загрузка...
Перескочить к меню

Атлет (fb2)

- Атлет (пер. Э. Б. Шлосберг) 375K, 14с. (скачать fb2) - Леон Кладель

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



— Вот видишь, малыш, Кройль — шпагоглотатель и Буфеда — пожиратель огня нам не соврали. Двигаться дальше просто невозможно! Я совсем выбился из сил… А что поделаешь, нужда заставляет!.. Ну, приналяг‑ка немного, дружище.

С этими словами обратился атлет к своему партнеру, паяцу, также изнемогавшему от усталости. Паяц был впряжен плетеной шлеей в телгжку, которую с самого рассвета тащил по городу. Он снова взялся за оглобли, меж тем как атлет, продолжая его ободрять, подталкивал колеса их ручного экипажа.

— Твоя правда, толстяк, подтянем животы и спляшем джигу, — ответил паяц.

Это был изнуренный, желчный, немощный человечек, плешивый и такой бессильный, что, казалось, его может сдуть ветер. Под войлочной шляпой арлекина он носил разноцветный семирогий колпак, какие носят клоуны. А на голове атлета, волосатого, полнокровного, коренастого и могучего, как дуб, красовалась ярко — красная повязка, обычная для людей его профессии, осыпанная блестками и стеклярусом.

— Ну, что скажешь?

— Ничего.

Донельзя растерянные, в смертельном унынии, они снова двинулись в путь и шли медленно — шаг за шагом. На каждом из них поверх плотно облегающего, ветхого белого трико в заплатах был напялен изношенный, сильно изъеденный молью длинный желтый сюртук с множеством пришитых одна на другую пелеринок, которые трепал ветер.

Такова была одежда; обувь ни в чем ей не уступала. Красные сафьяновые башмаки — стоптанные, изорванные, такие дырявые, что из них торчали кончики больших пальцев, — кое- как держались на ногах с помощью обрывков каких‑то тесемок, наверченных на щиколотки, прикрытые вытертыми меховыми лоскутьями.

— Ну и грязь!

— Просто спасенья нет!

Стояла зима. Восемь — десять дней подряд шел частый, пролизывающий дождь. На мостовых жидкая черная грязь скоплялась лужами, стекала струями из‑под лошадиных подков и колес экипажей, на тротуарах она уносилась поспешно шагавшими пешеходами, забрызгивая фундаменты домов и витрины магазинов. Толпа — мужчины и женщины, готовые улыбнуться в солнечные дни и пошутить, — шла теперь быстро своей дорогой, ничего не видя, ничего не слыша, такая же хмурая, как погода…

— Не унывай, Цнелла, не унывай!

— Вперед, Типикули, вперед!

Циркачи с трудом поднялись по улице Мучеников. Тщетно заворачивали они то в ту, то в другую сторону, обошли вдоль и поперек внутренние бульвары — нигде им не удавалось обратить на себя внимание прохожих, которых торопил, подхлестывал, подгонял моросящий холодный дождь. Никто не откликнулся на их зов. Голодные, промокшие до костей, дрожа от холода, замерзшие, перепачканные грязью, они уже почти утратили мужество, не говоря уже о силе, и с трудом передвигали свою двухколесную тележку, в которой вместе с курьезными музыкальными инструментами было навалено множество железных дисков и чугунных гирь, прослуживших им уже более пятнадцати лет. Тут же лежал и обтрепанный, выцветший коврик, вонючий, разбухший, как губка, пропитанный водой, который они расстилали на земле, прежде чем начать представление. Окоченев от холода, добрались они до улицы Лаваля и тут перевели дух и вопросительно посмотрели друг на друга.

«Может, попытаемся еще? — спрашивал полный тревоги взгляд геркулеса. — Как ты на этот счет? Ну, скажи же, отвечай!»

Несмотря на свою страшную усталость, неугомонный клоун кивнул головой и потащил тележку на маленькую площадь, к которой примыкала авеню Трюдень.

Как только они до нее дошли, дождь ослабел и просветлевшее небо вдруг озарилось улыбкой.

— Сюда, почтеннейшая публика, пожалуйте сюда, два кровожадных зайца покажут вам свои таланты. Подходите, подходите, да поскорей!

Несколько прохожих тут же остановились. Шумная ватага мальчишек подбежала к шуту, настраивавшему свои инструменты— литавры и кларнет.

— Ох, Типи, только детвора… От них и гроша не перепадет. Стоит ли зря тратить время?

— Стоит, Цнелла, стоит… Помни о нашей Мариго. Нам нужна монета… Мы должны во что бы то ни стало выколотить деньги для нашей бедной больной.

— Начинаем!

Покоряясь необходимости, атлет снял с себя мокрые лохмотья, вытащил со дна тележки свои «игрушки», неторопливо сбросил их на землю и скрестил руки. Его суетливый, издерганный, вертящийся, как вьюн, товарищ тоже освободился от своей засаленной верхней одежды, поправил на себе небесно — голубого цвета кушак, изо всех сил затрубил в рожок, а его палочка, на конце обшитая кожей, ударила, как колотушка, в барабан, который стоял под прикрытием огромной, похожей на зонтик, китайской шляпы. И большой барабан с прикрепленным сбоку стальным треугольником и тяжелыми бронзовыми литаврами вдруг застонал и зарокотал.

Этот призывный звук, в котором слышалось что‑то дикое и скорбное, повторенный эхом, привлек к ним нескольких впечатлительных или, скорее, любопытных людей.

— Эй вы, черепахи, сони вы этакие, быстрей, быстрей, галопом, во весь опор! — кричал между двумя тактами неутомимый и шумливый зазывала. — Все уже заняли свои места? Начинаем!

Подошло еще несколько человек, и вскоре циркачей окружила толпа.

— Дамы и господа, — обратился к ней силач робким голосом, таким же высоким и звонким, как хрустальный колокольчик. Трудно было ожидать, что у волосатого колосса такой голос. — Дамы и господа, вот гири в пятьдесят, вот в сто фунтов. Сейчас я начну свои упражнения. Посмотрите на мою работу, прошу вас. Смею надеяться, что вы останетесь мною довольны.

— Внимание!.. Мой патрон не умеет объясняться. Внимание! — прервал его, дрожа от холода, угловатый, долговязый шут пронзительным, как у трещотки, голосом. — Внимание, петухи и курочки, и ежели вы обладаете способностью класть золотые яйца, как наседка доброго Жана, не стесняйтесь, мы их все приберем. Отказа не будет, а вы, вы тоже порадуетесь, когда увидите, на что способен этот… этот карапуз. Истинную правду говорю вам — он силен, как турок… как три турка! А по простодушию и скромности нет ему равного. Ах, его скромность! Да, он до того скромен, что даже слишком. Меня в жар и холод бросает, когда подумаю, что есть ведь совершенно бесталанные субъекты, неуклюжие как чурбаны, и их осыпают золотом в цирках и балаганах, а для моего друга, для такого феномена, не находится и каких‑нибудь пяти несчастных сантимов. Примите это к сведению, любители и знатоки дела! Золото и серебро бросают ослам, не умеющим даже реветь, а этому таланту, который обладает не только силой быка, но и благородством коня и изяществом белки, ему жалеют какой‑нибудь пустяк, мелкую монету, грош! Приходится признать, что добраться до кошелька скупцов так же трудно, как до души монаха или шлюхи… Bпрочем, чтобы не злословить, скажем лучше… добродетельной особы без мужа, которая готова во всякое время года раскрыть свои объятия любому ферту. Sufficit![1] Итак, повторяю… Если такие гениальные артисты, как мы, — говорю без хвастовства, — если такие артисты подыхают с голоду, значит они дураки, тупицы, олухи… Решено и подписано! Барышни и кавалеры, простите, что досаждаю вам, но у меня дурная привычка не называть слона сильфидой, кардинала — святейшеством, епископа — преосвященством, короля — государем, а публику — ее величеством.

Горожанки и горожане, слушайте и смотрите! Внимание! Эй, эй! Пет… А ну‑ка, шевелись!

Толпа благосклонно принимала речь балагура, уснащенную шутками и колкостями.

— Музыка, начинай! Труба и литавры, гремите! Бей, барабан, — орал Типикули. — Эй вы, побольше грохота и шума! А ты, мандарин с колокольчиками, потешь‑ка честную компанию. Смелей же за дело, и все разом: вперед!

Он надрывался, как бесноватый, и его оркестр вторил ему.

— Ара, та, ра, тарантата!.. Ма, ля, та, дзим!.. Ма ля та, дзим! Ара та ра! Та ра, тара, бум, бум. Дзим! Ма ля та, дзим, бум.

Атлет, почти обнаженный, закинул свою мужественную, красивую голову, встал в традиционную позу и с улыбкой взглянул на гири, разбросанные по залитой дождем земле. Своей манерой держать себя этот скоморох понравился зрителям. Кое- кто даже заметил, что силач не лишен известного достоинства. Раздался шепот одобрения, который достиг его слуха. Воодушевленный похвалой, он приветливо улыбнулся толпе и поклонился.

Это был человек лет сорока, самое большое сорока пяти. Лоб его был несколько низок; в черной густой, очень курчавой бороде пробивалась местами седина, незаметная в его пышной, непокорной шевелюре, казавшейся поэтому еще темней; широко раскрытые глаза глядели простодушно. Наружность его не лишена была приятности: прямой нос с большими раздувающимися ноздрями, ярко — красный полный рот с приподнятой верхней губой, чудесные зубы, белые и мелкие, как у девушки, маленькие, почти детские уши, точеные ноги и руки. Но особенно обращал на себя внимание его могучий торс — грудь, плечи и спина, словно высеченные из камня, а также эластичные бедра, гладкие и твердые как мрамор, достойные львиной шкуры…

— Раз, два!.. — приказал заморыш, взобравшись на край своей тележки и тщетно стараясь не потерять своих совершенно изношенных сандалий, — и тр — ри!

Мечтатель тут же спустился с небес и принялся за работу. Его движения были настолько же точны и непринужденны, на сколько речь скованна и туманна, взлеты его гирь — так же красноречивы, как бывают слова. Казалось, что руками жонглера создаются целые фразы, образы, цвет и рисунок. Вскоре зрители почувствовали, что он увлечен своим искусством; и со всех сторон послышались рукоплескания. А чугунные гири, которыми он так умело жонглировал, кружились над его головой или же падали с глухим стуком на его согнутые руки, украшенные прочными кожаными браслетами. Выдержанный и вместе с тем горячий, нисколько не щадящий себя, он вскоре запыхался, от него валил пар, он весь взмок от пота. Слышалось его частое, затрудненное дыхание. Грудь его порывисто поднималась и опускалась. Он старался совладать с усталостью, он не хотел уставать. Видно было, как вздувались мускулы и сухожилья на могучем теле, а смуглое лицо, которое порою выдавало тревогу, при каждом усилии заливалось краской.

Атлет упорно работал, скрывая свою муку, все время горделиво улыбался, и взгляд его, строгий и насмешливый, скользил по толпе. Он бросал, он ловил, выжимал свои стофунтовые гири, и после исполнения какого‑нибудь особенно трудного, мучительного номера, свысока смотрел на публику. Его лицо внезапно преображалось, оно дышало добродушным самодовольством, и это еще больше располагало к нему. В такие минуты силач походил на тех знаменитых актеров, которым свойственна известная театральная спесь: сыграв главную сцену и чувствуя прилив гордости, они всеми фибрами души взывают к публике: «Да аплодируйте же мне, курите мне фимиам! И сейчас же! Я требую!»

— Внимание! Сто чертей и одна ведьма! Внимание, еще на то будет! Внимание!

Пронзительная и горькая жалоба, которую издал треугольник, последовала за этими словами и проникла в самую глубину души зрителей. Скоморох вопил, бесновался, стучал, фыркал и пыхтел, топая в своем неистовстве ногами по дну тележки, меж тем как толпа восхищалась атлетом:

— Ну и молодчина!

Обливаясь потом, с разметавшимися волосами, вытянув вперед руки, стоял перед нею Цнелла. В зубах и на каждом мизинце держал он тяжести в пятьдесят килограммов, на голову поставил стокилограммовую гирю, к поясу подвязал такие же гири, которые болтались из стороны в сторону по его крутым смуглым бедрам, не менее массивным, чем бронзовые колонны.

Он два раза обошел зрителей, окруживших его кольцом. Несмотря на свои тяжелые чугунные подвески, он шел величаво, такой легкой походкой, словно нес на себе мелкие яблоки. Все время, пока он работал, сильно помятый корнет — а-пистон зазывалы аккомпанировал ему, как духовой оркестр.

Увы! Как они оба ни разбивались в лепешку, как ни старались свершить невозможное, никто не бросил им ни одного су, а ночь уже надвигалась. Внезапно, в довершение несчастья, подул ледяной северный ветер, и публика, уже без того обеспокоенная мелким дождем, опасаясь, что разразится настоящий ураган, стала отступать, явно собираясь обратиться в бегство…

— Стойте! — в отчаянии завопил Типикули. — Стойте, мужчины и женщины, вы еще ничего не видели! Я не позволю вам бежать отсюда, — добавил он, дрожа от негодования и побледнев как полотно, — послушайте меня хоть минуту, вы… сборище… порядочных людей! Если мы так выбиваемся из сил, то совсем не ради забавы… О нет, черт побери! Даю вам честное слово! А только чтобы заработать себе на пропитание. И вы поступайте с нами как следует… Сейчас вам показывали номер, вы видели силу, достойную Самсона, побивающего ослиной челюстью тысячу филистимлян. И что же?! Не говоря доброго слова, не попрощавшись, вы готовы улизнуть, показать нам пятки!.. Стойте! Пред вами молодец, в сравнении с которым, скажу не бахвалясь, Геркулес, сын Юлия Питера, всего лишь мальчишка, щенок… И, несмотря на это, что делаете вы?.. Вы укладываете свои пожитки, пускаетесь наутек, не поблагодарив нас, не сняв шляп, не сказав: «Эх вы, бедняки, вот вам награда!», не вытащив хотя бы гроша из своих карманов… Стойте же, весельчаки, довольно шуток, хватит над нами глумиться. А если я и досаждаю вам своими речами, тем хуже для вас! Выслушайте же меня, дети мои: голодное брюхо и глухо и слепо, и, несмотря на ваши ужимки и ваши глупые разговоры, я должен говорить и буду говорить против вас всех! Я слышал, что народ в здешних местах очень щедр. Ну так докажите же это, и не откладывая, иначе я, Типикули, родившийся от отца «Ищи себе пропитание» и матери «Хлебай воду», я крикну во весь голос, что французы такие же жаднюги, такие же скупцы, так же крепко держатся за свой кошелек и боятся истратить грош, как испанцы, итальянцы, немцы, русские, англичане и арабы. Да, я скажу, что они, фррранцузы, как и остальные народы вселенной, эгоисты и только эгоисты, скряги, скупердяи, и больше ничего! Когда‑то приручали хищников и дикарей, и вот я утверждаю, что, по сути дела, на белых, созданных по моему образу и подобию, на парижан, моих соотечественников, труднее воздействовать, чем на ягуаров или караибов…

Да, милостивые государи и государыни, хоть вы и считаете нас бродягами, нищими, презренными проходимцами, — пусть так, быть может, вы и правы, — но все же у нас где‑то есть семья, да, повторяю, — семья: жена, дети, кошки, собаки и канарейки, которых каждый день надо кормить, которые щи'плют травку и грызут косточку в те дни, когда у них есть еда, что случается довольно редко. Пусть не прогневается на меня вон тот замухрышка, почти такой же худущий, как я сам, с чем я не могу его поздравить. Задрать вверх морду, распустить сопли и хихикать — нехитрая штука, это может и человек и осел! И если эта глиста с ввалившимся брюхом, которое может соперничать с моим, и не находит меня забавным, то ему можно пояснить, что бывают минуты, когда даже завзятые весельчаки видят все в черном свете, запас их шуток и острот исчерпан, и по очень простой причине: ведь чтобы прыгать и веселиться, недостаточно одного желания — для этого нужно иметь и возможности. А их‑то и нет, мое сокровище, они на сегодня покинули твоего покорного слугу. Ну, теперь, когда я задал тебе головомойку, смейся, сколько влезет, и поглаживай свое пузо, долговязый аист… Видите, какое паршивое у нас ремесло! Постарайтесь же войти в наше положение… Вот уже сутки, как у этого храбреца не было маковой росинки во рту, вот уже сутки, как у этого богатыря урчит в пустом желудке, он слышит все ту же старую песню: «Хлеба! Давай хлеба!» Такому человеку, как он, сидеть голодным!.. И я, кипя от злости, иду с протянутой рукой. Вот до чего дошло, какова наша несчастная доля!.. Ну что, довольны? Вам нравится? У вас просят милостыню!.. Подайте беднякам! Гражданки и граждане, подайте беднякам! Пусть не говорят, что только богачи загребают деньги, не работая. Эй, эй! Соберитесь с духом, не стесняйтесь… Раскошеливайтесь, люди добрые!..

Последние слова застряли в горле взывавшего о помощи фигляра. Он так и стоял с открытым ртом и протянутой рукой, дожидаясь подачки. Ему не бросили ни одного гроша. Тогда, обманутый в своих надеждах, Типикули обернулся к атлету, вытиравшему пот со лба, чтобы скрыть свое смущение. В каком‑то бешенстве ринулся клоун к своим литаврам и передал им мучительную тревогу, снедавшую его душу. Они тут же издали грозные и зловещие звуки, которые потрясли даже самые черствые сердца. Наконец несколько су, три или четыре, покатились по земле.

Ну‑ка, Цнелла, поработай еще, дружище! Ведь голубке нашей дорогой… ты сам знаешь… нужно что‑нибудь принести съестного, да и детишки плачут от голода! Эх вы, красотки и франтики, откройте глаза, и вы увидите, — клянусь вам в этом, — то, чего никогда еще не видали: короля геркулесов и императора силачей! Вот он! Смотрите на него! Внимание!

Он больше не умолял, этот худосочный шут, он приказывал.

Весь побагровев, растерянный, с всклокоченными волосами, его мрачный партнер схватил за кольцо гирю в пятьдесят килограммов, наклонив голову, согнув спину, и гиря, описав в воздухе один, два, потом три круга, завертелась с такой скоростью, увлекая за собой этого смелого из смелых, что ее можно было принять за железное колесо, вращающееся на своей оси. Он работал с каким‑то остервенением под дождем, который, казалось, сверлил ему кожу, под ветром, от которого леденела кровь в жилах, среди жидкой грязи и сырости, пронизывающей до мозга костей. Он работал, работал, уже окутанный вечерней мглою, на фоне которой сам выделялся белым призраком, вращающимся и огромным.

— Подайте что‑нибудь, дворяне и простой народ, не скупитесь!

И деревянная колотушка шута, игравшего сразу на двух инструментах, неутомимо поднималась и опускалась с головокружительной быстротой.

Укрывшись под жестяным зонтом, который гоготал всеми своими отверстиями, звенел всеми бубенцами, большой барабан, по которому дубасил паяц, грохотал, подобно грому, гремел, как пушка. Увы! Увы! Присутствовавшие на этом шабаше имели глаза, имели уши, но лишены были сострадания, и раскрыть свои кошельки они не пожелали.

— Не могу, не могу больше!.. — прошептал колосс, выпуская из рук свинцовый диск, который упал с глухим звоном и глубоко врезался в землю. — О — ох, нечем дышать…

Плешивый клоун в изумлении обратил к нему свое бескровное лицо и из‑под опущенных век бросил на него взгляд, красноречивей всяких слов.

О! этот полный горечи и отчаяния взгляд был сразу же понят, и великан с длинной гривой снова взялся за дело. Подняв две пятидесятикилограммовые гири, он поставил по одной на каждое плечо и со своей ношей присел на корточки, как это делают азиатские йоги; потом, взяв в руки еще две гири, этот чародей стал жонглировать смертоносными тяжестями. Он улыбался, улыбался какой‑то нездешней улыбкой, страдальческой и вместе с тем горделивой.

— О нет, — отдали ему должное двое рабочих, — про него не скажешь, что это автомат.

Лицо его пылало, он обливался потом, капельки крови появились на коже. Весь в пене, лоснясь, словно его натерли маслом, неистовый, ожесточенный, благородный, неукротимый, он прилагал все усилия, чтобы достойно закончить номер. Поминутно из его груди со свистом вылетало дыхание — прерывистое, тяжелое, учащенное. Видно было, как сотрясается его разгоряченное тело. Он задыхался, он весь дрожал, пар от него валил клубами. Его воспаленные глаза горели в сумеречном полумраке как раскаленные угли, его мускулы ходили ходуном, и так вздуты были его артерии и шейные вены, что казалось, будто у него на шее надето ожерелье из ужей. Он был недосягаем. Он был прекрасен. Толпа любовалась им, простирала к нему руки. Но вдруг он покачнулся, чуть было не потерял равновесие, вздрогнул всем телом и опустил голову, словно ему нанесли удар невидимой дубинкой… Десятка два медных монет полетели к его ногам.

— Ты покорил их! Подумай о Мариго, о моей сестре и твоей жене. Мы принесем ей хорошего винца и что‑нибудь поесть…

Вот и жатва, видишь, плата за твои труды. Они побеждены, им ничего для тебя не жаль. Продолжай же, продолжай, Железная Рука!

И тщедушный клоун, икая, судорожно метался в своей тележке. На его лысом черепе, гладком как старая слоновая кость, болтался во все стороны пестрый колпак, разноцветный шутовской семирогий колпак, а его взбалмошный рожок разразился оглушительным, торжествующим тушем. При этих необыкновенных, причудливых звуках рожка и литавр исчерпанный до предела атлет выпрямился, внезапно найдя в себе сверхчеловеческие силы. Еще раз, в последний раз он кинулся в каком‑то исступлении к чугунным гирям, и они почти сразу стали носиться вокруг него, как резиновые мячи.

— Довольно! Довольно!

Но он не слышал, или, скорее, не хотел слышать, он работал, работал не переставая, в каком‑то экстазе. Ничего размеренного не было в его движениях, ничего заученного в его позах. В нем чувствовались смятение, безумие, бред! Как солдат перед жерлом пушки, как трибун в зале суда или на улице в минуты волнения и ярости народной, как поэт перед лицом природы или бога, этот фигляр, подвизающийся на улицах и перекрестках, этот увеселитель бедняков, этот богатырь, атлет, этот герой был во власти вдохновения, и только оно руководило им. Он импровизировал…

Толпа неистовствовала. Наконец‑то! Со всех сторон ему кричали: «Браво!», и деньги падали к его ногам. Мужчины и женщины бросали ему, стараясь перещеголять друг друга, медяки, медяки без счета; дети прыгали от радости и, изумленные, взволнованные, приведенные в восторг, дрожали — им было страшно.

— Внимание, молодые, пожилые, старые и дряхлые! Внимание!

И славный товарищ атлета, его верный сподвижник, преданный друг, от сознания победы также преисполнился гордости. Он согнулся под китайской шляпой, украшенной серебряными бубенцами, на которых дрожали тысячи дождевых капель; эти капли, отливая всеми цветами радуги, сверкали при последних лучах заходящего солнца, как людские слезы. Словно обезумев, паяц поднимал руки и ноги, лаял от счастья, подражая чревовещателю, и плясал как сумасшедший, хохоча во все горло.

— Браво, дружище! Брависсимо!

Люди лихорадочными руками рылись в карманах, выворачивали, опустошали их. Медяки падали дождем, сыпались градом, серебряные деньги кружились, как снежинки. Серебряные и медные монеты, бросаемые ярмарочному силачу, летели, скользили, струились и звенели. А тяжелые гири, от которых все время отскакивали эти монеты, гудели, издавая какие‑то чистые, тягучие звуки, жалобу металла. Каждый в отдельности и все вместе были во власти этого богатыря, перешедшего все человеческие пределы. Struggle for lire![2]

И пока длилась эта жестокая схватка, он подчинил себе людей, покорил их души. Он овладел сердцами, он сиял, он царил. Какой‑то ремесленник бросил ему два золотых луидора, работница — кошелек, мальчик — свою фуражку.

— Внимание! Внимание!

Но никто не интересовался теперь шутом, который вопил что было мочи, надсаживая себе грудь; он больше не существовал, о нем позабыли.

— Великана! Великана! — Его, его одного и видела толпа, только его и хотела видеть.

К нему подходили люди. Круг суживался. Все были побеждены им; каждого он привлекал к себе словно магнитом, околдовывал, гипнотизировал; каждого покорял этот неистовый чародей…

Его обступили, щупали его огромные бицепсы, гладили его широкую грудь, мяли шелк его красных штанов в золотистых полосах, его целовали, сжимали в объятиях, готовы были влезть ему в нутро…

Но вдруг толпа, содрогнулась от ужаса и подалась назад. Колосс испустил какой‑то странный стон, глаза его налились кровью, он несколько раз круто повернулся и рухнул наземь.

— Боже мой! — крикнула какая‑то девица.

— Ах!! — всхлипнула старуха.

Собравшийся здесь народ смешался в кучу, и несколько взволнованных голосов прохрипели:

— Он надорвался!

Быстрый как молния, паяц бросил свою трубу и спрыгнул с тележки.

— Вот те на! Что с тобой приключилось! Ну, говори же! Говори!

Но Железная Рука, упав навзничь, остался недвижим.

— Да что ты в самом деле, толстяк?.. Эй, дружище, друг мой!

И клоун, обхватив руками безжизненное тело великана, наклонился над ним, растянулся рядом и стал слушать его сердце… Губами, на которых отпечатался мундштук трубы, он припал к посинелым губам атлета, неподвижного как мраморная статуя, лишенная опоры, сброшенная с пьедестала. Снова приложив ухо к сердцу друга, паяц, этот призрак без кровинки в лице, который, казалось, уже не может больше побледнеть, покрылся мертвенной бледностью, — О — ох! — застонал он.

…Сраженный, тряся головой, с широко раскрытыми, бессмысленными, ничего не видящими глазами, Типикули ползал на коленях по мостовой, и его дрожащие руки переносились от влажных, холодных висков к остановившемуся сердцу покойника. С искаженным от ужаса лицом, с насупленными бровями, с еще более заострившимся носом, в страшной гримасе оскалив зубы, убитый, уничтоженный, раздавленный горем, нелепый и трагичный, Типикули бормотал:

— Д… да… да… дамы и го… спо… господа, он… у… умер! Внимание!

Примечания

1

Достаточно (лат.).

(обратно)

2

Борьба за жизнь (англ.).

(обратно)

Оглавление



  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...