За свои слова ответишь (fb2)

- За свои слова ответишь (а.с. Комбат-8) 636 Кб, 322с. (скачать fb2) - Андрей Воронин - Максим Николаевич Гарин

Настройки текста:



Андрей ВОРОНИН и Максим ГАРИН ЗА СВОИ СЛОВА ОТВЕТИШЬ

Глава 1

Ночь всегда приносит с собой тонкий аромат романтики, особенно если на небе всходит полная луна.

И в эту осеннюю ночь она выкатилась над Москвой – огромная, белая, похожая на таблетку растворимого байеровского аспирина. Во всяком случае, такой она могла показаться людям, связанным с медициной.

Облака над столицей шли ровно, с разрывами, и луна то ярко очерчивалась на темном небосклоне, то матово размывалась, намеком проступая сквозь негустые легкие облака. Внизу, на улицах, ветра почти не ощущалось, и густой смог, оставленный после тяжелого напряженного дня, висел между домов, отчего город казался немного ирреальным, словно нарисованным акварелью и потом сбрызнутым водой.

Лишь редкие окна горели в это позднее время. Светофоры мигали желтым, не задерживая стремительный бег редких ночных машин. Таксомоторы на стоянках сбились в стаи, и шоферы собирались в одной из машин поиграть в карты, оставляя дверцы своих автомобилей открытыми, чтобы услышать позывные по рации. Вдруг кто-нибудь из задержавшихся в гостях пожелает уехать домой, не дождавшись утра, или подвыпившей компании понадобится спиртное?

Жизнь в большом городе никогда не замирает окончательно, она тлеет, как уголья, подернутые толстым слоем пепла, и человек внимательный непременно заприметит скрытую ночную жизнь столицы. Нужно лишь уметь видеть, а не только смотреть.

Вот две девушки, в три часа ночи прогуливающиеся по пустынному тротуару, в коротких черных платьях и расстегнутых кожаных куртках, – это, конечно же, проститутки. И если на окраинном пустом проспекте поближе к тротуару медленно едет машина, то знайте, ее пассажиры высматривают девочек. Какого же черта еще можно плестись, если дорога свободна, если светофоры не мешают мчаться с ветерком?

Сверкнув стоп-сигналами, машина притормаживает, и вот она уже ползет вдоль тротуара. А девушки словно бы и не слышат скрипа тормозов, идут, взявшись за руки, уже напряженно ожидая, когда их окликнут. И если послышится голос с кавказским акцентом, то вполне возможно, они обложат его обладателя матом. Проститутки тоже разборчивы в выборе связей, и не каждая решится провести ночь с кавказцем, хоть тот и пообещает за ночное развлечение золотые горы. Обещания легко даются-"до", но трудно выполняются «после».

– Эй, красотки! – крикнул мужчина, опустив стекло и высунувшись из машины почти до пояса.

Одна из проституток шепотом спросила подругу:

– Отзываемся?

Та кивнула.

– Да.

– Говорить ты будешь…

Они одновременно обернулись, словно бы пловчихи из команды синхронного плавания, и посмотрели на желающего развлечься.

– Сколько удовольствие-то стоит? – без всяких экивоков и ложной скромности осведомился мужчина. Глаза его маслено поблескивали.

– Не пьяный, – отметила одна из проституток.

С сильно пьяными ей иметь дела не хотелось, а трезвый, чистый мужик славянской внешности – то, что надо.

Такие обычно аккуратно расплачиваются, за своим здоровьем следят. Да и пожелания у них обычно стандартные, без всяких извращений.

– А это смотря что, – сказала проститутка.

– Смотря куда? – рассмеялся мужчина.

– Берем повременно и в зависимости от сложности, – объяснила проститутка. Голос ее звучал ровно, без эмоций, словно она выясняла у начальника цеха условия работы при приеме на фабрику;

– По полтиннику на каждую до утра устроит? – мужчина приложил руку то ли к сердцу, то ли к бумажнику, лежавшему в левом кармане куртки.

– А вас сколько?

– Двое, – мужчина распахнул дверцу, чтобы девушки могли убедиться – в машине, кроме него и молодого парня за рулем, никого нет.

– Хорошо, по пятьдесят с каждого. И привезете нас на то же место, где подобрали.

– Сюда, что ли?

– Именно.

– Лучше я вам на такси накину, – мужчина похлопал рукой по сумке, стоявшей на заднем сиденье.

Раздался глухой стеклянный звук, так могли звенеть только полные бутылки.

– Или на работе вы не пьете? – засмеялся он.

– Если вино, то пьем.

– Шампанское.

– Еще лучше.

– И дороже.

– Но его цена в стоимость услуг не входит.

– Ясное дело.

Девушки, смеясь, забрались в машину, и автомобиль, выскочив на середину проезжей части, понесся по мокрому после недавнего дождя асфальту. В нем уже вовсю гремела музыка, заглушавшая манерный визг девчонок, которых купивший их до утра мужчина щупал за ляжки.

Из-за угла дома-девятиэтажки, облицованного белой смальтой, местами уже рассыпавшейся, выглянули двое молодых парней.

– Говорил я тебе, Коля, что они проститутки, а ты: «Подколемся, познакомимся»…

– Да уж. Макс, у тебя на них глаз наметан. А мне сперва показалось, нормальные бабы.

Парни, осторожно ступая по раскисшему грязному газону, выбрались на асфальт.

– Страна у нас такая, идиотская, – принялся рассуждать Коля, прижимая к груди большой полиэтиленовый пакет, – что даже честные женщины не боятся одеваться как проститутки.

– Это шик особый, – вздохнул Макс, вслушиваясь в раскаты удаляющейся музыки. – И какого черта только мы от них прятались?

– Не знаю, воспитание, наверное, сказывается.

Николай отодвинул край пакета и заглянул вовнутрь, проверяя, не разлился ли клей, стоявший на дне в двухсотграммовой стеклянной баночке, из которой торчала самая простая, какую можно было только купить, ученическая кисточка.

– Ходишь по ночным улицам, и кажется, нигде никого.

А только начнешь незаконным делом заниматься, сразу мерещатся и менты, и подозрительные личности.

– Ну а теперь-то чего ты боишься? Идешь себе спокойно по улице, за что к тебе можно прицепиться?

– А штраф получить не хотел?

– От всего не убережешься, – Макс тронул друга за плечо. – Давай и на этот столб наклеим.

– На хрена, он у самой дороги, через газон никто идти не станет, чтобы прочесть.

– А тебе разница есть, прочтет кто-нибудь или не прочтет? Мы обещали, что на всех остановках объявления расклеим.

– Думаешь, кто-нибудь проверять пойдет, расклеили мы или нет?

– Если люди за это деньги заплатили, то могут и проверить.

– Скажем, что ободрал объявления кто-нибудь. И так уже на десяти остановках расклеили.

– Я бы их вообще с превеликим удовольствием в мусорку выбросил, и сейчас было бы поменьше работы, поменьше страха, и потом…

– – Как это? – не понял Николай.

– Чем меньше объявлений расклеим, тем потом нам меньше звонить станут.

– Все равно у телефона сидеть придется, какая разница?

Парни, студенты второго курса, приехавшие в Москву на учебу и снимавшие квартиру на двоих неподалеку отсюда, подошли к автобусной остановке. Оба фонарных столба сплошь пестрели объявлениями, они уже были налеплены в несколько слоев, разбухли от дождей. Несколько объявлений белело и на стеклянной перегородке павильона-остановки.

– А может, и сюда наклеим? – предложил Маке, показывая на толстое витринное стекло.

– Жалко портить, остановка красивая, – вздохнул Николай, доставая из мешка объявление, напечатанное на ярко-красной бумаге строгим компьютерным шрифтом.

В первую очередь бросалось в глаза слово «работа», набранное трехсантиметровыми буквами. Осторожно макнув кисточку в клей «ПВА», Николай принялся намазывать листок с тыльной стороны. Работал он быстро и аккуратно.

Макс в это время стоял на краю тротуара и всматривался в городской пейзаж, не видно ли где милиционера, потому как за расклейку объявлений в неположенных местах парням могли выписать солидный штраф.

Глядя на студентов со стороны, можно было подумать, что они ждут на остановке автобус, который, естественно, в три часа ночи появиться не мог. Но это не преступление, даже административное, – ждать несуществующий в природе автобус на действующей остановке.

Николай взял объявление двумя руками и, стараясь не выпачкаться в клей, подбежал к фонарному столбу, прицелился и налепил его на уровне своего лица. Разгладил скомканной газетой и, отойдя на два шага, полюбовался работой.

Даже сейчас, ночью, в неверном свете фонарей, оно гляделось ярко и броско.

– Готово? – спросил Макс, завидев одинокую фигуру на другой стороне проспекта. Но тут же понял, опасаться позднего прохожего нечего, тот в стельку пьян и вряд ли что-либо видит перед собой и под ногами, движется на «автопилоте».

– Готово! – отозвался Николай и тут же засмеялся.

– Чего такого веселого вспомнил?

– Объявление на столбе смешное висит.

Макс подошел к другу и глянул на объявления, большую часть которых составляли призывы похудеть без голодания и физических нагрузок. Эти соблазнительные призывы сопровождались плохо отпечатанными фотографиями, на которых были изображены якобы одни и те же люди до приема чудодейственного аппарата и после.

– Эти?

– Не туда смотришь, над этими я уже давно не смеюсь, – сказал Николай и придержал наполовину отклеившееся объявление размером в половину машинописного листка, сплошь заполненного текстом.

– Предлагаю… – прочел Макс.

Далее шло перечисление труднопроизносимых лекарственных препаратов, большей частью антибиотиков, помогающих при гонорее и триппере. За ними шли сильнодействующие сердечные и транквилизаторы.

– А чего смешного? – пожал плечами Макс.

– Ты до конца дочитай.

Почти в самом конце объявления шла приписка:

«…а также – памятники гранитные».

– В списке не хватает еще гробов, – улыбнулся Макс, – и услуг землекопов.

– А что, нормальная комплексная программа: потрахался, заболел, лечился, умер, похоронен, тебе памятник поставили – все как надо. Думаешь, наше объявление лучше?

– Не наше, – тут же поправил Макс, – а этого… – и только сейчас он сообразил, что не знает даже имени человека, который дал им объявления и деньги за их расклейку. – Ты не помнишь, кстати, как его зовут?

Николай задумался.

– Точно.., он ведь даже не представился, но как-то так хитро это сделал, что я и не заметил.

– Нормальное объявление, получше других, – и тут же вслух прочел текст, под которым еще темнел свежий клей: «Предлагается высокооплачиваемая работа (до тысячи долларов в месяц) мужчинам и женщинам до сорока лет. Прописка и гражданство значения не имеют. Необходимы инициативность и хорошее здоровье».

Внизу был напечатан номер телефона той самой квартиры, которую снимали Макс с Николаем.

– Что-то мне не по себе, когда вижу наш номер телефона на каждом столбе.

И Макс тут же представил себе, как в квартире раздастся звонок и участковый милиционер поинтересуется, по какому праву они принимают заказы по устройству на работу и что это такая за работа, где можно без особого труда заработать тысячу долларов в месяц. А ответов на эти вопросы ни Макс, ни Николай не знали, они лишь согласились за пятьдесят долларов расклеить объявления и еще за сто в течение двух недель принимать телефонные звонки.

Заказчик, мужчина лет сорока-сорока пяти, вышел на них практически случайно. Подошел к ним в пивной, когда ребята обсуждали свои финансовые проблемы, и с ходу предложил заработать. Но не назвал ни своего имени, ни фирмы, которую представляет. А в сегодняшние дни о сути бизнеса как-то не принято спрашивать, неудобно. Мало ли почему человек скрывает подробности – уходит он налогов, боится наезда конкурентов. Многие сейчас работают через подставных диспетчеров.

– Пошли, нечего тут торчать, – Николай толкнул в плечо Макса, и ребята зашагали по проспекту к следующей остановке.

В пакете еще оставалась целая пачка объявлений, клея в банке – до половины. До рассвета красные броские листки следовало пристроить на фонарных столбах, чтобы с утра уже быть готовыми принимать телефонные столбы.

– На что деньги потратим? – спросил Макс.

– Их не так много, чтобы долго думать, – отозвался Николай, – да и сотку мы еще не получили.

– Но полтинник уже есть.

– За квартиру заплатить придется.

– За квартиру родители заплатят, незачем им говорить, что мы еще и подрабатываем.

– Ты помнишь, что еще этот мужик сказал?

– Конечно. Если хорошо пойдет, сотрудничество продолжим.

– Мне почему-то показалось, что больше он с нами работать не будет.

– Почему?

– Я по глазам вижу. Говорит и как-то на тебя не смотрит.

– Показалось тебе. Где он еще двух таких дураков найдет, которые за полторы сотни баксов две недели на него работать станут?

– Тоже мне, работа, – воскликнул Николай, – через день по очереди на телефоне сидеть, адреса записывать!

Вот если бы объявление в газете дали, тогда бы телефон у нас не смолкал. А так мы их только в нашем районе на столбах расклеим. Позвонит человек сорок, не больше, уж я-то знаю.

– Сам ты у него поработать за штуку баксов не хочешь?

– А ты отвечаешь требованиям насчет здоровья, что ли?

– Конечно! Чего им отвечать? Две руки есть, две ноги, два глаза, конец, когда не надо – болтается, когда надо – твердеет, не алкоголик и не наркоман. Но работать мне у этого мужика не хочется.

– Почему?

– По нему видно, что если штуку баксов заплатит, то сам себе в карман пять положит.

На проспекте показался милицейский «уазик». Машина сбавила скорость и, подъехав к самому бордюру, стала сопровождать молодых людей. Те занервничали.

– Не оглядывайся на них.

– Почему?

– У тебя по морде видно, что ментов боишься.

– Тише говори, а то услышат.

– А ты пакет не к груди прижимай, а в руку возьми, как все нормальные люди. А то такое чувство, будто ты там краденое несешь. Сейчас, как проверят, и штраф нам влепят, ровненько на те самые полторы сотни баксов.

«Уазик» пока не останавливался, но и обгонять парней не спешил. За стеклом виднелось довольное лицо милиционера сержанта, он внимательно всматривался в парней.

– Какого черта тащимся, – сказал напарник, – видишь же, не пьяные?

– Раз не пьяные, значит, наркоманы, – отозвался более опытный сержант. – Ребята молодые, значит, или пить должны, или наркотиками балуются.

– Баб они вышли снять, видел, как пакет к груди прижимали? Небось спиртное там, на последние деньги купленное. С родителями живут, вот и трахаться им негде, решили проституток снять, – перенес свои проблемы на студентов милиционер.

– Почему до сих пор не сняли?

– Ты же сам видел, от самого метро на проспекте ни души.

– Не нравятся они мне чем-то. Останови, документы проверю.

– Какой же дурак из дому с документами выходит, если он, конечно, на кавказца не похож? Эти два не похожи, наши ребята, русские, светлоголовые.

– Холодно из машины выходить, – вздохнул сержант, – да и не делают они ни хрена такого, за что прицепиться можно.

– Настоящий милиционер должен уметь и к столбу прицепиться.

– Ладно, поехали, а то ребята уже волноваться начинают.

Коротко просигналив, «уазик» выехал на середину дороги и помчался в сторону центра.

Николай глубоко вздохнул.

– Что за жизнь идиотская пошла? Вечно себя виноватым чувствуешь: и в институте, и перед ментами на улице, будто ночью уже и гулять нельзя.

– К тебе они приставали?

– Нет.

– Так чего ты ментами остался недоволен? Ехали, нас увидели, решили посмотреть, а вдруг пьяные. Видят – трезвые, и поехали себе дальше.

– Да, тяжело деньги даются, – вздохнул Николай, вновь заглядывая в пакет, не разлился ли клей.

– Если еще раз клеить придется, то я тебе наперед совет дам – кисточку до половины обрежь, чтобы банку можно было крышкой закрыть.

– Где ж ты раньше был со своими советами?

Еще полтора часа ушло у ребят на то, чтобы расклеить остальные объявления. И, лишь выбросив в урну мешок с вымазанной клеем баночкой, Николай вздохнул свободно и облегченно.

– Пошли отсыпаться.

– Думаешь, с самого утра тебе по телефону звонить начнут?

– Всегда найдется идиот, который посчитает, что позвонить в шесть утра не только можно, но и нужно.

– Сегодня моя очередь звонки принимать.

– Аппарат у нас дурацкий, без регулятора громкости.

Хоть тебе и принимать, а проснемся оба.

Глава 2

Осенью дожди всегда серые.

Сквозь пелену дождя неслись автомобили с включенными фарами, а по тротуару, легко перепрыгивая через лужи, бежал высокий мужчина в разбитых кроссовках, спортивных штанах неопределенного цвета с двойными белыми лампасами и в темно-синей майке с короткими рукавами. Он бежал очень ровно, и казалось, что ноги, обутые в тяжелые кроссовки с замысловатой рифленой подошвой даже не касаются мокрого шершавого асфальта.

Борис Рублев бежал легко, большими шагами. С проезжающих мимо машин на него поглядывали кто с нескрываемым восхищением, кто с презрением, а кто и просто с интересом.

– На спортсмена похож, – переговаривались пассажиры автомобилей и пассажиры автобусов, троллейбусов, прижимая лица, расплющивая носы о мокрое запотевшее стекло.

Борис Рублев дышал ровно и напоминал сам себе локомотив, мчащийся по рельсам, причем не в полную силу, а так, чтобы просто разогреть мотор.

Один поворот, второй… Квартал, еще квартал…

Вот и ограда парка. С деревьев срывались листья – желтые, красные, охристые, падали на мокрый асфальт, прилипали к нему. Иногда подошва кроссовки раздавливала багряный кленовый лист, и на асфальте оставались темно-красные, бордовые пятна.

«Словно кровь», – думал Борис Рублев, глядя вперед, ритмично дыша.

Он бежал с такой скоростью, что не слышал ударов собственного сердца. Мышцы постепенно прогревались, наполнялись горячей кровью, и Борис Рублев получал удовольствие от этого, в общем-то, быстрого утомительного бега, от прохладного осеннего воздуха, от назойливого дождя.

Но уже вскоре дождь не казался назойливым, он даже был приятен.

Когда до дома оставалось метров пятьсот, Рублев побежал еще быстрее и наконец услышал биение сердца. Мышца сокращалась уверенно, ритмично, как кузнечные мехи.

У входа во двор Комбат сбросил скорость и перешел на быстрый шаг.

Он подскакивал, размахивал руками, резко поворачивал торс то право, то влево. На спортивной площадке у школы он подошел к перекладине, подскочил, уцепился за скользкую влажную трубу и двадцать раз легко вознес свое тело. Несколько раз перевернулся через перекладину, а затем принялся делать подъем переворотом. Все движения были отточены, выверены, он выполнял простые упражнения как заправский гимнаст.

Наконец соскочил на землю, уперся кулаками в землю и стал отжиматься. Сколько раз он сделал это упражнение, не знал, да и никогда не считал. Он делал его до тех пор, пока не почувствовал усталость, пока спина не стала мокрой и майка не прилипла к телу.

«Ну вот, хватит», – решил он, несколько десятков раз перепрыгнул через бревно, провел серию ударов руками, ногами и уже в конце выполнил несколько замысловатых прыжков и таких же замысловатых ударов ногой.

– Хватит, – сказал он сам себе, запрокинул лицо, подставляя его сырому ветру и мелким каплям осеннего дождя, – теперь душ, а затем завтрак.

Так было всегда. Уже много лет, проснувшись, Комбат десантно-штурмового батальона Рублев, правда, теперь в отставке, начинал свой день с пробежки и занятий физкультурой. Он держал себя в форме, не расслабляясь ни на один день.

Правда, иногда случались перебои, но они были вынужденными и непродолжительными – неделя или две. И снова жители района видели высокого сильного мужчину, который, невзирая ни на дождь, ни на ветер, ни на холодный снег, бежит по улице широко и легко, похожий на охотника, преследующего добычу.

Приняв душ, Рублев растерся большим махровым полотенцем. Чайник уже вскипел, завтрак был довольно скромный: пара бутербродов, большая чашка чаю. На подоконнике в кухне стояла чисто вымытая широкая пепельница, круглая, с высокими бортиками.

Пепельница была вымыта идеально. В ней лежала открытая пачка сигарет. Рублев знал, в пачке восемнадцать сигарет, не хватает лишь двух. Рядом с сигаретами – стальная зажигалка «Zippo», подарок Андрея Подберезского.

Три недели Комбат уже не курил, он решил вести правильный образ жизни. Другой на его месте убрал бы пачку куда подальше, чтобы глаза не видели, но Рублев был не таким человеком. Он знал: если сигареты спрячет, то это будет его мучить еще сильнее, нежели вид сигарет, лежащих прямо перед глазами на расстоянии вытянутой руки.

Но преодолеть это расстояние – ничтожно малое – Рублев не мог.

Он сказал себе три недели назад, вот так же утром:

«С сегодняшнего дня я не курю, но сигареты прятать не стану. Пусть лежат, пусть напоминают мне о своем существовании и о моем обещании не курить».

Так же три недели Борис Рублев не пил.

Подберезский, узнав о том, что Комбат бросил курить, сразу же принялся шутить, но Рублев его обрезал:

– Я, Андрюха, могу бросить курить, а вот тебе слабо – понял?

– Мне слабо? – взъерепенился Андрей.

– Тебе слабо.

– Да ничего не слабо, Борис Иванович, просто я не хочу себя мучить.

– Просто ты боишься, Андрюша?

– Чего?

– Пообещать себе и не выполнить.

– А ты? – спросил Подберезский.

– Я не боюсь. Сигареты будут лежать на подоконнике, но я к ним не прикоснусь.

– Что бы ни случилось? – спросил Подберезский.

– Что бы ни случилось. Пусть даже мой дом уйдет в тартарары, провалится, к сигаретам я не притронусь.

– Так может, пить тоже не будешь?

– И пить не буду, – сказал Комбат, бросая эту фразу не Андрею Подберезскому, а направляя ее внутрь себя, как приказ, внутренний приказ, отменить который не может никто, кроме него самого, Бориса Рублева. Но отменять он не станет.

– Слушай, Борис Иванович, может, тебя кришнаиты охмурили или какие другие сектанты? Может, ты в баптисты подался?

– Чего-чего? – переспросил Комбат.

– Я говорю, может, тебя ксендзы польские, как того Козлевича, охмурили или попы?

– Какие еще попы, какие ксендзы, Андрюха?! Никто меня не охмурял, я сам принял решение и буду его выполнять.

– А до каких пор, – ехидно улыбнулся Подберезский, – день, два продержишься, ну, от силы три?

– Нет, – сказал Комбат, – никогда больше не буду курить.

– А пить? – последовал тут же вопрос.

– Насчет пить – не знаю, водка не такой наркотик, как сигареты, и не такая пагубная привычка. Так что пить я скорее всего буду, но пока – не хочу.

– Ну-ну, Борис Иванович, – улыбнулся Подберезский, – странный ты какой-то стал, выдумываешь лишь бы что, словно тебе и заняться нечем.

– А мне, Андрюха, действительно, заниматься особо нечем, разве что собой, собственным здоровьем.

– Ну, ты уж совсем как пенсионер…

– А я и есть пенсионер.

– Шел бы к полковнику Бахрушину работать, он же тебе предлагал.

– Я не хочу идти на службу.

– А почему?

– А по качану, – сказал Комбат, хватая Подберезского и легко отрывая от земли. – Ты, Андрюха, кстати, – поставив друга на пол, сказал Комбат, – килограмма на четыре или на пять растолстел.

– Я растолстел? – крикнул Подберезский.

– Ты растолстел, не я же!

– Ну может быть, немножко.

– Спортом надо заниматься и курить бросай, как я.

– Нет, Комбат, я курить не брошу. Ты на меня будешь смотреть и завидовать, будешь слюнки глотать.

– Думаешь, глотать стану?

– Куда ты денешься! Я уже сам несколько раз бросал, но решил, зачем мучиться, придет время и брошу.

– Какое время?

– Когда мой организм скажет: «Подберезский, бросай курить, а то сдохнешь!».

– А если поздно будет?

– Бросить курить никогда не поздно, – отрезая Подберезский.

Этот разговор Комбат вспоминал часто и иногда внутренне проклинал себя за свою же заносчивость. Если с алкоголем было проще, то без табачного дыма, без сигарет Комбат мучился ужасно. Правда, его мучений никто не видел.

О том, как это тяжело, знал только он сам. Самым трудным временем была ночь: тяжело, почти невозможно отказаться от закоренелой привычки выкуривать на ночь, перед самым сном, сигарету. Сейчас же Комбат не курил, зато во сне он дымил со страшной силой. Во сне он выкуривал иногда по несколько пачек сигарет, наслаждаясь табачным дымом. А утром просыпался разбитым, невыспавшимся и почему-то кашлял, как чахоточный курильщик, которому лет семьдесят. Но вот уже несколько дней как стало чуть полегче. Вполне возможно, легкие и организм начали понемногу очищаться от никотина.

Позавтракал Борис Рублев безо всякого аппетита. Настроение сложилось ни к черту, и Комбат прекрасно понимал, с чем это связано. Имелись две причины, обе веские: во-первых, бросил курить и начал изнурять себя воздержанием, а во-вторых, и, может, это было самым главным, Рублев не мог долгое время находиться в подвешенном состоянии и бездельничать. Его неуемной натуре нужна была такая работа, которая поглощала бы его всецело, не давая ни о чем думать, кроме самой работы.

Он включил старенький автоответчик на своем телефоне – подарок друзей и, расхаживая в большой комнате, в которой, несмотря на холод, окно было распахнуто настежь, начал прослушивать магнитофонную запись. Никаких звонков не поступало, и это Рублева расстроило.

«Хоть бы какая сволочь позвонила, – подумал он и криво улыбнулся. – Нет, так нельзя, так жить нельзя. Мучу себя почему-то-. Кому и что я собираюсь доказать? Если себе, то ведь о себе я все знаю, а если другим, то зачем?»

От этих вопросов Рублеву становилось не по себе. Он вообще не привык рассуждать и предаваться долгим размышлениям, он был человек действия.

«Может, позвонить Андрюше Подберезскому? – подумал он. – Или прямо Бахрушину?»

Звонить Бахрушину не хотелось. Что-то в последнее время в их отношениях разладилось. То ли Борис Иванович Рублев стал не нужен полковнику ГРУ Бахрушину, то ли у самого полковника возникли какие-то проблемы, и ему было не до Рублева.

Недовольно взглянул на часы. Было еще сравнительно рано. Борис подошел и оперся локтями о подоконник, почти наполовину высунувшись из окна. Две дворничихи сгребали опавшие листья в большие золотистые ворохи. Смотреть на этот процесс было приятно, он отвлекал от навязчивых мыслей.

Затем одна из дворничих взялась поджигать листья.

Смяла газету, долго возилась со спичками. Наконец газета загорелась; и женщина принялась подсовывать ее под ворох влажных листьев, пряча в середину. Листва задымилась, дым медленно пополз вверх, и вскоре Борис Рублев ощутил его терпкий, щекочущий ноздри запах.

Так всегда пахнет листва осенью. Что-то странное и волнующее есть в этом запахе. Осень Борис любил, она ему нравилась всегда. А вот к весне относился с легким презрением. Ему не ложилось на душу кипение крови в организме, не по душе была весенняя суета и напряженность.

«Закурить бы сейчас», – мелькнула шальная мысль, но Борис раздавил ее в своем сознании, как давят назойливого комара – абсолютно безжалостно.

Дворничиха продолжала меланхолично сгребать опадающую листву. В квартире сделалось совсем уж тихо, и настроение у Комбата было ни к черту.

«Какой-то я издерганный, словно от меня несуществующая жена ушла и даже не объяснила почему.»

Вдруг эту гнетущую тишину нарушил звонок – не дверной, а телефонный. Борис даже встрепенулся, «Интересно, кто это может звонить в такую рань?»

Он взял трубку, уже по звонку догадываясь, что это междугородный.

– Алло, слушаю!

– Здравия желаю, – услышал он в трубке знакомый и родной голос.

– Бурлак, ты, мать твою?

– Я, Борис Иванович, а то кто же!

– Ну где ты, что ты? – тут же обрадовался Борис Рублев.

– Как это где – у себя в Сибири.

– Черт бы тебя подрал, Гриша, забрался невесть куда.

Видимся раз в год, да и то не всегда.

– Ага, Борис Иванович, – услышал он в трубку голос Гриши.

– Ну как ты там?

– Да я нормально, дела засосали, ни вздохнуть, ни выдохнуть.

– Плюнь на дела, Гриша, друзья дороже.

– Это точно, Борис Иванович. Вот я о тебе вспомнил и звоню.

– Спасибо. Случилось что или так?

– Случилось, Борис Иванович. Надо будет сделать вот что… Правда, я не надеялся тебя застать дома– пространно принялся объяснять Бурлаков.

Комбат оживился до невероятности, он вместе с трубкой направился в кухню, где на пепельнице лежали сигареты, и рука уже сама чисто механически потянулась к пачке, но тут же мужчина отдернул пальцы от пачки, словно бы она была раскалена докрасна и могла обжечь. И зло выругался, забыв; что прижимает трубку к уху.

– Ты на кого это, Борис Иванович? – услышал он голос Гриши.

– Да не на тебя, на себя.

– За что это ты так, Комбат, себя не любишь? Вроде мужик выдержанный, а материшься, как на плацу.

– Ай, Гриша, – вздохнул Рублев, – курить бросил, вот и мучусь.

– Так не мучься, Борис Иванович, закури.

– Не могу.

– Почему не можешь? Силу воли испытываешь, что ли? Так она у тебя и так железная, все знают.

– Да нет, Гриша, все-то знают, а я сам себе доказать должен.

– Вот что, Борис Иванович, я бы с тобой подольше поговорил, да времени нет, партнеры ждут.

– Вот видишь, Гриша, как для партнеров, так у тебя времени хоть отбавляй, а на однополчанина, так сказать, для боевого командира, и пяти минут нет.

– Пять минут есть как раз.

– Тогда рассказывай, как там у вас в Сибири. Только не говори, что холодно, это я и без тебя знаю.

– У нас хорошо, приезжай, поохотимся.

– Я с тобой, Гриша, уже наохотился. Как приеду к тебе, так вечно в какую-нибудь историю втюкаемся.

– Нет, сейчас без историй. Возьми Андрюху, и Приезжайте, я вас встречу, как всегда.

– Знаю я, как всегда у тебя получается…

– А звоню я вот чего, Борис Иванович. Звонил Андрюхе, его не застал ни на работе, ни в тире, ни дома, – нигде его нет.

– По бабам, наверное, пошел, – улыбнулся Комбат. – Он же холостой пока.

– Может, и так, а может, и еще где пробавляется.

Встреть поезд.

– Какой поезд, Гриша?

– Из Сибири, какой еще. В шестом вагоне у проводницы для тебя и Андрюхи посылка.

– Большая? – спросил Комбат.

– Надеюсь, ты одной рукой поднимешь, мужик-то ты здоровый.

– Опять дары леса?

– Ага, – засмеялся в трубку Бурлаков. – Мяса кусочек…

– Знаю я твой кусочек, пуда на два?

– Ну не на два, а на пуд. Орешки кедровые, рыба сухая, мед, грибы.

– Гриша, ты с ума сошел, я же это все не съем!

– Поделись с ребятами, – настоятельно сказал Бурлаков, – у меня этого добра хватает.

– Да ладно тебе – хватает! Сам бы лучше приехал, хоть с пустыми руками.

– Кстати, Борис Иванович, там, в валенках, найдешь бутылку, настоянную на травах, по старинным сибирским рецептам.

– Да что б ты сдох, валенки в Москве даже последний бомж не наденет, – расхохотался в трубку Комбат, – я и пить бросил!

– Вот уж в это я не верю. Во все что угодно могу поверить, а в это – никогда, хоть ты меня распни!

– Приеду – распну.

– Ты бы не обещал, а взял да приехал. Если денег нет – пришлю.

– Есть у меня деньги, Гриша.

– А чем занимаешься, Борис Иванович?

– Ничем, собственно говоря. Оттого и тоскливо.

– А Андрюха чем занимается? Наши-то у тебя появляются?

– Появляются иногда. Андрюха, как и раньше, – тир, бабы, дела какие-то. В общем, его не поймешь.

– Ты небось, Комбат, только что с пробежки?

– Ага, с пробежки. А как ты угадал?

– На часы посмотрел и угадал, это несложно.

Борис Иванович услышал голоса и понял, что его друга Бурлакова кто-то настоятельно требует к другому телефонному аппарату.

– Ну так что, все?

– Все, вагон запомни – шестой.

– Шестой или седьмой?

– Шестой, шестой, там девушка такая симпатичная, проводница, блондинка длинноногая с большой грудью. Я сказал, что встретят посылку двое очень хороших мужчин.

– Ладно тебе, Гриша, успехов. Звони.

– Сам позвонишь, Борис Иванович, как разберешься.

– В смысле, когда съем? Так это будет не скоро.

– Как получишь, позвони, я к вечеру буду на месте.

– Хорошо, Гриша, спасибо.

– Ну давай, Комбат, до встречи.

В трубке послышались гудки. Рублев стоял, держа трубку в руках, и расслабленно улыбался – так, словно был ужасным сластеной и ему перепала большая ложка меда. Даже курить не хотелось: приятно, когда про тебя не забывают.

Рублев потер руку об руку, затем несколько раз звонко хлопнул в ладоши.

«А где же Подберезский, черт бы его подрал?» – и принялся названивать Андрею. Но ни один из трех известных ему телефонов не ответил.

– Непонятно, – сказал Рублев, – ну да ладно.

Он взглянул на часы. До прихода поезда оставалось полтора часа.

«Машина вроде бы заправлена, – задумался Комбат. – Да-да, я вчера ее заправил, ездил немного, так что горючего мне хватит.»

Одевался Рублев быстро, это было армейской привычкой. Он всегда требовал от своих подчиненных уметь быстро собираться, но и сам умел. Так что через две минуты Рублев был готов.

А дворничиха на улице все еще продолжала шуршать метлой. В квартире пахло терпким дымом свежесгоревшей листвы, мужчина улыбался, расхаживая по комнате. Настроение у него было уже приподнятым, словно не посылка прибыла из далекой Сибири, а приехал сам давний надежный друг Григорий Бурлаков.

«Молодец, Гриша, – подумал Борис Иванович. – Золотые у меня ребята, никогда не подведут. Вот уж молодцы! Где этот Андрюха?»

В памяти всплывали лица его подчиненных, сослуживцев, многие из которых не вернулись домой. Но те, которые вернулись, были комбату десантно-штурмового батальона дороги, ведь каждый из них доказал себе и другим, что он настоящий мужчина.

Рублев остановился перед большой фотографией над диваном. На снимке было человек пятьдесят, все в камуфляже, все с оружием.

«Вот он, Гриша, – Рублев смотрел на молодого широкоплечего парня, который на полголовы возвышался над другими. – Эх, сибиряк, сибиряк, лучше бы ты сам приехал. Я бы даже позволил себе выпить, а вот курить бы не курия. И вы бы мне все завидовали. Опять бы все собрались, повод как-никак… Ну да ладно».

В приподнятом настроении Борис Рублев добирался до вокзала. Утренняя суета, нервное движение на улицах абсолютно его не злили и не раздражали. Он уступал дорогу всем, кто спешил, прижимался к тротуару, вежливо пропуская пешеходов, – в общем, на дороге вел себя Борис Иванович Рублев образцово. На вокзале долго искал место, где припарковаться, наконец воткнул свою машину в центре площадки, закрыл дверцу и направился на вокзал.

Борису Рублеву нравились вокзалы, порты, аэропорты.

Он любил смотреть, как уплывают корабли, как, стуча колесами, гудя и фыркая, отъезжают поезда. До прихода поезда оставалось еще добрых полчаса, и Рублев прохаживался, оглядываясь по сторонам.

На вокзале царило оживление, звучали громкие объявления о прибывающих и отходящих поездах, о том, что вагон такой-то находится в хвосте поезда или в голове. Все это бывший комбат слушал не очень внимательно – чужие проблемы.

Наконец он услышал, на какой путь прибывает нужный поезд, и оживленно потер рука об руку, словно ему предстояло обнять кого-нибудь из своих друзей и крепко сжать мозолистую ладонь.

На вокзале было очень много подростков и детей, просящих денег, чтобы купить еды. Но к Рублеву они почему-то не подходили. То ли вид у него был не очень богатый, на нового русского не тянул, то ли вообще он выглядел грозно и походил на работника правоохранительных органов в штатском.

"Да, детей много. Чертова власть, куда она смотрит?

Совсем детьми не занимается. Да и родители, черт бы их подрал, за детьми не приглядывают."

– Были на вокзале беженцы из различных регионов – во всяком случае, за таких они себя выдавали, грязные, вонючие. Они сновали как тени, прижимаясь к стенам, и бросались к выходящим из поездов мужчинам и женщинам, чей внешний вид подсказывал, что у них есть деньги и у них можно поживиться на бутылку пива.

Длинное зеленое тело поезда медленно подъехало к платформе и, дернувшись, остановилось. Тут же проводники взялись протирать поручни, открывать двери, сбрасывать ступеньки.

Рублев шел вдоль состава, уступая дорогу людям, которые выгружались с чемоданами, баулами, всевозможными корзинками. Вот и шестой вагон. Действительно, проводницей оказалась симпатичная невысокая блондинка со стройными ногами и огромной грудью.

– Здравствуйте, девушка, с приездом, – сказал Рублев и улыбнулся в усы.

– Здравствуйте, здравствуйте, " – как-то небрежно бросила проводница.

– Мне тут передавали.

– Так это вы Борис Рублев? Или Подберезский?

– Я Рублев.

– А документы у вас есть?

– Есть, – сказал Рублев, вытаскивая из кармана водительское удостоверение.

– Верю, это я так. Ваш друг описал вашу внешность, так что ни с кем не спутаешь.

– Серьезно?

– Да, – сказала девушка. – Пойдемте, я не смогу вытащить ваш баул.

– Такой тяжелый?

– Тяжелый – не то слово.

Она провела Рублева в свое маленькое купе и показала на верхнюю полку.

– Вот, берите.

Рублев поднял руки и потащил на себя баул. Весил этот баул не меньше сорока килограммов, но Борис Иванович легко опустил его и поставил на пол одной рукой.

– Может, вам помочь? – улыбнулась проводница.

– Да нет, спасибо, я и так справлюсь. И не такой уж он тяжелый.

– Ничего себе, не тяжелый! А что там ваш друг передал?

– Всякую всячину, гостинцы.

– Хороший мужчина.

– Хороший, – согласился Рублев.

Он выбрался с баулом из вагона, минут пять еще поговорил с проводницей о погоде в Сибири, о том, что делается в Москве. Девушка явно набивалась на свидание, но Борису Ивановичу она не очень понравилась, хотя была, в общем, нормальной и не пошлой, самое главное.

– Спасибо вам большое.

– А у меня даже ваш телефон есть, – вдруг сказала она.

– Как это? – не понял Рублев.

– Мне ваш друг дал, на всякий случай. И еще какого-то Подберезского Андрея три номера.

– Есть такой у нас общий знакомый.

– Если бы вы не пришли, то пришлось бы звонить.

– Но, как видите, не придется, я появился.

– Слава Богу, – как-то уже холодея, произнесла девушка, понимая, что ничего с этим привлекательным широкоплечим мужчиной у нее не получится, и заспешила по своим делам в вагон, на прощание махнув Рублеву рукой.

Тот легко поднял баул, даже не сгибаясь под его тяжестью, словно баул был портфелем с бумагами, двинулся вдоль состава. Когда он подошел к своей машине, то увидел, что машина сияет, вымыты стекла, даже колпаки на колесах сверкают.

«Черт подери, – подумал Рублев, – машина была грязная. Может, это не моя?»

Но номер совпадал, ключ подошел к багажнику, тот легко открылся. Рублев опустил в багажник тяжеленный баул, захлопнул крышку.

И тут услышал за спиной:

– Ну что, дядя, нравится вам машина?

Рублев обернулся. Перед ним стоял парнишка лет двенадцати, с грязными руками и грязным лицом, в болоньевой куртке, лыжной шапочке, в длинном синем шарфе, разбитых ботинках и потертых рваных джинсах. В руках мальчишка держал ведро из-под краски и тряпку.

– Это ты помыл?

– А то кто же? – сказал парень.

– Разве я тебя об этом просил?

– Нет. Но я подумал и решил, машина грязная, стоит вымыть.

– А почему ты эти не помыл? – с интересом рассматривая маленького собеседника, осведомился Рублев, кивнув вправо и влево. С одной стороны стояла грязная «Вольво», а с другой – джип «Опель фронтера», тоже невероятно грязный.

– А мне в этих машинах люди не понравились, сразу видно, жадные.

– А я тебе понравился, что ли?

– Ага, понравились. Вы, дядя, не жадный и, наверное, дадите мне денег.

– Зачем тебе деньги?

– Как это зачем? Работу я сделал, хочу поесть.

– Ты что, голодный?

– Ага, голодный. Давно не ел. Вчера вечером ел, гамбургер мужик дал за то, что я машину вымыл.

И тут по машине забарабанили капли дождя. Мальчишка зло глянул в небо, его шея была худая и грязная.

– Вот невезуха! – дрожащим голосом произнес паренек.

– Да уж, невезуха, – запрокинув голову, подставляя лицо крупным каплям дождя, сказал Рублев. – А ну давай, приятель, садись в машину.

– Нет, так не пойдет, – сказал паренек, – Почему не пойдет? Что, мы так и будем стоять под дождем и мокнуть?

– Вы садитесь, а я постою, – Так ведь тебе же нужны деньги, а не мне.

– Сядешь с вами в машину, а вы меня куда-нибудь завезете и того…

– Чего-чего? – нахмурил брови Борис Иванович Рублев.

Парнишка рукавом вытер мокрый лоб.

– Того! Сами знаете, чего можете со мной сделать.

– Я с тобой? – изумился Комбат.

– Вы, а то кто же.

– Извини, друг, я тебя не совсем понимаю.

– Да все вы понимаете, просто прикидываетесь валенком.

– А ты, собственно, откуда? Как тебя зовут?

– Вот это уж не ваше дело.

– Родители у тебя есть?

Лицо паренька сразу же стало хмурым, глаза заблестели, словно из них вот-вот брызнут слезы.

– Были родители, да убили их.

– Как убили?

– Убил", да и все, – неохотно ответил паренек.

– А ну-ка, давай садись в машину, – Комбат подошел, причем настиг паренька в два шага, тот даже не успел дернуться и броситься наутек.

– Э, э, ведро! – вдруг закричал он.

– Какое еще ведро? – заталкивая в салон на заднее сиденье своего нового знакомого, переспросил Рублев.

– Ведро с тряпкой.

– Где оно?

– Вон там стоит, возле джипа.

И действительно, Комбат увидел пластиковое ведро из-под краски с коричневой тряпкой.

– Это, что ли?

– Ага, это.

– Зачем оно тебе?

– Как это зачем, это же мой инструмент. Я при помощи него деньги зарабатываю.

– К черту твое ведро! – Комбат закрыл дверь.

Паренек сидел, вжавшись в спинку заднего сиденья.

– Так как тебя зовут?

– А вас? – вопросом на вопрос ответил парнишка.

– Меня зовут Борис Иванович, а фамилия моя Рублев, – совсем официально представился Комбат.

– Борис Иванович Рублев?

– Да, Борис Иванович Рублев.

– Ясно. А меня зовут Сергей Сергеевич Никитин.

– Ну так вот, Сергей Сергеевич, пойдем куда-нибудь, я тебя покормлю.

– Куда это мы пойдем?

– Куда ты предлагаешь, туда и пойдем.

– Только не к вам домой и не к вашим знакомым.

– Да нет, к знакомым мы не пойдем, надо тебя покормить, хотя, в общем, тебя вымыть бы не мешало. Ты грязен, Сергей Сергеевич, как кот помойный.

Сергей втянул голову в плечи, немного испуганно заморгал и попытался спрятать грязные руки в карманы.

А руки у него были действительно грязные – красные, распухшие, с черной каймой под ногтями.

Что-что, а решения Борис Рублев принимал быстро, молниеносно.

– Значит, так, Друг ты мой. Зовут тебя Сергей Сергеевич.

– Да;

– На самом деле?

– На самом. А вас? – еще раз спросил парнишка.

– Меня зовут Борис Иванович Рублев, чтоб мне сдохнуть.

– Борис Иванович Рублев, – прошептал парнишка.

– Да, точно, – по-военному сформулировал Комбат. – Я не спрашиваю, откуда ты взялся на этом вокзале и что ты здесь делаешь. Понимаю, жизнь у тебя не сложилась, правильно?

– Точно, – сказал Сергей.

– И наверное, ты голоден.

– Не очень. Только курить вот хочется.

– Чего-чего? – не поверив парнишке, переспросил Рублев.

– Курить, говорю, хочется. У вас в машине можно закурить?

– У меня в машине можно, но я тебе не советую.

– Это еще почему? – парнишке явно не понравилась та категоричность, с которой пресек его желание незнакомый сильный мужчина.

На бандита его новый знакомый был не похож, но и на сотрудника правоохранительных органов он тоже не походил.

«Странный какой-то тип, – подумал Сергей, – может, приставать начнет? Еще чего не хватало! Я этого не люблю даже за деньги.»

Машина заурчала и резко сорвалась с места.

– Э, э, куда мы? – парень хотел открыть дверцу.

– Сиди! – приказал Рублев таким тоном, что ослушаться было невозможно.

– Едем ко мне.

– К тебе домой?

– Да.

– И что мы там будем делать? – с безнадежностью в голосе задал вопрос Сергей Никитин.

– Ну, во-первых, ты приведешь себя в порядок, помоешься. Затем я тебя покормлю.

– А потом? – почти шепотом спросил Никитин.

– Потом посмотрим.

– Вы это.., ко мне…

Только сейчас до Комбата дошло, чего опасался паренек.

– Да ну, брось, ты что, с ума сошел? Я что, по-твоему, похож на тех, кто пристает к детям?

– Нет, не очень, – неуверенно произнес Сергей.

– Тогда в чем дело?

– Мчимся, мчимся!

В тепле, в машине парнишка сразу размяк, втянул голову в плечи, откинулся на мягкую спинку сиденья и почти мгновенно задремал. Он проснулся, лишь когда машина уперлась передними колесами в бордюр, и тут же принялся испуганно оглядываться, не понимая, где он и что с ним произошло.

В последние несколько дней Сергею Никитину не везло, спал он мало, и поэтому тепло, покачивание автомобиля и негромкая музыка его сморили и бросили в сон.

– Не беспокойся, приехали, – сказал Рублев и выбрался из машины.

Сергей оглядывался по сторонам. Место было незнакомое, сколько времени они ехали, он не знал, где сейчас находится и на каком конце города – не подозревал.

Но убегать ему не хотелось, он смирился со своей новой участью.

А мужчина уже открыл багажник автомобиля, легко вытащил из него баул, поставил на лавочку у подъезда.

– Давай.

Они смотрелись довольно странно: грязный ребенок и огромный, сильный мужчина.

– Идем, идем, не бойся, – сказал Комбат, похлопывая по худому плечу Сережу. – Вперед, не дрейфь, поднимайся по ступенькам.

– По ступенькам? – переспросил Никитин, забегая на крыльцо.

В подъезде он растерялся.

– Там лифт, – сказал Комбат, кивнув в темноту, – опять сорванцы лампочки выкрутили. Ну ничего, я до них доберусь! – последняя фраза прозвучала безо всяких угроз, как-то дежурно, как обычно ворчит пожилой человек на своих внуков, которых любит и понимает.

Сергей нашел кнопку, нажал, двери лифта тут же разошлись. Борис Рублев несильно подтолкнул в спину, парнишка вошел в кабину, за ним продвинулся, держа баул одной рукой, Комбат.

– Какой этаж? – немного сдавленным голосом произнес Никитин.

– Сам нажму, – и Комбат ткнул указательным пальцем в верхнюю клавишу.

Двери сошлись, щелкнули, и лифт, урча и скрежеща, стал медленно вздыматься вверх. Горела красная кнопка, три нижних были черные, обожженные спичками и сигаретами, да и лифт смотрелся не очень чисто.

Сергей стоял, облокотясь худыми плечами о стену.

Щелчок, кабина замерла.

– Ну, давай выходи, бродяга.

– Я не бродяга, – немного обиженно произнес Никитин.

– Ладно, извини. Выходи. Держи ключи, открывай.

Парнишка не справился с нижним замком, и Комбату пришлось самому повернуть ключ.

– Проходи.

Дверь захлопнулась. Рублев понес баул в кухню, а Никитин остался стоять в коридоре, немного испуганно моргая светлыми ресницами. Все, что с ним случилось, ему не очень нравилось, но и угрозы для него пока видимой не было. Так что он не знал, что предпринять – то ли броситься убегать, то ли смиренно ждать, чем все это кончится.

– Вначале помоешься, – сказал Борис Рублев, глядя на паренька, – а я за это время приготовлю чего-нибудь поесть.

– Я не хочу, – вдруг сказал Сергей.

– Чего не хочешь?

– Не хочу мыться, не хочу есть. Отпустите меня, Борис Иванович!

– Опустить тебя? А я тебя и не держу, хочешь идти – иди.

– Где мы?

Рублев назвал свой адрес.

– Так это же у черта на куличках!

– Да, далековато, но до метро не очень далеко. Можно пешком за две минуты дойти, а там, думаю, ты доедешь до своего вокзала.

– Доеду, – сказал Никитин.

– Но я бы тебе этого делать не советовал. Вот что, иди мойся. Вода горячая у меня есть, мыло и мочалка тоже.

Так что – вперед.

«Странный какой-то мужик», – подумал Сережа и почему-то вдруг смирился с новым положением и понял, что самым лучшим выходом из этой ситуации будет полное послушание с его стороны и выполнение всех приказов этого странного здоровяка.

– Давай не стесняйся, солдат!

«Какой я ему солдат?»

Жилище Бориса Ивановича Рублева пареньку показалось удивительным: никакой роскоши, никаких ковров, но все чисто и аккуратно. Курить ему захотелось так сильно, что даже засосало под ложечкой, а во рту скопилась слюна.

Только вот беда, сигарет у Сергея не нашлось, а пачка с торчащими сигаретами лежала на подоконнике в большой хрустальной пепельнице.

– Можно закурить? – немного робко, но в то же время развязно спросил паренек.

– Нет, нельзя, – жестко обрезал Рублев, – я не курю.

– Как это не куришь, если сигареты лежат!

– Я бросил и тебе советую.

– Бросил? – словно бы не поверил услышанному Никитин.

– Да, бросил. Уже почти месяц не курю.

– Ничего себе! А зачем?

– Решил бросить – и бросил.

– Что, вы все так делаете?

– Как так? – спросил Комбат.

– Решил – и сделал.

– Стараюсь, – признался Рублев. – А ты давай зубы мне не заговаривай, побыстрее мойся. Сейчас я тебе сделаю ванну.

От этой странной заботы в душе у Сергея потеплело, но настороженность не проходила.

«Все-таки странный тип. Привел к себе домой, я же могу стащить что-нибудь, деньги, драгоценности, часы, видик.»

Паренек заметил, что на телевизоре стоит большой видеомагнитофон, а под ним, в тумбочке, за стеклом, в три ряда кассеты.

В ванной шумела вода. Струя вначале била в гулкое чугунное дно, затем ванна начала наполняться. Вода уже просто плескалась.

Появился Рублев. Рукава его рубахи были закатаны, руки – мокрые.

– Смотри, солдат, сколько я тебе пены сделал.

– Я никакой не солдат.

– Все мужики для меня или солдаты, или никто.

– Как это все?

– А вот так.

На вешалке в прихожей висел пятнистый бушлат без погон, с многочисленными карманами.

«Военный или мент, наверное, – подумал Никитин, – правда, какой-то странный, необычный. Матом не ругается, не орет, разговаривает негромко, но очень властно. Попробуй такого не послушаться, так голову двумя пальцами оторвет.»

– Давай раздевайся, что смотришь? Глянь, сколько пены, – Рублев вошел в ванную, закрыл воду. – Иди, иди, не стесняйся, я на тебя смотреть не буду. Вот тебе чистая майка, – и Комбат вытащил из стенного шкафа аккуратно сложенный тельник, подал пареньку. – Настоящая воздушно-десантная.

– Не может быть!

– Точно тебе говорю, настоящая.

Сергей уже успел заметить в комнате над диваном большую фотографию, на которой были солдаты с автоматами – много солдат – и среди них хозяин этой квартиры.

– Ну что ты медлишь? Стаскивай свою грязную куртку, снимай разбитые обувки, все это оставляй здесь.

Сергей закрылся в ванной комнате. Ему даже хотелось повернуть защелку, но потом он подумал, что этого делать не стоит: хозяин обидится. Забрался в ванну. Вода была приятная, горячая, и Сергей вспомнил, что последний раз мылся недели две с половиной назад. Он сидел в ванной, смотрел по сторонам на белую плитку в капельках воды, на зеркало, на стеклянную полку с одинокой зубной щеткой и бритвой.

«Да, странный тип. Как-то у него все не так, как у людей.»

А Борис Рублев в это время распаковывал баул, присланный Бурлаком. И чего в нем только не было! Даже запах ткани, в которую были завернуты продукты, и то вызывал прилив слюны и посасывание под ложечкой. А пахло травами, перцем, лавровым листом, мясом, рыбой и сушеными грибами.

– Ну, Гриша! Ну, клоун! – приговаривал Борис Рублев, разбирая увесистый баул. – Мяса пруд пруди, роту можно накормить. И на кой черт мне все это? – радостно думал Комбат, поднося к носу огромный окорок. – Ну и запах! Ладно, Сережку накормлю.

Для себя Борис Рублев почти не готовил, питался наспех, с уважением относился лишь к завариванию чая.

А вот ко всему остальному отношение было, в общем-то, пренебрежительное, хотя готовить он и любил, и умел.

Но ведь не станешь же готовить для одного себя! Никто, кроме тебя, не оценит таланта.

Сейчас же в квартире появился гость, ради которого стоило постараться. Хотя и стараться-то, в общем, не надо было, ведь еды и продуктов у Комбата хватало. А тут еще и посылка Бурлакова подоспела, так что можно было бы устроить шикарнейшее застолье.

«Вот, правда, пить я себе запретил», – поглядывая на литровые штофы с золотистой водкой, размышлял Комбат.

В водке плавали какие-то травы. Комбат знал лишь одну, длинную, плоскую, – зверобой. Остальные травы ему были неизвестны. Ни сопроводительного письма, ни даже маленькой записки в бауле не нашлось. Хотя, что тут пояснять, и так все видно, и так все ясно.

Комбат резал мясо, рыбу, хлеб, мазал бутерброды, ставил на плиту чайник. Все делал быстро, расторопно, умело – так, как это может делать лишь мужчина, умудренный жизненным опытом, и никогда не научится делать женщина.

Все, что оказалось на столе, выглядело настолько соблазнительно и аппетитно, что Рублеву хотелось тут же сесть на табуретку, набросать себе на тарелку всего понемногу, выпить рюмку сибирской водки, настоянной на, травах, затянуться крепкой сигаретой и улыбнуться в усы.

Но делать этого Комбат не стал.

«Всему свое время, каждому овощу и фрукту свой час и свой черед», – подумал Борис Рублев и услышал, что вода в ванной уже перестала шуметь.

– Ну, как ты там? – громко спросил Рублев.

– Ничего, – услышал в ответ чуть испуганный голосок.

А голос у Сережи уже начинал ломаться и из детского превращаться в подростковый, юношеский. Иногда звучали басовитые нотки.

– Все хорошо, Борис Иванович, все хорошо.

– Ну-ну, давай поторопись, а то чай остынет.

Борис Рублев на кухне разлил по чашкам кипяток, добавил заварки, себе много, а гостю чуть-чуть, для аромата.

Уже через десять минут мужчина и паренек сидели напротив друг друга. Комбат почти не ел, он смотрел, как жадно, огромными кусками отправляет себе в рот мясо и рыбу его гость.

– Ты не стесняйся, ешь, – говорил Комбат, а сам лишь прихлебывал круто заваренный чай.

У него даже сердце сжималось, когда он смотрел, как ест паренек.

– Давай не стесняйся. Вот этот кусок возьми, он повкуснее будет, – и Комбат, аккуратно подцепив вилкой снедь, накладывал и накладывал гостю то из одной тарелки, то из другой.

А паренек все ел и ел.

– Давненько ты, наверное, не сидел за столом? – произнес Рублев.

– А что, заметно? – двигая челюстями, с полным ртом, пробурчал Никитин.

– Говорю, за столом ты давно не сидел.

– Да, давно, Борис Иванович, – почему-то Сергею хотелось называть этого мужчину по имени-отчеству. Он даже не делал для этого над собой какие-либо усилия, получалось самопроизвольно, словно бы Рублев был его классным руководителем или любимым учителем.

– В школу ты, конечно, не ходишь.

– Конечно, не хожу.

– А хочешь?

– Не очень, – признался Никитин.

– А почему так?

– Да я уже полтора года в школу не хожу.

– А сколько классов закончил?

– Пять, – признался Никитин.

– Всего пять?

– Пять классов закончил, и даже без троек.

– Потом что?

– А потом началось. Но я не хочу рассказывать про это.

– Про что – «про это»?

Паренек замкнулся, даже жевать перестал, лишь пил чай.

– Закурить можно?

– Нет, нельзя, – строго сказал Комбат.

– Хоть одну сигарету, хоть половинку…

– Я же сказал нельзя, значит, нельзя!

– Тогда какого черта они лежат прямо на подоконнике? Издевательство форменное!

– Силу воли надо воспитывать.

– Какую силу? Какой воли? Зачем?

– В жизни пригодится.

– Ничего мне уже не пригодится! Да и к "черту такую жизнь!

Паренек говорил убежденно, у Комбата от его слов даже мурашки по спине побежали. Как это можно в тринадцать лет так не любить жизнь? И он почему-то вспомнил себя в таком возрасте. Вспомнил, как не мог дождаться лета, вспомнил все свои развлечения, рыбалку, речку, лес, теплую воду, теплые дожди, смех друзей. Почему-то вспомнил лошадей, велосипед.

– Послушай, Серега, а где твои родители?

– Нет у меня родителей.

– Слушай, с ними случилось что-то, погибли?

– Да, погибли.

– Родственники у тебя есть, братья, сестры?

– Сестра была.

– Ас ней что случилось? – негромко осведомился Рублев.

– Ее изнасиловали, а потом застрелили.

– Кто? – задал вопрос Комбат.

– Бандиты.

– Какие бандиты?

– Кто ж их разберет, какие они? Фамилию я у них не спрашивал.

– Ас тобой что случилось?

– Они думали, что меня тоже убили, а я вот взял и выжил.

– Тебя убить хотели или случайно вышло?

– Не спрашивал. Сюда мне саданули, – Никитин слез со стула, задрал тельняшку, показал на правом боку под ребрами большой красный шрам. Такие шрамы Комбат знал очень хорошо, он даже вздрогнул.

– Сейчас уже ничего, зашили, вылечили, в больнице три месяца лежал. Есть у меня тетка, да она меня видеть не хочет.

– Что же это за тетка такая?

– Она с мужем живет, мне, в общем, не родная. Сволочи они, мешочники.

– Чего?

– Мешочники они.

– А ты откуда сам?

– Из Таджикистана. Мы жили возле границы.

– Если не хочешь, не рассказывай.

– Не хочу.

У Никитина уже дергалась щека и левое веко. Комбат .понял, его гость нервничает и разговор этот для него слишком тяжел.

– Ладно, на, закури, – Комбат взял пепельницу, сигареты, зажигалку и положил все это перед гостем. – Бери, бери, если уж так тебе тяжело, закури, может, легче станет.

– Не-а, – сказал Никитин, – не станет. Но я закурю.

Парень для своих лет говорил слишком серьезно, слишком по-взрослому.

– А занимаешься ты чем?

– Когда?

– Ну вообще.

Никитин передернул плечами.

– Ворую, машины мою.

– Что воруешь?

– Что придется, Борис Иванович.

– Так ты вор или кто?

– Наверное, вор.

Борис Рублев заметил на тонкой худой шее Никитина черную тонкую нитку.

– Что это у тебя, крестик? – спросил он.

– Нет, не крестик.

Паренек вытащил из-под тельника, который был ему велик, небольшой медальон величиной с пятикопеечную монету. Комбат смотрел. Сережа снял через голову черный шнурок, несколько секунд медлил, затем протянул Комбату.

– Он открывается? – спросил Рублев.

– Да, только плохо. Давайте я сам.

Через полминуты медальон открылся.

– Вот, смотрите, это мать, а это я с сестрой.

В медальоне была очень маленькая фотография.

– А отец где?

– Как это где, – улыбнулся Сергей, – он же нас фотографировал.

– Документы у тебя какие-нибудь есть?

– Не-а, никаких. Зачем они мне?

– Как это зачем? У каждого человека должны быть документы.

– Так это у человека. А я ведь кто – вор, попрошайка, мойщик машин.

– А если тебя милиция схватит?

– Они, Борис Иванович, документы не спрашивают, завезут в спецприемник, а там уже разбираются. Меня, кстати, там знают, уже четыре раза там побывал.

– И что? – как-то грустно задавал вопросы Комбат.

– Ничего. Я от них убегал.

– Как убегал?

– Не могу я там находиться, душа свободы просит.

– Чего-чего? – переспросил Комбат.

– Свободы душа просит, – Сережка взял сигарету, сунул в рот, щелкнул зажигалкой, затянулся. И тут же закашлялся.

– Нельзя тебе курить, Серега, молод ты еще.

– Но я, между прочим, не только курю, но и пью, – принялся перечислять свои пороки Сергей Никитин.

– И что в этом хорошего?

– А что плохого? Выпью – легче становится.

– Наркотиками не балуешься?

– На наркоту деньги нужны, а их у меня нет. Правда, иногда бывают.

– Когда что-нибудь сопрешь?

– Ага.

– Наелся?

– Я могу есть долго, я, кстати, могу все это съесть.

– Тогда съедай, не стесняйся.

– Вот передохну, Борис Иванович, а потом все съем.

– Ну, ну, давай, – улыбнулся Комбат.

– А вам не жалко?

– Чего? – спросил Рублев.

– Ну, еды, например…

– Не жалко, Серега. Мне тебя жалко.

– А чего меня жалеть? Вы меня жалеть не должны, вы же мне не родня.

«Да, не родня, к сожалению», – подумал Комбат и почувствовал ужасное одиночество, такое одиночество, от которого даже в висках закололо.

Глава 3

Виталий Конопацкий уже второй месяц околачивался в Москве. Не жил, не работал, а именно околачивался – так он сам определял свою теперешнюю жизнь. Приехал он в российскую столицу из Горловки, которая под Донецком. В свое время отслужил в воздушном десанте. Демобилизовавшись, подался в милицию, но к тридцати годам не заработал ни на квартиру, ни на машину. Друзья, его одноклассники, кое-как устраивались в жизни, кто хуже, кто лучше, но все уже обзавелись семьями. И жены бывших друзей не очень-то радостно встречали холостяка, когда тот приходил в гости, хотя за глаза и любили поставить его в пример мужьям. Мол, много не пьет, не курит, каждое утро занимается спортом.

И наконец-то по прошествии десяти лет – после армии – Виталий Конопацкий понял, что его неустроенность в жизни идет от нехватки денег. Не хватало их ему катастрофически. Завод, на котором он работал, простаивал три недели в месяц, зарплату же выдавали чем придется и когда придется, обычно сахаром. А попробуй продай его за живые деньги на Украине, когда всему городу выдали зарплату тем же самым, чем и тебе! Российские перекупщики, иногда приезжавшие в Горловку, скупали сахар мешками за смешные деньги, которые позволяли хоть как-то прожить месяц.

Виталий из газет знал, сколько стоит сахар в Москве, и поэтому чувствовал себя обделенным, когда подсчитывал истинную стоимость мешков, скопившихся в квартире, где он жил вместе с родителями. Из теленовостей он знал, что деньги у русских в провинции такая же редкость, как и в Горловке, водятся они лишь в крупных городах да в столице, там и сто баксов, казавшихся ему заоблачным богатством, не деньги.

Дни проходили за днями, а уверенность в том, что перекупщики бессовестно наживаются на нем, не покидала Конопацкого. Не раз в мечтах он уже представлял себе, как со своим сахаром отправляется в Москву и продает его по настоящей цене за российские рубли. Меняет рубли на доллары, а потом преспокойно живет целый год в Горловке не опасаясь очередного витка инфляции, вновь собирав мешки, заставляя ими подвал, кухню и коридор. Он представлял себе это так отчетливо, что даже слышал хруст новеньких купюр, полученных в обменнике. Но вся загвоздке состояла в том, что ему не на чем было отправиться в Москву, не загрузишь же свой неподъемный товар в проходящий поезд!

Возможно, мечты так и остались бы мечтами, если бы не сосед Виталия, работавший водителем грузовой машины – тягача с фурой – в одном из автопредприятий города. Сосед любил выпить и постоянно ходил по подъезду, одалживая деньги. Отдавал их, правда, регулярно, но не из зарплаты, которую полностью забирала жена, а из сэкономленных командировочных. Деньги соседи давали ему не с большой охотой, но с уверенностью, что они вернутся назад. Командировки случались часто, иногда и в Россию, и тогда соседу Конопацкого платили огромные по местным понятиям деньги – по десять долларов в день.

Вот уже неделю Виталий Конопацкий находился в отпуске. Он специально придержал его до осени, потому что летом на заводе работы было больше, цеха старались загрузить на тот период, когда не надо тратиться на отопление. С наступлением же осенних холодов работа на заводе замирала окончательно.

После обычной утренней пробежки Виталий вернулся домой и, облившись холодной водой, – горячую в дом не подавали уже с полгода – принялся за завтрак. На кухне было не повернуться, всю стену от самого холодильника и до двери занимали мешки с сахаром, колючие и серые, на вид абсолютно несъедобные. Но, как бывшему десантнику, Виталию такой интерьер даже нравился, словно бы дом готовили к долговременной осаде и через день-два мешки водрузят на окнах, соорудив из них огневые точки.

В дверь позвонили. А чайник в этот момент, как назло, лишь закипал, его свисток отдавался глухим сипением.

«Черт, – пронеслось в голове Конопацкого, – может, опять инспектор из Энергонадзора? У меня за электричество уже полгода не плачено, вновь начнут грозить, что отключат от сети…»

Но потом вспомнил, что оба последних раза инспектор Энергонадзора наведывался вечером, когда люди приходят с работы.

«Можно и открыть», – решил Конопацкий и пошел к двери.

Сквозь неплотно прилегающую дверь он уловил резкий запах перегара, адскую смесь дешевой водки, лука, чеснока и залежалого сала.

«Снова Иван Деньги одолжить пришел», – подумал Виталий и захотел на цыпочках отойти от входной двери. Отказывать соседу он не умел, а денег оставалось в кошельке всего двадцать гривен.

– Эй, Виталик, – в дверь несколько раз ударили кулаком, – это сосед, открой!

Виталик затаился, боясь выдать свое присутствие.

– Да я же слышал, ты дома. Думаешь, я деньги одалживать пришел?

«Именно так я и подумал», – решил Конопацкий, но тут же сосед поспешил уверить его в обратном.

– Отдать, сосед, пришел, открывай!

Получалось неудобно: сперва притворился, что его нет, а потом открыл. Но Иван был человеком без комплексов.

Он широко улыбался, упершись двумя руками в дверной проем, чтобы не упасть, по его глазам было видно, выпил он совсем недавно, глаза еще не утратили утренней свежести и здорового блеска.

– Во иду и думаю, надо же деньги отдать, прежде чем домой идти, – произнеся слово «домой», Иван вспомнил о жене и покосился на нижнюю площадку, где располагалась его квартира. – Дай, думаю, сосед, к тебе зайду, а то моя змея услышит, выбежит и вмиг отберет.

– Мог бы и позже отдать, – сказал Виталий, пропуская Ивана в дом.

Иван тут же закрыл дверь и навалился на нее спиной.

В саму квартиру дальше прихожей Виталий соседа никогда не пускал, зная, что стоит тому сесть, как поднять его можно будет только подъемным краном, настолько словоохотливым родился Иван.

– Я вот что подумал, если не отдам сразу, то с утра пропить могу.

– Что ж, справедливо, – ответил Виталий, подумав, как это его соседа еще держат на автобазе шофером, как он ухитряется проходить медкомиссии, не попадаться ГАИ за рулем с остаточным алкоголем.

Ненадежнее прислонившись к двери, Иван принялся копаться в многочисленных карманах пиджака. Из каждого он доставал несколько купюр, мятых, переложенных в несколько раз.

– Я их чего в разных карманах держу, – пояснял Иван, – как пить начинаю, то вытащу из одного кармана и подумаю, что уже все, а потом, утром, – хлоп, смотрю, еще есть! Сколько я тебе должен?

Эту фразу Иван произносил каждый раз, когда приходил отдавать деньги. Одалживал он понемногу, но часто, иногда приходил в таком виде, что сразу становилось понятно: через десять минут он забудет, где брал деньги и брал ли вообще. Какую бы сумму долга ему ни называли, он всегда соглашался. Можно было бы и сейчас сыграть на этом, но у Виталия совесть имелась.

– Сейчас, – он сбегал на кухню и вернулся очень быстро, боясь, что Иван пройдет в квартиру. Но тот нетвердо держался на ногах и не рискнул лишиться опоры. – Вот, – Виталий развернул помятый блокнотик, где на одной из страниц имелись графы, сколько и когда одалживал Иван.

– Молодец, что записываешь, а то Петренко, – и Иван несильно стукнул головой в дверь, тем самым он хотел напомнить, что Петренко живет в квартире напротив, – никогда, гад, не записывает. А потом я сам должен помнить. А где ж ты упомнишь, я же пьяный беру, сколько дал, столько и взял! Говорит, мол, сам вспоминай! А я и ошибиться могу. Нет-нет, ты мне не показывай, – тут же замахал руками Иван, когда Конопацкий попытался показать ему записи, – верю тебе. Сколько?

– Двадцать две гривны.

– Ни хрена себе, – вырвалось у Ивана, – это сколько же я водки выпил! Нет, – тут же призадумался он, – сам столько выпить не мог. Друзья, сволочи, сами денег не дают, бутылочку принесут, а потом за добавкой мне бегать.

Нет-нет, ты не подумай, я не отказываюсь, – к он принялся мусолить деньги.

Расставался с ними Иван легко, зная, что, раздав долги, сможет снова с легкой душой ходить и побираться по соседям вновь хоть сегодняшним вечером.

– Я же не бомж какой, – приговаривал он, – а водитель, зарабатываю, в командировки езжу. Если я взял, то знай – отдам. Вот теперь в Москву посылают. А знаешь, сколько платят? – Иван хитро улыбнулся. – Одних командировочных десять баксов в день.

Эту новость Иван сообщал каждый раз на протяжении всех последних лет.

– В Москву? – переспросил Виталий сперва машинально, лишь для того, чтобы поддержать разговор, а затем повторил более осознанно:

– В Москву командировка, говоришь?

– Наши в гараже заказ исполняли, коммерсанты какие-то пять движков от «ЗиЛа» отгрузили. Наши им капитальный ремонт сделали, теперь назад повезу. Они хитрые, нашим копейки платят, а свои, московские, за такую работу не берутся. Вот, двадцать и две, – Иван протянул деньги. – Чего не берешь? Если сейчас не отдам, то пропью.

– Один едешь или с экспедитором?

– Один. На кой хрен мне экспедитор, если всего пять движков на всю фуру? Что я, не посчитаю до пяти, что ли?

Не дурак.

– А пассажиров тебе брать можно?

– Место в кабине есть, – еще не поняв, к чему клонит сосед, сказал Иван.

– Сахар мой завезти сможешь?

– Завезти-то не проблема… А на кой хрен его тебе в Москву переть, родственники там живут, что ли?

– Нет, я продать хочу.

– А, – заулыбался Иван, – так я и свой сахар везу, у меня тоже два мешка дома стоит. Сеструха у меня там живет, мужик у нее в ментовке работал, а потом посадили его, так она теперь в однокомнатной осталась. Я ей сахар вместо квартирных заплачу, а она мне – бумажку организует, будто я в гостинице жил, – Иван захихикал, потому что, глядя на него, невозможно было представить, что такой человек может останавливаться в гостинице, ведь там живыми деньгами платить надо, а их куда приятнее пропить.

– Надолго ты туда?

– Дня на четыре, на пять, как получится. Начальник говорил, будто попутный груз из Москвы есть, ждать придется. Я сам твой сахар не продам, покупателя искать нелегко. Бензин, масло моторное я продавать умею, а сахар – нет.

– Я сам с тобой поеду, можно?

Иван задумался.

– Можешь деньги пока не отдавать, это за использование твоей машины, идет? – Виталий всмотрелся в пьяное лицо Ивана. Тот пьянел на глазах, скорее всего выпил прямо за углом дома вместе с дружками, и теперь водка его догоняла.

– Чего ж не свозить, свожу, – и Иван вновь принялся рыться по карманам. Извлек пластиковую папку, скрученную в трубку, а из нее накладную, присел на корточки и расправил на колене. К тому, что его не пускают в квартиру, он уже привык и не обижался. – Сколько у тебя мешков сахару?

– Десять.

– Так… И моих два, – Иван достал ручку, но не решился писать на тонкой бумаге прямо на колене, поняв, что прорвет накладную. – Возьми, Виталий, допиши вот здесь к пяти двигателям еще двенадцать мешков сахара.

Подделка была настолько идиотской и наивной, что Конопацкому показалось, в нее не поверит ни один милиционер.

Но Иван поспешил успокоить его.

– Я уже не раз так делал. Фирма, куда двигатели везу, липовая, им бумаги на хрен не нужны, там не спросят, что это за мешки такие в накладной появились. А накладную выкину на хрен, все равно она поддельная, с начальством москвичи наличными рассчитывались. А ее так, для проформы выписали, чтобы менты не цеплялись.

Дрожащей рукой Виталий вывел цифру двенадцать, затем еще в скобочках добавил прописью, стараясь подделаться под почерк, которым писали накладную, и внизу поставил большую букву "Z".

– Порядок! Послезавтра едем. Сеструхе позвоню, думаю, и ты у нее поживешь, деньги сэкономим.

Затем Иван тупо посмотрел на двадцать две гривны, зажатые в пальцах.

– С ними что делать?

– Себе оставь, за то, что мои мешки провезешь.

– Да нет, Виталий, нельзя так. Я тебя просто так свожу, ты же мне деньги одалживаешь.

– Не пойдет, я же не крохобор какой-нибудь! – Виталий взял купюры и засунул их в нагрудный карман Ивану.

Лишь после этого сосед успокоился.

– Все, заметано, – Иван сложил руки замком над головой и потряс ими. – Готовь сахар, едем.

– Ты не забудь о нашем уговоре!

– Да нет, я только о деньгах и о выпитом забываю, но если что пообещал, то делаю обязательно. Перед выездом на накладную гляну, увижу, что десяти мешков не хватает, и сразу про тебя вспомню. Я же пьяный за руль не сажусь, а трезвый все вспомню.

Иван еще долго тряс руку Конопацкому, потом вышел и благодарил, уже стоя по ту сторону двери, он даже не сразу заметил, что та закрыта. А через час Виталий уже сносил мешки с сахаром в подвал, откуда их было бы удобнее перегружать в машину.

* * *

В Москву они ехали без особых приключений. Да, их останавливала милиция, сперва своя, украинская, но долго не держала. Директор автобазы, в которой работал Иван, умел хорошо договариваться с милицейским начальством. Не цеплялись и первые посты на российской стороне, влияние начальника простиралось и на территорию сопредельного государства. Лишь на территории Московской области пришлось расстаться с двумя мешками сахара, которые стражи порядка безапелляционно затребовали выгрузить из машины, ничего не объясняя и не выписывая, естественно, никаких бумаг.

Но Виталий не особо расстроился, ведь он понимал, без взяток проехать не удастся, еще хорошо, что взятки взяли натурой, а не деньгами, которых у него практически не было.

– Не расстраивайся, всяк в жизни бывает, – философски заключил Иван, к удивлению Виталия ни разу не приложившийся к бутылке за все время их путешествия, – сегодня они нас, завтра мы их. Лучше радуйся тому, что десять мешков осталось.

– Два из них ты уже твоей сеструхе обещал.

– Минусуй еще два, она четыре потребует за нас двоих, жилье в Москве дорогое.

Жила сеструха Ивана, которую звали Наташей, на первом этаже девятиэтажного дома, облицованного белой смальтой, почти при самом въезде в Москву с южного направления. Иван загнал свой «ЗиЛ-130» за контейнеры с мусором и отправился звонить в дверь. Конечно же, сеструхи дома не оказалось.

– Ты с ней хоть созванивался?

– Она сказала, что сегодня будет, но когда – хрен ее знает.

– Она кем у тебя работает?

– На вещевом рынке в палатке шмотками торгует.

Иван несколько раз рванул дверную ручку, но стальное полотно даже не дрогнуло.

– Сучка траханая, – ласково произнес он, – ждать придется. Может, выпьем? – предложил Иван.

– Нет, я не пью.

– Знаю, – с отвращением произнес сосед Конопацкого. – Тогда вот что: на тебе деньги, пусть у тебя побудут.

Он вынул все деньги, которые только у него были, вместе с документами подал их Виталию, а затем униженно, без особой надежды на успех, попросил:

– Выдай мне на две бутылки белой.

Получив деньги, Иван мгновенно исчез. Виталий же далеко от дома не отходил. Во-первых, боясь заблудиться, потому что адрес знал чисто визуально, а во-вторых, боялся надолго без присмотра оставлять машину с грузом, зная по прессе о крутых московских нравах.

Он просидел во дворе до наступления темноты, затем дождь загнал его в подъезд. Жильцы, возвращавшиеся с работы, подозрительно посматривали на молодого мужчину, сидевшего на подоконнике.

«Смотрят на меня, как будто я маньяк какой-то!» – подумал Конопацкий, почувствовав себя одиноким в чужом ему мире.

Очередная бабушка посмотрела на него так, что он не смог усидеть, а вышел из подъезда. Ему казалось, он уже больше никогда не увидит Ивана, сеструха Наташа – полный миф, а стальная дверь ее квартиры не открывалась со времен заселения дома.

Ивана он отыскал на лавке, тот лежал на ней под дождем, поджав под себя ноги, и спокойно спал.

«Вот скотина!» – подумал Виталий, но затем вспомнил, что Иван честно держался в дороге двое суток, не прикладываясь к горлышку, и теперь имел право расслабиться. Не виноват же он, что сеструхи не оказалось дома! То, что его соседа никто не сдал в милицию, воодушевило Виталия, значит, не такие уж черствые люди в Москве живут.

И он наконец-то решился помочиться, это желание обуревало его последние четыре часа. Он зашел за кусты, с которых облетели почти все листья, и, повернувшись спиной к дому, долго и с наслаждением мочился, стараясь делать это практически бесшумно – попадая на ветки.

Когда он, застегивая брюки, вышел из кустов, то увидел возле Ивана огромную бабищу, разглядывающую спящего мужчину. Жирной ее назвать было нельзя, так как при всей полноте тело ее сохраняло женские формы, и довольно соблазнительные, если на любителя, хотя к любителям толстых женщин Виталий не относился.

Вид у женщины был настолько грозный, что первой мыслью, возникшей в голове Виталия, было: «В ментовку решила сдать!».

– Он со мной, не надо в милицию звонить, я его сейчас разбужу и уведу отсюда.

Бабища улыбнулась.

– Куда ты его на хрен уведешь, – говорила она ласково, с улыбкой, – это мой братуха, Иван. А ты небось тот колдырь, который с ним приехал? Сам-то чего не пьяный?

Не налил Иван, что ли?

– Я не пью.

– Плохо, – сказала Наталья и осмотрелась. – Машину-то где оставили?

– За контейнерами.

– Нормально, значит, ее у меня из окна видно. Бери его, тащи.

Но Иван, благодаря холодному осеннему дождю, тут же проснулся, лишь только Виталий взвалил его себе на спину, так, как учили его в десанте носить раненых.

– Сеструха, – тут же признал он Наталью, – где ж тебя носило?

– Пошли, дурак.

Виталий осторожно спустил Ивана на землю. Тот, словно пробуя ее устойчивость, покачался, а затем шагнул к подъезду.

– Пить я тебе сегодня не дам, хотя и принесла.

– Сучка.

Наталья открыла дверь и вошла туда первой. Квартирка была совсем крохотная, комната метров двенадцать, кухня с прихожей и совмещенный санузел. Добрую треть комнаты занимали картонные ящики с тряпьем, предназначенным для продажи.

Иван сбросил куртку, спустил штаны, с укором посмотрел на сестру. Та отрицательно качнула головой, мол, и не жди, наливать тебе сегодня не буду.

– Ну и хрен с тобой!

Иван, раздеваясь на ходу, оставив на ковре мокрые ботинки, штаны, рубашку, улегся на небольшом диванчике возле самого окна. Наталья подбежала к нему, встряхнула и заставила пойти в ванную. Мылся Иван недолго – так, как делают это дети, чтобы успокоить родителей, а затем плюхнулся спать.

Виталий и Наталья остались сидеть на кухне. Женщина властно поставила на стол бутылку водки, достала из буфета рюмки.

– Выпей.

– Я не пью.

– Брось, нет таких людей, которые не пьют, – и она разлила «белую».

Виталий немного выпил и отставил рюмку, налитую до половины.

– Точно, видно, что не пьешь, – засмеялась женщина низким грудным смехом, – мужики, которые пьют, сразу все заглатывают – до дна.

– Мелкими глоточками пить не умею.

– Только ты не подумай, я не пьяница какая-нибудь.

Иван, он выродок, – и Наталья прищурилась. – А может, ты мне мозги пудришь: такой же пьяница, как и братец, а из себя приличного корчишь? Хотя нет, – она разглядывала Виталия оценивающе, – ты бы уже надрался, не выдержал бы. Что хоть привезли?

– Двигатели Иван вез, так я с ним договорился, что он несколько мешков моего сахара в Москву завезет.

– Кому продавать будешь?

– У меня здесь знакомых нет.

– Он и мне два мешка привез, обещал, во всяком случае. Я знаю, куда их пристроить, но это не сразу делается, нужно цену хорошую найти, – женщина смотрела на Виталия с улыбкой.

Было по всему видно, что она обжилась в Москве основательно и считает себя чуть ли не коренной москвичкой, даже говорок особый появился.

Квартира была не особо ухоженной, но и не бедной.

Стальная дверь, хороший телевизор, видеомагнитофон, пылесос, кухонный комбайн. Вся техника была выставлена на виду, словно бы для того, чтобы сразу дать понять гостю: хозяйка – человек состоятельный.

– А точно можно будет за сахар настоящую цену взять? – спросил Виталий, нервно отпивая из рюмки еще один глоток.

– Вы что там, на Украине, с голоду пухнете, что ли?

Много ты за него не выручишь, но помогу.

– Я поделиться могу.

– Брось, мне эти деньги – что раньше копейки были, медяки. Я женщина обеспеченная и самостоятельная.

Если бы не братец-идиот, так жизнь бы вообще раем казалась.

Виталий ощутил, как его колени соприкоснулись с горячими коленями Натальи под узким кухонным столом.

Но он еще был так измучен ожиданием и дальней дорогой, что практически не отреагировал на это, даже подумал – случайность.

Еще немного поговорили, и Наталья, выпив пару рюмок водки, подвела черту:

– Иди мойся с дороги, спать уже надо. Завтра с утра я на рынок еду.

– Спасибо за угощение.

Немного стесняясь женщины, Виталий вытащил из дорожной сумки чистую пару белья, зашел в ванную. Крючка или задвижки, как водится, на двери не было, зато висела шторка над ванной. На всякий случай задернув ее, Виталий принялся мыться.

Шампунь, стоящий на полке, оказался с очень женским запахом и даже кружил голову, мылился обильно, хоть Конопацкий и старался выдавливать его поменьше. Он слышал, как пару раз по коридору грузно прошла Наталья, задевая дверь плечом. Он наскоро вытерся полотенцем и с некоторой брезгливостью натянул поверх чистого белья еще влажные после дождя джинсы. Сполоснул в умывальнике намыленные носки и повесил их сушиться на горячей трубе за унитазом – так, чтобы их не было видно.

– Я уже освободил, можете мыться, – сказал он Наталье.

В ванной Виталий поразмыслил, как называть ему Наталью – на «ты» или на «вы», – и решил, лучше на «вы», так больше соответствует ее комплекции и статусу, как-никак она хозяйка квартиры, в которой он проживает на птичьих правах.

Иван уже вовсю храпел, ничуть не смущаясь тем, что свет в квартире горел во всю мощь – все шесть рожков лжехрустальной люстры. Конопацкий присел на краешек стула у разложенного стола-книги и старался не смотреть на огромных размеров женщину, которая доставала из платяного шкафа всякую женскую амуницию: лифчик, в котором легко можно было носить два больших арбуза, кружевные трусики, более походившие на скатерть для средних размеров стола. Когда Наталья нагибалась, то сквозь обширные спортивные штаны с тремя серебристыми лампасами проступали округлые формы. Словно иголки впивались в глаза Виталия: то проступит резинка от трусиков, то ложбинка между ягодицами.

В его жизни было не так уж много женщин, появлялись они от случая к случаю, когда становилось уж совсем невмоготу. Связываться с ними Конопацкий боялся, считая, что все только и мечтают о том, чтобы женить его на себе.

В общем-то, он недалек был от истины. Но между ним и сеструхой Ивана существовали совсем другие взаимоотношения, женщина просто-напросто не могла желать женить его на себе, как-никак у нее квартира в Москве, солидный, по горловским меркам, заработок.

Наталья, прижав к пышной груди охапку одежды, отправилась в ванную. По звуку, который оттуда доносился, Виталий понял, дверь плотно не закрыта, отчетливо слышалось, как струи воды бьются о пластиковую занавеску.

И вновь вместе с паром поплыл запах шампуня, очень женский: так пахнет лесная поляна в знойный безветренный летний день, словно шепчет:

«Приляг, ощути, какая я мягкая, понежься в тепле солнца, которое льется на меня с небес».

Но расслабиться Виталию не давал еще один комбинированный запах, исходивший от Ивана. Во-первых, пахли носки, которые тот не снимал с себя всю дорогу, а теперь умудрился вновь натянуть, приняв душ, а во-вторых, запах перегара.

Смолк шум воды в ванной, послышался шелест занавески, шуршание одежды, тяжелое дыхание Натальи.

Когда она вошла в комнату, у Виталия даже не нашлось сил пошевелиться, он словно бы окаменел, сидя на краешке стула у стола, сложив руки, как прилежный ученик первого класса.

– С легким паром, – выдавил он из себя.

Ему показалось, что над женщиной клубится жаркое розовое облако из пара и ароматов. Наталья наклонила голову и принялась расчесывать длинные каштановые с рыжинкой волосы, они доходили ей до ягодиц. Сеструха Ивана лишь кивнула в ответ и принялась раскладывать диван. Делала она это легко, одной рукой, сдвигала увесистые секции матраса. Простыня взметнулась к самому потолку, а затем мягко, как парашют десантника, опустилась на зеленую обивку. Две огромные подушки легли в изголовье, и картину дополнило толстое, как ватовка, перьевое одеяло.

И тут Виталий сообразил, что больше кровати в квартире нет, и две подушки – это приговор, приговор спать на диване.

– Ну, чего сробел? – Наталья ласково, чуть ли не по-матерински улыбнулась и потрепала бывшего десантника по щеке мягкой и в то же время упругой ладонью.

Она расстегнула халат, и перед лицом Виталия качнулась сфера живота с выпуклым розовым пупком. Живот был настолько упругим, что в него даже не врезалась резинка кружевных трусиков. Сквозь кружева пробивались, как жесткая трава пробивается сквозь асфальт, рыжеватые, загнутые вопросительными знаками волоски. Виталий, одурманенный запахом, одурманенный тем, что он сразу видит так много гладкой женской кожи, уткнулся носом в мягкий живот и стал медленно подниматься со стула. Он еле дотянулся двумя руками до застежки лифчика, долго возился с ней под смех Натальи. А та, приподняв тяжелые груди двумя руками, прижала их к ушам Виталия, тот даже перестал слышать храп Ивана. Он лишь расстегнул пуговицы, а сбрасывал с себя одежду уже без помощи рук, топча штанины джинсов. Белье ему снимала сама женщина.

– Свет, свет погасим, – стыдливо шептал он, уже лежа на женщине, чьи бедра были немногим уже двуспального дивана.

Он приподнялся и посмотрел из-под руки на спящего Ивана. Тот лежал, по-детски поджав ноги и подсунув под щеку сжатый кулак. Шторы на окне никто не додумался задвинуть, и сквозь окно первого этажа было видно, как по улице ходят люди. И тут Виталий сообразил, что не стоит задумываться о таких мелочах, как храпящий рядом брат хозяйки, как стекло, сквозь которое с улицы видно все, что происходит в комнате, видно так же хорошо, как рыбки в подсвеченном аквариуме. Понял он это потому, что с Натальей произошла самая удивительная метаморфоза, о которой Конопацкий не мог и догадываться.

Возбудившись, заведясь, женщина напрочь забыла о московском говорке, теперь из нее так и сыпались украинские слова, потому что уже говорил не ее разум, а душа, – душа, жаждущая любви и удовольствий. Она обхватила Виталия двумя руками, скрестила у него под ягодицами ноги и почти кричала:

– Швидче! О, це дило!

Конопацкий тыкался лицом ей в грудь и, когда женщина прижимала его к себе, чуть не задыхался в ее мягком ароматном теле.

Ни он, ни Наталья даже не заметили, как проснулся Иван, как с минуту пьяно протирал глаза, глядя на то, что творилось на диване. Затем Иван сел, но даже перемена положения из лежачего на сидячее ничего не изменила в его видении, кроме ракурса.

– Во, бля! – только и сказал он, глядя на ступни своей сестры.

Наталья от удовольствия поджала пальцы, а кровь бежала по телу с такой силой, что на пятке переливались, молниеносно изменяя формы, ярко-розовые пятна. Цвет сменялся с такой скоростью, с какой он сменялся бы у хамелеона, сядь он возле прожекторов на сельской дискотеке в зажиточном колхозе.

Наталья так прижимала к себе мужчину, что казалось, она хочет затолкать его в себя всего без остатка. Она раз за разом испытывала удовольствие, и Виталию казалось, что это никогда не кончится.

«Неплохая плата за постой, – думал он, сдерживая себя, чтобы не растратить силу прежде, чем женщина успокоится. – Интересное дело, кажется, у нее вообще нет костей, во всяком случае, я ни разу их не почувствовал, разве что в коленях.»

Наталья сыпала и сыпала короткими украинскими фразами. Наконец она глубоко вздохнула и замерла. После бури эмоций и движений Виталию даже показалось, что она умерла или, по крайней мере, заснула. Но вскоре он ощутил, что сердце ее бьется ровно, спокойно, увидел ничего не выражающие, кроме спокойствия, ее глаза.

Она даже не вздрогнула, когда Конопацкий кончил я устало сполз с нее. Наталья подвинулась, давая ему место у самой стены.

– Накройся, из окна дует, – вновь с московским говорком проговорила она, встала на колени и, абсолютно не беспокоясь о том, какая часть тела в этот момент обращена к окну, потянулась и погасила свет.

Вскоре она уже храпела, и храпела ничуть не тише, чем ее братуха Иван.

Наутро Конопацкий проснулся разбитым и невыспавшимся. Будильник заверещал в половине седьмого, Наталья отправлялась на вещевой рынок. Впервые за десять лет после армии Виталий изменил своей привычке, не отправился на утреннюю пробежку. Физической нагрузки ему хватило с вечера, он не чувствовал себя раньше таким разбитым даже после десятикилометрового кросса с полной выкладкой.

Доспать ему не дал Иван. Лишь ушла Наталья, как поднялся и ее братуха.

– Какого хрена спишь, не за тем мы в Москву приехали!

Затем внимательно посмотрел на Конопацкого, на диван со смятой простынею.

– Мне что, приснилось или как?

– Что?

– Ну, это… – Иван делал руками странные движения, словно жонглировал невидимыми футбольными мячами. – Кувыркались, это – Было.

– Гы-гы, – отозвался Иван, – сеструху мою трахнул, а по тебе не скажешь. В Горловке ты скромный, с бабой тебя ни разу не видел.

Виталию не хотелось продолжать эту тему, как не хотелось бы ее продолжать и любому другому мужчине, попавшему в подобную ситуацию. Не он соблазнил женщину, а та буквально затащила его в кровать и заставила доставлять ей удовольствие, причем так и в таком количестве, как хотелось ей.

– Мне сейчас к коммерсантам ехать, – уже за завтраком сказал Иван, – сахар из машины в квартиру перетащить надо.

– Наталья сказала, что пристроит его – Сеструха это может, у нее торгашей знакомых навалом, не зря ты ее трахал.

Виталий потупился и, не поднимая глаз от тарелки с пережаренной яичницей, сказал:

– Продадим сахар – и сразу назад.

– Это само собой, хотя можно и задержаться, у меня командировка на неделю.

После завтрака мужчины перенесли мешки с сахаром в квартиру Натальи, отчего та стала еще теснее. И Иван покатил сдавать отремонтированные двигатели своим коммерсантам.

Виталий Конопацкий остался один. Ключей от квартиры ему никто не оставил, города он не знал и целый день просидел дома, тупо глядя в телевизор. Первые полчаса ему еще было интересно, так как он смотрел те каналы, которые в Горловке не принимались, но потом потерял интерес к происходящему на экране. Везде говорящие головы, проблемы, которые его абсолютно не касались.

За целый день он так и не решился убрать висящие на спинке стула огромный бюстгальтер и трусики, которые не давали ему забыть о хозяйке дома.

Иван вернулся первый, радостный и довольный прожитым днем, с каким-то новым приятелем подозрительного вида. Вдвоем они устроились на кухне и принялись пьянствовать. Конопацкий к ним не присоединялся Когда за окнами сгустились сумерки, вернулась и Наталья. С ходу, прямо с порога, не раздеваясь, бросилась на кухню и, схватив за шиворот собутыльника своего брата, без лишних разговоров, ничего не выясняя, вытолкала его на улицу. Мужчина вяло сопротивлялся, полагая, что выгоняет его не сестра Ивана, а жена.

– Мы тут сахар перенесли, – напомнил Виталий, – вы вчера обещали, что найдете, кому его продать.

Наталью ничуть не смутило обращение на «вы», хотя после вчерашнего любой другой здравомыслящий человек иначе как на «ты» к ней не обращался бы.

– Пристрою. Я уже сегодня говорила.

– Почем?

– По хорошей цене.

Иван, пока его собутыльника выталкивали на улицу, успел допить содержимое второй бутылки. До этого он выпил и ту, что стояла в холодильнике, располовиненную вчера Натальей и Виталием.

– Спать! – грозно сказала женщина.

Иван попробовал было отшучиваться, но вновь прозвучало грозное:

– Спать!

Наверное, таким же тоном когда-то говорила и их мать.

И это сработало, Иван сделался послушным, улегся на узком диванчике под окном. А женщина посмотрела на Конопацкого нежно и ласково, как вчера, не оставляя никаких сомнений насчет сегодняшней ночи И вновь все повторилось. Сперва принял ванну Виталий, потом женщина. На этот раз ощущения уже не были такими острыми. Он уже легко ориентировался в том, чего ей хочется, ее большое тело перестало казаться необычным, воспринималось как данность. Вновь звучали украинские слова, и вновь с утра Виталия оставили без ключа от квартиры.

На третий день Наталья взяла его с собой на вещевой рынок, чтобы помогал продавать товар, во всяком случае, она ему так сказала. Но когда приехали на место, Наталья дала ему немного денег и отправила погулять по рынку.

Помощи ей никакой не требовалось, она спокойно со всем справлялась одна, ведь покупатели подходили не так уж часто, а места в палатке на двоих не хватало.

Вечером же Конопацкий понял, что его подло обманули, ни Ивана, ни машины уже не было.

– Уехал, – спокойно сказала Наталья, словно бы она оставалась целый день дома, а не вернулась вместе с Виталием.

– Как уехал!?

– Командировка у него кончилась, а я сахар еще не продала. Ты не волнуйся, – заметив, как побледнел Виталий, сказала женщина, – я уже обо всем договорилась. Приедут, заберут.., по хорошей цене.

И тут Конопацкий понял, зачем пришлось его выманивать на рынок – для того, чтобы Иван мог уехать без него.

Теперь же он остался в Москве один без денег на обратную дорогу, и эта бабища сможет держать его здесь, сколько ей заблагорассудится, пока не надоест.

Так оно и случилось. День проходил за днем, Виталий все еще продолжал называть Наталью на «вы», а та каждый раз сообщала ему, что не сегодня-завтра за сахаром приедут и привезут деньги. Он уже готов был бросить товар и вернуться в Горловку, но денег не было.

Через две недели Виталий добился-таки права иметь собственный ключ от двери. Наталья убедилась, что Конопацкий – парень честный и вещи на продажу из дому выносить не станет.

А еще через неделю с Конопацким стали здороваться соседи, признав за своего, за постоянного сожителя соседки, что чуть не довело его до бешенства. Он уже боялся приближения темноты, зная, что кувыркаться придется и этой ночью.

«Что ли месячных у нее нет?» – думал Конопацкий, подсчитывая дни.

Выходило, что нет!

Пару раз ему удалось заработать небольшие деньги. Он обошел все киоски в округе, и ему время от времени предлагали поработать грузчиком вместо ушедшего в отпуск.

Получалось, что если не тратиться, то через месяц-два он наберет денег на обратную дорогу. Но, покрутившись немного в Москве, Виталий сообразил: многие, приехавшие сюда почти случайно, находили возможность зацепиться в городе, переселялись сюда и жили совсем неплохо. При желании и он бы мог жениться на Наталье, получить московскую прописку, сменить гражданство. Но сама мысль о том, что он становится приживалой при женщине, претила бывшему десантнику. Он хотел добиться успеха своими силами, хотел сам зарабатывать больше, чем хозяйка, и как человек, склонный к мечтательности, представлял себе, что однажды придет и выложит на стол деньги. Почему-то ему представлялись не российские рубли, а доллары – десять зеленых бумажек: выше его фантазия не поднималась. Тогда, ему казалось, все изменится, уже не Наталья будет трахать его, а он ее. И пусть ни в движениях, ни в разговорах не произойдет изменений, но сменится его мироощущение.

«Главное – то, что думаешь ты и что думает она, – рассуждал Виталий. – Она будет знать, что я с ней сплю не из-за денег, не из-за квартиры, а потому, что мне это не противно.»

Ко всякой физической нагрузке, пусть даже немыслимой, человек со временем привыкает или же.., умирает от нее. Но тренированный Виталий Конопацкий выносил и испытания похлеще постельных упражнений с Натальей.

Спецназ учит многому, в том числе и выживанию в экстремальных условиях.

Со временем исчезла утренняя ломота в суставах и ощущение невыспанности, похудел на пять килограммов, все-таки солидно ел он только один раз в день, часов в девять вечера, перед тем как сесть посмотреть телевизор и лечь в койку. Все остальное время Наталья проводила на вещевом рынке. Этих калорий хватало ровно настолько, чтобы удовлетворить женщину и почувствовать легкий голод, но подниматься, идти есть на кухню после акта не позволяла гордость.

По истечении месяца, проведенного в Москве, Виталий Конопацкий возобновил утренние пробежки не столько для того, чтобы поддерживать физическую форму, а чтобы доказать самому себе: жизнь течет по-прежнему и никакие женщины, пусть даже огромных габаритов, на него влияния не имеют.

Наталья не одобряла эти занятия, но и не высказывалась «против». Ей было все равно, лишь бы Виталий никуда не ушел от нее, лишь бы она могла найти его в своей постели по возвращении с вещевого рынка. Среди подруг, таких же торговок, как и она, Наталья называла Виталия не иначе как «машинка для траханья». К счастью, сам Конопацкий этих обидных для него высказываний не слышал.

* * *

Ненастным утром, когда моросил дождь, Виталий выбрался из подъезда, сдержанно поздоровался с мужиком из квартиры напротив, который вышел выгуливать собаку, и побежал трусцой к проспекту. По дороге он махал руками, разминая застывшие за ночь мышцы, и если в первые минуты он еще поеживался от холода, то когда оказался на тротуаре, пот покрывал его широкую спину Он уже привык к тому, что такие же одержимые утренними пробежками, как и он, весело здороваются с ним. Некоторых он уже узнавал в лицо, хотя и не знал, как их зовут, времени останавливаться не было.

Он уже знал, кого встретит у коммерческих ларьков, новых, сияющих эмалевой голубой краской, – разминется с тучным мужчиной в тренировочных штанах с вытянутыми коленями. И еще долго тяжелое дыхание с хрипотцой будет преследовать его до самого перекрестка, а затем поток ревущих машин отрежет эти звуки Он рассчитывал свой маршрут так, чтобы ни секунды не стоять на светофоре.

И вот за перекрестком, пробежав длиннющий девятиэтажный дом, Виталий увидел молодую женщину, которая отказывалась от утренних пробежек только в те дни, когда лил проливной дождь. Он никогда не обгонял ее, бежал сзади на расстоянии метров в двадцать, чуть сбавив темп, бегала-то она чуть медленнее его. Ему нравилось смотреть на ее стройное тело, туго обтянутое тренировочным костюмом, серебристым, блестящим. Эта женщина была полной противоположностью Наталье: худая, собранная, с небольшой, но четко оформленной грудью. Она ни разу не обернулась, хоть и знала, что Виталий следует за ней по пятам.

Конопацкий не отрываясь смотрел на ее бедра, видел резинки тонких трусиков, две дуги которых от бедер сходились в ложбинки между ягодицами и исчезали в ней.

Лифчик женщина не носила, это было четко видно, когда она сворачивала, Виталий различал острые соски под тонкой материей спортивного костюма. Он так возбуждался в этот момент, что приходилось на ходу подтягивать плавки, чтобы скрыть возбуждение от посторонних глаз.

Женщина же краем глаза, наблюдая замешательство, улыбалась и встряхивала головой. У Виталия даже дух занимало, когда он видел разлетающиеся, сверкающие в капельках утреннего дождя соломенные волосы. Он так был очарован этим, что ему и в голову не приходило – волосы-то крашеные.

Женщина эта казалась ему наделенной неземной красотой, и в последнюю неделю, занимаясь любовью с Натальей, он мысленно представлял себе незнакомую бегунью, лишь тогда у него что-то получалось в постели. Но подолгу держать образ в памяти удавалось с трудом, уж очень разными были на ощупь тела, и обманывать себя с каждым днем становилось все труднее.

Виталий бежал за ней, зная, что минут через пять они доберутся до небольшого парка, расположившегося на холме, где есть площадка со спортивными снарядами. Вот тогда можно будет подобраться к женщине поближе, рассмотреть ее во всех ракурсах, при этом продолжая делать вид, что она его абсолютно не интересует.

Бегунья заберется на шведскую стенку, сваренную из выкрашенных зеленой краской водопроводных труб, а он устроится на помосте для тренировки пресса. Снизу ему будет прекрасно видно, как натягивается материя спортивного костюма на тугих бедрах, как врезается в ложбинку четко простроченный шов брюк в тот момент, когда женщина, повиснув на руках, поднимает ноги под прямым углом, а затем медленно их разводит. И, если бы она занималась на спортивной площадке целый день, Виталий не ушел бы оттуда, таким увлекательным и возбуждающим было зрелище.

"Интересно, кто у нее муж? – думал Виталий, трусцой продвигаясь вслед за бегуньей. – На руке кольцо, но черта с два поймешь, обручальное оно или просто для красоты?

В золотом ободке поблескивало несколько камней. Наверное, бриллианты, – думал Конопацкий, – а может, простые стекляшки."

Спортивный костюм казался ему достаточно простым, а значит, дешевым. В названиях фирм он особенно не разбирался и по простоте душевной считал, что, чем костюмчик навороченнее, тем дороже, хотя в реальности все наоборот: дорогие вещи обычно строгие и без затейливых украшений.

Он пробежал вслед за женщиной уже две трети квартала. Бегунья разогрелась, на щеках появился румянец, глаза блестели, и Виталию показалось, что в утреннем воздухе он ощущает запах ее тела. И тут женщина вместо того, чтобы направиться на тропинку, пересекающую газон к парку на холме, свернула к автобусной остановке. Ее внимание привлек ярко-красный прямоугольник объявления, выделявшегося среди других, безликих и уже подпорченных непогодой. Увлекшись погоней, Виталий не сразу заметил этот маневр, ведь он, неотступно следуя за бегуньей, смотрел лишь на бедра женщины и чуть не налетел на нее, когда та остановилась у фонарного столба.

Получилось ужасно глупо. Продолжать бег значило убегать, ведь он уже значительно отклонился от прямого маршрута.

Женщина обернулась и, посмотрев на Виталия, ехидно улыбнулась. Но было в этой улыбке и легкое сочувствие к мужчине, попавшему впросак. Виталий не придумал ничего лучшего, как поставить правую ногу на край скамейки, перевязать и без того туго завязанный шнурок на правой кроссовке.

Незнакомка прочла объявление несколько раз, при этом беззвучно шевелила губами, словно запоминая его содержание. Она продолжала глубоко и часто дышать, ее грудь при этом не колыхалась. Тренированные мышцы тела застыли, словно были отлиты из бронзы. Затем женщина несколько раз поднялась на цыпочки, разминая ноги, и трусцой побежала к парку на холме.

Виталий Конопацкий выждал паузу, ему показалось, что мужчина с разноцветным, чисто женским зонтиком на остановке смотрит на него. Виталий подошел к фонарному столбу и прочел объявление, не столько для того, чтобы вникнуть в его смысл, а сколько для того, чтобы прочесть тот же текст, что и женщина, тем самым как бы прикоснуться к ней, соединиться.

«…Работа.., крепкое здоровье.., мужчины и женщины.., тысяча долларов…» – читал Виталий. Из всех слов в его мозгу засели слова «женщины» и «тысяча долларов».

– Не может такого быть, – подумал он, – что это за работа такая – по штуке в месяц загребать! Да еще прописка и гражданство не имеют значения… Так это же, – задумался он, – как для меня написано.

Подошел автобус. Мужчина сложил дамский зонтик и, втянув голову в плечи, нырнул в открытую дверь. Виталий остался на остановке один. Никто здесь не вышел, конечная остановка находилась совсем рядом.

Не надеясь на память, он потянулся к объявлению, и листок красной бумаги, так и не просохший за ночь, оказался в его руке. Он аккуратно, чтобы не испачкаться, сложил его клеем к клею и, еще раз переложив пополам – так, чтобы номер телефона оказался сверху, сунул его в нагрудный карман спортивной куртки.

«Наталья небось уже на рынок поехала», – подумал он и посмотрел на склон холма, на котором виднелась серебристая фигурка его безымянной знакомой.

Ноги сами понесли Конопацкого по раскисшей от дождя тропинке. Перед склоном он немного сбавил темп, чтобы восстановить дыхание. На этот раз он чуть опоздал, женщина уже закончила упражнения на шведской стенке и теперь, стоя у бруса, пружинисто поднимала то одну ногу, то другую, стараясь дотянуться до испачканного грязью носка ярко-оранжевой кроссовки. Теперь ракурс с помоста для качания пресса оказался не очень удачным в смысле рассматривания женских прелестей.

Наскоро потренировав мышцы живота, Виталий вскарабкался на высокую перекладину и повис на ней, перекинув через поперечину ноги. Теперь он мог беспрепятственно заглядывать женщине в вырез мастерки, не до конца застегнутой на молнию, и, когда везло, созерцать округлости груди.

«Раз, два, раз, два, – отсчитывал Конопацкий каждый подъем к перекладине, – пять, шесть…» – считал он те моменты, когда ему удавалось разглядеть грудь.

Обычно он покидал площадку чуть раньше, чем незнакомка. Комплекс ее упражнений он выучил наизусть и знал, когда закончится весь цикл. Но сегодня на холм он опоздал и мог себе позволить побыть с ней здесь до конца. Закинув руки за голову, вися на согнутых в коленях ногах, Конопацкий с усилием поднялся, ткнулся вспотевшим лбом в холодную перекладину и вновь безвольно повис, вытаращив глаза.

– Эй, там, наверху! – впервые услышал он голос бегуньи.

Женщина стояла под ним, уперев руки в бедра, и, чуть сощурившись, смотрела ему в глаза. Конопацкий смутился так, что чуть не рухнул с перекладины, но вовремя успел вцепиться в нее руками.

– Чего? – промямлил он, заливаясь краской.

Он ожидал, что сейчас ему выскажут что-то насчет того, что, мол, неприлично заглядывать в вырез спортивной куртки, и попросят сменить или место, или время занятий – короче, «пошлют».

– Чего? – немного передразнивая Конопацкого, повторила женщина.

Ее голос оказался на пол-октавы ниже, чем предполагал Виталий, и от этого еще более волнующим.

– Вы мне? – заплетающимся, деревенеющим по ходу разговора языком пробормотал Виталик, вися вниз головой, и понял, что спрыгнуть на землю сил у него нет, даже не сил, а просто страх перед женщиной не дает ему шевельнуться.

– А то кому же! Нас здесь, по-моему, только двое.

– Да…

– Ваша? – она присела и подняла с травы сложенную вчетверо красную бумажку. – У вас из кармана выпало, по-моему, – добавила она с сомнением.

Не опускаясь на землю, Виталий потянулся, чтобы принять объявление, но так и не достал его, хотя женщина и стояла на цыпочках.

– Может, спуститесь? Неудобно же…

– А да, – Виталик рухнул вниз, совершив в падении головокружительный кульбит, и тут же выпрямился. Он возник перед женщиной как черт из табакерки.

– Ox, – только и воскликнула она, отступая на полшага, – и напугали же вы меня!

– Не хотел. Спасибо, что заметили.

А женщина тем временем, развернув, разглядывала листок.

– Это то самое объявление?

– Какое?

– На столбе висело у остановки, – блондинка, испачкавшись в клей, принялась тереть подушечки пальцев, чтобы скатать его.

– А да… Я его… – Виталий понял, что ничего путного сказать не сможет, мысли путались, язык заплетался. – Вот, хотел позвонить…

– На работу?

– Да.

– Вы думаете, можно так просто устроиться по объявлению?

– А почему? Вот же пишут…

– Вы не москвич?

Почему-то признаваться в том, что он приезжий, Конопацкому не хотелось, но для того, чтобы врать, следовало собрать мысли, а этого он сделать не мог и кивнул.

– Я тоже почитала, думала попробовать. Но кто его знает, подозрительно все-таки.

– Почему?

– Ни названия фирмы, ни адреса.

– Лишь бы деньги платили, – немного осмелев, сказал Конопацкий, принимая листок из рук женщины и неловко запихивая его в нагрудный карман.

– Занимайтесь, я вас отвлекла.

– Да нет, что вы, помогли… Я бы потерял.

– Эти объявления по всему району расклеили, – блондинка подошла к брусьям и легко забралась на них. – Вы давно в городе? – спросила она у Виталия, который стоял, не зная, чем занять руки.

– Второй месяц.

Он лег на помост и, сунув ноги в металлические скобы, принялся качать пресс. Ему казалось, что срок прозвучал внушительный.

– У родственников живете?

– Да.

– Я бы на вашем месте на первую попавшуюся работу не соглашалась.

– Позвоню, посмотрю, если устроит, то почему бы и не поработать.

– Я пару раз пробовала устроиться на работу по объявлениям, так каждый раз оказывалось, что речь идет об интимных услугах, – без тени смущения негромко сказала блондинка.

– Но тут же и мужчин берут, – запинаясь, произнес Виталий.

– И на мужские услуги на рынке спрос есть, – спокойно парировала женщина. – Хотя не знаю, может, мужчине заниматься этим за деньги и не так зазорно, как женщине.

Краска вновь залила лицо Конопацкого. Ему стало ужасно неудобно за то, что его могут подозревать в желании устроиться на такую работу.

– Не думал.., не о том…

– Я вижу, смущаю вас.

– А вы звонить будете?

– Не знаю еще, пока не решила.

– Я могу объявление вам отдать.

– Зачем, номер телефона я запомнила, условия тоже.

Они несложные.

– Я позвоню сегодня, не откладывая, деньги срочно нужны.

– Что ж, желаю успеха, – женщина соскочила с брусьев и на несколько секунд задержалась. Этого времени было достаточно для того, чтобы Виталий вскочил с мокрого настила и сказал:

– Я тоже назад собирался. Бегом пойдем или спортивным шагом?

– Бегом не ходят, – засмеялась блондинка и стала спускаться по пологому откосу.

Поскользнувшись, она театрально ойкала, но, даже несмотря на это, Виталий не предложил ей опереться на свою руку. Назад они бежали вместе, не спеша.

Конопацкого подмывало спросить, замужем она или нет, хотя и понимал, любой ответ ничего для него не решает.

Такая женщина, как эта, никогда не клюнет на приезжего, не имеющего хорошего заработка и жилья мужчину, разве что захочет развлечься раз-другой. Но социальная дистанция между ними была такой большой, что Конопацкий даже не решался спросить, как зовут женщину, а той вроде бы не хотелось знать, как зовут ее спутника.

Они миновали ту самую автобусную остановку, на которой Конопацкий сорвал объявление, и добежали до перекрестка. Впервые Виталик попал на красный сигнал светофора. Желтая громада автобуса проползла совсем рядом с ними, задний вагон чуть не наехал колесом на бордюр, и черные клубы дыма окутали переход.

– Вот и поправили здоровье, – махая перед собой ладонью, рассмеялась женщина, и едва светофор мигнул желтым, тут же бросилась вперед.

Конопацкий боялся отстать. Возле дворового проезда блондинка остановилась и, переведя дыхание, сказала:

– Вы позвоните, разузнайте, что там к чему, потом мне скажете.

– А что спросить?

– Лучше всего договоритесь о встрече, сходите, разузнайте об условиях. Мне все-таки интересно, может, и появится хорошая работа.

Она на прощание вскинула руку, сверкнула тонкая полоска золотого колечка, то ли обручального, то ли надетого лишь для красоты, и побежала в глубь квартала. Виталику показалось, что солнце, и без того неяркое, сделалось в два раза слабее, а дождь пошел гуще. Он уже не бежал, не летел, а брел к девятиэтажному зданию, облицованному белой смальтой, с отвращением думая о том, что ему предстоит вечером.

"Врет все сеструха Ивана, – думал он, поднимаясь на крыльцо, – ни с кем она насчет сахара не договаривалась.

Держат меня за дурака! Но ничего, я ей еще докажу, что сам чего-то стою."

Стальная дверь захлопнулась за Виталиком, когда он вошел в квартиру с застоявшимся за ночь воздухом. Тут же, даже не раздеваясь, открыл обе форточки настежь и сел за кухонный стол. Смотреть на мешки с сахаром не было сил – тяжелые, неподъемные, неподвижные, они, казалось, навсегда поселились в Наташкиной квартире.

Но и пейзаж за окном назвать радостным язык бы не повернулся. Все дело портила еще и решетка, безыскусно сваренная из арматурных прутьев: рисунок ее должен был символизировать восходящее или заходящее солнце – кому как нравится.

Конопацкий достал объявление, развернул его, разгладил на столе. Цифру за цифрой, каждый раз сверяясь с напечатанным, набрал номер.

– Алло! Алло! – торопливо заговорил он в трубку.

– Слушаем вас.

Это «слушаем» немного обнадежило, значит, попал туда, куда следует, на фирму, а не на квартиру.

– Я по объявлению.

– Да.

Глава 4

Студенты Николай и Макс спали после трудовой ночи.

Шторы на окне были сдвинуты, не хотелось пускать в комнату утренний свет, форточка плотно закрыта, чтобы звуки пробуждающегося города не мешали отдыхать. Будильник, чтобы случайно не заверещал, выключили из розетки.

Телефон же стоял на видном месте, для него специально расчистили площадку на заваленном книгами и конспектами круглом столе. Рядом с аппаратом лежал чистый блокнот и дешевая, купленная в коммерческом киоске шариковая китайская ручка.

Телефон зазвонил громко и яростно. Николай приоткрыл правый глаз, по привычке взглянув на будильник, но погасший экранчик не мог подсказать ему, который сейчас час.

– ..твою мать! – выругался студент, натягивая на голову одеяло.

– Эй, Колька, – захрипел Макс, садясь на узком и коротком для него диванчике, – телефон звонит!

– Подними! – раздалось из-под одеяла.

– Трубку возьми, слышишь?

– Я сплю.

– Скотина! – Макс отбросил скомканную простыню и колючий клетчатый плед.

Спал он без белья, голый. Из всей одежды на нем был золотой нательный крестик.

– Скотина ты, Колька, будто мне спать не хочется!

Сволочь.

– Трубку берет тот, у кого нервы слабее.

Макс опустился на шаткий стул с засаленной обивкой и с отвращением посмотрел на телефон, словно бы надеялся, что тот больше не издаст звука и можно будет отправиться досыпать. Но трель повторилась. Он поднес трубку к уху и даже не успел ничего сказать, как оттуда зазвучало:

– Алло! Алло!

– Слушаем вас, – стараясь придать своему голосу бодрость и хорошее звучание, произнес Макс. Никто из друзей в такое раннее время звонить не мог, все они дрыхли.

«Наверняка по объявлению, – подумал студент, – вот и кончилась сладкая жизнь. Теперь начнут звонить и днем и ночью. Нужно было и телефон отключить!»

– Я по объявлению.

– Слушаем вас.

Поскольку звонок был первым, Колька все-таки пересилил сонливость, стянул с себя одеяло и сел, любопытство брало верх над ленью.

– Ты бы хоть трусы надел! – зашипел он.

Макс прикрылся ладонью и пожал плечами, мол, чего цепляешься, по телефону все равно ничего не видно, а если самому противно смотреть, то подошел бы и сам разговаривал.

– Понимаете, – Макс сейчас говорил слово в слово то, чему научил его человек, давший объявления и заплативший деньги, – на работу принимает сам директор фирмы, а его сейчас нет в Москве.

– Как это?

– Мы только принимаем звонки.

– А когда же он вернется?

– Точно не знаю.

– Через день, два?

– Как командировка кончится.

– А что у вас хоть за работа?

– Точно сказать не могу, всякая есть работа, зависит от того, что человек умеет.

– Так что же делать?

– Завтра позвоните.

– А вдруг ваш начальник не вернется?

– Давайте сделаем так: вы мне оставите свои координаты, а он, когда вернется, перезвонит вам.

Макс записал телефон Натальи, который Виталик назвал с неохотой: ведь хозяйка не давала ему разрешения раздавать номер ее телефона налево и направо.

– А теперь, – попросил Макс, – дайте короткую информацию о себе, это ускорит ваш прием на работу.

– У вас точно можно тысячу баксов зарабатывать?

– Можно, можно, – сказал Макс, не имея ни малейшего понятия о том, чем же будут заниматься люди, которых он нанимает на работу для человека, который даже не представился ему. Затем Макс записал возраст, пол, национальность, имя и фамилию. – Ждите, вам позвонят.

В какое время вы дома бываете?

– Звоните лучше днем, – уклончиво ответил Виталик.

– Ясно. Всего хорошего, – Макс повесил трубку.

– Дождешься, что заразу какую-нибудь подхватишь, – недовольно пробормотал Николай, вставая и потягиваясь.

– Какую еще заразу? – не сразу понял Макс.

– Садишься голой задницей на грязный стул. Кто его знает, чем до тебя об него терлись, может, квартиру эту какие-нибудь наркоманы, больные СПИДом, снимали?

Макс поднялся и попытался заглянуть себе через плечо, чтобы увидеть задницу: будто бы СПИД, приклеившийся к ягодицам, можно было разглядеть невооруженным глазом.

– Дело говоришь, – вздохнул Макс, взял с полки бутылку с туалетной водой, сделал он это, не открывая дверцы, так как стекло было разбито, налил полную пригоршню потер водой ягодицу, отчего та тут же покраснела.

– Вот и началась работа.

– Интересно, какую это составляет часть от тех ста долларов, которые нам обещал мужик?

– Трусы надень, – вслух сказал Николай, – меня прямо наизнанку выворачивает, когда я на голых мужиков смотрю.

– А ты не смотри, – спокойно ответил Макс.

– Шастаешь тут перед самыми глазами, попробуй не посмотри.

– Это все скрытые комплексы, – сказал Маке, – на, верное, у тебя латентный гомосексуализм.

– Ты сам педофил или как там называют тех, кто любит свои гениталии демонстрировать…

– Педофил – это тот, который любит маленьких детей, – со странной мечтательностью в голосе произнес Макс, – а тех, кто любит свои гениталии демонстрировать, называют… – и он осекся, забыв нужное слово. – Сбил ты меня, Колька, всякая непотребщина в голове крутится, педофилы, скотоложцы и некрофилы, а нужное слово как сквозь землю провалилось.

– Эксгибиционист.

– Во-во, правильно…

Говоря это, Макс сбрызгивал туалетной водой сиденье стула и растирал жидкость ладонями.

– Продезинфицирую, – пояснил он, после чего отправился в ванную.

И тут снова зазвонил телефон. На этот раз пришлось отвечать Кольке. Вновь у звонившего имелись конкретные вопросы, и вновь на них приходилось отвечать расплывчато, мол, начальника нет, приедет через пару дней, оставьте свои координаты и данные. В блокноте появилась вторая запись.

– Ошалели они, что ли? – сказал Николай, когда все еще голый Макс вошел в комнату. – За то время, пока ты мылся, три звонка.

– Деньги отрабатывать надо, – Макс критически осмотрел свои трусы и, решив, что они еще достаточно чистые, надел их. Носками же он побрезговал, после ночного похода по городу те все еще были влажные и липли к пальцам.

Телефон зазвонил вновь.

– Точно ошалели!

– Кому ж не хочется тысячу баксов заработать? – Макс вошел во вкус и отвечал уже небрежно, заученно, заранее зная, о чем его будут спрашивать и что нужно говорить.

К обеду каскад телефонных звонков поутих, Николай отправился в магазин прикупить чего-нибудь к ужину.

Но к вечеру, когда народ возвращался с работы, вновь один за другим стали следовать звонки. Поэтому на столе расчистили еще одну площадку, где и расставили ужин. Макс сидел с трубкой в одной руке, со стаканом водки в другой и диктовал Николаю очередные данные мужчины с отличным здоровьем, желающего заработать тысячу долларов в месяц.

– Да-да, для нас прописка и гражданство не имеют значения, они имеют значение только для вас. Всего хорошего, ожидайте звонка, – Макс нажал на рычаги аппарата, а затем положил трубку рядом. – Передохнуть надо, пусть думают, что занято, – и залпом допил стакан водки.

– Смотри не напивайся, как-никак мы на работе.

Часам к двенадцати позвонил и тот человек, который дал им объявления для расклейки. Вновь не представившись, поинтересовался:

– Ну как дела, ребята? Звонков много?

– Думаю, больше, чем на сто баксов, если так будет продолжаться и дальше, – не очень-то радостным тоном сообщил Макс.

– Уговор дороже денег.

– Может, набросите немного?

– Посмотрим, видно будет. Сколько человек позвонило?

– Да уже полсотни.

– Отлично, так держать. Через пару дней забегу, возьму первый список и еще объявлений вам подкину за отдельную плату, но расклеить их придется уже в другом районе.

Макс посмотрел на Николая, по взгляду тот понял; предлагают продолжить работу. Немного поколебавшись, он кивнул:

– Соглашайся, возьмемся.

В следующие дни звонков стало немного поменьше. То ли объявления на столбах заклеили другими, то ли желающих в районе заработать поубавилось. Когда незнакомец пришел к студентам, те передали ему до половины исписанный блокнот и получили свои деньги.

– А новая работенка когда появится? – поинтересовался Макс, когда увидел, что мужчина в черном пальто и фетровой шляпе направляется к выходу.

– Заминочка вышла, – с хитрой улыбкой ответил незнакомец, – вы тут ударно поработали, мне пока и этих клиентов хватит, а потом, что ж, позвоню.

– Не забудьте, – ощущая в руках упругую, еще ни разу не перегнутую стодолларовую банкноту, крикнул ему вдогонку Макс.

– Что ж, и это неплохо, – сказал Николай, когда дверь закрылась, – дуй в обменник и возвращайся с коньяком.

– А не круто? Может, лучше водки взять?

– Водку мы раньше пили, а теперь, когда деньги есть, можем и коньяк.

– Под коньяк нужно баб пригласить, его в чисто мужской компании пить – как говорится, продукт переводить зря.

И через пару часов ребята, обзвонив знакомых девиц, пригласили к себе двух студенток из параллельной группы, таких же приезжих, снимающих квартиру в этом районе, как и они сами. Еще первых полчаса девушек интересовало, откуда ребята взяли деньги. Их бы вполне устроил ответ, что доллары прислали родители, но Николай и Макс по-дурацки запирались, хихикали, подмигивали один другому, старались налить девушкам побольше. И вскоре те уже бросили задавать вопросы, начисто забыв о времени.

И когда была допита третья бутылка коньяку, начался форменный разгул. Молодые люди делали вид, что не видят друг друга, каждая же пара, занимаясь своим делом, потихоньку подглядывала за другой. Свет хоть и погасили, но фонарь, стоящий напротив окна, ярко освещал комнату, и искусственный, похожий на лунный свет тщательно фиксировал все происходящее, сверкал на пустых бутылках, примостившихся у ножки стола, отливал золотом в крашеных волосах девушки, доставшейся Максу, и гас в черных, как свежерасплавленный битум, кудрях подруги Николая.

В общем, деньги, полученные студентами, были потрачены с толком – так, чтобы запомниться надолго, так, чтобы вспоминать о них без всякого сожаления. Домой студентки уехали на такси, в припадке щедрости оплаченном друзьями.

* * *

– Знакомое у него какое-то выражение лица, – задумчиво произнес Макс, пытаясь прикурить на резком осеннем ветру.

Огонек зажигалки послушно вспыхивал между его ладонями, но стоило поднести к нему размоченную дождем сигарету, тут же гас.

– У нашего работодателя?

– У него. Такое чувство, будто он актер, будто в кино его видел.

– Брось ты, актеры бизнесом не занимаются. Вернее, занимаются, но если уж угодили в бизнес, то на сцену и на съемочную площадку из него не возвращаются.

– Так я же и говорю, может, раньше актером был.

– Нет, дикция у него для актера неподходящая. Придет в следующий раз, спросим, ладно?

– Кажется, больше он к нам не наведается, зря мы ему о деньгах раньше времени сказали.

– О деньгах говорить никогда не рано и не поздно, – подвел черту под финансовыми проблемами Макс.

Ему наконец-то удалось раскурить сигарету, и он, счастливый, глубоко затянулся. Весь кайф был в наборе – коньяк, девочки, сигареты. Чего еще желать молодому человеку, приехавшему в столицу на учебу? А то, что в карманах пусто, так это дело наживное. Будет завтрашний день, будет и пища, не для желудка, конечно, а для размышлений.

* * *

Валерий Грязнов не любил ходить пешком, но он не рискнул приехать к студентам на машине. Незачем рисковать, кто-нибудь из них мог и номер запомнить. Он вышел из снятой Николаем и Максом квартиры, наставил ворот дорогого черного пальто и поглубже натянул шляпу, дождь барабанил по ее широким полям. Во внутреннем кармане пальто топорщился свернутый в трубку блокнот с адресами людей, желающих устроиться на работу.

«Еще один этап пройден», – подумал Грязнов, прыгая через лужи, скопившиеся в дворовых проездах.

Дорогу он помнил плохо, квартиру под офис снял здесь недавно и задерживаться в ней не собирался. Так уже действовал не раз: договаривался с хозяевами, чтобы не беспокоили, платил вперед. Главным условием являлось, чтобы хозяева вывезли всю мебель, если квартира была однокомнатной, или же перетащили ее в соседнюю комнату, если тех было больше.

Компьютеры с оборудованием и два письменных стола Грязнов перевез на квартиру вчера. Для переезда он каждый раз набирал новую бригаду грузчиков.

Жалюзи на окнах, кочующих из квартиры в квартиру, дополнили интерьер. Они придавали ему вид законченности, солидности. Жилая квартира сразу же преображалась, приобретала вид офиса, не мешали даже цветастые веселенькие обойчики.

Въехав в снятую на месяц квартиру, Грязнов первым делом поменял сердцевину замка. Хозяйскую же сердцевину положил в ящик письменного стола. К своим ключам он привык, научился находить их на ощупь. В подъездах обычно и некстати перегорали лампочки.

Он с трудом отыскал дом в глубине квартала. Единственный ориентир, который он помнил, – это выгоревшая, облезлая вывеска, сообщавшая, что здесь когда-то располагался пункт по приему белья в стирку. Пункт давно уже не работал, а его помещение занимала какая-то левая контора, то ли не удосужившаяся поменять вывеску, то ли предпочитающая прятаться под чужой.

Квартира встретила Грязнова затхлым, резким запахом, влажным, настоянным на химических средствах против насекомых. Грязнов презрительно поморщился, зажег свет и, даже не сбрасывая пальто, поспешил открыть окно, чуть не погнув при этом планки жалюзи. И только вдоволь отдышавшись осенней свежестью, позволил себе снять промокшее пальто и шляпу. Костюм смотрелся на нем немного надуманно, сразу было видно, человек больше привык к свободной одежде, к джинсам, свитеру, а может, и к камуфляжу.

Грязнов несколько раз выгнул в руках широкий, форматом с машинописный лист, блокнот, чтобы его выровнять, и уселся за стол. В его пальцах появился толстый темно-синий маркер.

– Студенты долбаные! – пробормотал Грязнов, глядя на не очень разборчивые каракули Макса. Строчки, написанные Николаем, с грехом пополам можно было прочесть с первого раза.

Валерий Грязнов пролистал страницы.

– Н-да, работка предстоит на час, не менее, но она того стоит.

Наморщив лоб, мужчина вчитывался в неразборчивые строчки.

– Так, этот москвич, – бормотал он и тут же густо замазывал очередного кандидата на работу.

С москвичами он расправлялся безжалостно, с ходу. Над выходцами из других городов сидел задумавшись. Но, поколебавшись, вычеркивал и тех, если они оказывались женатыми. Женщины его пока вообще не интересовали, но их фамилии, контактные телефоны Грязнов не зачеркивал, лишь обозначал строчки жирными синими галочками, потому что знал, наступит время, он вернется к ним.

Он работал, как и предполагал, ровно час. Когда что-то делаешь не впервые, то прекрасно ориентируешься, сколько на это уйдет времени. Из нескольких сотен адресов пригодными оказались лишь два десятка – в основном люди, приехавшие в Москву на заработки из Украины, Молдавии, Казахстана.

– В этих вопросах они не врут, – усмехнулся Грязнов, – уж скорее украинец соврет, что он коренной москвич, чем москвич станет утверждать, что он житель Горловки. Главное, правильно выстроить алгоритм требований кандидатам.

Грязнов включил компьютер и аккуратно внес туда те фамилии, которые оставил в списке. Затем блокнот исчез в ящике стола, и Грязнов подвинул к себе телефон.

– Что ж, приступим! – палец скользнул в отверстие диска, послышались щелчки.

Номер телефона сеструхи Ивана Натальи оказался в списке первым.

– Добрый вечер, – хорошо поставленным официальным голосом произнес Грязнов, лишь только с другого конца провода до него донеслось: «Алло!».

– Может, кому и добрый, – настороженно отозвалась Наталья.

Официальных голосов она не любила, все ее знакомые привыкли к развязному стилю общения. Официально мог говорить или налоговый инспектор, или чиновник из префектуры ее района.

– Конопацкого можно пригласить?

– Конопацкого? – переспросила женщина и посмотрела на Виталия. За те два месяца, которые она прожила с ним, она так и не удосужилась узнать его фамилию, да и по телефону им интересовались впервые.

– Виталия Конопацкого, – уточнил Грязнов, – мы договаривались, он ожидает моего звонка.

– Виталик, тебя вроде, – с подозрением глядя на Конопацкого, произнесла Наталья.

Если бы его просила пригласить к телефону женщина, она ни за что бы не позвала, пусть даже та и говорила бы официальным голосом, сказала бы, мол, нет такого тут и никогда не было.

Виталий хотел пройти на кухню и взять трубку там, ему не хотелось, чтобы его хозяйка-любовница слышала разговор. Но взгляд женщины был настойчивым и требовательным, словно бы приказывал: разговаривай при мне.

– Да, я слушаю.

– Вы нам звонили?

– Да.

– Так вот, я директор фирмы, осуществляющей набор. Данные, которые вы надиктовали, соответствуют действительности? Жили в Горловке? Гражданство украинское?

– Да-да, – торопливо отвечал Виталик, косясь на слушающую во все уши Наталью.

– Вы все еще интересуетесь поисками работы?

– Конечно!

– Тогда могу предложить вам встретиться завтра. Какое время вас устроило бы?

– Я целый день свободен.

– Тогда часов в одиннадцать утра, хорошо?

– Как к вам проехать?

– А мы здесь недалеко расположились, судя по номеру вашего телефона, но дом в середине квартала найти будет трудно. Если вы не против, я встречу вас у входа в хлебный магазин в соседнем от вас доме. Знаете?

– В сорок пятом? – растерявшись, спросил Виталик, ему не могло прийти в голову, что можно по номеру телефона узнать адрес.

– Да, именно там.

– Как я вас узнаю?

– Народу там немного, просто постойте минут пять, думаю, не разминемся.

– Хорошо. А это правда, – запинаясь, спросил Виталик, – что." – и тут же осекся.

– Хотите спросить, правда ли то, что можно заработать деньги.., большие деньги? – вкрадчиво говорил Грязнов.

– Да, именно это я и хотел спросить.

– Что ж, если я скажу вам «да», вы можете и не поверить. Приходите, убедитесь сами. Только не забудьте прихватить с собой все документы. Медицинской карточки у вас на руках нет?

– Я не брал ее, когда ехал в Москву.

– Что ж, не страшно, медосмотр пройдете у нас завтра.

Сперва собеседование, затем медосмотр. Всего хорошего, до встречи! – Грязнов первым повесил трубку.

– Кто звонил? – спросила Наталья, грозно глядя на Виталия, еще сидевшего с телефонной трубкой в руках.

– Да так, человек один… – не успел придумать достойный ответ Конопацкий.

– Я же тебе говорила, насчет сахара все улажено.

Приедут, заберут, просто у них машина сломалась, – по-своему истолковала телефонный звонок женщина.

– Нет, это не насчет сахара, так, знакомый один, работу обещал.

– Знакомые таким тоном не разговаривают. А насчет работы ты был бы поосторожнее, тебя могут просто выселить как нелегала.

– До этого Бог миловал. Ты же за меня заступишься? – первый раз за все время Виталий назвал Наталью на «ты».

И та почувствовала, раз произнесено слово «ты», значит, мужчина почувствовал себя более самостоятельным и нужно менять тактику, переходить в наступление.

– Соседи сказали, тебя с бабой какой-то видели?

– С какой?

– Есть добрые люди, подсказали. Ты в этих делах неопытный, тебе московская дура голову вскружить может, а я свой человек.

– Да не было ничего, просто бежали утром в одну сторону, вот и говорили по дороге.

– Так значит, правда? Если ты в дом триппер притащишь или еще какую заразу похуже, потом пеняй на себя. Я-то баба чистая, с тобой только трахаюсь, и ты на сторону ходить не должен. Я сразу пойму, если ты с ней свяжешься.

– Как? – тихо спросил Виталий.

– Силы у тебя убавится, мужика в этом деле понять легко.

Виталию захотелось выругаться, вспылить из-за того, что Наталья плохо отозвалась о его новой знакомой, но он сдержался.

«Ничего, устроюсь на работу, получу деньги, тогда и поговорим по-другому, на равных!»

Посмотрев телевизор, прошуршав газетами, Виталик уловил момент, когда Наталья пошла на кухню, наскоро помылся и улегся спать. А когда женщина вернулась, он притворился спящим и довольно умело, даже посапывал.

– Эй, – женщина потрясла его за плечо.

Виталий пробормотал что-то нарочито невнятное и попытался натянуть одеяло на голову.

– Ты мне это брось, вижу, что не спишь! Про ту бабу я просто так сказала, знаю, ничего у вас не было, – и она прижалась голым, еще немного влажным после ванной телом к Конопацкому.

Тот понял, притворяться дальше бессмысленно, но и терять лицо не хотел. Сел, протирая глаза.

– Заснул я, что ли, а?

Наталья тоже села, выложив перед собой на одеяло тяжелую грудь.

– Ты чего задумал?

– Ничего, – и Виталию пришлось, чтобы прекратить разговор, обнять женщину, уложить ее на подушки.

Соединяясь с нею, он думал то о блондинке-бегунье, то о деньгах, которые скоро заработает, старался не думать лишь о самой Наталье, воображая, что лежит не на женщине, а на мягком теплом водяном матрасе, послушно принимающем под ним форму тела.

– А насчет сахара ты не беспокойся, – ласково приговаривала сеструха Ивана, – заберут его, обязательно заберут.

Я тебе не вру, машину починят, приедут и погрузят.

Но теперь мешки с сахаром казались Конопацкому такой мелочью, что о них не стоило и думать. В мыслях он уже бежал по склону холма, перед его глазами маячили туго обтянутые серебристыми штанами ягодицы молодой бегуньи.

«Завтра в одиннадцать, – подумал он, – все решится завтра!»

* * *

Виталий Конопацкий с документами, завернутыми в шелестящий пластиковый пакет, взошел на крыльцо хлебного магазина и осмотрелся. Пусто. Никто его здесь не ждал.

«Может, напутал что? – неуверенно подумал он. Ему почему-то казалось, что во встрече заинтересован не только он, но и звонивший. – Да у них таких, как я, наверное, сотни. Перебирают, а повезет двум или трем.»

Крыльцо магазина было узким, пришлось встать на самый край, чтобы разминуться с покупателями. Каждого человека, поднимающегося по ступенькам, Конопацкий внимательно и пристально изучал. Но никто не походил на директора преуспевающей фирмы.

– Виталий, вы, наверное, меня ждете? – послышался ровный, спокойный голос.

Странно, но он звучал почти точно так же, как и вчера в телефонной трубке, хотя обычно телефон искажает голос человека до неузнаваемости, словно существуют две отдельных личности – одна телефонная, вторая реальная.

Конопацкий обернулся так резко, что чуть не свалился с крыльца. Прямо на газоне стоял, широко расставив ноги, высокий мужчина в черном расстегнутом пальто и широкополой шляпе. Под пальто виднелись костюм и галстук. Лицо Грязнова было чисто выбритым, от него пахло хорошим одеколоном, в уголке губ дымилась дорогая сигарета.

– Я-то пришел вовремя, а вот вы немного раньше.

Здравствуйте!

– А я стою, вас высматриваю– Конопацкий, немного смущаясь, пожал руку Грязнову, но так и не решился спросить, как того зовут.

Рукопожатие оказалось крепким – таким, словно Грязнов проверял силу Конопацкого, хватит ли у того духа ответить так же крепко.

– Пойдемте, времени у нас не так уж много. Дела, знаете ли…

Виталик шел рядом со своим новым знакомым и прямо-таки нутром чувствовал, тот тоже прошел школу или десантных войск, или спецназа. На чем основывается это чувство, он бы не мог объяснить и сам, просто чуял, как собака, нюхом.

– Мы недавно сюда переехали, – рассеянно, словно бы не обращаясь ни к кому конкретно, говорил Грязнов, – оно удобнее, людей ищем по району при помощи объявлений. Вот наш офис, – и он указал на выцветшую вывеску приемного пункта белья в стирку.

И Виталия даже не закралось в душу сомнение насчет того, а может ли преуспевающая фирма располагаться в таком глухом районе, в частной квартире.

Грязнов, словно бы предвидя подобный вопрос, принялся объяснять:

– Сами понимаете, трудно сейчас работать, повсюду ограничения, власти никак не хотят отказываться от института прописки. Вот и приходится прятаться, работать чуть ли не подпольно. А ведь чем одни люди, не москвичи, хуже других – москвичей? Каждого по его деловым качествам ценить надо, а не по прописке. Небось в правительство себе всяких людей набирают, не только москвичей. Да и президент, он же не в Москве родился – нет. То-то же! Во и приходится исправлять, так сказать, историческую не справедливость своими методами. Против природы не попрешь.

Эти слова, словно бальзам, лились на душу Виталия успевшего за два месяца полюбить столицу и одновременно возненавидеть ее жителей, которым повсюду были преимущества, а ему приходилось вздрагивать, лишь только завидит на улице милицейский патруль. Остановят еще, проверят документы и выбросят к черту из Москвы! Но до ею пор везло, спасала славянская внешность. Милиции хватало разборок с кавказцами, останавливали чуть ли не каждого носатого брюнета со смуглой кожей.

– Проходите, – Грязнов распахнул дверь, и Конопацкий шагнул в квартиру.

Солнце освещало большую комнату, но неярко, деликатно, пробиваясь сквозь планки полузакрытых жалюзи За столом возле компьютера сидела молодая девушка в белом халате и в белом же, похожем на поварской, колпаке. Рядом с письменным столом на журнальном столике расположилась небольшая подставка для пробирок, чемоданчик с красным крестом на боку и непонятными для Конопацкого надписями, сделанными латинскими буквами.

– Тесновато у нас тут, – развел руками Грязнов, пристраивая пальто на вешалке, – но зато все на месте, не отходя от кассы, так сказать. Катя, можешь пока нам кофе приготовить, мы тут поговорим немного.

То ли медсестра, то ли доктор – Виталий так толком не понял, кто эта девушка, – вышла на кухню, и он оказался с Грязновым по разные стороны письменного стола.

Катя гремела на кухне посудой, и Конопацкий чувствовал себя по-домашнему уютно. Мужчина, пригласивший его в странный офис, не спешил начинать разговор, смотрел на посетителя испытующе.

– Документы ваши можно посмотреть? – наконец-то вкрадчиво произнес он и тут же протянул руку, даже не получив ответа.

Конопацкий ощутил, что такое с ним уже когда-то случалось, но не сразу сообразил, когда и кто был тогда его собеседником. А зря, точно так же вела себя и цыганка, перехватившая его однажды у вокзала в Горловке, она не делала пауз между просьбами дать и жестами.

– Дай-ка сюда деньги, – говорила она, – я за них подержаться должна, иначе гадание неточным будет.

И ее ладонь уже маячила перед Виталиком, а он как загипнотизированный вытаскивал последние деньги.

– Все, все давай, – приговаривала цыганка, – если хоть что-то у тебя останется, гадание неточным будет.

На твою жизнь кто-то большие деньги поставил.

И он как последний идиот шарил по карманам, выгребая все до последней бумажки. Денег своих, конечно, он больше не увидел. Цыганка покрутила их в руках, прошуршала, а затем дунула на кулаки и резко разжала их. Денег как и не бывало…

– Да-да, – приговаривал Грязнов, листая старый, еще советского образца, паспорт Конопацкого.

Он даже не мог скрыть довольную улыбку. Человек, попавшийся на его удочку, отвечал многим требованиям: гражданин другого государства, никогда не был женат, в Москве находится нелегально, достаточно молод, в тюрьме не сидел – в системе нумерации советских паспортов Грязнов разбирался великолепно. Это только легковерные думают, что после снятия судимости по их паспорту невозможно понять, что они отбыли срок наказания. Выдается такой же паспорт, только буквенная серия начинается, скажем, с буквы "У", которой нет в паспорте ни у одного законопослушного гражданина.

– В армии служили?

– Да.

– В каких частях?

– Воздушно-десантные войска, – не без гордости ответил Конопацкий: в его жизни было мало того, чем можно гордиться.

– Ну, тогда мой следующий вопрос, наверное, лишен смысла: на здоровье не жалуетесь?

Конопацкий даже рассмеялся:

– Могу пожаловаться на что угодно, только не на здоровье.

– Курите? Пьете? – коротко задавал вопросы Грязнов, глядя на собеседника из-за поблескивающих стеклышек узких очков.

На самом деле зрение у него было отличное, единица, но он хорошо усвоил, что, во-первых, очки придают человеку солидность, внушают доверие, а, во-вторых, собеседнику потом сложнее вспомнить лицо того, с кем он встречался.

– Раньше, давно, курил.

– А пить?

Конопацкий задумался.

– Как вам сказать. На работе это не отразится.

– Я не имею в виду рюмку-две к празднику, как делают все приличные люди, а запои сильные, пьющий человек на работе, сами понимаете… – и Грязнов развел руками.

– Нет. Но что хоть за работа? – не выдержав, спросил Конопацкий.

– Высокооплачиваемая, – с улыбкой ответил Грязнов, – но, как вы понимаете, конкурс большой. Вот мы с вами сидим беседуем, а желающих устроиться на работу к нам много.

– Да уж, понимаю.

– Где работали до этого?

– Метизный завод.

– Вредное производство – литейка, покраска, гальваника?

– Нет, обработка металла резанием. Особо полезными условия в цеху я не назвал бы, но и вредного там ничего не было. Так чем мне все-таки придется заниматься?

Во время разговора Виталик Конопацкий нервно тер ладони, у него всегда, когда нервничал, начинали чесаться руки.

– А это вам так важно? – усмехнулся Грязнов.

– Вообще-то, да. Хотелось бы знать…

– Есть такое понятие, как коммерческая тайна. Основная проблема заключается не в готовности человека работать, самое сложное – придумать, чем ему заниматься.

Это уже половина успеха, а скажи я вам, вдруг вы до того, как договор подписывать, решите сами этим заняться?

Украдете нашу идею, – коротко рассмеялся Грязнов. – Так что сначала – наши условия, а потом будете свои выставлять.

Хоть и сказано это было вежливо, с улыбкой, но чувствовалось, что Грязнов не уступит и раньше времени карт не откроет.

– В Москве где вы остановились?

– У знакомой.

– А если вам придется надолго куда-нибудь уезжать, проблем не возникнет?

– Я и так надолго уехал из дому, – с усмешкой произнес Конопацкий, – а никто до сих пор и не хватился моей пропажи.

Из кухни вернулась Катя, принесла кофе, маленькую-маленькую чашечку.

– Вы уж извините, что вам так мало налили, но сейчас вам предстоит пройти медосмотр, а кофеин может изменить параметры.

– Прямо здесь.., медосмотр? – удивился Конопацкий.

– А что здесь такого? Лучше, когда нет ни очередей в кабинет, ни грязных иголок, тут же все и проверим. Вас бы все равно в районной поликлинике не обслужили.

Только сейчас Виталик Конопацкий заметил, что к компьютеру подключено не только офисное оборудование, но и медицинские датчики.

– Раздевайтесь до пояса.

Конопацкий сбросил свитер, рубашку, и Катя ловко расположила на его теле присоски с датчиками. Грязнов вышел из-за стола, уступив свое место девушке в белом халате. Та щелкала клавишами, просила то дышать, до задержать дыхание, напрячься, расслабиться. Виталик полулежал в кресле, прикрыв глаза, и старался думать о чем-нибудь приятном. Ему хотелось, чтобы показании приборов дали ему возможность получить работу.

– Посмотрите, – Катя избегала называть Грязнова по имени и отчеству в присутствии посетителя, – превышение нормы.

– На сколько?

– На пять процентов.

– Ерунда.

Наконец девушка сделала распечатку, сложила ее вдвое.

– А теперь анализы.

– Какие?

– Почти все, кроме спермы, – улыбаясь, произнес Грязнов, стекла очков прятали его холодный, неулыбчивый взгляд.

Катя работала быстро и ловко, кровь на анализ взяла почти мгновенно. А затем Конопацкому, стесняясь, пришлось удалиться с баночкой в санузел. Он оставил анализ мочи на полочке и вернулся.

– Ну что ж, – сказал Грязнов, – я думаю, вас можно почти что поздравить. Если анализы будут хорошие, то по всем остальным параметрам вы нас устраиваете. Через день-два мы получим результаты, и я перезвоню вам, – Грязнов поднялся из-за стола и подал руку.

– Извините, ладонь мокрая, мыл, – Конопацкий неловко подал руку, и Грязнов пожал запястье Виталику.

– Вы уж постарайтесь быть дома, потому что, если вас не окажется, я могу позвонить другому претенденту.

– Да-да, постараюсь не отходить от аппарата.

Валерий Грязнов провел посетителя до самой двери и, когда замок щелкнул, тут же снял очки, принялся тереть переносицу. От непривычки ее саднило.

– Давай дуй в лечебницу, и побыстрее, – от прошлой обходительности у Грязнова не осталось и следа.

Теперь он уже не улыбался, а строго смотрел на девушку. Та паковала образцы для анализа в сумку, при этом избегала смотреть на Грязнова.

– Что, не нравится то, чем занимаешься? – спросил он, взяв девушку за руку, но не раньше, чем та упаковала сумку.

– Не очень, – зло ответила она и попыталась высвободиться.

Тогда Грязнов схватил ее за подбородок и развернул лицом к себе, левой рукой прижал ее к своей груди, но не нежно, не ласково, а зло – так, чтобы та почувствовала его физическое превосходство.

Дыша ей в лицо, он тихо-тихо произнес:

– Я что-то не слышал, чтобы ты от денег отказывалась. Привыкла жить хорошо, а?

Затем последовала пауза. Грязнов смотрел в глаза девушки, не моргая, не отводя взгляд. Та не выдержала секунд через десять. Мало было людей, способных выдержать пристальный взгляд Грязнова, и он умело этим пользовался. Лишь только ощутив, что человек готов ему не подчиниться, он пускал в ход это скрытое оружие. Холодные, стального цвета глаза пугали, пугала их неподвижность – мертвая неподвижность, словно бы смотришь в глаза трупу. И помимо воли у человека, смотревшего в глаза Грязнову, возникала мысль о том, что он сам смертей, и, как справедливо заметил классик, «внезапно смертен».

– Ты, Катя, еще хочешь мне что-то сказать? – несколько ослабив хватку, поинтересовался Грязнов.

– Нет-нет, все в порядке. Вам показалось, я просто сегодня не в настроении.

– Твое настроение меня не волнует, и оно не должно касаться работы. Если что, ты знаешь… – добавил Грязнов и легко оттолкнул от себя Катю. – Дуй в лечебницу, по-моему, этот горловский козел – то, что нам надо.

Девушка, боязливо посматривая на Грязнова, схватила сумку и бросилась к двери. Она даже не задерживалась на площадке, чтобы закрыть замок, выскочила на улицу и, путаясь в ключах, стала открывать дверцу автомобиля – небольшого красного «Рено».

– Сучка! – проворчал Грязнов, глядя на нее через окно. – Нервничает. Плохой знак. Может, я перестарался и не стоило ее запугивать? Нет, она сдастся, – задумчиво проговорил он, – сама по уши в дерьме. Никто не заставлял ее заниматься этим, а страх, так он всегда сопутствует большим деньгам.

Грязнов убедился, что Катя выехала со двора, и опустился в мягкое кресло. Из ящика стола достал мобильный телефон и набрал номер.

– Да, это я, Катя уже к вам поехала. По-моему, мы подыскали настоящего кандидата.

– … – Да, никаких проблем, он приехал с Украины. Если он нам подойдет, сколько времени понадобится на подготовку к операции?

+++

– … – Два дня? Что ж, это нормально.

– … – Стараюсь.

Он отключил телефон и забросил руки за голову.

На душе у него стало спокойно. Последний месяц Грязнову пришлось попотеть: заказчик оказался требовательный и браковал одного кандидата за другим. Временами Грязнову даже хотелось убить его, и сдерживало только то, что в таком случае он не получил бы денег.

«А теперь иностранец успокоится, донор нашелся такой, как он и хотел. Группа крови сходится, спортивный, не пьет, не курит. Можно сказать, что сто тысяч уже перекочевали на наш счет.»

При мысли о деньгах лицо Грязнова сделалось спокойным, исчезли глубокие складки, расходившиеся от крыльев носа. Он уже привык к тому, что приходилось жить, меняя квартиры, офисы, нигде подолгу не задерживаясь, жить без друзей, без знакомых, без постоянной женщины, общаясь лишь с жертвами и партнерами по бизнесу. Раньше все было иначе, но когда?

Прошлое казалось нереально далеким, хотя иногда и хотелось туда вернуться, но такие минуты наступали редко. Каждому из взрослых временами хочется вернуться в детство, когда за тебя решали другие.

Грязнов сидел долго, пока наконец не зазвонил телефон.

– Да, – устало произнес он в трубку.

– Это я. Катя.

– Узнал. Как результаты?

– Соответствуют, – запнувшись, сказала девушка. – Мы уже начинаем знакомить больного с данными.

– Отлично. И не забудь про наш разговор, – телефон скользнул в футляр, укрепленный на брючном ремне.

Грязнов резко поднялся из-за стола. Редко случались такие удачи, чтобы с первого же захода попасть на подходящую кандидатуру. Обычно приходилось перебирать человек десять, беседовать с ними, проводить медосмотры, разочаровываться и затем искать вновь. Грязнова всегда забавляло то, как реагировали люди, которым ему приходилось отказывать. Упрашивали, набивались на повторный медосмотр, некоторые даже предлагали взятки, не зная, что избежали мучительной смерти.

Грязнов вышел на улицу налегке, без портфеля, без папки, в расстегнутом пальто. По узким дворовым проездам, сплошь заставленным машинами, вышел к проспекту и доехал на троллейбусе до кольцевой развязки – там, где располагалась станция метро. Но вниз не спускался. Он вышел на остановку, дождался, когда та почти опустеет.

Подъехали сразу три троллейбуса. Он сорвал с фонарного столба ярко-красное объявление, то самое, которое наклеивали Николай с Максом. Оно было помещено поверх других объявлений, и вместе с ним исчезли со столба предложения лекарственных средств против венерических болезней, осталось лишь предложение гранитных памятников по сходной цене.

Грязнов обошел все четыре остановки, расположившиеся по разным концам площади, сорвал объявления и на них. Затем сел в троллейбус, вышел на следующей остановке, и вновь объявление, изорванное на мелкие клочки, полетело в урну для мусора.

За час Грязнов объехал все остановки от одной развязки до другой и уничтожил все объявления. Методика была отработана, никто особо не обращал внимание на человека, с остервенением рвущего красную бумагу с фонарного столба. Прохожие думали: быть может, это какой-нибудь чиновник из районной префектуры, ответственный за расклейку объявлений лишь в положенных местах, а возможно, простой гражданин, который обжегся на каком-нибудь из предложений то ли поправиться, то ли похудеть без диет и изнурительных физических нагрузок.

Пальцы Грязнов перепачкал в красную краску и теперь стоял возле киоска, вытирая их носовым платком. Краска не оттиралась, и пришлось смачивать платок, вытирая им мокрое после дождя стекло ларька. Грязнов брезгливо выбросил платок в урну и махнул рукой проезжавшему такси.

Машина резко вильнула вправо, подрезая «Жигули», следовавшие в правом ряду. Частник успел притормозить и выкрикнуть несколько матерных слов в адрес таксиста.

Грязнов поднял ладонь, как бы успокаивая водителя, мол, чего горячишься, я спешу, и таксист спешит заработать деньги, а ты не пострадал, так и езжай себе.

– За город, – бесцветным голосом произнес Грязнов, усаживаясь на переднее сиденье.

– Далеко?

– Нет, километров пятнадцать по Минскому шоссе.

– Если можно, я не буду включать счетчик, вы не против?

– А как расплачиваться?

– По спидометру. Оно и дешевле получится, счетчик на светофорах за простой щелкает, – таксист для убедительности щелкнул ногтем по экранчику электронного счетчика, – по спидометру вам дешевле обойдется.

– Мне без разницы, – Грязнов, даже не подавшись вперед, бросил взгляд на спидометр, мгновенно запомнив, без всякого усилия, его показания, – И что, запомнили? – изумился таксист.

– Несложно, я цифры легко запоминаю.

– А я вот нет, – водитель таксомотора ручкой записал показания спидометра на блокнотике, укрепленном на зажиме приборной панели.

Глава 5

До самой кольцевой ни пассажир, ни таксист не обменялись ни словом. Грязнов сидел ровно, не ссутулясь, высоко подняв голову, и, даже когда машина совершала резкий поворот, он не качался, словно был привинчен к спинке сиденья.

– Далеко еще? – поинтересовался таксист, переехав кольцевую.

– За Архангельским, поворот недалеко от Истры.

Тут, за городом, таксист ориентировался не очень хорошо, сразу было видно, что он приезжий и проработал на машине всего лишь полгода, а то и того меньше. Он знал лишь само шоссе, а не то, что рядом с ним. Водитель время от времени посматривал на молчаливого пассажира и пытался отгадать цель поездки.

На человека, у которого нет своей машины, Грязнов не походил, один только его гардероб тянул на подержанную иномарку. Да и на поворотах пассажир инстинктивно, как это делают все водители, поглядывал то вправо, то в зеркальце заднего вида, словно сам сидел за рулем. От этой привычки избавиться сложно; если сам неплохо умеешь водить машину, то всегда кажется, что шофер делает это хуже тебя.

– Теперь направо, – сказал Грязнов.

Таксист, ничего не понимая, посмотрел на пассажира.

Дорога здесь была ровная, без съездов, вдоль обочин тянулись высокие брусья ограждения, раскрашенные белым и черным.

– Поворота же нет!

– Прими вправо и все, стой.

– А как же…

– Очень ты любопытный, – рассмеялся Грязнов.

Таксист, как и каждый сегодня в России, был наслышан о случаях нападения на шоферов, о том, как их убивают и забирают автомобили. Но обстановка к такому исходу абсолютно не располагала. Во-первых, пассажир с виду – приличный человек, во-вторых, на дороге никого нет, грабителей обычно бывает по несколько.

– Вот тут, у знака.

Такси остановилось у знака, извещавшего, что до ближайшей автозаправочной станции три километра.

– Давай-ка смотри на свой спидометр и считай. Посмотрим, у кого сколько получится, – Грязнов вновь бросил короткий взгляд на спидометр и зашуршал бумажными деньгами.

Шоферу пришлось умножать в столбик. Деньги же лежали на приборной панели – раньше, чем был готов результат.

Все сходилось, даже два доллара Грязнов набросил на чай.

– Счастливо, – бросил пассажир, сильно захлопывая дверцу.

И таксист посмотрел ему вслед. Грязнов легко, одной рукой придержавшись за брус, перепрыгнул через него, а затем, небрежно запустив руки в карманы пальто, сбежал по крутому откосу.

– Ловкий, черт возьми! – пробормотал таксист. – Бежит, как кот, и не боится упасть.

Осмотревшись, нет ли поблизости милиции, таксист переехал травяную разделительную полосу и помчался к городу.

А Грязнов тем временем уже вошел в березовую рощу.

Здесь было удивительно светло, как никогда не бывает ни в еловом, ни в сосновом лесу, словно бы сами стволы деревьев – белые и глянцевые – излучали свет.

Грязнов шел, не вынимая рук из карманов, и весело насвистывал. Странным было это сочетание – лес и человек в чисто городской одежде, словно каким-то чудом за мгновение перенесенный с людного проспекта в глухомань, но не собирался там задерживаться.

Узкая, почти незаметная для незнающего, тропинка вывела Валерия Грязнова к серому бетонному забору, на котором уже издалека читались подновленные надписи: «Режимный объект! Подходить ближе чем на двадцать метров запрещено!», «Осторожно, территория в ночное время охраняется собаками!».

Некоторые надписи остались в наследство от военных, другие появились позже, когда здесь, на территории бывшей ракетной части, расположилась психиатрическая лечебница или в просторечии «дурка», как называли ее местные жители. Чувствовалось, что на территории за забором есть сильный хозяин: трава выкошена, забор покрашен, деревья, близкие к ограде, спилены. На кронштейнах из уголков по верху ограды шла колючая проволока в два ряда, и с первого взгляда не очень-то было понятно, для чего она здесь: то ли для того, чтобы сумасшедшие не перебрались с территории на волю, то ли чтобы любопытные не попадали туда, где им находиться не положено.

Грязнов остановился у высоких металлических ворот, на которых золотились металлические звезды, недавно выкрашенные бронзовкой, и большим пальцем левой руки утопил кнопку в массивной влагонепроницаемой коробке звонка. Звук, как ему показалось, пришел с опозданием – глухой, издалека, но Грязнов знал: его уже заметили. Чуть дернулась небольшая телекамера, установленная на фонарном столбе неподалеку от въезда.

Вскоре загремел механический привод, и створка ворот медленно поползла в сторону. Валерий не стал дожидаться, когда та отъедет полностью, и, лишь только образовался узкий проход, тут же нырнул в него и махнул рукой, глядя на камеру. Ворота вздрогнули, замерли, а затем, содрогаясь, вновь перекрыли въезд на территорию.

За забором даже воздух, казалось, и тот был другим – спокойный, застывший, будто бы время текло здесь медленнее, чем на воле.

Бывший военный городок был построен на совесть. Скорее всего его прежние хозяева надеялись задержаться здесь надолго. Высокий бордюр хорошего бетона, покрытый многими слоями краски, отличный гладкий асфальт, по которому было бы так удобно кататься на роликах, множество выложенных плиткой дорожек, довольно широких – на них можно было разминуться двум солдатам, чеканя шаг и отдавая друг другу честь.

Навстречу Грязнову никто не попадался, казалось, территория психиатрической лечебницы вымерла начисто.

И лишь ухоженные газоны да постриженные кусты свидетельствовали, что у этой территории есть хозяин с сильной рукой. Опавшие листья были собраны в аккуратные кучи, и низко, над самой землей, между стволами деревьев тянулся сладковатый дымок.

Грязнов с улыбкой посматривал на стенды, оставшиеся тут от военных, с довольно-таки идиотскими надписями, типа:

«Красив в строю – хорош в бою».

Особенно забавляла его надпись, выполненная полуметровыми буквами на стене гаража:

«Ухарство – причина несчастного случая».

Это странное слово «ухарство», пришедшее чуть ли не из прошлого века, вызывало невольную улыбку.

– Да-да, именно ухарство приводит к несчастным случаям, – пробормотал Грязнов, миновав большое зеркало, вправленное в рамку из нержавейки на бывшем плацу.

Он поднялся на высокое крыльцо, фланкированное двумя бетонными вазами, в которых желтели поздние осенние цветы. Все нижние окна в здании закрывали толстые решетки, во втором этаже повсюду серебрились планки жалюзи. Место, где сидит самый главный человек в этом здании, можно было определить безошибочно. Если в других окнах стояли простые деревянные рамы, хоть и аккуратно покрашенные белой краской, то в трех угловых проемах белели пластиковые рамы стеклопакетов, а на стене серебрился выносной кондиционер.

«Куда же они психов подевали?» – осмотрелся Грязнов, стоя на крыльце.

Обычно в такое время здесь, в парке, прогуливались больные, чьими руками поддерживалась здешняя красота в виде газонов, подстриженных живых изгородей, клумб, на которых до самой поздней осени не переводились цветы.

Сумасшедший дом – это как армия: можно найти специалиста в любой области, от художника до укладчика асфальта.

«Может, проверку какую ждут? Нет, тогда бы, наоборот, всех выпустили.»

Валерий Грязнов потянул на себя тяжелую филенчатую дверь. Та открылась абсолютно бесшумно. У самого входа за письменным столом сидел санитар в белом халате, его плечи были чуть уже, чем широченная крышка стола.

Мрачное лицо охранника-санитара просияло, лишь только он узнал Грязнова.

– Вас ждут.

– Знаю, – и Валерий быстро взбежал по лестнице на второй этаж.

В административном корпусе совсем не пахло лекарствами, воздух был чистым, словно утром на берегу реки.

Мягкая ковровая дорожка глушила шаги.

Грязнов остановился у двери с начищенной медной табличкой, на которой было выгравировано: «Главный врач Хазаров Марат Иванович».

Чисто машинально – так, как это делают многие, прежде чем войти к начальству, Грязнов пригладил волосы, одернул пальто и зашел в приемную. Дверь в кабинет главного врача оказалась открытой, и Марат Иванович, грузный мужчина лет шестидесяти, с пышной седой шевелюрой, поднялся навстречу гостю из мягкого кожаного кресла.

– А, Валерий! Заждался я тебя. Мне Катя уже сказала.

– Здравствуйте, Марат Иванович! – Грязнов выговорил имя и отчество отчетливо. Он знал, людям всегда нравится, когда их имя произносят не скороговоркой, а внятно и с чувством.

– Садись, Валерий, закуривай.

Курить в своем кабинете Хазаров позволял далеко не каждому и далеко не всегда. Среди счастливцев, ради которых он делал исключение, был Грязнов и еще пара человек, от которых зависело его благополучие.

У некурящего Марата Ивановича нашлись и сигареты.

– Бери, это не какая-нибудь молдавская подделка, а самые настоящие американские.

Грязнов прикинул в уме, что Хазаров достаточно давно вернулся из Штатов, куда ездил на международный симпозиум, полгода тому назад.

«Не очень-то он щедр, – подумал Валерий, – если полгода угощает посетителей привезенным блоком сигарет.»

Дым тонкой струйкой потянулся к потолку, на Грязнова волнами накатывал свежий воздух, выбрасываемый в кабинет кондиционером.

– Катя… Катя… – задумчиво проговорил Грязнов.

– Что-нибудь не так? – насторожился Хазаров.

– Не нравится она мне в последнее время.

– Не нравится, так с другими трахайся, – коротко рассмеялся Марат Иванович, вращая в пальцах начатую пачку сигарет.

– С кем трахаться, я найду, не проблема.

– Конечно, были бы деньги, – вставил Хазаров. – Она что, работу свою не делает?

– Нет, отчего же, все выполнила в лучшем виде, но без особого желания.

– Ах, вот что тебя беспокоит! – Хазаров откинулся на спинку кресла и посмотрел в глаза Грязнову. – А тебя разве не беспокоит то, чем мы занимаемся? Тебе что, ночью кошмары не снятся?

– Нет.

– Ты кому-нибудь другому ври, – чуть криво улыбнулся главный врач психлечебницы, – психиатру врать нельзя, уж я-то знаю, что у тебя в черепушке творится.

Ничего не боятся только дураки, Валера. А совесть – она даже маньяков-убийц мучит, а мы с тобой нормальные люди без комплексов.

– Я не о нас, а о Кате говорю.

– Что ж, женщине позволительна слабость. А я-то думаю, – Хазаров провел тыльной стороной ладони по идеально выбритой щеке, – пришла ко мне Катя, глаза покрасневшие, небось не одну ночь плакала. Ты ее понять должен, не каждый мужчина выдержит то, чем она занимается. А ты небось вместо того, чтобы утешить ее, успокоить, пугать начал? Последнее это дело – женщин пугать.

– По-моему, она все бросить решила, – жестко сказал Грязнов.

– Что все, – рассмеялся Хазаров, – меня, тебя или дело? Не такая она дура, чтобы не понимать, дело бросить невозможно.

– Не нравится мне она, – вздохнул Грязнов и глубоко затянулся, ему было непонятно благодушие Хазарова.

– Погоди, – Марат Иванович потянулся к селектору и, нажав клавишу, бросил в микрофон:

– Катя, зайди ко мне. – Сказал он это таким нейтральным голосом, что по тону невозможно было догадаться ни о его настроении, ни о сути будущего разговора. – А ты не дергайся, сиди и поддакивай, – зло, лишь только отпустил кнопку селектора, сказал Хазаров.

После чего он поднялся из-за стола и снял белый халат, спрятал его в шкаф. Выглядел он сейчас не как начальник, вязаный пуловер создавал иллюзию домашности, и Грязнову даже на мгновение показалось, что на ногах у Марата Ивановича не туфли, а мягкие тапочки. Чтобы избавиться от этой иллюзии, он заглянул в щель между крышкой стола и панелью. Нет, конечно же, на ногах у Хазарова были начищенные до блеска дорогие туфли.

В кабинет вошла Катя и тут же остановилась, увидев Грязнова. Глаза ее сузились, взгляд сделался отстраненным, словно бы молодая женщина всем своим видом показывала, что не желает замечать Валерия.

– Да, Марат Иванович, – холодно произнесла она.

– Ну, чего ты невеселая? – Хазаров шагнул ей навстречу с распростертыми объятиями, но остановился в двух шагах от нее и, чуть присев, попытался заглянуть в лицо. – Чего ты такая невеселая, а?

Женщина дернулась, прижалась спиной к дверному косяку и уставилась в окно.

– Вы что-то хотели поручить мне, Марат Иванович?

– Ну, вот уж и началось. Ты что, Катя, обиделась? Что я тебе плохого сделал?

– Вы по работе меня вызывали? – никак не могла оттаять Катя.

– Ладно, – вздохнул Хазаров, – не буду притворяться, я не добрый, а злой. Но не на тебя, а на него – дурака. Это он тебя обидел? – кивнул Хазаров на Грязнова.

– Да я… – начал Валерий.

– Замолчи! – рявкнул Марат Иванович. – Если дурак, то сиди и не дергайся! Ты что, решил, я тебе дам со своими сотрудниками отношения портить? Катя не тебе подчиняется, а мне. Если еще узнаю, что ты хотя бы грубое слово ей сказал, выброшу тебя к чертовой матери, ясно?

Грязнов сидел и никак не мог понять, всерьез ли это говорит Хазаров или рисуется. Катя тоже недоумевала, она насупила брови и посмотрела на главного врача.

– Я сама могу за себя постоять, Марат Иванович.

– Нет уж, за своих сотрудников и я могу слово вставить. Ты, Грязнов, мерзавец, последний мерзавец! Тут же, при мне, извинись, потому что за тебя я извиняться не намерен.

Грязнов посмотрел сначала на Катю, затем на Хазарова и почувствовал, как краска приливает к его лицу.

– Я перед ней? – тихо проговорил он. – Да она…

– Я тебе сказал заткнуться, если собираешься говорить мерзости! Встань, во-первых, когда говоришь с женщиной, а, во-вторых, если сейчас же перед ней не извинишься, то считай, приехал сюда в последний раз.

Грязнов неловко поднялся, не зная куда деть руки, приблизился к Кате и, глядя поверх ее головы, произнес:

– Извини меня.

– Да разве так прощение просят!?

– С меня достаточно и этого, Марат Иванович.

Голос Кати зазвучал мягче:

– Нет-нет, пусть еще скажет, что это никогда не повторится.

– Ну, Грязнов!

– Это никогда больше не повторится. Катя.

– Вот и все, – с улыбкой развел руками Хазаров. – Если он позволит себе руки распускать или слово плохое скажет, ты. Катя, не стесняйся, сразу ко мне приходи, мы его на место поставим, – теперь Хазаров уже абсолютно спокойно обнял Катю за плечи и легонько встряхнул. – Все в порядке, да?

– Почти.

– Ты мне это из головы выбрось. Думаешь, мне легко?

Всем сложно.

– Я не могу больше этим заниматься, Марат Иванович.

– Может, тебе в отпуск сходить?

– Я недавно была.

– Так это же официальный отпуск.

– Нет, если я буду знать, что вернусь и снова…

Хазаров не дал Кате договорить:

– Прекрасно я тебя понимаю, Катя, всем тяжело – мне, тебе и Грязнову. Потому и срываемся. В каждом деле существуют свои издержки: продавец обвешивает, гаишник берет взятки, банкир клиентов обсчитывает, политики обманывают, а врачи лечат. Правда ведь, Катя?

Женщина растерянно кивнула.

– А лечения без боли не бывает, согласись.

– Я могу идти?

Хазаров взял Катю за руку и заставил посмотреть себе в глаза.

– Это больше не повторится?

Женщина колебалась, но затем все-таки ответила:

– Нет.

– Вот и чудненько, и отлично. Можешь идти. И помни, если он тебя обижать будет, только мне скажи, вмиг разберусь. А хочешь, я ему сейчас по морде заеду или сама пощечину дай?

– Я пойду.

– Ну вот мы все и уладили. Нет неразрешимых проблем.

Женщина ушла, осторожно прикрыв за собой дверь.

– Марат Иванович, – Грязнов потерял былую уверенность.

– Идиот, – прошипел Хазаров, – ты мне все дело испортишь! Эмоции свои держи при себе, они делу только мешают. Она же, сучка, все испортит, если ты, Валера, на нее наезжать начнешь, нервы сдадут в самый неподходящий момент, понял? Я бы ее и сам своими руками придушил, если бы она что-то сделала, а Катя только подумала, только засомневалась. А ты вместо того, чтобы эти сомнения развеять, успокоить, пугать ее вздумал. Есть люди, которых можно запугать, но она не из тех, как и ты, кстати.

– Ясно, – наконец-то Грязнов понял игру Марата Ивановича и улыбнулся.

– Тут тебе, Валера, не армия, человек хорошо работать может только или за идею, или за деньги. А от раба продуктивной работы не добьешься. Только время из-за тебя теряю и нервы. Пойдем, расскажешь нашему клиенту, что к чему, он сейчас в саду гуляет.

– А-а, – протянул Грязнов, – теперь-то понял, почему психов не видно.

– Шнайдер со своей женой Анной решил пройтись немного перед тем, как его начнут готовить к операции, вот и пришлось психов в корпус загнать. Идем, – Хазаров надел плащ, бережно обернул шею длинным шарфом, и вместе с Грязновым они спустились по лестнице.

Марат Иванович улыбнулся санитару, сидевшему у входной двери. Когда Хазаров и Грязнов оказались на крыльце, главный врач тихо сказал:

– Грязнов, никогда не жалей улыбок. И неважно, кто перед тобой – тот, кто платит тебе деньги, или тот, кому платишь ты. От тебя не убудет, а делу помощь и в деньгах экономия.

– Я по-другому жить привык.

– А зря! Если хочешь и дальше со мной работать, меняй привычки.

– Постараюсь.

Марат Иванович забрался на кирпичную тумбу, на которой высилась ваза с цветами, и принялся осматривать окрестности. Наконец радостно воскликнул:

– А вон и они!

Теперь и Грязнов разглядел две фигурки на далекой аллейке – низкий мужчина в пальто почти до самой земли и стройная женщина рядом с ним в короткой юбке и в куртке с меховой опушкой.

– Гер Шнайдер и супруга, – заулыбался Хазаров, резво для своего возраста и комплекции спрыгивая на газон. – Пошли порадуем пациента.

Шли они не спеша.

– Какого хрена эта сучка Анна с ним так носится? – спросил Грязнов у главного врача.

– А ты чего хотел?

– Я бы на ее месте желал только одного – чтобы гер Шнайдер поскорее сдох. Она молодая, русская, на хрен ей этот старый немец-пескоструйщик?

– Не нужен был бы, она бы за него замуж не вышла.

– Сдох бы, и деньги ей остались.

– Не так все просто, – засмеялся Хазаров, – ты же не знаешь, что у них в брачном контракте записано?

– Не знаю и знать не хочу.

– Тогда и не задавай глупых вопросов. Деньги нам не она, а ее мужик платит. Может, он в брачный контракт пункт внес, что пользоваться его деньгами она может только при его жизни. Не наше это с тобой дело, Валера, у тебя чисто русская привычка – совать нос не в свои дела, а они тебя волновать не должны. Прошу тебя, поменьше глазей на ее задницу и ляжки. Понимаю, кусочек соблазнительный, но ты за деньги не худший купить можешь. А она, по большому счету, как проституткой была, так и осталась.

Мужчина и женщина, прогуливавшиеся в парке, не видели, что к ним приближаются Грязнов с Хазаровым. Они шли по аллейке молча, Шнайдер, пожилой немец, с трудом передвигал ноги и, ничуть не стесняясь своей немощи, опирался на руку молодой жены. Когда он поднимал голову, чтобы посмотреть на хмурое осеннее небо, на лице Анны появлялось брезгливое выражение. Она тут же отворачивалась, чтобы муж не заметил этого, и тихо цедила сквозь зубы бранные русские слова.

Она вышла замуж за немецкого коммерсанта Шнайдера два года тому назад, как говорила сама – сбылась мечта идиотки. В свое время Аня была московской проституткой, но в отличие от многих своих подруг понимала: долго заниматься этим самым, продавая себя по дешевке, не стоит.

Если многие девушки, работавшие вместе с ней, надеялись на чисто русское «авось», в смысле устройства в жизни после тридцати, Анна рассчитала свое будущее в деталях.

Она не пыталась подыскать себе мужа-иностранца здесь, в Москве, в номере гостиницы: тут богатые иностранцы смотрели на девушек трезво – кому же захочется иметь жену проститутку? Она не путала Божий дар с яичницей и в Москве старательно зарабатывала деньги, тратилась только на спецодежду – на косметику и платья, остальное откладывала, экономя на всем. Когда же набралось пять тысяч долларов, она не стала покупать машину, как это сделало бы большинство ее сверстниц-проституток, и не попыталась заработать побольше, чтобы со временем купить квартиру в родном областном центре, а приобрела путевку в Грецию, в пятизвездочный отель неподалеку от Солоников.

Место для отдыха она выбирала старательно, консультируясь в туристических фирмах. Ее не прельщали многолюдные курорты с многочисленными дискотеками, аттракционами, желание свое она сформулировала предельно четко: тихий, комфортабельный отель для солидной публики, которая не терпит суеты, шума.

Когда Аня садилась в самолет, то ее с трудом бы узнал кто-нибудь из знакомых. Минимум косметики, своим волосам она вернула первоначальный темно-русый цвет, дорогая, со вкусом подобранная, но скромная с виду одежда. На дне чемодана лежал старый этюдник с акварельными красками, оставшийся с тех времен, когда Аня училась в школе и посещала изостудию при дворце молодежи.

Первые дни на курорте она лишь осматривалась, изучая здешние нравы. Ее забавляло то, как по вечерам, уже после захода солнца, когда вся солидная публика прогуливалась по променаду или сидела в кафе, на пляже оставались лежать русские девчонки. Они якобы загорали, хотя то, что без солнца загореть невозможно, было понятно самому последнему греку – мойщику посуды в местном баре. Девушки, как одна, лежали с книгами в руках и исподволь поглядывали на прогуливающихся по кромке прибоя одиноких мужиков.

В основном сюда приходили местные греки, днем работавшие в магазинах, в гостиницах, крестьяне, приехавшие на заработки из глубинки полуострова. Они старательно изображали из себя богачей. Выбрав приглянувшуюся им девушку, подсаживались, заводили нехитрый разговор, для которого хватало тех двух десятков английских или немецких слов, оставшихся в памяти после средней школы, а затем вели девушек на дискотеку, думая лишь об одном: как бы потрахаться С наименьшими для себя финансовыми затратами.

«Дуры, – думала Аня, глядя на своих соотечественниц, – в лучшем случае они отработают деньги, потраченные на поездку. Год, два, ну пять, десять в лучшем случае, они еще смогут торговать своей задницей, а потом наступит день, когда к ним никто не подойдет, как к той молодящейся бабенке (она скоро посинеет от холода, лежа с голой грудью на влажном песке). Что за радость пойти с бедным греком на танцы? Для этого не стоило не то что ехать за границу, не нужно было и выбираться из деревни – любой русский тракторист лучше этих парней, так похожих на кавказцев.»

С самым восходом солнца она вышла на пляж в длинной широкой юбке, в блузке, скромно убрав волосы под косынку. Поставила на песок трехногий этюдник, раскладной брезентовый стульчик и, закрепив в рамку лист рыхлой белой бумаги, принялась акварелью рисовать восход солнца.

Изобразить что-либо более сложное, типа оливкового дерева на берегу или отеля, Аня была уже не в состоянии, основательно забылось то, чему учили ее в изостудии. А море и солнце всегда получаются убедительно, особенно если рисуешь акварелью, которая тут же расползается по слабо проклеенному рыхлому листу.

Этюд был уже наполовину готов, когда на берегу появились первые отдыхающие. Всегда найдется с десяток одержимых, озабоченных собственным здоровьем, которые еще до завтрака совершают утренние пробежки. Женщин среди них мало, в основном это мужчины после сорока, молодые не сильно пекутся о собственном здоровье. А деньги, как понимала Аня, водятся у мужчин именно после сорока. Ее забавляло то, как мужики поглядывают в ее сторону, как подтягивают животы, пробегая мимо нее, распрямляют спины. Получилось так, что берег метров на двести в обе стороны от нее оказался чист, а на пятачке возле Анны собрался десяток любителей утренней пробежки и гимнастики. Все они старались делать вид, что не замечают друг друга, Алин этюдник действовал куда более притягательно, чем голые сиськи других девушек вечером, к тому же действовал не на греков, а на приезжих.

Аня же, казалось, даже не смотрела на мужчин, демонстрирующих дряблые мышцы и отвисшие животы, она самозабвенно рисовала, а сама тем временем тщательно присматривалась к мужчинам, запоминала их лица, обращала внимание на обручальные кольца, на медальоны.

С этюдником под мышкой она вернулась в отель, переоделась и вышла к завтраку. Теперь можно было произвести более тщательную ревизию мужиков, обративших на нее внимание.

«Так, этот приехал с женой, сразу же его вычеркиваем, – отмечала про себя Аня, попивая свежий апельсиновый сок. – А этот приехал с дочерью, кольца не носит, может, разведен. На всякий случай, вычеркивать из списка его не будем, но и рассчитывать на него особо не стоит.»

После тщательного отбора Анна оставила в своем списке трех мужчин, приехавших отдыхать в одиночестве. Когда после завтрака отдыхающие выбрались на пляж, Анна сделала правильный шаг: она не стала надолго располагаться под зонтиками, решительно прошла от отеля к самой воде, разделась, повернувшись спиной к публике, сбросила верхнюю часть купальника и нырнула в море. Заплыла довольно далеко и плавала долго, чтобы у тех, кто обратил на нее внимание, закралось сомнение – не утонула ли она. Вышла из воды, прикрывая грудь скрещенными руками, тут же оделась и так же быстро, как и пришла, покинула пляж.

Даже если бы кто-то и попытался за ней увязаться, то не успел бы одеться, так стремительно она действовала. До самого вечера она исчезла из отеля. За ужином пришла поздно, одной из последних, сидела с таким видом, что никто из мужчин не решился к ней приблизиться. Спать легла рано, а утром вновь с первыми лучами солнца оказалась на пляже с кисточкой в руках перед видавшим виды этюдником.

И вновь рисовала море, посеребренное восходящим солнцем.

«Кажется, сработало, – подумала Аня, заметив, что один из вчерашних любителей утренней гимнастики появился не в плавках и с полотенцем, наброшенным на шею, а в летнем костюме. – Староват, где-то около пятидесяти, но глаза у него голодные.»

Аня сжала губы и принялась смешивать серебряную краску с желтой. Старая истертая кисточка топорщилась, как плохо связанный веник. Мужчина подошел к Ане и остановился в трех шагах сзади, разглядывая акварель. Аня выждала паузу с полминуты, когда, по ее расчетам, мужчина должен был заговорить, и не дала ему этого сделать.

Посмотрела на него сердито и зло бросила заранее выученную фразу по-немецки:

– Не мешайте мне, пожалуйста, я не могу рисовать, когда на меня смотрят, – и без того грубые слова прозвучали в ее устах вдвойне грубее.

Мужчина стоял как вкопанный, нервно протирая очки и массируя отечные мешки под глазами.

– Я же сказала, вы мне мешаете! – Аня сделала вид, что собирается захлопнуть этюдник.

После этого пожилому немцу ничего не оставалось как уйти. Аня понимала, насколько тому обидно было услышать подобное. Знала, пожилые люди мнительны, теперь целый день немец только и будет думать о том, в какое глупое положение попал. Он проклянет тот момент, когда решил подойти и познакомиться с юной художницей, совсем непохожей на других русских девушек, приехавших отдыхать в Грецию. Ведь, глядя на них, с первого взгляда можно было сказать – проститутки.

После завтрака Анна пошла купаться. Обиженный ею немец не смотрел на нее, когда она раздевалась, но Аня видела, что не смотреть ему удается с трудом: шея немца, когда он, обернувшись, разглядывал отель, подрагивала от напряжения.

«Дождемся вечера», – решила девушка и вновь на целый день исчезла из поля зрения своей жертвы.

Лишь только наступило время ужина, она расположилась в баре за чашкой кофе и, когда пожилой немец, не глядя в ее сторону, проследовал в ресторан, тут же бросилась за ним.

Нагнала у аппарата для выпечки тостеров, когда тот наливал себе молоко.

– Добрый вечер! Извините меня, пожалуйста, – сказала Аня.

Немец испуганно отпрянул в сторону.

– Мне так неудобно за то, что случилось утром, но я, когда работаю, забываю обо всем. Я целый день переживала из-за того, что накричала на вас, – и Аня виновато улыбнулась.

Немец расплылся в довольной улыбке.

– Нет-нет, все в порядке, я понимаю, в работе нельзя мешать, вы же работали, – говорил он.

До конца шведского стола они уже дошли вместе, советуя друг другу, что лучше всего взять на ужин. Естественно, за столиком они оказались вместе. Познакомились.

– Анна.

– Гер Шнайдер.

Аня почувствовала, что в искусстве немец разбирается слабо и поэтому, уже не боясь, бросилась в рассуждения о живописи. Ей вполне хватало того объема знаний, которые она приобрела в изостудии, при этом умудрилась рассказать геру Шнайдеру о том, что живет в Москве одна, что родители ее уже умерли, братьев и сестер у нее нет, а смысл ее жизни – рисование, что приехала она в Грецию затем, чтобы нарисовать настоящий средиземноморский восход солнца.

Для начала она специально держала своего нового знакомого на отдалении, разговаривая с ним так, как может разговаривать дочь с отцом, исключая всякие сексуальные намеки и заигрывания. Господин Шнайдер не раскусил этих уловок, уж очень сильно отличалась Анна от остальных русских проституток, контраст сработал на славу. Он и сам подыгрывал ей, к месту и не к месту вставляя свои суждения об искусстве.

Ужин закончился тем, что Анна пригласила Шнайдера в небольшое уличное кафе выпить немного мартини.

Она была последовательна в своих действиях и окончательно уверила Шнайдера в своей порядочности тем, что настояла:

– Заплачу за двоих, ведь я приглашаю. Я вас обидела, и вижу, что зря. Вы тонкий человек. Мартини – в знак примирения…

Назавтра Анна уже спокойно восприняла то, что Шнайдер стоял рядом с ней и давал советы, как лучше изобразить солнце, восходящее над спокойным морем. Еще два дня ушло на то, чтобы Анна согласилась поужинать за счет Шнайдера. Сделав вид, что перебрала немного лишнего, она оказалась в постели пожилого человека, но, пока тот принимал душ, притворилась уснувшей, а у Шнайдера не хватило духа разбудить бедную уснувшую русскую девушку-художницу, утомленную рисованием солнечного восхода. На следующий день Анна умело изображала смущение и потерю памяти, мол, я практически никогда не пью и вот мне ужасно стыдно за то, что произошло.

И потом логическим продолжением последовал утешительный приз в виде ночи, проведенной с немцем на трезвую голову. Шнайдер, будучи очень осторожным в финансовых делах, не заметил подвоха, ведь за все Аня старалась платить сама, и к концу своего отдыха, на вечернем променаде, сказал Ане, что влюбился в нее. Та отвернулась, чтобы не расхохотаться немцу прямо в лицо. Она не сказала ни «да» ни «нет», лишь сообщила, что это признание ничего не изменит в ее жизни.

После отъезда Ани, Шнайдер обнаружил, что та забыла свою записную книжку в его номере. На первой странице записной книжки, конечно же, имелся московский телефон Ани, написанный жирным фломастером. Шнайдер позвонил ей еще из Греции и поинтересовался, может ли он переслать записную книжку ей почтой.

– Конечно же, – отвечала Аня, – но я и так собиралась приехать в Германию на открытие фотовыставки одной своей московской подруги, так что могу зайти и забрать книжку лично.

Это был последний прокол осторожного Шнайдера.

До этого он никогда не давал женщинам, с которыми познакомился на отдыхе, ни телефона, ни адреса. Остальное было уже предрешено. На оставшиеся после поездки деньги Аня купила самый дешевый тур в Германию. Шенгенской визы, открытой на сорок пять дней, вполне хватало для ее планов. Добравшись до Кельна туристическим автобусом, она сообщила руководительнице группы, что у нее здесь знакомые и она присоединится к остальным на обратной дороге.

Оказавшись дома у Шнайдера, она окончательно убедилась, что тот не женат, квартира выглядела чисто по-холостяцки. Но обстановка свидетельствовала, что ее хозяин – человек с большими деньгами. Затем через два дня она вернулась с прогулки заплаканная и сообщила легковерному немцу, что ее обокрали то ли турки, то ли арабы: двое черноволосых, проезжая мимо нее на мотороллере, вырвали сумочку с деньгами, с документами и скрылись.

Паспорт нашелся под лавкой, неподалеку от знаменитого Кельнского собора, – там, куда его подбросила сама Анна.

Полиция передала его в консульство. Но за то время, пока искали документы, Шнайдер успел ощутить прелесть присутствия в доме молодой женщины. И незадолго до окончания действия шенгенской визы Анна и Шнайдер уже подписали брачный контракт. Там имелся один пункт, введенный по настоянию осторожного немца и которому она не придала сначала особого значения. А звучал он так, что Анна получает возможность вступить во владение имуществом, принадлежащим ее мужу, в случае его смерти, лишь прожив с ним десять лет вместе. На большее Аня и не рассчитывала: было бы глупо полагать, что Шнайдер сразу же сделает ее владелицей половины своего состояния. Она довольствовалась тем, что давал ей муж. Но она не учла одного – возможной болезни шестидесятилетнего мужчины.

Шнайдер был смертельно болен, ему требовалась пересадка почки. Дело осложняло то, что он имел редкую группу крови и мог не дождаться того момента, когда появится подходящий донор. Он готов был заплатить за пересадку дорого, очень дорого, но беда для него заключалась в том, что медицина на Западе прозрачна для прессы и полиции.

На нелегальную операцию в Германии не хотел идти ни один хирург, пришлось подсуетиться Анне, ведь в ее интересах было, чтобы Шнайдер прожил эти несчастные десять лет, пусть даже намертво прикованный к кровати. Ей пришлось вспомнить своих московских друзей, поднять телефоны былой клиентуры.

Шнайдер согласился отпустить ее одну в Москву на месяц, там ее свели с Грязновым, а с ним она уже пришла к главному врачу психиатрической лечебницы Марату Ивановичу Хазарову. Это для неискушенного западного жителя может показаться странным то, что психиатрическая лечебница имеет отношение к трансплантации органов, в России возможно многое, если не все.

Уже на закате перестройки психиатр Хазаров вовремя сориентировался. Вовсю шла конверсия, сокращалась армия, и он без особых усилий сумел получить под новую психиатрическую лечебницу бывший военный городок неподалеку от Минского шоссе. Городок был небольшим, но прекрасно оборудованным: казармы, офицерская гостиница, столовая, клуб, спортивный комплекс, отдельное двухэтажное здание штаба.

Но самым привлекательным для Хазарова в этом городке было другое, скрытое от глаз непосвященных, – подземный госпиталь с операционными, с палатами, с процедурными. Госпиталь составлял единое целое с недавно возведенным подземным пусковым комплексом «Гранит», в который так и не были завезены ракеты.

Городок передавали медикам с показухой, в присутствии иностранных дипломатов и министра обороны, потому в нем ничего и не разворовали, а, наоборот, американцы еще выделили деньги на оборудование и ремонт. Помогли знакомства Хазарова с американскими психиатрами.

Лечебница специализировалась на содержании душевнобольных, которые считались неизлечимыми, от которых отказывались родственники, поэтому и штат врачей был минимальным. Зато санитаров-охранников тут было не меньше, чем охраны в тюрьме.

Первый год существования клиники Хазаров присматривался, подыскивал хирургов, оборудовал операционные в подземном госпитале. Затем создал строительную бригаду из сумасшедших и замуровал переход из ракетного пускового комплекса в подземный госпиталь. Стоило на пару месяцев отключить насосы, откачивавшие подземные воды, как пусковые шахты заполнились грунтовыми водами. Теперь по бумагам выходило, что все подземные сооружения непригодны к использованию вследствие отказа водооткачивающего оборудования, а особо недоверчивым всегда можно было показать заполненные водой переходы, заплывшие грязью тоннели и ржавые остатки оборудования.

Вот тогда Хазаров и развернулся. Грязнов поставлял ему доноров, отыскивая их среди нелегалов в Москве, заманивал их в свои сети. А богатая клиентура подбиралась самим Хазаровым, преимущественно среди иностранцев, чтобы поменьше наследить в России.

Вот так судьба и свела вместе Грязнова, бывшую московскую проститутку Анну, ее богатого мужа и Хазарова, взявшегося подыскать Шнайдеру почку для пересадки.

– Доброе утро, господин Шнайдер, – лицо Марата Ивановича лучилось улыбкой.

Пожилой немец не отрываясь смотрел на пасмурное небо. Ему хотелось, чтобы сегодня светило солнце: возможно, это последний день, когда он может сам идти по аллее, видеть небо, деревья. Ведь если операция пройдет неудачно, то в лучшем случае он останется прикованным к постели, подсоединенный к громоздкому аппарату «искусственная почка», а в худшем – так и не очнется после наркоза. Он понимал, в случае неудачи никто не станет его хоронить, опасаясь неприятностей, тело, расчленив, сожгут по частям в котельной или растворят в кислоте, проклиная тот день, когда согласились делать ему операцию.

Вздохнув, он повернулся к Хазарову. Медленно высвободил руку из-под локтя Анны и уже второй раз за этот день пожал ладонь главному врачу.

– Вот и Валерий приехал, господин Шнайдер. Все подтверждается, донор найден: сильный, молодой, здоровый, с вашей группой крови. Так что уже сегодня после обеда начнем готовить вас к операции.

– Видишь, я же тебе говорила, все хорошо, а ты волновался, – Аня, фальшиво улыбаясь, поцеловала Шнайдера в губы, глаза же ее оставались при этом абсолютно холодными.

– Я хотел бы сам посмотреть на него.

– Пожалуйста, – с готовностью предложил Хазаров, – когда его привезут в клинику, мы предоставим вам такую возможность.

– Нет, я бы хотел увидеть его раньше, может, поговорить с ним до того, как он узнает, что его ждет. Если он мне не понравится…

– Это сложнее, – помрачнел Хазаров, – мне бы не хотелось, чтобы вы покидали пределы клиники.

– Зачем тебе это? – принялась уговаривать Шнайдера Анна. – Разнервничаешься, а тебе сердце беречь нужно для операции.

– Можно будет это сделать? – бесцветным голосом произнес немец.

– С такими вопросами – к Валерию, – развел руками Марат Иванович, – я тут не компетентен.

– Это сложно, вообще-то, но раз возникло такое желание, можем поехать.

– Когда?

– Думаю, прямо сейчас, вечером сделать это будет не очень удобно.

– Ваши анализы в норме, мы улучшили вам сворачиваемость крови, Катя недавно принесла результаты, – произнес Хазаров и с легкой ненавистью посмотрел на своего пациента, создающего ненужные проблемы.

До этого Шнайдер потребовал, чтобы его познакомили с врачами, которые проведут операцию, подолгу говорил с ними, обсуждая детали. Он вел себя чисто по-мазохистски, вникая во все тонкости технологии. Обычно же пациенты вели себя по-другому, стараясь не знать, каким образом Хазаров раздобудет органы для пересадки, эта тема была для них табу. Шнайдер же за свои деньги хотел знать все в подробностях.

– Я уже отдал распоряжение приготовить вам предоперационную палату, так что попробуйте встретиться с донором, если только это получится прямо сейчас. Езжайте, а к вечеру вернетесь.

– Один день ничего не решает, – задумчиво произнес Шнайдер, – подготовку к операции можно начать и завтра.

Спорить не получалось, немец технологию выучил досконально.

– Вы, Аня, поедете с нами?

– Нет, – за нее ответил Шнайдер, – она останется здесь.

– Что ж, воля ваша.

– Я подожду здесь, на лавке, а вы подгоните машину, – Шнайдер тяжело опустился на мокрую после дождя лавку и вновь уставился на небо.

Глава 6

Уже через полчаса машина Грязнова остановилась напротив девятиэтажного дома, облицованного белой смальтой.

Виталик Конопацкий стоял под фонарным столбом, прикрываясь от моросящего дождя женским зонтиком. Грязнов помог Шнайдеру выбраться из машины, и тот, опершись на его руку, пошел к Конопацкому.

– Вот наш новый сотрудник, – представил он Виталия немцу, – а это ваш работодатель. У него представительство в Москве, будете работать на немецкую фирму, вам повезло.

Виталик с недоверием смотрел на болезненного с виду немца, по взгляду которого нетрудно было понять: его интересует сейчас только собственное самочувствие, а никак не бизнес.

Шнайдер смерил Конопацкого взглядом от макушки до подошв растоптанных кроссовок.

– Я плохо говорю по-русски, – с сильным акцентом произнес он, – но, кажется, вы подходящая кандидатура – занять вакансию.

Грязнов подмигнул Виталию, мол, все идет отлично, мало кому так везет в этой жизни, как тебе.

– Завтра же выходите на работу, – глухо произнес Шнайдер и, высвободив руку, двинулся к машине.

– А я даже не знаю, чем заниматься буду, – зашептал Конопацкий.

– Не бойся, тебя научат. Дело несложное, с ним и дурак справится. Тысяча баксов на улице не валяются.

– Но это хоть законно?

– Не совсем, – усмехнулся Грязнов, – но бояться нечего, крыша у нас надежная. В крайнем случае, если поймают, отделаешься высылкой из Москвы. Это же не торговля наркотиками, немцы в таких делах осторожные. Да, Виталий, никому пока не говори о том, что устроился на работу.

Дело-то такое, скользкое, сам понимаешь…

– Понимаю, – кивнул Конопацкий, хотя ровным счетом ничего не понял, – я не трепло какое-нибудь.

– Ну и хорошо.., ну и отлично. Завтра собери все свои документы и жди меня на этом самом месте, в офис поедем.

Слово «офис» произвело свое магическое действие, оно прозвучало солидно, сразу придав договору какую-то видимость законности.

– А одеваться как?

– У тебя костюм с галстуком есть?

– Нет, – честно признался Виталий.

– И не обязательно. Спецодежду немец тебе выпишет, главное, документы все с собой возьми. Черт его знает, что там может понадобиться, немцы – народ привередливый.

До завтра, – Грязнов хлопнул Конопацкого по плечу и заспешил к машине, в которой его поджидал Шнайдер. – Ну как? – поинтересовался Валерий, заводя двигатель.

Немец смотрел в стекло на Конопацкого, стоящего под дождем, со сложенным зонтиком в руке.

– Мне кажется, он подойдет. Я согласен.

– По всему видно, что дурак, – рассуждал Грязнов, – но нам же не мозг пересаживать, а почку, – и засмеялся, но тут же осекся, потому что встретился взглядом со Шнайдером, тот явно не намерен был шутить на тему операции.

Виталик Конопацкий помахал рукой вслед удаляющейся машине и заспешил домой собрать документы, пока не вернулась Наталья.

«Вот повезло!» – думал он, складывая в полиэтиленовый мешок паспорт, водительские права и тонкую записную книжку.

Несколько раз переложил пакет, затем обвязал его скотчем. Делал он это обстоятельно, как любой провинциал, попавший в большой город.

«Лучше их спрятать, а то найдет Наталья, станет допытываться, какого черта я документы собираю.»

Он открыл стеллаж и, вынув несколько книг, спрятал документы возле задней стенки. Но томики в сверкающих глянцевых обложках не хотели становиться на место, три корешка выпирали из общего ряда.

«Глазастая баба, усечет», – подумал Конопацкий и забегал по квартире со свертком в руках.

Куда он ни пристраивал документы, повсюду, по его убеждению, их ждала одна и та же участь – Наталья найдет.

И наконец Конопацкого осенило: он побежал на кухню и, с усилием раздвинув мешки с сахаром, всунул документы между ними.

«Вот тут-то уж точно не найдет! Этот сахар до второго пришествия стоять будет.»

Спрятав документы, Виталик понял, что может расслабиться. Завалился на диван и стал смотреть телевизор.

Наталья вернулась как раз к началу программы «Время».

– Ну что, целый день дома сидел? – поинтересовалась она, внося в комнату большую сумку, доверху набитую барахлом.

– А что еще делать?

– Ужин хотя бы приготовил.

– Сейчас сделаю, – и без всяких пререканий Конопацкий отправился на кухню чистить картошку.

Такая сговорчивость показалась Наталье подозрительной. Она наскоро провела на кухне ревизию, но все оказалось в порядке: хлеб куплен, минералка тоже, мясо разморожено. Женщина хмыкнула.

– Все в порядке? – поинтересовался Конопацкий.

– В порядке. Странный ты сегодня, Виталик, какой-то…

Он пожал плечами.

– Такой же, как всегда.

– Отойди, я сама картошку почищу.

– Почему?

– Не мужское это дело.

Конопацкий для вида поломался, но затем уступил место возле раковины. Если Наталья чего-то решила, то никогда уже не отступала, он это знал.

Ужинали в комнате, глядя телевизор. Наталья выпила немного коньяку.

– Ты бы тоже выпил, – посоветовала она.

– Нет, я решил, что месяц вообще ни глотка пить не буду.

– Выпей, Виталик.

– Зачем вам это?

– Ты, когда трезвый, кончаешь немного быстрее меня, я же вижу, как ты стараешься сдержаться. А как выпьешь – все нормально.

– Я быстрее? – засмеялся Виталик и посмотрел на женщину, та дышала глубоко, возбужденно. – Сейчас посмотрим, – и он, взяв Наталью за плечи, повалил на неразложенный диван.

Та, естественно, не сопротивлялась. Они даже не раздевались полностью, Виталик чувствовал, что сегодня он в ударе. Конопацкий ощутил, что выходит из-под влияния женщины, вновь становится полноценным самостоятельным мужчиной. Он чувствовал, что теперь ему подвластно все, даже задержать оргазм.

* * *

Виталик Конопацкий с утра напросился проводить Наталью до остановки, где ее должен был подобрать автобус, следовавший на вещевой рынок. Он хотел убедиться, что женщина уехала. Наталья, расслабленная сексом, потеряла бдительность и не правильно истолковала яркий блеск в глазах Виталика.

– До вечера, – она ласково потрепала его по щеке и забралась в автобус, половина которого была заставлена сумками с одеждой.

«Ну вот и сплавил ее!»

Конопацкий бегом вернулся домой и быстро переоделся.

Два часа, остававшихся до встречи, он просидел, держа в потных руках сверток с документами. Наконец он понял, что последние пятнадцать минут ему сидеть невмоготу и лучше пройтись по улице.

Он вновь оказался под фонарным столбом и вышагивал под ним – двадцать метров в одну сторону и двадцать в другую. Ему казалось, время течет невыносимо медленно, думалось, прошло уже минут пять, но стоило ему посмотреть на часы, как он убеждался, что миновало минуты три, не больше.

Он уже просмотрел глаза, пытаясь разглядеть машину, на которой вчера приезжал Грязнов.

– Привет, – услышал он знакомый голос за спиной.

Откуда появился Грязнов, Виталий сперва не понял – машины нет. Потом дошло: тот вышел дворами.

– Добрый день. Я вас на машине ждал, а вы, Наверное, из офиса пришли, пешком?

– Из офиса, – подтвердил Валерий Грязнов.

Сегодняшним утром он был занят тем, что вывозил из снятой на время квартиры компьютеры и мебель. Тяжести таскали два санитара из клиники Хазарова. В подъезде они появились без халатов и были похожи на обыкновенных грузчиков. Ключи от квартиры, сменив сердцевину, Грязнов оставил соседям, как и договаривался с хозяевами.

– Так вы без машины? Пешком?

– Тут недалеко, на метро пару остановок. Чуть ближе к центру, – пояснил Валерий.

Он так и не подал руки Виталию, по своей обычной привычке стоял, запустив руки в карманы пальто.

– Документы взяли?

– Да, вот они, – Конопацкий показал полиэтиленовый сверток.

Грязнов властно взял документы и спрятал их в нагрудный карман пальто.

– Так целее будут, – улыбнулся он и не спеша направился к метро.

Он шел так, словно ему было безразлично, следует за ним Конопацкий или нет. Чем ближе они подходили к площади, на четырех сторонах которой расположились выходы из метро, тем больше становилось народу.

– Я деньги забыл, – спохватился Конопацкий и растерянно огляделся, понимая, что возвращаться уже поздно.

– У меня есть жетоны, – спокойно ответил Грязное, спускаясь по лестнице.

Конопацкий, не привыкший к напряженной столичной жизни, чувствовал себя в толпе скованно, держался поближе к стенке, как раз там, где идти было неудобно, он то и дело поскальзывался на пандусах для детских колясок.

– Привет! – неожиданно сказал кому-то Грязнов, обернувшись.

Конопацкий машинально повернулся, посмотреть, кого приветствует спутник, и тут Грязнов выхватил из кармана небольшой, но мощный, размером с сигаретную пачку, электрошокер и, прикрываясь полой пальто, ткнул его в спину Виталику. В гуле подземного перехода щелчок электроразряда был почти не слышен. Конопацкий даже не понял, что произошло, лишь ощутил сильный толчок. В голове у него помутилось, колени подогнулись, и он с размаху грохнулся на гранитные ступени.

Завизжала женщина, еле успевшая отскочить от падающего.

Тут же кто-то сказал:

– Во, напился!

– ..с утра, – добавил другой голос за спиной Грязнова.

А тот уже успел спрятать электрошоке? в карман пальто и присел возле Виталика. Тот хоть и ударился головой, но не сильно.

Первым делом Грязнов пощупал пульс.

– Цел, – пробормотал он.

– «Скорую» вызовите! – запричитала сердобольная торговка жареными семечками, которой Конопацкий, падая, чуть не перевернул ящик с товаром.

– У меня мобильник с собой, сейчас! – Грязнов демонстративно выдернул из футляра мобильный телефон и принялся нажимать кнопки. – «Скорая»? Человеку плохо! Потерял сознание и ударился головой. Наверное, сердце прихватило. Ждем, – бросил он в трубку, даже не назвав место, куда нужно приехать машине.

Но в суматохе никто не обратил на это несоответствие внимания. Невольные свидетели происшедшего успокоились: «Скорая» вызвана, человеку помогут. Никому особо не хотелось ввязываться в это дело, поглядеть со стороны – это еще куда ни шло.

– Вон, видишь, – слышал Грязнов у себя за спиной шепот, – новый русский с мобильником, а чужое горе понимает, помог.

– Это знакомый его…

– Какой знакомый, я сам видел, шел мужик за ним следом, да как поскользнется, головой о ступени и ударился.

– Пьяный он.

– Да нет, трезвый, ты что! Пьяному бы ни хрена не было.

Грязнов косился по сторонам, не вступая в лишние разговоры.

"Так, милиции пока нет, – отметил он про себя, – да где же мои ребята с машиной, черт возьми, подевались?

Мы же четко договорились."

Конопацкий дернулся, открыл глаза и не сразу понял, где находится, что с ним произошло. Он видел над собой грязный побеленный потолок подземного перехода и лампу дневного света, забранную в дырявый жестяной плафон.

– Пропустите! Пропустите! – сверху с улицы спешили два здоровенных парня в белых халатах со складными носилками.

Появление людей в белых халатах тут же внесло оживление, толпа расступилась, давая возможность подойти к лежавшему.

– Я… – пробормотал Конопацкий.

– Все нормально, вам плохо стало, – сказал Грязнов, склоняясь над ним. – Вот и «Скорая» приехала.

– Работа…

– А как же, все в порядке. Ложись. Главное, тебя зачислить успели…

Здоровенные мужики тут же разложили носилки и, подхватив еще не окончательно пришедшего в себя Конопацкого, уложили его. Затем бегом бросились с носилками наверх. Грязнов поспешил за ними.

– Видишь, порядок теперь в Москве.

– Да уж, Лужков навел, «Скорая» как работает, а? Минуты не прошло, а они уже здесь! Раз, два и понесли.

– «Реанимобиль» наверху стоит, – рассуждали оставшиеся без зрелища зеваки.

А двое санитаров уже вталкивали носилки в машину.

Один из них забрался в салон, Конопацкий следом за ним.

Второй санитар тут же захлопнул дверку, вскочил за руль, и машина понеслась по проспекту.

Конопацкий уже настолько пришел в себя, что сумел сесть.

– Вроде отпустило. Куда мы едем?

Грязнов положил ему руку на плечо.

– В больницу, обследуют. Ничего страшного, все нормально.

А сам подумал:

«Здоровый бугай, черт возьми, другой бы четверть часа отойти не мог после шокера!».

Его рука вновь скользнула в карман пальто. Конопацкий дернулся, когда электрошоке? ткнулся ему в спину, но Грязнов успел нажать на кнопку раньше, чем Виталик стал сопротивляться. Трижды его тело вздрагивало от разрядов тока, затем он упал на носилки.

– Дозу, быстрее, – крикнул Грязнов, – а то опять очухается!

Он уже обворачивал руки Виталика толстым брезентовым ремнем, приматывая их к носилкам. Санитар, бывший в салоне, бросился привязывать ноги.

– Дозу, я тебе сказал, потом примотаешь!

В машине, которая неслась по неровному асфальту окраины, не очень-то легко было набрать в шприц жидкость из хрупкой ампулы.

– Чего ты возишься! – кричал Грязнов санитару, который с трудом толстыми пальцами управлялся с небольшим шприцем.

– Сейчас, сейчас, Валера, наберу.

– Чего ты этой дряни жалеешь? Он здоровый, бык, ему двойная доза нужна.

– Хватит и этой, – попытался возразить санитар, но все же взял вторую ампулу и набрал из нее половину. – Полтора кубика хватит?

– Коли!

Грязнов задрал лежащему Конопацкому рукав и навалился на него, чтобы тот не мог дернуться. Санитар сел на пол и принялся тыкать тонкой иголкой в локтевой изгиб.

– Вену, вену ищи!

– Попробуй в нее на ходу попасть!

– Стой! – Грязнов с размаху стукнул кулаком по перегородке, отделяющей салон от кабины.

Водитель тормознул и принял вправо, машина замерла.

– Давай коли – и вперед!

Санитар, прицелившись, попал-таки в вену и для проверки отсосал в шприц немного крови. Наркотик тут же помутнел, сделавшись розовым. Затем поршень шприца медленно двинулся к нулевой отметке.

– Кайф, кайф лови, – мечтательно бормотал санитар так, словно бы это ему самому в вену лился наркотик.

Использованный шприц упал на рифленый пол машины «Скорой помощи». Грязнов еще с минуту держал Конопацкого, затем пересел на откидное сиденье и вытер рукавом пот со лба.

– А теперь езжай спокойно, без мигалки, – бросил он шоферу, просунувшему голову в салон.

– Не переборщили? – засомневался санитар, глядя на слишком спокойное лицо Конопацкого.

Грязнов держал руку на пульсе.

– Нет, все в порядке. Теперь ему часа три надо, чтобы прочухался.

И санитар, и Грязнов нервно закурили.

– Все нормально прошло, никто на вас не пялился?

– Где ж ты усмотришь! Зевак много, все смотрят.

– Ментов рядом не было?

– Нет, я за этим следил. Вы чего так долго возились?

– Когда из двора выезжал, нам фура дорогу перекрыла, пришлось по тротуару ехать.

– Ладно, все отлично. Раз сзади никто не увязался, значит, проскочили, – Грязнов отодвинул боковое стекло и подставил лицо холодному осеннему ветру.

Машина «Скорой помощи» уже выехала за город. С улыбкой Грязнов проводил взглядом удаляющийся пост ГАИ.

Другие машины останавливали, проверяли, «Скорую» же никто не тормознул, хоть и ехала она с превышением скорости.

Затем он вытащил из внутреннего кармана пальто сверток с документами и распаковал его: паспорт, военный билет, водительские права.

– Жадность фраера сгубила, – проговорил Грязнов, когда машина «Скорой помощи» миновала железные ворота с выкрашенными бронзовкой пятиконечными звездами.

Сигналя, автомобиль ехал по аллее. Сумасшедшие, пациенты лечебницы, одетые в выцветшие серые халаты, пугливо оглядываясь, разбегались в разные стороны. Один из сумасшедших ловко подпрыгнул и повис на ветке дерева.

Он висел на одной руке, а второй показывал Грязнову кулак. Когда же машина поравнялась с ним, то протянул руку и ткнул чуть ли не под нос Грязнову ловко скрученную фигу, при этом он умудрился высунуть большой палец чуть ли не до второго сустава.

– Козел! – выругался Грязнов, понимая, что сейчас у него нет времени разобраться с нахальным психом. В другое время он избил бы его до полусмерти, но теперь стоило спешить, иначе Хазаров будет недоволен.

Машина остановилась у черного входа в административный корпус. Широкие двери на рампе были уже распахнуты.

Грязнов вышел первым и распорядился:

– Несите!

Бесчувственного Конопацкого, уложенного на носилки, подхватили двое санитаров и, стуча жесткими подошвами ботинок, стали спускаться по узкой лестнице в подвал.

Грязные, сырые стены, липкие поручни. Грязнов брезгливо посматривал по сторонам, боясь испачкаться.

Он остановился у огромной железной двери с полуметровым маховиком запора, такие обычно стоят в крупных бомбоубежищах. Заскрежетали ригели, выходящие из пазов, и Грязнов с трудом открыл дверь. За ней открывался другой мир.

Куда подевались сырость, плесень, облезлая краска?

Все здесь сияло чистотой и стерильностью. Облицованные белой кафельной плиткой стены, подшитый пластиком потолок, яркие галогенные лампочки.

У стены стояла каталка, на нее санитары положили носилки и покатили ее перед собой по длинному гулкому коридору. Ни на одной из дверей подземного госпиталя не было надписей.

– Сюда, – скомандовал Грязнов, распахнув широкую двухстворчатую дверь.

Каталка на резиновом ходу беззвучно скатилась по пандусу и замерла среди сияющих нержавейкой медицинских столов.

– Разденьте его, да привяжите покрепче, – скомандовал Грязнов.

Санитары принялись раздевать бесчувственного Конопацкого.

Когда Марат Иванович Хазаров вошел в комнату подземного госпиталя, то Грязнов уже успел снять пальто, повесить его в коридоре и облачиться в белый халат. Виталий Конопацкий лежал на специальном широком столе, застланном белоснежной простыней, его руки и ноги стягивали толстые кожаные ремни. Чтобы они не впивались в тело, под них положили толстые матерчатые салфетки.

Хазаров постоял возле стола, затем приподнял Конопацкому веко, заглянул в зрачок, прощупал пульс, резко обернулся к Грязнову.

– Что с ним? Почему до сих пор не приходит в себя?

Головой, что ли, сильно ударился? – он, не прикасаясь пальцами, показал на грязную ссадину на лбу.

– Нет, – неохотно ответил Грязнов, – здоровый, бугай, оказался, ему электрошокера мало оказалось, пришлось полтора кубика морфия вкатать.

– Снова, – прошипел Хазаров, – сколько раз я тебе говорил, наркотиками и медицинскими препаратами не пользоваться!

– Пришлось, – развел руками Грязнов, – он уже в машине очухался, еще отъехать не успели, шум поднял бы, крик.

– А теперь ждать придется, когда наркотик из организма выйдет, Шнайдер будет недоволен.

– Кто ему скажет? – усмехнулся Грязнов.

– Ты, костолом долбаный, – зло произнес Хазаров (санитары сделали вид, что не слушают, как ругаются их хозяева), – ты бы ему еще и череп проломил! Аккуратно надо, товар-то нежный.

– Я его по почкам не бил, – коротко засмеялся Валерий Грязнов, – и халат надел, как положено.

– Ладно, чего уж там, случилось так случилось, все равно три дня еще ждать придется, пока Шнайдера приготовим.

Хазаров сам проверил, надежно ли привязан к столу донор и остался доволен.

– Вы, ребятки, подежурьте тут, а когда очнется, меня позовете.

– Что делать, если кричать начнет? – поинтересовался один из санитаров.

– Кляп в рот затолкайте. Только смотрите, никаких пластырей не клеить!

– Хорошо, сделаем.

– Пошли, Валера, Шнайдеру хорошую новость сообщим. Считай, деньги у нас уже в кармане.

* * *

Конопацкий приходил в себя постепенно. Сначала к нему вернулся только слух, затем вкус и только потом зрение. Он увидел над собой ровную белую плоскость потолка, ему показалось, что его до сих пор качает, как это было в машине.

Виталик даже не сразу смог вспомнить собственное имя, а затем к нему постепенно возвращалась память. Он вспомнил, как упал в подземном переходе, вспомнил, что был вместе с Грязновым.

– А-а-а…

Попробовал пошевелиться. И лишь только понял, что не может поднять руки, ощутил толстые кожаные ремни, оплетающие запястья.

– Смотри-ка, проснулся, – услышал он неприятный низкий голос и насколько мог запрокинул голову, чтобы увидеть говорившего.

Тут же узнал одного из санитаров, которые грузили его на носилки неподалеку от входа в метро.

– А ты-то чего радуешься? – сказал второй санитар. – Лежал тихо, спокойнее было. Позвони доктору.

Вроде бы все сходилось. Конопацкий почувствовал себя плохо, упал, ударился головой, его подобрала «Скорая помощь», и теперь он в больнице. В этом Виталия убеждала обстановка и белые халаты санитаров. Да и фраза насчет доктора.

«Но зачем ремни? Почему меня раздели догола и привязали к столу? Почему рядом не медсестра, а два бугая с бандитскими рожами?»

– Мужики, где я? – прохрипел Конопацкий.

– В больнице, – недовольно ответил один из санитаров.

– А зачем меня привязали? – Виталик почувствовал страшную боль в голове и скривился.

Санитары переглянулись, словно бы советовали друг другу: не надо ему сейчас ничего объяснять, только крик поднимет. Один санитар вышел за дверь позвать Марата Ивановича, а второй подошел поближе к столу.

– Мужик, отвяжи!

– Не положено.

– Какого хрена меня связали? – Конопацкий начинал злиться.

– Доктор сказал.

– А раздели на хрена?

– Так положено.

Конопацкий несколько раз изо всей силы дернулся, но ремни были крепкие.

– Что это за больница?

– «Скорой помощи», – со скучающим видом отвечал санитар и зевнул, даже не подумав прикрыть рот ладонью.

От напряжения Конопацкому вновь сделалось плохо, в глазах потемнело, и на время он успокоился, поняв, что от санитара ничего не добьешься.

«Придет доктор, с ним и разберусь», – подумал Виталик.

И тут в память вернулась и другая картинка. Он сидел на носилках в машине скорой помощи, а человек в черном пальто приставил ему к спине что-то твердое, и он вновь ощутил точно такой же толчок, который почувствовал в метро.

«Электрошоке?!» – догадался Конопацкий и заскрежетал зубами.

Он понял, что его подставили, но кто и зачем – этого сообразить не мог, как ни напрягал память.

«Похитили, чтобы потребовать выкуп? Но кто за меня заплатит? Кому я на хрен нужен? И при чем здесь „Скорая помощь“, почему привезли сюда?»

Двухстворчатая дверь распахнулась, и в комнату вошел улыбчивый Марат Иванович. Тут же обменялся коротким взглядом с санитаром, мол, донор уже понял, в чем дело?

«Нет», – отрицательно качнул головой верзила в белом халате.

– Ну-с, посмотрим, что тут у вас.

От этого вкрадчивого голоса Конопацкий на какое-то время успокоился, ему показалось, что перед ним настоящий врач, который пришел, чтобы лечить.

– Да, ссадина, – Хазаров собственноручно смочил тампон и промыл рану, – еще не хватало заражения.

А так вы в полном порядке, – и он подмигнул Конопацкому.

– Доктор, какого черта меня привязали?

– Буянили, – с усмешкой произнес Марат Иванович, – ударились головой и буянили. Вот и пришлось вас скрутить.

Больше буянить не будете? – он разговаривал с Виталиком, как разговаривают с ребенком, спокойно, но вместе с тем и властно. – Нехорошо как-то получается, мы вас спасти хотели, а вы…

– Не было этого! – округлив глаза от удивления, сказал Конопацкий. – Меня тот хер в черном пальто электрошокером… Доктор!

И тут по глазам Хазарова он понял, все этот доктор знает и о мужчине в черном пальто, и об электрошокере, и что-то еще, о чем не подозревает пока он сам, Виталий Конопацкий.

– А ну, отвяжи меня! – закричал Виталик, дергая руки и ноги изо всех сил. – Отвяжи сейчас же!

– Зачем? – удивленно вскинув брови, поинтересовался Хазаров, на всякий случай отступая на пару шагов. – Снова буяните, а говорили, что зря вас привязали.

Стол сотрясался, дребезжал, но высвободиться бывший десантник не мог.

– Отвяжи, козел, что я сказал!

– За козла ответишь, – спокойно произнес Хазаров и тяжело вздохнул. – Все, началось, заткни-ка ему пасть.

Конопацкий вертел головой, пытаясь увернуться от скомканной медицинской салфетки, которая пахла йодом и еще какой-то гадостью. Тогда охранник схватил Виталика за волосы и прижал его голову к столешнице.

– Не дергайся, урод!

Конопацкий сжал зубы и застонал не столько от боли, которая все еще раскалывала голову, сколько от досады на самого себя, что он, здоровый мужик, не может сейчас постоять за себя. Вот если бы ему отвязали руки, хотя бы одну руку!

– Рот-то открой, – вновь перешел на вкрадчивый тон Хазаров.

– Да пошел ты! – хотел сказать Конопацкий.

И охранник, улучив момент, сумел-таки втолкнуть ему салфетку в рот. Конопацкий попытался укусить его за палец, вытолкнуть салфетку, но тот уже глубоко затолкал ее в рот, так плотно, что казалось, сейчас вывернется нижняя челюсть. Виталик рвался, хрипел. Через нос, сломанный еще в армии, он дышал с трудом, не хватало воздуха.

Марат Иванович стоял, скрестив на груди руки, и спокойно смотрел на безуспешно пытавшегося вырваться из пут Виталика.

– Ну что, лучше тебе стало, спокойнее? – говорил он, склонив голову набок. – Будешь хорошо себя вести, кляп вытащим. А еще говорил, что не буянил, на людей не бросался. Сумасшедший, самый настоящий сумасшедший.

Минуты через три Конопацкий понял: все его попытки ничего не дают. Ремни пережали запястья и лодыжки, кислорода катастрофически не хватало. Он замер и стал дышать ровнее. Но каждый вздох и выдох сопровождался свистом.

– Если не будешь дергаться, воздуха тебе хватит, – сказал Марат Иванович. Затем подошел к столу и немного расслабил ремни, расправив их. – Так удобнее? – поинтересовался он.

Дверь открылась, и в комнату вошла Катя. Она была бледной, даже губы не отличались цветом от остального лица Смотрела она как-то отстранение поверх головы Хазарова.

– А, вот и Катя пришла, – обрадовался главный врач психлечебницы, – как раз пациент успокоился. Тебя не смущает, что он голый?

– Нет, – все так же глядя в пространство, произнесла Катя.

– Сделай ему тест на СПИД. Это последний штрих, мне нужна стопроцентная гарантия.

Конопацкий во все глаза смотрел на женщину, не зная, чего ему ждать от нее – мучений или избавления. Утопающий всегда хватается за соломинку, вот и Виталику хотелось верить в то, что все происходящее сейчас кончится, как дурной сон.

Марат Иванович подошел к женщине и прошептал ей на ухо:

– Грязнов вколол ему морфия, нужно поскорее вывести его из организма. Подключишь аппарат абсорбции, прогонишь через него кровь.

Женщина кивнула.

– Если тебе не хочется этим заниматься, то скажи, замену тебе найдем, – он пытливо заглянул в глаза Кате. Та опустила веки. – Ну что ж, умничка. Я понимаю, всем тяжело – тебе, мне, ему, но дело есть дело, и оно не должно страдать от нашего настроения.

Катя поставила на соседний столик поднос со шприцами и склонилась над Конопацким. Санитар внимательно следил за ее движениями.

– Под руку не смотри, – сказала Катя, – ты же знаешь правило.

Санитар недовольно поморщился и перевел свой взгляд на вытяжку, под которой стояла пара незажженных спиртовок.

– Я должна взять кровь для теста на СПИД.

Лишь только Катя намазала ватку спиртом и прикоснулась к руке Виталика, тот вновь принялся дергаться, да так сильно, что всадить иглу не было никакой возможности.

– Помочь? – почти безразлично предложил санитар.

– Пока не надо, – остановила его Катя. – Лучше полежи спокойно, – она говорила это почти без всякого выражения, чеканя слова, – если перестанешь дергаться, я выну тебе кляп.

– Эй, – крикнул санитар, – доктор ничего насчет кляпа не говорил!

– Он мне поручил пациента или тебе? – скороговоркой бросила Катя.

– Смотри, потом самой отвечать придется. Я только советую.

– Не будешь дергаться? – вновь спросила Катя.

Конопацкий несколько секунд подумал, потом утвердительно кивнул. Женщина осторожно, двумя пальцами взяла салфетку и, стараясь не причинять боль, вытащила ее изо рта Виталика.

Тот отдышался, а затем неожиданно для самого себя сказал:

– Спасибо.

Катя посмотрела на санитара, мол, тебе лучше выйти, видишь, без тебя он спокойный.

– Подумаешь! – проворчал санитар.

Ему уже самому здесь надоело торчать, хотелось курить. А насчет этого доктор Хазаров был строг, курить разрешалось лишь на улице.

– Справишься? – спросил санитар.

– Без тебя – в два раза быстрее.

– Ну смотри, как знаешь, – и санитар вышел из комнаты.

Катя подбежала к двери и, привстав на цыпочки, выглянула в стеклянное окошко. Она увидела, как мужчина отворачивает задвижку на двери и, неплотно прикрыв ее, выходит на улицу.

– Где я? Почему меня связали? – шепотом спросил Конопацкий.

– Молчи, пока молчи, – отвечала Катя, нагибаясь со шприцем в руках. Иголка тут же нашла вену, и темная кровь наполнила шприц.

– Кто они? Кто ты? – продолжал спрашивать Виталик. – Почему меня привязали?

– Потом, все потом, – она подкатила к столу, на котором лежал Конопацкий, прибор, укрепленный на стойке, и сказала:

– Тебе нужно очистить кровь.

– Снова какую-нибудь гадость вкатаете?

– Нет, точно так же снимают синдром похмелья – прокачивают кровь через адсорбент, и он забирает всю отраву.

Небось читал в объявлениях?

– Да, – растерялся Конопацкий, – Вот и тебе то же самое сделаем, – женщина ловко пристроила иголки, приклеила их пластырем.

Прибор еле различимо загудел, по прозрачным трубкам побежала кровь. Вернулся санитар, убедился, что все в порядке, и вновь вышел на улицу. Катя сидела в углу на неудобном металлическом стуле и нервно мяла в руках край халата.

– Слушай, – зашептал Конопацкий, – скажи, что они задумали?

Женщина словно бы не слышала вопроса. У Виталика все еще ныла голова, но боль теперь стала внешней, внутренняя же, раскалывавшая голову, ушла. Аппарат работал довольно долго. Катя посмотрела на часы и выключила прибор. Затем ловко достала иголки и остановила кровь, текущую из ранок.

Что-то сумасшедшее, словно женщина сейчас решила прыгнуть вниз головой с моста, мелькнуло в глазах Кати.

Она наклонилась и зашептала в ухо Конопацкому:

– Что бы я сейчас ни сказала, обещаешь не кричать?

– Хорошо, – с готовностью согласился Виталик.

– Им нужна твоя почка, они хотят ее пересадить богатому иностранцу.

– Что?

Катя прикрыла Виталику рот рукой.

– Не знаю, нас могут подслушивать. Но это еще не все: тебя убьют. Это уже случалось не один раз, забирали органы и убивали.

Конопацкий практически окаменел, не было сил пошевелить даже пальцем.

– Что же делать? – наконец прошептал он.

И Катя тут же отдернула руку.

– Не знаю.

– Развяжи, развяжи меня.

– Не могу, тогда убьют меня.

– Но должен же, должен быть какой-то выход!

– Нет, я не могу, – торопливо шептала женщина.

– Тогда зачем ты мне это сказала? Уж лучше бы я не знал!

Катя взяла скальпель и надрезала один из ремней, державших руку. Затем вложила скальпель в ладонь Конопацкого и, взяв поднос, вышла из операционной, не проронив больше ни слова.

– Эй, – прошептал Виталик, боясь говорить громко, и повернул голову.

Женщина стояла за дверью и смотрела на него сквозь толстое зеленоватое стекло. Он несколько раз резко дернул рукой, и надрезанная полоска кожи разорвалась.

Скальпелем Конопацкий принялся перерезать второй ремень и сел на столе. Катя одобрительно кивнула и исчезла.

Виталик понимал, у него мало времени, вот-вот вернется охранник. Руки дрожали от страха и нетерпения, все еще кружилась голова. Но Конопацкий старался не думать об этом, он лихорадочно резал толстые кожаные ремни, приковывавшие ноги к столешнице. Скальпель тупился прямо на глазах. Освободившись от пут, Виталий, как был голый, вскочил. И услышал неторопливые шаги охранника: так мог идти только грузный, сильный мужчина.

Огляделся. Ничего подходящего на глаза не попадалось, скальпель казался ему ничтожно маленьким, чтобы нанести вред здоровяку в белом халате. И тут взгляд Виталика остановился на тяжелой никелированной стойке для капельницы. Он схватил ее и, прижавшись спиной к стене, затаился возле двери, готовый в любой момент броситься на вошедшего.

Санитар закашлялся и вошел в помещение. К счастью Конопацкого он не глянул в застекленную верхнюю часть двери, иначе бы непременно заметил опустевший стол. Санитар сделал шаг и замер, увидев, что пленник исчез. Он даже не успел услышать хлопка двери за собой. Конопацкий сбоку ударил его металлической стойкой по голове, и здоровяк, качнувшись, рухнул на кафельный пол.

Виталик занес было стойку для второго удара, но остановился. Санитар лежал неподвижно, из уголка рта тоненькой струйкой текла кровь. Конопацкий лихорадочно принялся обыскивать карманы своего противника, но там ничего подходящего не нашлось – пачка сигарет, связка ключей, зажигалка, никакого оружия. Сжимая в руках стойку, он выглянул на коридор. Яркий, ровный свет ламп, стерильная, слепящая белизна.

Один конец коридора круто поворачивал вправо и уходил вниз, другой кончался приоткрытой массивной металлической дверью. Беглец прокрался к ней и увидел неприглядную ободранную лестницу, ведущую на волю. Ступая босыми ногами по холодным влажным ступенькам, он поднимался, держа перед собой наперевес штатив капельницы – так, как воины средневековья держали копья. Он был настолько возбужден, что даже не чувствовал холода.

Но свежий воздух, врывавшийся в легкие, говорил ему, что свобода близка, все ярче становился дневной свет, лившийся из дверного проема.

Еще один шаг. Еще.

Когда от двери его отделяло каких-то шагов пять, в светлом проеме возникла тень огромного широкоплечего санитара. Конопацкий, понимая, что это, возможно, последний шанс спасти себе жизнь, рванулся вперед, пытаясь попасть срезом металлической стойки в голову. Но трудно прицелиться, когда прыгаешь со ступеньки на ступеньку, да еще не подъеме. Санитар успел уклониться и перехватил штатив двумя руками.

Секунд тридцать они боролись, пытаясь вырвать штатив из рук противника. Виталик почувствовал: силы неравные, санитар грузнее его, да и сильнее. Тогда он, покрепче сжав штатив, рискнул, рванул его на себя и прыгнул вниз, даже не думая о том, где сможет приземлиться.

Он вовремя разжал руки. Санитар, вцепившийся в штангу, не успел распрямить пальцы, качнулся, потерял равновесие и покатился по лестнице. Штатив, звеня, скакал перед ним. В последний момент Виталик успел ухватиться за скользкий влажный поручень и ощутил под босыми ногами гладкую бетонную ступеньку. У него уже не было времени смотреть, что стало с охранником. Штатив упал с таким грохотом, что его наверняка услышали в здании.

В два прыжка Виталик очутился на улице и, ослепленный после темной лестницы ярким дневным светом, бросился бежать, не разбирая дороги, по неестественно яркой для осени траве.

Он чуть не налетел на дерево и только тогда заметил, что в парке бродят странные люди в серых выцветших халатах. Его появление, голого, привело этих странных существ в возбуждение. Раздалось улюлюканье, кто-то показывал на него пальцем, раздалось душераздирающее хихиканье.

Грязнов, уже шедший к воротам по аллее, заслышав странные звуки, обернулся и увидел бегущего прямо на него Конопацкого. Виталик сперва не видел перед собой ничего, кроме серого бетонного забора с колючкой, натянутой по верху, он мчался к нему, еще не зная, как переберется через колючую проволоку. Знал одно: жажда жизни поможет ему, вынесет, заставит, обдираясь в кровь, преодолеть ряды ощетинившейся остриями проволоки.

Грязнов сперва растерялся от неожиданности, остановился как вкопанный. Заметив его, Виталик свернул и побежал по другой аллейке.

– Что смотрите? Ловите его, хватайте! Хоп! Хоп! – закричал Грязнов, хлопая в ладоши.

Он уже не первый раз сталкивался с сумасшедшими и знал, как их можно завести.

– Хватайте! Хоп! Хоп!

Конопацкий с ужасом увидел, как с разных сторон к нему бегут люди в серых халатах, бегут бестолково, сталкиваясь, падая. Один из сумасшедших пронесся прямо перед ним, широко раскинув руки, урча, как самолет.

– Сорок седьмой просит посадки, – донеслось до его слуха, и сумасшедший, заложив вираж, исчез за колючими кустами.

Топот десяток ног, крики, свист неслись к нему со всех сторон. Долговязый, худой как щепка сумасшедший с обезображенным вечной улыбкой лицом, высоко подпрыгнув, бросился на него. Конопацкий нанес удар в голову, почувствовал, как его кулак выламывает несколько зубов. Но не успел сделать и двух шагов, как маленький верткий псих подкатился ему под ноги.

Конопацкий споткнулся, рухнул лицом в траву и едва успел перевернуться, как на него набросились сразу несколько психов. Он бил наугад, уже не глядя, куда придется удар, а вокруг него слышались радостный визг, стоны покалеченных и душераздирающие крики:

– Хоп! Хоп!

Психи, отлично запомнившие, как их били санитары, отводили душу. Толстый, как боров, сумасшедший уселся на Конопацкого верхом и изо всех сил давил ему горло, при этом широко открыв рот, урчал и высовывал язык.

Когда Грязнов подбежал к Конопацкому, то уже сам не мог ничего поделать, того не было видно из-под сгрудившихся сумасшедших, каждый рвался добраться до голого тела, ущипнуть, сдавить, ударить. Грязнов бил ногами, оттаскивал психов за халаты, кричал, ругался матом, но на место одного оттащенного бросались двое свежих.

– Суки! Прочь! Убью! – кричал Валерий Грязнов, размахивая оторванным от серого больничного халата воротником.

Вновь подбежавшие сумасшедшие, устрашенные его видом, стояли поодаль полукругом и боязливо жались друг к другу. Но те, кто уже почувствовал боль, кто ощутил запах крови, безумствовали в полном смысле этого слова.

Наконец-то подоспели санитары. Орудуя дубинками со встроенными электрошокерами, им удалось-таки растащить психов, утихомирить их.

Конопацкий лежал на спине, перепачканный в земле.

Даже траву и ту на этом месте психи вырвали с корнем, превратив газон в зелено-желто-коричневое месиво. Виталий выглядел ужасно: исцарапанное лицо, до половины оторванное ухо, сломанный нос, разорванная до самой мочки уха щека, разбитая бровь вывернулась и сползла на кровоточащий глаз, сквозь кожу, чуть выше живота, торчало остро сломанное ребро, вздрагивавшее при каждом неровном вздохе.

– Уроды! – кричал Грязнов, замахиваясь на сумасшедших, и те с криками и смехом разбегались, но недалеко, прятались за деревьями и оттуда выглядывали – что же будет дальше.

Пару раз пнув ногой лежащего и ноющего психа, Грязнов наконец сорвал-таки свою злость и понял, что нужно действовать быстро. От административного корпуса уже бежал в расстегнутом белом халате встревоженный Марат Иванович Хазаров.

– Ну что я могу сказать, козлы – они и есть козлы, – плюнул на истоптанную траву Грязнов, когда Хазаров с укором посмотрел на него.

Приковылял и свалившийся с лестницы охранник. Он прижимал к голове напитавшийся кровью носовой платок и виновато смотрел на главного врача.

– Он.., я сам не знаю… – попытался оправдаться он.

– Заткнись! – процедил сквозь зубы Хазаров. – В реанимацию, быстро! Где носилки?

Двое санитаров побежали к крыльцу, а Марат Иванович присел возле неровно дышащего Конопацкого. Брезгливо, боясь испачкаться, приоткрыл тому веко. Закатившийся глаз подрагивал, на нем неровное, как клякса, расходилось пятно кровоизлияния.

Хазаров прижал пальцы к сонной артерии, почувствовал неровное, судорожное биение.

– Конец, долго не протянет. Резать надо прямо сейчас, – это было последнее, что услышал Конопацкий.

Слова психиатра донеслись до него издалека, словно эхо, и он тут же провалился в черное небытие.

– Срочно звони, чтобы приехал хирург, – бросил он Грязнову, – потому что наш специалист способен только отделить почку. Пусть готовит изотермический контейнер для сохранения, – Хазаров отдавал только самые необходимые распоряжения, понимая, что сейчас у него не хватает людей, чтобы их исполнять.

Еще живого, но уже бесчувственного Конопацкого положили на носилки и отправили в операционную. Мрачный, ссутулившийся Хазаров поднялся на крыльцо и столкнулся с перепуганной Катей, пристально посмотрел на нее.

– Вот что иногда бывает, – тихо произнес он, – иди в операционную, там понадобится твоя помощь.

Сумасшедших охранники загнали в корпус, не обращая внимания на то, что у некоторых оказались выбиты зубы, разбиты носы, у двоих сломаны руки.

Катя быстро присоединяла к телу Конопацкого датчики, накрыла его простыней, оставив окно на спине.

– Анестезии не надо, – из-под маски произнес хирург, когда анестезиолог попытался приложить к лицу Конопацкого маску, – он и так уже, считай, труп, бесчувственный.

Виталик даже не вздрогнул, когда его кожу располосовал скальпель. Катя, ассистируя хирургу, старалась забыть о том, что сегодня произошло, старалась не думать, что это она дала Конопацкому в руки скальпель, спровоцировала его побег.

Она всецело сосредоточилась на работе, старалась не ошибиться, подавая инструменты, но пару раз вместо ножниц протягивала зажимы, вместо зажимов – скальпель. Ее не смущало то, что хирург во время операции ругается на нее матом, так было заведено: делай что угодно, лишь бы это помогало работать.

В зияющий разрез Катя сунула кровеотводящую трубку, обложила обнажившиеся почки тампонами.

– Кажется.., успели., мать его, – шептал под маской хирург, мастерски перерезая ткани и устанавливая зажимы. – Кажется, успели на…

Наконец почка была отделена, и ее бережно поместили в изотермический контейнер для хранения органов, предназначенных для трансплантации.

И в этот самый момент на экране осциллографа ломаная линия стала прямой.

– Мы успели, и он успел, – мрачно пошутил хирург, стягивая перчатки и бросая их в умывальник. – Ну и испачкался же я, – спокойно произнес он, глядя на зеленый халат, сплошь забрызганный кровью.

– Я устала, – прошептала Катя.

– Отдыхай, теперь тебе никто не помешает.

Но отдохнуть ни ей, ни хирургу не пришлось. Их еще ждали проломленная голова санитара, только что пришедшего в себя, увечья сумасшедших. Бригада хирургов, вызванных Хазаровым из Москвы, уже прибыла, и вовсю шли приготовления к пересадке почки геру Шнайдеру.

– Черт с ним, со вторым тестом на СПИД, – сказал Хабаров, – если ждать результатов, то не успеем. Будем считать, что все в норме.

Затем он тронул за руку Грязнова и повел его в комнату, где стоял пустой металлический стол с разрезанными ремнями.

– Валера, посмотри, ты в этом лучше разбираешься.

– А что здесь смотреть, – зло ответил Грязнов, – я и так уже понял, что произошло.

– Ну?

– Эта сучка, Катька, устроила ему побег.

– Зачем же ты сразу так? – улыбнувшись, произнес Хазаров.

– Я по ее лживым глазам понял, лишь только на нее посмотрел.

– И я понял, но убедиться не мешает.

Грязнов подошел к столу, осмотрел все четыре ремня.

Три из них были явно перерезаны скальпелем, четвертый же наполовину разорван, наполовину разрезан.

– Посмотрите, если не верите, Марат Иванович, она надрезала один ремень и дала ему скальпель, оставила одного.

Хазаров задумчиво смотрел на перерезанные ремни, затем покачал головой.

– Ты понимаешь, что это не так?

– Да нет, точно! Вы что, не видите?

– Я-то вижу, но думать приходится не всегда так, как было на самом деле. Просто кто-то, я не знаю – ты, она, а может, я, случайно оставил скальпель на столике поблизости, он сумел дотянуться и перерезал ремни.

Грязнов, ничего не понимая, смотрел на Марата Ивановича.

– Но это же невозможно! Ни я, ни вы к скальпелю не прикасались, а насколько я понимаю, он лежал там, под вытяжкой, и чтобы до него дотянуться, нужно иметь руку метра четыре длиной.

– Я еще раз тебе повторяю, – спокойно втолковывал Хазаров, – что Катя не виновата, и мы ей сейчас об этом скажем, понял? – он подмигнул Грязнову.

Тот растерянно улыбнулся:

– Кажется, понимаю.

– Ну вот, успокоишь ее, подбодришь, скажешь, что она ни в чем не виновата. А потом, знаешь, я не хочу ее видеть в обозримом будущем, а потом – никогда. Жаль, конечно, что у нас нет сейчас заказа на пересадку почки женщине примерно ее возраста, но, с Другой стороны, тело ее должны найти целым. Насчет невредимости – это уж тебе решать.

– А почему я?

– Кто же еще? – пожал плечами Хазаров. – Я врач как-никак, клятву Гиппократа давал, а ты спецназовец бывший, можно сказать, профессиональный убийца. Это уж, Валера, кто на кого учился. Я ее задержу здесь до одиннадцати вечера, а ты уж смотри по обстановке. Да, кстати, – Хазаров остановился возле каталки, на которой лежал прикрытый окровавленной простыней труп Конопацкого, – сделай так, чтобы он исчез незаметно. Ты это умеешь, специалист, – и, не дав Грязнову возразить ни слова, Хазаров вышел на лестницу. – Где наша Катя? – спросил он у санитара.

– Там.

– Душевнобольным гипс накладывает? Что ж, похвально. Скажи, как закончит, пусть зайдет. Я поздно буду, день-то сегодня особенный.

В операционной в это время шла ответственная работа.

На лицо Шнайдера легла прозрачная маска, от которой тянулся к баллонам гофрированный шланг. Несколько глубоких вздохов – и гер Шнайдер почувствовал, как мир закружился у него перед глазами, он только успел подумать, что, наверное, точно так же приходит смерть, легко и буднично.

Он еще несколько раз невнятно пробормотал:

– Фюнф, фюнф… – цифру «зеке» у него вспомнить уже не было сил.

– Все, наркоз действует, – сказал анестезиолог, – можно приступать.

Все присутствующие в операционной затаили дыхание. и хирург занес скальпель над бледной дряблой кожей.

* * *

Грязнов стоял под навесом и жадно курил. Он думал о том, что сегодняшний день, начавшийся так удачно, испорчен. Вместо того чтобы ехать в Москву и оттянуться, он должен заниматься вещами, которые не сулят приятных ощущений. Внизу, на выходе из подземного госпиталя, его ждет каталка с трупом, который предстоит уничтожить. А ночью…

Грязнов вздохнул, раньше ему никогда не приходилось убивать женщин. Сколько же мертвых мужчин было на его совести, он точно не знал. Началось все на войне в Афганистане, когда он даже наверняка не знал, какая из посланных им пуль достигала цели.

Окурок полетел в лужу, скопившуюся на бетоне, и жалобно зашипел.

«Нечего тянуть, надо разобраться с трупом», – сам себе приказал Грязнов и, ничем не прикрываясь от дождя, с Непокрытой головой зашагал к лечебному корпусу.

Санитар встретил его сочувственной улыбкой.

– Ну и денек, Валера, сегодня выдался!

– И не говори, – Грязнов прислушался: корпус гудел, как рой потревоженных мух. – Психи никак не успокоятся, того и гляди, друг друга покалечат.

– А тебе-то что?

– Покалечат – это еще полбеды, а то, смотри, забьют кого-нибудь до смерти. Потом комиссия приедет, разбираться начнут. Не люблю я этого.

Санитар, в общем-то, понимал, зачем пришел Грязнов, понимал также, что браться тому за работу не хочется.

– Двух психов мне выдели, только тех, что поспокойнее и говорить почти не умеют, только мычат.

– А! Сникерса с Марсом? – расплылся в улыбке санитар, вспомнив двух душевнобольных, которые вечно ходили неразлучной парочкой и были, в общем-то, довольно спокойными. Главное, что их отличало от других, так это короткая память. Они даже забывали, ели они или нет, и могли, только закончив обед, встать в очередь на раздачу, и если их не уводили силой из столовой, то лопнули бы от обжорства.

– Да, Марса со Сникерсом. Они как, сегодня не отличились в драке?

– Нет, они были в столовой, когда каша заварилась.

Правда, им немного возбуждение передалось, но сидят, мычат, пальцем друг в друга тыкают. Сходить с тобой, Валера?

– Да, выведи их из палаты, а дальше я уж сам, чего всем пачкаться.

– Тоже правильно, – согласился санитар и, вооружившись дубинкой-электрошокером, пошел с Грязновым на второй этаж.

Все двери в палатах были без ручек, единственную на весь корпус ручку санитар носил в кармане халата.

– Здесь, подожди, – санитар вставил свой универсальный ключ и открыл дверь.

Сперва несколько психов бросились к выходу, но, завидев дюжего санитара, тут же попятились. Он поискал взглядом и нашел Марса со Сникерсом, сидевших на кровати, указал на них дубинкой:

– Ты и ты – на выход!

Психи переглянулись, не сразу поняв, что от них требуется.

– Они что, совсем ни хрена не понимают? – разозлился Грязнов.

– Случается, в плохую погоду у них крыша отъезжает и объяснить им становится совсем сложно. Но есть у нас один, Васька, вместо переводчика. Эй, Васька! – крикнул санитар.

И тут же перед ним по стойке «смирно» встал худощавый псих с радостной улыбкой на лице. Сразу было понятно, что он готов выполнить любое приказание: скажи ему сейчас выпрыгнуть в окно, он и выпрыгнет, ни секунды не поколебавшись.

– Объясни двоим бойцам, что работа для них появилась, и сам с ними иди.

Васька щелкнул каблуками и побежал к Марсу со Сникерсом. Присел перед ними на корточки и со страшными ужимками жестами принялся объяснять, что им нужно идти. Психи замычали, закивали и тут же двинулись к двери.

– Видишь, как он ухитряется с ними разговаривать!

Псих психом, а изъясняться руками умеет. Мне иногда кажется, что он этим двум даже анекдоты на пальцах рассказывает.

– И какие же? – вяло поинтересовался Грязнов.

– А у них всегда, что ни анекдот, то непременно про баб.

Они хоть и дурные, но мужское хозяйство-то почти у всех в порядке. Вот и оттягиваются, кто как умеет. Кто про женщин не только понаслышке знает, анекдоты рассказывает, а кто бабы в руках не держал, тот сам себе удовольствие доставляет или тех, кто послабее да потолще, в задницу трахает. А в рот они давать боятся, хоть и психи, а понимают – откусить могут. Иногда в окошко ночью заглядываешь, так они соберутся в кружок и дергают себя за концы, – санитар рассказывал о психах с ехидной ухмылкой, потому как в этом самом вопросе сумасшедшие мало отличались от здоровых мужчин, попавших в безвыходную ситуацию, когда до женщин им не добраться, – то ли в армии, то ли в тюрьме. – И смотри мне, Васька, чтоб без глупостей! – напутствовал санитар зондеркоманду психов.

Васька тут же приложил правую руку к сердцу и низко-низко поклонился, мол, под моим началом они что угодно сделают.

– Ты старший, Васька, с тебя и ответ.

– Понял, – захихикал Васька и, сжав колени, принялся вилять бедрами, словно собирался напустить в штаны.

– Пошли, – Грязнов двинулся по аллее, то и дело оглядываясь, поспевают ли за ним психи.

Те были приучены к беспрекословному повиновению.

Санитары тут служили крутые. Если и случались конфликты, то лишь тогда, когда сумасшедшие сбивались в стаю, как сегодня. Тогда уже управлять ими было невозможно. Бунт ликвидировали, разбив толпу на малые группки.

Когда Грязнов оказался у черного входа в административный корпус, психи не дошли до него метров десять и стали как вкопанные. Васька часто-часто моргал, он-то надеялся, что работа сегодня предстоит плевая – то ли листья сгребать, то ли деревья окапывать. Но если их приводили сюда, ко входу в подземный госпиталь, то это могло означать лишь одно: предстоит избавиться от трупа, а смерти и вида крови даже самые невменяемые психи боялись панически.

– Чего стали? – рявкнул Грязнов. – Пошли!

Васька сделал шаг вперед, а вот Марс со Сникерсом остались стоять, делая вид, что ничего не понимают.

– Объясни долбакам, что нужно идти вниз, – теряя всякое терпение, прокричал Грязнов.

Васька принялся им ожесточенно втолковывать, что следует слушаться Грязнова, но те никак не соглашались, мотали головами и мычали.

Наконец псих Васька пустил в ход последний аргумент: показал на Грязнова, а затем провел себе ладонью по шее, дескать, не пойдете, вас прирежут.

– Согласны, – наконец сообщил Васька и, зайдя Марсу со Сникерсом за спину, толкнул их.

Те, семеня, подталкиваемые Васькой, поплелись к лестнице в подвал. Каталка уже стояла на нижней площадке перед железной дверью, плотно закрытой на все ригели.

Грязнов свел своих помощников на самый низ и лишь после этого зажег свет, потому что вид окровавленной простыни мог просто парализовать сумасшедших. А по опыту Грязнов знал, если не давать времени на раздумье, то по инерции психи сделают все как надо.

– Взять и вынести! – зычным голосом, как командир роты на плацу, скомандовал Грязнов.

Васька перевел приказ на язык жестов.

Закрыв глаза. Марс со Сникерсом взяли труп Конопацкого за руки и за ноги, поволокли его по крутой лестнице.

«Лишь бы не споткнулись», – морщась, подумал Грязнов и пошел за ними следом, надеясь лишь на то, что если психи споткнутся, то пролетят мимо него.

Но Бог миловал. Оказавшись на улице, сумасшедшие, похожие как братья-близнецы, остановились и посмотрели друг на друга, мол, что дальше делать? К трупу они уже немного привыкли, тот не царапался и не кусался, а значит, не был для них опасен.

Валерий повел их за собой. Все это делалось еще при свете дня, но Грязнов был спокоен. Посторонние на территорию лечебницы не попадали, а психи были заперты в корпусе, на задний двор никто не заходил. Он точно помнил, что неподалеку от административного корпуса есть низкий толстый пень старой липы, спиленной два года тому назад, но от волнения никак не мог отыскать его. Сумасшедшие с трупом бродили за ним, как привязанные на веревку.

Наконец оказалось, что пень был просто присыпан кучей листьев. Грязнов разбросал их ногой и приказал:

– Сюда.

Труп прикрыли простыней, положили на пень, и Васька с готовностью вытянулся в струнку, мол, что еще надо? Если ничего, то они готовы вернуться.

– Топор, – спокойно произнес Грязнов, показывая на пожарный щит, где висел сплошь выкрашенный в красную краску большой топор с широким лезвием.

Васька, высоко поднимая ноги, словно шел не по траве, а по толстому-толстому слою поролона, приблизился к пожарному щиту, откинул сетку и торжественно снял тяжелый топор. Он нес его, прижимая к груди, словно боялся выронить и сделать ему больно. Вернувшись к пню, он застыл, все так же прижимая топор к себе.

– Отдай топор Сникерсу, – Грязнов показал на сумасшедшего.

– Это Марс, – уточнил Васька.

– Один хер, отдай ему.

Марс уцепился двумя руками в рукоятку и мелко-мелко задрожал.

– Простыню сними.

Васька, отвернувшись, стянул окровавленную простыню, и все, даже Грязнов, зажмурились. Под дождем на пне лежало голое тело, в боку зияла страшная окровавленная рана.

– Пусть отрубят голову и кисти рук, – стараясь говорить бесстрастно, произнес Грязнов. Но даже у него голос дрогнул.

– Нельзя, – запинаясь, произнес Васька.

– Почему?

– Это человек.

– Это свинья! – зло проговорил Валерий. – Свинья, понял? Хрю-хрю – с рылом и копытами.

– Свинья? – недоверчиво глядя на Грязнова, переспросил Васька и, покачав головой, добавил:

– Копыт нет.

– Отрубят ноги, тогда и не будет. Если спорить будешь, то сам топор возьмешь.

– Свинья, свинья, – принялся втолковывать Васька, время от времени издавая звуки, очень похожие на натуральное хрюканье. Ему даже пришлось встать на четвереньки, чтобы изобразить свинью.

Марс со Сникерсом с недоверием смотрели на своего собрата.

– Сумасшедшие – одно слово, – пробормотал Грязнов. – Долго ты там еще кочевряжиться будешь?

– Сейчас, сейчас… – Васька как ни был перепуган, но все же понимал, что отрубить голову, если труп лежит животом на пне, сложно.

Он взял покойника за ноги и оттащил его так, чтобы голова оказалась на широком пне. Сникерс выставил вперед руку и принялся пятиться.

– Что такое? – Грязнов уже собирался ударить сумасшедшего.

– Говорит, что свинья смотрит.

И в самом деле, один глаз у Конопацкого был открыт.

– Смотрит, да не на тебя, – руки у Грязнова тряслись, дрожал и топор в руках у Марса. – Руби, – закричал Грязнов, – руби! – толкая Марса в плечо.

Тот нерешительно подошел к пню и, высоко занеся топор, замер.

– Да что такое, черт побери! А ну, бери сам топор! – Грязнов схватил Ваську за руку и потащил к пню.

В этот момент топор просвистел в воздухе, с хрустом перерубил шею и глубоко вошел в пень. Голова, качнувшись, скатилась в траву. Грязнов удивился, какая сила таится в тщедушном с виду Марсе. Он бы сам не сумел так чисто перерубить шею и так глубоко вогнать топор в дерево.

– Руки обкорнай, только не высоко, одни кисти.

Грязнов действовал по накатанной схеме. Человека безошибочно можно идентифицировать по лицу и отпечаткам пальцев. Если уничтожить голову и руки, то считай, труп опознать уже невозможно, разве что приключится какая-нибудь случайность.

Марс подошел, одной рукой легко вытащил топор из дерева и положил его на траву. Затем показал пальцем на Сникерса и замычал.

– Правильно, – резюмировал Грязнов, – нечего ему без дела стоять, пусть и он поработает.

На удивление, Сникерс абсолютно спокойно поплевал на ладони, взял топор и, даже высоко его не поднимая, отрубил трупу ладони, словно занимался этим каждый день. А затем, широко улыбнувшись, посмотрел на Грязнова, ожидая похвалы. Но даже у того язык не повернулся сказать что-нибудь вроде «спасибо» или «молодец».

– Скажи им, чтобы притащили бак из нержавейки, который стоит на лестнице, с кислотой. Только пусть не обольются.

– Что такое кислота, они знают, – принялся благодушно рассуждать Васька.

К удивлению Грязнова, сумасшедшие боялись не просто трупа, а целого трупа. Расчлененный, он уже для них не был страшен: ни вцепиться, ни укусить не мог, лишь отрубленную голову и руки они обходили с опаской. Грязнов не мог удержаться, чтобы не закурить. Его поташнивало, хоть он в своей жизни насмотрелся всякого, но человеку с относительно нормальной психикой привыкнуть к виду размозженных костей и отрубленных конечностей практически невозможно.

О чем-то по-своему мыча, Марс со Сникерсом не спеша отправились к черному ходу, а затем появились с большим, литров на двадцать, баком из нержавейки, закрытым герметической крышкой. Несли они его осторожно, боясь споткнуться. На этот раз Валерий не подгонял их, не хватало еще, чтобы психи облились кислотой, ведь она для другого нужна.

– Открывай, – скомандовал Валерий, сам удивившись тому, как спокойно прозвучал его голос.

Крышку отбросили, и тут же Грязнов почувствовал едкий запах кислоты. Не помогало даже и то, что дул свежий осенний ветер, влажный, бодрящий.

– Голову и руки внутрь!

– Кто? – спросил Васька, глядя на Грязнова невинными глазами.

– Ты, урод!

– А может, кто-нибудь из них?

– Ты, я сказал!

– Хорошо, только потом мне эта свинья сниться будет, – рассудительно заметил сумасшедший и, отыскав в траве две палки, подцепил ими сначала одну кисть, потом другую. А вот голову ему никак не удавалось взять двумя палками, та выскакивала и с глухим звуком падала на землю.

Потеряв терпение, Грязнов выругался и, взяв отрубленную голову за волосы, осторожно опустил ее в кислоту.

Жидкость уже бурлила, извергая из себя пар и нестерпимо едкий запах.

– Скажи, пусть разрубят то, что осталось, и упакуют в мешки, – Грязнов вытащил из-за пазухи сверток черных мешков для мусора в заводской упаковке и моток капронового шнура. – Только скажи, чтобы аккуратно делали, на два узла завязывали, а не на бантик, психи долбаные!

Марс со Сникерсом, даже не препираясь, принялись за дело. Грязнов слышал, как глухо опускается на мертвое тело топор, как хрустят кости, как с писком лезвие вытаскивается из мокрого дерева. А Васька стоял возле бака с кислотой и, с интересом заглядывая вовнутрь, помешивал содержимое кривой толстой палкой. Время от времени он доставал палку и смотрел на почерневшее от кислоты дерево, от которого поднимался едкий пар.

Сперва в баке раздавался глухой мягкий стук, затем удары стали звонче.

«Значит, мягкие ткани уже растворились, череп стучит, – отметил про себя Грязнов, – еще с полчаса, и от них следа не останется.»

Он обернулся. Марс со Сникерсом уже рассовали по пакетам расчлененное тело и теперь деловито опутывали черные пакеты капроновым шнуром. Завязывали, как и распорядился Грязнов, на два узла. Завязывая первый, Сникерс придерживал его пальцем, чтобы не расползался, а Марс тут же сверху затягивал второй.

Одну за другой Грязнов выкурил четыре сигареты. Наконец Васек вынул палку из бидона с кислотой, та наполовину стала короче..

– Вроде все, не стучит уже.

Грязнов заглянул в чан: в мутной жидкости, все еще дымившейся', плавали на поверхности клочья волос.

– Понесли! – распорядился он и повел Марса со Сникерсом, сгибавшихся под тяжестью бака, к асфальтированной дорожке. – Сюда, – показал он рукой на решетку ливневой канализации.

Ловко, почти ничего не расплескав, сумасшедшие вылили дымящуюся кислоту в ливневый колодец. Марс заглянул на дно бидона и замычал, показывая туда пальцем. Сникерс попытался было сунуть туда руку, но Васька ударил его по пальцам.

– Чего там?

Васька присел на корточки и осторожно заглянул в бидон, придерживая рукой откидную крышку.

– Зубы там золотые, два, – радостно сообщил он.

– Вытряхивай и их.

– Золото.., не надо, – покачал головой Васька.

– Вытряхивай, я сказал!

Жалобно звякнув о дымящуюся стальную решетку, коронки упали на дно колодца.

– А теперь – носить сюда воду, двадцать бидонов, пока запах не исчезнет.

Грязнов еще хотел сказать, чтобы убрали клочья волос с решетки, но потом понял, что вода смоет их. Психи – народ такой, что, если сказал им десять, значит, принесут десять бидонов воды. Скажешь двадцать – будет двадцать, а прикажешь всю ночь носить, будут таскать, пока не упадут от усталости, отлежатся и вновь примутся носить.

Пока сумасшедшие таскали воду и сливали ее в ливневую канализацию, Грязнов подогнал машину к пню, и Васька загрузил в багажник мешки с расчлененным трупом. Предварительно Грязнов застлал багажник клеенкой, прихваченной из ординаторской.

– Садись, Васька, прокачу.

Сумасшедший недоверчиво поглядел на Грязнова. Мало кому из сумасшедших выпадало счастье не только проехаться на машине, но и покинуть территорию психиатрической лечебницы.

– Правда? – радостно поинтересовался он.

– Садись, с ветерком прокачу.

Они проехали километров двадцать сперва по шоссе, затем свернули на проселок. Здешние места Грязнов знал отлично, ориентировался без карты. Тут сразу возле леса начинались заросшие мелиоративные каналы. Их уже давно никто не чистил, болото постепенно возвращало когда-то отвоеванную людьми у него территорию.

Мешков с кусками человеческого тела Васька уже совсем не боялся, хватал по два, засовывал их под мышки и, ловко перескакивая с кочки на кочку, мчался по болоту.

Мешки он рассовывал под коряги, чтобы их не скоро нашли, чтобы к ним раньше людей подобралась всякая плотоядная живность.

Глава 7

Мир вокруг Бориса Рублева качнулся, вернее, ему показалось, что земля уходит из-под ног, а он сам превращается в микроскопическую песчинку, затерянную в бескрайнем мироздании. Но голос Сергея Никитина вернул его к реальности.

– Можно еще чаю?

– А, что… Чаю? Конечно можно, Серега! Извини, я задумался.

Через полчаса Комбат негромко произнес:

– Ну что, Сережа, ты, наверное, хочешь спать?

– Нет, не очень, – осоловело ответил мальчишка.

– Но ведь ты давно не спал.

– Да, не спал, – невнятно пробормотал Никитин, – ну и что.

– Я думаю, тебе не помешает отдохнуть. А я займусь делами.

– Какими делами? – настороженно поинтересовался паренек.

– Есть дела, дорогой. Помимо тебя есть дела. И так каждый день.

От слова «дорогой» Никитин вздрогнул. Комбат это уловил, но он не понял, с чем связана такая реакция на вполне безобидное слово.

– Пойдем, я тебя положу.

Сережа выбрался из-за стола, еще раз на него глянул так, словно он видит в последний раз такое большое количество еды и такой богато сервированный стол. Комбат это заметил и лишь улыбнулся.

– Идем, идем, – тяжелая рука Бориса Рублева легла на худенькое плечо мальчика. – Дай-ка я еще раз гляну.

– Что? – вскинув голову, спросил парнишка.

– Твой медальон.

– Пожалуйста, – произнес Никитин и принялся возиться, отщелкивая крышечку.

Ту заело, а затем произошло странное: крышечка щелкнула и упала на пол.

– Вот, бля! – выругался парень.

– Ну, не ругайся.

– Да ведь сломалась крышечка, Борис Иванович!

– Ничего, бывает, – участливо произнес Комбат, – бывает, не переживай. Крышечку мы починим.

– Да нет, ее нельзя починить, я и так раза три чинил, и все напрасно. Иногда отскакивает, хорошо еще, что не потерялась, – паренек нагнулся, бережно поднял кусочек металла, сжал его в руке.

– Тебе и ногти не мешало бы обрезать.

– Потом когда-нибудь, не к спеху.

– Так всегда говорят, – произнес Рублев, – а затем дело откладывается и откладывается. Давай снимай медальон, я поколдую, может, что-нибудь смогу сделать, отремонтирую.

– Да нет, тут уже ничего не сделаешь, разве что клейкой лентой залепить и…

– Не надо лентой, Сергей, я сделаю по-настоящему.

Снимай.

– Не сделать по-настоящему.

– Всегда можно сделать.

Никитин неохотно снял с шеи грязный черный шнурок, на котором болтался медальон. Комбат подошел к окну и принялся рассматривать украшение. Было сломано одно ушко, его, конечно же, можно отремонтировать, можно подпаять. Медальон Рублев бережно сложил и спрятал в нагрудный карман.

– Идем, идем, ложись.

Войдя в комнату, Никитин остановил взгляд на большой фотографии.

– Это вы, Борис Иванович? – спросил он, взглядом остановившись на группе мужчин в военной форме.

– Да, я с ребятами.

– А где это вы?

– Было дело, Сережа, но давно.

– Понятно, – понимающе кивнул Никитин.

– Давай ложись, я тебе сейчас здесь, на диване, постелю, прямо под фотографией. Выспишься, а потом поговорим как следует, подумаем, что делать.

– А что здесь думать? – глаза у Сергея Никитина слипались, ему очень хотелось спать. Он разомлел в тепле, осовел от сытной еды, и единственным желанием было поспать.

Борис Рублев постелил чистое постельное белье, уложил гостя, накрыл, вышел в кухню и принялся почти бесшумно убирать посуду. Затем взялся ее перемывать. А когда вернулся в комнату, паренек уже спал, засунув кулачок под голову. Время от времени худые плечи в огромном тельнике вздрагивали.

Комбат вошел в ванную комнату и брезгливо посмотрел на одежду. Он понял, что единственным выходом разобраться с грязной одеждой гостя будет собрать ее и выбросить в мусоропровод. Одежда на самом деле была невероятно грязная и заношенная. Он собрал ее, вытряхнул карманы, в которых нашлись ключи, перочинный нож, какие-то бумажки с адресами, пару билетов, два жетона на метро, мелочь, аптечные резинки.

Комбат посмотрел на все это богатство с грустной улыбкой, затем сложил в целлофановый мешочек. А всю грязную одежду вместе с разбитыми кроссовками сунул в большой пакет, завязал его. Затем вернулся в зал, подоткнул одеяло под мальчишкой.

Гость на мгновение открыл глаза, но скорее всего происходящее показалось ему сном, и веки опять закрылись, а на Сережиных губах застыла улыбка.

– Спи, – тихо сказал Рублев.

Вместе с пакетом, в котором лежала грязная одежда, Комбат покинул квартиру. Старая одежда улетела в мусоропровод. Комбат спустился вниз и направился в магазин. Деньги у него лежали в кармане, как всегда, на всякий случай.

«Сейчас я тебя одену. Ты проснешься, а одежда уже будет готова.»

Он добрался на машине до ближайшего магазина, припарковался на противоположной стороне и заспешил в торговый зал. Он долго не выбирал, купил джинсовую куртку на меховой подстежке, джинсы, хорошие добротные ботинки на толстой рифленой подошве, лыжную шапочку, свитер, рубашку, белье.

И странное дело, все эти покупки, в общем-то дорогие, приносили Комбату радость, словно бы он покупал подарки близкому, давно знакомому и дорогому другу. Он расспрашивал у продавцов, какая куртка лучше, объяснял, какого размера одежда ему нужна, и продавцы были убеждены, что высокий сильный мужчина покупает одежду своему сыну или, в крайнем случае, племяннику, приехавшему в город из деревни.

– Мне без дурацкой непонятной надписи. Есть такая нужного мне размера? – спрашивал Комбат, снимая с вешалки куртку и оглядывая ее с разных сторон.

– Да-да, есть, – говорила девушка, – вам придется немного подождать, я принесу.

Когда все было упаковано в большой темный пакет, Комбат рассчитался и с довольной улыбкой на лице заспешил к машине.

«Ну вот, одно дело я сделал. А кстати, медальон, медальон…»

Рублев знал одну мастерскую, кварталах в пяти от дома, и решил заехать туда. Но дверь в ювелирную мастерскую оказалась закрыта, на крыльце стояли двое уже немолодых мужчин в теплых куртках.

– Извините, а когда тут откроется? – спросил Комбат, кивнув на дверь.

– Сейчас же и откроется. Мастерская частная, он отскочил за прессой.

– За прессой?

– Да, он любит читать газеты. Мы сами его ждем.

Комбат, сидя в машине, дождался, когда откроется ювелирная мастерская, и, уже войдя в нее, увидел ювелира, склонившегося над часами с мощной лупой в глазу.

– Что вам, любезный? – ответив на приветствие, спросил ювелир.

– Да вот какое дело… Тут у меня медальон сломался.

– Сложный медальон? – сказал ювелир, вытаскивая лупу и кладя ее на чистый лист бумаги.

– Да, медальон, – сказал Комбат и извлек из кармана черный шнурок с двумя половинками разломанного серебряного медальона.

– Копеечная вещица, – сказал ювелир.

– Да, недорогая, – согласился Комбат, – но надо, если возможно, ее исправить.

– Невозможного в этом мире ничего нет, – ювелир посмотрел на групповую фотографию, улыбнулся. – Родственник? – спросил он.

– Да, родственник.

– Этот медальон уже раз пять ремонтировали.

– Да, – сказал Комбат, – скорее всего ремонтировали.

– Я сделаю ваш заказ, – сказал ювелир, – завтра зайдете.

– А сегодня нельзя?

– Нет, сегодня не получится. Здесь паять придется.

Борис Рублев даже не спросил, сколько это будет стоить, уходя, он услышал, как за спиной ювелир закашлялся.

«Ну вот, еще одно дело сделано. Так что все идет своим чередом.»

Когда он поднялся в свою квартиру, Никитин еще спал.

Разложил одежду на спинке стула и отправился на кухню готовить еду.

Сергей появился неожиданно. Он стоял в двери кухни босой, в длинной, почти до колен, тельняшке. Он выглядел обескураженно. Все, что с ним произошло этим днем, казалось ему не правдой, сном, чудом.

– Борис Иванович, – сказал он, – здрасьте.

– Здорово, Серега. Ну, как поспал?

– А сколько я спал?

– Три часа, – сказал Комбат.

– Где мой медальон?

– Где медальон? – Комбат улыбнулся глазами. – Я отдал его в ювелирную мастерскую, чтобы починили.

– Точно, починят? И не потеряют ни одной части?

– Да нет, что ты, Серега, как можно такую вещь потерять!

– А если потеряют?

– Нет, нет, не беспокойся, не потеряют. Пойдем, я тебе хочу кое-что показать. Ты какой размер носишь?

– Размер чего?

– Одежды, обуви. Я тут тебе кое-что купил.

– Зачем покупать, мне и так есть в чем ходить.

– Одежда у тебя грязная, стирать мне ее не хотелось, да и порвана она у тебя вся. Так что держи новую. Давай примеряй.

Парнишка принялся примерять одежду. Огромный жизненный опыт Бориса Рублева все-таки свое дело сделал, сказался. Новая одежда пришлась впору. Комбат смотрел на Никитина примерно так, как когда-то он смотрел на новобранцев, примеряющих новую форму. Лишь куртка оказалась чуть-чуть велика. Но ни Комбат, ни Сергей Никитин не расстроились, ведь рукава у куртки можно немного подвернуть, и тогда она станет впору. А вот ботинки на толстой рифленой подошве, прошитые, с многочисленными заклепками и толстыми шнурками Сергею понравились.

– Я давно такие хотел, – сказал он, глядя Комбату в глаза.

– Хотел и получил, – улыбнулся Рублев. – Давай, давай примеряй.

– Сейчас, – паренек согнулся и принялся обувать ботинки.

– Не жмут? – Комбат даже недоверчиво потрогал твердый носок.

– Нет, что вы, не жмут, впору.

– Ну вот и славно. Носи на здоровье.

Паренек не знал, что и сказать. Подобной щедрости он явно не ожидал. Мало того, что накормили, обогрели, вымыли и дали выспаться, так его еще и одели с ног до головы.

– Ну как, все подошло?

– Вот сейчас шапку примерю, – он натянул лыжную шапку и улыбнулся, глядя на свое отражение в зеркале. – По-моему, и шапка впору.

– Тебе бы еще, Серега, ранец с книжками – ив школу.

– В школу? Нет, в школу я не хочу.

– А надо, Серега.

– Не надо, Борис Иванович, не надо мне ходить в школу.

– В школу надо ходить всем, – спокойно и многозначительно произнес Рублев, – причем обязательно.

– Да ни к чему все это, Борис Иванович!

– Ладно, потом об этом поговорим, придумаем кое-чего. А сейчас пойдем чай пить.

– Я не хочу есть.

– А чего ты еще хочешь, Сергей?

– Можно телевизор посмотреть? Я давно не смотрел.

– Конечно, включай. Там внизу кассеты, ставь любую и смотри.

– А вы что, военный, Борис Иванович?

– Когда-то был военным.

– Десантник?

– Когда-то был десантником.

– А сейчас кто?

– Сейчас я в отставке, на пенсии, Серега.

– И чем занимаетесь?

– Ты так спрашиваешь, словно у тебя есть ко мне какое-то предложение.

– Нет, предложений у меня нет, просто интересно.

А у вас нет ни жены, ни детей?

– Не успел, Сережка, обзавестись в свое время, а сейчас уже, наверное, поздно.

– Да ну, поздно! По-моему, нет.

– По-твоему, нет, а по-моему, уже поздно заводить семью. Старый я.

– Вы старый? – Сергей улыбнулся.

Рублева никак нельзя было назвать старым, он высокий, сильный, широкоплечий, с улыбкой под усами. И такая же улыбка в глазах, едва уловимая, легкая, как тень.

– Ну, что задумался? – спросил Рублев. – Пойдем попьем чая.

– Не хочу.

– Да не беспокойся, Серега, сделают твой медальон в лучшем виде.

– Точно сделают? – как о чем-то чрезвычайно важном спросил парнишка.

– Точно! Мне ювелир обещал.

– Ладно, – произнес паренек, переступая порог кухни.

И на этот раз поговорить Рублеву с гостем не удалось, зазвонил телефон. Комбат взял трубку, прижал к уху.

– Да.

+++

– … Нет, – односложно отвечал он.

– … – Занят.

Поговорив, положил трубку. Сергей посмотрел на Рублева чрезвычайно многозначительно.

– Так, знакомый один надоедает, – несколько извиняющимся тоном произнес Комбат.

Этот парнишка вызывал у Комбата странные чувства.

Чем-то неуловимым он напоминал ему его же самого в детстве. Своих детей у Комбата никогда не было, и все те чувства, которые живут в душе любого мужчины старше сорока, вдруг материализовались, появился объект, на который родительские чувства можно излить.

– Давай, давай, сейчас чай закипит. Я за тобой поухаживаю.

– Нет, не надо, я сам.

– Ну-ну, сам, ты ведь гость.

– Гость? – переспросил Никитин.

– Да, гость. А кто же еще?

Телефон опять зазвонил. А когда Рублев поговорил и снова вернулся в кухню, чай уже был разлит по чашкам.

У Рублева был крепкий, круто заваренный, а у Сережи лишь немного подкрашенный. Комбат с удовольствием отметил эту деталь:

«Парнишка внимателен и запомнил, что я пью крепкий чай».

– Ну, давай будем есть торт, я как раз купил и нарезал.

На сладкое, хоть Сергей и был сыт, он набросился жадно, и было видно, что подобное угощение для него – большая редкость и устоять перед соблазнительно вкусным тортом он не может.

– Давай, – Рублев подкладывал кусок за куском на блюдо своему гостю.

Сергей уже перепачкался кремом и улыбался.

– Как на Новый год, – сказал он.

– У вас дома тоже ели торт на Новый год? – спросил Рублев.

И тут же парнишка погрустнел, на его глазах появились слезы.

– Да, бывало, – тихо сказал он, – мать всегда пекла на Новый год и на Рождество торт, и мы его ели, не такой вкусный, конечно, но…

– Ладно, не надо, потом расскажешь, – Комбат положил руку на плечо паренька, – время у нас есть, не спеши, не стоит опережать события.

"Ты мне еще все расскажешь, – подумал Рублев, но не произнес ни слова. И тут же решил:

– Надо будет обязательно связаться с Бахрушиным и уточнить у него все, что касается этого паренька – Сергея Сергеевича Никитина, – узнать поточнее, что случилось с его родителями, с сестрой и почему он бродяжничает."

Хотя в последние годы подобных детей на московских вокзалах было полным-полно. Это раньше бродяга являлся редкостью, особенно несовершеннолетний. Сейчас же вокзалы, станции метро были забиты бездомными детьми, да и в подъездах, на чердаках таких детей хватало. И у каждого из них была своя судьба, подчас такая горькая, что и не пересказать. Хотя все они, в общем-то, были очень похожи друг на друга, у всех одинаковые взгляды – затравленные, испуганные и немного наглые.

– Ну так что, будешь смотреть телевизор?

– Ага, – сказал Сергей, а затем громко произнес:

– Спасибо, Борис Иванович.

– За что спасибо?

– Как это за что, за все спасибо. Я вам деньги за одежду отдам.

– Брось ты, Сергей, какие деньги! К черту, перестань говорить глупости. Кстати, твои вещи, – Комбат отдал целлофановый мешочек с ключами и прочей дребеденью. – А от чего ключи?

– Да черт знает от чего, нашел на вокзале, для близира таскал с собой.

– Нашел или украл? – спросил Комбат.

– Нашел, – честно признался Никитин.

– Ну, если нашел, то ничего. Кстати, мне надо ехать.

Вернусь к вечеру, так что хозяйничай, а я перезвоню.

Хорошо?

– Хорошо, – кивнул Сергей. – А вы не боитесь меня оставлять у себя в квартире? Ведь я же вор…

– Нет, не боюсь, – улыбнулся Рублев. – Вор, который признался в своем воровстве, – уже наполовину честный человек, да и красть у меня, собственно говоря, нечего.

– Почему нечего, все можно продать – и телевизор, и видеомагнитофон, и кассеты. Даже посуду можно продать, я знаю, кто скупает краденое.

– Знаешь?

– Да, лично знаю, – не без гордости сообщил Никитин.

– Ну, я думаю, ты этим заниматься не станешь.

– А вы скоро придете, Борис Иванович?

– Не могу точно сказать, но постараюсь вернуться побыстрее.

На прощание Комбат пожал худую узкую ладонь, холодную, как рыба. Глаза у Сереги были грустные, в них читались тоска и одиночество.

– Ладно, не грусти, – сказал Комбат, – еда в холодильнике, чай согреешь. В общем, хозяйничай, как сумеешь.

Борису Рублеву надо было встретиться с одним нужным ему человеком. Он с ним встретился, обсудил дела и возбужденно-радостно заспешил домой. Он не стал дожидаться лифта и единственное, что его поразило, так это темные окна квартиры.

«Может, улегся спать?» – подумал Рублев о своем госте.

Даже не дожидаясь лифта, он взбежал по лестнице, позвонил в дверь, а затем сунул ключ в замочную скважину, повернул. Дверь открылась. В квартире царила тишина.

– Сергей! – позвал Комбат.

Ему никто не ответил. Рублев заглянул в комнаты.

Сергея там уже не оказалось. Посуда вымыта, аккуратно составлена, постель с дивана убрана.

«Странно, где же он? Куда подевался?»

В прихожей лежали ключи от квартиры.

«Значит, он просто-напросто защелкнул дверь и ушел», – решил Рублев.

И тоска, сильная, невыразимая, охватила его. Он вошел в кухню, включил почему-то чайник, хоть пить не хотел, сел у стола и осмотрел опустевшую кухню. Он понял, ему не хватает этого маленького, худенького паренька, ощутил одиночество.

Сердце сжалось, нестерпимо захотелось закурить. Сигарет на подоконнике не оказалось, пепельница была пуста.

«Значит, Сергей взял сигареты и зажигалку. Черт подери, почему же ты меня не предупредил, почему ты мне ничего не сказал? Я бы не ехал на эту чертову встречу, в общем-то бессмысленную и ненужную.»

Чайник закипел. Комбат выключил плиту, но продолжал сидеть, борясь с нестерпимым желанием закурить и выпить.

«Нет, нет.., следует себя заставить, надо себя перебороть, – убеждал свой организм Борис Рублев. – Потерпи еще немного, совсем немного, и это желание пройдет.»

Зазвонил телефон. Комбат сорвался с места и бросился к нему. Схватил трубку:

– Алло! Алло! Сергей, ты? – закричал Комбат в микрофон.

В трубке слышался шум, затем воцарилась тишина, и Комбат услышал знакомый голос:

– Алло, алло! Борис Иванович? Это я, Гриша!

– Ты? – дрогнувшим голосом произнес Комбат.

– Да, я. Посылку получил?

– А… Да, да, получил, спасибо.

– Я звонил, с каким-то пареньком разговаривал. Кто это?

– Да так, один знакомый, – немного виноватым тоном произнес Комбат.

– А-а… – услышал он в ответ. К чему относилось протяжное и неопределенное «а-а», Рублев не понял. – А кто это – Сергей?

– Хороший знакомый, Гриша.

– Где он сейчас?

– Не знаю, – честно признался Комбат, – я вернулся, а его нет. О чем ты, кстати, с ним разговаривал?

– Да ни о чем, просто поинтересовался, как ты.

– Что тебе еще говорил?

– Кто?

– Как кто? Сергей!

– Да ничего. Сказал, что смотрит телевизор и ждет тебя.

Еще минут десять Григорий Бурлаков пытался хоть как-то развлечь Комбата, рассказывая ему всевозможные небылицы о своей сибирской жизни и приглашая к себе в гости.

Комбат лишь говорил изредка:

– Да, да, Гриша… Я тебя понял, хорошо… Обязательно… постараюсь.., буду, ты же меня знаешь…

А у самого в голове билась одна мысль:

«Куда же запропастился мальчишка? Как-то очень быстро я привязался к этому Сережке, словно бы он мой сын родной».

Глава 8

Мужчину в короткой кожаной куртке орехового цвета и темных очках на Курском вокзале знала каждая собака.

Да и как его не знать, ведь он водил дружбу как с милицией, так и со всеми остальными. И кличка у него была запоминающаяся.

Кто и когда присвоил ему эту кличку – дело темное и забытое. А звали его за глаза Кощеем, то ли из-за узкого лица, редких зубов и выпученных глаз, то ли из-за жестокости, с которой Кощей расправлялся со всеми, кто посягал на его власть и деньги.

А денег за последние годы Кощей сумел заработать немало. Правда, промысел его был грязен и преступен, в общем, как и все, что он делал в своей жизни. Вот уже несколько лет Кощей появлялся на Курском вокзале на дорогой иномарке с двумя или тремя охранниками. Сам за рулем почти никогда не сидел, а располагался на заднем сиденье за темными тонированными стеклами, из-за которых он видел все, а вот его не видел никто. За свою недолгую жизнь Кощей успел трижды отсидеть в тюрьме, да еще стал наркоманом. Друзей у Кощея не было, старых растерял, нажил лишь партнеров по бизнесу да нужных знакомых.

Вот именно новых нужных знакомых у него появилось великое множество – бывшие уголовники, авторитеты воровского мира, проститутки всех мастей, сутенеры, торгующие живым товаром, воры, бандиты, нечистые на руку сотрудники правоохранительных органов.

Кощей расхаживал по Курскому вокзалу так, как может ходить лишь хозяин, которому все подчиняются и от которого все зависят. Если ему кто-то не нравился из бомжей или проституток, то стоило Кощею пошевелить тонким пальцем с огромным золотым перстнем-печаткой, и человек тотчас исчезал, естественно, не по своей воле.

К неугодному подходили и, глядя в глаза, говорили:

– Хозяин сказал, чтобы твоего духа здесь не было!

И, как правило, редко кто не исполнял распоряжений самого Кощея. А если такой смельчак и находился, то через день-два или через неделю его находили где-нибудь в заброшенном вентиляционном колодце с проломленным черепом, со следами пыток на теле, или под рельсами поезда, где-нибудь метрах в трехстах или в полукилометре от вокзала. Да, Кощей был жесток, безжалостен, нагл и, наверное, поэтому смог сколотить довольно-таки приличное состояние, мог позволить себе баловаться не какими-то там синтетическими наркотиками, а самым настоящим кокаином, который он носил в изящной серебряной коробочке.

Основным бизнесом Кощея был контроль над вокзалом и над прилегающей территорией. Все, кто работал на вокзале, кто крутился и кормился возле поездов, исправно платили Кощею дань. Кто-то долларами, кто-то рублями, а кто-то и товаром. Даже с проституток, самых затрапезных и заброшенных, самых опустившихся, Кощей исправно взимал дань. А за неповиновение жестоко карал.

Иногда к нему обращались довольно солидные клиенты, и просьбы их подчас были довольно странные, если не сказать ужасные. Вдруг какому-нибудь высокопоставленному чиновнику или просто богатому мерзавцу хотелось развлечься, например, с мальчиками. Надоели ему проститутки, торгующие своим телом за деньги. Вдруг кому-то взбредет в голову, что ему нужен мальчик, да не какой-нибудь шестнадцати– или восемнадцатилетний, а подросток, лет двенадцати или тринадцати. Вот этот мерзавец и звонит по телефону одному из диспетчеров, кто подчиняется непосредственно Кощею, представляется и излагает свою просьбу, говорит, куда и во сколько должны доставить живой товар. Тут же справляется о цене и обещает рассчитаться на месте.

Иногда, если это, конечно, кто-то из близких знакомых, разговор о деньгах уже не ведется, происходят какие-то странные взаимозачеты. Ведь и Кощей, и его люди тоже не святые, питаются не амброй и не нектаром, а, как правило, должны кому-то крупные суммы. Вот и происходят взаимозачеты.

Так случилось и на этот раз. Кощей ехал по городу, сотовый телефон в машине ожил, загорелась лампочка, и один из телохранителей, взяв трубку, включил связь.

– Да-да.

+++

– … – Григория Михайловича? Пожалуйста, сейчас даю.

– Кто? – взглядом спросил Кощей, приподнимая на лоб очки с темными стеклами.

– Султан беспокоит.

– Во, черт подери, – скривился Кощей и прижал трубку к уху. – Ну что, кореш, здорово, – сказал он и тут же поморщился, словно от зубной боли.

А Султан с Кощеем разговаривал нагловато, что-что, а это он мог себе позволить. Как-никак Кощей и его люди очень часто и подолгу засиживались в его ночном ресторане и задолжали ему довольно крупную сумму.

– Тут у меня, Гриша, один приятель…

– Я понимаю, что у тебя приятель, – бросил в трубку Кощей и, щелкнув пальцами, дал знак, что хочет закурить.

Тут же один из телохранителей вытащил из портсигара длинную сигарету бледно-коричневого цвета и подал хозяину. Кощей сунул сигарету в рот, пожевал ее фильтр широкими редкими зубами, перекинул из одного угла губ в другой и процедил в трубку:

– Ну, так что твой приятель, Султан, хочет? Если денег, то ты же знаешь, их у меня нет, а если и есть, то просто так их я не отдаю. И если он хочет получить от меня хорошую солнечную погоду, то ее я предоставить не смогу.

– Нет, что ты, Гриша, – сказал Султан, – просьба у него банальная. Они уже с дружками два дня у меня в ресторане засиживаются до утра и проститутки им, судя по всему, обрыдли. Им взбрело в голову развлечься с мальчиками. Только просьба к тебе, подбери каких-нибудь получше, не чумазых и грязных, с черными ногтями, а посимпатичнее и помоложе.

– Есть и такие экземпляры, – сказал Кощей и, моргнув, дал знать, что пора зажечь его сигарету.

Щелкнула зажигалка, язычок пламени затеплился на кончике сигареты, превращая ее в серый пепел с ярко-красным тлеющим ободком. Кощей выпустил дым через ноздри, затем сделал ими странное движение, словно к чему-то принюхивался. Ноздри затрепетали, и его нос показался охраннику, щелкнувшему зажигалкой, еще длиннее и еще более похожим на клюв орла или другой какой-то хищной птицы.

– Ну ладно… А чего ты именно ко мне обращаешься?

– Да я думаю, – пробормотал в трубку Султан, – что ты сам этим займешься.

– А кто пассажиры? – спросил Кощей, уже понимая, что пассажиры – люди непростые. Пассажирами они с Султаном называли посетителей ночного ресторана – потребителей мальчиков и проституток.

– Ладно, об этом не по телефону. При встрече расскажу.

– Так ты, значит, долг списываешь, я правильно тебя понял?

– Нет, не весь, – принялся торговаться Султан, – а половину.

– А половина – это сколько? Ты мне голову не дури, Султан, цифру назови.

– Две штуки спишу, идет?

– Тогда я согласен.

– Вот поэтому и звоню лично тебе, а не твоим холуям.

– Зачем ты, Султан, на моих ребят напраслину возводишь? Они свое дело знают.

– Знают, знают… Вечно какую-нибудь чушь привезут.

Помнишь, в прошлый раз привезли какого-то больного мальчишку в соплях, то ли у него туберкулез, то ли воспаление легких? Так мои клиенты меня прокляли и чуть не разругались со всеми нашими. Так что смотри, чтобы чистенькие и здоровенькие ребятки были.

– Адрес говори, доставят.

– Ну вот это другой разговор. Записывай.

– Я и так запомню, приучен, слава Богу, – сказал Кощей и, пошевелив губами, запомнил на слух адрес, по которому к девяти вечера должен был доставить двух мальчишек. – Давай на вокзал, – положив трубку, сказал Кощей водителю, – Султану мальчики нужны.

– Так может, позвонить, чтобы подобрали почище?

– Сам подберу, – сказал Кощей, – дело серьезное.

Огромный джип, сверкнув никелированными бамперами и порожками, медленно развернулся прямо посреди улицы и, мигнув фарами, направился в сторону Курского вокзала.

Минут через десять автомобиль уже был там. Гаишник, куривший у столба, заметив примелькавшуюся уже машину Кощея, подобострастно улыбнулся, а затем принялся оглядываться по сторонам, не заметил ли кто реакцию сотрудника милиции на появление бандита. Кощей выбрался из автомобиля вслед за своими телохранителями. Водитель остался в кабине.

– Ну что, дежуришь, служивый? – спросил Кощей, сплевывая под ноги длинный окурок и почти не глядя на сержанта милиции.

– Дежурю, дежурю…

– Дай ему десять баксов, – бросил Кощей.

Десять баксов перекочевали в потную ладонь сержанта милиции и тут же исчезли в кармане бушлата возле кобуры с пистолетом и тускло поблескивающими наручниками.

А Кощей уже, не обращая внимания на милиционера, двинулся к вокзалу.

На вокзале и на привокзальной Площади, как всегда, царила суета. Ставить машину в том месте, где остался стоять джип бандита, было категорически запрещено, висел знак. Но Кощею на этот знак было глубоко наплевать, ведь тут было удобное для стоянки место. Сюда иногда подъезжали машины с депутатами и прочими важными птицами, так что место, в общем-то, было для избранных, под запрещающим знаком.

Ковбойские сапоги Кощея были начищены до блеска.

Серебряные набойки сверкали, не хватало лишь шпор с вертящимися сверкающими звездочками. Кожаная куртка поскрипывала. Кощей шел, покачиваясь на худых длинных ногах.

Через лужи он не перепрыгивал, шел по ним так, словно был Христом, словно бы этот мир создан только для него, и он может ходить даже по воде «аки по суху». Телохранители спешили за ним, а один, самый широкоплечий, самый грузный и массивный, двигался впереди, рассекая, как таран, толпу спешащих к поездам пассажиров или покидающих вокзал. Многие Кощею кивали, он помнил немногих, но его знали практически все обитатели вокзала – проститутки, торговцы всякой всячиной, милиционеры.

Только один раз за все время движения Кощей остановился, причем так резко, словно натолкнулся на невидимую стену. Он повернулся вправо на каблуках, приподнял очки. Злая улыбка скривила его тонкие губы.

– Это кто еще? – почти с шипением произнес он, кивнув на двух мужчин, разворачивающихся и готовящихся к игре в наперстки.

Один из телохранителей – тот, который шел сбоку, – скривился и передернул широкими плечами.

– Не знаю, новенькие, не наши.

– Скажи им, если хотят работать, пусть заплатят, а не то им мало не покажется.

Здоровенный мужчина тут же отправился выполнять просьбу своего шефа.

– Эй, эй, братки, – сказал он, подойдя к парням в кожаных куртках, – тут не ваша территория.

– А чья? – осведомился один, исподлобья бросив взгляд на Кощея и его охрану.

– Наша территория – его.

– А кто он такой? – прозвучал вопрос.

– Это уже не твое дело.

– Мы с милицией договорились.

– Вы договорились с милицией? – охранник повернулся, подошел к Кощею и прошептал:

– Они говорят, что с ментами договорились.

– А меня это не пилит! С какими-то ментами они договорились! Спроси, с какими. Если хотят, то пусть и ментам платят, и мне. А если нет, то пусть убираются. Когда буду идти назад, чтобы их духу тут не было.

Охранник опять направился к игрокам в наперстки. Те были явно озадачены и не знали, что предпринять.

– Послушай, а сколько он хочет?

– Не много, – сказал охранник, – стольник в день.

– Стольник в день? Да вы что, мужики, оборзели!? Мы столько не заработаем.

– Как хочешь. Я тебе сказал наши условия.

– Да мы ментам меньше платим!

– Ментам вы можете платить столько, сколько хотите, а ему будете платить столько, сколько он сказал, – стольник и ни копейки меньше!

– Да пошел ты!

– Понял, – кивнул охранник, и на его толстых выпяченных губах появилась улыбка, на удивление мерзкая, как у земляной жабы.

Он посмотрел на одного, затем на другого наперсточника и резким движением ноги подбросил картонку с тремя наперстками. Инструменты для игры разлетелись в разные стороны.

– Да ты что, бля! Мать твою! – единственное, что успел произнести парень в черной кожанке.

Но люди Кощея были уже рядом и быстро, причем так быстро, что спешащие пассажиры не сразу и поняли, что происходит, оттеснили двух наперсточников к решетчатому ограждению и принялись избивать их. Милиция видела, что происходит, но ни один из стражей порядка даже не шевельнулся, чтобы помочь терпящим бедствие. Милиция отвернулась, а сержант, который разговаривал с Кощеем, неторопливо направился в противоположную от дерущихся сторону.

Двое против троих продержались недолго, каких-нибудь секунд пятнадцать, может, полминуты. Вскоре они лежали на асфальте.

Кощей подошел и процедил сквозь зубы:

– Стольник, ребята, с вас и еще полтинник за издержки. Завтра можете приходить и работать, а если нет, то вас будут бить еще минут пять, и вы окажетесь в больнице. Ясно?

– Да, да, – почти одновременно прохрипели игроки в наперстки.

– Вот так-то оно лучше.

Телохранители Кощея поставили парней на ноги. Те, понимая, что иного выхода нет, дали деньги. Кощей к деньгам даже не прикоснулся, он неторопливо направился по своим делам.

А дело у него было важное. Кощей никогда не упускал возможности заработать даже по мелочи, а тут как-никак две тысячи долларов. Можно было и постараться, да и с Султаном отношения портить не хотелось: не один раз тот выручал его, а если понадобится, то выручит и впредь.

Подошел один из людей Кощея, который постоянно дежурил на вокзале.

– Ну что скажешь, Бурый? – спросил Кощей.

– Все в порядке вроде бы. Все платят исправно.

– Меня не это интересует, мне два пацаненка нужны, да не грязных, не чумазых и не блохастых, а чистеньких.

– Возраст какой? – Бурый прекрасно понял, чего от него добивается Кощей.

– Вот именно, чистеньких.

– Есть такие. Сегодня как раз одного видел, он здесь уже месяца два сшивается. Сегодня приоделся, вымылся – как с картинки.

– Вот и давай его. А второй есть?

– Найдем и второго. Правда, не такой чистый, но тоже ничего. Я минут десять назад их видел.

– Давай, быстро найди.

Бурый мрачновато качнул головой, набычился, сунул руки в карманы кожанки и двинулся в здание вокзала, подобных дел не любил, сам он принадлежал к людям с нормальной ориентацией в поле и в пространстве. Но приказы не обсуждают ни в армии, ни тем более в банде. Он знал, где собираются подростки, под какой лестницей у них любимое место.

Он шел неторопливо, но довольно быстро, ни на кого не обращая внимания или, вернее, делая вид, что ни на кого не смотрит, а занят собственными делами. Он увидел Сергея Никитина прежде, чем тот заметил его. Сережка курил и рассказывал своему приятелю Павлу, такому же несчастному и убогому, как и он сам, о том, как ему повезло и как мужик накормил его, обогрел, дал выспаться. А кроме всего прочего, еще приодел с иголочки.

– Чудной какой-то дядька. Живет вроде небогато, а деньги есть. Да и с виду здоровый, в общем, мужик что надо, чем-то на моего батяню похожий.

Возможно, Павлик и не поверил бы Серому, но одежда, чистые руки говорили сами за себя, красноречивее любых рассказов.

– Да, повезло тебе, не каждый день такое случается.

– Какое?

– Хорошее.

– Ага, повезло, – сказал Сергей Никитин, протягивая пачку с сигаретами своему приятелю. – На, покури.

– Покурю, – сказал Павел, ловко выщелкивая из пачки сигарету.

Но покурить подростки не успели, появился Бурый, мрачнее неуда.

– Привет, орлы, – пробурчал он.

Подростки сразу же насторожились, появление Бурого никогда не сулило ничего хорошего.

– Чистый ты какой-то сегодня, – пробормотал бандит, оглядывая Никитина.

Тот ничего не ответил, лишь потупил взгляд.

– А ты грязный, как свинья.

– Ага, грязный, – ответил Павлик, жадно затягиваясь.

– Что, курите?

– Курим, курим, Бурый.

– А выпить хотите?

– Можно было бы… – первым ответил Павлик. Никитин же чувствовал что-то недоброе в благодушной улыбке Бурого.

– Тогда пошли со мной.

– Куда пошли?

– Пошли, пошли, – рука Бурого в сетке татуировок легла на плечо Никитина, и бандит резко рванул парнишку на себя.

Затем пальцы сжались так сильно, что у Сергея задрожали колени и он чуть не упал, споткнувшись на ступеньках.

– Не дергайся, не дергайся, щенок! – пробурчал Бурый, а на губах появилась недобрая улыбка. – А ну, за мной!

Он вел двух подростков так, словно был сотрудником правоохранительных органов и только что смог задержать двух мелких карманных воришек.

– Куда ты нас тащишь, бля! – крикнул Павлик.

– Молчи, придурок, а то зашибу! Дам в лоб, и копыта откинешь, хочешь?

– Нет, нет, не бей!

– Я тебя пока еще не бил, – ответил Бурый, выводя двух подростков с вокзала.

– Так куда ты нас? – запрокинув голову, заглянув в глаза Бурому, прошептал Сергей Никитин.

– Поедете к одному хорошему дядьке, он вас покормит, помоет и трахнет.

– Не хочу! – крикнул Никитин и попытался вырваться.

– Не дергайся, щенок, – прямо в ухо прошептал Бурый, – а то голову откручу и ноги повыдергиваю, ублюдок!

– Сам ты ублюдок! – крикнул Серый, но тут же осекся.

Бурый так сильно завернул руку за спину, что у подростка даже захрустели суставы, а на глаза навердулись слезы, лицо исказилось от нестерпимой боли.

– Будешь дергаться, на вокзале больше не появишься, это я тебе говорю.

Один из людей Кощея уже топтался у стоянки. Дверь в его машину была открыта.

– Туда их, – сказал он Бурому, – и сам поедешь с нами.

– Я не поеду.

– Поедешь, Кощей сказал.

– Тогда дело ясное, придется ехать.

Бурый затолкал двух подростков на заднее сиденье серого «Нисана», сам устроился рядом, то и дело показывая подросткам кулак.

Водитель-бандит сел за руль.

– Ну что, можем ехать?

– Ага, – сказал Бурый, – трогай. – Сунул себе в рот сигарету, раскурил ее и откинулся на спинку. – Ну что, поедете побалдеть? И чтобы мне там без всяких фокусов!

А то, если узнаю, кранты вам обоим.

То, как двух подростков уводили, видели многие. Пятнадцатилетняя проститутка Валя уже пару часов сшивалась на вокзале, но все бесцельно, ей сегодня не фартило.

Не было приезжих, которые могли соблазниться и клюнуть на ее прелести. То, как уводили Серого и Пашку, она видела, перед этим успела перекинуться с парнями парой фраз и даже отпустила комплимент Никитину насчет его прикида и чистых рук.

«Нисан» умчался с Курского вокзала. Валентина направилась в зал ожидания. Милиция ее не трогала, как-никак она работала не на себя, а на Кощея, а значит, была при деле.

«Ну и дела! – на подростков она посмотрела с завистью, ведь им повезло, если, конечно, подобную ситуацию можно назвать словом „везение“. – Их накормят, а возможно, даже помоют. Но одно дело, если трахают женщину, она для этого и создана природой, а мужика, пусть он еще и мальчишка…»

А вот ей нестерпимо хотелось выпить хоть стаканчик вина. Но кто даст? А денег у нее не осталось ни копейки.

Она пристала к одному мужчине, но тот ее отшил, затем к другому и чуть было не нарвалась на неприятности. Мужик, как оказалось, был с женой, и та, увидев проститутку, завизжала от ярости:

– Я тебе, б…, сейчас голову оторву! Что ты к моему мужику лезешь, шкура грязная!

– Сама ты шкура, – буркнула Валентина и ретировалась, понимая, что здесь ловить нечего, кроме, конечно же, неприятностей.

Покрутилась возле буфета, увидела на столе початую бутылку пива, подошла к ней, спокойно взяла и принялась пить прямо из горлышка. Когда вернулся хозяин, бутылка была уже почти пуста, а Валентна виновато улыбалась, глядя ему прямо в глаза.

– Ты извини, красавчик, я думала, ты уже ушел навсегда.

– Да я, бля, – начал мужчина, – за бутербродом отошел.

– Ну уж, извини. Хочешь, отойдем, я тебе за киоском…

– Пошла вон! – рявкнул мужик, направляясь опять к стойке, чтобы взять пива.

– Не хочешь, как хочешь.

Тут она увидела высокого широкоплечего мужчину-красавца, который шел по вокзалу, вглядываясь в лица пассажиров.

«Явно кого-то ищет, – подумала проститутка, – почему бы ему не искать меня?»

Куртка была расстегнута, руки мужчина держал в карманах. Вел он себя уверенно, но явно волновался.

Валентина приободрилась:

«Может, хоть с этим повезет», – подумала она, делая шаг ему навстречу.

Мужчина и девушка столкнулись.

– Извини, дорогая, – сказал мужчина.

– Да я не очень уж и дорогая, – ответила Валентина, – немного заплатишь, и я буду довольна.

– Чего-чего? – не понял Комбат, а это был именно он.

– Немного, говорю, заплатишь, и я буду счастлива.

– Погоди, – Комбат приостановился и сверху вниз осмотрел щуплую девчонку с темными кругами под глазами. – Чего от меня хочешь?

– Ясное дело чего, – сказала Валентина, – денег хочу.

– Денег хочешь?

– Ага, денег.

– Слушай, ты здесь давно околачиваешься?

– Уже месяца четыре, – призналась Валентина, сама не зная почему.

– Ты здесь, наверное, всех знаешь?

– Многих знаю.

– Слушай, дорогая…

Разговор Валентине начинал нравиться, и она поняла, что с этого красавца она сможет сорвать немного денег, даже не работая.

– Ну, слушаю.

– Я одного паренька ищу, такой невысокий, щупленький, родинка над левой бровью…

– Родинка над левой бровью, говоришь?

Когда девушка услышала о пареньке, этот мужик ей сразу же стал отвратителен.

«Гомик! – Да еще педофил!» – подумала она о Комбате.

Все термины, которые касались сексуальных извращений, проститутка знала не только понаслышке.

– Э, ты не думай, он мне просто нужен, он у меня гостил.

– Что, украл чего-нибудь?

– Да нет, не украл, – признался Комбат, немного виновато улыбнувшись.

– Тогда в чем дело?

– Да ни в чем твоего дела, девочка, тут нет.

– А я знаю, кого ты ищешь.

– Ну, и кого же?

– Серого ты ищешь. Правду говорю?

– Серого, Серого, – дважды повторил Комбат, не сразу поняв, что разговор уже пошел конкретно о Сергее Никитине. – У него куртка должна быть джинсовая, синяя, не вытертая…

– Ага, куртка новая. Так он уехал.

– Куда уехал?

– Его Бурый куда-то повез.

– Кто повез?

– Бурый. Ты что. Бурого не знаешь? – девушка произнесла эту кличку так, будто Бурый был каким-то чрезвычайно известным артистом, самой настоящей поп-звездой и его должен знать каждый. А если кто-то не знает Бурого, то он самый настоящий колхозник или пришелец из космоса. – Бурый тут за главного, не последний человек, – сказала Валентина, придавая себе важность. – Ты дашь мне денег?

– А, да, денег… Ты погоди, конечно же, дам, только ты вина на них не покупай.

– Почему же, я уже не первый год пью.

– На мои не покупай.

– Ну ты, дядя, и даешь! Я же могу тебе, что угодно пообещать, а потом слова не сдержу.

– Сдержишь.

– Ты знаешь, мужик, есть в тебе что-то такое, из-за чего мне тебе врать не хочется. Не буду вина на твои деньги покупать. А вот пиво – куплю.

– Пиво можешь, – сдался Комбат.

Со стороны разговор мужчины и проститутки выглядел вполне обычно. Проститутка снимает клиента и пудрит ему мозги.

В руках Бориса Рублева появился бумажник.

– Много не дам, – предупредил он.

– А я тебе могу сказать, на какой машине повез его Бурый.

– На машине? Ты что, номер запомнила?

– Конечно, запомнила. Мы всегда друг за другом следим, мало ли что может случиться.

– Что может с ним случиться?

– Порезать могут, отравить, обокрасть. Всякое в нашей жизни, бля, бывает… А ты что, мужик, не в курсах, что ли?

– В курсах чего?

– Да твоего Сережку повезли к какому-нибудь педофилу.

– Чего?

– Я что, непонятно говорю, не по-русски?

– Да нормально, по-русски… – и Комбат насторожился, даже желваки заходили под широкими скулами, а глаза сузились и зло сверкнули.

– Да ты не горячись, может, еще все и обойдется.

Не впервой.

– Что не впервой?

– Не впервой Сережке к мужикам ездить. И Пашка с ним, не в одиночку ж его повезли.

– Какой еще Пашка?

– Да приятель его, тоже сирота казанская, ни отца, ни матери.

– А у тебя? – почему-то вдруг спросил Рублев.

– У меня все в порядке: мамашка есть и батяня есть.

Только пьяницы они горькие, послала я их куда подальше и в Москву дернула. Здесь веселей.

– Что, неужели веселей?

– Да. Правда, иногда достается, когда на психа нарвешься или на черномазого какого-нибудь, на азера.

Валентине хотелось поговорить, как-никак появился слушатель, да и деньги светили, ведь в руках Комбат мял, как мнут воблу, пухлый бумажник.

– А ты ему, собственно говоря, кто?

– Никто, – тихо сказал Рублев.

– Так на фиг он тебе нужен? Лучше меня возьми.

– Тебя взять? Куда?

– Ну.., к себе, живешь же ты где-то. Удочери, трахай, если хочешь.

– Нет, извини. Так какой там номер?

– А деньги? – спросила проститутка, сделав специфическое движение пальцами.

– А, да, деньги. На тебе десятку, – и десять баксов появились в пальцах Комбата.

Такой щедрости Валентина не ожидала.

– Так ты не уходи, погоди, я думаю, минут через двадцать Бурый появится, ты у него и узнаешь, куда он завез Серого.

– Бурый появится?

– Ага, появится. Постой здесь, если что, я тебе его покажу. Обо мне ему ни слова, ни звука, ни ползвука, понял? – уже испуганно, заговорщическим голосом произнесла Валентина.

– Нет, ты что! – убежденно произнес Комбат. – Я ему о тебе ничего не скажу.

– Вот и хорошо. Ты постой здесь, пивка попей, покури, отдохни. А я пройдусь туда-сюда, может, сниму кого.

Проститутка отошла от Комбата, направляясь по своим делам. Минут через пять она появилась и, приостановившись возле Рублева, прошептала:

– Вон, видишь, тот, в черной куртке и в кепке с козырьком? Это Бурый, – и тут же, быстро развернувшись, зашагала от Комбата прочь, мгновенно смешавшись с толпой пассажиров.

Комбат сунул руки в карманы, застегнул молнию куртки и с решительным видом направился к широкоплечему низколобому парню в кепке, надвинутой по самые брови.

– Эй, извини, – сказал Комбат, остановившись.

Глава 9

– Тебе чего? – Бурый скривился, разглядывая Комбата. Вид у того был не очень, такие доверия не внушают. – Если баба нужна или травки покурить хочешь… Так это не ко мне.

– К тебе, – буркнул Комбат, прижимая Бурого к стене.

– Э, легче, легче, а то я могу и обидеться.

– Хуже будет, если я обижусь, – Комбат взял Бурого за отвороты кожанки и без особого труда оторвал его ноги от земли, а затем ударил спиной о стену.

Бурый несколько раз трепыхнулся, но мраморного пола его ноги так и не коснулись. Ситуация выглядела довольно-таки комично. Бурый ничего не мог сделать против этого странного силача, который держал его так легко, как если бы тот весил не восемьдесят пять килограммов, а пуда два, как подросток.

– Ты, надеюсь, меня понял? – глядя прямо в глаза бандиту, произнес Комбат. – Если я обижусь, то размажу тебя прямо по гладкой стене, как поганого кота.

– Отпусти! Отпусти! – прошептал бандит.

Комбат поставил его на землю, все еще прижимая к стене и глядя в глаза.

– Чего надо, говори.

– Куда ты Никитина завез?

– Какого Никитина на хрен!? Ты что, сбрендил? Ты, мужик, на кого-то другого обиду держишь, я тут случайно оказался.

– Серого. Парнишку Серого, слышишь?

– А, этого урода…

– Ты сам урод, – прошептал Комбат, еще раз встряхивая бандита.

Борис Рублев понял, что здесь поговорить не удастся.

– Пойдешь за мной, и тихо, иначе я тебе голову оторву, – правая рука Бориса нырнула в карман куртки, а бандит весь похолодел, испуганно заморгал глазами, и его лицо покрылось крупными каплями пота.

Он подумал, что этот странный мужик сейчас нажмет на курок пушки, и тогда случится непоправимое – у него наверняка появится лишняя дырка в теле – в груди, из которой потечет горячая кровь, а сам этот, на него неожиданно напавший, неожиданно прижавший к стене, исчезнет, растворится в толпе. Больно уж у него морда зверская, с такими лучше не шутить, таких нужно убивать сразу и уносить ноги.

Бурый сжался в комок.

– Э, э, погоди, погоди, – забормотал он, – я тебе все скажу, только отойдем в сторонку. Не здесь, не здесь…

– Давай, – подобный расклад Комбата устраивал.

Он ловко завернул руку Бурому за спину, и сделал это так быстро и с такой силой, что суставы захрустели и Бурый даже заикал от боли.

– Тише, тише, зверь, не так сильно! – сдавленным голосом произнес он, втягивая голову в плечи.

– Иди ровно и не шевелись, – правая рука Комбата все еще находилась в кармане куртки.

Бурый повиновался и, подталкиваемый Комбатом, вернее, направляемый им, двинулся вперед. Комбат повел Бурого в туалет. Мужчины выходили из туалета, иногда кое-кто с интересом поглядывал на странную парочку – высокого широкоплечего мужика, который вел перед собой другого, чуть поменьше, с перекошенным от боли лицом. Впечатление складывалось такое, что этому, кто поменьше, стало плохо и второй ведет его в туалет, чтобы он там смог вдоволь поблевать.

Благополучно добравшись до туалета, Комбат прошел, толкая перед собой бандита, помещение с писсуарами и привел его в другое – туда, где располагались кабинки, там, в мужских туалетах, всегда людей поменьше, а то и вовсе не бывает.

– Куда ты меня ведешь? Куда?

– Иди, – коротко сказал Комбат, заворачивая правую руку Бурого еще резче. Сустав хрустнул, связки напряглись до такой степени, что вот-вот были готовы разорваться. Бурый понимал; этот странный мужик выворачивает руку пока еще вполсилы.

– Э, кончай, отпусти! – крикнул Бурый.

Комбат толкнул ногой дверь, затем подцепил ее носком башмака и открыл. Они оказались в кабинке.

– Ну а теперь говори, – не поворачивая к себе бандита, произнес Комбат.

– Что тебе надо?

– Ах ты, ублюдок, не понял, что мне надо? Тогда повторю, но потом.

Комбат вывернул Бурому руку посильнее. Бандит переломился надвое, изогнувшись в поясе. Рублев сунул голову бандита в унитаз и правой рукой нажал водоспускной клапан. Зашумело, засоренный унитаз не спешил принимать в себя грязную воду, Бурый дернулся, захлебываясь. Комбат подержал его ровно столько, чтобы бандит не захлебнулся окончательно, а затем немного ослабил хватку, позволил бандиту распрямиться. Грязная вода стекала с лица, сама же грязь оставалась.

– Адрес! Быстро, адрес!

– Я завез его… – и бандит прошептал адрес.

– Это точный адрес? – тихо спросил Комбат.

– Точный! Точный! Мужик, отпусти, кончай!

– Сейчас кончу! – произнес Комбат и вновь затолкнул голову бандита в унитаз.

Как ни пытался сопротивляться Бурый, это было бессмысленно. Разве может заяц или ягненок противостоять волку или медведю – конечно же нет. Выдернув бандита из чаши унитаза и еще раз встряхнув, Комбат произнес:

– А ну, повтори адрес! Не напутал ли ты чего-нибудь?

– Нет, нет! – Вновь прозвучал адрес, точь-в-точь такой, как и раньше.

* * *

Люди из бригады Кощея мельком видели странную картину, происшедшую в зале вокзала, видели, как Бурый и странный тип скрылись в туалете. Но мало ли что, может, деньги передает в туалете, может, еще что… Как правило, эфэсбэшники в одиночку не работают, да и бандиты из других группировок тоже в одиночку не действуют, значит, этот широкоплечий здоровяк или свой, или знакомый Бурого со стороны. Ведь если что не так, то наверняка Бурый крикнул бы, дал какой-нибудь знак, чего уж ему на вокзале бояться.

На всякий случай чуть позже двое дежуривших в зале ожидания бандитов решили спуститься в туалет и глянуть, что да как там.

Комбат же в это время дважды ударил Бурого головой о кафельную стену, и тот потерял сознание. Рублев посадил его на унитаз, переломив надвое, так, что голова Бурого почти уперлась в колени.

– Ну вот, ты посиди здесь, а я пойду по своим делам.

Комбат закрыл кабинку, когда в туалет вбежали два бандита.

– Стой, – крикнул один, – где Бурый?

– Там Бурый, ему плохо, живот схватило. Видишь, ноги торчат из-под двери?

– А ты что, санитар, что ли?

– Да, я врач, – шутливо произнес Комбат, – доктор, мертвый доктор.

– Чего-чего? – недопонял бандит.

И в этот момент Комбат его ударил. Удар был короткий и быстрый, точно в челюсть. Голова бандита дернулась, Комбат услышал, как хрустнула челюсть. И тогда Рублев ударил левой, но уже не так сильно. Первый удар был сокрушительный, а вот второй – завершающий, просто точный и выверенный, почти ювелирный, чтобы довершить начатое.

Второй бандит успел выхватить нож и с присвистом выкрикнул:

– Стой, козел!

– А за козла ты мне сейчас ответишь, – сверкнув глазами, буркнул Комбат, останавливаясь, хотя готов был уйти, и правая рука с ножом повисла как плеть, а нож, звякнув, упал на каменный пол.

Бандит не успел даже ойкнуть от боли, рука хрустнула, и тут же Комбат ударил его в голову. Бандит отлетел, сильно ударившись затылком о стену. На кафельной плитке осталась кровь, а бандит упал лицом вниз в зловонную лужу.

– Ну вот, ребята, и все, – Комбат быстро покинул туалет, понимая, что у него впереди еще много дел, и, возможно, довольно сложных, а тут к сделанному уже вряд ли что добавишь.

А через десять минут из туалета Курского вокзала санитары на носилках выносили два тела, а у третьего бандита была лишь перебита рука, он отделался самыми легкими увечьями, и сам это понимал. Тут же появились люди Кощея.

Бурый и его знакомый все еще лежали без сознания, а счастливчик, с перебитой рукой, испуганно бормотал:

– Хрен его знает, кто это такой! Ко.. – слово «козел» застревало у него в горле, – какой-то здоровый бугай! Я даже ничего не понял, как… Да хрен его знает, кто это такой! Козел какой-то, здоровый бугай! Я даже ничего не понял, как…

– Что?

– Чик, чик, бах, трах – и Клык лежит. Кто-то его навел.

– А чего он хотел?

– Чего хотел… Не знаю, не знаю, он с Бурым разговаривал, а мы с ним, слава Богу, поговорить не успели.

Кощею тут же сообщили о том, что произошло на территории подконтрольного ему Курского вокзала, и Кощей, находившийся неподалеку со своими головорезами, бросился на контролируемую территорию. Но и он ничего не смог узнать. Мужик, о котором рассказывал пострадавший бандит, ему был абсолютно незнаком.

– Говори, говори, какой у него фейс, мать твою! – шипя в лицо своему подчиненному, выкрикивал Кощей. – Да он тебе что, и мозги вдобавок отшиб?

– Да, отшиб, отшиб. Как двинул, так у меня искры из глаз и туман. Я сразу с копыт.

– Лучше бы он тебя, ублюдка, убил!

– Ну, он такой большой…

– На мента похож? – допытывался Кощей, тряся за отвороты куртки перепуганного парня.

– Нет, нет, одно могу сказать, морда у него не ментовская.

– Он что-нибудь говорил? Вякал что-нибудь?

– Нет, он бил молча.

У Кощея оставалась надежда, что Бурый придет-таки в себя и сможет рассказать, что к чему, зачем били, что допытывались.

А Бурого и его дружка в это время уже завезли в больницу Склифосовского, дежурная бригада врачей пыталась привести в чувство двух пострадавших. Там же оказалась и милиция.

– Ну а вы куда смотрели? Я вам деньги плачу, что ж вы моих не защитили?

– Да ты что! Как мы их могли защитить? Они даже на помощь позвать не успели.

– Как, как… Вас еще звать надо, небось деньги брать и без зова вас собрать можно, вот как, ублюдки! Платить перестану, тогда узнаете как. Вы у меня на содержании, как проститутки, а работу не делаете. Значит, трахать вас всех надо, рядком в задницу.

Появился один из врачей. Кощей со своими парнями тут же бросился к нему.

– Ну, как там Бурый?

– Кто-кто?

– Да этот, с перешибленной головой, которого привезли с Курского.

Настоящее имя Бурого Кощей так и не сумел вспомнить.

– А, этот… – хирург устало заморгал глазами и пробормотал длинную тираду по латыни.

– Ты мне по-человечески скажи, можно с матом, – задышав в лицо хирургу, прошипел Кощей.

– Да что я вам могу сказать, любезный, один ничего, а второй воды нахлебался, еще чудом живой. Да и сотрясение мозга у него, если понятным языком.

– Отчего сотрясение?

– Оно могло быть вызвано разными причинами: сильный ушиб, удар чем-нибудь тяжелым по голове…

– Тяжелым? – Кощей передернул плечами.

– Да, тяжелым. Например, молотком или ломом, обернутым в тряпку.

– Да ты что, доктор, что ты такое несешь? Какой еще лом, кто ж его в тряпку заворачивать станет? А говорить он скоро сможет?

– Думаю, нет, у него нижняя челюсть в трех местах сломана.

– Ух, ублюдки! – отвернувшись от врача и понимая, что здесь ему делать нечего. Кощей быстро зашагал к выходу.

Джип уже стоял и урчал мотором. Кощей впрыгнул на заднее сиденье. Что к чему во всей этой катавасии, он не понимал. Кто послал мужика, чего этот мужик хотел от Бурого, было совсем неясно. Но если он так быстро и лихо расправился с тремя, в общем-то, не слабыми парнями, значит, действительно, задело его что-то серьезное. И Кощею вдруг стало не по себе. Так случается (это чувство знакомо каждому охотнику, оно появляется вдруг): идешь, идешь по лесной тропе, карабкаешься, обходишь деревья, и вдруг руки начинают дрожать, хотя никакой явной причины нет.., ощущение такое, будто зверь крадется за тобой следом и уже выпустил когти, готовый броситься тебе на спину. Охотник испуганно оглядывается, втягивая голову в плечи, а за спиной тихо, даже травинка не шелохнется, даже лист не упадет с дерева. И возможно, от этого страх становится еще более жутким. Уже хочется не идти, делая осторожные шаги, а появляется желание, неподконтрольное, которое невозможно остановить, невозможно подавить, – хочется бежать сломя голову, натыкаясь на деревья, оцарапывая лицо ветками, быстрее и быстрее. Падать, спотыкаться, вставать и вновь бежать, уносить ноги с этого проклятого места…

Что-то подобное уже случалось и с Кощеем, но раньше ему удавалось выкручиваться – не паниковать. Он испуганно оглянулся, даже его телохранитель вздрогнул.

– Что такое? – спросил он, нащупывая в кармане рукоятку пистолета.

– Да нет, ничего, – сдавленным голосом отвечал Кощей, – ничего, ничего. Трогай быстрее.

– Куда? – задал вопрос водитель, но сцепление выжал, и джип сорвался с места.

– Куда хочешь. Давай к Султану.

– А я думал, на вокзал.

– Ты, бля, лучше не думай, а делай то, что я тебе говорю. Думать буду я, а вы будете выполнять, мать вашу!

Кощей рассвирепел мгновенно, в считанные секунды в уголках рта появилась белая не то слюна, не то пена, глаза сузились.

– Быстрее езжай, мать твою, тянешься, как таракан беременный!

Водитель гнал вовсю, но Кощею этого показалось мало.

– Быстрее, бля! – крикнул он. – Еще быстрее!

Телохранители переглянулись. Все это напоминало побег, но от кого и куда пытается убежать и скрыться их хозяин, они не понимали. Кощей дрожащими руками вытащил из нагрудного кармана серебряную табакерку с кокаином и принялся втягивать вначале левой ноздрей, затем правой белый дурманящий порошок.

– Ух! – выдохнул он, откинувшись на спинку сиденья.

«Вот-вот должно полегчать» – таково было выражение его лица.

Но страх не отпускал. Кощей пытался понять, пытался проанализировать, откуда этот страх. Ведь ничего такого страшного не случилось, обыкновенные разборки. Появился какой-то залетный, может. Бурый ему что-то сказал, нагрубил, он его и прижал к стене, поговорил как следует.

А тут еще двое под руку подвернулись, он и этих усмирил.

Но кто это такой и за что он так круто расправился с Бурым, Кощею было невдомек. Связать же все происшедшее с мальчишкой в джинсовой куртке, которого Кощей отправил к клиенту Султана, бандиту и в голову не приходило.

Ведь он за день или за ночь отправлял по разным местам иногда по несколько десятков проституток или мальчиков, так что дело, в общем-то, было обычным.

«А может, Бурый кому-нибудь задолжал и пришли или, вернее, прислали кого-нибудь вернуть деньги?» Но если бы такое случилось, Кощей знал бы это. Когда его люди попадали в сложные ситуации, разбирались, звонили, разговаривали, толковали, как правило, с ним, ведь деньги были у него и договориться проще всего с хозяином, а не с его подчиненными.

– Дай телефон, – буркнул Кощей и принялся набирать номер Султана.

Тот трубку взял сразу.

– Ну-ну, да, я конечно! – на банальный вопрос «Это ты?» ответил Султан. – Спасибо, мои добрые знакомые позвонили, мальчики у них. Правда, один парнишка строптивый, ну да, думаю, его обломают. Есть опыт.

– Это о чем ты? – спросил Кощей.

– Как о чем, да про двух парнишек, которых я тебе заказал.

– А, про это… Слушай, Султан, тут у меня лажа.

– Какая еще лажа?

– Бурого избили.

– Как избили? А я при чем? Это же твой человек.

– Так может, ты чего слышал?

– Чего я должен был слышать?

– Да какой-то мужик, абсолютно незнакомый, никто его здесь раньше не видел…

– А где этот твой Бурый? – спросил Султан с неприятным хохотком.

– Да в больнице, в сознание пока еще прийти не может.

– Другого поставишь, – философски заметил Султан.

– Ну ладно, если ты ничего не знаешь, тогда напрасно я тебя дернул.

– Если что услышу, то позвоню, будь спокоен.

– Да-да, да-да, буду спокоен, – Кощей отключил телефон.

Настроение не улучшалось, оно было таким же гнусным, как до разговора с Султаном.

* * *

Если бы сейчас кто-нибудь был рядом с Борисом Рублевым и спросил у него, почему он, взрослый мужчина, у которого есть дела, так переживает из-за какого-то бродяжки, то навряд ли услышал бы внятный ответ. Пока еще Комбат и сам не знал, почему он так близко принял к сердцу исчезновение Сергея Никитина. Ведь еще вчера он даже не подозревал о существовании этого парнишки.

Да, вчера он не знал Никитина, а сейчас он уже не мог представить своей жизни без него.

Комбат мчался по городу. Один перекресток, второй, третий…

– Скорее, скорее! – торопил Борис Рублев свою машину.

Вот и пост ГАИ, только сейчас Комбат понял, что он за кольцевой. Гаишник, возникший словно из-под земли, в бронежилете и в каске, сделал знак остановиться. Комбат затормозил, выбрался из машины и быстро зашагал, к милиционеру.

Гаишник небрежно козырнул.

– Что-то случилось? – спросил он, встретившись взглядом с Комбатом, слишком уж необычным было выражение лица Бориса Рублева.

– Случилось, браток, – сказал Комбат, и слово «браток» сблизило гаишника и бывшего командира десантно-штурмового батальона, а может, тельник, который увидел гаишник, внушил ему доверие к высокому сильному мужчине. – Случилось, случилось. Я тут адресок один хочу у тебя спросить.

– Какой адресок? – осведомился гаишник.

И Комбат принялся объяснять.

– А, это… Так вам еще километров двенадцать ехать.

– Сколько?

– Двенадцать, – сказал гаишник. – Там будет поворот и съезд, там особняки новых русских (слово «новых» гаишник произнес немного презрительно).

– Ну спасибо, браток, – Комбат протянул руку.

Гаишник механически подал свою ладонь, Комбат крепко пожал.

– Э, погоди, – бросил гаишник.

Комбат остановился и оглянулся.

– Я у тебя даже документы забыл спросить. Стряслось что?

– Стряслось, браток, парнишку ищу.

– Что, из дому убежал?

– Да, похоже на то, – буркнул Комбат.

– Ну, успехов тебе.

Автомобиль Комбата сорвался с места и помчался к тому перекрестку, за которым должен был открыться поворот. И действительно, все случилось так, как и предсказывал гаишник. Показался съезд на неширокую асфальтированную дорогу, а еще через пару километров Комбат увидел небольшой поселок – двух– и трехэтажные дома, крытые где черепицей, где блестящим сверкающим металлом. Заборы, шикарные автомобили – все это говорило о том, что Комбат не ошибся.

А вот и дом, который он искал. Дом находился за забором, кованые решетчатые ворота отделяли участок от соседних. В окнах дома горел свет, у крыльца стояли джип и «Вольво» с одинаковыми номерами, разнились лишь буквы на них.

Комбат затормозил метрах в пятидесяти на противоположной стороне и пару минут сидел, барабаня пальцами по баранке. Фары и габариты погашены, и его серый автомобиль почти сливался с кустарником, росшим вдоль дороги.

Борис Рублев боялся ошибиться. Ему всегда не нравилось, когда в его дела оказывались втянутыми посторонние, ни в чем не виноватые люди. Ведь тогда нужно что-то объяснять, говорить, оправдываться, а тебя принимают, как правило, за бандита. А объяснять Комбат не любил, да и не умел. Говорил он отрывисто, коротко, и всякие пространные объяснения давались ему с большим трудом.

Страшно хотелось курить, просто нестерпимо. Рот наполняла слюна, и Комбат ее судорожно сглатывал. Сигарет в машине не было, и поэтому пришлось вытащить из ящичка пустую пачку, в которой на дне лежало несколько крупинок табака, и жадно ее нюхать. Но это вызывало только раздражение и злость на самого себя.

«Неужели я такой слабак? Неужели я не могу жить без вонючих сигарет? Конечно же могу!» – сам себе сказал Комбат.

Он смял пачку, но понял, что если бы в ней были сигареты, то навряд ли у него хватило бы духу сжать пальцы, изломав и искрошив содержимое.

«Не наркоман же я какой-то! Все, забудь о табаке, забудь!» – сам себе приказал бывший командир десантно-штурмового батальона и посмотрел на дом за решетчатым забором.

Металлические роллеты плотно закрывали окна первого этажа. Окна же второго этажа мягко светились уютным светом, чуть тонированным, желтым. Стекло было опущено, и Комбат прислушивался, не донесется ли какой-нибудь крик, не услышит ли он голос ребенка или плач. Это решило бы все, в одночасье, мгновенно.

Голос ребенка сорвал бы Комбата с места, как порыв ветра срывает слабо держащийся на ветке лист, а так еще оставались сомнения, туда ли он приехал, не обманул ли его Бурый.

«Нет, обмануть бандит меня не мог, слишком уж жестко и быстро велся допрос. Время на раздумья у бандита абсолютно не оставалось, и, судя по всему, он сказал правду.»

Комбат выбрался из машины. В рукаве куртки пряталась короткая самодельная монтировка, холодный металл медленно согревался в горячей ладони. Калитка оказалась закрытой. Борис Иванович увидел коробку переговорного устройства с красной квадратной клавишей. Замок на кованой калитке Комбат мог бы снести одним ударом ноги, а если бы захотел, то и бетонные столбики, аккуратно выкрашенные белой краской, вывернул бы из земли.

Но делать этого он не стал и большим пальцем вдавил красную клавишу. Динамик загудел, замигала лампочка индикатора тревожным красным, даже рубиновым, огоньком, напомнив Комбату почему-то закуренную сигарету, а потом она показалась ему похожей на капельку свежей крови, на которую упал закатный луч.

– Кто там? – послышался спокойный, но с нотками недовольства мужской голос, словно человека оторвали от важного дела.

– Свои, – сказал Комбат.

– Своих я знаю в лицо и по голосу, – ответил невидимый собеседник.

Комбат поднял голову и увидел укрепленную на стволе старого дерева маленькую телекамеру наружного наблюдения, сразу ее Комбат и не заметил.

– Что надо? – послышалось из динамика.

– Поговорить хочу.

– О чем? – раздался вопрос, задребезжавший в динамике. На этот раз голос был недовольный и даже слышалось тяжелое астматическое дыхание говорившего. Наверняка в волнении он слишком близко подошел к микрофону. – Короче, что надо?

– Я же сказал, поговорить, – каким-то бесстрастным и даже безразличным голосом произнес Комбат и щелкнул по динамику, словно бы на нем сидела муха.

– Ладно, заходи, – раздался щелчок электрического замка, и Комбат, толкнув калитку, шагнул на выложенную плитами дорожку. Под ногами зашуршали влажные опавшие листья…

* * *

Бурый пришел в себя неожиданно. Врачи были уверены, что он, как минимум, еще часов двенадцать будет находиться в беспамятстве. То ли организм у него оказался крепче, чем предполагали врачи, то ли удар оказался не настолько сильный. Челюсть у Бурого была сломана, он шептал, и медсестре пришлось наклониться, чтобы разобрать его слова:

– Телефон, бля… Телефон, бля… – выплевывал слова бандит.

– Сейчас, сейчас.

Когда его привезли в больницу, то в кармане куртки нашли мобильник, и на всякий случай, чтобы телефон не пропал, отдали дежурному врачу. Мобильник Бурому дали, и он кое-как негнущимся пальцем наковырял номер.

– Это я, Бурый, – зашептал он в трубку замогильным голосом, слабым, как шуршание уже сгоревших листьев.

– Чего? Кто? Бля, – крикнул в трубку Кощей.

– Это я, Гриша, Бурый…

– Так ты, падла, не сдох? – услышал Бурый ободряющий голос Кощея, тот и в самом деле был искренне рад, что его человек остался в живых.

– Нет, не сдох.

– Ну, тогда молодец.

– Слушай внимательно, мне тяжело говорить.

– Я тебе сказал, ублюдок, слушать, а не говорить!

– Слушаю, – произнес Бурый.

– Кто тебя так отделал?

– Хрен его знает! – выдохнул в трубку бандит. – Здоровенный мужик.

– Мент?

– Не похож, но и не из наших. Несистемный, отвязанный полностью.

– Отморозок какой-нибудь?

– Нет, не похож. Мужик самостоятельный.

– Один был?

– Да, один.

– И что, вас троих урыл?

– По одному… Но было бы пятеро, так и пятерых бы уложил.

– Н-да…

– Во-во…

Кощей присвистнул, и его рука потянулась за серебряным портсигаром, в котором был кокаин. Вот именно этого он и опасался, что беда придет откуда-то со стороны и нежданно. Если бы это были менты, то ему бы сообщили, он дал бы кому надо денег, мог бы договориться. А если бы оказались другие бандиты – свои или кавказцы, – с ними бы он тоже разобрался, договорился. Ведь всегда можно найти старшего, того, кто отдает приказания, и разговор вести с ним. А здесь одиночка, никем не контролируемый и, судя по всему, никому не подчиняющийся, имеющий какие-то свои счеты – и вполне возможно, что к Кощею.

– Чего он хотел? Меня увидеть?

– Нет, что ты, что ты, Гриша, ему пацан был нужен.

– Так что, педик?

– Нет, не педик, точно могу сказать, этих я за версту чую. Он настоящий мужик, здоровый, как медведь. Он меня мог к потолку приклеить и прихлопнуть как муху.

– Так кто он такой?

– Не знаю, хрен его поймет.

– Ты же не хрен, понимать должен, – прошипел в трубку Кощей.

У него появился прямо-таки мистический страх перед этим неизвестным, уложившим трех его головорезов.

О том, что он проговорился, Бурый решил не признаваться, это могло вызвать гнев, а на расправу Кощей был скор.

– Чего от тебя добивался? Не просто же так отмудохал и все?

– Пацана искал, адрес хотел.

– Ты сказал?

– Нет, что ты! – с придыханием произнес Бурый.

Кощею стало не по себе, он заподозрил Бурого, что тот все-таки проболтался.

Но Бурый поспешил его успокоить:

– Он меня так бил, что я вырубился довольно скоро.

А остальные не знают, куда я завез мальчишку.

– Ну, смотри! – ответил Кощей и с облегчением вздохнул.

«Слава Богу, мальчишек я уже успел сплавить Валерию Грязнову, и теперь моя душа спокойна. Если незнакомец идет следом за мальчишками, значит, его путь лежит мимо меня.»

– Ладно, выздоравливай, Бурый, хотя хороших слов ты не заслуживаешь, – он, даже не попрощавшись, отключил телефон и посмотрел на часы.

«Вот те на, такого со мной давненько не случалось.»

Обычно обо всех назначенных встречах Кощей помнил и без записной книжки, а тут до встречи с Валерием Грязновым оставалось десять минут, но добираться до ресторана Султана нужно было, как минимум, полчаса, да и то если не попадешь в пробку.

Прямо из машины Кощей позвонил Султану:

– Здорово! Извини, что я тебя напрягаю, но минут через десять к тебе придет наш общий друг и спросит меня.

Усади его, пусть твои ребята обслужат, скажи, я немного опаздываю. Извинись за меня.

Кощей знал, что Султан не из тех людей, которые умеют извиняться: ни за других, ни за самого себя. Но теперь у него совесть была чиста. О встрече он вспомнил вовремя, а мало ли что может приключиться!

– Гони к Султану в ресторан! – почти крикнул он шоферу зло и раздраженно, будто тот был виноват, что он забыл о встрече.

Телохранители переглянулись, наконец-то они смогут перекусить первый раз за этот день. Поездки в ресторан они любили. Телохранителям всегда выделяли отдельный столик, который прикрывал тот, за которым обедал хозяин.

Кормили вкусно, а главное, не надо платить.

У Султана и Кощея были странные взаимозачеты: то один был должен другому несколько тысяч, то наоборот.

Деньги достаточно редко возникали наличными, между ними в ходу были так называемые виртуальные суммы, которые называют «ты мне по жизни должен».

Но учет виртуальных денег велся скрупулезно, до цента, и ни Султан, ни Кощей никогда не забывали даже самых маленьких обязательств, они старались не попадать в зависимость один от другого. Но общие дела постоянно заставляли их вспоминать о деньгах, хотя этого и не хотелось делать.

Кощею повезло. Через двадцать пять минут его машина уже остановилась во дворе ресторана. Дворовый фасад разительно отличался от уличного, нарядного, с неоновой вывеской. Здесь за сетчатой изгородью громоздились ящики, бочки, поддоны, гудел белый куб стационарного кондиционера. Обитая железом дверь была надежно закрыта, ни ручки, ни даже замочной скважины на ней не существовало. Лишь маленькое окошко с толстым стеклом, вдобавок прикрытое частой решеткой, соединяло внутренности ресторана с двором.

Кощей не спешил выходить из машины, он лишь кивнул одному из телохранителей. Ритуал был отработан до мелочей. Телохранитель подошел, поискал взглядом и поднял с крыльца тяжелый камень, несколько раз ударил им в дверь.

Окошко погасло, телохранитель пригнулся так, чтобы человек, стоящий за дверью, мог рассмотреть его лицо. Затем металл заскрежетал, и дверь с трудом распахнулась. Она была старой, осевшей, скребла по бетону крыльца.

– Добрый вечер, – сказал мужчина, открывший дверь.

Это был вышибала, неумело носивший строгий черный костюм и белую рубашку, ворот которой сходился на шее с трудом. Из-под воротника торчала нелепая желтая в черный горошек бабочка.

– Здорово, Семен, – сказал телохранитель, заглядывая в узкий коридор, словно желал убедиться, что засады там нет.

– Ты бы еще мне в карман заглянул, – улыбнулся вышибала.

– Надо будет, так загляну. Кстати, толстый ты какой-то стал, – и телохранитель Кощея резко, но несильно локтем ударил своего знакомого в живот.

Но тот лишь загоготал:

– Да ты мне можешь ломом садануть, не пробьешь.

Пресс качаю регулярно.

– Лучше бы ты голову качал, – сказал телохранитель, постучав твердым ногтем по низкому лбу вышибалы.

– Мне за это денег не платят, я не головой на жизнь зарабатываю.

Кощей стал на никелированную ступеньку джипа, распрямил затекшие плечи. Очки с солнцезащитными стеклами он сдвинул на лоб и с удовольствием вдохнул влажный осенний воздух, напоенный запахом прелой листвы. Один телохранитель двинулся впереди Кощея, другой прикрывал ему спину.

– Грязнов здесь? – спросил он у вышибалы.

Тот кивнул.

– Здесь, здесь, Григорий Михайлович, ждет вас.

– Вот и дождался.

Вышибала открыл дверь, ведущую в зал, но не в общий, а в так называемый банкетный, рассчитанный человек на двадцать. Тут стоял огромный стол и кожаные диваны.

На стенах висели головы диких животных, кабанов, оленей, лосей, а в углу стояло чучело медведя с серебряным подносом в когтистых лапах. Глаза у медведя были сделаны из зеленого стекла и полыхали отраженным пламенем безыскусного камина.

Грязнов сидел в торце стола прямо под чучелом медведя. Перед ним стояла непочатая бутылка пива и огромная тарелка с крабами. Было видно, что он не притронулся ни К еде, ни к напиткам.

– Ну наконец-то, – вздохнул он и постучал указательным пальцем по циферблату своих дорогих часов, – ты же знаешь, ждать я не люблю. К тому же это я привез тебе деньги, и если ты не спешишь их получить, то я могу и передумать.

– Погоди, Валера, давай хоть поздороваемся, а потом уже начнем предъявлять один другому претензии.

– У тебя ко мне претензий быть не может, разве что «по жизни».

Они пожали друг другу руки, и это рукопожатие, казалось, растопило лед, который возник в самом начале встречи. Грязнов заглянул в глаза Кощею, уловил животный страх, но понял, что тот боится не его, что-то случилось на стороне.

– Что-то я твоей тачки не вижу, – сказал Кощей, наливая себе пиво.

– А зачем мне с черного хода подъезжать? – благодушно отвечал Валерий Грязнов. – Я человек легальный, моя машина на стоянке стоит перед парадным входом. Это ты по подворотням да по дворам шныряешь, – Грязнов, широко улыбаясь, запустил руку в карман, и две пачки долларов, перетянутых аптечной резинкой, упали на накрахмаленную скатерть.

Но Кощей не спешил к ним притронуться, что-то его удерживало. Он еще и сам не мог понять что, но внутренний голос ему говорил: не бери пока денег.

– Ты чего медлишь? Не люблю, когда деньги лежат без присмотра, их нужно или тратить, или в дело пускать.

– Так-то оно так." Тратятся денежки легко, а вот зарабатываются тяжко.

– Да уж ладно, – немного брезгливо поморщился Грязнов, – ты мне будешь рассказывать, как они зарабатываются! Поешь немного морепродуктов, а то ты совсем исхудал.

– Да уж, здесь потолстеешь, – Кощей наморщил лоб, положил очки перед собой. Нервы, они самый толстый жир вмиг растопят.

– Ты чего-то мне не договариваешь, вижу, у тебя проблемы какие-то.

– У меня всегда проблемы, как у любого делового человека.

– Это хорошо. Есть проблемы, значит, есть и деньги, нет проблем – и денег нет. Дело живое. А спокойно только на кладбище.

– Я боюсь того, что мои проблемы твоими могут стать.

Если уже не стали.

– А ты не боись, – захохотал Грязнов.

Они смотрели на две пачки денег, лежащих как дощечки, одна на другой. Пачки были не очень толстые, сколько в них денег, Кощей знал, Грязнов его никогда не подводил.

И он Грязнова старался не подводить.

Они знали друг друга не первый год, и все эти годы Грязнов оставался для Кощея загадкой. Чем тот занимался раньше – при «советах», чем занимается сейчас и откуда у него такие большие деньги, Кощей понять не мог, хотя и пытался навести по своим бандитским каналам кое-какие справки. И выходило, что Валерий Грязнов никаким бизнесом не занимается, во всяком случае в Москве. Может, конечно, на Западе, но как можно вести бизнес за границей, безвылазно сидя в Москве?

У Кощея все это в голове не укладывалось. Сам он действовал по-другому, ему надо было встретиться, переговорить, перетереть дело. Модемной связи, и даже телефону, он не доверял. О Грязнове Кощей знал немного: номер мобильного телефона, адрес и пару мест, где Валерия можно было отыскать. О загородной лечебнице он не знал ничего.

– Ну, что за проблемы, Гриша?

В отличие от многих Грязнов никогда не пользовался кличкой и не называл Григория Минковского Кощеем, пользовался лишь именем, от которого сам Кощей немного отвык.

Открылась дверь, за которой стоял телохранитель.

В правой руке он, как зажженный факел, держал сотовый телефон – телефон был включен.

– Ну?

– Вас, говорит, что срочно.

– Кто? – не беря трубку, произнес Кощей.

Телохранитель лишь пожал плечами, не зная, можно ли при Грязнове называть имя звонившего.

– Ну? – буркнул в трубку Кощей, и тут же его лицо скривилось, словно в горло ему попала тонкая рыбья кость.

И чем дольше он слушал, тем более мрачным становилось и без того не очень приятное лицо бандита.

– Гриша, слушай, какой-то мужик приехал.

– Чего хочет?

– Сказал, поговорить.

– Пошли его на хер.

– Такого не пошлешь, а я в доме один, без охраны. Такой и пятерых уложить может.

– Ты что, пустил его в дом?

– Пока только калитку открыл.

– Поосторожнее с ним, постарайся спровадить. Я тебе перезвоню через пару минут, или ты набери меня, как поговоришь с ним.

Кощей отключил телефон и положил рядом с очками.

А телохранитель понял, что ему в этой комнате не место, и закрыл за собой дверь. Кощей подвинул деньги к Грязнову, причем сделал это так, как крупье подвигает горку фишек к игроку, которому повезло.

– Слушай, Валера, непонятки начались. Эти ребятки у тебя?

– Дети, что ли? У меня, им хорошо, – хмыкнул Грязнов.

– Где они?

– Тебе дело?

– Они у тебя не дома, случаем?

– Я не идиот, – опять хмыкнул Грязнов, – и не педик, как ты понимаешь.

– Понимаю, понимаю… – Кощей заговорил быстро. – Мужик какой-то объявился, троих на Курском уложил.

– Что, насмерть?

– Да нет, покалечил. И, как я понимаю, если бы хотел, убил бы.

– А чего хочет? – Грязнов напрягся.

– Мальчишку одного ищет, из тех, которых я тебе продал.

– Ты же говорил, никто их искать не станет, – Валерий Грязнов положил руки на край стола, пальцы сжались в кулаки, он с угрозой посмотрел на Кощея.

– Поэтому и отдаю тебе деньги, ошибся.

– Хреновая ошибка, – Валерий Грязнов положил руки на край стола, пальцы сжались в кулаки. – Мальчишки уже в деле, назад хода нет. И тому, с кем я работаю, не могу сказать, мол, ошибся, извини. Ты же мне обещал, что они чистые, сиротки.

– Сиротки и есть.

– Тогда кто их ищет?

Кощей передернул плечами и потер виски. Ему хотелось вытащить портсигар и до одури нанюхаться кокаина. Но такое он мог позволить себе лишь наедине, в присутствии Грязнова он не решился на подобную вольность.

– Ну, так исправь ошибку, убери этого мужика. Где он, кстати, сейчас?

– Там, откуда ты забирал детей.

– У Альберта, что ли? А откуда у него адрес?

Кощей уже понял: Бурый проговорился. Значит, сейчас проговорится и Альберт, а от него дорога вела напрямую к Грязнову. Альберт потом сам завозил ребят к Валере.

– Я думаю, этот мужик скоро к тебе направится.

Грязнов вздохнул. Конечно, можно было сейчас ругаться, выяснять, кто прав, кто виноват, но это было уже бесполезно. Случился прокол, и нужно закрывать брешь, хоть своим телом.

– Откуда этот мужик взялся? – стараясь говорить спокойно, произнес Валера.

– Если бы я знал! Понимаешь, не могу сообразить.

Вроде бы не мент, вроде не из наших, несистемный какой-то, одиночка.

– Может, какой родственник одного из мальчишек?

– Вряд ли. Я проверял, расспрашивал, мальчишки не из Москвы, родственников у них нет. Сумеешь разобраться? Только предупреждаю, мужик он крутой, троих моих ребят положил.

Грязнов криво усмехнулся.

– Твоих положить несложно, они у тебя все наркоманы и идиоты.

Слово «наркоманы» неприятно резануло ухо Кощея.

Спорить не приходилось, скорее бы Грязнов согласился разобраться с этим странным мужиком, да и делу конец.

Черт с ними, с деньгами, они как ушли, так и придут. Детей и проституток в Москве хоть пруд пруди, только пристраивай.

Кощей взял трубку в руку, набрал номер Альберта, с которым недавно говорил. Вслушивался в длинные гудки, и с каждым гудком на душе у него становилось все муторнее.

* * *

А в особняке происходило следующее. Альберт, распростертый, лежал на ковре. Комбат стоял над ним, широко расставив ноги, и лил из стеклянного кувшина прямо в лицо Альберту холодную воду.

Тот с трудом открыл глаза, левый широко, правый, заплывший, причем мгновенно, чуть-чуть. Лицо его перекосил страх.

– Где Сережка?

– Какой Сережка? – едва смог произнести Альберт.

– Я сейчас на тебя, ублюдок, вылью воду не из кувшина, а из чайника!

Электрочайник булькал, испуская клубы пара.

– И кожа на твоей гнусной роже, пидар, облезет, как мозоль на пятке. Ты меня понял? Остатки воды вылью тебе на член, и с него кожа сползет, как шкура со змеи. И ты никогда уже больше им ничего не сможешь сделать, ни в одну дырку сунуть, понял, ублюдок?

– Я.., я…

– Ты мне не якай, тварь. Где Сережка?

– Я его не трогал, я даже не успел с ними ничего сделать, тут же все переиграли…

– Встань! – приказал Комбат.

Альберт Душечкин встал на четвереньки и торопливо отполз от Комбата на пару шагов. Он стоял задрав голову, мокрые волосы прилипли к одутловатому лицу, правый глаз моргал, дергалась от нервного тика и щека.

– Хочешь жить? – Комбат сделал движение правой рукой, и тяжелая монтировка, выскользнув из рукава, появилась в его пальцах. – Я тебе сейчас, педик, ноги и руки поперешибаю, ты даже до двери не доползешь, и никакие хирурги кости не сложат.

Он ударил монтировкой по краю стола. Столешница из массива хрустнула и ощерилась острыми щепками.

– Я.., я…

– Ты мне не якай! – по лицу Комбата несложна было догадаться: свои обещания он выполняет всегда.

– Я их завез в Москву.

– Адрес! – не давая Душечкину передохнуть, спросил Комбат и ногой опрокинул Душечкина на спину, поставив подошву ему на пах. То, что Душечкин не сможет оказать никакого сопротивления. Комбат знал, о том, что в особняке больше никого нет, он уже узнал, но его бы не остановили даже несколько охранников.

Адрес был назван.

– Я тебя сейчас привяжу, а потом за тобой приедут.

Если не найду Сережку, тогда…

Душечкин понял: пощады ждать не придется, скорее бы ушел незваный гость. По щекам Альберта текли слезы, губы дрожали, все его тело сотрясала дрожь. Жирные плечи дергались, лицо стало бледным, словно его обсыпали мукой высшего сорта.

Комбат привязал Душечкина к трубе парового отопления, – привязал так, что без посторонней помощи освободиться было невозможно. Немного подумал и выдернул из розетки кипевший чайник.

– Если там никого не окажется, я вернусь, и тебе не поздоровится, педрила долбаный!

Незваный гость исчез. Наступила пронзительная тишина, которую прорезал внезапно оживший телефон, но дотянуться до трубки Альберт не мог.

* * *

Так в не дождавшись ответа, уже догадавшись, что произошло в особняке Альберта Душечкина, Кощей грязно выругался:

– Валера, максимум через час этот ублюдок окажется у тебя в переулке, там, где Душечкин передал тебе пацанов.

– Я уже понял, сдал меня Альберт, – сказал Грязнов, взял деньги, сунул себе в карман, – наверное, впервые я с большим удовольствием отдал бы тебе деньги, чем бы взял себе, но возьму.

– Ты мне звякнешь?

– Сам звякнешь.

Грязнов покинул ресторан.

Теперь можно было расслабиться. Дрожащими пальцами Кощей вытащил из внутреннего кармана портсигар с кокаином, высылал немного на крышку и жадно через трубочку вдохнул дурманящий порошок. Ему стало немного легче, появилось даже возбуждение.

«Грязнов все уладит. И черт с ними, с деньгами,»

– Едем! – крикнул он.

Спрятав портсигар в карман, Кощей взял телефон. Телохранитель вошел в банкетный зал. Кощей швырнул ему телефон, тот схватил его, как собака хватает на лету кость, брошенную хозяином, и заспешил к выходу.

Спешил Грязнов, но в его спешке не было суеты. Он уже связался со своими людьми по телефону и предупредил, что вскоре в переулке появится здоровенный мужик, который попытается узнать что-то о мальчишках.

– С ним не надо церемониться, лучше всего уложить его на месте, убить, только желательно без выстрелов и крови, тихо, а тело доставить в клинику. Уничтожить так, чтобы не оставить следов, был человек, и нет, растворился, исчез. Я сам буду в клинике.

Джип Кощея в это время мчался за город к особняку Альберта. Но не самой прямой дорогой, потому что Кощей боялся столкнуться с незнакомцем, наверняка уже спешившим в Москву.

Комбат въехал в переулок, остановил машину в подворотне. Офис, в который ему предстояло войти, находился на первом этаже. Ничего подозрительного Комбат не увидел, он даже и предположить не мог, что его здесь уже поджидают. Ведь прошло всего пятьдесят минут с того момента, как Душечкин назвал ему адрес, и предупредить он никого не успел.

Он надеялся застать владельца офиса врасплох. Вошел в арку, продолжая сжимать в пальцах увесистую монтировку, готовый в любой момент вытащить ее из рукава и, если придется, нанести удар. Он уже видел дверь, видел кнопку звонка, освещенный кабинет. За планками жалюзи то исчезал, то появлялся силуэт.

– Ублюдки! – пробормотал Комбат, вдавливая кнопку звонка.

– Кто? – послышалось из-за двери.

– Свои, открывай.

– Сейчас, сейчас, – говорили довольно дружелюбно. – Вы с машиной?

– Да, с машиной, – сказал Комбат.

– Тогда прекрасно, все заберете, сейчас открою.

Разговор получался непонятный, но это Комбата устраивало.

«Хорошо, что меня приняли за кого-то из своих, значит, сейчас откроют дверь, и я смогу ворваться вовнутрь.»

Комбат уже собирался было рвануть на себя дверь, даже повернул ручку, как в этот момент ему нанесли удар сзади по голове. Били наверняка, не жалея сил. Борис Рублев качнулся и, теряя сознание, рухнул с невысокого крыльца, вниз лицом в мокрую траву, усыпанную опавшими листьями.

Глава 10

Машина шла тяжело, хотя в ее салоне сидели всего два человека. А о том, что третий, грузный Борис Рублев, лежит в багажнике, прикрытый брезентом, было известно, естественно, только им двоим.

– Какого хрена мы его везем в лечебницу? – недовольно скривился санитар психиатрической клиники Колян, сидевший за рулем.

– А тебе дело? – безразлично отозвался его коллега Толян, державший озябшие ладони перед решеткой автомобильной печки.

Теплый воздух никак не хотел согревать остывшие от долгого стояния в переулке пальцы.

– Бросили бы тело где-нибудь в городе, подальше от офиса.

– Нельзя.

– Нам нельзя, а ему можно.

– Ты себя с ним не равняй. Грязное что сказал? – напомнил Толян. – Нужно сделать так, чтобы мужик исчез, пропал, как говорится, без вести. Нет трупа – нет и преступления. Мало ли чего одинокому мужику взбрело в голову – уехал к друзьям, в запой ушел…

– Это ты в запой можешь уйти, а от него водкой не пахло.

– За рулем он сидел, потому и не пахло.

– От него даже табаком не воняло.

Колян вел машину осторожно, шоссе было сплошь засыпано мокрыми желтыми листьями. Того и смотри автомобиль пойдет юзом, окажешься в кювете.

– В кислоте растворить его надо – да так, чтобы с концами. Был человек – и нет, только коронки золотые на память.

– Лучше бы его в люк канализационный на каком-нибудь пустыре забросить, где дерьмо под завязку плавает.

– Оно-то можно… – задумчиво произнес Толян, – но хрен его знает… Рассчитываешь на одно, а получается другое.

– Это как?

– Год, другой к такому люку никто не подходит, а потом бомжи крышку сопрут, и кто-нибудь в колодец провалится.

Откачают дерьмо, найдут труп. И случится это, Колян, в самый неподходящий момент. И вот тогда Грязнов подумает, стоит ли тебе по этому свету ходить или самого тебя без лишних следов в кислоте растворить.

– Ну ты загнул!

Перспектива быть растворенным в кислоте Коляну явно не понравилась. Человек он был в какой-то мере суеверный и считал, что существуют роковые минуты, в которые сказанное непременно сбудется. Когда они, эти минуты, настанут – не знает никто. Но в том, что они существуют, Колян не сомневался. В его жизни уже случалось так, что стоило сболтнуть лишнее или показать какое-нибудь увечье на себе, как на тебе, «получи, фашист, гранату!».

И он незаметно трижды сплюнул через левое плечо, сделав вид, что его волнует обстановка на дороге сзади.

Шоссе было пустынным, лишь ветер с трудом отрывал от асфальта листья, и те лениво переворачивались, как плохо прожаренные блины на черной чугунной сковороде.

– Сколько раз уже бывал в деле, – сказал Колян, – а дрожь в руках и в коленках остается.

– Зря, – вздохнул Толян, – у меня вначале тоже так случалось, а потом привык. Мне теперь что курицу прирезать, что человека – все едино.

– Можно подумать, это ты его по голове стукнул.

– Надо было бы – врезал бы.

Впереди показался пост ГАИ. Шофер тут же сбавил скорость, хоть и ехал не быстро, в границах дозволенного знаком.

– Ты чего тащишься, ментов боишься? – чувствуя свое превосходство, сухо рассмеялся Толян.

– А ты – нет?

– Не боюсь.

– Ну и дурак!

– Почему?

– Только дурак ничего не боится.

Возле стеклянной будки поста прохаживались, мирно беседуя, офицер в милицейской форме и омоновец в камуфляже, в пуленепробиваемом жилете, с десантным автоматом за спиной.

– Будешь ехать слишком медленно, подозрение возникнет. У этих ментов, как у собак, мозгов нет, а нюх есть, прямо-таки чувствуют, где и чего не в порядке.

Толян с наслаждением наблюдал, как шофер побледнел, а взгляд его стал стеклянным, словно бы он ехал и не видел ни поста, ни милиции. Когда стеклянная будка осталась позади, шофер шумно выдохнул и нервно схватил сигарету. Сунул ее в рот и вновь двумя руками вцепился в руль.

– Нервным в нашем деле делать нечего, – продолжал Толян, – если бы остановили нас сейчас, показал бы документ, улыбнулся бы, побазарил немного и, выслушав пожелание счастливой дороги от офицера милиции, поехал бы дальше.

– В багажник заглянули бы, падлы, – облизав растрескавшиеся губы сухим языком, проговорил Колян.

Он произносил слова с трудом, ему казалось, что чуть резче двинь губами – и кожа треснет до мяса, во рту появится соленый привкус крови.

– На хрен им твой багажник, они только фуры досматривают. Документы же у нас в порядке, да и на бандитов мы не похожи, люди порядочные.

Толян наконец-то сумел отогреть задубевшие пальцы и теперь с наслаждением растирал теплыми ладонями затекшую шею.

– Я думаю, осторожность никогда не помешает, – словно бы перечеркивая все сказанное раньше, произнес Колян.

Несмотря на то что он пристально всматривался в дорогу, все-таки проморгал стык между старым и новым, положенным летом, асфальтом. Стык был прикрыт осенними листьями, машину подбросило, и Толян чуть ли не до крови оцарапал себе ногтями шею. У него чуть не вырвалось:

«Козел!», но он успел подавить первые звуки, пробормотав, что-то невнятное, но наверняка обидное (за «козла» его могли заставить и ответить).

– Чего ты? – с подозрением посмотрел на него Колян. – Сколько раз ездишь, а все время про этот стык забываешь.

– Да не видно его! Хорошо еще, машина груженая, не так подбросило.

– А я, когда на джипе здесь езжу, всегда притормаживаю.

– Да, джип на выбоинах сильно бросает, можно головой удариться.

– Ты смотри поворот не проморгай!

– Нет, тут уж я ничего не напутаю, тут автопилот сработает. Это так же, как если домой в стельку пьяному вернуться: ничего не чувствуешь, а ноги сами к нужному дому несут.

Он чуть сбавил скорость, и машина нырнула на малоприметный съезд, перед которым не было установлено никакого указателя. В багажнике глухо перекатилось безжизненное тело.

– Далеко не укатится, там с двух сторон «запаски» лежат.

– Запасливый…

Чуть пробуксовывая в неглубоких, удивительно чистых, с прозрачной водой лужах, машина подкатила к железным воротам психиатрической лечебницы, бывшей в недавнем прошлом военной частью.

– Надо будет психов «построить», чтобы ворота покрасили, и пятиконцовые красные звезды на двуглавых орлов сменить, – напомнил Толян, оставшийся в машине.

– Зачем орлы? Лучше все ворота серой корабельной краской покрасить. Неприметно и гигиенично. А звезды пусть остаются, мне они на нервы не действуют.

Колян минуты две возился с хитрым запором. Открывались ворота без ключа, но для этого нужно было чуть развести створку и, рискуя прищемить между ними руку, выдвинуть толстый металлический ригель. Ветер то и дело налетал, ударял в большие железные створки, и ворота отзывались глухим гулом. Колян не давал им сойтись, подперев коленом.

– Загоняй! – крикнул он Толяну, освобождая въезд.

Машина, дымя выхлопной трубой, въехала на территорию. Тут люди Грязнова чувствовали себя в полной безопасности, уверенно. Страх напрочь исчез из глаз Коляна, хотя тут им предстояло совершить самое неприятное – расчленить труп и растворить его в кислоте.

Но для таких дел не стоило самим пачкать руки, всегда можно было подыскать пару психов, которые из страха сделают все, что им скажешь. С психов и взятки гладки, чтобы потом они ни говорили, кто им поверит? Псих, он и есть псих – небылицы рассказывать. Да и случайные люди появлялись на территории психиатрической лечебницы довольно редко – раза два или три в году, когда приезжал какой-нибудь чин из министерства здравоохранения, который, как явствует из надписей на сигаретных пачках, ничего не умеет делать, кроме как предупреждать. О таких проверках главврач узнавал заранее.

Входы в подземную клинику тогда тщательно маскировались, психов выгоняли на уборку территории. Если стояла осень, сгребали листья, если зима – расчищали дорожки, а летом и весной подметали мусор.

Проверками чины оставались довольны, мало в каких клиниках царил такой порядок. И главное, на поддержание его главврач не требовал от министерства бешеных средств.

Конечно, жаловался, что не хватает препаратов, особенно импортных, но не давил, не требовал, не грозил, что если финансирование останется на прежнем уровне, то он выведет психов на улицы Москвы с кумачовыми знаменами, хлесткими лозунгами и матерными транспарантами.

Посещение непременно заканчивалось парилкой, купанием в небольшом бассейне и ужином в маленьком зальчике. И хотя Марат Иванович, человек состоятельный, спокойно мог позволить себе поставить на стол дорогие коньяки и закуски, он неизменно ограничивался отечественной водкой и незатейливым угощением.

– Трудно живем, – приговаривал Хазаров, наливая холодную водку.

– А кому сейчас легко? – приехавший с проверкой чиновник согласно кивал и тут же заводил разговор о том, какая сейчас маленькая зарплата и как трудно на нее выжить.

При всем при этом главврач и чиновник понимали, что оба они уже давно забыли о том, что такое жить на зарплату.

Понимали, что каждый из них давно превратил место собственной службы в доходную кормушку. Но разговор о вселенской бедности поддерживали по старой советской привычке.

После угощения, уже садясь в машину, чиновник непременно обещал, что напишет хороший отчет. Марат Иванович убежденно просил его ничего не придумывать, описать все так, как увидел, мол, не к чему теперь разводить показуху. Пусть не думают в министерстве, что если в психиатрической лечебнице царит порядок, то ей можно урезать средства.

– Санитары у вас отличные, – обычно с пониманием говорил чиновник из министерства здравоохранения, – таких ребят в любом банке охранниками с удовольствием возьмут.

– Вы при них только такого вслух не говорите, – вкрадчиво произносил главврач Хазаров, – а то услышат, уйдут.

– Нет, я же вижу, они за место в вашей клинике твердо держатся, хоть и получают, как простые больничные санитарки.

– Стараюсь не обидеть. Не всегда законно получается…

Ну там.., премию выпишешь, ставку раскинешь… Да и студенты из них некоторые, на медицинском учатся. Им стаж по специальности нужен. Вот и работают считай задаром.

Конечно же, глядя на Толяна с Коляном, даже самый закоренелый оптимист не поверил бы, что они где-нибудь учатся. Можно было засомневаться, ходили ли они в детстве в школу. Высшее образование они получили специфическое, и не в студенческих аудиториях, а в армии на полигонах.

Только инструкторы им попадались неважные. Нет, бить так, чтобы человек не мог подняться после первого удара, их учили. Их учили брать в плен, убивать, прятаться, но никто из учивших их не задумался, а впрок ли пойдет наука, не обернется ли она против ни в чем не повинных людей, явных-то врагов у России теперь практически не осталось.

Машина медленно ехала по территории психиатрической лечебницы. Дорожки, предназначенные для пеших прогулок, мало подходили для движения автотранспорта.

– Ненавижу психов, – пробормотал Толян, глядя на то, как в самом центре дорожки в нелепой позе застыл сумасшедший в сером халате.

Халат был надет на голое тело, полы его разошлись, и неяркое осеннее солнце золотило не только провалы между ребрами, но и покрытое рыжей растительностью срамное место. Сумасшедший стоял, раскинув руки в стороны, широко расставив ноги, и даже не думал двинуться с места, хотя на него ехала машина.

Колян выругался матом, когда понял, что дорогу ему не освободят. Пришлось остановиться. Машина несколько раз дернулась, и бампер несильно ударил сумасшедшего в колени. Тот качнулся и плюхнулся на задницу, но рук не отпустил и продолжал сидеть, изображая из себя, наверное, распятие.

– Козел вонючий! Сука! Будто не понимает, притворяется, – Колян зло хлопнул дверкой и бросился к сумасшедшему.

Он занес было над ним кулак для удара, но псих вместо того, чтобы испугаться, продолжал радостно улыбаться, будто встретил закадычного друга.

– Вали отсюда, псих долбаный! – Колян опустил занесенную для удара руку, поняв, что толку побоями не добьешься.

То ли этот псих нечувствителен к боли, то ли мазохист по своей природе и страдания доставляют ему удовольствие, сравнимое разве что с сексом.

– Вали! – Колян несильно пнул ногой психа и тот, перевернувшись, встал на четвереньки, забросил халат повыше и, сверкая белыми, в редких синяках ягодицами, шурша, пополз по опавшей листве. – Урод! – крикнул ему вслед Колян и снова выругался матом.

Он был зол на себя за то, что целых полдня смертельно боялся милиции, ОМОНа, зол на Грязнова, который поручил ему убрать незнакомца, проявившего подозрительный интерес к мальчишке-бомжу, зол на психа, который мог спокойно показать ему голую задницу и при этом уйти на четвереньках безнаказанным.

– Брось его, – крикнул Толян, – время не ждет. Все равно он ничего не понимает, улыбается, и только. Я один раз этого психа до кровавых соплей бил, а он улыбался – и все тут. Так и отрубился с улыбкой, урод! – от злости слишком резко отпустил сцепление, и машина, дернувшись, заглохла.

– Не нервничай, – криво улыбнулся бандит-санитар, – кончим дело, нам отгул дадут и денежки. Оттянемся… Я уж и девчонок отыскал, проверенных, заразы нет.

В продуктовой палатке работают, их на заразу каждый месяц проверяют.

– Если повезет, то и на собственной жене триппер поймаешь, – окончательно разуверившись в том, что в жизни бывает счастье, отозвался шофер. И, будучи полон уверенности в том, что двигатель не заведется, взялся за ключ в замке зажигания.

Машина дернулась.

– Ты же сцепление не выжал!

Толян с недоумением посмотрел на ногу, прижимавшую педаль сцепления к самому коврику. Машина дернулась как-то сама по себе, еще раньше, чем включился стартер.

– Ты чего?

– Показалось, наверное…

Секунд пять мужчины сидели, прислушиваясь, но ничего подозрительного так и не обнаружили, лишь сумасшедший с голой задницей в синяках полз между красными и желтыми кустами.

– Показалось… – Колян сплюнул в приоткрытое окно.

– Точно, не может этого быть! – подтвердил Толян. – Мертвецы не ворочаются.

Больше никто не становился на пути автомобиля, и шофер ловко подвел его к самой рампе административного корпуса – туда, где был вход в подземную клинику.

– Грязнов тут? – спросил Колян.

– Хрен его поймет, где он шляется! Я ему на мобильник звонил, он с ним не расстается. Надо бы психов прихватить, чего самим мараться? Сами на каталку выгрузим, а потом за психами сходим. Нечего ему в багажнике зря валяться.

– Чего ты переживаешь, крови же не было, а значит, багажник чистый останется.

– Брезгливый я, – признался Толян.

– Знаю, – рассмеялся Колян, – даже трахаться в машине и то не можешь, тебе белые простыни подавай.

– У каждого свои заморочки.

Вдвоем мужчины выбрались из машины, и Толян ключом открыл багажник. Тело под брезентом лежало совсем в иной позе, чем та, в какой его загрузили бандиты. И неудивительно, ведь машину трясло по дороге.

Колян потянулся к сигарете.

– Потом покуришь, давай выгружать!

Но язычок огня уже лизнул кончик сигареты. Ветер подхватил голубоватый ароматный дым, и Толян, не удержавшись от соблазна, тоже закурил. Сбрасывать брезент мужчинам пока не хотелось. Одно дело, когда видишь под материей бесформенное возвышение, другое – если перед тобой лежит труп.

– Здоровый мужик был.., сложением, – проговорил Толян, – таких мне редко встречать доводилось.

– Теперь еще реже встречаться будут, – робко пошутил Колян и тут же закашлялся.

Никелированная каталка, новенькая, блестящая стояла на рампе.

– Странная штука – жизнь, – глядя на каталку, перевидевшую уже не один десяток мертвецов, проговорил Колян.

– А смерть, по-твоему, штука не странная?

– Не странная, а сраная… Да уж… – сказал Колян, глубоко затягиваясь, – я в прошлом месяце дядьку двоюродного хоронил… Так уж случилось, что у него в роду одни бабы остались, некому было ни гроб заказать, ни с директором кладбища переговорить. Вот поехал я в похоронную контору, говорю: гроб можно заказать? Стали они мне всякие навороченные гробы показывать. Нет, говорю, мне что-нибудь попроще. «Ну, – говорят, – тогда в цех пошли, там у нас продукция, которая не залеживается.» Пришли мы – что-то наподобие гаража бывшего, – стоят четыре мужика и по шаблонам гробы ляпают из сырых досок. Пневматическим пистолетом обивку пристреливают – всякие там кружева, ситец красный, черный." А вдоль стены штабеля из гробов стоят в два человеческих роста, не сосчитать, сотни две, а то и три. Говорят: «Выбирайте, какой вам больше нравится». Я перебираю гробы, один – хлипкий какой-то, того и смотри развалится, другой сырой – не поднять, а на третьем – обивка уже плесенью пошла. И вдруг мне в голову стрельнуло: это ж стоят тут гробы, а люди, которых в них похоронят, еще по улице ходят! А мужики знай себе новые и новые клепают! И какой бы кризис ни случился, сколько бы бакс ни стоил, их бизнес никогда не остановится. Представляешь, Толян, может, и для нас уже гробы готовые где-то стоят!

– Не для нас одних, – философски заключил Толян, растирая короткий окурок о бетон погрузочной рампы. – Хорош базарить, давай делом заниматься, – и он аккуратно свернул брезент в багажнике, – беремся, ты за руки, я за ноги. Тяжелый, зараза! – проговорил Колян.

И хоть он сам был под метр девяносто ростом, широк в плечах, но и то кряхтел, когда вытаскивал Рублева из багажника. Ему даже пришлось поставить ногу на бампер, чтобы подставить под тяжесть колено. Кряхтел и Колян, начищенные армейские ботинки Комбата с высокой шнуровкой испачкали ему гуталином руки.

– Мертвецы – они всегда немного тяжелее живых кажутся, – сказал Толян приятелю.

Тот, будучи суеверным, не отрываясь смотрел на лицо сильного мужчины, которого ему удалось завалить ударом по голове.

И вдруг провисшее до этого тело напряглось, Рублев резко открыл глаза.

– Ой, бля! – только и воскликнул Колян, встретившись с ним взглядом.

Его напарник даже не успел сообразить, в чем дело, не успел разжать руки, как Рублев, подогнув ноги, резко ударил ему в живот, и все трое упали на асфальт, густо усыпанный золотыми кленовыми листьями.

Из беспамятства Комбата вывел холодный свежий воздух, обвевавший лицо, это было первое ощущение после забытья. До этого он ничего не видел, не слышал, не чувствовал, черная темнота окутывала все его естество. Лишь пару раз, когда Комбат лежал в машине, сознание на мгновение возвращалось к нему. Первый раз это был какой-то странный толчок, от которого он почувствовал пронзительную боль в голове. Это было подобно разряду электрической искры в темноте: мгновенное озарение, а затем вновь непроницаемая чернота – тогда автомобиль наскочил на стык асфальтовых слоев.

Второй раз Комбат, на мгновение придя в себя, попытался перевернуться, не поняв, где он и что с ним произошло. Вот тогда и качнулась машина с заглохшим мотором.

А теперь сознание вернулось к нему вместе со свежим воздухом, внезапно ударившим в лицо, прокравшимся в легкие. Он открыл глаза и увидел над собой по-осеннему ясное небо, верхушки деревьев. Но увидеть эту красоту целиком ему мешало какое-то пятно, черное, расплывчатое – враждебное.

Он вновь чуть не потерял сознание от страшной боли, пронзившей мозг. И эта боль помогла ему сфокусировать взгляд. Борис Рублев увидел мужчину: короткостриженая голова, брезгливо поджатые губы и испуганные глаза. Он еще не вспомнил, что произошло раньше, не понимал, где он, кто он, кто перед ним, но выучка прежних лет дала себя знать. Так уж случалось не раз, когда оглушенный взрывом Комбат приходил в себя: тогда, как и сейчас, доли секунды решали, жить ему дальше или погибнуть. Ведь после взрыва ты можешь оказаться на открытой местности, доступной вражеским снайперам. И от того, как быстро ты поймешь, где свои, а где чужие, от того, как быстро ты сможешь встать на ноги, зависит самое дорогое – твоя жизнь и жизнь твоих подчиненных.

Нутром, а не разумом Комбат понял: раз в глазах человека страх – значит, перед ним враг, который боится того, что противник пришел в себя. Он еще даже не увидел Толяна, а уже сориентировался, что врагов двое: один тащит его за руки, а второй за ноги. И лишь только к Рублеву вернулась способность управлять телом, он тут же, почти инстинктивно, ударил ногами противнику в живот и почувствовал: удар достиг цели. Тот, кто держал его за ноги, тут же ослабил хватку и рухнул, увлекая его за собой.

При падении резкая боль вновь отозвалась в голове.

Рублев подумал, что от боли закрыл глаза, и попробовал поднять веки. Но оказалось, темнота не отступила. Он лишь успел сесть, как тут же поднявшийся на ноги Колян ударил его. Но от испуга бил не в голову, а в плечо. Этот удар, не очень сильный – боковой, рассчитанный на болевой шок, не сработал.

Комбат ощущал сейчас лишь боль в голове, пронзительную и нескончаемую, как зубная, только во сто крат горше.

Еще спадала с глаз черная пелена, а Рублев уже стоял на ногах, приняв боевую стойку. Спроси его сейчас, как его имя, кто он такой, он бы не ответил, но зато знал наверняка, что перед ним враги и он должен их уничтожить.

– Твою мать! – кричал Колян, прыгая в боксерской стойке перед неподвижно стоящим Рублевым, но так и не решаясь ударить.

Его раздражало то, что Толян вновь решил схалявить, держался дальше от Комбата и не думал нападать.

– Вместе! Вместе давай! – кричал Колян, даже не успев подумать о том, что не стоит озвучивать свои замыслы.

Он лишь успел качнуться вперед, выбрасывая руку, как тут же получил удар чуть повыше уха. Но на ногах удержался, хотя земля и поплыла над ним. Толяна же не спасло и то, что он не собирался нападать: вместе с выставленным по всем правилам защитным блоком он отлетел метра на два, получив второй удар ногой. И если бы не бетонная рампа, то он наверняка упал бы на спину.

– Вместе! – вновь заверещал Колян, мотая головой, боясь потерять равновесие. В глазах у него то темнело, то светлело, как бывает в помещении перед тем, как перегорит лампочка.

Рублев почувствовал, что вот-вот потеряет сознание, болели голова, грудь. Он видел перед собой лишь тени, почти лишенные цвета. Но первые удары уже достаточно напугали противников для того, чтобы они с ходу решились на повторную атаку.

– Эй, кто-нибудь! – закричал Колян, когда наконец сумел вдохнуть.

Его крик был полон отчаяния и страха.

Пошатываясь, Комбат двинулся вперед. Николай отступил в сторону, попробовал было достать Рублева сбоку, но тут же отскочил, когда тот махнул рукой.

– Эй, сюда! Сюда! – надрывался Толя". Его голос доходил до Комбата словно издалека, словно умноженный эхом:

«Сюда!!! Сюда! Сюда!..»

Он брел, даже не в силах поднять ноги, волоча их по золотистой листве, видел перед собой качающиеся, словно в бурю, стволы деревьев. Борис Рублев почти что потерял ощущение верха и низа, земля, как казалось ему, то вставала на дыбы, то опрокидывалась в голубую бездну неба, словно отвесная стена пропасти.

Обычную тишину психиатрической лечебницы нарушал надрывный крик Толяна, призывающего на помощь. И, как всегда бывает в таких местах, где каждое мало-мальское событие редкость, тут же к месту происшествия бросились любопытные, не только те, на чье появление рассчитывал Толян. Со стороны спортивной площадки уже бежали четыре санитара, а за ними, крича и улюлюкая, два десятка самых проворных сумасшедших.

Комбат оперся рукой о шершавый ствол дерева и остановился, чтобы перевести дыхание. На какое-то время качание земли улеглось, и он смог обернуться. Увидел двухэтажное здание административного корпуса, размахивающего руками Толяна и его приятеля, замершего с пальцами, прижатыми к низу живота.

«Эти уже не бойцы», – пронеслось в голове у Рублева.

Но тут он услышал крики, улюлюканье, они приближались. С трудом повернув голову, Борис Рублев увидел среди деревьев бегущих к нему людей. Что-то фантасмагорическое было в этом зрелище: серые, незастегнутые халаты развевались, как плохо выстиранное белье на ветру. Звучали безумные нечленораздельные крики. Комбат даже подумал, что увиденное померещилось ему, что это он сошел с ума.

Но вновь желание выжить, выстоять, победить противника взяло верх над болью, над усталостью. Он тяжело оторвался от своей единственной опоры – шершавого ствола дерева – и, как ему показалось, побежал. А на самом деле побрел к трансформаторной будке, сложенной из силикатного кирпича.

Он понимал, что отбиваться со всех сторон не сможет – нужно прикрыть спину. Если до этого в него не стреляли, то значит, или у нападающих нет оружия, или его запретили применять.

Звуки погони были уже совсем близко – топот, крики, улюлюканье. Но Рублев обернулся, лишь когда уткнулся в серую, силикатного кирпича стену. Прислонился к ней спиной и тут же занял оборонительную позицию.

Колян, прижимая руку к животу, прихрамывая, бежал к трансформаторной будке. Санитары, дежурившие сегодня в клинике, остановились в нерешительности, они не знали, кто перед ними и что нужно делать: то ли это очередная жертва главврача, то ли новый сумасшедший, вырвавшийся из-под охраны. Но вид Комбата не располагал к близкому знакомству. Он стоял, наклонив голову вперед, и зло обводил глазами обступивших его людей.

Один из санитаров обменялся взглядом с Толяном, мол, что с ним делать?

– Убить, суку! – тихо произнес Толян, но звучал его голос неубедительно.

И санитар понял: если бы это было так легко сделать, то Толян сделал бы это сам. А подставляться в чужой работе ему не хотелось, вот если бы сам Грязнов сказал ему такое, то он не стоял бы на месте. Никто не хочет выполнять чужую работу, если за нее не платят денег. Но есть в мире люди, которые не думают о деньгах, которые даже не подозревают об их существовании. Не все, конечно, но многие из сумасшедших были из этой породы. И Толян, служивший в лечебнице не первый год, прекрасно знал их повадки: психи – тихие и мирные только до поры до времени, стоит же их натравить на кого-нибудь, могут разнести в клочья.

– Ату его! Ату! – закричал он, указывая на Комбата, и тут же пронзительно засвистел.

Но грозный вид Комбата парализовал даже видавших всякие виды психов, лишь трое из них, тронутые разумом настолько, что даже инстинкт самосохранения перестал действовать, двинулись на Рублева. Самый сильный из них, бритый наголо, с дебильно окаменевшим лицом, шел пригнувшись, широко разведя руки, словно собирался обнять Рублева, и через каждые два шага начинал мелко стучать зубами, будто желал раскрошить их в пыль. Двое других, менее смелых, крались у него по пятам.

Рублев с трудом сохранял равновесие, ему казалось, что земля вновь качается, а стена вот-вот рухнет, придавив его обломками.

Лысый псих остановился метрах в двух от Комбата и медленно раскачивался, словно бы решая, с какой стороны начать атаку. Его длинные желтые, будто вылепленные из воска, пальцы скребли воздух. Впечатление было такое, словно Комбата от него отделяет толстое невидимое стекло. Иллюзия была полной. Так продолжалось секунд пять.

И вдруг сумасшедший, внезапно заверещав, прыгнул на Рублева. Он летел, сжавшись в комок, но готовый тут же распрямиться, вцепиться противнику всеми десятью пальцами в лицо, отгрызть нос, оборвать уши.

Рублев ударил левой рукой, правой прикрыв голову.

Ему показалось, удар прошел мимо, словно пришелся в вату. Он еще плохо ощущал руки, но тело уже слушалось.

На самом-то деле удар оказался сильным и точным. Тренировка не подвела. Заскулив, псих пополз на коленях, прижимая к боку сломанную руку.

И тут началось что-то невообразимое. Психи, почуяв, что им сейчас все позволено, осознав, что они больше не беззащитные, перед лицом санитаров, одиночки, а хищная, безжалостная стая, ринулись на Рублева. Он отбивался налево и направо, не ощущая своих ударов, хотя и наносил их в полную силу. Действовал как автомат: удар, блок, вновь удар, наклон, удар снизу. И тут же, чтобы успеть, наотмашь бил в сторону, на звук.

Пока еще никто не смог достать его по-настоящему, Рублев лишь в кровь сбил кулаки.

Толян же, до этого глядевший на битву со стороны, сообразил, что долго так продолжаться не может: полминуты, не больше, и натравленные им на противника психи скоро все будут корчиться на земле. Он рванулся к одному из санитаров и выхватил у него из-за пояса длинную дубинку-электрошокер.

– Подсади, – шепнул он санитару и побежал на другую сторону трансформаторной будки.

Санитар не сразу понял, что задумал Толян, но подсадить – это куда безопаснее, чем получить удар в лоб.

И он с радостью бросился вслед за Толяном, лишь бы оказаться подальше от Комбата, раздающего удары налево и направо.

И сам Толян, и другие санитары были людьми тренированными. Все пошло как по маслу. Санитар соединил руки в замок, Толян легко поставил на них правую ногу, придержался рукой за стену, левую поставил санитару на плечо и забрался на крышу трансформаторной будки. Снизу неслись крики, треск раздираемой материи, стоны. Но уже чувствовалось: драка понемногу затихает и перевес на стороне Комбата.

Подобравшись к самому краю крыши, Толян лег и, сжав в руке дубинку, опустил руку. Он видел под собой короткостриженую голову Рублева, фактурную, с надутыми от напряжения жилами шею. С третьей попытки он дотянулся-таки концом дубинки до затылка Рублева и нажал кнопку электрошокера. Рублев дернулся, еще успел обернуться, увидел над собой искрящийся миниатюрной молнией наконечник дубинки и рухнул лицом в траву.

– Пошли вон отсюда!

– На хрен!

– Козлы дурные, – кричали санитары, отгоняя сумасшедших от неподвижно лежавшего Комбата.

Толян с облегчением вздохнул и спрыгнул с невысокой крыши.

«Если бы я не снял его с крыши, хрен бы мы его взяли», – подумал он.

Но даже сейчас подойти близко к Рублеву он побоялся, ему казалось, все сейчас повторится. Он уже на собственной шкуре испытал, какая большая жизненная сила, какая колоссальная энергия заложена в этом человеке.

Николай вырвал у него из руки электрошоке? и еще несколько раз ткнул им в поверженного Комбата, как бы мстя ему за страх и унижения, которые только что нежданно-негаданно пережил.

– Да… – сказал Толян и присел на корточки.

Страшно хотелось курить. Он вставил в зубы сигарету, но никак не мог попасть ее кончиком в скачущий язычок пламени.

– Мудаки! – раздалось у него за спиной.

Толян и Николай тут же оглянулись. Они не заметили, как подошел Грязнов. Валерий стоял, широко расставив ноги, в длинном черном пальто, руки держал в карманах.

Во взгляде его было лишь презрение, ни капли сочувствия к своим бездарным помощникам.

– Я же говорил". – тихо произнес он.

Толян вскочил как ошпаренный.

– Кто ж знал, – оправдывался он, – так получилось.

Вы же понимаете…

– Ни хрена я не понимаю! Вас много, а он один.

– Завалили же, – выдавил из себя Николай, но неуверенно, словно еще не верил, что все кончилось.

– Засветились, – наконец все так же тихо произнес Грязнов.

– Здоровый мужик попался. Я думал, мы его уже на тот свет отправили.

Валерий Грязнов задумчиво присматривался к лежащему на животе Комбату, и с каждой секундой его лицо становилось серьезнее. Он сам еще не верил в то, что такое могло случиться, что человек, сломавший его жизнь, окажется у него в руках.

«Нет, – подумал Грязнов, – я слишком сильно этого хотел, чтобы оно оказалось правдой.»

Но тем не менее сказал:

– Переверните его.

С опаской Толян с Коляном перевернули Рублева на спину. Он лежал, высоко задрав подбородок, к кровоточащей щеке приклеился желтый кленовый лист. Грязнов нагнулся и снял его двумя пальцами. Теперь сомнения не оставалось: перед ним был Борис Иванович Рублев – тот, которого он тихо ненавидел вот уже около десяти лет.

Недобрая улыбка появилась на губах Грязнова.

– Вы его знаете? – спросил Толян.

– А ты как думаешь? – вопросом на вопрос ответил Грязнев.

– Наверное, да…

– Теперь и он меня узнает получше, – загадочно проговорил Валерий Грязнов, вертя в пальцах за тонкую ножку окровавленный кленовый лист, так похожий на детскую ладонь с растопыренными пальцами.

– И что теперь с ним делать? – шепотом поинтересовался Толян, поняв, что первоначальный план отменяется, хотя, чем именно Грязнов решил заменить смерть, он представить себе пока еще не мог. Как донор для пересадки органов Рублев не подходил, людей старше сорока здесь браковали всех без исключений.

– Связать его и под землю.

– Куда? – сперва Толян подумал, что речь идет о том, что бы закопать пленника живьем.

– В одну из палат.., под землю.

– Но там же. – Толян хотел сказать: «Шнайдер», но не знал точно, в курсе ли происходящего некоторые из санитаров.

– Я сказал – в клинику. И мешок на голову.

Дальше спорить Толян не решился, пусть потом Грязнов сам разбирается с главврачом Хазаровым.

Грязнов уже шагал, насвистывая, к административному корпусу. Он знал, впереди его ждет неприятный разговор, но знал и то, что сможет отстоять свое решение.

«Вот ты и попался, Комбат!» – подумал он, открывая дверь ногой.

Воздух в помещении после улицы казался затхлым и лишенным жизни. На смену запаху прелой листвы пришел запах лекарств. Впятером – Толян, три санитара и Николай – быстро связали Комбата. В ход пошло все – наручники, куски халата, веревка.

Сумасшедшие издали наблюдали за происходящим, на время о их существовании забыли.

– Эй, уроды, – крикнул Толян, – а ну, понесли его!

Но даже к связанному, оглушенному электрошокером Комбату психи подходили с опаской, памятуя о сокрушительных ударах.

– Он уже не опасен, – усмехнулся Толян.

Где держа на весу, а где волоча по земле, сумасшедшие доставили Рублева к административному корпусу и снесли по крутой лестнице к железной двери подземной клиники. Завертелось колесо маховика, заскрипела тяжелая сварная, засыпанная внутри песком дверь, способная выдержать ударную волну недалекого ядерного взрыва.

– Где тут его пристроить? – шепотом спрашивал Николай у Толяна.

К сдержанности в общении обязывала сама обстановка: полная стерильность, мягкий и в то же время яркий свет галогенных ламп.

– В предоперационной, – так же шепотом ответил Толян, – на столе пристегнем, ремни там крепкие.

– Мне что-то не хочется, чтобы он снова в себя пришел. А может, уже прочухался и только притворяется, ждет, когда мы его развяжем?

Колян плечом открыл дверь в предоперационный зал и помог сумасшедшим уложить тяжелого Комбата на стол, застланный простыней.

– Пошли на хрен отсюда, – зло прошептал он, толкая сумасшедших в спины.

Взволнованный хирург забежал в зал и нос к носу столкнулся с психами.

– Какого черта! Кто разрешил? Вы сюда инфекцию занесете!

– Прокварцуешь, – недовольно отозвался Толян. – Грязнов распорядился его сюда принести, понял?

– Не он за нашего пациента отвечает.

Хирург тут же включил кварцевые лампы, покосился на связанного Комбата, который почти не подавал признаков жизни.

– Кто такой?

– Не твое дело.

– Как это не мое? – хирург постепенно повышал голос. – Вы у себя там наверху командуйте, а здесь мое хозяйство.

– Придет Грязнов, с ним и разговаривай, а я умываю руки.

Спеша, боясь, что Рублев скоро придет в сознание, Николай с Толяном распутывали веревку, халаты, туго завязанные на два узла. Крепкие кожаные ремни надежно приковали Рублева к столу.

Толян прислушался.

– Дышит, зараза. Я бы сам уже раза три сдох.

– Может, ему рот лейкопластырем залепить?

– Нет, Грязнов по-другому распорядился, – и, застегнув пряжку на последнем кожаном ремне, Толян завернул Комбату голову простыней – так, чтобы, очнувшись, тот ничего не мог увидеть.

– Покурить бы, – мечтательно сказал Николай, но это уже было бы полным нарушением правил.

Вновь появился хирург.

– Вот уже и господин Шнайдер спрашивает, что здесь происходит. Что ему ответить? Он же нам деньги платит.

– Не знаю, – честно признался Толян.

– Но должен же я ему что-то сказать!

– Должен, так и отвечай.

– Я ему сказал, что пойду узнаю. Он ждет толкового ответа.

– Знаешь что, – Толян доверительно положил руку на плечо хирургу, – я сам еще ни в чем не разобрался и вряд ли уже разберусь. Придет Грязнов, к нему и все вопросы.

– Так не получится. Господину Шнайдеру нельзя волноваться, я за его жизнь отвечаю.

– Я же сказал, что умываю руки, – чеканя слова, проговорил Толян и, стараясь не смотреть на сияющие кварцевые лампы, щурясь, склонился над умывальником. Мыл он руки как заправский хирург, регулируя подачу воды локтем.

Глава 11

В подземной клинике сделалось довольно шумно. Хирург никак не хотел успокаиваться. Его можно было понять: в помещение, где стерильность удавалось поддерживать с трудом, нанесли грязь, и, как он понимал, никто убирать ее не собирается. Даже желтые осенние листья и те оказались на кафельном полу. Единственное, чего не рисковали делать здесь Толян с Коляном, так это курить.

* * *

Комбат еще не пришел в себя, а Валерий Грязнов стоял возле стола, к которому тот был привязан крепкими кожаными ремнями, и зло ухмылялся.

– Я главврачу буду жаловаться!

– На кого? – сквозь зубы, не оборачиваясь, поинтересовался Грязнов и распрямил спину.

Этот еле заметный жест не ускользнул от глаз хирурга.

Он сразу же почувствовал угрозу, еще пара слов, и ему ответят ударом. Грязнов не любил дискуссий, предпочитая им грубую силу.

– Что такое? – послышался немного ленивый, но все-таки взволнованный женский голос.

В коридоре клиники появилась Анна, жена недавно прооперированного Шнайдера, сам-то он еще был прикован к постели, конечно, не так надежно, как Борис Рублев, но иногда проводок, тянущийся к телу от стимулятора, держит больного на койке куда надежнее, чем веревка или кожаный ремень.

Грязнов пристально посмотрел на хирурга, мол, если не успокоишь сейчас эту дуру, тебе не жить.

– Все хорошо, – с фальшивой лаской в голосе хирург обратился к женщине.

– Но я же вижу, – лень в голосе Анны звучала всегда.

Одни называли это томностью, другие стервозностью, но это была именно лень. Лень что-то делать, лень жить за свой счет.

– Почему эти уроды без халатов? – поинтересовалась она, склонив голову набок и нагло рассматривая Толяна с Коляном.

Сама она была в идеально белом новеньком, ни разу не стиранным халате, наброшенном на плечи, под ним контрастно поблескивали черный свитер и лощеная кожаная юбка, чуть прикрывавшая верхнее обрамление чулок, тоже черных в сеточку. В такой юбке ни присесть, ни нагнуться, только прохаживаться с гордо поднятой головой.

– Вот и я говорю. Почему? – несмело произнес хирург, покосившись на Грязнова.

– В конце концов, мы деньги платим не за то, чтобы нас беспокоили, – напомнила Анна.

Грязнев облизнул и без того влажные губы, подошел к женщине и взял ее за локоть. Он сильно сжал пальцы, хотя, глядя со стороны, можно было подумать, что он лишь прикоснулся к чужой жене, а затем, улыбнувшись, наклонился я прошептал ей в самое ухо:

– Стерва, не ты платишь деньги, а твой боров.

Анна даже не вздрогнула, не покраснела от таких слов, продолжала смотреть холодно и не возражала.

– Дальше, – бесстрастно произнесла она.

– А дальше, сучка, вот что: если еще раз гавкнешь, голову отверну! Здесь я главный, а не твой визгливый пидор в белом халате.

– Пугаешь?

– Нет, предупреждаю.

– Скажи своим кобелям, чтобы выметались отсюда имеете с грязью.

– Тебе не нравятся мои ребята? Я-то, конечно, мог бы сказать тебе, что, если ты не утихомиришься, я моргну им, я они отдерут тебя во все дырки. Но ты, стерва, об этом только и мечтаешь.

– Понятливый, – сквозь зубы процедила Анна, у нее уже просто темнело в глазах от боли, ей казалось, надави Грязнов чуть посильнее, и хрустнет кость предплечья. – Руки убери!

– Не убери, а уберите, – поправил ее Валерий.

– Убе…

Обратиться к нему на «вы» значило со всем согласиться. Анна чуть помедлила, прикидывая свои возможности, и поняла, лучше не дергаться, муж ей теперь не защита.

Во-первых, на воле никто не знает, где он сейчас находится, во-вторых, их отношения не безоблачны, в-третьих, по большому счету, она соучастница преступления, знала ведь, откуда берутся доноры для пересадки.

– Отпустите, – прошептала она.

– И добавь «пожалуйста», – напомнил ей Грязнов.

Закрыв глаза и сжав зубы, она прошептала:

– Пожалуйста… – легкий румянец выступил у нее на щеках.

– Вот так-то. И не надо со мной спорить. Ребята, за дело! Время не ждет, – кивнул Грязнов, заходя в предоперационный зал.

Он был возбужден, как рыбак, понявший, что ему на крючок попалась огромная рыба, о которой он мечтал не первый год. В такие моменты к человеку лучше не подходить, не становиться у него на дороге, он делается в какой-то мере сумасшедшим. Анна это почувствовала быстро, профессия проститутки научила ее разбираться в тонкостях мужских настроений.

Если бы в прошлом к ней на улице подошел Грязнов, с таким же, как сейчас, сумасшедшим блеском в глазах, она бы ни за что не пошла вместе с ним, пусть бы он и сулил ей золотые горы.

– Одержимый, – пробормотала она наконец-то, подобрав подходящее слово, которое само собой всплыло у нее в голове, довольно мудреное для ее лексикона, почерпнутое из школьной программы.

– Другая бы сказала – «козел».

– Но не я.

Молодая женщина нутром чувствовала: место, казавшееся ей до этого абсолютно безопасным, из укрытия может превратиться в тюрьму. До этого ей казалось, что всем в клинике заправляет главврач – Хазаров, а теперь же она поняла, что ошибалась, главный тут все-таки Грязнов.

И неважно, кто в конце концов контролирует деньги, на чье имя оформлены документы владения, главный всегда тот, кто сильнее, кто может произнести простые слова и его невозможно будет ослушаться.

Такие люди в последние годы Кате встречались редко, особенно после того, как она сошлась со Шнайдером. Среди бизнесменов, людей, в общем-то, волевых, редко высказывали вслух свои истинные мысли, желания. Там вес человека определялся толщиной его кошелька, суммой на банковских счетах. Там тоже жили далеко не ангелы, но то был цивилизованный мир, а здесь, в России, еще царил каменный век, когда люди выясняли отношения с помощью каменных топоров и дубин, когда сила, наглость и жестокость вполне могли справиться с законом.

«Нет, вмешиваться я не стану», – подумала женщина.

Но любопытство – великая сила. Она не ушла, а осталась стоять в коридоре, заглядывая через круглое стеклянное окошко в предоперационный зал.

Грязнов прямо в пальто присел на блестящий, сделанный из нержавеющей стали стол и смотрел на Комбата.

– Рублев… – губы его растянулись в улыбке, вроде бы и сентиментальной, какая появляется, стоит человеку вспомнить о далеком прошлом, но в то же время предельно жестокой. – Случайных встреч на этой земле не бывает, Борис Иванович.

Грязнов говорил вслух, к немалому удивлению своих подручных Коляна и Толяна. Обычно своими рассуждениями с ними шеф никогда не делился, предпочитая произносить лишь приказы, теперь же он даже чем-то напоминал размечтавшегося старика, который вспоминает времена собственной молодости, когда и небо было более синим, и вода более мокрой, а женщины помоложе и покрасивее.

– Рублев… Вот же, кто бы мог подумать!

Комбат все еще не пришел в себя, хотя уже и подавал признаки жизни.

– Врачей позвать? – предложил Колян, поняв, что Грязнову важно оставить пленника в живых.

– Нет, – коротко хохотнув, ответил Грязнов, продолжая неотрывно смотреть на Комбата.

– Сдохнет же!

– Этот не сдохнет, в нем девять жизней, а то и больше, скрыто. Дает же Бог некоторым!

А в это время хирург бегал по корпусу, пытаясь отыскать главного врача, чтобы пожаловаться на действия Грязнова, нарушившего порядок в святая святых лечебницы – в подземной клинике. Но, как назло, никто его не видел, никому Марат Иванович Хазаров не попадался на глаза вот уже в течение пары часов, хотя его машина и стояла у крыльца, а на выезде сказали, что он не покидал территорию лечебницы.

– Черт знает что такое! – ругался хирург, привыкший к идеальному порядку в клинике. – В клинике бойня, чужие, а он и ухом не поведет, словно вокруг тишина да благодать!

В помещение ему возвращаться не хотелось, в память врезался пристальный взгляд Грязнова. И хоть его помощь могла потребоваться внизу, хирург уселся в приемной, решив ждать до победного конца. Руки его тряслись, мысли путались, не помогли их собрать и иллюстрированные журналы.

Хирург листал одну страницу за другой, и если картинки он еще как-то воспринимал, то текст проходил мимо его сознания. Временами по коридору кто-то проходил, но каждый раз – мимо, и с каждой минутой ожидания хирург казался самому себе никчемнее и никчемнее.

Он, классный специалист, наверное, один из сотни ведущих во всем мире, конечно по своей специальности, не мог восстановить порядок, не мог обеспечить своему пациенту покой и стерильность.

– Гориллы! Громилы! – шептал он, вспоминая Грязнова и его подручных.

И если Колян с Толяном годились еще на роль обезьян, то Грязнов, хирург это чувствовал, из другой породы. Этот человек умел не только бить и крушить, но умел и думать – довольно редкое сочетание. Обычно Бог дает или ум, или силу, а если уж человеку дано и то и другое, да к этому прибавилась уже собственная беспринципность и полное отсутствие страха, то лучше всего не попадаться у него на пути.

Главврач Хазаров в это время находился в так называемом «детском корпусе», небольшом двухэтажном здании на самой окраине городка. Когда-то тут размещался караул, потому территория возле него была обнесена забором и хорошо просматривалась.

Рядом имелась небольшая спортивная площадка, где раньше проводили развод, сохранились и толстые деревянные щиты, возле которых солдаты заряжали автоматы. Кое-где, замазанные толстым слоем краски, виднелись пулевые отверстия, уставшие бойцы иногда машинально передергивали затвор и осуществляли контрольный спуск заряженного автомата. Входить сюда имели право только люди из обслуги детского корпуса, Грязнов да сам главврач. Ни одного из сумасшедших сюда на пушечный выстрел не подпускали.

Территория детского корпуса была словно островком из другого мира: идеальная ухоженность, даже какая-то домашность. Несмотря на позднюю осень, повсюду виднелись цветы.

Марат Иванович в белом халате, надетом поверх тонкого суконного пальто, прошел по узкой дорожке мимо благоухающих кустов шиповника и оказался у невысокой железной калитки, сваренной из арматурных прутьев и покрашенной блестящим битумным лаком. Выход и вход тут жестко контролировались, хотя охранника и не было видно, он наблюдал за дорожкой из деревянной беседки, стоявшей чуть подальше, на горке.

Щелкнул электрический замок, и главврач легко распахнул калитку. Уже когда он шел по парку, то почувствовал тревожную атмосферу, царившую в лечебнице. Душевнобольных ищи – не найдешь, санитаров тоже, лишь бродячая собака, непонятно как попавшая на территорию через высокий забор, рыла лапами яму под старым развесистым деревом.

«Случилось что?» – подумал главврач, ускоряя шаг.

То, что происходило в последние дни в клинике, его, естественно, беспокоило. Срывы следовали один за другим, к счастью пока не фатальные, ситуацию удавалось удерживать под контролем. Но там, где случаются проколы, непременно что-то прогнило, а прогнившее судно рискует в ближайшее время пойти на дно.

"То ли охрану нужно усилить, то ли сменить тактику?

А может, на время лучше вообще затаиться, законсервировать подземную клинику? Вот только Шнайдер пойдет на поправку, тогда и приостановимся. Черт с ними, с деньгами, свобода и жизнь дороже. И Грязнов стал нервным в последние дни…"

Хазаров вошел в здание с черного хода, с загрузочной рампы. Повсюду следы грязных ног, валялись обрывки травы, вырванной с корнем.

«Черт знает что такое!»

Он поднялся на второй этаж и тут же в приемной обнаружил задремавшего с журналом в руках хирурга.

– Долго ждали? – спросил он, тронув медика за плечо.

Тот сразу дернулся, будто ему в затылок ткнулся ствол холодного пистолета.

– А, это вы, – облегченно вздохнул хирург и тут же воровато огляделся. – Безобразие какое-то! Представляете, спускаюсь я к Шнайдеру, а там грязь, листья…

–В чем дело?

– Грязнов ваш. Беспредел творится. Его мордовороты мужика какого-то скрутили, вниз снесли и в предоперационной к столу пристегнули.

– Вы сказали Грязнову, чтобы его люди убрались из клиники?

Хирург заметно погрустнел.

– Конечно говорил, только он и слушать меня не хочет.

– Неужели?

И тут хирург мстительно добавил:

– Говорит, не вы, а он здесь главный. Вы уж попробуйте порядок навести.

Главврач Хазаров особо не подал виду, что происшествие его взволновало, он не любил выносить внутренние дрязги на суд посторонних. С Грязновым, если тот позволял себе лишнее, предпочитал разбираться с глазу на глаз.

– Сейчас узнаю, трудно так сразу сказать, – и он шагнул за дверь.

Хирург двинулся за ним.

– Я все понимаю, у него свои сложности, но есть же элементарные правила! – слышал главврач за собой бессвязное бормотание хирурга, словно оправдывавшегося перед самим собой от бессилия. – Стерильность, реабилитационный период." Я не могу так работать.

– Я же сказал, разберусь, – зло бросил главврач, сбегая по крутой лестнице вниз.

Ему редко приходилось собственноручно открывать тяжелую металлическую дверь, рассчитанную на то, чтобы удержать ударную волну ядерного взрыва, обычно он спускался вниз с кем-то из персонала. От волнения Марат Иванович даже не сразу сообразил, в какую сторону следует крутить маховик. Хорошо смазанные петли не скрипнули.

Беспорядок тут же бросился в глаза: грязь, листья, следы рифленых подошв, которые вели к предоперационной.

– Я же говорил вам, черт знает что!

– Подождите здесь.

– Да и Анна, жена Шнайдера, волновалась, – добавил хирург шепотом.

– С ней я тоже поговорю, – как можно спокойнее сказал главврач и зашагал вдоль цепочки следов, ведущих к застекленной двери.

Он увидел странную картину: одетый в пальто, хоть тут и было тепло, Грязнов сидел на столе и, хищно улыбаясь, смотрел на пристегнутого кожаными ремнями могучего мужчину, лежавшего без сознания. Чуть поодаль стояли Николай с Толяном.

При появлении главного врача они немного смутились, Николай попытался правым чистым ботинком прикрыть перепачканный глиной левый, Толян же заложил за спину грязные, в кровяных подтеках руки.

– Валерий, что такое?

Грязнов лишь посмотрел на вошедшего и вновь перевел взгляд на Рублева.

– Ты можешь объяснить?

– Друга встретил, – внезапно расхохотался Грязнов.

Его смех показался главврачу несколько сумасшедшим, у него даже мелькнула мысль, не пьян ли Грязнов. Еще эхом отдавался смех в лишенном мягкой мебели помещении, а Валерий уже соскочил со стола и предупредительно вскинул руку:

– Я все понимаю, не идиот, слава Богу. Но есть случаи, когда тяжело отказать себе в удовольствии.

– Ты хоть понимаешь, Валерий, что наделал?

– Мне начхать на вашего Шнайдера и на его похотливую сучку!

– Я с ней еще не говорил, – не стал возражать против такого определения Анны главврач, он сам ее недолюбливал.

Хазаров обернулся, ища поддержки, но хирурга рядом не оказалось.

«Вести разговор одному против троих – это проигрыш», – подумал он.

– Разобраться надо, – главврач покосился на Николая с Толяном, те и сами были бы рады убраться отсюда.

– Идите, я вас найду, – бросил Грязнов, – дело вы свое сделали и, надо сказать, чисто, – он специально произнес это неуместное в данной ситуации слово.

Оставляя грязные следы, мужчины двинулись к выходу.

– Ты что-нибудь понял? – спросил Толян.

– Хрен его знает, – пожал плечами Николай, – но кажется, Грязнов знал этого мужика раньше.

– Догадливый, – съязвил Толян, – я это и без тебя понял. А что он с ним собирается делать? Может, как донора предложить Хазарову хочет?

– Для донора он староват.

– Мало ли чего, мужик здоровый, наверное, и печень не отпита…

– Не наше это с тобой дело, нам не за это деньги платят.

– А ты хоть знаешь, за что мы деньги получаем?

– За то, что молчим.

– Вот, правильно сказал.

Мужчины выбрались на свежий воздух и с удовольствием закурили.

Анна прогуливалась неподалеку в наброшенной на плечи шубке, халатик она оставила внизу.

– Красивая баба, – мечтательно произнес Николай, – но стерва такая, что пробы ставить негде. И как только Шнайдер этого не видит?

– А ему, наверное, такие и нравятся, – сделал вывод Толян. – Женщины, они всегда так: чем красивее, тем стервознее.

– Не обязательно, – сказал Николай, отличавшийся большим жизненным опытом. – Но я гляжу на нее и думаю, ни мне, ни тебе переспать с ней не светит.

– Это еще почему?

– Денег не хватит.

– Не думаю, чтобы она больше двух сотен стоила.

– А ты их заплатишь?

Толян искренне задумался, словно бы ему прямо сейчас предстояло выложить две сотни за сомнительное удовольствие переспать с Анной.

– Деньги-то есть, не вопрос, но, наверное, ничего не получилось бы. У меня из головы эти две сотни не выходили бы, хрен не поднялся бы.

– Правильно рассуждаешь, – Николай глубоко затянулся, он курил жадно, как любой человек после долгого перерыва, ощущая вкус и запах табачного дыма. – Я бы другое хотел тебе сказать: нравится всегда недоступное. Это для нас с тобой она предел мечтаний, а небось Шнайдеру сидит уже вот здесь, – и он провел ладонью по шее.

– Тогда уж и не знаю, что его может возбуждать.

– Его сейчас уже ни хрена не возбуждает. Прорезали бы тебе дырку в боку, ты бы тоже о бабах не думал.

– Нет, не могу, я всегда о них думаю.

А фрау Шнайдер, словно специально издевалась над молодыми мужчинами, прохаживалась взад-вперед, как на подиуме, хоть и ни разу не посмотрела в их сторону. Она знала, мало найдется мужиков, способных равнодушно смотреть на ее прелести. Читать она не привыкла, смотреть телевизор ей уже опротивело, осталось единственное развлечение: возбуждать, а потом прокидывать мужиков.

К тому же на этих двоих она имела зуб.

– И одетая вроде, – продолжал рассуждать Толян, – а чувствую себя так, словно она голая.

– Не ты, а он чувствует, – рассмеялся Николай и резко хлопнул Толяна тыльной стороной ладони по застежке джинсов.

Тот тут же сморщился:

– Ты поосторожнее!

– Хрен без костей, его не сломаешь, даже если он твердый, как палка.

Толян хоть и работал в медицинском учреждении, имел очень слабое представление об анатомии.

– Что, там костей нет? – Николай посмотрел на него широко открытыми глазами.

– А ты что, не знаешь?

– Знал бы, не спрашивал. А какого хрена он тогда такой твердый? – и тут он просиял, удивившись собственной сообразительности. – Мышцы, наверное! – и тут же стал ее развивать:

– Так это ж можно накачать, чтобы больше был и сильнее.

– Да-да, – поддержал игру Николай, знавший анатомию лучше своего приятеля.

– А как? У него же рук нет, чтобы гантели держать.

– Ну и дурак же ты! Сделай для него маленькую игрушечную штангу.

– Свалится.

– А ты ее с дужкой посередине сооруди и качай по утрам вверх-вниз.

Колян почувствовал подвох.

– Врешь!

– Почему?

– Ты же сам так не делаешь. Нет, наверное, не мышцы там, а хрящ.

Николай тяжело вздохнул, поняв, что невежество своего приятеля ему не развеять, и, если он начнет сейчас объяснять тому, как устроено пещеристое тело его члена, тот вряд ли разберется, что к чему.

– Ты знаешь, как гидроцилиндр в экскаваторах устроен?

В армии служил? Так вот, тут то же самое. Кровь туда под давлением поступает…

– А, надувной, значит, – на удивление быстро сообразил Колян.

– Да-да, надувной.

– Это ж как подумаешь, сколько всего в нашем организме происходит, – расфилософствовался Колян, – так жуть! Завалишь бабу, прыгнешь на нее, а там уже черт знает что начинается. Нет, попробую все-таки к ней подкатиться. Без денег, конечно. Она сейчас без мужиков сидит, небось хочется потрахаться.

– Таким, как она, от траханья блевать хочется, она стольких мужиков в своей жизни перевидала, что другим и не снилось.

– Попробую, – Колян вытер о джинсы вспотевшие ладони и, чуть нагнувшись вперед, посмотрел на застежку, не слишком ли торчит чего лишнего, и пробормотал:

– Гидроцилиндр. – Придумают же!

Он спрыгнул на землю и пошел прямо по траве к прогуливающейся Анне, по дороге прикидывая, с чего бы лучше начать разговор: то ли ляпнуть что-нибудь о погоде, то ли сразу перейти к делу.

Анна, слышавшая отрывки чужого разговора, только ухмылялась. Если бы и согласилась с кем сейчас пойти, так это с Толяном, а не с Николаем, последний ей не нравился патологически. Но поиграть было можно, хотя бы для того, чтобы сорвать злость на Грязнова. Самому Валерию она сделать ничего не могла.

– Это вы? – обернулась женщина и манерно приложила руку к груди. – Я так испугалась.

– Рядом со мной бояться нечего, – гордо заявил Колян и подмигнул.

Анна словно бы не заметила этого жеста, она все еще продолжала держать ладони на своей большой упругой груди и чуть заметно сжимала пальцы.

– Не знаю, – невпопад ответила она и замолчала, ожидая, что же скажет теперь Колян.

– Погода сегодня хорошая, – проговорил он, поглядев на небо.

– Хорошая для чего? – спровоцировала его Анна.

– Вообще хорошая.

– Вообще хорошей погоды не бывает, – твердо ответила молодая женщина.

– Не понял…

– Например, для того чтобы кататься сегодня на лыжах, погода плохая, и для того чтобы загорать – тоже.

– Знаете, это словами передать трудно, – делал титанические умственные усилия Колян, чтобы высказать не раз прочувствованную им мысль. – Вот бывает так, что погода словно шепчет. – Бывает, – согласилась Анна. – И про что же она шепчет? – женщина подалась чуть-чуть вперед, чтобы Колян смог уловить аромат духов, ощутить тепло, идущее от ее тела.

– Трахнись, говорит.

– Шепчет, – напомнила Анна.

– Ну да, шепчет.

– В самом деле? А я и не прислушивалась.

– Прислушайтесь.

– Плохо слышно, ветер в ушах свистит, прикройте-ка меня, – Анна стала боком, и Колян счастливый, что все так легко получается, попытался прикрыть ее от слабого ветерка, даже приобнял одной рукой за плечо и прижал к себе.

Он почувствовал, как ладонь Анны скользнула ему на живот, нырнула под свитер и забралась в джинсы.

– Что-то не слышу шепота погоды, – прошептала Анна.

– Шепчет, шепчет, – подтвердил Колян.

Он блаженно расслабился, ощущая прохладные женские пальцы с острыми ногтями на самом интересном месте своего тела. И внезапно чуть не взвыл от боли – ногти впились в его плоть.

Железной хваткой Анна сжала гениталии Коляна.

– Думаешь, ты мужик и только поэтому тебе все можно? – она зло сверкнула глазами.

– Пусти!

– Я тебе сейчас все хозяйство отверчу, – и она повернула руку.

От обиды и боли у Коляна непроизвольно на глазах навернулись слезы. То, что секундой тому назад ему казалось возбуждающим и эротичным, сделалось унизительным и до крайности обидным.

– Я тебе сейчас такой массаж сделаю, что ты о женщинах месяца два вспоминать не будешь. Распухнет твое хозяйство так, что в штанах не уместится, будешь ходить и его руками придерживать.

– Пусти! – вновь попросил Колян, он хотел и боялся одновременно схватить Анну за руку.

И она медленно стала вытаскивать ее из-под джинсов, полосуя острыми ногтями плоть неудачливого кавалера.

– Запомни раз и навсегда, что подходить ко мне с такими предложениями опасно!

Колян постоял секунд с десять, не двигаясь, не веря в то, что мучения кончились. Анна брезгливо разглядывала свою правую руку, под накрашенными перламутровым лаком ногтями виднелись окровавленные кусочки кожи и черные вопросительные знаки жестких волос.

– Мерзость какая! – проговорила она, заворачивая руку носовым платком. – Могу тебе прокладку дать, если не хочешь трусы кровью испачкать, – холодно сказала она и резко ударила коленом Коляна в пах.

Тот почти беззвучно взвыл от боли и обхватил низ живота руками.

– Козел ты безрогий, – уже без всякой злобы произнесла Анна и, держа на отлете руку, завернутую в платок, подошла к погрузочной рампе, на которой стоял Толян. – Дурак твой приятель, – она попыталась отвернуть вентиль на кране, который служил для полива цветника, но тот не поддавался. – Чего стоишь, помоги мне!

Зажурчала вода. Анна долго и старательно мыла руку, выгребая из-под ногтей все, что туда забилось.

– Животное! Сучка! – послышалось сзади. Колян подошел, но не очень близко и шипел на Анну.

– Мне погода нашептала, – спокойно сказала женщина, стряхивая с рук сверкающие капли воды, – она каждому свое шепчет.

– Убью, падла! – потерял всякое терпение Колян и двинулся на Анну.

Та, как кошка вскидывает лапу, вскинула руку. Сверкнули накрашенные ногти.

– Только подойди, я тебе глаза мигом выковыряю!

– Чего ты на нее смотришь! – закричал Колян. – Двинь этой сучке!

– За что? – пожал плечами Толик. – Я же тебя предупреждал? Предупреждал же?

– Предупреждал, – неохотно согласился Колян. – Лучше ты мне на глаза больше не показывайся.

– Не хочешь – не смотри. Моя штучка для таких, как ты, не предназначена.

– Пошли отсюда.

– Перевязочная внизу, – напомнила Анна.

– Заткнись! – Толян, понимая, что еще немного – и его приятель наделает глупостей, схватил его за плечи и потащил по аллейке подальше от корпуса, где они могли столкнуться с главврачом или с Грязновым. Не хватало к сегодняшним неприятностям заиметь еще одну.

Почему-то в том, что Анна не станет жаловаться никому на Коляна, он был уверен. Не та женщина, привыкла защищать себя сама – это вызывало у него уважение.

– Все хозяйство мне разворотила! – цедил сквозь зубы Колян. Он шел на широко расставленных ногах, боясь сделать резкое движение.

– Радуйся, что там костей нет, иначе бы гипс накладывать пришлось.

– Да уж…

* * *

А тем временем в подземной клинике шел другой, довольно странный, разговор.

– Меня не должны касаться твои проблемы, – пытался убедить Грязнова главврач.

– Это не мои проблемы, а наши.

– Ты отвечаешь за безопасность, и о том, что ты творишь, у меня нет ни малейшего желания знать.

– Если бы я не остановил его, он бы добрался и до клиники.

– Но приволок его сюда ты! – врач покосился на Рублева: даже привязанный к столу, тот вселял в него ужас.

– Если бы я его убил, это был бы плохой выход.

– Я ничего не хочу знать, – замахал руками главврач Хазаров, – я хочу только одного: чтобы на территорию лечебницы не попадали посторонние, чтобы никто не знал о подземной клинике, которая кормит и меня и тебя вместе с твоими мордоворотами. Сегодня же его не должно быть здесь!

– Убить? – глядя на главврача немигающими глазами, спросил Грязнов.

– Меня не интересует, каким образом ты это выполнишь, мне нужен ре-зуль-тат! – последнее слово он произнес по слогам.

– У меня есть к нему свои счеты.

– Меня это не касается.

– Не думай, что ты такой крутой, – Грязнов взял Хазарова за плечо, – и не ты здесь главный, а я. Мне нужна палата.

– Где?

– Здесь, под землей.

– Ты с ума сошел!

– Я не спрашиваю разрешения, я ставлю в известность, – взгляд у Грязнова стал абсолютно сумасшедший.

Главврач попробовал сбросить с плеча руку собеседника, но тот даже не подумал разжать пальцы.

– Мне нужна палата, последняя в коридоре, с защелкой.

– Зачем?

– Не твое дело.

– Но он не должен выйти отсюда живым, – прошептал главврач.

– Предоставь это мне. Способов убить человека множество, но каждый из людей заслужил свою собственную смерть.

– Что ты хочешь делать?

– Потом узнаешь.

– А если… – начал было Хазаров.

– Никаких если, – остановил его Грязнов. – Благодаря мне ты заработал много денег и проколов с обеспечением безопасности ни разу не случалось. Доверься и на этот раз.

– Тогда было другое дело, – вздохнул главврач, – тебе не мешали эмоции. А тут, как я понимаю, что-то личное.

– Да, вот именно, очень-очень личное. И, чем быстрее я получу то, что мне надо, тем быстрее окончится твоя головная боль.

– Черт с тобой, – махнул рукой главврач, понимая, что Грязнов не успокоится, пока не получит требуемого, – можешь занимать палату в самом конце, возле вентиляционной, мы ее все равно никогда не используем. Но только с одним условием: твои мордовороты сюда больше никогда без моего разрешения ходить не станут, они грязные, как бродячие собаки.

– У каждого свои недостатки, – согласился Грязнов. – Подержи-ка дверь, – и он взялся за край стола на колесиках, выкатил его в коридор, резко толкнул перед собой.

Дребезжа металлом, стол покатился по узкому коридору, в конце которого гудел воздуховод вентиляционной.

Грязнов катил стол так, словно на нем лежал не человек, а груда кирпичей. Ударил торцом в дверь, распахивая створку. В палате, лишенной, как и все остальные помещения клиники, окон, царил полумрак. Медицинская послеоперационная кровать стояла у самой стены, прикрытая белой простыней.

– Ты доволен?

– Вполне.

– Я пошел, – Хазаров двинулся к выходу.

– Погоди, – остановил его Грязнов.

– Тебе чего? – медик уже терял терпение, понимая, что его детище – клиника, которую он создал с нуля, благодаря Грязнову постепенно превращается во что-то другое, в то, что не приносит деньги, а сулит большие неприятности.

– Хер Голова еще в санитарах числится?

Хер Голова – это была кличка одного из санитаров, работавших здесь с самого начала. Уже давно Хазаров собирался выгнать его, поскольку тот стал наркоманом, пристрастившись к героину, но выгнать санитара, который знал многие тайные вещи, не так-то просто, чего доброго, потом начнет шантажировать или, того хуже, заложит в органы.

И поэтому до последнего времени главврач мирился с практически уже ни на что не годным бывшим десантником, к которому прилипла дурацкая кличка.

Убирать же его так, как он привык поступать с донорами, было не с руки. Хер Голова числился в штате, стали бы допрашивать других санитаров, персонал, в клинике появились бы криминалисты. И главврач справедливо решил, что лучше откупаться небольшой зарплатой раз в месяц, чем накликать беду на свою голову. Он даже смирился с тем, что Хер Голова, лишь только представлялась возможность, крал в клинике все, что хоть отдаленно напоминало наркотик.

В этом смысле он был всеяден: его устраивали и морфий, и каллипсол, даже димедролом в таблетках он не брезговал, но главной его страстью, конечно же, оставался героин.

– Работает, – мрачно ответил главврач. – Тебе-то он на хрен сдался?

– Не мне, – покачал головой Грязнов, – а моему клиенту. Пришли-ка его сюда.

Хазаров потихоньку начал понимать, что замыслил Грязнов.

– Прислать-то можно, но Хер Голове твои секреты знать не следовало бы, я его в последнее время и близко не подпускаю к подземной клинике.

– Вам он мешает?

– А ты можешь предложить выход?

– Через месяц я его устраню так, что и следов не останется.

– А если я сейчас все переиграю, откажу тебе?

– Вы правильно делаете, что сперва проигрываете ситуацию и только потом отдаете распоряжения. Не стоит этого делать, без меня вы никогда не наладите систему жизнеобеспечения подземного объекта.

Это было чистой правдой. Никто, кроме Грязнова и его людей, понятия не имел, как запускается подземная резервная электростанция, каким образом функционирует вентиляция.

– Если я захочу, то будет достаточно отключить один-единственный насос, который откачивает отсюда канализационные сбросы, и через пару дней вся клиника заплывет дерьмом.

– Хорошо, я согласен, – тяжело вздохнув, ответил главврач. – Но ты пообещай, что долго это не протянется. Пойми, я не против того, чтобы ты с кем-то сводил счеты, в конце концов это твое дело, но я переживаю за дело. Не хотелось бы ставить под удар то, чему отдано несколько лет жизни, то, что способно кормить меня и тебя еще не один год.

– По рукам. Мне будет достаточно месяца, – и Грязнов, шагнув вперед, протянул доктору свою широкую ладонь.

Тот, не ожидая подвоха, скрепил договор рукопожатием. Но Грязнов и тут проявил своенравие, он так сильно сжал пальцы главного врача, что у Марата Хазарова потемнело в глазах.

– Я буду ждать здесь, – Грязнов ослабил хватку и выпроводил доктора за дверь.

Встал возле Рублева, нащупал пульс. Сердце уже билось ровно, и он понял, что при желании можно привести Рублева в чувство.

«Но зачем? Пусть оклемается сам, так интереснее.»

Грязнов хотел растянуть удовольствие. Он знал наверняка, что после страшных ударов, которые получил Комбат, тот легко придет в норму. Своего бывшего командира он знал отлично, тот выбирался и не из таких передряг.

"Но я тебе приготовил ловушку покруче, – подумал Грязнов, – ту, из которой мало кому удавалось выбраться.

Тут не помогут ни сила, ни тренировка, ни умение стрелять, прыгать с парашютом, тут подключены совсем другие механизмы, о которых ты и не подозреваешь."

Борис Рублев вздрогнул и открыл глаза. И на этот раз пробуждение было не менее болезненным, чем в прошлый.

К прежней боли в голове добавилась боль в области груди, Комбату даже показалось, что поломано несколько ребер.

Молнией пронеслись в голове последние события: безумные лица сумасшедших, удары, которые сыпались на него слева и справа, а затем короткий удар в затылок.

«Куда все это исчезло или оно привиделось?» – подумал Комбат.

Он видел над собой только плоскость потолка. Попытался пошевелить рукой, но та даже не сдвинулась с места. Он смог лишь повернуть голову, и увидел сидящего на спинке кровати, как петух на насесте, Грязнова. Он далеко не сразу узнал его, такой неожиданной была встреча, да и Грязнов сильно изменился за последние годы. Если бы на Валерии был камуфляж, тельняшка, а не дорогое пальто и начищенные до зеркального блеска ботинки, Рублев признал бы его мгновенно.

– С возвращением, Комбат, – спокойно проговорил Грязнов, доставая сигарету и прикуривая. Глубоко затянувшись, он выпустил дым через узкий разрез неплотно сжатых губ. Голубоватая струйка потянулась к вентиляционной решетке.

И это короткое слово «Комбат» все расставило на свои места: так Рублева мог называть лишь человек, прошедший с ним войну.

– Грязнов? – проговорил Комбат, и тут же кровь тонкой струйкой потекла из его разбитых губ.

– Да-да, – подтвердил Валерий, сбивая пепел в целлофановый пакетик, снятый с сигаретной пачки. – Наверное, ты не ждал такой встречи?

Рублев никак не мог понять, где находится. Из всех звуков, доносящихся снаружи, различимым оставался лишь шум вентиляционной установки. Тут было тепло, но все равно не покидало ощущение сырости, присущей подземным помещениям.

– Значит, не забыл. Это хорошо, – радостно проговорил Грязнов, загасив окурок о подошву ботинка. – Значит, и ты помнишь, что расстались мы далеко не друзьями и у меня к тебе есть кое-какие счеты.

Грязнов говорил это спокойно, но в его голосе чувствовалась затаенная злоба, которой не позволяло пробиться на поверхность торжество победителя. Ему хотелось, чтобы Комбат начал умолять его отпустить, клялся бы, что в прошлом не мог поступить по-другому и если бы ему вновь позволили решать судьбу Грязнова, то поступил бы иначе.

Ему мало было заполучить в свои руки пленника, лишенного возможности сопротивляться, ему требовалось еще и унизить его.

Комбат чуть приподнял голову и увидел, что к столу его приковывают толстые ремни, которые не так-то легко будет порвать. Но попытаться стоило. Он изготовился и рванулся. Заскрипела кожа, металл, но от этого резкого движения ремни лишь сильнее впились в тело.

– Бесполезно, – покачал головой Грязнов, – но это ненадолго, скоро тебя отвяжут.

«Вот тогда и посмотрим, кто кого», – подумал Комбат, решив, что не стоит пока демонстрировать силу, лучше прикинуться изможденным и потерявшим волю к сопротивлению.

Дверь открылась, и в палату вошел странный субъект.

Белый мятый халат с коротковатыми рукавами, из-под которых торчали поросшие густыми бесцветными волосами руки с короткими узловатыми пальцами. Над воротником-стойкой возвышалась яйцеобразная, абсолютно лысая голова, из-за которой санитара и прозвали Хер Головой.

Длинные белесые ресницы окаймляли серые, лишенные всякого выражения глаза навыкате.

Хер Голова вошел и остановился. Ни о чем не спрашивал, в его душе никаких чувств не вызвал вид привязанного к столу сильного мужчины. И если бы Грязнов не обратился бы к нему, он мог бы простоять в пороге неподвижно и час, и два.

– Как живешь, Хер Голова?

– Не жалуюсь, – бесцветным голосом ответил опустившийся санитар.

– А мне говорили, ты совсем плох стал, а посмотреть, так красавец, да и только.

Безобразная улыбка появилась на лице Хер Головы, обнажив неестественно белые зубы.

– Не жалуюсь, – проскрипел он.

– Клиент у нас новый появился, приятель мой старый, обслужить его надо по полной программе.

Санитар потряс головой, так и не поняв, что от него требуется – то ли избить, то ли сделать перевязку.

– Ты сам на иглу сел или тебя кто-то подсадил? – в лоб спросил Грязнов.

Хер Голова помрачнел, но, поняв, что спрашивают не для того, чтобы читать нотации, вновь улыбнулся.

– Конечно же подсадили.

– Жалеешь?

– Нет.

– И моего приятеля на иглу подсадить следует. Знаешь, как случается в компании: хочешь попробовать наркоты бесплатно, скажи, что ни разу не пробовал, сразу же найдутся доброхоты.

Грязнов подошел к столу и склонился над Комбатом.

– Ты думал, я тебя бить стану, убивать? Нет, все куда проще, безболезненно, а главное, с кайфом. Введут в тебя одну дозу наркотика, потом вторую, третью… А четвертую ты уже сам будешь у меня на коленях вымаливать. А я же, Комбат, ничего в этой жизни не прощаю, всем долги раздаю – и хорошие, и плохие. Только вот ты как-то не попадался у меня на дороге, но судьба знает, кого свести вместе. Вот и свела меня с тобой, грех было бы не воспользоваться. Если бы ты, Комбат, человеком был, я бы тебе на выбор предложил – от чего загнуться, но, поскольку ты упрямый, для тебя одна дорога – героин внутривенно. К нему с первого раза привыкают, как к молоку матери. Подтверди, Хер Голова.

– Точно.

– Пройдешь у меня курс лечения, и больше тебе ничего в жизни не надо будет, и мысли твои станут об одном: где бы новую дозу раздобыть. Вещи продашь, квартиру, воровать пойдешь, опустишься, бомжом сделаешься и сдохнешь где-нибудь в канаве. Правильно я говорю? – Грязнов повернулся к Хер-Голове.

Тот стоял, глупо улыбаясь. Он, как каждый наркоман, считал: стоит лишь захотеть – и он бросит пагубную привычку. Ведь это так просто – не взять в руку шприц, не ввести пару кубиков отравы в организм.

В самом деле, чего проще? На такое, как кажется, способен всякий. Но попробуй устоять перед соблазном, когда отрава уже вошла в обмен веществ, когда ты больше не можешь без нее обходиться! Стоит не принять вовремя дозу, и кажется, что свет померк, будто бы во вселенской люстре вместо яркой стоваттной лампочки кто-то вкрутил мерзкую двадцатипятку.

Комбат тяжело дышал, он с трудом сдерживал эмоции.

Его правилом было: никогда не угрожай, если не можешь привести угрозу в исполнение, не говори, а действуй. А сейчас он не мог двинуть ни руками, ни ногами, не мог ответить угрозой на угрозу.

– Сволочь ты, Грязнов.

– Слабо сказано, – осклабился Валерий, – сволочей много, а я один. Если ты скажешь, что я последний подонок в Москве, это будет комплиментом, – годы работы рядом с психиатром научили его переключать любой разговор в свою пользу.

И Рублев, поняв, какую участь готовит ему Грязнов, предпринял отчаянную попытку освободиться. Он рвался, пытаясь вызволить руки, ноги. Железный стол ходил ходуном, казалось, еще немного, и жестяная столешница согнется. Но трубы каркаса были толстыми и крепкими, ремни надежными.

Комбат скрипел зубами, чуть ли не смалывая их в порошок. От натуги его лицо сделалось багровым, он уже не обращал внимания на кровь, текущую из разбитых губ, на то, что кисти рук, передавленные ремнями, налились синевой.

Грязнов спокойно стоял в стороне, опустив руки в карманы пальто, и наблюдал за этими отчаянными попытками.

Ему важно было, чтобы Рублев сам понял, что не сможет освободиться. Пленник, испытавший надежность решетки, вряд ли попытается ее перепилить, зная безнадежность таких попыток.

Наконец Борис Рублев, тяжело дыша, опустил голову.

Грудь его часто вздымалась, в горле раздавался хрип.

– Ну прямо-таки пляска святого Витта! – проговорил Грязнов. – Ты тут, Хер Голова, постой немного и не обращай внимание, если он тебя материть начнет. А я минут через пять вернусь, – Грязнов плечом открыл дверь и вышел в коридор, в котором уже со швабрами в руках вовсю орудовали двое сумасшедших. Резко пахло дезинфицирующим раствором.

Грязнов, не останавливаясь, прошел, оттолкнув невнимательного сумасшедшего, который норовил проехаться тряпкой ему по ботинкам. Возвращался он, неся в руках упаковку прозрачных шприцев и прозрачный полиэтиленовый пакетик с ампулами. При виде знакомых вещей у Хер Головы засветились глаза и задрожали руки, ему казалось, что даже сквозь запаянные ампулы он слышит аромат героина.

Грязнов смотрел на него пристально, такая реакция его приободрила, значит, человек не просто будет выполнять порученное, а возьмется за дело с рвением, с чувством, так, как художник рисует выстраданную картину, уже представив ее в голове во всех подробностях. Он положил ампулы на кровать, те чуть слышно звякнули.

Но этот звук, как набат, ударил в уши Комбата. Он, конечно, не представлял еще себе всех ужасов, которые его ждут, но понимал, что ему предстоит бороться с новой напастью, с новым врагом, появления которого он не ожидал и чьих повадок он не знает. Не о Грязнове шла речь, а о наркотиках.

– Вот он, миленький наркотик, – Валерий, сжимая между двумя пальцами прозрачную, похожую на большую слезу ампулу, поднес ее к самому лицу Рублева. – Вроде бы ерунда, несколько капель героина, но какая в них сила!

Один находит в ней успокоение, другой, чувствовавший до этого себя ничтожеством, становится суперменом. А ты, который считал, что все, что нужно в этой жизни, уже имеешь, найдешь ужас, страх, которого ты никогда не испытывал, – и Грязнов щелкнул ногтем по тонкому стеклу ампулы.

Хер Голова даже вздрогнул, ему казалось, Грязнов вот-вот упустит ампулу из пальцев и та разобьется. У него был взгляд алкоголика, наблюдающего за тем, как бутылка водки падает на каменные плиты перрона метрополитена.

– Посмотри, посмотри, – зашептал Грязнов Комбату в самое ухо, – ты видишь его безумный взгляд? Он уже не может жить без этого зелья, скоро не сможешь жить и ты.

Пригоршня ампул – и последнюю из них ты уже сам станешь вымаливать у меня.

– Грязнов, ты ублюдок!

– Можешь называть меня кем хочешь, твое мнение меня уже не волнует, наркоман! – это было произнесено с чувством и врезалось Комбату в память, все до мельчайших мелочей. Он заметил даже не до конца сбритый волосок на верхней губе Грязнова. Он видел, как тот передал ампулу Хер Голове, как тот бережно взял ее в ладони, словно та согревала озябшие руки. – Введи ему дозу.

– Всю?

– Да, всю, – подтвердил Грязнов, следя за санитаром.

Тот из бесчувственного истукана мгновенно превратился в предельно внимательного чувственного человека, прикасался к ампуле так, как если бы это была его любимая женщина, внезапно уменьшившаяся до размера мизинца.

Да, он любил ее, но чтобы получить удовлетворение, вынужден был убить.

Словно лезвие по горлу, прошлась пилочка по цилиндру ампулы. Хрустнуло стекло, отломившееся ровно по надрезу.

Хер Голова блаженно прикрыл глаза, словно бы дозу наркотика предстояло получить ему самому, крылья ноздрей затрепетали, он будто улавливал не ощущаемый другими запах кайфа. Такое счастье разыграть было невозможно.

Комбат похолодел, ощутив неизбежность того, что должно произойти.

– Пройдет совсем немного времени, – услышал он шепот Грязнова, – и ты превратишься в такого же урода, как он. Тебя нельзя разрушить снаружи, но изнутри…

Плавно пошел поршень шприца, ампула опустела до последней капли.

– Смотри, воздуха ему в вену не напусти, сдохнет еще.

– Нет… – Хер Голова провел ладонью по лбу, будто бы поправлял несуществующие волосы.

Он перевернул шприц иглой вверх и практически незаметным движением перевел поршень. Над иглой появилась маленькая капелька, но и ее Хер Голове жаль было терять, он готов был слизнуть ее языком.

– Это пострашнее СПИДа, его ты подхватишь позже, когда станешь колоться дрянью, купленной по дешевке на улице, когда у тебя даже не хватит денег на одноразовый шприц. Ты все сделаешь сам, я дам только первый толчок. Вспарывай!

Комбат даже не успел заметить, как в руке у санитара появился скальпель, и он ловко вспорол им рукав. Жгут – резиновая трубка – оплел широкое предплечье Комбата.

Хер Голова попытался всадить иголку в вену, но Рублев дернулся, острие лишь оцарапало кожу. Вторая попытка, третья.., все без результата.

– Иглу сломает, – проворчал Хер Голова, в его голосе не чувствовалось ни ненависти к Комбату, ни сочувствия, а простая констатация факта, мол, в таких условиях инъекцию сделать практически невозможно.

– Погоди, помогу.

– Может, его электрошокером? – предложил Хер Голова.

Это было дельное предложение. Вырубленный электрическим разрядом человек лишь неподвижен и расслаблен, но Грязнову требовалось другое: он хотел, чтобы Комбат видел, как игла втыкается в его вену, чувствовал, как в кровь проникает наркотик, как начинается его действие.

Он навалился на Комбата, прижимая его плечом к столу. Рублев еще сопротивлялся, как мог, напрягал руку, зная, как трудно вогнать иглу, если мышцы тверды, как сухое дерево. И если бы не прочные кожаные ремни, он сумел бы сбросить и Грязнова, и потерявшего былую силу, бывшего десантника – Хер Голову.

– Есть! – крикнул санитар и, хотя спешил, сделал то, что обычно делает наркоман, пытаясь проверить, попала ли игла в вену: отсосал немного крови.

Красные протуберанцы на мгновение возникли в прозрачном бесцветном растворе, а затем поршень пошел вниз, вводя препарат в вену.

– Все! – Хер Голова выдернул иголку и с тоской в глазах посмотрел на пустой шприц.

– Убью! – рычал Комбат, еще не ощутивший действие наркотика.

Грязнов брезгливо отряхнул руки.

– А теперь прислушивайся, что делается у тебя в организме. Скоро почувствуешь.

Змеей скользнула резиновая трубка, пережимавшая предплечье, исчезла в кармане халата Хер Головы.

– Хочется небось? – спросил Грязнов.

Санитар кивнул не очень уверенно, боясь получить удар.

– Вот тебе одна, – Грязнов подал ему ампулу, в которую санитар тут же вцепился мертвой хваткой, хотя и бережно.

– Да.

– Но не сейчас, – тут же напомнил ему Валерий, – теперь твоей обязанностью будет регулярно вводить ему наркотик. Только не перестарайся, не перебери дозу, мне он нужен живым, подсаженным на иглу.

– А когда можно? – с готовностью выполнить любое поручение спросил Хер Голова, его руки, до этого уверенные и точные в движениях, теперь дрожали.

– Потом, когда на него подействует.

– Значит, скоро, – вздохнул Хер Голова. – И шприц, если можно…

– Такого добра здесь хватает, – милостиво разрешил Грязнов.

Санитар надеялся, что ампулы с наркотиком ему передадут на хранение, но этого, конечно же, не случилось.

Грязнов знал: нельзя алкоголика оставлять наедине с бутылкой водки, нельзя козла пускать в огород, а волку поручать стеречь овец.

– На большее не надейся, будешь получать по одной ампуле из моих рук. Через сколько его прихватит?

– Минут через десять.

– Нет, я спрашиваю, когда он без этого зелья жить не сможет.

– Практически сразу. Но окончательно двинется через месяц.

Когда Хер Голова рассуждал о других, то его прогнозы были довольно точными, хотя о самом себе он не думал как о конченом человеке.

Рублев лежал в напряжении, прислушиваясь к тому, что же творится в его организме. Сперва он ничего не ощущал, ему даже показалось, что наркотик не попал в вену, потому не действует.

«Нет ничего на свете, против чего нельзя бороться, – как заклинание твердил Комбат, – но что ты сделаешь против препарата, введенного в кровь? Не остановишь же биение сердца? Каким бы тренированным, каким бы волевым ты не был, отрава делает свое дело, растекаясь по артериям, венам, проникая в самые тонкие капиллярные сосуды. Человек – как губка, впитывает все то, что в него попало.»

– Чувствуешь? – спросил Грязнов, склонившись над Рублевым.

Странная легкость появлялась во всем теле, казалось, что стол из твердого сперва превратился в мягкий, а затем растворился в воздухе. Комбат сделал над собой усилие и плюнул прямо в лицо Грязнову. Но тот даже не стал утираться, не отпрянул и, казалось, даже не обиделся.

– Это все, на что ты способен, супермен.

И вдруг Рублев почувствовал, как злость, отчаяние, желание выжить отходят на второй план. Нет, они не исчезли окончательно, а сделались как бы не очень важными, не обязательными. Так влюбленный человек перестает ощущать голод, жажду. Блаженство и тепло разливались по телу, и уже было неважно, есть ли кожаные ремни или их нет. Какая разница, если ты способен освободиться от них в мыслях!

Умиротворение – вот каким словом можно было описать состояние Комбата. Теперь ему казалось, что он лежит на спине в теплой ласковой воде и его то опускают, то поднимают волны. Боль, пронзавшая до этого все тело, превращалась в тепло. И самое странное, ощущения были куда реальнее, чем в жизни.

Рублев видел над собой уже не потолок подземной больничной палаты, а густо замешанную синеву неба, способную поделиться своим цветом с морем. А главное, исчезли все заботы, остались далеко-далеко в прошлом. Да, он понимал, у него есть враги, но из этого ничего не следовало, спокойствие манило, затягивало в себя. Так хотелось отдаться ему целиком, уйти в спокойный мир и никогда оттуда не возвращаться.

Нечто подобное Комбату уже однажды пришлось пережить во время ранения, когда три дня он не приходил в себя. И сейчас Рублев не знал, то ли тогда так действовал наркоз, то ли так привлекательна смерть.

Мышцы сами собой расслабились, рот приоткрылся, голова Комбата качнулась и повернулась набок.

– Не перестарались? – осторожно спросил Грязнов.

– Нет, – тут же ответил Хер Голова. – Для первой дозы, конечно, многовато, но и он мужик сильный, на такого наркотиков не напасешься, весит, наверное, килограммов сто или сто десять. А это значит, ему надо… – и он, беззвучно шевеля губами, принялся подсчитывать, сколько же миллиграммов зелья нужно вводить на один килограмм веса.

Грязнов подошел к умывальнику в углу, долго мыл оплеванное лицо с мылом. Затем вернулся к Комбату и приподнял ему веко. Неподвижный, но еще не остекленевший глаз смотрел куда-то вдаль, сквозь Грязнова, сквозь потолок, видя то, что сейчас было недоступно другим.

– Готов, прихватило, – засмеялся Грязнов. – Оказывается, это так просто, всего кубик бесцветной прозрачной жидкости – и колосс повержен.

Он, уже не боясь ничего, распутал ремни. Комбат даже не пошевелился, получив свободу, дышал ровно, спокойно. Грязнов осмотрел палату, не осталось ли здесь случайно скальпеля, ножниц или еще чего, что можно использовать в качестве оружия. Сунул мешок с ампулами в карман пальто.

– Уходим.

– А теперь можно? – Хер Голове не терпелось уколоться и самому.

– Ладно, давай, только побыстрее.

Санитар сел на кровать, закатал рукав халата и, помогая себе зубами, затянул жгут. Пальцы его двигались так же быстро, как у карточного шулера, когда тот передергивает карты. Всего несколько секунд понадобилось на то, чтобы вскрыть ампулу и набрать наркотик. Вот только попасть в вену оказалось посложнее: на исколотом локтевом сгибе не было живого места.

Грязнов понимал, что наркотик еще не успел подействовать, но на лице Хер Головы уже появилось блаженство.

– Пошли, пока тебя не развезло окончательно, – он схватил санитара за шиворот, – забирай отсюда в коридор кровать.

Кровать вытащили, прикрыли дверь, та была крепкая, как и все в подземной клинике, металлическая, с толстым, как самолетный иллюминатор, стеклом. Дверь запиралась только снаружи, изнутри даже ручки не было.

Грязнов повернул защелку, затем присел и, отщелкнув в перочинном ножике лезвие-отвертку, выкрутил винт.

Маховик защелки бросил в карман пальто.

– Теперь будешь делать ему инъекции регулярно.

Хер Голова кивнул, его взгляд застыл на оттопыренном кармане пальто, где чуть слышно похрустывали одна о другую ампулы с наркотиком.

Странное происходило в это время с Борисом Рублевым. Он одновременно находился в нереальном мире и в то же время понимал, что делается вокруг. Он слышал голоса Грязнова и Хер Головы, когда те покидали палату, слышал, как повернулся маховик защелки и сообразил, что нужно найти в себе силы встать, вернуться к реальности. Он напрягся, как только мог, и все лишь для того, чтобы согнуть руку в локте. Он даже не знал, поднялась рука или нет, и удостоверился в этом, только открыв глаза.

Сквозь наркотический туман он видел собственную руку, видел, как медленно сгибаются пальцы, хотя совсем не хотел этого.

– Раз, два, три! – скомандовал себе Комбат и сел на столе.

Жалобно звякнули пряжки кожаных ремней. Затем, придержавшись руками за край, он сполз на пол. Не чувствовал ног, зато видел, что переставляет их. Путь до двери показался ему длиной в несколько километров. Рублев привалился к дверному полотну и припал лицом к круглому окну иллюминатора, но увидел лишь противоположную стену коридора, расчерченную на ровные квадраты кафельных плиток.

«Что ни делай, все зря», – прозвучал у него в голове голос. И он не понял, то ли сам сказал себе эти слова, то ли произнесены они голосом Грязнова.

Рублев закрыл глаза и медленно съехал по холодной металлической створки двери. Лег на полу. Не было сил и желания устраиваться поудобнее, он так и замер, подвернув под себя застывшую после драки руку, положив голову на холодную, выкрашенную черной краской толстую канализационную трубу.

Глава 12

Даже не открывая глаз, Комбат понял, что лежит на хополном каменном полу.

«Ну же! – сказал он сам себе, – давай, Борис Иванович, давай!» – и с трудом открыл глаза.

Да, действительно, он лежал в подвале, тускло освещенном висящей под потолком лампой, забранной в проволочный проржавевший колпак. Комбат смотрел на лампу так, как человек смотрит на заходящее солнце. Болели руки, ноги, но страшнее всего болела голова. Тело ломало, словно бы мышцы отслаивались, отрывались от костей.

– Ну, ну! – прохрипел Комбат и попытался встать. Это ему с трудом удалось. Он на четвереньках подполз к стене и прислонился к ней спиной. Шершавый бетон колол плечи.

Комбат продолжал смотреть на лампочку, которая расплывалась, множилась. Из глаз потекли слезы, словно бы перед ним была не тусклая лампочка, а пламя ацетиленовой горелки. Рукавом Рублев протер глаза и тряхнул головой.

Словно бы горячий свинец, горячий, жидкий, расплавленный, тяжелый, зашевелился под черепом. Боль была невероятной, почти невыносимой.

– Что со мной? – спросил он сам себя и усилием воли заставил себя выпрямиться.

Держась за стену, Комбат поднялся на ноги. До потолка, вернее, до лампочки в абажуре оставался метр или чуть больше. Комбат поднял правую руку. Разорванный рукав рубахи сполз, и Комбат увидел запястье в синяках и ссадинах. Он припомнил, что его везли крепко связанным, а может быть, и не везли, может, привязывали здесь. И постепенно, деталь за деталью, Комбат принялся восстанавливать в памяти все, что с ним случилось. Кстати, сделать это было совсем не просто.

До своего появления в переулке он все помнил хорошо, отчетливо, в мельчайших деталях. Помнил крыльцо, дверь, обитую железом, помнил даже красную кнопку звонка, а вот что произошло дальше – все рассыпалось на отдельные куски, которые никак не составлялись в цельную картину. Да и голова болела нещадно.

"Что же со мной такое? – Комбат тряхнул головой.

Боль пронзила все тело. – Будьте вы неладны, уроды долбаные! К боли можно привыкнуть, я это знаю, можно научиться терпеть любую боль, даже самую страшную, терпеть и жить с ней, даже не замечать ее."

Борис Рублев медленно подошел к двери, обитой железом, приложил к ней ухо и стал прислушиваться. Он догадался, что за дверью длинный коридор, длинный и гулкий, – Уроды! Заперли меня, заточили. Держат, как дикого зверя, боятся, что, если я вырвусь на свободу, им несдобровать. А я отсюда выберусь! Нельзя терять надежду, нельзя! – сам себе говорил Комбат, а его пальцы сжимались в кулаки. – Вы у меня еще попляшете, я вам задам, выродки! Выродки!

Брань и ругательства, срывающиеся с разбитых губ Рублева, действовали на него, как уколы обезболивающего.

Появлялась злость, а боль уходила на другой план, куда-то в глубину. Ярость захлестывала Комбата. Он прекрасно понимал, слава Богу, жизненный опыт огромный, доводилось бывать во всяких переделках, порой в таких, выбраться из которых живым шансов не оставалось.

«Нет, ярость плохой советчик, а злость, как правило, подсказывает никчемные решения. Надо успокоиться, развеселиться. Но разве можно развеселиться, если ты заточен в каменную толстостенную яму с низкими бетонными сводами, если ты за железной дверью, такой мощной, что ее снаряд навряд ли пробьет? Даже каталку, которой можно было попробовать высадить дверь, забрали… Ну, успокойся», – сам себе сказал Комбат и несколько раз взмахнул руками.

Как ни странно, дышалось в этом подвале легко, воздух хоть и был сырым и холодным, но довольно чистым.

«Значит, есть какие-то вентиляционные штреки, по которым воздух поступает сюда. А может, я не в подвале? – тут же мелькнула мысль. – Тогда где?»

Комбат обошел свою камеру, несильно постукивая кулаком по стенам. Звук везде были одинаковым, лишь вверху, в правом углу, напротив железной двери, удар отозвался глухо, подсказывая, что за слоем бетона пустота. Вверху стояла решетка, толстая, ржавая, несколько раз перекрашенная, а затем опять основательно проржавевшая. Но до решетки еще следовало дотянуться.

Комбат приподнялся на цыпочки, приложил ладонь.

Рукой он почувствовал, что свежий воздух идет именно из-за решетки.

"Ну вот, хоть воздух есть, кислород поступает. Все-таки не на затонувшей подводной лодке нахожусь, двигатели которой отключены, а кислорода нет ни глотка. Если есть воздух, жить можно, – успокаивал себя Рублев. – Так, так, – говорил он, а в голове постоянно крутились фамилия и имя:

– Валерий Грязнов… Валерий Грязнов.., ладно, об этом мерзавце лучше не думать. Судя по всему, меня отсюда он не выпустит, а проситься, унижаться, вымаливать себе жизнь и свободу я не стану, это не в моих правилах. Свободу я завоюю, даже ценой собственной жизни."

И тут же, как короткий, сильный удар током, мелькнула следующая мысль:

"Да к черту мою свободу, к черту мою жизнь! Здесь же где-то ребенок, здесь где-то Сергей Никитин! Вот чью жизнь надо спасать, вот за чью свободу надо бороться! А я что, я видел жизнь, немного пожил.

– Да ладно тебе, – сам себя одернул Комбат, – рассуждаешь, как какой-то древний старик, находящийся в маразме. Спокойнее, спокойнее, лучше ничего обо всем этом не думать, а решай, как отсюда выбираться."

Рублев подошел и трижды кулаком ударил в дверь.

Гулкое эхо покатилось по длинному коридору. Комбат слышал раскаты и отголоски своих ударов, они летели и возвращались. Дверь даже ни на миллиметр не подалась вперед.

Ручки изнутри на двери не было, плоский металл, ровный, гладкий, выкрашенный в мерзкий коричневый цвет.

– Сволочи! Сволочи!

Ни на двери, ни на стенах не было ни надписи, ни царапины.

– Эй! Эй! – крикнул Рублев, стоя напротив двери.

Ни одного постороннего звука, который мог бы подсказать, что здесь рядом где-то есть живая душа.

"Блин, даже крыс и мышей нет в этом каменном мешке!

А зачем тебе крысы, – тут же ухмыльнулся Комбат, – что, с ними тебе будет веселее? Если они начнут грызть твои ноги, тебя это порадует? Нет, – сам себе сказал Комбат, – нет крыс, и не надо. Хотя, судя по всему, крыс здесь хватает, этих гнусных тварей полно. Всех их надо убивать, они достойны смерти, хотя, как всякая тварь, хотят жить. Ну, ну."

Комбат и изо всей силы ногой саданул в дверь. Эхо разнеслось по коридорам и вернулось. Сотрясение воздуха, и больше ничего.

«Была бы граната– тут же Рублев улыбнулся. – К черту граната! Какая граната может сковырнуть эту дверь, которая, кроме всего прочего, открывалась вовнутрь, а не наружу, даже дернуть не за что. Хорошо придумали, мерзавцы, этот опыт надо учесть. Ну, Грязнов, ты соответствуешь своей фамилии, я это давно знал. И не думай, я не раскаиваюсь, что выгнал тебя из армии, и жалею, что не упрятал тебя за решетку, хотя такая тварь, как ты, вышла бы из тюрьмы живой и невредимой. Лучше бы я тебя пристрелил где-нибудь там, в горах Афгана, пристрелил и отправил гроб в Россию на страшном вертолете. И пусть бы лучше все думали, что ты герой, погибший за…»

А вот за что погибали герои в Афганистане, думать Комбату и вспоминать не хотелось. Он проклял в душе ту войну, страшную и бессмысленную, войну, которая не принесла ничего хорошего, а лишь забрала столько жизней афганских, и русских.

«Мерзавцы, политики! Вообще кругом одни мерзавцы, одни сволочи! – Комбат резко обернулся, словно сволочи и мерзавцы стояли у него за спиной и ему немедленно надо было вступить с ними в смертельную схватку. – Что же это так гудит? Неужели в голове? – наконец-то Борис Рублев почувствовал странное гудение, которое пронизывало его тело. – Я же раньше так быстро отходил после контузии.» Он замер. Но гудение продолжалось, оно было подозрительно ровным. Так не может шуметь в голове даже после ударов, тогда боль и шум приходят словно волнами, как на берегу моря. Рублев прикоснулся рукой к стене и ощутил, что гудение идет через холодную плитку, прикрывавшую одну из стен.

«Так значит, здесь рядом работает какая-то установка. Ах да, вентиляция… Окон-то нет, значит, мощный вентилятор, – еще раз подумал Рублев, почти забывший о своем прежнем открытии. – Я под землей, и это абсолютно точно. И оборудовано это подземелье по всем правилам, как какая-нибудь ракетная шахта. Не для меня же специально готовили эти двери, толстые стены?»

Он прижался лицом к круглому, как иллюминатор, окну в двери, но вновь ничего не смог рассмотреть, кроме облицованной белым кафелем стены. И вновь принялся колотить в дверь ногами, поскольку кулаки были сбиты в кровь.

«Должен же здесь быть кто-то живой!»

И тут он увидел тень, мелькнувшую в коридоре. Кто-то остановился, но не подходил – так, чтобы нельзя было .увидеть.

– Эй, ты, открой, выпусти! Где я?

Тень качнулась. И Рублев еще раз изо всей силы саданул ногой в дверь. Та даже не вздрогнула. И тут с другой стороны иллюминатора к стеклу прильнула странная, абсолютно лысая голова. Комбат вспомнил, что этого человека он уже видел, это именно он вколол ему в вену наркотик – героин. Взгляд надзирателя был немного сумасшедший, словно на Комбата смотрел человек, измученный жаждой в пустыне. Смотрел с какой-то странной завистью, будто Комбату было доступно то, чего не мог он себе позволить.

– Эй ты, урод, слышишь, открой! – но тут же Рублев понял, что взял не правильный тон. Не надо ругаться, если хочешь, чтобы тебе хоть что-то сделали, говори с человеком нормально, даже несмотря на то что он причинил тебе массу неприятностей.

Комбат тоже прильнул к стеклу, приставив ладонь к виску, чтобы не мешало отражение.

– Мужик, открой!

Санитар по ту сторону стекла отрицательно качнул головой и сделал это с легкой издевкой, мол, если надо, выйди сам.

– Воды хочу, ты что, не понимаешь?

Раздался скрипучий голос:

– Воды?

И тут Рублев сообразил: никаких распоряжений насчет воды санитару не давали, то ли специально, то ли забыли, просьба ставит того в тупик.

– Воды! Воды! Пить хочу! – и Комбат показал как бы он пил, если бы в его руках оказалась бутылка с водой.

Послышался мерзкий смех, а затем санитар развел руки в стороны, мол, нет у меня ключей от этой двери. А затем вновь припал к стеклу, расплющив о него свою и без того безобразную физиономию. Он стал похож на гнусную глубоководную рыбу, заглядывающую в иллюминатор батискафа. Этому существу ничего не угрожало. Не выберется же подводник из своего аппарата, чтобы поймать рыбу, навязчивую и гнусную?

Толстые губы разошлись.

«Ах, так, – подумал Комбат, – значит, все-таки мой стук тебя зацепил, значит, грохот тут кому-то мешает! Я вас сейчас достану!»

Если бы у него под руками оказалось что-нибудь тяжелое – металлическое, чтобы колотить им в дверь! Но ничего тверже ботинок у него не было, даже часы сняли. И Рублев, повернувшись спиной к двери, принялся колотить подошвами.

Санитар явно заволновался, побежал по коридору.

«Интересно, где же я, – в Москве, в Подмосковье? А может, вообще меня вывезли на каком-нибудь самолете за Уральский хребет?»

Отрывками, короткими и невнятными, вспоминался парк, люди с безумными взглядами, бросавшиеся на него, как дикие звери на кусок мяса, санитары, науськивающие этих людей в серых халатах.

«Наверное, это психи, – решил Комбат, – а судя по деревьям, судя по желтым листьям, это Подмосковье, средняя полоса.»

Стучать в дверь он перестал и принялся расхаживать из угла в угол. Затем закатал рукав и глянул на сгиб локтя, на котором, словно укус клеща, виднелся след иглы.

"Сволочи, укололи наркотик! Мерзавцы! Не пожалели…

Насколько мне известно, героин стоит немалые деньги, а мне сто не пожалели. Нет, не пожалели не абстрактные они, а он, Грязнов. Сволочи! Подонки! Скорее всего не Грязнов здесь главный, но и не последний человек. Может быть, возглавляет службу охраны, ведь к медицине он не имеет никакого отношения. Что они тут делают? Зачем им понадобился Грязнов с его темными делишками и грязной биографией? Зачем?" – вопросов было куда больше, чем ответов. – «И при чем здесь Никитин, при чем Сережка? Если это какая-то клиника или санаторий для душевнобольных… Нет, скорее всего это самая тривиальная дурка», – сам себе сказал Комбат, ведь все те, кого он видел, были грязно одеты, истощены, зубы у многих были гнилые и напоминали сожженные кнопки на панелях лифтов в московских новостройках.

Комбат почувствовал, а затем услышал, что за дверью в коридоре, облицованном кафелем, происходит какое-то движение. Он остановился, втянул голову в плечи, весь подобрался. Затем увидел в стекле лицо человека, которого он уже люто ненавидел.

Это лицо вызвало у него прилив ярости, ему захотелось броситься на дверь, садануть изо всей силы в стекло – так, чтобы оно вылетело, размозжило голову Валерия Грязнова, который стоял за стеклом и ухмылялся, глядя на беспомощного Комбата, заточенного в каменный мешок.

– Открой, выпусти меня! – рявкнул Комбат.

– Да кто ж тебя выпустит, майор Рублев? Будешь ты у меня здесь сидеть. Это для тебя гауптвахта, карцер. Ты совершил много нарушений, причинил мне много неприятностей, но я тебе по-своему благодарен, – говорил Грязнов.

– Открой дверь, сволочь! Подонок! – Комбат выкрикивал бранные слова, хотя понимал, что это не заклинания, при помощи которых тяжелая металлическая дверь отворится и он сможет выбраться на свободу.

Грязнов продолжал улыбаться, причем улыбались только губы, а глаза оставались злыми и безжалостными, в них читалась ненависть. И если бы Грязнов мог, он испепелил бы Комбата взглядом, заставил бы одежду вспыхнуть и гореть прямо на теле. Но сделать это Грязнов был не в силах. Их взгляды сталкивались, скрещивались. Самое настоящее противостояние двух, в общем-то, сильных и уверенных в себе мужчин.

Они понимали друг друга без слов, все читалось в их глазах.

– Пить хочешь? – наконец громко спросил Грязнов.

– Да я от тебя, мерзавца, даже капли воды не приму в пустыне!

– Что ты говоришь? – ехидно произнес Валерий Грязнов.

Он посмотрел на часы. Санитар по кличке Хер Голова стоял рядом и ухмылялся. Грязнов вытащил из кармана мощный электрошоке? и отвинченную накануне ручку. Подал ее санитару. Хер Голова взглянул на Грязнова, тот кивком указал, что санитар должен открыть дверь.

Ручка наделась на стержень. Но санитар без приказа не решался повернуть ее.

– Давай, чего медлишь?

Ручка с хрустом провернулась. Дверь на несколько сантиметров приоткрылась. Именно на это Рублев и рассчитывал. Комбат в два прыжка оказался рядом с ней и двумя руками схватился за край полотна, рванул на себя. Грязной же в это мгновение прижал электрошоке? к паху Комбата и нажал кнопку разрядника.

Комбат закричал, эхо пронеслось по коридору. Дверь плавно открылась. Рублев лежал на каменном полу, руки и ноги у него дергались.

– Вот видишь, я на этот раз оказался попроворнее тебя, Борис Рублев, командир десантно-штурмового батальона, герой афганской войны.

– Герой? – спросил санитар, глядя на распростертое тело Комбата.

– Герой, мать его… Ну, давай работай.

– А где доза? – на толстых губах санитара по кличке Хер Голова запузырилась слюна, он облизался и осклабился. Это было не лицо, а морда животного.

– Наручники вначале надень, черт его знает, может, отойдет.

Наручники защелкнулись на руках и ногах Комбата.

– А теперь работай. Вот шприц, вот героин, – слово «героин» было произнесено так, словно это было угощение, сладость, о котором мечтает ребенок и которое наконец получает.

Хер Голова быстро принялся за дело, время от времени поглядывая на ампулу в пальцах Грязнова.

– Ну, ну, давай поторопись.

Прозрачный наркотик перекочевал в одноразовый шприц, игла нашла вену, вошла в нее, и наркотик, смешанный с кровью, медленно вошел в организм. Рублев дернулся, но не сильно. Открыл глаза, увидел над собой лампу, лицо Грязнова. Глаза закрылись, голова запрокинулась набок.

– Теперь наручники можешь снять, и выходим.

– А пить? – сказал Хер Голова.

– Обойдется, – холодно произнес Грязнов и, уже стоя в двери, посмотрел на Комбата.

Сейчас тот был ничем, распростертый, полностью подвластный ему.

– Хер Голова, сколько еще надо вкатить, чтобы он стал наркоманом?

Хер Голова зашлепал толстыми мокрыми губами:

– Два или три раза.., и ему все, он наркоман, он на игле.

– А ты?

– Я? Что я? – заикающимся голосом затараторил санитар. – Я же выздоровею, я же вылечусь, когда захочу. – Ты вылечишься? – захохотал Грязнов. – Ну, ну, молодец, – и он брезгливо, как завшивевшую собаку, пропустил впереди себя санитара. Ему было даже противно прикоснуться к человеку-животному. – Закрой дверь, – таким же брезгливым голосом произнес Грязнов.

Щелкнула снимаемая ручка. Грязнов проверил, закрыта ли дверь, затем припал к окошку и посмотрел на Комбата. Тот лежал все в той же позе, голова была запрокинута, руки неестественно подвернуты.

– А не сдохнет? – вдруг спросил он как бы сам у себя.

– Нет, нет, мужик здоровый, не сдохнет. Да и что одна ампула? Вот если бы три, то тогда… – и Хер Голова скрестил перед собой руки со сжатыми кулаками и осклабился. Картинка получилась: череп с костями, такие раньше рисовали на трансформаторных будках – «Не влезай, убьет!».

– Ладно, ручку сюда, – нехитрое, зато надежное приспособление исчезло в кармане куртки Грязнова. – Ты поглядывай время от времени, как он там. Я не хочу, чтобы он быстро копыта откинул, мне надо, чтобы он еще пожил.

– Поживет, поживет, куда денется. От такой дозы никто не умирает, разве что какие-нибудь конченые или слабаки.

– А ты?

– Я же говорил, со мной все в порядке.

Грязнова Хер Голова боялся панически. Он, как никто другой, знал крутой нрав Грязнова, знал его ярость и то, что Грязнов ни перед чем не остановится.

Через пару минут Грязнов остановился у двери, за которой лежал прооперированный немец.

«Кормилец, – подумал о Шнайдере Грязнов, – таких бы побольше, и Россия могла бы стать богатой. Вот она, живая валюта. Переставляй почки, селезенки и прочие внутренние органы, слава Богу, доноров хоть отбавляй. Живые деньги текли бы ручьем. Да каким, на хрен, ручьем, рекой, широкой, бескрайней. Вот можно было бы развернуться! Это ж такую клинику можно создать – по сто, по двести больных в месяц оперировать. Естественно, кто-то и умирал бы, смерть при подобных операциях исключить нельзя. Но ведь остальные выживали бы и были благодарны. А доноров – половина России! Со здоровыми почками, с хорошей кровью. Эх, жизнь могла бы быть! А тут еще главврач Хазаров трусливый, всего боится, на воду дует. Но ничего, постепенно все это я приберу к рукам, налажу работу. Уж это-то я умею.»

Хер Голова стоял в трех шагах от Грязнова.

– А ты чего?

– Ничего, ничего… – затряс лысой головой санитар.

– Тогда ступай отсюда.

– Ага, понял, понял, – и санитар быстро зашагал в противоположную сторону.

В конце коридора появилась Анна, как всегда, в короткой юбке, на высоких каблуках, шла, покачивая бедрами.

Грязнов ей улыбнулся.

– Ну как дела?

– Погодка хорошая шепчет, солнце светит, – сказала Анна. По-настоящему сильных мужчин она и любила по-настоящему, даже если они ее обидели в этой жизни.

– Это точно. Да, что-то вид у тебя, Анна, не очень веселый.

– Уехать бы скорее отсюда.

– Уедешь. Скоро твой фашист поправится, и уедешь вместе с ним.

– Скоро… Все вы говорили, что это будет быстро, а уже сколько времени впустую потрачено!

– Почему впустую, – хмыкнул Грязнов, – будет у тебя здоровый муж, будет у тебя с ним все хорошо.

– А мне это надо? – хмыкнула Анна и провела языком по губам. Ей нравилось дразнить мужчин, это она умела делать, как и многое другое.

Грязнов почувствовал, что, в принципе, был бы не прочь переспать с Анной, завалить ее прямо здесь, в подземелье, в каком-нибудь дальнем коридоре. Пусть себе орет, пусть визжит, хотя прекрасно знал, ни визжать, ни орать эта бывшая проститутка не будет, она сделает все, что и должна сделать.

– Как он там?

– Да вроде лучше, – проворковала Анна.

– Намного лучше?

– Намного, – сказала она и рукой провела по своей груди.

– Ну-ну, – произнес Грязнов, – ты мне смотри, а то всем мужикам голову вскружишь, работать не смогут.

– Смогут, смогут, я же так, просто…

– Ну-ну, давай, – и Грязнов неторопливо зашагал по коридору. Затем обернулся. Анна все еще стояла, смотрела ему вслед.

«Стерва!» – подумал Грязнов.

«Кобель!» – подумала Анна.

Они угадали мысли друг друга и улыбнулись.

– Точно? – громко произнес Грязнов.

– Да, точно, – ответила ему Анна и щелкнула пальцами правой руки. Сверкнули кольца.

«Будет время, займусь. От меня ты не уйдешь.»

Анна вошла в палату. Хер Голова подошел к двери, за которой лежал Комбат, припал лицом к стеклу, расплющил об него свою безобразную рожу.

«Хорошо тебе, дозу дали.» А мне? Если бы я мог, я бы из тебя, сволочь, всю кровь высосал. Мне было бы хорошо, мне, а не тебе!" – Хер Голова даже лизнул стекло, словно бы оно было сладким, как леденец. И зарычал, вернее, заурчал, как большое животное, звук получился утробным.

А затем быстро-быстро засеменил по коридору.

Комбат пришел в себя через три часа. Его мутило. Он попытался встать на ноги, зашатался и если бы не стена, то, возможно, рухнул бы.

«Стоять! Стоять! – сам себе приказывал Комбат. – Ну, держись, Рублев, держись!»

В голове немного просветлело, и он понял, что его сначала оглушили ударом тока, а затем вкололи дозу.

– Мерзавцы! Подонки! Нет, нет, мерзавец Грязнов.

Надо отсюда выбраться, во что бы то ни стало, пока они не превратили меня в наркомана, не сделали из меня животное, похожее на этого санитара!

Наркотик уже был в организме, и бороться с ним было бессмысленно. Комбат вначале медленно, а затем все быстрее и быстрее ходил из угла в угол, сжимая и разжимая кулаки. Он смотрел на вентиляционный канал, и в его голове крутилась шальная мысль:

«Вот бы было здорово превратиться в таракана или муху.., проникнуть сквозь прутья решетки в вентиляционную шахту, а затем выбраться с этого долбаного каменного мешка!»

Ржавая решетка начала двоиться, затем качнулась и поплыла. Борис Рублев потерял сознание и медленно осел.

Он даже не попытался подняться, силы его покинули. Он провалился в сладкое наркотическое забытье, в котором мог превращаться в кого угодно. Он не видел и не слышал, как в камеру вошли санитар по кличке Хер Голова и Валерий Грязнов.

– Давай ему еще один укол, пусть лежит, пусть спит.

А завтра я подойду, и введем еще дозу. Я из него сделаю человека, – пробормотал Валерий Грязнов, забирая у санитара пустую ампулу, на дне которой еще оставалась капля наркотика, стекшего по стеклянным стенкам.

Для Бориса Рублева вся жизнь слилась в какой-то бесконечный туманный поток, сладкий и тягучий, как патока. Ему было хорошо. Он видел удивительные картины, заснеженные горы, белые, словно пушечные взрывы, облака, быстро летящие над сверкающими от снега горами, видел звезды, самолеты, похожие на ангелов, проносящиеся в ослепительно синем небе.

Собственное тело казалось Борису Рублеву легким, пустым, похожим на оболочку воздушного шара, надутого газом.

Ему казалось, что он летает, проникает сквозь стены, парит над деревьями парка, даже не касаясь вершин.

Так продолжалось около недели. Все в сознании Комбата слилось в сладком наркотическом потоке. Это была река, но река без берегов и без дна. И он плыл в этой реке, ощущая прохладу волн, ощущая прозрачность воды. Иногда вода становилась мутной и густой, и тогда он шептал:

– Дозу! Дайте дозу!

Он видел лицо Грязнова, видел лицо санитара, но теперь они не казались ему страшными и безобразными, они были прекрасны – лица спасителей. Валерий Грязнов, отъявленный мерзавец и негодяй, становился самым хорошим из всех людей, живущих на земле. Он стал лучше самых близких товарищей, он был самым дорогим и желанным. Лишь заслышав движение за дверью, шаги, Комбат на четвереньках полз к двери и, запрокинув голову, ждал, когда дверь отворится.

– Дайте, дайте дозу! Еще!

Игла входила в вену, наркотик попадал в организм. Иногда Валерий Грязнов его дразнил, доводя до исступления, до припадков ярости, и тогда Комбат бросался на стену, сбивал в кровь кулаки.

– Дай, дай, Валера! Ты же мне друг! Дозу-, дозу– молил он каким-то странным голосом, в котором уже не было твердости.

– Ну что, видишь, как оно, майор Рублев? Вот ты теперь наркоман, причем самый настоящий, и за дозу ты продашь всех, за дозу ты отдашь все, подпишешь любые бумаги.

– Да, да, подпишу! – бормотал Комбат и хватал Грязнова за руки.

Он был ослаблен донельзя, жил только на наркотиках.

Когда его лишали дозы, начинались страшные мучения. Казалось, что организм разрывается на части, его тошнило.

Когда же он получал дозу, становилось хорошо, легко, жизнь казалась прекрасной. Он существовал лишь для наркотиков, лишь для уколов, он жил от укола до укола.

* * *

Эйфория, чувство полета длились недолго. Борис Рублев еще ничего не видел вокруг себя, лишь в ушах стоял странный звук, словно бы он летел с огромной высоты, и свистел ветер, холодный, упругий, но совсем не бодрящий.

«Где я? Что со мной?» – мелькали в голове мысли, но о них хотелось забыть, не было сил искать ответа на эти вопросы.

И тут откуда-то издалека, из-за темноты, окружавшей Рублева, послышались сперва шаги, затем и тихие голоса.

Смысла сказанного Рублев не понимал, хотя говорили по-русски. Он с трудом открыл глаза и первое, что увидел перед собой, это выкрашенную черным битумным лаком канализационную трубу, в которой что-то урчало.

«Лежишь, а прямо перед твоим лицом проплывает кусок дерьма», – подумал Рублев, и отвращение, накатившее на него, заставило поднять голову.

– Ну что, комбат, – услышал он насмешливый голос, – понравился тебе первый полет? Героин – такая штука, к которому привыкаешь почти мгновенно.

– Сволочь! – выдохнул Рублев и тяжело отжался.

Встать на ноги сил не хватило, и он замер на четвереньках, тряся головой.

– Видишь, ты похож на пса, грязного, бездомного пса, который привык жрать отбросы. А ну-ка, Хер Голова!

И тут же в шею комбата ударил тяжелый армейский ботинок. Рублев завалился на бок.

– Летать легко, приземляться сложно, – рассмеялся Грязнов, и смех его прозвучал, словно далекое эхо, пришедшее из прошлых лет, из тех, когда комбат знал Грязнова другим.

«Я должен подняться!» – решил Комбат, но руки и ноги не слушались.

– – Хрен вы меня возьмете! – выдохнул он из себя, но тут же почувствовал, что его уже подхватили и куда-то тащат.

«Всего одна ампула какой-то дряни, – подумал Комбат, – а против нее бессилен даже я, умевший победить боль ранения. Я, который мог пробежать километр с засевшей в теле вражеской пулей.»

Над ним, как одинокая звезда, проплыла неяркая лампочка, висевшая на пластиковом шнуре. Его бросили на что-то твердое, и тут же ремни, как змеи, обвили запястья и лодыжки. Комбат ощутил у самого своего лица смрадное дыхание Грязнова, зловонное, как выгребная яма.

– – Я передумал, Комбат, – тихо проговорил он. – Умереть от наркотиков – это слишком легко. Малая плата за то, что ты сделал мне. Ты умрешь иначе.

Комбат хотел плюнуть в ненавистно-злое лицо, но во рту было абсолютно сухо, лишь шершавый, как наждак, язык царапал небо.

– Ты уже на многое не способен. Шприц! – воскликнул Грязнов визгливым голосом И тут же в поле зрения Рублева появилась рука Хер Головы с огромным стеклянным шприцем, заполненным какой-то мутной жидкостью, похожей на болотную воду.

– Наркоз, но слабый, – вкрадчиво проговорил Валерий Грязнов, – местная анестезия, чтобы ты сразу не потерял сознание от боли. Но наркотик имеет одну особенность: он постепенно отпускает, и тогда боль возвращается.

Большие хирургические ножницы вспороли одежду на груди комбата, и с сухим хрустом толстая тупая игла пропорола кожу. Рублеву показалось, что его тело замерзает, словно бы хрусталики льда прокалывали его изнутри.

И тут он ощутил резкую боль. Грязнов, высоко подняв ножницы над головой, с размаху вонзил их Рублеву в живот. Глаза Грязнова прямо-таки светились от счастья, двумя руками он сжимал рукоятки ножниц.

– Крепкие у тебя кости, Комбат.

Грязнов заскрежетал зубами, и Рублев услышал, как хрустит под лезвиями ножниц кость.

– Нет, ты не туда смотришь. Смотри! – окровавленные ножницы, облепленные вырванной плотью, качнулись перед лицом комбата. – Ты видел, это твоя кровь. Вот, вот! – Грязнов двумя пальцами подхватил обломок кости и ткнул им Рублева в щеку. – Но это еще далеко не конец.

Я отрежу тебе все, что только можно отрезать мужику, – заржал Грязнов, клацая окровавленными ножницами возле самого носа Рублева. – Ты понял меня? Ты еще не сошел с ума от боли, а, Комбат?

И снова заскрежетали ножницы, захрустели кости. Боль раздирала тело, но комбат держался, понимая, что его стон и крик лишь доставят Грязнову удовольствие, что тот рассмеется прямо в лицо.

– А теперь твоя очередь, Хер Голова. Пусть он увидит, как бьется его сердце, недолго осталось.

И полусумасшедший санитар, ухватившись руками за разрезанную грудину, разломил ее надвое. Грязные, испачканные осенней листвой и грязью руки скользнули под ребра.

– Теплые еще, – усмехнулся Хер Голова.

И Комбат, нет, не почувствовал, а только услышал, как что-то похрустывает внутри него, хлюпает.

– Пусть, пусть посмотрит, – шептал Грязнов.

Рублев ощущал, как ему становится страшно. Об этом чувстве он забыл уже давно, столько ему пришлось пережить. Неровно подрагивавшее, словно жившее отдельной от комбата жизнью, на ладони у Хер Головы лежало сердце, блестящее, будто потянутое лаком.

– Ты еще жив, Комбат? Я постараюсь, чтобы твои мучения продолжились как можно дольше. Ты хочешь знать, что будет с твоим сердцем, когда оно остановится?

У Рублева уже не оставалось сил ответить. Он понял, что уже разодрал себе в кровь ладони ногтями.

– Его порежут на куски и сварят на обед сумасшедшим. С безумными глазами они будут жевать куски твоей плоти. На обед сердце, на ужин печень, и лакомство – жареные мозги. А, Комбат?

В руке Грязнова матово блеснул странный, похожий на большое яйцо предмет с красной кнопкой.

– Ты слышал когда-нибудь такое слово – трепанация? Это так вскрытие черепа называется. Здесь, в клинике, я кое-чему научился. Не до конца, конечно. Вскрывать череп научился, а закрывать еще нет.

Из странного яйцеподобного предмета блеснула, как край ущербной луны, дисковая пила с мелкими, похожими на зубы хищной рыбы зазубринами. Почти неслышно засвистел моторчик, и комбат ощутил, как пила впивается ему в череп, причиняя невыносимую, удушающую боль, глаза засыпала мокрая костяная пыль.

И он не выдержал, закричал, да так громко, что его голос, отразившись эхом от бетонных стен подземелья, чуть не оглушил его. И тут он услышал хохот Грязнова, перекрывающий скрежет и хруст распиливаемой кости.

– Я достал тебя. Комбат! Все, ты кончен, твои мозги за ужином сожрут сумасшедшие. Они будут есть их руками, запихивая в беззубые, вонючие пасти. Еще немного, и ты заплачешь, Рублев, заплачешь!

«Этого не может быть, – подумал Рублев, – просто не может быть! Я бы уже давно умер, если бы это было правдой. Но глаза мои открыты, уши все слышат, я все чувствую. Наркотик, наркотик, только он может приносить облегчение и страдания.»

– Вас нет! Нет! – закричал Комбат. – Вы лишь галлюцинация! Я жив, я еще поборюсь с вами!

И лишь только он сумел убедить себя, что все происходящее только видение, боль отступила. Рублев вновь увидел перед собой лицо Грязнова, но на этот раз на нем не было улыбки, а только злость.

– Да, ты угадал, – разочарованно произнес он, – и я лишь привиделся тебе. Но поверь, Комбат, это видение – не последнее и далеко не самое страшное. Страшнее то, что произойдет с тобой потом, когда ты очнешься и почувствуешь, что не можешь жить без дозы. «Дозу!» – вот самое страшное слово, которое ты будешь произносить чаще других, и каждый раз твое сердце будет сжиматься от страха.

И лучше бы было для тебя, если бы его за обедом сожрали сумасшедшие.

И вновь Комбат провалился в сон. Страшное видение понемногу улетучивалось из памяти, оставался лишь липкий страх, беспричинный, похожий на тот, который испытывают перед темнотой дети.

Грязнов отводил душу, видя слабость и униженность своего врага. Он появлялся в камере всегда с опозданием на час или полтора. Припав к стеклу, наблюдал за мучениями Комбата и торжествовал, буквально упивался своим превосходством. Иногда стучал пальцем по стеклу и, широко улыбаясь, смотрел в пустые глаза поверженного Бориса Рублева.

А тот стоял перед дверью, как истово верующий человек перед иконой, словно бы за стеклом был не мучитель и изверг, а сам Христос в сиянии. Рублев смотрел на Грязнова и буквально молил, чтобы тот дал знак своему санитару и тот сделал укол.

– Дай.., дай… – шептал Борис Рублев. – Укольчик!

Хочу укольчик!

– Хочешь?

– Хочу!

– Ну, вот видишь, Рублев, бесстрашный командир, видишь, во что ты превратился? Ты мерзавец, ты сволочь, ты теперь убьешь любого. Я могу натравить тебя на твоих друзей, и ты их примешься убивать. Правда, ты слаб, наркотик разрушил твой организм, подорвал твое железное здоровье…

– Ну, ну, Грязнов, дай же! Скажи, прикажи ему.., я тебя умоляю… – клянчил Комбат, унижаясь перед Грязновым.

– Ну а где же твоя железная воля, Рублев? Ты же мне говорил, что человек может заставить себя отказаться от всего лишь усилием воли. Ну, так заставь себя, откажись от наркотика.

– Не могу, – рычал Рублев, – не могу! Грязнов, дай, прикажи!

– Э нет, не так все просто, Рублев, наркотик стоит дорого.

– Ну, ну, я тебе отдам свою квартиру, машину…

– Мне ничего не надо, я хочу смотреть, как ты мучаешься, Рублев. Ты будешь мучиться столько, сколько я захочу.

Глава 13

Андрей Подберезский уже сбился со счета, сколько раз он пытался дозвониться до Комбата. Но телефон не отвечал, и Подберезский трижды приезжал к нему на квартиру. Но того дома не было.

«Черт его подрал, опять куда-то улетучился!»

Но волнение за судьбу своего бывшего командира не оставляло его, и он решил позвонить полковнику ГРУ Леониду Бахрушину, не посылал ли тот куда-нибудь Рублева, не поручил ли ему какое задание и поэтому того нет в Москве.

Подберезский уже обзвонил всех знакомых, которые могли знать что-нибудь о Рублеве. Позвонил даже в Питер брату Комбата – банкиру Андрею Рублеву, но тот честно признался, что Борис ему не звонил, и где находится сейчас старший Рублев, ему не известно.

Звонок Подберезского застал Бахрушина в кабинете, где он был погружен в чтение документов.

Полковник снял трубку и произнес:

– Слушаю, говорите.

– Леонид Васильевич, вы?

– Я, – признался Бахрушин.

– Подберезский Андрей беспокоит.

– А, Андрюха, здорово! А где наш друг Борис: Иванович? – задал вопрос полковник Бахрушин.

– Вот ради этого я и звоню, думал, вы знаете.

– Нет, не знаю. А что, дома его нет?

– Да нет его дома.

– Тогда не знаю, Андрей. Кстати, я сам хотел с ним встретиться, звонил, телефон не отвечал. А ты чем занят?

– Да вот переживаю, Леонид Васильевич, за своего командира. Исчез, водой разлился, никто из его знакомых не видел, никто о нем ничего не знает.

– А своему сибиряку ты звонил?

– Бурлакову, что ли?

– Ага, ему, кажется, вы его Бурлаком звали?

– Да-да, Бурлак, – признался Подберезский. – Нет, ему я не звонил.

– Может, Борис Иванович к нему махнул?

– Вполне…

– Ну, если найдется, ты меня извини, Андрей, я очень занят… Так вот, если найдется Борис Иванович, скажи, пусть свяжется со мной. Кстати, как он там вообще?

– Ничего. Курить бросил.

– Курить бросил? – изумился Леонид Васильевич Бахрушин.

– Почти месяц не курил.

– Ну, я думаю, одно с другим не связано, – хохотнул В трубку Бахрушин.

– Я тоже так думаю, – на этом разговор закончился.

Бахрушин занялся своими делами, а Подберезский принялся звонить Бурлакову, разговор с которым ничего не прояснил и из которого Подберезский узнал лишь то, что тот разговаривал с Комбатом ровно одиннадцать дней тому назад. Комбат был в форме, но показался Бурлакову очень озабоченным пропажей какого-то Сережки, какого-то парнишки. Что за Сережка, Бурлаков не знал, и откуда он взялся, этот Сережка, Бурлакову тоже не было известно. А еще Гриша сказал, что и он сам уже пытался дозвониться до своего бывшего командира, но телефон не отвечал, хотя звонил он и днем, и поздно вечером, и даже посреди ночи.

– Андрюха, если что узнаешь, позвони мне.

– Хорошо, Гриша, – пообещал Подберезский.

А на следующий день Подберезского нашел полковник Бахрушин, нашел по телефону и сообщил странную новость, что автомобиль Бориса Рублева стоит на штрафной площадке. А нашли его в одном из московских переулков у Садового кольца. Подберезский съездил на штраф-площадку и не без помощи полковника Бахрушина забрал машину Комбата, перегнал во двор своего тира. В машине он не нашел ничего такого, что бы могло рассказать о судьбе Бориса Рублева.

А в тот же день бандит по кличке Бурый вышел из больницы в гипсовом воротнике. Он знал, что о нем справлялись люди из банды Кощея, – узнавали время выписки. Но ни во дворе, ни у ворот никого из знакомых не оказалось. И Бурый разозлился: «Забыли, сволочи!».

Денег, у него не было ни копейки, даже сигарет в пачке оставалось лишь три штуки. Единственное, что его могло связать с приятелями, так это мобильник. Слава Богу, аккумулятор не разрядился, и Бурый принялся ковырять кнопки пальцем, держа перед глазами телефон, ведь нагнуть голову он не мог.

Но ответа он не успел дождаться. Знакомый огромный джип с никелированными подножками затормозил рядом с ним. Стекло медленно опустилось, и Бурый увидел мрачное лицо Кощея.

– Ну, с выздоровлением что ли тебя поздравить? – прошипел Кощей.

– Да какое там к черту выздоровление, Гриша! Вот, видишь? – постучал он ногтем указательного пальца по гулкому гипсу.

– Вижу, вижу, хороший воротник. Садись.

Дверь открылась, и Бурый осторожно забрался вначале на ступеньку, а затем и в салон джипа на заднее сиденье. И понял, приедь друзья на «Жигулях», он не смог бы влезть в салон – габариты не те. В машине кроме Кощея были еще водитель и один телохранитель. Это немного насторожило Бурого, ведь он знал, что Кощей в последнее время иначе как с двумя телохранителями никуда не выходит.

– Трогай, – сказал Кощей.

Водитель тронул с места так резко, что Бурого качнуло, откинуло к спинке, он даже скривился.

– Что, больно?

– Да, больно, говорю с трудом. Но врачи сказали, что через пару недель гипс снимут.

– Конечно, снимут, только орехи щелкать зубами не сможешь еще долго.

– Да ну их к черту!

– Правда, я думаю, – произнес Кощей с мрачной и одновременно лукавой ухмылкой, – гипс с тебя. Бурый, снимут раньше.

– Почему это?

– С таким воротником человека не хоронят – в гроб не лезет.

Бурый прижался к дверце, ему захотелось выйти, но джип мчался по улице с такой скоростью, что будь Бурый здоров, он и то не рискнул бы выпрыгнуть. А Кощей смотрел на него с улыбочкой, которая не предвещала ничего хорошего: вроде бы шутил, а вроде бы говорил серьезно.

По выражению лица Кощея и по интонациям его голоса всегда было тяжело определить, правду ли он говорит или подкалывает, издевается.

Бурый молчал.

– Наверное, закурить хочешь?

– Ага, хочу, только у меня сигареты кончились, – соврал Бурый, понимая, что, если Кощей даст сигарету, это будет знаком примирения, а не даст, то и нечего при нем курить.

– На, закури, – Кощей протянул пачку «Мальборо».

Непослушными, дрожащими пальцами Бурый вытащил сигарету, чуть не сломал ее, затем принялся заталкивать в рот.

– Ну и вид у тебя, Бурый, как в мультиках.

– Чего? – переспросил Бурый.

– Вид, говорю, у тебя ни к черту. И вообще, Бурый, не нравишься ты мне.

– Это почему же, Гриша? Я же для тебя…

– Ага, ты для меня, а еще больше для себя. Ты зачем этому козлу про Альберта рассказал?

– Какому козлу, Гриша, ты что?

– Какому? У тебя, наверное, с памятью, Бурый, плохо стало?

– Уже нормально, Гриша, нормально у меня с головой, прошло…

– А мне кажется, нет. И мы твою голову полечим.

– Как это?

– А очень просто. Сейчас мы едем к одному деду, у него циркулярка, вот мы твой воротник и распилим.

– Как! Ты что, Гриша, не надо! Я же для тебя.., я для вас…

– Ладно, ладно, Бурый, сиди, это я пошутил. Хотел бы голову тебе отпилить, не сказал бы.

– А куда мы едем?

– К деду, у которого циркулярка, только там у нас другие дела. Надо одного фраера пугануть, его уже туда привезли.

– Какого фраера?

– Да есть один фраерок, платить денежки отказался, а долг за ним немалый.

– Мне бы домой, тут недалеко. Я дойду, останови, Гриша, скажи, чтобы остановил тачку, какой из меня работник?

– Нет, нет, Бурый, поедем. Вначале, как всегда, работа, а потом домой.

– Какое дело, Гриша, мне же плохо!

– Ты же знаешь, Бурый, больничные я не оплачиваю.

К тому же ты не член профсоюза.

Бурый хотел втянуть голову в плечи, но сделать это было сложно, гипсовый воротник мешал. Бурый закашлялся, принялся дергаться.

– Да не умирай ты до расстрела, Бурый, говорят, плохая примета.

– А я и не умираю, Гриша. Конечно, если надо дело делать, я же готов.

– Ты как пионер, Бурый, всегда у нас готов, заложить, кстати, тоже. А если бы тебя менты прихватили, ты бы, наверное, и им рассказал? Приехали бы мужики в камуфляже, повинтили вас всех на вокзале, ты бы и начал на меня показания давать, а?

– Нет, нет, Кощей, на тебя никогда!

– Кажется, ты меня Кощеем назвал?

– Нет, Григорий, это так, случайно вырвалось.

– Может, я и Кощей, Бурый, но, в отличие от тебя, бессмертный.

Машина катила уже за городом, Бурый заметил это только сейчас.

– Вот почти и приехали. Еще километров восемь лесом, и мы на месте. Вжик, вжик… Ты слышал, Бурый, когда-нибудь, как циркулярка работает?

– Слышал, – неохотно отозвался Бурый.

У него в голове еще теплилась надежда, что Кощей решил попугать, постращать, так сказать, провести профилактическую работу. И он решил подыгрывать Кощею, делать вид, что страшно боится, лишь бы удовлетворить самолюбие бандита.

– Страшный звук, точно такой же, когда тебе зубы сверлят, в голове отдается, только немного громче, да поэффективнее, и костной пыли побольше летит.

Джип свернул с шоссе и поехал по грязному проселку.

Машина Кощея была хорошей, и водитель почти не сбавлял скорость. Стекла скоро покрылись пятнами, и рассмотреть пейзаж, сидя на заднем сиденье, стало практически невозможно, лишь стеклоочистители разгребли два мутных сектора.

* * *

…Это место Бурый знал. Год назад в такой же гнусный осенний день, когда лил дождь и смеркалось, он с Кощеем на этой самой машине приезжал к Леснику, отсидевшему десять лет в лагерях. Чуть позже, когда баня у Лесника была уже протоплена, к домику на опушке леса подъехал еще один джип. Он привез бизнесмена, несуразно толстого, в дурацком малиновом пиджаке с золотыми пуговицами, в таких в Москве уже давно не ходили.

«Скорее всего откуда-то из глубинки», – подумал Бурый, но спрашивать, естественно, не стал.

Кощей всегда сам говорил то, что положено знать посторонним и даже исполнителям, остальное же оставалось тайной. Сколько этот бизнесмен должен Кощею и за что, Бурый тоже не знал. Происходило странное.

Лесник провел бизнесмена в дом, Кощей лишь кивнул ему и задорно сказал Бурому:

– Ну что ж, пойдем попаримся.

В бане разделись, залезли на полку, и Бурый отхаживал Кощея веником. Так продолжалось с полчаса. Пару раз Лесник всовывал голову в баню и вопросительно смотрел на Кощея. Тот пока еще медлил с ответом. Затем махнул рукой, и Лесник привел бизнесмена прямо в парилку, полностью одетого, словно бы в зал ресторана.

– Садись, – сказал Кощей, указывая на верхнюю Полку.

Бизнесмен испуганно заморгал, затем принялся снимать часы на металлическом браслете – они жгли запястье.

– Выше лезь.

Голова бизнесмена почти упиралась в потолок. Пот уже катился по его одутловатому перепуганному лицу. Но это было лишь началом.

– Поддай-ка, Бурый, парку!

Бурый, как человек исполнительный, не заставил себя ждать. Он зачерпнул полный ковш настоянной на каких-то травах воды и плюхнул в дымящиеся от жару камни.

Вода зашипела, мгновенно превратившись в огненный пар.

Лицо бизнесмена, освещенное тусклой лампочкой, стало бледным и абсолютно мокрым, редкие волосы прилипли ко лбу.

– Что-то холодновато, раз друг наш побелел, – с присвистом сказал Кощей, – еще парку.

Бурый плеснул два ковша. Даже внизу, на полу, и то стало жарко.

– Ты располагайся поудобнее, сидеть тебе здесь придется долго.

– Я… Мне плохо! – прокричал бизнесмен, фамилия которого была Молотков.

– Ах, тебе жарко уже… Бурый, водички гостю!

Бурый осклабился, поднял ковш с колодезной водой и протянул руку к бизнесмену. Тот подался к ковшу. Бурый же опрокинул ковш, и вода полилась на камни.

Через четверть часа малиновый пиджак был мокрый от пота, а еще через четверть часа кожа на лице бизнесмена начала пузыриться. Кощей же вышел в предбанник и, заглядывая время от времени в парилку, покрикивал на Бурого, который уже изнемогал от невыносимой жары.

– Еще, еще водички.

Бизнесмен, потеряв сознание, рухнул на пол. Когда его вытащили на улицу и он открыл глаза, то первое, что он произнес, было:

– Я напишу расписку, я все подпишу!

– Вот это – разговор.

Бизнесмен уже Бурого не интересовал. Его вывезли на шоссе и оставили там без машины, а Бурый сидел за столом в доме Лесника и потягивал холодное пиво…

* * *

– Ты, наверное, Молоткова вспомнил? – скосив глаза на Бурого, осведомился Кощей.

– Какого Молоткова?

– Неужели забыл, Бурый? Правда, тебе париться не придется. Тогда, помню, тебе было весело, посмотрю, как ты…

– Прости, прости!

– Вот видишь! А если бы меня забрали? Ведь ты же меня, Бурый, сдал, правда?

– Я не хотел, он меня топить начал! – зубы Бурого стучали, и это причиняло ему невыносимую боль.

– Я тебя понимаю, тебе было больно, и меня ты не пожалел. Рассказал, куда завезли мальчишек, Альберта сдал, меня сдал, в общем, все наше дело завалил.

– Я не хотел!

– Ясное дело, не хотел, я тоже не хочу, но так получается. Ненадежный ты мужик, Бурый. Я в тебя верил, думал, мы с тобой и дальше станем работать. Место у тебя было хорошее, ходи по вокзалу, следи за порядком. Ведь главным был, ну, не самым главным, – философствовал Кощей, – но и не последним на вокзале. И наперсточники, и лоточники, и проститутки, и даже милиция тебя слушали. А ты оказался дерьмом собачьим. Тебя пуганули, щеманули, ты и раскололся.

– Я больше не буду, – заикаясь, произнес Бурый.

– Конечно не будешь, ясное дело.

Машина остановилась. В телогрейке и лыжной шапке у ворот появился кряжистый Лесник. Он, как всегда, был небрит, косматые брови сдвинуты. Улыбнулся, завидев Кощея, легко спрыгнувшего со ступеньки машины на мощеную дорожку.

– О, Гриша, Гриша! – Лесник и Кощей обнялись, словно были отцом и сыном и не виделись, по меньшей мере, лет десять. – Желанный гость!

Выбрался и Бурый.

– Ему руки не подавай, – предупредил Кощей.

Лицо Лесника стало мрачным.

– Что, скурвился?

– Скурвился, скурвился, все дело мог завалить.

– Собака!

– Кстати, как твоя циркулярка?

– В каком смысле?

– Работает?

– А как же!

– Тогда раскрывай, заводи.

Лесник пошел во двор.

Бурый понимал, убежать не удастся, да и куда здесь побежишь, кому жаловаться станешь? До ближайшего дома километра два, а сил немного. Вот он и стоял, переминаясь с ноги на ногу.

– Что это у него? – сдирая целлофановую пленку, которой была прикрыта самодельная циркулярка, осведомился Лесник.

Лесник – это была кличка, а не профессия, и получил он ее еще до освобождения, работая на лесоповале.

Жил он на отшибе от деревни, деньги у него водились.

Иногда он оказывал услуги бандитам. Как правило, эти услуги были очень своеобразными: натопить баньку, чтобы бандиты могли помыть кипяточком какого-нибудь несговорчивого бизнесмена, завести должника в лес, привязать к дереву или закопать по горло в промерзшую землю. В общем, мало ли чего понадобится бандитам?

Сегодня они вспомнили про циркулярку, вот Лесник ее им и предоставит.

– А движок работает?

– Еще как!

Палец Лесника с растрескавшимся ногтем вдавил синюю кнопку, и огромный сверкающий диск начал вращаться. – Вой усиливался, наконец он стал невыносимым. Лесник взял палку, провел ей по столешнице, палка в мгновение ока разлетелась на две части.

– Видал? – обратился Лесник к Кощею. – А ведь потолще кости будет.

Бурый сник совершенно.

– Гриша, я же ваш, свой!

– Был свой.

– Я для тебя, Гриша, все сделаю!

– Так уж все?

– Все, о чем ни попросишь!

– За язык я тебя не тянул, – захохотал Кощей, – за базар ответишь. Суй голову под циркулярку.

– Да ты что, Гриша!

– Ты же обещал все сделать, я тебя и прошу.

– Хочешь, на колени встану? Нет, нет, Гриша, только не это, не убивай, я жить хочу! – Бурый упал на колени прямо в грязную лужу и пополз к ногам Кощея.

Тот брезгливо сделал шаг в сторону, словно не до конца раздавленная гадина ползла к его ногам. А Бурый видел вибрирующую станину. Лесник стоял и поглядывал на эту сцену абсолютно бесстрастно, лишь иногда его губы кривились в ехидной улыбке.

– Слушай, Кощей, может, мне просто тюкнуть его топором по затылку, и дело с концом. Неохота мне пилу мыть, забрызгает тут все, а, Кощей?

Бурый, хоть и было ему больно, задрал голову и взглянул на лесника. Водитель и телохранитель стояли у машины, куря и наблюдая за происходящим во дворе. Ворота уже были закрыты, так что никто из посторонних не мог видеть того, что творится во дворе. Иногда к стеклу в доме прилипало женское лицо.

– Ну ты тут разбирайся, Гриша, с ним, а я пойду, скажу своей, чтобы на стол собрала. Вот только хочу спросить…

– О чем?

– На сколько человек накрывать?

– Правильный, а главное, своевременный вопрос. Как это на сколько: ты, баба твоя, я, эти двое. По всему выходит, на пять персон.

– Ага, понял. Значит, на него не накрываем.

– Почему не накрываем, стаканчик поставь, кусок хлеба на него положи – прикрой. Такой уж обычай, не мы с тобой, Лесник, его придумали, не нам и отменять, правда?

– Правду говоришь, мил человек, – и Лесник на кривых ногах двинулся к дому.

Скрипнула, а затем хлопнула дверь. А пила продолжала вращаться, правда, мотор уже не выл, работал ровно.

Кощей нагнулся, поднял прутик, постучал им по колену, как хлыстом, затем сунул его в пилу.

– Ого, кусается! – сказал Кощей и, подойдя к Бурому, толкнул его своим ковбойским сапогом в спину. Бурый, не сопротивляясь, растянулся на земле. – Вставай, что ли.

Бурый медленно начал подниматься.

– Выключи, – бросил Кощей.

Бурый чуть ли не головой воткнулся в эбонитовую черную коробку и судорожно вдавил красную кнопку. Диск медленно замирал, наконец совершил последний оборот, и стали видны огромные зубья дисковой пилы. Каждый зуб сверкал.

– Значит, хочешь жить?

– Хочу, хочу, Гриша!

– Тогда пошли в дом.

Бурый бросился открывать дверь Кощею. Он был перепачкан, на глазах блестели слезы радости. Самое страшное миновало, теперь он действительно был готов на все.

Сели за стол. Перед Бурым стояла рюмка, до половины наполненная водкой, сверху на ней лежал кусочек черного хлеба.

– За что выпьем? – осклабился Лесник.

– За него, – визгливым голосом произнесла баба Лесника.

– Пей, Бурый, за свое же здоровье.

Пить Бурому было страшно неудобно, но и не выпить он не мог. Снял хлеб и дрожащими пальцами поднес рюмку с водкой к гипсовому воротнику. Вытянул губы и стал отклоняться всем корпусом. Сделал несколько глотков, а затем его лицо исказила гримаса боли. Он схватился за горло, словно пытался разорвать гипсовый воротник.

В рюмке была отрава, Бурый даже не успел доползти до ведра с водой.

Хозяйка и хозяин дома смотрели на умирающего Бурого без сострадания.

– Собаке – собачья смерть, – сказал Лесник и выпил свою водку.

Не чокаясь выпили и остальные. Бурый уже не шевелился.

– Прав ты был, с циркулярной крови много. А так, закопаем под муравейником, и дело с концом. Выбросите его пока во двор, чтобы в доме не лежал! – приказал Кощей, и телохранитель с шофером выбрались из-за стола, поволокли труп Бурого во двор.

– Крут ты, – сказал Лесник.

– Ты на моем месте поступил бы точно так.

– Наверное. Дело наше такое.

– Давайте-ка, мужчины, блинчики с мясом, – предложила женщина, ставя на стол большую тарелку зажаренных, еще дымящихся блинов.

– А вот это с удовольствием. Крови не люблю.

Глава 14

Марат Иванович Хазаров от природы был человеком крайне осторожным. Всякие мелочи и отклонения от намеченного плана, даже маленькие, раздражали его до чрезвычайности. Хотя, как всякий врач, тем более врач-психиатр, он умел глубоко прятать свое недовольство, и посторонний заметить его не мог.

Так было и сейчас. Этот странный тип, которого приволок Грязнов, которого вместе с санитаром он пичкал наркотиками, вызывал у Хазарова не просто раздражение, а недовольство. Комбат стал головной болью врача. Утром, зайдя в госпиталь проведать немца, в общем-то удачно, можно сказать, талантливо прооперированного, Марат Иванович подошел к двери камеры и заглянул туда. Неопрятный, опустившийся человек, давным-давно не бритый, не чесанный, страшный, как сама смерть, сидел на полу и грязным ногтем что-то чертил на бетоне, выводил какие-то замысловатые фигуры.

Услышав движение за дверью, заточенный вдруг ожил, вскочил на ноги, прильнул к толстому стеклу, буквально завыл:

– Эй, эй, доктор! Или кто ты там, мать твою… Ты, наверное, мне дозу принес? Так давай же, чего медлишь!

– Какую еще дозу? – с негодованием выкрикнул Хазаров и показал узнику кулак.

Того это не удивило и тем более не испугало. Он расхохотался как безумный и показал в ответ Хазарову два огромных кулака в ссадинах и шрамах. Некоторые ссадины кровоточили, мужчина за дверью слизывал с них кровь, плевался, хохотал и подмигивал Марату Ивановичу. Психов, алкоголиков, всевозможных шизофреников Марат Иванович видел за свою жизнь великое множество. Как-никак он являлся автором трех книг, одна из которых даже использовалась в медицинских учреждениях как учебное пособие.

– Тебя как зовут? – спросил главврач.

– Рублев, Рублев Борис Иванович, – Комбат четко, словно перед ним был генерал, вытянулся во фронт, прижал руки по швам и заговорил, вскинув голову. Но возбуждение узника было недолгим.

– За что ты здесь сидишь, Рублев, а? – спросил психиатр.

– Мне здесь хорошо, меня здесь кормят.

«Да, он точно конченый», – решил Хазаров, глядя в пустые, без блеска мысли безумные глаза узника.

– А кто тебя здесь держит?

– Как это кто – капитан Советской Армии Валерий Грязной.

– Какой еще капитан? – уточнил Марат Иванович.

– Капитан десантных войск четырнадцатой бригады специального назначения.

– Какой к черту бригады? – громко крикнул Хазаров.

– Десантной, десантной, – дважды произнес Комбат вялым, бесцветным голосом.

Марат Иванович услышал гулкие шаги, а затем, обернувшись, увидел, что к нему бежит с перекошенным от ярости лицом Валерий Грязнов.

– Слушай, Марат Иванович, об этом мы с тобой не договаривались.

– Да, не договаривались, – закричал Хазаров, – но и я с тобой, Грязнов, об этом не договаривался. Ты этого урода сюда приволок, ты с ним и разбирайся, как можно скорее! Мне все это надоело, вот здесь уже твои причуды и выдумки! Вот здесь! Вот здесь! – и главврач ребром ладони провел по собственной шее.

– Не кипятись, Марат Иванович, пара дней, может, пара-тройка, и этого придурка здесь не будет. Ты же видишь, он конченый.

– А если он убежит, кому-нибудь расскажет, что тогда, Грязнов?

– Эй, ты знаешь, где находишься? – постучал по стеклу костяшками пальцев Грязнов.

– Никак нет, – услышал он в ответ голос Рублева. Тот сидел под дверью и, задрав голову, смотрел на светящееся стекло.

– Вот видишь, Марат Иванович, а ты волнуешься. Он ни хрена не знает, даже, наверное, забыл собственное имя и фамилию.

– Нет, Валерий, свое имя он помнит. Кстати, твое тоже помнит. Я вот, поверь, даже и не знал, что ты – отставной капитан десантных войск.

Грязнов немного побледнел, а затем, отвернувшись, сплюнул под ноги и растер собственный плевок.

– И что из того? У каждого в биографии есть хорошие страницы и не очень.

– Ну ладно, о хороших и плохих страницах в биографии поговорим в другой раз, а сейчас послушай меня, Валерий, убери его отсюда. И чем быстрее ты это сделаешь, тем будет лучше для нас. Кстати, жена Шнайдера скандалит, говорит, твой пленник и возня вокруг него действуют на нервы Шнайдеру, что не дает ему никак выздороветь.

– Ладно, уберу. Что ты меня пилишь, Марат Иванович, словно я чурбан, а ты циркулярка? Трахать ее некому, вот и скандалит.

– Я бы тебе и слова не сказал, но ты же сам должен понимать, дело налаживается, я еще клиентов на операции нашел. Все люди богатые, два клиента с Востока, один голландец и один швед. И с обоих азиатов и с европейцев можно сорвать хорошие деньги. На круг миллион долларов получится, а как тебе такая перспектива?

– Нормальная перспектива, – Грязнов потер ладонь о ладонь, словно бы они говорили о какой-то пустяковой сделке, не связанной с человеческими жизнями, словно договаривались о продаже четырех ящиков кока-колы.

– Видишь, перспективы, можно сказать, прекрасные.

А ты занимаешься черт знает чем, лучше бы доноров подбирал. Я тебе все расскажу, дам параметры, данные, занялся бы этим делом!

– Конечно займусь, Марат Иванович, работа прежде всего. А это просто мой старый должник.

– Сдается мне, Валерий, что не он твой должник, а ты его.

– Можно и так сказать. От перемены слов значение не меняется, смысл остается прежним. Он мой враг.

– Не люблю я таких дел. Ты же знаешь, я врач, человек гуманной профессии…

– Марат Иванович, ты еще скажи…

– И скажу, Грязнов, клятву Гиппократа давал, – мужчины, глядя в глаза друг другу, рассмеялись, и рассмеялись не злобно. – Но и ты присягу давал, так что его убери, убери. У меня, кстати, дела, пойду гляну на Шнайдера, поговорю с хирургом.

– Давай, – Грязнов припал к стеклу и принялся рассматривать своего пленника.

Лицо Грязнова стало как у ребенка, который рассматривает пойманного и посаженного им же самим жука в стеклянную банку, накрытую капроновой крышкой. Комбат в его понимании уже не был человеком, он являлся букашкой, козявкой, которая стоит только любопытства, ножками перебирает, ручками машет, даже говорить умеет.

– Еще неделю, и ты говорить перестанешь. Ты все забудешь, все!

* * *

Хазаров вошел в подземный госпиталь, прикрыв за собой дверь. А по коридору быстрым шагом двигался к камере, где был заточен Борис Рублев, санитар Хер Голова.

Уже второй день он был счастлив, ему удавалось сохранить часть наркотика из выданного Грязновым. Валерий следил за руками своего подручного уже не так тщательно, как раньше. Хер Голова научился прикрывать низ ампулы пальцами, пряча часть дозы. И после укола Комбату он делал инъекцию себе.

– Иди сюда, – завидев его, махнул рукой Грязнов. – Как ты думаешь, Хер Голова, сейчас ему дозу двинуть или подождем немного?

Лысый санитар выпятил толстую, мокрую от слюны губу, почти коснувшись ею кончика носа.

– Сейчас надо, уже страдает, – гримасничая, как огромная жаба, произнес он, пытаясь через плечо Грязнова заглянуть в камеру.

– А я думаю, подождать надо.

– Нет, не надо, а то окочурится. Вон как его скрутило, вон как ломает. Сейчас по стене поползет червяком…

– Комбат лежал в углу, свернувшись, как говорится, в бараний рог, заплетя ногу за ногу, поджав их к груди и обхватив колени руками. Все его тело тряслось, голова билась о стену.

– Точно, ломает, – философски заметил Грязнов, опуская руку в карман куртки. – Что ж, тогда вколи.

Дрожащими руками Хер Голова принял ампулу.

– А шприц у тебя есть?

– Есть, есть, а то как же. В прошлый раз иголка сломалась.

– Как сломалась? – буркнул Грязнов.

– Ну не сломалась, согнулась. Вены у него уже поуходили, я, наверное, в кость ткнул.

– Смотри мне, Хер Голова, а то твою башку откручу.

– Не надо, не надо, что вы!

– Смотри, чтобы все было тихо. Он уже на тебя не бросается?

– Да нет, он мне руки лизать готов, совсем стал ручным, как та собака.

– Это хорошо, это очень хорошо. А такой был сильный, такой резкий, но я его обломал, – чувство собственного достоинства, чувство превосходства буквально распирало Валерия Грязнова.

Он раздувался, как жаба на кочке. Он шел по коридору с высоко поднятой головой, словно на параде перед строем, словно вот-вот ему должны вручить орден за подвиги на поле брани.

А Хер Голова на этот раз, слыша, что Грязнов ушел, решил и себя не обделить, не со дна собрать капельки, а уколоть себе почти на четверть шприца.

"Но вначале надо сделать укол этому счастливчику.

Это ж целое состояние Грязнов на него перевел. Можно было бы продать, столько денег ухлопали!"

Хер Голова, как ни пытался, так и не смог сосчитать, сколько денег можно было выручить за все те ампулы с очень дорогим наркотиком, который он извел на мужика по фамилии Рублев и по кличке Комбат, ведь именно так иногда называл его Валерий Грязнов. Да и сам опустившийся, исколотый наркоман время от времени произносил, как какой-то загадочный пароль, слово «Комбат».

– Ну, Комбат, – произнес Хер Голова, я тебе дозу двину.

Комбат задрожал, на потрескавшихся губах появилась растерянная загадочная улыбка.

– Да, да, родной, давай же, давай… Давно жду.

– Много не вколю, – прошептал Хер Голова, – не ты один дозу хочешь.

– Очень хочу! – даже не сказал, а промычал Комбат. – Очень хочу!

Хер Голова распаковал шприц, обломил головку ампулы и, сладострастно сунув иглу в маленькое отверстие, начал втягивать наркотик в шприц. Он делал это так медленно, так осторожно, словно каждая капелька, каждый грамм были для него дороже жизни.

– Давай-ка сюда лапу.

Жгут туго перетянул предплечье. Колоть уже фактически было некуда, сгибы рук стали темные – сплошные синяки.

– Ну где тут твои вены? – ощупывая руку, бормотал Хер Голова. – Ну сжимай, сжимай!

Комбат принялся сжимать пальцы. Вены тем не менее не появлялись.

– Скорее сжимай, сильнее, а то все высохнет!

Но все попытки оказались безуспешными, тогда санитар принялся тыкать иглой, пороть куда ни попадя.

Наконец ему показалось, что он нашел вену. И действительно, руки санитара не ошиблись, он не промахнулся, и игла оказалась в вене, об этом засвидетельствовала кровь, поступившая в шприц.

– Ну вот, слава Богу, – очень медленно, но в то же время проворно санитар сделал инъекцию.

Комбат сел, прижавшись спиной к шершавому бетону, и задрожал Лицо было довольным, глаза – прикрытыми.

– Открой глаза, а то еще сдохнешь тут, буду я за тебя потом отвечать. Грязнов этого мне не простит.

– Хороший человек Грязнов, очень хороший, – прошептал Комбат.

– Да сволочь этот Грязнов, ублюдок, – прошептал Хер Голова.

– Сам ты такой.

– Если скажешь на меня что-нибудь плохое, больше укольчики делать не стану, ясно?

– Так точно! Ты хороший, хороший, добрый, – как ребенку или собаке, говорил Комбат.

– Ну побалдей немного, а я пошел.

Со жгутом в руке Хер Голова покинул камеру, надежно закрыл дверь, спрятал ручку в карман. О том, что заключенный убежать отсюда не сможет, да и не захочет, Хер Голова был уверен. Да и кто же это станет убегать, если ему по три раза в день дают наркотики? Кто же это от такого счастья откажется?

Хер Голова зашел в свою комнатку, где в металлических шкафчиках висела всякая одежда, устроился там за закрытой дверью и сделал себе инъекцию. На стене был телефон, старый, черный, по этому телефону куда-либо позвонить было невозможно, телефон был внутренний, на диске даже не имелось номеров.

Марат Иванович в это время расхаживал по своему кабинету, иногда останавливаясь у окна и глядя в парк – туда, где прогуливались психи, которых вывели на улицу санитары. Психи ходили под деревьями в серых больничных халатах, вялые и умиротворенные. Они смотрели на деревья, на небо в прозрачных белых облаках, боясь приближаться к санитарам, у каждого из которых на поясе поблескивала дубинка-электрошокер.

Марат Иванович подошел к умывальнику и принялся тщательно, как это делают хирурги, мыть руки. Лишь после того как руки были вымыты, он вызвал по телефону к себе в кабинет Катю. Та появилась минуты через две.

– Что-то ты давно не заходишь. Катя? – сказал Марат Иванович.

– Надоело все, – произнесла девушка.

– Что значит надоело, дорогая? Ты неплохо зарабатываешь, все идет как положено вроде.

– Да уж, как положено– сказала Катя, ожидая, когда хозяин кабинета разрешит ей сесть или хотя бы предложит.

Хазаров это понял.

– Ты присаживайся, присаживайся. Может, кофе выпьешь?

– Не хочу я кофе.

– Тогда чаю?

– И чаю не хочу.

– А чего же ты хочешь?

– Марат Иванович, отпустите меня.

– Ну вот видишь, я так и знал, что ты именно с этого начнешь. И куда же ты уйдешь? В стране кризис, врачи везде бастуют. Вот вчера по телевизору показывали, и во Владимире, и на Дальнем Востоке и в Новосибирске врачи вышли на забастовку. На Дальнем Востоке даже «Скорая помощь» не работает, а ты хочешь уйти. Место у тебя, я понимаю, не очень, но большинство врачей радовались бы и такому месту.

Зарплата у тебя регулярная, да еще в конвертируемой валюте. Надеюсь, на это у тебя жалоб нет?

– Нет, Марат Иванович, на зарплату я не жалуюсь, зарплата хорошая. Во многих институтах и директора такую не получают.

– Вот видишь, а ты собираешься уйти. Разве так можно, Катя! Мы же с тобой уже не первый день работаем. Ты, кстати, сама согласилась.

Девушка вытащила из кармана халата крахмальный платок и принялась вытирать вспотевшие ладони. Она волновалась.

Марат Иванович смотрел на нее с чувством превосходства, понимал, что и на этот раз смог уговорить Катю не делать опрометчивых шагов и пока повременить с уходом.

– А знаешь, дорогая, со временем здесь в клинике будет большое дело. Ты станешь зарабатывать еще больше.

– А зачем мне деньги, – вдруг сказала Катя, – ведь я без вашего ведома даже уехать никуда не могу, сижу в клинике, словно в тюрьме.

– Работа у нас такая. Понимаешь, Катерина, мы, можно сказать, на осадном положении. Многие желают, чтобы нас не было, а вот нам остановиться ну никак нельзя. Никак, понимаешь?

– Понимаю, – невнятно пробормотала Катя.

И Марат Иванович понял, что самое время не просто предложить кофе, а сварить, налить девушке чашечку, поговорить еще более душевно, и тогда она, может быть, растает и согласится продолжить работу. А расставаться с ней Хазарову не хотелось, ведь Катя в клинике была незаменимым человеком. Немногословная, исполнительная, никогда не лезет не в свои дела, а делает лишь то, что необходимо.

«Ну да, не сложились у нее как-то отношения с Грязновым, ну так ведь и я Грязнова недолюбливаю. Слишком уж гнусный тип Валера.» Но без таких, как понимал Хазаров, тоже нельзя. Тем более вот и сейчас Грязнов затеял новую операцию с детьми и уже собрал дюжину на специально отведенной территории за высоким забором, тщательно охраняемой.

– Знаете, Марат Иванович, почему я хочу уйти из клиники?

– Ну скажи, голубушка, – Хазаров говорил так, как любящий отец говорит с молоденькой дочерью.

– Мне страшно.

– Страшно? – улыбнулся Хазаров.

– Да, очень страшно.

– И чего же ты боишься, Катерина?

– Всего боюсь: Грязнова боюсь, психов боюсь.

– Зачем ты так говоришь – психов? Это больные люди, душевнобольные, Катя.

– Я даже себя боюсь.

– Ты просто перенервничала, волнуешься. Вот уедет Шнайдер, и тогда, пожалуйста, дам тебе отпуск, и не двадцать четыре рабочих дня, а месяца полтора. Даже, если пожелаешь, куплю тебе путевку куда-нибудь в теплые края.

Можешь поехать в Турцию, в Тунис, в Египет или куда-нибудь на острова. Представляешь, пальмы, синее-синее море, чайки белые… В общем, красота такая, что, как говорится, и за деньги не купишь.

Катя улыбнулась с недоверием. Кто-кто, а она понимала, что навряд ли когда-нибудь словам Хазарова суждено сбыться. А главврач заливался, расхаживая по кабинету:

– Ты молодая, красивая, с деньгами. Поедешь куда-нибудь на Гавайи. Я там никогда не был, но по телевизору видел: море чистое, волны, пляж и пальмы. Все люди загорелые, и ты побудешь среди них, а не среди наших больных. Поедешь, отдохнешь, и все у тебя сложится хорошо, все забудется.

– Ой, Марат Иванович, хотелось бы в ваши слова поверить, но мне страшно даже в этот подземный коридор заходить. А как шаги Грязнова услышу, сразу же к стене хочется прижаться.

– Так тебя что, Катя, Грязной пугает?

– Нет, не столько Грязнов, Марат Иванович, сколько то, чем мы здесь занимаемся.

– А чем же мы таким плохим здесь занимаемся? Вот господину Шнайдеру операцию сделали, так что же здесь плохого?

– А разве мы имеем право операции делать?

– Ну а почему бы и нет? Ведь иногда грузовой автомобиль подвозит людей, хотя, в общем-то, делать этого его водитель не имеет права, – Марат Хазаров говорил вкрадчиво, вдумчиво.

И постепенно Катя начинала оттаивать, думать, что не все в этом мире так плохо и никакой дрянью они не занимаются, а делают лишь то, что должны делать.

Кофе сварился. На столе появилась коробка дорогих конфет, пачка сигарет, пепельница, зажигалка. В общем, понемногу Хазаров убедил Катю не делать опрометчивых шагов.

А сам, как опытный психиатр и немолодой человек, сообразил: долго девушка не продержится. Может, еще неделю, от силы месяц, а потом сорвется, убежит. Так что пришло время подумать о замене. Но заменить талантливую ассистентку на такую же талантливую и к тому же молчаливую не так-то просто. Придется потратить кучу времени на всевозможные объяснения и уговоры, на обработку нового человека. А тут, так сказать, готовый специалист, расставаться с которым не хочется. Но, как уже понимал Хазаров, расстаться придется и скорее всего специфическим способом, при помощи Грязнова – так, чтобы от нее и следов не осталось, якобы улетит за границу, а назад не вернется.

– Послушай, Катерина, – сказал Марат Иванович вкрадчиво и задумчиво. Он стоял, глядя в окно на облетевшие деревья, в ветвях которых еще кое-где трепетали злотые листья, – давай ты сходишь в отпуск недельки через две, а?

Катя отставила чашку с кофе. Она, идя в кабинет к главврачу, рассчитывала на конкретный и прямой разговор, но Хазаров, как всегда, оказался хитрее, и ничего у нее не вышло.

«А может, действительно, – мелькнула мысль, – сходить в отпуск, а потом видно будет?»

– Вот разберемся со Шнайдером, выпишем его, и ступай отдыхать. Я тебе дам денег, так сказать, получишь отпускные и сможешь отдыхать недельки две-три, так, чтобы себе ни в чем не отказывать, чтобы чувствовать себя обеспеченным человеком. Я, конечно, уверен, ты никому ничего лишнего болтать не станешь.

– Да, не стану, – произнесла Катерина.

– Вот и хорошо. Считай, мы с тобой обо всем договорились, правда?

Катя кивнула в ответ и поднялась, понимая, что разговор закончен. Хазаров же подошел, стал напротив нее, заглянул в глаза.

– Так мы договорились? – таким же вкрадчивым тоном произнес он.

– Договорились, Марат Иванович, на две недели.

– Правильно, на две недели, четырнадцать дней. А потом улетай куда-нибудь отдохнуть. Хочешь, я тебе подберу какой-нибудь солидный курорт? У меня есть хорошие знакомые в турфирмах.

– Спасибо. Думаю, я сама найду.

– Я бы тебе помог, со всевозможными скидками. Было бы дешево и сердито.

– Спасибо, Марат Иванович, я подумаю.

– Ну а теперь иди, ступай, дорогая.

Ассистентка покинула кабинет, а Хазаров помрачнел. Последнюю неделю он все время пребывал в ожидании каких-то неприятностей, каких – сам не мог понять. Просто все шло не так, как он любил. Эти Рублев, Грязнов, Катя, жена Шнайдера – все его раздражали, не давали работать спокойно, хотя он прекрасно понимал, что его работа в первую очередь состоит из преодоления всевозможных трудностей, и если не ему, то больше этим заниматься некому.

Он сел за стол, подвинул к себе чашку с кофе и занялся рутинной работой – взялся просматривать истории болезней своих пациентов. В чем, в чем, а в этом он толк знал.

В конце коридора, на втором этажа административного корпуса, находилось две комнаты для охраны – спальня и гостиная. В гостиной на диване и развалились Колян с Толяном – именно так звал их Валерий Грязнов. Парни смотрели порнуху на большом экране телевизора. Мастурбировал толстый негр, глядя на извивающихся на кровати лесбиянок. Толян же держал в руках банку пива, медленно его потягивал, курил. Звук был отключен, они услышали шаги, приближающиеся к их двери.

– Шеф идет! – сказал Толян, потянулся к пульту и отключил телевизор.

Экран стал темным. Дверная ручка дернулась, описав дугу, затем в дверь решительно постучали.

– Ты откроешь или я? – спросил Колян, вскочил и повернул ключ.

– Ну, бля, у вас и накурено, хоть топор вешай! – поморщился Валерий Грязнов.

– Ничего, сейчас проветрим. Толян, открой окно.

– Холодно будет, – сказал Толян.

– Тебе что сказано! – бросил Грязнов.

Толян тут же вскочил и распахнул окно.

– Что, опять в порнуху пялились?

– Ага, – признался Толян.

– Ладно, делайте, что хотите. Главное, чтобы всегда находились под рукой.

– Есть работа?

– Пока нет, но вечером будьте на месте.

– Что-нибудь серьезное? – спросил Колян, поводя широкими плечами и потирая сильные ладони.

– Да, серьезное. Кстати, жена Шнайдера из Москвы приехала?

– Пока нет, – сказал Толян, глядя в окошко на то место, где она обычно ставила машину.

– Ну что, кто-нибудь из вас ее трахнул?

– Трахнешь ее, – расхохотался Колян, – пусть ее собаки бешеные трахают, сучку фашистскую!

– А что так?

– Да мы и так и этак вокруг нее, а она только хвостом крутит, одному из нас чуть кипятком член не облила, когда к ней подкатываться начали.

– Раз ты об этом рассказал – значит, ему. Не трогайте ее, – спокойно произнес Грязнов, – не надо. А то начнет еще шуметь, лишние проблемы, лишняя головная боль. А нам она ни к чему. Кстати, поезжай в город, найди Кощея в ресторане «Семь пятниц» и скажи, что Грязнов свое дело сделал и теперь он мне должен «по жизни» две штуки.

– А он в курсе?

– Нет, не в курсе. Ты ему скажешь.

– А деньги?

– Деньги я сам заберу потом, – произнес Грязнов, повернулся и вышел, но до двери не дошел, остановился, резко обернулся. – И кстати, друзья, надо будет с одним хреном разобраться. Он мне уже изрядно надоел, да и знает слишком много.

– С тем, что в подвале сидит?

– Нет, не с тем, не угадал. С тебя бутылка.

– Это пожалуйста, – сказал Толян, – бутылка у меня есть, в холодильнике стоит.

– В другой раз.

Настроение у Грязнова было приподнятым, он пребывал в странном возбуждении, как всегда перед ответственной работой.

Толян громко произнес:

– Приехала, сучка! – он увидел «Вольво», остановившуюся на площадке. – Приехала, приехала, чтоб ты сдохла!

Грязнов подошел к окну. Он смотрел, как Анна Шнайдер выбралась из-за руля машины, быстро взглянула на окна и скорее всего почувствовала, а не увидела, что за ней наблюдают. Выражение озабоченности на лице исчезло, появилась игривая улыбка. Девушка одернула короткую юбку, затем посмотрела на левую ногу, приподняла ее, осмотрела тонкий высокий каблук.

– Хороша, стерва! – произнес Толян.

– Хороша Маша, да не ваша.

– Да уж, это точно, – ответил на замечания Грязнова Толян. – А я бы ей засадил.

– Ага, засадил бы, – расхохотался его приятель, – лучше бы ты пошел побрился, а то рожа как у…

– Не надо, не надо, – мужчины рассмеялись.

Анна Шнайдер со спортивной сумкой на плече, в короткой серой шубке, пушистой и элегантной, покачивая бедрами, неторопливо шла к административному зданию.

– К Хазарову направилась, – прокомментировал Грязнов.

– А он ее трахал? – спросил Колян у своего шефа.

– Наверное, нет.

– Он вообще, наверное, на баб ровно дышит.

– Ну, не знаю, как он там дышит, – сказал Грязнов, – но свое дело знает с нужной стороны.

– Если бы не мы все, никакого дела у Марата не было бы. Возился бы со своими чокнутыми и денег бы не имел.

А так при деньгах все и при деле.

– При деле и при деньгах, – поправил его Грязнов. – В общем, ты понял, что надо?

– Понял, понял.

Грязнов быстро покинул комнату своих подручных и заспешил по коридору. Ему хотелось встретиться с Анной. Встреча и произошла на лестничной площадке.

– Доброе утро, Анна, – сказал Грязнов.

– Не знаю, доброе оно или нет.

– Жив, жив твой Шнайдер.

– Ну и хорошо, другого не хотелось бы услышать.

Деньги-то уплачены немалые.

– Слушай, Анна, а что такое деньги?

– Деньги – это все.

– Зайди ко мне, Поговорим, – и, не дождавшись утвердительного ответа, Грязнов крепко взял Анну под локоть и буквально повел за собой. Повернул в замке ключ, втолкнул девушку в большую комнату, заставленную кожаной мебелью, с огромным телевизором, с двумя сейфами, высокими, как шкафы.

– Полегче, полегче, – заартачилась Анна.

– Не шуми. Ты вообще много шумишь, а из себя ничего не представляешь.

– Это уж не твое дело, представляю я из себя что-нибудь или нет.

– Я тут навел о тебе справки, могу сказать, чем ты занималась год назад и где работала.

– Это тоже не твое дело. У нас сейчас демократия, где хочу, там работаю, и не тебе судить.

– А кому же, Анна? Ты такая несговорчивая, резкая, шумишь, шумишь, на меня бочки катишь. Все тебе здесь не нравится, небось ждешь не дождешься, чтобы твой немец копыта откинул?

– Нет, я этого не жду, – зло сказала Анна.

– А мне кажется, ждешь, хотя я не знаю, переписал он на тебя все свое состояние или нет.

– Тебе что с того, переписал или нет?

– Как это что, я же о соотечественниках забочусь, чтобы им было хорошо, чтобы ни в чем не нуждались.

– Ты своим делом занимайся, не мешай мне. Вам заплатили, вот вы свое дело и делайте.

– Заплатили.

– Чего ты ко мне лезешь, чего тебе от меня надо?

– А хочешь, я расскажу твоему Шнайдеру, чем ты занималась до девяностого.

– Только попробуй! – побледнела Анна, и губы ее задрожали. – Только попробуй! Я тогда весь ваш гадюшник сдам ментам, а уж они, Грязнов, поверь, с вами разберутся, церемониться не станут.

– Вот как ты заговорила!

– Как ты, так и я.

– Резкая ты какая-то, словно не удовлетворенная. Хотя оно понятно, с немцем не потрахаешься, его из палаты в палату перевозят на каталке, какой из него сейчас партнер. А до этого, Анна, он как, ничего был, пока почки не отказали?

– Не твое дело.

– Как это не мое, – Грязнов сидел в глубоком кресле, закинув ногу за ногу, покачивая правой ногой, – дело мы мужское с тобой обсуждаем, значит, мое.

Анна стояла перед ним, она понимала, что уйти вот так из этой комнаты ей не удастся, Грязнов ее не отпустит.

Но также ей было и неясно, чего он от нее добивается: если трахнуться, то это делается не так, а если хочет попугать, то она не боится. Ей плевать на его угрозы, ведь пока Шнайдера не выпишут из клиники, вторую часть денег они получить не смогут.

– Послушай, Анна, хочу тебя предупредить. Ты баба красивая, наверное, с кем-нибудь тут трахаешься. Я справок не наводил, но мне так кажется. Хочу тебя попросить, чтобы ты никому ни о чем не рассказывала, тебе же будет лучше.

– А зачем мне это? – резко бросила в ответ Анна.

– Не знаю, мало ли чего тебе захочется? Ведь тебе все не нравится, а не мне.

– Да, не нравится. За такие деньги можно и обслуживать получше, а то вопят, шумят, бегают рядом с палатой, орут.

– Кто орет?

– Да этот, лысый, вечно свое рыло сует, смотрит, что да как.

– Ты имеешь в виду санитара Хер Голову?

– Не знаю, какой он там Хер, но морда у него мерзкая, как у жабы.

– Милейший человек, – заулыбался Грязнов, – просто душечка! Если я ему шепну на ухо пару слов, то тебя, красавица, он не пощадит, так отделает, что ты не только Шнайдеру, но даже на вокзале транзитным пассажирам на Махачкалу не будешь нужна.

– Что-что? – подошла на шаг к Грязнову Анна. – Он меня?

– Ага, тебя. Так исполосует твое личико острым куском стекла, что тебя ни за какие деньги, заплати Шнайдер хоть миллион, не приведут в божеский вид. Будешь сплошная рана, сплошной шрам.

– Сволочь ты, Грязнов!

– Ага, сволочь, – согласился Валерий, – только вот я о деле думаю, а ты о своей шкуре. Тебе все ясно?

– Ясно, ясно, – резко бросила она, направляясь к двери.

– Ты не спеши, я еще не все сказал. Кстати, дверь заперта, а ключ вот, – Грязнов вытащил из кармана ключ на колечке и поднял над головой. – Возьми, если тебе так хочется выйти отсюда.

– Да, хочется. Давай ключ!

– Возьми, – игриво произнес Грязнов.

Переход в разговоре был странным и неожиданным для Анны. Она даже растерялась.

– Ключ дай! Ключ дай, мерзавец!

– Подойди и возьми, вот он, ключ, – Грязнов положил его на ширинку брюк. – Возьми, возьми, тебе же не привыкать.

– Ну ты и сволочь, ну ты и мразь! Хуже сутенера какого-нибудь вокзального.

– Может, хуже, а может, нет. Правда, тебе лучше знать. Ну, так будешь брать?

Она подошла к Грязнову. Тот быстро выбросил вперед руки и схватил ее ладони, прижал их к бедрам. Анна дернулась, но Грязнов держал ее крепко.

– Не торопись, красавица, не торопись, а то я обижусь.

– Пусти меня! Пусти! – с придыханием выкрикнула Анна.

– Ты не вопи, я тебе цену знаю. Знаю, сколько ты стоила, и если хочешь, то заплачу. Вообще-то, платить не стану, не люблю трахаться за деньги. А ты вот любишь, я это знаю. – – Ну ты и мразь! – дернув бедрами, попыталась освободиться Анна.

– Бери ключ, бери, только молнию расстегнуть не забудь.

Она поняла, выхода у нее нет и ей придется сделать то, о чем просит Грязнов. Делать ей этого не хотелось, ситуация для нее сложилась безвыходная. Она понимала, подбеги она к двери, начни стучать в нее, вопи, никто не услышит.

А если и появится какая-нибудь живая душа, так это будет санитар Хер Голова.

И действительно, Грязнов может ему что-нибудь сказать, и тогда ей мало не покажется. Она поняла: здесь хозяин Грязнов и, что бы она ни говорила, никакие аргументы на него не подействуют.

– Ну, погоди, Грязнов, случится и на моей улице праздник! – она резко расстегнула замок на брюках Грязнова.

– Вот это другое дело, вот это мне больше нравится.

Затем принялась расстегивать ремень.

– Не спеши, – сказал Грязнов, – все надо делать не торопясь, вдумчиво. Ведь ты же умеешь, правда?

Анна молча опустилась на колени. Грязнов откинул голову на спинку кресла.

– Вот так лучше будет. Ведь всегда, Анна, можно договориться, и сразу же всем станет хорошо, правда?

Анна работала молча, словно все происходило на вокзале, а она была не Анной Шнайдер, женой немецкого фабриканта, а самой затрапезной вокзальной шлюхой, которая согласна делать минет за десять баксов любому встречному.

– Вот, видишь, как все хорошо, как все здорово.

Зазвонил телефон, настойчиво. Грязнов взял трубку, поднес к уху и сказал:

– Ну, кто там?

– Это я, Валера, – Грязнов узнал голос Кощея.

– Ну, я тебя слушаю, Григорий.

– Хочу сказать тебе спасибо.

– Спасибо, дорогой, не отделаешься, его на хлеб не намажешь. А вот сегодня часика в три к тебе подъедет мой человечек, так ты лучше отблагодари его.

– Денег?

– Ага, денег. Немного, пару штук, и я буду доволен.

Знаешь, дело было сложное, очень сложное, провернуть его было нелегко… Ой! – вздохнул Грязнов.

– Ты чего? – спросил у него Кощей.

– Да ничего, все нормально, просто нога затекла.

– Ты так дышишь, Валера, словно тебе массаж делают.

– Ага, делают, и, надо сказать, неплохо – вакуумный.

Старательная массажистка у меня, ой старательная! – он отключил телефон, левой рукой взял Анну за волосы. – Не торопись, не торопись, у нас полно времени, у нас много времени. А то ты спешишь как на пожар, Шнайдер-то никуда не убежит, ему здесь еще две недели кантоваться.

Представляешь, Анна, две недели! И каждое утро ты будешь приходить сюда же делать мне массаж, согласна? Вот и хорошо, что согласна. Твое молчание я воспринимаю как утвердительный ответ, правда?

Наконец все было закончено. Анна брезгливо отстранилась, Грязнов ее не удерживал.

– Ну вот, хорошая девочка.

Грязнов поднялся, подошел к умывальнику и принялся подмываться. Затем он застегнул молнию брюк.

– Ты губы вытри, а то помада размазалась.

Анна тыльной стороной ладони вытерла губы.

– А ты мразь грязная! – сказала она, вставляя ключ в дверь.

Глава 15

Толян подогнал джип к черному ходу, сидел, курил и ждал. Ведь так сказал ему Грязнов. Предстояла поездка в город. Сам же Грязнов обещал появиться минут через десять-пятнадцать.

У Комбата шла страшная ломка. Его крутило так, как никогда до этого. В коридоре раздались шаги. Рублев запрокинул голову, на четвереньках пополз к двери.

Рублев уже знал, что наркотик приносит не только облегчение, но и ужас, страх, который невозможно перебороть. Он разъедает волю, как соленая вода разъедает железо. И каждый раз, когда ему вкалывали дозу, он готовил себя к встрече с новыми ужасами, рожденными его разумом. Но с ужасами можно бороться лишь тогда, когда знаешь, что тебя ждет впереди. Видения же сменялись непредсказуемо.

Когда Рублев готовился к пыткам, ему виделось, что его живьем зарывают в землю и он, обдирая ногти, ломая пальцы, пытается выбраться из душного гроба, задыхался, ловил ртом последние остатки пригодного для дыхания воздуха. И он умирал для того, чтобы снова очнуться и понять, что все то, что ему привиделось, – это плод его воображения, болезненного, уже тронутого наркотическим дурманом.

Разительным был контраст, когда от эйфории, парения, ощущения своей мощи Комбат падал в бездну страданий и страха. Наверное, именно так представляли себе ад его предки.

Рублев не понимал, когда открыл глаза, сон это или явь, настолько яркими были ощущения, все до единого: запахи, звуки, свет.

«Я в бреду или наяву?» – подумал Рублев, осматриваясь в комнате, лишенной окон.

Скрипнула дверь, и вошел Хер Голова, безобразно лысый, с гнусной улыбкой, но в то же время появившийся как желанный гость, потому что в пальцах сжимал маленькую стеклянную ампулу и упаковку одноразового шприца.

– Хочешь дозу? – с издевкой поинтересовался Хер Голова, сверкнув ампулой.

Рублев не понял сам, как это произошло, но у него с губ сорвалось:

– Да!

– А вот и нет, – склонив голову к левому плечу, прохрипел Хер Голова и двинулся на Комбата.

Если до этого он казался Рублеву человеком нормального роста, то, чем ближе подходил, тем больше становился. Щеки его надувались, синие круги под глазами наливались кровью, выпячивались.

– Дозу! Дозу! – просил Комбат.

И тут Хер Голова остановился. Затрещали изношенные нитки белого халата. Санитар тяжело задышал, из его рта потекла липкая, как клей, пена. Он медленно опускался на четвереньки.

– Я! Я доза! – голосом, в котором оставалось мало человеческого, прохрюкал Хер Голова.

И Рублев увидел перед собой страшное существо, скользкое, холодное, со студенистой кожей. Перед ним сидела огромная жаба, горло которой вибрировало.

– Я, я доза! – слышал он.

– Нет! Нет! – теряя разум, закричал Комбат, выставляя перед собой руки.

Но огромная жаба неумолимо надвигалась на него.

– Ты хочешь, хочешь меня!

Рублев пытался ударить, но его кулак без сопротивления проваливался в холодный липкий студень. И вот уже его лица коснулась вонючая холодная слизь. Он повернул голову набок, но холодная слизь уже обволакивала лицо, залепляла ноздри, и вот Рублев уже не мог вздохнуть.

«Дозу! Дозу! – мысленно продолжал молить он. – Дозу! Только она спасет! Вновь воспарить, почувствовать себя сильным!»

– Я доза, – вновь донеслось до него утробное бульканье, – победа за мной. Ты конченый человек, Комбат!

И Рублев внезапно открыл глаза. Но гнусный запах И липкая слизь не исчезали. Он медленно поднялся на руках и понял, что лежит в собственной блевотине. Он даже не нашел в себе сил, чтобы вытереть лицо, и услышал знакомый голос:

«Дозу! Дозу! – молил он. – Кто это говорит?» – подумал Комбат и вдруг с ужасом понял, что он сам молит, неизвестно кого.

* * *

– Дозу.., дозу… – требовал его организм, шептали его губы.

И действительно, дверь открылась. В коридоре стояли Грязнов, лысый санитар по кличке Хер Голова и один из подручных Валерия.

– На, вколешь все, – Грязнов разжал ладонь, в которой поблескивали три ампулы.

– Все? – переспросил Хер Голова.

– Да, все до последней капли вдавишь в него, понял?

– Да-да, понял, – спорить санитар не собирался.

«Три ампулы… – Хер Голова прекрасно понимал, что даже две ампулы – это смертельная доза, а про три – и говорить нечего. Наркотик слишком сильный, чтобы кто-либо перенес такую дозу. – И зачем это надо? Может, просто тюкнуть его по голове или задушить?»

– Ты меня понял? – прозвучал над ухом голос Грязнова.

– Да-да, понял.

– Тогда делай.

Смотреть на все это Грязнову не хотелось, да и дела у него имелись другие. Надо было взять деньги и завезти в город, деньги лежали в комнате, хранились в сейфе.

– А ты его потом в машину забрось. Понял? – сказал Грязнов своему подручному Коляну.

Комбат был жалок. Он сам начал закатывать грязный рукав рубахи, весь трясся. Коляну тоже смотреть на эту процедуру было противно, хотя, в общем-то, уже мало что пугало его в этой жизни. Работая с Грязновым, он насмотрелся всякого и ко всякому привык. Но тут ему вдобавок захотелось в туалет.

Он повернул ключ в двери, оставив в подвале санитара и Бориса Рублева. Хер Голова даже чуть не присвистнул от радости, появилась реальная возможность одну ампулу присвоить себе, а потом ночью, когда никого не будет рядом, сделать себе инъекцию. Ампулы ему хватит на три дня, так что, в общем, впереди маячило счастье, если можно назвать наркотическое возбуждение, а потом отупение счастьем. Но каждый понимает счастье по-своему. Для лысого санитара именно таким и представлялось это слово – укол и полный кайф.

Пустая ампула у него в кармане была, если понадобится, он мог предъявить три пустых стекляшки.

Первый укол. Вены ушли так глубоко, что найти одну из них санитар смог лишь с пятого раза. Сгибы рук от уколов у Комбата стали сплошными синяками – черно-желтые, в кровоподтеках, ведь Хер Голова никогда не церемонился, тыкал до тех пор, пока игла не находила вену.

Так случилось и на этот раз, с одной лишь разницей – не один укол, а два. Первый – в правую руку, второй – в левую. Комбат застонал, застонал от облегчения. Боль начала уходить. Он открыл глаза и смотрел на улыбающегося санитара.

– Что, милок, тебе хорошо?

– Да, хорошо. Лучше, отпускает.

– Ничего, ничего, минут через десять тебе станет совсем хорошо, тебе будет очень хорошо, так хорошо, как никогда в жизни.

– Спасибо, брат.., спасибо. Ты единственный, кто обо мне заботится, единственный.

– Да, я тебя люблю, из-под тебя мне хоть что-то достается. С паршивой овцы хоть шерсти клок. Ну ты и грязный, ну ты и вонючий! – говорил санитар и брезгливо оглядывал действительно грязного до безобразия Комбата. От Рублева исходил такой запах, словно бы он год не видел воды.

– Э-э, э-э, – уныло тянул Комбат, с улыбкой глядя на лысую голову санитара.

А тот прятал за пазуху ампулу с наркотиками.

Наконец из туалета вернулся Колян. Заглянул в окошко камеры. Санитар стоял над сидящим на полу Комбатом.

В конце коридора появился Грязнов.

– Только наручники на него надеть не забудь. Хрен его знает, что может произойти!

– Хорошо, понял.

Колян открыл дверь и показал санитару, чтобы тот пошел вон. Кивая, Хер Голова спиной двинулся к двери и уже в коридоре столкнулся с Грязновым.

– Ну что, все в порядке?

– Да, да, в порядке. И не жалко вам столько героина?

– Не твое дело, – одернул его Грязнов, – я тут решаю, сколько и чего кому давать. Ты меня понял? Иди к себе.

– Понял, понял.

– Бери его, Колян.

Колян защелкнул наручники на запястьях Комбата.

Тот был покорен, глаза уже начали закрываться, на губах блуждала улыбка, а с уголков рта свисала слюна, густая и белая.

– Ну и вонючий, – сказал Колян, волоча Комбата по коридору.

Тот идти почти не мог, и Коляну пришлось взвалить изрядно исхудавшего за две недели Рублева себе на спину.

– Тащи его в машину, бросишь сзади.

– Потом куда? – покряхтывая, осведомился Колян.

– Потом узнаешь.

Через черный ход Бориса Рублева выволокли во двор и затолкнули в джип, открыв заднюю дверь. Его бросили прямо на запаску, а сверху закрыли брезентом. Грязнов устроился на переднем сиденье рядом с водителем.

– Трогай, Колян.

– Куда едем?

– В Москву. Там этого клиента оставим, пусть найдут мертвого.

На улице было холодно, дул пронзительный ветер. Машина вырулила со двора клиники и уже через пятнадцать минут мчалась по кольцевой.

– Куда дальше? – спросил Колян.

– Давай куда-нибудь поближе к центру, в такое местечко, чтобы было не очень людно. Выгрузишь – и назад.

Меня забросишь домой.

– Хорошо, – сказал Колян.

Было десять часов вечера и невероятно холодно. Когда Толян с Коляном выволокли Комбата из джипа, сколько ни пытался нащупать пульс Валерий Грязнов, это ему не удалось, хотя тело еще оставалось теплым.

– В машине нагрелся, я же печку держал включенной, – сказал Толян.

– Так что, думаешь, мертвый?

– Если и не мертвый, то через полчаса на холоде дойдет.

– Это хорошо.

Комбата бросили рядом с автобусной остановкой неподалеку от ВДНХ. Грязнов посмотрел на лежащее в кустах безжизненное тело своего врага и самодовольно осклабился.

«Ну вот, кто кого. Ты меня учил жизни, ты мне, можно сказать, жизнь сломал, я из-за тебя чуть в тюрьму не угодил. Думаю, я с тобой в расчете. И я обязательно приду на твои похороны, посмотрю на твою могилу, послушаю, что будут говорить твои лихие друзья-десантники А уж они, думаю, посмеются: железный Комбат кончил наркоманом.»

– Ха, ха, ха, – вырвался из груди приступ смеха, жуткого и холодного. Даже подручные и те поежились, будто рядом с ними был настоящий сумасшедший. – Поехали. Собаке – собачья смерть.

* * *

Комбат слышал знакомый голос, до боли знакомый. но узнать его не мог. Он слышал слова:

«Иваныч, Иваныч, Комбат… Что же они с тобой, мерзавцы, сделали!», О чем говорит этот знакомый голос и кому он принадлежит, Комбат не мог понять. Он с трудом открыл глаза. Перед его взором плыла белая пелена, словно густой-густой туман. Он попытался поднять руку, но это ему не удалось, руки и ноги были привязаны к больничной койке.

– Где я? Где я? – слабым шелестом выдохнул из себя Борис Рублев.

– Ты с нами, Иваныч, ты жив. Слава Богу, жив, даже разговариваешь.

Рублев сделал над собой невероятное усилие, и в белом тумане, в белой пелене, застилающей взор, проступили очертания мужского лица, на котором было написана боль и непонимание происходящего. Это был Подберезский в белом халате.

– Ты кто? – спросил Комбат.

– Это я, я, Иваныч, Андрей Подберезский!

– Андрей Подберезский? – губы Комбата шевельнулись, произнося любимое имя и фамилию.

– Я, я, Иваныч, и Бахрушин здесь. Мы асе с врачами разговаривали.

– С какими врачами, Подберезский?

– С хорошими врачами. Ты в госпитале, Комбат.

– В госпитале? Я что, ранен?

Боль была такой сильной, что казалось, тело разлетается на куски, а внутри через равные интервалы разрываются гранаты.

– Ранен, да.

– Где мои ноги? Где мои руки? – невнятно бормотал Комбат.

– Все на месте, Иваныч, руки на месте и ноги.

Вид у Рублева был ужасный. Таким его Андрей Подберезский не видел никогда, хотя прошел вместе с Рублевым «огонь и воду и медные трубы», бывал во всевозможных передрягах, самых ужасных ситуациях. Но таким, раздавленным и поверженным, своего командира ему видеть не доводилось. Это был не Комбат, не бесстрашный десантник, это было жалкое подобие мужчины, жалкое подобие человека.

– Дозу.., дозу, Подберезский…

– Какую дозу? Какую дозу, Иваныч?

– Дозу, дозу! – скрежеща зубами, выдавливал из себя Комбат. – Я сдыхаю, сдыхаю, Андрюха! Андрюха, брат, дозу.., не дай сдохнуть.., не дай…

– Комбат, Комбат, успокойся, тебя спасут, здесь врачи.

Бахрушин вошел в палату и положил руку на плечо Подберезскому.

– Идем, Андрей, надо поговорить.

– Погоди, полковник, погоди, дай с Комбатом с чуток побуду.

– Пойдем, здесь есть кому с ним побыть.

Тело Комбата дернулось, и он забился в конвульсиях.

Кровать подскакивала, Рублев рвался, пытаясь освободить привязанные руки и ноги. Пот высыпал на его небритом лице, глаза глубоко запали, они горели безумным огнем, были пустыми, как высохшие колодцы.

– Дозу! Дозу! Дозу! – выкрикивал Комбат, кровь текла из уголков рта.

– Полковник, скажи, пусть что-нибудь сделают, пусть дадут!

– Нет, Андрюха, погоди. Идем поговорим.

– Что с ним? Что они с ним сделали?

– Не знаю, не знаю, Андрей. Профессор говорит, что его недели две держали на одних наркотиках и превратили в то, что ты видел. Героин кололи.

– А почему его не убили?

Бахрушин пожал плечами, вытащил из кармана носовой платок и принялся протирать вначале стекла очков, а затем вспотевшее лицо и ладони.

– Не знаю, Андрей, не знаю. Со всем этим, думаю, придется разбираться.

– Когда он сможет встать, по мнению врачей?

Лицо полковника ГРУ Бахрушина стало мрачным.

– Прогнозы нехорошие. По их предположениям, от такого количества наркотиков он должен был умереть, но видишь, родился в рубашке, наверное, ему повезло.

– А перспективы какие? Он отойдет?

– Ты знаешь хоть одного наркомана, Андрей, который отошел? Профессор Молчанов говорит, его судьба предрешена. Если он и будет жить, то останется наркоманом.

– Да вы что, Леонид Васильевич, не может этого быть!

Он же – Комбат!

– Кто-то с ним рассчитался, Андрей. Но кто, я не знаю, – произнес полковник Бахрушин, присаживаясь на кожаную кушетку. Пальцы то сжимались в кулаки, то резко разжимались. – Не знаю… Жалко Рублева, поверь, очень жалко.

– Да вы что, полковник! Он должен жить.

– Жить-то он, может, и будет, но что это за жизнь, я не представляю.

– Нет, нет, ерунда, что-то надо делать!

– Навряд ли он что-нибудь вспомнит. В него вкачали столько дряни, что удивительно, почему он еще реагирует на собственное имя.

– Комбат – мужик сильный.

– Какая разница, Андрей, сильный, не сильный? Я видел наркоманов…

– Я тоже видел. Видел там, на Востоке. В принципе, они нормальные.

– На Востоке, может, и нормальные, а у нас… – Бахрушин качнул головой.

В этом движении было отрицание и страх, Бахрушин словно бы смирился с тем, что Комбат потерян, потерян без возврата. Ведь не сможет же он, полковник ГРУ Генштаба, доверять какому-то наркоману, вдоль и поперек исколотому, пусть даже не по собственной воле.

– Понимаешь, Подберезский, – негромко сказал полковник Бахрушин, – я поговорил с врачами и, по-моему, единственное, что они смогут сделать, что в состоянии…

– Ну, я слушаю вас, Леонид Васильевич.

– Дай мне сигарету.

Подберезский подал пачку, Бахрушин посмотрел на сигарету, словно бы это было что-то страшное, словно это был яд.

– А вот Рублев бросил курить.

– Да, курить он, возможно, бросил, и навсегда, – щелкнув зажигалкой, Бахрушин затянулся. – Так вот, Андрей, врачи говорят, единственное, что они смогут сделать, так это облегчить страдания Комбату.

– И больше ничего? – задал вопрос Подберезский.

– Ничего.

– А он сам? Сам Комбат?

– Сам он уже ничего не сделает. Возможно, было бы лучше, если бы его не нашли у остановки и если бы он… – Бахрушину не хотелось произносить слово «умер», но он, как человек здравомыслящий, понимал, что Комбат – уже не боец, что постоять за себя Рублев больше не сможет, это растение, овощ, который может существовать лишь от дозы до дозы, и каждый раз дозу нужно увеличивать, иначе он будет страдать, – страдать невероятно.

Подберезский это тоже понимал, но не мог смириться с тем, что его командир, его друг, человек, который был ему дороже, возможно, родного отца, находится в безвыходной ситуации.

– Слушай, Леонид Васильевич, – вдруг обратился к полковнику ГРУ Подберезский на «ты», – а если я его заберу отсюда?

– Ты что, Андрей, будешь покупать для него наркотики, станешь пичкать ими Рублева и ждать, когда он умрет?

– Еще не знаю, Леонид Васильевич… Что-то же надо делать!

– Лучше будет, если ты его оставишь в покое. И пусть им занимаются врачи.

– Леонид Васильевич, это то же самое, что бросить раненого, пусть даже смертельно раненого, друга на поле боя!

– Не говори, Андрей, так красиво. Я и без тебя все прекрасно понимаю, мне тоже Рублев дорог, но выхода пока я не вижу.

Они сидели в больничном коридоре на топчане, обтянутом дерматином, курили и боялись смотреть друг на друга.

Сигареты дрожали в пальцах мужчин.

А Комбат там, за двумя дверями, корчился в страшных мучениях и шептал одно-единственное слово:

– Дозу.., дозу.., дозу…

Но никто его не слышал. Он кричал, скрежетал зубами, рвался. Но ремни были крепкие, ведь с подобными случаями врачи госпиталя сталкивались. Они знали, этот больной будет дергаться до тех пор, пока ему не сделают инъекцию. Но и инъекция спасет его не надолго: два-три часа от силы, а затем опять человек будет страдать. Да, Валерий Грязнов добился своего, он уничтожил Комбата, и самым страшным способом. Он сделал Рублева заложником наркотиков, зависимым от героина, сделал его смертельно больным.

Единственное, на что не рассчитывал Грязнов, так это на то, что Комбат выживет. Вернее, ошибся не сам Грязнов, просто он не учел жадности санитара по кличке Хер Голова, который украл ампулу, предназначенную для Комбата, – украл и уже успел извести наркотик.

– Леонид Васильевич, договорись с врачами, чтобы они отдали Рублева мне.

– А зачем он тебе?

– Не знаю, но я попробую что-нибудь сделать.

– Что же ты сможешь сделать, Андрей?

– Пока не знаю, но и оставлять его здесь навсегда не хочу.

– Напрасно, – произнес Бахрушин, посмотрел на окурок, не зная, куда его деть. – Хорошо, я договорюсь.

– Спасибо, Леонид Васильевич.

– Не за что, – Бахрушин махнул рукой, махнул беспомощно, как "взмахивает поврежденным крылом птица, которая не может улететь, но которая видит надвигающуюся опасность.

И действительно, Бахрушин смог договориться, и Комбата Подберезский забрал. Он увозил его, привязанного к качалке, увозил в свой подвал, где помещался тир. Подберезский, делая это, даже не предполагал, какие ужасы его ждут и что ему предстоит увидеть и узнать.

Лишь на третий день, уже находясь в подвале, Комбат осознал, правда, возможно, не полностью, что с ним произошло. Он почти ничего не помнил, даже то, что было с ним до встречи с Грязновым, все терялось в глубинах сознания. Трудно было поверить, что этот изможденный, страшный человек, постаревший лет на двадцать, еще недавно был сильным мужчиной, бесстрашным, готовым рисковать собственной жизнью.

Сейчас это была развалина, дрожащая и гнусно клянчащая у Подберезского:

– Дозу.

Слово «доза» стало для Подберезского самым ненавистным и самым страшным из того, что он слышал.

– Андрей, дозу.., дозу…

–