Оторва с пистолетом (fb2)

- Оторва с пистолетом 888 Кб, 490с. (скачать fb2) - Леонид Игоревич Влодавец

Настройки текста:



Леонид Влодавец Оторва с пистолетом

Часть первая. ЛЕНА И ЛЕРА

ДВОР КАК ДВОР

В слабо освещенной хоккейной коробке слышались трескучие щелчки клюшек, гоняющих шайбу по исчерканному льду, позванивали коньки, сопели и орали сорванными голосами азартные пацанята. Чуть в стороне от площадки, у засыпанной снегом деревянной песочницы, неуклюже топтались совсем маленькие, укутанные в теплые шубки-комбинезончи-ки и до самых носиков замотанные шарфами. Молодые мамаши приглядывали за своими «колобками», все время пытавшимися куда-то «укатиться», а заодно общались между собой, обсуждая околовсяческие женские проблемы. На дощатой горке пыхтели и повизгивали, скатываясь вниз, донельзя извалявшиеся в снегу поросята и поросюшки старшего детсадовского и младшего школьного возраста. Между припорошенными снегом кустами и деревьями бабки выгуливали разных мелких шавок неопределенной породы. У гаражей, тянувшихся вдоль бетонного забора, отделявшего двор от территории какого-то небольшого предприятия — заводом оно числилось, фабрикой или еще чем-то, обитатели двора не интересовались, — кучковались автолюбители со своими тачками. Летом их тут, конечно, толклось побольше, потому что сейчас многие бережливые-осторожные позапирали своих железных лошадок до весны, сняв с них зеркала, аккумуляторы и даже резину.

После семи вечера двор стал постепенно пустеть, а к девяти уже почти никого не осталось. Автомобилисты последними покинули двор, заперев гаражи, и пошли смотреть программу «Время». Правда, через несколько минут после этого из подъезда вышла какая-то припозднившаяся бабуля с большой собакой — должно быть, она предпочитала «Времени» энтэвэшную программу «Сегодня», которая начиналась в десять вечера. Собака с мощным гавканьем принялась носиться по двору, не рискуя вызвать протесты молодых мамаш, которые уже увели со двора своих «колобков» и, поди-ка, даже успели уложить их спать. Старушка, ежась от холода, с опаской посматривала по сторонам — уж очень неуютно было во дворе об эту пору. Конечно, каких-либо нападений шпаны при наличии здоровенной собачары бабуля не очень опасалась, но все-таки…

А тут еще во двор через прямоугольную арку-подворотню въехала какая-то незнакомая иномарка. Хотя хозяйка большой псины не больно разбиралась в автомобилях — в лучшем случае «Жигули» от «Волги» могла отличить! — но зато давно жила в этом доме и хорошо знала, кто из местных жителей на чем катается. А потому сразу углядела, что эта большая черная машина с тонированными стеклами явно нездешняя. И за то, что такой автомобиль здесь прежде не появлялся, могла бы поручиться если не на все сто, то минимум на восемьдесят процентов. Уж во всяком случае могла бы с полной уверенностью сказать, что ни у одной из ее сверстниц нет богатого сынули с таким транспортным средством, и ни у одной из жительниц этого дома нет поклонника или любовника, который бы разъезжал на такой крутой иномарке.

Зато бабуля, вдоволь насмотревшаяся сериалов, хорошо знала, что на дорогих иностранных машинах на Руси ездят в основном бандиты. Конечно, старушка еще не настолько выжила из ума, чтоб подумать, будто представители организованной преступности прибыли по ее душу, потому что жила в неприватизированной однокомнатной квартире, а общая стоимость того, что в этой квартире находилось, вряд ли дотягивала до трехсот долларов по нынешнему курсу. Но при этом бабушка — опять-таки, по опыту сериалов! — сильно опасалась стать случайным и единственным свидетелем… чего-нибудь. То есть что именно может у них во дворе произойти, она конкретно не знала, но была убеждена, будто нечто криминальное должно произойти обязательно. А потому, как ей казалось, граждане бандиты, недолго думая, уберут потенциальную свидетельницу.

В общем, старушка заторопилась домой. Загвоздка состояла в том, что бабулькина собачара, хоть и справила в оперативном порядке все свои основные собачьи надобности, со двора уходить не спешила. Зверюга была молодая, прыткая, сил и энергии у нее было в избытке, а воспитанием этого щенка-переростка, к тому же беспородного — как выражаются в обиходе, «смесь бульдога с носорогом» — бабка не занималась. В том смысле, что исполнять какие-либо команды типа «тубо», «нельзя» или «место», зверь был совершенно не приучен. Впрочем, команду «фас» он бы тоже не стал выполнять, если б человек, на которого его нацелили, лично ему был чем-то симпатичен. А вот если кто-то почему-либо ему не понравился, пес мигом всадил бы в него свои свежие клыки, даже если б хозяйка стала возражать. Именно по причине полной невоспитанности своего барбоса старушке и приходилось выгуливать его тогда, когда двор пустовал.

Само собой, что первые хозяйкины приказы, больше напоминавшие униженные просьбы: «Рекс, пошли домой, пожалуйста!» — псина просто проигнорировала. Рекс пробежался по всем отметкам, сделанным местными кобелями, загнал на крыши гаражей какого-то котяру, мирно трусившего по двору, а потом стал просто так носиться туда-сюда без какой-либо ясной цели. Просто потому, что в тесной хозяйкиной квартире эдак не побегаешь.

Зловещая иномарка все это время стояла с работающим мотором неподалеку от арки, через которую въехала во двор. Из нее никто не выходил, и почему-то именно это казалось наиболее подозрительным хозяйке Рекса. Если б кто-то вышел и направился в какой-то из подъездов — бабка бы так не волновалась. Правда, если б пассажир иномарки зашел в ее подъезд, старушка б не почуяла облегчения, но если в какой-то другой — у нее бы отлегло от сердца. Тогда бы ей стало совершенно ясно, что она не станет свидетельницей чего-то ужасного или по крайней мере преступного. Даже если бандиты кого-то застрелят или зарежут в чужом подъезде, всегда есть возможность «ничего не заметить». Даже если из подъезда будет слышен выстрел, можно сослаться на старческую глухоту. А вот если убийство произойдет во дворе — почему-то старушке казалось, будто на иномарке приехали киллеры, — тут уж не скажешь, что ничего не видела, еще привлекут за заведомо ложные показания…

Наконец хозяйка додумалась до самого простого решения. То есть перестала звать непослушную собаку и вошла в подъезд, убежденная, что Рекс сразу побежит следом за ней. Даже дверь прикрыла — пес, несмотря на свою общую необученность, не испытывал особых проблем, чтоб отворить расхлябанные, ничем не запирающиеся створки при помощи морды и лап.

Старушка стала не спеша подниматься по лестнице — лифта в доме не имелось. Как ей казалось, вот-вот должен был послышаться лай Рекса и шкрябанье когтей по цементным ступенькам. Однако хозяйка успела дойти уже до второго этажа, а пес что-то не торопился. Впрочем, особого беспокойства бабушка не почуяла. В конце концов, Рекс и прежде выкидывал такие фортели, зная, что хозяйка у него добросердечная и у нее духу не хватит настегать его поводком. Прибежит, никуда не денется…

Всерьез заволновалась хозяйка только после того, как добралась до дверей своей квартиры на третьем этаже. Ведь она чуть ли не полчаса поднималась по лестнице — ноги-то уже плохо ходят, да и одышка одолевает! — а непослушный Рекс, который запросто мог взбежать наверх за считанные секунды, все еще не появился. Неужели ему свежий, но холодный воздух и простор настолько приятнее тесной, но — тьфу-тьфу! — пока достаточно теплой квартиры?! Что-то сомнительно.

Делать нечего. Повздыхав немного, Анна Петровна все же пустилась в обратный путь, то есть отправилась вниз по лестнице. Конечно, спускаться вниз было полегче, чем подниматься, но все-таки времени это заняло немало. Это в восемнадцать лет можно через две ступеньки скакать, а не на восьмом десятке. Так что, добравшись до выхода из подъезда, Анна Петровна вынуждена была еще одну передышку сделать и лишь потом вышла на двор.

Черная иномарка, слава богу, куда-то укатила. Однако это было единственное, что утешило душу Анны Петровны. Сколько ни приглядывалась она к темным углам двора, заметить Рекса ей не удалось, и сколько ни вслушивалась она в отзвуки городского шума, ни с какой стороны не долетал до ее ушей знакомый лай.

— Рекс! Рексик! — позвала Анна Петровна. — Где ты, маленький?!

Валидол у Анны Петровны был с собой, но унять сердце в этом возрасте не так-то просто. К тому же пропажа беспородной и задаром доставшейся собаки — Петровна в прошлом году подобрала этого шелудивого на помойке — на восьмом десятке воспринимается почти как катастрофа. Тем более что после того, как Анна Петровна не дождалась сына Сережку из Афганистана, а невестка с внуком, которой пенсии за потерю кормильца-майора явно не хватало, осталась в Ташкенте при квартире и второй раз замуж вышла, не было у гражданки Кузовлевой существа роднее, чем Рекс. Остаться одной в пустой квартире? Уж лучше сразу помереть…

Но смерть, как известно, любит приходить внезапно, а не тогда, когда ее ждешь как облегчения — закон подлости.

Может, именно поэтому Анна Петровна не померла и все же сумела справиться со своим сердцебиением, а кроме того, стала рассуждать более-менее хладнокровно и даже логично.

Для начала она поглядела на снег рядом с дверью подъезда. Когда Анна Петровна уходила со двора, снегопада не было, а сейчас в воздухе вовсю порхали снежинки, и тонкий слой пороши уже улегся на заднем крылечке подъезда. Никаких свежих следов — если не считать отпечатков калош, которые только что оставила сама Петровна — на крылечке не было. Но вместе с тем под свежевыпавшим снежком были хорошо заметны крупные, когтистые следы собачьих лап. То есть те, которые оставил Рекс. Бабушка Кузовлева никогда охотой не занималась и в следопытах не числилась, но следы своего любимчика сразу узнала. Увы, это был только след, который Рекс оставил, выбегая во двор. Нет, не последовал он за хозяйкой, когда та решила заманить его домой, и даже не подбегал близко к подъезду.

А вот чуть поодаль от ступенек, так сказать, на проезжей части, через свежий снег тянулись две неглубокие колеи от автомобильных шин. Они тянулись от того места, где прежде стояла черная иномарка, пересекали двор и уходили куда-то к гаражам, а затем, круто отвернув оттуда, уходили куда-то за мусорные баки. Там, как хорошо знала Анна Петровна, был выезд со двора в переулок.

С чего бы эта иномарка, въехав во двор через арку-подворотню и простояв поблизости от нее больше получаса, вдруг покатила к гаражам, а потом еще дальше, в переулок? Почему не уехала через арку — это еще можно понять: может, водитель решил, что через переулок ему ближе будет. Но если он решил сократить путь, то почему к гаражам поперся? Может, дорогу хотел спросить у автомобилистов? Однако неужто он, простояв полчаса во дворе, не разглядел, что там, у гаражей, ни одной живой души нет?

Возможно, не стала бы Анна Петровна озадачиваться всеми этими вопросами, если б инстинктивно не почуяла, что все эти странности имеют какое-то отношение к судьбе Рекса. Может, он подбежал к иномарке да обгавкал этих или, упаси господь, кусанул кого из них? Могли они обозлиться до того, чтоб погнаться за ним на машине? Допустим, чтоб переехать бедную животину колесами. С них станется! Людей-то не жалеют, а уж собаку… Тем более если пьяные или обкуренные. Такие-то и без всякого повода, просто из развлечения могут душегубство учинить.

Правда, по следам на снегу было видно, что в сторону иномарки пес не бегал. Так что кусануть он никого не мог, даже если эти самые «иномарочники» вылезали из машины на свежий воздух. Но поскольку Анна Петровна уже знавала случаи, когда и людям ни за что ни про что доставалось, то вполне могла допустить, что «подогретые» крутые могли просто так, от скуки, погнаться за собакой на своем джипе.

Отгоняя страшные предчувствия, старушка поковыляла в сторону гаражей. Не раз и не два на протяжении жизни в городе ей доводилось видеть раздавленных колесами собак и кошек, но при мысли о том, что и ее Рексика могла та же судьба постигнуть, у нее сердце холодело…

Но ничего похожего около гаражей, слава богу, не обнаружилось. Правда, и собачьих, и человечьих, и шинных следов тут было много, но после начала снегопада тут отметились только Рекс, иномарка… и какой-то человек, судя по всему, спрыгнувший с крыши одного из гаражей, торцом примыкавшего к бетонному забору. Тому самому, за которым находились не то заводишко, не то фабричонка неизвестного назначения.

ПЕНСИОНЕРСКАЯ ТРАСОЛОГИЯ

То, что человек, оставивший самые свежие следы у гаражей, спрыгнул с крыши, Петровна разглядела сразу. Неподалеку от этого места в бетонный забор был вделан ржавый кронштейн, а на кронштейне, как ни странно, вполне благополучно горел фонарь. Хоть и не очень ярко, но вполне достаточно, чтоб осветить следы не то ботинок с рифлеными подошвами, не то зимних теплых кроссовок. Они начинались прямо от стены гаража, а в проходе лежала нетронутая пороша. С края крыши, откуда прыгал этот человек, был сбит снег. Приглядевшись, Петровна увидела, что снег и на заборе осыпался — почти точно против того места, где неизвестный оставил след на крыше. Стало быть, пришел он сюда из-за забора.

Следы Рекса тоже читались хорошо. Судя по всему, он подскочил к пришельцу и облаял его, а то и цапнул за ногу. Конечно, насчет лая и укуса Анна Петровна сама додумала, но так или иначе человек и собака какое-то время топтались на одном месте в нескольких метрах от гаража. Целую яму вытоптали! Не иначе, Рекс ухватил злодея за штаны — в том, что человек, спрыгнувший с крыши, был именно злодеем, Петровна не сомневалась ни секунды — и стал его трепать. А тот, как видно, пытался пнуть Рекса ногой. Схватка эта закончилась только после того, как к месту побоища подкатила иномарка. Следы ее шин отметились совсем близко от ямки. После этого Рекс, как видно, отскочил в сторону, а «злодей» уселся в машину.

Из всего этого Петровна сделала несколько промежуточных, но довольно важных выводов. Во-первых, пришелец из-за забора и те, кто приехал на иномарке, были хорошими знакомыми, а вернее всего, одной компанией. Во-вторых, тот, что вылез с территории заводика, скорее всего что-то украл оттуда, а те, кто дожидался его во дворе, его подстраховывали и должны были увезти на машине. Возможно, что вор должен был сам добежать до иномарки, где его ждали сообщники, но вмешался случай в лице Рекса, которому человек, спрыгнувший с крыши гаража, чем-то не понравился. В общем, те, кто сидел в джипе, вынуждены были подъехать и отогнать дворнягу от своего приятеля. Конечно, они не хотели поднимать лишнего шума и не стали стрелять в Рекса — в том, что злодеи были вооружены до зубов, старушка, опять же, была убеждена на все сто процентов.

Однако дальнейшие трасологические исследования и последовавшие за ними размышления — склероз-то вот он, родимый! — завели Петровну в тупик.

Дело в том, что, судя по отпечаткам ног на свежем снегу, в то время, как пришелец из-за забора запрыгнул в машину, два его приятеля выскочили из машины и принялись ловить Рекса!

Сама Петровна в жизни ничего не воровала, но зато хорошо помнила слова, произнесенные артистом Кторовым, игравшим жулика в одном из первых советских звуковых фильмов (старушка, правда, запамятовала, в каком именно: не то в «Процессе о трех миллионах», не то в «Празднике святого Йоргена»): «Главное в профессии вора — вовремя смыться». То есть, по ее разумению, отогнав собаку от своего товарища, бандиты не должны были тратить время на то, чтобы гоняться за Рексом. Более того, после того, как Рекс, не желая попадаться в руки этих негодяев, помчался куда-то за мусорные-контейнеры, они уселись в машину и понеслись за ним следом! Почему? Было бы понятно, если б они погнались за человеком, который стал нежелательным свидетелем, который может пойти в милицию и дать показания. Но гнаться за собакой, не умеющей говорить, в то время как охрана фабрики может поднять тревогу — Петровна была уверена, что хоть какая-то охрана там есть, — это глупость несусветная. Тем более что иномарка в погоне за Рексом покатила в переулок, откуда нельзя было выехать куда-нибудь иначе, чем мимо проходной все той же фабрики. Причем по переулку поздно вечером почти никто не ездит. Наверняка бдительные вахтеры могут обратить внимание на такую дорогую и редкую для здешнего небогатого района машину. Само собой, Анна Петровна слегка преувеличила бдительность охраны, ибо с этим не очень согласовывался факт проникновения на территорию фабрики постороннего, но тем не менее поведение «иномарочников» действительно выглядело странно.

Объяснение этому феномену старушка нашла совершенно неожиданно. А что, если и Рекс по причине своей молодости, глупости и невоспитанности похитил у преступников нечто важное или драгоценное? Например, то, что «пришелец из-за забора» упер с маленькой фабрички?!

Нельзя сказать, что у пенсионерки шибко полегчало на душе от этого предположения. Скорее наоборот, Петровне сильно поплохело.

Сперва оттого, что она представила себе, как разъяренные бандиты давят колесами джипа несчастного Рекса — уже не из хулиганских, а из меркантильных соображений. Потом — оттого, что ей привиделись расстрел Рекса из пистолета и сразу после этого — забивание бедной собаки монтировкой. Уже от этого у старушки участился пульс и поднялось давление.

Однако настоящий стресс возник тогда, когда Анна Петровна представила себе, казалось бы, благополучный исход. То есть такой, при котором Рексу удалось удрать от преследователей… и унести с собой то, что они собирались у него отобрать.

Что будет тогда? Вряд ли бандиты не попытаются вернуть себе свою добычу. Судя по тому, что они ездят на иномарке, стоящей десятки тысяч долларов, они украли с фабрики не моток медного провода и не мешок с болтами и гайками, а нечто более дорогостоящее.

Какие именно драгоценности могли находиться на явно прогоревшей и на ладан дышащей фабрике, Петровна задумываться не стала. Потому что сразу поняла: если воры не отберут у Рекса то, что он утащил, наверняка станут искать собаку у хозяйки. То есть рано или поздно придут к ней, гражданке Кузовлевой. Они ведь могли слышать, как она звала разыгравшегося Рекса, и почти наверняка видели, в какой подъезд вошла хозяйка непослушного пса. А если у них хорошее зрение, то и в лицо могли ее запомнить. Правда, в какой квартире проживает Петровна, они не знают, но узнать — пара пустяков. Пошлют какую-нибудь внешне безобидную тетку, та подойдет к молодым мамашам во дворе, пожалуется, что, мол, бабка с дурным псом по кличке Рекс у нее ребенка напугала. Ей эти дуры и расскажут все на свете. И как звать Петровну, и номер квартиры укажут.

Поразмышляв таким образом и запугав себя еще сильнее, Анна Петровна стала гнать от себя эту, с позволения сказать, версию.

С чего это она взяла, дура старая, будто Рекс, даже если и впрямь унес у жуликов какую-то ценную вещицу, будет долго таскать эту штуку в зубах, да еще и принесет ее хозяйке? Его ведь команде «апорт» никто не обучал. У Петровны уж лет пять как рука еле-еле до плеча поднимается, а чтоб собаку этой команде выучить, надо мяч или палку метать… Куда там! Так что Рекс, ухватив бандитскую добычу в зубы, просто решил поиграть — он ведь щенок по сути дела, хоть и рослый. А надоело играть — взял да и бросил. Небось и бандиты, если не дураки, это поняли. И не пойдут они с Петровной отношения выяснять — ясное дело. Будут шарить по округе, искать свой трофей, а не глупую собаку или ее сдуревшую на старости лет хозяйку.

Чуть-чуть успокоившись, Анна Петровна заковыляла мимо мусорных контейнеров в тот самый переулок, куда вывернула иномарка и куда вели следы Рекса.

Переулок этот освещался только окнами домов — ни одного фонаря не горело. А поскольку время уже перевалило за десять часов вечера, многие из тех, кому завтра надо было рано вставать, уже укладывались спать. Число освещенных окон все сокращалось и сокращалось, а соответственно и переулок с каждой минутой все больше погружался в непроглядную темень. К тому же дома стояли только по правую сторону переулка, а по левую высился забор злополучной фабрики. Там, на территории, в нескольких приземистых двухэтажных корпусах и вовсе не светилось ни одного окошка.

Но все же следы Рекса кое-как просматривались. Он сперва бежал по узкому тротуару вдоль забора, не то галопом — если это слово применимо к собаке! — не то скачками. А иномарка ехала по проезжей части, отделенной от тротуара заледеневшим, довольно высоким и длинным сугробом, образовавшимся после трех-четырех проходов снегоочистительной машины. Хотя автомобиль, конечно, мог ехать гораздо быстрее, чем бежал Рекс, перебраться через сугроб он не мог. А вот Рекс — мог, но некоторое время, должно быть, не решался это сделать. Впрочем, все-таки догадался: когда иномарка обогнала его на несколько метров, Рекс свернул вправо и несколькими скачками перебежал через переулок. На той стороне переулка был точно такой же сугроб, и пес, быстро перебравшись через него, юркнул в узкую щель между торцами двух старых, еще дореволюционной постройки, кирпичных домов.

Те, кто гнался за Рексом, вынуждены были остановить машину и спешиться. Во-первых, перевалить через сугроб джип не сумел бы, а во-вторых, ему бы нипочем не протиснуться через щель между домами — там и метра в ширину не набиралось. Иномарка даже в самом переулке не смогла развернуться. Водитель дал задний ход, чтоб подвезти своих пассажиров поближе к проходу между домами, и двое, оставив следы своих здоровенных подметок на припорошенной свежим снегом мостовой и на сугробе, побежали в этот проход.

Наверно, они сделали это гораздо быстрее, чем бабушка Кузовлева. Молодые, сильные, высокие небось, раз подметки не меньше сорок пятого размера. Петровне-то пришлось и покряхтеть, и суставами поскрипеть и поясницей, прежде чем она в своих валенках с калошами сумела перебраться через сугробы, напоминающие миниатюрную модель горного хребта. Но все-таки перебралась, не оступилась, не грохнулась — и слава богу. При ее-то старческих костях такое падение могло закончиться не менее трагично, чем для альпиниста, сорвавшегося с многометровой скалы…

В общем, перевалив через «горный хребет» метровой высоты, Петровна минуты три дыхание восстанавливала и нервы успокаивала. А заодно думала-гадала, стоит ли ей соваться в проход между торцами домов, в котором царила совсем уж жуткая тьма.

Нет, хотя отпечатки подметок сорок пятого размера вели только «туда», Петровна вовсе не боялась, что столкнется в проходе с этими головорезами. Иномарки-то в переулке не было. Высадив «десант», она поехала дальше по переулку, в сторону проходной фабрики. Порядком попетляв, джип смог бы въехать во двор с другой стороны, через арку-подворотню. Конечно, на автомобиле семь верст не крюк… К тому же небось рассчитывали, что смогут окружить Рекса, загнать в какой-нибудь тупик и отобрать у него ту самую ценную вещь, из-за которой весь сыр-бор разгорелся. Времени на все эти дела у них было вполне достаточно, и можно было не волноваться, что они до сих пор бегают по двору в поисках пса. Скорее всего это сопровождалось бы шумом и лаем, а никаких похожих звуков из прохода не долетало.

Но было иное опасение. Анна Петровна боялась, что тут, в — этой зловещей черной дыре, она наткнется на мертвого Рекса. Что стоит этим зверюгам, которые и людей-то не жалеют, пристрелить собаку? Тем более что у них, бандитов этих, пистолеты с глушителями имеются. И выстрела-то никто не услышит. Ну и, конечно, надеяться на то, будто кто-нибудь возьмется расследовать убийство собаки, — смешно. Если б еще дорогая была, породистая, да хозяин богатый и со связями, тогда могли бы какой-то иск предъявить за нанесение материального ущерба, а из-за дворняги никто возиться не станет. И все чины только посмеются над старухой, потому что им плевать на ее горе. Может, и правда, лучше не ходить? Уж лучше не знать, что случилось с Рексом, надеяться, что в один прекрасный день он взбежит по лестнице на третий этаж и начнет, поскуливая, скрести дверь лапами, чем разом потерять все надежды, увидев его недвижимым, закоченевшим, припорошенным снегом… Его, который всего чуть больше часа назад жизнерадостно носился по двору, гавкал, играл, не слушался хозяйку!

Подумав, Анна Петровна все-таки отважно шагнула в черный промежуток между домами. «А, будь что будет! — обреченно подумалось ей. — Так и так помирать когда-то придется. Уж лучше побыстрее…»

КТО НЕ РИСКУЕТ, ТОТ НЕ ВЫИГРЫВАЕТ

Петровна не то на третьем, не то на четвертом шаге едва не упала. Зацепилась носком валенка за вмерзшую двумя концами в снег пластиковую упаковочную веревку, и если б судорожно не ухватилась за какую-то палку, торчавшую из мусорной кучи» — как знать, чем бы все кончилось.

В общем, не без труда выпутавшись из «силка», Петровна двинулась дальше мелкими шажками, ощупью выбирая место, куда поставить ногу. Нечего и говорить, что переход этот у нее и времени, и сил отнял немало. Одно только и порадовало: и сама живая-здоровая дошла, и Рекса мертвым не обнаружила. Правда, уже потом, очутившись в чужом дворе, старая засомневалась. Темень-то какая, могла в двух шагах пройти мимо и не заметить! Впрочем, эту вредную мысль Петровне удалось отогнать. Тем более что почти одновременно с этим зажегся свет в окне второго этажа, желтоватый прямоугольник лег на снег, и хозяйка увидела цепочку собачьих следов, наискось пересекающую двор.

Конечно, и тут оставалась пища для сомнений: мало ли какая бродячая собака могла тут пробежать? В конце концов, Рекс не единственная крупная дворняга на белом свете, а Петровна не такой уж эксперт-следопыт. Но то, что параллельно следам собаки тянулись две цепочки следов человеческих ног сорок пятого размера со знакомым рисунком на подошвах, все эти сомнения оставляло за бортом.

Рекс, судя по следам, побежал куда-то в угол двора, то есть туда, откуда никакого выхода вроде бы не было. То ли оттого, что преследователи его туда специально загоняли, то ли просто по дурости.

В этом самом углу под заснеженным навесом из рифленого железа обнаружилась лестница, ведущая в подвал. Именно туда и вели следы Рекса. Следы тех двоих тоже отпечатались на верхних, присыпанных снегом ступеньках лестницы.

Прежде чем соваться вниз, в мрачную темень — лестница не была особо крутой, но на ступеньках намерз тонкий ледок, а перила у лестницы отсутствовали, — Анна Петровна несколько минут пыталась как следует рассмотреть то, что натоптали у входа на лестницу собачьи лапы и человечьи ноги. Ведь могло быть так, что Рекс и здесь не дался своим преследователям, проскочил у них между ногами и удрал обратно во двор?

Но никаких следов, уходящих от подвала, ни отпечатков лап, ни протекторов от ботинок или кроссовок ей разглядеть не удалось. Получалось, что Рекс и гнавшиеся за ним молодчики из подвала не вышли. То есть они, конечно, могли и выйти, но через какой-то другой выход.

После того как Петровна убедилась в этом, она еще пять минут поразмышляла, а заодно дух перевела. Размышляла она над тем, что делать дальше. Самое простое — вернуться домой и ждать, пока Рекс сам прибежит, — уже не казалось ей таким неприемлемым. Лезть в подвал, спускаться туда по обледенелой лестнице, не имеющей перил, — это само по себе очень рискованно. Кроме того, в подвале намного темнее, чем даже в том промежутке между торцами домов, который Петровна успешно преодолела, а у нее — ни фонарика, ни спички даже. Правда, может быть, там случайно сохранилось электрическое освещение, но даже если бомжи не срезали проводку и не вывинтили электрические лампочки, то разыскать в темноте выключатель будет не так-то просто. А вот запнуться за какой-нибудь хлам, провалиться в незакрытый канализационный люк, напротив, проще простого. Кроме того, без света в подвале можно попросту заблудиться и проплутать несколько часов. А там навряд ли очень тепло. Конечно, если здоровье позволит; наверно, удастся до утра не замерзнуть, только вот позволит ли оно? Петровна в своем здоровье сильно сомневалась.

И все-таки домой пенсионерка не пошла. Ей пришла в голову идея обойти вокруг дома и поискать тот самый второй выход, через который в принципе Рекс мог выбежать из подвала. Собаке-то легче учуять свежий воздух. Пока эти верзилы в темноте колупались, пес нашел выход и убежал. Может, и сразу догадался домой отправиться. Конечно, в таком случае, наверно, можно и прямо к родной квартире пойти, но все-таки лучше убедиться, что есть этот самый второй выход. Не хотелось Петровне переживать разочарование…

Она уже собралась было идти, когда вдруг ей послышался отдаленный, но приближающийся лай. Он, несомненно, шел из подвала, из-за почти не видимой в темноте двери, в которую упиралась обледенелая лестница. Сперва очень слабый, почти на уровне галлюцинации. А Петровна, как уже говорилось, была на ухо туговата. Однако уже через несколько секунд лай стал слышаться отчетливей, и у хозяйки опять участился пульс, но на сей раз — от радости. Нет, ей не послышалось! И это лай не чужой приблудной шавки! Это Рексик лает, живой и здоровенький!

И, уже позабыв об отсутствии перил, о слое льда на ступеньках, Анна Петровна шагнула на подвальную лестницу. Первую, вторую, третью и даже четвертую ступеньки она прошла вполне благополучно, хотя и боком, осторожно переставляя ноги, обутые в неуклюжие валенки с калошами, а руками на стену опиралась, пытаясь цепляться за выбоины и трещины в штукатурке. Когда же она собралась переставить валенок на пятую ступеньку, разболтанная дверь подвала неожиданно с шумом распахнулась, и из нее, задрав хвост трубой, выскочил Рекс! Да мало выскочил — он еще от радости, что хозяйку .увидел, подпрыгнул со всех своих молодых сил и попытался лизнуть Петровну в лицо.

Наверно, если б он это сделал за секунду до того, когда его хозяйка еще на двух ногах стояла, то Петровна смогла бы удержаться. И если б любвеобильный пес чуть-чуть повременил, дождавшись, когда хозяйка окажется на двух точках опоры, — тоже беды не случилось бы. Но, увы, Рекс толкнул старушку лапами как раз тогда, когда ее правая калоша еще не дотронулась до этой «пятой-проклятой» ступеньки. Петровна шатнулась назад, левая нога скользнула вперед, и бедняжка боком грохнулась о ступеньки, на пару минут потеряв сознание.

Анна Петровна пришла в себя от того, что Рекс, видно, чуя свою вину, жалобно поскуливал и дергал ее зубами за рукав. А рядом с ним смутно виделось какое-то незнакомое женское лицо. То ли у Петровны глаза слезились, то ли от сотрясения мозга в глазах плыло, то ли просто слишком темно было, но рассмотреть его как следует не удавалось. Не могла даже понять, старая это баба или молодая.

— Бабушка, вы встать можете? — спросила незнакомка. По голосу выходило, что молодуха.

— Не знаю, милая… — пробормотала Петровна.

— Болит где-нибудь?

— Все гудит, — отозвалась старая, — а где — не пойму.

— Давайте все-таки попробуем подняться. А то ступеньки стылые, долго ли простудиться?! Вы далеко живете?

— Н-нет… Тут, через переулок. — Анна Петровна почуяла, что немного отошла от падения, и с помощью своей благодетельницы, с трудом, но сумела подняться на ноги. И тут же ощутила острую боль.

— 0-ох! — еще бы раз упала, если б молодуха не поддержала.

— Болит? — встревоженно спросила помощница. — Ребра, бок?

— Бок, дочка… — прокряхтела Петровна, — самой косточкой ударилась. Не дай бог, этот… тазобедерный сустав сломала…

— Может, вам «Скорую» вызвать?

— И-и, милая, у нас тут один автомат на всю улицу был, да и тот мальчишки разбили. Уж лучше до дому дойти помоги.

— Я могу прямо отсюда, по сотовому… — предложила молодица.

— Все одно не надо! — помотала головой Анна Петровна. — Лучше дома помру, чем в больнице маяться…

— Зачем вам умирать? — возмутилась девка. — Так нехорошо говорить. Давайте я позвоню?

— Не надо! — уже тверже сказала Петровна. — Эка невидаль — упала да стукнулась. Может, у кого инфаркт или инсульт, а мы «Скорую» займем. Ежели поддержишь, так я до подъезда доковыляю. Или торопишься куда-то?!

— Нет-нет! — теперь уже молодая помотала головой. — Я никуда не спешу.

Зрение у Петровны немного получшало, и она разглядела, что девица выше среднего роста, чернявая, в черной кожаной куртке с пояском, вязаной шапочке, натянутой на уши, черных джинсах и больших ботинках, похожих на солдатские. А за спиной у нее небольшой рюкзачок.

— Как тебя звать, дочка? — спросила Петровна.

— Лена, — ответила та. — А вас?

— А я — баба Нюша. Ты приезжая, верно? Из Москвы небось?

— Да-да… — торопливо ответила Лена. — Ну, попробуем еще раз. Обопритесь на меня и старайтесь не ступать на левую ногу…

С кряхтеньем и оханьем, при помощи Лены, Петровне удалось доковылять до верха лестницы и не свалиться. Да еще притом, что Рекс, придурок этот, так и вертелся у ног.

— Так, — сказала «спасательница», когда они выбрались во двор и дошли до присыпанной снегом скамеечки, — идти вы, баба Нюша, не можете. Похоже, быстрее получится, если я вас на спине понесу.

— Да ты в уме ли, девушка? — воскликнула Анна Петровна, осторожно присев на лавочку. — Во мне шестьдесят кило с гаком, надорвешься! Это и не всякий мужик утянет!

— Мужик не утянет, а я донесу… — уверенно заявила Лена. Она перевесила рюкзачок на грудь, а потом подошла к Петровне, чуть присела и сказала:

— Ну, хватайтесь за шею!

Петровна ухватилась, и Лена действительно без особых усилий взгромоздила шестьдесят кило живого веса на плечи. Рекс гавкнул пару раз, но быстро унялся. Должно быть, все-таки допер своим собачьим умишком, что Лена его хозяйке ничего плохого не сделает.

— Не больно? — осведомилась Лена на ходу. — Не сильно тряско?

— Терпимо… — отозвалась Петровна. — Дай тебе бог здоровья, дочка…

Вообще-то Лена ей скорее во внучки годилась, потому что по опытному старушечьему взгляду — зрение у Петровны восстановилось до прежнего уровня — навряд ли этой молодке тридцатник сравнялся.

Лена вышла со двора не через щель между домами, а через подъезд, вошла через черный ход, а вышла через парадное. Петровна аж подивилась, как у нее ловко получается двери открывать — при наличии груза на спине да еще и рюкзачка спереди.

— Опоздала ты родиться, — ни с того ни с сего заметила старая. — На войне бы раненых выносила. Героя бы дали…

— А вы что, воевали? — спросила, отдуваясь, Лена.

— Бог миловал, — ответила Петровна. — На заводе работала, а оттуда, даже если сама попросишься, не больно отпускали. Воевала бы — так мне бы пенсию побольше начислили.

Пересекли переулок, обогнули мусорные баки, да так быстро!

— Вон тот — наш подъезд… — пояснила увечная. — Ты хоть передохни, Леночка! Чуть не бегом бежишь.

— Вот в подъезде и передохну. Высоко там подниматься?

— Третий этаж. Лифта-то нет, учти…

В подъезде Лена и впрямь немного передохнула, усадив свою подопечную на ступеньку. Рекс разгавкался — будто поторапливал, а кроме того, носился туда-сюда по лестнице, раза три пробежавшись снизу до третьего этажа и обратно.

— Ох и балбес же он у вас! — без особого раздражения проворчала Лена. — Так и вертится под ногами! Это ведь он вас с ног сшиб, я видела.

— Жива осталась — и то ладно. Уж больно рада, что Рексик нашелся. Такого себе навыдумывала — аж смешно вспоминать.

Хоть и с грузом на спине, а все же Лена добралась до третьего этажа побыстрее, чем Петровна, когда на своих двоих ходила. Конечно, не так легко ей это далось, аж пар от девчонки шел, но все-таки дотащила, не уронила и сама не споткнулась и даже лапы Рексу не отдавила.

— Все, милая, дошли! — совсем повеселела Петровна. — Подмогни еще, я дверь открою.

Старушка достала ключи, отперла дверь и, опираясь на плечо Лены, вошла в темную прихожую и кряхтя присела на потертое кресло. Лена зажгла свет, захлопнула дверь, осмотрелась:

— Так вы чего, совсем одна живете?

— Нет, не одна, с Рексиком… — вымученно пошутила Анна Петровна. — Все живая душа, хоть и глупая.

— И вы еще не хотите, чтоб я «Скорую» вызвала?! — нахмурилась Лена, помогая хозяйке снять пальто и валенки. — Как же вы в магазин ходить будете? Или голодовку объявите?

— А у меня клюшка есть. Иногда ноги прихватывает так, что только на трех ногах и могу ходить. Дело привычное…

— Нет, — строго сказала Лена. — А вдруг у вас там трещина или даже перелом? Мало ли, какие осложнения могут быть? Тем более что у вас и телефона нет.

— Чему быть — того не миновать, — вздохнула Петровна. — Все одно от смерти не убежишь… Хоть на трех ногах, хоть на двух.

— Вы этот фатализм бросьте! Я звоню в «Скорую».

Лена вытащила сотовый телефон.

— Алло! «Скорая»? Пожилая женщина упала на улице. Да, в сознании, но ходить не может. Сильный ушиб бедра, это как минимум. Адрес? Федотовская, сорок пять, квартира тридцать. Фамилия?

— Кузовлева Анна Петровна, — подсказала хозяйка. — Ой, зря ты это сделала…

КТО Ж О РЕКСЕ ПОЗАБОТИТСЯ?

Не обратив внимания на эту реплику, Лена повторила в трубку адрес Петровны, сообщила диспетчеру возраст больной и с чувством исполненного долга произнесла:

— Обещали в течение часа. Лекари!

Лена помогла старой добраться до дивана и улечься на правый бок. Левый у Петровны саднил все сильнее — оттаял в тепле, что ли? Но ее не только это заботило, как выяснилось.

— Батюшки, — глянув на часы, взволнованно произнесла Анна Петровна, — десять минут двенадцатого уже! Да плюс час, если они не опоздают… Это уж за полночь получится! Тебе далеко ехать?!

— Доберусь, не волнуйтесь! — беспечно заявила Лена.

— Как не волнуйтесь?! — вскинулась Петровна. — Да ведь сейчас на улицах даже белым днем режут, бывает. Маньяки один за одним появляются — девок насилуют и убивают. А уж грабежу — с ума сойти! Недели две назад у соседки часов в семь вечера в трех шагах от подъезда сумку вырвали. Родня-то твоя небось изведется вся, пока дожидаться будет. Ты ведь на каникулы к родне приехала, верно?

— К родне… — поспешно кивнула Лена. — Только они волноваться не будут. Не такие люди по жизни. Не хлопотливые. А насчет всяких опасностей, так это ничего, город у вас, между прочим, вполне спокойный и тихий. По сравнению с Москвой и Питером, конечно.

— Не знаю, как там Москва, а у нас тоже не сахар. В общем, оставайся-ка ты здесь до утра. За Рексом присмотришь, ежели вдруг меня прямо сейчас в больницу спровадят. Утречком прогуляешь его, а потом позвони в двадцать девятую квартиру, Александре Семеновне, я ей записку напишу — отдашь ей и Рекса, и ключи мои. Можно бы и сейчас ей собаку отвести, но она спать рано ложится — беспокоить неудобно, да и не откроет в двенадцатом часу ночи. А ты родне позвони, мол, так и так, жива-здорова, утром приеду. Раз у тебя эта пищалка имеется, то предупреди их.

— Ну, Анна Петровна! — изумленно раскрыла глаза Лена. — Вы же меня совсем не знаете, а ключи от квартиры доверить хотите. А вдруг я воровка, шпана, оторви и брось какая-нибудь?

— Во-первых, воровать у меня нечего — сама видишь. А во-вторых, я нутром чую, что девушка ты добрая и честная. О чужой старухе заботу проявила, не побоялась подойти, растормошить, хотя меня и за пьяницу можно было принять, и за бомжиху, и за готовую покойницу… Ведь могла бы мимо пройти? Мало ли людей на снегу валяется… А ты не прошла, пожалела. Значит, хорошая, добрая. Мне за тебя бога молить надо. И ежели с тобой что-то случится оттого, что я тебя среди ночи не приютила, — на мне грех будет.

Лена ничего не сказала, только вздохнула и покачала головой — должно быть, впервые такую бабушку видела.

— Давайте я вам чаю согрею? — предложила она. — У вас чай есть? А то у меня свой имеется. В дорогу с собой брала…

— Так ты что, — догадалась Петровна, — еще и не заходила к родне? Прямо с вокзала небось?

— В общем-то, да… — призналась Лена. — Я улицы спутала. У вас тут Федотовская, а мне надо было на Федоровскую, оказывается. В записке нечетко написано было.

— Та-ак… Выходит, ты еще и не знаешь, куда заехала! — сквозь боль усмехнулась Анна Петровна. — Федоровская-то на другом конце города. Считай, что за городом уже, в Лавровке, вот как! Туда на двух автобусах ехать надо. Даже если сейчас побежишь бегом, то успеешь только на тот, что от нас в центр идет. У нас он тут в одиннадцать двадцать останавливается, а до места двадцать минут едет. А последний автобус в Лавровку в полдвенадцатого уходит, стало быть, ты так и так опоздаешь.

— Ну, уговорили вы меня, уговорили… — улыбнулась Лена и пошла ставить чайник.

Пока она там возилась, Петровна почувствовала себя намного хуже. Бедро уже не саднило, а прямо-таки жгло. И голова побаливала, иногда в глазах каруселить начинало. Похоже, температура поднималась. Нет, не отлежаться ей здесь, да и в больнице скорее всего с ней не отводятся. Смерть и правда не обманешь…

Очевидно, на какое-то время Анна Петровна впала в забытье, потому что не запомнила, как в комнате появилась Лена и принесла ей горячий чай. Руки у Петровны чашку держать не могли, пришлось Лене поить ее с ложечки. Времени это заняло довольно много, но от горячего стало чуть полегче.

Когда Лена унесла чашку на кухню, в дверь позвонили. Как ни странно, «Скорая» прибыла даже меньше чем через час. Немолодая врачиха в бушлате поверх халата осмотрела Анну Петровну и сказала:

— Похоже, придется госпитализировать. Без рентгена, конечно, трудно точно сказать, но сустав не в порядке, это точно. Грузите, мальчики.

Санитары помогли охающей Петровне улечься на носилки, а врачиха тем временем объясняла Лене, что бабушке надо взять с собой. Потом Петровна, уже с носилок, растолковала гостье, где у нее какое бельишко лежит, и Лена, собрав все, что требовалось, загрузила это в пластиковый пакет.

— Вы ее в какую больницу повезете? — спросила она.

— Во Вторую городскую, — отозвалась врачиха, и санитары, подхватив носилки, вынесли Петровну на лестницу.

— Стой! — неожиданно громко воскликнула старая. — Леночка, Рексика покормить не забудь! Там пакет с «Педигри» в нижнем ящике кухонного стола. И супчик в алюминиевой кастрюльке, она одна такая…

Рекс, чуя, что принес своей хозяйке беду, уныло заскулил, поджав хвост, и на лестницу не побежал. А Лена проводила Петровну до самой машины. У нее даже мелькнула мысль: а не попроситься ли сопровождать старушку до больницы? Однако помня, как беспокоилась Петровна и не хотела ее отпускать, решила, что не стоит лишний раз волновать больную.

Вернувшись в квартиру, Лена первым делом нашла тот самый «Педигри пал», о котором напоминала бабуля, и кастрюльку с собачьим супчиком. Рекс, конечно, протестовать не стал. Лена ему понравилась, и, получив свой вечерний паек, пес улегся на привычный коврик у батареи под кухонным окном и стал смотреть свои собачьи сны.

А вот Лена не торопилась укладываться. Вытащила из кармана куртки сигареты и зажигалку, зашла в совмещенный санузел, уселась на ободранной табуретке и закурила.

Да уж, хорошо, что собаки разговаривать не умеют. Правда, как-то раз, в детстве, Лена ходила в цирк и там показывали «говорящую» собаку. Сперва на сцену выбегала мохнатая собачонка — терьер какой-то — и запрыгивала на возвышение, типа кафедры или трибуны. Дядька-дрессировщик задавал ей вопросы хорошо поставленным баритоном, а собака отвечала каким-то смешным, явно нечеловеческим голоском. Потом, правда, выяснилось, что живую собаку, после того как она запрыгивала на «трибуну», ловко подменяли искусно сработанным чучелом, которое шевелило ушами, вертело головой, разевало пасть и моргало глазами. А говорил за нее сам «дрессировщик», который на самом деле был чревовещателем, то есть умел говорить не разжимая губ. Тогда, узнав о том, как публике дурили мозги, маленькая Лена (вообще-то, ее в те времена вовсе не Леной звали!) сильно разочаровалась и даже расстроилась оттого, что на самом деле говорящих собак не бывает.

Сейчас Лена очень радовалась этому обстоятельству. Если б Рекс умел говорить и рассказал хотя бы своей хозяйке то, чему был свидетелем! Вряд ли бабуля доверила бы ключики своей спасительнице. Но совсем плохо было бы, если б Рекс мог поведать о своих ночных похождениях другим людям. Это навлекло бы и на него, и на Петровну, и на Лену массу неприятностей и даже настоящих опасностей…

Докурив сигаретку, Лена сразу подпалила вторую. Нервы, которые она до самого отъезда «Скорой» держала в кулаке, заиграли. И успокоить их одной сигаретой было трудно. Слишком много событий для одного дня, даже точнее — одного вечера.

Время от времени Лене хотелось, выражаясь языком великого баснописца, «схватить в охапку кушак и шапку», после чего удрать отсюда подальше семимильными шагами. Правда, в отличие от несчастного Фоки, которого сосед Демьян перекормил своей фирменной ухой, «бежать без памяти домой» Лена не могла. По той простой причине, что дома как такового у нее не было вообще. Ни в этом областном центре, ни в Москве, ни в иных местах. И никаких родственников у нее в этом городе не было, ни на Федотовской, ни на Федоровской улицах. Правда, она действительно перепутала Федоровскую с Федотовской из-за того, что тот, кто писал ей адрес, написал «р» почти как «т», но приехала Лена в этот областной центр вовсе не из Москвы и вовсе не на каникулы, поскольку ни в каком институте отродясь не училась, да и законченного среднего образования не имела.

Впрочем, врала она бабке не из злого умысла. Не собиралась Лена грабить это убогое жилище, тем более что брать тут и впрямь было нечего. Конечно, могла где-то лежать тысчонка-другая, отложенная на похороны, но Лене эти рублишки были совершенно не нужны, да и западло, говорят, гробовые забирать.

Врала Лена по той простой причине, что не могла сказать правды. Добрая, милая, несчастная бабулька — зачем ей вообще что-то знать о том, кто такая, в натуре, ее спасительница? Тем более раз Петровна и сама не шибко любопытствовала, что вообще-то старухам ее возраста несвойственно.

Тем не менее, жадно затягиваясь сигаретой, Лена тщательно вспоминала, что она говорила Петровне и все ли в этом вранье связалось. Ведь бывают и такие хитрые бабульки, которые слушают, улыбаются, поддакивают и не перебивают, замечают какую-то маленькую неувязочку, а потом добегают до участкового и — стук-стук-стук!

Нет, не находила Лена в своих диалогах с бабкой особо скользких мест. О том, где Лена учится и какие предметы изучает — именно здесь легче всего можно было сесть в лужу! — разговора не было. О том, на каком поезде или самолете «московская» гостья прибыла в облцентр, — тоже. Насчет «родни» опять-таки без подробностей обошлись. Да и не похожа баба Нюша на стукачку. По крайней мере, такую, которая любого, даже совсем честного человека, может в криминале заподозрить.

И все-таки были причины, которые заставляли Лену подумать о том, что ей не худо бы поскорее покинуть эту квартирку. Во всяком случае, не дожидаясь утра. Ибо утром или даже еще ночью сюда могут пожаловать люди, встреча с которыми Лене совершенно противопоказана. Конечно, она им адрес не оставляла, но следочки от ботинок в ближайшие часы еще не заметет. Возможно, кто-то где-то их видел, узнал Петровну и сообщит тем гражданам, с которыми Лена не жаждет встречи. Мол, видел, как бабулю несла молодая девка. Замок на двери здешней квартиры плевый. Лена, конечно, не бог весть какой профессионал, но запросто открыла бы его шпилькой. Так что если она тут заснет, то ее сцапают сонной и тепленькой. Что произойдет потом — лучше не думать. Во всяком случае, принимать гордую позу и говорить: «На все вопросы я буду отвечать только в присутствии моего адвоката!» — бессмысленно. Во-первых, никакого личного адвоката у Лены не имелось, а во-вторых, те, кто может пожаловать под утро или уже в ближайшие часы, вряд ли будут слугами закона. А соответственно, им на все права человека наплевать. И на снисхождение к женскому полу тоже рассчитывать не стоит. Будут допрашивать по-мужски, разве что изнасилуют в дополнение к обязательной программе пыток…

Безусловно, Лена имела самые серьезные основания для того, чтоб опасаться ночного визита. Однако и отправляться на ночную прогулку по морозцу что-то не очень хотелось. Не потому, что она была уж такая неженка, привыкшая к комфорту и теплу. Наоборот, ей этого тепла всегда не хватало, и за спиной у нее была не одна ночь, проведенная на вокзалах, в нетопленых залах ожидания, в товарных вагонах, на чердаках и в подвалах. В общем, если б она четко поняла, что удирать отсюда надо резко и быстро, а также убедила себя, будто это наилучший выход, то не задержалась бы тут ни на минуту.

Всякого рода ночных случайностей, типа встречи с загулявшими подростками или там любителями сексуальных взломов, Лена не очень опасалась. Разговаривать со шпаной она умела, а при нужде могла бы и крепко осадить этих жеребчиков, даже если они будут поддатые, обкуренные и без тормозов. Вероятность случайно повстречать тех, кто ее ищет и может пожаловать в эту квартиру, была мизерной, тем более что фотки своей Лена им, опять-таки, не оставляла. На улице она будет просто случайной прохожей, а здесь, на квартире Петровны, — «объектом исследования».

Однако помимо этих, не самых законопослушных граждан, по ночному городу ходят и ездят менты. Встречаться с ними в столь поздний час тоже не самый кайф. Тем более имея за спиной рюкзачок, в котором лежат разные предметы, могущие вызвать кучу лишних вопросов. Конечно, в рюкзак менты сразу не полезут и могут вообще туда не полезть, если предъявить им честно и благородно доподлинный советско-российский паспорт со здешней пропиской-регистрацией. Но в том-то и дело, что такового паспорта у Лены не имелось. Точнее, был паспорточек, но липовый. Именно по этому паспорту Лена числилась Еленой и в принципе могла бы предъявить его бабушке Нюше. Но увы, даже стажер ППС, только-только прошедший «курс молодого бойца», расколет эту ксиву как кедровый орешек. Во всяком случае, предложит пройти в отделение. А поскольку стажеры в одиночку на патрулирование не ходят, то опытный сержант найдет с десяток примет, указывающих на то, что паспорт липовый.

Конечно, можно бы понадеяться на то, что удастся частника поймать и не тащиться пешком до этой самой Лавровки, где пролегает Федоровская улица. Но надежда на это плохая. Здесь не Москва и даже не центр губернского города. Здесь среди ночи машины появляются крайне редко. Пока дождешься — подъедут менты из ПГ. Даже если физиономия Лены не подойдет ни под одну ориентировку, они могут проверить документы просто так, из желания пообщаться с симпатичной брюнеткой. Кстати, могут приглядеться и найти некие черты, роднящие сию гражданку с пресловутой «кавказской национальностью». Даже если бы никакого рюкзачка и фальшивого паспорта у Лены не обнаружили, то запросто могли бы продержать до утра в «обезьяннике».

Взвешивая все «за» и «против», Лена не один раз меняла решение. И все-таки остановилась на том, что не уйдет из квартиры до утра. Перевесило, между прочим, казалось бы, самое несущественное обстоятельство: Лена вспомнила, как пообещала Петровне, что утром выгуляет Рекса, а потом отведет пса соседке Александре Семеновне. Правда, обещанной записки, разъясняющей соседке, кто такая Лена, Петровна так и не написала. Очень может быть, что она даже дверь не откроет незнакомой девице. Тем не менее обладательница фальшивого паспорта решила честно выполнить обещание, данное Анне Петровне. Как знать, может, бабулька и не увидит больше своего Рекса…

НОЧЕВКА С УДОБСТВАМИ

Успокоив себя тем, что вероятность дождаться незваных гостей в квартире намного меньше, чем угодить к ментам на улице, Лена решила перекусить — она тоже была голодна как собака, даже побольше, чем Рекс, наверно. Хотя Петровна не уточняла, можно ли гостье залезать в хозяйский холодильник, Лена решила, что особой беды в том не будет. Если у бабы Нюши и впрямь перелом, то при самом благоприятном исходе она меньше чем через месяц дома не появится. Стало быть, продукты, имеющиеся в холодильнике, просто испортятся и пропадут. А те, которые вне холодильника, — и подавно. У самой Лены в рюкзачке, кроме чая и сахара, имелась только банка килек в томате да маленькая горбушка черного хлеба.

В холодильнике обнаружился только пакет с обезжиренным кефиром, да и то наполовину опустошенный, а также трехлитровая банка квашеной капусты и початая жестянка с томатной пастой. В небольшой морозилке навалом лежали заиндевелые кости. Не иначе, Петровна из них бульон на двоих варила, себе и Рексу. Ясно, что сами вываренные кости доставались псу, а старуха для себя заправляла бульон рисом, лапшой или квашеной капустой с томатной пастой. Рис и лапша лежали в шкафу, вместе с «Педигри палом». Вполне возможно, что в иные дни Петровна этим собачьим деликатесом и сама питалась, размочив в кипяточке…

Еще у Петровны нашлись сахарный песок — грамм двести в сахарнице, полстакана подсолнечного масла в пластиковой бутылке, пачка соли, какой-то поддельно-индийский чай — на три хорошие заварки, может быть, да горбушка черного — примерно такая же, как у Лены. Под самый конец исследований между кухонным столом и газовой плитой Лена обнаружила ящик с тремя довольно крупными картофелинами.

Пожалуй, это была самая ценная находка. Лена очистила картофелины, нарезала их соломкой и зажарила на постном масле, а потом добавила своих килек в томате. Своего чайку с сахаром попила — бабкины не трогала — и почуяла приятную сытость. Нервы от этого тоже малость успокоились, и теперь у Лены не было никаких сомнений в том, что она правильно поступила, оставшись на ночевку с удобствами.

Поскольку время уже завалило за полночь, самое оно было бы заснуть. Наверно, по логике вещей, учитывая некоторую стремность ситуации, Лена поступила бы правильно, если б просто улеглась на диван, не раздеваясь и укрывшись, допустим, бабкиным демисезонным пальто, которое висело на вешалке в прихожей.

Однако поскольку Лена уже почти не волновалась, ей вдруг пришла в голову идея помыться в ванной. Тем более что она уже три недели не могла себе позволить такого удовольствия. Так складывалась кочевая жизнь. Но Лена не считала себя бомжихой и неряхой, а потому обнаружив, что горячее водоснабжение в этом доме присутствует, что в ванной есть вполне приличное банное полотенце, а на полках гардероба наличествуют чистые простыни и наволочки, решила не только вымыться, но и поспать на чистых простынях. Фиг его знает, когда в следующий раз представится такая возможность. При той жизни, которую ей приходится вести вот уже несколько лет, трудно загадывать не только на неделю вперед, но даже на сутки.

Итак, Лена наполнила ванну горячей водой, разделась и погрузилась в расслабляющее блаженство.

Да, повезло ей сегодня с этой старушкой, хотя, конечно, жаль, что они с Петровной встретились при таких обстоятельствах. Конечно, есть надежда, что бабулька сдюжает, выздоровеет, выкарабкается, но слабенькая, вообще-то. Питалась она, как видно, неважно, хворей за семьдесят с лишним лет нажила целый «букет», а Вторая горбольница в этом городе навряд ли похожа на ЦКБ-«Кремлевку».

Но все-таки если б этот глупый барбос, то есть Рекс, не сшиб свою хозяйку на лестнице, то навряд ли пришлось бы Лене на данный момент пребывать в таком кайфе. Если б они повстречались с Петровной при любых других обстоятельствах, то просто разминулись бы как в море корабли. И потопала бы баба Нюша сюда, в эту тесную квартирку, а Лена вообще провела бы ночь на вокзале, так и не узнав, что такая квартирка существует. Впрочем, даже если б все произошло так, как произошло, но Лена просто прошла бы мимо упавшей Петровны, опять же никакого купания в горячей водичке и перспективы поспать на чистых простынях сейчас не было. В лучшем случае, если б Лена успела на тот последний автобус, что идет в сторону центра, то сумела бы добраться до вокзала и сидела бы сейчас на фанерном диванчике, опасаясь, что к ней подойдет милиционер и попросит предъявить документы. Но может, и вовсе пришлось бы в каком-нибудь подъезде у батареи отопления кемарить. Опять же, дожидаясь того, что кому-то из жильцов ее рожа не понравится и они ментов вызовут.

Конечно, будь Лена простой бомжихой, то ничего ужасного в себе встреча с ментами не таила. Ну, сунут в «обезьянник», потом на месячишко в приемник-распределитель посадят. Многие бомжи сами на зиму «сдаваться» приходят. Если ничего против тебя нет, если никто не видел, как ты картошку воровал или медные провода срезал, — в конце концов выпустят. Поддельный документ на руках — это похуже. Надо бы вообще от него поскорее избавиться. Лучше никакой ксивы, чем такая.

Но, кроме липовой ксивы, у Лены было при себе еще кое-что. Именно с этим ее ждут там, на Федоровской, которую она перепутала с Федотовской и угодила на другой конец города. «Кое-что» и записку с адресом ей передал глухонемой и неграмотный дурачок Егоша. Даже если б он умел говорить, то не смог бы прочитать адрес вслух. Вот и вышла ошибка из-за одной буквы. Вообще-то, прочитав записку, надо было ее спалить, хотя на ней был только адрес и ничего больше. А того, кто писал записку, Лена вообще не знала. Равно как и того, что конкретно спрятано во внешне совершенно обычном и даже вроде бы непочатом тюбике зубной пасты «Аква-фреш».

Если ксиву можно просто сжечь и спустить пепел в толчок, то это «кое-что» выкинуть нельзя. И сказать потом, что, мол, случайно «потеряла», нельзя. За это — смерть. Притом, надо думать, не самая легкая. Потому что те, кто посылал, постараются досконально разобраться, как и что происходило. Бегать и прятаться от них — дохлое дело. Найдут хоть в тюрьме, хоть на дне моря.

Завтра, если ей удастся добраться до этой самой Федоровской, дом 47, квартира 91, тоже могут быть неприятности. Ее ждали вечером, а она придет утром. Могут сказать: «Нам эта штука была вчера нужна!» И тамошним людям будут по фигу все ее объяснения. И даже, если время терпит, могут засомневаться: а не заходила ли девушка по дороге в ментовку?

Нет, в ментовку, ФСБ и прочие спецслужбы Лена не заходила. Но если рассказать все как на духу тем, с Федоровской, то, возможно, ей вообще отсюда не уехать. Нет, не потому, что «курьерша» решила оказать помощь пострадавшей старушке, а потому, что из-за чертовой путаницы с буквами она влипла в совсем крутую историю…

Все началось с ксивы. Паспорт ей тоже передал глухонемой Егоша. Рассматривать его новоиспеченная Елена не стала — до этого ей всегда делали вполне приличные, добротные документы. Ограничилась тем, что уточнила свою фамилию, имя и отчество. На вокзале кассирша тоже не стала приглядываться и продала билет без вопросов. Но уже в поезде обнаружилось, что паспорт сляпали неаккуратно. То ли очень торопились, то ли… подставить хотели. Во всяком случае, в утверждении, что любой стажер ППС сможет определить липовость ксивы, преувеличения не было.

Павленко Елена Александровна, родившаяся 12 октября 1973 года и получившая паспорт 19 ноября 1989-го, то есть по достижении 16-летия, фотографии на третьей страничке — той, на которой должна была быть запечатлена 16-летняя девочка, — не имела. Вдобавок — это уже, конечно, стажер определить не сумел бы! — паспорт девице выдавали в воскресенье. Но та, которая вынуждена получить эту ксиву на руки, хорошо помнила, что 19 ноября 1989-го было именно воскресенье (были на то причины, чтобы помнить!), а потому дата выдачи паспорта была очень сомнительной. Можно было, конечно, соврать, что Елена, выходя замуж, поменяла паспорт, но дата выдачи опять же все портила, а кроме того, штампа «Зарегистрирован брак» в графу «Семейное положение» поставить не удосужились. На пятой страничке вроде все соответствовало — там красовалась фотка 25-летней г-жи Павленко, очень похожей на нынешний оригинал. Но 25 лет Елене Александровне должно было исполниться 12 октября 1998 года, а на шестой красовалась дата вклейки — 16 октября 1997 года. Но самое существенное свидетельство подделки, конечно, находилось в графе «Место жительства». Паспорт якобы был выдан одним РОВД, а штамп о прописке поставил совсем другой. Но сведений о выписке и предыдущей прописке не имелось. Ну, и еще одна малюсенькая мелочь, которую, пожалуй, тоже малограмотный стажер не мог бы не рассмотреть. На последней страничке, ниже извлечений из положения о паспортном режиме бывшего Союза ССР, имелась надпись, набранная мелким шрифтом «Гознак 1990 г.». То есть получалось, что девушка Лена получила в 1989 году паспорт, выправленный на бланке, отпечатанном в следующем году. Наконец, если верить написанному, госпожа Павленко пользовалась своим паспортом одиннадцать с лишним лет. Это хоть и не так много, но и сама «краснокожая паспортина», и ее полиэтиленовая обложечка, и странички внутри должны были малость поистереться, чернила, которыми его заполняли, — выцвести, а штампы и печати — заметно поблекнуть. А этот паспорточек выглядел прямо-таки свеженьким, с пылу с жару. Вот это даже не очень опытный, но имеющий способности к ментовской службе стажер мог бы определить запросто.

В общем, рассмотрев ксиву, Лена сильно заволновалась. Версию насчет того, что все эти ляпы допущены просто от спешки, она не отмела, но все же главным образом размышляла над тем, кто и по какой-то причине собрался ее подставить. Кто именно, она определить не могла, ибо не знала своих главных руководителей. В последние месяцы все распоряжения она получала только через Егошу. Но, конечно, глухонемого в подставе она не подозревала. А вот каким-то «верхним людям», выражаясь по-чукотски, возможно, надо было разыграть какую-то комбинацию — вывести себя из-под подозрений в стукачестве, например. И для этого можно пожертвовать такой пешечкой, как «г-жа Павленко». Дескать, случайно попалась ментам, раскололась…

Поэтому у Лены были все основания предполагать, что на вокзале этого достославного города ее ждут менты, и отнюдь не с цветами. Поэтому, не доехав одну станцию до облцентра, она вылезла из поезда и поймала частника, который довез ее до города. Записку с адресом Лена, естественно, сожгла сразу после того, как прочитала и запомнила нужную улицу как «Федотовскую». Поэтому когда частник переспросил: «Вам Федотовская нужна или Федоровская? А то у нас тут и такая, и такая есть…», Лена уверенно сказала: «Федотовская!»

На Федотовскую, как назло, частнику было не по пути. Он высадил Лену около автобусной остановки, и ей пришлось почти полчаса дожидаться автобуса. Хотела еще частника словить, но не получилось. Автобус вез ее каким-то кружным маршрутом тоже почти полчаса. В общем, она добралась до Федотовской только к девяти часам вечера. Как ни странно, мысль о том, что в случае подставы ее, куда вероятнее, могут не на вокзале дожидаться, а непосредственно на месте, ей еще не приходила в голову.

Дом 47 она нашла довольно быстро, однако квартиры 91 в нем не оказалось. В четырех подъездах этого пятиэтажного, но не хрущевского, а сталинского дома было по пятнадцать квартир — стало быть, всего 90. Однако около каждого из подъездов со стороны двора имелись входы в подвал. На стене около одного из них было написано белилами: «Кв. 92», а подвальные окна светились. Из этого Лена сделала вполне логичный вывод, что и квартира 91 может быть расположена где-то в подвале. Однако в двух других подвальных помещениях квартир не оказалось, хотя окна тоже светились. Оба помещения были арендованы какими-то коммерческими фирмушками, которые уже закончили рабочий день. Кроме охранников, там вряд ли кто-то мог находиться, а потому Лена даже стучаться туда не стала. Оставалась надежда только на подвал у выхода из самого дальнего подъезда.

Когда Лена подошла туда, то сумела разглядеть на стене плохо стертую надпись: «к. 91». Но окна в этом подвале не светились и вообще были выбиты. Скорее всего из этого подвала жильцы выехали, квартиру как таковую ликвидировали, а площадь, вероятно, решили сдать каким-то коммерсантам. Однако охотников вселяться в подвал еще не нашлось, а может, арендная плата не устраивала. Короче говоря, бывшая 91-я пустовала, и скорее всего никто там не ожидал гостью с тюбиком «Аквафреш». Вот тогда-то у Лены впервые мелькнула мысль, верно ли она прочла записку и не перепутала ли Федотовскую с Федоровской.

Тем не менее для очистки совести она все же решила спуститься в подвал. И вот тут-то, когда Лена уже миновала лестницу и приоткрыла незапертую дверь в подвал — замок, наверно, бомжи сорвали, — во дворе внезапно послышался крик: «Вон она!», а затем тяжкий топот ног. Наискось, через двор, прямо в ее сторону, без лая неслась большая собака, которую издали и в темноте Лена приняла за служебную овчарку, а также два крупногабаритных мужика в кожаных куртках — ни дать ни взять оперативники в штатском.

Пуганая ворона куста боится. Лене мигом пришла в голову идея, что те, кто собирался ее подставить, наладили засаду именно тут, у этой бывшей 91-й квартиры.

Правильней всего в этой ситуации было побыстрее выскочить наверх и юркнуть в ближайший подъезд, а затем попробовать выбежать на улицу. Возможно, она бы успела это сделать еще до того, как «овчарка» приблизилась к подвалу. Но Лена вместо этого бросилась назад, в подвальную темень. Ей тоже, как и Петровне, кстати, показалось, будто из подвала может быть другой выход.

Сразу за дверью оказалась маленькая площадка, а дальше — продолжение лестницы, уводящей еще на несколько метров вниз, но совершенно не освещенной. Правда, у этой лестницы были перила, однако то, что Лена не скатилась с нее в темноте, пересчитав спиной все ступеньки, было настоящим чудом. Особенно после того, как она, добежав до нижней ступеньки, ткнулась в стену и стала шарить руками в кромешной тьме. А там был еще один марш лестницы, и Лена чуть не нырнула вниз. Лишь шестым чувством каким-то удалось угадать, где перила, ухватиться за них, а потом пробежать дальше, еще на десять ступенек вниз, где лестница наконец закончилась.

Примерно в этот же момент сверху от двери донесся скрип, а затем костяной стук собачьих когтей по ступенькам. Лена поняла, что собака вот-вот сбежит вниз, чутьем найдет в темноте и схватит ее зубами. Правда, ей удалось нашарить какой-то ход, уводящий в сторону от лестницы, но бежать, ничего перед собой не видя — удовольствие ниже среднего. К тому же почти на сто процентов было ясно, что никакого выхода отсюда нет и Лена сама себя загнала в ловушку…

НА ГРАНИ

«Трагикомедия! — ухмыльнулась Лена, нежась в горячей ванне. — А тогда казалось — кранты… Всего несколько часов назад! И ведь могла бы умереть, между прочим!»

Да, когда сверху следом за цоканьем собачьих когтей послышались тяжелые шаги увесистых мужиков, а потом еще и луч фонарика прорезал темноту, у нее появилась такая мысль — покончить с собой. Особенно после того, как сипловатый бас произнес уверенно:

— Здесь она, сука! Некуда ей деться!

Лихорадочно-взбудораженное воображение сразу заставило Лену думать, что вокруг всего дома стоит оцепление, и даже если есть еще какой-то выход из подвала, который ей все равно не найти, то он перекрыт омоновцами или собровцами.

Конечно, можно закинуть куда-нибудь в подвальную темноту злополучный тюбик, фальшивый паспорт — тоже, предварительно содрав с него свою фотографию и спрятав куда-нибудь в трусики. Потом как-нибудь между делом удалось бы выбросить. Но только очень наивная и глупая девочка могла бы подумать, что от всего этого удастся отпереться. Она и за паспорт, и за тюбик голыми руками хваталась. Пальчики выдадут. А если менты и впрямь по чьей-то наводке работают, то они именно паспорт и тюбик будут искать. Все перероют, но найдут, тем более что забросить эти вещички далеко от себя вряд ли удастся.

Паспорт, конечно, сущая ерунда по сравнению с тюбиком, точнее, с тем, что в нем лежит. Хотя Лена и не знала, что именно там запрятано, но догадывалась: нечто очень важное. Быть может, из-за этой вещицы, если она попадет ментам, \ очень большие люди окажутся под ударом. А потому этим людям не захочется, чтоб их курьерша осталась жива. Чисто для страховки. Хотя Лена знала только две существенные вещи — то, что тюбик ей передал Егоша, а также адрес, по которому должна была доставить тюбик, — это могло дать ментам зацепки. Кроме того, Лена могла бы в принципе назвать одного паренька, который втянул ее в эту веселую жизнь. Правда, теперь он с ней не контачил напрямую и вообще пребывал неизвестно где, но если менты поднимут свои архивы, то запросто смогут нашарить что-то интересное. Примерно так рассуждали бы те «большие люди», которых Лена и в глаза не видала. Неизвестно, какие у них возможности и какой порядок действий они придумают, но вариантов может быть, два, один очень плохой, а другой совсем никудышный.

Очень плохой вариант означал, что Лену угробят в СИЗО. Обнаружат повесившейся на веревке, скрученной из разодранных колготок, ночнушки или тренировочного костюма. Или, например, с перерезанными венами. Конечно, вся камера будет говорить, что однозначно все спали и холодненький трупик увидели только поутру.

А совсем никудышный вариант предполагал, что эти самые «верхние» или «большие люди» не пожалеют денег на взятку, чтоб выпустить Лену под подписку о невыезде. После чего через какое-то время она, нехорошая девочка, исчезнет из города, нарушив свое обязательство никуда не выезжать. После этого ее долго-долго будут искать по всей Руси великой, но так никогда и не найдут. На самом деле подручные этих «верхних» увезут Лену в какое-нибудь не столь отдаленное, но тихое место и будут долго и больно мучить, выясняя, как было дело и что она успела рассказать ментам. Возможно, в результате этого «следствия» удастся установить истину и разобраться с теми, кто организовал подставу, но Лена все равно будет лишней, и ее уничтожат так, что после порошинки не отыщешь.

В общем, при всем том, что никаких особо страшных статей по закону Лене не грозило, попадаться ментам живой она не хотела. И именно поэтому имела при себе еще одну штуку, которая, если б ее с этой вещью сцапали, могла бы послужить основанием для возбуждения уголовного дела по статье 222' в части незаконного ношения огнестрельного оружия.

Вещица эта представляла собой маленький спортивный пистолет «марго-байкал» под малокалиберный патрон 5, 6. Наверно, хозяевам очень не понравилось бы, что «курьерша» таскает его с собой. Но поскольку Лена особо не звонила о том, что приобрела себе ствол, даже самые хорошие знакомые о нем ничего не знали. Просто жизнь заставляла ее таскаться ночами по таким местам, куда даже менты с автоматами стараются поменьше заглядывать. Конечно, Лена, как можно догадаться, была девушка крепенькая и очень конкретная. Доведись ей встретиться в темном переулке с борзой компашкой из пяти-шести отвязанных девок — отметелила бы в лучшем виде. Да и двум-трем пацанам средних размеров, пожалуй, могла бы навалять. Даже если б на нее попер не особо тренированный мужик-тяжеловес, рассчитывающий только на свою богатырскую силушку, — мог с копыт слететь. Но не всякий раз так везет. Ни с парой здоровяков, ни с пятью пацанами, ни с десятком злых «метелок» Лена справиться бы не сумела. Конечно, наглость — второе счастье, но с поддатыми или обкуренными, когда их много, разговаривать трудно. А вот когда пушка на них вместе с тобой смотрит, у многих появляется трезвый взгляд на жизнь…

Отправляясь шастать по темным дворам, Лена прятала пистолет в левом рукаве куртки. Надевала на руку, немного повыше запястья, тугой браслет, сшитый из широкой чулочной резинки, и засовывала под него ствол. Рукав был достаточно широкий, чтоб пистолет не просматривался и его при нужде можно было легко выхватить правой рукой.

Вообще-то, ей уже несколько раз приходилось доставать ствол, но в большинстве случаев граждане, жаждавшие с ней пообщаться или что-нибудь позаимствовать, чутьем догадывались, что их не игрушкой пугают. Лишь однажды какой-то хмырь лет семнадцати, возглавлявший компанию из пятерых таких же придурков, заорал: «Да он газовый, фига ли бояться?!» — и сунулся вперед. Вот тогда-то Лена и стрельнула. Пацан набежал на пулю животом, дико заорал и свалился, а друганов его словно ветром сдуло. Лену — тоже. С тех пор она в том городке не бывала и о том, что с тем пацаном сталось, не знала. Догадывалась, что без хирургического вмешательства там не обошлось, но в принципе особой печали и угрызений совести не испытывала. Важно, что в отношении ее никаких последствий этот выстрел не имел.

И все-таки, прежде всего Лена таскала эту опасную игрушку не для того, чтоб стрелять в других. Просто она знала, что живой попадаться нельзя, и считала, будто всегда сумеет, ежели припрет, избавить себя от всех скорбей. Во всяком случае, смерть от пули в висок казалась ей быстрой и безболезненной. То есть как раз такой, какую она себе желала.

В общем, сегодня в подвале она вытащила пистолет, решив, что деваться ей некуда и медлить больше нельзя, ибо милицейская собака наверняка натренирована брать вооруженных людей за запястье. Налетит из темноты, тяпнет, а затем подвалят те два жлоба с фонарем, скрутят, наденут наручники и придется ей дожидаться одного из двух вышеупомянутых вариантов судьбы.

Духу на то, чтоб поднять пистолет и приставить к виску холодное дуло, у нее хватило, но вот на то, чтоб нажать на спуск, — увы.

Однако вместо ожидаемого ею с секунды на секунду овчарочьего рыка и сбивающего с ног прыжка она внезапно ощутила тепло собаки, которая терлась о ее ноги и виляла хвостом. Пес, похоже, вовсе не собирался нападать, кусаться и даже гавкать, докладывая, что, мол, нашел я ее, товарищ майор, вот она, зараза, где прячется! Наоборот, похоже, эта большая, но добрая и глупая зверюга сама искала защиты у незнакомки. Дескать, тетенька, скажи этим дуракам здоровенным, чтоб они от меня отвязались! По логике вещей, правда, пес при этом должен был скулить, но он почему-то молчал. Тогда Лена подумала, будто он со страху притих.

А те двое верзил с фонарем уже спустились вниз и размышляли вслух, явно не боясь, что их услышит кто-либо понимающий человеческую речь:

— Тут, е-мое, и направо дверь, и налево тоже! Куда эта сука побежала?

До этого момента Лена все-таки продолжала думать, будто под «сукой» бугаи подразумевают ее. Однако уже через секунду прозвучала фраза, которая ее озадачила:

— Между прочим, Гундос, эта «сука» — кобель…

— Один хрен — собака! — зло отозвался тот, кого назвали Гундосом. — Блин, где ж ее искать-то?

Только после этого до Лены наконец дошло, что детины ловили вовсе не ее, а вот этого самого пса, который крутился у ее ног.

Конечно, в том, что два здоровенных мужика ловят собаку, ничего особо необычного не наблюдалось. Есть такая служба при санэпидстанции, которая отлавливает по дворам бродячих псов. Однако одеты эти граждане были совсем не так, как полагалось бы сотрудникам этого учреждения. Слишком дорого и шикарно. На такой прикид, по разумению Лены, годовой зарплаты штатного собаколова могло бы не хватить. Правда, морды, которые Лена кое-как рассмотрела в отсветах фонаря, очень подходили под определение «живодерские», но все-таки стоило посомневаться, что эти самые «живодеры» все время посвящают сокращению поголовья бродячих собак. Вполне возможно, что большую часть времени они все-таки уделяют заботе о людях. Например, о том, чтоб они не заживались подолгу на этом свете.

Собака тихо залегла позади Лены и позволяла себе только учащенно дышать.

Мужики, потоптавшись немного около лестницы, пошли в тот ход, что начинался справа от лестницы. То есть в противоположную сторону от того помещения, где прятались Лена и собака, которая зачем-то понадобилась этим крутым мальчикам. Они удалились от лестницы уже метров на десять, и Лена подумала, что если они уйдут еще чуть-чуть подальше, то у нее есть шанс потихоньку выбраться из подвала у них за спиной. Тихо, спокойно, без шума и пыли, а главное — без всяких ненужных разговоров.

Однако один из молодцов тоже подумал о таком варианте, правда, имея в виду опять-таки не Лену, а собаку:

— Зря мы. Грибок, вдвоем в одну сторону поперли! — это говорил тот, кого звали Гундосом. — Надо тебе туда, к лестнице вернуться, а то этот кабыздох, если налево убежал, может мимо нас обратно наверх прошмыгнуть.

— А как я там глядеть буду? — проворчал Грибок. — Фонарь-то, блин, у тебя! Зажигалкой, что ли, чиркать прикажешь? Так она у меня почти пустая — раза три прикурить осталось…

— Сча, сделаю тебе типа факела… — Гундос завозился в темноте, а затем и впрямь загорелось довольно яркое пламя.

— На, — хмыкнул Гундос, — вручаю, блин, олимпийский огонь! Хоть в Сидней беги… Правда, все игры уже кончились.

— Из газеты, что ли, скрутил?

— Так точно. Тут их дополна валяется. Можешь еще пару штук прибрать на случай, если эта быстро выгорит.

— А пожару не наделаем? Здесь, е-мое, хлама всякого — кучи. И тяга хорошая, сквозняки. Если полыхнет — хрен выскочить успеем!

— Ты бы. Гриб, с такими познаниями лучше в пожарники шел! — поиздевался Гундос. — Такие бы «бабки» греб с каждого пожара — офигеть можно.

Гриб с горящим факелом из свернутой газеты повернул обратно к лестнице, и Лене стало ясно, что он вот-вот окажется совсем близко. Во всяком случае теперь уже не удалось бы проскочить наверх — это точно. К тому же когда Гриб вышел к лестнице, то переложил свой эрзац-факел в левую руку, а правой выдернул из-под куртки пистолет. Хотя он его приготовил, главным образом, для того, чтоб пристрелить собаку, если та вдруг набросится на него или попытается удрать, Лену это не утешило. Если кто-то морально готов собаку застрелить, то и человека грохнет без угрызений совести. Это раз. А во-вторых, слабая надежда на то, что ей удастся отпугнуть этих жлобов своим малокалиберным пистолетиком, рухнула. У Гриба в лапе находился или служебный «Иж-71», который разрешено иметь частным охранникам, или вообще настоящий боевой «ПМ» — издали их не отличить один от другого. Так или иначе, но это 9 мм, а не 5, 6. Каким калибром проще убить, наверно, любой лох догадается.

Когда Гриб с факелом в левой руке и со стволом в правой вошел в левый проем и оказался не больше, чем в пяти метрах от Лены, она сумела более-менее рассмотреть его физию. После этого ей показалось, что «марго» со своими мягкими пульками без оболочек даже в упор не прошибет этакий лобешник.

Наверно, если б газета у Гриба не сгорела и он сделал еще пару шагов вперед без остановки, то застал бы Лену в полном упадке морально-боевого духа. В принципе это, как теперь казалось разомлевшей в ванне девице, могло бы ничем плохим не кончиться. Допустим, если Гриб был сосредоточен на выполнении своей главной задачи — ловле собаки, то не стал бы цепляться к девушке, неизвестно как и зачем угодившей в этот подвал. Скорее всего просто гаркнул бы что-нибудь, типа: «Вали отсюда, прошмандовка!» Тем более ведь он был не бомжара какой-нибудь, чтоб кидаться на какую-то немытую девку в грязном и вонючем подвале.

Но могло быть и так, что Гриб не стал бы самолично решать судьбу подвернувшейся под руку незнакомки, а подозвал бы Гундоса. И тот — в этом Лена даже сейчас была на сто процентов уверена — наверняка посчитал бы, что лишняя свидетельница им не нужна.

Однако газета у Гриба сгорела почти целиком, и он вынужден был наскоро бросить ее, затоптать огонь, на ощупь скрутить и поджечь зажигалкой новый факел. А для того, чтоб все это сделать, ему понадобились обе руки, то есть пистолет он на время сунул в боковой карман куртки.

Вот эта пауза — минуты на две, не больше! — позволила Лене вновь собраться с духом и обрести отчаянную решимость. Как только Гриб подпалил от зажигалки свернутую в трубку газету и стал прятать зажигалку в карман, намереваясь следующим движением вынуть из кармана «пушку», Лена вскинула «марго» двумя руками и поймала на мушку низколобую физиономию жлоба. Спуск как-то само собой нажался, хотя, кажется, Лена в этот момент еще не решила окончательно — стрелять или не стрелять.

Грох! — выстрел маленького пистолета в гулком подвале прозвучал как пушечный. У Лены аж во рту солоно стало. Хотя, как ни странно, во дворе, даже в нескольких шагах от входа в подвал, выстрела никто не услышал. А бабушка Петровна, которая в это время только-только шла по переулку, приглядываясь к следу Рекса, и подавно ничего не слыхала. Наверно, если б в доме работал мусоропровод, то через него звук выстрела долетел бы от мусорокамеры до верхнего этажа.

Но мусорокамера, как и весь мусоропровод были наглухо забиты, и ими давным-давно не пользовались. Может, на первом или втором этаже еще что-то и сумели расслышать, но очень слабенько.

Несколько секунд — две или три, не больше! — Лена думала, что промазала, потому что, как ей показалось, Гриб только удивленно повернул голову. И лишь после того, как он уронил факел, судорожно ухватившись рукой за лицо, ей стало ясно: пуля даром не пропала. Но даже после этого она никак не ожидала, что верзила покачнется и мешком шмякнется на пол, придавив животом упавший факел и погрузив эту часть подвала в полную темень.

Гундос, конечно, выстрел и шум от падения своего братана слышал. Но не врубился в ситуацию, точнее, не правильно ее понял. В принципе он и не мог ее понять иначе, поскольку никого способного шмальнуть, кроме Гриба, в подвале увидеть не ожидал. А потому сделал по-своему логичный вывод, что Гриб нашарил вредного кобеля и шарахнул в него из своего «макара». То, что при этом произошло шумное падение и факел погас. Гундос опять же истолковал не так, как следовало. Он по простоте душевной решил, будто Гриб, разгильдяй мамин, в собаку не попал, зверюга метнулась в его сторону, и этот лох об нее запнулся.

Конечно, Лена с Гундосом не разговаривала и узнать точно, что и как он думал, не могла. Это она уже сейчас, полеживая в ванне, придумала, какие мысли были в голове у второго верзилы, когда он, очертя голову, помчался на помощь другану, полагая, что главное — не дать собачаре вырваться. И даже то, что он бежал с включенным фонариком, не помогло ему вовремя разобраться в своей роковой ошибке. Возможно, свет этого фонарика, мотавшийся на бегу из стороны в сторону, и выхватил на какие-то секунды из темноты распростертое тело Гриба, и Лену с пистолетом на изготовку, и даже злополучного пса, испуганно дрожавшего за спиной отчаянной девахи, но на то, чтоб отреагировать на все это, у Гундоса времени не хватило.

Лена без каких-либо колебаний дважды нажала на спуск — и Гундос завалился на пол, немного не добежав до кровавой лужицы, вылившейся из пробитой башки Гриба…

МАРОДЕРША

После того как эхо от выстрелов угасло в подвальных коридорах, Лена минуту или две стояла с пистолетом, готовая при первом же шевелении кого-либо из детин, более-менее освещенных фонариком, выпавшим из руки Гундоса, добавить им еще по одной пульке.

Но ни Гриб, ни Гундос шевелиться уже не могли. И стонов никаких не издавали, и даже не дышали, а кровавые лужицы около их голов не увеличивались.

Только тут Лена стала отчетливо понимать, что она натворила со своим пистолетиком, который, как выяснилось, имел вполне приличную убойную силу. Боевой задор и отчаянность с нее будто холодной волной смыло, у нее руки-ноги задрожали и даже коленки подогнулись. Наверно, она могла и в обморок хлопнуться, но все же удержалась на ногах, а потом более-менее аккуратно уселась на пачку макулатуры, которая, как выяснилось, лежала поблизости от нее у стены подвала.

Неизвестно, как ей удалось бы преодолеть этот стресс, если б не Рекс — к тому моменту это для нее был просто неизвестный пес. Дело в том, что этот большой, лохматый и беспородный глупыш стал вертеться около нее, вилять хвостом, тереться шерстью о джинсы, явно проявляя признаки дружеского расположения. Но при этом, как ни удивительно, ни скулить, ни тявкать не пытался, а только дышал как-то сдавленно и учащенно.

Сначала Лена пыталась просто отпихнуть назойливую псину — мол, не до тебя! — но внезапно собачья морда попала под свет фонаря, и Лена увидела, что выглядит она как-то необычно. Нет, конечно, ни лишней пары глаз, ни вторых ушей, ни рогов на лбу у барбоса не имелось. Но вот пасть у него почему-то была оскалена, точнее полуоткрыта, хотя пес не рычал, а только сипел. Похоже, что он не мог ни закрыть пасть полностью, так как что-то находившееся в зубах ему мешало, ни открыть пасть пошире, чтоб освободиться от этого предмета.

Вот после этого Лена и отвлеклась от своих тяжких переживаний, а сосредоточилась на страданиях несчастного барбоса.

Она рискнула пройти несколько шагов вперед и подобрать фонарик, оброненный Гундосом. Заодно мельком поглядела на самих покойников — Гриб получил свою пулю в глаз, Гундос одну точно в центр лба, а другую — куда-то под кадык, поэтому рассматривать их подробнее Лене сразу расхотелось.

Осветив Рекса фонариком, Лена поняла, в чем причина того, что бедный пес не может ни закрыть, ни открыть пасть, ни даже заскулить по этому поводу. Оказывается, в зубах у дворняги находился какой-то продолговатый предмет, упакованный в сумку из тонкого палаточного брезента, похожую на противогазную, только явно меньшего размера. Судя по всему, пес прокусил эту сумку клыками, и зубы его крепко завязли в том предмете, который лежал внутри сумки. Вдобавок лямка сумки каким-то образом — Рекс, увы, не имел возможности дать надлежащие разъяснения! — зацепилась за левую переднюю лапу собаки, а кроме того, полупетлей обмоталась вокруг шеи.

Как все это получилось, Лена могла только предполагать и лишь сейчас, уже кайфуя в ванне, смогла восстановить более-менее достоверную картину событий. Как видно, Рекс, сбежав от своей бабульки, встретил где-то Гундоса и Гриба, имевших при себе эту самую сумочку, по какой-то причине — скорее всего с дурной головы! — обгавкал их или даже кусануть собрался. То ли кто-то из них с испугу выронил сумку, то ли, наоборот, замахнулся ею, чтоб огреть псину по морде, но неплотно ухватился за лямку и сумка из рук вылетела. Так или иначе, но Рекс, должно быть, шарахнувшись от рассвирепевших детин, сперва угодил ногой в лямку, а потом, продолжая бежать по инерции и чувствуя помеху, дернулся. Сумка могла при этом подлететь вверх, лямка перехлестнула через собачью шею, а сумка при этом повисла справа от морды. Сгоряча Рекс эту сумку кусанул, завязил зубищи в ее содержимом и ни стряхнуть сумку, ни разжать пасть уже не смог. К тому же Гундос и Гриб небось принялись за ним гоняться и до того напугали, что псина из последних сил неслась как угорелая. Хотя, вообще-то, преследователи всего лишь хотели отнять у. Рекса сумку, в которой лежало нечто важное. Во всяком случае, не «биг-мак» из «Макдоналдса».

То, что в сумке лежит вещица, имеющая ценность — и немалую! — Лена поняла еще там, в подвале. А потому, подвесив фонарик на какой-то ржавый крючок, торчавший из стены подвала, принялась освобождать Рекса от сумки.

Вообще-то, любой другой человек, только что застрелив двоих двуногих прямоходящих, не стал бы тратить время на оказание помощи четвероногому. Вся ситуация прямо-таки выла как сирена: удирай, смывайся, пока не поздно! Тем более что почти ничего оправдывающего Лену перед лицом возможного суда не было. Пистолет она имела при себе незаконно, стреляла явно прицельно — все три пули угодили не абы куда, а нанесли смертельные раны! Правда, у Гриба и Гундоса тоже было при себе оружие, но у Гриба пистолет лежал в кармане, а у Гундоса он был заткнут за пояс. То есть если б сейчас сюда явились менты и все, как положено, задокументировали, сфотографировав положение тел покойных, то ссылки на необходимую оборону были бы очень шаткие. К тому же весьма возможно, что убиенные молодцы имели разрешения на свои пушки, а потому получилось бы, будто гнусная бандитка Лена — тут и фальшивый паспорт свою роль сыграл бы! — подло расстреляла в упор двух мирных частных охранников или детективов. Чистая 105-2а — сажай не хочу!

Конечно, сейчас, лежа в теплой водичке, Лена полностью осознала всю глупость и бестолковость своего поведения. Ей даже вспоминать о том, как она вела себя, было неприятно. Утешало только то, что все обошлось благополучно.

Тогда, в подвале, как ни странно, Лена опасалась вовсе не того, что с минуты на минуту могут менты прибежать, а собачьих клыков. Мог ведь Рекс тяпнуть ее за руку, когда она ему пасть разжимала? Мог, но не тяпнул. Должно быть, все же соображал, что ему плохого не хотят. И когда Лена сумела-таки освободить его пасть от прокушенной сумки, зверюга восторженно завертела хвостом и лизнула спасительницу в нос. Лена, конечно, не относилась к тем восторженным поклонницам собачьего племени, которые обожают, когда их собаки лижут, но все же не стала отпихивать Рекса и даже погладила его по шерстке.

Потом, где-то в глубине подвала, с той стороны, откуда прибежал за своей пулей Гундос, послышался какой-то шорох. Скорее всего просто-напросто крыса пробежала, а может, дикая помоечная кошка. Последнее вернее всего, так как Рекс, получив, условно говоря, «свободу слова», то есть возможность рычать и гавкать сколько душе угодно, залаяв, сорвался с места и унесся в том направлении. А к Лене на какое-то время вернулся страх. Правда, этот самый страх заставил ее вести себя совсем не так, как следовало бы вести себя испуганной женщине.

Казалось бы, надо было забросить измусоленную собакой сумку куда подальше, а затем бегом бежать из подвала и бога молить, чтоб там, наверху, не было ни ментов, ни, что гораздо хуже, дружков Гундоса и Гриба. И уж конечно, совершенно нелогично было расстегивать свой рюкзачок и запихивать туда сумку, пропитанную собачьей слюной. Зачем? А черт его знает! Объяснить, почему ей понадобилось так поступать, Лена даже сама себе не сумела бы. Сейчас, несколько часов спустя, ей казалось, будто она сделала это из любопытства.

Хотя, конечно, всем дамам свойственно любопытство, но проявлять его в такой обстановке решится не каждая. К тому же по-настоящему любопытная дама, наверно, попыталась бы достать из сумки то, что там лежало, и рассмотреть этот предмет. Но Лена, как ни странно, просто спрятала сумку в рюкзачок и даже сейчас понятия не имела о том, что именно попало ей в руки.

Она еще не успела застегнуть рюкзачок, как Рекс вернулся, как видно, очень довольный собой. Вряд ли ему удалось найти кошку или крысу в темном подвале, а уж тем более ухватить зубами, но так или иначе он заставил этих зверюшек куда-нибудь юркнуть, притихнуть и ощущал себя победителем. Во всяком случае, он считал, что Лене его поведение должно понравиться. Наверно, Рекс, несмотря на общую неразвитость, все-таки инстинктивно чуял себя в долгу перед незнакомой тетенькой, а потому очень хотел показать свое желание оберегать и защищать Лену, спасшую его от страшных верзил и от штуковины, которая мешала ему дышать и гавкать.

Как ни странно, но у Лены от этого сразу прошел страх. Больше того, она даже соображать лучше стала, хотя, конечно, многим ее поведение может показаться, выражаясь по-научному, «неадекватным ситуации».

С чего-то ей взбрело в голову, будто надо подобрать гильзочки от своих маленьких спортивно-охотничьих патрончиков. Зачем? Кажется, тогда Лена подумала, будто делает это для того, чтоб осложнить криминалистам идентификацию оружия. Например, если в том городе, где она влепила такую же пульку в живот хулиганистому пацану, менты нашли и прибрали к месту гильзу, то царапины, оставленные казенником пистолета на латуни гильзы, будут такие же, как на этих только что отстрелянных гильзах. А тот пацан, как она была уверена, сумел ее рассмотреть и запомнить. В том, что тот парень остался жив, Лена не сомневалась, так же как и в том, что Гундос и Гриб копыта отбросили. Стало быть, если его в больнице навестили менты, он мог, наверно, дать какие-то приметы или даже целый словесный портрет. Найдут менты гильзочки и, возможно, начнут искать, не отмечался ли где такой ствол. Сперва в городе, а потом и во всероссийском масштабе. Конечно, сколько времени это займет, неизвестно, но возможно, ежели у ментов компьютеризация кое-какое развитие получила, то ориентировка с фотороботом Лены появится у здешней ППС и УРа еще до того, как она отсюда свалит. Правда, забота о подборе гильз не помогла бы Лене, если б кто-то из жильцов услышал выстрелы и в подвал явились менты. А ведь они запросто могли появиться как раз тогда, когда Лена гильзы разыскивала.

Конечно, кто-нибудь может заметить, что тогда бы и пули стоило выковырять

— они ведь тоже улика! Однако хотя, как уже отмечалось, Лена институтов не кончала и криминалистику не изучала, кое-какие знания по этой теме имела. Например, она знала, что мягкие, безоболочечные пульки калибра 5, 6 при попадании в тело, особенно в кость, деформируются значительно сильнее, чем, допустим, те, что имеют томпаковые оболочки. Иногда эти самые 5, 6 просто в лепешку сминаются. В общем, по следам от дульных нарезов на этом свинцовом комочке много не вычислишь. И вероятность того, что перепутаешь один ствол с другим, — немалая. А вот если гильза останется — шансов больше.

Одну гильзу Лена нашла почти сразу же рядом с собой. А вот вторая, должно быть, отлетев к стене и ударившись об нее, отскочила аж к плечу Гриба, распростертого на полу. Когда Лена осторожно полезла ее подбирать — удивительно, но она в этот момент не мертвеца боялась, а четко соображала, что ей нужно сделать это, не замаравшись в крови! — то она разглядела и третью гильзу, закатившуюся под бок трупа. Чтоб достать гильзу, Лене пришлось немного приподнять покойника, и тут под курткой у Гриба что-то прошуршало и тихо брякнуло. Лена не шарахнулась от него, не испугалась, а, спокойно забрав гильзу, залезла убитому за ворот куртки и вытащила сотовый телефон. Наверно, он при падении выскользнул из кармана, но на пол выпасть не успел.

Лена о такой штуковине мечтала уже несколько лет. Иногда ей давали возможность попользоваться этими шикарными вещицами, но своего у нее никогда не было. Больше того, она подозревала, что и не будет вовсе. Потому что, во-первых, деньги нужны, а во-вторых — более-менее постоянное местожительство, куда тебе могли бы счета за переговоры присылать. Деньги у Лены изредка появлялись, а вот места жительства она меняла гораздо чаще, чем перчатки. Во всяком случае, такого, где она была бы честно и благородно прописана, Лена не имела.

Взяв телефон по принципу «чтобы было», Лена уже перескочила какой-то психологический барьер. После этого она самым бестрепетным образом принялась шуровать по карманам трупов. При этом чем дольше она возилась, тем меньше опасалась того, что кто-нибудь заявится в подвал. Потому что прошло уже больше получаса, и если б кто-то услышал выстрелы и вызвал милицию, то менты уже давно бы прибыли и спустились в подвал.

Всю добычу грабительница запихивала в рюкзачок. Туда и телефон попал, и пейджер, обнаруженный на ремне у Гундоса, и оба пистолета, и туго набитые «лопатники» — бумажники, и даже сигареты с зажигалками. Перстни стянула с пальцев, обручальное кольцо с Гриба, часы на хороших массивных браслетках 985-й пробы, цепуры с обеих шей… Жадность обуяла! Грабь награбленное!

Сколько «дерева» и «зеленых» лежало в бумажниках, она пересчитывать не стала, хотя и собиралась поначалу. Потому что в это время Рекс вдруг насторожил уши, загавкал и метнулся куда-то вверх по лестнице. Тогда Лена не поняла, что он свою старую хозяйку почуял, и, поспешно затянув рюкзачок с «трофеями», вновь ухватилась за «марго». Хотя у нее теперь и посолиднее калибры имелись. Но тут сверху до нее долетел испуганный старушечий вскрик, шум падения, скулеж Рекса. Подхватив рюкзак, Лена побежала наверх… И не прогадала!

Во всяком случае сейчас, несмотря на все неприятные воспоминания, ей было хорошо. Жива, сыта, в тепле, в горячей ванне. И сможет выспаться на чистых простынках. А что будет завтра — тому бог владыка.Z Но все-таки вылеживаться тут, в ванне, слишком долго не стоило. Как ни приятно, а все же пора и честь знать. Во-первых, потому, что в сон клонит и при такой расслабухе можно невзначай прямо в ванне заснуть. Бывали ведь случаи, когда люди эдак засыпали и тонули. Правда, в основном пьяные, а Лена ни в одном глазу, хотя не отказалась бы сейчас пару стопок принять. Но все-таки обидно было бы утопнуть после того, что пережила сегодня. Кроме того, завтра ей тоже не стоит долго вылеживаться. Все же она не сделала того, за чем ее присылали — не отдала тюбик «Аквафреш» тем, кто его сегодня ждал. Так что надо все-таки ехать на эту самую Федоровскую как можно раньше. Может быть, даже сразу, не выгуливая, отвести Рекса к соседке, как ее, бишь… Александре Семеновне или Александре Степановне? Неважно, лишь бы она согласилась водиться с этим псом придурочным. Важнее, чтоб Лена как можно скорее доехала до поселка Лавровка, нашла там Федоровскую улицу, дом 47, и чтоб в этом доме обнаружилась-таки злополучная квартира 91. Тем более что в эту самую Лавровку дорога длинная и с пересадками, опять же автобусы, как видно, нечасто ходят. В общем, надо спать ложиться с тем расчетом, чтоб не продрыхать лишнего и вместе с тем недосыпа не ощущать.

Лена по-быстрому завершила свое мытье, окатилась душем, растерлась банным полотенцем. Повертелась малость перед зеркалом, висевшим над умывальником, порадовалась, что еще не дожила до тех лет, когда в зеркало противно глядеться. Нет, покамест, тьфу-тьфу, она сама себе, родимой, нравилась. Особенно в отмытом и розовеньком состоянии. А ежели еще подштукатуриться — вообще загляденье будет. Правда, на фиг это нужно — неизвестно. На личную жизнь ей много времени не оставляют.

Влезла в чистую ночнушку — благодать! Трусики на ночь — лишняя роскошь, все равно некому стягивать.

Лена уже замотала волосы полотенцем — фена у бабки, конечно, не было, а своего она с собой не захватила — не рассчитывала, что ванну принимать придется! Сунула было ноги в шлепанцы и тут отчетливо услышала «тю-лю-лю» сотового телефона…

ЗВОНКИ ПО «СОТКЕ»

Наверняка можно было не обращать внимания на звонок. Ясно ведь, что звонят не ей, а покойному Грибу. Скорее всего, как предполагала Лена, снявшая с убитого массивное обручальное кольцо, это его несчастная супруга волнуется.

Каково, а? Только что, греясь в теплой воде, Лена особо не переживала по поводу тех, кто остался коченеть в подвале, хотя, вообще-то, ничего плохого ей лично эти парни не сделали. И неизвестно, собирались ли они вообще ее бить, насиловать, убивать и так далее. Просто ей показалось, что Гриб с Гундосом могут с ней расправиться, и она, можно сказать, с перепугу их убила. Ясно, что после выстрела, свалившего Гриба, надо было и Гундоса валить, потому что тот, попадись ему Лена, живой бы ее не оставил. Но если б Лена не выстрелила в Гриба, возможно, что ничего ужасного и не произошло бы…

Снимая кольцо с холодного пальца Гриба, Лена думала об этой штуковине исключительно как о золотой вещице, которую можно будет при необходимости превратить в денежки. И там, в подвале, она даже не думала, что этот круглый кусочек золота весом примерно в полета граммов означает, что Гриб женатый человек, что у него, возможно, кроме супруги, и ребенок есть, а то и не один. Хоть он и одет, как бандит, и вооружен, и вообще явно крутыми делами занимается, но для жены и детей он — кормилец, как они без него жить станут

— неизвестно. Братва, конечно, семьям своих ребят помогает, и даже лучше, чем государство семьям погибших ментов, но все же остались детишки без отца, а жена — без мужа. И Лена — причина всех будущих слез, которые не пролились покамест только потому, что семья еще не знает о пуле, угодившей Грибу в глаз, и жена надеется, что он, живой и невредимый, просто где-нибудь загулял с устатку.

Ясно, что рассказывать о том, что произошло на самом деле, Лена не собиралась. Но ей вдруг подумалось, что ежели она сейчас ответит на звонок, заявит, будто Гриб спит в полном отрубе да еще и объявит себя его любовницей, то несчастной бабе будет полегче.

В общем, Лена отозвалась сонным голосом:.

— Але…

Тут ее ждал первый сюрприз. Вместо взволнованного женского голоска из трубки пророкотал сипловатый баритон:

— Лехудай.

— Гриба, что ли? — очень кстати зевнув, переспросила Лена.

— Его, его, — подтвердил баритон.

— Спит он. Поддал нормально и велел всех на хрен посылать до восьми утра. А сейчас, блин, два часа только.

— Разбуди! — раздраженно рявкнул баритон. — Скажи, Драч звонит!

— Мне по фигу, Драч или Квач, спит он. И хрен его подымешь!

— Ты, лярва, не вякай! Буди по-быстрому!

— Вот еще! — сварливым бабьим голосом прошипела Лена. — Думаешь, я давно в рыло от него не получала и соскучилась? Фиг ты угадал, гражданин начальник!

Должно быть, обладатель баритона поверил, что Гриб и впрямь капитально ужрался, а раз так, то может не врубиться в суть серьезного разговора.

— Ладно, хрен с ним, пусть дрыхнет. Передай, чтоб в восемь, сразу как проснется, ехал в контору и доставил все, что надо. Он поймет. Приятных снов!

После коротких гудков в трубке у Лены отлегло от сердца. Ждите, ждите своего Леху, козлы драные! Глядишь, пока ждать будете, его крысы в подвале изгложут. А жены и детишек у него, возможно, и нет вовсе. Бывают же такие, что ради понта кольца носят, типа они все из себя солидные и положительные…

Лена хотела отключить телефон, чтоб он не трезвонил попусту. Но отчего-то ей захотелось запомнить высветившийся на табло номер, с которого говорил «баритон». Запомнила: 34-78-90. Однако отключить телефон не успела — он опять зазвонил. Номер высветился другой — 34-98-45. И хотя на этот звонок тоже можно было, фигурально выражаясь, «положить с прибором», Лена этого делать не стала.

— Але… — она решила продолжать игру в сонную любовницу.

— Лерка? — прогудели из трубки. — Дай Леху поживее, а?

— Спит Леха, неясно, что ли? Два часа ночи, екалэмэнэ! Заколебали уже звонками! То Драч, то ты…

— Драч звонил? — Абонент явно малость струхнул. — Ну к что ему Леха сказал?

— Ни хрена он ему не сказал, потому что пьяный был и спал уже. Намерзлись они с Гундосом, пока собаку ловили… — Лена подумала, что особой беды не будет, если она об этом сообщит.

— Ну и что, поймали? — по интонациям говорившего Лена как-то сразу почуяла, что его этот вопрос сильно волнует.

— Поймали и сумку забрали, — Лена решила, что это мужика должно успокоить. — Завтра должны быть у Драча.

— Слышь, а меня они не очень ругали? В смысле, что я уехал, их не дождавшись?

— Обещали козлу какому-то морду начистить, — дипломатично произнесла Лена, — а кому конкретно, я не прислушивалась.

— У, бля! — в сердцах произнес браток; — Сами же сказали: через час будем! А сами? Я их ждал, биомать, ровно два часа у выезда со двора, потом во двор заехал — пусто, голый Вася, ни их, ни собаки. Что я, должен был до утра стоять?

— Короче, разбирайся сам. Я не адвокат.

— Лера! — видать, парень, хоть и знал имя любовницы (а может, все-таки жены?) Гриба, но голоса ее не слыхал. — А Гундос не у вас?

— Счас! — резко отозвалась Лена. — Мне одного алкаша на ночь — вот так хватает. Ушел он полчаса назад. Только засыпать начала — и тут, блин, еще один мудак трезвонит!

После этого она нажала на кнопку сброса, а затем и вовсе отключила телефон. Все, хватит ерундой заниматься, спать пора.

На всякий случай Лена еще раз проверила, хорошо ли заперта входная дверь. Правда, замок, как уже отмечалось, ей доверия не внушал, но после разговоров по сотовому Лена была почти на сто процентов убеждена, что сегодня ее бандиты не навестят. Насчет визита ментов она тоже не беспокоилась. Вряд ли какой-то законопослушный гражданин заглянет в подвал до утра. Могут, конечно, бомжи заползти, но они в ментовку докладывать не побегут — себе дороже выйдет. Переночуют в другом конце подвала — и тихо смоются поутру.

Сон у нее выдался относительно спокойным, во всяком случае, никаких кошмаров Лене не снилось. Правда, проспала она не очень долго, хотя, по идее, здорово умоталась и рассчитывала проснуться не раньше восьми часов.

Когда она проснулась, стояла тишина, машины и те не урчали за окном, поскольку часы показывали половину шестого утра и город только-только начинал просыпаться.

Между тем Лена, проспав всего три с небольшим часа, совсем не чувствовала усталости. Более того, у нее было ощущение силы и бодрости во всем теле. Правда, было и чувство досады по поводу того, что ее пробуждение состоялось так рано, ни к селу ни к городу. И собака спит еще, гулять не просится, и автобусы не ходят. Ну и эта, соседка Александра Семеновна, наверняка еще не проснулась, так что Рекса и ключи ей не отдашь. Стало быть, придется полчаса или чуть больше просто так поваляться.

Вообще-то Лене не часто удавалось просто так, никуда не торопясь, нежиться в постели. Наверно, кабы она точно знала, что даже если проваляется час, вместо получаса, то ничего страшного не произойдет, настроение у нее было бы получше. Но полчаса — это только полчаса. Ни то ни се. Вроде бы времени слишком мало для того, чтоб расслабиться, но все-таки тридцать минут иногда очень долго тянутся. Иногда Лене казалось, будто полчаса уже прошли, но когда она бросала взгляд на часы, то выяснялось, что минуло только пять минут.

В общем, она с трудом дождалась шести часов и торопливо, почти как солдат по команде: «Подъем! Тревога!», принялась одеваться, хотя ее никто не подгонял. Да и вообще, даже сейчас, по большому счету, спешить не следовало. Рекс пока не выказывал желания пойти на прогулку, а до которого часа привыкла спать соседка Анны Петровны, для Лены до сих пор оставалось загадкой. Правда, уличное движение, кажется, постепенно начиналось. Где-то без пяти шесть мимо окон бабушкиной квартиры, выходивших на Федотовскую улицу, прокатила первая машина, а затем они пошли одна за одной.

Одевшись, Лена собрала белье с дивана и затолкала его в бабкин гардероб. Потом подумала, что, наверно, стоит попить чайку, хотя на завтрак фактически ничего существенного не было. Но все-таки на улице холодно, лучше что-то горяченькое залить в желудок.

И тут, когда Лена поставила чайник на газ, мирно дремавший Рекс неожиданно зарычал, вскочил со своего коврика и, злобно загавкав, ринулся к двери. Хотя вроде бы никто в нее не звонил и не стучал.

Конечно, для такого глупого и невоспитанного пса, как Рекс, раздражающим фактором могла послужить какая-нибудь безобидная кошка, мирно спускавшаяся вниз по лестнице или, наоборот, поднимавшаяся наверх. Мог вызвать лай и какой-нибудь кобелек, которого уже выводили на утреннюю прогулку. Наконец, если верить тому, что рассказывала Петровна, это мог быть кто-то из жильцов здешнего подъезда, который по невыясненным причинам не нравился Рексу. Так или иначе, но, по идее, лай этого бестолкового пса вовсе не означал, что квартире угрожает реальная опасность. К тому же Лена и сама догадывалась, что бандиты, даже если они каким-то образом докопались, где искать убийцу Гриба и Гундоса, вряд ли полезут в то время, когда народ уже просыпается и собирается на работу. Слишком много потенциальных свидетелей! Бандюкам надо было либо среди ночи приходить, когда все спят, либо подождать, пока трудящиеся разойдутся по местам работы. Что же касается ментов, то они скорее всего не станут тихо подкрадываться к двери, а громко предложат вооруженной преступнице сдаться, после чего вышибут дверь кувалдой, бросят «черемуху» и толпой вломятся в помещение.

Умом-то Лена все понимала, но сердце у нее забило тревогу. Все-таки не так-то просто спокойно реагировать на этот лай, если чувствуешь за собой столько вполне реальных грехов. Тем более что ей во всех случаях ни на какое снисхождение рассчитывать не придется. Попадаться живой ей нельзя — это она вызубрила как дважды два.

Пистолет у Лены был под курткой, за ремешком джинсов. Рюкзачок со всем остальным барахлишком она наскоро убрала под диван. Как раз в этот момент в дверь наконец позвонили.

У Лены все-таки хватило ума не палить прямо через дверь, а спросить для начала:

— Вам кого?

Ответили не сразу, как видно, гражданин, стоявший за дверью, не ожидал услышать молодой женский голос.

— Извините, мне бы Анну Петровну… — застенчиво произнес вежливый юношеский басок, в котором, несмотря на правильное произношение слов, все-таки слышался какой-то глуховатый нерусский акцент.

— А вы ей кто? — спросила Лена, внутренне поругивая бабку за то, что не удосужилась сделать в двери глазок. А то по голосу он может и вежливый, но при этом имеет пудовые кулачищи и вес под сто кило. Отопрешь такому, он толканет дверь — и Лена в кухню улетит.

— Внук я ей, — ответил гражданин из-за двери. В этот момент щелкнул замок соседней квартиры, как раз той, где, по идее, должна была находиться соседка Александра Семеновна, и послышался старушечий голосок:

— Никак Валечка? Из Ташкента? Сережин сынок? Батюшки, как вырос-то! Я ж тебя еще вот таким помню…

— Да я тут лет десять не бывал, еле нашел дорогу. А теперь еще и не пускают…

— Как не пускают? — испугалась Семеновна. — Петровна! Ты что, внука не узнала, что ли?

Лена наскоро переложила пистолет во внутренний карман куртки и отперла дверь. Оказалось, что на площадке стоит не по зимнему загорелый парень, довольно крепкий и рослый, но на вид явно не старше двадцати лет. По бокам от парня громоздились две здоровенных клеенчатых сумки в синюю клеточку. А чуть в стороне стояла толстая бабка в пуховом платке, байковом халате, теплой кофте и валенках без калош. Выглядела она помоложе Петровны, наверно, еще семидесяти не исполнилось. Само собой, что старуха тут же устремила на Лену прямо-таки сверлящий взгляд. Не успокаивало ее даже то, что Рекс, скаля зубы на Валечку, явно был готов защищать от каких-либо посягательств неизвестную девку.

— Извините, пожалуйста! — улыбнулась Лена. — Мне Анна Петровна ничего не сказала о вашем приезде…

— А где она сама-то? — с подозрением спросила соседка.

— Она вчера на улице упала, — вздохнула Лена, понимая, что для Семеновны это сообщение прозвучит очень неубедительно. — Я ее случайно нашла и помогла досюда дойти, а потом «Скорую» вызвала…

— Как же это ты «Скорую» вызвала? — у Семеновны появился некий чекистский прищур. — У нее ж телефона нет!

— У меня сотовый, — Лена постаралась быть невозмутимой, хотя прекрасно понимала, что подозрительность соседки может иметь весьма неприятные последствия. — В общем, «Скорая» ее во Вторую горбольницу увезла. Я хотела уйти, но Анна Петровна велела мне остаться, за песиком присмотреть, а утром отвести его к вам, то есть к Александре Семеновне. Я правильно угадала?!

— Угадать-то угадала, — хмуро пробурчала бабка, — только я что-то не помню, чтоб «Скорая» сюда приезжала.

Тут отворилась дверь третьей квартиры, выходившей на площадку, и оттуда высунулась толстая баба лет сорока в пальто, накинутом поверх ночной рубахи.

— Чего ты к ней привязалась, дура старая? — Толстуха вecьмa неожиданно заступилась за Лену. — Ты снотворного хлобыстнула и заснула как сурок, тетеря глухая. «Я не помню!» А я помню, я даже видала, как эта девушка Петровну на закорках сюда втаскивала. И как на «Скорой» ее отправляли, видела… Какие проблемы?

— А вот ограбят — тогда и будут проблемы! — ядовито прошипела Семеновна.

— Ой, да что у Петровны грабить? Тараканы — и те с голодухи сдохли!

Похоже, что обе бабы, и старая, и помоложе, находили довольствие в склоках. Поэтому уже через несколько секунд у принялись базарить на другие темы, отвлекшись и от Валечки, и от Лены.

— Извините еще раз, — смущенно пробормотала Лена. — Чего вы стоите? Заходите, пожалуйста.

Валя подхватил сумки и торопливо занес их в квартиру. Когда дверь захлопнулась, он с опаской посмотрел на Рекса. Как-никак, собачара была крупная и зубастая.

— Он мне штаны не порвет?

— Думаю, нет, — без особой уверенности произнесла Лена — Вообще-то, я его вчера кормила, и он меня слушался, не рычал. А сегодня я должна была его выгулять и оставить Семеновне, но теперь, после скандала, как-то неудобно.

Валентин наморщил лоб и сказал:

— Вообще-то, раз он от вас пищу взял, значит, и у меня возьмет. У меня от курицы чуток осталось…

Когда Валентин вытащил эту самую недоеденную курицу из сумки, псина резко прекратила гавкать и устремила на обглоданную птичку весьма заинтересованный взгляд. А когда приезжий положил курицу, точнее, ее бренные останки около собачьей кастрюльки, Рекс тут же жадно принялся глодать косточки.

— В общем, я чую, что вы общий язык найдете, — сказала Лена. — Извините, мне пора! Вот вам ключики, спасибо за приют.

— Вы еще придете? — спросил Валентин с явным сожалением, когда Лена, надев рюкзачок, выходила из квартиры.

— Скорее всего нет, — улыбнулась Лена. — Если ничего непредвиденного не случится…

ТЕЛЕФОННЫЙ ЗНАКОМЫЙ?

Все эти любезничанья с бабушкиным внуком Лене стоили немалых трудов. Явление этого молодца серьезно изменило ее планы. Прежде всего пришлось взять с собой рюкзачок, в котором лежало столько лишних предметов, что с ума сойти можно. Если б не пожаловал этот ташкентский житель, то можно было взять из рюкзачка известный тюбик «Аквафреш» и ехать налегке туда, куда посылали. А потом вернуться за Рюкзачком уже непосредственно перед тем, как свалить из этого поганого городишки. Теперь же придется мотаться с рюкзачком целый день. В том числе и в общественном транспорте, где кто-нибудь может случайно прижаться к пистолетам. Конечно, в рюкзаке их безопаснее держать, чем под курткой, но все-таки и через рюкзачок могут случайно прощупать…

Автобусную остановку Лена нашла довольно быстро. Как ни странно, народу на ней не было. Приглядевшись к желтой жестяной досочке, информировавшей об интервалах движения транспорта, Лена разобралась, что первый автобус прошел в 6.00, второй — в 6.15, третий — в 6.30, а четвертый то ли придет с минуты на минуту, то ли уже отвалил, и Лене придется всю эту четверть часа — никто не гарантировал, что на самом деле автобус придет через полчаса! — простоять на нехилом морозце под тускленьким фонарем.

Поэтому Лена вытянула руку и стала голосовать легковухам, которых, однако, было не так уж и много. Кроме того, народ, как видно, поспешал на основную работу, где имел кое-какие бабки, а бомбить намеревался вечерком. Так что пару минут никто на вытянутую руку не обращал внимания.

Наконец один подъехал, но, услышав слово «Федоровская», мрачно мотнул головой: «Не по пути!» Сразу после него притормозил другой и тоже отказал, хотя и другими словами, повежливей: «Рад бы подвезти, но мне в другую сторону, девушка!»

После этого целых пять минут машины так и свистели мимо. Автобус тоже не появлялся, и Лена чуяла, что если он действительно придет в семь, то это будет чудо какое-то. Ботанки у нее хорошо грели только на ходу, а стоять на морозе в них было не очень весело. Все-таки валенки тут, на севере, вещь незаменимая.

Остановился третий. Увы, он тоже не повез, опровергнув известное присловье: «Бог любит Троицу». Правда, товарищ бомбила кое-что прояснил, ворчливо сказав: «В Лавровку? Не-е, я не самоубийца!» Лена поняла, что район этот пользуется среди местных дурной славой, но все же позволила себе заметить:

— Так сейчас же утро, не ночь все-таки…

— Там, милая, и средь бела дня из машин выкидывают! — хмыкнул водила и захлопнул дверцу своей «пятерки».

Конечно, Лене стало ясно, что на сей раз она почти наверняка едет туда, куда ее посылали, но при этом подумалось, что на поимку частника рассчитывать сложно, придется мерзнуть, дожидаясь автобуса.

Примерно без пяти семь к остановке стали один за другим подходить пассажиры, но когда семь сравнялось и на остановке толпилось уже три десятка человек, автобус все равно не появился. Из ворчливых разговоров публики Лена уловила, что наиболее реальный срок появления транспорта — 7.15. Блин, да что ж это за город такой?

Лена еще раз помахала рукой, и тут ей повезло. Буквально через шесть секунд к остановке аж из второго ряда свернула иномарка. Черная, свеженькая

— джип «Гранд-Чероки». Причем водила даже не стал ждать, пока Лена подойдет, а сам приглашающе открыл дверцу.

— Прошу садиться, девушка! — Мужик оскалил золотые фиксы.

— Мне в Лавровку, — не желая вводить гражданина в заблуждение, сразу сообщила Лена. Ясное дело, что у владельца джипа, если он человек мирный, намного больше шансов быть выкинутым из машины, чем у владельца малопопулярной «пятерки».

— Отлично! — еще шире улыбнулся фиксатый, и Лена на секунду задумалась, стоит ли садиться к этому типу. Утешало только, что в салоне джипа никого не было. Но пальцы в ботинках уже начали неметь, к тому же Лене не хотелось ехать в автобусе со своим опасным рюкзачком. Поэтому она все-таки уселась рядом с водилой, хорошо сознавая, что это может быть не самое приятное путешествие.

— Музычку врубить? — галантно предложил мужик, когда Лена, пристроив рюкзачок на колени, сунула ноги поближе к «торпеде».

— Не возражаю, — отозвалась пассажирка, приглядываясь к водиле. Пыжиковая шапка, светло-коричневая, почти желтая кожаная куртка, ботиночки 45-го размера с квадратными носами тысяч за 5-6. Джинсы утепленные, тоже не дешевенькие. А морда, конечно, самая бандитская. Глазки узенькие, лобик крутой, ухо кто-то в прошлом слегка порвал. Да и фиксы ему навряд ли по причине кариеса вставлять пришлось. Опять же на лапах синее солнышко всходит, буковки через шерсть проглядывают… Да, приличным девочкам в такой машине ездить опасно. Ясно, что ему не десятка за проезд потребуется и даже не полтинник. Товарищ натурой получить захочет… Что он, паскуда, ночью не нашел, кого трахнуть?

Или по утряночке опять разогрелось, а куда вставить не нашел?

— Вам что поставить? — спросил кавалер, открыв ящичек с кассетами. — Пугачеву, Долину, тяжелый рок?! А может, вы Децла уважаете или там типа Шуры чего-нибудь? Алсу послушать не желаете?

— Вы прямо меломан, — иронически восхитилась Лена. — Такой выбор! Доверюсь вашему вкусу…

— Тогда, может, Высоцкого послушаем? Говорят, между прочим, что это великий поэт был!

— Не помню. Я, когда он помер, еще в школу не ходила.

— Во, стало быть, есть маза послушать. За душу берет. Придерживая баранку двумя пальцами левой руки, водила выдернул нужную кассетку и впихнул ее в музон. Хрипловатый басок «таганского Гамлета» зарокотал:

Это был воскресный день, и я не лазил по карманам.

В воскресенье отдыхать-вот мой девиз!

Но вдруг свисток, меня хватают и обзывают хулиганом, А один узнал, кричит: «Рецидивист!»

— Сигаретку не желаете? — по-прежнему демонстрируя галантность, произнес «меломан». Вытянул открытую пачку «Мальборо» и предложил Лене. Между тем глазами он уже щупал свою пассажирку минимум за коленки. Бяка какой! Нет, если б Лена не торопилась и вообще была не при деле, то ничего против такой формы расчета за проезд не имела.

— Такой сервис — обалдеть! — скорее оскалилась, чем улыбнулась Лена, прикуривая от вовремя поданной зажигалки. — Боюсь, мне с вами не расплатиться…

— Это все бесплатно, — блеснул фиксами радушный хозяин.

— Скажите, пожалуйста! — наигранно удивилась Лена и попробовала глазки состроить. Нет, кабан здоровый, если осадить оплеухой — он только раззадорится. А если по яйцам заедешь — удавить может, и хрен его что остановит. Окромя пули, конечно. Пушечки, конечно, совсем близко, и вполне можно незаметно сунуть руку под клапан рюкзака, ухватить ту же «маргошку», благо у нее предохранителя нет, и пальнуть этому козлу в пузо… А потом — в башку, чтоб не мучился. Еще один труп оставить? А не поплохеет с пережору?! Нет, не клево это. Тем более что сейчас утро и на машину со жмуром быстро наткнутся. Правда, вряд ли он ее в центр города трахать повезет, во двор закатит или на пустырь какой-нибудь, но все равно, трупик еще до полудня нашарят…

— Может, познакомимся? — предложил поклонник Высоцкого. — Меня Андрей зовут. А вас?

— Анжела, — врать Лена умела быстро. Правда, если б она назвалась Леной, это тоже было бы вранье, но все-таки лучше не называться тем именем, какое в паспорте стоит, хотя бы и липовом.

— Красивое имя, — порадовался Андрей. — Импортное… А мы раньше нигде не могли видеться? Что-то голосок мне ваш знаком.

— Навряд ли, — ответила Лена, — я ведь первый день в этом городе и раньше тут не бывала…

Сказала она это уверенно, но на самом деле и ей, как ни странно, что-то знакомое послышалось в голосе Андрея.

— И откуда же вы в нашу глушь заехали? — поинтересовался Андрей. — Не из Москвы?

— Оттуда, — наскоро изобразив приятную улыбочку, Лена затянулась и пустила губками колечко из дыма. Конечно, сообщать этому кобелине исходный пункт своей командировки она не собиралась. Но ведь слышала она этот голос, точно слышала! Правда, сейчас, конечно, товарищ попытался приблатненность на минимум свести, чтобы не напугать пассажирку, ежели она еще умеет бояться чего-нибудь. Но если чуток добавить этой приблатненности…

— Ну и как Москва? Говорят, там теперь совсем клево стало?

— Когда деньги есть, везде клево! — стряхивая пепел, произнесла Лена.

— Да, без денег — это голый Вася!

«Голый Вася»… Выражение нечасто встречается. Чаще «голый вассер» говорят. Хотя, вообще-то, Лена даже песенку слышала такую: «Если кажется, что жизнь не удалася, это значит, что приходит голый Вася!»

И тут она вспомнила. Аж морозцем по спине потянуло! Да это же тот, с кем она ночью по телефону трепалась! Не тот, который первым доискивался Леху Гриба, Драч — у того баритон был, сипловатый такой, а второй, который сам не назвался, а Лену принял за какую-то Леру, то ли любовницу, то ли жену Гриба… Именно он сказал: «Я их (в смысле Гриба с Гундосом) ждал у выезда со двора, потом во двор заехал — пусто, голый Вася, ни их, ни собаки. Что я, должен был до утра стоять?»

Вот это встречка, япона мать, не при мальчиках будь сказано! Блин, тут надо помозговать, и побыстрее! Иначе можно невзначай и в ящик сыграть.

— А вы к нам сюда надолго? — поинтересовался Андрей.

— Не знаю, — рассеянно ответила Лена, — как получится…

— У вас тут родня или как?

— Нет, я в командировку… — кокетничать уже не хотелось, надо было соображать.

Мысли так и запрыгали. Если этот жлоб припомнит, что разговаривал с ней ночью, что из этого будет? Конечно, он может эту самую Леру знать только со слов Гриба и вообще никогда в глаза не видал. Но вполне возможно, что он ее не только в лицо знает, а даже трахал, допустим, с друганом на пару. Просто голос у Лены очень похож на голос Леры. Второй вариант, конечно, приятнее. Андрей либо так и не припомнит, где он общался с этой самой Анжелой, либо заметит, что, мол, знаете, у вас голос очень похож на одну мою знакомую… Ничего фигового это в принципе само по себе не несет.

— И по какой же части трудитесь? — прищурился Андрей.

— Так, коммерция маленькая, — Лена смяла бычок в пепельнице и затушила, чтоб не тлел.

То, что «Лера» «Анжелой» назвалась — это в принципе фигня. Если она Лехе не жена, а так, то скорее всего стерва порядочная, и для нее на стороне потрахаться не проблема, а придумать имя — тем более. Милое женское кокетство. Однако вполне может быть, что вчера ночью или уже сегодня утром менты, дворники или еще кто-нибудь уже нашли жмуров. Причем уже крепко закоченевших, то есть эксперты могли запросто усечь, что граждан завалили где-то около полуночи. И поскольку нынче только ленивые бандиты сватов в ментуре не держат, то уже через часик-другой Драчу — он явно что-то типа бригадира у этих жлобов, а то и вообще пахан — доложили сию прискорбную весть. Вот тут-то он и припомнит, что разговаривал с какой-то сучкой в два часа ночи, которая отозвалась на звонок по сотовому Лехи Гриба, а самого Леху звать к телефону отказалась — пьяный-де, велел до восьми не будить. Вывод ясен: либо эта стерва сама Гриба с Гундосом замочила, либо ее дружбаны постарались. Поскольку третьим с Грибом и Гундосом был Андрей, то ему Драч запросто мог учинить допрос. А тот небось клялся и божился, что разговаривал с Леркой… И теперь ему дали приказ привезти эту самую Лерку пред светлые очи Драча.

— И чем же вы у нас торговать собрались? — ухмыльнулся Андрей. — Может, бюстгальтерами? Или трусишки продать решили?

— Не угадали, Андрюша! — пришлось опять собачьи глазки сделать и положить ножку на ножку. Главным образом, чтоб нагнуть горловину рюкзака поближе к правой руке…

— Хотите анекдот расскажу? Без мата, чисто женский!

— Если без мата — пожалуйста. А то я девушка ужас какая скромная… — Лена незаметно запустила ладонь под клапан рюкзака и добралась до холодной рукоятки «марго-байкала».

— Значит, так. Едут Василий Иваныч и Петька на джипе…

— Уже смешно! — поощрила Лена. — Дальше!

— Едут они, и голосует им от бордюра девушка. Ну, они, чисто как я, конечно, подбирают и везут. Чуть-чуть проехали — девушка говорит: «Ребята, вы знаете, у меня платить нечем. Но могу натурой рассчитаться…» — «Это как?» — спрашивает Василий Иваныч. «Ну, неужели не понимаешь? — удивляется баба. — Трусы сниму…» — «А-а, понятно! — говорит Василий Иваныч. — Петька, нам женские трусы нужны?» — «На хрена они нам, Василий Иваныч? Мы еще прошлую партию сэконд хэнд не распродали…»

Лена с удовольствием захихикала, но не потому, что анекдот ей шибко смешным показался. Просто версия о том, что в данный момент Андрей уже все знает и едет к Лере, чтоб отвезти ее к Драчу, показалась ей смешной. Как и то, что Андрей, например, мог признать в ней по голосу ту бабу, с которой общался по телефону.

Нет, хреновая это версия. После такого разговора с Драчом у Андрюхи наверняка пара фингалов имелась бы, а настроения девушек подвозить за натурный расчет, наоборот, не имелось. Нет, даже если Драчу уже и сообщили, то Андрей ни хрена не знает. По идее, у него настроение должно быть приличное после вчерашнего ночного звонка: ребята нашлись, вещица, которую собака уперла, — тоже. Отоспался после ночного нервотрепа — и, глядишь, утренняя эрекция поднялась… Правда, сама же Лена в роли Леры на вопрос Андрея, сердятся ли на него Гриб с Гундосом, ответила, что, мол, обещали какому-то козлу морду начистить. Хотя и не сказала конкретно, что ему. «Козлами» вслух приличных людей не называют, за это отвечать положено. Но, надо думать, Андрей имел основания за свою морду беспокоиться, раз слинял, не дождавшись братков. И вообще, что-то подсказывало Лене: среди этой троицы он самый мелкий. Не в смысле роста, а в смысле значимости. Гундос — основной, Гриб — средний «шестерь», а Андрей — на подхвате. Должно быть, ему даже не полагалось знать, что лежит в сумке, которую Рекс унес. Поэтому и побежали за собакой Гундос с Грибом, оставив Андрюху при тачке.

— Вы не возражаете, если мы по пути заедем кой-куда? — спросил Андрей. — Обещал одного знакомого на работу подкинуть. Он зимой на своей не ездит, а общественный сами видите, как ходит…

Вроде бы все скромно, убедительно и без подвоха. Но если сюда еще один такой же сядет, разобраться даже при помощи «марго» будет туго. А если двое

— и подавно. И хорошо еще, ежели у них на уме будет только трахнуть ее…

ТЕ ЖЕ И ЛЕРА

А вдруг Андрей уже все просек и сам, по своей инициативе, привезет ее к Драчу? Может, он уже с утра заезжал на хату домой к Гундосу, и там его не оказалось, хотя лже-Лера утверждала, будто он в полвторого отвалил от нее и Гриба… Нет, не может такого быть, не надо горячку пороть! А вот за Гундосом или за Лехой Андрей запросто мог заехать. Точно! Ведь Драч велел, чтоб Леха сразу же, как проснется, то есть в восемь утра, ехал к нему на доклад и доставил «все, что надо». То есть ту вещь, которая в данный момент лежит у «Леры» в рюкзачке.

Что он будет делать, если Гундоса и Лехи не окажется на месте?

Если он сначала заедет за Гундосом, то узнает только одно: Гундос дома не ночевал. И то, если тот живет не один, а с женой, любовницей или старушкой-мамой, например. Это еще не повод для каких-то подозрений. Ушел от «Леры» в половине второго и вместо домашнего уюта оказался в «обезьяннике», где отсыпается по настоящее время. Мог, кстати, вместо жены поехать к любовнице, и наоборот. Наконец, мог невзначай замерзнуть — раз он шибко пьяный был по сообщению «Леры»! Попасть под машину мог, с трудными подростками повстречался, которым его крутость до фени — улица полна неожиданностей! Но, так или иначе, ничего такого, чтобы поставило под сомнение разговор с лже-Лерой, Андрюха не узнает.

Совсем иное будет, если Андрей зарулит к Лехе, точнее, надо думать, к настоящей Лере. Правда, она может свалить на работу, уйти к маме, к запасному мужику или просто за бутылкой по случаю утренней похмелюги. Тогда, если у этой Леры никого дома не окажется, все будет совсем хорошо. Андрюха подумает, будто братки его не дождались, и попилит в контору. Причем с большой скоростью, надо думать. Ибо постарается попасть туда раньше, чем Гриб и Гундос. Там небось «разбор полетов» предстоит, и Андрюше не захочется, чтоб его товарищи по ночной командировке накатили на него слишком много бочек.

Но Лера в принципе может оказаться на месте. Работать такие бабы, имеющие крутых хахалей, идут только от жадности, к родне наведываются только на похороны за наследством, а четвертинку на похмелку всегда оставляют с вечера. Насчет запасного мужика надежда тоже слабая.

Что узнает от Леры-настоящей Андрюха? Первое: что ни Гриба, ни Гундоса у нее ночью не было и никаких разговоров по сотовому телефону Лера с Драчом и Андрюхой не вела. Второе: ни о ловле собаки, ни о какой-либо сумке, которую братки якобы отбирали у этой собаки, Лера слыхом не слыхивала.

Конечно, Андрюха может ей просто не поверить. Например, подумать, что Гриб и Гундос специально подбили ее соврать, ради, допустим, розыгрыша. Или еще по какой-то причине, скажем, ради того, чтоб Гриб и Гундос могли заныкать ценную вещичку и спокойно свалить из города. Последнее, правда, в натуре, маловероятно, но Андрюха вполне может что-нибудь такое себе представить.

Что он сделает, если не поверит? Скорее всего возьмет бабу за шкирман и повезет на разборку к Драчу. Это вполне приемлемый для Лены вариант. Либо он вообще высадит ее из машины, либо подбросит до Лавровки, но без всяких при-г ставаний.

А вот если он поверит Лере, то начнет думать, с кем же разговаривал ночью, и, вполне возможно, обратит внимание на то, что у его пассажирки похожий голос… Стоит ему глянуть в ее рюкзачок — и все сомнения исчерпаны.

Между тем Андрей остановил машину около солидного четырехэтажного дома сталинской постройки, точнее, построенного некогда пленными немцами в 50-х годах. В прежние времена такие дома заселялись областной номенклатурой, деятелями искусств областного калибра, директорами крупных заводов и рабочими-ударниками. На доме светилась табличка: «Свято-Никольская, 18», но пониже ее красной краской было размашисто написано: «СОВЕТСКАЯ!», нарисованы черные серп и молот в кружке, подозрительно похожие на свастику, а кроме того, добавлено для ясности: «НБП. Лимона — в президенты!»

На этой самой «Советской — Свято-Никольской» Лена побывала вчера днем и знала, что находится почти в самом центре города. Отсюда в принципе можно было довольно быстро дотопать пешком до остановки автобуса, идущего в Лавровку. Может, сказать Андрюше «адью», пока не поздно? Тем более тут центр, народу на улице уже много, даже менты поблизости, у перекрестка, топчутся. Правда, Лене менты тоже не нужны, но, надо думать, шуметь и хулиганить Андрей не станет…

Андрей погудел три раза, а затем вылез из машины и поглядел наверх. Лена тоже посмотрела на окна, прямо через стекло, ей можно было и не высовываться. Она сразу приметила четыре темных окна справа от подъезда, на втором этаже. Похоже, что они и Андрея интересовали.

— Что за черт? — пробормотал он растерянно. — Свет не горит… Неужели не слышал, как я гудел?

Прежде чем он вернулся в машину, Лена успела выдернуть из рюкзачка «маргошку» и переложить ее в боковой карман куртки. Теперь ей стало чуть-чуть поспокойнее.

Андрей, снова усевшись за баранку, еще три раза гуднул.

— Может, и правда, не слышат? — предположила Лена.

— Если с хорошего похмелья — может быть, — вздохнул Андрей. — Вы посидите, я скоро…

Самое оно, чтоб смыться от этого типа! Лена уже не сексуальных приставаний побаивалась, а более серьезных разборок. Но, увы, Андрюха, выйдя из машины, взял, да и нажал какую-то кнопочку на электронном ключе. И заблокировал двери джипа. Да так, что они и изнутри не отпирались. Не иначе, у него не простой ключ был, а с цифровой кодировкой. Наберешь трехзначное или там четырехзначное число — разблокируешь, а не знаешь этого числа — в джип не попадешь. Ну а ежели сидишь внутри, то сможешь выбраться, только если через выбитые окна пролезешь. Лена стекла бить не собиралась. Слишком стремно, учитывая, что до перекрестка, где менты, полсотни метров не наберется.

Андрей минут десять отсутствовал и вышел из подъезда раздосадованный. Разблокировал двери, влез в джип и проворчал:

— Похоже, не дождался меня друг… Ладно, поедем к другому, тут недалеко. Мне ему сумку передать надо.

И впрямь, ехать пришлось всего пару кварталов, по той же «Советско-Никольской» улице. Дом, правда, был похуже, блочная послехрущевская девятиэтажка, которую, должно быть, возводили на месте снесенных купеческих особнячков. Она стояла метрах в пятидесяти от тротуара, а вокруг было что-то вроде чахлого скверика.

— Ну, слава богу! — заметил Андрей, поглядев на дом. — Хоть тут кто-то есть… Вы еще посидите, Анжела, ладно?

Андрей взял с заднего сиденья объемистую, но довольно легкую сумку, вылез из машины…

И опять — чик! — посадил Лену «под арест». Интересно, к кому он заезжал сначала и к кому отправился сейчас? В смысле, то ли Андрей сперва Гриба навестил, и там все-таки Леры на месте не оказалось, а сейчас приехал к Гундосу, у которого мать-старушка места себе не находит, то ли, наоборот, у Гундоса никого дома не было, а вот Лера несчастная вся испереживалась, проведя ночку в пустой постели… Но при чем тут сумка?

После некоторых раздумий Лена решила, что ей надо вытащить из рюкзачка заветный тюбик «Аквафреш» и переложить во внутренний карман куртки. В крайнем случае все остальное содержимое — в том числе ее тряпки, пистолеты, пейджер Гундоса и сотовый Гриба, часишки, перстни, наконец, сумку, которую упер Рекс, и прочее — можно бросить к едрене фене. Конечно, необязательно, что все это потребуется бросить, но вероятность такого хода событий велика.

Например, если вдруг придется выпрыгивать из джипа. Или, возможно, покинуть машину под предлогом, что, мол, «ненадолго пописать схожу», оставив рюкзачок на сиденье для усыпления бдительности Андрюши. Конечно, Андрюша, забравшись в рюкзачок, найдет там знакомые вещички и даже, возможно, поймет, что вез заразу, которая его братков пошмаляла. Впрочем, если она оставит ему измусоленную Рексом сумку от противогаза — что там лежит, Лена так и не посмотрела! — это, наверно, сильно утешит Андрюху перед лицом грядущей встречи с Драчом.

Напоследок Лена решила, что деньги надо тоже вытащить из трофейных бумажников и переложить в правый внутренний карман куртки. На все эти перегрузки у нее вполне хватило времени. Лена не только успела переложить деньги, но и купюры пересчитала. Получилось, что у нее на кармане 600 баксов и 4 с небольшим тысячи рублей. На мелкие расходы вполне достаточно.

Когда Андрей наконец появился из подъезда, Лене поплохело. Следом за ним, явно взволнованным и растерянным — это даже с полета метров разглядеть было можно! — решительно топала дама в кожаном приталенном пальто с чернобуркой на воротнике. Из-под меховой шапки по плечам живописно струились длинные золотистые волосы. Крутости ей придавали еще и солидные солнцезащитные очки, закрывавшие пол-лица, в которых небось не стыдно было по Ницце или Майами-Бич прогуляться. Уж во всяком случае, баба ими не синяки, полученные от Лехи Гриба, прикрывала. Нет, на лахудру приблатненную дама явно не походила. И вообще, судя по всему, Андрей ее не силком заставил ехать. Пожалуй, наоборот, она сама потребовала, чтоб он повез ее к Драчу. Кроме того, у Андрея в руках вместо сумки появился кейс, надо думать, его он там, в девятиэтажке, получил от этой бабы.

Странно, вообще-то. Девятиэтажка — это примерно то же, что хрущоба, только поставленная на попа. Там в принципе пролетариат должен жить и обовшивевшая интеллигенция, а не такие бабы, что по десять тыщ за сапоги платят. У нее, по идее, должна быть дачка каменная или даже особняк целый, ну на худой конец, квартирка в престижном доме, квадратов на сто эдак.

Пока Андрей и дама — что-то не верилось, будто это та самая Лера, которую вчера изобразила Лена! — двигались к машине, Лена лихорадочно вспоминала свои разговоры с Драчом и Андреем. Она тогда говорила точка в точку так, как могла бы говорить оторва уличная, да еще и с парой ходок за кормой. Неужели Андрей мог бы ее перепутать с этой шикарной тетей? Уж Драч-то точно должен был сообразить, что такой крале какой-то Леха Гриб явно не рискнет дать по роже. Да и вообще сомнительно, что она себе такого тупого «шестеря» в любовники выбрала…

Вот тут Лена; и подумала: а не обмишулилась ли она?

С чего она взяла, будто разговаривала вчера с этим Андрюшей? Да фактически ни с чего! Андрей только пару слов произнес — «голый Вася», которые вчера прозвучали по телефону, — и ВСЕ! А она уже такого с дурной головы напридумывала, такого наворотила, столько себе нервов в этих размышлениях извела…

Лена даже хмыкнула от такой догадки. Точно ведь, она все сама придумала, от и до, просто от того, что вчерашнее не отпускало. Пуганая ворона, которая куста испугалась, — вот, кто она такая. Кстати, весьма возможно, что и этот Андрей, и гривастая дама с чернобуркой мирные, честные бизнесмены и к бандитизму в чистом виде отношения не имеют. Правда, похоже, что и Андрей, и дама из девятиэтажки явно взволнованы, и не на шутку, но бизнес вообще штука нервная. Мало ли там причин для беспокойства!

Когда Андрей и баба подошли к машине, Лена окончательно усекла: эта крутая — не иначе директорша, а то и вообще президентша солидной фирмы, а Андрюха, судя по всему, просто так, шоферюга на окладе. Уж больно услужливо он себя вел. Не просто дверь разблокировал, а еще и открыл перед хозяйкой. Правда, при этом он сказал то, что Лену немного насторожило:

— Прошу, Валерия Михайловна…

Валерия — это точно Лера. Но явно не та, которую тот, кто вчера вторым звонил, обозвал «Леркой».

Баба зыркнула очками на Лену. Вообще-то, такая могла бы — а может, и должна была! — просто-напросто сказать:

«Так, девушка! Извините, но дальше нам с вами не по пути!» И сделать при этом презрительную рожу, которая говорила бы отнюдь не так корректно, хотя и без слов: «Вали отсюда, прошмандовка траханая, пока цела! А Андрюше я еще мозги прочищу, чтоб знал, кого на моей машине подвозить можно, а кого нельзя!»

То, как Валерия Михайловна посмотрела на Лену, ясно говорило, что она недовольна ее присутствием. Но выставлять ее из машины не стала. Просто произнесла уверенным, строгим, явно начальническим голосом:

— Передай кейс, Андрей.

Тот, само собой, тут же вручил его госпоже, которой, должно быть, не хотелось держать свой особо ценный кейс рядом с этой замухрышкой-пассажиркой. Голос у Валерии был абсолютно не похож на тот, каким вчера отвечала на звонки Лена.

Интересно все-таки, почему эта суровая Михайловна не выгнала Лену из машины? Поленилась, что ли? Странно… С другой стороны, и Андрей себя не очень логично вел. Взял в машину девушку — с целью покалымить или потрахаться не суть важно! — четко зная, что ему предстоит заехать за начальницей, которая явно будет этим недовольна. Возможно правда, что Валерия Михайловна прежде ничего не имела против, если ее персональный водила кого-то подвозил, но сегодня не с той ноги встала и еще на квартире произвела необходимую накачку подчиненного.

Оборачиваться и рассматривать пристально крутую даму Лена не решилась. Так, изредка, удавалось в зеркала поглядеть. Не юная, конечно, но молодая и ухоженная. Лет тридцать пять, не старше. Сдобная такая, но не толстая, хотя мужикам есть за что ухватиться. Ручки пухлые, белые, ногти длинные, с гранатовым маникюром — ясно, что стирать отродясь не стирала, с сумками по магазинам не носилась, борщи мужу не варила и на рынке в палатке не торговала. Небось родилась в семействе какого-нибудь областного начальника, вуз в столице окончила, а потом, при демократизации, батя ей чего-нибудь вкусненькое и доходное втихаря приватизировал… Другие пыхтели, толкались, грызлись, добираясь до денежек, сами ящики с товаром грузили, палатки из досок сколачивали, воровали помаленьку, в тюрьму садились, в долги залезали, с бандитами разбирались, раскручивались изо всех сил, а эта все на блюдечке получила!

Впрочем, углубляться в анализ прошлого Валерии Михайловны Лена не собиралась. Ее гораздо больше — и с нарастающей силой, между прочим — интересовал вопрос: почему все-таки ей позволили ехать в машине? Как она ни прикидывала, не могла понять. А когда Лена чего-то в чужих поступках не понимала, ей становилось тревожно.

Итак, если Лена нужна в джипе, то зачем? Какую пользу она может принести богатенькой хозяйке?

С какой стороны не прикидывай — никакой. Лена даже всякие — полуфантастические варианты перебрала, типа того, что баба опасается покушений, а потому желает, чтоб на обоих передних сиденьях кто-то был и прикрывал ее драгоценные телеса от возможных автоматных очередей. Допустим, что штатный телохранитель, которого Андрей собирался взять у дома 18 не явился, смылся и так далее. Вот и решила Валерия Михайловна приспособить на переднее сиденье Лену… Курам на смех такое объяснение, да и только! Если уж боишься, что с тобой разберутся, то надо не девчонку впереди сажать а дядю «семь на восемь», опять же не только впереди, а ж до бокам, желательно при пушках.

Еще одним полуфантастическим вариантом был такой. Например, эта самая Валерия от пресыщенности богатой жизнью и мужиками ударилась в извращенство. И повелела щоферюге снять какую-нибудь девочку, но не записную лярву, а так, относительно чистенькую. Андрюша решил было подписать Лену, а шефине этот выбор не понравился. Вот она теперь сидит и дуется, размышляет, стоит ли предлагать такой михрютке баксы за свое лесбиянское удовольствие.

Подверсиями этого «извращенского» варианта были предположения о том, что Валерия не просто лесбиянка, а садистка или, наоборот, мазохистка. Еще одной идеей на сексуальную тему, пришедшей Лене в башку, было подозрение, что шефине нравится любоваться трахом со стороны, а потому после того, как Андрюха завезет Лену в какое-нибудь укромное место, Валерия прикажет ему изнасиловать пассажирку, а сама будет созерцать и мастурбировать.

Больше ничего Лене в голову не приходило, а все вышеперечисленное она всерьез не принимала.

МАЛЕНЬКАЯ УСЛУГА

— Притормози, Андрей! — Эти слова из уст Валерии Михайловны прозвучали очень неожиданно для Лены. Они все еще не выехали из центральной, старой части города. Машина остановилась неподалеку от магазина с вывеской «Цветы».

— Сходи, — Валерия Михайловна подала Андрею купюру и мотнула головой в сторону цветочного заведения. — Как обычно…

— Понял, — кивнул водила и вылез из машины. Как только он ушел, Валерия Михайловна тронула Лену за плечо.

— Анжела… Вас ведь так зовут, кажется? — Голос крутой дамы прозвучал мягко и даже застенчиво как-то.

— Да… — настороженно обернулась Лена.

—  — Вообще-то, мне ужасно неудобно… — потупилась Валерия, и Лена на минуту решила, что речь и впрямь пойдет о каком-нибудь извращенстве. — Могу я вас попросить об одном небольшом одолжении?

— В принципе да… — Лена внимательно поглядела на крутую. — Вообще-то, ваш шофер меня подвезти обещал, так что я вроде обязана вам…

— Нет, ничего вы мне не обязаны! — поспешила заверить Валерия. — Я вообще не очень люблю, когда он кого-то сажает в машину, но сегодня особый случай. Понимаете, Анжела, сегодня у моего друга, самого близкого мне человека, — день рождения. Сорок лет — юбилей, так сказать. В общем, мне надо бы его обязательно поздравить. Но он женат, к сожалению. И жена у него, сами догадываетесь, ко мне не благоволит. Правда, вроде бы она куда-то уезжала из города, но уже могла приехать. Понимаете?

— Пока еще не очень… — Лена прикинулась тугодумкой и недоуменно похлопала ресничками.

— Вы бы не могли сходить к нему, поздравить и вручить подарок?

— Конечно, могла бы, — улыбнулась Лена, — а жена меня с лестницы не спустит?

— Меня бы она точно спустила, — вздохнула Валерия. — Потому что мы с ней знакомы. А вы можете представиться как курьер от фирмы «Сюрприз». У нас в городе такая контора есть, которая подарки и поздравления разносит, Дедов Морозов и Снегурочек на Новый год присылает…

— А где он живет, ваш друг?

— Пройдете еще метров пятьдесят вперед по улице, и справа, вон там, будет арка. Прямо за ней, во дворе — небольшой скверик, а дальше, за сквериком, старый такой четырехэтажный дом из красного кирпича. На углу у него белилами крупно написано: «Корпус 2». Там один подъезд, не ошибетесь. Подниметесь на третий этаж, позвоните в квартиру 14, спросите Шипова Анатолия Олеговича. Если жена у него дома, то скажите что-нибудь типа: «Фирма „Сюрприз“ желает вам всего наилучшего в день вашего юбилея! Нам приятно выполнить поручение ваших друзей и вручить вам от них цветы и подарок!» Ну, или как-нибудь еще… В общем, это не так важно. Ну а если жены нет, то скажите: «Это вам от Лисаньки-Чернобурочки!» — Валерия погладила себя по воротнику. — Не забудете?

— А почему просто нельзя сказать, что, мол, от Валерии Михайловны или там от Лерочки? — полюбопытствовала Лена.

— Ой, вы знаете, у них рядом, в тринадцатой квартире, живет соседка, жуткая стерва, все сплетни собирает. Слышимость там хорошая, а она, гадина, подслушивать любит.

Валерия Михайловна тяжко вздохнула, сняла темные очки и взволнованно промокнула платочком слезинки, скатившиеся из уголков голубых глаз. Лена сочувственно ей улыбнулась. Надо же, такая богатая, красивая, разодетая, а в любви проблемы.

В машину вернулся Андрей, притащив красивый букет из алых pos.

— Самые лучшие выбирал! — сказал Андрей, — Дорогущие…

— Сдачу себе оставь, — милостиво разрешила хозяйка.

— Ой, — приметила Лена, — их же шесть штук! Четное число!

— Ничего страшного, — усмехнулась Валерия, открывая кейс, — если там будет его жена, вручите три розы ей, а три — ему, у каждого будет нечетное число. Ну а если жена еще не приехала, он себе пять возьмет, а одну вам подарит за услугу. И опять будет два нечетных числа.

Из кейса она достала красивую, перевязанную розовой ленточкой с бантиком подарочную упаковку.

— Вот, — торжественно произнесла Валерия. — Тут сотовый телефон, я его на себя записала. Так что ему за него платить не придется… Так, что еще? Да! Если жены дома все-таки не окажется, то пусть сразу же позвонит по телефону, который указан в поздравительной открытке. Я ее под бумагу запрятала. И поторопитесь, если можно, пока он еще на работу не ушел! А мы вас тут подождем…

— Телефон-то проверяли, Валерия Михайловна? — спросил Андрей, принюхиваясь к розам. — А то бывает, попадаются бракованные аппараты…

— Ох! — хлопнула себя по лбу Валерия. — Вот дура старая! Забыла! Жалко распаковывать-то! Так все увязано красиво… Ну, я думаю, навряд ли аппарат испорченный. Фирма солидная, дистрибьютор тоже известный — обойдется. И все же, Лена, вы на всякий случай убедитесь, что телефон работает, ладно? Дождитесь, когда он до меня дозвонится, а уж потом уходите. Если что не так

— тут же извиняйтесь, забирайте аппарат и бегите ко мне. Съездим, обменяем тут же.

— Конечно, конечно! — кивнула Лена и вылезла из джипа, прихватив букет и подарок. А рюкзачок со всем содержимым, кроме того, что Лена переложила в карманы, остался на сиденье…

Убегать Лена не собиралась.

На душе у нее полегчало. Подозревала эту Леру несчастную черт-те в чем, придумывала для себя всякие жуткости, пакости, мерзости, а все оказалось очень обыкновенно и вместе с тем красиво. Почти как в латиноамериканских сериалах или любовных романах-покетбуках. Надо же, оказывается, бывает между людьми что-то настоящее, высокое, красивое!

Честно сказать, позавидовала Лена и Анатолию, и Валерии. Ее бы кто так любил, бескорыстно, нежно, самозабвенно… Хотя, конечно, от мужиков такой любви ни хрена не дождешься. Все, что до сих пор встречались Лене, в основном интересовались, как пощупать и засунуть. Да .и то, надо заметить, у них фигово получалось. С другой стороны, и самой Лене по-настоящему влюбиться не удавалось. Были, конечно, такие, что нравились, но проходило все это ужас как быстро. Уж во всяком случае никакие безумства ради этих конкретных мужиков Лена совершать не собиралась. Хотя, между прочим, втайне мечтала найти такого супер-пупера, чтоб свел с ума и заставил обо всем позабыть. Такие вот парадоксы жизни…

Размышляя на романтико-лирические темы, Лена при этом достаточно бодро и быстро шагала. Маршрут Валерия объяснила очень толково, и меньше чем через три минуты она уже миновала подворотню, скверик и вошла в подъезд красно-кирпичного дома с корявой белой надписью «Корпус 2».

Бескорыстие Лериной любви получило новое подтверждение. С первого взгляда было ясно, что ни богатых, ни даже мало-мальски зажиточных людей в этом зачуханном подъезде проживать не может. Облупленные, измалеванные стены, выбитые окна на лестничных площадках — это, конечно, в России встречается часто. Даже там, где жильцы достаточно богаты, чтобы сброситься на домофон или кодовый замок для подъезда. Но вот то, что двери квартир были хилые и ни одной железной среди них на глаза не попалось, говорило четко: воровать тут нечего. Тем не менее на многих дверях были характерные отпечатки от ломиков, «фомок» и даже топоров, которые применялись для их «экстренного открывания». Правда, неясно, то ли двери ломали налетчики-хазушники, то ли сами жильцы, потерявшие по пьянке ключи от родных квартирок.

На каждом этаже было по пять квартир, лифта не имелось вовсе, духан стоял тугой, кисло-капустно-тухлый. Поднимаясь по лестнице, Лена подумала, что будь она на месте супруги этого самого Анатолия Олеговича, то не только не стала бы мешать своему мужику крутить роман с богатой бабой, а постаралась бы как можно скорее воспользоваться этим делом. Например, предложить сопернице типа бартера: я тебе мужика и старую квартиру в придачу, а ты мне

— новую, большей площади и в приличном доме. Наверняка бы Валерия согласилась и не стала мелочиться.

Ну вот и третий этаж, квартира 14. Из-за двери доносился шум телевизора, а также какое-то громкое шкворчание — то ли яичница жарилась, то ли котлеты. Конечно, это еще не означало, что супруга господина Шипова находится дома, но все-таки создавало такое впечатление.

Когда Лена нажала на кнопку звонка, то он прозвучал очень громко и резко. Действительно, звукоизоляция в этом доме была никудышная. Лена скосила глаза налево, на 13-ю квартиру, и тут же услышала за ее дверью мягкие, крадущиеся шаги. Затем светлое пятнышко «глазка», проделанного в двери 13-й квартиры, погасло. Не иначе вредина-соседка уже заняла наблюдательную позицию. Гадюка уже увидела девицу с букетом и жаждет узнать какие-нибудь приятно-пахучие интимные подробности, чтоб потом перелить их в уши гражданки Шиповой. Есть же такие стервы…

В квартире 14 тоже зашевелились. Некто в шлепанцах подошел к двери и спросил:

— Кто там? — Голос был мужской и приятный. Даже интеллигентный, можно сказать.

— Шипов Анатолий Олегович здесь проживает? — с легким волнением спросила Лена.

— Это я, — дверь открылась, и Лена увидела сутуловалого, худощавого и очкастого мужика, смотревшегося, пожалуй, постарше, чем на сорок лет, возможно, потому, что с утра еще не побрился.

Лена набрала воздуху и бойко выпалила:

— Дорогой Анатолий Олегович! Фирма «Сюрприз» поздравляет вас с днем вашего сорокалетия и желает вам здоровья, счастья и успехов в личной жизни! Позвольте по поручению ваших друзей и коллег вручить вам букет цветов и подарок!

У Лены был период в жизни, хоть и недолгий, когда она ходила по домам и учреждениям, пытаясь впаривать публике не шибко ходовые товары от имени неких несуществующих канадских, итальянских и бразильских фирм, поэтому она сумела без запинки произнести свою импровизацию. Изобразив некое подобие книксена, Лена протянула Анатолию Олеговичу букет и упаковку с подарком.

— Спасибо… — с явным удивлением заморгал юбиляр, который явно ни к каким торжествам на сегодня не готовился. У него даже очки немного на нос сползли.

Лена подумала, что если б супруга господина Шипова была на месте, то уже наверняка бы выползла поинтересоваться, с какой такой особой женского пола общается ее муж. Поэтому «курьерша», бросив опасливый взгляд на квартиру под номером 13, решилась произнести, понизив голос, заговорщицким тоном:

— Это вам от Лисаньки-Чернобурочки…

— Ах вот оно что! — улыбнулся Шипов. — Вам нетрудно будет зайти в квартиру?

Конечно, Лене это было нетрудно. Она зашла, и Анатолий Олегович, закрыв за ней дверь, спросил шепотом:

— Больше она ничего не передавала?

— Здесь, в упаковке — сотовый телефон, — сообщила Ле-. на. — А на поздравительной открытке — номер, по которому вы должны позвонить. Желательно побыстрее, она ждет звонка в машине.

— Извините, — пробормотал Шипов, с легкой растерянностью вертя в руках букет и коробку с телефоном, — вы не могли бы поставить цветы в воду? В гостиной есть хрустальная ваза, а воду вы можете налить в ванной…

Все это было произнесено настолько застенчиво и робко, что Лена прямо-таки умилилась. Конечно, интеллигентный Анатолий Олегович не мог просто сказать: «Спасибо, девушка! А теперь — до свидания! У меня конфиденциальный разговор». Ему надо было найти какой-то вежливый предлог, чтоб отослать Лену подальше от кухни, чтоб она не слышала своими ушками самых страстных и нежных фраз, которые он собирался произнести в адрес Валерии, своей Лисаньки-Чернобурочки… Во всяком случае, так это поняла «курьерша». Конечно, Лена с удовольствием выполнила бы поручение этого симпатичного дядьки, но для того, чтоб пройти в гостиную и в ванную, не напакостив мокрыми ботинками — сейчас «курьерша», слава богу, стояла на резиновом коврике у двери — надо было разуваться. А под ботинками у Лены были колготки с протертыми пятками и тонкие носки с дырами на тех же местах…

Впрочем, истинный интеллигент Шипов, заметив смущение на лице дамы, тут же обо всем догадался и постарался не ставить ее в неловкое положение.

— Извините, пожалуйста, — спохватился он. — Вы, вероятно, спешите? Я все сделаю сам, не беспокойтесь…

— Да-да, — заторопилась Лена. — Меня машина ждет… Насчет того, что Валерия просила ее убедиться, что дареный телефон нормально работает, — просто из головы вылетело!

И, поспешно выскользнув за дверь, она бегом побежала вниз по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки. Зачем? Черт его знает? Наверно, от смущения. Только оказавшись во дворе, пошла шагом и неторопливо пересекла заснеженный скверик.

Лена уже подходила к арке, когда вдруг вспомнила об одной важной вещи. По крайней мере, важной для тех, кто верит в приметы и народные обычаи. Господи, она же не забрала у Шипова шестую розу! Ведь четное число цветов нельзя дарить! Четное число цветов только на могилу кладут! Понятно, что Анатолий Олегович от волнения и чувств к своей Чернобурочке об этом позабыл, но она-то! Ведь все помнила, с самого начала про четное число знала — а тут из головы вылетело… И про телефон позабыла, хотя, конечно, это не так страшно. Фирма солидная, он, конечно, исправен… А вот шесть роз — это беда, дурная примета!

Она уже собралась было возвращаться, как вдруг что-то гулко и мощно бухнуло, почва слегка вздрогнула, корпус 2 тоже, а из всех окон его с жалобным звоном посыпались стекла.

На несколько секунд Лена остолбенела, а потом, чисто инстинктивно, еще ничего не сообразив толком и не поняв как следует, стремглав рванула в арку, на улицу. В тот самый момент, когда она выбежала из арки по улице, мимо нее на бешеной скорости пронесся «Чероки» — тот самый, из которого она высадилась двадцать минут назад.

ДЕЛАТЬ НЕЧЕГО

Только после этого Лена поняла все. Или почти все, поскольку многих нюансов не знала и знать не могла, но в той части, которая касалась лично ее, ей больше ничего объяснять не стоило.

Дура! Дура подставленная — вот кто она такая! Развесила ушки по поводу страстной и бескорыстной любви богатой красавицы к несчастному интеллигенту-замухрышке! Где, блин, ее глаза были?! Ведь уже не совсем соплячка, слава богу, кое-что прошла, кое-где уже обожглась малость, должна была соображать головенкой. Да ей можно было один раз глянуть на эту самую Валерию, чтоб четко понять — такая ничего бескорыстно не делает, и уж думать, будто она кого-то искренне полюбить может — смешно! А уж такого, как этот самый Анатолий Олегович, — и подавно. Нет, закрутить с ним и пару раз переспать, если ей надо было что-то заполучить от него, — это ей пустяки. А потом, когда это самое — что конкретно, сейчас не важно! — было заполучено, сучка решила его убрать. Опять же, в данный момент не важно, почему она его убрать собралась. То ли потому, что он случайно узнал лишнее, то ли потому, что ей не хотелось, чтоб кто-то еще получил нечто, доставшееся ей от Шипова. Это все дело десятое.

Важно другое. Эта зараза все загодя продумала. Правда, она не рассчитывала конкретно на Лену, а просто на абстрактную девку-дуру. Андрюша должен был посадить к себе в машину какую-нибудь бабу, проголосовавшую на улице, жаждущую попасть в центр города, в Лавровку или еще куда-нибудь в попутном направлении, потом принять на борт Валерию с миной, сделанной из корпуса сотового телефона. Валерия эта самая развела Ленку, как лоханку неграмотную! Мозги заполоскала, лапши на уши навешала, чуть на слезу не пробила, падла! Артистка гребаная! Все у нее по логике, все роли расписаны, от и до. Про то, что телефон проверить надо, — Андрей «вспомнил». Почти что «случайно». Под самый финиш! И если б не эта заминка из-за того, что Лена застыдилась обувь снимать и драные носки показывать, она бы не забыла про просьбу убедиться в том, что телефон нормально работает:

Небось, если б она рядом с Шиповым стояла, их бы обоих разорвало. Может, сразу, как включил, так и взлетел, а может, после того, как номер набрал. В корпус сотового, наверно, можно полета, а то и все сто грамм пластита вмазать. Двоим, Стоящим близко друг от друга, вполне хватит, чтоб на куски разлететься. И все — концы в воду…

Однако теперь получается, что не все. Лена жива осталась. Соседка Шипова из 13-й квартиры ее видела. Пусть через глазок, но на площадке было достаточно светло. Могла не только прикид разглядеть, но и морду. Навряд ли соседку этим взрывом до смерти укантовало. Так, тряхануло малость. И как, только она отойдет от нервного шока, вполне четко сможет рассказать ментам, что и как было. В общем, Лену начнут искать чисто законные власти как исполнителя заказного убийства или даже террористку. Это само по себе неприятно, но на этом несчастья не заканчиваются.

Во-первых, Андрей и Валерия могли заметить ее из джипа, когда уматывали с места происшествия. То есть уже сейчас они, возможно, знают, что не все прошло гладко и подставленная девка не угробилась. По идее, они, конечно, сглупили, потому что не притормозили и не устранили недоделку. Запросто могли бы просто шарахнуть ее в упор, если б увидели, что она обо всем догадалась. А если б поняли, что она ошеломлена и растеряна, могли бы затащить в джип и увезти подальше, за город. Опять с той же целью — замочить, но в более спокойной обстановке.

Во-вторых, земля слухами полнится. Как только сведения о «террористке» попадут к правоохранителям, можно не сомневаться, что о них и бандиты узнают. То есть обнаружат, что дело сделано не чисто. Если Валерия и Андрей работали не на самих себя, а на кого-то, то через пару суток их самих найдут без признаков жизни. А вот если они люди самостоятельные, то постараются, чтоб Лена побыстрее испарилась…

— Все эти довольно логичные и связные мысли крутились у Лены в голове в то время, как ноги как-то самостоятельно вели ее куда-то вниз по улице, примерно в ту же сторону, куда уехал джип. Она шла довольно быстрым шагом, но не бежала.

Улица, по которой топала Лена, называлась, как ни странно, Коммунистической. Тут было полно всяких офисов и контор, народ спешил на работу. Публика, как ни странно, на взрыв, хоть и прозвучавший где-то во дворах, но довольно громко, особо не реагировала. Только какая-то любопытная бабка, выскочившая из булочной, испуганно вертела головой и спрашивала прохожих:

— Чего взорвалось-то? Кого взорвали?!

— Фиг его знает, — отозвался некий немолодой работяга, посасывая пивко из бутылки (видать, с утра трубы горели!). — Бизнесмен с пережору лопнул…

Что творилось во дворе и в самом корпусе 2, Лена, естественно, не знала, потому что уже отмахала полкилометра, но предполагала, что там, конечно, такого спокойствия не наблюдается. Однако все равно ее здорово удивляло то, что, кроме бабки, всем по фигу и что взорвалось, и кого взорвали. Сами живы-здоровы — и ладно.

Первая ментовская машина с мигалкой пронеслась мимо Лены где-то минут через пять после того, как она выбежала из арки. Это сразу напомнило бывшей «курьерше», что максимум через полчаса, а то и раньше ее — то есть девушку лет двадцати пяти, ростом 170-172 сантиметра, в черной кожаной куртке с пояском, черных джинсах, высоких ботинках на шнуровке и черной вязаной шапочке — начнут разыскивать по подозрению в совершении особо опасного преступления.

Может, рискнуть и сдаться? Запрятать куда-нибудь пистолет и опасный тюбик «Аквафреш», фальшивый паспорт просто сжечь, а потом принести повинную голову в городское УВД. Так, мол, и так, я невинная бомжиха, меня, дуру, подставили. Спасите и сохраните! Все расскажу про «Лисаньку-Чернобурочку» и ее водилу!

Только тут Лена вспомнила про то, что оставила в «Чероки» свой рюкзачок.

Нет, она особо не пожалела свое грязное бельишко, мыло и прочую бытовую ерунду. «Макаровы» Гундоса и Гриба ей тоже были ни к чему, по крайней мере в данный момент. Пять патрончиков в магазине «маргошки» еще имелись, а сам пистолетик приятно тяжелил внутренний карман куртки. Телефон Гриба и пейджер Гундоса ничего, кроме лишних неприятностей, ей не обещали. Ну а пустые бумажники с записными книжками покойников и вовсе. Таинственная штуковина в сумке, похожей на противогазную, которую Лена так и не удосужилась поглядеть, ее не интересовала. Меньше знаешь — дольше живешь. Все, что нужно, Лена несла сейчас при себе. В общем, она была морально готова отделаться от рюкзачка еще до того, как Андрей посадил в машину эту чертову Валерию.

Но теперь что-то мешало ей воспринимать спокойно свой, так сказать, «плановый убыток». А что, если Андрей и Валерия имеют все же какое-то отношение к Гундосу и Грибу? У-у, тогда они уж точно постараются достать ее даже из-под земли.

Но самое главное — на пушках, телефоне и всех прибамбасах Лена сдуру оставила пальчики. Что именно из этого они могут ментам подбросить, неизвестно, но то, что Лена капитально сядет, — это несомненно. А в тюрьме, естественно, до суда не доживет.

Да и вообще, если даже менты до истории со жмурами на Федотовской не доберутся и не станут Лену задерживать надолго — дурак в это поверит! — ей придется отчитываться за «Аквафреш». Он кому-то сильно нужен на Федоровской, 47, квартира 91. Возможно, что Лена уже опоздала. Но все-таки пока не на сутки и не на месяц. Надо надеяться, что время еще терпит…

Именно в этот момент Лена проходила мимо автобусной остановки, к которой как раз подкатывал автобус. На табличке, прикрепленной под боковым окном, значился только номер 22 и названия конечных пунктов «Машзавод — п. Лав-ровка».

В принципе Лена села бы в этот автобус, даже не прочитав никакой таблички. Ей сейчас было все равно, куда ехать, лишь бы подальше от места, где с ее помощью устроили взрыв.

Поэтому, когда к ней подошла кондукторша с рулончиками билетов, Лена без колебаний сказала:

— До конечной!

— В смысле, до Лавровки? — переспросила кондукторша. Лена бы и на Машзавод прокатилась, хотя ей лично там ничего не требовалось, но то, что автобус идет в Лавровку, ее очень устраивало. У нее даже теплее на душе стало. Поскорее бы от этого чертова тюбика отделаться… Доехать, благополучно отдать, и можно валить из этого чужого города туда, откуда прислали, хотя это тоже не так-то легко сделать. Но самое главное — после этого будешь, как говорится, «чиста и непорочна» — хе-хе! — перед теми, кто посылал. Хотя и тут есть нюансы — ведь отправили же ее в эту командировочку с паспортом, который даже стажер расколет…

В автобусе, по мере его движения от центра к Лавровке, народу становилось все меньше, поэтому после пяти или шести остановок появились свободные места, и Лена даже смогла усесться к окошку. Конечно, оно заиндевело, но в инее уже кто-то протер небольшой «пятачок», и кое-что разглядеть было возможно, несмотря на то что по-прежнему было темно и До рассвета оставалось больше часа. Несомненно, что и тогда, когда автобус доберется до Лавровкй, темноты не сильно убавится.

Но Лена сейчас не темноты боялась. Ей вдруг припомнилось, что Андрей, подсадив ее в машину, утверждал, что едет в Лавровку. Ясно, он мог врать, но, с другой стороны, мог и правду сказать. Почему бы не сказать об этом девке, которую собираются отправить на убой? И джип, судя по всему, после взрыва погнал не обратно, на Свято-Никольскую, с которой Андрей забирал Валерию, а вниз по Коммунистической, то есть в том же направлении, в каком ехал автобус. Стало быть, не исключена возможность, что состоится нечаянная «приятная» встреча…

Стоп! Лена даже вздрогнула от клюнувшей в темечко мысли. Вероятность встречи с этой «сладкой парочкой» показалась не такой уж малой. Андрей-то мог врать, что в Лавровку едет, но Лена-то ему правду говорила. И, кроме того, доложила, что первый день в этом городе и раньше тут никогда не бывала. Стало быть, где ее еще искать, как не в Лавровке? Правда, он вез ее от Федотовской, подобрал рано утром, стало быть, мог прикинуть, что она где-то там ночевала. И все-таки логичнее, если они сейчас, с утра, будут ее в Лавровке поджидать… Впрочем, если контора солидная, то могут и на Федотовскую машину послать. Для страховки…

Вполне возможно, что в этой самой Лавровке одна-единственная остановка. Вот тут они ее и ждать будут. Интересно, далеко это от желанной Федоровской, 47? Может, можно попросить водителя, чтоб раньше притормозил и высадил?

Вот тут у Лены возникла совсем неожиданная и ужасная мысль, от которой у нее появилось желание прямо здесь, в автобусе, достать пистолет и застрелиться.

А что, если Гундос и Гриб работали на тех, кому она должна была доставить «Аквафреш»? И что, если Андрей с Валерией из этой же конторы? Придет она со своим тюбиком, а перед ней положат на стол рюкзачок с пушками, телефоном и пейджером: «Девушка, вы у нас ничего не забывали?» И выйдет эта самая Валерия со своей жемчужно-вставной улыбочкой, Андрюха фиксами засверкает… После этого Лене останется бога молить, чтоб ее побыстрей убили. Но быстро ей умереть не дадут, это точно. Начнут разбираться, что она делала на Федотовской, почему к ней в рюкзак эта хреновина в противогазной сумке попала и отчего Гриба с Гундосом постреляла. Такую экскурсию к маркизу де Саду организуют, что мало не покажется… А с теми, кто ее посылал, как-нибудь договорятся. Разберутся, кто кому сколько платить должен за материальный и моральный ущерб, — и нет проблем. Хозяева печалиться не будут. Наоборот, может, и порадуются, что девчонка, которая несколько лет по разным адресам каталась и кое-что узнала, вышла в тираж. Новую найти — раз плюнуть. Ведь рано или поздно они б от нее все равно отделались. Никому она не нужна, приблуда несчастная!

Наверно, другая бы девка от таких мыслей по меньшей мере заплакала. Но Лена плакать разучилась еще в детдоме, хоть и попала туда поздно, в тринадцать лет. Ведь были у нее когда-то и мама, и папа, и сестричка младшая, и настоящая, своя квартира… А может, не было? Может, это она все выдумала, чтоб как-то утешиться? Девчонки в детдоме и правда любили чего-нибудь такое придумывать: мол, у одной отец был секретный космонавт, который раньше американцев на Луну улетел и разбился, у другой — мать народная артистка, которая в Америку убежала, у третьей еще какая-то родня знаменитая находилась. Им полегче было, потому что их вообще с самого начала матери бросили, в роддоме еще отказались. Вот и можно было что хошь про себя придумывать. А у Лены — по-настоящему ее Лидой звали, между прочим, — семья была в натуре. Правда, не самая лучшая, но все-таки была. Жили, наверно, не очень здорово, но теперь, когда вспоминалось, то почему-то только хорошее. А, чего душу зря травить!

Лена-Лида постаралась взять себя в руки. Что она себя загодя хоронить взялась? Во-первых, никто ей еще не сказал, что Валерия, Андрей и Гундос с Грибом пахали на ту контору, что на Федоровской. Это она опять сама придумала и из пальца высосала. Точка в точку, как тогда, когда подумала, будто Гриб с Гундосом — опера, а Рекс — милицейская овчарка. Или насчет того, что с Андреем ночью по сотовому разговаривала… А уж каких фантазий насчет Валерии наворотила — это вообще смех сквозь слезы! Сперва ее извращенкой посчитала, а потом до небес вознесла — и оба раза, как оказалось, мимо денег.

Во-вторых, «Чероки» с таким свистом дернул вниз по Коммунистической, что Валерия и Андрей ее могли вовсе не заметить. Андрей, сидя за баранкой, наверняка только вперед глядел. Да и Валерия запросто могла не догадаться повернуть голову. Такие стервы обычно в себе не сомневаются. Тем более, что гадюка и впрямь умная. Ведь никаких сомнений у Лены не было! И то, что она забыла дождаться, пока Анатолий Олегович телефон проверит, — чистая случайность. Колготок и носков драных постеснялась… И жива осталась! Вот ведь игра случая, биомать! Олеговичу не повезло, а ей — самый смех, что она ведь тоже, в натуре, Олеговна по тому свидетельству о рождении, что в детдоме имела, — повезло! Нет, братом, конечно, ей этот мужик, царствие ему небесное, быть не мог. Сорок лет… Но все-таки какое-то родство в одинаковых отчествах чуется, а от этого его, совсем незнакомого, жалко становится. Хотя хрен его знает, может, за всей его интеллигентностью такое дерьмо скрывалось! Совсем хороший человек с такой стервой, как эта Валерия, дела иметь не будет…

Ладно, фиг с ним. Его не вернешь — это точно. Надо о своих делах размышлять. И мандражировать попусту не стоит, и успокаиваться сильно не надо. Могли все-таки с джипа заметить, как Лена из арки выбегает. Лучше считать, что Валерия все-таки ее заметила.

Но ведь и в этом случае то, что джип в сторону Лавровки попер, еще не означает, будто Андрей с Валерией такие хладнокровные, умные и дальновидные. Будь они действительно хладнокровные, то, увидев Лену, тормознули бы и грохнули ее. Или в джип затащили. Но они на полном газу усвистали. Потому что знали — лишняя минута, и они тут могут с ментами повстречаться. Опять же, Андрей из машины вылезал, цветы покупал. Эти самые шесть розочек, хоть и в обгорелом виде, могут найти, и упаковка фирменная, в которую они были завернуты, тоже могла сохраниться, хотя бы частично. А на ней — Лена это только сейчас припомнила — была надпись с реквизитами магазина. Сразу же наведаются, спросят у продавщицы. И она скажет, что за полчаса до взрыва заходил парень, рослый, не меньше метр девяносто, в светло-коричневой кожанке, утепленных джинсах и пыжиковой шапке. Золотые зубы тоже, почти наверняка, вспомнит и доложит, что парень купил шесть роз, будто на похороны. Она же, кстати, продавщица эта, через витрину могла видеть, как парень с букетом влез в черный «Гранд-Чероки», а потом с тем же букетом из джипа вышла девушка в черной кожанке с пояском, в черных джинсах, черной вязаной шапочке и так далее… «Гранд-Чероки» в этом облцентре, дай бог, чтоб два десятка набралось. Не Москва все-таки и даже не Питер. В два счета найдут, даже если никто номера не запомнил…

Тут Лена вдруг подумала: да, точно, «Гранд-Чероки» в городе немного, да и вообще крутых джипов наперечет. На хрена же этой умной змее, то есть Валерии, было свою шикарную тачку засвечивать? Да и Андрей, надо думать, не совсем дебил, чтоб до этого не допереть. Нормальные киллеры берут что-нибудь лажовенькое, типа «шестерок», «девяток» или даже «Москвичей», да и те угоняют у каких-нибудь лохов. Потом машинку эту бросают, пересаживаются и линяют уже на своей, нормальной.

Конечно, «Чероки» тоже могли угнать, хотя сделать это не так-то просто. Опять же Андрей, судя по тому, как он двери электронным ключом блокировал, машину не угонял. Ведь ключ-то был с кодировкой, значит, он и код должен был знать. Стало быть, это была все-таки его родная машина. Странно все это, очень странно…

Поразмышлять дальше Лене не удалось, потому что искореженный громкоговорителем голос водителя автобуса объявил:

— Приехали… Конечная, поселок Лавровка!

ФЕДОРОВСКАЯ, 47… И ДАЛЕЕ

Лена вылезла из автобуса самой последней, постаравшись в меру возможности поглядеть по сторонам через «дырки», протертые в заиндевелых стеклах. Нет, вроде «Чероки» нигде не маячил, да и вообще поблизости от остановки никаких подозрительных фигур не замечалось.

Остановка, как и предполагала Лена, была в Лавровке одна-единственная. Находилась она в самом центре поселка, где стояло штук десять-пятнадцать панельных домов постройки 70-х годов, несколько магазинов, кинотеатр и некое административное здание, прежде принадлежавшее, надо полагать, поселковому совету и комитету КПСС. Вокруг этого оазиса цивилизации, судя по всему, ни одного дома этажностью выше двух не имелось. Так что Лена, еще не прочитав название, уже догадалась, что находится на Федоровской улице, ибо дом 47, где, по идее, должна быть минимум 91 квартира, мог находится только тут, поблизости.

Дальше все пошло достаточно просто. Лена перешла на левую сторону улицы и добралась до десятиэтажной пятиподъездной бетонной «коробки», на которой действительно имелся номер 47. Потом Лена без проблем отыскала нужный подъезд, поднялась на лифте и очутилась перед дверью, на которой был привичен пластмассовый номерок с цифрами 91.

Лена трижды коротко нажала на кнопку звонка. Так было положено делать всюду, куда ее присылали. Если звонка не имелось, надо было трижды постучать.

Ждать пришлось недолго. Кто-то глянул в «глазок», а затем лязгнул замок, и дверь полуоткрылась. Появилась хмурая морда, поглядела на Лену сверху вниз и пробасила:

— Чего желаете, девушка? — Это были не простые слова, а условные. Если б спросили: «Вам кого?» или «Вы к кому?», надо было сказать: «Извините, я ошиблась!» — и как можно скорее сматывать удочки. Но пока все было правильно.

— Я от Оскара Гаврииловича, — Лена произнесла свою часть пароля. Кто такой этот Оскар и существует ли он в натуре, она не знала и знать не хотела. Скорее всего такое имя-отчество придумали, потому что оно редко встречается. Ведь какой-нибудь случайный гражданин мог без всяких задних мыслей Ивана Ивановича спросить или Петра Петровича. А тут уж не перепутаешь. Впрочем, и на этот маловероятный случай имелась подстраховка.

— А я думал, что он уже в Израиле! — Бугай, все еще не сняв цепочки, произнес еще одну условную фразу.

— Нет, на сегодня он еще в России.

После этого мордоворот открыл дверь окончательно и пропустил Лену в прихожую.

— Ноги вытри, — приказал он, и это уже не было условными словами. — А потом — вон туда, в комнату. Садись на диван и жди.

Квартирка была довольно обычная, небольшая — две комнаты и кухня. Лена в таких не раз бывала. Справа — кухня, слева — большая проходная комната, а дальше — маленькая.

Лена, не раздеваясь, вошла в большую комнату и уселась на диван. А бугай-охранник щелкнул пальцами, и откуда-то со стороны кухни к двери, ведущей в прихожую, подошла лохматая кавказская овчарка.

— Лежать! — велел детина, и пес перекрыл выход. — Давай, что принесла.

Лена вынула «Аквафреш», охранник взял у нее тюбик и сказал:

— Еще посиди чуть-чуть. Вставать не надо, собака не так поймет…

После этого он подошел к двери, ведущей в маленькую комнату, заглянул, вполголоса спросил: «Можно?» — и, услышав в ответ: «Заходи!», скрылся за дверью.

Потянулись томительные минуты. Так бывало почти всегда, когда Лена доставляла всякие невинные на первый взгляд вещи: тюбики с зубной пастой, кремом для обуви или плавленым сыром, жестяные банки растворимого кофе или фирменного чая, баллончики с дезодорантами или пеной для бритья. Конечно, Лена знала, что все это значится на этикетках, а внутри нечто иное. Но что конкретно — даже догадываться не пыталась. То есть иногда, конечно, пыталась, но тут же себя осаживала. Потому что там могли быть и наркотики, и взрывчатка, и золотой песок, и мелкие алмазы, и что-то еще, о чем приличной девушке лучше не знать. Кстати, с юридической точки зрения — тоже. Ты дура наивная, знать не знаешь о содержимом, купила в магазине, видите, оно ж даже не распечатанное было! Какой магазин? Да вот он, супермаркет этот, тут таких же тюбиков, банок или баллончиков на полках стоит немерено! Сняла с полки, через кассу оплатила, все честь по чести, кассирша меня помнит, я тут часто бываю… Поди докажи, что все это не так!

Такую тактику защиты ей объяснили загодя, но поскольку ментам Лена не попадалась, то убедиться в том, насколько она эффективна, у нее не было случая. Впрочем, Лена была убеждена, что если б даже она сработала и, не сумев ничего доказать, менты ее выпустили бы, то жить ей после этого долго не придется. А если б раскололась — и подавно. Так или иначе, она стала бы засвеченной, известной ментам, к ней бы, возможно, «наружку» прицепили… Нет уж, береженого бог бережет. Девушка может от несчастной любви удавиться, из окна выпасть, передозировку наркоты в вену засадить, двести граммов метанола вместо водки засосать — жизнь сложна. Вот так будут рассуждать хозяева, если Лена проколется.

Минут через пятнадцать мордоворот вышел из маленькой. комнаты и сказал:

— Все нормально. Сейчас спустишься вниз, к подъезду, подождешь минут десять. Подъедет белая «шестерка», вылезет парень, подойдет и спросит: «Вы от Матвеича?» Ответишь: «Нет, от Гаврииловича». После этого садись в тачку, он тебя подбросит до вокзала. Деньги на билеты есть?

— Есть, — кивнула Лена. — Только паспорт фиговый.

— Покажи! — велел детина, и Лена подала ему свою ненадежную ксиву. Охранник перелистал, нахмурился и покачал головой:

— Да, это не фонтан. Подожди еще немного. Он опять вышел в маленькую комнату и унес с собой паспорт. Минут через пять он вернулся.

— В общем, так, — объявил охранник, подавая Лене ее хреновый паспорт, — все остается почти как было, только сперва «шестерка» подвезет тебя к ребятишкам, которые тебе более приличную ксиву выправят. Конечно, не бесплатно, но это мимо тебя пойдет, твоим шефам счет пришлем. Но мы, сама понимаешь, заинтересованы, чтоб ты отсюда благополучно свалила и нигде не споткнулась. Так что паспорт будет четкий. Это дело не очень быстрое, поэтому посидишь там до вечера. Пацана с машиной мы там держать не будем, он за тобой часам к девяти подъедет, в десять тридцать будешь на вокзале. Дальше — как сама сумеешь.

После этого детина рявкнул на овчарку:

— Казбек! В кухню! — и зубастый торопливо затрусил в место постоянной дислокации, освободив Лене проход в прихожую.

— Счастливо доехать! — сказал мордоворот, захлопывая за Леной входную дверь.

Спустившись вниз на лифте, Лена вышла из подъезда. На душе стало полегче

— по крайней мере, тюбик доехал куда надо. Теперь бы еще дождаться этих «Жигулей»…

Но ждать пришлось недолго. Белая «шестерка» подкатила через пять минут, из нее вылез парень в кожаной куртке на меху, которую в свое время рекламировали, как «настоящую куртку американских пилотов-бомбардировщиков», и вразвалочку подошел к Лене.

— Вы от Матвеича?

— Нет, от Гаврииловича.

— Прошу… — парень открыл перед Леной заднюю дверцу «Жигулей», и пассажирка заняла свое место.

«Шестерка» не стала выруливать на Федоровскую, а объехала дом 47 и покатила куда-то в глубь деревянной, одноэтажно-двухэтажной части поселка.

Собственно, это уже был не поселок, а скорее село, потому что дома тут были типично сельские, с приусадебными участочками, огородами, тепличками, хлевами и удобствами на улице. Несколько первых улиц, непосредственно прилегавших к центру, были относительно прямыми, даже, возможно, асфальтированными. Но ближе к окраине пошли такие переулки-закоулки, такие извивы-перевивы, что Лена полностью потеряла ориентировку.

В общем, она понимала, что маршрут, должно быть, специально подобрали позаковыристей, чтоб Лена, если она, паче чаяния, все же угодит к ментам с новым, но тоже липовым паспортом, не смогла указать точно, где ей сляпали эту ксиву. Однако когда последние дома поселка остались позади и «шестерка» покатила по заснеженной дорожке-просеке между двумя стенами высоченных елок, ей стало вновь не по себе.

Мало ли, что этот мордоворот сказал: «Все в порядке!» — и не стал сетовать на опоздание. Может, на самом деле не все в порядке и Лена привезла то, чего ждали вчера, а сегодня содержимое тюбика уже на хрен никому не нужно. Вот ее и повезли в укромное место, чтоб разобраться во всех этих сложностях. Там, в многоэтажке, для серьезного разговора место неподходящее

— девка все-таки, визжать будет. А тут, в лесу, никто не услышит… Можно не только по делу поговорить, но и удовольствие получить.

«Хрен вам!» — подумала Лена, прикидывая, как половчее выхватить «маргошку». Четыре пульки им, последнюю — себе.

У нее даже появилось нехорошее желание ускорить события. В смысле не дожидаться, пока этот «бомбардировщик» привезет ее туда, где могут еще пять таких гавриков оказаться, а выдернуть «марго» и просверлить ему стриженый затылок. А потом самой сесть за баранку и дернуть туда, куда бог укажет. Водить она умеет, денег на бензин хватит. Чего бы не погонять по стране напоследок? Может, где-то пофартит и пару месяцев удастся пожить вволю?!

Но все-таки она удержалась. Опять начала себя накручивать, додумывать и придумывать. Ни фига еще не ясно, зачем торопиться?

Водитель помалкивал, только изредка сопел и невнятно матюгался по поводу качества дороги. Возможно, ему просто-напросто запретили общаться с пассажиркой, а возможно, он и сам считал, что интересоваться чем-либо небезопасно. Но у Лены, при ее общем неуравновешенном состоянии, опять дурные мысли появились.

По таким дорожкам в лучшем случае мужики ездят за сеном или за дровами. Неужто тут может быть какое-то заведение, где паспорта ляпают? Для этого дела все-таки фототехника нужна, а для нее — электричество. Но тут никаких столбов с проводами и близко нет.

Не иначе, ее просто-напросто привезли в лес укантовать. Отчего и почему — неизвестно, растолковывать не будут. Завезет ее этот парень в какой-нибудь тупик, выдернет свою пушку и скажет: выходи! Ну, это еще посмотреть надо, кто тут в лесу останется…

Впрочем, Лена решила еще немного подождать. Водила даже не подозревал, сколько раз ему выносился смертный приговор и сколько раз пассажирка его отменяла.

И все же смерть его миновала, потому что неожиданно сквозь лесную темень замаячили какие-то тусклые огоньки.

Минуты через две «жигуль» выехал на небольшую поляну, на которой просматривался большой деревянный дом, не то в два, не то даже в три этажа, обнесенный высоким деревянным забором. Вот в его-то окнах и светились огоньки.

«Жигуль» подкатил к тесовым воротам, вполне способным пропустить груженый «КамАЗ», остановился и коротко гуднул три раза. Через пару минут в воротах отворилась калитка, и оттуда вышел мужик в ватных штанах, валенках и камуфляжном бушлате с помповым ружьем в руках.

— Приехали! — сказал водитель, вылезая из-за баранки и открывая перед Леной левую дверцу. Лена выбралась из «жигуля» как раз тогда, когда сторож приблизился к машине.

— Здорово! — пробасил охранник, пожимая пятерню водилы. — Нам звонили, все в курсах, можешь ехать…

— Понял! — кивнул шофер. — До вечера!

И опять уселся в тачку, чтоб развернуть ее и ехать обратно.

— Прошу! — Охранник указал Лене на калитку и надел ремень ружья на плечо. «Жигуль» развернулся, выбросил из-под колес снежные ошметки и нырнул в темень просеки.

Когда Лена прошла через калитку, то тут же услышала свирепый лай сразу нескольких овчарок. У нее аж сердце упало, когда она увидела не то пять, не то шесть мохнатых зверюг ростом с телка, бегущих к воротам с разных сторон.

— Фу! — басом рявкнул охранник. — Лежать!

Собачья армада дружно легла на снег метрах в пяти от Лены.

— Серьезные собачки! — заметила она с легкой дрожью в голосе.

— А как же, — охранник порадовался произведенному на гостью впечатлению.

— Несерьезных не держим. Чужого не проглядят, будь спокойна. Но ты не волнуйся, при мне они тебя не укусят.

Во дворе этой лесной усадьбы, кроме основного деревянного дома, было еще несколько разных строений меньшего размера. В темноте не разобрать, что это такое — флигеля, сараи или еще что. Правда, где-то явно урчал дизель-генератор. Вот и объяснение тому, что проводов через лес не протянуто, а электричество есть. Уже подходя к крыльцу, Лена разглядела на крыше дома аж две спутниковые тарелки. Н-да, солидно устроились!

Крыльцо оказалось резное, обожженное паяльной лампой и покрытое лаком. Снег со ступенек был расчищен, а перед дверью лежал проволочный коврик для вытирания ног.

Дверь открылась, и на пороге возник еще один детина. Тот, что сопровождал Лену от ворот, произнес:

— Вот, приехала.

— Понял, — кивнул его коллега. — Заходите, девушка.

Лена прошла через двойные двери, обитые войлоком, чтоб тепло не уходило, и очутилась в неком подобии холла, а провожатый остался во дворе службу нести и собак контролировать.

— Объяснять мне ничего не надо, — упреждая Лену, заявил вахтер. — Пока тут, на диванчике, посидите, сейчас ребята подойдут и проводят вас…

В ГОСТЯХ

Лена уселась на диванчик и огляделась. Холл выглядел довольно уютно и был именно холлом, а не сенями или прихожей. Примерно такие бывают в небольших гостиницах. Охранник располагался за столом, справа от входа. Там у него имелся какой-то пульт с телефоном и рычажками, а позади висела застекленная доска с ключами, как у портье. Лена сидела как раз напротив. Пол был покрыт линолеумом, а стены отделаны лакированной паркетной плиткой. На стене над головой Лены висели лосиные рога, а по бокам от рогов — уменьшенные копии картин Шишкина «Утро в сосновом лесу», одна точно такая же, как оригинал, а вторая — зеркальная, то есть все медведи на ней смотрели в обратную сторону. Внутрь дома из холла вела только одна дверь, располагавшаяся напротив той, что вела во двор. Она была завешана плотной плюшевой гардиной багрового цвета. По бокам от двери висели еще несколько картин, сделанных маслом. И тоже зеркально симметричные. Там тоже было про лес, но ни названий их, ни авторов Лена не знала, а потому не догадывалась и о том, какая из картин правильная, а какая — зеркальная. Она и Шишкина-то помнила только потому, что эти самые медведи на конфетах изображены.

Кроме всего перечисленного, на стенах было укреплено несколько симпатичных резных полочек, а на них — из расписных глиняных горшочков свешивались какие-то вьющиеся цветочки. Названий их Лена и подавно не знала.

Само собой, что обстановка выглядела достаточно жизнеутвержающе и не наводила на мысль, что Лену сюда привезли на разборку или допрос с пристрастием. Но успокаиваться она не спешила. Тут, кроме холла, возможно, и подвалы имеются… Знать бы, сколько «ребят» и каких сюда придет! В смысле, хватит ли того, что в «маргошке» осталось…

И на сей раз ее волнения оказались пустыми. Из-за гардины вышел тощий длинноволосый бородатенький парнишка, ростом примерно с Лену, если даже не ниже, в голубом джинсовом костюмчике, клетчатой рубахе и теплых шлепанцах.

— Вот клиентка, — представил вахтер Лену, — ей нужен нормальный паспорт.

— Все ясно, — кивнул парнишка, — прошу со мной, миледи! И улыбнулся. Лене эта улыбка понравилась. Нет, этот и впрямь фотограф, а не бандит.

За багровой гардиной оказалась лестница с резными перильцами, застланная потертой ковровой дорожкой. По ней Лена и ее новый сопровождающий поднялись на второй этаж. Тут был небольшой коридорчик, расходившийся в обе стороны от лестницы. Паренек забежал вперед и прошел направо, приоткрыв дверь.

— Сюда, пожалуйста, — нежным, почти девичьим голосом пригласил бородатенький.

«Со спины, блин, можно за бабу принять! — отметила Лена. — Если б не борода — натуральная „машка“!»

Действительно, джинсы словно специально подчеркивали округлость кормовой части данного представителя сильного пола, а длинные волосы были явно не по-мужски ухожены, любовно вымыты, расчесаны и даже, кажется, чуток подкручены на щипцах. Лена готова была поручиться, что если б этот пацан не в шлепанцах был, а на высоких каблуках, то еще и бедрами бы повиливал при походке.

Но сексуальная ориентация данного гражданина Лену не волновала. Главное, чтоб он сумел ей нормальную ксиву изобразить.

— Вот тут у нас студия, — объявил бородатик, пропуская Лену в довольно просторное полутемное помещение с наглухо завешанными окнами, освещенное лишь одной не очень яркой лампой, привинченной к стене на раздвижном пантографе, освещавшем компьютерное рабочее место, да экраном самого компьютера, где светилась заставка с трехмерными рыбками и водорослями, пузырьками, песочком, ракушками — прямо настоящий аквариум!

В комнате на мягком диванчике, перед которым стоял низенький столик, женственно набросив ногу на ногу, сидело еще какое-то существо. Без бороды, со стрижкой а-ля гарсон, сережками в ушах, розовой блузке с глубоким вырезом, кожаной черной безрукавочке и такой же мини-юбке, при черных колготках и лакированных дамских туфельках на каблуках-«шпильках». Существо грациозно держало в тонких пальчиках с черным маникюром «Мальборо-лайт» и время от времени томно подносило фильтр к сочно накрашенным губкам. В принципе Лена могла бы принять это существо за настоящую бабу, тем более что в вырезе блузки просматривались солидные си-сечки минимум третьего номера, но бородатый быстренько лишил гостью иллюзий, объявив хоть и нежно, но требовательно:

— Рома! Завязывай балдеть, лапуленька, работать надо!

— Понял… — грудным женским голосом произнес трансвестит и, профессионально покачивая бедрами, упругой походочкой уцокал куда-то в дальний, не освещенный угол студии.

— Так, — деловито поворачивая лампу на Лену, сказал бородатый. — Выглядите вы устало, девушка. Наверно, легли после полуночи и встали в шесть?

— Вам это обязательно знать? — нахмурилась Лена.

— Нет, — несколько испугался бородатый, чуя, что сует нос не в свое дело.

— Меня не интересуют подробности. Просто для хорошего паспорта нужно хорошее фото, причем для вас конкретно — два фото. Извините за откровенность, но вы выглядите сейчас на 28-30 лет. Мне нужно сделать из вас 16-летнюю и 25-летнюю девочку. Паспорт с одной фотографией, даже если там есть какие-нибудь объясняющие пометы типа «брак зарегистрирован» или «выдан взамен утерянного», всегда вызывает подозрения. Даже если вы сумеете толково объяснить, отчего на паспорте одно фото, менту захочется еще разок пристальнее поглядеть на ксиву. Если достаточно опытный — обязательно найдет, к чему придраться. А паспорт с двумя фотографиями — если они, конечно, профессионально сработаны! — почти 60 процентов ментов досконально смотреть не будут. Дайте мне вашу старую ксиву… Кстати, пока можете снять свою курточку и повесить вот сюда.

Лена пристроила куртку и шапочку на резную самодельную вешалку, привинченную к стене, отделанной мореной вагонкой. Форма крючков на вешалке показалась ей странной… Пригляделась и тихо хихикнула — крючки представляли собой уменьшенные копии стоячих мужских инструментов с приборами! Ну, похабники!

Впрочем, не следовало отвлекаться и терять бдительность. На всякий пожарный Лена незаметно перепрятала пистолет из куртки за поясок джинсов и прикрыла свитером.

— Федюсик! У меня все готово! — нежно доложил Рома тоном заботливой супруги, зовущей мужа завтракать;

— Погоди немного, Ромасик, — отозвался бородатый. Он сидел за столом, нацепив на глаз лупу, будто часовщик, и пристально рассматривал паспорт на имя гражданки Павленко.

Лена поглядела в ту сторону, где орудовал Ромасик. Он, как видно, снял свои шпильки 41-го размера, заменил их шлепанцами, надел черный лаборантский халат и подготовил съемочное место: белый экран, табуретку, подсветку подключил. Кроме того, чуть поодаль обнаружилось парикмахерское рабочее место: с зеркалом, раковиной, креслом, феном и прочими прибамбасами.

— Да, с этим паспортом долго жить трудно! — хмыкнул Федюсик, подняв лупу на лоб. — Если б мне кто-то такой дал, я бы подумал, что меня специально подставить хотят…

Лена не стала сообщать, что у нее были такие же мысли, но внутренне согласилась с Федюсиком.

— В общем, так, — деловым тоном объявил спец, — есть два варианта работы. Либо приводить в нормальный вид этот, либо сделать совсем новый. Вам, как я понял, это по фигу, потому что за вас рассчитывается контора. Но все равно, заранее предупреждаю, что переделывать будет дороже и труднее. Время почти такое же. Часам к восьми вечера, не раньше, будет готово.

— А почему так долго? — позволила себе спросить Лена.

— Потому что вы этот паспорт, миледи, должны были получить лет десять назад. И если он будет свеженький-чистенький, совсем не потертый, ничуточки не выцветший и не пропылившийся, вам, извините, хрен поверят. У нас есть своя технология, целое «ноу-хау», как за несколько часов все «состарить» до нужного уровня. Ну, и вообще, рабочий день напряженный. Мы ведь не только вами занимаемся, к сожалению…

— Понятно, — сказала Лена. — И что я тут до вечера делать буду?

— Отдыхать. Ну, найдем вам комнатку, вздремнете, надоест — телевизор посмотрите.

— А пожрать мне здесь дадут? — поинтересовалась Лена, которая знала, что от скромности она не умрет, а вот от голода — запросто. — Я, между прочим, со вчерашнего дня не ела.

— Что ж вы раньше-то не сказали? — попенял Федюсик. — Сейчас сделаем! Правда, мы-то уже позавтракали, но может, у Шуры еще осталось что-то. Ромасик, ты все слышал?

— Да, сэр, — грудное контральто преобразовалось в баритон вышколенного английского дворецкого. Во всяком случае, такого, какими их играют в русских фильмах.

Ромасик вышел за дверь и куда-то потопал, вероятно, к этому (или этой!) Шуре, а Федюсик деловито сказал:

— Давайте не будем терять времени. Сейчас сделаем снимочек на 25 лет, а когда Ромасик вернется, соорудим заготовку на 16. После этого можете спокойно идти отдыхать, больше нам ваша натура не потребуется.

— Интересно, как же вы из меня шестнадцатилетнюю сделаете? — удивилась Лена. — Тем более что я сейчас, сами сказали, на все тридцать смотрюсь…

— Современной технике это под силу, — ухмыльнулся Федюсик, — по крайней мере, на фотографии.

Он провел Лену в угол, усадил на фоне белого экрана перед старинного вида студийным фотоаппаратом и начал устанавливать свет.

— Так, — велел он, перестав поворачивать софиты, — смотрите строго в объектив! Сейчас птичка еще не вылетит, но лучше не вертеться.

Федюсик зашел за фотоаппарат, посмотрел на Лену в видоискатель, потом вылез и задумчиво поскреб бороденку:

— Нет, надо вас малость тонировать. И, может быть, паричок вам сделать. А то с этой стрижечкой любому ежу будет ясно, что вы только намедни фотографировались. Но это без Ромасика лучше не начинать. Он в этом деле ас, настоящий визажист, между прочим.

— Я его вообще-то за женщину приняла… — хмыкнула Лена.

— Ничего не поделаешь, это у него хобби такое, — ухмыльнулся Федюсик. — Между прочим, если б вы месяц назад приехали, то приняли бы за женщину меня, а он бы с бородой рассекал.

— А вы что… — Лене вообще-то уже давно все было ясно, и поэтому она застеснялась произнести вопрос до конца.

— Да, именно так! — оскалился Федюсик. — По-моему, теперь за это статьи нет и можно не стесняться лишний раз. Конечно, для здешних ребят мы с ним пидоры, и они нас презирают. Но мы умеем то, чего не умеют они. И заменить нас некем…

Он вовремя сообразил, что начал говорить лишнее, и заткнулся. Кроме того, вернулся Ромасик.

— Шурочка сказала, — произнес он, похлопав накладными ресничками, — что может организовать чай, ветчину с зеленым горошком и бутерброды с колбаской. Где-то через четверть часика принесет сюда.

— Подойди сюда, глянь, лапуленька… Прикинь на нее паричок! По-моему, он необходим.

— Безусловно, — кивнул Ромасик. — И прикид нужно менять.

— Прикид — само собой. А вот паричок — это твое. Тут я пас.

Ромасик сказал с некоторым капризульством в голосе:

— Сперва прикид, потом паричок. Снимите свитер, девушка!

Лена сумела незаметно для «голубых» передвинуть пистолет за спину и стянула свитер через голову.

— Блузка тоже не годится, — заявил Ромасик. — Ворот слишком приметный.

— Юноша, — нахмурилась Лена, — а бюстгальтер вы меня не заставите снимать?

— Если бы надо было написать, что паспорт вам выдавали или фотографию вклеивали летом, возможно, пришлось бы и бюстгальтер снять, — невозмутимым голосом произнес Ромасик. — И вовсе не оттого, что мне хочется полюбоваться на ваши титечки. У меня они тоже имеются, и вам меня нечем удивить! Хотите покажу?!

— Спасибо, — проворчала Лена, — в другой раз.

— Ромасик имеет в виду, что если б, согласно паспорту, вы фотографировались летом, в жару, то вам, для достоверности, надо было надеть что-нибудь легкое. Может, какую-нибудь полупрозрачную кофточку, — пояснил Федюсик умиротворяющим тоном, — ясно, что если б у вас в данный момент был темный бюстгальтер, то пришлось бы его заменить.

— Неужели все это так важно? — нахмурилась Лена.

— Очень важно, миледи! — наставительно заявил Федюсик. — Я, конечно, не мент и не располагаю точными данными, но очень большой процент граждан залетает на кичу исключительно благодаря тому, что ментам что-то не понравилось в документах при первом предъявлении. Предположим, что вы в розыске и угодили в ориентировку под фамилией Маша Иванова. Постовой мент видит, что ваше личико чем-то похоже на эту Машу. Он вас подзывает, просит предъявить документы, и вы подаете ему паспорт, согласно которому вы Сара Рабинович. Если ему ваш паспорт не понравится, он заберет вас даже в том случае, если не найдет особых примет, характеризующих эту ужасную Машу. И тогда, в конторе, вас начнут крутить, наводить справки по всем паспортным данным и в конце концов выяснят, что вы и есть Маша, за которой пять убийств и четыре изнасилования…

Последним замечанием Федюсик заставил Лену хмыкнуть. Убийства за ней уже были, а вот изнасиловать кого-нибудь она еще не сподобилась.

— Но! — Федюсик поднял вверх указательный палец. — Если мент увидит, что паспорт был выдан гражданке Рабинович еще в нежном шестнадцатилетнем возрасте, что в нем явно ее фотографии, все печати-штампы на уровне, никакие даты не перепутаны и вообще сам паспорт выглядит именно таким потертым, каким должен выглядеть паспорт честной гражданки, никогда его не менявшей даже в связи со вступлением в брак, он не поведет вас в отделение, чтобы уточнить, нет ли у вас на правой ягодице татуировки «МАША», являющейся особой приметой гражданки Ивановой.

Пока Федюсик читал лекцию, Ромасик отодвинул дверь, ведущую в просторную гардеробную, где, будто в магазине готового платья, на плечиках висело множество мужских и женских костюмов, комплектов военной и милицейской формы, платьев, блузок, кофточек и так далее. Причем Лена даже успела разглядеть через дверь, что развешаны все эти причиндалы не просто так, а по определенной системе. На вешалках были укреплены таблички: «70-е гг.», «80-е гг.», «90-е гг.». Это у них тоже было продумано. Ведь ежели на фотке, якобы снятой в 1978 году, гражданин оказался одет во что-нибудь, появившееся только в девяностых, то мент смог бы это заметить.

— Так, — безапелляционно и уже совсем мужским голосом произнес Ромасик, — надевайте вот эту кофточку. Как раз ваш размер. А паричок я сейчас подберу. Пересядьте к зеркалу!

И он указал Лене на кресло перед раковиной своей мини-парикмахерской.

Лена сняла свою блузку, надела кофточку, предложенную Ромасиком, и убедилась, что у него глаз-алмаз — и вправду точно по размеру. Ромасик в это время копошился в гардеробной, отыскивая подходящий парик, а Федюсик продолжал давать комментарии.

— Тут главное — не переборщить. Мент должен видеть, что фото снято не за два дня до того, как гражданка попалась ему на дороге, а намного раньше, и что она не заботилась о том, чтоб максимально подогнать паспортную фотографию под свой нынешний внешний вид. Но, конечно, надо сделать так, чтоб он мог убедиться: это та же самая дама.

Подошел Ромасик, принес парик, аккуратно пристроил его Лене на голову, расчесал, потом подколол в двух местах шпильками и сказал:

— Оцените!

Лена посмотрела в зеркало. Ничего брюнеточка получилась. Явно сходила в парикмахерскую перед тем, как на паспорт фотографироваться. Вместе с тем сходство с нынешней Леной было вполне очевидное.

— Да, это то, что надо, — согласился Федюсик. — Конечно, надо чуть-чуть тонировать…

— Естественно! — бодро произнес Ромасик. — Все будет тип-топ! Откиньте голову на подголовник и расслабьтесь. Сейчас я вас немножечко подштукатурю.

Он набросил Лене на плечи салфетку, чтоб не испачкать кофточку пудрой и кремом.

Лена, конечно, откинула голову, как он просил, и даже зажмурилась. Но расслабляться не собиралась. Ведь где-то катался джип «Гранд-Чероки» с Андрюхой и Валерией, но самое главное — с рюкзачком, который Лена оставила на сиденье. Не дай бог, если они все-таки из этой же конторы! Приедут, допустим, через какое-то время на Федоровскую, 47, и доложат, что, мол, все хорошо, шеф, подняли мы на воздух гражданина Шипова при помощи одной дурочки подставленной. И опишут, как эта дурочка выглядела. А мордоворот скажет:

«По-моему, Андрюха, точно такая же сюда приходила час назад…» Что будет, интересно?

А В ЭТО ВРЕМЯ…

Лена, естественно, не могла даже догадываться о том, где «Чероки» находится на самом деле. Если б знала, то волновалась бы гораздо меньше.

Джип тоже находился за городом, но совершенно в другой стороне. Оттуда до Лавровки было километров восемьдесят, а до лесного заведения, где Федюсик и Ромасик трудились над созданием для Лены приличного паспорта, и все сто.

Еще одним обстоятельством, которое могло бы успокоить Лену, было то, что ни Андрей, ни Валерия не поворачивали голову в сторону арки, а потому понятия не имели о том, что она жива-здорова. Более того, их этот вопрос, в общем-то, не волновал, хотя Валерия и допускала, что девчонка могла не погибнуть при взрыве, а получить ранение или контузию. Важнее было то, что заряд пластита, заложенный в корпус телефона, сработал. Нет, не сразу после того, как Анатолий Олегович включил телефон, а только после того, как он набрал шестизначный номер, написанный на поздравительной открытке, и поднес телефон к уху. После того как гул взрыва долетел до цветочного магазина, около которого стоял с работающим мотором «Чероки», Андрей даванул на газ и помчался прочь со скоростью, максимально возможной для езды по заснеженному городу, а местами и превышая ее.

— Жми! — подгоняла его Валерия. — За город!

Конечно, надо было местами проявлять аккуратность, чтоб не напугать всяких там гаишников-гибэдэдэшников, поэтому пришлось кое-где петлять, сворачивать в малоезжие улицы, переулки и даже проходные дворы. За город они выехали не по шоссе, а через некую полузаброшенную стройку, откуда можно было выбраться на более-менее накатанный проселок. По проселку докатили до бывшего пригородного совхоза, оттуда выехали на шоссе, промчались пару десятков километров до трассе, где не было постов, и свернули на лесовозную дорогу, уходящую далеко в глухомань.

Вот только тут нервное напряжение у них чуточку спало.

— Кажись, ушли! — облегченно вздохнул Андрюха. — Ну, наделали мы в городе шороху!

— Не то слово! — хмыкнула Валерия. — Теперь там такое — поднимется — небу жарко станет.

— Да-а… — весело поежился водила. — Пару месяцев не уймутся! Драч небось с ума свернется, когда узнает!

— Такие не сворачиваются с ума, — помрачнела Валерия, прикуривая сигарету, — а головы другим сворачивают… Ты лучше скажи, хорошо упаковал эту суку? Не слиняет?!

— Фирма гарантирует! — ухмыльнулся Андрей.

— Морду не сильно расквасил?

— Да ты что, мать, как можно! Ты ж мне вчера все четко растолковала. Ни царапинки! Вколол тюбик — так и легла. Снял пальто, шапку, сапожки, как ты велела. Дальше замотал даму в одеяло, потом в ковер, обмотал веревкой, как колбасу, — и ходу.

— Не задохнется?

— Ни боже мой! Я ж ей рот-нос не завязывал — пусть дышит сколько влезет…

— А если орать начнет?

— Да пусть орет, — беспечно усмехнулся Андрюха. — Деревня пустая, нет никого. Опять же изба деревянная, снегом почти по крышу заметена. Хоть рядом стой, ни хрена не услышишь… Кроме того, ты же сказала, что укол часов десять действует, даже двенадцать… Она и сейчас еще спит, небось ничего не чует.

— Бывает, раньше просыпаются… — процедила Валерия. — От холода, например. А замерзнуть она там не может?

— Удивляешь ты меня, Михайловна! — проворчал Андрюха. — Я натопил нормально, она там вспотеет в своей упаковке, не то что замерзнет. Изба только-только остывать стала, она тепло хорошо держит.

— А угореть не может? — настырничала Валерия.

— Шутишь, что ли? Я ж деревенский, с десяти лет знаю, как печку топить… Ты лучше скажи, как мы из всей этой заварухи выбираться будем? Я лично свою часть работы сделал.

— Я тебе кейс показывала, родной? Видел сколько там лежит?

— Видел, — хмыкнул Андрюха, — только не считал.

— Могу сказать, цыпа, что там пятьдесят пачек по сто «Франклинов» в каждой. Не греет?!

— Они знаешь где меня греть будут? — осклабился водила. — За десять тыщ верст от этой области и вообще от этого совка поганого. И то небось буду сильно сомневаться, что братва нам за все эти дела кишки не выпустит… А ты все темнишь!

— И буду темнить, милок, — жестко сказала Валерия. — Понимаешь, у некоторых людей от малой образованности и избытка сил начинается, как говорил товарищ Сталин, «головокружение от успехов». Особенно когда они хорошие баксы увидят. Сердчишки тюкают, моча в голову ударяет, и делают они большие глупости. Плачут потом горькими и даже кровавыми слезами, но это потом… А сначала глупости делают!

— Лер, — нахмурился Андрей, — была б ты мужиком, ты б уже за эти намеки похабные в лоб получила!

— Во! — Валерия подняла вверх указательный палец. — Видишь, как ты заговорил, милый? Да, я женщина слабая, беззащитная, а ты здоров как бугай. Возьмешь за шейку нежно, а отпустить забудешь. И все — накрылась Лерочка. А баксы остались…

— Да у меня и в мыслях такого нет! — оскорбился Андрей. — Я честно говорю, без балды…

— Верю! — кивнула Валерия. — А знаешь, почему? Потому что ты все же головой чуть-чуть варишь. То есть скумекал уже, как тебе одному, такому большому и сильному, будет фигово, даже если весь кейс окажется у тебя под мышкой. Потому что ты, родной, даже толком не знаешь, где и как загранпаспорт себе сделать, не говоря уже о том, как эти грины из России перевести. Покамест ты себя слепым щенком чувствуешь и понимаешь свою полную беспомощность — ты глупостей не наделаешь. Но, упаси господь, чуть-чуть лишнего узнаешь, поверишь в собственные силы — и, глядишь, на подвиги потянет. Извини, конечно, может, ты и верно, честный до усера, но меня столько раз кидали по жизни, что охота чуть-чуть подстраховаться…

— Да я тебя люблю, дура! — в сердцах воскликнул Андрей. — По-настоящему! Бля буду — люблю! Я для тебя что хошь сделаю, понимаешь? Зарежу, сожгу, сворую, сам сдохну!

— Что хошь? — лукаво переспросила Валерия. — Хорошо, это я проверю… Если не врешь — начну тебе помаленьку глазки открывать. А если нет — увы, родной. Либо режь меня и сам выпутывайся, либо иди, как телок на веревочке, куда поведу.

— И чего попросишь?

— На месте скажу…

— А мы и так подъезжаем уже… — заметил Андрей. — Колея осталась, вроде не сядем. Я вчера, когда по целине пер, раза два чуть не увяз! Самый снегопад был. Обратно, по ут-рянке, полегче было, а сейчас вообще нормально идем… Вот они, наши Марфутки родные! Видишь, по крыши замело? К самому дому ни фига не проехать, метров пятьдесят пешком придется идти.

— Не тропа, а траншея прямо-таки! — усмехнулась Валерия.

— Каждый приезд прочищаю. Меня что-то в эту зиму сюда часто тянет. Иногда, знаешь, представляю, будто бабка с дедом живы, отец… Так же и мать. Вроде знаю, какая она сейчас, помню четко, что она в дурдоме и хрен когда выйдет оттуда, а сюда приеду — чудится, будто выбежит она, молодая, добрая…

— …И молоком парным напоит, — подыграла Валерия, умело спрятав иронию.

— Ну! — Андрюха иронию эту и не почуял. — Знаешь, когда у нас корова была

— два ведра в день давала! Жирное — сейчас в магазине сливки по сравнению с ними обратом кажутся… Мы когда в колхоз его сдавали — раза в четыре разбавляли! И ничего, нормально принимали.

— Зря ты, Андрюха, в бандиты пошел! — ухмыльнулась Валерия. — Вернулся бы сюда, фермерством занялся! Завел бы буренок, маслобойку, цех купил бы, чтоб сухое мороженое делать…

— Да уж, сейчас нахозяйничаешь! — вздохнул Андрей. — Обдерут всего — вот и весь бизнес…

Он уже собрался вылезать из машины, когда наконец-то обратил внимание на рюкзачок, лежавший на правом сиденье.

— Лер, а с этим что делать? Телка эта вещи свои оставила… Маленький, а увесистый, рюкзачок-то. И брякает что-то;

— Может, там брюлики фамильные? — поиздевалась Валерия. — Дай-ка сюда, я в бабских вещах лучше твоего смыслю.

Андрей послушно передал ей рюкзак, Лера расстегнула клапан и развязала стяжку…

— Ни хрена себе! — вырвалось у нее, когда вслед за мятой ночной рубашкой на свет появились два пистолета. — Милые женские вещички!

— Да-а… — протянул Андрей, поеживаясь. — Вот это номер! А представляешь, что бы случилось, если б нас менты тормознули?!

— Не говори, милая, у самой муж пьяница… — процедила Валерия, укладывая пистолеты на сиденье. При этом она старалась браться за оружие только через ночнушку. — Так, сотовый… Выключен. Пусть полежит. Надо думать, этот не взрывается… Пейджер… А вот тут что-то есть. «Позвони 34-78-90. Срочно!!!» Аж три восклицательных заказал…

— Е-мое! — вырвалось у Андрея. — Это ж телефон Драча! Девка-то на него пахала…

— Ну и что? — сузила глаза Лера. — Теперь она на том свете пашет.

— А если нет?! — Андрей был в явной панике. — Если ее только глушануло или там обожгло? Сама же говорила, что это не страшно, если она жива останется. А теперь-то она, если оклемается, наверняка нас Драчу заложит…

— Ладно, — нервно произнесла Валерия. — Если она и оклемается, то только к вечеру. Времени у нас вагон. Не паникуй!

— Тебе легко говорить… Драч меня на просвет знает. Тут, в области, мне от него ни хрена не скрыться…

— Он-то знает, а вот ты, лох, даже не знал, что бабу из своей конторы в машину посадил.

— Да я чуял что-то такое, — наморщил лоб Андрюха. — Голос ее где-то слышал… Но морду точно не видал, и она меня не знает.

— Раз уже чуял что-то, надо было поскорее высадить ее и другую овцу подбирать, — проворчала Лера, вынимая записные книжки и начиная их просматривать. Андрей тоже пригляделся:

— Мать честная! Это же Лехина книжка! Лехи Гриба… У него тут телефоны все областных блядей переписаны!

— Ну да, — осклабилась Лера, — а ты у него небось эти телефончики списывал…

— Да нет, — слегка смутился Андрей, — там и деловые телефоны были, и адресочки…

— Так, это уже веселее. Скажи, дорогой мужчина, ты бы посторонней девке отдал такую книжечку на хранение?

— Вот ты о чем… — как видно, Андрюха не только баранку крутить умел. — Ты думаешь, что она их почикала?!

— Она или кто еще — не знаю. Но то, что их почикали, это почти сто процентов. Могли девке перекинуть вещички, чтоб самим чистыми остаться. А могла и она, конечно. Правда, тогда эта чернявая и впрямь полная лоханка… Замочила двух братков и рассекает по городу со стволами в рюкзаке: вот я какая крутая, берите меня за рубль двадцать! А это что за дрянь?

С этими словами Валерия брезгливо вытянула из рюкзачка ту самую брезентовую сумочку со следами зубов Рекса… Андрей так и впился в нее взглядом.

— Вспомнил! — Андрюха аж кулак ко лбу припечатал. — Я ж с этой чернявой ночью разговаривал! Вот этот сотовый — Лехи Гриба! Вот, на футляре царапина. Точно его! Я ж ему на сотовый звонил ночью, в два часа. А телефон-то у этой бабы был!

— Интересненько! — Лера подняла бровь. — И о чем же вы беседовали?

— Да так, ни о чем, в общем-то… Просто я Леху искал, хотел протереть вопрос, злятся они на меня или нет.

— А было за что злиться?

— Понимаешь, вчера вечером, — взволнованно облизав губы, проговорил Андрюха, — Драч меня вызывает и говорит:

«Бери Гриба, садись в тачку и езжай на Федотовскую, сорок семь. Встанете во дворе и малость подождете. Дескать, часиков в девять Гундос должен одну вещичку принести с фабрики, но через проходную это не получится. Он через забор перелезет на крыши гаражей, оттуда спрыгнет во двор, вы быстренько подкатите, подберете — и в контору. А потом — свободен на трое суток». Я, конечно, про наш уговор помнил, но прикинул по времени — вроде ерунда, успеваю. Дело-то ерундовое, в общем.

— Однако за него Драч тебе три отгула обещал… — прищурилась Валерия, вытаскивая из противогазной сумки не очень тяжелый сверток, сделанный из черного пластикового пакета, перевязанного бечевкой. — Даже вскрывать страшно!

— Ну, три отгула — это не триста тысяч, — хмыкнул Андрюха. — Просто мне эти отгулы давно обещаны были, а тут как раз подходящий момент, учитывая наши с тобой дела… Короче, поехали мы с Лехой в этот двор. Встали, подождали, увидели, что Гундос через забор перелез и с гаражей спрыгнул. Мы подкатили — и тут, блин, откуда ни возьмись — собака! Здоровая, лохматая, зубищи — во! И с ходу — Гундоса за штаны! А тот, пока мы с Лехой вылезали, возьми да отмахнись от нее вот этой сумкой. Да так хреново это сделал, что собачара в сумку вцепилась, дернула, и Гундос сумку упустил. Псяра видит, что мы с Грибом вылезли — и почесала куда-то в переулок. Мы в машину — и за ней. Вроде обогнали, она остановилась, башкой мотает — лямка вокруг морды обкрутилась, и рада бы бросить сумку, а ни хрена не получается. Ну, тогда Гундос с Лехой вылезли и начали ее манить. Типа там: «Цуцик, Цуцик — на-на-на!» А сучка эта опять драпанула. Щасть! — и в какую-то дыру между домами, а там на машине ни фига не проехать. Гундос с Лехой за ней, бегом, как лоси, напролом. Крикнули что-то типа: «Подожди, мы сейчас!» — и дунули. Я ж машину не оставлю, верно? В таком переулке ей быстро крылья приделают, а Драч с меня потом сорок тысяч баксов снимет — где я их возьму? Постоял немножко, с полчаса, потом подумал, что надо в этот двор заехать. Переулок узкий, развернуться туго, а потом при выезде на Федотовскую левого поворота нет. Время не позднее, движение еще приличное, опять же гаишник пасется. В общем, решил я погнать дальше по переулку. А он темный, путаный… Рулил-юлил — и все дальше от этого двора оказывался. Потом все-таки выехал на Федотовскую, нашел подворотню, заехал — а там никого и ничего. В смысле, ни собаки, ни ребят. Выехал со двора, зарулил обратно в переулок — опять никого. То ли ждать, то ли не ждать — хрен поймешь. А время идет, мне надо было к тебе заехать, чтоб эту подругу твою прибрать. Сама видишь — дорожка не близкая, час туда — час обратно, даже если не петлять, как мы сегодня. Здесь я тоже часик провозился. Вроде все сделал, а как обратно поехал — это уж почти в два часа ночи было — почуял, что на душе неспокойно. Позвонил по «сотке» Лехе. Он редко дома ночует, поэтому на домашний я даже не звонил.

— Занятно… — размышляя о чем-то своем, произнесла Валерия.

ВОТ ТЕБЕ И ЧЕРНОБУРОЧКА!

— Ответила баба, — продолжил рассказ Андрей, — по голосу показалась вроде знакомая. Леха как-то раз в кабаке показывал — жуткая шалава. Кстати, тезка твоя — Леркой зовут. Правда, точно не знаю, Валерия она или Калерия, но по ногам — настоящая Кавалерия…

— Это не по теме, — поморщилась Михайловна. — Дальше!

— Ну, я вообще голоса ее не помню, от балды спросил: «Лера, что ли?» — «Да», — говорит. Чуется, что она капитально поддатая и сонная, пошла поливать: «Спит Леха, неясно, что ли? Два часа ночи, заколебали звонками! То Драч, то ты…»

— Драч ей звонил? — переспросила Валерия.

— Она так сказала. Но скорее всего, он действительно Леху искал, потому что они в контору не вернулись. Не знаю, что она Драчу соврала, но скорее всего то же, что и мне — мол, Леха пьяный вусмерть, хрен разбудишь. До меня только сейчас доперло, что она о Драче ни фига не знала, просто небось он велел ей передать, чтоб Леха утром к нему в контору ехал. А она так запросто, будто давным-давно знает, ввернула кликуху.

— Это твои личные мысли, — нахмурилась Валерия. — Ты постарайся вспомнить четко, что она сама говорила. Это важно!

— Ну, она сказала, Леха с Гундосом намерзлись, пока собаку ловили. Поддали, естественно, дескать, а потом Гундос ушел, и они с Лехой спать залегли. Я спросил: «Собаку-то поймали?» Она: «Да, поймали и сумку забрали». Завтра, дескать, должны быть у Драча. Я еще решил узнать, сильно они меня ругали или нет. Ну, за то, что я уехал, их не дождавшись. Баба сказала, будто обещали какому-то козлу морду начистить, а кому конкретно, она не врубилась. Мол, разбирайся сам, я не адвокат.

— Ты там ничего лишнего не ляпнул? — строго поглядела Лера. — Сам-то трезвый был?

— Как стекло! Я ж из машины звонил, чем ты слушала?! Короче, домой я нормально доехал, поспать даже немного сумел и поехал. Ну, как ты велела, высматриваю девок у обочины. Хотя, блин, ты мне даже не объяснила, на фиг это нужно.

— Если б я тебе все с ходу объяснила, ты бы все испортил. У тебя на морде много что читается, понял? А так, втемную, ты лучше себя держишь… И за цветочками я тебя спровадила, чтоб ты не мешал мне девку охмурять. Мне, правда, она сразу не понравилась. Волчонком смотрит, подозревает чего-то. Думала, придется ей пару сотен баксов отстегнуть… Но ничего, сошло.

— Что в сумке-то? Поглядим?

— Позже, — мотнула головой Валерия. — Надо с Чернобуркой все доделать… Пошли!

Они вылезли из машины и по тропе-траншее добрались до заметенного ночным снегопадом крыльца. Дверь была заперта на большой амбарный замок, но для того, чтоб ее открыть, пришлось не только отпирать замок, а еще и небольшой сугроб лопатой соскрести.

В сенях вода в ведре стояла с ледяной пленкой, но когда зашли в избу, то по первости показалось, что попали в парную. Хотя на дворе уже почти рассвело, сквозь окна, почти полностью заметенные снегом, этого не замечалось, и в избе царил мрак. Но кто-то дышал в этой темноте, и довольно громко.

— Вот, — торжествующе заявил Андрюха, — а ты говорила: «Замерзнет!» Да тут, блин, Африка настоящая! Клиентка сопит в две дырки — жива и здорова.

Повозившись малость, он зажег большую керосиновую лампу с матовым стеклянным абажуром. Поди-ка, этот предмет сохранился здесь еще с довоенных, а то и дореволюционных времен. Когда Андрей подкрутил фитиль, комнату озарил красноватый, чуть дрожащий, но достаточно яркий свет.

— Нормально, — кивнула Валерия, поглядев на старинную, пятидесятых годов металлическую кровать с потускневшими никелированными шарами, где действительно мерно посапывала спящая женщина, замотанная в широкий ковер поверх толстого ватного одеяла. — Ну что, распаковывай ее! Пора мне вернуть госпоже Чернобуровой ее личные вещи. А где мои?

— Вон там, на вешалке!

Андрей принялся распутывать бечевку, стягивавшую ковер, а Валерия тем временем сняла кожаное пальто, под которым у нее оказались теплый свитер и синие лыжные брюки, заправленные в сапоги. После этого она сняла меховую шапку, темные очки и наконец шикарную золотистую гриву. Увы, это был только парик.

Под париком у Валерии обнаружились собственные, не очень короткие — чуть-чуть не до плеч! — каштановые волосы. Она их наскоро расчесала и надела на голову синюю вязаную шапочку с белым помпоном. Потом взяла из-под вешалки теплые зимние кроссовки, сняла шикарные сапоги, которые Лена оценивала в десять тысяч, и переобулась. Отклеила искусственные ногти с гранатовым маникюром. Свои ногти оказались коротко стриженными и вовсе не крашенными. После этого, поглядывая в зеркало, отлепила накладные ресницы и осторожно сняла с глаз голубые контактные линзы. Собственные глаза у Валерии, оказывается, были карие. Далее, попросту поплевав на платок, она безжалостно стерла тени и помаду. Наконец, надела бело-синюю спортивную куртку, вышла из избы и умыла лицо снегом. Когда она вернулась, Андрей заметил:

— А тебе так лучше! Румяная такая, будто все утро по морозцу бегала!

— На то и расчет… — усмехнулась Валерия. — Это я себе начинаю алиби обеспечивать, дружок.

— А мне как быть? — помрачнел Андрей. — Между прочим, Драч уже небось и меня, и Леху, и Гундоса ищет. И в первую очередь — ее. Между прочим, про эту хату он тоже знает…

— Не беспокойся, — криво усмехнулась Валерия. — После того как господин Шипов взлетел к Аллаху, ему все эти дела покажутся сущей мелочовкой. Но спешить надо, это ты прав! Давай одевать нашу крошку, пока она еще не проснулась…

Ворочая сонную даму, будто манекен или резиновую куклу, Андрей с Валерией надели на нее пальто с воротником из чернобурки, шапку, сапоги и даже темные очки. Парик не понадобился — у спящей красавицы были натуральные волосы точно такой же длины и оттенка. Парик, как и платок, которым Лера стирала тени и помаду, пихнули в прогоревшую печь, где под слоем пепла было еще полно рдеющих углей. Открыли вьюшку, тяга раздула уголья — фукнуло в один момент.

— А теперь, дорогой Андрюша, — загадочно улыбнулась Валерия, — соберись морально и физически! Я тебе обещала испытание устроить… Помнишь, ты мне клялся, что ради меня на все готов?

— Я уж забыл, вообще-то, — пробормотал Андрей.

— Значит, врал мне, да?

— Ничего не врал! Так и есть — на все готов! Скажи, чего делать надо?

— Трахни эту куклу! — бесстыже осклабилась Валерия. На физии Андрея отразилось не то что недоумение, а прямо-таки полное обалдение. Потом оно сменилось сердитой ухмылкой:

— Шутки шутишь?! Издеваешься?

— Ни фига подобного, — хотя наверняка Валерия понимала, что Андрееве воспитание вполне позволит ему надавать плюх предмету своего обожания, она и глазом не моргнула. — Я вполне серьезно говорю. Поимеешь эту шлюху у меня на глазах — я тебе поверю от и до. После этого будем вместе до тех пор, пока не надоест. Откажешься — все, разделим баксы фифти-фифти и в разные стороны. Закон джунглей гласит: «Каждый сам за себя!»

— Зачем тебе это? — ошалело похлопал глазами Андрей. — Мне лично эта баба на хрен не нужна. Я тебя люблю, а не ее… Опять же, нам сваливать пора, а не ерундой заниматься.

— Все ясно, — презрительно поджала губы Валерия. — Короче, на все, что ты говорил про свою любовь, можно насрать и подтереться! Тебе баксы были нужны, а не я! Вот тебе чемодан — весь целиком, полный! — и вали с ним, куда xoчешь. На! Уезжай быстро, пока тебя тут Драч не прищучил.

— А ты? — растерянно пробормотал Андрюха, не ожидавший такого поворота. Валерия протягивала ему кейс, но он на него даже не смотрел.

— Это мои проблемы! — с истеричинкой в голосе выкрикнула Лера. — Бог поможет — пешком выберусь, не поможет — в лесу замерзну. Но в машину к тебе не сяду. Все!

— Погоди, а? — в явном испуге заторопился Андрей. — Ты что, шальная? Отсюда до города полета километров, до шоссе двадцать. Да тут волки стаями ходят! У тебя ум есть?

— Был! — простонала Валерия. — Раньше был, а теперь нет! Первый раз поверила, что мужик ради меня на все готов — и вот, нате!

— Не, у тебя точно крыша поехала… — растерянно помотал головой Андрюха.

— Зачем тебе это? Ни хрена себе проверочка для любви — поимей чужую бабу! Да у меня просто-напросто не встанет!

— Зачем мне это — это мое дело! Может, я вуайеристка по жизни, подглядывать люблю?! Но ты, сукин сын, когда мы сюда ехали, в грудь себя бил и орал: «Я тебя люблю, дура! По-настоящему! Я для тебя что хошь сделаю: зарежу, сожгу, сворую, сам сдохну!» Если так настоящий мужик говорит — он за слова отвечает! А ты просто пустобрех и все! Я ведь у тебя не луну с неба попросила, не небо в алмазах, не потребовала, чтоб ты свою мать несчастную зарезал. Всего-то предложила сонную бабу поиметь! А ты и завертелся, заюлил… Может, потому, что Драча боишься? Дескать, за баксы он меня просто застрелит, а за бабу свою сперва кастрирует! Тогда не надо было лезть в это дело и честно с ним корефаниться, а не мне в любви объясняться! — и Валерия горько всхлипнула.

— Лер… — виновато пробубнил Андрей. — Ну, не понял я… Не усек, что это так важно… Голова не о том думала…

Он сделал попытку обнять свою возлюбленную, но та отстранилась и отвернулась.

— Уйди ты… Не верю я тебе.

— Ну что ты? Я бы сделал, если б получилось… Но эта штука, сама знаешь, не все команды выполняет. Тем более так неожиданно…

— А если я тебе помогу, сумеешь?

— Наверно… — смущенно произнес Андрей.

— Ладно! — Лера вытащила из кармана еще один носовой платок, промакнула глаза, пошмыгала носом. — Но если и при моей помощи не соберешься — все! Понял?

— Я соберусь! Честное слово соберусь! — забормотал Андрей, хотя, по правде сказать, был в этом вовсе не уверен. У него в голове в эти минуты вертелся весьма неоднородный и путаный ворох мыслей, и хотя, вообще-то, он по части секса был мужиком нехилым, настроения у него не было. Временами ему казалось, что проще всего действительно забрать баксы, придушить обеих баб, чтоб никому обидно не было, сесть за баранку «Чероки» и давануть на газ куда глаза глядят. Хоть день, да наш! Пятьсот тонн баксов не каждый день в руки даются!

Но все же Андрей был достаточно дальновиден, чтобы понять: у него мало шансов уехать на этом джипе даже из родной области. Он засветился там, на Коммунистической, он не приехал сегодня к Драчу и отрезал себе все дороги. Если еще и Гриба с Гундосом кто-то почикал — все на него повесят, даже если прибежит к Драчу с повинной и нетронутым кейсом. Даже если он привезет Драчу в живом и целом виде его невенчанную супругу — госпожу Лису Чернобурову, а также башку сумасбродной Лерки в пластиковом пакете. Все равно припорют. А если сбежать попробует — тем более, там уж такую «легкую смерть» придумают, что ад после нее курортом покажется… На то, что удастся удрать из области, надежда плохая. Летом было бы больше шансов, потому что можно попробовать проехать проселками, просеками, минуя шоссе. К тому же тогда по области много иномарок с отпускниками катается и появление «Чероки» в каком-нибудь селе не будет особо приметным. А сейчас большая часть просек и немалое число проселков вовсе не расчищены, так что можно капитально засесть где-нибудь. А это не Подмосковье. Тут почти настоящая тайга, по которой действительно и волки стаями рыщут, и медведи-шатуны прогуливаются, которых охотники не вовремя разбудили.

А ехать по шоссе, через гаишников — голый Вася. На первом же посту задержат «до выяснения», а потом свояки Драчу доложат. Драч его выкупит по сходной цене — исключительно для того, чтоб кишки на перо намотать…

В общем, одна надежда сейчас у Андрюхи — Валерия. Эта стерва хитрая, многое может, ясное дело. И похоже, действительно в него, Андрея, втюрилась. Какая у нее нынче шлея под хвостом — неясно, но лучше с ней не ссориться. По крайней мере, сейчас.

Надо и впрямь настроиться и отдрючить эту финку белобрысую. Но только как это сделать, ежели на душе неспокойно? Ведь Драч запросто через час-другой может тут появиться. Тогда уж никакая Лерка не поможет со всей своей хитростью…

Нет, нипочем бы Андрюхе не собраться, если б не Лерка. Пока парнища сомнениями терзался, рассеянно пощупывая через карман вялый кончик, Валерия деловито потянула госпожу Лиису за ноги и уложила поперек кровати. Та по-прежнему никак не отреагировала, даже не замычала, не то чтоб пошевелилась. Если б она не дышала и не имела розоватого оттенка кожи — запросто сошла бы за покойницу.

Валерия распахнула на спящей блондинке пальто, бесцеремонно задрала вверх, аж до пупка длинную темно-зеленую юбку, а потом одним махом спустила с нее вниз, к сапогам, и теплые рейтузы, и колготки, и тонкие черные трусики с кружевом.

— Не вдохновляет? — задиристо спросила Лера, отодвинувшись от Чернобуровой, чтоб Андрюха, лихорадочно пытавшийся отыскать свой рабочий инструмент, мог поглядеть на Лиису в заголенном виде. — Клевенькая, верно? Ляжечки пухленькие, коленочки кругленькие, все розовенькое, тепленькое…

И бесстыже погладила золотистую «мочалочку» под пупком спящей красавицы.

— Ты сама-то не «розовенькая»? — ощущая и злость, и стыд, и полную абсурдность ситуации, пробормотал Андрей. — Похоже, ты быстрее моего на нее настроилась…

— В основном нет, — насмешливо ответила Валерия. — А вот тебя, похоже, женское тело плохо возбуждает. Ладно, не майся! Сейчас ты у меня придешь в форму!

Она приподняла бессильно свисающие с кровати и стреноженные рейтузами ноги Лиисы и растянула ее колени в стороны.

— Переступай! — велела она Андрюхе. — Одну ногу, потом вторую… Так, молодец. Покуда стой и любуйся на нее в раскрытом виде!

Да, так оно занятней оказалось. Андрей, поглядывая на темную щель в розовой окантовочке, сразу какие-то шевеления в штанах почуял. Однако эти шевеления запросто могли бы угаснуть, если б Лера не подошла к Андрею со спины, поставив ноги по обе стороны от скрещенных голеней госпожи Чернобуровой и обхватив своего кавалера за талию. Горячие ручки Валерии мягко улеглись на перед Андрюхиных джинсов и начали бережно, но неуклонно поглаживать то, что еле прощупывалось через закрытую ширинку. Вот тут-то конец и впрямь начал оживать, жизненными силами наполняться.

— Кайф! — пробормотал Андрюха, хотя все еще опасался, что сюда вот-вот нагрянет Драч с бригадой. — Может, мне лучше с тобой, а? Ты ж меня потом попрекать ею будешь…

— Стой и не вякай, «пробабли импоссибли»! — весело прошептала Лера. — Сказала с ней — значит, с ней! А со мной ты будешь вечером, на шикарной кроватке, на перинках-простынках и под музычку… И долго-долго, понял? А эта розовая свинка, петрозаводская финка, тебе как разминка…

— Стихами воркуешь? Клево! — хихикнул Андрюха. В штанах у него стало тесно, прибор явно хотел на волю, и стесняться его уже не стоило. Впрочем, Лера первая определила, что инструмент уже в кондиции. Ж-жик! — ее пальчики ловко ухватили петельку «молнии», распахнули ширинку и тут же нырнули поглубже в прореху, оттянули резинку трусов и вытянули аппарат со всеми прибамбасами.

— Жалко, конечно, — притворно вздохнула Лера, — такую хреновину в аренду сдавать, но тем не менее приговор окончательный и обжалованию не подлежит…

И потянула Андрюху вперед за крупнокалиберный ствол, одновременно подтолкнув водилу животом и уложив на госпожу Чернобурову. Угодила в самое оно. Точность офигительная. Дальше Андрей вполне мог справиться сам, и Валерия отошла от кровати, уселась на старый шаткий стул, положила ногу на ногу и принялась созерцать. Как ни удивительно, весьма равнодушно. Наверно, если б Андрюха смотрел в ее сторону, то мог бы подумать, что ей все по фигу, ибо свой кайф она уже поймала. А если б сюда угодил какой-никакой спец по сексуальным проблемам, то и вовсе углядел бы, что ничем похожим на вуайеризм дама не страдает. То есть она вовсе не возбуждается, наблюдая, как Андрюха усердно толчет гражданку, превосходящую по темпераменту только снежную бабу. Если ее и волновало что-то, так это то, сколько времени займет данная процедура и не выбьется ли она из графика, который, судя по всему, был заранее продуман…

Но Андрюха не выбился. Он, наоборот, даже малость поторопился, и не будь его вынужденная партнерша в состоянии глубокого сна, то небось изрядно разочаровалась бы. Но она ничего не почуяла вообще, и если б ей после пробуждения сообщили, что, мол, извините, гражданка, но вас поимели-ни фига бы не поверила.

— Так, — сказала Лера, когда Андрей застегивал ширинку. — Поправь на ней все, что нужно, застегни пальто и неси в джип. Сажай на переднее сиденье и пристегивай ремнем безопасности. А я кейс понесу.

— Зачем только мы его сюда таскали? — хмыкнул Андрей. — Вокруг на двадцать верст ни одного человека! Некому воровать, тем более — из запертого джипа.

— Нет уж, — покачала головой Лера. — Такое количество баксов лучше всегда иметь перед глазами…

ПОДЛЯНКА

Андрей взвалил Чернобурову на плечо, как мешок с картошкой, и понес к джипу. А Валерия, взяв кейс, задержалась на крыльце, чтоб запереть дом на висячий замок. Пошла было к машине, потом обернулась, глянула: на неутоптанном снегу тропинки-траншеи остались отпечатки ее утепленных кроссовок. Это Лере не понравилось, и она поспешно побежала к машине, где Андрюха, открыв левую дверцу, усаживал спящую Лиису на сиденье.

— Хорошо пристегнул? — спросила подошедшая Лера.

— Нормально, — хмыкнул водила, — ну что, поедем?

— Погоди, — нахмурилась Лера. — Там, на дорожке, мои кроссовки отпечатались. Иди и замети по-быстрому! Там веник на крыльце был, помнится?

— На фига это? — проворчал Андрей. — Мы и так до фига времени потеряли из-за твоих причуд! Если нас здесь Драч зажопит, то, что ты свои следы уберешь, не поможет… А почему бы тебе, кстати, самой веником не помахать? Шибко благородная, что ли?

— Надо, чтоб моих отпечатков не было от двери дома до самой дверцы, понял? Ни одного!

— Ну и заметай до самой машины, а веник в джип возьми, какие проблемы… Мне тоже своих следов здесь оставлять не хочется!

— То, что твои следы на дорожке останутся, это как раз хорошо, — с досадой произнесла Валерия. — Ты здесь хозяин, мог за вареньем малиновым или банкой соленых огурцов съездить.

— Ну, мог и бабу свозить потрахаться на выходной… — хихикнул Андрей.

— Опять рассуждаешь? — прошипела Лера. — Сказано: делай! Понял? Драч раньше чем через два часа своей Лисой не заинтересуется, у него до фига других проблем будет. Но если он, кроме твоих, мои следы найдет, то о многом догадается раньше, чем нужно. Усек?

— Между прочим, во второй половине дня сильный снегопад обещали, — припомнил Андрей. — Засыплет все, на фиг, и никаких следов не останется…

— Через два часа, милок, только полдень будет, — проворчала Валерия. — Короче, не будь упрямым, сделай как прошу!

— Ладно, — вздохнул Андрюха, а про себя подумал, что все же при первой возможности надо от этой бабы отделаться. Только вот когда такая возможность представится?

Андрей отправился мести дорожку, а Лера, убедившись, что он достаточно далеко удалился от джипа, открыла кейс с долларами. В карманчике, с внутренней стороны крышки, лежала плоская металлическая фляжка с завинчивающейся крышкой на цепочке. Натянув на руки белые шерстяные перчатки, Валерия вынула фляжку из кармашка, отвинтила пробку и понюхала. Хороший коньячок, ароматный и крепкий. Приложилась, попробовала на вкус. Нормально!

После этого Лера, еще раз поглядев в сторону Андрея, заметавшего ее следы на дорожке, подтянула к себе голову спящей Лиисы и, разжав ей рот, осторожно стала вливать коньяк… Медленно, буквально по капельке, чтоб госпожа Чернобурова не закашлялась и уж тем более не захлебнулась. Наверно, и двадцати граммов не влила в общей сумме. Впрочем, не потому, что торопилась сделать это до прихода Андрюхи. Когда Андрей вернулся, Валерия уже сама прикладывалась к фляжке.

— Нервишки укрепляю, — сказала она, когда Андрей садился за баранку.

— А мне глотнуть?

— Тебе нельзя, ты за рулем!

— Да тут всего ничего, — усмехнулся водила. — Даже в полной небось четвертинки не будет. А я могу поллитру засосать и ехать как по ниточке.

— Бахвал! — улыбнулась Лера. — Ладно, только чуть-чуть мне оставь.

— Как скажешь! — Андрюха присосался к горлышку и вернул фляжку. — Грамм пятьдесят оставил.

— Все, поехали! — посерьезнела Валерия. — Теперь будем торопиться.

— Ну и куда теперь?

— Пока по вашей дорожке, ты ее знаешь, — уклончиво ответила Лера, — а куда дальше — потом скажу…

— Ну, а все-таки? — понастырничал Андрюха. — Чего теперь темнить?

— Ладно, скажу, — расщедрилась Валерия. — На Лутохинской дороге есть поворот к бывшему молзаводу. Знаешь?

— Конечно, знаю, сам сколько раз бывал. Давно, правда… Там, между прочим, несколько лет назад ребята Сенсея какие-то дела делали. Даже разборки, говорят, из-за этого молзавода были. А потом «Куропатка» этот объект прикрыла. То ли невыгодно стало, то ли стремно, не знаю. Осталась пара цехов по производству кефира и мороженого, кажется. Только, по-моему, оттуда дальше дороги нет…

— Как видно, ты и впрямь на этой горке давно не бывал, — усмехнулась Лера. — Есть там просека, и, между прочим, езжая.

— И ее не замело?

— Ее раз в два дня бульдозерами чистят. Она, между прочим, на военную бетонку выводит, а оттуда на военный аэродром. Вроде бы он уже несколько лет как законсервирован, но с него еще кое-кто летает. А по этой дороге, через молзавод, кое-кто кое-что на этот аэродром возит. Неужели ты, абориген, ни хрена этого не знал?

— Не-а, — Андрей подивился осведомленности спутницы. — Я ж сюда не по делам езжу, а так, до отцовской хаты… Я ж говорю, тут «Куропатка» крутилась, а может, и сейчас крутится. Тут, знаешь, лучше не интересоваться. Небось слышала, как наш Филя Рыжий тягался с Сенсеем?

— «Дела давно минувших дней, преданья старины глубокой…» — с выражением процитировала Валерия. — Или «бодался теленок с дубом».

— Во-во! — кивнул Андрей. — Филя в тюряге от инсульта помер, а Сенсей получил приз областного УВД «Лучшему охранному предприятию». Вот так жить надо! Погоди, он еще у нас губернатором будет.

— Это потому, Андрюша, что ваша здешняя прокурорша Алпатова замужем за его бывшим одноклубником, тренером по карате, — подпалив сигарету, произнесла Лера. — Тут еще от Иванцова все завязки накручены… Так, вот он, поворот на молзавод, по-моему!

— Не забыл еще, — усмехнулся Андрей, выворачивая баранку вправо.

Действительно, дорогу эту время от времени расчищали, и вообще она была хорошо прикатана. Если участок от Марфуток до поворота был наезжен только колесами Андрюхиного джипа да машин еще двух-трех автовладельцев, которые зимой приезжали в деревню за картошкой и прочими осенне-летними заготовками, то тут, по направлению к молзаводу, ездили почаще. И вряд ли сюда катались только цистерны-молоковозы, тем более что зимой коровы меньше доятся и рейсов наверняка нужно меньше, чем летом. Наверно, Лера знала точно, что именно возят по этой дороге в направлении военной бетонки и далее на аэродром, но спрашивать об этом Андрей не стал — не хотел знать лишнего. Он задал другой вопрос:

— Ладно, свернули мы к молзаводу, доехали, допустим, до бетонки. Дальше куда?

— Там увидишь, не спеши ради бога, — Валерия затянулась сигаретой.

Раньше, как помнилось Андрею, дорога упиралась прямо в ворота завода и дальше никакого проезда не было. Даже летом никакой проезжей дороги в объезд завода не имелось. А теперь можно было повернуть направо и, обогнув бетонный забор, опоясывавший завод, спуститься с холма и въехать в лес, на просеку. Надо же! Ни фига-то Андрей, оказывается, не знал своих родных мест. А вот Валерия, похоже, мозги ему пудрила, будто первый раз в здешних краях. В Марфутках-то она, может, и вправду не бывала, но округу хорошо знает — это точно.

— Мы, случайно, не на сам аэродром едем? — полушутя спросил Андрюха. — Может, у тебя там личный самолет припрятан?

— Догадливый, — осклабилась Валерия.

— Что, серьезно, что ли, полетим? — недоверчиво пробормотал Андрей.

— Я пока никуда не полечу, — нехотя ответила Лера. — Полетишь ты и вот эта кукла.

— Не понял… — в полном недоумении произнес Андрей. — Как это ты не полетишь? Что я с этой дурой буду делать?! Особенно когда она проснется в самолете и орать начнет? Я лично думал, что мы ее еще раз уколем, бросим где-нибудь вместе с джипом и к утру, при минус 35, она уже как статуя будет…

— Я тебе что говорила? — ухмыльнулась Валерия Михайловна. — Думать, дорогой, не твоя привилегия.

— Но ты же говорила, блин, что вечером…

— Вот это говорила, не отрекаюсь. Буду предаваться с тобой буйной страсти.

— Бляха-муха, ты мне все мозги заполоскала. Я улечу, а ты откуда к вечеру возьмешься?

— Андрейчик, — Лера нежно погладила его по шее, — люди для того и выдумали самолеты, чтоб за несколько часов перелетать туда, куда поездом пилить сутки или больше. Кроме того, транспортные самолеты существуют для того, чтоб перевозить по воздуху не только людей, но и автомобили. Ты уже что-нибудь понимаешь, мой маленький друг, или тебе надо все еще раз разжевать?!

— Хорошо, считай, что я тупой. Аэродром военный, так? Там, наверно, охрана какая-то есть, может, даже с автоматами. Пропуска, должно быть, тоже спрашивают?

— Андрюш, — усмехнулась Лера. — Ты в какой стране живешь, а? В великом, могучем Советском Союзе, может быть?

— По-моему, Совок он как был Совком, так и остался. Только территории убыло, а бардака прибавилось…

— Вот тут ты не прав, Андрюша. Ты живешь в свободной и офигительно демократической России! А потому запомни: если у тебя есть много-много баксов и ты четко знаешь, кому и в каком количестве их надо дать, то можешь делать все, что захочешь. В том числе летать военными бортами, возить на них угнанные машины, ворованные деньги и похищенных баб. Ваш уважаемый Драч будет зря напрягать гибэдэдэшников, разыскивая тебя и свой любимый «Чероки», а менты будут в свою очередь усердно доить его, поскольку найдутся свидетели, которые видели в этом джипе бабу, по приметам похожую на Лиису Карловну Чернобурову, в девичестве Мяккинен! Причем незадолго до жутко таинственного взрыва на Коммунистической улице. Да еще обнаружат рядом с бренными телами господина Шипова и неизвестной террористки шесть красных роз! То есть, по имеющимся у ментов оперативным данным, фирменный знак заказухи по-лавровски! Каково?! А вы уже через четыре часа окажетесь далеко-далеко отсюда, где вас встретят, накормят и обогреют. Потом они купят у тебя за двадцать тысяч баксов джип, а за сто с небольшим — бабу. Конечно, джип этот хороший и, наверно, двадцать тонн за него маловато, но если захотим больше — огорчим приличных людей. Я уж не говорю о бабе, за которую можно пару зеленых «лимонов» снять. Однако нам надо прежде всего спихнуть их с рук, а не башлиться. Пусть больше скидки, зато разбираться Драч, если что, будет не с нами. Больше того, когда его оповестят о том, что госпожа Лииса покамест жива-здорова, но может заболеть, если деньги вовремя не перечислят, он даже тебя искать перестанет. Потому что будет убежден, будто ты до последней капли крови защищал свою госпожу и тебя, так сказать, «при исполнении» просто урыли в снежок… То есть раньше весны ты никак не найдешься.

— Это что ж за люди такие? — с явной опаской спросил Андрюха. — Чеченцы, что ли?

— А тебе не все равно? — прищурилась Лера.

— Да как сказать… — у Андрюхи явно испортилось настроение. — Ты вообще-то уверена, что они меня в натуре не уроют и не заберут все забесплатно плюс наши полмильона?

— Если будешь все делать, как я скажу, не станешь выступать и задавать такие же дурацкие вопросы, как сейчас, — ничего не случится. И будет у нас с тобой сегодня клевая ночка… — Лера провела ладошкой по небритой щеке водилы. — Я часиков в семь прилечу туда же…

— Но почему ты сама с нами не улетишь? — ошеломленный масштабом деятельности своей подельницы, пробормотал Андрюха. — Два рейса, блин, небось дороже обойдется?

— А фига ли мелочиться? — хмыкнула она. — Это ж копейки по сравнению с этим…

Она постучала ладошкой по кейсу.

— Ну а все-таки? — упорствовал Андрей. — Почему мы раньше, а ты потом?

— Настырный ты какой! — вздохнула Лера. — Потому что то место, куда мы сегодня прилетим, — это еще не конечная, соображаешь? Мне надо заехать в одно местечко и получить там хорошую-прехорошую ксивку, с которой можно хоть в Полинезию ехать. А тебе такую же сделают завтра, но уже там, где мы будем ночь любви проводить. Причем ксиву сделают по моему образцу и забесплатно. Потому что этот образец тоже стоит денег. Уловил, парниша?

— Вроде уловил… — Андрюха ощущал себя младенцем, которому задали задачку из высшей математики.

— Приятно слышать. Опять же, если и ты, и Лииса, и я исчезнем из города одновременно, то это сразу Драча насторожит. Он сразу поймет, что здесь без меня не обошлось. И даже может, к сожалению, за какой-то хвостик ухватиться. А так я появлюсь в городе, приду на работу, покажусь трем-четырем хорошим знакомым Драча, даже ему самому, если время позволит. После чего уеду домой, а окажусь у тебя в постельке за две с половиной тыщи километров отсюда. Или даже за три, я точно не мерила. Причем завтра у меня отгул, и еще целые сутки меня никто искать не будет. То есть заволнуются только послезавтра, когда мы с тобой удалимся от Драча еще на пару тысяч километров или дальше…

— Здорово! — Восхищение так и вырвалось у Андрюхи из глотки. — Ты прямо это… как Штирлиц! На восемь ходов вперед видишь.

— Ты Штирлица, случайно, со Стейницем не путаешь? — хмыкнула Валерия. — Это самый первый чемпион мира по шахматам. Правда, лично я в шахматы не играю… Кстати, вот он, поворот на бетонку. Влево сворачивай!

— Понял! — Андрюха выкатил на припорошенную снегом бетонку и, перескочив осевую, с удовольствием покатил дальше. У него уже не было никаких сомнений. И мыслей насчет того, что при удобном случае надо отделаться от Валерии, тоже больше не появлялось. Напротив, Андрею только теперь стало ясно, как ему обалденно повезло, что такая умная, хитрая и в натуре крутая баба проявила к нему благосклонность. Пусть даже она со странностями — хрен с ними, все умные со странностями!

Минут через пять справа показался поворот, около которого на столбе висел «кирпич».

— Сюда, — лаконично приказала Лера, и Андрей проигнорировал запрещающий знак.

Метров через пятьсот джип выехал к развилке. Прямо впереди поперек бетонки стояли козлы с плакатом: «Проезд закрыт! Ремонтные работы!», а влево в глубь леса шла просека с указателем: «Объезд!» Тем не менее дорога, перекрытая козлами, выглядела не менее накатанной, чем объездная. Правда, она была припорошена тонким слоем нетронутого снега, но самое раннее — со вчерашней ночи.

— Прямо поедем, — пояснила Валерия. — Указатель для блезиру стоит, а те, кто свои, знают… Тормози. Отодвинем козлы, проедем, поставим как было — и дальше…

— Да я один справлюсь, — хмыкнул Андрей и вылез из машины. Он и правда легко отодвинул заграждение, вернулся в джип, проехал метров на десять вперед, а потом вернул козлы на прежнее место.

Когда он вторично уселся за баранку, Валерия вдруг испуганно вскрикнула:

— Ой! Там, слева!

Андрей резко повернул голову, пытаясь углядеть опасность, но в этот момент что-то больно укололо его в шею. Он даже понять ничего не успел… Дневной свет померк так быстро, будто его выключателем вырубили.

— Подлянка… — это Андрей пробормотал одними губами. Даже Валерия, которая выстрелила ему в шею из специальной авторучки, стреляющей шприц-иголками, этого не расслышала. В данной шприц-иголке находилось мгновенно действующее снотворное, точно такое же, которое Андрей вколол Лиисе Чернобуровой. Но можно было снарядить иголку и смертельным ядом — просто сейчас Лера решала другую задачу.

— «Баю-бай, должны все люди ночью спать…» — нервно пропела Валерия, оглядываясь по сторонам. И хотя она знала, что никого тут, по идее, быть не может, все же волновалась. Даже самые взвешенные и хорошо продуманные планы рушатся от дурацких случайностей…

ВСЕ ПО ПЛАНУ

Нет, никого, кто мог бы ей помешать, поблизости не оказалось. Валерия наскоро протерла платком ручку кейса, а затем положила его на колени к спящей Чернобуровой. Затем взяла рюкзачок, позабытый Леной, выдернула из него сумку, в которой лежал таинственный сверток, а все прочее оставила на месте. Завязав стяжку и застегнув клапан, Лера положила рюкзачок на заднее сиденье, внимательно осмотрела салон и протерла тряпкой подножные коврики. После этого она взяла веник, которым Андрей заметал ее следы на тропинке у дома в Марфутках, и перелезла на водительское место, усевшись прямо на колени к слабо похрапывающему Андрюхе. Тронула машину с места и не спеша проехала еще двести метров под горку, не закрывая левой передней дверцы.

Дальше начинался крутой спуск к небольшому деревянному мосту, пересекавшему замерзшую реку. Неширокую — всего метров сорок, может быть, однако довольно глубокую. Мост, впрочем, как таковой не существовал. Среднюю часть его снесло еще весенним половодьем прошлого года, и никаких восстановительных работ никто не вел — денег не было. Военные соорудили для себя объезд из штатного понтонного имущества, но километрах в двух выше по течению — именно туда уводила стрелка «объезд» от развилки. Но был и еще один объезд, который действительно соорудили для себя те, кто, по утверждению Леры, «кое-что» возил на аэродром. Выражаясь словами Райкина-старшего, «через заднее крыльцо». Умельцы попросту напилили штук пятьдесят бревнышек сантиметров по тридцать-сорок в диаметре и длиной по четыре метра, просверлили в них дыры перфоратором и нанизали на два параллельных довольно толстых стальных троса. Тросы, оставив на них солидную слабину, закрепили за глубоко вбитые в почву обрубки рельсов, песочку с гравием подсыпали с обоих берегов, чтоб удобнее въезжать было, — и получилось нечто, похожее и на плавучий мост, и на висячий, и даже на гать. Соответствовало ли «нечто» строительным нормам и правилам — неизвестно. Навряд ли какая-нибудь комиссия это сооружение рискнула принять и допустить к эксплуатации, но ее, естественно, никто не приглашал. Военные, само собой, про это сооружение знали, и, как люди, ответственные за жизнь подчиненных, своим водилам ездить тут строжайше запрещали.

Так что ездили тут и впрямь только «свои». Те, кто знал, зачем ладили эту самую не то гать, не то мост. Главное дело, не как это «нечто» называть, а то, что по нему мог пройти груженый бортовой «КамАЗ» или «ЗиЛ». А сейчас, зимой, когда все бревна капитально вмерзли в лед, по самодельному сооружению, наверно, и танк бы мог проскочить.

Но в данный момент Лере эта переправа была не нужна.

Придерживая баранку правой рукой, а дверцу левой — разумеется, на обеих были все те же шерстяные перчатки! — Валерия внимательно смотрела на левую обочину. Вот она, черная рогулька из березовой ветки, воткнутая в придорожный сугроб!

Валерия на малом ходу сперва выбросила веник, а потом и сама легко выскочила из джипа. Тяжелый «Чероки» на стометровом тридцатиградусном спуске быстро раскатился до большой скорости, промчался мимо поворота на «нелегальный мост», переломил доску, перегораживающую въезд на обломки моста, с еще одним плакатом: «Проезда нет!», вылетел передними колесами на пустоту, а затем, капотом вниз, нырнул с моста. Банг! — бодалка джипа врезалась в лед. Дзынь-ля-ля! — стекла посыпались. Крак! — лед проломился под тяжестью свалившегося «Чероки». П-шш! — студеная вода зашипела, соприкоснувшись с раскаленным мотором. Буль-буль-буль! — машина пошла под воду.

Лера к мосту не побежала. Ей все уже рассказали звуки да парок, заклубившийся над местом катастрофы. Первым делом она подобрала веник и аккуратно разметала по дороге отпечатки своих кроссовок на снегу. Конечно, это, наверно, уже перестраховка была. Серое небо, затянутое низкими облаками, подтверждало прогноз насчет грядущего снегопада, но все-таки береженого бог бережет… Валерия очень не хотела, чтоб те, кто сюда рано или поздно пожалует — менты или Драч с братанами, однохренственно, — присмотревшись к месту происшествия, догадались: был кто-то третий, кроме тех, кто сейчас уже захлебнулся в джипе. Снотворное в крови не обнаружат, а вот следы алкоголя найдут и легкие будут полны воды — значит, упали живыми, просто пьяный Андрюха не справился с управлением. Возможно, ушлые спецы обнаружат и такую интимную подробность, как то, что между Андрюхой и Чернобуровой был, научно выражаясь, ненасильственный половой контакт…

И все же надо спешить, убираться отсюда побыстрее.

Там, где в придорожный сугроб была воткнута рогулька, у Леры была зарыта не очень длинная веревка с приделанной к ней трехзубой «кошкой». Кроме того, из того же сугроба она вынула небольшую, но прочную дощечку с треугольными пропилами на концах, похожую на сильно увеличенный рыбацкий уток для лески.

Метрах в полутора от обочины росла старая разлапистая береза. Одна из ее длинных ветвей нависала над дорогой, а над сугробом, около которого стояла Валерия, толщина ее была такова, что вполне могла выдержать шестьдесят пять килограммов веса…

Лера сильно размахнулась и точно рассчитанным движением забросила кошку на ветку. Свободный конец веревки повис в полуметре над землей. Валерия ухватилась за веревку обеими руками, поджала ноги — еще раз убедилась, что ветка хоть и прогибается, но выдерживает ее вес. Затем она соорудила на веревке довольно широкую незатягивающуюся петлю, накрутив хитрый узел, который моряки называют «беседочным». Сразу после этого она пристроила в петлю дощечку с треугольными пропилами, и получилась штуковина, похожая на качели или «тарзанку», которую все те же моряки и называют «беседкой». С этих «беседок» они обычно проводят покраску надводной части борта.

Но Лере эта «беседка» понадобилась только для того, чтоб, усевшись на нее, нагнуться и еще раз помахать веником — замести последние следы, оставленные на снегу. Конечно, веник свои следы оставил, но все же это не отпечаток кроссовок 38-го размера. Авось снегопад все сровняет…

Покончив со следами, Валерия встала на дощечке во весь рост, засунула веник под куртку, за резинку своих спортивных брюк — со спины, естественно!

— а затем, обхватив веревку руками и ногами, быстро полезла вверх. Добравшись до самой «кошки», Лера уцепилась за ветку сперва одной рукой, потом другой, после этого отцепила ноги от веревки и крест-накрест обхватила ветку голенями. Еще движение — и она уже сидела на ветке верхом. Теперь она могла выбрать веревку с «беседкой», закинуть ставшую ненужной дощечку поглубже в кусты и отцепить «кошку» от ветки.

Передвинувшись по ветке к стволу березы, Валерия перебралась на почти такую же толстую ветку, но растущую в противоположном направлении. Оседлав эту ветку и добравшись примерно до середины, Лера опять раскрутила «кошку» и точно забросила ее на крепкий сук соседнего дерева, а затем, ухватившись за веревку и оттолкнувшись, как заправский Тарзан, перескочила с дерева на дерево. Повторив еще несколько раз подобные цирковые трюки — маршрут у нее был строго выверен! — Валерия оказалась метрах в ста пятидесяти от дороги, над хорошо утоптанной, даже слегка обледенелой тропой, по которой с утра прошло несколько десятков пар ног. Никаких отпечатков на такой уже невозможно оставить, и Валерия просто аккуратно на нее спрыгнула. Так что веник ей уже не понадобился, и Валерия с легким сердцем забросила его в кусты.

От веревки с «кошкой» она отделалась чуть подальше, когда переходила по бревнышкам незамерзающий теплый вонючий и мутный ручей, вытекающий, как она знала, из-под забора близлежащей войсковой части. А тропинка, по которой она сейчас топала, вела к этой самой части от военного городка. Сейчас, когда в части завершился развод на занятия, повстречать тут кого-либо было маловероятно.

Валерия прибавила шагу, потом перешла на оздоровительный бег трусцой и минут через двадцать выбежала на все ту же военную бетонку, только в паре километров от поворота с «кирпичом». Здесь и находился военный городок, жители которого протоптали тропинку через лес. Городок стоял по одну сторону бетонки, а по другую находился самый обычный дачный поселок с шестисоточными участочками, в котором, по зимнему времени, никого не было. Только на выходные кое-кто приезжал на лыжах покататься.

По плохо расчищенной улочке, ни с кем не повстречавшись, Лера добралась до самого крайнего участка, за которым поселок заканчивался и снова начинался лес. Но у этого участка калитка была хорошо расчищена, а из трубы избушки, рубленой, но размером чуть-чуть побольше бани, курился смолистый дымок. Услышав скрип калитки, на крылечко вышел тощий мужик-доходяга в черной ушанке и ватнике зэковского образца.

— С приездом, Валерия Михайловна! — Мужик приподнял шапку с лысой башки и ощерил редкие гнилые зубы. — Докладам: происшествий нет, ничего не скоммуниздили и даже не сдемократили. Хе-хе…

— Снегоход не замерз? — строго спросила Лера.

— На ходу! Полчаса назад за пузырем гонял. Прогревал, так сказать! И себя, и технику…

— Молодец ты, жертва амнистии. Вот тебе на «горючее», — Лера подала экс-зэку стольник. — Выкатывай!А я тут заберу кое-что…

Мужик этот — Лера звала его Иванычем без имени и фамилии — сидел по бытовухе, спьяну затоптав жену после того, как она у него отсудила квартиру. Мужику было за пятьдесят, здоровья у него уже не имелось, и он считал, что все бытовые вопросы государство будет решать за него до конца жизни. А оно взяло, да и амнистировало несчастного. Само собой, что сын, которому досталась мамина квартира, его видеть не хотел, а никакого иного жилья у мужика не было. На работу никто не брал, воровать мужик не умел — куды крестьянину податься? Поэтому Валерии Михайловне, нанявшей его в сторожа и поселившей на старой дачке, доставшейся от бабки, он был по гроб жизни благодарен.

Пока «жертва амнистии» возился у гаражика, Валерия Михайловна забежала в избушку. Там стоял капитальный духан от перегара и иных бомжовых испарений. Но амнистированный, видать, всегда предпочитал маленький Ташкент большой Сибири, а потому прогрел все до африканской температуры. Отперев ключом маленькую кладовку, куда Иванычу заходить строго воспрещалось, Лера вынула из-под вороха тряпья тощий кожаный рюкзачок, смотревшийся чуть лучше, чем тот, который был утоплен вместе с джипом, Андрюхой и Лиисой Чернобуровой. Вынула из-за пазухи погрызенную собакой брезентовую сумку, в которой лежало нечто, укутанное в черный пластик и перевязанное бечевкой. Нет, разворачивать эту штуковину Лера не стала, а, наоборот, обернула старой газетой, засунула в прозрачный полиэтиленовый пакет и еще раз перевязала суровой ниткой. После этого она уложила сверток в рюкзачок, продела руки в лямки и, заперев дверь кладовки, вышла во двор.

Снегоход — это был не навороченный канадский «Бомбардье», а старенький и обшарпанный советский «Буран», завелся нормально.

— Осторожней, Валерия Михайловна! — посоветовал Иваныч. — Пурга скоро будет, нюхом чую. Глядите, не заплутайте…

— Не переживай, все нормально будет! — Лера крутанула газ, и «Буран», выбрасывая снег из-под гусеницы, понесся по накатанной лыжне через лес.

Снег действительно пошел, хотя, конечно, покамест это была не пурга. Но снежинки явно слипались в хлопья, и в том, что еще до вечера на землю ляжет приличный слой снега, который окончательно подчистит все огрехи, случайно оставленные в Марфутках или около моста, можно было не сомневаться.

Настроение у Валерии было приподнятое. Она сделала это! Она прошла почти весь намеченный маршрут, хотя на каждом шагу могла оступиться и погибнуть. Да, еще есть впереди скользкие места, еще будут шансы свернуть шею, но все же основная программа выполнена. Пусть пришлось безбожно, беспардонно лгать, заполаскивая мозги Андрюхе, который, вообще-то, не самый доверчивый парень. И тоже, кстати, наверняка кинул бы Леру, если б нашел такую возможность. Всем его словам о любви — грош цена. Как у всякого мужика, у него есть наработанные приемы, дабы производить впечатление на среднестатистическую российскую дуру.

Однако Лера не среднестатистическая и вообще не дура. У нее есть трезвая, холодная голова, которая может планировать и руководить осуществлением планов. И ее не бросает в дрожь от того, что она затевает. Даже если по ходу дела надо взять на душу минимум четыре трупа — при взрыве в доме на Коммунистической мог и кто-то лишний погибнуть. Зато теперь она одна владеет полумиллионом баксов, и никто не заподозрит, что эти деньги у нее. Да еще этот сверток, который Андрей с приятелями должен был утащить с фабрики по приказу Драча… Что там конкретно и сколько это стоит, Валерия пока не знает, но узнает обязательно. Впрочем, можно уже сейчас, ничего конкретно не зная, кое-что вычислить.

Валерия сбавила скорость, поскольку лес стал гуще, а снегоходная лыжня — все извилистей. И продолжала размышлять, благо на малом ходу это было проще совмещать с управлением.

Фабричку на Федотовской она никогда не посещала и понятия не имела о том, какую продукцию сие предприятие выпускало прежде. Ну и, естественно, знать не знала, что эта фабрика производит теперь.

Но, с другой стороны, Лера хорошо представляла себе, какого масштаба дела крутит Драч. Конечно, международным воротилой криминального бизнеса он еще не стал и даже в масштабе области играл вторые роли, но в городе и, уж конечно, в поселке Лавровка кое-что значил. По крайней мере, . он не стал бы отправлять трех вооруженных братков на иномарке для того, чтоб ломануть кассу фабрики. Хотя, конечно, то, что увязано в свертке размером примерно 15х5х5 сантиметров, по объему вполне соответствовало той пачке рублей, которую можно было отыскать в фабричной кассе.

Впрочем, Драч не стал бы так мелочиться, даже если б в свертке лежал брусок золота или платины, хотя уже по весу свертка можно определить, что он слишком легкий. Конечно, если в свертке лежало несколько крупных алмазов, обложенных ватой, чтоб не брякали, вес соответствовал, но Драч алмазами не занимался. Этот бизнес делают более эрудированные граждане.

Лавровская ОПГ, насколько было известно Валерии, имела две главных статьи дохода — от наркоты и рэкета. Конечно, были и другие поступления — от продажи угнанных тачек, например, или изготовления липовых документов и небольших партий фальшивых денег, — но они погоды не делали.

Вряд ли визит Гундоса на фабрику был связан с рэкетом. Жалко, конечно, что не удастся подробнее расспросить Андрея, но и без того ясно — Гундос пребывал там не в качестве представителя «крыши». Потому что такому «представителю» скорее всего разрешили бы вынести оттуда через проходную. все, что душе угодно. А Гундос, по словам Андрюхи, вынужден был перелезать через забор, поскольку не мог вынести сверток через проходную. Из этого следовал еще один важный вывод.

Если Гундос — Лера его в глаза не видела, но догадывалась, что он парень не хилый — не рискнул выносить сверток через проходную, хотя мог бы его просто под куртку спрятать, то есть всерьез опасался, что его обыщут на выходе с фабрики, это, в свою очередь, означает, что на этой, вроде бы хилой фабричонке стоит серьезная охрана.

Во всяком случае, это не «бабушки — божьи одуванчики» и не старички-ветераны с клюшками. Ясно, что Гундос таких мог просто отпихнуть с дороги и не дать им себя обшмонать. Да и молодых крепких, но безоружных мужиков в принципе он мог не бояться. Ведь у Гундоса имелась при себе пушка. Даже стрелять не пришлось бы, скорее всего — не стали бы связываться. Однако Гундос прорываться не стал, не рискнул. Значит, и у охранников скорее всего имелось что-то стреляющее.

Вместе с тем на фабрику Гундос, видимо, прошел спокойно, и ему дали там задержаться до девяти вечера. Более того, он туда прошел с пистолетом в кармане. Стало быть, при входе его не досматривали. Значит, Гундос заранее знал, что приходящих на фабрику не досматривают, а выходящих через проходную

— шмонают. Отсюда опять вывод: Гундос не только пришел на фабрику не впервые, но скорее всего работал там. Не охранником, а скорее всего рабочим или техником каким-нибудь. Причем довольно давно, видимо. Ибо ему, возможно, надо было еще узнать, где лежит то, за чем его отправили, изучить территорию фабрики и тамошние порядки.

То есть поездка Андрюхи и Гриба в помощь Гундосу была не каким-то, сиюминутным решением Драча, а загодя спланированной операцией. Причем, несмотря на кажущуюся простоту, довольно рискованной, если, кроме Андрея, послали еще и Гриба с «Макаровым» и сам Гундос был вооружен. Иными словами, если б молодцов сцапали, они готовы были открыть стрельбу. А это по пустякам не делают. Или делают, но законченные дураки и отморозки. Андрюха, конечно, к таковым не относился, в этом Лера была уверена. Если б ему угрожала опасность угодить к ментам и получить срок, он предпочел бы сдаться, а не отстреливаться. Стрелять он стал бы только в том случае, если б дело шло о разборке с конкурирующей братвой. Потому что там уже терять нечего — или — или… Скорее всего и Гундос с Грибом придерживались тех же правил. Стало быть, на этой фабричке хозяйничали братки, возможно, производившие на ней что-то нелегальное. Например, какую-нибудь новую синтетическую наркоту. А Драч внедрил Гундоса на сие производство в качестве промышленного шпиона. Конечно, не для того, чтоб выведать рецептуру или технологию — навряд ли у Гундоса было больше восьми классов образования! — а для того, чтоб спереть образцы сырья, например…

Стоп! Лера даже притормозила от осенившей ее догадки. А что, если все это как-то связано с Анатолием Олеговичем Шиповым, царствие ему небесное?!

«ЛАВРОВКА» И «КУРОПАТКА»

Ей захотелось вспомнить, как начиналась вся эта история, в которую оказались завязаны Драч, Чернобурова, Шипов, Андрей и она, грешная. А также господин Алексей Сенин, скромный начальник охраны оптовой базы АО «Белая куропатка». Впрочем, последний в определенных кругах был больше известен как Сенсей. Но для начала из глубин ее памяти всплыло все, что она знала об истории соперничества между здешними братанами…

Еще пять лет назад в данном областном городе доминировало примерно три равновесные группировки, поделившие между собой практически все, что приносило доходы. Некоторое время они блюли джентльменские соглашения, но всем своего казалось мало. Первой почти в полном составе полегла группировка, которую возглавлял некий Черный. Ее — многие подозревали, что не без участия правоохранительных органов! — заманили в засаду и расстреляли «курбашисты», которых именовали так от кликухи их уже ставшего в области легендарным лидера — Курбаши. Несмотря на этот среднеазиатский псевдоним, под ним скрывался всего лишь разжалованный майор-«афганец» Юрий Курбатов. Он действовал поначалу только в соседней области, где скупил на корню чуть ли не все начальство. Однако вскорости и сюда стал наведываться. Зацепился за АО «Белая куропатка», номинально возглавляемое неким господином Портновским, вкачал в него не самые чистые деньги и начал помаленьку наращивать обороты. Разобравшись с Черным, он вышел было на первые роли, но и его, увы, ждал трагический финал. Омоновцы застрелили его при оказании вооруженного сопротивления. Третий лидер, по кличке Штангист, одно время собиравший дань с шоферов-дальнобойщиков и обеспечивавший транзит наркоты через область, тоже сгинул. Менты изрядно прошерстили братву, похватали и спровадили на нары одних, а многих заставили надолго слинять из этих мест. На некоторое время областной криминал вновь рассыпался на мелкие конторки, и начались всякие территориальные споры с войнушками. Исключение составила только бывшая команда Курбаши, которую возглавил железный человек по кличке Фрол. К этому времени за ней уже закрепилось название «Куропатка». Она строго держала свою территорию и «экологическую нишу», но на другие не зарилась. Остальные мочили и подставляли друг друга как хотели, отчего в рыночной экономике города и области царил беспредел.

Беспредел прекратил некий уважаемый в блатном мире человек по кличке Степа, который стал «смотрящим» по области. То есть взялся по справедливости и по блатным понятиям вести «арбитраж» между братками. Конечно, не будь за его спиной сорока стволов Фрола и некой таинственной, но весьма могучей столичной «крыши», которая даже тогдашним облпрокурором Иванцовым вертела как хотела, ничего бы Степе не удалось. Как Степа столковался с Фролом, в точности никто не знал, но народ считал, будто посредничество между ними осуществляла та самая неведомая «крыша» из первопрестольной.

Тишь и благоденствие продолжались несколько месяцев, но потом произошло несколько загадочных событий. Сперва Степу и его охрану расстреляли на подступах к «Куропатке» неизвестные террористы, а потом Фрол по неизвестным причинам устроил в родной конторе побоище и бежал неведомо куда. Опять пошла резня-грызня, и вот в это смутное время относительно мелкая лавровская группировка, которая не вылезала за пределы родного поселка, подняла свой социальный статус и заставила себя уважать. Имя Фили Рыжего некоторое время звучало очень гордо.

Видимо, это возвышение не в последней степени произошло благодаря тому, что Филя нашел общий язык с начальником УВД области полковником Тепловым. Эта дружба началась еще в те времена, когда Теплов был только замом предыдущего начальника, Найденова. Правда, тогда Теплов чуть не сел, после того как на него внезапно наехали областные чекисты с ордером на обыск от прокурора Иванцова. Люди с холодными головами изъяли у него около 100 тысяч баксов, а кроме того, заактировали наличие в дачном баре импортного спиртного на 23 миллиона старых рублей. Объяснить происхождение всего этого Теплов не мог и в ужасе ждал посадки. На него действительно завели дело по статье 1733 УК РСФСР, но потом аккуратно закрыли, объяснив, какой великий смысл содержится в словах господина Лившица: «Делиться надо!»

Тем временем восстановила порядок в своих рядах и крепко пощипанная «Куропатка». Зиц-председатель Портновский, правда, отдал богу душу в СИЗО, то ли по причине слабого здоровья, то ли по причине излишних знаний. Но АО не закрылось и продолжило свою благородную деятельность под зиц-руководством вдовы покойного. Вот тут-то и утвердился на посту начальника охраны оптовой базы «Куропатки» господин Сенин, он же Сенсей.

Этот самый Сенсей во времена Курбаши занимал относительно скромное положение инструктора по рукопашному бою. Позже, при Фроле, он стал его замом, а после исчезновения Фрола сел в его кресло. Правда, не сам по себе, а при финансовой поддержке некоего Ворона, представлявшего тут, в области, очередную московскую «крышу», но не ту, на которую опирался покойный Степа, а совсем иную. Впрочем, ни Ворону, ни даже его «крыше» не удалось бы в столь короткий срок раскрутиться в области, если б они не нашли общий язык с Сенсеем и его сорока стволами. В данном случае прибрать Сенсея к рукам им удалось только потому, что господин Сенин почти ни хрена не смыслил в бизнесе, финансах и иных тонких делах, кроме мордобоя и стрельбы. Поэтому мозговой центр этой ОПГ переместился в другое АО, имевшее красивое название «Альгамбра». Ворон, конечно, числился там всего лишь консультантом при совете директоров, выставив на поверхность какого-то болванчика.

Как уже упоминалось в разговоре между Лерой и Андреем, и возбухшая «Лавровка», и альянс «Альгамбра» — «Куропатка» сразу почуяли опасность для своих жизненных интересов. Мелкие конторки, попав между двумя мощными полюсами притяжения, дергались туда-сюда, не зная, к кому прислониться. Было несколько мелких стрелок-перестрелок, более-менее мирных переговоров, временных соглашений о разделе сфер влияния, которые тут же нарушались. Все понимали, что должно быть какое-то решающее сражение.

Началось с того, что Ворона, собравшегося было слетать в столицу, не то убили, не то похитили. Джип его был найден сожженным из огнемета «шмель», но среди обгорелых останков опознали только охранников. Позже выяснилось, что с ним разобралась Москва, то есть те конкуренты московской «крыши» Ворона, которые прежде курировали Степу и Фрола. С Сенсеем эта прежняя «крыша» договорилась и стала работать с ним напрямую, без «Альгамбры», которая сразу же затухла.

Вот после этого и произошло «бодание теленка с дубом», где в роли «телка» выступила «Лавровка», а в роли «дуба» — «Куропатка». Московская «крыша» «Куропатки» организовала лавинообразный налет правоохранителей на «лавровцев» и похватала всех, кого смогла, включая Филю Рыжего. Правда, у последнего был шанс отмазаться, но сумму, приготовленную на этот случай, у Фили сперли его же собственные братки, оставшиеся на свободе. Конечно, генерал-майор Теплов опасался, что угодивший за решетку Филя даст слишком обширные показания, и закрытое дело по статье 1733 УК РСФСР достанут на свет божий и перешьют на 2903 УК РФ. Но волновался он зря, потому что в СИЗО, как уже упоминалось, с Филей Рыжим случился инсульт и он скончался от кровоизлияния в мозг. Правда, народ подозревал, что такой же «инсульт» можно организовать, если хорошо дать клиенту по голове резиновой дубинкой, но никто не стал требовать независимой медицинской экспертизы.

Именно поэтому, кстати, Лавровку не извели под корень. Никакого громкого процесса над ОПГ, как единой конторой, проводить не стали, а раздробили дело на несколько мелких производств. Там убили, там избили, там машину угнали — вроде бы ребята сами по себе духарились и никаких сверхзадач не ставили. Несколько подобных дел вообще под бытовуху подогнали, и сам потерпевший на суде начинал говорить, что менты чуть ли не под дулом пистолета заставляли его писать заявление о том, что его избили «лавровцы» с целью вымогательства денег. А на самом деле, дескать, просто подошли какие-то пьяные, спросили закурить…

Как ни удивительно, немаловажную роль в спасении «Лавровки» сыграла «Куропатка» и лично Сенсей. Он повел себя как благородный пират, который, победив в жарком бою и пустив ко дну неприятельское судно, дает команду спустить шлюпки и спасать побежденных врагов. Хотя, конечно, он преследовал цели куда более прагматические.

Сенсей, конечно, понимал, что поселок Лавровка, в котором треть населения безработные или нежелающие работать, где половина несовершеннолетних состоит на учете в милиции, а половина взрослых мужчин и четверть женщин имеет судимости, рано или поздно опять выдвинет из своей среды какого-нибудь Филю или Васю. Снова начнутся разборки, опять подсуетятся правоохранители и начнут изображать борьбу с преступностью — то есть сажать тех, кто приносит меньший доход, и покрывать тех, кто платит больше. Ну и, конечно, немалую роль сыграет в этом сила московских «крыш». В прошлый раз Сенсею повезло, но кто знает, повезет ли в следующий?

Поэтому господин Сенин, благо был человеком хорошо информированным, знал, кто есть who в Лавровке, в том смысле, кто уперт и зациклен на самостийности, а кому она по фигу — лишь бы бабки капали. Шибко упертых он отмазывать не собирался — пусть на лесоповал едут, а вот покладистым готов был помочь. Одним из таких покладистых оказался Тема Драч, он же Артем Драчев по паспорту.

Драч, после того как «куропаточники» успешно отмазали его от роли организатора по трем убийствам, направив следствие в нужном направлении, которое позволило все свалить на покойного Филю, ощутил себя в неоплатном долгу. Поскольку в связи с особой гуманностью российского правосудия должен был сесть на пожизненное и не мог рассчитывать на то, что президент его помилует как заслуженного американского шпиона. Хотя бы потому, что шпионажем Тема никогда не занимался.

Буквально в день выхода Драча из СИЗО его навестил Сенсей и дружески побеседовал. Альтернатива была хорошо понятная и простая: или Драч берется за формирование в Лавровке новой команды, которая будет вась-вась с «Куропаткой», или в самое ближайшее время уголовное дело будет возобновлено по «вновь открывшимся обстоятельствам». Особо пикантным со стороны Сенсея явилось упоминание о том, что у одного из тех жмуриков, которых Драч «организовал», объявился дальний родственник, грузинский вор в законе Гоча Хачапуридзе, который сидит где-то на строгом режиме. И вроде бы этот генацвале через своих ребят на воле добивается возобновления дела. Причем почему-то жаждет, чтоб Драчу дали не пожизненное, а какую-нибудь пятнашку строгого. Возможно, ему очень хочется повидаться с Драчом на зоне…

Драч все понял правильно, и «Лавровка» стала неким автономным филиалом «Куропатки». Ясно, что среди тех, кого по его рекомендации «отмазали», не было ни одного упертого сторонника Фили. Эта группа и составила ядро обновленной конторы. С теми, кто не садился и не убегал шибко далеко, Драч наладил контакты и провел разъяснительную работу. Большинство систему одобрило и поддержало, хотя было несколько случаев, когда пришлось напоминать о бренности всего живого. Двое вообще категорически заявили, что не хотят вставать под «куропаточников», и стали жертвами несчастных случаев.

Конечно, Сенсей не являлся излишне доверчивым и совершенно откровенно предупредил, что будет внимательно следить за тем, как ведет себя обновленная «Лавровка». Прежде всего, разумеется, за ее финансовым положением. После этого он познакомил Драча с Лиисой Карловной Чернобуровой и объявил, что эта симпатичная дама (вопреки своей фамилии, натуральная блондинка) должна стать заместителем главного бухгалтера будущего ТОО «Фристайл». «Фристайл», естественно, должен был стать отмазной фирмушкой «Лавровки», такой же, как АО «Куропатка». Сенсей без обиняков предупредил, что Лииса Карловна будет исполнять при Драче обязанности не то комиссара, не то резидента. То есть информировать Сенсея и его «экономических консультантов» о том, где, как и на чем «Лавровка» делает деньги. Десять процентов всей нелегальной прибыли «Фристайл» должен был отстегивать «Куропатке». Ясно, что без каких-либо переводов со счета на счет — черным налом. Опять же, Сенсей посоветовал Драчу не пытаться что-либо укрыть от «Лисы-Чернобурочки» и уж тем более — беречь эту нежную дамочку от всяких напастей и несчастных случаев. «Если что не так, — заметил Сенсей в рабочем порядке, — помыль жопу и готовься к встрече с Хачапуридзе. Или сам застрелись — это тоже выход».

В принципе, учитывая, что Сенсей являлся хозяином положения, он мог бы и три четверти в отстежку потребовать, а потому, попросив только десять процентов, стал выглядеть в глазах Драча сущим бессребреником.

Кроме того, оказалось, что Лииса Карловна — дама не просто приятная, а приятная во всех отношениях. И к тому же разведеная, то есть свободная от всяких лишних хлопот. Неизвестно, имела ли она на этот счет специальные указания от Сенсея или это была ее личная инициатива, но только между ней и Драчом довольно быстро закрутился роман. Драч, вестимо, хорошо понимал: все сказанное в постели будет доходить в «Куропатку» и надеялся, что это лучший способ уверить Сенсея в своей лояльности. А насчет того, чтоб попытаться использовать свой роман с Чернобуровой в иных чисто практических целях, он, судя по всему, и не думал…

Зато об этом подумала Валерия Михайловна Корнеева, имевшая официальный статус заведующей «Клубом любителей природы». Клуб этот обосновался посреди почти девственного леса километрах в двадцати от окраины Лавровки. Именно туда она гнала сейчас свой «Буран»…

Часть вторая. БЕЛЫЕ ТАНЦЫ

СНЕГОПАД, СНЕГОПАД…

Лена проснулась, и ей показалось, будто она спала совсем недолго.

Засыпала она после того как Федюсик с Ромасиком завершили довольно долгую и нудную процедуру фотографирования. После того, как Ромасик подготовил Лену к съемке в роли двадцатипятилетней, а Федюсик отснял три или четыре кадра при разном освещении, ей пришлось переодеваться и надевать какую-то кофточку образца 80-х, паричок с девчачьими косичками и выслушивать нудные ЦУ Федюсика, который объяснял ей, как должен выглядеть взгляд невинной шестнадцатилетней девочки. Даже пытался наглядно продемонстрировать, но при наличии бороденки у него это плохо получалось. В общем, наконец на пятом или шестом дубле он удовлетворился тем, что изобразила Лена, и разрешил ей отдыхать.

Вообще-то, спать Лена захотела гораздо раньше, еще после того, как явилась полная, вежливая и обходительная дама по имени Шурочка и принесла завтрак, то есть ранее обещанные чай, ветчину с зеленым горошком и бутерброды, а также абрикосовый йогурт, который в сообщении Ромасика не упоминался. Умяв все это, Лена сразу почувствовала желание придавить подушку и доспать то, что не доспала рано утром. Но из-за высокого профессионализма Федюсика и Ромасика это желание удалось реализовать только через час с лишним. Все та же Шурочка проводила Лену в некое подобие одноместного гостиничного номера, где она уже в полусне смогла бросить кости на свежее и даже ароматизированное бельишко. Окно было зашторено, но не так плотно, как в фотостудии, и через щели было видно, что за окном все еще до конца не рассвело.

Именно поэтому Лена, проснувшись и увидев, что за окном темно, подумала, будто проспала всего ничего. Но, поглядев на часы, она быстро сообразила, что на самом деле проспала весь короткий световой день, ибо на часах значилось уже 16.35. Выспалась она вполне нормально. В принципе можно было бы и еще поваляться, потому что Федюсик обещал сделать паспорт к восьми часам вечера, не раньше.

Но все-таки расслабляться не стоило. Как-никак, в этом городе она отметилась не самым лучшим образом. Если от усталости чувство опасности здорово притупилось, то теперь, когда Лена восстановила силы, все вернулось на круги своя.

В общем, она встала и оделась.

Первым делом ей захотелось проверить «маргошку». Поленилась ведь перед сном положить пистолет под подушку, оставила в куртке. Что стоило, пока она спала, утащить пистолет или разрядить его? Нет, ничего с «марго» не случилось, четыре патрончика в магазине, пятый в стволе, все на месте. Это немного ее успокоило. Значит, либо истории на Федотовской и Коммунистической еще не дошли до здешних мест, либо просто-напросто не имели к данной конторе никакого отношения. Соблазнительно, конечно, было поверить во второе, но Лена по привычке стала рассчитывать на худшее. На всякий случай она подошла к окну — проверить, не удастся ли в случае чего выскочить.

Окно выходило на задний двор лесного заведения. Там располагалось несколько дощатых, обитых ржавой жестью гаражиков, две или три «ракушки» поновее, а также пара легковых машин, укрытых брезентом. Собаки поблизости не просматривались, но до забора от окна было далековато. Запросто успеют прибежать. К тому же в темноте Лена не могла толком разглядеть, каков этот забор в натуре. Если такой же, как со стороны ворот, то перелезть через него трудно, если же какой-то гараж к нему примыкает или сугроб метра на полтора высотой — уже проще.

Разглядеть что и как мешала не только темнота, в которой тускло светилось две или три неяркие лампочки, но валом валивший снег. Настоящая вьюга! И похоже, снегопад не собирался кончаться в ближайшее время. Наоборот, и ветер явно усиливался, и снега больше падало.

Снегопад заставил Лену задуматься. От этого погодного явления, в котором для данной географической широты не было ничего необычного, могли произойти далеко идущие и даже роковые для Лены последствия. Конечно, в том случае, если инциденты на Федотовской и Коммунистической все-таки затрагивают интересы здешней конторы.

Во-первых, припомнив, как выглядела дорожка, по которой ее везли сюда из Лавровки, Лена могла уверенно сказать, что сегодня вечером она отсюда не уедет. Снегопад, конечно, может, и кончится до восьми вечера, но дорогу заметет наглухо и по ней никакой джип сюда не доедет, не говоря уже о «Жигулях». Конечно, местные обитатели не меньше Лены заинтересованы в том, чтоб она нормально уехала отсюда — естественно, пока им не прикажут ее задержать. Какие у них возможности в организационном плане, Лена могла только догадываться. Но вряд ли они смогут вытребовать для нее вертолет и доставить, допустим, в аэропорт. Да и не сядет тут вертолет, даже маленький «Ми-2»… Скорее единственное, что здешние или их главная контора в Лавровке могут организовать — так это бульдозер или грейдер, чтоб расчистить дорогу. Но это операция жутко долгая, тем более в темное время суток.

Но самое неприятное, что с каждым лишним часом, про — веденным тут, среди леса — да что там «часом», с каждой минутой! — увеличивается вероятность обнаружения трупов Гундоса и Гриба, а также выяснения роли Лены во взрыве на Коммунистической.

Конечно, по поводу стрельбы в подвале на Федотовской все не так однозначно. Там всего один свидетель — Рекс. Если менты ночью не пришли в квартиру бабушки Нюши, то трупы, если и обнаружили вообще, то не раньше утра. Во всяком случае, уже позже того, как Лена уселась в Андреев джип. Вчера ночью тоже шел снег, и все капитально замело. Идущий утром на работу народ затоптал все отпечатки обуви и смешал запахи — вряд ли ищейка взяла след.

Ну а если все-таки взяла? Что тогда? Тогда менты доберутся до Федотовской, 45, квартиры 30. Лены там нет, пистолета 5, 6 тоже, но есть бабушкин внук из Ташкента, Валечка. Еще соседка, Александра Семеновна, которая тоже видела Лену. И, наконец, вторая соседка, сорокалетняя толстуха. Она, правда, в отличие от Семеновны, преступницу в Лене не заподозрила и даже заступилась за нее, когда старая ведьма принялась свои умозаключения высказывать.

Так или иначе, но три человека могут составить весьма приличный словесный портрет Лены. Правда, менты такой народ, что могут сперва заинтересоваться Валентином. Тем более что он из Ташкента приехал и какие-то большие сумки привез. Конечно, у него, возможно, билет сохранился, и убийство на него в принципе повесить трудно, хотя, если очень захотят от лишнего висяка-глухаря избавиться, смогут подогнать. Особенно если в сумках у пацана невзначай анаша или героин окажется. Правда, нет главного — ствола, но стволы и людям покруче подбрасывают, а выбить из Валечки это показание, будто он пистолет в канализацию выбросил, — еще проще. В здешнем СИЗО, говорят, такая «пресс-хата» существует, что не только Гриба с Гундосом, а Кирова с Горьким на себя возьмешь…

Лене даже неприятно стало, что несчастный парень, который приехал навестить бабушку, из-за нее, стервы приблудной, может угодить в большие неприятности. Поэтому она постаралась перестать думать об этих «обознатушках» и решила исходить из того, что менты окажутся честными ребятами. То есть начнут искать настоящего убийцу — стало быть, ее, грешную.

Наверняка отправятся во Вторую горбольницу и побеседуют с бабушкой Кузовлевой. Та им подтвердит только одно: да, такая девушка была, помогла мне домой добраться со сломанной ногой, дай ей бог здоровья, а потом «Скорую» по сотовому вызвала. А как она из подвала выходила, бабуля не видела. Но тот факт, что девица в черной кожаной куртке, черной вязаной шапке и высоких ботинках на шнуровке по имени Лена находилась во дворе дома 47 по улице Федотовской рядом с бывшей квартирой 91, ментов заинтересует. Тем более что Лена, дубина стоеросовая, болтанула бабке по простоте душевной, что, мол, перепутала Федоровскую с Федотовской. Если менты не совсем ум пропили, то тут же наведаются в Лавровку. На Федоровскую, 47, в квартиру 91. Да уж, точно, язык мой — враг мой!

Лена почуяла, как на сердце заскребли кошки. Только героическими усилиями воли ей удалось унять мандраж и заставить себя размышлять хладнокровнее.

Может, она опять все со страху напридумывала? Ну, допустим, что все произошло именно так. Неужели менты, имея почти десять часов времени на труды, не добрались бы до этого лесного заведения? Если они вычислили адрес на Федоровской, то вряд ли отправили туда одного участкового, который, к тому же, наверняка закуплен на корню Лавровкой. И даже ментам из Лавровского отдела УР скорее всего доверять не стали. Послали бы городских оперов, и, может быть, даже при омоновцах для поддержки штанов. Сцапали бы этого детину, который с Леной беседовал, а также, возможно, и того, чином повыше, который прятался в маленькой комнате и ей на глаза не показывался. Конечно, если у этих ребят на квартирке лежала пара пулеметов, килограммов пять тротила или пятьдесят кило героина — был бы повод их забрать и побеседовать всерьез. Ну и если бы в тюбике «Аквафреш» нашлось что-нибудь жутко криминальное. Однако сомнительно, чтоб в квартире, расположенной в обычном доме с соседями и соседками, куда приезжают такие иногородние граждане, как Лена, могли держать оружие, взрывчатку или наркотики. Да и тюбик в принципе могли оттуда отправить сразу же после того, как Лена уехала. Но даже если и не успели, ментам надо прямо-таки гениями сыска уродиться, чтоб заподозрить, будто в тюбике с запечатанным горлышком лежит что-то интересное.

В общем, единственное, что останется ментам, так это спросить вежливым тоном: «Извините, граждане, к вам тут не заходила чернявая девушка в кожаной курточке и шнурованных ботинках?» Поскольку такой же вопрос могут и соседям по лестничной клетке задать, которые, возможно, что-то слышали, ребята, не дразня гусей, скажут: «Да, приезжала тут утречком одна черненькая, передавала привет от нашего старого знакомого Оскара Гаврииловича, который вот-вот в Израиль уехать обещался, да что-то никак не уедет, небось палестинцев опасается. Она тут проездом по каким-то делам, сегодня же уезжает. Попила чайку, да и уехала. А больше мы о ней знать ничего не знаем…» Возможно, что у них на подобные случаи уже давно все расписано, как и что говорить, и даже адрес подлинный этого самого Гаврииловича имеется, только вот сам Гавриилович намедни умом рехнулся и в дурдом попал… Или к сестре в Бердичев уехал — возможны варианты.

Во всяком случае, сюда, в лесное заведение, где фальшивые ксивы изготовляют, ментов они не направят — себе дороже. А вот от Лены, конечно, постараются избавиться. Потому что она не только про квартиру знает, но и про этот райский уголок в глухомани. Если б менты уже побывали на Федоровской, то Лена к этому часу наверняка не в кроватке бы нежилась, а в снегу где-нибудь от жизни отдыхала. Возможно, к апрелю — маю, когда снег сошел, ее бы и нашли. Впрочем, если тут какая-нибудь зубастая живность водится, то она под весеннюю голодуху сожрет размороженное мясцо с косточками за милую душу!

Как ни странно, Лена обо всей этой перспективе подумала без особого ужаса, даже с каким-то нервным смешком. Потому что до нее отчетливо дошло, что менты до Федоровской, 47, не добрались, а возможно, и на Федотовскую, 45, не приходили. Вполне могло быть даже так, что они еще и вовсе не нашли Гриба с Гундосом. Но, в общем, утешаться этим, конечно, не следовало. Все худшие предположения еще могли сбыться.

И все же прикол на Коммунистической гораздо опаснее. Ведь соседка господина Шипова из 13-й квартиры совершенно точно подсматривала в глазок и видела, как Лена входит в квартиру с букетом и свертком, а выходит с пустыми руками, после чего Анатолий Олегович со своей квартирой взлетел на воздух. Как говорил Винни-Пух: «Это з-з-з — неспроста!» То есть если на Федотовской менты в принципе никаких явных доказательств в пользу того, что девушка в черной куртке кого-то застрелила, не имеют, то про взрыв на Коммунистической такого не скажешь. Цветочницы тоже через окно видели, как Лена с букетом и свертком вылезала из джипа. Правда, они не могли видеть, как Лена выбежала из-под арки и куда направилась дальше. Зато они видели, как «Чероки» сразу же после взрыва сорвался с места. Запросто могли подумать, будто где-то там, около арки, Лена могла усесться в джип и укатить вместе с Андреем и этой самой Валерией Михайловной.

Наверно, подсказать, что все это не так, могли бы те несколько человек, проходивших мимо арки, в тот момент, когда оттуда выскочила Лена. Но где этих прохожих искать? Даже если объявить по телику, мол, тех, кто проходил мимо арки у дома номер такой-то по Коммунистической в такое-то время и видел девушку в черном, просьба позвонить по телефону, то мало кто откликнется. Даже в том случае, если в конце объявления будет сказано: «Анонимность гарантируется!» Времена добровольных стукачей прошли, демократическая пресса пригвоздила их к позорному столбу.

Так что, возможно, никто и не прояснит ментам — а возможно, и чекистам, которых наверняка подключат к расследованию взрыва, — что девушка в черной куртке не садилась в «Чероки». Поэтому небось все усилия будут направлены на поиск джипа.

Нет, все-таки очень странно, что Андрей и Валерия отправились подрывать Шипова на такой приметной тачке! Лена еще по дороге в Лавровку над этим размышляла. Конечно, навряд ли у Андрея избыток ума, но уж Валерия эта, стервоза хитрая, точно не дура! Да и Андрей, каким бы тупым ни был, все-таки мог додуматься, что на такой машине сам себя подставит…

Стоп! А если эта парочка, гусь да гагарочка, действительно работали на подставу? То есть собирались подставить кого-то, создать впечатление, будто взрыв кто-то другой устроил. Скажем, нарядились как некие товарищи, может, даже загримировались под них, поставили на «Чероки» липовые номера, такие, как на чужом джипе, и провернули свою авантюру. Возможно, что Шипов действительно ждал подарка от какой-нибудь Лисаньки-Чернобурочки, а упоминание ее кликухи было рассчитано на любопытную соседку из 13-й квартиры. Запросто запомнит и доложит ментам. И эту самую «Чернобурочку», возможно, очень легко вычислят, загребут и начнут выяснять, по какой причине она решила Шипова поднять на воздух. Конечно, если «Чернобурочка» богатая, то сможет отмазаться и убедить следователей, что никого она не взрывала, а просто ей кто-то заподлянку состроил. Но ежели она при этом бизнес ведет, то финансово крепко пострадает. Гонорары адвокатам, взятки слугам закона — это уже немало. А партнеры по бизнесу разбегутся — стремно ведь с такой дела иметь, если даже не удалось уличить ее в организации взрыва.

Лена опять поймала себя на мысли, что слишком много придумывает. Ладно, ей точно от этого не отделаться! Может, нужно было совсем дурой уродиться? Ладно, лучше пока мозги не загружать, а то еще придет идея чего-нибудь отчебучить от большого ума. Телевизор, что ли, глянуть или кассеты посмотреть по видаку?

Как раз сравнялось пять часов. Поглядев вырезанную из газеты программу передач, Лена выяснила, что областное ТВ сейчас должно было показывать программу местных новостей, и ей захотелось посмотреть, как средства массовой информации отреагировали на ее сегодняшние подвиги. Хотя в принципе могли и никак не отреагировать. Даже на взрыв, потому что, если Шипов с телефоном на кухню ушел, могли все это дело списать на неосторожное обращение с газом. Но посмотреть все же стоило. В общем, Лена включила небольшой, не первой свежести JVC, стоявший в углу комнаты на тумбочке.

ВЫПУСК НОВОСТЕЙ

Когда засветился экран, она увидела озабоченное лицо белобрысой ведущей. Ведущая, видимо, уже успела выпалить пару-тройку фраз, поэтому Лена услышала следующее:

— …Резкое потепление вызвало на территории города и области обильные снегопады, сопровождающиеся сильным ветром. На ряде центральных улиц областного центра возникли заторы, в результате обрыва проводов от налипшего снега остановлено троллейбусное и трамвайное движение на нескольких маршрутах…

Ведущая исчезла, и вместо нее возникла картинка знакомой Лене Свято-Никольской улицы, забитой многочисленными автомобилями, автобусами и троллейбусами. Крупна показали оборванные провода контактной сети троллейбуса, снегоуборочную машину, пытающуюся отпихнуть с проезжей части груду снега, гаишника с жезлом, поторапливающего водителей, вынужденных огибать какой-то сугроб, здоровенную ветку, обломившуюся под тяжестью снега, через которую неуклюже перешагивали нахохлившиеся пешеходы, и все это — сквозь густой, непрерывно сыплющийся снегопад.

Затем показали разбитые «Жигули» и помятый грузовик, а ведущая из-за кадра продолжала озабоченно бубнить:

— В ряде мест города и области снегопад повлек дорожно-транспортные происшествия, в результате которых пострадало несколько человек, в том числе имели место два случая со смертельным исходом.

Кто именно разбился со смертельным исходом, не показали, ограничившись демонстрацией окровавленной физиономии водителя «Жигулей».

— Коммунальные службы города и области предпринимают усилия для устранения последствий стихийного бедствия, — ободряюще сообщила ведущая, вновь появившись на экране. — ГИБДД области настоятельно рекомендует автовладельцам на время снегопада воздержаться от поездок.

Лена из сего сообщения поняла, что ее худшие предположения оправдываются и, более того, похоже, даже превосходят ожидаемое. Если уж центр города с интенсивным движением парализовало, то тут, за городом, все эти малоезжие просеки и вовсе капитально занесло.

Тем временем ведущая перешла к теме, которая уже совсем конкретно касалась того, что Лена успела натворить в этом городе.

— Как мы уже сообщали, сегодня утром в доме 22 корпус 2 по Коммунистической улице произошел взрыв. Один человек погиб, трое жильцов дома получили ранения и контузии…

На экране возникла знакомая Лене лестничная площадка, заваленная обломками кирпича и штукатурки, какими-то деревянными обломками — похоже, дверь четырнадцатой квартиры разнесло в щепки. Двери остальных квартир были выбиты, что называется, «с мясом». Какого-то старика с перевязанной головой санитары «Скорой» выносили на носилках. На обломках копошились люди в камуфляжках с буквами «ФСБ» на спинах. Потом крупным планом показали обгорелую до черноты оторванную человеческую руку…

— С последними данными о ходе расследования нашего корреспондента ознакомил начальник отдела по связям с общественностью областного управления ФСБ подполковник Сорочинцев… — вслед за этими словами ведущей на экране появился солидного вида мужик в штатском, который хмуро проговорил в объектив камеры:

— По имеющейся у нас информации, взрывное устройство, сработавшее в квартире номер четырнадцать, по адресу Коммунистическая улица, дом двадцать два, имело мощность, эквивалентную четыремстам граммам тротила. Предположительно была употреблена пластиковая взрывчатка, заложенная в корпус мобильного телефона. В результате взрыва погиб хозяин квартиры, доцент областного университета Шипов Анатолий Олегович. Мотивы преступления уточняются, но, по предварительным данным, погибший не занимался коммерческой деятельностью и не являлся членом какой-либо политической организации. Всех граждан, кто располагает какой-либо информацией о происшествии, убедительно просим позвонить по телефону доверия: 60-56-45.

Сорочинцев исчез с экрана, и вновь появилась ведущая:

— Наш корреспондент Алексей Седякин дополнит сказанное представителем ФСБ своим репортажем с места события…

Должно быть, репортаж был заснят еще днем, при свете и в отсутствие снегопада. Бойкий паренек, на вид ровесник Лены или даже моложе, затараторил в микрофон:

— Как нам удалось выяснить, следствие отвергает версию, согласно которой взрыв на Коммунистической — дело рук чеченских террористов. Однако, судя по всему, версия о криминальных разборках также несостоятельна, ибо погибший доцент Шипов занимался исключительно научно-педагогической деятельностью. Единственным аргументом в пользу «криминального следа» является обнаружение на месте взрыва остатков букета из шести красных роз, которые в прежние годы обнаруживались на местах заказных убийств, осуществленных киллерами по заданиям так называемой «лавровской» преступной группировки. Однако во всех ранее известных случаях киллеры пользовались огнестрельным оружием, a не применяли взрывчатку. Как считают представители следственных органов, подброшенные розы могут иметь целью направить следствие в ложном направлении. Точно известно лишь следующее: примерно за полчаса до взрыва рядом с магазином «Цветы» остановился джип «Чероки» черного цвета, из которого вышел высокий мужчина плотного телосложения, на вид 25-30 лет, в меховой шапке и кожаной куртке светло-коричневого цвета. Он зашел в магазин и купил шесть роз, попросив продавщиц увязать букет в подарочную упаковку. На замечание продавщиц, что четное число цветов дарить не принято, молодой человек ответил, будто у него сразу две дамы и он каждой подарит нечетное число роз. После этого покупатель вернулся в джип, и продавщицы действительно рассмотрели через стекла витрины, что в салоне «Чероки» находятся две женщины, одна яркая блондинка, вторая — брюнетка. Через несколько минут брюнетка вышла из машины и направилась в сторону дома 22. Спустя полчаса продавщицы услышали взрыв. Сразу после этого «Чероки» быстро уехал…

— Спасибо, Алексей, — ведущая перебила разговорившегося спецкора. — В наше распоряжение поступили фотороботы подозреваемых в причастности к совершению взрыва на Коммунистической улице. Всех, кто где-либо видел похожих людей, просят позвонить по телефону 60-56-45.

На экране появились рядком три портрета. Все они были, конечно, весьма относительно похожи на оригиналы. Наибольшее сходство с реальным человеком имел фоторобот Андрея. Оно и не мудрено — продавщицы рассмотрели его лучше всех. А вот то, что на втором месте по узнаваемости стоял портрет Валерии, Лену удивило. По идее, блондинку, все время сидевшую в машине и никуда не вылезавшую, в отличие от Андрея и Лены, должны были рассмотреть хуже всех. А вот Лена, которую могли видеть и продавщицы, и любопытная соседка покойного Шипова, получилась непохожей сама на себя. Неизвестно почему ей изобразили большой крючковатый нос, огромные мохнатые брови и широкий рот. В таком варианте Лена изрядно смахивала на уроженку Северного Кавказа или даже Закавказья, но очень мало на себя.

Этот фоторобот, конечно, очень утешил и даже немного ободрил Лену. Она была на девяносто процентов уверена, что ни один из тех, с кем она за прошедшие сутки встречалась, по такой картинке ее не опознает.

Как видно, снегопад и взрыв на Коммунистической улице были главными новостями областного значения. Дальше пошла скучная, но обязательная текучка, которую здешняя ГТРК должна была гнать в эфир, чтоб народ не забывал о наличии в области губернатора, а в городе — мэра.

Наконец началась криминальная хроника. Сперва показали завершающую часть судебного процесса, где разбиралось дело граждан Дуракова и Смышляева — фамилии были очень клевые, и Лена их запомнила. Граждане Дураков и Смышляев занимались чисто русским бизнесом — свинчивали электромоторы с кормоцехов и зерносушилок, выламывали из них обмотки из медной проволоки и продавали в пункты приема цветных металлов. Электромоторов эти жутко смышленые придурки умудрились изломать аж на сумму в 150 тысяч рублей, а на вырученные за проволоку деньги сумели приобрести и выжрать несколько ящиков дешевой самопальной водки. Поскольку стоимость похищенного двумя алкашами-обормотами больше чем в тысячу раз превышала минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством РФ на момент совершения преступления, то суд без колебаний влепил им по восемь лет общего режима каждому. Но публику, присутствовавшую в зале, суровый приговор не больно утешил. Баба, председатель ТОО (короче, мини-колхозика), из которого сперли аж два мотора, уже после заседания, когда журналист облТВ подошел к ней с микрофоном, заявила, что подаст на пересуд и добьется приговора с конфискацией имущества. Лена аж захихикала, поскольку догадывалась, что конфисковать у господ Дуракова и Смышляева удастся только пустые бутылки. А какой-то дед-пенсионер, потрясая клюшкой, ругал депутатов Госдумы за то, что те убрали из нового УК статью за вредительство, и требовал для вредителей колхозного имущества высшей меры социальной защиты.

Следующим сюжетом на тему криминала было групповое, точнее, семейное отравление водкой, изготовленной не то из древесного, не то аж из нефтяного спирта. Дед, бабка, отец и мать перебрали смертельную дозу, и откачать их не удалось, в живых остался только пятилетний ребенок, который выпил только рюмочку, и его кое-как вытащили.

Потом еще поведали про бытовуху. Мужик, нажравшись до усрачки и перепутав комнаты в коммуналке, завалился вместо жены к одинокой соседке, тоже капитально пьяной. Возможно, они мирно и целомудренно проспали бы до утра, если б законная — она еще раньше в отруб выпала! — не очухалась среди ночи. Не обнаружив супруга на положеном месте, баба сразу заподозрила измену и нашла гнусного изменщика у соседки в постели. Пошла накухню, взяла ножик поострее… Соседке горло перерезала, а мужику яйца откромсала. Тот только после этого проснулся, обнаружил, что все пропало, свернул своей жене шею и сиганул с шестого этажа, чтоб никому обидно не было.

В окрестностях Лавровки обнаружили труп семнадцатилетней девушки со следами изнасилования и двадцатью ножевыми ранами. Как оказалось, в течение последних трех месяцев это уже пятый труп с похожими повреждениями. Кроме того, в розыске числятся еще две девушки 16-18 лет и тринадцатилетний мальчик. Показали фотографии и попросили позвонить по телефону, ежели кто когда-то их видел. Лена, конечно, никого из этих несчастных отродясь не встречала, а потому даже фамилии запоминать не стала. Конечно, вовсе не обязательно, что их всех маньяк перерезал, дети нынче такие, что запросто могут сбежать из дому от самых благополучных родителей… Но все же родителям не позавидуешь. Завидовать надо Лене, у которой нет ни детей, ни родителей. Кажется…

И только в самом конце Лена услышала то, чего дожидалась.

— Сегодня днем в подвале дома 47 по Федотовской улице были обнаружены два трупа неизвестных мужчин с огнестрельными ранениями. По предварительным данным, убийство было совершено с целью ограбления.

На экране появились искаженные смертью и холодом физиономии Гриба и Гундоса.

— Всех, кто может помочь в опознании, мы просим позвонить в Заречный райотдел милиции по телефону 23-56-78.

Дальше пошла культура. В областной картинной галерее какая-то выставка детского творчества проходила, в драмтеатре «Три сестры» ставили, и показали отрывок, где какая-то баба истошно орала: «В Москву, в Москву! Работать!» — или что-то типа того. Лена почему-то подумала, что этой актрисе небось жутко хочется попасть в столицу и играть там в приличном театре. Поэтому у нее этот монолог так искренне и получается. Н-да, многим эта сраная столица грезится, как рай земной! А бабе этой, актрисе то есть, под сорок уже. Как говорится, «зъисть-то вона зъисть, тильки кто ж ей дасть?».

Сама Лена в Москве бывала неоднократно и каждый раз испытывала великое облегчение оттого, что ей удавалось живой и невредимой выбраться оттуда.

Последней темой выпуска была погода на территории региона. То есть, по сути дела, выпуск заканчивался тем же, чем и начинался — снегопадом. Солидная тетя в очках очень долго и нудно объясняла, какие теплые воздушные массы столкнулись с холодными, откуда образовался циклон, отчего упало или поднялось атмосферное давление — в последнее обстоятельство Лена так и не врубилась. Самое конкретное и нужное лично для нее прозвучало опять же в конце. Тетка объявила, что снегопад, вернее всего, продлится до утра, после чего будет небольшой перерыв, а к полудню на территорию области подойдет еще один атмосферный фронт и снег повалит по новой.

Ясное дело, что такая перспектива показалась Лене более чем хреновой. Из прогнозов метеобабы получалось, что она вынуждена будет торчать тут не только до завтрашнего вечера, а дай бог, чтоб до послезавтрашнего. Не говоря уж о том, что она тут попросту со скуки сдохнет — Лена не привыкла сидеть подолгу на одном месте! — так и другие, куда более серьезные неприятности могут настичь… Те, «более серьезные неприятности», Лена уже давно мусолила в голове. Правда, после того, что ТВ показало, страх несколько притупился. По такому фотороботу менты наверняка перехватают с десяток чеченок, ярмянок, азербайджанок и даже, может быть, цыганок, но даже если Лена сама придет и скажет: «Вяжите меня, это я бедняжку Шипова по нечаянности взорвала!», ни хрена не поверят.

Правда, идти и признаваться Лена, конечно, не собиралась. Во-первых, потому, что жить хотела — и не на зоне, а на воле. Во-вторых, потому, что, для того чтоб ментам сдаться, надо еще умудриться отсюда уехать.

О том, чтоб рискнуть и покинуть это милое пристанище своим ходом, Лена даже не мечтала.

Во-первых, граждане, которые тут хозяева, отвечают за ее безопасность и наличие в натуре перед своим лавровским шефом, а лавровский шеф небось обязан вернуть связную тем, на кого работает Лена. По крайней мере доставить до вокзала и, может быть, проследить, чтоб она уехала на поезде. Так что Лену просто не выпустят за ворота бдительные здешние стражи и их внушительные собачары. С этими зверюгами так легко, как с придурковатым Рексом, не договоришься.

Во-вторых, Лена хоть и родилась далеко от здешних краев, но прекрасно понимала, что в такой снегопад, как сейчас, пешочком по сугробам — тут и по пояс, и по грудь провалиться можно — никуда, окромя того света, она не дойдет. Тем более что курточка, джинсы и ботиночки у нее не рассчитаны на ночные прогулки в метель по зимнему лесу. Она в них закоченеет на первом же километре.

Все это уже давно устаканилось у нее в голове. То есть в таком положении ничего не попишешь — придется покориться судьбе и ждать, куда кривая выведет…

В это время в дверь постучали.

— Заходите! — бодро отозвалась Лена. — Не заперто… Появилась пухлая Шурочка, которая, приятно улыбнувшись, вкатила в номер столик с чем-то типа позднего обеда или раннего ужина.

— Вы извините, пожалуйста, — сообщила обслуга, — в самый обед-то вы спали, а будить вас не велели. Приказали оставить порцию, а потом, как проснетесь, накормить. Я иду, слышу, телевизор играет — стало быть, проснулась… Белено вас на ужин, завтрак и обед завтрашний тоже считать. Дороги-то замело, небось слышали по телику? Так что никак вам отсюда раньше чем через сутки не уехать…

— Понятно, — Лена вздохнула так, будто Шурочка ей не обед принесла, а собралась клизму ставить. Но все же есть стала с аппетитом.

В это самое время из коридора через неплотно прикрытую дверь долетел начальственный зов:

— Александра Петровна! Шура! Вы где?

— Здесь я, Валерия Михайловна! Иду-иду! — заторопилась обслуга и, выскочив в коридор, быстро куда-то потопала.

Лена, услышав голос из коридора, насторожилась. А уже через пару секунд, когда прозвучало печально знакомое имя-отчество, у нее задрожали коленки…

«КЛУБ ЛЮБИТЕЛЕЙ ПРИРОДЫ»

Валерия Михайловна позвала Шурочку всего лишь для того, чтоб та принесла ей в кабинет чего-нибудь перекусить.

В «Клуб любителей природы» она прикатила около полудня, что само по себе никого из персонала особо не удивило. По утрам тут, в общем и целом, делать было нечего, а настоящая жизнь начиналась только после восьми вечера.

До 1991 года нынешний «элитарный клуб» числился, как это ни удивительно, всего лишь учебно-экологической станцией здешнего университета, а еще за два года до этого — филиалом кафедры биологии. Территория тут была заповедная, и будущие специалисты могли наблюдать в естественной обстановке, как живет и плодится промысловое поголовье биоресурсов, а потом — как воздействует на экологическое равновесие в заповеднике близость его к промзоне поселка Лавровка.

Но из экологии, как известно, шубу не сошьешь. Университетское начальство в ужасе увидело, как областная научная элита, торопливо подписав контракты на какие-то мизерные суммы, со свистом вылетает в «цивилизованные страны» или, оставшись на родине, прямо на глазах превращается в голодранцев, неспособных купить себе хотя бы новые ботинки и вынужденных читать лекции в пиджаках с заплатами на локтях. А госбюджетных вливаний иной раз даже на оплату отопления и освещения не хватало, не то что на повышение окладов в связи с галопом инфляции. Поэтому, дабы высшее университетское образование не отбросило копыт, ректорат взялся избавляться от всего лишнего, что не приносило дохода, и сдавать в аренду то, что, по идее, могло приносить доход. Конечно, немалый процент университетских помещений в городе был сдан в аренду коммерческим фирмам, а экологическую станцию со всеми прибамбасами загнали за 100 тысяч долларов фирме «Русский вепрь», которую возглавлявляла Ольга Михайловна Иванцова. Госпожа Иванцова доводилась супругой тогдашнему облпрокурору Виктору Семеновичу Иванцову, что само по себе гарантировало легальность и надежность сделки.

«Русский вепрь» поначалу строил свою коммерческую деятельность на попытках организовать всякие там «рашен сафари» для отчаянных интуземцев, жаждавших подстрелить настоящего русского медведя, лося или хотя бы кабана. Для начала Ольга Михайловна приватизировала охотничий домик бывшего Сйдоровского РК КПСС, куда в прежние времена любило приезжать и областное начальство. Там и впрямь можно было поохотиться, даже на настоящего дикого, а не прирученного медведя. Ольга Михайловна даже утверждала в рекламных проспектах, что область находится на одном из первых мест в мире по численности медведей на квадратный километр территории. Однако число иностранцев, желающих привезти в Европу или Америку медвежью шкуру, все же было не столь велико.

Казалось бы, «Русский вепрь» неизбежно должен был попасть в скорбный список фирм-банкротов, но тем не менее, каким-то образом держался на поверхности. Какие финансовые операции этому способствовали — сказать трудно, хотя злые языки (как правило, шепотом и в тряпочку!) утверждали, будто «Вепрь» что-то как-то от чего-то отмывает, в том числе и очень большие взяточные суммы, полученные прокурором Иванцовым в период до его ухода на пенсию. Многие даже считали, что после того, как Виктор Семенович уйдет на пенсию, его непременно посадят. Но… Иванцов уже больше года наслаждался заслуженным отдыхом, а его никто не трогал.

Вот такой-то фирме и досталась бывшая экологическая станция. Должно быть, поначалу и здесь хотели организовать охотничий домик с сауной и иными сервисными услугами для уважаемых иностранных или российских гостей. Но имелась загвоздка: станция находилась на территории федерального заповедника. То есть для того, чтоб организовывать тут всякие «царские охоты», пришлось бы пойти на большие затраты не только в области, но и в столице. Поэтому «Русский вепрь» решил, что раз станция прежде была экологической, то следует создать на ее базе элитарный клуб, куда смогут приезжать в строго ограниченном числе высококультурные господа, граждане и даже товарищи, пожертвовавшие на дело улучшения областной экологии от 5 до 10 тысяч долларов, а также сдавшие экзамен по экологическому минимуму — во всяком случае, так было записано в уставе. Этим избранным лицам дозволялось приезжать в заповедник на личном транспорте, парковаться на территории бывшей станции, совершать пешие и конные прогулки, фотографировать флору и фауну, рисовать пейзажи и анималистику, делать скульптуры, композиции и инсталляции из сухих веток и листьев, а также собирать грибы и ягоды «в нетоварных объемах».

Само собой, что число жителей областного центра и всей области, способных и желающих ради подобных уставных привилегий и любви к природе выложить хотя бы пять «тонн» баксов за карточку члена-корреспондента клуба (за карточку действительного члена надо было платить вдвое больше), исчислялось цифрой с одним нулем, возможно, даже без палочки. Тем более что все то же самое в принципе можно было за-бесплатно делать в других, не заповедных лесах, где даже грибы и ягоды можно было собирать в товарных объемах. Со всех точек зрения, казалось бы, затея мадам Иванцовой — многие, впрочем, полагали, что идея принадлежала ее супругу! — была явно альтруистической и обреченной на банкротство. ан нет, «Клуб любителей природы» жил и процветал, в областной картинной галерее, в уцелевших Дворцах культуры и даже в самой обладминистрации регулярно проходили выставки фотохудожников, живописцев-пейзажистов, скульпторов-анималистов, экологических плакатистов, флористов-инсталляторов, а также всяких там икебанщиков, творивших на базе клуба. Особых доходов, правда, эти выставки не приносили, хотя довольно многие творения членов клуба время от времени кто-нибудь покупал. Некоторые произведения даже в Москву добирались, а оттуда — за кордон.

Вокруг «Клуба любителей природы» создалась небольшая, но весьма энергичная группа журналистов областной прессы, которые усердно пропагандировали деятельность клуба в печати и на телевидении — вроде бы от чистого сердца, от любви к природе и художественному творчеству. Однако некоторые уже на «Тойотах» и «Хондах» ездили, а заместитель главного редактора «Губернских вестей» господин Слуев — аж на «Мерседесе-300». Именно он был, так сказать, основным в этой команде писак и раздавал инструкции, как и что освещать. Само собой, «чужих» журналюг к клубу и близко не подпускали. Правда, несколько раз слухи о возбухшем в лесной глуши культурном центре долетали до столицы и даже до иностранных корреспондентов. Таких «залетных» сведущие люди отправляли в пресс-службу клуба, которая на общественных началах располагалась в замдиректорском кабинете «Губернских вестей». Там их встречал Николай Михайлович Слуев, обаятельный пожилой джентльмен, внешне вполне соответствовавший имиджу этакого «доктора Дулитла» (он же Айболит), то есть человека, которого ничто на свете не заботит, кроме здоровья бедных зверюшек и чистоты водички, которую они пьют. На импортных журналюг такой тип действовал безотказно. Слуев мог закатить им такую лекцию о состоянии экологии области, о героической борьбе администрации за преодоление экологических последствий хищнического правления проклятых большевиков и об усилиях общественности, где на первом месте, конечно же, стоит работа «Клуба любителей природы», что даже какой-нибудь зубастый пройдоха начинал думать, что имеет дело с фанатом окружающей среды, готовым сдохнуть, но не дать спилить даже одно деревце. Ну и, конечно, какой-нибудь лох импортный был на сто процентов убежден, что имеет дело с искренним демократом, так сказать, «диссидентом с доавгустовским стажем». Возможно, даже сидевшим по пресловутой 70-й статье или незаконно заточавшимся в психушку.

На самом деле — ни хрена такого. Слуев никаким диссидентом не был отродясь и прекрасно работал в областной газете еще тогда, когда она называлась «Ленинский путь». Правда, долгое время он был просто корреспондентом, а до заведующего отделом дорос только через десять лет. Начал он с сельскохозяйственного отдела, а затем успел поруководить и почти всеми остальными, даже отделом партийной жизни, когда таковой еще имелся, ибо газета была органом обкома КПСС. Оттуда открывалась дорожка на пост ответственного секретаря, но в эпоху перестройки учуяв, куда ветер дует, Слуев сам попросился на отдел криминальной хроники. В общем, он правильно поступил, потому что и главного, и замов, и ответсека после августа 1991 года со своих постов сняли, а вместо них, как ни странно, главным назначили бывшего инструктора отдела печати горкома КПСС, замами — двух парней из бывшего обкома ВЛКСМ, а еще одного — ответсека, как раз! — прислали из КГБ…

Имя себе на криминальной хронике Слуев не составил, но знакомства нужные приобрел, и хотя возраст у него приближался к шестидесяти, замом он все-таки стал, благо один из бывших комсомольцев начал было (хотя и в кулуарах!) гнать волну на предержащего власти губернатора. Кто настучал об этом в администрацию, трудно сказать, но после того, как зама поперли, на его место неожиданно для многих утвердили Слуева. Старый конь борозды не испортит. За без малого 30 лет газетной работы заслуженный работник культуры так приловчился нос по ветру держать и обличья менять — куда там молодым! Опять же многие знали, что и «экологическая» деятельность Слуева тому немало способствовала. В частности, Валерия Михайловна Корнеева, заведующая «Клубом любителей природы», где-то и кому-то словечко замолвила…

Вообще-то, госпожа Корнеева формально не являлась главным лицом в клубе. Был президент — все та же госпожа Иванцова, имелось правление, в которое входило несколько уважаемых деятелей областной культуры — и Слуев в том числе. Проводились годичные собрания членов — все чин-чинарем. А заведующая

— это так, техническая должность, «умывальников начальник и сортиров командир». Ни на презентациях, ни на выставках, ни на каких иных широкомасштабных мероприятиях она не появлялась, и ни в одной газетно-журналь-ной публикации или телевизионном репортаже ее личико не возникало.

Но именно она — и только она! — знала все о незримой, тайной деятельности, которая проводилась тут, в лесной тиши. Эта деятельность не исчерпывалась только изготовлением фальшивых документов. Здесь, в подвале, усердно работала типография, которая днем печатала плакаты в защиту окружающей среды, всякие там листовки «Гринписа» и еженедельный журнальчик «Природа области», а ночью выпускала отличного качества доллары, евро — и дойчмарки — хрен отличишь от настоящих! Акцизные марки тоже печатали — на миллионы бутылок. Акции, облигации, сертификаты — кому что требовалось для разных афер. Здесь стояла нелегальная — станция спутниковой связи, с помощью которой можно было вести разные конфиденциальные переговоры. Во флигелях и сарайчиках — последние только с внешней стороны таковыми выглядели! — прятались студии по производству контрафактных аудиовидеодисков и кассет. Там же, во дворе, под старой конюшней имелась лаборатория, где химичили ребятки, изготовлявшие новые модификации наркотиков, снотворных, ядов и заряжавшие ими шприц-тюбики или шприц-иголки. Под той же конюшней имелась мастерская, где два мастера-умельца, уволившиеся с одного оборонного завода, кустарным способом изготавливали всякие хитрые штуковины, типа той ручки, стреляющей усыпляющими или убивающими иголками, которую Лера применила против Андрея. Телефон, взорвавшийся в руках у Шипова, тоже был сработан ими… Наконец, тут же орудовала группа хакеров, обделывавших разные поганые делишки в информационной сфере. Отсюда иной раз на весьма удаленные от города и области серверы отправлялись хитро замаскированные вирусы, сюда утекала взломанная ловкачами конфиденциальная информация. Поблизости от них трудились электронщики, умевшие делать телекамеры размером со спичечный коробок, «жучки» и всякие прочие средства подглядывания и подслушивания.

Но, так сказать, чисто «производственной» деятельностью дело не ограничивалось. Именно здесь, в интимной обстановочке, проводились встречи солидных чинов обладминистрации с авторитетами «Лавровки», «Куропатки» и иных более мелких контор. Сюда же прибывали посланцы московских «крыш», а также закордонные гости, имевшие в области кое-какие интересы. Одни из них только переговорами ограничивались, другие, падкие до всяких развлечений, в баньку с девочками ходили. Последних, тщательно проверенных не только ;на СПИД и прочее, но и на «вшивость», то есть на стукачество, сюда привозил лично Пиноккио — по паспорту Панюков Георгий Сергеевич, числившийся гендиректором АОЗТ «Афродита», которое по официальной версии содержало массажные салоны, шейпинг-клубы, сауны и тому подобные оздоровительные заведения. Пиноккио стоял непосредственно под «Куропаткой», головой отвечал за все перед Сенсеем.

В общем, это был целый комбинат «черных бытовых услуг», которые оказывались, естественно, далеко не бесплатно. Причем не только в масштабе отдельно взятой области, но и России в целом, и даже всего бывшего СССР.

Будь Валерия полной хозяйкой всего заведения — она бы давно стала миллионершей. Но она-получала умопомрачительно мало — не больше двух десятых процента от всего, что тут вертелось и проворачивалось. Хотя именно в ее голове рождались разные ценные идеи, которые потом обогащали Сенсея, Драча, семейство Иванцовых, чиновников из администрации, всяких там неведомых московских покровителей. А Корнеевой, как прислуге, можно сказать, на чай давали — 1000 рублей по ведомости и 2000 баксов в конверте.

Между тем именно ее бы сделали крайней, если б что-то спалилось или засветилось. И при этом наверняка не дали бы дожить до суда. Потому что труп ничего не может опровергнуть или дать «лишние» показания. Впрочем, Валерию рано или поздно должны были убить в любом случае. Просто потому, что она слишком много знала и у нее не было ни тех десятков легальных и полулегальных стволов, которые охраняли Сенсея и Драча, ни тех вполне официальных правоохранителей, стерегущих безопасность Иванцовых. Конечно, покамест она еще была нужна и заменить ее никто не мог.

Именно она нанимала на работу таких спецов, как Федюсик с Ромасиком, и всех прочих. Именно она продумала, где и как разместить каждый «цех», кому какое рабочее время выделить, чтобы одна группа не имела никаких контактов с другой и даже понятия не имела, что, кроме них, тут еще какие-то стремные дела делают. Именно Валерия разработала довольно сложные схемы приобретения и доставки всего необходимого для «творческого процесса»: бумаги, красок, реактивов и так далее, определила, что можно завозить в «клуб» открыто, средь бела дня, а что под покровом ночи, что можно получать напрямую от производителей, а что — только через посредников, что можно без опаски держать на здешнем складе, а что лучше привозить только в объемах, необходимых для работы на одну смену. Наконец, одна лишь Валерия знала в полном объеме, кто, чего и на какую сумму приобрел, куда эта сумма потом ушла и под каким соусом отмазана.

Разобраться во всем этом было непросто, и доверить пост г-жи Корнеевой кому-то еще никто бы не решился.

Однако в том, что такая «смена караула» исподволь готовится, Лера уже почуяла. Причем, кто намечается ей в преемники, заведующая «Клубом любителей природы» вычислила довольно четко. Не иначе, Сенсей счел, будто Драч достаточно хорошо проверен на преданность альянсу «Лавровки» с «Куропаткой», и решил, что пост зам. главбуха ТОО «Фристайл» можно доверить кому попроще, а Лииса Карловна Чернобурова вполне потянет на должность заведующей клубом. Конечно, не сразу, а эдак через месяц-другой или чуть позже.

Валерия прекрасно знала, что то время, которое уйдет, выражаясь условно, на передачу дел, единственная для нее отсрочка исполнения смертного приговора. И это самое «месяц-другой или чуть позже» исчисляет уже определенный кем-то — Драчом, Сенсеем или более высокими «инстанциями» — срок ее предстоящей жизни.

Наверно, другая баба, попроще, ничего такого еще не расчухала бы. Ведь все вроде шло как обычно. Только вот что-то Лииса стала регулярно сопровождать Драча в поездках на природу. И Сенсея, кстати, тоже. Хотя вроде бы она тут ни во что не совалась — прогуливалась, осенью на лошадке каталась, зимой на лыжах. В баньке, конечно, парилась с кавалерами, ночевала в номерах то с одним, то с другим — в общем, культурно отдыхала. Но все же Лера поняла: не просто так все это, присматривается Лииса чертова, а Драч с Сенсеем не только трахают ее по очереди, но и в курс дела вводят помаленьку.

Опять же, будь на месте Валерии умная, но нервная баба, которая тоже сумела эту фишку просечь, она бы могла сгоряча чего-нибудь бессмысленно-глупое отчебучить. Например, просто так, без подготовки, наобум дернуть куда глаза глядят. И скорее всего довольно быстро попалась бы. Потому что ее бы, с подачи Иванцовых, тут же объявили в розыск. Допустим, за то, что кассу клуба украла или общественные деньги растратила. И угодила бы она сначала к чужим ментам, если б за пределы области выскочить успела, потом к своим родным, подчиненным Васи Теплова. Ну а затем новая прокурорша Алпатова, муж которой бывший одноклубник Сенсея по динамовской команде карате, даст команду уголовное преследование гражданки Корнеевой прекратить

— за недостаточностью улик, допустим, и Валерию прямо из СИЗО передадут Драчу или Сенсею… Что они с ней сделают — лучше не воображать, никакой фантазии не хватит. Но то, что потом она исчезнет начисто и от нее ни порошинки не найдут — однозначно. В «Куропатке» на самой оптовой базе котельная имеется…

Но Лера ни дурой не была, ни нервной. Она все обдумала четко, от и до. И план ее уже на девяносто процентов реализовался.

ЧУЖАЯ ДОБЫЧА

Валерия Михайловна попивала принесенный Шурочкой чай, закусывала бутербродами и время от времени обводила глазами свой небольшой, уютный, приятно и со вкусом отделанный кабинетик. Жаль все это бросать! Ужас, как жаль. Она, конечно, типичная кошка: привыкает к месту, а не к хозяину. Да и вообще досадно, что приходится оставлять налаженное как часы дело. Есть ли ум у этих козлов, Сенсея и Драча? Ну почему они эту белобрысую лупоглазую куклу решили пересадить сюда, доверить ей такое хитрое дело?

Лера заставила себя на минуту отрешиться от своего женского естества и посмотреть на ныне уже покойную Лиису мужицкими глазами Драча и Сенсея. Тем более что сподобилась повидать эту Лиису Карловну в баньке. Да, конечно, надо признать, баба она клевая, и по этой части, конечно, вам, Валерия Михайловна, ее не переплюнуть. Ростом только чуть-чуть повыше, но ноги длиннее сантиметров на двадцать — чуть ли не из-под сисек растут. Бедра — как ведра. Задница — две подушки, да и только. Мордаха — идеал нордической красоты, хотя и скуластая чуточку. Ну и волосы, конечно, соломенно-золотистые, прямо как на этикетке плавленого сыра «Виола» — одного из немногих финских продуктов, которые в СССР еще при советской власти смогли попробовать. Западают мужики на таких, западают — это не отнимешь.

Но ведь здесь, на Севере, есть и получше. Такие же розовенькие, скуластые, сисясто-жопастые беляночки, только возрастом помоложе и менее потертые, каждый вечер толкутся у гостиницы «Береговия», на Свято-Никольской, той же, блин, Коммунистической и иных оживленных улицах. И стоят дешево… Наверняка Жора Пиноккио мог бы таких не один десяток вообще бесплатно привезти, типа на «субботник».

Может, все дело в том, что эти товарные девочки русские, а эта краля — финка? Велика разница, однако! Финка-то не финская, а карельская. То есть наша, российского образца и советского производства. Как-то раз Валерия у Лиисы спросила, чем карелы от финнов отличаются, и та объяснила, что, по сути дела, ничем, только карелов новгородцы в православие окрестили, а шведы финнов — в лютеранство. И те, и другие в те времена числились народами дикими и вообще чуханами, то есть чухонцами. Петр I, когда стоял «на берегу пустынных волн» и был «дум великих полн», как бы поскорее город заложить «назло надменному соседу», наблюдал, как известно, «приют убогого чухонца». То есть финны там, на месте Питера, задолго до царя-батюшки проживали. А сам Петя Великий рассуждал, что-де Финляндия «есть титька Швеции», которая ее молоком и маслом снабжает. Родной Лиисин Петрозаводск, между прочим, именно в честь Петра I был назван, и его даже большевики не стали переименовывать. Потом, при Александре I, наши у шведов вообще всю Финляндию отхапали, провозгласили великим княжеством и больше ста лет держали при себе. Вот где-то в это самое время Лиисины предки притопали на заработки в Петрозаводск и там прижились, да так, что, когда дедушка Ленин даровал финнам независимость, обратно не поехали. Может, и хорошо, что не поехали, потому что финны, должно быть, в благодарность за признание независимости всех большевиков у себя вырезали, а Лиисин прапрадед большевикам сочувствовал и даже в Красной Армии воевал. Прадед тот вообще был коммунистом, но перед финской войной его на всякий случай посадили. Правда, в 1944-м выпустили, но он через полгода помер. С дедом и отцом ничего такого уже не случалось, даже после того, как у них родственники в Финляндии отыскались. Потому что с Финляндией мы крепко дружили, покупали у них ту же «Виолу», сервелат, холодильники «Розенлев», даже ледоколы, Маннергейма, конечно, не поминали, хотя он, как впоследствии выяснилось, всю войну держал на столе портрет Николая II, который его в генералы русской армии пожаловал, и вообще считал, будто не во Второй мировой участвует, а доигрывает гражданскую. Со Ждановым, который после войны в Финляндии какую-то комиссию возглавлял, разговаривал по-русски и, говорят, очень одобрял товарища Сталина за то, что тот восстановил погоны. Хрен его знает, может, если б большевики в 1917-м эти самые погоны не отменили, так он не стал бы против них выступать?

В общем, Валерия много чего от этой Лиисы наслушалась, и все это сейчас из памяти выплыло. Но ничего существенного, могущего пролить свет на то, почему Драч и Сенсей решили препоручить ей заведование «Клубом любителей природы». Единствеиным более-менее похожим на дело обстоятельством являюсь наличие у Лиисы родственников в Финляндии. Может, ребятишки решили какой-нибудь международный бизнес наладить? Лес, например, продавать на переработку, а потом по бартеру бумагу получать. Финны свой лес берегут, как известно, много не пилят, а перерабатывающие мощности у небольшие. Везти отсюда, в общем и целом, недалеко, хоть по железной дороге, хоть на машинах, а летом вообще можно шотами через Сайменский канал, хоть медленно, но за куб дешевле получится.

Правда, имелась еще одна зацепка. Бывший муж Лиисы, господин Чернобуров. То, что они развелись, еще ни хрена не означает, например разрыва деловых связей. Но кто он, какими делами ворочает, где в настоящее время сшивается и даже как его имя-отчество, Валерия не знала.

Наверно, если б у нее имелось больше времени — а Лера чуяла, что его немного! — то могла бы между делом навести справочки и, может быть, выяснить что-нибудь интересное. Но теперь об этом можно было только теории строить. Госпожа Корнеева, отправив Чернобурочку и Андрея на срочное погружение, уже не могла вернуться назад. Теперь надо было действовать по своему плану — и больше никак. Конечно, «Чероки» с утопшими пассажирами могут найти еще не скоро. Полынья на речке замерзнет, такой снегопад, как сейчас, ее начисто заровняет, а все следы уйдут сантиметров на двадцать-тридцать под снег. Но вот взрыв на Коммунистической — тут не все однозначно.

Андрей, гадский гад, когда сажал в джип на Свято-Никольской, назвал Валерию Михайловну ее настоящим именем-отчеством перед этой чернявой дурой Анжелой. Правда, тогда это казалось несущественным. Девка должна была погибнуть вместе с Шиповым. Но по телевизору не говорили о том, что нашли ее труп. Либо ее так разнесло, что менты не могут разобрать, где ее потроха, а где Шипова, либо ей каким-то образом удалось уцелеть и смыться. Конечно, по логике вещей, в милицию она не пойдет. Если, конечно, не совсем дура. Тем более что на ней висит то ли убийство двух человек, если она сама валила Гриба и Гундоса, то ли пособничество в убийстве, если она просто припрятала вещички, которые ее дружки забрали у жмуриков.

Кстати, не чеченка ли она? Говорила, кажется, без акцента, Андрею представилась москвичкой, но это, в общем, ничего не значит, поскольку паспорта он ее не видел. Анжела, правда, вроде бы христианское имя, но у кавказцев достаточно распространенное, тем более девица родилась еще в советское время, когда исламских традиций особо не придерживались. Но даже если она осетинка, армянка или абхазка, то наверняка постарается всеми силами избежать встречи с милицией уже по одному факту принадлежности к «кавказской национальности». Ничего хорошего ей это не сулило, даже если б она просто приехала продавать хурму или мандарины. А у нее — явная причастность к двойному убийству.

Хотя пистолеты, сотовый, пейджер ухнули на речное дно вместе с «Чероки», она об этом не знает и боится, что тех двоих, что сидели в джипе — то есть Валерию, загримированную Чернобуровой, и Андрея, — могут поймать и Найти у них рюкзачок. То есть если она, допустим, сдуру захочет явиться органы и рассказать, как нехорошие дядя и тетя отправили на смерть, попросив передать подарок и цветочки юбиляг Шипову, то этому скорее всего не поверят, поскольку она ос талась жива. Но при этом ей нетрудно сообразить, что рюкзачок, если его найдут в машине при задержании парочки, Андрей и Валерия брать на себя не будут, а честно скажут, что его подбросила чернявая девица, проголосовавшая джипу и затем заставившая под угрозой двух пистолетов везти себя на дело На содержимом рюкзака остались ее отпечатки, на телефоне уж наверняка. Так что основания для задержания «по подозрению в причастности» будут достаточные.

Словом, стоит опасаться лишь того, что менты все же сумеют ее случайно опознать по никудышному фотороботу и сцапают где-нибудь на вокзале, если, конечно, она не успела слинять раньше, чем ППС получила на нее ориентировки с фотороботами. Если она не совсем дура, то прямо с Коммунистической махнула на вокзал, взяла билет на первый же проходящий поезд в любую сторону и смылась.

Однако могла ли она себе это позволить? Конечно, если предположить, что девочка, допустим, самолично застрелила двух здоровенных вооруженных парней, вывернула им карманы и, упрятав трофеи в рюкзачок, отправилась искать новых приключений, как свободная и независимая личность. Но уж больно трудно в это поверить. Скорее всего с ней был кто-то еще. Один, а может, и два мальчика хороших габаритов, умеющих держать оружие в руках. Какие обстоятельства заставили их приложить Гриба с Гундосом — неизвестно. Конечно, никто из местных не решился бы огорчать «Лавровку». Даже патронирующая «Куропатка», обнаружив нарушение джентльменских соглашений, сперва побазарила бы с Драчом, а уж потом решилась на хирургическое вмешательство.

Скорее всего действительно, некие заезжие-залетные и не шибко опытные отморозки решили грабануть богатеньких по прикиду пареньков. Могли послать эту девицу в качестве приманки, та пообещала молодцам много любви, а когда они отправились эту любовь получать, их скромно пошмаляли из чего-нибудь бесшумного в уютном подвале, забрали пушки, которые покойнички и выхватить не успели, все мало-мальски ценное, а потом сложили к девке в рюкзак. Сами куда-то поехали среди ночи, может, билеты брать, а может, решили здешних баб прикупить, чтоб стресс снять после мокрухи. Не явишься же туда при пушках? К тому же ночью в центре города довольно много ментов, а потому имелось немало шансов, что Анжелиных дружков обшмонают. Поэтому решили, что встретятся утром. Анжела небось в одном из близлежащих домов имела хату, а эти — в Лавровке. Вот ей и пришлось пилить туда…

Поначалу Валерия во всех этих построениях не находила изъяна но потом опять заставила себя посмотреть на все мужскими глазами.

Трудновато поверить, чтоб у Гриба и Гундоса, которым надо было срочно везти таинственный сверток, похищенный с фабрики и отобранный у собаки после долгой погони, еще осталось какое-то резвое желание. И уж тем более, вряд ли бы они клюнули на эту самую Анжелу. Даже если ее представить причесанной, подмазанной, наштукатуренной, в дорогом парике и приличном прикиде, получится в лучшем случае телка на пять баксов, не дороже. И то Валерия, пожалуй, расщедрилась. Впрочем, Гриб и Гундос даже на кинозвезду не соблазнились бы — хорошо знали, что Драч не любит, когда в рабочее время ерундой занимаются.

А вот если б собачка вырвала у них сумку не случайно, а по наущению своих хозяев, и потащила не абы куда, а именно в подвал, где загодя засаду устроили — это вернее. Тогда парни уж точно туда побежали и получили бы свои пули.

Версия с залетными оглоедами рушилась, как карточный домик. Получалось, что если Гриба с Гундосом, пришив, обобрали, то сделали это для того, чтоб имитировать ограбление, а не ради их карманных денег, часов, колечек или сотового. То есть чтобы прикрыть главное — похищение вот этого самого свертка, который Лера так до сих пор и не решилась развернуть.

Она ничуть не кокетничала, когда сказала Андрею в джипе: «Аж страшно разворачивать!» Сотовый, посланный ею Шипову при посредстве «Анжелы», был меньше по объему, однако, судя по телерепортажу, разнес не только квартиру, но и все двери на площадке повышибал. Потому что пятьдесят Паммов пластита эквивалентны четыремстам граммам тротила. Эта фигулина на вес не меньше полкило. На полудохлой фабричке вполне мог найтись спец, который собрал мину, оставил в укромном месте, а Гундоса, ничего конкретно не объясняя, послали забрать готовый товар. Ну а сам сборщик мины небось получил аванс, не интересуясь, для кого именно си изделие предназначалось и кого оно должно было поднять ввоздух.

Поэтому Валерия всерьез опасалась, что, развязав веревочку и размотав черный пластик, тут же вознесется на небеса. Но это была лишь одна гипотетическая опасность. Причем если вариант с миной пришел ей на ум просто по аналогии с «телефоном для Шипова», то все остальные могли напрямую иметь к нему отношение.

Об этом она, как известно, подумала еще на снегоходе когда ехала в клуб.

СУДЬБА ЮННАТА

Доцент Шипов трудился тут еще тогда, когда клуб и в проекте не числился, а университетская биостанция еще не стала экологической. Более того, он работал в этих местах еще до того, как защитил кандидатскую и стал доцентом, и даже до того, как получил высшее образование. А когда он впервые сюда попал, то еще и восьмилетку не закончил и только-только перешел в седьмой класс самой обычной сельской школы. То есть осенью 1973 года.

В эту самую школу пришел работать по распределению молодой преподаватель биологии, выпускник областного университета — он тогда еще был всего лишь пединститутом, но подготовку давал неплохую. Возможно, молодой учитель и не сильно радовался тому, что его отправили в деревню, но отказываться от распределения не стал. Поехал, получил комнатушку в деревянном строении, больше похожем на коровник, переделанный в барак, зарплату в 120 рублей и принялся честно учить молодое поколение сельских жителей, благо тогда еще в селах детворы было достаточно.

Этот парень справедливо полагал, что сельским ребятам мало просто отбарабанить курсы ботаники, зоологии, анатомии с физиологией человека и общей биологии, а изучить их глубоко и толково, ибо каждый колхозник или лесник — до определенной степени биолог-практик. О том, что скоро почти все, сумевшие дотянуть до десятого класса, дети этих постников и колхозников убегут подальше от земли, леса и прочей природы в города, он не догадывался. И о том, что станут они кем угодно: учеными, инженерами, рабочими, политиками, генералами, ворами и бомжами — только не колхозниками — тоже. А те, кто все же останется в селе, обойдется тем минимумом знаний, который от отцов-дедов из поколения в поколение передавался. Агроному с зоотехником виднее, а навоз из-под коров грести можно и без всякой там диетики-кибернетики…

Но учитель тогда питал надежды, что стирание граней между городом и деревней рано или поздно завершится, что труд колхозника станет более интеллектуальным благодаря Комплексной механизации и внедрению передовых технологий а потому создал из своих питомцев кружок юннатов. Если кто забыл, это было сокращение от «юный натуралист». Вот в этот-то кружок и записался тогдашний Толя Шипов.

А поскольку от села, где находилась школа, было не так уж далеко до университетской биостанции, то педагог решил раз в неделю водить своих юннатов туда на экскурсии. Сначала многие ходили, потом поменьше, а после и кружок угас, и учитель от лишней суеты устал. Как три года обязаловки прошло, он уехал в город и с тех пор в это село не заглядывал.

Но вот Толя Шипов на биостанцию продолжал ходить даже после того, как кружок распался. Хотя родители это дело не очень приветствовали. Правда, потом, когда он устроился на эту станцию препаратором и стал 60 рублей домой приносить, — одобрили. Ну а дальше и вовсе стало хорошо, когда Анатолий стал учиться на заочном в университете, стал сперва старшим лаборантом, потом мэнээсом, потом преподавателем, диссер защитил и дорос до доцента. Квартиру получил в городе, преподавал тоже там, но на станции все равно бывал часто. Женился, развелся, опять женился и еще раз развелся — ни первой, ни второй жене его слишком сильное увлечение наукой не нравилось. Так что нынче утром никакой жены у него на квартире появиться не могло — Валерия сбрехала, чтоб получше «Анжеле» мозги заполоскать.

При советской власти «доцент университета» звучало гордо и красиво. Тем более что Шипов запросто мог и профессором стать — докторская у него уже была написана. Но вот защитить ее ему никак не удавалось. Здесь, в области, ученый совет кандидатские степени по биологии присуждать мог, а вот для присуждения докторских профессоров не хватало. Кажется, как раз одного. Поэтому Шипову пришлось регулярно то в Москву, то в Ленинград мотаться. Там его вежливо выслушивали, читали диссертацию по несколько месяцев, а потом почему-то говорили, что считают себя недостаточно компетентными в тех вопросах, которые освещает Анатолий Олегович. То ли оттого, что Шипов действительно добрался до чего-то совершенно нового, то ли потому, что столичным светилам надо было как-то отфутболить провинциала. К тому же, для защиты докторской в те времена нужно было обязательно написать и издать монографию по теме. Написать-то Шипов ее сумел, а вот с изданием у него ничего не получалось.

Ну а дальше началась демократия, которую российский научный мир поначалу восторженно приветствовал, должно быть, надеясь, что, освободившись от «руководящей и направляющей силы», они заживут богато и счастливо, так как в условиях рынка их исследования будут востребованы капиталом и будут щедро финансироваться. Наверно, Шипов тоже так думал.

Все получилось с точностью до наоборот. Этот самый научный мир, заместо благодарности, был приложен мордой в грязь. Госассигнования сократились до каких-то смешных сумм, оклады профессоров и доцентов стали ничтожными даже по сравнению с зарплатами уборщиц в коммерческих фирмах, а любой относительно мелкий клерк в банке зарабатывал существенно больше, чем действительный член РАН. Правда, благодаря усилиям фонда Сороса и, возможно, ЦРУ начался массовый вывоз из бывшего СССР наиболее талантливых и перспективных ученых молодого и среднего поколения. Естественно, работавших по тем направлениям, где советская наука имела заделы, далеко опережающие американские и европейские научные школы. Это был своего рода интеллектуальный вампиризм — из российской науки, а заодно и из России в целом высасывалась живая кровь, причем почти бесплатно, ибо оклады, которые американские научные .центры платили русским «гастарбайтерам», хоть и выглядели , внушительно в пересчете на «деревянные» по гаидаро-черно-мырдо-кириенковскому курсу, на самом деле были копейками по сравнению с тем, что пришлось бы заплатить за ту же работу ученым из «цивилизованных стран». Тем более что большинство тех, кто уехал за кордон, поперлись туда не из любви к ценностям западного образа жизни, не из-за недостатка патриотизма и даже не для того, чтоб хорошие деньги зашибить, а в первую голову из желания заниматься любимым делом в более-менее сносных условиях.

Шипов не уехал. В области генетики русские при советской власти не занимали передовых позиций со времен Николая Вавилова, и простой доцент из провинциального университета не привлек внимания «вампиров». Хотя, наверно, при надлежащем упорстве и желании он бы смог заинтересовать господ, «импортирующих мозги». Но Анатолий Олегович не полез в Интернет давать о себе рекламные объявления, поскольку считал, что они здорово смахивают на те, что иногда появляются в нашей прессе: «Одинокая блондинка, 40 лет, ищет состоятельного джентльмена не старше 70…» Он все-таки не вполне проникся «новым мышлением», одним из элементов которого стало известное положение: «Сам себя не похвалишь, кто тебя похвалит?»

Все эти подробности биографии доцента Валерия узнала после того, когда в один прекрасный день увидела его здесь в обществе Сенсея. То есть, конечно, не Сенсея, а господина Алексея Сенина, ибо тот Шипову, разумеется, представлялся не по кликухе. Вместе с ними тогда же приезжала и Ольга Михайловна Иванцова. О чем конкретно они вели переговоры, Валерии не сообщали. Она только удивилась, что Сенин и Иванцова общаются с явно непрезентабельным гражданином, у которого пиджак с заплатами на локтях. Но на следующий день появился Драч, который, должно быть, с санкции своих старших партнеров рассказал, что это за тип. Драч сказал, что Шипов будет приезжать сюда в субботу и воскресенье, то есть тогда, когда большая часть тружеников «основных производств» будет отсутствовать, и трудиться в той самой лаборатории, что находилась под старой конюшней. При этом гражданам, которые там трудились остальные пять дней в неделю, надо было перед уходом на выходные начисто убирать все, что могло дать Шипову хоть малейшую возможность определить, чем тут занимаются в будние дни. Учитывая при этом, что он кандидат наук и может догадаться обо всем хотя бы по подбору реактивов и аппаратуры. То есть Шипов, как поняла Валерия, лицо, абсолютно не посвященное в дела клуба, и будет трудиться тут, так сказать, «втемную», понятия не имея, чем занимается. Но над чем конкретно Шипов станет работать, Валерии не сообщили. Пожалуй, впервые за все время ее заведования клубом.

Зато, судя по всему, Чернобурову ввели в курс дела. Во всяком случае, она, в компании с Драчом или Сенсеем, частенько навещала доцента, тратившего свои законные выходные на какие-то непонятные исследования. Только они имели право входить в лабораторию тогда, когда в ней трудился Шипов. А вот Валерия

— нет. Хотя, между прочим, именно ей было поручено материально-технически обеспечивать Шипова приборами, реактивами, химической посудой и так далее. Будь Валерия более-менее сведущим человеком в области биохимии или генетики, она бы, возможно, сумела догадаться — хотя бы приблизительно! — о направлении исследований, ведущихся Шиповым. Но, к сожалению, она даже толком не знала, чем ДНК от РНК отличается, не то что лейцин от цитозина… Единственное, что Валерия усекла, так это то, что исследования, которые проводит Шипов, — не самые безопасные.

Такой вывод она сделала после того, как примерно через месяц после начала деятельности Шипова Драч повелел сделать для работы Анатолия Олеговича в подвале отсек-бокс с отдельным входом, двумя автоматически герметизирующимися дверями и фильтро-вентиляционной установкой, как в бомбоубежище. Когда Лера, получив от Шипова заявку на изолирующий противогаз и спецкостюм, полушутя спросила у Драча, не готовит ли там Шипов какое-нибудь биологическое оружие, Драч нехорошо посмотрел на нее и посоветовал не спрашивать лишнее.

Из этого Лера уяснила, как ей казалось, три очень существенные вещи: а) что исследования господина Шипова на порядок секретнее, чем все остальные нелегальные «направления» работы клуба, которые от нее не скрывают; б) что эти исследования, судя по всему, сулят альянсу «Куропатки» и «Лавровки» гораздо большую прибыль; в) что посвящение в эти проекты «Лисы-Чернобурочки»

— явное свидетельство приближающейся смены заведующей клубом. Поскольку Валерия прекрасно понимала, что лично для нее несет эта замена, ей показалось, что промедление смерти подобно, и она форсировала разработку плана превентивных мер.

Она и до этого оказывала знаки внимания шоферу Андрюхе, который возил и самого Драча, и Лиису Карловну. Сначала все ограничивалось чаем с пирожками и теплыми задушевными беседами, по ходу которых из Андрюхи незаметно вытягивалась весьма полезная информация о Драче и Чернобуровой, потом начались более интимные контакты. Поскольку Драч с Лиисой, как правило, приезжали на ночь и Андрюхе, если не имелось каких-то поручений, тоже приходилось оставаться на ночь, то ему выделяли какой-нибудь свободный номерок. В этот номерок по ночам ненадолго забегала Валерия и устраивала для Андрюхи блицпраздники, в ходе которых шоферюга просто выпадал в осадок от ее фейерверочной страсти, все больше прилипая к этой весьма отчаянной по части секса бабе. При этом Валерия четко знала меру и свято выдерживала правило «не перекармливать» Андрюшу, создавать у него впечатление, будто лучшие ночи еще впереди. Тем более что Андрюхе не так уж часто доводилось приезжать в клуб, и пресытиться Валерией, которая была малость постарше его, он не успевал. Конечно, он стал искать встреч во внеслужебное время, но Валерия долго отнекивалась, ссылаясь на то, что-де Драчу и Лисе это может не понравиться.

Драч, возможно, и знал об этих шурах-мурах, но особого значения им не придавал. Ясно же, Лера — еще довольно молодая баба, темперамент прет (о нем Драч и сам знал не понаслышке), «женщина по имени Хочу» в натуре, а мужа нет и явно не предвидится. Пусть уж лучше с проверенным водилой трахается, чем с кем попало. Ибо среди таких случайных мужиков может невзначай попасться ментовский или комитетский опер. А это весьма стремно. Если Лера засветит свою точку, по злому умыслу или по дурости — сие однохренственно! — то и самому Драчу придется туго. Сенсей не простит. Вообще-то Драч и сам с удовольствием прибегал к секс-услугам госпожи Корнеевой, когда подворачивалась возможность. И Андрюха знал, что такие случаи бывали. Однако он, в отличие от босса, по молодости, по глупости не мог спокойно к этому относиться и исходил ревностью. Конечно, будь на месте Драча Гриб или даже Гундос, уже давно состоялся бы крепкий и откровенный мужской разговор. Чем он закончился бы, трудно предсказать: возможно, даже поножовщиной, но, как говорится, «в истории не бывает сослагательного наклонения». Это рабы могут разбираться между собой по поводу того, кому подавать веер госпоже или дрючить самую приближенную к хозяйке рабыню. А сказать хозяину: «Слышь, пойдем выйдем, побазарим!» — невозможно.

Андрюха, в общем и целом, был рабом Драча. И это не преувеличение, потому что никакими правами, предусмотренными старым или даже новым, покуда не утвержденным КЗоТом, он не пользовался. Как известно, буржуй, по Марксу, по крайней мере, может только эксплуатировать пролетария, но не имеет права его убивать. Феодал в принципе может насмерть запороть мужика или даже вздернуть, как было когда-то принято в Польше, но все-таки при соблюдении некоторых формальностей. А раб — это вещь, которую хозяин волен использовать как хочет, а волен сломать и выбросить. Так вот, Валерия постаралась неназойливо и очень доходчиво объяснить Андрюхе, кто он есть на самом деле, поскольку парень, прочитав про рабов и рабовладельцев еще в пятом классе, наивно полагал, будто в настоящее время является вольным человеком. Укрепив в Андрее мужицкую ревность и классовую ненависть, Лера морально подготовила его к решительным действиям.

Примерно раз в месяц — в целях безопасности и конфиденциальности по разным числам и в разное время — Лииса Карловна отвозила кейс с пятьюстами тысячами долларов в казино «Моби-Дик». Это был фиксированный взнос «Лавровки» в общак альянса. Как их там дальше отмывали, какими статьями проводили и куда переводили, не знал даже сам Драч. Вся дальнейшая судьба взноса находилась в руках Сенсея и узкого круга доверенных лиц. Лииса отвечала только за то, чтоб передать кейс в «Моби-Дике» строго определенному товарищу, которого даже по имени не знала, подождать, пока он все проверит и пересчитает, а затем уехать, получив некий квиток бумажки с оттиском ровным счетом ничего не значащей детской печаталки. На оттисках были изображения зверюшек или цветочков, а печаталки продавались во всех магазинах школьно-письменных принадлежностей. Тот товарищ, что принимал у Лиисы деньги, размашисто писал на квитке поверх оттиска: «0.99» и замысловатую загогулину — то ли подпись, то ли росчерк. «О.» означало «октябрь», «99» — «1999 год». Поскольку, кроме января, февраля, сентября, октября, ноября и декабря, были две пары месяцев, начинавшихся на одинаковую букву: «март — май», «апрель — август», «июнь — июль», то хронологически первый месяц писали одной буквой, а второй с цифрой два. То есть «М.ОО» означало, что принят платеж за март 2000 года, а «М2.00» предполагало расчет за май.

Никаких лишних людей, мощной охраны и всего прочего, сопровождающего перевозку столь крупной суммы, к этому мероприятию не привлекалось. Деньги вез джип, управляемый Андрюхой или кем-то из сменных шоферов, которым сообщалось о том, что они едут в «Моби-Дик», буквально накануне рейса. Собственно, о том, везут ли они в казино деньги или, наоборот, забирают их оттуда, браткам тоже знать не полагалось. Джип проезжал через охраняемые ворота во внутренний дворик казино, Лииса с кейсом спускалась в полуподвал, звонила в дверь и скрывалась за ней на час-другой, в то время как Андрюха или его коллеги покуривали в «Чероки» или газеты читали. После этого Чернобурова возвращалась с кейсом в джип и ехала обратно.

О том, что происходит во время этих поездок, Андрюха узнал случайно. При курьезных и даже немного смешных обстоятельствах.

Как говорится, все люди, все человеки. Как-то раз Лииса то ли съела за обедом что-то не то, то ли у нее еще по какой-то причине живот прихватило. Причем внезапно. Пришлось Андрюхе срочно тормозить поблизости от общественного туалета. Лииса, должно быть, сильно опасаясь, что недотерпит, оставила кейс на заднем сиденье, выскочила из машины и буквального бегом понеслась в сортир. Второпях она положила кейс на самый край сиденья, а выбегая, сильно хлопнула дверцей. От сотрясения кейс упал на пол салона, тюкнулся углом о коврик, и одна из его защелок открылась. Вообще-то прежде такого не случалось. Кроме защелок, Лииса запирала кейс на кодовые замки, и даже если он падал, то не открывался. А в тот день, должно быть, чуя в животе революцию, позабыла…

Естественно, Андрюха испугался, будто Чернобурова подумает, что он в кейс лазил. Он перебирался на заднее сиденье с одной вполне невинной мыслью: застегнуть защелку и положить кейс так, как он лежал до падения. Но когда он стал возиться с первой защелкой, неожиданно открылась и вторая. Из любопытства Андрюха чуть-чуть приоткрыл крышку и углядел, что чемоданчик набит пачками стодолларовых купюр. Само собой, Андрею тогда даже на ум не пришло что-нибудь взять. Он застегнул защелки, положил кейс так, как его положила Лииса, и перелез на свое место минут за десять до того, как Чернобурова, облегчив душу, вернулась в машину. Почти сразу же она проверила замки, но Андрюхе никаких претензий не предъявила, должно быть, вспомнила, что сама оплошала.

Так или иначе, но Андрей узнал тайну поездок в казино и под хорошее настроение — Драч его здорово отчитал за что-то как мальчишку, а потом еще и крепко в дыхало двинул, чтоб получше запомнил, — рассказал Валерии. Тем он решил и судьбу Лиисы, и свою судьбу, и даже судьбу бывшего юнната Шипова…

ПРИЯТНАЯ КОМПАНИЯ

Лена помаленьку пришла в себя, уняла нервную дрожь, чуть-чуть успокоилась. Конечно, очень плохо, что здесь, в этом лесном заведении, находится злодейка Валерия, которая хладнокровно отправила ее утром на гибель, предварительно заполоскав мозги своей липовой любовной историей. Еще хуже, что она, судя по командному голосу, тут начальница. Но пока это не смертельно: Потому что Лена поняла, к кому попала, а ведьма белобрысая (Лена ведь не знала, что Валерия на самом деле шатенка) небось еще не в курсах, как обреченная на смерть могла остаться в живых. Ей небось и в голову не приходит, где находится несостоявшаяся покойница. Тем более что она — максимум в десяти-пятнадцати метрах по прямой.

Соответственно, есть надежда не встретиться с ней нос к носу. К тому же у Лены тут есть некоторая защита. Это на улице, когда в машину к Андрею садилась, она была никто, посторонняя, никому не нужная девка. Но сейчас-то она, как говорится, не сама по себе. «Лавровка» отвечает за нее перед конторой, которая прислала с Леной тюбик. Наверно, если б в тюбике имелась какая-нибудь малява, типа «курьершу урыть, назад не отправлять», то Лену не стали бы завозить сюда, делать ей паспорт, кормить, наконец. Это все денег стоит, а с Лены покамест ничего не спрашивали. То есть все же рассчитывают на то, что за гостеприимство контора расплатится. Ясно же, что не будут боссы платить за паспорт для Покойницы!

Но тут Лена вспомнила о своем рюкзачке, который оставался в джипе. Знай она, что рюкзачок уже несколько часов мокнет в разбитом джипе на дне реки, чувствовала бы себя спокойнее. И даже если б знала, что Валерия с Андреем мотаются где-то по области или по всей Руси Великой, тоже не так сильно волновалась. Но она покамест ничего не знала! Лена и понятия не имела о том, как развивались события. Она по-прежнему не знала о том, например, что Валерия Михайловна и «Лисанька-Чернобурочка» — не одно и то же лицо, а две совершенно разные женщины. И о том, что Андрей на том свете пребывает, и вообще всей подоплеки… Зато понимала прекрасно: если они уже сунули нос в рюкзак, то нашли там и пушки, и мобилу, и пейджер, и записные книжки Гриба и Гундоса. То есть свидетельства того, что «курьерша» выполнила киллерскую работу против «Лавровки», хотя ее .никто об этом не просил…

Еще страшнее стало, когда Лена припомнила, что по телику назвали в числе погибших только Шипова. То есть если «Чернобурка» до этого момента полагала, что «Анжела» взорвалась вместе с доцентом, то теперь уже начала искать ее живую. Эх, если б не этот чертов снегопад! Лена пешком пошла бы в город, лишь бы не висеть сейчас на волоске…

Впрочем, Лена не была бы Леной, если б не заглядывала чуточку вперед. Ну, допустим, удалось ей каким-то святым духом добраться до города, купить билет, сесть в поезд и уехать. Но вослед ей или даже опережая ее пойдет сообщение от «лав-ровцев», что, мол, девчушка ваша — порчушка, замочила двух хороших пацанов, да еще и грабанула. Короче, сделала всей Лавровке большое огорчение. В общем, выдайте ее нам, братва, иначе наш совместный бизнес рухнет по принципу: «Забирай свои игрушки и не писай в мой горшок!»

Нет, при всех раскладах ехать, условно говоря, «домой» ей нельзя. Если есть желание пожить подольше, конечно. Вообще-то Лена не считала свою жизнь особой драгоценностью, и ей не раз приходила в голову идея о том, что пора бы сдохнуть. Но одно дело — самой выбрать время, место и способ, каким уйти на вечный покой, а другое — когда это сделают за тебя, причем еще и поиздеваются напоследок. Нет уж, лучше до конца оставаться хозяйкой своей судьбы.

Один вариант действий Лена уже давно продумала. «Маргошка» — четыре им, одну себе. Если, допустим, сюда через минуту войдет «белобрысая», одна или с мордоворотами — без разницы, этот вариант станет явью. Печально, но ничего не попишешь. Если госпожа Лера сразу заорет: «Ах вот ты где, сука!», это еще ничего. Первая пуля достанется ей, гадине, а Лене будет намного приятнее прощаться с этим светом.

Намного хуже, если Валерия ее узнает, но сделает вид, что не узнала. Хитрить-то она умеет, это уж точно! Такой спектакль утром перед Леной разыграла, что просто загляденье! Ведь если она нашла пистолеты Гриба и Гундоса, то в курсе того, что эти пистолеты не стреляли там, в подвале. Стало быть, может предположить, что у Лены, которую она знает как «Анжелу», есть своя пушечка. Может, ей даже сообщили калибр, после того, как выковыряли пульки из покойничков. Поэтому, поняв, что имеет дело с вооруженной дамой, зараза рисковать не захочет. Посмотрит так, будто в первый раз увидела, тихо-мирно выйдет, а потом позвонит какому-нибудь Драчу или Рвачу, который тут у них заправляет, и протрет вопросик.

Что дальше? А ни хрена хорошего. Покамест Лена будет радоваться, что, мол, неузнанной осталась, здешний пахан созвонится и договорится с теми, кому Лена служит «связной овчаркой». Дескать, моральный и материальный ущерб нанесла ваша девочка, если она вам очень дорога — компенсируйте, а если нет

— не возражайте, что мы ее у себя оставим. Ясное дело, никто Лену выкупать не станет. Поэтому после этого пахан звякнет Валерии и скажет, что все в порядке. В том смысле, что можно гостью мочить. Дальше все просто:

Валерия, делая вид, будто так ничего и не разглядела, мило прощается с Леной, а затем отправляет ее отсюда с сопровождающими, вроде бы на вокзал. На самом деле эти сопровождающие ловко и без потерь свернут «госпоже Павленко» шею и зароют в снег до весны. Там, в машине, ей дернуться лишний раз не дадут, не то что пистолет выхватить. Даже морального удовлетворения не будет.

Отсюда мораль — едва Валерия появится, ее надо мочить. Быстро и резко, а дальше как бог положит…

Но ведь может эта стерва вовсе сюда не заглянуть? В конце концов, совсем не обязательно, что она со всеми здешними гостями и гостьями должна знакомиться. Даже если она начальник всей этой блат-хаты нового поколения. Наоборот, очень может быть, что ей запрещено свою рожу здешним постояльцам показывать. Шурочка или там Федюсик с Ромасиком — люди мелкие, а Валерия — козырная дама, ей лишний раз светиться вредно.

Стало быть, вполне возможно, что Лену все-таки честно-благородно отсюда вывезут и даже проследят, чтоб она села на нужный поезд.

Да, очень бы хотелось на это надеяться, но шансов все-таки очень мало. И потом, дурацкая история с подвалом будет долго висеть, как дамоклов меч, у Лены над головой.

Федюсик и Ромасик ее сфотографировали. Скорее всего, конечно, они и отпечатки, и негативы спалят, и все иное, уличающее их в том, что именно они соорудили для Лены липовую ксиву. Однако сожгут они их сегодня, завтра или послезавтра — неизвестно. Хоть они и настоящие профессионалы, элементы творческого бардака в их студии сильно прослеживаются.

Тут Лену неожиданно осенила мысль. А что, если ей вообще за кордон слинять? Ведь эти самые Федюсик с Ромасиком запросто могут и загранпаспорт сляпать. Конечно, за отдельную плату и за наличные. У Лены, как известно, на кармане, с учетом трофейных, имелось 600 баксов и 4 тысячи с небольшим «деревянных». Интересно, хватит ли? Но это можно узнать только у самих спецов. А для этого надо выходить в коридор, рискуя нос к носу столкнуться с Валерией.

Тем не менее Лена все-таки рискнула высунуть нос за дверь. Никого там не увидев, она отправилась в сторону студии и благополучно добралась до знакомой двери. Дверь была заперта, но через щели просматривался свет, и Лена рискнула постучать. Через некоторое время из-за двери послышался голос Федюсика:

— Кто там?

— Это я, насчет паспорта… — ответила Лена, и Федюсик открыл дверь.

— Заходите, миледи! — разрешил он. — Вообще-то, покамест ваш заказ еще не готов, но я чувствую, вам скучно без хорошей компании.

Наверно, в другое время и в другом месте Лена ответила бы, что никогда не считала общество гомиков подходящей для себя и уж тем более — хорошей компанией. Однако сейчас хамить не следовало, поскольку предстоял деловой разговор.

Лена вошла, Федюсик запер за ней дверь, и это показалось , ей очень полезным. Во всяком случае, не приходилось опасаться того, что сюда внезапно войдет Валерия Михайловна.

— Здесь иногда бывает жутко скучно, миледи, — пожаловался Федюсик. — Вы в курсе, какой снегопад сегодня? Ужас! Опять все просеки завалит, и пару суток будем жить, как на острове. Но самое ужасное — у нас работа встала. А это деньги, знаете ли…

— Догадываюсь, — кивнула Лена. — Вы знаете, мне тут пришло в голову поинтересоваться, не могу ли я вам загранпаспорт заказать?

— Сколько угодно! — расплылся Федюсик.

— И тоже долго ждать придется?

— Вовсе нет! — мотнул головой мастер. — Ваши фотографии у нас есть, «старить» сам документ не придется, мы его можем хоть завтрашним числом оформить. Так что часа за полтора изготовим.

— Сколько это будет стоить?

— В смысле, за наличные? — уточнил Федюсик. — Смотря какой… Обычный, туристский, подешевле, за две штуки сделать можем. Дипломатический — пять, ооновский — десять.

— Это в баксах? — переспросила Лена упавшим голосом, хотя и так понимала, что такую работу за рубли не делают.

— Естественно, миледи! — улыбнулся Федюсик.

— Дороговато…

— А как бы вы хотели? Качество того стоит. Конечно, если постараться, то можно найти места, где вам и за пятьсот баксов ксиву сработают. Только далеко ли вы с ней уедете, вот вопрос?

— Что ж, извините! — вздохнула Лена. — Мне ваши цены не по карману…

— А вы на сколько прикидывали? — полюбопытствовал Федюсик. Лена поняла, что он сейчас малость сожалеет о том, какие цены заломил. Журавль в небе — это, конечно, клево, но иногда и синица в руках не помешает.

— Да как раз на пятьсот, не больше. Наверно, могла бы еще сотенку сверх того наскрести. А тут — две тыщи самый дешевый… В общем, извините, что побеспокоила.

— Вообще-то можно договориться… — опустив глазки, произнес Федюсик каким-то необычным, смущенно-застенчивым тоном.

— Накинуть больше не могу никак, — вздохнула Лена, — если я вам шестьсот баксов отдам, у меня только четыре тыщи рублей останется, а мне еще домой доехать надо…

В это время отодвинулась дверь, за которой скрывался гардероб, и оттуда, покачивая бедрами и цокая каблучками, вышел Ромасик, в шелковом, алых тонов, полураспахнутом дамском халатике, из-под которого просматривались черные ажурные чулки и кружевное бельишко. На голове у Ромасика появился пышный золотистый парик с изящными кудряшками. Лена подумала, что ежели б не знала точно, то наверняка подумала бы, что это баба.

— Ну и как я выгляжу? — бархатным меццо-сопрано пропел Ромасик, кокетливо отставив ножку, и еще глазками намазанными повел.

— Нормально выглядишь, — кивнул Федюсик. — Только боюсь, что зря старался.

— Это почему? — В голосе Ромасика появились мужские нотки.

— Потому что дороги засыпало. Конина не приедет. Уже звонила. Хотя могла бы, стерва, и раньше приехать, пока снегопада не было.

— Вот сука! — расстроенно и даже зло произнес Ромасик. — Знает же, что если мы сегодня этот эпизод не сделаем, то можем на бабки встать.

При этом он покосился на Лену. Явно не потому, что испытал неловкость от произнесения слова «сука» в присутствии дамы, а скорее, забеспокоившись по поводу присутствия посторонней во время беседы на «производственные» темы. Федюсик понял этот взгляд по-своему.

— У меня была такая мысль… — пробормотал он все тем же смущенно-застенчивым тоном, — только не знаю, как она к этому отнесется…

У Лены мозги варили неплохо. Она почти тут же врубилась, что Федюсик с Ромасиком, помимо поддельных паспортов, еще и порнушку снимают. Скорее всего

— «голубого» направления. Не иначе, Федюсик подумал: а не предложить ли клиентке, жаждущей загранпаспорта, маленький бартер? Но шибко застеснялся, потому что Лена вовсе не выглядела дамой без комплексов, способной потрахаться перед камерой. Зато смотрелась достаточно солидной и способной хорошо отоварить по роже.

Конечно, в спокойной обстановке и вообще при других обстоятельствах Лена, наверно, так и поступила бы. Она, конечно, не ангелочек невинный, но и не проститутка, все-таки. Были у нее случаи, когда приходилось «по бартеру» с мужиками спать, но не с «голубыми» же и не перед камерой. Однако загранпаспорт был ей нужен. Больше того, она отчего-то подумала, будто сейчас получение этой ксивы — ее единственный шанс выжить. И Лена произнесла совсем не то, что, в общем-то, вертелось у нее на языке. Это самое, «вертевшееся на языке», прозвучи оно вслух, поди-ка, заставило бы нежные ушки «голубых» свернуться в трубочки. Однако на самом деле Федюсик с Ромасиком услышали следующее:

— Что вы мне хотели предложить, Федя?

— Понимаете… — замямлил Федюсик. — Ну… В общем, мы с Ромой снимаем такой видеофильм… Как бы вам сказать, элитарный…

— Короче, порнуху, — безжалостно поставила точки над «и» Лена. — Будьте проще, юноши! Что там надо делать?

— Да ничего особенного! — просиял Федюсик и сразу заговорил поуверенней:

— Вы, наверно, опасаетесь, что мы какое-нибудь садо-мазо изображаем? Ничего подобного, миледи!

В этот момент в дверь трижды постучали. Лена напряглась, прикидывая, сумеет ли она выхватить «маргошку», ежели вдруг сейчас явится Валерия, но Федюсик сказал:

— Ну вот и Шурочка! По минимуму все в сборе…

РАБОТА ПО БАРТЕРУ

Тройной стук, должно быть, был условным, потому что в студию действительно вошла Шура. Порог она переступила с улыбкой, но, увидев Лену, посерьезнела.

— Вам ведено передать, — обратилась она к гостье, сделав вид, будто пришла только за этим, — что, возможно, вас отсюда все-таки смогут отправить. Где-то после десяти вечера, наверно.

— Вот и отлично, — сказал Федюсик, — а сейчас только четверть шестого. Времени еще вагон и маленькая тележка. Так вы согласны, миледи?

— Вообще-то, пока вы не скажете, что надо делать, — хмуро поглядывая на Шурочку, пробормотала Лена, — я ничего не обещаю…

— Боже мой! — всплеснул руками Федюсик. — Я же говорю, ничего ужасного. Вам нужен загранпаспорт? Нужен. Он стоит минимум две тысячи баксов. Я могу взять с вас пятьсот — всего четверть. Разве это не выгодно? Между прочим, мы всего по сто баксов за съемочный день бабам платим, а вам я предлагаю фактически полторы тысячи. Небось даже Чиччолине столько не платят. И это при том, что вас лично трахать не будут.

— Не поняла… — искренне удивилась Лена. — А на фига я тогда тут нужна?

— Вы будете трахать меня… — Ромасик состроил глазки на манер абсолютно невинной девочки. Лена чуть не села и на несколько секунд потеряла дар речи.

— Значит, ты решила прийти одна? — обратился Федюсик к Шурочке. — А Верка что? Вроде она тоже была не против?

— Может, она еще позвонит, если надумает.

— Блин! — проворчал Федюсик. — Она еще и думать умеет?! А я, между прочим, специально для нее лишний эпизод придумал. Ну фиг с ней, сделаем по минимуму, и сто баксов при мне останутся.

— Это ее проблемы, — пожала плечами Шурочка, поглядывая на Лену. — А Конина где?

— Снегопадом отрезало, — проворчал Федюсик. — Видишь, придется дублершу задействовать!

— Так ты что, ее заместо Ирки решил взять? — спросила Шура у Федюсика. — Она же на морду не похожа ни хрена…

— Ну и что? На морду мы ей наденем маску. Кстати, Ирка в ней уже играла один раз! Помнишь тот эпизод, когда Конина тебя ремнем порет?

— В маске-то и я бы могла, — хмыкнула Шурочка. — А если парик черный короткий натянуть — совсем похожа буду!

— Ты в уме? — раздраженно вскричал Федюсик и покрутил пальцем у виска. — А жопу ты свою куда денешь? У тебя одна половинка больше, чем две Иркиных! Плюс к тому, там у тебя цветочек нарисован. Миледи, у вас нет на попе цветочка?

— Н-нет… — помотала головой Лена, лихорадочно соображая, как это она будет трахать Ромасика и главное — чем?

— Вот и прекрасно! — воскликнул Федюсик. — Хотя цветочек в принципе не главное, его запудрить можно. Но тити твои, Шурочка, не запудришь! Они на два номера больше, чем у Конины. А у Миледи с Кониной фигуры похожие, рост одинаковый, сиськи одного размера, опять же волосы черные. Миледи, вы натуральная брюнетка?

— Да-а… — Лена все еще хлопала глазами. Ей то заржать хотелось, то обматерить всех и выбежать из «студии» с воплем: «На хрен мне ваш паспорт сдался!»

— И опять великолепно! — Федюсик, явно воспрявший духом, держался энергично и экспансивно, как будто и не мямлил и не заикался всего несколько минут назад. — Потому что на вашей, пардон, писюшке вы их наверняка не красите, и они точно такие же, как у Ирки Конины, а не русые, как у Шурочки.

— Слушайте, — Лена наконец сумела вставить словечко сквозь поток словесного поноса Федюсика. — Про сходство с вашей Иркой я уже поняла, только мне одно неясно: чем я Ромасика трахать буду?

— Чуть позже я вам все объясню! — заявил Федюсик, выключил свет в фотостудии и решительно направился в гардеробную. За ним последовали и все остальные.

В дальнем углу гардеробной, за вешалками, на которых располагалась одежда 70-х, 80-х и 90-х годов XX века, обнаружился большой, старинной работы дубовый шкаф. Ромасик достал ключ из кармана своего дамского халата и отпер его дверцы. Густо пахнуло нафталином. В средней части шкафа висели на плечиках то ли доподлинные, то ли умело подделанные костюмы и платья старинного покроя, не моложе чем столетней давности. А справа и слева на полках лежали стопки белья, шляпы, фуражки, перчатки, туфли, сапожки, ботинки и еще какой-то реквизит.

Ромасик уверенно снял с плечиков черную фрачную пару, выдернул из стопки белья батистовую рубашку и бязевые кальсоны, вручил все это Лене и нежно сказал:

— Если вы еще стесняетесь, то можете выйти в студию и переодеться. Ничего своего на себе не оставляйте… Даже трусиков! — И он игриво погрозил ей наманикюренным пальчиком.

Лена, конечно, стеснялась, но не так, чтобы очень. Пожалуй, больше всего она стеснялась своего пистолета, который господа порнушники могли невзначай увидеть. Вместе с тем ее порядком волновала чистота врученного ей бельишка. Фиг его знает, не имела ли эта самая Ирка-Конина каких-нибудь там блошек-вошек в хозяйстве?

Впрочем, мужские кальсоны выглядели идеально белыми и чистыми. Тяжко вздохнув — вот ведь втрескалась в историю! — Лена принялась раздеваться. Хорошо еще, что в фотостудии было темно — свет шел только через дверь из гардеробной, где шебуршились остальные.

Через пару минут, когда Лена уже успела надеть рубаху и кальсоны, появился Ромасик. Он принес ей еще несколько деталей костюма: белые носки, лайковые перчатки, черные лакированные полуботинки, галстук-бабочку, цилиндр и маску типа той, в какой Дубровский экспроприировал экспроприаторов. У Зорро тоже такая же была и у графа Монте-Кристо. Еще Ромасик принес искусственную хризантему и сказал, что ее надо прицепить к левой петлице фрака. Сразу после этого он опять убежал и на сей раз не появился до тех пор, пока Лена не напялила на себя все одеяние, за исключением маски и цилиндра.

— Очаровательно! — всплеснул руками Ромасик. — Как будто на вас сшито! Сейчас я вас чуточку причешу…

— Можно мне свое куда-нибудь повесить? — спросила Лена, которая пристроила всю свою обычную одежду на плечики, оставив «марго-байкал» в куртке. Конечно, ей не хотелось, чтоб пистолет как-нибудь случайно вывалился.

— Пожалуйста, пожалуйста! Вон там, с краешку, чтоб долго не искать.

Пристраивая плечико на вешалку в гардеробной, Лена с удивлением обнаружила, что ни Федюсика, ни Шурочки в этом помещении нет. Никаких дверей, кроме двери, ведущей в фотостудию, вроде бы в гардеробной не имелось. Куда же они подевались?

В студии обнаружился только Ромасик, который включил малый свет около «парикмахерского» кресла и, сидя перед зеркалом, плавными, чисто бабскими движениями подправлял какие-то детали своей мордашки.

Лена, конечно, тоже полюбопытствовала и получше рассмотрела себя в зеркало. В артистки она, правда, никогда не мечтала попасть, но все же посмотреть на себя в мужском наряде было занятно. Правда, Ромасик гораздо больше походил на женщину, чем она на мужчину, но все же юноша во фраке, которого Лена увидела в зеркале, ей лично понравился.

— Так, — заторопился Ромасик и поднялся с кресла. Только сейчас Лена обнаружила, что Ромасик даже на высоких каблуках заметно ниже ее ростом, да и в плечах поуже. Правда, лаковые полуботинки тоже имели довольно высокие каблуки, добавлявшие Лене пару сантиметров роста.

— Сейчас я вас причешу как надо, — пропел Ромасик. — Будете почти настоящим денди…

— Может быть, может быть… — нервно усмехнулась Лена. — Только у меня для денди кое-что в избытке, а самого главного — не хватает.

— Ну, насчет того, что в избытке, — хмыкнул Ромасик, — это не страшно. Вы же не мужчину будете изображать, а женщину с некими странностями в характере. Что же касается отсутствия «самого главного», то и это не проблема. Вы что, никогда о фаллоимитаторах не слыхали?

— Вообще-то слышала… — смущенно пробормотала Лена. — Только никогда не пользовалась.

— Ничего, это дело наживное! — знойно хохотнул Ромасик, расчесывая Ленину прическу на прямой пробор. — Как вам? По-моему, очень романтично! Теперь аккуратно наденем масочку…

— Нас там еще не заждались? — побеспокоилась Лена, хотя ей, вообще-то, это было до фени. Просто она побаивалась, что весь съемочный процесс затянется и Федюсик с Ромасиком не успеют сделать ей загранпаспорт до десяти вечера. Правда, с трудом верилось, что Лену все-таки сумеют отсюда на чем-то вывезти. Бульдозер, что ли, подгонят? Или танк где-нибудь одолжат? Снегопад не унимался, и не похоже было, что он скоро стихнет.

— Ну вот и все! — удовлетворенно произнес Ромасик, аккуратно пристраивая на Лену цилиндр. — Чайльд Гарольд, да и только.

Лена вновь перешла в гардеробную, не без волнения размышляя над тем, что ей, собственно, предстоит. Пакость, конечно, извращенство в квадрате, но все-таки загранпаспорт — вещь полезная. Можно и потерпеть.

Тут Лена поймала себя на мысли, что где-то в глубине души у нее нарастает какое-то тайное, очень стыдное, но приятное возбуждение. Правда, нарастание это шло медленно, а главное — неустойчиво. Лена то и дело начинала вновь ощущать жуткий стыд и желание отсюда смыться.

Ромасик потушил свет у зеркала, вошел в гардеробную, запер за собой дверь и подцепил Лену под локоть:

— Идемте, сэр… — не иначе он уже стал вживаться в образ любовницы молодого денди.

Лена хотела спросить: «Куда, тут же нет дверей?», но Ромасик уже подвел ее к шкафу, открыл створки, а затем, сдвинув плечики с платьями к правой стенке, снял широкую доску в нижней части шкафа. Под ней оказался продолговатый прямоугольный люк и деревянная лестница со ступеньками, уводящими куда-то вниз.

— Классно! — порадовалась Лена. — Прямо как в старинном замке.

— Конечно, — ухмыльнулся Ромасик. — У нас тут. и привидения погуливают… Прошу!

Наверно, эту лестницу можно было бы назвать «винтовой», если б кто-нибудь когда-нибудь видел винты квадратного сечения. Лестница была устроена внутри бревенчатого сруба. Прямо от шкафа пять ступенек с перильцами уходили вниз под углом, дальше располагалась площадочка полметра на полметра, потом еще пять ступенек перпендикулярно к первым, опять площадочка, еще поворот на девяносто градусов, и так далее. Конечно, в цилиндре топать тут было неудобно, и, чтоб не цепляться им за нависающие друг над другом лесенки, Лена сняла его и понесла под мышкой.

Когда Лена в сопровождении Ромасика прошла всю лестницу, то поняла, что спустилась со второго этажа прямо в подвал, минуя первый этаж.

Здесь находилась еще одна, подвальная студия, предназначенная, как видно, специально для порнографических видеосъемок. Она была побольше, так как занимала площадь, равную фотостудии и гардеробной вместе взятым. Впрочем, весь этот простор был разгорожен тонкими фанерными перегородками на отдельные отсеки.

Непосредственно у двери, ведущей на лестницу, располагалось что-то типа монтажной или аппаратной, а рядом, за перегородкой — не то реквизиторская, не то осветительская. Дальше начинались «съемочные павильоны», то есть четыре небольшие клетушки, в каждой из которых был сооружен соответствующий интерьер. В одной была устроена «комната горничной», в другой нечто вроде гостиной с камином, паркетом и диванчиком, в третьей — «господская спальня», в четвертой — «кабинет хозяина», со старинным письменным столом, креслом, книжным шкафом и так далее. Еще была душевая кабинка, но уже небось не для съемок, а чтоб «артисты» могли слегка подмыться.

Федюсик и Шурочка обнаружились в «господской спальне». Они тоже нарядились в костюмы. Шурочка переоделась в одежду горничной, а Федюсик нарядился в военный виц-мундир, которые российским офицерам полагалось носить на балах и иных светских мероприятиях вместо полковой формы. Фиг его знает, где он эту древность раздобыл (возможно, и не древность, а новодел какой-то), но, конечно, сам Федюсик на доблестного офицера никак не походил. Тем более что даже Лена, которая высшего и даже среднего образования не имела, но художественных фильмов посмотрела достаточно, как-то исподволь помнила, что военные в ту эпоху, к которой относился мундир, стриглись коротко и не носили бород, а только усы и бакенбарды. Да и вообще на Федюсике этот мундир висел как на вешалке, а белые штаны со штрипками — по идее, довольно узкие — выглядели чуть ли не запорожскими шароварами.

Впрочем, покамест сам Федюсик лезть в кадр не собирался. Он расставлял свет вокруг кровати горничной, на которой возлежала Шура, а потом подбегал к солидной видеокамере, установленной на штативе, и заглядывал в видоискатель.

— Нормально! — сказал он наконец. — Шура и Рома — готовьте свет в спальне. А вы, миледи, поставьте цилиндр на стул, снимите фрак и повесьте на спинку стула. Перчатки бросьте на край цилиндра. Так. Вот еще тросточка, положите поперек стула. Хорошо, натюрморт смотрится! Теперь снимайте ботинки и положите на пол. Нет, не так! Бросьте их! Правый еще отодвиньте от левого и положите набок. Норма. Теперь снимайте брюки и положите их поверх ботинок. Нет, не ровно, а штанинами в разные стороны и середину скомкайте. Еще чуточку! Достаточно.

Оставшись в рубашке, под которой ничего не было, в носках и кальсонах, Лена ощущала себя совершенной дурой. Да и общая атмосфера всего мероприятия выглядела какой-то придурочной. Федюсик в своем мешком висящем мундире, при бороде и патлах, тоже смотрелся полуидиотом. Указания, которые он раздавал, были ей совершенно непонятны.

— Так, — сказал Федюсик, — теперь откиньте покрывало на спинку кровати в ногах и залезайте под одеяло… Отлично! Закройте глазки, отвернитесь к стене и делайте вид, будто спите. Нормально! Ставлю свет!

Федюсик, должно быть, имел с собой какой-то пульт, при помощи которого мог изменять освещение в кадре, потому что сразу после его слов большая часть ламп погасла и осталось лишь несколько не очень ярких, освещающих только кровать.

— Теперь внимание! — объявил «режиссер». — После того, как я скажу: «Мотор!», будет включена камера и начнет вас писать на кассету. Что вы должны делать? Первое: секунд десять «спать», то есть только дышать и никак не двигаться. Для контроля посчитайте про себя до десяти. После этого плавно повернитесь с правого бока на спину, не открывая глаз. Полежите пять секунд

— и повернитесь на левый бок. Еще пять секунд — и опять на спину. Пока все! Мотор!

ЗВОНОК ОТ ДРАЧА

Валерия действительно посылала Шурочку сообщить Лене, что после десяти часов «гостью» постараются отсюда отправить. Непосредственно причиной этого стал звонок от Драча.

Он пропищал из, сотового телефона примерно в тот момент, когда Лену осенила идея обзавестись загранпаспортом. А Валерия тогда все еще сидела у себя в кабинете и вертела в руках таинственную упаковку, похищенную Гундосом с фабрики, вспоминая о покойном Шипове. Так она и не решилась развернуть ее…

— У меня времени мало, — заторопился Драч, едва услышав ее «але». — Андрюха с Чернобуркой не появлялись?

— Нет, — уверенным голосом ответила Валерия, — а что, должны были?

— Вообще-то, нет, — проворчал Драч, — но больше мне их негде искать. Сотка у Лиисы тоже не отвечает. Если появятся — пусть Лииса позвонит Сенину и сама с ним объясняется. Ладно, это дело десятое. Слушай и не перебивай! Короче, у меня проблемы. Большие и сложные. Поэтому по всем делам общайся только с Ольгой. Особо не суетись, но все должно быть в ажуре. Догадываешься?

— Примерно, — отозвалась Валерия, чувствуя нескрываемую радость.

— Пока снег валит, я думаю, никаких массовых посещений не будет, но береженого бог бережет. Теперь вот что: там у тебя одна приезжая девушка должна быть. Мне по поводу нее уже звонили, беспокоятся. Короче, сделай все, чтоб она смогла уехать еще ночью, в самом крайнем случае — завтра утром. Головой отвечаешь!

— Поняла, — с трудом сдерживая восторг, произнесла Валерия.

— Ну все, — буркнул Драч и отключился.

Все складывалось как нельзя лучше. Хотя Драч ничего конкретного о своих проблемах сообщать не стал — небось опасался, что его уже на прослушку взяли! — Лера, которая эти «проблемы» организовала, прекрасно все поняла. Взрыв на Коммунистической приписали Лавровке. Фирменный знак — шесть красных роз, который в свое время от большой борзоты и понта придумал Филя Рыжий, свою роль сыграл. Более того, не иначе. Драч ждет неприятностей не только от ментов или ФСБ, но и от Сенсея. Тем более что ежемесячная отстежка в размере полумиллиона баксов в «Моби-Дик» не пришла, а Лииса, которая отвечала за доставку, куда-то испарилась. Так что Тема Драч решил своевременно сделать ноги, возможно, далеко и надолго. А это значит, что ему, по крайней мере в ближайшее время, будет не до выяснения причин всех этих обломов и подстав, которые обрушились на его голову в течение последних суток. Сенсей, который в общем и целом выглядит довольно интеллигентно, на самом деле человек крутой и безжалостный. И Драч знает, что именно сейчас, когда господин Сенин в ярости, попадаться ему под горячую руку не стоит. Так протрясет — мало не покажется. Может быть, и признает в итоге невиновным, но сначала через костоломов пропустит. Так что Драч до конца жизни на лекарства работать будет. Но уж ежели Сенсей найдет к чему прицепиться, то вылетит гражданин Драчев через трубу котельной «оптовой базы», а все, что останется, — на шлакоблоки пойдет. «И никто не узнает, где могилка твоя…»

Конечно, этот самый «своевременный смыв» Драча будет говорить отнюдь не в его пользу. Раз сбежал, значит, «чует кошка, чье мясо съела». И уж если Теме так не повезет, что Сенсей его за три-четыре дня разыщет, то тут решение будет однозначное.

Вместе с тем если Драчу удастся пару недель, а то и месяцев благополучно вылежаться, не угодив в лапы ни к ментам, ни к своему «компаньону», то у него появятся кое-какие шансы на благополучный исход.

Дело в том, что Сенсей — Лера это от Драча не раз слышала — имеет очень толковых информаторов и настоящих аналитиков. Поскольку он их подключит к расследованию, то они скорее всего придут к выводу, что Драча просто-напросто подставили, а ему самому не было никакого интереса кидать Сенсея. После этого господин Сенин остынет, начнет рассуждать трезво и постарается наладить контакт с Драчом — если тот сдуру не слиняет в дальние страны! — но уже не для того, чтоб спровадить Тему в кочегарку или переломать ему кости, а для того, чтоб совместно и в дружеской обстановке во всем разобраться.

Если б наверняка знать, что Сенсей быстро отловит Драча и тут же, сгоряча, разберется с ним, Валерия вполне могла бы остаться. Правда, опять же, при условии, что чернявая «Анжела», которая почему-то не погибла, так и не попадется ментам или чекистам. Но ни на первое, ни на второе безоговорочно надеяться не стоило. Поэтому свое заранее обдуманное и просчитанное решение она решила не менять. Тем более что оно сильно облегчилось после звонка Драча.

Очень кстати подвернулась эта «гостья», которую Валерия покамест в глаза не видела. Неизвестно, почему Тема так сильно волнуется из-за нее, когда, казалось бы, надо в первую голову о своей шкуре беспокоиться, но, так или иначе, Лере это на руку.

Здесь, на бывшей экологической станции, несут службу охранники и из «Куропатки», и из «Лавровки». В том числе и небольшая группа, которая прослушивает все телефонные разговоры. Пока они еще не в курсе, какие там у Драча проблемы, но уже слышали, что Тема приказал Валерии вывезти «гостью» любым способом, невзирая на снегопад. Стало быть, если Лера в десять часов или чуть позже усадит приезжую даму на свой снегоход и маханет куда-то в ночь, эти слухачи не найдут в этом ничего предосудительного. И ежели вдруг после десяти вечера сюда позвонит Сенсей, то они доложат ему, что Валерия поехала отвозить «гостью» на вокзал. Возможно, даже запись разговора дадут прослушать, чтоб господин Сенин был в курсе всего происшедшего…

Кстати, не потому ли Драч так беспокоится по поводу «гостьи», что ее хозяева обещали ему приют и убежище? Так это или нет, Валерия, конечно, не знает, но, во всяком случае, у Сенсея такая мысль наверняка появится.

Конечно, отвозить девку в город Валерия не станет. Один укол снотворного

— того же, каким были усыплены Лииса и Андрей, — и пассажирка капитально вырубится. Меньше чем через пару часов ее сон станет вечным, а снег, выражаясь языком Высоцкого, «так заровняет, что не надо хоронить». Еще понадобится заехать на старую дачу, взять с собой бомжа Иваныча, «жертву амнистии». Нужен он только для того, чтоб отогнать «Буран» от аэродрома и поставить в гараж. А после этого он непременно выпьет подаренную хозяйкой бутылочку. «Столичная» — «вкус, знакомый с детства»! Правда, в ней метанол. Хватит 150 граммов, чтоб коньки отбросить. Но Иваныч поллитру высасывает от и до. Так что даже если к утру доберутся до старой дачи, то у Иваныча хрен что-нибудь выспросят…

В общем, Валерия, когда утром заполаскивала мозги Андрею, кое-что рассказала вполне откровенно, уже зная, впрочем, что протрепаться водила об этом не успеет. Да, летали с этого военного аэродрома некие странные «борты», которыми кто-то куда-то что-то отвозил. И сегодня Валерию там ждали. Конечно, без Андрея и Лиисы — все россказни об этом были чистой воды враньем. «Борт», который должен был унести ее, для начала, за пять тысяч километров отсюда, уходил ровно в полночь. Если б ей почему-либо пришлось задержаться или не прибыть к отлету вовремя — человек предполагает, а бог располагает! — тот же товарищ сумел бы отправить ее через двое суток на третьи. Такой вариант Лера тоже прикидывала, хотя, конечно, он ее мало устраивал. В том случае, если б она опоздала на самолет, ей пришлось бы возвращаться на свою старую дачку и сидеть там до утра, дожидаясь попутки или автобуса в город. Попутку от дачного поселка зимой словить очень трудно, автобус от военного городка идет только в семь утра. А до семи утра многое может случиться… Например, Сенсей может что-то узнать, «Анжела» эта самая может угодить к ментам и расколоться, Драч может до чего-то додуматься — словом, возникнут лишние сложности.

Но даже если никакие гости до семи утра на старую дачу не пожалуют и Лера благополучно доберется до города, ей придется почти двое суток прожить на одной не очень надежной квартирке.

То, что ее туда впишут только под обязательство переспать с хозяином — это еще полбеды. Хоть и противный тип и никаких чувств, окромя брезгливости, не вызывает, но в конце концов Валерия не девочка, с нее не убудет. Правда, может, к сожалению, «прибыть» — этот тип презервативами не пользуется принципиально. Забеременеть от него Лера не могла, но заразиться — как нечего делать. И все же это не самое неприятное. Гораздо хуже другое.

Если этот гад хотя бы случайно узнает, что Валерия при больших деньгах, то потребует отстегнуть — это как пить дать. И не тысчонку-другую, а гораздо больше. Может быть, половину — с этой алчной скотины станется! Но и это еще не все. Узнав, что Лера привезла с собой пятьсот тысяч баксов, сволочуга может и вовсе озвереть. То есть попросту попытается прикончить Валерию и все хапнуть себе. Конечно, не так-то легко это сделать, все же она еще не «бабушка — божий одуванчик», но осложнения могут быть большие. Замочив этого стервеца — если до того дойдет, конечно! — Лере придется срочно убегать с его квартирки. Потому что мужик этот толкает наркоту в мелкий опт, сбытчикам. Соответственно, эти ребята по десять раз на дню, а то и ночью приползают. Пока пушер этот жив-здоров, он сам будет с ними общаться, открывать двери, торговаться и так далее. Во всяком случае, деру постарается им не показывать. А если его угробить, то всех этих ублюдков придется самой принимать. Даже если соврать, что, мол, Цигель — так этого барана кличут — пошел в магазин или вообще загулял где-то, хрен поверят. Опять же, даже несколько часов в квартире с трупом просидеть — туго.

Конечно, Лера не была бы Лерой, если б и на такой случай не продумала вариантик, хотя, опять же, очень надеялась, что до него дело не дойдет.

«Вариантик» предусматривал возможность отсидеться в бывшем городском парке культуры и отдыха, ныне превратившемся в рынок, контролируемый «Куропаткой». Никакой культуры и отдыха, кроме дискотек, пьянок и драк, в парке уже давно не водилось, но каким-то чудом сохранилась фанерно-дощатая эстрада, на которой в советские времена выступали артисты, лекторы, массовики-затейники и так далее. Она отстояла довольно далеко от входа и находилась в стороне от основных торговых аллей, так что никому особо не мешала, да и вообще не попадалась на глаза. С тыльной стороны к эстраде была пристроена небольшая хибарка, в которой некогда артисты переодевались, готовясь к выступлениям.

В хибарке этой, как ни странно, жил человек, бывший школьный товарищ Валерии. Он одно время был предпринимателем, даже числился одним из самых богатых людей города — где-то в 1993-1994 годах. Но потом бес попутал — захотел больше, чем имел, сунулся в финансовую авантюру, которую ему предложил ныне покойный Штангист, и в результате оказался по уши в долгах. Мужику пришлось все продать: и дачу, и квартиру, и две иномарки, но со Штангистом он так и не расплатился.

В общем, бедолага вынужден был прятаться здесь, в хибарке, около заброшенной эстрады. Видимо, от всех этих дел У него произошел сдвиг по фазе: даже после того, как Штангист отдал концы и сама его контора медным тазом накрылась, этот несчастный Вячеслав — так звали прогоревшего бизнесмена — все еще ждал чего-то ужасного, особенно по ночам. Совсем сумасшедшим он, правда, еще не стал, но дожидаться этого оставалось недолго. Чем Вячеслав питался и как ему вообще выживать удается, Лера, случайно встретившая его в парке — ей бы его нипочем не узнать! — толком не уяснила. Но поняла, что раз ее бывший одноклассник сумел несколько зим в этой хибаре перезимовать, то при необходимости и ей пару суток перекантоваться удастся. Позже она выяснила, что эстраду по чьей-то халатности до сих пор не отключили от электросети, а Вячеслав, раздобыв где-то электропечку не то от троллейбуса, не то даже от электрички, самовольно подключил нагреватель к розетке. То, что при этом никакого пожара не произошло, свидетельствовало, что Вячеслав если и свихнулся, то еще не полностью. Как ни странно несмотря на бомжовый образ жизни, он не выглядел совсем уж опустившимся, не матерился и пытался рассуждать на всякие философско-религиозные темы. Похоже, что он глубоко уверовал в бога и воспринимал свои земные страдания как божью кару за алчность и гордыню, а заодно — как средство очищения души от грехов и нравственного совершенствования.

И все же Лера решила, что если ей не удастся улететь сразу, то для начала она пойдет к Цигелю. Потому что поведение этого гада все-таки более предсказуемо. По крайней мере, точно знаешь, чего от него ждать. Вячеслав ведь явно умом тронутый. Сейчас о боге рассуждает, а через полчаса ему взбредет в голову, что Лера Штангистом подослана или дьяволом…

Да и вообще, Валерии не хотелось даже на двое суток задерживаться, тем более что все возможности у нее для этого были.

Казалось бы, если она хотела точно не опоздать, то надо было выезжать пораньше. Не за два часа, а за три или даже за четыре. Но увы, тот, кто обещал обеспечить ей отлет, предупредил, что прибыть следует максимум за полчаса до взлета, так как до этого момента велика вероятность, что около самолета могут появиться всякие нежелательные лица. Во всяком случае, есть опасность, что какой-нибудь начальник заинтересуется тем, что на военном объекте крутится неизвестная дама. Но самое главное — это Лера уже сама додумала! — должно быть, за полчаса до вылета закончится погрузка на самолет его основного груза. А груз этот, как догадывалась Валерия, весьма стремный. Поэтому поблизости от самолета во время погрузки будет полно людей, отвечающих за секретность и безопасность со стороны грузоотправителя. Соответственно, больше шансов попасться им на глаза и вызвать подозрения.

А непосредственно перед вылетом, когда все уже будет упаковано и груз перейдет под ответственность перевозчиков, охрану отзовут, останутся только «свои», с которыми офицер, обеспечивающий вылет Валерии, без проблем договорится. если, конечно, не окажется контрразведчиком…

Конечно, Валерия и такую печальную возможность учитывала, затягивая этого майора в свои сети. Вроде бы она его хорошо изучила еще с лета и осени, когда сдала его семейству свои шесть соток на старой даче. Удобно ведь — всего ничего от городка, а при майорской зарплате, которую, к тому же, регулярно задерживают, несколько мешков картошки, десяток кочанов капусты, огурцы-помидоры-ягоды — подспорье, а главное — почти бесплатно. И майор, и его молодая жинка-хохлушечка, и их довольно большие дети (парню — четырнадцать, девке — двенадцать) были прямо-таки очарованы обаяшкой Валерией. Они знали, что у Валерии и квартира в городе есть, и большая новая дача, и что вообще она живет зажиточно, если не сказать, богато. Однако она с ними держалась на равных, не изображала из себя барыню, а вместо арендной платы попросила две трехлитровые банки огурцов закатать.

Поскольку майор Гриша мог заниматься домашними делами только в выходные дни или во внеслужебное время, то Валерии приходилось в основном общаться с его женой. Вот от этой болтушки-хохлушки она и получила полное досье на майора. Наверно, будь Лера агентом ЦРУ или иной подобной конторы, она могла бы много интересного узнать. Впрочем, еще больше интересного, наверное, там было для ФСБ, поскольку речь шла о контрабанде оружия в Африку и иные дальние страны. Конечно, не в меру болтливая жинка о том, что это контрабанда, понятия не имела, просто сообщила, что муж у нее грузы за границу сопровождает. А потом показала Валерии большущую раковину, которую употребляла вместо пепельницы, и похвасталась, что муж из командировки привез. Лера океанологом не была, по моллюскам не специализировалась, но сумела найти в Интернете каталог морских раковин с цветными фото и узнала, что этот вид или подвид встречается только в экваториальной зоне Атлантического океана, в основном на западном побережье Африки. Опять же уже осенью вернувшийся из очередной командировки майор привез сыну небольшой значок для коллекции. А на значке был изображен герб африканской страны, которая находилась как раз на побережье Атлантического океана, в приэкваториальной зоне. Еще через какое-то время Валерия узнала, что аэродром, вообще-то, числится законсервированным и, по идее, с него никто и никуда летать не должен. Тем не менее по ночам туда шли «КамАЗы», а после того с аэродрома взлетали один или два самолета.

В общем, когда Валерия уже много о чем догадывалась майор Гриша, несколько перебрав от огорчения и общего разочарования в жизни, а также пользуясь отсутствием супруги — она на ноябрьские праздники с детьми к родне решила съездить, — раскололся от и до. То есть рассказал в подпитии о том, что совсем запутался, ходит под статьей и, ежели что из него сделают «стрелочника», чтоб покрыть грязные делишки больших «ребят», как с генеральскими звездами, так и без. Сам он, конечно, тоже кое-что имеет, но это такой мизер, что за несколько лет работы он еще и на двухкомнатную квартиру не накопил, хотя из денег, которые ему отстегивают сверх зарплаты, буквально ни копейки не потратил.

Ну а под финиш, когда пьяный майор уже начал признаваться Валерии в любви, он сгоряча сказал, что в принципе давно бы слинял за кордон, если б у него были хорошие деньги. Мол, есть у него там хороший знакомый, который уже предлагал ему слинять и перебраться из той самой довольно вшивой африканской страны куда-то аж на Антильские острова. А потому ежели б у него были деньги, то послал бы он свою жену — гуляет, стерва, почем зря, покуда муж жизнью и честью рискует! — и принял это предложение. Само собой, он, в свою очередь, Лере предложение сделал: дескать, если б была у меня такая баба, как ты, при деньгах и помогла бы слинять — я б ей ноги мыл…

Валерия ему, вообще-то, не больно поверила, но болтовню эту пьяную втихаря записала на диктофон. Любви от нее он тоже не добился — вырубился досрочно. А не поверила ему Лера по трем причинам. Во-первых, потому, что спьяну мужики такое мелют, что потом сами удивляются. Во-вторых, потому, что таких умников, которые желают при богатой бабе состоять, — полным-полно, альфонсов поганых. Ты его вывезешь, а он не только на шею сядет, но и капитально кинуть может и даже убить, если совесть позволит. Наконец, в-третьих, мужик мог быть и вовсе не пьяным дураком, а хитрым комитетчиком.

Но наутро проспавшийся майор, как видно, вспомнив о своих ночных откровениях, явно заскучал. Валерия, конечно, сообщила ему все сведения в кратком пересказе, но со смехом типа «это ж надо так нажраться». Мол, я все это приняла за пьяный треп, не всерьез. Однако по тому, как волновался Гриша, Лера поняла: вчера у пьяного на языке было то, что трезвый держал на уме. Вот тут-то и зародился у нее тот самый план действий, который нынче был очень близок к благополучному завершению…

СЪЕМКА

А в подвальной порностудии все шло своим чередом. Федюсик снял, как Лена ворочается с боку на бок, не открывая глаз, и остановил камеру. Потом перемотал пленку, просмотрел, как записалось, и сказал:

— Нормально. Теперь вот что: я сейчас на несколько минут выйду, мне надо будет самому сняться. А вы полежите в коечке, пофантазируйте малость на сексуальные темы. Чтоб легче было, я вам имитатор оставлю. Свеженький, в упаковке, никто еще не пользовался, можно сказать, стерильный. Попробуйте… хм!.. примерить и потренироваться… Хи-хи!

Федюсик вынул из тумбочки запаянную в полиэтилен розовую фигулину и бросил рядом с Леной на постель. После этого он скромнейшим образом вышел из отсека и даже прикрыл за собой бутафорскую картонную дверь, оклеенную пленкой «под дерево».

Некоторое время Лене было противно даже прикасаться к упаковке. Хотя, конечно, ей доводилось и натуральные инструменты видеть, и… даже пользоваться ими, данное чудо секс-индустрии, выполненное из латекса, ничего, кроме легкого омерзения, у нее не пробудило. Бывали у Лены тоскливые, одинокие ночи, когда она едва ли не мечтала о подобной штуке, но сейчас у нее никакого настроя на секс не было. А уж тем более на такой извращенный в квадрате, который ей предложили…

Конечно, рациональная мысль о том, что ей срочно нужен загранпаспорт и ради этой полезной вещи придется немного поваляться в грязи, никуда не улетучилась. Но уверенность в том, что паспорт на самом деле жизненно необходим, слабела с каждой минутой. Зато желание послать Федюсика и всю остальную братию на хрен становилось все сильнее.

В общем, наступил такой момент, когда Лена вылезла из кровати в рубашке и кальсонах, а затем решительно двинулась к двери с почти твердым решением отказаться от участия в похабных съемках. Небось неустойку с нее Федюсик не потребует.

Из отсека, где располагалась «господская спальня», примерно в этот момент послышалась громкая команда: «Мотор!» — и послышалось жужжание видеокамеры. Дверь в отсек — такая же бутафорская, как в «комнате горничной», — оказалась закрытой неплотно. Лена бесшумно подошла к двери и заглянула.

***

С камерой орудовал Ромасик, а в кадре действовали Шурочка, одетая горничной, и Федюсик в своем виц-мундире. Шура стояла на четвереньках поперек «барской» кровати с закинутым на спину подолом коричневой юбки и приспущенными до колен кружевными панталонами, а Федюсик, просунув правую ладонь между Шуриных ляжек, поглаживал ее по мохнатому месту. Левой рукой Федюсик доставал из расстегнутой ширинки еще не очень боеготовый инструмент. Шурочка нарочито громко хихикала и протяжно постанывала, время от времени попискивая:

— Ой, барин, помилосердствуйте! Ой, не надо, барин, срамота-то какая! Пожалейте бедную девушку!

Цветочек у нее действительно на одной из ягодиц очень отчетливо просматривался, да и вообще Лена была полностью согласна с Федюсиком, утверждавшим, что у Шурочки каждая из половинок не меньше, чем вся задница Ирки-Конины. Правда, самой Конины Лена в глаза не видала, но догадывалась, что раз Федюсик счел ее пригодной для того, чтоб эту Ирку дублировать, то, стало быть, они похожи по основным габаритам и размерам.

Конечно, Шурочкина попа никакого возбуждающего действия на Лену оказать не могла. Хоть ее и намеревались сегодня использовать в качестве мужчины, она особого влечения к бабам не испытывала. Но вот то, как Федюсик ласкал этой толстухе писулю, заставило Лену учащенно дышать. Не потому, конечно, что Федюсик, не очень успешно пытавшийся разбудить собственный конец, выглядел сексуально привлекательным. Просто его ладонь, сложенная лодочкой, очень уж нежно скользила по Шурочкиным светлым кучеряшкам и жирненьким складочкам. Неизвестно, было ли это приятно самой «горничной» — может, она предпочитала более решительные ласки! — но Лена про себя отметила (хотя нипочем не призналась бы вслух!), что была бы очень даже не против, если б ее точно так же погладили…

— Стоп! — неожиданно сказал Федюсик, хотя из ширинки у него уже кое-что торчало, и Ромасик выключил камеру. — По-моему, телефон звонит.

— Точно! — подтвердила Шурочка со своей ракообразной позиции. — Не иначе Верка с мыслями собралась…

Действительно, откуда-то из недр подвала долетели негромкие трели телефонного звонка. Лена, неизвестно чего устыдившись, торопливо заскочила в «комнату горничной» и, притворив за собой дверь, юркнула под одеяло. Федюсик, вполголоса матюгаясь, протопал мимо двери куда-то в направлении выхода на потайную лестницу, должно быть, в «монтажную-аппаратную», а из «господской спальни» долетел деловитый голосок Ромасика:

— Шур, может, пока он с Веркой треплется, мы чуть-чуть доснимем восьмую сцену, а?

— Да как скажешь, — покладисто ответила Шурочка. — Только ведь надо в другую комнату переходить? Пока туда-сюда — он уже приведет Верку.

— Никуда переходить не надо. В кадре только твоя розочка ненаглядная будет, юбочка и чуть-чуть простынки. Пальчики, конечно, тоже. Ну, давай, золотце, укладывайся на спинку.

— Сиськи выпускать?

— Зачем? Это все уже снято. Там только один моментик надо чуть-чуть подработать. Короче, получилось, что там ладошка все самое интересное прикрывает. Поэтому сейчас ты плавно разведешь ножки, откроешь щелку нараспашку, отогнешь средний палец, будто «фак» показываешь и затем медленно всунешь его сверху. Остальные все должны быть согнуты. Когда будешь обратно выводить, постарайся своего «Клинтона» наружу вытянуть, лады?

Сказать, что Лена, слушая этот разговор, никак не реагировала и пропускала все мимо ушей, никак нельзя. Хотя вроде бы Ромасик давал свои инструкции абсолютно бесстрастным и рутинно-деловым тоном, опять же этой самой толстенькой Шурочке, которая сама по себе, уже в силу своей бабской природы, ничего этакого в Лене не пробуждала.

Однако у Лены имелось неплохое воображение. Она как бы воочию увидела ту самую «розочку ненаглядную», которую упомянул Ромасик, и отогнутый средний палец, который туда погружается, и даже этого самого, блин, «Клинтона»… Ушки загорелись, к щекам кровь прилила, и вообще во всем теле легкий, стыдно-приятный озноб пошел. А потом, несмотря на то что все еще сохранявшая разум голова пыталась как-то воспротивиться, обе руки Лены как-то незаметно, воровато пробрались под батистовую рубашку и дотронулись до грудок которые тоже чуяли нарастание всяких безумных, животных желаний. Одна рука, левая, так и осталась там — бережно и осторожно ласкать эти теплые, гладкие, округлые штучки, которыми природа одарила Лену. А вот вторая, правая, покрутившись там чуточку, медленно, как бы нехотя, сползла вниз, расстегнула пуговки на кальсонах и пошевелила жесткий кустик волосиков. Ладонь, вроде бы сама по себе сложилась в лодочку и, просунувшись, между ляжками, нежно проскользила по чутким, припорошенным волосками складочкам. Точь-в точь так, как ладонь Федюсика, ласкавшего Шурочку. Вперед-назад, вперед-назад… Медленно, плавно, чуть быстрее..! Раз пять так проехалась, а потом отогнула средний палец и с тихим вздохом запихнула его внутрь, туда, где уже было со всем мокрехонько. Ну и до «Клинтона» добралась, заодно вспомнив — к селу или к городу, хрен поймешь! — как настоящий Билл свою толстенькую Монику сигарой угощал…

Сразу после этого Лена вспомнила, что у нее кое-что получше сигары имеется. Одним резким движением разорвала упаковку и вытащила этот самый двухголовый прибор. Жадно посапывая, разглядела получше. Два конца головастых, натуральных цветов, а посередине — упаковка для яиц, даже с искусственными черными волосами. На ощупь, если глаза закрыть, почти как настоящая, даже что-то такое упруго-кругленькое сквозь внешнюю оболочку прощупывается. Правда когда Лена чуть сильнее сжала пальцы, то внутри мешочка что-то тихонько щелкнуло. Будто какой-то выключатель сработал…

Лену это сразу на порядок охладило. Наверно, если бы сегодня утром не пережила историю со взрывом на Коммунистической, то отнеслась бы к этому щелчку с большим спокойствием. Но она только чудом осталась жива, передав ныне покойному Шипову совершенно безобидный на вид телефончик, где, оказывается, сто граммов пластита было спрятано. А в этой искусственной хреновине небось куда больше поместится! Может, Валерия уже узнала «Анжелу» и решила исправить недоделку?!

Конечно, уже через пару минут Лена поняла, что психовала сдуру. Просто внутри фигулины стояли какие-то спиральки, обеспечивавшие подогрев, и, сжав пальцы, Лена его включила. Бзик сошел на нет, дурацкая мысль о заминированной хреновине улетучилась как дым, а желание разгорелось с новой силой…

Правда, на то, чтоб решиться, у нее еще пара минут ушла. Теплая и даже вроде бы пульсирующая штуковина — может, электроника и впрямь какой-то пульс в имитаторе поддерживала, а может, просто Лене так казалось! — некоторое время полеживала у нее на бедрах. Лена даже руки от нее убрала, потому что, хоть уж давно не состояла в девочках, ощущала нечто похожее на стыд перед первым согрешением. Она в этот момент словно бы противилась невидимому, но сильному и настойчивому соблазнителю-мужику, с которым «и хочется, и колется, и мама не велит…». Но чем дольше Лена упиралась, тем больше ей хотелось.

В конце концов она ухватилась за прибор обеими руками, глубоко вдохнула, зажмурившись, приставила его к нужному месту и осторожно нажала…

— У-ух! — вырвался у нее легкий стон, и в меру горячая, почти живая фигулина плавно вкатилась внутрь по самый «мешочек». А второй конец остался снаружи и торчал вверх — прямо как родной.

Некоторое время Лена просто лежала на спине, сведя ноги вместе, и привыкала к этой самой штуке. То открывала глаза, то снова зажмуривала. Конечно, рано или поздно, она бы собралась попробовать, каково оно, когда эта нутряная грелка двигается, но тут дверь «комнаты горничной» открылась, и на пороге появился Федюсик в сопровождении аж двух незнакомых девок, одетых в какие-то вышитые сарафаны, кокошники и с длиннющими, явно бутафорскими косами. Лена чисто инстинктивно натянула на живот одеяло, однако свободный конец хреновины приподнял его, изобразив нечто похожее на горный пик.

— Ну как, осваиваетесь, миледи? — весело спросил Федюсик. — Не стесняйтесь — тут все свои! Рекомендую — вот это Вера, а это — мисс Кэт. Они у нас тоже новенькие. Сегодня будут играть роли сенных девушек в усадьбе вашего сиятельства.

— Да-а… — протянула Вера иронически. — Похоже, в этом колхозе первый настоящий мужик появился!

— Ты сюда зарабатывать пришла или развлекаться? — строго спросил Федюсик.

— Я вам по сто баксов плачу за работу, а не за то, чтоб вы удовольствие получали.

— Нет проблем, командир, — примирительно сказала «мисс Кэт», ворочая во рту жвачку. — За стольник я у нее даже резину отсосу.

— Это как раз необязательно, — поморщился Федюсик, чуя, должно быть, что еще хлебнет лиха с этими «дебютантками». — Но кое-что неприятное сегодня будет, это точно. Если морально не готовы — можете гулять, баксы при мне останутся. Как насчет того, чтоб получить по пять раз розгой по заднице?

— За что? — нахмурилась Верка.

— За деньги, — осклабился Федюсик. — Злая барыня, то есть Ромасик, накажет своих крепостных за то, что они заложили ее мужу, то есть нашей уважаемой миледи. В смысле рассказали ей о том, что барыня переспала с приезжим офицером, то есть со мной. Бить Рома будет не очень больно, но орать надо громко, уловили?

— Потерпим, — ухмыльнулась «мисс Кэт».

— Так, — деловито объявил Федюсик. — Насчет того, что Вера еще и Кэт с собой приведет, я был не в курсе, так что придется эту сценку играть втроем. Вкратце объясняю, что тут происходило. Значит, ваш барин-гуляка оттрахал горничную то есть Шурку, и заснул у нее в комнате. А Шурка тем временем слиняла к офицеру, то есть ко мне. Офицер, как уже говорилось, поимел барыню-Ромасика, это все уже отснято Значит, Верка отследила, как офицер имел барыню — это мы позже доснимем, а Кэт подсмотрела, как офицер дрючид Шурку. И обе одновременно пришли к барину — стучать. Ну а потом, чтоб утешиться, барин вас обеих трахнет.

— Классно! — процедила Верка. — И почему я, блин, не лесбиянка-мазохистка? Ща бы сплошной кайф был…

— Ладно тебе, — отмахнулась «мисс Кэт», — нормальные бабки за два часа стыдобы. Можно подумать, что ты в номерах еще не натрахалась. Короче, Федюся, объясняй, что говорить, когда подол задирать и так далее…

— Объясняю. Сперва выходите за дверь и ждете там команды, точнее трех стуков, вот таких… — Федюсик трижды постучал согнутым пальцем по фанерной перегородке. — Это типа того, что вы сами в дверь постучали. После этого миледи говорит: «Антрэ!», что по-французки значит: «Входите!» Ну-ка, повторите, миледи!

— Антрэ! — прорычала Лена, чуя себя как на сковородке под наглыми взглядами бесстыжих баб.

— Нормально! — похвалил Федюсик. — Значит, после того, как будет «антрэ», вы, девочки, входите и делаете поясной поклон. Показываю… Ну а потом падаете на колени лицом к барину и говорите: «Не вели казнить, вели слово молвить!» Хором, поняли? Ну-ка, попробуем…

СКВОЗЬ БРЕД СУМАСШЕДШЕГО

Когда проинструктированные девки удалились за дверь, Лена свирепо зашипела на Федюсика:

— Вы что, господин режиссер, меня за дуру держите? Обещали, что мне надо будет только с Ромасиком, а теперь еще и с этими бабами?! Да в гробу я это видала!

— Тебе паспорт нужен? — оскалился Федюсик, со злости перейдя на «ты». — Нужен! И, как видно, очень нужен, раз ты готова в порнухе сняться. Но тогда уж не фига привередничать! Мне завтра как штык нужен фильм. Ну не знал я, что они припрутся! Короче, если я с тебя вообще денег не возьму, подойдет? Потому что если я не отсниму все, что надо, не смонтирую и не перегоню вовремя — минимум на пять кусков погорю. Ясна фишка?! Может, мне на колени перед тобой встать, а?

— Обойдусь, — проворчала Лена. — Ладно, что мне сейчас делать?

— Пока ложись на правый бок, так, как перед перерывом. Сосчитаешь про себя до пяти и потом поворачиваешься на спину, так, как сейчас, чтоб эта твоя резина одеяло оттопыривала. Потом девки войдут, скажут свою реплику. Дальше буду потом объяснять…

Лена вздохнула, повернулась на правый бок. Федюсик сам себе скомандовал: «Мотор!» — и включил камеру. После этого Лена посчитала про себя до пяти и повернулась на спину. Федюсик трижды стукнул согнутым пальцем по перегородке.

— Антрэ! — вовремя вспомнила Лена. Федюсик тут же повернул камеру на дверь, и на пороге появились Верка с «мисс Кэт». Обе неуклюже поклонились в пояс, а затем грохнулись на колени.

— Не погуби, барин! — взвыла «мисс Кэт». — Не вели казнить, вели слово молвить!

Верка прозевала реплику, и Кэт, позабыв про камеру, повернулась к ней и заорала:

— А ты чего молчишь, сука?

— Кто «сука»?! — окрысилась Верка. — Сама ты это слово!

— Стоп! — завопил Федюсик, выключая камеру. — Завязывай базар! Одна дура язык проглотила, другая, наоборот, разоралась… Ну и хрен с вами, переснимать не буду, времени нет. Но раз вы ругаться в присутствии барина начали, то он явно не должен этого так оставить. Миледи, сделаешь страшное лицо и скажешь: «Как вы посмели явиться сюда и нарушить мой покой?! Да еще и произносить здесь мужицкие ругательства! Я вас накажу, негодяйки! Аксютка! Бегом, принесешь сюда розги!» Верка будет Аксюткой и выйдет. А ты, Кэт, то есть, допустим, Анютка, останешься.

— Так чего, нас здесь и пороть будут? — проворчала Верка.

— Нет, — отмахнулся Федюсик, — Анютка, пока ты будешь за розгами ходить, расскажет барину про горничную, он ее трахнет и простит. Потом ты придешь, расскажешь про барыню, он тебя тоже поимеет и сечь не будет. Если ты, конечно, еще чего-нибудь не напортачишь… Так! Собрались, девочки! Вы двое, стойте на коленях, а ты, миледи, быстренько сделай страшное лицо и, как только будет «мотор», ори на них как можно громче. Можешь точно как я не повторять, но чтоб смысл был такой же. Уловила? Во, морда у тебя уже страшная! Мотор!

Лена и впрямь смотрела на девок, как Ленин на буржуазию. Само собой, не столько благодаря искусству перевоплощения, а как раз наоборот. Едва она начинала думать, что ей придется обниматься и целоваться с этими лахудрами, как у нее тошнота подступала к горлу. Конечно, через резиновый инструмент навряд ли спидуху поймать можно, но сифилис через поцелуи — запросто. Поэтому речь «барина» была довольно далека от текста, который на ходу придумал Федюсик, хотя, в общем, сохранила и смысловое содержание, и экспрессию:

— Ах вы, твари неумытые! Кто вас звал сюда, стервы? А? Барину почивать мешаете, да еще и материтесь? Ну я вас научу вежливости! Аксютка, бегом за розгами!

— Стоп! Нормально! — похвалил Федюсик. — Значит, сейчас я навожу камеру на вас двоих. Кто Анютка, кто Аксютка — помните?

Бабы кивнули.

— Значит, Верка встает, подбирает подол, чтоб не запнуться, и убегает. На самом деле остаешься за дверью и опять ждешь трех стуков. А Кэт ноет: «Не погуби, барин! Я к тебе шла, чтоб глаза на горничную открыть!» — и ползет к кровати, глядя на барина преданными глазами. Миледи, ты берешь ее за грудки и требуешь сурово: «Говори!» Кэт, ты что говоришь?

— Барин, Шурка-то, стерва траханая, после тебя к офицеру убежала! — выдала экспромт «мисс».

— Близко к делу, — кивнул Федюсик, — только, во-первых, горничная по фильму не Шурка, а Пульхерия, ну и, кроме того, в XIX веке выражение «стерва траханая» не употреблялось. Или уж говорили напрямую, или как-то обходились. Ладно, на ходу придумаешь.

Федюсик навел камеру на девок, стоящих на коленях. Верка замешкалась, чуть не запуталась в подоле сарафана, но все-таки сумела не грохнуться и скрылась за дверью. Кэт, которая четко врубилась в режиссерские установки, на коленях поползла к кровати, где грозно восседала Лена.

— Барин! Не погуби! — заныла Кэт. — Я ведь за тем шла, чтоб глаза тебе на горничную открыть!

Лена ухватила ее за перед сарафана и крепко рванула к себе:

— Говори!

— Пульхерия-то прямо отсюда, из-под вас, можно сказать, к офицеру побежала! — выпалила Кэт.

— Отлично! — воскликнул Федюсик, останавливая камеру. — Дальше в монтаже пойдет сценка, где я Шурку трахаю. А потом как барин — Анютку. Кэт, снимай сарафан. Остаешься только в сапожках и кокошнике. Миледи, ты только кальсоны снимаешь, а рубаху застегни, чтоб сиськи раньше времени не показывать. Поза сперва обычная, супружеская, так сказать. Кэт на спине, миледи сверху. Это я отсюда, общим планом возьму. Начинаем!

Кэт деловито стащила сарафан через голову, постаравшись не сдернуть кокошник. Под сарафаном у нее, конечно, ничего не оказалось, кроме коротких сапожек, должно быть, раздобытых у какого-нибудь ансамбля народного танца, и бус на шее. Белотелая, жирненькая, бесстыжая, она вальяжно развалилась на постели и, любовно погладив себя по увесистым сиськам, подбросила их на ладонях. Шлеп! Это ж надо сколько мяса дуре досталось!

— Интересно, блин! — с явной похотью в голосе произнесла она и прямо-таки с вожделением поглядела на то, как Лена спускает кальсоны. «Барин» явно чувствовал себя менее уверенно, чем несчастная эксплуатируемая. Как ни странно, Лена даже меньше Федюсика стеснялась, хотя он, при своей неустойчивой секс-ориентации, все же имел статус особи мужского пола. А вот раздеваться перед этой дурой бесстыжей ей было тошно. Но… Снявши голову, по волосам не плачут, а если назвалась груздем, придется лезть в кузов.

Внутренне поежившись от бесстыжих взглядов Кэт — если б маски не было, все бы увидали, что у нее лицо красное, — Лена вползла на кровать, придерживая свое «навесное оборудование», чтоб случайно не выскользнуло. Но все же встала коленями между ног толстомясой «Анютки» и ждала команды «Мотор!».

— Давай, запихивай! Не стесняйся! — подбодрил Федюсик.

— Так ты же камеру не включил, — смущенно пробормотала Лена.

— Не волнуйся, — пояснил «режиссер-оператор», — я ж говорил, что мне сейчас только общий план нужен. А сам момент засаживания мы попозже снимем, крупно, с ручной камеры. Давай, ложись на нее. Ноги только сожми крепче, и толкай, толкай!

Федюсик даже сделал несколько колебательных движений бедрами, демонстрируя, как надо толкать. Лена, в общем, и без него имела понятие, как мужики свою работу делают, только вот укладываться голым животом на зыбкое и потное пузо «Анютки» ей было не шибко приятно. И все же, собравшись с духом, улеглась, а затем без особых эмоций воткнула свободный конец фигулины в липкую дырку партнерши. Однако та, видать, была большой любительницей незнакомых ощущений.

— Ой-ма! — с явным удовольствием воскликнула «Кэт». — Он прямо как настоящий, блин! Греет!

— А как ты думала? — ухмыльнулся Федюсик. — Двадцать, первый век на дворе! Ну, миледи, работайте! Мотор!

Как ни странно, после того, как зажужжала видеокамера и Лена сделала первые движения, стыд куда-то улетучился. Ей стало как-то по фигу, что объектив смотрит прямо на ее голую попу, что Федюсик рассматривает ее в видоискатель, а острый бабский запах, исходящий от Кэт, перестал действовать на нее отталкивающе. И даже ненависть к этой сучке бесстыжей, как ни странно, сыграла положительную роль. Лена принялась за свое «непрофильное» занятие так, что видавшая виды баба аж заохала, жадно обняла «барина» руками и жарко забормотала ей в ухо:

— Ой, мамочки… Ой, родные! Да с тобой лучше, чем с мужиком…

Еще несколько минут назад Лену этот комплимент скорее всего не шибко обрадовал, но сейчас она еще больше распалилась. Тем более что тот конец фигулины, который у нее самой внутри находился, тоже совершал всякие нежно-горячительные скольжения. В общем, на нее все больше накатывало безумство, и даже вовсе сумасшедшая мысль в перебаламученном сознании появилась. Ей стало казаться, что резиновая фигулина постепенно к ней прирастает и она превращается в мужика…

— О-ой, ма-ма-а! — взвыла «Анютка», судорожно обхватив Лену руками и ногами. Кончила, зараза! Наверно, и Лена была близка к этому, но тут Федюсик сказал:

— Стоп! Вынимайте, миледи!

Лена невнятно, но очень по-мужски выругалась, а Кэт, отдуваясь, проворчала:

— Так классно было, на фига остановил-то?

— Еще раз напоминаю, — буркнул Федюсик, — мы бабки зарабатываем, а не удовольствие получаем. Сейчас будем крупняки снимать…

Но тут дверь отворилась и в комнату вошел Ромасик, из-за спины которого выглянула Верка.

— Чего ты спешишь? — сварливым бабьим тоном проворчал Ромасик. — Все равно ведь монтировать. Сделай общий план и с Веркой тоже. Заодно дашь миледи разрядочку, а то у нее животик заболит… Я же вижу, какое у нее сейчас настроение!

— Хрен с вами, девочки! — буркнул Федюсик. — Верка, раздевайся! Сарафан — долой, остальное оставляешь.

— Я же вроде должна была розги принести… — припомнила Вера.

— Это после отснимем. Миледи, вы готовы?

— Как юная пионерка, — проворчала Лена, — небось резина не размякла.

Впрочем, на раздевающуюся Верку онасмотрела уже не так, как перед тем на Кэт. Верка, конечно, тоже была в теле, но гораздо симпатичнее подруги. И складок поменьше, и ноги постройнее, и животик покрасивее. А груди вообще загляденье: большие, но упругие и не рыхлые. Но самое главное — Лена теперь знала, что у нее запросто может все получиться. А потому смотрела на «Аксютку» уже с самым настоящим вожделением. Верка же поглядывала на нее с опаской. Она, конечно, подсматривала через щелку на то, как «барин» трахал «Анютку», и ее, с одной стороны, любопытство одолевало, с другой — робость. Она, видно, все же инстинктивно не хотела этой противоестественной игры…

— Все лишние — за дверь! — скомандовал Федюсик. — Вера — на четвереньки. Миледи, заряжайте ей.

Верка, одетая только в кокошник, сапожки и бусы, с явной робостью вползла на кровать и, встав на четыре точки, пролепетала:

— Ой, только не сильно… Я боюсь!

— Не боись, — с видом бывалого человека подбодрила «Кэт», — она лучше любого мужика, между прочим! И залететь от нее невозможно! Хи-хи!

Лена, сама внутренне удивляясь темным чувствам, которые возбухли у нее, влезла на кровать и уже безо всякой робости потянула к себе Верку, ухватив ее ладонями за упругие половинки. Но так же просто, как «Анютке», вставить не удалось. Во-первых, снизу вверх — это не то, что сверху вниз, а во-вторых, Верка от страха зажималась маленько. Поэтому Лене пришлось надавить рукой снизу и насильно впихнуть инструмент. Верка охнула, но брыкаться и даже протестовать не стала — деньги манили. К тому же после первых же нескольких толчков, которые, должно быть, произвели на нее впечатление, Верка поймала кайф и стала толкаться задом навстречу Лене. Так пошло — лучше не надо. Верка ритмично заахала, даже иногда повизгивала, а Лена вновь почуяла, как до нее разрядка добирается. Но на сей раз Федюсик дал ей возможность довести дело до конца, и Лену так прохватило, что она навалилась на Верку, и обе они плашмя шлепнулись на постель.

— Снято! — объявил Федюсик, а затем пристально поглядел Лене в глаза, на манер боксерского рефери, определяющего «стоячий нокдаун». — По-моему, миледи, вы малость устали. Надо перерывчик сделать.

— Между прочим, — вновь появляясь из-за двери, произнес Ромасик, — если у нас раньше было времени вагон, то теперь — только маленькая тележка. Девушке в десять уезжать надо, а мы ей еще паспорт не сделали. Давай сейчас общий план со мной отснимем, потом ты пойдешь ей паспорт делать, а я все крупняки с бабами отсниму. Там все одно, кроме палок и дырок, ничего не видно. Мы-то можем хоть до утра возиться…

— Да ей отдохнуть надо, — пробурчал Федюсик, — полчаса, может, час.

— Сейчас уже половина девятого! — Ромасик показал висевшие у него на шее часы-кулон. — Час отдохнет — будет полдесятого! Соображайте, пан режиссер! Дайте ей маленько бодрящего из наших запасов. Часа на три будет свеженькая, а потом, когда в поезд сядет, заснет и до утра проспит без проблем. Нам, кстати, тоже взбодриться не помешает. Короче, доставай пузырь и пошли в гостиную!

— Только по пятьдесят грамм! — хмуро сказал Федюсик. — Все равно на шестерых больше не наберется. А то потом такого наснимаем…

— …Что заказчики с руками оторвут! — досказал Ромасик. — Доставай пузырь, не жадничай!

Федюсик отпер какую-то тумбочку и вытащил пузатенькую бутылку с длинным горлышком, вроде бы из-под болгарской «Плиски», но без этикетки.

— Пошли! — объявил он. — Штаны можно не надевать… В принципе это последнее замечание относилось только к Лене, потому что Верка и Кэт при всем желании штанов надеть не могли — у них были только сарафаны. Но поскольку они одеваться не стали, то и Лена пошла как была, в рубашке, которая только едва попу прикрывала.

В гостиной собрались все шестеро. Шурочка вытащила из шкафа пятидесятиграммовые стопочки, и Федюсик с величайшей точностью — глаз-алмаз!

— наполнил их некой темно-красной жидкостью, внешне похожей на кагор, но имевшей немного иной, непривычный, хотя и приятный запах.

— Это пьют залпом и без закуски! — предупредил Федюсик. — Ну, будем!

Все дружно опрокинули стопки. Лена аж крякнула: кагорообразная жидкость была покрепче 60-градусного виски.

— Ну и настоечка! — заметила Верка. — Жиганула — только так!

Уже минуту или две спустя Лена ощутила, что с ней происходит нечто странное. Усталость действительно как рукой сняло, но, кроме того, невесть откуда накатило совершенно буйное и бесстыжее веселье. Все тормоза куда-то подевались, ни одной серьезной мысли в голове не осталось, все окружающие казались прекрасными, а жизнь — не содержащей ничего опасного.

— Остатки — сладки, — пробормотал Федюсик, как видно, недоумевая по поводу слишком сильного действия своего снадобья. — Не иначе, вода улетучилась, и концентрация увеличилась.

Впрочем, это было последнее более-менее трезвое суждение. И на Федюсика, и на Ромасика, и на всех остальных уже нахлынула бесшабашная эйфория.

— Мальчики-девочки! — заорал Федюсик, будто совершенно позабыв о том, что говорил несколько минут назад. — А не послать ли нам весь сценарий на три буквы? Составим все камеры в спальне и сделаем групповушку, а? Капитальную такую!

— Правильно! — вскричал Ромасик и скинул халат, оставшись только в дамском белье. — Не правда ли, я классная девочка?

— Ты гений! — заверещала Кэт. — Засади ему, миледи!

— Куда? — не очень врубилась Лена, словно бы позабыв о том, с чего все начиналось, и растерянно захлопала глазами.

— Все туда же, милорд! — хихикнул Ромасик. — И все тем же… Только смажьте его чем-нибудь, а то это все-таки резина…

Мигом притащили вазелин, и Шура обильно смазала им резиновый пенис. В это же время Вера, не проявляя брезгливости и хихикая, смазывала вазелином задницу Ромасика. Когда вся подготовка была окончена, Ромасик с готовностью встал на четвереньки. Половинки его нежного, женственного зада разошлись в стороны, и прямо на Лену глядела теперь не очень аппетитная дырка. Но никакого отвращения она не испытывала. Наоборот, ей казалось, будто она делает нечто возвышенное и даже одухотворенное!

— Смелей! — подбадривали Лену бабы. Лена влезла на кровать, встала на колени и осторожно взяла Ромасика за бедра…

— Белый танец, белый танец! — блеял где-то далеко голос Федюсика. — Мадам ангаже месье!

Дальше все словно бы завертелось на карусели, перед глазами заметались лица, обнаженные и полуобнаженные тела, какие-то детали интерьера… Лене было необыкновенно хорошо, все ее тело переполнялось неким безумным наслаждением, которое казалось вечным, бесконечным и неисчерпаемым. Бред сумасшедшего, ей-богу!

ОТРЕЗВЕВШАЯ

Когда Лена вновь обрела способность соображать и, выражаясь по-научному, адекватно оценивать окружающую обстановку, то обнаружила, что находится уже не в подвальной студии, а в своем номере, и одета не в батистовую рубашку, а в свою собственную, привычную одежду. Даже вязаная шапочка была на голове, и ботинки уже зашнурованы. Как она поднималась из подвала, одевал ее кто-то или она сама одевалась — Лена совершенно не помнила.

Наверно, можно было запросто подумать, что она просто заснула тут, в номере, сидя в кресле перед телевизором, а все происходившее в подвале ей просто приснилось. Однако во рту чувствовался некий специфический вкус того самого напитка, которым Федюсик угощал свою «съемочную группу». Запахи какие-то прилипли — явно чужие, но знакомые по подвальным делам.

Чувствовала она себя вполне нормально, голова не болела, никакого похмелья не ощущалось, сухоты во рту не чуялось. Излишнего веселья она, правда, тоже не испытывала, но во всем теле никаких болезненных явлений не отмечалось. И сонливости тоже. Была эдакая трезвая, здоровая бодрость.

На столике рядом с Леной лежали два паспорта на имя Елены Павленко — общегражданский и заграничный. Ни того, ни другого у Лены до начала всей этой фантасмагории на руках не было. Но кто и как вручил ей эти паспорта, она абсолютно не помнила.

Конечно, Лена не преминула полюбоваться на фотографии в общегражданском паспорте. То есть на себя шестнадцатилетнюю и двадцатипятилетнюю. Поскольку, как уже говорилось, на самом деле Лене (вообще-то, Лиде) было двадцать два года, фотографии, по идее, представляли собой ее прошлое и будущее. Но, согласно паспорту, Лена состарилась аж на четыре года, и то, как видно, благодаря милости Федюсика, утверждавшего, что выглядит она на двадцать восемь — тридцать лет.

Лена не помнила, какой она была в шестнадцать лет, но мордашка кругленькой лупоглазой девочки, которая получилась на фото благодаря компьютерным ухищрениям Федюсика, ей очень понравилась. Сходство было несомненное, и вместе с тем фотография выглядела заметно более старой, чем фотография «двадцатипятилетней» Лены.

Загранпаспорт оказался менее интересным, там была та же фотография, «на двадцать пять лет», только по-другому оформленная.

Потом Лена поглядела на часы и заволновалась. На циферблате значилось 22.15, то есть тот самый «контрольный срок», по истечении которого ее собирались отправить из этого заведения на вокзал, вроде бы уже прошел. Неужели она проспала и «оказия» уехала без нее? Потом, правда, Лена припомнила, что Шурочка говорила не «отправят в десять», а «после десяти». Это, конечно, понятие растяжимое.

Но сомневаться пришлось недолго. В номер без стука вошла Шурочка, весело подмигнув Лене как старой интимной подружке. С собой она принесла, как ни странно… мотоциклетный шлем с темным забралом из оргстекла.

— Вот, велено тебе передать. Собирай вещички и спускайся вниз, минут через пятнадцать поедешь.

— На мотоцикле? — искренне удивилась Лена.

— Ну, вроде того… на снегоходе. Больше ничего не пройдет — метель бушует. Там, внутри шлема, еще шапочка есть, на манер омоновской — одни глаза видно. Это чтоб лицо не померзло… Ну, бывай, привет Москве! Жалко прощаться вообще-то! — и Шурочка ласково, но не без легкого похабства поглядела Лене в глаза.

— Взаимно, — пробормотала Лена, у которой все шибко перепуталось в голове, а потому не сумела сразу припомнить, чем могла уноровить здешней обслуге. Впрочем, на всякий случай, перед тем как надеть шерстяной подшлемник с прорезью для глаз — даже рот и нос были закрыты, Лена поцеловала Шурочку в пухлую щечку. Шурочка тоже ее чмокнула и торопливо убежала.

Конечно, и шлем, и подшлемник Лену очень устраивали. Если эта жуткая Валерия все еще здесь, то даже, столкнувшись с Леной нос к носу где-нибудь в коридоре или на лестнице, она вряд ли узнает ее через эти намордники. Конечно, Валерия могла и по одежке ее опознать, но все-таки прикид у Лены не самый запоминающийся. Таких курток, джинсов и ботинок полным-полно.

Перед тем как выйти из номера, Лена, конечно, запихнула в куртку документы, а заодно проверила бумажник. Федюсик, похоже, и впрямь ничего не взял с нее за загранпаспорт. Наверно, надо было зайти и попрощаться, спасибо сказать, но Лене уж очень хотелось поскорее убраться отсюда, пока ее Валерия Михайловна не сцапала. Пистолет оказался на месте, пять патронов из «маргошки» никуда не испарились, а никаких иных вещей после потери рюкзачка у Лены не было.

В общем, Лена торопливо покинула номер и спустилась вниз, в фойе, где висели картины и сидел уже другой «портье» — мордастый такой, в камуфляжке. Как видно, он был в курсе дела, потому что, увидев нечто в мотоциклетном шлеме — фиг поймешь, мальчик или девочка, тем более что рост у Лены за метр семьдесят! — охранник вопросов задавать не стал, а только указал на все тот же диванчик под лосиными рогами, тот, где Лена утром дожидалась Федюсика. Прямая и зеркальная копии «Утра в сосновом лесу» тоже никуда не делись.

Странно, но Лена теперь, после знакомства с Федюсиком и Ромасиком — она почему-то не сомневалась, что кто-то из них нарисовал эти центрально-симметричные копии! — кажется, начала понимать скрытый смысл, вложенный в этот живописный фокус. Хотя, как уже отмечалось, в живописи совершенно не разбиралась, и если б ее спросили, как называется помянутая картина Шишкина, скорее всего ответила бы: «Мишка косолапый» или «Три медведя».

Смысл этот, как ей теперь казалось, отражал двойственность сознания этих ребят, главным образом, конечно, в области секса. Потому что им, то ли от избытка ума, то ли от каких-то еще причин, хотелось, как говорится, побывать «на обеих сторонах». Сразу же всплыли из памяти картинки той абсолютно бесстыжей групповухи, которая развернулась в подвале после того, как Федюсик угостил всех своим пойлом. Причем если непосредственно в то время, когда эти дела происходили, и Лена пребывала в полубезумном состоянии, все казалось какой-то каруселью и сливалось в одно сумасшедшее и ненормально-веселое действо, то теперь стали вспоминаться всякие детали происходившего…

При этих воспоминаниях Лена испытывала то легкий стыд, то отвращение, но чаще всего некое странное и даже приятное изумление. Например, ей запомнилось, что в то время, как она со своим искусственным «прибором» изготавливалась, под животом Ромасика поднялся самый обычный, природный.

Конечно, ярче всего врезался в память тот сумасшедший миг, когда Лена, ухватившись руками за свой резиновый пенис, прижала его головку к отверстию и потянула Ромасика на себя. У нее даже сейчас легкая дрожь по телу пробежала, когда вспомнилась жутко срамная картинка: резиновая головка растягивает края отверстия и мягко, плавно проскальзывает внутрь… А как сладко ей стало, когда нежная, совсем бабья попа Ромасика прижалась к ее животу! Ни за что бы представить не могла, что ей это в кайф покажется!

Но дальше еще круче и удивительней пошло. «Стоп! — воскликнула Шурочка. — Чур я поперек!» Лена, конечно, и спрашивать не стала, что это Шура собирается делать. А та быстро поднырнула под живот Ромасика, в мгновение ока надела себя на его натуральный инструмент, повернулась и действительно оказалась лежащей поперек Ромасика и угодившей «на третий этаж» Лены. Ни фига себе, заявочки?!

Верка тоже прикол отчудила. Заверещала что-то типа того: «Погодите, я ему под голову лягу!» Уселась, откинувшись спиной на подушки, раздвинула ноги, и Ромасик, уже зажатый между Леной и Шурочкой, уткнулся лицом прямо в Веркину писюху! И как пошел орудовать там губами, и языком, и даже носом! А Верка, задрав ноги, забросила их Ромасику на плечи, а руками дотянулась до его силиконовых сисек, гладила, щупала вовсю… Ух, срамота-а!

Лена при таком раскладе оказалась возлежащей на нежной и гладкой спине Ромасика, но держалась не за него, а за Веркины коленки. Ромасик же, которого Лена продолжала интенсивно трахать, лежал поперек бедер Шуры и умудрялся дрючить пухленькую каким-то непостижимым для Лены образом. И вроде как они друг другу не мешали, даже при том, что Ромасик с превеликой страстью лизал и сосал еще и Верку, которая аж выла от восторга.

Такой фантастической лихости Лена еще не видывала. И вообще ей в жизни бы не поверить, что этот пидор — слово «трансвестит» Лене было не по карману! — одетый и намазанный, как баба (да еще и с пришитыми сиськами!), смог одновременно, можно сказать, одним махом, обработать сразу трех баб! Ведь всех, гад, довел до финиша!

Конечно, память сохранила далеко не все, тем более что Лена вовсе не все время глазела на происходящее, а даже, наоборот, очень часто зажмуривалась. Иногда чисто от наслаждения, а иногда оттого, наверно, что хотела убедиться

— это не сон. Поскольку все творившееся в «барской спальне» казалось ей какой-то фантасмагорией, которая даже во сне не может присниться.

Наверно, именно поэтому на некоторое время Лена потеряла из вида Федюсика и Кэт. Когда они втиснулись в эту кучу-малу, ей тоже не удалось уследить. И лишь потом обнаружилось, что Верка лежит головой уже не на подушке, а на животе своей матерой подружки, которую усердно трахает Федюсик… Да, были люди в наше время!

Но главное, что только сейчас изумило Лену — тогда она вообще ни о чем не думала! — состояло в том, что все это веселое бесстыдство происходит не в какой-то дружной компании давних знакомцев, а между людьми, в сущности, совершенно чужими. Не говоря уже о ней, Лене, вся эта публика собралась, по выражению Федюсика, «не удовольствие получать, а деньги зарабатывать», однако же, судя по всему, народу как-то удалось совместить приятное с полезным. Возможно, конечно, благодаря Федюсиковой настойке — чего он там нахимичил, интересно?

Как змеи, блин, сплелись! Всего в нескольких сантиметрах от ее носа был затылок Ромасика и его по-женски пахнущие волосы, по которым, зарываясь в них пальцами, время от времени путешествовали ладони Веры. Руки Ромасика проходили под Веркиными коленями, обвивали ее мокрые от испарины, лоснящиеся розово-белые ляжки, растягивали их и сжимали по своему усмотрению. Ягодицы Ромасика ритмично толкали Лену в живот. Одновременно руки Лены возлежали на теле Шурочки, тоже активно двигавшейся под всей этой египетской пирамидой. Правая рука постоянно натыкалась на зыбкие и очень нежные Шурочкины грудки, а левая лазила по округлым коленкам… И сейчас еще словно бы слышались чьи-то мученически-сладкие вздохи, чмоканье, писк, повизгивание… Густая смесь всякого рода запахов еще чудилась в воздухе, хотя здесь, в фойе, конечно, ничем таким не пахло.

Ну и бесились же они, „калэмэнэ! Все тряслось, ворочалось, гнулось, скрипело… Это же надо — три с одним, и так славно! Или четыре с двумя, хрен поймешь… И не мешали друг другу, не соперничали из-за Ромасика или Федюсика, а без скандала, распределив роли, получали удовольствие! Потому что никто никого персонально не любил, а все просто отрывались от души. Клево!

Звук шагов отвлек Лену от всех этих приятных воспоминаний.

В фойе появился человек, одетый в короткий дубленый полушубок, мотоциклетный шлем с очками-консервами, подшлемник того же образца, что у Лены, ватные штаны и настоящие собачьи унты. За спиной у него висел небольшой кожаный рюкзачок.

Человек этот сипло сказал, поглядев на Лену:

— Слабо вы оделись! Мороз за двадцать, метель и ветер. А времени на переодевание уже нет — опаздываем. Пошли!

«Суровый мужик! — заметила про себя Лена. — Хотя и заботливый. Ну то, что ворчит, это понятно. Небось только что приехал, думал врезать пару стопок для сугрева — и в койку. А тут на тебе — вводная: бери какую-то дуру и вези в город среди ночи, в мороз и метель…»

Мысленно произнеся слово «вводная», Лена вспомнила отца. Он был военный, прапорщик, кажется. От него она часто слышала это слово и запомнила. Отец большим казался, сильным, хотя, вообще-то, ростом был пониже матери. И добрым был, очень добрым — это уж точно. А его почему-то в тюрьму посадили, вроде бы украл что-то из части. Тогда Лене-Лиде — ее папа Лидуськой звал — всего девять лет было, в третий класс ходила. Вот с этих пор все беды и начались… Мамаша в два счета нового мужа нашла, увезла к нему в другой город и Лиду, и Галочку, сестренку младшую. Года два прожили нормально, дядя Михаил был вроде бы не вредный, хотя, конечно, все-таки не настоящий папа. Но потом мать и от этого загуляла. Михаил этот с горя запил. Помирились, но пить он не бросил. С работы то ли сами ушли, то ли их повыгоняли, стали торговать водярой. Дома черт-те что творилось. Пошли разборки, пьянки — дым коромыслом. Короче, в один прекрасный день ушли Лида с Галочкой в школу из дома, а пришли к пожару. И до сих пор неизвестно, что там стряслось. То ли мать с отчимом просто сигарету с похмелья не туда бросили, то ли их сперва придавили, а потом подпалили. Лиде уже тринадцать было, а Галочке — только восемь. Они тогда надеялись, что папа из тюрьмы вернется и их к себе заберет. А он не вернулся. И где он, что с ним сталось — неизвестно. Теперь-то кажется: может, оно и к лучшему? Это он тринадцать лет назад был добрым, а каким его тюрьма сделала — черт его знает? Лена уж навидалась этих зэков бывших… И настоящих бандитов, и «мужиков», и всяких там «опущенных». Ничего особо приятного не увидела.

Два года Лида с Галочкой в одном детдоме жили. Вот тут такой прикол получился, что Лену и до сих пор злость одолевала.

Приехали в этот детдом какие-то иностранцы. Пожилая такая бездетная пара. Смотрелись по нашим стандартам лет на сорок, но, может, им и за шестьдесят было — импортные молодиться любят, особенно если богатые. Вот эти богатень-кие и решили кого-то из бедных русских сироток облагодетельствовать. Походили, поглядели — и выбрали Гальку. Она, конечно, была посимпатичнее Лиды. Веселенькая, бойкая, вежливая. Потому что в детдоме ее даже мальчишки обижать боялись — знали, что со старшей сеструхой придется дело иметь. Лиде, нынешней Лене, тогда пятнадцать было, она уже до нынешних размеров вымахала и могла так врезать, что мало не покажется.

Конечно, семейке этой импортной объяснили, что у Гали старшая сестра имеется, и, вообще-то, если удочерять, то лучше обеих. Интуземцы решили поглядеть, пригласили на просмотр Лиду. А у той морда протокольная, взгляд убойный, на кулаках ссадины… Ясное дело, кому такой довесок нужен? Наверно, по этому случаю могли бы импортные и от Гальки отказаться, начали чего-то шуршать по-своему. Вроде бы Лида с Галькой еще загодя уговорились: если удочеряться — то вместе. Но как только импортные начали дипломатию разводить, типа: «Диар, Галья, нам вери не хочется разлучать ю с юар систер…», эта поросюшка несчастная, видя, что от нее заокеанская жизнь уплывает, как заорет: «Ноу, я хочу с вами!» И рев подняла, в ножки бросилась. Те, импортные, должно быть, не врубились, решили, что Галька, засранка мелкая, просит, чтоб их обеих удочерили. Расчувствовались, должно быть, и сказали, что, мол, олл райт, берем обеих. Но Лида-то по-русски лучше их понимала и слышала, как сестренка, за которую она всю жизнь заступалась, ее предала. И потому взяла, да и заявила со злости: «Забирайте вы ее! А мне ваша Америка на хрен не нужна!» Ну и добавила еще пару слов, которые даже переводу не поддаются. А под самый финиш, скорее из хулиганских, чем национально-патриотических побуждений, спела «Гремя огнем, сверкая блеском стали…». Эту песню папа пел, когда День танкиста отмечал. Навряд ли импортные эту песню знали, но слово «Сталин», которое там присутствовало, наверняка поняли. И подумали, что везти такую хулиганистую, да еще и прокоммунистическую девицу в свободный мир — слишком большой риск. В общем, Гальку они забрали, а Лида осталась. Сколько раз она потом, когда. жизнь припекала, называла себя дурой — не счесть!

Все это Лена на ходу вспоминала, шагая за сиплым мужиком к теплому гаражу, где стоял «Буран». Во дворе, внутри забора, между большим домом и мелкими строениями ветер еще не сильно доставал, но мороз уже чувствовался. Курточка, джинсы и ботинки на такой мороз явно не рассчитывались. Лена начала мерзнуть еще тогда, когда мужик отпирал гараж и выкатывал снегоход.

— Сколько ехать придется? — спросила она у водителя.

— Не очень долго, — просипел тот, опуская на глаза защитные очки, и взялся заводить «Буран». — Замерзнуть не успеешь…

Мотор завелся, сиплый оседлал снегоход, Лена уселась ему за спину. Газ! «Буран» ринулся вперед, прорезав фарой темень леса…

Часть третья. ГОНКИ НА ВЫЖИВАНИЕ

ЗА СПИНОЙ У СМЕРТИ

Ух! Ну и лихач этот сиплый! У Лены все поджилки тряслись, когда этот тип прогонял снегоход сквозь узкие промежутки между елками. То ли он шибко злой на свою пассажирку по поводу того, что ему из-за нее в метельную ночь велели в город ехать, то ли просто собственной жизни не жалеет. Прет, как танк! Но танк — это все-таки танк. Ежели танк дерево ударит, то плохо будет дереву, а не танку. Он бронированный, его специально делали для того, чтоб он мог все давить и ломать на своем пути. А у снегохода если и есть с танком что-то общее, так это гусеница. Попадись на пути пенек, присыпанный снегом, — можно и лыжи поломать, и такой кульбит совершить, что потом пару лет в больнице провести придется…

Насчет того, чтоб замерзнуть, Лена не боялась. Все-таки кожаная куртка от встречного потока воздуха более-менее защищала, уши-нос, укрытые забралом шлема и подшлемником, тоже не страдали, а ноги грелись от двигателя и его выхлопных труб. Правда, Лена догадывалась, что ежели этот водитель-камикадзе все же поломает свой драндулет и при этом оставит ее в живых, то шансы обморозиться или вовсе замерзнуть у нее сильно увеличатся.

И все-таки о главной опасности для себя она не догадывалась. Напротив, она была убеждена, что сейчас удаляется от этой опасности со скоростью примерно сорок километров в час. Или даже шестьдесят — спидометра она не видела.

Таковой главной опасностью Лена считала Валерию Михайловну, которую помнила голубоглазой блондинкой в кожаном пальто с черно-бурой лисой на воротнике. Ну и прилагавшегося к Валерии шофера Андрея она, конечно, тоже опасалась. В том, что ее везет сейчас не Андрей, Лена не сомневалась — сиплый мужик был на голову ниже и даже в полушубке выглядел поуже в плечах. А насчет Валерии Михайловны в роли водителя снегохода она и вовсе не думала.

Во-первых, ей казалось, что такая важная дама нипочем не сядет за руль сама; во-вторых, глаза снегоходчика она сквозь прорези в подшлемнике разглядела — они оказались карими; наконец, в-третьих, Лена прекрасно помнила голос «Лисань-ки-Чернобурочки» (она все еще понятия не имела о том, что до сегодняшнего утра существовала настоящая Лииса Карловна Чернобурова).

Увы, несмотря на все эти, казалось бы, убедительнейшие аргументы, Лена ошибалась. В данный момент она в буквальном смысле сидела за спиной у собственной смерти. Снегоходом управляла именно Валерия Михайловна, и никто другой.

Голос она изменила не специально. Просто случайно сорвала его, выйдя во двор и крикнув охранникам, чтоб расчистили выезд из ворот, ибо сугробы, наметенные в течение дня, уже привалили обе створки. Гаркнула во всю глотку и хватанула холодного воздуха с ветерком.

О том, что за спиной у нее сидит чернявая «Анжела», которая до сих пор жива, несмотря на то что должна была еще утром взорваться вместе с Шиповым, Валерия не знала. Даже когда Лена спросила, долго ли ехать придется, голос пассажирки показался ей незнакомым. И немудрено, ведь Лена говорила сквозь подшлемник. Наверно, если б Драч не сказал загодя, что надо «гостью» отправить, Валерия тоже могла бы подумать, что мужика везет.

Впрочем, кто бы ни сидел сейчас за спиной у Валерии, судьбу его она решила, еще сидя в кабинете. Ни на какой вокзал, конечно, везти свою пассажирку она не собиралась. В кармане у Леры лежала авторучка, заряженная шестью шприц-иглами со снотворным, которое вкупе с морозом и метелью должно было даровать «гостье» вечный сон. Единственное, что Валерия пока не определила, так это то, где именно осуществить задуманное. Сначала ей казалось, что достаточно отъехать на пару километров от клуба, остановиться, сделав вид, будто что-то сломалось, заболтать пассажирку, а потом, незаметно достав авторучку, стрельнуть ей иголкой в ногу.

Но потом показалось, что этот вариант не очень надежный. Конечно, Валерия сказала охранникам, будто в клуб сегодня уже не вернется, а поедет ночевать на свою старую дачу. Это было придумано для того, чтоб в клубе подольше не волновались по поводу ее отсутствия. Однако вполне возможно, что среди ночи может позвонить Сенсей. Он уже сейчас почти наверняка ищет Драча, который, судя по его звонку, решил скрыться с горизонта. Звонок Сенсея может последовать и раньше, даже вот сейчас, когда Лера гонит «Буран» через лес. Ему скажут, что Валерия Михайловна самолично повезла на вокзал «гостью» Драча, а самого Драча в клубе сегодня не былo. Сенсей почти наверняка отправит своих парней на вокзал, потому что заподозрит, будто вместе с «гостьей» — если таковая вообще существует! — Валерия повезла на вокзал и Драча. Поскольку Сенсей прекрасно знает, за сколько времени можно доехать от клуба до вокзала, он уже через час поймет, что либо Валерия с Драчом поехала вовсе не на вокзал, а прямо на свою старую дачу, чтоб спрятать там несчастного Тему, «либо вообще в неизвестном направлении. Не будет он исключать и вариант с какой-либо аварией или поломкой. Так или иначе, но он может приказать охранникам клуба вывести из гаража еще один или два снегохода, в частности канадские „Бомбардье“, которые использовались для катания по лесу всяких VIP-гостей клуба, и произвести, как выражаются по-гранцы, „прямую отработку следа“. Метель навряд ли успеет полностью заровнять следы лыж и гусеницы. Если это будет через полтора, два или даже три часа, не исключено, что „поисковики“ наткнутся на еще живую „гостью“. Впрочем, даже если они найдут труп, то сразу многое поймут.

Правда, при благоприятном стечении обстоятельств уже меньше чем через два часа, в полночь, Валерия будет находиться в воздухе. Увы, стечения обстоятельств бывают не только благоприятные. Погода-то аховая! То, что хорошо для сокрытия следов на земле, может оказаться препятствием для взлета. Конечно, русская авиация, как принято считать, является всепогодной, но все же если полосу капитально заметет, то вылет могут задержать, а то и вовсе отменить. Возможно, что для этих нелегальных полетов оставлено какое-то очень узкое «окно» по времени. В общем, не исключено, что Валерия сегодня вовсе не улетит и ей придется воспользоваться своими «запасными вариантами».

Конечно, как и планировалось, она должна уточнить все у знакомого майора, позвонив ему по сотовому со старой дачи. Если на вопрос: «Это военторг?» — он ответит: «Вы ошиблись!», значит, все нормально, и вылет состоится, если ответ будет: «Вы не туда попали!», значит, все откладывается на двое суток минимум. Так или иначе, но старой дачи ей сегодня не миновать. Если она улетит — тогда в принципе наплевать, найдут «гостью» или нет, а вот если вылета не будет, тогда на эту дачу по следам «Бурана» прибудут охранники Сенсея. Одно дело, если живой «гостьи» или ее трупа они не обнаружат — Лера может сказать, что благополучно отправила ее с какой-нибудь станции, чтоб не заезжать в город на «Буране», совсем другое, если «гостью» найдут мертвой или живой.

Так что надо было всерьез продумать, где отделаться от ненужной пассажирки, не оставив при этом лишних следов. Ведь даже закопав ее, сонную, в снег, можно столько натоптать вокруг, что сразу все станет понятно. Ведь под рыхлым, свеженаметенным снегом — твердый, слежавшийся наст. Если уж зарывать — то в него, а без лопаты это трудновато. Опять же, продавив наст, провалишься по пояс, и такие следы до завтра не исчезнут.

И тут Валерия вспомнила, что немного в стороне от хорошо известного ей маршрута к старой даче есть небольшой овражек с крутым, обрывистым склоном, а по краю этого обрыва растут с небольшими промежутками всякие елочки-сосенки. Если усыпленную «гостью» довезти до промежутка между елочками и кинуть под обрыв таким борцовским приемом, как бросок через голову, то она пролетит в воздухе пару метров и исчезнет на дне оврага. А около лыжни снегохода останется только несколько следов. Ну, допустим, сошли девушки, пописали и дальше поехали. Обрыв метров пять высотой, ночью ни черта не разглядишь, да и не станет никто смотреть — ведь следов, ведущих непосредственно к обрыву, не будет…

Загвоздка была только в том, что Валерия последний раз побывала на этом обрыве прошлым летом, а зимой приезжала туда аж в позапрошлом году. Конечно, вряд ли за два года там что-то существенно изменилось, но все-таки представления об этом самом овражке и даже о том, как туда доехать, у нее были довольно смутные.

Тем не менее Валерия свернула вправо с полузаметенной лыжни, которую оставила утром. «Буран» пошел по целине заметно медленнее, лыжи глубже садились в снег.

Лена на изменение курса никак не отреагировала. Больше того, она просто не заметила, что снегоход поехал куда-то не туда. И волноваться, естественно, не стала. Напротив, ей стало поспокойнее, поскольку она почувствовала, что «Буран» едет медленнее, неторопливо объезжая большие деревья и пни. .

Проехали эдак с километр, и Валерия почуяла, что ведет «Буран» неизвестно куда. Во всяком случае, по ее разумению, овражек уже должен был появиться где-то справа. Ориентиром должны были послужить все те же елочки-сосенки, растущие вдоль обрыва, однако вместо них фара высвечивала из темноты черно-белые стволы больших берез. А когда роща осталась позади, «Буран» очутился посреди какой-то незнакомой прогалины и начал спускаться вниз по пологому склону.

Валерия вообще-то неплохо знала здешние места, но что-то не могла припомнить, куда попала. Березовая роща, по идее, на таком расстоянии от клуба была всего одна, но она вроде бы располагалась далеко от оврага. А такой большой прогалины и вовсе не числилось. По крайней мере, насколько помнилось Валерии.

Чуть позже уже после того, как «Буран» проехал низину и стал подниматься вверх, Лера догадалась, что это вовсе не прогалина, а выруб. На этой стороне лога из-под снега просматривалось множество пней, и явно довольно свежих. Похоже, что кто-то хорошо прошелся по здешней заповедной березовой роще с бензопилами. Может, еще осенью, а может — уже зимой. Березу пилят чаще всего на дрова — в этом ее главная ценность. Конечно, в Лавровке большая часть поселка состояла из домов с печным отоплением, но во все прошлые годы эти самые частники неплохо обходились без этой самой заповедной рощи.

По сути дела, полноправными хозяевами заповедника были Драч и возвышавшийся над ним Сенсей. Если б какой-то нахал, даже очень богатый и влиятельный, имел наглость без спроса направить сюда лесорубов, чтоб заготовить энное число кубов леса, то, даже раздав нужные взятки всем официальным чиновникам, вплоть до Министерства природных ресурсов («проглотившего» бывшую Федеральную службу лесного хозяйства), он мог бы сильно пожалеть о своем решении. Березовые дровишки обошлись бы ему по цене красного или черного дерева — и это как минимум. А как максимум, он мог бы вообще получить пулю, ибо Сенсей и Драч, как уже отмечалось, очень любили природу и числились членами соответствующего клуба.

До сих пор, насколько было известно Валерии, ни одного безумца, желающего посягнуть на заповедник, контролируемый альянсом «Куропатки» и «Лавровки», не находилось. Отсюда неизбежно следовал логический вывод: березы повалили с их одобрения и согласия. Следующим по логике вещей должен был прозвучать вопрос: «А на хрена?»

Валерия никогда не работала таксатором и не могла даже приблизительно прикинуть, сколько кубов березы можно напилить с полутора гектаров — площадь вырубки вряд ли была больше. Но о том, что, если все это пустить на дрова, особо много не заработаешь — догадывалась. Тем более что заготовка дров в заповеднике требовала кое-каких отстежек, а вокруг города было полно мест, где без особых сложностей народ заготавливал точно такую же березу. Во всяком случае, особого дефицита дров пока не наблюдалось. Так что вряд ли Драч или Сенсей решили делать на этом большой бизнес.

На что еще можно пустить березу? Карельская вроде бы считается поделочным материалом — опять Карелия, не к ночи будь помянута вместе с Лиисой Карловной, чтоб ей ни дна ни покрышки! Но эта береза не карельская, и количество каповых наростов на ней невелико.

Еще из березы делают деготь, но эпоха использования его в качестве смазочного материала для телег и сапог в общем и целом давно прошла. Разве на дегтярное мыло употребляют, да и то наверняка предложение опережает спрос.

Активированный древесный уголь — вещь более полезная в современных условиях, но опять же для того, чтоб его получить, вовсе не обязательно вывозить березу из заповедника.

Но что бы там ни было, любопытно, что ни Сенсей, ни даже Драч ровным счетом ничего не сказали заведующей «Клубом любителей природы». Хотя обычно о всяких хозяйственных делах в заповеднике ее извещали. Наверно, если б речь шла просто о заготовке дров или там сырья для производства дегтя, никто не стал бы от нее скрывать такую ерунду. Стало быть, Сенсей и Драч сочли необходимым, чтоб госпожа Корнеева об этом не знала. Навряд ли просто потому, что ее в ближайшее время предполагалось «уволить» и заменить Чернобуровой. Как раз наоборот, ей не следовало этого знать, потому что Валерии еще предстояло месяц-другой или даже дольше пребывать на своем посту. То есть они, вероятно, предполагали, что заведующая заинтересуется странной историей с экономически невыгодной вырубкой березы в заповеднике и может сунуть нос поглубже. А это было чревато раскрытием какой-то серьезной тайны, в которую был посвящен достаточно узкий и строго ограниченный круг лиц.

Как только Валерия об этом подумала, то у нее в голове словно реле сработало, даже щелчок какой-то почудился: Шипов!

Единственным, что от нее скрывали и к чему не допускали, была та деятельность, которой занимался бывший юннат в подвале старой конюшни. Герметические двери явно показывали, что там нечто не совсем безобидное происходило…

Валерия почти как автопилот управляла снегоходом и спохватилась только тогда, когда обнаружила, что вырубка осталась далеко позади и она укатила еще на несколько километров в сторону от своей «трассы», ведущей к дачному поселку. Надо было поворачивать влево и ехать обратно. Да и вообще, надо поскорее найти овраг, отделаться от этой дуры, сидящей за спиной, и мотать отсюда поскорее.

«Буран» она повернула, но отделаться от своих размышлений не могла. Теперь ей вспомнилась так и не вскрытая упаковка, которую по приказу Драча Гундос раздобыл на фабричке. Та, обнаружившаяся в рюкзачке, забытом чернявой Анжелой. Сейчас она лежала в другом рюкзачке, висевшем за ее, Валерии, спиной.

Логика такая. Шипов — генетик. Березы растут везде, а их пилят именно тут, в заповеднике. Значит, они чем-то отличаются от других. Генетически отличаются! Хотя внешне, может быть, и не выглядят мутантами. Фиг его знает, может быть, двадцать пять — тридцать лет назад, когда пионер или комсомолец Шипов начинал работать на университетской биостанции, тут проводились какие-то эксперименты с этими березами. Облучали их чем-нибудь, опрыскивали или иным образом обрабатывали. И возможно, что из древесины этих берез Анатолий Олегович собирался получить некий материал, необходимый для своих небезопасных опытов.

Однако уж кто-кто, а Валерия как заведующая «Клубом любителей природы» хорошо знала, что такого количества березовых хлыстов, какое могло быть спилено на этой полуторагектарной делянке, в клуб никогда не завозили. Котельную вообще углем топили, а для каминов в четыре VIP-номера на третьем этаже привозили сосновые дровишки для приятного смолистого запаха.

Стало быть, если эту, условно говоря, «спецберезу» где-то перерабатывали, то не здесь. Лесохимических предприятий в области было достаточно много, но в общем и целом они производили всякие традиционные продукты переработки: гидролизные спирты, канифоль, скипидар, тот же деготь или там активированный уголь. Так или иначе, но такой солидный объем — несколько сот кубов, могли переработать только там.

Опять же не подлежит сомнению, что там, на этих предприятиях лесохимии, из «спецберезы» не производили ничего необычного. Возможно, все тот же деготь или активированный уголь. Сделка могла пройти по бартеру: мы вам столько-то кубов березы, вы нам из этой березы — столько-то литров или там килограммов дегтя.

А уже потом эти самые «литры-килограммы», то есть намного меньшие физические объемы, могли приехать на какую-то маленькую фабричку во дворе дома 47 по Федотовской улице — имеющей, однако, проходную, на которой рабочих досматривают при выходе! Правда, ее, как выяснилось, легко обойти, перебравшись через забор, что и сделал Гундос, но это вовсе не значит, будто так было всегда. В СССР практически каждое предприятие было до некоторой степени оборонным. Даже на макаронных фабриках, при неоходимости, можно было на том же оборудовании выпускать артиллерийский порох. То, что нынешняя фабричонка на Федотовской, 47, захирела, но тем не менее не закрывается и не распродается, может как раз свидетельствовать о том, что у нее есть какая-то «военно-учетная специальность», причем достаточно важная, ежели, несмотря на всеобщее сокращение ВС и конверсию ВПК, продолжают содержать ее себе в убыток. Возможно также, что там стоит некое достаточно редкое оборудование, допустим, законсервированное.

Соответственно, можно предположить, что полученный из «спецберезы», условно говоря, «спецдеготь» уже нелегально или полулегально прошел там, на этом «редком оборудовании», вторую фазу переработки и превратился в нечто, лежащее теперь в рюкзачке, за спиной у Валерии…

Нет, нельзя все-таки вести транспортное средство и отвлекаться на посторонние мысли! И на оживленной автотрассе, и в глухом, безлюдном лесу это одинаково опасно.

Те самые «елочки-сосенки», росшие по краю обрыва и которые Валерия так жаждала отыскать, возникли из темноты внезапно. И увы, не слева или справа от снегохода, а прямо впереди. Задумавшаяся Валерия не успела отреагировать вовремя, и «Буран» вынесло на обрыв.

— А-а-а! — заорала в испуге Лена и, как утопающий за соломинку, ухватилась за еловую ветку, проносившуюся мимо нее. А вот Валерия, испустив какой-то невнятно-сиплый хрип ужаса, вместе со снегоходом полетела с обрыва вниз, на дно оврага…

СО СТРАХАМИ В ОБНИМКУ

Ветка тощей елочки оказалась слишком хилой, чтоб удержать вес Лены, умноженный на скорость снегохода. Она оторвалась от ствола деревца, но все же помогла Лене не улететь вниз вместе с «Бураном» и Валерией. Лена соскользнула с машины и шлепнулась спиной на снег совсем рядом с обрывом, на пару минут потеряв сознание — скорее всего со страху.

Очнувшись, Лена села, повертела головой, пошевелила руками и ногами — все работало, ничего всерьез не болело. Поднялась на ноги, глянула вниз. Разглядеть что-либо на дне оврага было трудно, но сквозь шум ветра, гоняющего по лесу метельную круговерть, ей послышался слабый стон.

И хоть еще полчаса назад Лена про себя материла этого лихача-придурка, мчавшегося по лесу как угорелый, бросить снегоходчика в лесу, не убедившись в том, что он насмерть убился, ей совесть не позволила.

Спускаться вниз прямо здесь, с крутизны, она не решилась. Проваливаясь в снег по колено, пошла вдоль елочек и вскоре нашла более-менее пологий спуск и кое-как не то сошла, не то съехала в овражек. Тут, на дне, оказалось снегу уже по пояс, и Лена догадалась, что ей будет проще не пробиваться через него, а ползти по-пластунски. Правда, темень тут была несусветная, и Лене не раз казалось, будто она уже потеряла ориентировку и ползет в обратную сторону. Возможно, если б она поддалась этому ощущению, то наверняка закружила бы на одном месте и совсем запуталась. Но все-таки бог помог, наверно, и Лена совершенно неожиданно наткнулась на «Буран», торчащий из сугроба, куда ушел наискось почти на две трети. Он при падении, конечно, заглох, и, судя по всему, безнадежно. А где ж водитель-то?! Вот тьма проклятая!

— Эй! — позвала Лена. — Как тебя там? Ты где?!

— Тут… — послышалось из темноты болезненное сипение. — Нога…

Лена поползла на голос и метрах в трех или четырех от разбитого «Бурана» обнаружила ворочающегося в снегу водителя.

Валерии в принципе повезло почти так же, как Лене, если мерить по полученным травмам, и повезло намного больше, если судить по возможным последствиям. Потому что у Валерии были все шансы угробиться насмерть. Во всяком случае, шансов остаться в живых было на порядок меньше. Так что она, если не считать растяжения голени и легкого сотрясения мозга, можно считать, отделалась легким испугом.

Могло ведь случиться так, что на нее всем весом пришелся удар падающего снегохода — летальный исход почти стопроцентный. Чуть-чуть меньшую вероятность смерти дало бы ее падение на снегоход, но и этого не случилось. Наконец, даже избежав соприкосновения с машиной, можно было просто врезаться головой в снег и заработать смещение, а то и перелом шейных позвонков, да еще и кровоизлияние в мозг.

В общем, аварию снегохода они, можно считать, благополучно пережили. Теперь осталось выжить в метельном лесу при глубоком снеге и двадцатиградусном морозе. В темень, когда ни зги не видно и даже кончик собственного носа разглядеть трудно. Фара снегохода больше не могла освещать путь, а карманного фонаря у Валерии не было.

Плюс к этому идти с травмированной ногой Валерия не могла, а у Лены одежда не была рассчитана на пешие прогулки по крутому морозцу.

Хотя они и не обменивались информацией, в голове у обеих подруг по несчастью, как звезда первой величины, сверкала зловещим светом примерно одна и та же мысль: это он, «подкравшийся незаметно»!

При этом, конечно, у каждой сохранялась и надежда на лучшее.

Разумеется, Валерия напрочь позабыла, что собиралась усыпить свою пассажирку и сбросить именно сюда, на дно заснеженного оврага. Потому что прекрасно понимала: без помощи этой крепкой девицы она никуда и никогда не дойдет и даже не доползет. Сохранение секретности уходило на второй план, сейчас надо было бояться совсем другого. Ясно ведь, что гостья, приезжавшая по какой-то надобности к Драчу и заехавшая в клуб для того, чтоб ей соорудили фальшивую ксиву, отнюдь не самая законопослушная леди. И у этой «леди» — возможно, весьма отпетой блатной сыроежки! — вполне закономерно может прорезаться мысль о том, что она слишком легко одета для такой погоды. Разденет и не почешется! Кстати, для верности может и шею свернуть — при таком падении вполне обычная травма. Но даже если просто разденет, Валерия через два-три часа превратится в ледышку и на себе испытает ту участь, которую готовила для своей пассажирки. Морду ее, правда, Валерия еще не видела, но фигуру могла оценить — сильная баба, с которой, если что, так просто не справишься даже при стопроцентном здоровье, а уж с потянутой ногой и сотрясением мозга — тем более.

Знала бы госпожа Корнеева, какие мысли одолевают ее пассажирку — боялась бы существенно меньше. Насчет того, чтоб утеплиться за счет «сиплого мужика»

— Лена, еще раз напомним, до сих пор понятия не имела, что снегоход вела баба! — ей и не думалось. Причем отнюдь не потому, что Лена была вся из себя честная и благородная или хотя бы шибко брезгливая. Если б водитель убился насмерть, размозжив себе черепуху или распоров живот, она бы не постеснялась содрать с него теплые вещички, даже крепко замаранные кровянкой. Но сделала бы она это по одной простой причине: покойнику все равно уже не пригодится и сам он, увы, ничем иным Лене не поможет.

Однако раз «сиплый мужик» остался жив и способность говорить не утратил, то мог Лене сильно пригодиться, даже если б все кости себе переломал. Потому что для нее стоявшая вокруг европейская тайга была, в натуре, темным лесом. А этот «мужик», будучи местным, хоть и слетел в овраг, все-таки имел представление, как из этого леса выбраться. Ну, по крайней мере, о том, куда идти, чтоб вернуться туда, откуда выехали — Лене казалось, что они еще не слишком далеко от «Клуба любителей природы». Сама Лена могла придумать только один-единственный вариант такого возвращения — по следам «Бурана», но прекрасно понимала при этом, что в темноте почти наверняка собьется с них, даже если метель стихнет. А уж если следы заметет — и подавно.

Так что эти самые гипотетические знания «сиплого мужика» составляли главную часть надежды Лены. Меньшую, но тоже существенную часть этой самой надежды составляла, как ни странно, чисто женская убежденность в том, что раз «сиплый» — мужчина, то он из одного джентльменства будет держаться достойно, не упадет духом и не поведет себя как подлец и трус. Хотя, вообще-то, Лена уже знала по жизненному опыту, что иные мужики в черезвычайных обстоятельствах ведут себя гораздо хуже баб и сама по себе принадлежность к сильному полу ровным счетом ничего не гарантирует.

Знала бы она, что имеет дело не с мужиком, а с бабой, да еще и конкретно с Валерией, надежд на благополучный исход у нее бы осталось мало. А если б Лене еще и сообщили, что Валерия и сама слабенько представляет себе, где в данный момент находится и куда надо двигаться, чтоб выбраться к какому угодно жилому месту, у нее бы вовсе руки опустились. Впрочем, возможно, имей она такие сведения, то не погнушалась бы снять с Валерии унты и полушубок, дабы употребить их на пользу своему здоровью, а если б еще и разглядела, что имеет дело с той самой стервой, которая ее утром на верную смерть отправляла, могла бы и шею свернуть.

Однако Валерия — несмотря на легкое сотрясение, мозги у нее работали неплохо! — сама догадалась, что единственный более-менее надежный способудержать гостью от таких решительных действий — это дать ей понять, что, даже раздев Леру догола, она так и не выберется из леса до рассвета, то есть до десяти утра, не ранее. А за эти одиннадцать часов с гаком она рано или поздно устанет, присядет передохнуть на снежок, задремлет — и к утру превратится в ледяную глыбу.

— Ну и попали мы! — пробормотала Лена в явном смятении и тем самым очень облегчила Валерии задачу, избавив ее от необходимости говорить: «Не бросай меня, девочка, я тебе пригожусь!»

Лера собралась с духом и прогундосила из-под шерстяной маски все тем же сипловатым вполне мужским баском:

— Не волнуйся! Я дорогу знаю, доползем как-нибудь…

— У тебя же нога сломана!

— Не сломана, — убежденно опровергла Валерия. — Ерунда, растяжение. Расходится помаленьку. Все равно по такому снегу легче ползти, чем идти.

Наверно, далеко не всякий настоящий мужик, выражаясь по-латиноамерикански, «мачо», сумел бы проявить такую выдержку и хладнокровие. Во всяком случае, уж точно, что натуральный, то есть теплолюбивый тропический «мачо», угодив в эдакую непривычную российскую холодрыжность, скорее всего врезал бы дуба, помолившись Пресвятой Деве и благородно завещав золотые зубы на построение приюта для несовершеннолетних проституток.

Однако Лена, услышав хоть и сиплый, но очень уверенный, как ей показалось, голос, сразу поняла: водитель — настоящий мужик, не баба, не тряпка, за такого надо держаться, если пропасть не хочешь.

Хотя, наверно, совсем уж настоящий мужик мог бы предложить Лене поменять ее довольно хлипкие для такой погоды шнурованные ботиночки на свои собачьи унты, а кожаную курточку — на романовскую дубленку, но она на такое благородство даже не рассчитывала. Тем более что почему-то была на сто процентов убеждена, будто у «мужика» нога размера на три больше, чем у нее, и, отдав ей унты, он босым останется. Между тем в реальности у Лены нога была того же размера, что и у Валерии.

— Куда поползем? — спросила Лена, чуя, что пальцы в ботинках начинают неметь.

— Туда! — ответила Валерия, перевернулась на живот и поползла вдоль по дну оврага. Но не в ту сторону, откуда к ней добиралась Лена, а совсем в противоположную. Сделала она это главным образом потому, что помнила: немного подальше овражек соединяется с другим, пошире, по дну которого течет довольно широкая речка. На ней, надо льдом, снег не такой глубокий, и, пожалуй, можно будет на ноги встать. Еще Валерия помнила, что где-то, ниже по течению, речку эту пересекает по деревянному мостику дорога-просека, ведущая в «Клуб любителей природы». Правда, особо точных сведений, прежде всего о расстоянии, которое отделяет мост от клуба, у нее не имелось. Вообще-то, возвращаться в клуб ей не очень хотелось, но никакого иного способа выжить она придумать не могла. Пока это был единственный шанс, а все остальные относились к разряду «прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете». Тем более что для вертолетов погода была абсолютно нелетная.

Лена, конечно, засомневалась в том, что «сиплый мужик» взял верное направление. Но говорить ничего не стала. Во-первых, потому, что «мужик» был местный, а она — приблудная, которая в здешнем лесу ни разу не бывала. А во-вторых, хорошо знала, что мужики очень не любят, когда им на мозги капают. Сейчас она была готова ползти куда угодно, лишь бы не отстать от этого «сиплого». Что, кстати сказать, в кромешной тьме являлось вполне реальным. Уже в двух метрах впереди ни черта не разглядишь! Поэтому Лена покорно поползла следом за Валерией по глубокой борозде, продавленной в снегу, словно грузовое судно за ледоколом.

Пожалуй, только сейчас Лена поняла, что «сиплому» повезло намного больше, чем казалось поначалу. Большая часть овражка заросла все теми же елочками-сосенками, и не только такими, что еле-еле из-под снега выглядывали, но и двухтрехметровыми, на которые при особо удачном стечении обстоятельств можно было наколоться и превратиться в подобие жука на энтомологической булавке. Великая удача состояла в том, что «Буран» с седоком нырнул как раз на небольшую проплешину. Пара метров правее или левее — и «сиплый» так легко не отделался бы. Поэтому, огибая все эти елочки-метелочки, Лена мысленно благодарила господа бога, что все так обошлось. Хотя, по совести сказать, не очень в него верила.

Овраг с речкой появился даже раньше, чем предполагала Валерия. Продравшись через заметенные снегом кусты, изрядно утомившиеся, но зато согревшиеся дамы действительно выползли на речной лед, над которым снега было всего по щиколотку.

— Так, — деловито просипела Валерия, доставая из-под полушубка солидный охотничий нож, — сейчас я себе костылик сделаю — и дальше пойдем.

И опять Лена получила убедительное подтверждение, что «сиплый мужик» — человек бывалый и надежный. Всего парой ударов ножом Валерия, встав на одну ногу, срубила толстую ивовую ветку-рогульку и, пристроив ее под мышку, заковыляла, будто Джон Сильвер. Лена, конечно, тоже поднялась на ноги и заботливо подставила плечо своему «кавалеру». Правда, сквозь овчинно-нафталинный душок от рукава полушубка ей при этом почудился запах духов. Неужели и этот — пидор? Впрочем, Лена эту мысль быстро отогнала. После той кучи-малы, в которой она валялась час назад, еще и не такой запах может померещиться…

— Не волнуйся, — пробухтел «сиплый», — через часок дойдем до мостика, потом налево по просеке малость пройдем — и дома!

Ну что еще нужно девушке слабой и беззащитной, чтоб почувствовать успокоение и уверенность? Да вот такое простое заявление надежного мужчины! И Лена, заботливо поддерживая «сиплого», двинулась вперед с неплохим настроением. Хотя, конечно, и у госпожи Павленко не было особого желания возвращаться в дом, где хозяйничала эта жуткая Валерия, но, увы, никакого иного варианта спасения Лена не представляла. Сумела же она в течение всего дня не попасть этой стерве на глаза? Может, и еще денек продержится. В конце концов можно еще в одной серии порнофильма сняться или в койку с этим «сиплым мужиком» улечься, если, конечно, он не от сифилиса сипит…

Как ни странно, «жуткая Валерия» в данный момент тоже думала о «чернявой Анжеле». Потому что понимала: одно дело, если эта самая «Анжела» попалась ментам или браткам Сенсея, другое — если она уже слиняла из области или хотя бы благополучно мотается на воле. В первом случае возвращение в клуб чревато очень большими неприятностями, во втором — как говорится, время терпит. Потому что «Анжела» — единственный свидетель, который может вспомнить, как Андрюха назвал голубоглазую блондинку, похожую по внешности на Лиису Карловну Чернобурову, «Валерией Михайловной». Конечно, можно поюлить, предположить, что, мол, небось Андрюха с Чернобуркой нарочно это имя назвали, чтоб подставить госпожу Корнееву. Но эта отговорка сработает, если б речь о казенном следствии и суде шла… Сенсей будет рогом землю рыть и живой вряд ли отпустит, даже если ничего не вытянет. Тем более что Валерия так и так должна была выйти из игры. А тут самое оно подстраховаться! Нет, надо бога молить, чтоб «Анжела» или как ее там никому не попалась живой. Или уж пусть удерет подальше — скатертью дорожка.

Смешно, но ни Лера, ни Лена и представить себе не могли, что топают сейчас по заснеженной речке в обнимку со своим Главным Страхом… Водевильная ситуация, ежели б все это не пахло смертью.

Шли они долго, медленно, но не останавливаясь, а потому даже Лене, в ее хилой одежке-обувке, особо холодно не было. Наоборот, временами жарко становилось, подшлемники, закрывавшие лица, аж заиндевели от замерзшего пара. Километр прошли, может, даже полтора, час истек, пожалуй, хотя на часы в темноте не смотрели.

А мостик, обещанный Валерией, все не появлялся. Если Лена, даже подозревая, что могла какая-то промашка выйти, все еще надеялась на бывалого «кавалера», то сама Валерия уже беспокоилась, хотя и не подавала виду — в темноте и под маской ей это легко удавалось.

И тут она вспомнила, что овражек выходил на речку почти точно напротив острого мыска, который эта самая речка огибала. Летом-то, тем более днем, этот мысок ни с чем не перепутаешь. То есть хорошо заметно было, что если пойти от мыска влево, то направишься вниз по речке, а если вправо — то вверх. Сам-то мысок узенький и низменный, его в половодье начисто заливает, а зимой снегом вровень с речкой заметает. А что, ежели в темноте они обмишулились и пошли не Влево от мыска, а вправо?

Догадочка была еще та. Валерию аж мороз прошиб, несмотря на теплый полушубок. Получалось, что они, порядочно сил потратив, не только не приблизились ни на метр к мостику и уж тем более — к «Клубу любителей природы», а, наоборот, удалились от них на километр или больше. И, поскольку не остановились до сих пор, продолжали удаляться. Причем, как помнилось Валерии, в самое глухое место здешнего леса, откуда никаких просек не идет. Правда, когда-то, еще лет сто назад, как объяснял Лере один ученый человек, приезжавший сюда в обществе госпожи Иванцовой, где-то в тех местах располагался скит, то есть нечто вроде маленького старообрядческого монастыря. Но после 1917 года до этого скита добрались большевики и то ли просто шлепнули староверов, чтоб не «пущали пропаганды» против советской власти, то ли выгнали «тунеядцев» и приспособили к строительству социализма на Соловецких островах.

Этот самый ученый — его звали Лазарь Григорьевич Бреславский — одно время был в фаворе у самого губернатора, и Иванцовы его здорово обхаживали. Поэтому и Валерии пришлось усердно заботиться о профессоре, в том числе организовать ему по его просьбе экскурсию туда, где стоял некогда скит. Но тогда, летом, добраться до самого скита не удалось — его окружало топкое труднопроходимое болото, над которым висели тучи комаров. Скит, правда, или то, что от него осталось, чуть-чуть просматривался на заросшем кустами бугре посреди болота, и Лазарь Григорьевич сделал несколько снимков телевиком. Но искать дорогу через топь не стали. Решили подождать до зимы, однако к этому времени что-то в отношениях главы и профессора резко изменилось. В «Губернских вестях» появилась явно неприятная для профессора статья все того же бесстрашного публициста Слуева: «Откуда дует ветер?», где г-на Бреславского обвинили в том, что он пропагандирует областной сепаратизм. При этом прослеживался хоть и не очень заметный, но намек на неарийское происхождение профессора. Лазарь Григорьевич этот намек понял и уехал в Израиль, избавив Леру от необходимости везти его в скит на снегоходе или конных санях.

Конечно, потом про этот скит больше не вспоминали ни Иванцовы, ни Сенсей, естественно. Сия историческая достопримечательность, даже если возить к ней туристов, не смогла бы окупить стоимость строительства дороги и всяких там искусственных сооружений, тем более что снимки Бреславский увез с собой и даже Валерия не знала, что там просматривается через кусты при большом увеличении. А без увеличения — то есть так, как она это сама видела, — на бугре маячила только замшелая тесовая крыша с покосившейся «луковкой» без креста.

Старообрядческая община в городе имелась, и большая, но им этот скит тоже был не нужен. Должно быть, потому, что они уже ухлопали все свои капиталы на восстановление церкви XVI века, не то выпросив, не то даже отсудив ее у местной епархии РПЦ на том основании, что храм закладывался и освящался еще в дониконовскую эпоху. Кажется, особых трений по этому поводу не было, ибо количество храмов в облцентре уже почти достигло уровня 1913 года, а количество верующих — все еще нет. Опять же в связи с инфляцией и дефолтом реальный размер пожертвований сильно сократился, а причт еще не достиг такого уровня святости, чтоб одним Святым Духом питаться… Да и на то, чтоб восстановить лишний храм, немалые деньги требовались. Так что «инвестиции» старообрядцев оказались очень кстати. Церковь, служившую складом пожарного имущества около шестидесяти лет, восстановили в лучшем виде, но на то, чтоб заниматься скитом, средств уже не осталось.

Все это Валерии вспомнилось лишь по одной простой причине: никаких радужных перспектив движение в сторону скита, то есть вверх по речке, не сулило. Ближайшим населенным пунктом от скита был «Клуб любителей природы», а по всем остальным направлениям меньше чем за двадцать километров никакого жилья не имелось.

И все же, поскольку Лера точно не была уверена, что идет вверх по речке, поворачивать она не торопилась. Покамест еще нельзя было рассмотреть, сужается или расширяется речка, да и уклона вверх не чувствовалось. Вместе с тем мостик, к которому стремилась Валерия со своей спутницей, мог вот-вот появиться. Причем разглядеть его удалось бы не ближе, чем метров с трех или даже с двух. Вот досадно будет, ежели Валерия направится обратно, то есть в ложном направлении, не дойдя какого-нибудь метра до этого моста!

— Тебе не кажется, что дымком попахивает? — Лена отвлекла Валерию от ее сомнений и размышлений.

Госпожа Корнеева приподняла шерстяной подшлемник и шумно втянула воздух носом… Да, откуда-то спереди, из темноты, заметно ослабевший ветер приносил смолистый запах дыма. Причем, насколько понимала в этом Валерия Михайловна, это был печной дым, а не костровой. Словами она бы вряд ли смогла объяснить, чем один запах от другого отличается, но разницу чувствовала. Возможно, эта разница состояла в том, что в печных трубах к запаху дыма примешивается запах выгорающей сажи.

Поскольку Валерия была убеждена, что никаких иных печей, кроме тех, что имеются в «Клубе любителей природы», поблизости нет, она решила, что идет в верном направлении…

ПО ЗАПАХУ

Собаки, говорят, получают с помощью обоняния чуть ли не семьдесят процентов информации об окружающем мире, то есть примерно столько же, сколько средний нормальный человек с помощью зрения. Лена эти сведения то ли в какой-то газете вычитала, то ли по телевизору услышала — одним словом, почерпнула их из весьма сомнительного источника. Правда, в том, что собаки способны чуять те запахи, которые человек не различает, она не сомневалась. Так же, как и в том, что собаки способны находить дорогу по запаху. Один очень умненький мальчик, с которым она как-то раз ехала в поезде, утверждал, что если когда-нибудь кто-нибудь из ученых или конструкторов сумеет создать прибор, способный различать запахи так же, как собака, то сразу же получит Нобелевскую премию в миллион долларов. Лена, конечно, подумала, что этот парнишка сам не прочь изобрести прибор и заработать бабки. У нее даже появилась тогда нездоровая мыслишка: а не совратить ли ей этого умничка, пока он еще свеженький и глупенький? Небось когда Нобелевскую получит, за ним бабы в очередь выстраиваться будут… Но все же Трезвый расчет взял верх, потому что Лена не просто так ехала, а в очередной раз кое-что кое-куда везла. Нет уж, пусть умничек сам по себе, а она, дура с восьмилетним образованием, как-нибудь перебьется.

Так или иначе, но идея двигаться в ту сторону, откуда дымом пахнет, у Лены особых возражений не вызывала. Хотя, конечно, неизвестно, сколько топать придется. Ветер все еще довольно сильный, он мог этот запах и за несколько верст унести. К тому же обещанный «сиплым» мостик все еще не появлялся. Но Валерия, которую Лена по-прежнему принимала за мужика, упрямо двигалась вперед. И уверенность в том, что «сиплый» все знает, все умеет и выведет, куда надо, не покидала Лену.

Зато постепенно стали покидать силы. С одной стороны, должно быть, сказывался второй закон термодинамики, о котором Лена понятия не имела, но очень хорошо понимала, что из нее вытягивает все тепло, которое производит организм. А с другой — начинало сказываться действие того снадобья, которым она причастилась у Федюсика. Лене отчетливо припомнились слова Ромасика: »…Часа три будет свеженькая, а потом, когда в поезд сядет, — заснет и до утра проспит без проблем».

То, что сегодня она до поезда не доберется — это однозначно при всех раскладах. Но вот заснуть здесь, на морозце, Лене очень не хотелось. Когда очередную остановку сделали, она сняла подшлемник и натерла лицо снегом. Почувствовала себя бодрее, но ненадолго. Сонливость вновь накатила и гораздо сильнее, чем прежде.

Мостика пока не появлялось, но запах дыма чувствовался все отчетливей. Валерия тоже ощущала усталость, к тому же здоровая нога, на которую приходилась вся тяжесть пути — костыль-рогулька ее не очень разгружал! — начала болеть, икру сводило.

В общем, если бы не великое упрямство и сила воли обеих путешественниц, они, возможно, уже упали бы и начали замерзать. Но у них хватило сил пройти еще сотню метров, и тут они получили новый стимул для движения вперед.

Нет, мостик так и не появился. Дурные предположения Валерии, по большому счету, подтвердились. Они действительно все это время шли вверх по реке, в сторону верхового болота и заброшенного староверческого скита. Овраг почти сошел на нет, высокий лес расступился, а речка заметно сузилась. Когда же они в темноте наткнулись на торчащие из-под снега сухие стебли камыша, Валерия окончательно убедилась: они на болоте, отсюда до клуба километров десять по прямой, а по реке и просекам — все двадцать.

Казалось бы, от такого печального открытия можно было, помолившись богу, спокойно лечь и помереть. Ничего хорошего ждать не приходилось и сил пройти не то что двадцать, а даже пару километров уже не имелось.

Однако Лена и Лера увидели свет. Не очень далеко впереди, меньше чем в полукилометре, светился красноватый огонек.

— Видишь?! — прохрипела Валерия. — Костер, кажется! Если дойдем — не замерзнем, поняла?!

— Ara, — вяло пробормотала Лена, чуя, что ноги у нее становятся ватными и непослушными, будто у той куклы, которую она когда-то, еще живя с родителями, сама сшила и подарила на день рождения сестренке Галочке.

— Шевелись! Вставай! — Валерия, упершись рогулькой в снег, ухватила сидящую на снегу Лену за руку и дернула, с ужасом понимая, что ежели сейчас потеряет равновесие и упадет, то уже не сумеет подняться. Но и сама удержалась на ногах, и даже Лену смогла поднять. Лена еще раз растерла лицо снегом и, кое-как стряхнув оцепенение, пошла вперед, поддерживая Валерию.

Впрочем, теперь уже было трудно понять, кто кого поддерживает. Больше всего их обеих поддерживал тот огонек, который светился впереди. И они, словно бабочки, почти неосознанно стремились к этому светлому пятнышку, даже не пытаясь задуматься, что там горит и кто этот огонь разжег. Единственное, о чем они думали сейчас, так это о тепле. Особенно Лена, которая прямо-таки физически ощущала, как холод вытягивает из нее жизнь. К тому же сказывалось действие Федюсикова снадобья, и слабость все больше охватывала ее. Возможно, если б Валерия перестала держаться за Ленине плечо, то смогла бы дойти до огонька намного быстрее, ковыляя на своей рогульке. Но она очень боялась остаться в одиночестве, потому что тогда уже никто не помог бы ей подняться, если б она вдруг упала. Почему-то упасть и замерзнуть в нескольких сотнях метров от спасительного огонька казалось ей особенно ужасным. И она то шла, уцепившись за Лену, то, наоборот, не давала ей упасть…

Все прежние страхи, одолевавшие их и связанные в основном с опасностями, исходящими от людей, казались ничтожными, сущей ерундой. Потому что людей можно обмануть, обвести вокруг пальца, даже убить, защищая свою жизнь. А мороз, снег, ветер, собственную усталость — не обманешь. Против них помогают только тепло, кров и сон. Насчет крова они и не мечтали, но огонек обещал тепло. Согреться — и можно помирать, больше у них никаких желаний не было.

Они шли по замерзшему болоту, кочковатому, неровному, то взбирались на бугорки, хватаясь за ветки корявых деревьев, росших на кочках, то спускались в ямки, по колени проваливаясь в сугробы, а светлое пятнышко почти не увеличивалось в размере. Хотя Валерия уже почти точно определила, что огонек горит где-то на бугре, похоже, в том самом заброшенном скиту, куда так и не удалось попасть профессору Бреславскому.

Снег вскоре стал уже не по колено, а по пояс, и снова, как в самом начале пути, пришлось двигаться ползком. Но тогда, в самом начале, силы еще были не растрачены. Сейчас их оставалось с гулькин нос, и они катастрофически быстро убывали…

Наверно, они все же замерзли бы, не дойдя каких-то ста метров до огонька, если б не увидели, что на бугре горит не костер, а светится маленькое квадратное оконце. Там не только тепло, но и кров! Это придало сил обеим, хотя откуда эти силы взялись, из каких скрытых резервов — неизвестно. Где шагом, где ползком, где на четвереньках они сумели не только преодолеть последнюю сотню метров, но даже, цепляясь за ветки кустов и деревьев, взобраться на сам бугор.

Теперь до тускло светящегося окошка — оно находилось почти на одном уровне с сугробами — оставалось всего метров пятнадцать. Но ни у Лены, ни у Валерии уже никаких сил не было. Руки-ноги, правда, еще шевелились, но вязли в снегу, будто в киселе или даже в клейстере каком-то. Им только казалось, что они движутся вперед, а на самом деле они только вяло барахтались, как мухи, угодившие на липучку-ловушку. В этот момент им могло помочь только чудо…

И это чудо свершилось. Они услышали сперва какой-то деревянный стук, потом скрип открываемой двери, после еще шорох и легкий звон лопаты, отгребающей снег, и наконец, откуда-то из-за большого сугроба, находившегося довольно далеко в стороне от светящегося окошка, брызнул луч фонаря. Да так удачно, что осветил сразу и Лену, и Леру.

— Помогите! — прохрипели они, причем каждой в этот момент показалось, будто этот луч, фонарь и темный силуэт человека им просто мерещатся.

Но человек с фонарем был настоящий, не воображаемый. Вообще-то, он выбрался на мороз не для того, чтоб спасать кого-нибудь, а за малой нуждой. В полной уверенности, что тут, рядом с его обиталищем, ни одной живой души нет и быть не может. Поэтому, увидев в свете фонаря распростертых на снегу людей — не то мотоциклистов, не то парашютистов, судя по шлемам! — он порядком струхнул. И только услышав: «Помогите!», чуть-чуть успокоился. Проваливаясь в снег по колено, он приблизился к лежащим и спросил взволнованно, даже испуганно:

— Вы кто? — Голос у этого типа был удивительно похож на детский.

— Какая разница? — просипела Валерия. — Не видишь, что ли, мы замерзаем?!

— Встать можете, дяденька? — спросил незнакомец, и Валерия окончательно убедилась, что это мальчишка лет двенадцати-тринадцати.

— Я не дяденька, а тетенька… — еле ворочая языком, произнесла она. — У меня нога сломана… Взрослых позови!

— А взрослых нет никого, — отозвался парнишка, — я тут один…

— Господи, мальчик! — пробормотала Лена уже почти потусторонним голосом. Перед тем она на несколько секунд потеряла сознание и реплику насчет «дяденьки-тетеньки» пропустила.

Лену, хотя у нее тоже голос сел, пацан за «дяденьку» не принял.

— Давайте руки! Тут недалеко идти! — сказал он. Но Лена подняться не смогла. Тогда парнишка, повесив фонарик на пуговицу своего пальто, просто ухватил Лену за руки и поволок ее по снегу в сторону того сугроба, из-за которого появился. А Валерия осталась лежать на снегу.

Она, конечно, понимала, что этот самый пацан все делает правильно — не под силу ему сразу двух теток уволочь! И то, что первой Лену потащил — логично. Ведь ясно же, что она не по погоде одета и замерзнуть может в любой момент. А на Валерии — полушубок, унты, может и потерпеть малость, даже со сломанной ногой. Тем более что у Валерии, строго говоря, все-таки не перелом был, а растяжение.

И все же пока мальчишка перетаскивал Лену, у госпожи Корнеевой на душе было неспокойно.

Во-первых, каждая минута казалась чуть ли не часом. Валерия жутко боялась, что, пока этот недомерок-несмышленыш будет возиться с «гостьей», она тут все-таки дуба врежет, несмотря на все свое утепление. Обидно же, черт возьми, помереть, почти добравшись до тепла!

Однако, поскольку Валерия понимала, что хотя бы из одной вредности не помрет, у нее в голове появились и более солидные мысли. Например, откуда взялся здесь этот пацаненок и правда ли, что он тут один живет-выживает? Не верилось однозначно.

Конечно, в нынешние мирно-демократические времена мелких бомжиков-беспризорников развелось столько, что впору подумать, будто гражданская война уже состоялась или Великая Отечественная только-только кончилась. Хотя, между прочим, в тоталитарном и ужас каком негуманном СССР Феликс Эдмундович при явном недостатке средств и кадров с беспризорностью справился. По-своему, по-чекистски, конечно, при помощи трудколоний и трудкоммун, но все же дал большей части этой братвы «путевку в жизнь». Уже за одно это ему надо было памятник на Лубянке поставить…

Но это так, к слову пришлось. Валерия, конечно, Феликса не поминала, он ей без разницы был. Зато о современных беспризорниках она кое-что знала. Например, насчет того, что многие из них вовсе не сироты круглые, а просто от родителей-алкашей бегают, в то время как эти самые родители пособия на своих детишек получают и пропивают. И о том, как предприимчивые ребятки припахивают малолеток к нищенству, проституции, наркоторговле, тоже имела представление. Наконец, знала о том, что среди этой «детворы» такие существа попадаются, которым ничего не стоит человека убить. Да так зверски, что волосы дыбом становятся. Причем убивают иной раз из-за шапки, плеера, какой-нибудь ерундовой суммы денег…

А у Валерии, между прочим, в ее рюкзачке лежит полмиллиона баксов. Эта сумма далеко не ерундовая. Если парнишка ненароком рюкзачок ощупает, то быстро фишку просечет. Они, бомжата эти, не по годам сметливые. Конечно, если он один, то и не рискнет с двумя взрослыми бабами связываться, но только вот в то, что он тут один, Валерия поверить не могла.

Волчата эти всегда держатся стаями. «Мораль сей басни такова, что заяц с кодлой отдубасить может льва!» — этот прикол Валерия слышала еще тогда, когда сама в школе училась. Во всяком случае, выживать им так легче, и воровать проще, и грабить. Опять же эти самые стайки шелупони, как правило, не сами по себе существуют. Иной раз их просто шпана повзрослее контролирует, а иногда и более крутые братки к делам приспосабливают. Фиг его знает, может, сейчас этот пацаненок и впрямь один, а завтра или послезавтра сюда его «воспитатели» наедут? Да еще не свои, какие-нибудь залетные беспредельщики ?!

Впрочем, насчет этого последнего Валерия не очень опасалась. Все-таки Сенсей и Драч не такие ребята, чтоб вписывать на свои угодья абы кого. То есть если тут в скиту и впрямь кто-то пристроился, то не без санкции руководства «Лавровки» и «Куропатки». Валерии, правда, об этом тоже полагалось бы знать, но в принципе, учитывая то, что ее собирались «снимать», ничего странного в том, что ее не оповестили, не просматривается…

С этой точки зрения «свои» гораздо опаснее залетных. За эти полмиллиона, если их чисто случайно обнаружат, Валерию утопят тут же. А за таинственную упаковку неизвестно с чем — тем более. Вся хитромудрая авантюра с переодеваниями и подставами лопнет в один миг. Эх, как говорил Гайдар-дедушка, «нам бы только ночь простоять, да день продержаться!».

Заскрипел снег, появился свет фонаря — парнишка возвращался. Валерия украдкой проверила, не потеряла ли охотничий нож и авторучку с иголками. Так, на всякий случай…

— Меня волочь не надо! — предупредила она. — Помоги встать!

— Как скажете, тетенька! — уже без особого страха и даже с легким нахальством в голосе сказал пацаненок. — Давайте руку!

САМОСТОЯТЕЛЬНЫЙ РЕБЕНОК

Опираясь одной рукой на мальчишку, а другой на костыль, Валерия заковыляла по борозде, которую оставил на снегу их спаситель, когда волок Лену. Парнишка посвечивал фонариком, освещая путь, и эти самые пятнадцать метров, которые могли бы стать роковыми, она прошла более-менее быстро.

За сугробом, откуда на радость замерзавшим дамам появился шпаненок, при свете фонаря обнаружилась довольно глубокая, продолговатая яма со снежно-ледяными ступеньками, укрепленными для верности досочками. А дальше, почти На двухметровой глубине, просматривалась бревенчатая стена и крепкая дверь необычной для современного человека шестиугольной формы. Раньше Валерия такие двери с трапециевидным верхом только в сказочных «избушках на курьих ножках» видела.

По ступенькам спускаться на одной ноге и рогульке было не шибко удобно, но все-таки пацан молодец, не дал грохнуться. Потом взялся за большое плоское кованое кольцо, висевшее на двери, повернул ребром и сказал Валерии:

— Погодите малость, не опирайтесь на меня. Дверь подмерзает, толкануть надо.

Толканул, дверь открылась внутрь, пахнуло немного спертым, но зато теплым воздухом.

После этого мальчишка подставил плечико и помог увечной тете перешагнуть высокий порожек и пройти в дверь. Лере пришлось пригибаться, а пацаненок так проскочил, поскольку был на целую голову ниже.

Непосредственно за первой дверью оказался небольшой тамбур, где стоял веник, чтоб обувь обмахивать, а также лопата, с помощью которой, должно быть, паренек дверь раскапывал, когда ее снегом заносило. Еще лавка небольшая стояла, на которую хозяин предложил присесть гостье:

— Я сейчас, только дверь заложу. А то в прошлом году сюда медведь приходил…

Вообще-то прошлый, 2000-й, год закончился совсем недавно, но в декабре, как помнилось Валерии, никаких медведей-шатунов в заповеднике не разгуливало. А вот в январе прошлого года действительно забрел откуда-то злодей, доставив лишние хлопоты заведующей клубом. Потому что тогда требовалось прогулять по зимнему лесу ужасно важную столичную персону, а тут, понимаешь, какой-то неорганизованный медведь гуляет. Хотели было даже перенести визит, но буквально за сутки до принятия этого нелегкого решения медведя кто-то оприходовал. Нашли егеря припорошенный снегом полуобглоданный лисами и птицами скелет, с которого кто-то шкуру содрал и задние окорока оттяпал. А выстрелов никто не слышал, между прочим. А вот желчный пузырь почему-то на месте оставил, хотя за медвежью желчь неплохие «бабки» можно получить. Сразу поняли, что браконьер начинающий и неопытный. Конечно, браконьерствовать тут, в заповеднике, Драч обычно не разрешал, и ежели кто не понимал, то сильно жалел об этом. Но в этот раз решили, что бракоша принес больше пользы, чем вреда, и сочли возможным его не искать и заочно простить. Правда, постановили, что ежели он еще какого лося, кабана или медведя завалит, то больше спуску не будет. Но то ли браконьеру это кто-то по-дружески объяснил в приватной беседе, то ли он сам догадался, но только никаких инцидентов подобного рода больше не было.

Из всего этого Валерия заключила, что пацаненок устроился тут жить, как минимум, прошлой зимой, а как максимум — еще раньше. Наверно, можно было бы задуматься над тем, как он тут жил-поживал, чем питался и почему его никто не обнаружил, но она слишком устала. К тому же тут, в тамбуре, было гораздо теплее, чем снаружи, и после минус двадцати с гаком здешние минус пять чуть ли не жарой воспринимались.

Парнишка плотно затворил дверь, обитую изнутри толстым войлоком, умело продел через прочные кованые скобы, вбитые в дверь и в стену, крепкий брус, а затем отворил вторую дверь, ведущую внутрь своего обиталища, и помог пройти туда Валерии.

Честно сказать, госпожа Корнеева была удивлена тем, что увидела. И интерьер помещения, и внешний вид самого беспризорника были совсем не такие, как ей представлялось.

Она думала, что попадет в грязную и вонючую нору, а очутилась в довольно просторной комнате, четверть которой занимала огромная русская печь, и не облупленная-потрескавшаяся, а чистенькая-побеленная. Крашенный в светло-коричневый цвет (и недавно, по-видимому!) пол комнаты был чисто подметен и застелен домоткаными дорожками-половиками, сделанными из расплетенного на нитки старого тряпья. Стены украшали обои, явно свежие, еще не успевшие выцвести. Рядом с дверью располагалась самодельная вешалка с никелированными крючками, на одном из которых висели куртка и шапочка Лены, а на полочке стоял ее мотоциклетный шлем. Мокрые ботинки и носки сушились на печке, а сама Лена сидела у стены на лавочке и, похоже, уже спала, наклонив голову и опустив босые ноги в таз с горячей водой. Еще в комнате стоял стол, покрытый клеенкой — опять же, не рваной-линялой-резаной, а очень даже свеженькой. Над столом не очень ярко, но в общем и целом достаточно светло горела настоящая керосиновая лампа. Именно ее свет, судя по всему, и спас потерпевших аварию дам.

Посреди стола возвышался небольшой самовар — настоящий, не электрический, конечно. Еще на столе заварочный чайник стоял, стеклянная конфетница, заваленная целой горкой не самых дешевых конфет, пластмассовая хлебница с печеньем и литровая банка с земляничным вареньем. Валерии опять пришел на ум дедушка Гайдар: «…Выдать Плохишу бочку варенья и корзину печенья!»

Труба самовара стояла около печки, рядом с кочергой, ухватом и деревянной лопатой, на которой хлеб в печь сажают. Для нее в печи было специальное отверстие проделано, в данный момент закрытое заглушкой. У стены, недалеко от печки, находился явно самодельный кухонный шкаф со стеклами, через которые какие-то тарелки и чашки просматривались. Не-ет, врет этот поросенок, конечно! Никакой он не одинокий беспризорник. Просто приколоться решил. Сейчас мама и папа появятся…

Действительно, трудно было поверить в то, что мальчик тут без родителей проживает, даже если б встреча произошла где-нибудь в лесу, а не в этой уютной избушке. Хоть Валерия и назвала пацана «поросенком», но выглядел он ничуть не более замурзанным, чем большинство добропорядочных детишек, которые каждое утро бегут в школу. Даже, пожалуй, был поопрятнее многих городских, а уж сельских — обязательно.

Одет он был в теплое и длиннополое китайское пальто-пуховик с пристежным воротником — хоть и не больно модное, но греет, пожалуй, не хуже, чем овчинный полушубок Валерии! Обут в серые валенки с галошами, а на голове имел серую кроличью ушанку. Тоже, конечно, не ондатра или выхухоль, но уши в такой не отмерзнут. Когда мальчик снял эту ушанку, стало видно, что он аккуратно пострижен — еще один довод в пользу того, что за ним кто-то присматривает. На румяной и щекастой мордахе — вылитый Мальчиш-Плохиш, каким его в кинофильме показывали! — никакой грязи не просматривалось. И зубки были чистенькие, явно знакомые со щеткой и пастой. Но самое главное — малолетка выглядел даже без пуховика и свитера прилично упитанным. Это, пожалуй, было единственным, что роднило его с поросенком. Сказать, что бедный ребенок недоедает и нерегулярно питается, мог только полный идиот. Конечно, прописывать ему диету от ожирения, наверно, пока не стоило, но воздержаться от излишнего поглощения конфет, наверно, следовало.

В комнате было так жарко натоплено, что Валерия, присев на лавку рядом с Леной, поскорее стала снимать верхнюю одежду. Перед этим, правда, пришлось снять драгоценный рюкзачок. Лера постаралась обращаться с рюкзачком так, будто в нем ничего существенного не лежало. Похоже, пацаненка рюкзачок не заинтересовал. Он даже не взглянул в его сторону ни разу. А вот на охотничий нож, который Валерия отстегнула от пояса, он посмотрел с любопытством. Взял без спросу и вытащил из ножен.

— Классное перышко! — уважительно заметил он. — Медведя припороть можно!

— Не знаю, не пробовала, — проворчала Валерия, отбирая нож у малолетки. — Это не игрушка, понял?

— Понял, — не очень покладисто сказал подросток-недоросток, но хамить и выступать не стал. Наоборот, «Мальчиш-Плохиш» проявил джентльменство — принял у Валерии полушубок, шлем и подшлемник, а затем аккуратно пристроил на вешалку. Впрочем, Валерии и в свитере показалось жарко.

— Да тут как в бане! — заметила она.

— Не, — ответил малолетний хозяин, закладывая брусом и вторую дверь. — В бане у меня пожарче будет!

— А у тебя и баня есть? — удивилась Валерия.

— Имеется… Вон там, — парнишка указал на дверцу, просматривавшуюся в промежутке между стеной и печью. — Не сразу за дверью, конечно, а немного подальше, по коридору. Я каждый день моюсь!

— Молодец! — похвалила Валерия. — Только вот дров, наверно, много уходит?

— У меня их тут на пять лет запасено! — похвастался мальчик. — Главное, не выстуживать и все… А у вас правда нога сломана?

— Не знаю, — сказала Валерия, стягивая через голову толстый грубошерстный свитер, — может, только вывихнута или растянута. Но болит по-настоящему, можешь не сомневаться.

— А я и не сомневаюсь, — произнес малолеток солидным тоном, — только перелом — это одно, а вывих или там растяжение — другое. Лечить по-другому надо!

— Уфф! — оставшись в тонкой водолазке, Лера почувствовала себя полегче. Правда, лицо, оттаивая с мороза, аж загорелось. А ведь на ней шерстяной намордник был!

Ватные штаны она бы тоже с удовольствием сняла, но для этого надо было сперва стянуть унты, а сделать это при растянутой ноге было не так-то просто. Но парнишка проявил догадливость.

— Давайте я вам помогу сапоги снять! — предложил «Плохиш», и Валерия решила, что не будет его так называть даже мысленно. Она даже хотела спросить: «Мальчик, как тебя зовут?», но не успела. Паренек уже ухватился за унт на здоровой ноге и очень ловко сдернул его, правда, прямо вместе с носком.

— Ну, вам ногу парить не надо, не промерзла, — заметил он. — В таких унтах даже в пятьдесят градусов — ништяк. А сейчас, наверно, потерпеть придется…

Впрочем, и второй унт с потянутой ноги он снял достаточно милосердно. Из ватных штанов Валерия сама вылезла, благо под ними еще треники были. Подтянув штанину, она осмотрела ногу. Побаливала, конечно, но никаких ран, выпуклостей и даже синяков на ней не было.

— Нет, перелома у вас точно нет! — авторитетно заявил мальчик, будто имел минимум фельдшерское образование. — И вывиха тоже. Растяжение, не больше. Дать вам эластичный бинт? Так полегче будет. Вообще-то, можно еще одну мазь попробовать, она, правда, вонючая, но очень помогает. Уже завтра нормально ходить сможете.

— Да ты прямо профессор медицины! — иронически заметила Лера. Но когда пацаненок, порывшись в шкафу, принес коробку из-под ботинок, не стала возражать даже против мази, которая и впрямь имела запашок тухлой селедки и некий грязно-зеленоватый цвет. Похоже, ее из какой-то травы изготовили, смешанной с животным жиром. Парнишка набрал мази на вату, растер по голени, а потом размотал рулончик эластика. Валерия, хоть и морщилась от запаха мази и даже легкую тошноту испытывала, все же доверилась юному дарованию и не стала протестовать, когда парнишка сам забинтовал ей голень и вполне профессионально закрепил бинт булавками.

Только после этого Валерия обратила внимание на свою спутницу, которая посапывала, привалившись спиной к стене. Лена, как уже упоминалось, сидела опустив голову, и Валерия опять не разглядела ее лицо, несмотря на то что шлема и шерстяной маски на Лене уже не было.

— Она не обморозилась, как ты думаешь? — спросила Валерия.

— Не, — успокоительно махнул рукой мальчишка, — пальцы на ноге чуть-чуть побелели, но не сильно. Оттер слегка, а потом в тазик. Наверно, больно, но она вроде как под наркозом — аж заснула. Я даже испугался сначала, но потом слышу — сопит. Сейчас вон уже вся розовенькая. А от простуды я ее чаем напоил. В самоваре еще кипятку до хрена. Чаю не хотите? С вареньем!

— Не откажусь, — кивнула Валерия.

— Только надо сперва вашу подругу на печку закатить, — заметил малый. — Она тяжелющая, мне ни фига не поднять… Поможете?

— Я, брат, сама-то еле на ногах стою, — вздохнула Лера. — Но попробую помочь, конечно.

— Наверно, ее, — хозяйчик указал на Лену, — разбудить можно, но я побоялся… Еще как двинет спросонья!

— Не знаю, — пробормотала Валерия, подумав про себя, что такой вариант не исключен. Девка крупная, спортивная, а самое главное — крутая, раз для Драча что-то привозила. Стало быть, фиг ее знает, что ей, заразе, может со сна привидеться. У баб, которые такими делами занимаются, нервы обычно на взводе…

— Попробуем ее так отнести, — сказала Лера.

— Только ее раздеть надо, — с каким-то хитреньким смущением произнес малец. — А то у нее брюки сырые, по снегу ползала, а тут он потаял…

— Сначала уложим, а потом я с нее сниму мокрое, — решила Лера. — Только вот босой мне что-то ходить не хочется…

— А я вам «коты» дам! — улыбнулся хозяин и вытащил из-под шкафа валенки с обрезанными голенищами — этакие импровизированные домашние тапочки. — Не малы?

— Самое оно! — сказала Валерия. — Ну, беремся? Опираясь на свою рогульку-костыль, Валерия подхватила Лену под правый локоть, а мальчишка под левый. Картина немного напоминала сценку из старых фильмов про гестапо, когда эсэсовцы волокут партизана или подпольщика, потерявшего сознание после пытки, хотя, конечно, среди эсэсовцев не было ни мальчишек, ни баб с костылями. Тем не менее Лена сама идти не могла, ее пришлось волоком волочь, будто мертвую. Правда, она дышала, но даже глаз не открыла и голову не приподняла. Поэтому и на сей раз Валерия ничего не разглядела.

— Я сейчас на печь залезу, — пояснил план действий пацан, — вы мне ее руки дадите, а сами снизу попробуйте приподнять — глядишь, и втащим!

Он ловко вскарабкался на лежанку, а Валерия, одной рукой с трудом удерживая Лену в вертикальном положении и одновременно опираясь подмышкой на костыль, другой рукой приподняла совершенно безжизненные руки своей спутницы. Парнишка-ухватил их сверху за запястья, Валерия подхватила Лену где-то в районе бедер и с трудом приподняла.

— Уф-ф! — облегченно вздохнула Валерия, когда им не без напряга все же удалось затащить Лену на лежанку. — «Нелегкая это работа — из болота тащить бегемота!»

— Ага, — отдуваясь, согласился мальчишка. — Теперь я скамейку принесу, а то вам не дотянуться до нее будет…

— И как же я, интересно, на одной ноге устою? — сама у себя спросила Валерия.

— А я вас поддержу снизу.

— Не уронишь? Я ведь тоже не пушинка.

— Попробую… Главное, сами постарайтесь не свалиться!

Пацан принес скамейку, Лера пошатала ее, убедилась, что сколочена прочно и не развалится под ее тяжестью. Потом оперлась на костыль и на плечо паренька, поставила здоровую ногу на скамейку, а свободной рукой уцепилась за край лежанки. И сразу после этого ощутила, как малолеток обхватил ее обеими руками за бедра, а щекой к спине прижался.

Наверно, можно было и не обратить на это внимания — в конце концов, иначе ему и впрямь было не удержать «тетеньку», а Лере — не устоять на скамейке. Но только какое-то чутье женское Валерии подсказало: этому румяному колобку очень нравится держать тетю за попу. Тем более что на этой попе только тонкие тренировочные, колготки и трусики, и сама она, мягкая и теплая, очень хорошо прощупывается… Ах ты ж мужичок с ноготок! Из молодых да ранний!

Можно было и рявкнуть и даже подзатыльник дать юному охальнику, но свалиться с лавки на пол Валерии не хотелось. Не хватало еще одну ногу подвернуть! В общем, Лера сделала вид, что не заметила мелкого хулиганства, и занялась раздеванием Лены.

Как ни удивительно, она и на сей раз не признала в ней «Анжелу», хотя Лена лежала вверх лицом. Отсюда было достаточно далеко от лампы, а кроме того, на лицо Лены падала тень от трубы, находившейся в головах лежанки. С пуговками и «молнией» пришлось на ощупь разбираться. Опять же балансировать как цапля на одной ножке — это еще то удовольствие.

Но все-таки Валерии удалось снять с Лены почти всю одежду, кроме майки. Даже трусики стянула, потому что они тоже от талого снега промокли. Оставишь их — потом у девки неприятности с придатками могут начаться. Валерия сама один раз застудилась и знала, что это не шибко весело. Забрав одежки, Лера заботливо укрыла спутницу здоровенной тяжелой овчиной. Авось не заболеет, отогреется…

— Ну, теперь и чайку попить можно! — сказала Валерия, благополучно спустившись на пол. — Кстати, а как тебя звать, юноша?

— Митя, — ответил начинающий бабник, очень порадовавшись тому, что тетенька вновь вынуждена прижаться к нему боком, чтоб дойти до стола. — Вы белье положите, я его сам сушиться повешу. Там, в запечье у меня веревки натянуты — сохнет в два счета.

Валерия подумала, что она не доверила бы свои личные трусики мальчишке, но все-таки возражать не стала. Ей сейчас очень хотелось чайку попить, да на боковую.

Митя помог ей дойти до стола, усадил на стул и пошел вешать шмотки заснувшей гостьи. Вернулся, налил заварки в чашки, наложил варенья, а потом кипятка нацедил из самовара. Чайный аромат смешался с земляничным — клево получилось!

— А вас как зовут? — поинтересовался Митя с некоторым опозданием. Валерия решила, что особой беды не будет, если она назовется настоящим именем.

— Валерия Михайловна.

— А эту, которая спит? — спросил Митя, чем поставил Валерию в тупик. Конечно, можно было наскоро придумать и назвать любое имя, но у Леры голова уже плохо соображала. От горячего чая и вообще от тепла ее быстро разморило. Поэтому она и тут сказала правду.

— Не знаю я, как ее зовут. Я ее просто подвозила на снегоходе. А потом мы в темноте в овраг слетели, разбили машину и заблудились.

— Понятно… — произнес Митя, и Валерии с чего-то показалось, будто этот мальчишка знает о ней гораздо больше, чем она о нем. Впрочем, чувство опасности у нее в настоящий момент здорово притупилось. Очень уж спать хотелось.

Валерия с трудом допила чай, дожевала печенюшку и клюнула носом, задремав. Но все же не заснула и со стула не свалилась.

— Устала я… — пробормотала она.

— Пойдемте, помогу вам на печку залезть! — предложил Митя.

— А у тебя какой-нибудь другой койки, пониже, нету?

— Не-а, — мотнул головой пацаненок. — Зачем мне другая? Я ж один живу.

— И летом, что ли, на печке спишь?

— Когда как, — ответил Митя. — Летом тоже холодно бывает — тогда на печке. А когда тепло — на чердаке, на сеновале. Но сейчас там все равно что на улице.

— А туалет у тебя только на улице?

— Зачем? — обиделся Митя. — Тут, под крышей. Надо в ту же дверцу, которую я показывал, пройти. Там коридорчик такой будет. Чтоб в баню попасть, то есть в предбанник, надо направо свернуть. А если прямо метров пять пройти, как раз туалет и будет. Только там темно, надо с фонариком идти. Вот он, здесь, рядом с дверью на гвоздике висит. Проводить вас?

— Спасибо, я попробую сама дойти…

Лера, прихватив фонарик и опираясь на костыль, заковыляла по темному коридору. Тут было заметно холоднее, чем в избе, но, конечно, потеплее, чем на улице. Сначала мимо двери в предбанник прошла, заглянула, посветила, не увидела ничего интересного и дальше отправилась. В двух шагах от предбанника в левой стене коридора обнаружилась дверь, о которой Митя не предупреждал, но заглянуть туда Валерия не смогла — дверь была заперта на висячий замок. Ну и наконец, дойдя до самого конца коридора, она обнаружила туалет, в котором было достаточно чисто, но, увы, сидеть можно было только на корточках. Впрочем, оказалось, что наступать на потянутую ногу в принципе можно, и Валерия благополучно исполнила все неотложные нужды, чтоб не мотаться сюда среди ночи.

Вернувшись в комнату, где ее снова обдало теплом, она утомленно уселась на лавку около печки, даже не глянув в сторону Мити, который, между прочим, находился в недальнем далеке от ее драгоценного рюкзачка. И вообще, если б Валерия внимательно пригляделась, то поняла бы, что пацаненок был весьма встревожен, услышав ее шаги в коридоре. Но ей было не до того. Лера очень хотела спать, глаза сами собой закрывались, и ей казалось, что сил на то, чтоб взобраться на лежанку, у нее уже не осталось.

Однако Митя тут же поспешил на помощь.

— Давайте я вас подсажу?!

Сонная Лера, опираясь на его плечо, кое-как встала на лавку, потом пацаненок обхватил ее за бедра и не без напряга, но приподнял. Собрав остаток сил, Валерия ухватилась за край лежанки и все же сумела кое-как вскарабкаться на печку. После этого она еще сумела забраться под овчину, откинула голову на ситцевую подушку, набитую сеном, и капитально вырубилась…

ЛАСКОВЫЙ ТЕЛОК

Некоторое время Валерия проспала как убитая, не запомнив ни того, как Митя задул керосиновую лампу, ни того, как забрался на печь и протиснулся в серединку между спящими «тетками». Хотя, наверно, когда он влезал на лежанку, то не мог это сделать, совсем уж не дотрагиваясь до спящих. Так или иначе, но ни Валерия, ни Лена не проснулись — до того крепок был их сон.

Сколько времени этот мертвецкий сон продолжался, неизвестно, потому что все это время Валерия как бы не жила. Слишком сильное утомление и недостаток энергии заставили мозг «отключить питание» от всех органов чувств, оставив только те «системы жизнеобеспечения», без функционирования которых она и впрямь померла бы. Но потом какая-то часть клеток мозга поднабралась энергии, активизировалась и начала моделировать какие-то картинки. Короче, Валерия увидела сон.

Сказать, что сон был ужасный или неприятный, нельзя. Скорее его стоило назвать «озадачивающим». Дело в том, что Валерия, которая начала половую жизнь лет в четырнадцать — так обстоятельства сложились! — и не могла припомнить такого несчастного периода в своей биографии, чтоб у нее в течение целого месяца хотя бы одного мужика не было, как ни странно, гиперсексуальностью никогда не страдала. А потому эротические сны видела очень редко. Правда, уж если видела, то такой сон предвещал ей либо большую удачу, либо столь же солидный облом. Причем отнюдь не в сексуальной, а в какой-либо иной сфере. Чаще всего в денежной.

Как ни; странно, ни одного реального человека в своих эротических снах Валерия никогда не видела. Ни тех, с кем ей довелось по-настоящему переспать, ни тех, кто ей нравился и с кем она была бы не прочь переспать, наяву. Как правило, во сне в роли партнера выступал некий абстрактный Большой Мужик, с трудно различимыми чертами лица, но зато высоченный, здоровенный, мохнатый, весь состоявший из мышц и к тому же с прибором не то бычьего, не то даже конского калибра. Валерия там, во сне, сперва испытывала легкий страх перед Мужиком, но потом, когда все же уступала домогательствам этого типа, ощущала дикий восторг. Однозначно, он был намного сильнее, чем все, что Валерии удавалось попробовать наяву. Хотя, как уже говорилось, мужчин у нее в постели побывало много, ни один из них с этим Большим Мужиком ни в какое сравнение не шел. Один раз, как это ни удивительно, «переспав» во сне со своим фантастическим партнером, Валерия даже прогнала от себя вполне реального парня, причем далеко не самого плохого среди тех, с которыми ей приходилось иметь дело.

Однажды, еще в ранней молодости, Валерия имела несчастье по секрету рассказать один из своих снов не в меру религиозной подружке, и та, страшно перепугавшись, стала говорить, что Большой Мужик не иначе как сам Сатана, а потому Валерии угрожает опасность зачать от Нечистого и родить Антихриста. Валерия тоже малость напугалась, хотя вообще-то знала, что с чисто медицинской точки зрения какое бы то ни было материнство ей уже не угрожает. Потому что сделала аборт, залетев в четырнадцать лет от кого-то из трех парней, которые ее изнасиловали в парке.

Антибогоматерью Лера не стала, но все же каждый раз после снов с участием Большого Мужика пыталась припомнить, не имел ли он рогов, копыт или хвоста. Однако ничего такого память не сохраняла, зато «прибор», которым тот был оборудован, помнился очень хорошо.

Нынешний сон отличался от прежних как раз тем, что вместо безымянного Большого Мужика к Валерии явился вполне реальный шофер Андрюха. По крайней мере, такой реальный, каким он был до вчерашнего утра. И явился он не один, а с Лиисой Чернобуровой, то есть дамой, которая в данный момент тоже должна была отсутствовать на поверхности земли. По идее, от явления этих граждан, которых именно Валерия отправила на тот свет в комфортабельном джипе, у нее должны были волосы дыбом встать и мороз по коже пойти. Однако Валерия никакого дикого ужаса от видения своих жертв не ощутила. Чувствовался только точно такой же легкий — и вместе с тем возбуждающий! — страх, какой Лера испытывала, когда видела во сне Большого Мужика с конским прибором.

Убиенные сами по себе выглядели весьма добродушно. Ни Андрей, ни Лииса ничуть не были похожи на утопленников, уже почти сутки пролежавших подо льдом на дне реки. Они имели вполне живые, румяные и даже улыбающиеся лица. Кажется, эта пара погубленных Лерой людей не только не имела к ней никаких претензий, но и, наоборот, собиралась поблагодарить ее за то, что та их «сосватала» на вечную жизнь. Хотя, строго говоря, Валерия даже сейчас, во сне, продолжала помнить, что и Андрюха, и Лииса на земле жили далеко не праведно, а потому, отправившись в мир иной без покаяния и отпущения грехов, должны были, как минимум, отмотать срок в Чистилище.

Вообще-то, вначале Валерия даже не предполагала, что в этом сне будет нечто эротическое, потому что и Андрей, и Лииса явились одетыми — по крайней мере, светло-коричневую кожаную куртку Андрея и пальто Лиисы с воротником из чернобурки она увидела. И шапки, которые были у них на головах тогда, когда «Чероки» катился к речке, тоже присутствовали. Кроме того, в первый момент, когда Валерия увидела их, местом действия был заснеженный лес, который, естественно, не лучшее место для занятий сексом.

Однако дальше все стало трансформироваться. Сперва стало ясно, что лес не настоящий, а бутафорский, как в театре во время новогоднего спектакля для детишек, что сугробы сделаны из простыней и на лапах елок лежит не снег, а вата. Потом и вовсе контуры искусственных елок исчезли, а простыни заняли все обозримое пространство. Оказалось, что Валерия и ее жертвы находятся на какой-то необъятно-просторной постели. Сразу после этого Лииса одним движением распахнула пальто, сбросила его куда-то за спину, и разом обнаружилось, что она совсем голая, причем пальто и шапка просто испарились. То же самое произошло с Андреем, причем у него неведомо откуда взялся примерно такой же прибор, как у Большого Мужика, хотя Валерия прекрасно знала, каким Андрюха располагал в натуре. Затем Валерия увидела и себя совершенно нагой, ощутила какое-то необычное влечение к этой паре и повалилась вместе с ними на простыни суперкровати. Горячие ладони Андрея жадно заскользили по ее груди, а Лииса, улегшись лицом на бедра Валерии — наяву такого нипочем быть не могло! — взялась орудовать языком… Возбуждение с кошмарной скоростью нарастало, Лера ощущала жар и озноб во всем теле. Вместе с тем на каком-то уровне подсознания она прекрасно понимала, что все это — не более чем сон, что рано или поздно он кончится.

И вот наконец наступил тот момент, когда Лииса куда-то исчезла, а над Валерией нависло лицо Андрея и большое горячее нежно и глубоко вонзилось ей промеж ног…

Как уже говорилось, после эротических снов с участием Большого Мужика Валерия либо испытывала большие удачи, либо обломы соответствующих масштабов. В этой закономерности был один существенный нюанс. Как правило, удачи приходили после тех снов, в которых Мужик доводил Леру до кондиции. Если же Валерия просыпалась сразу после того, как Мужик засаживал ей свою хреновину, однозначно случался крупный облом. Правда, были и промежуточные случаи, когда во сне Мужик довольно долго трахал Леру и ей при этом было очень сладко, но вместо «самого главного» наступало пробуждение. Тогда вероятность облома и удачи была примерно одинакова.

Валерия даже во сне помнила об этой закономерности и очень не хотела проснуться раньше времени. Там, во сне, она жадно обняла Андрюху руками и ногами, словно бы от этого зависело, сумеет ли он закончить дело до того, как Лера проснется.

Закончил Андрей или нет, Валерия так и не поняла, но вот сама она все-таки занялась и вспыхнула. Ощущение было настолько сильным и острым, что Лера аж застонала в голос и… проснулась.

Впрочем, вначале она даже не поняла, что сон кончился. Она даже не уловила, что открыла глаза. Потому что там, во сне, все происходило при ярком свете, а тут, в яви, ее окружала непроглядная темень. Зрение никак не могло ей помочь, а слух, обоняние, вкус и осязание давали ее полупробудившемуся мозгу довольно противоречивую информацию. Точнее, информация была достаточно объективная, просто Лера одному изначально верила, а другому — нет.

С одной стороны, уши ее слышали, как мерно посапывает где-то рядышком спящая Лена, ноздри обоняли запах овчины, под которую Лера залезала, когда укладывалась спать, а во рту был привкус от земляничного варенья, которое она ела перед сном. Все это говорило: ты уже проснулась, сон кончился и Андрюха с Лиисой удалились в свой потусторонний мир, если, конечно, весь этот мир не существовал исключительно внутри мозга Валерии Михайловны.

С другой стороны, под потными лопатками Леры отчетливо осязались чьи-то горячие ладони, соски и груди время от времени кто-то целовал и полизывал языком, к животу липко прижималась чья-то кожа, а между ног усердно трудился некий инструмент, который хоть и не имел такого калибра, как у Большого Мужика, но был вполне пригоден для выполнения своей основной задачи. Все это наводило на мысль, что сон не кончился, а перешел в какую-то новую фазу. Кроме того, Валерия по-прежнему, как и во сне, ощущала себя совершенно голой, но точно помнила, что ложилась спать в водолазке, бюстгальтере, тренировочных, колготах, трусиках и шерстяных носках. Сейчас ни клочка от всей этой одежды на теле не было. Неужели она не проснулась, когда ее раздевали? Быть такого не может! Значит, все это происходит во сне…

К тому же госпожа Корнеева все еще не выплыла из той сладкой пучины, куда она погрузилась во сне. То есть ее тело жаждало повтора. А та штуковина, что ласково толкалась у нее внутри, обещала, что этот повтор весьма возможен. И она гораздо больше жаждала добиться нового сладкого ожога, чем докопаться до истины: во сне ее трахают или наяву?

То, что это был не абстрактный Большой Мужик или конкретный, хотя и виртуальный Андрюха, она догадалась по весу. Явно тут было что-то полегче и к тому же без растительности на груди и животе. Но калибр того, чем располагал партнер, ее вполне устраивал. А откуда ему наяву взяться, калибру этому?

В общем, Валерия отбросила этот вопрос как несущественный и стала наслаждаться тем, что с ней творилось. Приятное напряжение быстро нарастало, руки невидимого партнера переползли Лере на груди, ухватились за них четырьмя пальцами и стали нежно тискать и легонько подергивать в одном ритме с качаниями. А большие пальцы осторожно стали почесывать сосочки — опять же, в полной гармонии с остальными движениями… Восторг!

Новый всплеск был куда сильнее первого, Лера, хрипло застонав, жадно стиснула в объятиях своего благодетеля, а потом бессильно раскинулась и в состоянии общей расслабухи принялась дожидаться мужицкого финиша. Этот финиш не заставил себя долго ждать, и только тут, когда партнер безжизненно распростерся поверх нее, Валерия наконец-то поняла, что никакой это не сон. И вообще все пришло в систему…

— Митька! — прошипела она скорее с удивлением, чем со злостью. — Это ты?!

— Ага, — сознался секс-вундеркинд, нежно поглаживая тете вспотевшие сисечки. — А вы меня убьете за это?

— Нет… — пробормотала Валерия, поглаживая его по взмокшей головенке. — Сколько тебе лет?

— Тринадцать, — вздохнул парниша, — а что, маленький для вас, да?

— Смотря что иметь в виду… — пококетничала Валерия, явно рассчитывая, что пацаненок ответит известным приколом: «Что имею, то и введу…» Но он, как видно, этого прикола просто не знал.

— Но вам понравилось или нет? — спросил Митя, припадая губками к левому сосочку.

— Понравилось, — прошептала Валерия, которая отнюдь не торопилась спихивать с себя этого свеженького, чистенького — в смысле хорошо помытого! — и гладенького поросеночка, вполне годившегося ей в сыновья. Во всяком случае, если б она не сделала аборт, а родила в пятнадцать лет, то могла бы сейчас восемнадцатилетнего сынулю иметь… Но в общем-то хорошо, что она тогда облегчилась. Зато теперь можно не бояться, что залетишь от малолетки, который все никак пиписку не выдернет.

— Правда, понравилось? — настырно переспросил Митя.

— А ты что, не понял, ведь я два раза кончила? — усмехнулась Валерия. — Или ты еще не видал, как это бывает? По-моему, я ведь у тебя не первая!

— Не-а, — с легким смущением подтвердил Митя, — и даже не вторая…

— Ни фига себе! — Лера ласково шлепнула способного младенца по попке. — И когда же ты все это начал, работничек?

— В том году еще, — доверительно сказал малец. — Только вы не спрашивайте кто да что, ладно? А то можете лишнее узнать случайно. И вам, и мне плохо будет…

— Скажи, пожалуйста! — с иронией покачала головой Лера. — Ты не крутой, случайно?

— Если вырасту — обязательно буду, — хмыкнул Митя.

— Слушай, как же ты меня, не разбудив, раздеть сумел? — искренне удивляясь, спросила Валерия. — Честное слово — никому не скажу!

— Я и сам не пойму, — ответил Митя и опять покрутил языком по сосочку. — Просто вы во сне ворочаться начали и стонать. Ну и меня, наверно, случайно толкнули. Я проснулся и сразу понял, что вам что-то такое снится… В общем, мне захотелось здорово. Ну, я и подумал, что можно. Думаю, если вы проснетесь, дадите по морде — ничего особо страшного не будет. Сначала сверху все снял — ничего, потом снизу — тоже не проснулись… Даже когда колготки стягивал. Наверно, если б я вашу повязку на больной ноге потревожил, вы бы проснулись. Но я же не потревожил…

— А ты мне вчера в чай ничего не капал?

— Ничего, — ответил Митя без малейшей заминки. — Только варенье.

— Соседка наша не просыпалась? — с опаской посмотрев в сторону спящей Лены, поинтересовалась совратительница малолетних.

— Не-а, — Митя еще раз пощупал Лерины груди. — Она вообще как мертвая, только дышит.

— Ладно, поверю, — сказала Валерия. — Погуляли — и хватит. Спать пора.

— А может, еще? — деловито предложил Митька, продолжая тискать тетеньку.

— Попозже, как вам опять захочется?

— Ничего мне уже не хочется. Только спать. Спасибо тебе за заботу, но хватит меня лапать. Хорошего понемножку. Так что давай, голубчик, слезай, повернись на бочок и спи. Полезешь еще раз — дам по морде и скину с печки. Уловил?

— Ага, — вздохнул Митя и точно выполнил указания. Лера повернулась к Мите спиной и попыталась заснуть. Сперва даже одеться хотела, но в кромешной тьме ничего не нашла и решила, что ничего страшного не будет, если она эту ночь проспит голышом, тем более что под овчиной на печи было даже жарко. Вообще-то, она особо не волновалась насчет Мити. Все же это не взрослый мужик, навряд ли у него еще на один раз сил хватит. Но пристращать поросенка все же стоило. Начнет ласкаться, лизаться, раззадорит Леру — а толку чуть. Пусть лучше спит да сил набирается. На будущее.

Митя, судя по всему, собрался честно выполнять их соглашение. Должно быть, по тону догадался, что тетя, которую ему в сонном виде удалось трахнуть, и впрямь не шутит, а потому не хотел быть сброшенным с печки. Он повернулся на левый бок, лицом в сторону Лены, и мирно засопел. Лена тоже мерно дышала и не шевелилась.

А вот Валерия заснуть не могла. У нее что-то бродило в душе. Тут много разных факторов смешалось. И день вчерашний вспоминался, и Шипов, и «чернявая Анжела», и Андрюха с Лиисой — это с одной стороны. Авария в овражке заново переживалась — ведь чудом жива осталась! Скитания по лесу, когда опять же чудом не замерзли. Конечно, только что увиденный сон покоя не давал — к чему бы он пригрезился? Ну, и эта стыдобища напоследок… Ее, бывалую бабу, которая иной раз матерых мужиков обламывала, малолеток трахнул! Тут, конечно, у Валерии и вовсе не было однозначного отношения. Вообще-то, она к педофилии относилась с большим отвращением. Как к той, когда взрослые дядьки совращают мальчиков и девочек, так и к той, когда тем же самым занимаются отвязанные тетки. Однако время от времени из каких-то тайных глубин мозга у нее выплывали желания попробовать что-нибудь этакое. И вот попробовала… Самое ужасное состояло в том, что ей это дело понравилось. Вот этого-то она сейчас больше всего стыдилась. Хотя, конечно, примешивался стыд и за то, что Митька, поросенок эдакий, поимел ее без спроса. Да еще и в присутствии этой незнакомки. Фиг ее знает, спала она или подсматривала? В общем, даже если эта баба и не спала, то ничего страшного в этом нет. Тем более что в темноте она бы все равно ничего не разглядела. Но Лере все же было бы неприятно знать даже о том, что ее спутница слышала всю эту ночную возню.

Странно, но сразу после размышлений на тему слышала эта «спящая красавица», как Митя с Валерией развлекался, госпоже Корнеевой пришла в голову совсем уж неожиданная мыслишка. А что, если этот секс-символ среднего школьного возраста возьмет да и полезет к соседке слева? Ведь если он сумел, не разбудив, снять с Леры все ее причиндалы, то с бывшей ее пассажирки можно и вовсе ничего не снимать — все, кроме майки, уже загодя снято. Ласковый теленок двух маток сосет — поговорка известная.

Конечно, Валерии даже перед самой собой трудно было признаться в том, что она этого мальца ревнует. Но тем не менее это была самая настоящая ревность, под действием которой бабы режут соперниц, травят их метанолом или кислотой в морду плещут — у кого на что интеллекта хватает. А ревность, между прочим, не только злит, но и возбуждает. Вроде бы еще несколько минут назад Лера ощущала, что ничего ей по линии секса не требуется, а тут вдруг разыгралось, засвербило, что называется…

Некоторое время она пыталась от всех этих дурацких желаний отделаться. Например, голову отвлечь, направить мозги на мысли о чем-то отрезвляюще-охлаждающем. Поразмышлять над тем, что завтра делать, как выбираться из этого леса, куда потом стопы направить, и так далее. В частности, пыталась подумать, что делать со спутницей этой самой. Ведь в аварию они угодили прежде всего потому, что Валерия собиралась найти подходящее местечко для отправки на тот свет пассажирки. А в результате чуть сама не угробилась. Кстати сказать, если б нынешняя соседка по лежанке оказалась по-настоящему подлой бабой, то Валерия сейчас бы не под овчиной потела, а лежала бы мертвой ледышкой под сугробом. Не дошла бы она никуда в одиночку. И такого грешно-сладкого эпизода с Митей не испытала бы…

Тьфу! Да что ж она все как вшивый про баню? Не получалось у Леры переключить мозги на всякие морально-нравственные размышления. Они, эти самые мозги, стали всякие неприличные приказы рассылать по организму. Например, ногам к животу поджаться. Потом ладошки команду получили: титьки погладить. Дальше приказы прошли на спину улечься, животик приласкать…

Конечно, Валерия и на этот раз случайно Митю задела, но когда гадкий Мальчиш-Плохиш, проснувшись, тут же потянул к ней свои шаловливые ручонки и прижался к ее правому бедру своим приборчиком, не стала сбрасывать его с печки. Она только прохрипела, скорее жалобно, чем сердито:

— Не надо… Не трогай меня… У тебя ничего не получится…

— Получится! — жарко прошептал ей на ухо Митя. — Уж все лучше, чем саму себя гладить…

И, для наглядной демонстрации, должно быть, подсунул одну ладонь под Лерину грудь, а другой ладошкой невесомо-нежно погладил. Потом плечико лизнул, до шеи губками дотронулся. И промурлыкал на ушко:

— Ты такая вкусная!

Ничего оригинального в этом комплименте не содержалось, Валерия не один раз слышала от мужиков такие оценки, но тут ей аж душно стало. Тем более что бедро ей грел крепенький, упругий головастик, такой, что и не у всяких взрослых имеется.

Неизвестно зачем, Лера сделала еще одну попытку удержаться от соблазна и повернулась спиной к мальчишке. В результате «головастик» прильнул к ее гладкой припотевшей попе, а вредный Митька тут же переложил ладошку на влажный животик и стал нежно поглаживать мокрые волосики, бормоча:

— Ки-иса… Ки-иса…

А «ки-иса» уже маслилась вовсю.

— Митька… Я тебя убью! — пролепетала Валерия, но скверный мальчик этому, конечно, не поверил, поскольку, произнеся эти слова, тетенька расслабленно откинулась на спину и ножки раздвинула. Но гнусный поросенок не стал спешить. Он сперва дотянулся пальцами, и один из них, средний, тот самый, которым современные молодые люди «фак» показывают, погрузил в дырочку. Покрутил им там немножко, пощупал, потом всей ладошкой погладил мокрое место между складочками и уж только после этого перебрался через Лерино бедро. Однако и тут нашел время для мелкого хулиганства: уложил головку сверху на волосики и чуточку поерзал…

— Ты что, — уже по-настоящему зло прошипела Валерия, — попасть куда надо не можешь или издеваешься?

— Издеваюсь, — хихикнул Митька и еще чуть-чуть поелозил, не запихивая.

— Яйца оторву! — прорычала Валерия. — Суй побыстрее! Митя тут же исполнил просьбу, и Лера, зажмурив глаза, нырнула в угарно-сладкое полузабытье…

ДЕСЯТЬ ЧАСОВ СПУСТЯ

Ромасик не соврал, настойка, пятьдесят граммов которой выпила Лена перед отъездом из «Клуба любителей природы», обеспечила ей мертвецкий сон почти на двенадцать часов. Не обманул он и в той части, что никаких последствий, типа по-хмелюги или там ломки, зелье не вызывало.

Зато весь этот мирный, оздоравливающий сон, в течение которого Лена совершенно отключилась от всех внешних восприятии, вызвал у нее, когда она проснулась, немало вопросов, прежде всего к себе самой.

Лена не только не помнила, как очутилась на уже здорово подостывшей печке, но и вообще в избе! Ее более-менее связные воспоминания обрывались на том моменте, как они с «сиплым» мужиком двигались через замерзшее болото, стремясь добраться до тусклого красноватого огонечка, маячившего в ночной тьме. Дальше начинались провалы памяти и картинки, которым особо доверять не стоило, потому что они вполне могли просто присниться. И окошко, светившее прямо из сугроба, и мальчик, появившийся откуда-то из-под снега. Наконец Лене вспоминалась тупая боль в оттаивающих ногах, которую она ощущала как бы сквозь сон. Больше она ничего не помнила.

Проснувшись и обнаружив, что лежит под овчиной в одной майке, Лена сразу же стала искать взглядом одежду. Увидев, что она никуда не пропала, а кроме того, хорошо высохла, она сильно обрадовалась. Более того, она мысленно поблагодарила тех, кто о ней позаботился. А это мог быть, по ее разумению, все тот же «сиплый» мужик, водитель снегохода.

Правда, сразу после того как Лена начала одеваться, ее на секунду одолело сомнение, что если этот хрипатый ее раздевал и даже снимал с нее трусы, то мог делать это отнюдь не бескорыстно. Сейчас, правда, рядом с ней на печи никого не было, но на просторной лежанке располагались два тюфяка и три подушки.

В принципе Лена испытывала к «сиплому» такое чувство благодарности — ведь она без него, как пить дать, в лесу замерзла! — что могла бы простить, если тот, так сказать, «превысил полномочия». Опять же «это дело», говорят, помогает простуду предупредить. Но все же лучше было, если б он ее предварительно разбудил. Впрочем, осмотрев себя самое, Лена убедилась, что никто ее ночью не трогал. Во всяком случае, в сексуальном смысле. Конечно, кому приятно с бесчувственным бревном дело иметь! По правде сказать, это ее даже немного разочаровало.

На всякий случай Лена понюхала соседние подушки. Как ни странно, мужицкого духа она не ощутила, а вот бабский присутствовал. Дорогими духами попахивало, которыми обитательницы лесных избушек на Руси обычно не пользуются. Впрочем, черт его знает, до чего цивилизация дошла. Может, мамаша того паренька, который ей не то наяву привиделся, не то померещился, в городе работает? Или в этом самом лесном заведении, где Лена вчера побывала. Ведь отсюда не так уж далеко в принципе…

В общем, Лена, склонная к быстрым и не всегда правильным логическим построениям, тут же прониклась к своему вчерашнему спутнику еще большим уважением. Отправил спать пассажирку на печку, к хозяйке и ее малышу, а сам благородно улегся на лавку. Тем более что нога у него была повреждена и на печь он все равно взобраться не мог. Так что раздевала Лену все-таки здешняя хозяйка.

Одевшись в просохшую и даже прогретую одежду, Лена наконец-то обратила внимание на то, что в избе ничьих голосов не слышно. Правда, она, в отличие от Валерии, понятия не имела о размерах и планировке этого дома, а потому посчитала, будто тут еще какие-то комнаты имеются.

Впрочем, прежде, чем начать поиски спутника и гостеприимных хозяев, Лена решила подбросить пару полешков в печь, потому как за ночь изба заметно выстудилась. Пол даже через просохшие шерстяные носки холодил ноги, и Лена с большим удовольствием надела «коты», обнаружив их около вешалки.

После этого Лена глянула на часы. Оказалось, что уже без четверти два. В заиндевелое окошко пробивался бледный свет. Куда же все подевались-то?

В печи оказалось полно горячих углей, и, когда Лена положила в нее поленья — не пару, конечно, а штук шесть, тяга быстро раздула пламя.

Обнаружив рядом с печкой дверь, ведущую в коридорчик, Лена осмотрела все те помещения, где Валерия побывала ночью. То есть прежде всего баню с предбанником — там она нашла теплую воду, мыло и полотенце, а потому нашла возможным умыться. Добралась она и до туалета, поскольку нужда имелась, но прежде попала в то помещение, куда ночью Валерия заглянуть не сумела. Тогда эта дверь была заперта на висячий замок, а сейчас замок с ключом просто висел на открытой дужке, продетой через ушко, привинченное к филенке двери.

Как оказалось, дверь эта ведет в некое подобие гаража. Во всяком случае, тут пахло бензином, был какой-то верстачок с тисками, полочки с инструментами и даже некое подобие смотровой ямы, вырытой в земляном полу и укрепленной плетенками из ивовых прутьев. Еще в гараже стояла пара лыж с палками из той славной ширпотребной продукции еще советского производства, которые профессионалы-гонщики называли «дровами» даже в 70-х годах прошлого века. Гнутые-клееные фанерные полозья с креплениями из брезентовых ремешков и клистирных трубок.

В принципе тут вполне хватило места на то, чтоб «Жигули» поставить или «Ниву-Тайгу». Однако самой тачки на месте не было, а ворота гаража оказались заперты снаружи. Это кое-что проясняло.

Лена стала еще больше понимать ситуацию, когда вернулась в комнату и разглядела, что на вешалке висит только ее кожаная куртка, а на полочке лежит мотоциклетный шлем, который ей выдали перед поездкой на снегоходе. Ни полушубка, принадлежавшего водителю, ни его ватных штанов, ни какой-либо хозяйской одежды в комнате не обнаружилось. И обуви, кроме «котов», никакой не нашлось — только ботинки Лены сушились у печки.

Стало быть, здешние жители, убедившись в том, что Лена мирно почивает, не жалуясь на здоровье, решили отвезти в город «сиплого». Может, у него и не растяжение было, а серьезный вывих или даже перелом. Вот и повезли в больницу. Мальчишку небось по пути в школу подбросили, каникулы уже кончились. А сами — теперь Лена подозревала, что в этом семействе и папаша имеется! — на работу покатили. Конечно, «сиплый» им объяснил, что вез Лену на вокзал, и договорился, чтоб отец здешнего семейства, когда освободится, довел это дело до конца. Конечно, логично было бы и Лену тем же рейсом отвезти, но, видно, добудиться не смогли и решили дать ей нормально выспаться — гостья все-таки. В конце концов «сиплый» и его провожатые уже давно должны были доехать до города, а оттуда он мог позвонить в здешнее лесное заведение и сообщить о том, что попал в аварию, что гостья цела, только дрыхнет без задних ног. Стало быть, если оттуда до сих пор никто не приехал, то тамошнее начальство — может, даже сама великая и ужасная Валерия Михайловна! — решило, что время терпит и гостья может задержаться еще на сутки и подождать отправки до вечера. Возможно, что этот вопрос уже протер сам господин Драч, созвонившись с хозяевами Лены.

Конечно, помянув Валерию Михайловну — она все еще представлялась Лене в образе ослепительной голубоглазой блондинки Лиисы Чернобуровой! — «госпожа Павленко» малость поежилась. А что, ежели Валерия соблаговолит сама поинтересоваться, как обстоят дела у гостьи? Или по каким другим делам сюда нагрянет? Но все-таки страх этот Лену долго не терзал. Навряд ли такой персоне захочется снизойти до какой-то связной, которая даже не знает, что именно привезла в эту область. Возможно — и даже скорее всего именно так! — Лене вообще не положено было ее лицезреть, а Валерии Михайловне — ей показываться. Судя по тому, что в этом лесном заведении профессионально документы подделывают и крутую порнуху снимают, не говоря уже о взрыве на Коммунистической улице, жизнь у госпожи Леры весьма стремная. Так что ее появления здесь можно не бояться.

Напоследок Лена, сняв брус, на который была заложена внутренняя дверь, вышла в сени и обнаружила, что внешняя дверь тоже заложена брусом изнутри, а снаружи не заперта. На дворе было заметно теплее, чем вчера, ветер стих, но снег все еще сыпался, и ступеньки, по которым можно было подняться наверх, завалило слоем сантиметров в пятнадцать.

Лена решила сделать доброе дело, раскидать снег со ступенек, а заодно и осмотреться, как тут при свете. Надела куртку, шапочку, ботинки и принялась орудовать лопатой. Шикарная физ-зарядка, между прочим!

После избы насыщенный кислородом лесной, смолисто-морозный воздух аж пьянил. Вчера, хотя Лена, можно сказать, вдоволь по свежему воздуху нагулялась, она ничего такого не испытывала. Ночь, вьюга, холод, глубокий снег — это еще то удовольствие. А сейчас хоть и пасмурно, но светло, ветра почти нет, снежок не стегает по лицу, а плавненько так порхает в воздухе, мороз не больше десяти градусов — кайф!

От лесенки начиналась запорошенная снегом тропка, и разохотившаяся Лена решила и ее расчистить. Тропа эта, вообще-то, шла по траншейке глубиной в полметра, но под ее твердым дном небось еще метра полтора, а то и два слежавшегося снега находилось. Так что особо глубоко Лена зарываться не стала, выбрасывала наверх рыхлоту, остальное притаптывала. К тому месту, куда они вчера выползли, тропинка не вела. Она заворачивала куда-то вправо, и Лена, увлекшись своим общественно полезным трудом, незаметно для себя обогнула избу и очутилась около ворот гаража. Здесь она остановилась передохнуть и заодно как следует осмотрелась.

Она, конечно, ничего не знала о старообряческом ските, который располагался на бугре, окруженном со всех сторон болотами. Насчет болота она еще вчера догадалась, но вот покосившуюся «луковку» со сбитым крестом увидела только сегодня. Часовня это была или церковь, она не поняла, потому что бывшее культовое сооружение было заметено по самую крышу, так что только «луковица» и торчала — на ней снег накопиться не мог. Кроме здания с «луковицей» и избы, где Лена ночевала, среди кустов и деревьев — они, похоже, тут выросли уже после того, как скит забросили — просматривалось еще несколько нагромождений снега, под которыми вполне могли находиться избы, сараи или их развалины.

Но в принципе Лене было по фигу, что тут за поселение располагалось. Главное, она поняла, что, кроме нее, в данный Момент тут никого нет. Кроме того, она, добравшись до гаража, здорово удивилась.

Удивилась она тому, что никакой расчищенной дорожки или накатанной колеи от гаража не начиналось. И лыжни с бороздой типа как от снегохода тоже. Были только две широкие, но не очень глуб