седрик. Если сам он сможет встать на эти бревна и прибившийся к ним плавник, то ей не удастся и этого. Она гребла уже изо всех сил, но все зря. Никакой надежды для нее, да и для него — немного.

«Не спасти меня?»

— Мы попробуем. Не знаю, как именно, но попробуем.

На затянувшийся миг она исчезла из его сознания. Седрик тут же осознал, как сильно печет его кожу, как впиваются в тело драконьи зубы. Измученные мышцы ныли, а все тело от воды одновременно мерзло и горело. Затем Релпда вернулась, принеся с собой тепло и заглушив его страдания.

«Могу спасти тебя», — объявила она, и ее приязнь захлестнула Седрика.

«Но почему?» — изумился про себя он.

Почему она беспокоится о его судьбе?

«Не так одиноко. Объясняешь мир. Разговариваешь со мной».

Исходящее от дракона тепло окутало юношу.

Он хватанул ртом воздух. Всю свою жизнь Седрик сознавал, что люди любят его. Его любили родители. Его, как ему казалось, любил Гест. Элис тоже. Он знал об этой любви и благосклонно принимал ее. Но никогда прежде он не ощущал ее вот так, физически, как она исходит от другого существа и несет тепло и утешение. Это казалось невероятным. А затем в его сознании забрезжила запоздалая мысль.

«А ты чувствуешь, когда я переживаю за тебя?»

«Иногда, — последовал осторожный ответ. — Я знаю, что это неправда, иногда. Но от добрых слов, от приятных слов лучше, даже если неправда. Как вспомнить еду, когда голодна».

Неожиданный стыд охватил Седрика. Он медленно вздохнул и открылся драконице, показывая, насколько он ей благодарен. Признательность выплескивалась из его души: за то, что простила ему украденную кровь, за то, что спасла его, за то, что продолжает бороться ради него, хотя он не может обещать ей никакой надежды.

И, как будто он плеснул в огонь масла, ее теплота и забота о нем усилились. Седрик на самом деле согрелся всем телом, а упрямые, размеренные гребки Релпды обрели новую силу. Возможно, вдвоем им удастся выжить. Им обоим.

Впервые за долгие годы Седрик закрыл глаза и от всей души взмолился Са.


— Возьми еду с собой и поднимайся наверх, — велел Лефтрин Дэвви. — Я хочу, чтобы ты влез на крышу и оглядывался по сторонам. Смотри в воду, смотри, не держится ли кто за бревна, смотри под деревья и на деревья. Ищи. И труби в горн. Трижды подул, затем прервался и прислушался. И снова трижды подул.

— Слушаюсь, — слабым голосом отозвался Дэвви.

— Ты справишься, — подбодрил его Карсон.

Он потрепал измученного мальчика по плечу и слегка подтолкнул к двери. Тот прихватил с собой пару сухарей и кружку с чаем и вышел на палубу.

— Славный паренек. Я понимаю, что он устал, — пробормотал Лефтрин.

Его слова прозвучали отчасти извинением за то, что он был так резок с мальчиком, а отчасти благодарностью за то, что он смог прибегнуть к его помощи.

— Дэвви не меньше остальных хочет их найти. Он будет стараться, пока не свалится с ног. — Карсон помешкал, но все же решился продолжить: — А как насчет «Смоляного»? Он не может помочь нам с поисками?

Он спросил из лучших побуждений, напомнил себе Лефтрин. И тем не менее. Карсон — старый друг, но не член команды. Некоторые вопросы не обсуждают вне семьи, даже со старыми друзьями.

— Мы выжимаем из баркаса все, что можем, Карсон, только что не заставили его отрастить крылья, чтобы лететь над рекой. Чего еще ты от него можешь ждать?

— Разумеется, — кивнул Карсон, подтверждая, что все понял и больше ни о чем не спросит.

Его уступчивость встревожила Лефтрина почти так же сильно, как вопрос. Он знал, что слишком раздражителен. Горе раздирало ему сердце, хотя он цеплялся за остатки надежды и продолжал безнадежные поиски.

«Элис. Элис, милая моя. Зачем же мы сдерживались, если теперь вот так потеряли друг друга?»

Капитан переживал не только за Элис, хотя, видит Са, эта утрата надрывала ему сердце, лишая способности рассуждать хладнокровно. Пропали ребята-хранители, все до единого. И драконы тоже. И Седрик. Если он найдет Элис, но будет вынужден рассказать ей о пропаже Седрика — что она подумает о нем? И драконов тоже не стало, а вместе с ними рухнули и все ее мечты. Лефтрин знал, как Элис относилась к драконам и хранителям. А он подвел ее, безнадежно подвел. Поиски ничем не увенчаются. Ничем.

— Лефтрин!

Капитан встрепенулся при звуке собственного имени и по лицу Карсона понял, что тот все это время пытался с ним поговорить.

— Прости. Слишком давно не спал, — грубовато буркнул он.

Охотник сочувственно кивнул и сам потер покрасневшие глаза.

— Понимаю. Все мы устали. И нам еще ой как повезло, что только устали. Тебя слегка потрепало, да у Эйдера треснула пара ребер, но, в общем и целом, мы легко отделались. И знаем, что сможем отдохнуть потом. А пока вот что я предлагаю. Моя лодка осталась на «Смоляном» — к счастью, я привык каждый вечер затаскивать ее на борт и привязывать. Давай я возьму запасной горн и двину своим ходом. Быстро спущусь вниз по течению, а затем пойду вдоль берега и разведаю под деревьями. А ты двинешься следом, не торопясь, внимательно глядя по сторонам. Я, как и Дэвви, буду время от времени подавать три долгих сигнала, чтобы вы знали, где я, и что я продолжаю поиски. А если один из нас что-нибудь обнаружит, пусть позовет другого тремя короткими.

Лефтрин угрюмо слушал. Он понимал, на что намекает Карсон. Тела. Он будет искать трупы и выживших, которые настолько ослабли, что даже не могут подать знак спасателям. Что ж, это звучало разумно. Баркас продвигался очень медленно: сперва они поднялись против течения примерно до того места, где их накрыла волна, и только затем повернули обратно, осматривая и береговую линию, и поверхность реки. На маленькой лодке, подхваченной течением, Карсон легко их обгонит, доберется до места, где они уже были, а оттуда спустится ниже, осматривая мелководье.

— Дать тебе кого-нибудь в помощь?

Карсон отрицательно помотал головой.

— Нет, я бы предпочел оставить Дэвви с тобой. Так что пойду один. И, если кого-нибудь найду, в лодке как раз хватит места, чтобы взять его на борт.

— Три коротких сигнала значат, что мы что-то нашли. Даже если это всего лишь мертвое тело?

Карсон задумался, затем покачал головой.

— Мертвецу мы уже ничем не поможем. Не стоит отвлекать друг друга, рискуя тем, что проглядим выжившего. Я возьму с собой немного масла и большой котел с камбуза. Если не встретимся до темноты, остановлюсь, разожгу в нем огонь и переночую так. Пламя меня согреет и послужит маяком для любого, кто его заметит. Если найду кого-нибудь под вечер, горн и огонь приведут тебя к нам.

Лефтрин кивнул.

— Возьми с собой запас еды и воды. Если кого-нибудь найдешь, они наверняка будут измотаны. Съестное тебе пригодится.

— Знаю.

— Что ж, тогда удачи.

— Да поможет нам Са.

Такие слова из уст охотника лишь подстегнули мрачные предчувствия Лефтрина.

— Да поможет нам Са, — повторил он, глядя вслед другу. — Пожалуйста, найди ее, — добавил он шепотом, а затем сам вернулся на палубу и уставился на реку.

Окруженный командой, он сразу ощутил исходящее от нее сочувствие. Сварг, Беллин, Хеннесси и великан Эйдер молчали и отводили глаза, как будто стыдясь, что ничем не могут помочь капитану. Скелли подошла, встала рядом и взяла его за руку. Лефтрин посмотрел на нее и на миг, встретившись с ней взглядом, увидел свою племянницу, а не просто матроса. Девушка легонько стиснула его загрубевшую руку, ее поджатые губы и быстрый кивок подразумевали, что она разделяет его тревогу. И сразу после этого Скелли вернулась на свой наблюдательный пост. Лефтрин с комком в горле подумал о том, какая хорошая ему досталась команда. Они без возражений отправились с ним в опасное плавание вверх по реке, в неведомые края. Конечно, отчасти дело было в том, что таковы все речники: любопытные, рисковые и уверенные в себе. Но не только: куда бы ни направились Лефтрин со «Смоляным», команда пойдет с ними. Он распоряжался их жизнями. Порой от этого понимания ему становилось не по себе.

Лефтрин и сам не знал, почему уклонился от вопроса Карсона. Охотник неглуп. И спектакль, разыгранный командой, вряд ли надолго его одурачил. Карсон знал, что корабль разумен, а если у него и оставались какие-то сомнения, они рассеялись прошлой ночью, когда «Смоляной» сам отправился на помощь капитану. Стоило ему крикнуть, и баркас двинулся прямо к нему и, невзирая на течение, упорно шел, не сворачивая, пока Лефтрин снова не очутился на борту.

Завернутый в одеяло, но все еще мокрый и дрожащий, он зашел на камбуз.

— Элис цела? — спросил он и прочитал ответ на лицах команды.

С тех пор он не спал ни минуты. И не заснет, пока не найдет ее.


Мешанина плавника оказалась либо слишком, либо недостаточно плотной.

Релпда донесла Седрика до затора и принялась раздвигать мусор, словно ложка — густую похлебку Щепки и спутанный кустарник, лиственные ветки и сухие бревна, пучки травы и выкорчеванные деревья расступались перед грудью драконицы и снова смыкались за ее спиной. Застряв, она, видимо, решила, что настил достаточно прочен и близок, и выронила Седрика. Он упал поперек пары бревен и едва не соскользнул в просвет между ними. Онемевшие конечности застонали, когда он бешено затрепыхался. Он цеплялся и барахтался, пока не выбрался на бревно потолще. Седрик вжался в ствол, слегка покачивающийся на волнах. Хуже того, бревно начало разворачиваться, грозя оторваться от прибившейся к берегу массы, поскольку обезумевшая драконица молотила лапами и брыкалась, пытаясь выбраться наверх.

— Этот мусор тебя не выдержит, Релпда. Прекрати. Хватит баламутить воду. Влезть на него ты не сможешь, это всего лишь щепки и камыши.

Седрик перебрался подальше от нее, в ту часть затора, которая не так сильно колыхалась от движений дракона. Нарастающую панику Релпды усиливали ее усталость и отчаяние. Драконица выбилась из сил, и Седрик виновато сознавал, что если бы она его бросила, то продержалась бы гораздо дольше. Он снова задался вопросом, почему Медная спасла его, хотя это явно будет стоить ей жизни.

А затем задумался, почему сам ничего не делает, чтобы помочь ей.

Ответ был очевиден и заслуживал порицания. Утонув, драконица навсегда покинет его сознание. Тогда его мысли снова будут принадлежать ему одному. Вернувшись в Удачный, он сможет зажить прежней жизнью и…

Седрик отбросил в сторону себялюбивые мысли. Он никогда не вернется в Удачный. Он сидит на бревне, плавающем посреди едкой реки. Юноша осмотрел зудящие руки — открытые участки выглядели, как сырое мясо. Про остальное сказать трудно, а посмотреть ему не хватало духа. Седрика пробрало ознобом. Он обхватил себя руками и попытался обдумать невероятную ситуацию, в которой вдруг оказался. Все, от чего он зависел в этих суровых краях, исчезло. Ни корабля, ни матросов, ни охотников. Никаких припасов. Элис, вероятно, уже мертва, и ее тело всплыло где-нибудь посреди реки. Горе обрушилось на него, но он постарался не думать об этом. Ему требуется ясный рассудок, иначе вскоре он присоединится к Элис.

Что же делать дальше? У него нет ни инструментов, ни огня, ни укрытия, ни еды, ни знания, как раздобыть что-нибудь из этого списка. Седрик взглянул на Медную. Он сказал ей правду. Он понятия не имеет, как ее спасти. Если драконица погибнет, ее унесет течением, а затем умрет и он. Вероятно, медленно. И в одиночестве. Не имея возможности сдвинуться ни вверх, ни вниз по течению.

Сейчас дракон представляет собой последний шанс выбраться отсюда. Релпда — его единственный союзник. Она рисковала жизнью ради него. И так мало попросила взамен.

Драконица коротко затрубила, и Седрик оглянулся на нее. Она забралась в самую гущу плавника, зацепилась одной передней лапой за ствол потолще и теперь пыталась забросить на него вторую. Но это был тонкий конец длинного бревна. Как только она наваливалась всем весом, оно уходило под воду, угрожая выскользнуть из-под нее и взмыть в воздух. И тогда, весьма вероятно, сама драконица уйдет под затор.

— Релпда, подожди. Тебе нужно сдвинуться к середине бревна. Стой. Я уже иду.

Седрик уставился на нее, прикидывая, как бы облегчить ей задачу. Тонущий дракон, плавающее бревно. Он задумался, хватит ли его веса на высоком конце ствола, чтобы удержать дерево, пока она перебрасывает через него лапу.

Но Релпда, конечно, не послушала его. Драконица растрачивала в бесплодных попытках последние силы. От ее рывков рассыпался весь плавучий островок. От внешнего края отрывались куски и, кружась, уносились вниз по течению.

— О прекраснейшая, позволь мне тебе помочь, — попытался Седрик снова, изо всех сил сосредоточившись на драконице. — Замри ненадолго. Не двигайся. Позволь мне немного опустить для тебя бревно. Я уже иду, красавица, королева из королев. Я здесь, чтобы служить тебе. Не нужно расталкивать бревна, прижатые друг к другу. Тебя может унести от меня течением, вниз по реке. Подожди, пока я придумаю, что делать дальше.

«Служить мне?» — с волной тепла донеслась до него коротенькая мысль.

И драконица расслабилась, прекратив борьбу. Прискорбно, как быстро она уверовала в него. Мокрая одежда липла к телу, натирая покрасневшую кожу, но Седрик неловко перебирался с бревна на бревно по вклинившемуся между ними плавнику. Надежной опоры не было, и зачастую ему приходилось мгновенно решать, куда поставить ногу дальше, когда очередной ствол под ним уходил вглубь. Но он все же добрался до спутанных корней ее дерева и крепко вцепился в них. Ствол был длинным, и Седрик, как ему казалось, очутился достаточно далеко от драконицы, чтобы его скромный вес мог их уравновесить. Он полез вверх по корням, проверяя, поднимется ли ее конец бревна. А затем осознал свою ошибку. Ему нужно как раз опустить ее конец, чтобы подсунуть под нее, а вовсе не поднять. Он отчаянно пожалел, что у него совсем нет опыта в подобных вопросах. Седрик никогда не зарабатывал себе на хлеб ручным трудом и гордился этим. Его кормили ум и безупречные манеры. Но если он сейчас же не сообразит, как ей помочь, его драконица погибнет.

— Релпда, моя славная медная королева. Постарайся замереть. Я попробую поднять этот конец бревна, чтобы подсунуть ствол тебе под грудь. Когда он всплывет, то слегка поднимет тебя над водой.

Его замысел не увенчался успехом. Всякий раз, когда Седрик пытался приподнять тяжелый край ствола, под воду уходило то, на чем стоял он сам. Один раз, потеряв равновесие, он едва не соскользнул под толщу плавучего мусора. Ему удалось задвинуть ствол чуть глубже под грудь Релпды, но положение драконицы не слишком-то улучшилось. Перестав работать лапами, она осела в воде еще ниже, но спина и голова оставались над поверхностью. Релпда, не отрываясь, смотрела на Седрика. Он заглянул ей в глаза. Живые темно-синие водовороты на фоне сверкающей меди. Цвета в них казались текучими. Это напомнило ему переливающиеся оттенки ее крови в стеклянном флаконе. Его кольнула вина. Как он вообще решился на столь чудовищный поступок?

«Устала», — промычала драконица.

Звук ударил ему в уши, а ее изнеможение захлестнуло разум и как будто подсекло колени. Седрик взял себя в руки и постарался ответить ей теплом и ободрением.

— Я знаю, прекрасная моя королева. Но ты не должна сдаваться. Я делаю все возможное, чтобы спасти тебя.

Его измученный разум взвешивал и отбрасывал возможности. Затолкнуть под нее куски плавника поменьше. Нет. Они просто уплывут. Или он сам провалится.

Драконица сдвинула передние лапы в поисках лучшей точки опоры. Конец бревна поднялся, затем плюхнулся обратно, и она едва не упустила его. Еще несколько кусков дерева оторвались от края плавучего островка, и их подхватило жадное течение.

— Не дергайся, красавица моя. Бревно, на котором ты лежишь, может оторваться от остальных. Шевелись как можно меньше, пока я думаю.

Теплая волна, захлестнувшая его сознание, уняла тревоги Седрика. На какой-то миг его затопила радость и какое-то чувство, похожее на влюбленность. Затем, так же стремительно, как и пришла, волна отхлынула. Седрик стиснул кулаки. Как же это называла Элис? Драконьи чары. Приятное ощущение. Опьяняет и бодрит. Седрик едва не потянулся за ним, желая добавки. Но затем драконица снова дернулась, и он в который раз чуть не свалился в воду. Нет. Надо держаться поодаль и сохранять рассудок, если он хочет ей помочь. И еще одна, более мрачная причина отстраниться пришла ему в голову. Если он позволит драконице смешать их мысли слишком сильно, а затем она утонет… Седрик содрогнулся от одной мысли о том, что разделит с ней это ощущение.

Он посмотрел на драконицу, на небо, прикидывая время, и на ближайшие деревья. Вот как, решил он, им удастся спастись. Работа предстоит не из легких, но если он сумеет так передвинуть плавающий мусор, чтобы самые тяжелые бревна прижало течением к живым стволам, а потом затащить туда же драконицу, возможно, она найдет лучшую опору. Седрик посмотрел на Релпду, подождал, пока она поднимет на него глаза, а затем попытался внушить ей мысленный образ.

— Прекрасная королева, я передвину плавник, чтобы подготовить для тебя убежище понадежнее. Пока я не закончу, не двигайся. Просто повисни в воде и верь мне. Ты справишься?

«Скользко».

— Я потороплюсь. Не сдавайся.

— Да будь я проклят! — воскликнул кто-то в веселом изумлении.

Седрик обернулся, его сердце замерло от радости при звуке человеческого голоса. Он поскользнулся, но удержал равновесие, а затем сощурился, вглядываясь в тень под деревьями.

— Я здесь, наверху, — голос напоминал сиплое карканье.

Юноша поднял взгляд и увидел, как какой-то человек карабкается вниз по стволу дерева. Цепляясь руками за складки коры и упираясь носками сапог в трещины, он довольно быстро спустился. Но лишь когда он повернулся лицом, Седрик его узнал. Охотник, тот, что постарше. Джесс. Вот как его зовут. Они мало общались. Джесс явно относился к секретарю с пренебрежением и так и не объяснил, зачем явился тогда к нему в каюту. Выглядел охотник ужасно, весь в синяках и ссадинах, но это был человек — живой человек, который составит Седрику компанию.

Кроме того, быстро сообразил юноша, он точно знает, как добыть пищу и воду, и поможет ему выжить. Са все же ответил на его молитвы.

— Как ты здесь оказался? — приветствован Седрик охотника. — Я уж думал, что оказался единственным выжившим.

Он поспешно двинулся навстречу Джессу.

— По воде, — ответил тот сиплым, скрипучим голосом и угрюмо хохотнул. — И до сих пор разделял твое счастливое заблуждение. Похоже, то маленькое землетрясение, что встряхнуло нас пару дней назад, приберегло для нас новый сюрприз.

— А что, такое часто бывает? — спросил Седрик, уже начиная злиться из-за того, что его никто не предупредил.

«Скользко», — в рокочущем зове драконицы и в переданной юноше мысли явно прозвучало отчаяние.

— Едкая вода — да. А вот такие разливы — нет. Для меня это новость, однако скорее удачная, как я погляжу.

— О чем ты?

Джесс ухмыльнулся.

— Судьба, похоже, не только спасла нас, но и обеспечила всем необходимым для самого выгодного на свете союза. Прежде всего, когда я наконец-то вынырнул на поверхность, то обнаружил лодку, которую несло рядом со мной. К сожалению, не мою, но ее хозяин был достаточно разумен, чтобы надежно закрепить все снаряжение.

Джесс закашлялся и попытался прочистить горло. Его сиплому голосу это не слишком-то помогло.

— Там нашлась пара одеял, рыболовные снасти, даже трут с огнивом и котелок. Вероятно, это лодка Грефта, но, готов поспорить, ему она больше не понадобится. Волна ударила так сильно и так внезапно, что мне с трудом верится в собственное спасение. Я едва не уверовал в судьбу. Может быть, боги свели нас с тобой вместе, чтобы посмотреть, насколько мы умны. Поскольку, если ты парень сообразительный, то у нас сейчас есть все необходимое для начала новой, безбедной жизни.

Дохрипев эти слова, Джесс спустился с дерева и шагнул на бревно, слегка закачавшееся под его весом. Для такого крупного человека охотник довольно ловко прошел вдоль него до дальнего конца. На сгибе руки он удерживал несколько круглых красных плодов. Седрик таких прежде не видел, но при виде фруктов в нем разом встрепенулись голод и жажда.

— У тебя есть вода? — спросил он охотника, осторожно продвигаясь навстречу.

Джесс пропустил его вопрос мимо ушей. Со стороны казалось, будто он прошел по бревну, а затем шагнул с него прямо в воду. Но потом Седрик сообразил, что широкий ствол скрывает за собой привязанную лодку. Джесс на миг исчез, а затем выпрямился уже без плодов. Судя по всему, он спрятал их в лодку. Беспокойство стянулось в узел в животе Седрика. Ситуация выглядела вполне ясной. Охотник взобрался на дерево, наелся фруктов, а то, что принес с собой, решил приберечь про запас. Для себя одного. Он не может не видеть, в каком отчаянном положении находится Седрик. И все же стоит в лодке, в сухой одежде, с запасом пищи, и вовсе не спешит предлагать помощь.

Джесс оперся локтями на бревно, плавающее между ним и Седриком, и посмотрел выжидающе. Юноша замер на месте, пытаясь сообразить, в чем же дело. Когда он в ответ только молча встретил взгляд охотника, тот склонил голову набок.

— Ты что-то так и не сказал, — просипел он, — каков будет твой вклад в наше общее дело.

Седрик изумленно вытаращился на охотника. Они торчат вдвоем посреди леса, на ненадежном островке из плавника, в неделях пути от ближайшего жилья, а этот человек вымогает у него деньги? Что за чушь. За спиной Седрика забарахталась Релпда, до него донеслась волна тревоги, сменившаяся спокойствием, когда драконица поняла, что конец бревна еще остался под ней.

«Голодно».

Его собственные мысли напомнили ей о еде. Или это он почувствовал ее голод? Трудно сказать. Седрик уже не мог в полной мере разделить два их сознания.

«Страшно, — донеслась мысль без единого звука с ее стороны. — Осторожно».

Может, она почуяла что-то, чего не заметил он?

Юноша попытался сосредоточиться на нелепом заявлении охотника.

— Но чего ты от меня хочешь? Сам посуди. Мне нечего тебе предложить. Во всяком случае, здесь. Возможно, если мы как-нибудь доберемся до Удачного…

Седрик не стал договаривать. Не слишком разумно сообщать Джессу, что даже если они вернутся в Удачный, у него все равно не будет ничего. Он вообразил, как встанет перед Гестом и признается, что потерял Элис, а с ней и все его надежды зачать ребенка, который обеспечит ему отцовское наследство. Что подумает о нем собственная семья, он представлять не смел, не говоря уже о родных Элис. Ему поручили защищать ее. Что за защитник останется в живых, когда погиб его подопечный? Если он вернется в Удачный один, у него не будет ни работы, ни поддержки семьи. Ему нечего предложить этому вымогателю.

— Нечего предложить, как же! По мне, так вполне достаточно. Мне что, по слогам произнести? Или ты до сих пор надеешься, что сумеешь присвоить все себе?

Охотник снова скрылся из виду, а затем вытащил из лодки мешок со снаряжением.

— Как мне кажется, приятель, если ты решишь пожадничать, то попросту умрешь.

Джесс раскрыл мешок, порылся в нем и улыбнулся, до крайности довольный.

— Теперь я уверен, что это лодка Грефта. Только посмотри. Нож и оселок, аккуратно завернутые. Я предпочел бы лезвие побольше, но сгодится и такое.

Охотник вытащил оба названных предмета и принялся затачивать клинок неспешными, ленивыми движениями, как будто в их распоряжении оставалось все время на свете.

Седрик замер неподвижно. Чего хочет от него этот человек? Он угрожает ему ножом? Что он хотел сказать этим своим «вполне достаточно»? Это было непристойное предложение? До сих пор охотник относился к Седрику с явным презрением. Однако Джесс окажется не первым, кто внешне презирает его, но втайне желает. Седрик глубоко вдохнул. Он голоден, хочет пить, и назойливая тревога драконицы скребет по нервам, требуя внимания. Что он готов уступить Джессу в обмен на свое спасение? Что он отдаст ему, чтобы охотник помог Релпде?

«Все, что он захочет».

От этой мысли Седрик заледенел, но смирился.

— Просто скажи, чего ты хочешь, — отрывисто бросил он, и фраза прозвучала несколько резче, чем ему бы хотелось.

Джесс перестал точить нож и уставился на Седрика. Тот расправил плечи и скрестил руки на груди, спокойно выдержав взгляд охотника. Джесс склонил голову набок, а затем хрипло расхохотался.

— Вот уж не это! Нет. Это меня совершенно не интересует. Ты туп или упрям?

Он подождал ответа. Седрик промолчал, и Джесс покачал головой и холодно улыбнулся. Охотник сунул руку под рубашку, вынул кошель и открыл его.

— Лефтрин напрасно посчитал меня дураком, — ворчал он, возясь с завязками. — Я понял, что произошло. Он увидел способ подзаработать и решил привлечь к делу своих людей, чтобы провернуть все без посредников и не делиться наваром. Что ж, со мной этот номер не пройдет. Не так-то просто подсидеть Джесса Торкефа.

Охотник выудил из кошеля какой-то предмет размером с ладонь. Что-то алое, с рубиновым блеском. Он взял вещицу в щепоть и повернул к свету, чтобы она засверкала на солнце.

— Выглядит знакомо? — насмешливо спросил он у Седрика, а затем засмеялся, когда на лице секретаря недоверие сменилось гневным румянцем.

Это была алая драконья чешуйка, которую Рапскаль отдал Элис. Элис доверила ее Седрику, попросив зарисовать как можно точнее. А потом забыла об этом, и Седрик добавил чешуйку к своим сокровищам.

— Она моя, — откровенно заявил он. — Ты украл ее у меня из каюты.

— Занятный вопрос, — улыбнулся Джесс. — Можно ли обокрасть вора?

Он повертел чешуйку, поймав ею новый солнечный блик.

— Она лежит у меня вот уже несколько дней. Если ты ее и хватился, то хорошо скрыл свою тревогу. Но, подозреваю, ты даже не заметил ее исчезновения. Ты не такой уж мастак прятать вещи, как тебе кажется. Большая часть того, что я обнаружил, оказалась никчемным мусором, но только не это. Поэтому я забрал ее. Только ради ее сохранности, разумеется, чтобы эта сумасбродная затея принесла хоть какие-то плоды. Разумная мера, как оказалось. Все остальное, что ты набрал, вероятно, уже лежит на дне реки.

Седрик опять промолчал. Охотник неторопливо убрал алую драконью чешуйку обратно в кошель, завязал его и спрятал под рубаху.

— Итак, — подытожил он, — полагаю, теперь мы знаем друг о друге все. И пора подумать о новом союзе. Предполагалось, что в нашей сделке с Синадом Арихом будет участвовать Лефтрин. Он должен был подготовить почву, облегчив мою задачу. Но не стал. Неважно. Его уже нет. Теперь дело за нами. У тебя есть выбор. Ты можешь занять его место в сделке, и мы все поделим поровну. Или же отказаться.

— Лефтрин заключил с тобой сделку?

Мысли Седрика метались, пытаясь собрать воедино кусочки головоломки. Что за сделка? Чтобы ограбить пассажиров баркаса?

«Устала, — взмолилась драконица в глубине его сознания. — Опасно».

«Тише. Дай мне подумать».

Ее тяжелая голова покачивалась на усталой шее. Он похвалил Релпду и понял, что если не начнет действовать, то скоро ее морда зароется в воду. Сперва надо разобраться с самым неотложным делом. А потом уже можно ломать голову над загадками.

— Давай пока отложим этот разговор, — попросил он Джесса. — Ты не поможешь мне с драконицей? Она устала и вот-вот пойдет ко дну, если не удержать ее как-нибудь на плаву и не позволить отдохнуть.

Улыбка медленно расползлась по лицу охотника.

— Вот это уже дело, парень! Конечно, я помогу тебе с драконом.

Он поднял нож и повернул его так, чтобы лезвие засверкало на солнце.

— Не понимаю, — дрожащим голосом выговорил Седрик — хотя вдруг понял.

Охотник ткнул большим пальцем в сторону Медной.

— Я говорю о драконе. Здесь целое состояние, нам обоим хватит. Ты поможешь мне забить ее и быстренько разделать, пока река не унесла тело. Затем мы загрузим в лодку, сколько влезет, и пойдем обратно в Трехог. Я знаю там людей, которые не откажутся быстро подзаработать, не задавая лишних вопросов. Я схожу к ним ночью и организую нам приятное путешествие вниз по реке на судне с нелюбопытной командой. Сам подумай. Остальные погибли. Все будут уверены, что и ты тоже мертв, так что не придется ни с кем делиться. Не будет ни погони, ни расспросов. Лишь два состоятельных чужестранца поселятся в Калсиде и заживут там в свое удовольствие.

Седрик отреагировал, не задумываясь. Он закрыл свои мысли от драконицы, как заслонил бы глаза ребенку от жестокого зрелища. То есть попытался. В полной мере он не справился. Ее тревога усилилась, поскольку она ощутила его волнение, но не осознала вызвавших его причин. Драконица оглянулась на охотника, узнала его.

«Еда?» — с надеждой поинтересовалась она.

— Не еда. Пока нет, — не подумав, ответил Седрик вслух.

Охотник лающе хохотнул.

— А вот и твой взнос в общий котел, дружок. Ты слышишь ее мысли. И отвечаешь проклятой твари. Я тоже что-то слышу, но стараюсь не вслушиваться. По-моему, такие штуки не идут на пользу профессионализму. Хотя это объясняет, как тебе в прошлый раз удалось подобраться к ней достаточно близко. Признаюсь, я впечатлен. Сам-то я много дней ломал над этим голову. А тут какой-то хлыщ из Удачного просто сходит на берег и забирает то, что хочет.

— Я не понимаю, о чем ты, — уже по привычке солгал Седрик.

Охотник не упомянул о крови. А знает ли он о крови? Имеет ли это теперь значение? Весь их разговор изрядно отдавал безумием. Седрику требовалось поесть, напиться и отдохнуть. Нужно выяснить, собирается ли этот человек ему помогать или нет. Седрик постарался заговорить так, чтобы в его голосе не слышалось отчаяния.

— Слушай, помоги мне с драконицей и дай немного фруктов. Хоть что-нибудь. Мне нужно поесть и отдохнуть. А потом мы обсудим, как нам быть дальше.

— Нет смысла тебя кормить, если ты не собираешься мне помогать, — холодно сообщил Джесс, склонив голову набок. — А твоя ложь определенно говорит о том, что ты намерен оставить все себе. Хотя я не представляю, как ты собираешься это устроить. Что, все тебе разжуй? В ту ночь я не спал. Я видел, как ты вернулся с берега весь в крови. С кем-то подрался, подумал я поначалу, хотя шума не слышал, а звуки по воде разносятся далеко. Но когда ты стал подниматься по трапу, я заметил, что ты держишь в руке. Мерцающе-красное, как мне и описывали. Драконья кровь. Я, как уже говорил, был весьма впечатлен, так что проследил за тобой и видел, как ты вышел из каюты и вышвырнул за борт свое тряпье. Что укрепило мои подозрения. Каким-то образом ты сумел добыть драконью кровь, и тебя не сожрали и даже не заметили. Надо сказать, ее ты спрятал ловко. Я несколько раз обыскал каюту, прежде чем нашел твой тайник. Так вот. Давай уже признаем, что мы оба негодяи, и будем честны друг с другом — по крайней мере, насколько вообще могут быть честны негодяи. Мы взошли на борт «Смоляного» с одной и той же целью. Я, правда, согласился только потому, что мне обещали содействие капитана, но, подозреваю, запав на ту дамочку, он совершенно позабыл о выгоде. Возможно, он надеялся получить все сразу: женщину, драконью плоть для продажи в Калсиду, все остальное. А может, это ты предложил ему более выгодные условия. Но изначально речь шла о том, что он мне поможет и получит за свои хлопоты плату. Весьма щедрую плату.

Охотник на миг умолк, присев на дно лодки. Когда он выпрямился, в руке у него был моток веревки. Поморщившись, он рассмотрел находку и положил рядом с ножом.

— Но взамен этот сукин сын прошлой ночью попытался меня убить.

Джесс поднял руку и осторожно ощупал горло. Недовольно хмыкнул, помотал головой и вернулся к раскладыванию инструментов.

— Не было бы счастья, да несчастье помогло. Та волна помешала ему меня придушить и, надеюсь, прикончила его. Ослепший от любви болван, вот кто он был. Что ж, если мне хоть немного повезло, он уже мертв. А тебе хватило удачи выжить.

Охотник поднял небольшой топорик, нахмурился, а затем с громким стуком воткнул в бревно рядом с мотком веревки.

— Скверные инструменты, но выбирать не из чего. Прямо как с нашим капитаном. Лефтрин пожадничал и потерял все. Если бы он выполнил свою часть уговора, то заработал бы неплохие деньги. И тогда старый козел мог бы заполучить любую бабу на выбор. Впрочем, на здоровье, нам же больше достанется. В Калсиде нас ждут богатство, власть и женщины на любой вкус. — Он мерзко ухмыльнулся Седрику, ощерив мелкие коричневые зубы, и прибавил: — Или кто там тебе по нраву.

Джесс окинул взглядом аккуратный рядок инструментов и остался доволен.

— Итак, ты мне поможешь. Или же из упрямства попытаешься заграбастать все себе. Но только попробуй, и я просто заберу все, что пожелаю. Конечно, мне придется труднее, если некому будет заняться животным, успокоить его и подставить под нож. Но я уж как-нибудь справлюсь и добуду достаточно товара, чтобы безбедно прожить до конца своих дней.

Охотник проверил остроту ножа большим пальцем, кивнул сам себе и посмотрел Седрику в глаза.

— Что ж. Время решать. По рукам?

Юноша сглотнул. Мир вокруг него словно преобразился. Лефтрин сговорился с этим негодяем, чтобы добыть и продать части драконьего тела? Тогда, должно быть, все это время капитан просто использовал Элис. Дурачил ее. А сам Седрик даже не заметил, что происходит вокруг него. Ему следовало бы догадаться. Следовало бы понять, что не он один увидит возможность нажиться. Он с самого начала подозревал, что за внезапной страстью капитана должна крыться какая-то хитрая причина. И что теперь? Принять предложение охотника? Сумеет ли он успокоить драконицу и заговорить ей зубы, чтобы Джесс подобрался поближе и убил ее?

Охотник изложил все предельно ясно. Если согласиться, он поможет Седрику добраться до Калсиды и продать их добычу. Ему вообще не придется возвращаться в Удачный. Из Калсиды он сможет послать Гесту весточку с предложением приехать. С теми деньгами, какие он выручит, скрывать уже ничего не придется. Они с Гестом смогут поехать куда угодно и жить так, как им захочется. Седрик обретет все, о чем когда-либо мечтал. Он уже дорого за это заплатил. Разве будет так уж скверно, если он урвет крохотную толику счастья для себя лично?

Джесс внимательно наблюдал за Седриком.

— Животное все равно погибнет, — убеждал теперь его сиплый голос без следа угрозы. — Посуди сам. Она с самого начала была довольно чахлой, а теперь и вовсе вот-вот утонет. Быстрая смерть будет для нее благодеянием, а ты еще и получишь награду за свои труды.

Джесс повесил нож на пояс и крепко взялся за острогу. Другой рукой он подхватил моток веревки.

— Скажи ей, чтобы не брыкалась, что я хочу ей помочь, — тихо велел он Седрику. — Сейчас от тебя требуется только успокоить ее. Скажи, что я обвяжу ее веревкой, чтобы помочь удержаться на воде. Моток, конечно, маловат, так что придется подтащить ее поближе к деревьям, чтобы я смог ее привязать. А потом придется трудиться быстро, пока тело не утонуло. Возьмем только то, что не портится и дороже всего стоит. Зубы, когти, чешую. Работенка выйдет грязная и тяжелая, тебе не понравится. Но если немного потерпишь сейчас, получишь кучу денег потом.

Медная тревожно поглядывала на них. С подозрением? Много ли она поняла из их разговора? Седрик боролся с совестью. Охотник уверен, что драконица все равно погибнет. Разве лучше будет, если она умрет медленно и тело отправится на корм рыбам? Кому это пойдет на пользу? После всего, что ему довелось вынести, разве он не заслуживает награды, крупицы счастья? Разве не заслуживает наконец жизни без лжи?

Джесс медленно подбирался к драконице, а Седрик приглядывал за ней. Медная посмотрела на него в ответ. Ее глаза по-прежнему вращались, но теперь золото и синева как будто потускнели, тронутые тенью. Она вопрошающе тянулась к нему, но сути ее мысли юноша разобрать не мог. Значит ли это, что она умирает? Может, Джесс не соврал, сказав, что милосерднее было бы ее убить?

Она косо висела на бревне, зацепившись за него одной лапой. Здесь, на краю реки, под деревьями, течение было не таким сильным. За спиной Релпды, в глубине леса, на стоячей воде играли солнечные блики, разгоняя вечный сумрак. По мокрым следам на деревьях Седрик заметил, что вода понемногу пошла на убыль. Но спадала она медленно — слишком медленно, чтобы драконица спаслась. На его глазах Релпда несколько раз слабо взбрыкнула задними лапами, пытаясь повыше взобраться на бревно. Она устала так высоко вытягивать шею. Она голодна, хочет пить и замерзла. Драконы созданы для палящего солнца и раскаленного песка. Холодная вода истощила ее силы и замедлила биение сердца. И Седрику не померещилось. Ее глаза вращаются все медленнее. Она никогда не отличалась силой и здоровьем. Юноша посмотрел на нее, и его захлестнула волна грусти. Он часто заморгал, глядя на драконицу сквозь пелену слез.

«Ты меня бросаешь?»

Ее ребяческое истолкование грядущей разлуки надорвало ему сердце. Он силился вдохнуть, но в горле как будто застрял колючий комок.

«Маленькая медная королева. Как жаль, что ты не можешь взлететь».

«У меня есть крылья!»

Измученная драконица вскинула голову. Очень медленно она подняла крылья и слегка расправила их. Они вспыхнули на солнце, будто выкованные из металла. Крылья оказались больше, чем ожидал Седрик, и изящнее. Из-под кожистой перепонки и тончайших чешуек проступала паутина косточек. Солнечный свет пронизывал их насквозь, словно витражные стекла.

— Они прекрасны! — печально выдохнул Седрик и ощутил ее радость от похвалы.

— Верно, красивые. И кожа с них не износится сотни лет, если верить сказкам. Но крылья слишком велики и сгниют раньше, чем мы доберемся до устья реки.

Джесс приближался к драконице по стволу упавшего дерева. Лиственные ветви одновременно мешали ему и служили опорой для рук. Охотник остановился и расхохотался над сердитой гримасой Седрика.

— Не сверли меня взглядом. Сам знаешь, что это так. Лучше успокой ее. Она все тут взбаламутила, пока барахталась, так что я стою не слишком надежно. И не хочу, чтобы она скинула меня в воду прямо под слой мусора.

С ворчанием он осторожно двинулся дальше по стволу и остановился в нескольких шагах от драконицы. Смотрел он на Релпду, а не на Седрика. Он знал, что юноше ничего не остается, кроме как помочь ему.

— Когда я подойду ближе, вели ей вытянуть ко мне шею. Я обвяжу ее веревкой, а затем постараюсь подтащить к одному из больших деревьев. Если она удержится на плаву и не начнет брыкаться, я смогу доставить ее, куда захочу.

Седрик понимал, что драконицу ему не спасти. Она все равно погибнет. Если у Джесса все получится, ее смерть, по крайней мере, будет быстрой. И не напрасной. Хотя бы один из них будет жить счастливо. Охотник все сделает быстро. Он обещал.

«Опасно?»

Релпда наблюдала за приближением Джесса. Что она чует?

Охотник почти добрался до нее. Он встал, балансируя на толстом конце упавшего дерева у самой путаницы грязных корней, и принялся разматывать веревку, поглядывая на драконицу. Седрик отметил, что в другой руке охотник по-прежнему держит острогу. Джесс покосился на юношу и снова уставился на Релпду, прикидывая обхват ее шеи и отмеряя конец веревки.

— А теперь успокой ее, — напомнил он Седрику. — Веревка довольно короткая. Когда я обвяжу ей шею, останется совсем куцый хвост. Придется притянуть ее к дереву совсем вплотную. Зато тогда голова в любом случае удержится над водой.

Седрик ничего не делал. Только стоял рядом, не в состоянии остановить происходящее. Если он попытается вмешаться, Джесс запросто убьет и его тоже. И чем это поможет драконице? Ее участь предрешена. Седрик смотрел на нее, решив, что обязан, по крайней мере, стать свидетелем ее гибели.

«Прости», — подумал он ей, но в ответ донеслось лишь недоумение.

— Ладно, я готов, — объявил Джесс, зажав острогу под мышкой и растягивая перед собой огромную петлю. — Вели ей вытянуть ко мне шею. Медленно. Скажи, что я собираюсь ей помочь.

Седрик глубоко вдохнул. Комок в горле так и не рассосался. Смирись с неизбежным, посоветовал он себе.

— Релпда, — негромко произнес Седрик. — Послушай меня. Слушай внимательно.

Девятнадцатый день месяца Молитв, шестой год Вольного союза торговцев
От Эрека, смотрителя голубятни в Удачном, — Детози, смотрительнице голубятни в Трехоге

Письмо торговца Вайкофа Джосу Пирсону, старшему помощнику на следующем в Трехог живом корабле «Офелия», в котором сообщается, что его супруга сегодня родила двух дочерей-близнецов.

Детози, я был вынужден отложить все мысли о поездке. Мой отец серьезно болен. Боюсь, на некоторое время мне, увы, придется забыть о посещении Дождевых чащоб и личном знакомстве с тобой.

А ты сама никогда не задумывалась о поездке в Удачный? Уверен, твой племянник будет рад, если ты навестишь его.

Эрек

Глава 7 СПАСЕНИЕ

Ночь прошла в точности так уныло, как опасалась Тимара. Совместными усилиями хранители соорудили некое подобие плота, уложив плавучие бревна в несколько слоев под разными углами. Узловатые стволы для мягкости застелили ветками с листвой. Получившийся в итоге настил был не особенно прочен, но хранителям хватило места, чтобы сбиться в кучу и страдать, пока комары и мошка наслаждаются пиршеством. Ровного места для сна не нашлось, и Тимара кое-как устроилась на бревне пошире. Сначала она подумывала переночевать на дереве, но все же решила остаться поближе к драконам и другим хранителям. Всякий раз, когда она начинала задремывать, дракон Алума издавал скорбный рев, и Тимара просыпалась. Слишком много раз за ночь подкатывали слезы. И судя по звукам, доносившимся от остальных, не только ее мучили страхи. К утру уже никакие печали и шум, не говоря уже о жужжании, укусах и колючих ветках, не могли помешать Тимаре уснуть. Она провалилась в забытье глубже кошмаров и скорби и очнулась замерзшая, закоченевшая и мокрая от утренней росы.

Паводок медленно спадал. Следы на деревьях уже доставали ей примерно до плеча. Рядом с ней крепко спала Элис, свернувшаяся в клубок. Татс лежал сразу за ней и хрипло дышал во сне. Джерд, как отметила Тимара, спала, прижавшись к Грефту. На мгновенье девушка позавидовала тому, что они могут погреться друг о друга, но тут же отбросила эту мысль. Это не для нее. Бокстер с Нортелем сидели на краю плота, глядя на затопленный лес, и тихонько переговаривались. Драконы съежились на своих плавучих насестах. Их позы казались неудобными и шаткими, но все же они крепко спали. Холод от воды и тень деревьев погрузили их в глубокое забытье. Вероятно, они проснутся не раньше полудня, а то и позже.

— Попробую поискать нам еду, — шепнула Тимара, толкнув локтем Сильве.

Она пробралась между спящими товарищами и по затору из плавника дошла до ближайшего толстого дерева. До веток было не дотянуться, но когти помогли ей вскарабкаться наверх по коре. Удивительно, с какой радостью она снова оказалась на дереве. В безопасности. Пусть она все еще голодна, искусана насекомыми и страдает от жажды, но деревья всегда готовы по-дружески поддержать и защитить ее.

Не успела Тимара далеко уйти, как лес вознаградил ее за труды. Она нашла рожковую лозу, усыпанную цветами, и выпила из их чашечек по капле сладкого нектара, ощутив лишь слабый укол совести. Ей все равно не в чем его унести. Она напьется, восстановит силы и постарается найти что-нибудь, что сможет отнести товарищам. На самом деле, влаги не хватило, чтобы утолить жажду, но хотя бы язык стал не таким шершавым. Опустошив все чашечки цветков, Тимара полезла дальше.

Ей приходилось совсем иначе напрягать руки и плечи, чем она привыкла, и вскоре рана на спине снова засочилась влагой. Болело не так сильно, как раньше, но кожа натягивалась всякий раз, когда она хваталась за новую опору. Сбегающая по спине струйка отвлекала внимание и раздражала, но девушка ничего не могла с ней поделать. Дважды Тимара видела птиц, которые стали бы легкой добычей, будь у нее лук, а один раз поспешно спрыгнула на ветку пониже и перебралась на другое дерево, заметив крупного удава, который поднял голову и с интересом на нее посмотрел. Тогда девушка пришла к выводу, что правильно решила ночевать на плоту, а не в кронах.

Она присматривала подходящую ветку, чтобы перебраться на новое дерево, когда встретила Нортеля. Юноша сидел на той самой ветке, которую выбрала Тимара, и по его приветствию она заподозрила, что он уже давно ее заметил и наблюдал за ней.

— Нашла какую-нибудь еду? — поинтересовался он.

— Пока нет. Добыла чуть-чуть нектара из цветов рожковой лозы, но ни фруктов, ни орехов пока не попадалось.

— Ты одна? — спросил он, медленно кивнув.

Тимара пожала плечами, не вполне понимая, почему ее смутил этот вопрос.

— Да. Все остальные еще спали.

— Я не спал.

— Ну, ты разговаривал с Бокстером. И мне нравится охотиться и искать еду в одиночку. Я всегда так делала.

Тимара шагнула к нему, но Нортель даже не шелохнулся, чтобы ее пропустить. Ветка была достаточно широкой, чтобы им удалось разминуться. Но он остался сидеть на месте, разглядывая ее. Тимара плохо знала Нортеля; до сих пор она даже не замечала, что глаза у него зеленые. Чешуи у него наросло меньше, чем у большинства ребят, а та, что все же пробилась вокруг глаз, оказалась совсем мелкой. Когда Нортель моргнул, на его ресницах вспыхнули под солнцем серебряные искры.

— Сочувствую насчет Рапскаля, — помолчав, произнес он. — Я знаю, что вы с ним были близки.

Тимара отвернулась. Она старалась не думать о Рапскале и Хеби, не гадать, погибли ли они быстро или еще долго сражались с рекой.

— Мне будет его не хватать, — выговорила она глухо, хотя слова застревали в горле. — Но сегодня новый день, и надо искать еду. Ты не мог бы меня пропустить?

— О, конечно.

Вместо того чтобы просто сдвинуться вбок, Нортель вскочил. Он был выше Тимары. Юноша повернулся и жестом предложил ей проходить. Она колебалась. В его позе действительно читается вызов — или ей просто мерещится?

Затем Тимара решила, что это просто глупо. Она двинулась мимо Нортеля, лицом к нему, не отрывая ног от ветки, и уже почти миновала его, когда он вдруг слегка сдвинулся. Девушка вцепилась когтистыми пальцами ног в кору и зашипела от испуга. Нортель тут же поймал ее за руки. Хватка его оказалась крепкой, и Тимару притиснуло к нему ближе, чем ей хотелось бы.

— Я бы не позволил тебе упасть, — пообещал юноша серьезно.

Зеленые глаза сверлили ее взглядом.

— Я и не собиралась падать. Отпусти.

Он не послушался. Они застыли живой скульптурной группой, глядя друг на друга. Если начать вырываться, один из них неминуемо упадет, а то и оба. Нортель тепло улыбался, во взгляде его читалось приглашение.

— Я начинаю злиться. Отпусти сейчас же.

Теплота ушла из его глаз, и он повиновался. Но напоследок, прежде чем отстраниться, скользнул ладонью по ее руке. Тимара проскочила мимо, подавив желание между делом толкнуть Нортеля.

— Я вовсе не хотел тебя злить, — заверил он. — Просто… ну, Рапскаля больше нет. И я знаю, что ты осталась одна. И я тоже один.

— Я всегда была одна, — гневно отрезала Тимара и пошла по ветке дальше.

Она не убегает, напомнила она себе, а просто проходит мимо. Добравшись до следующего ствола, она принялась карабкаться наверх быстрее ящерицы и не стала оглядываться, чтобы выяснить, не смотрит ли он ей вслед. Девушка сосредоточенно карабкалась выше, к верхним ветвям кроны, где больше всего солнечного света, а значит, и встречается больше плодов.

Удача благоволила ей. Она нашла хлебную лозу, паразитирующую на лапчатом дереве. Мясистые желтые листья не отличались ярким вкусом, но утоляли голод и были довольно сочными. Тимара ненадолго остановилась и наелась досыта, а затем сорвала с лозы несколько длинных отростков с пучками листьев. Она смотала их в свободное кольцо и надела его через плечо.

Начав спускаться, девушка заметила по дороге кислую грушу, росшую всего в нескольких деревьях от нее. Тимара перебралась на нее. Плоды уже перезрели и подвяли, но вряд ли ее друзья станут привередничать. Поскольку собрать их было не во что, Тимара сложила, сколько могла, за пазуху и дальше пошла медленнее, стараясь не раздавить нежную ношу. Когда она добралась до крайнего дерева и спустилась на плавучий настил, то, к собственному удивлению, обнаружила, что многие хранители до сих пор спят. Татс, правда, встать успел. Они с Грефтом пытались развести костер на комле одного из больших бревен. Тоненькая струйка дыма извивалась в утреннем воздухе. Подойдя ближе, Тимара увидела Сильве и Харрикина, сидящих на корточках на краю затора. Девочка шарила по воде длинной палкой и что-то ею подтаскивала к себе. Только подойдя совсем близко, Тимара поняла, что она вылавливает из реки мертвую рыбу. Харрикин чистил добычу: протыкал брюхо когтем, распарывал и выскребал потроха, а затем складывал в кучку.

— Где драконы? — с тревогой окликнула их Тимара.

Сильве повернулась к ней и устало улыбнулась.

— А вот и ты! Я подумала, мне приснилось, что ты ушла за едой — но когда встала, выяснилось, что тебя и впрямь нет. Едкая вода убила много рыбы и прочей живности. Драконы ушли вверх по течению. Они отыскали водоворот, куда набилось полно падали, и теперь наедаются. Я рада, что им что-то перепало. Они устали от ходьбы по воде и долгого плавания, но хотя бы утолят голод. А то уже даже Меркор начал злиться, а утром я испугалась, что пара крупных самцов вот-вот подерется.

— Синтара тоже пошла с ними?

— Все ушли, только что не наперегонки, чтобы их ненароком не обделили. А что ты принесла?

— Хлебные листья и кислые груши. У меня вся рубаха набита грушами. Не сумела придумать, в чем еще их нести.

— Мы охотно все съедим, в чем бы ты их ни принесла, — рассмеялась Сильве. — Грефт с Татсом пытаются развести достаточно сильный огонь, чтобы приготовить рыбу. Если у них не получится, наверное, придется есть ее сырой.

— Всяко лучше, чем ничего.

Харрикин так и промолчал все время, пока они разговаривали. Он всегда был немногословен. Когда Тимара увидела его впервые, он напомнил ей ящерицу. Юноша был долговязым и худым, намного старше Сильве, но ей, похоже, было с ним вполне уютно. Тимара как-то не сознавала, что у него тоже есть когти, пока не увидела, как он потрошит рыбу. Харрикин оторвался от своего занятия, заметил, что она уставилась ему на руки, и утвердительно кивнул.

Они немного помолчали, все трое, как будто отвечая на незаданные вопросы. Никто не упомянул о Рапскале, но вдали тревожно и протяжно трубил дракон Алума. Арбук все еще звал пропавшего хранителя. Красный дракон Варкена, Балипер, скорбел молча. Остальные хранители так и бездельничали на плоту из плавучего мусора. Ничто не изменилось. Тимара мимоходом задумалась, что станется с ними, если драконы здесь же их и бросят. А вдруг? Нужны ли они еще драконам? Что если они решат идти дальше без хранителей?

Тимара подняла голову, увидела направляющегося к ним Татса и невольно задумалась, выглядит ли она сама так же паршиво. Его кожу докрасна обожгла едкая вода, волосы висели сосульками. Досталось и одежде — и без того поношенным штанам и рубахе. Вид у него был измученный, но все-таки юноша улыбнулся Тимаре.

— Что это на тебе надето? — спросил он.

— Наш завтрак. Хлебные листья и кислые груши. Похоже, вам удалось развести огонь для рыбы.

Он оглянулся на костерок, над которым хлопотал Грефт. Откуда-то вернулась Джерд и встала рядом. Она прижалась к юноше, а тот отламывал от коряги сухие щепки и скармливал их пламени, разведенному в ямке между корнями.

— Не так-то просто это было. А хуже всего то, что, если мы перестараемся, огонь может перекинуться на остальной плавник, и нам придется спасаться бегством. Мы и сейчас не слишком надежно устроились, но хотя бы не барахтаемся в воде.

— И вода уже спадает. Но если придется, можно подняться выше на деревья. Вот. Подставь-ка подол.

Татс послушался, и Тимара выгребла из-за пазухи кислые груши и пересыпала к нему. Сморщенные плоды не имели никакого отношения к настоящим грушам, но она слышала, что вкус у них похожий. Отдав всю добычу Татсу, Тимара направилась вслед за ним к костру. Она боялась, что повиснет неловкое молчание или последуют какие-нибудь замечания и насмешки, но Джерд только молча отвернулась, а Грефт поблагодарил ее.

— Спасибо, — просто сказал он. — Добавки, случаем, не будет?

— Даже эти уже перезрели, но на дереве, наверно, остались еще плоды. А там, где растет одна хлебная лоза, обычно находятся и другие.

— Что ж, это радует. Пока мы не разберемся в обстановке, нам придется бережно расходовать пищу, какую удастся добыть.

— Ну, в реке плавает полным-полно мертвой рыбы. Ее прибивает течением к нашему затору, — сообщила Сильве.

Они с Харрикином принесли целую связку рыбы, нанизанной жабрами на палку.

— Рыба через день-другой испортится, — спокойно заметил ее товарищ. — Она уже размякает в едкой воде. Наверно, кожу есть не стоит, только мясо.

Тимара сняла с себя моток хлебной лозы и начала размеренно ощипывать листья. Татс уже разделил груши на кучки и теперь взялся ей помогать. Вкупе с рыбой каждого хранителя ждал вполне приличный завтрак. Тревожиться об обеде пока не было смысла.

Грефт, похоже, задумался о том же.

— Стоит оставить немного еды про запас, — предложил он.

— Или выдать каждому его долю и сказать: это вам на весь день, распределяйте сами, — возразил Татс.

— Не всем хватит самодисциплины поступить разумно, — заметил Грефт, но не было похоже, что он спорит.

Тимара заподозрила, что они продолжают какой-то прерванный разговор.

— Не думаю, что кто-то из нас вправе распределять пищу, — настаивал Татс.

— Даже если ее добыли мы? — надавил Грефт.

— Тимара!

Она обернулась на голос Элис. Женщина из Удачного, неловко пошатываясь, приближалась к ним по бревну. Взглянув на нее, Тимара поморщилась. Все лицо Элис усеивали волдыри, рыжие волосы спутались войлоком, свисающим до середины спины. А прежде она всегда была такой чистой и ухоженной.

— Где ты была? — спросила Элис, не преодолев и половины бревна.

— Ходила за едой.

— В одиночку? Разве это не опасно?

— Обычно нет. Я почти всегда охочусь и собираю одна.

— А как же дикие звери? — в голосе Элис угадывалась искренняя тревога.

— Там, куда я поднимаюсь, мало кто крупнее меня. Это вполне безопасно, пока я избегаю крупных змей, древесных котов и мелких ядовитых тварей.

Тимара вдруг вспомнила о Нортеле. Нет. Она не станет упоминать об этой встрече.

— Есть и другие опасности, кроме диких животных, — мрачно заметил Грефт.

Девушка раздраженно посмотрела на него.

— Я лазаю по деревьям всю свою жизнь, Грефт, и обычно забираюсь гораздо выше, чем сегодня. Я не собираюсь падать.

— Он беспокоится не о том, что ты упадешь, — негромко уточнил Татс.

— Тогда пусть кто-нибудь скажет прямо, о чем он беспокоится, — кисло предложила Тимара.

У нее складывалось впечатление, что они обсуждали ее и нарочно выражались так, чтобы она не поняла.

Грефт покосился на Элис и отвернулся.

— Может, позже, — пообещал он.

Женщина заметно оскорбилась. Словами и взглядом Грефт намекнул, что считает ее чужачкой, которой не касаются дела хранителей. Что бы там его ни возмутило, Тимаре уже хотелось взбунтоваться против любого зрелого, мужского совета, какой он хотел ей навязать. Судя по виду Джерд, у нее Грефт тоже вызвал досаду. Она кинула на Тимару неприязненный взгляд, но девушке не хватило духу разозлиться на нее в ответ. Скорбь по потерянной драконице сокрушила Джерд. Все лицо у нее было в алых следах от слез.

— Мне жаль, что так вышло с Верас, — порывисто обратилась к ней Тимара. — Надеюсь, она сумеет нас найти. Ведь дракониц и так уже слишком мало осталось.

— Вот именно, — кивнул Грефт, как будто она подтвердила его мнение.

Но Джерд посмотрела на Тимару, обдумала ее слова и сочла их искренними.

— Я почти не чувствую ее. Совсем смутно. Но и не похоже, чтобы она погибла. Я боюсь, что она покалечилась. Или же просто заблудилась и не может нас отыскать.

— Все будет хорошо, Джерд, — успокаивающим тоном проговорил Грефт. — Не доводи себя. Это последнее, что тебе сейчас нужно.

На этот раз на него гневно воззрились и Тимара, и Джерд.

— Я просто о тебе волнуюсь, — оправдываясь, пробормотал он.

— Что ж, а я волнуюсь и говорю о своем драконе, — отрезала Джерд.

— Может, стоит поджарить рыбу, пока огонь не прогорел, — предложила Сильве.

Проворство, с каким рыбу расхватали и насадили на вертелы, свидетельствовало о неловкости, охватившей всех из-за едва не разразившейся ссоры.

— Ты не спрашивала других драконов, чувствуют ли они Верас? — поинтересовалась Сильве у Джерд, пока они переправляли жареную рыбу и прочую еду на основной плот.

Бокстер нашел где-то уступчатые грибы и луковый мох, послужившие приятным дополнением к в остальном довольно пресной пище.

Джерд молча покачала головой.

— Но, дорогая, обязательно спроси у них! — улыбнулась ей Элис. — Лучше всего — у Синтары и Меркора. Я сама могу обратиться к Синтаре, хочешь?

Слова прозвучали так бесхитростно, с искренним желанием помочь. Тимара смирила собственный гнев.

— Думаешь, она захочет ответить?

— Конечно. А почему бы нет?

— Ну, просто потому, что это Синтара, — ответила Тимара, и Сильве засмеялась.

— Как я тебя понимаю. Всякий раз, когда мне кажется, будто я хорошо знаю Меркора, и он не откажет мне в той простой услуге, о которой я прошу, он заявляет, что он дракон, а не моя игрушка. Но, думаю, с этим Меркор нам поможет.

— Тогда, может, поговоришь с ним? — чуть запнувшись, тихо попросила Джерд. — Я не подумала, что можно спросить других драконов. Мне казалось, я сама должна знать, жива она или погибла. Я должна бы сама чувствовать ее, без чужой помощи.

— Вы с Верас настолько близки? — спросила Тимара, надеясь, что в ее голосе не слышна зависть.

— Мне казалось, да, — тихо ответила Джерд. — Мне так казалось.


Элис окинула взглядом кружок драконьих хранителей. Двумя руками она держала пару широких толстых листов, на которых покоился кусок плохо прожаренной рыбы. Сверху лежал гриб и спутанный комок какой-то зелени. На коленях Элис держала плод, который Тимара назвала «кислой грушей». Ей выдали такую же порцию, как и всем остальным хранителям. Она спала рядом с ними, а теперь и ела вместе с ними, но знала, что, несмотря на все свои усилия, не стала одной из них. Тимара не так сильно, как остальные, подчеркивала эту разницу, но и она до сих пор держалась несколько отчужденно. Грефт явно испытывал к ней неприязнь, но если бы ее спросили о причинах, Элис вряд ли сумела бы придумать что-то помимо того, что она родом не из Дождевых чащоб. Ее терзало безнадежное одиночество.

И, хуже того, она не могла ничем и никому помочь.

Она завидовала тому, как быстро освоились и начали действовать все остальные. Их жизни коренным образом изменились, а они оправились так быстро, что в сравнении с ними Элис чувствовала себя старой и закоснелой. И хранители почти не говорили о своих утратах. Джерд плакала, но не жаловалась вслух. Спокойствие, какое выказывали хранители, казалось почти неестественным. Элис гадала, в том ли дело, что они с детства росли в среде, постоянно грозящей опасностями. Землетрясения были им привычны, как, впрочем, и жителям Удачного. Но все знали, что в Дождевых чащобах толчки гораздо опаснее. Ведь столь многие там работают под землей, добывая сокровища Старших, раскапывая погребенные залы и комнаты древних городов. Землетрясения часто приводили к оползням и завалам. Может, хранители с детских лет привыкали к потерям?

Элис жалела, что эти ребята настолько сдержанны. Ей хотелось выть на луну, дрожать и причитать, безнадежно рыдать и заламывать руки. Ей хотелось без умолку говорить о «Смоляном» и капитане Лефтрине, расспрашивать, уцелел ли, по их мнению, корабль, надеются ли они, что капитан их найдет. Как если бы разговоры о спасении могли его приблизить! Как ни странно, Элис стало бы легче, если бы она смогла обсуждать это с кем-нибудь, снова и снова. Но как она могла, когда вся эта молодежь спокойно переживала беду?

Элис разломила пальцами дымящуюся рыбину и съела вприкуску с грибом и прядями лукового мха. Мох и впрямь отдавал луком. Затем Элис съела и «тарелку», на которой ей подали еду. Листья хлебной лозы мало соответствовали названию — в них не было ничего хлебного. Они были плотными, хрусткими и крахмалистыми, но, на ее вкус, безусловными овощами. Покончив и с ними, Элис все равно осталась голодной. Кислая груша хотя бы помогла утолить жажду. Несмотря на сморщенную кожицу, фрукт оказался сочным. Элис сгрызла его прямо с сердцевинкой и пожалела, что у нее нет второго.

Однако, пока она жевала, мысли ее пребывали далеко. Уцелел ли Лефтрин? Выдержал ли баркас удар волны? Бедный Седрик, должно быть, сходит с ума от тревоги. Ищут ли их уже? Ей хотелось в это верить, настолько отчаянно, что она, поняла вдруг Элис, пальцем о палец не ударила, чтобы как-то улучшить их положение. Капитан Лефтрин со «Смоляным» придут им на помощь. С того мига, как Синтара выхватила ее из воды, Элис безоговорочно в это верила.

— Когда вода спадет, как думаешь, здесь обнаружится твердая земля? — спросила она Тимару.

Та проглотила откушенный кусок и задумалась над вопросом.

— Вода уже спадает, но про землю мы ничего не узнаем, пока она не покажется. Даже если здесь была суша, она все равно на некоторое время превратится в болото. Разливы в Дождевых чащобах приходят быстро, а отступают медленно, поскольку земля и без того пропитана влагой. Ходить по ней будет невозможно, если ты об этом. Во всяком случае, далеко не уйдешь.

— Вот как. Что же мы будем делать?

— Сейчас? Пока что те, кто умеет, будут охотиться и собирать пищу. Остальные останутся на плоту и постараются обустроить его поуютнее. А когда вода схлынет — ну, тогда и решим, что делать дальше.

— Драконы захотят продолжить путь?

— Ну, вряд ли они решат остаться здесь, — заметил Татс.

Элис осознала, что не он один прислушивался к их разговору. Почти все, кто сидел рядом, заинтересовались его ответом.

— Тут им делать нечего. Они захотят идти дальше, если смогут. С нами или без нас.

— Они смогут выжить без нас? — спросил Бокстер.

— Им, конечно, придется нелегко. Но они ведь и так идут первыми и по вечерам сами находят место для стоянки. Они немного научились охотиться. Сейчас они сильнее и выносливее, чем в начале пути. Им придется трудно, но этот путь и раньше не был для них легок. Но я не утверждаю, что они предпочтут идти дальше без нас.

Татс замолчал. Элис подождала, но его мысль продолжила Тимара.

— Но если мы не сможем идти с ними дальше, — заключила девушка, — если не придумаем, как их сопровождать, тогда им просто не останется выбора. Еда для них скоро здесь закончится. Им придется нас оставить.

— А они не смогут нас нести? — спросила Элис. — Синтара спасла нас с Тимарой и доставила сюда. Плыть с нами на спине ей было трудно. Но если драконы, как и раньше, пойдут по мелководью…

— Нет, они не захотят, — решил Грефт.

— Это слишком сильно ударит по их гордости, — негромко пояснила Тимара. — Синтара нас спасла. Но для нее это существенно отличается от участи вьючного скота, таскающего на себе людей.

— Меркор мог бы меня нести, — вставила Сильве. — Но он сильно отличается характером от других. Он добрее ко мне, чем большинство драконов — к своим хранителям. Иногда мне даже кажется, что он старший из них, хоть я и знаю, что они все вышли из коконов в один день.

— Возможно, он помнит больше остальных, — осмелилась предположить Элис. — Он кажется мне таким мудрым.

— Может быть, — согласилась Сильве и в первый раз смущенно улыбнулась.

— Если драконы уйдут без нас, что станет с нами? — вдруг спросил Нортель.

Он придвинулся ближе к Тимаре. Казалось, он полностью сосредоточен на разговоре, однако от его близости девушке все равно стало как-то не по себе.

— Мы постараемся выжить, — заявил Татс. — Здесь. Или в любом другом месте, какое сумеем найти.

— Примерно так был основан Трехог, — заметил Грефт. — Первых поселенцев Дождевых чащоб силком высадили сюда с кораблей, которые должны были найти подходящее место для новой колонии. Конечно, их было больше, но в целом похоже.

— И вы не попытаетесь вернуться в Трехог? — спросила Элис. — У вас же есть три лодки.

Ей это казалось наиболее разумным выходом, если драконы вдруг их бросят. Путь будет нелегким, им придется либо тащиться по грязи и трясине, либо пробираться по деревьям, но зато в конце дороги их будет ждать безопасный приют.

— Я не вернусь, — спокойно ответил Грефт. — Даже если бы у нас осталось достаточно лодок с веслами.

— И я, — эхом откликнулась Джерд и, чуть помедлив и сглотнув комок в горле, добавила: — Я не могу.

Грефт взял ее за руку. Девушка отвернулась от него и уставилась на реку. Элис невольно отметила про себя, что некоторые хранители открыто наблюдают за парочкой, тогда как остальные отводят взгляды. Да, они явно вместе, и некоторых хранителей это столь же явно беспокоит. Тимара смотрела на Джерд с Грефтом из-под опущенных век, ничем не выдавая своих мыслей.

— До этого решения нам еще далеко, — объявил Татс. — Меня больше заботит, что мы будем делать сегодня днем и вечером.

— Я пойду собирать пищу, — спокойно сообщила Тимара. — Это удается мне лучше всего.

— Я пойду с тобой, помогу нести, — заявил Татс.

Несколько юношей из круга глянули на него и отвернулись.

Нортель сердито уставился в землю. Бокстер выглядел задумчивым. Грефт раскрыл рот, как будто собираясь что-то сказать, но затем снова закрыл.

— Отличный план, — заключил он в итоге, но Элис была уверена, что изначально он намеревался сказать что-то совсем другое.

— Мы как-нибудь сможем оставить на ночь костер? — спросила Сильве. — Дым отпугнет насекомых, а огонь послужит маяком, если кто-нибудь еще нас ищет.

— С этим могу помочь я, — тут же вызвалась Элис. — Можно соорудить плотик, вроде того, на котором мы спим, но поменьше, и развести огонь на нем. Тогда пламя точно не перекинется на другой плавник, пока мы спим. Мы можем привязать плот этими стеблями, только их понадобится больше, — предложила она, подняв из-под ног ободранную от листьев хлебную лозу.

— Мы принесем еще лоз, — вызвался Татс.

— А мы с Харрикином можем понырять за глиной. Если придумаем, как ее поднять, то обмажем костровой плот, и тогда он продержится дольше, — сказал Лектер.

— Но вода же очень едкая! — возразила Элис, опасаясь за их глаза.

Оба юноши заросли плотной чешуей, так что их коже вода не угрожала.

— Не так уж и сильно, — пожал угловатыми плечами Лектер. — И все время становится мягче. Иногда так бывает после толчка. Сначала много очень едкой воды, а затем она снова становится почти обычной.

«Почти обычная» все равно обжигала Элис кожу до волдырей, но она кивнула.

— Построить плот, обмазать глиной, набрать самого сухого плавника, какой удастся найти, и сплести из лозы надежную веревку, чтобы огонь от нас не уплыл. Полным-полно дел, с которыми надо справиться до темноты.

— Не то чтобы у нас был выбор, — заметил Бокстер.

— Тимара, тебе не нужна помощь со сбором плодов? — в вопросе Нортеля звучал почти явный вызов.

— Если мне она потребуется, со мной будет Татс, — ответила девушка.

— Я лазаю лучше Татса, — возразил юноша.

— Тебе так только кажется, — тотчас же парировал Татс. — Я могу обеспечить ей любую помощь, какая ей понадобится.

Тимара перевела взгляд с Татса на Нортеля, и лицо ее потемнело от прилившей крови. На какой-то миг показалось, что даже чешуйки засверкали ярче.

— На самом деле, — резко заявила она, — мне вообще не нужна помощь ни одного из вас. Но Татс может пойти со мной, если хочет. Я ухожу сейчас, пока еще светло.

Еще даже не договорив, девушка легко вскочила на ноги и, не оглядываясь, зашагала в сторону леса. На взгляд Элис, она едва ли не играючи пробежала по бревнам, плавающим между ней и ближайшим стволом. Добравшись до него, Тимара вскарабкалась вверх проворно, словно ящерица. Татс последовал за ней, и Элис показалось, что он с трудом не отставал от девушки, нашаривая на грубой коре упоры обычными человеческими руками.

— Нортель, — окликнул Грефт юношу, когда тот поднялся с места, — ты мог бы помочь здесь, с постройкой плота.

— Я собираюсь в лес за едой, — ровным тоном сообщил тот, замерев на месте.

— Тогда смотри, ею и ограничься. Нас слишком мало, Нортель. Мы не можем ссориться друг с другом.

— Скажи это Татсу, — буркнул юноша и пошел прочь.

Для подъема он выбрал другое дерево, но Элис вдруг испугалась за Тимару и пожалела, что не может пойти за ними. В отряде что-то изменилось, хотя она не понимала, что именно. Элис посмотрела на Грефта, но тот отвел взгляд.

— День сегодня ясный, — заговорил он на другую тему, — и ночь, скорее всего, будет такой же. Но кто знает, какую погоду принесет завтрашний день. Нам хватает забот и без того, чтобы промокнуть. Давайте-ка соорудим какое-нибудь укрытие.

Элис чувствовала себя так, как будто ненароком ввязалась в какие-то крайне личные дела большой семьи, с которой она едва знакома. Здесь были подводные течения, о которых она даже не подозревала, и внезапно женщина ощутила себя незваной гостьей. Хоть сколько-нибудь узнать она успела только Тимару. Элис глянула на Сильве. Девочка, по крайней мере, улыбалась ей. Словно почувствовав ее взгляд, Сильве обернулась.

— Пойдем строить костровой плот, — тихонько предложила она.


— Вели ей вытянуть шею в мою сторону! — рявкнул Джесс, застывший на конце бревна с широко растянутой петлей в руках. — Я не смогу набросить на нее веревку с такого расстояния.

Ствол, на котором стоял Седрик, слегка покачнулся под ним, и на миг у него закружилась голова. Взглянув на петлю, он попытался принять твердое решение. Резко тряхнул головой, выдернув себя из непривычного оцепенения, возможно, навеянного драконьими чарами. Просто покончи с этим. Она умрет, его разум будет принадлежать только ему, а в карманах заведутся деньги. Он сможет заполучить Геста. Если, несмотря ни на что, все еще будет этого хотеть.

Эта последняя мысль потрясла Седрика. Конечно же, он этого хочет. И всегда этого хотел, разве нет? Разве Седрик затеял все это не ради Геста и любви, которую к нему питал? Он прокашлялся. Любовь, которую он питал…

— Релпда.

Она обратила на него взгляд вращающихся глаз.

Джесс еще шире распустил петлю. Теперь Седрик видел, что задумал охотник. Он набросит петлю ей на шею, привяжет к дереву и убьет. И конец ее не будет ни чистым, ни легким. Напоследок драконица поймет, что он предал ее. Седрик заранее ощущал всю ожидающую его боль: ее гнев и укор вкупе с предсмертными муками. Она спасла ему жизнь. А он отблагодарит ее тем, что наживется на ее смерти.

Цена слишком высока. Гест того не стоит.

Это откровение поразило его до глубины души, но обдумывать его было некогда.

«Релпда, — мысленно потянулся Седрик к драконице, к ее разуму и сердцу, — беги от Джесса. Не позволь ему приблизиться. Он хочет убить тебя!»

Заговорить с ней вслух он не осмелился.

«Убить?»

Тревога. И смятение. Она не поняла. Измученная драконица цеплялась за бревно, глядя на своего палача. Глаза ее завращались быстрее, но она даже не попыталась отстраниться. Ей трудно, он вложил в переданную ей мысль слишком много смысла. Надо выражаться проще. И набраться хоть чуть-чуть смелости!

— Релпда, беги! Спасайся! Не подпускай его к себе. Опасно. Он опасен!

«Опасен? Охотник дает еду. Бежать? Слишком устала».

Седрик выдал себя, но и этого оказалось недостаточно, чтобы спасти драконицу. Оскалив зубы в ухмылке, Джесс развернулся к нему.

— Ты, паршивый хлыщ! Я собирался прикончить ее быстро. Что ж, раз ты все испортил, поплатитесь вы оба!

Мешкать охотник не стал. Он бросил петлю и поудобнее перехватил острогу. Не может же такое несерьезное оружие повредить дракону? Са, будь милостив!

— Релпда, прочь! Спасайся!

Седрик уже сорвался с места, но понимал, что не успеет вовремя. Он выхватил из воды палку и метнул в Джесса. Промахнулся. Охотник расхохотался, а затем замахнулся острогой и вонзил ее в драконицу.

Вспышка боли обожгла Седрика, пронзила плечо, и левая рука вдруг онемела. Он оступился и упал, соскользнув ногой в просвет между парой бревен. Юноша мертвой хваткой вцепился в дерево, чтобы не уйти с головой под воду. Он прикусил язык, и новая боль почему-то заглушила прежнюю. Бревно вздыбилось, но Седрик успел закинуть на него ногу и выбрался из воды, отчаянно озираясь. Все происходило слишком быстро.

Релпда пронзительно трубила. Из плеча ее торчало древко остроги, и по чешуйчатой шкуре стекала искрящаяся алая кровь. Драконица полурасправила крылья и хлопала ими, силясь удержаться на скользком бревне. Охотник барахтался в воде. Должно быть, его задело крылом и сбило с ног. Отлично. Но Джесс уже схватился за какую-то корягу и начал подтягиваться наверх, а в следующий миг очутился рядом с ними на плавучем острове. Седрик понимал, что ему не справиться с Джессом. Охотник слишком тяжел, слишком силен, слишком опытен. Ему нужно оружие, оружие… Топорик! Топорик, оставшийся рядом с лодкой.

Седрик бегом рванул к лодке, приплясывая на отчаянно раскачивающемся плавнике. Если бы он не был так напуган, то перебирался бы с бревна на бревно на четвереньках. Но перед лицом неминуемой смерти Седрик метался, словно ошпаренный кот, перебегал по стволам, которые раскачивались и норовили перевернуться, и прыгал с бревна на бревно. Джесс, похоже, сразу же разгадал его намерение. Он выбрался из воды, отплевываясь и чертыхаясь, и отчаянными скачками бросился наперерез юноше. Дважды охотник проваливался между бревнами и снова выбирался из воды, но все равно успел преградить Седрику дорогу к лодке. В его опущенной мокрой руке поблескивал нож. Вода ручьями стекала с его волос и струилась по чешуйчатым щекам.

— Я распорю тебе брюхо, — посулил он Седрику, — выпущу кишки на бревна и оставлю тут подыхать.

«Прости». «Пожалуйста, не убивай меня». «Я просто хочу жить». «Я не мог позволить тебе ее убить», — спешно перебирал в уме Седрик возможные ответы, но отбрасывал их один за другим как бесполезные.

«Беги! Беги!» — трубила ему медная драконица.

Мысль казалась отличной и полностью совпадала с его собственными желаниями, но Седрик не смел повернуться к охотнику спиной. Если уж ему суждено погибнуть, то хотя бы не от ножа в спину. Раздался громкий всплеск: Релпда упустила спасительное бревно и ушла под воду.

«Холодно, мокро, темно, нет воздуха».

На миг Седрик окаменел.

Джесс кинулся на него с ножом, перескочив на ближайшее плавучее бревно. Именно его прыжок заставил юношу внезапно отшатнуться в сторону. Нож, рука и сам охотник пронеслись мимо него, не встретив ожидаемого сопротивления. Какой-то мгновенный порыв побудил Седрика подтолкнуть Джесса в спину, пока тот еще не успел остановиться. Охотник оступился с бревна на мешанину плавника. Какое-то мгновение спутанная масса водорослей и щепок удерживала его вес, а затем он с гневным воплем провалился. Джесс широко раскинул руки и лег на плавающие на поверхности ветки, сучья и клочья мха. Почему-то его не утянуло под воду, и он так и замер, не в силах выбраться, отчаянно кляня Седрика.

Сделав еще пару шагов, юноша запрыгнул в лодку. Ему казалось, она послужит надежной опорой, но вместо этого она закачалась и чуть не встала под ним на дыбы. Седрик рухнул на колени, больно стукнувшись о банку, и обнял ушибленные ребра. Спасен. Он добрался до лодки. Где же топорик? И где Релпда?

— Где ты, драконица? — позвал он.

Седрик привстал на коленях, озираясь по сторонам. К его ужасу, ему никак не удавалось почувствовать драконицу. И Джесс тоже исчез. Может, его затянуло под плавник? Едва ли Седрик будет о нем сожалеть.

И вдруг, словно мстительный речной дух, охотник вынырнул из воды рядом с лодкой и вцепился в борт. Когда он подтянулся, суденышко накренилось, и Седрик закричал, испугавшись, что вот-вот вывалится обратно в жгучую воду. Но вымокший до нитки Джесс только забрался внутрь сам. Седрик тут же попытался удрать, но охотник обхватил его за ноги. Юноша упал, с размаху ударившись грудью и животом о борт и бревно, к которому была пришвартована лодка. Охотник сгреб его за рубаху и волосы, сдернул обратно и с силой ударил по лицу.

Если не считать ребяческих потасовок, Седрик никогда не участвовал в драке. Иногда Гест бывал с ним груб, если на него находило соответствующее настроение и ему хотелось утвердить свое превосходство. Поначалу Седрика возбуждали эти игры. Но в последний год Гест, похоже, прибегал к ним, когда любовник вызывал чем-нибудь его недовольство. Несколько раз уже приятное волнение сменялось у Седрика опасением, что он по-настоящему покалечится в ходе этих свирепых забав. Хуже того, Гест, похоже, наслаждался его страхом. Как-то он придушил юношу так, что тот едва не потерял сознание, причем в погоне за удовольствием и не подумал остановиться. Только когда он выпустил Седрика, тот сумел кое-как отдышаться. Перед глазами плясали черные круги.

— Зачем? — прохрипел Седрик.

— Чтобы узнать, каково это, разумеется. Хватит ныть. Тебе это не повредило, только слегка освежило ощущения.

Гест встал, оставив его в постели. И Седрик поверил ему, что на самом деле вовсе не пострадал. Воспоминание вспыхнуло у него перед глазами, а вместе с ним и твердое решение, которым в тот раз он вскоре пренебрег.

«Больше никогда. Сопротивляйся».

Но тумаки Джесса превосходили все, что когда-либо позволял себе Гест. Мощный удар по лицу потряс Седрика не в меньшей степени, чем оглушил. Он обмяк в хватке охотника, не находя в себе сил даже поднять руки, не говоря уже о том, чтобы сжать кулаки. Затем Джесс жутко захохотал, и ужас как будто подхлестнул юношу. Он со всей силы ударил кулаком охотнику в живот, чуть ниже грудины. Тот внезапно задохнулся и тяжело осел в лодку.

На миг Седрик оказался сверху, осыпая Джесса градом ударов, но перед глазами все плыло, и рукам недоставало силы. Охотник опомнился, подался вперед и стиснул его в захвате. Затем, так легко, как будто боролся с ребенком, Джесс перекатился вместе с юношей вбок, подмяв его под себя. Крепкие лапищи сдавили Седрику горло. Он потянулся к запястьям охотника, но те оказались влажными и скользкими из-за покрывавшей их чешуи, и ухватиться за них никак не получалось. Враг опрокинул юношу на спину, перегнул через банку. Голова Седрика опускалась все ближе к плещущей на дне мерзкой воде, а сиденье все больнее впивалось в хребет. Он отчаянно пинался, но не задевал ничего, кроме воздуха. Он царапал ногтями лицо охотника, но тот как будто не чувствовал боли.

Седрик уже не пытался бить Джесса или хотя бы защищаться. Ему хотелось только вырваться. Размахивая руками, он пытался нашарить борт лодки, сумел-таки его ухватить и попробовал выбраться из-под Джесса. Но пальцы охотника не выпускали его горла, а вес прижимал ко дну.

Никогда еще Седрик не чувствовал себя настолько беспомощным.

По крайней мере, с тех пор, как его в последний раз скрутил Гест.

«Я сам решу, как это будет, — смеялся он. — Тебе понравится. Как всегда».

Но ему не нравилось. Не всегда. И внезапно на него обрушился весь не растраченный на Геста гнев — за то, что его никогда не волновало, хорошо Седрику или нет, за то, как он смеялся, утверждая свое превосходство — и в тот же миг отчаянно шарившая по сторонам рука нащупала рукоять топорика.

Его лезвие прочно засело в сухом бревне, плавающем близ лодки, но жгучая ярость придала юноше сил. Он судорожно рванул. И ненароком, по счастливой случайности, внезапно выскочивший из бревна топор тяжелым обухом огрел Джесса по затылку.

Удар не столько оглушил, сколько ошеломил охотника. Его пальцы разжались, и сквозь пелену багрового тумана Седрик увидел, как Джесс оглянулся, как будто в поисках неожиданного противника.

«Бей его, бей», — придала юноше сил мысль разъяренной драконицы.

Он снова взмахнул топориком, неловко, но хотя бы вложив в удар силу и не вслепую. На этот раз досталось челюсти Джесса, которую с громким треском свернуло набок. Охотник завопил. Седрик глубоко вдохнул, втянул в легкие еще полглотка воздуха. Джесс вроде бы что-то кричал, но у юноши звенело в ушах, да и топорик изрядно подпортил охотнику произношение. Внезапно Седрик расслышал голос — свой голос.

— Я убью тебя! — хрипел он. — Убью!

«Я убью ради тебя», — вернулась к нему собственная мысль драконьим эхом.

Последний удар пришелся охотнику между глаз и наконец-то оглушил его. Седрик выронил тяжелый топор на дно лодки. Сильно толкнул Джесса, и тот со стоном рухнул, свесившись за борт. Но враг уже начал приходить в себя.

— Ты, ублю… — просипел охотник.

Он вскинул руку, и Седрику в лицо устремился мощный кулак.

И тут лодку качнула сильная волна. Голова и плечи Релпды вынырнули из-под плавучего мусора и на мгновение нависли над лодкой.

«Охотник еда!» — объявила драконица и изогнула шею.

До сих пор юноше не доводилось видеть пасть дракона изнутри. Релпда разинула челюсти неимоверно широко, и он невольно заглянул ей в глотку, рассмотрел мощные глотательные мышцы по бокам горла и ряд острых, загнутых внутрь зубов. Ее пасть накрыла голову и плечи охотника, как будто браконьер накинул на кролика мешок. Седрик на краткий миг успел заметить глаза Джесса, вытаращенные настолько, что белки виднелись и сверху, и снизу от радужки. А затем Релпда сомкнула челюсти.

Раздался звук, какой бывает, когда раскалывается кость и рвется мясо. Драконица запрокинула морду к небесам. Горло ее дважды дрогнуло в глотательном усилии.

Окровавленные ноги и бедра Джесса упали в лодку рядом с Седриком. В ужасе он невольно отпихнул их подальше, и кишки вывалились за борт, увлекая за собой все остальное. Релпда возмущенно заверещала и нырнула следом. От ее рывка лодка отчаянно закачалась. Вода и кровь смешались на дне и заплескались через упавший топор.

Седрик перегнулся через борт, высматривая драконицу.

— Этого не произошло, — невнятно пробормотал он.

Он поднес ладонь ко рту, но тут же отдернул ее. Кровь. Седрик повернул голову и посмотрел на топор, валяющийся в лужице на дне лодки. Кровь расползалась от него тоненькими струйками и смешивалась с водой. И к обуху прилипли волосы. Волосы Джесса.

— Я его убил, — произнес Седрик вслух и удивился тому, как это прозвучало.

«Вкусно».


День прошел без происшествий, сменившись вечером. Тимара и Татс почти не разговаривали. Ей сказать было нечего, а пытающемуся не отстать юноше на болтовню не хватало дыхания. Она об этом позаботилась.

Перемены в ее отношении к Татсу волновали Тимару больше, чем сами чувства. В компании других ребят ей было легче притворяться, будто между ними все осталось по-прежнему. Не значит ли это, что на самом деле ничего и не изменилось? Сердится она на Татса или нет? И если да, то за что? Порой Тимара и сама видела, что оснований для гнева у нее нет. Между ними никогда не было какого-то особого взаимопонимания. Татс не нарушал данных ей обещаний. Он, безусловно, был волен делать, что ему угодно, равно как и она сама. Это не должно было ее волновать. Да, он спал с Джерд. Но это их дело, а не ее. А то, что Джерд теперь с Грефтом, касается ее еще в меньшей степени.

Но затем обида прорывалась наружу, и девушку снова захлестывало негодование, как будто ею пренебрегли. По крайней мере, он мог бы признаться ей раньше. Если знал даже Рапскаль, разве это такая уж тайна? Почему же Татс так долго держал ее в неведении? Из-за этого Тимара чувствовала себя слишком глупой и наивной.

«Гордость, — решила она. — Пострадала моя гордость, а не разбитое сердце. Я в него не влюблена. Я не предъявляю на него никаких прав. И не хочу, чтобы он чего-то требовал от меня. Мы просто друзья, знакомые вот уже много лет. Но он скрыл от меня то, что растрезвонил другим, и тем самым поставил меня в дурацкое положение».

Просто уязвленная гордость. Вот и все.

Это могло быть правдой, вот только ощущалось все совершенно иначе.

Пребывая в растрепанных чувствах, Тимара карабкалась выше и быстрее, чем обычно, и Татс с трудом от нее не отставал. Она находила еду и к тому времени, как он ее нагонял, уже собирала большую часть. Татс завязал рубаху в подобие мешка. Когда он подходил, Тимара сгружала туда всю добычу и двигалась дальше. Помимо обсуждения того, что она уже нашла и что можно еще поискать, они почти не общались. Татс явно понимал, что она не хочет с ним разговаривать, но, похоже, его это вполне устраивало.

Они вернулись на затор, ставший их временным пристанищем, когда в лесу стало совсем темно. Реку еще освещал далекий закат. Остальные тоже не теряли времени даром: воздвигли навес над большим плотом и соорудили плавучее кострище. Желтый свет горящего на нем пламени вселял надежду. Как и предлагала Элис, маленький плот привязали к большому так, чтобы быстро оттолкнуть, если огонь вдруг перекинется на другой плавник. Но пока что приветливый свет и тепло радовали всех. Бокстер с Кейзом поддерживали огонь, обдирали листья с зеленых веток и подбрасывали в костер, чтобы отгонять дымом насекомых. Тимара не была уверена, что предпочитает щиплющий глаза дым комариным укусам, но слишком устала, чтобы спорить.

Драконы вернулись на ночевку. Вид огромных зверей, жмущихся к деревьям, которые не пропускали их в затопленный лес, казался в чем-то успокаивающим. Они уже наловчились ловить плавучие бревна и ложиться на них грудью. Тимара гадала, почему вернулись драконы: соскучились ли они по людям — или просто знали, что те помогут им понадежнее устроиться на ночь. Сильве с Харрикином, похоже, придумали, как подсовывать под зверей сразу несколько бревен. Драконы были не в восторге от своих «постелей», но лучше уж висеть так, чем просто барахтаться в воде. Дохлая рыба стала для них и благом, и обузой. Они наелись до отвала, но раздутые животы изрядно мешали, в особенности если лечь ими на бревна.

— И еще они устали от воды. Действительно устали. Некоторые жалуются, что у них размякают когти, — рассказывала Сильве, сев за ужином рядом с Тимарой.

К удивлению девушки, помимо набранных ими с Татсом фруктов и зелени трапеза включала и мясо. Сбитая с толку речная свинья, едва не утонувшая и отупевшая от усталости, выбралась прямо на их плот. Лектер убил ее палкой. Животное было некрупным, но жирным, и мясо показалось Тимаре необычайно вкусным.

Грефт проходил мимо них, направляясь к своему месту.

— Что толку им жаловаться на мягкие когти, — заметил он. — Все равно мы сейчас ничего не можем с этим сделать.

Обернувшись к Сильве, Тимара закатила глаза, а ее собеседница склонилась над едой, чтобы спрятать улыбку.

— Уверена, драконы обязательно к тебе прислушаются, — пробормотала вполголоса девушка, и они обе негромко рассмеялись.

Подняв голову, Тимара успела заметить, как Грефт одарил ее тяжелым взглядом. Она в ответ спокойно и прямо посмотрела на него, а затем снова принялась за еду. Она не уважала Грефта и не собиралась дрожать от страха перед ним.

Воздвигнутый навес был невелик, а сам плот остался неровным, несмотря на подстилку из веток с листьями. В такой тесноте, конечно, всем было теплее, но, с другой стороны, никто не мог и пошевелиться, не потревожив соседей. Хранители договорились по очереди дежурить у костра, чтобы подкармливать его дровами и подкладывать листья для дыма.

— Огонь — чтобы подать сигнал, если нас кто-нибудь ищет. А дым — чтобы отпугнуть насекомых, — без нужды напомнил всем Грефт.

Задача оказалась труднее, чем ожидала Тимара. Между огнем и бревнами, из которых был сделан маленький илот, лежал слой влажных листьев и глины. Когда настала ее очередь дежурить, Сильве разбудила девушку, показала, как поддерживать огонь, не позволяя ему прожечь подстилку до самых бревен внизу, а затем оставила на краю большого плота со щедрым запасом зеленых веток и сухих дров для костра.

Тимара вздохнула и приступила к делу. Спина ныла, причем не из-за натруженных мышц. Сегодня она загоняла не только Татса, но и себя, и ей некого винить в собственной усталости. Но ей страшно надоела рана на спине и непрекращающаяся тупая боль.

Наступили самые тихие часы ночи. Вечерние птицы бросили перекликаться и ловить насекомых, устроившись на ночевку. Даже гудящих, жалящих комаров как будто стало меньше. Тимара смотрела на отражение костра в воде. Изредка любопытная рыба медленной тенью проскальзывала под зеркальной гладью, но в основном вокруг царили тишина и спокойствие. Река безмятежно покачивала плот, как будто вовсе не пыталась убить их всего пару дней назад. Драконы дремали, склонив головы, наполовину погрузившись в воду, и походили на причудливые корабли. Тимара старалась просто наслаждаться ночью, не думая ни о чем, но ее мысли перескакивали с Рапскаля на серебряного дракона, а с того — на Алума и Варкена. Трое хранителей пропали и, вероятно, погибли, и три дракона. Это тяжелый удар. Верас до сих пор не объявилась; Меркор сказал Сильве, что не почувствовал ее смерти, но это еще ничего не доказывает. Неизвестность сводила Джерд с ума, и, услышав это, она лишь расплакалась еще сильнее.

— Мне нужно с тобой поговорить.

Тимара вздрогнула и рассердилась на себя за это. Грефт подошел к ней со спины, тихо, как тень, она даже не почувствовала, как качнулся плот. И это не было случайностью — он и хотел застать ее врасплох.

— В самом деле? — переспросила девушка, подняв на него равнодушный взгляд.

— Да. Ради блага всех нас, мне нужно получить от тебя кое-какие ответы. Всем нам нужно, — уточнил он и присел рядом, ближе, чем ей хотелось бы. — Не стоит ходить вокруг да около. Это будет Татс?

— Кем будет Татс?

Вопрос вызвал у нее раздражение, и Тимара не стала этого скрывать. Если Грефт желает говорить загадками и лезть не в свое дело, она может и прикинуться тупицей.

Его чешуйчатое лицо посуровело. Губы у Грефта были такими тонкими, что понять, поджал он их или нет, оказалось невозможно. Скорее всего, да.

— Слушай, — негромко прорычал он, подавшись ближе к Тимаре. — Никто не понял, почему ты выбрала Рапскаля, но я сказал им, что это неважно. Ты сделала выбор, и мы должны уважать его. Кое-кто хотел бросить Рапскалю вызов. Я запретил. Ты могла бы это оценить. Я с уважением отнесся к твоему первому выбору и постарался тебя не тревожить. Но теперь Рапскаля не стало. И чем быстрее решится этот вопрос, тем лучше будет всем нам. Так что выбери снова и дай знать, кого ты выбрала.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь. И, кажется, не хочу понимать. Сейчас моя очередь следить за костром, и я занята делом. Уходи, — решительно заявила Тимара, разрываясь между гневом и страхом.

Почему-то этой ночью ей мерещилось в Грефте нечто неизбежное, сила, с которой придется иметь дело, но вряд ли получится победить. Либо он говорил чересчур загадочно, либо подразумевал совершенно жуткие вещи. И она не хотела этого знать.

Но Грефт не пощадил ее неведения.

— Не притворяйся, — резко потребовал он. — У тебя плохо получается. Ты слышала, как сегодня днем я удержал Нортеля. Если ты выбрала Татса — что ж, пусть будет он. Дай понять это остальным, и никаких неприятностей не будет. Я прослежу. Татс не тот человек, которого выбрал бы для тебя я, но даже в пору новых правил я уважаю некоторые из наших древнейших обычаев. Меня в основном растила мать, а она чтила старый закон, оставшийся со времен первых поселений в чащобах. Тогда торговцы признали, что женщина обладает равными правами с мужем и делает собственный выбор. И жив я сегодня благодаря выбору матери. Она сохранила мне жизнь и потребовала от других, чтобы они уважали ее решение. Я признаю, что женщина вправе сама распоряжаться своей судьбой, и чту это право. И требую того же от других.

— А кто назначил тебя королем? — спросила Тимара.

Она даже испугалась. Неужели она и этого не заметила? Неужели остальные признали Грефта предводителем, да еще и доверили ему устанавливать правила и распоряжаться их жизнями?

— Я сам взялся командовать, когда стало ясно, что никто другой не справится. Кто-то должен принимать решения, Тимара. Не можем же мы все беспечно плыть по течению, никак не влияя на происходящее вокруг. Если, конечно, хотим выжить.

К раздражению Тимары Грефт взял какую-то щепку и сунул в костер. Занялась она почти сразу. Девушка в ответ палкой выкатила его деревяшку из огня и сбросила в реку, где она зашипела и закачалась на воде. Грефт уловил намек.

— Отлично. Можешь не подчиняться мне. То есть можешь попробовать. Но жизни и судьбе не подчиняться нельзя. Нам достался неравновесный расклад. Даже теперь, когда трое мужчин выбыло, соотношение все равно выходит перекошенным. Ты хочешь, чтобы парни дрались за тебя? Хочешь увидеть, как наши товарищи калечат друг друга, ссорятся на всю жизнь, только ради того, чтобы ты ощутила собственную значимость?

Грефт повернул голову и посмотрел на Тимару, его глаза в ночи казались темными и непроницаемыми.

— Или ты дожидаешься, когда тебя возьмут силой? Может, это тебя возбуждает?

— Ничего такого я не хочу! Это омерзительно!

— Тогда ты должна решить, с кем останешься. Сейчас. Пока все парни не передрались за тебя. У нас маленький отряд. Мы не можем позволить себе, чтобы кто-то погиб из-за женщины. Или допустить, чтобы кто-то тебя принудил. Я слишком хорошо представляю, к чему это приведет. Выбери себе пару, и покончим с этим.

— Джерд не выбирала. Она спала, с кем хотела, — хлестнула по нему Тимара единственным оружием, какое сумела найти. — Или ты этого не знал?

— Еще как знал! — огрызнулся Грефт. — Почему, как ты думаешь, мне пришлось вмешаться и взять ее под свою опеку? Глупо с ее стороны было стравливать мужчин друг с другом. Там подбитый глаз, тут расквашенный нос. И чем дальше, тем хуже. Поэтому я заявил на нее права, чтобы остальные не грызлись. Сам бы я ее не выбрал, если хочешь знать. Она не так умна, как ты. Не так хорошо умеет выживать. Я с самого начала дал понять, что интересуюсь тобой, но ты предпочла недоумка Рапскаля. Я заставил себя смириться с твоим решением, хотя и считал его скверным. Что ж, Рапскаля больше нет. А я теперь с Джерд, к добру или к худу, но, по крайней мере, до тех пор, пока не родится ребенок. Только так я мог помешать остальным бороться за ее благосклонность. Я не могу заявить права еще и на тебя. Так что, пока соперничество и борьба за твое внимание не перешли всякие границы, лучше сделай выбор и придерживайся его.

У Тимары закружилась голова. Ребенок? Джерд что, беременна? Можно ли было найти худшее время и место для зачатия? О чем она вообще думала? Не успев перевести дух, она яростно задалась новым вопросом — а о чем думали парни? Хоть один из них учитывал, что может стать отцом? Или, как и Татс с Рапскалем, они просто делали то, что позволяла им Джерд? Гнев захлестнул Тимару.

— А кто отец ее ребенка?

— На самом деле это неважно. Я назову его своим, и дело с концом.

— По-моему, ты как-то слишком многое называешь своим. Может, ты и назначил себя королем или вожаком, Грефт, но я в этом не участвовала. Скажу прямо, я не признаю над собой твоей власти. И я определенно не собираюсь «выбирать» одного из «мужчин» только ради того, чтобы остальные не перессорились. Если они настолько глупы, чтобы драться за то, что им не принадлежит — то пусть дерутся.

Тимара едва не встала и не ушла. Но дежурство еще не закончилось, и она по-прежнему отвечала за костер. Она холодно посмотрела на Грефта.

— Уходи. Оставь меня в покое.

Он покачал головой.

— Тебе хочется, чтобы все было просто, но это не так. Очнись, Тимара! Если ты не выберешь себе защитника, если я не подтвержу твой выбор, кто станет тебя оберегать? Мы здесь одни, теперь еще более одинокие, чем прежде. У нас четыре женщины и семеро мужчин. Джерд со мной. Сильве выбрала Харрикина. Если ты думаешь…

— Четыре женщины? Ушам своим не верю! Ты что, и Элис включил в свои безумные расчеты?

— Она здесь и она женщина, так что ее это тоже касается. Это не от меня зависит — просто такова ситуация. Я дам ей время обвыкнуться, а затем поговорю и с ней тоже. Ничего не поделаешь, Тимара. Мы застряли тут вместе. Как некогда первым поселенцам Дождевых чащоб, нам придется превратить это место в свой дом. Здесь родятся и вырастут наши дети. Мы, вот эта горстка спящих сейчас людей, — те зерна, из которых вырастет новое поселение.

— Ты сошел с ума.

— Ничего подобного. Разница между нами в том, что ты еще очень молода и считаешь, будто «правила» еще что-то значат, когда нет ни властей, ни наказания за их нарушение. Это не так. Если ты никого не выберешь и не объявишь о своем выборе, кто-нибудь выберет тебя сам. А может, и не один. И в итоге ты либо достанешься тому, кто отвоюет это право у остальных, либо пойдешь по рукам. Я предпочел бы этого не видеть.

— Я никого не выбираю.

Грефт медленно поднялся, качая головой.

— Вряд ли у тебя есть такая возможность, Тимара. — Он отвернулся от нее, но оглянулся и добавил презрительно: — Возможно, Татс и впрямь подходит тебе больше прочих. Ты, должно быть, легко заставишь его ждать, будешь водить за нос, пока тебе не придет охота с ним переспать. Но я бы выбрал для тебя не его и прямо скажу, почему. Он слишком высок, и если ты забеременеешь, рожать будет труднее. Ты говорила, что не послушаешь моего совета, но я бы предложил тебе присмотреться к Нортелю. В отличие от Татса он один из нас и больше подходит тебе по росту. Ты ведь не обязана быть с ним вечно. Не исключено, что со временем ты сменишь партнера, а может, и не раз.

Грефт отошел на шаг, затем остановился и снова обернулся к Тимаре. На миг его взгляд сделался едва ли не сочувственным.

— Не думай, что я навязываю тебе свое мнение. Просто так вышло, что я трезво оцениваю людей и жизнь. Пока все остальные пели песенки и рассказывали сказки у костра, я беседовал с Джессом. Вот это был человек, образованный и мыслящий. Жаль, что его не стало. Он на многое раскрыл мне глаза, включая и то, как устроен большой мир. Знаю, тебе кажется, будто я много на себя беру. Но, Тимара, на самом деле я просто хочу, чтобы все мы выжили. Я не могу тебя заставить. Могу только повторить, что сейчас у тебя еще есть возможность выбрать. Промедли слишком долго, даже пару дней — и ты ее лишишься. Когда мужчины сразятся за тебя и один победит, будет поздно напоминать, что ты вправе выбрать себе пару сама. Тебе придется жить с тем, кто тебе достанется.

— Ты чудовище! — понизив голос, прошипела Тимара.

— Это жизнь чудовищна, — отозвался Грефт невозмутимо. — А я пытался облегчить ее для тебя. Объяснить, что тебе стоит выбрать, пока есть возможность.

Двигаясь бесшумно и ловко, он ушел прочь по качающимся бревнам. Тимара смотрела ему вслед, пока он не вернулся под навес. Ночь лишилась былого покоя. Знает ли Джерд, как он отзывается о ней? Грефт предпочел бы Тимару. От этой мысли ее пробрала дрожь, причем не из приятных. Тимара вспомнила, как вначале Грефт показался ей привлекательным. Лестно, когда тебе уделяет внимание человек старше тебя по возрасту. Но уже тогда, вспомнилось ей, он заговаривал об «изменении правил». Почему-то заявление Грефта о том, что он чтит обычаи Дождевых чащоб и признает за женщиной право определять собственную судьбу, вдруг показалось Тимаре лживым.

— Я не позволю себя принудить, — произнесла она вслух. — Если они передерутся, это их дело, а не мое. И если кто-то из них решит, что таким способом сможет меня добиться, то вскоре поймет, как сильно просчитался.

Девушка не замечала присутствия Синтары на окраине своего сознания, пока та ей не ответила.

«Вот теперь ты рассуждаешь как королева, — сонно пробормотала драконица. — Может, ты и не совсем безнадежна».

Двадцать первый день месяца Молитв, шестой год Вольного союза торговцев
От Детози, смотрительницы голубятни в Трехоге, — Эреку, смотрителю голубятни в Удачном

От Совета торговцев Дождевых чащоб в Кассарике и Совета торговцев Дождевых чащоб в Трехоге списки установленных жертв гибельного землетрясения, наводнения и обвалов на раскопках. Свиток надлежит вывесить в Зале торговцев в Удачном и внести затем в летописи.

Эрек, это длинный список. Когда получишь его, пожалуйста, найди время побеседовать с моим племянником Рейалом и деликатно сообщить ему, что нашу семью тоже постигла утрата. Два его двоюродных брата работали на раскопках, когда началось наводнение. Их следов так и не нашли. В детстве он дружил с этими мальчиками. Вероятно, он тяжело воспримет эту новость, и семья надеется, что ты сможешь отпустить его на время домой, чтобы он оплакал их вместе с нами. Знаю, тебе будет трудно обходиться без подмастерья, но если ты выполнишь эту просьбу, я буду вечно тебе признательна.

Детози

Глава 8 ГОРНЫ

Разбудили ее драконы. Элис ничего не слышала, пока их трубные крики не вырвали ее из дремоты. Вокруг, толкаясь в тесном убежище, поднимались хранители. Плот покачнулся, и у Элис закружилась голова. Она стиснула зубы. Она тосковала по ночам на «Смоляном», когда баркас лежал носом на берегу, и мир под ней оставался неподвижным. И тосковала по Лефтрину, сильнее, чем смела признаться самой себе.

Драконы снова затрубили, не хором, а вразнобой, в ответ на какой-то неслышный ей шум. Элис узнала ясный, чистый голос Синтары и низкий рев Меркора. Фенте испустила долгий пронзительный визг, а лиловый дракон Нортеля издал звук, похожий на звон какого-то струнного инструмента.

— В чем дело? — спросила она, но услышала только, как ей вторит с полдюжины голосов.

У выхода из-под тесного навеса образовалась толчея, раскачавшая грубый плот. Элис решила переждать внутри, глядя на синее небо сквозь сплетенный из ветвей полог и гадая, что за новое несчастье вот-вот обрушится на них.

К тому времени, как она все же выбралась наружу, переполошились уже все драконы. В краткий миг тишины между их взволнованными трубными криками женщина расслышала протяжный зов горна и голос еще одного дракона.

— Верас! Это Верас! — взвизгнула Джерд.

Она пробежала по бревнам плота и собралась было спрыгнуть на ненадежный затор из плавника, но к ней уже протиснулся Грефт. Он поймал девушку за плечи и удержал от прыжка навстречу Верас. Следом за драконицей, время от времени выдувая три кратких сигнала, греб в лодке один из охотников со «Смоляного». При виде него Элис воспрянула и сразу же пала духом. Карсон, друг Лефтрина. Но не сам Лефтрин, и баркаса нигде не видно.

Град вопросов обрушился на человека и драконицу, как только они подплыли ближе. Охотник даже не пытался отвечать. Он перестал трубить в горн и усердней заработал веслом, чтобы быстрее причалить. К тому времени, как ему удалось бросить веревку одному из хранителей, Верас прорвалась через плотный слой мусора, и Джерд уже, рыдая, гладила ей морду. Элис вместе с остальными топталась у самого края плота, желая услышать новости, привезенные Карсоном.

— Все здесь, все спаслись? — первым делом спросил он, и когда Грефт отрицательно покачал головой, на лице охотника отразилось явное разочарование.

— «Смоляной» и капитан Лефтрин сейчас за ближним изгибом реки. Они вот-вот покажутся. Как только баркас будет здесь, вас заберут на борт и накормят горячим. Для драконов мы пока мало что можем сделать, но с рассвета уровень воды заметно спал. Надеюсь, к вечеру проступят отмели, где им удастся хотя бы встать и немного отдохнуть.

Лектер тем временем поймал конец веревки и привязал лодку. Охотник ловко выбрался на плот и, улыбаясь, обвел взглядом столпившихся хранителей. По мере того, как он одно за другим узнавал лица, надежда в его глазах медленно угасала.

— Кого не хватает? — спросил он.

— А кто на борту «Смоляного»? — ответил вопросом на вопрос Грефт.

— Капитан Лефтрин с командой почти не пострадали, — несмотря на явное раздражение, все же ответил Карсон. — Большой Эйдер чем-то ушиб ребра, но кости, судя по всему, целы. Мой ученик Дэвви тоже на борту. Мы потеряли нашего третьего охотника, если только Джесс не с вами. И что с Седриком? Он здесь?

— Седрик! — ахнула Элис.

Седрик пропал? Она была уверена, что он в безопасности на борту «Смоляного». Он же был у себя в каюте, когда она уходила. Как он мог пропасть, если уцелел баркас? Может, разворотило каюту, и Седрика смыло прямо из постели? Сокрушительная новость об исчезновении друга боролась в ее сердце с радостью от того, что Лефтрин цел и скоро явится ей на помощь. Каждое из чувств как будто мешало ей в полной мере ощутить другое, и она металась между ними, ошеломленная и пристыженная. Элис отчасти обогнула, отчасти растолкала сгрудившихся хранителей и пробилась к Карсону. При виде нее лицо охотника озарила внезапная улыбка.

— Элис! Ты здесь! Что ж, вот и конец капитанским тревогам, — заключил он, и в его глазах затеплился робкий огонек надежды. — А Седрик? Он с тобой?

Она покачала головой. Карсон обогнул Грефта и подошел к ней вплотную.

— Я думала, он на «Смоляном», — выговорила Элис, как-то совладав с голосом, хотя дыхание едва не подвело ее.

От сокрушительного чувства вины у нее закружилась голова. Это она вынудила его поехать сюда. И вот теперь он пропал. Погиб. Седрик не умеет плавать, не лазает по деревьям. Он мертв. Немыслимо. Невозможно.

«Не думай об этом, не позволяй мысли стать реальностью».

Элис прочистила горло.

— Теперь, когда вернулась Верас, из драконов не хватает только Медной, серебряного и Хеби, — пролепетал ее язык сам, без участия с ее стороны. — Из хранителей ничего не известно о Рапскале, Алуме и Варкене. Кто-нибудь из них с вами?

Повисла тишина, но, когда Карсон медленно покачал головой, хранители встретили крушение надежд нестройным хором приглушенных стонов и вздохов.

— Значит, они пропали, — вслух подытожила Элис, и ее покоробило от безысходности собственных слов — как будто она объявила их мертвыми.

— Я намерен продолжать поиски, — вернул ее в действительность голос Карсона.

Хранители теснились вокруг, переговаривались, переваривали свежие новости. Верас присоединилась к остальным драконам. Джерд, Сильве и Харрикин вместе объясняли и показывали ей, как можно отдохнуть, опираясь на плавучие бревна.

— Когда я ее нашел, она висела, вклинившись между парой деревьев, — сообщил Элис Карсон, проследивший за ее взглядом. — Она забралась туда, когда слишком устала, чтобы плыть дальше. Вероятно, это спасло ей жизнь. Но когда вода пошла на убыль, она застряла. Быть может, она сумела бы высвободиться, слегка отощав от голода, но я рад, что до этого не дошло.

Элис посмотрела охотнику в глаза.

— Ты хотел сказать, что и другие могли оказаться в подобном положении где-то на реке. Неспособные выбраться, но живые.

— Именно в это я стараюсь верить. Прошу прощения.

Карсон отвернулся, поднес горн к губам и выдул три коротких, но оглушительных сигнала. На этот раз Элис расслышала вдалеке ответный зов. Охотник снова повернулся к ней и улыбнулся.

— А вот и «Смоляной», — заговорил он, повысив голос так, чтоб его услышали все на плоту. — Мы постараемся переправить вас на баркас как можно скорее. Плоты для драконов — отличная мысль. Попробуем их укрепить веревками со «Смоляного». Если вода так и продолжит спадать, вероятно, вскоре нужда в них отпадет. Джесс пропал, а я намерен продолжать поиски и охотиться не смогу. Думаю, пока вам имеет смысл собирать всю пищу, какую только возможно найти. Вам еще несколько дней придется самим заботиться о своем пропитании, пока мы не начнем снова выходить на охоту.

Грефт подошел и встал за плечом охотника. Элис он показался раздраженным, и она удивилась, чем ему не угодило то, что его спасли.

— Надеюсь, вы закончили болтать с Карсоном, — заговорил Грефт, и его слова прозвучали едва ли не упреком. — Я должен сообщить ему кое-какие важные сведения, если он уделит мне внимание. Большинство из нас волна выбросила сюда, под деревья. Я собрал всех, кого сумел отыскать, а драконы окликали друг друга, пока не собрались вместе. Мы сумели обустроиться и себя прокормить. Сейчас я пошлю людей набрать еще пищи на вечер. Преимущественно фруктов и зелени. К счастью, я не потерял голову, и мы успели поймать три лодки. Весел не осталось — их смыло, как и почти все снаряжение. Нам будет трудно добывать для драконов мясо и рыбу.

Карсон медленно кивнул.

— Досадно, конечно. Весла можно вытесать, хотя на это нужно время. Пропавшее снаряжение заменить будет нечем. Еще можно попробовать изготовить остроги, пусть даже это и будут всего лишь заточенные палки. Но, по крайней мере, вы сами живы.

Грефт сощурился. Элис догадалась, что он ждал от охотника другого ответа.

— Мне казалось, важнее спасать жизни, чем снаряжение, — колко сообщил хранитель. — Все это время я делал все, что было в моих силах.

Он ждал, что охотник его похвалит, поняла Элис. Поставит ему в заслугу спасение товарищей.

— И, конечно, ты очень помог нам с Тимарой, когда Синтара доставила нас сюда, — вставила женщина, надеясь пролить немного бальзама на его раны.

Грефт метнул на нее убийственный взгляд. Элис неожиданно вспомнился Гест — тот всегда злился, даже прилюдно, если она встревала в разговор, который он полагал «мужским». Ее сочувствие к Грефту мгновенно испарилось.

— Сбором еды у нас в основном занимается Тимара, — едва ли не мстительно добавила Элис. — Я спрошу у нее, не против ли она прогуляться в лес.

Она развернулась и направилась прочь от мужчин, изумляясь силе захлестнувшего ее гнева. Он не Гест, свирепо напомнила себе Элис — и вдруг поняла истинную причину своей злости. Вскоре человек, которого она полюбила, снова окажется рядом с ней.

Но между ними по-прежнему будет стоять ее муж.


Три коротких сигнала!

Когда их эхо донеслось до него в первый раз, он не посмел надеяться. Звуки самым причудливым образом разносятся по топким землям Дождевых чащоб. Лефтрин не видел Карсона уже несколько часов. Друг скрылся за одним из плавных изгибов огромной реки. Затем «Смоляной» задержался, когда Дэвви заметил именно то, чего больше всего боялся увидеть капитан — застрявшее в топляках у берега мертвое тело.

Это оказался Варкен. Он не утонул, а был раздавлен плавающими в реке бревнами. Матросы осторожно перенесли тело юного хранителя на баркас, завернули в парусину и уложили на палубу. Каждый раз, когда капитан проходил мимо, вид тела казался ему зловещим предзнаменованием. Сколько еще обернутых в ткань тел ляжет на палубу «Смоляного» еще до вечера?

Поэтому Лефтрин не обнадежился, отчетливо расслышав три коротких сигнала горна. Он велел Дэвви протрубить ответ, а затем попросил «Смоляного» поторопиться. Пока баркас ускорял ход, капитан напоминал себе, что три коротких сигнала могут означать что угодно: Карсон мог обнаружить как выживших, так и новые трупы. Но когда баркас повернул и впереди показался маленький лагерь с дымящим сигнальным костром, сердце у капитана затрепетало. Сощурившись, он всматривался в маленькие фигурки в тени высоких деревьев и пытался определить, кто есть кто.

Лефтрин увидел ее даже раньше, чем смел надеяться. Ошибки быть не могло: великолепные рыжие волосы так и сверкали на солнце. Капитан взревел от восторга, и судно в ответ тут же прибавило ходу.

— Полегче, «Смоляной»! Мы и так скоро будем на месте! — рявкнул Сварг.

Баркас неохотно замедлился. Даже живой корабль не защищен от всех опасностей на реке. Сейчас было не время напарываться на подводные камни или коряги.

Оказалось трудно оставаться на борту и терпеливо ждать, пока Карсон начнет перевозить хранителей на баркас. Капитан не решился подвести «Смоляного» вплотную к мусорному затору. Поднятая большим судном волна запросто могла развалить ненадежный плот, и тогда все хранители оказались бы в холодной речной воде. Нет. Как бы ему ни хотелось броситься к ней через разделяющее их расстояние, он твердо стоял на палубе своего баркаса и ждал. Только недовольно чертыхнулся себе под нос, когда увидел, что первыми пассажирами Карсона стали Грефт, Джерд и Сильве.

Несмотря на разочарование, капитан сумел радушно принять их на борту. Все трое выглядели несколько потрепанными, но обе девушки обняли Лефтрина и поблагодарили за спасение. Он отправил их на камбуз греться горячей рыбной похлебкой.

— Немного перекусите — и тут же придете в себя. Но должен предупредить, не тратьте зря чистую воду! Постарайтесь обойтись ведром и тряпицей. Пока не пройдут дожди или же река не спадет так, чтобы мы могли выкопать в песке колодец, придется быть бережливыми. А теперь ступайте!

Девушки ушли, послушные и благодарные, а Лефтрин остался наблюдать за тем, как Карсон возвращается к плоту за новыми пассажирами.

— Капитан! — неприятно отвлек его назойливо-формальный голос Грефта.

— В чем дело? — спросил он, но, уловив в собственном тоне нотку нетерпения, добавил: — Ты наверняка устал и голоден не меньше других. Что ж не идешь есть?

— Сейчас пойду, — резковато бросил Грефт. — Но прежде мы должны решить, что делать дальше. Троих хранителей и трех драконов по-прежнему нет. Надо обсудить, продолжим ли мы поиски или прекратим.

Лефтрин окинул юношу взглядом.

— Будет проще, если я расскажу, что намерен делать сам, сынок. Во-первых, как ни жаль, но пропали только два хранителя. Мы нашли тело юного Варкена в реке всего несколько часов назад. Во-вторых, мы будем продолжать поиски еще, по меньшей мере, день, а может, и два. Как только все окажутся на борту, Карсон отправится дальше, и мы посмотрим, не найдет ли он кого еще. Мы же либо задержимся здесь вместе с драконами, либо оставим с ними нескольких хранителей, а сами медленно двинемся вслед за Карсоном. В зависимости от того, как поведет себя река. Вода спадает довольно быстро. Думаю, что бы там, в верховьях реки, ни прорвалось, нас оно уже миновало.

— Капитан, по-моему, нам нет смысла откладывать дальнейшее путешествие. Мы только зря потратим время и драгоценную пресную воду. Новость о гибели Варкена печальна, но подтверждает опасения, терзавшие меня с тех пор, как мы выбрались из реки. Я думаю, все остальные тоже уже мертвы. И я чувствую, что…

— Ступай чувствовать на камбуз, парень! На «Смоляном» значение имеет только мнение капитана — а это, надо же, я. Так что ступай. Поешь. Поспи. Тогда, возможно, ты вспомнишь, кто здесь я, а кто ты, и что ты стоишь на палубе моего корабля.

Лефтрин отчитал юношу куда мягче, чем если бы на его месте оказался матрос, забывшийся настолько, чтобы заговорить так с капитаном. Кроме того, он уже видел, что Элис перебирается в тесную, норовистую лодку Карсона, и хотел без помех проследить за ее приближением.

Юнец стиснул зубы, и Лефтрин отметил его недобрый взгляд. Ничего, переживет. А если нет, придется в следующий раз поставить его на место чуть откровеннее. Смотреть Грефту вслед он не стал. Его взгляд не отрывался от лодки, которую поперек течения вел Карсон.

Отбросив притворство, капитан проворно спустился с крыши надстройки на палубу. В ожидании он встал у борта, глуповато улыбаясь. Когда лодка замерла бок о бок с баркасом и Элис подняла голову — серые глаза сияли так ярко на ее бедном, обожженном водой лице, — сердце у него заныло.

— О, Элис! — другие слова не шли ему на ум.

Рыжие волосы спутанной паклей спадали ей на спину. Ее все еще защищало подаренное им медное платье. Благодарение Са за вещи Старших. Капитан перегнулся через фальшборт и легонько придержал Элис за запястья, пока она поднималась по трапу.

Он помог ей перебраться на палубу — и не стал отпускать. Лефтрин обнял ее и нежно привлек к себе, хоть и понимал, как сильно должна саднить ее кожа.

— Я никогда больше не отпущу тебя так далеко от себя, Элис. Слава Са, ты здесь, в безопасности. Больше я с тобой не расстанусь. И мне плевать, что скажут люди.

— Капитан Лефтрин, — произнесла Элис тихо.

Она прижалась лбом к его подбородку. Случайно ли? Почудилось ли ему легкое прикосновение губ к горлу? Дрожь жаркой волной прошла по телу, и капитан замер, как будто ему на плечо села редкая птица. Элис чуть отстранилась от него и заглянула в глаза.

— Как хорошо оказаться в безопасности, с тобой, — проговорила она. — Я знала, что ты придешь за нами. Знала.

Разве она могла сказать ему что-либо более проникновенное? Он так обрадовался ее словам, что ощутил себя разом и глупцом, и самым мужественным человеком на свете. Лефтрин улыбнулся во весь рот и на миг крепко прижал ее к себе. А затем, прежде чем она успела высвободиться, сам отпустил ее. Ему вовсе не хотелось, чтобы она ощутила себя в ловушке.

Следующие слова Элис резко спустили его с небес на землю.

— Известно ли нам, что случилось с Седриком? Его смыло за борт волной?

— Мне так жаль, Элис. Я не знаю. Я был уверен, что он у себя в каюте. Я сошел на берег, чтобы… кое-что проверить. И был там, когда ударила волна.

Теперь надо было соображать быстро. Никто не знал, что он встречался там с Джессом. Никто даже не подозревал, что у них были какие-то общие дела. Сам-то он понимал, что убил охотника. Избил так сильно, что тот наверняка не выжил бы в воде. Он убил его и ничуть об этом не сожалел. Но это не означало, что он готов поделиться этой новостью с остальными. Это его тайна, и он унесет ее с собой в могилу.

— Мне повезло, что «Смоляной» отыскал меня в темноте и принял на борт.

Еще одна ложь. Неужели она не заслуживает от него большего?

— Возможно, Седрик вышел на палубу, и его смыло в реку волной, — продолжил он продираться через свой рассказ. — Или он мог сойти на берег. Знаю только, что когда я пошел его искать, на борту его не оказалось. И тебя тоже.

— И это я виновата, что втянула его в эту авантюру, — заключила Элис негромко, но уверенно, словно признаваясь в грехе.

— Не вижу здесь твоей вины, — заметил капитан.

— Зато я вижу.

Сила страдания в ее голосе встревожила Лефтрина.

— Послушай, Элис, мне кажется, нет смысла кого-то обвинять. Мы ищем Седрика и будем искать дальше. Мы не сдадимся. Решим, как устроить драконов, и сразу же возобновим поиски. Мы же нашли вас, верно? Значит, и Седрика найдем.

— Капитан? — перебил его Дэвви.

— Что такое, малой?

— Все, кто поднялся на борт, всерьез проголодались и хотят пить. Сколько пищи и воды можно им дать?

Грубая насущность этого вопроса напомнила Лефтрину, что он не только мужчина, но еще и капитан. Он бросил на Элис извиняющийся взгляд и направился прочь.

— Сейчас я должен заняться спасенными, — напоследок бросил он ей. — Но мы продолжим искать Седрика. Обещаю. Элис обратила внимание, что он не пообещал ей найти Седрика. Он не мог. Ее облегчение от того, что их нашли, радость от встречи с Лефтрином и сознания, что он цел, прошли в считаные мгновения. И радость, и облегчение показались ей слишком себялюбивыми, когда она задумалась, где теперь Седрик и что с ним сталось. Погиб? Умирает, цепляясь за плавучее бревно? Жив и беспомощен где-то на реке? Он ведь не сумеет позаботиться о себе, только не в этих обстоятельствах. На миг Элис представила его рядом: щеголеватого и умного, улыбчивого и доброго. Ее друг. Друг, которого она увезла от всего, что он любил и ценил, и затащила в это суровое место. И это его убило.

Элис добрела до своей каюты, радуясь тому, что может побыть одна. Вскоре ей снова придется выйти к остальным. Но пока ей нужно немножко времени, чтобы прийти в себя. По привычке она начала переодеваться. Длинное платье Старших казалось по-прежнему невредимым. Элис на всякий случай встряхнула его. Поднялось только облачко мелкой пыли — на ткани не осталось ни пятен, ни прорех. Она перебросила платье через руку, и оно заструилось, словно поток расплавленной меди. Какое чудо! Слишком дорогой подарок, чтобы замужняя дама могла принять его не от супруга. Эта мысль застала Элис врасплох, и она решительно отмела ее прочь.

Платье быстро высохло, как только она выбралась из воды, и согревало ее в суровые ночи под открытым небом. Почему-то там, где ткань прилегала к коже, ожогов осталось куда меньше. Внезапно опомнившись, Элис поднесла руки к лицу, а затем дотронулась до спутанных волос. Кожа на ощупь оказалась сухой и шершавой, волосы походили на солому. В сумраке каюты она взглянула на свои кисти. Багровая кожа, обломанные ногти. Ей стало стыдно вдвойне: не только из-за того, что она ужасно выглядит, но еще и из-за того, что в такое время волнуется о своей внешности.

Ужаснувшись собственной легкомысленности, Элис все же нашла ароматный лосьон и смазала им лицо и руки. Переоделась в свою, уже изрядно поношенную, одежду и некоторое время распутывала и расчесывала волосы. А потом ее захлестнула новая волна отчаяния. Она благополучно забылась в повседневной заботе о себе, но, закончив, вновь столкнулась с болью утраты и вины. На краткий миг Элис охватило искушение отправиться на камбуз, получить кружку горячего чая и сухарь. Горячий чай покажется таким вкусным после нескольких дней без него.

Седрик чая не получит.

Это была случайная, довольно глупая мысль, но на глаза Элис навернулись слезы. Ее пробрала дрожь, а затем она застыла.

— Не хочу об этом думать, — призналась она себе вслух.

Еще на плоту Элис убедила себя, что Седрик в безопасности на баркасе, вместе с Лефтрином, хотя у нее не было оснований считать, что «Смоляной» остался невредимым. Она скрывала от себя свои опасения. И вот теперь, когда ей пришлось встретиться с ними лицом к лицу, она все равно отворачивается, прячется, отгораживаясь обветренными руками, нечесаными волосами и горячим чаем. Пора бы уже набраться смелости.

Элис направилась в каюту Седрика. Почти все хранители уже были на борту — с камбуза доносился гул голосов. Она прошла мимо Дэвви — мальчик с безутешным видом смотрел на воду. Она обогнула паренька и пошла дальше, оставив его наедине со своими мыслями. Скелли разговаривала с Лектером, на лицах обоих читалась печаль. Драконий хранитель не сводил глаз с лица девушки. Она спросила что-то об Алуме. Лектер покачал головой, и шипы на его подбородке задрожали. Элис тихонько проскользнула мимо них.

Она постучалась в каюту и мгновением позже обругала себя за глупость. Открыла дверь и вошла, затворив ее за собой.

Может, время, проведенное вдали, обострило ее восприятие? Все в каюте казалось Элис каким-то неправильным. Здесь пахло потом и нестираным бельем. Одеяла сбились в кучу, напоминающую звериное логово, на полу валялась сброшенная одежда. Такая неопрятность была совершенно не в духе Седрика. Элис еще острее ощутила свою вину. Ее друг давно уже мучился дурным настроением, с тех пор, как чем-то отравился. Как же она могла так часто оставлять его здесь одного, пусть даже он держался с ней холодно и отчужденно? Как она могла заходить к нему, даже на минутку, и не замечать, насколько он опустился? Ей следовало бы прибираться здесь, наводить по возможности чистоту и порядок. Признаки его уныния угадывались во всем. На какой-то ошеломляющий миг Элис даже задумалась, не покончил ли Седрик с собой.

Понимая, насколько нелепа эта запоздалая жалость, женщина собрала всю грязную одежду и сложила аккуратной стопкой, отложив кое-что для стирки. Она встряхнула постель и застелила ее заново. Словно, как это ни глупо, обещала себе: вот Седрик вернется и обрадуется тому, что его ждет чистая каюта. Элис подняла сверток, служивший ему подушкой, и встряхнула его, пытаясь взбить.

От этого движения что-то выпало на пол. Элис пошарила вслепую в темноте, и пальцы нащупали тонкую цепочку. Она подняла ее и поднесла к свету. На цепочке висел медальон. Он блестел золотыми боками, посверкивая даже в скудном освещении. Элис никогда не видела, чтобы Седрик носил его, и в тот миг, когда медальон выпал из-под подушки, сразу поняла, что это нечто личное. Она улыбнулась, хотя сердце ее заходилось от боли. Она и не подозревала, что у Седрика есть возлюбленная, да еще и подарившая ему медальон. И внезапно Элис поняла, почему ее друг с такой неохотой уезжал из Удачного и так страдал в затянувшемся путешествии. Но почему же он ничего не сказал? Он мог бы ей довериться, и она поняла бы его отчаянное желание вернуться домой. Его уныние последних недель предстало теперь в новом свете. Седрик тосковал. Свободной рукой Элис перехватила покачнувшийся на цепочке медальон.

Она не собиралась его открывать. Она была не из тех женщин, что подсматривают и вынюхивают. Но когда медальон лег в руку, замочек щелкнул, и он открылся. Из золотой темницы на волю выпала прядка блестящих черных волос, и Элис вскрикнула от неожиданности. Она раскрыла медальон пошире, чтобы вернуть локон на место, и замерла. Изнутри на нее смотрело знакомое лицо. Кто бы ни нарисовал портрет, он хорошо знал этого человека, поскольку запечатлел его за миг до того, как он рассмеется. Зеленые глаза слегка прищурены, изящно очерченные губы чуть приоткрыты, так что поблескивают белые зубы. Работа принадлежала кисти искусного мастера. Элис с портрета улыбался Гест. Что бы это значило? Что это вообще может значить?

Она медленно опустилась на постель Седрика. Дрожащими пальцами спрятала обратно в медальон черную прядку, перевязанную золотистой ниткой. Лишь с третьей попытки захлопнула крышку. Но когда медальон закрылся, загадка лишь разрослась. Потому что снаружи на нем было выгравировано одно-единственное слово.

— «Навсегда», — прошептала Элис вслух.

Она долго сидела на постели, пока за окошком медленно угасал вечерний свет. Этому могло быть лишь одно объяснение. Гест заказал этот медальон и поручил Седрику отдать вещицу ей. Но зачем он это сделал?

«Навсегда». Что означает для нее это слово, исходящее из уст Геста? Он боится ее потерять? Она ему все же небезразлична, в каком-то причудливо искаженном смысле, так что он не может признаться в этом ей в лицо? Это ли должен был сообщить ей медальон? Или же это угроза, и пресловутое «Навсегда» подразумевает, что Гест никогда ее не отпустит? Куда бы она ни направилась, как далеко бы ни забрела, как долго бы ни отсутствовала, Гест будет держать ее на привязи. Навсегда. Элис взглянула на лежащую в ладони вещицу. Осторожно подняла цепочку и обвила ею закрытый медальон. Сжала в кулаке, сунула руку в подушку Седрика и оставила его там. Аккуратно уложила сверток обратно на постель.

Ее взгляд блуждал по каюте, в которую она загнала Седрика. Полутемная, душная, тесная. Неопрятная. Ничуть не похожая на его комнаты в их доме в Удачном. Седрик любил высокие потолки и окна, в которые врывался ветер. Его письменный стол и книжные полки всегда были образцом упорядоченности. Слуги Геста помнили, что в комнаты Седрика следует каждый день приносить свежие цветы, что он любит, чтобы в камине горели душистые яблоневые поленья, а горячий чай подавался на украшенном эмалью подносе. По вечерам ароматические свечи и подогретое с пряностями вино. И Элис лишила его всего этого и обрекла на такое убожество.

— Седрик, я все исправлю. Обещаю. Только живи. Только окажись там, где мы сможем тебя найти. Друг мой, я дурно с тобой обращалась, но клянусь, ненамеренно. Клянусь.

Она привстала на цыпочки, чтобы открыть маленькие окошки и впустить свежий вечерний ветер. Как только у них появится вода для мытья, она выстирает одежду Седрика и повесит в шкаф. Большего она для него сделать не может. Элис отказывалась думать о том, насколько бессмысленны обещания, данные покойнику. Он должен оказаться жив и должен найтись. И больше тут говорить не о чем.


— Это попросту невозможно, — твердо заявила Тимара.

— Мы вас не просим, — ответила Синтара. — Это его право.

— Мы не едим наших мертвецов, — сухо проговорил Татс.

Наступил вечер, и, к всеобщему облегчению, река опустилась почти до прежнего уровня. Драконы по-прежнему оставались по брюхо в воде, но теперь хотя бы стояли на дне, пусть и покрытом свежим слоем ила и грязи. Команда поставила баркас на якорь поближе к драконам, но без риска сесть на мель. Все хранители поели горячего, хоть каждому и досталось совсем понемногу.

Было решено, что они будут делать завтра. Хранители, драконы и баркас останутся на этом месте еще на пару дней, а Карсон тем временем спустится вниз по течению, высматривая живых и погибших, и к следующему вечеру вернется обратно. Дэвви просился с ним, но нарвался на отказ.

— Я не могу занимать место в лодке лишними пассажирами, малой. Оно еще понадобится, чтобы привезти обратно тех, кого я найду.

Кейз предложил сопровождать охотника на одной из уцелевших лодок, но Карсон возразил, что если он будет грести самодельными веслами, то лишь замедлит его.

— Лучше, пока меня не будет, потратьте время на то, чтобы вырезать приличные весла. У нас с Дэвви есть немного запасных наконечников для стрел и острог. У Джесса в сундуке тоже остался приличный запас охотничьего снаряжения, но его пока не трогайте. Я все еще надеюсь, что мы найдем его живым. Он весьма смекалистый речник. Готов поспорить, всего лишь какой-то крупной волны не хватило бы, чтобы его прикончить.

Все уже определилось, и кое-кто из хранителей устраивался на ночлег, когда драконы вдруг окружили баркас, а Балипер выдвинул это безумное требование.

— Вы вольны есть или не есть все, что вам угодно, — заговорил теперь Меркор. — Как и мы. Мы едим наших мертвецов. И Балипер вправе поглотить тело своего хранителя. Варкена следует отдать ему, пока его мясо не испортилось еще сильнее.

Дракон повернул голову, чтобы взглянуть на собственную хранительницу.

— Разве мои слова не ясны? В чем причина промедления?

— О Меркор, зерцало луны и солнца! То, о чем ты просишь, противоречит нашим обычаям, — голос Сильве слегка дрожал, хотя сама она и выглядела спокойной.

Тимара предположила, что девочке не часто доводилось ему возражать.

Громадный дракон уставился на хранительницу, вращая глазами.

— Я не прошу. Чтобы добраться до тела Варкена, Балиперу, возможно, придется повредить ваш баркас. Нам показалось, что это огорчит всех вас. Так что, желая вам помочь, мы предложили спустить его тело за борт.

— Нам, в любом случае, скоро придется так поступить, — заметил негромко капитан Лефтрин. — Хоронить нам его негде. Значит, его получит река, а как только он окажется в воде, его съедят драконы. Они всегда так делают, друзья мои.

Если он пытается их утешить, то выбрал довольно странный способ, подумала Тимара. Ни один из хранителей не мог взглянуть на завернутое в парусину тело Варкена — и не представить на его месте себя.

Синтара перехватила образ из мыслей Тимары и ловко обернула против нее.

— Если ты завтра умрешь, что бы ты предпочла? — спросила она. — Гнить в воде, чтобы тебя обгладывали рыбы? Или достаться мне, чтобы твои воспоминания продолжили во мне жить?

— Я буду мертва, так что мне будет уже все равно, — сердито ответила Тимара.

Она подозревала, что драконица пытается вовлечь ее в спор с остальными хранителями, и ей это не вполне нравилось.

— Именно об этом я и говорю, — промурлыкала Синтара. — Варкен мертв. Ему уже все безразлично. А Балиперу нет. Отдайте его Балиперу.

— Я бы не хотел лежать в донном иле, — заговорил вдруг Харрикин. — Я бы отдал свое тело Ранкулосу. И пусть все сейчас запомнят мои слова. Если со мной что-нибудь случится, отдайте тело моему дракону.

— И мое, — кивнул Кейз, и тут же его слова предсказуемо повторил Бокстер.

— И меня тоже, — объявила Сильве. — Я принадлежу Меркору, в жизни и смерти.

— Конечно, — согласилась Джерд.

— Я тоже согласен, — добавил Грефт.

Подтверждения обежали весь круг собравшихся хранителей. Когда настал ее черед, Тимара закусила губу и промолчала. Синтара поднялась в воде на задние лапы и на миг зависла над девушкой, глядя на нее сверху вниз.

— Что еще? — потребовала она ответа.

Тимара подняла взгляд.

— Я принадлежу только себе, — ответила она негромко. — Чтобы получать, надо и давать, Синтара.

— Я спасла тебя из реки! — расколол темнеющее небо гневный драконий рев.

— А я служу тебе со дня нашей первой встречи, — ответила Тимара. — Но не чувствую между нами прочной связи. Так что я подожду с решением до тех пор, пока в нем не возникнет необходимости. А тогда пусть решают мои товарищи-хранители.

— Дерзкая девчонка! Неужели ты воображаешь…

— В другой раз, — вмешался в их ссору Меркор. — Отдайте Балиперу то, что ему принадлежит.

— Варкен не стал бы возражать, — решительно заявил Лектер, до сих пор стоявший прислонясь к борту, и выпрямился. — Я это сделаю.

— Я тебе помогу, — тихо предложил Татс.

— Решение хранителей, — объявил Лефтрин, как будто они ждали его позволения. — Сварг покажет, как отправить тело за борт по доске. Если нужно что-то сказать, я могу.

— Что-то сказать надо, — ответил Лектер. — Мать Варкена этого бы хотела.

Вот так все и вышло, и Тимара наблюдала за развитием событий, изумляясь тому, в какое странное тесное сообщество они превратились.

«Я его часть, но, в то же время, и нет», — думала она, слушая простые прощальные слова капитана, а затем глядя, как тело Варкена скользит за борт по доске.

Она хотела отвернуться и не видеть того, что произойдет дальше, но почему-то не смогла. Ей нужно это увидеть, сказала себе Тимара. Нужно понять, как же хранители и драконы сблизились настолько, что даже это возмутительное и жуткое требование показалось им чем-то разумным и даже неизбежным.

Балипер ждал. Тело выскользнуло из-под парусины и упало в реку, а дракон опустил голову и подхватил его. Он поднял Варкена так, что руки и ноги повисли с боков от пасти, и понес прочь. Остальные драконы, отметила Тимара, не последовали за ним. Они отвернулись и отчасти вброд, отчасти вплавь отправились обратно на свое мелководье. Балипер скрылся в темноте выше по течению, унося тело своего хранителя. Значит, это не просто желание получить мясо, которое иначе выбросили бы люди. Это что-то значило, и не только для дракона Варкена, но и для них всех. И это было настолько важно для них, что, когда Балиперу поначалу отказали, все драконы собрались и ясно дали понять — возражений они не потерпят.

Другие хранители вели себя почти как драконы. Они потихоньку отходили от борта и расходились. Никто не плакал, но это не означало, что никому не хотелось. Вид мертвого Варкена, по-настоящему мертвого, придал новое значение отсутствию Рапскаля. Его нет, и, вероятнее всего, если они увидят его снова, он окажется таким же, как Варкен — изломанным, разбухшим и неподвижным.

Хранители собирались небольшими группками. Джерд, разумеется, с Грефтом. Сильве с Харрикином и Лектером. Бокстер с Кейзом, двоюродные братья, как всегда, были неразлучны. Нортель потащился за ними. А Тимара стояла поодаль, сама по себе, как уже часто бывало. Единственная, кто отказал своему дракону. Единственная, кто не имел понятия, какие правила остальные отмели, а какие блюдут. Спина зверски болела, кожу обожгла речная вода и искусали насекомые, а одиночество, разрастающееся в душе, угрожало ее сломить. Тимара скучала по обществу Элис, но теперь, когда они вернулись на баркас и ее капитан снова рядом, та вряд ли захочет проводить с ней время.

И еще она тосковала по Рапскалю с изумлявшей ее саму остротой.

— Ты как?

Она обернулась и вздрогнула, поняв, что все это время рядом с ней стоял Татс.

— Думаю, ничего. Это было странно и тяжело, скажи?

— В некотором смысле это оказалось самым простым решением. К тому же Лектер проводил много времени с Варкеном, они почти всегда гребли в одной лодке. Так что мне хочется верить, что он правильно угадал желание Варкена.

— Я уверена, что он угадал, — негромко ответила Тимара.

Они немного постояли молча, глядя на реку. Драконы разбрелись. Тимара до сих пор ощущала ледяное дыхание гнева Синтары. Ее это не волновало. У нее болела вся кожа, рана между лопатками пылала огнем, и она никому не принадлежала.

— Я даже домой вернуться не могу.

Татс не стал спрашивать, что она имеет в виду.

— Никто из нас не может. Ни для кого из нас Трехог не был настоящим домом. Здесь и сейчас, этой ночью на палубе баркаса — вот самое близкое к дому место, какое есть у любого из нас. Включая Элис, капитана Лефтрина и его команду.

— Но мне и здесь нет места, даже здесь.

— Оно найдется, Тимара, если ты захочешь. Ты же сама держишься отчужденно.

Татс чуть изменил позу: не накрыл ее ладонь, а просто оперся на планшир рядом так, что их руки соприкоснулись. Первым ее порывом было отпрянуть. Усилием воли Тимара сдержалась. И сама удивилась, почему хотела отдернуть руку и почему не стала. Ответов на эти вопросы у нее не было, так что она перешла к другому.

— Знаешь, что Грефт сказал мне про тебя? — спросила она Татса.

Тот усмехнулся уголком рта.

— Нет. Но уверен, что ничего лестного. И надеюсь, ты помнишь, что знаешь меня гораздо лучше, чем когда-либо узнает Грефт.

Что ж, по крайней мере, это не мужской заговор с целью заставить одинокую, не связанную обязательствами женщину сделать выбор. Мнение Тимары о товарищах слегка улучшилось.

— Грефт явился, когда я вчера дежурила, — начала она ровным небрежным тоном, как будто они обсуждали красоту ночи, — и спросил, выбрала ли я тебя. Он пояснил, что если это так, то мне следует дать знать остальным или хотя бы сообщить ему, чтобы он мог подтвердить мой выбор. Он сказал, что иначе начнутся раздоры. Кое-кто из хранителей, возможно, даже бросит тебе вызов или ввяжется в драку.

— Грефт — надутый осел, воображающий, будто имеет право говорить за всех, — ответил Татс, выразительно помолчав.

Но Тимара не успела отмести беседу с Грефтом как дурацкую случайность.

— Но я был бы рад, если бы ты сказала остальным, что выбрала меня, — добавил Татс. — В этом он был прав: это бы все упростило.

— И что за «все» это бы упростило?

Татс искоса глянул на нее. Оба понимали, что он ступил сейчас на зыбкую почву.

— Ну, прежде всего, это бы дало мне ответ. А я бы не прочь его получить. А еще…

— Ты никогда не задавал мне вопроса! — поспешно перебила Тимара и с ужасом осознала, что сама только что толкнула их глубже в трясину.

Ей хотелось бежать, убраться прочь от этой глупости, которой положил начало своей дурацкой речью тупица Грефт. Татс, похоже, это понял. Он накрыл ее руку ладонью. Тимара ощутила мягкость его кожи даже сквозь чешую. Тепло прикосновения растеклось по всему ее телу, и на миг у нее перехватило дыханье. В ее сознании вспыхнул образ Грефта и Джерд, обнявших друг друга и согласно двигающихся. Нет. Она оборвала эту мысль и напомнила себе, что ее кисть должна казаться Татсу холодной, скользкой от чешуи и похожей на рыбу. Юноша не смотрел на пойманную им руку. Он глубоко вдохнул и шумно выдохнул.

— Это не вопрос. Не определенный вопрос. Просто, ну, я хотел бы иметь то, что есть у Грефта с Джерд.

И она тоже.

Нет! Конечно же, нет. Тимара сразу же отреклась от этой мысли.

— То, что есть у Грефта с Джерд? Ты имеешь в виду соитие? — уточнила она, не сумев в полной мере удержаться от обвиняющих интонаций.

— Нет. Ну, то есть да. Но, кроме того, у них есть уверенность друг в друге. Вот чего мне бы хотелось. — Татс отвернулся от Тимары и заговорил еще мягче, словно боясь обидеть ее: — Я понимаю, Рапскаль пропал совсем недавно и…

— Да как вообще кто-то может всерьез считать, что нас с Рапскалем связывало что-то кроме дружбы? — возмущенно выпалила она и рывком высвободила руку, чтобы откинуть с лица прядь волос.

Татс выглядел удивленным.

— Но ты всегда была рядом с ним, все время. С тех пор, как мы покинули Кассарик. Всегда в одной лодке, всегда спали вместе…

— Он всегда устраивался спать рядом со мной. И никто больше не предлагал мне грести вместе. Рапскаль мне нравился — когда не выводил из себя, не раздражал и не говорил странных вещей…

Внезапно в этой обличительной речи Тимаре померещилось что-то предательское.

— Рапскаль мне очень нравился, — осекшись, призналась она шепотом. — Но я не была влюблена в него и сомневаюсь, что он когда-нибудь воспринимал меня в этом ключе. На самом деле, уверена, что нет. Он был мне просто чудаковатым другом, который во всем и всегда видел светлую сторону и неизменно пребывал в хорошем настроении. И это он всегда дружил со мной и ничего не ждал от меня в ответ.

— Да, он был такой, — тихонько согласился Татс.

Какой-то миг в воздухе висело скорбное молчание, и Татс казался Тимаре таким близким, каким не был уже давно.

— Так что же было другой причиной? — все же нарушила она молчание.

— Что?

— Ты начал говорить, но я тебя перебила. Вторая причина, по которой, по-твоему, было бы лучше, если бы я всем объявила, что… — она попыталась подобрать лучшее иносказание, не сумела и сдалась, — что мы теперь вместе.

Тимара посмотрела Татсу в глаза, дожидаясь ответа.

— Это все бы утрясло. Положило бы конец спорам. Кое-кто, ну… не слишком доволен. Другие парни. Нортель пару раз уже высказывался…

— О чем это? — резковато спросила она.

— О том, что я не один из вас, и тебе следовало бы держаться своих, найти того, кто способен действительно тебя понять, — напрямик заявил Татс.

— Похоже, Грефт и тут успел наследить.

— Возможно. Он часто выдает что-нибудь в этом духе. По вечерам, у костра. Обычно после того, как девушки разойдутся спать. Говорит о том, как все будет, когда мы доберемся до Кельсингры. По его словам, мы построим там собственный город. Ну, то есть поначалу, конечно, это будет не город. Но мы поселимся там, возведем дома. Со временем приедут и другие, чтобы жить с нами, но мы, хранители, будем основателями поселения. И сами установим правила. И когда Грефт рассуждает, то выстраивает все так связно, что начинает казаться, будто все так и должно быть. И обычно и впрямь выходит так, как он говорит. Когда мы узнали, что Джерд, ну… что у Джерд будет ребенок, он сказал, мол, кто-то должен взять на себя ответственность, даже если она сама не знает, чей он. И Грефт обещал, что подаст всем пример, и так и сделал. А потом, позже, сказал, что Сильве еще слишком мала, чтобы ей приходилось решать самой. Он выбрал для нее Харрикина, потому что тот старше других и сможет сдерживаться. Грефт велел ему для начала просто ее оберегать. Харрикин послушался, и так вышло, что Сильве выбрала его.

— Сильве сама так сказала? — поразилась Тимара.

— Ну, не впрямую. Но это всем ясно. Еще Грефт сказал, что, хоть никто и не понимает, почему ты выбрала Рапскаля, дело сделано, и никто не должен вмешиваться. Сперва я разозлился. Я не думал, что ты его «выбрала». Но я был, ну… с Джерд, когда Грефт это сказал. Так что я никак не мог… — Татс умолк, не договорив, перевел дыхание и сделал еще одну попытку: — В общем, все прислушались к его словам. Никто не попытался встать между вами. Но теперь Рапскаля нет. Я надеюсь, он еще найдется, но если нет, мне хотелось бы, чтобы ты знала — я всегда буду ждать и надеяться.

Тимара решила положить всему этому конец, и немедленно.

— Татс. Ты мне нравишься. Очень. Мы дружим давным-давно. И я уверена, что если кто-то меня и понимает, то это ты. Но я не желаю «выбирать» ни тебя, ни кого-либо еще. Ни сейчас и, возможно, вообще никогда.

— Но… никогда? Почему?

Ее досада расцвела пышным цветом.

— Потому что. Вот почему. Потому что это мое дело, которое не касается ни Грефта, ни тебя, ни кого-либо еще. Я не позволю, чтобы мне приказывали «выбирать», как будто бы время ограничено, а после решать уже буду не я. Я хочу, чтобы и ты, и Грефт, и все остальные знали: вполне возможно, я предпочту не выбирать никого из вас.

— Тимара! — запротестовал он.

— Нет, — отрезала она, не желая слушать, что бы он ни пытался сказать. — Нет. И хватит об этом. Можешь сам передать это Грефту, или пусть он придет ко мне, и я повторю ему то же самое.

— Тимара, это не…

Возражения Татса прервал далекий звук. Сперва Тимаре показалось, что это поет горн. Она знала, что Карсон намерен отправиться на поиски других выживших, но не была уверена, отплыл ли он уже или отложил до утра. Но затем она услышала тот же звук еще раз и поняла, что это не горн, а драконий клич.

С илистого мелководья отозвался сначала Меркор, а затем Фенте. Кало издал низкий рев, и его подхватил Сестикан.

— Кто это? — спросил Татс темноту.

Сердце Тимары замерло от внезапной надежды. Она напрягла слух, стараясь уловить далекий ответ дракона. А затем разочарованно покачала головой.

— Не Хеби. У Хеби голос пронзительней.

Внезапно протяжно и звонко затрубил Арбук. Серебристо-зеленый дракон рванулся с мелководья на глубину. Луна озарила его, и он весь засиял, словно от радости, и размеренно поплыл вниз по течению, навстречу невидимому пока дракону.

— Алум! — разнеслись по округе его мысли, когда он затрубил снова. — Алум, я иду к тебе!

Татс с Тимарой перегнулись через борт, вытягивая шеи и пытаясь хоть что-то разглядеть в темноте. Остальные хранители подтягивались к ним.

— Кто это? — зычно спросил капитан Лефтрин. — Кто-нибудь уже разглядел?

— Это серебряный! — крикнул вдруг кто-то с кормы. — Маленький серебряный дракон! И с ним Алум! Они оба живы.

— Серебряный! Ты жив! — в приветственном крике Сильве ясно звучала радость.

Дракон повернул к ней голову и на миг показался почти разумным.

— Как я рад! — воскликнул Татс, и Тимара молча кивнула.

Она наблюдала встречу, едва не зеленея от зависти. Алум попытался обнять своего дракона, но тот вырос уже слишком большим. Тогда хранитель перебрался с узких плеч серебряного на широкую спину Арбука и прижался к нему, словно желая слиться с ним в единое целое.

Что же с ней не так? Почему у нее нет подобной связи с Синтарой? И вообще ни с кем? Тимара украдкой взглянула на Татса. Он высунулся далеко за борт, улыбаясь во весь рот. Почему она не объявила, что выбрала его? Почему она не такая, как Джерд, и не относится ко всему легче? Та ведь явно перепробовала нескольких мужчин. А теперь Грефт заявил, что она принадлежит ему, и она, похоже, вполне этим довольна. Так уж ли это трудно? Просто взять то, что тебе предлагают, без лишних обязательств?

Серебряный, явно довольный собой, вспенил хвостом речную воду, а затем расправил крылья и «полетел», поднимая брызги, на мелководье к остальным драконам. Хранители столпились на корме, смеясь, крича и размахивая руками. Тимара потихоньку направилась к ним.

Без всякого предупреждения Татс снова поймал ее за руку. И тянул, пока она не повернулась к нему лицом.

— Не грусти так. Рапскаль с Хеби могут быть еще живы. Не стоит пока терять надежду.

Тимара посмотрела на него. Он был немногим выше, но поход сильно изменил его. От гребли на его плечах и груди наросли мышцы — совсем иначе, чем у древолазов. Ей это скорее нравилось. Ее взгляд блуждал по его лицу. Только маленькая татуировка лошади, наследие рабского прошлого, выделялась в сумерках на обветренной коже. Рисунок паутины почти исчез. Они стояли так близко друг к другу, что Тимара ощущала его запах, и он тоже не был ей неприятен. Она посмотрела ему в глаза и увидела, насколько они темные. Запах Татса внезапно изменился, и Тимара осознала, что, рассматривая его лицо, посасывает нижнюю губу. Он вдохнул, собираясь с духом.

И Тимара начала действовать прежде, чем он успел решить за нее. Она подалась к нему, чуть наклонила голову и прижалась ртом к его губам. Это ведь так делается? Она никого еще не целовала в губы. Смущение и тревога охватили Тимару. Татс вдруг обхватил ее руками и притянул к себе. Его губы пришли в движение.

«Он знает, как это делается», — подумала она и с мгновенной яростью вспомнила, где он научился.

Что ж, она не Джерд. Правильно она целуется или нет, Татс скоро узнает, что она все делает по-своему. Тимара медленно покачала головой, чуть отстраняясь и снова крепко прижимаясь к нему губами.

«Чешуя на мягкой коже», — подумала она, на миг потерявшись в ощущениях.

Его руки блуждали по ее спине, и от прикосновения к больному месту между лопатками Тимара невольно вздрогнула.

— Что это? — резко спросил Татс.

Она отчаянно смутилась.

— Ничего. Я поранилась в реке. Все еще болит.

— Ох. Прости. Похоже, там немаленькая опухоль.

— Довольно чувствительная.

— Я буду осторожен.

Он склонился к ней, чтобы снова поцеловать. Тимара ему позволила. А потом где-то на палубе кто-то повысил голос, задав вопрос. Ему ответили. Они здесь не одни. На самом-то деле.

Тимара отстранилась от Татса и опустила голову. Юноша прижал ее к себе, жадно целуя в макушку. От его теплого дыхания по ее телу пробежала дрожь. Татс негромко рассмеялся.

— Это и есть мой ответ? — спросил он таким низким голосом, какого она никогда от него не слышала.

— На какой вопрос? — уточнила она, искренне недоумевая.

— Ты выбираешь меня?

Тимара едва не солгала ему. Но все-таки удержалась.

— Я выбираю свободу, Татс. Право не выбирать, ни сейчас, ни вообще, если мне не захочется.

— Тогда… тогда что же это означает?

Татс не выпустил ее, но в его объятиях появилась какая-то скованность, которой не было прежде.

— Это означает, что мне захотелось тебя поцеловать.

— И все?

Он отстранился, и она посмотрела ему в лицо.

— Пока что да, — подтвердила Тимара. — Все.

Теперь их взгляды встретились. Из-за какой-то игры света казалось, что в темных глазах Татса пляшут звезды. Он медленно кивнул.

— Хватит и этого. Пока.

Двадцать второй день месяца Молитв, шестой год Вольного союза торговцев
От Детози, смотрительницы голубятни в Трехоге, — Эреку, смотрителю голубятни в Удачном

Секретное послание торговца Своркина торговцу Келлерби в особом футляре, принятом в этом семействе, заверенное его личной печатью.

Эрек, я одновременно огорчена известием о болезни твоего отца и рада узнать, что тебя не было на реке, когда мир сошел с ума. Спешу заверить, что ты всегда можешь рассчитывать на гостеприимство нашей семьи, когда бы у тебя ни появилась возможность нас навестить. Если бы ты временно препоручил своих птиц и обязанности другому смотрителю, то мог бы составить компанию Рейалу, когда он поедет домой — если, конечно, это вообще возможно. Я была бы рада наконец-то увидеться с тобой после стольких лет переписки.

Детози

Глава 9 ОТКРЫТИЯ

«Седрик».

— Нет. Уходи. Дай мне поспать.

«Седрик».

— Я хочу спать.

«Седрик».

— Что? — вложил он в одно слово все свое раздражение. Как больно. Седрик потрогал челюсть, затем осторожно ощупал щеку. Больно! Из всех синяков, какие оставил на нем Джесс, этот болел сильнее всех. Один глаз до сих пор толком не открывался.

— Я голодна.

Ее настоящий голос звучал как рокот и бульканье. Но смысл достигал сознания напрямую, как и в случае мыслей. Некогда тревожиться о собственной боли. Драконица отодвинула в сторону его страдания, заменив беспокойством о себе. Она проголодалась.

— Ну, у меня больше нет охотников, чтобы тебе скормить.

«???»

— Не обращай внимания. Я уже встаю. Посмотрим, что я смогу для тебя сделать.

Седрик все еще пытался забыть вчерашние события и их кровавую развязку.

Когда Релпда вынырнула во второй раз, нижняя половина Джесса свисала у нее из пасти. Юноша успел еще раз с ужасом полюбоваться разорванным телом, прежде чем драконица игриво подбросила останки в воздух, перехватила поудобнее и, пару раз дернув головой, проглотила ноги охотника.

Седрик отвернулся, борясь с тошнотой. Раздался всплеск, бревна закачались, и он предположил, что можно смотреть снова. Драконица опять скрылась под водой. Юноша прерывисто вздохнул и согнулся вдвое. Прямо у него под носом оказалось дно лодки с лужицей речной воды, смешанной с кровью. Он кое-как выбрался из лодки и сел на бревно рядом, пытаясь сообразить, что делать дальше.

Охотник мертв. Они с драконицей убили Джесса. Иначе бы тот наверняка постарался убить их обоих. Но все равно это казалось чудовищным и настолько выходило за рамки жизненного опыта Седрика, что с трудом укладывалось в голове. Он никогда не предполагал, что однажды убьет человека, не думал даже, что станет драться или причинять другому боль. Зачем? Если бы он остался на подходящем ему месте, в Удачном, помогая Гесту в делах, ему бы ничего подобного делать не пришлось.

Если бы он остался с Гестом, он бы ничего подобного не совершил.

Внезапно оказалось, что эту мысль можно повернуть в обе стороны.

Драконица с шумом вынырнула.

«Лучше, — сообщила она Седрику. — Не так голодно».

— Я рад за тебя.

Это было просто учтивостью с его стороны, но она ответила ему волной теплоты. Ее приязнь на время прогнала из тела всю боль.

«Нужна помощь, — пришла следом просьба. — Снова залезть на дерево».

— Уже иду.

И ему и впрямь удалось устроить ее так, чтобы она смогла отдохнуть.

Ближе к вечеру он пришел в себя настолько, чтобы съесть фрукты, собранные Джессом. Губы у него были разбиты, лицо саднило, но он постарался не обращать внимания на боль. Эти плоды стали для него и пищей, и питьем, и Седрика поразило то, насколько спокойно он к этому отнесся. Затем он изучил припасы в лодке. Самой ценной находкой оказалось шерстяное одеяло, пусть даже сырое и вонючее. Он расстелил его, чтобы хоть чуть-чуть просушить до наступления темноты.

Юноша заставил себя рассуждать здраво и даже подобрал кусок веревки и острогу, которые Джесс бросил, когда решил, что важнее убить Седрика, чем драконицу. Релпда наблюдала за ним со своего ненадежного насеста на бревнах. Когда он поднял острогу, она содрогнулась, и он ощутил ее неприязнь к оружию.

— Возможно, с ее помощью я смогу добывать для нас пищу, — с сомнением предположил Седрик.

«Да. Может быть. Но больно. Видишь?»

Так ему пришлось осмотреть ее рану. Оттуда до сих пор сочилась кровь, но едкая вода, похоже, отчасти прижгла ее.

— Нужно держать рану сухой, — посоветовал Седрик. — Больше не ныряй.

«Седрик сердит?»

В ее вопросе звучала искренняя тревога, и этот тон заставил его всерьез обдумать ее вопрос.

— Нет, — ответил он честно. — Не сержусь. Мы сделали то, что должны были. Нам пришлось его убить, чтобы он не убил нас. Ты съела его, потому что, хм… так поступают драконы. Ты была голодна. Я не сержусь.

«Седрик убил. Седрик защитил. Седрик накормил Релпду».

— Похоже, что так, — выговорил Седрик, с ужасом осознав справедливость утверждения. — Похоже, так и есть.

«Седрик мой хранитель. Ты изменишься».

— Я уже меняюсь, — признал он.

«Да. Меняешься».

Седрик не был уверен, что его радуют размышления на эту тему.

Ночью сырое одеяло хоть как-то защитило его от назойливо жужжащих насекомых, но от жалящих мыслей спасения не было. Что ему делать дальше? У него была лодка, с которой он не умел управляться, подраненная драконица и небольшой набор инструментов, которыми он не знал, как пользоваться. Он не знал, выжил ли кто-то еще и где их искать: выше или ниже по течению? Но куда бы он ни направился, драконица, вне всякого сомнения, последует за ним.

«Последую, — заверила она. — За Седриком. Релпда и Седрик вместе».

Не успел он освоиться с этой мыслью, как драконица огорошила его новой.

«Легче думать, легче с тобой говорить».

И на случай, если он недопонял, Релпда послала ему по их связи волну тепла.

Седрик еще долго не мог заснуть. Теперь же, когда его разбудили снова, ни одна из его трудностей не сделалась проще. Драконица явно ждала, что он накормит ее. Юноша осторожно протер заплывшие глаза, отбросил в сторону вонючее одеяло. Медленно сел, а затем неуклюже выбрался из лодки. У него занемело все тело, и его вполне буквально тошнило от того, что в ответ на каждое его движение все вокруг начинало качаться. Его мучили голод и жажда, половина лица опухла, одежда прилипла к зудящей, саднящей коже, волосы облепили череп. Седрик резко оборвал подсчет собственных страданий. Нет смысла; так он их только усугубит.

«Исправлю».

И снова его затопило теплом. На этот раз, когда оно схлынуло, боль ослабла.

— Ты меня лечишь? — спросил он с изумлением.

«Нет. Помогаю тебе меньше думать о боли».

«Словно наркотик», — подумал про себя Седрик.

Конечно, это не так обнадеживает, как если бы он и впрямь излечивался, но меньше боли — это уже неплохо. Так что он там должен сделать?

«Найди мне еду».

Мысли Релпды стали яснее и убедительнее. И Седрик опасался, что они еще теснее слились с его собственными. Он отбросил эти тревоги, поскольку времени переживать об этом у него не было. Сейчас ему придется как-нибудь накормить драконицу, хотя бы затем, чтобы заглушить голодную боль, которую она разделяет с ним. Но как же?

На этот вопрос не было простого и приемлемого ответа. День выдался ясным, река подуспокоилась, и даже вода стала менее белой. У него есть охотничье снаряжение, хоть и без навыков. Имеется лодка. И еще дракон.

От него требовалось только определить, что со всем этим делать. И для начала Седрик решил отойти от лодки и помочиться в реку.

— Так что же нам делать дальше, Релпда? — спросил он, закончив.

«Добудь еду».

— Отличная мысль. Вот только я не представляю, как.

«Иди на охоту», — мысленно подтолкнула его она.

Ощущение было не из приятных.

Он подумывал с ней поспорить, но решил, что смысла нет. Она права. Они оба голодны, а значит, кто-то из них должен найти пищу. А драконица определенно этого не сделает. Седрик вспомнил, что Джесс принес сверху фрукты. Если охотник нашел на дереве плоды, возможно, там еще что-то осталось. Наверху. Где-нибудь там.

«Мясо. Рыба», — настаивала Релпда.

Она неловко поерзала на поддерживающем ее бревне. Один его конец неожиданно вырвался из спутанной массы плавника и ушел глубже под воду.

«Скользко!» ворвалась ее мысль в сознание Седрика.

Релпда затрубила от страха, отчаянно рванулась и вцепилась передними лапами в другое бревно. Кое-как удержалась, сумела немного подтянуться и отчасти подмять под себя оба бревна.

— Хорошая девочка! Умница! — похвалил Седрик.

И в ответ снова получил волну тепла, облегчившую его боль.

«И усталая, — пришла с нею мысль. — Очень усталая. И замерзшая».

— Я знаю, Релпда. Знаю.

Это была не просто попытка утешить. Седрик точно знал, насколько она измотана и как усталость тянет ее ко дну. Передние лапы драконицы ныли от непривычных усилий. Когти ощущались странно — размякли и болели. Задние лапы и хвост устали от попыток выбраться из воды. Неожиданно драконица расправила крылья и забила ими, пытаясь втащить себя выше на бревна. Крылья оказались сильнее, чем ожидал Седрик. Поднятый ими ветер ударил в юношу, и ее грудь почти вырвалась из воды. Но все это ничуть ей не помогло. Только потревоженная мешанина плавника закружилась в водовороте. На глазах у Седрика от затора оторвался ком спутанных водорослей и поплыл вниз по реке. Плохо дело.

— Релпда. Релпда. Послушай меня. Нам надо подсунуть тебе под грудь больше бревен, чтобы ты смогла отдохнуть. Когда ты окажешься в безопасности, я смогу отправиться на поиски еды.

«Отдохнуть», — излился в одно слово целый океан тоски.


Элис проснулась поздно, но, выйдя на палубу, обнаружила, что многие хранители еще спят. Должно быть, усталость или горе тяжело сказывались на них. Среди проснувшихся оказались Тимара и Джерд. Девушки сидели на носу судна, болтая ногами за бортом, и разговаривали. Элис слегка удивилась, увидев их вместе. Вроде бы они не были дружны, и после того, что Тимара рассказала ей о Джерд, женщина сомневалась, что они когда-либо подружатся. Интересно, о чем они беседуют и будут ли рады, если она присоединится к ним. У нее были подруги в Удачном, но, в отличие от многих, Элис не особенно заботилась о поддержании этих отношений. Ей была присуща некоторая сдержанность, которую другие женщины, возможно, считали холодностью. Она не могла поверить подругам самые интимные подробности о своем замужестве, хотя многие настойчиво делились с ней подобными откровениями.

Но сейчас Элис казалось, что ей пригодился бы совет другой женщины. Со вчерашнего вечера, когда обнаружился медальон, она пребывала в расстроенных чувствах и мыслях. Зачем Гест приготовил такой подарок, почему доверил его Седрику, и почему тот не передал его ей? Поделиться этим с Лефтрином она не могла — бремя этой вины принадлежало ей одной. Ответить на вопрос мог только Седрик, а он пропал. Элис усилием воли удержалась от скорби. Не сейчас. Она не станет пока оплакивать его. У них еще есть надежда.

Элис прошлась по баркасу, разыскивая Беллин, и обнаружила ее в кубрике, сидящей на койке Скелли. С написанным на лице крайним вниманием, багорщица держала девушку за руки. У той по лицу ручьями катились слезы. Беллин заметила Элис и одним взглядом попросила ее уйти, пока Скелли ее не заметила. Женщина коротко кивнула и беззвучно удалилась, отправившись дальше бродить по палубе.

Тимара подвернула штаны до колен. Когда она болтала ногами, чешуя вспыхивала на солнце серебром. Она сидела, ссутулившись, а Джерд держалась прямо, едва ли не выпятив живот. Элис позавидовала их свободе. Никто не упрекнет их за то, что они показывают голые ноги, не станет переживать, что они могут свалиться за борт. Они сами знают, что делают — так считали все на баркасе и не вмешивались. Они чем-то походили на Альтию Трелл, которая так уверенно сновала по палубе «Совершенного». Альтия, напомнила себе Элис, родом из торговцев Удачного, как и она сама. Так что не стоит винить в узости собственных рамок происхождение. Нет, медленно осознала она. Это она сама себя ограничивает и привезла эти рамки с собой даже сюда. Это она сама живет по сковывающим ее правилам.

Элис с отчаянием и тоской подумала о Лефгрине. Она чувствовала в нем нежность и страсть — то, чего никогда не получала от Геста. И в ней он тоже пробудил сходные чувства. Почему она не может просто пойти к нему и отдаться, как ей и хочется? Ведь капитан очевидно мечтает о ней, а она хочет его.

Некая необузданная часть ее существа настаивала, что они уже слишком далеко поднялись по этой странной реке, и ей нет нужды беспокоиться о своей участи после возвращения в Удачный. Эта часть полагала, что Элис вовсе может никогда не вернуться. Какая разница, погибнет ли она в этом безумном путешествии или доживет до конца — почему бы ей не испытать все, не получить все, вместо того, чтобы сдерживаться? Элис холодно отметила, что Седрика рядом нет, и некому смотреть на нее скорбным, укоряющим взглядом. Ее совесть пропала; она может делать все, что пожелает.

— С тобой на палубе этот день стал еще прекраснее, дорогая моя.

При звуке его голоса Элис охватила теплая радость. Она обернулась и увидела, что Лефтрин приближается к ней с двумя кружками чая. Забирая тяжелую, не слишком чистую посудину из его мозолистой и чешуйчатой руки, она подумала, что лишь месяц назад могла бы от него отшатнуться. Она стала бы сомневаться, чиста ли кружка, и воротить нос от стылого чая. Теперь она точно знала, что кружку сполоснули лишь каплей воды или даже просто протерли тряпкой. Знала, но ее это не заботило. Что же до чая, что ж… Элис отсалютовала капитану кружкой.

— Лучший чай на многие мили вокруг!

— Так и есть, — согласился он. — И лучшее общество во всем мире, на мой вкус.

Элис негромко рассмеялась и опустила взгляд на свои руки. Ее веснушки ярко темнели на обожженной водой коже. О том, как выглядит лицо и прическа, ей думать не хотелось. Она мельком заглянула в мутное зеркало в каюте, когда уложила и заколола волосы. Зрелище показалось ей попросту безнадежным.

— Как это ты ухитряешься говорить мне такие чрезмерные комплименты и не выглядеть при этом глупо?

— Может, дело в том, что ты подходящий слушатель. Или, может, меня не заботит, выгляжу ли я глупо, поскольку я знаю, что говорю правду.

— Ох, Лефтрин, — вздохнула Элис и отвернулась к реке, поставив кружку на планшир. — Что же нам делать?

Она вовсе не собиралась спрашивать его. Но вопрос вырвался сам так же естественно, как струйка пара, поднимающаяся над чаем.

Капитан сделал вид, что не понял.

— Ну, Карсон отплыл еще до зари. До завтра мы простоим здесь. Драконы смогут отдохнуть и немного подкормиться. Чуть выше по течению они нашли водоворот, где много убитой кислотой рыбы. Так что пусть едят и набираются сил, пока Карсон продолжает поиски. Он будет идти вниз по течению целый день. Если найдет живых, привезет их сюда. Если никого не найдет, вернется один. Он захватил с собой горн, звук по реке разносится довольно далеко. Я недавно слышал три долгих сигнала.

— Я ничего не слышала.

— Ну, звук был слабый, но я привык вслушиваться.

Что-то в его голосе показалось Элис странным. Она угадала, что капитан скрывает что-то, но решила пока не заострять на этом внимания.

— Как ты считаешь, он найдет кого-нибудь?

— Предсказать такое невозможно. Но мы нашли почти всех уцелевших в одном месте. Поэтому, по-моему, то, что река где-то вместе подхватила, она так же вместе и протащит, и выбросит.

Капитан умолк, но она уже уловила нить его рассуждений.

— Значит, по-твоему, если бы кто-нибудь еще выжил, он был бы сейчас с нами.

Лефтрин неохотно кивнул.

— Скорее всего. Впрочем, нашлась же одинокая драконица.

— И тело Варкена.

— И тело, — согласился он. — Поэтому-то мне и кажется, что почти все, что было около нас, когда ударила волна, должно бы оказаться в этой округе.

Элис немного помолчала.

— А Хеби и Рапскаль? Медная драконица?

— Вероятно, мертвы и лежат на дне. Или погребены где-то под плавником. Мертвого дракона таких размеров трудно было бы не заметить.

— А Седрик?

Капитан молчал еще дольше, чем прежде Элис.

— Если говорить прямо, Элис, хранители выжили потому, что они выносливы, — наконец решился он. — Их кожа может выдержать едкую воду. Они все сумеют залезть на дерево, если таковое им попадется. Они рождены для такой жизни. А Седрик нет. У него и с самого начала было не так уж много мышц, а эти долгие дни в постели, болел он там или нет, могли его только ослабить. Я пытаюсь представить, как бы он выплыл в той волне, но не могу. Боюсь, его нет в живых. Ты в этом не виновата. И я не считаю, что виноват сам. Полагаю, просто так вышло, вот и все.

Не потому ли он заговорил о вине, что в глубине души считает ее виновной?

— Это я притащила его сюда, Лефтрин. Знаю, тебе Седрик выносливым не кажется. Но по-своему он все же силен, осведомлен и весьма сведущ. Он был правой рукой Геста. Я до сих пор не понимаю, почему Гест решил послать его со мной.

Элис вдруг осеклась. Если только Гест не считал, что она нуждается именно в том роде присмотра, который пытался обеспечить ей Седрик.

— Я не хотел говорить о нем плохо, просто я сомневаюсь, что он хороший пловец, — мягко пояснил Лефтрин. — И мы не должны терять надежду. Его ищет опытный охотник. И, мне кажется, Карсон мечтает найти Седрика не меньше твоего.

— Я так ему признательна! Даже не знаю, как и отблагодарить его за упорство.

Лефтрин слегка закашлялся.

— Хм, по-моему, он надеется, что благодарить его будет сам Седрик. Они ведь одного поля ягоды и все такое.

— Одного поля ягоды? Я в жизни не встречала двух менее похожих людей.

Лефтрин посмотрел на нее как-то странно, затем пожал плечами.

— Думаю, они достаточно похожи в том, что для них важно. Но давай не будем об этом. Достаточно сказать, что Карсон просто так не сдастся.


— Так зачем ты вообще это сделала? Если не думала, что, ну… влюблена в него?

Джерд дернула плечом.

— Наверное, я просто решила: как только уеду из Трехога, начну жить по-своему. Я вроде как пыталась сдержать данное себе слово. И… — кривовато усмехнулась она, — он подвернулся первым. Думаю, мне льстило, что человек с такой мягкой кожей, как у него, вдруг, ну… захотел меня. Вряд ли мне нужно тебе это объяснять. После того как тебе всю жизнь твердили, что никто не должен к тебе прикасаться, не может и не станет, потому что ты родилась чудовищем? И тут вдруг мальчик с мягкой кожей, да еще такой обходительный, вроде бы вовсе не считает, что это важно… от этого я просто ощутила себя свободной. И я решила быть свободной.

— Ясно.

Тимара сглотнула и попыталась подобрать слова для следующего вопроса. Это она сегодня подошла к Джерд. И, к ее удивлению, та не отказалась завязать разговор. Ни одна из них не упоминала о том, как Тимара выследила Джерд с Грефтом. Если повезет, эта тема так и не всплывет. Должно быть, Джерд так же неловко, как и ей самой. Тимара еще раз обдумала следующий вопрос. Действительно ли она хочет знать ответ?

— Значит, тогда он пришел к тебе. Не ты к нему?

Джерд взглянула на Тимару, пренебрежительно скривившись.

— Я пошла вслед за ним в лес. Ты это хотела знать? Или тебя интересует, кто до кого первым дотронулся? Поскольку я не уверена, что помню… — Джерд выпрямилась еще больше, положила руку на слегка округлившийся живот и спросила: — В любом случае, а почему это тебя вообще заботит?

Тимара внезапно уверилась, что на самом деле Джерд помнит, отлично все помнит. И еще поняла, что только что сама вложила другой девушке в руки оружие, которым та сможет воспользоваться против нее, когда только захочет.

— Не знаю, — солгала Тимара. — Просто любопытно.

— Если ты его хочешь, забирай, — великодушно предложила Джерд. — То есть, ты же знаешь, у меня есть Грефт. И не то чтобы я хотела Татса надолго. Я не стану его у тебя отбивать.

Значит, она думает, что могла бы. Но так ли это?

— И Рапскаля ты надолго не хочешь? — съязвила в ответ Тимара. — Ни того, ни другого?

Если она надеялась задеть Джерд, то промахнулась. Та только рассмеялась.

— Нет, и не Рапскаля! Хотя он мил — такой ребячливый, такой симпатичный. Но одного раза с ним мне хватило! Он так глупо смеялся, просто вывел меня из себя. Ой! Хотя мне жаль, что он пропал. Я знаю, вы были с ним близки. Видимо, тебя его глупости вовсе не раздражали. Должно быть, тебе было очень тяжело потерять его.

Вот сучка. Тимара усилием воли попыталась запретить горлу сжиматься, а слезам течь, но не справилась. И вовсе не потому, что она была влюблена в Рапскаля. Как и говорила Джерд, он был слишком чудаковатым. Но ведь он был ее другом Рапскалем, и его исчезновение оставило дыру в ее жизни.

— Тяжело. Слишком тяжело.

Без извинений и оправданий Тимара перебросила ноги через борт и спрыгнула на палубу. И тут же ощутила сочувственную дрожь «Смоляного». Девушка пошла прочь, скользя рукой по планширу и заверяя судно во взаимном расположении. Затем Хеннесси, старший помощник, как-то странно посмотрел на нее, и она сразу же сняла руку с борта. Старпом медленно, без улыбки, кивнул Тимаре, когда она проходила мимо. Она преступила черту и сама это поняла. Она не член команды «Смоляного» и не вправе общаться так с кораблем. Даже если он первый к ней обратился.

Эта мысль невольно напомнила ей то, что Джерд сказала о Татсе. Тимара заставила себя обдумать это сравнение. Важно ли, кто из них подошел к кому первым? Разве не все уже прошло и позабыто?


— Вот так и замри. Отдыхай и не двигайся. Я постараюсь найти для тебя еще еды.

— Хорошо.

Седрик в очередной раз взглянул на драконицу, расположившуюся на ложе из бревен, и сам поразился тому, что они сумели сдвинуть бревна, что ему пришла в голову подобная мысль и он сумел ее воплотить, что он ухитрился вытащить дракона из воды. Подыскивая бревна, которые вообще мог стронуть с места, и подтаскивая их к драконице, он выловил из воды несколько крупных мертвых рыбин и тушку зверька, похожего на обезьяну. Прикасаться к размякшим трупам было мерзко.

«Несвежее», — пожаловалась драконица, однако все съела.

Затем, хотя вода и жглась, Седрик оттер в ней руки, смывая вонь.

— Мы хорошо работаем вместе, — заметила драконица как вслух, так и мысленно.

— Точно, — согласился юноша, стараясь не задумываться, так уж ли это хорошо.

На то, чтобы добиться результата, у них ушло все утро и еще полдня. Седрик понял, что если удастся подтащить к живым деревьям несколько бревен покрупнее, он сможет закрепить их там и сделать плот драконьих размеров. Начал он с одного бревна, уже надежно прижатого к нескольким мощным стволам. Его удерживало там сильное, закрученное в водоворот течение. Седрик разгреб в стороны кусты, мелкие ветки и прочий мусор, набившийся между этим бревном и соседним.

Работа была нелегкая, мокрая, а сырая одежда натирала обожженную речной водой кожу. Задолго до того, как дело было сделано, его руки ныли, спина болела, а голова едва не кружилась от усилий. Пока он работал, Релпда изводилась от нетерпения и, не стесняясь, выражала ревом свое недовольство и страх. Постепенно ее тревога перешла в раздражение и гнев.

«Помоги! Скользко. Помоги. Брось дерево. Помоги мне!»

— Я пытаюсь. Я строю для тебя плот, чтобы ты могла на него забраться.

В гневе драконица забила крыльями и хвостом, едва не сбросив Седрика в воду.

— Помоги сейчас! Строй потом!

— Релпда, надо сперва построить, а тогда уже помочь.

— Нет! — сотряс небеса ее яростный вопль, а сила ее мысли заставила его пошатнуться.

— Не делай так, — попросил он. — Если я упаду в реку и утону, ты останешься одна. Никто тебе не поможет.

«Падай, я тебя съем! Тогда не будешь строить деревья», — передала она мысль молча, но с не меньшей силой.

— Релпда!

На какой-то миг Седрик разозлился и испугался того, что она угрожает ему. А затем ему в сердце прорвался ледяной поток страха, скрывавшегося под этими словами. Она просто не поняла. Она решила, что он не обращает на нее внимания.

— Релпда, смотри: если я смогу сдвинуть несколько больших бревен вместе и как-то закрепить, то…

«Помоги Релпде сейчас!» — снова ударила ее мысль, едва не оглушив его.

— Да смотри же, что я пытаюсь сделать! — в запальчивости заорал Седрик.

И со всей силы вогнал образ в ее упрямое ящеричье сознание: широкий плот из бревен и веток, на котором удобно свернулась Релпда.

Драконица гневно фыркнула, забила по воде крыльями, брызгая на Седрика.

«О, — воскликнула она вдруг. — Теперь я вижу. Так понятно. Я тебе помогу».

Ее неожиданное многословие ошеломило его.

— Что?

«Я помогу тебе двигать бревна на место. И убирать ветки, которые мешают им ложиться вплотную».

Она находилась в его разуме, пользуясь его глазами, его мыслями, его словами. Седрик содрогнулся от неожиданной близости, и драконица в ответ встряхнулась всем телом. Он попытался мысленно отстраниться от нее, но не смог. Только со второй попытки драконица неохотно освободила его мысли.

«Релпда поможет?»

— Да. Релпда поможет, — ответил Седрик, когда понял, что снова способен говорить за себя сам.

И она помогла. Несмотря на усталость и боль в когтистых лапах, драконица плавала вокруг, убирая с дороги мелкий мусор и подталкивая бревна туда, куда он указывал. Когда их первый опыт разметало течением, она пронзительно затрубила от возмущения и отчаяния. Затем Седрик снова позвал ее на помощь, и Релпда пришла. Он велел ей притапливать бревна и заталкивать под верхний ряд, и она послушалась. Как и когда юноша сказал, что ей придется посидеть в воде, пока он связывает то, что у них вышло, прискорбно коротким куском веревки, оставшимся от Джесса. А затем Релпда осторожно взобралась на шаткую конструкцию из бревен. И успокоилась. Ее тело начало согреваться. Седрик и не подозревал, как сильно сказывалась на нем ее усталость, пока она наконец не расслабилась. Он едва не рухнул в обморок от ее облегчения.

«Теперь спать».

— Да. Поспи. Сейчас тебе это нужнее всего.

Сам он нуждался в еде. И воде. Как же это жалко — мечтать не о вине или хорошо приготовленной пище, а всего лишь о глотке простой воды. Итак, он вернулся к тому, с чего начал много часов назад, с той лишь разницей, что день уже клонится к вечеру. Скоро стемнеет, и он снова скорчится под вонючим одеялом в тесной лодчонке. Седрик взглянул на небо и решил, что должен хотя бы попробовать найти то место, где Джесс раздобыл фрукты.

«Мясо».

Она сонно следила за ходом его рассуждений, и мысль о плодах ее не обрадовала.

«Найди мясо».

Драконица дала Седрику почувствовать остроту ее голода. Он пришел в ужас. Он же недавно ее кормил!

«Мало».

— Может, я найду еще мяса, — согласился он и, пытаясь смириться с безвыходностью их положения, добавил: — Я постараюсь.

Седрик вернулся к лодке и посмотрел на доставшийся ему набор орудий для убийства животных. Топор так и лежал в кровавой луже на дне. К горлу подкатила тошнота, когда он поднял его и положил на банку сушиться. Кровь Джесса, разбавленная мутной водой, была теперь на его руках. Юноша опустился на колени, просунул руку сквозь слой плавника и сполоснул в реке. К его удивлению, вода жгла куда меньше, чем он ожидал. Может, он уже начал привыкать? Седрик окинул взглядом реку и понял, что вода стала не только менее едкой, но и уровень ее заметно понизился. Мокрые следы на деревьях оказались теперь высоко у него над головой.

Перешагивая с бревна на бревно, он добрался до кромки леса, окаймляющего реку. Иногда плавник погружался ниже, чем он ожидал, какой-то ствол даже провернулся у него под ногой, едва не сбросив его в воду. Но в конце концов Седрик оказался перед частоколом деревьев и поглядел вверх. Он помнил, что Джесс спустился с одного из этих стволов, но все они внезапно показались ему гораздо более гладкими, чем прежде. Когда же он в последний раз забирался на дерево? Наверное, лет в десять, причем на вполне дружелюбную яблоню, ветки которой гнулись под тяжестью сладких плодов. Вспомнив те яблочки, Седрик сглотнул слюну Ладно, тут ничего не поделаешь. Надо лезть наверх.

Юноша вздрогнул, услышав протяжный зов горна. Он обернулся на звук. Релпда подняла голову и протрубила в ответ. Казалось, звук доносится со всех сторон разом. Седрик дико озирался по сторонам, даже поднял взгляд на кроны деревьев. Драконица вглядывалась куда-то вверх по течению, а затем снова подняла голову и затрубила.

Перепрыгивая и перебегая на цыпочках, Седрик отважился выбраться на самый край плавучего островка и посмотрел в ту же сторону. Его ослепили блики на воде, и какое-то время он вообще ничего не видел. Но затем, словно спасение явилось в ответ на его самые искренние мечты, он различил очертания маленькой лодки и человека на веслах. И греб он сюда. Седрик вскинул руки и замахал над головой.

— Эй! Сюда, сюда! — закричал он — и дождался ответного взмаха.

Медленно, как же медленно лодка и гребец увеличивались в размерах. У Седрика ручьем лились слезы, и не все — от попыток удержать взгляд на бликующей воде. Карсон узнал его раньше, чем сам он — охотника.

— Седрик! — раскатился по реке крик, полный искренней радости.

Карсон принялся грести еще усердней. Но все равно Седрику показалось, что прошла целая вечность, прежде чем он смог, встав на колени, поймать веревку, переброшенную ему охотником. Он притянул лодку к самым бревнам, после чего уже не знал, что делать дальше. Только глупо улыбался, дрожа от облегчения.

— Слава Са, ты жив! И драконица тоже? Вот уж двойное чудо. Да она еще и не в воде! Как тебе удалось? Только посмотри на себя! Потрепало тебя рекой, а? Ну-ка, дай мне веревку, я привяжу лодку покрепче. Что тебе нужнее сперва? Вода? Еда? Я-то думал, что найду тебя полумертвым, если вообще найду!

Седрик стоял, дрожа, пока Карсон болтал за них обоих. В считаные мгновения лодка оказалась надежно привязана к плавучему островку и охотник, не дожидаясь просьбы, протянул ему мех с водой. Юноша жадно присосался к горлышку.

— Слава Са и спасибо тебе, — прервавшись, пробормотал он и продолжил пить.

Карсон наблюдал за ним, улыбаясь в бороду. Выглядел он усталым, но все равно так и сиял от радости.

Когда Седрик вернул мех, охотник сунул ему в руки корабельную галету. Голова юноши вдруг закружилась от запаха еды. Должно быть, он покачнулся, поскольку Карсон подхватил его под локоть.

— Присядь. Сядь и ешь медленно. Теперь с тобой все будет хорошо. И с тобой тоже! — заверил он Релпду, когда та затрубила, возмущаясь, что Седрик ест, а она нет.

Юноша был благодарен, но внезапно ощутил такой голод, что едва мог сосредоточиться на словах Карсона и жалобах Релпды. Он отломил кусочек галеты и сунул в рот. Челюсть болела, и он не мог жевать ушибленной стороной. Но проглоченная пища стоила всей этой боли. Седрик отломил следующий кусочек и медленно съел.

Карсон оставил его и пошел поговорить с драконицей. Вернувшись, он только покачал головой от изумления.

— Славная работа. Вероятно, все сооружение развалится, если она пройдется по нему, но это всяко лучше того, что получили остальные драконы.

Слова охотника медленно проникли в сознание Седрика, и тот вспомнил, что в мире есть кое-что еще, кроме еды и питья.

— Кто уцелел? — спросил он с набитым ртом.

— Ну, выживших больше, чем пропавших. Это заняло день или два, но мы собрали почти всех. Теперь, когда я нашел тебя и Медную, не хватает только Рапскаля с его драконицей и Джесса. Несчастного Варкена мы нашли уже мертвым, Ранкулоса сильно потрепало, но остальные в порядке, если не считать мелких травм. А как ты? Судя по виду, тебе досталось больше остальных.

Седрик смущенно дотронулся до лица.

— Да так, слегка.

— Как по мне, так это чуть больше, чем «слегка», — негромко хохотнул Карсон. — Ну да ладно. Выходит, здесь только ты и драконица. Больше никого?

— Только мы, — осторожно ответил Седрик.

Как отнесется охотник к новости, что они с Релпдой убили его товарища? Юноша часто видел этих двоих в одной лодке, а порой они вместе ходили в лес. Сейчас не лучшее время, чтобы огорчать своего спасителя. Если он не расскажет о Джессе, никто ничего и не узнает.

Если только не проболтается Релпда.

От страха Седрика пробрала дрожь.

«Опасно? — тут же отозвалась драконица. — Съесть охотника?»

«Нет, Релпда. Нет. Никакой опасности. Охотник найдет для тебя еду, но чуть позже», — ответил он, постаравшись по возможности передернуть ее слова, а затем тихо пояснил Карсону:

— Она все еще не в себе после той волны.

— Ну, полагаю, все мы немного не в себе. Но она говорит дело. Она наверняка изголодалась. И прежде-то не была особенно упитанной, а за последнюю пару дней, похоже, и вовсе истаяла. Релпда? Знаю, драконы предпочитают свежатину, но я видел неподалеку отсюда труп лося. Показать тебе, где он плавает?

— Принеси Релпде. Релпда устала.

— Карсон тоже устал, — пробормотал охотник, но ворчал он больше для виду. — Я зацеплю тушу веревкой и притащу сюда. Хочешь, оставлю тебе воду?

— Не уходи! — невольно слетело с его губ — спасение ведь только что прибыло.

— Не переживай, — успокоил его Карсон, улыбнувшись и мягко похлопав Седрика по плечу. — Я вернусь. Я изрядно потрудился, разыскивая тебя, и не намерен бросать тебя здесь.

Их взгляды встретились — охотник, похоже, говорил от чистого сердца. Седрик не знал, что ответить.

— Спасибо, — выдавил он и отвел глаза от искреннего взгляда охотника. — Должно быть, я кажусь тебе трусом. Или бестолковым неумехой.

— Ничего подобного, уверяю тебя. Я ненадолго. Оставлю тебе воду. Это вся, что у нас сейчас есть, так что постарайся по возможности ее беречь.

— Вся, что есть? — ужаснулся Седрик. — Почему же ты позволил мне выпить так много?

— Потому что тебе это было нужно. Теперь позволь, я сплаваю за отличным тухлым лосем для Релпды, а потом вернусь. Может, мне еще хватит света подняться на дерево и поискать какой-нибудь еды для нас.

— Дже… — начал было Седрик и осекся.

Он едва не выложил Карсону, что Джесс нашел неподалеку фрукты. Дурак, дурак, дурак. Не упоминай о другом охотнике.

— Что?

— Желаю удачи.

— О, да не волнуйся ты так. Я скоро вернусь.


Вода спала. В реке по-прежнему оставалось вдосталь дохлой рыбы, хоть и несвежей, но вполне сытной. Сама она не погибла. По крайней мере, пока.

Синтара поерзала. Лапы ее болели от постоянного купания. Вода в реке стала уже не такой едкой, как прежде, но когти все равно казались мягкими, как будто гнили прямо на лапах. И никогда еще драконица не отчаивалась до такой степени.

Это ее, Синтару, дракона, должного повелевать морем, небом и землей, вдруг подхватило и повлекло вверх тормашками, словно кролика, сцапанного ястребом. Она барахталась и захлебывалась. Она цеплялась за бревно, словно тонущая крыса.

— Ни один дракон еще не подвергался тому же, что и мы, — заметила она. — Ни один еще не падал так низко.

— Нет ничего «низкого» в выживании, — возразил Меркор, и голос его, как обычно, звучал спокойно, почти безмятежно. — Считай это опытом, полученным дорогой ценой, Синтара. Когда ты умрешь и будешь съедена, или твоя молодь проклюнется из яйца, драконы понесут дальше воспоминания об этом времени. Пережитые трудности не могут быть потерей. Кто-нибудь научится у нас. Кто-то извлечет пользу из нашего опыта.

— А кто-то устал от твоих разглагольствований, — проворчал алый Ранкулос.

Он закашлялся, и Синтара почуяла запах крови. Она придвинулась ближе к нему. Из всех драконов Ранкулос был изранен серьезнее всех. Его ударило по ребрам чем-то тяжелым, пока он барахтался в потоке. Синтара ощущала боль, с которой ему давался каждый вдох. По большей части, чешуя неплохо защитила их. Сестикан ушиб крыло, и оно ныло, когда он пытался его расправить. Верас жаловалась на обожженное горло — она наглоталась едкой воды. О мелких повреждениях никто не считал нужным упоминать. Они драконы. Они выздоровеют.

Река отступала с каждым часом. Уже проявилось некое подобие берега. Кусты, увешанные гирляндами погибших лиан, торчали из длинной полосы жирной грязи. Большим облегчением оказалось встать на лапы и вытащить брюхо из воды, но ходьба по липкой чавкающей грязи утомляла почти так же сильно, как и плавание.

— А что бы ты предпочел, чтобы я сказал, Ранкулос? Что после того, как мы зашли так далеко и пережили столько бед, нам следует лечь и умереть?

Меркор с трудом подтащился к ним. Обычно драконам не свойственно стоять так близко друг к другу, вспомнила Синтара. Но они и не обычные драконы. Они многие годы жались друг к другу на тесном клочке земли под Кассариком — и изменились. И в подобные времена усталости и неуверенности они по привычке сбивались вместе. Было бы так уютно лечь и заснуть под боком у Ранкулоса. Но она не станет. Грязь слишком глубока. Она проведет эту ночь стоя, будет дремать и грезить о пустынях и жарком сухом песке.

— Нет. По крайней мере, не здесь, — устало откликнулся Ранкулос.

К ним приближался большой голубой Сестикан. На его лазурной шкуре виднелись потеки грязи.

— Значит, решено. Завтра мы двинемся дальше.

— Ничего еще не решено, — спокойно заметил Меркор.

Золотистый дракон раскинул крылья и слегка встряхнул ими. Разлетелись брызги воды и грязи. Узор, похожий на павлиньи «глазки», покрывали илистые разводы. Синтара не видела Меркора таким грязным с тех пор, как они ушли из Кассарика.

— Странно, — кисло отозвался Сестикан. — Мне вот показалось, мы только что решили не ложиться и не умирать здесь. Значит, нам остается только двигаться дальше, в Кельсингру.

— Кельсингра, — повторила Фенте, выговорив это слово как ругательство.

Маленькая зеленая драконица встопорщила бахрому своей недоразвитой гривы. Будь та полноценной, это бы выглядело угрожающе. Но так Фенте напомнила Синтаре золотисто-зеленый цветок на тонком стебле.

— Вот лично я не вижу причин дожидаться хранителей. Они нам не нужны, — высказался подошедший Кало.

На ходу он расправил во всю ширь сине-черные крылья и встряхнул ими, пытаясь избавиться от грязи. Они оказались больше, чем у Меркора. Он что, пытается напомнить всем, кто тут самый крупный и самый сильный самец?

— Ты меня всю забрызгал грязью. Прекрати, — потребовала Синтара и подняла шейную бахрому, уверенная, что выглядит не менее устрашающе, чем Кало.

— Ты уже настолько испачкана, что даже не знаю, как ты заметила разницу, — возмутился Кало, но все же сложил крылья.

Но Синтара и не подумала так вот запросто отпустить его с миром.

— Может, тебе и не нужен хранитель, но мои мне пока пригодятся. Завтра они обе вычистят меня. Пусть мне приходится стоять в грязи, но причин носить ее на себе нет.

— Мой нерадив. Ленив. Занят только собой. Злится на всех, — буркнул Кало, и глаза его завращались от гнева и горечи.

— А он до сих пор воображает, что убийство дракона и продажа его на мясо уладит все его неприятности? — охотно подначил его Сестикан.

Кало ощетинился. Как бы часто он ни жаловался, насколько плохой из Грефта хранитель, подобных язвительных замечаний он не терпел. Даже после того, как юнец сделал им это непотребное предложение, Кало рявкал на всякого, кто смел на него жаловаться. Поэтому сейчас он широко разинул пасть и громко зашипел на Сестикана.

И сам удивился не меньше прочих, когда из глотки вырвалось синеватое облачко яда и на миг зависло в воздухе. Синтара прикрыла глаза и отвернулась.

— Что ты себе позволяешь? — сердито спросила Фенте.

Маленькая зеленая обрызгала всех грязью, удирая от ядовитого тумана. Сестикан тотчас же ощерился в ответ и глубоко вдохнул.

— Хватит! — одернул их Меркор. — Прекратите, вы оба!

Он имел не больше прав отдавать приказы, чем любой другой дракон.

«Тем не менее, это никогда не мешало ему так поступать», — подумала Синтара.

И почти всегда остальные слушались. В его манере держаться было нечто, вселявшее уважение и даже преданность. Сейчас же он подошел ближе к Кало. Крупный сине-черный дракон не стронулся с места, даже слегка приподнял крылья, как будто собираясь бросить Меркору вызов. Но золотистый вовсе не искал драки. Вместо этого он пристально посмотрел на другого самца, и водовороты его черных глаз закружились, как будто вбирая окружающую их темноту.

— А сделай так еще раз, — предложил Меркор, но в его словах не было вызова.

Скорее, он смотрел на Кало так, словно не верил собственным глазам. И не он один. Остальные драконы, уловив что-то в тоне Меркора, подтягивались ближе.

— Только по ветру от нас! — вставил Сестикан.

— И с большим пылом, — посоветовал золотой.

Кало медленно сложил крылья и так же медленно отвернулся в подветренную сторону. Если он пытался сделать вид, что вовсе не повинуется Меркору, то у него не получилось, решила Синтара. Но она придержала эту мысль при себе, потому что тоже хотела убедиться, научился ли Кало изрыгать яд. Все они должны были уметь это, как только вышли из коконов, но ни один еще не добился ни надежности, ни мощи от этого основного оружия из драконьего арсенала. Неужели Кало? Синтара наблюдала, как с вдохом раздувается грудная клетка дракона. На этот раз она заметила, как он привел в действие ядовитые железы в глотке. Мышцы на могучей шее дрогнули. Кало запрокинул голову, а затем резко вытянул шею вперед, широко разинув пасть. Он взревел, и вместе со звуком выдохнул отчетливо видимое облачко синеватого яда. Оно туманом поплыло над водой. Синтара была не единственной, кто изумленно рыкнул. Она увидела, как яд рассеивается, услышала легкое шипенье, когда он осел на едкую воду реки.

Прежде чем кто-либо что-то сказал, вперед рванулась Фенте. Она отплыла от берега, встряхнулась всем телом, растопырила крылья и запрокинула голову. Когда она выплюнула яд вместе с пронзительным воплем, похожим на женский визг, облачко вышло меньше, но плотнее. Фенте снова и снова взвизгивала, пока, к четвертому разу, из выдоха не пропали все видимые следы яда. Тем не менее, драконица гордо обернулась к остальным.

— Не обманывайтесь, — заявила она. — Может, вы и крупнее меня, но я не менее смертоносна, чем любой из вас. Уважайте меня!

— Было бы мудрее приберечь яды для охоты, а не устраивать представление, — мягко упрекнул ее Меркор. — Ты ведь даже не знаешь, сколько времени уйдет на их восстановление. Если бы ты сейчас заметила дичь, она бы от тебя ушла.

Маленькая зеленая драконица развернулась к нему. На этот раз все оборки ее недоразвитой гривы стояли торчком вокруг шеи. Она встряхнула ими — скорее по-змеиному, чем по-драконьи.

— Не учи меня мудрости, золотой. Как и охоте. Я не нуждаюсь в твоих советах. Теперь, когда у меня снова есть яд, я не уверена, что мне вообще нужно ваше общество.

— Или хранитель? — с любопытством поинтересовался Ранкулос.

— Об этом еще стоит подумать, — отрезала Фенте. — Татс меня чистит, и мне приятно слушать его восхваления. Может, я и оставлю его при себе. Но это не значит, что сама я должна оставаться с вами и вашими чумазыми хранителями. Не вижу смысла пребывать в обществе людей настолько непочтительных, чтобы обсуждать убийство дракона на мясо, словно тот корова, — желчно добавила она и захлопала крыльями, подняв ветер и брызги. — У меня есть яд, и скоро я смогу летать. Тогда мне никто не будет нужен, кроме меня самой!

— И Хеби тоже говорила о полете, — негромко заметил Сестикан.

— Хеби. Это даже не ее истинное имя. Она не сумела найти свое истинное имя. Хеби. Это кличка для собаки — или, скорее, тупой лошади. Но не имя для дракона.

— Не говори о ней дурно, — посоветовал Меркор. — Возможно, всех нас ждет тот же конец, что постиг и ее.

— Не было у нее никакого конца, поскольку не было и начала, — огрызнулась Фенте. — Наполовину дракон — это не дракон вовсе!

Синтара в душе согласилась с нею. Слабоумные драконы все еще беспокоили ее, хоть она и не могла объяснить причину. Находиться рядом с существом, которое выглядит драконом, но не ощущать, что оно мыслит по-драконьи, было тревожно. Однажды ночью Синтара подслушала, как хранители рассказывают друг другу истории «про привидения», и задумалась, не то же ли это чувство. Как будто бы кто-то и есть, и его нет разом. Знакомые очертания, лишенные самой сути.

И именно это она видела и сейчас, когда безымянный серебряный с трудом побрел в сторону реки и вошел в воду. Хвост его давно уже зажил, однако дракон все равно держал его торчком, как будто на нем села шкура. Тело серебряного окрепло за время долгого путешествия, и после того, как хранители избавили его от паразитов, он сделался не таким тощим. Но лапы у него все равно оставались короткими и толстыми. Зато крылья, которые он сейчас расправил, казались почти нормальными. Все драконы в молчании наблюдали, как серебряный осторожно поднял их, несколько раз взмахнул, подражая предшественникам, а затем запрокинул назад голову. Когда он вытянул шею, широко раскрывая пасть, Синтара заметила, что зубы у него вдвое длиннее, чем у Фенте, и растут в два ряда. А облако яда, которое он изрыгнул с гортанным ревом, оказалось густым и почти фиолетовым. Крупные капли с шипением упали в воду. Синтара отвернула голову, спасаясь от резкого запаха сильного яда.

— Этот полудракон, — сообщил серебряный, — может сделать вас не драконами вовсе. — Он сердито уставился на них, проверяя, до всех ли дошла его угроза. — Имя? Я беру имя. Плевок мое имя. Мое имя то, что я делаю. Фенте, скажи мое имя!

Маленькая зеленая отвернулась от него. Она старалась удалиться с достоинством, но драконы не созданы для плаванья. Фенте выглядела торопливой и неуклюжей, удирая от серебряного. Плевок засмеялся, и когда зеленая повернула голову и зашипела на него, выдохнул в нее маленькое облачко летучих ядов. Речной ветер развеял его прежде, чем оно успело ей повредить. Но Меркор все равно его одернул.

— Береги яд, Плевок. У нас стало на одного охотника меньше, а хранители лишились почти всех лодок и снаряжения. Они не смогут охотиться так же успешно, как раньше. Всем нам придется самим добывать себе пищу. Прибереги яд для дичи.

— Может, я съем Фенте, — язвительно предположил Плевок.

Но затем он развернулся и поплыл обратно на мелководье. Выбрел на топкий берег и, не обращая внимания на грязь, улегся там спать. Синтара внезапно позавидовала ему. Приятно было бы лечь. Она не прочь поспать. А когда проснется, Тимара с Элис ее почистят. Она и так уже грязная, так что еще чуточку ила ничего не изменит. Да и хранителям пора бы уже выказать ей благодарность за спасение.

Приняв решение, Синтара выбрала на илистом берегу местечко повыше и улеглась, готовясь ко сну. Грязь подалась, принимая очертания ее тела, поначалу холодная, но некоторое время спустя согревшая ее не хуже подстилки из густой травы. Синтара опустила голову на передние лапы, чтобы не зарыться носом в ил, и закрыла глаза. Как же все-таки приятно лежать.

Судя по звукам вокруг, другие драконы следовали ее примеру. Ранкулос вернулся на свое обычное место рядом с ней, устроившись слева. Сестикан улегся справа.

И драконы заснули.

Двадцать четвертый день месяца Молитв, шестой год Вольного союза торговцев
От Эрека, смотрителя голубятни в Удачном, — Детози, смотрительнице голубятни в Трехоге

В футляре послание от Геста Финбока, доставленное голубем из Джамелии для последующей срочной пересылки на баркас «Смоляной», пассажирам Седрику Мельдару и Элис Финбок, с предписанием как можно скорее вернуться в Удачный. Торговцев Кассарика и Трехога следует уведомить объявлениями в обоих Залах торговцев, что никакие долги, числящиеся за этими лицами, не будут оплачиваться семейством Финбоков после тридцатого дня месяца Молитв.

Детози, похоже, кое-кто изрядно расстроен! Признаюсь, я заинтригован. Она что, сбежала с его секретарем? Но почему в Дождевые чащобы? Здесь поговаривают, что оба выглядели вполне довольными жизнью, так что все потрясены и возмущены этим предположением.

Эрек

Глава 10 ПРИЗНАНИЯ

Релпда вгрызлась в тушу лося, не жалуясь на вонь. Седрик даже пожалел, что не может отнестись к этому с той же невозмутимостью. Драконица теперь постоянно пребывала на окраине его сознания. Вонь и вкус тухлятины призрачным воспоминанием стояли во рту. Седрик постарался отрешиться от этих ощущений, чтобы они не отравили ему удовольствие от фруктов, раздобытых Карсоном.

Охотник вернулся, как и обещал. Релпда по-прежнему не желала лезть в воду, поэтому они вдвоем подогнали плавучую тушу к ее плоту. Лося покрывали потеки грязи и кое-где поклевали стервятники. Но драконицу это не волновало. Как только они доставили к ней мясо, она уже не думала ни о чем, кроме набивания собственного брюха.

Деревья с гладкой корой, показавшиеся Седрику неприступными, покорились Карсону. Для такого здоровяка он оказался весьма проворным. Вскарабкаться наверх было для него не труднее, чем пауку — влезть по стене. Юноша попытался было последовать за ним, но обожженная кожа рук сделалась чересчур нежной. Он сдался, поднявшись по стволу примерно на два человеческих роста. Даже сползти обратно оказалось непросто. Спрыгнув со ствола спиной вперед, Седрик неудачно приземлился. И теперь лодыжка тоже болела.

Карсон спустился вниз с наступлением темноты. Он набрал целый сверток плодов: такие же, как принес Джесс, и еще два вида — одни желтые и сладкие, а другие, размером с кулак, зеленые и жесткие. В Дождевых чащобах встречалось множество растений и деревьев, а Седрик так мало о них знал. Он взял зеленый фрукт и вертел его в руках, пока Карсон молча не забрал его. Охотник постучал плодом по бревну, словно сваренным вкрутую яйцом. Толстая зеленая кожура слезла, обнажив сочную белую мякоть.

— Ешь целиком, — посоветовал Карсон. — На вкус не ахти, зато много влаги.

Охотник болтал до хрипоты. Седрик услышал подробный рассказ о том, как волна захлестнула судно, как они выдержали удар, отыскали капитана, а затем и почти всех пропавших хранителей. Юноша пришел в ужас, узнав, что Элис вовсе не провела все это время в безопасности на борту, и с облегчением услышал о ее спасении. Он позволил Карсону говорить, пока у того не иссяк запас слов. Теперь охотник смотрел на Седрика. Смотрел внимательно, но не в упор, а искоса, из-под ресниц. Фрукты он поделил поровну, ни словом не упомянув о том, что юноша ничем не заслужил свою долю. Но даже после того, как Карсон накормил драконицу, Седрик все равно ждал, что охотник вот-вот изложит ему план, как ловчее ее убить и с выгодой продать. Раз уж его товарищ и даже капитан участвовали в заговоре, вполне ожидаемо, что и Карсон будет с ними заодно. А если Джесс рассказал ему об образцах, припрятанных Седриком, это объяснит, почему они с Дэвви были так к нему внимательны и так часто навещали его каюту. Они оба знали, что он пронес на борт «Смоляного» драконью кровь. Стоило им найти его тайник, и они стали бы богачами.

Когда с плодами было покончено, Карсон принес из лодки тяжелый железный котел, плеснул в него немного масла и поджег. Он наломал щепок и смолистых веточек от самых сухих бревен и подбросил в пламя. Чадящий огонек принес долгожданное тепло и отогнал часть насекомых. Они сидели, наблюдая, как ночная тьма сгущается над рекой. В полоске неба над головой начали загораться звезды.

Карсон прочистил горло.

— Мне казалось, ты не мог общаться с драконами. Вообще не понимал, что они говорят.

Седрик не заготовил ответа на такой вопрос.

— Все изменилось, когда я стал чаще бывать с ними рядом, — решился он ответить близко к правде. — А после того, как Релпда меня спасла и доставила сюда, мы стали гораздо лучше понимать друг друга.

Вот так. Достаточно правдиво и легко запомнить. Лучший род лжи. Седрик уставился на ровную поверхность воды.

— Ты не слишком-то разговорчив, — заметил Карсон.

— Так и говорить нечего, — осторожно отозвался Седрик, но тут же вспомнил о хороших манерах. — Кроме как поблагодарить тебя.

Седрик заставил себя обернуться и встретить честный взгляд охотника.

— Спасибо, что искал нас. Я даже не представлял, что делать дальше. Лазать на деревья за фруктами я не умею, никогда не охотился и не ловил рыбу. — После чего добавил куда формальнее: — Я перед тобой в долгу.

Среди торговцев эти слова считались не просто любезностью. Они подтверждали искренне взятые на себя обязательства.

— Ну, мне показалось, ты неплохо справляешься, — великодушно ответил Карсон. — Но обычно людям в такой ситуации есть что порассказать: как тебя ударила волна, и что ты сделал… — Он не стал договаривать, надеясь на продолжение от Седрика.

Тот смотрел в темноту. По возможности держаться правды. Так безопаснее.

— Я не помню волны. Я сошел на берег, чтобы… поразмять ноги. Когда очнулся, меня держала в зубах Релпда, так, чтобы голова оставалась над водой. Разумеется, она плыла со мной вниз по течению, и я довольно долго убеждал ее, что нам нужно свернуть туда, где раньше был берег. Я боялся, она выбьется из сил раньше, чем мы доберемся до деревьев. Но мы справились.

— Да. Справились, — проговорила с набитым ртом драконица.

Она была довольна собой. Довольна рассказом Седрика о том, как она его спасла.

— Неудивительно, что ты не все помнишь. Похоже, ты сильно ударился головой.

Седрик ощупал распухшее лицо.

— Это верно, — подтвердил он тихо и не стал продолжать разговор.

Было почти приятно неподвижно сидеть в ночи перед мерцающим в котле огнем. Он остался голоден, у него по-прежнему болело все тело, зато уже не надо было гадать, как он переживет следующий день. Карсон позаботится о нем, отвезет обратно на «Смоляной». Маленькая вонючая каюта уже манила его спасением от бескрайней воды и голода. Там будет чистая одежда, теплая вода и бритва. И горячая еда на камбузе. Простые вещи, которые он вдруг начал ценить.

«Восхищаться тут особенно нечем», — подумал про себя Седрик.

Еще сегодня днем он был в состоянии позаботиться о себе и драконице. Вчера сумел убить, чтобы выжить самому. А сейчас уже охотно перестанет делать вид, будто бы вполне самостоятелен в этом мире, и оставит все тревоги и раздумья другим.

Неудивительно, что Гест с такой легкостью избавился от него.

Контрабанда драконьей плоти в Калсиду ближе всего подошла к его собственному плану действий за долгие годы. И только посмотрите, как чудно все обернулось! Почти так же здорово, как и его предыдущее предложение женить Геста на Элис. Сколько счастья это принесло всем троим. Когда же он перестал жить своей жизнью? Когда превратился в кусок плавника, который подхватило течение Геста и понесло, швыряя, кружа, обтачивая под чужие нужды, чтобы в итоге выбросить сюда с прочим мусором? Седрик рассеянно отметил, что охотник подбросил в котел обломок перекрученной белой древесины. Точно. Это он и есть. Топливо для чужого огня.

Карсон внезапно вздохнул. Он казался разочарованным, но готовым к дальнейшей борьбе.

— Что ж. Вот наш план на завтра. Я бы хотел встать пораньше, с зарей, и двинуться вверх по реке к «Смоляному». Мы с капитаном Лефтрином договорились, что я спущусь по течению примерно на день пути, но, признаюсь, я забрался куда дальше, чем собирался. Придется грести как следует, чтобы успеть вернуться завтра до заката. Как думаешь, твоя драконица уже будет готова к путешествию?

Его драконица. Неужели она теперь его драконица?

Даже оставшийся непроизнесенным, этот вопрос привлек ее внимание.

«Да. Ты мой хранитель. И завтра я буду готова к дороге. В Кельсингру!».

— В Кельсингру, — негромко подтвердил юноша. — Мы будем готовы.

Карсон улыбнулся. Улыбка и свет костра изменили его лицо. Седрик внезапно осознал, что мужчина немногим старше его самого.

— Кельсингра, — повторил охотник. — Конец радуги.

— Ты не веришь, что мы туда доберемся?

Охотник пожал плечами.

— Какая разница? Если доберемся, конечно, история выйдет получше. Но я бывал и в более длительных походах, ставивших перед собой куда более скромные цели. Сюда я отправился по многим причинам. Скажем, проветрить Дэвви и увезти его подальше от опасности. Но, думаю, еще я согласился по той же причине, что и Лефтрин. Человеку хочется оставить в жизни какой-то след. Если мы найдем этот город или хотя бы место, где он был прежде, ошалеют все Дождевые чащобы и Удачный. Часто ли в жизни выпадает подобная возможность? По меньшей мере, мы закрасим белые пятна на карте. Каждый вечер Сварг садится, рисует наброски и записывает, а капитан Лефтрин добавляет свои заметки. Джесс вел собственный дневник. Я сам туда пару раз вписывал, какую дичь мы добыли и какие деревья обнаружили. Все эти сведения войдут в летописи и будут храниться в Зале торговцев Дождевых чащоб. И еще много лет спустя каждый, кто захочет пристать тут к берегу на ночь, будет основываться на наших рассказах. Наши имена запомнят. «Плавание „Смоляного“ в Кельсингру». Что-нибудь в этом духе. А это уже что-то, сам понимаешь. Стоящее дело.

Пока Карсон говорил, Седрик смотрел в огонь. Но теперь он украдкой глянул на охотника. Впервые он увидел такое оживление на этом лице. Глубоко посаженные карие глаза сияли, а губы, прячущиеся в бороде, изогнула удовлетворенная улыбка. Седрик никогда еще не видел, чтобы кто-то так радовался столь неосязаемой выгоде. Он заставал Геста в приступе радости после заключения выгодной сделки, помнил, как отец обильными возлияниями отмечал участие в торговом походе. И каждый раз дело было в богатстве, в деньгах, а также власти и положении, с ними связанных. Они служили мерилом успеха для торговца из Удачного. И точно так же оценивался человек в любом городе Калсиды и Джамелии, и во всех прочих цивилизованных местах, где бывал Седрик. Так что он наблюдал за Карсоном и ждал, когда же тот искривит губы или горько рассмеется, дав понять, что просто потешался над самим собой.

Но этого не произошло. И хотя, по утверждению Карсона, он отправился в поход по тем же причинам, что и капитан Лефтрин, он ни словом не обмолвился об убийстве драконов и о тех деньгах, какие можно на этом сделать.

— Все это похоже на какие-то мечты, — заметил Седрик, в основном из желания заполнить паузу в разговоре, но в то же время и надеясь, что это побудит охотника поделиться его главным замыслом.

Прежде чем он вернется на «Смоляной», следует выяснить, насколько жесток капитан Лефтрин. Не угрожает ли Элис непосредственная опасность?

— Возможно. У каждого есть мечта. Не думаю, что я сообщил тебе что-то новое. Вот вы с Элис, вы записываете все о драконах, выспрашиваете у них, что они помнят о Старших. Это ведь то же самое. Вы исследуете территорию, куда до вас никто не ступал — по крайней мере, не ступал уже давно.

— На этом можно сделать деньги, — отважился предположить Седрик.

— Может быть, — все же рассмеялся Карсон. — Но я как-то сомневаюсь. Боюсь, если из этого что и выйдет, к этому времени я уже давно буду гнить в могиле. Но некоторые хранители на это надеются, — улыбнулся охотник и покачал головой. — Грефт, скажем, очень высокого о себе мнения. Он собирается основать новое поселение Дождевых чащоб, хранители присвоят себе все богатства Кельсингры, а драконы помогут им отстоять находку. Вверх по реке придут корабли с рабочими, начнется торговля, а он сделается богачом.

— Грефт такое говорит? — поразился Седрик.

Он уважал хранителя за его ум, но всегда полагал, что тот слишком враждебно настроен, чтобы вынашивать столь грандиозные планы.

— Не мне, конечно. Но он нашептывает об этом другим хранителям, как будто подобным разговорам несвойственно просачиваться. Подозреваю, большая часть этих идей исходит от Джесса. Он обожает строить из себя умудренного опытом и просвещенного человека. Под чем, вероятно, подразумевает, что однажды ему довелось прочесть книгу. И это он забил мальчишке голову всякой чепухой.

Карсон подался вперед и отломил сучок от какой-то плавучей коряги. Раздавшийся треск говорил о том, что он крайне раздражен.

— Нет, вполне возможно, что Кельсингра найдется и мы там поселимся, но только не так, как это представляется Грефту, — продолжил он уже спокойным тоном. — Прежде всего, у него недостаточно людей, а среди тех, что есть, слишком мало женщин. Народу не хватит основать деревеньку — какой уж там город. А жители Дождевых чащоб, как ты, наверное, знаешь, плодятся с трудом. Младенцы, которым удалось родиться, часто не проживают и года. И в Дождевых чащобах в сорок лет ты уже старик, — добавил Карсон и поскреб чешуйчатую щеку над бородой. — Поэтому, если великое открытие и впрямь сподвигнет целый корабль новых поселенцев на то, чтобы подняться по реке, их явно окажется больше, чем первооткрывателей, и с ними придется считаться. И хотя Грефт с прочими хранителями могут найти сокровища, есть-то их будет нельзя. Как будто мы этого не знаем! Пока богатства Старших оставались в Дождевых чащобах, никому от них не было проку. Нам пришлось вывозить их туда, где их могли купить другие. Вот почему Удачный — большой торговый город, а Трехог — нет. Если бы мы не продавали сокровища, то голодали бы. И если мы действительно найдем Кельсингру, и там остались предметы Старших, торговцы, которые занимаются подобными сделками, поймут это первыми. Объявятся люди, способные выжать из сделки выгоду до последней капли. Король Грефт будет вынужден сесть с ними за стол переговоров и играть по их правилам. И все же. К тому времени, как Дэвви станет мужчиной, возможно, в Кельсингре для него появится будущее.

Охотник прокашлялся и сунул в костер очередную сухую щепку. Седрик молчал, представляя, как Грефт или кто-нибудь еще из хранителей ведет переговоры с Гестом. Да тот съест их живьем и будет ковырять в зубах их костями!

Вдруг из воды выскочила жирная серебряная рыбина, погнавшаяся за жужжащей мошкой. Она с плеском упала обратно в свой мокрый мир, и Карсон рассмеялся.

— Только посмотри на меня. Разглагольствую о мечтах и сказках, словно какой-то менестрель! Если от Кельсингры что-нибудь осталось, да если мы найдем город…

— А что, если мы ничего не найдем?

— Что ж. Об этом я тоже размышлял. Когда именно капитан Лефтрин сдастся и скажет, что мы поворачиваем обратно к Трехогу? Честно говоря, я не думаю, что он так поступит. Во-первых, хранители и драконы вернуться не могут. Там их никто не ждет. Поэтому капитану придется двигаться вперед, пока не отыщется место, где они смогут поселиться. А это уже само по себе будет не меньшим открытием, чем Кельсингра, — задумчиво поскреб бороду Карсон. — Во-вторых, пока капитан движется вверх по течению, Элис будет рядом с ним. Как только он развернет баркас, пойдет обратный отсчет дней до разлуки. — Он покосился на Седрика, подняв бровь, и прибавил: — Извини, если я лезу не в свое дело, но так оно видится мне. Как-то вечером я подслушал их разговор со Сваргом. Лефтрин прислушивается к мнению команды гораздо больше, чем другие капитаны, вот почему многие так долго у него служат. Он хотел узнать, что думают о походе Сварг и Беллин и не хотят ли повернуть назад. И Сварг сказал: «Нам-то все равно, кэп. Нас не ждут дома на деревьях. А эта река где-то же начинается. Мы уже зашли так далеко, значит, должны и прийти к чему-то». На что Лефтрин рассмеялся и спросил: «А если мы придем к плохому концу?», а Сварг ответил: «Плохой конец — это просто новое начало. Мы там уже бывали». Вот так-то. Думаю, они будут идти, пока не найдут Кельсингру или пока для «Смоляного» не станет слишком мелко.

Карсон поворошил костер, искренне залюбовавшись взлетевшим роем ярких искр.

— И я пойду с ними. В конце концов, у меня тоже ничего нет, и никто не ждет меня в Трехоге. Или где-то еще.

Это утверждение казалось, скорее, завуалированным вопросом. Седрик задумался.

— Мне вот выбора не осталось, — пожав плечами, заключил он. — Меня в Удачном ждет жизнь. Та, в которой я довольно-таки успешен, хоть и не способен выжить в одиночку здесь. Но вернуться к ней я не могу. Значит, я обречен отправиться дальше на «Смоляном» и претерпеть все, что бы ни ждало нас впереди. Я загнан в угол.

Он твердо знал, что так и есть. Но все же пожалел о том, что его слова звучат так убого и мелко в сравнении с великодушными воззрениями Карсона.

Охотник переменился в лице. Уголки рта поникли, глаза помрачнели. Он уронил в котел палку, которой ворошил угли, и чуть откинулся назад. Обеими широкими ладонями убрал с лица буйную шевелюру.

— Тебе не обязательно возвращаться на баркас, Седрик, — заговорил он несколько натянуто. — Если уж тебе это настолько поперек горла. У меня есть лодка, все необходимое снаряжение. Я могу отвезти тебя вниз по реке. Дорога выйдет нелегкой, но я доставлю тебя в Трехог. А оттуда ты сможешь вернуться домой.

— Но как насчет остальных? — спросил Седрик, пытаясь не допустить в голос нарастающий восторг, а затем добавил, осознав затруднение: — И как насчет драконицы?

«Да. Как насчет меня?» — сонно булькнула Релпда.

— О. Верно. Драконица, — печально улыбнулся Карсон. — Удивительно, что такая мелкая подробность, как весьма крупный дракон, на время ускользнула от моего внимания. Должно быть, я все еще считаю тебя помощником Элис, а не хранителем.

Охотник немного помолчал, и кипучее волнение, которое Седрик ощутил, услышав о возможном скором возвращении в Удачный, начало стихать.

Карсон пожал плечами.

— Мы можем вернуть ее к остальным драконам. А дальше Релпде придется справляться самой. В любом случае, нам сперва придется подняться вверх по реке. Я не могу просто исчезнуть. Лефтрин решит, что я погиб, а Дэвви с ума сойдет от страха и горя. Я не могу так поступить с другом, не говоря уже о мальчике, за которого отвечаю. И я бы хотел попросить Лефтрина расторгнуть мой договор. Не самое лучшее время, если вспомнить, что Джесс пропал. Да и ты, наверное, захочешь попрощаться с Элис… — протянул Карсон и умолк. — Похоже, мы оба свободны куда в меньшей степени, чем мне казалось, — добавил он тихо. — Жаль.

— Жаль, — вяло согласился Седрик. — Еще несколько минут назад ты рассуждал о том, как прекрасно принимать участие в чем-то значительном, вроде этого похода, — некоторое время помолчав, заметил он. — Составлять карту реки, искать древний город. Зачем тебе бросать все это только ради того, чтобы доставить меня в Трехог?

Карсон улыбнулся. И посмотрел юноше прямо в глаза.

— Ты мне нравишься, Седрик. По-настоящему нравишься. Ты так до сих пор этого и не понял?

Откровенность охотника ошеломила Седрика. Он уставился на Карсона: на его чешуйчатые скулы над густой бородой, на буйную шевелюру и неряшливую одежду. Разве можно найти человека, менее похожего на Геста?

Опоздав на миг, он осознал, что следовало бы как-то ответить на это искреннее предложение. Карсон уже отвел взгляд и чуть заметно пожал плечами.

— Я знаю, что тебя кто-то ждет дома. Хотя, по-моему, он сглупил, вообще тебя отпустив. И, ясное дело, я не забываю о разнице между нами. Я знаю, кто я такой, знаю свое место в мире. И, по большей части, вполне доволен собственной жизнью.

Седрик кое-как совладал с голосом.

— Жаль, что я не могу сказать того же, — выдавил он и понял, что вышло что-то не то. — То есть, я хотел бы сказать, что удовлетворен своей жизнью. Но это не так.

В ней были счастливые мгновения, подумал Седрик. Время, проведенное с Гестом в некоторых диковинных городах, когда он наслаждался превосходным вином и изысканной едой и мечтал о долгом веселом вечере в красиво убранном гостиничном номере. Но был ли он по-настоящему счастлив, вдруг задумался он, или же просто пресыщен удовольствиями? Ему сделалось не по себе от осознания правоты Карсона. Разница между ними огромна. Седрик вдруг устыдился и слегка разозлился разом. Да, он любил все красивое, наслаждался теми радостями, какие могла предложить жизнь! Но это же не делает его поверхностным. Его личность не исчерпывается любовью к удовольствиям, купленным на деньги Геста. Голос Карсона вернул Седрика в реальность.

— Вечереет, — с какой-то безнадежностью заключил он. — Нам стоит поспать. Можешь взять одеяло.

— В другой лодке есть еще одно, — откликнулся юноша.

— В другой лодке? — переспросил Карсон.

Седрик слишком расслабился. Оговорка буквально сорвалась с языка. Да и как долго он еще смог бы лгать? Промолчал бы и завтра, позволив бросить здесь лодку и снаряжение, которые теперь стали еще ценнее, чем сразу после отплытия из Трехога?

— Она привязана вон за тем большим бревном.

Он мотнул головой, указав направление, а затем замер, виноватый и безмолвный, когда Карсон ловко поднялся и прошел туда по шатким бревнам и мусору, чтобы взглянуть, что там. Седрик смотрел на огонь в котле. Он услышал, как великан-охотник мягко спрыгнул на дно лодки.

— Это лодка Грефта и его снаряжение, — вскоре донесся из сумрака его голос. — Должен отметить, он как следует заботится о своем имуществе. На твоем месте я бы бережно обращался с его вещами. Он захочет их назад, причем в хорошем состоянии.

Несколько мгновений спустя Карсон вернулся с перекинутым через плечо одеялом и швырнул его Седрику, не грубо, но и не слишком церемонясь. Юноша поймал одеяло. Местами оно так и осталось сырым. Он хотел просушить его днем на солнце, но забыл.

— Итак, — произнес Карсон, сев обратно на бревно. — Это лодка Грефта. И, судя по узлам, привязывал ее не ты. Может, расскажешь все? И почему молчал раньше?

В голосе охотника угадывался холодок, ледяная искорка гнева. Седрик внезапно понял, что слишком устал для притворства. Для чего угодно, кроме правды.

— Я действительно рассказал тебе, что случилось со мной. Я увидел этот затор из бревен, и Релпда притащила меня сюда. Потом я выяснил, что Джесс уже здесь. Его тоже подхватило волной, но он нашел лодку. Так что он добрался сюда раньше меня.

— Джесс здесь?

Простой вопрос. Но если ответить на него правдиво, как поступит Карсон? Седрик молча смотрел на него. Ложь не шла на ум, а правду он сказать не решался. Он пощупал огромный синяк на пол-лица, пытаясь решить, с чего начать. Взгляд Карсона не отрывался от него. Между бровями залегла морщина, рот недоверчиво скривился.

«Говори. Скажи хоть что-нибудь».

— Он хотел убить Релпду. Разделать ее на куски, отвезти их в Калсиду и продать.

Долгое мгновение Карсон молчал. Затем медленно кивнул.

— Да, на такое Джесс вполне способен. Он явно хотел, чтобы Грефт уговорил на нечто подобное других хранителей. Так что же произошло?

— Мы подрались. Я ударил его топором.

— И я его съела, — с отчетливым удовлетворением негромко проурчала Релпда.

Медная напрочь отвлекла внимание Карсона от рассказа Седрика. Охотник резко обернулся к ней.

— Ты его съела? Съела Джесса? — недоверчиво переспросил он.

— Но так поступают драконы, — ответила она, защищаясь, словами Седрика.

— Джесс хотел, чтобы я успокаивал драконицу, пока он будет ее убивать, — попытался оправдать ее юноша. — Я не стал. Тогда он ткнул Релпду острогой, а затем набросился на меня. Карсон, он хотел убить ее, расчленить и продать! И его не волновало, если для этого пришлось бы сначала избавиться от меня.

Охотник повернулся обратно и с недоверием поглядел на Седрика. Его взгляд блуждал по юноше, по синякам на лице и драной одежде, заново истолковывая увиденное. Седрик напрягся всем телом, выдерживая этот осмотр и опасаясь, что за ним последуют суд и приговор. Но вместо этого увидел, как неверие на лице Карсона медленно сменяется восхищенным изумлением.

— Джесс был одним из самых опасных парней, с какими мне доводилось работать. О нем говорили, что он дерется грязно и продолжает бить, даже когда его противник уже готов сдаться. И ты пошел наперекор ему, защищая свою драконицу?

Охотник глянул на Релпду. От лосиной туши ничего не осталось. Она съела все.

— Мне пришлось, — негромко признал Седрик.

— И ты победил?

Юноша посмотрел Карсону в лицо.

— Не уверен, что я бы назвал это победой.

Карсон расхохотался от неожиданности.

— А я его съела, — встряла Релпда. — Седрик скормил его мне.

Она явно наслаждалась этим воспоминанием.

— Все было не совсем так, — поспешно возразил Седрик. — Я вовсе не хотел, чтобы это произошло. Хотя, должен признаться, тогда я ощутил по большей части облегчение. Поскольку сомневался, что его можно было остановить как-то иначе.

— Так значит, это Джесс случился с твоим лицом?

Седрик потрогал щеку. Скула до сих пор была чувствительной, а опухоль изнутри рта цеплялась за зубы. Но теперь он едва ли не гордился своими ранениями.

— Да, Джесс. Меня никогда еще так не били по лицу.

Карсон снова коротко хохотнул.

— Вот бы я мог сказать о себе то же самое! Мне частенько доставалось по морде. Хотя мне искренне жаль, что такое случилось с тобой.

Охотник почти робко протянул руку к его лицу, нежно дотронулся грубыми пальцами. Седрик поразился, что столь легкое прикосновение к щеке может вызвать в нем целую бурю переживаний. Пальцы едва ощутимо прошлись вокруг глазницы, затем очертили скулу. Седрик сидел, замерев, гадая, последует ли продолжение, и что он сделает, если последует. Однако Карсон убрал руку и отвернулся.

— Кажется, ничего не сломано. Заживет, — хрипло сообщил он и сунул в огонь очередную щепку. — Нам стоит поспать, если завтра хотим встать рано.

— Джесс сказал, Лефтрин был с ним заодно, — выпалил Седрик — не то утверждение, не то вопрос.

— Заодно в чем?

— В убийстве драконов и продаже добытого. Зубов, крови, чешуи. По его словам, тот, кто его послал, обещал, что Лефтрин ему поможет.

В темных глазах Карсона отразилась тревога.

— И он помог?

— Нет. Джесс на это жаловался. Он, похоже, считал, что Лефтрин его одурачил.

Карсон слегка просветлел лицом.

— Вот это похоже на правду. Мы с Лефтрином давно знакомы. За все эти годы он пару раз участвовал в делах, которые я бы назвал, хм… сомнительными. Но убивать драконов и продавать их плоть? Нет. В Калсиду? Никогда. Есть целый ряд причин, по которым я не верю в участие Лефтрина в чем-то подобном. И «Смоляной» — одна из важнейших, — уверенно заявил охотник и наморщил лоб, глядя в огонь. — И все-таки любопытно было бы выяснить, с чего Джесс решил, будто капитан ему поможет.

Он покачал головой, затем медленно поднялся, разминая плечи. Охотник двигался на удивление изящно для своих размеров и, шагнув в свою лодку, легко удержал равновесие. Его собственное одеяло было аккуратно свернуто и уложено высоко под банкой, подальше от влаги. Седрик до сих пор сжимал в руках брошенное ему сырое и мятое одеяло. Он покосился на лодку Карсона, где все предметы лежали на своих местах, и вдруг почувствовал себя пристыженным ребенком. В другой лодке топор, наверное, так и ржавеет после купания в кровавой воде. Карсон приехал и тут же позаботился о том, чтобы они с драконицей ни в чем не нуждались, без единого лишнего движения. А Седрик даже не вспомнил, что надо расстелить одеяло на просушку.

Он задумался, каким видит его Карсон. Неумелым? Капризным? Богатым и избалованным?

«На самом деле, я вовсе не таков, — решил Седрик. — Просто я сейчас не на своем месте. Если бы мы вернулись в Удачный, и он увидел бы, как я помогаю Гесту готовиться к торговым переговорам, он понял бы, каков я на самом деле».

Там уже Карсон стал бы неумелым и бесполезным. Но затем и эта мысль показалась Седрику капризной и недостойной — детское желание порисоваться перед тем, на кого хочется произвести впечатление. Какая разница, что думает о нем Карсон? С каких это пор его волнует мнение невежественного охотника из Дождевых чащоб?

Седрик встряхнул вонючее одеяло и накинул на плечи. Сел, обняв себя руками, и задумался.


Вокруг «Смоляного» окончательно стемнело. Капитан Лефтрин расхаживал по палубе. Ночное небо протянулось черной лентой, усеянной блестками звезд. С одной стороны от баркаса река тянулась до невидимого дальнего берега. С другой стороны маячил лес, рядом с которым судно казалось крохотным. У подножия деревьев, на узкой полоске грязи, дремали драконы. На крыше палубной надстройки, улегшись ровными рядами, словно покойники, спали хранители. Бодрствовал только Лефтрин.

Сварг должен был стоять вахту, но капитан отослал его в постель. Вся команда спала. Вода схлынула, «Смоляной» надежно зарылся на ночь носом в илистый берег, а его команда получила возможность отдохнуть. Это будет первая полная ночь сна после разлива. Всем им необходим отдых. Каждому надо выспаться.

Даже Элис. Вот почему она так рано ускользнула к себе. Она все еще измотана. Капитан заново начал медленно обходить палубу. Необходимости в этом кружении не было. Вокруг царили тишина и покой. Он мог бы уйти в каюту, лечь спать, предоставить «Смоляному» самому заботиться о себе. И никто не стал бы его винить.

Лефтрин прошел мимо двери Элис. Света из щелей не пробивалось. Без сомнения, она спит. Если бы она желала его общества, то задержалась бы за столом на камбузе. Она не стала. Исчезла сразу после ужина. Капитан надеялся, что она останется. Он прямо посмотрел в лицо этой меркнущей надежде. Это была бы первая и единственная ночь, проведенная ими вместе на борту, без Седрика, служащего для Элис напоминанием, кто она и что она такое. Лефтрин надеялся похитить эту единственную ночь из ее удачнинской жизни и присвоить себе.

Но Элис, извинившись, вышла из-за стола и удалилась к себе в каюту.

Что бы это значило?

Может быть, то, что она гораздо умнее его? Это, сказал себе капитан, он знал с самого начала. Какой умный мужчина захочет делить упряжку с женщиной глупее себя? Его Элис не из таких, и он это знает. Не только образованна, но и умна.

Но как бы ему хотелось, чтобы в эту ночь она предпочла не быть умной.

Да что же он за человек такой, если пропажа Седрика стала для него скорее облегчением, чем потерей? А тот ведь дружит с Элис с детских лет. И Лефтрин об этом знает. И хотя ему самому юноша кажется надоедливым избалованным хлыщом, Элис о нем беспокоится. Должно быть, она гадает, погиб ее друг или страдает сейчас от лишений. А он, как последняя скотина, только и думает о том, что их страж оставил пост.

Капитан завершил очередной обход палубы и на некоторое время остановился на тупоносом баке «Смоляного». Он перегнулся через фальшборт и глянул на «берег». Где-то там, в грязи, спали драконы, но их отсюда видно не было. Впереди чернел лес.

— Что ж, «Смоляной», завтра будет новый день, — обратился к кораблю Лефтрин. — Карсон вернется, так или иначе. И что тогда? Пойдем дальше?

«Конечно».

— Ты, похоже, изрядно уверен в себе.

«Я помню».

— Да, ты мне говорил. Но не так же, как оно сейчас.

«Не так. Это верно».

— Но ты считаешь, что нам следует двигаться дальше?

«У остальных нет выбора. По-моему, это самое малое, что мы можем для них сделать».

Лефтрин ничего не ответил. В задумчивости он легонько поглаживал носовой планшир. «Смоляной» был старым судном, старше других живых кораблей. Его одним из первых построили из диводрева, как тогда называли этот материал. Его не собирались делать торговым кораблем — обычный баркас, обшитый толстым слоем единственной древесины, устойчивой к едким водам реки Дождевых чащоб. По обычаю, который куда древнее и Удачного, и даже Джамелии, предок Лефтрина нарисовал на носу корабля глаза — не только для того, чтобы придать судну мудрый вид, но еще и из суеверия: мол, с глазами баркас будет буквально «присматривать» за собой в опасном пути. В те времена о диводреве знали только то, что оно прочное, тяжелое и устойчивое к кислоте. Никто не подозревал, что после смены нескольких поколений людей на борту живое судно может обрести собственное сознание. Это обнаружилось лишь тогда, когда из диводрева начали строить первые парусные корабли с носовыми фигурами.

Однако это не значило, что «Смоляной» сознания не обрел. Не значило, что его капитаны не знали и не ощущали его присутствия.

Речники из семьи Лефтрина понимали, что в их судне есть что-то особенное. В особенности те, кто вырос на его палубе, спал и играл на борту. Они чувствовали и баркас, и реку, с врожденной сноровкой водили судно и каким-то образом избегали постоянно изменяющихся мелей и невидимых топляков на дне. Им снились необычные сны, о которых они редко рассказывали кому-то, кроме других членов семьи. Это были не просто сны о реке и молчаливом скольжении по фарватеру. Им снились полеты, а порой — как они плывут в бездонном, полном голубых теней мире.

«Смоляной» пробудился, как это рано или поздно происходит со всеми живыми кораблями. Но у него не было рта, чтобы говорить, не было резных рук и человеческого лица. Он хранил молчание, но глаза его были умудренными и понимающими.

Наверно, Лефтрину следовало так все и оставить. У них все было хорошо. И с чего ему вдруг захотелось, чтобы стало еще лучше?

То бревно диводрева принесло ему и нежданную выгоду, и затруднения.

Лефтрин так тщательно все обдумал. Сократил команду до горстки, которой доверял безоговорочно. Отыскал тех, кто уже работал с диводревом, людей, известных своей честностью и плотницким ремеслом. Он копил, выторговывал, выменивал необходимые для работы инструменты. И когда все было готово, перевез их туда, где нашел и спрятал бревно диводрева.

Причем сделал это, зная, что никакое это не бревно и не древесина.

Он вытащил «Смоляного» на сушу, а затем с помощью блоков и веревок поднял в укромный заливчик, вдающийся в речной берег. В то лето он пренебрег почти всеми заказами. Диводрево требовалось на месте распилить на грубые доски и чурбаки, а затем прикрепить к «Смоляному». Баркас пришлось поднять на подпорки, чтобы рабочие получили доступ к днищу. Из-за мягкой топкой почвы у берега каждый день нужно было укреплять всю конструкцию и заново выравнивать судно.

Но когда все было закончено, «Смоляной» приобрел то, чего, как он сообщил Лефтрину, больше всего желал. Четыре мощные перепончатые лапы и длинный хвост были приделаны к корпусу судна. Теперь «Смоляной» мог пройти почти в любое место, куда захотелось бы им с капитаном.

Несколько недель ушло на то, чтобы «Смоляной» полностью освоился со всеми конечностями. Лефтрин ужасно переживал за него, когда из-под корабля впервые убрали все подпорки. Однако «Смоляной» хоть и с трудом, но устоял на ногах, а затем медленно потащился к реке. Глаза баркаса удовлетворенно сияли, пока он бродил по мелководью. Кораблю равно понравилось и плавать в реке, и пробираться по отмелям. Его команда превратилась из рабочей силы в декорацию. Они просто создавали впечатление, будто «Смоляной» — самый обычный баркас.

Все опилки и щепки «дерева», оставшиеся от постройки, были сложены в трюм как подстилка под груз. Лефтрин не продал ни стружки — это означало бы подорвать доверие судна. Он с уважением относился к останкам дракона, из которых был сделан «Смоляной». Проходили недели и месяцы, к кораблю приживался новый материал и воспоминания. Тихая натура «Смоляного» переменилась: он сделался более напористым и деятельным, а порой даже склонялся к озорству. Лефтрин радовался переменам в судне, как будто наблюдал превращение ребенка в юношу. Глаза «Смоляного» стали выразительнее, связь с капитаном — красноречивее, а ходовые качества просто приводили в изумление. Если кто-нибудь и подозревал, в чем секрет Лефтрина, то вслух не спрашивал. Почти у каждого торговца припрятан собственный запас неизвестных магических или технологических приспособлений. И все они умели не совать нос в чужие дела — необходимый навык для этого рода занятий. Затруднений у Лефтрина не возникало, а доходы постоянно росли.

Все было отлично, пока один из плотников не проболтался калсидийскому купцу, и на борт не явился охотник, чтобы им угрожать. Лефтрин стиснул зубы так, что они скрипнули. Под его ногами «Смоляной» от гнева зарылся лапами в грязь.

«Предательство! Предательство нельзя прощать. Предатель должен быть наказан!»

Лефтрин сразу же разжал руки, вцепившиеся в планшир, и заставил себя успокоиться. Капитан живого судна должен сдерживать самые гневные мысли. Его переживания могут опасно заразить корабль. Сила и внятность ответа «Смоляного» ошеломили Лефтрина. Баркас редко передавал мысли настолько отчетливо. Капитан и не догадывался о силе чувств, которые корабль испытывает к охотнику. Сейчас же он спокойно напомнил, что река сделала дело за них. Джесс исчез и, скорее всего, утонул.

При этой мысли Лефтрин ощутил мрачное удовлетворение корабля, смешанное с кровожадным весельем. Капитан с тревогой задумался, не знает ли судно о судьбе Джесса больше, чем говорит. А затем поспешно запретил себе думать на эту тему. У живого корабля есть право на собственные тайны. Если он заметил Джесса, барахтающегося в реке, и намеренно свернул в сторону, это личное дело баркаса, а не Лефтрина.

«Не переживай на этот счет. Мне не пришлось делать ничего настолько грубого».

Лефтрин пропустил мимо ушей веселье в тоне корабля.

— Что ж, я этому рад, «Смоляной». Рад. Если бы мне пришлось иметь с этим дело, что ж… Просто рад, что обошлось и без этого решения, — заключил Лефтрин и ощутил спокойное согласие корабля. — А завтра можно ожидать возвращения Карсона.

«Да. Тебе следует его ожидать».

Иногда баркас просто знал что-то — и все. Он услышал горн Карсона, когда тот нашел выживших и подал сигнал. Капитан привык не спрашивать, как «Смоляной» чувствует подобные вещи, и не интересоваться подробностями. Лишь однажды корабль оказался в настроении что-то рассказывать.

«Порой река делится со мной тайнами, — только и сообщил он в тот раз. — Порой, но не всегда».

Так что сейчас Лефтрин просто принял к сведению, что завтра охотник вернется, и не стал ни о чем спрашивать.

— Тогда, как по-твоему, дальше двинемся уже завтра? — предложил он вместо этого. — Или еще ночь простоим на якоре здесь?

«Пожалуй, переночуем. Драконам стоит еще немного отдохнуть, и здесь хватит дохлой рыбы, чтобы они могли подкормиться. Если уж отдыхать, то лучше там, где есть пища. Пусть даже и тухлая».

— Они от этого не разболеются?

«Драконы не такой хилый народ, как люди. Падаль неприятна на вкус, и если ее переесть, может заболеть живот. Но драконы всегда питаются тем, чем приходится, и если ничего, кроме дохлой рыбы, нет, значит, они будут есть ее. И пойдут дальше».

— Как и мы, — заметил Лефтрин.

«Такой был уговор», — напомнил ему баркас.

— Такой был уговор, — согласился капитан.

Он был не вполне искренен с Элис в этом вопросе. На самом деле он знал, что им со «Смоляным» предстоит сопровождать драконов вверх по реке, еще до того, как пришел в Кассарик. Именно поэтому он смог так быстро загрузиться и отплыть. И поразительное совпадение с планами Элис показалось Лефтрину знаком свыше, как будто ему было предначертано радоваться ее обществу. Он с изумлением и восторгом наблюдал, как она блистала на том собрании.

«Она не спит. Она в каюте того пронырливого нытика».

— Наверное, я мог бы просто заглянуть туда. Узнать, не мучает ли ее бессонница.

«Думаешь, у тебя есть лекарство от этого недуга?» — весело спросил корабль.

— Ну, скажем, спокойная беседа с другом, — ответил Лефтрин со всем достоинством, на какое был способен.

«Не знал, что ты уже представил ее своему „другу“. Да ты иди. Я тут присмотрю».

— Выбирай выражения! — одернул Лефтрин баркас, но в ответ ощутил лишь все то же веселье. — Что-то ты сегодня разговорчив.

Это он отметил не только затем, чтобы отвлечь внимание судна. Редко мысли «Смоляного» доносились до него с такой четкостью. Чаще ему снился необычный сон, или же он ощущал через эту связь чувства корабля. А непосредственная беседа со «Смоляным» была для него в высшей степени необычна, и Лефтрин удивлялся ей.

«Иногда, — согласился корабль. — Иногда, когда река спокойна, а драконы рядом, все кажется проще и яснее. — И, после долгого молчания, „Смоляной“ прибавил: — Иногда ты с большей охотой слушаешь меня. Когда наши мысли совпадают. Когда мы хотим одного и того же. И мы оба знаем, чего ты хочешь сейчас».

Лефтрин оторвал руки от планшира и отправился искать Элис. Хоть он и пытался одернуть баркас, его губы изогнулись в улыбке. «Смоляной» слишком хорошо его знал.

Капитан немного постоял в темноте под дверью каюты Седрика. Корабль не ошибся. Едва заметное свечение пробивалось сквозь щель под дверью. Лефтрин легонько постучал и подождал. Какой-то миг стояла тишина. Затем он услышал шорох шагов, и дверь приоткрылась. Элис выглянула на палубу, озаренная слабым пламенем свечи.

— Ой! — явно удивилась она.

— Я заметил под дверью свет. Решил, что стоит выяснить, кто здесь.

— Это всего лишь я, — сообщила Элис с унынием в голосе.

— Вижу. Можно войти?

— Я… я в ночной рубашке. Пришла из своей каюты, когда не смогла заснуть.

И это он тоже видел. Ее ночная рубашка была длинной, белой и довольно простого кроя — прямоту линий нарушали лишь изгибы тела под ней. Рыжие волосы она расчесала и заплела в две длинные косы. С этой прической Элис выглядела на несколько лет моложе. Из-под подола рубахи выглядывали маленькие босые ступни. Если бы она представляла, насколько желанной сейчас выглядит, то не осмелилась бы открыть дверь никому!

Но глаза и кончик носа у нее покраснели от слез. И в большей степени именно это, чем что-то иное, заставило Лефтрина шагнуть в каюту, плотно закрыть за собой дверь и обнять Элис. Она на миг застыла, но не стала сопротивляться, когда он притянул ее ближе и поцеловал в макушку Как она до сих пор умудряется пахнуть цветами? Капитан закрыл глаза, обнимая ее, и тяжело вздохнул.

— Не надо плакать, — попросил он. — Мы еще не потеряли надежду. Ты не должна плакать и не должна так себя мучить. Никому от этого не становится лучше.

Отбросив мысли, он склонился к Элис и поцеловал в левый глаз. Она ахнула.

Когда он целовал ее в другой глаз, ее руки взлетели и крепко обняли его шею. Лефтрин припал губами к ее губам, и они приоткрылись так мягко и свободно, что его сердце затрепетало. Она дрожала, тесно прижимаясь к нему. Он все не разрывал поцелуя, с наслаждением ощущая тепло ее губ. Затем выпрямился, и уже она не стала его отпускать. Лефтрин легко поднял ее, и Элис обхватила его бедра коленями, даже не пытаясь удержать ноги сомкнутыми.

— Элис! — вскрикнул он, предостерегая.

— Молчи! — с жаром ответила она. — Ничего не говори!

И он замолчал.

В два неловких шага пересек маленькую каюту. Постарался не раздавить ее, укладывая на постель, но Элис его не выпустила, и он едва ли не рухнул сверху, между ее ног. Разделяли их только парусина брюк и сбившаяся ткань ночной рубашки. Лефтрин вжался в Элис всем телом, предостерегая и желая ее. Вместо того чтобы внять предупреждению, она потянулась к нему. Он снова поцеловал ее, нашел ее груди под тонкой тканью. Сжимая их в ладонях, не прерывая поцелуя, он нащупал затвердевшие соски и слегка их подразнил. Элис сдавленно всхлипнула и сильнее прижалась к нему.

Осмелев, капитан скользнул рукой вниз по ее животу и слегка приподнялся, чтобы коснуться ее пальцами. Она застонала, по телу прошла безошибочно узнаваемая дрожь. Лефтрин был ошеломлен и почти невыносимо обрадован ее отзывчивостью. А он еще даже не вошел в нее!

Но если ему показалось, что одного легкого прикосновения будет довольно, то он ошибся. Открыв глаза, Элис посмотрела на него, и взгляд ее был диким и голодным.

— Не останавливайся, — предупредила она.

— Элис, ты уве…

Он не смог даже закончить вопрос. Она прижалась ртом к его рту, а ее ищущая рука нашла его, ясно заявив о своем желании.


Другую руку Элис разжала. Медальон с портретом Геста упал — на постель ли, на пол, да хоть в реку. Ее это не волновало.

Двадцать пятый день месяца Молитв, шестой год Вольного союза торговцев
От Эрека, смотрителя голубятни в Удачном, — Детози, смотрительнице голубятни в Трехоге

Первая часть официального послания Совета торговцев Удачного к Советам торговцев Дождевых чащоб в Трехоге и Кассарике с перечнем годовых издержек и прибылей торговцев Удачного, за год, с целью расчета долевого налога. Три копии каждого отчета отправлены с голубями, одна — кораблем.

Детози, уверен, все с тревогой ожидают нового увеличения налогов в этом году! В Удачном до сих пор отстраиваются общественные сооружения и рынок, разрушенные калсидийцами, Кассарик и Трехог нуждаются в средствах для продолжения раскопок. Даже не знаю, снизятся ли когда-нибудь налоги до того уровня, на котором держались лет пять назад. Мой отец быстро поправляется, но из-за его недавней болезни родители снова начали сетовать на то, что я до сих пор не женат и не обзавелся потомством. А я-то, по глупости, считал это своим личным делом!

Эрек

Глава 11 ОТКРОВЕНИЯ

Незадолго до рассвета она разбудила его.

— Нам стоит разойтись по своим каютам, — прошептала она.

— Уже ухожу, — солгал он, тяжко, но смиренно вздохнув.

Лефтрин погладил Элис по голове, обернул локон вокруг пальца. Кожу под волосами легонько, приятно потянуло.

— Мне снился сон, — неожиданно для себя произнесла она.

— Правда? Мне тоже. Прекрасный сон.

Элис улыбнулась в темноте.

— Мне снилась Кельсингра. Но, Лефтрин, это был странный сон. Похоже, я была в нем драконом. Потому что видела город совсем маленьким и откуда-то сверху. До сих пор я еще не представляла, что увижу ее так. Все крыши и шпили, сеть дорог, словно жилки на листке, и река тоже казалась серебряной дорогой. Она была очень широкой, но город стоял по обоим берегам. И знаешь, в моем сне этот город выглядел так, словно его и строили для того, чтобы смотреть сверху. Как такое странное произведение искусства…

Элис умолкла. Лефтрин шевельнулся рядом с ней на постели. От этого движения она как-то ясней осознала его присутствие: прикосновение его тела, запах.

— Думаю, нам пора расходиться, — нехотя повторила она.

Свеча давно уже догорела. В маленькой каюте Седрика было темно. Лефтрин медленно сел. Прохладный воздух коснулся ее бока там, где его тело тесно прижималось к ней на узкой постели. Элис улыбнулась себе. Она спала рядом с нагим мужчиной. По-настоящему спала, в его объятиях, прижавшись щекой к волосам на его груди, сплетясь ногами.

С ней еще никогда такого не случалось.

Элис слышала, как он разыскивает в темноте штаны и рубаху. Парусиновые брюки занятно шуршали, пока он их натягивал. Затем он втиснулся в рубашку. Капитан нагнулся, разыски