Обреченные любить (fb2)

- Обреченные любить (пер. А. О. Сизов) (а.с. Демоника-1) (и.с. Очарование) 0.98 Мб, 261с. (скачать fb2) - Ларисса Айон

Настройки текста:



Ларисса Йон Обреченные любить

Глава 1

Демон — это владыка воздушной стихии, и потому он умеет принимать разные формы и обманывать наши органы чувств на какое-то время, но власть демона ограниченна, он может напугать нас, но не в его силах причинить нам вред.

Бертон Роберт. Анатомия Меланхолии

Находись сейчас Эйдолон в любом другом месте, не считая госпиталя, он убил бы парня, который умолял его сохранить ему жизнь.

Но сейчас он вынужден спасать ублюдка.

— Как плохо порой быть доктором, — проворчал он и вколол демону в человеческом обличье шприц, полный гемоксацина.

Пациент взвыл, когда игла прошла сквозь мягкие ткани бедра и лекарство, обеззараживающее кровь, попало в рану.

— Ты даже не дал ему наркоз?

Эйдолон лишь фыркнул, услышав слова младшего брата.

— Чары Небесные не позволяют мне его убивать. Но это не значит, что я не должен воздать ему по заслугам во время лечения.

— Прежняя работа не дает тебе покоя, не так ли? — Шейд отдернул занавеску, разделявшую два из трех боксов перевязочной, и вошел. — Паршивец пожирает детей. Дай-ка я вытащу его наружу и уж там раскатаю по асфальту.

— Рейт уже предлагал.

— Рейт предлагает поступать подобным образом с каждым пациентом.

Эйдолон усмехнулся.

— Хорошо, что наш младший братец не пошел в медицинский институт.

— Я ведь тоже не стал врачом.

— У тебя были на то причины.

Шейд не хотел тратить так много времени на обучение, тем более что его целительский дар приносил больше пользы в той сфере деятельности, которую он избрал, а именно — в парамедицине. Он вечно соскребал своих пациентов с асфальта и поддерживал в них жизнь до тех пор, пока персонал центрального подземного госпиталя не подлечит их.

Кровь из самых серьезных ран, над которыми корпел Эйдолон, капала на пол из вулканического стекла. Самка амбер-демона (из той же породы, что и мать Шейда) застала пациента в своей сестринской палате и каким-то образом, причем несколько раз, проколола его щеткой для чистки туалета.

Амбер-демоны были невероятно сильны для своих миниатюрных размеров. Особенно особи женского пола. Эйдолону приходилось несколько раз испытать на себе все прелести их силы в постели. Когда он не мог больше противиться силе природы, когда завершился его цикл созревания, он решил избрать именно самку амбер-демона своей инфадрой. Из них получались отличные матери, и крайне редко они убивали нежелательное потомство от демонов-семинусов.

Отбросив в сторону мысли, которые посещали его еще чаще, чем раздумья о процессе видоизменения, Эйдолон заглянул пациенту в лицо. Кожа, которая в обычном состоянии отливала красно-коричневым, сейчас была бледной от боли и потери крови.

— Как тебя зовут?

Пациент застонал.

— Дерк.

— Слушай, Дерк, я собираюсь залатать эту неприглядную дырку в твоем теле, но тебе будет очень больно. Постарайся не шевелиться. Или кричи как трусливый чертенок.

— Дай мне обезболивающее, паразит чертов, — просипел пациент.

— Доктор-паразит. — Эйдолон кивнул в сторону лотка с инструментами, и Пейдж, одна из немногих медсестер-людей, подала ему зажим.

— Дерк, дружище, ты, случайно, не ел отпрысков амбер до того, как она тебя поймала?

Шейда передернуло от ненависти, когда Дерк покачал головой, показав клыки и сверкнув оранжевыми глазами.

— Тогда тебе дважды не повезло, приятель. Еды тебе не досталось, и обезболивающего ты тоже не получишь.

Мрачно усмехнувшись, Эйдолон скрепил зажимом разорванную артерию, а Дерк взвыл от боли, проклиная все на свете. Он извивался, но вязки крепко держали его на металлическом столе.

— Скальпель.

Пейдж подала ему инструмент, и Эйдолон умело надрезал рваный край около зажима. Он наклонился ближе, срезал второй край, стянул артерию и закрепил в месте надреза. Теплое покалывание скатилось по правой руке к кончику пальца и, пройдя сквозь тонкую резиновую перчатку, коснулась артерии, которая тут же запульсировала. Пожирателю младенцев больше можно было не волноваться по поводу кровотечения. Впрочем, судя по выражению лица Шейда, ему стоило волноваться о том, как выжить за пределами госпиталя.

Ему не раз приходилось спасать пациентам жизнь лишь для того, чтобы ее тут же отнял кто-то другой.

— Давление падает. — Шейд смотрел на монитор у койки. — Должно быть, это из-за шока.

— Значит, мы не до конца остановили кровотечение. Нужно поднять его давление.

Шейд положил широкую ладонь на гребневые отростки на лбу Дерка. Цифры на мониторе сперва упали, затем взлетели, после чего стабилизировались. Но ненадолго. Силы Шейда были не безграничны, и он не мог вернуть жизнь туда, где ее не было. Если Эйдолон не обнаружит, в чем дело, Шейд будет бессилен.

Быстрый осмотр других ран не разъяснил причину резкого падения артериального давления. Зато под двенадцатым ребром пациента Эйдолон заметил свежий надрез, под которым что-то пульсировало.

— Шейд…

— Адское пламя, — выдохнул Шейд, опустив взгляд туда, куда указывал Эйдолон. Он провел рукой по волосам, которые были такими же черными, как и у брата, но длинные, до плеч. — Может быть, мне просто кажется, но, по-моему, это дело рук вурдалака.

Вурдалаки. Эти монстры не имели ничего общего с теми каннибалами, которых представляли себе люди. Эти твари резали демонов, чтобы продавать части их тел на черном рынке.

Эйдолон не вчера родился и был согласен с братом. Он коснулся пальцами шрама на боку демона.

— Дерк, что с тобой случилось?

— Порезался.

— Это след от скальпеля.

Только здесь, в этом госпитале, демону могли оказать хирургическую помощь, но Дерка здесь раньше не видели. Эйдолона охватил страх.

— Нет. Это я случайно. — Дерк сжал кулаки, а его глаза, лишенные век, округлились. — Вы уж поверьте.

— Дерк, успокойся. Слышишь, Дерк?

Монитор предостерегающе запищал, а по телу пожирателя младенцев прошлись судороги.

— Пейдж, раздобудь каталку, а ты, Шейд, не дай ему умереть.

Дерк громко застонал. Маленькое помещение наполнилось зловонием. Пейджа вырвало в мусорную корзину.

Показатели сердцебиения на мониторе превратились в прямую линию. Шейд убрал руку со лба пациента.

— Ненавижу, когда они так делают. — Эйдолону стало любопытно: Дерк так напуган, что предпочел остановить все функции своего организма и вскрыл скальпелем свежий шрам? Он уже знал, что там найдет, но хотел в этом убедиться.

Шейд порылся в карманах и достал извечную жвачку.

— Чего не хватает?

— Кисты Пен Тай. Это орган, который перерабатывает пищу и продукты распада, так что этому виду не приходится мочиться и испражняться.

— Удобно, — пробормотал Шейд. — И зачем она кому-то понадобилась?

Пейдж закрыла рот и нос хирургической повязкой, ее лицо все еще было бледным, хотя вонь от только что скончавшегося пациента почти полностью исчезла.

— Она используется в некоторых проклятиях Вуду, чтобы навести порчу на внутренние органы человека.

Шейд покачал головой и протянул медсестре жвачку.

— Совсем ничего святого не осталось. — Он повернулся к Эйдолону. — А почему они его не убили? Других ведь убивают.

— Живой он стоит дороже. Эти демоны могут вырастить новый орган в течение нескольких недель.

— И все это время они активно охотятся. — Шейд разразился проклятиями, некоторые части которых Эйдолон слышал впервые за несколько сотен лет своей жизни. — Наверняка это эгисы. Больные ублюдки.

Кем бы ни были эти больные ублюдки, но последнее время у них было много работы. За прошедшие две недели санитары доставили в госпиталь двенадцать изуродованных тел. И конца этому насилию пока не видно. Некоторых, судя по всему, резали еще заживо.

Беда была в том, что демонам одного вида было наплевать на демонов другого. И расследование одного Консула никогда не касалось жертвы, происходившей не из его клана. Эйдолону было не наплевать не только в силу его профессии, но скорее потому, что он понимал: рано или поздно эти мясники доберутся до кого-нибудь из его знакомых.

— Пейдж, позвони в морг, пусть заберут тело. И скажи им, что мне нужен полный отчет о вскрытии. Я хочу выяснить, кто эти сволочи.

— Док! — Эйдолон не успел сделать и дюжины шагов, как его позвала Нэнси из-за своего стола. Нэнси была медсестрой задолго до того, как лет тридцать назад стала вампиром. — Скалк звонила, сказала, что везет в госпиталь круэнтуса[1]. Расчетное время прибытия две минуты.

Эйдолон едва не застонал. Круэнтусы созданы для того, чтобы убивать; их кровожадность настолько бесконтрольна и подсознательна, что порой даже в брачный период они рвут друг друга на части. Последний раз, когда круэнтус был их пациентом, он трижды рвал вязки и разнес полбольницы, прежде чем его удалось усыпить.

— Подготовьте вторую операционную, ту, что с золотыми вязками, и отправьте сообщение на пейджер доктора Юрия. Он любит круэнтусов.

— Она также сказала, что с ней будет еще один необычный пациент.

На этот раз Эйдолон все же застонал. Последний раз необычный пациент Скалк оказался собакой, которую сбила машина. И собаку эту после операции ему пришлось забрать домой, иначе за пределами госпиталя она стала бы пищей для одного из многочисленных сотрудников. И теперь эта дворняга прочно обосновалась в его квартире и сжевала уже три пары его лучших ботинок.

Шейд разрывался между Скалк, которая, будучи амбер-демоном, приходилась ему сестрой, и Нэнси, с которой он откровенно заигрывал и, насколько было известно Эйдолону, уже дважды успел переспать.

— Я ее убью, — выпалил Шейд, не скрывая раздражения.

— Я первый.

— Тебе нельзя.

— Мне нельзя спать с ней, ты сам это говорил, но о том, что я не могу ее убивать, не было ни слова, — заметил Эйдолон.

— Что правда, то правда. — Шейд пожал плечами. — Ладно, тогда ты ее убивай. Если это сделаю я, мама меня ни за что не простит.

Это Шейд верно подметил. Хотя у Эйдолона, Рейта и Шейда был один отец, который давно канул в Лету, и сами они были из рода демонов-семинусов, матери у них были разные и принадлежали к разным видам; так вот именно мама Шейда отличалась повышенным материнским инстинктом и постоянно опекала сына.

Красный галогенный маячок под потолком оповестил о приближении машины «скорой помощи». Багровые отсветы бегали по стенам, создавая причудливые узоры.

Эйдолон не любил этот оттенок, но именно он усиливал заклинания, охраняющие эти стены. В госпитале, где каждый приходился кому-то кровным врагом, любое преимущество могло стать определяющим. По той же причине всюду на стенах были выведены магические символы.

И разумеется, нарисованы они были не краской, а кровью.

Машина «скорой помощи» прибыла, и Эйдолон почувствовал приток адреналина. Он любил свою работу. Любил наводить порядок в хаосе, царившем вокруг.

Госпиталь, который располагался едва ли не в центре Нью-Йорк-Сити и спрятан силой магии от людских глаз, был его детищем. Кроме того, он дал клятву демонам, где бы они ни жили, в глубинах земли или среди людей на ее поверхности, что в этих стенах не будет никакой дискриминации и, к какому бы виду они ни относились, их будут лечить.

Дверца машины «скорой помощи» мягко отъехала в сторону, и Скалк вместе с напарником, которым в этот вечер был оборотень, ненавидевший от природы всех и вся, вывез каталку с окровавленным круэнтусом, чьи запястья и лодыжки были предусмотрительно закреплены вязками. Эйдолон и Шейд поравнялись с Люком и, несмотря на свой немаленький рост, вынуждены были смотреть на огромного оборотня снизу вверх.

— Круэнтус, — прорычал Люк, который по-другому разговаривать не умел даже в своем человечьем обличье, в котором он сейчас находился. — Нашли без сознания. Открытая колотая рана на правой ноге. Удар тупым предметом в затылочную область. Обе раны обработаны, кровь остановлена. Глубокие рваные раны на животе и горле обработаны, но кровь остановить не удалось.

Эйдолон повел бровью. Только золотое или магическое оружие оставляет раны, и в этих случаях кровь остановить нельзя. Остальные другие раны со временем закрываются и затягиваются сами благодаря способности круэнтусов регенерировать.

— Кто вызвал помощь?

— Какой-то вампир нашел их. Круэнтуса и… — Он указал волосатым пальцем с длинным когтем на машину, откуда Скалк в этот момент выкатывала второго пациента. — И это.

Эйдолон пошел к машине «скорой помощи», Шейд последовал за ним. Несколько секунд они молча смотрели на женщину-гуманоида, которая была без сознания. Один из санитаров разрезал ее красную кожаную одежду, лежавшую под ней словно свежесодранная кожа. На ней не было ничего, кроме наручников, черного нижнего белья и многочисленного оружия, закрепленного на лодыжках и предплечьях.

По гибкому хребту Эйдолона пробежал холодок.

— Вы привезли мясника-эгиса в мой госпиталь? Да вы с ума посходили!

Скалк фыркнула и посмотрела на него: глаза у нее были металлического серого цвета, такого же, как и ее кожа и волосы.

— А что я должна была с ней делать? Круэнтус сожрал ее напарника.

— Круэнтус одолел эгиса? — спросил Шейд, и когда его сестра кивнула, он снова посмотрел на раненую женщину. Обычный человек не представляет угрозы для демона, но те, кто принадлежит к обществу эгисов, были воинской элитой, призванной убивать демонов, и обычными людьми их никак нельзя назвать. — Вот уж не думал, что мне когда-нибудь доведется благодарить круэнтуса. Нужно было и ее пустить на фарш.

— С ее ранами в этом нет необходимости. — Скалк пробежалась глазами по списку ранений, каждое из которых было серьезным, но самое страшное из них — разрыв легкого — скорее всего убьет девушку раньше прочих. Скалк уже снизила давление пациентки препаратами, и теперь состояние убийцы демонов было стабильным. — И, — добавила она, — кроме того, у нее истончилась аура. Ей уже давно нездоровится.

Пейдж подошла к ним, ее карие глаза сверкали благоговейным трепетом.

— Впервые вижу Баффи. Во всяком случае, живую Баффи.

— А мне доводилось. И не раз, — раздался мрачный голос Рейта откуда-то из-за спины Эйдолона. — Но все они вскоре после этого умирали. — Рейт был точной копией своих братьев за исключением голубых глаз и светлых, будто отбеленных известью, волос до плеч. Он занялся каталкой. — Я вывезу ее наружу и избавлюсь от нее.

«Избавлюсь от нее». Все верно, так и надлежит поступить. Ведь именно так поступили эгисы с их братом Роугом. Эйдолон до сих пор не мог оправиться от этой утраты.

— Нет, — процедил он сквозь зубы. — Погоди.

Как ни соблазнительно было пойти на поводу у Рейта, но, исходя из правил, написанных кровью при входе, госпиталь можно покинуть лишь в трех случаях. Потом это нужно исправить, но, поскольку смертельно раненная эгис не находилась ни в одном из подобных состояний, Эйдолон не собирался отступать от писаного закона. Поскольку, по человеческим меркам, Эйдолон — главврач этой больницы, последнее слово оставалось за ним и он вполне мог отдать распоряжение отправить эту человеческую самку на смерть. Но им выдалась редкая возможность. А посему свое отношение к убийце демонов нужно отложить в сторону.

— Отвезите ее в первую операционную.

— То есть? — спросил Шейд, и в голосе его явственно читалось неодобрение. — Тебе не кажется, что это неразумно? Что, если это ловушка? Что, если на ней какое-нибудь хитрое следящее устройство?

Рейт огляделся, будто ждал, что убийцы-эгисы — сами себя они называли Хранителями — начнут появляться из ниоткуда.

— Мы под защитой заклятия.

— Только в том случае, если на нас нападают снаружи. Но если они узнают, где именно мы скрываемся, они могут самого Бен Ладена на нас натравить.

— Мы ее выходим, а об остальном позаботимся позже. — Эйдолон сам доставил каталку в подготовленную операционную. Оба брата и Пейдж наступали ему на пятки. — У нас появилась возможность узнать о них побольше. А это дорогого стоит.

Эйдолон снял вязки и поднял правую руку пациентки. Серебряное кольцо с черным камнем на ее розовом пальчике выглядело достаточно безобидно, но когда он снял его, то на обратной стороне увидел эмблему щита эгисов и инициалы пациентки. Эйдолон почувствовал, как сжалось сердце от неприятного ощущения. Если верить слухам, то камень этот был осколком самого щита и наделял носителя способностью видеть в темноте, невосприимчивостью к некоторым заклинаниям, возможностью видеть скрытое и еще бог знает чем.

— Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Эй. — Рейт задернул шторку, отделявшую операционную.

Судя по количеству зевак, их кто-то вызвал по пейджеру. «Приходите посмотреть на Баффи, это чудовище случайно попало к нам».

— Ну что, сейчас тебя не так все боятся, маленькая убийца? — пробормотал Эйдолон, натягивая перчатки.

Ее верхняя губа изогнулась, словно она слышала его, и он понял, что не потеряет эту пациентку. Смерть страшилась силы и упрямства, а эти качества сочились из всех пор девушки. Гадая, к добру ли приведет ее выздоровление, Эйдолон срезал бретельки бюстгальтера девушки и осмотрел рану на груди. Шейд, который торчал здесь в ожидании своей смены, поддерживал жизненные показатели пациентки в норме, пользуясь своим врожденным даром.

— Пейдж, выясни, какая у нее группа крови, и подготовь кислородную маску, пока мы ждем результатов теста.

Сестра приступила к работе, а Эйдолон вскрыл самую серьезную рану девушки-убийцы скальпелем. Кровь и воздух рванули из поврежденных легких. Он срезал рваные края и стянул ткани.

Рейт сложил мощные руки на груди, поигрывая массивными бицепсами, словно порываясь придушить ненавистного убийцу-эгиса.

— Она вцепится зубами в наши задницы, когда придет в себя, но вы двое этого, похоже, не понимаете в силу своей тупости и самонадеянности.

— Забавно, что именно ты говоришь нам о тупости и самонадеянности.

Рейт показал брату неприличный жест, в ответ Шейд рассмеялся.

— Я погляжу, кто-то встал сегодня из гроба не с той ноги. Сдается мне, ты проголодался. По дороге сюда я заметил у стен госпиталя съедобного на вид наркошу. Сходи перекуси.

— Да пошел ты.

— Заткнитесь, вы оба, — рявкнул Эйдолон. — Что-то тут не то. Шейд, глянь-ка. — Он добавил света. — Я лет тридцать назад закончил медицинский колледж, но за свою жизнь вылечил достаточно людей и понял, что это ненормально.

Шейд всмотрелся во внутренние органы человека, в переплетения вен и артерий, в хаотичный на первый взгляд клубок нервов, нитками тянувшийся к мышцам и похожим на губку легким.

— Как будто бомба внутри взорвалась. Что это?

— Понятия не имею. — Эйдолон ни разу не видел ничего подобного. — Ты глянь сюда. — Он указал на чернеющий ком, походивший на сгусток запекшейся крови. Пульсирующий и все время меняющийся сгусток крови, который прямо у них на глазах всасывал здоровые ткани. — Похоже, он тут прижился.

Эйдолон осторожно поддел когтем сгусток, боясь вздохнуть.

— Вот черт, — воскликнул Шейд, — да она же демон!

— Это мы демоны, тупица. Она… она принадлежит к какому-то другому виду.

Только сейчас Эйдолон смог внимательно осмотреть почти нагую молодую женщину от кончиков пальцев ног, ногти на которых были покрыты черным лаком, и до спутанных волос каштанового цвета. Гладкая кожа, под которой даже в бессознательном состоянии сокращались крепкие натренированные мышцы. На первый взгляд ей лет двадцать с небольшим. Если бы она не приходилась ему врагом, о ней можно было бы сказать, что она «горячая штучка». Эйдолон прикоснулся пальцами к разорванной в клочья одежде. Ему всегда нравились женские особи людей, облаченные в кожу. Короткие кожаные юбки нравились ему больше всего, но и обтягивающие штаны тоже смотрелись неплохо.

Рейт взял пальцами подбородок женщины и повернул ее лицо к свету, чтобы осмотреть получше.

— А я думал — эгисы люди. Она похожа на человека. От нее пахнет как от человека. — Он провел когтем по рваной ране на шее и поднес коготь ко рту. — И на вкус она человек.

Эйдолон проверил митральный клапан.

— Ты забыл, что я тебе говорил насчет того, можно ли пробовать на вкус пациентов?

— А что особенного? — спросил Рейт как ни в чем не бывало. — Нам ведь надо знать наверняка, человек она или нет.

— Она человек. Все эгисы — люди. — Шейд покачал головой, и кольцо в ухе блеснуло в свете лампы. — Что-то здесь не так. Такое впечатление, будто она инфицирована демоническим геном или вирусом и началась мутация.

— Да нет, она родилась с этим. Один из ее родителей — демон. Вот смотри. — Эйдолон указал брату на доказательство генетического родства с демонами: небольшой орган, который бывает только у смешанного потомства от человека и демона; человеческие врачи определяют его как кисту. — Ее физиологическая патология может объясняться особенностями ее зачатия. Не исключено, что в данном случае смесь дала побочный эффект в виде особых возможностей, не знаю там… телепатии или способности видеть в темноте. Но не сомневаюсь в том, что сейчас это доставляет носителю немало хлопот.

— Каких например?

— Это может быть что угодно. Может быть, она лысеет каждое полнолуние или начинает мочиться на людях. — От таких пикантных подробностей он причмокнул и бросил на Шейда косой взгляд.

Тот фыркнул и убрал руку со лба девушки.

— Я это чувствую, — сказал он, — что-то в ее ДНК разобрано на части. Нужно сплавить разрозненные детали. Можно…

Рейт, негодуя, отказал брату.

— Даже не думай. Если починишь ее таким образом, то она станет неуловимой убийцей демонов. Только этого нам не хватало.

— Он прав, — сказал Шейд, и глаза его мрачно сверкнули. — В зависимости оттого, кем был ее демонический родитель, мы можем сделать ее бессмертной.

Седативные препараты и медикаментозное лечение в целом так же представлялось затруднительным в силу той же причины: неопределенной демонической ДНК. Даже такой безобидный препарат, как аспирин, мог убить ее.

Эйдолон задумчиво смотрел на девушку.

— Мы обработаем ее раны, а об остальном позаботимся позже. Она сама должна решить, хочет она задействовать свою демоническую половину или нет. У нее должен быть выбор.

— Выбор? — фыркнул Рейт. — А своим жертвам она выбор оставляет? Думаешь, у Роуга был выбор?

Несмотря на то что Эйдолон частенько думал о павшем брате, упоминание его имени вслух было болезненным.

— А ты своим жертвам даешь право выбора? — мягко спросил он.

— Мне нужна пища.

— Тебе нужна кровь, но вовсе не обязательно убивать.

Рейт оттолкнулся от стены.

— Ну ты и засранец. — Он в гневе смахнул со стола лоток с хирургическими инструментами и вышел из операционной.

Шейд помог Пейдж прибраться.

— Не стоило его провоцировать.

— Это ведь ты воспитал в нем эту зависимость.

— Я давно оставил его в покое. И насколько, он держится.

Эйдолон не разделял уверенности брата. Рейт любил временами «уйти в запой», а поскольку все они в силу особенностей своей демонической природы были невосприимчивы к алкоголю и наркотикам, покуда те не смешивались с человеческой кровью, то единственным способом получить «кайф» для Рейта было съесть наркомана или пьянчугу на худой конец.

— Мне надоело с ним нянчиться, — сказал Эйдолон и взял новый лоток с инструментами. — Не говоря уже о том, что мне постоянно приходится вытаскивать его из разных передряг.

— Ему нужно время.

— А девяноста восьми лет недостаточно? Шейд, через два года ему предстоит переходный период. Он не готов. Из-за него все мы можем погибнуть.

Шейд промолчал — видимо, от того, что говорить было нечего. Их брат потерял контроль над собой, а будучи единственным демоном-семинусом за всю историю демонического рода, рожденным самкой вампира, он был одинок и не знал, что делать со своими инстинктами. А если учесть, что он был для вампиров, среди которых рос, сродни человеку и с самого детства над ним издевались, неудивительно, как он вообще не сошел с ума.

Не то чтобы у Эйдолона было много времени думать над всем этим, ведь последние полвека он всецело посвятил медицине, но стоило ему найти себе самочку, как его мозг начинал концентрироваться на ней и последующие пару месяцев он думал только о ней, превращаясь в животное, движимое одними лишь инстинктами.

Может, стоит дать Баффи убить его сейчас, чтобы избавить себя и окружающих от проблем в ближайшем будущем?

Он посмотрел на нее, на ее обманчиво беззащитное лицо, и представил себе, как легко и непринужденно она лишит жизни его брата.

Впрочем, сначала придется потрудиться, чтобы залатать ее.

— Пейдж, скальпель.


Сознание возвращалось медленно, крохотные пятна света постепенно вытесняли тьму. Тьма, такая уютная и знакомая, все еще не отпускала Тайлу, соблазняя ее покоем, но боль подталкивала сознание к свету. Каждый дюйм ее тела болел, а голова казалась слишком большой и непомерно тяжелой для шеи и плеч. Она застонала и открыла глаза.

Смутные размытые очертания тел плыли перед глазами. Наконец ее взгляд сфокусировался, и… вуаля: она оказалась в ином мире, ибо перед ней стоял черноволосый бог. Его губы, такие манящие, шептали что-то, но навязчивый гул в голове не давал ей расслышать ни слова.

Она прищурилась и сосредоточилась на его губах. Имя. Он хочет знать, как ее зовут. Ей пришлось напрячь память, чтобы вспомнить. Здорово. Должно быть, она ударилась головой. Впрочем, это объясняло головную боль.

— Тайла, — выдавила она, недоумевая, откуда такая боль в горле. — Тайла Манкузо. Наверное. Это говорит вам что-нибудь?

Он улыбнулся, и если бы она не умирала на столе в операционной, то непременно оценила бы его ровные белые зубы и обольстительную улыбку. У парня отличный дантист.

— Тайла? Ты меня слышишь?

Она уже слышала, но гул все равно мешал.

— Ага.

— Хорошо. — Он положил ладонь ей на лоб, открыв на секунду предплечье с изысканной витиеватой племенной татуировкой. — Ты в госпитале. Расскажи о себе все, что сможешь. Аллергия? Непереносимость лекарств? Родители?

Она удивленно моргнула. Ей показалось, или он спросил про родителей? Неужели веки могут болеть? Могут или нет, но у нее точно болели.

— Пустая трата времени. — Это говорил человек с экзотической внешностью — наверное, родом с Ближнего Востока. Он внимательно смотрел на нее.

— Юрий, иди занимайся своими пациентами. — С этими словами обольстительный доктор с глазами цвета эспрессо выпроводил собеседника за дверь. — Тайла, вы можете отвечать на вопросы?

Ах да, все верно… аллергия, родители, непереносимость лекарств.

— Да нет. Аллергии нет. — Как, впрочем, и родителей. А что до непереносимости, то об этом она не могла говорить.

— Тогда ладно. Я дам вам лекарство, которое поможет вам уснуть, и если оно не убьет вас к утру, то, проснувшись, вы будете чувствовать себя гораздо лучше.

Лучше, чем сейчас, это уже хорошо. Потому что тогда она сможет заняться вплотную симпатичным доктором.

Один только факт, что она готова наброситься с поцелуями на доктора, говорил ей намного больше о травме головы, но какого черта в конце-то концов. Симпатичная медсестра только что ввела ей что-то совершенно улетное, и если она и дальше будет смотреть на этого меднокожего, татуированного, невероятно красивого доктора, то не сможет сдерживаться, оседлает его и прокатится на нем по долине наслаждений. Снова и снова.

— Бьюсь об заклад, что ты можешь заставить женщину сбросить с себя все одним лишь взглядом. — Неужели она произнесла это вслух? Его усмешка говорила о том, что она действительно озвучила свои шальные мысли. — Лекарства развязали мне язык. Не принимай на свой счет.

— Пейдж, введи еще один кубик, — сказал он.

Горячая жидкость разлилась по венам.

— М-м-м… пытаешься избавиться от меня, да?

— Это мы уже обсуждали.

Дьявол, этот парень говорит странные вещи. Впрочем, не все ли равно. Ее глаза все равно не откроются, а тело не будет ей подчиняться. Только слух еще подчинялся ей, и, отходя в мир иной, она услышала еще кое-что.

— Рейт, я ведь сказал: ее нельзя убивать.

Ух ты! Лечащий врач на ее стороне. Она улыбнулась бы ему, не потеряй лицо чувствительности. Однако слух, похоже, тоже отказывал, потому что последнее, что она услышала, не могло быть правдой:

— Пока нельзя.

Глава 2

Кто-то рядом занимался сексом. Эйдолон чувствовал это. Носом чуял. Это была одна из его видовых особенностей — любой демон-семинус может это почуять в радиусе тридцати ярдов. Он шел на запах, и его собственное возбуждение все нарастало. В госпитале все время кто-то спаривается. Как правило, это Рейт, но сейчас Эйдолон чувствовал только женское присутствие.

Обычно инкубы шли на поводу у своих желаний, но Эйдолон научился контролировать свое возбуждение и, как правило, не пользовался женскими слабостями. Во всяком случае, он мог контролировать себя до недавнего времени, когда ему стукнуло сто и он начал процесс Видоизменения. Сопротивляться инстинктам стало все сложнее и болезненнее.

Дьявол, лучше бы Рейт или Шейд добрались до этой самочки раньше, чем он, и удовлетворили бы все ее желания.

Он быстро шел по коридору, кивая сотрудником в знак приветствия. Когда он добрался до палаты, в которой лежала убийца, ощущение чужого возбуждения стало практически непереносимым. Низкий похотливый стон заставил его прикусить губу, чтобы самому не застонать от желания.

Бормоча под нос проклятия, он протиснулся мимо двух чертей, вооруженных таким количеством седативных препаратов, что хватило бы даже на демона-гаргантюа, и вошел в палату.

Тайла лежала на госпитальной койке, сжав кулаки, и сбивчиво, учащенно дышала. Она вскрикнула и подала вперед бедрами, словно принимая в лоно вымышленного любовника.

В шаге от ее койки стоял его братец и нагло ухмылялся.

— Убирайся из ее головы, Рейт.

— Тебе просто завидно, ведь ты так не можешь.

Эйдолон сделал глубокий вдох и про себя помолился Богам-Близнецам. Переменчивое настроение Рейта и без того делало общение с ним трудным в любой ситуации, а если прибавить к этому его гипертрофированные базовые инстинкты — секс, насилие, жажду крови, — то из трудного в общении Рейт переходил в разряд невыносимых.

— Рейт…

— Остынь, брат. Она убивает таких, как мы. Я просто хотел узнать, что она будет чувствовать от секса с такими, как мы. — Рейт покосился на Эйдолона. — А точнее, от секса с тобой. Я, видишь ли, более разборчив в своих половых связях, так что мне пришлось скормить ей твой образ.

Эйдолон с трудом удержался от смеха. Слова «Рейт» и «разборчивость» взаимоисключали друг друга. И Шейд и Эйдолон предпочитали для любовных утех самок человеческого рода, хотя предпочтения Эйдолона в ближайшее время неизбежно изменятся. Зато Рейт готов был спариваться со всем, что движется, за исключением людей и вампиров. Хотя и эти исключения были под вопросом.

Голова Тайлы металась по подушке, а тело билось в конвульсиях оргазма. Внезапно Эйдолон представил себе, как она точно так же извивается под ним: как он овладевает ею, схватив за каштановые волосы, а она умоляет его продолжать. Эйдолон тряхнул головой, чтобы избавиться от наваждения.

— Хватит дурачиться, — прорычал он брату. Тот явно почувствовал возбуждение Эйдолона. — Она порвет связки.

Обоснование было довольно слабым, хотя состояние девушки казалось вполне сносным. За последние двадцать четыре часа он не только залатал ее раны. Ее обмыли регенеративным раствором, напоили зельями и окутали лечебными заклинаниями сотрудники госпиталя. Она вскочит и примется убивать всех вокруг, как только закончится действие седативных препаратов. И это напомнило ему, что пора принять меры предосторожности. Заклятие Небес не позволит ей причинить кому-либо вред в стенах госпиталя, зато сам госпиталь может сильно пострадать.

— Слушай, а мне казалось, что во время эсгенезиса ты будешь поактивнее. — Рейт взял Эйдолона под локоток, проводил до двери и подмигнул. — Или все обстоит несколько иначе? Ты похож на девственника, который пришел в бордель и не может определиться, какую из шлюх он хочет больше остальных. — Он сморщил нос. — Но она же Баффи, старик. Я скорее залезу на труп.

— Не сомневаюсь.

Рейт фыркнул.

— Я тоже тебя люблю, брат. — Рейт взялся было за ручку двери, но передумал. — Да, кстати, Джемелла звонила. Хочет, чтобы ты с ней связался. Везет тебе.

— Это не то, о чем ты подумал.

Джем, демонесса в человечьем обличье, работала интерном в обычной человеческой больнице. Она частенько бывала у Эйдолона, в основном чтобы поделиться информацией об активности демонов в своей больнице. Он пытался уговорить ее работать с ним, но она каждый раз отказывала, объясняя это тем, что она, как и ее родители до нее, должна выполнять свою работу и отслеживать все патологии, связанные с вмешательством демонов в организм человека.

— Как знаешь. Я бы на твоем месте не терял времени даром и занялся с ней именно тем, о чем я подумал. Она горячая штучка.

Рейт вышел из комнаты, и Эйдолон вернулся к убийце. Рейта уже не было, а Тайла продолжала изгибаться и стонать. Простыня, укрывавшая ее, сползла на пол, а госпитальный халат распахнулся на талии, открыв ее черные шелковые трусики. Он видел, как она возбуждена. Флюиды желания пронизали воздух, и опьянение от жажды секса было для Эйдолона лишь вопросом времени.

— Черт тебя дери, Рейт, — проворчал он и подошел к девушке.

Будь осторожен. Держись профессионально.

Куда там! Ширинка, вздувшаяся бугром, была немым свидетелем его «профессионализма».

Пытаясь усмирить плоть силой мысли, он откинул халат с ее тела и методично осмотрел самые серьезные раны, которые уже практически зажили. Лишь одну рану нужно было перевязать, в остальном же швы казались нетронутыми.

— Да, — прошептала она страстно и схватила его за руку. Перед глазами Эйдолона тут же заплясали образы, о которых грезила Тайла: переплетенные потные тела в страстных объятиях. Он едва удержался от того, чтобы не реализовать ее сны во плоти.

«Держи себя в руках, Эй».

Он попытался высвободить руку, но ее хватка была железной. Тайла подтянула его ладонь к своей упругой груди. Кожа под ладонью Эйдолона казалась горячей. От его прикосновения ее соски затвердели, и он уже не в силах был сдерживаться.

Эйдолон сделал глубокий вдох, пытаясь обрести контроль над эмоциями. Он был рожден демоном-джастисом, а этот вид демонов отличался спокойствием и твердой логикой мышления. К несчастью, он не унаследовал этих качеств от матери, зато выработал их в течение жизни. Особенно способствовали этому годы практики, ведь, как и все джастисы, Эйдолон обязан был прослужить какое-то время Посредником Правосудия.

Но долгие годы тренировок не давали никакого результата в присутствии Тайлы. Даже сейчас, когда она была в забытьи, из всех ее пор сочилась темная соблазнительная сила. Она могла стереть его в порошок, а он лишь попросит сделать это снова и снова. Однако он предпочитал менее экстремальный секс в отличие от своих братьев.

— Тайла. — Высвобождая руку из ее цепких пальцев, он боролся не столько с силой ее мышц, сколько со своим желанием. Она убивала таких, как он. Мясник. — Эй, убийца, проснись.

Она тряхнула головой и протянула руку. Он взял ее лицо в ладони, чтобы она успокоилась, и поднял большими пальцами веки. Зрачки реагировали на свет, хотя она, похоже, не видела его.

Дьявол, какие у нее красивые глаза. Зеленые с золотыми искорками ближе к радужке и такие выразительные, что трудно было поверить в ее способность скрывать от кого-то свои мысли. Бледные веснушки легким узором покрывали чистую кожу. Высокие скулы придавали пикантности круглому лицу, все еще покрытому уже побледневшими синяками. Его взгляд скользнул к полным алым губам, слегка приоткрытым в данный момент.

Ему вдруг захотелось поцеловать эти губы. И чтобы она ответила ему на поцелуй.

Человеческая медицина строилась на этике. Здесь же, во владениях подземного госпиталя, он или любой другой доктор мог воспользоваться положением и совокупиться с любым пациентом, и никто бы не стал ни возражать, ни жаловаться.

Правда, в данном конкретном случае возражал сам Эйдолон.

И дело было вовсе не в моральной стороне вопроса: он бы с удовольствием воспользовался своим положением, если бы на месте Тайлы была обычная девушка, а не убийца эгис.

— Док.

Тайла смотрела на него широко раскрытыми глазами, и взгляд ее был полон похоти. Она схватила его за волосы и привлекла к себе. Эйдолон не успел опомниться, как их губы слились в поцелуе.

Это был безудержный страстный и одновременно нежный, даже невинный поцелуй.

Но тут он подумал о замученном брате и о том, что она может убить всю его родню. Словно ледяная игла пронзила его сердце, и он отпрянул. Что с ним творится? Должно быть, причиной всему эсгенезис и процесс видоизменения, который был в самом разгаре, иначе он никогда бы не подумал лечь в постель с врагом.

Но тут она коснулась коленом его возбужденного естества, и ему стало все равно, что она враг и что она сделала или могла сделать. Ведь в конце концов он демон-семинус, инкуб, который живет ради секса и рожден с одной-единственной целью — продлять род любому из существующих видов демонов, когда эсгенезис будет пройден. Так стоит ли бороться со своей природой сейчас? Быть может, его природа и есть оружие против извечного врага?

Она все поняла, и ее пальцы обвились вокруг его члена через мягкую ткань хирургических штанов. Эйдолон устал анализировать свое тело, свои эмоции и свои инстинкты. Пришло время действовать.

— Прошу тебя, — простонала она, не прерывая поцелуй. — Умоляю, войди в меня.

Он застонал от нахлынувшего возбуждения и обхватил ее за талию, приподнимая над кроватью.

Черт с ней, с профессиональной этикой.

Никогда еще Тайле не снились такие сны. Это определенно был сон, поскольку в настоящей жизни ей еще никогда не было так хорошо. А уж с тем симпатичным доктором ей точно ничего не светило.

Она закинула одну ногу ему на талию. Доктор удивленно посмотрел на нее.

— Дьявол, Тайла, ты почему не спишь?

— Заткнись и не мешай, — сказала девушка и расстегнула ширинку на его штанах.

Когда она обхватила пальцами его огромный стержень, он ахнул, а она подумала, не будет ли ей больно, когда он войдет в нее. С другой стороны, это ведь только сон, а во сне больно не бывает.

— Тайла, — прошептал Эйдолон, — не забывай, что ты ранена, мы должны быть осторо…

Она провела ладонью по его члену, лаская пальцами головку, и он наконец расслабился. Его руки стали ласкать ее, а губы целовали ее скулы, подбородок, шею. Дыхание его участилось, стало прерывистым.

Тайла будто изголодалась по мужским ласкам, будто годами ее не касались нежные пальцы. Она вскрикнула от возбуждения, когда он погладил ее киску. Его губы не останавливали свой танец на ее коже.

Она хотела видеть его глаза, но он ласкал губами и языком ее шею, ключицу, плечо. Она запустила пальцы в его густые темные волосы и прижала к себе, отдавшись настойчивым ласкам, словно боялась потерять, словно боялась проснуться.

Здесь, в иллюзорном мире грез, она, быть может, получит удовольствие, которое упорно обходит ее стороной в настоящей жизни, где сексуальным наслаждениям нет места. Здесь, в этом сказочном мире, нет прошлого. Нет страхов.

Здесь, в этой сексуальной фантазии, она открылась навстречу сладкому предвкушению, и мужчина, который придавил ее к больничной койке своим весом и ласкал все интенсивнее и яростнее, оправдывал пока что ее ожидания.

— Да, о да.

Тайла откинулась на подушку и раздвинула ноги. Его пальцы отодвинули ткань трусиков и прикоснулись к ее лону. Это было здорово, это было так здорово, что, когда после непродолжительного эротического массажа его палец скользнул внутрь, она чуть не свалилась с койки от пронзившего ее умопомрачительного ощущения. Не каждый мужчина может делать нечто подобное даже членом.

— Ты уже готова. — Его низкий голос словно электрическим током прошелся по ее нервным окончаниям.

О да, она уже готова.

— Войди в меня. — Она бесстыдно приподняла бедра, приглашая его. — Ну же, сейчас.

Звук рвущейся шелковой ткани заставил ее сердце биться в предвкушении. Эйдолон не заставил ее ждать и проник в ее тоннель любви. Кровать обиженно взвизгнула пружинами, а Тайла вскрикнула от наслаждения. Он припал губами к ее губам и ускорил темп. Его жезл заполнил ее всю, никогда еще ей не было так хорошо, она превратилась в воплощение похоти.

Отчаянно желая взлететь на вершину блаженства, Тайла снова обхватила его талию ногами. Эйдолон в ответ прорычал и удвоил темп. Она обняла его за мускулистую спину одной рукой, а второй обхватила за крепкую задницу.

— Да, да, глубже, сильнее. Еще, еще.

— Сильнее? — И Эйдолон вонзил в нее свой жезл с такой силой, что больничная койка подпрыгнула. — Скажи, насколько сильнее.

Но говорить было почти невозможно, ведь он задрал ее бедра, подсунув под них руки, и вгонял в нее член все глубже и глубже.

— Вот так! — закричала она. — Вот так.

Он вскинул голову, и хотя глаза его были закрыты, лицо выражало блаженство. Она была так увлечена его красотой, что не сразу заметила медальон, выскользнувший из-за ворота его хирургической робы и упавший на ее нагую грудь. Это был серебряный кинжал в кольце змей.

Неожиданно он вскочил на ноги, не выпуская ее из объятий и оставшись в ней. Он донес ее до стены и впечатал спиной в стену. В стеклянном шкафу звякнул медицинский инвентарь.

Ну и манеры у этого доктора.

Он входил в нее с удвоенной силой, словно отбойный молоток, не оставляя ни малейшего шанса улизнуть. Но ей этого и не хотелось. Наслаждение разливалось по венам словно наркотик, парализуя волю и любые другие желания, кроме самого низменного. Его пальцы вцепились в ее упругую ягодицу, в порыве страсти он укусил ее в плечо, и это был самый эротичный момент за всю ее жизнь.

Его жезл был так огромен, что она чувствовала, как он пульсирует в ней при каждой фрикции. Это мог быть только сон. Ни один мужчина не мог быть так хорош в постели. Или за ее пределами.

Она схватила его за волосы и заставила посмотреть на нее. В глазах его светилось яростное животное желание. Но не это изумило ее. Если раньше его глаза были карими, цвета крепкого насыщенного кофе, то теперь стали золотистыми, гипнотическими. Двадцать четыре карата наслаждения.

О, ей нравился этот сон. Сон, в котором ее любовник обладал недюжинной силой, огромным пенисом, гипнотизирующим взглядом, умением, которому позавидовал бы сам Казанова, и… легким запахом шоколада. Словно все в нем было сделано Создателем с одной единственной целью — соблазнять женщин.

— Давай, убийца, — прохрипел он. — Двигайся.

От его слов, подкрепленных резкими толчками внутри ее, она закричала на пике блаженства. Да… да… почти.

Он зарычал в оргазме, и она почувствовала, как в нее изливается семя, словно цунами, сметая последние очаги сопротивления. Ей было так хорошо, что она затрепетала под ним.

И все же она не взлетела на вершину блаженства.

Должна была. Сон или нет, но ни одна женщина не может устоять перед таким натиском.

Он не остановился, продолжая ублажать ее, хотя его бронзовая кожа покрылась испариной, а член потерял твердость. Татуировка, покрывавшая его руку от запястья до самой шеи, словно ожила, будто дикая тварь, не получившая того, чего она желала.

— Можешь остановиться. — Ей хотелось кричать от обиды. Теперь ее израненное тело болело и просило лишь об одном — о покое. И о чем только она думала.

— Но ты еще не кончила, — сказал он, не желая сдаваться.

— Я никогда не кончаю.

— Ни одна женщина не может уйти от меня без оргазма. — Он принялся за дела с удвоенной энергией. — Это все твои раны…

— Так я не спала. Засунь свое эго обратно в штаны и смирись с неизбежным.

Ну почему мужчины даже во сне остаются нытиками, когда дело доходит до проколов в постели? Во сне? Постойте-ка… только теперь до нее дошло то, о чем она только что подумала.

Раны. Она прикоснулась к шраму на ребрах и поморщилась от боли. Что с ней случилось?

— Док? — Он не ответил, он все еще пытался удовлетворить ее, хотя давно уже перешел за грань, которая отделяет оргазм от разочарования. — Да перестаньте вы. Прошу. Лучше объясните, что со мной произошло?

Он посмотрел на нее карими глазами. А куда делись золотые? Куда делся ее сон?

— Это был демон. Круэнтус.

Ответ, словно ударом биты, выбросил ее в реальность, и на сей раз, когда она вдохнула полной грудью, легкие отозвались чудовищной болью. Образы начали всплывать в памяти. Канализация. Кровь. Боль. Джанет.

Нет, о нет. Все это было правдой.

Сердце билось о грудную клетку, причиняя боль. Только сейчас она поняла, что находится в больничной палате. Вот только стены были расписаны странными письменами. Она не понимала этот язык. В стеклянном шкафу на полках стояли странные старинные предметы. Вот этот, круглый, на самом верху походит на… череп?

Где она?

Она напряглась, поскольку возбужденный пенис незнакомого мужчины все еще был в ней. Кто он? И почему он практически изнасиловал ее?

Дыхание ее стало прерывистым, она никак не могла надышаться, мысли путались. Должно быть, он понял ее состояние, поскольку наконец вышел из нее и аккуратно опустил на пол. Босые ступни коснулись холодного каменного пола — разве в больницах каменные полы? На плечи лег больничный халат.

— Где я? — спросила она.

— Ты в госпитале. — Доктор из эротической фантазии, который только что подарил ей незабываемые впечатления, мягко, но настойчиво взял ее под локоток и проводил до кровати. Она сделала несколько шагов, и неопровержимое доказательство их соития стекло по ногам, щекоча кожу. — Ты была ранена в схватке с демоном-круэнтусом.

Она вырвала локоть из его цепких пальцев.

— А вы откуда знаете о демонах? Что это за госпиталь? И вообще, кто вы такой?

— Присядь, я тебе все объясню.

— О нет. Не надо говорить со мной в таком тоне. И не надо мне вешать лапшу на уши. — Он пошел на нее, и она отпрянула. Он возвышался над ней, загораживая багровый свет от ламы на потолке. — Держись от меня подальше.

— Тайла, ты должна выслушать меня. — Его голос, словно морфий, разлился по венам.

Дверь в палату распахнулась, и некто… нечто в хирургической одежде зашло в комнату.

— Доктор, — сказало нечто клыкастой пастью. — Срочно в операционную.

Демон! Тайлу бросило в холодный пот.

— Господом Богом молю, скажите мне, что это за место?

Она попятилась к доктору и посмотрела ему в глаза. Теперь они были такими же, как во сне. Только это был не сон. От осознания происходящего, словно от оплеухи, все поплыло перед глазами.

— Вы, — ахнула она. — Ты! Ты тоже демон.

Он двигался словно в тумане, и она почувствовала укол — игла впилась ей в предплечье. Она вдруг потеряла способность двигаться. Она даже не могла кричать, пока демоны окружали ее и привязывали к койке.

Глава 3

Тьма была подобна лезвию гильотины, отрезавшей Тайлу и ее напарника от света. Где-то поблизости залаяла собака, и тут же раздался ружейный выстрел. Не иначе очередная банда выехала покататься. Но Тай и Джанет не были полицейскими, и им не было никакого дела до банд. Дьявол, да даже копам было на них плевать. Эта часть Нью-Йорк-Сити давно уже превратилась в воюющую страну «третьего мира», и местные полицейские возомнили себя бойцами ООН и не вмешивались в происходившее.

Они стояли у канализационного люка. Тай нащупала рукоять S-образного клинка с двумя лезвиями, сделанными из разного металла. Одно из лезвий было покрыто золотом, то, что работало с круэнтусами, за одним из которых они сейчас охотились. Оружие должно быть под рукой.

— Похоже, чисто, — сказала Тай, а Джанет подняла тяжелый люк.

Бросив прощальный взгляд в ночь, они поспешили вниз по лестнице и очутились в лабиринте тоннелей, погрузившись по колено в зловонную жижу. Света не было, но для Хранителей эгисов это не являлось проблемой.

В силу привычки — привычки перед лицом опасности — Джанет терла пальцами распятие с выгравированным щитом эгисов на обратной стороне. Тайла по той же причине крутила на пальце кольцо, но защитная сила талисмана в данном случае была не так уж важна, поскольку ее ночное зрение с рождения было исключительным без всякой магии.

Она добралась до основания лестницы и провела ладонью по скользкой кирпичной стене канализации.

— Кровь, — прошептала она. — Он здесь.

Звук извлекаемых из ножен лезвий прорезал воздух подземелья. Тайла держала кинжал в одной руке и жало с двумя лезвиями — в другой. Они пошли по кровавому следу. Тайла не обращала внимания на хлюпающую под ногами вонючую жижу, на крыс и на стекавшую по стенам воду. Она сосредоточилась только на тех звуках и образах, которые выведут ее к цели. Зрение стало предельно четким, а слух фильтровал все лишние звуки, пропуская лишь самые необходимые и тонкие, как, например, шелест тараканов, ползавших по стенам.

Здесь внизу она превратилась в хищника.

Тай жила этим. Жила адреналином, впрыскивающимся в кровь во время охоты.

Жила этим, потому что только ненависть заставляла ее сердце биться.

Впереди в тоннеле промелькнули тени, и волосы на голове Тай зашевелились. Джанет, которая шла впереди, припала к земле, насколько это было возможно в канализации, а Тай прижалась к скользкой стене недалеко от выхода и скользнула в боковое ответвление.

Она буквально уперлась в три красных горящих глаза и два ряда острых клыков. Высокий воплывари заставил кровь стыть, но это был не круэнтус.

— Это демон-краучер, — крикнула она напарнице и в ответ услышала проклятия.

— Какого черта тебе здесь надо, урод? — Одним неуловимым движением Джанет выхватила из-за пояса сюрикэн и метнула его в морду.

Демон завизжал, а из глаза его торчала металлическая звездочка. Ненависть горела в двух оставшихся глазах. Тай выбросила руку с жалом, целясь в горло краучеру, но в последний момент краем глаза уловила движение сбоку, и прицел сбился. Джанет отлетела в сторону и неуклюже приземлилась на кипе какого-то гнилья. На том месте, где она только что стояла, скалился круэнтус, рыча и брызжа слюной.

— Вот черт! Нехорошо. — Тай повернулась, швырнув в сторону краучера кинжал. Ей не нужно было даже провожать оружие взглядом, она и так знала, что клинок по самую рукоятку вошел в горло твари.

Одним меньше.

Золоченое лезвие также нашло свою цель, вскрыв брюшину круэнтусу. Демон попятился, зажав разрез, чтобы не выпустить внутренности. Тай крутанулась и ударила тварь ногой с разворота в бедро.

Демон отлетел и ударился спиной о лестницу. Тай пошла на него, вращая жалом. Круэнтус ринулся вбок и рванул когтистой лапой плечо Джанет.

— Ах ты, тварь! — воскликнула напарница, доставая из ножен свое любимое оружие — тесак.

Но демон успел отскочить вбок, и лезвие лишь скользнуло по голени.

— Эй, засранец! — крикнула Тайла и ринулась на врага. Но правая нога отказалась подчиняться ей, превратившись в студень, и она плюхнулась в помои, выпустив из руки жало, которое звякнуло чуть впереди.

О нет, только не снова! Только не сейчас.

— Тайла! — вскрикнула Джанет за секунду до того, как когтистые пальцы демона сомкнулись на ее горле.

Стиснув зубы. Тайла ползла к демону, который трепал ее напарницу как терьер крысу.

— Эй! — крикнула Тайла, нащупав пальцами обломок кирпича. — Смотри на меня, мерзкий ублюдок!

Она швырнула кирпич здоровой рукой, и тот угодил в затылок твари. Из раны закапала темная жидкость. Демон взревел, выпустил Джанет и повернулся к Тайле, сверкая оранжевыми глазами, полными ярости.

— Шлюха, — прорычал демон. — Я вырву тебе кишки, ты станешь молить о пощаде, когда я буду тебя насиловать.

— Мужики, — проворчала Тайла, нащупав пальцами оброненное жало. — Не важно, какого вы роду-племени, вечно думаете только о сексе.

Демон зло улыбнулся, показав клыки, и поднял тесак Джанет.

— Не о сексе. А о смерти.

Клинок блеснул, и лезвие как в масло вошло в плоть, прорубив шею Джанет вместе с позвонком. Голова скатилась набок, удерживаемая лишь обрубком мышцы и кожей. В голубых глазах Джанет застыл удивленный взгляд. Зрачки подернулись дымкой.

— Джанет! Нет!


— Нет!

Тайла распахнула глаза. Ею овладел панический страх. Пот стекал со лба, она огляделась по сторонам: больничные стены, койка, мягкий приглушенный свет, чистый прохладный воздух; она в безопасности.

Нет, не в безопасности. После того как круэнтус убил Джанет, он напал на нее, а кончилось все тем, что она оказалась в каком-то заведении, где заправляют все демоны. Ее заштопали. Вымыли. И… О Боже! Ею овладел демон.

Тайла сглотнула желчь и с трудом сдержала приступ тошноты. Ей нужно принять душ и подмыться. А еще неплохо бы стерилизовать кожу — например огнем.

Впрочем, все это были мечты, учитывая, что она прикована цепями к постели. И прикована, судя по всему, уже не первый день.

Она сжала кулаки, пошевелила пальцами ног. По крайней мере она может двигаться. Только что в этом толку? В памяти всплыли видения смерти Джанет и ее собственного поражения. В следующий раз ей может и не повезти.

— Добрый вечер. — Маленькая блондинка в дьявольском багровом хирургическом облачении стояла рядом с койкой. Как она очутилась здесь, Тайла не поняла, она ничего не слышала. — Вы выглядите намного лучше, чем в тот день, когда вас привезли: в крови, искусанную круэнтусом. А еще я не советовала бы вам носить одежду из красной обтягивающей кожи. Не подходит к цвету волос.

— На красном не видна кровь. А кто ты такая? Ты из полиции моды? — Голос звучал неуверенно и хрипло.

Златовласка с упреком покачала головой, будто Тайла говорила серьезно.

— Сестра Аллен. Я принесла еду, но вы не сможете поесть, пока доктор Эйдолон не снимет вязки. — Она улыбнулась, показав ровные клыки. — А вязки определенно нужны, учитывая, как ваша братия убивает направо-налево.

— Спасибо, Нэнси, ты можешь идти. До завтра. — Грубый мужской голос пробрал Тайлу до печенок — как водка для алкоголика, как кусок торта для диабетика, как оргазм для монашки. — Здравствуй, Тайла.

— А, доктор Зло, и вам не хворать. — Она не посмотрела на него. Что, если ей только приснилось, насколько он хорош собой? Что, если у него рога, копыта и иглы, как у дикобраза, по всему телу?

Нэнси захихикала и вышла из палаты. Непонятно, как вампир может вести себя словно капитан женской команды поддержки. Впрочем, не все ли равно? Каждый вампир сдохнет в огне, как и все остальные кровососы.

Вот только отмывать ошметья этой мерзости со своей одежды после каждого задания ей уже надоело. Но такова жизнь любого из эгисов. Тайные защитники человечества. Убийцы демонов.

И прочая чушь, которой ее пичкали с детства, чтобы она чувствовала свою значимость, гоняясь за монстрами по пропахшим мочой подворотням.

В то же время найти другую работу, имея несколько приводов в полицию за насилие и будучи под подозрением в убийстве, представлялось маловероятным.

Но опять же, будь она чиста перед законом и имей какую-нибудь вшивую ученую степень, ничего бы не изменилось. Она бы все равно патрулировала по ночам закоулки Нью-Йорк-Сити, которые знала гораздо лучше, чем ей бы того хотелось. Она бы искала и убивала мерзких тварей.

Таких, как этот докторишка, который подходил к ней все ближе. Она закрыла глаза, потому что все еще не готова была взглянуть на него. Только когда изголовье ее постели приподнялось, она осмелилась бросить быстрый взгляд из-под опущенных ресниц.

По коже пробежали мурашки. На нем была зеленая больничная роба, и он был такой же мускулистый и кареглазый, как ей запомнилось, и еще он смотрел на нее умным и уверенным взглядом. Сложная витиеватая татуировка на его правом предплечье замерцала, когда она пристально посмотрела на четкие переплетенные линии.

Она сражалась с демонами уже восемь из своих двадцати четырех лет, и еще ни разу ее не пронзал такой благоговейные трепет, как сейчас. Как будто он был абсолютной эротической энергией, заключенной в оболочку в виде меднокожего красавца мужчины с обложки модного журнала.

Жаль, что придется подпортить ему физиономию правым хуком.

— Я сниму вязки с запястий, чтобы ты смогла поесть. Не пытайся со мной драться. Госпиталь под зашитой заклятия, которое не позволит тебе проявить насилие.

Ну да! Она подождала, пока он освободит ей руки, затем улыбнулась и попыталась нанести ему сокрушительный удар в челюсть.

Боль так сдавила ей виски, что черепушка едва не лопнула. Тайла упала на подушки, обхватив голову руками.

— Я тебя предупреждал.

— Черта с два, — простонала она. — Ты явно хотел, чтобы я попробовала.

— Может быть.

Когда боль поутихла, она посмотрела на него, прищурившись.

— Так вот почему я до сих пор жива, верно? Все дело в заклятии. Ты бы хотел меня убить, но не можешь.

Он пожал плечами и вписал что-то в ее историю болезни.

— Я так же снова хочу быть в тебе, но это мало что меняет. Я не очень полагаюсь на свои инстинкты.

Тайла едва не поперхнулась слюной.

— Мог и не напоминать.

Он что, всерьез? Он снова хочет заняться с ней сексом? Не то чтобы это было возможно, ведь при первом же удобном случае она его убьет.

— О! — воскликнул он. — Нет нужды напоминать: ты и так все прекрасно помнишь. — Он отложил планшет с ее историей болезни и положил свои длинные тонкие пальцы на ее запястье, чтобы проверить пульс. — Ты не кончила, но явно хотела. А я хотел, чтобы ты кончила. Хотел почувствовать, как ты кончаешь.

Он посмотрел на нее так, будто раздевал взглядом.

— Я до сих пор чувствую твое возбуждение. — Его пальцы на ее запястье сжались крепче, и она сама ощутила, как с каждым его словом все быстрее пульсирует жилка под его рукой.

Она тоже это чувствовала, чувствовала, как напряглись соски, чувствовала сладкую истому в промежности, чувствовала, как увлажнилась ее киска.

— Интересно, — промурлыкал Эйдолон, — каково на вкус твое желание.

Боже правый! Как он влияет на нее… это пугает. И дело даже не в том, что этот мужчина ее враг, а в том, что никакой похоти не могло быть вообще. Но она была. Секс всегда был для нее оружием, инструментом, единственной валютой, которая не подвержена девальвации. А секс с мужчиной вообще никогда не был для нее развлечением. Сколько она ни пробовала, каждый раз все заканчивалось ничем. Она имитировала оргазм, так же как некоторые имитируют смех, услышав неудачную шутку.

— Хватит меня лапать, — произнесла она едва слышно. — Иначе получишь оплеуху. — Пустая угроза, учитывая заклятие, но от угрозы ей стало немного легче.

Наконец он отпустил ее и отошел на шаг от койки. Свободные штаны его оттопырились спереди. Она отвернулась и потянулась к вязкам на лодыжках, но доктор покачал головой.

— Оставь их. Твои руки свободны, и теперь ты можешь поесть. Но тебе нельзя ходить по больнице.

— Ладно, парень из ада, — сказала Тайла. — А что мне делать, если я захочу в туалет?

— Тебе поможет медсестра. — В его низком голосе ей послышалась насмешка. — Но если ты хочешь, то и я могу поучаствовать.

— Нет уж, спасибо. — Она провела рукой по растрепанным волосам и бросила голодный взгляд на еду, которую принесла медсестра. — Так мне дадут наконец поесть?

Эйдолон передал ей поднос, но, несмотря на заурчавший в предвкушении живот, она колебалась, глядя на сандвич с салатом и яйцом.

— А чьи конкретно эти яйца.

— Да чьи угодно: русалка, гарпия, костяной демон.

Кажется, он пудрит ей мозги, но она все равно не могла есть, пока не задаст вопрос, который мучил ее с того момента, как она открыла глаза.

— Э-э-э, а где именно я нахожусь? И что вы сделаете со мной?

— Ты в Центральном подземном госпитале. Как ты уже, наверное, догадалась, мы лечим в основном не людей. Наше местоположение останется для тебя тайной, так что об этом можешь больше не спрашивать.

— ЦПГ? Ну и название, как «центральный паралич»! Просто замечательно. — Доктор Бука одарил ее недобрым взглядом и она вздохнула. — Как я попала сюда?

— У нас свои собственные машины «скорой помощи».

— Ну конечно. — Как бы она желала вспомнить хоть что-то из своего путешествия сюда, но вместо воспоминаний в ее сознании зияла большая черная дыра. — А что там с круэнтусом? Он умер?

— Мы отпустим его сегодня вечером.

Ярость сверкнула в ее глазах.

— Он убил мою подругу.

— Ваши коллеги убили много кого из нашей братии, — бросил он.

Она сжала зубы и заставила себя взять под контроль эмоции. По правде говоря, она никогда не считала Джанет подругой. Много лет назад она научилась не привязываться к людям, которые каждый день рискуют своей жизнью, но если он хочет поговорить о потере, то она может побеседовать с ним с глазу на глаз. Но прямо сейчас ей нужно играть в эту игру с умом. Она надеялась, что Хранители уже нашли тело Джанет. При одной мысли о воинах-эгисах ее стало мутить.

— Так где же ты научился всему этому? Я думала, большинство из вас не станут заниматься такими вещами, как анатомия.

Его пейджер запищал, но он не обратил на него внимания.

— Обыкновенная медицинская школа. Я врач с гарвардским дипломом. Ничего особенного.

Он коснулся пальцами эмблемы на кармане рубашки, как будто бы подкрепляя свои слова. По крайней мере это и вправду медицинская эмблема. Племенной витиеватый символ: зловещего вида жезл в кольце двух переплетенных змей. Казалось, змеи готовы были на смертельный бросок. Были здесь и крылья летучей мыши — видимо, родовой знак, повторяющий тот, который был у него на плече. Она нахмурилась, потому что уже видела этот… Его кулон. Линии его подвески точь-в-точь повторяли символ на медицинской форме.

— Это такой усовершенствованный кадуцей[2], — ответил он, после чего она отвела взгляд, потому что тут же ее ожгли воспоминания о его ласках, когда он был с ней. — Это придумал мой младший брат. Мы ведь не могли просто взять и использовать человеческий символ.

— Не понимаю, что демоны делают в медицинских школах. Тебе что не нужно было учиться в колледже или доказывать, что ты человек?

— Не каждый, кто похож на человека, им является, Тайла. А друзья наверху могут обо всем договориться, включая вопрос об обучении демона в медицинской школе, даже если тот не вырос в обществе людей.

Мысль о том, что демоны могут не только причинять друг другу зло, но и делать что-то сообща, поразила ее. Так что она почти забыла, что он не ответил на второй ее вопрос. Почти забыла.

— А что насчет меня? Я все еще привязана к своей кровати и используюсь в качестве твоей сексуальной игрушки.

— Позволю себе заметить, что это ты умоляла меня заняться с тобой любовью.

Это упоминание было явно лишним.

— И что из этого? Ты что, не мог сопротивляться раненой, слабой женщине, которую одолели сексуальные желания?

Взгляд его затуманился, и ее тело откликнулось на это самым неуместным образом.

— Считай это моей особенностью. Я не могу сопротивляться твоему запаху. Тебе нужен был секс, я тебе его дал.

— Но ты не довел начатое до конца. — Жесткий выпад, но он лишь слегка нахмурился.

— Вероятно, это как-то связанно с особенностями твоего организма. Я могу провести кое-какие тесты… попытаться снова…

— Нет! — Интересно, почувствовал ли он ее запах, если учесть, что последний раз дезодорантом она пользовалась давным-давно. Она знала, почему не кончает, но вовсе не собиралась делиться с ним своими соображениями. — Просто ответь на вопрос: что ты собираешься со мной делать?

Он наконец взглянул на свой пейджер, потом на нее.

— Кое-кто из моих коллег хочет увезти тебя в укромное местечко и пытать, пока не заговоришь. — Он произнес это спокойным и абсолютно обыденным тоном, напугав ее этим больше, чем смыслом произнесенного. — Но я бы предпочел, чтобы они этого не делали. Мне было очень непросто спасти тебя.

Тай отпихнула от себя сандвич с загадочными яйцами, зная, что все равно не сможет их съесть.

— Да, если меня убьют после того, как ты залатал, будет досадно.

— Тогда расскажи мне хоть что-нибудь, убийца.

— И что тогда? Ты проводишь меня в ритме вальса до двери?

— Я сделаю так, что никто не сможет причинить тебе вред.

— Если ты думаешь, что я расскажу тебе что-то об эгисах, то ошибаешься. — Она взглянула на свои руки. — Где мое кольцо?

— Считай, что ты оплатила им счет за лечение.

— Ты… подонок, — пробормотала она. — Это кольцо дорого мне.

До того как стать одним из эгисов, каждый Хранитель выбирает себе какую-то драгоценность — кольцо, часы, ожерелье, какую-то личную вещь, которая впитывает в себя магию, а кольцо Тай к тому же принадлежало ее матери.

— Многое из того, что было мне дорого, отняли эгисы.

Великолепно. Просто великолепно. Если враги прознают о том, насколько сильной магией обладало ее кольцо, и о том, какие способности дает тому, кто его надевает, демоны найдут способ нейтрализовать силу эгисов.

Тайла сжала кулаки, проклиная про себя заклятие против насилия.

— Я ничего тебе не скажу.

— Расскажи мне о своих родителях.

Она моргнула, сбитая с толку резкой сменой темы разговора.

— Зачем?

— Если не хочешь рассказывать об эгисах, расскажи что-нибудь о себе. Это ведь никак тебе не навредит?

Она была уверена, что это ловушка, но на первый взгляд ничего предосудительного в разговоре о людях, которых нет уже в живых, вроде бы не было.

— Я не знала своего отца. А моя мать умерла, когда мне было шестнадцать.

— Ты видела когда-нибудь отца? Может быть, на фотографии?

— Какого черта ты задаешь такие вопросы? Это не твое собачье дело, но нет, не видела. Моя мать никогда не называла даже его имени.

Тайла сомневалась, знала ли имя этого парня ее мать. Тай родилась с врожденным пристрастием к героину, так что вполне возможно, что ее отец был одним из тех неудачников, которые трахались с ее матерью, когда та была под кайфом.

Хеллбой выглядел задумчивым, как если бы что-то в ее словах было завораживающим. Должно быть, он только и знает, что латает демонов и людей, и больше ничего.

— Как умерла твоя мать?

Воспоминания, с которыми она боролась много лет, вновь нахлынули на нее. В этом случае бороться с яростью было бесполезно. Напоминание о причине ненависти к этому мужчине.

— Ее убили. Ее убил демон.


Нэнси Аллен вовсе не хотела лишать жизни человека, стоявшего на пересечении тенистой дорожки и темной аллеи, даже если он заслужил такую нелепую смерть. Его дорогое длинное непромокаемое пальто, широкие брюки и выходные туфли — все это, казалось, кричало: «Ограбь меня, избей меня и вырежи мою печень».

И вот теперь она вынуждена его убить. Консул вампиров очень строго регламентировал убийство людей, и хотя эти правила разрешали ей убивать по человеку в месяц, она не занималась этим довольно давно.

Возможно, ее нежелание отнимать жизни связано с тем, что она выучилась на медсестру до того, как стала вампиром? Или, может, все дело в том, что она редко достигала высшего удовольствия, какое остальные испытывали в момент смерти жертвы.

Она просто давно не пила кровь людей с пагубными пристрастиями, если не считать сладкоежек.

Даже когда она убивала, ее жертвами становились те, кто унижал женщин и растлевал детей, те, кто заслуживал смерти. Теперь именно это доставляло ей истинное удовольствие.

К несчастью, даже они попадались ей редко. Они злоупотребляли алкоголем и наркотиками, и после них она несколько дней чувствовала слабость. Но самыми ужасными являлись курильщики. Их кровь была настолько отвратительна, что потом она мучилась от мигрени.

Ее предполагаемая жертва, засунув руки в карманы пальто, смотрела на машины, чьи огни мелькали в двух кварталах. Возможно, его должны были подвезти. Он выглядел так, словно собрался в клуб для людей высшего общества, где коктейль стоит дороже, чем она зарабатывает в госпитале за месяц.

Нэнси улыбнулась и направилась к нему, виляя бедрами в облегающем красном платье, которое привлекало одинаково и мужчин и женщин. Она переоделась из больничной униформы, перед тем как выйти из госпиталя, согласно правилам, хотя для убийства обычно она никогда не одевалась как-то особенно.

Она улыбнулась, вдруг обрадовавшись своему решению наконец поохотиться, вместо того чтобы совершать налет на банк крови и плазмы в госпитале. Доктор Эйдолон не возражал, когда персонал пользовался банком крови время от времени, но на этой неделе она уже выпила два пакета второй группы, потому что ей было лень искать жертву.

— Вы ждете такси? — спросила она, и ее закуска повернулась и взглянула на нее. — Я заказала одно уже час назад, а оно до сих пор не появилось. А у меня очень важное мероприятие.

Он смотрел на нее с прищуром. Может быть, он не так глуп, как ей показалось с первого взгляда. Он был привлекательным, хотя… длинные темные волосы до скул, полные губы, вечерняя щетина. Может быть, она переспит с ним, прежде чем выпьет его кровь. Шейд не всегда был готов к свиданиям в клозете госпиталя, а Рейт обращался с ней так, словно она больная.

А теперь доктор Эйдолон… она заплатила бы, чтобы переплести ноги за его спиной. У него был странный характер, — возможно, за всю историю он был единственным из демонов-семинусов, который не трахал все, к чему прикасался. Насколько она знала, он получал свою порцию удовольствия за пределами госпиталя, потому что никто из сотрудников не мог похвастаться тем, что соблазнил Эйдолона или был соблазнен им.

Взгляд мужчины скользнул по ее телу, и она почувствовала, как он расслабляется, хотя нечистая энергия, вибрируя, все еще витала в воздухе вокруг него. Он мог оказаться темной душой — киллером, например, серийным убийцей или психопатом. Его темная энергетика не была слишком сильной: он еще никого не убил, но, возможно, собирался.

Может быть, убив его, она сделает одолжение человечеству.

— Вы можете подсесть в мое такси, если позволите угостить вас напитком.

Он подвинулся ближе, прикоснувшись к ней локтем.

— Мне нравится ваше предложение.

Посмотрев ему за спину, она заметила обгоняющие друг друга автомобили, людей, спешивших по улице. Никто не обращал на них внимания. Ее рот наполнился слюной, она схватила жертву за шиворот, протащила по аллее и прижала к каменной стене. Он захрипел и попытался освободить руку из кармана.

Ее клыки почувствовали пульсацию крови в его яремной вене. Она привстала на цыпочки, глубоко вонзила клыки в его шею и стала ждать, когда он перестанет сопротивляться ее нечеловеческой силе.

Острая боль словно от укола неожиданно пронзила ее шею.

Какая-то темная сущность сильным рывком откинула ее голову от шеи жертвы и бросила на тротуар. По всем ее членам растеклась слабость; ей казалось, что вместо рук и ног у нее вареная лапша. Она лежала на земле, а глаза того, кто склонился над ней, горели яростью.

— Мерзкая пиявка. — Он выпрямился и зажал пальцами рану от укусов на шее.

Ее сердце и без того бешено билось, а теперь, когда она увидела у него кольцо со знаком щита эгисов, и вовсе чуть не выпрыгнуло из груди.

— Знаешь ли ты, сколько стоят органы вампиров, стерва? Самое время узнать про это не понаслышке.

Он улыбнулся, и впервые с тех пор, как стала вампиром, Нэнси обуял ужас.

Глава 4

Эйдолон вообще-то не возражал против пыток. Большинство демонов не имели ничего против. Кроме того, предыдущая его работа напрямую была связана с пытками, хотя там он должен был быть уверен, что жертва все это заслужила.

На самом деле он даже уважал пытки как проявление искусства. Опытный мастер сможет сохранять жизнь в том, кого пытает бесконечно долго.

Так что он мог бы поддержать дискуссию коллег. Хотя удовольствия от этого не испытывал.

— У меня на примете прекрасное местечко для того, чтобы попытать эту дрянь эгис, — сказал Юрий, покачивая ногой на диване в комнате отдыха. — Мой подвал как раз подойдет.

Эйдолон не мог ничего возразить. Ему как-то довелось побывать в подвале трехэтажного дома, где жил Юрий. И даже гиена-оборотень, склонная к садомазохизму, удивила его не так сильно, как содержимое мрачного подземелья.

— Тебе бы не понравилась кровь на резиновом полу. Но ее можно смыть из садового шланга.

Бласфема, падший ангел, которой так нравилось дурачить людей, которым казалось, что она настоящая женщина, подвинула ногу Юрия, села на диван рядышком и глотнула чаю со льдом.

— И как часто, Юрий, тебе приходится мыть пол?

— Раза два-три в неделю. Но это не всегда кровь. Это может быть что угодно: бензин, мед, моча…

Эйдолон скрестил руки на груди и навалился бедром на автомат с закусками.

— Как мило.

Юрий пожал плечами.

— Дамочкам это, как правило, нравится.

— Убийце бы не понравилось.

— Так в этом и смысл. Я могу заставить ее говорить. Часок повисит в наручниках с заточенными краями, пока я стегаю ее плетью, а потом, после того как все расскажет, выпущу ей кишки. Их тоже легко смыть из садового шланга.

Раздался низкий рык, и Эйдолон посмотрел на дверной проем, в котором стоял Рейт, оглядывая присутствующих.

— Мне никто не говорил о том, что персонал собрали на пятиминутку.

— Тебе не сказали потому, что ты не относишься к персоналу.

— Это не официальное собрание, Рейт, — сказал ему Эйдолон, пока его брат не обрушился на их главного хирурга.

Одетый в джинсы с заниженной талией и футболку а-ля Джимми Баффет[3], Рейт обнажил клыки и медленно зашел в комнату отдыха. Эйдолон знал, что его злость не имеет никакого отношения к этому собранию.

— Ты не собираешься пытать эгис. — Рейт схватил чашку и направился к кофеварке.

— На этот раз я соглашусь с братом, — ответил Эйдолон. — Мы не должны пытать ее ради получения информации. Мы можем ослабить поводок и понаблюдать за ней.

«И даже больше. Потрогать и попробовать».

Эта мысль пронеслась в его мозгу, и он тут же представил себе обнаженное тело Тайлы, которая скользит по нему. Он двигается и при этом находится глубоко внутри ее. Если у него будет достаточно времени, пока она будет находиться здесь, он заставит ее кончить.

Оплошность, которую он допустил, занимаясь с ней сексом, волновала его, будоражила его основные инстинкты и убеждала пробовать снова и снова, до тех пор пока в один прекрасный день он не добьется своего.

— Так каков же твой план? Шпионить за ней? — Юрий сверкнул черными глазами. — Скукотища.

— Это займет слишком много времени, — заметила Блас. — А у Юрия такие замечательные цепи с шипами… — Она задрожала, и Эйдолон почувствовал, как вокруг разливается аромат похоти. — Впрочем, у людей такая нежная кожа…

Рейт бросил чашку, в которую только что налил кофе, в раковину, и ее содержимое тут же выплеснулось на стену и барную стойку.

— Терзайте друг друга сколько влезет, но вы не станете пытать женщину. Либо убейте ее, либо отпустите; никаких подпаленных конечностей, сдирания кожи или подвешивания на крючьях. Надеюсь, ты понял меня?

Юрий вскочил на ноги, так что Бласфема чуть не выронила свою чашку с чаем.

— С каких это пор ты тут начальник? Тебе в самый раз стоило бы заткнуться и дальше выполнять роль мальчика на побегушках.

Надписи на стенах начали дрожать и пульсировать. Если бы это не были небесные письмена, комнату разнесли бы в клочья клыками и когтями. Вместо этого Рейт взял себя в руки, и его кулаки инстинктивно сжались, когда он улыбнулся.

— Эйдолон, сказал ли ты им, что она наполовину демон?

— Она кто?

— Метиска, — с подчеркнутой медлительностью произнес Рейт. — Ну знаете, когда одна часть — человеческая, а вторая — демоническая. Кретины.

Юрий бросил на Эйдолона смущенный взгляд.

— Но ведь эгисы — люди.

— Мы в этом никогда не сомневались. Но я не думаю, что она сама в курсе. — Эйдолон намеревался рассказать про это до того, как она поведала ему историю о смерти матери от рук демона. Учитывая обстоятельства, упоминание о том, что ее отец мог быть демоном, было бы не слишком благоразумным.

— Она сама вскоре все узнает. Демоническая ДНК начинает преобладать. Мы должны помочь ей выжить. И ждать, пока она не присоединится к нам. Воздействовать на нее, пока она слаба, и перетянуть на нашу сторону. У нас мог бы быть шпион среди эгисов.

Юрий минуту осмысливал произнесенное, затем покачал головой.

— Наши собратья гибнут от рук какого-то убийцы-варвара. И эгисы напрямую связаны с этим. Мы не можем ждать. — Его глаза остекленели, рот превратился в оскал, и Эйдолон вновь ощутил аромат похоти, на этот раз более мускусный и горький. — Убийца хорошо будет смотреться в цепях. Беспомощный. Истекающий кровью.

Радужная оболочка глаз Рейта вновь стала золотой, и только Эйдолон знал почему. Около восьмидесяти лет назад Рейта чуть не замучили до смерти, но он выжил в отличие от их отца.

Их отец, которого считали чокнутым, все же достаточно заплатил за обладание матерью Рейта, которую он обрюхатил в момент ее перерождения из человека в вампира. Он держал ее в плену, пока она не родила.

Рейт заплатил за то, что их отец нарушил правила, и некоторые поговаривали, что отец еще дешево отделался. Эйдолон и Шейд знали, что он дешево отделался. Ведь именно они нашли Рейта и буквально собрали по частям, достав из цепей на заброшенном складе в трущобах Чикаго, которые Шейд, Роуг и Эйдолон считали родным домом.

Ах если бы они обнаружили его раньше. Но Шейд, Эйдолон и Роуг нашли друг друга гораздо дальше и считали, что Рейт сам придет к ним, если захочет. Знай Эйдолон, что Рейт не может воссоединиться с братьями потому, что все эти годы родная мать держала его в плену и только в возрасте двадцати он смог вырваться из заточения, он непременно пришел бы за братом. Но выбравшись из темницы, Рейт пустился в бега, вместо того чтобы отправиться в Нью-Йорк, и в Чикаго вампиры настигли его. К тому моменту как Эйдолон и братья спохватились, было уже слишком поздно.

Пока дело от угроз не перешло к потасовке, Эйдолон вытолкал брата в вестибюль.

— Эй, не дай им до нее добраться.

— Не дам.

— Позволь мне ее придушить. Я сделаю это быстро. Прямо сейчас.

— Нет, — рявкнул Эйдолон, но когда понял, что брат хочет забрать другую жизнь не убийства ради, а из милосердия, смягчил тон. — Я говорил то, что думал. Мы можем ее использовать.

Рейт нетерпеливо отбросил назад длинные черные волосы.

— Братишка, надеюсь, ты заметил, что половина госпиталя хочет перерезать ей глотку, а вторая половина — вздернуть на дыбе. Так что делай что задумал, только быстро.

* * *

Дверь в палату Тайлы распахнулась. Хеллбой прошел внутрь, источая эротизм. На нем были песочного цвета свободные штаны и черная рубашка навыпуск. Рубашка была приталенной и обтягивала мощную мускулистую грудь.

— Тебя выписывают. — Он бросил на койку комплект хирургического облачения.

— Что, даже не поздороваешься?

С напряженным выражением лица он снял вязки с ее лодыжек.

— У нас нет времени. Одевайся.

Тайла бросила взгляд на робу и штаны.

— А что случилось с моей одеждой?

— Ее срезали, пришлось выбросить.

— Вот дерьмо. — Воинам-эгисам выдавали деньги на обмундирование, но следующая выплата должна поступить только через четыре месяца, а ее бюджет — на нуле.

Она села на край кровати, и мышцы отозвались тупой болью. Черт его знает, сколько дней она провела здесь: в палате не было окон, со связанными ногами она доходила до туалета, где могла умыться и почистить зубы. И тело сейчас говорило ей на своем языке все, что о ней думало. Она не стала просить Эйдолона отвернуться. Во-первых, она была не из стеснительных, во-вторых, он видел ее всю и трогал каждый дюйм ее тела. А Хеллбой, не облегчая ей задачу, откровенно пялился на нее, так что Тайла все же не выдержала, быстро натянула штаны, чтобы прикрыть голую задницу, и рявкнула:

— Ну что, нравится?

Если она думала, что сможет пристыдить его и таким образом заставить отвернуться, то она глубоко ошибалась. Он встретился с ней взглядом.

— Да.

— Богом клянусь, я еще не встречала такого вредного демона.

— Ты еще не видела моего младшего брата.

— Тем лучше. Значит, будет кого убивать. — Тайла затянула резинку на штанах. — Кстати, а где мое оружие?

— Неужели ты действительно думала, что мы вернем тебе то, чем ты уничтожаешь нас?

Глупый вопрос. Но ее начальство будет писать кипятком из-за этого.

— Вы и ботинки мои срезали?

— Ботинки были разорваны. Пойдешь босиком.

— А мое кольцо?

— Я уже говорил…

— Да, да, да. Будь это человеческий госпиталь, я бы вас всех затаскала по судам, — проворчала Тайла. Кольцо нужно было ей не ради власти, которую давало. Она могла видеть в темноте и обладала прекрасным слухом и без него. Кроме того, она с рождения видела демонов, которые в обычной жизни прятались от людей под мантиями-невидимками. Но, черт возьми, она не хотела оставлять демонам вещь, которая принадлежала ее матери.

— Поторопись.

Тайла вышла из комнаты и последовала за Эйдолоном по вестибюлю.

Тот же черный пол и исписанные письменами стены, что и у нее в палате. Вот только здесь вдоль стен шел сток, а вместо палат с дверями часто были клетки или просто крючья с цепями. Где-то поблизости раздавался настойчивый сигнал медицинского оборудования. За другой закрытой дверью скрежетали металлом о металл. Тайла с трудом удержалась, чтобы не поежиться. Если бы это был замок графа Дракулы, то Эйдолон определенно был бы ему потомком.

— Куда мы идем?

— На парковку.

— На парковку? — Пока что ничего страшного.

— А ты чего ожидала? Что мы поплывем на лодке по огненной реке или, быть может, на адских гончих поедем?

Щеки Тайлы зарделись, потому что именно этого она и ожидала.

— Нет.

— У нас есть нестандартные ходы для постоянных клиентов госпиталя, но все они будут в недружелюбной для тебя среде, так что я просто отвезу тебя домой.

— На машине?

— Моя огненная колесница на ремонте.

— Вовсе не обязательно ерничать. — Тайла задержалась, чтобы взглянуть на стену, увешанную черепами. Некоторые напоминали человеческие, некоторые были наверняка демоническими, с бугристыми наростами и рядами острых зубов. — Как вам удается держать это место в тайне от людей?

— Я тебе скажу, если ты, в свою очередь, расскажешь мне, как эгисы держат в тайне от демонов места расположения своих подразделений.

— Попытка не пытка.

Свернув за угол, они практически нос к носу столкнулись с демоном. Эйдолон крепко сжал Тайле локоть и прошептал:

— Будь тише воды, ниже травы. И старайся выглядеть несчастной.

Несчастной? О, это было несложно изобразить. Кроме того, напряжение в его голосе убедило ее не возражать. Впрочем, ей оставалось лишь довериться ему.

Довериться демону. От одной мысли ее едва не вырвало.

Демон, походивший немного на птицу, переливался от темно-красного до черного, явно волнуясь. На Тайлу он даже не взглянул.

— Прошу прощения, доктор, — прощебетал демон, — но с моей стороны будет некорректным сказать, что я не хотел наткнуться на вас.

Длинный и тонкий хвост демонессы, а очевидно, это была самка, хлестал ее по ногам. Она не дала Эйдолону ответить и обняла Тайлу за плечи.

— Какая она… интересная.

— Новая медсестра.

Они поспешили дальше по тускло освещенным коридорам, шагая по тому же черному полу, минуя двери. Им почти никто не попадался по пути, разве что пара медсестер и людей из обслуживающего персонала. Все бросали на них удивленные взгляды, но вопросов не задавали. Тайла никак не могла подумать, что госпиталь такой огромный.

Наконец они оказались в месте, которое тоже было стерильным и странным, как предыдущие бесконечные коридоры, но при этом отличалось от всего, что Тайла видела здесь до сих пор. Эйдолон замедлил шаг и достал из кармана ключи от машины.

— Где мы? — спросила она, коснувшись пальцами холодных ступней статуи, которая изображала горгулью.

— Административный блок. Выход на парковку прямо за ним.

Шаги ее босых ног по черному полу разносились эхом по обширному помещению, разделенному ширмами на рабочие места. По бокам виднелись двери в кабинеты начальства. Типичный офис — такие Тайла не раз видела, когда смотрела телевизор. Она даже ожидала увидеть за столами клерков в черных костюмах и при галстуках.

— А который из них твой?

— Прямо и направо. Мы заглянем внутрь.

Эйдолон открыл дверь, и они вошли. Дверь за ними беззвучно закрылась. Эйдолон быстро прошел к окну и опустил шторку на единственном окне, которое выходило в вестибюль. Он подошел к компьютеру, кликнул мышкой на значок на рабочем столе и открыл программу с видеонаблюдением за парковкой.

— Никого. — Он отвернулся от монитора. — Мы можем идти.

— Погоди-ка секунду, — сказала она.

Парковка для сотрудников в госпитале для демонов. Что за бред. Все это было лишено смысла и никак не укладывалось у нее в голове. Ей казалось, будто она прочла книгу от корки до корки и не могла вспомнить ничего, кроме первой и последней главы. Последние восемь лет своей жизни она учила только то из демонологии, что помогало ей охотиться за ними и убивать.

Ничто из обучения эгисов не подготовило ее к пониманию рутинной жизни демонического сообщества, и в особенности той ее части, которая касалась жизни докторов-демонов. Демонам положено жить в канализациях и мифических мирах где-нибудь глубоко под землей. У них не может быть работы. Они не могут спасти жизнь. Они могут лишь пытать, насиловать и убивать.

Были, конечно, исключения. Демонов, которые умели притворяться людьми, чтобы жить среди ее расы, добиваться власти и влияния, эгисы называли гробницей зла. Но их было так мало, и находились они так далеко друг от друга, что никто не воспринимал их всерьез. Кроме того, под человеческой личиной скрывались нелюди с клыками и когтями, как и у любого другого демона.

— Убийца? — Его голос прозвучал так близко, что его дыхание погладило ее щеку. Как он умудрялся двигаться так бесшумно?

Впрочем, может быть, он и шумел. В последнее время с ней происходили странные вещи… временами она теряла силы, слух и даже вкус.

Хуже того, ее либидо, казалось, вышло из-под контроля. Вот и сейчас, когда он оказался рядом, она почувствовала, что возбуждается. Она попятилась, но он схватил ее за плечо и повернул.

— Ну чего тебе надо? — гаркнула она.

— Чего-то ты темнишь. — Он сверлил ее взглядом темных глаз. — Брат считает, что ты здесь не просто так. Что это ловушка. Он прав?

— Оба вы параноики.

Он прижал ее к стене, удерживая всем телом. Она даже вдохнуть не могла.

— Я осторожен, и терпение мое на исходе, так что отвечай на вопрос.

— Ничего я не темню. Я просто возбудилась, ясно тебе? Доволен? — Она бросила на него гневный взгляд. — А тебя, я смотрю, возбуждает насилие над женщинами?

— Именно. Зато тебя, я погляжу, ничто уже не заводит, разве нет?

— Да пошел ты!

— Мужики тебя не прельщают. А как насчет женщин?

Он дал ей немного свободы, чтобы она могла вдохнуть полной грудью, и продолжил:

— Ты спала с женщинами?

Она покачала головой, но это все, что она могла сделать, ибо серьезных аргументов у нее не было. Поскольку она не могла получить удовлетворение от мужчин, она решила проверить, что будет, если ее станет ласкать представительница ее пола. Но одного неудачного опыта с бисексуалкой из числа Хранителей хватило, чтобы отбить желание к дальнейшим попыткам.

— А откуда такой интерес к моей сексуальной жизни?

Он наклонился к ее шее и вдохнул.

— У тебя темный пьянящий аромат.

О Боже. Она попыталась вырваться из его соблазнительных объятий, но это было выше ее сил.

— Ты не ответил мне, — решительно заявила она. — Откуда такой интерес к моей сексуальной жизни?

Его горячее дыхание ласкало шею, когда он заговорил.

— Потому что ты, вероятно, единственная женщина, которая не достигла оргазма с демоном-семинусом.

— А-а-а, значит, дело в уязвленном самолюбии. — А кто вообще такие эти демоны-семинусы? Ей казалось, она знает их всех.

— Нет, это мое любопытство уязвлено. — Он скользнул рукой по ее бедру, напряженный член уткнулся ей в живот. Она напрягла мышцы пресса, чтобы как-то уменьшить площадь соприкосновения, упругая плоть наткнулась на не менее упругую плоть, и в результате этого противостояния она лишь сильнее почувствовала их интимную близость. — А саму себя ты можешь удовлетворить?

Тайла густо покраснела.

— Не твое дело.

— Значит, можешь. — Его пальцы скользнули вниз, пока не коснулись ее промежности. Он принялся ласкать ее сквозь ткань штанов. — Я могу представить себе, как ты кончаешь, — промурлыкал он. — Твои ноги широко разведены, твоя киска напряглась и увлажнилась, твои пальцы быстро двигаются круговыми движениями по клитору. О чем ты думаешь, Тайла, когда кончаешь?

— Прекрати! — сказала Тайла.

— Почему? Из-за того, что я тебя завожу?

— Нет, из-за того, что ты противен мне, демон.

Он рассмеялся, потому что не верил ни единому ее слову. Хоть она и пыталась вырваться, но двигалась навстречу его пальцам.

— А вот интересно, что тебе противнее: то, что я демон, или то, что, когда я ласкаю тебя, тебе плевать на то, что я демон?

Тайла зарычала и пнула его коленом, но Эйдолон успел среагировать и попятился, а Тайлу снова пронзила боль, словно тысячи игл разом вонзились в голову.

Скрипнула дверь.

«Черт бы побрал этих демонов!»

Она прижала ладони к вискам и посмотрела на дверь, в которой появился огромный парень с татуировками на руках, на лице его застыла каменная маска. Он был крупнее Эйдолона, такой же высокий, и темные волосы, словно плотные тяжелые шторы, закрывали его плечи. Он был одет в черную военную униформу, которая делала его фигуру еще более зловещей, даже несмотря на стетоскоп на его шее. Или, может быть, из-за стетоскопа на его шее. Он выглядел так, словно мог забрать жизнь так же легко, как спасти ее.

— Не вздумай, Шейд.

— Черта с два. — Шейд закрыл дверь тише, чем она ожидала, и от этого ей показалось, что парень просто смертоносен. — Ты что с ней делаешь?

— Рейт уже рассказал тебе, иначе тебя бы здесь не было.

— Черт побери, Эйдолон. Ты не должен был принимать решение в одиночку. Это и мой госпиталь тоже. — Шейд двинулся к ней, и она инстинктивно приняла защитную стойку. — Я принял решение о ее устранении, и передаю ее Юрию.

«Устранению?»

Эйдолон приблизился к ней вплотную, встав между ней и демоном.

— Рейт этого не хочет.

— Нет, конечно; он хочет, чтобы она умерла. И с каких это пор тебе не безразлично, чего хочет Рейт?

— Довольно, братец. Мы позже об этом поговорим, — с угрозой в голосе произнес Эйдолон.

На какой-то момент Тай показалось, что Шейд внял предупреждению, но когда потянул носом воздух, ноздри его расширились, а глаза, которые были чернее, чем у Эйдолона, стали вдруг цвета расплавленного золота.

— Невероятно. Я еще ожидал подобного от Рейта, но от тебя? — Он издал звук, показывающий степень его отвращения. — Даже Рейт не прикоснулся пальцем к шлюхе эгис, разве только для того, чтобы выпить ее кровь.

У Тай не было времени обижаться. Кулак Эйдолона тут же встретился с лицом второго демона. Раздался хруст, и на стену брызнула кровь. Она словно завороженная смотрела, как стена впитывает кровь, будто сухая губка.

— Это мой госпиталь и последнее слово останется за мной. — Эйдолон сжал челюсти с такой силой, что Тай услышала хруст костей. — Никто, кроме меня, не посмеет причинить эгис вред.

— Все шлюхи эгис будут тебе благодарны, — пробормотала она, но ни тот ни другой демон, казалось, не услышали ее.

— Ты такой тупоголовый. — Шейд приложил тыльную сторону ладони к кровоточащему носу. — Ты же больше не Посредник Правосудия, Эйдолон. Ты не обязан играть по правилам.

Эйдолон посмотрел на брата, и взгляд его уже не казался таким напряженным.

— Ты даже представить себе не можешь, как бы я хотел, чтобы все было так просто.

— Все дело в эсгенезисе, не так ли? Это из-за него у тебя мозги набекрень?

Наступила тишина, Шейд открыл рот, чтобы добавить что-то еще, но Эйдолон оборвал его, положив руку брату на загривок. Это движение напомнило ей сцену из фильма «Звездный путь», который она однажды смотрела. В нем Спок сделал то же самое с Вулканом. Шейд закрыл глаза, и несколько секунд спустя кровь перестала струиться из его носа.

Почувствовав себя вуайеристом, Тайла попыталась отвести взгляд, но не смогла. Как два брата могли так быстро перейти от кровопролития до таких нежных прикосновений?

Наконец пульсация в ее голове стихла, и она прочистила горло.

— Эй, вы уже закончили выяснять отношения? Просто мне интересно, как так вышло, что один слуга тьмы врезал другому слуге тьмы и при этом обошлось без вонзенных в череп тысячи иголок?

Губы Эйдолона скривились в полуулыбке.

— На стенах моего госпиталя на этот счет особые письмена, общие правила не применяются ко мне и к моим братьям.

— Так вы, парни, можете бить кого угодно?

— Нет, только друг друга.

Неужели они занимались рукоприкладством так часто, что для выражения их братской любви пришлось изменить письмена?

— Расти в одном доме вместе вам, наверное, было очень весело. — О том, как воспитываться в родительском доме, она сама знала даже больше, чем нужно.

Шейд отшатнулся от Эйдолона и злобно посмотрел на нее.

— Мы не росли вместе. — Он повернулся к брату. — Нэнси не вышла сегодня на работу и не отвечает на звонки. Ждем твоего возвращения.

Кивнув, Эйдолон открыл дверь и выпустил Шейда.

— Пойдем, убийца. Я отвезу тебя домой.

Глава 5

Путешествие по подземной автостоянке прошло без особых происшествий, но когда они сели в спортивный, но непритязательный серебристый «БМВ», Эйдолон вложил в руку Тайлы какой-то камень. Она тут же потеряла зрение, но, как ни старалась, не могла выпустить камень из руки.

Липкий пот покрыл ее кожу, когда машина тронулась.

— Что ты сделал со мной?

— Это временный эффект. Все будет как прежде, как только мы покинем госпиталь.

«БМВ» плавно скользил по дороге, иногда она чувствовала, как он поворачивает на перекрестках. Это навело ее на мысль, что, даже если они уже не попадают под влияние магии госпиталя, драться с ним, пока она ничего не видит и пока он за рулем, не самая лучшая идея.

Тишина словно саван окутала салон автомобиля, пахло кожей. Тай поджала ноги. Прикусила губы.

Что-то заставляло ее сохранять спокойствие, однако ей хотелось бороться с темнотой, тишиной и неизвестностью.

— Мне нужно было сделать так, чтобы ты была спокойна.

— Уверена, что вскоре ты об этом пожалеешь, — ответила она таким тоном, словно при первой же возможности приставит ему к горлу нож.

— Я уже пожалел.

Ей очень хотелось взглянуть на него.

— О чем еще ты пожалел? Например, о том, что спас меня? Почему ты не дал мне умереть?

— Потому что я доктор.

— Чушь собачья.

— Я не доктор?

— Ты демон, умник, так что не надо мне рассказывать про твою клятву Гиппократа.

— Вообще-то врачи дают клятву Гиппократа.

— А, это была шутка, но ты не ответил на мой вопрос.

Она почувствована, как автомобиль резко повернул и поняла, что он управляет машиной агрессивней, чем требовалось.

— Я не обязан отвечать на твои вопросы.

— Боже мой, — пробормотала она. — Как же я ненавижу демонов.

Его лающий смех заставил ее подпрыгнуть.

— Я не позволил тебе умереть, потому что это противоречит правилам госпиталя, которые написал я сам и которые не смог бы нарушить, чтобы не потерять уважение персонала.

Его голос звучал так, словно он говорил правду, но демоны лгут также легко, как убивают.

— Знаешь, о чем я думаю?

— Пожалуйста, — сказал он шутливо, — поделись со мной.

«Вот засранец!»

— Я думаю, что ты сохранил мне жизнь, чтобы выведать информацию об эгисах. Ты ведь не так глуп, чтобы не подумать об этом.

— Это часть моего изначального плана, так и есть. Но поскольку ты не болтаешься в наручниках с заточенными краями посреди мрачного подземелья с резиновыми полами, с которых так удобно смывать кровь из садового шланга, то можешь считать, что изначальный план претерпел некоторые изменения.

По его тону Тайла поняла, что за этой историей о мрачном подземелье с резиновыми полами что-то стоит. Что-то сродни рассказам из потрепанных книг Стивена Кинга, единственных книг, которые можно было найти в ее комнате.

— А изменения в планах как-то связаны с этой темой насчет Посредника Правосудия, о которой говорил твой брат? — Эйдолон не ответил, и она решила настоять на своем, поскольку тишина была невыносимой. — Кто такой этот Посредник Правосудия?

— Это моя должность на предыдущей работе. Меня воспитала демон-джастис.

— А-а-а, демоны мщения.

— Демоны правосудия, — поправил он. — Демона мщения может призвать каждый, хоть демон, хоть человек, чтобы воздать должное обидчику. Демоны правосудия служат только демонам — как правило, видовым Консулам. И в отличие от демонов мщения, демоны, которые вершат правосудие, должны проводить расследование до того, как принять какие-либо меры по отношению к кому-либо.

Как интересно. У демонов есть собственная полиция.

— И что происходит, когда расследование завершено?

— Выносится приговор, адекватный преступлению. Но если мы выясняем, что тот, кто выдвинул обвинение против другого демона, сам виноват, то наказанию будет подвергнут именно он.

— Мы? Так ты до сих пор этим занимаешься?

— Нет, поскольку я не являюсь демоном-джастисом, обязанности Посредника Правосудия не наследственны, мне вменили их лишь на период созревания.

— А тебе понравилось работать в полиции демонов?

— Ты всегда суешь нос в чужие дела?

Тайла пожала плечами.

— Тебе-то есть чем заняться, пока ты рулишь. Это я ничего не вижу и почти ничего не слышу.

Повисла неловкая пауза.

— Я ненавидел свою работу. Но поскольку вырос в доме джастисов, это было моим долгом. Но во всем есть свои плюсы. Будучи джастисом, я обязан был разбираться в медицине. Поэтому, как только получил диплом врача, снял с себя полномочия Посредника Правосудия.

— Твой брат сказал, что вы росли порознь. А сколько у тебя братьев?

— Всего? Живых и мертвых?

Тайле стало не по себе.

— Хм… всех вместе?

— У меня было сорок четыре брата. — Еще один резкий поворот, и Тайла заскользила по коже сиденья. — Теперь их число сократилось до двух. Я старший.

— Первенец?

— Нет. Двадцать родились до меня, но только один дожил до эсгенезиса. Роуга убили два года назад. А теперь, если я возьму обратно артефакт, ты заткнешься?

— Клянусь.

Он забрал камень из ее ладони. Яркое полуденное солнце ослепило ее, и она снова погрузилась во тьму.

— Видимо, дневной свет не причиняет тебе неудобств?

— Мой вид не подвержен гелиофобии[4].

Ну разумеется, нет, поскольку чувствительность к солнечному свету была бы слабостью, а Тайла пока не заметила ни единой слабости у Хеллбоя. С такими-то мышцами, челюстью и глазами. Все в нем говорило о силе. И об уме. И о сексуальности. О сексуальности в особенности. Тело напомнило ей об этом сладкой истомой.

— Ты что, включил обогрев? Здесь как в печке, — пробормотала Тайла, улыбаясь, поскольку точно знала, почему ей жарко.

Тайла запыхтела и отвернулась к окну, за которым люди получали удовольствие от солнечного весеннего дня: обедали на свежем воздухе, сидя за столиками уличного кафе, болтали о пустяках, не ведая, какой ужас творится прямо у них под носом.

Она не узнала часть города, по которой они проезжали, зато увидела названия улиц. Он не сможет долго прятать свой отвратительный госпиталь. Только не от эгисов.

— Где ты живешь? — спросил он.

— Так я тебе и сказала.

— Упрямая женщина. Впрочем, ты можешь подумать об этом по пути.

— По пути куда?

— Одна из моих медсестер не явилась сегодня на работу, я собираюсь проведать ее.

— Она человек?

— Вампир.

Про себя она подумала, что, должно быть, это один из Хранителей сжег кровососа.

Скользнув взглядом по Хеллбою, Тайла размышляла: убить его так же легко, как и воткнуть кол в грудь вампира, или нет? Разумеется, он не выглядел слабым, но у каждого демона есть ахиллесова пята. Может быть, секрет кроется в его татуировках. По тому, как змеи татуировки обвили его мощную, мускулистую руку и протянулись к самой шее, она вспомнила, как они скрутились, когда он был в ней, они были частью его. Не просто чернильный рисунок, но продолжение его темной кожи. Особые изгибы татуировки и заключали в себе тайну его ахиллесовой пяты, и Тайле хотелось узнать об этом поподробнее.

— Что означает это клеймо? — До того как успела остановить себя, она потянулась и провела подушечкой пальца по одной из линий, которая вилась по его шее.

Сквозь слегка приоткрытые губы он издал стонущий звук.

— Если ты не хочешь меня прямо здесь, то лучше сиди на месте и убери руку.

Она вернулась на свое место так стремительно, что стукнулась локтем о боковое стекло.

Сжав руль так сильно, что побелели костяшки пальцев, он плавно остановился перед красным сигналом светофора. Когда он заговорил, его голос звучал так, будто вместо гортани у него была наждачная бумага.

— Это называется «родовое тату». Передается по отцовской линии. А символ на моей шее — мой собственный. То, что ниже, такое же, как у отца. Так что одного взгляда на демона достаточно, чтобы другой демон определил, кто кому кем приходится.

Он носил на себе те же символы, что и его предки во многих поколениях, а Тайла даже не знала имени своего отца. Может быть, он счастливо рос в своей маленькой демонической семье: мама пекла чертово печенье, а отец учил его кататься на велосипеде. Детство Тайлы не было таким радужным: хорошо, если удавалось поспать на раскладушках, на Новый год — подержанные игрушки… если они вообще были, все дни она, вечно голодная, проводила в поисках еды и питья.

Ах да. Она чувствовала к себе жалость. Бог мой, она все эти годы жалела себя, и не позволит какому-то демону изменить это. Она не позволит изменить это никому. Она может выжить только в том случае, если закроется от своего прошлого и от других людей. Никто не сможет проникнуть в ее пространство, тем более доктор Зло на водительском месте.

Он повернул налево, плавно напрягая мышцы рук. Ах если бы он был человеком…

«Соберись, Тай, соберись».

— Итак, ммм, ты уже родился с эти рисунком?

— Да, но мои личные символы не проявились, пока я не достиг первой стадии сексуальной зрелости.

— Первой стадии?

Он посмотрел на нее оценивающим взглядом, как будто пытался решить, насколько можно быть с ней откровенным.

— Всего их две, — ответил он наконец. — Первая наступает где-то около двадцати. Вторая, эсгенезис, начинается в возрасте примерно лет ста.

«Все дело в эсгенезисе, не так ли? Это из-за него у тебя мозги набекрень?»

Так вот о чем говорил Шейд. Значит, Хеллбой на три четверти века старше ее.

— Какова твоя настоящая сущность?

— Ты видишь ее перед собой.

Она изумленно посмотрела на него.

— Твоя сущность — выглядеть словно модель из «Плей-герл»?

— Что-то не так?

— Ты. Ты демон. Зло должно выглядеть… как зло. Уродливо. Не помешает, если от тебя будет смердить. — Черт побери, она была бы рада, если бы от него не пахло так хорошо. Воздух вокруг него пропитался слабым ароматом шоколада, отчего рот ее увлажнился, а половое влечение возросло до невероятного предела.

— Я не совсем зло.

Она фыркнула.

— Все демоны чистой воды зло.

— А как насчет метисов? Они тоже воплощение зла?

— Они воплощение мерзости и заслуживают смерти, так же как и остальные демоны.

Он повернулся, посмотрел на нее и ухмыльнулся так, как самый настоящий демон.

— Кажется, будет очень весело.


Доктор Джемелла Эндри была по уши в презервативах.

И тут она услышала голос мужчины своей мечты:

«Джем!»

Она выбралась из груды резинок в машине «скорой помощи» и улыбнулась. Нервно.

Кайнан Морган шел по улице широко и уверенно, в такт биению ее сердца. Высокий и худой, с мощными мускулистыми руками и широкой грудной клеткой, которой любовались все женщины, он мог возбуждать лишь грешные фантазии. Джем представляла себя с ним на полу. На столе. В бассейне и ванной.

Он остановился на обочине перед станцией «Скорой помощи» и снял солнечные очки. Одет он был как обычно: потертые джинсы, коричневая кожаная куртка «Пилот» и военные ботинки. Другой мужчина лет двадцати, лет на десять моложе Кайнана, шел рядом с ним.

— Эй! — Она указала на мешки с презервативами и брошюрами на тему безопасного секса, надеясь, что ее нервы не будут так напряжены, как голос. — Насколько я понимаю, сегодня моя очередь читать лекцию о безопасном сексе вместе с Джуди.

Джуди, заведующая сферой общественных услуг, пожала плечами, но не стала оборачиваться и продолжила набивать сумки.

— Джем всегда согласна отказаться от выходного и лишний раз проверить, безопасным ли сексом занимаются прохожие.

— Благородное дело, — сказал Кайнан и влюбил ее в себя одной своей усмешкой. От того, как изогнулись при этом его губы, у нее чуть не остановилось сердце.

Бог мой, как же он хорош! С прямыми темными волосами и глазами цвета новой джинсовой ткани. Одежда сидела на нем словно была сшита на заказ для его атлетически сложенного тела, которое она уже раздела взглядом. Он работал в Центральном подземном госпитале, где она проходила интернатуру. Там же работал его лучший друг Дэннис, человек, который спас ему жизнь на войне, а теперь возглавлял отделение «Скорой помощи». Обычно, когда приходил Кайнан, делами заведовал кто-то из его подручных, но иногда ему нравилось брать часть работы на себя.

Он был из тех хороших парней, которые подбирают на улице детей, отмывают и дают им шанс в жизни. От Кайнана даже пахло по-особенному. От него исходил не просто естественный мужской запах, а чистый свежий аромат кого-то более благородного. Она никогда не встречала этого в мире демонов и очень редко — в мире людей. Такая безупречность должна была отталкивать ее, но вместо этого привлекала, приводила в восторг, а иногда делала ее демоническую половину совершенно развращенной.

Ее демоническая половина была настоящей стервой.

— Ты заметил, что Джем покрасила волосы? — Джуди раздраженно посмотрела на Джем и взяла очередную тару с презервативами. — Снова.

Кайнан кивнул.

— Синие и черные идут ей гораздо больше, чем красные.

— Люди говорили, что я выгляжу словно готическая кукла в лохмотьях.

Он засмеялся. Джуди фыркнула.

— Не поощряй ее. Сейчас она выглядит как готический синяк. Не слишком подходящая внешность для доктора.

— По-моему, она выглядит просто великолепно, — ответил Кайнан и подмигнул Джем. — Не позволяй этой старой склочнице говорить, кем тебе быть. — Он бросил на старую склочницу озорной взгляд. — Тебе, Джуди, стоит последовать кое-каким советам Джем. Держу пари, в коже и цепях ты выглядишь как горячая штучка.

Джуди вспыхнула.

— Ты настоящий ловелас, Кайнан Морган. Лори знает об этом?

— Именно поэтому она меня и любит. — Он просиял, как всегда, когда речь заходила о его жене, и Джем вздохнула. Его глубокая привязанность была одним из тех качеств, которые привлекали ее. Она не могла понять, что чувствуешь, когда тебя любит кто-то так же, как он любит свою жену. Джем была метиской в мире, где и люди и демоны одинаково ценили чистоту крови превыше всего, отчего вынуждена была пребывать на обочине жизни.

Даже ее собственные родители предпочитали думать, что она чистый демон, и когда какие-то незначительные признаки напоминали о ее смешанной крови, неумышленно говорили ей такие вещи, что она всегда хотела найти такого человека, который понимал бы всю сложность ее ситуации.

Толкотня на остановке общественного транспорта отвлекла ее от размышлений. Какой-то человек кричал на людей, которые стояли вокруг него. Он стал наступать на них, они попятились, а затем он повернулся и в упор посмотрел на Джем.

— На что ты вылупилась, сучка? — Он двинулся по направлению к «скорой помощи».

— Дружище, иди туда, откуда пришел, — спокойно сказал Кайнан, но в его тоне звучало предупреждение.

Парень достал из-за пояса пистолет и направил его на Кайнана.

— Да пошел ты.

У Джем перехватило дыхание. Она могла бы разрулить ситуацию, но при этом ей пришлось бы открыть кое-какие свои секреты.

Обычно приветливое выражение лица Кайнана сменилось на жестокое и холодное. Джем поймала себя на мысли, что делает одновременно два дела: оценивает его как мужчину и в то же время боится. Вдруг Джем поняла, что, несмотря на то что знает его уже два года, в первый раз видит в нем военного человека.

— Отдай мне оружие, — произнес он, — и иди на все четыре стороны.

— Я не такой дурак, ты…

Кайнан метнулся к нему словно змея. Парень не успел даже глазом моргнуть, как оказался на земле. За считанные секунды Кайнан поднялся, уже с оружием в руке. Его нога с хрустом опустилась на шею парня.

— Звони в полицию, — произнес он медовым голосом, растягивая слова, будто он каждый день обезоруживал лунатиков.

Джем выполнила его приказ словно бывалый солдат. Должно быть, полицейские были в квартале, потому что, когда она связалась с диспетчером 911, их экипаж уже показался из-за угла. Минут пять полиция составляла отчет, потом они забрали ошеломленного бузотера и покинули место происшествия.

— Хорошо, что мы знакомы с таким парнем, — сказала Джем.

Джуди лишь кивнула; руки у нее дрожали, она складывала презервативы словно робот на конвейере. Кайнан пожал плечами.

— Этот парень вообще ничего не соображал, так что, даже если бы захотел нажать на спусковой крючок, это вряд ли у него получилось бы.

Он скромничал, но его действия явно предотвратили несчастье.

Беспечной мелодией зазвонил ее мобильный телефон.

— Одну минуту. — Она достала его, надеясь на то, что Эйдолон наконец-то позвонил ей. Она отправила ему несколько сообщений.

— Привет, Джем.

Тон был настолько холодным, что по спине у нее побежали мурашки. Она отвернулась, но не подала виду, стараясь выглядеть как обычно.

— Я ведь уже сказала, что не буду тебе помогать.

— Твои родители были бы рады, если бы ты передумала. Они молят об этом.

Джем некоторое время хватала ртом воздух и не могла выговорить ни слова.

— Ты сволочь, — прошептала она. — Что ты с ними сделал? Где они?

Связь оборвалась. Она стояла напротив амбулатории, и холодная испарина покрыла ее кожу. И что теперь? Бог мой, что же теперь делать?

— Все в порядке, Джем? — Кайнан посмотрел на нее; его темные глаза, в которых светилось участие, были так близко. — Я могу тебе чем-то помочь?

Она натянуто улыбнулась.

— Все хорошо. Спасибо. — Она посмотрела на Джуди и поняла, что та тоже встревожена. — Можешь отвести меня в госпиталь, мне нужно забрать машину. Я должна уладить кое-какие семейные дела.

Глава 6

Тайла и Эйдолон вот уже полчаса ехали по городу, не произнеся ни слова, Тайла устала спорить. В конце концов он заставил ее вновь взять камень, пока они не прибыли в район дешевого съемного жилья, который, несмотря на грязь и убожество, тем не менее не шел ни в какое сравнение с трущобами, в которых выросла сама Тайла.

Он припарковался на заднем дворе, между ржавым «гремлином» и «эль камино» со спущенными колесами, и жестом приказал ей следовать за ним. Ее босые ноги чувствовали каждый сигаретный окурок и трещину в асфальте, пока они шли через парковку. Они направились к той части микрорайона, о существовании которой Тайла даже не догадывалась. Он пропустил ее вперед, и правильно сделал. Поступи он иначе, она могла бы напасть на него сзади и прикончить. Правда, в этом случае она никогда бы не узнала, где именно находится госпиталь.

Они зашли во внутреннее помещение здания, где булькал паровой котел и пахло плесенью. Все это навевало мысли об одиночестве и бездомности, когда ты можешь выжить, если только согласишься спать в местах, пригодных разве что для крыс. Она нахмурилась, вглядываясь в темный коридор, в конце которого горел одинокий фонарь в металлической сетке.

— Это подвал, — заметила она.

— Вампиры и квартиры с окнами — вещи несовместимые, — сказал он, останавливаясь у одной из трех железных дверей. От ощущения, будто по спине ползут муравьи, Тайла поежилась. Она всегда верила своему шестому чувству, которое предупреждало ее об опасности. Когда Эйдолон постучал в дверь, она инстинктивно протянула руку к поясу, где обычно висело жало, но, разумеется, ничего там не обнаружила.

— И много здесь живет вампиров? — спросила она.

— Я что, похож на рантье для бессмертных? — Он снова постучал, подергал ручку и, убедившись, что дверь закрыта, тихо чертыхнулся.

Эйдолон сделал шаг назад и ударом ноги вышиб дверь. Металл прогнулся будто от взрыва, дверные петли взвизгнули, и косяк, не выдержав, дал трещину. Чтобы нанести удар такой силы, нужно… Хорошо, что она не напала на него без оружия. Она в любой момент готова была сойтись с ним в поединке, уверенная в своих бойцовских навыках, но учитывая странную потерю сил, которая в последнее время случалась с ней все чаще и чаще, да еще в самое не подходящее время, не станет рисковать, пока на ее стороне не будет весомого преимущества.

— Если она просто прилегла поспать, то здорово разозлится.

Эйдолон лишь фыркнул. Они вошли в квартирку, которая была хоть и небольшой, но доказывала, что далеко не все вампиры неопрятны. Эта халупа была еще хуже. Она была порождением кошмара.

Оттенки фиолетового и ярко-желтого резали глаз: от бледно-лилового ковра на полу до абажура лампы цвета новорожденного цыпленка. Даже стены были окрашены в лимонный цвет. Боже, да здесь словно Маппет-шоу снимали. У медсестры, которая жила тут, был ужасный вкус.

Тайла обогнула особенно ужасный декоративный коврик, словно боясь запачкаться.

— Чем она у вас в госпитале занималась? Свежевала трупы?

Сексуальные губы Эйдолона изогнулись в полуулыбке, хотя движения оставались мягкими и опасными, пока он пробирался через прихожую. Тайла смотрела на него и презирала себя за то, что любуется его упругой задницей, которую так аппетитно обтягивали штаны, но не могла заставить себя отвести взгляд, пока странный хлюпающий звук с кухни не привлек ее внимание. Она снова потянулась за жалом, но сжала пальцами воздух вместо удобной, ухватистой рукоятки. Ну и черт с ним. Она и без своего любимого оружия была опасна, а проведя в заточении у демонов черт знает сколько времени, готова была надрать кое-кому задницу.

Неприятный скрежет заставил ее кровь бежать быстрее. Она пошла на звук и оказалась перед лиловой дверью. С той стороны раздался душераздирающий стон. Приготовившись к бою, Тайла потянула за ручку.

Дверь открылась в темный коридор — похоже, это была необходимость для тех, кто не мог переносить солнечный свет, но должен был передвигаться днем. По полу до следующей двери тянулся кровавый след, который вел к обезображенной женщине, распластавшейся на полу.

Вампир-медсестра. Та самая, с тараканами в голове и двумя любимыми цветами.

Медсестра — Нэнси — пыталась что-то сказать, ее губы шевелились, но звуки не срывались с опухших губ. Живот ее был вспорот от тазобедренного сустава до грудины. Боже милосердный.

Тай схватила медсестру за запястье — вернее, за обрубленную культю, из которой хлестала кровь. От запаха вампирской крови, острого и отдающего железом, ее чуть не вырвало.

— Хеллбой!

Нэнси со стоном пошевелилась. Сердце Тайлы уже давно зачерствело, но и оно заныло при виде страданий медсестры. Кто мог сделать это, пусть даже с вампиром? Кто распотрошил ее? И зубы… У нее были вырваны вампирские клыки.

Эйдолон ворвался на кухню и резко остановился, будто не мог осознать то, что увидел. Секундой позже на лице его появилась ярость — такое выражение лица у нее всегда ассоциировалось с адом.

— Отойди от нее.

Тайлу разозлило, что он командует ею, но она подчинилась.

Он присел рядом с вампиром и заговорил с ней на языке, которого Тай не знала, но тем не менее понимала. Его тон был настойчивым, звуки гортанными, слова будто взяты прямиком из демонического словаря проклятий. Вампир застонала, когда он поднял ее, понес в гостиную и нежно положил на шкуру.

— Эй, Нэнси, — сказал он, его тон уже не был отталкивающим, а стал глубоким и успокаивающим, таким голосом он разговаривал с Тайлой, когда она впервые проснулась в госпитале. Ей захотелось подойти поближе и посмотреть, как он взял лицо вампирши в свои ладони, чтобы уменьшить ее лихорадку.

— Это Эйдолон. Теперь ты в безопасности.

Тайла думала, что давно уже потеряла способность чувствовать жалость к монстрам, но увиденное разбило эту стену равнодушия. Она сама не осознавала этого до конца до тех пор, пока губы Нэнси не пошевелились и по подбородку не потекла кровь. Эйдолон приложил ухо к ее губам.

Мышцы на его спине напрягались все больше и больше, по мере того как он слушал шепот медсестры.

— Я помогу тебе, Нэнси. Держись. — Он быстро обхватил руками ее тело, нежно и умело ощупал глубину ее раны на животе. Когда она закричала, он опустил ее обратно.

— Мне необходимо медицинское оборудование, я скоро вернусь, — сказал он ей; она кивнула, но глаза ее округлились от страха. — Все хорошо. Я никуда не уйду. Просто отойду ненадолго, согласна?

Тайла удивилась его словам: ведь он не взял с собой никаких инструментов, — но тут он появился из кухни с ножом. Он бросил на нее взгляд, который ясно говорил: «Не открывай рот», — потом снова присел возле Нэнси, пряча нож у бедра.

Он мягко пробежал пальцами по ее щеке и прикоснулся губами к ее губам, так что у Тайлы перехватило дыхание.

— Все будет хорошо, подруга. Закрой глаза.

Нэнси расслабилась, выражение ее лица смягчилось, и на мгновение ей показалось, что она уже не чувствует боли.

Тайла даже не заметила, когда он поднес нож к горлу Нэнси. Кровь брызнула, когда ее голова отделилась от шеи. Ее тело вспыхнуло и во мгновение ока превратилось в пепел. Запах горелого мяса заполнил комнату, хотя дыма не было видно.

Плечи Эйдолона опустились, голова упала на грудь. Некоторое время он оставался в таком положении, так что Тайла даже засомневалась, дышит ли он. На мгновение ей показалось, что он человек, скорбящий по тому, кого любил. Казалось невозможным, что он способен на любовь, но ведь она видит это собственными глазами. Что-то внутри ее кричало — подойди к нему. Это желание росло в ней словно ядовитый цветок, и этот ужасный, но красивый сорняк нужно было вырвать с корнем, пока он не распространился. Она еще никогда не чувствовала ничего подобного, не предлагала никому помощи и никого не жалела. Поступить так значило бы расписаться в собственной слабости.

Голова Эйдолона приподнялась, глаза горели золотым цветом. Блеснула серебряная молния — он изо всех сил запустил нож, и тот воткнулся в стену. Этот парень владел ножом лучше, чем кто-либо из знакомых Тай эгисов.

Он все еще был на коленях. Эйдолон поднял голову и завыл, словно раненый зверь. От этого звука кровь стыла в жилах. Тай попятилась и уперлась в диван.

Ее взгляд случайно упал на нож. Всего в нескольких шагах…

Ее пальцы сжались вокруг рукоятки. Его пальцы обхватили ее пальцы.

— Не стоит. — Мгновение — и он рывком прижал ее спиной к стене и уперся плечом ей в шею. — Что ты знаешь об этом? — Она едва могла дышать, не то что говорить из-за его мертвой хватки. — Говори.

Он отчетливо произнес последние слова, все сильнее и сильнее сжимая ей горло. Чем меньше кислорода поступало в легкие, тем больше бешенства разливалось вместе с кровью по венам. Он застал ее врасплох, но больше это не повторится.

Она ударила его. Внезапно и сильно, прямо в ребро. Он упал на землю, но тут же вскочил, пошатываясь, и она ударила его в живот.

— Я занимаюсь этим всю жизнь, кретин, так что у тебя нет шансов.

Он сделал резкое движение, и она вновь оказалась вдавленной в стену.

— Это могли сделать эгисы? — Она под его давлением медленно опускалась на пол. Удар пришелся по зубам, и тут же она почувствовала острую боль в животе.

— Не понимаю, что за чушь ты мелешь. — Она двинула его локтем в челюсть, выскользнула из его объятий, оказалась сверху и зажала его голову бедрами. — В чем проблема?

Его рычание завибрировало по всему ее телу, когда он вырвался из-под нее и вновь прижал ее всем своим весом.

— Проблема в том, что, вероятно, эгисы кромсают моих собратьев и продают их органы на человеческих и Демонических черных рынках.

«В чем проблема?» Возможно, ей не стоило произносить эти слова вслух. Она стала извиваться, пробуя силу его хватки.

— Если бы в это были замешаны эгисы, я бы знала. Это не они.

— Что-то твои слова не сходятся со словами Нэнси.

— И ты поверил ей? Вампиру?

Он пристально посмотрел на нее, будто читая ее мысли. Это ощущение было ужасным, и она дернулась, чтобы освободиться от него. Потом ударила его в лицо, но он лишь налег на нее сильнее и закинул руки за голову.

— Ты лучше дерешься, маленькая убийца, но я сильнее, так что не доставай меня.

Она взглянула на него, ей так хотелось плюнуть ему в лицо. Она терпеть не могла чувствовать себя беспомощной и уязвимой. Он действительно сильнее ее, они достойные друг друга противники, но за несколько недель она потеряла ту силу, которая была у нее от рождения.

— Слезь с меня.

— Чтобы ты опять врезала мне? — спросил он. — Не думаю, что это вариант.

— Ты что, собираешься лежать на мне всю оставшуюся жизнь?

— Нет, я собираюсь убить тебя. Прямо здесь, и никто не удержит меня от того, чтобы свернуть тебе шею.

У нее не было ни малейших сомнений, что он может это сделать, но сдаваться она не собиралась.

— Только попробуй, кретин.

Он посмотрел на нее, его глаза все еще горели золотом. Даже когда он угрожал ей, все равно гипнотизировал. Она отвернулась, медленно осознавая, как именно он оседлал ее — одна его нога была у нее между бедрами, его мускулистая грудь прижата к ее груди.

— Сколько демонов ты убила, эгис? — мягко спросил он. — Ты считала их?

Она фыркнула.

— А как много людей убил ты?

Он повел черной бровью.

— Ни одного.

— Я не верю тебе.

— Полагаешь, я должен убивать людей ради спортивного интереса, потому что я демон…

— Именно.

— Твое невежество отвратительно.

— Все, что связано с тобой, еще более отвратительно. — Она пыталась доказать, что не такая неопытная, как это могло показаться.

— Могу напомнить тебе.

— Не надо.

Золотой блеск ушел из его глаз, вытесненный темным шоколадом, взгляд затягивал словно в водоворот, из которого она не могла выбраться. Но старалась, поскольку участвовала в войне, в которой обязана была победить. Но тут до нее дошло, что дело уже отнюдь не в драке.

Он провел пальцем по запястью ее руки, которое все еще крепко держал за ее головой. Интересно, он понимает, что делает? Ей стало хорошо, намного лучше, чем должно быть в сложившейся ситуации.

— Что ты собираешься рассказать своим приятелям эгисам о моем госпитале и о том, что с тобой произошло? — К одному пальцу присоединились остальные, которые тоже начали гладить ее запястье.

— Ничего, — ответила она. — Если они узнают, что я была захвачена врагом, то подумают, что я предала их, и никогда больше мне не поверят.

Он еще нежнее провел пальцем по ее бархатистой коже, и она застонала.

— И что они сделают с тобой, эти твои приятели?

— Не знаю. Может быть, заставят меня вместо охоты заниматься исследованиями.

Но что-то терзало ее; она смутно помнила другого Хранителя, которого схватили и мучили вампиры одного зверского клана. Когда он спасся, измученный и потерявший много крови, он прямиком направился в ближайший штаб эгисов.

Несколько дней они не выпускали его, а когда наконец он вышел на обычное патрулирование, то больше не вернулся. Все делали вид, будто его убили во время битвы, но Тай не была в этом уверена. Что, если демоны переманили его на свою сторону, лишили силы эгисов и, может быть, даже заслали в Берлин шпионить? Теперь ситуация повторялась, и в голове ее все время крутился вопрос о судьбе того эгиса.

Ей нужен страховой полис. Ей нужно как-то доказать свою лояльность, если это понадобится.

Демон лежал на ней, его сердце билось сильно и прямо напротив ее сердца: вот он — обратный билет. Она должна воспользоваться ситуацией.

— Послушай, Хеллбой, давай договоримся, что у нас ничья, и ты меня отпустишь.

Его всепроникающий взгляд стал подозрительным.

— Что ты задумала?

Его большой палец пробежал по нежной коже ее запястья, описывая круги, а бедра сильнее прижались к низу ее живота. С его стороны было нечестно использовать свое влияние на нее и то, как он заставлял ее тело жаждать близости с ним.

Именно поэтому она не услышала, как по полу заскребли когти, пока не стало слишком поздно.

Эйдолона редко кто заставал врасплох: его инстинкты были обострены, опыт общения с опасностью слишком обширен, — но из-за эсгенезиса его чувства и мысли притупились и Тайла отвлекала его изгибами своего тела, голосом, запахом, и в результате его ждал сюрприз.

«Опаньки», как поговаривал Шейд. Все еще лежа на Тайле, он повернул голову в сторону притаившейся фигуры где-то в глубине кухни.

— Нечего тебе здесь делать, падальщик. Уходи.

Обиррат переместился в гостиную и втянул воздух своим бледным хоботком. С длинными ногами, острыми словно бритва когтями, которые клацали друг о друга так, что по спине Тай бежали мурашки. Под его полупрозрачной кожей ползали личинки — это выглядело так тошнотворно, что мало кто мог смотреть на это создание более двух секунд, однако Эйдолон изучал его, пока не почувствовал, как к горлу подступает желчь.

Медленно, осторожно он отпустил Тайлу. Он не помог ей подняться, любое проявление слабости могло спровоцировать это создание. Понимая это, Тайла вскочила на ноги, и уже через несколько секунд стояла рядом с Эйдолоном.

Как если бы они были в одной команде.

Учитывая ситуацию, Эйдолон не собирался тратить время ни на жалобы, ни на анализ.

— Я… голоден. — Змеевидный язык обиррата зашевелился между зубами, словно пробуя воздух на вкус.

— Я уничтожил раненого вампира, которого ты выслеживаешь, — сказал Эйдолон, глядя прямо в блестящие красные глаза, которые разглядывали Тайлу. — Так что для тебя здесь нет ничего интересного.

Когти на лапах чудовища заклацали быстрее. Личинки под его кожей зашевелились активнее.

— Она была моей…

Эйдолон шагнул вперед, Тайла сделала то же самое: это была демонстрация единства и силы, — но, увидев, что горящий взгляд обиррата направлен на Тайлу, Эйдолон пожалел, что та проявила инициативу.

— Где ты взял ее след?

— Почему я должен помогать тому, кто украл мою еду? — прошипел падальщик.

При одной мысли, что чудовище собиралось жрать тело Нэнси, пока та еще была жива, Эйдолона бросило в жар.

— Ты не хочешь помогать мне даже теперь, когда встретил убийцу эгиса? — спросил он спокойным тоном, хотя вовсе не чувствовал этого спокойствия. Обиррат зашипел, голод в его глазах сменился выражением тревоги. — Я доктор, ты, уродливое создание, и могу сказать ей, как разобрать тебя на части так, чтобы твои личинки не натворили бед.

Это было неправдой, но чудовище, хоть и было огромным, имело не так много мозгов.

— Перекресток… сладкая кровь.

Не спуская глаз с мерзкой твари, Эйдолон наклоном головы послал Тайле безмолвный знак. Она, владея инстинктами бойца, прочитала его как военную карту и метнулась мимо чудовища через дверной проем. Эйдолон схватил нож, который торчал из стены, во мгновение ока обогнул тварь, и оба исчезли в сыром коридоре. На какое-то мгновение он пожалел, что не нашел ей туфли. Острые камни ранили ее ноги, но она не притворилась, будто не чувствует этого. Темнота не причиняла Эйдолону никаких неудобств, да и для Тайлы это не стало проблемой.

Обшарпанный коридор перешел в широкий кирпичный тоннель. Тайла бежала по кровавому следу совершенно бесшумно, хотя он подозревал, что и в ботинках она не издавала бы ни звука. Даже израненная, она двигалась так грациозно, что он не мог не любоваться ею, когда она этого не видела. Ее острый взгляд подмечал все, что творилось вокруг, а мозг при этом все время работал, планируя дальнейшие действия тела.

— Зачем мы побежали внутрь, Хеллбой? — прошептала она.

— Разве это не то, для чего ты живешь? Красться по подвалам в поисках демонов?

— Я не крадусь. И никогда не поступаю так с демонами.

«Поступаешь-поступаешь. И еще как».

Его бросило в жар, и это показалось ему смешным. Он всегда гордился тем, что был цивилизованнее своих братьев, но это не имело значения. Он начинал возбуждаться в этом подвале.

Проклиная ее, а еще больше себя, он поймал ее за руку и потащил к себе.

— Почему? Ты могла избежать всего этого, могла оставить меня один на один с обирратом и сбежать через переднюю дверь.

Ее взгляд стал жестким.

— Ты упрекаешь эгисов в том, что они издеваются над вампирами. И я собираюсь доказать тебе, что это не их рук дело.

— Но почему?

— Потому что я устала чувствовать себя виноватой в том, чего не совершала.

Он хотел спросить кое-что еще, но вместо этого отпустил ее.

— Ради твоей же безопасности, надеюсь, ты права.

— Ты угрожаешь мне?

На самом деле он не был ни в чем уверен. Этот человек таил угрозу всему, что делало его демоном.

— Думай как хочешь.

Она пробормотала что-то насчет ненависти к демонам и вновь пришла в движение. След закончился на перекрестке в тоннеле. Кто-то, должно быть, протащил Нэнси до перекрестка, потом бросил на съедение падальщикам вроде обиррата. Перед ними было четыре дороги, по которым мог скрыться убийца, потому что сбежать по пятому пути он точно не мог.

Врата.

Одни из сотни только в Нью-Йорке, мерцали в северном тоннеле, словно занавеска из паутины, и были видимы только демонам. Люди могли без вреда для себя пройти сквозь и продолжить свой путь по тоннелю.

— Что это? — спросила Тайла, уставившись на врата.

Он вдохнул, но не почувствовал ничего, кроме тошнотворного запаха гниения. Тайла ждала, ее тяжелые волосы ниспадали мягкими волнами на плечи и странно смотрелись из-за напряженной позы, которую приняла.

— Что ты видишь? — спросил он.

— Очертания. Что-то туманное. Я уже видела их раньше, но всегда думала, что это отражение огней. А этот вырисовывается отчетливее. Что это?

Эйдолон выдержал паузу, ДНК демона взяла верх над ДНК человека и тянула ее во врата, и по коже его пробежал холодок. Только люди с темной душой и находящиеся в бессознательном состоянии могли пройти сквозь врата, но эгисы, конечно же, найдут способ обойти эту преграду. Когда они узнают, как использовать врата для перемещения, их уже ничто не остановит, обнаружат его госпиталь, смогут путешествовать за считанные секунды по всему миру и захватывать государства демонов. Большинство демонов, в особенности те, которые не показываются людям, строго придерживаются правил, когда находятся на территории людей, но у людей совсем другие принципы.

Перспективы были просто ужасающими.

— Это врата, правда? Врата в ад, — пробормотала она, и он не стал ей противоречить. Чем меньше она знает об этом мире, тем лучше. — Отлично. Игнорируй меня. — Она кивнула на кровавое пятно на перекрестке, а потом на проход: — Кто-то принес сюда твоего вампира.

— Похоже на то.

— Или же они зашли сюда сквозь эти врата.

— Те, кто в ответе за то, что произошло с Нэнси, не демоны.

Она закатила глаза.

— Ну конечно, во всем виноваты эгисы.

— В общем-то да. — Хотя демоны враждовали и готовы были пытать и убивать друг друга, смерть Роуга от рук эгисов оставила шрам в его душе.

Волосы на загривке Эйдолона зашевелились за секунду до того, как в воротах блеснул свет.

Охваченная страхом, Тайла метнулась в сторону, а он встал между ней и вратами.

— Они стали активными, — сказал он, пряча ее за собой, потому что неизвестно еще, что именно покажется из этого портала. — Ты ведь не можешь видеть этот свет, — это правило действует, разумеется, только для людей, но, как он обнаружил, Тайла была не совсем человеком.

— Да, но…

Из портала появились четыре особи мужского пола демонов-найтлэшей; в целом они были похожи на людей, если не считать их уродливых когтистых лап. И зубов, похожих на кинжалы.

Тайла придвинулась к нему и заглянула в глаза.

— О, смотри. — Она говорила отрывисто, словно уже находилась в полной боевой готовности, кулаки ее были сжаты. — Демоны. А я вообще без оружия.

Светлые серебристые глаза сверкнули в темноте, где-то в двенадцати дюймах от глаз Эйдолона, прожорливый рот скривился в усмешке.

— Нам везет сегодня, брат. Легкая ночная добыча.

— Демон-семинус, — прорычал другой. — Никаких меток на лице… да он еще щенок. Если мы убьем его, нам никто за это даже «спасибо» не скажет. — Один из них, тот, что побольше, приблизился к ним, принеся с собой запах болотной гнили. — Мы возьмем человека, — сказал он Эйдолону. — Иди, и мы сохраним тебе жизнь.

Эйдолон улыбнулся.

— Этот человек — мой. Поищите себе на ужин кого-нибудь другого.

— У меня есть идея получше, — сказала Тайла. — Почему бы мне не прикончить вас всех, и тогда не нужно будет искать себе ужин?

— Надеюсь, твое «всех» не включает меня? — спросил Эйдолон. — Потому что я согласен с твоим планом. — Он вложил нож в руку Тайлы. Нет сомнений в том, что она может защитить себя и голыми руками, но ее ранения могли помешать ей больше, чем она рассчитывала.

Демоны атаковали, их пасти раскрылись еще шире, когти вылезли из подушек лап еще сильнее. Тайла встретила их, двигаясь словно танцор, брызнула кровь, и хотя он благодаря прошлому Посредника Правосудия и урокам Рейта вовсе не был неповоротливым, Тайла оставила его в облаке пыли. Она ринулась на демонов, нанося удары, рубя направо и налево, этакая смерть на сексуальных длинных ногах.

Двигаясь по сравнению с ней словно во сне, Эйдолон принялся за того демона, что побольше, и со знанием дела одним четким движением сломал ему шею. Тайла, сметая демона, нанесла жесткий удар, и оба они полетели на стену.

Один из братьев лежал неподалеку, извиваясь словно змея, его голову Тайла почти полностью отделила от туловища. Двое других еще стояли на ногах, хромая, истекая кровью, а один из них неуклюже держался за свой лоб. Во вратах вновь блеснул свет, и в них появился еще один сукин сын — круэнтус.

— Голодный… убийца…

— Черт побери, — пробормотал Эйдолон, потому что оставшиеся демоны теперь знали, с кем сражаются.

Демоны выпустили когти, из их пор волнами покатился горький запах. Эйдолон изловчился и ударил по уродливым лапам одного из братьев.

— Я возьму на себя обиррата! — крикнул он, когда Тайла глубоко вонзила нож в грудь демона-найтлэша.

— Не трогай их кожу!

Серия быстрых движений — Эйдолон оказался за спиной медлительного создания и нанес ему сокрушительный удар. Обиррат хлопнулся на круэнтуса, который взвизгнул и попытался отпрыгнуть назад.

— Тайла! Вскрой его!

Несколько мгновений она смотрела на него словно на душевнобольного, и эта заминка спасла ее. Когти круэнтуса просвистели прямо перед ее лицом и задели щеку. Взревев, Эйдолон опустил кулак на морду зверя, наслаждаясь хрустом под костяшками пальцев.

— Ну давай же! — закричал он, и хотя в глазах Тайлы промелькнула нерешительность, она воткнула нож в живот обиррата и резко дернула, вспарывая ему брюхо, будто застегивая молнию на плаще.

Он заверещал так, что заложило уши. Тайла отскочила, потому что из раны с неимоверной скоростью начали выскакивать личинки. Они расползались в разные стороны без видимой цели, но наткнувшись на живую плоть, начинали ее пожирать.

Эйдолон схватил Тайлу за руку и потащил по тоннелю в сторону жилища Нэнси; за ними постепенно стихали звуки борьбы и вопли боли.

Когда они ворвались в кошмарное пурпурное логовище вампирши, Тайла захлопнула дверь, а он запер замок. Кровь сочилась из раны на щеке, оставленной когтями круэнтуса, но, казалось, она не замечала этого.

— Мы рисковали, оставив дверь открытой, — произнесла она, едва переводя дыхание.

«Мы». Очень интересно.

— Ты в порядке?

Она тут же выпрямилась, упрямо вздернув подбородок.

— Все отлично. Могло быть и хуже.

— Ты ведь никогда не прекращаешь борьбу?

Она осторожно посмотрела на него, когда он провел ладонью по ее щеке. Знакомое тепло исходило от его пальцев. Под его руками соединились ткани и сосуды, после чего он вытер кровь с новой кожи без единой отметины.

— Как… как ты это делаешь?

— Все члены моей семьи обладают одним из трех даров, все три связаны с исцелением. — Наверняка умение заживлять раны было не самым главным из них — главным была помощь в репродукции на стадии завершения эсгенезиса. Шейд использовал свой дар для стимулирования ранней овуляции, Рейт — для обольщения и для исцеления умственных расстройств, Эйдолон мог создавать благоприятные условия для оплодотворения яиц.

Она прикоснулась к его лицу, испытывая трепет. Черт, как же она красива с разметавшимися в драке волосами. Ее аромат, ее внешность запустили инстинктивную реакцию его организма; это состояние одновременно раздражало и заводило его. Он ненавидел все, что было связано с ней. Но в то же время страстно желал ее. Снова и снова.

Она задела его, сказав, что он не смог довести ее до оргазма, но желание овладеть ею вновь заглушало уязвленную гордыню. Он не знал никого, кто бы обладал такой неистовой жаждой жизни. Ее пыл приводил его в восторг и держал в железных объятиях, из которых он не мог вырваться.

Желание овладеть ею было сильнее, чем желание ее убить.

Ее глаза вспыхнули, когда она догадалась о его мыслях.

— Я отвезу тебя домой.

— Можешь высадить меня где-нибудь неподалеку.

Несмотря на то что они дрались плечом к плечу, спасая друг друга от смерти, несмотря на то что он залечил ее рану, она не могла заставить себя остаться с ним. И он не винил ее в этом.

— Это не обсуждается. Я доведу тебя до двери.

— Зачем? Чтобы ты смог рассказать своим дружкам-демонам, где я живу?

Он преодолел расстояние, разделявшее их, и навис над ней всем своим большим и сильным телом, давая понять, что если она снова хочет подраться, то он готов принять вызов.

— Помнишь, я говорил, что мои коллеги собирались пытать тебя, чтобы выведать информацию?

— Это сложно забыть и… эй, где мое личное пространство?

— В данный момент ты не можешь позволить себе такую роскошь, как личное пространство, потому что ты в опасности. Я хочу убедиться в том, что мои коллеги не узнали, где ты живешь, и, разумеется, не ждут тебя там.

— Это было бы некстати.

— Да уж.

— Отлично. — Да помогут ему боги. Он проводит ее до дома. И заберется в львиное логово.


Никто в мире демонов не обладал такой чувствительностью, как оборотень накануне полнолуния, поэтому Шейд, завернув за угол административного офиса госпиталя и столкнувшись с Люком, ожидал как минимум угрюмого недружелюбия. Вместо этого Люк улыбнулся, действительно улыбнулся, и хлопнул Шейда по плечу.

— Увидимся на следующей неделе, инкуб.

Люк воздерживался на протяжении всего полнолуния, так что был раздражительнее круэнтуса, но сегодня пребывал в прекрасном настроении.

— Люк, с тобой все в порядке?

— О да, черт тебя подери. — Люк направился дальше, гулкое эхо от его ботинок разносилось по всему холлу.

Странно. Шейд отметил про себя, что нужно проверить запасы наркотиков в госпитале, и тоже продолжил свой обход. Он, прислонившись к дверному косяку кабинета Рейта, смотрел, как его брат надевает кожаную куртку.

— Куда собираешься?

— В Монголию. Эйдолон хочет пополнить свою коллекцию всякого хлама.

Шейд, рассмеявшись, потому что Эйдолон всегда посылал Рейта за редкими артефактами, зельем и оборудованием для госпиталя, которое вряд ли когда-нибудь понадобится, вошел в комнату размером чуть больше старого клозета. Работа Рейта в медицинском центре, по правде говоря, заключалась в том, чтобы выполнять нетрадиционные поручения, уникальные для демонической медицины, и его кабинет отражал его бессистемный метод поиска и выполнения этих самых поручений.

Шейд привык все держать под контролем, и отсутствие систематичности у Рейта в любой сфере жизни доводило его до изжоги.

Рейт взял набор ножей и спрятал пистолет в кобуру на бедре. Еще два лезвия он засунул в специальное крепление на лодыжке, прихватил пузырьки с зельем и святой водой и рассовал их в дюжину карманов пальто. Этот парень не тратит время впустую, когда дело касается задания, тем более куда бы он ни пошел, его везде поджидают враги.

— Я беспокоюсь об Эйдолоне, — сказал Шейд. — Недавно он ударил меня по лицу.

Рейт присвистнул.

— Ударил? Эйдолон? Это на него не похоже.

Нет, этого не могло быть. Рейт и Шейд не раз нарывались на неприятности, но еще ни разу Эйдолон не лез в драку.

— Видимо, он стал таким неуравновешенным из-за эсгенезиса.

Рейт фыркнул.

— Нет, это потому, что он вылечил убийцу, вместо того чтобы прикончить или отдать Юрию, я лично против этого, но, во всяком случае, это было бы лучше, чем подвозить ее до дома.

Несколько секунд Шейд обдумывал слова брата.

— Эйдолон занимался сексом с этой сучкой эгис? В госпитале?

— Да. Я застал их как раз после этого. — Рейт присел на край стола, при этом все ручки и бумажки рассыпались по полу. — Мистер Сознательность занимается сексом в госпитале. С пациенткой. Мало того, с врагом. Может, нам посадить его в яму за такое поведение?

Шейд потер переносицу, что означало, что у него начинается мигрень. Черт. Все намного хуже, чем он думал. Было очевидно, что эсгенезис вмешивается в суждения и сексуальные предпочтения Эйдолона, а это значит, что у них большие проблемы. Если братец не возьмет себя в руки, у Шейда и Рейта почти не останется надежды.

— Его нужно женить, — это не остановит эсгенезис, но поможет прекратить бесконтрольное оплодотворение всех женщин преисподней.

— Да, ты прав. Как часто мы находили женщин, которые согласились бы провести с нами последующие шесть сотен лет? Не знаю насчет тебя, братец, но нет ни одной женщины во Вселенной, с которой я смог бы провести столько времени.

И это главная причина, по которой так мало демонов-семинусов были женаты. Жена — это на всю жизнь, и единственный путь избавиться от этих пут — убийство. Страх перед женитьбой часто перевешивал страх перед эсгенезисом. Шейд не знал ни одного женатого демона. Только Эйдолон высказывал такое желание, но достойные женщины встречались реже, чем падшие ангелы, так что пока он так и не воплотил в жизнь свою идею.

— Эйдолон должен перестать бороться. Может, это и не так уж плохо. Мы ведь знаем демонов, которые не особо менялись после, перехода.

— Назови хоть одного, — сказал Шейд и тут же подумал: «Не говори ничего!»

— Роуг.

Черт бы тебя побрал. Он ненавидел разговоры о Роуге, ненавидел то, как Эйдолон и Рейт относились к его смерти. Роуг никогда не понимал потребность Эйдолона защищать Рейта, даже когда был здесь, в чикагской лечебнице, около восьми лет назад. Когда Роуг умер, Эйдолон был опустошен, но Шейд вздохнул свободнее.

— Роуг не считается. Он был таким ублюдком, что думал не головой, а своим…

— Членом? — закончил Рейт. — Ты прав. Он всегда был таким. А как насчет Отто?

Шейд вздохнул.

— Он единственный в своем роде, и ему пришлось бросить ветеринарную практику.

— Он все еще работает время от времени. Есть вероятность, что Эйдолон тоже сможет работать здесь, и садист Юрий не возглавит госпиталь, после того как ты уедешь.

— На это не рассчитывай, — сказал Шейд. — Даже если его психика станет стабильнее настолько, что он сможет работать, то, будучи канцелярской крысой в офисе, быстро исчерпает свой ресурс. — Мужчина после эсгенезиса не контролирует свое стремление к сексу. Увидев любую самку, готовую к спариванию, он тут же сменит обличье и начнет ее добиваться. А если не сможет ее соблазнить, то изнасилует.

— Что за чушь. — Рейт вскочил на ноги. — Мы все проходим через трансформацию, и то, что вы оба постоянно жалуетесь, ничего не изменит. — Он пробежал пальцами по ремням, на которых крепилось оружие, и подтянул пару пряжек, хищно усмехнувшись при этом. — Я не могу ждать. Давай, детка.

Рейт знал, о чем говорит. Шейд не собирался бороться с эсгенезисом, как Эйдолон, но и не жаждал его приближения. Он просто надеялся, что ему повезет с парой. Вот только…

— Проклятия боишься?

Шейд нахмурился.

— Я ненавижу, когда ты так делаешь.

— Не могу ничем помочь. Твои мысли иногда вторгаются в мою голову. — Рейт наконец перестал нагружать себя оружием, добавив, вероятно, около двадцати фунтов к уже имевшемуся обмундированию.

— Будь ты неладен. — Шейд сжал кулаки, чтобы скрыть легкое дрожание, которое обычно сопровождало вторжение в мысли Рейта. Этим даром обладал и Роуг.

— Я серьезно. Кто-то залез в мои мозги.

— Ты мне не лжешь? — Две большие тайны хранились в голове Шейда. Секреты, которые могли уничтожить его младшего брата. Кроме того, Шейд всегда нервничал, когда Рейт отправлялся в поход по просторам его мозга.

— Ну что ты, братец, я тебе никогда не вру. — Рейт поднял с пола рюкзак и перебросил через плечо — Ты все еще встречаешься с той женщиной, Руной?

— В некотором роде да. — Шейд сомневался, что их отношения длиной в месяц получат развитие: она становилась прилипчивой, и он устал сдерживать себя во время секса. Люди — существа хрупкие, так что вряд ли стоит вступать с ними в какие-либо отношения. Они никогда не выживают в брачных ритуалах. А если кто и выживет, их потомки будут полукровками, так что это все равно не имело смысла.

— Я знаю, что она не единственная. Человеческая женщина не сможет удовлетворить твои потребности.

Шейд усмехнулся. Ни одна женщина, не важно из какого мира, не сможет удовлетворить его.

— Через час я закончу работу, а еще через час встречусь с Вантой и Айларкой. А еще с Нэнси, если она появится… — Рейт громко зарычал, Шейд вздохнул. — Давай опустим нотации для вампиров.

— Ты не можешь доверять им.

— Ты вампир, я доверяю тебе.

— Я не настоящий вампир, и ты не должен доверять мне.

— Нет никого другого, кому я доверял бы больше, чем тебе, — тихо произнес Шейд. Он любил и Эйдолона и доверял ему свою жизнь. Но у него и Рейта была сильная ментальная связь. Он знал все, что происходит у того в мозгах, пусть даже там была путаница и свалка. Эйдолон всегда следовал правилам, даже если его собственные чувства подсказывали ему другой путь, Рейт же всегда следовал велению сердца и даже инстинктам — а уж тем более когда они противоречили правилам. Кстати, Эйдолон был намного опаснее, потому что никогда не сворачивал со своего пути, а дорожка его частенько шла вразрез с тропинкой его семьи.

Рейт выругался.

— Не зли меня. Я вооружен и очень опасен. — Он направился к двери. — Окажи себе любезность и забудь Нэнси. Найди себе новую медсестричку, настоящего демона, например Сору. А что она может вытворять со своим хвостом…

— Знаю.

Одарив Шейда ухмылкой-оскалом, Рейт неторопливо покинул кабинет, его ботинки стучали по каменному полу, словно молот по наковальне. Шейд потер челюсть, подумывая над предложением Рейта. Отправиться на поиски Соры не такая уж плохая идея. Снять напряжение. Он не достиг результата в разговоре с Рейтом об Эйдолоне, а время между тем шло, и он волновался все больше и больше.

Он потерял много братьев и не был готов потерять еще двоих.

Глава 7

Эйдолон не мог понять, почему Тайла так легко согласилась, чтобы он проводил ее до дома. Он не чувствовал запаха лжи, но, по правде говоря, его обоняние больше предназначалось для улавливания запахов вожделения, чем каких-либо других.

А запах вожделения легким дуновением проносился мимо его носа как раз в те моменты, когда она ненавидела его. Или когда была под ним.

Собственное желание затмевало разум, когда он время от времени бросал на нее взгляды, пока они ехали в его «БМВ». Он привлекал ее, но эсгенезис сыграл с ним плохую шутку — на правой стороне его лица чувствовалась пульсация, прямо под кожей. Когда превращение закончится, на этом месте появится метка. Эти метки отличали его от всех остальных демонов.

Перемена не заставит себя ждать, и ему остается только надеяться, что экспериментальный уход за пациентом предотвратит худший исход, ну или по крайней мере сделает переход менее опасным и болезненным. А если им хоть чуть-чуть улыбнется удача, они найдут пару, и тогда не о чем будет беспокоиться. Впрочем, вряд ли удастся найти пару, если проводить в госпитале все дни напролет, вместо того чтобы ухаживать за самочками.

Этого-то он как раз делать не пытался. Не многие особи женского пола согласятся провести жизнь с демоном-семинусом, зная, что разбить эти узы сможет только смерть. Многие самки бросали Эйдолона, полагая, что связь с ним грозит пожизненным заключением. Так что выбор у него был невелик.

У него не осталось времени, он надеялся, что принятые меры отложат переход на такое время, за которое он найдет подходящую женщину. Нужно было действовать немедленно. Желательно в тот самый момент, когда он высадит Тайлу.

— Мне интересно, — сказала она, переключив внимание с полицейской машины, которая ехала впереди них, — почему ты убил ту вампиршу. Почему не взял ее в госпиталь?

Ярость вновь охватила его, и понадобилось три долгих глубоких вздоха, чтобы не наброситься на Тайлу.

— Большую часть ее кровеносной системы удалили. Я не мог ее спасти. — Он ударил кулаком по приборной доске, словно почувствовал боль, которая возрастала с каждой потерей.

Она прикусила нижнюю губу, и Эйдолон почувствовал, что ярость отступает под напором совсем других эмоций.

— Я ничего не понимаю. Вампиры уже мертвые. То есть возвращенные из мертвых. Зачем им кровеносная система?

Ему вовсе не хотелось говорить о Нэнси, но разговор отвлекал его от мыслей. И чувств.

— Трансформация вампиров из людей изменяет внутреннюю структуру их органов. Желудок перемещается вверх и занимает положение над сердцем, когда оно прекращает биться. Новые артерии и вены несут проглоченную кровь по всему телу. Без этих вен вампиры наверняка умрут, как если бы убийца загнал ему осиновый кол в грудь. Разве что не так быстро.

— Но кому она могла понадобиться? — спросила Тайла, ее подлинный интерес возрастал по мере продолжения рассказа, и, проклиная ее, он уже начинал подумывать, что она ничего не знает об убийствах.

— Кровеносная система вампира высоко цениться на черном рынке, ее используют во многих ритуалах.

— Так она сказала, что это сотворили эгисы?

— Да.

Тайла тряхнула головой.

— Не может быть. Это не эгисы. Наша работа — защищать людей, не давать торговать частями тел, ведь от этого вы становитесь сильнее. — Он ничего не ответил, и она посмотрела на него так пристально, что он заерзал на месте. А он этого никогда не делал.

— Что? — отрывисто спросил он.

— Зачем ты ей звонил? Ты знал до того, как…

— «Лирша», — он крепче обхватил рулевое колесо, — можно перевести как «любовница».

Помолчав, она произнесла:

— Она была твоей любовницей?

— Не моей, Шейда, — но пользовались ею все, кому не лень, ему тоже нравилась чудная медсестра. Сестра Шейда Скалк сказала однажды, что аура Нэнси ярко полыхает, намного красочнее, чем у других вампиров, что неудивительно. Он никогда не видел медсестру в плохом настроении.

Обхватив себя руками, как будто ей холодно, Тайла навалилась на стекло.

— Поверни здесь и припаркуйся.

Эйдолон с отвращением осмотрелся кругом. Он не знал точно, чего ждать от района, в котором жили убийцы, но увидеть гетто явно не был готов. Даже апрельское солнце, которое освещало исписанные стены, не могло добавить красок местному убожеству.

— Не выходи из машины дольше, чем на тридцать секунд, иначе от нее останутся рожки да ножки.

— Все будет в порядке. — Он припарковался между грузовиком и пикапом с низкой посадкой, изрешеченным пулями, и они вышли из машины.

Когда Тайла нерешительно посмотрела на автомобиль, а потом на него, Эйдолон покачал головой.

— Доверься мне. Люди будут ходить мимо и не заметят его, он невидим для них. — Машина не была невидима в буквальном смысле этого слова, но человеческий глаз просто не замечал ее. Они видели «БМВ», но его образ запечатлевался исключительно в их подсознании.

— Как знаешь. Если что, вини потом себя. Надо забрать ключи на проходной.

Тайла подвела его к зданию, которое так ни разу и не назвала домом за эти годы, взяла там ключи, после чего они поднялись на два пролета по расшатанным лестницам. Она открыла дверь и крикнула:

— Мики!

Эйдолон зашел в квартиру, даже не стараясь скрыть свое удивление. Ее жилище представляло собой свалку. Было не грязно — видимо, Тайла периодически поддерживала чистоту, но происходило это не слишком часто. На потолке виднелись разводы и плесень, он был кривым, словно после крушения. Серая краска, будто измочаленная кожа, проступала на стенах, а на полу, крытом линолеумом, зияли дыры величиной с его подошву.

Повсюду валялась набивка из подушек, а сами подушки лежали на оранжевом диване в стиле семидесятых.

— Что произошло?

— Мики. Мой хорек.

— У тебя что, дома живет горностай? — Горностай тут же высунул коричневую голову из дыры в диванной подушке.

— Это хорек. — Она направилась на кухню, которую лишь с трудом можно было назвать кухней. Холодильник, покрытый ржавчиной, трещал так, словно испускал последний вздох.

Может быть, эгисы и не продают органы демонов. В противном случае они бы постарались платить чуточку больше своим людям.

— Должно быть, он проголодался, — сказала Тайла, вываливая еду для зверька в пластиковый контейнер из-под маргарина. — Как долго я пробыла в госпитале?

— Три дня.

— Мой бедный малыш. — Ее голос был низким и успокаивающим, она поставила контейнер на пол, и Эйдолон увидел ее круглую ягодицу, обтянутую брюками.

В голове у него помутнело, он вдруг понял, что стоит от нее всего в трех шагах. Она гладила узкую голову хорька. Если бы она так же гладила его, как голову этого зверька…

Вот черт. Он приказал себе остановиться, чувствуя, как весь горит, и понимая, как же ему не хватает женщины, особенно такой красивой и привлекательной, как Тайла.

Хорек жадно набросился на еду, разбрасывая ее подле себя. Тайла выпрямилась и повернулась к гостю, улыбка скривила ее полные губы, так что он сразу же представил, как целует их.

Ему следовало бы быть далеко отсюда.

Она извлекла из сумки апельсин, который мило гармонировал с ее столешницей, затем достала из буфета пакетик с корнем алтея.

— Три дня, а кажется, будто три года. — Она отломила часть корня, взгляд ее погас.

«Что происходит в этой хорошенькой головке?» — подумал он.

Он точно знал, что происходит в его голове, и узнай она об этом, возможно, убила бы его.

— Послушай, мне пора идти. Если тебе что-нибудь понадобится…

— Например?

Ну например, если у тебя начнут расти рога и клыки, когда активизируется ДНК демона.

— Твоя рана. Швы нужно будет снять.

— Я сама это сделаю.

— Я бы хотел помочь тебе, все же ты моя пациентка. — Он достал из кармана визитку и положил на столик для телевизора, который был сервирован точно кухонный. — Здесь телефон госпиталя. Произнеси слова на обороте, перед тем как набирать номер.

— Коммуникационная система преисподней?

— Что-то вроде этого.

— Ты посвящаешь в это всех своих пациентов? Или я особенная?

— И то и другое.

В обычных обстоятельствах его бы не волновало так, умрет человек или выживет. Но эта метиска, вытворявшая что попало, очаровала его, а ее принадлежность к эгисам, означала, что так просто ее нельзя отпускать.

А когда он смотрел на нее, температура его тела повышалась.

Боже, она была стройной, но сильной, словно трилла-демон, и ему, как никому другому известно, какой мягкой и податливой она может быть в его объятиях. Знал он и то, как она двигает в такт своими статными бедрами, как ее длинные ноги обхватывают его талию, чтобы его жезл зашел в нее еще глубже.

А ее аромат… черт. Ее аромат, обманчиво трогательный, словно цианид, пахнущий сладким миндалем, сводил его с ума.

Он вспыхнул. Он почувствовал боль. Ему нужно вернуться обратно и найти себе пару, пока не стало слишком поздно.

— Мне пора идти, — повторил он, но его ноги не двигались, потому что она стояла прямо перед ним. Он посмотрел на нее, краска залила ее щеки. Ему показалось, что его кожа сжалась и стала мала ему.

— Спасибо, что спас мне жизнь. — Она сделала шаг, но этого оказалось достаточно, чтобы он почувствовал аромат алтея. — Но не думай, что это что-то меняет.

— Все уже изменилось, Тайла, — мягко ответил он, приблизившись к ней. Он положил два пальца ей на шею, пытаясь определить какие-нибудь симптомы слабости, жара, прогрессирующей трансформации ДНК. Он готов был пойти на любые уловки и хитрости, объясняя свое поведение врачебной этикой, лишь бы подольше прикасаться к ней.

— Я терпеть не могу, когда ты прикасаешься ко мне, — прошептала она, но пульс ее, так неистово забившийся под его пальцами, выдал ее с головой.

Он глубоко вдохнул ее аромат словно хеллхаунд[5], взявший след самки в период течки. Он провел большим пальцем по ее ключице. Хрупкой. Нежной. Он мог сломать кость одним движением запястья.

А еще мог провести языком по нежной коже. Он безумно хотел ее, его тело возбуждаюсь от чего-то опасного и запретного, такого, как убийца эгис. Инстинкты были столь сильны, что образы того, как он овладеет ею, заполняли его мозг и он переставал себя контролировать.

У стены… в душе… связанную и беспомощную словно жертва…

Он окинул взглядом ее фигуру. Температура его тела достигла критической отметки, ощущение было такое, будто всеми его действиями руководили только инстинкты.

Он облизнул губы. Тайла знала, что он задумал, и от ощущения, что сейчас случится что-то удивительное, у нее закружилась голова. На мгновение она замерла, а потом обхватила одной рукой его талию и расслабилась, прильнув к нему.

Тягучий запах алтея обволок его язык, когда он прильнул к ее губам. Он мягко и глубоко проник в ее рот, но его тело хотело большего, а своему языку он мог найти гораздо лучшее применение.

Он запустил руки в ее густые волосы, жестко зафиксировал так, чтобы ее лоно прижалось к возбужденному жезлу.

Нежные округлости ее тела словно предупреждали его еще раз о той ситуации, в которой он оказался.

Боковым зрением он увидел серебряную вспышку и почувствовал возле горла лезвие металла. Зашипев, он вывернул запястье Тайлы и схватил нож.

— Ах ты, сукин… — Она попыталась высвободиться из его объятий.

Не было ничего необычного в ее рефлексах, она еще раз доказала, что и с ее реакцией все в порядке, когда метнулась к двери. Он бросился за ней и догнал в тот момент, когда Тайла схватилась за ручку. Они кубарем вылетели через двери спальни. Она неуклюже приземлилась на пол, а Эйдолон оказался сверху.

— Напомни не спасать больше твою жизнь, если это твоя благодарность за добро, — прорычал он.

— Мне и не нужно, чтобы ты снова спасал мне жизнь. — Она ударила его в челюсть достаточно сильно, так что даже стукнули зубы. — И кстати, да будет тебе известно, я не собиралась тебя убивать.

Одним плавным движением он схватил оба ее запястья и зафиксировал тяжестью своего веса. Что, естественно, возобновило его эрекцию. Он мог обвинять в этом эсгенезис, мог обвинять свою видовую принадлежность. Мог обвинять даже Тайлу с ее прелестями, но факт оставался фактом — она действовала на него словно дефибриллятор на умирающего.

— Нет? Тогда зачем все эти ласки? — Он держал нож у ее лица, и хотя ее глаза распахнулись, она выглядела больше заинтересованной, чем испуганной. — Детка, я же сексуальная игрушка. Такова уж моя демоническая природа.

— Я знаю, кто ты такой, — прорычала Тайла, но она-то знала, что к чему, ведь секундной ранее она подняла бедра навстречу его эрекции.

— Зачем тогда тебе этот нож, маленькая убийца? — Он провел лезвием по ее коже над воротником, оставив белый след. Она все еще не выглядела испуганной. Это означало, что если бы она хотела, если бы действительно хотела убить его, то сделала бы это.

— Я собиралась разрезать на тебе одежду.

— Ты ужасная лгунья. — Он скользнул лезвием по ткани. Одно движение запястьем — он полоснул ножом по ее больничной пижаме в области бюста, — грудь оголилась, но она не сопротивлялась. У него не было власти Шейда, он не мог прочитать мысли, узнать, как она реагирует на его поступок. Но Эйдолон видел, как вздымается ее грудь, расширяются зрачки, розовеет кожа. Он мог чувствовать учащенный пульс на ее запястье, слышать глухие удары ее сердца. Она могла отрицать свое возбуждение сколько угодно, но тело ее не могло лгать.

Зажав нож между зубами, он отнес ее на кровать, которая представляла собой пару матрасов в металлической раме. Используя свой вес, он придавил ее всем телом.

— Ублюдок.

Он на мгновение ослабил хватку, и, поерзав под ним, Тайле удалось ударить его по щеке, но удару явно не хватило ни силы, ни убедительности, а он-то знал, что у нее этого было в избытке. В его крови забурлил адреналин, ввергнув в состояние, которое можно назвать средним между возбуждением от битвы и возбуждением от секса. Тайла ахнула, когда он перевернул ее на живот и раздвинул ей ноги. Он восседал на ней, удерживая ее за плечи.

— В чем дело, Тайла? Ты собираешься сказать мне, что не хочешь этого?

— Я ненавижу тебя, — прорычала она сквозь подушку.

Он сжал ладонью ее ягодицу.

— Мы уже выяснили это.

Она взбрыкнула, и он сильнее прижал ее к матрасу.

— Поспокойнее, убийца, или нож окажется в твоей почке. — Он, конечно же, залатает ее позже, но секса уже точно не будет.

— Да пошел ты в задницу.

— Можно и так.

Он отбросил нож и сорвал с нее одежду. Теперь она лежала под ним абсолютно нагая.

— Я не могу заниматься этим с тобой.

— Мы ведь уже делали это.

— Но я не могу…

— Я уверен, что сможешь. — Он навалился на нее и нежно поцеловал в шею. — Все получится, Тайла. Я скорее умру, но ты будешь молить о пощаде.

В ответ она смогла лишь пробормотать что-то в подушку, начала извиваться, но его руки скользнули по ее ногам и она успокоилась.

— У тебя там все мокро. — Он запустил пальцы в ее лоно и принялся ее ласкать. Эйдолон ублажал ее со знанием дела. Она стонала от наслаждения.

— Ничего у тебя не получится, — помолчав, выдохнула Тайла через какое-то время, но ее бедра двигались в такт его движениям, как будто она не в силах была остановиться.

Невероятная смесь вожделения и желания, исходившие от Тайлы, заставили его дрожать, так что он припал к ее спине губами и прошептал:

— Но ведь тебе хорошо, не так ли?

— Да. — Она сжала подушку так, что побелели костяшки пальцев. — О да.

— Я чувствую запах твоего желания. — Он почувствовал, как исходивший от нее аромат целиком заполнил его. Тело молило об освобождении, он жаждал овладеть женщиной, которую ненавидел и которую страстно желал на уровне самых низменных животных инстинктов.

Не в силах больше ждать, он перевернул ее на спину. Равнодушие в ее взгляде на секунду сменилось удивлением, он вдруг подумал, что она станет сопротивляться, и опустил голову к ее груди. Тайла задрожала, сжала кулаки, но, когда он взял губами ее сосок, она немного дернулась.

Он ласкал ее грудь, облизывая и посасывая, а она гладила его волосы.

Именно этого ему не хватило тогда, в госпитале, когда он овладел ею. У ее кожи, когда он прошелся языком вниз от груди к животу, был цитрусовый аромат.

Он помедлил и принялся за ее пупок, чувствуя ее напряженные мускулы под своими ладонями. Ее пальцы ласкали его волосы от основания шеи, доставляя ему райское наслаждение.

Спустившись ниже, он почувствовал нежные женственные завитки, щекотавшие его щеку, когда он шире раздвинул ей ноги, открывая ее для себя. Он поднялся, восхищаясь тем, что увидел.

— Это… я не… — Их взгляды встретились, и у него перехватило дыхание, когда он увидел в ее притягательных зеленых глазах страх, смешанный с желанием.

— Т-с-с, полегче, убийца. — Он медленно засунул язык в ее лощинку. На вкус она была сладкой и немного соленой. Медовой. Словно запретный плод.

У него вырвался глухой стон. Ее бедра подались вперед, и она прошептала что-то бессвязное, когда он глубже проник в нее языком.

— Это неправильно, — задыхаясь, произнесла она, но тут же выгнулась дугой навстречу его губам. — Пожалуйста…

«Пожалуйста, возьми меня».

Она не произнесла этого вслух, но он сбросил рубашку и швырнул ее, так что пуговицы стукнули о стену. У него не хватило терпения снять брюки, он спустил их и вошел в нее одним сильным движением. Тугая, шелковая и горячая плоть окружила его член. Ощущения были такие сильные, что у него задрожали руки.

Она прильнула к нему, обхватив ногами его талию, и двигалась в такт с ним с такой силой и желанием, которых он не ожидал от нее. В его жизни было много женщин, но Тайла… она перевернула его мир. Она двигалась так, как будто хотела доказать что-то, и вдруг он почувствовал, что оказался под ней, зажатый между стальными мышцами ее ног.

Он чувствовал, как бьется ее сердце, как сокращаются мышцы, обхватившие его член, и он уже готов был излить семя. Он стал ласкать ее клитор большим пальцем.

— Кончи, — взмолился Эйдолон, голос его охрип от возбуждения. Он словно приказывал ее телу достичь оргазма.

— Я хочу, Боже, как же я хочу этого… — Она ускорила темп, и уже скакала на нем, словно наездник на лошади. — Нет, у меня ничего не получается, — выдохнула Тайла. По ее щеке стекла одинокая слеза. Она стиснула зубы так, что сводило челюсти.

Эйдолон видел, как сильно она хотела получить удовольствие, как нужно ей было выпустить пар, расслабиться, вдохнуть полной грудью.

— Прошу тебя.

Он взял ее за бедра, заставив замереть.

— Ласкай себя, пока не кончишь.

Тайла просунула ладонь между ног и стала ласкать пальцем клитор. Она закрыла глаза, ее грудь стала равномерно вздыматься от частого дыхания. Тайла уперлась второй рукой в его плечо и задвигала бедрами, двигаясь на его члене. От одного вида Тайлы, которая одновременно трахала его и ублажала себя, Эйдолон чуть не кончил. Ему пришлось до крови прикусить губу, чтобы сдержаться.

— Нет, все равно не получается, дьявол! — обиженно воскликнула Тайла, тряхнув головой, отчего ее волосы разметались по лицу.

Она была для него загадкой. Прекрасной и беспощадной одновременно, опасной и такой ранимой.

— Я все равно доведу дело до конца, — поклялся он и скинул ее с себя так быстро, что она даже не успела удивиться. Он сжал член в руке и принялся мастурбировать. У демонов-семинусов была одна особенность: они не могли сами себя довести до оргазма, но могли приблизить этот момент. И сейчас Тайле достаточно было прикоснуться к нему, чтобы он залил ее своим семенем, которое было естественным и мощнейшим возбуждающим средством. Он посмотрел на нее и застонал. Боже, как же она хороша: упругие груди, натренированное тело с идеальными женственными формами, гладкая кожа, покрытая бисеринками пота. Он не хотел больше сдерживаться.

— Раздвинь ноги, ляг поближе и прикоснись к моему члену, — велел он.

Тайла молча повиновалась. И едва ее пальцы коснулись его крайней плоти, как из него извергся поток горячей семенной жидкости, заливая ее промежность.

— А теперь ласкай себя.

Тайла попыталась, но очень скоро со стоном разочарования убрала руку.

Это было невозможно. Ни одна особь женского пола, независимо от видовой принадлежности, не могла сопротивляться естественному афродизиаку, содержащемуся в сперме демона-семинуса. Но у Тайлы это получилось. Видимо, дело здесь в наследственном иммунитете, перешедшем ей от отца-демона. Но Эйдолон о таком еще не слышал.

Что-то здесь не так. Все здесь не так.

Никогда еще Тайла так не жалела себя. Она сжала бедра. Ее тело было бочкой, набитой порохом, к которой приладили фитиль и подожгли. Она должна была взорваться. Должна была, но не могла. Как будто это было изощренной пыткой — ласкать ее, доводя до умопомрачения, но не пересекать грань, за которой ее ждало блаженство.

— Прошу, не надо больше.

Она закрыла глаза ладонями, чувствуя себя униженной. Эйдолон взял чистое полотенце и вытер свое семя с ее кожи.

— Прости, Тайла… я… прости. — Он присел рядом с ней на корточки, и погладил по плечу. Такой нежности она еще ни разу в жизни не испытывала. — Я не понимаю, в чем тут дело, — пробормотал он. — Этого не должно было случиться.

Ничего из всего этого не должно было случиться, но у нее уже не хватило сил произнести это вслух.

Когда желание наконец утихло, она просто лежала, дрожа всем телом, не в силах пошевелиться.

Из всех ее встреч с мужчинами эта была, бесспорно, самой лучшей, несмотря на то что она так и не взлетела на вершину блаженства.

— Слушай, — сказала Тайла, садясь в постели. — Ты демон-семинус, так? Ты же вроде инкуб?

Эйдолон сжал челюсти и равнодушно посмотрел на нее.

— Да. Это довольно редкий вид.

Это многое объясняло. И особенно это объясняло ее тягу к нему. Инкубы использовали секс как оружие. Некоторые виды высасывали жизненную силу из своей жертвы во время страстных соитий. Некоторые порабощали душу, давая взамен блаженство. А некоторые использовали женское тело ради потомства. Ей стало не по себе.

— Что ты со мной сделал? Ты высосал мою жизненную силу? Богом клянусь, если ты меня обрюхатил…

— Не бойся, я не могу никого обрюхатить, пока не пройду полную фазу эсгенезиса. После этого меня должны бояться лишь другие демоны.

— Другие демоны-семинусы?

— Нет, в моем виде нет женских особей, — сказал он, бросив полотенце в корзину рядом с кроватью. Она выкинет его позже. Может быть, сожжет. — Мы должны осеменять другие виды. Потомки обычно мужского пола, обычно чистокровные демоны-семинусы, хотя иногда они могут унаследовать кое-какие черты своей матери.

Она стащила простыню, чтобы укрыться, потому что под его взглядом чувствовала себя подопытным кроликом. Кроме того, она дрожала словно осиновый лист.

— Например?

Он пожал плечами.

— Шейд, например, может стать практически невидимым. Рейт может развивать огромную скорость, еще ему нужно пить кровь, чтобы выжить. Я страдаю от повышенного чувства справедливости — именно того, чего не хватает моим братьям.

— А почему бы не оплодотворять людей? — Тайла не могла поверить, что задала такой вопрос, и хотя их связывало нечто большее, чем кружка пива, но если она будет больше знать, то сможет эффективнее убивать их.

— Потомками такого союза будут камбионы — полукровки, которые не могут иметь детей. Мы можем спариваться только с другими демонами, чтобы сохранять наш род от вымирания.

— И эти другие виды… не передумают давать вам потомство?

Под его внушительным весом, когда он вытянулся рядом с ней, жалобно скрипнула кровать. Он оказался так близко, что ей стало не по себе, как будто они были настоящими любовниками. Реальными любовниками, а не самой несовместимой парой, которую можно было придумать. Волк и кролик. Хищник и его жертва.

Она вздрогнула от собственных мыслей: они ведь оба хищники.

— Могут. Именно поэтому, когда завершается эсгенезис, мы можем трансформироваться в мужчину из любого другого мира.

— Значит, вы паразиты, которые обманывают женщин, чтобы они переспали с вами.

— В некоторой степени. Женщины не догадываются, с кем спят.

— А что происходит, когда на свет появляется малыш, который вовсе не похож на маму? — На сей раз ее вопрос никак не был связан с работой и происходил единственно из любопытства. Ей показалось интересным то, что демоны обманывают друг друга так же, как обманывают людей.

— Большая часть потомства от демона-семинуса погибает в считанные часы после рождения: малышей бросают, убивают или попросту съедают. — Она могла поклясться, что выражение его лица смягчилось от горечи момента, но он продолжил: — Меньше десяти процентов доживают до периода полового созревания.

Она вздрогнула.

— Жестоко. Поэтому так много твоих братьев погибло?

— Большая часть.

— А как насчет того, о котором ты рассказывал, который дожил до эсгенезиса? Что произошло с ним?

— Ему не выпал шанс погибнуть от чего-то обыденного, как, например, разъяренного самца другого вида, горящего желанием отомстить за свою соблазненную чужаком женщину. Роуга убил эгис.

Черт. Она должна была это предвидеть.

— Ой… я…

— Не надо, — мягко произнес он. — Не извиняйся, это ведь не ты сделала.

Она не была уверена, стоило ли принести свои соболезнования, но теперь была рада, что все-таки не стоило. Если бы он сказал, что ему жаль, когда она рассказывала ему о своей матери, она бы точно разозлилась. Да, смена темы разговора в данной ситуации — отличная идея.

— Твой брат сказал, что вы росли не вместе… так откуда ты знаешь, сколько именно у тебя братьев?

— Мы чувствуем друг друга. Знаем о каждом рождении, мы соединены невидимыми узами на протяжении всей жизни, и чувствуем, когда кто-нибудь умирает. — Он отвел взгляд. — И каждая смерть оставляет после себя пустоту.

Первое время. Ей было знакомо это чувство. После смерти матери в ее душе словно зияла огромная пропасть, а после смерти Джанет эта пропасть стала бездонной. Тай знала детей, которых постоянно избивали приемные родители, знала детей, которые просто жили на улице, ночуя в подвалах и брошенных домах, она видела, как Хранителей разрывают на части демоны, но никогда не позволяла себе грустить. Однако с Джанет все было по-другому. Все дело было в чувстве вины, которое испытывала Тайла. Ведь Джанет погибла из-за нее, и этого она не могла себе простить.

— Ты когда-нибудь видел своего отца? Настоящего отца?

— Его убили, когда мне было два года, сразу после рождения Рейта. — Она не хотела спрашивать, опасаясь, что и здесь будут замешаны эгисы, но он, угадав ее мысли, произнес. — Вампиры. Месть за то, что он сделал с матерью Рейта.

В этот раз ей не хотелось ничего уточнять, но процесс подсчета в ее мозгу уже был запущен… Эйдолон сказал, что у него более сорока братьев. Двадцать из них были старше его… его отец умер, когда Эйдолону было два года. Значит, около двадцати братьев появились в промежутке от его рождения до его двухлетия.

— Твои сородичи, похоже, очень плодовиты.

Он закинул руку за голову и уставился в потолок.

— Точно. Именно поэтому, когда эсгенезис завершается, до того как свяжем себя узами с единственной женщиной, мы должны оплодотворить как можно больше женщин. — Тембр его голоса стал более низким, и что-то подсказывало ей, что это его не обрадовало. — Мы можем думать только об этом. Но несмотря на все наши усилия, наш вид находится на грани вымирания.

— Да. Это плохо.

Он прищурился и так пристально посмотрел на Тайлу, что у нее перехватило дыхание.

— Поосторожнее, маленькая убийца. Мойры могут так потешиться над твоей судьбой, что ты даже представить себе не можешь.

Он сел, свесив ноги с кровати, и начал застегивать брюки. На его спине и плечах играли мышцы, и она любовалась ими, даже когда залезла под подушку и вытащила оттуда металлическую трубу — у нее был склад всевозможного оружия, но больше всего ей нравилось держать в руках тяжелый кусок этого металла.

Он был красив, чертовски красив. Поэтому сделать то, что она хотела, ей было намного труднее.

Она ударила его по голове. Труба загудела, и он рухнул на пол.

— Похоже, мойры решили повеселиться и над твоей судьбой, Хеллбой. — Она опустилась на пол. Ей даже стало его жаль, но она тут же подавила в себе это неуместное чувство и вычеркнула воспоминание о нем, как и о странном предоргазменном ощущении. — И судя по всему, они еще только начали.


Джем ворвалась в дом своих родителей в Верхнем Вест-Сайде в надежде, что тревога ложная. Но разбитая ваза с любимыми мамиными орхидеями и кровь на полу говорили обратное.

— Ах вы, твари, — прошептала она, ни к кому конкретно не обращаясь, хотя по большей части злилась на себя.

Ах, ну почему она не отнеслась к угрозе серьезно! И зачем ответила на тот звонок? Не стоило отказывать им, когда они впервые позвонили ей три дня назад. Ах если бы…

Не важно уже. Самое плохое уже случилось.

Но почему-то в голове у нее снова и снова прокручивался разговор, когда они позвонили две недели назад.

— Ну, Джем, каков будет твой ответ?

Она бросила взгляд на родителей, которые суетились перед гостями на заднем дворе — это было ежегодное весеннее барбекю, устроенное для коллег по больнице. Ее родители были демонами тертасео, демонами, которые жили и работали среди людей. Жизнь в верхнем мире была наградой их виду, хотя раз в шесть месяцев они должны были возвращаться в подземный мир демонов — Шеол — и проходить там мучительный ритуал регенерации.

— Я думала над вашим предложением, — прошептала она. — Ответ «нет». Вы не можете заплатить мне достаточно за то, что просите.

— Я заставлю вас согласиться.

— Никогда.

— Никогда не говорите «никогда», доктор. — В трубке раздался нездоровый смех.

Ублюдок бросил трубку. Джем трясло, и чувствовала она себя неважно.

— Джемелла, девочка моя, ты побледнела, с тобой все в порядке?

Мама напугала ее, она вздрогнула от неожиданности и резко повернулась.

— Да пустяки, на работе проблемы.

— На работе всегда случаются неприятности. — Мама, чье земное имя было Айлин, протянула Джем стакан с «Маргаритой».

Джем залпом выпила коктейль, хотя редко пила напитки с алкоголем: опьянение снижало действие защитных татуировок, которые сдерживали ее демоническую половину.

В тот день она остановилась на одном стакане с «Маргаритой», но сейчас, когда искала дом своих родителей и надеялась, что они все еще там, несмотря на лужи крови, которые говорили об обратном, она подумывала о том, чтобы взломать бар и выпить все его содержимое. В данный момент выпустить своего внутреннего демона было, наверное, не такой уж и плохой мыслью.

Она решила осмотреть свою комнату позже. Эту комнату ее родители оставили в том самом виде, в котором она была, когда Джем уехала учиться в медицинский колледж пять лет назад. Это случилось на два года раньше, потому что дома воспитание было чуть ли не спартанским. Они всегда надеялись, что она вернется, закончив обучение, как делали многие сенсор-демоны, пока не находили себе пару. Но Джем не была сенсором, и пока любила свою семью, которая принимала ее, вместо того чтобы убить за инфантилизм, она тем не менее нуждалась в личном пространстве, чтобы найти себя и свое место в мире.

Она не желала соглашаться на договорную помолвку, чтобы страдать потом всю жизнь рядом с нелюбимым существом.

Ее комната в черных, малиновых и синих тонах сводила маму с ума; впрочем, именно этого и добивалась неблагодарная дочь. Джем была бунтаркой с рождения и за свою двадцатичетырехлетнюю жизнь не раз давала родителям повод пожалеть, что вырастили ее. Но тем не менее они ее любили, и она ни разу не усомнилась в этом. Мама никогда не отправляла ее в постель без объятия, а отец каждую третью субботу месяца ходил с ней в какие-то особенные места, где они были только вдвоем. Зная, что она не такая, как все, они всегда старались обеспечить ей нормальное детство, которое включало в себя церковь, ночевки в гостях и лагеря отдыха. Если избегать запертого на все замки подвала, то можно притвориться, что она — и ее семья — люди.

Хотя она не ожидала ничего обнаружить, все равно обыскала свою спальню и нашла именно то, что ожидала. То есть ничего. Вампиры, сволочи, в самом деле схватили ее родителей. Она направилась к двери, но остановилась, проходя мимо буфета.

Нет.

Она слишком долго избегала этого.

С бешено бьющимся сердцем она открыла верхний ящик и пальцами нащупала тонкий фотоальбом, декорированный тесемками. Ее руки так дрожали, что затянутая в кожу книга чуть не выпала из рук.

Она почти не заглядывала туда. Альбом оказался тяжелее, чем она предполагала. Это призрак воспоминаний, которым так и не суждено было стать истинными.

Боже, она чересчур чувствительная.

Негодуя на саму себя, она открыла альбом и пролистнула сразу несколько десятков страниц. Это были фотографии людей, которые даже не знали, что их снимали с большого расстояния. Здесь была и Тайла Манкузо, и ее тогда еще живая мать.

Глава 8

Ей понадобилось три минуты, чтобы попрочнее зафиксировать Эйдолона на кровати. Было бы неплохо убить его, но Тайла знала, что эгисы могли бы извлечь много пользы, если он будет жив. По крайней мере она убеждала себя в этом. Все, что угодно, лишь бы не думать о том, что он спас ей жизнь и она его должница.

Тайла приняла душ, оделась в мышиного цвета джинсы и майку, проверила его дыхание и прочность замков. Она приковала его руки и ноги к раме кровати.

Лежа на постели, без сознания, Эйдолон был очень красив. Тайла сомневалась в том, сможет ли смотреть на него, когда он проснется и поймет, что она сделала. Сейчас же у нее было несколько мгновений, чтобы насладиться видом настолько безупречного тела, что она могла бы сравнить его разве что с фигурой спортсмена.

Мускулистый торс и накачанный пресс говорили о часах тренировок. Его подвеска с кадуцеем сбилась набок, как бы указывая на почти невидимый шрам на плече. Когда Тайла наклонилась поближе, то увидела множество шрамов.

Боже, он выглядел так, словно его порезали тысячью ножами для бумаги, раны затянулись, но шрамы все-таки остались.

Она провела пальцем по плечу, затем по правой руке, покрытой племенными татуировками, ощутив твердые мышцы. Эта рука обвивалась вокруг ее руки. Обнимала ее. Как никто никогда не обнимал. С тех пор как умерла ее мать.

Черт.

Укоряя себя за то, что мысли пошли совсем не в том направлении, в котором стоило, она выскочила из квартиры.

Снаружи стало прохладнее — очевидно, мать-природа заложила в нее ощущение, что весной в полдень должно быть тепло, — но у нее не было времени возвращаться за курткой. Ей хотелось вернуться до того, как Хеллбой проснется, если это возможно, конечно.

Она ехала на метро с пересадкой и еще на автобусе, и спустя сорок пять минут добралась до места, которое было в пяти кварталах от штаб-квартиры эгисов.

Штаб-квартира располагалась на дальней окраине пригорода Нью-Йорка. Это был большой трехэтажный дом, в котором находились два регента, семейная пара, которая возглавляла нью-йоркское отделение, и несколько дюжин Хранителей. Ближайшие соседи были на расстоянии по меньшей мере полумили, но стандартная процедура требовала от нее, чтобы она шла пешком через тайный проход. Подземный тоннель привел Тайлу в закрытый внутренний дворик, поросший деревьями, где двое Хранителей мужского пола практиковались в стрельбе по цели из арбалета. Трей не попал бы в океан, даже если бы стоял посередине его, но у вампира, который служил им мишенью, не было шанса уберечься от стрелы Уоррена, Хранителя из лондонского участка, которого недавно перевели к ним. Еще один Хранитель по имени Коул вертел что-то в руках.

Вдруг прогремел взрыв. Часть тела просвистела в воздухе. Она едва успела наклониться, чтобы избежать столкновения с чьей-то ногой.

Около домика для гостей, который служил пристанищем для девяти Хранителей, тлели останки манекена.

Тайла нахмурилась.

— Что это вы, парни, здесь делаете?

Коул ухмыльнулся.

— Пробую новую взрывчатку, она не пахнет и почти невидимая. Клевая. Ее можно спрятать в электронном приборе, например в МР3-плейере.

— Должно быть, ее разработала Стефани, — сказала Тайла, и Коул кивнул. Стеф была руководительницей их отделения, но специфика ее таланта заключалась в том, что она отлично ладила с электроникой. Она постоянно разрабатывала для них новое вооружение.

— Мы только что подорвали этого манекена МР3-плейером.

— Зачем нам это нужно?

— Всякое бывает, — пожал он плечами. — Мало ли мерзавцев. А теперь мы можем взрывать на расстоянии.

Тайла поморщилась.

— Можешь считать меня старомодной, но я предпочитаю действовать холодным оружием.

Она поднялась на крыльцо и без стука зашла в дом. Ее встретил взрыв смеха и шутки, которые обычно заполняли трехэтажный дом номер двести сорок семь. Посторонний видел группу дисциплинированных и счастливых подростков и молодежи, обитающих в здании, в котором поддерживался порядок, но Тайла знала, что любой из обитателей дома в любой момент мог превратиться в беспощадного воина.

Как обычно, кто-то что-то пек. Джуна Кливер, как любовно называли Лори, всех учила готовить, назначала кулинарные дни. Даже теперь аромат бананового хлеба настиг Тайлу, хоть она и не заходила на кухню. Она прошла через гостиную, которая была величиной с ее квартиру. Четыре Хранителя играли в видеоигры, а одна, особо впечатлительная, восемнадцатилетняя девчушка по имени Роуз просто прыгала.

— Тайла! Лори и Кайнан волновались!

Тайла прошла мимо телевизора, не обращая внимания на обращенные на нее любопытные взгляды.

— Где они?

— Думаю, в библиотеке, — ответила Роуз. — А где Джанет?

— Она мертва.

Ответом она достигла нужного эффекта: Роуз замерла на середине прыжка, и Тайла проскользнула мимо нее, чтобы избежать расспросов. Она спустилась с лестницы в огромный подвал. Еще до того, как Тайла стала Хранителем, его переделали из маленького подвала в удобный подземный охраняемый комплекс с системой тоннелей. В случае нападения на дом, Хранители смогут запереться в подвале и воспользоваться двумя запасными выходами.

Двое Хранителей занимались спаррингом на ярко освещенном пятачке. Еще одна пара поднимала тяжести у стены. Она поспешила пройти мимо них, мимо темной лаборатории, которая была пуста, если не считать оружия, мистических мощей и магического оборудования. Дверь в библиотеку была закрыта.

Она открыла ее и тут же пожалела об этом. В библиотеке были Кайнан и его жена Лори. Он овладел ею сзади, его джинсы туго обтянули бедра, одна рука была между ее ног. Лори стонала, вцепившись ногтями в диван, на который Тайла уже точно никогда не сядет.

Тайла тихо прикрыла дверь, встала у стены и приготовилась ждать. Звуки их любовного действа напоминали ей то, чем она занималась с Эйдолоном.

Впрочем, их любовная игра была более первобытной и грубой, секс был наполнен огнем, злостью и грешной магией. То, что она чувствовала к нему, когда он находился рядом, было результатом колдовства инкуба. А теперь она сидит здесь и думает о том, как убить его, но когда он прикасался к ней, смотрел на нее, черт побери, она чувствовала, как поддается его чарам.

Да, он горячий парень, доктор, но воспоминания о матери, извивающейся под демоном, который изнасиловал и убил ее, буравили ей мозг как молоток-гвоздодер. Она прижала ладони к глазам и покачала головой, прогоняя воспоминания прочь.

Она вспомнила себя, обнаженную, в объятиях Эйдолона.

Стоп. Нужно все время помнить, что она попала под влияние магии инкуба, но все же маленькая часть ее признавала, что ни с одним мужчиной она не получала такого удовольствия, как с ним. В любом случае она должна быть сильной.

Эйдолон должен умереть.

Когда дверь наконец открылась, в ней показался Кайнан, вооруженный одной из своих убийственных улыбок, хотя в его синих глазах сквозила озабоченность. Он никогда ничего не упускал, просчитывая ситуацию на несколько шагов вперед. До того как она положила глаз на Эйдолона, ей казалось, что Кайнан самый яркий мужчина из всех, которых она когда-либо видела.

— Прости, — сказал он. — Мы иногда забываем закрывать двери.

Иногда? Лори как-то призналась, что желание вспыхивает мгновенно, и часто бывает так, что они начинают заниматься сексом в комнате, где еще находятся люди. Только кончив и оглядев пустую комнату, они понимают, что слишком увлеклись.

Тай не могла представить себе что-либо подобное с кем-то. Тем более не с Эйдолоном, потому что он был не кем-то, а чем-то.

Кайнан распахнул дверь и пригласил ее войти.

— Где ты была? Где Джанет?

Неожиданно на глаза ей навернулись слезы. Хранители все время погибают. Но она чувствовала себя виноватой в гибели Джанет, и это не давало ей покоя. Месяц назад она обратила внимание на свои странные симптомы. Если бы она могла отстраниться от военной службы. Если бы, если бы, если бы…

Самобичевание бессмысленно, но это была семейная черта, пристрастие такое же сильное, как и любое другое.

В периоды, когда мать Тайлы сидела без наркотиков, ей было бесконечно стыдно за то, что она делала, когда находилась под их влиянием.

Самобичевание приносило такой же вред, как и наркотики.

Тайла бессильно упала на один из стульев, радуясь, что наконец-то отдохнут ее трясущиеся ноги.

— У нас с Джанет возникли проблемы.

Лори поспешила к ней.

— Расскажи нам, — попросила она. С одной стороны она была мягкой и женственной, с другой — могла разнести логово врагов, вооруженная топориком.

Ее прозвище, Джуна Кливер, несомненно, отражало эту ее способность.

Кайнан провел рукой по темным волосам, которые, как Тайла знала по фотографиям, не изменились со времен армейских будней.

— Она мертва, не так ли?

— Да.

— Черт побери. — Он упал на диван и уставился в потолок. — Где? Мы должны вернуться туда и найти все, что сможем.

— Мы были в канализации около Аспена. Это произошло в нескольких кварталах от этого места.

Ее желудок свело. Хранители мало что найдут, если вообще что-то найдут. Тело Джанет скорее всего уже съели. Каждый Хранитель знает, что бывает, когда гибнешь на территории демонов. Но были и выжившие, которые потом переживали за тех, кто погиб.

— Мы наткнулись на двух круэнтусов, убили самку, но самец поджал хвост. Мы погнались за ним, столкнулись с краучером и попали в засаду, которую устроил нам круэнтус.

Лори и Кайнан переглянулись. Не трудно было догадаться, о чем они подумали. Не должен круэнтус одолеть двух опытных бойцов. Но она ни в коем случае не должна говорить правду о том, как у нее онемела правая часть тела во время битвы. У эгисов были свои доктора, и Кайнан, бывший армейский врач, выполнял большую часть работы, но, несмотря на чувство вины, в глубине души она знала, что нужно хранить в секрете свои странные симптомы. Если правда всплывет наружу, ее уберут с улицы и засадят за бумажную работу или в лучшем случае отправят обучать новичков. Или хуже того — выпрут к черту из эгисов.

А это была ее единственная семья, все, что у нее осталось, и она не могла, не должна была потерять их. Экс-Хранитель без работы, без снаряжения и без защиты клана эгисов мог надеяться прожить лишь пару дней. Нет, она не станет говорить о своем здоровье и продолжит охотиться. Но отныне будет действовать в одиночку. Больше она не будет подвергать риску жизни Хранителей.

— Я не помню подробностей, — сказала она. — Но видела, как она умерла. Круэнтус напал на меня. Следующее, что я помню, это как очнулась в госпитале.

— В госпитале? — Кайнан насторожился. — В каком госпитале? Мы бы знали.

Лори застыла, и в комнате стало прохладно.

— Знаешь, Тай, ты не выглядишь израненной.

Ну да. Как и в любой семье, в семье эгисов подозрительно относились к любым необъяснимым фактам. И это часто спасало жизнь. Тайла это понимала, но реакция регента все равно была обидной. Эгисы — это все, что у нее было, и она чувствовала себя в безопасности, когда думала, что сражается плечом к плечу в команде, где все друг другу доверяют, где никто не обращает внимания на странности друг друга. Можно было быть даже накоротке с напарником, но разве это имеет значение, когда вы бьетесь бок о бок против демонов.

А сейчас на стене, которой она отгородилась от мира и за которой жила все эти годы, образовалась трещина.

Тайла осторожно подняла рубашку, обнажив поджившие шрамы и рану, которая все еще кровоточила.

— Это был госпиталь демонов.

Лори и Кайнан почти ничего не сказали, пока Тайла рассказывала им то, что знала о Центральном подземном госпитале, но умолчала о том факте, что сбежала оттуда с демоном. И уж тем более она не стала говорить о том, что переспала с ним.

Дважды.

Что-то подсказывало ей, что по крайней мере сейчас, не стоит упоминать об этом.

— Это как раз то, что нам нужно, — сказал Кайнан и вскочил с дивана. — Демоны умеют лечить раны, которые мы им наносим. Они проходят обучение в наших медицинских школах. Изучают нашу физиологию и наши слабые стороны.

— Мы должны разрушить его. — Лори так быстро принялась ходить по деревянному полу, что Тай заметила на нем новые царапины.

— Мы можем обратиться за помощью к Хранителям печатей. Они не смогут отмахнуться от такой важной проблемы. Может быть, они даже получат помощь от правительства.

Правительство могло помочь, хотя, конечно, не напрямую. Насколько Тайле было известно, официальные круги многих стран знали о подземной угрозе и работали с Хранителями печатей, двенадцатью членами эгисов, которые возглавляли ячейки организаций по всему миру. И в каждом городе экс-Хранители и сочувствующие работали докторами, полицейскими, таксистами и всегда готовы были помочь.

— Мы можем подать прошение. — Кай поморщился и взлохматил пятерней волосы, выдав этим простым движением свое замешательство. Хранители печатей славились тем, что отклоняли подобные прошения, вынуждая регентов обращаться к другим регентам по соседству за помощью. — Тайла, ты можешь предположить, где находится этот госпиталь?

— В Нью-Йорке, наверное. Но, если честно, он может быть где угодно. В другом измерении, где-нибудь за парковкой, между нашим миром и их.

Кайнан выругался и глянул на часы.

— Вы двое вырабатываете план битвы. Я подберу команду и соберу останки Джанет до темноты.

Он чмокнул Лори в губы и ушел.

— Как ты выбралась из госпиталя? — спросила Лори, расхаживая по комнате.

«Ну, доктор-демон подбросил меня до квартиры медсестры, которая являлась вампиром по совместительству, где мы вместе дрались с демоном, а потом он проводил меня в мою квартиру, где мы трахались и болтали как старые друзья».

Да, такого говорить не стоило. Она думала, что сможет сдать им Эйдолона, но правда заключалась в том, что, покуда ее не пошлют к Хранителям печатей на дознание, она собиралась скрывать детали, в том числе и об Эйдолоне.

— Я уговорила одного из докторов отпустить меня.

— И этот доктор просто взял и выписал тебя?

Тайла с трудом подавила в себе желание зарычать.

— Сказала ему, что я Крикун и что, если они меня убьют, мой дух передаст всем Хранителям, они найдут госпиталь и разрушат его. — Она облизнула пересохшие губы, надеясь, что Лори проглотит наживку. — Ну ты же знаешь, какие дебилы эти демоны. Врач поверил мне. Он решил, что безопаснее отпустить меня, чем держать в госпитале с риском, что я умру.

К ее облегчению, Лори кивнула:

— Это ты хорошо придумала. Они ведь не знают, насколько редко встречаются Крикуны. А как звали доктора?

Тайла не думала, что это важно, поэтому решила рискнуть.

— Эйдолон.

— И ты знаешь, к какому виду демонов он относится?

Вот эту маленькую деталь она не собиралась раскрывать.

Лори наверняка сообразит, что инкуб воспользовался бы своими возможностями и соблазнил ослабленного человека, хотя, впрочем, так оно и было.

Тайлу бросило в жар. Она чувствовала, что висит на волоске.

— Даже не знаю. Выглядит как человек. Но сблизиться мы не успели. Он не отличался сообразительностью, хотя ему хватило ума не связываться и отпустить меня, — ответила она, зная, что ничто из вышеперечисленного не является правдой. — Бьюсь об заклад, он до сих пор думает, что я вернусь и поделюсь с ним информацией.

Зеленые глаза Лори блеснули.

— Отлично. Ты славно потрудилась, Тайла.

Открылась дверь и вошел Джаггер — Хранитель, на счету которого было более сотни убийств. На шее у него висели клыки убитых им демонов. Их взгляды встретились, и ни тот ни другой не желал уступать. Они были соперниками многие годы, как на улицах, где жили словно крысы, так и в офисах отделений эгисов. Однажды, когда полиция накрыла их берлогу, им пришлось долгое время жить на улице. Как-то раз демоны устроили на них засаду. На их счастье, поблизости оказался Кайнан и ещё два Хранителя, после чего их приняли в боевой отряд, объяснив это позже тем, что Кайнан был восхищен их бесстрашием и бойцовскими навыками. Но, несмотря на это, она никогда не доверяла Джаггеру.

— Становишься сентиментальным, — сказала она и ткнула в его ожерелье.

Джаггер погрозил ей пальцем. Кольцо эгисов ярко сверкнуло. Этот кретин никогда не заботился о конспирации. Символ эгисов был виден на расстоянии. Он считал, что вселяет этим в сердца демонов ужас, но на самом деле он постоянно был мишенью их нападений; впрочем, возможно, именно этого он и добивался.

— Кай сказал, вам может понадобиться помощь, ну, чтобы продумать нападение на госпиталь демонов. — Он вздернул подбородок и взбил бакенбарды, затем взглянул на Лори и спросил: — Ты думаешь о том же, о чем и я?

— Выслеживающее заклинание?

— А то.

Забавно: Джаггер был накоротке со многими лидерам местных ячеек. Тайле, возможно, чаще стоило появляться в штаб-квартирах. Ей выделили жилье, чтобы она могла восстановить душевное спокойствие, но, если честно, ей никогда не нравилось ходить на привязи. В то же время, когда дело касалось Джаггера, она всегда чувствовала ревность. Он был таким засранцем.

Засранец повернулся к Тайле.

— Если ты можешь выйти на связь со своим демоном и договориться с ним, то нам удастся взять его след и установить местоположение госпиталя.

Эйдолон не был ее демоном. Он был ее тюремщиком. Она до сих пор вспоминала, как была прикована к постели. Впрочем, вспоминала это с удовольствием.

— Что ж, звучит отлично. — Она улыбнулась, но удовольствие ее звучало неискренне. Впрочем, она понимала, что госпиталь нужно уничтожить, а Эйдолона убить, ведь все это во благо человечества.

Она повторяла это про себя снова и снова, пока шла в оружейную комнату, чтобы компенсировать то, что отобрал у нее Хеллбой в госпитале, но по какой-то странной причине фраза «во благо человечества» не звенела колоколом правды у нее в голове, как несколько дней назад.

Глава 9

Тайла пришла в свою квартиру, когда солнце уже зашло за горизонт. Топ-менеджеры с Уолл-стрит уже стали покидать свои офисы. Наркоторговцы пачками высыпали на улицы. Вампиры стали просыпаться и готовились сосать кровь невинных людей.

Ее собственная кровь бурлила, словно у волка в предвкушении добычи. Охота звала ее. О, как же ей хотелось напасть на чей-нибудь след и придушить какую-нибудь тварь. Но рана болела, а к кровати у нее был привязан демон.

Она осторожно вошла в квартиру, на тот случай если он был учеником Гуддини. Оказавшись внутри, она отклеила следящий стикер — клочок черной бумаги с магическим иероглифом — и зажала в ладони. Тайла прошла через дверь в спальню и с удивлением обнаружила, что Эйдолон лежит в кровати, практически освободив одну руку из цепи, которая все еще была прикована к литой спинке каркаса. То, что он пытался освободиться, и так было понятно, но удивило ее другое — как Мики лежал, свернувшись на животе Эйдолона, и довольно попискивал.

— О, привет, Тайла! — сказал он таким тоном, словно возлегал на пляже, а не был ее пленником. — Надеюсь, ты захватила что-нибудь из мексиканского ресторанчика? Умираю от голода.

Она бросила сумку с оружием, которую взяла из офиса эгисов.

— Ты питаешься фаст-фудом?

— Только когда поблизости нет маленьких детей.

Тоже мне умник нашелся. Тайла надеялась, что он шутит.

— Я такой дрянью не питаюсь, но у меня есть суфле из алтея и апельсины.

Он ласкал ее взглядом, полным голода, который не имел ничего общего с едой, и она помнила, к чему это может привести.

— Думаю, мне понравится другое блюдо…

— Даже не начинай. — В его голосе были такие нотки, что она тут же готова была лечь с ним в постель, но, стиснув зубы, взяла волю в кулак. — Или ты только об этом и думаешь?

— Последнее время — да, — ответил он, но слова его прозвучали скорее грустно, чем радостно.

— А это как-то связано с твоим… как его… с… ген… ну, о котором ты все время говоришь?

— Это называется «эсгенезис». Да, все дело в нем. Перемены уже близки.

Он почесал Мики брюшко, тот перевернулся на спину и замурлыкал словно кот. Ах как она его понимала. От прикосновений Эйдолона ей и самой хотелось урчать.

Ублюдок.

Она подошла к кровати и сделала вид, будто проверяет, крепко ли он прикован.

Нагнувшись над его большим телом, чтобы осмотреть цепь, она невзначай приклеила стикер на его пейджер. Дело в том, что следящий стикер Стефани работал только приклеенный к электроприбору. Грудь Тайлы коснулась его груди, и она почувствовала томление во всем теле.

Боже, он был хорош, даже когда ничего не делал.

— Ты собираешься отпустить меня в ближайшее время?

Тайла выпрямилась и посмотрел на него сверху вниз.

— Вообще-то я думала держать тебя в плену столько же, сколько ты держал меня в госпитале. А что, тебе надо отыметь еще пару пациенток?

— Мне надо собаку кормить.

— У тебя есть собака? Ты что, их ешь?

Эйдолон в ужасе посмотрел на нее.

— Что ты на меня так смотришь?

Он фыркнул.

— Мой вид боялся вас веками, но теперь я понимаю, что мы были не правы.

— В смысле?

— Эгисы. Я говорю про эгисов. Вы убиваете, не ведая, что творите. Вы о нас ничего не знаете.

— Я абсолютно точно знаю, кого убиваю, — ответила она. — Я убиваю зло, и нисколько об этом не жалею.

Он продолжал гладить Мики, и тишина становилась угнетающей, пока он наконец не произнес:

— Мы всегда думали, что эгисы — высокоорганизованные, тренированные и грамотные бойцы, — промурлыкал он, лукаво улыбнувшись. — Но это всего лишь культ, не так ли? Сборище слабых и необразованных, не удовлетворенных жизнью людей, которыми управляют такие же безграмотные выскочки. Вы, словно лемминги, которым промыли мозги, тупо выполняете приказы, не задавая вопросов.

— Так по-твоему, мне промыли мозги? Ты считаешь, что я слепо выполняю приказы и ничего не знаю о подземном мире? — возмутилась она. Нож, которым он срезал с нее больничную одежду, все еще лежал на полу. Она подобрала его и проверила баланс. Хеллбой внимательно смотрел на нее, но если и боялся, то не показывал этого.

Отчего-то ей вдруг захотелось, чтобы он боялся ее, чтобы знал, что она может причинить ему боль. Но она также знала, что ни за что этого не сделает. Кроме того, даже если она заживо снимет с него кожу, ее боль все равно будет сильнее, чем его муки. И все же она приставила лезвие к пульсирующей жилке на его горле.

— Я знала природу демонов задолго до того, как пришла к Хранителям, — произнесла она мрачно. Ей пришлось судорожно сглотнуть несколько раз, прежде чем она снова заговорила. Давление на нож усилилось, на его шее появилась капелька крови, но он даже не поморщился. — Когда мне было шестнадцать, демон на моих глазах несколько часов пытал мою мать, прежде чем убить. После этого я жила на улице и сражалась с ними, а они хотели поужинать мной. Или хуже того, а уж поверь мне, и такое бывало. Так что не смей говорить мне, что я ничего не знаю про зло, сукин ты сын.

— Думаешь, ты единственная, кто испытал потерю ближнего от рук врага? Слышала ли ты когда-нибудь про паб с названием «Бримстон»? А, по твоим глазам вижу, что слышала. Два года назад убийцы-эгисы вырезали там всех подчистую, включая моего брата, о котором я тебе говорил, Роуга, который не сделал ничего дурного.

«Бримстон». Два года назад. На лбу у нее выступила холодная испарина. Она была там. Она помнила как зашла через тайный ход, как в нос ей ударил запах дыма и сладковатый, с гнильцой, запах протухшей крови. Демоны пили, дрались, играли. В центре комнаты несколько демонов участвовали в оргии, а вокруг них другие демоны делали ставки. На что они спорили, она так и не поняла.

Хранители ворвались со всех сторон, набросившись на демонов, словно москиты, пьющие кровь. Там тогда собрались почти все эгисы их округа. Ни одному демону не удалось уйти. После расправы они подожгли это чертово место.

Тайла вполне могла убить его брата.

Мики соскочил с живота Эйдолона и выскочил из комнаты, а Эйдолон положил ладонь на ее руку с оружием.

— Ты говоришь, что я ошибаюсь в тебе, но если это так, то почему ты не хочешь признать, что и ты можешь ошибаться во мне? — Его голос был спокойным, учитывая, что она могла убить его легким движением руки, или что она приковала его к постели и, возможно, убила его брата.

— Если я ошибалась на твой счет, то все, ради чего я жила… было ложью. — Она покачала головой, поскольку знала, что твари, которых она убивала в последние годы, заслуживали того. И все же из головы не шел образ Эйдолона, который до последнего заботился об умирающей медсестре. — Я не ошибаюсь.

Не сводя с нее глаз, он повел головой так, что нож оставил порез на его коже и кровь потекла по лезвию.

— Тогда ты должна меня убить.

Три дня назад она так бы и поступила. Но он спас ей жизнь. Он вылечил своего брата и проявил милосердие к медсестре. Всему, во что она верила, бросили вызов. Хорошо, что ей приказали следить за ним, а не убивать. Она чувствовала облегчение, что ей не придется этого делать, что это сделает кто-то другой.

— Ты не дал мне умереть, — сказала она и убрала нож, с трудом подавив в себе желание перебинтовать ему шею. — Так что сегодня я тебя не убью.

— Как щедро с вашей стороны. — Он подергал цепь, которой был прикован. — Ну что, мы покончили с этим, или ты и вправду будешь держать меня здесь за то, что я держал тебя в госпитале?

— Следовало бы. Ты сломал мне кровать.

— Ну, лучше было сломать ее другим способом.

Тайла фыркнула.

— Демоны.

Он подмигнул, и она отвернулась, отказываясь признаваться, что он снова ее очаровал. Она достала ключ от наручников из-под музыкальной шкатулки. Эта шкатулка, да еще кольцо — вот все, что у нее осталось от матери. По носу стекла капелька пота, а взгляд затуманился. Эйдолон расплылся перед глазами.

— Тайла?

— Со мной все в порядке. — Она шагнула к кровати, но правая нога стала будто резиновой, а руки налились свинцом. Она падала.

Все же, перед тем как упасть, она села на пол. Ох как же ей все это надоело.

— Тайла? Что с тобой? Посмотри на меня. — Он подергал цепь с такой силой, что в голове ее зазвенел набат. — Тайла, черт возьми, посмотри на меня, — приказал он.

Тайла выполнила приказ и повернулась к нему:

— Заткнись, — простонала она.

— Твои глаза не фокусируются. Ты бледна.

Комната плыла перед глазами. Все было в серых и коричневых пятнах. Ей хотелось закончить падение и уснуть, хотя сначала лучше было бы, если бы ее вырвало.

— Тайла, дай мне ключ, я тебе помогу.

Ну да, как же. Отпустить его сейчас, когда она так слаба и уязвима. Он не смог убить ее в госпитале, но может сделать это сейчас.

— Черта с два. — Она поднялась на ноги, но тут же споткнулась и снова упала, однако Эйдолон успел схватить ее за запястье свободной рукой. И она уронила ключ. Ноги не слушались ее, и она поняла, что лежит лицом вниз на полу и не может пошевелиться.

Ключ упал за пределами досягаемости Эйдолона. Ему пришлось приложить немало усилий, чтобы сдвинуть матрас в сторону ключа. Дотянувшись до него, он быстро освободился.

— Тайла! — Не обращая внимания на боль в суставах и затекших мышцах, он подполз к ней и перевернул ее лицом вверх. — Ты меня слышишь? Моргни, если да.

Она моргнула. Глаза ее были полны ужаса. Он знал, каково это — быть беспомощным и уязвимым, тем более для такого сильного человека, как Тайла. Эйдолон все еще злился на нее за то, что она вырубила его и приковала к кровати, но в первую очередь он был врачом.

— Все в порядке, — пробормотал он и нежно убрал прядь с ее лица. — Просто отвечай на мои вопросы. Ты можешь пошевелиться? Хотя бы чуть-чуть. Если нет — моргни два раза.

Тайла дважды моргнула.

— Когда я перевернул тебя на спину, ты чувствовала боль? Мне нужно проверить жизненно важные органы. Расслабься и дыши.

Быстрый осмотр показал, что дыхание стабильное, пульс лишь немного частит. Ее кожные покровы были несколько холодны, но реакция капилляров была удовлетворительной. Пока она не сможет говорить, он не поймет, в чем причина, но было подозрение, что все дело в ее демонической половине. Она рвалась наружу.

— Это часто случается?

Ответа не последовало, хотя пальцы на ее левой руке попытались сжаться. Он взял ее ладонь и закрыл глаза, жалея, что не обладает способностями Шейда влиять на организм человека. Все, что он мог сделать, — это послать в тело Тайлы лечебную волну, которая, быть может, улучшит ее состояние.

Его пальцы заметно потеплели, энергия перетекла из его руки в ее ладонь.

— Это не повредит тебе, — сказал он, потому что чувствовал, что она боится. — Я пытаюсь тебе помочь.

Она застонала и дернула ногой. Он протянул руку и взялся за ее ступню.

— Толкай мою ладонь.

Она так и сделала. Хороший знак.

— Мне, кажется, становится лучше, — выдохнула она, и он перестал посылать лечебную энергию, гадая, она ли помогла Тайле или ее внутренние резервы были столь велики.

Она схватила его за руку. Хватка ее была сильной, но рука дрожала.

— Ты знаешь, что со мной не так?

Шестьдесят лет назад он уехал в Африку, чтобы вытащить Рейта из одной переделки, и встретил льва, истекавшего кровью от огнестрельного ранения. Животное, когда-то сильное и гордое, лежало, не в силах пошевелиться, но глаза его по-прежнему горели волей к жизни.

Тайла напомнила ему о той большой кошке, которая не понимала, почему ее сильное тело беспомощно. Что-то внутри Эйдолона заставляло его бороться за эту женщину. Он понял, что в этом его слабость.

— Это часто случается? — повторил он вопрос резче, чем хотел.

Она колебалась. Непросто было открыть слабость смертельному врагу.

— Последнее время случается все чаще.

— Когда это началось?

Она все еще держала его за руку, будто нуждалась в его поддержке, будто забыла, кто он есть нас самом деле.

— Несколько месяцев назад. Начиналось по чуть-чуть. Немели пальцы рук и ног, потом я теряла контроль над рукой и ногой на несколько минут.

— А теперь?

Она закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Не задумываясь, он погладил ее по руке.

— Тайла, я должен знать.

— Иногда отказывают обе руки или половина тела. Это пока что худшее из всего, что было. Раньше ничего подобного не случалось. — Она открыла глаза, попыталась поднять голову, что оказалось выше ее сил. — Я не ходила к врачу.

— Вряд ли обычному врачу удастся тебе помочь.

— Почему? — Она попыталась сесть, но он удержал ее. — Скажи почему.

— Успокойся…

— О мой Бог, — выдохнула она и попыталась высвободиться. Она становилась все сильнее с каждой секундой. — Я заразилась каким-то демоническим заболеванием?

— Похоже на то.

— Что со мною будет? Ты можешь это вылечить?

— В госпитале я взял пробы тканей. Узнаю результаты через пару дней, тогда скажу поточнее, — если они смогут узнать, к какому виду принадлежал ее отец, и это поможет.

Она расслабилась, но ее глаза отражали работу мысли.

— Это началось после того, как меня укусил алу-демон. Я знаю, они переносчики заболеваний. Думаю, тогда это и случилось. — Она прикусила нижнюю губу, и это сводило его с ума. — Как ты думаешь, в этом дело?

— Алу действительно переносят болезни, — подтвердил он. — Укусы демонов-алу могли спровоцировать болезнь и прекратить ремиссию.

Очевидно, контакт с этой тварью активировал ее демоническую ДНК.

Тайла кивнула, будто осознав, что с ней происходит, и почувствовала облегчение.

— У эгисов есть доктора. Хорошие доктора. Раньше они были Хранителями, так что наверняка в этом разбираются. — Ее голос задрожал, в нем звучала надежда, от которой его сердце разбилось бы, не будь он настоящим профессионалом. — Они небось все время с этим сталкиваются.

Может быть, они действительно сталкивались с укусами демонов, проклятиями, инфекциями, но вот приходилось ли им встречать полукровку-демона, в этом он сомневался. Если бы доктор эгисов узнал правду, ее бы замучили до смерти медицинскими экспериментами.

— Тебе нельзя к вашему доктору, Тайла.

— Почему? — В глаза ее вернулась обычная подозрительность, а в зеленой глубине промелькнули тени. — Она попыталась сесть, и на этот раз он позволил ей. — Я не могу позволить демону помогать мне.

— Ты права. — Ему неприятно было это признавать, но демонам не стоило доверять, хотя многие из них — например его мать — жили по кодексу чести и также воспитали своих отпрысков, выпестовав в них моральные принципы. Порой этого не хватало его братьям. Да что там, он и сам никому не доверял, даже собственным братьям. Рейт был слишком нестабилен, а Шейд боролся со своим проклятием. — Демонам нельзя доверять, но это не исключает того факта, что одному из них можно позволить спасти тебе жизнь.

Она встала на ноги, слегка покачнулась. Он тоже встал, чтобы поддержать ее. В какой-то момент ее покачнуло в его сторону. Затем она, словно поняв, что сейчас может произойти, взяла себя в руки и выровнялась. Даже будучи не в форме, она была сильной и целеустремленной. Она была удивительной женщиной, и его тянуло к ней все сильнее.

Она внимательно посмотрела ему в глаза, и на этот раз он покачнулся. Его кровь велела ему доминировать над ней, но он не мог, не хотел.

— Думаешь, я буду доверять тебе? Я что, похожа на дуру?

— Но ведь я мог убить тебя сейчас, когда ты была беспомощна.

— Уверена, у тебя были на это причины, — сказала она. — Правда, не знаю, какие именно.

Не было смысла отрицать, он даже не мог придумать никаких контраргументов. Она была слишком умна, слишком прозорлива и слишком тренированна, чтобы верить кому бы то ни было.

— Твое состояние гораздо серьезнее, чем ты думаешь. — В глазах ее мелькнула паника. Он продолжил раньше, чем она ответила. — Ты наполовину демон, Тайла.

Какое-то время она смотрела на него, затем моргнула и отступила на шаг.

— Что ты сказал?

— Один из твоих родителей, вероятнее всего, отец, был демоном.

— Ах ты, сукин сын, — сказала она, даже не обидевшись. — Ты меня совсем за дуру держишь?

— Это правда. Попытайся вспомнить свое детство. Ты всегда была немного другой. Вполне возможно, что твои кулинарные предпочтения отличались, тебе хотелось странных продуктов.

Ненависть в ее глазах сказала ему, что она готова содрать с него кожу.

— Закрой свой поганый лживый рот. Моя мать…

— Переспала с демоном.

— Она не могла. Она бы не стала по доброй воле спать с такой мерзостью.

— Мерзостью? Для тебя это легко. — Она ударила его с такой силой, что он едва не упал. Дьявол, у нее был крепкий правый хук. Щека еще долго будет болеть.

— Убирайся, проваливай. Пока я не передумала тебя отпускать.

Боль в ее голосе ударила по нему сильнее руки, и он понимал, что дальнейший разговор ни к чему не приведет.

— Ты знаешь, как найти меня, если понадобится помощь. — Он вышел в гостиную. — А помощь тебе понадобится.

— Сейчас, разбежался.

Он с сожалением посмотрел на нее и вышел. Он понимал, что начинает терять контроль над собой, а только благодаря контролю он все еще жив. Если он не удержится на этой грани, то последует за Роугом в страну мертвых.


Джем уже, наверное, в миллионный раз взглянула на часы, но ничего не изменилось: она по-прежнему сидела на капоте машины Эйдолона перед входом в дом Тайлы.

Что у них там происходит?

Джем приехала поболтать с убийцей. Она успела вовремя и увидела, как та входит в здание. С тех пор прошло уже полчаса. Джем порывалась пройти следом, но вовремя заметила «БМВ» доктора.

Глупо было предполагать, что это совпадение и что Эйдолон оказался в этой части города по какому-то делу, никак не связанному с убийцей, так что она никуда не пошла и решила дождаться, чтобы узнать, в чем дело. Нетерпение ее возрастало с каждой минутой.

Она от природы была весьма подозрительна, и сейчас у нее для этого были основания.

С севера приближалась группа людей, их добродушная болтовня пробивалась сквозь звуки города: гудки машин, полицейская сирена и шум домашней ссоры где-то по соседству. Таким, как Тайла, следовало бы больше уделять внимания тому злу, что живет с ними рядом, а не бегать за демонами, которым по большому счету нет дела до людей. Люди не могут без насилия. Например, этот инцидент, свидетелем которого она стала сегодня, пока раздавала презервативы, или насилие, последствия которого она видит изо дня в день в приемном отделении.

Мужчины прошли мимо нее и, судя по всему, даже не заметили, что она здесь. Видимо, причиной тому было заклинание, наложенное на машину Эйдолона. Она вздохнула с облегчением — не потому, что боялась, а потому, что, случись ей защищаться, они бы пострадали.

Поэтому она была рада, что Кайнану удалось разобраться в сложившейся ситуации. Если бы ей пришлось вмешаться, то ее секрет был бы раскрыт.

Раскрыт не только перед людьми, но и перед демонами, от которых она тщательно скрывала свое присутствие. Для других демонов она была чистокровным сенсором, как и ее родители. Все дело в том, что многие демоны считали своим хобби убивать полукровок.

Движение на другой стороне улицы привлекло ее внимание. Она заметила Эйдолона, который выходил из здания, где располагалась квартира Тайлы. Его рубашка была измята, не хватало нескольких пуговиц. Но как чертовски хорошо он выглядел! И почему они до сих пор не переспали?

А да, верно. Потому что она по уши влюблена в женатого мужчину, который едва ли знает о ее существовании.

Она прогнала прочь эти мысли, ведь сейчас, когда ее родители в такой опасности, нужно думать не об этом, а о том, что Эйдолон не объединился с эгисами.

Она уважала демона-семинуса и его братьев за то, что они делали в своем госпитале, ведь это было одно из немногих мест, куда демон мог обратиться за помощью. Госпиталь начинал со скрипом, но когда слух о нем распространился, подозрения рассеялись, и некоторые даже предлагали открыть подобную клинику в Париже, где демонов было раза в два больше, чем в Нью-Йорке.

Если Эйдолон замешан в убийствах, связанных с черным рынком, или госпиталь является прикрытием для какой-то нелегальной деятельности, то ущерб, который это нанесет репутации врачей подземного мира, будет невосполнимым.

Эйдолон перешел через улицу. В его походке сквозили сила и уверенность. Ей было приятно наблюдать за ним.

Ей всегда нравились инкубы. Но пожалуй, никогда еще она не видела инкуба с таким внутренним чувством самоуважения. Он вырос среди демонов-джастисов, а те быть другими просто не могли. Он являлся ярким примером эксперимента «природа против воспитания», и она полагала, что внутри у него ведется бесконечная битва между тем, какой он есть, и тем, каким должен быть.

Заметив ее, он не сбавил шаг, но посмотрел на нее, прищурившись и слегка сжав губы.

— Джем? — Он остановился против водительской дверцы. — Что ты здесь делаешь?

— Я могу задать тебе тот же вопрос. — Впрочем, учитывая, в каком состоянии его одежда, ответ был очевиден. Вот и его хваленый самоконтроль.

— Я подвозил пациентку.

— Неужели? — фыркнула она с сарказмом.

— Что тебе надо? — Он скрестил руки на широкой груди, поиграв мышцами. — Ты хотела видеть меня или убийцу?

— Я надеялась поболтать с Тайлой.

От него пахло сладким, но чуть горьковатым ароматом, как от подгоревшего шоколада. Это был коктейль из похоти и беспокойства.

— Откуда ты о ней знаешь?

Она слезла с капота и встала со стороны пассажирского кресла.

— Ты же знаешь, что моя мать работает в бесплатной клинике в Истсайде. Так вот, она ухаживала за мамой Тайлы во время беременности.

— Так, значит, ты в курсе, что она наполовину демон?

— Мама почувствовала, что мать Тайлы понесла от демона, — осторожно произнесла она.

Эйдолон улыбнулся, и у Джем перехватило дыхание.

— Садись в машину, нам есть о чем поговорить.

* * *

Тайла навалилась на двойную дверь. Трясло, как будто она только что вернулась со студенческой попойки, после которой обычно бывало очень стыдно. Она прикрыла рот рукой, чтобы сдержать спазмы. Зачем Эйдолону надо было так врать.

«Потому что он демон». Да.

Тогда почему его слова нанесли ей такой сокрушительный удар?

«Попытайся вспомнить свое детство».

Она не хотела вспоминать, но тем не менее все то, что отличало ее от других детей, вдруг всплыло в памяти. Она была сильнее. Быстрее. Она по запаху, который исходил от других людей, могла чувствовать их эмоциональное состояние. Потребность ее организма в витамине С была настолько велика, что доктора не могли этого ни понять, ни объяснить.

Впрочем, ничто из вышеперечисленного не доказывало правоты Эйдолона. Тайла не готова была принять тот факт, что она порождение ада. Это было попросту невозможно, просто не укладывалось в ее голове, она бы знала.

Так вот откуда у нее особые таланты: исключительное зрение, удивительные слух и сила. Она хранила этот секрет от всех, включая мать, и особенно от эгисов. Неужели она подозревала?

«Нет».

Ярость вскипела в ней, и она изо всей силы ударила кулаком в дверь, пробив насквозь хлипкую фанеру. Эйдолон заставил ее сомневаться в отношении к демонам, в преданности эгисов, а теперь еще и в своем происхождении.

— Ублюдок! — крикнула она, хотя не могла с точностью сказать, кому это адресовано, Эйдолону или тому, кто был ее отцом, человек он или демон.

Она знала лишь одно: ей срочно нужно кого-нибудь убить.

И если Эйдолона она пощадила, то на этот раз, кто бы ей ни встретился, пощады не дождется.

Глава 10

Эйдолон крепко держал руль и пытался не обращать внимания на позывы своего тела, пока выпытывал из Джем информацию. Он оставил Тайлу в состояния страха и неуверенности, которые неизбежно приведут к ярости от осознания правды. Ему было больно вспоминать выражение ее лица. Еще он хотел ее. Это было проклятие его вида: стоило возбудиться, и он не сможет думать ни о чем, кроме предмета своей страсти до тех пор пока не добьется своего.

— Расскажи все, что знаешь о Тайле, — сказал он, сворачивая на дорогу, которая вела в Гринвич-Виллидж, где жила Джем. — Ее мать была человеком?

— Да, она была человеком.

— Тогда, если твоя мать почувствовала, что мать Тайлы понесла от демона, почему Тайлу не убили при рождении? — Поскольку родители Джем были сенсор-демонами, они обладали способностью чувствовать демоническую кровь в людях, что, в свою очередь, позволяло выявить полукровок на стадии беременности, и от нежелательных новорожденных избавлялись.

— Когда мать Тайлы разродилась, ничто не выдавало демоническую половину девочки. — Джем провела рукой по бедру, как будто на ее колготках в крупную сеточку были складки. На ее кожаной мини-юбке складок точно не было. — Эйдолон, я много лет наблюдала за Тайлой и ни разу не почувствовала в ней демона. Я даже думала, что у матери Тайлы в роду были демоны. Именно поэтому моя мама не почувствовал неладное. Но сегодня я отчетливо поняла, что… — Она выдержала паузу. — Что-то не так.

Нет, что-то не так было в объяснении Джем, но пока Эйдолон решил не давить на нее.

— Я думаю, ее демоническая ДНК никогда полностью не интегрировалась с человеческой. Укус алу спровоцировал активацию доминантного гена. — Он посмотрел на нее. — А с какой стати ты наблюдала за ней годами?

— Любопытство.

И опять она говорила не всю правду.

— А с чего такое любопытство сегодня?

Она прикусила нижнюю губу, что напомнило ему о Тайле, и он снова возбудился.

— Пропали мои родители, — сказала она. — Думаю, не обошлось без эгисов.

Похоже, Хранители и здесь засветились.

— И что ты собиралась делать? Похитить Тайлу?

— Если это дало бы ответы на вопросы, то да, — заявила она, пригвоздив его взглядом к креслу. — И я получу ответы.

Вот ведь дьявол. Список тех, кто хотел добраться до Тайлы, рос от часа к часу, и ему это очень не нравилось.

— А почему ты думаешь, что эгисы забрали твоих родителей?

— Потому что кто-то убивает демонов и продает их органы на подземном черном рынке, и ты не хуже меня знаешь, что эгисы несут за это ответственность. И моих родителей держат с какой-то целью.

По спине Эйдолона пробежал холодок.

— И в чем цель?

От последовавшей паузы холодок распространился по всему телу.

— Они хотят, чтобы я на них работала, чтобы извлекала органы, которые будут идти на продажу. Очевидно, они расширяют операцию и им нужна помощь. Именно поэтому я пыталась связаться с тобой, чтобы выяснить, что ты знаешь, но не успела. Сегодня они позвонили мне и сказали, что мои родители у них.

— Ублюдки.

— Это не самое худшее слово из тех, которые я использовала, дабы описать их. — Она откинулась на подголовник и вперила взгляд в крышу. Ее маленькая грудь вздымалась и опадала.

При виде ее груди Эйдолон сразу вспомнил о Тайле и о том, как ее обнаженная грудь вздымалась и опадала под ним. И если минуту назад он было успокоился, то сейчас каждая мышца болела от желания.

— Эйдолон?

Он стиснул зубы и сосредоточился на вождении. Джем положила ладонь на его бедро, и он вздрогнул.

— Эйдолон, ты в порядке? Эйдолон?

«Хеллбой, ты в порядке? Хеллбой?»

Ладонь на его бедре сжалась. Ему захотелось, чтобы ладонь была выше и сжалась сильнее. Он зарычал и повернулся к женщине, которая сидела на пассажирском сиденье. Ее разноцветные волосы были забраны в два хвостика, а профилем она была так похожа на Тайлу, что перед глазами у него все поплыло. Он знал, что перед ним не Тайла, но видел ее, чувствовал ее запах и не мог больше ждать. Он так резко затормозил, что машина, едущая следом, посигналив, едва не въехала в него. Эйдолон свернул к обочине.

— Какого черта ты делаешь! — вскрикнула Тайла, но он даже не заглушил двигатель, когда, не в силах контролировать себя, набросился на нее.

Желание его было так велико, что он лишь краем сознания понимал, как рвется под его пальцами ткань, как пуговицы разлетаются по машине и как стонет Тайла. На этот раз он сделает так, чтобы она получила удовольствие, он должен, ведь это его призвание.

Он закрыл глаза и стал вдыхать исходивший от нее аромат, сладкий, как гвоздика и лимон.

— Еще немного, и я буду тебя ненавидеть, Тайла, — сказал он, закидывая ее ноги себе на талию.

Она сжалась.

— Эйдолон! — Она ударила его кулаком по груди. — Эйдолон, черт тебя подери.

Это был не голос Тайлы, и ласкал он не грудь Тайлы. Эйдолон нахмурился. Тайла смотрела на него с озабоченным выражением в глазах. Черт, это не Тайла, это Джем.

Впрочем, не все ли равно. Его член так напрягся, что едва не лопнул, а сам он так возбудился, что ничего не соображал.

— Ты проходишь через эсгенезис, да? — тихо спросила Джем.

Со стоном он оторвался от ее тела и сел на свое место.

— Прости. — Он провел ладонью по лицу, почувствовав холодный пот. Правая щека болела и пульсировала. Он глянул в зеркало заднего вида и увидел, что под кожей проступает рисунок.

— Не за что. У меня так давно никого не было, что я уж и забыла, как это приятно. Она застегнула те пуговицы, которые уцелели. — Не надо было называть меня Тайлой. Это все испортило.

Он снова застонал. И как он мог перепутать Джем с Тайлой? Да и при чем тут это вообще? Убийца для него никто, и не должен он ее так хотеть. Это эсгенезис играет с ним злые шутки. Он не терял контроль над собой с двадцати лет, когда проходил первый цикл полового созревания, но тогда по крайней мере знал, что, когда пройдут дни беспрестанного возбуждения, он станет сильнее, больше и лучше во всех отношениях.

Но сейчас все по-другому.

— Мне нужно в госпиталь. Ты можешь сесть за руль? — У него так дрожали руки, что он не решался вести машину.

Джем кивнула.

— Ты как, в порядке?

«Какое там!»

— Мне нужно сделать себе переливание крови. У меня есть кое-какие запасы. Я знал, что свежая кровь мне может понадобиться, если эсгенезис будет совсем жестким.

— Даже если сработает, это все равно лишь временная мера, — заявила она.

— Я в курсе, — резко ответил он, — просто отвези меня в госпиталь. Да, и вот еще, Джем. Сделай одолжение, оставь Тайлу в покое.

— Не выйдет, она знает кое-что о моих родителях. Должна знать.

Он провел рукой по волосам.

— Даже если так, она вряд ли захочет говорить. Ты не сможешь сломать ее. Уж поверь мне, — пробормотал он.

— Тогда в чем твой план? — В голосе ее прозвучало презрение. — Ублажать ее до тех пор, пока она не сознается, что эгисы во всем виноваты? С чего ты взял, что я тебе доверяю? Тому, кто путается с врагами, вообще нельзя доверять.

Что верно, то верно.

— Я инкуб, и секс — мое оружие. — Только в случае с Тайлой у него не очень-то получалось.

— Не надо вешать мне лапшу на уши. Пока ты не прошел эсгенезис, ни черта ты не можешь. Так, мелочи.

— Отстань от нее, Джем, — проворчал он.

— Не могу.

Он чувствовал страх и злость Джем, как будто они были его собственными, но только корни его злости были в чувстве собственника.

— Тайла — моя.

— Твоя?

— Я сам с ней разберусь.

— Я, конечно, рада за тебя, но вообще-то на кону жизнь моих родителей, так что я не отдам все тебе на откуп. И ты уж не обижайся, но, когда речь заходит о ней, то ты думаешь не головой, а тем, что у тебя между ног.

— Это займет пару дней, она слабеет. Она пойдет на сотрудничество, когда почувствует себя больной и лишенной поддержки собратьев.

Джем снова прикусила губу и посмотрела на него.

Обычно ей удавалось прятать свое демоническое обличье, но сейчас эмоции бушевали в душе, и человеческая личина стала уступать место.

— Я даю тебе двадцать четыре часа. После этого, не обессудь, Тайла будет моей, но удовольствия она от этого не получит.


Соблазнительные формы полной луны не шли ни в какое сравнение с соблазном природы в лице самки в период течки, которая ластилась к Люку, и ближайшие три ночи обещали быть одновременно раем и адом.

Он закрыл бронированную дверь в специально отведенном для этого помещении в подвале и поставил таймер, который не позволит открыть дверь раньше времени снаружи. Ула, самка, которую он выиграл в жестокой схватке с пятью другими самцами, прижалась обнаженным телом к его обнаженной спине. Она вздрогнула, когда лязгнул металл о металл при закрывании двери.

— Слушай, я не понимаю, зачем нам запираться? — промурлыкала она, потершись щекой о его щеку. — Мы можем сбежать в деревню. Мы бы бегали на просторе, охотились.

«Охота». От одного этого слова кровь в жилах закипала. Люк с удовольствием побегал бы на воле, как Ула, а она была чистокровной, зачатой родителями, которые были скорее животными, чем людьми. Такие оборотни назывались «варги». А будучи от рождения варгом, она жила другой жизнью, нежели Люк, принадлежавший к иной социальной прослойке.

Люк стал варгом в возрасте двадцати четырех лет, на него напал варг в 1918 году, когда он бился на полях сражений Первой мировой войны во Франции, будучи американским добровольцем. Каждый последующий год человеческое в нем уступало животному, но он продолжал жить среди людей, хотя и не считал себя своим среди них. Но жизнь с ними научила его определенной осторожности, поэтому он запирался на три самые активные ночи полной луны. Он поклялся себе в этом и держался до сих пор, надеясь держаться и впредь, до той самой минуты, пока животное начало не возьмет над ним верх.

Люк повернулся к своей спутнице.

— Нам нет нужды охотиться, — сказал он, прижав к себе ее крупное тело. — Мы будем развлекаться по-другому.

С потолка свисали две коровьи полутуши. Их только что доставили с ближайшей бойни, так что с голоду они не умрут.

Ее рука, уже удлинившаяся и с проступившими когтями, сжалась вокруг его члена. Он издал стон.

— От этого союза будет потомство. Я чувствую это. — Он коротко вздохнул. Варги не образовывали пары, пока самка не беременела, после чего союз длился всю жизнь. — Он запустил руку в длинные серебристые волосы Улы. Если она понесет от него, то навсегда останется с ним, и это будет конец столетнему одиночеству.

— Консулу варгов это вряд ли понравится. — Хотя на самом деле ему будет наплевать.

— О, если только щенки не будут варгами. — Он сжал в кулак ее волосы, заставив запрокинуть голову. — Мы не станем убивать никого из тех, кто родится человеком, — прорычал он.

Серебристые точки в ее глазах вспыхнули, но он не понял, то ли от раздражения, то ли от трансформации.

— Но закон гласит…

— Законы пишутся для того, чтобы их нарушали. — Он ослабил хватку и положил руку на ее идеальную круглую задницу. — Мы просто покусаем человеческих детенышей, они станут варгами, и никто не узнает, что они родились людьми.

— А если кто-то заподозрит?

— Этот кто-то умрет от моей руки, прежде чем успеет высказать свои подозрения.

Она улыбнулась, обнажив клыки.

— Ты такой грубый, такой безрассудный, такой сильный и заботливый. Именно поэтому я хотела, чтобы ты победил. — Она облизнула рану на его плече. — Я не забыла, что ты сделал для моей стаи.

Он тоже не забыл. Встреча произошла в Австрии три года назад, когда они с Рейтом практически выкрали реликвию из тайника варгов. Рейт вернулся в госпиталь, но Люк задержался в стае. Ему хотелось навсегда остаться с кем-то, одиночество становилось невыносимым, но противоборствующий клан напал на них. И когда Улу атаковали сразу три самца, ее тело практически скрылось под ними, собственная стая бросила ее, спасая свои жалкие шкуры. Люк один остался рядом с ней до самого конца.

Но стая покинула ее, когда они нужны были ей больше всего, и она поняла, что не готова для семейной жизни, поэтому вернулась в Нью-Йорк, лишенная иллюзий и более одинокая, чем когда-либо.

Ула не забыла Люка, и, когда почувствовала приближение течки, нашла его два дня назад. Несколько других самцов бросили ему вызов, ведь сезон течки у самок привлекал их за мили вокруг. Он победил их всех, ибо жар влечения к ней придавал ему силы.

Сыграла роль и полная луна, и его мышцы под кожей налились силой. Ула отодвинулась от него, она все еще пребывала в состоянии между удовольствием и болью от трансформации.

Кровь забурлила в его жилах. Суставы болели, деформируясь. В его случае дискомфорт от трансформации всегда смешивался с удовольствием.

Но нет. Настоящая боль приходила только после завершения процесса. После чего осознание того, что человеческая половина запирала его настоящего, лишая возможности охотиться, лишая возможности почувствовать, как плоть рвется под напором когтей и клыков и кости хрустят под нажимом челюстей, а кровь горячим потоком струится по горлу, сводила с ума.

Ула завершила трансформацию раньше, чем он. Она стояла рядом, полная сил, с манящими ляжками, покрытыми серебристым мехом, и смотрела на него голодными серебристыми глазами. Губы застыли в оскале, обнажив клыки, и он улыбнулся, сверкнул своими клыками в ответ, поторапливая свое тело. Запах, говоривший о ее готовности к случке, становился все сильнее.

Запрокинув голову, он взвыл, радуясь тому, что трансформация закончена. Ула подпрыгнула к нему и игриво ухватила его за плечо, впившись когтями в грудь. Он ухватил ее клыками за загривок и бросил на пол. Он уже готов был влезть на нее, но она не сдалась. Он одолел прочих претендентов, но был еще один тест, который он должен был пройти, чтобы стать отцом ее щенков.

Он должен победить ее, и когда она будет удовлетворена демонстрацией силы, то позволит овладеть собой. Они будут совокупляться в течение трех дней, как в звериной форме, так и в человеческой, после чего, истощенные, проспят, возможно, еще трое суток.

Пожалуй, впервые за долгое время Люк попросил Эйдолона столько выходных подряд.

Он прижал ее к покрытому соломой полу всем весом, сомкнул челюсти на ее загривке, отчего она взвизгнула, впилась в ответ когтями в его лапы, но он ничего не почувствовал.

Люк слишком поздно осознал, что дверь открылась.

— Вот черт! — воскликнул мужской голос. — Да их тут двое!

Люк повернулся.

Люди. Эгисы.

Он бросился на мужчину, стоящего в дверном проеме с арбалетом наготове, но Ула опередила его на какую-то долю секунду, изо всех сил ударив убийцу в грудь. Узкая арбалетная стрела прошила ей горло, но ее когти уже вскрыли грудную клетку убийцы одновременно с тем, как ее форма трансформировалась обратно.

— Трансформирующая стрела, — выдохнула она, переворачивая труп рукой. — Она легко поднялась на ноги, но, будучи человеком, быстро ослабела, и у нее не было шансов, когда девушка-убийца, стоявшая у основания лестницы, пронзила ее сердце арбалетной стрелой с серебряным наконечником. Ула упала на пол, истекая кровью.

— Ублюдки! — взревел Люк и бросился всем телом на самку-убийцу, придавив ее к земле. Он услышал узнаваемый звук хрустнувшего позвоночника, но еще двое убийц-самцов бросились на него с кинжалами. Люк ударил когтистой лапой ближайшего к нему, но тут боль пронзила все его существо.

— Достал! — крикнул парень, и Люк почувствовал еще один укол боли в боку. Почувствовал, как ему ввели что-то под кожу — возможно, нитрат серебра. Агония миллионом острых игл разлилась по венам до самых легких. Взор его помутился, он понял, что нужно выбираться отсюда. Люк ринулся в сторону лестницы, едва избежав удар клинком в голову.

— Черт возьми, Коул, не убивай его, он стоит тысячи.

По спине побежали мурашки, отчего шерсть на спине встала дыбом. Так вот чего они хотят — взять его живьем. Ну уж дудки. Стиснув зубы от боли, он изо всех сил карабкался по лестнице. Вслед ему неслись проклятия. Он и не подумал открывать входную дверь — просто вломился, сбросив ее с петель. Приземлившись на лапы, он побежал по улице. Свежий ночной воздух оживил его, временно придав ему сил и скорости.

Люк понятия не имел, куда забежал и как далеко сейчас от госпиталя, но он все время держался в тени припаркованных к обочине машин, а когда адреналин в крови начал спадать, то понял, что находится в незнакомом месте где-то на краю города.

Огонь пожирал его легкие, а желудок сводило от приступов рвоты.

«Ула!»

Крик так и рвался из его груди, словно вой в ночной тьме. Он встал на задние лапы, очистил сознание и начал мысленно искать врата бед. На севере. В нескольких кварталах. Слишком далеко, но это его единственная надежда.

Он побежал в сторону врат, не собираясь больше скрываться. Руководствуясь одними лишь инстинктами, он свернул за угол и нос к носу столкнулся с женщиной. Он почувствовал запах страха, боли и леденящего душу ужаса. Эти чувства были так сходны с его, что лишь усилили их эффект.

Неконтролируемый голод пронзил его существо. Ему срочно нужно было разорвать кого-нибудь на части.

— Беги отсюда.

В звериной форме слова были едва различимы через рык, и женщина закричала, словно в дешевых фильмах ужасов. Убийцы не могли этого не услышать. Паника поселилась в той части его сознания, которая принадлежала человеку, и он вонзил клыки в ее горло, которые словно в масло вошли в шею у самого плеча. Она его ударила кулачками в грудь, пытаясь защититься, но шансов освободиться было не больше, чем у крысы, отбивающейся от терьера.

— Сюда!

Голос убийцы вывел его из состояния жажды убийства. Женщина застонала, повиснув в его лапах бесчувственной куклой. Вдалеке раздались звуки приближающихся шагов. Время вышло.

Мотнув головой, он отбросил женщину, которая потеряла сознание, в сторону мусорных баков и помчался по тротуару, стараясь держаться подальше от уличных фонарей. Нужно было добраться до врат бед, а через них — до госпиталя.

Внезапно что-то с дьявольской силой ударило его в бок, сбив с ног. Еще одна арбалетная стрела. Кровь залила мостовую. На то, чтобы встать, ушли все его силы. Он проковылял до ближайшего канализационного люка. Все-таки он был намного сильнее в звериной форме.

С каждым вдохом он, казалось, набирал в легкие огонь вместо воздуха. Каждый шаг был агонией, но он приветствовал боль, он был рад ей, потому что только она заставляла его держаться на ногах.

Если он потеряет сознание, эгисы возьмут его тепленьким.

У него было предчувствие, что если они возьмут его живым, то вскоре он будет жалеть, что не умер.


Демоны и прочие подземные создания редко умирали без боя. И сегодня Тайла была этому рада. Ей нужно отдаться боли, она должна избавиться от всего зла, которое было в ней. Так сказал доктор.

Но не важно, с какой силой она кромсала плоть дрековака — долговязого демона с большой головой и клыками размером с ее предплечье, все равно не могла забыть слова Эйдолона.

«Ты наполовину демон».

— Нет! — воскликнула она и воткнула каблук в грудь демона. Уродливое создание рухнуло на пол заброшенного склада, куда приходили лишь наркоманы и где она нашла этого жалкого демона в поисках заблудших человеческих душ. Она продолжала наносить удары, хотя чувствовала, что демон уже мертв. Но тут она услышала шаги и остановилась.

— Эй, детка! — К ней нестройным шагом шел какой-то мужик, намерения его были явно недружелюбны, хотя, учитывая его состояние, он вряд ли был на что-то способен. Его взгляд был безумным, наверняка из-за наркотиков. — Ты чего над собачкой глумишься? — выдавил он, но, увидев, как исчезает в дыму тело дрековака, беспомощно моргнул и попятился. На поверхности земли все демоны исчезали в момент смерти, если, конечно, не находились в специально оборудованных помещениях, которые предотвращали исчезновение их тел, как, например, лаборатории эгисов.

— Этот похуже собаки будет, — пробормотала она, обогнула наркошу и направилась к выходу. Ей никогда не нравилось это место, но демонов влекло сюда словно магнитом, а следовательно, здесь можно было хорошо поохотиться.

Нетвердая рука мужчины легла на ее плечо. Она замерла, сжав кулаки.

— Убери от меня свои поганые лапы.

— Или что?

— Или я оторву их к черту.

Парень не убрал руки, и терпение ее лопнуло. Она схватила его за ворот армейской куртки, приподняла и изо всех сил швырнула о стену склада. Он рассмеялся, все еще не понимая, в какой опасности находится.

— Да расслабься ты, сучка. Если ты меня хочешь, просто попроси.

Ее передернуло. С такими придурками любила проводить время ее мать. Видимо, таким же был ее отец. Она думала, что хуже быть не может, но теперь поняла, что она оптимист и хуже может быть всегда.

— Заткнись, ублюдок. И лучше не разевай больше свой поганый рот.

— Да ты, сучка, видно, не въехала. — Он попытался сопротивляться, но она врезала ему изо всех сил и почувствовала под костяшками пальцев, как трещат его кости.

— Твою м…

Запахи его злости и страха смешались, и ее сердце забилось быстрее.

Очень хорошо, потому что не только ей должно быть так плохо, будто весь мир рушится под твоими ногами. Беда не приходит одна.

— Ну что, сволочь, тебе больно? — прошептала она, глядя в его расширившиеся от ужаса зрачки.

Раздался топот множества ног. В тело ее впрыснулась очередная доза адреналина. Она готова была биться насмерть и не брать пленных.

— Тайла? Нахмурившись, она обернулась.

— Кайнан? Как ты меня…

— Тело Джанет исчезло. — Три Хранителя топтались позади Кайнана, а его взгляд прилип к наркоману. — Демон?

Тайла ахнула.

— Что? Как ты меня назвал?

— Тайла! Это демон? С тобой все в порядке? Хочешь, я прикончу его?

А, ну да. Он же не о ней говорит. Прикончить его? Она и сама собиралась это сделать.

Она снова посмотрела на мужчину, которого только что избивала. Лицо его было похоже на отбивную котлету. Дыхание участилось, а гортань была разорвана. Боже, что она наделала! Он же человек, а не демон.

«Ты наполовину демон».

— Нет! — воскликнула она, не зная к кому обращается — к голосу в своей голове или Кайнану, но, как бы то ни было, отпустила наркомана, и тот рухнул наземь. — Нет, он человек. Падаль, но человек.

Парень отполз от нее, бормоча:

— Да ты чокнулась, совсем из ума выжила.

Кайнан осторожно приблизился, как будто она могла укусить его.

— Почему ты не осталась в участке на несколько дней? Смерть Джанет больно ударила по всех нас; я думаю, нам надо держаться вместе.

— Хочешь сказать, мне не стоило оставаться одной?

— Мы все здесь ради тебя, Тайла. — Его улыбка была искренней, но почему-то ей не стало легче. Она пришла в замешательство.

Тайла чувствовала, что часть ее больше не принадлежит человеку.

— Я… Мне надо идти. — Она прошла мимо, притворившись, будто не слышит, как он окликает ее.

— Тайла, больше никакой охоты. Не в одиночку. И не раньше чем мы тебе это позволим.

Она ушла.

Ушла от Хранителей. Ушла из склада, где она появилась на свет, но отчего она не могла уйти, так это от слов Эйдолона.

«Ты наполовину демон».

Глава 11

Переливание сработало. Когда последняя капля крови попала в тело Эйдолона, страсть улеглась, а невыносимый зуд под кожей исчез.

О боги! К тому моменту как добрался до госпиталя, он сходил с ума при мысли о Тайле и о том, как овладевает ею в разных позах. Должно быть, он вытворял в машине что-то непотребное, поскольку Джем дважды предлагала ему свои услуги, дабы облегчить его страдания. В ее предложении не было ничего, кроме желания помочь. Но запах, исходивший от нее, выдавал ее желание. Эйдолон знал, что его тело обладает необычными способностями, и это подтвердилось, когда он вошел в приемный покой. Каждая особь женского пола, мимо которой он проходил, словно прилипала к нему. Некоторые, не осознавая этого, дотрагивались до своей груди или бедра. Он был таким притягательным, что они готовы были отдаться ему, хоть по отдельности, хоть все вместе.

Но он знал, что, с кем бы ни совокуплялся, перед глазами будет Тайла. Секс с ней всегда сопровождался выбросом адреналина. Это была дикая, животная страсть. Именно такого секса всегда жаждал демон, живущий в ней, но его логически развитый и цивилизованный ум никогда не позволял опускаться до этого. А вот близость с Тайлой была падением в водопад эмоций, и все здравые мысли мгновенно улетучивались. Раньше секс занимал его тело, но никогда не затрагивал мысли. До встречи с Тайлой он и не знал, что мозг может принимать участие в сексе.

Это было удивительно, восхитительно, завораживающе.

Он приказал Юрию не поддаваться на его возможные уговоры и ни в коем случае не отпускать его. Подозревал, что секс во время эсгенезиса может ускорить процесс трансформации, если не завершить его полностью.

Так что Юрий сидел возле него в лаборатории, скрестив руки на груди, поставив ногу на подставку.

— Ты точно справишься без меня? Потому что, сам понимаешь, мне есть чем заняться.

— Да, все нормально, спасибо.

Юрий встал и поправил стетоскоп.

— Тебе, пожалуй, стоит взять пару дней за счет отпуска, пока все это не утрясется.

— Ты имеешь в виду, пока не закончится трансформация?

— Ты не можешь не признать, что это делает тебя непредсказуемым и дерганым — ты раньше никогда таким не был. Ты больше похож на Рейта.

Эйдолон достал катетер из вены и зажал рану проспиртованным ватным шариком.

— Дело не в том, что я не способен выполнять свои обязанности. Все дело в Тайле.

— Тайла? Вы так сблизились, что, надо полагать, она больше не сучка эгис?

— Хватит, Юрий, слышишь?

Юрий хохотнул словно гиена.

— Ты посмотри, что эсгенезис делает с тобой, демон! Он превращает тебя в девчонку.

— Не понял. — Эйдолон встал на ноги.

— Ты не захотел отдать ее мне, это я понимаю. — Юрий пошел навстречу Эйдолону, глядя ему прямо в лицо. — Но она тебе не принадлежала, и это будет иметь значение для Малекончео, так что тебе стоит подумать об этом и разобраться с ней до того, как они придут.

Малекончео, своего рода ООН в мире демонов, Консулат из представителей самых влиятельных видов демонов, будет брызгать слюной, когда узнает о Тайле. Здесь Юрий был прав, но это лишь сильнее разозлило Эйдолона. Он дал себе слово, что Тайла будет ходить на длинном поводке и сама придет к ним за помощью. Но так ли это? Не идет ли он на поводу собственного члена, думая им вместо мозгов?

— Отвали, садист. Я знаю, что делаю.

Юрий усмехнулся, сверкнув острыми клыками, но, прежде чем успел что-либо сказать, дверь в лабораторию распахнулась. В помещение ворвался доктор Шахан, престарелый суккуб, который практиковал в госпитале древнюю медицину друидов.

— Там Люк!

Юрий и Эйдолон бросились в приемное отделение. На столе в операционной лежал Люк, истекая кровью из многочисленных ран, а Джем и с полдюжины медсестер пытались накинуть на него вязки. Он все время трансформировался из человека в зверя и обратно.

— Что произошло? — спросил Эйдолон, отодвинув в сторону медсестру, в то время как Юрий велел отслеживать данные приборов, показывающих жизненные параметры Люка, и натягивая перчатки.

Медсестра выругалась, когда Люк в очередной раз вырвал кисть из вязки.

— Он появился в госпитале уже таким, ввалился в приемное отделение и рухнул, ничего не сказав.

Эйдолон схватил волосатую морду Люка, едва избежав клыков.

— Кто-нибудь, принесите маску! — Он похлопал Люка по щеке. — Люк, Люк, сосредоточься, дружище, смотри на меня!

В глазах оборотня медленно появлялось сознание, а вместе с ним мелькнула боль. Он обернулся человеком.

— Эгисы… убили… ее… мою подругу.

Подругу?

Эйдолон не знал, что Люк нашел партнершу; впрочем, он вообще мало знал о варгах.

— Теперь ты в безопасности, дружище, но ты должен оставаться в человеческой форме, чтобы мы могли поговорить. Справишься?

Люк зарычал, и от его рыка задрожали стекла.

— Они убили ее, чертовы животные, от них воняло как от животных. Обезьяны, ублюдки.

Эйдолон кивнул Юрию, чтобы тот приступал к анестезии.

— Люк, мне нужно знать, что они сделали с тобой. Тело Люка забилось в конвульсиях, но глаза все еще оставались в фокусе.

— Они не собирались убивать меня, — произнес он таким тоном, что у Эйдолона по спине побежали мурашки. — Они хотели взять меня живым.

Глава 12

Тайла не стала заходить в отделение эгисов на следующее утро. Она не могла спать в кровати, потому что та все еще пахла Эйдолоном, так что свернулась калачиком на диване вместе с Мики. Стоило в окно пробиться свету мрачного облачного дня, как начал разрываться телефон.

Она не обратила на него внимания, но когда несколько часов спустя кто-то забарабанил в дверь, ей все-таки пришлось встать. Сначала Кайнан постучал тихонько, но, поскольку ему никто не открыл, стал барабанить кулаком. Она открыла ее и тут же пожалела, что сделала это.

— Прошлой ночью мы потеряли Трея и Мишель.

О Боже. В шоке она попятилась от двери и рухнула на диван.

— Как?

— Они вместе с Бликом и Коулом выслеживали оборотней, и попали в засаду внутри дома. Они убили самку, но самец ушел.

Отчаяние охватило ее. Учитывая смерть Джанет, уже трое Хранителей пали в течение недели, а ведь до этого они много лет не теряли ни одного бойца, и сейчас Тайла находилась в положении, которое могло скомпрометировать ее.

— Мы проигрываем? Мы проигрываем битву?

Кайнан опустился рядом с ней на колено и взял за запястье.

— Не говори так, даже не думай об этом. Битва со злом всегда была марафоном, а не спринтом. — Она попыталась высвободить руку, но он держал ее крепко, хоть и нежно. — Все испытали схожие чувства, Тай, но ты ветеран. Ты возглавишь ячейку и выведешь нас из этого. Переезжай в участок хотя бы на несколько ночей. Так будет лучше для тебя, так будет лучше для всех.

Она едва не поддалась искушению. Хотя стадный инстинкт и не был ей присущ, в данный момент она чувствовала себя очень одинокой. Но ей почему-то казалось, что среди других Хранителей ее одиночество лишь усилится. Когда она была одна, никто не смотрел на нее как на белую ворону, никто не разговаривал с ней, опасаясь посмотреть в глаза, хотя, разумеется, если бы они знали правду, которую открыл ей Эйдолон, это их заинтересовало бы.

Добро пожаловать в клуб.

— Не могу, — произнесла она наконец. — Мне нужно побыть одной.

Ей также нужно было утром посмотреть в зеркало, чтобы убедиться, что за ночь она не превратилась в демона.

Она вспомнила о демонах, и ей стало интересно, сработало ли следящее устройство, которое она прикрепила к Эйдолону, чтобы оно привело их в госпиталь. Впрочем, если бы привело, Кайнан рассказал бы ей об этом.

— Кай, как по-твоему, бывают хорошие демоны?

Он удивился и недоуменно посмотрел на нее.

— Ну… есть добрые духи, их считают ангелами-хранителями.

— А могут другие демоны, ну, такие, как круэнтусы, быть хорошими?

— Что с тобой случилось?

Случилось? Скорее, она случилась с Эйдолоном. Дважды.

— Думаю, просто… а что, если все же они не все плохие?

Он потрогал ее лоб, проверил пульс, как и положено врачу.

— Я отвезу тебя в больницу. У тебя легкая тахикардия и небольшой жар.

— Я не хочу, чтобы меня смотрел доктор эгисов.

— Тайла, ты говоришь странные вещи. И кстати, не такая уж плохая идея пройти осмотр. Неизвестно еще, что с тобой сделали в этом демонском госпитале. — Она снова попыталась вытащить руку, и на этот раз он ее отпустил. — Они заботились о тебе, спасли тебе жизнь, и теперь ты начинаешь чувствовать к ним симпатию.

— Может, у меня синдром Флоренс Найтингейл[6], только наоборот?

В его глазах вспыхнуло подозрение.

— Хорошо, оставайся здесь до завтра, но утром явишься в участок, и я отведу тебя в госпиталь. Дэннис тебя посмотрит.

Он ушел, и в следующие несколько часов она ничего не делала, только поедала мармелад и фрукты и иногда дремала на диване.

Сейчас она лежала на диване. Мики устроился у нее под коленками, и Тайла, сама того не замечая, вонзала ногти в нежную кожу мандарина. Не нужен ей никакой доктор. А может, и нужен. Вчера вечером, когда она возвращалась со склада, у нее снова произошла дисфункция. Людям на остановке даже пришлось вызывать «скорую», но до того как «скорая» приехала, Тайла пришла в себя и отправилась домой. В минуту слабости она подумывала о том, чтобы позвонить Эйдолону: хотелось, чтобы кто-нибудь сказал ей правду. Она даже повертела в руках его визитку, но при одном воспоминании о нем соски ее напряглись, а промежность увлажнилась. Если ее гормоны вытворяют такие вещи, когда его нет рядом, то что произойдет, когда она увидится с демоном?

Она и не думала, что ее тело может так реагировать на мужчину, не говоря уже о том, что этот мужчина не человек. Если бы кто-то сказал, что при мысли о мужчине у нее будет учащаться сердцебиение, скакать давление и она будет задыхаться, она бы рассмеялась в лицо, но именно это с ней и происходило, когда Эйдолон прикасался к ней. Она страстно желала его и ненавидела одновременно.

Она была наркоманкой, как и ее мать, с той лишь разницей, что Тайла могла уничтожить свой наркотик. Телефон снова зазвонил, и она подпрыгнула от неожиданности, отчего Мики соскочил с дивана и забился под шкаф. Что-то холодное капнуло ей на ногу, и только сейчас она поняла, что сжала мандарин с такой силой, что выдавила из него все содержимое. Она быстро сполоснула руки на кухне, но даже не стала вытирать и схватила телефонную трубку.

— Да?

— Тай. — От голоса Джаггера ей стало не по себе: он звонил ей крайне редко, а когда звонил, то новости обычно были плохие; на этот раз голос его звучал скорее слабо — значит, дела были еще хуже. — Бегом сюда.

— Но я взяла выходной.

— Поверь мне, тебе лучше быть здесь. — Повисла пауза, но она не пошла на поводу у него и не стала задавать риторические вопросы. — Мы поймали твоего врача-демона. Он в неважной форме.

Тайла застыла, сжав трубку побелевшими пальцами.

— Что… что ты имеешь в виду?

— Дело в том, что если ты не поторопишься, то не застанешь его живым.

Тайла не могла позволить себе такси, но все же вызвала машину. Она ворвалась в участок эгисов с заднего хода, перепугав Хранителей, которые смотрели телевизор.

«Спокойствие, Тайла, только спокойствие!»

— Где они?

— В подвале.

На лицах находившихся в гостиной было радостное возбуждение. Демона пытали, и им нравилось смотреть на это. Их кровожадные лица выражали удовлетворение. Их можно было понять — они жаждали мести за смерть трех своих коллег. Еще несколько дней назад она тоже испытывала бы удовольствие. Ей стало дурно, и она побежала вниз. Несколько Хранителей тренировались с орудием в спортзале, но и они поглядывали на экран, следя за происходящим в камере пыток. Эту комнату практически никто не видел, но сейчас там установили камеру. Тайла подбежала к тяжелой железной двери и открыла ее.

В комнате, которая представляла собой бетонный куб, исписанный заклятиями от пола до потолка, Лори и Джаггер сидели на каменной скамье, устремив взоры на обнаженное окровавленное тело, прикованное к стене. Тайла едва не вскрикнула от ужаса, но вовремя зажала рот рукой.

— Ты слишком поздно, — вздохнула Лори. — Джаггер вышел из себя. — Она посмотрела на Тай. — Мы ничего из него не вытянули — так, в основном вранье всякое.

— Нет, кое-какую информацию мы все-таки выудили, — сказал Кай, кивнув на раскаленную кочергу.

«О Боже, Боже».

Тайлу вырвало.

«Какая же я дура, наивная идиотка». Она подняла голову и покачнулась, но взгляд ее выхватывал все новые орудия пыток. Некоторые из них она даже не могла узнать.

— Тайла? — Джаггер подошел к ней и погладил ее по спине. — Ты, что, расстроилась? Это всего лишь демон.

— Да, — крякнула она. — Демон… Просто здесь дурно пахнет.

При одной мысли о том, как страдал Эйдолон, ее снова едва не вырвало. Что же она наделала…

— Ты что, никогда не бывала на наших допросах?

Она покачала головой. А даже если бы и бывала, ей было бы все равно, ведь все демоны — это животные, злые животные, которые убивают ни в чем не повинных людей забавы ради.

Даже смешно сейчас вспоминать, как она говорила это себе из года в год, повторяя про себя словно мантру: «Демоны — это зло», — как будто бы это было защитное заклятие.

— Дай мне свою куртку.

Совершенно сбитая с толку, она сняла куртку и протянула ее Джаггеру.

— Иди сюда, — сказала Лори, и Тайла на негнущихся ногах подошла к другой женщине, которая склонилась над телом. Тайла отвела взгляд и присела на корточки рядом с Лори. — У него какой-то амулет со странным медицинским символом. Ты не знаешь, что это может быть?

Тайла не стала смотреть. Не было надобности. Это был кадуцей. Тот самый, который щекотал ее кожу, когда он был над ней, целовал ее, ласкал.

— Нет, — солгала она, — понятия не имею.

Желудок скрутило, и ее едва не вырвало снова. По щеке скатилась одинокая слеза, которую она тут же смахнула. Но одна эта слеза содержала в себе больше эмоций, чем все слезы, пролитые ею со дня смерти матери.

Она сделала глубокий вдох, чтобы собраться с силами и посмотреть. Ей придется сделать это. Эйдолон это заслужил. Когда она подняла взор, то в горле застрял ком. Тело перед ней было окровавлено и избито, но на правой руке ничего не было, а должна была быть татуировка, которая шла у Эйдолона от кончиков пальцев до самой шеи. В сердце родилась надежда, и оно радостно забилось в груди. Она взяла лицо демона пальцами и повернула к себе.

«О, слава Богу, слава Богу». Она испытала неимоверное облегчение. Уголки рта дернулись в улыбке, которую она спрятала, прижав ладонь ко рту, снова почувствовав позыв к рвоте.

Это был не Хеллбой, но у этого демона на шее также болтался кадуцей. Должно быть, они работают вместе. Да… Она, кажется, узнала его. Должно быть, она его видела. В памяти всплыли смутные образы.

«Это пустая трата времени». Слова зазвенели у нее в голове, и она вспомнила, кто это. Она видела его в госпитале, когда только пришла в себя. Как же Эйдолон назвал его? Юкий? Нет, Юрий, точно, Юрий! Но почему здесь он, а не Эйдолон? В голове снова зазвенел голос, на этот раз голос Лори. Она болтала что-то о том, как именно они его пытали, но сейчас, когда горечь и беспокойство улетучились из сознания Тайлы, она услышала в щебете Лори и некий подтекст. А сопоставив его с любопытными взглядами, догадалась, что Лори изучает ее реакцию на происходящее. Но что именно она хочет увидеть?

Тайла почувствовала прилив сил, как будто выпила стакан с чистым адреналином, и теперь ей нужны были ответы.

— Мне все равно, что вы с ним сделали, но как вы его поймали?

Повисла напряженная тишина.

— Потери оставили след в душе каждого из нас, — сказала наконец Лори, как будто грубый тон Тайлы можно было так легко объяснить. Лори улыбнулась и все же ответила на вопрос Тай: — Стефани шла по следу сигнала, который ты оставила на нем, но на пару часов потеряла его, а затем снова поймала в том же месте, где потеряла. Теперь мы знаем приблизительные координаты госпиталя и входа в него. Мы проследили сигнал до того места, где живет этот демон, и взяли его в доме. Он умеет менять форму. — Она села рядом с Тайлой, не сводя глаз с тела. — Как, говоришь, его звали? Он сказал нам, но к тому времени Джаггер уже сломал ему челюсть, и трудно было понять, что он говорит.

Она не испытывала ни жалости, ни сочувствия к замученному созданию; ей было важно, что это не Эйдолон. И правду она говорить не собиралась. Если они узнают, что мертвый демон вовсе не Эйдолон, то снова захотят добраться до него и будут использовать для этого ее. Одно дело — найти госпиталь, но совсем другое — пытать Хеллбоя. Так что она улыбнулась, будто ей было приятно, что он умер, и с улыбкой сказала:

— Эйдолон.

— И это он, верно?

— Наверняка. Вы выбили из него какую-нибудь информацию о госпитале?

Лори покачала головой:

— Он отрицал его существование, что бы мы с ним ни делали, так что нам надо, чтобы ты снова попала в госпиталь. Ты, кажется, говорила, что у тебя есть возможность связаться с ними?

— Да, — ответила Тайла, понимая, к чему Лори клонит, — но я не очень понимаю, чего вы ждете от меня, что я должна делать, когда окажусь внутри. Ты же сказала, что вы потеряли сигнал, так что мы не обнаружим госпиталь таким путем.

— Ты позвонишь нам изнутри.

Тайла ахнула.

— Ты шутишь?

— Нет. Джаггер тебе все объяснит, когда вернется.

Только сейчас Тайла заметила, что Джаггера нет, но она не помнила, чтобы он уходил, однако дверь открылась, и он вошел с ее курткой в руках.

— Все устроил? — спросила Лори, и Джаггер кивнул, засунув руку в карман куртки.

Он достал телефон и показал его Тайле.

— Это твое секретное оружие, Тайла. Лори тебе уже все рассказала о нем?

— Она сказала, что я должна позвонить из госпиталя, но что, если там нет сигнала?

Джаггер усмехнулся, и Тайла подумала, что большинство женщин считают его привлекательным, однако ей он никогда не нравился: что-то в его внешности отталкивало ее настолько, что ей даже противно было думать о физической близости с ним. С другой стороны, мужчины вообще ее не привлекали, а тот, что привлекал, и человеком-то не был.

— В этом-то и прелесть этого маленького прибора. Все, что тебе нужно, это открыть его. На экране будет обратный отсчет. Прежде чем дойдет до нуля, набери «1–1−9». — Он сунул телефон в карман ее куртки.

— И все?

— Ага. Когда наберешь номер, запустится следящее заклинание. Все в радиусе ста ярдов пропитается им, и как только демоны выйдут из госпиталя, мы сможем видеть их на радарах и отслеживать в течение нескольких дней.

— Это как с муравьями, — сказала Лори. — И если госпиталь находится в этой реальности, то, как только ты активируешь заклинание, мы тут же сможем его увидеть.

Джаггер протянул Тайле ее куртку.

— Как только обратный отсчет начнется, остановить его будет невозможно, и телефон самоликвидируется, если ты не наберешь номер.

Что за чертовщина! Тайла подумала, что может не вернуться с этого задания. Поежившись, она надела куртку. Нужно сматываться отсюда, вдохнуть свежего воздуха, чтобы прочистить мозги и подумать.

Лори едва заметно кивнула Джаггеру. Тайла чуть не упустила это движение головой. А Джаггер, словно выпущенный из пушки снаряд, бросился на нее. Прежде чем Тайла смогла что-либо предпринять, он сбил ее с ног и прижал к полу.

— Эй! — Лори пнула ее по ребрам, и легкие Тайлы едва не взорвались, у нее не было сил даже застонать.

Джаггер отпустил ее, но что толку: у нее не было сил даже встать на колени, — и она безмолвно проклинала Лори и Джаггера.

Она прижала руку к свежим швам и почувствовала липкую кровь. Рана ныла, но боль исходила откуда-то изнутри, как будто были повреждены внутренние органы.

Лори присела возле нее. Ее лицо расплывалось, и Тай никак не могла сфокусировать взгляд.

— Прости, милая, но я решила, что будет лучше, если сделать это быстро. Это как с зубом: лучше вырвать его сразу. — Она погладила Тай по руке. — Знаю, выглядит жестоко, но мы на войне, а война предполагает жертвы. И мы единственные, кто стоит на пути зла, стремящегося превратить землю в ад. Ты ведь готова на все, чтобы прищучить этих животных? Пожертвуешь жизнью, если потребуется?

Жизнью? Пожалуйста. А вот селезенку — жалко. Но в легких все еще не было воздуха, и она не смогла ничего сказать, только кивнула.

— Вот и отлично. Я думаю, мы все чувствуем одно и то же.

Это вряд ли. Ведь не Лори осталась без печени, что напомнило ей о том, что кто-то ворует у демонов печень и прочие органы. Эйдолон подозревал, что за этим стоит эгис, но также говорил, что Тайла наполовину демон. Но если он ошибался насчет одного, то, возможно, ошибался и насчет второго. Хорошо бы, он был не прав в обоих случаях.

— Лори, — выдохнула она наконец. — К слову, о войне. Ты слышала о демонах, которых ловят и режут на части ради их органов?

Лори впилась в нее взглядом.

— О чем ты говоришь?

Приступ боли заставил ее замолчать на несколько секунд.

— Эйдолон сказал, что эгисы ловят демонов и продают их органы на подземном черном рынке. Это так?

— Ты что, поверила демону? — спросила Лори таким тоном, что у Тайлы по спине побежали мурашки.

— Я пытаюсь докопаться до истины, во всем. Мне все равно, если это правда. Демоны думают, что это так. И выходит, что они защищаются, а не нападают. Если эгисы здесь ни при чем, то, мне кажется, имеет смысл выяснить, кто это делает, прежде чем погибнут другие Хранители.

— Если эгисы здесь и замешаны, то точно не через наш участок.

Джаггер просиял.

— Отличная идея, между прочим; надо взять ее на вооружение, заработаем кучу денег.

Лори бросила на него понимающий взгляд.

— Джаггер, пусть Скотт отвезет Тайлу в Куинс и оставит около ресторана, где мы обедали. Пусть она позвонит оттуда в госпиталь и скажет, что была ранена в драке.

— Знаете что, ну его к черту, — заявила Тайла. — Не нравится мне этот план. — Она не знала, в чем причина ее сомнений: то ли ей не хотелось снова встречаться с Эйдолоном, то ли было страшно при мысли о том, что его слова о ее отце могли оказаться правдой, — но в любом случае что-то подсказывало ей, что не стоит так поступать. Она научилась доверять своему внутреннему голосу, даже когда истекала кровью.

Джаггер склонился над ней, и, когда попытался погладить ее по голове, она отодвинулась. Но все же он был так близко, что она почувствовала у него изо рта запах пиццы с колбасой, которую он съел на обед.

— Ты же сказала, что готова сделать все, что необходимо, Тай. Передумала, или тебе стали нравиться демоны?

— Я просто не считаю, что это стоит делать именно так. — Она поднялась, и Джаггеру тоже пришлось встать, отступив на шаг. — И не смей подвергать сомнению мою преданность.

— Похоже, придется послать кого-то другого, — вздохнула Лори.

Ага, это же из учебников по манипуляции, урок номер сто один.

— Это должна сделать я, они меня знают, и если даже захотят убить, то пусть будет так. — Хромая, она пошла следом за Джаггером, а в голове звучали слова Эйдолона: «Вы словно лемминги, которым промыли мозги, тупо выполняете приказы, не задавая вопросов».

Глава 13

— Ты уже нашел партнершу? — Одной рукой Эйдолон потер переносицу, а другую, в которой держал сотовый, отодвинул от уха на пару дюймов.

— Нет, мама.

— У тебя, знаешь ли, не так много времени.

— Я знаю, мама.

— Твой дядя Чук знает одну маленькую бестию по именно Они. У нее тоже нет пары. Ты же знаешь, какие они ненасытные: что в еде, что в питье, что в сексе. Она бы идеально тебе подошла.

У Эйдолона разболелась голова. Хорошо, что он в госпитале, где найдутся таблетки от любой боли.

— Спасибо, мама, но я сам найду себе партнершу.

— Ты уж постарайся. Я не хочу потерять тебя из-за эсгенезиса, не хочу, чтобы за тобой охотились кряду все самцы подземного мира, уж лучше сама тебя прибью. Понял?

— Да, мама.

— Приезжай в эти выходные на обед, если получится. Раван придет со своим первым поклонником. Думаем, мы выпытаем у него все подробности перед закусками.

— Звучит неплохо. Посмотрю, что смогу сделать.

Эйдолон закрыл телефон и бросил в карман своих рабочих штанов.

— Что, мама снова тебя пытает по поводу партнерши?

Рейт стоял в дверях операционной, скрестив руки на груди и навалившись плечом на прозрачную стеклянную дверь. Он перехватил свои длинные белые волосы сзади кожаным ремнем, который сочетался по цвету с его круткой а-ля Индиана Джонс, что было ему к лицу, особенно если учесть, что его работа в Центральном подземном госпитале заключалась в том, чтобы привозить древние магические артефакты часто из опасных мест. Эйдолон кивнул.

— Она снова грозилась меня убить.

— С моей мамой то же самое, только она действительно делает то, к чему стремится. Однажды даже пыталась…

Эйдолон бросил на брата озабоченный взгляд, не зная, как реагировать. Рейт порой болтал всякую чепуху в надежде на неадекватную реакцию собеседника, и иногда трудно было сказать, чего именно он от тебя ждет. К счастью, Рейт сменил тему, достав из кармана сосуд с зеленой жидкостью.

— Медленно соображаешь. — Ухмыляясь, он бросил сосуд Эйдолону, ни на секунду не задумываясь о том, что бесценный яд феи можно будет в следующий раз раздобыть только через тысячу лет. — Да уж, нелегкая была работа. Пришлось соблазнить хозяйку склепа и убить трех ее рыцарей, но, заметь, я справился с работой всего за один день.

Дверь в операционную снова открылась, отрезав ненадолго Рейта. Вошел Шейд, одетый в черную форму и готовый к ночной смене. Он хлопнул Рейта по спине.

— Ну как тебе Монголия?

— Холодно. Дрянная еда. От монголок воняет яками.

— Я смотрю, тебе не составило труда раздобыть нейронный яд? — спросил Шейд, кивнув на сосуд.

— Двадцать четыре часа. Ты так занят с этой своей, как там ее человеческое имя… Руна… что не заметил, что меня не было?

Эйдолон повел бровью. Шейд редко встречался с одной и той же самкой достаточно долго, чтобы обсуждать ее. Интересно еще и потому, что Эйдолон о ней ничего не слышал. Впрочем, Шейд и Рейт всегда обменивались друг с другом мнениями по поводу любовных похождений, чего он никогда не делал.

— Не, одна заглянула в гости. Когда я был с Вантой и Айларкой. — Шейд пожал плечами. — Я предложил Руне присоединиться, но она почему-то отказалась. Что-то подсказывает мне, что больше она не появится.

— Интересно почему, — хмыкнул Эйдолон.

Рейт усмехнулся:

— Да уж, и впрямь интересно.

— Все мы прокляты, так или иначе, — буркнул Шейд. Он повернулся к Эйдолону: — Что слышно о Джем?

— Ровным счетом ничего.

Он уже начал волноваться, и не только потому, что срок, который отвела ему Джем, уже почти вышел и ему нужно было найти ее, чтобы попросить еще немного времени. Он ничего не слышал о Юрии после операции, которую они провели с Люком, как не слышал и о Тайле. Впрочем, от нее он не ждал вскорости никаких вестей, но знал, что ее самочувствие лишь ухудшится в ближайшее время. Анализы, которые недавно пришли, оставили больше вопросов, чем ответов. ДНК не поддавалась идентификации, что, впрочем, не было совсем уж невероятно. Он годами собирал данные для генетической лаборатории госпиталя, и сейчас в базе данных находилась информация практически обо всех существующих видах, классах и отдельных расах существ, которые попадали тем или иным путем в госпиталь. Но в подземном мире существуют тысячи видов, и далеко не все они попадали в Центральный подземный госпиталь. Очевидно, тот вид, к которому принадлежал отец Тайлы, ни разу не проходил здесь лечение. Впрочем, все-таки один вывод сделать было можно. Ее демонические гены агрессивны, и если она не обратится в госпиталь в ближайшее время, может оказаться поздно.

— Рейт, ты многое пропустил. — Он подал брату знак следовать за ним, и они вошли в темную комнату отдыха. Шейд достал из кармана извечную жвачку, а Рейт прошел к кофеварке.

— А что? Кто-то из вас двоих поимел Джем?

— Нет. — Эйдолон запустил пятерню в волосы. — Джем думает, что ее родителей похитили эгисы, но не ради черного рынка, а для достижения своих целей. Они хотят, чтобы она проводила операции по извлечению органов. Судя по всему, оборот растет и им нужна помощь.

— Вот гады, — пробормотал Рейт.

Шейд сжал челюсти и холодно произнес.

— Они добрались до Нэнси.

Рейту не нравилась эта медсестра, но он всегда принимал близко к сердцу волнения своего брата.

— Она превратилась в пепел?

— Разумеется.

Рейт резко повернулся, не пролив ни капли кофе. Невзирая на годы знакомства, эти задатки хищника до сих пор поражали Эйдолона. Рейт, несмотря на свое отношение к жизни и детские выходки, был смертельно опасным сукиным сыном и экспертом в любой современной технике боя, известной людям и демонам. Он больше никому не собирался позволять причинить себе боль.

— Говорил тебе, надо было убить эту сучку эгис, — прорычал Рейт.

— Она не имеет к этому никакого отношения. Она вообще об этом ничего не знала. — Эйдолон был в этом уверен. Слишком уж шокировала Тайлу смерть Нэнси.

Шейд хмыкнул.

— Видимо, кто-то думает тем, что у него между ног.

— Ну наконец-то! — удовлетворенно воскликнул Рейт. — Хотя, черт возьми, как не вовремя.

«Да неужели?»

Он мог думать только о Тайле, как ни пытался забыть ее. Она словно под кожу ему въелась.

У Шейда зазвонил пейджер, а значит, нужно было встречать «скорую помощь». Он посмотрел на экран и покачал головой.

— Чтоб я издох.

Рейт глянул на экран через плечо Шейда.

— Ага, братец, это по твою душу, — ухмыльнулся он Эйдолону, обнажив сверкающие зубы. — Похоже, твоя маленькая убийца соскучилась по тебе? Ее здорово избили, и сейчас она на пути к госпиталю.


Тайла ждала на аллее между китайским ресторанчиком и магазином, где торговали вином. Скотт разлил по аллее кровь — ее Джаггер взял у демона Дэва, которого пытал неделю назад. Теперь она сидела у стены, прижав руки к зудящей ране; ее снова тошнило от боли и запаха чужой крови.

Она позвонила в госпиталь с телефона-автомата, и, что странно, никто ей даже не ответил. Она слышала, как подняли трубку, потом раздалось какое-то рычание и связь прервалась. Она даже не была уверена, что дозвонилась. Если бы не боль, она пошла бы домой, и к черту это задание. Но теперь она даже не могла ходить, и, пока силы не вернутся, ей придется сидеть и надеяться, что вонь крови Дэва не вызовет у нее новый рвотный позыв.

Но терпение ее было вознаграждено: через пятнадцать минут Шейд, брат Эйдолона, и самка амбер-демона по имени Скалк приехали на «скорой». Тайла не могла разобраться в своих чувствах и понять, рада ли она тому, что Эйдолон прибыл не сам, или нет. Но пожалуй, она была рада, что ее заберет брат Эйдолона: хоть он и недолюбливал ее, но какой-никакой знакомый. Знакомый враг лучше, чем тот, кого ты не знаешь.

Никто не говорил, пока Шейд нес ее, и, надо сказать, не слишком нежно, к ожидающей «скорой помощи» черного цвета, которую прохожие почему-то не замечали. Она вспомнила, что Эйдолон не беспокоился из-за своего «БМВ», — должно быть, то же самое заклятие лежало и на этой машине. Демонам можно было не волноваться: люди не видели демонов, покуда демоны не хотели, чтобы их увидели. Или же человек, который видел демонов, был подготовлен либо одарен от природы.

Как Тайла, которая могла видеть врагов с того дня, как умерла ее мать.

— Я поеду с ней, — сказал Шейд демонессе, уложив Тайлу на катанку.

Скалк бросила на Тайлу недоверчивый взгляд, но все же закрыла дверцу «скорой помощи», оставив Тайлу наедине с Шейдом. Тот же мягкий красновато-серый свет, который она заметила в госпитале, освещал интерьер машины, и те же письмена были начертаны на стенах и потолке. А во всем остальном эта «скорая» ничем не отличалась от человеческой. Если, разумеется, не считать врачей-демонов.

Когда Шейд поднял полы ее рубахи затянутыми в резиновые перчатки руками, она с трудом удержалась, чтобы не ударить его. С тем же трудом она удержалась от того, чтобы сравнивать Эйдолона и его брата, а они были очень похожи — та же татуировка по всей длине руки, то же жилистое мускулистое тело, те же заостренные черты лица, те же роскошные длинные ресницы…

— Разве Эйдолон не велел тебе поберечься? — рявкнул он.

— Вот еще.

— Упрямая человечишка. — Он взял ее кисть в руку и прижал пальцы к пульсу. — Так, значит, ты трахаешься с моим братом.

— Ты не из тех, кто ходит вокруг да около.

— Не из тех.

Странное тепло разлилось по ней, и сердце, которое должно было учащенно биться от волнения и боли, замедлило темп, а дыхание стало более глубоким. Расслабившись, она совсем размякла и почувствовала удовольствие, как будто по жилам текла не кровь, а взбитые сливки с сахаром. Она не чувствовала себя так с тех пор, как подростком покуривала травку.

— Что ты со мной делаешь? — спросила она, надеясь, что дрожь в голосе не выдаст ее.

— Я замедляю обмен веществ и увеличиваю выброс эндорфинов. Это помогает унять боль. — Он вставил стетоскоп в уши и прижал прибор к ее груди. — Кроме того, это дает тебе ложное ощущение радости, и я могу манипулировать тобой.

— Здорово. А Хеллбой так умеет?

— У Эйдолона другой дар.

— Ясно, — со вздохом ответила она.

Он доставлял ей удовольствие другим способом, и от одной мысли об этом новая волна жара разлилась по всему телу. Неужели все братья такие разные, но в то же время похожи друг на друга? Она исподтишка поглядывала на Шейда, который действовал профессионально, но в то же время совершенно расслабленно, как будто во сне.

Эйдолон не такой. Он всегда напряжен, всегда и все держит под контролем. Однако Шейд показался более опасным типом. Он мог убить ее не задумываясь в любую секунду.

По правой руке пробежали искорки боли, и это было знакомое ощущение, предшествовавшее ее привычной уже дисфункции. Она поморщилась, и Шейд прижал ладонь к ее животу, но она покачала головой.

— Это не рана, это моя рука. Правая.

Он нахмурился и протянул руку к ее плечу, которого она уже не чувствовала.

— Сожми руку в кулак.

Она попыталась.

— Не могу.

— Такое уже раньше бывало? — Она колебалась, и он строго посмотрел на нее. — Убийца, отвечай мне.

От его командного тона она почувствовала прилив сил, поскольку не собиралась подчиняться приказам демонов.

— Я уже обсуждала это с Хеллбоем, спроси у него.

Она почувствовала какой-то резкий запах, и запах этот становился все сильнее и сильнее, по мере того как Шейд на нее смотрел. Ее обоняние всегда было очень острым — именно об этом говорил Эйдолон, когда упоминал ее отца-демона.

Хотя вслух она в этом признаться боялась.

— Ты забавно пахнешь.

— Это называется «раздражение», — сказал он, крепко взяв ее пальцами за локоть. — Вся проблема в твоих нервах. Они перекрыли каналы и не дают сигналам из мозга задействовать мышцы. — Его крупная ладонь переместилась на ее плечо. — Мне надо, чтобы ты присела. — Она подчинилась, и его рука переместилась ей на шею. Было хорошо. Но тут все разом прекратилось, и она услышала, как открылась дверь.

В дверях стоял Эйдолон с каменным выражением лица; его глаза ничего не выражали. В груди у нее защемило и перехватило дыхание. Боже, она уже и забыла, как хорош он в рабочей одежде, которая подчеркивала его широкие плечи, а V-образный вырез рубашки открывал загорелую кожу с легким пушком черных волос. Татуировка на его мускулистой руке завораживала своим движением, она едва не достигла оргазма от одного его вида.

Даже несмотря на каменную маску, Эйдолон был самым горячим мужчиной из всех, которых она видела.

— Что случилось?

— Что ж, я тоже по тебе соскучилась, Хеллбой.

Эйдолон одарил ее холодным взглядом.

— Что ты сделала на этот раз?

— Она вступила в бой с Дэвом. — Они с Шейдом выкатили ее из машины. Помимо братьев ее встречали гуманоидного и негуманоидного вида создания, которые смотрели на нее с нескрываемой ненавистью.

— Я не напрашивалась на драку.

Шейд усмехнулся совсем как Эйдолон.

— Ага, ты просто шла посреди гетто для демонов и попала в засаду.

— Что случилось с Дэвом? — спросил Эйдолон.

Тишина, повисшая в ожидании ее ответа, была сравнима с тишиной, которая царит во время смертной казни перед тем мигом, когда лезвие гильотины стремительно летит вниз.

Ей хотелось сказать, что она убила его, но это было бы сродни суициду.

— Он ушел.

— Ну-ну. — Эйдолон и Шейд поместили ее в закрытый бокс, задернув штору, отрезав тем самым зевак.

— Где Рейт? — спросил Шейд.

— Охотится.

Глубокий, низкий голос Эйдолона производил на нее практически тот же эффект, что и прикосновения Шейда ранее, в машине.

— Зачем ты позвонила нам, Тайла?

«Потому что мой босс попросила меня сделать это».

От чувства вины ей стало практически так же больно, как и от ран, но тут она посмотрела на Шейда. Судя по выражению его лица, он предпочел бы скорее убить ее, чем лечить.

— Мне не нужно, чтобы кто-то расспрашивал об этой ране и о том, почему она не заживает. — Это было правдой. Эта мысль причиняла боль, потому что она чувствовала, как все дальше и дальше отстраняется от тех, кого считала своей единственной семьей, и если она не может положиться на них, то больше у нее ничего не осталось.

— Что ж, умно, — сказал он, натягивая медицинские перчатки.

Закончив с перчатками, Эйдолон взялся за каталку с одной стороны, Шейд помог ему с другой, и они на «раз-два-три» перенесли ее на стол, где она спокойно лежала, пока Шейд закреплял ее запястья и лодыжки в вязках, а Эйдолон ощупывал рану, которая не болела благодаря помощи Шейда. Пальцы Эйдолона мягко ощупали все ноющие места за исключением того, что между ног. Боль становилась все сильнее, она подумала: это только в ее воображении, или Эйдолон проделывает и такие фокусы?

Его пальцы больше не ощупывали рану, а вместо этого начали ласкать чувствительную кожу на ее животе. Сквозь тонкий латекс его перчаток она могла чувствовать пульсацию его татуировок. Их взгляды встретились, в его карих глазах мелькнули золотые искорки.

— Эйдолон! — Шейд помахал рукой перед лицом брата. Он отпрянул, когда Эйдолон зашипел, золотые искорки в его глазах заплясали. — Черт, Эйдолон, соберись! Сделать тебе переливание?

На какой-то момент Хеллбой замер, грудь его тяжело вздымалась, потом он закрыл глаза и глубоко вздохнул:

— Нет, все в порядке. — Его голос был низким, с перекатами, когда он, повернувшись, встретился взглядом с глазами Шейда. — Все в порядке.

Она подумала, связан ли эсгенезис с тем, что сейчас происходит с Эйдолоном, но спросить не решалась — просто смотрела, как Эйдолон пальпирует ее рану. Она почувствовала покалывание в животе, точно такое, как тогда, с круэнтусом в битве у Нэнси.

— Надо накладывать швы.

— Почему бы не исцелить эту рану как все остальные? — спросила она.

— Надо действовать с учетом твоей изменяющейся физиологии.

Шейд и Эйдолон обменялись взглядами.

— Ты сказал ей?

— Она должна была знать.

Шейд начал изливаться на каком-то неизвестном наречии. Эйдолон что-то раздраженно отвечал ему.

— Невежливо говорить на чужом языке при посторонних.

— Иди к черту, убийца. — Шейд освободил ей запястья, и живот тотчас пронзила боль.

Она с трудом перевела дыхание и еле удержалась от того, чтобы вновь не показать свою слабость.

— Какого… Шейд. — Эйдолон взял инструмент и нить с металлического подноса. — Сделай так, чтобы ей не было больно.

— Мы не можем снова лечить ее. Ты пренебрегаешь пунктом хартии о неоказании помощи этим отбросам эгисам.

— Я не могу бездействовать.

— Не можешь не делать? Вспомни, что произошло с Нэнси! С Люком! Должно быть, и она во всем этом замешана.

— А кто такой Люк? — процедила она сквозь зубы.

Зло поглядев на Шейда, Эйдолон ответил:

— Наш сотрудник. Оборотень. Эгисы подкараулили его в его собственном доме, где он заперся во время фазы полной луны. Они убили его подругу, но ему удалось спастись.

— Животные, — прорычал Шейд. — Он даже сказал, что они пахли как животные. Обезьяны. Но он все же угробил двух ваших подонков.

Трей и Мишель. Понимание этого пронзило ее, и следующий вздох снова дался ей с трудом. Кайнан сказал, что Хранители попали в засаду.

— Вы лжете. За ними охотились…

— Ты что, была там? — Это был не вопрос, а скорее обвинение.

— Нет.

— Ну да, конечно. — В глазах Шейда мелькнула тень… именно тень, которая превратила его и без того темные глаза в совершенно черные, когда он взглянул на Эйдолона через стол. — А что, если она была там? Это что-то меняет для тебя? Или ты и после этого собираешься возиться с ней словно…

— Разговор закончен. — Тон Эйдолона предвещал грозу. — Обездвижь ее.

Проклиная все на свете, Шейд снова схватил ее запястье, но в то же мгновение ее накрыла волна тепла. Она почувствовала кое-что еще. Благодарность. Эйдолон не мог уничтожить ее в госпитале — она знала это, — но он также не мог облегчить ее боль. Если бы он захотел, чтобы она страдала, она страдала бы. Интересно, если бы ситуация была обратная, сделала ли бы она то же самое?

— Нет, — прошептала она, и Эйдолон нахмурился.

— Ты все еще чувствуешь боль? — Он положил руку на ее запястье, чтобы проверить пульс. — Что такое?

— Извини, — выдавила она. — Поговори со мной.

Он посмотрел на нее как на умалишенную, Шейд покачал головой, но когда они вернулись к своим обязанностям, она поняла, что начинает чувствовать к демонам нечто другое, чем просто слепую ненависть.

Пока Хеллбой колдовал над ней, она обдумывала то, как все обернулось. Она не видела ничего, кроме серых стен с малиновыми кляксами, потолок из огромных блоков, но не было ни одной детали, вселяющей страх. Она не любила больницы, но сейчас ей нравилось вдыхать запах дезинфицирующего вещества и слышать стук инструментов, это был островок стабильности в бушующих волнах ужасных обстоятельств.

Нежные прикосновения к ее коже прекратились. Эйдолон обрезал нитку, с которой работал.

— Все? — спросила она.

— Да.

Шейд отдернул руку.

— Отлично. Я собираюсь пойти помогать пациентам, которые действительного того заслуживают, — сказал Шейд и ушел.

— Ну и черт с тобой, — пробормотал Эйдолон так тихо, что Тайла едва услышала.

— Все хорошо. Я не виню его. После того, что случилось с Нэнси…

Эйдолон посмотрел на нее.

— Я не могу дать тебе обезболивающее, — перебил он ее.

Она покачала головой.

— Я должна оставаться в трезвом уме. — Пребывать в одурманенном состоянии на территории врага было бы неразумно. Кроме того, после того как умерла ее мать, Тайла поклялась никогда не принимать наркотики. Борьба матери с зависимостью принесла так много страданий! Именно это толкнуло ее на путь борьбы с демонами, и это уже была не метафора, а самая настоящая реальность.

Подкатив столик с инструментами поближе, он взял с подноса шприц.

— Я введу тебе местный препарат, чтобы свести болевые ощущения к минимуму.

Он ввел лекарство, и спустя какое-то время боль утихла.

— Спасибо.

Он снова удивленно посмотрел на нее, но ничего не ответил, потому что внезапно в палату ввалилось нечто крошечное и круглое… Десятки их, покрытые мехом и чем-то напоминающих кроликов, суетливо припали к шторам, на бегу создавая давку. Один остановился и уставился прямо на нее. Слишком проницательный взгляд. Для демонов. Впрочем, и Эйдолон был слишком горячим для демона. Или для человека, по крайней мере в том отношении, которое она имела в виду.

Они забирались на стойку с капельницей, столы и стулья… Тайла улыбнулась, когда один их них забрался на рукав ее куртки, которую Шейд бросил в кресло. Они затараторили и запищали, когда один из них провалился в ее карман и вылез оттуда уже с телефоном. Это существо открыло телефон. Тайла выдернула иглу капельницы и спрыгнула со стола.

— Дай мне, — мягко сказала она. Существо резво отскочило, но Эйдолону удалось схватить телефон.

Отдернулась штора, и, должно быть, мама всех этих созданий вошла в палату, клацая по полу когтями.

— Мои извинения, доктор, — прорычала она сквозь клыки длиной с указательный палец Тайлы. — Это что… человек? — Ее взгляд метнулся к Тайле. Большие кошачьи глаза удивленно распахнулись, так что стала видна серебряная кайма зрачка. — Убийца. Я слышала, как кто-то говорил об этом.

Эйдолон обратился к подземному созданию:

— Собери детей, флитта. Эго тебя не касается.

Флитта, чтобы это ни означало, словно не слышала его слов, а вместо этого шагнула к Тайле.

— Ты, — зашипела она. — Ты должна умереть.

Появившийся в это время Шейд подошел поближе и посмотрел на происходящее с плохо скрываемым удовлетворением.

— Ты убила моих детей, — шипела Флитта.

Тайла нахмурилась на маленьких демонят, снующих вокруг нее, а их мать рыкнула:

— Не их! Мое потомство до этих. Всех, до единого! Как только они вылупились из яиц. Ты убила моих детей!

— Но это не я! — произнесла Тайла, потому что это действительно могла быть и не она. Как много демонских гнезд она разорила? Слишком много, чтобы вести им счет — или даже запомнить.

— Это была сучка эгис, такая же как и ты.

Один из бесенков прыгнул к руке Тайлы, но Эйдолон поймал его на лету, пощекотал заостренное ушко и вручил разозленной матери.

— Флитта, это не та эгис. Собирай своих детей и ступай. Приводи малышку на следующей неделе — я сниму шину.

Только сейчас Тай заметила тихое маленькое создание в углу, одна нога которого была перебинтована. Шейд осторожно взял ребенка на руки и прижал к груди. Тайла не знала, что и думать, когда он стал угугукать, выходя из комнаты. Демонята вышли за ним. Мама-демон, перед тем как выйти вслед за Шейдом и детьми, бросила на Тайлу убийственный взгляд.

— Ух ты, чего это она такая злая?

Эйдолон снова задернул штору.

— Эгисы убили весь ее выводок.

— Конечно, они ведь приходят на Хэллоуин и поедают…

— Овощи.

— Что?

— Именно ее вид. Они вегетарианцы. Обычно по осени они совершают набеги на фермерские поля — им нравятся тыквы. — Все еще сжимая ее телефон в руке, он выбросил поднос с окровавленными инструментами в ближайшую мусорную корзину. — Твои приятели эгисы вырезали невинных младенцев, от которых и вреда-то было — пара испорченных тыкв.

У Тайлы скрутило живот.

— А что с малышкой?

— На нее наступил взрослый; если бы не госпиталь, она бы умерла. Раздробленные кости для этого вида равнозначны смертному приговору.

Тай почувствовала, что ее вот-вот вырвет. Все было как-то неправильно, совершенно неправильно. За считанные дни ее представления о мире перевернулись с ног на голову. Все, что она знала о демонах, как она полагала, оказалось враньем. Нет, ну кто бы мог подумать о демонах-вегетарианцах. Или о демонах, которые лечат, а не убивают. Ее простой черно-белый мир вдруг приобрел миллионы серых оттенков.

— Тайла? С тобой все в порядке?

Она моргнула, и ее новый серый мир вдруг обернулся странным темным миром Центрального подземного госпиталя. Госпиталя, который не должен был существовать в принципе. Госпиталя, который эгисы собирались уничтожить. Она не могла это допустить. В настоящий момент она была слишком уязвима, слишком неуверенна в своих чувствах, чтобы пойти на уничтожение центрального подземного госпиталя.

— Можно мне мой телефон, пожалуйста.

— Если собираешься позвать помощь, то спешу тебя огорчить: здесь не ловит.

— И Интернета нет? — Она стояла, а он медленно подходил к ней, возвышаясь над ней своим большим жилистым телом. Ее тянуло к нему словно магнитом, и, не задумываясь о последствиях, она сама сделала последний шаг. Он протянул ей телефон, но когда ее рука коснулась гладкой поверхности, он поймал ее за запястье.

— Зачем тебе телефон?

Тайла судорожно сглотнула. Она и хотела бы соврать, но не могла, ведь его глаза снова стали золотистыми. Она облизнула губы, и его взгляд прилип к ее губам. Он прижал ее к себе. В его глазах карими искорками блеснуло подозрение.

— В чем дело?

— Ни в чем.

— Ты облизываешь губы — значит, нервничаешь.

— Просто губы пересохли.

Он смотрел на нее, и его глаза продолжали темнеть. Он склонился над ней, так что их губы почти соприкасались.

— С этим я сумею помочь.

Она простонала, мысленно умоляя его наконец поцеловать ее. Но он, похоже, ждал приглашения, и это было нелепо, потому что раньше он всегда брал то, что хотел.

— Ну что, тебе помочь?

— Нет, — ответила она, но подняла лицо, так что их губы соприкоснулись.

Он лизнул ее губы, это и поцелуем-то не было, но кровь в ее жилах забурлила.

— Ты уверена?

— Нет. — Она открыла губы и закрыла глаза.

— Не знаю, как ты это делаешь, Тайла, — прошептал он, — но я не могу держать себя в руках. — Он обнял ее, прижал к себе и впился губами в ее губы.

Огонь в ее венах бушевал вовсю. Она готова была отдаться ему. Она сама сделала последний шаг и впилась губами в его губы. Он зарычал.

— Дьявол, — пробормотал он. — Я чувствую твой запах — значит, и мои братья его почувствуют. — Он сунул телефон ей в руку и отвернулся. — Ты опасна, убийца.

Она с трудом сдержалась, потому что опасным в данной ситуации был он. Он мог соблазнить ее одним взглядом, одним прикосновением, а она с каждой минутой становилась все слабее.

Она начала закрывать телефон и краем глаза увидела цифры на экране. Присмотрелась и поняла, что они сменяют одна другую: тридцать… двадцать девять… двадцать восемь…

— Тайла? Что случилось?

Двадцать два…

Джаггер говорил об обратном отсчете, но она ведь не активировала заклинание. Тайла закрыла телефон, снова открыла: на экране продолжали бежать цифры.

Восемнадцать…

«Ее можно спрятать в электронном приборе, например в МР3-плейере».

Слова Коула пронеслись в ее голове, и сердце едва не выпрыгнуло из груди.

— К выходу, — ахнула она, — к выходу! Быстрей!

Она проскользнула мимо Эйдолона, задыхаясь от волнения, и попыталась взглядом найти двери, через которые Шейд привел ее сюда.

Там. Она бросилась к дверям, а когда медсестра в коридоре обернулась пантерой и прыгнула ей навстречу, Тайла, увернувшись, нанесла удар, который бросил пантеру на пол. В голове вспыхнула боль, но эта было не важно, главное — добраться до двери. Ей нужно добраться до двери.

— Тайла! — раздался окрик Эйдолона.

— Не подходи! — Едва дверь открылась перед ней, она бросилась наружу и на стоянке увидела автомобиль Эйдолона.

Обжигающая боль пронзила ее пальцы. Телефон вспыхнул оранжевым светом, пульсируя, словно уголь в печи, будто у него билось собственное сердце. Тайла швырнула его об стену.

Ей на плечо легла рука. Она повернулась, увидела перед собой Эйдолона, борцовским броском уронила его наземь и прикрыла своим телом. Раздался взрыв, и стены стоянки содрогнулись. Над ними пролетело горящее колесо, ударившись о стену госпиталя как раз в том месте, где стоял Эйдолон. Огонь, каменная крошка и обломки металлических прутьев дождем посыпались вокруг, покрывая ее словно пеплом вулкана. Эйдолон перевернул ее, словно щит защищая от обломков. Затем, когда шум стих, а пыль улеглась, она услышала иной звук и, посмотрев на его источник, увидела перед собой злые золотистые глаза.

Глава 14

Эйдолон вышел из офиса и готов был свернуть Шейду шею, если тот скажет еще хоть слово по поводу того, что тот предупреждал его о Тайле.

Но беда в том, что Шейд был прав. Если бы они отдали Тайлу Юрию, то парковка уцелела бы, но Тайла была бы мертва.

Сжав кулаки так, что побелели костяшки пальцев, он думал о том, почему эта мысль причиняет ему столько хлопот, ведь после взрыва он сам готов был убить ее. Они с Шейдом затащили ее в кабинет Эйдолона, оставили одну, а сами вышли, чтобы остыть.

— Ты готов разобраться с ней? Ты способен разобраться с ней?

— Не начинай. — Эйдолон распахнул дверь кабинета — скорее чтобы отделаться от Шейда и его обвинений, нежели чтобы предстать наконец перед Тайлой.

Она сидела на его столе, понурившись и свесив ноги, словно нашкодивший ребенок. Глаза ее покраснели, как будто она плакала, но он знал, что это не так. Хотя было очевидным, что глаза ее были на мокром месте, она сжала губы и несколько раз судорожно сглотнула.

Он решил не подходить к ней близко и засунул руки в карманы, чтобы не поддаваться соблазну поколотить ее. Впрочем, ему хотелось и избить ее, и приласкать. Когда он заговорил, то попытался воспроизвести холодный и безразличный голос джастиса, которым не говорил уже много десятилетий.

— Назови мне хотя бы одну причину, по которой я не должен тебя убивать.

Она посмотрела ему в глаза, и он понял, что она будет биться до конца.

— Я не могу.

— Ха. Это было просто, — сказал Шейд и обошел ее с другой стороны стола. — Давай выведем ее наружу и прикончим.

— Нет. — Она отбросила прядь непослушных волос с лица. — Не сейчас. Вам нужно знать кое-что. Один из ваших — кажется, Юрий…

У Эйдолона екнуло сердце.

— А что с Юрием?

— Он мертв. — Тайла закрыла глаза и вздохнула. — Я прикрепила тебе на пейджер… ну что-то вроде датчика слежения. — Она посмотрела на него и заметила, как темнеют его глаза. — Наверное, ты отдал свой пейджер Юрию.

— Беда, — выдохнул Шейд. — Эгисы взяли его. И что они с ним сделали?

Она не ответила, и джастис в лице Эйдолона испарился, а вместо него появился разозленный демон с горящими глазами. Он схватил Тайлу за воротник и поставил на ноги. Жилка на правом виске его пульсировала, и все поняли, что он вот-вот пришибет ее. Но сам Эйдолон думал лишь о том, как сорвать с нее одежду и овладеть ею прямо сейчас.

Однако нужно было решать насущные проблемы.

— Ты пытала его? Ведь так? — Он слышал, как у нее бьется сердце, эхом отдаваясь в комнате.

— Не я, он уже умер, когда я… но он ничего им не рассказал. Во всяком случае, не рассказал ничего, чего они не знали о госпитале. Простите, мне очень жаль.

Надо отдать Тайле должное, она действительно выглядела расстроенной из-за того, что пронесла в госпиталь взрывчатку, и из-за того, что ее коллеги запытали Юрия до смерти. Ведь они должны были схватить Эйдолона. Если бы не эсгенезис, который снова скрутил его в самый неподходящий момент, он бы ни за что не передал свой пейджер Юрию после операции с Люком и… вот черт!

Эйдолон отпустил Тайлу и повернулся к Шейду.

— Юрий подбросил Джем до дома. Попробуй с ней связаться.

Если бы взглядом можно было убить, то Тайла давно была бы мертва. Тем не менее Шейд одарил ее еще одним убийственным взглядом и направился к двери. Он протянул руку и замер.

— И что мы теперь будем с ней делать? Передадим ее Малекончео или разберемся с ней сами?

Эйдолон подошел к брату и тихо сказал:

— Мне нужно поговорить с ней. — Когда Шейд вознамерился возразить, Эйдолон отрезал: — Она спасла мне жизнь.

— А ты спас ее, так что вы квиты. Давай кончай ее.

Эйдолон подошел к брату вплотную, и тот попятился.

— Не смей спорить со мной по этому поводу.

— Мне не нравится то, что происходит с тобой, Эй. Год назад ты бы сделал все как положено.

— Может, и так, а может, я наконец-то становлюсь демоном-семинусом и делаю то, что выгодно мне. Вы с Рейтом именно так и поступаете.

Шейд грязно выругался и вышел, громко хлопнув дверью. Эйдолон разочарованно покачал головой. Он не любил бить ниже пояса, но последнее время ему приходилось делать это все чаще, однако ссориться с братьями, особенно сейчас, было последним делом, и уж тем более ссориться с Шейдом.

Когда он повернулся к Тайле, то все еще не мог подавить в себе гнев и отчаяние.

— Ты пришла сюда, чтобы привести эгисов в мой госпиталь.

— Да.

Он почувствовал боль от предательства, хотя это было предсказуемо, ведь они враги. Он предполагал, что нечто подобное случится, но по какой-то причине ему было очень неприятно, что она пыталась разрушить то, что он с таким трудом создал.

— Я даже не спрашиваю тебя, почему ты сделала это. Твоя ненависть очевидна.

— Я не питаю к тебе ненависти, — сказала она с хрипотцой в голосе. Ее взгляд резанул его словно скальпелем. — Бог свидетель, я не питаю к тебе ненависти.

Он был обескуражен ее словами.

— Врешь.

— Нет, если бы я тебя ненавидела, позволила бы бомбе взорваться в госпитале, а не снаружи.

Он горько усмехнулся.

— Ты спасала собственную шкуру.

— Да, наверное, я думала бы так же. — Она смотрела в пол. — Кто-нибудь пострадал?

— Да, — сказал он со злостью в голосе, — эгисы не уничтожили мой госпиталь, но все же лишили жизни нескольких докторов. Ты хоть понимаешь, маленькая убийца, что твои коллеги приговорили к смерти и тебя?

Тайла всхлипнула. Слезы, которые она так долго сдерживала, готовы были хлынуть из глаз.

— Это была жертва. Жертва во имя добра.

— Жертва во имя добра? — Эйдолон был взбешен. По-настоящему взбешен. Он одним шагом преодолел расстояние между ними и схватил ее за плечо, с трудом подавив в себе желание вытряхнуть из нее дух. — Ты действительно веришь в это?

Она посмотрела на него с болью в глазах.

— Мне приходится.

— Почему?

— Потому что если бы я не пошла на эту жертву, то потеряла бы в их глазах саму себя. — Она моргнула, и слеза все же скатилась по ее щеке. — Они все, что у меня есть, и если я им больше не нужна…

Злость испарилась, будто и не бывало. Эйдолон всегда учитывал эмоциональное состояние того, с кем общался, и, прежде чем смог придумать что-нибудь получше, он прижал ее к себе, пока она рыдала.

Этого не должно было произойти. Предполагалось, что он будет рвать и метать, выплескивая на нее гнев за то, что она сделала. Но вместо этого он держал ее в объятиях, гладил по голове и нашептывал успокаивающие слова.

И уж определенно ему не должно было быть так хорошо.

Она прижалась к нему всем телом, и Эйдолон начал возбуждаться.

— Юрий, — сказала она дрожащим голосом. Дрожал не только голос, но и ее руки и плечи. — Он был доктором?

— Да, и неплохим. — Ее тело сотрясли безмолвные рыдания, и, несмотря на то что понимал, что не должен, он захотел смягчить страдания. — Но кроме того, он был оборотнем: оборачивался в гиену — и жестоким засранцем.

— И все равно то, что они сделали с ним…

Он, возможно, заслужил. Эйдолон не произнес этого вслух, он потерял талантливого хирурга, и заменить его будет непросто.

Голос снаружи кабинета отвлек его внимание от Тайлы, и то, что он увидел через окно, заставило его выругаться.

— Надеюсь, этот парень не доктор, — сказала Тайла, глядя на Рейта, который шатался словно тын на ветру в соседнем кабинете. Он сделал пару шагов вперед, затем качнулся назад и упал спиной на стену.

— Только этого мне не хватало, — пробормотал Эйдолон. — Стой здесь.

Он вышел из кабинета и подошел к Рейту.

— Привет, братан.

Эйдолон схватил брата за шею и приподнял.

— Идиот. Секор дез унез!

Рейт расхохотался, обнажив клыки.

— Ух ты! — заговорил он языком джастисов.

— Большой брат зол!

— Я же велел тебе держаться подальше от людей!

— Ну уж нет, старик, хватит с меня ваших фильтрованных помоев.

Взревев, Эйдолон швырнул Рейта через комнату. Тот рухнул на пол, перекатился несколько раз и ударился о стену, но прежде чем он успел подняться на ноги, Эйдолон был уже сверху и вдавил голову брата в ковер.

— Эй! — Шейд обнял брата за плечи. — Эйдолон! Подними его!

— Ему и так хорошо.

— Да, знаю, я принес «Наркана».

— К черту, — вспылил Рейт. — Я сожрал того наркошу по чести и совести.

Все еще не отпуская брата, Эйдолон стиснул зубы так, что заныло в висках.

— Ты убил его? Этот наркоман мертв?

— А я почем знаю?

Шейд опустился на корточки и потер ладонью лицо.

— Свидетели?

— Да мне по барабану.

— Рейт…

— Отвалите вы от меня. — Рейт облизнул языком клыки, будто пробуя кровь на вкус. — Консул вампиров меня не тронет, и вы это знаете.

Он был прав. Будучи одновременно демоном-семинусом и вампиром, он попадал в область беззакония между двумя видами, и Консулы в свое время едва не дошли до рукоприкладства, выясняя, каким же правилам он должен подчиняться. Особенно если учесть, что наказание за причинение вреда было особенно сложной статьей, когда речь заходила о законодательстве Темных сил, и оба Консула в конце концов не без помощи Шейда и Эйдолона сошлись на компромиссе. Рейт понятия не имел об этом соглашении; впрочем, не узнал бы и Эйдолон, если бы не случай.

— Самонадеянный болван, — пробормотал Шейд, пригвоздив руку Рейта к полу и зубами стащив колпачок с иглы шприца.

Рейт зашипел и попытался сопротивляться. Эйдолон, бесцеремонно прижав плечо брата коленом, держал его, пока Шейд вводил «Наркана», один из немногих человеческих медицинских препаратов, который действовал на демонов так, как было задумано для людей.

— Мне надоело нянчиться с тобой, — сказал Эйдолон, хотя понимал, что толку от его слов будет мало. Тем не менее следовало донести мысль до брата.

Каждый раз, когда Рейт пожирал человека в состоянии наркотического опьянения — причем всегда это был мужчина, поскольку Рейт никогда не прикасался к человеческой самке ради секса или крови, — он впадал в депрессию, поскольку это напоминало ему о прошлом, о его детстве и о тех пытках, которым он подвергался. Это было то, о чем он никогда не говорил. Разве что порой заикался, рассказывая, как вампиры замучили до смерти нескольких человеческих самок, и именно поэтому он ничего подобного не сделает. И как результат, он пожирал только мужчин-людей и демонов других видов. Редкие наркоманы были для него своего рода избавлением, но именно Эйдолону приходилось каждый раз отвечать за брата.

Рейт зарычал. Чувствовалось, что уже начинает сказываться наркотическое опьянение.

— Лучше бы ты нянчился со своей шлюшкой.

— Лучше бы тебя сожрали в младенчестве, — выпалил Эйдолон в гневе и, прежде чем дело дошло до братоубийства, он сменил тему: — Шейд, ты напал на след Джем?

— Ах да, напал, она просила передать тебе, что двадцать четыре часа истекли. О чем это она? Она злилась. Не иначе как в ней проснулся демон.

— Да так, — соврал Эйдолон. — Обе наши «скорые» целы после взрыва?

Шейд покачал головой и поднялся на ноги.

— Нет, обе взорваны, как и часть приемного отделения.

— Черт! А как насчет защитных заклинаний?

— Здесь все в норме, люди по-прежнему не видят входа.

Вход был скрыт, поскольку находился в цоколе заколдованной стоянки для автомобилей, которая принадлежала Эйдолону, однако разрушений было немало. Эйдолон бросил взгляд на Тайлу, которая стояла в дверях с затравленным выражением в глазах.

— А ты на что вылупилась? — рявкнул Рейт. Он сел на табурет и навалился спиной на стену, глядя на Тайлу из-под капюшона.

— Я просто не думала, что демоны могут быть наркоманами, — сказала она, на что Рейт холодно улыбнулся.

— А я не наркоман, я кровосос. — Он снова провел языком по клыкам. — Иди-ка сюда, я и твоей крови попью.

Тайла фыркнула.

— Размечтался.

— А, так значит, ты не под каждого демона ложишься.

— Рейт, — сказал Эйдолон, но брат не обратил внимания на предостережение.

— А что, попахивает лицемерием. С ее-то корнями… нет ничего удивительного, что ее влечет к демонам…

— Заткнись.

На этот раз Рейт послушался, но Тайла насторожилась.

— Ты о чем? — Она повернулась к Эйдолону. — Я ведь и так наполовину демон, что может быть еще хуже?

— Так ты ей не сказал, — хмыкнул Рейт и снова поднялся на ноги, будто наркотики выветрились безвозвратно. — Ну так позволь мне.

— А что ты собираешься мне рассказать?

— Ничего, — вмешался Эйдолон, но Рейта было уже не остановить.

Эйдолон попытался встать между ними, но Тайла схватила его за руку и повернула к себе.

— Прошу тебя, расскажи.

Он хотел подождать до тех пор, пока ее тело возьмет свое и она осознает происходящее, но Рейт ускорил процесс. И может быть, сейчас было самое подходящее время для объяснения. Эгисы ее предали, мало того, пытались убить, вместо того чтобы защищать. Быть может, осознание сопричастности иному миру расширит границы ее сознания.

— Тайла, пойдем в кабинет.

— Хватит тянуть, — сказала она с решительным видом. — Что бы это ни было, я справлюсь.

Эйдолон запустил пятерню в волосы.

— Отлично. Я уже говорил тебе, что ты наполовину демон, но я не сказал, что причина твоих проблем в том, что, когда алу укусил тебя, он активировал дремлющую ДНК.

— Дремлющую ДНК? — Она судорожно сглотнула и облизнула губы. — О чем ты?

— Боже, какие же люди тупые, — сказал Рейт и снова упал спиной на стену.

— Он пытается сказать тебе, что эта самая ДНК берет верх. И она убьет либо тебя, либо все человеческое в тебе.

Она посмотрела на Шейда, и тот кивнул, подтверждая слова брата, затем перевела взгляд на Эйдолона:

— Я не… не может быть…

Снова раздался холодный смешок Рейта.

— Добро пожаловать, убийца. Добро пожаловать в ад.

Глава 15

Тайла не проронила ни слова, пока Эйдолон, который переоделся в джинсы и черный свитер, вел ее по темным коридорам госпиталя. Мысли ее были прикованы к словам Рейта о том, что она потеряет все, что делает ее человеком. Все ее силы уходили на то, чтобы не потерять сознание; одним словом, ей было не до разговоров.

Она и думать-то толком не могла.

Впереди сияли врата, точь-в-точь такие, какие она увидела в тоннеле за квартирой Нэнси.

Эйдолон прошептал что-то на незнакомом ей языке и подтолкнул ее вперед. По другую сторону она оказалась в какой-то пещере, высеченной в черном мраморе, где на стенах были выгравированы и отполированы карты. Эйдолон коснулся одной из них, которая оказалась грубым рисунком Соединенных Штатов, после чего ткнул пальцем в еще более грубый рисунок Нью-Йорка, который горел красным, и тут в нескольких шагах появились врата.

Тайла прошла их и поняла, что стоит у здания в южном Бронксе. Обернувшись, она не увидела и намека на врата в кирпичной кладке стены. Эйдолон махнул рукой, и тут же у тротуара притормозило такси. Через пятнадцать минут они уже были у ее дома. Она все еще не проронила ни слова, и мозг по-прежнему отказывался работать.

— Мы пойдем к тебе вместе, ты заберешь своего хорька и необходимые вещи.

— Я не могу. — Ее голос прозвучал грубо, словно она разучилась говорить, но она была на грани нервного срыва, все происходящее казалось ей ночным кошмаром.

В голове все еще звенели слова Рейта.

— У тебя нет выбора, Тайла, ты потеряла это право, когда взорвала мой госпиталь — Эйдолон расплатился с таксистом и вошел с ней в грязный холл здания. Он поморщился, когда под его ботинком хрустнул шприц. — Тебе понадобится помощь, когда твое тело начнет меняться. Нам многое нужно обсудить.

— Нечего нам обсуждать, — заявила она, когда они поднимались по лестнице. — Я вообще не понимаю, почему должна верить…

Инстинкты говорили ей, что впереди ждет опасность, в кровь поступил адреналин, и Тайла приняла боевую стойку. Зрение стало четче, обзор шире — она видела одновременно пол, потолок и обе стены. У демонов была отвратительная привычка нападать с потолочных балок и труб.

Рука инстинктивно потянулась к жалу, и она выругалась, когда пальцы не нащупали удобную рукоять.

Эйдолон застыл позади нее и прошептал практически над самым ухом.

— Что там?

— Что-то не так, — прошептала она.

Она сделала еще пару шагов и заглянула в коридор, который шел от лестничного пролета.

— Моя дверь открыта.

Эйдолон поравнялся с ней и хотел пойти первым, но она преградила ему путь рукой.

— Я сама разберусь. — Ей было это необходимо, ей нужно было выместить злобу на ком-то или на чем-то.

Через открытую дверь она заметила движение. Это были люди. Эгисы. Двое, насколько она могла видеть. Коул и Блик. Те самые, что принимали участие в облаве на оборотней, когда погибли Мишель и Трей. Они сидели на диване и ели чизбургеры.

В Тайле взыграла злость. Какого черта они делают в ее убежище, она ведь их не приглашала? Тайла закрыла глаза и попыталась обдумать все. Она вела себя так, будто уже смирилась с судьбой демона, а Хранители были ее врагами. Но ведь не эти двое послали ее в госпиталь демонов с бомбой, так что не стоило срываться на них. Кроме того, их представление о том, что случилось той ночью с Мишель и Треем, явно не совпадало с точкой зрения Люка, и верить ей все же хотелось именно им. Хранители были хорошими парнями. Они спасали людей, они не предавали друг друга, они не лгали, они не покушались на убийство себе подобных.

Но датчик угрозы внутри у нее продолжал зашкаливать.

— Не дай им заметить тебя, — сказал она Эйдолону. — Я не знаю, зачем они здесь, но они с большей охотой будут говорить со мной, если подумают, что я одна.

— Убийцы? — спросил Эйдолон. Тайла кивнула, и он вздохнул. — Но если только они тронут тебя…

— Не тронут. — Но прежде чем успела проанализировать его мотивы, шагнула внутрь.

Коул вскочил на ноги.

— Тайла, Боже правый, что ты здесь делаешь?

— Я здесь живу.

Сердце ее пропустило пару ударов, она паниковала, поскольку поняла: эти двое знают о том, что ее отправили в госпиталь, как дельфина с миной. И сколько еще Хранителей вовлечено в это? Только избранные? Или все?

Нет, она отказывалась верить в это, отказывалась верить в то, что все обернулись против нее.

— Нам сказали, что ты мертва.

— Очевидно, они ошиблись.

Коул и Блик переглянулись, и, судя по всему, их не радовало то, что она до сих пор жива.

— Круто, — сказал Блик.

— Так если выдумали, что я мертва, какого черта здесь делаете?

— Мы должны прибраться в твоей квартире.

Коул засунул руки в карманы, и Тайла заметила, как он расстегнул кобуру.

— Поехали в участок. — Блик зашел сзади.

— Да, все будут смертельно рады видеть тебя.

Тайла услышала звук извлекаемого из ножен клинка, и это не было салютом во спасение. Она развернулась и резким, точным ударом выбила кинжал из рук Блика, но удар ногой с разворота со стороны Коула отбросил ее в стену. Однако в дело вмешался Эйдолон, который ворвался в комнату и набросился на Блика, оставив ее один на один с Коулом. Раздался вопль Блика, а Тайла врезала Коулу по лицу.

— Не убивай его! — вскричала она.

— К черту, — рявкнул Эйдолон.

— Нет!

Хруст костей ей сказал, что он ее не слушал.

Коул выбросил апперкот, который она блокировала, и ей стало не до того, что делает Хеллбой. Коул продолжал наносить удары, и пора было вести ответный огонь. Тайла ушла в сторону и ударила его ногой в бедро, после чего сделав ложный выпад, нанесла мощный удар в челюсть, однако она пропустила прямой удар ногой в грудь, в глазах у нее слегка помутилось. Они были примерно равны по силам и, мало того прошли одинаковую подготовку, но из-за ранения Тайла ослабла, так что для нее это был неравный бой насмерть.

Ахнув от боли, Тайла схватила канделябр, который упал с кофейного столика во время сражения, но в этот момент пропустила очередной удар по корпусу, и новый взрыв боли едва не свалил ее с ног. Тайла стиснула зубы и нанесла Коулу сокрушительный удар канделябром по виску. Он рухнул на пол. Эйдолон оказался рядом и, наступив ногой на горло Коулу, стал задавать вопросы.

— Ну что, засранец, — сказал он. — Пора петь.

Тайла бросила взгляд на окровавленное тело Блика. Он не двигался, но грудь его вздымалась и опадала с каждым вздохом. Слава Богу.

— Ублюдок, — повернулась она к Коулу. — Говори, почему вы здесь?

Он бросил на нее взгляд, и, судя по выражению его лица, Эйдолон нажал сильнее.

— Демонская подстилка, — выдавил он. — Ты шпионила. Ты убила Джанет.

О Боже, они знают.

— Я… я не шпионю, и я не убивала Джанет, — выпалила она, хотя понимала, что это бессмысленно.

Она посмотрела на Эйдолона. Должно быть, Юрий им рассказал.

Неужели они все знают? Она все еще не могла примириться с мыслью, что по ее венам течет кровь демона, но ведь именно за это ее пытались убить те, кого она считала своими друзьями.

Она устроилась поудобнее, потому что у нее было много вопросов к Коулу, и начала с главного:

— Какое у вас задание?

Разбитые в кровь губы Коула скривились в улыбке.

— Иди к черту.

Эйдолон снова нажал посильнее.

— Отвечай на вопрос, иначе я тебя на куски порежу.

Коул не на шутку испугался.

— Нас послали забрать твое орудие и одежду.

— И…

— И убить тебя, если ты выжила во время взрыва.

Хоть и ожидала услышать этот ответ, Тайла все равно почувствовала себя преданной. Ведь она сражалась с ними бок о бок, пролила немало крови, как своей, так и вражеской, рисковала жизнью. Как они могли так поступить с ней?

— Кто вас послал? — Она ненавидела себя за дрожь в голосе. — Кто отдал приказ?

— Джаггер.

— У него нет на это полномочий.

— Он сказал, что это приказ Кайнана.

Тайлу словно током ударило. Не может быть; Кайнан бы никогда так не поступил. Только не с ней, да и вообще ни с кем.

Впрочем, если он действительно верил, что она стала демоном… Но если источником информации был Юрий, Кайнан бы не поверил ему сразу. Информация от демона, да еще и под пыткой, не может стать основанием для такого приказа. Чтобы отдать подобный приказ, нужно сначала провести расследование и получить одобрение регента.

Что-то не так. Совсем не так.

— Так вы приехали сюда, чтобы обыскать квартиру Тайлы и убить ее, если она выжила во время взрыва?

— Все должно было выглядеть так, будто это кража со взломом.

— А если бы я не вернулась сюда, но осталась в живых?

Его окровавленный рот снова скривился в улыбке.

— Мы бы охотились на тебя как на демонскую подстилку, коей ты и являешься.

— Ответ неверный, — сказал Эйдолон и резким движением раздавил Коулу позвонок. — Приговор приведен в исполнение.

Тайла думала, что это ее шокирует или хотя бы расстроит, но чувствовала лишь пустоту. Неужели дает себя знать ее демоническая половина?

Она стояла и смотрела на окровавленные тела на полу: один из ее соратников был уже мертв, а второй жив. И что теперь?

Эйдолон, словно услышав ее мысли, встал и сказал:

— Собери все самое необходимое и не забудь про хорька.

— Зачем ты делаешь это?

— Здесь не в безопасно.

— Знаю, но я сама могу о себе позаботиться. — Она годами жила на улице и знала, почем фунт лиха.

Она спрячется. С другой стороны, некоторые Хранители, включая Джаггера, знают, где она может спрятаться. Неожиданно Эйдолон схватил ее за руку.

— Скажи мне, — спросил он так тихо, что лучше бы он кричал, — что эгисы сделали с Юрием?

Тайла судорожно сглотнула.

— Я же сказала: его пытали.

— Как: кнутами? Ножами? Огнем? — Его хватка стала жестче. — Как думаешь, если бы схватили тебя, они сделали бы с тобой то же самое? Я знаю, ты мне не доверяешь, хотя я доказал, что не буду тебя пытать.

— Ты убил Коула…

— Конечно, иначе бы тебе пришлось его убить. Рано или поздно он бы тебя убил. Может быть, не сегодня, но рано или поздно это произошло бы. Иди собирай вещи.

Он отпустил ее, но она не спешила.

— Ты ведь не убьешь Блика, пока я собираюсь.

— Тайла…

Она закусила губу, глядя на парня, лежавшего на полу.

— Он не такой, как Коул. Блик новобранец, просто выполнял приказы. Он думает, что я…

— Демон?

— Ну ты и гад.

— Я знаю. Комплименты будешь отвешивать после, а сейчас нам нужно перебраться в безопасное место.

Тайла знала, что он прав, но ей не просто было принять эту правду.

— Ладно, я соберу свои вещи, — проворчала она. — Дай мне секунду, только не убивай Блика.

Тайла подобрала с пола телефон — видимо, он выпал во время битвы — и трясущимися руками набрала номер.

Джаггер сразу ответил.

— Как мило с твоей стороны, Джаггер, прислать людей навестить меня, — сказала она. — Но если хочешь, чтобы я умерла, тебе придется придумать что-нибудь получше, а пока можешь приехать забрать свой мусор.

Она нажала «отбой», прекрасно понимая, что подписала себе смертный приговор, но когда посмотрела на Эйдолона, его улыбка ослепила ее. Он сказал что-то на незнакомом ей языке, потом добавил:

— Ты бесподобна.

Как и он. Само совершенство. И она пойдет с ним хоть на край света. Одно его присутствие будоражило ей кровь.

— Нам надо идти. — Нужно было поторапливаться, пока Хранители не нагрянули всей толпой. Когда она взяла Мики на руки, то поняла, что обратного пути нет.

Глава 16

Квартира Эйдолона вовсе не напоминала мрачную пещеру, которую она ожидала увидеть. С другой стороны, после его машины и его одежды она уж и не знала, чего ожидать, вплоть до пентхауза где-нибудь на Манхэттене, за который в месяц он платит больше, чем она за свою халупу года за два.

— Неправильно все это, — пробормотала она и бросила сумку с оружием на пол.

Эйдолон достал Мики из кармана пиджака и закрыл входную дверь.

— Что именно?

— Вот это все. Ты ведь должен жить где-нибудь в канализации или по крайней мере в каменной пещере, — сказала она как-то неуверенно.

Поскольку она не видела в нем морального разложения, ей все сложнее и сложнее было придерживаться своих принципов. Особенно после того, как ее недавние собратья, с которыми она эти самые принципы делила, пытались ее убить. Дважды. Еще потому, что она еще и сама демон. Маленькая такая, незначительная деталь.

— Не нашел канализации с приличным видом из окна. — Эйдолон опустил Мики на пол рядом с его маленькой коробкой.

— А где твоя собака? Или ты ее уже съел?

— Покаты собирала вещи, я позвонил женщине, которая выгуливает его, и спросил, не сможет ли она присмотреть за этим шелудивым псом несколько дней. — Я не знал, как он отреагирует на хорька.

Где-то в глубине дома пробили старинные часы.

— Шелудивый пес? Что-то ты, похоже, не больно его любишь.

— Отнюдь. Он часто составляет мне компанию по вечерам. — Слова прозвучали обыденно, и, произнося их, он даже пожал плечами, но нескрываемая привязанность в голосе выдала его с потрохами. Он любил своего шелудивого пса.

Эйдолон взял ее сумки, и она проследовала за ним по коридору, где на стенах висели картины, писанные маслом, с изображением средневековых замков и шато на побережье. Они дошли до спальни, это была огромная комната, богато расписанная в бордово-коричневых тонах. Посреди комнаты стояла необъятных размеров кровать с пологом ручной работы.

И тут до нее дошло, она ахнула и зажала рот рукой. Кровать была двуспальной.

— Это ведь твоя комната, — прошептала она. — Я видела здесь гостевую спальню…

Он бросил сумки на отполированный деревянный пол и взял ее лицо в теплые ладони.

— Мы выше этого. — Он нежно поцеловал ее в шею. — Ты будешь спать со мной.

Как настоящая пара. Слишком уж интимно.

— Я не хочу.

Он сделала глубокий вдох.

— Не ври мне, Тайла, я же чувствую запах твоего желания.

Дьявол. Это его обоняние уже сидело у нее в печенках.

— Мне нужно личное пространство.

— Кровать достаточно большая для этого.

— Твоя кровать достаточно большая для того, чтобы вместить команду поддержки.

Она почувствовала, как он улыбается.

— Ты ревнуешь?

— А ты бредишь.

— Но тебе определенно стоит отдохнуть. — Он сделал шаг назад, удивив ее; впрочем, его пальцы задержались на ее щеке. — У тебя был сложный день. Если тебе нужен душ, то ванная справа, халат в шкафу, — кивнул он на большой платяной шкаф в углу. — Ты ведь на самом деле не дралась с Дэвом, не так ли?

— Нет. — Боже, она не хотела вспоминать весь день с самого начала. — Слушай, да половина демонов… У тебя все равно нет доказательств, или ты берешь меня на испуг?

— Пойдем со мной.

Она прошла вслед за ним по коридору в соседнюю комнату, которая оказалась не таких больших размеров, но гораздо уютнее. Вдоль стен стояли книжные шкафы, на корешках многих книг были названия на незнакомом ей языке. У одной стены стоял компьютер, а вдоль другой — длинный-предлинный кожаный диван. Пол, выложенный серой мраморной плиткой, отражал свет, льющийся с потолка.

Эйдолон взял с полки одну из книг в кожаном переплете и открыл ее. Он закрыл глаза и сделал взмах рукой. Под его ладонью зарделся огонь, а когда он убрал ладонь, то перед ней возникла светящаяся картинка внутренних органов.

— Во-первых, это ужасно. Во-вторых, как ты это сделал?

— Это медицинская книга, я сам ее написал. На одной их двух страниц я визуализировал все, что видел, и могу воспроизвести картинку увиденного словно фотографию.

— Круто, но все равно противно, да и зачем все это?

— Это твои внутренности.

Тайла поежилась.

— Я, конечно, не эксперт в медицине, но что-то тут неправильно. Ты уверен?

— Это твои органы, Тайла, — сказал Эйдолон. — И они перемешаны. Случилось это из-за объединения двух видов. Предвидя твой вопрос, отвечу: нет, это не родовая травма, и у людей так не бывает.

Тайла отвернулась, будто хотела отгородиться от того, что он говорит.

— Все равно не верю: мама не стала бы скрывать от меня… И точно не хотела, чтобы какой-то демон рассказывал мне…

— Может, она просто не знала?

— Но как… — Она оборвала себя, потому что поняла, что вопрос глупый. — Инкуб.

— Это вполне возможно.

Разговор, который состоялся у нее в квартире до того, как она ударила его тяжелым предметом по голове, всплыл у нее в мозгу, привнеся некоторую надежду.

— Погоди-ка, ты ведь говорил, что у инкубов могут быть только отпрыски мужского пола?

— Нет, я говорил, что у демона-семинуса могут быть отпрыски мужского пола. Другие виды инкубов способны производить на свет особей как женского, так и мужского пола.

Так значит, она действительна демон, и отрицать это бессмысленно. Ей было омерзительно то, что он говорил, но, по правде говоря, ее уже ничто не удивляло. Еще ребенком она отличалась от сверстников. Она слушала свою интуицию. Зрение было не просто идеальным, но и превосходило зрение нормального человека, а с годами и остальные чувства развились сверх меры.

Зато ее способность сопереживать и чувствовать симпатию к другим людям снизились многократно.

— Так что со мной будет дальше? Твой брат сказал, что демоническая ДНК берет вверх. Я что, превращусь в какого-то ужасного зверя? — Она скорее убьет себя, чем позволит этому случиться.

— Я не знаю.

— Ты не знаешь? Ты же доктор!

— Доктор по демонам.

Она махнула рукой в сторону книжных полок.

— У тебя под рукой библиотека волшебных демонических книг, и ты не знаешь?

— Ну кое-что я все таки знаю. Брат был прав. — Он присел на стол, вытянув ногу перед собой. — Демоническая ДНК очень агрессивна. Она все время будет пытаться взять верх над человеческой ДНК, а не слиться с ней. Именно от этого твои проблемы. Вопрос еще, во что именно ты превратишься, но что превратишься — в этом нет никакого сомнения. Или умрешь.

— Лучше умереть.

Эйдолон покачал головой.

— Есть еще кое-что.

— О, я понимаю, что я могу покончить с собой до того, как случится то или иное.

— Нет. С помощью Шейда, как мне кажется, мы сможем интегрировать твою человеческую ДНК в демоническую. По сути, я дам тебе биологическую форму, которая была у тебя при рождении.

— Это которую? Вот то-то же. Ты не знаешь. Если я ничего не буду делать, то либо умру, либо превращусь в монстра.

Антикварные часы отсчитали несколько секунд в полной тишине.

— Ну что ж, можно резюмировать и так.

— Ух ты, — сказала она тихо. — Грустное у меня какое-то будущее. — «Грустно» — не то слово. Ведь она жила в ожидании смерти, всегда жила в ожидании смерти, так что ничего нового здесь не было. Она провела пальцами по книгам на полках. — Так я ходячая бомба с часовым механизмом. И когда я взорвусь, есть идеи?

— Не знаю, — ответил он, запустив пятерню в волосы, как делал всегда, когда был в растерянности.

— Для доктора ты вообще не много знаешь.

Тайлу заинтересовали золоченые буквы на одном из томов, и она задержалась у полки.

— Демоника. — Она достала книгу и нахмурилась. — Библия демонов?

— В сущности, да, это другая сторона все той же медали.

— Так что было вначале, по мнению адептов тьмы?

— Тебе не все равно?

— Нет. — Она взвесила книгу в руке, ожидая, что та сожжет ее, но ничего не случилось — том был прохладный и тяжелый.

— Всегда интересно знать, что думает противная сторона.

Вот только сторона-то уже не противная. Эйдолон сложил руки на груди и вытянул вторую ногу перед собой.

— Знатоки демонической истории говорят, что после того, как сатана был изгнан с небес, ему позволили создать собственную расу, но поскольку люди рождены добрыми и могут быть обращены во зло, Бог потребовал того же от созданных сатаной созданий, то есть они рождены от зла, но могут быть обращены в добро. Некоторые виды сатана взял из своего воображения, а некоторые… Для создания одних он взял животных, для создания других — людей.

— Вот почему демоны могут выглядеть как люди?

Эйдолон кивнул.

— Некоторые виды — это помесь животных с людьми. Например оборотни. Некоторые виды унаследовали больше зла, чем другие. Есть виды и отдельные личности, которые все время пытаются стать добрыми.

— Добрыми? Так они что, не поклоняются сатане?

— Мало того, некоторые из нас вообще сомневаются в его существовании и как некоторые люди сомневаются в существовании Бога. Вот и некоторые демоны не верят в повелителя Тьмы.

— Так ты его никогда не видел?

— А ты Бога видела?

— Так ведь не в этом дело.

— Вот именно. Когда люди говорят о божественной силе, имеют в виду ангелов. У нас есть дрездиины, и, кстати, многие из нас считают вашего Бога верховным правителем. Другие поклоняются или по крайней мере принимают обоих. Если желаешь, у нас — двоебожие.

— Разве это возможно?

— Что именно? То, что кто-то из нас может быть не только злым? А тебе не кажется, что концепция неверна и многие люди рождаются злыми или их обратили во зло?

— Ну, думаю, что да.

— А теперь представь: то же самое происходит в мире демонов. Для каждого действия есть противодействие. Все взаимосвязано. Инь и ян. И не бывает одной крайности без другой. И вот в демоническом мире в каком-нибудь жутком сообществе происходит аномалия. Я знал круэнтуса, который очень хотел работать в госпитале. Его порвали на части его же родственники за такое поведение. Мир не черно-белый, как тебе кажется, Тайла.

— Поверь мне, я уже сама догадалась. — Она потерла виски и подумала, что вряд ли ее жизнь когда-нибудь будет нормальной. Впрочем, что она знала о нормальной жизни? Она родилась на полу склада, ее мать была героиновая наркоманка, и с тех самых пор все в ее жизни было сплошной борьбой за существование.

— Тайла, давай я приведу сюда Шейда и мы тебе поможем.

Она покачала головой.

— А чего ты боишься?

— Чего боюсь? Ну как тебе сказать… Например, я боюсь потерять себя, боюсь превратиться в то, что сама всегда ненавидела. Я лучше умру, чем превращусь в то, что утром не смогу узнать в зеркале. — Казалось, он понял ее, и тут она вспомнила о том, что он говорил ей о каком-то предстоящем изменении в собственной жизни. — Ты, похоже, тоже не слишком рад предстоящим переменам?

— Тут дело в другом. Я-то знаю, кем стану, а ты — нет. Ты ведь можешь стать лучше.

— Лучше? А чем это «лучше» превратится в демона?

— И это говорит человек, которого только что едва не убили его же сородичи?

Тайла скрипнула зубами.

— Чтоб ты провалился в ад.

— Ты все еще не поняла? Это и есть ад.

Тайла фыркнула.

— Ну да, как же.

— Нет, я серьезно. Нет никакой огненной ямы, кругов ада, текущей лавы. Когда мы умираем, нас кладут в землю, как и вас, чтобы мы раз за разом проживали свою никчемную жизнь заново.

Голова у нее пошла кругом от того, что он говорил. Это противоречило всему, чему ее обучали в воскресной школе, и тому, что она слышала от приемных родителей и эгисов.

— Бессмыслица какая-то.

— Нет никакого ада, — заявил он. — Не в том понимании, в каком вы думаете. Наш мир живет по тем же законам, что и ваш. Когда вы умираете, вы переходите на Другую Сторону. Когда мы умираем, мы переходим в Нижний Мир. Большинство демонических видов живут глубоко под землей в месте, которое мы называем Шеол. Именно там я вырос. Это мир пещер, там всегда темно и мало пространства. Демоны все время стремятся выбраться оттуда и всегда будут, и сделают все, что угодно, ради того, чтобы приблизить тот день, когда все мы будем жить на поверхности.

— Какой такой день?

— Вы называете его Вознесение. Армагеддон. Апокалипсис. Многие человеческие религии говорят о том, что праведники попадут в рай на небесах, а землю оставят Злу, а мы называем это Перерождением. И тогда Земля превратится в ад. И нет надобности в огненной яме.

Он указал на книгу, которую она все еще держала в руках.

— «Демоника» учит нас, что люди-грешники перерождаются, получая второй шанс, чтобы в следующий раз, когда умрут, смогли бы попасть в тот мир, который многие из вас называют Небесами или другим миром. И когда наконец наступит День перерождения, это будет концом Искупления. Именно этого хочет Зло, а для демонов наступит рай на земле — по крайней мере многие из нас так считают.

Это было слишком. Слишком сложно. Черное, белое, оттенки серого и местами кровь. Она уже скучала по простым истинам.

— Хеллбой?

— Что?

— Обними меня. Я хочу забыть обо всем этом. — Она и глазом не успела моргнуть, как он уложил ее на пол и оказался сверху.

Сотни самок отдавались Эйдолону, но еще ни разу за восемьдесят лет половой зрелости никто не хотел от секса с ним больше, чем просто секса. Он не умел дарить комфорт и не умел облегчать боль за рамками знаний медицины и анатомии. Но то, как Тайла вцепилась в него, говорило ему, что ей нужно больше, чем секс, и, похоже, она сама понимала это. Из ее горла раздался стон отчаяния. Он сжал ее грудь сквозь ткань блузки.

— О, Тайла, ты такая красивая. — И это было правдой. Ему всегда нравились партнерши-гуманоиды, и среди них он выбирал самых привлекательных самок, а красота Тайлы не была классической, в ней была свежесть, на нее приятно было смотреть.

Должно быть, его слова были именно тем, в чем она нуждалась, она выгнулась навстречу его прикосновениям. Он хотел перенести ее на диван, но она подпрыгнула и повисла на нем, обхватив его ногами за талию. Мысли об удобстве вылетели из головы Эйдолона.

Уже через минуту они лежали нагие. Эйдолон бросил Тайлу на пол, поставил ее на колени и одним резким движением вошел в нее. Тайла вскрикнула от неожиданности и вцепилась пальцами в ковер. Он почувствовал запах страха, но еще сильнее был запах похоти, исходивший от нее, и от этого запаха он окончательно потерял контроль над собой. Он понимал, что нужно остановиться, но это было выше его сил.

— Пожалуйста…

Дьявол. С рычанием он заставил себя выйти из нее. Он сел, не поднимаясь с колен и стиснул зубы.

— Хеллбой. — Рука Тайлы опустилась ему на плечо.

— Отойди от меня. Я не могу себя сейчас контролировать, так что лучше держись от меня подальше. — Его член болел от напряжения. Трясущимися руками он потянулся за джинсами. Ему срочно нужно найти какую-нибудь самку, но мысль о том, что он овладеет какой-то другой женщиной, а не Тайлой, лишь усилила его агонию.

— Что ты делаешь?

Он выдавил сквозь сжатые зубы:

— Госпиталь. Там я найду кого-нибудь. — Он не понял, что говорит вслух, пока ее пальцы не впились в кожу его плеча.

— Ты что, собираешься… с кем-то другим?

— Придется. Больно. Мне самому с этим не справиться.

— Ой, — она закусила нижнюю губу, и он застонал, — ой, прости, я просто… поняла, поняла… Ты не можешь признаться, что хочешь меня. — Он натянул джинсы и думал лишь об одном — как бы дотерпеть до госпиталя, не изнасиловав кого-нибудь по дороге. — Не уходи, прошу тебя. — Она опустилась в позу, в которой они только что занимались сексом, и бросила на него томный взгляд.

— Ну смотри, ты сама напросилась, остановиться я не смогу.

— Давай, жеребец, трахни меня.

Второй раз просить его не пришлось.

Тайла поежилась, несмотря на тепло его рук. Они уже лежали вместе и молчали. Она не совсем поняла, что сейчас произошло, кроме того, что она сделала что-то не так. То, что должно было быть быстрым сексом, обернулась чем-то, с чем она не могла справиться. Она не знала, что ей сейчас делать — уйти или остаться, но если она уйдет, в его руках скоро окажется другая женщина, ведь для него не было выбора, его физическая боль была очевидна.

— Хеллбой?

Он поцеловал ее в ухо и проворковал:

— М-м-м?

— А ты не можешь?..

— Нет, — он все еще был в ней, и инстинктивно начал двигать бедрами, — я не могу достичь оргазма сам.

Забавно. Потому что с ней было все наоборот: только она сама могла удовлетворить себя, — но даже так это было непросто сделать, а с Эйдолоном она всегда была на грани, ей не хватало совсем чуть-чуть. Вот и сейчас он почти довел ее до оргазма.

— Ты прекрасна, — промурлыкал он и впился легонько зубами в основание шеи. — Я снова хочу попробовать довести тебя до оргазма. Ты разрешишь?

Она закрыла глаза, обдумывая его слова. Она боялась снова испытать унижение, но, с другой стороны, ее тело уже кричало о необходимости удовлетворения.

— Да, — сказала она, после чего говорить уже было невозможно, поскольку Эйдолон удвоил усилия. Но спустя какое-то время она поняла, что все как и прежде и ничего у них не получится. — Хватит, слазь с меня.

Эйдолон подчинился с неохотой, взял с дивана одеяло и накрыл ее.

— Тайла, зачем ты занимаешься сексом, если не получаешь от этого удовольствия?

Его слова окончательно испортили ей настроение. Она села и завернулась в одеяло.

— Откуда такая заинтересованность в моей личной жизни? — А точнее, в ее отсутствии.

Эйдолон опустился на пол и лег на живот, подложив под подбородок кулаки.

— Скажи, как это у тебя было в первый раз?

Она бы послала его к черту, но в его голосе слышалась неподдельная заинтересованность.

— Знаешь что, Хеллбой, я расскажу, но после тебя.

— Договорились. — Он задумался на мгновение. — Мне было двадцать, когда я впервые испытал желание.

— Двадцать? А не поздно?

— Когда живешь по семь веков, двадцать лет воспринимаются как капля в море. Так вот, когда у особей нашего вида появляется желание, то секс необходим для завершения процесса полового созревания.

— И много секса?

Эйдолон пожал плечами.

— Ну, в течение нескольких дней достаточно много. Для некоторых из нас это достаточно тяжело, но мои родители купили мне оргезу. — Увидев ее непонимающий взгляд, он объяснил: — Самку, чтобы все время была под рукой.

— Сексуальную рабыню? Твои родители купили тебе сексуальную рабыню, чтобы ты занимался сексом в родительском доме?

— Ну это же логично. Не могли же они позволить мне умереть! Не могли позволить мне слоняться по пещерам и насиловать всех встречных самок. — Он зевнул, как будто то, что он говорил, было в порядке вещей. — Кроме того, они заплатили сверху, чтобы, после того, как перестанет быть мне необходимой, она обрела свободу.

Она не могла себе представить ни такой юности, ни места, где он жил.

— Где ты вырос? Как выглядели твои родители? Они были похожи на людей?

Он провел пальцем по ее щеке.

— Они гуманоиды, но зеленая кожа и оленьи рога не позволяют им покидать Шеол. Там я и вырос, хотя время от времени сбегал сюда, на землю. — Он подмигнул ей. — Я был бунтарем в молодости.

Тайла усмехнулась. Он не походил на того, кто мог быть трудным подростком.

— И когда ты поселился под солнцем навсегда?

— Хватит обо мне. Твоя очередь.

— То есть ты хочешь знать, как я потеряла девственность?

— Да.

Вот ведь черт. Теперь ее сексуальный опыт казался ей смешным.

— Мне было четырнадцать.

— Это довольно рано для людей.

— Что ж, я была диким ребенком. Мама была наркоманкой, а бабушка и дедушка жили в доме престарелых. Так что я жила практическим одна и контролировать меня было некому. Я получала что хотела и когда хотела. И случилось это с моим приятелем после одной попойки. — Она посмотрела на него, но в его взгляде не было осуждения, только любопытство. — Было довольно больно, но боль прошла секунды через три. Небо не обрушилось на землю, земля не разверзлась под нами, но в целом мне не понравилось, так что со следующим разом я не торопилась. Кроме того, вскорости после этого мать на какое-то время перестала колоться и ей вернули родительские права. Так что на следующие пару лет я забыла о парнях.

— А потом?

Говорить о таких вещах было для нее неестественно, но с ним она чувствовала себя комфортно, и потому продолжила:

— Маму убили, я снова жила с приемными родителями, и однажды ночью мой приемный отец пришел ко мне в комнату… — Взгляд Эйдолона помрачнел. — Мы подрались, и я сбежала из дома, а на следующий день его наши мертвым и в полиции выписали ордер на мой арест.

— Ты правильно сделала, что убила этого ублюдка.

— Я не убивала. Я его здорово поколотила, но он был жив, когда я уходила из дома. Думаю, его убил кто-нибудь из других приемных детей, которые не смогли в свое время дать ему отпор.

— И что было потом?

— Я жила на улицах. И мне приходилось делать все, чтобы выжить. Не сладкая жизнь, скажу я тебе.

Повисла пауза. Может, не стоило ему все это рассказывать? Может, ему противно все это слушать. А с другой стороны, он же демон, у которого была сексуальная рабыня.

— И сейчас то же самое? Ты тоже делаешь все для того, чтобы выжить? И со мной ты спишь только ради крыши над головой?

Сначала Тай хотела обидеться, но, как ни странно, ей было лень, тем более что он прекрасно знал, что она спит с ним не ради защиты, денег или чего-нибудь другого.

— Можно я не буду отвечать на этот вопрос?

Он поцеловал ее в губы, она вдруг подумала, что такого с ней никогда не было. Даже мама никогда не обращалась с ней с такой любовью, хотя она любила ее, но между ними всегда была стена вины, которую мать чувствовал из-за того, что бросила Тайлу. И через эту стену Тайла так и не смогла пробиться, хотя в своих мечтах она видела, как они субботними вечерами, подогнув ноги, сидят на диване и весело смеются, глядя в телевизор.

Это были наивные мечты, но они были куда лучше, чем реальность, в которой она убирала за матерью блевотину и прятала использованные шприцы от полиции. Тайла едва не погрузилась в печальные воспоминания, но неожиданно пол под ними вспыхнул ярким светом.

— Что это? — спросила Тайла, глядя на сияющую пентаграмму.

Эйдолон посмотрел на нее с каменным выражением лица.

— Побудь одна, устраивайся поудобнее, меня вызывают в суд.

— За что?

— За убийство человека.

Глава 17

Эйдолон никогда не любил вампиров, особенно после того, что они сделали с Рейтом, особенно после того, что они сделали с их отцом.

Эта нить предрассудка была вшита глубоко в его сердце, но его воспитание дало ему достаточно, чтобы понимать, что не все вампиры одинаковы. Ему нравилась Нэнси, многие из врачей госпиталя были вампирами, и ему очень нравились самки вампиров в постели.

Но ничего, кроме презрения и ненависти, он не испытывал к Консулату вампиров. Все семнадцать были навозными червями и трусами. Как бы он хотел, чтобы хоть один из них оказался у него под скальпелем, и желательно за пределами госпиталя.

Они вызвали его через его личный портал, как делали всегда, хотя, вероятно, не ожидали, что он появится так быстро. Он первый раз увидел пентаграмму призыва в тот момент, когда она появилась, и ему понадобилось несколько минут, чтобы принять душ и надеть тогу. Тайла задавала вопросы, но он не отвечал на них, сказал лишь, чтобы она чувствовала себя как дома и что на кухне найдет все необходимое.

Теперь он стоял в покоях Консулата вампиров, и они взирали на него со своих золоченых, похожих на троны стульев, развернутых полукругом вокруг портала, через который он и вышел в зал. Бронзовый канделябр под потолком горел, отбрасывая красно-черные тени, внося свою толику в мистическую и пугающую атмосферу. Вампиры были неравнодушны к театральным эффектам. Голливуд изобрел готическую вампирскую мелодраму, и вампиры с радостью приняли ее как моду.

Эйдолон очень, очень не любил вампиров.

«Подойди ближе».

Ментальный импульс исходил от седовласого вампира по имени Комир. Эйдолон не стал подчиняться его приказу, повелев ногам остаться на месте. Он здесь для того, чтобы ответить за преступление, но это не его Консул, не его Консулат, так что пошли они к дьяволу.

— Твоя работа достойна уважения, инкуб, — сказал Комир, и Эйдолон улыбнулся.

— О чем вы говорите: о моей работе врача или о моей работе над вашими самками?

Эта фраза была бы уместна из уст Рейта, но с другой стороны, Эйдолон здесь расплачивался за брата.

— И то и другое, — сказала самка справа, и Эйдолон подумал о том, что ее бархатный, с хрипотцой, голос перед оргазмом стал бы еще приятнее.

— Тише, Виктория! — рявкнул Комир и жестом велел двум громилам подойти к Эйдолону. — Проводите его до платформы.

Платформа была залита кровью его предшественников, и скоро к этой крови присоединится кровь Эйдолона. Снова.

— Стойте, — сказал он. — Одного из ваших недавно схватили вурдалаки; что вам о них известно?

Комир прищурился.

— Какое тебе дело?

— Жертвы, как правило, оказываются в моем госпитале. Мертвые или умирающие.

Виктория вздохнула.

— Куда больше вампиров погибает от рук эгисов, и случается это почти каждый день, а проблемы с черным рынком и пропавшими вампирами случаются несколько раз за год. Нам на это наплевать. Советую и тебе смотреть на это так же.

Идиоты.

Эйдолон сбросил тогу и нагишом зашел на платформу, так что помощь громил не потребовалась. Он очистил разум от мыслей.

К нему подошел огромный вампир, имени которого Эйдолон не знал.

— Твой брат Рейт в этом месяце превысил лимит по охоте на людей. Ты здесь для того, чтобы понести за него наказание?

— Да. — Интересно, как они каждый раз узнают, что Рейт убил больше людей, чем положено. В мире живут тысячи вампиров, за всеми уследить невозможно, и тем не менее Консулат всегда знал точное число жертв Рейта.

— Инкуб готов.

Губы Комира разошлись в гримасе, обнажив клыки, острые, как шприц.

— Начнем?


Двадцать четыре часа истекло. Истекло гораздо больше, и, поскольку Эйдолон не позвонил, Джем приняла меры и решила действовать на свое усмотрение. Она начала бы и раньше, если бы не обещание другому доктору, в силу которого она застряла в госпитале на шестнадцать часов. Однако смена закончилась, и Джем собиралась найти Тайлу. Прямо сейчас.

Она поднималась по лестницам в квартиру Тайлы, перепрыгивая через две ступеньки. Поднявшись на пролет второго этажа, она почувствовала неладное, подкралась к двери квартиры и прислушалась.

Ни звука.

И тем не менее, чувствуя, как покрывается гусиной кожей, Джем повернула ручку. Не заперто. Дверь со скрипом открылась.

В воздухе витал запах крови и смерти, впитавшись в стены и добавившись к неприятным запахам старого жилья, которое, к слову, недавно перевернули вверх дном. Она зашла внутрь и заметила коробки в углу. Ага. Не перевернули вверх дном, а скорее собирали в спешке. Кто-то перевозил вещи Тайлы.

Кровавое пятно расплылось на полу рядом с ужасным оранжевым диваном.

Где же Тайла?

Джем услышала голоса на лестнице, и сердце ее ушло в пятки.

— Черт, это ты оставил дверь открытой?

— Не думаю.

Раздался узнаваемый звук клинков, доставаемых из ножен.

Убийцы.

Джем похолодела. Она не испытывала такого чувства с детства, когда родители читали ей страшные истории об эгисах. Кошмары преследовали ее вплоть до подросткового возраста, и лишь усилились позже, когда она узнала, что ее родная сестра стала убийцей, настоящим мясником, чудовищем. Джем бросилась в спальню, которая была пуста. Ни мебели, ни коробок. Спрятаться было негде.

— Похоже, здесь никого нет, — сказал один из голосов.

— Тогда кто вывез все из этой халупы?

Раздалось несколько смешков.

— Ладно, давайте закончим с этим побыстрее.

Джем запаниковала. Их было по меньшей мере пятеро. Она бы легко справилась с одним, может быть, с двумя, но с пятью тренированными убийцами… у нее при себе не было ни оружия, ни защитных амулетов; черт, она даже не успела придумать последнее желание. Одним словом, у нее не было шансов.

Тихо, словно крыса, она проскользнула в кладовку. Защитные кружева татуировок вокруг ее шеи, запястий и лодыжек обожгли кожу. Демон внутри ее рвался наружу.

Она молилась, чтобы он не выбрался.


Тайла провела время в квартире Эйдолона с пользой. В основном она разглядывала содержимое комнат — отчасти, чтобы узнать побольше о нем, — чтобы не думать о том, что произошло между ними и что делать дальше.

Потому что то, что произошло, потрясло ее до глубины души. Он был ей нужен, она желала его. Защитная стена рухнула, и она осталась одна наедине со своими чувствами. И теперь ей предстояло учиться жить с этим.

Отбросив мысли, она старалась не думать ни о чем и продолжала бродить из комнаты в комнату. Мики повсюду следовал за ней, беспрестанно болтая и заглядывая в каждую щель.

Гостиная Эйдолона, украшенная зеленой и коричневой кожей, не говорила, по сути, ни о чем, кроме того, что у него есть деньги и вкус.

Почти в каждой комнате вдоль стен стояли стеллажи с книгами. Большая их часть была медицинского характера. Некоторые содержали странные тексты на незнакомом ей языке.

Она почувствовала голод и решила не заходить в спальни, а направилась прямиком на кухню. Содержимое холодильника удивило ее. Не то чтобы она ожидала увидеть там банки с кровью и контейнеры с мозгами, но свежие фрукты, овощи, копченое мясо и соевое молоко как-то не вязались с ее ожиданиями. С другой стороны, среди банок с кетчупом, маргарином, корнишонами были банки, содержимое которых она не могла распознать, и надписи были на языках, которых она не знала.

Так что не исключено, что это были мозги и кровь.

Она достала упаковку с тонко нарезанной ветчиной, но ее отвлек какой-то звук. Она закрыла холодильник и взяла кухонный нож с подставки, после чего на цыпочках вышла в коридор. Пробираясь вдоль стены, она услышала хриплое дыхание, и сердце ее забилось чаще. С ножом наизготовку она зашла в спальню. Эйдолон стоял на корточках в центре пентаграммы. Каждый дюйм его тела был покрыт кровью. Голова свесилась, и она не видел его лица.

— Боже мой! — Она подбежала к нему и опустилась перед ним на колени.

Он вздрогнул всем телом. Она хотела приласкать его, но не знала, до какого участка израненного тела можно дотронуться. Глубокие порезы покрывали его спину, руки, ноги и даже ступни. Кровь капала из порезов, собираясь в лужу на полу.

— Я отвезу тебя в госпиталь, — сказала Тайла, не ведая, как именно она собирается это сделать, но она встала, понимая, что делать что-либо необходимо.

— Нет, — сказал Эйдолон слабым голосом. — Позови Шейда.

— Я не хочу тебя оставлять, — сказала она, но его тело снова содрогнулось, и Тайла выбежала в прихожую, где на полке лежал его сотовый телефон. Дрожащими пальцами она пролистала телефонную книгу, нашла номер Шейда и набрала его.

— В чем дело, Эй? — Голос Шейда был глубже, чем у Эйдолона.

— Это Тайла, слушай…

— Где он? Что ты с ним сделала?

Она ответила шепотом, отойдя подальше от спальни.

— Ничего я не делала, но он ранен. Мы в его квартире. Он уходил в портал, а когда вернулся… — Эйдолон выглядел так, словно его пропустили через мясорубку. — В общем, выглядит он… плохо. Очень плохо.

— Черт! — На той стороне провода что-то разбилось, да так громко, что Тайла убрала телефон от уха. — Постарайся согреть его: он наверняка в шоке, — но только не заворачивай его в одеяло, иначе оно впитает кровь из его ран. Я скоро буду.

Он завершил, оставив ее в полной уверенности, что это случалось и раньше. От этой мысли ей стало не по себе. Она подбежала к термостату и установила его на тридцать градусов, после чего вернулась к Эйдолону.

— Эйдолон, — пробормотала она, опускаясь рядом с ним. — Он стоял в той же позе, что и раньше. Эйдолон ничего не сказал, но по сжатым челюстям она поняла, что он просто не может говорить.

Ей стало совсем нехорошо. Кто мог так поступить с ним? Другие демоны его вида? Им нельзя убивать людей? Вопросов было больше, чем ответов, но до приезда Шейда все, что она могла сделать для Эйдолона, — это отвлечь его от боли.

— Мне понравилась твоя квартира, — сказал она. — Я тут посмотрела все, ты не против? Ничего странного я не нашла.

Она попыталась придать своему голосу игривые нотки. Кроме того, несмотря на ситуацию, она действительно не нашла ничего удивительного в его квартире. Квартира как квартира.

— Слушай, как ты думаешь, когда мы узнаем, к какому из видов принадлежит мой отец? Надеюсь, это не что-то ужасное. — Она усмехнулась, потому что несколько дней назад не видела никакой разницы между просто демонами и ужасными демонами.

Дыхание Эйдолона стало ровным, так что она решила продолжить разговор о всяких глупостях: о плохих оценках в школе, о своих любимых апельсинах и о желании научиться кататься на коньках. К тому времени, когда Шейд вошел в комнату, Эйдолон знал о ней больше, чем любой эгис, с которым она когда-либо общалась, хотя она понятия не имела, слышал ли он хоть слова из того, что она говорила.

Шейд не удостоил ее и взглядом, а сразу сел возле брата, открыв сумку с медицинскими инструментами.

— Эй, старик, я здесь, все будет в порядке.

Как будто присутствие брата вернуло ему способность чувствовать, Эйдолон застонал, и в голосе его звучала жуткая боль.

— Да, брат, здорово тебя покусали на этот раз.

У Тайлы в груди похолодело. Это ее вина, он защищал ее, когда убил Хранителя в ее квартире. Он защищал ее.

— Он этого не заслужил.

— Да будет тебе, убийца. — Шейд посмотрел на нее, и выражение его лица смягчилось. — Эти ублюдки здорово на этот раз над тобой поработали.

— На этот раз? Он говорил, что никогда не убивал людей раньше.

— Он и не убивал.

Она хотела спросить, чем он заслужил такие истязания, но Шейд был холоден, и она и не решилась задавать этот вопрос. Шейд внимательно изучал лицо брата, в его действиях были нежность и озабоченность. Когда он закончил, он продолжил умиротворенным тоном, проверяя, целы ли ребра и внутренности брата. У Эйдолона застучали зубы, но он так и не произнес ни звука за все время осмотра.

— Убийца, открой сумку с операционными инструментами и подай мне шприц из правого внутреннего кармана.

Радуясь, что у нее появилась хоть какая-то работа, Тайла нашла то, что от нее просили, и передала шприц Шейду, который тут же ввел содержимое в плечо Эйдолона с профессиональной точностью. Этот парень не обладал манерами в отличие от брата, но он был профессионалом своего дела и она не могла не отметить это.

— Это от боли?

— Антибиотик. — Шейд достал переносную капельницу и пакет с кровью. — Обезболивающее против правил.

— Каких таких правил? Что, есть правило, что тебя можно избить до полусмерти?

Вместо ответа Шейд ввел иглу от капельницы в вену брата и подвесил пакет с кровью на ручку двери. Закончив, он положил ладонь на загривок Эйдолона — одно из немногих мест, где не было порезов, — и начал массировать по часовой стрелке.

— Братишка, у тебя очень низкий пульс и почти нет давления. Мне нужно, чтобы ты расслабился. — Шейд закрыл глаза, и на какое-то мгновение показалось, что напряжение Эйдолона улетучилось, но после этого его тело вновь сотрясли конвульсии, дыхание стало учащенным.

Не задумываясь, Тайла взяла руки Эйдолона в свои, но, увидев потемневшие глаза Шейда, тут же отдернула их, испугавшись, что может навредить, а не помочь.

— Нет, — сказал он, остановив ее. Из груди Эйдолона раздался хриплый свист, и Шейд прищурился. — Как любопытно, — сказал он и, аккуратно взяв ее за руку, вернул ее к Эйдолону. — Похоже, твои прикосновения успокаивают его. Держи его за руку, пока я его не усыплю.

Очень нежно Тайла гладила Эйдолона по руке в том месте, где не было ран. Эти пальцы спасли ей жизнь, они доставили ей удовольствие… Через несколько минут Шейд кивнул.

— Все, он спит. Оставь его здесь на пару часов. С ним все будет в порядке.

— Он ведь поправится, правда?

— Да, нас не так-то легко убить. Так, к твоему сведению, эгис. — Он собрал свои инструменты и жестом пригласил ее следовать за ним на кухню, где он вымыл руки. — Если позвонит Рейт, не говори ему ни слова. Если он придет, не впускай его.

— Почему?

Он колебался с ответом, так что она подумала, что он вообще ничего не скажет, но он вытер руки и произнес:

— Эйдолон несет наказание не за то, что сделал сам, а за то, что сделал Рейт. А Рейт не знает об этом.

— Так причина не в том, что произошло в моей квартире? Я не понимаю.

— А тебе и не нужно понимать.

— Ну да. Я могла бы воспользоваться ситуацией, но вместо этого позвонила тебе, верно?

Шейд обнажил клыки.

— Если бы ты не позвонила, я бы…

— Но я сделала это, — отрезала она. — Так что расскажи мне, почему его чуть не убили за то, что его брат что-то натворил.

— Ты. Мне. Не. Нравишься.

— Взаимно, парень. Говори уже.

— Рейт наполовину вампир, — сказал Шейд. — Но еще он демон-семинус. Законы вампиров и демонов-семинусов обычно не смешиваются, и он не подпадает ни под те, ни под другие. Даже Консул не может определить, как наказывать его за различные преступления. Но расплата должна быть.

— Но почему Эйдолон?

— Потому что Рейт не перенесет этого. Непростая история.

— Я не понимаю, почему Рейт допустил все это. Почему он допускает, чтобы Эйдолона избивали до полусмерти.

— Рейт думает, что он неприкосновенен… он понятия не имеет, что Эйдолон страдает из-за него. Если бы он узнал, что Эйдолон прошел через это… — Шейд пожал плечами. — Мы бы потеряли его. Он не должен ничего знать.

— Но это сумасшествие. Ты должен рассказать ему. Это не может продолжаться. Что, если в следующий раз они убьют Эйдолона?

— Тебе-то какое дело? Я уже сказал: Рейт не должен ничего знать. Если ты хоть намекнешь ему о том, что произошло, я вышвырну тебя, убийца.

Она хлопнула ладонью по барной стойке и зарычала:

— Только попробуй, кретин.

Глаза Шейда стали золотистыми, напомнив ей о том, кто страдал в тишине в соседней комнате, напомнив, что сейчас не самое подходящее время для выяснении отношений с демоном, который помог ему. Он, казалось, пришел к этому же выводу, и золотистые глаза вновь стали темными, хотя ей показалось, что под ними легла тень.

— Ты похож на Эйдолона, — тихо сказала она. — Но все-таки вы разные.

Он проворчал:

— Все братья-демоны похожи друг на друга, но наше поведение отличается, потому что мы выросли в разных условиях.

— Но… Рейт. Он блондин.

— Крашеный.

— У него синие глаза.

— Это не его глаза.

— Как это, не его глаза?

Шейд перекинул сумку через плечо, показывая, что разговор закончен.

— Эй к утру поправится. Постарайся давать ему пить как можно больше жидкости и… — Он замолчал, отвернулся и добавил: — Останься с ним. Обычно ему приходится переносить это в одиночестве.

Он хлопнул дверью, оставив ее с гулко бьющимся сердцем стоять на кухне. Эмоции, которых она не подозревала в себе, захлестнули ее.

Братья настолько любили друг друга, что ей трудно было поверить в такую любовь, потому что она никогда не видела ничего подобного своими собственными глазами. Они защищали друг друга, исцеляли друг друга, и, очевидно, умерли бы друг за друга.

«Каково это, иметь такую семью?» — подумала она, наливая в стакан апельсиновый сок, который нашла в холодильнике.

Она прошла в комнату, где мирно спал Эйдолон, несмотря на то что он по-прежнему стоял, опираясь только на ладони и колени, потому что это были единственные не израненные участки тела. Кое-какие из его ран уже начали заживать.

Да, его раны затягивались, но ее только что открылись.


Телефонный звонок разбудил Эйдолона. До того как он смог подняться, звонок прекратился и из автоответчика раздался голос Джем. Он звучал так, будто его хозяйка накачалась наркотиками на студенческой вечеринке и уснула на лужайке перед домом.

— Эйдолон, это Джем. Мне кажется, с Тайлой что-то случилось. Не знаю, что именно, но я провела ночь в ее чертовом платяном шкафу. Я сейчас в Центральном подземном госпитале. Мне надо поговорить с тобой. Это важно. Можешь прийти? Если не придешь, я сама приеду к тебе.

Какого черта она провела ночь в шкафу Тайлы? Эйдолон застонал. Во рту пересохло, тело одеревенело от того, что последние двенадцать часов он стоял, опираясь на колени и ладони. Повернув голову, он размял затекшую шею и вдруг заметил Тайлу, которая свернулась около него калачиком на полу. Ночью она стащила подушку с его кровати, и теперь ее волосы рассыпались по спине, словно львиная грива.

Он никогда раньше не видел ее спящей, мирно спящей, а не лежащей на больничной койке под действием успокоительных. Доктор внутри его проанализировал ритм вздымающейся и опускающейся при дыхании груди, мужчина внутри его оценил вырез футболки, которую она взяла в его шкафу и надела за неимением другой одежды.

На ней она сидела куда лучше, чем на нем.

Он вдохнул ее аромат, такой интенсивно женский, смешанный с сочувствием и страхом. Он вдруг припомнил, что здесь был Шейд, притрагивался к ней… Что, если брат угрожал ей или причинил ей боль?

Он осмотрел ее тело и лицо и с облегчением вздохнул, подумав, что Тайла могла позаботиться о себе и сама, это он видел своими собственными глазами. Скорее мог пострадать его брат.

Черт.

Поднявшись на ноги, он вздрогнул от пронзившей его боли. Засохшая кровь покрывала его кожу, но под ней уже не было ран. Он позвонил Шейду, чтобы убедиться, что тот жив-здоров, а потом принял душ. Обнаженный, он вернулся в комнату, поднял Тайлу и отнес ее на кровать.

Только он положил ее на простыню, как она открыла глаза.

— Хеллбой, — прошептала Тайла голосом, который зазвучал сладкой волной в его теле. — Ты в порядке? То есть я хотела спросить…

Она не могла не заметить отсутствие на нем одежды, уставившись, немного смущаясь, на его эрекцию.

— Да, все хорошо. Мои раны быстро заживают. Отдохни немного. Я знаю, ты не спала всю ночь.

Он отвернулся, но она схватила его за руку, заставив его повернуться.

— А ты уверен, что все в порядке? — Ее руки скользнули по спине, груди, рукам, хотя кожа все еще выглядела израненной. — Так вот откуда у тебя все эти маленькие шрамы?

— Ты можешь их видеть?

— При определенном освещении.

Прикосновение ее рук к его телу, к его шрамам, было намного чувствительнее, чем прикосновения вампиров. Ему хотелось наброситься на нее, но что-то между ними изменилось, что-то нежное и хрупкое теперь связывало их, так что он боялся разрушить это сексом.

Кроме того, то, что она делала с ним, не имело к сексу никакого отношения.

Она заботилась о нем. Никому, кроме его братьев, не было никакого дела, все ли с ним в порядке. Да, конечно, джастисы-родители и две сестры любили его, но это логично — чувствовать любовь к тому, с кем рос бок о бок. Если бы наступили времена, когда для них логичнее было бы убить его, они не колебались бы ни минуты.

— Спасибо, что помогла мне, — прошептал он.

Она усмехнулась.

— Считай, что я частично оплатила свой больничный счет.

Ее улыбка возбудила его. Он почувствовал, как к члену приливает кровь, и пульсацию в правой стороне лица. Это безумие. Уровень его самоконтроля снижался по спирали, и повысить его становилось все труднее и труднее. Шейд сделал ему переливание прошлой ночью, но эсгенезис вновь настиг его. Это случалось все чаще и чаще, так что даже переливания уже не работали, или их требовалось проводить с меньшими интервалами.

Они какое-то мгновение смотрели друг на друга. Медленно улыбка сползла с ее лица.

— Послушай, Шейд сказал, тебя наказывают за Рейта. Это правда?

— Шейду язык бы вырвать, — проворчал он.

— Значит, правда.

Он вздохнул. Она заслужила ответ после всего, что сделала прошлой ночью.

— У вампиров есть минимальная квота за убийство людей. Наказание суровое.

Она потерла глаза и зевнула, и он было подумал, что допрос закончен, но она спросила:

— Так почему ты их мальчик для битья, а не Рейт?

— Я доброволец. Рейт не перенес бы этого, тронулся бы рассудком.

Тайла покачала головой.

— Я все еще не понимаю, почему ты не можешь рассказать ему о наказании, чтобы он больше не совершал преступления…

— Слишком поздно. Мы хранили это в тайне с самого начала. Если он узнает, что был причиной моей боли… — Он выдохнул. — Рейт станет безумным, впадет в ярость или все вместе. Именно по этой причине он работает с нами. Мы с Шейдом думали, что так он будет занят и не наломает дров.

— Я правильно поняла, что план не сработал?

— Точно, — пробормотал он. — Ты еще не видела Рейта раньше. Отдохни, мне надо отлучиться.

Она кивнула и закрыла глаза, проваливаясь в сон. Он быстро надел джинсы, синюю рубашку и зашел в госпиталь через ближайший портал. По пути он встретил Солис, дежурную медсестру.

— Ты видела Джем или Рейта?

— Джем я не видела. — Солис показала пальцем на коридор. — Но Рейта я видела. Он ушел туда с Киской.

Черт побери. Киска — медсестра, излучающая секс словно ядерная частица радиацию. Рейт обречен.

Эйдолон пошел по коридору в сторону кафетерия, следуя запаху возбуждения, который заканчивался у дверей склада, откуда раздавалось хихиканье и звуки полового акта, что лишь подтвердило его догадки.

Он открыл дверь и нисколько не удивился, увидев перед собой такую картину: Киска нагнулась вперед, штаны ее были спущены до лодыжек, грудь обнажена, а Рейт, чья ширинка была расстегнута, нежно посасывал кровь из ее шеи, и их интимная близость была в самом разгаре. Впрочем, Эйдолон быстро отвел взгляд.

Рейт посмотрел на брата золотистыми глазами. С клыков его капала кровь, и Киска, выпрямившись, облизнула его рот своим раздвоенным языком.

— Надо поговорить.

Хвост Киски протянулся в сторону паха Эйдолона и начал через штаны ласкать его и без того затвердевший член. Эйдолон выругался и отступил на шаг, а Киска со сладострастной улыбкой развернула хвост и обвила его вокруг члена Рейта.

Тот откинул голову и застонал.

— Братишка, либо дай мне минуту, либо присоединяйся.

Эйдолону и раньше доводилось делить самку с одним или с обоими братьями сразу, но сейчас он мог думать только о Тайле. И это нехорошо.

Он захлопнул дверь и долго стоял в коридоре, тяжело дыша. Образы Тайлы, ее тела, извивающегося под ним, вспыхивали в его голове до тех пор, пока он едва не завыл от отчаяния, которое было не только физическим. Тот факт, что он не мог довести ее до оргазма, бросал вызов его природе инкуба.

Пробормотав что-то себе под нос, он велел дежурной сестре бросить сообщение на пейджер Джем, после чего заперся у себя в кабинете, поставил себе капельницу с кровью и расслабился. Джем прибыла через десять минут. Она выглядела так, словно две минуты назад встала с постели. Вокруг покрасневших глаз темнели круги.

— Где Тайла?

Эйдолону снова не понравился ее повелительный тон.

— Я уже говорил тебе, что она моя. Я не позволю тебе причинить ей зло.

— Не исключено, что ты уже опоздал. Я была у нее дома…

— Она у меня в квартире, с ней все в порядке.

— О, хвала небесам.

— Небеса тут ни при чем, — сказал он угрюмо. — А чего это ты так рада?

— Звонили ублюдки, — ответила Джем, закрывая за собой дверь.

— Ну и?..

— Они сказали, что ждут меня прямо сейчас.

— И что изменилось?

— Человек, который на них работал, пострадал при взрыве.

Эйдолон напрягся.

Эта афера с кражей органов могла базироваться где угодно в мире или под землей, и человек, который проводил операции, мог жить и работать где угодно, но Эйдолон не верил в совпадения.

— Взрыв в госпитале.

— Я подумала об этом же. Сколько человек было ранено?

— Трое погибли, семеро ранены, двое из них серьезно. — Он провел пятерней по волосам, не обращая внимания на иглу от капельницы. — Из этих семерых четверо в состоянии работать.

— Значит, один из троих, что остались в живых, но работать не в состоянии, и есть мясник.

В венах Эйдолона закипел гнев при мысли, что один из членов команды, каждому из которых он доверял, был впутан в нечто столь омерзительное. Предатель.

Кое-что всплыло в его памяти. Он вспомнил, как оперировал самца по имени Дерк несколько дней назад. Он был агрессивен и груб, в чем не было ничего удивительного, но позже, когда Эйдолон спросил его о хирургическом надрезе, он запаниковал. Тогда это показалось ему странным, но теперь все сходилось.

И еще ему говорила что-то Нэнси. Она тогда упоминала об эгисах, но было что-то еще. Она шептала ему. Голос ее трудно было разобрать, ведь она захлебывалась в собственной крови.

Три пострадавших среди персонала больницы: Ривер, Сикнет, Пейдж. Вот черт.

— Это Пейдж.

— Медсестра-человек?

Он кивнул.

— Нэнси сказала кое-что, перед тем как умерла. Я подумал, что она говорит об эгисах, но она могла говорить о Пейдж. И Пейдж присутствовала при опросе одного пациента. Должно быть, он узнал ее, потому что запаниковал.

— Это означает, что эгисы, возможно, здесь ни при чем. Они не стали бы взрывать человека, который выполнял для них операции. Правильно? — Тон Джем был холоден, как никогда, глаза потемнели, и впервые он заметил демонические черты, которые проступили поверх человеческого обличья. — Я хочу вернуть своих родителей. Мы должны поговорить с Пейдж.

— Она в коме. — Он пригвоздил Джем взглядом к стулу, но я сделаю так, чтобы к тому моменту, как она выйдет из комы, быть рядом с ней.

Тайла едва не взорвала госпиталь, но, похоже, она оказала ему услугу.

Глава 18

Тайла проснулась от восхитительного запаха чего-то остренького. Учитывая, что опасный демон не стал бы вламываться в квартиру с целью приготовить что-нибудь вкусненькое, она приняла душ в роскошной, облицованной белым мрамором ванной Эйдолона, а выйдя, увидела на кровати плюшевый халат.

Улыбнувшись его заботливости, она накинула халат и прошла на кухню, где он стоял у плиты, помешивая какой-то соус.

— Эй, — сказала она. — Для парня, который чуть не умер прошлой ночью, ты выглядишь неплохо.

— Это Шейд тебе сказал?

— На самом деле, он сказал, что тебя не так-то просто убить.

Он отбросил пасту на дуршлаг.

— Не совсем так. — Он подмигнул ей. — Но даже не надейся, что я расскажу, как лучше это сделать.

Ее задели его слова. А не должны были. Она поняла его, она бы и сама не рассказала тренированному убийце, как убить ее, но тем не менее ее это все равно задело.

Она сидела возле него на барном стуле, пока он раскладывал пасту и соус в две тарелки. Пахло это потрясающе, а выглядело еще лучше.

— Ты не перестаешь меня удивлять, — промурлыкала она, когда он поставил перед ней тарелку.

— Это потому, что я умею готовить? Мне сто лет. За такой период времени можно кое-чему научиться.

— Скорее, я удивлена тому, что ты такой… домашний.

Усмехнувшись, он опустился на стул рядом с ней.

— У меня даже своя прачечная.

— Держу пари, у тебя и горничная есть.

Он смущенно улыбнулся.

— Может быть. А теперь ешь. Это я тебе приказываю как доктор.

Улыбнувшись, она взяла вилку. Попробовав, пришла в восторг. Паста таяла во рту, а сырный соус раскрывался целым комплексом вкусов, согревая ее изнутри.

Когда в последний раз она ела нормальную еду? Эгисы не слишком хорошо платили, в основном потому, что фонды базировались на частных инвестициях и государственные агентства регулярно требовали каких-то выплат. Вот и получалось, что с таким количеством отделений по всему миру большая часть денег уходила на поддержание группы, а не конкретного индивида. Вот почему большинство Хранителей жили прямо в участке, где у них была крыша над головой и еда.

Она прикончила свою порцию, в то время как Эйдолон не осилил еще и половины, и тут поняла причину, по которой он не мог есть. Его взгляд остановился на распахнувшемся на ее груди халатике, и глаза его загорелись золотистым огнем.

Тайла поняла по цвету его глаз, что пахнет жареным. Все его существо источало желание, и голод в его глазах не имел ничего общего с едой на тарелках.

— Черт, Хеллбой, что ты делаешь?

Его глаза тут же поменяли цвет на обычный карий.

— Я не знаю.

Она все еще чувствована на себе его липкий взгляд.

— Я хочу… — Чего? Снова стать ребенком, видеть, как мать колется прямо перед ней, или снова стать подростком, жить в приемных семьях и на улице? Еще месяц назад у нее не было ничего, кроме ненависти, которая поддерживала в ней жизнь.

Правда заключалась в том, что до сегодняшнего дня она никогда не была счастлива.

— Так чего же ты хочешь, Тайла? — спросил Эйдолон, ласково глядя на нее.

— Ничего.

Он взял ее за руки, привлек к себе, и она очутилась у него на коленях.

— Я просто хочу… хочу, чтобы у меня было что-то свое. Раньше у меня за душой не было ни гроша. У меня были только эгисы и мое слово, а теперь и эгисов больше нет.

Он засунул руку в карман джинсов и достал что-то маленькое, с серебристым отливом.

— У тебя есть это.

— Кольцо моей матери. — Она надела его на палец, и ее сразу захлестнули эмоции.

В следующее мгновение она оказалась в его объятиях, он целовал ее шею, говорил, что она прекрасна и он даст ей все, чего бы она ни пожелала.

Ей хотелось плакать. Никто, ни один человек, не говорил ей таких слов, не говорил, что она красива и притягательна.

— Это безумие, — простонала она.

Эйдолон расстегнул ширинку и процедил сквозь зубы:

— Я хочу быть в тебе, прямо сейчас.

— О Боже, да…

Тайла была в отчаянии. Она снова не могла достичь оргазма, как Эйдолон не старался. А он старался.

— Я не могу.

Эйдолон задумался.

— Знаешь, Тайла, не все самки вашего вида…

Она стукнула его по плечу.

— Я могу. Я же знаю, что могу. Я просто не могу выбросить его из головы.

Эйдолон замер.

— Кого «его»?

— Его, демона. — Она закрыла глаза, и по щеке ее стекла слеза. — Я их ненавижу. — Тайла всхлипнула. — Я их ненавижу.

Он обнял ее за плечи.

— Тайла, расскажи мне все, что было.

— Я не могу, не могу выбросить его из головы. — Она снова всхлипнула.

— Что? Что ты не можешь выкинуть из головы?

Тайла молчала какое-то время. Люди, которые были ей небезразличны, как правило, погибали или пытались ее убить.

— Мне было шестнадцать, — сказала она. — Я пришла из школы и услышала странные голоса на кухне. Я увидела маму. Она лежала на столе, и ее насиловали.

— Демон?

— Пожиратель душ.

— О боги, — прошептал Эйдолон. — Хуже не придумаешь.

Так и было. Пожиратели душ могли мучить своих жертв сутками, не давая им умереть.

— Я пыталась с ним драться, но он был силен, а я — напугана. Он избил меня, привязал к креслу и заставил смотреть, как он насилует ее снова и снова. Она не могла кричать, потому что он засунул ей в рот кляп. А потом… Боже мой.

— Продолжай, — прошептал он. — Ты можешь мне довериться.

Она закрыла глаза, будто это могло избавить ее от воспоминаний.

— Она кончила. Он ее насиловал, а она кончила.

— Посмотри на меня. Посмотри на меня! — Ей ничего не оставалась, и она посмотрела на него. Его взгляд был твердым и решительным. — Ведь ты из-за этого не можешь достичь оргазма с мужчиной, не так ли?

Она попыталась отвернуться, но он взял ее лицо в ладони и повернул к себе.

— Ей нравилось, — сказала Тайла грубо. Она была на грани срыва. — Ее пытали, насиловали, а она… взяла и кончила.

— Послушай меня, Тай. Пожиратель душ просто издевался над вами. Над тобой и над ней. Этот вид обладает способностью доставлять удовольствие своим жертвам через боль. Это тоже пытка и унижение. Ты сама видела, как это работает. Он умудрился на многие годы отравить жизнь, ведь эта сцена наверняка всплывает у тебя в голове всякий раз, когда ты занимаешься сексом.

Тайла снова всхлипнула.

— Да. Иногда перед тобой, даже когда я пытаюсь удовлетворить себя сама, все, о чем я могу думать…

— Хватит. Больше не давай ему делать это. Он приходил еще?

— Нет, но я молю Бога, чтобы пришел. Сейчас я бы порвала его на части.

— Ты такая сильная, такая храбрая, ты сражаешься с демонами. Ты сражаешься с ними на улицах и внутри себя, и, поверь мне, ты можешь победить в этой битве. — Он поцеловал ее в щеку, стерев слезу своими губами. — Просто позволь мне помочь тебе.

— Доктор, ты хочешь меня вылечить? — спросила она.

— Как никого другого.

— И я хочу излечиться, — сказала она, и, Бог свидетель, это было правдой. События столь далекого прошлого повлияли на всю ее дальнейшую жизнь и на отношения с мужчинами. Пора было переступить через это или по крайней мере постараться забыть. Их губы встретились и слились в поцелуе.

— Иди ко мне.

— С радостью…

И у нее все получилось. Это был самый незабываемый оргазм в ее жизни, а потом они повторили еще раз. И еще.

Позже они лежали изможденные и счастливые.

— Спасибо, — сказала Тайла.

— Нет, это тебе спасибо.

— М-м-м. Тайла, может, ты все же попробуешь интегрировать свою демоническую половину? Ради меня. Мы бы с Шейдом устроили все в два счета.

Тайла долго молчала, а затем, словно решившись на что-то, сказала, глядя ему прямо в глаза:

— Хорошо, но только обещай мне: если я превращусь в нечто ужасное, ты меня убьешь.

Эйдолон колебался.

— Прошу тебя. Я не смогу согласиться, пока не буду уверена, что не превращусь в опасное животное.

— Обещаю. Я позвоню Шейду утром. Утром все и сделаем… а сейчас нам есть чем заняться.

Глава 19

Тусклый утренний свет, льющийся через окно, обжигал Эйдолону глаза. Он не думал о том, почему вдруг стал такими чувствительным. Ему было все равно, хотелось лишь закрыть глаза.

Он спустил ноги на пол, но встать не смог, а рухнул рядом с кроватью. Боль пронзила его словно шипы. Все ныло. Глаза. Лицо. Все тело.

Может, это Тайла что-то сделала с ним?

Тайла.

Желание пронзило его, словно горящая стрела. Он поднял голову, вдыхая аромат секса, которым они занимались прошлой ночью на протяжении нескольких часов. Она исцелилась. Она кончала снова и снова в любых позах, в каждой комнате.

Забыв о боли в глазах и во всем теле, он вскочил на ноги и, покачнувшись, присел на край постели. Тайла лежала на скомканных простынях, волосы разметались по подушке, грудь была обнажена так, что он мог любоваться ею. Простыни не закрывали и ее бедра.

Он хотел ее. Она была ему нужна.

Он припал губами к ее бедрам.

— М-м-м, Хеллбой, — промурлыкала она, улыбаясь, ее глаза все еще были закрыты.

Она потянулась. Открыла глаза и чуть не задохнулась.

— Черт! — Она в мгновение ока оказалась у передней спинки кровати, поджав под себя ноги. — Что с тобой?

— Со мной ничего. А с тобой что?

Она перекатилась по кровати и резким движением встала на ноги.

Она была совершенно нагая.

Ему надо было овладеть ею. Прямо сейчас.

— Не подходи ко мне. Возьми ее.

Его ноздри анализировали исходивший от нее запах. Страх, замешательство… возбуждение.

Она готова.

От нее пахло не только человеком, но и демоном. Его тело незамедлительно ответило. По его коже прошла вибрация, как будто разрывая его пополам. Разум затуманился. Боль внутри его усилилась.

Острая боль пронзила его спину.

Когда взгляд его прояснился, он посмотрел на свои руки. Нет, не руки. Лапы. Красные чешуйчатые лапы с острыми когтями.

Она должна понести.

— Мне надо заняться с тобой любовью.

Крик Тайлы он заглушил своим рычанием. Страх в ее голосе лишь возбудил его мозг и его член. Теперь ему нужно было попробовать ее, припасть к ней своими клыками…

Он покачал головой. Это не его мысли.

Она должна понести.

Он прыгнул на нее, вцепился когтями на кончиках крыльев в ее плечи, его руки придвинули к возбужденному члену ее бедра. Она встала на колени и полоснула ногтями по его пенису так, что он взвыл от боли. Перевернувшись, она ударила его по ногам, и он упал.

Он попытался схватить ее, но она вырвалась и метнулась к сумке с оружием.

— Esraladoth en sludslo, — вырвалось из его горла, но она понятия не имела, что это означает.

— Если это значит «пни меня в мой зад», то тебе повезло. — Она метнула в него болеадорос[7]. Он почувствовал, что оно обвилось вокруг его шеи, и в следующее мгновение весь мир перевернулся.

Тайла видела, как пожиратель душ упал навзничь; ее сердце билось так сильно, что даже болела грудь. Ею овладел такой сильный страх, какого она не чувствовала со дня смерти матери. Этот страх превращал ее в бесформенное желе, и ей пришлось приложить немало усилий, чтобы устоять на ногах. Существо все еще конвульсивно дергалось.

События последних мгновений прокрутились назад словно фильм ужасов, но как бы часто она ни ставила его на паузу, объяснить то, что сейчас произошло, не могла. Где Эйдолон? Вот он целует ее бедра, в следующее мгновение сквозь его спину прорастают перепончатые, покрытые сетью сосудов крылья. Может, пожиратель душ убил его и принял его облик?

Руки ее дрожали, она достала кинжал из своего арсенала оружия и тут же выронила его. Она не верила своим глазам: на месте пожирателя душ лежал Эйдолон, с болеадорос вокруг шеи.

Вот черт!

Все еще вцепившись в кинжал, она достала из сумки наручники и вернулась к нему. В сером свете, пробивавшемся через окно, она увидела огромную изменяющуюся татуировку с правой стороны его лица.

Когда она первый раз увидела его в постели, его глаза были красными.

Осторожно она надела на его лодыжки и запястья наручники и сняла болеадорос с шеи.

Сидя на корточках, она смотрела на него и думала, что же теперь делать. Наверное, для начала одеться. Она не могла оставить его здесь, связанным, но не могла она и оставить его, чтобы он натворил каких-нибудь бед. Конечно, если это существо на полу было Эйдолоном.

Может, его брат сможет помочь.

Она быстро натянула джинсы и простую черную футболку, которую достала из принесенной сумки с одеждой, схватила телефон и набрала Шейда. Когда он не ответил, она набрала номер госпиталя, который нашла в списке контактов телефона. Женский голос представился медсестрой Центрального подземного госпиталя.

— Мне нужно поговорить с Шейдом.

— Его нет.

— Тогда дайте мне Рейта. Это срочно.

— Вам нужна медицинская помощь?

— Мне нужен Шейд.

— Мадам, — раздался раздраженный голос, и звучал он так, как будто прорывался сквозь клыки. — Шейд занят…

— Вы можете связать меня с ним. Прямо сейчас. — На самом деле она понятия не имела, может ли сделать это, но в голову больше ничего не приходило.

Повисла пауза, потом щелчок, несколько гудков, а затем раздраженный низкий голос:

— Шейд.

— Слушай, это Тайла. Эйдолон… у него проблемы.

— Снова? Это уже точно не из-за Рейта. Так какого черта ты сделала с Эйдолоном? — Злость вибрировала через телефонную трубку. — Если ты что-то сделала с ним…

— Да ничего я не делала, кретин. Что-то не так. Он сошел с ума. Эта татуировка на его лице, она стала больше, глаза покраснели…

— Вот дьявол… — Он изрыгал проклятия. — Где ты?

— В его квартире.

— Оставайся там.

— А куда я денусь? Если бы могла…

Раздались гудки. Демоны такие невоспитанные.

Ей не хотелось возвращаться в комнату. Что, если Эйдолон снова превратился в пожирателя душ? Даже если он не превратился в него, он наверняка проснулся и не может понять, отчего она избила и связала его. Что, если он знал, что делал, когда превратился в самое ужасное для нее существо на всем белом свете?

Мурашки побежали у нее по спине, когда она прошла на кухню с сильным желанием выпить апельсинового сока. Только она покончила с соком, как в дверь постучали.

— Это Шейд. Открой.

Она открыла дверь, и он вошел. Он был во всем черном, включая кожаные ботинки со стальными накладками на носках. За Шейдом показался Рейт. Выглядел он еще смертоноснее, чем его брат, несмотря на то что был одет в оборванные джинсы и футболку. От них исходила опасность.

Оба они остановились в дверях спальни, где на полу лежал Эйдолон, скованный наручниками.

— А ты не переборщила? — спросил Шейд, ставя рядом с братом сумку с инструментами.

— Ты не видел его раньше.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Рейт, присоединяясь к Шейду.

— Он превратился в пожирателя душ.

Шейд ошеломленно присвистнул, но Рейт лишь усмехнулся.

— Вот черт. Такой образ он выбрал в первый раз. Кто ж знал, что он сидит внутри его?

— Это что, правда он?

Шейд присел на корточки и потрогал лоб Эйдолона.

— Да. Тайла, сними наручники.

Она подала ем ключи, все еще колеблясь.

— Эй? — Рейт помог Шейду повернуть брата на бок. — Братец, ты слышишь меня?

Эйдолон застонал.

— Что… такое?

— Тебе надрали задницу. Но похоже, на сей раз ты заслужил это.

— Где Тайла? С ней все в порядке? — Он попытался встать, но Шейд и Рейт уложили его обратно.

— Со мной все хорошо. — Она придвинулась ближе, тронутая заботой в его голосе. — Но я не поняла, что произошло.

— Она сказала, что ты превратился в Пожирателя душ.

Кровь прилила к красивому лицу Эйдолона. Он снова попытался сесть, но братья не позволили.

— Я превратился… в кого?

— Что ты помнишь? — спросил Шейд. Темные волосы разметались по его лицу, скрывая выражение его глаз, но видно было, что он напряжен.

— Не много, — ответил Эйдолон хриплым голосом, и его глаза стали золотистыми, когда он посмотрел на нее. — Я хотел ее. Это я помню.

Рейт сдерживающим жестом положил ему руку на плечо.

— Полегче, парень. Сейчас не время. Хм, никогда не думал, что скажу эти слова.

Эйдолон какое-то время хранил молчание, потом покачал головой, словно хотел, чтобы его мысли прояснились.

— Это все, что я помню. Я хотел овладеть ею. Больше, чем когда-либо.

Эйдолона кинуло в жар от воспоминаний: он разбудил Тайлу, и она уже готова была к соитию, но потом она заметила, что он изменился. Слишком изменился. Ужасно изменился.

— Это было очень странно, — сказала она. — Казалось, что он не в себе, им овладел кто-то.

— Так ты отказала ему? — спросил Шейд, и она сразу разозлилась.

— Как тебе сказать… это был не совсем он!

— Остынь, — сказал Шейд, его голос звучал мягче, чем обычно. — Просто я пытаюсь докопаться до истины. Ради него же.

Она почувствовала на лице румянец. Было как-то странно разговаривать о сексе с братом Эйдолона.

— Да, я отказала ему. Когда он превратился в пожирателя душ. — Она вздрогнула. — Мы говорили о них прошлой ночью. Может быть, поэтому он первый пришел ему на ум, когда он начал трансформироваться.

Рейт и Шейд обменялись взглядами, что-то зловещее проскользнуло между ними. Эйдолон выглядел растерянным.

— Вот почему он не вернулся, — пробормотал Эйдолон. Он запустил пятерню в волосы и посмотрел на нее так пристально, что ей пришлось сделать шаг назад. — Это насторожило меня. Почему пожиратель душ не вернулся после того, как убил твою мать. Вот почему. Обычно они не отступают, пока не доведут свою жертву до безумия.

— Ты думаешь, воспоминания об этом не травили мне душу все эти годы? — И почему ее голос так дрожит? Эйдолон помог ей прошлой ночью, а теперь она чувствовала себя так, словно вновь пережила весь тот ужас.

— Я все понимаю, лирша. — Он потянулся к ней, но с каждым дюймом ею овладевала паника. — Теперь все становится понятным: он не намеревался сделать тебя своей жертвой, он убил твою мать не для того, чтобы мучить тебя. Он убил ее после того, как мучил ее долгие годы.

— Годы? Нет, этого не может быть! — Она нахмурилась, потому что на самом деле все, что он сказал, была полная бессмыслица. Всякий, кто знал ее, сказал бы, что у ее матери была целеустремленная, хорошая жизнь до того, как она начала употреблять наркотики. Тайла вспомнила, как говорила о том, как та избавляется от демонов. Они были настоящими. Демоны существовали на самом деле. Но никто ей не верил.

— Какое-то время с ней все было в порядке, потом все повторялось, ее ночные кошмары вновь приходили к ней. Должно быть, он приходил к ней постоянно, когда она была в завязке, и ей снова приходилось принимать наркотики.

— Когда она начала колоться?

— Я не уверена. — Мать говорила Тайле, что еще до того, как умерла бабушка, все в ее жизни изменилось. Мать ушла из колледжа. Все думали, что это результат стресса, наркотиков и незапланированной беременности… — О мой Бог.

— Да уж. — Губы Шейда вытянулись в жесткую ухмылку, когда он поставил Эйдолону капельницу с пакетиком крови. — Эйдолон мог превратиться в пожирателя душ, Тайла, только по одной причине.

Ее скрутила судорога, грозившая переломить ее пополам.

— Потому что он почувствовал это во мне, — ответила она хрипло.

Эйдолон наклонил голову.

— Демон, который убил твою мать…

— Был моим отцом.

Эйдолон потер щеку в том месте, где проступали символы.

— Поэтому ты можешь видеть шрамы, когда никто больше не может их видеть. Пожиратель может замечать старые раны, даже если они уже затянулись. Они ищут слабые места и пользуются этим.

Рейт бросил на нее взгляд сочувствия, которое она различила даже сквозь наступившую вдруг темноту.

— А я-то думал, это у меня проблемы.

— Помолчал бы ты. — Шейд повесил пакетик с кровью на ручку шкафа, когда она направилась к дверям.

Она понятия не имела, куда идет, главное было уйти из этой комнаты, оставаться в которой ей становилось невыносимее с каждой секундой.

— Мне нужно подышать воздухом.

Она вышла за дверь и пошла по коридору, не обращая внимания на крик Эйдолона. Звуки шагов, раздавшихся за ней, лишь заставили ее пойти быстрее по лабиринту коридоров высотки.

— Тайла! — Голос Шейда эхом раздался за ней на расстоянии, но, как ей показалось, на недостаточном отдалении от нее.

Паника железной хваткой вцепилась ей в горло, в эту минуту ей нужно было побыть одной.

Она побежала по вестибюлю. На нее смотрели люди, но ей было все равно. Швейцар открыл для нее двери, и она вскользнула из здания, растворившись в тусклом свете дня.

Прохладный ветер не помог ей справиться с жаром, охватившим ее, даже когда он пронизал ее до самых костей. Люди, одетые в деловые костюмы, с зонтиками и без, обходили ее стороной, смотрели на нее словно на сумасшедшую беспризорную бродягу, босую, со спутанными волосами и в порванных джинсах.

Ей было все равно.

«Пожиратель душ, который убил мою мать, был моим отцом».

Эти слова раздавались у нее в голове. Она закрыла уши руками, как будто это могло прекратить какофонию у нее в голове, но это лишь усилило эхо.

Рыдания сотрясли ее, и она сделала то единственное, что было в ее силах.

Она побежала.

Глава 20

Эйдолон не мог обуздать свои нервы. Шейд и Рейт отправились на поиски Тайлы, но вот прошло уже пятнадцать минут, а от них еще не было никаких вестей. Он остался дома, на случай если она вернется, но не знал, сколько еще времени сможет вот так стоять и ждать, ничего не предпринимая.

Дверь распахнулась, показался взмыленный Шейд.

— Она как в воду канула. Рейт все еще ищет ее, но мне кажется, если она не хочет, чтобы ее нашли, ее никто не сможет найти.

Боль пронзила его, она была намного сильнее физической боли, которая могла причинить ему Тайла, даже если бы постаралась.

— Я должен найти ее. Если ее демоническая половина придет в ярость, это ее доконает. А если ее поймают эгисы… Мне надо идти. — Он схватил куртку из шкафа. — Позвони Джем. Она говорила, что чувствует Тайлу.

— Эй. — Шейд схватил его за плечо и начал трясти. — Дай ей немного личного пространства. Она только что узнала, кто ее отец.

— Ты-то чего так волнуешься?

— Потому что ты волнуешься. — Повисла тишина, до Эйдолона наконец дошел смысл слов брата. Он заботился о Тайле, и не мог отрицать этого. — Это что, настолько очевидно?

— Ты, верно, шутишь? Она враг, она взорвала госпиталь, убила Юрия… но ты все равно волнуешься за нее. Мне кажется, даже больше, чем нужно. — Он убрал руку с его плеча и жестко посмотрел на Эйдолона. — Она могла дважды прикончить тебя, но вместо этого позвонила мне и попросила помощи. Стало быть, не такая уж она уличная дрянь.

— Она не уличная дрянь. — Он вспомнил ночь, которую они провели вместе. Он занимался сексом со многими женщинами, а любовью — только с одной.

Он занимался с ней любовью снова и снова.

— Черт, — пробормотал Шейд. — Не делай этого. Не связывайся с ней, Эй. Ты слышишь меня? Она убийца.

— Больше нет.

С губ Шейда сорвались проклятия.

— Ты ведь знаешь, наша кровь — это яд для людей.

— Она наполовину демон. Она может выдержать ритуал. В любом случае это мое дело, не твое.

Шейд пристально посмотрел на брата.

— Если я захочу взять себе кого-нибудь в жены, тебе будет до этого дело?

— Ты исключение. — Исключением Шейд был из-за проклятия: если он когда-нибудь влюбится, его ожидает судьба намного хуже, чем смерть. — У меня другая ситуация. Совсем другая.

Шейд раздраженно покачал головой.

— Отлично. Ты жаловался, что Рейт так упрям, но на твоем фоне он просто жалкий дилетант.

Зазвонил телефон, и Шейд схватил трубку. Какое-то мгновение он слушал, потом нажал на рычаг.

— Нам надо вернуться в госпиталь. — Он зловеще ухмыльнулся, в его глазах зажегся дьявольский огонек. — Пейдж только что вышла из комы.


Это был монстр с сотнями глаз. Он смотрел на Тайлу через пелену дождя и тумана, ухмыляясь ей и не произнося ни слова.

Это был тот самый склад, в котором она родилась: она обычно приходила сюда, потому что это было замечательное место для охоты, — но сейчас она не была уверена, зачем она здесь. Может быть, это что-то вроде демонического желания прийти к месту своего рождения, потому что спустя восемь часов после того, как она сбежала из квартиры Эйдолона, она уже во второй раз приходит сюда. Причем, как она очутилась здесь, Тайла не имела ни малейшего представления.

Ее ступни кровоточили, она промокла до нитки и была голодна. Она перешла улицу, не обращая внимания на скрип тормозов и автомобильные гудки. Несколько водителей обругали ее, и их брань усилилась, когда она показала им средний палец.

Она почувствовала вонь, когда зашла в здание. Запах сигарет и сгнивших продуктов. Обычно ей не было никакого дела до запаха и грязи, но сегодня она все это заметила. Именно здесь ее мать провела большую часть своей жизни. Здесь, среди исписанных граффити стен, иголок от шприцов, крыс и тараканов.

И все это из-за Пожирателя Душ.

Послышался слабый звук — как будто когти скребли по бетонному полу, — Тайла сжалась, навострив уши. Позади нее раздалось несколько голосов, смех — возможно, со стороны западных офисов, где любили бывать кокаиновые наркоманы. Дюжина выходов в той части здания обеспечивала им безопасность, особенно во время полицейских облав.

— Оставь меня, Брайс. — В углу сидела женщина, из ее носа текла кровь, ее волосы были спутаны, а на щеке, казалась, засохла кровь. Над ней нависал крепкий мужчина с мясистым кулаком, спрятанным за спину. Женщина метнулась в сторону, но он поймал ее и ударил по голове.

Необычно спокойная, Тайла выступила из тени, собираясь сбить человека с ног. Вампиры сделали то же самое, только в другом конце комнаты. Большой мужчина схватил парня сзади за шею, прижал к стене и яростно припал клыками к его шее.

Женщина закричала и, шатаясь, выбежала из комнаты.

Звук причмокивания и хлюпанья заглушил все остальные звуки склада. Жажда крови электризовала воздух, пощипывая кожу Тайлы. Она никогда раньше не замечала ничего подобного, а может быть, замечала, но приписывала действию адреналина, который переполнял ее перед схваткой. Это было на удивление приятное ощущение. Притягательное настолько, что она едва сдерживала себя, чтобы не приблизиться к вампиру и его жертве.

Всего несколько дней назад Тайла уничтожила бы вампира и спасла человека, что показалось ей ироничным, учитывая, что следующей жертвой вампира могла стать она сама. Но она просто стояла и смотрела.

— Смешно иногда люди доказывают, что они большие монстры, чем вампиры, не так ли?

Тайла обернулась. Первое, что она увидела, — пара светящихся глаз прямо напротив нее. В следующую минуту она заметила кулак, который приближался к ее лицу.

Голова Тайлы метнулась назад.

— О!

Она ударила женщину локтем в лицо. Та качнулась, и уголок ее губ, накрашенных черной помадой, растянулся в полуулыбке.

— Так здорово наконец снова встретить тебя, Тайла.

Тайла прижала тыльную сторону ладони к ноющей губе, из которой сочилась кровь.

— Может быть. А ты кто такая?

Кто бы это ни был, она была симпатичной: с длинными густыми ресницами, высокими скулами и сине-черными волосами, заплетенными в две косички, которые смотрелись бы смешно на всякой, кому стукнуло больше семи, но каким-то образом шли ей. Возможно, потому, что она была одета как девочка-католичка.

— Меня зовут Джем.

— Ну, Джем, теперь, когда мы с тобой познакомились, не хочешь рассказать мне, зачем ты познакомила меня со своим кулаком?

— Так много вариантов ответа. — Джем изучала свои покрытые черным лаком ногти. — Как на тебя повлияла жизнь с эгисами?

— Ты, должно быть, демон. — Тайла вдруг вспомнила: глаза Джем… такие зеленые. Она уже видела их раньше.

— Почему ты так сказала?

— Потому что у демонов, похоже, сначала говорят, потом думают.

— Я всегда знала, что у тебя есть чувство юмора.

— Хватит молоть чушь; откуда ты меня знаешь?

— Я всегда тебя знала.

— Боже мой, — сказала Тайла. — У меня нет времени на эти игры. — Она развернулась, не зная еще, куда направится, лишь бы подальше от этой лицемерной готической курицы.

— У тебя уже ни на что не осталось времени, убийца, ты умираешь, и с каждым днем все быстрее и быстрее.

Тайла фыркнула, не сбавляя шага.

— Скажи мне что-нибудь, чего я не знаю.

Ее схватили за локоть и развернули.

— Дура.

Тайла сбила Джем с ног и села сверху.

— Что тебе надо?

— Мне надо?

Раздались шаги, и знакомый голос произнес:

— Это так возбуждает. Как думаешь, Эйдолон, может, попросим их раздеться?

Эйдолон, Рейт и Шейд стояли, скрестив руки на груди, и смотрели на Джем и Тайлу будто строгие отцы. Тайла почувствовала себя маленькой девочкой.

— Это она начала, — сказала Джем, и Тайла фыркнула.

— Что ты ко мне пристала?

Джем привстала на локтях, но не попыталась высвободиться.

— Я хочу, чтобы ты перестала попусту тратить свою жизнь — ты можешь добиться большего, чем быть убийцей-эгис.

— Да что ты вообще обо мне знаешь?

— Я о тебе знаю все, потому что мы сестры.

Тайла прищурилась и смерила ее взглядом.

— Сестры? Это типа как сестры по оружию?

— Ля-ля-ля. — Рейт зевнул. — Может, вы снова начнете драться?

Джем спихнула Тайлу с себя. Они сидели в свете уличных фонарей, похожие на двух подравшихся кошек.

— Я наполовину Пожиратель душ, как и ты.

У Тайлы от удивления распахнулись глаза.

— У нас один отец?

Эйдолон подошел ближе, как будто знал, что будет ей нужен.

— У нас один отец, — подтвердила она и посмотрела Тайле в глаза. — И одна мать. Мы двойняшки.

Мир вокруг рушился.

— Но это… это невозможно, — прошептала Тайла. Последовала пауза. Ее начало потрясывать. — Моя мать…

— Она не знала; я родилась первой на этом же полу, пока наша мать пребывала в наркотическом ступоре. Демоны забрали меня, потому что почувствовали во мне демоническую кровь, но они не почувствовали ее в тебе.

Только сейчас Тайла поняла, почему глаза Джем показались ей такими знакомым. Это были глаза ее матери.

Для Эйдолона слова Джем были таким же откровением, как и для Тайлы. Сначала он удивился, но потом подумал, что если бы не крашеные волосы и не готический имидж Джем, то они с Тайлой очень похожи. Теперь стало понятно его агрессивное поведение в отношении Джем в машине: он увидел в ней Тайлу.

— Не понимаю, — сказала Тайла, когда они вышли из врат бед неподалеку от его дома. — Как давно ты знала?

Джем шла впереди.

— Родители сказали мне много лет назад, так что у меня была возможность познакомиться с тобой поближе.

— Ну и что, ты шпионила за мной все это время?

— Я хотела поговорить с тобой, — вздохнула Джем, замедлив шаг. — Как-то даже приходила к тебе домой, но ты как раз уходила. Я пошла следом и увидела, что ты встречаешься с друзьями, решила, что через час ты уже напьешься, но выяснилось, что вечеринка ваша проходила в канализации.

— Так ты и туда спускалась за мной?

— Ага, видела, как ты охотишься. Так что я решила, что рассказать тебе правду, не лучшая затея.

Они зашли в дом, и уже в лифте Тайла повернулась к Джем, хотя все еще держала Эйдолона за руку.

— Твои родители оставили меня и маму умирать на полу склада.

— Мама вызвала «скорую», но не могла рисковать и ушла вместе со мной до их приезда. Прошу тебя, Тайла, перестань бороться с тем, кто ты есть.

— Тебе легко говорить. — Голос Тайлы был резким. — Ты-то знала обо всем с самого рождения, у тебя не было шанса выбрать, а у меня есть.

Они вышли из лифта, и Эйдолон сказал ей, открывая ключом дверь:

— Ты наполовину демон, Тайла, так что у тебя выбора тоже нет.

— Пусть так. — Она опустила взгляд. — Но мне по крайней мере не придется задействовать демоническую половину.

— Что, лучше умереть? Это и есть твой выбор, убийца? — спросил Шейд, когда они вошли.

Рейт потер руки и ухмыльнулся.

— Присоединяйся или умри, — объявил он. — Всегда мечтал сказать эту фразу.

— Рейт дурачится, — фыркнула Джем, — но так-то он прав. Позволь нам…

— Нет.

— Но ты ведь уже согласилась, — напомнил ей Эйдолон.

— Это было до того, как я узнала, кем был мой отец, до того, как выяснилось, что я чудовище. — Слезы потекли по ее щекам. — Эта тварь у меня внутри, в моей крови, у меня под кожей. — Она стала чесаться, как будто хотела вылезти из своей шкуры.

— Перестань. — Эйдолон обнял ее за плечи. — Успокойся.

— Отпусти. — Он притянул ее к себе.

Боже, как хорошо было держать ее в руках. В нем проснулось желание, но это было больше, чем желание секса, ему хотелось успокоить ее.

— Послушай меня, Тайла, взгляни на Джем, посмотри на свою сестру. Видишь татуировки вокруг ее запястий и шеи?

Джем оттянула ворот, чтобы лучше были видны кельтские руны на горле.

— На лодыжках такие же. Они сдерживают демоническую половину. Без них я бы превращалась в Демона каждый раз, когда злюсь или радуюсь. Тайла, ты можешь поступить так же. То, что ты демон, еще не делает тебя злой.

Тайла выскользнула из его объятий.

— Свежо предание. Я и без вас знаю, что демоны не все злые, а эгисы продают ваши органы…

— Ну…

— Что «ну»? — спросила Тайла.

Шейд, который жевал жвачку, надул пузырь.

— Пока Рейт и Джем искали тебя, мы с братом съездили в госпиталь, чтобы поболтать с одной из наших медсестер, которая пострадала при взрыве. Это пролило свет на историю с органами. Похоже, эгисы здесь ни при чем.

— Тогда кто? — спросила Тайла.

— Пейдж точно не может сказать, но это была женщина, и точно не из эгисов.

— Была?

— От нее избавились, к сожалению. Пейдж ничего не знала о родителях Джем.

Тайла скрестила руки, чувствуя одновременно злость и смятение.

— Зачем она делала это?

— Она подсела на черную магию. Темное искусство соблазнительно для людей. Пейдж считала, что демоны не лучше насекомых и что ими можно пользоваться, поэтому охотно вырезала их органы, но не ради денег, а ради того, чтобы использовать в ритуалах.

— Так она была врачом?

— Медсестрой, но в госпитале она многому научилась. Часть органов она отдавала тем, кто наводил ее на демонов.

— Сейчас, когда она не в состоянии выполнять операции, они хотят, чтобы это делала я. Моих родителей взяли в заложники.

Тайла поняла, и в глазах ее вспыхнул зеленый огонь.

— Так вот почему ты здесь; вовсе не из-за того, что хотела познакомиться со мной.

— Признаю, это похищение ускорило нашу встречу, но я всегда хотела познакомиться с тобой, Тайла.

— Ну-ну.

— Что планируешь делать дальше? — спросил Эйдолон. — Как ты выйдешь на связь с вурдалаками?

Джем кивнула.

— Мы встречаемся завтра ночью в старом зоопарке.

— Зоопарке? — Тайла нахмурилась и посмотрела на Шейда. — Ты же говорил, что на вашего сотрудника, ну, того, который оборотень, напали Хранители?

— Ублюдки.

— То есть да. — Тайла задумалась. — Он сказал, что от них пахло как от… от обезьян.

— Ну и что с того? Люди действительно дурно пахнут.

Эйдолон мог с этим поспорить, но знал Шейда вдоль и поперек и не стал тратить на слова время.

— Получается, что кто-то врет. Люк сказал, что на него устроили засаду в его собственном доме, а Хранители, которые выжили в этой битве, сказали нашему начальству, что они загнали его в дом. Для простоты давайте предположим, что они врут. Но зачем врать начальству. Это имеет смысл только в одном случае: если начальство не в курсе, — а если от них пахло как от обезьян…

Эйдолон выругался.

— Заброшенный зоопарк.

— Точно. — Тайла вздохнула с облегчением. Хотя бы начальству она доверяла не зря. — Это идеальное место, чтобы содержать демонов, которых они поймали.

— Но мы также знаем, что в этом замешаны демоны, — сказал Шейд.

Тайла мрачно кивнула.

— Похожи, они сообщники.

— Хуже не придумаешь. Ой, смотрите-ка, хорек.

Рейт нагнулся и подобрал с пола Мики, который терся о его ноги.

— Нужно связаться с Кайнаном, — сказала Тайла скорее самой себе, чем кому-то из присутствующих.

— Кайнан? Кайнан Морган? — Тайла развернулась к Джем, которая разом побледнела.

— Откуда ты его знаешь?

— Он убийца, и он один из них.

— Откуда ты его знаешь, — повторила Тайла.

— Он приезжает в госпиталь каждый вторник повидаться с другом… Вот черт.

— Дэннис, — сказала Тайла. — Они знакомы много лет. — Она поежилась будто от холода, и Эйдолон тут же надел ей на плечи пиджак.

— Тебе придется с ним поговорить, — сказала Джем. — Тайла, поезжай прямо сейчас, спроси о моих родителях.

— Я не могу; эгисы думают, что я погибла, и если я появлюсь, они снова попытаются меня убить. Я не камикадзе.

— Но мы должны что-нибудь сделать, — настаивала на своем Джем.

— Вторник — это завтра. Он будет в госпитале. Если ты сможешь организовать нам встречу, то я поговорю с ним с глазу на глаз. У меня появится преимущество, потому что он не ожидает эту встречу. Только я должна быть там одна, иначе ничего не получиться. Мы до сих пор не знаем, кто из эгисов замешан в это.

— Что-нибудь придумаю, — сказала Джем почти шепотом. — Черт, до сих пор не могу поверить, что он эгис.

— Он не просто эгис, он регент, руководитель нью-йоркской ячейки.

— Как думаешь, он знает что-нибудь о моих родителях?

— Нет, — сказал Тайла с силой. — Начальство не в курсе, не может быть, чтобы они были в этом замешаны.

— Ты уверена, что не сможешь поговорить с ним раньше и встреча в госпитале — единственная возможность?

— Абсолютно. — Тайла посмотрела на сестру. — Кстати, откуда ты узнала, где меня искать?

— Я почувствовала, что ты в беде. Я всегда чувствовала, если ты находилась поблизости.

Тайла опустила глаза.

— Эйдолон, если я решусь интегрировать демоническую половину, то тоже смогу чувствовать Джем?

Эйдолон улыбнулся: его маленькая убийца всегда все хотела держать под контролем.

— Возможно.

Их взгляды встретились.

— Хорошо, но я не поняла еще одну вещь. Родители Джем сказали, что почувствовали в ней демона. Но не почувствовали его во мне. Мы же двойняшки; как так вышло, что ее демоническая половина преобладала с самого начала?

— Чтобы ответить на это вопрос, мне нужно взять анализы у вас обеих, но одна догадка у меня есть. Поскольку вы разнояйцевые сестры, у вас не идентичный генетических код, вы развивались по-разному. Ее ДНК могла интегрироваться с ДНК демона, а твоя — нет, но мы можем это исправить.

Тайла не ответила, и Джем поспешила добавить:

— Тебе нужно решаться, и срочно. Перемены, которые я чувствую в тебе, ощущаются все сильнее, у тебя осталось мало времени.

Тайла с подозрением посмотрел на сестру.

— Я не уверена, что могу доверять тебе.

— Я тоже тебе не доверяю, ну и что с того?

— Нормальные семейные отношения. Смиритесь.

Глава 21

Проболтав с Джем почти два часа. Тайла решила, что ей не нравится ее новообретенная сестра, и дело было не в том, что Джем жила в особняке, ходила в частную школу и воспитывалась демонами. И даже не в том, что Джем была умной и образованной, а Тайла с трудом закончила школу, и то только потому, что Кайнан настаивал, чтобы у всех Хранителей было базовое образование.

Нет, Тайла возненавидела Джем, потому что она все время повторяла «наша мать», хотя не имела о ней ни малейшего представления. У нее не было права говорить так о ней.

— Ты какая-то рассеянная, — сказала Джем, когда Тайла взяла с книжной полки медицинскую энциклопедию. Она открыла ее и поняла, что не может прочитать ни одного слова, хотя картинки были интересными.

— Мне просто надоело слушать, как ты счастлива.

— Конечно, счастлива, меня ведь могли зарезать, — сказала Джем. — В этом заключается работа моих родителей: они чувствуют демоническую кровь в плоде и убивают его еще до рождения. Либо убивают при родах, если не могут найти демоническую семью, которая приютила бы полукровку. Мои родители не могли иметь своих детей, поэтому мне повезло.

— А ты занимаешься в госпитале этим же самым?

Джем полулежала на диване Эйдолона. У нее была короткая юбка, и Тайла видела на внутренней стороне ее бедра татуировку с изображением розы, с шипов которой капала кровь. Тайле стало интересно, есть ли на Джем другие татуировки и что еще у нее проколото, кроме шести дырок в ухе и пирсинга в брови и в языке.

— В основном я работаю с людьми, но стараюсь отслеживать все странные случаи в госпитале: инфекции при укусе демонов, инфекции и раны у людей, родители которых — демоны. Доктора-люди часто не могут поставить диагноз и списывают все на врожденные дефекты. Такова уж человеческая порода — проще выкинуть из головы, чем поверить в правду.

Тайла это прекрасно понимала. Мать неоднократно пыталась сказать ей про демонов, она даже описывала Пожирателя душ, но Тайла считала, что это галлюцинации, вызванные наркотиками. Даже после того как она своими глазами увидела смерть матери от рук демона, то не задумалась над рассказом о пытках Пожирателя душ.

Джем удобно устроилась. Слишком удобно — видно, бывала здесь раньше.

— Ты спала с ним? — спросила Тайла, сжав тяжелую энциклопедию.

— С кем? С Эйдолоном? Не-ет. — Глаза Джем сверкнули. — А вот ты спала. Я чую это по запаху.

Черт, неужели у всех демонов такой тонкий нюх?

— Он помогает мне, — сказала Тайла, как будто должна была оправдываться за связь с демоном.

— Надо думать.

— Ревнуешь, сестра?

— Ревную? Не-ет. Я могла бы с ним переспать, если бы захотела. — От ее самоуверенности Тайле стало противно. — Ему нужна партнерша, чтобы пережить эсгенезис.

— Партнерша? Но я говорила только о сексе.

— Кто бы сомневался. Инкубы только это и умеют. — Джем опустила ноги на пол. — Дам тебе один совет, сестренка: не сближайся с ним. Он либо бросит тебя после того, как пройдет сложный период, либо сделает своей партнершей на всю жизнь; и то и другое — полное дерьмо.

— Похоже, у тебя такое уже бывало.

— И предостаточно. — Между сестрами чувствовалось напряжение. — Слушай, по поводу предстоящей операции с твоей демонической половиной. Не бойся этого, я ведь не чудовище. Наш отец…

— Не называй его так! — рявкнула Тайла.

— Но это правда.

Тайла поняла.

— Ты знаешь его! Бог мой, ты с ним знакома!

Джем холодно посмотрела на нее.

— Мы встречались.

— Встречались? Что, за чашкой чая с плюшками? Джем, он же пытал твою мать в течение многих лет. Он насиловал ее бог знает сколько раз, а потом разорвал ее на части, а ты с ним встречалась?

Должно быть, Тайла кричала, потому что дверь распахнулась и в комнату ворвался Эйдолон, готовый ринуться в бой.

— У вас тут все нормально?

Джем не обратила на него внимание.

— То, что он сделал, — ужасно, но такова его природа. Мы все делаем то, что в нас заложено.

Но Тай уже не слушала ее. Все, что говорила сестра, было пустым сотрясанием воздуха, она ринулась на нее и сжала пальцы на горле Джем. Эйдолон ухватил ее за талию.

— Как ты можешь его защищать?! — Тайла отчаянно вырывалась из рук Эйдолона, к которому присоединился Шейд. Вдвоем они с трудом оттащили Тайлу от сестры.

— Тебе лучше уйти, — сказал Эйдолон Джем, и та кивнула.

— Тебе придется принять свою природу, это у тебя в крови, — сказала Джем, и Тайла с ненавистью посмотрела на сестру.

— Я никогда не позволю этому дерьму завладеть мною, иди к черту.

— Прости, — прошептала Джем, обращаясь к Тайле. — Она посмотрела на Эйдолона и добавила. — Я пойду.

Тайла перестала бороться, и Шейд отпустил ее, но Эйдолон лишь крепче обнял. Тайла почувствовала благодарность, он был маленьким островком счастья в этом море кошмара.


Даже если бы Джем была наполовину трилла-демоном, она не смогла бы сбежать из квартиры Эйдолона быстрее. Она понимала, что напортачила с Тайлой. Мало ей было проблем с родителями, так теперь еще и это.

— Дура, — пробормотала она. Джем выросла среди людей и не любила пользоваться вратами. Она подняла руку, чтобы вызвать такси. — Идиотка.

Джем понимала, что причина ее поведения — в ревности, и ревности не к инкубу, с которым у Тайлы было все хорошо, ведь сама Джем не могла быть вместе с человеком, которого любила, а ревности к отношениям Тай и их матери. Ведь Джем всегда была этого лишена. Она видела Терезу лишь издалека, фотографировала, однажды она даже набралась смелости заговорить с ней на остановке. Джем была напуганным пятнадцатилетним подростком, одетым словно панк, но Тереза не испугалась и заговорила с ней нежным музыкальным голосом с легким южным акцентом.

Джем любила своих приемных родителей и была благодарна им за то, что они вырастили ее и дали все самое лучшее, но она всегда жалела, что не могла быть рядом с родной матерью и поменяться местами с Тайлой.

Когда Терезе вернули право опеки, два года они с Тайлой жили в мотеле.

Но все изменилось той ночью.

Газеты тогда пестрели заголовками и кровавыми фотографиями, приписывая смерть Терезы серийному убийце. Тайла куда-то пропала. Впрочем, скоро она объявилась, но ни с кем не говорила об этом убийстве. Затем ее вновь отдали в приемную семью. Но когда Джем снова нашла свою сестру, то ее уже разыскивали за убийство приемного отца и она ушла к эгисам… как раз тогда Пожиратель душ пришел к Джем.

Она сразу догадалась, что это ее отец. Он залез к ней в постель посреди ночи, и его намерения были очевидны. Всю свою жизнь она боролась со своим внутренним демоном, привыкая в самодисциплине и нанося татуировки, но в ту ночь впервые в жизни выпустила демона наружу и убила ту тварь, которая была ее биологическим отцом.

Каждый день был битвой меж двух ее половин, и каждое утро она боялась, что человек в ней проиграет.


Эйдолон ходил по кухне, пока Тайла принимала душ, а Шейд готовил ужин. Рейт развалился на диване, играя на приставке. Мики сидел у него на предплечье. На то, чтобы успокоить Тай, у него ушло полчаса и три шота самого лучшего виски, после чего она совершенно размякла. Ей хотелось вымыться, лечь в постель и поесть, в любом порядке.

Нужно было найти Джем и наказать ее. Она была лучшим козырем в деле убеждения Тай принять свою демоническую половину, а теперь все пошло прахом.

— Пива хочешь? — спросил Шейд, поставив перед ним тарелку со спагетти.

— Нет.

— Ну как хочешь. — Шейд достал себе бутылку из холодильника. — Что за вечер! Даже не верится, что Пейдж участвовала в этой афере с органами. Да и Джем. Кто бы мог поверить, что она сестра твоей убийцы. Я бы с удовольствием еще раз посмотрел, как они дерутся.

Эйдолон улыбнулся.

— Ты сейчас похож на Рейта.

— Да ладно тебе. — Шейд открыл пиво. — Женский бой в грязи — одно из лучших зрелищ.

Может, и так, но Эйдолону это было неинтересно. Ему нужна была только одна сестра. Шейд продолжал молоть чепуху о двойняшках, вспоминая, сколько их перебывало у него в постели. Эйдолон посоветовал ему воспользоваться калькулятором, после чего взял тарелку и пошел к Тайле. Жаль, что у него дома не было апельсинов. Кстати, теперь ее любовь к этим фруктам стала понятна: Пожиратели душ были родом из тропиков, и фрукты являлись частью их рациона.

По пути в спальню он почувствовал возбуждение Тайлы, которое перемещалось в сторону гостиной. Поставив тарелку на тумбочку, он бросился следом, а ворвавшись в комнату, увидел взгляд Рейта, направленный на Тайлу, и все понял.

— Рейт! А ну убирайся из ее головы.

— Братишка, она женщина крепкая, запросто справится с нами обоими.

— Идиот!

— Эйдолон, — позвала Тайла.

— Не понял, — воскликнул Рейт. — Она должна была произнести мое имя.

— Сначала это был Рейт, но это было неправильно; я подумала о тебе, и он сразу пропал, — сказала Тайла.

— Любимая. — Эйдолон прикоснулся к ее губам.

— Эй, ну хоть не при мне, а то я ведь и присоединиться могу, — возмутился Рейт.

— Иди к черту, идиот.

— Ладно, пойду попью пива с Шейдом.

Не успел Рейт выйти из комнаты, как Эйдолон уже был в ней. Несколько минут они предавались безудержному сексу, но ему этого было мало. Он протянул руку и достал из ящика стола скальпель. Не выходя из нее, он сделал неглубокий надрез на своей груди и притянул ее голову так, чтобы она касалась губами выступившей крови. Тайла колебалась.

— Прошу тебя, попробуй, прими часть меня.

Тайла повиновалась, и ее словно ударило электрическим током. Уже через пару мгновений они оба кричали в оргазме. Когда все кончилось, он понял, что наделал, но было уже поздно. Тайла вскрикнула, ее скрутил спазм, и она упала на пол.

— Шейд! Живо сюда!

Через несколько секунд Шейд уже был с ним. Он склонился над Тайлой и взял ее за руку.

— Что с ней? — спросил Эйдолон.

— Что у вас тут было?

Эйдолон вкратце рассказал Шейду.

По щекам Тайлы бежали слезы, глаза ее были закрыты, лицо скривила гримаса боли. Она свернулась в позу эмбриона.

— Ты сделал это, — констатировал Шейд.

— Что он сделал? — уточнил Рейт, заглядывая через плечо Шейда.

— Он сделал ее своей партнершей.

Рейт присвистнул.

— Я знал, конечно, что тебе тяжело с твоим эсгенезисом, но что настолько… Ты что, совсем спятил?

Шейд потянулся было к Тайле, но Эйдолон зарычал, и брат отдернул руку.

— Мне нужен контакт с ней, Эй.

— Я знаю, — рявкнул Эйдолон, но он не хотел, чтобы кто-то, особенно его братья, касались женщины, с которой он хотел провести всю жизнь.

Шейд взял ее за лодыжку.

— Твоя кровь токсична для людей, ты же знал это.

— Он знал, но думал не головой, а тем, что у него между ног.

— Все будет хорошо, — прошептал он, гладя ее по щеке.

— Непонятно, что с ней, — сказал Шейд. — Наверное, это смесь яда, крови и ее собственные демонические процессы перехода на другую ДНК.

Эйдолон чувствовал свое бессилие.

— Держись, Тайла.

Он поднял ее с пола, прижал к груди и прошептал: «Не позволяй демону убить тебя, ведь ты так долго боролась с ними».

— Хеллбой. — Звук ее голоса был для нее слаще музыки. — Что происходит?

— Тише, тише, все будет хорошо. — Эйдолон бросил умоляющий взгляд на Шейда.

— Я не могу ее усыпить, не раньше чем… — Он замолчал и кивнул на ее левую руку. — Смотри, уже.

Эйдолон вздохнул с облегчением, когда на ее коже начала проступать такая же татуировка, как и у него. Ей сразу стало легче.

— Принесите воды, — сказал он братьям и с нежностью посмотрел на Тай. — Как ты?

— Лучше, — сказала она осипшим голосом. — Это все из-за ДНК? Я умираю?

— Нет-нет, что ты. — Он взял стакан, который принес Шейд и протянул ей. — Ладно, парни, ступайте домой, завтра я вам позвоню. Нужно довести дело до конца.

Братья ушли, а Эйдолон поднял ее на руки и отнес на кровать. Тайла провела пальцем по проявившейся татуировке у себя на плече.

— Такая же, как у тебя. Как это?

— Я сделал тебя своей партнершей, но цикл еще не завершен. Будь моей.

— Эйдолон…

— Тебе не обязательно решать сейчас, у тебя есть пять дней, затем татуировка может исчезнуть. К тому моменту и я закончу свой эсгенезис.

— Но ты говорил, что ваш вид не может выбирать партнершу из людей из-за того, что потомки будут полукровками.

— Да, но мы можем брать в партнерши полукровок. Потомство будет полноценными демонами-семинусами.

Тайла какое-то время молчала.

— Для этого нужна была кровь? — Тайла побледнела. — Я выпила твою кровь; зачем я сделала это? И зачем ты держишь скальпель в ящике стола? Нормальные парни держат там презервативы.

Эйдолон подавил улыбку.

— Мне не нужны презервативы, потому что пока я не могу никого осеменить. — Эйдолон задумался о том, что сейчас, наверное, он уже может осеменить Тайлу, ведь его эсгенезис почти завершен.

— Так что там со скальпелем?

— Я… хотел быть готовым к этому моменту, когда найду партнершу.

— Все демоны-семинусы такие предусмотрительные?

На этот раз он не сдержал улыбки.

— Сомневаюсь.

— Ох, не понимаю я вас, демонов. — Она закрыла глаза и сделала глубокий вдох. — Я слышала, как Рейт говорил что-то о твоем эсгенезисе и о том, что тебе срочно нужно искать партнершу.

— Поговорим об этом позже, тебе нужно отдохнуть.

— Нет, расскажи сейчас.

Эйдолон выругался про себя и посмотрел в потолок.

— Выбрать партнершу на всю жизнь — это единственный способ остановить негативные изменения при затянувшемся эсгенезисе. По завершении эсгенезиса мы приобретаем возможность менять внешний вид и можем оплодотворять, а непреодолимое желание обрюхатить все, что движется, исчезает.

— И долго ты искал партнершу? Твой брат сказал, ты был в отчаянии.

— Да, но…

— Так я для тебя что, типа последней надежды?

— Нет, Тайла, все не так.

— И как близко ты к точке невозвращения?

Эйдолон взял ее лицо в ладони и поцеловал в губы.

— Близко, — признал он. — В следующий раз, когда я изменю форму, могу не вернуться в свою.

— И ты хочешь сказать, что твое предложение никак не связано с тем, что ты на грани?

Он бы и рад был ответить «нет», но не мог. Встреть он ее на год раньше, возможно, и не взглянул бы на нее.

— Твое молчание о многом говорит. — Она отодвинулась от него. — Мой ответ — нет. Я не собираюсь быть ничьей последней надеждой.

— Тайла, выслушай меня.

— Я же сказала — нет.

Он протянул к ней руку, но она отодвинулась еще дальше.

— Черт возьми, Тайла, мне все равно, как это выглядит со стороны, но я хочу тебя.

— О, вот это достойное предложение, — рявкнула она и завернулась в простыню. — Наверное, мне самой стоило заказать службу в церкви. А, погоди, тебе, наверное, нельзя в церковь?

— Значит, мне нужно поработать над предложением.

— Тебе нужно поработать над тем, чтобы найти себе женщину, которая с ходу согласиться выйти за тебя замуж. Пусть мне некуда пойти, но это не значит, что ты можешь пользоваться мной. — Она бросила на него гневный взгляд. — Не смей мне врать: ты меня не хочешь, ты меня даже не знаешь.

— Я не вру, я тебя хочу, я знаю о тебе все, что мне необходимо.

— Ни черта ты не знаешь, ни черта. Как я должна тебе поверить, если ты сам назвал меня мясником эгисов, леммингом. Помнишь?

— Я ошибался, Тайла, мои братья ошибались.

Она покачала головой.

— В том-то и дело, что нет. Я и есть мясник. Хочешь доказательства? Хочешь, я докажу тебе, что ты ничего обо мне не знаешь? Давай поговорим о твоем брате Роуге.

— Не говори этого. — Он пытался поймать ее взгляд. Он уже знал правду. — Не говори.

— Я была там, в «Бримстоне». Я была там и убивала все, что движется. А когда Джаггер поджег эту дыру, то вопли умирающих демонов нисколько не беспокоили меня.

О Боже! Роуг.

— Может, все же не ты убила его… — В голосе его звучало отчаяние.

— Может, нет, а может, и я. Я не помню никого, похожего на тебя.

— Он мог сменить форму.

Мир Эйдолона вдруг начал рушиться, и это было больно. Женщина, которую он любил и хотел избрать своей партнершей, убила его брата или по крайней мере была в этом замешана.

— Вот видишь, Хеллбой, теперь ты понимаешь, что мы не можем быть вместе.

— Ты убила моего брата! — Он чувствовал, как в нем закипает злость. С рычанием он выбежал из спальни, затем из квартиры, пока не сделал того, о чем потом будет жалеть. Он был зол, а еще его время было на исходе.

Глава 22

Тайла проснулась от солнечного света, бьющего через окно, и звука работающего телевизора. Бросив взгляд на часы, она поняла, что проспала дольше, чем хотела. Было одиннадцать часов утра, она проревела полночи.

Она не стала искать Эйдолона — было очевидно, что он зол на нее. У него были такие же красные глаза, как в тот раз, когда он превратился в Пожирателя душ, а она не готова столкнуться с этим снова.

Так что она проревела полночи, а потом уснула, чего не делала много лет. В первый раз это было в отделении эгисов. Тогда ее переполняло чувство благодарности к Кайнану и Лори, когда они разрешили ей остаться. У нее была крыша над головой, и впервые со дня смерти матери она не боялась. Ей сказали, что она нужна. Правда, ей говорили это в каждой приемной семье, но она быстро научилась не верить этому.

Мать говорила ей то же самое, но если бы это было так, она бы держалась подальше от наркотиков. Конечно, в какой-то мере ее оправдывало то, что над ней издевался демон, доводя ее до саморазрушения, но все же.

Теперь Эйдолон сказал ей эти слова. Ах если бы она могла ему поверить, что впервые в жизни стала для кого-то чем-то особенным, что стоила больше, чем за нее платит государство приемным родителям, стоила больше, чем ее доблесть в бою.

Он причинил ей боль, когда не ответил сразу на ее вопрос, и она отомстила, рассказав ему о смерти Роуга. Да, это был удар ниже пояса, это ему было знать необязательно.

Тайла приняла душ и переоделась в кожаные брюки и обтягивающую майку. Она вошла в гостиную и увидела там Джем с Мики на руках. На столе лежала карта заброшенного зоопарка, а на карте фотографии и исписанная тетрадь.

— Что ты здесь делаешь? — спросила Тайла.

— Эйдолон позвонил мне ночью и сказал, чтобы я посидела с тобой.

У Тайлы екнуло сердце.

— Как он?

— На грани. — Она посмотрела на руку Тайлы, где все еще была видна татуировка. — Что ты с ним сделала?

Почему все автоматически считают, что она виновата? Хотя в этот раз она, пожалуй, действительно виновата.

— Тебя это не касается, выметайся, я, кажется, ясно дала понять тебе вчера, что не хочу тебя больше видеть.

— А, ты об этом. — Джем кашлянула.

Тайла заметила темные мешки под ее глазами — должно быть, она не спала всю ночь.

— Я его убила, — коротко сообщила Джем.

— Что? Кого?

— Нашего папашу. — Джем пересела в кресло, а Мики, который всегда был барометром чужого настроения, моментально испарился. — Он пришел ко мне. Мне было шестнадцать. Мы подрались. Я его зарезала.

— Боже, — прошептала Тайла, — почему ты не рассказала мне об этом вчера?

— Из вредности. Я хотела, чтобы ты помучилась.

— Но почему?

— Из зависти. Из зависти к тому, как ты выросла. Из зависти к тому, что ты росла с нашей мамой, ты ее знала, у вас были какие-то общие дела. — Джем повесила голову. — У меня от нее осталось лишь несколько фотографий, которые я сделала издалека. Я даже не помню ее голос.

— Но у тебя ведь в жизни было все, о чем только можно мечтать?

— Кроме мамы, — тихо сказала Джем. — Мои приемные родители вечно мною недовольны. — Он вздохнула. — Не пойми меня неправильно, я их люблю, и они меня любят. Я даже не хотела быть врачом, я сделала это ради них. Ты выросла в одном мире: пусть это был паршивый мир, но он один, — а я продукт двух миров, и они никогда не давали мне забыть об этом. Я не могу до сих пор рассказать людям, кто я такая, и демонам не могу рассказать, что я полукровка. Кроме тебя и братьев, никто об этом не знает. — После долгого молчания Джем добавила: — Ну так что, мир?

Тайла кивнула.

— Мир. — Она посмотрела на Джем и увидела перед собой симпатичную девушку. Но что будет, когда она сменит внешность и превратиться в чудовище? — Можно попросить тебя об одолжении? Ты можешь показать, что прячешь под татуировками?

Джем отвернулась, и Тайле показалось, что сестра откажется, но затем она кивнула.

— Пожалуй, тебе нужно это знать. — Она закрыла глаза и сосредоточилась. Ее тело начало дрожать и затем вдруг… Ба-бах! В одну секунду она превратилась из милой готки в…

Ужас!

— Что ж, это моя вторая половина.

Джем говорила не по-английски, но Тай поняла ее. На дрожащих ногах она подошла ближе к чудовищу, которое было чем-то средним между человеком и Пожирателем душ. Ужасное, но притягательное чудовище с красной кожей, черными лапами и глазами Джем.

— Я должна поменяться обратно, — сказала Джем. — Каждая секунда в этом состоянии убивает все человеческое во мне.

Снова послышалась вибрация, и через секунду перед ней стояла Джем. Тайла обошла ее вокруг, как будто искала каких-то подвохов.

— Так ты можешь свободно перемещаться из формы в форму?

— Не совсем, — уточнила Джем, а Тайла продолжала ходить вокруг нее. — Иногда это может случиться спонтанно, поэтому я и нанесла охранные татуировки.

— Значит, если я решусь на слияние, то смогу потом себя контролировать?

Джем усмехнулась.

— Так значит, ты все еще подумываешь об этом?

— Даже не знаю, имеет ли смысл, — вздохнула она. — Эйдолон меня ненавидит.

— И что между вами произошло?

— Я убила его брата.

— Но я же видела их сегодня.

— Другого. Его звали Роуг.

Джем с ужасом посмотрела на нее.

— Боже мой, Тайла, когда погиб Роуг, Эйдолон сходил с ума от горя.

— Ты знала Роуга?

— Не очень хорошо. Роуг с Рейтом не ладили. Стоило им встретиться, они начинали драться, будто вампир с эгисом… — Она бросила на Тайлу смешливый взгляд. — Эйдолон всегда боялся, что они убьют друг друга, особенно после того, как Роуг прошел эсгенезис.

Тайла потерла глаза. Она жалела, что так вышло между ней и Эйдолоном. Стоило держать рот на замке и не говорить ему о Роуге. Знай она больше об эсгенезисе и об этих партнерских отношениях, может быть, все было бы иначе. А с другой стороны, откуда она могла знать.

— Тайла, ты в порядке?

Какой там.

— Жаль, что я так мало знаю о демонах-семинусах, о Пожирателях душ.

— Не расстраивайся, я всю жизнь живу рядом с демонами и все равно ничего о них не знаю. А ты не смотрела в библиотеке Эйдолона?

Тайла с трудом подавила желание хлопнуть себя по лбу.

— Точно! Да ты просто гений!

Они прошли в библиотеку, и через какое-то время Джем нашла энциклопедию демонических видов.

Тай села с энциклопедией за стол, раскрыла на разделе «Инкубы», потом на странице, посвященной демонам-семинусам, где нашла кое-какую информацию об их поведении, о ритуалах партнерства и символах на кожных покровах.

— Ты ведь давно знаешь Эйдолона и его братьев, не так ли? — Джем оторвалась от медицинской книжки и посмотрела на сестру.

— Да, родители пристроили меня в Центральный подземный госпиталь сразу после окончания медицинского колледжа.

— Это правда, что Эйдолон все это время искал партнершу и теперь в отчаянии? И Рейт говорил это.

— Слушай. — Джем захлопнула книгу с такой силой, что Тайла даже подпрыгнула. — Он один из самых умных самцов, которых я встречала как среди людей, так и среди демонов. Он не станет связывать себя на всю жизнь с самкой, будущей матерью своих детей, если она ему неприятна. Госпиталь для него очень важен, и жизнь он ценит, но скорее умрет, чем свяжет себя с женщиной, которую не любит. Он любит тебя, Тайла.

— Не думаю.

— Я вижу это в его глазах и слышу в его голосе. Мы Пожиратели душ, сестренка, а значит, чувствуем боль и слабости других. Слабость Эйдолона — ты, но ты можешь придать ему и силы. Он любит тебя, даже если сам в этом не признается.

Тайла почувствовала себя несчастной и виноватой во всех грехах.

— Теперь это уже не важно. Я причинила ему боль, и он не станет иметь со мной дело.

— Я знаю, каково это, — пробормотала Джем. Она бросила взгляд на часы и горько усмехнулась. — Отлично, пора ехать в госпиталь. Кайнан тоже скоро будет там.

— Он не причастен к похищению твоих родителей, — сказала Тайла с уверенностью.

Джем поджала губы.

— Надеюсь, ты права, но если с ними что-то случится…

— Я права, — сказала Тайла. — Поехали, найдем доказательства.

У Тайлы было такое чувство, что после встречи с Каем ее связи с эгисами будут также мертвы, как и связь с Эйдолоном.

Как и предсказывала Джем, Кайнан приехал в госпиталь с двумя Хранителями. Тайла нервничала в ожидании встречи, подглядывая за ними из-за угла. Появилась Джем, которая выглядела нелепо в униформе врача из-за своей прически и пирсинга. Она что-то сказала Кайнану, и он ушел с ней, оставив Тима и Йон в коридоре. Через пару минут она подошла к Тайле.

— Я сказала ему, что с ним хочет поговорить Дэннис по поводу одного из бойцов. Он не ждет тебя.

— Спасибо, пожелай мне удачи.

Джем обняла Тайлу.

— Надеюсь, он ни при чем.

— Я тоже. Джем, я тоже.

Тайла сделал глубокий вдох и вошла в комнату, где у окна стоял Кайнан, одетый в джинсы и кожаную куртку.

— А, Дэннис! — Он повернулся и застыл.

— Привет, Кай.

— Тайла! Боже мой! Ты же мертва!

— Разочарован?

— Как ты можешь говорить такое?

— Ну не знаю — может быть, потому, что ты пытался убить меня? Дважды.

Надо отдать ему должное, он выглядел удивленным, а за все годы, что она знала Кайнана, он был предельно честен. А если он казался удивленным, значит, он действительно был удивлен. Во всяком случае, ей хотелось в это верить. Но на кону стояла ее жизнь.

— Не знаю, что и сказать.

По голосу непонятно было, о чем он думает.

— Как насчет «прости, что эгисы хотели превратить тебя в ходячую бомбу» или «извини, что назначил цену за твою голову»? Ну вот что-то типа этого. Так что ты там говорил насчет моей смерти?

Несколько долгих секунд он молча смотрел на нее. Тайле стало не по себе.

— Лори сказала, что тебя послали в госпиталь, чтобы ты установила следящее заклинание, но когда ты не вернулась и заклинание не сработало, Джаггер послал Блика и Коула к тебе на квартиру. Там их поджидали демоны. Они погибли, и мы решили, что ты тоже мертва.

— Тебе наврали.

Кай уставился на нее, и в глазах его она видела отчаянную работу мысли. Это всегда завораживало ее: он мог с невероятной быстротой обработать информацию и принять верное решение. К ее облегчению, он расслабился и отошел к окну.

— Рассказывай все.

Что она и сделала, опустив лишь подробности о своих родителях и о связи с Эйдолоном. Кайнан выслушал с невозмутимым выражением лица, лишь сжав зубы, когда рассказ дошел до того места, как Джаггер отдал ей телефон-бомбу вместо следящего заклинания. И еще недобро прищурился, когда услышал, что Хранители, посланные в ее квартиру, сказали, что Кай сам подтвердил приказ на ее уничтожение.

— Кто убил Коула? — спросил он лишенным эмоций голосом.

— Он пытался убить меня, Кай.

— Что ж, все по-честному. Так ты говоришь, что Лори была в комнате для допросов, когда Джаггер отдал тебе телефон?

Тайла кивнула.

— Я не знаю, в курсе ли она…

— Она не в курсе, — взорвался Кай. — Прости, Тайла, просто все это совершенно невероятно.

— Так ты мне не веришь?

— Дело не в этом. Просто концы с концами не сходятся. Я не понимаю, зачем Джаггеру нужна твоя смерть.

Тайла решила подбросить ему еще информации.

— Кто-то похищает демонов и режет на части, чтобы продавать их органы на черном рынке Демоны считают, что это эгисы.

— Ничего удивительного, что они так думают, ведьмы — враги.

Ах, если бы все было так логически просто.

— Что ж, я тоже думала, что все демоны достойны смерти, но сейчас так не думаю, а еще считаю, что наша организация в этом замешана.

— Нет.

— Ты не можешь знать все. К примеру, ты не знал, что эгисы пытаются меня убить. — Тайла бросила взгляд на дверь. Если придется убегать, то делать это нужно будет очень быстро. — Я демон, — выпалила она.

На какое-то время повисла тишина. Взгляд Кайнана стал сосредоточенным. Его дыхание выровнялось, и Тайла поняла, что он готовится к битве.

— Это шутка? — спросил он ровным голосом.

Тайла почувствовала слабость в ногах. Еще ни разу она не была по другую сторону баррикад.

— К сожалению, нет. — Рука Кая непроизвольно потянулась к поясу, где, несомненно, было спрятано оружие. — Я узнала об этом всего несколько дней назад, — сказала она, не выпуская из вида его руку. Он был одним из немногих Хранителей, кто носил огнестрельное оружие, и если он решит воспользоваться им сейчас, у нее не будет шансов. — Зато Джаггер знал. Ему рассказал тот демон, которого они запытали. Я решила, что именно поэтому эгисы хотят меня убить.

— Мы бы не поверили демону. Было бы официальное расследование.

— Я знаю, именно поэтому попытки покушения на мою жизнь показались мне бессмысленными. Почему Джаггер доверил это дело Коулу и Блику и ничего не сказал тебе? Почему именно им? Не потому ли, что они вместе в чем-то замешаны?

— В похищении демонов?

— Да.

Кайнан заговорил сквозь сжатые зубы:

— Не знаю, что я об этом думаю, но ты должна мне все рассказать о себе. Прямо сейчас.

Она подчинилась его приказу и выложила ему все. К тому моменту как она закончила, регент-эгис выглядел потрясенным, но он не успел ничего сказать — в дверь постучали и вошла Джем.

— Твои люди тебя заждались.

Кайнан перевел взгляд на Джем, и в глазах его уже не было той доброты, к которой она привыкла.

— Так вы сестры, вы одни из них. Все это время вы лечили моих людей. И ты все знала.

Джем спала с лица, и Тайла поняла, что ее сестра влюблена в Кайнана, а теперь он ненавидит их обеих.

— Мне все ясно. — Он легкой походкой направился к двери.

Тайла вспомнила, что в бою он двигался точно так же.

— Что будешь делать? — спросила Тайла, пропуская его.

Кайнан задержался в дверях и пригвоздил ее взглядом к полу.

— Не знаю, Тайла. У тебя есть номер моего сотового. Оставь сообщение с контактной информацией, но держись подальше от участка, тебе больше там не место.

Это было обидней, чем она ожидала.

— Я такая же, как была, Кай.

— Да ну. — Кай кивнул на руку, где была видна татуировка Эйдолона. — Этого раньше не было, демон.

— Это не навсегда.

— Ты не сможешь поменять свою ДНК.

Боже, как же она устала слышать о своей ДНК. Ее уже тошнило от этого.

— Я все еще человек, — сказала она скорее себе, чем Каю, но тот лишь покачал головой.

— Уже нет. Если в тебе есть хоть капля демонской крови, ты превратишься в демона. Держись подальше от участка, я серьезно. Если окажешься поблизости, то я на самом деле назначу награду за твою голову. — Он медленно повернулся к Джем, в глазах его горело презрение. — Держись подальше от моих людей. Если я увижу, что ты дышишь на них… — Он не закончил и вышел из комнаты.

В зеленых глазах Джем блеснули слезы.

— Все прошло не так гладко, как ты планировала?

— Могло быть хуже.

Джем покачала головой. Тайла понимала, как ей сейчас тяжело.

— Ты что-нибудь узнала?

— Нет, но я на девяносто девять процентов уверена, что он ничего не знает.

— А если ты ошибаешься? Что с моими родителями?

— Мы их вернем.

Джем задумалась на минуту.

— Ты говорила ему про зоопарк?

— Конечно, нет. Если он работает с вурдалаками, то зачем ему знать, где они встречаются, а если нет, то ему знать об этом рано. В таком состоянии он нагрянул бы туда прямо сейчас и все испортил. Я думаю позвонить ему незадолго до того, как мы сами поедем туда, чтобы он все увидел своими глазами.

Джем покачала головой.

— Ох, не нравится мне все это. Мы ничего не можем предпринять, а в это время мои родители страдают.

— Знаю, но скоро все кончится. Всего несколько часов ожидания. Посмотрим, что будет делать Кайнан. Если он ни при чем, то займется чисткой в своем подразделении, а если в деле, то пришлет целую армию, чтобы убить меня. Но в любом случае будет весело.

Глава 23

Эйдолон чувствовал себя паршиво. Он пришел к Шейду, но тот, на счастье, пропадал где-то всю ночь. Эйдолон хотел побыть один. Уснуть он так и не смог, так как боялся, что проснется уже с завершенным эсгенезисом. Это, конечно, могло случиться неожиданно для него и в момент бодрствования, но все же так было надежнее.

Минус заключался в том, что он все время думал о Тайле и ее роли в смерти Роуга.

Эйдолон сидел на балконе и смотрел на парк внизу, поэтому не слышал, как Шейд вернулся.

— Привет, старина, — сказал Шейд, стоя в дверях. На брате были черные кожаные штаны, кожаная куртка, и от него пахло сексом.

— Привет.

— Я думал, ты в госпитале вместе с Тай. Разве она не должна встречаться со своим босом эгисом? — Шейд вышел на балкон и прикрыл за собой дверь. — Эй, ты чертовски плохо выглядишь. Что стряслось?

Ну что на это ответишь? Шейд и так ненавидел Тайлу, а если еще и узнает правду…

— Эй, ты заставляешь меня нервничать.

Шейд сел напротив брата.

— Тайла была там. Она была там, когда умер Роуг.

Шейд резко втянул воздух через плотно сжатые зубы и какое-то время смотрел на Эйдолона молча.

— Что ж, ничего удивительного в этом нет. Мы же знали, что это дело рук эгисов. — Шейд встал. — Так и будешь грустить весь день? А то пошли в кино, развеешься перед вечерней прогулкой в зоопарк.

— Ты слышал, что я сказал?

— Твоя убийца, вероятнее всего, прикончила Роуга. Жуть. Но я правда хочу поп-корна.

Эйдолон вскочил со стула и навис над Шейдом.

— Ты совсем обалдел?

— Это я обалдел? — переспросил тот, ткнув себя пальцев в грудь. — Это ты никогда не видел в Роуге плохого, а мы с Рейтом в следующий раз при встрече поблагодарим Тайлу.

Эйдолон схватил Шейда за грудки.

— Он был нашим братом.

— Он был чудовищем.

— Заткнись! — крикнул Эйдолон и чуть не выбросил брата через перила.

Шейд едва успел схватиться за поручень, иначе пролетел бы пятнадцать этажей и грохнулся наземь. Эйдолон, испугавшись не на шутку, дернул брата за ворот, и они повалились на пол. Из-за страха злоба прошла, зато теперь вскипел Шейд.

— Ты самовлюбленный придурок, — вскрикнул он, вставая на ноги. — Или ты забыл, как он трахался с какой-то шлюхой, пока мы с тобой собирали по частям Рейта той ночью в Чикаго? Или ты забыл, как после завершения эсгенезиса он насиловал все, что движется, и убивал? Консулат все равно приговорил бы его к смерти. Это был вопрос времени, просто эгисы добрались до него раньше.

Эйдолон медленно поднялся на ноги, потирая шею. Шейд был прав на все сто.

— Черт возьми, — выдохнул он.

— Старик, я знаю, что вы были близки — наверное, потому, что мы с Рейтом проводили много времени вдвоем. — Шейд положил руку на плечо брата. — Мне жаль Роуга, жаль тебя, но я никогда не оплакивал его потерю.

Эйдолон нахмурился. Он и Роуг действительно были близки, но не так, как Рейт с Шейдом. Даже сейчас, глядя на брата, он чувствовал стену между ними, а Шейд и Рейт всегда были открыты друг для друга. Эйдолон же всегда сдерживался. И в этом они с Роугом тоже были похожи. Эйдолон кивнул, поблагодарив брата за поддержку.

— Черт. — Эйдолон снова сел на стул. — Мне надо поговорить с Тайлой.

— Она согласилась стать твоей партнершей?

Эйдолон покачал головой.

— Она отказалась.

— Вот дура.

— Я ее не виню: она думает, что я хочу ее, потому что она моя последняя надежда.

— А это правда?

Эйдолон выругался. Его переполняли эмоции.

— Я не знаю.

— Да что ты в ней такого нашел?

У Эйдолона защемило в груди.

— Она храбрая и сильная. Она делает все с такой страстью, которая мне и не снилась. Я люблю ее, старик.

— Вот тебе и ответ. Она для тебя не последняя надежда.

— Но она в это никогда не поверит, а у меня нет времени, чтобы доказать ей. Я чувствую, что эсгенезис завершится очень скоро. Я знаю, что стану другим. Мне нужна от тебя одна услуга.

— Все, что угодно, — сказал Шейд, и голос его дрогнул.

— Если я не переживу сегодняшнюю ночь, позаботься о Тайле, открой ей доступ к моему банковскому счету и купи ей квартиру.

— Договорились. Что-нибудь еще?

— Осмотри ее в ближайшее время.

Шейд нахмурился.

— На предмет чего? А-а-а, ты думаешь, что ее обрюхатил?

— Опять ты слишком долго общался с Рейтом. Где твои манеры? — пробормотал Эйдолон. — Я сомневаюсь, что она понесет от меня, но если все же да, то ей придется пройти слияние, иначе они оба погибнут.

Шейд покачал головой.

— Я не смогу провести процедуру без тебя.

— Я думал об этом. Мне кажется, ты справишься, хотя тебе может понадобиться Джем. С помощью твоего дара и ее крови у вас все должно получиться. В любом случае, если вы не попытаетесь, Тайла умрет. И вот еще что. — Он набрал полную грудь воздуха. — Если я стану таким, как Роуг…

— Не станешь, брат, не станешь.

— Если я стану таким, как Роуг, прикончи меня.

— Эй…

— Пообещай мне, Шейд, я не хочу жить так, как он. Дай мне слово.

Шейд, нехотя кивнув, развернулся и вышел с балкона. Эйдолон последовал за ним.

— Позвоню Рейту, — сказал Шейд, и голос его дрожал. — Будем держаться вместе.

— Отличная мысль.


Кайнан все еще не отошел от встречи с Тайлой, хотя прошло уже пять часов. Он не мог решить, что хуже — то, что люди, которым он доверял, оказались демонами, или то, что люди в его подразделении врут ему. Все усугублялось еще и тем, что не хватало пятерых Хранителей во главе с Джаггером. А когда он спросил Лори, не знает ли она, что происходит у них в подразделении, она ответила, что не знает, и соблазнила его. В этом в принципе не было ничего необычного, но после секса она захотела поохотиться, хотя обычно после секса любила заняться домашними делами.

За полчаса до заката раздался телефонный звонок.

— Кай, это Тайла.

— Чего тебе надо?

В телефонной трубке раздался вздох.

— Похоже, ты так ничего и не разузнал. — Когда он не ответил, она продолжила: — Мы думаем, что пойманных демонов держат в старом зоопарке. Если Хранители в этом замешаны, то они будут там. Сегодня ночью мы идем проверять.

Сердце у Кайнана дрогнуло. Несмотря на то что он был уверен в своих людях. Тайла все же могла оказаться права. Или это ловушка. Он больше не верил ей.

— Кайнан, ты меня слышал?

— Разумеется.

— Что ж, тогда до встречи.

Он повесил трубку, глянул на часы и понял, что ночь уже наступила. Он быстро оделся в охотничий костюм: кожаные штаны, футболка, разгрузочный жилет и кожаная куртка поверх, — вооружился до зубов и решил идти один. Если Тайла права, то он не может доверять Хранителям, а если это ловушка, то нельзя рисковать своими людьми.

Но в любом случае он выяснит правду этой ночью.

Глава 24

После заката заброшенный зоопарк жил странной жизнью. Всюду двигались тени, но стоило Тайле повернуть голову, как все замирало.

Тайла, Эйдолон, Шейд и Рейт перелезли через стену зоопарка. План заключался в том, чтобы найти родителей Джем и остальных плененных демонов до того, как Джем войдет через главный вход. Если им повезет, то они освободят демонов и Джем вообще не придется заходить на территорию зоопарка, но на тот случай если ей все же придется зайти, с ней был Люк. Тайла еще ни разу не видела, чтобы кто-то так рвался в бой. И хотя он не мог принять звериную форму без полной луны, Рейт заверил ее, что и без этого он превосходный боец. Она вообще общалась в основном с Рейтом, поскольку Эйдолон на нее даже не взглянул. Она его не винила.

Когда она увидела его в первый раз после суток разлуки, то ей захотелось броситься к нему и извиниться за смерть Роуга, но он отвернулся и ей ничего не оставалось, как молча следовать за всеми. Было очевидно, что он не готов пока к разговору. Впрочем, при братьях она говорить все равно бы не стала.

Они прочесали уже ползоопарка, но пока ничего не обнаружили.

Они разделились. Рейт ушел проверить пустые клетки, в которых жили кошачьи, а Шейд отправился проверить загоны для медведей. Тайла заговорила с Эйдолоном.

— Слушай, Хеллбой, я знаю, что не вправе просить тебя об этом, но, пожалуйста, не убивай людей.

— После того, что они пытались с тобой сделать, ты все еще их защищаешь?

— Я хочу, чтобы они предстали за свои поступки перед лицом правосудия эгисов.

— Они сделали то, чему их обучили эгисы. Неужели ты думаешь, что их подвергнут наказанию?

— Если они действовали вопреки приказу регентов, то да, их накажут.

Эйдолон смотрел поверх нее.

— Я посмотрю, что смогу сделать. — Он развернулся и исчез во тьме.

Она осталась одна, и впервые за всю ее жизнь ей не нравилось это ощущение.

* * *

Тайла, передвигаясь перебежками от дерева к дереву, вскоре добралась до павильона, окруженного густыми кустами. Она услышала голоса и осторожно выглянула из-за ветвей. То, что она увидела, практически парализовало ее. В центре павильона стояла Джем. Лори связывала руки у нее за спиной. Но где же Люк?

— Когда я смогу увидеть родителей? — спросила Джем.

— Я не разрешал тебе говорить, — крикнул Джаггер и ударил ее по лицу.

Тайле пришлось собрать в кулак всю волю, чтобы не выскочить из укрытия и не разорвать его на части.

Глаза Джем горели ненавистью. Сначала Тайла удивилась, но потом поняла: Джем не боится, даже не беспокоится. Она знает, что не одна и ее спасут. У нее была семья.

Лори закончила с узлами, и последующие события потрясли Тайлу до глубины души. Джаггер схватил Лори за волосы и поцеловал в губы.

— Жаль, что я не могу убить ее.

— У нас приказы.

— Знаю. Но когда-нибудь я хочу заняться с тобой любовью в крови наших врагов.

Боже правый, да они любовники. Какое изощренное коварство. Хотя Лори, похоже, не понравилась идея Джаггера, и Тайле даже показалось, что она сопротивляется.

— Какого черта здесь происходит?

Вот черт.

Кайнан вышел из-за кустов, и Лори отскочила от Джаггера, как будто это что-то меняло.

— Кайнан… — начала Лори, но он даже не посмотрел на нее — его взгляд был прикован к Джаггеру. Они стояли словно два льва перед дракой.

Тайла выбежала из укрытия и бросилась к Джем. Лори, всхлипывая, попятилась, зажав рукой рот, как будто хотела закричать, затем развернулась и побежала.

Тайла потащила Джем подальше от поля предстоящего боя, чтобы не попасть под горячую руку двух дерущихся мужчин. Кай и Джаггер — опытные бойцы, и обычно за их действиями приятно наблюдать в бою, но сегодня это будет бой насмерть.

— Сестра? — Тайла первый раз в жизни услышала такое обращение, ей понравилось.

— Да, сестра.

— Ты вовремя, — сказала Джем.

— Точно. — Тайла достала жало и разрезала веревки. — Где Люк?

— Я оставила его у входа, а сама пошла сюда.

— Найди родителей, — сказала Тайла, — а я за Лори.

— Но Кайнан…

— Он сам разберется. Иди.

Бросив на Кайнана взволнованный взгляд, Джем ушла, а Тайла бросилась в погоню за Лори.

Если не считать того факта, что родители Джем были чертовски недовольны происходящим, то можно сказать, что ничего с ними не случилось. Эйдолон отправил их к центральному входу, где ждал Люк. Он как раз освобождал пару демонов, когда услышал странные звуки. Обернулся и увидел трех эгисов, одного из них он узнал, тот был в квартире Тайлы.

— Это демон, он убил Коула, — сказал Блик, и они сразу рассредоточились, достав оружие.

Они набросились на него разом. Эйдолон увернулся от мачете Блика, но палица второго убийцы и нож третьего достали его. Он помнил об обещании, данном Тайле, но не видел возможности выполнить его. Если он не убьет их, они убьют его.

Внезапно Эйдолон почувствовал, как зрение стало четче, а мышцы налились силой.

Все, время вышло. Завершающая стадия эсгенезиса случится прямо сейчас. Он почувствовал непреодолимое желание сменить форму и разорвать убийц на части, чувствуя, как хрустят их кости на зубах, а потом отправиться к их самкам и…

О Боже, он не хочет стать таким, как Роуг, иначе братья убьют его, или, хуже того, таким его увидит Тайла.

Тайла.

Сердце заболело сильнее, чем раны, нанесенные убийцами-эгисами. В следующий раз, когда Тайла увидит его, он превратится в чудовище.

Эйдолон опустил руки и улыбнулся.

— Что ж, убийцы, похоже, сегодня вам везет.


Джем выбежала из центрального входа, чуть не сбив с ног Шейда.

— С твоими родителями все в порядке. Они вон там. Спрашивали о тебе.

— Спасибо. Позаботься о Тайле, пожалуйста.

— Эйдолон просил о том же.

Шейд кивнул и исчез в тени.

— Джем, — раздался голос ее отца.

Через секунду оба родителя были рядом с ней и обнимали ее, чего не случалось никогда.

— Как я рада, что с вами все в порядке.

— Что здесь происходит? — спросила мама. — Мы можем идти домой?

— Непременно, — ответила она. — Вы идите, а я должна остаться и убедиться, что с Тайлой все в порядке.

— Тайла? — спросили ее родители в унисон.

— Позже все объясню, поверьте мне. — Она нашла глазами Люка. — Ты можешь проводить их домой?

— Я что, похож на таксиста? — Люк, казалось, был разочарован тем, что не удалось подраться. — Ладно, как скажешь.

— Джем, но ты же врач, наполовину человек… ты не должна…

— Мама, я еще и Пожиратель душ. Знаю: вы хотели, чтобы я была сенсором, но правда заключается в том, что я опасное чудовище, и могу о себе позаботиться.

Демоны, которые вырастили ее, вместо того чтобы убить, выглядели уставшими, обеспокоенными и гордыми за свою дочь.

Глава 25

Тайла потеряла Лори, зато нашла Эйдолона.

Сиг, Уоррен и Блик окружили его и стояли с оружием наготове. Блик хромал, но и Эйдолона ранили. На боку и руке у него видны были глубокие порезы, а зубы испачканы кровью.

Сволочи.

Он сказал что-то, чего она не слышала из-за расстояния, и бросил наземь свое оружие. Что он задумал?

Эгисы поначалу попятились, подозрительно глядя на него, но когда увидели, что он ничего не собирается предпринимать, то засмеялись и снова окружили его. Их грязные шутки и оскорбления ранили ее слух. Тайла ринулась к ним, но Уоррен уже нанес удар ногой в спину Эйдолону. Тот рухнул на колени.

— Нет, — вскрикнула Тайла, и четыре головы разом повернулись в ее сторону. — Эйдолон, ату их! Забудь, что я сказала тебе раньше!

Но Эйдолон остался стоять, словно принося себя в жертву.

— Это мой выбор. — Его голос показался ей зловещим и каким-то чужим, и лицо начало менять форму, через кожу проступали костяные наросты. — Лучше пусть это сделают они, чем ты.

Тайла похолодела, но все же нашла в себе силы подойти ближе. Хранители замерли — любопытство оказалось сильнее жажды крови и многолетних тренировок.

— Я не стану заставлять тебя убивать меня, лирша.

— Как мило, твою мать, — сказал Уоррен. — Убить их обоих.

Это он зря сказал — Эйдолон предостерегающе зарычал.

— Тронешь ее — и умрешь в следующую секунду.

Эйдолон пришел в действие. Он двигался так стремительно, что глаз не успевал зафиксировать удар. Яростный крик — и Блик отлетел на несколько метров и ударился спиной о каменный забор, после чего рухнул наземь и остался лежать без движения. Тайла тоже пришла в себя и схлестнулась с Сигом. Она нанесла ему сокрушительный удар по челюсти и со всех сил пнула коленом в пах, но тут почувствовала резкую боль в плече и поняла, что ее ранили ножом. Она отпрыгнула за ствол дерева, развернулась и увидела, как то, что раньше было Эйдолоном, трансформировалось в огромного рогатого демона, которого раньше она не видела. Лохмотья одежды болтались на теле в полтора раза выше и вдвое шире, а в огромной зубастой пасти Уоррен поместился целиком. Сиг пришел в себя и бросился на Эйдолона, Блик с трудом поднялся на ноги и с обнаженным клинком направился к Тайле, но тут же был подброшен в воздух и схвачен в страшный капкан челюстей. Тайла обвела взглядом поле боя и увидела Сига, который лежал в неестественной позе у корней дуба.

— Хеллбой, — нежно сказала она. Он развернулся к ней на могучих ногах. — Брось этого человека, он больше не опасен.

Он поднял голову и принюхался, затем его горящие глаза сфокусировались на глубоком порезе у нее на плече. Раздался гневный рык, и челюсти сжались, а Блик закричал от боли.

— Со мной все в порядке. — Она подошла к нему и положила ладонь ему на бицепс. — Прошу, отпусти его.

Эйдолон разжал челюсти, и Блик шлепнулся на землю. Эйдолон обнял ее лапой за талию, и Тайла почувствовала горячее дыхание на шее. Блик пошевелился, но не стал делать глупости.

— Слава Богу, Эйдолон, ты цел и невредим. — Она потрепала его по холке, и он нежно заурчал. Она гладила чудовище, которое совсем недавно убила бы в ту же секунду, как увидела. Она любила этого демона, и ей было все равно, на что он похож или на что будет похожа она в своем демоническом обличье. Прошлое, которое было у каждого из них, сейчас ничего не значило.

«Слабость Эйдолона — это ты. Но ты так же можешь придать ему сил». Кажется, так говорила Джем, а еще она сказала, что Эйдолон любит Тайлу.

Он готов был умереть за нее, не то ли это доказательство, которое было ей нужно. Слезы потекли по ее щекам.

— Прошу тебя, Хеллбой, вернись ко мне, — прошептала она.

Она почувствовала, как расслабляются мышцы под его кожей.

— Тайла…

Она ахнула, когда он схватил ее за попку и прижал к себе. Он вернулся, но глаза его все еще горели красным огнем и лицо было в татуировках. Свободной рукой он сорвал с нее одежду. Она не сопротивлялась, понимая, что это бесполезно. Это был последний шанс для них обоих спасти друг друга.

— Эйдолон, здесь небезопасно. Нам нужно уединиться.

Он зарычал, подхватил ее и с легкостью преодолел расстояние до ближайшего здания. Тайла предположила, что это бывшая ветеринарная клиника. Дверь оказалась заперта, но Эйдолон вышиб ее одним ударом, занес ее внутрь и бросил на ближайший стол. Поскольку одежды на них обоих уже не было, он сразу вошел в нее, но Тайла была к этому готова и открылась навстречу его неукротимой страсти.

Но между ними осталось одно незаконченное дельце и, прежде чем отдаться любовным утехам, Тайла сказала ему:

— Возьми меня в свои партнерши.

Эйдолон не сразу поверил своим ушам, его радости не было предела.

— Да, Тайла, о да.

Не задумываясь ни на секунду, она сделала надрез ножом на запястье, и он тут же облизал ее рану. Через мгновение он вздрогнул и произнес:

— Я чувствую тебя внутри, Тайла, теперь мы пара.

Но им не дали насладиться этой радостной новостью и друг другом. Поблизости раздались звуки битвы, и им пришлось накинуть на себя халаты, которые они нашли тут же. В дверях Эйдолон задержал ее.

— Ты не была моей последней надеждой.

— Я знаю, — сказала Тайла, которую переполняли эмоции. — А ты, если сможешь, прости меня за смерть Роуга.

— Тс-с, прошлое уже не важно, важно лишь будущее, ибо теперь благодаря тебе оно у меня есть.

— А благодаря тебе я чувствую, что у меня появился дом.

Он впился губами в ее рот, но поцелуй был недолгим.

— Нам надо спешить, — выдохнул Эйдолон с сожалением, и Тайла кивнула.

Они бросились к выходу из зоопарка в надежде застать там Джем и ее родителей, но вместо этого они нашли Лори, которая с потерянным видом стояла в свете фонаря, обхватив себя руками. Заметив их, она попятилась.

— Оставьте меня, вы не понимаете…

— Я действительно не понимаю, как ты могла изменять Каю, — фыркнула Тайла.

Лори покраснела.

— Я не желала ему зла… — Она посмотрела на Эйдолона и скривила удивленную гримасу, как будто только что заметила его. — Ты выглядишь как Рейт.

Эйдолон пригвозди ее взглядом к стене.

— Откуда ты знаешь Рейта?

Лори, казалось, не слышала его.

— Ты тоже старейшина?

— Старейшина? То есть старейшина Хранителей, член «тайного совета», ты что, думаешь, что Рейт — старейшина?

— Он дал мне задание собрать команду. Приказы приходили прямиком с Тайного совета. Мы должны были держать все в тайне. А собственно, что я тебе все это рассказываю. — Она повернулась к Эйдолону. — Она демон, предатель, она просочилась в ячейку эгисов. — Она снова повернулась к Тайле. — Тебя за это казнят, между прочим.

— Так с чего ты все-таки решила, что Рейт старейшина Хранителей? — спросил Эйдолон.

— Он сам сказал.

Эйдолон и Тайла переглянулись, и она поняла, что они думают об одном и том же. Рейт просто проник в голову Лори и заставил ее говорить то, что ему нужно.

— Что-нибудь еще? — спросила Тайла.

— Не смей обращаться ко мне, сучка демоническая.

— Ну смотри, — с угрозой заявила Тайла. — Ты сама напросилась. — Эйдолон, у тебя в госпитале есть сыворотка правды?

— Есть идея получше, — начал Эйдолон, но тут из-за кустов появился Рейт в демоническом обличье.

— Рейт, — прошептала Лори. — Слава Богу. — Она подошла к нему, бросив косой взгляд на Тайлу. — Они, похоже, не понимают, и кто-то освобождает демонов. Ты хоть в курсе, что Тайла демон?

Рейт бросил на нее взгляд.

— Что ты там бормочешь, человек?

На губах Лори появилась терпеливая благоговейная улыбка. Она потянулась к демону, но он отшатнулся и зашипел. Лори нахмурилась и сделала шаг к нему, Рейт снова отступил.

— Пусть дотронется до тебя, — сказал Эйдолон.

— Что? Ну уж нет!

— Рейт, делай что велено.

Рейт выругался, но сделал, как велел брат, а Лори подошла к нему и прижалась щекой к его груди. Она, казалось, в наркотическом ступоре.

Это было странно.

— Это он? — спросил Эйдолон тихо, и Тайла сердцем почувствовала его страх. Он опасался, что его брат может быть причастен к черному рынку торговли органами. — Это он просил твоей помощи в поимке демонов?

Лори продолжала ластиться к Рейту, но тому это было явно неприятно.

— Прикоснись ко мне, как раньше…

Тайла решила, что это какая-то магия инкубов, от которой Лори потеряла голову.

— Эй… — взмолился Рейт.

— Подожди, брат, одну секунду. Лори, это он?

Тайла надеялась, что нет. Если родной брат Эйдолона будет замешан…

— Боже правый! Тебе что, одного любовника мало? — воскликнул Кайнан, появившись из-за кустов. Он весь был в синяках и крови. Тай подумала о том, что могло случиться с Джаггером. Кай ринулся на Рейта, но Эйдолон схватил его и повалил на землю. Кайнан кричал оскорбления в адрес Рейта, а Эйдолон как мог пытался успокоить его, пригвоздив к земле.

— Нам нужно знать то, что знает она, — сказал Эйдолон несколько раз, и Кайнан затих, хотя ноздри его раздувались.

Тайла повернулась к Лори и Рейту и ахнула. Клыки Рейта вонзились в горло Лори, одной рукой он обнимал ее за талию, другой расстегивал ширинку. Взгляд его блуждал. Кайнан тоже увидел, что происходит, и снова стал вырываться. Эйдолон повернул голову к брату и крикнул:

— Рейт, ты с ума сошел! Это же человеческая самка!

Сработало. Глаза Рейта изменили свой цвет, и он убрал клыки от шеи Лори. Кайнан подхватил падающее тело Лори и опустил на траву с нежностью, которую Тайла от него не ожидала. Она ничего не понимала в происходящем, но поскольку битва еще не была закончена, внимательно смотрела по сторонам. Рейт вел себя очень странно, как будто сам находился в состоянии наркотического опьянения, и ей очень хотелось выяснить, почему.

— Все в порядке, братишка, — сказал Эйдолон. — Ты не причинил ей зла.

Внезапно из-за кустов раздался странный звук. Тайла и Кайнан синхронно достали клинки и раздвинули ветви. «Как в старые добрые времена», — подумала Тайла.

— Демон! — воскликнул Кайнан и поднял нож для броска.

— Нет! — воскликнула Тайла. — Ты многого не знаешь. Не все демоны кровожадны. Нам с тобой есть что обсудить. Этот вообще вегетарианец.

Кайнан ошалело посмотрел на нее:

— Даже если ты права, это все равно зло.

Когда они вернулись, Лори уже не было, она сбежала. Кайнан бросился за ней следом в глубь зоопарка, и Тайла мысленно пожелала ему удачи.

Эйдолон все еще не понимал, что произошло между Рейтом и человеческой самкой. Он нутром чуял, что брат не причастен к черному рынку, но Лори убеждала его в обратном.

— Пойдем, брат, я отвезу тебя домой, — сказал Эйдолон, помогая Рейту подняться на ноги. Тот пытался сопротивляться, но Эйдолон настаивал на своем. — Я должен знать, что ты не якшаешься с вурдалаками.

Рейт зашипел.

— Я не якшаюсь.

— Почему я должен тебе верить?

— Потому что я так сказал.

— Можно подумать, ты никогда не врал.

— Да пошел ты! Хватит изображать из себя старшего брата. Счастливого медового месяца! — Он вырвался и зашагал прочь.

— Держись подальше от наркоманов, Рейт, — бросил ему вслед Эйдолон.

— Что это было, Эйдолон? — спросила Тайла.

Он обнял ее и погладил по волосам.

— Рейт не в себе, как ты, наверное, уже заметила, — объяснил он. — Он ненавидит себя и готов пойти на что угодно, чтобы забыться. Помнишь, как тогда, в госпитале.

— Такое не забывается. А что у него с Лори? Почему он не хотел прикасаться к ней? И почему сошел с ума, после того как укусил ее?

— Рейт никогда не ест человеческих самок.

— Почему нет?

Эйдолон поцеловал ее в лоб, жалея, что не может стоять вот так с любимой женщиной вечно, что не может наслаждаться своей новоявленной партнершей без того, чтобы отвечать за грехи Рейта.

— Потому что он не может контролировать себя. Когда он пьет кровь самок, это приводит к сексу, а он скорее умрет, чем будет совокупляться с человеческой самкой.

— Так почему Лори вела себя так, как будто они спали вместе?

— Все дело в его ментальных способностях. Если бы он захотел что-то внушить ей, то сделал бы это. Во всяком случае, кто-то явно внушил ей.

— Это как со мной у тебя в квартире? — Эйдолон кивнул. — Как ты думаешь, он причастен к похищению органов?

— Вряд ли, но в противном случае все обстоит еще хуже. Кто-то, кто точит на Рейта зуб, ведет сложную и непонятную игру.

Из-за кустов появились Шейд и Джем.

— Мы что, пропустили все веселье? — спросил Шейд. Он увидел новую татуировку на лице Эйдолона и точно такую же на руке Тайлы.

— Кажется, можно вас поздравить, — заметила Джем. Она расплылась в улыбке, и у Тайлы перехватило дух.

— Ты так похожа на маму, — сказала Тайла и улыбнулась в ответ. — Как твои родители и где вы были?

— С родителями все в порядке. Я отправила их домой вместе с Люком, затем нашла Шейда, и мы направились на ваши поиски. — Джем оглянулась по сторонам. — А где Рейт и Кайнан?

Улыбка сошла с лица Тайлы, и Эйдолон ответил за них двоих:

— У нас новые проблемы. Эгисы считают, что Рейт действовал заодно с вурдалаками.

— Он не мог, — яростно сказал Шейд.

— Знаю, — произнес Эйдолон, и он действительно верил в это. — Но кто-то старается изо всех сил, чтобы подставить его, и эти же люди стараются подставить лидеров эгисов.

— Ну и дела.

— Вот именно. — Но мысли Эйдолона были целиком устремлены на Тайлу, он не мог думать ни о чем больше. Она была для него целым миром, и он хотел, чтобы она знала это.

* * *

Джем бежала по зоопарку со всех ног. Тайла, Эйдолон и Шейд прочесывали зоопарк, чтобы убедиться, что все демоны на свободе, а Хранители пойманы, но Джем было не до опасных демонов и Хранителей.

Когда Тай рассказала, что случилось с Лори и Кайнаном, Джем не могла больше оставаться с ними. Она должна была найти Кайнана, должна была предотвратить новое нападение на Кая со стороны его женушки и Джаггера.

Джем дошла до клетки, в которой когда-то жил тигр, и остановилась, когда увидела лидера эгисов рядом с калиткой. Он стоял, опустив голову, и покачивался.

— Кайнан?

Он сделал вид, что не слышал ее, хотя она была уверена, что слышал. Она подошла к нему.

— Ее нет нигде, — сказал он. — Я ее не нашел, а если бы и нашел…

Она не задумываясь обняла его за плечи, и он зарыдал. Ей было все равно, что он ненавидит ее за то, кем она является; главное, что любимый мужчина рядом с ней.

Глава 26

Они закончили зачищать территорию, и Шейд послал Эйдолона и Тайлу в госпиталь, чтобы его брат мог подлатать раны после сражения. Сам Шейд остался, чтобы найти Рейта и Джем.

Рейта он так и не нашел, зато обнаружил сестру Тайлы — она стояла возле старого фонтана и смотрела, как мужчина, которого она звала Кайнан, уходил от нее. Она казалась расстроенной, но Шейд понятия не имел почему и по большому счету ему не было до этого никакого дела.

Они прошли через врата прямо в госпиталь, где Эйдолон и Тайла лежали вместе на кушетке в ординаторской и говорили обо всяких там сердечных делах. Они выгляди вполне довольными, а на нежной коже ее левой руки проступали новые татуировки. У Эйдолона тоже появились изменения. Некоторые татуировки исчезли с его лица, зато вокруг шеи появилось кольцо из символов. Он понятия не имел, когда они закончат совместный ритуал. Тем не менее Шейд был счастлив. Он все еще не до конца был уверен, стоит ли доверять эгисам, но спасла Эйдолона от участи, которой он так боялся Тайла.

Кстати, о братьях…

— Рейт не показывался? — спросил Шейд, доставая колу из холодильника.

Эйдолон покачал головой.

— Он в замешательстве. Я звонил ему на мобильник, но…

— Понятно. — Рейт, вероятнее всего, высасывает кровь из какого-нибудь наркомана. Если Шейду удастся сконцентрироваться, он почувствует энергетику младшего брата, но Рейт тоже ощутит это и тогда они его точно не найдут. — Надеюсь, с ним все в порядке.

Даже мысль о том, что тот, кто заставил Рейта отдалиться от братьев, еще на свободе, была невыносима. А еще они оставили дышать этим воздухом несколько Хранителей. Шейду нужны были ответы на его вопросы, и прямо сейчас.

Он был не из терпеливых.

— Эй, — сказала Тайла, освобождаясь из объятий Эйдолона. — Думаю, мне нужно пройти трансформацию, как считаете?

Ее попытка сменить тему разговора на более оптимистичную была слишком очевидной, но Эйдолон все же улыбнулся.

— Что ж, давай прямо сейчас.

— Постой-ка. — Шейд подошел к кушетке. — Могу я взять тебя за руку?

Эйдолон напрягся, возможно, им управляли инстинкты, но Шейд не был уверен. Демоны-семинусы, обретшие пару, были так редки, что он сам ни разу не встречал таких и понятия не имел, как они могут отреагировать, если к их паре приближался другой инкуб. Учитывая постоянную сексуальную озабоченность инкубов, инстинкт защиты своей самки был не таким уж и лишним. К тому же связь между ними не позволяла никому из них заниматься сексом с кем-либо еще.

Тайла вытянула руку, и он взял ее ладонь в свою. Он почувствовал ее тепло, а она ощутила, как поток энергии льется по ее венам и артериям прямо к матке. Это было его специализацией — манипулирование репродуктивной женской системой; он мог запустить процесс овуляции, даже если самка до этого не была способна к зачатию. Его сердце забилось сильнее, он прислушивался к своим инстинктам. Ее организм был на стадии овуляции, но она до сих пор была человеческой самкой, и семя его брата пока не дало всходы.

— Ну как? — спросил Эйдолон охрипшим от эмоций голосом.

— Мне жаль, но маленьких Эйдолончиков там нет.

Тайла отдернула руку и вздрогнула от ощущений, которые тут же пропали после контакта с Шейдом.

— Что это значит?

— Неужели все так плохо? — тихо спросил Эйдолон, и Шейд отшатнулся, краем глаза заметив, что и Джем сделала то же самое. Ситуация была довольно щекотливой.

— Нет, — ответил он и широко улыбнулся. — Какую продолжительность жизни мы имеем? Как много у нас времени, чтобы создать семью?

— Пожиратели душ живут где-то две тысячи лет. Учитывая, что ты метиска, мы получаем что-то около нескольких сотен лет.

— Отлично, — ответила она, скользнув взглядом по Джем. — У меня есть семья и целая вечность, чтобы скомпенсировать это.

Джем улыбнулась, а Шейд промолчал. Несмотря на инстинкт самосохранения, временами его преследовало то же желание, хотя он никому не осмелился бы признаться в этом, даже самому себе.

— Эй, — напомнил Шейд, — может, мы займемся наконец делом, пока меня не стошнило? Здесь так много смеха, обожания и приторности, что это место стало похоже на шоколадный мусс.

Дверь открылась, в ординаторскую вошла Скалк. Подняв голову, она посмотрела на Тайлу, в ее глазах блеснуло любопытство.

— Твоя аура. Она светится, — сообщила она.

Тайла закусила нижнюю губу, Эйдолон придвинулся ближе к ней. Им так нужно было уединение, и Шейд с удовольствием предоставил бы им такую возможность. Небольшая прогулка по репродуктивной системе Тайлы взбудоражила и его собственную репродуктивную систему.

— А что, раньше она была темной?

— Да, очень. Но теперь все намного лучше. — Скалк подбоченилась и сердито посмотрела на Эйдолона. — А теперь нам нужно поработать над тобой.

— Брось надежду, сестренка. Брось.

— Никогда, — сказал она тихо. — Мы изгоним твой мрак.

Скалк ушла тихо, как тень. Джем взяла Шейда за руку.

— Пойдем, новоявленный братец. Превратим мою сестру в полноценного демона, а потом можно насладиться «Маргаритой».

Да, текила с солью отличная идея, оба ингредиента разбередят его раны. Он рад за Эйдолона. Рад. Но то, что его брат нашел себе партнершу и начинает жить так, как мечтал, лишь напомнило ему о его грядущей трансформации.

И у него, похоже, не все пройдет так гладко…


Лори нашла Джаггера там, где и надеялась, если он все еще был жив, — в доме, который они сняли около года назад. О существовании этого дома знали только Хранители, которые работали с ними. Это было относительно безопасное место, место, в котором можно было укрыться при худшем варианте развития событий.

И вот это произошло.

— Джаггер! — Она скользнула в его объятия прямо посреди гостиной. Он выглядел так, будто провел десять раундов на ринге с хеллхаундом. В битве с Каем он, судя по всему, оказался проигравшим. Удивительно еще, как ему удалось выжить, но на этот вопрос она вряд ли когда-нибудь получит ответ.

— Эй, крошка, — сказал он, остановил ее, схватил за шею одной рукой. — Я чертовски виноват.

— Знаю. Но я пойду к Каю и все ему объясню…

Джаггер отпрянул, и в этот момент Лори ощутила спазм. Она придала ладонь к животу… липкая жидкость просочилась сквозь пальцы. Ошеломленная, она посмотрела на живот. Из него торчал нож.

— Я уже сказал, что чертовски виноват, но ты не можешь идти к Каю. — Джаггер подхватил ее, потому что ноги ее уже не слушались.

— Сукин… сын, — выдохнула она.

— Да, моя мать была сукой. Шлюхой. — Он усадил ее на колени и тоже присел на корточки перед ней. — Я думал, что все женщины — шлюхи, пока не встретил тебя. — Взгляд Лори затуманился, и он бережно придержал ее. — Но получается, и ты такая же?

Ее захлестнули страдания, причем не только из-за физической боли.

Она предала мужа, который любил ее больше всего на свете. Она предала его много раз, и для чего? Чтобы умереть в этой дыре, корчась на полу перед человеком, который убил ее?

Если бы она только послушала Кая в ту ночь, год назад, когда она была больна, но все равно настояла на охоте. Он говорил ей, что не следует уходить, что слабость тела ослабляет и заклинания, но она лишь посмеялась и, поцеловав его, сделала все по-своему.

Рейт подошел к ней в Центральном парке, где она охотилась за туманным демоном, который выбрал себе в жертву таксиста в нескольких кварталах от них. Он просто посмотрел на нее, и ее пронзило желание, да такое сильное, что она, задрожав, упала на колени.

Он носил кольцо эгисов, назвал себя Старейшиной, который наблюдает за всеми ячейками эгисов. Когда она спросила его о татуировках на руках, он ответил, что такие знаки носят все Старейшины. Поскольку никто никогда не видел двенадцать Старейшин, она не могла вывести его на чистую воду. Но он знал так много об эгисах и о ней самой.

Ей так нравились прикосновения его рук, его языка. Он показал ей так много нового, когда они встретились в отеле на следующий день.

Она никогда не изменяла мужу, ни разу за все восемь лет их совместной жизни. Но по какой-то причине она не могла сопротивляться этому мужчине, который просил называть его Рейтом.

Он дал ей конверт с деньгами, но она готова была сделать для него все, что угодно, ради очередного оргазма.

— Я знаю, о чем ты думаешь. — Испугавшись, она открыла глаза. Перед ней расстилалась тьма, но боль ушла. Она все еще истекала кровью. — Ты думаешь о сексе со мной, о том, как все начиналось. Вся жизнь проносится у тебя перед глазами, — сказал он. Только Джаггер, с его непомерным эго, мог подумать так, будто в последние моменты ее жизни она думает о нем.

Нет, она думала о том, как предала мужа, о том, как секс с Рейтом превратился во что-то вроде наркотика, как после второго свидания с ним она пришла домой, все ее тело пульсировало, ее кожа стала гиперчувствительна. Ее матка отзывалась на любое давление, и малейшее движение приводило ее к оргазму прямо там, где она стояла. Она испытала три оргазма по пути от такси до дома.

Джаггер тогда снова стал флиртовать с ней, и она уступила ему, он овладел ею прямо на полу в библиотеке, пока Кайнан был на охоте.

Чувство вины убивало, ведь она любила Кайнана. Но тело стало рабом гормонов и не подчинялось голосу разума, и хотя она страстно желала прикосновений Рейта, но не могла получать его ласки так часто, как нуждалась в этом. Черт, она была с ним всего лишь несколько раз. Иногда ее удовлетворял Кайнан, но он тоже не всегда был рядом.

А когда его не было, она спала с Джаггером.

— Не волнуйся, Лори. Я продолжу наше дело. Очевидно, нам придется убраться отсюда, пока я не уберу Кайнана.

— Нет, — прошептала она.

— Мне придется.

Собрав все свои силы, она вытащила из раны нож и вонзила его в Джаггера.

Он закричал, упал назад и вдруг пролетел через всю комнату.

Кайнан.

Она слышала невнятное бормотание, яростное рычание и удары кулаков по телу. На ее глазах была пелена, так что она ничего не видела, но слышала, как хрустят кости, и поняла, что кто-то убит.

— Лори. — Сильные руки Кайнана перевернули ее с боку на спину. — Держись, пожалуйста, держись.

— Нет. — Слабым движением она схватила его запястье. — Все кончено. Просто… сейчас… — Она судорожно вздохнула. — Все это… из-за денег.

— Ты вступила в союз с демонами из-за денег? Денег?

Она покачала головой.

— Приказы поступали от Старейшины. Мы ловили демонов. Запирали их в зоопарке. На наши счета поступали деньги.

Кайнан выругался.

— Это не Старейшины отдавали приказы и платили тебе… это были демоны. Ты выполняла приказы этих чертовых тварей.

— Нет, — прошептала она, — нет.

О Боже мой, пройти через все это, предать эгисов, ее ячейку, Кайнана… ради демонов… Она задрожала.

— Холодно… так… холодно.

Кайнан взял Лори на руки, как будто не хотел отпускать уходящие жизненные силы. Когда он пришел в этом дом, следуя за сигналом маяка, который установил на Джаггера в зоопарке, то думал, что ненавидит Лори. Думал, что сможет убить. Но потом он увидел ее, истекающую кровью, на пороге смерти, и все, о чем мог думать в этот момент, — это как не дать ей умереть.

В военном госпитале ему приходилось вдыхать зловонный запах разлагающейся плоти и видеть парней, готовых с минуты на минуту отправиться на тот свет. Он видел ужасные раны. Но все это так и не подготовило его к тому, чтобы смотреть, как его жена одной рукой придерживает свой окровавленный живот.

Она слабо шевельнулась, ее взгляд потускнел, и ему захотелось разрыдаться словно девчонке. Вместо этого он нежно опустил ее на пол, не взглянув даже не распростертое в углу кухни тело Джаггера, и достал из кармана сотовый телефон.

— Тридцать девять, тридцать восемь, тридцать семь…

Он положил телефон рядом с Лори и вышел из дома.

Глава 27

Три месяца спустя…


Прошлое Тайлы не беспокоило ее. Никто, кроме Кайнана, не знал о том, что она была убийцей, и она больше не охотилась. Ее работа в нью-йоркской ячейке состояла теперь в том, чтобы обучать Хранителей разнице между злыми демонами и теми, которые не создают проблем.

Все шло хорошо.

Кайнан осторожно относился к ней и ее мотивам, но ему так хотелось понять, что сделали Лори и Джаггер, докопаться до правды, что он все больше и больше отдалялся от эгисов.

Он обнаружил счет в банке, где его жена и Джаггер прятали деньги, которые им перечисляли охотники за демонами, расспросил Блика, который рассказал ему, что Джаггер уговаривал его и некоторых других эгисов выполнить некую секретную миссию, которой руководит высшая инстанция — Старейшины. Те, кто был вовлечен в это, действительно верили, что все приказы исходят от эгисов… включая приказ убить Тайлу.

Миссия Кайнана или, по мнению Тайлы, скорее, навязчивая идея — прекратить операцию по отлову демонов, которая лишила его Лори. И в этом он даже преуспел. Хранители-эгисы больше не охотились на демонов ради органов, их продажа была приостановлена. Никаких подозрительных ранений или смертей в ячейке больше не было. Операция затухла, но ни Тайла, ни Эйдолон не лелеяли надежду, что это навсегда.

Пока существует рынок органов, кто-то будет их продавать.

Рейт. После инцидента в зоопарке он исчез на два месяца, а когда вернулся, то вел себя так, будто ничего не произошло. И никто так и не разгадал загадку, кто же все-таки выдавал себя за него и почему.

Рейт не переставал доставлять себе удовольствие, поедая наркоманов и пьяниц, и Тайла еще три раза видела, как Эйдолон страдает от наказания на полу своей берлоги. И если никто из врагов Рейта еще не потрудился убить его, то вскоре она сама сделает это…

За три месяца она так ни разу и не трансформировалась в Пожирателя душ, хотя Эйдолон и Шейд предлагали ускорить процесс.

Но в один прекрасный день с помощью Джем ей все-таки удалось, и она вполне насладилась прибавившейся силой и обострившимися чувствами.

Воссоединение с Эйдолоном происходило успешно. Она могла чувствовать его на всех уровнях, наслаждаться его присутствием. Каждая эмоция усиливалась, когда они были вместе, их пробуждение чувств происходило синхронно. Секс был превосходным и до этого, а уж после…

Взрыв.

Насыщенность.

Почти невероятные ощущения.

Тайла слышала, как хлопнула дверь в квартире Эйдолона, и почувствовала, как все в ней просыпается… Она вышла из кухни в коридор. Эйдолон пришел домой в хирургической форме, как они и договаривались.

Тайла взвизгнула от удивления. Но он привел домой и Джем. Его глаза распахнулись, когда он увидел, что Тайла стоит перед ним в одной медицинской рубашке.

— Э… твоя сестра стояла перед дверью…

Джем покраснела словно свекла.

— Я приду попозднее. Вам двоим, я смотрю, не терпится поиграть в больничку. — Она скорчила рожицу и продолжила: — А мне ни к чему такая психологическая травма.

Она выскользнула за дверь, и Тайла засмеялась. Они с Джем за эти три месяца сильно сблизились, особенно теперь, когда Джем стала замещать Юрия. Казалось, ее сестра была вполне захвачена работой, но Тайла знала, что она все еще мечтает о Кайнане, который оставался холоден к ним обеим.

Эйдолон усмехнулся:

— А я-то удивлялся, зачем ты попросила меня прийти домой в медицинской форме.

Тайла ответила с серьезным выражением лица:

— Ну я же не могу прийти к тебе в госпиталь, а мне так нужно, чтобы ты кое-что увидел.

Улыбка сползла в его лица.

— У меня новая татуировка. — Повернувшись, она спустила с себя рубашку.

— Мой кадуцей, — прошептал он, слегка проведя пальцами по рисунку прямо над ее копчиком. — На тебе мой кадуцей.

Она бросила на него соблазнительный взгляд через плечо.

— Это было довольно чувствительно, доктор. Может быть, вы поцелуете его или что-нибудь в этом духе?

Озорные искорки блеснули в его глазах, он наклонил голову и прошептал ей на ушко неприличные вещи, от которых ее бросило в жар.

— Доктор? — прошептала она. — Вы что, действительно хотите, чтобы я сделала это ради вас? — Он сгреб ее в свои объятия и понес по коридору. — Ах да. Включи это в мой больничный счет.

— У нас еще есть время, лет шестьсот, чтобы закрывать его. Ты не против?

Она была не против.

Примечания

1

Кровожадный (лат.).

(обратно)

2

Кадуцей — магический жезл, обвитый двумя змеями, символ медицины в США.

(обратно)

3

Джимми Баффет — известный американский певец, музыкант, автор песен.

(обратно)

4

Гелиофобия — боязнь солнечного света.

(обратно)

5

Хеллхаунд — демон в обличье собаки.

(обратно)

6

Синдром Флоренс Найтингейл проявляется, когда врач или медсестра, ухаживающие за больным, начинают испытывать к нему чувства, которые могут перерасти в любовь.

(обратно)

7

Болеадорос — охотничье метательное оружие, близкое к кистеню, состоящее из ремня или связки ремней, к концам которого привязаны обернутые кожей круглые камни, костяные грузы, каменные шары и проч.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • *** Примечания ***