загрузка...
Перескочить к меню

Атомный таран. Погибаю, но не сдаюсь! (fb2)

- Атомный таран. Погибаю, но не сдаюсь! (и.с. Третья Мировая) 1135K, 279с. (скачать fb2) - Георгий Валерьевич Савицкий

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Георгий Савицкий АТОМНЫЙ ТАРАН ПОГИБАЮ, НО НЕ СДАЮСЬ!

ПАТРИОТАМ РУСИ ПОСВЯЩАЕТСЯ

События, описанные в книге, а также персоналии являются выдуманными. Информация о системах вооружений, а также о дислокации различных воинских частей и подразделений является ограниченной, взята из открытых источников, не является государственной и военной тайной и не наносит ущерба никакой стороне.

КЛЕВЕТНИКАМ РОССИИ

О чем шумите вы, народные витии?

Зачем анафемой грозите вы России?

Что возмутило вас? волнения Литвы?

Оставьте: это спор славян между собою,

Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,

Вопрос, которого не разрешите вы.


Уже давно между собою

Враждуют эти племена;

Не раз клонилась под грозою

То их, то наша сторона.

Кто устоит в неравном споре:

Кичливый лях, иль верный росс?

Славянские ль ручьи сольются в русском море?

Оно ль иссякнет? вот вопрос.


Оставьте нас: вы не читали

Сии кровавые скрижали;

Вам непонятна, вам чужда

Сия семейная вражда;

Для вас безмолвны Кремль и Прага;

Бессмысленно прельщает вас

Борьбы отчаянной отвага —

И ненавидите вы нас…


За что ж? ответствуйте: за то ли,

Что на развалинах пылающей Москвы

Мы не признали наглой воли

Того, под кем дрожали вы?

За то ль, что в бездну повалили

Мы тяготеющий над царствами кумир

И нашей кровью искупили

Европы вольность, честь и мир?..


Вы грозны на словах — попробуйте на деле!

Иль старый богатырь, покойный на постели,

Не в силах завинтить свой измаильский штык?

Иль русского царя уже бессильно слово?

Иль нам с Европой спорить ново?

Иль русский от побед отвык?

Иль мало нас? Или от Перми до Тавриды,

От финских хладных скал до пламенной Колхиды,

От потрясенного Кремля

До стен недвижного Китая,

Стальной щетиною сверкая,

Не встанет русская земля?..

Так высылайте ж к нам, витии,

Своих озлобленных сынов:

Есть место им в полях России,

Среди нечуждых им гробов.

А. С. Пушкин

Пролог

Огромный ракетоносец падал на казавшееся бесконечным антенное поле на Аляске. Под крылом Ту-160 проносились чаши радиолокаторов и высокие ажурные мачты, соединенные строго продуманной паутиной кабелей. Настоящий лес металлоконструкций, словно сошедший со страниц романа Станислава Лема! А чуть поодаль располагались бетонные параллелепипеды информационно-управляющего комплекса, газовой энергостанции, блоки дизель-генераторов и контрольно-измерительных приборов…

И на все это рушился сейчас русский стратегический бомбардировщик-ракетоносец с красными звездами на крыльях и на высоко взметнувшемся вертикальном оперении…

Русский стратегический ракетоносец атаковал сейчас самое разрушительное оружие в истории Земли, по сравнению с которым даже его мощь двенадцати полуторамегатонных термоядерных боеголовок казалась сущим пустяком!

Война, принесенная безжалостной и бездушной военной машиной США на Русскую землю, вернулась к заокеанским милитаристам.

«Кто с мечом к нам придет — тот от меча и погибнет! На том стояла и стоять будет Земля русская»! — так сказал святой равноапостольный князь Александр Невский.

Но в XXI веке меч русских витязей стал ракетно-ядерным!

Глава 1 ВНЕЗАПНЫЙ УДАР

Дым, застилавший поле боя, мешал целиться. Но где-то там, за грудой горящей бронетехники, был противник. Стас Волков перекатился за бугорок и дал очередь из бесшумного специального автомата АС «Вал». Поменял пустой двадцатизарядный магазин и снова дал пару коротких очередей.

Несколько силуэтов за дымной завесой упали. Остальные сосредоточили огонь по позиции старшего лейтенанта. В довершение всех бед из-за холма показалась остромордая пятнистая туша БТРа. Его крупнокалиберный пулемет замолотил, оглашая окрестности громовым ревом. Дымящиеся гильзы посыпались из окна выбрасывателя, блестя медью в отблесках дульного пламени.

Старший лейтенант отстрелял остаток магазина бесшумного автомата по приближающимся фигурам и, пригибаясь, рванул в небольшую ложбинку.

— Гранатометчик! Гранатометчик, твою мать!!! — Переговорная радиогарнитура тактического шлема нового образца какого-то хрена не работала. Опять — двадцать пять… Так, что приходилось орать во всю глотку — такое впечатление, что на дворе не XXI век, а июнь сорок первого.

— Товарищ командир! Гранатометчик здесь!

— БТР видишь! Сковырни его на хрен!!!

— Есть!!!

Гранатометчик вскинул на плечо противотанковый РПГ-7 и приник к оптическому гранатометному прицелу. Грохнул стартовый пороховой заряд, а вслед за ним потянулся дымный шлейф твердотопливного реактивного ускорителя кумулятивной гранаты. Ручной противотанковый гранатомет РПГ-7 был принят еще в 1961-м — в год исторического полета Юрия Гагарина. Но до сих пор это тяжелое оружие служит более чем в шестидесяти странах, отличаясь исключительной надежностью и ударной силой. Не подвел гранатомет и в этот раз.

Грохнул взрыв, и из замершей стальной туши бронетранспортера повалил дым. Бронеединица противника была поражена.

А по наступающей пехоте ударил с фланга замаскированный, до поры до времени, крупнокалиберный пулемет. «Корд» плевался раскаленным свинцом, словно огненной косой выкашивая пехоту противника. Из окна гильзовыбрасывателя вперед сплошным потоком сыпалась горячая дымящаяся медь.

Отстреляв ленту в пятьдесят патронов, расчет тяжелого пулемета стремительным броском поменял позицию. Рослый пулеметчик подхватил массивный «Корд», а «второй номер» — тяжелые патронные коробки. Все же «изделие» оружейников из Коврова было не таким тяжелым, как другие пулеметы этого класса. На показательных выступлениях десантуры иногда можно было увидеть, как здоровенный детина в полосатом тельнике и голубом берете садит прямо с рук из крупнокалиберного пулемета. Конечно, о какой-либо прицельности можно было забыть, но сама картина впечатляла! И не была столь далека от истины — «Корд» действительно оказался сравнительно компактным.

А подпружиненные сошки… Кстати, «Корд» был единственным пулеметом тяжелого класса, способным вести огонь не только с массивного станка, но и с сошек. Это существенно увеличивало огневую маневренность на поле боя.

Зарядив свежую ленту, пулеметчик приник глазом к оптическому прицелу, а плечом — к прорезиненному подпружиненному упору. Благодаря амортизации отдача от 12,7-миллиметрового монстра воспринималась чуть более жестко, чем от СВД. Пулеметный расчет снова ударил кинжальным огнем.

Ему в унисон загрохотал автоматический гранатомет АГС-30, добавляя свой «голос» в симфонию разрушения.

И тут же ударили кинжальным огнем автоматы бойцов разведвзвода. Под их точным огнем противник, теряя убитых, отступил. А тяжелый «Корд» продолжал свою громовую песню…

— Связист! Связист, мать твою! — Стас Волков продолжал надрывать свою луженую глотку.

— Я! — Боец с полевой рацией на спине ползком, по-пластунски, подобрался к командиру.

— Головка от!.. Связь давай!

— Есть! — Боец протянул наушники и микрофон.

— Вена! Вена, прием! Я Грифон, прием!

— Вена на связи, прием. Грифон, передавайте координаты для стрельбы. Как поняли меня, прием?

— Вас понял, передаю координаты…

В десяти километрах за позициями разведвзвода спецназа ВДВ самоходные артиллерийские орудия 2С31 «Вена» задрали в зенит стволы своих 120-миллиметровых орудий.

Универсальная САУ «Вена», созданная специально для десанта, предназначена для подавления живой силы, артиллерийских и минометных батарей, ракетных установок, бронированных целей, огневых средств и пунктов управления на расстоянии до полутора десятков километров. И при этом «Вена», благодаря современному прицельному комплексу, способна автоматически корректировать свой огонь по результатам «засечки» разрывов. Также десантная «самоходка» способна самостоятельно вести разведку целей днем и ночью. «Вена» стреляет как с закрытых позиций, так и прямой наводкой без предварительной подготовки огневой позиции.

Универсальная десантная САУ «Вена» создана на базе хорошо себя зарекомендовавшей боевой машины пехоты БМП-3М. Впервые она была продемонстрирована в 1997 году на оружейной выставке в Абу-Даби, но никогда не производилась и в войсках отсутствует.

Лишь недавно одна огневая батарея из пяти машин попала «по адресату»: в Воздушно-десантные войска. И сразу — «из огня да в полымя»! Причем — в прямом смысле этого слова.

Грохнули слитным пороховым громом «Вены», 120-миллиметровые управляемые снаряды «Китолов-2М» по крутой дуге рухнули на боевые порядки противника.

Вздыбилась фонтанами разрывов земля, полетели во все стороны пылающие обломки и комья чернозема. «Вены» били точно по заданным координатам.

Огневой налет закончился так же неожиданно, как и начался. На поле боя установилась непривычная, звенящая тишина…

Гвардии старший лейтенант Стас Волков покачал головой и первым делом проверил свой «Вал». Автомат даже после встряски, вызванной артиллерийским налетом, и «пылевой ванны» не потерял своих боевых качеств. Затвор также мягко отошел назад, а потом лязгнул под действием возвратной пружины, досылая патрон в патронник.

Внезапно из-за стелющегося по полю дыма показался офицер. Он шел в полный рост, а на рукаве камуфлированной куртки была белая повязка посредника. Офицер осторожно обогнул замерший БТР, дым от которого неопрятными клочьями несло по полю недавнего боя, и подошел к командиру разведвзвода десантников.

— Гвардии старший лейтенант Волков?

— Так точно, товарищ капитан!

— Очередная фаза учений завершена. Вашему разведвзводу надлежит к четырнадцати ноль-ноль явиться на сборный пункт учений для тактического разбора задания.

— Есть! Взвод! Становись! Равняйсь! Смирно! За мной — бегом марш!

Тридцать десантников второго разведвзвода бегом проследовали к месту назначения — мимо «подбитых» бронетранспортеров и танков и веселых, зубоскалящих «мертвецов» из противоборствующей стороны.

«Тяжело в ученье — легко в бою»! — гласит суворовская поговорка. Превратить бой в учебу позволила лазерная система «Барельеф-М». Генераторы когерентного излучения крепились непосредственно на стволы оружия, как стрелкового, так и тяжелого. Это позволяло использовать на учениях автоматы, пулеметы и даже гранатометы с холостыми боеприпасами. При нажатии на спусковой крючок лазер выпускал слабый, не опасный для глаз лазерный импульс, который улавливался датчиками на экипировке бойцов. При попадании срабатывали пиропатроны с резервуарами краски. Получалось довольно реалистично изображать попадания. На бронетехнике для этой же цели использовались дымовые шашки в комбинации с теми же самыми датчиками лазерного излучения.

В армиях НАТО — в Америке, Германии, Франции, Италии и других — подобные учения были обыденностью. Но русские, как всегда, слишком медленно запрягают. Только лишь недавно подобная практика полевого обучения войск получила распространение в спецназе и Силах постоянной готовности, к которым относятся и Воздушно-десантные войска. Ну, «лучше позже, чем — никогда»…


Для гвардии старшего лейтенанта Волкова такие масштабные учения были первыми.

Стас сознательно выбрал военную карьеру, как и его отец, отслуживший в Афгане в составе спецназа. Он был в знаменитом «мусульманском батальоне» — «мусбате». Позже капитан Волков сам стал грозой душманов. Советские «спецы», переодевшись в душманов, устраивали дерзкие рейды по тылам противника. Взрывали базы «бородатых», ликвидировали самых кровожадных главарей бандитов, уничтожали караваны с оружием, идущие из Пакистана. За голову дерзкого капитана была назначена немалая цена. Но он всегда отвечал по-суворовски: «Я сам принесу им свою голову»!

И при этом «душман» из советского спецназа умудрился получать помощь даже от американских разведчиков из ЦРУ!

Так что Стас не колебался в выборе жизненного пути. «Есть такая профессия — Родину защищать»! Он поступил в Суворовское училище и окончил его с золотой медалью. Молодой выпускник мог сам выбирать дальнейшее место учебы — в любое офицерское училище! И Стас Волков выбрал Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище — знаменитую «Академию крылатой пехоты».

Его он тоже окончил с отличием и выбрал самую перспективную воинскую часть ВДВ — 45-й Гвардейский отдельный разведывательный полк Специального назначения ВДВ России. Гвардейский полк дислоцировался в Подмосковье и был «элитой элит» для десантного спецназа. Сюда направлялись все самые современные военные разработки. Оружие, снаряжение, средства разведки, управления и связи, боевая техника осваивались разведчиками-десантниками. Здесь служили опытные, по-настоящему боевые офицеры и солдаты-контрактники. Практически у всех были за плечами боевые «командировки» в Чечню и другие «горячие точки».

Сам Стас Волков дважды добровольцем отправлялся на Северный Кавказ, где воевал в горах и «зеленке». Выслеживал смертоносные караваны и уничтожал жестоких беспощадных «амиров».

Выполнял ту боевую работу, что и его отец четверть века назад, но уже на своей земле и большой кровью. Армия и лучшая ее часть — десантники, морпехи, летчики, спецназ — пытались обуздать кровавый угар «демократии любой ценой». И платили собственную высокую цену — своими жизнями.

Потом был «грузинский блицкриг», который вызывал жаркие споры и по сей день.

Гвардии старший лейтенант Стас Волков очень скоро стал командиром разведвзвода, в боях заслужив авторитет подчиненных, право отдавать приказы и требовать их выполнения. Грудь молодого офицера украсили боевые ордена и медали, так же как и нашивки за ранения.

Служба шла «по накатанной», стрельбы и тактико-специальная подготовка сменялись занятиями в учебных классах и парашютными прыжками. А неделю назад весь личный состав 45-го Гвардейского отдельного разведывательного полка Спецназа ВДВ был поднят по тревоге.

Ночной марш-бросок на авиабазу в Кубинке, погрузка в «транспортники» Ил-76МД и полет в неизвестность с двойным боекомплектом и бронетехникой — словно и правда началась война…

Приземлились четырехмоторные «транспортники» уже за Уралом, и начались учения… Здесь, на одном из полигонов, отгороженные от любопытных глаз, спецназ ВДВ отрабатывал новые тактические приемы и учился использовать новейшую технику и вооружение. Кроме 45-го Гвардейского разведполка спецназа ВДВ здесь проходили «обучение войной» и другие подразделения Воздушно-десантных войск России.


После прибытия в расположение части на компьютерах с помощью тактических программ «проиграли» снова весь бой. Гвардии полковник Семен Потапов, руководивший тактико-штабным занятием, обратил внимание офицеров на эффективное использование огневых средств в бою.

— Гвардии старший лейтенант Волков.

— Я!

— Почему произошла задержка с выдачей целеуказания батарее самоходок «Вена»?

— Виноват, товарищ гвардии полковник! Отказала гарнитура связи. Пришлось работать «по старинке».

— «По старинке»!.. — проворчал гвардии полковник. — Сколько можно воевать «по старинке» и надеяться на русский «авось»? Начальник службы обеспечения!

— Я!

— Почему отказала рация в самый ответственный момент боя?!

— Виноват…

— Разобраться и доложить!

— Товарищ гвардии старший лейтенант, я хочу отметить умелые и тактически грамотные действия подчиненного вам пулеметного расчета «Корда». Молодцы ребята! Вызови их ко мне.

— Есть!

Вскоре пред ясны очи командира были представлены гвардии сержант и гвардии рядовой.

— Молодцы! Объявляю благодарность за четкие и слаженные действия в сложной тактической обстановке!

— Служу России! — хором ответили пулеметчики.

С виду — обычные парни. Командир расчета — с раскосыми глазами степняка и смуглой кожей, казах. Кайтар Халилов жил в Северном Казахстане, неподалеку от первого «космического причала» Земли — Байконура. Его родители, инженеры, работали на одном из обеспечивающих производств. Они имели российское гражданство, и, когда пришло время служить, Рустам выбрал Российскую Армию.

Иван Ефремов был родом из Рязани. С детства, глядя на плывущие по небу парашюты, он мечтал стать десантником. А став им, он на своем горбу ощутил правильность фразы: «Две минуты ты орел, остальное время — лошадь»! Особенно если на горбу этом приторочены тяжеленные коробки с патронными лентами калибра 12,7 миллиметра к тяжелому пулемету «Корд». Но Иван быстро привык — «свое не тянет»!

А невозмутимый казах Кайтар Халилов все так же таскал тяжелый «Корд», ухаживал за ним, чистил, смазывал, а иногда и стрелял из него на учениях. Острый взор жителя степей и тренировка сделали из него просто феноменального стрелка. Да и тяжелый пулемет специалисты узкого, но совершенно определенного круга не зря называли…


Тактический разбор минувшего боя был лишь один из этапов больших командно-штабных учений Сил постоянной готовности.

Вскоре подразделению гвардии старшего лейтенанта Стаса Волкова предстояло десантироваться вместе с тяжелой техникой.

…Тяжелый Ил-76МД плавно набирает высоту. Под крылом внизу — белое покрывало облаков, а вверху, в пронзительной синеве неба, ярко сияет солнце. За четырьмя двигателями на широких стреловидных крыльях военно-транспортного самолета тянутся следы инверсии, сливаясь за хвостовым оперением в один пушистый шлейф. По пушистой белой равнине бежит тень самолета.

Просторный грузовой отсек крылатого транспортника был сейчас тесно забит стоящими на платформах реактивных десантирующихся систем боевыми машинами БМД-4М «Бахча-У». На «бээмдэшках» сверху были «навьючены» огромные ранцы с транспортными парашютами. Также здесь находились давешние самоходки «Вена» и тяжелые противотанковые аэротранспортабельные самоходки «Спрут-СД».

Внутри боевых машин десанта, спеленутые ремнями привязных систем, ждали десантирования бойцы «крылатой пехоты».

В самой крайней боевой машине десанта, которой и выходить в поток первой, находился гвардии лейтенант ВДВ Волков. Стас уже не первый раз десантировался подобным образом. Но каждый раз сердце проваливалось в пустоту вместе с боевой машиной десанта, отделяющейся от грузовой рампы…

И тем не менее он ободряюще улыбнулся и показал большой палец обернувшемуся на своем кресле-ложементе механику-водителю.

— Я Гром-17, — голос командира воздушного корабля раздался в наушниках гвардии старшего лейтенанта. — Доложить о готовности к выброске.

— Я Грифон-1, к выброске готов.

— Начинаю предстартовый отсчет…


Россия и Советский Союз обладали еще одной, среди целого ряда уникальных и обогнавших на долгие десятилетия технологий. Это была возможность высадки бронетехники на куполах из самолетов военно-транспортной авиации. И причем десантники уже находились внутри боевых машин!

Впервые такая система десантирования вместе с экипажем боевой машины десанта — БМД-1 из двух человек внутри была испытана 5 января 1974 года. Многокупольная парашютно-платформенная система получила название «Кентавр», а испытывал ее сын знаменитого командующего ВДВ Александр Маргелов.

Многих трудов командующему стоило убедить министра обороны А. А. Гречко дать разрешение на первое десантирование. Маршал не соглашался ни в какую, опасаясь за жизнь людей. Командующий предложил свою кандидатуру на участие в эксперименте, но получил категорический отказ.

— В таком случае, товарищ министр, будет прыгать мой сын Александр, офицер-десантник, сотрудник Научно-технического комитета ВДВ и мастер парашютного спорта, преподаватель нашего десантного училища майор Леонид Зуев. Александр занимается экспериментом в НТК, а Зуев уже начал экспериментировать в училище. Ну, я его и взял готовиться лично к этому уникальному прыжку.

— Но почему все-таки сын? — спросил Гречко.

— Много я видел слез матерей, оплакивающих своих погибших мужей и сыновей. А поскольку дело новое и очень рискованное, где все может случиться, я лично несу всю ответственность и отвечаю головой за исход эксперимента.

На случай фатальной неудачи у командующего ВДВ в кармане шинели лежал пистолет Макарова с одним патроном…

Но испытания прошли успешно, и многокупольная система «Кентавр» была принята на вооружение советской «крылатой пехоты».

А вот на Западе попытались повторить подобный эксперимент, и — неудачно. Во Франции в боевую машину был посажен заключенный, приговоренный к смертной казни. Машина разбилась — «приговор привели в исполнение». Много позже эксперимент с десантированием на парашютах боевой техники провели и в США. Однако результат был настолько плачевен, что больше на Западе попыток никто не делал.

Следующим шагом в развитии отечественных средств десантирования бронетехники стала парашютно-реактивная система ПРСМ-915 «Реактавр». Та самая, что была сейчас «навьючена» на боевые машины десанта.


В просторной кабине военно-транспортного самолета, или, как говорили десантники и летчики, воздушного корабля, командир утопил кнопку СПУ[1] на роге штурвала:

— Я Гром-17, эшелон занял, ложусь на курс выброски. Земля — задание?

— Я Земля, Гром-17, работайте задание. Выброску разрешаю.

— Понял, разрешили. Приготовиться!

— Есть приготовиться!

— Бортинженер, открыть створки кормового грузолюка.

— Створки грузолюка открываются.

В корме под высоким скосом хвостового оперения медленно и величаво раскрылись ворота в небо. Первая из боевых машин заскользила по направляющим, проложенным в полу грузового отсека Ил-76МД.

— Поехали! Приготовиться к десантированию! — прокричал по танковому переговорному устройству внутри БМД-4М ее командир Иван Котельников и на всякий случай крепко стиснул зубы.

Первым в поток, как и полагается, вышел вытяжной парашют на длинном тросе. Четырнадцатитонная боевая машина плавно перевалилась за обрез люка и, почти перевернувшись, ухнула вниз.

Внутри бронекорпуса прямо в глаза десантникам со дна машины посыпалась пыль. А гвардии старшему лейтенанту оброненный кем-то болт ударил прямо в скулу. Впечатление было явно не из приятных. Командир экипажа чертыхнулся сквозь плотно стиснутые зубы, не хватало еще и язык прикусить при динамическом ударе от раскрытия основного купола.

А БМД-4М «Бахча-У» тем временем раскачивалась, словно гигантский маятник, под вытяжным парашютом. Но вот сработал полуавтоматический анероидный автомат-высотомер, выдернув шпильки из люверсов на тюке основного парашюта. Снежно-белый купол площадью пятьсот сорок квадратных метров развернулся с громким хлопком и наполнился воздухом почти мгновенно.

Спуск был недолгим. Боевая машина десанта, похожая на стальное семечко гигантского одуванчика, пробила слой облачности. Еще несколько секунд, и вот уже земля совсем близко.

Стас Волков внимательно следил за показаниями высотомера.

— Приготовиться к посадке, принять позу изготовки!

И тут над головами десантников раздался протяжный оглушительный грохот!

Но пугаться причин не было: это сработали дюзы соплового блока реактивной системы посадки, подвешенные над «Бахчой-У». Мгновенный импульс мощных реактивных струй погасил скорость снижения в двадцать пять метров в секунду. Для сравнения: при спуске на многокупольной системе снижения скорость в пять раз ниже! Правда, находящихся внутри десантников сдавило сильной перегрузкой. Но это уж неизбежное зло, плата за высокие динамические характеристики.

В следующий момент резкий, перекатывающий удар возвестил о встрече с землей. Головы десантников мгновенно «выбили морзянку» из заголовников, и все замерло. Навалилась неожиданная тишина, ощущение, будто ты один в мире. Но это продолжалось лишь мгновение.

Десантники стали освобождаться от привязных систем.

— Земля, я — Грифон-1, приземление нормальное, начинаем расшвартовку и подготовку к движению, — доложил гвардии старший лейтенант Волков.

Расшвартовка от подвесной системы «Реактавр» была автоматическая — изнутри машины с помощью пиротехнических устройств. Грохнули пиропатроны в местах крепления элементов подвесной системы машины. Освободившись от строп, «Бахча-У» — БМД-4М, приподнялась на гидропневматической подвеске, увеличив клиренс, и резко рванула с места, разбросав траками комья земли и пучки травы. Экипажу после десантирования предстояло еще совершить марш-бросок и отстреляться из всего бортового оружия БМД-4М по мишеням на полигоне…

Что ж: «Тяжело в ученье — легко в бою»!

Глава 2 «ТУЛЬСКИЕ ПРЯНИКИ»

Заключительным в программе учений десантников и спецназа стал показ новых образцов стрелкового, специального и тяжелого вооружения с демонстрацией его возможностей на специализированном стрельбище. «Крылатая пехота» сразу же назвала этот показ «тульскими пряниками», хотя здесь демонстрировались новейшие образцы вооружения не только из Тулы, но и из Коврова, Ижевска и других оружейных центров России.

Повышенный интерес десантников вызвало необычного вида массивное ружье с обоймой, размещенной в прикладе.

— Это — ТТК-23, тяжелый тактический карабин, калибра 23 миллиметра, — пояснил конструктор. — Сверхсекретная разработка. Создан он на базе специального четырехзарядного карабина КС-23.

Тяжелый тактический карабин — на сегодняшний день самое мощное в мире и самое крупнокалиберное стрелковое оружие в мире. Достаточно сказать, что облегченные и укороченные стволы калибром 23 миллиметра брались от авиационных автоматических пушек Аркадия Грязева и Владимира Шипунова ГШ-23! Такими пушками вооружались истребители-перехватчики МиГ-23.

Тяжелый карабин разрабатывался для усмирения тюремных бунтов в специализированном институте НИИ «Спецтехника» МВД СССР. Карабин КС-23 мог стрелять различными типами боеприпасов. Здесь — и светошумовые гранаты «Звезда», вызывающие ослепление противника, и газовые — «Черемуха-7М» и «Сирень-7» со слезоточивым ирритантом. И контейнеры со свинцовой или нелетальной — резиновой картечью. А также 23-миллиметровый патрон «Волна-Р» травматического действия с резиновой пулей. И стальные пули «Баррикада» для разрушения «материальной техники». Тяжелые карабины КС-23 поступили на вооружение спецподразделений МВД и Государственного управления исполнения наказаний СССР. Новое оружие применялось ограниченно и показало себя с самой лучшей стороны.

В тот же период на Тульском оружейном заводе на базе КС-23 было разработано еще и охотничье ружье «Селезень» четвертого калибра. Оно отличалось от «полицейского» КС-23 только гладким, без нарезов, каналом ствола. Правда, кроме узкого круга «повернутых» на оружии коллекционеров, больше ни у кого это уникальное оружие интереса не вызвало. Оно и понятно: тираннозавры, единственная достойная такого карабина «дичь», вымерли еще семьдесят миллионов лет назад…

И вот на основе «полицейского» специального карабина была создана и армейская модель автоматического оружия тактической поддержки.

Как и в варианте стрелково-гранатометного комплекса «Гроза», созданного на базе автоматики автомата Калашникова, новый карабин создали по технологии «Булл-пап» с сохранением некоторых элементов конструкции и унификации узлов оружия. Газоотводная автоматика карабина была смонтирована по принципу надежнейшего устройства автомата Калашникова. Ударно-спусковой механизм находился в прикладе. А питание боеприпасами происходило из отъемного двухрядного магазина на десять 23-миллиметровых патронов. Магазин был довольно-таки массивный, но патроны там располагались в шахматном порядке, а корпус был выполнен из пластика с прозрачным окном для контроля расходования боезапаса.

Нарезной ствол был снабжен плоским дульным тормозом-компенсатором реактивного типа, который снижал отдачу в два с половиной раза. Такой ДТК установлен на тяжелый пулемет «Корд» и на крупнокалиберную снайперскую винтовку Негруленко АСВК.

Подпружиненный затыльник — амортизатор приклада — был обрезинен, что тоже снижало воздействие от отдачи. Также под стволом располагались сошки, обеспечивающие устойчивость оружия при стрельбе.

Кстати, снижение отдачи благотворно повлияло на удобство прицеливания. Также на тяжелый тактический карабин можно было устанавливать оптический пулеметный прицел, отградуированный под баллистику этого оружия. Для этого слева на ствольной коробке выполнена стандартная планка для крепления кронштейнов оптических прицелов.

Вообще спецназовцев порадовала продуманность буквально каждой детали в новом оружии и его универсальность. Удобству стрельбы из тяжелого тактического карабина конструкторы уделили много внимания. Композитные материалы, высокопрочные пластики облегчили массу такого внушительного карабина.

В сочетании эргономики и подавляющей огневой мощи появился уникальный стрелковый комплекс.

В этом присутствующие на закрытом показе спецназовцы убедились на огневом рубеже. Первым решил испытать «мегапушку» гвардии старший лейтенант Стас Волков.

— Заряжай!

Стас по команде вставил массивный пластиковый магазин в приемную горловину и оттянул массивный затвор назад; мощная возвратная пружина с лязгом вернула его назад, дослав 23-миллиметровый патрон в патронник.

— Огонь по готовности!

— Готов!

— Огонь!

Старший лейтенант прицелился и плавно выжал спусковой крючок. Бабахнуло здорово, но отдача при таком мощном выстреле была довольно умеренной.

Расположенная в двухстах метрах стандартная ростовая мишень была просто сметена! Стрельба велась специальным зарядом «Стрела» со стреловидными поражающими элементами. Стальные стрелы пробивали бойца в стандартном армейском бронежилете НАТО чуть ли не навылет.

Также под новый тяжелый тактический карабин были разработаны бронебойные, картечные, осколочно-фугасные и даже огнеметные боеприпасы.

Различные снаряды (патронами их назвать язык не поворачивался) испытывали на различных объектах. Вошедшие в азарт спецназовцы расстреливали из тяжелых карабинов старые бронетранспортеры и огневые точки, устроенные в кирпичных зданиях. Уничтожали «живую силу противника» в окопах. Выжигали термобарическими огнеметными зарядами долговременные огневые точки изнутри.

Бойцы отметили высокую точность стрельбы и хорошую настильность траектории боеприпасов тяжелого тактического карабина. Все же ТТК-23 — это не гранатомет, у крупнокалиберного ружья более «адресное» применение.

Мощное оружие понравилось Стасу Волкову. Вот это да! Тяжелый тактический карабин ТТК-23 сочетал в себе подавляющую огневую мощь, точность поражения целей и относительную компактность. У него на современном поле боя найдется много огневых задач! Поддержка тактических групп пехоты, десанта или спецназа. Борьба с легкобронированными машинами — БМП и БТРами. Уничтожение укрепленных огневых точек. Особенно эффективен тяжелый комплекс тактического стрелкового вооружения в городе. Там плотность застройки снижает прицельную дальность, а при стрельбе важнейшим фактором является подавляющая огневая мощь на средней дистанции.

А особенно понравились Стасу Волкову напалмовые активно-реактивные заряды к новому «мегаружью». Принцип тот же, что и у реактивного огнемета «Шмель»: патрон, снаряженный напалмовой зажигательной смесью, взрывается, не долетая до цели, и обдает противника потоком пламени.

Скорее бы такое оружие появилось в войсках — у десантников, спецназовцев, разведчиков, морских пехотинцев, штурмовых групп мотострелковых подразделений. Да мало ли где, в современном бою необходима подавляющая огневая мощь!

* * *

Гранатометный комплекс ГМ-94 тоже не остался без внимания спецназовцев. Ручной «помповый» гранатомет тоже был разработан в Тульском КБ приборостроения в начале 1990-х годов. Основным назначением нового оружия стала огневая поддержка пехоты в условиях ближнего боя, особенно в городе, а также проведение контртеррористических спецопераций. Специально для «помпового» гранатомета ГМ-94 был разработан целый ряд 43-мм унитарных выстрелов. Здесь были представлены и фугасные безосколочные гранаты, боеприпасы со слезоточивым газом и выстрелы с крупнокалиберной резиновой «пулей». Также были представлены и специальные выстрелы ВГМ-93Ф. Специфика этих гранат заключается в их конструкции: увеличенный заряд мощной взрывчатки находится в тонком пластиковом корпусе. Масса гранаты ВГМ-93Ф составляет около двухсот пятидесяти граммов, при этом сто шестьдесят из них приходятся на заряд мощной взрывчатки. При разрыве таких гранат основным поражающим фактором является мощный фугасный эффект. И при этом не образуется осколков, которые могут рикошетом поразить своих же.

Гвардии старшему лейтенанту Волкову довелось наблюдать действие этого мощного оружия поддержки на Северном Кавказе. В составе сводных групп спецназа он участвовал в захвате главарей террористов. И там «коллеги» из Центра Специальных Операций ФСБ были вооружены такими гранатометами. На Стаса произвела впечатление разрушительная мощь «суперфугасных» гранат ВГМ-93Ф. Один выстрел — и в подвале, где засели террористы, сплошной обгоревший «фарш». И парочка полусумасшедших, контуженных беспощадным молотом ударной волны «временно живых» «духов». Еще более внушительным было действие боеприпаса с резиновой пулей. Боевика просто унесло на хрен! Все же это была не пуля, а настоящее резиновое «ядро» калибра сорок три миллиметра!

Четырехзарядный «помповый» гранатомет ГМ-94 был создан на базе крупнокалиберного гладкоствольного помпового ружья РМБ-93.

Здесь же был представлен и «прототип» этого «помпового» гранатомета — боевое магазинное ружье РМБ-93. Оно разработано в начале девяностых годов в инициативном порядке Центральным конструкторским бюро спортивного и охотничьего оружия (ЦКИБ СОО) в той же Туле. Предполагалось предложить это ружье для вооружения различных сил и служб охраны правопорядка России, однако особого успеха на этом поприще ружье РМБ-93 не нашло.

* * *

Среди тяжелого оружия пехоты внимание десантников привлек новый автоматический станковый гранатомет «Балкан». При его разработке конструкторам ставилась задача существенного повышения дальности стрельбы и эффективности поражения по сравнению со штатным на тот момент автоматическим гранатометом АГС-17 калибра тридцать миллиметров. Для достижения поставленной задачи разработчики увеличили калибр оружия до сорока миллиметров и применили нестандартную для такого оружия конструкцию безгильзового боеприпаса с «улетающей» гильзой. В данном случае камора метательного заряда составляет неотъемлемую часть корпуса гранаты и вылетает из ствола вместе с ней. Аналогичное решение использовано в сорокамиллиметровых выстрелах ВОГ-25 для подствольных гранатометов ГП-25, однако активно-реактивные гранаты «Балкана» имели примерно вдвое большую массу и значительно большую дальность стрельбы.

В девяностых годах на базе ТКБ-0134 была проведена разработка 40-мм гранатомета «Балкан», однако в силу сложного экономического положения в стране разработка сильно затянулась. Сейчас разработку гранатометного комплекса «Балкан», включающего в себя станковый автоматический гранатомет 6Г27 и 40-миллиметровые безгильзовые выстрелы к нему 7П39, ведет ФГУП ГНПП «Прибор» — основной разработчик боеприпасов для автоматических гранатометов и малокалиберных автоматических пушек в России.

В 2008 году «Прибор» поставил для испытаний в Вооруженные Силы России шесть гранатометов «Балкан» и боеприпасы к нему. Но на вооружение Российской Армии новые высокоэффективные гранатометы так до сих пор и не поступили.

Среди других «оружейных чудес» были крупнокалиберные винтовки из Коврова и Тулы, пистолеты из Ижевска и даже снайперская винтовка под нестандартный мощный патрон, созданная частным русским предприятием «Царь-пушка».

* * *

На открытых площадках были показаны новые виды бронетехники, и в их числе единственная в мире, не имеющая аналогов боевая машина поддержки танков БМПТ «Рамка». Бронированный гусеничный монстр со «спаркой» 30-миллиметровых автоматических пушек и четырьмя сверхзвуковыми противотанковыми ракетами, уже получивший у военных неофициально-уважительное прозвище «Терминатор». И прозвище это соответствовало ему более чем на сто процентов. Не имеющий аналогов в мире тип боевой бронированной техники был создан в России как универсальное средство поддержки танков и пехоты в современном бою, в особенности в городских условиях.

Русские опять показали миру высокотехнологическую «кузькину мать»! Когда казалось, что славянам уже нечем удивить всех, когда сферы деятельности на оружейном рынке уже оказывались поделены, эти «Иваны» рождали очередное сверхтехногенное чудо. Так было и с новейшими, не имеющими аналогов в мире самолетами Су-37, обладающими гиперманевренностью, и С-37 «Беркут» с обратной стреловидностью крыльев, суперистребителем пятого поколения Т-50 «Пакфайер» или ударными вертолетами Ка-50 «Черная акула» с соосными несущими винтами. Так было и с разработкой боевых самолетов-«беспилотников», когда РСК «МиГ» представила широкой публике реактивный (!) ударный беспилотный самолет «Скат». Так было и в области бронетехники.

Это же относилось и к целой гамме боевых машин. Здесь же находились новейшие танки Т-95 «Черный орел», модернизированный командирский танк Т-90МК, Т-90МА «Армада», бронетранспортер БТР-90 «Росток», современные и модернизированные боевые машины пехоты и многое другое, что просто необходимо в ратном деле.

* * *

У Стаса Волкова подобная демонстрация мощи вызывала смешанные чувства. С одной стороны, безусловно — гордость! Гордость за свою армию, за ее мощь и обновленный, современный арсенал.

И в то же время эти прекрасные образцы не просто вооружений, но настоящие шедевры высоких технологий остаются часто в единственном экземпляре. Ну, или максимум в мелкосерийном производстве, которое не окупает вложенных в них затрат. А ведь это результат творчества целых конструкторских коллективов, в это оружие вложен труд сотен рабочих, технологов, инженеров различных заводов…

И это было обидно…

Глава 3 ЗА ДЕРЖАВУ ОБИДНО!

В той же Чечне старший лейтенант ВДВ в основном видел пехоту со старыми «калашами» на старых БТРах, в старом заношенном камуфляже. И это даже во вторую «антитеррористическую» кампанию. А то, что было в Первую Чеченскую, и вовсе иначе как предательством не назовешь. Чего стоил один лишь новогодний штурм Грозного! Ветераны рассказывали, что это даже не Чистилище, а Ад кромешный!

В спецназе, где служил Стас Волков, ситуация была получше. Все же разведчики, десантники и морпехи имели более совершенное оружие, включая бесшумные снайперские винтовки ВСС «Винторез», спецавтоматы «Вал», новые пулеметы «Печенег» и крупнокалиберные «Корды», портативные пехотные гранатометы и огнеметы. Да и снабжение было лучше, чем у пехотных частей.

Но опять же все это проистекало не только и не столько от специфики решаемых боевых задач, а от «пиар-кампаний». Мужественные лица десантников на броне больше привлекали объективы теле- и фотокорреспондентов. Так что и финансирование шло чуть лучше.

Сам же Стас Волков, да и прочие толковые офицеры, считал такое положение вещей несправедливым. Пехота, родная «махра», как называли ее в армии, вынесла основную тяжесть боев на равнине и несла охранную службу совместно с внутренними войсками.

Да и в самом спецназе было не все так гладко. Например, хронически недоставало девятимиллиметровых бронебойных патронов СП-6 к «Винторезу» и «Валу». Современных армейских пистолетов Ярыгина и Сердюкова и в помине не было. Не говоря уже о таком «экзотическом звере», как официально принятый на вооружение «лучший в мире» армейский пистолет ГШ-18 конструкции знаменитых тульских оружейников — Аркадия Грязева и Владимира Шипунова.

Поэтому и использовались спецназом на Кавказе «старички»-«стечкины» под распространенный «макаровский» патрон 9x18 миллиметров и их бесшумная модификация — АПБ, «Автоматический пистолет бесшумный». И здесь тоже была своя грустная преемственность: ведь с таким же оружием воевал в Афгане и отец Стаса.

Практически постоянно разведчиков бросали на штурм укрепрайонов чеченских боевиков, тайных баз в горах. О том, что у армейской разведки совсем иная специфика боевой работы, командиры и слышать не хотели. Просто спецназ и разведка оказались наиболее подготовленными — своего рода «заложниками» собственного профессионализма. Да и вооружение у «спецуры» было получше, чем у обычных мотострелков. И их использовали как ударные и штурмовые группы. Поэтому разведчики и понесли серьезные потери.

* * *

Внешне «победоносная» военная кампания против Грузии, пытавшейся силой захватить Южную Осетию, тоже имела много спорных моментов. Да, Россия впервые с момента развала СССР отстояла свои внешнеполитические интересы силой оружия. И армия не подвела. Однако в большинстве своем «принуждение к миру» Грузии осуществлялось той же техникой, что была произведена еще в Советском Союзе. Новой техники, опять же, было слишком мало. А в массе своей — все те же танки, БТРы и БМП…

Великолепно сработала русская авиация. Знаменитые штурмовики Су-25 «Грач» и его модернизированная версия Су-25СМ, а также и некоторое число «Суперграчей» — Су-39 летали «ниже всех и медленнее всех». И наносили точечные удары неуправляемыми и управляемыми ракетами и бомбами. В ход шли мощные двуствольные 30-миллиметровые пушки. А прекрасное бронирование и комплекс боевой живучести позволяли спастись экипажу и самолету от зенитного огня грузин. Но все же четыре штурмовика было потеряно.

Но еще большей — и, прямо сказать, нелепой — потерей стало уничтожение русского дальнего бомбардировщика Ту-22МЗ «Бэкфайер». Тяжелый «бомбер» поднимали, как в июне сорок первого: спешка жуткая. Загрузили боекомплектом. А пилотировал его не штатный экипаж полка Дальней Авиации, а летчики-испытатели из Ахтубинска. И на кой черт, спрашивается, было посылать «светящийся», как рождественская елка, на радаре «супостатов»?.. Вот и доигрались — без средств радиоэлектронного противодействия сунулись прямо под украинский «Бук-М». Но это всего лишь гипотезы… А факт в том, что был потерян «евростратегический» ракетоносец-бомбардировщик.

Да вообще, инструментальная разведка, связь и взаимодействие были ниже всякой критики. Из-за этого и было потеряно несколько наших штурмовиков — зенитчики, завидев в небе самолеты, сначала палили, а уж потом позывные запрашивали, если вообще запрашивали…

И ни тебе ГЛОНАСС, ни «беспилотников» отечественных. Русские офицеры-артиллеристы пользовались американскими GPS-навигаторами, купленными за собственные, не такие уж и большие деньги…

* * *

И совсем уж великим предательством были приказы Генерального штаба РФ о расформировании наиболее боеспособных подразделений по итогам локальных боестолкновений в Чечне, Дагестане и при скоротечной войне с Грузией. Так, в 2009 году было расформировано одно из наиболее эффективных спецподразделений Российской Армии — 12-я Отдельная бригада специального назначения. Почему профессионалы «высшей пробы» с огромным боевым опытом проведения разведывательно-поисковых спецопераций остались не удел и кто за это ответит, до сих пор не ясно… Также в марте 2009 года была расформирована и 67-я Отдельная бригада спецназа. Она была укомплектована военнослужащими-контрактниками и показала свою высокую боевую эффективность во Второй Чеченской кампании…[2]

А по результатам «Войны 08. 08. 08» были расформированы высокоэффективные батальоны чеченского спецназа «Восток» и «Запад». В войне против режима Саакашвили чеченский спецназ в составе тактических групп Российской Армии фактически обеспечил успех всей военной миссии по «принуждению к миру». Видимо, современные «трехцветные генералы» забыли историю. Ведь именно «Дикая дивизия» чеченских горцев являлась самой яростной защитой Императору и Самодержцу Всероссийскому…

И нужно до земли поклониться тем русским офицерам и солдатам, которые продолжали честно служить Отечеству, в то время когда генералы и адмиралы, за исключением некоторых — по-настоящему боевых, были обеспокоены больше постройкой дач на Рублевке, а не реальным положением дел во вверенной им армии!

* * *

Но такое «шатко-стабильное» положение дел в армии было лишь «верхушкой айсберга». Его подножие тонуло в бюрократическом цинизме «демократов» и воротил при власти. Многолетний «беспредел» либеральщины и неуправляемой псевдодемократии породил «властных мутантов».

Именно они сознательно гробили оборонную промышленность. Свои, отечественные разработки объявлялись «неконкурентоспособными». И за «откаты» у Израиля покупали беспилотные летательные аппараты, у Франции — вертолетоносцы, а в Германии планируют теперь закупать танки.

Как писал «Московский комсомолец»:

«Поводом к возгоранию давно уже тлеющего конфликта стало заявление главкома Сухопутных войск Александра Постникова в Совете Федерации: „Те образцы вооружения и военной техники, которые мы получаем по номенклатуре Сухопутных войск, включая бронетехнику, ракетно-артиллерийское вооружение, пока не совсем соответствуют западным образцам. Хваленый Т-90 — это семнадцатая модификация танка Т-72 по цене 118 миллионов. За эти деньги можно купить три „Леопарда““».

Представители оборонки возмутились: неправда! Наш вместе с тепловизорами и новыми приборами стоит 70 миллионов рублей. К тому же Индию, Саудовскую Аравию, Алжир, Сербию он устраивает, а родные военные спят и видят немецкие «Леопарды», тем самым срывая нам многомиллиардные зарубежные танковые контракты!

Вмешаться в перепалку пришлось даже премьеру Путину. Отчитываясь в Думе, он был вынужден успокоить представителей ОПК: приоритет будет отдан российским образцам вооружений — и вскользь заметил: «Военные, которые плохо отзывались о российском оружии, допустили в этом ошибку и уже извиняются».

Но почему, собственно, должен был извиняться генерал Постников, если он всего-навсего процитировал своих отцов-командиров? (Генералов, высказывающих точку зрения, идущую вразрез с позицией руководства, у нас давно не осталось.) Так, бывший замминистра по вооружению Владимир Поповкин (на днях он ушел на повышение в Роскосмос) задолго до Постникова говорил: «Что такое танк Т-90? Будем откровенны, это хорошая, глубокая модернизация танка Т-34».[3]

Фраза — просто чудовищная по своему содержанию и перспективе. И это говорит государственный муж, представитель не просто Власти, а Армии — блюстителя интересов государства, «мускулов страны». Только вот мускулы эти дутые, откормленные на «анаболиках» западных кредитов. Грантов и взяток.

Но кто после этого станет сомневаться, что все сказанное высоким генералитетом — единая и незыблемая позиция руководства Минобороны РФ? Кому и за что в таком случае извиняться?

Но обратимся опять к данной публикации:

«… По данным директора Центра анализа мировой торговли оружием Игоря Коротченко, в мире сегодня сложился высококонкурентный рынок танков. В 2007–2010 годах на экспорт было поставлено 2 тысячи 950 танков на сумму 9,2 миллиарда долларов, в 2011–2014 годах будет продано 1079 новых машин на 5,8 миллиарда долларов. Причем по количеству их продаж Россия лидирует. За ней идут: США, Германия, Китай и Польша.

Цена на эту продукцию, по данным директора Центра анализа стратегий и технологий Руслана Пухова, такова (в рублях): „Абрамс“ (США) — 217 миллионов; „Леклерк“ (Франция) — 255 миллионов; „Леопард“ (Германия) — 167 миллионов; Т-84 (Украина) — 120 миллионов; Т-90АС (Россия) — 70 миллионов.

То есть наш танк на этом рынке самый дешевый. Тогда вопрос: откуда генерал Постников взял цифру 118 миллионов? Клерки что-то перепутали или снова журналисты? Интересно, как бы сложилась карьера такого же генерала в США, если б он не знал, по какой цене ему продают „Абрамсы“?

Крупнейший покупатель российской бронетехники — Индия. 310 танков были переданы ей по контракту 2001 года, в 2007-м она приобрела лицензии на сборку еще 347 штук. В 2014–2019 годах планирует получить еще около 600 новых Т-90С.

Для сравнения: за последние пять лет Российская Армия купила шестьдесят новых танков — на два батальона. В 2011 году ни одного Т-90 российское Минобороны покупать не планирует.

Причем новые Т-90 были поставлены в основном на Северный Кавказ. Но боекомплект снарядов они имеют старый, еще советский. Опытно-конструкторские работы по новым снарядам в прошлом году успешно завершены, но Минобороны закупать их не собирается, откладывая это на 2015–2017 годы. Вопрос: можно ли эти шестьдесят машин назвать новыми? Специалисты говорят: с большой натяжкой.

Главный довод отказа Минобороны покупать танки — это их переизбыток в войсках. В Советской Армии их было 64 тысячи. В Российской — сократилось до 23 тысяч. Сейчас осталось порядка 10 тысяч, и Минобороны планирует урезать их количество еще минимум вполовину.

Причем из имеющихся 10 тысяч лишь 10–12 % считаются современными, хотя новая программа вооружений предполагает, что до 2020 года у нас в войсках должно быть уже до 70 % нового вооружения, в том числе бронетехники.

Вопрос: откуда возьмутся новые танки, если их закупка в ближайшие годы не предусмотрена? Может, цифры 70 % решено добиться исключительно сокращением? То есть решить задачку: сколько из 10 тысяч танков надо снять с вооружения, чтобы имеющиеся 12 % новых сразу превратились в 70 %?..

…Кроме того, для них придется закупить тренажеры, боеприпасы другого калибра, причем много: для обучения, для запаса на случай войны… Надо сломать существующую систему обучения и создавать новую, а учитывая, что сейчас у нас танкистов учат 3 месяца, она наверняка будет провалена.

Эксплуатация иностранной техники потребует новой системы ремонта и обслуживания ее в мирное и военное время. Как, к примеру, пригласить на передовую представителя завода, если твой противник — НАТО, а этот человек находится у него в тылу»?[4]

А между тем русский танк Т-90 «Владимир» является самым надежным и эффективным в мире! Он прошел испытания в трех «агрессивных» климатических зонах: Саудовской Аравии, Индии и Малайзии. И русская боевая техника успешно справилась с жарой и влажностью тропиков, иссушающим зноем Аравийской пустыни и абразивным износом от песка. Кстати, противопылевые фильтры Т-90 гораздо эффективнее таковых на хваленом американском «Абрамсе».

После тяжелейших марш-бросков по Аравийской пустыне русский танк Т-90 благодаря точной и надежной системе управления вооружением поразил на полигоне более шестидесяти процентов целей. Ни немецкий «Леопард», ни французский «Леклерк», ни американский «Абрамс» не смогли и приблизиться к такому результату боевой эффективности.

На русском танке Т-90 установлена система управляемого вооружения (СУВ), которая позволяет поражать цели на расстоянии до пяти километров с использованием противотанковых управляемых ракет «Рефлекс», наводящихся по лазерному лучу. Они выстреливаются из мощной гладкоствольной 125-миллиметровой пушки/пусковой установки 2А46М-5 и обладают высокой вероятностью поражения сильно защищенных бронированных целей.

Дальность стрельбы у того же «Леопарда» вполовину меньше — только два с половиной километра. К тому же «Леопард» больше и, как следствие, неповоротливей, а значит, и попасть по нему проще.

Наш танк Т-90 погружается под воду на пять метров, а «Леопард» только на четыре. А всячески разрекламированный американский «Абрамс» так и вообще, всего лишь на пару метров уходит под воду при форсировании водной преграды.

В боеукладках у «Леопарда» пятнадцать снарядов, непосредственно доступных для зарядки, а у Т-90 «Владимира» — двадцать три. При этом русский автомат заряжания обеспечивает более высокую скорострельность, чем его зарубежные аналоги. В общем, по всему: по огневой мощи, броне и дальности хода Т-90 «Владимир» превосходит конкурентов.

И тем не менее чиновники-«откатчики» просто-таки жаждут принять на вооружение потомков тех «Тигров», что горели на Курской дуге!.. И это при том, что этим своим решением генералы и «руками водители» нынешней России предают память конструктора Т-90 Владимира Поткина.

Первый и во многом судьбоносный контракт с Индией в 2000 году был очень сложным, но под руководством Владимира Ивановича Поткина все условия поставки русских танков «кшатриям» были выполнены. Но в итоге сердце главного конструктора не выдержало…

* * *

Даже вроде бы успешное перевооружение ВВС России порой велось не благодаря, а вопреки здравому смыслу! Взять хотя бы широко разрекламированное перевооружение на новую модификацию МиГ-29СМТ.

Вот уж точно об этом самолете пословица: «Не было бы счастья, да несчастье помогло»! Дело в том, что партия новейших многоцелевых истребителей поколения «4++» МиГ-29СМТ предназначалась для поставки в Алжир. Но эта страна по политическим соображениям и не без нажима США отказалась от русских истребителей. Формальной причиной отказа послужила некомплектность радиоэлектронного оборудования.

Часть уже переданных в Алжир МиГ-29СМТ была возвращена, а остальные так и остались стоять на авиазаводе в Луховицах. А РСК «МиГ» понесла значительные коммерческие убытки. Но волевым решением правительства России были изысканы средства из резервного фонда, РСК «МиГ» получил значительный кредит, а ВВС России впервые с 1991 года получили новейшие истребители «МиГ», да еще и самые современные. Несколько боевых и учебно-тренировочных машин передали в 4-й Липецкий ЦБП и ПЛС.[5] А 6 февраля 2009 года и в расположение 14-го Гвардейского истребительного авиаполка, на аэродром Курск-Восточный, приземлились несколько МиГ-29СМТ и спарка, МиГ-29УБТ. Так началась новейшая история МиГ-29 в частях родных ВВС России, а не опять где-то там, на чужбине.

* * *

Так же было и с принятием на вооружение русского боевого джипа СПМ-2 «Тигр». Эта машина превосходила не то что «Хаммер», но и все остальные бронеавтомобили легкого класса. Но правительство и военное руководство России стремилось во что бы то ни стало «протащить» на вооружение итальянский бронеавтомобиль «Ивеко», который был заведомо слабее «Тигра» по совокупности тактико-технических данных.

«Тигры» успешно воюют в Чечне и Дагестане, принимали участие в «принуждении к миру» Грузии. Китай закупил две сотни русских боевых внедорожников для своей армии. Планирует закупать «Тигры» и Израиль.

При этом итальянская «Ивеко» в три раза дороже «Тигра». Но «Тигр» «россиянским» политикам и «паркетным» генералам не нужен! С него не много украдешь…

А винтовки теперь планировалось закупать в самой Америке! Похерив уникальные разработки оружейников из Тулы, Ижевска и Коврова! Предав традиции русской школы оружейников за пачки «баксов», дорогие иностранные «тачки», виллы, доступных девочек…

Таковы нынешние «приоритеты развития обороноспособности великой страны»!

Всеми этими «липовыми» заказами, с позволения сказать, военное руководство методично и целенаправленно разваливало оборонно-промышленный комплекс некогда великой страны. Финансирование «оборонки» велось сейчас всего лишь только по нескольким «приоритетным» направлениям. А есть ли в современной армии направления неприоритетные?.. Для разжиревших «россиянских» политиков и «паркетных» генералов, оказывается, есть. Те проекты, а вернее — прожекты, о которых можно распинаться перед телекамерами, а потом бесстыдно «пилить» немалые бюджетные денежки!..

Как логичное следствие всей этой «демократической» и «либерастической» вакханалии — систематический срыв Гособоронзаказа. И при этом — никто и ни за что ответственности не несет!.. Дожились, б…дь!

* * *

В таких условиях молодым офицерам, только вступавшим на путь служения Отечеству, оказывалось особенно несладко. Так же было и с молодым лейтенантом спецназа ВДВ Стасом Волковым. Он преодолевал все трудности и в жизни, и в службе. Ведь у него был пример своего отца — офицера спецназа, проведшего шестнадцать удачных боевых операций по всему Афганистану. Шестнадцать «черных гильз» красовалось на плече отца. Хотя в спецназе запрещены не только любые татуировки, но и самые мелкие шрамы. Словом, все, что позволяет идентифицировать тело в случае гибели бойца. С одним лишь исключением… И в числе этих выдающихся «исключений» — его отец!

Стас Волков — молодой интеллектуал, который за сутки прочитывал книги самого сложного содержания. Его кумиром был английский писатель Том Чайна Мьевиль — молодой и ультрарадикальный социалист, собравший все престижные литературные премии. Его уникальные романы «Вокзал потерянных душ», «Шрам», «Стальной совет» перевернули весь литературный мир. К тому же бритый наголо писатель, телосложением больше всего напоминающий быка, был чемпионом «Восьмиугольника» — знаменитых боев без правил. И мог привести «веские аргументы» несогласным с его весьма экстравагантными концепциями.

Гвардии старшего лейтенанта спецназа ВДВ Стаса Волкова, впрочем, тоже природа силушкой не обидела. Коротко стриженный здоровяк был чемпионом по «Русскому стилю» — одному из самых жестких видов боевых единоборств. Воспитание отца-спецназовца и суровая армейская школа Рязанской «Академии ВДВ» в сочетании с природным умом соткали сильную Личность — именно так, с большой буквы.

Такой офицер не свернет с единожды выбранного пути ратного служения Отечеству.

* * *

Но даже с такими выдающимися людьми одна шестая часть суши могла лишь удерживаться на краю гибели. При таком положении дел Россия рисковала остаться в положении дряхлой империи Романовых.

В 1913 году Российская империя за большие «хлебные» деньги импортировала всю мало-мальски высокотехнологичную продукцию. И в первую очередь — вооружения. Пушки системы Канэ, пулеметы Дрейзе и Максима, винтовки Манлихера и Бердана, револьверы системы Нагана, пистолеты Маузера, самолеты марок «Фарман», «Блерио», «Ньюпор», «Сопвич» и «Фоккер»… А также авиационные краски и лаки, высокооктановый бензин и лаки, станки и автомобили.

За общемировую валюту того времени — хлеб — Россия покупала практически все.

А на фоне засилья «иномарок» совсем затертыми оказались достижения и технические прорывы русских инженеров и ученых.

Первый в мире автомат Федорова, сверхтяжелый танк Менделеева, самолет Можайского, первый в мире противогаз с «сухим» фильтром из активированного угля Зелинского. Первые в мире тяжелые «воздушные крейсеры» — многомоторные самолеты «Святогор», «Русский витязь» и знаменитый тяжелый бомбардировщик «Илья Муромец» были спроектированы талантливым русским инженером-воздухоплавателем Сикорским. И что же?..

Не став пророком в своем Отечестве, Игорь Сикорский эмигрировал в Соединенные Штаты Америки. И уже там начал разрабатывать сначала самолеты, а потом и конструкции первых автожиров и вертолетов. И, может быть, в скором времени продукция компании «Боинг-Сикорский» — ударный противотанковый вертолет АН-64D «Апач-Лонгбоу» будет жечь «адским огнем» ПТУРС «Хеллфайр» русские танки…

* * *

Так что покидал выставку вооружений гвардии старший лейтенант Стас Волков со смешанными и весьма противоречивыми чувствами. Впереди была служба в Подмосковье на родной базе спецназа. Все же офицеры Российской Армии имели неоспоримое преимущество перед гражданами страны. У военных есть Присяга и есть Устав. В дни смуты для многих чистых сердцем воинов в России только лишь служба и служение оставались нравственными ориентирами.

Размах чиновничьего предательства в России достиг просто чудовищного размера! При этом жизнь нормальных людей превратилась практически в ежедневный подвиг. А тем более — для честного офицера.

Эта аксиома была верна сейчас и для молодого лейтенанта, и для полковника, вся жизнь которого прошла по городам и весям необъятного Отечества.

Глава 4 НАСТОЯЩИЙ ПОЛКОВНИК

В нескольких сотнях километров от столицы нашей Родины, в Ростовской области, командир мотострелковой бригады полковник Сергей Иванович Перч принимал генеральскую инспекцию.

Намаявшись с подготовкой, командир бригады с тоской взирал, как через центральный КПП въезжает кортеж из трех черных «Волг» последней модели. Ну, сейчас начнется…

За всю его долгую, начавшуюся еще при Советском Союзе службу Сергею Перчу не раз приходилось принимать на разных должностях разного рода проверки и инспекции. И практически всегда это был «геморрой на голову».

Подбежал молодой начальник штаба:

— Товарищ полковник! Все выполнено. Везде — полный порядок. Только что проверку окончил.

— Ясно, ты, Витя, отдышись. Негоже начальнику штаба запыханным перед генералами стоять.

Полковник Перч был офицером еще старой, советской закалки. И к подчиненным относился действительно «как отец родной». Именно так, по-человечески, относиться к подчиненным его учили военные преподаватели Краснознаменного, ордена Красной Звезды и боевого Красного Знамени Ташкентского Высшего Общекомандного училища Вооруженных сил СССР. И это отношение он пронес сквозь годы службы. А годы ему выдались весьма непростые.

Сергей Перч получил лейтенантские погоны в 1989 году. Ограниченный контингент советских войск в Афганистане. Сороковая армия, куда по прямой замене готовили молодых офицеров Краснознаменного ТВОУ, покинула эту важную в геополитическом отношении, но дикую горную страну. Позади остались десять лет жестокой войны, где солдаты и офицеры Советской Армии проявили высшее мужество и героизм.

Но их тяжелую боевую работу, уникальный боевой опыт предали забвению из «демократических» и «либеральных» интересов.

Молодой офицер был направлен в Польшу, в Северную группу войск. Там он и служил до развала Советского Союза. До последнего, до вывода войск с территорий стран Организации Варшавского договора, в войсках шла интенсивная боевая работа, учения, тактические занятия, стрельбы.

Ну, а потом…

Потом наступили такие страшные времена, что нельзя их описать молодому поколению, в том числе и новым офицерам! Некогда мощная армия некогда могучей страны стала в одночасье презираемой и слабой. Доходило до того, что офицеров стали избивать на улицах! Военнослужащие старались реже появляться в форме…

Но выучка и главное — духовные ценности советского и русского офицерского корпуса не позволили таким людям, как полковник Перч, растерять себя в безвременье девяностых годов. «Дедовщина», землячества, суициды солдат и офицеров, коррупция и воровство в армии… Как следствие — крайне низкая боевая эффективность. В некоторых отдаленных гарнизонах едва ли не доходило до актов открытого неповиновения…

Ужас «почти незаметных» для всего «демократического мира», но оттого не менее кровавых локальных войн на обломках Красной Империи: Нагорный Карабах, Грузино-Абхазский, Грузино-Осетинский конфликты… И, наконец, жуткая по своей бесчеловечности Первая Чеченская война…

Она-то и стала переломом в сознании «недорогих россиян». Армия снова превратилась из презираемой в доблестную! Но цена оказалась слишком высока. Многие офицеры выпуска полковника прошли через горнило чеченской войны. И многие погибли смертью храбрых, совершив настоящий подвиг.

Полковник Сергей Перч это ощутил, как говорится, на собственной шкуре. Майором он участвовал в неудачном «новогоднем штурме» Грозного. Тогда майор Перч вынес на себе из этого «новогоднего ада» тяжелораненого солдата. После госпиталя Сергей Перч получил досрочно следующее звание и стал начальником штаба мотострелкового полка. После очередной, Перч уже и не помнил какой по счету, реформы в армии большинство из дивизий и полков были переформированы в бригады. Вскоре полковник возглавил такую реформированную мотострелковую бригаду, начальником штаба которой он и состоял до недавнего времени.

* * *

Бригада так себе, но в «крепких середнячках». Вооружение, как и у всех, — устаревшее. Все те же «старые добрые» БМП-2 и бронетранспортеры. Единственное, в чем повезло, что в составе отдельного танкового батальона были относительно новые танки Т-90 «Владимир».

Причем батальон был «тяжелым», с расширенным штатным составом. В танковом взводе было пять танков, в роте, таким образом, — пятнадцать, ну а во всем батальоне — сорок пять. Да плюс еще два «учебных» Т-90 «Владимир». По нынешним временам — роскошь! Танки были новыми, выпуска 2005 года. Но командир бригады гонял эти машины нещадно. В отличие от других командиров, которые каждую боевую бронеединицу берегли… А этот полковник берег, прежде всего, людей, а не стреляющее железо…

В трех мотострелковых батальонах царил образцовый порядок. «Дедовщина» искоренялась нещадно. Для этого, правда, лейтенантам и капитанам приходилось ночевать в казармах. И решать сложные вопросы «нетрадиционными» методами. Зато офицеры на первых порах изрядно потренировались в рукопашном бое.

Боевые дивизионы и подразделения обеспечения были укомплектованы полностью. Боевая подготовка: учения, марш-броски, стрельбы, занятия в классах… Все проходило вовремя, планы боевой подготовки выполнялись полностью. Но все офицеры прекрасно знали, какими нечеловеческими усилиями это делалось.

Слава богу, в последнее время ГСМ поставлялись вовремя и почти в полном объеме. Боеприпасов тоже хватало. А вот с едой для солдат и офицеров, материальным довольствием и запчастями для танков, БМП и прочей техники было туго.

Едой личный состав снабжал местный подшефный колхоз. Как говорится: «чем богаты, тем и рады». Скромно, но все же лучше и сытнее, чем армейская кухня.

А вот запчасти добывали «каннибализмом». Рядом с расположением бригады находилась база хранения военной техники. Там и «добывали» за «универсальную жидкую валюту». Все равно груда старого броневого железа уже никому не нужна… А новые танки Т-90 «Владимир» были в большой степени унифицированы с основным боевым танком Т-72 «Урал». А бронетранспортеры БТР-80 и боевые машины пехоты и так стояли на вооружении мотострелковой бригады такие же, как и четверть века назад. Да никто эту технику и проверять не будет, все одно — ей дорога только под автоген и на переплавку. А переплавленная броневая русская сталь высокого качества пойдет за рубеж: вон США, «стратегический, блин, партнер», знай все увеличивает объемы закупок…

Так что мотострелковая бригада под Ростовом была довольно неплохим местом службы. Не знаменитая Таманская дивизия, но все же… Молодые офицеры здесь делали относительно неплохую карьеру, особенно если работы не боялись. Солдаты служили нормально, а «дедовщина» существовала только лишь в форме опеки старослужащих над «молодыми». Даже прапорщики воровали в меру.

Поэтому бригада полковника Сергея Перча и была выбрана для внеочередной инспекции.

* * *

— Здравия желаю, товарищ полковник! — поприветствовал командира бригады старший офицер инспекционной группы генерал-лейтенант Юрий Смирнов.

— Здравия желаю, товарищ генерал-лейтенант. Прошу вас пройти в столовую, а потом можете отдохнуть с дороги в специально отведенных вам комнатах дома офицерского состава.

— Насчет столовой — это правильно, — согласился Юрий Смирнов. — Но мы не устали, и после обеда, пожалуй, начнем инспекцию вверенной вам, полковник Перч, мотострелковой бригады.

— Так точно, товарищ генерал-лейтенант.

Воздав должное солдатской еде, инспекторская группа приступила к своей работе.

* * *

— Рота, подъем!!! Тревога!

Помещение казармы отзывается грохотом армейских ботинок, лязганьем затворов в оружейной комнате, полночным ревом техники в ангарах парка. Колонна танков, бронетранспортеров и БМП вытянулась стальной змеей и ушла в ночь — в район рассредоточения. По флангам, в авангарде и в арьергарде шли дозоры, а с воздуха батальоны бригады были прикрыты приданными зенитными дивизионами.

Далеко впереди шла рота разведки на современных бронеавтомобилях СПМ-2 «Тигр». Три такие машины были переданы в мотострелковую бригаду полковника Перча для войсковой эксплуатации. Еще одна в варианте КШМ — командно-штабной машины — была в распоряжении самого полковника и его офицеров. Старая «Кашээмка» на базе ГАЗ-66 шла сейчас среди техники ложной боевой колонны.

Сидящий в «Тигре» генерал-лейтенант Смирнов отогнул рукав камуфляжной куртки и посмотрел на свои «офицерские» часы.

— Хорошо, полковник. Вы уложились в норматив.

Сергей Перч сдвинул наушники радиогарнитуры связи на шею и кивнул.

— Каково время прибытия в район рассредоточения?

— Один час двадцать минут, товарищ генерал-лейтенант.

— Товарищ полковник, — подал голос офицер-посредник. — Диктую вводную: воздушное нападение! Удар сверхзвуковых истребителей-бомбардировщиков!

Полковник Перч потянулся к рации, чтобы предупредить расчеты зенитных боевых машин, но офицер-посредник жестом остановил его:

— Нет, полковник. «Вероятный противник» поставил радиоэлектронные помехи и нанес удар ракетами с электромагнитными боеголовками!

Погода была просто «архихреновой»: безлунная ночь, низкая облачность с ледяными струями косого дождя. Но истребители-бомбардировщики «вероятного противника» были всепогодными. Как в принципе и русские мобильные зенитные комплексы. «Шилки», «Осы» и «Тунгуски» разошлись в разные стороны и заняли наиболее выгодные позиции на маршруте выдвижения бронетанковой колонны мотострелковой бригады. Идущий в составе колонны бронетранспортер с системой электромагнитного подавления. Развернулись массивные башни зенитных ракетно-пушечных самоходных комплексов 2К22М «Тунгуска-М». Были активированы фазированные антенны обнаружения и захвата цели когерентно-импульсной РЛС кругового обзора дециметрового диапазона волн. Расчеты отработали захват-сопровождение целей «вероятного противника». Так же четко сработали расчеты мобильных зенитно-ракетных комплексов «Оса-АКМ» и зенитно-пушечных «Шилок». Налет истребителей-бомбардировщиков «вероятного противника» был отражен с минимальными потерями.

Ложная колонна в основном приняла удар на себя. Но основной «бронированный кулак» мотострелковой бригады уцелел и все же добрался до района рассредоточения.

Здесь все было устроено для немедленного развертывания полевой базы мотострелковой бригады и подготовки обороны на заданном рубеже. Заранее вырыты капониры для тяжелой боевой техники и траншеи, ходы сообщения, бункеры и блиндажи. Все это обширное «военное хозяйство» содержалось в достаточно хорошем состоянии. Окопы регулярно подновлялись, была проложена телефонная проводная связь, дизель-генераторы заправлены более чем наполовину и готовы к работе.

— Ничего-ничего, товарищ полковник… — одобрительно отозвался генерал-лейтенант Юрий Смирнов. Старший офицер принадлежал к той же формации военных, что и полковник Сергей Перч. Это был не «паркетный», а настоящий боевой генерал. Ни полковник Перч, ни генерал-лейтенант Смирнов и не догадывались, что в ту страшную ночь «новогоднего штурма» в Грозном их обоих разделяло всего лишь несколько огненных метров. — А вы — настоящий хозяин в своей бригаде.

— Пришлось, товарищ генерал-лейтенант, — ответил Перч. — Даже свиней разводили в армейском подсобном хозяйстве.

— Что ж, значит — не зря… Завтра — новый марш-бросок на полигон с боевыми стрельбами. А сейчас — всем отдыхать!..

* * *

Командирский танк Т-90МК «Владимир» несся по специальной трассе полигона. Позади остался колейный мост, брод небольшой речушки, противотанковый ров. Также за кормой тяжелой боевой машины остались обломки мишеней, груды битого кирпича и дымящиеся груды металла списанной боевой техники. Преодоление препятствий на маршруте полигона было совмещено с боевой стрельбой.

— Наводчик, справа тридцать, дистанция три километра — танк противника. Огонь! — приказал командир экипажа.

— Есть! — Наводчик нажал на спуск мощной пушки. Танковое 125-миллиметровое орудие 2А46М-5 было стабилизировано в двух плоскостях посредством высокоточных гироскопов, а система управления вооружением надежно захватила цель. Автомат заряжания самостоятельно извлек из боеукладки бронебойно-подкалиберный снаряд, и метательный заряды раздельного заряжания последовательно вошли в казенник орудия, толкаемые автоматическим досылателем. Клацнул затвор. Весь цикл заряжания занял всего несколько секунд.

А в следующий момент грохнул выстрел!

Бронебойно-подкалиберный снаряд с сердечником из карбида вольфрама точно поразил цель — старый списанный Т-54. Многотонная полусферическая башня, вертясь, отлетела в сторону.

— Надо же, а ведь я когда-то учился на таких танках, — пробормотал седоволосый, но все еще крепкий подполковник-танкист. Подобно полковнику Перчу, командир танкового батальона мотострелковой бригады был еще старой, советской закалки. — Пехотными мишенями я займусь сам!

Командир танка развернул перископическую закрытую турель с крупнокалиберным пулеметом «Корд» и нажал на спуск. Загрохотал 12,7-миллиметровый пулемет, в перископическую прицельную панораму было видно, как тяжелые пули разносят в щепу фанерные ростовые мишени, изображающие «пехоту противника».

Залихватски развернувшись на месте, Т-90 «Владимир» завершил маршрут.

— Разрядить оружие!

— Оружие разряжено!

Рыча тысячадвухсотсильным многотопливным дизелем, Т-90 «Владимир» подъехал к командно-штабному «Тигру». Открылся башенный люк. Невысокий и худощавый командир-танкист ловко спустился с бронекорпуса и спрыгнул на землю.

— Товарищ генерал-лейтенант, разрешите обратиться к командиру мотострелковой бригады полковнику Перчу.

— Разрешаю, товарищ подполковник.

— Товарищ полковник, стрельбы прошли успешно, полигонные занятия завершены. По результатам полевого выхода с отработкой тактики боевых действий и боевой стрельбой экипажам будут выставлены оценки. Докладывает подполковник Швендих.

— Хорошо. Благодарю за службу! И выношу вам, подполковник, благодарность от лица командования.

— Служу России! — вскинул ладонь к танкошлему подполковник Владимир Швендих.

— Вольно, подполковник, — сказал генерал-лейтенант Юрий Смирнов. Затем он обратился к полковнику Перчу: — Скажите, как идет освоение новой техники в вашей мотострелковой бригаде?

— Такая работа ведется согласно графикам боевой подготовки бригады. Начальником штаба утверждены планы боевой подготовки и все необходимые документы.

— Ну а как на практике?

Полковник Сергей Перч выдержал испытующий взгляд генерал-лейтенанта.

— Осваиваем. Танки Т-90 «Владимир» постоянно проводят полигонные занятия, тактические выходы с боевыми стрельбами. Разведывательно-дозорные бронемашины СПМ-2 «Тигр» также интенсивно используются в наших тренировках, в том числе и в тактических занятиях по антитеррору. Мою КШМ «Тигр» вы сами видели в работе. Кроме того, хочу вам представить командира отдельного стрелкового взвода снайперов лейтенанта Александрова. Он первым освоил тяжелый крупнокалиберный снайперский комплекс СВН-2000М калибра 12,7 миллиметра.

— Товарищ полковник, лейтенант Александров по вашему приказанию прибыл.

Высокий, можно сказать, долговязый лейтенант являл собой яркий образец интеллигента. В армию Вадим Александров пришел после военной кафедры университета. Учился он на биологическом факультете — отсюда и его позывной: Бражник. Есть такая бабочка — бражник «Мертвая голова». Вадим быстро освоил новейшую снайперскую винтовку и так же быстро освоился в должности командира снайперского взвода. Служба ему нравилась, а в крупнокалиберную снайперскую винтовку Негруленко лейтенант Александров был просто влюблен. В отличие от полковника Перча и подполковника Швендиха он был представителем именно новой формации русских офицеров: технократом, просто «повернутым» на новейших военных технологиях.

— Молодец, лейтенант! Осваивай новые военные технологии — пригодятся! — сказал генерал-лейтенант Юрий Смирнов.

— Служу России! — ответил юный офицер.

Генерал-лейтенант Смирнов снова обратился к полковнику Перчу:

— Сергей Иванович, мы видели ваши грамотные действия во время отражения воздушной атаки «вероятного противника».

— Это естественно, товарищ генерал-лейтенант, — ответил полковник Перч. — Сейчас авиация имеет чуть ли не подавляющее преимущество над современным полем боя. Но, правда, еще у Советской Армии был самый мощный в мире «зонтик» армейской ПВО. И сейчас я считаю, что необходимо существенное усиление группировки именно армейской ПВО.

— Поэтому вы, полковник, и оставили у себя на вооружении дополнительно еще и зенитно-пушечный дивизион «Шилок»?

— Точно так.

— Мы тоже согласны с этим утверждением. И поэтому решили передать в вашу мотострелковую бригаду для опытной эксплуатации дивизион в составе четырех зенитных ракетно-пушечных систем 96К6 «Панцирь-С1».

— «Панцирь-С1»?!

— Так точно, полковник, вы не ослышались.

Сергей Иванович Перч серьезно задумался.

Новейшие системы вооружения прекрасно выглядят на военном параде на Красной площади в честь очередной годовщины Великой Победы. Но при эксплуатации их в войсках у командиров возникает ряд очень сложных организационных вопросов. Но так или иначе — приказ получен, и теперь нужно было его эффективно выполнять.

Зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-С1» предназначен для противовоздушной обороны малоразмерных объектов военно-государственного значения в любой боевой, радиоэлектронной и погодно-климатической обстановке днем и ночью. Его боевые возможности обеспечивают эффективную борьбу с любыми типами современных пилотируемых и беспилотных объектов и средств воздушного нападения. А также — с авиационным высокоточным оружием. При необходимости комплекс может быть использован для поражения легкобронированных наземных и надводных целей и даже живой силы противника.

Зенитный комплекс «Панцирь-С1» типового состава включает боевые средства, средства технического обслуживания и учебно-тренировочные средства.

К боевым средствам относятся: боевая машина с комплектом из двенадцати зенитных управляемых ракет 57Э6Е и 30-миллиметровых выстрелов к автоматическим скорострельным пушкам 2А38. В состав зенитного дивизиона «Панцирь-С1», кроме огневых машин, входит батарейный пункт управления и транспортно-заряжающая машина — одна на две огневые установки.

Боевые средства решают задачи обнаружения целей, определения их государственной принадлежности, выбора наиболее опасных из них и последующего обстрела ракетным или пушечным вооружением.

Кроме того, в случае необходимости каждая огневая установка ЗРПК «Панцирь-С1» может действовать на поле боя в полностью автономном режиме. «Панцирь-С1» имел все необходимые средства разведки, обзора, целеуказания и гарантированного уничтожения любых летательных аппаратов: «беспилотников», малозаметных самолетов «Стелс», тактических истребителей-бомбардировщиков, крылатых ракет и вертолетов. И даже — маневрирующих боевых блоков баллистических ракет!

Но и эксплуатация в обычной мотострелковой части столь передового и сложного комплекса армейской ПВО требовала огромных усилий в организации боевой подготовки, учебы и постановки комплексов на боевое дежурство.

С такой проблемой полковник Сергей Перч не сталкивался за всю свою долгую и непростую военную карьеру. Но ведь это было и интересно, черт возьми! Сергей Иванович Перч легко усмехнулся, вновь почувствовав, как и в далекой лейтенантской молодости, силу, способную перевернуть горы!

— Справимся, товарищ генерал-лейтенант!

— Вот и хорошо! Только, товарищ полковник, поторопитесь… Времени у нас осталось не так уж и много…

Глава 5 ПРИГОВОР ВЫНЕСЕН

Совещание Объединенного Комитета Начальников Штабов Вооруженных сил США проходило на бравурной ноте. Сейчас в закрытом, полностью изолированном от всех возможных способов наблюдения и прослушки здании собрались «четырехзвездные» генералы всех родов войск, генералы, сотрудники ЦРУ, АНБ и ФБР. Особняком держалась небольшая группа гражданских.

Но, вопреки всему, самое важное на планете оперативно-стратегическое совещание военных начал ученый в белом халате и модных очках в тонкой золотой оправе:

— Итак, господа! Можно констатировать, что наша установка на Аляске действует успешно. Первый этап операции «Глобальное воздействие» прошел успешно: тектонические возмущения были вызваны в заданной области и с весьма вероятным прогнозируемым эффектом воздействия. Более того, атомная катастрофа на атомной станции Фукусима-1 подтвердила теоретические построения наших военных аналитиков. Кроме того, в сочетании с другими областями воздействия на глобальные геофизические процессы все это позволяет утверждать, что на сегодняшний день мы способны контролировать глобальные процессы практически в общепланетарном масштабе! Установка на Аляске в сочетании с Большим андронным коллайдером позволяет нам обуздать огромные массивы энергии…

— Доктор Сакс, спасибо за познавательную лекцию, — прервал его речь «полный» генерал ВВС. — Что скажут наши разведчики и аналитики из ЦРУ и АНБ?

— Наш главный геополитический противник ослаблен, как никогда. Продажная элита ведет нашего некогда могучего противника к краю пропасти. И пропасть эта теперь глубже, чем когда-либо в истории России! «Пятая колонна» разлагает изнутри общество русских, их армию, науку, образование, здравоохранение и многое другое. Для целых социальных пластов нынешней «трехцветной» России мы уже сейчас являемся абсолютными хозяевами!

— Со своей стороны замечу, — кивнул «четырехзвездный» генерал Бронекавалерийских сил США. — Что из армий так называемых «младоевропейских» государств, подготовленных по международной программе «Обучи и оснасти», наиболее боеспособной, по нашему мнению, является армия Польши. Она наиболее оснащена в техническом отношении, личный состав подразделений, и в особенности Сил Спецназначения, прошел подготовку по программе наших «зеленых беретов», рейнджеров и английских десантников САС. И самое главное — их боевой дух. Поляки до сих пор ненавидят имперскость русских и не могут им простить этого! При определенной и совсем небольшой идеологической обработке мы получим армию хорошо управляемых, послушных и относительно сильных исполнителей. В том же ключе будут действовать отдельные батальоны Эстонии и Литвы. Кроме того, мы рассчитываем привлечь еще до трех батальонов добровольцев националистических формирований из этих стран. Чехия поддержит силы своим весьма и весьма неплохим оружием и боевой техникой. Также к «Коалиции младоевропейских стран» против России присоединятся Румыния, Болгария, Хорватия, Албания.

— А Украина?

— Украина?.. — недоуменно приподнял бровь докладчик. Он даже и не считал эту страну способной хоть как-то повлиять на внешнеполитический баланс сил. — А, ну да — Украина… Так там дела еще хуже! После правления правительства Ющенко-Тимошенко эта восточноевропейская страна окончательно пришла в упадок. Практически все наукоемкие высокотехнологичные производства свернуты, а те, что остались, уже и не представляют такой ценности даже для России. Что же касается украинской армии, то она влачит весьма жалкое существование. В армии нет даже ни одного боеспособного батальона. Не то что полка. Техника — устаревшая советская, образца середины восьмидесятых годов прошлого столетия. Да и все генералы, равно как и почти все офицеры, нам практически подконтрольны. А еще мы собираемся привлечь к «крестовому походу против России» западноукраинских националистов. Как и их эстонские «коллеги», они до сих пор ненавидят Россию за ее величие.

— А что нам скажет авиация по поводу глобального охвата интересующих нас территорий разведывательными средствами…

— Что касается глобального наблюдения и разведки: беспилотные самолеты-разведчики «Глобал Хоук» постоянно контролируют обстановку в интересующих нас районах. Недавно NASA были запущены на геостационарную орбиту два «гидрометеорологических» спутника. Кроме того, сейчас реализуется программа глобального «беспилотника» с Z-образным крылом, представляющим собой одну огромную солнечную батарею. Такой «беспилотник» будет висеть в стратосфере столько, сколько нужно, и снабжать нас необходимой информацией.

— US NAVY готово?

— Так точно! — ответил адмирал. — Главное для нас — это удар в северном и южном направлениях. Атака восточных территорий России затруднена сейчас из-за ситуации в Японии. А так — все в порядке.

И тут слово на глобальном военном совете снова взяли гражданские, точнее, те самые «пиджаки», которые до недавнего времени хранили молчание.

— Русские подписали договор ОСВ-2 по сокращению ядерных наступательных потенциалов. Естественно — этот договор выгоден лишь нам, но не России. За последние сорок лет мы создали целую гамму высокоточного и самонаводящегося оружия и оснастили им армию. Сейчас для решения боевой задачи по уничтожению защищенного объекта, к примеру, шахты пусковой установки русского «Тополя-М», необходим заряд в десять раз меньший, чем лет пятнадцать назад! Разумеется, за счет повышения точности и степени управляемости самой ракеты. С середины девяностых годов мы совместно ведем разработку барражирующих и перенацеливающихся высокоточных боеприпасов. Ударный БПЛА «Гарпия» производства израильской фирмы IAI уже принят на вооружение. Более совершенная модификация — ударный БПЛА «HAROP» — уже завершает испытания. На очереди — принятие на вооружение Х-51А «Уэйврайдер». Эти гиперзвуковые высокоточные ракеты способны развивать скорость, в шесть раз большую скорости звука!

Для сравнения: в августе 1998 года из района Аравийского моря «коллеги» из ВМС США запустили крылатые ракеты морского базирования «Томагавк» BMG-109. Они должны были поразить лагерь боевиков в Афганистане. «Томагавки» летели к цели около двух часов. Управляемой ракете Х-51А «Уэйврайдер» на это потребовалось бы около тринадцати минут при той же дальности пуска!

Также завершены испытания экспериментального штурмового БПЛА Х-47В.[6] Это — реактивный беспилотный штурмовик как палубного, так и наземного базирования. Он разработан компанией «Нортроп-Грумман». На нем установлены радиолокационная и оптико-электронная прицельные станции, аппаратура разведки и система дозаправки топливом в воздухе. Высокоточные бомбы и ракеты с лазерным и спутниковым наведением, размещенные во внутренних отсеках «Стелс-БПЛА», позволят атаковать точечные и высокозащищенные цели!

* * *

Чтобы править миром, нужно знать о нем если не все, то очень многое. Этим и занимались глобальные беспилотные разведчики.

По своей компоновке одиннадцатитонный «беспилотник» напоминал планер с прямым крылом большого удлинения и вертикальным V-образным оперением. Такая аэродинамическая компоновка позволяла ему долгое время находиться в воздухе на высотах в двадцать километров. Сам аппарат представлял собой крылатую платформу для различного разведывательного оборудования: радиолокатора, обычной и ночной оптических телекамер высокого разрешения. С безопасного расстояния беспилотный разведчик может выполнять съемку и картографирование земной поверхности, а также следить за подвижными объектами, чья скорость выше семи километров в час. Полученная «Глобал Хоуком» разведывательная информация может пересылаться по системе спутниковой связи в реальном масштабе времени.

В том числе — и на атомные подводные лодки «Огайо» и «Лос-Анджелес», оснащенные крылатыми ракетами. И на атомные многоцелевые авианосцы, в ангарах которых стояли ударные беспилотники рядом с обычными сверхзвуковыми «Супер-Хорнетами» F/A-18E и машинами радиоэлектронной борьбы на их основе — «Гроулерами» Е/А-18G.

И на зенитно-ракетные комплексы ПВО — ПРО MIM-104 «Пэтриот», на полевые мобильные командные пункты, компьютеризированные боевые машины «Брэдли», броневики «Хаммер» и «Страйкер», огромные и неповоротливые, словно динозавры, танки «Абрамс».

А значит — решение уже принято!

* * *

— За последнюю почти что четверть века мы, американская нация, наблюдали, как уходят в небытие наши враги! — Представительному здоровяку в штатском нельзя было отказать в красноречии. Его фразы были напыщенными и пафосными. — Иракский лидер Саддам Хусейн, бросивший вызов Североатлантическому союзу самонадеянный серб Слободан Милошевич, хитрый и безжалостный Усама Бен Ладен. Все они уже уничтожены. Куба и Венесуэла с их Кастро и Уго Чавесом нас уже не волнуют. Иран и Китай — слишком слабы для нас!

Впереди — Россия! Нужно забить до смерти и расчленить этого медведя, который решил сделать свой собственный, кардинально отличный от нас выбор исторического пути развития!

Ресурсы? Да, они важны. Россия обладает огромными ресурсами, сосредоточенными на огромной территории. Что ж, пусть наши союзники и наши противники думают, что грядущая война развязана из-за ресурсов!

Мы думаем иначе. Сейчас многие страны, где еще теплится вредоносный для нас социализм, в том числе и Россия, называют нас «Античеловечеством»! Пусть так! Когда завершится последняя война на пути нашего мирового господства, только мы и будем решать, кому называться людьми, а кому уготована участь гораздо худшая!

Президент Рональд Рейган назвал СССР «империей зла» и начал против нее «крестовый поход» — мы завершим его с помощью наших новых лимитрофов. Alea jacta est! — Решение принято!

Глава 6 ПОД ЗАЩИТОЙ «ПАНЦИРЯ»

Новейший зенитный ракетно-пушечный дивизион прибыл в мотострелковую бригаду полковника Сергея Перча вскоре после памятной инспекции. Действительно, после родных и знакомых «Тунгусок», «Шилок» и «Ос» новейшие ЗРПК «Панцирь-С1» выглядели словно пришельцы из другого мира. Мира непобедимой мегакорпорации «Красная Звезда» — воплощения единства высокого духа русских и их высоких технологий! К сожалению, это был лишь небольшой ее фрагмент, но и он потрясал воображение своими боевыми параметрами!

Две независимые системы наведения — помехозащищенная РЛС с фазированной антенной решеткой и оптико-электронная станция — позволяют осуществлять захват четырех целей одновременно. Максимальная скорость захвата равна десяти целям в минуту.

Но прежде всего, что сразу же бросалось в глаза, — по двенадцать контейнеров ЗУР[7] на каждом боевом модуле. Настоящий ракетный частокол! Да плюс к этому — по два двуствольных 30-миллиметровых зенитных автомата 2А38 разработки Тульского КБ приборостроения. Сверхскорострельные пушки создавали сплошную зону поражения на дальности до двух с половиной километров, добивая то, что не успевали перехватить сверхзвуковые управляемые ракеты.

Правда, все эти уникальные характеристики собраны в единый боевой организм и, в свою очередь, заставляют себя уважать. В данном случае уважение проявилось в режиме повышенной секретности.

Время и место для прибытия были выбраны, как в шпионском фильме. Стояла хмурая безлунная ночь, в довершение из мрачных туч лил косой хлесткий дождь.

— Джяляп! — выругался полковник Перч, закрываясь рукой от ледяного «душа» с небес. Это среднеазиатское ругательство «приклеилось» к нему еще со времен учебы в Краснознаменном ТВОУ.

Разгрузка «Панцирей-С1» на запасном пути небольшой железнодорожной станции под Ростовом подходила к концу, а впереди был еще сложный многокилометровый марш-бросок ночью в расположение мотострелковой бригады. Солдаты, указывая фонариками путь, контролировали процесс разгрузки. В специальном эшелоне прибыли не четыре, как предполагалось, а шесть боевых машин — полная огневая зенитная ракетно-пушечная батарея ПВО ближнего радиуса действия. Низко гудя моторами, двигались тяжелые четырехосные грузовики с приземистыми бронированными коробками боевых модулей под непроницаемым покровом чехлов. Ткань чехлов была идентична материалу специального маскировочного покрытия «Накидка». Она искажала инфракрасную и радиолокационную сигнатуру объектов.

Вместе с восемью огневыми установками «Панциря-С1» прибыли шесть транспортно-заряжающих машин, командно-штабной модуль и станция пассивного обнаружения «Эгида». Она была создана на базе знаменитой украинской «Кольчуги», но была более компактной, что позволяло частично вести разведку радиоэлектронных средств «вероятного противника» по ходу движения.

Кроме этого, было несколько машин с боекомплектом и вспомогательных агрегатов на самоходном шасси все тех же четырехосных грузовиков «МАЗ». Сначала хотели переправить дополнительный боекомплект и все необходимое снаряжение позже, как и полагается — воинским эшелоном. Но потом «мудрые» начальники в Москве решили «впихнуть невпихуемое» и отправить все одним большим эшелоном.

Полковник Перч снова выругался. И что ему теперь делать со всем этим обозом? Маркитанты какие-то, черт побери, а не мобильные комплексы ПВО!

Для охраны полковник Перч выделил разведывательную роту и отдельный стрелковый взвод снайперов. Здесь было дополнительно четыре БТР-80, бронированные джипы разведки «Тигр» и командно-штабная машина полковника. Может, это и много, но Сергей Перч действовал по принципу: «Лучше перебдеть, чем недобдеть». Да и разведчикам вместе со снайперами польза — в кои-то веки ночной марш-бросок. Пусть лишний раз потренируются… Поэтому-то обычное, в общем-то, задание было обставлено как заправский разведрейд. Ну и, естественно, сохранение режима строжайшей секретности.

* * *

Которую уже раз несколько вполголоса успел проклясть лейтенант-снайпер Вадим Александров. Валяться под дождем в сыром кустарнике и грязи — с таким удовольствием может сравниться разве что ночевка зимой на открытом всем ветрам поле. Был в биографии молодого офицера и такой случай. Но и сейчас было не лучше. А еще этот проклятый дождь образовал сплошную водяную завесу, делая практически бесполезным использование ночных инфракрасных прицелов.

В таком же положении оказались не только снайперы отдельного стрелкового взвода, но и бойцы разведроты. Все они настороженно вглядывались в темноту, практически слившись с окружающим ландшафтом. Выучка у них была весьма неплохой. Полковник Перч попусту гонять не будет. Если нужно обеспечить такой режим секретности, то — неспроста…

* * *

«Геморрой на голову», по-другому и не скажешь… Но за годы службы Сергей Иванович Перч привык к такому положению дел и к подобным сложностям относился философски. Зато теперь его бригада получила надежное прикрытие с воздуха.

К Сергею Ивановичу Перчу подошел командир батареи «Панцирей-С1».

— Здравия желаю, товарищ командир бригады.

— Здравия желаю, капитан.

— Капитан Игорь Мельников, — представился офицер, — какие будут указания?

— Через пять минут выдвигаемся. Поедете в моей машине, капитан?

— Никак нет, товарищ полковник. Разрешите следовать во главе колонны в мобильном командном пункте.

— Разрешаю.

Полковник Сергей Перч забрался в свой командно-штабной «Тигр».

— Заводи, — кивнул командир мотострелковой бригады.

— Ага… То есть виноват! Есть! — Водитель штабного «Тигра» выглядел обеспокоенным.

— Боец, в чем дело? — спросил полковник.

— Да, блин, «мобилка» не фурычит… Хотел маме позвонить, а связь прервана…

— Бойчина, ты охренел совсем?!

— Виноват, товарищ полковник.

— Заводи, поехали.

— Есть, товарищ полковник.

Командно-штабной «Тигр» двинулся в путь.

Вскоре колонна, разбрызгивая грязь, двинулась в путь. Дождь перестал, но низкие облака продолжали висеть, закрывая луну. Идеальная погода для соблюдения максимального режима секретности. Какие уж там, на хрен, шпионы: добрый хозяин в такую погоду и собаку из дому не выпустит.

* * *

Капитан Мельников тоже решил совместить марш-бросок своей зенитной батареи с проверкой ее боевых возможностей. Поэтому машины станции пассивной радиоразведки и целеуказания «Эгида» вели сканирование воздушного пространства, а с боевых модулей сняли защитные чехлы. Их радиолокаторы были отключены, но блоки оптико-электронных станций целеуказания работали. Высокочувствительные оптоэлектронные «глаза» обшаривали горизонт.

* * *

— Внимание! Воздушная тревога! Обнаружена групповая цель! Цель скоростная, низколетящая, на запросы системы госопознавания «свой-чужой» не отвечает. Азимут… Удаление… Скорость полета… Высота…

В первую секунду капитан Мельников подумал, что это очередная вводная, но тактический экран в мобильном командном пункте показал ситуацию совершенно однозначно. В воздушном пространстве Российской Федерации сейчас несанкционированно находились чужие воздушные цели!

— Локаторы не включать! Сопровождать цели оптоэлектронными станциями! — умудрился сразу же «врубиться» в ситуацию молодой офицер ПВО.

Тем временем от операторов пришло уточнение по классификации целей. Ими, по совокупности летных характеристик, предположительно оказались тактические ударные истребители F-15E «Страйк Игл» — «Ударный Орел».

«Страйк Игл» отличался от обычного F-15 использованием конформных топливных баков — несбрасываемых емкостей, навешиваемых на боковые поверхности фюзеляжа. Они вплотную примыкали к обшивке самолета, а щели между планером и баком закрывались специальными эластичными манжетами. Такие баки незначительно, по сравнению с традиционными ПТБ, ухудшали аэродинамику самолета, позволяя выполнять полет со скоростью, соответствующей числу Маха — 1,8, но при этом почти удваивали запас топлива.

На поверхности конформных баков могли размещаться узлы подвески ракетного и бомбового вооружения. Кроме того, на «Страйк Игле» было установлено усовершенствованное бортовое радиоэлектронное оборудование, оптимизированное для действий по наземным целям. «Изюминкой» ударного самолета стала бортовая РЛС с расширенными режимами работы, а также тепловизионное оборудование нового поколения. Оно давало возможность экипажу уверенно пилотировать истребитель на предельно малой высоте в любых погодных условиях, днем и ночью, находить и опознавать малоразмерные наземные цели и применять по ним оружие различных классов, в том числе высокоточные ракеты и бомбы с тепловизионным самонаведением, а также бомбы с лазерной подсветкой.

Но откуда, черт возьми, под Ростовом могли оказаться американские ударные истребители?!!

Но задавать столь дурацкие вопросы времени не было. Сейчас шесть американских ударных истребителей по пологой дуге на малой высоте огибали дорогу, по которой шла колонна «Панцирей-С1». Скорее всего, они намеревались выйти к Ростову и уничтожить узлы связи, командные пункты и позиции систем ПВО.

А вот это уж — хрен вам!

— Параметры цели подтверждены: это — F-15E «Страйк Игл».

— Огневым комплексом «Панцирь-С1» — цели уничтожить! — приказал[8]

— Вас понял, выполняю. Цель захвачена оптико-электронной системой. Пуск произвел!

Развернулись в сторону угрозы массивные бронированные коробки огневых модулей ЗРК «Панцирь-С1». Огненные стрелы сверхзвуковых управляемых ракет 57Э6Е пронзили ночную тьму факелами реактивных двигателей.

* * *

Тактической группе из шести ударных американских истребителей F-15E «Страйк Игл» и пары самолетов радиоэлектронной борьбы E/A-18G «Гроулер» была поставлена задача на поиск и обнаружение зенитно-ракетных систем русских, прикрывающих Ростов. Места дислокации опаснейших комплексов «Gargoyle-B» — так по терминологии НАТО обозначался русский комплекс С-300ПМУ-2 «Фаворит», были тщательно замаскированы, и поручать их атаку «безмозглым» беспилотным самолетам американское командование в Европе не решилось. Так что послали «Атакующих Орлов» в сопровождении «Крикунов» для борьбы с системами радиолокационного противодействия русских.

Правда, здесь неожиданно возник конфликт сразу между тремя сторонами: Экспедиционным Командованием ВВС США, ударные истребители которого и прикрывали E/A-18G «Гроулер», флотом, который никак не хотел эти «Гроулеры» отдавать, и штабом Сухопутных войск США, в интересах которых, в частности, и проводилась эта операция. Так что вместо обещанного звена выделили только пару самолетов радиоэлектронной борьбы.

«Гроулер» был спроектирован на базе двухместного F/A-18F «Супер Хорнет» — «Super Hornet».

По заявлению разработчиков, новейший американский самолет радиоэлектронной борьбы унифицирован с базовой моделью более чем на девяносто процентов. Это, естественно, облегчило процесс обучения личного состава и позволило сократить расходы на обучение летчиков и технического персонала.

А также сократило расходы и на техническое обслуживание новых самолетов — американцы умеют считать деньги…

Конструктивно же EA-18G отличается от F/A-18F тем, что в отсеке, где у «Супер Хорнета» установлена 20-миллиметровая шестиствольная авиапушка «Вулкан» — у «Гроулера» размещена аппаратура бортового комплекса радиолокационной борьбы (РЭБ). Она представлена станцией LR-700 и приемником системы спутниковой связи. Также имеются убранные в специальные контейнеры антенны станции ALQ-218(V)2 на законцовках консолей крыла.

Основное специальное оборудование — подвесные контейнеры новейшего комплекса РЭБ, созданного на базе ICAP III (Improved Capability III) и разработанного специалистами Northrop Grumman.

Естественно, изменения коснулись и кабины. В ней появились новые жидкокристаллические мониторы и аппаратура отображения тактической и радиолокационной обстановки в воздухе и на земле.

Основной электронной базой комплекса является цифровая станция ALQ-218(V)2 — модернизированный вариант станции ALQ-218 аналогичного назначения, также созданной специалистами Northrop Grumman.

В последнем случае стоимость десятилетней программы оценивалась в 678 миллионов долларов. В случае же с EA-18G расходы в течение тех же десяти лет были определены в размере 644 миллионов долларов. При этом руководство компании-разработчика ожидает, что в период до 2013 года для самолетов обоих типов будет выпущено 220 комплектов ALQ-218 и ALQ-218(V)2.

Но пока это были всего лишь стратегические планы, а сейчас столкнулись реальные интересы трех командований. Вот и результат.

Хотя, как утверждали представители морского командования США, и пары таких «умных птичек» русским будет достаточно.

* * *

Ударная группа американских самолетов взлетела с одного из польских аэродромов. Потом произвела дозаправку в воздухе над территорией «независимой» Украины от «летающего танкера» КС-135 и на предельно малой высоте пересекла границу России. Обнаружения средствами ПВО они не боялись. Над всей Украиной для американцев было «безоблачное небо». Радиолокационные системы и средства оповещения здесь молчали практически полностью. А те, кто успел что-то заметить, не успели ничего передать.

Пачки долларовых купюр, вовремя сунутые в карманы штанов с сине-желтыми лампасами, оказались куда эффективнее десантно-диверсионных групп…

В самой же России давным-давно не существовало сплошного радиолокационного поля, как в почившем в истории «тоталитарном» СССР.

К моменту распада Советского Союза на территории России в составе Радиотехнических войск ПВО находилось около сорока радиотехнических бригад и полков, а также шестьсот радиотехнических подразделений. На их вооружении стояло несколько тысяч РЛС, что позволяло решать весь объем стоящих перед войсками задач. Радиолокационное обеспечение охраны государственной границы в воздушном пространстве осуществлялось на всем ее протяжении, начиная с высот 3000 метров и более, и свыше сорока процентов протяженности — на малых высотах.

В ходе проводимых с 1992 года откровенно вредоносных «реформ» Вооруженных Сил Радиотехнические войска были сокращены практически в два раза. Уже к началу 2000 года их боевой состав вышел за минимально допустимые рамки. Этот состав тогда было принято называть «разумной достаточностью», и он оставался неизменным весьма длительное время. При этом перечень и объем возлагаемых на РТВ ВВС задач не корректировались, а требования к радиолокационной информации даже возросли.

Политика сокращений привела к тому, что в воздушном пространстве над большей частью территорий Северного Урала, Западной и Восточной Сибири, Дальнего Востока радиолокационное поле стало иметь очаговый характер.

Не выполняются и требования Закона «О государственной границе Российской Федерации», когда радиолокационное обеспечение охраны государственной границы, до сих пор возлагаемой в законе на не существующие с 1998 года Войска ПВО, реализуется не более чем на одной трети ее протяженности!

Утрата радиолокационного контроля за полетами воздушных судов над большей частью государства стала причиной попытки компенсировать потерю радиолокационного поля за счет реанимации проводимых ранее работ по созданию единого радиолокационного поля на базе радиотехнических средств и систем Войск ПВО, Военно-воздушных сил, Сухопутных войск, Военно-Морского флота, а также Министерства гражданской авиации.

Но проблем это не решает, а даже наоборот — приводит к неразберихе, так как разные военные ведомства не спешат доводить информацию до «соседей» — в войсках огромной и некогда могучей страны царит полнейший бардак!!!

Ситуация с радиолокационным контролем воздушного пространства в нынешней «Россиянии» сейчас даже хуже, чем в Югославии 1999 года. Чем все закончилось там — объяснять не нужно… А внизу — под дырявым «зонтиком» радиолокаторов времен почившего СССР — больницы, детские сады, школы, заводы, ряды многоэтажек и аккуратные сельские домики. И это все — огромная Россия… Так что спасибо «господам демократам» за «мирное небо» над головой!

Сейчас даже на западной границе России «проскочить» радиолокационное поле не составляло особого труда.

* * *

Командир пары самолетов РЭБ EA-18G «Гроулер» майор Стивен Ларсен отдал команду своему оператору капитану Грегори Миллеру задействовать средства радиоэлектронного подавления. Он усмехнулся: ничего — сейчас они всыпят русским!

Данная ударная авиагруппа была одной из многих, что прорывались сейчас в русском небе к русским целям для их обнаружения и уничтожения. Это были самолеты второго тактического эшелона, предназначенного для уничтожения средств противовоздушной обороны: зенитно-ракетных систем, зенитно-ракетных и артиллерийских комплексов и средств контроля за воздушной обстановкой. Первый тактический эшелон воздушного нападения представляли собой баллистические и высокоточные крылатые ракеты с неядерными боеголовками на борту. Американцы действовали по эффективному сценарию воздушного нападения, отработанному в чреде локальных конфликтов еще с 1991 года, с момента проведения первой операции «Буря в пустыне» против Ирака.

После уничтожения средств ПВО противоборствующей стороны, в роли которой сейчас выступала Россия, третьим эшелоном воздушного нападения пойдут сверхзвуковые бомбардировщики В-1В «Лансер», «летающие крылья-невидимки» — В-2В, а также тактическая ударная и беспилотная авиация. И обрушатся высокоточные бомбы и ракеты на русские заводы и фабрики, порты, аэродромы, военные городки и гарнизоны, шахты баллистических ракет. А попутно будут сметены страшными взрывами школы, больницы, детские сады, целые районы многоэтажек… И снова «мировое сообщество» притворно заголосит: гуманитарная катастрофа! Русские сами виноваты, что их бомбят представители «самой цивилизованной и демократичной страны мира»!..

Майор Ларсен глянул через борт вправо-влево, в непроглядную кромешную тьму. Там покачивались в турбулентных потоках ударные F-15E «Страйк Игл».

Точно так же думал и полковник Боб Джонсон — ведущий ударной группы. Он уже успел полетать и в Ираке во вторую кампанию, и побомбить бандитов из «Аль-Каиды». Теперь вот Россия… Что ж, будем бомбить и их.

Внезапно мониторы американских самолетов полыхнули красными предупреждающими надписями, в наушниках летных шлемов вдруг взвыли аварийные сирены, на приборных панелях станций радиоэлектронной борьбы зажглись красные и оранжевые индикаторы.

— Ракетный обстрел с земли!!! Внимание, противоракетный маневр! — Полковник Боб Джонсон резким движением ручки управления самолетом и педалей рулей направления положил «Страйк Игл» на крыло и заставил стремительно пойти к земле. Он не понимал: откуда тут могла появиться русская ракета?!! И не одна?!!!

Но летная выучка у американского полковника ВВС оказалась просто блестящей! Он сумел увести свой истребитель от страшной гиперзвуковой ракеты русских. Это было просто невозможно — но он сделал это!!! Как часто бывает на войне, случайность здесь наложилась на действительно выдающиеся пилотажные качества летчика.

Постоянно маневрируя, он стал отстреливать тепловые «ловушки» и радиолокационные ложные цели. Правда, это продолжалось недолго: до тех пор, пока замысловатая траектория полета американского «Атакующего Орла» пересеклась с пушечными очередями незамысловатого тульского «изделия» 2А38М. Именно такой индекс был у двуствольных скорострельных пушек русского ЗРПК «Панцирь-С1». И тут же за двойным вертикальным оперением американского ударного тактического истребителя рванула вторая ракета 57Э6Е. Сплошной огненный поток осколочно-фугасных и бронебойных 30-миллиметровых снарядов, а также осколки боевой части зенитной управляемой ракеты в тысячные доли секунды разорвали F-15E на пылающие дюралевые лохмотья. Шансов выжить у американца просто не было.

То же самое произошло и с остальными американскими самолетами — все «Атакующие Орлы» были сбиты! Русские ракеты и пушки в сотые доли секунды превратили их в пылающий цветной лом.

Шесть огневых установок русского ЗРПК «Панцирь-С1» вели шквальный огонь по американским тактическим истребителям-бомбардировщикам. Вырывались из транспортно-пусковых контейнеров и уходили в черное небо огненные факелы стартующих гиперзвуковых ракет. Потоки трассирующих снарядов двуствольных зенитных автоматов 2А38 сливались в сияющие «лучи смерти». Феерия Апокалипсиса — по-другому и не скажешь!

Время реакции — от обнаружения и до поражения воздушной цели ракетами или пушками для русского «Панциря-С1» составляло всего шесть секунд! Так что у американских ударных истребителей F-15E шансов не было совсем уж никаких.

Только лишь экипажи двух самолетов РЭБ умудрились хоть что-нибудь понять перед своей неминуемой гибелью. Основное предназначение EA-18G — это решение широкого спектра задач, связанных с ведением радиоэлектронного противодействия противнику — от радиоразведки до радиоэлектронного подавления связной аппаратуры противника и постановки помех его радиолокационным средствам различного назначения. В американских документах в отношении EA-18G употребляется термин airborne electronic attack — АЕА. Но из всего вышеперечисленного американские «Крикуны» смогли осуществить лишь первичную функцию, то есть обнаружение. Да и то всего лишь частично.

Время реакции русских ЗРПК «Панцирь-С1» оказалось на порядок выше, чем у хваленой «штатовской» электроники.

— Начать постановку помех!!! — рявкнул майор Стивен Ларсен.

— Йес, сэр! — Капитан Грегори Миллер в задней кабине судорожно щелкал переключателями и тумблерами. Генераторы помех работали на полную мощность, но ничего не помогало! — «Иваны» используют оптико-электронную систему слежения с высоким уровнем помехозащищенности!..

Это были его последние слова — сразу две гиперзвуковые ракеты полыхнули огнем и потоками осколков своих двадцатикилограммовых боеголовок. Еще одна огненная клякса растеклась вспышками жаркого пламени по чернильно-темному небосводу.

* * *

— Товарищ капитан, все цели поражены, — доложили Игорю Мельникову командиры расчетов «Панцирей-С1».

— Вас понял, — кивнул командир зенитной батареи.

На панели рации замигал сигнал вызова. Капитан Мельников надел наушники и щелкнул тумблером приема.

— Капитан… какого… — Треск помех перекрывал голос полковника Перча. — Что там у тебя, на хрен, происходит?! Что за стрельба!!!

— Война, товарищ полковник. Это — война…

Колонна остановилась.

Полковник Перч подбежал к батарейному командному пункту. У раскрытой двери машины стоял, жадно затягиваясь сигаретой, капитан Игорь Мельников.

— Доложить по форме! — отрывисто бросил Перч, хотя уже и так все понял. Просто сознание отказывалось «переварить» простую и страшную истину…

Окурок сияющей звездочкой улетел в придорожные кусты.

— В ходе движения были обнаружены чужие летательные аппараты, предположительно, тактические истребители-бомбардировщики. — Капитан Мельников с нажимом произнес слово «чужие». — В ходе обстрела их управляемыми ракетами и пушками все самолеты «вероятного»… Хотя какого тут уж, на хрен, «вероятного»! Ударные самолеты противника уничтожены.

— Ясно, — Сергей Перч воспринял это как данность. — Слушай боевой приказ, капитан: маршрут движения колонны — изменить. Выдвигаемся сразу в район рассредоточения вверенной мне мотострелковой бригады. У меня в штабе — не дураки, и без «трех троек»[9] поймут, что происходит. Радиолокационные средства не включать, чтобы себя не обнаруживать. Все ясно?

— Так точно.

— Вперед!

То тут, то там на огромном куполе небосвода вспыхивали огненные росчерки ракетных перехватов. Небо на востоке уже светлело, а с запада летели крылатые ракеты «Томагавк»…

Глава 7 ПРЕВЕНТИВНЫЙ УДАР

Начало войны гвардии старший лейтенант ВДВ Стас Волков встретил, как и полагается разведчику, в тылу врага. А именно — в небольшом украинском городке Кременчуг, что на Полтавщине.

Полтава и, собственно, Кременчуг стали вдруг объектами повышенного внимания, когда выяснилось, что именно здесь будет переправляться часть войск Экспедиционного корпуса НАТО. В Полтаве находился хороший аэродром — «наследие проклятого прошлого СССР». Раньше, во времена Советского Союза, там базировалась дивизия стратегических ракетоносцев — носителей ядерных крылатых ракет Ту-160 и Ту-95МС. А также лидерный 185-й Гвардейский Кировоградско-Будапештский Краснознаменный тяжелобомбардировочный авиаполк.

В свое время летчики этой элитной авиационной части первыми освоили новейшие по тому времени «евростратегические» бомбардировщики-ракетоносцы Ту-22МЗ. Рев стартующих по ночам «Бэкфайров» оглашал окрестности, сияли факелы форсажного пламени, словно огненные кометы. Ту-22М взлетали и садились только ночью, в отличие от Ту-16, полк которых дислоцировался на том же аэродроме. Уж больно часто «туристы», которые приезжали на поле знаменитой Полтавской битвы, уставляли объективы своих фотоаппаратов в небо, а не на памятники «старины глубокой».

Уже в новейшей истории, в 1993 году, «Бэкфайры» послужили и своему новому государству. Пара ракетоносцев Ту-22М2 под командованием полковника Валентина Верескула выполнила ряд демонстрационных полетов над островом Змеиный, и после этого показа воздушной мощи Украины как-то сам собой решился вопрос о государственной принадлежности этой территории. Но «молодая демократическая страна» ответила предательством на верность. «Незалежных» чинуш больше интересовал дележ власти, а не укрепление мощи государства, за которое они были в ответе…

Красавцев-«Бэкфайров» и вместе с ними и часть тяжелых бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-160 и Ту-95МС из Прилук и Узина порезали на металлолом. На американские, естественно, деньги. Процесс уничтожения воздушной мощи страны был обставлен лживыми лозунгами «Оказания помощи Украине в поддержании ее безъядерного статуса», «Мирной инициативе» и тому подобной словесной мишурой.

Главным было то, что американцы и их «желто-блакитные» прихлебатели резали труд сотен людей, которые создавали, эксплуатировали и осваивали современный уникальный боевой комплекс. Самолеты и ракеты уничтожали, только бы они не вернулись в Россию, которая хотела за очень большие деньги выкупить их. Не мог смотреть на это варварство командир полка, военный летчик-снайпер Валерий Верескул, налетавший в общей сложности более двух с половиной тысяч часов…

И вот теперь полтавский аэродром решили использовать для переброски войск НАТО для масштабной войны с Россией.


Вопрос о войне был уже делом решенным, и Командование ГРУ Главного Штаба Вооруженных Сил России решило нанести упреждающий удар. Здесь посты занимали самые лучшие аналитики, и они понимали, какую важность представляет этот мощный аэродром. Как и то, что ближайший мост через Днепр находится в соседнем Кременчуге.

А еще в Кременчуге находится и 107-й Реактивно-артиллерийский полк, на вооружении которого состоят реактивные системы залпового огня (РСЗО) «Ураган» и «Смерч».

Эта часть подчинялась непосредственно Киеву, а всего на территории Украины было два таких полка. Второе подразделение, укомплектованное «Смерчами» — 15-й Реактивно-артиллерийский полк дислоцировался в Дрогобыче. Вместе с 19-й отдельной ракетной бригадой из Хмельницка эти три ракетных подразделения составляют потенциал сдерживания Украины.[10]

Их и должен был захватить отряд под командованием гвардии старшего лейтенанта Волкова. Аэродромом в Полтаве занималась другая группа.

Два вертолета К-60 «Касатка» взлетели поздно вечером с аэродрома в Ростове. До границы с Украиной «Касаток» сопровождали два ударных вертолета Ми-28НЭ «Ночной охотник». После преодоления границы пара Ка-60 на сверхмалой высоте с огибанием рельефа местности пошла к цели на предельной скорости. Всего полет до пункта назначения занял четыре с половиной часа.

Черные, обтекаемые, словно дельфины, винтокрылые машины прибыли на место десантирования минута в минуту. Их лопасти были сделаны из композитного высокопрочного углепластика, а специальная краска поглощала электромагнитные импульсы радиолокаторов, делая «Касаток» невидимыми для радаров. Собственно, это была мера избыточная, так как на пути русских вертолетов специального назначения было всего три крупных аэроузла — Донецк, Харьков и Днепропетровск. Там были установлены радары гражданского назначения, а кроме того — между зонами покрытия локаторов были большие «прорехи», которые были известны практически всем: и натовцам, и русским, и самим украинцам. Если уж у России хронически не хватало денег на создание сплошного радиолокационного поля, то Украина и подавно находилась в этом отношении практически в каменном веке.

Спецназовцы под командованием гвардии старшего лейтенанта десантировались быстро. «Касатки» почти бесшумно вращали своими композитными лопастями, приминая воздушными потоками траву на лугу перед опушкой небольшого леса. Малошумности также способствовали и рулевые винты, спрятанные в специальные кольцевые тоннели-«фенестроны» на концах кормовых балок.

«Вертушки» приземлились возле реки Редс, неподалеку от дачного поселка.

Всего в двух «Касатках» прибыло три десятка человек с полным снаряжением и боекомплектом. Кроме того, в составе группы было еще и десять ракетчиков-специалистов, необходимых для проведения задуманной операции. Гвардии старший лейтенант ВДВ тщательно проверил снаряжение каждого из бойцов. Оружие и снаряжение было в порядке.

— Приготовиться к бою, — последовала тихая команда. — Попрыгали.

Бойцы русского спецназа заклацали затворами оружия. Потом попрыгали, проверяя, чтобы вся амуниция была подогнана — ничего не болталось, не скрипело, не лязгало.

— Выдвигаемся скрытно в район, указанный на карте. Там нас ждет местный агент, который проводит на конспиративную квартиру. Там сутки наблюдаем, а потом приступаем к основной операции. Всеми силами избегать обнаружения и ни в коем случае не ввязываться в перестрелки с местными! Тут — не Чечня и не Грузия! Украинцы все же наши братья-славяне. И они не виноваты, что у них правительство еще хуже, чем у нас в России. Вперед — бегом марш!

«Касатки» ушли так же бесшумно, как и появились, а группа русских спецназовцев-десантников растворилась среди зелени подлеска…

Согласно новейшей концепции «постоянной готовности» американские войска могли атаковать территорию любой страны практически мгновенно. Но это в теории. А на практике американцы рассчитывали, как всегда, впрочем, загрести жар чужими руками. То есть использовать войска союзников: Польши, Чехии, Словакии, Румынии, Болгарии, Эстонии, Литвы и западноукраинских националистов.

Но сделать это оказалось не так-то и просто. Основные страны континентальной Европы не только не поддержали Экспедиционные войска США, но и объявили о своем жестком нейтралитете. Германия, Франция, Бельгия, Италия, Испания, вся Скандинавия, Греция закрыли свое воздушное пространство для пролета военно-транспортной авиации НАТО. Вернее, формально они оставили воздушные коридоры, однако согласование на их использование европейцами волокитилось просто в невообразимых масштабах!

Европу можно было понять: нефть, газ и электроэнергия, получаемые из России, были ее «кровью». И терять такого огромного «донора» они не хотели. Но в России и так сейчас творилось черт знает что. В Кремле — неразбериха полная, а на местах — еще большая. И тем не менее, «старушка Европа» не хотела ссориться с «русским медведем».

Что касается «младоевропейских» союзников НАТО, то основной из них — Польша — уже сформировала «ударный кулак». В него вошли различные подразделения. Основу боевой мощи польских оккупационных, то есть «экспедиционных», сил составили подразделения Первой Варшавской механизированной дивизии имени маршала Тадеуша Костюшко. В частности, 1-я Бронетанковая бригада имени Тадеуша Костюшко, 3-я Механизированная бригада легионов имени Ромуальда Траугутта, 21-я Бригада горных стрелков. А также приданная ей 17-я Великопольская механизированная бригада имени генерала брони Юзефа Довбор-Мусницкого вместе с 15-й Великопольской бригадой бронетанковой кавалерии и 10-м разведывательным батальоном «Конных стрелков».

Всего в составе этих подразделений насчитывалось триста пятьдесят танков, до пятисот боевых машин пехоты и бронетранспортеров и около двенадцати тысяч человек.

Польский спецназ был представлен Шестым десантно-штурмовым батальоном и Шестнадцатым воздушно-десантным батальоном. Также в боевых действиях против России должен был участвовать и Спецотряд «ГРОМ» имени Тихо-темных парашютистов Армии Крайовой. «ГРОМ» был укомплектован по стандартам НАТО оружием, снаряжением и техникой западного образца.

И теперь вся эта прорва техники и живой силы перебрасывалась на военно-транспортных самолетах американцев в Полтаву и тут же должна была направляться в Кременчуг и далее — через Днепр.

Но тут «младоевропейских» союзников США и ждал первый весьма неприятный сюрприз.


«Тиха украинская ночь, но сало трэба перепрятать!»

Бесшумно скользящие тени сейчас меньше всего интересовались национальным украинским продуктом.

Отряд спецназа гвардии старшего лейтенанта Волкова приготовился к штурму украинского военного городка. Требовалось скрытно и быстро захватить расположение 107-го Реактивно-артиллерийского полка Сухопутных Войск Украины, зарядить системы залпового огня реактивными снарядами и, выдвинувшись в сторону Полтавы, нанести массированный ракетный удар. Вот такая непростая задача… Но для русского спецназа нет задач невыполнимых!

— Доложить о готовности, — шепотом приказал Стас Волков.

— Снайперы готовы.

— Штурмовые группы на позициях.

— Группа прикрытия наготове.

— Штурм! Вперед! Вперед!

Пока две штурмовые группы по пять человек в каждой преодолевали оставшиеся метры, снайперы отработали по своим целям из малокалиберных винтовок с глушителями.

Тут существовала одна тонкость: за периметром ПМД[11] реактивного артполка находились не враги, а братья-славяне, украинцы. И не их вина была в том, что их прозападное и откровенно русофобское руководство и командование фактически готовило размен их жизней в своей грязной политической игре. Так что стрелять на поражение Стас Волков разрешил только в крайнем случае и только лишь из травматического оружия резиновыми пулями.

А снайперы сейчас «работали» по средствам технической сигнализации. Малокалиберная снайперская винтовка СВ-99 была не такой мощной, как, например, знаменитый «Винторез», но для поставленной задачи высокоточной скрытной стрельбы подходила идеально. СВ-99 была одной из новейших разработок Ижевского машиностроительного завода. Прототипом для создания боевого оружия стала малокалиберная биатлонная винтовка БИ-7. Пуля калибра 5,6 миллиметра (калибр .22LR), сравнительно маломощного патрона кольцевого воспламенения, не давала рикошетов и обеспечивала высокую точность поражения на сравнительно небольшой дистанции. А малый импульс и глушитель обеспечивали бесшумность выстрела. Еще одним новшеством была оригинальная конструкция затвора, который позволял перезаряжать винтовку простым движением вперед-назад без поворота рукояти. Это позволяло вести стрельбу в очень быстром темпе, перенося огонь с одной цели на другую практически мгновенно.

Пара снайперов методично выбивала следящие телекамеры и элементы сигнализации. Хлопнули и рассыпались стеклянными брызгами плафоны наружного освещения.

А на КПП проникли бойцы штурмовой группы. Здесь дежурил часовой и старший наряда. Русские десантники не дали им опомниться. Стремительными тенями бойцы 45-го Гвардейского десантного разведполка СпН атаковали украинских военных. Несколько ударов в болевые центры, и те оседают без чувств на пол.

— Простите, ребята, но выбора у нас нет, — прошептал гвардии старший лейтенант Волков. — Костя, свяжи их крепко и с кляпами не забудь.

— Есть!

— Вторая группа — в караульное помещение. Первая, за мной — в штаб!

— Есть!

У входа в штаб как раз и возникла перестрелка. Часовые здесь оказались бдительными, да к тому же и с автоматами на изготовку.

Вообще-то 107-й Реактивно-артиллерийский полк ВС Украины являлся одним из счастливых исключений на фоне всеобщего бардака «желто-блакитной» армии. Служба здесь шла, как в лучших традициях советских времен. Дисциплина и порядок были на должном уровне, равно как и выучка личного состава. Здесь нужно отдать должное офицерам, сержантам и прапорщикам.

Увидев непонятно откуда взявшиеся фигуры в штурмовых комплектах с оружием и монокулярами ноктовизоров на лицах, часовые у штаба потянули с плеч автоматы Калашникова. Гвардии старший лейтенант ВДВ вскинул пистолет с глушителем, кстати, украинский «Форт-12», и три раза подряд выстрелил. С другой стороны тоже раздались «разбавленные» глушителями хлопки. Оба часовых у двери штаба упали, явственно звякнул металл автоматов о камень. Ну, ничего — часовые, как и полагается, в бронежилетах, да еще глушитель отбирает часть дульной энергии у пули… Так что и с расстояния метров пять из «травматики» лишь синяки останутся.

Рывок, и вот уже штурмовая группа в штабе. Там — лишь оперативный дежурный и караул. Русские десантники без лишних слов наводят на них 9-миллиметровые бесшумные автоматы АС «Вал».

— Тихо! Оружие — на землю! Где офицеры?

— У кiмнатi оперативних нарад… На другому поверсi.[12]

Спецназовцы метнулись по лестнице мимо знамени части и часового возле него. Боец на посту № 1 успел взять автомат Калашникова на изготовку, но десантники оказались проворнее, «вырубив» его парой ударов. Так что в данном случае — с него и взятки гладки. Знамя части он защитил, и никто из русских на эту действительно боевую святыню не покушался.

Все старшие офицеры были в комнате для офицерских совещаний. Это было следствием небольшой хитрости русских десантников. Они подключились к защищенной линии связи и сами вызвали украинских офицеров, используя засекреченные данные протоколов связи.

Дверь распахнулась, и на пороге комнаты появился Стас Волков в сопровождении еще двух бойцов.

— Добрый вечер, панове! Слушайте меня внимательно. Сейчас на аэродроме в соседней Полтаве приземлятся американские транспортные самолеты с польским, чешским и прочим «европейским» контингентом. Вся эта сволочь под командованием «америкосов» с утра попрет через Днепр и дальше — на Россию. Этого, извините, мы допустить не можем. Сейчас мы позаимствуем у вас технику и нанесем превентивный удар. На города России уже падают американские крылатые ракеты, так что терять нам нечего! Я прекрасно знаю, что украинский Генштаб приказал не противодействовать «гуманитарной операции» НАТО. Но поверьте — это и есть оккупация! Уже сейчас к вам на Украину пришли поляки и американцы, а завтра они будут диктовать вам условия! И это будет новая «руина» для Украины. Да и с независимостью вы можете попрощаться…

— Что вы от нас хотите? — тяжело блеснув глазами из-под седых бровей, спросил офицер с полковничьими погонами на кителе.

— Как минимум — не препятствовать нам. Это наша война, и здесь нам нужны только лишь «Смерчи» и «Ураганы». А кто хочет помочь — мы будем только рады.

Полковник Ракетных войск Украины Степан Белоконь обвел всех присутствующих тяжелым взглядом. Ему всего пару лет оставалось до пенсии. Сюда, в этот родной полк он пришел когда-то молодым и «зеленым» лейтенантиком. Было это еще при Союзе. И во многом благодаря именно его усилиям даже в двадцатилетнем бардаке «незалежности Украины», когда разворовывали все и вся, вверенная ему часть была образцовой. А теперь вот оккупация. По-другому и не скажешь — американцы и поляки вместе с другими «младоевропейцами», вроде Литвы и Эстонии, захватили все на его Украине. А солдаты и офицеры, которые клялись украинскому народу защищать свободу и настоящую независимость страны, уже ничего и сделать не могли. Ничего не могли?.. Ничего?!!

— Хорошо, я помогу вам. — Полковник обратился к остальным офицерам. — Панове, вы все слышали. Кто со мной? Мы служим с вами вместе уже довольно давно. Вы прекрасно меня знаете и знаете, что сейчас происходит на Украине.

— Добре, товарищ полковник. Мы — с вами! — ответил один из офицеров.

Разногласия все же возникли с несколькими лейтенантами и капитанами, а также и с «особистом». Их разоружили, связали и заперли на хозблоке. Все же в рукопашном бою противостоять русским разведчикам-десантникам мало кто мог.

Потом полковник сам, лично выступил перед солдатами. Тем, по большому счету, было все равно. Под руководством офицеров и десантников гвардии старшего лейтенанта Стаса Волкова из ангаров вывели боевые машины систем залпового огня. Облачившись в армейские костюмы химзащиты, солдаты стали снаряжать направляющие реактивными снарядами. Когда все было готово, несколько солдат подошли к своему командиру и стоящему рядом с ним гвардии старшему лейтенанту ВДВ.

— Товарищ полковник, разрешите обратиться. Старший сержант Москаленко Александр. Разрешите нам с ребятами тоже поучаствовать в предстоящей операции? Я сам из Донецка, а тут есть еще ребята из Луганска, Харькова, Днепра,[13] Одессы, Крыма… Нам эти поляки вместе с американцами и «западенцами» — тоже поперек горла! Украина наша, и отдавать новым оккупантам мы ее не собираемся.

— Ясно. Разрешаю, но только добровольцам. И… Ребята, вы понимаете, на что идете?..

— Есть только добровольцы! — просиял старший сержант Москаленко из Донецка.


Часа за два до рассвета распахнулись ворота воинской части, и оттуда медленно и величественно стали выезжать реактивные установки залпового огня. Сначала — двенадцать «Смерчей», а вслед за ними — и «Ураганы». Впереди шел бронетранспортер БТР-80 боевого охранения, а замыкали колонну еще один бронетранспортер, зенитная самоходно-артиллерийская установка ЗСУ-23-4 и мобильная ЗРК «Оса-АКМ». Последние две машины представляли собой все, что осталось от зенитного дивизиона прикрытия.

Кроме того, десантники и та часть украинских военных, что переквалифицировалась в «инсургенты», как мрачно пошутил полковник, прихватили четыре переносных зенитных комплекса «Стрела-2М». Последнее, что оставалось из высокоточного оружия.

Везде на Украине ПЗРК уничтожались пусками, так как, по утверждению экспертов США, «существовала угроза, что переносные зенитные комплексы попадут в руки террористов». Несомненно, американские эксперты знали, что говорят, ведь это с их ведома в руки афганских террористов-моджахедов из «Аль-Каиды» попали сверхсекретные «Стингеры» еще в 1984 году. А потом эти «Стингеры» «жалили» советские самолеты и вертолеты… На самом же деле американцы боялись, что теперь советские ПЗРК смогут сбивать американские самолеты и вертолеты. Но полковник Белоконь грудью встал против списания ПЗРК «Стрела-2М» в своем подразделении. «У меня в подчинении — оперативно-тактическая часть, и мне нужно ее прикрыть с воздуха хотя бы чем-нибудь»! — говорил он.

Сейчас полковник Белоконь находился в своем командирском «уазике», который ехал впереди головного бронетранспортера. Колонна «Ураганов» и «Смерчей» с расчехленными пусковыми установками проехала по улицам его родного города.

Люди только начинали просыпаться, в окнах многоэтажек зажигался свет. Привлеченные ревом, люди открывали окна и выглядывали. Немногочисленные в это раннее утро прохожие недоуменно провожали взглядами проносящиеся на полной скорости боевые машины с многоствольными установками на платформах. На парад они, что ли, торопятся?..

Да! На последний парад.

Вскоре колонна «Ураганов» и «Смерчей» оставила позади пригороды Кременчуга и вышла в район пуска. Совсем недалеко, километрах в сорока, находилось шоссе Кременчуг — Полтава. Сейчас обе полосы асфальтовой дороги были запружены польской бронетехникой, грузовиками, бронетранспортерами. Для гражданских в обе стороны проезд был закрыт.

Стас Волков спрыгнул с бронетранспортера и направился к своим ребятам. Нужно было занять рубеж обороны и прикрыть мобильные комплексы РСЗО. Гвардии старший лейтенант ВДВ понимал, что после первых же залпов их позиции обнаружат, если даже их еще раньше не засекли с американских спутников-шпионов. А значит, второго шанса у русских просто не будет! Он распорядился замаскировать бронетранспортеры, а также оба мобильных зенитных комплекса в леске. Причем они выбрали позиции таким образом, чтобы можно было бить и по воздушным, и по наземным целям.

Тяжелые тягачи с многоствольными направляющими с ходу выстраивались в две «шеренги». Четыре «Смерча» должны были стрелять теми немногими корректируемыми боеприпасами, что еще сохранились в арсенале реактивного полка, а остальные — по шоссе с бронетехникой НАТО.

— Развернуть установки РСЗО в боевое положение! — приказал полковник Белоконь. — Выполнить прицеливание. Огонь — по моей команде!

Мощные гидравлические домкраты опустились на грунт, надежно закрепив тяжелые четырехосные «МАЗы» на земле. Развернулись на указанные углы возвышения «связки» трубчатых пусковых направляющих.

Четыре стоящих особняком «Смерча» развернули свои двенадцатиствольные направляющие в сторону Полтавы. Эти машины должны будут стрелять самонаводящимися высокоточными боеприпасами.

После избрания президентом Украины Виктора Януковича до того времени весьма прохладные отношения между двумя братскими государствами «потеплели» настолько, что Украина решила модернизировать свои системы залпового огня крупного калибра с помощью России. Министерством обороны Украины были закуплены в Туле, у ФГУП НИИ «Сплав», новейшие высокоточные боеприпасы 9М55К1.

Этот реактивный снаряд оснащен кассетной боеголовкой с самоприцеливающимися боевыми элементами. Кассетная головная часть несет пять таких суббоеприпасов «Мотив-3М», оснащенных двухдиапазонными инфракрасными координаторами. Эти сенсоры выполняют поиск целей под углом тридцать градусов. Каждый из них способен пробить броню толщиной семьдесят миллиметров. Этот боеприпас в основном используется на открытой местности — в степи или пустыне. Но и на открытом пространстве огромного аэродрома инфракрасные сенсоры смогли бы тоже отыскать немало целей!..

Более мощные варианты снаряжения реактивных трехсотмиллиметровых снарядов не подходили, так как в непосредственной близости от аэродрома находились девятиэтажки военного поселка «Авиагородок».

А вот по забитому натовской техникой шоссе «Смерчи» и «Ураганы» отработали по полной!!!

Двенадцатиглавые драконы изрыгнули из своих разъятых пастей потоки разящего реактивного огня! Стрелы рукотворного пламени взметнулись из облаков пыли и пронзили синеву неба. По широкой дуге они устремились туда, где скопилась боевая техника врага. Дистанция в сорок километров была буквально пронзена огненными стрелами ракетчиков! Осколочно-фугасные, бронебойно-кассетные и объемно-детонирующие боеголовки 3000-миллиметровых реактивных снарядов РСЗО «Смерч» огненным штормом смели с шоссе Полтава — Кременчуг польскую боевую технику и пехоту! А «Ураганы» еще и «добавили огоньку»!

Огненный вал прокатился по колонне войск НАТО. Впереди шли модернизированные по западному стандарту польские и чешские «семьдесят двойки». Они и приняли на себя основной удар. Каждый реактивный снаряд 9М55К1 оснащен кассетной боеголовкой с пятью самоприцеливающимися боевыми элементами «Мотив-3М». В залпе восьми двенадцатиствольных машин «Смерч» — девяносто шесть ракет. И соответственно четыреста восемьдесят самоприцеливающихся боевых элементов. Головные части ракет полыхнули пироболтами на высоте двухсот метров, засеяв «зубами драконов» поле боя. Пока «Мотивы-3М» под парашютами спускались на колонну, их двухдиапазонные ИК-сканеры «обшаривали» местность. А потом в сторону танков устремились сверхплотные ударные ядра из карбида вольфрама! Они поражали польские и чешские Т-72 в самую малозащищенную проекцию — верхнюю! И, как оказалось, польская динамическая защита ERAVA-1 плохо уберегает от русского сверхмощного и сверхвысокоточного оружия.

На месте польского «бронированного кулака», которым они хотели «вышибить дух из Московии», образовались огненные фонтаны! Сорокатонные махины взрывались одна за другой, вставали на дыбы, у них срывало от внутренней детонации боекомплекта башни, отлетали опорные катки, разлетались во все стороны смертельной шрапнелью гусеничные траки, соединяющие их стальные «пальцы», заклепки, мелкие стальные детали и обломки!.. Что же говорить о бронетранспортерах и легких бронированных джипах?.. Все они более-менее эффективны в так называемых «конфликтах малой интенсивности». А тут «локальная интенсивность» была чуть ниже, чем при атомной бомбардировке Хиросимы с Нагасаки!

Колонна бронетехники смялась, съежилась и почернела, сожженная смертельным дыханием двенадцатиглавых огненных драконов.

Ракетная атака оказалась совершенно неожиданной для поляков и американцев. Они и не ожидали подобного Армагеддона!!! И соответственно катили по украинской земле, как на параде, не выставив боевого охранения. Даже их хваленые «беспилотники» не поднимались в воздух для разведки и патрулирования.

Однако русским и украинским патриотам нужно было спешить. Паника вот-вот закончится, и начнется настоящая травля! Пора было уходить, чтобы продолжить борьбу против «новых хозяев мира», которые решили, что вправе устраивать порядок на всей планете, не считаясь ни с национальной неприкосновенностью, ни с национальной гордостью других, более достойных государств!

Глава 8 РАКЕТЫ НАД МОСКВОЙ

Первый удар в Третьей мировой войне приняли зенитчики. И это было глубоко символично. Раньше первыми вступали в бой пограничники, но ведь войска ПВО и ПРО охраняют именно воздушные рубежи государства! А это самая близкая граница — всего около сорока километров от кромки атмосферы, границы раздела воздушной оболочки нашей живой (пока еще) планеты и безжизненного, безжалостного Космоса!

Именно оттуда, из космоса, по баллистической параболе и пришли на русскую землю реактивные вестники Апокалипсиса.

Но они уже не были незваными гостями.

В небольшом подмосковном поселке Софрино когда-то давно, еще во времена Советского Союза, была построена пирамида. И теперь гигантское сооружение белого цвета возвышалось мегалитическим памятником разрушенной Сверхдержавы. Однако эта пирамида не была просто знаком скорби об ушедших временах, как ее, тоже рукотворные и более «старшие сестры» в Долине Царей, в каирской Гизе.

Усеченная пирамида высотой тридцать метров имела сугубо утилитарное, практическое значение. Это была многофункциональная радиолокационная стрельбовая станция «Дон-2Н». Еще семь этажей прятались под землей. На каждой из четырех граней пирамиды находились огромные круглые фазированные антенные решетки сопровождения целей диаметром шестнадцать метров. Систему дополняли гигантские квадраты фазированных антенных решеток наведения противоракет. Их размеры составляли десять на десять метров.

Число управляемых излучателей в четырехгранной активной фазированной антенной решетке гигантской РЛС «Дон-2Н» — более 250 000 единиц, а импульсная мощность излучения достигает восьмидесяти миллионов ватт! Нигде больше в мире не было создано ничего подобного!

Радиус действия таких антенных систем — три тысячи километров. Стрельбовая станция «Дон-2Н» является центральной управляющей системой всего самого разнообразного комплекса противоракетной обороны, включающего в себя станции предупреждения о ракетном нападении, радиолокаторы, электронные комплексы обработки информации и стартовые позиции ракет-перехватчиков.

В последнее время стационарные позиции ракет-перехватчиков были дополнены еще и мобильными зенитно-ракетными системами С-400 «Триумф» Оперативно-стратегического Командования Воздушно-космических войск. Зенитно-ракетная система С-400 принята на вооружение 28 апреля 2007 года, а уже 6 августа 2007 года первый дивизион «Триумфа» заступил на боевое дежурство в подмосковном городе Электросталь. А к моменту нападения США на Россию там дислоцировалась Отдельная зенитно-ракетная бригада Оперативного подчинения в составе четырех зенитно-ракетных дивизионов. В каждом ЗРДН — по четыре пусковые установки и один комплекс наведения и целеуказания в составе мобильного командного пункта радиолокаторов кругового обзора, наведения, подсвета цели и всевысотного обнаружителя.

Кроме этого, Центральный промышленный район России прикрывали несколько зенитно-ракетных бригад и отдельных дивизионов ЗРС С-300ПМУ2 «Фаворит». На страже московского неба стояли и армейские зенитно-ракетные системы С-300ВМ «Антей-2500», ЗРС «Тор-2М», ЗРК «Бук-М2Э», ЗРПК «Тунгуски», новейшие «Панцири-С1».

Но и противостоящая им мощь ракетного удара Америки и Англии была соответствующей. И даже превосходила оборонительный потенциал системы ПВО — ПРО Московского военного округа.

По иронии судьбы, большинство американских и английских ракет были нацелены именно на гигантский пирамидальный мегалит РЛС противоракетной обороны.

Но, в свою очередь, «Дон-2Н» координировала действия практически всех зенитчиков и противоракетчиков Московского военного округа.

* * *

Первыми появление космического объекта заметили всевидящие спутники. Прежде чем утонуть в «белом шуме» американских помех, а потом и разлететься огненными брызгами в вакууме под ударами американских противоспутниковых ракет «Стандарт-3», русские сателлиты успели передать по засекреченным каналам связи данные по целям.

По кодированному сигналу к сопровождению подключились радиотелескопы системы разведки околоземного пространства. Быстродействующие суперкомпьютеры отечественного производства, построенные по совершенно другим, оригинальным принципам, рассчитали траекторию входа в атмосферу.

Молодой генерал-майор занял место за пультом управления и напряженно всматривался в экраны мониторов, сводя информацию от постов наблюдения, спутников, военных обсерваторий.

— Данные по цели, — сказал он в тонкий микрофон переговорной радиогарнитуры, закрепленной на голове.

— Объект скоростной, примерная масса — сто-двести тонн. Он не является метеоритом или иным космическим телом. Траектория входа в атмосферу подразумевает управляемое снижение в заданном районе, — немедленно отбарабанил дежурный офицер.

— Курс объекта определен?

— Так точно, — отозвался планшетист, отмечая мульти-карандашом на прозрачной, расчерченной электронными линиями разметки плите курс неведомого объекта. — Угол входа в атмосферу — двадцать два градуса семнадцать угловых минут. Курс — двести семьдесят градусов. Ожидаемое время появления объекта — плюс семь часов. Сектор пятнадцать, квадрат семьдесят пять — двенадцать.

— Вас понял. Вести объект.

— Есть, — кивнул офицер.

— Дивизиону противоракет объявить тревогу! Ввести информацию в головки самонаведения ракет. Боевые информационные накопители подготовить к передаче данных.

— Есть!

— Цель исчезла с индикаторов локаторов.

— Перейти к локации в метровом диапазоне, задействовать радиолокаторы с фазированной антенной решеткой!

— Понял, выполняю!

— Радиолокационный контакт с целью восстановлен, параметры прежние. Осуществляю автосопровождение, — последовал доклад.

— Противоракеты готовы?

— Так точно.

— Первая, вторая, третья шахты — пуск!

— Ракеты пошли!

В подмосковном лесу прогремели направленные взрывы, срезавшие вершину холма. Сдвинулись по рельсам тяжелые многотонные крышки ракетных шахт. На столбах дыма и пламени стартовали три противоракеты. Повинуясь заложенным в головки самонаведения кодам, ракетные снаряды пошли на цель. Ракеты-перехватчики встретились с целью с минимальным отклонением.

А радиолокационная станция «Дон-2Н» и самые совершенные мобильные РЛС противоракетной обороны «Воронеж-ДН» не только наводили стационарные ракеты-перехватчики, но и координировали работу всех зенитно-ракетных систем и комплексов Московского военного округа.

«Трайденты» в неядерном снаряжении, которые стартовали с подводных лодок класса «Огайо» и «Минитмэны», выпущенные из шахт, были перехвачены еще в ближнем космосе. Взрывы противоракет расцветили все еще темный небосвод яркими вспышками. Те из американских ракет, что миновали первый рубеж ракетного перехвата, были встречены армейскими комплексами ПВО С-300ВМ «Антей-2500».

Каждый зенитный ракетный дивизион «Антей-2500» включал в свой состав мобильный пункт боевого управления, одну РЛС кругового обзора, один радиолокатор секторного обзора, три многоканальные станции наведения ракет. В модификации С-300В2 для увеличения возможностей по обнаружению баллистических целей вместо РЛС кругового обзора предусмотрено использование синхронизируемых по волоконно-оптическому кабелю двух радиолокационных станций.

Данные по целям передаются двенадцати самоходным пусковым установкам для двух типов ракет. В этом, кстати, и особенность комплекса. Для поражения самолетов, крылатых ракет, вертолетов используются «легкие» зенитные управляемые ракеты. А для уничтожения боеголовок баллистических ракет противника, оперативно-тактических ракет средней и малой дальности — «тяжелые» воздушно-космические перехватчики, размещенные по две в транспортно-пусковых контейнерах на гусеничных боевых машинах.

Кроме этого, в его составе находилось еще и шесть пуско-заряжающих машин двух типов для маневра ракетами. К дополнительным средствам в составе системы относятся машины технического обслуживания.

В составе зенитной ракетной бригады находится, как правило, три дивизиона.

Зенитная ракетная система С-300ВМ «Антей-2500» обеспечивает обнаружение целей на дальности до трехсот километров и одновременный обстрел до двенадцати из них на дальности до ста километров «тяжелыми» ракетами-перехватчиками 9М82 и до семидесяти пяти километров «легкими» ЗУР ракетами 9М83.

Это и было важнейшим и самым главным отличием С-300ВМ «Антей-2500» от других модификаций системы С-300. Ракета-перехватчик 9М82 может поражать даже баллистические цели класса «земля — земля» — оперативно-тактические ракеты типа «Ланс», «Першинг-1А», а также летательные аппараты всех типов со скоростями до 3000 метров в секунду на дальности до ста километров. Все элементы системы смонтированы на гусеничных шасси для увеличения подвижности и боевой живучести комплекса.

Полутемные, подсвеченные зеленоватым мерцанием круглых экранов круговой развертки кабины управления стрельбой зенитно-ракетных комплексов и систем стали передним краем в современной высокоточной и высокотехнологичной войне. А операторы радиолокационных станций и пусковых установок — в полном смысле слова «космической пехотой» XXI века.

— Цель высотная, баллистическая, групповая. Дальность — двести пятьдесят километров! Азимут — шестьдесят градусов. Высота полета — двадцать километров, скорость — 2400 метров в секунду!

— Обеспечить целеуказание и распределение атакуемых объектов. Взять цель на автосопровождение. С приходом цели в зону поражения — уничтожить.

— Цель ставит помехи.

— Произвести отстройку от помех, увеличить локальную мощность пучка на фазированной антенной решетке!

— Есть отстройка от помех!

— Цель в зоне поражения!

— Цель — уничтожить!

— Пуск!

— ЗРДН-1 — пуск![14]

— ЗРДН-2 — пуск!

— Пуск произвел!

Отстрелены верхние крышки вертикальных транспортно-пусковых контейнеров. Изящная остроносая ракета «по-минометному» вылетает из огромной стеклопластиковой трубы. В головной части «умного» снаряда срабатывают огненные струи газодинамического управления, отклоняя зенитную управляемую ракету в заданном локаторами направлении. На высоте примерно полутора сотен метров из дюз полыхнул яркий факел маршевого двигателя, и самонаводящаяся зенитная ракета стремительно ушла вверх — навстречу избранной цели. На боекомплекте не экономили, так что за первой ушла и ее «товарка», увеличивая вероятность поражения цели с 0,9 до 1,8. И где-то там, в разреженном мареве стратосферы, эта вероятность реализовалась полностью.

— Цель поражена! Отметка цели дала «всплеск» и исчезла с экрана радара.

Сразу же после пуска боевые машины ЗРС С-300ВМ «Антей-2500» снялись с места зенитной стрельбы. Мощные гидравлические домкраты гусеничного тягача втянулись, а опустевшие уже счетверенные транспортно-пусковые контейнеры плавно опустились на платформу боевого вездехода. Боевая единица зенитно-ракетной системы срочно сменила место дислокации, чтобы избежать поражения.

Небо над Москвой играло переливами огней, будто от затянувшегося салюта. Таким же было небо над ночным Белградом 24 марта 1999 года.

Атака американских баллистических ракет была отбита, перехвачено более восьмидесяти процентов целей, направленных по Москве и Центральному промышленному району России. Но и те, что долетели, принесли огромные разрушения. Меньше чем за сутки Москва стала напоминать Лондон времен немецких бомбардировок управляемыми реактивными снарядами «Фау-1» и первыми в мире сверхзвуковыми ракетами «Фау-2».

Но это было еще не все.

Вторая волна американских ракет была еще страшнее. Это были крылатые самонаводящиеся снаряды воздушного старта. Они запускались с борта бомбардировщиков Стратегического Авиационного Командования ВВС США. С передовой авиабазы Фейерфорд в Англии взлетали сверхзвуковые бомбардировщики-ракетоносцы В-1В «Лансер», В-52Н «Стратофортресс», треугольные, похожие на корабли неведомых и безжалостных пришельцев В-2В «Спирит».

Главную опасность представляли новейшие гиперзвуковые управляемые ракеты Х-51А «Уэйврайдер», обгоняющие звук в полете к цели в шесть раз. Но и для них русские приготовили очень большой и весьма неприятный сюрприз. Назывался он С-400 «Триумф».

* * *

Это действительно был триумф русской школы зенитных ракетчиков и ее корифея, к сожалению, покойного уже Расплетина.

Комплекс С-400 «Триумф» на дальности до четырехсот километров может поражать любые аэродинамические цели, а на дистанции до шестидесяти километров — тактические баллистические цели, летящие со скоростью около пяти тысяч метров в секунду! Скорость поражаемой цели в пять километров в секунду!!! Это просто немыслимо! Но это создали именно русские!

Уязвимыми теперь становились и крылатые ракеты, и самолеты тактической и стратегической авиации, в том числе изготовленные по технологии «Стелс», а также боеголовки баллистических ракет. При этом обнаружение целей было возможно на дальностях до шестисот километров — вдвое больше, чем рубеж обнаружения у С-300 «Фаворит»!

Зенитные управляемые ракеты ЗРС С-400 «Триумф» могут поражать низколетящие цели на высоте от пяти метров. Для сравнения: американский комплекс РАК-3 «Пэтриот» способен поражать цели только на высоте не менее шестидесяти метров. Каждая зенитно-ракетная система С-400 «Триумф» обеспечивает одновременный обстрел до тридцати шести целей с наведением на них до семидесяти двух ракет.

Русские новейшие зенитно-ракетные системы способны эффективно отражать массированные налеты современных средств воздушного нападения: самолетов, вертолетов, перспективных крылатых ракет и ударных БПЛА, а также боеголовки баллистических ракет. Благодаря уникальному комплексу боевой электроники с элементами искусственного интеллекта и «открытой архитектуры» «Триумф» способен действовать в условиях интенсивного радиоэлектронного подавления и выполнять боевые задачи в различных погодных и климатических условиях.

Зенитно-ракетная система С-400 «Триумф» фактически стала первым оборонительным ракетным комплексом стратегического сдерживания!

Понимая это, военные стремились нарастить количество боеготовых дивизионов ЗРС С-400 «Триумф», несмотря на традиционные для современной России сложности финансирования и бюрократические препоны.

6 августа 2007 года в подмосковной Электростали на боевое дежурство заступил первый дивизион, оснащенный зенитно-ракетной системой С-400 «Триумф». А вскоре 606-я Гвардейская зенитная ракетная бригада была укомплектована и вторым дивизионом. Еще два дивизиона поступили в ее распоряжение в течение трех лет. А 16 мая 2011 года заступила на дежурство вторая ЗРБР С-400 в городе Дмитров. В ее составе находятся два зенитно-ракетных дивизиона, по восемь пусковых установок в каждом.

Но кое-кто захотел проверить крепость воздушных границ Москвы…

Вырвавшись из-под крыльев «могучих стариков» — стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев В-52Н «Стратофортресс», новейшие гиперзвуковые крылатые ракеты Х-51А «Уэйврайдер» устремились на шести «махах»[15] к своей цели, стрельбовой станции «Дон-2Н», которая управляла всей сложной и многообразной системой противовоздушной и противоракетной обороны Московского военного округа, Центрального промышленного района и самой столицы России.

Такое впечатление, что для американских ракетчиков это стало «идеей фикс»: уничтожить символ высоких технологий осколка «Красной Империи» — СССР. Но в этом стремлении было и практическое значение. Ведь американцы уничтожали не военную мощь России, а саму Русскую Цивилизацию, ее техническую и технологическую основу.

Так же как беспощадные жернова военной машины, США уничтожили балканскую цивилизацию в Югославии — наследие маршала Иосипа Броз Тито. Тогда, в 1999 году, Америка ясно показала вечно пьяному «царю Борису», кто хозяин в новом «однополярном» мире. Россию бесцеремонно «отодвинули» с мировой шахматной доски. И только самоотверженный рейд русских десантников на Приштину и боевое патрулирование в Адриатике атомной подводной лодки «Курск» с крылатыми ракетами на борту не дало окончательно уронить России престиж на мировой арене. Возможно, что из-за этого АПЛ «Курск» и постигла такая страшная участь…

А теперь страшная участь постигла всю Россию. И только преданные Отечеству воины сражались со сто крат более сильным врагом. Именно они отслеживали сейчас пуски крылатых ракет Х-51А «Уэйврайдер» с борта «Стратофортрессов».

— Цель — групповая, маловысотная гиперзвуковая. По характеристикам — Х-51А «Уэйврайдер», — доложил оператор контроля воздушной обстановки на мобильном командном пункте ЗРС С-400 «Триумф».

— Взять на автосопровождение, — приказал командир системы ПВО. — Трудная цель — та еще тварь!..

— Цель вижу, сопровождаю.

— Вас понял.

— Цель ушла на сверхмалую высоту!

— Твою мать! Применить всевысотный обнаружитель! Вести цель собственными средствами обнаружения и целеуказания!

— Есть! Выполняю.

— Дистанция до цели — четыреста километров! Цель выполняет противоракетные маневры, движется по траектории со случайным алгоритмом! Цель ставит помехи!

— Произвести отстройку от помех! Вести цель!

Радиолокационная станция обнаружения воздушных целей 91Н6Е с двусторонней фазированной антенной решеткой может работать при активном радиоэлектронном противодействии противника. Эффективность функционирования в условиях радиоэлектронной борьбы обеспечивается постоянной перестройкой несущей частоты. При этом многорежимная ФАР РЛС имеет возможность одновременного сопровождения до ста целей и точного сопровождения до шести целей во всех условиях боевой работы. Уникальная радиолокационная станция обнаружения ЗРС С-400 оснащена фазированными антенными решетками с двумерным сканированием луча и работает в режиме кругового обзора. Она является трехкоординатной и самой помехозащищенной в мире!

— Дальность до цели — шестьдесят километров, рубеж пуска!

— Цели уничтожить!

— Есть!

— ЗРДН-1 — пуск! — Оператор управления огневыми средствами ЗРС С-400 «Триумф».

— ЗРДН-2 — пуск!

— Пуск произвел! Ракеты пошли!

В паре километров от мобильного пункта управления зенитно-ракетной системой С-400 «Триумф» на замаскированных огневых установках отлетели верхние крышки транспортно-пусковых контейнеров. Вылетели «по-минометному» на пороховых генераторах давления зенитные управляемые ракеты 48Н6ЕЗ. На высоте полутора сотен метров включились маршевые реактивные двигатели, и тут же отработала система газодинамического управления, сразу же отклонив ракету на заданный азимут цели. Сверхскоростная управляемая бестия унеслась навстречу цели. Вслед за ней последовала вторая, за ней — третья, четвертая… Дымные столбы пусков отметили позиции зенитно-ракетного дивизиона.

Внешне ушедшие в невообразимую даль с огромной скоростью ракеты мало отличались от таких же ЗУР зенитно-ракетной системы С-300 «Фаворит». Отличие скрывалось внутри. Уникальные зенитные ракеты были оснащены инерциальной системой наведения с радиокоррекцией на маршевом и активным радиолокационным самонаведением на конечном участках траектории. В районе цели используется газодинамическое управление, обеспечивающее маневр ракеты с ростом перегрузки на 20 единиц. Цель поражается осколочно-фугасной боеголовкой с радиовзрывателем и системой многоточечного инициирования.

Зенитные управляемые ракеты под литерным обозначением 48Н6Е3[16] могли поражать активно маневрирующие цели на скоростях 4800 метров в секунду!

Американские крылатые ракеты воздушного старта Х-51А «Уэйврайдер» были перехвачены и уничтожены, несмотря на их гиперзвуковую скорость.

Зенитно-ракетный дивизион ЗРС С-400 «Триумф» выполнил оперативное свертывание всех систем и комплексов и как можно быстрее сменил позиции. На новом месте транспортно-заряжающие машины поставили на огневые установки новые счетверенные ТПК ракет взамен отстрелянных. Через двадцать минут установки снова были готовы к бою.

А на то место, где боевые машины были всего лишь минут восемь назад, обрушились новые крылатые ракеты США, но они лишь перепахали взрывами землю и выкорчевали небольшую рощу.

Воздушно-ракетное противостояние Третьей мировой войны в небе Москвы продолжалось. Американцы бросили все свои силы на подавление Русской Цивилизации, но лучшие сыны России не оставили свое Отечество в беде. Словно былинные богатыри-витязи, встали они на защиту Земли Русской. В XXI веке их оружием стали огненные копья зенитных управляемых ракет, а мечами — суперсовременные и перспективные боевые самолеты Су-27, эмблема которых — «Крылатый витязь»!

Глава 9 В ОКОПАХ ПОД РОСТОВОМ…

Снайпер по фамилии Александров был вооружен крупнокалиберной винтовкой СВН-2000М, которая была создана на базе знаменитой винтовки КСВК (или АСВК, как ее еще называют) конструктором Негруленко. Она была легче первых образцов за счет использования в конструкции ложи и приклада сверхпрочных композитных материалов. Винтовка была самозарядной, но имела два режима стрельбы. Первый обеспечивал беглый огонь по целям на практической дальности свыше восьмисот метров. При блокировании действия автоматики винтовка СВН-2000М превращалась в оружие с ручным перезаряжанием. В данном случае увеличивалась практическая дальность и точность стрельбы, так как на пулю не действовали разнонаправленные импульсы от работы газовой автоматики и пороховые газы. Кстати, отбор пороховых газов для работы автоматики винтовки производился, как и в пулемете Хайрема Максима, практически у дульного среза. Кроме того, в конструкцию снайперского оружия был введен механизм уравновешивания импульса отдачи. Этим компенсировались аэродинамические возмущения, влияющие на полет пули.

Сейчас командир стрелкового взвода снайперов Вадим Александров лежал в засаде. Сплетенная из раскрашенных лоскутков мешковины, старого выцветшего и заново покрашенного в нужные оттенки обмундирования, крупноячеистой сетки, с закрепленными на ней пучками травы, превращали Вадима Александрова в неприметную часть выгоревшей на жарком июньском солнце травы. Через «умный», оптико-электронный прицел командир снайперов наблюдал за противником.

Польский мотомеханизированный батальон и эстонские стрелки из военизированной организации «Кайтселийт».

В самой Эстонии «Кайтселийтов» около семи тысяч. Эта военизированная организация строится по территориальному признаку. Появилась она еще до Второй мировой войны и сегодня представляет собой добровольное народное ополчение. Его подразделения сформированы в виде «дружин», каждая контролирует зону, где проживают ее бойцы, хранящие дома стрелковое оружие, снаряжение и униформу. В случае войны дружины «Кайтселийта» должны оборонять «свою» территорию.

А теперь вот они атакуют чужую…

Вечно им всем русские виноваты!

Лейтенант Александров легко повел стволом своей мощной винтовки, отслеживая появившиеся цели. По ложбине, протянувшейся параллельно позициям Отдельной мотострелковой бригады полковника Перча, проехались несколько бронированных джипов. Или разведка боем, или постараются зайти во фланг. Все одно: хрен редьки не слаще.

— Я Бражник, прием. Сталь-3, прием, ответьте… — вызвал Александров передовой командный пункт мотострелковой бригады; рация, которую использовал снайпер, была не слишком мощной, она обеспечивала дальность уверенного приема-передачи всего лишь на расстоянии километра-двух. Но при этом радиочастота была «плавающей», она менялась по сложному математическому алгоритму.

— Сталь-3 на приеме.

— Заходят слева, два бронированных джипа и до взвода пехоты. То ли разведка боем, то ли фланговый маневр.

— Понял. Продолжайте вести наблюдение. Себя не обнаруживать. Прием, как поняли меня.

— Вас понял, себя не обнаруживать. Конец связи. «Интересно, чем они сейчас их жахнут?!» — подумал Вадим. В прошлый раз, помнится, отработали минометами… Вон только воронки и остались от двух рот пехоты. Да несколько покореженных остовов сгоревшей польской бронетехники. Но полковник Сергей Перч повторяться не любит!.. Знает опытный офицер, прошедший две Чечни: предсказуемость на войне карается высшей мерой…

Внезапно раздалось знакомое уже жужжание — в небе появились два «беспилотника» с прямыми крыльями, V-образным хвостовым оперением и толкающим винтом. V-образное оперение было отклонено вниз — значит, это были «Предейторы» MQ-1B.

— Бражник вызывает Сталь-3, прием. В воздухе — два Хищника. — Лейтенант Вадим Александров повел стволом тяжелой снайперской винтовки, через мощный электронно-оптический прицел отслеживая полет американских «птичек».

— Я Сталь-3, прием. Бражник, цели — уничтожить. Сковырни их на хрен, Вадим!..

— Выполняю!

Для поражения стратегически важных объектов в Москве, Ленинграде и других крупных центрах Русской Цивилизации американцы использовали высокоточные крылатые ракеты, в том числе и перспективные с гиперзвуковой скоростью. Но это слишком дорогое удовольствие, а конгрессмены умеют считать миллиарды долларов честных налогоплательщиков. Для целей «попроще» использовались беспилотные летательные аппараты разведывательно-ударного комплекса.

В 2009 году общий налет беспилотных летательных аппаратов типа «Predator», состоящих на вооружении ВВС США, достиг полумиллиона часов. По состоянию на начало 2009 года на территории Ирака и Афганистана одновременно использовалось более тридцати беспилотных летательных аппаратов MQ-1B «Predator». В марте 2010 года налет MQ-1B «Predator» в ВВС США составил семьсот тысяч часов. Юбилейный полет БПЛА типа Predator состоялся в Ираке и был выполнен военнослужащими 15-й разведывательной эскадрильи. На вооружении этой части стоят двадцать восемь процентов беспилотных летательных аппаратов MQ-1B «Предейтор», имеющихся в арсенале американской армии.

Но Россия — это вам не Афганистан и не Ирак! Это Россия, б…дь!

Вадим плавно, стараясь не выдать себя, переместился со своей позиции и поставил массивные подпружиненные сошки своей винтовки на поваленный ствол дерева и приник к окуляру электронно-оптического прицела. В прицельной сетке промелькнул прямокрылый силуэт с V-образным оперением. Американские «беспилотники» действовали по стандартной схеме: впереди летел «дрон»-разведчик, а за ним — ударный БПЛА. Под крыльями второго «Предейторы» были подвешены противотанковые ракеты с лазерным наведением AGM-114C «Хеллфайр II» и контейнеры с крупнокалиберными пулеметами.

Пара воздушных хищников пошла в атаку.

Лейтенант Вадим Александров сдвинул предохранитель винтовки и приник к прикладу. Электронно-оптический прицел, созданный в Гусь-Хрустальном, мог показывать самые мелкие детали на удалении двух километров. Дистанция высвечивалась в правом верхнем углу поля зрения. Перекрестье прицела с делениями метрической сетки перечеркнуло силуэт головного, разведывательного «Предейтора».

Лейтенант Вадим Александров затаил дыхание и плавно потянул спусковой крючок. Крупнокалиберная самозарядная винтовка СВН-2000М отозвалась грохотом, в плечо ударила хоть и смягченная подпружиненным амортизационным затыльником приклада, но все же ощутимая отдача. Но тяжелая винтовка была неплохо сбалансирована и осталась на прицельной линии.

В прицел лейтенант Александров увидел, что ведущий «Предейтор» дернулся, как живой, от попадания. Пятидесятиграммовая бронебойная пуля калибра 12,7 миллиметра ударила в головной обтекатель американского беспилотного самолета. Вадим произвел подряд еще два выстрела. Благодаря самозарядной автоматике тяжелая русская винтовка обладает большей скорострельностью, чем оружие с ручным неавтоматическим перезаряжанием. Три выстрела подряд разбили головной обтекатель, в котором находился радар, тепловизионная электронно-оптическая станция и система управления. «Предейтор» свалился на крыло и закрутился в штопоре.

Второй крылатый хищник с лазерными ракетами AGM-114C «Хеллфайр II» сделал вираж, электронные сенсоры «ощупывали» местность внизу, но ничего не могли определить. Точнее, операторы, которые сейчас находились километрах в двадцати, не могли определить, откуда был произведен выстрел.

Крупнокалиберная снайперская винтовка СВН-2000М снабжена высокоэффективным дульным тормозом-компенсатором, который ослаблял не только отдачу, но и звук выстрела.

Но все же Вадим Александров снова переместился и «взял на мушку» второй «Предейтор». А тот выполнил очередной разворот и нацелился на отважного стрелка. Главным качеством снайпера является хладнокровие и способность не теряться в самых тяжелых ситуациях. Но очень тяжело оставаться хладнокровным, когда на тебя нацелены управляемые противотанковые ракеты и пулеметные контейнеры под крыльями самолета-робота.

Лейтенант Вадим Александров сохранил хладнокровие, и это спасло ему жизнь. Командир взвода снайперов мотострелковой бригады успел первым нажать на спусковой крючок, прежде чем пилоты-операторы в двадцати километрах от линии фронта смогли идентифицировать цель. Рука Александрова не дрогнула, посылая крупнокалиберную пулю в цель. Пятидесятиграммовая пуля вонзилась точно в шарообразный обтекатель оптико-локационной станции. Хищник ослеп, и теперь он не мог использовать свое смертоносное оружие. Высокоточные огненные стрелы «Хеллфайров» прожгли небесную синь над головой снайпера и полыхнули взрывами далеко за позицией отважного стрелка.

Лейтенант Александров с облегчением перевел дух и выпустил оставшиеся все шесть пуль в «Предейтор». Тяжелая крупнокалиберная винтовка снова подала свой громовой голос, из выбрасывателя полетели длинные медные гильзы. Американский ударный «беспилотник» взорвался, разлетевшись композитными обломками.

— Бражник на связи. Цели уничтожены. Меняю позицию.

— Понял тебя, уходи.

— Понял.

Лейтенант Александров сменил отстрелянный десятизарядный магазин и лязгнул затвором. Его боевая задача выполнена на все сто процентов!

И теперь по выдвигающимся польским разведчикам ударили настоящим шквалом огня спаренные 23-миллиметровые пушки, установленные в кузовах грузовых «Уралов». Они просто смели своими очередями оба бронированных джипа и разметали польских «улан».

Вадим Александров понимающе хмыкнул: да, командир мотострелковой бригады полковник Перч никогда не повторялся. На этот раз он использовал мобильные огневые точки, своеобразные «тачанки XXI века».

Но нужно было спешить. Александров закинул за спину тяжелую винтовку и побежал к «пушечным грузовикам». Отстреляв по полякам боекомплект ЗУ-23-2, оба «Урала» спешили убраться с огневых позиций до того, как их накроет огневой налет. Один из армейских грузовиков притормозил возле снайпера, и Вадим Александров забрался в кузов, больно ударившись коленом о ящик с 23-миллиметровыми патронными лентами.

Задание выполнено, и теперь нужно было поспешить в штаб мотострелковой бригады…

* * *

Мотострелковая бригада полковника Сергея Перча держала оборону уже двое суток, и это уже было везением. Поляки и другие «младоевропейцы», столкнувшись с грамотно построенной мобильной и эшелонированной обороной, застопорили свой «победоносный поход на Московию».

Полковник Перч вместе с колонной приданных ему ЗРК «Панцирей-С1» и разведчиками сумел все-таки добраться до района рассредоточения своей мотострелковой бригады.

Командовал в его отсутствие подполковник-танкист Владимир Карлович Швендих — замкомандира бригады и начштаба убило взрывами американских ракет и управляемых авиабомб. Ростов — не Москва и все же не имеет такого мощного зенитного прикрытия. Так что американцы здесь использовали и тактическую авиацию, и крылатые ракеты большой дальности, и «беспилотники». Последние особенно досаждали русским. Сшибешь этого гребаного «Предейтора» или «Скайуорриера», и тут же прилетают «Томагавки» или лупят польские системы залпового огня, а то могут и высокоточной чешской «Даной» «причесать».

С полночи и до утра американские крылатые ракеты «утюжили» военный городок Отдельной мотострелковой бригады. Но самым страшным был первый удар. Никто ничего не понимал, все метались, не зная, что предпринять. Связь с вышестоящими штабами была утеряна, на всех частотах стоял треск помех. Хорошо, что старый вояка Швендих быстро сориентировался. Подполковник поднял бригаду «в ружье», вывел уцелевших людей и технику из зоны поражения. И даже умудрился прихватить кое-что из техники на соседней базе хранения.

Владимир Карлович Швендих распорядился также выделить транспорт для семей офицеров — женщин и детей. Правда, таких оказалось немного. Беженцев в сопровождении нескольких солдат и офицера отправили в Ростов по одной из неприметных дорог. Даст Бог — доберутся.

А основная колонна во главе с танками подполковника Швендиха совершила стремительный марш-бросок. Правда, когда уже колонна была на полпути к укрепрайону, появилось звено американских реактивных штурмовиков А-10С «Тандерболт-II». С первого захода они «под орех» разделали КШМку на базе ГАЗ-66, пару «Уралов» и бронетранспортеров. Больше американские бронированные штурмовики ничего сделать не сумели, да и не успели.

Шедшие в боевом охранении «Шилки» развернули навстречу «Бородавочникам»[17] свои башни со спаренными автоматическими пушками 2А38 и двумя счетверенными транспортно-пусковыми контейнерами зенитных управляемых ракет 9М311. Дымные шлейфы запущенных навстречу «Тандерболтам-II» зенитных управляемых ракет подсветились сплошными сверкающими очередями скорострельных тульских пушек. Те били, словно лазеры! В одно мгновение четыре «Бородавочника» с белыми звездами на крыльях были сметены ураганом огня. Правда, одна «Шилка» так и осталась почерневшим остовом стоять на обочине дороги. Прямое попадание противотанковой ракеты AGM-114C «Хеллфайр-2»…

* * *

Полковник Сергей Перч прибыл с колонной зенитных ракетно-пушечных «Панцирей-С1» и сразу же взялся за организацию обороны. Хорошо, что район ответственности его мотострелковой бригады был подготовлен довольно неплохо в инженерном отношении. Полковник старой закалки больше верил в «старый добрый» автомат Калашникова, нежели во все эти новомодные «навороты» боевой электроники и знал еще с военного училища, что глубина окопа прямо пропорциональна вероятности выжить.

Так что в районе рассредоточения мотострелковой бригады были и добротные блиндажи, и бункеры с перекрытием из железобетонных плит, и заранее оборудованные огневые позиции. Поэтому с размещением людей и техники проблем не возникло.

Гораздо больше полковника Перча тревожило отсутствие связи. На всех частотах: то ли шум радиоэфира, то ли треск и помехи…

— Ничего, прорвемся! — отвечал на это его нынешний заместитель, командир танкового батальона подполковник Швендих. Владимир Карлович сохранял присутствие духа и оптимизм, хотя и самому было тревожно на душе. — Вот мне отец рассказывал, а он служил переводчиком в знаменитом партизанском отряде Федорова, когда они в сорок первом прорывались из окружения под Киевом — такой же бардак был. Немцы ведь не то чтобы сражались. Они просто шли! И вот красноармейцы по лесу мечутся, а вокруг немцы: там немцы, здесь немцы — везде, мать его, немцы!

— А сейчас — еще хуже, чем в сорок первом! — Полковник Перч, пользуясь небольшой передышкой в организационных делах, пришивал чистый подворотничок. Ординарца Сергей Иванович отпустил отсыпаться перед боем.

— Вот черт! Вечно мне не везет, — сказал Владимир Карлович. — Совсем немного выслуги до командира танкового полка не хватило… А с этой военной реформой, б…дь, из полков бригады сделали, да еще и армию сократили. Но зато ты у нас теперь — комбриг!

— Ага, и горд я по этому поводу просто-таки до невозможности, — невесело рассмеялся Перч. — Зато ты так и остался со своими танками!

О могучих боевых машинах подполковник Владимир Карлович Швендих мог рассказывать часами. Вообще-то, он всегда хотел быть летчиком. Но кто возьмет в авиацию курсанта с немецкой фамилией? А ну как угонит он потом самолет совершенно секретный… Бред, конечно, но было обидно.

Так и пошел Володя Швендих служить в танковые войска. И внезапно проникся искренней любовью к могучим боевым машинам. Служил он вначале механиком-водителем учебного танка на полигоне. То ли в силу своей немецкой пунктуальности, то ли еще почему, но стал старший сержант Швендих лучшим в полку. И по окончании службы был направлен по собственному желанию на учебу в танковое училище. Откуда вернулся в свой родной полк уже офицером. Потом была учеба в Бронетанковой академии Генштаба и долгожданные майорские, заслуженные бессонными ночами марш-бросков, стрельб, учений… А потом — развал Советского Союза, война в Чечне, страшный новогодний штурм Грозного в ночь на 1 января 1995 года. Танки Т-72 и Т-80 без навесной противокумулятивной защиты боевики жгли в упор из РПГ, огнеметов и установок ПТУР… Но служба продолжалась, и вот уже — Вторая Чеченская, Дагестан… В общем, обычный для постсоветской России боевой путь воюющего офицера. И вот напоследок, — похоже, что и Третья мировая война!..

— Как ты думаешь, Владимир Карлович, когда на нас попрут?

— А на рассвете и попрут! Как только поймут, что потеряли недалеко отсюда четверку своих «супер-пупер» истребителей, и захотят выяснить: в чем же дело?..

Как и говорил подполковник Швендих, американцы поперли с рассветом…

* * *

Понимая, что всяческую глухую линию обороны американцы и их союзники сметут начисто, полковник Перч построил боевые действия по принципу «подвижной активной обороны».

Он широко использовал 82-миллиметровые минометы для ведения «беспокоящего огня». Они, как никакой другой вид артиллерии, сочетали в себе мощь и относительную мобильность. Сам миномет силами расчета быстро разбирался на три части: ствол, опорную плиту и сошки с прицелом. Четвертый номер минометного расчета переносил боеприпасы.

Всю технику полковник Сергей Перч приказал тщательно замаскировать. И тут пригодились специальные тенты «накидка», которые снижали заметность бронетехники в тепловом и радиолокационном диапазоне, искажали ее ИК-сигнатуру. Кроме того, использовались и более традиционные способы маскировки. Один из молодых офицеров из штаба бригады предложил также развесить на ветках деревьев пластины из алюминия и «нержавейки». Полковник Перч, признаться, сразу не понял, на хрена устраивать Новый год посредине лета?! Оказалось, что не только ради эстетического удовлетворения молодого, но сообразительного майора. Металлические пластины в кронах деревьев практически сводили на нет сканирование с помощью локаторов. А солнечные блики мешали натовцам использовать оптические и инфракрасные прицелы. Так что после небольшой доработки окрестные леса и перелески превратились в непроницаемый для радиолокаторов шатер. Таким образом, даже сама природа стала надежной защитой русским солдатам! Верно говорят, что «дома и стены помогают»!

В современной войне побеждала не только и не столько огневая мощь, сколько возможность первым обнаружить, увидеть противника. И в этом плане командиру мотострелковой бригады очень помогли танки батальона подполковника Швендиха. Т-90 «Владимир», названные так в память талантливого конструктора Владимира Ивановича Поткина, оснащались электронно-оптическими телевизионно-тепловизионными прицелами «Снегопад» — лицензионной версией французских прицелов фирмы «SAGEM». Их производство с некоторой модернизацией, которую предложили русские ученые и инженеры, было налажено в Нижнем Новгороде и в Гусь-Хрустальном.

Подполковник Владимир Карлович Швендих замаскировал свои боевые машины на исходных позициях и вел наблюдение за передислокацией польских подразделений. В любой момент его танки могли сорваться в стремительную и беспощадную атаку.

Но пока полковник Перч использовал другую тактику.

Малые подразделения, от взвода до роты, должны были постоянно маневрировать своими огневыми средствами, опираясь, естественно, на «ядро» механизированной мотострелковой бригады. Так они и начали действовать.

Основной упор Сергей Иванович Перч сделал на разведчиков и снайперов, и они не подвели.

Когда мотомеханизированная колонна войск НАТО подошла на достаточную дистанцию, ее «встретили горячими приветствиями»!

По штату в мотострелковой бригаде имеется артиллерийский противотанковый дивизион. Но в бригаде полковника Перча эта довольно неуклюжая в современной войне оргштатная единица была заменена взводом противотанковых управляемых ракет (ПТУР). Благодаря компактности, огневой мощи и точности ПТУРы превосходили обычные противотанковые пушки.

* * *

Колонна бронетехники НАТО пылила по дороге. Впереди, за «Хаммером» передового дозора, шли три польских танка РТ-91 «Тварды». Поляки не стали перегруппировываться, а сразу же вошли в лощину между двух пологих холмов. И тут же поплатились за свою беспечность.

— Они идут!

— Спокойно, вижу. — Командир расчета приник к окулярам бинокля. — Ага, четыре «Тварды», еще два «Леопарда» и три наши «бээмпэшки». Ага, и шестиколесные бронетранспортеры AMV. Рядовой, доложи по цепи: огонь по моей команде!

— Есть!

Командир спрятал бинокль в футляр и занял свое место за пультом наведения противотанкового управляемого ракетного комплекса «Конкурс». В объективе прицела проплывали, поднимая тучи пыли, грязно-желтые туши польских танков РТ-91 «Тварды». Их светло-песочный камуфляж контрастно выделялся на окружающем серо-зеленом фоне. «Наверное, из Афганистана пригнали. Или из Ирака», — подумал командир расчета ПТУР, отслеживая цель.

Подпустив танк поближе, он нажал на спусковой крючок. Мгновенно отлетели торцевые крышки транспортно-пускового контейнера, полыхнуло пламя, и ракета со свитом и шипением унеслась к цели, вращаясь как волчок под действием наклоненных особым образом рулей. Все это время командир расчета удерживал прицельную марку на головном «Тварды», а слежение по инфракрасному трассеру ракеты и коррекция ее на траектории выполнялась автоматически.

Со скоростью двести метров в секунду модернизированная ракета 9М113М с тандемной кумулятивной боеголовкой ударилась о броню цели. При этом подорвался первый кумулятивный заряд, снеся динамическую защиту, а затем вторая кумулятивная «игла» из жидкой меди, летящая со сверхзвуковой скоростью, прошила толстую броню из обедненного урана и ударила прямо в боеукладку снарядов. Страшной силы взрыв сорвал широкую полусферическую башню и выжег боевое отделение тяжелого танка вместе с экипажем. Из развороченных останков танка повалил жирный черный дым.

— Трубу! — заорал командир расчета.

Второй номер схватил второй транспортно-пусковой контейнер и стал закреплять на стреляющем устройстве.

Тут же из замаскированной позиции рядом с ними стартовала еще одна противотанковая ракета. Во фланг наступающим танкам ударили расчеты тяжелых станковых гранатометов СПГ-9 «Копье». Загрохотали автоматические «Агээсы»,[18] сметая пехоту. Полыхнули термобарические заряды реактивных пехотных огнеметов РПО-А «Шмель».

А рядом ударили также тщательно замаскированные расчеты ПТУР 9К111. «Фаготы», пропустив «Хаммер» вперед, метров с трехсот открыли огонь по польским танкам с флангов. Четыре «Фагота» влепили кумулятивные снаряды в борта «Тварды».

«Тварды» и действительно оказался «крепким орешком». Польский танк РТ-91 представляет собой не что иное, как глубоко модернизированный советский Т-72. Вооружение осталось все то же — советское, но приборы наведения и обзора поля боя были производства французской фирмы «SAGEM». Однако польская динамическая защита выдержала попадания «Фаготов», только один из танков остановился и загорелся.

К сожалению, более современных «Конкурсов» с тандемно-кумулятивными боеголовками было мало. Основную часть противотанковых средств все же составляли более старые ПТУР «Фагот».

Реакция польских солдат была вполне оперативной: идущие позади танков колесные боевые машины AMV Kolowy Transporter Opancerzony «Росомаха» развернули башни елочкой влево-вправо и открыли шквальный огонь по холмам из автоматических пушек. Склоны холмов покрылись фонтанами взрывов 25-миллиметровых снарядов.

Но гораздо эффективней оказался огонь замаскированной огневой точки.

Это была своего рода «тачанка» современного поля боя. Установленные в кузове грузовиков зенитные скорострельные установки ЗУ-23-2 использовались со времен афганской войны. Там они входили в состав сил прикрытия транспортных колонн. Позже, в локальных конфликтах от Нагорного Карабаха до Чечни и Дагестана, подобные установки применялись даже больше, чем штатная бронетехника. Простая, но надежная и мощная «Зушка» пользовалась заслуженным уважением у пехоты, как подавляющее средство огневой поддержки.

Зенитная скорострельная установка ЗУ-23-2 выстреливает обе ленты в пятьдесят патронов за три секунды, так что расчет спаренных автоматических пушек вел огонь экономно, короткими очередями по три-пять снарядов. Противопульная броня польских «АМУшек» не могла противостоять бронебойным 23-миллиметровым снарядам. Из рваных дыр в бронекорпусе польских «модерновых» бронетранспортеров выплеснулось пламя и дым. Полыхнул взрыв боекомплекта, сорвав плоскую башню.

Следующая очередь двуствольной зенитной установки ЗУ-23-2 прошлась по польской пехоте, превращая ее в кровавый горелый фарш. Поляки были настолько ошеломлены потерей, что не сразу открыли огонь. Но, когда взрывы перепахали позиции русской «тачанки XXI века», «Урал» со спаренной зенитной установкой в кузове уже рванул с места, да так, что комья земли из-под колес полетели!

* * *

Над полем боя появилась пара ударных вертолетов АН-64 «Апач», «вынырнувших» из-за гряды пологих холмов. Они хищно поводили стволами 30-миллиметровых пушек и стали выискивать цели. Но алюминиевые пластины, развешанные в кронах деревьев, «смазывали» радиолокационную и тепловизионную картинку прицеливания. В этом случае «продвинутая» электроника сыграла с пилотами злую шутку. Они привыкли воспринимать расстилающееся под «Апачем» поле боя в виде своеобразного «электронного мультика». Кроме того, американские вертолетчики привыкли воевать с полуграмотными моджахедами, для которых «верх цивилизации» — это американские же переносные зенитные ракетные комплексы «Стингер»…

Один из ударных вертолетов развернулся и практически вслепую ударил НУРСами по ближайшей роще.

— Два «индейца» справа возле холма! Сбейте их на хрен!

В сторону американских вертолетов ударили очереди зениток ЗУ-23-2, установленных в кузовах замаскированных «Уралов». Прочертил небо дымный шлейф «Стрелы». Вертолеты, отстрелив тепловые ловушки, поспешили уйти с поля боя.

И тут в атаку рванулись танки Т-90С «Владимир» подполковника Владимира Карловича Швендиха.

* * *

Русские танки вылетели прямо во фланг польским бронетранспортерам. Итог был до невозможности ясен: прямые попадания осколочно-фугасных 125-миллиметровых снарядов буквально изорвали легкую бронетехнику «улан». А по уцелевшим с танковых башен ударили крупнокалиберные пулеметы «Корд», установленные в турельных огневых модулях.

— «Механ» — вперед на сто пятьдесят метров! За вон тот пригорок!

Командирский танк Т-90СК подполковника Швендиха рванул вперед, взрыв траками гусениц податливый ростовский чернозем. За кормой командирского «Владимира» Т-90 взметнулись подряд два грязно-дымных фонтана взрывов.

— А, суки поляцкие, промахнулись!

Эти слова командира танка подполковника Владимира Швендиха были адресованы экипажам двух польских танков «Леопард-2А4». Это была своеобразная дуэль двух школ танкостроения — русской и западной. С одной стороны, лучший русский основной боевой танк, а с другой — два немецких ОБТ, воплотивших в себе все инновации немецкой, действительно лучшей в мире танкостроительной отрасли.

Русский танк Т-90СК «Владимир» скрылся за пригорком, развернулся, а потом взревел двигателем на повышенной передаче и полез на склон. Разогнавшись, русский танк использовал небольшой пригорок как трамплин. И уже «в прыжке» Владимир Карлович Швендих поймал в электронно-оптический танковый прицел ближайший «Леопард-2А» и засадил ему прямо в башню 125-миллиметрой управляемой ракетой «Рефлекс-М» с тандемно-кумулятивной боеголовкой.

Немецкая «коробочка» с польским экипажем полыхнула огненным цветком взрыва, а Т-90 уже успел «приземлиться» и скрылся в ложбине.

Идущему уступом вслед за командиром батальона русскому танку повезло меньше. Развернув башню, Т-90 «Владимир» ударил в борт второго польского «Леопарда» подкалиберным бронебойным снарядом. А русский «Владимир», взрыв гусеницами землю, развернулся в поисках новой цели.

Но в этот раз русский танк стал жертвой, а не охотником. С расстояния в две сотни метров поляки выстрелили из американского ПТУРА «Джавелин» в борт русской боевой машине. Т-90 дернулся от попадания, стальные экраны на бортах ослабили кумулятивную струю, но все же удар, пришедшийся по моторно-трансмиссионному отделению, стал для русского танка роковым. Дизель сразу же захлебнулся, а в боевом отделении явственно почувствовался запах дыма.

— Командир, мы подбиты!

Противопожарная перегородка давала экипажу несколько секунд жизни — следовало поторопиться. Но наводчик-оператор был контужен, да и командиру танка досталось.

— Покинуть машину через аварийный люк! «Механ», быстрее давай!

Первым ужом проскользнул в открывшийся в днище проем механик-водитель. Потом командир танка осторожно опустил на дно боевого отделения наводчика-оператора, перехватив того за плечи. Здесь было тесно, рядом находилась карусельная установка автомата заряжания.

Хорошо еще, что не сдетонировали снаряды и метательные заряды к ним. Генералы НАТО в прошлом очень критиковали компоновку русских танков. Якобы разнесенный по бортам боевой машины боекомплект может сдетонировать от удара снаряда. Однако практика показала обратное. Боеукладка русских танков с карусельным автоматом заряжания была надежно заэкранирована от детонации узлами и агрегатами самой боевой машины. В то время как, например, у того же «Абрамса» боекомплект, находящийся в специальном кормовом отсеке башни, детонировал заодно с вышибными панелями, которые, по злой иронии судьбы, должны были уберечь экипаж от гибели в самом крайнем случае.

Последним покинул подбитый танк командир экипажа. Подхватив укороченный автомат Калашникова со складным прикладом, он проскользнул между гусеницами. Он помог механику-водителю дотащить контуженого наводчика до ближайшей воронки. «Механ», отложив свой короткоствольный АКСУ-74, стал оказывать помощь раненому товарищу. Земля на дне воронки кисло пахла порохом.

Позади них остался верный танк, спасший свой экипаж от гибели.

Несколько секунд он оставался поверженным монументом. А потом рванула от перегрева боеукладка. Бронекорпус оставшегося позади танка, казалось, на мгновение раздулся. Ярко-белое пламя рвануло изо всех люков и отверстий. Страшная сила сдетонировавшего боекомплекта сорвала и подбросила вверх многотонную башню, словно игрушечную.

— Т-твою мать! — зло выругался командир, оставшись без своей верной боевой машины. Будто надежного друга потерял. Досадно было: еще одна боевая единица уничтожена. Значит, они ослабли ровно на одну 125-миллиметровую пушку, спаренный пулемет и крупнокалиберный «Корд».

Но сейчас нужно было думать о том, как самим спастись.

К воронке, в которой залегли русские танкисты, уже приближались цепью польские спецназовцы батальона «GROM». Позади них медленно катили два шестиколесных бронетранспортера AMV, поводя башнями с 25-миллиметровыми автоматическими пушками. Позади них, прикрывая броней польскую пехоту, ползли три БТР-80.

* * *

Вообще широкое использование поляками и прочими «младоевропейцами» советской бронетехники и оружия затрудняло идентификацию противника на поле боя. Танки Т-72, бронетранспортеры БТР-80, реактивные установки «Град», самоходки «Акация», вертолеты Ми-8, истребители МиГ-29, автоматы Калашникова и снайперские винтовки Драгунова являлись штатными образцами вооружения для стран бывшего Варшавского договора. Поэтому узнать, друг перед тобой или враг, практически не представлялось возможным, по крайней мере до тех пор, пока «отечественные» образцы вооружения не открывали огонь по русским войскам.

* * *

— Сейчас бы гранаты… — сказал механик-водитель.

— В танке остались, — ответил командир танка, передергивая затвор своего укороченного автомата АКСУ. — Да и толку от них: против спецназа при поддержке БТРов много не навоюешь — искрошат в фарш. Но сдаваться — это как-то…

— Ты прав, командир, — кивнул механик-водитель, перехватывая поудобнее свой автомат.

Контуженый наводчик-оператор изредка стонал, ненадолго приходя в сознание. Но пистолет Макарова упрямо сжимал в руке.

Поляки приближались. Увешанные на манер своих «звездно-полосатых» хозяев подсумками с запасными магазинами, дымовыми и обычными гранатами, с автоматами «Beryll» на изготовку, они смотрелись очень круто.

Русские пули убавили спеси потомкам шляхтичей. Танкисты ударили по ним в два ствола, располовинив автоматные магазины: все равно экономить в таком бою смысла не было. А так — хоть кого-то зацепишь. Расчет оправдался — несколько воинов «ГРОМА» упало.

Вперед выдвинулись бронетранспортеры и обильно осыпали пространство перед собой раскаленным свинцом. Пули вжикнули над головами русских танкистов, выбили пыльные фонтанчики вокруг воронки. Поляки явно играли с русскими: ведь залп автоматических 25-миллиметровых пушек или гранатометов мог, однозначно, заново перекопать ненадежное укрытие русских танкистов. «Снаряд в одно и то же место не попадает», но эта аксиома неприменима для настоящего огневого вала…

Внезапно один из бронетранспортеров разорвало пополам прямым попаданием тяжелого снаряда. Польский БТР-80, словно пушинка, взлетел в воздух и обрушился на своих же солдат, давя и калеча их. Следующий выстрел осколочно-фугасного снаряда пришелся прямо по спецназовцам польского батальона. Во все стороны вместе с огромным фонтаном земли полетели ошметки человеческих тел. Еще больше посекло насмерть осколками и перемололо взрывной волной.

Из клубов пыли и дыма выскочил творец этого локального Армагеддона — русский танк Т-90СК «Владимир». Бронекорпус был весь в черных подпалинах от сработавших блоков «активной» брони, экраны динамической защиты большей частью смяты и разбиты. На броневой покатости, снабженной противокумулятивными блоками башни и могучего броневого корпуса кривые шрамы от скользящих попаданий тяжелых снарядов. К счастью, ни один из них не ударил русский танк по «нормали» к бронелистам…

Бешено перемалывая стальными траками гусениц горелую землю и пепел, он повел покатой плоской башней. Заработал спаренный со 125-миллиметровым орудием пулемет ПКТМ. Трассирующие пули калибра 7,62 миллиметра ударили по остаткам польского спецназа и уцелевшим колесным боевым машинам. Искры рикошетов и «оспины» выбоин испещрили легкую броню «АМУшек» с белыми орлами на бортах. Потом в помощь спаренному ударил и крупнокалиберный «Корд» на закрытой башенной турели. Польские бронетранспортеры превратились в решето под огнем 12,7-миллиметровых пуль! Тонкая броня «модных» колесных бронетранспортеров их не держала. Пара таких машин сразу же остановилась, окутавшись клубами черного дыма. А «Корд» в закрытой башенной турели русского танка Т-90СК «Владимир» продолжал «гвоздить» по полякам.

Т-90СК «Владимир» взрыл траками сухую землю и остановился как вкопанный возле троицы из подбитого русского танка.

Открылся башенный люк.

— Быстрее, мужики!!! Быстрее, мать вашу!!! — У говорившего лицо было, как у негра, от пороховой копоти.

Чудом уцелевшие танкисты быстро вскарабкались по броне, обжигаясь в тех местах, где были вмятины от недавних попаданий снарядов. Когда механик-водитель нырял в распахнутый башенный люк, развернулась дистанционно управляемая турель с крупнокалиберным пулеметом «Корд». Танкист чуть не оглох, когда прямо у него над ухом загрохотал пулемет. Поток тяжелых 12,7-миллиметровых пуль разорвал в клочья польского гранатометчика и его «второго номера». В противном случае русский танк уже горел бы погребальным костром от попадания термобарической гранаты.

Удачливая троица захлопнула люк и скатилась на самое дно боевого отделения танка. И так не в слишком просторном отсеке стало еще теснее.

— Механик, жми!!!

Подполковник Владимир Швендих — а это именно его танк пришел на помощь боевым товарищам, развернул панорамный прицел. Слева от него взвод польских танков РТ-91 «Тварды» перегруппировывался для контратаки. Польские «уланы» из пехоты поддержки перебежками подтягивались к мощным боевым машинам.

Владимир Карлович Швендих успел их обнаружить первым. Он довернул панораму, ловя в перекрестье электронно-оптического танкового прицела силуэт головного польского танка. Лазерный дальномер был благоразумно выключен, иначе бы системы противодействия французской фирмы «SAGEM» тут же задействовали бы автоматическую систему постановки помех. Все же западная электроника была более совершенной, но зато русская — более надежной и функциональной, реже «сбоила» и была проста в эксплуатации.

Сейчас командир танкового батальона определял дальность по старинке, с использованием шкалы дистанций — полкилометра… Он нажал кнопку привязки к цели, и теперь ствол могучего орудия будет направлен точно на выбранный объект, какие бы маневры ни вытворял на поле боя сам 47-тонный танк.

В казеннике гладкоствольного орудия — выстрел с управляемой противотанковой ракетой.

Можно не волноваться о том, что ответным лазерным импульсом выжжет сетчатку глаза или не сработает от «подсвечивающего» лазера система оптической маскировки с дымовыми гранатами. Русская противотанковая 125-миллиметровая ракета «Рефлекс-М2» использует лазерно-кодированный канал, а не полуактивное наведение с подсветкой цели. Огонь! Противотанковая ракета вырывается из гладкоствольной пусковой установки — пушки высокой баллистики 2А46-М5 и стремительно несется к цели. После того как самонаводящаяся ракета покидает канал ствола, автоматически раскрывается ее оперение, включаются комбинированные аэродинамические и газодинамические рули. Быстро вращаясь вокруг продольной оси, тандемно-кумулятивная смерть повинуется только лишь высокоимпульсному пучку когерентного света, в котором зашифрована ее траектория. Не более пары секунд проходит с момента, когда ракета «Рефлекс-М2» покидает ствол танкового орудия, и до поражения головного «Тварды».

Перед самой целью русская противотанковая ракета внезапно «свечкой» уходит вверх. Не может быть! Неужели отказ наведения… Но и действительно, такого с русским оружием быть не может! Просто «Рефлекс-М2», повинуясь заложенной программе, выполняет «горку» и лупит польский «Тварды» в самую незащищенную часть, где броня сравнительно тонкая, — в крышу башни!

На экране электронно-оптического прицела четко видно, как светящийся метеор попадает в верхушку башни польского танка. Лидирующий кумулятивный заряд сносит динамический экран вместе с активной защитой. Вспышки детонаций рассыпающейся динамической защиты ERAWA-1 теперь уже совершенно не страшны.

Основной бронепрожигающий заряд русской противотанковой ракеты «Рефлекс-М» прошивает «иглой» из жидкой меди толстую, уже «родную», гомогенную броню башни сверху вниз! Кумулятивная струя жидкого металла прожигает голову польского командира и впивается в затвор орудия, русской копии гладкоствольной 125-миллиметровой пушки. Как раз в тот момент, когда автомат заряжания специальным толкателем досылает 30-килограммовый пороховой метательный заряд…

Башня головного танка Великопольской бронетанковой бригады не просто взлетает высоко вверх на струе раскаленных газов — она раскалывается пополам! Внутренний взрыв разносит бронированную коробку «Тварды», во все стороны летят обломки брони, сорванные люки, выдранные «с мясом» французские прицелы, оторванные катки и разорванные траки вперемешку с горелым человеческим мясом!..

Два уцелевших польских танка начинают пятиться. Один из них разворачивает в сторону Т-90СК подполковника Швендиха рыло орудия.

— Механик, жми вперед, потом разворот направо!!!

«Владимир» резко рвет вперед, а потом разворачивается практически на месте. И все это время автомат стабилизации удерживает ствол танковой пушки наведенным на цель. За кормой взметается фонтан взрыва. А польский «Тварды» получает в башню подряд два снаряда. Осколочно-фугасный сносит к чертовой матери всю активную броню, сминает экраны динамической защиты, разбивает бронеколпаки электронно-оптических прицелов. Да и сотрясение от попадания в башню тяжелого снаряда на несколько мгновений лишает весь его экипаж способности адекватно воспринимать обстановку. Это похоже на технический нокдаун в боксе. Ну а вслед за ним — смертельный нокаут — прямое попадание тандемно-кумулятивной противотанковой ракеты! «Рефлекс-М2» раскалывает броню башни. Польский танк замирает навечно с задранным вверх стволом орудия.

Третий уцелевший РТ-91 поспешно отходит. Его экипаж отнюдь не желает разделить печальную судьбу заживо сгоревших товарищей.

* * *

— Я Броня-1, прием. Вызываю Сталь-3, как слышите меня?! — В тесноте боевого отделения башни подполковник Швендих вызывал на связь штаб мотострелковой бригады. Треск и шипение помех были невообразимыми, но все же кое-что расслышать было можно.

— Я Сталь-3, прием. Броня-1, отходите! Сейчас Грады дадут отсечный залп!

— Вас понял. Я Броня-1 всем «Владимирам» — выходим из боя. Приказываю завершить танковую атаку.

— Броня-1, выходим из боя.

А небо уже прочертили огнехвостые кометы 122-миллиметровых реактивных снарядов. Сплошная пелена мощных взрывов накрыла позиции польских войск. Под прикрытием залпа реактивных установок БМ-21 «Град» танки подполковника Швендиха вышли из боя.

Прокопченный пороховым дымом танкист чуть позже докладывал полковнику Сергею Перчу:

— Силами засады и при внезапной атаке моих танков поляки понесли большие потери в танках, бронетранспортерах и другой технике. А также — и в живой силе. Все это вынудило их рассредоточиться и приготовиться к позиционной войне на данном участке фронта. Наши потери: уничтожен один танк из моего батальона, экипаж эвакуирован с поля боя. У всех троих незначительные ожоги, легко ранен наводчик-оператор. Погибло два расчета ПТУР «Фагот», расчет противотанкового гранатомета СПГ-9 «Копье», десять пехотинцев ранено. Все раненые в медсанбате.

— Ясно, — ответил полковник Перч. — Владимир Карлович, а это ведь ты подобрал экипаж подбитого танка.

— Так точно. Я своих не бросаю.

— Подполковник Швендих, объявляю благодарность вам лично и экипажу вашего танка!

— Служу России! — вытянулся по стойке «смирно» танкист.

— Владимир Карлович, присаживайся. Как думаешь, что предпримут поляки?

— Ну, первый раунд — за нами. — Невысокий и сухощавый подполковник-танкист был боксером, в прошлом — неоднократным чемпионом военного округа в легком весе. И предпочитал в разговоре использовать боксерские выражения. — Хотели взять нас с ходу — и ни хрена! Нарвались на удар, а теперь будут кружить, изматывать нас. Тем более, что поляки воюют очень расчетливо…

— Да, это точно, — согласился полковник Сергей Перч. — Я когда на Панщине служил, на них насмотрелся: действительно, осторожные, хитрые, себе на уме. И довольно стойкие солдаты.

— Да, противник нам попался серьезный.

— Что ж, мы принимаем вызов! Тем более что отступать некуда, ведь это наша земля.

Глава 10 В НЕБЕ — «РУССКИЕ ВИТЯЗИ»!

Прикрывая Москву от разящих реактивных стай американских крылатых ракет, поднялись в воздух знаменитые «Русские витязи».

Московские зенитчики выиграли время, для того чтобы истребители могли взлететь. Они также не допустили и ударов высокоточных крылатых ракет ВВС США по аэродромам базирования. И теперь крылатые воины принимали эстафету у войск ПВО — ПРО по защите неба Москвы.

* * *

В 237-м Гвардейском Проскуровском Краснознаменном орденов Кутузова и Александра Невского Центре показа авиационной техники имени И. Н. Кожедуба служит элита элит русских мастеров высшего пилотажа. Две эскадрильи 237-го Гвардейского ЦПАТ составляют пилотажные группы «Русские витязи» на многофункциональных истребителях Су-27 и Су-35С, а также и «Стрижи» на легких МиГ-29СМТ. К ним недавно добавилась и третья авиаэскадрилья — на легких универсальных учебно-боевых спарках Як-130.

Центр стал наследником знаменитого 176-го Гвардейского Проскуровского Краснознаменного орденов Кутузова и Александра Невского истребительного авиационного полка.

Перевооружение на новые многофункциональные истребители Су-35С «Русские витязи» провели первыми в ВВС России.

В конце июля 2003 года в состав АГВП «Русские витязи» были переданы пять самолетов Су-35С в парадной окраске. Еще в апреле 2003 года ведущие летчики-пилотажники выполнили практическое переучивание на этот самолет.

Однако группа на них не выступает на публичных мероприятиях. Неофициальные источники говорят о том, что летчики летают на обычных Су-27, так как они более привычны и удобнее в плане группового пилотажа. Так или иначе, все самолеты Су-35 Военно-воздушных сил России в настоящее время находятся в составе авиационной группы «Русские витязи».

Причина здесь совершенно в другом: опытнейшие воздушные бойцы, настоящие «крылатые витязи», просто берегут ресурс многофункциональных боевых истребителей поколения «4++»…

Впервые искусство высшего пилотажа группа «Русские витязи» публично демонстрировала в Англии в сентябре 1991 года. С тех пор группа — неизменный участник всех российских и многих зарубежных авиасалонов.

«Русские витязи» регулярно проводят показательные полеты в небе России и за ее пределами. Уникальность «Русских витязей» состоит в том, что это одна из немногих пилотажных групп в мире, которая выполняет групповой высший пилотаж на тяжелых многофункциональных истребителях. И при этом «Русские витязи» продолжают являться еще и штатным истребительным авиаподразделением!

* * *

«Русские витязи» на этапах своего становления пережили взлеты и падения, характерные для всей России. После блестящего дебюта уникальную пилотажную группу едва не распустили — для элиты истребительной авиации России не нашлось денег на топливо.

Но все же, несмотря на кризис, «Русские витязи» много летали, в том числе и за рубежом, поддерживая высокий международный статус родной страны.

В 1995 году, 12 декабря, на обратном пути с китайского авиасалона «Эйр Шоу Чайна» три истребителя из пяти врезались в гору при заходе на посадку на авиабазу Камрань. Грубая оплошность командира экипажа лидирующего Ил-76 привела к страшной катастрофе и гибели четверых талантливых летчиков… Но все же «Русские витязи» справились с утратой и продолжили свои высококлассные полеты. Вскоре обновленный строй из шести Су-27 появился в небе с еще более головокружительной летной программой!

Куда более сложные и неприятные для суперпрофессионалов неба сугубо земные коллизии…

В апреле 2009 года в средствах массовой информации поднялась настоящая буря. Ее причиной стало намерение московского «коммерсанта», владельца крупной компании «Нафта-Москва» Сулеймана Керимова создать на базе военного аэродрома в Кубинке первый в России аэропорт для бизнес-авиации. Дело в том, что тогда по своему статусу авиабаза Кубинка в шестидесяти километрах к западу от Москвы являлась аэродромом совместного базирования. Кроме боевых авиационных частей там базировалась еще авиация РОСТО.

И вот Сулейман Керимов со всей широтой «русской» души решил, что за деньги можно все! И позарился не на что-нибудь, а на собственность Министерства обороны Российской Федерации!!! А может быть, он и «Витязей» решил заодно прикупить?! Одного не учел нерусский[19] коммерсант: «Русские витязи», русские воины не продаются!!!

Главком ВВС России генерал-полковник Александр Зелин опроверг информацию о покупке авиабазы. Он заявил, что Кубинка останется в ведении Военно-воздушных сил России. Проект владельца «Нафта-Москвы» Сулеймана Керимова по созданию на базе военного аэродрома в подмосковной Кубинке первого в России аэропорта для бизнес-авиации был сорван. Но потрясает сам факт претензий «коммерсантишки» на государственную собственность такого уровня! Все равно что какой-нибудь скотопромышленник из Техаса вдруг заявил о желании купить сверхсекретную авиабазу ВВС США Эдвардс! Интересно, что бы на такое пожелание ему ответили в ФБР или ЦРУ?!

Нужно учитывать и тот факт, что на находящемся в шестидесяти километрах к западу от Москвы аэродроме базируются истребители, которые и прикрывают столицу России.

Премьер Владимир Путин распорядился исключить объект из перечня аэродромов совместного базирования. Таким образом, авиабаза Кубинка остается в ведении Военно-воздушных сил России.

Однако ситуация вокруг военно-воздушной базы если и улучшилась, то ненамного.

Еще в мае министр обороны Анатолий Сердюков заявлял журналистам, что военное ведомство собирается провести работы по улучшению инфраструктуры аэродрома, где по-прежнему будут базироваться пилотажные группы. Кроме того, в Кубинке останется центр показа авиационной техники. Но с 1 июня 2009 года 16-я Воздушная армия, которая также дислоцировалась на подмосковном аэродроме, прекратила свое существование: управление расформировано, а отдельные полки передали под региональное командование в Санкт-Петербурге и Липецке. Большинство офицеров армии были выведены за штат, а оставшиеся военнослужащие не понимают, где будут получать зарплату и куда их расселят.

Но и после этого испытания «Русские витязи» продолжали летать.

Очередной утратой стала гибель в тренировочном полете командира «Русских витязей» гвардии полковника Игоря Ткаченко. Но понесшая тяжелую потерю группа продолжала летать. Она снова выступала и в России, и за рубежом.

Группу возглавил гвардии полковник Игорь Шпак. Именно ему и довелось повести «Русских витязей» в бой.

* * *

Дежурное звено многофункциональных истребителей Су-35С поднялось на перехват в полночь.

Американцы уже нанесли массированные удары баллистическими и перспективными гиперзвуковыми крылатыми ракетами Х-51А «Уэйврайдер». Теперь по планам Объединенного экспедиционного командования Североатлантического альянса настал черед массированного удара крылатыми ракетами «Томагавк». Их запускали над Балтикой и Северной Атлантикой тяжелые «ветераны-ракетоносцы» американских ВВС — В-52Н «Стратофортресс». Но ими должна была заниматься 6-я Краснознаменная Воздушная Армия ВВС и ПВО Ленинградского военного округа. Если она все еще существовала…

У «Русских витязей» противник был гораздо сильнее — малозаметные бомбардировщики «Стелс» В-2В «Спирит» под прикрытием истребителей пятого поколения F-22 «Раптор».

На пилонах Су-35С были подвешены ракеты средней дальности Р-77 и новые высокоманевренные Р-74 ближнего боя.

Основу системы управления вооружением Су-35С составляет новая радиолокационная система управления (РЛСУ) с фазированной антенной решеткой «Ирбис-Э», обладающая уникальными на сегодня характеристиками по дальности обнаружения целей. Она разработана ОАО «Научно-исследовательский институт приборостроения им. В. В. Тихомирова» как дальнейшее развитие РЛСУ «Барс», применяемой на самолетах Су-30МКИ и Су-30МКМ. Это — многофункциональная радиолокационная станция Х-диапазона с пассивной фазированной антенной решеткой. Русский ФАР-локатор оснащен перспективной вычислительной системой с бортовой ЦВМ «Соло-35».

РЛСУ «Ирбис-Э» позволяет обнаруживать и сопровождать до 30 воздушных целей при сохранении непрерывности обзора пространства, вести одновременный обстрел до восьми воздушных целей. Комплекс обеспечивает обнаружение, селекцию и сопровождение до четырех наземных целей в нескольких режимах картографирования с различной степенью разрешения на дальности до 400 километров при сохранении контроля над воздушным пространством.

Воздушные цели с эффективной отражающей поверхностью три квадратных метра на встречных курсах РЛСУ «Ирбис-Э» может обнаруживать на дальности до 350–400 километров. Это уникальный показатель для современных авиационных радиолокационных станций. А «сверхмалозаметные» цели класса «перспективная крылатая ракета» с эффективной отражающей поверхностью всего 0,01 квадратного метра обнаруживаются «Ирбисом» на дальностях до 90 километров.

Дальность обнаружения наземных и надводных целей составляет: для цели типа «авианосец» — 400 километров, «железнодорожный мост» — 150–200 километров, «катер» — 100–120 километров, «установка оперативно-тактических ракет» и «группа танков» — 60–70 километров.

Являясь логическим развитием «Барса», РЛСУ «Ирбис», таким образом, имеет значительно более высокие характеристики: расширенную более чем вдвое полосу рабочих частот, увеличенную с 70 до 120 градусов зону обнаружения и сопровождения воздушных целей по азимуту, значительно, в два с половиной раза возросшую дальность действия, улучшенную помехозащищенность. По этим показателям «Ирбис» находится на уровне самых современных зарубежных разработок в этой области, превосходя большинство американских и западноевропейских РЛС с пассивными и активными ФАР.

Однако в этом бою не было нужды использовать даже такую сверхсовременную и сверхмощную радиолокационную сканирующую аппаратуру. Истребители «Русских витязей» Су-35С были интегрированы в единую систему управления воздушным боем.

«Летающие радары» — самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и наведения (ДРЛО) А-50 — использовать при тотальном налете крылатых ракет и господстве в воздухе американской и союзной им авиации было просто невозможно.

Но техногенное чудо света в подмосковном поселке Софрино помогло и в этом случае. Станция дальнего ракетного обнаружения «Дон-2Н» с уникальными фазированными антенными решетками могла выдавать целеуказание не только зенитно-ракетным и противоракетным комплексам, но и авиации.

Кроме того, таким же информационно-боевым свойством обладали и командно-штабные мобильные комплексы зенитно-ракетной системы С-400 «Триумф». Пункт боевого управления 55К6Е предназначен для автоматизированного управления боевой работой зенитно-ракетной системы на основе информации от собственных, придаваемых и взаимодействующих источников в сложных условиях боевого применения, а также с взаимодействующими командными пунктами истребительной авиации российского производства.

* * *

— Телекодовый канал связи установлен, передача данных пошла, — доложил командир «Русских витязей».

Гвардии полковник Игорь Шпак в кабине своего Су-35С увидел на дисплее отметки стартовавших с бомбардировщиков-«невидимок» оперативно-тактических ракет. Кстати, не такие уж эти «Спириты» и невидимки: пирамидальный мегалитический реликт советской техногенной эпохи — радиолокационная станция наведения «Дон-2Н» и русские ЗРС С-300ПМУ2 и С-400 «видели» В-2В прекрасно! А значит, видели их и «Русские витязи»! Тут же, на тактических мониторах в кабинах истребителей, было показано тактическое построение истребителей своего звена. Сейчас четыре самолета образовали боевой организм с собранной воедино, учетверенной мощью бортовых вычислительных машин и систем вооружения.

— Всем «Витязям» — прием. Подлетное время — пятнадцать секунд, произвести распределение целей, — скомандовал гвардии полковник Шпак.

Четыре истребителя Су-35С пронзали небо раскаленными иглами. Игорь Шпак отклонил ручку управления самолетом и «дал» вперед левую ногу на педали руля поворота. Четверка истребителей в парадной раскраске слитно выполнила разворот, выходя на боевой курс. Как на МАКСе!

Только тут от филигранности высшего пилотажа зависел не только успех у зрителей на земле, но и сама жизнь укладывалась в короткие, выверенные движения ручки управления самолетом, педалей, отклонение рулей, дюз двигателей с управляемым вектором тяги.

— Вас понял Витязь-1, целераспределение произвел. Цели сопровождаю.

В кабинах летчики увидели на экранах тактических дисплеев и на прицельных индикаторах на фоне лобового стекла красные ромбики захвата. Они выделили россыпь крылатых ракет из целой стаи, приближающейся со страшной скоростью к столице России. «Цель в захвате. Пуск разрешен».

— Я Витязь-1, пуск — по готовности.

Игорь Шпак нажал на гашетку пуска. Из-под крыла истребителя стартовала суперсовременная, не имеющая аналогов в мире ракета средней дальности РВВ-АЕ. Раскрылись решетчатые «лепестки» рулей управления, и ракета с дистанции 100 километров пошла на цель, «подсвеченную» фазированным лучом локатора наземной станции обнаружения «Дон-2Н». Вслед за ней стартовала и вторая ракета.

Ракета-перехватчик РВВ-АЕ стремительно сближалась с целью — крылатой тактической ракетой AGM-158 JASSM (Joint Air-to-Surface). Одна такая ракета несла неядерную боеголовку мощностью 454 килограмма на дальность 320 километров.

На завершающем отрезке траектории перехвата по сигналу бортового компьютера включился режим активной радиолокации ракет. Головка самонаведения уверенно держала цель, летящую с огромной скоростью, при сближении сработал лазерный взрыватель, и пространство наполнилось разлетающимися стержнями и микрокумулятивными элементами. В это «облако» и влетела крылатая тактическая ракета AGM-158 JASSM. Яркая вспышка озарила небо — есть перехват! Вторая такая же удачно миновала встречу с первой пущенной по нему ракетой-перехватчиком. Но везение AGM-158 длилось ровно четверть секунды, пока еще одна ракета РВВ-АЕ не взорвалась точно рядом со своей целью.

«Пулей сбить летящую пулю»! — вот принцип противоракетной обороны. И реализовать его впервые удалось именно русским — и в уникальных зенитных системах, и в не менее уникальных суперистребителях!

На первом этапе «Русским витязям» удалось выполнить перехват «Томагавков» на начальном этапе полета, до того, как они ушли на сверхмалую высоту. Но теперь хитрые американские «птицы Апокалипсиса» перешли на режим полета с автоматическим огибанием рельефа местности.

— Я Витязь-1, цели идут на сверхмалой, на фоне земли! Произвести селекцию отраженного сигнала!

— Понял, Витязь-1, выполняю.

Наряду с радиолокационной системой управления «Ирбис-Э» в бою используется и новейшая оптико-локационная станция ОЛС-35. Важнейшим ее свойством является боевое использование в пассивном режиме, что исключает обнаружение собственно истребителя. Оптико-локационная станция ОЛС-35 объединяет в себе теплопеленгатор, лазерный дальномер-целеуказатель и телевизионный канал.

Применение современной элементной базы, новых алгоритмов и программного обеспечения обуславливает превосходство ОЛС-35 над оптико-локационными станциями других самолетов семейства Су-27 и Су-30 по дальности и точности действия, а также надежности.

Дальность обнаружения воздушной цели теплопеленгатором в передней полусфере составляет не менее пятидесяти километров, в задней — не менее девяноста километров. Лазерный дальномер измеряет расстояние до воздушной цели в диапазоне до 20 километров, а до наземной — до 30 километров, и при этом точность измерения составляет пять метров.

Так что сейчас оптико-локационные станции ОЛС-35 на истребителях «Русских витязей», сопряженные с нашлемными комплексами прицеливания, надежно держали американские крылатые ракеты в поле своего «электронного зрения». Оснащенные такими уникальными системами боевой электроники, четверо «Русских витязей» превращались в настоящих крылатых киборгов!

Однако не только и не столько все решает электроника. В бой идут люди! Именно человеческая отвага, решимость, смелость, самопожертвование и летное мастерство являются решающими в любом воздушном бою!

Огненные, высокоточные стрелы вырывались из-под крыльев Су-35С и беспощадно поражали американские крылатые ракеты. И не важно было, на какой высоте они шли — локаторы русских зенитно-ракетных систем «видели» их и на большой высоте, и в нескольких десятках метров над землей. А по телекодовой системе связи «Русские витязи» получали целеуказание непосредственно на борт своих суперистребителей Су-35С. Собственные радиолокаторы гвардейцы-истребители не включали, чтобы не быть обнаруженными.

Для операторов американского АВАСКса Е-3С «Сентри», который взлетел с украинской авиабазы Васильков и барражировал сейчас в районе Киева, русские ракеты прилетали из ниоткуда. Американцы никак не могли понять, кто сбивает их тактические крылатые ракеты AGM-158 JASSM!..

А летчики-гвардейцы из состава «Русских витязей» в этом бою соревновались по быстродействию с бортовыми компьютерами своих непревзойденных истребителей Су-35С: выделить цель, захватить локатором, выпустить ракеты-перехватчики. И снова — целераспределение, захват, пуск! Все четыре истребителя звена гвардии полковника Игоря Шпака действовали как единый слаженный боевой организм. Слетанность, опыт воздушных бойцов и талант лучших в мире пилотажников стали теперь их самым мощным, самым грозным оружием!

А им на смену уже взлетали новые истребители с полным боекомплектом.

* * *

Прорвавшиеся сквозь истребительный заслон крылатые тактические ракеты AGM-158 JASSM уничтожались зенитчиками.

ЗРС-300ПМУ2 способна одновременно обстреливать до тридцати шести целей одновременно, выпуская по ним семьдесят две ракеты — настоящий ураган огня и стали! А о зенитно-ракетной системе С-400 «Триумф» и говорить нечего! Она сама за себя «говорит» уникальными режимами ракетного перехвата!

И снова — из вертикально установленных контейнеров буравят небеса зенитные ракеты, взмывая на столбах пламени и дыма. И где-то там, в небесной дали, они встречаются вспышкой взрыва мощной осколочной боеголовки.

Но на подходе — новые цели. Снова уносятся в небо дымные столбы ракет. К отстрелявшим весь боекомплект пусковым установкам С-300 быстро подъехали транспортно-заряжающие машины со снаряженными пусковыми контейнерами.

А пока в бой вступили мобильные зенитно-ракетные комплексы «Бук-М1Э2». Развернулись плоские башни, пусковые выставили навстречу угрозе с неба острые головки ракет. Одна за другой они срывались с направляющих и стремительно исчезали в сиянии реактивных двигателей.

* * *

Но только лишь перехватом американских ракет «Русские витязи» не ограничились! Им нужно было уничтожить и сами носители!

Гвардии полковник Игорь Шпак увеличил тягу двигателей и потянул на себя ручку управления самолетом. Су-35С послушно задрал острый нос в наборе высоты.

Система вооружения активирована — на вспомогательном дисплее высветилась схема истребителя с зелеными значками подвешенных ракет. Израсходована только часть боекомплекта. На пилонах еще оставались ракеты класса «воздух-воздух».

В левом верхнем углу мигали цифры постоянно сокращающейся дистанции.

— Я Витязь-1, всем Витязям — атаковать воздушные цели! Прицеливание — индивидуально. Витязь-1, цель вижу, работаю!

— Вас понял, выполняю атаку!

— Я Витязь-2, понял тебя, командир, прикрываю.

Су-35С в яркой парадной раскраске лучшей в мире гвардейской пилотажной группы начали стремительное сближение с противником. Радиолокаторы «Русские витязи» не включали, чтобы не обнаружить себя излучением. Работали только оптико-локационные станции, которые выдавали целеуказание ракетам с тепловыми головками самонаведения.

Противниками летчиков-гвардейцев были американские истребители пятого поколения F-22 «Раптор». Он создавался по концепции не только аэродинамического, но и радиоэлектронного превосходства. Возможность наращивания боевых возможностей «Раптора» обеспечивается высокими летно-техническими свойствами в сочетании с малозаметностью. Самолет F-22 «Раптор» — такой же «Стелс», как и F-117, по оценкам экспертов, минимальная эффективная поверхность рассеивания в курсовой плоскости составляет 0,1 квадратного метра. Однако «Орел-могильщик» обладает при этом сверхзвуковой скоростью и, следовательно, меньшим полетным временем.

Наличие совершенного бортового радиоэлектронного оборудования, выполненного с использованием новейших технологий, обеспечивает возможность решения задач радиоэлектронной борьбы.

Американские пилоты с этого и начали, включив бортовые локаторы «Вестингауз/Тексас Инструментс» AN/APG-77 в режим подавления радиолокаторов самолетов противника. Но русские летчики свои радары-то на излучение и не включали! Зато теперь по собственным сигналам «Рапторов» можно было уточнить их положение в пространстве.

На дистанции семьдесят километров гвардии полковник Шпак захватил цели, а на удалении полусотни километров нажатием гашетки выполнил пуск сразу по двум «Рапторам» F-22 двумя ракетами Р-27ЭТ. Рядом прочертили стрелы инверсии ракеты, выпущенные остальными летчиками «Русских витязей».

Американские тактические истребители пятого поколения отстрелили тепловые ловушки и начали маневрировать, чтобы с большими перегрузками уйти от неожиданной атаки. Но все это было тщетно — головки самонаведения уверенно держали цели, «различая» их на фоне тепловых помех, а сами ракеты Р-27ЭТ могли маневрировать с перегрузками до восьми «G».

Гвардии полковник Шпак увидел яркие вспышки — это несколько ракет настигли отчаянно маневрирующих «Орлов-могильщиков». Американские истребители превратились в облака пылающих обломков. Пилоты успели катапультироваться, но что с ними сделают на земле, в развалинах Москвы…

Так или иначе, но американцам очень сильно не повезло.

— Я Витязь-1, захожу в атаку! Ведомый, прикрой!

— Понял, командир, выполняю.

Завязался ночной ближний бой — «собачья свалка» с завязанными глазами! Четверка непревзойденных истребителей Су-35С, пилотируемая лучшими в мире асами, против вдвое большего числа F-22 «Раптор».

Гвардии полковник Игорь Шпак включил нашлемный прицел и тут же на крутом вираже захватил коллиматорным визиром ведущий «Раптор» с двумя нулями на хвостовом оперении. Командир американской тактической эскадрильи попытался быстрым двойным виражом выскользнуть из захвата Су-35С, но с командиром «Русских витязей», налетавшим более двух тысяч часов на самолетах Л-39, МиГ-23, Су-27 и Су-35, этот трюк не прошел. Истребитель Игоря Шпака висел за хвостом, как привязанный.

В маневренности американский истребитель пятого поколения F-22 «Раптор» уступал русскому «продвинутому» истребителю предыдущего — четвертого поколения Су-35С.

На «Рапторе» установлены два турбореактивных двигателя Пратт-Уитни F119-PW-100 — дальнейшее развитие двигателей семейства F100. А на русском «Суперфланкере» Су-35С — уникальные серийные реактивные «сердца» НПО «Сатурн» — «117С»!

Плоские сопла двигателей американского «Орла-могильщика» имеют неподвижные боковые стенки и подвижные верхние и нижние панели, предназначенные для регулирования площади поперечного сечения сопла и отклонения вектора тяги по вертикали. В отличие от русского суперистребителя Су-35С, они отклоняются только синхронно, что не позволяет использовать управляемый вектор тяги для управления по крену.

А вот у русского истребителя поколения «4++» Су-35С сопла управляемого вектора тяги могли отклоняться одно от другого, и при этом УВТ было интегрировано в единую систему управления вместе с уникальной, «фирменной» аэродинамикой ОКБ Сухого.

Американцы высокомерно заявляли: «Аэродинамику придумали те, кто не может создавать мощные двигатели!» Но русские опровергли и это чванливое высказывание! Советские и их наследники — русские истребители базовой модели Су-27 и МиГ-29 — сочетали в себе мощь двигателей и высокоэффективную аэродинамику!

А уникальная оптико-локационная станция ОЛС-35, разработанная Уральским оптико-механическим заводом, могла отслеживать несколько целей одновременно. Многоканальный автомат захвата и сопровождения целей обеспечивал высокую точность наведения даже в условиях мощного радиоэлектронного противодействия.

Раскрашенный звездами и полосами, «Орел-могильщик» метался в перекрестье прицела многофункционального индикатора на фоне лобового стекла. F-22 пытался уйти, но тщетно… Американский летчик умудрился даже выполнить пуск ракет по преследовавшему его Су-35С! «Орел-могильщик» выполнил форсированный боевой разворот и оказался лоб в лоб с русским истребителем поколения «4++». И тут же огненные стрелы ракет ближнего боя AIM-9X «Improved Sidewinder» ударили по «Русскому витязю»!

Однако сплав высоких русских технологий и русского боевого духа позволил Игорю Шпаку не только уйти, казалось бы, от неминуемой гибели, но и продолжить преследование «Раптора»! Русская оптико-электронная станция, не прерывая режима «захват-сопровождение цели», автоматически отследила пуски ракет с борта американского истребителя. И тут же сразу вылетели две сверхвысокоманевренные ракеты малого радиуса действия Р-74. Они поразили одну из AIM-9X «Improved Sidewinder». А от второго «бокового удара» гвардии полковник Шпак легко ушел, выполнив «Кобру Пугачева». Элегантный русский истребитель вдруг вздыбился, «встав на хвост», будто законы аэродинамики перестали на него действовать! Но это было не так — просто аэродинамика Су-35С была «сверхчистой», сопряженной с мощью всеракурсных реактивных двигателей «117С». Американская ракета ближнего боя AIM-9X «Improved Sidewinder» пронеслась мимо русского истребителя, потеряв зависшую «между небом и землей» цель и самоликвидировалась где-то совершенно в стороне.

А яростный ночной воздушный бой продолжался! В очередной раз американский «Могильщик» попытался вырваться крутым виражом, но гвардии полковник Игорь Шпак резким движением вбок ручки управления положил свой Су-35С на левое крыло, а потом сразу же, резко взял ручку управления на себя и тут же отпарировал пространственную эволюцию сектором газа. Су-35С резко, «на ноже», развернулся буквально «вокруг хвоста». Это была «Кобра Пугачева», только выполненная на боку, в горизонтальной плоскости! Такая пространственная фигура боевого пилотажа называется «Хук»! Выполнив ее, Игорь Шпак на головном Су-35С оказался как бы внутри траектории виража «Раптора». Дистанция для атаки в процессе маневрирования сократилась до минимальной, но это не стало преградой для командира «Русских витязей».

«Пуск разрешен» — палец мягко жмет гашетку, и сверхманевренная ракета Р-74 ближнего боя сходит с подкрыльевого пилона. Ее полет недолог — взрыв разрушает потоком стальных стержней и осколками сопла американского истребителя, и F-22 «Раптор» валится в штопор. Пилот катапультироваться не успевает. Видимо, замкнуло что-то там в чересчур «умной» электронике!.. Что ж, «кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет»! Так сказал святой благоверный князь Александр Невский. И духовные наследники его ратного дела — «небесные воины», «Русские витязи» — воплотили эти грозные слова в реальность с помощью новейшего русского оружия!

Ведомый, гвардии подполковник Эдуард Жуковец успел заметить летящие в их сторону «Сайдуиндеры».

— Командир, справа-сзади ракеты!

— Понял. Спасибо, Эдик!

Игорь Шпак резко взял ручку на себя, выполняя «Кобру Пугачева», Эдуард Жуковец в точности повторяет его маневр. Американские ракеты класса «воздух-воздух» проносятся мимо вздыбившихся русских истребителей. Два Су-35С «ложатся на спину», используя отклоняемые сопла двигателей с управляемым вектором тяги, выполняют «полубочку» и оказываются лоб в лоб с атаковавшими их американскими истребителями «Раптор».

Дистанция — каких-то двести метров, для ракет слишком близко. И в ход идут автоматические пушки — все решает скорость реакции летчиков и их боевой опыт. Шестиствольные «Вулканы» американских истребителей изрыгают потоки 20-миллиметровых снарядов с сердечниками из обедненного урана, но они поражают лишь воздух. А вот огонь 30-миллиметровых «скорострелок» ГШ-301 гораздо более точен, хоть и не так эффектен. Игорь и Эдуард были быстрее, огневой контакт длился всего лишь пару секунд, а то и меньше. За ничтожно малое время в воздух изверглось под сотню килограммов раскаленного металла. И при этом в цель попало всего-навсего по полсотни 30-миллиметровых снарядов. Но этого оказалось достаточно, чтобы взорвать оба американских истребителя.

А пара «Су-тридцать пятых» взвилась вверх, а потом переворотом обрушилась в пикировании на еще одну пару «Рапторов».

Превосходство русских истребителей было полным, несмотря на количественное преимущество американцев. Прицельные системы, электроника, оружие тоже были не хуже, чем у «звездно-полосатых», а двигатели и аэродинамика — несоизмеримо лучше. Опыт боевого пилотажа тоже был примерно равен, так что все решала воля.

Все и всегда решала, решает и будет решать воля. Воля каждого отдельно взятого человека. Не выдумка американских пропагандистов из Голливуда про «human views», а именно осознание важности того, что делаешь, для каждого бойца помогло Советской Армии выстоять под Сталинградом, на Курской дуге, освободить Севастополь, покорить Берлин!

Сейчас воля четырех «Русских витязей» подавила напрочь волю «белоголовых орланов». Рев турбин, сияние форсажного пламени, инверсионные следы ракет и пушечные очереди, расчерчивающие небо, взрывы, мат и ругань на двух языках в эфире, и это все — в предельно сжатые скоростью и огнем секунды.

Мгновения жизни и смерти.

* * *

Американские, типа «лучшие в мире», истребители эскорта дрогнули. Из восьми «Рапторов» была сбита ровно половина. И теперь истребители Су-35С «Русских витязей» пошли в атаку на бомбардировщики. Два широких «летающих крыла», созданных по технологии «Стелс», были обречены. «Русские витязи» решили выбить дух из американских «Спиритов»!

Игорь Шпак шел в лобовую атаку на американские стратегические «Стелс»-бомбардировщики. Снова — воля против воли, а под крылом расстилаются подмосковные леса. А значит — рычаг управления двигателем на полную! Форсаж!

Четверка Су-35С неслась на пару «Спиритов». Громадные треугольные тени пытались выполнить маневр уклонения, но мощи четырех бесфорсажных двигателей F-118 — GE-100 тягой по 8600 килограммов явно не хватало. Кроме того, В-2В «Спирит» имеет еще и серьезные ограничения по режимам полета, связанные с аэродинамикой и «нежной» электронной начинкой.

* * *

Эти гигантские, с размахом крыльев более полусотни метров, самолеты, сверху похожие на бумеранги, стали одновременно и триумфом американского авиастроения, и его самым оглушительным провалом.

Согласно планам руководства Стратегического авиационного Командования изначально будущий бомбардировщик предназначался для прорыва на больших и средних высотах к объектам, расположенным на территории вероятного противника (читай — СССР), имеющего сильную ПВО. В число первоочередных целей, подлежавших уничтожению в первый день «будущей», а теперь уже и нынешней, Третьей мировой, входили мобильные пусковые установки баллистических ракет на железнодорожных платформах, являвшиеся для ЦРУ и Пентагона источником постоянной головной боли, а также сильно защищенные командные пункты. В последующие дни конфликта все уцелевшие машины этого типа должны были использоваться против крупных группировок сухопутных войск. Помимо этого на экипажи возлагалась обязанность ведения радиоэлектронной разведки.

При взлетной массе более ста восьмидесяти тонн и боевой нагрузке двадцать две с половиной тонны «Спирит» В-2 мог пролететь одиннадцать тысяч километров, а с одной дозаправкой в воздухе — восемнадцать тысяч километров. Скорость полета над уровнем моря равнялась 780 километров в час, крейсерская на большой высоте — 850 километров в час и максимальная — около тысячи километров в час. Потолок «невидимки» превысил 12 000 метров.

Важнейшим направлением работ было признано снижение радиолокационной заметности. Уменьшение величины сигнала РЛС, отраженного от поверхности самолета, можно достичь за счет уменьшения эффективной отражающей поверхности планера. Это достигается двумя путями: устранением в конструкции планера элементов, эффективно отражающих радиосигнал, и применением радиопоглощающих материалов — конструкций и покрытий.

Хорошо отражают радиоизлучение любые стыки поверхностей, например крыла с фюзеляжем, выступающие элементы конструкций — антенны и вооружение на внешней подвеске, первые ступени компрессоров двигателей. Поэтому для эффективного уменьшения поверхности рассеивания самолета он не должен иметь резких граней, крыло должно плавно сопрягаться с фюзеляжем, киль желательно вообще убрать или заменить на такие стабилизирующие поверхности, которые бы плавно сопрягались с фюзеляжем, лопатки компрессора двигателя необходимо спрятать глубоко в фюзеляж или толщу плоскостей, с подводом воздуха по изгибающемуся каналу. При этом воздухозаборники должны иметь покрытие из радиопоглощающих материалов, вооружение необходимо расположить внутри фюзеляжа, а антенны и приемники воздушного давления не должны иметь больших выступающих поверхностей. Эта довольно сложная проблема не решена еще полностью и сейчас.

Под все эти параметры как раз и подходит аэродинамическая схема «летающее крыло».

Но у такой схемы значительно меньше запас устойчивости, чем у классической, поэтому на самолете необходимо применение электродистанционной схемы управления и мощной ЭВМ, следящей за устойчивостью машины. Радиопоглощающие материалы, снижающие заметность самолета, изготавливают как в виде специальных покрытий, основанных на ферритовых составляющих, так и в виде композиционных материалов, основой которых служат соединения на основе углерода с наполнением из железных игл или частиц, расположенных в определенном направлении. Все эти меры должны уменьшить отраженный сигнал до минимума или вовсе поглотить его.

Не менее важным в создании техники «Стелс» является снижение уровня теплового излучения. В случае если этот параметр не будет учитываться, то самолет можно будет засечь с помощью тепловизионной аппаратуры и уничтожить ракетами с ИК ГСН. Существуют три основных источника теплового излучения: двигатель, реактивная струя и элементы конструкции, наиболее нагреваемые трением воздушного потока. Для снижения тепловой заметности двигателя необходима выхлопная система, ограничивающая излучение наименьшим углом. Для этого должны использоваться плоские реактивные сопла. А для снижения заметности истекающей струи необходимо либо смешать потоки основного и внешнего контуров двигателя, либо сформировать вокруг реактивной струи экранирующий поток из холодного наружного воздуха. Для снижения же температуры элементов конструкции, нагреваемых трением о воздух, можно использовать систему охлаждения, основанную на циркуляции топлива вдоль наиболее горячих поверхностей самой машины.

Подавление излучений собственных бортовых радиоэлектронных систем самолета тоже является довольно сложной проблемой.

В зарубежных источниках описывались следующие пути ее решения: размещение радиоэлектронного оборудования в едином экранированном отсеке. Размещение аппаратуры под радиопоглощающими обтекателями с радиопрозрачными окнами, которые могут открываться и закрываться в зависимости от необходимости, ограничение числа и размеров антенн.

Снижение инверсионного следа и уменьшение дыма в газах достигается благодаря применению химических присадок к топливу, которые изменяют размеры водяных капель, образующихся в «реактивном выхлопе». Визуальная заметность может быть снижена активным камуфляжем, то есть применением устройств, согласующих яркость отраженного от поверхности самолета света с фоном неба или земли. Все эти данные были получены в ходе реализации программы «Эхо Код», организованной управлением перспективных исследований ВВС. В итоге была предложена форма самолета, наиболее полно удовлетворяющая полученным данным.

Конструкция В-2В «Спирит» выполнена из сотово-композитных материалов. Каждая ячейка такого материала представляет собой пятиугольную в сечении трубку длиной около 100 миллиметров, продольная ось которой расположена параллельно продольной оси самолета. Внутренний объем трубки заполнен радиопоглощающим материалом, плотность которого повышается в направлении от переднего среза к заднему. В результате энергия электромагнитных волн частично поглощается многослойным покрытием, а затем наполнителем трубки и ослабляется при многократном отражении от ее внутренних стенок. Помимо этого в некоторых местах планер самолета покрыт радиопоглощающей ферритовой краской.

Однако при определенных длинах волн для самолета имеет большее значение эффективная поверхность рассеивания, чем заложено в требованиях ВВС. Это заставило ВВС США принять решение о проведении дополнительных работ по снижению заметности, потребовавших еще около двухсот миллионов долларов и привлечения специалистов с «Боинга» и «Локхида». Кроме того, в конструкцию В-2 внесли ряд других изменений.

О бортовой электронике стоит сказать особо. Согласно сведениям, опубликованным в западной прессе, в состав БРЭО В-2 входит многорежимная РЛС AN/APQ-181 фирмы «Хьюз», предназначенная для обнаружения воздушных и наземных (надводных) целей. Радар имеет две разнесенные по планеру конформные антенные решетки.

В зависимости от высоты полета РЛС может «просматривать» полосу земли, лежащей под самолетом, на ширину до 240 километров.

В распоряжении экипажа имеется также обзорная тепловизионная система FLIR. На бомбардировщике установлена также аппаратура радиотехнической разведки, радиовысотомер HANIUAL с малой вероятностью перехвата сигнала, инерциальная навигационная система, канал обмена информацией с разведывательными спутниками, аппаратура связи VILSTAR, система РЭБ ZSR-62, аппаратура целеуказания, предназначенная для применения управляемых боеприпасов JDAM, навигационная система TACAN, приемник радиотехнической посадочной системы VIR-130 и различные датчики, сигнализирующие об изменении обстановки за бортом.

Однако даже такой «навороченный борт» не удовлетворял военных. В конечном итоге в протоколе о завершении испытаний в конце января 1993 года говорилось: «ВВС получили… менее заметную машину, чем это обуславливалось требованиями контракта». В то же время в документе отмечалось, что «…на некоторых режимах величина ЭПР не играет большой роли, поскольку некоторые средства противовоздушной обороны, создание которых было спрогнозировано в 1982 г., так и не появились».

Кроме того, оценка давалась с учетом опыта применения малозаметных самолетов F-117A, полученного в ходе войны в Персидском заливе. Научная комиссия министерства обороны согласилась с экспертами ВВС в том, что в определенных случаях не стоит требовать точного выполнения технического задания, поскольку это не увеличит вероятность выживаемости самолета, а расходы и так уже превышают полученные преимущества. Надо сказать, что к концу 1990 года стоимость В-2 «Спирит» возросла до 865 миллионов долларов.

Баснословная цена самолета потребовала и организации уникальной системы учебно-боевой подготовки экипажей.

«Я вполне сознаю, насколько дорог В-2, — говорил на одной из пресс-конференций генерал Чейн. — Мы совершенно не собираемся, получив эти машины, использовать их для ежедневной летной подготовки экипажей, как это обычно делается с другими боевыми самолетами. Я думаю, что необходимо применить подход, апробированный нами при эксплуатации стратегического разведчика SR-71».

Совместные испытания советских МиГ-29, полученных США после воссоединения Германии из состава ВВС ГДР, тоже не добавляли оптимизма разработчикам и эксплуатантам «Спирита».

Как правило, западные газеты тогда наперебой рассказывали о потрясавших воображение маневренных качествах советских истребителей МиГ-29. Но что же касается бортового радиолокационного оборудования и вооружения, то в этих газетах «обтекаемо» говорилось о том, что они почти не уступают американским образцам, но имеют устаревшую элементную базу.

Но секрет сохранить не удалось. Участвовавший в этой программе летчик-испытатель Ларри Нильсен все-таки проговорился в беседе с Робертом Дорром, сотрудником «World Air Power Journal», о превосходстве советской боевой электроники. В частности, он сказал о том, что радар Н-019 разработки НПО «Фазотрон», установленный на МиГ-29, «видит» В-2В «Спирит» даже на фоне земли!!! По его мнению, почти наверняка можно предположить, что бортовые локаторы русских истребителей МиГ-31 и Су-27 также способны отсеивать и выделять такую цель, причем на гораздо большей дальности!

Репутация «Стелсов» оказалась сильно подмоченной.

После того как эта информация попала в печать, в прессе поднялась волна критики администрации и Пентагона, «занимающихся тратой средств налогоплательщиков на не оправдывающие себя проекты».

«Верните наши деньги!» — наперебой орали газеты. «Двадцать процентов средств, затраченных на „невидимки“, хватило бы на полное преодоление последствий абортов!», «Нам нужны новые пособия по безработице, а не новые бомбардировщики!».

Согласно утверждению представителей ВВС, стоимость первых десяти самолетов составила тридцать три миллиарда двести миллионов долларов!

Стоимость следующей пятерки обошлась налогоплательщикам еще в шесть миллиардов долларов. А цена одного «Стелс-бомбовоза» оценивается в миллиард двести миллионов долларов!

Необходимо отметить, что боевая мощь находящихся в настоящее время на вооружении американской авиации стратегических «невидимок» в значительной степени эфемерна. Впрочем, судите сами. Основная масса самолетов, принадлежащая к десятой серии, имеет ограничения по взлетной массе до ста тридцати восьми с половиной тонн, а также и по величине перегрузки, и потому неспособны совершать полеты на малых высотах.

Обновленные бомбардировщики двадцатой серии, которые оснащены системой целеуказания GATS/GAM, обеспечивающей с серьезными ограничениями применение высокоточных боеприпасов с комбинированным инерциально-спутниковым наведением JDAM массой до девятисот семи килограммов, запаздывают с вводом в строй. До стандарта «двадцатой серии» были доведены два бомбардировщика В-2В «Block-10».

Бортовой комплекс радиоэлектронного оборудования обеспечивает модернизированным «Спиритам» выполнение длительного полета в режиме следования рельефу местности на высоте до шестидесяти метров. Возможности радиолокатора позволяют «запоминать» положение обнаруженных наземных целей с визуализацией изображения, которое можно сравнить с хранящимися в «памяти» образами целей. Состав БРЭО дополнен системой спутниковой связи MILSTAR. Система управляемого вооружения обеспечивает применение высокоточных боеприпасов с инерциально-спутниковым наведением.

Последней новинкой, применение которой должно серьезно повысить боевой потенциал «Духов», являются крылатые ракеты AGM-137 TSSAM и AGM-158 JASSM. Каждый бомбардировщик может поднять по восемь боеприпасов этого типа, размещаемых на двух четырехпозиционных пусковых установках.

Есть мнение, что весь комплекс работ над созданием и доводкой стратегического малозаметного «Стелс-бомбардировщика» является гениальной провокацией КГБ СССР. Вероятно, что правды об этом мы не узнаем никогда, но факты вещь упрямая, и они говорят совершенно однозначно — проект В-2В «Спирит» с самого начала был технической аферой по выкачиванию денег из бюджета США. Так что американцы, ввязавшись в бессмысленную гонку с самими собой, в конце концов проиграли.

И сейчас звено «Русских витязей» на элегантных и грозных истребителях Су-35С ставило жирную точку в этой затянувшейся афере!

* * *

Промахнуться по такой неуклюжей цели, как треугольный В-2В «Спирит» с размахом крыльев более полусотни метров, было просто невозможно! Гвардии полковник Игорь Шпак отклонил ручку управления от себя, опуская острый нос своего Су-35С. Оптико-локационная станция ОЛС-35 надежно держала огромную цель в стробах захвата.

— Я Витязь-1, пуск произвел! — бросил в эфир короткое радиосообщение гвардии полковник Игорь Шпак и мягко нажал на гашетку на массивной ручке управления самолетом. Оставшиеся две ракеты Р-27ЭР покинули размещенные между мотогондолами двигателей подфюзеляжные пилоны подвески.

Расположенные тандемно, одна за другой, авиационные катапультные установки АКУ-470 метнули ракеты класса «воздух-воздух» во врага. А спустя пару секунд включились маршевые реактивные двигатели. Огненные стрелы с полуактивными радиолокационными головками самонаведения пронзили головной В-2В «Спирит». Огромный треугольный бомбардировщик-ракетоносец содрогнулся от двух почти синхронных взрывов.

Два пилота в специальных противолазерных электронных очках и массивных летных шлемах искренне считали, до недавнего времени, что управляют самой совершенной и неуязвимой системой авиационного вооружения. Еще бы! Похожий на черного распластанного ската-манту стратегический малозаметный бомбардировщик-ракетоносец мог нести в своем чреве свыше 18 тонн боеприпасов — бомб и самонаводящихся ракет. Его защита была основана на самой совершенной и проработанной технологии малозаметности и различных системах радиоэлектронной борьбы.

Правда, это было не совсем так. После объединения ГДР и ФРГ новейшие по тем временам истребители МиГ-29 попали в объединенные Бундеслюфтваффе. Два этих самолета были переданы в НАСА и ВВС США. Помимо великолепных летных качеств, экспертов просто шокировало вооружение и радиоэлектронное оборудование советского истребителя. Оказалось, что их радиолокатор Н-019 производства НПО «Фазотрон» «видит» невидимок даже на фоне земной поверхности! Что уж тут говорить о более современных Су-27 и МиГ-31.

Но как бы то ни было, самолет все равно был хорош, и пилоты в нем отличались соответствующей подготовкой. Но они и не думали, что столкнутся в бою с новейшими русскими истребителями Су-35С, которые пилотировали к тому же «Русские витязи».

— Мы подбиты! Падаем! — завопил второй пилот.

— Переходим в штурвальный режим! — сцепил зубы командир воздушного корабля-«невидимки», тщетно пытаясь штурвалом отпарировать резкие броски стосорокатонного бомбардировщика.

— Но это невозможно! Бортовой компьютер не реагирует на команды.

— Немедленно связь с базой!

— Невозможно, сэр! Аппаратура телекодовой связи отказала.

— Да что за хрень! В этом корыте хоть что-нибудь работает?!

— Двигатели, сэр.

В ту же секунду оба пилота услышали, как плавно затихает гул турбин. Широкоэкранные цветные индикаторы показывали то же самое — постепенное снижение мощности всех четырех турбореактивных двигателей.

— Катапультирование! Немедленное катапультирование!

К счастью, система катапультирования, хоть и имела электронную начинку, но была продублирована еще и механикой. Отлетели крышки люков, и вверх вылетели катапультные кресла пилотов. Раскрывшиеся парашюты зависли над ночной планетой, а чуть дальше, накренившись на крыло, падал «Спирит».

Полыхнуло горючее, вырвавшееся из разгерметизированных топливных баков. Вы видели когда-нибудь, как сгорает один миллиард двести миллионов долларов? Зрелище — вполне голливудского размаха! Головной бомбардировщик развалился в воздухе, истекая яркими брызгами огня.

Его ведомый попытался было уйти на сверхмалую высоту, где он имел бы какие-нибудь призрачные шансы на спасение, но и его настигли два самонаводящихся огнехвостых дьявола С-27ЭР. Это отстрелялся ведущий второй пары «Русских витязей» — гвардии полковник Виктор Ашмянский.

Экипаж второго «Спирита» тоже не стал испытывать судьбу и спешно покинул обреченный «бомбардировщик-невидимку».

* * *

— Я Витязь-1, пуск произвел, цель поражена!

— Я Витязь-3, пуск произвел, цель поражена!

— Витязи, уходим домой.

— Я Витязь-2, прием. Командир, топлива не хватит. У меня уже «окурок» горит.

«Окурок» — индикатор аварийного остатка топлива, горел уже в кабинах всех четырех истребителей Су-35С. За время ночного воздушного боя самолеты израсходовали практически весь запас горючего, а сами они удалились уже на порядочное расстояние не только от Москвы, но и от Подмосковья.

Командир «Русских витязей» нажатием клавиши вызвал на один из двух многофункциональных цветных экранов тактическую карту местности. Хоть, в принципе, и так помнил район полетов на таком удалении от базового аэродрома. «Русским витязям» приходится много летать по самым разным маршрутам, так что штурманские навыки есть у всех. Тем более что в кабинах суперсовременных истребителей находятся летчики в званиях полковников и подполковников.

— Я Витязь-1, идем на посадку в Липецк. Ближе авиабаз нет, только Краснодар, но до него мы не дотянем.

— Вас понял, командир, выполняем.

Звено Су-35С «Русских витязей» легло на новый курс.

Глава 11 ГРОЗОВАЯ БАЛТИКА

Ракетная бригада оперативно-тактических комплексов «Искандер» Ленинградского военного округа успела «отработать» по своим целям. Польская база американских противоракетных систем «Пэтриот РАК-3» и THAAD была стерта с лица земли.

Все еще держался город-крепость Кенигсберг-Калининград, осажденный Королевским флотом Великобритании. Англосаксы бросили против русской крепости несоизмеримые силы: новейший авианосец «Куин Элизабет» и порядком уже устаревший «Илластиес» типа «Инвисибл», а также два универсальных десантных корабля «Альбион». Окруженные сворой эсминцев, фрегатов и корветов боевого охранения, они послужили основным «ядром» сил агрессии Великобритании против России.

* * *

Авиационно-ракетная атака англичан была страшной — англичане действовали, явно подражая своим «старшим товарищам» по блоку НАТО. На Калининград обрушились «Томагавки» с атомных подводных лодок «Викториус» и «Вэнгард» одноименного проекта. Так же они действовали и в марте 1999 года против Югославии. Тогда удар крылатыми ракетами «Томагавк» совместно с американскими ударными кораблями нанесла и АПЛ Королевского флота. Теперь против России действовали две такие субмарины из четырех, имеющихся в составе Royal NAVY. Кроме того, в атаке участвовали и две из трех построенных многоцелевых АПЛ: «Аститьют» и «Артфул». Подводно-ракетный удар поддержали американские стратегические ракетоносцы. Шесть «стариков» В-52Н поднялись с английской авиабазы Фэрфорд и выпустили по Калининграду вдобавок еще и сорок восемь крылатых ракет AGM-86C. Эти ракеты были уже порядком устаревшими, собственно, как и их носители, но для атаки такого крупного объекта, как русский город-крепость, подходили.

Шестерку «Стратофортрессов» прикрывали польские истребители F-16C block 52 с белыми орлами на высоких острых килях и бело-красными «шахматными» шевронами.

Авиационные части соседних с Прибалтикой государств находились здесь по принципу ротации, прикрывая воздушное пространство стран Балтии согласно взаимным договоренностям. Служба здесь шла ни шатко ни валко, в основном летчики выполняли патрульные облеты территории и прибрежных вод. Совсем недавно на латвийскую авиабазу Зокняй под Шяуляем перебазировалась Вторая тактическая эскадрилья «Sily Powietrzne Rzeczypospolitej Polskiej». Они сменили здесь отлетавших на «Торнадо» и «Еврофайтерах» немцев.

К счастью, массированная ракетная атака англосаксов и их приспешников достигла своей цели лишь частично. Разрушения в городе были просто чудовищные, были повреждены и уничтожены и объекты береговой обороны. Полностью уничтоженной оказалась и штаб-квартира дважды Краснознаменного Балтийского флота в Калининграде и 522-й узел связи. Также был разрушен и штаб ВВС и ПВО Балтийского флота на Советском проспекте в Калининграде.

Судостроительный завод «Янтарь» пылал. Рабочие сами взорвали на стапелях корпуса так и не достроенных для Русского флота корветов и фрегатов. А потом с оружием в руках присоединились к морским пехотинцам, спешно занимавшим оборону вокруг города и в нем самом.

Разрушена практически до основания военно-морская база Балтийск, но вот только основных кораблей там не оказалось. Только лишь соединения тральщиков и малых противолодочников Охраны водного района (ОВР). Да и то маленькие противолодочные кораблики проекта 1331М умудрились сбить два польских тактических истребителя F-16С block 52!

Пара ляхов так увлеклась налетом, что решила продемонстрировать свою крутость и проштурмовать надводные цели. Но их встретили дымные стрелы русских ПЗРК «Стрела-2М» и очереди шестиствольных сверхскорострельных артустановок АК-630М, которые наводились по данным локаторов обнаружения воздушных целей МР-352 «Позитив». Траекторию одного из польских истребителей пересек поток 30-миллиметровых бронебойных и осколочно-фугасных снарядов с самыми плачевными для поляка последствиями! Ведомый «Белый орел» не сумел уйти от двух сразу запущенных по нему «Стрел». Высоты не хватило…

* * *

Первыми встретили корабли НАТО балтийские подводники. Две дизель-электрические субмарины 123-й Бригады подводных лодок из Кронштадта отрабатывали совместное маневрирование в международных водах на траверзе датского острова Борнхольм.

Внезапно акустик головной субмарины Б-585 «Санкт-Петербург» услышал шумы винтов крупных надводных кораблей. А вслед за ними, уже в толще вод, — шум винтов крупного подводного объекта!

В Центральном посту «Санкт-Петербурга» молодой капитан второго ранга глянул на такого же молодого капитан-лейтенанта. Старпом только лишь недоуменно пожал плечами: атомная субмарина?! Здесь, на закрытом Балтийском ТВД?![20]

— Командир, ошибки быть не может, я лично проверил — параметры шумов и движения совпадают с таковыми у атомной многоцелевой подлодки класса «Вирджиния»!..

— Центральный пост, докладывает радиорубка: получен кодированный приказ о начале боевых действий. Началась война! Сообщения глушат, с трудом принял кодированную радиограмму!

Командир «Санкт-Петербурга» стиснул зубы. Что ж, война так война!

— Боевая тревога! Всем занять свои места согласно боевому расписанию. Отсекам — доложить о готовности!

— Внимание, Центральный пост, докладывает гидроакустик: контакт по пеленгу триста сорок градусов уточнен: АПЛ «Техас», класс «Вирджиния»! — Акустические сигнатуры каждого надводного корабля или подводной лодки уникальны, как отпечатки пальцев или капиллярный рисунок сетчатки глаза. И определить не только тип судна, но и его «лично», в принципе, не такая уж и сложная задача. Новый доклад гидроакустика расставил все точки над «i»: — Они открывают крышки ракетных шахт! Готовятся к стрельбе!

И сейчас этот атомный монстр длиной более ста метров и семь тысяч тонн водоизмещением готовился нанести скрытный удар своими высокоточными ракетами. «Техас» нес двенадцать пусковых шахт для крылатых ракет «Томагавк». По бортам в средней части корпуса АПЛ располагались четыре 533-миллиметровых торпедных аппарата, через которые можно было запускать и крылатые ракеты, и ПКР «Суб Гарпун», и самонаводящиеся торпеды. А через шлюзовую камеру американская атомная субмарина могла высаживать морских диверсантов.

Оснащенная новейшей боевой электроникой, разнообразными системами вооружения, АПЛ «Техас» превосходила по совокупной мощи систем управления и оружия любой другой подводный или надводный корабль в акватории Балтийского моря.

Но и русская многоцелевая ДЭПЛ тоже была лучшей в своем классе, идя на равных по оснащению с такими дизель-электрическими субмаринами, как немецкие проекта 212А. Б-585 «Санкт-Петербург» была первой русской субмариной однокорпусной архитектуры. Специальный водометный движитель вместо традиционного винта, двухкаскадные амортизаторы и вибропоглощающие фундаменты, на которых были установлены силовые агрегаты лодки, резино-полимерное покрытие корпуса лодки обеспечивали снижение акустической заметности по сравнению с «Варшавянкой» на несколько порядков! Горизонтальные рули из носовой части были перенесены на ограждение рубки, а новый гидроакустический комплекс обладал дальностью обнаружения в три раза большей, чем у «Варшавянки». Боевая информационно-управляющая система «Литий-М» могла отслеживать до пяти целей, как надводных, так и подводных одновременно, и выдавать данные для стрельбы по ним самонаводящимися торпедами, ракето-торпедами, противокорабельными ракетами подводного старта.

Американская атомная субмарина раскрыла люки ракетных шахт, в которых притаилась высокоточная смерть «made in USA». Началась отработка стартовой последовательности. Еще немного — и они устремятся на русские города!

Нельзя было этого допустить.

Все же акустическая заметность русской дизель-электрической субмарины «Санкт-Петербург» оказалась настолько малой, что даже совершенный гидроакустический комплекс АПЛ «Техас» с трудом смог обнаружить русскую субмарину. Обе субмарины «перехитрили» одна другую по части скрытности и сошлись теперь на малой, «дуэльной» дистанции.

В другом бы случае многоцелевая АПЛ «Техас» непременно утопила русскую дизель-электрическую подлодку. Четыре торпеды Mk.48 mod 5 ADCAP на дистанции одиннадцати кабельтовых — а это примерно чуть более двух километров — не оставят «Санкт-Петербургу» никаких шансов. Эти новейшие американские торпеды имели комбинированную систему наведения на цель: управление по проводам и собственную активно-пассивную гидроакустическую систему поиска цели. Кроме того, в них была реализована возможность повторной атаки в случае промаха. Обмануть их ложно-демонстрационными целями было практически невозможно.

Но американская АПЛ «Техас» готовилась к ракетной стрельбе, зависнув в водной толще без движения. И поэтому у русской многоцелевой ДЭПЛ «Санкт-Петербург» было сейчас подавляющее превосходство. И командир «Санкт-Петербурга» не стал его упускать!

Пришел доклад от гидроакустика и штурмана об уточненных данных для торпедной стрельбы.

— Удаление до цели — одиннадцать кабельтовых, глубина — сто метров.

— Ввести в БИУС параметры движения подлодки. Стрельба залпом из четырех торпедных аппаратов самонаводящимися универсальными торпедами УГСТ! Торпедные аппараты — товсь!

— Параметры стрельбы введены в БИУС. Расчеты выполняются. Данные для стрельбы по цели залпом получены.

— Торпедные аппараты — пли!

Внутри прочного корпуса лодки у моряков-подводников заложило уши от скачка давления, когда сжатый воздух выбросил из торпедных аппаратов смертоносные самонаводящиеся «сигары». Четыре торпеды УГСТ стремительно пошли прямо на американскую многоцелевую АПЛ «Техас» на скорости пятьдесят узлов, а это приблизительно около ста километров в час.

Но американцам в последний момент удалось сбить с курса одну из самонаводящихся торпед УГСТ. Еще одна прошла мимо цели.

Но зато обе оставшиеся ударили в кормовую часть атомной субмарины. Взрыв был страшен. Огненный пузырь лопнул беззвучно, а потом сверхзвуковая ударная волна в среде, в восемьсот раз более плотной, чем воздух, обрушилась на американскую атомную субмарину. Обшивка правого борта в кормовой части, куда пришлось попадание двух УГСТ, просто лопнула и вывернулась наружу стальными лохмотьями. Стальной поток воды ворвался внутрь, круша все на своем пути. Все, кто находился в кормовом, турбинном отсеке, погибли мгновенно.

Русские самонаводящиеся глубоководные торпеды УГСТ оказались весьма эффективными. Их система самонаведения была комбинированной — акустической, оптической на кильватерный след корабля противника и управление по проводу с длиной кабеля двадцать пять километров.

И в этот раз они «наповал» поразили более сильного и опасного врага!

— Цель поражена!

— Шум винтов прямо над нами! — доложил гидроакустик. — Глубинные бомбы! Нас бомбят!

Взрывы грохнули почти одновременно, ударные волны — по русской дизель-электрической субмарине. С сухим треском стали взрываться осветительные плафоны. На несколько душных секунд отсеки русской дизель-электрической субмарины погрузились во мрак, но потом включилось аварийное, красное освещение. Все же прочный корпус «Санкт-Петербурга» выдержал бомбардировку.

Нырнув под слой термоклина, разности в слоях морской воды, подлодка «Санкт-Петербург» ушла от преследования.

А вот «Техас», приняв во внутренние отсеки огромное количество воды, получил сильный дифферент на корму и едва оставался на плаву, потеряв ход. Но все же оставшимся в живых американским подводникам удалось удержать атомную субмарину на плаву. И более того — начать аварийное всплытие.

Вторая субмарина, знаменитая «Варшавянка», атаковала надводные корабли НАТО, помогая скоординированному удару надводных сил дважды Краснознаменного Балтийского флота.

* * *

Незадолго до начала вероломного нападения «ядро» дважды Краснознаменного Балтийского флота было перебазировано из Балтийска Калининградской области в Кронштадт и Санкт-Петербург. Основные силы Балтфлота: 128-я Бригада надводных кораблей, 71-я Бригада десантных кораблей вместе с 36-й Бригадой ракетных катеров, таким образом, были выведены из-под первого, внезапного, удара.

Обоим эсминцам типа «Сарыч» посчастливилось выйти в море и встретить противника в открытом бою. А не повторить печальную участь мощного советского линкора «Марат», разбомбленного в 1941 году прямо у причальной стенки «экспертом» люфтваффе — пилотом «Штуки» Хансом-Ульрихом Руделем.

Протяжный звук ревунов общей тревоги и топот матросских ботинок, отрывистые, четкие команды, хлопанье герметичных бронедверей, щелчки кремальер, задраивающих наглухо отсеки… С визгом проворачивались орудийные механизмы и элеваторы подачи снарядов, оживали экраны компьютеров и индикаторов кругового обзора корабельных РЛС.

И все это — под глухие раскаты взрывов. На величественные, не имеющие цены дворцы и новостройки жилых массивов, изящные улицы и площади, брусчатка которых помнила еще могучую поступь Петра Великого, на Санкт-Петербург рушились американские крылатые ракеты. Надписи на домах Невского проспекта: «При обстреле эта сторона улицы наиболее опасна», — снова приобрели актуальность. Эти трафаретные таблички остались в назидание от страшных времен блокады Ленинграда 1941–1944 годов. И вновь — спустя более чем полвека — они снова приобрели свой страшный смысл.

Эскадра дважды Краснознаменного Балтийского флота уходила навстречу врагу, оставляя за спиной пылающую Северную Пальмиру. В сердцах моряков-балтийцев пылала ярость. Они знали, что объединенные силы НАТО включают в себя надводные корабли и подводные лодки Англии, Польши, Эстонии и Латвии. Последние две были не просто «москитными», а просто-таки «мушечными», но и они представляли угрозу. Что же говорить тогда о более сильных корабельных группировках противника!

Впереди шел флагман дважды Краснознаменного Балтийского флота — ударный эсминец «Настойчивый» проекта 956 «Сарыч». Носовая двуствольная 130-миллиметровая артустановка была готова к бою. Так же как и две счетверенные установки непревзойденных противокорабельных ракет «Москит-М». Совсем недавно вооружение флагмана Балтфлота было усиленно двумя зенитными ракетно-артиллерийскими модулями «Кортик» — по одному с каждого борта. А на корме стерегли небо и водную гладь сверхскорострельные 30-миллиметровые шестиствольные пушки АК-630М.

В кильватерном строю позади него шел «собрат» — такой же эсминец «Беспокойный», только он модернизацию так и не прошел.

Вторая ударная группа Балтфлота состояла из трех фрегатов. Впереди шел «гроза пиратов» — новейший многоцелевой ударный корабль «Неустрашимый». Вдобавок к 100-миллиметровой носовой пушке и зенитному ракетно-артиллерийскому комплексу «Кортик» он был довооружен ударным ракетным комплексом «Уран». На каждом борту размещалось по четыре ПКР в транспортно-пусковых контейнерах. Второй фрегат, «Ярослав Мудрый», противокорабельный комплекс «Уран» нес штатно. Третьим в боевом строю бороздил воды суровой Балтики сторожевой корабль «Пылкий» проекта 1135.2. Он тоже был перевооружен двумя счетверенными ПКР «Уран».

Военные моряки решили встретить врага во всеоружии под сенью Андреевского флага! Это не было мужеством в их понимании. Просто балтийцам не оставалось ничего, кроме как ценой своей жизни не допустить вражеские корабли к Санкт-Петербургу!

Когда разваливался флот и увольняли высококлассных специалистов, «паркетные адмиралы» о людях как-то не думали. Не до того было на «большом попиле бабла». Но в лихую годину именно люди стали на защиту своего родного города — северной столицы России.

В противостоянии столкнулись две тоталитарные системы: одна с крепкой броней и увесистыми кулаками «Москитов» и «Уранов», а вторая — с более тонко организованной «нервной системой» под названием «Иджис».

Эсминцы типа «Сарыч» проектировались как ударные — для прикрытия конвоев, поддержки десанта. Или именно для таких вот баталий — когда одна эскадра сходится с другой! И в НАТО их не зря классифицируют как легкие крейсеры. Стремительные и маневренные, с мощным вооружением и броней, они представляли реальную угрозу противнику в открытом морском бою.

Но были у них и очевидные недостатки, которые, впрочем, довольно легко компенсировались. Дело в том, что на эсминцах проекта 956 «Сарыч» установлена только одна радиолокационная станция общего целеуказания «Фрегат». Она используется для обнаружения и надводных, и воздушных целей. А форма надстроек «Сарыча» такова, что этот корабль достаточно хорошо виден на радаре, то есть ни о какой технологии малозаметности говорить не приходится.

В целом же корабль был вполне эффективен в морском бою именно за счет своего мощного ракетно-артиллерийского вооружения. Вот только из семнадцати переданных в ВМС СССР «Сарычей» два наиболее современных эсминца продали Китаю, а остальные влачили весьма жалкое существование — вечно «не хватало денег» на ремонт, а работы по модернизации и вовсе были заморожены. На всех флотах России оставалось всего шесть, да и то в весьма плачевном состоянии. «В связи с нехваткой средств на срочный ремонт корабль исключен из списков флота и передан в ОРВИ для утилизации», — стандартная фраза-приговор практически для каждого из них.[21] А ведь некоторые из этих эсминцев и тридцати лет не прослужили!

И все же русские моряки на первом этапе противостояния сумели перехватить инициативу у извечной «Владычицы морей» и теперешних ее союзников.

А вот англичане русские противокорабельные ракеты перехватить не сумели. И это стоило жизни их новейшему авианосцу «Куин Элизабет».

Отблески факелов стартовавших «Москитов» озарили стремительные силуэты эсминцев дважды Краснознаменного Балтийского флота! После старта русские противокорабельные ракеты сделали «горку», а потом снизились до маршевой высоты полета — всего два десятка метров над поверхностью моря. Перехватить их было практически невозможно. Крылатая ракета ЗМ80-М не зря получила такое название. Подобно москиту, она хаотично меняет траекторию, уклоняясь от средств перехвата.

По классификации НАТО русская ракета ЗМ80-М называлась Sunburn — «Солнечный ожог», и для «Куин Элизабет» этот ожог оказался смертельным. Все четыре «Москита» поразили «плавучий аэродром Ее Величества». Две ракеты попали в самое незащищенное место — самолетоподъемники правого борта. Два взрыва прогремели в ангарной палубе, как раз там, где размещаются самолеты. И хотя сейчас практически все «Харриеры» и лицензионные вертолеты «Си Хоук» были на полетной палубе, разрушения оказались фатальными. Осколки разорвавшихся ракет разрушили заправочные магистрали авиатоплива. Бело-желтое керосиновое пламя вихрем прокатилось по внутренним помещениям атомного авианосца.

И в этот самый момент еще два «Москита-М» ударили в уже продырявленный борт на уровне ватерлинии! Жаростойкие плиты полетной палубы вздыбились, огненные вихри взрывов вырвались из внутренних отсеков огромного корабля, стальные переборки сминались и рвались, словно бумажные. В этом аду ревущего пламени и крушащегося металла хрупкие человеческие организмы просто не могли уцелеть. Море вокруг английского авианосца вскипело!

Сблизившись на среднюю дистанцию, оба ударных эсминца Балтфлота задействовали свою непревзойденную артиллерию.

Английские и русские канониры открыли огонь. Завязалась классическая артиллерийская дуэль времен Второй мировой войны. Американская система управления артиллерийским огнем, интегрированная в единую систему ИДЖИС, была эффективнее российской РЛС АО «Лев», но на такой дистанции это было несущественно. А вот русские снаряды против американских обладали большей начальной скоростью и могуществом боевого заряда. Кроме того, балтийская сталь оказалась все-таки понадежнее американской кевларовой защиты. В итоге артиллерийским огнем с «Настойчивого» и «Беспокойного» были потоплены сразу три английских эсминца типа «Дюк». Еще два получили серьезные повреждения.

И это неудивительно: ведь русская корабельная артсистема АК-130 является лучшей в мире! Два ствола 130 миллиметров калибром каждый, а темп стрельбы, как у автомата Калашникова, — восемьдесят выстрелов в минуту!

Представьте себе гигантский отбойный молоток со 130-миллиметровыми бронебойными и осколочно-фугасными снарядами! И вот он прошелся вдоль бортов и по надстройкам новейших английских «Стелс»-эсминцев. Из огромных пробоин при каждом попадании выплескивались потоки огня и дыма.

* * *

Не отставали от балтийских эсминцев и русские фрегаты. «Неустрашимый», «Ярослав Мудрый» и «Пылкий» шли на полном ходу в строю ордера ПВО вместе с малыми ракетными кораблями проекта 1234.1 и корветом «Стерегущий».

Выпущенные английскими эсминцами и фрегатами противокорабельные ракеты напоролись на заградительный огонь балтийского «москитного флота». Флот-то «москитный», да, как говорится: «Мал комарик, но больно кусает»! Советский Союз в свое время был лидером в разработке малых ракетных кораблей. И, кстати, когда два египетских ракетных катера советской постройки типа «Комар» утопили израильский эсминец «Эйлат», концепция асимметричного морского ответа получила подтверждение боем.

Теперь наследники морской мощи осколка великой империи шли в бой.

Одна за другой стартовали из вертикальных подпалубных установок ракеты 9М330 зенитного комплекса «Кинжал», к ним присоединились ракеты 9М311 ЗРАК[22] «Кортик». Они перехватили подлетающие к кораблю противокорабельные ракеты «Гарпун». Некоторые из них прорвались сквозь дальний огневой заслон, но были уничтожены потоками 30-миллиметровых снарядов сверхскорострельных пушек АК-630М. Английские ракеты достигли своей цели только в виде разлетающихся бесформенных обломков.

В атаку на русские корабли вышли еще и два польских фрегата класса «Оливер Х. Перри»: «General Kazimierz Pulaski», бывший американский «Clark» FFG-11 и «General Tadeusz Kosciuszko», бывший «Wadsworth» FFG-9.

Три русских фрегата озарились пламенем стартовых ускорителей противокорабельных ракет Х-35 «Уран». Умные «Стрелы» понеслись навстречу польским фрегатам «Оливер Х. Перри» на скорости 300 метров в секунду. Они неслись на высоте всего пяти метров над поверхностью моря — незаметные для американских радаров. Только уже на подлете, буквально за секунду, одна из башен системы «Вулкан-Фаланкс» развернулась, и шестиствольная пушка в упор ударила по подлетающим ракетам. Несколько ракет из подлетающей реактивной «стаи» превратились в огненные кометы. Но остальные поразили свои цели.

Польский фрегат «Генерал Казимеж Пуласки» получил попадание прямо в башню носовой 127-миллиметровой артустановки «Ото Мелара». Взрыв фугасно-проникающей боеголовки весом 145 килограммов вызвал детонацию носового погреба артбоезапаса. Вся носовая часть флагмана польского Военно-морского флота скрылась во всеразрушающем огненном смерче. Второй «Уран» пролетел сквозь облако пламени и ударил «польско-американский» фрегат прямо в «лоб» надстройки и превратил ее в пылающий кратер.

Второму польскому фрегату тоже не повезло: на него в атаку вышли два малых ракетных корабля: «Пассат» и «Гейзер». Они полыхнули огнем противокорабельных ракет. Бой на Балтике продолжался…

А на берегах «одетой в камень» Невы сотни тысяч глаз напряженно вглядывались в полыхающие на горизонте зарницы. Судьба Северной Пальмиры решалась сейчас там, среди волн седой и суровой Балтики: во вспышках выстрелов, отблесках орудийного пламени, сиянии трассеров. Вое и визге ходовых турбин и дизелей, сжатых приказах, среди водяных фонтанов взрывов.

Глава 12 ОГНЕВАЯ ПОДДЕРЖКА

Штурм позиций мотострелковой бригады полковника Сергея Перча начался после полуночи. Как всегда, начался он с массированного авианалета. Польские тактические истребители F-16C «block 52» под прикрытием польских же МиГ-29 попытались нанести удар высокоточными ракетами и американскими бомбами со спутниковым наведением.

Но ничего у них не вышло.

Командир ПВО мотострелковой бригады майор Никита Семихватов провел очень толковую работу, объединив положенные по штату зенитные средства и только что прибывшие зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С1» в единую сеть. Зенитно-ракетный дивизион и зенитный ракетно-пушечный дивизион мотострелковой бригады по штату насчитывали несколько десятков ЗРК «Оса-АКМ» и ЗРПК «Тунгуска-М1». Кроме того, имелось еще и несколько «Шилок». Но вся эта довольно внушительная огневая мощь была не слишком эффективна, не имея возможности своевременно обнаруживать воздушные цели.

В этом им помог дивизион «Панцирей» капитана Игоря Мельникова.

«Панцири-С1» разместили на наиболее угрожаемых участках таким образом, чтобы они могли обнаруживать тактические истребители и прочую летающую хрень «младоевропейских союзников» НАТО в пассивном режиме, без включения локаторов. Новейшие ЗРПК «Панцирь-С1» использовались не для ведения огня, а всего лишь — для выдачи целеуказания «Тунгускам», «Шилкам» и «Осам». Для этого же применялась и пассивная станция радиотехнического обнаружения «Эгида». Она была создана на базе знаменитой украинской «Кольчуги», но была более эффективной. Она позволяла с большой точностью вести разведку радиоэлектронных средств самолетов, вертолетов и «беспилотников» «вероятного противника». Ведь в полете они сами излучают в различных спектрах электромагнитных волн, облучают воздушное пространство и земную поверхность бортовыми радарами, ведут радиопереговоры.

Все данные по воздушной обстановке приходили на командный пункт взвода управления и радиолокационной разведки командира ПВО мотострелковой бригады.

— Обнаружена воздушная цель, — доложил оператор «Эгиды». — Цель групповая, скоростная, низколетящая. Азимут… Высота… Удаление… Идет курсом на нас.

— Параметры воздушной цели подтверждаю, — доложил оператор наведения ЗРПК «Панцирь-С1». Сейчас работала только его электронно-оптическая и тепловизионная аппаратура обнаружения и наведения целей.

Все мобильные установки были связаны наземной проводной радиосетью. Связь в телефонном режиме позволяла избежать обнаружения и обеспечивала стойкость к искусственным и естественным помехам. В случае же передислокации разъемы кабелей просто вынимались из гнезд коммутаторов.

— Вас понял, параметры движения целей приняты, — доложил оператор зенитного ракетно-пушечного комплекса «Тунгуска-М1». В отличие от двух предыдущих звеньев цепи ПВО, ему как раз и предстояло уничтожить воздушных агрессоров.

— Вас понял. С приходом в зону поражения цели — уничтожить!

— Есть цель уничтожить!

— Цель разделилась, ставит помехи! Самолеты отстреливают ложные цели.

— Пуск произвел! Ракеты пошли! Произвожу слежение за целями для уничтожения их пушечным огнем.

Из счетверенных транспортно-пусковых контейнеров вырвались ракеты 9М311, спаренные двуствольные зенитные 30-миллиметровые автоматические пушки 2А38 ударили навстречу подлетающим ракетам потоками огня, словно боевыми лазерами, как в «Звездных войнах»!

— Matka bozka!

Головной F-16C «Файтинг Фэлкон» Sily Powietrzne Rzeczypospolitej Polskiej[23] разлетелся по ночному небосводу огненными брызгами. То же самое произошло и с остальными ударными тактическими истребителями. Зенитные управляемые ракеты установок «Оса-АКМ» «жалили» насмерть. Польские МиГ-29 тоже попали под огонь зенитных установок. Уйти удалось лишь трем самолетам из восьми, а остальные превратились в чадные погребальные костры на земле.

У двух F-16C «block 52» на пилонах подвески кроме американских бомб со спутниковым наведением JDAM находились еще и противорадиолокационные ракеты AGM-88C «Харм», и они могли теоретически атаковать зенитные радиолокаторы русских.

Но практика войн в Югославии и Южной Осетии показала, что даже не слишком сильная, но рассредоточенная и автономная сеть противовоздушной обороны имеет успех в борьбе с гораздо более превосходящей авиационной группировкой. Так что польские тактические истребители F-16C «block 52» и вовсе имели ничтожные шансы на противодействие новейшим русским комплексам, действующим в режиме «точечного включения» ФАР-локаторов или вообще с использованием только лишь пассивных электронно-оптических и тепловых систем наведения.

Так получилось и на этот раз.

Зенитные самоходки оперативно сменили огневые позиции, чтобы избежать повторного поражения. А к ним уже подъехали транспортно-заряжающие машины с боекомплектом.

Теперь поляки ударили в полную силу. Танки и бронетранспортеры с польской пехотой пошли в атаку еще затемно, надеясь на технологическое преимущество американской техники, и в частности приборов ночного видения. Польские танки с ходу рассредоточились и открыли огонь на предельной дистанции три с половиной километра. Стреляли модернизированные «Леопарды-2А4», РТ-91 «Тварды», переделанные поляками Т-72. Грохот танковых орудий сливался в монолитный пульсирующий гул. Польские бронированные монстры били прицельно по огневым точкам русских. Их поддерживали чешские 155-миллиметровые гаубицы DANA на шасси мощных армейских тягачей «Татра». В ночное небо поднялись «беспилотники». Самолеты-роботы MQ-1A «Предейтор», MQ-1B «Скай Уорриор» и MQ-9 «Рипер» вились над передним краем обороны мотострелковой бригады полковника Сергея Перча. Огненные стрелы «Хеллфайров» и высокоточные бомбы со спутниковым наведением методично перепахивали позиции русской пехоты.

Американские «дроны» носились низко над полем боя, расстреливая солдат в окопах из подвесных пулеметных контейнеров, и бросали вниз малокалиберные бомбы малого диаметра SDB, так называемые «Small diameter bomb». По «беспилотникам» били из пулеметов и автоматов, но летающие киборги не знали страха или усталости, а их пилоты-операторы находились за линией фронта в удобных кондиционированных кабинах дистанционного управления.

Люди в окопах уже оглохли от грохота взрывов и треска пулеметных очередей. Но все равно стояли насмерть. Уже несколько раз польские реактивные системы залпового огня и гаубицы обрушивали на позиции мотострелковой бригады град реактивных и осколочно-фугасных снарядов. Но построенные заранее укрепления выдерживали огневые налеты. А мотострелки методично выкашивали наступающих поляков.

Роща, на опушке которой были вырыты окопы, уже давно была сметена залпами польских реактивных установок WR-40 «Langusta» и чешских 155-миллиметровых мобильных гаубиц «DANA».

Но русские отвечали огнем на огонь и делали это с убийственной точностью. Ночь озарялась вспышками взрывов, заревом пожарищ, сверканием трассирующих очередей. Молотили автоматические гранатометы, хлопали из-за обратного ската высотки минометы. Мотострелки держались, хоть и несли большие потери.

Танки подполковника Швендиха, бронетранспортеры и БМП были основательно врыты в землю и поддерживали огнем пехотинцев в окопах.


Командование Бронетанковых войск России все же сделало вывод из грузино-осетинского конфликта и начало внедрять современные прицелы, системы управления огнем и средства связи, но делалось это, как всегда, черепашьими темпами. Но все-таки делалось.

— Наводчик! Влево тридцать, дальность пять — танк противника! — проорал подполковник Швендих.

— Есть! Выстрел!

Грохнуло мощное танковое орудие, посылая на дистанцию в пять километров высокоточную смерть. Автомат заряжания уже досылал в ствол метательный заряд вслед за подкалиберным бронебойным снарядом. У пушки 2А46М5 — раздельное заряжание. Закрылся массивный затвор.

— Прямое попадание!

— Вправо пятнадцать, дальность три с половиной — танк противника. Огонь!

А в это время командир мотострелковой бригады на командном пункте выслушивал донесения и отдавал приказы. Основательно сделанный блиндаж раскачивался, словно рубка корабля в океанский шторм. С потолка прямо за шиворот сыпались пыльные струи. Сергей Перч матерился и орал в трубку старого полевого телефона.

— Джяляп! Это какой-то Сталинград, твою мать! В двадцать первом веке воюем, а самая надежная связь — по кабелю полевого телефона.

Это действительно было так. «Глушилки» НАТО работали на полную мощь, забивая радиоэфир помехами. А на всю мотострелковую бригаду было всего две рации с комплектом ЗАС.[24] Радиотехническая рота радиоэлектронной борьбы в мотострелковой бригаде полковника Перча была укомплектована лишь частично, и то уже довольно устаревшим оборудованием. Вот такие, елки, прихотливые «зигзаги» военной реформы: новейшие русские танки Т-90С с оптико-электронными прицельными комплексами, непревзойденные ЗРПК «Панцирь-С1» и допотопные полевые телефоны, изношенные «калаши», и БТР-80, которые и воюют-то только благодаря огромному советскому запасу прочности и надежности!

— Радист! Радист, мать твою!

— Я, товарищ полковник!

— Головка от… патефона! Связь давай с самоходным гаубичным дивизионом.

— Есть, выполняю.

Полковник Сергей Перч взял у него гарнитуру связи с наушниками и микрофоном. Радист переключил рацию на другой канал связи.

— Молот! Молот, я Сталь-3, прием! Как слы…

— Я Молот, прием, слышу тебя хорошо… — раздался в наушниках танкошлема голос командира огневого взвода 152-миллиметровых самоходок «Мста-С».

— Отсеки пехоту от танков! Передаю координаты…

— Работаю.

На поле боя поднялись фонтаны мощных разрывов осколочно-фугасных и шрапнельных снарядов. Стальной шквальный ветер осколков смел пехоту. Заодно под удар попали и несколько польских модернизированных БМП-1.

Полковник Перч оценил работу артиллеристов-самоходчиков — танки оказались без прикрытия полегшей пехоты. Да и сами бронированные «коробочки» с белыми орлами на башнях понесли потери. Несколько их осталось погребальными кострами стоять на поле боя.

— Танковый батальон, прием! Броня-1, прием. Контратакуйте танки противника!

Подполковник Владимир Швендих находился в своем командирском танке Т-90СК. Он не любил командно-штабные машины и предпочитал им надежную броню, крепкие гусеницы и мощное орудие «тезки» — Т-90СК «Владимира».

— В атаку, за мной!!! Строем уступа — вперед! Вперед! По бронированным целям, беглым — огонь!!!

Гремя и скрежеща стальными траками, громогласно ревя мощными тысячесильными дизелями, русские бронированные монстры устремились в атаку стальной лавиной. Дула танковых пушек озарились пламенем, и каждый снаряд находил цель. Новейшие электронно-оптические прицелы «Снегопад» из Гусь-Хрустального не уступали по качеству американским и французским ноктовизорам. Кроме того, они были надежнее в работе и менее «капризны», нежели их зарубежные аналоги.

Застывали подбитые «Леопарды» и «Тварды», летели вверх башни, сорванные чудовищными взрывами от детонации боекомплекта. Но и два русских танка застыли дымящимися руинами брони. Боевые машины гибли от прямых попаданий польских кумулятивных и бронебойно-подкалиберных снарядов. Заживо сгорели русские танкисты. Но боль за погибших товарищей переплавилась тут же в ярость к оккупантам, «наймитам» США, которые пришли на Русскую землю. «Кто с мечом к нам придет — тот от меча и погибнет! На том стояла и стоять будет Земля Русская»! — так сказал святой благоверный князь Александр Невский.

А дистанция между двумя танковыми лавинами сокращалась, теперь бронированные монстры крушили друг друга выстрелами в упор.

Командирский танк трясло и подбрасывало. С грохотом в башню врезался снаряд, но был отброшен подорвавшимися модулями активной брони. Автоматически включилась система защиты «Штора». Датчик определил источник лазерного излучения прицельного канала, и тут же выстрелили дымовые гранатометы, скрыв могучую боевую машину от опасности поражения управляемой ракетой. Но когда сорокашеститонный боевой монстр вынырнул из рукотворного тумана, то буквально лоб в лоб столкнулся с новой, куда более грозной опасностью.

— Б…дь!!! Он прет на нас! — заорал механик-водитель.

— Спокойно! Башню — стволом назад! — приказал Владимир Карлович Швендих. — Андрюха, тарань его на хрен! Всем приготовиться к столкновению. Сейчас посмотрим, действительно настолько ли тверд польский «Тварды»?!

Русский танк Т-90 «Владимир» и польский — РТ-91 «Тварды» пошли друг на друга в лобовую атаку. С ужасающим грохотом, от которого содрогнулась земля, как от взрыва мощного фугаса, с душераздирающим скрежетом мнущихся, как бумага, броневых экранов, два стальных бронированных исполина столкнулись.

Рывок был таким, что всех троих танкистов бросило вперед, и только подушки танкошлемов сохранили головы от роковых ударов. Но русский танк выдержал удар! Подполковник Владимир Швендих ощутимо приложился черепом об какую-то стальную деталь. Голова гудела, словно Царь-колокол, несмотря на защитный танкошлем. А наводчик-оператор даже потерял сознание.

От сотрясения сдетонировали модули динамической защиты. Русский «Владимир» оказался наверху польской «Тварды» и стал вминать его в грунт. Некоторое время со звериным ревом и лязгом стальные чудовища боролись, не уступая один другому.

— «Механ», газуй!!! — заорал подполковник Швендих. И вместе с сердцами трех русских танкистов в унисон еще больше забилось мощное дизельное сердце русского танка! Т-90 «Владимир» рванулся вперед — и «Тварды» попятился, а потом и вовсе заглох! Из-под решеток моторно-трансмиссионного отделения повалил дым РТ-91. Это была победа! Раскрылись башенные люки и люк механика-водителя. Польский экипаж позорно покинул поле боя, а подполковник Швендих не стал тратить боекомплект на трусов.

Танковый таран комбата стал переломным моментом в этой атаке.

— Командир, приближаются «беспилотники»! — доложил пришедший в себя наводчик-оператор.

— Ты как, Игорек?

— Нормально, командир. Еще повоюем!..

И тут же по командному каналу связи поступил приказ от полковника Перча:

— Броня-1, прием, я — Сталь-3. Как слышите меня?.. Отходите, вас прикроют зенитчики, как поняли меня?..

— Понял вас, Сталь-3, я Броня-1, мы не успеем. Будем отбиваться от «беспилотников» собственными зенитными пулеметами.

Командирский Т-90СК попятился, съезжая с покореженной польской «Тварды». И тут Владимира Карловича Швендиха «обрадовал» наводчик:

— Не работает основной привод поворота башни. Пробую резервный.

Рывками, медленно, словно нехотя, массивная башня русского танка повернулась стволом вперед. Но, не дойдя пары градусов до конца окружности, заскрежетала и замерла.

— Т-твою мать! Заклинило, блин, намертво. Теперь мы — самоходка, командир.

— Вертикальное наведение работает?

— Так точно, товарищ подполковник.

— Значит, будем воевать как самоходка. Главное, привод дистанционной пулеметной турели работает! — Владимир Карлович снял зенитную пулеметную установку со стопора и развернул ее навстречу воздушной угрозе.

Беспилотные ударные самолеты MQ-9 «Reaper» спикировали на русские танки. По массивной комбинированной броне русских боевых машин скользнули лучи лазеров полуактивной системы наведения противотанковых ракет АСМ-114С «Хеллфайр-II». И тут же вверх взвились дымовые гранаты комплекса оптико-электронного противодействия «Туча». Гранаты взрывались искрящимися брызгами магния и белесыми облаками непроницаемого рукотворного тумана. Наведение американских противотанковых ракет было сорвано.

А навстречу «крылатым терминаторам» ударили башенные крупнокалиберные пулеметы «Корд» турельных установок. Тяжелые пули калибра 12,7 миллиметра растерзали легкие винтомоторные «Риперы». Да, русская равнина — это не горы Афганистана или пустыни Ирака… А русские воины — это не немытые моджахеды!

Но все же «Риперам» удалось уничтожить еще три танка и пять БМП-2. Кроме ракет с лазерной полуактивной ГСН, у них под крыльями были еще и бомбы со спутниковым наведением…

Танки подполковника Швендиха перегруппировывались и отошли.


Но пока длился встречный танковый бой, поляки высадили тактический вертолетный десант. Это была классическая американская тактика «молота и наковальни». В то время, как на переднем крае идет массированная атака, наносится удар в тылу. Зажатый с двух сторон противник вынужден распылять силы. Тем более что вертолетные десанты подобны вирусам, что поражают организм, бьют в самые незащищенные места.

Тактические группы польского спецназа были доставлены вертолетами Ми-8МТ российского производства.

Бойцы воинской части спецназа «ГРОМ» имени Тихо-темных парашютистов Армии Крайовой десантировались в считаные минуты, как на учениях. Они были вооружены автоматами «Берилл» — модифицированный автомат Калашникова АКМ под стандартный патрон НАТО 5,56x45 миллиметров. Также они были вооружены американскими автоматическими карабинами М-4. Пулеметчики несли UKM-2000 — пулемет Калашникова, переделанный под патрон НАТО 7,62-миллиметра. Тяжелое вооружение составляли крупнокалиберные пулеметы WKM-B — аналог нашего «Утеса» НСВ, но тоже под «натовский» патрон 12,7 миллиметра.

Они начали продвижение к месту, где, поданным разведывательных БПЛА «Предейтор», находился полевой штаб русских.

Но внезапно командир тактической группы кувыркнулся и грянулся оземь, расплескивая кровь и мозги из расколотого черепа. Верхнюю половину головы у него снесло будто молотом. Обломки пулестойкого кевларового шлема, клочья кожи с волосяным покровом, кровь и студенистое содержимое, бывшее всего секунду назад мозгом, растеклось жирной черной лужей. Вот один из них сложился пополам и отлетел метров на пять. Из огромной дыры в грудной клетке выплескивалась черная тягучая кровь. Американский бронежилет был пробит насквозь!

Другому поляку выстрелом оторвало ногу, и его вой, то затухающий, то набирающий силу, служил отличным «аккомпанементом» «победоносному наступлению» польских войск спецназначения. В считаные секунды польские спецназовцы потеряли еще нескольких человек. Среди них поднялась паника. Бойцы элитного польского спецподразделения не понимали, что происходит. Промедление смерти подобно. Цена понимания тактической обстановки — жизни бойцов.

— Snaypery! Psya crew!

Бойцы польского спецназа залегли и открыли рассредоточенный огонь по окрестностям.


А командир стрелкового взвода снайперов лейтенант Александров сменил магазин в своей крупнокалиберной винтовке и отполз на запасную лежку. Вовремя. На том месте, где он находился секунду назад, взметнулась земля от взрыва противопехотного реактивного гранатомета. Но командира поддержали и другие снайперы. Особенно действенным был огонь девятимиллиметровых бесшумных винтовок ВСС «Винторез». На дальности до четырехсот метров это было «абсолютное оружие». Пуля патрона СП-6 на такой дистанции пробивала бронепластину толщиной шесть миллиметров! А шумовой фон специальной снайперской винтовки был подобран так, чтобы максимально сливаться с фоном окружающей местности.

Но не отставали от них и стрелки, вооруженные «старыми добрыми» СВД. Пуля «драгуновки» обладала мощным поражающим действием, а сама винтовка, простая и надежная в эксплуатации, на дистанции до восьмисот метров вполне удовлетворяла требованиям общевойскового боя.

Снайперы посеяли панику, но окончательную точку в вопросе уничтожения диверсионной группы поставила росчерками 23-миллиметровых трассеров спаренная зенитная установка в кузове одного из «Уралов». Ураган огня «тачанки XXI века» смел польских спецназовцев. За исключением нескольких пленных, все остальные бойцы спецотряда «GROM» были уничтожены. A la guerre comme а la guerre! — На войне как на войне!

Еще одна группа польского спецназа должна была разведать и навести американские ударные «беспилотники» на позиции страшных русских зениток. Но встреча с «разведываемым» объектом произошла несколько иначе, чем предполагал командир польского разведывательно-диверсионного отряда. Когда с флангов по ним ударили счетверенные 23-миллиметровые пушки «Шилок», то все было кончено за несколько секунд.

Полковник Сергей Перч по опыту двух чеченских войн знал, на что способен подготовленный диверсионный отряд в тылу войсковой группировки. И поэтому загодя усилил противодиверсионную службу.


Сейчас командир бригады принимал доклады своих командиров батальонов, отдельных рот и взводов. В этот раз он покинул штабной блиндаж и сам прошел по окопам, подбадривая своих солдат. Ситуация, по словам подчиненных, складывалась аховая, да он и сам это видел.

Земля была изрыта воронками от бомб и снарядов. На нейтральной полосе догорало несколько наших и польских танков. Виднелись покореженные взрывами остовы бронетранспортеров и БМП, как с нашей, так и с вражеской стороны. Сладковато и страшно пахло горелым человеческим мясом. А кислый запах сгоревшего пороха воспринимался уже как обыденность. У мотострелков подходили к концу снаряды и патроны. Люди держались уже на пределе своих моральных и физических сил. Многие траншеи и полевые огневые точки были разбиты.

Пришла война, и люди очень быстро привыкли к ней.

Солдаты на позициях держались стойко. Вчерашние пацаны, они за трое суток стали бывалыми фронтовиками: теряли под пулями своих боевых товарищей, стойко сражались и не отступили под натиском превосходящего противника. Многие из них были ранены, но не оставили своих боевых постов. Полковник Перч, много поживший и много чего в этой жизни видевший, сейчас всматривался в лица этих ребят. Откуда в них, восемнадцати-двадцатилетних, столько решимости?

Командир не стал произносить перед ними пафосных речей или ободряюще похлопывать по плечу. Сказал лишь:

— Держитесь. Ребята, я в вас верю.

Совещание командир мотострелковой бригады Сергей Иванович Перч проводил в одном из бункеров на переднем крае. Бетонные перекрытия потолка растрескались от взрывов и теперь удерживались только подпорками из толстых бревен. Но мало кто уже обращал внимание на такое неудобство.

Полковник Перч расстелил на столе карту, все остальные офицеры встали вокруг нее.

— Товарищ полковник, в батальоне большие потери, — докладывал комбат-1 майор Иван Лопахин. — У меня — двенадцать убитых и столько же раненых.

— Товарищ полковник, — поднялась со своего места единственная женщина-майор, командир медицинской роты. — У меня — около ста раненых, вдвое больше, чем положено по штату развертывания. Заканчиваются медицинские препараты, и скоро пациентов даже нечем будет обезболивать.

— Тут недалеко есть районная больница, может, там что-нибудь найдется?

— Товарищ полковник, ну вы же сами знаете, в каком состоянии у нас здравоохранение в России. Что у них там, кроме йода и аспирина, найдется?

— Евгения Леонидовна, нам сейчас пригодится и йод, и аспирин. Отправьте человек пять легкораненых разведать, что там и как.

— Боекомплект почти на исходе, — докладывал начальник вооружения, — патронов осталось по полтора-два боекомплекта. Примерно половина всех боевых машин пехоты и бронетранспортеров уничтожена. Даже с учетом того, что мы взяли с базы хранения техники, в строю остается совсем немного техники. К тому же практически все бронеединицы имеют повреждения различного характера.

— У меня — та же проблема, — сказал подполковник Швендих. — Шесть танков потеряно безвозвратно от огня противника. Все остальные имеют боевые повреждения. Боекомплекта в машинах — на один серьезный бой. Есть раненые.

— А где нач. ПВО? — спросил полковник Перч.

— Перегруппировывает свои машины. Они недавно два польских вертолета со «спецурой» сбили.

— Ясно. Накормите людей, пока тихо. И дайте им хоть немного выспаться.

Вернувшись на командный пункт, Сергей Перч долго сидел над тактическими картами в поисках любой, даже самой призрачной надежды. Но ее не было. По всему выходило, что американские прихвостни не просто стремятся наступать на территорию России — они именно уничтожают любые центры сопротивления. Не берут в плен, не обходят, не окружают, а попросту давят! Так поступали гитлеровские войска во время блицкрига в Польше в 1939 году. Они сокрушили польскую армию, а сама территория автоматически отошла к ним.

Что же теперь оставалось ему, полковнику, командиру изрядно поредевшей мотострелковой бригады?.. Если бы существовал хотя бы самый призрачный шанс сохранить жизни своим солдатам, уберечь их от смерти… Но сейчас оставалось только драться до конца. И вообще это его долг, и полковник Перч исполнит его до конца! А ребятишек все равно жалко, им бы еще жить и жить…


Ночь прошла относительно спокойно. А на рассвете все началось снова. Авиаракетный налет на этот раз был просто небывалой мощи. Помимо польских реактивных установок WR-40 «Langusta» и чешских 155-миллиметровых мобильных гаубиц «DANA» в нем участвовали и их «звездно-полосатые» хозяева. Американцы подтянули реактивные системы залпового огня MLRS. И били по площадям, заливая окрестности огнем и дымом взрывов мощных осколочно-фугасных ракет. Американские роботизированные гаубицы били прицельно, по данным спутниковой разведки. Гулко хлопали польские самоходные орудия еще советского производства «Акация».

Авиационная составляющая была представлена прежде всего беспилотным стратегическим разведчиком «Глобал Хоук». Глобальный «беспилотник», парящий на высоте двенадцати километров, армейским системам ПВО было просто не взять.

А в атаку пошли американские «Страйк Иглы», тяжелые тактические ударные истребители F-15E. Самолеты, увешанные «гроздьями» высокоточных бомб и ракет различного типа, неслись над израненной воронками русской землей. Их задача: окончательно «задавить» русских шквалом огня. Теперь ударные самолеты были дополнены машинами радиоэлектронной борьбы EA-18G «Гроулер», созданными на базе палубного истребителя-бомбардировщика F/A-18F. Эти «птички» были просто увешаны радиоэлектронными устройствами подавления: в отсеке, где у «Супер Хорнета» установлена 20-миллиметровая шестиствольная авиапушка «Вулкан», у «Гроулера» размещена аппаратура бортового комплекса радиолокационной борьбы. Имеются также убранные в специальные контейнеры антенны станции ALQ-218(V)2 на законцовках консолей крыла. А основное специальное оборудование — подвесные контейнеры новейшего комплекса РЭБ, созданного на базе ICAP III (Improved Capability III) и разработанного специалистами Northrop Grumman.

А над самой землей, на высоте всего лишь сто метров, неслись в атаку бронированные «Бородавочники» — штурмовики А-10С, вооруженные страшными семиствольными 30-миллиметровыми пушками GAU-8 и с полными подвесками бомб и ракет.

Но снова им навстречу ударили разящие высокоточные «молнии» русских зенитных управляемых ракет! Снова небо располосовали светящиеся «лучи» пушечных очередей. И снова огонь мобильных русских зенитных комплексов был убийственно точным!

«Панцирь-С1» теперь работали в полную силу, не только выдавая целеуказание, но и поддерживая огнем «Шилки» и «Тунгуски». Американские самолеты радиоэлектронной борьбы заполонили частоты наведения радиопомехами, но и в этом случае ФАР-локаторы тульских боевых машин «видели» цели! Ведь для обеспечения помехозащищенности радиолокатор с фазированной антенной решеткой меняет частоту скачками 3500 раз в секунду по псевдослучайному закону в широком диапазоне!!! Такое не под силу никакому другому зенитному комплексу, кроме русского!

Фазированный радар сопровождает как цели, так и ракеты класса «земля-воздух», запускаемые «Панцирем-С1».

А совмещение многоканальной системы захвата и сопровождения целей с ракетно-артиллерийским вооружением создает непрерывную зону перехвата цели от пяти метров в высоту и двухсот метров дальности и до пятнадцати километров по высоте и до двадцати километров дальности даже без внешней поддержки.

Управляемые ракеты русских зениток били влет американских «Шершней» и «Крикунов». А штурмовики А-10С были встречены огненными плетьми 30-миллиметровых бронебойных и осколочно-фугасных снарядов. Их броня «Бородавочников» просто не могла выдержать!


А землю застила черная пелена дыма. Русские пехотинцы-мотострелки сражались уже из последних сил. Грохотали, выплевывая последние заряды, автоматические гранатометы. Раскалялись докрасна стволы пулеметов, плюющихся раскаленной свинцовой смертью. Сыпались из затворов под ноги солдатам гильзы. Грохали отдельные взрывы гранат — враг подошел уже практически вплотную к линии обороны русских мотострелков.

Командир мотострелковой бригады Сергей Перч сражался теперь вместе со всеми. Уперев приклад пулемета Калашникова в плечо, он точными экономными очередями бил по наступающей польской пехоте. Он был уже дважды ранен, но своего боевого поста не оставил. Весь его огромный боевой опыт, дух русского воина, закаленный в горниле локальных конфликтов, сейчас был сконцентрирован для единой цели — уничтожить как можно больше врагов! Помощи ждать было неоткуда.

Минометы и самоходные гаубицы «Мста-С» свое дело сделали — подавили отдельные огневые точки противника и поставили огневую завесу на пути наступающих польских войск. Теперь те из них, что уцелели, отведены в тыл с пустыми зарядными конвейерами боеукладки.

Но русская бронетехника, находящаяся на переднем крае, была практически вся выбита подавляющим огнем поляков и американцев.


Но вдруг из низко стелющихся клубов жирного черного дыма, мимо разбитых окопов и огневых точек, груд тел и разорванных в клочья польских БТРов и горящих остовов другой, уже не поддающейся идентификации техники вырвались русские танки!

Стреляя на ходу, Т-90С «Владимир» непрерывно маневрировали. Относительно легкие, они быстро перемещались по изрытому воронками полю боя. Действия тяжелых боевых машин напоминали балет. Но «танец» это был убийственным для врага. «Т-девяностые» расчищали огнем пушек и пулеметов, стальными траками поле боя от наступающей польской пехоты, били по танкам НАТО прямой наводкой. Благодаря эффективному автомату заряжания их скорострельность, а равно как и плотность огня была выше, чем у «Леопардов-IIА4» и РТ-91 «Тварды» Варшавской бронекавалерийской дивизии.

— Наводчик! Справа, двадцать, — танк! — отрывисто бросает в ларингофоны танкошлема танкист-комбат подполковник Владимир Швендих.

— Есть! — Массивная башня разворачивается, а автомат наведения на лазерных гироскопах точно удерживает 125-миллиметровый ствол орудия на цели. — Бронебойный подкалиберный… Выстрел!

Оглушительно ухает танковое орудие, посылая под скос башни польского «Леопарда-IIА4» снаряд с бронебойным сердечником из вольфрамового сплава. На дальности меньше километра тугоплавкий стержень на огромной скорости пронзает уже порядком потрепанную броню танка Варшавской бронекавалерийской дивизии. Бронированный монстр замирает, окутавшись непроницаемо-черными клубами дыма. А в следующую секунду огненным фонтаном взрывается боекомплект!

Экипаж командирского танка Т-90СК «Владимир», «тезки» Владимира Швендиха, починил привод поворота башни, поврежденного в прошлом бою. Но электрический привод не работал, и теперь ее можно было поворачивать только вручную.

— По живой силе противника, шрапнельным — огонь!

Снова грохнула «родная» пушка 2А46М-5, на этот раз — снарядом, начиненным шрапнельными поражающими элементами. При разрыве они разлетелись в самой гуще наступающей польской пехоты. Эффект от применения такого боеприпаса был ужасающий — людей просто срезало, как траву на покосе.

Застрочил спаренный с орудием танковый пулемет ПКТМ, а командир танка взял на себя управление дистанционной турелью на башне, в которой находился крупнокалиберный «Корд».

Польские солдаты были в бронежилетах, но защитит ли он от тяжелой, 50-граммовой пули, летящей со скоростью свыше 1000 метров в секунду? Да и сама атака польских войск была уже актом отчаяния. Наследники шляхтичей шли не цепью, как в обычном общевойсковом бою, но мелкими группами, как учили их американские инструкторы. Здесь вам не Ирак, а русское чисто поле! Так что вперед — за идеалы «демократии» своих «звездно-полосатых хозяев». Вэлкам под русские пули!

Поляки, конечно же, тоже стреляли в ответ, но что толку?..

Натужно ревя мощными дизелями, русские танки прорывались через огневую метель. Свинцовые «Снежинки» оставляли отметины на броне русских бронированных гигантов.


Новый удар грянул с неба.

Молотя воздух широкими лопастями винтов, над мотострелками пронеслась четверка новейших ударных вертолетов Ми-28Н «Ночной охотник». В их угловатых бронированных кабинах сидели суперпрофессионалы — заводские летчики-испытатели производственного объединения «Роствертол». Именно этот завод и выпускал боевые вертолеты Миля.

Практически все вертолетчики имели боевой опыт. На их счету были сотни успешно выполненных боевых заданий в Чечне, Дагестане, Таджикистане, Нагорном Карабахе. А у командира звена за плечами был и афганский опыт. Эти повелители винтокрылых боевых колесниц XXI века были лучшими из лучших. И сейчас, в очередной раз, они это доказали.

Перестроившись строем уступа, четыре вертолета неслись на боевые порядки войск НАТО. Навстречу им раскаленным свинцом полоснули струи польских зенитных самоходок «Роланд-II» и «Гепард» производства Германии. Стартовали зенитные ракеты польского зенитно-ракетного комплекса «POPRAD».

— Вот б…дь! — ругнулся ведущий пилот. — Отстрелить тепловые «ловушки» и дипольные отражатели. Включить аппаратуру РЭБ!

— Вас понял, выполняю!

Массивные и угловатые броневертолеты с красными звездами на фюзеляжах начали выполнять противоракетный маневр. В воздухе повисли рукотворные звезды пылающих магниевым пламенем тепловых ложных целей, засеребрилась фольга. Ее нанометровая толщина была вполовину меньше длины волны облучающего русские вертолеты радара.

Польские зенитные ракеты прошли мимо. А вот огненные росчерки трассирующих зенитных снарядов задели левый ведомый вертолет. Композитная титановая броня во многих местах оказалась пробита, однако она погасила смертоносную кинетическую энергию разлетающихся осколков бронебойных «болванок». Кабина экипажа осталась целой, а вот правому двигателю досталось основательно. Также были повреждены несущий и рулевой винты. Ми-28Н «Ночной охотник» окутался дымом. В кабинах пилота и штурмана-оператора истошно взвыли аварийные сирены, замигали красные и желтые индикаторы опасности.

— Я Охотник-4, прием! Я подбит, теряю высоту! — Экипаж подбитого вертолета отчаянно сражался с управлением поврежденной винтокрылой машины.

— Охотник-1 — Охотнику-4, прием, иди на вынужденную!

— Я Охотник-4, вас понял, иду на вынужденную посадку.

С трудом развернув подбитый броневертолет, экипаж плюхнулся прямо перед русскими окопами. Сотово-композитная сминаемая ферма, на которой были установлены кресла экипажа, своей деформацией погасила кинетическую энергию жесткого удара о землю. Лопасти несущего винта прошлись, словно гигантская газонокосилка по траве, срубили начисто чудом уцелевшее обгорелое деревце.

Увидев это, поляки ринулись в атаку, стремясь захватить русский вертолет и его отважный экипаж. Их поддержали огнем выдвинувшиеся вперед «Хаммеры» с пулеметными турелями на широких плоских крышах.

— Вперед! За мной! — Полковник Сергей Перч подхватил пулемет Калашникова и вскочил на бруствер окопа. Командир бригады лично повел своих солдат в атаку.

Подняв пулемет, он длинной очередью скосил несколько человек из передних рядов наступающей польской пехоты. Слева и справа хлопнули «подствольники» и ударили короткие автоматные очереди его мотострелков. Прошипела реактивная граната из РПГ-7. Один из «Хаммеров» полыхнул взрывом, а остальные попятились.

Завязалась яростная рукопашная схватка. Рубились молча — штыками, прикладами, автоматными рожками, кулаками и ногами. Полковник Перч разрядил оставшиеся в ленте патроны в упор по полякам, а потом ударил одного из них патронной коробкой пулемета. Вокруг него русские ребята схлестнулись с «наймитами» из НАТО. Бой был жестокий. Русские, которых уже трое суток обстреливали самолеты и «беспилотники»; ракетные установки и компьютеризированные американские гаубицы отбирали у них жизнь. И вот, наконец, русские воины сошлись лицом к лицу с «полунаемным» польским войском! Мотострелки полковника Перча отплатили им за все и сполна!!!

И поляки дрогнули! Не выдержали благородной ярости русских!

Подхватив спасенных вертолетчиков, своих убитых и раненых, русские солдаты отошли на свои позиции. Их прикрывали огнем минометчики и снайперы лейтенанта Вадима Александрова.


А в воздухе «Ночные охотники» совершали смертельный танец, уходя от зенитных средств поляков. Головной вертолет Ми-28Н заложил крутой вираж, уходя от запущенных ракет, и сам атакует наземные цели. Винтокрылый «Охотник» в стремительным рывке над землей выходит в атаку.

Штурман-оператор в головной винтокрылой машине зафиксировал отраженный от цели луч лазера и доложил:

— Цель зафиксировал, наблюдаю метку захвата.

— Понял. На боевом!

— Пуск произвел!

Из-под коротких крыльев рванулись сверхзвуковые ракеты 9М120 противотанкового управляемого комплекса «Атака». Взрывы взметнулись на позициях американских высокоточных гаубиц и реактивных систем залпового огня MLRS. Одна из ракет попала в транспортно-заряжающую машину. Вверх рванулся гигантский столб огня, во все стороны разлетелись обломки и ошметки тел. Такая же участь постигла и позиции гаубичной батареи.

На позициях войск НАТО творился кромешный ад! Тандемно-кумулятивные и кумулятивно-фугасные боеголовки сверхзвуковых ракет прошивали броню, а потом взрывались внутри огненными смерчами, уничтожая танки и бронетехнику! Взрывались огневые точки поляков. Истошно выли осколки, раскаленной сталью прошивая податливые человеческие тела.

Три противотанковых броневертолета практически одновременно выпустили всего шестьдесят восемь сверхзвуковых противотанковых ракет — каждый Ми-28Н нес по две восьмиствольные пусковые установки комплекса «Атака».

Подлетев ближе, «Ночные охотники» дали залп НУРСами[25] С-8 из двадцатизарядных контейнеров Б-8В. Новая лавина огня обрушилась на уцелевших солдат Варшавской бронетанковой дивизии и Великопольской механизированной дивизии, не давая им и минуты передышки перед смертью.

Выходя из атаки, «Охотники» отстрелили тепловые ловушки — и вовремя. Навстречу к ним снова потянулись дымные шлейфы «Стингеров» и ударили очереди автоматических пушек. Но на этот раз летное мастерство и выучка спасли пилотов. Зенитные ракеты взорвались возле тепловых ложных целей, а энергичное маневрирование ударных вертолетов помогло сбить прицеливание инфракрасным головкам наведения зенитных ракет.

Расстреляв ракеты, вертолетчики тем не менее не собирались тут же уходить на свой аэродром. Развернувшись, они в новом заходе ударили из 30-миллиметровых пушек 2А42. Такие же орудия устанавливаются и на боевые машины пехоты БМП-2. Огонь их просто убийственный, а благодаря суперсовременным системам наведения точность была просто снайперская. Стрелков ПЗРК просто смело огненным шквалом.

На смену Ми-28Н, израсходовавшим весь боекомплект, примчались «Крокодилы» — Ми-35, обрушив на крепость залпы неуправляемых реактивных снарядов С-8. А потом еще прошлись двуствольными 30-миллиметровыми пушками ГШ-30МЛ.

Вот это была огневая поддержка! Ну, наконец-то!

А потом для войск НАТО наступил настоящий Армагеддон.

Небеса обрушились ревущими потоками всепожирающего огня! Шторм жидкого пламени, в который обратилось все вокруг, взвился тугим сияющим вихрем! Пламя обращало в пепел все! Огонь тек страшной адской рекой. И этот Армагеддон повторялся раз за разом!!! Потоки пульсирующего огня стекали с раскаленных небес!

Солдаты мотострелковой бригады жались друг к другу на дне окопов и блиндажей. Тугие молоты концентрических ударных волн раскачивали мир, свернувшийся осыпающимися стенками траншеи.

Огненный шторм прекратился так же внезапно, как и начался. В воздухе черными непроницаемыми тучами клубился пепел. Оседал на лицах русских воинов траурными масками.

Полковник Сергей Перч, ошалело вертя головой, поднялся со дна окопа, опираясь на надежный пулемет Калашникова. Пригибаясь над бруствером, он глянул в сторону позиций поляков и прочих «натовцев».

Матерь Божья!

Пепел лежал на оплавленной до состояния стекла земле. Пепел вздымался и кружился в развороченных и почерневших остовах польских танков и бронетранспортеров, на позициях американских реактивных установок MLRS и польских WR-40 «Langusta». Задрали перекрученные стволы, словно мертвый лес, чешские гаубицы «DANA». Пепел шуршал черными струйками между обгорелых костяков — это все, что осталось от завоевателей. Яростный огонь стер их в пепел.

— Что же это было?!

Неотвратимый и точный удар русских крылатых ракет оперативно-тактического комплекса «Искандер-К»!

На них обрушились ракеты мобильного оперативно-тактического комплекса «Искандер-М». Это был небьющийся козырь, который давал русским военным хотя призрачную надежду на то, что можно бы эффективно сопротивляться яростному натиску высокотехнологических завоевателей.

Дислоцировавшаяся в районе Краснодара 1-я ракетная бригада совсем недавно была перевооружена с довольно «пожилых» уже «Точек-У» на «Искандер-К». Ее командир при первых же сигналах тревоги вывел боевые машины из пункта постоянной дислокации. Сутки они колесили по разбитым грунтовым дорогам, опасаясь обнаружения своими и чужими…

Рации работали с перебоями, почти все частоты были забиты помехами. А отрывочным радиосообщениям не хотелось верить! Но… Нужно было что-то делать. По каналу ЗАС из штаба вскоре пришел однозначный приказ.

Был вскрыт секретный пакет. В нем содержался приказ на немедленное открытие оперативно-тактическим комплексам «Искандер-М». Карты маршрутов движения, районов сосредоточения, списки радиочастот связи прилагались. Цели нужно было выбирать самим. Командир ракетной бригады долго не раздумывал: под Ростовом заваривалась какая-то заваруха. Командно-штабная машина оперативно-тактических комплексов с помощью оставшихся на орбите разведывательных спутников выполнила уточнение координат пуска. Это были американские спутники, а сам алгоритм входа в их защищенную инфосеть был один из главных секретов… Данные были подтверждены, цели — разведаны с точностью до пятнадцати метров на полтысячи километров дальности пуска.

Колонна бронетранспортеров сопровождения и приданный ей взвод «пожилых», но довольно мощных танков Т-72 рассредоточились, заняв заранее обозначенный квадрат.

Вслед за силами прикрытия показались тщательно замаскированные тягачи, больше похожие сейчас на еловые кочки. Маскировка была нелишней: высоко в небе кружил американский беспилотный разведчик «Глобал Хоук». Ракетные тягачи оперативно-тактического комплекса «Искандер-К» замерли и выпустили гидравлические домкраты для устойчивости. Каждая мобильная пусковая установка представляла собой единый автономный боевой механизм. Определены текущие географические координаты огневой позиции. Время расчета задания для ракет — до десяти секунд, время передачи команд — до пятнадцати секунд. Итого понадобилось меньше полминуты для выдачи крылатым ракетам оперативно-тактического комплекса полетного задания!

Эти данные закладываются в инерциальные головки самонаведения оперативно-тактических крылатых ракет в качестве точки отсчета сложной траектории полета. Операторы выполняют наведение на цель с помощью данных, полученных от оставшихся на орбите русских спутников группировки ГЛОНАСС. Координаты целей введены в систему наведения. В модули памяти радиолокационных и оптических прицельных комплексов загружены цифровые «образы» целей.

Раскрываются бронированные кузова с транспортно-пусковыми контейнерами высокоточных ракет. Темно-зеленые цилиндры поднимаются гидравлическими домкратами в вертикальное положение. Пуск!

Старт у ракет минометный — отлетают верхние крышки пусковых, и ракеты вылетают из «стаканов». Уже в воздухе, на высоте нескольких десятков метров, вспыхивают огромные факелы реактивных двигателей ракет и раскрываются Х-образные крылья. Страшные вестники техноапокалипсиса начинают свой недолгий полет на сверхмалой высоте. Это для того чтобы лишний раз не выдавать запустившие их установки подвижного грунтового комплекса.

Ракета комплекса 9М723К1 «Искандер-К» — одноступенчатая с твердотопливным двигателем. Траектория движения — квазибаллистическая. Крылатая ракета управляется на всем протяжении полета при помощи аэродинамических и газодинамических рулей.

Она изготовлена с применением технологий понижения радиолокационной заметности «Стелс»: малая поверхность рассеивания, специальные радиопоглощающие покрытия, малый размер выступающих частей.

Большая часть траектории полета проходит на высоте около пятидесяти километров. Ракета ведет интенсивное маневрирование с перегрузками около двадцати-тридцати единиц на начальном и конечном участках полета.

Система наведения крылатой ракеты — смешанная: инерциальная на начальном и среднем участке полета, а на конечном участке включаются комбинированная радиолокационная, тепловая и оптическая головки самонаведения. Этим достигается высокая точность поражения цели.

Пройдя примерно треть маршрута на высоте ниже ста метров со скоростью в две с половиной тысячи метров в секунду, ракеты уходят в зенит, чтобы на конечном участке снова спуститься ниже ста метров. Потом снова — «горка», и поражение цели сверху!

Для них просто не существовало такого понятия, как «противоракетная оборона». И напрасно установки ПВО-ПРО «Пэтриот» пронзали небо огненными стрелами зенитных управляемых ракет, растрачивая боекомплект.

Ракеты оперативно-тактического комплекса «Искандер-К» рушились на землю подобно болидам, подобно знаменитому Тунгусскому метеориту. И кто знает, может, тогда, в 1908 году в районе Подкаменной Тунгуски, на нас обрушился чей-то неведомый боевой снаряд?..

Мощнейший удар русских «Искандеров-К» был нанесен по позициям НАТО под Ростовом. Другая серия ракет поразила польскую танковую дивизию на марше.

Осколочно-фугасные, объемно-детонирующие и кассетные боеголовки с самоприцеливающимися противотанковыми суббоеприпасами уничтожили больше сотни польских и чешских танков и самоходок, а пехоты положили просто немерено! Точный подсчет потерь был невозможен, так как тела испепелялись в адском пламени громадных огненных пузырей объемно-детонирующих взрывов!

Благодаря внезапному удару ракетчиков остатки мотострелковой бригады полковника Перча получили небольшую передышку. Ее они использовали для перегруппировки и укрепления своих позиций. Сдаваться русские пехотинцы не собирались!

Глава 13 ПАНИКА И ПРЕДАТЕЛЬСТВО

«Солнце красит нежным светом стены древнего Кремля…» Только сейчас на кремлевских стенах играли отсветы пожарищ. Кровавая заря нового дня оказалась еще и зарей новой эры — мира без России.

Массированный и эшелонированный удар американцев по Москве и центральным районам страны достиг все же своей цели, несмотря на стойкость войск ПВО-ПРО. Те ракеты, что прорвались сквозь огненный частокол зенитчиков, принесли огромные беды.

Американцы выпустили по Москве и Центральному промышленному району страны сотни баллистических, оперативно-тактических и крылатых ракет. Этими пусками они хотели перенасытить противовоздушную и противоракетную оборону огромной страны, но практически впустую потратили огромное количество высокоточных и, главное, дорогостоящих боеприпасов. Конечно, не все американские ракеты удалось перехватить, и те, что достигли целей, вызвали просто-таки колоссальные разрушения. Однако пожары можно было потушить, руины и завалы разобрать, а пострадавшим оказать медицинскую помощь.

Самым страшным врагом стал страх.

* * *

Две или три крылатые ракеты «made in USA» поразили белоснежное здание Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова — символ русской науки. Величественный храм русской науки на Воробьевых горах покрылся кратерами ракетных попаданий. Первая ракета ударила в верхние этажи, сначала «обезглавив» здание МГУ. Еще одна ракета «Уэйврайдер» пронзила сталинский небоскреб ровно в центре. Еще два самонаводящихся реактивных снаряда, запущенных с американских стратегических бомбардировщиков, поразили основание величественного сооружения советской архитектуры. Здание Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова рухнуло потоками каменных обломков, щебня и стекла. Самая знаменитая из «семи сестер» — «сталинских высоток» — была уничтожена.

Вслед за ней была уничтожена и вторая «сестра». Министерство иностранных дел на Смоленской площади было атаковано сразу тремя ракетами. Вспышки разрывов фугасно-проникающих боеголовок американских гиперзвуковых ракет слились в один большой огненный шар. Стены не выдержали, пошли трещинами, огромные куски обрушились вниз, убивая и калеча людей. Когда рассеялись пыль и дым, огромное здание медленно осело.

Венчающая Кутузовский проспект еще одна «сестра» — гостиница «Рэдиссон-Славянская» тоже была снесена почти до основания несколькими попаданиями ракет. Также как и сам проспект, превратившийся в руины. Жилые многоэтажки, больницы, детские сады, школы. Практически вся социальная инфраструктура была уничтожена.

Та же участь постигла и Дом Правительства Российской Федерации. Он уже выдержал обстрел из танковых орудий во время путча в 1993 году. Но теперь его уничтожили те, ради кого русские защищали на баррикадах «демократию», «свободу личности и слова»!

Вот такая превратность судьбы. Против кого тогда сражались те — защитники «демократических преобразований»? Против тоталитарного строя, что возвел «сталинские высотки»? Ради того, чтобы стратегические ракетоносцы «самого демократического государства в мире» смогли теперь их расстрелять высокоточными ракетами?! Как всегда, отрезвление наступила уж слишком поздно…

* * *

Знаменитая Останкинская телебашня переломилась пополам примерно на уровне ресторана «Седьмое небо», на высоте трехсот тридцати метров. Несколько десятков стальных тросов, воспринимающих нагрузку гигантской железобетонной конструкции весом 51 400 тонн, полопались с оглушительным звоном. Объятый пламенем бетонный шпиль, увенчанный антеннами, рухнул вниз со страшным грохотом. Огромные куски бетона разлетались в разные стороны. Нижний отломок Останкинской телебашни пошел трещинами и обрушился внутрь. Гигантский столб пыли и дыма возвенчал падение знаменитой телебашни…

Американцы первым делом атаковали правительственные объекты и сооружения телевизионного и радиовещания. В данном случае Останкинская телебашня стала объектом № 1 для удара американских высокоточных боеприпасов. Проект башни был придуман архитектором Никитиным за одну ночь, образом башни стала перевернутая лилия. За одну ночь изящная железобетонная «лилия» и была разрушена.

Брызнула и рассыпалась водопадами стекла огромная «подкова» гостиницы «Космос» на ВДНХ. Стеклопанели пошли волнами от удара, а потом вдруг взорвались. Построенная специально к Олимпийским играм 1980 года, она была одной из достопримечательностей современной Москвы. Но и ее не пощадили безжалостные американские ракеты.

* * *

Как не пощадили они и Московский Международный Деловой центр «Москва-Сити». Сверкающие стеклом небоскребы на Пресненской набережной «притянули» к себе много ракет. Цель была «удобной» — площадной, а большая плотность застройки хорошо определялась радиолокационным сканированием. Поэтому много американских тактических ракет, отклонившихся от первоначального курса, пошли на запасные объекты атаки. Деловой центр с его помпезными башнями из стекла и бетона был стерт с лика несчастной столицы.

«Центральное ядро» «Москва-Сити» было пронзено насквозь. Американские ракеты, нацеленные на центральное сооружение всего делового комплекса, несли проникающие боеголовки-пенетраторы, пронзившие бетонные своды и поразившие подземную часть «ядра» вместе с торговым центром и станцией метро «Выставочная» Филевской линии Московского метрополитена.

Стоящая на правом берегу Москвы-реки тридцатичетырехэтажная «Башня-2000» скрылась в огненном смерче гигантского взрыва, когда его поразила объемно-детонирующая боеголовка американской ракеты. Мост «Багратион», связывающий «Башню-2000» с основным комплексом «Москва-Сити», рухнул в воды Москвы-реки.

Комплекс «Город столиц», состоящий из двух башен — «Москва» и «Санкт-Петербург» — был уничтожен полностью. Семидесятитрехэтажная башня «Москва», самая высокая в Европе и СНГ (высота 306 метров), была стерта с лика столицы.

Все это напоминало библейскую притчу о Вавилонской башне, которую разрушил Бог, преподав урок тщеславным людям. Торгово-деловой комплекс «Москва-Сити» был ярким образчиком «россиянского» чванства. В то время, как огромная страна испытывала колоссальные трудности, а большинство людей жили вплотную к черте бедности, «элита» выстроила себе самые роскошные апартаменты в мире!

И американский ракетный обстрел стал для этих упырей дамокловым мечом. Мрачная ирония заключалась в том, что гибли они от ударов своих же «коллег» и «деловых партнеров» из-за океана. Они всего лишь сменили инструменты воздействия. «Ничего личного — просто бизнес!»

* * *

Московский Кремль пострадал меньше. Упершись мощными зубчатыми стенами и древними башнями, дворцами и храмами в Боровицкий холм на высоком левом берегу Москвы-реки, он выстоял. Может, спасли его древние православные храмы — оплот Истинной Веры во все времена лихолетья. Кто знает…

И, как встарь, потянулись к нему люди со всех концов объятой пламенем столицы. Солдаты элитного Кремлевского полка распахнули ворота, принимая и размещая беженцев. Всех, кто приходил, старались разместить, накормить. И хоть немного утешить.

Комендант Кремля не получал никаких распоряжений от правительства и действовал по своей инициативе. А вернее, так, как подсказывала ему совесть. Военным помогали и священнослужители из окрестных храмов.

Духовный и культурный центр Руси, древний Кремль снова защищал и хранил людей русских. За массивными зубчатыми стенами было как-то спокойнее… Но, к сожалению, всех он вместить не мог.

* * *

Все заводы, фабрики, жилые микрорайоны, военные городки так или иначе пострадали от массированной ракетной атаки. Среди ночи люди выбегали из домов в одном белье. Некоторые в панике выбрасывались из балконов и окон высоток. Улицы столицы наводнили обезумевшие от ужаса толпы людей. На их глазах рушились высотки, взрывались универмаги и торговые центры. В глазах, заполненных слезами ужаса, отражались отблески пожарищ.

Вот одна из американских ракет, уже поврежденная зенитным огнем, рушится на больничные корпуса. Взрыв! Рушатся перекрытия, лестничные пролеты, трескаются и сминаются стены. Многоголосый вопль ужаса прокатывается по больничным коридорам уцелевшей части зданий. Мигает и гаснет свет, а вместе с ним — и жизнь подключенных к кардиомониторам и аппаратам искусственной вентиляции легких «тяжелых» пациентов в реанимации и палатах интенсивной терапии. Операционные тоже погружаются во тьму, и пациенты умирают прямо на столах, несмотря на отчаянные усилия хирургов. Но а что могут сделать врачи без света и без необходимых приборов поддержания жизнедеятельности оперируемых?.. Осколки стекла из выбитых окон словно шрапнель полосуют лица и тела людей.

Вот она — «человеколюбивая демократия». In action — в действии!

Автомобили «Скорой помощи», МЧС и пожарные метались по столице и не успевали оказывать помощь пострадавшим. Да и далеко не всегда они могут проехать по перегороженным завалами улицам, запруженным людьми проспектам.

* * *

Беженцы в своей собственной столице старались укрыться в метро, но американцы предусмотрели и это. Часть крылатых ракет ВВС США была снабжена проникающими боеголовками-пенетраторами. Они пробивали толщу бетонных перекрытий подземных галерей и взрывались уже внутри — в тоннелях и на станциях метрополитена. А поскольку рядом проходили и подземные коммуникации, то относительно счастливого исхода, как, например, в известной литературной саге «Метро-2030», и речи быть не могло.

Сначала подобные боеприпасы-пенетраторы использовались для уничтожения заглубленных штабных бункеров, командных пунктов ПВО и ракет стратегического назначения. Впервые американцы применили подобные ракеты для разрушения личного бункера Саддама Хусейна во время Первой войны в Персидском заливе в 1990 году.

От отвесно пикирующей ракеты отделяется самонаводящаяся боеголовка и на собственном твердотопливном ускорителе устремляется в землю. Пробив несколько метров дорожного покрытия и подземных коммуникаций, боеголовка со сверхтвердым наконечником из обедненного урана пробила свод на станции метро «Кузнецкий Мост».

Взрыв объемно-детонирующего боеприпаса в замкнутом объеме под землей был страшен!

Раздувшийся гигантский огненный пузырь превратился в настоящий ураган пламени, который не сжигал, а испепелял людей, набившихся на станцию метро в поисках спасения. Гигантский молот ударной волны прессовал воздух, корежил арматуру, обрушивал бетонные глыбы на несчастных.

Из разорванных труб газовых магистралей хлестало пламя, бьющиеся о металлические части силовые кабели выбивали снопы искр и озаряли тьму мощными вспышками дуговых разрядов.

Электрическое освещение и вытяжная вентиляция не работали. Адское пламя объемно-детонирующего взрыва американской боеголовки выжгло весь воздух. Для совсем немногочисленных выживших это была самая ужасная смерть: во тьме и дыму, под завалами — жуткая смерть от удушья…

А на других станциях метро прорывались грунтовые воды, ведь дренажные насосы были остановлены. И теперь люди захлебывались в мутной воде в страшной, гулкой темноте.

* * *

Но и наступившее утро не принесло облегчения.

Ракетный обстрел постепенно ослабел. Но вместо ракет в небе над столицей России появились ударные самолеты ВВС США. Они продолжали бомбить и обстреливать город. То и дело в воздухе вспыхивали яростные воздушные бои между ними и русскими истребителями МиГ-29, Су-27 и Су-35С. «Русские витязи» и «Стрижи» продолжали отчаянно защищать небо Москвы.

В лесопарковых зонах мегаполиса разворачивались зенитные расчеты — из тех, кто сумел пройти по охваченным паникой и полуразрушенным улицам. Зенитные пушки и ракетные установки вели разрозненный огонь по воздушным целям.

На заповедном Лосином Острове «обосновалось» даже несколько дивизионов «Тунгусок». Они сумели сбить уже несколько американских ударных истребителей и «беспилотников».

* * *

Люди скапливались на улицах, ютились в парках и на площадях столицы. Наиболее отчаявшиеся или решительные штурмовали продуктовые магазины, склады, торговые центры. Ужас и звериная жестокость обуяли толпу. Все смешалось. Откуда-то повылезали «кавказцы» с автоматами, полуграмотные гастарбайтеры с палками, цепями и ножами в руках.

По руинам столицы некогда мощного государства прокатилась волна страшных разбоев, грабежей, изнасилований и убийств.

Садовое кольцо стало кольцом жестокости, кольцом страха, кольцом ненависти, кровавым ожерельем полумертвой столицы.

* * *

Паника усиливалась стократ еще и от полного отсутствия управления. Народ элементарно предали.

Первыми это как раз почувствовали военные. Командиры зенитно-ракетных дивизионов и зенитно-ракетных бригад командовали своими подразделениями самостоятельно (наверное, поэтому-то и эффективность ракетных перехватов была такой высокой). А вышестоящие штабы на уровне дивизий и объединений ПВО безмолвствовали.

То же самое было и со штабами ВВС. Авиабазы Кубинка и Хотилово лишились связи и управления.

Где же было большинство вальяжных «паркетных» генералов, с важным видом разглагольствовавших перед телекамерами о необходимости реформирования армии?! Где были те раскормленные на западные подачки горе-вояки, которые собирались покупать для «россиянской» армии танки у Германии, бронемашины в Италии, тактические беспилотные самолеты в Израиле, а «штурмовые винтовки» — в Англии?! А они мчались сейчас на ведомственных и личных «Мерседесах», «Вольво», «Глендвагенах», «Роллс-Ройсах» на Рублевку, к своим разжиревшим женам и капризным любовницам. Вместе с огромной армией чиновников они спасали свой убогий и уродливый мирок. Именно те чиновники, которые голосовали за платное обучение в средних школах, те, кто сокращал больницы и детские дома, кто разворовывал и уничтожал уникальную русскую промышленность, снимал уродливые фильмы о России.

Они все ненавидели Великую Россию — им нужна была удельная Московия с потешным войском и дорогими шлюшками. Не школы их интересовали, а бордели. Не сила и величие Государства Российского им потребно, а вседозволенность, чтобы реализовывать свои скотские инстинкты!

Один из непримиримых и одиозных писателей назвал эту чиновную мразь Античеловечеством — он был не так уж и неправ.

Поэтому так и не покинули свои ангары подвижные грунтовые ракетные комплексы «Тополь-М» и «Ярс» Тейковского объединения РВСН. Остались в шахтах мощные баллистические ракеты РСМ-54 «Воевода», более известные под названием, которое дали им генералы НАТО — SS-18 «Satan». Да! Для них это была настоящая «Сатана»!

Ракеты СС-18 «Сатана» наводят ужас на американцев. Поэтому американское лобби делает все, чтобы заставить Россию уничтожить это оружие вместе с одновременным выходом из Договора о ПРО.

Россия могла не бояться гонки вооружений и, в частности, ПРО, имея на вооружении СС-18 «Сатану». Эта ракета с разделяющимися головными частями и сейчас, и в среднесрочной перспективе неуязвима для любой противоракетной обороны. Ракета СС-18 несет от девяти и до шестнадцати боеголовок, одна из которых загружена ложными целями. Выходя на высокую орбиту, все головки «Сатаны» идут «в облаке» ложных целей и практически не идентифицируются радарами.

Но даже будучи идентифицированными на конечном отрезке траектории, головки «Сатаны» практически неуязвимы для противоракетных средств, ибо для их разрушения необходимо только прямое попадание в головку очень мощной противоракеты (с такими характеристиками, которые даже сейчас не проектируются в рамках работ по ПРО). Так что подобное поражение весьма трудно и практически невозможно с уровнем техники ближайших десятилетий. Что же касается знаменитых лазерных средств поражения головок, то у СС-18 они прикрыты массивной броней с добавлением урана-238, металла исключительно тяжелого и плотного. Такая броня не может быть «прожжена» лазером. Во всяком случае, теми лазерами, которые могут быть построены в ближайшие три десятка лет.

Не могут сбить систему управления полетом СС-18 и ее головок импульсы электромагнитного излучения, ибо все системы управления «Сатаны» дублированы, помимо электронных, пневматическими автоматами.

Договор СНВ-2 долго не ратифицировался Думой, но ельцинский глава Минобороны Грачев, получивший кличку «Паша-Мерседес», в одностороннем порядке пытался выполнять этот договор, уничтожая самый эффектный и дешевый вид российского стратегического оружия, ракеты СС-18, которые янки справедливо называют «Сатаной».

Это он, Павел Грачев, послал на смерть мальчишек в ту страшную ночь в Грозном с 31 декабря 1994 на 1 января 1995 года. Это по его бездарному приказу в Грозный, нашпигованный противотанковыми средствами, вошли танки без динамической защиты. Это он заставлял воевать русских на Кавказе без разведки и поддержки авиации и артиллерии.

К счастью для России, у Грачева было много других, столь же грязных «дел». Поэтому у России сохранились пока и сами СС-18, и их пусковые шахты. Кстати, именно на уничтожении высокозащищенных шахт так настаивали американцы и их российская агентура влияния.

Из существовавших в СССР трехсот восьми пусковых шахт на долю России приходилось сто пятьдесят семь.

Остальные располагались на Украине и в Белоруссии. Полностью уничтоженными, как «наследие тоталитарного прошлого», оказались шахты на Украине. Не тронуты шахты в Белоруссии и как минимум половина российских шахт.

Но теперь это уже не имело никакого значения. Баллистические ракеты так и не взлетели. Не было решимости у руководства России повернуть пусковые ключи в «ядерном чемоданчике». Не унеслись в могучем реве и рокоте огня «Сатаны» и «Тополя-М», «Ярсы» и «Скальпели».

Зенитчики ПВО-ПРО Московского Военного округа вместе с летчиками «Русских витязей» отражали один ракетный налет американцев за другим! Они стойко сражались, проявляя чудеса мужества, и не знали, что их уже предали… Предали!

Расчеты ПРО-ПРО выигрывали ракетчикам драгоценные секунды и минуты для ответно-встречного ядерного удара России. Но ракеты так и остались в шахтах и на подвижных установках.

Плоды трудов огромного народа великой когда-то страны были похерены кучкой глумливых уродов, продавшихся, словно валютные проститутки, за пачку баксов! И это «новая российская элита»?! Это — шлюхи!

Они обрекли на гибель сотни людей в своей собственной стране. Под видом «демократических и либеральных реформ» они развалили уникальные отрасли промышленности России, оставив только прогнившую нефтяную трубу. Но не нефть — кровь они высасывали из народа!

* * *

Дивизия Внутренних войск имени Дзержинского вышла на улицы Москвы в полном вооружении и с бронетехникой. У ее командира хватило мужества и упорства противостоять вооруженной сволочи самых разных мастей, которая с упорством упырей лезла изо всех нор столичной клоаки.

К «дзержинцам» примкнул и спецотряд МВД «Витязь», и столичный ОМОН. Ребята там были крепкие, прошедшие боевую закалку на Северном Кавказе. И они с ходу пошли в бой. Но как воевать, если в родной столице тебе стреляют в спину?! Так и воевали…

Плечом к плечу с матерыми профессионалами контртеррористических войн сражались с ужасом и паникой в охваченной агонией столице и бойцы МЧС. Курсантов военных училищ тоже поставили под ружье. Им приказали стрелять на поражение во всякого, кто проявляет враждебные действия.

Военные Внутренних войск выполняли охрану машин «Скорой помощи», охраняли больницы и склады, вели настоящие уличные бои с разнузданными бандитами.

В охваченной паникой и ужасом Москве милицейские, то бишь полицейские участки становились крепостями и в буквальном смысле переходили на осадное положение. Бандиты стремились во что бы то ни стало завладеть оружием. Но получали жесткий и действенный отпор.

Но все равно — сил остановить кровавое безумие и панику в Москве не хватало.

Поднятые по тревоге воинские части пытались вырваться за МКАД, но не всем это удавалось.

Гвардейская Кантемировская дивизия сумела с трудом и потерями продраться сквозь кровавую бойню на улицах. Но была уничтожена на марше прорвавшимися к столице американскими ударными истребителями F-15E «Страйк Игл» под прикрытием самолетов радиоэлектронной борьбы E/A-18G «Гроулер». Они вышли на походную колонну на сверхмалой высоте и уничтожили в первом же заходе большую часть техники и машин с солдатами.

Гораздо более эффективно действовали бойцы-десантники элитного 45-го Гвардейского отдельного разведывательного полка спецназа ВДВ. Личный состав был поднят по тревоге. Оценив ситуацию, командир и офицеры приняли решение вместе с приданной боевой и специальной техникой и по возможности большим количеством припасов выбираться из Москвы. Выучка у спецназа была высочайшей, и все задуманное им удалось. Но пока они были в пути, американцы нанесли удар крылатыми ракетами по месту рассредоточения полка. Идти стало некуда…

Глава 14 ГРОЗА НАД СЕВЕРНОЙ ПАЛЬМИРОЙ

Такая же участь постигла и Санкт-Петербург…

Северная столица, похожая на изящный, перевитый архитектурным узором клинок, острый, словно шпиль Адмиралтейства. И закаленный войнами, революциями и страшной блокадой. Адольф Гитлер хотел затопить этот прекрасный город. А сейчас на золотые купола Исаакиевского собора и Спаса на Крови, златой шпиль Петропавловской крепости, дворцы и ажурные мосты обрушились американские крылатые ракеты.

Уникальные архитектурные шедевры оказались заложниками англосаксонских геополитических амбиций.

Медный всадник на Сенатской площади бесстрастно взирал, как рукотворные огненные кометы рушатся на его город. Шедевры, внесенные ЮНЕСКО в список Мирового достояния архитектуры, рушились грудами камней. Чугунные пролеты величественного Дворцового моста, соединяющего Адмиралтейский остров с Васильевским, обрушились в свинцово-серые воды Невы. Десятки других мостов тоже были взорваны попаданиями американских крылатых ракет.

Стрелка Васильевского острова — наиболее гармоничный архитектурный ансамбль — была обращена в руины. Имена знаменитых архитекторов, на протяжении двух веков создававших архитектурный шедевр Васильевского острова: Доменико Трезини, Джакомо Кваренги, Тома-де-Томона, Лукини — наверняка не были известны улыбчивым американским парням в кабинах «Лансеров» и «Стратофортрессов», запустившим бездушные крылатые ракеты по Санкт-Петербургу. Величественные и прекрасные здания: Кунсткамера, Академия наук, Новая Биржа, пакгаузы, дома Демидовых и Нарышкиных, Апраксиных и Лопухиных были превращены в развалины.

Погибли тысячи людей, десятки и сотни тысяч были ранены или потеряли кров.

Это было холодное, расчетливое, высокотехнологическое варварство. Нация, главным достижением которой стал культ «Макдоналдс» и свобода набирать избыточный вес, сейчас уничтожала сокровища мирового значения! Именно так реализовывалась американская программа уничтожения культурного и интеллектуального потенциала Русской Цивилизации.

* * *

Так поступали только безжалостные гитлеровцы во время блокады Ленинграда. Они систематически разрушали не только жилые здания и корпуса заводов, но и православные храмы. В районе оккупированного Старого Петергофа за десять дней артиллерийским огнем и бомбардировками были уничтожены все храмы: Знаменская церковь, Свято-Троицкая кладбищенская церковь, Серафимовская церковь, Лазаревская церковь. Гитлеровцы, зная, что в храмах очень много молящихся, специально бомбили и обстреливали их. Мученической смертью погибло более пяти тысяч человек.

На Нюрнбергском процессе в 1946 году протоиерей Ломакин, который всю блокаду провел в осажденном Ленинграде и был награжден медалью «За оборону Ленинграда», свидетельствовал: «В зиму 1941/1942 года положение Ленинграда в блокаде было особенно тяжелым. Непрекращающиеся налеты немецкой авиации, артиллерийский обстрел города, отсутствие света, воды, транспорта, канализации в городе и, наконец, ужасающий голод — вследствие всего этого мирные жители города испытывали неслыханные в истории человечества страдания. Это были воистину герои, страдавшие за родину, неповинные мирные жители…»

* * *

Зенитчики Ленинградского объединения ВВС и ПВО делали все, что могли, но слишком много ракет было выпущено американцами и англичанами. Войска НАТО, как всегда, создали подавляющее превосходство в авиационных средствах поражения.

А вот русские авиационные соединения были фактически уничтожены, разукомплектованы, их боеготовность была подорвана. И сотворили это не враги, а собственное военное руководство.

Так, после откровенно преступных приказов генералитета «Россиянии» был расформирован легендарный «Покрышкинский» 689-й Гвардейский, Сандомирский ордена Александра Невского истребительный авиаполк. Оставшаяся от него в результате «военных реформ» 143-я эскадрилья уже не несет славных атрибутов легендарной авиационной части.

И вообще «реформа ВВС» превратила прославленные, с богатыми боевыми традициями и исторической преемственностью поколений летчиков истребительные, штурмовые и бомбардировочные авиаполки в безликие «авиабазы».

Правда, летчики, те, что все же остались наперекор наплевательскому отношению вышестоящего начальства, недавно получили двенадцать современных истребителей поколения «4++» Су-27СМ и Су-35С, а вдобавок еще и пару учебно-боевых спарок Су-35УБ. Все бы хорошо, но условия нового аэродрома базирования оставляют желать лучшего. В свое время там размещался полк морской авиации, но потом он пришел в запустение и был фактически разграблен. Летчики-«покрышкинцы» и техники сами, своими силами привели его в относительный порядок. Но этого было явно недостаточно.

Но все же преданные продажным правительством русские «Крылатые витязи» не допустили предательства своего Отечества. Они взлетали и вступали в бой с несоизмеримо более сильным противником.

* * *

А неумолимые стрелы прорывов натовских частей уже стремились к Санкт-Петербургу. С экранов тактических компьютеров и электронных планшетов в штабах НАТО они переместились на дороги, утопающие в зелени лесов. И трансформировались в стальные колонны бронетехники прибалтийских «лимитрофов». Вооруженные силы Эстонии и Латвии стали главной ударной силой в военной экспансии США и Великобритании против России.

Разрозненные подразделения и просто группы русских солдат с техникой и без нее, ведя тяжелые арьергардные бои, отступали из Калининградской области на восток вместе с белорусскими войсками.

Патриоты Белой Руси вообще единственные, кто хоть как-то поддержал своих братьев-славян в их общей борьбе против безжалостного и бездушного заокеанского врага. Штурмовики вместе с истребителями и бомбардировщиками с белорусских авиабаз Лида, Береза, Мачулищи своими внезапными ударами сумели несколько затормозить продвижение войск НАТО к границам России. Белорусские реактивные системы залпового огня «Смерч» 336-й Реактивной бригады из Осиповичей и оперативно-тактические «Точки-У» 465-й Отдельной ракетной бригады из цели «умыли» американцев вместе с их прибалтийскими и польскими прихвостнями волнами всепожирающего огня. А белорусский спецназ так до сих пор и остался в родных лесах, использовав тактику своих славных предков — советских партизан.

Вместе с тем 336-я Отдельная гвардейская бригада морской пехоты из Балтийска и 79-я Отдельная гвардейская мотострелковая бригада из Гусева полегли практически все, обороняя Калининград до последнего.

А разрозненные остатки подразделений уже не могли сдерживать натиск неумолимой и безжалостной американской машины разрушения целых государств.

Последняя линия обороны Санкт-Петербурга пролегла там же, где и более полувека назад, — на Пулковских высотах.

Солдаты окапывались молча. Взревывали экскаваторы, мобилизованные для строительства оборонительных сооружений. В наспех сооруженные капониры загонялись танки и другая бронетехника. Ее было мало, очень мало… Орудийные батареи буксируемых 152-миллиметровых гаубиц Д-20 и «Мста-Б» готовились дать последние залпы по наступающему врагу.

Батальоны курсантов и совсем еще юных мальчишек-нахимовцев занимали оборону. Автоматы и пулеметы у них были взяты со складов — все в масле: «Сделано в СССР». Не зря, значит, в великой стране так много тратили на «оборонку», раз произвели на свет это оружие.

Солдаты постарше, из резервистов, закуривали перед боем. Последняя сигарета, последний патрон, последний взгляд на любимый город.

Люблю тебя, Петра творенье,
Люблю твой строгий стройный вид.
Невы спокойное теченье,
Береговой ее гранит…

Великий русский поэт сказал за них за всех.

… В небе показались американские «беспилотники» — по ним ударили зенитные пулеметы и скорострельные пушки. Но и «Предейторы» метнули вперед огненные стрелы ракет «Хеллфайр». А вслед за ними свалились в пике на русские позиции американские тактические истребители F-16 ВВС Польши и Эстонии. Показались из-за деревьев хищно приникшие к земле ударные вертолеты АН-64 «Апач».

Американцы били расчетливо, уничтожали зенитно-ракетные и пушечные установки. Точечными ударами выбивали бронетехнику в наспех вырытых капонирах. Массированными ударами РСЗО перекапывали траншеи вместе с людьми.

Но защитники Санкт-Петербурга не сдавались.

Воины пошли в контратаку с яростью и беспримерным мужеством. Ненависть к проклятому врагу, поправшему Русскую землю, разрушившему русские святыни, клокотала в груди солдат и моряков Балтийского флота. Сквозь дым и пламя взрывов тусклым светом блестели купола храмов, и лики святых призывали к священному возмездию. Это был не просто бой, русский народ, как во времена святого князя Александра Невского, сражался с потомками псов-рыцарей за свою землю и свою веру.

Но силы были неравны…

Отвага и доблесть, смелость и самоотверженность были на стороне ленинградцев. Но вот безжалостные военные технологии были у американцев и их польских и прибалтийских наймитов.

Бой был жутким по своей жестокости — и быстрым. Русские выдержали три — три атаки! Трижды могучие и безжалостные войска НАТО обрушивали огненные удары на позиции защитников Санкт-Петербурга. Но воины Северной Пальмиры держались. Держались так же, как их деды и прадеды более полувека назад.

И даже контратаковали сами. Но силы были неравными.

Жестоко подавив сопротивление защитников Северной столицы России, объединенные войска НАТО вступили на улицы Санкт-Петербурга.


И началась кровавая вакханалия. Поляки, а особенно эстонцы и латыши принялись грабить и уничтожать чудом уцелевшие при ракетном обстреле города на Неве уникальные исторические памятники. Православные соборы подверглись изощренному осквернению. Скульптуры и ростральные колонны расстреливались из гранатометов и танковых пушек.

Поляки, а в особенности эстонцы и латыши испытывали по отношению к России комплекс национальной неполноценности. Равно как и их «южные братья» — западноукраинские бандеровцы.

Всех их объединяло одно — зависть к великому северному соседу. Всем этим националистам не давали покоя грандиозные замыслы, масштабные проекты и революционные достижения, которые возможны только в великой стране, с великим народом, объединенным великой идеей.

А вот эстонцы, поляки, латыши и бандеровцы просто-таки упиваются своей местечковостью. И если потомки шляхтичей все еще мечтают воссоздать «Жечь Посполиту од можа до можа», то остальные «лимитрофы» вполне довольствуются своей никчемностью. И для этих вот мелких и мелочных не важно, какая Россия: Царская, Красная Империя Сталина, послевоенный СССР с его бурным ростом, нынешнее государство на обломках Советского Союза. Все проявления величественности — имперскости им одинаково ненавистны.

«Лимитрофов» устроила, бы наверное, только бородатая «Московия» в лаптях. Хотя сейчас к этому и шло.

Но в самый разгар кровавой и варварской вакханалии разграбления Северной столицы России случилось непредвиденное.

* * *

В Финский залив вошел отряд боевых кораблей ВМС Германии в составе двух мощных эсминцев «Заксен» и «Гессен» и двух фрегатов «Бранденбург» и «Шлезвиг-Гольштейн». Немецкий адмирал объявил акваторию и воздушное пространство вокруг мыса Херсонес зоной безопасности и заявил, что действует от имени Евросоюза.

Европейские страны не на шутку встревожились откровенно провокационными и развязными действиями американцев и их новых «союзников», особенно использованием в акватории Балтийского моря атомных субмарин ВМС США и Королевского флота Великобритании.

К отряду немецких кораблей должны были присоединиться также французские и шведские фрегаты.

На вертолетах «Линкс» и «Аугуста» с борта фрегатов «Бранденбург» и «Шлезвиг-Гольштейн» в город на Неве десантировался взвод немецкого спецназа. А его командир, оберст Макс Остерман, заявил, что они прибыли для защиты «исторической памяти о погибших здесь в годы Второй мировой войны русских и немецких солдатах». А кроме того, спецназ современных Кригсмарине действовал и от имени ЮНЕСКО, сохраняя уникальные памятники архитектуры Санкт-Петербурга.

И защищать немецкие солдаты спецназа Санкт-Петербург готовились весьма основательно — всеми доступными средствами. По крайней мере, тех самых «средств» немецким спецназовцам хватило бы минимум на пару недель ожесточенных оборонительных боев.

А с авиабазы Раммстейн уже поднялись брюхастые «транспортники», несущие в своих грузовых отсеках легкую бронетехнику. Транспортные самолеты прикрывали «Тайфуны» и «Торнадо» ВВС Германии.

Таким образом, даже Германия, входящая в Североатлантический союз, выступила на стороне России, ясно давая понять, кого она считает виновником развязанной против России агрессии. Это был уникальный в истории международного права прецедент: фактически самая воинственная страна Европы и активный член НАТО открыто поддерживала Россию!

И это было очень благородно: верные враги во время двух Мировых войн оказались честнее и лучше тех, кто «насаждает демократию любой ценой».

Зная крутой нрав немецких вояк, поляки и прочие «лимитрофы» поспешили убраться прочь. И даже американцы не стали выдвигать никаких претензий потомкам рыцарей Ливонского ордена.

Все же умных людей и умные народы история кое-чему учит…

Глава 15 ПОПОЛНЕНИЕ

Казалось, за прошедшие сутки кроваво-огненного ада полковника Сергея Перча уже ничем удивить невозможно. И тут он очень сильно ошибался.

— Это что за аэроплан, на хрен?!

Над полем боя пронесся, заложив вираж, допотопный биплан Ан-2! За ним волочился жирный черный дым. Как-то после всего того разгула высокотехнологических средств уничтожения «Антонов» казался неким сюрреализмом. Пророкотав мотором над головами ошарашенных мотострелков, самолет пошел на посадку прямо за линией окопов. Несколько раз подпрыгнув на неровностях поля, самолет остановился и окутался дымом. При ближайшем рассмотрении его крылья и фюзеляж были испещрены пулевыми и осколочными пробоинами.

Открылась дверь грузового отсека.

Мотострелки полковника Перча взяли автоматы на изготовку. Пулеметчик выразительно лязгнул затвором ПКМа, снайперы шарили взглядами через оптические прицелы винтовок.

— Не стрелять! — приказал Сергей Перч.

Из темного прямоугольника показалось красное полотнище.

— Не стреляйте! Мы — свои!

— Кто свои?

— Спецназ ГРУ ГШ России!

— Выходить по одному! — проорал Перч. — Вздумаете рыпнуться — дольше секунды не проживете.

На землю спрыгнул молодой воин в пропыленном камуфляже с девятимиллиметровым штурмовым «Валом» с оптикой в руке. Вслед за ним распластались по земле еще несколько таких же «камуфляжных» и взяли на прицел мотострелков и самого командира мотострелковой бригады.

Но Сергей Перч не дрогнул:

— Назовите свое подразделение и звание.

— Гвардии старший лейтенант Стас Волков! Командир разведвзвода 45-го Гвардейского отдельного разведывательного полка спецназа ВДВ! У нас — раненые, помогите…

— Помогите им, — скомандовал Сергей Перч своим бойцам.

Раненых разместили в лазарете, а остальным бойцам спецназа дали возможность вымыться, привести себя в порядок и накормили. Всего в «Аннушке» прилетело три десятка человек! Почти вдвое больше, чем положено по штатной загрузке! Спецназовцев во главе со Стасом Волковым было восемнадцать человек. Остальные — солдаты 107-го Реактивно-артиллерийского полка. Вместе с ними было и знамя этой боевой части. Его отдал лейтенанту Стасу Волкову командир полка полковник Белоконь.

— Сохрани знамя полка, не хочу оставлять его оккупантам! — сказал седой командир.

Что мог ответить гвардии старший лейтенант?..

* * *

… Бронетехнику НАТО на шоссе Полтава — Кременчуг они «раскатали» красиво!

А потом еще и умудрились специальными объектовыми минами подорвать главную достопримечательность Кременчуга — шоссейный и железнодорожный мост через Днепр! Опоры рухнули, словно срезанные ножом, и металлоконструкции вместе с проходящей американской и польской техникой рухнули в седой и суровый Славутич! Сама украинская природа мстила оккупантам! Мало кто из американцев и их прихвостней выжил тогда в реке…

А потом была погоня, которая привела русских спецназовцев и сочувствующих им патриотов на летное поле Кременчугского летного лицея. Здесь готовили пилотов-вертолетчиков. А когда-то, когда это было всего лишь летное училище, здесь обрел свои крылья космонавт № 2, впервые вышедший в открытый космос, — Алексей Леонов. Об этом напоминала мемориальная табличка на стене главного корпуса летного лицея.

Но сейчас бойцам спецназа нужно было думать о вещах более насущных и земных. К счастью, нашлась «Аннушка» с заправленными баками. Спецназовцев учат многому, в том числе и управлению легкомоторными самолетами. Как они взлетели, это вообще отдельный разговор!.. Почти три десятка человек «утрамбовалось» в салон, который предназначен максимум для дюжины… Потом был головокружительный полет на сверхмалой высоте над верхушками деревьев — выше перегруженный сверх всякой меры биплан просто не поднимался! А ведь бойцы спецназа ГРУ еще и отстреливались из крупнокалиберного «Корда» от поднятых на перехват американских «беспилотников»! Стреляя через открытую дверь, гвардии сержант ВДВ Кайтар Халилов сумел даже сбить один из «Риперов» MQ-9!

И вот — они здесь! Практически на последнем русском рубеже.

Гвардии старший лейтенант ВДВ Стас Волков понял, как нужен он и нужны его люди этому измордованному постоянными боями полковнику в мятом камуфляже, но в свежем подшитом подворотничке. Сергей Перч сейчас и сам был похож на дикого горца: с отросшей щетиной, впалостью щек и красными от хронического недосыпания глазами.

Хорошо, что спецназовцы прихватили с собой и все свое вооружение, включая тяжелое.

— Товарищ полковник, — обратился Стас Волков. — Похоже, что мы вовремя.

— Точно так, — согласился Перч.

— Тогда дайте нам немного боекомплекта, и мы в вашем распоряжении.

— Будет вам боекомплект… А пока — отдыхать.

Сам Сергей Иванович Перч вернулся к прерванному разговору с командиром экипажа спасенного вертолета Ми-28Н «Ночной охотник».

— Да бардак везде! — рассказывал майор-вертолетчик, заводской испытатель производственного объединения «Роствертол» Владимир Алферов. — Мы в Ростове понять не могли, что творится. Подумать только, у нас тут под боком бои идут, а мы только вчера об этом узнали. По телевидению черт знает что показывают, радио не работает. Новостные каналы заблокированы. Частоты радиосвязи давят… Паника кругом. А тут узнали, что рядом с городом мотострелковая бригада сражается. И даже тогда не все поверили — думали, учения… Какие тут, на хрен, учения?! Ну, вот мы и решили вам помочь. На заводском аэродроме находилось четыре новеньких «Ми-двадцать восьмых», только что собрали и облетать-то толком еще не успели. Их планировалось передать в Торжок вертолетчикам. Но мы их взяли — и вломили «янкесам».

— То поляки были.

— Да ну и хрен с ними! А наш завод еще и контракт с Перу выполняет на поставку экспортной модификации «Крокодила» — Ми-35. Так мы и «иностранных „Крокодилов“» к делу пристроили. И, как видно, не зря!..

— Спасибо вам, ребята, выручили.

— Ничего, вместе все воевать сподручнее.

* * *

— Товарищ полковник, с тыла идет колонна! Большая… — доложил боец-наблюдатель.

— Что за… — Сергей Перч приник к окулярам стереотрубы.

Со стороны тыла по проселку пылила растянувшаяся стальной змеей небольшая колонна. Впереди рычал дизелем танк Т-72 с навесным противоминным тралом. За ним скрежетали стальными траками десятка три русских танков Т-90 «Владимир» и примерно столько же новейших боевых машин десанта БМД-4У.

Самоходная артиллерия в колонне была представлена 122-миллиметровыми «Нонами» и новейшими компьютеризированными «Венами».

За воздухом следили БТР-3Д «Скрежет» с двуствольными зенитными 23-миллиметровыми установками вместо пулеметных башен. Кроме того, по бокам колонны шли шесть «Панцирей-С1» и «Тунгусок-M1». Они защищали колонну тентованных «Уралов» и транспортно-заряжающих машин с боеприпасами.

Несколько бронетранспортеров с десантом на броне замыкали колонну. А в центре ее ехали новейшие броневики СПМ-3 «Медведь» с дополнительной бронезащитой и дистанционными огневыми модулями.

На всех машинах виднелись скрещенные парашюты — эмблема Воздушно-десантных войск.

— Куда же они прут?! Их сейчас авиация накроет!

Но тем не менее авиация их не накрыла, несмотря на такое вопиющее нарушение маскировки. Боевое охранение мотострелковой бригады приостановило движение этой высокомобильной армады. Добравшись до позиций мотострелковой бригады, колонна рассредоточилась. Один из «Медведей» подъехал к штабному блиндажу.

Оттуда вышел грузный офицер в полевой форме. Волевое бульдожье лицо и такая же жесткая бульдожья хватка. Чеченцы сравнивали его с генералом Ермоловым прошлой кавказской войны за крайне жесткие методы ведения контртеррористической операции. А в федеральных войсках ходила мрачная шутливая присказка: «Шаман изгоняет злых „духов“»! Да, это был командующий ВДВ России генерал-лейтенант Владимир Шаманов!

— Кто здесь главный? — зычно спросил он.

Полковник Сергей Перч по-уставному доложил. Генерал-лейтенант внимательно слушал, изредка согласно кивал.

— Значит, я не ошибся, двинув своих ребят именно к тебе, полковник, — сказал Шаманов. — Пошли в блиндаж, обрисую ситуацию, правда, краски я приберег для тебя исключительно мрачные, товарищ полковник.

* * *

Офицеры из командования мотострелковой бригады, да и сам полковник Сергей Перч, внимательно слушали речь генерал-лейтенанта.

По всему выходило, что мотострелкам чуть ли не единственным повезло. Все очаги сопротивления севернее были жестоко подавлены войсками НАТО. На острие ударов находились польские, чешские, словацкие, хорватские, эстонские, румынские, галичанские войска. Авиационная поддержка и радиоэлектронное подавление осуществлялись тактической авиацией и аппаратурой спецназначения вооруженных сил США. Для подавляющих ударов широко использовались высокоточные крылатые ракеты и беспилотные ударные самолеты. Применяя тактику массированных авиаракетных ударов и воюя на земле чужими солдатами, американцы стремительно занимали территорию России. Они стремились уничтожить любые очаги сопротивления, безжалостно уничтожая все. Тактика «выжженной земли»! И так — везде.

— Флот был уничтожен в первые же часы, — говорил Владимир Анатольевич Шаманов. По рангу и занимаемой должности ему была доступна стратегическая информация. — Сообщения в вышестоящие штабы поступали путаные. Говорят, тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий» уничтожил два американских авианосца, выдержал ракетную атаку и пошел на таран, утопив вместе с собой еще и американский ракетный крейсер. Наш тяжелый авианесущий крейсер «Николай Кузнецов» выдержал тяжелейший воздушный бой. Практически все его палубные истребители Су-33 погибли, но и американских истребителей забрали с собой втрое больше!

По некоторым данным, флагман Тихоокеанского флота ракетный крейсер «Варяг» вместе с еще несколькими кораблями сумели прорваться к берегам Индии.

Но подводный атомный флот пострадал в гораздо меньшей степени. Подводникам никто не приказал выпускать баллистические ракеты, но нашлись адмиралы, которые хотя бы отдали приказ выйти из мест базирования и уходить на глубину. Потом атомные подводные крейсера под Андреевским флагом должны были идти в дружественные порты. Таковых на земном «шарике» насчитывалось немного. Индия, Венесуэла, Китай, Вьетнам, Куба.

Но то, что американцы сотворили с Москвой!

Генерал-лейтенант Владимир Шаманов рассказал, что творилось на улицах столицы… Кровавый ад, вакханалия, разгул неуправляемой, чудовищной жестокости! И полная неспособность так называемой «власти» взять ситуацию под контроль.

Равно как и утрата этой «властью» политической воли к борьбе. Баллистические ракеты так и остались в шахтах и на подвижных пусковых установках. Правда, командирам поменьше рангом хватило совести привести стартовые комплексы в негодность. Когда знаешь там каждый винтик за годы службы, это не трудно.

Владимир Анатольевич Шаманов на секунду замолчал.

— Мои десантники сражались стойко. — У бывалого генерала перехватило дыхание, а по щеке поползла слеза. — Простите, мужики… Не уберег…

Ни один десантник или «морпех» не сдался! Все они сражались до последнего и встретили смерть мужественно — лицом к лицу, как и подобает русскому воину! Да и многие другие солдаты, офицеры и прапорщики всех родов войск до последнего патрона, до последнего вздоха, до последней капли крови защищали свое многострадальное Отечество.

Но силы были неравными, а главное, отсутствовало единое централизованное командование.

— Товарищ генерал-лейтенант, а что с Питером стало? — нарушил субординацию один из офицеров. Но до этого ли было после таких страшных известий?..

— В Санкт-Петербург сначала вошли эстонские и латвийские подразделения. Хотели устроить там то же, что и в Москве. Но вмешались немцы. В Санкт-Петербург были направлены несколько отдельных батальонов и десантный полк Вооруженных сил Германии. Немецкое командование заявило, что берет город под свою защиту как часть совместной русско-германской истории. И что они этим хотят искупить вину за блокаду.

— Вот черт! Давние противники оказались лучше недавних союзников!

— А что с Калининградом?

— Там хозяйничают англичане, «верные своему союзническому долгу перед НАТО и США». Суки!

— Так что, нас, получается, предали?

— Да, предали! На самом верху! — безжалостно констатировал генерал-лейтенант Владимир Анатольевич Шаманов.

— Ваши дальнейшие действия, товарищ генерал-лейтенант? — спросил полковник Перч.

— Вы — практически единственные, кто уже почти неделю сдерживает натиск войск НАТО, — ответил Шаманов. — И я собираюсь на этом самом рубеже дать американцам бой! В моей командно-штабной машине установлена мощная рация со скачкообразной перестройкой сигнала. Запеленговать ее практически невозможно. Я объявил по рации, чтобы все части и подразделения Российской Армии, способные к сопротивлению, двигались сюда. А пока, товарищ полковник, принимайте уже то пополнение, что есть. И введите новоприбывших офицеров в курс дела. Вы тут с самого начала воюете, так что тактическую ситуацию знаете неплохо. Танковый батальон имеется?

— Так точно, расширенного состава.

— Тогда пусть ваш подполковник-танкист принимается за работу. С собой мы привезли все необходимое: боеприпасы, запчасти, соляру, продукты, медикаменты. Недалеко от вас есть база хранения техники. Она, конечно, раздолбана американскими ракетами, но кое-что найти там все же можно.

— Есть! Направлю туда людей.

— Товарищ полковник, за собой я оставляю оперативное командование и координацию сил и средств. Вас назначаю своим заместителем по тактике. На вас, Сергей Иванович, все непосредственное командование приданными войсками.

Если честно, то полковник Сергей Перч был слегка ошарашен новым назначением, но привычно ответил:

— Есть! Разрешите вопрос?

— Разрешаю.

— Как быть с авиаподдержкой?

— Я уже связался с Липецким авиацентром, генерал-майор Александр Харчевский нас поддержит авиацией. Кроме того, товарищ полковник, в нашем распоряжении будут мощные системы ПВО С-300ПМУ2 «Фаворит». Ну и армейская противовоздушная оборона. Я смотрю, у вас и «Панцири» имеются?

— Так точно, с них-то все и началось.

— Ничего, американцы еще здесь не раз кровью умоются!

* * *

Вскоре начали прибывать пополнения. Кого здесь только не было! И мотострелки, и десантники, и морские пехотинцы, и «самоходчики», и зенитчики, и саперы… Кто с техникой, а кто — и без нее, но все с оружием. Новоприбывших размещали, командиров знакомили с тактической ситуацией.

Первыми добрались, как и полагается разведчикам, бойцы элитного 45-го Гвардейского отдельного разведывательного полка Спецназа ВДВ. В полном составе и с техникой.

В беседе с командиром разведывательного полка Перч усмехнулся:

— А у нас есть ваши ребята!

— Кто?

— Гвардии старший лейтенант Стас Волков.

— Он жив?!

— Точно так.

— Вызовите его ко мне!

— Сейчас. — Сергей Перч окликнул вестового. — Бойчина, найди гвардии старшего лейтенанта Волкова, десантника, который к нам на аэроплане прилетел. Одна нога там — вторая у меня, быстро!

И вскоре сияющий Стас Волков уже рапортовал своему командиру:

— Товарищ гвардии полковник, разрешите доложить: боевое задание выполнено! Боевая техника и живая сила противника уничтожена в районе Полтавы и Кременчуга на шоссе Кременчуг — Полтава. Также нами был подорван железнодорожный и шоссейный мост через Днепр в районе Кременчуга. Реактивным ударом РСЗО «Смерч» и позже, при подрыве моста, было уничтожено до двух батальонов польских войск с бронетехникой.

— Ты гляди! — изумился полковник Сергей Перч. — Так вот почему поляки нас тут как-то вяло трепали последнее время.

— Молодец, Стас! — Гвардии полковник по-отечески обнял своего везучего командира разведвзвода.

— Служу России!

— Послужим еще России!

* * *

— Аккуратнее, б…дь! Не картошку грузите! — орал на подчиненных подполковник Владимир Карлович Швендих.

Сказанное относилось к погрузке боекомплекта в русские танки. Несмотря на свой суровый вид, командир вновь образованной сводной танковой бригады был доволен.

С танками, которые «волевым усилием» пригнал генерал-лейтенант Владимир Шаманов, удалось «догнать» штатную численность бронетехники до полных двух батальонов. А с помощью ремкомплектов и передвижной механической мастерской удалось даже «подлатать» потрепанные в боях «Владимиры». Починили и привод башни на его командирском «Владимире», а кроме того, на башне установили еще и комплекс активной защиты «Арена-Э». Такой КАЗ стоял и на вновь прибывших танках Т-90С «Владимир». Так что Владимир Карлович был очень доволен.

Ряды танков стояли под легкими навесами из маскировочных сеток со снятой броней, гусеницами, раскрытыми люками. Отдельно стояли транспортно-заряжающие машины с боекомплектом.

В помощь танкистам пришли десантники и пехотинцы. Без лишних разговоров они помогали перегружать боеприпасы, устанавливать блоки активной брони взамен использованных в бою, бортовые противокумулятивные экраны, ворочать бочки с солярой.

Теперь 125-миллиметровые бронебойные снаряды, противотанковые управляемые ракеты и фугасы заняли место в боеукладках и на карусельных заряжающих автоматах русских боевых машин Т-90 «Владимир» и Т-72Б «Урал».

Стоял лязг, грохот и русский мат, сверкали искры электросварки, шипело яркое пламя газовых горелок.

Пополнив «трофеями от щедрот» генерал-лейтенанта Шаманова запасы вооружения и горюче-смазочных материалов, подполковник Швендих занялся организацией обороны.

Для этого сгодились даже недоремонтированные танки с боевыми повреждениями. На буксире тягачей эти танки доставлялись на выбранные заранее огневые позиции.

* * *

Занимали позиции и десантники генерал-лейтенанта Владимира Шаманова. «Голубые береты» были полны решимости показать агрессорам НАТО «кузькину мать».

Они привезли с собой много новинок вооружения. И среди них — модернизированную зенитную скорострельную установку ЗУ-23М1. Любимая в войсках за простоту, надежность, неприхотливость и огневую мощь «Зушка» получала новые возможности. На месте правого сиденья наводчика-оператора монтировались оптоэлектронные модули прицельного комплекса, низкоуровневый телевизионный прицел и лазерный дальномер. Электромеханические приводы наведения и автомат сопровождения цели позволяют в три раза повысить огневые возможности установки! Плюс к этому — установка двух пусковых труб зенитно-ракетного комплекса малой дальности «Игла»! Несмотря на то что вариант данной модернизации был предложен Конструкторским бюро ТОЧМАШ имени А. Э. Нудельмана давно, но принят на вооружение совсем недавно. Опять же: то «денег не было», то желания заниматься этой проблемой…

Тем не менее сейчас они уже были и готовы к бою. Зенитные скорострельные пушки устанавливались на грузовые «Уралы», «КрАЗы» и «КамАЗы», снабженные дополнительным бронированием. Получались своеобразные «тачанки». Такие мобильные огневые точки быстро перемещались и могли оказать мощную поддержку десантниками.

А изобретательные солдаты вдобавок на некоторых ЗУ-23М1 вместо зенитных управляемых ракет ставили противотанковые — получалось весьма эффективное и мощное комбинированное огневое средство.

Также десантников и мотострелков готовились поддержать своим огнем новейшие русские боевые машины пехоты БМП-3М, оснащенные комплексом активной защиты «Арена-Э». По боевой мощи и прочим характеристикам им не было равных в мире!

Обустройство оборонительных позиций завершили уже под вечер.

* * *

Военный совет собрался в одном из домов чудом уцелевшей деревеньки недалеко от перепаханного снарядами поля боя. Возле него стояла командно-штабная бронированная машина СПМ-3 «Медведь» и несколько бронетранспортеров боевого охранения.

— Поздравляю, товарищи офицеры, — с иронией в голосе произнес генерал-лейтенант Владимир Анатольевич Шаманов. — Теперь против нас — весь Экспедиционный корпус блока НАТО во главе с Соединенными Штатами Америки! А это — несколько полностью отмобилизованных дивизий союзников: Польши, Чехии, Литвы, Эстонии!

Теперь хорошие новости: бомбить они нас станут в последнюю очередь, да и ПВО у нас сейчас как раз на уровне армейского корпуса. Мобильные пусковые установки «Бук-М1», новейшие «Панцири-С1», «Тунгуски», «Шилки», «Осы»… К тому же нас поддержат «Трехсотые».

А вот на суше на поле боя ждет бойня. Скорее всего, свою атаку вояки НАТО начнут ближе к полуночи с массированного артналета и обстрела крылатыми ракетами. Это излюбленная тактика американцев еще со времен войны в Ираке в 1990 году.

Потом попрут всеми имеющимися у них танками при поддержке пехоты и «беспилотников». Могут попытаться обойти с флангов или высадить мобильные вертолетные десанты. Тактическая гибкость и боевое управление у американцев всегда на высоте!

Так, а теперь — о нашей обороне. Полковник Перч, доложите о принятых мерах к развертыванию обороны.

— Докладываю, товарищ генерал-лейтенант. Инженерные сооружения восстановлены, отрыты новые укрытия для техники. Бронетехника и личный состав распределены по огневым позициям, ориентиры для стрельбы намечены.

— Подполковник Швендих, доложите о готовности танковой бригады.

— Мои танки готовы. В случае фланговых ударов я смогу уничтожить силы противника. В боекомплекте, запчастях и топливе недостатка нет. Часть танков и боевых машин, которые починить полностью не удалось, превращены в неподвижные огневые точки. Они врыты по самые башни и замаскированы.

— Ясно. Зенитчики?

— Зенитные средства приведены в полную боевую готовность, оборудованы основные и запасные огневые позиции, определены секторы ответственности. Экипажи готовы к бою.

— Товарищ генерал-лейтенант! — поднялся с места высокий и мощный, косая сажень в плечах, командир полка ВДВ из Рязани. — Возможна выброска десанта американских «рейнджеров» на управляемых парашютах типа «крыло». Мной подготовлены специальные противодиверсионные группы и проинструктированы бойцы. Усилена охрана и наблюдение.

— Спасибо, товарищ полковник, — кивнул Шаманов. — Пехота?

С жалобно скрипнувших стульев поднялись комбаты.

— К обороне готовы. Мы «Зушки» и тяжелые пулеметы расставили на позициях. Противотанковых средств тоже хватает.

Военный совет продолжался, все понимали, что устоять им нужно любой ценой. Это был их последний рубеж.

Глава 16 СОВРЕМЕННАЯ ВОЗДУШНАЯ ВОЙНА

Война Соединенных Штатов Америки и возглавляемого ими военного блока НАТО против России велась в глобальном масштабе. Снова фронт протянулся от Баренцева до Черного моря. Но война эта была новой и необычной. В ней американская тактика «воздушного наступления», отработанная в ходе почти что четверти века локальных конфликтов, сочеталась с масштабами глобального наступления, преимущественно воздушно-космического.

А если говорить обычным языком, то это была агрессия США против России. Воздушно-космическое пиратство в глобальном масштабе. Количественно и качественно эта агрессия «новых кочевников», «повелителей долларов» не имела себе равных в мировой истории. Но еще в 1999 году основные элементы воздушно-космической войны, равно как и инспирирования «гуманитарной катастрофы», были опробованы на независимой Югославии. Гордые и свободолюбивые сербы пали первыми жертвами в глобальной войне США за мировое господство.

* * *

24 марта 1999 года американцы начали обстрел Югославии крылатыми ракетами, которые были выпущены боевыми кораблями Североатлантического альянса из акватории Адриатического моря. Потом на территорию этого суверенного государства обрушились волны американских тактических истребителей-бомбардировщиков. И вели себя янки по-пиратски, навалившись оравой на небольшую страну. В Адриатике корабли 6-го флота США блокировали судоходство и морскую торговлю. Ракетные крейсеры, многоцелевые атомные подводные лодки и палубная авиация с атомных авианосцев «Теодор Рузвельт», «Энтрепрайз» и английского «Инвисибла» наносили ракетно-бомбовые удары по независимой стране.

Сербские войска ПВО и летчики первые дни еще могли сдерживать натиск превосходящих количественно, а главное, технологически более «продвинутых» врагов. Но войска коалиции, а проще — США оказались неизмеримо сильнее. Несмотря на это, расчеты зенитно-ракетных комплексов С-75, С-125 и в особенности новых мобильных ЗРК «Куб» записали на свой счет несколько десятков хваленых «Томагавков» и несколько ударных истребителей. А также один, по другим данным, два «Стелса» F-117.

Сербские летчики на стареньких МиГ-21 бесстрашно атаковали своры «амовских» стервятников. В первую же ночь необъявленной агрессии с аэродрома Лазаревица на самолете МиГ-21 бис поднялся в воздух подполковник Слободан Перич. Маскируясь складками местности, он шел на сверхмалой высоте. Внезапно перед ним показалась пара истребителей F-16. На построение атаки сербу потребовались считаные мгновения, пилоты Альянса замешкались — слишком неожиданно вынырнул из ночной тьмы на них этот безумный Fishbed.[26] С первого же захода ракетой «воздух-воздух» малой дальности он сбил одного «Боевого сокола».[27] Но и сербский пилот тоже получил попадание ракеты, но успел благополучно катапультироваться. А вот американец катапультироваться не успел.

В эту же ночь подполковник Милорад Милутинович взлетел на своем МиГ-21 на перехват большой группы воздушных целей, которые вторглись в воздушное пространство его страны. Выполняя команды наведения операторов ПВО, он вышел на цель и оказался прямо в центре большой группы натовских ударных самолетов. Его истребитель был сразу же обнаружен самолетом дальнего радиолокационного обнаружения АВАКС типа Е-2 С «Сентри». В кабине истребителя пронзительно запищал сигнализатор о радиолокационном облучении. На внезапность рассчитывать уже не приходилось. Летчик мог спастись, уйдя на сверхмалые высоты, но герой решил не отступать. Понятия долга, совести и офицерской чести оказались выше инстинкта самосохранения. Милорад Милутинович решил атаковать ударные самолеты противника в одиночку. Отважный сербский летчик успел произвести прицеливание и выпустил ракеты, которые сразу же захватили цель. Американский тактический истребитель развалился на куски от прямого попадания ракеты. Но и «МиГ» тоже поразила американская ракета. Подполковник Милорад Милутинович сумел катапультироваться из подбитой машины.

Еще много подвигов совершили пилоты, операторы наведения, расчеты зенитно-ракетных и артиллерийских комплексов ПВО, защищавших родную землю от стократ более сильного врага.

* * *

Теперь, спустя полтора десятка лет, трагедия повторилась в гораздо большем масштабе. Основной удар американские военно-воздушные силы обрушили на центральные районы России. Авиация НАТО стремилась не просто уничтожить военные объекты, но и уничтожить промышленную, социальную, транспортную инфраструктуру страны.

Вбомбить Россию в каменный век!

Но на пути безжалостных стай американских крылатых ракет, тактических ударных истребителей и беспилотных летательных аппаратов встали летчики и воины ПВО Воронежского аэроузла.

Здесь, недалеко от Украины, размещалась крупная авиабаза ВВС России. В Липецке дислоцировался знаменитый 4-й Центр боевого применения и переучивания летного состава ВВС России под командованием генерал-майора Александра Харчевского. Американские летчики уважительно называли 4-й ЦБП и ПЛС «русским „Топ-Ганом“», и неспроста. На вооружении липецкого Центра ВВС находились новейшие истребители и тактические ударные самолеты, а летчики инструкторско-исследовательских авиаполков — настоящие асы. Они не просто были мастерами боевого пилотажа — липецкие летчики этот пилотаж создавали!

* * *

— Рассредоточить авиацию по полевым площадкам! Замаскировать самолеты. Использовать для взлета и посадки прямые отрезки шоссейных и грунтовых дорог! — отдал приказ командир 4-го ЦБП и ПЛС генерал-майор Александр Харчевский. — Зенитным комплексам — готовность «ноль». Установить средства маскировки и ложные цели.

Александр Харчевский сильно переживал. Его место сейчас — в кабине многоцелевого истребителя-бомбардировщика! А вместо этого приходится вести оперативные совещания, координировать действия единого воздушно-ударного организма. Но в этом и заключается талант не только летчика, но и командира.

Тем более что летчикам и зенитчикам сейчас приходилось очень тяжело. Связи с Москвой не было. А может, не приведи Господи, и самой Москвы-то уже и нет?! Первой «вырубилась» мобильная связь. Потом — военные ретрансляторы. Остальная аппаратура, в том числе и ЗАС.[28] О том, что в воздухе находятся какие-то посторонние объекты, липчан предупредили их коллеги из Харькова. Там, кроме мощного аэроузла с системой контроля за воздушным движением в Чугуеве, базировалась учебная часть. Летали они на «Элках» — стареньких чешских реактивных спарках L-39. Украинские военные и передали информацию о непрошеных гостях в диспетчерскую службу липецкого 4-го ЦБП и ПЛС.

Кое-как, хреновато работала русская спутниковая навигационная система ГЛОНАСС, работали локаторы военных авиабаз в Липецке, Воронеже и Борисоглебске. Но генерал-майор Харчевский приказал сразу же выключить до особого распоряжения все локаторы. Что-то подсказывало опытному воздушному бойцу и тактику, что сбои в секретной связи возникли неспроста…

Первым делом он установил связь с зенитчиками, и не только полевую телефонную, но и фельдъегерскую.

* * *

Генерал-майор Харчевский был личностью знаменитой. Недаром в войсках липецких летчиков называют «харчевскими». Александр Николаевич стал командиром 4-го ЦБП и ПЛС в 1997 году. Несмотря на хаос в стране в середине и конце девяностых годов, генерал Харчевский сохранил боевой и научно-исследовательский потенциал уникального Центра.

Хотя для этого ему пришлось обращаться непосредственно к Президенту России. Точнее даже — это сам Владимир Путин обратился к летчику…

20 марта 2000 года с взлетно-посадочного аэродрома под Краснодаром поднялся в небо двухместный истребитель Су-27УБ с бортовым номером «17». В передней кабине спарки находился пилотировавший самолет командир липецкого 4-го ЦБП и ПЛС Александр Харчевский. А в задней — Президент России Владимир Путин. Су-27УБ благополучно приземлился на аэродром Грозный — «Северный». Потом последовал полет по обратному маршруту. На обратном пути Александр Харчевский предложил: «Владимир Владимирович, попробуйте пилотировать сами». Президент самостоятельно выполнил «бочку».

После знаменитого полета Владимир Путин поинтересовался проблемами летчиков, просьбами. И Александр Харчевский прямо ответил:

— Просьба одна — керосина на год!

— Сколько?

— Семнадцать тысяч тонн!

Топливо тогда летчики 4-го ЦБП и ПЛС получили в полном объеме, а история о том, как Харчевский у Путина «горючку» просил, совсем скоро стала легендой отечественных ВВС.

Генерал-майор Александр Харчевский просто влюблен в небо и могучие крылатые машины. Он первым из строевых летчиков освоил эту грозную машину и удостоился чести провести ее над Красной площадью на параде в ознаменование Дня Победы 9 мая 2008 года. А в 2010 году, на шестидесятипятилетии Великой Победы над Красной площадью пролетели самолеты «тактического авиакрыла» в составе двух многоцелевых истребителей-бомбардировщиков Су-34, бомбардировщиков Су-24, истребителей Су-27СМ и МиГ-29 из липецкого 4-го ЦБП и ПЛС. Командовал тактической группой в головном Су-34 генерал-майор Александр Харчевский.

Затем были огневые испытания Су-34 в Ахтубинске в Государственном летно-испытательном центре имени В. П. Чкалова. На астраханских полигонах и в Липецке летчики выполняли реальные пуски ракет по воздушным и наземным целям, учились боевому взаимодействию и применению радиоэлектронных средств борьбы в условиях современных боевых действий.

Боевое крещение «суперударные» тактические истребители-бомбардировщики Су-34 получили в Грузино-Осетинском конфликте 8 августа 2008 года. В «Войне 08.08.08» ограниченное количество Су-34 все же применялось (по понятным причинам, подробности неизвестны). Но тогда эти уникальные многоцелевые ударные самолеты использовались как постановщики помех. Они в боевых условиях проверяли свой самый важный бортовой комплекс в условиях современной войны — комплекс радиоэлектронной борьбы.

Кроме того, 9 августа, ровно в час ночи, «российский самолет неизвестного (неназванного) типа» нанес бомбовый удар по гавани грузинской военно-морской базы Поти. Вероятно, можно предположить, что тут «работал» Су-34. Хотя по другой версии гавань поразили две оперативно-тактические ракеты комплекса «Точка-У».[29]

Ну а к моменту американского воздушного нападения на Россию в Липецке базировалось восемь Су-34, а на бомбардировочной авиабазе в Воронеже — еще двадцать ударных истребителей-бомбардировщиков.

А кроме них, на двух военных аэродромах находились еще истребители Су-27СМ, Су-30МК2 и МиГ-29. Также в Липецке находилось звено из четырех переданных для опытной эксплуатации новейших истребителей пятого поколения России ПАК-ФА. Да еще здесь находились шесть учебно-боевых самолетов Як-130. А еще в ОТЭЧ находилась и база хранения авиатехники.

В Борисоглебске на аэродроме Учебного авиационного центра ВВС России находилась еще эскадрилья Як-130 и примерно два десятка стареньких чешских спарок L-39.

Сейчас вся эта прорва авиатехники сковывала генерал-майора Александра Харчевского по рукам и ногам. Нужно было срочно рассредоточить все эти самолеты по замаскированным полевым позициям, а сделать это было не так-то и просто.

— Бомбардировщикам из Воронежа довели боевую задачу? — спросил Александр Харчевский.

— Так точно, Су-34 455-го Истребительно-бомбардировочного авиаполка уже взлетели с авиабазы «Балтимор» и взяли курс на Польшу. Командир полка полковник Шаталов лично повел ударную группу. Высокоточные ракетно-бомбовые удары по системам американской ПРО в Польше, Эстонии и Чехии должны пройти по плану.

— Кто их прикрывает?

— Первая эскадрилья 968-го Инструкторско-исследовательского авиаполка во главе с комполка полковником Прокофьевым.

— Да, эти не подведут!

Инструкторско-исследовательский полк был укомплектован новейшими истребителями Су-35С, Су-27СМ и Су-30МК2. На них летали настоящие асы, которые не только виртуозно владели пилотажем, но и сами являлись творцами новейших высокоэффективных тактических приемов воздушного боя!

Генерал-майор Александр Харчевский понимал, что в современной войне с ее высоким темпом нужно сразу же переходить от обороны к наступлению. Контратаковать, чтобы окончательно не утратить инициативу в бою! Этого принципа опытный летчик придерживался сам и этому же учил молодых офицеров.

Американская база противоракетной обороны в польском городке Моронг, всего в восьмидесяти километрах от Калининграда, была уничтожена в первые же минуты вооруженной агрессии США и НАТО против России. Отдельная ракетная бригада Ленинградского военного округа отработала четко. «Искандеры-М» с баллистическими оперативно-тактическими ракетами «накрыли» позиций комплексов ПВО-ПРО РАК-3 «Пэтриот» в польском Моронге. Но еще одна база «Пэтриотов» была развернута незадолго до агрессии НАТО и США против России неподалеку от Варшавы.

Туда сейчас и летели истребители-бомбардировщики ВВС России.

* * *

Дюжина Су-34 и столько же истребителей прикрытия прорывались на сверхмалой высоте. Бортовые генераторы помех самолетов и подвесные станции взаимно-групповой защиты работали на полную мощность, противодействуя помехам, которые ставили войска Североатлантического союза. Авиация НАТО и их зенитные средства были серьезным противником. Но и русские ударные самолеты были просто великолепны! Настоящие ангелы справедливого возмездия пронзали воздух своими стремительно скошенными назад крыльями, сжигали его яростным пламенем в высокотехнологичных «топках» уникальных русских реактивных двигателей!

Истребитель-бомбардировщик Су-34 — единственный в своем роде авиационный ударный комплекс. В мире другого такого просто нет и не будет в ближайшем обозримом будущем!

Мощный бортовой прицельно-навигационный комплекс с элементами искусственного интеллекта позволяет атаковать любые цели, днем и ночью в любых погодных условиях. Су-34 с помощью бортового радиолокатора с фазированной антенной решеткой мог одновременно атаковать четыре наземные высокозащищенные цели и до шести скоростных воздушных типа «истребитель» или «крылатая ракета». Такого больше не может выполнить ни один ударный тактический истребительный бомбардировщик в мире!

Также может использоваться режим полета на сверхмалой высоте с автоматическим огибанием рельефа местности, вот как сейчас. Многофункциональный истребитель-бомбардировщик может применять все виды управляемого и неуправляемого авиационного вооружения класса «воздух-воздух» и «воздух-поверхность». Возможно также применение летчиком и штурманом-оператором нашлемных прицелов в ближнем маневренном воздушном бою по принципу: «вижу — стреляю»!

Су-34 защищен броней, имеет просто уникальную маневренность и мощные средства радиоэлектронной борьбы. Это существенно увеличивает боевую живучесть ударного самолета в современном бою.

Большой запас топлива, система дозаправки в воздухе и самый современный навигационный комплекс позволяют выполнять длительные полеты, в том числе и над морем без визуальных ориентиров.

Сейчас они неслись на сверхзвуке в автоматическом режиме огибания рельефа земной поверхности. Переднее цельноповоротное горизонтальное оперение истребителя-бомбардировщика отклонялось автоматически, парируя турбулентные потоки воздуха у земли. Это позволяло оптимизировать режим боевого применения и снизить усталость летчиков.

Такой режим прорыва противовоздушной обороны противника является самым эффективным, но лишь на Су-34 он реализован в полностью автоматическом исполнении. Помимо всего прочего, новейший русский «суперударный» самолет Су-34 является самолетом-роботом. Истребитель-бомбардировщик с боевой массой более сорока тонн может в полностью автоматическом режиме взлетать, выходить к цели, а атаковать ее и возвращаться на аэродром базирования по заранее заложенному маршруту! Он даже приземляться может в экстренных случаях автоматически, без участия экипажа!

Истребители-бомбардировщики Су-34 мчались к цели в автоматическом режиме по заранее заложенному маршруту, но летчики в любую секунду были готовы перехватить управление у бортового компьютера при малейшей опасности.

* * *

Лететь было недолго. Даже без дозаправки, с подвесными топливными баками расстояние до Варшавы для Су-34 было вполне досягаемым. Пока летящие на сверхзвуке истребители-бомбардировщики радары НАТО не «видели». На Украине сплошное радиолокационное поле отсутствовало, равно как и общее управление войсками ПВО. Их на Украине, кстати, тоже не было. А были «Повiтрянi Сили», в которые входили остатки авиации и объектовое прикрытие ПВО крупнейших городов, а также атомных электростанций. Но, опять же, пока сообщение об обнаружении воздушных целей во всем этом бардаке дойдет до командования, пока зенитчики получат «добро» на открытие огня… В общем, над территорией Украины русские истребители-бомбардировщики обнаружены не были.

Существовала другая опасность, и исходила она от американского самолета сверхдальнего радиолокационного контроля Е-3С «Сентри» — «Часовой». Он барражировал над Киевом, «просвечивая» своим локатором изрядную территорию. Любая активность в воздухе сразу же засекалась радиолокатором в грибовидном обтекателе, установленном над фюзеляжем.

Его прикрывало звено истребителей F-15E «Страйк Игл».

В наличии у американцев воздушного пункта радиолокационного наблюдения и состояла трудность прорыва и противовоздушной обороны. Да вот только одно «но»: АВКС «не видел» скоростные цели на фоне земли, идущие к тому же в режиме огибания рельефа местности! Все же американцы обленились, воюя столько лет с более слабым противником.

Двенадцать истребителей-бомбардировщиков под прикрытием первой эскадрильи 968-го Инструкторско-исследовательского авиаполка перевалили через Карпаты. В головном Су-34 штурман-оператор сверился с цифровой картой местности, отображающейся на одном из пяти основных мониторов в кабине.

— Командир, переходим на ручной режим управления полетом. Ворочай влево двадцать пять.

— Выполняю. — Командир 455-го Истребительно-бомбардировочного авиаполка полковник Шаталов щелкнул тумблером отключения автопилота и отклонил ручку управления самолетом влево. «Громовержец» послушно наклонил левое крыло. Самолет лег на новый курс.

— До Варшавы — двадцать минут лету.

— Понял.

— Внимание, нас облучают локатором!

В принципе, и до этого практически на всем маршруте Су-34 облучались различными локаторами: ПВО, ДРЛО, радарами истребителей. Но угнаться, а тем более перехватить русские ударные самолеты и их прикрытие не удавалось пока никому. Но вот удача, видимо, изменила русским летчикам. В дополнение к носовому ФАР-локатору Су-34 оборудован еще и кормовой РЛС в хвостовой балке. Это позволяет надежно защищать заднюю полусферу. А еще — выдавать целеуказание ракетам прикрывающих ударную группу истребителей.

— Я Громовержец-1, прием, — вышел на связь полковник Шаталов. — Вызываю Ястреба-1.

— Ястреб-1 на связи, — тут же отозвался комполка 968-го ИИАП полковник Прокофьев.

— У нас гости. Догоняют, дистанция — шестьдесят километров и сокращается. Мы тебе их «подсветим» хвостовыми локаторами. Как понял меня, прием?

— Ястреб-1, вас понял. Вступаю в бой!

Шедшие на флангах ударной группы истребителей-бомбардировщиков истребители Су-35С и Су-30МК2 заложили крутой вираж. Краснозвездные истребители прикрытия вышли в лобовую атаку на «Атакующих орлов» и выпустили по ним дальнобойные ракеты Р-27ЭР с радиолокационными пассивными головками самонаведения. А наводились они с борта уходящих вперед на сверхзвуке Су-34, их хвостовыми РЛС!

Это позволило истребителям прикрытия не обнаруживать себя и более эффективно построить маневр воздушного боя.

* * *

Полковник Прокофьев быстрым движением головы осмотрел воздушное пространство. За его левым крылом, словно приклеенный, висел истребитель ведомого. И сегодня, в век высоких технологий и дальнобойных радаров, самым надежным инструментом обнаружения цели оставались острые глаза летчика. Воздушное пространство нужно видеть постоянно: чуть зазеваешься — и ты труп.

Вспышки вдалеке и рассыпавшиеся искрами метки целей на экране радара показали, что первый ракетный залп достиг своей цели. По меньшей мере два «Страйк Игла» превратились в облака пылающих обломков.

Истребители сближались, и совсем скоро они сойдутся в жесточайшей «собачьей свалке» — ближнем маневренном воздушном бою! В кабинах лучших в мире сверхманевренных истребителей Су-35С сидели инструкторы-профессионалы, налетавшие тысячи часов и умеющие творить смертоносную эквилибристику воздушного боя.

Американские F-15E «Страйк Игл» тоже выпустили свои ракеты «Суперспэрроу» AIM-7MX. Но краснозвездные истребители поколения «4++» разошлись энергичными отворотами с большой перегрузкой, уйдя из-под атаки. Липецкие летчики успели заметить дымные следы инверсии прошедших мимо ракет. Еле увернулись!.. Выполнив маневр уклонения, летчики синхронно отстрелили тепловые «ловушки» и дипольные отражатели. Они увели неприятельские ракеты, и те самоликвидировались.

Завязалась та самая «собачья свалка». Полковник Прокофьев переключил режим воздушного боя. Поверх светофильтра шлема опустился коллиматорный визир. Повернув голову, летчик зафиксировал угол захвата нашлемным прицелом и выпустил ракету. Это была сверхманевренная Р-73, превосходящая любую другую ракету на несколько порядков! «Эр-семьдесят третья» «стартанула», вывернувшись из-под крыла, и ушла куда-то вбок и вверх. Полковник Прокофьев отклонил ручку управления вправо и двинул правую ногу на педали руля поворота. Послушный и мощный Су-35С выполнил крутой вираж с большой перегрузкой. Он увидел, как, беспомощно кувыркаясь, падает еще один F-15E «Страйк Игл», настигнутый сверхманевренной ракетой Р-73.

Пара Су-35С пошла в набор высоты, но внезапно в кабинах включилась система голосового оповещения: «Ракетная атака. Ракета сзади-справа».

— Командир, нас облучает локатор! — доложил ведомый.

— Расходимся! — Полковник Прокофьев дал ручку управления резко влево. — Противоракетный маневр!

Четыре F-15E «Страйк Игл» снова атаковали пару Су-35С, но на этот раз русские летчики из инструкторского авиаполка перехватили инициативу. Обороты турбин убраны до минимума — ручку на себя! Изящный и смертельно опасный Су-35С вздыбливается «Коброй Пугачева». «Атакующие орлы» пронеслись мимо. Полковник Прокофьев довернул острый нос истребителя и выпустил подряд две ракеты. Ракета Р-73 обладала всеракурсной тепловой головкой самонаведения, что позволяло поражать цель из любого положения с максимально возможными перегрузками! Одна из них взорвалась, «обманутая» тепловой ловушкой, но вторая Р-73 поразила американский истребитель прямо в правый двигатель. Облако стальных стержней вспарывает обшивку и вскрывает внутренности турбины. Вспышки сработавших катапульт кресел последовали чуть раньше взрыва топливных баков пораженного истребителя.

— Командир, сзади — еще пара!

— Я — Ястреб-3, иду на выручку. Держись, командир!

И снова небо над Карпатами пронзают дымные шлейфы инверсии самонаводящихся ракет класса «воздух-воздух». Ревут на форсаже мощные двигатели, а небо вновь разорвано в клочья войной! Сверхманевренный воздушный бой продолжается!

* * *

А тем временем ударная группа Су-34 уже всего в паре сотен километров от Варшавы! Для «Громовержца» и его комплекса вооружения — просто смешное расстояние. Здесь, в маленьком и неприметном городке Минськ-Мазовецки, и находится база американских комплексов ПВО-ПРО с комплексами РАК-3 «Пэтриот» и THAAD.

— Командир, разворот вправо сорок пять. Выходим на боевой курс, — доложил штурман-оператор полковнику Шаталову.

— Понял тебя, выполняю. — Командир 455-го Истребительно-бомбардировочного авиаполка отклонил ручку управления самолетом и отработал педалями рулей поворота, выходя на боевой курс. — Я Громовержец-1, выходим на боевой курс! Приготовиться к атаке!

— Вас понял, Громовержец-1.

— Я Громовержец-1, на боевом, цель вижу! Работаю.

На поддвигательных пилонах первого звена истребителей-бомбардировщиков Су-34 были подвешены противорадиолокационные ракеты Х-31П. Сверхзвуковые самонаводящиеся бестии были специально разработаны для поражения американских «Пэтриотов».

А на двух подфюзеляжных пилонах находились ракеты «воздух-поверхность» Х-59М «Овод-М». Они располагались тандемом, одна за другой. Вместо штатных, кумулятивно-осколочных боеголовок весом 320 килограммов ракеты «Овод-М» оснастили термобарическими зарядами особой мощности — с американцами решили не церемониться.

Второе звено «Громовержцев» вооружалось «Оводами-М» и корректируемыми объемно-детонирующими бомбами КАБ-5000Д и лазерными КАБ-500Л.

Под крыльями все Су-34 несли полный боекомплект ракет воздушного боя: Р-27ЭР, Р-27ЭТ, высокоманевренных РВВ-АЕ и ракет ближнего боя Р-73Э.

— Командир, минута до цели, — предупредил штурман-оператор. — Удаление до восьмидесяти километров.

— Понял, к пуску готов. — Полковник Шаталов активировал систему вооружения и снял блокировку пуска ракет.

— Доворот влево пятнадцать градусов… Так держать — на боевом курсе!

— Есть на боевом, к пуску готов!

— Цель вижу! — На жидкокристаллическом прицельном мониторе штурмана-оператора появилось радиолокационное изображение цели.

Головной русский истребитель-бомбардировщик выполнил «горку».

— Пуск! — Полковник Шаталов нажал гашетку на ручке управления самолетом.

Противорадиолокационные ракеты Х-31П сорвались с поддвигательных пилонов и на скорости километр в секунду понеслись к целям.

Американцы жутко переполошились, обнаружив на экранах радаров невесть откуда взявшиеся здесь русские самолеты! Они включили радиолокаторы «Пэтриотов» на излучение и очень «помогли» русским ракетам найти цели! Серия мощных взрывов осколочно-фугасных боеголовок весом девяносто килограммов превратила кабины радиолокаторов «Пэтриотов» в пылающие груды металла.

А потом с подфюзеляжных пилонов одна за другой стартовали управляемые ракеты Х-59М комплекса «Овод-М». Разогнавшись за счет стартовых двигателей, они включили маршевые турбореактивные силовые установки и понеслись к цели. На начальном этапе полета ракетами управляла инерциальная система наведения с коррекцией по цифровой карте местности. Снизившись до высоты сто метров над землей, ракета на скорости восемьсот пятьдесят километров в час понеслась на американские комплексы РАК-3 «Пэтриот» и THAAD.

За десять километров до цели включились телевизионные головки самонаведения ракет. Штурман-оператор на своем экране визуально опознал пылающие развалины американской военной базы на польской территории. Движением книппеля на ручке управления самолетом он наложил на изображение перекрестье прицела и нажал кнопку автоматической системы слежения. Теперь ракета уже сама стала наводиться на цель.

Полковник Шаталов отклонил ручку управления самолетом влево, выполняя отворот, а место атакующего самолета занял ведомый Су-34, тоже выполнивший пуск двух ракет Х-31П и пары «Оводов-М» с мощными термобарическими боеголовками.

— Цель поражена! Отворот!

А в атаку заходил уже следующий «Громовержец». Словно огромная небесная фреза с огненными зубьями прошлась по американской военной базе в польском городке Минськ-Мазовецки.

* * *

Военная база неподалеку от польского городка Минськ-Мазовецки со всем ее «американским содержимым» была стерта в пепел!

Круговое вероятное отклонение ракет Х-59М «Овод-М» в автоматическом режиме наведения составило пять метров. Но при ужасном могуществе термобарического боезаряда это уже казалось несущественным. Подрыв объемно-детонирующего заряда произошел на высоте двадцати метров над землей. Аэрозольное облако смешалось в необходимой пропорции с воздухом, после чего взорвались инициирующие заряды. В небе над позициями американских «Пэтриотов» и «ТХААД» на ничтожные доли секунды вспыхнул гигантский пылающий шар. Потом он разросся до размеров огненного облака, после чего на землю обрушилась сверхзвуковая ударная волна и потоки яростного пламени. Огонь мгновенно сожрал весь кислород, создав в эпицентре взрыва зону разряжения, «вакуума». В эпицентр хлынули новые массы воздуха, тут же накаляясь почти до звездных температур. Здесь бушевало уже не пламя — плазма!

Столкнувшись в эпицентре взрыва, воздушные, а скорее плазменные волны снова разошлись в стороны, породив могучие вихри. Огненный прибой яростно бился и клокотал. Его всесокрушающая мощь подпитывалась новыми взрывами ракет Х-59М «Овод-М»!

Вверх потянулся дымно-огненный гриб, как две капли воды похожий на ядерный, — апокалиптическое зрелище! На месте локатора подсвета целей, штабных кунгов и пусковых установок тяжелых зенитных ракет разверзся огненный ад. Внизу бушевало не пламя, внизу кипела плазма — зримое, материальное воплощение благородной ярости русских! Их возмездия за разрушенную Москву и десятки других городов!

Глава 17 БЕЗДУШНЫЕ ВОИНЫ АПОКАЛИПСИСА

Американское Экспедиционное Командование НАТО было в растерянности. На фоне явных стратегических успехов в войне с Россией наблюдался и обратный эффект. Те воинские части, которые не удалось уничтожить во время первых авиационно-ракетных ударов, занимали оборону и стояли насмерть, защищая свою страну. Действия их командиров на местах отличались высокой эффективностью, несмотря на то что приказов из вышестоящих штабов не поступало. Действительно: «Умом Россию не понять!» В то время как некоторые генералы в открытую брали взятки, другие командиры стояли насмерть!

Особенно это касалось одной мотострелковой бригады русских под Ростовом. Вот уже вторую неделю мотострелки методично перемалывали союзные американцам польские, чешские и эстонские подразделения. Причем поляки уже и так потеряли больше полка тяжелой техники и живой силы!

А пополнить ряды союзников за счет местного населения на Украине не представлялось возможным. Кроме отмороженных нацистов — потомков «бандеровцев» из Западной Украины, никто воевать с русскими не собирался. Более того, большинство населения Центральной и особенно — Юго-Восточной Украины поддерживало братьев-славян! И нагнетать межнациональную рознь для «звездно-полосатых демократизаторов всего мира» означало получить на территории «украинского плацдарма» еще и мощное партизанское движение!

Неприятным сюрпризом для летчиков НАТО стало и довольно мощное противовоздушное прикрытие русских войск. Советская Армия всегда славилась мощной армейской ПВО, а сейчас в составе зенитных средств, по слухам, присутствовали еще и новейшие русские ЗРПК SA-22 «Greyhound» — «Борзая». Они уже угробили больше эскадрильи ударных F-15E «Страйк Игл», шесть самолетов радиоэлектронной борьбы EA-18G «Гроулер» и около десятка польских F-16C block 52 и МиГ-29.

Но хуже всего то, что эта распроклятая мотострелковая бригада стала своеобразным «центром притяжения» для всех русских войск в округе. На рубеж обороны под Ростовом подходили разрозненные, частично даже обескровленные воинские части. И вместе они образовывали мощный ударный кулак!

Этих упрямых русских нужно было стереть в порошок! И американское командование решило устроить на оборонительном рубеже русских под Ростовом высокотехнологический апокалипсис.

* * *

Теперь американцы ударили в полную силу.

В очередном массированном авианалете на позиции мотострелковой бригады, разросшейся теперь стараниями полковника Сергея Перча и генерал-лейтенанта Владимира Шаманова до состава дивизии, участвовали новейшие модификации американских тактических истребителей.

«Сайлент Игл» F-15SE был последней модификацией знаменитого «Орла», созданного еще в далеком 1974 году. В марте 2009 года на заводе фирмы «Боинг» в Сент-Луисе, штат Техас, состоялась презентация этой модели. Она разрабатывалась в рамках секретной программы «Монти». Основной целью было снижение радиолокационной заметности самолета и расширение функций «Стелс». С этой целью в конструкции планера были широко внедрены радиопоглощающие покрытия. Новые конформные топливные баки, устанавливаемые под крылом по бокам от воздухозаборников, имеют по два отсека вооружения каждый. В них размещаются ракеты класса «воздух-воздух» AIM-9M и AIM-120, а также корректируемые авиабомбы JDAM и SDB. Также ударный истребитель «Сайлент Игл» имеет сдвоенное вертикальное оперение с развалом наружу, что тоже снижает радиолокационную заметность и улучшает аэродинамику.

«Тихий орел» оснащен новой цифровой системой управления. Усовершенствованная РЛС с фазированной антенной решеткой позволяет реализовывать режим радиоэлектронной борьбы одновременно с радиолокационным сканированием пространства.

Но все эти «навороты» оказались бессильны против перехвативших их Су-27СМ и Су-35С из липецкого 4-го ЦБП и ПЛС!

Асы из 968-го Инструкторско-исследовательского авиаполка перехватили ударную группу F-15SE «Сайлент Игл», и против них у американских пилотов не было никаких шансов…

* * *

А на земле против «импровизированной дивизии» полковника Сергея Перча и генерал-лейтенанта Владимира Шаманова выступили основные силы теперь уже американской армии. Поляки и прочие «младоевропейцы» теперь были только лишь «на подхвате».

Но не знаменитые американские «рейнджеры» или морская пехота стали основной ударной силой наступления.

В первом эшелоне наступления двигались бездушные боевые механизмы, воспринимающие мир через телекамеры, инфракрасные сканеры и лазерные радары — «ладары».

В небе жужжали тучи «беспилотников», как разведывательных, так и ударных. А на земле в единой связке с ними двигались наземные беспилотные боевые машины — боевые роботы с дистанционным управлением и системами с элементами искусственного интеллекта. И это была уже не фантастика, а ужасная реальность!

Боевые роботы «Crusher» — «Сокрушитель» шли по полю боя, объезжая препятствия и не делая ни единого лишнего движения. Они имели в своем электронном арсенале алгоритмы, позволяющие перемещаться по полю боя по оптимальному маршруту. Стереокамеры и лазерные радары-дальномеры ощупывали впереди лежащее пространство. Часть боевых машин была снабжена телескопическими штангами с локаторами и дистанционными телекамерами. А еще они получали данные о препятствиях и объектах противника от летающих беспилотных разведчиков.

При наземной атаке «Сокрушители» могли вызвать беспилотную ударную авиацию. Вполне в рамках концепции совместного применения роботизированных боевых машин и БПЛА в рамках концепции «Blitz».

Но и сам «Crusher» мог атаковать самые различные цели. В приплюснутой башне бронированного робота была смонтирована 40-миллиметровая автоматическая пушка «Бушмастер». Плюс крупнокалиберный пулемет «Кольт-Браунинг» калибра 12,7 миллиметра и сорокамиллиметровый автоматический гранатомет. По бокам башни были смонтированы спаренные пусковые установки противотанковых ракет «Джавелин». Все это позволяло бездушному бронированному шестиколесному монстру весом в шесть с половиной тонн воевать практически со всеми известными целями.

Ударные группы массивных и мощных «Крашеров» дополнялись наземными роботами поменьше — «Гладиаторами» и «Мулами». На этих машинах были смонтированы пулеметные турели и автоматические гранатометы. На некоторых «Гладиаторах» были смонтированы многоствольные установки залпового огня «Metal Storm».

Операторы роботизированного «Сокрушителя» находились за несколько километров от передовой в комфортной кабине управления и никогда не нюхали пороха. Для них война была похожа на графический «мультик» из компьютерных игр. А отнятые жизни реальных людей на экране оборачивались только лишь сообщением «Target destroyed!»

Но самое главное: не страшась гибели на поле боя, водитель-оператор и оператор комплекса вооружения вели свои роботы прямо к целям, которые уничтожались с большой точностью, ведь против них была обычная, «смертная» пехота! Осознание собственной неуязвимости очень много значит для солдата. А американские солдаты привыкли воевать с комфортом, осознавая свое подавляющее преимущество перед технологически несовершенным противником.

Вооруженные «до зубов» роботы наступали в боевых порядках вместе с тяжелыми танками M1A2SEP «Абрамс». Семидесятитонные бронированные монстры, напичканные электроникой сверх всякой меры, органично вписались в новую концепцию бездушной войны. Они тоже обменивались информацией с беспилотными «братьями меньшими», и это позволяло экипажам «Абрамсов» вести эффективную стрельбу на предельной дальности. Они открыли беглый огонь из своих 120-миллиметровых орудий новейшими корректируемыми активно-реактивными снарядами. Корректировали их полет кружащие в небе «Предейторы». На позициях русской дивизии взлетели в воздух дымно-огненные столбы взрывов. Танковую атаку дополнили ударные БПЛА MQ-9 «Reaper», обнаружив цели, они ударили огненными стрелами «Адского огня» — ракетами с лазерным наведением AGM-114C «Хеллфайр-II».

Второй эшелон воздушной поддержки, кроме «беспилотников», составляли ударные броневертолеты AH-64D «Апач-Лонгбоу» и бронированные «Бородавочники» — штурмовики А-10С «Тандерболт-II».

А уже за всей этой армадой двигались БМП «Брэдли», БТРы «Страйкер» и «Хаммер» с тактическими группами американской морской пехоты.

Американцы действовали наверняка и с максимальным для себя уровнем комфорта. Их технологии войны были несоизмеримо выше, чем у противника. Но невдомек им было, что не только технологии, а в большей степени человеческая воля и мужество решают исход боя.

* * *

Полковник Сергей Перч сейчас был на передовой вместе со своими мотострелками. Всего неделю назад они были обычными русскими пацанами, но сейчас это были ветераны высокотехнологической войны. Они не суетились, просто ждали, пока тяжелые бронированные монстры подойдут на оптимальную дистанцию.

А вокруг них вздымались дымно-огненные фонтаны взрывов! Это американская и польская артиллерия совместно с пушками «Абрамсов» пыталась подавить оборону русских.

Но и русские самоходки ответили слитным беглым огнем по выявленным огневым позициям артиллерии противника. Выпустив снаряд-другой, они сразу же снимались с места и уходили на новый огневой рубеж.

А подлетающие, чтобы их уничтожить, БПЛА MQ-9 «Reaper» встретили огнем установки ЗУ-23-2, смонтированные в кузовах «Уралов». Искрящиеся потоки трассирующих снарядов разорвали в клочья металлопластиковые крылья и фюзеляжи американских «воздушных терминаторов».

* * *

А вот терминаторы наземные добились больших успехов. Приземистые боевые роботы «Крашер» весом в шесть с половиной тонн на своих шести колесах перемещались довольно быстро. А электронно-оптические комбинированные прицелы позволяли им вести довольно точный огонь в движении. Кроме того, их гибридный дизель-электрический силовой агрегат был практически не слышен на грохочущем на все лады поле боя.

Под прикрытием огня 120-миллиметровых орудий «Абрамсов» боевые роботы подошли вплотную к траншеям русских мотострелков и теперь с бездушной методичностью расстреливали практически в упор русских солдат.

— Джяляп! — выругался полковник Сергей Перч. — Расчетам противотанковых средств — повышенная готовность! Уничтожить «Абрамсы»!

— Есть!

Огненные стрелы ПТУРСов с шипением устремились к бронированным семидесятитонным монстрам. Но зловредные роботы определили источники лазерного излучения! «Крашеры» отстрелили дымовые гранаты с непроницаемым противолазерным аэрозолем. А еще они передали координаты замаскированных позиций ПТУРСов беспилотным ударным самолетам MQ-9 «Reaper», и те накрыли их «Хеллфайрами» и управляемыми лазерными бомбами «Пэйуэй».

А те ракеты, что долетели, бессильно скользнули рукотворными звездами, отброшенные подрывами активной брони «Абрамсов». Американские бронированные монстры неторопливо, как-то лениво даже шевелили жерлами 120-миллиметровых гладкоствольных пушек, отыскивая новые цели.

Русская бронетехника в капонирах и врытые по башню неисправные танки, которые полковник Перч намеревался использовать в качестве неподвижных огневых точек, себя не оправдали. В лучшем случае, они могли сделать пару выстрелов до того, как бездушный крылатый «Терминатор» обрушит на них огненные стрелы противотанковых ракет. Или ударит тяжелый, с бронебойным сердечником из обедненного урана, снаряд «Абрамса». Или подкрадется приземистый боевой робот и ударит ракетами «Джавелин», а потом с бездушной методичностью добьет из 40-миллиметровой автоматической пушки.

* * *

— Ну все, п…ц! — констатировал уже свершившийся факт полковник Сергей Перч. — Они нас всех тут перемолотят!

Но п…ц настал «Абрамсам», они так и не успели дать новый смертоносный залп из своих орудий.

Над позициями русских патриотов пронеслись противотанковые штурмовики Су-39Т, плюнув огненными сверхзвуковыми стрелами противотанковых ракет «Вихрь». Выполнив атаку, «Суперграчи» отстрелили тепловые ловушки и облака дипольных отражателей.

Это были штурмовики из липецкого 4-го ЦБП и ПЛС генерал-майора Александра Харчевского и «Грачи» из 461-го штурмового авиаполка. «Волкодавы» прошли обе чеченские войны, воевали в Дагестане и в грузино-осетинском конфликте. Эмблема в виде собачьей головы на штурмовиках полка и дала звучное неофициальное название этой части.

Несколько «Абрамсов» были поражены сразу. И взрывались они красиво, выбрасывая из бронированного нутра огненные фонтаны — ну любили американцы голливудский размах спецэффектов! В несколько секунд «Абрамсы» превратились в то, чем и были: мобильные крематории, стальные гробы для экипажа.

Выполнив разворот, «Суперграчи» снова устремились в атаку, и опять погребальными кострами полыхнули американские символы «насаждения демократии любой ценой». Залп русских высокоточных сверхзвуковых ракет «Вихрь» не давал «Абрамсам» ни единого шанса. Да и попасть в такую «нехилую тушу» не смог бы только слепой!

В очередном заходе русские штурмовики занялись ударными боевыми роботами. Телевизионные комбинированные электронно-оптические прицелы «Суперграчей» позволяли обнаруживать и уничтожать даже такие сложные малоразмерные цели. Здесь обошлись не «Вихрями», а обычными неуправляемыми реактивными снарядами С-8. Эти НУРСы зарекомендовали себя как надежное и мощное оружие еще во времена афганской войны. Да и сейчас они не подвели! Огненный вал реактивных снарядов сокрушил «Крашеров»!

А «Суперграчи» теперь сосредоточили свое внимание на воздушных целях. Для поражения ударных «Риперов» MQ-9 и разведчиков «Предейторов» сгодились двуствольные 30-миллиметровые пушки ГШ-2-30. Сверкающие трассы бронебойных и осколочно-фугасных снарядов рвали стеклопластиковые композитные крылья и фюзеляжи винтомоторных тихоходных самолетов-роботов. Как у всего американского, у «беспилотников» сила была в их безнаказанности. Пока они царили над полем боя, то представляли смертельную опасность. Но стоило появиться силе, равной или превосходящей их, и «Риперы» и «Предейторы» превратились просто в груды горящего бесполезного пластикового хлама!

А потом «Суперграчи» занялись американскими вертолетами «Апач» и штурмовиками А-10С «Тандерболт-II».

На крайних пилонах Су-39Т были подвешены ракеты класса «воздух-воздух» малой дальности Р-73. Они-то и понеслись навстречу «Апачам». С коротеньких крыльев АН-64В стартовали «Стингеры» малой дальности, предназначенные для обороны американских броневертолетов. Русские «Суперграчи» отстрелили тепловые «ловушки», а вот американские пилоты в «Апачах» сделать то же самое успевали не всегда. Все же динамика ударных самолетов и вертолетов оказалась несопоставима. Да и от «Эр-семьдесят третьей» уйти почти невозможно. Ударные вертолеты грузин осенними кленовыми листьями падали на изборожденную воронками землю. Сходство прибавляли вращающиеся горящие лопасти несущих винтов.

На фоне неба мелькнули ненавистные крестообразные силуэты в серо-зеленых пятнах камуфляжа. Внизу носовой части, там, где находилась страшная семиствольная пушка GAU-8A, был намалеван клыкастый оскал. Но русских штурмовиков такой «живописью» не испугаешь!

— Командир, «Бородавочники»!

— Я Грач-1, прикрой — атакую.

Резким виражом «вокруг хвоста» пара «Суперграчей» Су-39Т выходит в атаку на американские бронированные штурмовики. Ударные самолеты «Тандерболт-II» А-10С казались неуклюжими и беззащитными по сравнению с беспощадной стремительностью «Суперграчей». Но русские летчики-штурмовики из липецкого 4-го ЦБП и ПЛС знали, как страшны атаки «Бородавочников» для наземных войск. На пилонах под крыльями и фюзеляжем эти бронированные убийцы могли нести до десяти тонн бомб, ракет, блоков реактивных снарядов и зажигательные баки с напалмом. И нужно было любой ценой не допустить атаки этих стервятников.

Выйдя на позицию пуска, русские летчики произвели захват целей и выпустили оставшиеся ракеты ближнего боя. Для поражения таких неуклюжих целей, как А-10А, тактических характеристик ракет Р-73 хватало с лихвой. Русские суперштурмовики взмыли вверх, а под ними мелькнули вспышки взрывов — ракеты настигли цели. Горящие обломки бронированных «Бородавочников» рухнули прямо на поле боя. Остальные американские штурмовики стали разворачиваться на обратный курс, в панике сбрасывая свой смертоносный груз на свои же войска. Их атака была полностью сорвана.

— Я 273-й, работу закончил, возвращаюсь.

— Вас понял.

— Горбатые, отходите, дайте и нам порезвиться.

Су-39Т сменили «обычные» штурмовики Су-25 и Су-25СМ. Вооружение они применяли тоже в основном обычное — реактивные снаряды, свободно падающие бомбы, подвесные пушечные контейнеры.

* * *

А на земле русские воины противостояли американским боевым роботам. Это было непросто, особенно исходя из более высокого уровня военных технологий американцев. Однако электроника — это одно, а огневая мощь — совсем другое. Создавая напичканные электроникой боевые машины, самолеты и танки, американцы забывали об извечном противостоянии снаряда и брони. Что толку с компьютеризированной БМП «Брэдли», если ее бронирование осталось практически на уровне 1990 года, времен войны в Ираке. Ну, да: появились решетчатые кумулятивные экраны, из-за которых БМП «Брэдли» стала напоминать огороженный дачный участок на гусеницах. Но ведь суть войны не изменилась. В противостоянии с более слабым противником — иракцами или афганскими талибами да, такая тактика оправдывала себя. Но даже свободолюбивые сербы в 1999 году уже доказали: если сходятся на поле боя две армии, то здесь война идет на равных, все решает огневая мощь и бронезащита.

Теперь пришел черед русских «напомнить» «электронным мальчикам», что надежность «калаша» важнее, чем виртуальное отображение поля боя! А советская тактика общевойскового боя, которой учились практически все офицеры современной России, была одной из самых лучших!

* * *

Командир взвода снайперов лейтенант Вадим Александров взял на прицел одного из американских боевых роботов. «Крашер» был оснащен броней, которая выдерживала попадание крупнокалиберных пуль. Но и у этого шеститонного исчадия высоких технологий были свои уязвимые места.

Лейтенант Александров навел перекрестье прицела снайперской винтовки СВН-2000М на приплюснутую башню огневого модуля. На его верхушке был установлен электронно-оптический прицельный комплекс — он-то и был основной мишенью русского снайпера. Вадим сделал выдох, задержал дыхание и плавно потянул спусковой крючок. Тяжелая винтовка отозвалась грохотом и довольно жесткой отдачей. Полсекунды спустя оптико-локационный прицел американского боевого робота разлетелся вдребезги от русской бронебойной пули весом в сорок восемь граммов. «Крашер», словно ослепший циклоп, остановился и завертел приплюснутой башней с тонким стволом и спаренными пусковыми установками противотанковых ракет «Джавелин».

Но у «Сокрушителя» был и резервный комплекс видеокамер и лазерных радаров дальномеров. Ими-то и занялся Вадим. Переместив винтовку, он приник к электронно-оптическому прицелу своей винтовки и открыл беглый огонь. Электронные телекамеры дистанционного обзора лопались одна за другой. «Крашер» остановился, окончательно «ослепленный». Еще несколько бронебойно-зажигательных пуль пробили моторно-трансмиссионное отделение — американский боевой робот окутался дымом, показались и языки яркого пламени.

А рядом с мотострелками плечом к плечу сражались десантники-спецназовцы из 45-го Гвардейского отдельного разведывательного полка Спецназа ВДВ.

Пулеметчики расчета крупнокалиберного пулемета «Корд» били по американским боевым роботам. «Первый номер» пулеметного расчета Кайтар Халилов щурил раскосые глаза степняка и бил короткими очередями. Рязанец Иван Ефремов, «второй номер», придерживал тяжелую пулеметную ленту. Тяжелый «Корд» рычал, словно лютый зверь, изрыгая раскаленный свинец и пламя. Массивный затвор «выплевывал» вперед сплошной струей медные раскаленные гильзамы.

Замер у самых окопов один «Крашер», развалился на запчасти «Гладиатор» поддержки со смонтированным на нем крупнокалиберным пулеметом. Еще один «Сокрушитель» остановился, изрешеченный тяжелыми крупнокалиберными пулями.

Гвардии старший лейтенант Стас Волков использовал более радикальный способ уничтожения американских боевых роботов. Он вскинул свое любимое оружие — тяжелый тактический карабин ТТК-23. Это крупнокалиберное оружие сочетало в себе подавляющую огневую мощь, точность поражения целей и относительную компактность. У такого карабина найдется много огневых задач на современном поле боя! Поддержка тактических групп пехоты, десанта или спецназа. И нашлась — самая главная!

Стас Волков поудобнее приложился к тяжелому 23-миллиметровому карабину и поймал в перекрестье коллиматорного прицела, закрепленного на специальном кронштейне, силуэт шеститонного боевого робота.

— Огонь!

Тяжелый тактический карабин ТТК-23 «подал голос» грохотом и ревом, ударил в плечо отдачей. Плоский ребристый компенсатор погасил часть отдачи, но и оставшейся хватило, чтобы больно двинуть гвардии старшего лейтенанта в плечо. Метров за триста от стрелка отлетело левое среднее колесо «Крашера». Американский боевой робот «включил» искусственный интеллект, точнее, алгоритм уклонения от огня и проворно заполз в воронку.

— Ах ты, паскуда! — Гвардии старший лейтенант Волков повел стволом тяжелого тактического карабина. — Сейчас я убивать тебя буду!

Все решали секунды — мгновения жизни и смерти! Как только бронированный «Сокрушитель» вновь вырвался из укрытия, то сразу получил два заряда в свою плоскую башню. Один заряд — бронебойный — исковеркал приплюснутый огневой модуль. А второй — термобарический — обдал американский боевой робот потоком жидкого огня! Напалмовый активно-реактивный 23-миллиметровый снаряд был особенно эффективен, сотворив высокотехнологическое аутодафе.

Еще один американский боевой робот попытался было подобраться под прикрытием молочно-белой непроницаемой дымовой завесы. Но Стас Волков, не мудрствуя лукаво, влупил в центр облака напалмовым снарядом. Лопнувший на его месте огненный пузырь сожрал всю дымовую завесу, а заодно и американского «Сокрушителя»! «Крашер» замер обугленным остовом — высокотемпературный огненный вихрь уничтожил всю электронику боевого робота, а потом сдетонировал оставшийся боекомплект бездушного бронемонстра!

Внезапно всего в нескольких метрах от окопа, который оборонял Стас Волков, очутился приплюснутый, жабообразный «Хаммер»! Стрелок на его крыше в специальных кевларовых доспехах щедро «полил» бруствер раскаленным свинцом из «Минигана» М-134. Шестиствольный пулемете темпом шесть тысяч выстрелов в минуту стал настоящим «секс-символом» американской армии.

В фантастическом боевике «Хищник» один из персонажей «крутых американских спецназовцев» стрелял именно из этого шестиствольного пулемета, да еще и с рук. Правда, для съемок в художественном фильме был изготовлен специальный пулемет ХМ-214 калибра не 7,62x51 NATO, а 5,56 миллиметра… И все равно стрелка на съемках сзади подпирали специальной подставкой, иначе бы его снесло к чертовой матери чудовищной отдачей! Кроме того, он был одет в кевларовый бронежилет, который защищал актера от вылетающих гильз, а кабель привода блока вращения стволов подводили к оружию через штанину стрелка! Но чего не сделаешь ради громогласных и ярких спецэффектов?!

Правда, справедливости ради стоит отметить, что в реальном бою в «Минигане» спецэффекты были в равной степени сочетаемы с реальной огневой мощью!

Гвардии старший лейтенант ВДВ едва успел согнуться на дне окопа в позе эмбриона, как над головой снова загрохотало! Очередь «Минигана» срыла к черту бруствер окопа, почти что похоронив спецназовца. Ну уж нет! Это для вас русская земля станет могилой! Стас Волков распрямился, стиснув зубы, и послал в «Хаммер» бронебойный активно-реактивный снаряд калибра 23 миллиметра!

Заряд попал прямо в широкое ветровое стекло. Он пробил его вместе с головой водителя и его креслом и оторвал правую ногу стрелку! Тот истошно завопил и упал на дно салона «Хаммера». Шестиствольный «Миниган» беспомощно задрал блок стволов…

А Стас Волков перехватил поудобнее созданный по технологии «Булл-пап» тяжелый тактический карабин ТТК-23 и открыл беглый огонь осколочно-фугасными снарядами по американским морским пехотинцам.

Эффект был просто ужасным! Прямое попадание двадцатитрехмиллиметрового снаряда пробило насквозь кевларово-титановый бронежилет и человеческую плоть! В груди американца образовалась обожженная кровавая дыра, через которую Стас Волков в коллиматорный прицел своего тяжелого карабина увидел камни и землю позади все еще стоящего на ногах мертвеца!!! В следующее мгновение американский солдат медленно завалился головой вперед…

Еще один 23-миллиметровый снаряд ТТК-23 разорвался прямо у ног американского морского пехотинца. Бедолагу приподняло ударной волной и обдало осколками снизу-вверх! Из-под разорванного бронежилета хлынула кровь. Другой американский захватчик захлебнулся собственной кровью, когда осколки 23-миллиметрового снаряда, словно бритвой, чиркнули ему по горлу.

Отстреляв все патроны, гвардии старший лейтенант Волков выбросил пустой и вставил новый пластиковый магазин в приемную горловину. Магазин был довольно-таки массивный, но патроны там располагались в шахматном порядке, а корпус был выполнен из пластика с прозрачным окном для контроля расходования боезапаса. Потом спецназовец-десантник оттянул массивный затвор — мощная возвратная пружина с лязгом вернула его назад, дослав мощный 23-миллиметровый патрон в патронник.

Теперь он снова был готов к стрельбе.

А вокруг грохотал раскаленным огнем и металлом бой — не на жизнь, а на смерть!

Глава 18 «ГРОМОВЕРЖЦЫ» НАД ФЭРФОРДОМ

С аэродромов в Липецке и Воронеже взлетели новейшие фронтовые истребители-бомбардировщики Су-34 «Громовержец» под прикрытием многоцелевых истребителей Су-27СМ и Су-35С. Четыре звена ударных бронированных суперсамолетов-полуроботов несли на пилонах высокоточные управляемые ракеты класса «воздух-поверхность» Х-29Т, Х-29ТЕ, Х-29Л, Х-59М «Овод-М» и противорадиолокационные Х-31П.

Целью массированного авиаракетного удара была ни много ни мало — английская авиабаза Фэрфорд!

Там базировались стратегические бомбардировщики — носители крылатых ракет и корректируемых бомб. Все еще могучие и востребованные «старики-ветераны»: В-52Н «Стратофортресс», сверхзвуковые В-1В «Лансер» и «Стелс-невидимки», невероятные, словно космические корабли пришельцев «летающие крылья» Джека Нортропа — В-2В «Спирит». Кроме того, там находились «воздушные радары» — самолеты дальнего радиолокационного обнаружения АВАКС и «Джей-Старз», военно-транспортные самолеты и «летающие танкеры». Всего сейчас на авиабазе Фэрфорд базировалось больше сотни тяжелых межконтинентальных военных самолетов различного назначения. И каждый день эта воздушная армада совершала налеты на территорию России.

После первых авиационно-ракетных ударов, когда количество новейших высокоточных крылатых ракет и «умных» бомб порядком поуменьшилось, американские стратегические бомбардировщики перешли на использование обычных свободнопадающих бомб «Marck-82». Россия — большая, и бомбили ее американцы с размахом, по площадям! А под их бомбами продолжали гибнуть жители «одной шестой части суши».

* * *

Для отдельной эскадрильи Су-34 и ее командира, генерал-майора Александра Харчевского снова появилась работа. Работа опасная, сложная, на грани возможного, но именно для этого и нужны такие опытные воздушные бойцы, как летчики липецкого 4-го Центра боевого применения и переучивания летного состава ВВС.

Командир липецкого 4-го ЦБП и ПЛС вместе с офицерами долго готовили эту воздушно-ударную операцию. В современной войне нельзя уходить в глухую оборону, иначе ты обречен на поражение. Активная оборона в войнах XXI столетия базируется на универсальном принципе ответно-встречного удара. И если его не смогли осуществить обезглавленные Ракетные войска стратегического назначения и практически уничтоженный Русский Военно-Морской флот, то Военно-воздушным силам вполне по силам оказалось это выполнить!

Вообще, в этой войне без применения ядерного оружия оказалось, что авиационная ударная компонента является наиболее «живучей» и эффективной. Конечно же, при условии надежного прикрытия аэродромов базирования мощными силами ПВО и ПРО, а также отлаженным взаимодействием летчиков и зенитчиков. Правда, многие аэродромы вместе с базирующимися на них самолетами были уничтожены. Но оставшиеся авиабазы «под сенью „Трехсотых“» воевали и уничтожали американских агрессоров в воздухе и на земле!

Когда план ответно-встречного авиаракетного удара по английской базе «стратегов» был проработан полностью, генерал-майор Александр Харчевский спокойно сказал собравшимся офицерам:

— Я предложил эту идею, мне ее и воплощать в жизнь. Да и английская авиабаза — слишком сложная и опасная цель. Наиболее эффективно по ней отработают только мои «орлята» на Су-34, а я без них — никуда.

Огромное нервное напряжение, стресс высочайшего накала — вот та цена, которую платили современные солдаты высокотехнологических войн. Еще большее напряжение испытывал командир ударной группы генерал-майор Александр Харчевский. На его плечах лежала огромная тяжесть ответственности за подчиненных ему, доверенных и доверившихся лично генерал-майору людей. Эту ответственность Александр Харчевский сам взвалил на свои плечи и теперь выносил ее на себе. Это и было право командира и его практически абсолютная власть, потому что он сам, лично вел своих ребят в атаку!

В налете участвовали две тактические группы истребителей-бомбардировщиков Су-34. Одна — из липецкого 4-го ЦБП и ПЛС, а вторая из Воронежа — с истребительно-бомбардировочной авиабазы «Балтимор».

Первую ударную восьмерку вел сам Александр Харчевский.

Для атаки по английской авиабазе Фэрфорд использовались управляемые ракеты с инерциально-телевизионным наведением Х-59М «Овод-М». Как и в прошлый раз, при атаке польских позиций американских систем ПВО-ПРО РАК-3 «Пэтриот» и THAAD они были оснащены термобарическими боеголовками особой мощности вместо штатных, кумулятивно-осколочных боевых частей. А на массивных подфюзеляжных пилонах ударной восьмерки «Громовержцев» было установлено еще более разрушительное и высокотехнологичное оружие. Это должно было явиться главным, очень неприятным сюрпризом для джентльменов в белых перчатках, которые бомбили Россию!..

Основной проблемой стало преодоление мощнейшей противовоздушной и даже локальной противоракетной обороны этой крупнейшей на территории Англии авиабазы.

Восемь самолетов с воронежской авиабазы «Балтимор» вел командир 455-го Истребительно-бомбардировочного авиаполка полковник Шаталов. Его Су-34 были вооружены противорадиолокационными ракетами Х-31П для уничтожения прикрывающих авиабазу Фэрфорд ЗРК РАК-3 «Пэтриот». На крайних крыльевых пилонах Су-34 группы подавления ПВО несли подвесные контейнеры станций радиоэлектронной борьбы взаимно-групповой защиты «Сорбция-С».

Все «Громовержцы» помимо мощного радиоэлектронного комплекса противодействия были укомплектованы и дополнительными станциями РЭБ. В современной войне это было таким же важным компонентом вооружения, как ракеты или бомбы.

* * *

… Когда над авиабазой Фэрфорд из облаков вынырнули треугольные тени, никто из американского и английского персонала сначала не понял, что произошло. Но сразу же была объявлена тревога, и подозрительные объекты были взяты на сопровождение фазированными локаторами американских зенитно-ракетных комплексов РАК-3 «Пэтриот».

И тут же на позициях ЗРК «Пэтриот» взметнулись огненные вихри, корежа массивные пусковые контейнеры, локаторные антенны наведения, посты наблюдения и связи. Русские противорадиолокационные ракеты Х-31П разрабатывались именно для поражения «Пэтриотов», и они справились с этой задачей блестяще.

Ни один боевой самолет, ни одна крылатая или оперативно-тактическая ракета не могли прорвать рубежи ПВО, созданной американскими военными специалистами. Ни один самолет, кроме «Ската».

Ударный беспилотный реактивный самолет «Скат» был создан в знаменитой «фирме» «МиГ». В этот проект были вложены самые передовые научные идеи и разработки. Треугольный беспилотный самолет напоминал американский малозаметный стратегический бомбардировщик В-2В «Спирит». Та же компоновка — летающее крыло, то же размещение оружия во внутренних отсеках. Размерами детище «МиГа» было чуть меньше МиГ-29, а двигатель был тем же, что и на истребителе, — РД-ЗЗ. Ударный «беспилотник» был снабжен компактным бортовым компьютером, радаром и оптико-локационной прицельной станцией. У него также были генераторы помех и отстреливаемые ложные цели. Управлялся он дистанционно или мог работать автономно, по заложенной заранее программе полета. Или же эти два режима можно было совмещать.

Вооружение беспилотного ударного самолета — противорадиолокационные и самонаводящиеся ракеты или корректируемые высокоточные авиабомбы — находились в двух отсеках внутри фюзеляжа.

«Скат» мог атаковать сильно защищенные наземные цели, радиолокационные станции, зенитно-ракетные комплексы ПВО-ПРО и даже вести воздушный бой с истребителями противника.

* * *

Правда, весил он около восьми с половиной тонн, и тащить на внешней подвеске такой тяжеленный аппарат под силу было только сорокатонному истребителю-бомбардировщику Су-34! Да и взлетали «Громовержцы» аккуратненько, чтобы, не дай бог, не задеть о бетонную полосу «драгоценный» ударный «беспилотник»! С него, кстати, сняли шасси вместе с исполнительными механизмами его уборки и выпуска, чтобы снизить нагрузку на носитель. Все равно его возврат по плану авиаракетного удара по Фэрфорду не предполагался. Также уменьшили и количество топлива в баках, ведь его доставляли к цели самолеты-носители. Эта мера тоже позволила на несколько сотен килограммов снизить полетный вес. А вот «Громовержцы», напротив, несли на корневых подкрыльевых пилонах подвесные топливные баки емкостью по 1800 литров каждый.

— Хватит ли горючки? — посетовал в кабине головного Су-34 главный штурман 4-го ЦБП и ПЛС полковник Николай Кабанцев. — И так идем по кратчайшему маршруту, а, Александр Николаевич?

— Ничего, Николай Сергеевич, «долетим на самолюбии»! — ответил командир 4-го ЦБП и ПЛС генерал-майор Харчевский. — Начальник технико-эксплуатационной части мне клялся и божился, что движки как часы работают, только из «капиталки».

И вот теперь можно сказать — долетели! Позади остались несколько тысяч километров, дозаправка в воздухе в боевых условиях от «летающих танкеров» Ил-78 под прикрытием Су-27СМ и «нырок» на сверхмалую высоту.

Некоторые элементы конструкции Су-34 выполнены с учетом технологии «Stealth». Например, основной радиопрозрачный обтекатель радара имеет острые боковые кромки, плавно переходящие в наплыв цельноповоротного переднего горизонтального оперения. При этом уменьшается степень отражения сигналов радиолокаторов противника. Но, в отличие от американских «самолетов-невидимок», аэродинамика «Громовержцев» сохраняется такой же великолепной. Кроме того, истребитель-бомбардировщик имеет уменьшенную поверхность отражения радиолокационных лучей по сравнению с другими самолетами данного класса. Уникальная компоновка планера типа «интегральный триплан» сочетается с радикально измененной, сплюснутой формой носовой части. Это, а также радиопоглощающие покрытия и материалы смогли сделать Су-34 значительно менее заметным на экранах радиолокаторов, чем такие машины, как Су-24, или, например, американский ударный истребитель F-15E «Страйк Игл». При полете на малой высоте Су-34 имеет такую же степень радиолокационной заметности, как и современная крылатая ракета.

А отличная аэродинамика, огромная емкость внутренних топливных баков, обусловленная интегральной компоновкой русского ударного самолета, высокоэкономичные двухконтурные двигатели с цифровой системой управления, система дозаправки в воздухе, а также подвеска дополнительных топливных баков позволяют Су-34 действовать на больших расстояниях, приближающихся к дальностям полета средних стратегических бомбардировщиков, например таких, как «евростратегический» ракетоносец-бомбардировщик Ту-22М «Бэкфайр».

«Громовержцы» долетели — и обрушили на американскую авиабазу на английской земле всю свою пылающую высокотехнологическим огнем славянскую ярость. Это не истребители-бомбардировщики Су-34 атаковали аэродром американской стратегической авиации — это ожили нанесенные на борта ударных самолетов «Су» эмблемы «Крылатых витязей». Это славянские «Крылатые витязи» посылали в цель свои огненные стрелы!

* * *

Зенитно-ракетные комплексы РАК-3 «Пэтриот» авиабазы Фэрфорд открыли по русским реактивным «беспилотникам» шквальный огонь. «Скаты» гибли, словно мотыльки в огне, но все же успевали выпустить ракеты и поразить намеченные цели. А кроме того, ударные реактивные БПЛА «глушили» своими генераторами помех частоты американских радиолокаторов, средств связи, отстреливали дипольные отражатели и инфракрасные ложные цели. Система противовоздушной обороны американской авиабазы была полностью дезорганизована.

Перед экипажами «Громовержцев» расстилалось огромное пространство английской авиабазы Фэрфорд, заполненное сейчас тяжеловесной авиатехникой. Возле ангаров стояли огромные стратегические бомбардировщики, транспортные самолеты. По периметру базы под маскировочными сетями высились угловатые пусковые контейнеры зенитных установок «Пэтриот», рядом с ними — похожие на коробки бронетранспортеры с шестиствольными пушками «Вулкан».

Общая организация охраны авиабазы оставляла желать лучшего, сказывалось пристрастие американцев и англичан к ведению «комфортных» войн. Они были настолько уверены в своей воздушной мощи, что просто не ожидали увидеть над своими головами ударные самолеты с красными звездами на крыльях!!! А уж тем более — реактивные ударные «беспилотники» с красными звездами на крыльях!!!

Дежурная пара F-15E «Страйк Игл» попыталась взлететь, но еще на разбеге ведущего настигла пушечная очередь «Громовержца» генерал-майора Александра Харчевского.

Ведомый «Атакующий орел» врезался в ведущего, и оба американских самолета исчезли в огненном смерче.

— Я Громовержец-1, цель в захвате, работаю! — Стремительные и смертоносные Су-34 вышли на боевой курс.

И тогда из огненных облаков взрывов, пронзая фонтаны пламени, на аэродром Фэрфорд обрушились яростными метеорами русские сверхвысокоточные ракеты. Их комбинированное телевизионное и инерциальное наведение позволило поразить все намеченные цели, несмотря на дым, стелющийся над авиабазой после удара по американским «Пэтриотам».

На аэродромные ангары, капониры, рулежные дорожки, технические позиции обрушились фугасно-проникающие, объемно-детонирующие и кассетные боеголовки. Взлетно-посадочная полоса и магистральные рулежные дорожки были превращены в лунный пейзаж с кратерами специальными бетонобойными поражающими элементами.

В одно мгновение американская стратегическая авиация была уничтожена. Сгорели на стоянках и в специальных ангарах «старики-ветераны» В-52Н «Стратофортресс», сверхзвуковые В-1В «Лансер» и «Стелс-невидимки», невероятные, словно космические корабли пришельцев, «летающие крылья» Джека Нортропа — В-2В «Спирит».

Четыре взлетевших по тревоге английских истребителя «Евофайтер» «Тайфун» дежурного звена успели подбить два беспилотных ударных «Ската», прежде чем были сбиты ракетами «воздух-воздух» Р-27ЭР, запущенными с русских «Громовержцев».

Были уничтожены и «летающие танкеры» КС-135, и военно-транспортные «Старлифтеры» и «Геркулесы», и «воздушные линкоры» «Спектр», так и не дождавшиеся своего часа для установления полного воздушного господства над Россией.

* * *

Пронзая дымно-огненные облака взрывов, Су-34 пронеслись над поверженной воздушной мощью Соединенных Штатов Америки. Исполнив турбинами победную песнь, русские истребители-бомбардировщики Су-34 отстрелили огненные шлейфы тепловых ложных целей.

Правда, русским истребителям-бомбардировщикам второй ударной группы пришлось заплатить высокую цену. Три из четырех участвовавших в налете Су-34 были подбиты скорострельными зенитками. Один из «Громовержцев» был настолько поврежден, что на обратном пути, перетянув Ла-Манш, экипаж катапультировался в районе Па-де-Кале. Но ничего, Франция, как и большинство стран континентальной Европы, сохраняла нейтралитет в этой войне США с Россией, а русских во Франции любили и выдавать, скорее всего, не будут.

Но все же атака английского аэродрома была проведена более чем успешно. Практически вся стратегическая авиация, радары, крупные силы ПВО-ПРО, прикрывавшие авиабазы, превратились в пылающие обломки. Кроме того, был достигнут и сильный моральный эффект — русские самолеты прорвали «неприступную» американскую противовоздушную оборону.

* * *

Но на обратном пути краснозвездным «Громовержцам» пришлось несладко! После шока внезапного прорыва мощной объектовой ПВО американцев и англичан в воздух было поднято все, что летает! А с земли по Су-34 ударили уцелевшие зенитные комплексы.

— Противозенитный маневр! — скомандовал Александр Харчевский, заваливая свою «Сушку» на крыло. Одновременно с этим штурман-оператор отстрелил тепловые ложные цели и противорадиолокационные пиропатроны.

Звено ударных машин разошлось, запутывая прицельные системы зенитных комплексов. Зенитные ракеты прошли мимо, уведенные генераторами помех русских «Громовержцев» и станциями взаимно-групповой радиотехнической защиты. То ли просто деморализованные внезапным налетом американские и английские зенитчики не смогли точно выдать целеуказания огневым установкам РАК-3 «Пэтриот»… Для привыкших к «комфортным войнам» англосаксов это была страшная трагедия. Впервые со времен Вьетнама они получили удар такой силы, и причем на своей же территории.

Против роботизированных авиационных ударных комплексов русских вся противоракетная оборона «янки» и «бобби» оказалась не более действенной, чем мухобойка для слона! Это был «Перл-Харбор-XXI»!!! Отдельные генералы НАТО начали высказываться за то, чтобы и вовсе прекратить войну с Россией, «пока еще не поздно»…

Но, к сожалению, было уже слишком поздно. Развязавшие агрессию вашингтонские «ястребы» отступать не хотели.

А для отходящих русских «Громовержцев» новая и еще более смертельная опасность пришла с воздуха. Со стороны солнца на них пикировали американские «Рапторы» — новейшие многоцелевые истребители «пятого поколения» F-22A. Пилотирующие их американские летчики были преисполнены решимости догнать и уничтожить русские ударные самолеты.

«Рапторы» взлетали с чудом уцелевших полос авиабазы Фэрфорд, мимо горящих и взрывающихся остовов стратегических ракетоносцев-бомбардировщиков и растекающихся лужами пылающего керосина «летающих танкеров». Пилоты «Орлов-могильщиков» рассчитывали на легкую победу — два десятка «превосходящих все, что летает» F-22A атаковали пятнадцать тактических фронтовых бомбардировщиков. Кроме того, два русских самолета были уже повреждены…

Но русские опять спутали им все карты! Две группы «Громовержцев» «нырнули» на предельно малую высоту и пошли в режиме автоматического огибания рельефа местности, практически над верхушками деревьев. Роботизированный комплекс управления «Громовержцев» сам выбирал наиболее оптимальный маршрут, согласно данным заложенной в «электронную память» бортовых компьютеров Су-34 цифровой карты местности. Этим снималась огромная нагрузка на летчиков и штурманов-операторов. Но и сами летчики готовы были перехватить управление у автопилотов, если что-нибудь пойдет не так. Генерал-майор Александр Харчевский тренировал своих «соколят» действовать в самых разных условиях и на самых разных режимах полета. В том числе и в уникальном, штурвальном режиме с ручным управлением на сверхмалой высоте при скоростях порядка 1200 километров в час! Это казалось фантастикой, но тем не менее русские летчики могли выполнить и такую боевую задачу.

Но два подбитых истребителя-бомбардировщика Су-34 на такой маневр были уже неспособны. Их экипажам пришлось катапультироваться над Германией, чтобы не стеснять остальных.

— Командир, засек четыре скоростные воздушные цели. Догоняют нас, — доложил штурман-оператор полковник Кабанцев.

— Понял. Продолжаем полет на сверхмалой, — спокойно, как будто на учениях, ответил Александр Харчевский.

Как хотелось сейчас ему выполнить крутой вираж с «предельно недопустимой» перегрузкой и вцепиться стальным орлиным клювом и когтями русских управляемых ракет класса «воздух-воздух» в раскрашенных звездами и полосами «Орлов-могильщиков»! Александр Харчевский в прошлом провел пятьдесят учебных боев с американскими ударными истребителями — и ни одного воздушного поединка не проиграл! И сейчас бы он им устроил «собачью свалку»… Но он был не один, нужно было беречь людей. Они и так совершили невозможное, и теперь нужно было просто остаться в живых, чтобы снова и снова взлетать в грозовое небо и сшибать этих «суперменов» с наглыми ковбойскими улыбочками!

Ревели на пределе своей мощности могучие турбины, сжигая в своих камерах сгорания сотни километров расстояния. Серо-зеленой лентой ложилась под широкие скошенные назад крылья опасно близкая земля. Высота — от восьмидесяти до ста двадцати метров!.. При таком режиме полета любая ошибка — последняя…

У Су-34 с новыми двигателями крейсерский режим полета сверхзвуковой! Так же как и у американских «Рапторов», но те пока взлетели, пока набрали высоту, пока обнаружили русские самолеты… В общем, у русских «Громовержцев» была изрядная фора, и они ею воспользовались.

Американские пилоты в погоне за ускользающими «Громовержцами» стали торопиться, и торопливость эта стала фатальной. Вот один из «Орлов-могильщиков» на вираже «чиркнул» крылом по кроне дерева — и тут же на его месте разросся дымно-огненный шар взрыва! Два других «Раптора» столкнулись друг с другом — ведомый при резком изменении курса на сверхмалой высоте «догнал» ведомого. Оба превратились в поток рукотворного пламени и самых дорогих в мире обломков.

Генерал-майор Александр Харчевский, отслеживавший воздушную обстановку по данным хвостовой РЛС, криво усмехнулся, увидев на экране одного из тактических мониторов в кабине растекшуюся зеленоватую «кляксу». Вот так, не вступая в бой, — только лишь маневром русским «Громовержцам» удалось уничтожить три американских истребителя «пятого поколения». Конечно же, подобное положение вещей кажется и вовсе невероятным, но как говорится: «Удача любит храбрых»! К тому же речь идет о просто уникальных русских самолетах. А они еще и не такое умеют…

Три катастрофы подряд наконец-то вымотали нервы американским летчикам. Выпустив вдогон русским управляемые ракеты класса «воздух-воздух» большой дальности, «Орлы-могильщики» пошли на посадку на западногерманскую авиабазу Раммштайн.

И все же русские истребители-бомбардировщики получили повреждения от американских ракет. Пилоты «Рапторов» выпустили их практически вслепую и не надеясь на то, что они причинят хоть какой-нибудь вред. Так в основном и произошло. Но вот командиру «Громовержцев» не повезло. Когда генерал-майор Харчевский выполнял очередной разворот, американская ракета на излете все же настигла его самолет. Работающие на полную мощность генераторы помех все же сделали свое дело: подрыв боеголовки произошел гораздо дальше оптимальной дистанции и чуть в стороне, но все же… У ведущего самолета генерал-майора Александра Харчевского были пробоины в крыльях, титановая бронекапсула кабины утыкана стержневыми поражающими элементами дальнобойной американской ракеты.

Но русская броня устояла, защитив летчиков. Еще бы — людей хранил герметичный титановый «кокон» толщиной от шести до двадцати двух миллиметров! Дополнительная защита была реализована изнутри кабины специальным кевларовым подбоем. На Су-34 бронировались также и топливные баки, маслобаки, отдельные агрегаты двигателя. Все это вместе с многократным резервированием систем управления наделяло русский истребитель-бомбардировщик просто феноменальной живучестью.

Могучим «Громовержцам» было тесно в небе Западной Европы: поворот вправо — и ты уже в Германии или в Швейцарии, поворот влево — здравствуй, Чехия, зашли на пивко!

Но вот уже и Карпаты, а там и Россия скоро, родные Липецк и Воронеж. Тем более что над территорией Украины сколько-нибудь сплошного радиолокационного поля нет. Висят, правда, в небе над Киевом американские АВАКСы, но отследить, а тем более навести истребители-перехватчики они бы явно не успели.

Две поврежденные в бою машины, в том числе и командирская, пошли на снижение.

— Посадку выполняем с ходу в ручном режиме. Хватит «электронные мозги напрягать» — пора и собственными воспользоваться, — сказал генерал-майор Александр Харчевский и, выключив автопилот, плавно отдал ручку управления от себя.

Две подбитые машины совершили посадку первыми на аэродроме в Липецке. Их ждали выстроившиеся вдоль взлетно-посадочной полосы пожарные и санитарные автомобили. Но, к счастью, они не понадобились. Аэродромные тягачи сразу же отбуксировали подбитые самолеты на стоянку.

После чего и все остальные «Громовержцы» Су-34 ударной группы благополучно приземлились. А прикрывающая во главе с полковником Шаталовым — к себе в Воронеж, на авиабазу «Балтимор».

Глава 19 ЧЕЛОВЕК ПРОТИВ КИБОРГА

Они устояли. В этот раз они устояли. Американцам даже их хваленые боевые роботы не помогли. Хотя, конечно, «Крашеры» перли как заведенные. Хорошо их операторам воевать, сидя в кондиционированных кабинах дистанционного управления, и знать, что смерть в бою отобразится лишь красным транспарантом поперек экрана: «Fatal error!»

Все решил контрудар танков подполковника Владимира Швендиха.

Бронированные боевые колесницы XXI века вырвались из клубов чадного дыма и фонтанов вздымающейся и стонущей от разрывов снарядов земли. Перематывая стальные ленты гусениц и рыча двигателями, они ударили по «Абрамсам» с ходу — в движении! Электронно-оптическая система управления оружием и автомат заряжания вместе с высокоэффективным стабилизатором пушки русского танка в двух плоскостях позволили решить эту непростую огневую задачу. Русские танки Т-90 «Владимир» под командованием их «тезки», полковника Швендиха, полностью реализовали свое преимущество во внезапном ударе.

— Наводчик, справа двадцать пять, дистанция пять с половиной — «Абрамс»! — Владимир Карлович крутанул свой электронно-оптический комбинированный прицел командира. — Управляемой по лазерному лучу ракетой «Рефлекс-М2» — огонь!

Наводчик-оператор орудия нажал кнопку сопровождения цели — теперь ствол 125-миллиметрового орудия 2А46М-5 постоянно будет поворачиваться вслед за силуэтом американского «Абраши», маячившего в прицеле. И куда бы танк ни повернул, как бы он ни раскачивался на ухабах и воронках поля боя, поражение будет гарантированным! Наводчик нажал еще несколько кнопок, выбирая тип боеприпаса. И тут же автомат заряжания, скрежетнув, выбрал из боеукладки заостренный цилиндр высокоточной тандемно-кумулятивной противотанковой ракеты 9М119М2 и с аккуратностью робота положил ее на лоток досылания. Досылатель толкнул ракету в канал ствола орудия, за ней автоматически закрылся массивный затвор.

— Есть, ракетой — огонь! — Весь цикл от обнаружения и до выстрела занял пару секунд.

Грохнуло мощное 125-миллиметровое орудие, посылая ракету по лучу лазера в цель. После вылета из канала ствола раскрылись сложенные крылья ракеты, и она, вращаясь, словно волчок, понеслась к цели. В отличие от полуактивной системы лазерного наведения, эта была лазерно-ориентированной. Луч когерентного излучения светил в специальный фотоприемник в корме ракеты. Этим повышалась скрытность применения для систем обнаружения лазерного излучения и повышенная помехозащищенность системы управления ракетой. А новые газодинамические рули позволяли противотанковой ракете «Рефлекс-М2» активно маневрировать.

Американский семидесятитонный монстр отстрелил целую тучу дымовых гранат, но и это не помогло. При подлете к «Абрамсу» сработал управляющий алгоритм русской тандемно-кумулятивной ракеты, и она вдруг выполнила крутую «горку»! Это означал полный п…ц для американского сверхтяжелого танка! Управляемая ракета 9М119М2 «Рефлекс-М2» ударила в самую незащищенную часть «звездно-полосатого» гусеничного монстра — в крышу башни! Два последовательно сработавших кумулятивных заряда выжгли на хрен внутренности «Абрамса» и вызвали детонацию боекомплекта. Американский «супертанк» скрылся в ярчайшем огненном вихре!!!

Его приплюснутая широкая башня кувыркнулась рядом вместе с обугленными руинами из кирпично-красного обедненного урана…

* * *

Внезапно, перекрывая грохот и лязг внутри боевого отделения русского танка, взвыла сирена комплекса лазерного противодействия. Сработал один из датчиков облучения. Боевой компьютер танка тут же отдал приказ на активацию системы постановки аэрозольной завесы «Штора». Полыхнули установленные на башне дымовые гранатометы, укрыв танк непроницаемой пеленой. Но сирена системы предупреждения о лазерном облучении продолжала истошно завывать.

— Механик, жми, твою душу!!

Механик водитель тут же рванул тяжелую махину вперед. Позади кормы ухнул взрыв — бронебойная болванка бессильно и зло зарылась в перепаханную и обожженную войной землю…

Одновременно на экране тактического дисплея командира высветился предполагаемый азимут цели.

— Наводчик, слева сорок, дистанция — пять с половиной!

Танковая пушка развернулась на указанные градусы.

Там двигались два американских танка. Подполковнику Владимиру Карловичу Швендиху предстояла неравная танковая дуэль. И если его танк представлял собой закованного в кольчугу комбинированной брони и зерцала противокумулятивных элементов, то американские бронированные монстры M1A2-SEP «Абрамс» представлялись переевшими гамбургеров носорогами.

— Управляемой ракетой по замыкающему — огонь!

— Выстрел!

Противотанковая ракета «Рефлекс-М2» с тандемно-кумулятивной боеголовкой и лазерно-командным управлением унеслась к цели, запущенная через канал ствола гладкоствольной пусковой установки высокой баллистики 2А46М-5.

— Механик, назад и вправо!

— Есть!

Но они не успели. Самую малость не успели. Хорошо еще, что попавший в башню снаряд был бронебойно-подкалиберным, а не таким же, как у русских — противотанковой ракетой. Иначе общались бы три танкиста с архангелом Михаилом…

А так — направленный подрыв блока активной брони ослабил контрвзрывом ударное воздействие бронебойного сердечника. Американский снаряд и так был на пределе дальности. Так что заостренный и оперенный урановый сердечник лишь оставил глубокий кривой шрам на «родной» броне башни.

Танк въехал в неглубокую промоину, оказавшуюся здесь как нельзя кстати. Теперь над землей возвышалась только башня и длинный ствол пушки.

А на дальности пять с половиной километров «Абраша» был точно поражен русской самонаводящейся ракетой. «Рефлекс-М2» реактивным метеором спикировал прямо на крышу моторно-трансмиссионного отсека. Наводчик немного переборщил — он метил в башню. Но и так тоже было совсем неплохо. Тандемно-кумулятивные заряды разворотили двигатель бронированного американского монстра и подожгли баки с солярой.

Противопожарная перегородка была снесена, и адское пламя захлестнуло боевое отделение. Взрыв был такой силы, что многотонная башня, сорванная чудовищной ударной волной, улетела черт знает куда. От сотрясения, как будто от тяжелого боевого молота, лопнули гусеницы, а опорные, направляющие и ведущие катки разлетелись во все стороны.

Один из катков «огрел» по башне и другой танк, снеся тому модули активной защиты и разбив приборы наблюдения.

Невольно он явился предвестником гибели: русский наводчик на этот раз не ошибся и «положил» управляемую ракету точно в крышу башни «звездно-полосатого» бронированного монстра. Со сверхзвуковой скоростью взрыва тот превратился в обгоревшие куски металлолома.

И все же могучим танкам подполковника Швендиха пришлось отступить.

— Облучение лазером! Откуда?!

— Задействовать «Штору»!!! — сориентировался Владимир Карлович.

И снова командирский танк Т-90СК «Владимир» обволокла непроницаемая белая пелена дымовой завесы. Но когда она рассеялась, американский боевой робот «Крашер» атаковал русский танк противотанковыми ракетами «Джавелин»!

«Сокрушитель» имел низкий силуэт и был довольно подвижным боевым механизмом. К тому же он действовал на поле боя XXI века «мыслящей стаей», обмениваясь тактической информацией с другими боевыми роботами, танками «Абрамс», беспилотными ударными самолетами.

Противотанковые ракеты «Джавелин», которыми американский боевой робот атаковал командирский танк Т-90СК «Владимир», были перехвачены еще на подлете системой активной защиты «Арена-Э».

Малогабаритный радар засек приближающиеся снаряды, и навстречу им выстрелил специальный «противоснаряд». Он разорвался в трех метрах над «Т-девяностым», наполнив воздух плотным «облаком» стальных шариков, разлетающихся во все стороны со сверхзвуковой скоростью. Попав в это «облако» картечи, американские «Джавелины» взорвались еще до соприкосновения с русской броней. Весь цикл перехвата от обнаружения и до поражения ПТУРов составил всего 0,22 секунды. А через 1,2 секунды «Арена-Э» уже снова была готова отразить новую атаку.

Но все же американские боевые роботы «Крашер» оказались смертельно опасными противниками. Из-за низкого силуэта и высокой подвижности шестиколесных роботизированных броневиков попасть по ним было очень тяжело. Кроме того, американские наводчики-операторы ничем не рисковали и бесстрашно бросали свои дистанционноуправляемые боевые машины буквально под гусеницы русских танков.

Останавливается, захлебнувшись пламенем, один из русских Т-90С «Владимир», разметана его динамическая защита, а мотоотсек пылает от прямого попадания. И вываливаются из люков объятые пламенем человеческие фигурки на растерзание бездушным боевым механизмам. И приходит ярость за погибших лютой смертью боевых товарищей, и резче командиры экипажей выкрикивают команды.

Внезапно над полем боя появились крылатые тени и ударили по русским танкам управляемыми ракетами «Хеллфайр-II». Атака американских ударных «беспилотников» была внезапной, и, как следствие, сразу два русских танка замирают погребальными кострами для своих экипажей.

Но им навстречу ударили трассирующие очереди крупнокалиберных башенных пулеметов «Корд».

Угроза была и в воздухе, и на земле!

— Наводчик, действовать, как при отражении атаки вражеской пехоты! — отдал приказ командир танкового экипажа. — Механик-водитель, вперед! Вперед, маневрируй!

Подполковник Швендих взялся за управление башенной пулеметной турелью, развернул ее и открыл огонь по наземным боевым роботам. Шквала 12,7-миллиметровых бронебойно-разрывных и зажигательных пуль «Крашеры» не выдерживали. И тут же он перенес огонь вверх, срезав неуклюжую крылатую тень «Рипера» MQ-9.

А наводчик-оператор орудия бил длинными очередями из спаренного с пушкой ПКТМ калибра 7,62 миллиметра.

Конечно, можно было влупить по американским боевым роботам и шрапнельным снарядом. Но это была бы «стрельба из пушки по воробьям» — в прямом смысле этого слова! Поди обнаружь приземистого боевого робота, который искусно маскируется среди ухабов и воронок развороченной земли!

Подполковник Владимир Карлович Швендих знал, что на «Уралвагонзаводе» специально для таких целей разработана боевая машина поддержки танков БМПТ-1. Ее комбинированное вооружение, состоящее из противотанковых сверхзвуковых ракет, спаренных автоматических пушек, пулемета и автоматических гранатометов в сочетании с новейшим электронно-оптическим прицельным комплексом, позволяло уничтожать различные танкоопасные цели. Но в войска БМПТ-1 так и не поступила…

— Я Броня-1, прием, отходим! Как поняли меня, прием, отходим.

— Понял вас, Броня-1, прием. Отходим. Конец связи.

* * *

Новая напасть, которую обрушила на русских патриотов бездушная американская военная машина, была еще более страшной и бесчеловечной.

Из клочьев черного дыма и горящей там и тут земли, покрытой черным налетом пепла, восставали, словно из самого ада, массивные человекоподобные фигуры. С металлическим скрежетом чеканила шаг механистическая, чудовищная пехота апокалипсиса.

Первая Бронекавалерийская бригада драгун морской пехоты США «Satan kids» полностью оправдывала свое название. «Дети Сатаны» были облачены в первые в мире боевые экзоскелеты HULC-2 — «Human Universal Load Carrier» в рамках военной программы Армии США «Future Soldier» — «Солдат будущего».

Увы, но русские мотострелки были вынуждены встречать американских «солдат будущего» старыми «калашами». Они, конечно, надежные, но хотелось чего получше…

Морские пехотинцы США были неуязвимы в своих экзоскелетах. Пули «Калашниковых» не брали их, а лишь высекали злые, бессильные искры. Да и что мог сделать антропоморфным бронированным монстрам этот горох калибра «пять и сорок пять»? Расчеты более тяжелых пулеметов Калашникова — «янкесы» выбили из своего тяжелого вооружения. Теперь образ Терминатора с шестиствольным пулеметом М-116 «Миниган-2» стал воплощенным кошмаром для тех русских пехотинцев, которые все еще продолжали сражаться.

Кроме того, облаченных в экзоскелеты американцев прикрывали наземные боевые роботы «Крашер», ударные «беспилотники», а за их спинами ревели мощными дизелями массивные, с приплюснутыми широкими башнями танки «Абрамс» и компьютеризированные БМП «Брэдли».

Американская бронепехота наступала с методичностью роботов. Дорогу ей торили роботы — наземные и воздушные. Сначала над оборонительным рубежом высоко в небе сделал несколько кругов «Глобал Хоук». Раскинув свои тридцатипятиметровые крылья, глобальный беспилотный самолет-разведчик произвел аэрофотосъемку позиций русского мотострелкового батальона.

Потом разведчики тактического звена, «старики» «Предейторы» RQ-1A, навели свою электронную оптику на линии русских укреплений. Разведка велась сразу в нескольких спектрах: визуально, мощной оптикой, в тепловом режиме инфракрасными камерами, с помощью магнитометров и локаторов. Они с механической скрупулезностью отметили численность противостоящей стороны, характер обороны и даже наличие тяжелого стрелкового вооружения. Американцы воевали очень расчетливо. Но они не могли учесть того, что было скрыто от глаз: загадочной русской души, дающей стойкость, силу и мужество.

* * *

Вчерашние мальчишки-призывники, за неделю ставшие ветеранами, проявили недюжинное мужество, но оно было практически бессильно против высокотехнологичных палачей. Они высаживали рожок за рожком, но дьявольские гуманоидные фигуры продолжали наступать. И даже реактивные гранатометы не всегда оказывались эффективными: зафиксировав пуск реактивной гранаты с помощью нашлемных оптоэлектронных датчиков, «механические солдаты» успевали отпрыгнуть с траектории полета.

* * *

Полковник Сергей Перч бежал по извилистому ходу сообщения. По плечу била 9-миллиметровая снайперская винтовка ВСС «Винторез». Ее он поменял на верный «калаш» по личному настоянию генерал-лейтенанта Владимира Шаманова. «Не хрен офицеру себя демаскировать и под пули по-дурному подставляться! Не мальчик уже»! — рыкнул Шаманов. Пришлось подчиниться… Сам Сергей Перч тащил на себе, кроме собственного «Винтореза», еще и вьюк с двумя выстрелами к РПГ-7, а вдобавок — ленту от «Агээса». Как же все это давило на горб, вызывая воспоминания о романтических временах курсантской молодости. Тогда, после веселой «самоволки», курсант Перч еще и кросс мог пробежать… Но как же сейчас груз сбивал дыхание! Зато в бою каждый снаряд, каждый патрон будут на счету… Вслед за ним гуськом поспешали такие же навьюченные, словно верблюды, его верные мотострелки. Этих ребят он муштровал и учил военным премудростям. Это их защищал он, порой даже и с кулаками, от «дедовщины». И переживал за них, как за родных, на полигонных занятиях, стрельбах и учениях. И, как оказалось, — не напрасно!

Свернув за угол, полковник остановился.

— Все, бойцы! Прибыли! Рассредоточиться! Без команды — не стрелять… И маскировку мне, сукины дети, не попортьте!..

Солдаты заняли заранее оборудованные и подготовленные позиции. Маскировка, причем и в инфракрасном спектре, тоже была просто идеальной. Огневые точки были неразличимы и с земли, и с воздуха.

— Приближаются… — констатировал полковник Сергей Перч. — Вовремя же мы успели… Огневым средствам — готовность номер один!

Над наступающей бронированной пехотой американцев вился разведывательный «беспилотник».

— Зенитки гасить в первую очередь, — распорядился майор. — Иначе они нас в кровавый дым развеют, не успеете глазом моргнуть.

— Есть!

Стрелки из противотанковых ракетных комплексов замерли, сжались, отслеживая свои цели. Стрельба должна была вестись практически в упор. Огнеметчики и гранатометчики вскинули на плечо свои тяжелые транспортно-пусковые контейнеры. Сухо лязгнули затворы пулеметов. Сейчас начнется…

А механические «Дети Сатаны» приблизились уже практически вплотную. Еще чуть-чуть… «Дрон»-разведчик, жужжащий над головами русских бойцов, пока ничего и не замечал…

Полковник Сергей Перч наконец-то передал свой груз одному из бойцов. Фу-у-у, как хорошо! Но расслабляться некогда. Полковник Перч вскинул бесшумную «снайперку» к плечу, ловя на «пенек» прицела крылатый силуэт в небе. Специальная снайперская винтовка ВСС «Винторез» вообще не предназначена для стрельбы по воздушным целям. Но зато ее и так небольшая шумовая диаграмма подобрана таким образом, что маскирует звук выстрела под естественные звуки. Так что стрельба из «Винтореза» получается сверхскрытной, даже по воздушным целям. «Предейтор» осенним кленовым листом закружился в воздухе, оставляя за собой дымный шлейф из горящего пластика.

— Огонь! — скомандовал полковник Перч.

Один из бойцов склонился над окуляром тепловизионного прицела противотанкового комплекса «Корнет». Нажата боевая кнопка, отстреливаются передняя и задняя крышки транспортно-пускового контейнера. Ракета устремляется к цели, а оператор наводит ее, вращая маховички горизонтали и вертикали, удерживая перекрестье прицела на один из «Крашеров», неосторожно повернувшийся бортом к русским. Американские боевые роботы наступали вместе с экзоскелетной пехотой.

Ракета угодила прямо туда, куда и целил оператор — под плоскую башню «Сокрушителя». Тандемно-кумулятивный заряд, предназначенный для уничтожения тяжелых танков, оснащенных динамической защитой, без труда прошил тонкую броню боевого робота. Огненным фейерверком рванули 4-миллиметровые снаряды к автоматической пушке «Бушмастер», а потом и сдетонировали прямо в транспортно-пусковых контейнерах противотанковые ракеты комплекса «Джавелин». Вслед за ракетами рванул топливный бак. Сила взрыва была настолько высока, что американский боевой робот подлетел вверх и рухнул, совершив невообразимый «кульбит». Тяжело ударившись о землю, робот рассыпался на обгорелые обломки.

Американские «морпехи» в экзоскелетах сразу же развернулись к источнику новой угрозы. Закрепленные у них на плечах стволы крупнокалиберных пулеметов озарились вспышками дульного пламени. Один из киборгов вскинул автоматический гранатомет ХМ-25 «Каратель» и ударил очередью по окопу.

Полковник Перч снова прицелился и выпустил подряд три пули в голову одному из морских пехотинцев, облаченных в экзоскелет. Бронебойные девятимиллиметровые пули СП-6 на дистанции в сто пятьдесят метров пробили титаново-кевларовый шлем экзоскелета, залив поляризованный щиток изнутри кровью и мозгами «боевого киборга». Вязкая красная жижа потекла по кевларовой броне, а сам экзоскелет с грохотом завалился навзничь.

Не прекращая огня, экзоскелетные киборги рассредоточились. Стреляли они прицельно, несмотря на крупный калибр оружия — консольная подвеска и равномерное распределение веса компенсировали мощную отдачу пулеметов и автоматических гранатометов.

Расчет 30-миллиметрового гранатомета АГС-17 был просто перемолот в фарш страшным потоком раскаленного свинца, исторгнутого из американских стволов! Один из «морпехов» в экзоскелете, словно страшная иллюстрация к фильму «Терминатор», вскинул массивный шестиствольный пулемет М-134 «Миниган». Блок стволов раскрутился в тугой жгут огня, полоснувшего по русской пехоте. Прошипел дымным шлейфом РПГ-7, но «экзоскелетник» в последний момент отпрыгнул и вновь раскрутил свою «карусель смерти»!

Сергея Перча швырнуло на дно окопа, страшная сила вырвала «Винторез» у него из рук.

Еще один убийца в экзоскелете поднялся во весь рост и открыл огонь из пулемета М-4 «Кольт-Браунинг» 50-го калибра.

Но стрелял он недолго. Пуля такого же калибра, только русская — бронебойно-разрывная, попала ему в коленное сочленение. Титановые ноги «боевого киборга» предательски подогнулись. Второй выстрел бронебойно-разрывной пулей разнес голову оператора экзоскелета, словно гнилую тыкву. В разные стороны полетели ошметки мозгов, красные кляксы крови, обломки кибершлема.

Это снайпер Вадим Александров прикрыл своего командира! Перезарядив свою крупнокалиберную винтовку СВН-2000М, лейтенант предусмотрительно поменял огневую позицию. Передернув массивную рукоятку затвора, он открыл беглый огонь по американской кибернетической пехоте. Еще несколько «боевых киборгов» упали, простреленные русскими тяжелыми пулями. Они пробивали кевларовую броню, разбивали гидравлические сервоприводы механических «суставов», отрывали механизированные конечности…

* * *

…Оглушенный и контуженный взрывами, полковник Сергей Перч потряс головой. Стало только хуже, но глаза все же сфокусировались на изрубленных в фарш его пацанах… Мертвые глаза бойцов безмятежно глядели в серое от дыма небо.

Как это ни странно, сам автоматический гранатомет не пострадал. Сергей Перч сменил в нем ленту, ту самую, что волок на себе, и взялся за рукоятки управления огнем.

— А, с-суки! Вот вам!!! Получите!!! — Сергей Иванович Перч молотил из гранатомета по ненавистным массивным фигурам.

Американские бронированные пехотинцы не могли противостоять ни ураганному огню русского автоматического гранатомета, ни бешеной ярости гранатометчика. Корректируя огонь по фонтанам разрывов, полковник Перч сумел уложить еще несколько экзоскелетных пехотинцев, прежде чем лента с гранатометными выстрелами закончилась. Сухо щелкнул ударник.

— Джяляп! — выругался среднеазиатским ругательством полковник Перч.

Он подхватил валявшийся на дне окопа автомат Калашникова, стер пыль со ствольной коробки. Это был старый добрый АКМ, калибра 7,62 миллиметра с «ложкообразным» выступом внизу дульного среза — для уменьшения подкидывания ствола при стрельбе.

Сергей Перч лязгнул затвором, досылая патрон в патронник, и, повинуясь внезапному порыву, присоединил штык-нож к автомату!

С давних времен повелось, что в самый тяжелый момент боя звучит эта команда: «Примкнуть штыки!» Это своеобразный русский аналог римской пословицы «Дело дошло до триариев!», когда в бой вступали самые опытные воины легиона. Так и «русские триарии» — витязи и защитники Руси примыкали штык, брали поудобнее меч или бутылку с зажигательной смесью и шли в смертельную атаку! Они благородной яростью своей и жизнью останавливали врага!

Кем бы он ни был: свирепым кочевником, «псом-рыцарем», эсэсовцем с закатанными по локоть рукавами черной формы и со «шмайссером» наперевес, американским «морпехом» в экзоскелетных боевых доспехах.

Человек русский выходил один на один против киборга, словно светлый воин Пересвет против Челубея.

Полковник Сергей Иванович Перч поцеловал нательный крестик, спрятал его за пазуху, поудобнее перехватил автомат Калашникова и шагнул на полуобвалившийся бруствер окопа.

Первого «боевого киборга» Сергей Перч встретил длинной, в полрожка, очередью в упор. Тот вздрогнул и повалился грудой запчастей, замерев в скрюченной позе сломавшегося робота. Тяжелые 7,62-миллиметровые пули высекли искры из титановых сплавов американского экзоскелета и разворотили левое плечо киборга. Несколько пуль пробили кевларовую защиту на груди, и теперь из аккуратных пробоин толчками вытекала черная кровь… Второму «экзоскелетнику» он расстрелял нижние конечности и вспорол ударом штыка мягкое кевларовое подбрюшье. Американский морской пехотинец завалился навзничь и задергал механическими конечностями, словно полураздавленный таракан!..

* * *

«Америкосы» просто упивались своим подавляющим превосходством. Они пренебрегали поражением целей на дальней дистанции с помощью электронно-оптических нашлемных прицелов: скучно и неинтересно, как на полигоне или вообще — как в компьютерной стрелялке «Counter Strike».

Представители «Мировой цивилизации» жаждали доказать свое превосходство над этими примитивными русскими в рукопашной схватке с ними. И вот тут «Собственность Дяди Сэма»[30] просчиталась.

Подпустив бронированных морпехов в экзоскелетах, русские мотострелки сами ринулись на них врукопашную! Вот уж действительно — загадочная Русская Душа! Как их деды и прадеды бросались со связками гранат под гитлеровские танки с черными крестами на башнях, так теперь их потомки бросались с «лимонками» в смертельные «объятия» усиленных сервомоторами безжалостных металлических лап.

Противостоять близкому разрыву четырехсотграммовой ребристой Ф-1 мог разве что «Абрамс». Вчерашние мальчишки, зубами выдирая кольцо, видели перед собой оскаленные в смертном ужасе лица врагов под поляризованными забралами тактических компьютеризированных шлемов. Не в объективы электронно-оптических нашлемных прицелов, а в глаза оккупантов они смотрели!

И взводный их — вчерашний выпускник училища первым повел своих солдат в атаку. Ему было страшно, очень страшно, но впереди был враг, и он обхватил ладонью ребристое тело «лимонки» еще крепче.

На близком расстоянии американские «боевые киборги» не производили впечатление быстрых стальных бестий.

Их титановые лапы-манипуляторы действовали с небольшим замедлением. За эти доли секунды микропроцессоры обсчитывали алгоритм движения, кинематику и распределение нагрузки. И этого времени вполне хватало, чтобы заклинить в механическом «суставе» осколочную гранату и дернуть за кольцо…

Взрыв прогремел неожиданно глухо, американский экзоскелет стал своеобразным щитом, вобравшим в себя все осколки «лимонки», а ударная волна переломала все механико-гидравлические «суставы». Молодой взводный ошеломленно потряс головой и перехватил свой автомат Калашникова. Он все еще жив, а значит, обязан сражаться!

Кто-то из бойцов засандалил по стальной фигуре из «Шмеля». Столб огня поднялся на добрую сотню метров! Горящая фигура рванулась назад сквозь ряды наступающих киборгов, по пути свалив, растоптав и подпалив еще нескольких из них…

* * *

Низко приникнув к земле, маскируясь в клочьях поднимающегося дыма, летели над полем боя американские боевые конвертопланы MV-22 «Оспрей» под прикрытием звена ударных вертолетов AH-64D «Апач-Лонгбоу». Обогнув с флангов позиции сводной бригады генерал-лейтенанта Владимира Шаманова, они высадили тактический десант. Но не парашютистов, как предполагали офицеры на военном совете.

Это была классическая американская тактика «молота и наковальни», разработанная еще в шестидесятые годы прошлого века во Вьетнаме. Но сейчас она была реализована на более «продвинутом» техническом уровне.

Достигнув точки высадки, боевые конвертопланы изменили положение своих двигателей с горизонтального на вертикальный. И зависли над землей.

Раскрылись грузовые аппарели, и на высушенную огнем, хрустящую землю прыгнули механические «лапы». Американский десант тоже был облачен в экзоскелетные боевые доспехи. Внезапным ударом с тыла «боевые киборги» должны были окончательно разгромить и уничтожить упрямых русских!

Но едва они прошли несколько метров, как земля под их ногами взорвалась! Русские мины направленного действия МОН-50 и МОН-200 ударили тугими разящими снопами ударных волн и осколков. А потом по монструозным стальным фигурам открыли огонь десантники-разведчики взвода гвардии старшего лейтенанта Стаса Волкова!

Сам комвзвода Волков прицелился из тяжелого 23-миллиметрового карабина в одного американского десантника и нажал на спуск. ТТК-23 знакомо рыкнул и ударил в плечо отдачей. Даже американский роботизированный боевой экзоскелет не смог противостоять бронебойно-разрывному снаряду русского тактического карабина! Американский «робосолдат» успел лишь втянуть левую руку в защитном жесте, которую в буквальном смысле вырвало с мясом, вместе с титановыми металлоконструкциями, сервоприводами, проводами, оптическими кабелями и гидравлическими шлангами! По ходу бронебойно-разрывной снаряд разворотил грудную клетку американского солдата, превратив сердце и легкие в кровавую кашу, выплеснувшуюся из титаново-кевларового нутра.

— Огонь! — скомандовал Стас Волков.

И остальные десантники влупили «по полной» американским «боевым киборгам»! Тяжелые тактические карабины обладали подавляющей огневой мощью и компактностью, поскольку были созданы по технологии «Булл-пап». Это позволяло русским десантникам быстро менять огневые позиции.

Стас Волков сменил отстреленный массивный пластиковый магазин на десять 23-миллиметровых патронов. Вбив полный, он лязгнул массивной рукояткой затвора. Мощная возвратная пружина вернула его на место, с уже досланным в патронник 23-миллиметровым зарядом. На черной обойме была красная полоса, это — огнеметные заряды!

Гвардии старший лейтенант поймал в перекрестье коллиматорного прицела фигуру в экзоскелетных доспехах и нажал на спуск. Огнеметный напалмовый заряд покинул ствол тяжелого тактического карабина и попал точно в цель. Поток жидкого пламени огненным водопадом обдал огромную лязгающую фигуру иноземного агрессора. «Экзоскелетник» истошно взвыл и бросился на землю. Истошно вопя, металлический комок пламени катался среди своих же солдат, пока не умолк и не замер оплавленной грудой металлолома!

Не отставали от них и снайперы-гвардейцы, вооруженные крупнокалиберными 12,7-миллиметровыми винтовками КСВК. Это были «сестры» тяжелых пулеметов «Корд», тоже родом из русского городка Коврова.

На дальности в полкилометра они пробивали шестнадцатимиллиметровую броню и при этом обладали высокой точностью.

Но не только тактические карабины и тяжелые снайперские винтовки вершили справедливый суд над захватчиками. Девятимиллиметровые штурмовые автоматы с интегрированными глушителями АС «Вал» и такие же мощные «Винторезы». Стрелково-гранатометные комплексы ОЦ-14 «Гроза» и пулеметы «Печенег» рвали в клочья американских роботизированных захватчиков. Взрывы термобарических и фугасных гранат помповых гранатометов ГМ-94 тоже прореживали ряды американских спецназовцев в бронированных механических доспехах.

Те тоже отвечали валом огня на стрельбу десантников, но все равно преимущество в бою было на стороне русского спецназа!

Несколько пулеметов «Корд» поддержали десантников шквалом огня, сведя на нет огневое преимущество американцев.

Расчет одного из них, гвардии сержанта Кайтара Халилова и «второй номер», гвардии рядовой ВДВ, били по американским «боевым киборгам» расчетливыми злыми и точными очередями. И после каждой такой очереди фигура в роботизированных экзоскелетных доспехах падала и уже не поднималась.

Слава русским оружейникам, которые создали столь мощные образцы для пехоты и десантников, что теперь их пули поражают даже перспективные боевые системы!

Внезапно над полем боя появились прикрывающие «Оспреи» американские боевые вертолеты! Развернувшись, они ударили из 30-миллиметровых пушек под фюзеляжами — для всего остального оружия свои «экзоскелетники» были слишком близко к русским десантникам.

Но и тут Кайтар Халилов не растерялся. Подняв пулемет, гвардии сержант открыл огонь по воздушным целям с рук!

«Корд» колотила дрожь отдачи, он то и дело норовил вырваться из рук отважного стрелка, но тот крепко удерживал мощное оружие. Пулемет рокотал, выплевывая бронебойно-трассирующие пули, из специального отражателя вперед летели горячие медные гильзы и падали, дымясь, к ногам десантника. Пулеметчик повел стволом, сопровождая американский ударный вертолет, по которому рассыпались искры попаданий тяжелых пятидесятиграммовых пуль. Несколько таких остроносых бронебойных дьяволов ударили прямо по лазерному гироскопу, находящемуся под кабиной пилотов. Разлетелась вдребезги сложнейшая электроника, засбоил бортовой компьютер, и высокотехнологичный боевой вертолет разом потерял управление!

Роботизированные солдаты внизу замерли от ужаса, ведь подбитый вертолет с бешено молотящими воздух винтами рушится прямо на них!!! Отточенные скоростью и воздушным потоком дюралевые ножи гигантской гильотины кромсали мягкие и податливые человеческие тела и их роботизированные броневые «коконы»!

Это окончательно подкосило моральный дух американских «боевых киборгов». Уцелевшие в гигантской вертолетной мясорубке стальные фигуры подняли свои страшные механические лапы-манипуляторы…

* * *

Оставался еще один роботизированный противник, а в автомате Калашникова — ни одного патрона! Но был еще и штык-нож. И полковник Сергей Иванович Перч пошел врукопашную на американского «морпеха», закованного в бронированный, компьютеризированный экзоскелет!

Стальные лапы манипуляторов «робомонстра» двигались с небольшим запаздыванием. Это давало русскому полковнику один шанс из тысячи, и он намеревался его использовать! Поднырнув под стальную лапу экзоскелета, Сергей Перч что есть силы ударил окованным сталью затыльником приклада в коленное сочленение экзоскелета. И метил он не в наружный, защищенный броней, а во внутренний край. От удара там что-то хрустнуло, и экзоскелетный воин неуклюже заволочил ногу.

Полковник Перч метнулся в сторону, «экзоскелетник» неуклюже последовал за ним. Подбитая стальная «нога» весила несколько десятков килограммов и соответственно тормозила стального человекоподобного монстра. Увернувшись в очередной раз, Сергей Перч сделал резкий выпад, выбросив автомат снизу-вверх и метя штык-ножом под шлем. Именно туда, где оканчивается верхний край грудной броневой пластины. Оружие там и застряло, «кибервоин» резко дернулся, отшвырнув русского офицера, и попытался своими стальными лапами вырвать глубоко засевший штык-нож вместе с автоматом. Из щели между шлемом и грудной броневой пластиной хлынула темная кровь.

Но на поле боя оставалось еще много стальных монструозных фигур, облаченных в высокотехнологичные доспехи. А у полковника Перча оставался только его штатный пистолет Макарова…

Внезапно все эти роботизированные солдаты разлетелись, словно кегли, от мощного удара русского танка Т-90СК «Владимир»! Открылся башенный люк, и оттуда по пояс выбрался чумазый, но улыбающийся подполковник Швендих.

— Победа, Серега! Победа!!! — прокричал он с трудом забравшемуся на броню полковнику Перчу, напрочь игнорируя уставной порядок…

Глава 20 АТОМНЫЙ ТАРАН

Огромный ракетоносец падал на казавшееся бесконечным антенное поле на Аляске. Под крылом Ту-160 проносились чаши радиолокаторов и высокие ажурные мачты, соединенные строго продуманной паутиной кабелей. Настоящий лес металлоконструкций, словно сошедший со страниц романа Станислава Лема! А чуть поодаль располагались бетонные параллелепипеды информационно-управляющего комплекса, газовой энергостанции, блоки дизель-генераторов и контрольно-измерительных приборов…

И на все это рушился сейчас русский стратегический бомбардировщик-ракетоносец с красными звездами на крыльях и на высоко взметнувшемся вертикальном оперении, а чуть дальше — в континентальной Северной Америке вставала ядерная заря…

Там «отработали» ракетами Х-55СМ более удачливые «коллеги» русского ракетоносца Ту-160.

* * *

Из всей Ядерной Триады России относительно боеспособным элементом остались только самолеты Дальней ракетоносной авиации.

Межконтинентальные баллистические ракеты так и остались в стартовых шахтах и на подвижных пусковых установках, оказавшись заложницами политического безволия «правящей россиянской элиты». Атомные подводные лодки с баллистическими и крылатыми ракетами ушли к чужим берегам и в чужие порты. Они так и не получили одного-единственного приказа, ради которого они и создавались… Оставалась авиация. Авиабаза Энгельс была разрушена в первые же часы американской ракетной атаки. Но до этого практически все стратегические ракетоносцы удалось вывести из-под удара и рассредоточить по другим аэродромам. В России теперь было много бесхозных и практически уничтоженных площадок — спасибо «реформе ВВС»!

И вот с самых различных этих площадок поднялись девять стратегических ракетоносцев Ту-160 — половина всего имеющегося авиапарка этих мощных и изящных машин. Они были единственными, которые могли осуществить удар возмездия.

«Ветераны» Дальней авиации, стратегические бомбардировщики-ракетоносцы с турбовинтовыми двигателями Ту-95МС годились лишь для дальнего патрулирования, а знаменитые «Бэкфайры» Ту-22М3 «не дотягивали» по дальности. Единственная задача, которая была возложена на «Бэкфайры», — это отвлекающие действия и радиоэлектронная борьба.

В истребительном прикрытии «Белых лебедей» шли истребители-бомбардировщики Су-34 из Липецка. Только они, единственные из самолетов такого класса, имели приемлемую дальность полета.

* * *

Но американцы не хотели повторения бомбардировки Фэрфорда! Они перехватили стратегические ракетоносцы Ту-160 еще на подходе к цели, поднявшись с авиабазы Вандерберг. В жестоком воздушном бою восьмерка прикрывающих их многоцелевых истребителей-бомбардировщиков Су-34 была сбита «Рапторами». Но и «Русские соколы» уничтожили большую часть американских истребителей «пятого поколения». Американцы, как всегда, задавили массой. Два десятка американских истребителей «пятого поколения» F-22 «Раптор» против восьми дальних краснозвездных Су-34. Командир авиагруппы прикрытия генерал-майор Александр Харчевский принял единственно верное, но убийственное для себя решение — полный форсаж!

«Громовержцы» стремительно сблизились с противником и навязали им сверхманевренную «собачью свалку»! Земля и небо завертелись в огненной круговерти! Сияющие факелы самонаводящихся ракет класса «воздух-воздух» и молниеносные росчерки сверхскорострельных авиапушек разорвали спрессованный невообразимыми скоростями и перегрузками воздух!

Ручку управления самолетом — резко на себя, РУД — назад, до защелки малого газа. Пара модернизированных русских истребителей резко «встает на дыбы» — «Кобра Пугачева»! Знаменитая фигура сверхманевренного воздушного боя позволила сейчас летчикам прицелиться и выпустить непревзойденные ракеты-перехватчики класса «воздух-воздух» РВВ-АЕ навстречу американским истребителям «пятого поколения». Уникальные русские ракеты, предназначенные для поражения высокоманевренных самолетов противника, не оставили «Орлам-могильщикам» никаких шансов. Раскрыв «лепестки» решетчатых рулей, они со стремительностью молнии мчались на перехват цели на скорости, вчетверо превышающей скорость звука! И при этом комбинированная командно-инерциальная на начальном этапе и активная радиолокационная системы наведения обеспечивали повышенную точность «боевой работы» РВВ-АЕ. На оптимальной дистанции до цели сработал неконтактный лазерный взрыватель. Боеголовки русских противоракет исторгли из себя на ударной волне взрыва стальные стержни и микрокумулятивные боевые элементы, которые разорвали в огненные клочья один из «Рапторов». Второй F-22 попытался выполнить одну из фигур сверхманевренного воздушного боя. В принципе — благодаря отклоняемым соплам реактивных двигателей он мог реализовывать подобный режим полета. Но сопла американского самолета отклонялись лишь в одной плоскости и строго попарно. А дюзы турбореактивных двигателей русских сверхманевренных истребителей поколения «4++» работали в вертикальной и горизонтальной плоскостях, и причем независимо друг от друга!

Второй «Раптор» не успел завершить пространственную эволюцию. Его правое крыло было начисто срезано направленным взрывом. «Орел-могильщик» закувыркался в штопоре, найдя свою могилу…

Но все же силы были неравны: против восьми русских многоцелевых истребителей-бомбардировщиков Су-34 американцы подняли целое авиакрыло «Рапторов»! Но даже в этом неравном бою «Русские соколы» смогли «завалить» треть истребителей противника!

* * *

И пока шла смертельная небесная схватка, одному стратегическому ракетоносцу все же удалось дойти до цели. «Заломив» длинные и изящные консоли крыльев изменяемой геометрии, он прорвался на сверхзвуке — на скорости 2200 километров в час, сквозь огненные вихри самолетных и зенитных управляемых ракет.

Четыре пилота из экипажа головного Ту-160 видели, как гибли их боевые товарищи. Безжалостные удары американских управляемых ракет класса «воздух-воздух» рвали «крылатый металл» небесных русских ракетоносцев. Один за другим объятые пламенем ракетоносцы рушились на землю огненными кометами.

И, сгорая в огне, крылатые воины России прощались со своими боевыми товарищами:

— Прощайте, мужики! Не поминайте лихом!..

Но один стратегический бомбардировщик-ракетоносец все же упрямо прорывался через этот ад в небе. Были отстрелены тепловые и радиолокационные ложные цели. Генераторы помех работали на полную мощность, сбивая прицельные радиолокаторы американцев.

С внешних пилонов сошли две управляемые ракеты-«ловушки». Они были оборудованы дополнительными уголковыми отражателями, увеличивающими их заметность. Вместо боеголовок они несли дополнительный отсек полезной нагрузки с пилотажным компьютером и набором датчиков обнаружения радиолокационного, теплового лазерного излучения. Кроме того, в отсеке находился собственный генератор помех, а в хвостовой части ракеты — устройство для выброса дипольных и тепловых пиропатронов. А вместе все это называлось ЛЦ-65М. Ложная цель, повторяющая во всех диапазонах «родной» ракетоносец, да еще к тому же способная маневрировать по заранее заложенной программе, как стратегический ракетоносец.

Многотонный крылатый исполин рвался к цели.

— Командир, рубеж пуска ракет! — доложил штурман-навигатор.

— Понял! — Командир ракетного воздушного корабля сражался с управлением, пытаясь удержать многотонный самолет на боевом курсе. — Второй пилот, меняй стреловидность консолей крыльев и переходи на дозвуковой режим полета!

— Есть! Выполняю. — Летчик потянулся к щитку управления стреловидностью крыла и переключил несколько тумблеров.

Размашистые и изящные консоли крыльев поползли вперед.

Мощный взрыв осколочно-стержневой боеголовки ракеты «воздух-воздух» AIM-120 AMRAAM грохнул у самого среза огромного воздухозаборника. Выпустивший ее на предельную дальность «Раптор» растекся огненной кляксой по небосводу от управляемой ракеты РРВ-ПД русского «Громовержца». Но все же «Орел-могильщик» свое черное дело сделал. Многотонный сверхзвуковой ракетоносец ощутимо тряхнуло — поток стальных стержней и осколков всосало вентилятором первой ступени компрессора гигантского двигателя конструкции Николая Дмитриевича Кузнецова. В реактивном нутре полыхнул еще один взрыв. Мотогондола полыхнула пламенем, окуталась дымом… Взревел и тут же захлебнулся один из четырех могучих двигателей НК-32. Ту-160 затрясся, словно в лихорадке.

Однако русский крылатый гигант, созданный еще в Советском Союзе, продолжал держаться в воздухе. Огромная прочность конструкции, заложенная в процессе проектирования и создания Ту-160, сейчас спасала ему жизнь. Упрямо ревя тремя исправными турбинами, сверхзвуковой ракетоносец пронзал облака.

В кабине стратегического ракетоносца на приборных панелях замигали красные и желтые индикаторы опасности. На многофункциональных экранах зажглись предупреждающие надписи. Стрелки на циферблатах дублирующих приборов метнулись в «красную» зону.

— Командир, правый внешний двигатель поврежден! — доложил штурман-оператор. — Растет температура масла! Короткое замыкание. Черт! Пожар! Пожар правого двигателя!

«Пожар правого двигателя»! «Пожар правого двигателя»! — в унисон человеку отозвался мягким и мелодичным женским голосом бортовой речевой информатор.

Полыхнул перебитый маслопровод, турбина окуталась пламенем, грозя разнести на куски весь самолет. Но автоматически включилась противопожарная система: из специальных патрубков хлынула инертная пена, заливая под большим давлением пламя.

— Система аварийного пожаротушения задействована, — доложил штурман-оператор.

— Понял. Переходим на дозвуковой режим полета, — приказал командир корабля. — Ничего, мужики, хрен они нас теперь перехватят.

Широкие, заломленные назад крылья поползли вперед, меняя сверхзвуковую конфигурацию на дозвуковую.

Самолет ощутимо вело влево, командиру корабля стоило большого труда удерживать тяжело поврежденную машину в воздухе. Вцепившись в ручку управления и работая педалями, он буквально держал многотонный сверхзвуковой стратегический ракетоносец на руках. Командиру изо всех сил помогал второй пилот, тоже «налегая на ручку».

Конечно, в такой ситуации все инструкции требовали одного — немедленно катапультироваться, покинуть находящийся в критическом состоянии самолет. Но летчикам было жаль покидать свой ракетоносец, служивший им верой и правдой. Для четырех человек экипажа это были не просто тонны дюраля, титана и электроники — это было живое существо со своим характером. Да и, кроме того, катапультироваться сейчас — это не выполнить приказ, не нанести удар возмездия! Подвести всех, кто пошел на погибель ради них… Ради этого боевого вылета.

Да и в самом деле: остальные три двигателя тянут? Тянут. И дотянут до самой цели, если будет нужно!

— Экипаж, приготовиться к пуску ракет! Штурман-оператор, открыть люки отсеков вооружения. Провести предстартовую подготовку «изделий»…

Суперсамолет Ту-160 весом двести шестьдесят семь тонн нес в отсеке вооружения двенадцать крылатых ракет Х-55МС с ядерными или, как сейчас, термоядерными боеголовками мощностью по полторы мегатонны. Ракеты весом почти две тонны каждая размещались на шестизарядных барабанах двух пусковых установок МКУ-6-5У.

— Командир, ракеты запустить не удается! — огорошил его штурман-оператор. — Видимо, осколки повредили электропитание, револьверные катапультные установки обесточились.

— Твою м-мать!.. — Значит, все это напрасно… И смерть всех людей: летчиков Су-34 из группы прикрытия, и боевых товарищей экипажей остальных Ту-160, сбитых американскими истребителями и зенитными ракетами… Конечно же, можно было отступить, лечь на обратный курс, катапультироваться, наконец! Но… Ракеты не смогут даже сойти с направляющих авиационных катапультных устройств… Что же делать?.. — Экипаж, слушай мою команду! Будем прорываться непосредственно в район цели.

— Зачем, командир? Будем таранить объект? Но это — без толку… Термоядерные боеголовки крылатых ракет не сдетонируют…

— Сам знаю! Штурман-оператор!

— Я!

— Введи вручную алгоритм пуска и инициации ракет с конечными координатами траектории!

Штурман-оператор на секунду задумался, обдумывая слова командира. А потом вдруг понял и невесело усмехнулся:

— Для этого нужно решить систему уравнений…

— Вот и решай.

— Что ж, не каждому доводится создавать математическую модель собственной героической гибели…

Штурман-оператор прекрасно понял своего командира. Ракеты запуститься с револьверных катапультных устройств не могли. И атомные боеголовки крылатых ракет Х-55СМ тоже не могли «просто так» взорваться. Это вам не зубами кольцо гранаты вырывать — для подрыва «спец. БЧ» необходимо отработать сложную пусковую последовательность. А кроме того, требуется, чтобы в «умных» головках самонаведения ракет совпали координаты цели.

И командир стратегического ракетоносца решил «обмануть» инерциальную систему наведения крылатых вестников Апокалипсиса в количестве двенадцати штук. Он решил выйти не на рубеж пуска, а непосредственно к цели, чтобы известные координаты в «головах» ракет совпали с фактическим местоположением. И тогда произойдет ВЗРЫВ!!! Все двенадцать моноблочных ядерных боеголовок крылатых ракет Х-55СМ инициируются в одно мгновение!

Но для этого нужно было решить систему уравнений, конечными значениями которой и были реальные координаты цели. Получалась и действительно, как сказал штурман, математическая модель героической смерти!

И оба штурмана занялись этой сложной математической задачей, вполне осознавая, что они делают. Второй штурман — он же оператор систем вооружений, достал штурманскую логарифмическую линейку, с которой никогда не расставался.

Подарок деда-летчика, всю войну прошедшего на знаменитой «Пешке» — фронтовом бомбардировщике Пе-2. А ведь «Пешка» была злой машиной — ничего не прощала! Но зато — скоростная и маневренная!

Штурман-оператор быстро черкал в блокноте, самостоятельно готовя расчеты, дублируя работу навигационных компьютеров. Листки блокнота покрывались мелким бисером математических формул, значений и переменных, а в конце — стройное решение подвига. Штурман-навигатор также проделал все расчеты, а потом они сравнили данные.

— Получилось! Командир, у нас задачка-то сошлась с ответом!!! Координаты цели: 62 градуса 23 минуты северной широты и 145 градусов, 0,8 минуты западной долготы! Ну, поджарим задницы америкосам!!!

— Штурман, сколько у нас горючки?

— На форсаже можешь не экономить, командир.

* * *

Стратегический ракетоносец Ту-160 несся уже над целью. Под изящными, более чем пятидесятипятиметровыми крыльями проносились антенные поля и излучатели самого странного и самого страшного оружия на планете Земля — американского геофизического комплекса HAARP.

HAARP — от английского «High Frequency Active Auroral Research Program», что значит: «Программа высокочастотных активных авроральных исследований», официально является научно-исследовательским проектом по изучению полярных сияний.

Проект запущен весной 1997 года в Гаконе, штат Аляска. В его состав входят различные антенны, радар некогерентного излучения с антенной двадцатиметрового диаметра, лазерные локаторы, магнитометрическое оборудование и мощный компьютерный комплекс для обработки сигналов и управления антенным полем.

Питает весь комплекс аппаратуры мощная газовая электростанция и шесть автономных дизель-генераторов. Несмотря на то что официальные источники информации в Военно-научном ведомстве США утверждают, что мощности для глобального воздействия недостаточно, но при реализации некоторых режимов работы HAARP этой энергии вполне достаточно. Кроме того, военные, как всегда, недоговаривали…

Развертыванием комплекса и исследованиями на нем занимается «лаборатория Philips», расположенная на базе ВВС США в Кэртлэнде, в штате Нью-Мексико. Ей подчинены лаборатории астрофизики, геофизики и средств поражения Центра космических технологий военно-воздушных сил США.

Официально комплекс ионосферных исследований HAARP построен для изучения природы ионосферы и развития систем противовоздушной и противоракетной обороны. Предполагается использование HAARP для обнаружения подводных лодок, подземной томографии недр планеты и пробивания ионосферы.

HAARP может быть использован так, чтобы в выбранном районе была полностью нарушена морская и воздушная навигация, блокированы радиосвязь и радиолокация, выведена из строя бортовая электронная аппаратура космических аппаратов, ракет, самолетов и наземных систем. В произвольно очерченном районе может быть прекращено использование всех видов вооружения и техники. Интегральные системы геофизического оружия могут вызвать масштабные аварии в любых электрических сетях, на нефте- и газопроводах.

Энергия излучения HAARP может быть использована для манипулирования погодой в глобальном масштабе, для нанесения ущерба экосистеме или ее полного разрушения.

Именно этот военно-научный комплекс Военного ведомства США стал первоочередной целью для русских стратегических ракетоносцев. К сожалению, только один «Белый лебедь» смог выйти на дистанцию удара. Остальные же или были уничтожены, или вынуждены атаковать крылатыми термоядерными ракетами запасные, второстепенные цели.

* * *

В просторной кабине стратегического ракетоносца русские летчики прощались друг с другом. Они прекрасно понимали друг друга и без слов — все же налетали вместе не одну сотню часов почти что над всей планетой. А вот высказать все, что сейчас на душе, было трудно.

— Прощайте, ребята! Летать с вами было здорово!

— А у меня в этом году Сашка в первый класс пойдет… — вспомнил вдруг первый штурман. Он скосил взгляд в угол приборной панели, где была приклеена фотография его семьи.

— Пойдет, обязательно пойдет! — стиснул зубы командир корабля. До жути не хотелось умирать, так же как и тем ребятам в Великую Отечественную войну… А они направляли свои объятые пламенем самолеты на колонны врага!

И разговор этот… Шел лишь только по инерции. И все, что оставалось четверым бессмертным русским воинам — сосредоточиться на окончательном выполнении боевой задачи.

— Командир, отрабатываю стартовую последовательность, — сообщил штурман-оператор. — Снижение до четырех тысяч метров.

— Выполняю. — Командир экипажа отдал ручку управления стратегическим ракетоносцем от себя.

Громовая краснозвездная птица начала свое последнее пике.

— Координаты цели в боеголовках ракет и наши собственные совмещены! Все.

* * *

Ярчайший, ослепительно-белый свет залил все вокруг. За тысячные доли микросекунды начал формироваться гигантский плазменный шар, через миллионные доли секунды оболочка кипящей высокоплотной плазмы истончилась и лопнула потоками первозданного огня. В разные стороны рванулись плазменные протуберанцы, которые сверхвысокой температурой испепелили все вокруг. Колоссальный термоядерный взрыв породил мощнейшие концентрические ударные волны. На все небо разрослось необъятное грибовидное облако, от которого протянулся к пылающей земле из огненных небес громаднейший смерч.

А на земле разверзся ад, в котором сгорел бы и сам дьявол! Высокотемпературные и высокоплотные ударные волны сдирали землю до материкового ложа! Океан у ближайшего берега кипел, выбрасывая вверх гейзеры перегретого пара! Суммарная детонация дюжины русских термоядерных ракет была выполнена не просто так, а с учетом явления интерференции волн. В этом случае дьявольская, всеобъемлющая сила неуправляемой термоядерной реакции возросла многократно! И не существовало в умах математиков и физиков числового выражения, чтобы ее выразить.

Американский комплекс геофизического оружия распался даже не на атомы — на бозоны и кварки!

Но прежде термоядерный взрыв сгенерировал электромагнитный импульс сверхвысокой частоты. А гигантское антенное поле HAARP сыграло роль гигантского усилителя. И многократно приумноженные в своей разрушительной мощи силы стихии обрушились на Североамериканский материк!

Эпилог

Над полем боя оседали пыль и пепел. Тянулся к небу чадный дым. Стоя на броне русского танка Т-90СК «Владимир», полковник Сергей Перч огляделся, словно заново воспринимая этот мир.

Да, война, вернее, ее активная фаза уже закончилась атомным тараном русских стратегических бомбардировщиков. Американцы запаниковали и запросили перемирия, испугавшись не просто «русской угрозы», а неизвестных им возможностей непостижимых славян!

Но история великой страны вновь сделала крутой поворот, полностью переменив реалии не только сегодняшнего дня, но и будущего.

Какое будущее ждет Россию?

Примечания

1

СПУ — самолетное переговорное устройство.

(обратно)

2

Данные взяты из книги «Спецназ ГРУ — очерки истории. Новейшая история 1999–2010 гг». С. В. Козлов и др. Москва. «Русская панорама». 2010 год.

(обратно)

3

«Московский комсомолец» № 25 635 от 6 мая 2011 г.

(обратно)

4

«Московский комсомолец» № 25 635 от 6 мая 2011 г.

(обратно)

5

ЦБП и ПЛС — Центр боевой подготовки и переучивания летного состава.

(обратно)

6

БПЛА — беспилотный летательный аппарат.

(обратно)

7

ЗУР — зенитная управляемая ракета.

(обратно)

8

Так в бумажной книге, предложение явно не закончено (примеч. оцифровщика).

(обратно)

9

Кодированный сигнал о нападении противника.

(обратно)

10

Данные о дислокации и составе этих подразделений взяты из открытой печати: «Оружие Украины»; Сергей Згурец. «Боевой арсенал 2010».

(обратно)

11

ПМД — постоянное место дислокации.

(обратно)

12

В комнате для оперативных совещаний. На втором этаже.

(обратно)

13

Днепропетровск.

(обратно)

14

ЗРДН — зенитно-ракетный дивизион. Зенитно-ракетная бригада (ЗРБР) состоит из трех-четырех ЗРДН. В каждом дивизионе — четыре пусковые установки с четырьмя (для С-300ВМ — с четырьмя и двумя) транспортно-пусковыми контейнерами ракет.

(обратно)

15

Мах, число Маха — значение, которое показывает, во сколько раз скорость летательного аппарата или снаряда выше скорости звука в воздушной среде при нормальных условиях.

(обратно)

16

Специальным распоряжением Президента Российской Федерации раскрыты пять индексов зенитных ракет, которыми может стрелять зенитно-ракетная система С-400 «Триумф»: 48Н6Е, 48Н6Е2, 48Н6ЕЗ, 9М96Е2, 40Н6Е. Также вся информация о ЗРС С-300 «Фаворит» и ЗРС С-400 «Триумф» взята из открытых источников и неспособна нанести вред обороноспособности страны.

(обратно)

17

«Бородавочник» — жаргонное прозвище штурмовика А-10С «Тандерболт-II» в ВВС и Армии США.

(обратно)

18

Автоматический гранатомет АГС-17 «Пламя».

(обратно)

19

В данном случае имеется в виду лишь определение национальной принадлежности. Кому не нравится — отсылаем всех желающих к соответствующей сцене из художественного фильма «Брат».

(обратно)

20

ТВД — театр военных действий.

(обратно)

21

Данные приводятся по книге: Ю. В. Апальков. Ударные корабли. М… Моркнига, 2008 г.

(обратно)

22

ЗРАК — зенитный ракетно-артиллерийский комплекс.

(обратно)

23

Sily Powietrzne Rzeczypospolitej Polskiej — Воздушные Силы Польской Республики (польск.).

(обратно)

24

ЗАС — засекречивающая аппаратура связи.

(обратно)

25

НУРС — неуправляемый реактивный снаряд.

(обратно)

26

Fishbed — «слой окаменелостей» — натовское обозначение МиГ-21.

(обратно)

27

Американский легкий истребитель завоевания превосходства в воздухе F-16 имеет название Fighting Falcon — «Боевой сокол».

(обратно)

28

ЗАС — засекречивающая аппаратура связи.

(обратно)

29

Данные взяты из открытой печати. Журнал «Авиапарк» № 4, 2008 год.

(обратно)

30

Термин «джи-ай» («GI») означает «собственность правительства США», эти слова и сейчас используются для обозначения солдат США.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1 ВНЕЗАПНЫЙ УДАР
  • Глава 2 «ТУЛЬСКИЕ ПРЯНИКИ»
  • Глава 3 ЗА ДЕРЖАВУ ОБИДНО!
  • Глава 4 НАСТОЯЩИЙ ПОЛКОВНИК
  • Глава 5 ПРИГОВОР ВЫНЕСЕН
  • Глава 6 ПОД ЗАЩИТОЙ «ПАНЦИРЯ»
  • Глава 7 ПРЕВЕНТИВНЫЙ УДАР
  • Глава 8 РАКЕТЫ НАД МОСКВОЙ
  • Глава 9 В ОКОПАХ ПОД РОСТОВОМ…
  • Глава 10 В НЕБЕ — «РУССКИЕ ВИТЯЗИ»!
  • Глава 11 ГРОЗОВАЯ БАЛТИКА
  • Глава 12 ОГНЕВАЯ ПОДДЕРЖКА
  • Глава 13 ПАНИКА И ПРЕДАТЕЛЬСТВО
  • Глава 14 ГРОЗА НАД СЕВЕРНОЙ ПАЛЬМИРОЙ
  • Глава 15 ПОПОЛНЕНИЕ
  • Глава 16 СОВРЕМЕННАЯ ВОЗДУШНАЯ ВОЙНА
  • Глава 17 БЕЗДУШНЫЕ ВОИНЫ АПОКАЛИПСИСА
  • Глава 18 «ГРОМОВЕРЖЦЫ» НАД ФЭРФОРДОМ
  • Глава 19 ЧЕЛОВЕК ПРОТИВ КИБОРГА
  • Глава 20 АТОМНЫЙ ТАРАН
  • Эпилог


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...