загрузка...
Перескочить к меню

История авиации 2003 02 (fb2)

файл не оценён - История авиации 2003 02 4285K, 196с. (скачать fb2) - Журнал «История авиации»

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



История авиации 2003 02

Коллаж на 1-й странице обложка разработан Александрой Булахом.

Дизайн логотипа журнала разработан Сергеем Цветковым.

Уважаемый редактор, может лучше про реактор?

«Ну, что Вы, господин Булах, опять взъелись на Кондратьева? Начали писать про Тараса, вот и пишите о нём и его «писанине», тем более, что это у Вас получается очень даже не плохо. Зачем трогать посторонних, Они-то здесь не причём… Тем более, что и в Вашем издании хватает и соринок, и сучков и даже брёвен…».

Примерно так выглядели ошвы на нашу критическую статью в адрес минского «Харвеста» и его главного редактора. Что касается, г-на Кондратьева, то он со своим «Авиамастером» подвернулся, что называется, под руку, как типичная иллюстрация того факта, что критические статьи наши читатели всё-таки читают.

Что касается соринок, сучков и брёвен, то их наличие в «Истории Авиации» никем из участвующих в выпуске этого издания (в том числе и мною) никогда не отрицалось. Кстати, в ИА № 1/2003 в статье А. Кириндаса «Прародитель "акул" и "аллигаторов"» на с.10, по моей вине (каюсь, заредактировал, стервец!), сообщается, что «Снабжённые сбрасываемым оперением и крыльями «бэтэшки» неплохо взлетали на буксире и вполне приемлемо приземлялись…» На самом деле до полётов танков БТ дело так и не дошло. Их только продули с крыльями и оперением в аэродинамической трубе, с целью понять, как это сооружение будет вести себя в скоростном воздушном потоке.

Вот так на самом деле обстояли дела с танками БТ.

Приношу свои извинения.

И всё же меня невероятно поражает удивительное нежелание оппонентов отстаивать своё собственное мнение, растиражированное в тысячах экземплярах. Почему между собой мы можем обсуждать любую проблему из истории авиации, а вынести это обсуждение на страницы наших изданий считается склочничеством? Почему спокойно обсуждать политические, экономические, социальные и даже военные проблемы современности многотиражные издания могут, а наши, специализирующиеся фактически на одной-единственной теме — истории авиации — нет?.. Почему, когда указываешь людям на очевидные недостатки, они воспринимают критику как личное оскорбление или в лучшем случае отделываются отговорками типа «так написали поляки»?.. Почему не поговорить на своих страницах хотя бы о причинах побудивших этих самых «поляков» трактовать те или иные события именно этим образом, а не иным?., Почему у одних изданий хватает мужества признавать свои ошибки, а у других нет?., Может быть, они являются выходцами из другого мира?.. Или существуют в другой среде, а в этой только продают продукты своей жизнедеятельности?..

Конечно, очень легко списывать всё на спешку с подготовкой очередного номера. «Ты себе не представляешь…

У нас теперь настоящий конвейер… Мы не успеваем…»

Прямо ах-ах, держите меня четверо, а то не дай бог упаду, и тогда вы все об этом горько пожалеете…

Спрашивается: а кто толкал Кондратьева на увеличение количества номеров, Сам же пришёл к Перевозчикову и прикинулся орлом, Ну, туг всё понятно. Александр Николаевич человек прижимистый, постепенно срезал и гонорары, и зарплату редколлегии. В конце концов, нельзя же сравнивать по информационной ёмкости «Авиамастер» образца 1998-го и 2004- го, Вот и пришлось увеличивать количество номеров, чтобы объём пустоты в карманах не доходил до опасного уровня, после которого начинает пустеть уже в желудке, С другой стороны, неужели Кондратьев не понимал, что с увеличением количества ежегодно выходящих номеров качество информации в них упадёт пропорционально? Будучи выпускающим редактором «со стажем» он это вполне понимал, причём, ещё в те времена, когда работал в «Крыльях Родины». Отсюда вывод: значит он пошёл на увеличение периодичности сознательно, а в его положении на это можно было решиться только из-за нехватки денег.

В общем, повторяется история образца 1998–1999 годов, когда Перевозчиков под предлогом дефолта начал резать редакторские зарплаты и авторские гонорары. Правда теперь эта процедура выглядит куда более обоснованной. Напоследок информация к размышлению для авторов: исходя из объявленного объёма тиража «Авиамастера» (5000 экз.), гонорары в нём должны быть минимум втрое выше чем в «Истории Авиации» (1600 экз.), однако этого почему-то не наблюдается, Впрочем, почему, понятно и так…

Ваш Александр Булах.

P.S. Московский клуб стендового моделизма снова открылся и теперь он проводит свои заседания в Творческом Центре «Москворечье» по адресу Каширское шоссе, дом 52.

Время работы: по понедельникам с 17:00 до 20:00.

Проезд от ст. метро Каширская (выход из первого вагона) на любом транспорте (кроме автобуса № 742).

Ехать в направлении от центра две остановки.


РЕТРОСПЕКТИВА

Коммерческая авиация. Борьба за рынок идей

Немецкий феномен или о пользе металлического самолетостроения

канд. тех. наук подполковник авиации Сергей Корж

Продолжение, начало в ИА № 2/2002 — 1/200З.


Несмотря на тяжелый экономический кризис, разразившийся в послевоенной Германии, и жесткие ограничения со стороны Антанты, немецкая коммерческая авиация в первой половине 20-х годов не только успешно развивалась сама, но и оказывала существенное влияние на формирование и развитие коммерческого авиатранспорта в мире. Одну из ведущих ролей в этом сыграла фирма «Юнкерс Флюгцойгверк» (зарегистрирована 24 апреля 1919 г., далее по тексту «Юнкерс»), которая не только первой начала в массовом порядке выпускать цельнометаллические пассажирские самолеты «Юнкерс» F.13, но и приняла деятельное участие в образовании целого ряда авиакомпаний в Германии и в других странах, а также в значительной степени способствовала развитию сети внутренних и международных коммерческих авиалиний.

Ошеломляющий успех «Юнкерс» F.13 был обусловлен заложенными в его конструкцию передовыми идеями и традиционным немецким качеством, обеспечившими высокую надежность и прочность самолета, относительно низкие эксплуатационные расходы и неприхотливость в обслуживании при достаточно высоком для того времени уровне комфорта для пассажиров. Однако, несмотря на то, что F.13 содержали в себе целый ряд основных признаков будущих коммерческих авиалайнеров (цельнометаллическая конструкция, чистые аэродинамические формы, свободнонесущее монопланное крыло и оперение, комфортабельная закрытая пассажирская кабина и др.), перспективы сбыта этих самолетов поначалу не казались обнадеживающими. Неопределенность будущего «Юнкерс» F.13, с одной стороны, обуславливалась насыщением коммерческого авиарынка к моменту их появления относительно дешевыми переходными пассажирскими машинами, созданными большей частью путем переоборудования имевшихся в избытке военных образцов (см. ИА № 5/2002). С другой стороны, Германия в начале 20-х постоянно находилась под тяжелым «прессом» ограничительных условий Версальского договора, что существенно затрудняло организацию массового производства новых самолетов на отечественных предприятиях, а также реализацию готовой продукции, которая постоянно находилась под угрозой конфискации.

В этих условиях самолет спас крупный контракт на поставку более двух десятков экземпляров F.13 в Соединенные Штаты Америки — в страну, которая ещё при выработке санкций к Германии заняла особую, более мягкую позицию 1*, надеясь, в том числе, использовать и богатый опыт, накопленный немецкой авиаиндустрией. Контракт с американской стороны был подписан Джоном Ларсеном, учредившим компанию «Юнкерс-Ларсен Эйркрафт Корпорейшн», с намерением в дальнейшем организовать лицензионный выпуск этих самолетов под обозначением JL.6 (Junkers-Larsen 6). Уже в 1919 г. в США был поставлен первый F.13, а в 1920 г. — еще 23 машины, что, собственно говоря, и позволило «Юнкерс» встать на ноги и развернуть широкомасштабное производство самолетов этого типа. Несмотря на то, что их выпуск в США так и не был налажен, 26 поставленных из Германии самолетов эксплуатировались под обозначением JL.6 2* армией, флотом, Министерством почт, а также коммерческими компаниями и частными лицами. Вслед за американским заказом последовали заказы и из других стран. Однако, после того, как Комиссия по контролю за разоружением Германии конфисковала партию самолетов, следовавших на корабле из Гамбурга в США, и распределила их между Францией, Бельгией, Англией, Японией и теми же США, программа выпуска F.13 вновь оказалась под угрозой. Наконец, в 1922 г. Комиссия Антанты приняла решение считать «Юнкерс» F.13 чисто гражданскими самолетами. После этого темпы их выпуска значительно возросли, и они стали открыто эксплуатироваться авиакомпаниями Германии, официально получившими 94 самолета этого типа. На деле эта цифра могла быть значительно больше, так как часть самолетов до и после 1922 г. оформлялась на подставные авиакомпании в других странах. Любопытно, что второе место по количеству полученных «Юнкерс» F.13 занял Советский Союз, куда по немецким данным было продано 49 самолетов этого типа (по данным В.Б.Шаврова 20–25). Однако точное количество «Юнкерс» F.13. выпущенных в период с 1919 по 1932 гг. (официально производство было прекращено в 1930 г., но затем выпустили еще небольшую партию машин), до сих пор является предметом споров. Собственно говоря, путаница была инициирована самой «Юнкерс» с тем, чтобы скрыть реальные масштабы производства и поставок. С этой целью серийное производство самолетов помимо Дессау осуществлялось на фабриках в Ревеле (ныне Таллинн) и в «вольном» городе Данциге (ныне польский Гданьск).

1* США так и не ратифицировали Версальский мирный договор, и в 1921 г. заключили с Германией собственный договор без участия Лиги Наций.

2* Сохранение обозначения JL 6 для американских «Юнкерс» F. 13 могло иметь своей целью и введение в заблуждение Комиссии по разоружению Германии, так как оно расшифровывалось и как John-Larsen.6.


Американские «Юнкерсы» F.13 имели обозначения JL.6 (Junkers-Larsen 6). Изображенный на снимке самолет принадлежит авиации ВМС США.


Не способствовали наведению порядка в отчетности и перманентные конфискации готовых самолетов и комплектующих, а также задержки с покупкой и регистрацией выпущенных самолетов, которые вынуждены были долгое время находится на хранении. В результате общее количество построенных машин разнится даже в официальных документах «Юнкерс». Наиболее часто встречается цифра 322, однако фигурируют и 314, и 318, и 328. Кроме того, помимо самой «Юнкерс», два F.13 были выпущены в Италии, и еще пять, по свидетельству Шаврова, — в СССР. Тем не менее, в любом случае, независимо от точной цифры, подобные объемы выпуска коммерческого самолета являются неординарным достижением для времени, когда подавляющее большинство других подобных машин выпускались либо в штучном исполнении, либо в нескольких десятках экземпляров. Успех F.13 в этом плане был достигнут не только за счет высоких летных и эксплуатационных качеств машины, но и, в немалой степени, за счет осуществляемой «Юнкерс» гибкой системы продаж и аренды, корректируемой в зависимости от возможностей и интересов конкретного заказчика.

Ранние серийные F.13 внешне отличались от прототипов (см. ИА № 5/2002) крылом несколько большего размаха (14,85 м против 14,47 м) и площади (38,7 м² против 38,2 м²) и в основном оснащались 180-сильными двигателями BMW.III, либо 185-сильными BMW.IIIa, хотя на часть машин ставились и 160/170-сильные «Мерседесы» D.IIIa. Вместимость пассажирской кабина осталась неизменной — четыре человека. Пятый пассажир мог дополнительно размещаться в открытой кабине рядом с пилотом.

Вероятно уже с 1920 г. начали выпускаться самолеты с крылом еще большего размаха (17,75 м) и площади (44 м²), а также с увеличенными треугольными килями (на ранних самолетах киль имел излом по передней кромке). Эти самолеты получили обозначение F.13a.

В следующей модификации F.13b, появившейся в 1924 г., был реализован целый ряд усилений конструкции, позволяющих оснащать самолеты различными вариантами более мощных двигателей: вариант «а» — «Юнкерс» L.2 мощностью 200/230/265 л.с.; вариант «е» — «Юнкерс» L.5 мощностью 280/310 л.с.; вариант «i» — BMW.IV мощностью 220/250/300/320 л.с. Обозначение варианта вводилось вторым индексом к обозначению модификации, в результате чего самолеты получали обозначения F.13ba, F.13be и F.13bi соответственно. Кроме того, начиная с варианта «Ье» (введен в эксплуатацию в 1926 г.), «Юнкерс» F.13 стали оснащаться стабилизаторами увеличенного размаха, рулями направления и высоты с роговой аэродинамической компенсацией, трапециевидными килями, а также спрямленными элеронами.

Модификации F.13c, F.13d и F.13f не несли «революционных» отличий от F.13b и также оснащались перечисленными выше двигателями. Только вариант F.13fe с двигателями «Юнкерс» L.5 имел увеличенную взлетную массу. Дополнительно в вариантах F.13co и F.13fo было предусмотрено оснащение двигателями BMW.Va мощностью 360 л.с., а для F.13fy и F.13fa — «Армстронг-Сиддли» «Пума» мощностью 230 л.с. и «Ягуар» мощностью 440 л.с. соответственно. По другим данным, самолеты варианта F.13fa оснащались звездообразными двигателями «Бристоль-Юпитер» VI мощностью 430/480 л.с. Хотя, вероятнее всего, такими двигателями были оснащены лишь считанное количество самолётов.


Британский «Юнкерс» F13ke выпуска 1930 г. с закрытой кабиной экипажа и двигателем «Юнкерс» L.5.


Один из ранних «Юнкерс» F13 выпуска 1920 г., но с доработанным трапециевидным килем, установленным в 1926 г.


У самолетов следующей модификации F.13g, появившихся в 1927 г. (по другим данным в 1928 г.), фюзеляж был незначительно удлинен, изменен профиль задней части крыла, а взлетная масса доведена до 2300 кг. Кроме того, они, скорее всего, оснащались только двигателями «Юнкерс» L.5, поэтому все имели обозначения F.13ge.

Последними модификациями самолетов этого типа стали F.13h и F.13k с новым крылом увеличенной площади. В отличие от F.13h самолеты модификации F.13k имели более обтекаемые основные опоры шасси, а в варианте F.13ku оснащались 450- сильными американскими двигателями «Пратт-Уитни» «Уосп». Кроме того, на самолетах последних выпусков за пассажирской кабиной было предусмотрено багажное отделение, доступ в которое осуществлялся через дверь или люк в левом борту, а часть машин, к тому же, была оснащена полностью закрытой кабиной пилотов.

Одним из конструктивных усовершенствований, внедренных «Юнкерс» в процессе производства F.13, но не нашедших отражение в обозначении модификаций и вариантов, стала замена двухлопастных деревянных пропеллеров металлическими (по разным данным начали устанавливаться в период с 1920 г. по 1922 г.). Для повышения эксплуатационной гибкости и привлекательности F.13 фирма с самого начала их серийного производства предусмотрела возможность использования самолетов с различными типами шасси: колесным, лыжным и поплавковым. При этом колесные самолеты получали дополнительные обозначения F.13L (Landfluazeug), лыжные — F.13S (Schneeflugzeug), а поплавковые — F.13W (Wasserflugzeug). Поплавковое шасси дорабатывалось и увеличивалось в размерах для самолетов модификаций F.13f, F.13g и F.13k, что приводило к увеличению и общей длины самолета.

Такое большое количество модификаций, вариантов, подвариантов (по разным оценкам 60–70) и просто усовершенствований F.13 явилось следствием стремления «Юнкерс» наиболее полно удовлетворить подчас противоречивым требованиям различных заказчиков. Этому, в свою очередь, способствовало обеспечение широких модернизационных возможностей базовой конструкции самолета, позволившей, в частности, поднять мощность устанавливаемых двигателей со 160 до 480 л.с., то есть в три раза — случай неординарный в практике коммерческой авиации. В результате постоянного поиска наиболее удачными были признаны варианты самолета с двигателями «Юнкерс» L.5, под которые впоследствии переоснастили значительную часть ранее выпущенных машин.

Однако, в процессе эксплуатации не только менялись двигатели, но и планер, системы самолетов дорабатывались по более поздним стандартам, хотя не всегда эти доработки приводили к повышению надежности конструкции самолета. В частности, 21 июля 1930 г. в графстве Кент (Англия) в плохую погоду потерпел катастрофу F.13ge (per. G-AAZK) авиакомпании «Вэлкот Эйрлайнз», унесший жизни двух членов экипажа и четырех пассажиров. Расследование причин этой катастрофы показало, что в сильной турбулентности у самолета разрушился правый стабилизатор, затем последовательно хвостовая часть фюзеляжа, правое крыло и кабина. Катастрофа произошла несмотря на то, что на этом самолете был реализован комплекс мероприятий по усилению стабилизатора подкосами и оснащению его рулями высоты с роговой компенсацией, в то время как с ранними машинами, оснащенными консольными стабилизаторами и рулями без компенсации, подобных происшествий отмечено не было. Тем не менее, в своем большинстве «Юнкерс» F.13 применялись долго и успешно. При этом подавляющее большинство самолетов эксплуатировалось в Германии и в странах, в образовании авиакомпаний которых «Юнкерс» принимала непосредственное участие.

Первая авиакомпания «Ллойд Остфлюг» была образована «Юнкерс» еще 7 ноября 1920 г. на паях с еще несколькими фирмами. Эта авиакомпания была зарегистрирована как общество с ограниченной ответственностью и предназначалась для обслуживания чрезвычайно важной в политическом смысле восточной трассы Берлин-Данциг-Кё- нигсберг, на которой с 15 марта 1921 г. (по другим данным с 1 апреля) начали применяться «Юнкерс» F.13. Незадолго до этого, 26 февраля 1921 г., не без помощи «Юнкерс» учреждается авиакомпания «Данцигер Люфтпост», которая постепенно укомплектовывается F.13 и вскоре полностью берет на себя почтово-пассажирское обслуживание на этой линии. После этого Гуго Юнкерс по соглашению с другими пайщиками выводит свои капиталы из «Ллойд Остфлюг» и в декабре 1921 г. организует авиатранспортное подразделение своей производственной фирмы под названием «Юнкерс Флюцойгверк Абтайлунг Люфтферкер» (далее по тексту «Юнкерс-Люфтферкер»), 6 мая 1922 г. «Юнкерс-Люфтферкер» совместно с «Данцигер Люфтпост» открыли эксплуатацию F.13 на линии Берлин- Штеттин 3* — Данциг-Кёнигсберг-Ковно 4* — Рига, начав мирную экспансию в Прибалтику. В июле 1922 г. Гуго Юнкерс подписал контракт с «Данцигер Люфтпост» и двумя польскими нефтяными компаниями по участию в образовании первой польской авиакомпании «Аэро Ллойд». По этому контракту «Юнкерс» бесплатно поставила «Аэро Ллойд» самолеты F.13, двигатели и запчасти, «Данцигер Люфтпост» — средства обслуживания, ангары и летно-технический персонал, а нефтяные компании, соответственно, — топливо 5*.

В 1923 г. по инициативе Гуго Юнкерса создаются два объединения авиакомпаний (пулы), имевшие своей целью обеспечение наиболее благоприятных условий освоения авиамаршрутов к северо-востоку и к югу от Германии. В первое объединение «Остер-Европа Юнион» («Восточноевропейский союз») помимо «Юнкерс-Люфтферкер» вошли авиакомпании «Данцигер Люфтпост», латвийская «Латлэндишен Люфтферкерс» и эстонская «Аэронаут». С 7 марта 1923 г. «Остер-Европа» начала эксплуатацию F.13 на линии Берлин-Данциг-Кёнигсберг-Мемель 6* — Рига-Ревель, которая затем была продлена до Гельсингфорса (шведское название Хельсинки). В декабре 1923 г. с участием капиталов «Юнкерс» была образована финская авиакомпания «Аэро O.Y.», которая вскоре также присоединилась к «Остер- Европе». Последняя в 1924 г. была переименована в «Норд-Европ Юнион» («Североевропейский союз»).

14 мая 1923 г. «Юнкерс» F.13 «вышли» на регулярные авиамаршруты Мюнхен-Цюрих-Женева и Мюнхен-Вена, а 16 июня — Вена-Будапешт, что положило начало формированию нового объединение авиакомпаний «Транс-Европа Юнион», оформившегося в октябре этого же года. В его состав вошли авиакомпании «Юнкерс-Люфтферкер», швейцарская «Ад Астра Аэро» (см. ИА № 6/2002), венгерская «Унгарише Аэро Экспресс» (образована в 1922 г.) и австрийская OLAG (Osterreichischen Luftverkehrs A.G., 1923 г.). Впоследствии в это объединение было включено и еще несколько немецких авиакомпаний.

Вскоре после начала освоения авиамаршрутов будущей «Транс-Европы», 22 мая 1923 г., «Юнкерс-Люфтферкер» наладила регулярные авиаперевозки по трассе Мюнхен-Нюренберг-Лейпциг-Дессау-Берлин, тем самым связав южные и северо-восточные маршруты в единую сеть.

3* Ныне Щецин.

4* Ныне Каунас.

5* Чем не пример для ныне бедствующей российской коммерческой авиации, которая не развивается во многом из-за того, что, при отсутствии четких лизинговых соглашений, авиакомпаниям нечем платить за новые самолеты, а авиапроизводители хотят получать за них сразу все и много (особенность национального бизнеса). Нефтяные же компании и их боссов больше интересует не участие в развитии отечественной коммерческой авиации, а покупка зарубежных футбольных клубов.

6* Ныне Клайпеда.


«Эх, прокачу!» — «Юнкерс» F.13 с «вспомогательной силовой установкой» мощностью в две лошадиные силы.


Польский F 13 авиакомпании «Аэролот» (бывшая «Аэро Ллойд»).


F.13, принадлежащий финской авиакомпании «Аэро O.Y.».


Еще один британский «Юнкерс», предположительно F13ge выпуска 1929 г., с закрытой кабиной экипажа, но с остеклением несколько иной формы, чем на снимке, представленном на с. З.


Авария F.13 одной из прибалтийских авиакомпаний в Гельсингфорсе (Хельсинки) 10 марта 1926 г.


Советский «Юнкерс» F.13 авиатранспортного предприятия «Добролет» (per. R-RECI), открывший почтовую линию Москва-Харьков.



Верхний снимок изящные «Юнкерс» К.16 не получили широкого распространения из-за малой пассажировместимости, но, тем не менее, оказали определенное влияние на течение авиационной конструкторской мысли как в самой Германии, так и за ее пределами.

Машина, получившая собственное имя «Буревесник» (per. D-654).


Многоцелевые А.20 в коммерческой авиации использовались в основном для перевозок почты и грузов.


Загрузка газетами F.13 авиакомпании «Юнкерс-Люфтферкер» (per. D-230), получивший собственное имя «Удод». Надо заметить, что ранние коммерческие машины «Юнкерс», эксплуатировавшиеся в Германии, имели «птичьи» имена. Это как раз тот самый самолет, который за хвост буксировали лошадиной упряжкой.


К середине 1924 г. деятельность «Юнкерс- Люфтферкер» стала настолько многообразной, что Гуго Юнкерс принял решение создать на ее базе самостоятельную акционерную авиакомпанию «Юнкерс Люфтферкер A.G.» (далее по тексту «Юнкерс Люфтферкер»), которая была учреждена 13 августа того же года и стала впоследствии самым крупным эксплуатантом F.13 (около 60 машин). Вслед за этим под эгидой «Остер/Норд-Европы» завершилось формирование кругового авиамаршрута Берлин-Данциг- Кёнигсберг-Рига-Ревель-Гельсинфорс-Карлскруна-Варнемюде-Берлин, охватывающего большинство стран северо-восточной Европы.

В 1925 г. формируется еще одно объединение авиакомпаний «Скандинавишен Юнион», ведущую роль в которой играет образованная в мае 1924 г. шведская авиакомпания «Акти Болагет Аэротганспорт» («А.В. Аэротранспорт»), около 80 % акций которой принадлежали «Юнкерс». В это объединение также вошли финская авиакомпания «Аэро O.Y.», норвежская «Аэротранспорт A.S.» и датская «Данек Люфтранспорт А.В.».

И, наконец, вполне логичным шагом стало состоявшееся 7 мая 1925 г. объединение «Норд-Европы Юнион», «Транс-Европы Юнион» и «Скандинавишен Юнион» (без «Аэротранспорт A.S.») в единый пул «Европа Юнион», включивший 16 авиакомпаний из Германии, Данцига, Эстонии, Латвии, Финляндии, Швеции, Дании, Швейцарии, Австрии и Венгрии. В итоге созидательной деятельности «Юнкерс» была образована одна из крупнейших в то время сетей авиалиний, составлявшая чуть меньше 40 % протяженности всех европейских авиамаршрутов. Не удивительно, что основными самолетами, обслуживающими эти маршруты, являлись «Юнкерс» F.13.

Кроме того, самолеты этого типа в значительной степени способствовали развитию коммерческой авиации и в Южной Америке, где их основным эксплуатантом являлась колумбийская авиакомпания SCADTA (Societad Colombo-Alemana de Transportes Aereos), образованная при финансовом участии все той же «Юнкерс» в 1919 г. Именно на чрезвычайно сложных маршрутах, связывающих разделенные многими километрами джунглей и водной поверхности поселения Колумбии, «Юнкерс» F.13 понесли наиболее высокие в процентном отношении потери. Так, получив из Германии 17 новых машин, SCADTA в период с 1923 г. по 1937 г. потеряла в авариях и катастрофах, по меньшей мере, 14 самолетов. Справедливости ради следует сказать, что эта авиакомпания имела в своем распоряжении и какое-то количество «секонд-хендовских» F.13.


Вот так мог выглядеть в полёте на фоне грозовых туч двухфюзеляжный гидрплан разрабатывавшийся в рамках «Проекта 11», который хотя и не вышел из стадии предварительной разработки, но всё же успел получить собственное имя «Юнкериссиме».


…а так бы смотрелся на зимнем аэродроме «Проект 12» «Райзенэнте».



Таб. 1. Основные характеристики первых коммерческих самолётов фирмы «Юнкерс».
Модификация F.13 F.13a F.13ba F.13be K.16 A.20 A.35
Год создания 1919 1920 1924 1926 1921 1923 1926
Габариты, м
размах крыла 14,82 17,75 17,75 17,75 12,80 15,27 15,94
длина 9,59 9,59 9,59* 9,59* 8,0 8,3 8,22
Массы, кг
пустого 1050 1160 1190 1200 535 940 1030
макс. взлётная 1770 1815 1850 2100 850 1500 1600
Двигатель:
марка BMW.IIIa BMW.IIIa «Юнкерс» L.2 «Юнкерс» L.5 «Сименс» Sh.4 «Мерседес» D-IIIa «Юнкерс» L.5
кол-во х мощность 1 х 185 1 х 185 1 x 200 1 x 310 1 x 64 1 x 160 1 x 310
Количество пасс, мест 45 45 45 4-5 2 1 1
Скорость, км/ч
максимальная 180 173 178 200 150 170 206
крейсерская 140 140 140 160 120 150 170
Потолок, м 4020 4300 4000 5000 2500 3500 6300
Дальность полёта, км 740 725 850 950 - - -
* В исторической литературе встречаются и другие значения длины модификации F.13b: 10,1 м, 10,3 м и 10,5 м. Первая цифра, возможно, соответствует длине самолётов, оснащённых трапецевидным килем увеличенной площади, а, две другие — длине поплавковых вариантов F. 13Ь или более поздних колёсных вариантов этой модификации самолёта.

Всего же в мире за тот же период разбилось не менее 40 самолетов этого типа. Последние «Юнкерс» F.13 были сняты с эксплуатации в Бразилии, где они применялись до 1948 г. К настоящему времени в музеях сохранились четыре F.13. Один из них представляет собой редкий гибрид, оснащенный «маленьким» килем как у самолетов модификации F.13 и «большим» крылом — как у F.13a. Более того, этот самолет, в свое время эксплуатировавшийся по лизингу швейцарской «Ад Астро Аэро», имел две регистрации СН59 — на фюзеляже и СНбб — на крыле, которые до этого принадлежали двум разным самолетам этой авиакомпании. Впоследствии СН59/66 попал в Венгрию и в настоящее время сохраняется в Национальном музее транспорта в Будапеште (см. фото в НА № 5/2002).

Передовые технические решения, заложенные в конструкцию «Юнкерс» F.13, позволили этой машине стать родоначальницей целого семейства наиболее успешных коммерческих самолетов фирмы «Юнкерс», таких как G.23/G.24, W.33/34 и легендарных Ju52, о которых будет рассказано ниже. Однако база для этих самолетов создавалась в период 1920–1924 гг. и при разработке проектов перспективных пассажирских машин, по понятным причинам так и не получивших своей реализации. К числу этих проектов можно отнести следующие.

«Проект 9» — трехмоторный самолет R.4 с размахом крыла 38 м и длиной 24 м, предназначенный для перевозки 24 пассажиров.

«Проект 10» — самолет JG.1 с четырьмя двигателями мощностью по 260 л.с., размахом крыла 36 м и массой конструкции 9 т. Несмотря на предписание контролеров Антанты о прекращении работ по этому самолету, «Юнкерс» все-таки изготовила крыло и два фюзеляжа JG.1, которые сохранялись аж до 1945 г., когда были уничтожены в ходе налета союзной авиации.

«Проект 11» — двухфюзеляжный самолет/гидросамолет «Юнкериссиме» с четырьмя двигателями мощностью по 1500–1800 л.с., размахом крыла 62,8 м и длиной 33,2 м, предназначенный для перевозки 60–64 пассажиров на дальность 1350 км со скоростью 200 км/ч.

«Проект 12» — четырехмоторный двухфюзеляжный гидросамолет J.1000 «Райзенэнте» с массой конструкции 14 т, взлетной массой 36 т, размахом крыла 80 м и длиной 24 м, предназначенный для перевозки 100 пассажиров при 10 членах экипажа — фактически представлял собой попытку практической реализации патента Юнкерса 1910 г.

На деле же, кроме F.13 в первой половине 20-х гг. «Юнкерс» серийно строила для использования в коммерческих целях лишь еще несколько типов легких одномоторных самолетов. Так, в 1921 г. в Голландии был построен и затем выпущен в небольшом количестве (по-видимому, не более 10 экземпляров) одномоторный высокоплан «Юнкерс» К.16, имевший двухместную пассажирскую кабину. Серийные самолеты оснащались различными двигателями, мощностью от 55 до 130 л.с., в том числе 100- сильным «Бристоль» «Люцифер». В 1923 г. появился подобный по схеме F.13 двухместный многоцелевой А.20, напоминающий истребители Юнкерса времен Первой Мировой войны. В коммерческой авиации эти самолеты, их модернизации А.25 и модификации А.35, использовались в основном для перевозок почты и грузов.

Для расширения возможностей по производству и сбыту своих самолетов Гуго Юнкерс в 1923 г. инициировал образование дочерних авиафирм в Швеции («Флаиндустри»), Испании (AMJ) и СССР («Юнкерс Фили») и завершил формирование моторостроительного подразделения «Юнкерс Моторенбау».

Еще более прогрессивный, чем «Юнкерс» F.13, самолет был построен в сентябре 1920 г. фирмой «Цеппелин-Штаакен», созданной усилиями легендарного графа Цеппелина и ранее выпускавшей тяжелые многомоторные бомбардировщики серии «R», которые являлись самыми крупными самолетами, принимавшими участие в боевых действиях Первой Мировой войны (у наиболее распространенных R.VI размах крыла 42,2 м, длина 22,2 м, взлетная масса до 13 000 кг). Творцом этого самолета, получившего обозначение Е.4/20, являлся талантливый немецкий конструктор Адольф Рорбах, начавший создавать его в мае 1919 г. на базе концептуальных проработок по так и нереализованным новым версиям бомбардировщиков серии «R». Е.4/20 проектировался для эксплуатации на линии Берлин — Фридрихсхавен, освоенной в 1919 г. дирижаблем LZ-120 «Бодензее» (см. ПА № 5/2002), и представлял собой цельнометаллический свободнонесущий высокоплан. Главной особенностью этого самолета являлось крыло, имевшее гладкую работающую обшивку, воспринимающую значительную часть аэродинамической нагрузки. Основная часть крыла состояла из коробчатых силовых элементов и по сути представляла собой прообраз моноблочного крыла. Своим нововведением Рорбах открыл путь существенно более эффективным конструкциям с увеличенной удельной нагрузкой на крыло, обеспечивающей требуемые несущие свойства при значительно меньших площади, массе и аэродинамическом сопротивлении. Просторный прямоугольный фюзеляж самолета также имел гладкую обшивку и, в зависимости от компоновки, позволял размещать 12–18 пассажиров в полностью закрытой кабине. Сверху располагалась первоначально открытая кабина пилотов, которая впоследствии была закрыта каплеобразным обтекателем. Ещё одним новшеством явилось применение Рорбахом зализов крыла, значительно уменьшавших вредную интерференцию между крылом и фюзеляжем. Е.4/20 оснащался четырьмя 245/260-сильными двигателями «Майбах» Mb.IVa (подобные двигатели устанавливались и на дирижабле «Бодензее»), которые в ходе испытаний позволили 8,5-тонному самолету достичь скорости 225 км/ч — уровня, который станет доступным для подобных машин только к концу 20-х гг.

Несмотря на то, что 28 декабря 1920 г. Е.4/20 при выполнении аварийной посадки после отказа двигателя едва не потерпел катастрофу, погибнуть этому уникальному самолету было суждено по-другому. Также, как и целый ряд других передовых немецких разработок в области воздухоплавания и авиации конца второго — начала третьего десятилетия XX века, Е.4/20 был «приговорен» контролерами Антанты к уничтожению и прекратил свое существование в ноябре 1922 г., что значительно замедлило развитие не только коммерческой, но и авиации вообще. По сути же, акция по отношению к Е.4/20 представляла собой один из первых примеров неджентльменской борьбы с потенциальными конкурентами на коммерческом авиарынке.

Что касается Адольфа Рорбаха, то он, основав в июле 1922 г. собственную авиафирму «Рорбах Металл Флюгцойгбау» и убедившись в невозможности создания больших самолетов на родине, разработку новых машин продолжил уже за границей на базе дочернего подразделения его фирмы «Рорбах Металл-Аэроплан А/S», расположенного в Копенгагене (Дания). В то же время в самой Германии попытки реализовать передовые идеи Рорбаха в самолетостроении предпринимал еще один выходец из империи Цеппелина, Клодьес Дорнье.


Глядя на совершенные формы Е.4/20, даже не верится, что этот самолёт был построен вскоре после окончания Первой Мировой войны. Будучи поистине «гостем из будущего», он, по понятным причинам, не вписался в реалии. А жаль…


Свою профессиональную деятельность Дорнье начал на «Люфтшиффбау Цеппелин» в 1910 г. Любопытно, что одной из первых его самостоятельных работ стало руководство проектированием в 1913 г. дирижабля для осуществления трансатлантических перевозок. В ходе Первой Мировой войны Дорнье возглавлял отделение фирмы Цеппелина «Цеппелин-Верке Линдау» (там же первоначально работал и Рорбах), которое в период 1915–1918 гг. разработало и довело до стадии испытаний несколько близких «Цеппелин- Штаакенам» по размерам летающих лодок, построенных с широким использованием металла. Последняя из них, четырехмоторная Rs.IV (размах крыла 37 м, длина 22,§ м, взлетная масса 10.500 кг), впервые оснащенная так называемыми «жабрами», поднялась в воздух 12 октября 1918 г. и после капитуляции Германии была переделана в 20-местный пассажирский самолет. Тем не менее, Комиссия по контролю за разоружением Германии сочла его потенциально опасным и вынудила уничтожить. 31 июля 1919 г. в воздух поднялась цельнометаллическая летающая лодка Дорнье Gs.I, имевшая закрытую кабину на четыре-шесть пассажиров. Однако, ввиду того, что «Люфтшиффбау Цеппелин» и ее отделения являлись первоочередными объектами контроля со стороны Антанты, участь Gs.I также была предрешена — в апреле 1920 г. она была затоплена в Кильской бухте. По этой же причине не был реализован и следующий проект Дорнье, Gs.II.

После войны Дорнье перевел производственную базу из Линдау в Манзелль, где зарегистрировал собственную фирму «Дорнье Металльбаутен», в названии которой отражалась строгая приверженность ее главы металлическому самолетостроению. Там им была построена довольно необычная внешне одномоторная цельнометаллическая пассажирская летающая лодка Do Cs II «Дельфин», опытный образец которой впервые поднялся в воздух 24 ноября 1920 г. Корпус лодки имел монококовую конструкцию с гладкой обшивкой. Однако в конструкцию крыла Доронье не решился полностью внести революционные изменения, поэтому его обшивка, по сути являясь гладкой, имела достаточно частые ребра жесткости, а само крыло было подкреплено двумя подкосами. Позднее «Дельфины» получили обозначение Do.L, а их первые серийные модификации L.1 и L.la («Дельфин I» и «Дельфин 1а») оснащались двигателями BMW.IIIa и III, имели закрытую кабину на пять-шесть пассажиров и расположенную сверху нее за двигателем открытую кабину пилота. Самолеты модификации L.2 («Дельфин II», первый полет выполнен 15 февраля 1924 г.) оснащались 250/300-сильными вариантами двигателей BMW.IV, либо 260- сильными «Фалконами III» британской фирмы «Роллс-Ройс», a L.3 («Дельфин III», первый полет — 30 марта 1928 г.) — BMW.VI мощностью 450/600 л.с. При этом L.2 и L.3 имели закрытые двухместные кабины пилотов, расположенные уже впереди пассажирских кабин, и могли перевозить шесть-семь и 10–12 пассажиров соответственно.


«Комета II» «Дойче Люфт Рэдэрай» над берлинским аэропортом Темпельхольф. Борт D 223 стал первым самолётом, выполнивший посадку в Англии после окончания Первой Мировой войны.


На фото справа: последняя летающая лодка Дорнье Do Rs.IV, созданная в период Первой Мировой войны. Впоследствии переоборудована в 20-местный пассажирский самолет, что, правда, не спасло ее от уничтожения На фото внизу: первая цельнометаллическая летающая лодка Доронье Do Gs.I.



«Комета III».


«Дельфин» L.2.


Дальнейшим развитием «Дельфина» стал сухопутный самолет Do.CIII «Комета», первый образец которого поднялся в воздух в 1921 г. Однако с двигателем BMW.IIIa более легкая, чем «Дельфин»,

«Комета» имела практический потолок более 4000 м, что было запрещено Комиссией Антанты. Поэтому на самолетах первой серийной модификации «Комета I», оснащенных четырехместной пассажирской кабиной, пришлось установить чуть менее мощные BMW.III. В 1922 г. появляется усовершенствованная версия «Комета II» такой же вместимости, что и «Комета I», но с двигателем BMW.IV (на экспорт «Кометы II» поставлялись с двигателями «Роллс- Ройс» «Фалкон»).

24 декабря 1924 г. в воздух поднялся прототип «Кометы III», оснащенный уже шестиместной пассажирской кабиной, двухместной кабиной экипажа (пилот и механик) и крылом типа «парасоль». На прототип «Кометы III» устанавливался 360-сильный двигатель «Игл» М.1Х фирмы «Роллс- Ройс», а на серийные самолеты этой модификации — 400-сильные «Паккарды», разработанные американской компанией «Либерти» и 450-сильные британские «Лайоны» фирмы «Нэпиер». Всего было выпущено не менее 60 «Комет», которые, помимо Германии, поставлялись в Швейцарию, Колумбию, СССР, Испанию и Данию. «Кометы III» также строились по лицензии в Японии фирмой «Кавасаки».

Последним самолетом семейства «Дельфин»/»Комета» стал оснащенный 450/600 сильным двигателем BMW.VI Do.B «Меркурий», рассчитанный на перевозку восьми пассажиров. Первый образец этого самолета поднялся в воздух 10 февраля 1925 г., и впоследствии только немецким авиакомпаниям было продано не менее 40 пассажирских «Меркуриев». На экспорт они поставлялись в Швейцарию, Колумбию, СССР и, кроме того, — в Бразилию, Боливию и Японию. Чили и Югославия закупили «Меркурии» в учебно-тренировочных вариантах и в модификациях разведчиков-бомбардировщиков. Встречались и санитарные версии этих самолетов.


«Меркурий» авиакомпании «Дерулюфт».


Надо признать, что в целях лучшей продаваемости некоторые немецкие самолёты 20-х гг. несли довольно громкие названия. Если с LEG V.13 (вверху), получившей обозначение «Пфайль-Зее» всё более или менее понятно — «морская стрела», то в названии «Пфайль-Ланд», которое получил LFG V.130 (внизу), явственно ощущается бессмыслица…



Таб. 2. Основные характеристики первых коммерческих самолётов фирмы «Дорнье».
Модификация «Дельфин» L.1 «Дельфин» L.2 «Дельфин» L.3 Do.Cm «Комета I» Do.Cm «Комета П» Do.Cm «Комета Ш» Do.B «Меркурий»
Год создания 1920 1924 1928 1921 1922 1924 1925
Габариты, и
размах крыла 17,00 17,10 19,60 17,75 12,80 19,60 19,60
длина 11,50 12,00 14,35 9,50 10,30 12,30 12,50
Массы, кг
пустого 1600 1700 2900 1450 1500 2070 2100
макс. взлётная 2200 2525 3900 2050 2200 3220 3600
Двигатель:
марка BMW-IIIа BMW.IV BMW.VI BMW.III BMW.IV «Роллс-Ройс» «Игл» M.IX BMW.VI
кол-во х мощность 1 х 185 1 X 300 1 X 600 1 X 180 1 х 300 1 х 360 1x600
Количество пасс, мест 5-6 67 10-12 4 4 6 8
Скорость, км/ч
максимальная 125 150 185 160 165 170 200
крейсерская 120 125 150 130 135 150 180
Потолок, м 4000 3000 4500 4000 5000 3600 5200
Дальность полёта, км 350 420 800 600 600 1050 1000

Коммерческая эксплуатация «Комет» была начата в 1922 г. Крупными эксплуатантами самолетов этого типа в Западной Европе являлись немецкая «Дойче Люфт Рэдэрай» (DLR, см. И А № 5/2002) и швейцарская «Ад Астро Аэро». В 1922 г. наметились первые послабления в режиме санкций к Германии со стороны Антанты, и уже 31 декабря 1922 г. (по другим данным 1 января 1923 г.) «Комета II» «Дойче Люфт Рэдэрай» (per. D-223) выполнила посадку на Британских островах (Лимпн, гр. Кент), став первым после окончания войны немецким самолетом, прибывшим в Англию по воздуху. Это явилось важным шагом к прекращению воздушной изоляции Германии от стран Западной Европы и способствовало открытию 1 мая 1923 г. регулярной коммерческой авиалинии Лондон-Берлин. С марта 1924 г. «Кометы» начали эксплуатироваться на линии Берлин-Дрезден-Прага- Вена. В Европе «Кометы» применялись до конца 1920-х гг., а «Меркурии» — до середины 30-х гг. Имеются сведения о И потерянных машинах семейства «Дельфин»/»Комета»/»Меркурий», хотя, на самом деле, эта цифра должна быть в несколько раз больше.

Параллельно с освоением в Германии выпуска небольших одномоторных пассажирских самолетов Дорнье е 1922 г. в обход ограничений, установленных Версальским договором, начинает выпускать в Марина-ди-Пиза, в Италии, двухмоторные летающие лодки двойного назначения Do.J «Валь» (кит), которые были разработаны в развитии нереализованного проекта Gs.II. Первые пассажирские Do.J появились в 1923 г., однако пик их коммерческой карьеры пришелся на вторую половину 20-х — начало 30-х гг., поэтому о них будет рассказано ниже.

Помимо «Юнкерс», «Цеппелин-Штаакен» и «Дорнье» новые пассажирские самолеты в Германии первой половины 1920-х гг. строили или пытались строить ещё целый ряд немецких авиафирм.

LFG (Luft Fahrzeucj Gesellschaft), выпускавшая в годы Первой Мировой войны многоцелевые самолеты и истребители, после её окончания разработала несколько типов коммерческих монопланов и бипланов. Однако большинство разработок LFG так и остались невостребованными и были выпущены в одном — двр экземплярах. Наиболее успешными получились самолеты серии «Стрела», появившиеся в 1921 г. под обозначением V.13. Эти самолеты представляли собой одномоторные поплавковые бипланы, которые оснащались двигателями «Бенц», «Мерседес» или BMW мощностью от 180 до 260 л.с. и могли перевозить до четырех пассажиров. Самолеты этого типа впервые были введены в эксплуатацию на линии Гамбург-Стеттин-Данциг авиакомпанией «Люфт-Фарцойг», образованной LFG. В 1924 г. на основе V.13 была разработана сухопутная версия V.130, выпущенная в количестве не менее семи экземпляров. Также «Люфт-Фарцойг» эксплуатировала небольшое количество подобных «Стреле» по вместимости одномоторных поплавковых низкопланов LFG V.20 «Аркона» и их цельнометаллических версий V.101 «Ясмунд».

Электрическая компания A.E.G., являвшаяся соучредителем авиакомпании «Дойче Люфт Рэдэрай» и поставщиком основной части ее первоначального самолетного парка (см. ИА № 5/2002), в 1920 г. построила пассажирский биплан A.E.G. N.I, оснащенный 200-сильным двигателем «Бенц» Bz.IV. Однако, в отличие от переоборудованных для коммерческого применения бывших штурмовиков A.E.G. J.II, новый N.I имел открытую двухместную пассажирскую кабину. Было выпущено, вероятно, лишь несколько экземпляров этого самолета, поступивших в распоряжение «Дойче Люфт Рэдэрай», которые стали, скорее всего, последними летательными аппаратами, созданными авиационным подразделением A.E.G.

Такие же вялые попытки освоить коммерческий авиарынок предпринимала и DFW (Deutsche Flugzeug Werke), построившая на базе так и оставшегося в единственном экземпляре P.I (см. ИА № 5/2002) усовершенствованную, но не более успешную версию P.II, предназначенную для перевозки четырех пассажиров. Кроме того, DFW пыталась создать на основе опытного четырехмоторного бомбардировщика R.II 12-местный (по другим данным 24-местный) пассажирский самолет, но так не смогла завершить строительство его прототипа. В итоге DFW была куплена фирмой ATG, выпускавшей различное транспортное оборудование.

Фирма «Заблатних» в развитии переходного пассажирского биплана P.I (см. ИА № 5/2002) выпустила небольшое количество рассчитанных на перевозку шести пассажиров монопланов P.III, оснащенных крылом типа «парасоль». Несмотря на то, что в 1921 г. «Заблатних» прекратила свое существование, созданная ей авиакомпания «Ллойд-Люфтферкер Заблатних» еще достаточно долгое время применяла P.III на регулярных авиалиниях, но в период с 1925 г. по 1928 г. умудрилась потерять восемь подобных машин.

«Альбатрос Флюгцойгверке», выпускавшая в войну разведчики, штурмовики и истребители, в том числе великолепные истребители и легкие разведчики серии «D», попортившие немало крови пилотам союзников по антигерманской коалиции, находилась под не менее строгим вниманием со стороны контролеров Антанты, чем «Люфтшиффбау Цеппелин» и её самолетостроительные отделения. Поэтому первые годы после окончания войны у «Альбатрос» не было возможности заниматься разработкой и выпуском коммерческих самолетов. Тем не менее, образованная ей авиакомпания уже в 1919 г. начала активно развивала сеть авиалиний Германии и, собственно говоря, первой проложила маршрут из Берлина в Кёнигсберг через Данциг, а затем приняла финансовое участие в организации вместе с «Юнкерс» упомянутой выше авиакомпании «Ллойд Остфлюг». В 1923 г. «Альбатрос» удалось построить одномоторный авиалайнер L.58, выполненный по схеме высокоплан с закрытой пассажирской кабиной на шесть мест и имевший необычное размещение багажного отделения в крыле. Было выпущено небольшое количество самолетов этого типа (оснащались двигателями мощностью 240–360 л.с.), которые в том числе эксплуатировались на авиалинии Берлин-Г амоург-Амстердам-Лондон авиакомпанией «Дойчер Аэро Ллойд» (один из них разбился в июне 1928 г.). Последняя была создана путем объединения нескольких немецких авиакомпаний, в том числе «Дойче Люфт Рэдэрай» и авиакомпании «Альбатроса», в качестве основного «противовеса» «Юнкерс Люфтферкер».

Технический менеджер «Дойчер Аэро Ллойд», Карл Грулих, еще в 1922 г. получил у Фоккера разрешение на выпуск пассажирских самолетов «Фоккер» F.II (см. ИА № 6/2002), для чего зарегистрировал фирму «Грулих». Всего ей было построено 19 подобных самолетов под обозначением «Фоккер-Грулих» F.II, которые в отличие от базовых образцов имели усовершенствованную кабину пилотов, усиленное шасси, видоизмененные иллюминаторы пассажирской кабины и крылья, собранные «Альбатрос Флюгцойгверке». Впоследствии «Грулих» выпускала и другие машины Фоккера, а также самолеты собственной разработки.

«Румплер Флюгцойгверке», выпускавшая в войну разведчики и бомбардировщики, ничем особенным не проявила себя на рынке новых коммерческих самолетов и прекратила свое существование в 1920 г. 7* Однако, подобно ряду других немецких самолетостроительных фирм того времени, она успела создать одноименную авиакомпанию, которая впоследствии, очевидно, вошла в состав объединения «Транс-Европа Юнион».

7* Бывший владелец «Румплер Флюгцойгверке», австриец Эдмунд Румплер, после войны занялся созданием автомобилей с обтекаемыми авиационными формами и фактически явился пионером в области совершенствования аэродинамики «самобеглых колясок».


Пассажирский самолет «Заблатних» P.III.


Первый авиалайнер фирмы «Альбатрос» L.58.


Эрнст Хейнкель, поработавший в войну в LVG, «Альбатрос», «Ганза-Брандербург», а после войны в фирме «Каспар Верке», в декабре 1922 г. образовал собственную авиафирму «Эрнст Хейнкель Флюгцойгверке». Среди ее первых самолетов был созданный в 1923 г. НЕ.З, по схеме подобный монопланам Юнкерса, но имевший деревянную конструкцию и рассчитанный на перевозку двух пассажиров.

После ухода Хейнкеля из «Каспар Верке» в эту фирму пришел новый главный конструктор, Эрнст Риттер, который в начале 1920-х гг. построил несколько пассажирских самолетов: трехместные CLE.11,

CLE.16 и десятиместный CLE.12. Но они так и нашли спроса.

Ещё один Эрнст, Удет, самолеты не строил, — он их сбивал, причем весьма успешно, поскольку стал вторым после «Красного Барона» (Манфреда фон Рихтгофена) по результативности (62 победы) немецким летчиком-истребителем Первой Мировой войны 8*. В октябре 1922 г. недалеко от Мюнхена появилась авиафирма «Удет Флюгцойгбау», к которой Удет имел только формальное отношение, разрешив использовать свое громкое имя в интересах рекламы нового предприятия. В действительности владельцем этой фирмы являлся американец Уильям Пол, а главным конструктором самолетов — немец Ганс Герман. «Удет Флюгцойгбау» в основном занималась разработкой и выпуском легких двух-трёхместных учебных и спортивных самолетов, но в 1924 г. построила на базе одномоторного трехместного U.5 с крылом типа «парасоль» несколько коммерческих U.8, способных перевозить трех пассажиров. Эти самолеты оснащались 100-сильным двигателем «Сименс- Шалке» Sh.12 либо «Бристоль» «Люцифер». При этом крыло одной из машин, получившей обозначение U.8b, было оснащено предкрылками и закрылками 9*. Наиболее же совершенным коммерческим самолетом «Удет Флюгцойгбау» явился построенный в 1925 г. U.11 «Кондор», имевший кабину на восемь пассажиров, трех членов экипажа и оснащенный четырьмя двигателями Sh.12. Тем не менее, был выпущен всего лишь один экземпляр этого самолета.

Однако, после чрезмерного затягивания ряда программ создания боевых самолётов нового поколения (в частности, Не177 и Ме210), а также неожиданно больших потерь, понесённых Люфтваффе в ходе «Битвы за Англию» и операции «Барбаросса») именно Удет был объявлен Герингом основным виновником неудач. Подвергнувшийся яростным нападкам со стороны партийной элиты Третьего Рейха, прославленный ас со своей стороны публично (на совещаниях) неоднократно безжалостно критиковал выбранную стратегию и промышленную политику, а также высмеивал рассовую теорию нацизма, которую называл откровенным бредом. Нападение на СССР он считал фатальной ошибкой и ещё до начала операции «Тайфун» (наступление на Москву) предрекал неизбежную гибель Люфтваффе и Вермахта в ходе Восточной кампании.

Ощущая собственную беспомощность из-за невозможности быстрого увеличения выпуска боевых самолётов и особенно истребителей, Удет осенью 1941 г. впал в непроходящую депрессию, стал чрезмерно увлекаться алкоголем и пристратился к наркотикам, одновременно начав пренебрегать своими служебными обязанностями. Не выдержав очередного «разноса» и видя, как Германия второй раз на его глазах проигрывает войну, прославленный ас Первой Мировой, не желавший быть свидетелем второго краха своей страны, застрелиться 17 ноября 1941 г.

8* В 1935 г. Удет был принят во вновь созданные Люфтваффе и с 1936 г. исполнял обязанности начальника Технического управления (Т-Amt) при Министерстве Авиации. Именно ему Люфтваффе обязаны принятием на вооружение таких современных боевых самолётов как Bf 109 и Bf 110, FW189 и FW190, Ju87 и Ju88, а также Не111, оказавших заметное влияние на мировое самолётостроение и позволивших немецкой авиации одержать ряд блистательных побед.

9* Патент на устройство, задерживающее срыв воздушного потока на крыле с ростом углов атаки путем создания профилируемой и регулируемой щели на его передней кромке (предкрылки) в 1919 г. получили Фредерик Хэндли Пейдж и Густав Лахман — в то время один из видных аэродинамиков фирмы «Хэндли Пейдж». Позднее, в 1924–1925 гг., Лахман работал в Германии главным конструктором фирмы «Флюгцойгбау Франц Шнейдер».


U.11 «Кондор» «Удет Флюгцойгбау».


Первым удачным самолетом фирмы «Фокке-Вульф» стал пассажирский А.16.


1 января 1924 г. Генрих Фокке и Георг Вульф при поддержке бременских банкиров учредили фирму «Фокке-Вульф», вскоре после этого завершившую строительство первого своего самолета — пассажирского А.16, прототип которого впервые поднялся в воздух 23 июня того же года (собственно разработкой самолетов Фокке и Вульф занимались с 1912 г.). По своей конструктивно-компоновочной схеме А.16 весьма напоминал «Комету II» Дорнье и мог перевозить трех — четырех пассажиров. Однако, при наличии цельнометаллического фюзеляжа самолет имел деревянное крыло, был существенно меньше по массогабаритным характеристикам и оснащался соответственно менее мощными двигателями: 75-сильным «Сименс-Шалке» Sh.ll, 78/90-сильным «Юнкерс» L.la, 100-сильным «Мерседес» D.I либо «Сименс-Шалке» Sh.12, или 120-сильным «Мерседес» D.II. Всего было выпущено 24 А.16, которые применялись, главным образом, для осуществления развлекательных полетов и перевозок почты, но иногда привлекались и к выполнению пассажирских рейсов на авиалиниях.

Таким образом, в целом, несмотря на жесткие ограничения со стороны Антанты, разруху и экономический кризис в Германии первой половины 20-х гг., немецкая авиаиндустрия смогла выжить, перестроиться и даже занять лидирующие позиции в мире по уровню технического совершенства ряда выпускаемых коммерческих самолетов. Одновременно многие авиафирмы, в том числе и те, которые не нашли себе места среди производителей новой гражданской продукции, способствовали образованию авиакомпаний, создавших к середине 20-х гг. наиболее разветвленную и эффективную сеть внутренних и международных авиалиний в мире. Естественно, что центральную роль в функционировании этой сети играл главный аэропорт Германии, берлинский Темпельхоф, который уже в 1920 г. был настолько перегружен, что его администрации пришлось принимать экстренные меры по обеспечению безопасности полетов. В рамках этих мер ВПП была разделена на взлетную и посадочную зоны, отделенные 50-метровой полосой безопасности, а соблюдение установленных правил обеспечивал специально обученный персонал. Кроме того, из-за значительной интенсивности воздушного движения вокруг Темпельхофа и отсутствия на подавляющем большинстве самолетов радиоаппаратуры, пришлось организовывать визуальную службу предупреждения наземного персонала о прибытии и предстоящей посадке самолетов. Для этой цели на вышке размещался наблюдатель, который при приближении германского «лайнера» давал продолжительную сирену, а иностранные и не опознанные самолеты встречал двумя короткими гудками.

Помимо существенного влияния, оказанного немецкими самолетостроительными фирмами и первыми авиакомпаниями на становление и развитие коммерческой авиации в Центральной и Северо-восточной Европе, германский «след» можно обнаружить и в истории зарождения гражданской авиации в СССР.

Сотрудничество Германии с Советской Россией в области гражданской авиации официально было начато в 1921 г. с принятием решения об организации воздушной линии Берлин-Москва (соответствующее постановление было принято Советом Народных Комиссаров в сентябре этого года). Для этой цели 24 ноября 1921 г. была образована совместная германо-российская авиакомпания «Дерулюфт» (Deruluft — Deutsch-Russische Lurtverkehrs Gesellschaft), которая с 1 мая 1922 г. открыла регулярные перевозки почты и пассажиров по этапам Берлин-Кёнигсберг и Кёнигсберг-Москва (прямое сообщение Берлин-Москва было открыто в 1926 г.).

В 1922 г. в Советскую Россию были поставлены первые два «Юнкерса» F.13, которые летом этого года начали осуществлять перевозки пассажиров и почты по маршруту Москва-Нижний Новгород в рамках обслуживания первой советской Всероссийской ярмарки. Наибольшее же количество самолетов этого типа — 29, было поставлено в СССР в 1923 г. — году рождения гражданской авиации СССР (9 февраля был образован Совет по гражданской авиации при Главвоздухфлоте). 17 марта 1923 г. было создано первое советское авиатранспортное предприятие «Добролет», для которого закупили первоначально 10 F.13, а впоследствии еще четыре. С 15 июля «Добролет» начал осуществлять на самолетах этого типа почтово-пассажирские перевозки по первой советской регулярной внутренней авиалинии Москва- Нижний Новгород. Кроме того, F.13 эксплуатировали «Закавиа», «Укрвоздухпуть» и некоторые другие советские авиатранспортные предприятия и хозрасчетные тресты.



Таб. 3- Основные характеристики первых коммерческих самолётов фирмы «Юнкерс».
Производитель «Цеппелин Штаакен» LFG LFG «Заблатних» «Альбатрос» «Удет» «Фокке-Вульф» «Фокке-Вульф»
Обозначение Е.4/20 V.13 V.130 Р.III L.58 U.11 «Кондор» А.16 А.16
Год создания 1920 1921 1924 - 1923 1925 1924 1924
Габариты, м
размах крыла 31,00 17,50 17,50 16,00 18,00 22,00 13,90 13,90
длина 15,50 10,90 10,20 8.90 10,90 15,50 8,50* 8,50*
Массы, кг
пустого 1460 1343 1334 1370 3050 570
макс. взлётная 8500 2130 2135 2184 2250 4570 970 1270
Двигатель:
марка «Майбах» Mb.IVa «Бенц» Bz.IV BMW IV «Бенц» Bz.IV «Майбах» Mb.IVa «Сименс» Sh.12 «Сименс» Sh.II «Мерседес» D.II
кол-во х мощность 4 х 260 1 х 200 1 х 220 1 х 200 4 x 260 4 х 100 1 х 75 1 х 120
Количество пасс, мест 1218 4 4-5 6 6 8 4 4
Скорость, км/ч
максимальная 225 140 145 145 160 165 140 150
крейсерская 200 - - - 140 150 НО 130
Потолок, м 3500 4000 3500 - 3000 3500 2500 3500
Дальность полёта, км 1000 460 500 450 450 800 500 550
* По другим данным длина А. 16 составляла 9,10 м.

Этот «Юнкерс» F.13 (per. R-RDAE, борт «Промбанк») был получен авиакомпанией «Добролёт» 15 июля 1923 г. из Германии (бывш. per. D-268, сер. № 656). После этого он в августе-сентябре того же года использовался на авиалинии Москва-Нижний Новгород, обслуживая Первую Общесоюзную агротехническую ярмарку. Пилотом самолёта в этот период был лётчик- испытатель фиомы «Юнкерс» Герман Кейсснер.

Зимой на этой машине сменили поплавки на лыжи.



Всего, как было отмечено выше, в СССР до 1929 г. включительно было поставлено по немецким данным 49 «Юнкерс» F.13, которые эксплуатировались в основном под обозначением Ю-13. С учетом машин, принадлежащих «Дерулюфту», а также пяти Ю-13 советского производства, количество «Юнкерс» F.13, применяемых в СССР, может быть оценено примерно в 60 экземпляров.

«Добролет» использовал самолеты этого типа на авиалиниях Москва-Нижний Новгород-Казань, а также из Ташкента в Алма- Ату и Бухару, из Бухары в Хиву и в Душанбе. «Закавиа» с апреля 1924 г. эксплуатировало F.13 на линии Батуми — Тифлис (ныне Тбилиси) — Баку.

Однако «Юнкерс» не только поставляла самолеты, но и оказывала практическую помощь в освоении наиболее сложных авиамаршрутов. Имеются сведения, что еще до официального открытия ряда регулярных советских авиалиний, пробные полеты по ним выполнялись на F.13 пилотами «Юнкерс», которые числились как летчики-испытатели в штате концессионного предприятия этой фирмы, функционирующего в подмосковных Филях в период с 1923 г. по 1927 г. (осуществляло выпуск самолетов типа А.20, Т.21 и Т.22, имевших советские обозначения Ю- 20, Ю-21 и Ю-22 соответственно). В частности, с 8 по 15 сентября 1923 г. Георг Ютербок выполнил на самолете с регистрационным кодом R-RDAM перелет по 3400-км маршруту Москва-Казань-Екатеринбург-Курган-Омск-Новониколаевск (ныне Новосибирск), в рамках подготовки к освоению трассы Москва-Иркутск (регулярное почтовое сообщение по всей трассе было открыто только в 1929 г.). Отто Вирприх осваивал маршрут Ташкент-Алма-Ата, а в январе 1924 г. ухитрился принять участие в подавлении восстания в Хиве (Узбекистан). В сентябре 1924 г. Фриц Морцик открыл регулярную эксплуатацию F.13 на почтовой авиалинии Москва-Харьков.

Кроме того, в середине 20-х гг. «Юнкерс» F.13 вместе с самолетами советского производства принимали участие в целом ряде дальних перелетов, призванных, помимо освоения новых авиамаршрутов, продемонстрировать возросшие возможности советской авиации. В числе наиболее известных из них перелет Москва-Пекин, о котором изданная в 1983 г. «История гражданской авиации СССР» повествует следующим образом: «Летом 1925 года был осуществлен большой групповой перелет советских летчиков по маршруту Москва-Улан- Батор-Пекин. В нем участвовало два самолета Р-1, один Р-2 и пассажирские АК-1, "Правда" и "Красный камвольщик"….». Из приведенной фразы, можно подумать, что в перелете принимали участие несколько АК- 1, хотя известно, что этот самолет был построен в единственном экземпляре и назывался «Латышский стрелок». В действительности же «Правда» и «Красный камвольщик» — это два самолета «Юнкерс» F.13, пилотами которых являлись И.К. Поляков и Н.И. Найденов. При этом, «Красный камвольщик» (per. R-RDAO) благополучно добрался до цели путешествия, а вот «Правда», вероятнее всего, потерпела аварию в Калгане (ныне Чжанцзякоу), не долетев около 170 км до Пекина.

Помимо «Юнкерс» F.13 заметную роль в освоении первых советских авиалиний сыграли и такие немецкие пассажирские самолеты как «Комета» и «Меркурий» фирмы «Дорнье», основным эксплуатантом которых являлось общество «Укрвоздухпуть». Самолеты этого семейства применялись на линиях Харьков-Киев, Харьков-Одесса и Москва-Одесса. Кроме того, «Кометы III» и «Меркурии» эксплуатировались «Дерулюфтом» на авиалинии Москва-Берлин.

В ходе эксплуатации на внутренних авиалиниях СССР и линии «Дерулюфта» были потеряны, по меньшей мере, три «Юнкерс» F.13 (один «Закавиа» и два треста «Трансавиация»), три «Кометы» («Укрвоздухпуть») и пять «Меркуриев» (четыре «Дерулюфт» и один Всесоюзного объединения ГВФ 10*). В числе наиболее серьезных летных происшествий с перечисленными самолетами над территорией СССР была произошедшая 22 марта 1925 г. недалеко от Тифлиса катастрофа «Юнкерс» F.13 «Закавиа», при которой погибли пять человек.

С другой стороны, передовые технические и технологические решения, реализованные в немецких пассажирских самолетах начала 20-х гг., использовались советской авиапромышленностью при создании отечественных конструкций. Еще в августе 1922 г. в Советской России был получен аналог немецкого дюралюминия — кольчугалюминий, разработанный на основе анализа материалов захваченного в 1918 г. истребителя «Юнкерс». 26 мая 1924 г., всего чуть более чем через год после начала работы в Филях концессионного предприятия «Юнкерс», в воздух поднялся пассажирский АНТ-2 разработки ОКБ А.Н.Туполева, в котором была реализована отработанная «Юнкерс» концепция цельнометаллического самолета с работающей гофрированной обшивкой и консольным монопланным крылом, а также ряд конструктивных технических решений, используемых в самолетах этой фирмы. В то же время, по внешнему виду АНТ-2 сильно напоминал «Кометы I/II» «Дорнье», эксплуатируемые на авиалиниях «Укрвоздухпути», но, в отличие от них, не имел подкосов крыла и был значительно меньше по массогабаритным характеристикам (размах крыла 10,45 м, длина 7,6 м, масса пустого 523 кг, взлетная масса 838 кг). По этим характеристикам АНТ- 2 соответствовал «Юнкерс» К.16 (см. табл. 1) и, кроме того, один из вариантов эго самолета, оснащался 100-сильным английским двигателем «Бристоль-Люцифер».


Легендарный «Юнкерс» F.13 «Красный камвольщик» (per. R-RDAO) на старте перелета Москва-Пекин.


«Юнкерс» F.13 по праву считался прочным самолётом, сохранявшим жизни своих пилотов и пассажиров в абсолютном большинстве вынужденных посадок.


На представленной фотографии запечатлён борт R-RODB (сер. № 692) «Красный артельщик, потерпевший катастрофу 16 февраля 1925 г. Позже машина была восстановлена и под регистрационным обозначением R-RDAT работала на воздушных линиях авиакомпании «Добролёт».

Еще больше на «Кометы» походили первые пассажирские самолеты украинского авиаконструктора Константина Калинина. К примеру, построенный им в 1926 г. цельнометаллический К-2 внешне был практически копией с «Кометы III», в то время как его силовая установка (BMW.IV мощностью 240 л.с.), вместимость (четыре пассажира), массогабаритные (размах крыла 16,7 м, длина самолета 11,17 м, масса пустого 1600 кг, взлетная масса 2236 кг) и летные характеристики (максимальная скорость 170 км/ч, крейсерская скорость 140 км/ч, дальность полета 650 км) были чрезвычайно близки к соответствующим характеристикам «Кометы II» (см. табл. 2).

10* Приведенные данные относительно потерянных в СССР ранних немецких пассажирских самолетов и, прежде всего, «Юнкерс» F.13 вряд ли отражают полную картину. Анализ общих показателей аварийности F.13 показывает, что при эксплуатации в СССР, скорее всего, было быть потеряно не менее 10 самолетов этого типа, а с учетом особенностей развития национальной авиации, вероятно, даже больше.

Продолжение следует.


ПРОЕКТЫ

Геликостат — упущенные возможности

Александр Кириндас


В истории завоевания человеком воздушной стихии аэростаты сыграли не последнюю роль. И в армии, и в народном хозяйстве нашли применение летательные аппараты легче воздуха. Однако очень скоро выявилось несовершенство шарльеров и монгольфьеров, бессильных перед воздушными стихиями. Без руля и без ветрил мчались они в необъятной сини по воле волн воздушного океана, и всё же даже в эпоху бурного развития самолётостроения их возможности для многих специалистов ещё не казались исчерпанными…

В сущности, с момента создания первых аэростатов их наиболее серьёзным недостатком была невозможность выполнения управляемого полёта против ветра. В результате многотрудных поисков, продолжавшихся более сотни лет, на переломе XIX и XX веков, наконец, возник дирижабль. Уже в начале XX века дирижабли освоили и гражданские и военные специальности — они перевозили пассажиров и грузы, разыскивали затонувшие корабли, охотились за субмаринами, бомбили позиции неприятеля, а также наносили удары по его промышленным и политическим центрам.

После подобных успехов могучих «Цеппелинов» и стремительного развития летательных аппаратов тяжелее воздуха, аэростаты, казалось бы, должны были навечно уйти в историю. Однако, как оказалось, так думали далеко не все.

В 1937 г. при производстве океанологических исследований в море Лаптевых советский пароход «Седов» задержался и не смог своевременно вернуться в порт. То же случилось и с ледокольными пароходами «Садко» и «Малыгин». Для взаимной помощи все три корабля соединились и пробовали пробиться сквозь быстро замерзающее море, но были зажаты ледяными полями. Следующим летом ледокол «Ермак» сумел вывести «Садко» и «Малыгина», но вырвать из ледового плена «Седова» не удалось, и зажатый во льдах «Седов» из игрушки стихии был превращен в научную станцию. Всего дрейф «Седова» длился 27 месяцев, в течение которых его экипаж вёл тщательные научные наблюдения, позволившие определиться с водными течениями и др. научными вопросами.

Помимо дрейфа вынужденного, нашими полярниками был устроен дрейф запланированный. Была организована специальная научная станция близ Северного Полюса. Подобрав подходящую льдину, при помощи переоборудованных тяжелых бомбардировщиков к Полюсу доставили группу полярников во главе с И.Папаниным. Предполагалось, что отважные исследователи, пребывая близ верхушки планеты, поведут научные наблюдения. Первым научным фактом, установленным экспедицией, стало наличие неизвестных до того времени течений, которые очень скоро понесли льдину от Полюса по направлению к Гренландии. Исследователей, по имени главы экспедиции названных папанинцами, пришлось снимать с льдины с помощью ледокола. Первоначально это должен был осуществить дирижабль «В-6». По трагической случайности (или халатности) он со всем экипажем погиб, врезавшись по пути следования на Север в не обозначенную на карте горную вершину.

Одновременно с идеей дрейфа во льдах зародилась идея воздушного дрейфа. Извечную слабость и порок воздушного шара решили употребить на пользу. Ведь направляемый воздушными потоками аэростат сможет помочь установить преобладающие воздушные течения. Если, конечно, потоки атмосферного воздуха направляют себя не бессистемно, в чём тогда были убеждены далеко не многие метеорологи. Планы научных исследований были разработаны Академией Наук СССР, Главным Управлением Гидрометеорологической Службы при Совете Народных Комиссаров (УГС СНК) и другими заинтересованными организациями. По получении от проектантов из Спецгруппы НИИ ГВФ первого обнадеживающего результата в виде аванпроекта руководители заинтересованных ведомств запросили мнение первых лиц страны.

14 ноября 1939 г. Начальник Аэрофлота комдив Молоков, вице- президент Академии Наук СССР академик О.Ю.Шмидт и начальник Главного Управления ГМС при СНК Ушаков писали В.М.Молотову в секретном документе, в частности, следующее: «Аналогично дрейфу со льдами в Арктике исключительный интерес представляет дрейф в воздухе на аппарате, пассивно следующем с воздушной массой.

Глубокие и всесторонние работы такой экспедиции дадут возможность решить ряд чрезвычайно важных вопросов геофизики и динамики атмосферы, в особенности эти исследования будут ценным вкладом в дело научного обоснования представлений об изменении режима погоды, и дадут возможность впервые поставить на разрешение вопросы участия воздушных масс различного происхождения в механизме циркуляции атмосферы Северного полушария…» 1* Надо сказать, что этот документ появился не на пустом месте. В НИИ ГВФ достаточно интенсивными темпами велись работы по созданию пилотируемых аэростатов различных конструкций, основной задачей которых как раз и были исследования геофизики и динамики атмосферы. В результатах будущих исследований был весьма заинтересован ГВФ СССР, развивавшийся в конце 30-х годов весьма быстрыми темпами. В это время советская гражданская авиация осваивала самолёты новых типов и новые трассы, большая часть которых пролегала через сибирские и дальневосточные просторы, строились новые аэродромы и посадочные площадки. Для как можно более эффективной эксплуатации расширявшегося хозяйства требовалась соответствующая метеорологическая поддержка. Однако, развёртывание гигантской сети метеостанций на бескрайних пространствах требовало значительных средств, множества точных приборов и огромного количества специалистов. По самым скромным подсчётам, при существовавших темпах развития этой отрасли, на решение подобной задачи требовалось около 10 лет, что, конечно, было неприемлемо долго.

В то же время постройка всего лишь нескольких пилотируемых геликостатов позволила бы значительно быстрее и за существенно меньшие средства решить эту проблему. Предполагалось, что экипаж геликостата сможет совершать беспосадочный перелёт «продолжительностью в 500–600 часов при средней высоте полета 3000–4000 м».

Предложенная В.В.Манцевым и С.А.Поповым конструкция выгодно отличалась от традиционных подходов, применявшихся при решении подобных задач. Но прежде чем перейти к её описанию, автору хотелось бы сделать небольшой экскурс в физику.

Как известно, аэронавтика подчиняется закону Архимеда — подъемная сила несущего газа, заполняющего оболочку, равна разнице между весом воздуха, вытесняемого оболочкой, и весом несущего газа. С подъемом на высоту понижается давление окружающего воздуха. Заключенный в оболочке газ рассширяется, грозя её разорвать. В связи с этим к оболочке аэростата пристраивали «аппендикс». Через аппендикс в оболочку закачивали газ. Чтобы оболочку не разорвало при подъеме на высоту, аппендикс оставляли открытым, и через него излишки газа естественным образом удалялись. Кроме того, через аппендикс происходило «загрязнение» газа атмосферным воздухом — типичный недостаток шарльеров. Надо заметить, что солнечный свет на больших высотах нагревал газ в воздушном шаре, в результате чего ставший лишним объем расширившегося газа также выходил через аппендикс. При этом подъемная сила аэростата снижалась. Поэтому геликостат получил двойную оболочку с воздушной термоизолирующей прослойкой. Окраска также имела значение — наименее сильно на солнце мог нагреваться шар белого цвета.

Изюминкой проекта было решение проблемы балласта. Последний использовался, как известно, для стабилизации летательного аппарата по высоте. Его сбрасывали по мере того, как снижалась подъёмная сила заключённого в шаре газа. С тем, чтобы выброс балласта происходил плавно, использовали песок, дробь или воду. С потерей большого числа газа аэростат мог потерять форму, поэтому аэронавты придумали «балонет». Балонет — это своего рода «аэростатий пузырь» (так писалось в оригинале. — Прим. Авт.), гарантирующий поддержание минимально необходимой подъемной силы и сохранение внешней формы оболочки. Таким образом, продолжительность полета практически всецело зависела от величины возимого на аэростате балласта.

1* Стиль и орфография цитируемых документов даются в оригинальном виде с купюрами малозначительных фрагментов.



Разработчики сформулировали идею следующим образом: «Имея на геликостате винтомоторную установку и в качестве балласта бензин, получается значительный выигрыш в использовании балласта.

При сжигании бензина мы уничтожаем определенное весовое количество его, но одновременно на винте получаем дополнительное облегчение в виде тяги.

Таким образом, геликоптерная установка, поглощающая определенное количество бензо-балласта создает дополнительную работу, повышая этим самым эквивалент использования балласта.

…Вместо мгновенного облегчения аэростата выброшенным балластом, мы в этом случае имеем облегчение его более интенсивное и в определенный параметр времени, затрачивая тоже весовое количество.

Оборудовав мотоустановку специальной трансмиссией (реверс или гидропередача) будет иметься возможность создавать тягу направленную вверх и вниз. Это дает возможность парализовать перегрузки аэростата положительного и отрицательного знака, а, следовательно, это даст возможность сохранять высоту полета до тех пор, пока перегрузки не достигнут величины большей, чем тяга винтов.»

Надо заметить, что дирижабль, по мнению авторов проекта, обладал недостаточной весовой отдачей (всего лишь 0,4–0,45), в то время как у геликостата предполагалось получить 0,71.

В 1939 г. для проверки эффекта была построена модель геликоптерной установки для аэростата объемом 600 м3. Установка имела два четырехлопастных винта и приводилась в движение усилиями пилотов через цепную передачу. Из-за плохой конструкции воздушных винтов и благодаря незначительному усилию, вращающему их, тяга последних получилась очень небольшой. Однако, как было записано в акте испытаний, эксперимент «подтвердил основные эксплуатационные характеристики аэростата, оборудованного геликоптерной установкой».

Создание управляемого аэростата описанной конструкции вызвало заметный энтузиазм в Академии Наук СССР. В этом весьма уважаемом учреждении идеей полётов на геликостате заинтересовался её Вице-президент Герой Советского Союза академик О.Ю.Шмидт. В проведённом разборе и обсуждении предложенной конструкции, члены академии «подтвердили правильность доводов авторов проекта и, безусловную возможность, как изготовления материальной части, так и организации самого полета». Вскоре АН СССР, совместно с Главным управлением Гидрометеорологической службы при СНК, приступили к разработке программы научных работ, которая была завершена в рекордно короткие сроки. Попутно просчитали и стоимость изготовления материальной части, которая предварительно была определена «в сумме до одного миллиона рублей». Правда, как отметили в своём письме Молоков, Ушаков и Шмидт, требовалась тщательная проработка проекта, против чего осторожный В.М.Молотов возражать не стал.

Получив «высокое» благословение на разработку аванпроекта, начальник ГУ ГВФ Герой Советского Союза комдив Молоков направил 20 ноября 1939 г. письмо № 04581 Заместителю председателя СНК СССР Н.А.Вознесенскому, с которым направил «для…ознакомления материал по созданию геликостата и организации научной экспедиции дрейфующей в воздухе, технические условия и объяснительная записка.». Для ускорения положительного решения автор письма подготовил и проект постановления СНК СССР, которое выглядело следующим образом: «Секретно.

Проект.

Постановление СНК СССР.

г. Москва №.". " 1939 г.

"О постройке геликостата и организации экспедиции дрейфующей в воздухе".

Рассмотрев материалы, представленные ГУ ГВФ, совместно с АН СССР и ГУГМС при СНК, Совет Народных Комиссаров ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Начатые по инициативе Аэрофлота работы по созданию геликостата и организации научной экспедиции дрейфующей в воздухе одобрить.

2. Поручить Начальнику Аэрофлота т. Молокову В. С. совместно с АН (т. Шмидт) и ГУ ГМС (т. Ушаков):

а) Разработать план работ по подготовке материальной части и научного оборудования, проведению организационных мероприятий и подготовке экипажа;

б) Составить смету расходов по организации данного мероприятия, учтя как стоимость изготовления материальной части и оборудования, так и эксплуатационные издержки.

3. Указанные материалы представить для утверждения в СНК СССР к " ".. 19.. г.

Председатель СНК СССР: (Молотов)

Секретарь СНК СССР:»

Однако, рассмотрев материалы, ответственные лица приняли прямо противоположное решение:

«Тов. Вознесенскому Н. А.

Сов. Секретно.

Начальник ГУ ГВФ тов. Молоков В. С. вместе с Академией Наук и ГУ ГМС при СНК СССР представили докладную записку и проект постановления СНК Союза ССР о создании специального аэростата «Геликостат» и об организации на нем дрейфующей в воздухе экспедиции.

Сам аппарат «Геликостат» по мысли авторов проекта должен представлять собой свободный аэростат, снабженный геликоптерным винтом для того, чтобы иметь возможность перемещаться по вертикали без использования балласта.

Задачи поставленные перед такой дрейфующей в воздухе экспедицией охватывает комплекс вопросов, связанных с изучением атмосферы и процессов происходящих в ней. Геликостат рассчитывается на дрейф вместе с воздушной массой продолжительностью до 500–600 часов при средней высоте полета 3000–4000 метров и дальности в 25-dO тыс. км. Пассивно перемещаясь вместе с воздушной массой экипаж должен будет проводить различные наблюдения, измерения свойств циркулирующей в северном полушарии одной и той-же воздушной массы. Все эти наблюдения предполагается затем использовать для научного обоснования представлений об изменении режима погоды…

Секретариат КО считает нецелесообразным организацию дрейфующей в воздухе экспедиции по типу Папанинского дрейфа на льдине, или дрейфа ледокола "Седов" по следующим причинам:

а) Результаты научной работы экспедиции Папанина и ледокола "Седов" могут быть всегда использованы, так как характер морских течений, глубины океана, теплые течения, флора и фауна моря, остаются продолжительное время постоянными, чего нельзя сказать о процессах в воздушных массах.

б) Изучение атмосферы и динамики воздушной массы не без успеха проводится и сейчас при помощи радиозондов, самолетов, различных приборов, а также аэростатов в свободном полете.

в) Летательный аппарат "Геликостат" представляет собой сложную комбинацию аэростата и геликоптера. Такие аппараты раньше не строились и самое создание его и доведение до летного состояния потребует больших материальных затрат и связано с большими техническими трудностями, что не оправдывается копеечной целью поставленной перед такой дрейфующей экспедицией.

Прошу Вас подписать проект распоряжения КО об отклонении этого предложения.

(И.Сафонов) 20 декабря 39 г.»

Не следует упрекать секретаря одного из комитетов СНК И.Сафонова в некомпетентности по той причине, что с высоты сегодняшнего уровня знаний лишь пункт «в» возражений являлся обоснованным. Такие суждения вполне обосновывались познаниями того времени. Даже в случае признания правомерности первых двух пунктов, последний оставался самым главным — судьба экспедиции всецело зависела от успешности работ по геликостату, конструкция которого была ещё не отработана, а потому будущее такой экспедиции представлялось туманным. Поэтому предложение о свертывании программы следует признать до известной степени правомерным.

Пока первые лица обсуждали перспективы дрейфа в воздухе Попов и Манцевич решили напомнить о себе, направив 5 апреля 1940 г. письмо первому лицу государства И.В.Сталину, в котором отмечалось затягивание работ по данной теме, разработчики в частности писали: «В ноябре месяце 1939 г. Аэрофлот, АН СССР и ГУГМС, в лице их руководителей обратились с ходатайством на имя Председателя СНК-СССР о разрешении постройки указанного геликостата и организации работ по подготовке экспедиции дрейфующей в воздухе.

В течение последующего времени представленные материалы были рассмотрены замнаркома обороны Локтионовым и зампредседателя СНК Вознесенским, однако решения до сего дня еще не последовало.

Настоящим просим о поддержке преложенного мероприятия и ускорении вынесения решения в СНК СССР.»

Сталин, занятый решением более важных проблем, перенаправил бумагу с соответствующей визой Заместителю председателя СНК СССР Н.А.Вознесенскому, о чем секретариат ЦК и уведомил авторов письма. Не удовлетворившись отсутствием результата, озабоченные судьбой проекта изобретатели направили 19 мая 1940 г. повторное письмо (№ 102) зампреду СНК Н.А.Вознесенскому, в котором снова отметили необоснованное затягивание решением по проету: «Несмотря на истечение продолжительного срока времени (ноябрь-май) обращение еще не получило разрешения и реализация указанного мероприятия, несмотря на отсутствие возражений технического порядка и большую часть проведенных в последнее время работ, задерживается.

Настоящим, в целях внесения предельной ясности, просим об ускорении рассмотрения представленных и находящихся у Вас материалов.»

Предельную ясность внес маршал Ворошилов 23 мая 1940 г. в письме № 4767/5ко, разосланном в копиях В.С.Молокову, О.Ю. Шмидту и Е.К.Федорову, заменившему к этому времени Ушакова в должности начальника Главного Управления ГМС при СНК: «Правительство не считает целесообразным в данное время приступить к проектированию и постройке «Геликостата» для организации дрейфующей в воздухе экспедиции».

На прохождение бумаг по инстанциям требовалось некоторое время, поэтому на письме изобретателей появилась виза: «В дело. Вопрос решен. Авторы знают 2.6.40». Так геликостат превратился в еще один покрывающийся архивной пылью дерзкий замысел…



КРЫЛЬЯ НАД МОРЕМ

Торпедоносцы Ильюшина над Черным морем

канд. ист. наук подполковник Мирослав Морозов

Продолжение. Начало в ИА №/1/2003.


Начало 1943 г. было ознаменовано великой победой на Волге, оказавшей решающее влияние на весь ход боевых действий на южном стратегическом направлении в ходе зимне-весенней кампании. Советские войска перешли в решительное наступление, в ходе которого противнику пришлось оставить почти весь Северный Кавказ и южные районы России. В противоположность этим успехам линия фронта, примыкавшая к Черному морю, осталась неизменной. Решением Гитлера на Таманском полуострове были оставлены части 17-й немецкой армии, которые с этого т. н. «Кубанского плацдарма» угрожали повторным вторжением на Кавказ и приковывали к себе сравнительно крупную группировку советских войск.

Черноморский флот и его ВВС, находясь в подчинении у Северо-Кавказского фронта, приняли активнейшее участие в борьбе за этот плацдарм. «Ильюшины» 5-го ГМТАП бомбили днем позиции противника, ночью — порты Таманского полуострова и южного берега Крыма. В отдельных случаях проводились и дневные удары по крупным портам силами всего полка. В дневное время главной задачей для экипажей части являлись бомбовые удары по идущим в Анапу конвоям противника. Отдельные экипажи и пары торпедоносцев производили поиск конвоев и судов у крымских берегов, и ещё дальше — в северо-западной части Черного моря. Использовались «Ильюшины» и для защиты собственных коммуникаций от торпедных катеров и подводных лодок противника, для чего на части машин были смонтированы направляющие для четырех 132-мм осколочно- фугасных реактивных снарядов РОФС-132. Круг решаемых задач дополнялся дневной разведкой коммуникаций противника (специализированный разведполк был сформирован в составе ВВС ЧФ только весной 1943 г.) и выполнением спецзаданий — доставкой грузов крымским партизанам и сбрасыванием парашютистов в тылу врага. С конца февраля начались минные постановки в Керченском проливе. Практически каждый летный день боеготовые экипажи совершали по два, а то даже и три боевых вылета. Никогда ни до, ни после ни одна часть минно-торпедной авиации ВМФ СССР не действовала с такой интенсивность, как 5-й ГМТАП весной-летом 43-го.

Теперь обо всем по порядку.

Наибольшее число — 278 из 521 самолето-вылетов, сделанных самолетами части за первый квартал — пришлось на бомбовые удары по портам, войскам и морским коммуникациям. Наибольшему вниманию со стороны наших летчиков уделялось Тамани — по ней совершили 113 дневных и 20 ночных вылетов. Удары по прочим портам в сумме уступали этой цифре. По Керчи было сделано лишь 18 дневных и 25 ночных вылетов, по Анапе — 10 дневных, по Ялте — семь, по Феодосии — пять.

Особняком стоит дневной налет, произведенный силами всех 18 исправных «Ильюшиных» части по севастопольскому порту 30 марта. Обращала на себя внимание организация удара. Днем 29 марта экипажам была поставлена задача готовиться к удару по Констанце. Севастополь указывался в качестве запасной цели. Такая постановка задачи была сделана сознательно, чтобы ввести в заблуждение агентурную разведку противника, которая, по нашим данным, вела наблюдение за аэродромом полка (полк по- прежнему базировался на грузинском аэродроме Гудауты). Задачу планировалось выполнить бомбометанием с горизонтального полета в строю двух девяток. Ведущим первой был хорошо известный нам по прошлым боевым делам командир 63-й БАБР Герой Советского Союза полковник Н.А.Токарев, ведущим второй — командир 5-'го ГМТАП подполковник В.П.Канарев. Непосредственно перед ударом каждая девятка должна была развернуться по звеньям, каждое из которых наносило удар по своей точечной цели. За двое суток экипажи отработали порядок нанесения удара и по основной и по запасной цели, порядок действий в различных ситуациях. Утром 30-го, непосредственно перед взлетом, до летчиков довели, что удар будет наноситься по Севастополю. Опытный штурман эскадрильи С.П.Дуплий обеспечил точный выход на цель, а остальное, как говорится, было уже делом техники.

Благодаря принятым мерам нашим удалось добиться полной внезапности. Когда в 13:17 бомбардировщики появились над портом, их встретил разрозненный огонь трех зенитных батарей. С высот 2700–2900 м на корабли, стоявшие на рейде, было сброшено шесть ФАБ-250,184 ФАБ-100 и 10 ФАБ-50. Согласно записи в журнале боевых действий немецкого Адмирала Черного моря в результате прямого попадания было потоплено болгарское судно «Евдокия» (706 брт), служившее плавучей казармой для личного состава немецкой 1-й десантной флотилии. Румынский минный заградитель «Романия» получил осколочные повреждения. Определенный ущерб был нанесен портовым сооружения, в том числе складам и железнодорожному депо. Потери противника в личном составе составили пять убитых и 22 раненых немца, около 40 убитых и 70 раненых румын, а также девять погибших «добровольных помощников» — граждан СССР, находившихся на службе у Вермахта. Данный налет стал одним из наиболее успешных ударов флотских бомбардировщиков по порту противника, произведенному с начала войны. Основные слагаемые успеха достаточно очевидны — качественная подготовка налета и массирование выделенных сил.

К сожалению, далеко не всегда все делалось подобным образом. В подавляющем большинстве случаев летчики 5-го ГМТАП летали на бомбардировки той же Тамани как на работу — составом небольших групп или даже отдельных звеньев, без предварительной подготовки, по раз и навсегда установленному шаблону. В ряде случаев это оборачивалось серьезными потерями. Так, 5 марта при возвращении на аэродром от Тамани «Мессершмитты» перехватили группу из шести Ил-4 и сбили машину младшего лейтенанта Н.В.Митрофанова. Спустя шесть дней в аналогичных условиях под удар попала группа из четырех «Ильюшиных». Шедшие в качестве прикрытия четыре Як-7 в бой вступили лишь тогда, когда противник сам напал на них. К этому времени «мессеры» рее успели сбить бомбардировщик лейтенанта П.П.Дулькина, который упал в море. Успехи налетов по портам Керченского пролива на поверку оказались гораздо скромней, чем об этом докладывалось в военное время. С достаточно большой долей уверенности к жертвам Ил-4 можно отнести лишь быстроходную десантную баржу (БДБ) «F 535», которая, по немецким данным, была потоплена 27 февраля в районе Керчи.

Действия по прямому назначению — в качестве минно-торпедной авиации — занимали не более четверти от всей боевой работы. Отчасти это объяснялось тем, что на 1 января из всех 22 экипажей полка лишь восемь были обучены низкому торпедометании). За квартал торпедоносцы совершили 66 вылетов на «свободную охоту» (практически во всех случаях одиночными самолетами), совершив восемь торпедных атак. В годы войны считалось, что в результате их на дно пошло два транспорта и две баржи, а еще один транспорт получил повреждения. Реально успех имела лишь атака, совершенная торпедоносцем капитана И.Н.Василенко днем 22 января в районе Сулинского гирла. Благодаря случайному стечению обстоятельств, ему удалось атаковать стоявшее на якоре в ожидании подхода конвоя венгерское судно «Колошвар» (1030 брт). Капитан судна не ожидал нападения в районе, удаленном от кавказских аэродромов на 800 км, и потому понял, что к пароходу движется торпеда лишь в самый последний момент. Смертоносная сигара поразила судно в корму, уничтожив машинное отделение. Загорелась вытекшая из топливных танков нефть. Именно это и предопределило судьбу судна — не затонув в результате торпедной пробоины, оно полностью выгорело и не восстанавливалось. Кроме того, по нашим данным, погибла и пришвартованная в момент взрыва к борту парохода баржа, однако в документах противника нет никаких данных об этом. Потери экипажа «Колошвара» составили семь венгерских моряков и столько же немецких зенитчиков.

Что же касается остальных торпедных атак, то они оказались безуспешными. В трех случаях летчики не попали из-за уклонения судов, в двух случаях — атаковывались остовы судов, в одном случая торпеда затонула. 11 марта экипаж лейтенанта В.И.Минакова вышел в атаку на одиночную баржу у Ялты (по-видимому, остов румынской баржи «Саоне»), однако не учел глуби ны моря в точке сбрасывания, в результате чего торпеда зарылась в грунт.

Ввиду недостаточной эффективности действий одиночных торпедоносцев, в конце марта командование решило перейти к групповым ударам по данным воздушной разведки. Их целями были германские и румынские конвои у западного побережья Крыма, которые, несмотря на сравнительно большую удаленность от советских авиабаз, ходили с достаточно сильным охранением. Всего в первом квартале в ходе групповых действий черноморские торпедоносцы нанесли четыре удара (26, 27, 28 и 31 марта), в каждом случае силами четырех машин. По нашим данным, в ходе них было достигнуто лишь единственное попадание 28 марта, когда торпедоносцы (командиры экипажей Бабий, Минаков, Федоров, Алексеев) атаковали четыре БДБ в районе мыса Сарыч. По немецким сведениям атаке подвергся буксир, тянувший за собой лихтер. От такой цели трудно было ожидать интенсивного зенитного огня и энергичного маневра уклонения. Тем не менее, наши летчики промахнулись, а увиденный ими взрыв, по-видимому, был взрывом торпеды, ударившейся о скалистый берег. Впрочем, не исключено, что торпеды попросту прошли под мелкосидящими судами. Спустя три дня при атаке шедшего в сопровождении трех тральщиков танкера «Дрезден» зенитным огнем был сбит «Ильюшин» капитана В.Н.Беликова. Остальные экипажи наблюдали, как горящий Ил-4 спикировал на «транспорт» и врезался в него, после чего на атакованном судне наблюдался «взрыв и клубы дыма». Увы, и на этот раз увиденное не соответствовало действительности — «Дрезден» (140 брт), еще не раз подвергавшийся атакам советской авиации и подлодок, в конце мая 44-го был переведен через Босфор в Эгейское море, где в сентябре его захватили англичане. Под названиями «Айлай» и «Кронос» он проплавал под британским и греческим флагами до середины 60-х…

Гораздо больший успех имели действия Ил-4 в качестве минных заградителей, хотя с этой целью в течение квартала было произведено всего 66 вылетов. В феврале, когда нашему командованию стало окончательно ясно, что противник решил задержаться на Таманском полуострове всерьез и надолго, штабом флота был разработан план минной войны, предусматривавший минирование Керченского пролива. Первый вылет по данному плану состоялся в ночь на 26 февраля, затем, за вычетом нелетных дней, минирование продолжалось в течение всего марта. Для полетов использовался аэродром подскока в Геленджике, с которого выделенная для минирования четверка «Ильюшиных» в течение ночи могла совершить два-три вылета. Постановки обеспечивались гидросамолетами МБР-2, которые пытались подавить зенитные прожектора противника, стоявшие на обоих берегах пролива. Всего до конца марта самолеты выставили в проливе 44 якорные АМГ-1 и 21 донную A-I-1V. Следует отметить, что надеясь на скорое освобождение Тамани, командование ЧФ приказало ставить АМГ с самоликвидаторами на сроки от 10 часов до 10 суток, а прибор кратности на британских минах на первый импульс. Несмотря на низкую противотральную устойчивость подобных заграждений они имели неплохой успех. 9 марта у Еникале погибла БДБ «F 371». 14 марта у легендарной ныне косы Тузла погибла «F 136», а на следующий день — «F 475». Кроме того, ряд плавсредств получил повреждения. Немцам пришлось серьезно озаботится противоминной обороной пролива, подтянув сюда дополнительные силы зенитной артиллерии, кораблей и самолетов-тральщиков из состава З/MSGrl. Самым отрадным было то, что в ходе минных постановок в первом квартале мы не понесли никаких потерь. Вообще же боевые потери полка за обозначенный период составили всего три машины, ранее уже упомянутые в тексте. Небоевые оказались большими и составили четыре машины. Бились как молодые летчики, так и опытные, которые, по-видимому, просто не выдерживали интенсивной боевой нагрузки. Пополнение перекрыло потери и составило 13 новеньких ДБ-ЗФ с моторами М-88, полученных с завода № 23.


Ил-4 капитана Е.А.Лобанова, потерпевший аварию при взлете 4 февраля 1943 г.


В числе основных противников наших торпедоносцев, действовавших на Чёрном море, были немецкие быстроходные десантные баржи (БДБ) и трёхмоторные летающие лодки BV138, почему-то получившие у наших авиаторов название «Гамбург». Несмотря на казалось бы несерьёзную на первый ряд классификацию это были весьма опасные противники.


Изменение численности самолётов ДБ-ЗФ/Ил-4 в составе ВВС Черноморского флота
Квартал года Было к началу Боевые потери Небоевые потери Списано Поставки
1-й (январь-нарт) 15 3 4 - 13
2-й (апрель-июнь) 21 7 1 - 7
3-й (июль-сентябрь) 20 6 3 9
4-й (октябрь-декабрь) 20' 3 1 4 15
Итого 19 9 4 44

Предполетный инструктаж летчиков 2-й эскадрильи 5-го гвардейского минно-торпедного полка, 1943 г.


Апрель 43-го на Черном море был отмечен многочисленными нелетными днями, вследствие чего интенсивность действий полка заметно снизилась. На высоте 300 м висела 10-бальная облачность, в связи с чем посылать на поиск судов противника ударные самолеты просто не имело смысла. За месяц имело место всего 116 вылетов, в первую очередь на разведку (50) и нанесение бомбовых ударов (43). Такое большое число вылетов на разведку было неслучайным — в том месяце командование ЧФ впервые решило провести операцию на коммуникациях противника у западного побережья Крыма, где действия авиации были бы плотно увязаны с действиями подводных лодок. К 15 апреля в треугольнике Констанца-Одесса-Севастополь были развернуты подводные лодки «М-35», «Щ-209», «С-33» и «М-112», имевшие задачу всплывать в определенные часы для приема разведданных с самолетов- разведчиков о движении конвоев противника. В случае обнаружения лодки имели право покидать свои позиции для нанесения ударов, одновременно командование 5-го ГМТАП должно было посылать для удара находившуюся в готовности группу торпедоносцев и бомбардировщиков.

На практике все получилось далеко не так гладко. 17 апреля был обнаружен первый конвой, но лодки получили данные о его движении с большим запозданием и участие в ударе принимать не стали. В воздух поднялась пятерка «Ильюшиных», два из которых имели торпеды, а остальные — бомбы. Дело в том, что командование ВВС ЧФ и полка уже начало подозревать, что большинство встречаемых в море целей типа барж и мелких плавсредств слишком «малы» для торпед, и единственным средством для поражения их остаются бомбы. В 12:05 в районе мыса Симеиз был обнаружен конвой. Каково же было удивление летчиков, когда вместо «обещанных» разведчиком транспортов их взгляду предстали две ВДВ и четыре сторожевых катера. С учетом этого не удивительно, что успеха не добились ни низкие торпедоносцы, ни бомбившие со средних высот бомбардировщики. Увы, не обошлось без потерь. На обратном пути южнее Анапы был вынужден приводнится поврежденный зенитным огнем торпедоносец старшины А.Г.Литвякова. Интенсивные поиски, осуществлявшиеся в течение двух суток, результатов не дали…

Последующие действия в ходе совместной операции имели ещё меньший успех. Лишь один единственный раз — 23 апреля — подводной лодке «Щ-209» удалось использовать данные, поступившие от разведчика, и перехватить конвой. К сожалению, все, что удалось командиру лодки капитан- лейтенанту В.И.Иванову, так это помахать вслед удаляющимся судам — они уже проходили расчетную точку встречи.

На следующий день на перехват другого конвоя вылетела пятерка Йл-4, но ей не удалось обнаружить цель, после чего бомбардировщики отбомбились по Ялте, а торпедоносцы приземлились с торпедами. 25- го командование ЧФ дало приказ о прекращении операции. Ее нельзя считать совершенно неудачной. В ночь на 20 апреля подводная лодка «С-33» смелой атакой из надводного положения отправила на дно румынский транспорт «Сучеава» (5695 брт), но сделано это было вне какой-либо связи с оперативными замыслами командования. В то же время, участие 5-го ГМТАЙ в операции обусловило полное прекращение действий по плану минной войны и снижение числа вылетов торпедоносцев в течение месяца до десяти.

Кроме уже упомянутых случаев, они участвовали в атаке конвоя 10 апреля. В тот день в районе Евпатории пара торпедоносцев (Минчугов, Соловьев) и пара бомбардировщиков (Жестков, Андреев) атаковала германский танкер «Продромос», шедший в охранении румынских канонерских лодок «Гикулеску» и «Стихи». Хотя пилоты бомбардировщиков доложили о попадании одной бомбы в носовую часть танкера, он остался неповрежденным. В течение месяца два раза пары торпедоносцев вылетали на свободную охоту, но целей не обнаруживали. Во втором случае, 30 апреля, при посадке из-за неисправности в проводке загорелся «Ильюшин» лейтенанта В.Й.Минакова. Экипаж успел посадить и покинуть машину, а аэродромные службы потушили самолет.

Из действий бомбардировщиков в апреле стоит упомянуть лишь о налете девятки Ил- 4 на Севастополь 30 апреля. Снижение вдвое по сравнению с предыдущим налетом состава атакующей группы не могло не сказаться на результатах удара — реально они отсутствовали.

Тенденция к снижению уровня организации бомбовых ударов имела место и в дальнейшем. Так, 2 мая на Севастополь послали два Ил-4, а после того, как выяснилось, что из-за погодных условий они с заданием не справились, еще четыре. Долетело три, а оставшийся, из-за неисправностей в материальной части, отбомбился по запасной цели. На следующий день командование послало шестерку «Ильюшиных» на Констанцу. Удар, произведенный с высоты 2800 м, успеха не имел. Зато зенитчики эсминца «Реджеле Фердинанд» сбили неосторожно снизившийся Йл-4 капитана А.А.Зайцева, посланный вслед за ударной группой для фотоконтроля. Увы, даже к концу второго года войны наши авиационные командиры не понимали разницы между эффективностью налетов мелкими и крупными силами. То, что мелкие налеты можно было производить гораздо чаще, фактически ничего не меняло. Такие налеты, как правило, производились по раз и навсегда отработанному шаблону, который очень легко «вычислялся» противником. Далее следовало принятие ответных мер, в результате которых наши удары, в лучшем случае, полностью утрачивали эффективность, в худшем — мы несли жестокие потери.

Продолжались вылеты комбинированных групп торпедоносцев и бомбардировщиков на коммуникации противника. 7 мая группа из четырех самолетов «опростоволосилась» при атаке двух немецких буксиров у Евпатории, спустя два дня другая не смогла добиться успеха при атаке небольшого немецкого конвоя у мыса Айтодор. Единственный входивший в состав группы торпедоносец оторвался от бомбардировщиков и вышел в атаку на 5 минут раньше. Подобная «эффективность» не осталась незамеченной штабом ЧФ. В тот же день начальник штаба флота контр-адмирал Елисеев передал в штаб ВВС приказание командующего флотом подготовить для действий на коммуникация группу из четырех торпедоносцев, а до того включать в состав ударных групп только бомбардировщики. Это указание оказалось весьма своевременным.


К началу Великой Отечественной войны 2-й МТАП ВВС ЧФ был оснащён бомбардировщиками-торпедоносцами ДБ-ЗФ М-87. Основная часть самолётов окрашивалась в однотонный защитный цвет, а недавно поступившие с авиазаводов машины, как явствует из документов полка, не были покрыты серебристым лаком и не имели даже бортовых номеров.



В ходе войны самолёты неоднократно перекрашивались, что очень хорошо видно на снимках. Кроме того, с учётом боевого опыта, изменялись и схемы камуфляжей. Так, в 1942 г. в полку появились самолёты в чёрно-зелёном камуфляже, а в 1943-м — в двухцветном зелёном.

Изменялись и стили написания бортовых номеров.


Дело в том, что еще в конце апреля группа ветеранов полка, в том числе такие известные летчики как майор Ф.М.Чумичев, капитаны Ф.Д.Козырин, М.А.Бесов и И.Н.Василенко, была переведена на Тихоокеанский флот, а вместо неё на ЧФ прибыла группа необстрелянных тихоокеанцев. Для подготовки их к боевым действиям в реальных условиях требовалось время, а его-то как раз

обычно и не предоставляли. В результате почти на два месяца вылеты с торпедами прекратились. Все ударные группы стали чисто бомбардировочными, что, правда, не особенно отразилось на результатах налетов. Фактически их не было, чего нельзя сказать о потерях. Самой болезненной оказалась гибель командира 2-й эскадрильи полка майора Д.М.Минчугова. 14 мая во главе пятерки самолетов он вылетел для атаки конвоя ВДВ, шедших из Ялты в Анапу. Баржи, имевшие на борту вполне приличный арсенал современного зенитного оружия, яростно отстреливались, поставив на пути атакующих самолётов плотную огневую завесу. Одна из очередей угодила прямо в бомбоотсек самолета, когда он заходил на цель. Бомбардировщик исчез в огненной вспышке.


Торпедоносцы ДБ-Зф атакуют конвой, снимок сделан с румынского минзага «Мурджеску», 1943 г.


Зенитные расчёты минзага «Мурджеску» готовятся к отражению атаки советской авиации, осень 1943 г.


Атаку торпедоносцев на конвой румынский эсминец «Р.Фердинанд» отбивает огнём из 120-мм орудий главного калибра.


За два месяца до рокового вылета участник войны с первого дня Дмитрий Минчугов был представлен командованием к награждению званием Герой Советского Союза. Оно получилось посмертным 1*

В тот же день с разведки не вернулся самолет младшего лейтенанта А.Ф.Соловьева. Спустя восемь дней по той же причине пропал без вести экипаж старшего лейтенанта А.Т.Шевченко. Оба они, как представляется, стали жертвами истребителей противника, которые весной 1943 г. в период воздушного сражения над Кубанью резко активизировали свою деятельность.

В мае самолеты полка возобновили минные постановки. Сначала они осуществлялись в счет реализации старого плана по минированию Керченского пролива, но после указаний Наркома ВМФ были перенесены на Северо-западный район Черного моря. В первую очередь минированию подвергались судоходные устья Дуная, а также район порта Сулина, где грузы для фронта перегружались с речных судов на мореходные. Впервые мины там были поставлены в ночь на 24 мая — тройка Ил-4 поставила шесть английских донных мин. Спустя двое суток состоялась первая постановка в Днепрово-Бугском лимане. Всего в мае самолеты 5-го ГМТАП выставили 20 мин в плановых районах (четыре в Керченском проливе, восемь на Дунае и такое же число на Днепре) и еще две мины в запасном районе — Севастопольской бухте. Внезапный перенос усилий на тыловые коммуникации противника увенчался полным успехом. Уже 26-го — через два дня после первой постановки — на мине у Килии погиб румынский пароход «Измаил» (1200 т), а спустя сутки — пассажирский пароход «Михай Витежул» (1000 т). Потери на майских заграждениях продолжились и в начале июня, когда в районе Исакчи погибла баржа «Дунареа» и два лихтера.

Однако штаб ВВС ЧФ, не располагавший достоверными данными о потерях противника, в это время решил сделать очередной перерыв в минной войне, возобновив ее только во второй половине месяца. Снова минировался Дунай (18 донных мин), Днепровский лиман (четыре мины АМГ), подходы к Сулине (восемь АМГ) и к Констанце (10 АМГ). К тому времени противник уже стянул в устье Дуная тральные силы, а также части зенитной артиллерии. Наши успехи прекратились; правда, не было и потерь. Для того, чтобы гибель судов противника продолжалась, следовало осуществлять постановки в совсем иных масштабах, что, конечно же, было не по силам одному полку. Действовавший с конца апреля на театре 36-й МТАП, укомплектованный «Бостонами», являлся минно-торпедным лишь по названию — для боевой работы по прямому назначению он не имел ни соответствующего оборудования, ни подготовленного личного состава. Чтобы подвести окончательный итог деятельности 5-го ГМТАП в мае, следует заметить, что его самолеты совершили 73 вылета, в т. ч. 28 на бомбовые удары, 26 на разведку, три на торпедные удары, 10 на постановку мин, два на выполнение спецзаданий и четыре на прикрытие кораблей. Потери, как уже указывалось ранее, составили четыре Йл-4.

Боевая работа в июне в целом по своему характеру повторяла майскую — многочисленные вылеты на разведку, дневные бомбовые вылеты против конвоев и ночные по портам. Параллельно проходило обучение торпедным ударам, что позволило к 1 июля иметь в составе части 23 обученных низкому торпедометанию экипажа из 25. 29 июня после длительного перерыва пара торпедоносцев вылетела на «свободную охоту», но целей не обнаружила. Бомбардировщикам в море удалось добиться лишь единственного подтвержденного успеха, когда пятерка «Ильюшиных», ведомая лейтенантом В.И.Минаковым, повредила прямым попаданием ФАБ-100 с горизонтального полета немецкий каботажный теплоход «Хайнбург» (378 брт).

Довольно интенсивно велось минирование. Между 17 и 29 июня самолеты полка произвели с этой целью 33 самолето-вылета и сбросили 41 мину (в т. ч. одну аварийно) в устье Днепра (четыре А-1-4), Дуная (18 А-1- 4 и 1 АМГ), на подходах к Констанце (10 АМГ-1) и Сулине (семь АМГ). На одной из мин 2 августа в районе Очакова погиб лихтер «Пьерре», хотя нельзя исключить того, что он подорвался на старых оборонительных постановках 41-го года.

Потери в течение месяца составили три машины: младшего лейтенанта Б.П.Воротынцева, не вернувшегося с воздушной разведки 12 июня, лейтенанта В.И.Минакова, потерпевшего аварию при посадке в тот же день, и лейтенанта В.В.Андреева, не вернувшегося с ночной бомбардировки Керчи в ночь на 13-е. Впоследствии, после возвращения из плена, Андреев утверждал, что его самолет после выполнения задачи был таранен вражеским ночным истребителем, который после этого также упал в Азовское море. Утром, пришедший за немецкими летчиками спасательный катер поднял из воды и Андреева — единственного спасшегося из экипажа Ил-4.

В третьем квартале деятельность полка на вражеских коммуникациях заметно активизировалась, хотя общее число вылетов продолжало оставаться примерно на уровне 60–70 в месяц, т. е. не более трех на один боевой экипаж. Добиться этой активизации удалось за счет сокращения боевой работы на сухопутном фронте — летом 43-го она осуществлялась лишь эпизодически, а с осени и вовсе сошла на нет. Так, в июле из 61 вылета на первом месте по интенсивности были минные постановки (26), на втором — полеты на «свободную охоту» с торпедами (19), на третьем — дневные бомбоудары по кораблям в море или ночные по портам (14).

На воздушную разведку было совершено лишь два вылета. Такое сокращение было, очевидно, связано с появлением в составе ВВС ЧФ специализированного разведывательного полка. Однако, вскоре выяснилось, что при существующей системе, когда разведчики 30-го РАП имели связь лишь со штабом ВВС ЧФ, полученные от них данные из-за большого опоздания не могли использоваться для организации ударов. В результате из 19 вылетавших торпедоносцев 17 вернулись, не обнаружив целей. Только в начале августа организация данного вопроса поднялась на удовлетворительную высоту. С этого месяца вылеты на «свободную охоту» прекратились, полностью уступив ударам по данным воздушной разведки. Вторым тактическим новшеством явился переход от групп торпедоносцев и бомбардировщиков из состава 5-го ГМТАП, к группам, организуемым из состава обоих минноторпедных полков дивизии (в июле 63-я БАЕР была переформирована в 1-ю МТАД). При этом роль торпедоносцев играли «Ильюшины» 5-го ГМТАП, а бомбардировщиков — «Бостоны» 36-го МТАП.

Вот лишь некоторые наиболее характерные примеры ударов, произведенных экипажами флотских Ил-4 в третьем квартале 1943 г.

Вечером 6 июля воздушная разведка обнаружила конвой, идущий в Севастополь с запада. В течение ночи командование ЧФ попыталось развернуть для его атаки три подлодки, а утром организовать удары торпедоносцев и бомбардировщиков. Из лодок в атаку удалось выйти лишь «Щ-201» капитана 3 ранга П.И.Парамошкина. Командир, совершавший первый самостоятельный поход, дал залп из надводного положения на циркуляции, пытаясь поразить две цели. В этот момент он был замечен с румынского эсминца «Марасешти». Суда успели уклониться, а эсминец контратаковал субмарину глубинными бомбами и повредил на ней электромотор. Тем не менее, считалось, что в результате атаки был поврежден один из транспортов (реально конвой включал румынский транспорт «Ардял» и болгарский «Варна»), который, якобы, был обнаружен утром, отставшим от каравана. Вылетевшая шестерка торпедоносцев цель не обнаружила, но это удалось пятерке бомбардировщиков. Несмотря на то, что атака совершалась с высоты около 2000 м, вражеские зенитчики продемонстрировали хорошую меткость. Эсминец «Марасешти» сбил один Ил-4, транспорт «Ардял» — подбил другой, добитый подоспевшими к месту боя истребителями. Погибли экипажи ст. лейтенантов Д.И.Тункина и В.К.Васькова.

Вечером 18 июля самолеты 5-го ГМТАП атаковали конвой в 55 милях от мыса Лукулл. Сначала по нему безуспешно отбомбилась пятерка «Ильюшиных». Спустя два часа для поиска цели в этот же район прибыли торпедоносцы, пилотируемые лейтенантом В.И.Минаковым, старшим лейтенантом В.Ф.Бубликовым и капитаном В.Е.Аристовым. Конвой был обнаружен, но атака не удалась. В момент выхода на боевой курс торпедоносцы атаковал немецкий противолодочный гидросамолет. Торпеды были сброшены неточно, а Аристов замешкался и не сбросил торпеду вовсе. При выходе из атаки он попал в дымку, потеряв своего ведущего и цель.

1 августа командир дивизии Н.А.Токарев приказал атаковать очередной караван силами четырёх торпедоносцев и десяти «Бостонов» 36-го МТАП. Жизнь внесла свои коррективы, в результате чего группа торпедоносцев уменьшилась вдвое. Следующей случайностью стала встреча «Бостонов» с четверкой «Мессершмиттов» вскоре после вылета с геленджикского аэродрома. Один бомбардировщик оказался сбит, остальные в ходе боя сбросили бомбы и вернулись на свой аэродром. В результате караван атаковали только пара Йл-4 В.Ф.Бубликова и А.Р.Ковтуна. Летчики сблизились с целью на небольшую дистанцию, но поразить ее не смогли. Лишь на охотнике «Ксантен» имелись раненые от пулеметного огня. Противник, в свою очередь, также не добился успеха даже несмотря на то, что суда прикрывались пятью истребителями.

Утром 7 августа два звена торпедоносцев последовательно атаковали румынский конвой у Сулины. Первая тройка доложила о потоплении 3000-тонного транспорта, но на самом деле торпеды прошли вблизи канонерской лодки «Гикулеску». Вторая тройка, ведомая капитаном Аристовым (второй вылет в качестве торпедоносца), не имела даже видимого успеха.

1* Тем же указом от 24 июля 1943 г. высшей правительственной награды были удостоены командир 3-й эскадрильи 5-го ГМТАП полка майор Г.Г.Черниченко и штурман полка майор А.Ф.Толмачев.


Постановка боевой задачи. Слева направо: командир 1-й эскадрильи капитан С.М. Осипов, штурман эскадрильи капитан С.П. Дуплий, командир звена старший лейтенант В.Ф.Бубликов, командир 1-й МТАД полковник Н.А.Токарев, командир звена старший лейтенант Н.И.Карбузанов, командир звена старший лейтенант Д.Ф.Бабий, 1943 г.


Вряд ли такой исход боя удивляет. В отчете 1-й МТАД за 3-й квартал 1943 г. без лишних эмоций сказано: «Прицелом ПТН-5 (экипажи торпедоносцев — Прим. Авт.) пользуются только для определения дистанции сбрасывания. Самолет на цель наводит сам летчик, он же определяет и вынос точки прицеливания» (см. ОЦВМА, ф. 149, д. 13136, л.16).

Иными словами, штурман не принимал участия в расчете элементов торпедной атаки, а связанный пилотированием летчик мог наводить лишь крайне примитивно — целился в форштевень. Попасть при таком способе прицеливания можно было лишь с пистолетной дистанции, а вражеские зенитки и истребители, как правило, не допускали этого. Делалось все это не от «хорошей жизни», а потому, что у большинства экипажей штурманы имели лишь самую начальную подготовку, являясь «сержантами военной поры». Более опытные командиры и штурманы эскадрилий летали не часто, только в том случае, если эскадрилья вылетала полным составом, а этого-то, как правило, и не производилось.

В общем, командование полка правильно понимало суть проблемы и методы её решения. Уже в следующий групповой удар 10 августа в составе экипажа Аристова вылетел комиссар полка майор А.Е.Забежанский. Всего тем вечером для выполнения боевой задачи в воздух поднялось шесть торпедоносцев и три бомбардировщика «бостон», однако из-за неполадок по одному самолету из каждой группы было вынуждено вернуться в Геленджик. По замыслу командования торпедоносцы должны были нанести удар двумя звеньями одновременно с бомбардировщиками. На практике все, конечно же, получилось иначе.

Первыми атаковали лишь два торпедоносца из первого звена — ведущего капитана В.И.Федорова и ведомого В.Е.Аристова. И если сброшенная с довольно большой дистанции торпеда Федорова прошла перед целью, то стрелявший с дистанции не более 800 м Аристов добился попадания в машинное отделение немецкого парохода «Бой Федерсен» (6689 брт; быв. советский «Харьков» потопленный немецкой авиацией в Николаеве в 1941 г., но поднятый и введенный в строй). Однако отважному пилоту и его экипажу не повезло: уже в следующую минуту он был сбит прямым попаданием 102- мм снаряда с румынской канлодки «Гикулеску». Почти сразу же вслед за первым звеном атаковали торпедоносцы старшего лейтенанта Н.И.Карбузанова и младшего лейтенанта С.М.Самущенко. При сближении с целью им досталось меньше, но противозенитный маневр первого звена помешал им выйти в атаку. По-видимому, Самущенко освободился от торпеды с большой дистанции, а Карбузанов был вынужден выйти в атаку повторно, уже после того, как он пролетел над конвоем. В последний момент капитан «Бой Федерсена» попытался уклониться от торпеды, переложив руль круто на левый борт, но не тут-то было. Сброшенная с небольшой дистанции торпеда попала в угольный бункер со стороны правого борта (предыдущая торпеда попала в левый).

К сожалению, в ходе длительного маневрирования «Ильюшин» Карбузанова получил многочисленные попадания снарядов малокалиберной артиллерии, в результате чего вышел из строя один из моторов. До базы летчик не дотянул — сел в море, а его поиски успехом не увенчались. В 20:30, спустя восемь минут после атаки бомбардировщиков, поврежденное судно с высоты 1500 м пробомбила пара «Бостонов». По немецким данным, разрывы 16 ФАБ-100 легли настолько близко к правому борту, что вызвали дополнительное затопления шестого трюма. Последним, в 20:43, свою торпеду сбросил отставший от общей группы Ил — 4 старшего лейтенанта В.К.Скробова. Хотя он и наблюдал после атаки столб дыма, успеха ему добиться не удалось, как и находившейся в районе боя субмарине «Д-4», которая произвела четырехторпедный залп по конвою в 20:19.



Впрочем, и без этого судьба «Бой Федерсена» оказалась предрешена. Предпринятая немецким командованием спасательная операция успехом не увенчалась — утром 11 августа пароход затонул. Данный транспорт стал наиболее крупным судном, потопленным черноморской авиацией в годы войны, вторым и предпоследним успехом, одержанным нашими торпедоносцами на данном театре. К причинам одержанного успеха следует причислить не только «партайный наказ» погибшего комиссара, но и очевидные ошибки, допущенные немецким командованием. Зная из данных радиоперехвата, что караван обнаружен нашей воздушной разведкой, оно сочло возможным прекратить его истребительное прикрытие с началом наступления сумерек. Сумерки помогли торпедоносцам подойти незамеченными на сравнительно небольшую дистанцию, а предотвратить атаку одним зенитным огнем корабли охранения просто не успели. К сожалению, все это стало результатом случайного стечения обстоятельств, поскольку ничего подобного в дальнейшем не повторялось.

До конца квартала пилоты 5-го ГМТАП участвовали еще в шести групповых ударах по вражеским конвоям. Все они, за исключением последнего, о чем мы расскажем особо, напоминали друг друга. Как правило, удар осуществлялся силами одних низких торпедоносцев в количестве от двух до шести машин на основании предварительных данных воздушной разведки. Вот описание одного из классических ударов, осуществленных тройкой «Ильюшиных» днем 19 сентября данное Героем Советского Союза В.И.Минаковым в его книге «Командиры крылатых линкоров».

«Три экипажа торпедоносцев заступили в готовность. Ведущим назначен я. День серенький, дождливый, порывистый ветер гонит над аэродромом клочья облаков. Приказание на вылет поступает, как всегда, неожиданно: нанести удар по транспорту, следующему в составе конвоя в Севастополь.

Предварительное решение: атаковать цель с ходу, с разных направлений. Это позволит сковать маневр транспорта, рассредоточить зенитный огонь. Впрочем, бой есть бой. На месте все будет виднее.

Стартуем. Справа от меня летит Дурновцев, слева Ковтун. Пилотирование машин на малой высоте затрудняет болтанка, однако ведомые держат строй уверенно. Подниматься не имеет смысла: скоро район цели.

Конвой обнаружили на встречном курсе. Сигналом подаю команду: разойтись для атаки! Сам, чуть задержавшись, захожу под углом тридцать-сорок градусов к направлению движения транспорта. Расчет на то, что, уклоняясь от атаки ведомых, он подставит мне борт.

Не тут-то было. Дурновцев и Ковтун оттянулись назад и продолжают лететь со мной. Не поняли команды? Под огнем зениток эволюциями самолета вновь указываю — атаковать с разных направлений. Они попрежнему идут за мной.

Выйти из атаки и повторить все сначала? Нет, тут не полигон. Противовоздушная оборона конвоя издали разгадает маневр, и потерь не миновать.

Не знаю, как объяснили себе гитлеровцы наше намерение — торпедировать транспорт с носовых курсовых углов, но маневрировать не стали.


Гибель транспорта «Бой Федерсен» 10 августа 1943 г.


Довернув вправо, чтобы увеличить угол атаки, иду на сближение. Огонь усиливается. Подключаются "эрликоны", пулеметы. Сзади заходят два самолета противника, прикрывающие конвой. — Сброс! Ведомые делают то же.

Транспорт круто поворачивает на торпеды. Наша ошибка очевидна.

Маневрируя, выхожу из зоны огня. Досаде нет предела. Черт знает что! Будто за тем и летели, чтобы нам насажали дырок…

— Панов, доложи на командный пункт: цель уклонилась.

Пошлют других. Нельзя же позволять разгуливать по морю обнаруженному конвою.

На земле мрачно осведомляюсь у ведомых, почему не выполнили, команды.

— Думали, групповой удар…

— А сигналы?

Пожимают плечами: не поняли, было не до того…

И ведь не новички, особенно Ковтун. Привыкли действовать по шаблону.

— Ну ладно, ждите. Научат вас понимать!

Меня — тем более. Как готовить подчиненные экипажи, разрабатывать предварительный замысел. Самонадеянность…

На следующий день на разбор прибыл недавно назначенный на Черноморский флот начальник штаба ВВС полковник Петров. Выслушал наши объяснения, сделал общие замечания по организации торпедных ударов.

Ясно: выводы в письменной форме.

Через день нас с Прилуцким (штурман в экипаже Минакова — Прим. Авт.) вызвали в штаб дивизии, ознакомили с шифротелеграммой. Указывались наши ошибки при атаке, делались серьезные предупреждения.

Само собой, не остались без внимания и Ковтун с Дурновцевым.

Да, миновало то время, когда было простительно "мазать"…»

К этому следует добавить, что по немецким данным безуспешной атаке подвергся конвой (прорыватели минных заграждений «Шпеербрехер 192», «Шпеербрехер 193», ВДВ «F 573», «F 594», «F 559», теплоход «Эсте»), совершавший переход из Констанцы в Сулину. Следовательно, даже вылетая по данным воздушной разведки, торпедоносцы вышли на совсем другую цель. Второй момент, который вытекает из данного описания — ведущий группы торпедоносцев не имел непосредственной радиосвязи с ведомыми и был вынужден пытаться управлять их действиями посредством эволюций. То есть самолеты были радиофицированы, но могли поддерживать связь только через стрелков- радистов, что в условиях боя было весьма не оперативно. Возможность подключать самолетное переговорное устройство СПУ к радиостанции никто не реализовывал.

Пытаясь повысить недостаточно высокую результативность, командование прилагало большие усилия по организации сосредоточенных ударов по конвоям одновременно несколькими группами самолетов. Одна из наиболее крупных попыток имела место 22 сентября. В тот день воздушная разведка обнаружила крупный конвой, шедший из Севастополя в Констанцу. Хотя первое обнаружение каравана состоялось в 06:10, удар состоялся лишь спустя 9,5 часов, уже когда суда подходили к мысу Олинька близ устья Дуная. Многочасовая подготовка не смогла предотвратить кучу накладок. Вылетевший для наведения Ил-4 обнаружил другой конвой, и пока его пилот разобрался в своей ошибке, израсходовал все горючее и вернулся на базу. Вместо запланированных для удара четырех низких и трех высотных торпедоносцев (первый случай применения на ЧФ), пяти бомбардировщиков и трех «Бостонов», выполнявших функции истребителей, в воздух поднялись только три низких и один высотный торпедоносец, три бомбардировщика и два истребителя. Ударная группа без дальнейших происшествий настигла цель.

По немецким данным, первой в атаку вышла тройка низких торпедоносцев (командиры экипажей А.Г.Пресич, А.И.Жестков, Е.А.Лобанов). Их цель оказался румынский минный заградитель «Мурждеску», открывший эффективный огонь из 102-мм орудий и повернувший прямо на самолеты. Торпедоносцы не выдержали огня и освободились от своего груза на дистанции 4000–5000 м. Один из пилотов торпеду не сбросил, резонно посчитав, что залп не имеет шансов на успех. Ведущий ударной группы капитан Н.Д.Саликов сбросил с высоты 700 м парашютную торпеду, однако на немецких судах этот факт остался незамеченным. В заключении свои бомбы (шесть ФАБ-250) с высоты 1800 м сбросила тройка «Бостонов». Экипажи наблюдали взрывы на расстоянии не ближе 200 м от судов. Что заставило атаковать с такой высоты не понятно. Явно не зенитный огонь, который в тот момент был сосредоточен на низких торпедоносцах, и позволил капитану Саликову атаковать с гораздо меньшей высоты. Возможно, отгадка кроется в следующей фразе из отчета 1-й МТАД за четвёртый квартал 1943 г.: «Наивыгоднейшей высотой бомбометания с горизонтального полета по плавсредствам противника является высота 2700–3100 м. С этой высоты прекрасно просматривается цель, угловое перемещение цели достаточно для того, чтобы точно прицелится и осуществить боковую наводку. Как правило, автоматы до этой высоты не достигают и опасность от зенитной артиллерии — только от орудий» (ОЦВМА, ф. 149, д. 13137, л. 16).

Иными словами, недостаточно подготовленным штурманам не удавалось прицелиться при быстром угловом перемещении цели, а опасность от огня зенитных орудий считалась большой «по умолчанию», даже без попытки учета конкретных условий. Возвращаясь же к удару 22 сентября, следует заметить, что в результате удара торпедоносцев считалось поврежденным «судно в 3000 т», которое вскоре переломилось и затонуло. Реально же конвой — минзаг «Мурждеску», танкер «Продромос», тральщики «R 165», «R 205», охотники «Uj 2301», «Uj 2302», «Uj 2304» — никаких потерь не понес. Не понесли их и мы, хотя двум «Бостонам» пришлось вступить в тяжёлый бой с двумя BfllO и парой FW190. По докладу экипажей, один из «фокеров» был сбит.

Из немногочисленных вылетов в качестве бомбардировщиков следовало бы, пожалуй, отметить лишь дневной налет на Севастополь 26 сентября. Учтя предыдущие ошибки, командование 1-й МТАД впервые решило нанести бомбовой удар по судам в Южной бухте всем составом дивизии. Накануне (точная дата не ясна; по-видимому, 23 сентября) воздушная разведка обнаружила и сфотографировала в бухте два крупных транспорта водоизмещением в 6000 и 10.000 т. Поскольку крупные вражеские суда на Черном море можно было пересчитать по пальцам, легко понять, какой ажиотаж это вызвало в штабе дивизии. К сожалению, к немедленному удару она оказалась не готова. Требовалось составить четкий план, отработать его с экипажами, проверить надежность дополнительных топливных баков у Пе-2 из состава 40- го БАП, который ранее с ними на такое расстояние не летал. То же касалось и «Аэркобр» 11-го ГИАП, которым предстояло выступить в роли истребительного прикрытия. Порядок нанесения удара предусматривал последовательный с небольшим интервалом удар по намеченным целям семью группами бомбардировщиков (две группы Ил-4, три пятерки «Бостонов» 36-го МТАП, пятерка и семерка Пе-2). Добиться выполнения намеченного было тем более нелегко, если учесть разницу в скоростях самолетов разных типов и ограниченность времени полета у Пе-2. В роли «застрельщиков» должны были выступить вылетавшие первыми «Ильюшины».


Результаты боевой деятельности экипажей самолётов ДБ-ЗФ/Ил-4 в составе ВВС Черноморского флота
Квартал года Число самолёто-вылетов* Число самолёто-атак Расход торпед Результаты Потери торпедоносцев
1-й квартал (январь-март) 16+66=82 8 8 потоплен 1 ТР 1
2-й квартал (апрель-июнь) 10+6=16 7 7 - 1
3-й квартал (июль-сентябрь) 59+19=78 34 34+3**=37 потоплен 1 ТР 2
4-й квартал (октябрь-декабрь) 42+88=130 38 36 потоплена 1 БДБ 2
Итого 306 87 82 АН и 6 АВА потоплены 2 ТР и 1 БДБ 6
* Первая цифра — самолёто-вылеты по данным разведки, вторая — на «свободную охоту». ** Сброшены из-за различных причин не по целям.

Подготовка бомбардировщика к вылету. В центре — летчик Александр Ковтун. 9 сентября 1943 г.

Заместитель командира эскадрильи капитан Евгений Лобанов. В 1944 г. удостоен звания Героя Советского Союза.



Головную четвёрку вёл сам командир дивизии Н.А.Токарев со своим флагманским штурманом, участником первого налета на Берлин Героем Советского Союза П.И.Хохловым. Следом шла пятерка Ил-4, ведомая Е.А.Лобановым и штурманом эскадрильи С.П.Дуплием. Наличие большого числа опытнейших авиаторов обеспечило почти точное выполнение плана, но не успех налета. Дело в том, что когда в 14:59 26 сентября первая группа бомбардировщиков появилась над портом, вражеских судов уже и след простыл. Не стояли они так подолгу в Севастополе. Документы противника, которыми располагает автор, не позволяют установить, что за транспорта могли быть обнаружены в Севастополе.

В результате удар пришелся практически по пустому месту. В журнале боевых действий немецкого Адмирала Черного моря значится, что на Южную бухту сброшено с 19 самолетов (возможно, не все группы отбомбились по цели) около 50 бомб, нанесших незначительные повреждения портовым объектам. Погиб один немец из персонала порта. Наши потери оказались большими. Огнем зенитной артиллерии был сбит Ил-4 старшего лейтенанта В.К.Сщюбова, который попал в немецкий плен. Не дотянул до родного аэродрома и один из Пе- 2, а «Ильюшину» В.Алексеева это удалось лишь с большим трудом. В этом бою счет оказался не в нашу пользу, но его опыт был учтен при организации масштабного удара по Констанце 20 августа 1944 г.

Минная война в третьем квартале велась довольно интенсивно, хотя и с меньшим успехом, чем раньше. Самолеты полка осуществили с этой целью 82 вылета, выставили 32 мины АМГ-1 и 72 А-1-4. По объему минирования на первом месте продолжал оставаться Дунай (66 А-1-4). затем шли Днестровский лиман (18 АМГ-1) и подходы к Сулине (12 АМГ-1). По-видимому, наиболее значимым их успехом стал подрыв утром 13 августа в районе Бугаза небольшого танкера «МТ 2» (425 брт). Судну удалось выброситься на отмель, благодаря чему позднее оно было отбуксировано для ремонта на одну из австрийских верфей, где в апреле 45-го стало советским трофеем. Кроме того, 21 сентября в устье Дуная погиб румынский буксир, а на следующий день — небольшой пассажирский пароход «Лидия». В этом квартале при минных постановках не обошлось без чувствительных потерь. 21 августа при взлете потерпел катастрофу Ил-4 командира 1-й эскадрильи полка капитана С.М.Осипова. Весь экипаж погиб. В ночь на 15 сентября не вернулся с боевого задания экипаж старшего лейтенанта Д.Ф.Бабия. Его самолет был подбит над Дунаем зенитками. Покинуть горящую машину удалось только пилоту. Далее последовал плен, несколько попыток побега, лагерь смерти в Дахау, откуда Дмитрий был освобожден нашими солдатами весной 45-го…

В начале осени 43-го на остававшемся долгое время стабильным Черноморском театре стали происходить стремительные изменения. Связано это было в первую очередь с успешным наступлением советских войск на Кубани и Левобережной Украине. Противник покидал прибрежные районы, оставлял порты, его старые коммуникации отмирали, появлялись другие. В октябре был полностью эвакуирован Кубанский плацдарм, и почти одновременно войска 4-го Украинского фронта блокировали с суши Крым. 30 октября началась Керченско-Эльтигенская десантная операция войск Северо-Кавказского фронта, и почти одновременно началось наступление через Сиваш. Ударные силы фронтов, наступавших в предыдущие месяцы, оказались для этого совершенно недостаточны ни по численности, ни по подготовке. Расчет строился на том, что немецкое командование само будет эвакуировать Крым, а мы сумеем, ворвавшись «на плечах», нанести противнику новое поражение. Однако, почти точно так же, как в начале года это произошло на Кубани, решением Гитлера планировавшаяся сухопутным командованием эвакуация была запрещена, а сам полуостров объявлен «крепостью». Немцы и их румынский союзник заняли жесткую оборону, прорвать которую нам тогда не удалось, в этих условиях главной задачей Черноморского флота стала морская блокада Крыма, к которой в полном объеме привлекался и 5-й ГМТАП.

Особенно наглядно это видно из распределения самолето-вылетов по задачам. Из 186 вылетов, осуществленных за четвёртый квартал, 130 приходились на полеты торпедоносцев. На втором месте оказалось минирование (25 вылетов), на третьем (14) — ночные бомбовые удары по портам Крыма. Увы, решительный поворот минно-торпедной авиации лицом к морю не ознаменовался резким увеличением результативности авиаударов. Этому видятся две главные причины: во-первых, в условиях резко увеличившегося движения на коммуникациях в Северо-Западной части Черного моря немногочисленная разведывательная авиация не успевала обеспечивать торпедоносцы необходимыми данными. Парадоксально, на факт: на снижение успехов прямо повлияло перебазирование 36- го и 40-го авиаполков, а также части 30-го РАП на расположенный в Северной Таври аэродром Скадовск, состоявшееся в середине ноября. Только что наладившееся с ними взаимодействие оказалось нарушено. Решением командования в 5-м ГМтАП возобновилась «свободная охота», которая составила 88 — более чем 2/3 от общего числа вылетов. Результат был закономерен. В 71 случае самолеты возвращались, не обнаружив целей, 15 раз — из-за сложных метеоусловий, по 3 раза из-за отказов матчасти или противодействия истребителей противника. Именно интенсивное противодействие, оказывавшееся вражеской ПВО, стало второй причиной снижения результатов. Как и на Северном театре, наличие рядом с коммуникацией линии фронта, с находящимися вблизи нее аэродромами фронтовых истребителей, позволяло противнику усиливать воздушное прикрытие караванов на опасном участке маршрута тогда, когда у него возникало подозрение, что они могут подвергнуться нападению. Записи в немецких журналах боевых действий, как правило, дают достаточно правдивую картину полетов наших торпедоносцев, составленную на основании данных радиоперехватов. В результате, когда ударная группа, состоявшая в большинстве случаев из двух-трёх машин, оказывалась вблизи конвоя, на нее оказывались нацелены не только десятки стволов зенитных орудий, но и «Мессершмитты». Не удивительно, что, попав в подобные условия, наши летчики не спешили зазря расставаться с молодыми жизнями, а освобождались от торпед на дальней дистанции.

Всего в течение квартала «Ильюшины» 5- го ГМТАП совершили 13 групповых и одиночных атак вражеских кораблей, в которых принимали участие 38 машин. Две не смогли сбросить торпеды из-за повреждений или неполадок, остальные сбросили 31 45-36АН и пять 45-36АВА. Вот описание нескольких наиболее интересных ударов.

7 октября из Геленджика на основании предварительных данных самолета-разведчика вылетела группа из пяти Ил-4, ведомая ст. лейтенантом В.И.Минаковым. Конвой — танкер в 600–800 брт, шедший в охранении шести тралыциков и катеров был обнаружен спустя 2,5 часа на полпути из Севастополю к Констанце. В соответствии с предварительным замыслом самолеты разделились и произвели удар двумя группами — высотной (Минаков и Дурновцев) и низкой. Дальнейшее описано в немецком донесении: «В 10:15 точке 44.50,5 с.ш./30.05 в.д. шедший западным курсом конвой (конвой состоял из танкера «Продромос» и пяти «раумботов» «R 165», «R 196». «R 204», «R 206» и «R 216» — Прим. Авт.) обнаружил по правому борту три ДБ-3. Они осуществляли полет на высоте 50 м. С дистанции 3000 м был открыт огонь. С дистанции 2500 м сброшены три торпеды. Пароход «Продромос» сманеврировал от торпед. Самолеты повернули направо и улетели на восток, сблизившись с конвоем на дистанцию 1500 м.

Одновременно с нападением низких торпедоносцев с кормы по правому борту нас атаковали два ДБ-3, летевшие на высоте 2000 м. Они сбросили на конвой две торпеды на парашютах (интересно отметить, что в первой радиограмме с лидера конвоя значилось, что на конвой сброшено три торпеды и две авиамины — Прим. Авт.). Место падения находилось в 1000 м на запад от парохода. Торпеды упали вертикально. Парашюты раскрылись на высоте около 1800 м. Длина торпед примерно 5 м. При встрече с водой парашюты отсоединились. Через 10 сек после падения на воду — один взрыв на грунте. Глубина моря — 45 м. Взрывное действие напоминает глубинную бомбу. Парашюты затонули. Пароход «Продромос» наблюдал четвертый торпедный след, шедший с востока. Точных данных о курсе торпед дать невозможно.

2 ДБ-3 продержались 5 минут, не атакуя, на высоте 3000 м на правой раковине конвоя. Затем улетели на восток.

Сбитий нет, но на одном низколетящем самолете наблюдалось попадание крупного снаряда.

Атаковавшие с высоты ДБ-3 были обстреляны только при нахождении над конвоем, т. к. были увидены слишком поздно». К вышеизложенному следует добавить только то, что взаимный ущерб был оценён обеими сторонами неверно: немцы не потеряли танкера и тральщика, как об этом утверждали наши пилоты, а наши самолёты не имели потерь и повреждений, даже несмотря на то, что над караваном торпедоносцы атаковала противолодочная летающая лодка BV138.

В последующие дни усложнившиеся погодные условия не позволяли применять ударные самолеты крупными группами. На «охоту» летали парами. 17-го числа в 11:20 одна из них, ведомая капитаном Я.В.Карпенко, наткнулась в районе мыса Тарханкут на многочисленный караван мелких суденышек, в центре которого шло 3000-тонное судно. В действительности немецкий конвой «Колумбус», состоявший в большинстве из ВДВ 3-й десантной флотилии, паромов Зибеля и саперно-десантных катеров, входил в число отрядов, эвакуировавших немецкие войска с Тамани. Воспользовавшись туманной дымкой, торпедоносцы вышли в атаку, сбросили свой груз, после чего наблюдали два попадания в «транспорт», и даже сфотографировали его потопление. Очевидно, неважная видимость помешала пилотам реально оценить результаты своей атаки. По немецким данным, шедшая по поверхности торпеда поразила в корму баржу «F 418», на которой находился командир конвоя. Хотя потерь среди личного состава не было и немцам удалось взять корабль на буксир, восстанавливать его не стали, бросив на мелководье близ Ак-Мечети. Интересно отметить, что в те же сутки этот караван подвергся ещё двум торпедным ударам. В 06:20 его атаковали подлодки «С-31», а в 15:35 — пятерка Ил-4, вылетевшая на основании донесения первой пары. Ни в одном из случаев успеха добиться не удалось, что еще раз подчеркивает случайность поражения мелкосидящей ВДВ торпедами, даже при минимально возможной установке углубления хода на один метр.

31 октября состоялась очередная, уже девятая (!!!) по счету с начала года встреча торпедоносцев с танкером «Продромос» 2*. На этот раз он совершал рейс из Севастополя в Констанцу в компании с транспортом «КТ 25» и четырьмя ВДВ, под охраной охотника «Ксантен» и тральщика «R 208». В 09.30 конвой был обнаружен воздушной разведкой, после чего из Геленджика вылетело семь «Ильюшиных», три из которых несли высотные торпеды. Вскоре из-за неполадок один из низких торпедоносцев был вынужден лечь на обратный курс. Следующей неприятностью стало то, что группы низких и высотных торпедоносцев потеряли друг друга. В конечном итоге обе они обнаружили караван, но с 40-минутным интервалом.

2* «Продромос» входил в состав конвоев, атаковавшихся торпедоносцами 26 марта, 10 апреля, 18 июля, 1 и 7 августа (7 августа — два раза), 22 сентября, 7 и 31 октября.


Румынский танкер «Продромос», представлявший собой довольно внушительное судно, неоднократно становился объектами атак советской авиации.


Первыми атаковали высотные торпедоносцы. Как и в прошлый раз, способ применения оружия оказался неправильным. Вместо того, чтобы сбросить торпеды со средних высот с небольшим упреждением по курсу конвоя, шедшая на высоте 800 м тройка Ил-4 из-за сильного зенитного огня уклонилась от курса (кстати, с торпедоносцев велся интенсивный ответный огонь, которым был ранен один моряк на тральщике), и сбросила свой груз на дистанции 3000 м от судов. Противолодочный BV138 сбросил в точке приводнения торпед глубинные бомбы, после чего наблюдалось два сильных взрьюа, а спустя некоторое время — одна шедшая по поверхности торпеда. Когда появились низкие торпедоносцы, конвой находился в готовности к отражению атаки. Единственный круживший над ним Bf110 атаковал их столь энергично, что вся тройка отказалась от атаки, и, не сбросив торпеды, легла на обратный курс. Воздушный бой окончился безрезультатно. С учетом вышеописанного стоит ли удивляться тому, что большинство торпедных атак результата не имело? Что же касается «заколдованного танкера» «Продромос», то в конечном итоге он все-таки был потоплен нашими. Правда, произошло это только 9 мая 1944 г. в Севастопольской бухте, когда конвой, в состав которого он входил, попал под огонь советской полевой артиллерии.

Самый крупный торпедный удар, нанесенный в течение квартала, имел место 15 ноября. Он также наносился на основании предварительных данных воздушной разведки, но, в отличие от боя 31 октября, командование решило произвести атаку силами одной группы низких торпедоносцев. В воздух снова поднялось семь самолетов, и снова один из них почти сразу после взлета был вынужден вернуться на аэродром. Через три часа после вылета группа обнаружила конвой в районе мыса Бурнас. На этот раз он состоял из транспортов «Данубиус» и «КТ 25» в охранении румынских канонерок «Стихи» и «Думитреску», немецких охотников «Розита», «KFK 11» и «KFK 12».

По-видимому, обе противоборствующие стороны одновременно обнаружили друг друга, так что внезапной атаки не получилось. Ведущий группы капитан Е.А.Лобанов развернул группу, обогнул конвой вне его видимости и повторно вышел на цель со стороны солнца. Весь этот 15-минутный отрезок времени на немецких и румынских кораблях энергично готовились к отражению налета. Когда в 14:35 торпедоносцы появились снова, их встретил шквал зенитных снарядов и две летающих лодки BV138. По докладам наших летчиков, им удалось сблизиться на дистанцию 300 м и поразить торпедами (один самолет из-за неисправности матчасти не смог сбросить торпеду) «3000-тонный транспорт». Увы, реально этого не произошло — в последний момент обоим транспортам удалось уклониться. Храбрость летчиков, пытавшихся сблизится с целью на пистолетный выстрел, была «вознаграждена» сбитием торпедоносца капитана М.Ф.Панина. Прибывший с Тихоокеанского флота летчик совершал свой четвертый боевой вылет, когда его настиг снаряд канонерской лодки «Думитреску». Объятый пламенем Ил-4 пытался таранить корабль, но взорвался, не долетев 100 метров до цели…

19 ноября совершил свою последнюю торпедную атаку один из наиболее прославленных летчиков-торпедоносцев нашей морской авиации в годы войны, капитан Б.С.Громов. Напомним, с первого дня войны он сражался в 1-м МТАП ВВС КЁФ, участвовал в знаменитом налете на переправы у Двинска. В сентябре того же года в составе звена капитана Гарбуза перебазировался на Северный флот, где стал одним из пионеров минно-торпедной авиации. В 1942–1943 гг. произвел лично восемь торпедных атака. Проблемы с дисциплиной в мае 43-го стали поводом для перевода в штрафное подразделение, после которого Громов был восстановлен в звании и в октябре переведен для дальнейшей службы в 5-й ГМТАП ВВС ЧФ.

В тот день одинокий торпедоносец капитана Громова атаковал конвой в составе транспорта «КТ 25», канлодок «Стихи» и «Думитреску», охотников «Uj 305», «Uj 306» и двух дунайских тральщиков. Далее повторилась история более-менее характерная для всех атак, произведенных при полетах на «свободную охоту»: одиночную машину встретил интенсивный зенитный огонь. Сблизившись с целью на 600 м (по немецкому донесению на 2500 м), летчик освободился от торпеды, а немецкие суда от нее легко уклонились.


Командир 5-го ГМТАП полковник В.П. Канарев, 1943 г. В 1944 г. удостоен звания Героя Советского Союза.


Штурман эскадрильи капитан Сергей Дуплий. В 1944 г. удостоен звания Героя Советского Союза.


С учетом дистанции атаки, противодействия в воздухе (конвой прикрывал один «Блом унд Фосс» и два «Мессершмитта») и возможных дымовых завес не удивительно, что пилот ошибся в оценке нанесенного ущерба, который в соответствии с донесением составил один «3000-тонный транспорт». К сожалению, выйти в атаку в десятый раз, Борису Громову было не суждено. 5 декабря при заходе на посадку летчик ошибся с высотой. Ошибку ещё можно было исправить, но посадочное положение триммера предопределило встречу с землей на максимальной скорости. Кроме того, в течение этого же квартала был потерян Ил-4 лейтенанта П.М.Романенко, сбитый при атаке конвоя 19 октября, а также один самолет управления дивизии, сожженный на аэродроме немецкой авиацией в начале декабря.

Заканчивая описание боевых дел Ил-4 5- го ГМТАП в 1943 г., необходимо остановится на минных постановках. Как уже отмечалось, они в этом квартале были не слишком интенсивными. В октябре в течение всего одной ночи (с 30-го на 31-е) четыре Ил-4 сбр amp; сили восемь донных мин АМД-500 (первай постановка на Черноморском театре) у Очакова в Днестровском лимане. В ноябре летали в течение всего трех ночей (17 вылетов) и выставили 12 английских мин в устье Днепра и 16 АМД в Севастопольской бухте. В ночь на 5 декабря заграждение в Днепровском лимане пополнилось еще 6 донными минами. На поле у Очакова 22 октября погиб немецкий буксир «Мартин Валльнер», спустя четыре дня — БДБ «F 128». Увы, сильно преувеличивая результативность торпедоносцев, наше командование недооценивало важность минной блокады портов противника. Ее успехи, конечно же, были не слишком впечатляющими, но вполне сопоставимыми с затраченными усилиями.

Окончание в следующем номере.


ИГРОТЕКА

Il-2 schturmovik?.. das ist fantastisch!!

Пётр Каминский



Необходимое предисловие

С момента возникновения «Истории Авиации» все наши авторы, не сговариваясь, пришли к той мысли, что писать о компьютерных «леталках» (или авиасимуляторах, как гордо именуют свои творения их разработчики) не стоит, хотя многие из нас с удовольствием убивают свободное время за этими играми. Причина была проста. Поскольку в то время (а речь идёт о середине 1999 г.) большая их часть создавалась за рубежом, то было понятно, что устранять выявленные в своих изделиях серьёзные недостатки и что-то радикально менять, разработчики игр всё равно не будут, как, впрочем, и читать российский авиационный журнал. Тратить же страницы на выдачу «геймерам» советов но прохождению различных миссий мы посчитали слишком большой роскошью, так как к тому времени уже существовала масса специализированных игровых изданий, а огромное количество различных эпизодов из Истории Авиации до сих пор остаётся не освещённым в печати.

Этот взгляд сохранил ¦свой «статус кво» даже после выхода на рынок игры различных вариантов симулятора «Фланкер» от компании «Бука». Однако появление «Ил-2Штурмовик» от компании «1C» и трёх его продолжений («Восточный гром», «Забытые сражения» и «Дороги войны») заставило всё же обратиться и к этой теме, причём последним толчком была как ни странно, не опыт виртуальных боевых вылетов, а многочисленные хвалебные рецензии в различных игровых журналах и сайтах.

«Такого трёхмерного леса не было ещё ни у кого в мире!», — восхищённо восклицает считающийся маститым «MEGA-GAME». Аналогичным образом высказываются и другие издания подобного профиля, способные очень квалифицированно рассуждать о достоинствах того или иного «движка», разных видеокарт, а также прочих виртуальных и «железных» компьютерных «прибамбасов», но с трудом представляющие чем, например, отличались друг от друга Bf109F-4 и Bf109G-2. В конечном итоге ничего кроме восхищённых «соплей» и восторженных «пузырей» от отечественных игровых изданий компании «1C» так и не удаюсь дождаться. В результате, несмотря на то, что фирма быстрыми темпами продолжает развитие семейства игр «Ил-2» (на момент написания этой статьи появились «Асы в небе» и «Второй фронт») большая часть отмеченных в первых выписках недостатков остаётся не устранённой, да и вообще складывается мнение, что разработчики не очень представляют, куда надо двигаться дальше.



Запуск игры

Для начала необходимо отметить, что разработчики явно перемудрили с системой защиты «StarForse», которая проверяет диск перед запуском игры. Различных компьютерных пиратов это не остановило, а вот запуск программы существенно затруднился (причём как с фирменных «блинчиков», так и с пиратских). Не раз наблюдал, как свыше трёх десятков(!!) попыток активизировать файл iI2.exe или iI2fb.exe благополучно блокировались системой защиты, точнее её сбойной работой. Замечу, что это происходит на машинах с разными параметрами 1*, а стремительное распространение пиратских копий это не остановило. В этой связи отделу продаж «1C» может быть стоит задуматься над снижением отпускной цены до такого предела, чтобы производство пиратских копий стало просто не рентабельно?

Кстати, система загрузки вообще в игре плохо продуманна. Судить об этом можно на основе хотя бы того, что если Вам всё-таки удалось активизировать запускающий файл, то перед выходом в основное меню он зачем-то начинает «загрузку окружения, орудий, танков, самолётов» и пр. Бесполезность этой операции становится очевидной после щелчка по окну «отмена», в результате чего можно без задержек попасть в основное меню.

Видимо по этой же причине установка (при запуске игры) поведения самолётов также меняется, что сказывается на характере машины самым негативным образом. Сегодня И-16 с шестью РС-82 имеет слабый пикирующий момент, а завтра с такой же нагрузкой он будет обладать кабрирующим моментом или тенденцией к скольжению, а то и развороту. Справедливости ради замечу, что изредка самолёты становятся нейтральными, т. е. способны выполнять виртуальный полёт с брошенной ручкой, что позволяет достичь великолепных результатов в боевой деятельности. Поэтому хотелось бы узнать: нельзя ли как-то всё же стабилизировать поведение машины?


Система управления

Если в игре «Ил-2 Штурмовик» управление самолётами было сделано достаточно играбельно, то в «Забытых сражениях» у разработчиков, видимо, от достигнутых возможностей и почёрпнутой информации в полном смысле «башню снесло».

В настройках чего только нет, даже магнето! Какую оно играет роль для истребителя этого типа (да и для остальных тоже) выяснить из советов, данных в файле readme.rtf, мне лично не удалось. О таких вещах как советы по установке шага винта для различных режимов полёта и говорить не приходится — их просто нет. Замечу, что для абсолютного большинства игроков такие понятия как «затяжелить винт» или «облегчить» (а также сопутствующие им обстоятельства), не говоря уже о тонкостях регулировки топливно-воздушной смеси, являются китайской грамотой. Чтобы убедиться в этом, достаточно познакомиться с авиационными форумами, на которых происходит обсуждение различных «животрепещущих» вопросов.

Понятно, в конечном счёте, что это всё вопросы вкусовщины и если кому-то нравиться «трахаться», а не приятно проводить свободное время, то это его дело. По этой причине я советую отключать установки «раздельный запуск двигателя» и «полное управление двигателем».

Несколько отвлекаясь от основной темы данного раздела, скажу пару слов об обзоре. То, что в игре, по мысли разработчиков, реализуется при включении переключателя «Как в жизни», на самом деле имеет мало общего с реализмом. И вот почему.

Для того, что бы, к примеру, повернуть голову в виртуальном воздушном бою, мне надо взяться за «мышку» и начать её двигать или начать переключать кнюппель на джойстике. И на то, и на другое требуется значительно больше времени, чем на инстинктивный поворот головы в реальности. Физиологи подтвердят, что время передачи команд, передаваемых от головного мозга на шейные мышцы существенно меньше чем, время за которое сигналы движущиеся с той же скоростью достигают наших пальцев. Причины этого кроются в очень коротких линиях связи и большем диаметре нервных волокон. Думаю, понятно, что при конечной величине скорости рефлекторного сигнала он на порядок быстрее дойдёт от глазных яблок через мозг до шейных мышц, чем до пальцев.

Но дело не только в этом. В сущности, программисты из фирмы «1C» предлагают игрокам начать тренировать совершенно неестественную для абсолютного большинства людей (ну может быть за исключением каких-нибудь даунов) рефлекторную дугу (связь), которая, вы только вдумайтесь, позволяла бы поворачивать голову левой рукой (правая-то занята джойстиком)!

Уместен вопрос: нафига козе баян?..

Если учесть тот факт, что большая часть сбитых в воздушных боях вообще не успевала понять, что произошло, а значит — так и не увидела своего противника, то становится очевидным, что способы наблюдения за воздушной обстановкой, предлагаемые разработчиками «1C» имеют мало общего с реальностью. Фактически оказавшись в кабине истребителя с включённой опцией «Как в жизни», вы сразу превращаетесь в этакого динозавра-тугодума 2*.

Замечу, что и в виртуальном воздушном бою даже действующий далеко не оптимальным образом противник (об этом мы поговорим ниже) на раздумывание необходимого времени не даёт, поэтому лучше оставить включённой опцию «внешние виды» и в ходе боя или полёта периодически пользоваться клавишами «F2» и «F3» для осмотра окружающего пространства 3*. Но даже в этом случае, вы отнюдь не всегда будете представлять, что твориться за хвостом вашего истребителя. Помню, я очень удачно зашёл на пушечном «ишачке» в хвост колонны Ju88. Сбил одного, за тем второго и каждый раз оглядывался, глядя что там у меня сзади твориться. Вскоре загорелся третий «Юнкерс», но, как пишут в статьях о разных ассах, «не успел я порадоваться своей очередной победе», как появившиеся откуда не возьмись «мессеры» понаделали мне столько дырок, что пришлось прыгать с парашютом. Хорошо, что внизу были наши.

Теперь вернёмся к нашим баранам.

Предположение, что «мотором у «Ил-2» явно «не того»…» подтвердилось уже после первых пробных полётов на И-16 тип 18.

Вот, например, какие показания можно увидеть на тахометре, когда истребитель стоит с зажатыми тормозами на аэродроме:

Мощность двигателя Обороты/мин
0% 400
10% 575
20% 900
30% 1200
40% 1480
50% 1725
60% 1950
70% 2150
80% 2200
90% 2250
100% 2300
110% 2350

А что же в воздухе? К сожалению, в бескрайнем небе к скоростным характеристикам этого истребителя, а точнее к разработчикам игры, имеется немало претензий, поскольку максимальные скорости на форсаже (110 %) составляют у земли и на высоте 4200–4700 м, как ни странно, одну и ту же величину — 370 км/ч! Если «на потолке» это ещё в какой-то степени можно признать в качестве правомерного результата 4*, то у земли показания «спидометра» являются просто бредовыми. Тахометр также показывает «почём дрова на мысе Тикси». Вдумайтесь: 40-процентное увеличение мощности (с 70 % до 110 %) приводит лишь к 8,5-процентному увеличению числа оборотов двигателя!

Может быть, программистам фирмы «1C» не известна информация об И-16, но в то время когда создавалась игра достаточно подробные данные по этому истребителю уже не являлись секретом. Имеется два источника. Первый представляет собой двухтомник «Самолётостроение в СССР (1917–1945)», выпущенный в 1992 году Издательским отделом ЦАГИ, а второй — монография Михаила Маслова «Истребитель И-16», вышедшая в качестве приложения к журналу «M-Хобби» в 1997 г. В обоих отмечено, что И-16 тип 18 имел двигатель М-62 мощностью 800 л.с. на высоте 4500 м, а разница максимальных скоростей у земли (413–411 км/ч) и на указанной высоте (461–464 км/ч) в них также весьма близка, и не превосходит, в сущности, погрешности измерений.

Впрочем, если Вы думаете, что по этой причине сражаться с «мессерами» на И-16 даже в принципе невозможно, то я сразу могу Вас успокоить это далеко не так. Но об этом мы поговорим ниже, а пока отметим другой, куда более существенный недостаток, потому что пересчёт ошибочных математических данных (выдаваемых на индикаторы компьютера) дело в общем ерундовое и легкопоправимое. А вот корректировка скоростных данных по отношению к вражеским самолётам потребует заметно больших усилий. Вы спросите для кого это нужно? Отвечу: например, для МиГ-3УД, скоростные характеристики которого на малых высотах выглядят совсем не кислыми, поскольку он свободно отрывается от Bf109F!!

Никогда не забуду захватывающее ощущение ухода от восьмёрки «мессеров» на предельно малой высоте. Так и хотелось произнести сакраментальное: «Что суки?.. Взяли?!..» Смотришь, и сердце наполняется радостью: указатель скорости «покачивается» между отметками 490 и 510 км/ч! Достаточно немного подоткнуть ручку от себя, снизившись метров эдак на 50 и 100, а на указателе скорости уже 520… Посматриваешь назад, а «мессеры»-то тютю, отстают. Вот только что было 600 метров, а вот уже 800… 900 метров, вот уже больше километра… Ага, гады, поворачиваете на обратный курс… Ну нет, мы ещё и не играли… Так… Плавненько разворачиваемся. Сейчас главное не терять слишком много скорости. Проверим положение заслонки радиатора. Порядок — открыта. Это ничего, что аэродинамическое сопротивление чуть выше — за то двигатель на форсаже может работать довольно долго и не перегреваться. Ну, а теперь за ними в погоню!..

Только на самом деле всё было совсем иначе. Bf109F-2 у земли разгонялись до 495 км/ч, a Bf109F-4 до 505 км/ч, в то время как серийный МиГ-3 даже без крупнокалиберных подкрыльевых пулемётов выдавал едва 480 км/ч, а чаще даже меньше из-за невысокого качества изготовления планера.

Такая же ерунда (только для каждого самолёта она выглядит по-своему) творится с И-153, ЛаГГ-3, Як-1, Як-7Б, Р-39 и видимо со всеми остальными.

Должен сразу сказать, что декларированная разработчиками уникальность поведения каждого самолёта в игре на самом деле не просматривается. Типичный пример стрельба. И Як-1, и И-16, и «Мустанг» и рыскают по курсу. Причём совершенно одинаково. Это хорошо заметно при включении опции «Замедление времени». Интересно, с чего бы это. Ведь поведение этих истребителей существенно отличалось.

Следующий недостаток заключается в том, что силовые установки советских истребителей, на которых можно летать в игре, почему-то чрезвычайно ненадёжны. В принципе, это уже чувствуется в игре «Ил-2 Штурмовик» на ЛаГГ-3, МиГ-3 и Як-1. Интенсивное маневрирование на режиме 90 % мощности даже с открытым радиатором (шаг винта в режиме «авто») весьма быстро приводит к перегреву двигателя. Если Вы не смогли выйти из боя (и снизить обороты) или обстановка требует продолжения выполнения форсированных разворотов, то вынужденное снижение мощности до 80 %, а за тем и 70 % всё равно постепенно доведут Ваш «движок» «до точки», которой станет закономерная вынужденная посадка на брюхо, либо «выход на свежий воздух» с парашютом. Хорошо, если вы в это время окажетесь над своей территорией…

Для всех более или менее знакомых с историей отечественной авиации (к ним разработчики из «1C» явно не относятся) известно, что к примеру дальность полёта советских истребителей времён Второй Мировой войны замерялась на режиме 0,9 максимальной мощности. Совершенно очевидно, что на этом режиме даже не слишком качественные советские моторы работали вполне устойчиво, частенько существенно превышая по времени надёжной работы установленные пределы 5*. Однако даже то, что было обозначено в игре «Ил-2 Штурмовик», видимо, показалось разработчикам недостаточным и в «Забытых сражениях» надёжность советских моторов вообще поставлена под вопросом. Достаточно сказать, что в начатой мной карьере лётчика истребителя из 37 выполненных мною миссий не было ни одной, в ходе которой бы не отказал двигатель на И-16 тип 18.

Возможные возражения, что, дескать, это может происходить из-за боевых повреждений, не состоятельны, по той причине, что одну из миссий я прошёл, не вступая в боевое соприкосновение с самолётами противника и не подвергаясь зенитному обстрелу. Тщетно! Несмотря на то, что мой «ишак» практически не маневрировал, описывая широкие круги над своей территорией, двигатель благополучно заглох. Представьте, что в этот момент Вы ловите противника в прицел или, что ещё хуже он ловит Вас. Такое у меня случалось неоднократно.

Хотя в основном это явление наблюдается при маневрировании с отрицательными перегрузками (т. е. когда, Вы, к примеру, толкаете ручку от себя), но случается и в прямолинейном полёте. Любопытно, что на практике оно действительно имело место, причём было свойственно не только нашим, но также английским, американским и французским истребителям с карбюраторными двигателями 6*. Однако должен заметить, что двигатели истребителей на самом деле не глохли, а лишь сильно сбрасывали обороты. Как только перегрузка снижалась до нуля или становилась положительной, двигатели начинали работать в прежнем режиме. Так что и здесь имеется повод для разработчиков «Ил-2» и особенно «Забытых сражений» к нему, пересмотреть заложенные нормы надёжности советской техники.

Правда имеется один способ лечения, который заключается в быстром включении автопилота (кнопка «А») в тот момент, как только вы услышите предательское «похрипывание» мотора. Однако помогает он только один раз в ходе полёта и если через некоторое время двигатель захрипит снова, то повторное включение «автопилот» уже ни к чему не приводит и двигатель благополучно глохнет со всеми вытекающими из текущей обстановки последствиями. К тому же, если в это время вы летите с бомбами к цели, то автопилот их тут же благополучно скинет, после чего перед Вами во весь рост встанет дилемма продолжать миссию или начать её заново.

Справедливости ради надо отметить, что у силовых установок И-16 имели место проблемы, но это было в 30-х годах. К началу Великой Отечественной все они были благополучно устранены и двигатели «ишачков» отличались очень высокой надёжностью демонстрируя порой потрясающую живучесть. Достаточно сказать, что отмечено несколько случаев, когда пушечные очереди «мессеров» сносили даже не одному, а по два верхних цилиндра (из девяти!) двигателей, но самолёты при этом возвращались из боёв с работающими моторами! Надёжность немецких моторов на Bf109E и F, также не блещет, хотя и всё же повыше чем на наших машинах.

1* Игра тестировалась на 800-, 1200- и 1800-мегагерцовых компьютерах со всеми необходимыми (и даже более того) «наворотами».

2* Если о причинах вымирания динозавров учёные будут ещё долго спорить, то гибель в воздушном бою от избыточной задумчивости неизбежна.

3* Серия опытов позволила установить, что наряду с «раздельным запуском двигателя» и «полным управлением двигателя» имеет смысл отключить так же «маркеры на карте». Оставить включёными: «гироскопический момент», «флаттер», «ветер», «турбулентность», «штопор», «перегрузка», «перегрев двигателя», «уязвимость», «реализм стрельбы», «ограниченный боезапас», «ограниченный запас топлива», «внешние виды», «маршрут на карте», «фиксация взгляда», «облака», «выполнение задания», «реалистичная посадка», «взлёт-посадка», и «индикатор скорости» (он высвечивается вместе с указателем высоты и курса).

4* Нельзя забывать, что в то время скорость измерялась исключительно по давлению воздуха в ПВД, а оно на этой высоте существенно ниже чем у земли.

5* Например, в мемуарной литературе и в отчётах по боевой деятельности отмечается, что если Экипажи самолётов не использовали форсажный режим, то силовые установки самолётов нарабатывали практически без потери мощности по два-три назначенных срока т. е. 200–300 часов, против 100 назначенных.

6* Bf 109 и FW190, имевшие моторы с системами прямого впрыска топлива в цилиндры не страдали перебоями в их работе на подобных режимах полёта.


Вопреки взглядам разработчиков фирмы «1C», силовые установки «ишачков» были весьма надёжными, а вот что действительно было недоведённым, так это подвесные баки, топлво из которых частенько не вырабатывалось.



Огневые возможности и живучесть

Скажу честно, что пилотировать «мессеры» и «фокеры» к моменту появления игр из серии «Ил-2» мне уже изрядно обрыдло, поскольку ещё в далёкие «школьные годы чудесные», читая нашу мемуарную литературу, а за тем чешские и польские журналы я понял, что это были весьма серьёзные противники даже для таких весьма мощных истребителей как Лa-7 и Як-3 (в равной степени это относится к последним моделям «Мустангов» и «Спитфайров»), Со временем, после прочтения разных «буржуинских» серьёзных и не очень книжек эта уверенность только окрепла, а знакомство с архивными материалами зацементировало это мнение навсегда. К этому времени я налетался «дозарезу» на «ихних» симуляторах, а потому меня больше интересовали наши машины.

После приобретения «Ил-2» я быстро понял, что освоить в нём стрельбу по воздушным целям это не тоже самое, что съесть фунт изюма, а к тому же по своей устойчивости ЛаГГ-3 был явно машиной не для новичка. Потому я выбрал более устойчивый и живучий штурмовик. Должен сразу отметить, что даже при включении опции «реализм стрельбы» возможности машины, на мой взгляд, чрезвычайно завышены. Судите сами: в кампании 1941 г. летая на штурмовике в принципе не составляет труда расстреливать огнём из 20- и 23-мм пушек немецкие танки всех типов. И это притом, что 20-мм снаряды попадают в верхние 15-20-мм броневые плиты германских «панцеров» под углом 20°-30°, а в боковые и задние (более толстые) под углом 60°-70°! Это же вымысел чистой воды. Замечу, что даже попадания реактивных снарядов РС-82 и РС-132 в ходовую часть танков T-II и T-III (о более мощных T-IV и говорить не приходится) далеко не всегда приводило к потери возможности движения последними, о чём можно судить на основании неоднократных испытаний, проведенных на Научно-Исследовательском Полигоне авиационного вооружения (НИП АВ) под Ногинском.

В отношении бронемашин и грузовиков вопросов нет, особенно когда они идут в колоннах.

Любопытно, что, моделируя события 1942–1943 годов, разработчики совершенно правильно показали невозможность уничтожения стрелковым вооружением Ил-2 немецких танков, но в 1944-м, видимо, не удержались от соблазна показать почитателям Ганса-Ульриха Руделя (коих немало на Западе), что «горбатые» с 37-мм пушками могли «колоть» немецкие «пацеры» буквально как орехи, что, в общем, также выглядит явным преувеличением. Непонятно только почему Ил-2 с 37-мм пушками НС-37 появляется в игре только в 1944 г., а не в 1943-м под Курском как было на самом деле?

Не обошлось без преувеличений и при разработке вылетов, в которых необходимо наносить удары по кораблям. Пилотам штурмовиков придётся встретится с Кригсмарине в 1943–1944 годах в боях за Крым, у берегов которого их целями станут немецкие ВДВ и тральщики. На основе собственного опыта могу сказать, что для потопления знаменитых бронированных 300-тонных немецких быстроходных десантных барж (которых наши катерники называли не иначе как «плавающими танками») в «Ил-2» вполне достаточно попаданий всего двух РБС-132!! Конечно, поражающие характеристики реактивных снарядов существенно превосходили аналогичный показатель артиллерийского снаряда того же калибра, но всё же, думается, что и это преувеличение.

Огневые возможности наших истребителей также вызывают ряд вопросов. Если в отношении И-16 тип 18 с его квартетом ШКАСов и пушечного тип 24 претензий почти нет, то мощность залпа МиГ-3УД, обладающего парой фюзеляжных ШКАСов и одним-единственным УБ раздуты до неприличия. Достаточно сказать, что в кампании на истребителе в игре «Ил-2» мне удалось на этой машине (вы только вдумайтесь!) завалить зимой 1941–1942 годах в одном вылете пару «мессеров» (ну это предположим ещё мелочи 7*, так как каждого из них я подловил на лобовой) и… четыре Ju52!! Не слишком ли круто?!..

Смоделированные в играх поражающие характеристики оружия ЛаГГ-3, Як-1 и Р-39 можно оценить, как примерно отвечающие имевшимся в реальности, но Ла-5 почему-то не впечатляет. Особенно в схватках с FW190A. Конечно, «фокер» был грозным противником, но при стрельбе сзади под ракурсом 0/4-1/4 снаряды двух ШВАКов успешно пробивали все слои протектора, быстро вызывая загорание бензобака, а заодно и бронеспинку. Однако в игре это ни коим образом не отмечено и «стодевяностый» демонстрирует поистине железобетонную живучесть под огнём Ла-5. Да и Ju87D/G к лету 43-го в «Забытых сражениях» и на «Дорогах войны» радикально повышает свою живучесть.

Но самый большой сюрприз меня ждал после того, как, усевшись в пушечный И-16 тип 24, я решил сразиться с «макаронниками». «Распробовав на вкус» «Фиаты» G.50, я посчитал их слишком слабыми противниками и решил продегустировать другую «марку» «спагетти», а именно МС.202. То, что зелёные «Фольгоре» появились с немецкими крестами, меня ни сколько не смутило. Понимаю, торопились люди, хотели доставить нам всем радость. Но ведь эти гады не горят! Причём совсем!!.. Даже бензин с охладителем не травят сквозь пробоины. И это при том, что попадания пуль и снарядов прекрасно видны! Представьте моё удивление, когда получивший около двух десятков 20-мм «гостинцев» «макаронник» продолжал маневрировать, как ни в чём небывало. Нет, сбивать их конечно можно, но для этого надо отстреливать хвосты или крылья. Интересно, с чего бы это такая живучесть?..

Особое удивление вызывает эффективность оборонительного огня немецких бомбардировщиков. Их стрелки открывают очень точный огонь из пулемётов MG15 винтовочного калибра уже с дистанции 750 м!!.. Интересно, с помощью чего, по мнению разработчиков «Ил-2», они прицеливаются по атакующим истребителям, которые довольно быстро перемещаются в трёх плоскостях. Может быть, в «1C» считают, что у них там были автоматические стрелковые прицелы типа АСП-3 или АСП-5?

Любопытно, что наименее точно в играх семейства «Ил-2» стреляют стрелки тяжёлых истребителей Bf110, а лучше всего это почему-то получается у «гэннеров», сидящих в тихоходных Ju87B. Думаю не надо объяснять, что чем больше превосходство в скорости между атакующим истребителем и целью, тем труднее стрелку, находящемуся в атакуемом самолёте, отразить атаку истребителя. Однако специалисты «1C», видимо, думают по-другому, изобразив потрясающую эффективность одного-единственного MG15 калибра 7,92 мм. Об углах обстрела задней огневой точки Ju87 лучше вообще не упоминать, так как это вообще чистой воды фантастика. Достаточно сказать, что обстрелять истребитель, находящийся на кормовом курсовом угле 3°-5° градусов и атакующего «лаптёжник» снизу под углом 30°-40° для экипажа последнего не составляет труда. О том, как отстреливаются Ju87D, получившие 7,92-мм пулемёты MG81Z, я вообще умолчу, так как это просто фантастика ничего не имеющая общего с реальностью.

Особенно рельефно показанные в игре «Забытые сражения» оборонительные возможности Ju87 выглядят на фоне откровенной импотенции, демонстрируемой американскими «Летающими крепостями». Показанная огневая мощь последних просто смехотворна, так как пилотируя одиночный «Зеро» не составляет труда в одном вылете завалить идущие строем четыре В-17.

Но вернёмся к немецким бомбардировщикам. Замечу, что в отличие от Ju87, имевшего всего одну оборонительную огневую точку, двухмоторные He111 и Ju88, обладающие несколькими огневыми точками, одна из которых (нижняя) уже в 1941 г. была оснащена крупнокалиберным MG131, в играх «Ил-2», «Забытые сражения» и «Дороги войны» могут эффективно отстреливаться почему-то только находясь в плотных боевых порядках.

Правда, однажды я и от них хлебнул лиха. Отправившись уже зимой 1941–1942 годах для удара по мехколоннам противника на Ил- 2, я, уже практически находясь над целью, углядел четвёрку возвращавшихся после налёта на Москву Ju88. Дело происходило ранним утром и мне удалось, казалось бы, получить полное заметное позиционное преимущество. Я зашёл с запада, и, находясь в тёмной части небосклона, прекрасно видел противника на фоне занимающегося восхода, в то время как немцы меня видеть не могли. Тщетно: немецкие стрелки открыли точный огонь по фактически невидимой воздушной цели, которая находилась от них на дистанции 630 м в тёмной части небосклона!! Почти мгновенно поваливший дым и резкое падение оборотов мотора заставили тут же прекратить атаку и развернуться на обратный курс. Замечу, что я находился строго сзади, на той же высоте. Уместен вопрос: как они смогли повредить полностью бронированный мотор. Ведь все листы брони находились к направлению стрельбы под очень большими углами наклона и фактически не могли быть пробиты не только винтовочными пулями пулемётов MG15 и MG81Z, но даже крупнокалиберными, выпущенными из MG131. Остаётся предположить, что пули попали в масло- и водорадиатор. Замечу, что дело происходило зимой и даже одновременный вывод из строя обоих этих устройств на работе двигателя в данных условиях сказался бы далеко не сразу. О чём можно судить на основе данных архивов.

Кстати, декларированная в некоторых игровых изданиях передышка, которую можно получить уйдя от противника в облака на практике почему-то не реализуется. Находясь в облаках, вы получите «всё то, что вам причитается» от немецких истребителей и стрелков бомбардировщиков так же, как если бы вы находились в ясном небе. Снова возникает вопрос: они, что, стреляют по данным БРЛС, снабжённым баллистическим вычислителем и работающей в режиме целеуказания?..

Словом, и здесь есть поле для деятельности.

7* По меркам 41 — го это рассматривалась как значительное достижение, за которое без разговоров давали орден Боевого Красного Знамени, а то и орден Ленина!


Несколько замечаний по тактике

Этот аспект также вызывает немало вопросов к разработчикам. Если с бомбардировщиками всё сравнительно нормально (при следовании к цели они идут в более или менее плотном строю, поддерживая огневое взаимодействие, а после удара возвращаются «по способности» 8*) то с «мессерами» твориться что-то невероятное. Судя по всему, пилотов «стодевятых» и «стодесятых» «хлебом не корми», но дай подраться с «крысами» на виражах. Ну и деруться! Причём в любой ситуации, независимо от того оправданно применение крутых разворотов и бочек или нет. Понятно, что на этих режимах в сравнении с тем же И-16 им ловить нечего (даже Bf109F!) и они гибнут буквально пачками.

Замечу также, что в игре в течение первого месяца войны почему-то не наблюдается действий «охотников», которые на самом деле постоянно крутились в нашем воздушном пространстве. Когда же они появляются, их действия тактически безграмотны и мало влияют на результаты боевой деятельности полка. Впрочем, судите сами. Типичным примером является эпизод 27 июля 1941 г. (моя 35- я по счёту миссия). Согласно плану группе из шести И-16 тип 18 предстоит, взлетев с аэродрома Лысовка, обеспечить прикрытие района Шумячи-Петровичи-Понятовка, где имеется узел коммуникаций, через который на фронт перебрасываются подкрепления.

Ситуация осложняется тем, что после того как истребители выстраиваются на ВПП для взлёта, на подходе к аэродрому посты ВНОС обнаруживают пару вражеских «охотников», направляющихся к нашей авиабазе. Поскольку, оба Bf109F-2 выходят в атаку курсом совпадающим с направлением взлёта советских истребителей, становится очевидно, что «промедление смерти подобно». Первый же взлетевший И-16 должен, круто развернувшись, идти навстречу «мессерам» с пологим набором высоты. Последнее необходимо для сохранения определённого запаса скорости и выполнения энергичного манёвра.

Надо отметить, что вражеские лётчики уже на этом этапе демонстрируют серьёзные пробелы в тактической подготовке (хотя ведущий несёт на своём борту командирский шеврон «<», который ко многому обязывает). Подход к авиабазе выполнен на высоте около 1000 м и расчёты нескольких наших 37-мм зенитных автоматов, прикрывающих наш аэродром, получают неплохую возможность попрактиковаться в стрельбе. К тому же, оба немецких пилота не обращают внимания на идущий им навстречу одинокий И- 16, и в результате пилот последнего без помех крутым разворотом оказывается в хвосте или у ведомого или даже у ведущего. В последнем случае, ведомый немец даже не пытается обстрелять появившийся перед ним «ишак», но зато почему-то пытается отвлечь его от своего ведущего, проскакивая вперёд и подставляя хвост, одновременно плавно поворачивая вправо-вверх.

Если Вы будете действовать быстро, то успеете дать по нему прицельную очередь, после чего его двигатель начнёт дымить или из системы охлаждения начнёт вытекать гликоль. После этого, ему уже не уйти ни при каком раскладе. Быстро выполняйте доворот на пикирующий в сторону стоящих на полосе самолётов ведущий «мессер». Его пилот тоже демонстрирует далеко не блестящую подготовку и вместо того, что бы атаковать стоящие самолёты вдоль, накрыв их одной длинной очередью, он заходит перпендикулярно строю стоящих самолётов и атакует конкретную цель. С учётом кривизны и изрядной крутизны траектории точность его огня низкая, а скорость при этом теряется быстро. На выходе из атаки и наборе высоты ему приходится ещё и уворачиваться от зенитных разрывов, что также быстро снижет его скорость. В то же время первый взлетевший И-16 у него на хвосте, хотя и пока на дистанции исключающей ведение прицельного огня. В воздухе уже и второй «ишак», набирающий высоту и разворачивающийся в сторону ведущего немецкой пары, третий в это время набирает высоту, идя в сторону бесцельно кружащего над аэродромом ведомого немецкой пары, четвёртый И-16 разбегается по ВПП. Теперь немцам ловить вообще нечего, так как с каждой минутой в небе над атакованном ими аэродромом будет появляться всё больше советских истребителей и исход боя не вызывает сомнений.

Ещё более лучшим вариантом действий первого И-16 является выход в лобовую атаку на ведущего пары «охотников». В этом случае оба «мессера» вообще отказываются от атаки аэродрома, что позволяет без помех осуществить взлёт всей группы И-16. При этом «мессеры» по-прежнему почти не пытаются реализовать своё превосходство в скоростных и разгонных характеристиках и начинают выделывать кренделя, в которых благополучно погибают.

В результате борьбы с таким противником, я, начав кампанию 22 июня 1941 г. младшим лейтенантом и судя по возрасту (1910 г. рождения) весьма засидевшимся в этом звании, уже через месяц (а точнее 18 июля) «был» полковником, Дважды Героем Советского Союза кавалером орденов Красной Звезды, Боевого Красного Знамени и Отечественной войны II степени (в игре почему-то указано 2-го класса). Что касается боевого счёта, то в сравнении с ним достижения даже самых лучших немецких асов просто меркнут, а всех остальных выглядят пренебрежимо малыми величинами.

Впрочем, судите сами. За месяц боев (с 22 июня по 22 июля 1941 г.) на земле остались догорать после встречи со мной 87 вражеских самолётов (два Ju87B-2, четыре He111H-2, семь Ju88A-4, восемь Bf110, 20 Bf109Е-7, 21 Bf109E-4/B и 24 Bf109F-2). И это не считая 73 единиц наземной техники, также превратившейся в металлолом при моём непосредственном участии! И эти результаты достигнуты, замечу, на И-16 тип 18 с чисто пулемётным вооружением.

Если с потерями ударных машин хотя и с большой натяжкой согласится можно, то потери «мессеров» явно запредельны, так как Фактически, в течение месяца количество сбитых только мной Bf109F-2 составляет 10–15 % месячного выпуска машин этого типа 9*. Не нужно быть крупным специалистом, чтобы прикинуть сколько надо было истребительных авиаполков, чтобы при подобном раскладе приговорить Люфтваффе ещё летом 41-го.

Причём, в отдельные дни мне удавалось демонстрировать немыслимую результативность. Особенно впечатляющей была середина июля. Видимо, к этому времени у компьютера, игравшего за Люфтваффе, закончились подготовленные лётные кадры. Судить об этом можно на том основании, что в боях нашим полком легли такие асы как Эрбо фон Кагенек (хорошо помню его «белую пятёрку»), Хоффман и даже легендарный Мёльдерс!10* В результате в бой на прикрытие наступавших в глубь России танковых колонн были, судя по всему, были брошены новички, проходившие подготовку в учебных авиагруппах, а также выпускники истребительных авиашкол. Итоги этой бойни, как можно предположить, были ужасными.

8* Ну, т. е. если была возможность сформировать после сброса бомб строй и восстановить огневое взаимодействие, то это делается, а если нет, то каждый идёт самостоятельно. На практике всё так и происходит.

9* Замечу, что потери истребительного полка (накануне войны подобные формирования состояли из пяти эскадрилий, имевших в сумме свыше 60 боевых самолётов) к этому времени также были достаточно весомыми 34 пилота погибли и 14 пропали без вести. Т. е. внешне результаты интенсивных боевых действий выглядят вполне реалистично.

10* Признаюсь, что с первых же дней войны я не гнушался расстреливать немецких лётчиков, покидавших с парашютами свои сбитые самолёты.


Исторический кадр. Один из пилотов помогает выбраться из кабины Bf109F-4 раненому командиру JG51 полковнику Вернеру Мёльдерсу, чей истребитель был подбит в бою с советскими И-16 10 июля 1941 г. Тогда командору повезло — он смог дотянуть до своего аэродрома.


Нередко для уцелевших в воздушных боях и штурмовках пилотов Люфтваффе возвращение на свои авиабазы заканчиволось примерно таким образом. На фото вверху запечатлён Bf109E из состава 7/JG54, с трудом дотянувший до своей территории 22 июня 1941 г.

На фото внизу Bf109E из 2/JG52, вернувшийся после сопровождения группы Ju87 в район Киева 8 августа 1941 г. Самое любопытное заключается в том, что оба самолёта были позже восстановлены.

По понятным причинам западные историки не любят упоминать о том факте, что уже к исходу дня 26 июня количество боеготовых самолётов во 2-м Воздушном флоте Люфтваффе сократилось с более чем 900 машин, имевшихся на 22 июня до чуть более чем 500 боевых самолётов! Практически в два раза за пять дней боёв!. Несомненно гипотетические действия советских истребителей-«охотников» могли бы серьёзно сократить численность боеспособных самолётов Люфтваффе, так как многие возвращавшиеся на свои базы повреждённые немецкие самолёты были бы уничтожены.




Типичные картины взлёта с полевых аэродромов (причём, не только по тревоге) в годы Второй Мировой войны. На верхнем фото с аэродрома Лавенсаари взлетают И-153 из состава 71-го ПАП ВВС Балтийского флота. Осень 1942 г.

На нижнем фото видны взлетающие тропические (а точнее пустынные) Bf109E из состава I/JG27, действовавшей над Средиземным морем и Северной Африкой.


После инсталляции «Забытых сражений» и «Дорог войны» у вас появится шанс прервать боевую карьеру немецкого аса задолго до похорон его командира и друга Эрнста Удета…

16-го числа при сопровождении разведчика в район населённого пункта Монастырщина на мой счёт были записаны шесть Bf109E-7 и один Bf109F-2. Правда, последние два самолёта я уничтожил бомбами ФАБ-100 на аэродроме. Любопытно, что весь бой я успешно провёл с парой этих «фугасок» под крылом, не слишком ощущая при этом перегрузку машины. Каково?!..

17-го в ходе «свободной охоты» список трофеев пополнили два Bf109F-2 и таи Bf109E-7.

Наконец 18-го числа при атаке наземных целей в районе населённого пункта Белый противник не досчитался в результате моих действий ещё четырёх Bf109Е-7 и двух Bf109F-2.

Надо заметить, что результаты подобной деятельности стали очень хорошо заметны 19 июля, когда мне с восьмёркой И-16 пришлось сопровождать примерно такое же количество Ил-2, направленных для удара по немецкому аэродрому. Над авиабазой крутились четыре Bf109Е-4 и одинокий BfllO, который при нашем появлении благоразумно пошёл сразу на посадку. Что касается «эмилей», то они с какой-то обречённостью пошли в лобовую на восьмёрку И-16, даже не пытаясь получить позиционное преимущество хотя бы в высоте. В результате уже в первой же атаке один был сбит, а второй подбит. И эти результаты получены на пулемётном «ишаке»!!..

Замечу, что остальные пилоты нашего полка также не мух ловили, они со своей стороны сбили ещё 13 истребителей за три дня.

О возможностях пушечного И-16 тип 24 без восторженного придыхания… заикания… и пр. писать вообще невозможно, поскольку попытка повтора кампании на пушечном «ишачке» способна вообще повергнуть в уныние любого авиатора из Люфтваффе, начиная от желторотого «качмарека» до блистательного рейхсмаршала Геринга. И есть от чего: за месяц боёв уничтожено 148 самолётов (13 U87B-2, 20 Bf109Е-4, 23 Bf110, 32 Bf109E-7 и 61 Bf109F-2).

Что же касается наград, то «иконостас» настолько впечатляющ, что его даже целиком на экране не показывают! Причин, видимо, две: во-первых чтобы не загордился и помнил «об оказанном високом доверии…» (далее по тексту первоисточника), а во-вторых, всё это великолепие явно не поместится на моей впалой груди. Судите сами: Три Золотые Звезды Героя Советского Союза, три ордена Ленина, ордена Отечественной войны 1-й и 2-й степени, два ордена Боевого Красного Знамени и орден Красной Звезды!!

Достаточно сказать, что на пушечном И-16 мне удавалась дважды за один вылет заваливать и по девять Bf109F-2!!L.

Большинство «геймеров» возможно возразит, что в воздушном бою сбить столько самолётов невозможно. Однако, я и не утверждаю, что подобные рекорды устанавливал в воздушных боях. Более того, непосредственно в бою мне только один раз удалось сбить пять Bf109, да и то благодаря чистой случайности: они колонной вышли мне навстречу (я пилотировал пушечный И-16), находясь друг от друга на весьма приличной дистанции. Все происходило на малой высоте и я старался всегда быть ниже. Они меня видели, судя по-всему, плохо или совсем не видели, так как я их всех расстрелял снизу-спереди одного за другим, как в тире.

В остальных воздушных боях никогда больше трёх сбивать мне не удавалось, а иногда и вообще ни одного?

Вы спрашиваете откуда такие умопомрачительные счета?

Ответ прост. Свободная охота после боя в районе аэродромов базирования немецкой авиации. Почему-то долетев до своей базы немцы теряют свой боевой дух (только стрелки бомбардировщиков пытаются отстреливаться). Вот тут-то и начинается самое интересное! Главное — не подходить слишком близко к позициям зенитных батарей, прикрывающих аэродромы, так как стреляют они весьма точно.

То что начинает происходить после таких побоищ с середины июля с экипажами немецких двухмоторных бомбардировщиков также может объясняться стремительной эрозией лётного опытного состава. Судите сами: после пристрелочной очереди из пары фюзеляжных ШКАСов по возвращающемуся налегке после сброса бомб He111 или Ju88 их экипажи часто, получив дырки в крыльевых баках (появляется белый шлейф) или небольшие повреждения одного из двигателей (небольшая струйка серого дыма) тут же, дёргают штурвалы на себя. Делается это, видимо, не иначе, как от отчаяния 11* . Бомбардировщик резко увеличивает угол атаки и почти всегда сваливается в штопор, из которого выйти ему уже не суждено 12*

Теперь давайте задумаемся: что предпримут немцы, если в полосе действий какого-либо советского истребительного авиаполка потеряют за три дня 31 истребитель (не считая нескольких бомбардировщиков), которых им остро не хватает?.. Правильно!.. Попытаются раскатать аэродром вместе с геройскими «ишачками» с воздуха. Однако этого не происходит. Уместен вопрос: в чём заключается объявленная в начале динамичность кампании лётчика-истребителя? Может быть, разработчикам стоит задуматься об ответной реакции противника на потери или действия полка? Их вполне можно наложить на общую канву событий войны и боевого пути какой-либо части.


Заключение или ещё несколько претензий исторического характера

Что можно сказать в заключение. Безусловно, семейство игр «Ил-2» представляет собой новое слово в компьютерных авиасимуляторах. Отрицать это попросту глупо хотя бы уже потому, что до этого никогда ранее никем не проводилась столь глубокая разработка отечественной авиатехники времён Второй Мировой войны. Вместе с тем как и любое начинание в новой области, данная разработка не лишена многих недостатков. Однако по нашему мнению дальнейшее усовершенствование игры должно вестись не в переносе всех рычагов, тумблеров и кнопок из кабины самолёта на клавиатуру, а в более реалистичном поведении противника и его интерактивизации, т. е. возможности отвечать на ваши действия не только в ходе виртуального воздушного боя, но и в плане организации боевых действий.

Помимо этого необходимо кардинально переработать функции командования, поскольку подчинённые очень плохо выполняют замыслы игрока, продвинувшегося по службе. Если Вы командир звена, то вывести тройку или четвёрку истребителей к цели с наиболее выгодного (по Вашему мнению) направления ещё удастся. Когда же Вы станете комэском, то та же самая Ваша тройка или четвёрка будет ходить за Вами по пятам. Остальные самолёты эскадрильи будут идти к цели как бараны назначенным маршрутом сквозь все неурядицы (включая вражеские истребители и зенитный огонь). В этой связи уместно задуматься: если игрок дошёл до звания майора, подполковника или полковника, то, может быть, он может хотя бы спланировать вылет выделенной для этого группы самолётов?

Ведь согласитесь, совсем не плохо вылететь четвёркой за полчаса до удара Вашей эскадрильи по колонне и появиться над немецким аэродромом (тем более, что его положение известно). Однажды (это уже было 43-м, когда я летал на Р-39) мне это удалось (правда в одиночку, так как групп «кобр» пошла назначенным курсом). Тогда четвёрка FW190A была почти мгновенно уничтожена. Первые два я накрыл попаданием 250-кг бомбы, третий расстрелял в момент его отрыва от полосы с ещё неубранным шасси, а чётвёртый сверзился в дуэльном поединке. В результате приближавшаяся к Новороссийску дюжина Ju87 была буквально растерзана. Из них не вернулся никто.

Неплохо было бы также добавить некоторые типы немецких самолётов, которые почему-то отсутствую (Hs123, Hs126 и Do17), хотя в начале войны их было довольно много.

Хотелось бы выяснить у знающих людей: неужели в СССР накануне войны имело такое большое количество аэродромов с бетонированными ВПП и рулёжными дорожками, как это показано в семействе игр «Ил-2»? Если кто-то в курсе данной проблемы, то напишите о состоянии системы базирования ВВС РКА накануне войны. Думаю, многим будет интересно прочитать об этом. Да и разработчикам игры такая информация, думаю, будет весьма полезна. А то все аэродромы в игре на одно лицо (только количество своих и вражеских зениток различается). Нет, конечно, на «бетонку» приземляться гораздо приятнее чем на даже утрамбованное поле, но если уж речь идёт о правдоподобии, то давайте идти до конца.

И уж совсем непонятно почему разработчики выстраивают перед взлётом самолёты в цепочку на ВПП, словно это не широкое поле, а авианосец. Достаточно взглянуть на многочисленные фронтовые фотографии и становиться ясно, что взлёт на фронтовых аэродромах проводился прямо со стоянок (конечно, исключая те аэродромы, где базировались тяжёлые бомбардировщики). Причём взлетали веером, стараясь не пересекать курс разбегающейся рядом или чуть позади соседней машины.

Совсем не плохо было бы также узнать откуда разработчики взяли, что при переброске фронтовых истребительных авиаполков на новые аэродромы на расстояние всего лишь в 100–150 км им регулярно придавалось по пять-шесть «Дугласов»? В начале войны этих машин было очень мало, да и потом их, насколько известно, не раздавали по строевым полкам тактической авиации. Потому при перебазировании за каждым ИАПом, ШАПом и БАПом по земле тянулась длинная колонна из заправщиков, стартеров, ремонтных летучек и обычных «бортовушек», перевозивших техперсонал и запчасти.

Нам безусловно приятно, что при разработке своего «Ил-2» разработчики «1C» пользовались данными, опубликованными в статье М.Морозова «Топи их всех?!..» («История Авиации» № 4–6/2000), а потому мы надеемся, что информацию изложенную в данной работе они также не оставят без внимания.

11* В связи с этим, вспоминается незабвенная мелодия, которую играли горнисты Русского Императорского флота: «Наступил нынче час, когда каждый из нас!!..»

12* Судя по всему выход из штопора разработчики не предусмотрели ни для одного самолёта. А это очень странно, словом и здесь есть над чем поработать.


АСЫ МИРА

Михаил Иванович Михин

Игорь Сеидов


В списке советских асов, заслуживших это почётное звание после окончания Второй Мировой войны, генерал-майор авиации в отставке Герой Советского Союза Михаил Иванович Михин занимает 48-ю строчку. Этот почётный титул, как и звание Героя Советского Союза, он заслужил «за выполнение особого задания правительства»>, участвуя в боевых действиях в небе КНДР на заключительном этапе войны между Северной и Южной Кореями.

Родился Михаил Иванович Михин 25 октября 1923 г. в селе Бор-Форпост Волчихинского района Алтайского края в семье крестьянина. Несмотря на то, что после окончания Гражданской войны в целях интенсификации развития сельского хозяйства советское правительство приступило к реализации так называемой новой экономической политики (НЭП), казалось бы возрождавшей частно-собственнические отношения, однако для многих крестьян было очевидно, что это не более чем временное послабление, а потому при первой же представившейся возможности в 1930 г. семья Михиных переехала в Алма-Ату.

Вторая половина 30-х в СССР проходила под лозунгами, призывающими к ускорению индустриализации страны. Брошенный партией призыв «Комсомолец, на самолёт!» нашёл отклик в сердцах тысяч десятков подростков. Школьный авиамодельный кружок, аэроклуб, лётное или техническое авиаучилище таким был для многих мальчишек путь в большую авиацию. Прошёл его и Михаил Иванович, поступивший в 1939 г. в алма-атинский аэроклуб и закончивший его в июне 1941 г. Свидетельство пилота 3-го класса и 150 лётных часов на У-2 давали ему заметные преимущества при поступлении в лётное училище перед вчерашними школьниками. Он поступает в 1-е Чкаловское летное училище, которое, как и положено, находилось в Чкалове, но учеба в нём закончилась после первого же курса страшным летом 1942-го. Всю материальную часть — самолеты Р-5 и СВ — укомплектовали экипажами из выпускников и инструкторов и в течении нескольких дней маршевыми эскадрильями отправили на южное направление трещавшего под ударами немецких танков фронта. И всё же разбрасываться курсантами командование не стало. Тех, кто уже имел хоть какой-то лётный опыт, направили в Бугуруслан, где помимо прохождения теоретических дисциплин, они для поддержания навыков в пилотировании могли летать на самолетах УТ-2. После окончания программы обучения, по личному желанию, Михаил решил переквалифицироваться в летчики-истребители и был отправлен в Сталинградскую школу летчиков-истребителей, эвакуированную в то время в Кустанае.

Сначала Михаил освоил устаревший истребитель И-16, а затем — более современней Як-1Б. В декабре 1944 г., с мизерным налетом на Як-1 (всего 15 часов) он был направлен в 4-ю Запасную авиабригаду, где после нескольких успешных полетов, был оставлен в качестве летчика-инструктора на самолете Як-7В. Михаил Иванович попал в один из запасных авиаполков этой авиабригады, который базировался на аэродроме Рогань под Харьковом. До конца Великой Отечественной войны Михаил подготовил два выпуска летчиков-истребителей для фронта, по пять летчиков в каждой группе. Он просился выехать в составе обученных им лётных групп на фронт хотя бы в качестве стажировщика, но ему было в этом отказано. В конце 1945 г. в Харьков передислоцировали из Германии 282-ю «Гомельскую» ордена Суворова 2-й степени истребительную авиадивизию, и в январе 1946 г. лейтенант Михин добился перевода в эту дивизию.

Соединение, в котором продолжил свою службу Михаил Иванович, было сформировано в июне 1942 г. и с осени того же года принимало участие в боевых действиях в составе сначала 17-й, а затем 16-й Воздушной Армии. Попал в состав 518-го «Берлинского» ордена Суворова 3-й степени ИАП, который базировался- на аэродроме Основа. Командование полка оценило довольно значительный лётный опыт новичка и его определённые преподавательские способности, а потому он был сразу назначен на должность старшего летчика. В период службы в Харькове Михаил Иванович освоил еще один тип истребителя — Як-9У. По его воспоминаниям, «в сравнении с Як-1 и Як-7 это была машина совсем другого класса. Почти в полтора раза более мощный двигатель обеспечил существенный рост скоростных и высотных характеристик. Фронтовики, освоившие эти истребители, с горечью говорили, что если бы такие «Яки» появились в 42-м, как это предполагалось с самого начала, то с геринговскими стервятниками разговор был бы совсем другой…»


Мечта сбылась: Михаил Михин у своего «Яка» в 518-м ИАП на аэродроме Основа. Харьков, весна 1947 г.


Тем временем, мороз «холодной войны» крепчал. Вероятные противники сосредотачивали вокруг недавнего союзника авиационные группировки, оснащённые стратегическими бомбардировщиками с ядерными бомбами и в сентябре 1949 г. 282-я НАД была передислоцирована в Узбекистан. До декабря 1950 г. летчики 518-го ИАП базировались на аэродроме Карши и прикрывали границу Узбекистана на истребителях Як-3 и Як-9У. К этому времени Михаил уже стал старшим лейтенантом и получил под командование звено. В январе 1951 г. дивизию передали в состав Бакинской Армии ПВО. Тогда же 282- я ИАД начала получать новые реактивные истребители МиГ-15оис (до этого авиаполки летали на исключительно на поршневых машинах, и опыт эксплуатации первых МиГ-9 и Як-15 был незнаком лётчикам. После передислокации в Азербайджан полки дивизии расположились на трех аэродромах на побережье Каспийского моря: 518-й ИАП разместился на аэродроме Сангачальт, 676-й полк обосновался на базе Аляты, а 878-й полк — в Пирсагате. Одновременно началось и переучивание на реактивную технику.

Весной 1952 г. в московских кабинетах посчитали, что соединение уже достаточно подготовлено для участия в реальных боевых действиях, а потому было решено направить 282-ю ИАД ПВО в Китай, в состав 64- го отдельного ЙАК ПВО, который сражался в небе Северной Кореи. По принятой тогда практике (без сомнения порочной. — Прим. авт.), советское командование ротировало не лётный состав в участвовавших в боевых действиях частях, а меняло целые части и соединения. Одно из таких соединений и предстояло заменить 282-й ИАД.

Перед отправкой дивизию усилили опытными летчиками из разных авиачастей Бакинской Армии ПВО, и к концу мая 1952 г. в 518-й полк прибыло более десятка молодых обученных летчиков. Однако, к моменту убытия дивизии в Китай средний налет у лётного состава дивизии на реактивных МиГ- 15 составлял не более 70 часов (у американских летчиков, отправлявшихся на войну, он, как правило, превышал 200 часов, т. е. был втрое больше). У Михаила Ивановича также к тому моменту налет был всего чуть более 60 часов на МиГ-15, что было явно маловато для отправки его вместе с товарищами в пекло войны. Но приказы командования не обсуждаются, и к середине июля дивизия была доукомплектована, а летный состав, начиная от командира эскадрильи и до командира звеня, имел даже двойной штат.

15 июля 1952 г. специальным литерным поездом дивизия в составе трех авиаполков выехала из Баку. В целях соблюдения секретности номер дивизии был заменен на новый, и в Китай (по документам) убыла 216- я ИАД ПВО. Эшелону дали «зеленую улицу», и в конце месяца пассажирский состав пересёк государственную границу в районе станции с многозначительным названием Отпор. На следующей станции Маньчжурия, находившейся уже на китайской территории, все переоделись в китайскую форму народных добровольцев и по КВЖД вскоре прибыли к месту базирования — на аэродромы Мяогоу и Дапу, расположенные недалеко от города Аньдуна, находившегося на Ляодунском полуострове.

Вскоре прибыла матчасть, и после облёта истребителей летчики 518-го ИАП без всяких раскачек, сразу же приступили к боевым действиям. 2 августа лётный состав полка осуществил облет района боевых действий, а уже 5-го числа провели первый боевой вылет полковой группой, который, как, в общем, и следовало ожидать, оказался неудачным для наших авиаторов, не имевших опыта современных воздушных боёв и не знавших тактики противника. В результате полковая группа попала под неожиданный удар нескольких звеньев «Сейбров» из состава 39-й эскадрильи 51-го авиакрыла. Естественно наши летчики растерялись и попросту не успели оказать организованного противодействия, а пилоты «Сейбров», пользуясь неразберихой в нашем «стане», провели несколько быстрых атак и тут же вышли из боя, не понеся при этом никаких потерь. Михаил Иванович плохо помнит этот первый для него бой на этой войне, так как попросту не успел ничего понять: атака сверху была неожиданной, как, впрочем, и крик ведомого по радио: «В меня стреляют!!..»

Ведомым у Михаила Ивановича был старший лейтенант Иван Яковлев, самолёт которого был почти сразу сбит, но ему всё же удалось уцелеть. Прочная конструкция «МиГа» приняла на себя удар десятков американских крупнокалиберных пуль, а надёжная катапульта выбросила кресло с пилотом из уже горевшей машины. Спустя несколько секунд хлопок раскрывшегося над головой парашюта дал понять лётчику, что он спасён. Вскоре Яковлев вернулся в часть. Кроме него никто, к счастью, сбит не был, но часть самолётов получила лёгкие повреждения. Больше всех досталось машине замполита 2-й эскадрильи капитана Н.З.Броженко, которому «Сейбры» изрядно «пощипали» хвостовое оперение.

Первый блин всегда получается комом, гласит народна мудрость, и отказать ей в правоте почти никто не может. Редко какой лётчик в первом бою сможет хотя бы рассмотреть противника, а уж сбить — это и вовсе редкость! О том, чтобы авиачасть, только недавно прибывшая на фронт, провела бой грамотно и умело, и говорить не приходилось. Однако, в данном случае немалая вина лежала и на командовании 64-го авиакорпуса, которое без подготовки, сходу бросало в бой неподготовленные авиачасти. Благо, тогда отделались легко, без жертв.

Основной задачей полка и дивизии в целом, было не допустить противника к важным объектам на территории КНДР. Таких объектов было несколько: к примеру, комплекс ГЭС на реке Ялуцзян, железнодорожный стратегический мост на границе Китая и КНДР возле г. Аньдун и другие. Они имели исключительное значение в обеспечении нужд фронта. Авиачасти дивизии и корпуса в основном справлялись с этой задачей, однако, при этом мы утратили инициативу в боях, снизили активность и разнообразие тактических приемов. Этому в изрядной степени способствовало и новое командование авиакорпуса во главе с Героем Советского Союза генерал-майором С.В.Слюсаревым, удостоенного этого звания ещё в 1939 г. за бои в Китае будучи пилотом бомбардировщика.

Ни в коей мере не умаляя заслуг этого командира, необходимо отметить, что С.В.Слюсарев весьма слабо разбирался в тактике истребительной авиации, а будучи лётчиком- бомбардировщиком имел типичную психологию, в общем сходную с окопной, и заключавшуюся в одной простой фразе: «небо должно быть надёжно закрыто краснозвёздными самолётами». В результате, если раньше наши истребительные патрули сами искали противника и встречали его группы самолётов на дальних подступах к прикрываемым объектам, то теперь бои происходили уже над ними! Причина была проста и заключалась в полной деградации тактики нашей истребительной авиации, фактически откатившейся на десяток лет назад к приёмам 1941–1942 гг. Не мудрствуя лукаво, командование 64-го ИАК выстраивало, к примеру, над Супхунской ГЭС «этажерку» в полковых боевых порядках, имевшую иногда до пяти ярусов, в которой наши эскадрильи истребителей барражировали на наивыгоднейшей крейсерской скорости в зоне визуальной видимости охраняемого объекта на заданных эшелонах. При такой тактике наша авиация была поставлена в крайне невыгодное положение. Патрулирование производилось в плотных боевых порядках на столь коротких интервалах и дистанциях, что лётчикам оставалось только наблюдать за действиями идущих впереди самолётов, чтобы, во-первых, избежать столкновения, а во-вторых, не оторваться на развороте.

Понятно, что при этом ослаблялось наблюдение за окружающим пространством, а это, в свою очередь, вызывало неоправданные потери. Противник, получивший в своё полное распоряжение инициативу в выборе времени и направлении первой атаки, не преминул этим воспользоваться и, подходя к району удара, быстро находил слабые места в боевых порядках наших истребителей, по которым и наносил удар, легко «прошивая» нашу медлительную «этажерку» на скоростях, близких к максимальным, действуя мелкими группами с наивыгоднейших направлений.


Торжественное построение 518-го истребительного авиаолка с выносом Боевого Знамени. Все истребители, за исключением наряда сил выделеных на боевое дежурство, зачехлены.


Очевидность этого доказали события 5 и 6 августа. Если бой, проведённый 5-го числа 518-й полком, обошёлся без жертв (хотя и был потерян один свой самолёт), то 6-го, когда состоялось боевое крещение 676-го и 878-го истребительных авиаполков 216-й ИАД, жертв избежать уже не удалось. В тот день 878-й ИАП не досчитался двух МиГ-15бис и одного лётчика. Один сбитый «Сейбр» был, конечно, весьма слабым утешением. И опять повторились ошибки, допущенные в бою 5 августа.

Необходимо отметить, что лето 1952 г. было для наших лётчиков, пожалуй, наиболее трудным периодом воздушной войны в небе Кореи. По сравнению с предыдущим 1951 г., когда авиачасти советского 64-го ИАК перехватили инициативу в схватках над Северной Кореей, нанеся 5-м ВВС США ряд чувствительных поражений в воздушных боях в так называемой «Аллее МиГов». Однако к лету 1952 г. инициатива в воздухе была нами утеряна, и перевес в боях в воздухе явно склонился в сторону авиации США.

К этому неприятному для командования 64-го ИАК положению привели ряд причин: во-первых, в конце 1951 г. изменился структурный и качественный состав авиачастей 5- х ВВС США, действовавший в Корее. В бой были брошены наиболее подготовленный лётный состав американских ВВС, способный выполнять боевые задачи в условиях жесткого противодействия со стороны истребителей противника. В массе своей это были пилоты с боевым опытом Второй Мировой войны или уже повоевавшие в небе Кореи. В составе тактической авиации продолжалось наращивание количества авиагрупп, оснащённых реактивными истребителями-бомбардировщиками F-80 и F-84. Наконец, весьма неприятный сюрприз подготовили нашим лётчикам и заокеанские авиаконструкторы: именно в августе 1952 г. в американские строевые части начали поступать F-86F с так называемыми «жёстким» крылом «типа 6–3», оснащённым отклоняемыми предкрылками. По мнению самих американских лётчиков, за исключением вооружения, F-86F фактически по всёму комплексу лётно-тактических характеристик превосходил советский МиГ-15бис.


К осени 1952 г. в составе американской группировки действовавшей против 64-го ИАК уже было вполне достаточно «Сейбров» и их стали привлекать помимо борьбы за господство в воздухе ещё и к ударным вылетам.


Наращивались возможности и других вражеских «рабочих лошадок». В частности, авиагруппы истребителей-бомбардировщиков получили на вооружение более мощную и маневренную модификацию «Тандерджета» F-84G. Почти все соединения, оснащённые поршневыми истребителями-бомбардировщиками F-51 «Мустанг», были перевооружены на реактивные F-80, которые, впрочем, также долго не задержались в боевом строю и постепенно в ходе боевых действий начали заменяться куда более совершенными F-86F в варианте истребителя-бомбардировщика. Замечу, что таких авиагрупп, каждая из которых по штату соответствовала советской авиадивизии, летом 1952 г. в небе Кореи действовало шесть.

В итоге, к августу 1952 г., то есть к моменту прибытия на ТВД 216-ой авиадивизии ПВО, в составе которой был и Михаил Михин, в «Аллее Мигов» действовала мощная авиагруппировка ВВС США, имеющая в своем составе две авиагруппы (4-я и 51-я) истребителей F-86. Еще три авиагруппы (49, 58-я и 474-я) имели на вооружении истребители-бомбардировщики F-84. И, наконец, ещё три соединения (8, 18-я и 35-я авиагруппы) действовали на штурмовиках F-80. Замечу, что указанная группировка, состоящая из восьми авиагрупп, имеющая на вооружении только реактивную авиатехнику, была лишь частью 5-х ВВС США, являвшихся основой ВВС ООН, под флагом которых «объединёнными нациями» и велись боевые действия против КНДР.

К моменту прибытия Михаила Михина в прифронтовые районы Китая в конце июля 1952 года, в передовом эшелоне 64-го авиакорпуса действовала только одна советская авиадивизия ПВО — 133-я, под командованием полковника А.Р.Комарова, имеющая в своем составе три авиаполка. А с сентября месяца их стали поддерживать с тыловых аэродромов части второго эшелона 64-го корпуса и в частности авиаполки 32-й ИАД ВВС и 216-й ИАД ПВО. Вот эти три советских авиадивизии (девять авиаполков), с сентября 1952 г. и до окончания боевых действий в Корее, действовали в составе 64-го ИАК в дневное время суток против восьми авиакрыльев истребителей-бомбардировщиков и перехватчиков ВВС США.

Учитывая авиачасти Объединенной Воздушной Армии (ОВА), в состав которой входили в разное время от трех до четырех китайских и одной северокорейской ИАД, силы противников с количественной точки зрения можно оценить как примерно равные. Однако это была не более чем видимость, поскольку 5-е ВВС США обладали очевидным преимуществом в опытных лётных кадрах, которым противостояли в массе своей подготовленные на скорую руку китайские и северокорейские летчики, как раз и составлявшие львиную долю «добычи» пилотов «Сейбров» в боях периода 1952–1953 гг. Справедливости ради необходимо отметить, что лётный состав всех трех советских авиадивизий также был явно недостаточно подготовлен к войне с таким опытным противником, каким являлась американская тактическая авиация. Ретроспективно оценивая решение командования направить в зону боевых действий соединения ПВО, его вряд ли можно признать обоснованным, поскольку летчики истребительной авиации войск ПВО не готовились к маневренным боям с истребителями и штурмовиками. Целями перехватчиков были стратегические бомбардировщики или одиночные самолеты-разведчики, действующие, как правило, на больших высотах и без истребительного прикрытия. Но к рассматриваемому периоду в небе Кореи экипажи В-29 после тяжелейших потерь в дневных налётах перешли исключительно на ночную работу, все дневные вылеты выполнялись тактической авиацией противника, действовавшей крупными группами под мощным прикрытием истребителей. Вот в такой неблагоприятной обстановке и начали боевую работу летчики 216-й ИАД ПВО.

Понятно, что в этих условиях очень важно было доказать молодым летчикам, что и в сложившихся условиях можно бить американских асов на их модернизированных «Сейбрах», это придало бы уверенности в своих силах и в своём оружии. Кто-то из опытных летчиков полка должен был показать и доказать это на личном примере. И такой летчик нашелся в составе 518-го ИАП: им оказался командир звена 2-й эскадрильи старший лейтенант Михаил Михин.

Уже в следующем своем бою 9 августа с «Сейбрами» из состава 51-го авикрыла. Михаил подбивает первый свой F-86, и тот уходит со снижением в сторону Аньдунского залива и после пересечения береговой черты скрывается из вида. Однако с земли падение этого самолёта противника не наблюдали, и поэтому Михину этот сбитый был засчитан как подбитый, хотя данные фотоконтроля были отличные. Несомненно, после этого случая командование полка взяло на заметку подающего надежды пилота. 19-го числа шестёрка «МиГов» под командованием командира 2-й эскадрильи капитана Н.Я.Молчанова недалеко от местечка Сакусю наткнулась на одиночную пару «Сейбров», видимо «охотников», которые шли ниже наших истребителей. Обнаружив первым самолеты противника, командир группы отдал приказ атаковать паре Михина, что наши лётчики великолепно выполнили. Стремительный бросок камуфлированных «МиГов» сзади-сверху «янки» просмотрели, хотя после первых же выстрелов естественно обнаружили у себя на хвосте наши самолете и попытались боевым разворотом выйта из-под атаки, но было поздно. Двумя очередями с короткой дистанции Михаил накрыл ведущий F-86 который, загоревшись, устремился к земле. Шедший ведомым Иван ковлев обстрелял второй «Сейбр», и тот, получив несколько попаданий 23-мм снарядами, оставляя за собой серебристый шлейф керосина, потянул со снижением в направлении Аньдунского залива.

Так в 518-м полку открыли счет сбитым американским самолетам в этой войне (до этого летчики полка имели на счету только два подбитых F-86 1*), и сделал это Михаил Иванович Михин! За эту победу и ещё один подбитый «Сейбр», старший лейтенант Михин был представлен командованием полка к первой своей боевой награде — ордену «Красная Звезда», а также был повышен в должности, став заместителем командира 1- й эскадрильи по лётной части, куда он был переведен из 2-й эскадрильи полка.

4 сентября 1952 г. стало днем серьёзных испытаний для всех летчиков 216-ой ИАД. В этот день американцы бросили на наземные цели севернее реки Чонгчон армаду из 75 «Тандерджетов» под прикрытием 40 «Сейбров». На отражение этого налета была поднята в полном составе 216-я ИАД и часть сил 133-й ИАД. В этом вылете Михаил Иванович вел звено в составе 1-й эскадрильи, его ведомым был старший лейтенант 1ихаил Баннов, вторую пару возглавил старший лейтенант Леонид Панков.

Воздушный бой разгорелся на подступах к Анджу, когда летчики 518-го ИАП вступили в схватку с группой F-86 из шедшей в головном эшелоне группы расчистки воздуха. В ходе этого боя Михин атаковал одно звено «Сейбров» и, разбив их строй, с короткой дистанции в 250 метров, сбил ведомого из первой пары. Вторая пара F-86 попыталась перейти в контратаку, но пара Панкова, открыв заградительный огонь, отбила этот бросок америкаснких истребителей. Преследуя их, Панков подбил ведомый «Сейбр», который пошёл вниз, но тут на помощь оставшемуся в одиночестве американскому ведущему подошли ещё два «Сейбра», и пара старшего лейтенанта Панкова сама попала под удар. Вражеские лётчики стреляли точно: пули крупнокалиберных «Кольт-Браунингов» повредили тяги управления советского истребителя, и Леониду пришлось катапультироваться из потерявшего управление самолёта. При выходе из боя, на подходе к своим аэродромам, боевые порядки «МиГов» были атакованы отдельными парами и звеньями F-86. Практически над самым аэродромом разгорелись многочисленные схватки между отдельными звеньями, парами и экипажами. Преимущество в большинстве из них было за «Сейбрами», так как у наших летчиков заканчивалось топливо, а у многих подошли к концу боеприпасы. В итоге были сбиты ещё четыре самолета из состава 216-й дивизии, в том числе два из состава 518-го ИАП, правда, ни один из наших лётчиков не погиб. У американцев были подбиты два «Сейбра».

1* Один из них был на счету Михина.


Зам командира 518-го ИАП подполковник В.С.Михеев (слева) и старший лейтенант М.И.Михин. Корея, 25 декабря 1952 г.


Всего же в этом бою с обеих сторон было сбито более десятка самолетов. Американцы, в частности, заявили, что летчики 4-го и 51-го авиакрыльев сбили в этот день сразу 13 «МиГов», однако реальные потери советских авиачастей в этом бою составили на самом деле семь МиГ-15бис (пять самолетов из состава 216-й ИАД и два самолета из состава 133-й ИАД), погибло два советских летчика (оба из состава 133-й ЙАД). По нашим данным, в этом бою летчики 216-й ИАД сбили одного «Сейбра» и еще двух подбили, а летчики 133-й ИАД заявили о двух сбитых F-86. Американцы, со своей стороны, признали потерю двух «Сейбров» и одного пилота. Лётчик подбитого «Сейбра» катапультировался над Желтым морем и был подобран вертолетами 3-й спасательной эскадрильи. На втором «Сейбре» из состава 51-го авиакрыла в результате попадания в кабину снаряда отказало все навигационное оборудование, и его пилот 2-й лейтенант Рональд Уильям Паркс, потеряв ориентировку, залетел в глубь Ляодунского полуострова. После того, как у него закончилось горючее, ему пришлось катапультироваться где-то в районе Порт-Артура, и после приземления он был взят в плен. Предположительно летчик другого «Сейбра», приземлившегося в море и вывезенный на вертолете спасательной службы, мог быть майор Фредерик Блисси из 334-й эскадрильи 4-го авиакрыла, который был сбит в одном из сентябрьских боев. В этот день майор Блисси одержал свою 5-ю победу в небе Кореи и стал 19-м по счету асов в этой войне из состава 5-х ВВС США.

В обострившемся в сентябре 1952 г. в «Аллее МиГов» противоборстве, в составе 518-го ИАП ярко вспыхнула звезда искусного воздушного бойца Михаила Михина, ведь за один только сентябрь, он одержал семь побед, сбив шесть истребителей F-86 и один истребитель-бомбардировщик F-84; кроме того, ему удалось подбить еще два «Сейбра». В итоге старший лейтенант Михин стал самым результативным летчиком 518-го ИАП и первым асом в составе всей 216-й ИАД. Так, уже 6 сентября он сбивает своего третьего по счету F-86, а через день в районе Анею сбивает F-84.

9 сентября состоялось ещё одно крупное воздушное сражение в «Аллее МиГов»: в этот день 45 истребителей-бомбардировщиков F-84 под прикрытием примерно такого же числа истребителей F-86 попытались разбомбить военную академию КНА в Сакчу. Над районом Хакенгдонг (Сакусю) их атаковали 64 «МиГа» из состава 133-й и 216-й авиадивизий. Причем в этот раз летчики 216-й ЙАД сковали боем передовой заслон истребителей противника, а летчики 133-й ИАД нанесли удар по группам ударных самолётов.

Подлинный разгром учинили «Тандерджетам» летчики 726-го ИАП из состава 133-й ИАД: прорвавшись к штурмовикам, наши сбили 14 F-84, остальные спаслись бегством в сторону моря, куда нашим пилотам было запрещено заходить. Правда, на выходе из боя боевые порядки 726-го полка подверглись атакам «Сейбров» из вновь прибывшей группы перехватчиков, которым удалось сбить двух увлекшихся атакой по штурмовикам наших летчика: в кабинах своих «МиГов» погибли майор И.К.Сова и старший лейтенант И.И.Капунов. На помощь попавшим в трудное положение летчикам 726-го полка пришли пилоты двух других полков 133-й ЙАД. Во вновь вспыхнувшей схватке противоборствующие стороны потеряли по три машины, а ещё одного нашего летчика из состава 726-го ИАП сбили при посадке на своем аэродроме Лапу «Сейбры»-«охотники». Правда, надо отметить, что майору К.Н.Дегтяреву повезло, так как он смог успешно катапультироваться из горящего истребителя.

В это же время летчики 518-го ИАП закончили победно бой с «Сейбрами» передового заслона, сбив три F-86, два из которых были на счету Михаила Михина. Правда один из них вновь засчитали нашему лётчику как «подбитый», хотя как обычно кадры фотокинопулемёта его истребителя были превосходны — силуэт цели неоднократно накрывался разрывами 23- и 37-мм снарядов. Однако на этот раз атакованный нашим лётчиком вражеский самолёт, видимо, упал в труднодоступном районе Северной Кореи, и с места его падения не были доставлены вещественные доказательства, то есть его обломки. Но, все равно в этом бою Михаил Иванович одержал свою пятую победу в небе Кореи и стал 48-м в списке асов 64-го ИАК. В итоге, в этом сражении, по данным командования 64-го ИАК, был уничтожен 21 самолет противника (14 F-84 и семь F- 86). Свои потери также были велики: шесть самолетов и три советских летчика: майор И.К.Сова, старший лейтенант И.И.Капунов и капитан К.П.Пронин (все из 133-й ИАД). 216-я ИАД потерь не имела. Американцы же признали потерю только трех F-84 и нескольких «Сейбров». В числе погибших вражеских лётчиков отмечены 1-е лейтенанты Джимми Харольд Алкир и Джеймс Алан Олсон, а также капитан Эдвард Уоррен Обрайн.

Следующий крупный бой в «Аллее МиГов» состоялся через три дня — 12 сентября. В отражении налета истребителей- бомбардировщиков, которые рвались к объектам в районе Анею, участвовали все три полка 216-й ИАД. И хотя на этот раз «Сейбры» не допустили наших летчиков к боевым порядкам своих подопечных, пилотам F-86 тогда пришлось тяжело: три F-86 оказались сбиты и ещё два были подбиты. В этом бою вновь отличился Михаил Иванович, уничтоживший один «Сейбр». Итог этого боя говорит о том, что постепенно летчики 216-й ЙАД обретали столь необходимый им боевой опыт, уверенность в своих силах, изучали тактику американцев и начинали понимать, какими способами можно бороться с сильным противником и что противопоставить ему в бою.

Очередную свою победу Михаил Иванович одержал 18 сентября. Вот как об этом бое рассказывает его участник Леонид Николаевич Панков: «В этот день, мы в составе звена дежурили в кабинах своих «МиГов» в ожидании взлета. По тревоге мы взлетели в составе двух пар: ведущий звена старший лейтенант Михаил Михин, его ведомым шёл Виктор Лапицкий, а следом вторая пара — я с ведомым Борисом Вядковским. Пока позволяла обстановка, мы постарались набрать как можно большую высоту, чтобы иметь преимущество над противником. Поднялись на 11000 метров и вдруг наш командир резко пошел вниз, бросив по радио только одно короткое слово — «Прикрой»! Он вообще был немногословным, только когда это было необходимо бросал в эфир короткие команды. К тому же в бою вообще не до разглогольствований — всё решали мгновения и секунды, а потому понимали мы друг друга с полуслова. Голос у Михаила всегда был спокойный и успокаивающий одновременно.

Толкнул ручку от себя. Пошли вниз. Скорость нарастает быстро, и тут я увидел, кого решил атаковать Михаил — внизу на наивыгоднейшей для них высоте и скорости идет так спокойненько себе четвёрка «Сейбров», ничего не замечая вокруг себя. Прошляпили они появление нашего звена, а Михин с ведомым уже атакует их. Хорошо, конечно, было бы врезать по ним всей четвёркой распределив между друг другом цели. Но моя задача заключалась в прикрытии ведущей пары, и я осматривал воздушное пространство вокруг себя. И тут я замечаю сверху еще одно звено «Сейбров», одна из пар которого уже ринулась на выручку своих товарищей, находящихся под ударом. Без промедления, когда высота с этой парой уровнялась, мы с Вадковским пошли на них в атаку и, открыв огонь по ним, заставили отвернуть в сторону. Михин в это время удачно атаковал звено «Сейбров» и сбил одного из них, а мы с Вадковским удачно обстреляли ведомого «Сейбра» из атакующей Михина пары и, вероятно, подбили его, так как он тут же вышел из боя.

Вообще надо сказать, что американцы умелые бойцы, но крепости духа им явно не хватало. Если в бою пилотам «Сейбров» приходилось туго, то они всегда уходили в сторону моря, при этом запросто могли бросить прикрываемые бомбардировщики и штурмовики. Так они поступили и тогда, благо были ничем не связаны. Мы не стали их преследовать и повернули домой, бой прошел удачно, и мы, уставшие и довольные, с победой возвратились на свой аэродром.»

Последнюю победу в сентябре 1952 г. Михаил Иванович одержал 29-го числа, и опять в бою с «Сейбрами», и, что характерно, в этом бою победу нашей группе, состоящей из летчиков 1-й эскадрильи 518-го полка, принесла удачная атака пары Михина: сам Михаил Йванович сбил одного «Сейбра» и подбил другого, а его ведомый Михаил Баннов сбил ещё одного F-86. У нашей группы в этом бою потерь не было.

За высокую результативность в сентябрьских боях и умелое руководство подчиненными в бою старший лейтенант Михин был представлен командованием дивизии к званию Героя Советского Союза. Так как к началу октября у Михина было на счету уже восемь сбитых и три подбитых самолета противника (в том числе семь «Сейбров»), Это бы лучший результат в дивизии! Но, увы, общая обстановка на ТВД была не слишком обнадёживающей, и это, видимо, достаточно ясно сознавали в штабе 64-го авиакорпуса, а потому представление на «Героя» Михаилу Михину «задробили», «компенсировав» его сразу двумя орденами (орденом Красного Знамени и орденом Ленина), а также досрочным присвоением воинского звания капитан.

После успешных сентябрьских боев у Михаила Йвановича наступил спад результативности — никак не удавалось долгое время одержать очередную победу в небе Кореи. Возможно, это был психологический надлом, наступивший после отказа вышестоящего начальства подтвердить представление на «Героя». Хотя советская пропаганда не уставала повторять, что «солдат в атаки шёл не за награды», однако приуменьшать их значение не стоит, поскольку они в значительной мере являются отражением доблести и славы 2*. Это, конечно, не означало, что Михаил Иванович стал осторожничать в бою или хуже воевать, все боевые задачи ведомые им летчики успешно выполняли, но самому командиру фатально не везло. Увеличить свой личный счёт капитану Михину, уже ставшему к этому времени командиром 1-й эскадрильи, не удавалось вплоть до мая 1953 г.

2* Некоторые фронтовики, прошедшие от Бреста до Сталинграда, потом дошедшие до Берлина с горечью вспоминали, как в 41-м и 42-м командование клало представления на награды «под сукно» до лучших времён, а то и отправляло прямо в «буржуйку». Мотивация была проста: «мы отступаем и потому награждать не за что». Понятно, что после этого у довольно многих, кто ещё вчера, не дрогнув поднимался со связкой гранат на вражеский танк, фигурально выражаясь, просто руки опускались. Однажды ещё в 70-е годы — я тогда был почти пацаном, отправившись на встречу ветеранов со свои дедом, спросил у его однополчанина, почему у него на кителе целых пять медалей «За отвагу»! Ответ был прост: за пять «языков», взятых за два месяца! К этому времени я уже довольно много прочитал книжек и имел представление, хотя и на элементарном уровне, чем и за что награждали. Поэтому я и задал следующий вопрос: а почему не дали хотя бы орден Красной Звезды (за трёх «языков» награждали орденом Отечественной войны II степени)? И опять ответ был простым: Ленинград был в блокаде. Потому и не дали… Зато потом, к 50-летию победы ордена Отечественной войны обеих степеней Горбачёв раздавал вёдрами. Награды, которые во время войны во многих случаях вручалась посмертной!), достались «за просто так» поварам, писарям, телефонисткам и картографисткам, безвылазно сидевшим в тёплых штабах и ни разу не бывавшим на передовой — Прим. Ред.


Групповое фото лётчиков 518-го истребительного авиаполка. Корея, весна 1953 г.


Но все когда-нибудь заканчивается, однажды закончилась и полоса невезения. В полковом бою, развернувшемся над районом Сиодзио 18 мая, Михаилу Ивановичу удалось поставить победную точку в своем участии в этой войне. В музее Боевой Славы 518-го «Берлинского» авиаполка сохранился личный рапорт капитана Михина о проведенном им 18 мая воздушном бое, который приводиться ниже: «Командиру части ПД142192.

РАПОРТ

Доношу, что мною 10.05.53 г. в 13.55 в в/бою в р-не восточнее Сиодзио 35–40 км был сбит самолёт противника типа Ф-86 при следующих обстоятельствах:

Следуя курсом 300 градусов на высоте 13500 м, обнаружил 4 Ф-86, которые шли на встречных курсах ниже на 1000 м. Я правым полупереворотом пошёл на сближение и атаковал ведущего второй пары. С дистанции 1000 м под ракурсом 2/4 справа открыл огонь. Атакуемый самолёт из-под атаки ушёл под ведущую пару. Тогда я повторил атаку слева-сверху и с дистанции 800–700 м под Р=1/4 снова открыл огонь, самолёт противника сделал резкий левый переворот и ушёл вниз.

С небольшим набором высоты я перешёл в атаку на ведомого первой пары, но был атакован и обстрелян ведомым замыкающей пары и был вынужден выйти из атаки правым боевым разворотом.

При ведении огня наблюдал разрывы в левой плоскости и в фюзеляже. По наблюдениям ведомого самолёт противника из пикирования не вышел. Считаю, что самолёт противника типа Ф-86 сбит.

По данным дешифрования самолёт противника подбит.

Капитан М.Михин» 3*.

Надо отметить, что эта заявка на победу подтверждалась представителями местных властей, что также было отмечено в документах: «(Перевод с корейского) ПОДТВЕРЖДЕНИЕ

18 мая 1953 г. в период 14.30–15.30 (по Пхеньянскому времени) происходит воздушный бой над городом Синчисю (Синдзю).

В результате данного боя один самолёт противника улетел на малой высоте в море уезда Ень-пхень и взорвался в воздухе.

В чём и подтверждаю.

27 051953 г

НАЧАЛЬНИК МИЛИЦИИ г. СИНЧИСЮ

Ст. майор Цой Чу-Хак

Переводчик КНА Ким День-Чхер»

В этом бою сошлись летчики 518-го ИАП и их давние знакомые — американские асы из состава 39-й эскадрильи 51-го авиакрыла. Вел группу «Сейбров» командир 39-й эскадрильи подполковник Джордж Раделл. В составе этой группы был и капитан Джозеф МакКонелл, который до этого боя уже одержал 15 побед в небе Кореи и считался к этому моменту лучшим по результативности летчиком в 5-х ВВС США. Причем свои 14-ю и 15-ю победы, капитан МакКонелл одержал в утреннем бою 18 мая. В этом втором за день бою МакКонеллу удалось сбить самолет командира звена 2-й эскадрильи капитана Евгения Стадника, который смог спастись на парашюте. Это была 16-я и последняя победа МакКонелла в этой войне. В этом же бою командир 39-й эскадрильи подполковник Раделл одержал свою 5-ю победу в небе Кореи и стал 31-м асом в составе 5-х ВВС. Он сбил летчика 3-й эскадрильи старшего лейтенанта Константина Рыбакова, который погиб в кабине своего самолета.

Со своей стороны летчики 518-го ИАП не остались в долгу перед асами из 39-й эскадрильи, к этому времени получившей название «Кобры». В ожесточённой схватке наши вогнали в землю Северной Кореи также двух «Сейбров», словно демонстрируя ничейный результат зашедшего в глухой тупик вооружённого конфликта на Корейском полуострове. Один из сбитых был на счету Михаила Михина.

27 июля 1953 г. было подписано перемирие между противоборствующими сторонами и вскоре боевые действия в небе и на земле Кореи прекратились. Этот день капитан М.Й.Михин встретил уже в звании Героя Советского Союза, которое ему было присвоено 14 июля 1953 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР за мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга. Всего за свою «правительственную командировку» Михаил Иванович совершил в небе Северной Кореи 140 боевых вылетов, принял участие в 39 воздушных боях, в которых лично сбил девять самолетов противника и еще три подбил.

В СССР капитан М.Й.Михин вернулся в сентябре 1953 г. в составе 518-го ЙАП, который был направлен на Крайний Север, на аэродром Васьково под Архангельском. Сразу по приезду он был назначен заместителем командира полка по летной части и получил очередное знание майор. Здесь Михаил Иванович вскоре освоил новый тип истребителя — МиГ-17.

На Крайнем Севере Михаил Иванович нес службу до августа 1955 г. Стал командиром 518-го ИАП. Однако в августе 1955 г. он был направлен на Курсы повышения квалификации командиров полков (КУОС) в г. Липецк. После годичного обучения он был в сентябре 1956 г. направлен в Московский округ ПВО, где был назначен командиром одного из авиаполков округа. Правда, прослужил Михаил Иванович в элитном МВО недолго, и уже в сентябре 1958 г. он вновь был направлен с повышением на Крайний Север, на остров Новая Земля, где, будучи уже подполковником, стал заместителем командира дивизии ПВО. Летал Михаил Иванович в сложных условиях Заполярья на самолетах МиГ-17 и Як-25 до января I960 г., после чего он был направлен в управление 10-й Отдельной Армии ПВО в г. Архангельск. В управлении этой Армии ПВО Михаил Иванович прослужил до августа 1966 г. сначала на должности заместителя начальника авиации Армии. Потом получил должность начальника авиации этой Отдельной Армии, а закончил службу в Заполярье уже будучи заместителем командира 10-й ОА ПВО. Летал, на МиГ-17, Як-25 и Як-28.

В сентябре 1966 г. подполковник М.И.Михин был направлен в 6-ю ОА ПВО в г. Ленинград на должность заместителя начальника авиации этой Армии, Летал в составе этой Армии вплоть до весны 1972 года, здесь же освоил еще один тип сверхзвукового истребителя — МиГ-19, но в марте 1972 г. был списан с летной работы по состоянию здоровья в звании полковник. С апреля и по ноябрь 1978 г. он служил в должности начальника штаба 148-го Центра боевого применения и переучивания летного состава войск ПВО страны. По ходу службы в 1973 г. Михаил Иванович закончил Военную Академию Тыла и Транспорта. В ноябре 1978 г., уже в звании генерал-майора авиации, он стал заместителем начальника штаба 6-й ОА ПВО в Ленинграде. В составе этого объединения он прослужил до мая 1980 г., когда, в связи с расформированием объединения и по выслуге лет, он увольняется в запас. В настоящее время Герой Советского Союза генерал-майор авиации в отставке Михаил Иванович Михин проживает в г. Санкт-Петербурге.

3* Стиль и орфография цитируемого документа полностью сохранены.


Як-9У лейтенанта Михаила Михина из состава 518-го ИАП 282-й ИАД. Аэродром Карши, Узбекистан, конец 40-х — начало 50-х годов.


МиГ-15бис командира 1-й эскадрильи 518-го ИАП 282-й ИАД капитана Михаила Михина. Аэродром Мяогоу, Китай, 1952–1953 гг.


НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ

Грозы над Андами

Александр Котлобовский, Михаил Жирохов Авторы выражают признательность за оказанное содействие Е.Р.Пинаку, Р.А.Уррибарресу и Е.К.Хавило.


История Латинской Америки в минувшем столетии богата на войны и конфликты, главным образом, внутренние. Надо заметить, что между собой страны-соседи воевали не так уж часто. Среди них — Перу и Эквадор, отношения между которыми колебались от относительно доброжелательных до откровенно враждебных с разрешением накопившихся проблем на толе брани». Да и внутренние дела в этих странах не раз решались при помощи оружия. Что же касается наших читателей, то для них конфликт между Перу и Эквадором должен быть интересен в первую очередь тем, что в нём приняли участие советские самолёты и вертолёты.


Аэромобильный блицкриг

Эпоха Великих Географических Открытий привела к немыслимому расширению территории, а также повышению экономической и военной мощи Испании, превратившейся на некоторое время в единственную на европейском континенте супердержаву. Однако такое положение вещей продолжалось относительно недолго и противостоять в одиночку более динамично развивавшимся Англии, Франции, Нидерландам, а за тем и США Испания не смогла. В результате, к концу XIX века её некогда огромная колониальная империя распалась, причём на территории бывших испанских владений в Латинской Америке возникло несколько независимых государств. После выхода из-под власти Испании границы между молодыми государствами устанавливались по линиям административного разделения всех этих вице-королевств, капитаний и прочих административно-территориальных колониальных формирований. Одни страны сразу же принялись уточнять, а затем и исправлять свои рубежи силой оружия. Другие же, на первых порах, ограничивались линиями, проведенными на картах, но затем, по мере укрепления государственного аппарата и нахождения на спорных (да и не только) территориях крупных природных богатств, приступили к пересмотру границ позже.

Так произошло и в отношениях между Перу и Эквадором. Перуанцы еще в 1854 г. предъявили Эквадору первые претензии по поводу принадлежности обширного района в горном массиве Кордильер. В 1857–1861 гг. между государствами велась война, эквадорцами проигранная. Правда, пока соседи разбирались друг с другом, ситуацией воспользовалась Бразилия, прибравшая «под шумок» к рукам верховья Амазонки, лишив при этом части территорий как Перу, так и Эквадор. В сложившихся обстоятельствах и Лиме, и Кито не оставалось ничего другого, как «глубоко и печально вздохнуть», взирая на действия куда более мощного соседа. Вот с таким «багажом» Перу и Эквадор вошли в XX столетие.

В новом веке, несмотря на множество внутренних неурядиц, страны не отказывались от своих претензий, и на спорных территориях то и дело возникали вооруженные инциденты. Правда, в 1936 г. наметился некоторый прогресс, когда обе стороны подписали совместный статут об урегулировании территориального спора. Тем не менее, «идиллия» продолжалась недолго, поскольку Перу и Эквадор по мере возможностей наращивали вооруженные силы. Кто и как — показали события июля 1941 г., когда между странами разразилась очередная война, носившая характер «молниеносной».

После сравнительно короткого периода позиционных боёв на границе в ходе которого противники завершили мобилизацию, 23 июля 1941 г. Перу двинула танки, закупленные ещё в домюнхеновской Чехословакии, поддержанные пехотой. Удар наносился в направлении населённого пункта Пуэрто-Боливар, блокированного с моря кораблями ВМС. В полном соответствии с концепцией «блицкрига», бронированный кулак был поддержан пикировщиками!

Ко всему прочему, 31 июля 105-я эскадрилья перуанской военно-транспортной авиации при поддержке 21-й эскадрильи они высадили посадочные десанты в населённых пунктах Санта-Роза и Мачала, а ближе к вечеру выбросили парашютистов в Пуэрто-Боливар, где находились значительные запасы оружия и боеприпасов, которых так не хватало на фронте. Все это досталось перуанцам. Надо отметить, что они явились пионерами использования парашютных десантов в боевых условиях во всем Западном полушарии, опередив при этом даже американцев.

Несомненно, ни привлеченные силы, ни интенсивность боевых действий не шли ни в какое сравнение с тем, что в это время происходило в Северной Африке и, уж тем более, на советско-германском фронте, однако, по местным меркам, амазонская кампания представляла из себя «нечто ужасное». Неудивительно, что по завершении боев перуанский президент организовал для своих парашютистов торжества, сравнимые с теми, что Гитлер устроил для десантников после захвата ими Крита.

После 31 июля боевые действия перешли в вялотекущую стадию, тем не менее, перуанская авиация продолжала наносить удары по эквадорским объектам. Последний раз в войне самолеты САР отметились 15 сентября 1941 г., совершив четыре налета в течение дня на деревни Тенгель и Пага. В результате бомбардировок и пулеметных обстрелов было убито и ранено до десятка мирных жителей, разрушен ряд построек, поврежден катер. На этом активность в воздухе окончательно сошла на нет. Отметим, что общие потери перуанцев за время войны составили 107 человек погибшими, эквадорские же неизвестны, но оцениваются в полтысячи солдат и офицеров.

21 ноября стороны парафировали мирное соглашение, по которому перуанцам досталось 205 ООО кв. км эквадорской территории. Условия договора были подтверждены подписанным 29 января 1942 г. Протоколом Рио-де-Жанейро. Эквадорцы, на которых сильно давил Вашингтон, откровенно заявлявший, что не будет препятствовать наступлению перуанцев вплоть до захвата ими главного порта страны, Гуаякиля, вынуждены были согласиться со столь унизительными для себя условиями. Гарантами соблюдения соглашения выступили Аргентина, Бразилия, США и Чили. Однако территориальные изменения не избавили от проблем, а наоборот, добавили новых, поскольку часть перемещённой границы не была делимитирована и демаркирована. В частности, таковым являлся 78-километровый участок вдоль реки Сенепа, что в горном массиве Кордильера-дель-Кондор, где находились разведанные месторождения золота и нефти. Одним словом, в фундамент будущих эквадоро-перуанских отношений была заложена очередная «мина».

Поскольку в мире шла большая война, странам пришлось определяться, с кем они. Естественно, что и Перу, и Эквадор приняли сторону антигитлеровской коалиции (игнорировать влияние находившегося недалеко Вашингтона было невозможно) и в разное время объявили войну странам «оси». Непосредственно в боевых действиях они участия не приняли, предоставив лишь свою территорию под базы для американцев, однако попали под действие закона о «ленд-лизе». В результате страны получили некоторую военную помощь, в т. ч. и самолеты.

Американская помощь, хотели того в Вашингтоне или нет, провоцировала обе стороны на очередные «разборки». Поэтому в последующие пять лет на границе то и дело вспыхивали различные вооруженные инциденты, в том числе и с участием авиации. Наиболее серьезный имел место 19 июня 1945 г., спустя всего пять дней после подписания нового договора между странами, когда эквадорские войска вторглись на перуанскую территорию. Лима организовала ответный рейд вглубь Эквадора. Боевые действия продолжались до 2 октября, когда стороны заключили очередное соглашение. После этого на границе на многие годы воцарилось относительное спокойствие.

Забегая несколько вперед, отметим, что в 1960 г. эквадорское руководство заявило о непризнании статей Протокола и намерении исправить, при благоприятных условиях, историческую несправедливость.

В 1947 г. страны Латинской Америки под эгидой США подписали в Рио-де-Жанейро договор о создании Организации Американских Государств (ОАГ), положения которого, в частности, предусматривали решение спорных вопросов между странами за столом переговоров. Страны-члены «пакта Рио» стали получать в заметном объеме американскую военную помощь, в т. ч. и авиатехнику, излишки которой остались в большом количестве после окончании Второй мировой войны. Так в ВВС обеих стран появились «Тандерболты», а в Перу — и «Митчеллы», а в середине 50-х «Йнвейдоры». Естественно, что эта техника не отвечала требованиям времени, но, учитывая превалирующие противоповстанческую и противопартизанскую направленность в боевой подготовке ВВС Перу и Эквадора в то время, этого было достаточно. Но, поскольку необходимо было считаться и с самолюбием своих союзников, желавших обладать и реактивной техникой, «как все», Вашингтон поставлял в Латинскую Америку, в т. ч. Кито и Лиме, по программам военной помощи учебно-боевые Т-33, ставшие реактивными рабочими лошадками ВВС многих стран «третьего мира». Последние также поступали в обе страны, которые, таким образом, оказались среди немногих получателей этого истребителя, имевшего незначительный экспортный успех, в отличие от своего двухместного «младшего брата». И уже в 50-х годах эквадорцы, на замену «сорокседьмых», приобрели в Великобритании партию из 12 истребителей-разведчиков «Метеор FR.9» — тоже отнюдь не последний «писк моды», но, все же…

Перуанцы, будучи побогаче северного соседа, имели возможность приобретать в Европе более современную, чем «подарки дядюшки Сэма», матчасть. Так, в Англии в 1955 г. было закуплено 16 «Хантеров F.52» и восемь «Канберр В(1)8». Надо отметить, что новые партии «Канберр» приобретались и в последующие годы, и общее количество машин данного типа, закупленных перуанцами, составило 36 единиц. Кроме того, США поставили в Перу партию из 15 F- 86F. Позже Лима получила ещё несколько таких истребителей.

Эквадорцы, в силу своих скромных средств, также старались идти в ногу со временем и, находясь под впечатлением ознакомительного тура «Канберр» Королевских ВВС, проведенного по странам Латинской Америки, не удержались от приобретения шести машин (Canberra В.6). Надо сказать, что в Эквадоре ВВС уже оформились к тому времени в самостоятельный вид вооруженных сил: это произошло в 1945 г.

В Перу ВВС современный статус получили в 1955 г., став именоваться Военно-Воздушными Силами Перу (Fuerza Аегеа del Peru — FAP). Флот вновь получил свою авиакомпоненту — Авиаморскую Службу ВМС Перу (Servicio Aeronaval de la Marina Peruana — SAMP), а через некоторое время и сухопутные войска обзавелись собственными авиасилами — Авиацией Перуанской Армии (Aviacion del Ejercito Peruana — AEP).

Однако в 60-х годах ВВС указанных стран не получали современную технику, поскольку Вашингтон, в частности, не хотел поставлять южнее Рио-Гранде сверхзвуковые самолеты, предлагая «латиносам» лишь «Сейбры». В то же время, в других частях света союзники США получали по программам как военной помощи, так и льготных закупок F-5 и даже «двухмаховые» F-104. Это задевало самолюбие «гордых кабальерос» и подбрасывало лишнюю «вязанку дров» в постоянно тлевший костер антиамериканских настроений.


Су-20 из состава 11-й авиагруппы истребителей- бомбардировщиков перуанских ВВС.

Самолёт несёт в хвостовой части кассеты с тепловыми ловушками.


Ми-25 из состава 211-й эскадрильи перуанских ВВС.


Су-20 командира 11-й авиагруппы истребителей- бомбардировщиков перуанских ВВС.

На самолёте показан первоначальный вариант эмблемы, внешний вид которой позже претерпел значительные изменения. К началу 90-х годов от неё осталось только две белых «единицы» и голова тигра на их фоне.


На рубеже 60-70-х годов к власти в обеих странах пришли патриотически настроенные военные, которые в своих действиях далеко не всегда оглядывались на Вашингтон. В первую очередь это относится к Перу, где с 1968 г. правил режим генерала Веласко Альварадо. Перуанцы, в пику Вашингтону, в 1968 г. совершили истинный прорыв, заказав во Франции партию «Миражей-эР» (Mirage 5Р). Этим Лима подала пример для многих своих соседей, которые также повернулись лицом к Европе в деле приобретения новой авиатехники. Более того, Альварадо пошел на немыслимый доселе шаг: первым на Южноамериканском континенте начал приобретать авиатехнику в СССР. Особо большой объем закупок был отмечен после 1973 г., когда к власти в Чили пришел генерал Пиночет. Дело в том, что не только перуанцы обижали своих соседей — им также от них доставалось. Еще в 1878 г., во время 2-й Тихоокеанской войны, неудачной для Лимы, чилийцы захватили и аннексировали большой участок перуанской территории. Приход к власти в Сантьяго решительной и жестокой военной хунты, пошедшей, к тому же, на ухудшение отношений с сопредельными государствами, вызвал понятные опасения у перуанского руководства и привел к очередному витку спирали гонки вооружений в Латинской Америке. Впрочем, чилийские военные и сами вот уже более сотни лет опасаются «реванша с севера».

Дипломатические отношения между СССР и Перу были установлены в 1969 г., а в июле 1970-го, после катастрофического землетрясения, Советский Союз пришел на помощь этой стране, наладив трансатлантический воздушный мост, по которому из Союза перуанцам на 65 военно-транспортных самолетах (Ан-12 и Ан-22) доставлялась серьезная гуманитарная помощь. Среди прочих грузов в Неру были переброшены и три вертолета Ми-8, которые, после окончания работы были оставлены в подарок местным авиаторам. Мнение последних о «восьмерке» после ряда лет эксплуатации в весьма непростых условиях своей страны сложилось положительное, и Лима пожелала, не без колебаний, правда («забота» дяди Сэма), закупить в СССР ещё ряд образцов авиатехники.


Можно, конечно, очень долго и аргументированно рассуждать о достоинствах западной авионики и экономичности двигателей, а так же эргономике, но когда на первое место ставится надёжность, то ничего лучше наших Ми-8 и их коммерческих вариантов Ми-17 найти невозможно и перуанцы, судя по всему, это прекрасно понимали.


Часть перуанских истребителей-бомбардировщиков несла трёхцветных зелёный камуфляж (подобно машине на данном снимке), а другая (см. фото на с.48) — жёлто-коричневый пустынный.


Так, в 1976 г. за 250 млн. долл. были приобретены 32 истребителя-бомбардировщика Су-20 и восемь Су-22У, поставки которых начались в 1977 г. За ними в начале 80-х годов последовала партия из 16 Су- 22М2 и трех Су-22УМЗ. Не осталась без внимания и транспортная авиация: в 1977–1978 гг. перуанцы закупили в Киеве 16 Ан- 26. Самолеты проявили себя сравнительно неплохо, однако они не совсем подходили для работы в высокогорных условиях. Поэтому вместо них в 1986 г. последовал заказ на партию из 15 Ан-32, в оплату которых частично пошли возвращенные СССР Ан-26. Первая пятёрка «тридцать вторых» прибыла в Страну Инков в феврале 1987 г. Машины весьма понравились перуанцам, и они их продолжали заказывать и позже, притом для всех видов вооруженных сил, а также полиции. При этом последние заказы выполнялись уже после распада СССР, на Украине. Общее число поставленных самолетов превысило тридцать единиц. Там же в 1993 г. были закуплены и три Ан-74: возможно, продали бы и больше, но уж очень сильно противодействовали американцы, считающие Латинскую Америку вотчиной для своих товаров. Не остались без внимания и вертолеты. Так, для всех силовых структур в 1973–1993 гг. закуплено в общей сложности более 60 Ми-8, а также Ми-17. Для ВВС в 1983 г. поступили 12 боевых Ми-25, парк которых был пополнен ещё семью «крокодилами», приобретенными в Никарагуа по окончании там гражданской войны. Кроме того, перуанцы не удержались от приобретения 15 тяжелых Ми-6: шесть для ВВС и девять для армейской авиации.

Эквадорцы же, начав получать заметные доходы от своей нефти, взяли курс на создание сбалансированных ВВС. В отличие от многих своих соседей, Кито поначалу по вопросу обновления своего авиапарка обратился к Тель-Авиву, с которым достаточно быстро был заключен контракт на закупку 24 «Кфиров С.2». Однако вмешался Вашингтон: поскольку на израильских самолетах устанавливались американские ТРДД J79, то для его экспорта необходимо было получить соответствующее разрешение американских властей, которое в то время так и не было дано. «Янки» прикрылись нежеланием способствовать гонке вооружений в Южной Америке, хотя, надо полагать, причина была совершенно иной: в 70-х годах эквадорцы тоже смогли попортить крови спесивым «гринго».


Мощные Ан-32, предназначенные для эксплуатациях в условиях жаркого высокогорья, как нельзя лучше подходили для полётов над Кордильерами.


Безусловно, боевые возможности «Канберр» к началу 80- х уже были недостаточны для участия в полномасштабных боевых действиях, однако в конфликтах малой интенсивности, да ещё при острой нехватки современных средств ПВО у противника, от этих «старых английских леди» можно было ждать неприятных сюрпризов.


В частности, в начале 70-х годах между США и Эквадором разгорелась настоящая «рыболовная война». Американцы, со свойственным им пренебрежением к интересам хозяев своего дома, постоянно занимались промышленным рыболовством в 200-мильной исключительной экономической зоне Эквадора. Ранее им это сходило с рук, однако наступили иные времена, и даже достаточно дружественно настроенный к Вашингтону президент Веласко Ибарра решил, наконец, навести и «в этом углу своего дома» должный порядок. ВМС страны с 1970 г. усилили борьбу с браконьерами. Авиация также приняла участие в этом деле, выделив для патрулирования обе свои «Каталины» 1*. Работа моряков и летчиков оказалась достаточно успешной: лишь в 1971 г. самолетами было обнаружено, а военными кораблями задержано 51 американское рыболовецкое судно.

Вашингтон пришел в ярость и в январе 1971 г. приостановил военные поставки в страну на сумму 10 млн долларов. Кито, в ответ, выслал на родину все американские военные миссии. Надо сказать, что и раньше, время от времени, эквадорцы задерживали браконьеров, но тогда все решалось полюбовно.

Отметим, что и Лима проводила операции по защите своей экономической зоны от американцев и прочих нарушителей. Например, в конце сентября — начале октября 1967 г. авиация и корабли ВМС Перу обнаружили и задержали 14 американских рыболовных судов. Правда, под давлением Вашингтона они были достаточно быстро освобождены. Зато в следующем году перуанцы «оторвались по полной программе»: в один из дней патрульные «треккеры» обнаружили, а наведенные ими эсминцы перехватили, зашедшую в запретные воды китобойную флотилию известного миллиардера А.Онассиса. Пришлось тому раскошеливаться: его китобои были отпущены лишь после уплаты штрафа в 3 млн. долларов…

Между тем, пока американцы стояли в грозно-обиженной позе, на эквадорский рынок вышли французы, предложив эквадорским ВВС многоцелевые, созданные на базе перехватчика, «Миражи F.1JA». После взаимных консультаций в Кито решили приобрести 16 одноместных «Миражей F.1JA» и два двухместных учебно-боевых «Миража F.1JE». Поставка была осуществлена в течение двух лет с октября 1978 г. по ноябрь 1980 г. Самолёты поступили на вооружение в 2112-й истребительной эскадрильи (Escuadron de Casa 2112), размещенной на авиабазе Таура в районе Гуаякиля, и сменившей там легкие штурмовики Cessna А-37В.

Другим приобретением были 12 «Ягуаров» (десять одноместных модификации «В» и два учебно-боевых модификации «S»), закрленных в Великобритании и поступивших в страну в январе-октябре 1977 г. Ими вооружили 2111 АЭ «Орлы» (Escuadron de Combate 2111 Aguillas), базировавшуюся на той же авиабазе. Часть переименовали в 1981 г. в «Ягуар» (Jaguar).

Во второй половине 70-х годов военные в обеих странах, в силу разных причин, покинули политическую арену, к власти пришли гражданские, отношения с Вашингтоном улучшились. Это, в частности, выразилось в пересмотре экспортного контроля за поставками двигателей J79 и заказе в 1979 г. в Израиле 12 «Кфиров», в т. ч. двух в учебно-боевом варианте. Но они прибыли лишь в 1982 г. и пошли на формирование 2113-й эскадрильи (Escuadron ае Combate 2113), «поселившейся» в Тауре, которая к этому времени получила статус основной авиабазы ВВС Эквадора.

Вместе с тем, внутреннее положение как в Перу, так и в Эквадоре, оставалось непростым. К началу 80-х годов оно, скажем так, не изменилось в лучшую сторонку. А одним из способов отвлечения внимания общественности от трудностей в стране есть «перевод стрелок» общественного мнения на внешнюю угрозу.

Еще в 1977 г. перуанцы оставили три пограничных поста на спорной территории восточного склона горного хребта Кондор: PV- 22, PV-3 и «новый» PV-4. Эквадорцы попытались воспользоваться этим и в январе следующего года предприняли нападение на перуанскую территорию, но были отбиты.

Через три года Кито организовал новую акцию, скрытно осуществив вторжение в спорный район. Но несколько дней спустя тайное стало явным: перуанцы обратили внимание, что над районами оставленных постов что-то часто пролетают эквадорские вертолеты. 22 января 1981 г. над подозрительными местами пролетел перуанский Ми-8 и обнаружил, что все три поста заняты чужими солдатами, при появлении «вертушки» размахивавшими своими флагами. Летчик решил выполнить второй заход, однако над PV-22 машина была обстреляна и повреждена пулеметным огнем. Перуанец вышел из-под огня и тем самым избежал более худшего развития событий.

1* В 1952 г. эти самолеты входили в состав ВМС, но затем, поскольку моряки не сумели ими должным образом распорядиться, их передали ВВС (возможно, это явилось результатом обычного межведомственного соперничества). В указанный период флот располагал несколькими «Цесснами» для перевозки начальства.


Многоцелевые «Миражи F.1JA» стали основой боевой мощи эквадорских ВВС.


Немногочисленные эквадорские «Ягуары» достаточно регулярно модернизировались и потому их боевой потенциал, с учётом возможностей вероятных противников, можно признать достаточно высоким.


Помимо совершенствования лётной подготовки, на эквадорские учебно-боевые «Кфиры» возлагались задачи целеуказания.


Перуанские Су-20 в столичном международном аэропорту Лимы в ходе очередного осложнения отношений между Перу и Эквадором. Стоящая на переднем плане машина принадлежит командиру 11-й авиагруппе «Тигры», о чём можно судить по эмблеме, эскадрильи, которой нет на других самолётах. Остальные истребители-бомбардировщики несли буквенно-цифровые тактические обозначения на килях под эмблемой государственного флага.


Лима протестовала, обвинив Кито в неспровоцированной агрессии. Эквадорцы же вообще сразу заявили, что этот вертолет, ни много, ни мало, вел огонь по их пограничному посту Пакиша, защитники которого вынуждены были защищаться! На следующий день перуанцы провели повторную разведку, и вновь их Ми-8 был обстрелян. В сложившихся обстоятельствах президенту Белаунде Терри ничего не оставалось делать, как отдать приказ вооруженным силам изгнать захватчиков и 28 января эквадорские пограничные пункты в Кордильерадель-Кондор, после предварительной авиаразведки, подверглись интенсивной бомбардировке самолетами перуанских ВВС. Как оказалось, это были только «цветочки». Вскоре настало время «ягодок»…

В тот же день перуанцы предприняли наступление на PV-22. Ми-8 из состава 332-й эскадрильи 3-й авиагруппы (Grupo Аегео No.3) обстреляли НАРами и пулеметным огнем находившихся на данном посту эквадорцев, и под прикрытием этого огня с вертолетов в километре от объекта были высажены 68 десантников. Подойдя незамеченными к позициям противника, они пошли в атаку, но после часового боя перуанцам пришлось отступить: оказалось, что эквадорцев было почти вдвое больше, они вели ожесточенный огонь, и особенно досаждали счетверенная 12,7-мм ЗПУ М-55, а также несколько 60-мм минометов. Отход прикрывали «восьмерки», вновь задействовав свои пулеметы и НАРы. Затем перуанские ВВС подвергли пост бомбардировке.

29-го решено было атаку повторить. На сей раз Ми-8 высадили уже 150 человек, но не в глубине джунглей, а вдоль берега одной из ближайших к PV-22 речушек. Вновь пост был подвергнут ракетно-пулеметному обстрелу. Но и на этот раз ничего не получилось: высаженные на берегу десантники не смогли собраться и выполнить марш к объекту атаки. Эквадорцы же объявили, что в этот день их войска в ходе боев за Пакишу отразили восемь перуанских атак.

На следующий день вновь был нанесен бомбовый удар, а затем высажен десант непосредственно на сам пост. После короткого, но ожесточенного сопротивления эквадорцы отступили, а перуанцам достались солидные трофеи, в т. ч. зловредная «счетверенка» и минометы. 31 января, желая лично поздравить победителей, сюда прибыл президент страны. В свою очередь, хорошо сработала эквадорская разведка: едва Белаунде Терри покинул пост, как появилась пара «Ягуаров», отбомбившаяся по PV-22. Перуанцы произвели по ним пуски из нескольких ракет из ПЗРК, но «Стрелы» цели не поразили.

Но это произошло позже, а пока подошла очередь поста PV-3. В ночь на 31 января перуанский Ан-26 отбомбился по нему бочками с напалмом, а с рассветом за дело взялись более «серьезные» машины: шесть «Миражей», один А-37 и три штурмовых Ми-8. Одновременно три транспортных «восьмерки» и два «белла» высадили десант на вертолетной площадке, находившейся южнее роста PV-3. Затем последовала энергичная атака при поддержке огня стрелкового оружия и гранатометов РПГ-7 десантников. Эквадорцы поначалу пытались оказывать сопротивление, но затем оставили пост.

1 февраля те же вертолетные силы под прикрытием пары «Миражей» оказались задействованы в бою за «новый» пост PV-4. И здесь противник пытался оказать сопротивление, ранив в ходе высадки одного перуанского солдата, но вынужден был также, как и днем ранее, отступить. В это время прилетел эквадорский вертолет, совершивший посадку за полтора километра от поста и намеревавшийся забрать кого-то из своих. Перуанцы открыли по нему огонь из всех видов оружия: автоматических винтовок, пулеметов, РПГ-7 и даже 60-мм минометов. Однако эквадорский экипаж сумел избежать поражения, мастерски выведя свою «стрекозу» из опасной зоны. На этом первая фаза боев завершилась. Вскоре стороны пошли на прекращении огня.

Официальные представители Лимы заявили, что перуанские войска освободили от противника все населенные пункты и атаковали эквадорские позиции в районах Мачинас и Майайко 2*.

Между тем, 19 февраля 1981 г. эквадорцы в спорном районе предприняли локальную наступательную операцию, захватив ещё три перуанских поста (JB-2, PV-4A и «старый» PV-4). Лима отреагировала быстро, и уже через несколько часов перуанцы нанесли контрудар, намереваясь разбить противника и вытеснить его на свою территорию. Без промедления шесть Ми-8 с десантом на борту были направлены к JB-2. Первый вертолет прошел над противником, обстреляв его НАРами и пулемётным огнем. Эквадорцы ответили. Дабы не искушать судьбу, перуанцы высадились в 400 м от поста, однако противник уже отступил, и JB-2, таким образом, был возвращен. Вскоре эквадорцы предприняли контратаку, но перуанцы отбили её.

В это же время перуанская пехота атаковала с территории «нового» PV-4 пост PV-4А, однако была остановлена сильным огнем крупнокалиберных пулеметов противника. Положение исправили «восьмерки», возвращавшиеся после взятия JB-2. У них оставался в большом количестве неизрасходованный боезапас, который они здесь и расстреляли по эквадорцам. Повторной атакой пехотинцы взяли пост, уже безо всякого сопротивления со стороны врага.

Куда более «крепким орешком» оказался «старый» пост PV-4, который был также атакован 19 февраля. Едва первые перуанские вертолеты начали снижаться для высадки десанта, как попали под жестокий огонь ЗПУ, в результате которого один Ми- 8 был сбит. Экипаж другого, завидев подобное развитие событий, сразу же увел свою машину «от греха подальше», едва высадив 11 человек. Тем не менее, эквадорцы отступили. На этом бои фактически прекратились, и стороны договорились о прекращении огня и возвращению к положению, существовавшему к началу года.

Здесь, несомненно, успех сопутствовал перуанцам, решающим фактором чего было применение авиации, в первую очередь — вертолетов из состава 3-й авиагруппы (Grupo Аегео No.3), включавшей в себя 332-ю эскадрилью на Ми-8 и Ми-17, а также 341-ю на «Белл-212» и «Белл-214». Благодаря последним удалось провести классическую аэромобильную операцию, первую, как утверждает Лима, в Южной Америке. «Стрекозы» заменили перуанцам здесь, фактически, танки, бронетранспортеры и артиллерию. Учитывая, что для изгнания неприятеля перуанцам потребовалось совсем немного времени, то у них на практике получилось то, что можно, по сути дела, назвать «блицкригом». Всего же ВВС Перу выполнили за время конфликта 107 боевых заданий с общим налетом 744 часа.

Что касается эквадорцев, то наблюдалось применение ими, помимо упомянутой пары «Ягуаров», одиночных вертолетов, «Миражей», а также А-37, занимавшихся патрулированием воздушного пространства в районах, примыкавшим к зоне ведения боевых действий. Кроме того, выполнением транспортных, санитарно-эвакуационных и курьерских задач занимались вертолеты армейской авиации, один из которых был обстрелян перуанскими десантниками. Эквадорцы утверждают, что их «вертушки» неоднократно попадали под вражеский огонь, но потерь среди них не было. В знак признания заслуг вертолетчиков 15-я бригада армейской авиации Эквадора получила почетное наименование «Пакиша», а знамя армейской авиации украсил Военный Крест.

В один из дней была отмечена встреча самолетов противников: пара «Миражей» перехватила группу Су-22, шедшую к Пакише. Эквадорцы решили не упустить удобный момент для атаки, но несколько поторопились: ГСН УР «Мажик» самолета ведущего еще не успела произвести захват цели, как тот произвел пуск. Естественно, что при таких условиях ракета ушла «в молоко».

Что касается потерь, то они были мизерны: у перуанцев убито 12 солдат и сбит вертолет, а эквадорцы официально объявили о 16 погибших и 30 раненых…

Усилия дипломатов привели лишь к прекращению огня и отводу войск, а корни конфликта вырваны не были и в сущности должны были рано или поздно дать новые всходы. Напряженность в спорном районе продолжала сохраняться. Не имелось недостатка в инцидентах.

Один из самых серьезный произошёл 24 мая 1981 г. В этот день в горах на границе разбились в ходе совместного полета два самолета эквадорских ВВС («Супер Кинг Эйр» и «Твин Оттер»), на которых прибыли в данный район с визитом президент страны Хайме Агилера Рольдос и сопровождавшие его лица (всего 27 человек). Все они (включая пилотов) погибли. В связи с данной катастрофой на страницах печати неоднократно высказывались предположения, что произошедшее — результат тщательно подготовленной диверсии, поскольку либерально-демократические взгляды Агилеры не вписывались в резко правевший эквадорский политический истэблишмент и раздражали Вашингтон. По крайней мере, время и место происшествия оказались таковыми, что, в случае чего, вину можно было списать на кого или на что угодно: от метеоусловий до «козней» соседней Перу. 20 февраля 1982 г. в этом же районе пропал перуанский Ми-8. Причина гибели машины и экипажа осталась неизвестной, но перуанцы полагали, что вертолет сбит эквадорцами. Последние, в свою очередь, вину за собой не признавали.

Куда более серьезный инцидент произошел в 1984 г. (к сожалению, источники не называют ни конкретной даты, ни летчиков- участников), когда пара перуанских Су-20 нарушила воздушное пространство Эквадора. На перехват были подняты два «Кфира». Перуанцы пытались уйти, однако эквадорцы их догнали и обстреляли из пушек. Обе «сушки» получили повреждения, но смогли оторваться от эквадорских истребителей. Правда, уже буквально на подходе к своей базе из пробитых баков одного Су-20 вытекли последние остатки топлива и двигатель встал, в результате перуанскому летчику пришлось катапультироваться а самолет разбился.

Напряженность в Кордильера-дель-Кондор продолжала оставаться долгие годы, материализуясь в стычки патрулей и нарушения воздушного пространства летательными аппаратами сторон. Правда, эти инциденты было нечастыми. Страны, занятые решением внутренних проблем, не очень-то стремились скрестить оружие друг с другом: перуанцы, например, как известно, уже давно ведут настоящую войну с партизанами и наркомафией. Однако, как показывают уроки истории, со временем приходит такой момент, когда вновь возникает потребность во внешнем враге. Для «заклятых друзей» он наступил в январе 1995 г.

2* Относительно спорных пунктов, находящихся на границе, МИД Перу заявил, что Эквадор, «с целью ввести в заблуждение мировое общественное мнение», присвоил этим погранпостам названия близлежащих поселков, находящихся на эквадорской территории: Пакиша, Майайко и Мачинас. Эквадор, в свою очередь, ответил, что его погранпункт Пакиша не соответствует поселку с одноименным названием и находится от него на расстоянии 20 км.


Как можно судить по данному снимку, из всех находящихся в строю «крокодилов», самый устрашающий вид имеют несомненно перуанские.

Окончание в следующем номере.

Редакция журнала выражает глубокую благодарность Сергею Цветкову за помощь в подборе иллюстраций для данной работы.

На книжную полку

Всё-таки что ни говори, но если вы начинаете делать какое-то дело и делаете его (извините за некоторую тафталогию), пусть не на отлично, но хотя бы хорошо, то вас обязательно заметят. Оказывается монография Ефима Гордона об истории создания, применения и совершенствовании МиГ-19, опубликованная в самых первых номерах нашего журнала, была внимательно изучена авторским коллективом чешского издательства «4+», подготовившего в свою очередь выпуск посвящённый советским истребителям МиГ- 19, С и СВ, чехословацким S-105, а так же китайским модификациям первого советского сверхзвукового истребителя J-6, F-6, JZ-6, JJ-6, FT-6, J-6I, J-6II и J-бШ.

Издание выполнено на мелованной бумаге и включает 36 страниц, на которых размещена краткая история создания указанных модификаций МиГ-19 (три страницы), восемь полос чертежей, 143 фотографии (часть из них цветные) и 11 вариантов окраски. Последние выполнены в графической манере. Кроме того, имеется цветной постер формата АЗ, на котором изображён F-6C из состава 23-й эскадрильи пакистанских ВВС.

Отдельно хотелось бы отметить качество и информативность фотографий, на которых отображены практически все внешние детали истребителя МиГ-19, что существенно облегчит жизнь моделистам, которые захотят построить модель этого самолёта.

На весьма высоком уровне выполнены и чертежи, в которых помимо классических полных видов (слева, справа, снизу, сверху, сзади и спереди) дана масса отдельных, подвергавшихся изменениям элементов конструкции и оснащения, заметных снаружи. Подробно показано пилотское кресло, приборные панели кабины пилота для варианта МиГ-19С, схема вооружения с системой питания боеприпасами пушек, устройство ПТБ-400, дана роспись на схемах местоположения датчиков различных систем и карта подвески оружия.

В сущности, найти более информативное издание для моделистов по данной машине невозможно и нам остаётся только поздравить издателя и главного редактора серии «4+» Михала Овчачика с новым успехом.

Единственно, что несколько настораживает, так это объявленная цена, которая даже у генерального распространителя изданий «4+» (им является чешская фирма «MARK I»), составляет 9,90 английских фунтов стерлингов. Судя по всему, прошлогодний рост стоимости бумаги в Европе не прошёл мимо Чехии.


АВИАЦИОННОЕ ОРУЖИЕ

Последний аргумент

Андрей Витюк, Виктор Марковский

Продолжение, начало в ИА № 1 /2003.


Фото на заставке: 23-мм автоматические пушки АМ-23 в кормовой установке ДК-12 самолёта Ту-95. Боковые блистеры служат для размещения агрегатов прицельной станции ПС-53.

Удачным представителем оружия с неподвижными стволами и обычным циклом автоматики стала двухствольная 23-мм пушка ГШ- 23. Она была разработана в Тульском КБ В.П.Грязевым и А.Г.Шипуновым и принята на вооружение в 1959 г. В этой пушке в одном кожухе установлены два ствола и размещены механизмы, обеспечивающие поочередное их перезаряжание. Автоматика оружия приводится в движение газоотводным двигателем, в который пороховые газы поступают в ходе выстрелов то из одного, то из другого ствола. Общий агрегат производит подачу патронов из одной патронной ленты. Каждый ствол имеет свои узлы снижения патрона из ленты в патронник, его досылания, запирание и экстракции гильзы. Механизмы одного ствола кинематически связаны с механизмами другого ствола с помощью рычагов-коромысел чередуя работу узлов и подачу между двумя блоками: запирание ствола одного приходится на отпирание другого, выброс гильзы — на досылание патрона в соседнем.

По сути, ГШ-23 представляет собой две пушки, объединенные в один блок, и имеющие связанный механизм автоматики, где «половинки» обслуживают друг друга, выполняя накат затвора одной за счет энергии пороховых газов при откате соседней. При этом несколько упрощается устройство — отпадает необходимость в накатниках и возвратных пружинах. Такое соединение позволяет получить выигрыш в весе и габаритах оружия по сравнению с двумя несвязанными пушками, так как ряд узлов и механизмов являются общими для обоих стволов, входящих в систему. Общими являются кожух (ствольная коробка), подающий и стреляющий механизм, электроспуск, амортизатор и механизм перезаряжания. Наличие двух стволов решает проблему их живучести при достаточно высоком общем темпе стрельбы, поскольку интенсивность стрельбы из каждого ствола уменьшается вдвое и, следовательно, уменьшается износ стволов. Кроме того, живучесть каждого ствола, определяемая количеством произведенных из нее выстрелов, может быть в два раза меньше общей живучести пушки. Например, при общей гарантийной живучести пушки ГШ-23 в 8000 выстрелов из каждого ствола производится только 4000 выстрелов.

Повышению скорострельности пушки ГШ-23 способствует применение механизмов безударного плавного досылания патронов в патронники, что снижает ограничение на прочность патронных гильз (ГШ-23 использует штатные патроны того же типа, что и НР-23 и АМ-23, что изначально оговаривалось при разработке).

Особенности и достоинства двухствольной схемы автоматического оружия в сочетании с безударным досыланием патрона позволили увеличить темп стрельбы пушки ГШ-23 по сравнению с пушкой АМ-23 более чем в два раза при незначительном увеличении веса оружия всего на 3 кг.

После Корейской войны последовал очередной скачок в развитии военной авиации. Самолеты стали сверхзвуковыми, их оборудование — электронным, а средства поражения — управляемыми. Второе поколение реактивных истребителей (60-е годы) было представлено преимущественно самолетами-перехватчиками (Ту-128, Су-9, Су-11, Су-15, МиГ-21ПФ, МиГ-25) с высокими скоростными и ограниченными маневренными характеристиками. Воздушные бои предполагалось вести преимущественно на высоте вплоть до стратосферы, а радиусы разворота истребителя при маневрах возросли до десятков километров. Наведение перехватчика на воздушную цель осуществлялось с наземного КП по командам автоматизированной системы, при выходе на заданный рубеж летчик начинал поиск с помощью бортового радиолокационного прицела (позднее на борту истребителей появились и теплопеленгаторы) и, когда цель оказывалась в зоне поражения, выполнял пуск ракет. В тактике этих истребителей утвердилась ракетная атака на догоне, при срыве которой противники теряли зрительный и радиолокационный контакт, а бой начинался снова с поиска цели. На смену групповым пришли одиночные действия, начиная со взлета и кончая посадкой.

В связи с ростом возможностей управляемых ракет по перехвату скоростных и высотных целей с истребителей «за ненадобностью» были сняты пушки — надежное оружие ближнего боя. Считалось, что авиационная артиллерия представляют собой устаревшее оружие, не имеющее перспектив дальнейшего развития. Роль основного средства поражения воздушных и наземных целей отводилась управляемым ракетам. В очередной раз теория разошлась с практикой, и, к сожалению, не без ущерба для последней.

Опыт Вьетнама и Ближнего Востока (конец 60-х — начало 70-х годов) лишил перехват господствующего положения в тактике истребителей, пришлось возвратиться к групповым маневренным боям. Пушки в тот период оказались единственно эффективным средством поражения маневрирующей воздушной цели, а также стрельбы на малых дальностях, на которых пуск ракет был невозможен из-за высоких перегрузок, развиваемых в манёвренном бою. Свою роль сыграло и то, что после пуска ракет лишенный пушек истребитель оказывался безоружным (в начале Вьетнамской войны даже появилось предложение оснастить МиГ-21ПФ хотя бы пулеметом ШКАС «на крайний случай» или более мощным крупнокалиберным А-12,7). Однако с возвращением ближнего маневренного боя на истребители вернулись пушки. Так с пятилетним опозданием (после принятия на вооружение в 1959 г.) в качестве штатного вооружения на самолетах истребительной авиации появилась 23-мм автоматическая пушка ГШ-23. На МиГ-21ПФ, ПФМ и С пушка подвешивалась в съемной гондоле ГП-9 под фюзеляжем, а с 1969 г. на новых модификациях МиГ-21 и МиГ-23 использовалась в качестве встроенного вооружения.

На истребителях пушки ГШ-23Л, оснащенные локализаторами, устанавливались на рационально скомпонованных лафетах, где размещался и патронный ящик. При обслуживании, перезарядке или замене пушки лафет опускался вниз с помощью лебедки, открывая хороший доступ к оружию. ГШ-23Л также устанавливалась на фронтовом бомбардировщике Як-28. Помимо защиты обшивки самолета от пороховых газов, локализаторы ГШ-23Л играют также роль дульных тормозов, снимающих 10–12 % отдачи.

ГШ-23 стала основой оборонительного комплекса бомбардировщиков Ту-22М, Ту-95МС и военно транспортного Ил-76. Эти самолеты имеют унифицированные кормовые установки УКУ-9К-502 с блоком спаренных пушек, прицельной станцией и электромеханическими приводами. Пушки в них не несут локализаторов для уменьшения аэродинамических нагрузок и изгибающих моментов на стволы подвижного оружия. В облегченной установке УКУ-9К-502М самолета Ту-22М3 была оставлена одна ГШ-23, смонтированная «на боку» с вертикальным положением стволов для уменьшения миделя установки.

Как известно, новое — хорошо забытое старое. Погоня за увеличением скорострельности заставила конструкторов обратиться к системам Гатлинга с вращающимся блоком стволов, изобретенной ещё в XIX веке и использовавшейся в первых псевдо-автоматических артустановках, автоматическая стрельба из которых достигалась с помощью вращения блока стволов вручную. Стволы такого оружия собраны в единый пакет, который при стрельбе вращается в неподвижном кожухе вокруг оси, параллельной стволам. Каждый ствол имеет свой затвор, скользящий в направляющих. На внутренней цилиндрической поверхности кожуха, охватывающего блок, имеется замкнутый криволинейный паз (копир), в котором скользит ролик затвора. При вращении блока стволов затворы, вращаясь вместе с ним, совершают одновременно возвратно-поступательное движение в направляющих. При этом движении каждый затвор производит плавное досылание патрона в патронник, запирание ствола на время выстрела, отпирание, а затем экстракцию гильзы.

В отличие от ранее распространенных схем оружия, где происходила остановка механизмов на время выстрела, в этой схеме блок стволов и связанные с ним механизмы совершают непрерывное движение в течении всей очереди выстрелов, а операции цикла автоматики происходят параллельно и «растянуты» в течении полного поворота блока до прихода в положение «выстрел» соответствующего ствола.


Кормовая установка Ту-95МС типа УКУ-9К-502-2 с пушками ГШ-23. Заметна внушительная толщина бронестёкл кабины стрелка.


Подфюзеляжная гондола ГП-9 с пушкой ГШ-23 под фюзеляжем истребителя МиГ-21ПФМ (вверху). Хорошо видна конструкция локализаторов на стволах ГШ-23, отводящих пороховые газы от обшивки фюзеляжа самолёта.



Для вращения блока стволов и работы связанных с ним механизмов могут быть применены как внешние (электрические, гидравлические), так и внутренние газопороховые двигатели, использующие давление пороховых газов, образующихся в стволах при стрельбе. Первая схема применяется, например, в американской шестиствольной 20-мм пушке М61А1 «Вулкан». Для привода ее автоматики используется электрический двигатель мощностью 35 л.с. Схема с внутренним приводом применяется на более поздних модификациях пушки «Вулкан», а также в отечественных многостволках ГШ-6-23 и ГШ-6-30. Применение газопорохового двигателя позволило получить компактные и автономные артиллерийские системы, чем и объясняется широкое применение этих пушек как на неподвижных установках истребителей, истребителей-бомбардировщиков и бомбардировщиков, так и различных подвесных контейнерах. Недостатками этой системы поначалу были затраты времени на раскрутку блока стволов при выходе на режим (до 1 секунды) и относительно низкая скорострельность в этот промежуток времени, а так же громоздкий электропривод, который, однако, позволил избежать проблем, связанных с загрязнением узлов пороховым нагаром и живучестью газоотводов, подвергающихся высоким нагрузкам и температурам. Пионерами в создании системы с вращающимся блоком стволов выступили американцы, продолжившие дело своего соотечественника-изобретателя.

Война в Индокитае и возможность ознакомления с зарубежными образцами, безусловно, ускорили создание у нас в стране многостволок системы Гатлинга. Начиная с 1972 г., самолеты Су-24 вооружаются 23-мм шестистволкой ГШ-6-23 (9А620 по Единой системе обозначений МО).

К конструктивным особенностям пушки ГШ-6-23 относится наличие пиростартера, снаряженного специальными патронами с пороховым зарядом, создающим при открытии огня и перезарядке требуемое давление для раскрутки блока стволов (так же производится и первый выстрел из ГШ-23). Он отключается после первого выстрела в очереди, и в дальнейшем автоматику приводит в движение газопороховой двигатель, работа которого аналогична принципу действия обычного двигателя внутреннего сгорания, только в роли его «камеры сгорания» выступает ствол. Пороховые газы из стволов поступают в газовый цилиндр с поршнем. Возвратно-поступательное движение поршня преобразуется шатунно-кривошипным механизмом во вращательное движение блока стволов и связанных с ним деталей автоматики.

Число стволов в многоствольной пушке зависит, главным образом, от заданного темпа стрельбы. Увеличивать число стволов в оружии целесообразно только до определенного предела. В пушках системы Гатлинга скорострельность ограничивается прочностью патрона, патронной ленты и звеньев, подвергающихся рывкам при работе кинематики, способной разорвать и смять ленту, словно бумагу.

Предельно допустимый темп стрельбы для пушек калибра 23–30 мм, с учетом указанных ограничений, может быть получен при четырёх — семи стволах.

Схема позволяет создать автоматическое оружие с высоким темпом стрельбы при сравнительно малом весе и габаритах (по сравнению с числом обычных пушек). При массе 73 кг ГШ-6-23 имеет скорострельность до 8000 выстр/мин, а в модификации ГШ- 6-23М (9А678) темп стрельбы доведен до 10.000 выстр/мин.

Высокая плотность огня и эффективность действия снарядов позволяет использовать пушку для поражения как наземных, так и воздушных целей — в этом качестве она применяется на перехватчике МиГ-31. Пушка может также служить в системах противоракетной защиты. Для стрельбы применяются те же патроны, что и для пушки ГШ- 23.

ГШ-6-23 используется в качестве встроенной пушки в подвесных установках. Необходимо отметить, что если применение ГШ-6-23 на фронтовом бомбардировщике Су-24 оправдывалось необходимостью увеличения огневой мощи самолета для действия по наземным целям, то применение такой артиллерийской системы на перехватчике МиГ-31 необычно (появившиеся одновременно с ним МиГ-29 и Су-27 оснащались компактной и высокоэффективной одноствольной пушкой ГШ-301) и диктовалось основным назначением самолета как средства борьбы с крылатыми ракетами, уничтожение которых требовало исключительно высокой плотности огня.

На Су-24 боекомплект пушки расположен в съемном патронном ящике, где размещается лента на 400 патронов, а на перехватчике МиГ-31 пушка питается лентой из встроенного барабана на 260 патронов. Плотная компоновка истребителя оставила немного места для боезапаса, а саму установку пришлось монтировать вынесен ной на борт фюзеляжа, и выступающие обтекатели барабана и пушка несколько ухудшила аэродинамику машины. Магазинное питание не нашло применение в пушках современных самолетов, хотя, в общем случае, принудительная подача патронов снимает ограничения по прочности патронной ленты, необходимость в которой отпадает, а емкость боекомплекта можно повысить при снижении массы за счет отказа от звеньев (масса звена к 23-мм патронам современных пушек составляет 70-100 г). Однако, при магазинном питании сложно организовать принудительную подачу с высоким темпом для обеспечения требуемой скорострельности, сам магазин оказывается громоздким, а его снаряжение патронами — неудобным и осложняет эксплуатацию, что позволило А.А.Рихтеру, работавшему с такими системами, однажды заметить, что «обоймы и магазины пусть останутся в пехоте».

Принятой на вооружение в 1975 г. пушкой ГШ-6-30 (9А621) калибра 30 мм был вооружен истребитель-бомбардировщик МиГ- 27. История появления ПВ-6-30 была не вполне обычной: прототипом для нее послужил корабельный шестиствольный автомат артустановки АК-630, создававшийся согласно Постановлениям СМ СССР от 15 июня 1963 г. в комплексе с новым патроном повышенной баллистики с увеличенным зарядом пороха и новыми снарядами. Для размещения на самолете орудие существенно доработали, удалив ненужное жидкостное охлаждение, облегчив конструкцию и укоротив блок стволов. По сравнению с корабельной АО-18, масса авиационной пушки АО-18А уменьшилась с 205 кг до 145 кг, а сама установка стала компактнее по габаритам. Устройство пушки и принцип действия ее автоматики аналогичны пушке ГШ-6-23. К особенностям пушки относятся использование для стрельбы патронов с электрокапсюлем и наличие пневматического стартера раскрутки блока стволов (в корабельном варианте — электромотор).

Увеличение калибра оружия и мощный патрон позволило получить высокоэффективную систему, способную одинаково хорошо поражать маневренные воздушные и защищенные наземные цели (в первую очередь танки и бронетранспортеры — именно борьба с бронетехникой диктовала рост калибра). Ресурс орудия при ведении огня очередями по 100–200 выстрелов с естественным охлаждением между ними составляет 6000 выстрелов.


Двухствольные пушки ГШ-23 и ГШ-2-30: один принцип, одна схема — два ствола.


ГШ-6-23 на МиГ-31. В нерабочем положении стволы прокрыты створкой, сзади — окно выброса стрелянных гильз и звеньев.


Однако установка на МиГ-27 столь мощного оружия с усилием отдачи до 8 тонн потребовала усиления конструкции планера. Всех проблем это не решило — все же МиГ-27 являлся переделкой довольно легкой конструкции истребителя. В эксплуатации стрельба то и дело сопровождалась разрушением фар, находящихся вблизи пушки, отказами оборудования, «выбивавшегося» ударами и сотрясениями отдачи, выходом из строя топливного насоса соседнего бака, частыми трещинами по планеру и даже невыходом передней стойки, которую клинило покоробленными створками ниши шасси. К недостаткам самой установки пушки относились частые отказы при принудительной стрельбе из-за перегрева и загрязнения нагаром, а также разрушения звеньеотвода и порыв ленты. Звенья ленты, прошедшие через пушку, к повторному использованию уже не допускались. В конечном счете, применение ГШ-6-30 ограничилось единственным типом самолета, и даже для штурмовика Су-25 выбрали менее мощную пушку.

К началу 80-х годов по настоянию Управления вооружений МО СССР с целью унификации был принят единый для ВВС, ВМФ и армии калибр артиллерийских систем 30 мм. К этому времени на основе отработанной конструкции ГШ-23 в Тульском КПБ была создана двухствольная пушка ГШ-30 (АО-17А, 9А623, позднее получила наименование ГШ-2-30), сохранившая основные конструктивные решения и принцип работы автоматики. В 1978 г. она была принята на вооружение штурмовика Су-25 в установке ВПУ-17А. С появлением ГШ-2-30 было достигнуто значительное усиление огневой мощи: незначительное уменьшение скорострельности (3000 против 3200 выстр/мин у ГШ-23) с лихвой окупалось двойным увеличением начальной скорости и массы снаряда, позволившим в 2,2 раза поднять массу секундного залпа. Помимо обычных осколочно-фугасно-зажигательных снарядов ОФЗ-30, снабженных трассером ОФЗТ- 30 и бронебойно-разрывных БР-30, стали применяться специально разработанные для поражения живой силы многоэлементные снаряды МЭ-30, содержащие 28 пуль с вышибным устройством (пули — «элементы» сохраняют убойную силу в 400 м после разлета).

ГШ-2-30 оказалась вполне надежной артиллерийской системой, хотя к ее недостаткам относили недостаточную весовую сбалансированность, требовавшую дополнительного повышения жесткости блока стволов. В модификации штурмовика Су-25Т пушку вынесли под фюзеляж в неподвижную несъемную установку НППУ-17, чтобы снизить влияние сотрясений при стрельбе на работу бортового оптико-электронного комплекса.

В варианте ГШ-2-30К (9А623К) пушка с 1981 г. устанавливалась в неподвижной установке на вертолете Ми-24П. Смонтированная на боку фюзеляжа пушка отличается удлиненными на 900 мм стволами (с 1500 мм до 2400 мм), отнюдь не с целью улучшения баллистики, но по компоновочным соображениям — для отвода дульной волны вперед от борта вертолета. Ее стволы оснащены пламегасителями и системой жидкостного охлаждения, в которую заливается обычная вода (решение, живо напоминающее знаменитый «Максим»). В варианте 9А623К2 систему охлаждения получила и пушка Су-25.

Боевое применение в Афганистане штурмовиков Су-25 и вертолетов огневой поддержки Ми-24П, вооруженных пушкой ГШ-2-30, подтвердило высокую эффективность этой артиллерийской системы. Единственным, но очень существенным в условиях интенсивных боевых действий недостатком установки пушки на Су-25 была сложность и трудоемкость ее снаряжения (укладка боекомплекта занимала у двух оружейников более 40 минут).

Пройдя проверку боем, хорошо зарекомендовали себя безопасные в обращении патроны с электрическим воспламенением капсюля. При заеданиях и «клинах», случавшихся при многотысячном настреле, извлекать застрявшие патроны из патронников «двухстволок» приходилось, выбивая ломами, а то и рубить на части прямо в пушке — вольность, недопустимая с обычными боеприпасами. Саму же пушку высоко ценили за надежность, причем многие считали ее даже более удобной в эксплуатации, чем более легкую ГШ-23.

Предполагалось, что ГШ-2-30 станет основной артсистемой фронтовой авиации. Однако, для истребителей она была чрезмерно громоздкой и тяжелой. Тульское КБП в 1976 году вышло с предложением о создании под тот же патрон АО-18 более легкого и компактного орудия для перспективных истребителей Су-27 и МиГ-29. В 1983 г. новая пушка ГШ-301 (ГШ-30-1, ТКБ-687 или 9А4071) была принята на вооружение.

Конструкция оружия стала подтверждением диалектического принципа развития: работа автоматики 30-мм артсистемы ГШ-301 основана на использовании энергии отката ствола при его коротком ходе (классическая схема с откатным двигателем). Ствол вместе с казенником является основным звеном автоматики и совершает за один цикл (выстрел) возвратно-поступательное движение, обеспечивая работу исполнительных механизмов: подачи, снижения, досылания патрона, запирания и отпирания канала ствола, а также экстакцию стреляной гильзы.

При выстреле ствол приводится в движение реактивной силой пороховых газов (откат); обратное движение ствола (накат) производится возвратной пружиной. Безударное торможение подвижных частей пушки при подходах к крайним переднему и заднему положениям обеспечивается амортизатором-гидротормозом.

Для устранения задержек типа «осечка» в пушке имеется дополнительный запал, который пробивает гильзу сбоку и, воспламеняя пороховой заряд патрона, обеспечивает выстрел при отказе электроконтактного воспламенителя (впервые подобная система была применена на пушке Р-23).

Для уменьшения тепловых нагрузок узлов пушки и патронов ГШ- 301 имеет хорошо зарекомендовавшую себя водяную систему охлаждения в кожухе на стволе. На доработанных пушках в дополнение к ней предусмотрено охлаждение обдувом потоком воздуха.

Путем перестановки деталей механизма подачи пушка может, быть собрана для правостороннего или левостороннего приема питания, в зависимости от ее компоновке на самолете. Так, на МиГ- 29 используется пушка с правосторонним питанием лентой, поступающей из патронного ящика расположенного перед носовой стойкой шасси, а на Су-27 пушка имеет подачу слева.


Для защиты планера МиГ-27 и, особенно, посадочных фар при стрельбе из мощной шестиствольной 30-мм механизированной пушки ГШ-6-30 последнюю прикрывали по бокам стальными экранами.


Унифицированный пушечный контейнер УПК-23-250 на патрульном самолёте Ан-72П. Локализаторы на стволах развёрнуты.


Пушечная установка СППУ-6, предназначенная для фронтового бомбардировщика Су-24.



Сочетание классической схемы с использованием давно отработанных и зарекомендовавших себя решений и современных технологий и конструкционных материалов позволило создать совершенный образец оружия: при весе 50 кг пушка обладает скорострельностью, находящейся на уровне лучших зарубежных образцов револьверного оружия (1500–1800 выстр/мин). По сравнению с НР-30 того же калибра она обладает вдвое большей скорострельностью и массой залпа, веся на треть меньше. Но эта артиллерийская система имеет и большую отдачу — 8 тонн, из-за чего в начале эксплуатации МиГ-29 при стрельбе отмечались случаи отказов оборудования, «выбиваемого» ударными волнами.

Признанием значимости артиллерийского вооружение стало развитие подвесных артиллерийских установок для фронтовой авиации, применение которых позволяло значительно увеличить огневую мощь самолетов и расширить число вариантов без «вмешательства» в конструкцию машины (напомним, что большинство их в начале 60-х годов вообще не предусматривали установки пушек). Нагоняя упущенное, были созданы несколько типов подвесных пушечных установок 1*. Первой такой установкой стал унифицированный пушечный контейнер УПК-23-250 с пушкой ГШ-23Л и боезапасом 250 патронов 2*. Он был использован для «довооружения» перехватчиков, лишенных встроенных пушек (Су-9, Су-15), а затем получил широкое распространение на самолетах и вертолетах фронтовой и армейской авиации.

Следующей системой стала съемная пушечная подвижная установка СППУ-22 под пушку ГШ-23. В ее конструкции были реализованы идеи сопроводительной стрельбы по цели путем синхронного поворота оружия. Такой принцип, облегчающий работу летчика, позволяет вести обстрел с горизонтального полета, отклоняя стволы вслед за целью и накрывая ее огнем высокой плотности. Решение неоднократно привлекало внимание военных, как для расширения возможностей пушечного оружия в воздушном бою, так и при стрельбе по наземным целям, но довести его до практического применения мешали сложность согласования оружия с системой наводки и громоздкость установки с силовыми приводами, следящей системой и связью с прицелом. В итоге самолетные СППУ были приняты на вооружение в отечественных ВВС, в других же странах подвижные установки используются только на вертолетах, где управляются стрелком-оператором.

В конструкции СППУ-22 был использован несложный закон слежения за целью: при пролете над ней с определенной высотой и скоростью оружие автоматически по мере стрельбы поворачивается по вертикали с тем, чтобы стволы оставались направленными в одну точку, куда, в идеале, и ляжет вся очередь.

Оружие в СППУ-22 может поворачиваться электроприводом в вертикальной плоскости на угол до 30° вниз, обеспечивая возможность обстрела цели с горизонтального полета, при котором летчик располагает большим временем для обстрела цели, поскольку огонь с пикирования ограничен по продолжительности — летчик открывает его с выходом на прицельную дистанцию, а спустя считанные секунды скоростную машину уже следует выводить из атаки, чтобы не просесть, оказаться на опасно малой высоте или попасть под осколки собственных снарядов.

СППУ-22 создавалась НПО «Дзержинец» для вооружения истребителя-бомбардировщика Су-17, но затем была принята и на МиГ-27 и Су-25. Стрельба на них может вестись в режиме фиксированного отклонения оружия вниз («поливной» огонь по площадным и протяженным целям с углом наклона 15°, принятым по условиям скорости и высоты полета) или с установкой пушки по оси самолета вперед (обычная атака с пикирования). Следящий режим «Программа» был обеспечен на дооборудованных блоками связи с прицельной системой самолетах Су-17МЗ, Су-17М4, Су-25 и МиГ- 27К. На всех типах самолетов СНПУ-22 подвешиваются на подкрыльевые узлы, обеспечивая более широкую зону обстрела за счет «разноса» по размаху. Контейнеры СППУ-22 могут подвешиваться и назад по полету для ведения огня на выходе из атаки, однако прицеливание и слежение за целью при этом невозможно и огонь открывается в некоторый условный момент на траектории, подавляя возможную ответную стрельбу вдогон.

В установке СШ1У-6 с пушкой ГШ-6-23 для обеспечения вертикальной и горизонтальной наводки применено «сваливание» оружия, то есть вращение лафета относительно продольной оси, при котором наклоненная пушка получает и сектор обстрела в боковом направлении, позволяя самолету пролетать рядом с целью.

Вращаясь, пушка может отклоняться на 45", по вертикали вниз на 40°. Пятиметровые полутонные контейнеры СППУ-6 достаточно велики для большинства самолетов фронтовой авиации, и установка была принята только на вооружение бомбардировщика Су-24. Самолет, имеющий встроенную пушку ГШ-6-23, может нести до трех подвесных контейнеров СПНУ-6 под крылом и фюзеляжем. СППУ-6 может вести огонь в двух фиксированных положениях: с установкой оружия по оси самолета и с наклоном пушки вниз на 7°45′ и в сторону на 11°36′ (следящий режим в СППУ-6 не используется). Углы поворота оружия выбраны в расчете на режим эффективного обстрела — при более крутом отклонении пушки продолжительность очереди была бы невелика.

Несмотря на большую огневую мощь, подвижные пушечные установки с силовыми приводами и следящими системами капризны и трудоемки в эксплуатации. Кроме того, их использование накладывает ограничения на боевое маневрирование — самолет при прицеливании и стрельбе должен выполнять строго прямолинейный полет «в горизонте», без крена и тангажа, иначе очередь уходит в сторону от точки прицеливания. Неизбежные колебания по крену и курсу в неспокойном приземном воздухе (а пушки эффективны как раз на ближних дистанциях) вместе с вибрациями установки с люфтами недостаточно жесткого крепления, в шарнирах и приводах приводят к значительному рассеиванию снарядов, и СППУ применимы только по площадным целям.

Возможность ведения огня по наземным целям без пикирования и входа в зону ПВО все же позволяет подвижным установкам конкурировать с другими авиационными средствами поражения. В настоящее время созданы подвижная СППУ-30 с пушкой ГШ-301 и неподвижная СНПУ-30 под мощную ГШ-2-30.

1* Позднее терминология претерпела изменения, и подвесные пушечные контейнеры стали именоваться «съёмными пушечными установками», в подвижных и неподвижных исполнениях, в отличие от «несъёмных» или «встроенных».

2* Унифицированность подразумевала возможность использования на разных типах летательных аппаратов.

Окончание в следующем номере.


АВИАЦИЯ В ЛОКАЛЬНЫХ ВОЙНАХ

Расплавленное небо Въетнама Переменчивая осень 66-го года

Дмитрий Кондратков

при участии Александра Булаха

Продолжение, начало в

ИА № 4/2001 — 2/2002 и № 4/2002 — 1/2/2003.

5 августа 1966 г., спустя два года после инцидента Тонкинском заливе, разведывательный отдел штаба 7-х ВВС в Сайгоне в подготовленном по случаю очередной годовщины начала боевых действий докладе сообщил о гигантском росте потенциала вооружённых сил ДРВ. Особенно впечатлял рост боевых возможностей «вьетконговцев» и ПВО ДРВ. Например, по данным всех видов разведки, количество радаров увеличилось с 24 до 271; зенитно-артиллерийских батарей всех калибров с 500 до 4400; не менее внушительно выглядел рост числа зенитно-ракетных дивизионов, которых два года назад не было совсем, а теперь их было 25. Количество истребителей МиГ-17 и МиГ-21 возросло с 12–15 машин до 65–70. Для всех ознакомившихся с этим документом было очевидно, что достигнутые темпы роста вооружённых сил противника, находящихся севернее 17-й параллели, будут поддерживаться и в дальнейшем.

И это могли бы подтвердить многие американские пилоты, сражавшиеся в небе Юго-Восточной Азии. В своём интервью автору книги «…And kill MiGs» Лoy Дренделлу, вернувшийся в США коммандер Ричард Бэллинджер так охарактеризовал действия истребительной авиации ВВС ДРВ: «летом 1966 г. северовьетнамская ПВО быстро совершенствовалась, и "МиГи" с каждым месяцем наносили все более и более тяжелые потери нашим бомбардировщикам. Американская палубная авиация проводила ежедневно до трех групповых авиаударов по целям в Северном Вьетнаме. "МиГи" встречались с любыми нашими самолётами и никогда не избегали схваток, но особенно агрессивно они действовали, отражая наши налёты, проводившиеся после обеда, когда они могли атаковать со стороны солнца и уходить в его сторону. Каждый раз, теряя из виду самолёты противника, мы ощущали его тактическое преимущество, которое обеспечивалось ещё и постоянной информационной поддержкой с земли, что позволяло северовьетнамцам быстро захватывать инициативу в воздушном бою.

"МиГи" часто атаковали наши ударные самолёты прежде, чем американские истребители имели шанс среагировать на внезапное нападение. Когда же это удавалось и наши истребители появлялись вовремя, "МиГи", несмотря на противодействие эскорта истребителей, часто всё равно заставляли бомбардировщики сбрасывать груз бомб не долетев до цели…»

Хотя на календаре август сменился сентябрём, в небе над ДРВ, казалось, ничего не изменилось. Всё также с регулярностью часового механизма грохотали тропические ливни. Хотя температура воздуха несколько снизилась, до 23°-25°, было по-прежнему достаточно тепло. Частые туманы, затягивавшие не только низины, но и не очень высокие вершины гор, местами словно переходили в низкие дождливые тучи, серьёзно затрудняя полёты на малых высотах, что привело в течение лета к нескольким авариям и двум катастрофам в ВВС ДРВ, не прекращавших лётную и боевую подготовку своих лётчиков. И всё также почти ежедневно в северовьетнамском небе появлялись американские самолёты.

Сентябрьскую статистику открыли зенитчики, уничтожившие 3-го числа один F-4C (сер. № 63-7561) из состава 555-й эскадрильи тактических истребителей (555th TFS) и повредившие второй (сер. № 64-0771) из 557-й эскадрильи (557th TFS). Впрочем, и для него близкий взрыв боевой части зенитной ракеты оказался фатальным: сбросив боевую нагрузку «Фантом» повернул назад, надеясь приземлиться на авиабазе Кам Рань Бей (Камрань). Однако погода в тот день была очень плохой, и при заходе на посадку F-4 зацепился за верхушки деревьев, похоронив под своими обломками экипаж 1*.

Продолжали наращивать свой боевой счёт и вьетнамские перехватчики. 5 сентября в ходе обеспечения разведывательного рейда палубного «фотографа», «янки», по своему обыкновению, довольно эффективно подавили работу большинства станций орудийной наводки и наведения ракет, но расчёты РЛС разведки целей всё же обеспечили данными стартовавших по тревоге перехватчиков из состава 923-го авиаполка. Последние взлетели, когда американцы, уже посчитавшие, что дело сделано, поворачивали на обратный курс. Как отмечено в наших архивных документах, «ведущий вьетнамской пары (звание и фамилия не указаны, но, видимо, это была пара МиГ-17ПФ, возглавляемая капитаном Лам Ван Личем. — Прим. Авт.) проявил упорство при выполнении поставленной боевой задачи. Настойчиво преследуя противника, пара перехватчиков догнала замыкающую пару американских истребителей и над районом Фу-Ли (55 км южнее Ханоя) последовательными атаками сбила два F-8» из состава истребительной эскадрильи VF-111. Оба американских лётчика смогли успешно катапультироваться, но для одного из них — капитана В.К.Эбботта, война в тот день завершилась, поскольку он попал в плен. Второго смогла эвакуировать спасательная группа.

Столь же эффективно «серебряные ласточки» действовали 16 сентября, когда поднятое на перехват звено МиГ-17 из состава 923-го ИАП смогло заставить эскадрилью «Скайхоков» сбросить бомбы над районом Хай-Дуонг, не доходя до цели. Хотя ни один штурмовик сбит не был, успех вьетнамских истребителей очевиден, тем более, что вскоре он был ими закреплён. Шедшее впереди и ниже американской ударной группы звено F- 4С из состава 555-й эскадрильи тактических истребителей (555th TFS) естественным образом прозевало атаку «МиГов». Прошляпили появление противника и экипажи второго звена «Фантомов» из этой же эскадрильи, шедшего сзади и выше. Однако после того, как штурмовики в беспорядке повернули назад, оба звена «призраков» оказались в весьма выгодной позиции: «МиГи», по существу угодили между молотом и наковальней, так как «Фантомы» находились ниже и выше.

Как вспоминал Владимир Кириллович Бабич, «погодные условия на аэродроме базирования в тот день были чрезвычайно тяжёлыми: низкая плотная облачность и довольно сильный боковой ветер, гнавший туман, который временами полностью закрывал стоянки и взлётно-посадочную полосу. Мы вообще сомневались, стоит ли поднимать самолёты, ведь обратно они могли просто не вернуться. Когда же из радиообмена пилотов стало понятно, что американских истребителей вдвое больше, и они имеют очевидное позиционное преимущество, мы не на шутку разволновались. Конечно, мы уже знали тогда, что американские управляемые ракеты не слишком надёжны, но всё же вражеских истребителей было восемь, и у каждого имелось столько же ракет. В общем, при любом раскладе выходило, что если из этой заварухи вернуться хотя бы два МиГ-17 — это будет хорошо.

1* Климат во Вьетнаме летом определяет экваториальный муссон с Тихого океана. Лето жаркое и влажное. Летний сезон дождливый с апреля по октябрь. С июня по сентябрь выпадает 80 % годовой нормы осадков. Обилие туманов, серьёзно ограничивающих полёты на малых и предельно малых высотах. В Ханое выпадает ежемесячно по 300 мм осадков. Температура +27°+32 °C, но иногда доходит до +40 °C, что в условиях тропической влажности производит буквально удушающее впечатление. Зима сырая и сравнительно прохладная, с преобладающими северо-западными ветрами. В это время года температуры снижается до +17°+20 °C, в районе Ханоя днём +14°+16 °C, а ночью +2°+3 °C. В горах на высоте 1500 м нередко выпадает снег, но держится недолго.


16 сентября 1966 г. экипаж F-4C из 555-й эскадрильи тактических истребителей в составе 1-го лейтенанта Джерри ВДжемисона (пилот) и 1-го лейтенанта Дагласа Б.Роза (штурман-оператор) был близок к успеху: выпущенный ими «Сайдуиндер» разорвался в опасной близости от вьетнамского МиГ-17.


Подготовка вооружения МиГ-17 к боевому вылету. На переднем плане хорошо виден главный аргумент нашего истребителя — мощная 37-мм автоматическая пушка Н-37.


В 923-м истребительном авиаполку очередная тревога, сентябрь 66-го.


В эфире тем временем нарастало напряжение. Вскоре стало ясно, что перехватчики вступили в бой с численно превосходящим противником. Уже позже, после того как звено приземлилось в полном составе, нам удалось выяснить, что вьетнамские пилоты отметили в общей сложности не менее 12 пусков управляемых ракет (интересно, а сколько осталось незамеченными? — Прим. Авт.), ни одна из которых не достигла цели.». Хотя, надо признать, что экипаж «Фантома» в составе 1-го лейтенанта Джерри В.Джемисона (пилот) и 1-го лейтенанта Дагласа Б.Роза (штурман-оператор) был близок к успеху: выпущенный ими «Сайдуиндер» разорвался в опасной близости от вьетнамского «Фреско», но последний если и получил какие-либо повреждения, то они были явно незначительны, поскольку пилот МиГ-17, судя по всему, даже не помышлял о выходе из боя. Вместо того, чтобы после первых неудачных пусков разойтись в стороны, используя значительное превосходство в скоростных и разгонных характеристиках своих истребителей и попытаться выполнить ещё несколько ракетных атак, «янки» быстро ввязались в манёвренный бой, в котором почти не имели шансов на успех. Вскоре Лaa Хай Чао (на счету которого до этого был только RC-47, сбитый 29 июля 1966 г.) оказался на хвосте у F-4C (сер. № 63-7643). Сидевший в передней кабине американского истребителя майор Д.Л.Робертсон мог бы, наверное, если конечно смог, немало рассказать об эффективности ствольного артиллерийского вооружения вражеского истребителя, но он погиб, а потому послушаем попавшего в плен штурмана-оператора 1-го лейтенанта Бачанана.

«Мы запустили сначала радиолокационную AIM-7, но серебристый "МиГ" выполнил замедленную бочку, и ракета прошла мимо цели, словно её рядом и не было. Как только дистанция сократилась, мы произвели пуск "Сайдуидера", но от него этот мерзавец увернулся крутым разворотом. Он вышёл практически навстречу нам, когда мы запустили в него второй "Сайдуиндер", но этот "бандит" сделал ещё один разворот, и ракета снова проигнорировала цель, а противник оказался позади нас…

Дальше началась немыслимая карусель… Хотя наших истребителей было больше, я почему то постоянно видел мелькающие где-то позади нас сверкавшие в солнечных лучах серебристые "МиГи"…

Помню у меня ещё мелькнула мысль: что происходит, ведь мы в большинстве и дерёмся на лучших в мире истребителях?!..»

Судя по всему, вьетнамские лётчики так не думали, но, самое главное, они очень умело использовали преимущества своих самолётов. Внезапно трассы снарядов пронеслись над самой кабиной…

«"МиГ" позади нас, — крикнул я Робертсону, и в этот момент в нас попали. Серия ударов потрясла самолёт. Стрелки приборов словно сошли с ума, радиосвязь и СПУ (самолётное переговорное устройство. — Прим. Авт.) тут же отрубились. В наушниках был слышен только треск, а кабина молниеносно заполнилась серым дымом. Внезапно слева что-то коротнуло, и окружавшая меня мгла на несколько мгновений осветилась синеватыми вспышками, похожими на электросварку. "Это мой последний шанс", — понял я и рванул ручку катапульты…»

Следом отличился Нгуен Ба Дич, сбивший второй F-4. У него, также как и у Лаа Хай Чао, это была вторая победа (первый «Фантом» он записал на свой счёт 19 июля 1966 г.). Такое развитие боя явно не вписывалось в планы американских лётчиков. К тому же у экипажей подходили к концу топливо и боеприпасы, а потому обе стороны разошлись, удовольствовавшись достигнутым результатом.

Весьма неприятным для американских лётчиков оказалось начало третьей декады сентября, оказавшемся одним из самых результативных периодов деятельности вьетнамских перехватчиков.

19-го числа пара патрулировавших МиГ-17 была удачно наведена на охотившееся за «МиГами» звено F-4B из состава эскадрильи VF-154. Надо заметить, что экипаж кружившего над морем ЕС-121 на этот раз, видимо, не зафиксировал переговоров перехватчиков с расчётом командного пункта и РЛС наведения. В результате подобравшаяся снизу-сзади на дистанцию «вытянутой руки» пара МиГ-17, открыла точный огонь и, спустя мгновение детонировали топливные баки и, видимо, боеголовки части управляемых ракет, висевших на пилонах F-4B (сер. № 152085). В огненном взрыве уцелеть было невозможно и экипаж в составе двух младших лейтенантов 2* Д.Б.Парсонса-младшего (пилот) и Т.Х.Пилкингтона (штурман-оператор) погиб.

Один из трёх оставшихся американских экипажей, заметивших взрыв в зеркале заднего вида, решил, что ведомого сбили зенитной ракетой, и с тех пор эта причина признана официальной 3*. Переданное предупреждение, хотя и не имело ничего общего с реальной причиной гибели самолёта, всё же сорвало вьетнамской паре повторную атаку, так как «Фантомы» тут же устремились к земле по крутым спиралям, срывая работу гипотетических вьетнамских СНР. Продолжать охоту смысла не имело, и оба МиГ-17 повернули на базу.

При подобных же обстоятельствах был сбит на следующий день и F-4B (сер. № 152073) из состава эскадрильи VF-21. С той лишь разницей, что на этот раз роковой удар нанесла пара МиГ-21ПФ. Как вспоминал позднее ведущий пары старший лейтенант Нгуен Ван Минь, «"янки"" вели себя очень беспечно. Они двигались над нашей территорией на крейсерской скорости 900 км/ч на одной и той же высоте, убеждённые в эффективности своих систем РЭБ и много болтали по УКВ. Переводчики в штабе потом долго смеялись, рассказывая нам, как они сразу после взлёта обсуждали в боевом вылете достоинства гавайских публичных домов. В результате их запеленговали наши службы радиоперехвата, которые выдали нам сообщение о появлении противника, его курсе и скорости. Лишь на последнем этапе в работу включились операторы локаторов, которые нас завели сзади-снизу.

Когда дальность до противника сократилась до 10 км, мы сбросили подвесные баки и дали форсаж, быстро разогнавшись примерно до 1,6–1,8М. Пробив облака, я увидел инверсионные следы, оставляемые идущими впереди самолётами противника. Включив радиоприцелы, мы смогли на дистанции 17 км обнаружить противника. Дистанция сокращалась очень быстро.

Нажав на всякий случай кнопку запросчика, я с удовлетворением отметил, что находящаяся на индикаторе прицела горизонтальная отметка цели превратилась в характерную "гребёнку". Сомнений не было — впереди находился враг.

На дистанции 7 км цель была захвачена. Спустя примерно полминуты я понял, что это "Фантомы", которые ни в чём не бывало спокойно плыли в залитой солнцем синеве над серо-белым одеялом плотных облаков…

Мы находились уже примерно в километре от противника — идеальная дистанция для атаки управляемыми ракетами. Нажав боевую кнопку и запустив ракету, я одновременно передал ведомому по радио команду "Пуск!". Обе ракеты сошли с направляющих и устремились к цели. Противник, по-прежнему ни о чём не подозревая, начал плавно разворачиваться, ложась на новый курс. Вообще-то я надеялся, что выпущенные нами ракеты поразят два самолёта, но они попали в сопла одного "Фантома". Взрыв был потрясающий по своей мощи. Я думаю, что никто из экипажа самолёта не уцелел…

Это был чистый вылет на перехват. Никакого боя, в сущности, и не было, так как тогда мы ещё только отрабатывали тактику применения сверхзвуковых истребителей. В сравнении с более простым МиГ-17, МиГ-21, конечно, предъявлял к пилоту повышенные требования. Чего стоила только процедура подготовки к атаке. Если на "ласточке" было достаточно просто включить тумблер пушек, то на МиГ-21 приходилось проделывать в несколько раз больше действий на втрое большей скорости.».

К сказанному Нгуен Ван Минем можно добавить только то, что пуск был произведён с дистанции 800 м, а его ведомый стрелял с 1100 м. Обе ракеты действительно попали в один и тот же F-4, из экипажа которого никто не уцелел. Правда, на этот раз американцы всё же что-то подозревали и потому, хотя эта потеря также была занесена в графу «потерян над Северным Вьетнамом при невыясненных обстоятельствах», в графе «Примечание» была сделана приписка: «Возможно сбит истребителями».

Однако основные события развернулись 21-го числа, когда в ходе предпринятых американцами двух налётов все ударные группы встретились с вьетнамскими перехватчиками. Восьмёрка истребителей-бомбардировщиков F- 105D из состава 333-й эскадрильи тактических истребителей (333th TFS) 355-го авиакрыла (355th TFW), шедшая под прикрытием четвёрки F-4C из состава 433-й эскадрильи (433th TFS) 8-го авиакрыла (8th TFW) натолкнулась на звено МиГ-17Ф из состава 923-го авиаполка. Ободрённые предыдущими победами, вьетнамцы допустили серьёзный тактический промах и, вместо того, чтобы выполнить скрытый подход к цели, развернулись практически на виду у противника. Результат оказался, в общем, предсказуем: «Тандерчифы» тут же освободились от бомб и подвесных топливных баков, после чего образовали оборонительный круг, а спустя несколько секунд на сцене появилось шедшее позади ударной группы звено «Фантомов», экипажи которых, быстро разобравшись в обстановке, на этот раз смогли в первой же атаке реализовать возможности своего оружия. Одна из четырех выпущенных ими управляемых ракет «Спэрроу», попала в МиГ-17, и тот мгновенно превратился в облако пылающих обломков, рухнувших на склоны гор.

Видимо этот пуск был произведён на достаточно небольшой (если не сказать вообще критически малой для AIM-7) дистанции, после чего «Фантомы» вступили в ближний манёвренный бой. Данное умозаключение сделано на основе того факта, что ни один из экипажей F-4 (причём не только флотских) 21 сентября 1966 г. не претендовал на победу! Это означает лишь то, что пилотам и операторам было уже не до отслеживания результатов своих пусков. И действительно, несмотря на неудачное начало боя, его развитие всё же пошло по выгодному именно для вьетнамских лётчиков сценарию. Спустя буквально пару минут Нгуен Биен оказался в удобной для открытия огня позиции: он был чуть выше шедшего впереди в развороте на дистанции примерно полкилометра F-4C (сер. № 63- 7642). Вьетнамец открыл огонь, и первые же выстрелы его 23-мм пушек поразили правый двигатель американского истребителя. «Обороты обеих турбин сразу упали, — рассказывал позже пилот F-4 капитан Р.Г.Киллимс, — вместе с ними начала падать и без того не слишком высокая скорость. Я попытался выйти из-под обстрела, но самолёт едва шевелился. Видимо, были повреждены и тяги управления. Надо было катапультироваться, и чем быстрее, тем лучше, так как машина уже встала на крыло и нос опустился ниже линии горизонта. Всё это время я постоянно ощущал удары вражеских снарядов. Нас словно живьем заколачивали в гроб. В тот момент, когда я готовился рвануть ручку катапульты, у меня мелькнула мысль: Зачем он продолжает в нас стрелять, неужели этот бандит не видит, что нам и так конец… ", после чего потянул на себя рычаг…» Следом за ним покинул обречённый F-4 и штурман-оператор 1-й лейтенант Дж. У.Томас.

На самом деле Нгуен Биен прекрасно видел попадания своих снарядов, но он хотел одержать гарантированную победу, а поскольку «Фантом» не горел, а только всё больше заваливался на крыло, то вьетнамский лётчик продолжал обстреливать противника короткими очередями. Лишь когда дистанция сократилась до 200 метров, вьетнамец увидел через прицел вспышку пиропатронов, выбросивших из кабины обречённого самолёта двух пилотов. В то же мгновение потерявший управление и скорость F- 4 сорвался в штопор, вывести из которого его уже было некому…

Надо заметить, что пилоты ещё более тяжёлых и менее манёвренных, нежели «Фантомы», «Тандерчифов» также приняли самое деятельное участие в завязавшемся бою. Правда, судя по всему, они, как и экипажи «Фантомов», не видели, как один МиГ-17 был сбит, но за то численное преимущество явно поддерживало их боевой дух. Причем надо заметить, что по возвращении на базу в Такли один из пилотов «Тадов», а именно 1-й лейтенант Фрэд А.Уилсон-младший даже заявил о том, что сбил один МиГ-17 огнём из 20-мм пушки. Однако все вернувшиеся на авиабазу Гиа Лам вьетнамские лётчики в своих докладах указывали, что единственный сбитый МиГ-17 был уничтожен именно управляемой ракетой, выпущенной одним из F-4.

Впрочем, приключения для катапультировавшихся Р.Г.Киллимса и Дж. У.Томаса на этом не закончились. Приземлившись на побережье, они были подобраны спасательными вертолётами, которых прикрывали палубные F-4B из состава эскадрильи VF-21. Едва обоих подняли на борт одной из двух «стрекоз», как появилось ещё одно звено МиГ-17, сразу устремившееся к вертолётам. «Фантомы» прикрытия, занимавшие позиции юго-западнее и северо-восточнее зоны проводившейся спасательной операции, находились над морем и просмотрели мчавшихся на предельно малой высоте «бандитов». Ведущий вьетнамского звена, а им был Во Ван Ман, открыл огонь, но очень высокая скорость сближения помешала ему точно прицелиться, и смертоносная трасса снарядов пронеслась мимо «вертушки», набиравшей высоту по спирали.

В это момент в игру вступили F-4, с двух сторон контратаковавшие управляемыми ракетами вьетнамские истребители. Последние тут же отвернули от вертолётов и, разойдясь парами в стороны, выполнили противоракетный манёвр с размыканием, после чего устремились навстречу новым противникам. Как и в предыдущем случае, «янки» не смогли удержать своих оппонентов на достаточно почтительной дистанции, позволявшей эффективно применять управляемое оружие, и вскоре уже дрались за собственные жизни. Тем временем вертолёты уходили к авианосцам. Как вспоминал Дж. У.Томас, «глядя в находившееся снаружи зеркало заднего обзора, я вдруг далеко сзади увидел тонкую, но быстро удлинявшуюся тёмную черту…Кого-то подбили… Раздавшийся по громкоговорящей связи сигнал "Мэй дэй", ясно дал понять, что горел кто-то из наших…»

Тяжело повреждённым оказался F-4B из состава эскадрильи VF-21. Оставляя позади шлейф дыма, «Фантом» потянул к своему авианосцу «Корал Си», до которого было, что называется, рукой подать. К тому же в воздухе уже находились спасательные вертолёты. «Спустя пару минут, — продолжает Дж. У.Томас, — дымившийся истребитель обогнал нас и, как вскоре стало ясно из радиопереговоров, совершил успешную посадку на авианосец. Правда, восстанавливать его по считали нецелесообразным, и позже он стал жертвой технического каннибализма».

В отличие от этих двух схваток, воздушный бой звена МиГ-17, возглавляемого Нго Дак Маем, с дюжиной F-105D из состава 421- й эскадрильи тактических истребителей (421th TFS) 388-го авиакрыла (388th TFW), прикрываемых восьмёркой «Фантомов», закончился безрезультатно. Впрочем, уже тот факт, что ударные машины разгрузились, не долетев до цели, сам по себе говорит о том, что, как ни крути, но вьетнамские перехватчики свою задачу выполнили. Правда, по возвращении на авиабазу в Корате, 1-й лейтенант Карл В.Рихтер заявил, что сбил МиГ-17 огнём из пушки, но, как и в случае с Фрэдом А.Уилсоном-младшим, его заявка на победу не имела под собой никаких реальных оснований, так как все вьетнамские истребители вернулись на базу в Гиа Лам.

2* Из-за весьма неудобного употребления в русской речи, американский термин «джуниор грэйд лейтенант» в отличие от некоторых других (например, коммандер) мы решили заменить его аналогом из отечественного «табеля о рангах» — младший лейтенант.

3* В тот же день в очередном инциденте был потерян F-4B (сер. № 152315) из состава VF-151. Правда, на этот раз обоих членов экипажа удалось спасти.


F-4B из состава истребительной эскадрильи VF-21 наносит удар по наземным целям 500-фунтовыми фугасными бомбами Мк.82. Знатоки, посмотрев на эту фотографию, без сомнения скажут, что американский авианосец Мидуэй, действовал у побережья Вьетнама с 22 марта по 14 ноября 1965 г., а в следующий раз у берегов Юго-Восточной Азии он появился только в мае 1971 г. Однако истребительная эскадрилья VF-21 «Ландснехты» из состава его авиакрыла была возвращена на ТВД спустя семь месяцев и уже 29 июля 1966 г. в составе 2-го палубного авиакрыла (CVW-2) с борта авианосца «Корал Си» (CVA-43) приступила к участию в налётах на ДРВ.


Смогли отличиться в тот день и пилоты МиГ-21. Поднятая на перехват пара МиГ- 21ПФ из состава 921-го авиаполка атаковала шедшую без истребительного прикрытия восьмёрку «Тандерчифов» из состава 357-й эскадрильи тактических истребителей. В первой же атаке две ракеты, выпущенные с дистанции 1200 м ведущим вьетнамской пары Ва Нгок Динем, поразили F-105D (сер. №о2-4371). Видимо, пилотировавший истребитель-бомбардировщик капитан Глендо Л.Эммон был убит осколками боевой части прямо в кабине своего самолёта, так как он не смог катапультироваться. Любопытно, что остальные американские пилоты не заметили взрывов, но зато заметили полого снижавшийся «Тандерчиф» Эммона, оставлявший позади дымный шлейф. Вызов пилота на связь по УКВ ничего не дал, и вскоре F-105D врезался в джунгли. Посчитав, что ударная группа угодила в ракетную засаду, ведущий отдал приказ освободится от боевой нагрузки и возвращаться на базу, но, как отмечается в отчётах наших советников, «пара вьетнамских перехватчиков продолжила преследование группы американских самолётов и через некоторое время смогла сбить ещё один истребитель-бомбардировщик». Эта победа была отнесена на счёт ведомого — лейтенанта Дог Ван Сонга, который первую ракету выпустил с дистанции 1800 м, а вторую — с 1500 м.

В целом сентябрьская статистика выглядела следующим образом: зенитные-ракетные войска и зенитная артиллерия, согласно двухсторонним данным, достоверно сбили 14 самолётов (шесть F-4, три А-4, по два А-1 и F-105, а также один F-100), что составило 42,4 % от общего числа уничтоженных самолётов. Десять сбитых самолётов (30 %) составляли квоту успехов вьетнамских лётчиков-истребителей (шесть F-4, а также по два F-8 и F-105). Ещё девять машин (пять F-105, а также по одному А-4, F-4, OV-1 и RF-8), числятся как сбитые при невыясненных обстоятельствах. Справедливости ради, необходимо отметить, что, в отличие от лета, когда пилоты перехватчиков вполне обоснованно могли претендовать на изрядную долю не вернувшихся при невыясненных обстоятельствах американских самолётов, сентябрьская статистика воздушных боёв и понесённых в них обеими сторонами потерь к настоящему времени выверена с точностью до последнего аппарата, а это значит, что большая часть потерянных при невыясненных обстоятельствах самолётов приходится на ЗРВ ПВО ДРВ.

Исходя из всего вышесказанного, квоту «зенитных» потерь можно вполне обоснованно увеличить в полтора раза — до 21 сбитого самолёта (63,6 %), однако реального роста эффективности ЗРВ и ЗА ПВО ДРВ не наблюдалось. Противник наращивал удары с воздуха. Объявленная как ограниченная, операция «Роллинг Тандер», к этому времени вступившая в четвёртую фазу (которая так и называлась «Роллинг Тандер IV»), все больше принимала черты неограниченной воздушной войны. В течение 1966 г. американская авиация произвела на ДРВ более 55 тыс. самолето-вылетов, из которых 60 % были выполнены авиацией ВМС и 40 % — тактической авиацией. В среднем ежедневно на территорию ДРВ производилось до 23 групповых налетов (180–200 самолето-вылетов). В целом интенсивность боевых действий в воздухе в 1966 г. по сравнению с 1965 г. возросла более чем в три раза. Если в 1965 г. по ДРВ было нанесено 2142 групповых авиаудара, то в 1966 г. — уже 6810!

Понятно, что подобное наращивание интенсивности боевых действий с одновременным снижением относительного уровня потерь не могло не произойти без дальнейшей активизации радиоэлектронной борьбы. Первыми подвесные контейнеры с аппаратурой ЕСМ начали применять экипажи разведчиков RF-101C, однако эффективность их работы поначалу была невысокой, и экипажи отказались летать с этими «довесками». К сентябрю 1966 г. возможности системы ALQ-71, предназначенной для постановки активных помех РЛС разведки целей, были существенно улучшены, и контейнерами с этой аппаратурой начали оснащать F-105D из состава 355-го крыла истребителей-бомбардировщиков (авиабаза Такли), которым в это время командовал полковник Роберт Р.Скотт. Он лично проверил эффективность, как он выразился, «нового инструмента радиоэлектронной войны», возглавив очередной налёт группы «Тандерчифов».

Когда информационная система его F-105 сообщила о работе вражеских радаров, полковник отдал приказ «включить нашу музыку». В сравнении с прошлыми разработками, ALQ-71 была гигантским шагом вперёд, хотя, конечно, имела немало недостатков, но именно наличие её на борту позволило снизить потери от зенитных ракет.


1-й лейтенант Карл В.Рихтер из состава 421-й эскадрильи тактических истребителей с командиром технического экипажа осматривает свой F-105D перед очередным боевым вылетом. 21 сентября 1966 г. Карлу В.Рихтеру на основе данных его фотокинопулемёта был засчитан один сбитый МиГ-17, однако эта победа не подтверждается вьетнамскими и советскими данными.


Наиболее распространенными видами помех, которые применялись как в 1965 г., так и в 1966 г., были шумовые (прицельные и заградительные), амплитудно-модулированные, ответно-импульсные и немодулированные помехи. В большинстве случаев при постановке активных помех создавались большие трудности в обнаружении истинных целей и их сопровождении. При действиях в режиме автосопровождения влияние помех, как правило, приводило к срыву сопровождения и потере цели, а в режиме ручного сопровождения — к значительному увеличению ошибок в определении координат цели. Благодаря большой мощности излучения и специально подобранным режимам работы станций помех экраны индикаторов РЛС засвечивались до такой степени, что истинные цели часто вообще невозможно было выделить на фоне помех. Изменение режимов работы радиолокационных станций обычно не давало желаемых результатов и не приводило к улучшению условий стрельбы.

Нередки были случаи, когда операторы, принимая отметку от помехи на индикаторах РЛС за отметку от цели, производили обстрел. Так, например, 23 ноября 1966 г. шесть зенитных батарей 100-мм пушек КС-19 вели одновременную стрельбу по ложной цели, открыв огонь на дальности 15 км, и прекратили его, когда до «противника» оставалось уже всего 6 км и он теоретически мог наблюдаться визуально. Однако посты ВНОС ни о чём не докладывали, считая что зенитчики проводят очередные учения. Внезапно на указанной дальности «цель» исчезла, а сбитого самолета, естественно, не оказалось.

В другом случае две батареи 57-мм пушек С-60 открыли одновременный огонь по ложной цели на дальности 7 км и прекратили его, когда дистанция сократилась до 2,5 км, а самолёта видно не было. Расход боеприпасов в двух подразделениях составил в общей сложности 202 снаряда. При этом операторы наблюдали на экране индикатора дальности СОН две подобные по форме и характеру отметки цели.

При обнаружении цель уходила, а импульс помехи приближался. Ставилась такая помеха на дальности 30–40 км. При взятии на автосопровождение помеха сопровождалась устойчиво и ошибки не превышали штатных.

Понятно, что поскольку основой ПВО ДРВ являлись зенитно-ракетные войска, то проблеме преодоления противодействия ЗРК в американской авиации уделялось основное внимание. Вопросы преодоление зенитно-ракетных рубежей решались комплексно: постановкой помех, противоракетным маневром и выделением групп самолетов для их уничтожения. Наибольший эффект при этом достигался постановкой активных помех. Проведенные мероприятия по преодолению противодействия ЗУР позволили американской авиации успешно действовать со средних высот и получать все вытекающие из этого преимущества — лучшие условия для поиска и поражения цели, снижение эффективности зенитной артиллерии и крупнокалиберных зенитных пулеметов, а также увеличение радиуса действий самолета. Понятно, что вьетнамское командование и наших советников интересовало в первую очередь, каким образом американские лётчики определяют координаты РЛС разведки целей и станций наведения ракет.

Однако противник был также не лыком шит. На допросах все пленные пилоты в один голос сообщали, что «более успешно они стали преодолевать ПВО ДРВ только после установления на самолетах аппаратуры AN/APR-25, позволяющей приближенно определять направление и дальность до облучающей радиолокационной станции». При этом, естественно, они умалчивали о том, что эта станция устанавливалась исключительно на F-105F и, фактически, являлась системой целеуказания для противорадиолокационных ракет AGM-45 «Шрайк». Тот факт, что «диких ласок» можно было, буквально, по пальцам пересчитать, естественно остался тогда неизвестным, как для вьетнамского командования, так и для наших советников. Наиболее же распространённой была другая станция радиотехнической разведки AN/APS-54, которой оснащались F-100F, F-105D, RF-101C и RB-66C.


RB-66 представляли собой чрезвычайно малоуязвимую воздушную цель благодаря мощнейшему комплексу постановки активных и пассивных помех. На приведённом снимке запечатлён самолёт из состава 363-го тактического разведывательного авиакрыла, базировавшегося в Тан-Сон Нхат.


Именно последним машинам принадлежала главная роль в ведении разведки радиотехнических средств вооружённых сил ДРВ. В числе первоочередных целей были радиолокационные станции зенитно-ракетных войск. Для этой цели RB-66C были оснащены мощнейшим комплексом аппаратуры радиоэлектронной разведки. Внушает уважение даже простой перечень станций: AN/ALA-5, AN/ALA-6, AN/APR-9, AN /APR-14, AN/ALR-18, AN/ALR-20, AN /ARR-14, AN/ANH-2, AN/APS-54.

В ходе полета эта аппаратура принимала и анализировала поступающие сигналы от обзорных радиолокационных станций, станций зенитных ракет и истребителей, определяя их частоту, тип и координаты. При обнаружении работы радиолокационных станций экипажи самолетов RB-66C немедленно сообщали об этом всем другим экипажам, находящимся в воздухе, а затем начинали ставить активные помехи. Такая информация позволяла американским летчикам определять наиболее безопасные маршруты прорыва к объектам ударов и выгодные направления захода для атаки целей.

Разведку радиотехнических средств эти самолеты вели как над всей территорией ДРВ, так и барражируя над Тонкинским заливом. Полеты производились на высотах 8000–9000 м со скоростью 700–900 км/час.

Любопытно отметить, что как воздушная цель самолет RB-66C оказался малоуязвим, поскольку одновременно с ведением разведки его экипаж создавал сильные помехи, для чего был оснащён несколькими станциями постановки помех: AN/ALT-6B, AN/ALT-15, AN/ALT-16; QRC-218A, QRC-279A, практически полностью перекрывавших весь диапазон Радиолокационных и связных станций ВС [РВ. Кроме того, на борту самолёта имелись два типа автоматов (AN/ALE-1 и AN/ALE- 2) для сброса дипольных отражателей различных типоразмеров, которые использовались, обеспечивая постановку помех на нескольких частотах. Пассивные помехи для станций наведения ракет обычно ставились с одного направления одним-двумя самолетами-постановщиками помех, в большинстве случаев без захода в зону поражения ракетных дивизионов. Плотность помех была средней. Наличие зоны, прикрытой помехами, вынуждало расчеты КП сосредоточивать внимание на этих направлениях, что в условиях интенсивных действий авиации противника затрудняло работу дивизионов.

Пассивные помехи усложняли радиолокационную обстановку, и их воздействие в разной степени отмечалось на всех радиолокационных станциях системы ПВО, но влияние на работу РЛС было малоэффективным. Такие РЛС, как станции обнаружения целей типов П-8, П-10, П-15, имели блоки защиты от пассивных помех, и их работоспособность практически не зависела от применения таких помех, хотя некоторые трудности в слежении за целью всё же создавались, однако опытные операторы, как правило, цель не теряли. Пассивные помехи оказывали определенное влияние на работу СНР и СОН, снижая вероятность взятия целей на автосопровождение и выдачу целеуказания расчётам орудий и пусковых установок.

Всё это значительно затрудняло стрельбу по RB-66C зенитной артиллерии, пуск и наведение зенитных ракет, а также организацию перехвата истребителями. Кроме того, защиту от последних экипажу этого самолёта РЭБ обеспечивал мощный наряд прикрытия, состоявший из 8-12 истребителей F-4C. Любопытно, что вскрыть позицию, занимаемую истребителями сопровождения, можно было только визуальной!), поскольку мощнейший помеховый фон создаваемый RB-66C, словно непроницаемый занавес прикрывал истребители сопровождения. Последние, не слишком опасаясь прицельных пусков зенитных ракет и артиллерийского огня, могли спокойно просматривать окружающее пространство в поисках перехватчиков, осуществлявших самостоятельный поиск.

Свидетельством сложности борьбы с RB- 66С является тот факт, что с момента начала бомбардировок в апреле 1965 г. над ДРВ было сбито всего лишь три самолёта этого типа. Причём два из них были уничтожены огнём ствольной артиллерии, а один — зенитной ракетой. Проблема нейтрализации деятельности экипажей RB-66C стояла настолько остро, что руководитель Группы советских военных специалистов генерал-майор Г.Белов решился осенью 1966 г. на беспрецедентный шаг, отдав указание сформировать из числа советских лётчиков-инструкторов звено на самолётах МиГ-21ПФ для отработки тактики перехвата и уничтожения RB-66C. В течение месяца лётчики вместе с расчётом командного пункта Ханойского района ПВО и операторами РЛС наведения готовились к выполнению этой задачи, изучая график пролёта американских разведчиков и прикрывающих их нарядов истребителей, профиль и маршруты рейдов.

«Момент истины» настал 5 октября, когда в воздушном пространстве ДРВ появились незваные гости. Успеху предприятия во многом способствовала безоблачная погода, позволившая осуществить проводку целей с помощью данных, сообщаемых исключительно постами ВНОС. Лишь после взлёта стартовавших наперехват двух пар «МиГов», в работу включились локаторщики.

Зазвучавшая в эфире русская речь поначалу не слишком насторожила американцев, посчитавших, что это советские инструкторы прикрывают какой-нибудь транспортный «борт» с важными персонами из Москвы или Пекина, приземляющийся в международном аэропорту Ханоя. Однако спустя каких-то пять минут ошибка стала очевидной. Вспоминает командир одного звеньев истре- бителей сопровождения из состава 433-й эскадрильи (433th TFS) 8-го авиакрыла (8th TFW) капитан Джон Б.Стон: «Мы спокойно шли на высоте 7500 м, когда с RB-66 передали "Внимание, парни! В воздухе русские, будьте внимательны и не делайте глупостей. Они прикрывают гостей с севера. Конец связи". Я ответил: «"Рэмблер-01 понял». Прошло ещё несколько минут, в ходе которых решительно ничего не происходило, как вдруг мой оператор крикнул:

«Джон, два "бандита " сзади и ниже разведчика. Как ты думаешь, это вьетнамцы или русские?»

«Плевать кто они такие!», — Ответил я. — «Работаем по ним!»

«О" кей!» — Ответил Клифтон.

Я толкнул оба РУДа, и наши турбины завыли, увеличивая обороты. Небольшая перегрузка прижала меня к креслу. Стрелка указателя скорости переползла с 0,7М до 0,9М, а за тем и до 1,1М.

«Я их вижу», — крикнул оператор.

«Захват есть?» — спросил я.

«Нет. Они всё ещё на фоне земли».

«Проклятье», — подумал я.

Спустя, наверное, секунд двадцать или тридцать я снова спросил Клифтона, захвачена ли цель нашим радаром, но ответ, прозвучавший в моих наушниках, снова был удручающим. К сожалению, мои глаза видели только пушистый инверсионный след, шедшего чуть выше нас RB-66, но противник, находившийся ниже, оставался неразличим визуально.»

Видимо, в этот момент командный пункт ханойской зоны ПВО передал заходящей снизу на RB-66 ударной паре «МиГов», что позади них уже находятся «Фантомы» непосредственного сопровождения, и наши пилоты, получившие приказ не рисковать, осуществили пуск двух управляемых ракет Р-ЗС с дистанции 3500 и 3000 м. Если бы атака с такой дальности производилась по истребителю или истребителю-бомбардировщику, то последнему не составило бы труда увернуться от обеих ракет, однако тяжёлый RB-66 не имел ни единого шанса. Первый «Атолл» угодил в левый двигатель, мгновенно вызвав падение оборотов, и быстро разраставшийся пожар, а через секунду или две вторая ракета поразила правый ТРД.

«Мэй дэй!.. Мэй Дэй!.. Мы сбиты!.. Мы сбиты!!.. Оба двигателя горят!.. Самолёт падает!..», донеслось с гибнущего RB-66.

«Они его сбили!!.. Они его сбили!!..» — крикнул штурман-оператор 1-й лейтенант Клифтон П.Даннигэн. — «Джон, это война?!.. Это война, Джон?!..» Его пилот, как и подобает настоящему командиру, являя собой пример для подчинённого, сохранял присутствие духа и потому его ответ был по боевому прост и понятен:

«Заткни свою задницу, твою мать!!.. Где противник?!..»

«Они разворачиваются, чёрт, они разворачиваются и всё ещё ниже нас!!..»

Пара «МиГов», выполнившая свою задачу, действительно разворачивалась, уходя в сторону авиабазы Ной Бай под защиту её многочисленных зенитных батарей. Однако к этому времени дистанция между самолётами настолько сократилась, что даже на фоне зелёных вершин американцы заметили два серебристых силуэта, похожих на балалайки.

«Я "Рэмблер-01", Я "Рэмблер-01", два "бандита" на двух часах… Отставить на двух часах!.. Два "бандита" на трёх часах!..» — передали по радио с командирского F-4C.

«Я "Рэмблер-02", понял. Цель наблюдаю», — ответил ведомый, однако ни он, ни ведущий не могли применить оружие поскольку дистанция для пуска ракет «Спэрроу» была слишком мала, да и к тому же БРЛС обоих истребителей не взяли цели на сопровождение. Висевшие на подкрыльевых пилонах «Фантомов» «Сайдуиндеры» также были пока бесполезны, поскольку вражеские самолёты находились вне секторов обзора ИК ГСН. Что касается второй пары F-4C того же звена (позывные «Рэмблер-03» и «Рэмблер-04»), то хотя их экипажи и были в курсе происходящего, но целей они не видели.

Зато их прекрасно видели пилоты второй пары «МиГов», находившихся снизу-сзади в практически идеальной позиции для атаки, успешная реализация которой поставила бы ведущую пару «Фантомов» между двух огней и наземный командный пункт тут же отдал приказ ведомой паре «МиГов» атаковать. Ни предупредить, ни защитить «Рэмблера-03» и «Рэмблера-04» было некому. Ко всему прочему, по ним уже начала пристреливаться зенитная артиллерия, а в кабинах заверещали сигнализаторы системы предупреждения о PЛ-облучении. Действовать американским лётчикам надо было быстро, но если ведущая пара «Фантомов», пытаясь преследовать два головных «МиГа», естественным образом вышла из зоны поражения ЗРК, уйдя на малую высоту, а в находившиеся в крутом развороте и на высокой скорости самолёты попасть расчёты МЗА могли только случайно. Что касается экипажей ведомой пары F-4, то они явно не знали, что именно надо предпринять. Они не видели противника (т. е. находились вне информационного поля) и практически не предпринимали никаких действий, в то время как вторая пара «МиГов» уже выходила в так называемую скрытую атаку.

Чтобы не демаскировать себя, пилоты заходящих снизу-сзади на форсаже МиГ-21 не включали радиолокационные прицелы, а ориентировались по данным, которые сообщали операторы РЛС наведения, уже начавшие смертельный обратный отсчёт дальности до самолётов противника. На дистанции 800-м с пилонов обоих перехватчиков сошло по одной управляемой ракете Р-ЗС, которые одна за другой угодили в F-4C (сер. № 64- 0702) из состава 433-й эскадрильи тактических истребителей. «Два взрыва под хвостовым оперением, произошедшие почти одновременно, были похожи на пару крепких пинков под зад, — вспоминал 1-й лейтенант Лоуренс И.Кэри (пилот). — Самолёт, словно необъезженный мустанг, толкающий крупом седока, дёрнул хвостом. Почти сразу мне стало понятно, что машине хана, и я крикнул оператору, что пора выбираться отсюда. Впрочем, судя по всему, он это осознал и без меня, так как катапультировались мы практически одновременно и, уже опускаясь на парашютах, прекрасно видели друг друга и наш разбившийся самолёт.»

Необходимо отметить, что 1-му лейтенанту Лоуренсу И.Кэри, как, впрочем, и его тёзке — штурману-оператору Лоуренсу Дж. Глинну-младшему удалось избежать плена (их вывезли спасательные вертолёты), и, забегая вперед, стоит отметить, что 2 января 1967 г., в ходе операции «Боло» они смогли расквитаться за своё поражение, сбив МиГ-21.

Ну, а пока трём F-4C, оказавшимся лицом к лицу с четвёркой МиГ-21ПФ и под интенсивным зенитным обстрелом, ничего не оставалось делать, как покинуть воздушное пространство ДРВ. Именно этот приказ и отдал экипаж воздушного командного пункта ЕС- 121, находившегося над Тонкинским заливом.

Направленной на выручку сбитого экипажа спасательной группе также пришлось не сладко, и по возвращении вертолётов на авианосец выяснилось, что один из «Скайрейдеров», а именно А-1Н (сер. № 137610) из состава VA-176 был сбит при невыясненных обстоятельствах.

Едва на ЕС-121 разобрались с тем, что произошло, как эскорт ВКП, с которым взаимодействовал RB-66C, был усилен дежурной парой F-4B, стоявшей на стартовых позициях авианосца «Констеллейшн». Ценность четырёхмоторников, получивших название «летающих Пуэбло», и, помимо руководства налётами на ДРВ, выполнявших подобно RB- 66С, радиотехническую разведку территории ДРВ и прилегающей акватории Тонкинского залива, была в то время немыслима. Стоимость только установленной на них аппаратуры составляла свыше 50 млн. долларов. Что касается операторов, то им при утверждении на должность прямо говорили, что в плен попадать не рекомендуется. Именно поэтому маршруты полетов ЕС-121 всегда проходили над Тонкинским заливом.


Чрезвычайно тяжёлая обстановка весны-лета 1966 г., вкупе со сложными метеорологическими сезонами дождливого сезона, довольно сильно затянули освоение лётным составом 921-го ИАП ВВС ДРВ сверхзвуковых истребителей МиГ- 21, но к середине осени «процесс пошёл», и вьетнамские лётчики постепенно овладевали тонкостями боевого применения этих перехватчиков.


Второй сбитый 9 октября F-4B (сер. № 149411) из состава VF-154 американцам удалось эвакуировать. Его экипаж смог довольно долго тянуть на подбитой машине вдоль побережья на юго- запад и, в конце концов, приземлился на брюхо на рисовое поле, откуда экипаж и самолёт были эвакуированы вертолётами. Любопытно, что в официальную американскую статистику потерь, открытую для налогоплательщиков эта утрата не вошла.


При обнаружении работы радиолокационных станций их экипажи сообщали об этом всем экипажам, находящимся в воздухе, на КП в Тан-Сон-Нхат и на корабли 7- го Флота. Экипаж этого самолета состоял из 110 человек, в том числе три летчика. Разведывательная аппаратура, установленная на ЕС-121, позволяла вести разведку радиотехнических средств на дальности до 320 км, что давало возможность просматривать всю территорию ДРВ, за исключением приграничных (с Китаем и Лаосом) северных и северо-западных районов.

Полет в зонах, из которых велось наблюдение за радиотехническими средствами ДРВ (зоны барражирования), каждый экипаж ЕС-121 осуществлял в течение четырех часов, на высоте 3600 м со скоростью 320–335 км/час. Затем ему на смену приходил другой экипаж. Так длилось непрерывное наблюдение в течение всего времени действия авиации по объектам ДРВ. Длина зоны барражирования составляла 90-100 км, а её удаление от побережья — 40–80 км.

Каждый самолет ЕС-121 обычно прикрывался парой истребителей F-4B, которая следовала за ним на удалении 7–9 км и с превышением 300–500 м. Чтобы не обгонять прикрываемый самолет, истребители выполняли полет «змейкой». Истребители несли, как правило, облегчённый вариант вооружения, состоявших из пары ракет «Спэрроу» и двух «Сайдуиндеров». Подвесных топливных баков истребители прикрытия не имели, поскольку находились сравнительно недалеко от своего авианосца. Кроме того, рядом располагалась зона ожидания, где постоянно барражировали заправщики. Продолжительность патрулирования F-4B без дозаправки в данной конфигурации составляла 2 часа 45 мин.

На следующий день вьетнамские сверхзвуковые перехватчики одержали ещё одну победу, подловив звено «Фантомов», прикрывавших «Тандерчифы». Двух выпущенных управляемых ракет с ИК ГСН хватило для того, чтобы один F-4C навсегда остался лежать в виде обломков в джунглях Северного Вьетнама, а дюжина F-105D раскрыла замки бомбодержателей, не долетев до цели.

Тяжёлым испытанием для авиации обеих противоборствующих сторон стало 9 октября. В тот день, в 07:50 утра, пара МиГ-21ПФ была поднята на перехват группы, насчитывавшей (по вьетнамских данным) в общей сложности 28 «Тандерчифов» и «Фантомов», обнаруженных на высоте 3000 м над Хао-Бинем. Однако отправленное на перехват звено МиГ-21ПФ целей не обнаружило. Сказался тот факт, что в составе ударной группы шли два RB-66C, быстро создавших плотный «занавес» из активных и пассивных помех. Визуальному обнаружению самолётов противника препятствовали мощная облачность грозовых фронтов, над верхними кромками которых весьма грамотно маневрировали «янки», избежавшие не только встречи с перехватчиками, но и зенитного обстрела.

Другой ударной группе, собранной из палубных штурмовиков А-4С и А-4Е, входивших в эскадрилии VA-22 и VA-23, прикрываемой двумя звеньями F-4B из состава истребительной эскадрильи VF-154, повезло меньше. Это тем более было удивительно, что вылетевшее на перехват пара МиГ-21ПФ по непонятной для авторов причине было вооружены блоками УБ-16-57 с 57-мм НАРами С-5М 4*.

Как бы там ни было, но при организации первой атаки ведущий вьетнамской пары старший лейтенант Нгуен Ван Минь смог весьма умело использовать это оружие, грамотно построив заход на цель, что позволило ему и его ведомому в первой же атаке всего лишь 20 НАРами С-5М сбить сразу два F- 4 (экипажи которых, после катапультирования, попали в плен) из состава VF-154!

Позднее, командир экипажа одного из сбитых F-4B (сер. № 152093) лейтенант-коммандер Чарлз Тэннер вспоминал: «Мы взлетели с авианосца "Корал Си". Моим оператором в том вылете был лейтенант Росс Тэрри. Я возглавлял звено "Фантомов", прикрывавшее группу "Скайхоков", получивших задачу разбомбить железнодорожную станцию Фалай. Помимо прикрытия штурмовиков от атак "МиГов", истребители должны были 500- фунтовыми бомбами подавить огонь зенитной артиллерии. Каждый F-4 нёс по дюжине фугасок, что серьёзно ограничивало манёвренные возможности самолётов.

На подходе к цели мы выполнили "змейку". Это с одной стороны затруднило зенитчикам пристрелку, а с другой, позволило мне выявить позиции зенитных батарей. Однако, прежде чем я ввёл самолёт в пике, сзади раздался сильный удар. Практически сразу вышло из строя всё электрооборудование и часть гидросистем. Тяга двигателей осталась прежней, но так как в момент взрыва самолёт находился в развороте, а система управления по крену отказала, то мы начали быстро заваливаться на крыло. Вскоре крен достиг 135°, а угол снижения — 60°.

Иначе говоря, мы пикировали почти перевернувшись вниз головой. Скорость быстро увеличилась до 1,ЗМ, после чего стало ясно, что надо катапультироваться.»

Следом пиропатроны системы спасения вытолкнули кресло с Россом Тэрри. Как и Чарлз Таннер, он благополучно приземлился, но подобно своему командиру был взят в плен. По словам обоих американцев, их «подвергли физическому и психологическому воздействию с целью выяснения информации военно-технического характера. Кроме того, вьетнамцы якобы хотели, чтобы американские лётчики признали, будто их сбил МиГ-21.»

Надо отметить, что этот эпизод не оставил равнодушными наших советников, неоднократно описывавших его в различных методических указаниях по боевой подготовке, как пример творческого подхода к решению поставленной боевой задачи.

Между тем, ведущий вьетнамской пары явно испытал головокружение от достигнутых успехов: не удовлетворившись двумя сбитыми «Фантомами» и тем, что «Тандерчифы» сбросили свои бомбы неприцельно, старший лейтенант Нгуен Ван Минь решил выполнить ещё одну атаку. Однако, оставшаяся пара F- 4, освободившись от бомб и ПТБ, описала широкий разворот и подходила к месту боя уже налегке и на достаточной скорости, а самое главное, она обладала необходимым запасом дистанции для эффективного применения управляемого ракетного оружия.

Если имевшееся в распоряжении американских лётчиков средства поражения уже тогда считались ограниченно пригодными для ведения манёвренного боя, то, ретроспективно оценивая характеристики 57-мм осколочно-фугасных НАРов С-5М, их можно однозначно признать негодными ко второму раунду разыгравшегося воздушного поединка. С имевшимся оружием у пилотов «МиГов» практически не было шансов на успех, а вот экипажи «Фантомов» не упустили представившейся возможности и смогли взять частичный реванш, сбив ведомый МиГ-21, пилот которого погиб.

Тем временем, для эвакуации сбитых лётчиков с американского авианосца вылетела поисково-спасательная группа. Поскольку в районе приземления экипажей была отмечена активность вьетнамских истребителей, то в состав группы, помимо пары вертолётов и нескольких «Скайрейдеров», было включено и звено «Фантомов». В 09:00 эта группа была внезапно атакована парой МиГ-17, которые в ходе первой же атаки сбили один А-1Н из состава VA-176. Продолжать спасательную операцию стало опасно, и группа ПСС получила приказ возвращаться на авианосец. Тем временем «МиГи» атаковали снова, и вскоре над береговой чертой на предельно малых высотах начался ожесточённый бой, в который было вовлечено и звено «Фантомов». К сожалению, во второй фазе этого противоборства успех принадлежал американским авиаторам, точнее — пилоту штурмовика Уильяму ТЛаттону, который огнём 20-мм пушек своего «Скайрейдера» смог сбить МиГ-17. Любопытно, что результаты этой схватки, завершившейся вничью, совершенно одинаково оценили по окончании боя обе стороны. Однако, оставив за собой поле боя (оставшийся в одиночестве МиГ-17 вскоре ушёл), американцы, тем не менее, отказались от возобновления спасательной операции, так как экипаж ЕС-121 сообщил, что в воздухе снова появились вьетнамские перехватчики.

Необычно высокую активность истребительной авиации ВВС ДРВ операторы американских корабельных и авиационных PJIC фиксировали в течение всего дня 9 октября. Последний воздушный бой в тот день провело звено «Крусейдеров» с авианосца «Орискани», которое возглавил заместитель командира истребительной эскадрильи VF-162 коммандер Ричард Бэллинджер, который в тот раз решил опробовать одно тактическое нововедение. Позже Бэллинджер вспоминал:

9 октября с авианосца "Интрепид", на котором базировались лишь две эскадрильи А-4 и одна эскадрилья А-1, на авианосец "Орискани" передали просьбу обеспечить истребительное прикрытие ударной группе. Я повёл истребители, и, так как цель была относительно близко к побережью, попросил в поддержку один Е-1В. "Трэйсер" начал барражировать недалеко от побережья и расположил истребители на позиции, позволяющей отразить атаку "МиГов". Использование Е-1В позволяло получить заранее информацию о подходе "МиГов" и их позиции перед нападением, кроме того, экипаж Е-1В мог руководить боем, помогая лётчикам истребителей.

В то время, как ударные самолеты атаковали назначенные цели, истребители сопровождения маневрировали на малых высотах и укрывались в складках местности от северо-вьетнамских радаров. Вскоре, как мы и предполагали, вражеский командный пункт, не имея информация о силах и расположении американских истребителей, направил "МиГи" к цели. С E-lB сначала передали, что, судя по переговорам, "МиГи" уже взлетают. Затем через некоторое время прозвучала информация, что противник находится на 330° на дистанции 90 миль. Благодаря экипажу "Трэйсера", мы непрерывно получали данные о приближающихся "МиГах". Когда дистанция сократилась до 40 миль, я повел истребители на перехват.

4* С учетом событий, произошедших в течение лета-осени 1966 г., столь парадоксальное решение командования 921-го истребительного авиаполка можно объяснить только тем, что, возможно, управляемые ракеты попросту закончились на складе службы ракетно-артиллерийского вооружения.


Заместитель командира истребительной эскадрильи VF-162 коммандер Ричард Бэллинджер после завершения вылета 9 октября 1966 г., когда ему был засчитан сбитый МиГ-21, который на самом деле не подтверждается данными, отмеченными в отчётах наших советников.


"Крусейдеры" мчались со стороны холмов на высоте всего 300 футов (около 90 м. — Прим. Авт.), противник был приблизительно на 3000 футов (915 м. — Прим. Авт.) выше. Я дал форсаж, и, подняв нос, оказался в положении, позволяющей занять позицию для обстрела сзади ближайшего "МиГа".

Открыв огонь из положения строго сзади (с нулевым отклонением), я чувствовал себя, словно сжатая пружина, когда пилот МиГ- 21 был, видимо, предупрежден своим напарником или командным пунктом. Он быстро перевернулся через крыло, и начал выполнять S-образный манёвр. Это был его последний пируэт. Вместо ухода влево или вправо, который сделал бы яркое сопло его двигателя привлекательной целью для моих "Сайдуиндеров" на фоне "холодного неба", он устремился к "горячей" земле, на фоне которой головки ракет видели цель хуже. Однако S-образный манёвр на этой высоте, выполняемый к тому же на сверхзвуковом реактивном самолёте был очень рискованным, и шансы на возвращение в небо по нижней части траектории манёвра у пилота этого "МиГа" были малы.

На манёвре "МиГ" показал верхнюю поверхность своего крыла, а затем его нос опустился к горизонту. Я выстрелил пару " Сайдуин деров". Дистанция была короткой, курсовой угол незначительным, а ракеты — совершенны. Первая AIM-9 взорвалась у правого крыла, а вторая превратилась в результате в огненный шар. Но у меня тоже была серьёзная проблема. Я находился в перевёрнутом 80-градусном пикировании и быстро падал вниз. Совершив 180-градустный разворот вертикальной плоскости, я вскоре устремился вверх, туда, где наши истребители продолжали сражаться с "МиГами "…»

Однако победу «Дика» Баллинджера ни отечественные, ни вьетнамские источники не подтверждают. Кстати, и он сам в своих воспоминаниях не говорит, что наблюдал гибель МиГ-21, по которому выпустил две ракеты AIM-9. Он только видел взрыв двух своих ракет. Справедливости ради надо отметить, что само описание боя вызывает большие сомнения в достоверности победы 5*. Видимо, Беллинджер осуществил пуск в ходе манёвра с большими перегрузками и ракеты попросту взорвались, врезавшись в верхушки деревьев.

Как бы там ни было, но «Крестоносцы» Ричарда Бэллинджера, связав группу МиГ-21 воздушным боем и не допустив её к ударным машинам, свою задачу, безусловно, выполнили. Штурмовики не понесли потерь и успешно отработали по назначенным целям.

С учётом описанных коммандером обстоятельств, при завязке боя манёвр (форсированный боевой разворот с набором высоты и выходом в хвост идущему в атаку МиГ- 21), требует от пилота F-8E очень точных действий и мощнейшей информационной поддержки со стороны экипажа Е-1В, который её (во всяком случае в то время) обеспечить не мог. Кроме того, после такого пируэта F-8E потерял бы как минимум половину своей максимальной скорости. По этой причине даже оказавшись на хвосте у МиГ-21 в позиции удобной для захвата цели ИК ГСН ракет и последующего пуска (т. е. 900-1200 м), «Дик» Бэллинджер должен был бы стрелять практически сразу. Причём, как в случае ухода МиГ-21 по прямой, так и в случае выполнения им почти любого манёвра.

Причины, опять же, очевидны. Тяговооружённость МиГ-21Ф и МиГ-21 ПФ на 20 % выше, чему F-8E. Меньше у советских истребителей и нагрузка на крыло (у первого на 17 %, у второго на 12 %). Заметим, что возможности системы управления оружием даже сейчас обеспечивают пуск за 3–4 секунды. За это время МиГ-21 удалился бы на 550–800 м, т. е. оказался бы уже на расстоянии 1600–2500 м. С учётом того, что стартовые условия пуска ракет будут неудовлетворительными (скорость «Крусейдера» будет соответствовать 0.38М или около 500 км/ч), то после пуска «Сайдуиндеры» поначалу провалятся вниз (сделают «мешок») для набора скорости, при этом они могут вообще потерять цель, но даже если этого не случится догнать цель ракеты уже не смогут.

5* Причины заключаются в следующем. Максимальная скорость F-8E на высоте 300 м равняется всего 584 узла (0.76М). В десятичном исчислении это составляет 940 км/ч или 261 м/с. Напомним, что скорость американских и английских самолётов измеряется в узлах, т. е. милях в час. Однако мили используются не морские (равные 1852 м), а статутные (1610 м). Выходящие в атаку МиГ-21 в это время, как правило, разгонялись до скоростей, соответствовавших 0,9М-1,2М или 300–400 м/с. Этот факт имел место в большинстве случаев применения МиГ-21 в первые годы войны в ЮВА. Не имея в своём распоряжении ствольного артиллерийского вооружения, пилоты этих перехватчиков были вынуждены ориентироваться на выполнение внезапных прямолинейных атак на скоростях близких к максимально допустимым на данных высотах, что позволяло резко сократить возможность противодействия со стороны вражеских истребителей сопровождения и обеспечивало наилучшие стартовые условия для пуска управляемых ракет.


F-105D (сер. № 62-4371) капитана Глендо Л.Эммона из состава 357-й эскадрильи тактических истребителей, который был сбит 21 сентября в бою с МиГ-21ПФ из состава 921-го ИАП ВВС ДРВ. Пилот — погиб.


МиГ-21ПФ из состава 921-го ИАП, авиабаза Ной Бай, осень 1966 г.


А-1Н (сер. № 137456, код АК-409) из состава VA-176 пилот — младший лейтенант Уильям Т.Паттон, который 9 октября 1966 г. огнём 20-мм пушек сбил МиГ-17.

Необходимо отметить, что самолёт Уильяма Т.Паттона, показанный в специальном выпуске № 3/2003 журнала «Моделист-конструктор», на самом деле был получен американским лётчиком уже после того как он сбил МиГ- 17, а его, ставший знаменитым, «борт» АК-409 был сбит зенитным огнём в ходе очередного вылета. В память о нём следующая машина (сер. № 137543) получила тот же бортовой код.


F-8E (сер. № 150896, борт, код АН-106) капитана В.К.Эббота из состава эскадрильи VF-111 (авианосец «Орискани»), который был сбит 5 сентября 1966 г. истребителями МиГ-17 из состава 923-го ИАП ВВС ДРВ.


МиГ-17 Лаа Хай Чао из состава 923-го ИАП. 16 сентября 1966 г. Лаа Хай Чао одержал свою вторую победу, уничтожив F-4C (сер. № 63-7643) из состава 55-й эскадрильи тактических истребителей.


F-4C (сер. № 63-7643) из состава 555-й эскадрильи тактических истребителей, который был сбит 16 сентября 1966 г. Лаа Хай Чао, пилотировавшим МиГ-17. Пилот — майор ДЛ.Робертсон — погиб, штурман-оператор 1-й лейтенант Бачанан — попал в плен.

Продолжение следует.



Зная, что многие моделисты не слишком доверяют художникам, рисующим цветные «боковики» в авиационных журналах на основе ч/б снимков не слишком высокого качества, мы на этот раз решили дать некоторые из них дополнительно цвете. К сожалению, перуанский «крокодил» с пастью имеется только в ч/б исполнении.




Оглавление

  • Уважаемый редактор, может лучше про реактор?
  • Коммерческая авиация. Борьба за рынок идей
  • Геликостат — упущенные возможности
  • Торпедоносцы Ильюшина над Черным морем
  • Il-2 schturmovik?.. das ist fantastisch!!
  • Михаил Иванович Михин
  • Грозы над Андами
  • На книжную полку
  • Последний аргумент
  • Расплавленное небо Въетнама Переменчивая осень 66-го года

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Загрузка...