Азиаты (fb2)

- Азиаты 1.87 Мб, 394с. (скачать fb2) - Валентин Фёдорович Рыбин

Настройки текста:



Валентин Рыбин Азиаты (исторический роман)



Часть первая К берегам Персиды

I

Напуганные слухами о приближении Петра Великого, миряне, неизменно со старостой и священником во главе, неся иконы, под колокольный звон, спешили к пристаням. Крестились, падали на колени, подобострастно распевали во здравие государя императора. Во всех городах Поволжья салютовали пушки и взлетали в небо разноцветные огни фейерверков. Русская армада из 442 судов, стройно идущих по Волге, несла на своих парусах отзвуки долгих торжеств по случаю заключения Ништадского мира и празднования дня рождения Петра. Дождалась наконец-то дикая провинция прибытия самого царя! Празднуй народ азиатский! Славьте татары, башкиры, калмыки и прочие люди Поволжья трудную победу над шведами, восхваляйте могучий гений императора российского! Гремели пушки, заглушаемые раскатами небесного грома. Искорками в небе терялись огни фейерверков, когда вспыхивали молнии.

Приближённые царя привычно кричали «виват». Но сам царь Пётр в накидке поверх походного мундира и треуголке, стоя на палубе своей боевой галеры в окружении генералов, не слишком радовался веселью приволжских городов и деревень. Торжества ушли из его сознания тотчас, как только флот, загруженный гвардейскими полками, покинул Нижний Новгород. Царь был занят мыслями о начавшемся боевом походе. Настраиваясь на военный лад, он гнал от себя всё, что выглядело праздно. И даже казанского воеводу ругнул матерком за то, что тот на проводах, несмотря на разыгравшуюся грозу, велел проводить царя пушечным салютом. Пушек вовсе не было слышно. Только по расплывающимся дымкам у жерл орудий можно было определить, что они палят. Когда императорский «Орёл» вышел на фарватер и двинулся впереди российского флота, Пётр поморщился: «Поистине, заставь дурака богу молиться — он себе лоб расшибёт!» Нет — ни псалмы, ни колокольный звон, ни пушечные залпы прельщали государя. Иное дело татарские и башкирские мурзы, кои съезжались к пристаням, кланялись в пояс, приложа руку к сердцу, предлагали свои услуги. Тут же и конники появлялись, в разноцветных халатах, в меховых шапках, на поджарых скакунах. Едва флот отошёл от Казани, азиаты двинулись восточным берегом Волги, догоняя и опережая парусники. На подходе к Саратову вестовой с марс-реи «Орла» увидел близ жёлтых гор большое скопление всадников. Царь и его приближённые припали к подзорным трубам, догадались разом: «Калмыки!» Намерения у сынов степей вроде бы добрые: бунчуки расправлены над головами, шатры походные стоят вдоль берега. Но выказывая радушие государю русскому, не переусердствовал бы калмыцкий хан Аюка перед Петром Великим: не бросил бы своих полудиких степняков из ревности на башкир, подходящих к Саратову! Царь велел генерал-адмиралу Апраксину выслать несколько скампавей с матросами, дабы предостеречь калмыков от излишней прыти. Лёгкие галеры понеслись вперёд к пристани, и вскоре огромная масса конных кочевников, повинуясь окрикам своих нойонов, выстроилась полукружьем, в несколько рядов, для встречи российского императора. Вновь с крепостных стен салютовали пушки, звенели колокола и сверкал иконами крёстный ход, спускаясь от соборной церкви к реке. Тем временем царская галера мягко приткнулась к причалу. Пётр со свитой ступил на деревянный помост, и к ногам его, оттесняя воеводу, поползли именитые люди. Воевода представил царю Аюку-хана. Согбенный старик в бархатной одежде, ростом поменьше Петра, облобызал царскую руку. Пётр жестом указал, чтобы подали подарок. Приняв его из рук полковника Матюшкина, поднёс калмыцкому хану:

— Дарю тебе, мудрый калмык, за все твои доблести перед Россией эту золотую саблю. Не сомневаюсь, что и наперёд будешь служить со своим народом государству русскому, не щадя живота своего. Много ли войска собрал в поход на Персиду?

Десять тысяч калмыков в седле, да туркмен две тысячи, не меньше. Будет приказ, государь, соберём и побольше.

— Туркмены откуда взялись? — Царь обвёл цепким взглядом сидящих на конях степняков и увидел косматые бараньи папахи.

— Туркмены давно на Куме селятся, великий государь. Раньше были моими данниками, теперь отпустил я их… Нынче они сами по себе, свободные люди, но просятся в подданство России. Туркменский хан Берек здесь со своими джигитами. Уж больно желает он упасть к ногам великого государя с челобитной…

— Выберу время — приму. А пока веди в свой шатёр. Напои мою царицу кобыльим молоком!

У Акжи дух перехватило от столь высокой почести. Волчком крутнулся старый хан, руки растопырил, гоня остолбеневших нойонов и зайсангов, чтобы бежали к восьмикрылой белой кибитке да встречали там государя императора. Сам же на полусогнутых ногах, беспрестанно кланяясь и заглядывая в глаза то царю, го государыне Екатерине, медленно повёл за собой царскую свиту. Граф Пётр Андреевич Толстой выговорил с ядовитой усмешкой:

— Скользок Аюка-хан, яко угорь. Он ещё за Бекочича не расплатился, а ты, государь, вместо того, чтобы наказать наглеца, щедр к нему. Не верю я ему. Да и вашему величеству известно от разных лиц о предательстве Аюки. То ли из спеси и мести к какой-нибудь губернской особе, пытавшейся принизить его достоинство, то ли из личных выгод.

Царь бросил недовольный взгляд на тайного советника:

— Спрячь язык — не к месту сей разговор и не ко времени. Радоваться надо — манифест всю степь поднял на ноги. Всяк держит на уме, как бы сокрушить разбойников Дауда, а самого схватить и отдать тайной канцелярии, а ты… — царь, не глядя более на Толстого, устремил взор вперёд, где в две длинные шпалеры выстраивались казаки, оттесняя калмыков. По длинному живому коридору прошла государева свита до самой белой юрты. У входа государя с императрицей встречали родственники хана и четвёртая, молодая жена Аюки по имени Дарма-Бала, в бордовом бархатном платье, опушённом по вороту и рукавам собольим мехом. Диковатые зрачки ханши испуганно метались, разглядывая русского царя-гиганта в чёрном камзоле и треуголке. Ещё один шаг императора, и калмыцкая ханша, не выдержав напряжения, отступила бы и скрылась в юрте вместе с караваем и солью, которые она держала на вытянутых руках. Но Пётр вовремя взял у неё хлеб-соль, передал Толстому, а ханшу чмокнул в щёку, чем привёл в восторг калмыцкую знать.

В роскошно убранной коврами и мехами кибитке поставили стол и кресла, однако Пётр решительно отказался от привычных ему удобств.

— Унесите всё это. — Царь лукаво подмигнул Екатерине: — Стоило ли, Катя, плыть за тысячу вёрст, чтобы и тут утопать в гамбургских креслах! Посидим на коврах азиатских…

Мебель мгновенно исчезла. На коврах появились небольшие бархатные подушки и скатерть со всевозможными яствами и фруктами. Аюка-хан поставил перед царём чашу с кумысом и чашки поменьше, китайского изготовления. Екатерина, разглядывая убранство ханской кибитки и посуду, заметила с удивлением:

— Я-то думала у них кошмы грязные, а тут и Европа, и Китай, и ковры туркменские и персидские. Одно лишь слово — азиаты, а повадки княжеские.

— На-ка выпей, государыня, молока кобыльего. Это как раз то, что делает сама Азия. — Пётр, прежде чем подать чашу с кумысом жене, попробовал его на вкус. Аюку-хана спросил: — По-русски хорошо можешь балакать или толмача позвать?

— Обойдусь, государь…

— Тогда изволь задать тебе несколько вопросов. Прежде всего, хочу знать, отчего калмыки свой шерт[1] завсегда нарушают? За двадцать лет моего царствования ты, Аюка, раза четыре божился верой и правдой служить России, и все клятвы нарушил.

Толстой одобрительно улыбнулся государю, дав понять, что разговор сей «к месту и ко времени». Пётр стал строже, шевельнул усами: «Умеешь наводить тень на плетень, ну, так слушай, каково будет оправдание калмыцкого хана». Аюка, выслушав царя, ухмыльнулся:

— Великий государь, поверь, калмыцкий хан Аюка никогда не предавал тебя. А то, что наши кони бежали в разные стороны, виноваты и твои воеводы и князья. Помнится, великий государь, когда помог я тебе разогнать бунтовщиков в Астрахани, а потом послал под Полтаву большой отряд калмыков с моим сыном Чакдор-Чжабом, ты мне грамоту царскую выдал: «Аюка — хан есть хан неприкосновенный, и все народы, живущие вблизи калмыков, должны подчиняться ему и исполнять его волю». Не гневись, великий государь, на сказанное мной, но я принял твою грамоту, как указ. И я дал клятву выполнять твой указ. После Полтавской битвы, в десятом году, вместе с графом Петром Матвеевичем Апраксиным взялся защищать от всяких врагов Казань, Саратов, Астрахань, Уфу, Терский берег… Славно исполняли твою волю калмыки. Сам Апраксин, вот он здесь сидит, помнит небось, лично назвал меня, от твоего величества имени, владетельным ханом над многими степными ордами. Двадцать тысяч конников отправил я с Чакдор-Чжабом графу Апраксину, когда тот пошёл на Кубань. Много тысяч жён и детей привели мы оттуда, а скота всякого ещё больше… А как обошлись со мной через три-четыре года русские?! Кубанский хан Бахты-Гирей-Султан захватил Джетысан и Джамбуйлуков, напал на мои калмыцкие улусы. Всё разорил дочиста. И мою кибитку сжёг. Хорошая кибитка была — получше этой. С грехом пополам спасся я от вероломного кубанского хана. Поскакал я в Астрахань, вижу, князь Бекович-Черкасский собирается в Хорезм. Говорю ему: «Постой, не спеши, сначала помоги мне. Бахты-Гирей меня преследует, на пятки наступает!» Князь вывел свою конницу на речку Балду — и всё тут. Стрелять в кубанцев не захотел, в погоню за ними тоже не бросился. Я тогда сказал ему! «Согласно указа государя российского ты должен во всём подчиняться мне. Я тут главный начальник!» А он отвечает: «У меня тоже указ царский — никому не подчиняться, только самому государю императору?» Бахты-Гирей увёл на Кубань много татар и калмыков, сжёг всё, что горит, а Бекович даже пальцем не шевельнул… Что было делать! Пришлось мириться с кубанским ханом, чтобы своих людей домой вернуть. Не только я, все калмыки возненавидели Бековича. Я должен был отомстить ему. И отомстил. Я послал своих людей к хивинскому хану. Они сказали ему: «Князь Бекович-Черкасский идёт в Хиву, чтобы захватить Хорезм».

Пётр слушал калмыцкого хана с налившимися гневом глазами, но сдерживал себя, лишь покашливал тихонько. Толстой, не смея нарушить ход мыслей государя, сказал сидящему напротив Апраксину:

— Позже-то Аюка-хан способствовал Бахты-Гирею в нападении на Пензенский и Симбирский уезды. А когда воеводы тех городов стали просить, чтобы Аюка-хан помог отогнать кубанских татар, Аюка сослался на Бековича и слово в слово повторил ответ, который когда-то услышал от него: «Дескать, без особого царского указа чинить расправу над кубанцами не могу».

— Хватит, Пётр Андреевич. — Царь решительно пресёк ненужный разговор. — Не станем ворошить прошлое, а зададим калмыцкому хану ещё один вопрос. Готов ли ты, Аюка-хан, преданно, не щадя живота своего, служить России?… Лично мне ты ни разу не клялся, а посему хотел бы услышать от тебя сейчас.

Аюка задержал в груди вдох, подумал немного:

— Великий государь, слово моё твёрдо, как алмаз, и чисто, как алмаз. Клянусь тебе в преданности… Эй, подайте бичик и бурхана.

Один из нойонов подал Аюке священную книгу и статуэтку божка. Саблю из ножен Аюка вынул сам, лизнул её языком, приложил остриём к горлу, заговорил, закатывая к подлобью глаза: «Ежели буду у великого государя российского в послушании и клятву свою нарушу, то на мне, главном тайдше, и на детях моих, и на нойонах и зайсангах, и на всех улусных людях будет гнев божий и огненный меч; и тем мечом, который я, главный калмыцкий хан-тайдша, вынув из ножен, лизал и к горлу прикладывал, от неприятеля своего буду зарезан по горлу своему; и будут прокляты по своей калмыцкой вере в сём веке и в будущем». Выговорив слова страшной клятвы, Аюка поцеловал божка бурхана, приложился губами к священной книге, возвратил статуэтку и книгу стоявшему у входа в кибитку нойону, затем вогнал в ножны золотую саблю и, выпрямившись, замолчал. Царь и его приближённые с нескрываемым любопытством следили за чудодейством калмыцкого хана. Царь с трудом сдерживался от усмешки, столь занимательным показалось ему поведение хана, но в конце клятвы, когда Аюка-хан от усердия взмок и по лицу его покатился пот, Пётр проникся к хану уважением:

— Однако, господин тайдша, клятвы у тебя не суточные. Дай-то Бог, выполнить тебе сию клятву. — Царь пожал руку хану и потрепал за плечо. — Но уверен ли ты, что также верны России твои нойоны, зайсанги и простые воины?

— Великий государь, ступай за мной, я покажу тебе моих нойонов и зайсангов. — Резко поднявшись, он шагнул к выходу. Царь и свита не спеша вышли из кибитки вслед за ханом. Аюка сделал жест рукой, что-то крикнул по-калмыцки, и сотня джигитов, мгновенно соскочив с коней, окружила царя и его свиту. Джигиты по команде хана встали на колени, вскинули вверх луки и пустили стрелы в небо. Прошло немного времени, и стрелы вернулись наземь, воткнувшись близко одна к другой, образовав круг.

— Недурно обучены твои лучники! — похвалил царь. — Но что означает сей круг?

— Единство, великий государь. Калмыки навеки едины с русским народом. Эти стрелы всегда готовы на поражение врагов России…

В вечерних сумерках флот снялся с якорей и отправился дальше, на юг. Пётр некоторое время наблюдал за калмыками. Спешно они снимали кибитки, садились на коней и уносились сотня за сотней в степь. Конский топот и гиканье всадников слышны были даже тут, на волжском фарватере. Слуги подали ужин Екатерина в окружении фрейлин сидела за столиком, изредка бросая взгляды на стоявшего у перил государя. Он курил торопливо, отчего клубами над ним расходился дым, что значило: Пётр погрузился в раздумье, и отвлекать его нельзя. Тем не менее, она послала одну из фрейлин, чтобы пригласить царя к столу. Пётр повернулся, рассеянно посмотрел на неё и ушёл в кают-компанию. Это был его плавучий кабинет, оснащённый астрономическими и навигационными приборами, рядом с которыми висела карта Каспийского моря (недавно её изготовил, по описанию лейтенанта Соймонова, поручик от флота фон Верден). Пётр подошёл к ней и стал пристально разглядывать дельту Волги, побережье от Кумы до Терека и узкий прибрежный перешеек с пристанями — Астрахань, Уча, Дербент, Самур, Низовая, Бармак, Апшерон, Кызылагач, Зинзели и ещё несколько до Астрабадского залива… Восточный берег моря был отмечен мысом Тюб-Караган, Кара-Богазом и заливом Кизыл-Су, где успел побывать до своей гибели князь Бекович-Черкасский. Подумав о нём, царь невольно вспомнил только что выслушанные наглые откровения Аюка-хана и поморщился: «Может, и прав Толстой. но не менее повинен в гибели князя и я сам. Двинулись в Азию, словно в тёмный грот, без фонаря и коптилки…»

Семь лет назад, когда едва забрезжила победа России на Балтике, обуяла Петра мысль о соединении северных морей с южными — Каспийским и Аральским, чтобы дать ход большой евро-азиатской торговле. Благо, и обстоятельства складывались в пользу России. Русский консул в персидском городе Реште Семён Аврамов дал знать Петру, что шах Хусейн, сидя в стольном граде Исфагани, терпит немалые унижения и бедствия от афганцев: самое время прийти ему на помощь, а за то открыть торговлю с Персией и проторить путь русскому купечеству в самую жемчужину Востока — сказочно богатую страну Индию. Пётр назвал своего консула «умницей» и снарядил к шаху посольство во главе с молодым членом российской коммерц-коллегии Артемием Волынским. Двинулась русская миссия через Кавказ, но государю показалось этого мало: отдал он приказ князю Бековичу-Черкасскому, находящемуся в ту пору в Кабарде, возглавить экспедицию и обследовать восточные берега Каспия, чтобы с той стороны отыскать дорогу в Индию. Прослышали о намерениях русского царя туркмены. Тут же из далёкого Хорезма приехал сначала к губернатору Астрахани, а затем в Санкт-Петербург, к царю, посланник от туркменских племён Ходжа-Непес.

Пал на колени перед царём, заявил со знанием дела: «Та река, бегущая мутными потоками через Хивинское ханство, имя которой Джейхун, а по другому Амударья, берёт своё начало в горах, кои соседствуют с Индией! По пути той реки есть место, где люди издавна добывают золото. А ещё важнее то, что река Амударья раньше впадала в море Каспийское одним рукавом, да перекрыли тот рукав хивинцы, боясь, как бы по нему не привёл своё войско в Хорезм государь русский Иван Грозный. С тех пор тот рукав, именуемый в народе Узбоем, высох и зачах. Но коли снять плотину и пустить в него воду, то оживёт он и скоро станет судоходным,» Выслушав, царь приблизил его к себе как человека нужного и отправил к князю Бековичу-Черкасскому, чтобы помог в деле. Две экспедиции одновременно принялись искать торговые пути в далёкую Индию, и обе вызвали тревогу и суматоху по обе стороны моря. Князь Бекович-Черкасский едва успел ввести корабли в залив Кизыл-Су и основать Красноводский форт, как по всему Дагестану прокатилась волна слухов об узурпаторстве русских в Средней Азии. Русскому посланнику Артемию Волынскому, когда он прибыл с посольством в Шемаху, Дауд-бек выказал полное недоверие, а затем и шаха Хусейна через гонцов предостерёг о тайных неблаговидных замыслах России. Волынскому, однако, удалось достигнуть Исфагани, встретиться с шахом и заключить торговый договор. Но стоило появиться в Шемахе российским купцам со своими товарами, как против них началась травля. Дауд-бек и казыкумыкский хан Суркай — вассалы персидского шаха, видя, как с каждым днём всё больше разоряется персидское государство, отложились от шаха Хусейна, напали на Шемаху и дотла сожгли её. Купцов русских сначала хотели помиловать, но потом ограбили и их, принеся убыток в пятьдесят тысяч рублей… А по ту сторону Каспия ещё хуже. Экспедиционный отряд князя Бековича-Черкасского бесславно погиб в Хорезме. Хивинский хан Ширгази, приняв с лукавой лаской русского посланника, расчленил его трёхтысячный отряд, разместив и разных кишлаках, затем приказал напасть на урусов и истребить их. Князю Ширгази велел отрубить голову, а туловище набить соломой… Спасшиеся от расправы участники хивинского похода донесли в тайную канцелярию, что Бековича-Черкасского предал калмыцкий хан Аюка. Послал де Аюка ес князем своего преданного слугу Бакшу, который на подходе к Хорезму бежал из лагеря к Ширгази-хану и известил его, что русские идут завоёвывать Хиву; будто бы, в грамоте, выданной царём кабардинскому князю, сказано, что российский государь хочет видеть Ширгази-хана своим подданным… Царь Пётр долго раздумывал — казнить или миловать калмыцкого хана, а поостыв немного и рассудив здраво, пришёл к выводу, что и сам нимало повинен в смерти князя Бековича. Не раз после случившегося государь брал в руки инструкцию, которой снабдил Бековича-Черкасского, отправляя в Хиву, и не раз сокрушался, видя, какую ошибку допустил. Ханы Хивы испокон веков величали себя не иначе как повелителями Вселенной, а русский царь записал в грамоте: «Хана хивинского склонять к верности и подданству, обещая наследственное владение одному, для чего представлять ему гвардию к его службе и чтобы он за то радел в наших интересах». Принизил его до мелкого удельного князька. Такого унижения вынести хан Хивы не мог. Переусердствовал русский государь, и тем обрёк на смерть своего посланца вместе с отрядом. Сняв с Аюки-хана обвинения, Пётр вскоре убедился, сколь преданы ему калмыки и какую силу они составляют, защищая южные рубежи русского государства. Вот и теперь первыми встретили русского императора, решив встать под знамёна России.

Высоко превознес по службе Пётр Первый. Артемия Волынского. Едва тот вернулся из Персии, как был назначен губернатором Астраханской губернии. Смелый и деятельный, он быстро очаровал не. только государя, но и царицу Екатерину. Царская чета единодушно решила: Волынский вполне достоин породниться с царским родом В дни празднования Ништадского мира Пётр сосватал Артемию свою двоюродную сестру Александру Нарышкину. Сразу после свадьбы губернатор с супругой отправились в Астрахань и поджидали там государя…

В Астрахань российский флот пришёл в конце июня. Стоял сухой солнечный день, ярко горели маковицы церквей Кремля, звонили колокола и гремели пушки у стены, на пристани негде яблоку упасть. Люди запрудили улицы, залезли на заборы И крыши, чтобы получше видеть летящие по Волге разноцветные паруса. Быстроходные галеры — скампавеи, струги, карбасы, фелюги, брандеры, ластовые суда — в считанные минуты облепили берега Волги и Ахтубы, заняли лагуны и протоки. Большой, золотистого цвета царский парусник «Орёл» под государственным флагом России пришвартовался возле Кремля. Пристань, наводнённая губернской знатью, переливающаяся разноцветными красками одежд, вдруг затихла и замерла, когда на сходнях появился высокий, в треуголке и походном мундире император. Прежде чем сойти на берег, он приостановился, примял большим пальцем тлеющий в трубке табак и пошёл к губернаторской свите, стоявшей как на смотру. Губернатор Волынский, грузный, почти на голову выше всех других, в зелёном кафтане и белокуром парике, вышел навстречу государю, за ним робко засеменила его супруга, придерживая левой рукой подол длинного тёмно-зелёного платья. Пётр облобызал Волынского, затем обнял за плечи свою кузину:

— Её-то зачем на смотрины вывел? — спросил весело. — У Сашки теперь своих дел край непочатый… Медовый месяц давно уж прошёл!

Александра Львовна улыбнулась и насупилась тут же.

— Сами-то вы, Пётр Ликсеич, небось, свою жену а каждый след с собой берёте, а как нас коснулось, то сразу заметили.

— Ладно, не сердись, сестрица, это я так — ради слова. — И, посмотрев на Екатерину, идущую следом а Апраксиным и Толстым, попросил: — Катенька, приласкай кузину, а у меня с Артемием неотложный разговор.

Сопровождаемый свитой, император прошёл по обширному двору Кремля, оглядывая соборы. Вечером собрал командный состав в кают-компании. О положении дел на Кавказе докладывал Волынский.

Пётр, генерал-адмирал Апраксин, тайный советник граф Толстой, командующий пехотой генерал-майор Матюшкин, атаман войска донского Краснощёков, бригадир Ветерани, полковники Юнкер и Шипов и ещё ряд господ военных, командовавших полками, усердно внимали ему:

— Намедни получены сведения: Дауд-бек и Суркай, разорив Шемаху и нанеся вред и оскорбление России, спешно отправили своих послов в Константинополь, к султану Ахмету. Они запросили покровительство султана, признали его своим верховным государем…

Пётр недовольно заметил:

— Шемаха отложилась от Персии, следовательно, султан Ахмет, подобно тому, как он это сделал с крымскими татарами, возьмёт лезгин и кумыков под свою опеку, а может, и в подданство, и таким образом захватит весь Кавказ от Чёрного до Каспийского моря. Перешеек от Астрахани до Решта тоже может оказаться в его руках. Будем немедля занимать прикаспийские области Персии, чтобы не дать утвердиться в них туркам. За прикаспийские области окажем помощь шаху в его войне с афганским вождём Мир-Вейсом. Но не исключено: как только мы двинемся на Перейду с севера, турки пойдут на Исфагань со стороны Вавилона. При таких обстоятельствах Россия могла бы заключить с шахом договор, направленный против султана Ахмета. За помощь, которую мы окажем Хусейну, запросим весь перешеек от Терека до Астрабада. Что скажут господа на это? — Пётр обвёл пытливым взглядом военных.

— Разумно, государь, — одобрил генерал-адмирал Апраксин. — Разумно ещё и потому, что все морские порты от Астрахани до Решта мы могли бы занять за две недели, а то и быстрее.

Граф Толстой, возложив ногу на ногу, прибавил со значением:

— Государь, следовало бы отправить нашему консулу Аврамову письмецо на сей счёт, пусть уведомит шаха Хусейна о намерениях вашего величества.

— Приготовь такое письмо, граф, — согласился Пётр и заговорил озабоченно: — Армяне и грузины ныне кровью истекают от жестокостей турецких янычаров. Наш долг спасти их от гибели. Если турок попрёт на Закавказье, выведем всех христиан на Каспийское побережье, поселим в Дербенте, Баку, Тёрках. Но и в этих поселениях им понадобится зашита от вероломных горцев Дауд-бека, Суркая и Адиль-гирея…

Граф Толстой вновь вкрадчиво, чтобы не рассердить своей беспардонностью царя, заметил:

— Великий государь, нам доподлинно известно от французского посланника в Турции о некоторых соображениях султана Ахмета. Сей правитель намерен проявить полное равнодушие к нашим действиям, если мы ограничимся лишь занятием прикаспийского перешейка и не станем приближаться со стороны Грузии и Армении к турецким границам.

— Чушь, дорогой Пётр Андреевич! — Пётр вспылил, хлопнув ладонью до столу. — Грузия давно ждёт помощи и готова подняться против янычар, как только забрезжут у её границ русские штандарты…

Дав понять всем присутствующим, что двух мнений на счёт христианских народов Закавказья быть не может, Пётр перешёл к плану предстоящего похода — велел докладывать бригадирам и командирам полков о готовности войск, и заседание затянулось до полуночи. Когда встал вопрос, какими силами атаковать восставших горцев, Волынский с пренебрежением сказал:

— Ваше величество, ей-богу, вы преувеличиваете Силы и возможности кавказских горцев. Это всего лишь разбойники. Да и бродят они по пять-десять всадников, и нападают на беззащитных людей. Достаточно двухтрех казачьих сотен, чтобы разогнать этот сброд. Поверьте мне, я проехал сей край и воочию убедился в этом. Жаль, что со мной был малочисленный отряд солдат, а то бы ни за что не дал в обиду наших купцов, ограбленных в Шемахе!

Военные легонько зароптали: астраханский губернатор явно преуменьшал силы горцев. Государь заметил с упрёком:

— Эка, как заносит тебя, Артемий. Ну-да ладно, думается, что бригадир Ветерани со своими ротами справится с горцами. Выйдешь, господин бригадир, с авангардами в горы до того, как мы высадимся в Астраханском заливе! У меня всё, можете отправляться к своим подчинённым…

Проводив гостей, Пётр вошёл к кают-спальню и застал Екатерину у зеркала: готовясь ко сну, она расчёсывала волосы и, повернувшись, дохнула сладким запахом Эенгерского. В неярком, слегка колышущемся свете ночника глаза царицы хмельно улыбались, и полные, словно опухшие щёки, казались розовыми.

— Ну, государыня, ты у меня ещё хоть куда! — восхитился Пётр. Обняв её за плечи, спросил: Кажись, выпивши?

— Ну так, Сашенька, кузина твоя, пожаловала ко мне с самого вечера.

— А я есть чертовски хочу, не ужинал. Вели накрыть стол. Чего-нибудь горячего, и венгерского можно.

Через минуту-другую он, накинув на плечи Екатерине плед, вышел на палубу и сел к столу, усадив её напротив. Стягивая плед у подбородка, царица пожаловалась:

— Комаров тут бог знает сколько… да крупные какие!

— Над чем это вы смеялись с кузиной? — спросил, опорожнив рюмку, Пётр, зажёвывая холодной бужениной. — Я там с людьми о сердитых делах говорил, а вы — хи-хи да ха-ха-ха!

— Не говори, насмеялись мы с ней вдоволь. Пришла в сумерках. Бросилась целовать мне руки и в слёзы ударилась. «Опозорил меня… Не успела в Астрахань ногой ступить, а уже опозорил». Спрашиваю, что с нею, а она в ответ: «Артемий опозорил! Ездил послом к шаху в Исфагань с метрессой… с развратницей здешней, астраханской. Персы брезгливо плевались на неё, а ему всё нипочём!»

— Неужто Артемий девицу с собой возил? — не поверил Пётр.

— Ещё какую! Если верить твоей кузине, то развратнее её в Астрахани другой девки нет. Прибежала кузина к тебе с жалобой, чтобы ты сослал на каторгу эту метрессу, но я её охладила. Сказала, что Артемий ездил в Исфагань четыре года назад, тогда ты ему и во сне не снилась. А она своё: «Он человек высоких дворянских кровей, потому должен знать, что когда-нибудь женится на высокородной дворянке».

— Сашка, небось, прежде чем к нам на корабль пожаловать, Артемию все свои обиды высказала, — предположил Пётр.

— Ещё как! Не только высказала, но и пощёчину залепила. А он и глазом не моргнул, только удивился: «Да ты что, Сашуля, со мной были только обезьяны, подаренные шахом. Старый павиан с длинной шерстью до половины спины, и чёрная мартышка с сивой бородой».

Пётр брови приподнял, дивясь изворотливости Волынского, и царица защебетала ещё озорнее;

— Помнишь, сразу по возвращении из Персиды Артемий письмо мне прислал? Достал, мол, для тебя матушка-государыня арапа с арапкой, но поелику арапка беременна, то пришлю их всех, когда она разродится. Вспомнила я о его письме, да и сама усомнилась. Говорю кузине: «А может, Артемий и арапку обрюхатил?» Сказала и сама своих слов испугалась, а кузина вздрогнула и принялась хохотать. Глядя на неё, и я рассмеялась. Вот тогда ты и услышал наш смех.

— Арапку, говоришь? — переспросил Пётр и тоже засмеялся от души.

II

К середине июля по большому волжскому протоку Бахтемиру потянулись к морю ластовые суда с провиантом и боеприпасами. Сопровождали их в восьмивесельных шлюпках матросы. Береговая служба ставила по протоку красные буи, чтобы не наскочил какой-либо корабль на мель. Восемнадцатого июля снялись с якоря флагманский корабль, на котором находился генерал-адмирал Апраксин — командующий флотом, за ним боевые галеры, а вскоре и царский «Орёл» пока что с убранными парусами, на буксире, двинулся следом. Царь с царицей, астраханский губернатор, несколько свитских офицеров стояли на корме. У штурвала — капитан бота подпоручик Золотарёв. День был жаркий, в дельте Волги стояла влажная духота. В высоких тростниках и на болотцах по берегам Бахтемира властвовал птичий гомон. С криком над реями проносились чайки, иные вились у борта. Екатерина, беря из рук Волынского кусочки азиатской лепёшки, бросала птицам.

— Вот прожорливые твари, — беззлобно ворчал Волынский. — Там-то, на Балтике, чайки, небось, не такие, матушка-государыня?

— Чайки, как и люди, везде одинаковы, — отвечала беспечно царица. — Только и думают о своём чреве. Наглые птицы. А вороны ещё хуже. У Строгановых в Нижнем, перед отплытием в Астрахань, кидала я голубям из окна корм. Слетелись к ним воробьи и несколько ворон. Сыплю я из окна пшеницу, а сама думаю, неужто и вороны зерно клюют? Только так подумала, вдруг вижу — ворона тюкнула носом по голове голубя, другие вороны к ней подскочили и начали терзать голубка. Разодрали на части. Я даже прослезилась от жалости…

— Да уж, матушка-государыня, ворона — зверь — птица, хуже шакала. Помнится, четыре года назад, когда я с посольством из Персии возвращался со слоном и обезьянами, так эти твари житья слону не давали, прямо из-под хобота еду выхватывали.

— То-то он у тебя и сдох, бедняга! — заметила царица и засмеялась, отчего озорные её глаза молодо заблестели и на щеках появились ямочки. Волынский смутился:

— Сдох позже… в Астрахани… Обер-комендант Чириков слона перекормил арбузами. Бывший губернатор простил ему сей грех, но, ей-богу, государыня, будь в ту пору я на месте его, содрал бы я с него за индийского слона три шкуры. Спасибо, шах Хусейн другого слона прислал государю, а то быть бы мне битым царёвым батогом.

— Успеется ещё, — пообещал Пётр, слыша разговор царицы с губернатором. — Грехов у тебя, Артемий, по десятку на день, а благих дел — шиш с маком.

К вечеру корабли начали выходить к Бирючьей косе, занимая небольшие морские лагуны. Загорелись огни на Четырехбугорном маяке. Суда в призрачном свете наступивших сумерек швартовались в длинную линию, бросали якоря. Хлёсткая каспийская волна швыряла их из стороны в сторону, ударяя по бортам, словно проверяя на прочность. И вот понеслась с некоторых судов отчаянная матерщина. Несколько шкоутов, кои с прошлой осени стояли без дела, рассохлись за лето, дали течь.

Адмиральский линейный корабль находился в ста саженях от «Орла», между ними постоянно курсировала шлюпка. Адмирал Апраксин сообщил государю, что палатки и прочий инвентарь к утру перегрузят на двухмачтовые шнявы. К утру Каспий взволновался до трёх баллов, о выходе в море не могло быть и речи. Моряки занялись мелким ремонтом судов. Апраксин переправился на царский корабль. Он был явно удручён состоянием флота. Пугали его неуклюжие ластовые суда, загруженные провиантом. Выход в море затянулся. Прошло два дня, прежде чем разбушевавшиеся волны успокоились. Наконец караван из четырёхсот сорока судов двинулся к Кавказскому побережью.

Первую остановку сделали вблизи Терека, где император рассчитывал встретить идущих из Царицына донских казаков и калмыков. О приближении конницы, однако, ничего не было известно. Прошёл ещё день со стоянкой у горловины залива, затем суда вошли в удобную и защищённую со всех сторон бухту и бросили якоря. Но и здесь, несмотря на безветрие, Каспий плясал мелкой волной. Император спустился в шлюпку, и гребцы направили её к берегу. Следом пошли другие шлюпки, заполненные солдатами пехотных полков. У речки Аграхань на пологом берегу государя встречал бригадир Ветерами с охранным отрядом. Шлюпка со стоящим в ней во весь рост Петром Первым вздымалась и падала на волнах. Гребцы, как ни старались, не могли пришвартовать к берегу. Рассердившись, Пётр хотел было спрыгнуть, но матросы не дали ему этого сделать. Четверо, вобрав в шлюпку вёсла, подхватили доску, усадили на неё царя и вынесли на берег.

В считанные часы у Астрахани вырос палаточный лагерь, и батальоны встали на поверку. Тем временем Пётр с командным составом вошёл в своей шатёр, чтобы уяснить обстановку. Ветерани доложил: горцы, по всему видно, настроены спокойно, однако на приглашение встретить российского императора, как подобает добрым хозяевам, не откликнулись. Холодная предосторожность кавказцев возмутила Петра: он распорядился ехать Ветерани в аул Эндери и пригласить владетелей этих мест.

Отряд из нескольких сотен казаков выступил немедля, но едва достиг горного ущелья, был обстрелян горцами. Ветерани попытался принять бой, но кавказцы вели огонь из лесу, тянувшемуся по берегам ущелья, и не были видимы. Ветерани отстреливался до тех пор, пока не потерял восемьдесят казаков. С трудом выбравшись из западни, возвратился с остатками отряда на Аграхань и доложил о происшедшем императору. Пётр угрожающе пошевелил усами, дёрнул головой, сощурил глаза и отыскал гневным взглядом Волынского:

— Разбойники, говоришь?… По пять-десять всадников? Идол безмозглый, да я тебя! — Государь поднял трость, ещё мгновение — и обрушилась бы она на голову и плечи астраханского губернатора, но выскочил он из шатра и бросился прочь.

Вечером на Аграхань пришли вместе с калмыками и туркменами донские казаки, заняли пологий склон по речному берегу. Расседлали коней, разожгли костры и походные мангалы. Атаман Краснощёков побывал в штабе у императора, вернулся с приказом: шатров и кибиток не разворачивать, ночевать под чистым небом, при сапогах и рубахах.

Десять туркменских сотен под командованием Берек-хана расположились неподалёку от ставки командования. Берек-хан долго сидел с Краснощёковым, ждал дополнительного приказа от Петра. По рассуждениям донского атамана, калмыцкого тайдши Чакдор-Чжаба и самого Берек-хана, их сводный отряд должен был двинуться в горы в полночь, оттого и не разрешил государь ставить походное жильё. Однако пробил полночный час, но никаких распоряжений не последовало, и Берек-хан вернулся к джигитам. Многие уже спали, расстелив попоны и положив под голову сёдла, другие сидели у догорающих костров. Берек-хан и его телохранители вышли к огням из темноты, словно привидения. Берек даже днём, когда появлялся внезапно перед джигитами, смущал их своим грозным видом. А ночью тем более: громадная фигура хана в длиннополом чекмене и высокой каракулевой папахе, словно страшная мифическая птица, возникла у крайнего костра и заставила всех вскочить.

— Сидите, сидите, — спокойно сказал Берек. — Всё пока тихо и спокойно. Говорят, государь император Пётр Великий тоже лёг отдохнуть.

Берек-хан присел рядом с джигитами, и его телохранители — брат Мурад и старый друг Нияз-бек — устроились рядом.

— Интересно знать, сколько часов спит Пётр Великий? — поинтересовался Мурад.

— Государи нисколько не спят, они только отдыхают, — ответил Берек-хан. — Их головы не требуют сна — им достаточно только покоя.

— Берек-ага, если это так, не сходить ли тебе к Петру Великому с нашей просьбой, — предложил Нияз-бек. — Просьба туркмен, я думаю, не потревожит царского нутра.

— Может, и не потревожит, — согласился Берек-хан, — но не будем сами тревожить государя императора раньше времени. Аюка-хан уже доложил ему о нашей просьбе, и Пётр Алексеич обещал найти время и прочитать наше прошение. Сейчас Петру Великому не до нас. Государь император послал отряд в Эндери к гребенским казакам, но, оказалось, их там давно нет. Дауд-бек разогнал. Теперь мы пойдём в Эндери на Дауд-бека. Государь обещает большую награду тому, кто возьмёт живым Дауда.

— Берек-ага, что за слово такое, — Эндери, понять не могу, — заинтересовался Мурад. — Как там оказались казаки?

— Хай, браток, разве я знаю. Мне известно лишь то, что царь Иван Грозный, после того, как завоевал Астрахань, сразу послал жить на Терек казаков. Одни поселились в низовьях Терека, а другие выше, их зовут гребенские. Слово Эндери мне, как и тебе, тоже незнакомо.

— Высокородные Береки! — весело воскликнул Нияз-бек. — Да разве можете вы о таком слове знать, если в вас нет ни капли казацкой крови! Да и пришли вы в наши края, на реку Куму, всего-то пятьдесят лет назад. Только человек с казацким родовым корнем может ответить на этот вопрос. — Нияз-бек важно выпрямился и заложил под язык насвай — жевательный табак. Джигиты засмеялись, вспомнив, что Нияз-бек не чистый туркмен. Дед его лет пятьдесят назад, как раз когда поселились хорезмские и мангышлакские туркмены на Куме, бежал с Дона на Куму и прижился у туркмен. Тогда множество казацкого люда старообрядческого толка, чтобы не служить Москве, бежало на Куму. Царские воеводы гнались за ними, вели перепись населения, иных останавливали — возвращали или забивали в колодки. Черкасский князь Шевкал в тот злополучный год, видя, какую пользу может возыметь от того, что казаков примет к себе, поселил их на речке Аграхани. А тут и терский атаман Иван Кукля предложил им берега Терека. Но рука Москвы дотянулась и сюда. Тогда часть их бежала на урочище Мажары, близ Большой Кабарды, а оттуда на Кубань. Многие погибли в стычках с черкесами и иными горскими народами, и лишь немногие осели на Куме, среди которых был дед Нияз-бека.

Поставил он курень в распадке возле речных камышей. Долго приглядывался к туркменам, которые жили поодаль, стал захаживать к ним, познакомился. А потом женился казак на туркменке, наплодил сыновей, дочерей и внуков. И одним из этих внуков стал Нияз-бек. Смелый и ловкий джигит, преданный умом и сердцем туркменам, он всё же всякий раз выделял себя, стоило только появиться в ауле какому-то казаку или заговорить о них. Он и здесь, на Аграхани, как только остановились казаки на отдых, сразу же начал кичиться. Сейчас же, когда речь зашла об ауле Эндери, Нияз-бек подскочил от радости, предвкушая, с каким знанием дела расскажет он братьям Берекам и другим сидящим около них джигитам об ауле Эндери. А сведения об этом ауле почерпнул он ещё в детстве от своего деда.

Нияз-бек снисходительной улыбкой одарил Береков и гордо произнёс:

— Пусть знают мой дорогой хан Берек и брат его Мурад, что слово Эндери по-русски означает Андрей. А откуда взялся на Тереке Андрей, я сейчас вам расскажу… Ты правильно сказал, Берек-ага, что Иван Грозный послал на Терек казаков — там они поселились. Но вот что добавлю к твоим словам. Когда осели казаки здесь, в Тёрках, то стали нападать на них горцы. Спускались к морю с верховьев Терека, сжигали хутора и целые станицы. Тогда царь Иван Грозный призвал к себе донского атамана Ермака и сказал ему: «Не чинись долго со своим донским народом, отправь на Терек выше Терков какую-либо станицу». Ермак Тимофеевич думал-думал, кого послать на Кавказ, и приехал на Дон в станицу Гребенскую, к верному сподвижнику Андрею Шадру. «Не гневись, друг, но придётся тебе со всем твоим казацким кругом идти на Кавказ, за средний Терек, оттуда горцы нашим казакам в Тёрках житья не дают!» — «А ты бы сам и пошёл туда», — отвечал Андрей. Слово за слово, и схватились между собой атаманы. Ермак сильнее оказался: погнал Шадра с его людьми вниз к Черкасску, а оттуда к Кавказским горам. Вот так и оказался на среднем Тереке Андрей Шадр. Когда же кавказские горцы погнали оттуда казаков, то и называть стали ту станицу по-своему — Эндери…

Нияз-бек замолчал и посмотрел на туркмен с гордым достоинством. Берек-хан почувствовал это и сказал с вызовом:

— Ты всё время кичишься, показываешь себя казаком, и перед казаками юлишь, как верный их пёс. Но скажи мне, почему все их атаманы носят папаху «трухменку»? Почему, прежде чем встать на круг и вести о казаками разговор, кладут эту «трухменку» наземь, бросают на неё саблю — и тогда уже приступают к делу! Скажи, отчего такая честь туркменской папахе? Калмыцкие и киргиз-кайсакские малахаи куда дороже «трухменки», русские боярки тоже, а вот не захотели донские атаманы носить их, выбрали «трухменку».

— Берек-ага, наверное, донские казаки больше любят ягнят, — рассудил Нияз-бек. — Что ещё могу ответить на твой вопрос.

— Нет, Нияз-бек, тут дело не в каракуле, а в другом. Не только шапки-трухменки роднят нас, по и обычаи некоторые, и сам образ жизни. Вот, например, у донских казаков, как и у нас, тоже женятся несколько раз. Но чтобы оставить прежнюю жену, выходят на площадь и кричат: «Она мне больше не «жена». И туркмены выходят на мейдан и объявляют: «Талак — она мне больше не жена!» Не говорил ли твой дед, что в старое время туркмены и казаки в одних селениях жили?

— Нет, такого я не слышал от своего деда, — признался Нияз-бек. — Но в твоих словах, Берек-ага, есть истина. Надо подумать…

— Жаль, что твой дед раньше времени с Доиа бежал, — съязвил Мурад. — Он мог бы узнать и об этой тайне. А теперь думай да догадывайся…

— Мурад-джан, не сегодня-завтра двинемся в Эндери, там ты и узнаешь все истины, — с обидой отозвался Нияз-бек.

— Ладно, джигиты, не будем ссориться по всяким пустякам. Ложитесь спать, набирайтесь сил, путь к Эндери долгий и трудный. — Берек-хан хлопнул ладонями по коленям, отошёл от костра и лёг на попону, подложив под голову седло.

Боевой клич походных рожков поднял степняков на рассвете. Зазвенело туг и там — ожили биваки, ожил весь лагерь: тысячи голосов смешались с конским ржаньем. Бросились донцы, калмыки, туркмены в строй. Командиры на скакунах помчались к царским шатрам.

На ногах вся свита Петра Великого и сам он. Чакдор-Чжаб — калмыцкий полководец — сказал туркменскому хану Береку, когда остановились напротив шатра:

— Слава Богу, государь дал отдохнуть нашим джигитам. Со свежей-то головой да с пустым животом легко будет.

— Вах, тайдша, хорошо тебе, а я держу за пазухой целый месяц бумагу и никак к государю императору приблизиться не могу. Твой отец Аюка-хан сказал мне, будто бы хлопотал о туркменах перед великим Петром, и царь пообещал выслушать меня. Но когда он вспомнит обо мне… Разве ему до меня?

— Берек-хан, я бы на твоём месте прямо сейчас к царю поехал. Сейчас самое удобное время — смотри, сам он и все его кафтанники тончатся на месте, спиной к нам повернулись. Поезжай!

— Ай, что будет, то и будет! — Берек тронул коня каблуками, дёрнул уздечку и помчался к царской свите.

Увидев одинокого всадника, скачущего через площадь к царским шатрам, свитские всполошились: «Бог его знает, что на уме у этого джигита в чекмене и косматой папахе!» Генерал Матюшкин первым вскочил в седло, за ним Волынский и ещё несколько господ выехали навстречу — встали поперёк Дороги.

— Эй ты, чума азиатская, как смеешь ты?! — заорал Волынский. — Али на виселицу захотел? А ну, назад! — замахнулся губернатор нагайкой, свистнула плеть над самым ухом Берека. Увернулся он и явно возмутился на столь «ласковое» обхождение с ним.

— Вах, губернатор, зачем дерёшься — к царю еду. Вот эту бумагу отдать ему хочу. Очень важный фирман[2]!

— Что ещё за фирман?! — Волынский замахнулся ещё раз, но генерал Матюшкин отвёл его руку:

— Артемий Петрович, шибко не усердствуй. Может быть, что сей фирман как раз государю кстати. Позволь, я доложу его величеству.

— Да это уж я и сам могу сделать, — возразил Волынский и, развернув лошадь, поскакал к царю. Матюшкин, полковник Наумов и ещё ряд офицеров, преградив дорогу Берек-хану, ожидали, как распорядится государь. Вскоре донеслось:

— Пусть подъедет, его величество ждут!

Берек-хан в сопровождении свитских подъехал к Петру, соскочил с коня и встал на колени.

— Великий государь, пятьдесят лет назад мы осели на Куме. Твой старший брат, царь Фёдор Алексеевич, принял нас в русское подданство…

— Знаю, слышал об этом, — ответил Пётр Первый, — А сейчас о чём просишь?

— Великий государь, жизнь человека коротка: сегодня в седле, завтра в земле. Возьми наш фирман. Это прошение моего народа, а просим переселить туркмен на Маныч и Калаус — там трава для скота очень хорошая.

Пётр поморщился: «Эка забота у тебя, хан, мне бы твою заботу… Да и не к месту ты со своей грамотой…» Однако, дабы не обидеть туркменского хана, посмотрел на советника Толстого, и тот принял из рук Берека свиток, обмотанный шерстяной нитыо.

— Что ещё? — спросил Пётр Первый.

— Великий государь, все туркмены умрут за тебя, только дай нам Маныч и Калаус, — взмолился Берек-хан.

— На черта вам нужен Маныч, если вы все собрались умирать? — Пётр засмеялся. — Ты уж постарайся да и своих джигитов предупреди, чтобы дрались, как львы, и чтобы все живы остались. А фирман ваш рассмотрим… Поезжай в строй.

— Спасибо тебе, великий государь! — Берек-хан поднялся с колен, прыгнул в седло и поскакал к отряду.

Через некоторое время государь император в сопровождении свиты выехал к конным сотням степняков, произнёс напутствие, желая подвига и полной победы над Даудом. Тут же командование над объединённым отрядом принял полковник Наумов, грянула духовая музыка, и войска отправились вдоль Терека, в горы.

Молниеносный рейд казаков и джигитов сопровождался разорением и сожжением горских аулов. Эндери тоже подвергся полному уничтожению. Оттуда конница Петра двинулась на город Тарки. Тарковский владетель Адил-гирей не принял сражения, видя, какая сила наступает по морю и суше, приехал с повинной к русскому императору. Следом за ним пожаловали ещё три мелких владетеля.

Царь с царицей посетили старую Тарковскую крепость, поместье Адил-гирея, побывали на всенощной обедне в церкви Преображенского полка, и через несколько дней после небольшого сражения русские войска вступили в Дербент. Городской наиб, поднеся два серебряных ключа от городских ворот, упал перед русским государем на колени, затем пригласил его осмотреть древнюю Дербентскую крепость. С её величественной, покрытой мохом стены, на сотню вёрст был виден играющий зеленоватыми волнами Каспий. Пётр обратил взгляд на север: весь русский флот предстал перед ним, как на ладони. От Терека до Дербента белели паруса кораблей, и не было им в огромной морской стихии никакой преграды. Пётр, глядя сверху вниз, думал с полной уверенностью: «А ведь не выстоят перед такой могучей армадой ни Баку, ни Гилянь. Есть смысл, не раздумывая, отправить в Баку морской десант на линейных кораблях». Пётр, однако, не стал располагаться в крепостном дворе, съехал в низину. Рядом с каспийским берегом квартирмейстеры облюбовали для него небольшой домишко с колодцем во дворе. Расположившись в нём, царь пригласил к себе Апраксина, и после недолгого разговора решили они отправить в Баку для занятия города лейтенанта Лукина на шнаве.

Дербент был определён опорным пунктом. Для этого он годился не только со стратегической точки зрения, ибо «дербентские ворота» открывали и перекрывали сухопутное сообщение между Россией и южными персидскими областями, но и с точки зрения полной обустроенности. В его казематах и складах можно было расположить огромный гарнизон с большим запасом провианта. Приняв такое решение, Пётр отдал приказ выгрузить муку с двенадцати ластовых судов и сложить в дербентских подвалах. Распоряжение императора доставили на ластовые суда вечером, а ночью начался шторм. Утром Каспий свирепствовал, словно разъярённый мифический зверь, обрушивая пенистые волны на берег. Русские парусники, казавшиеся вчера Петру олицетворением российской мощи, сегодня выглядели жалкими судёнышками. Паруса убрали, и корабли, отдавшись воле неукротимой стихии, взлетали на гребнях волн и проваливались в ямы. В любую минуту любой из. кораблей мог налететь на другой или удариться о прибрежные скалы. Слава богу, пока что судьба миловала их и берегла от гибели, но на ластовых судах уже наблюдался переполох. Волны, перекатываясь через палубы, в первые же два-три часа разбушевавшегося шторма залили трюмы, в которых штабелями лежали мешки с мукой. Груз отяжелел, и транспортные суда дали осадку, того и гляди отправятся на дно. Моряки пытались вынести муку из трюмов, погрузить в шлюпки, да где там?! Сама попытка выглядела нелепостью. Первая же шлюпка, спущенная на воду, забилась в волнах, словно щепка, и, перевернувшись вверх килем, скрылась в морской пучине. На дербентском берегу, возле реки Милукенти, собрался весь воинский гарнизон, наблюдая, с какой жестокостью расправляется море в российским флотом. Все смотрели в свирепствующую морскую даль, и никто не мор помочь морякам. Наконец генерал-адмирал Апраксин, с трудом сообщавшийся с капитанами ластовых судов при помощи сигнализации, отдал приказ: направить транспорт к берегу и посадить на мель. Команда была принята, и корабли один за другим двинулись на песчаный мыс южнее Дербента. Несколько судов, с силой ударившись о берег, треснули. Другие, более удачно вынесенные волнами, так и остались в горизонтальном положении, словно под ними была вода, а не прибрежный песок. Сотни солдат, брошенных на спасение моряков и груза, в считанные часы вы" грузили намоченные мешки с мукой и прочий провиант, повезли на лошадях и верблюдах в Дербент. Объединённый отряд полковника Наумова в это время занимал оборону по горам и низине со стороны Самура, откуда могли в любую минуту появиться разогнанные воины султана Дауда. Предводитель туркмен Берек-хан, сопровождаемый полусотней джигитов, спустился с гор с тремя ранеными, одним из них был его брат Мурад. Юноше разрубили саблей руку, выбросили из седла а только чудом он спасся от конских копыт. Туркмены нашла его под откосом у пенистой речки. От потери крови Мурад потерял сознание. Берек боялся не довезти его живым до Дербента, и лишь когда добрался до палаток походного госпиталя, облегчённо вздохнул. Мурада привели в чувство, перевязали рану и уложили на раскладную кровать. Берек-хан отправился в штаб командования доложить об обстановке на Самуре, и возле штабной палатки увидел Волынского.

— Хай, господин губернатор! — обрадованно воскликнул Берек-хан. — К тебе я шёл!

— Какого чёрта! — взревел Волынский; — Не видишь, какой переполох на море, лезешь под руку! Однако мы тебя тут вспоминали.

— Дорогой губернатор, я брата привёз. Прошу тебя, скажи доктору, пусть его хорошо лечат.

— Лёгок ты, однако, на помин, говорю! — прокричал на ухо туркмену Волынский, поскольку порывы сильного ветра срывали с губ слова и уносили прочь. — Иди за мной!

В палатке сидели в раскладных креслах государь, Апраксин, Толстой и Матюшкин. Разговор у них был нелёгкий. Войско фактически лишилось всех запасов провианта. По расчётам, муки хватит лишь на месяц, да и та подмочена горько-солёной водой. Тридцать судов с мукой ждали из Астрахани: они должны были подойти через неделю. Но Пётр, здраво оценив сложившуюся обстановку, решил дальше, на юг, не идти, ограничиться тем, что заняли. Посему не было необходимости везти сюда основные запасы провианта. Апраксин предложил послать отряд казаков с распоряжением на Бирючью косу, чтобы застать капитана Вильбоа и не дать ему выйти с тридцатью судами в море. О том, что донесение могли бы отвезти туркмены, не было и речи. Это Волынский, увидев Берек-хана с джигитами, сразу смекнул: «Эти сорви-головы в один день управятся!» Губернатор, входя в палатку, потянул за рукав Берек-хана, обратился к царю:

— Вот, великий государь, тот человек, который отвезёт приказ вашего величества на косу капитану Вильбоа.

— Оно и верно, — согласился царь. — А то не знаю, за какое геройство землёй тебя жаловать. Дорогу на Бирючью косу хорошо знаешь?

— Ездил много раз, великий государь. По самой короткой тоже приходилось.

— Вот тебе свиток, отвезёшь капитану Вильбоа. Но надо успеть до выхода судов с хлебом в море. Скачи во весь дух…

— Великий государь, помоги моему брату — ранен он, в палатке лежит! — взмолился Берек-хан.

— А что, разве доктора его не лечат? — не понял царь.

— Слишком чувствительны к родству туркмены, потому и чушь всякую несут, — пренебрежительно выговорил Волынский.

— Ладно, Берек-хан, я не дам в обиду твоего брата, — пообещал Пётр. — Отправляйся в дорогу.

Берек-хан, выйдя из штабной палатки, кликнул джигитов.

Между тем в штаб-палатку собрался весь командный состав. Царь объявил свою волю — поход приостановить, в Дербенте оставить гарнизон под командованием полковника Юнкера, а войскам возвращаться на Терек,

Начался отход войск по нижней дороге. В горах ожил весь Кавказ, поминая недобрыми словами непрошенных гостей. Вновь пробудились джигиты Дауд-бека — поскакали гонцы к Чёрному морю, чтобы явиться во дворец к султану Турции и сообщить добрую весть. С юга наступали на пятки уходящим солдатам джигиты султана Махмуда. Казаки и калмыки с туркменами беспрестанными атаками отгоняли горцев. После нескольких ночных привалов войско Петра, наконец, пришло к Тереку и расположилось по берегам. Царь в сопровождении свиты и драгунских рот проехал по ущелью, остановился на развилке, где река Аграхань выходила из Сулака, и велел заложить здесь крепость, которая бы обозначала границу Русской империи. Будущую крепость назвал крепостью Святого Креста. Оставшийся гарнизон с помощью терских казаков и наёмных кара— ногайцев сразу же приступил к строительству. Царь возвратился в Аграханский залив и дал приказ войскам садиться на корабли.

День был погожий; шлюпки с пехотой быстро шли к кораблям и, возвращаясь, принимали новые батальоны, Берек-хан, выполнивший с честью задание царя, пробился к нему в палатку.

— Молодец, хвалю! — поздравил его царь и повелел графу Толстому: — Пётр Андреевич, а ну-ка выпиши туркменскому хану грамоту на право веяного пользования землёй в южно-русской степи. Укажи, за особые заслуги перед государством российским. Аюка-хан сказывал мне, что туркмены в Азовском штурме участвовали и в Полтавской битве вместе с калмыками.

— Да, великий государь, так всё и было. Вот, посмотри… — Берек-хан распахнул полы халата, и Пётр увидел на его груди медаль за Полтавское сражение.

— Хоть и невелик, но достойный народ вступает в русскую державу, — гордо произнёс царь. — Желаю, Берек-хан, и твоему племени верой и правдой служить Отечеству.

Толстой достал из сундука царскую грамоту, обмакнул гусиное перо в чернильницу и стал заполнять глянцевый бланк, увенчанный двуглавым российским орлом. Царь вручил грамоту Берек-хану, обнял его. Берек от счастья был на седьмом небе, выйдя из царской палатки, он сел на землю. Тотчас его обступили джигиты.

— Ах, жалко, Мурад так и не успел увидеть царскую грамоту, — улыбаясь и печалясь одновременно, сказал Берек-хан. — Госпиталь-то давно уже перевезли на корабль. С часу на час он отправится в Астрахань!

— Ай, ничего! — взбодрил Берек-хана его телохранитель Нияз-бек. — Вернётся из Астрахани Мурад — великой радостью его встретим. Сколько туркмены мечтали о своей земле, наконец-то мечта сбылась! Слава Аллаху…

К вечеру все корабли, кроме эскадры генерал-адмирала Апраксина, вышли в море. Туркменская полусотня Берек-хана села на коней и отправилась в отряд атамана Краснощёкова. Горцы приблизились к самому берегу и вели прицельный огонь по уходящим кораблям. Пришлось вновь преследовать их, чтобы оградить русские аванпосты и город Дербент от разорения. Сводный отряд разгромил утамышского султана: многих побил, до четырёхсот человек взял в плен и угнал множество скота. Казаки с калмыками и турхменами вернулись на Терек и остались там до особого распоряжения, ибо с отходом царских войск кампания не заканчивалась, а лишь начиналась.

III

Пётр не сомневался, что Россия навсегда укрепилась на каспийском перешейке. Едва прибыв в Астрахань, он отослал гонца с депешей в Санкт-Петербург: «И тако можем мы, благодаря Вышнего, сею кампаниею довольны быть: ибо мы ныне крепкое основание на Каспийском море заложили». После утомительного похода государь позволил себе расслабиться: за столом в доме Волынского запахло водкой, венгерское зашипело в бокалах и жаркое затрещало на шампурах. Пётр вспоминал о диких каспийских штормах, когда доложили о прибытии Апраксина, и что эскадра его опять подверглась разрушительному шторму. Пётр возмутился:

— Что за напасти! Или в самом деле кавказские; муллы владеют волшебными чарами?!

— Это точно, великий государь, — подтвердил Волынский. — Не хотел уведомлять, чтобы не обидеть нелепицей, но рассказывали мне наши казаки, будто перед штормом вечером дербентцы молили Аллаха наказать русских: ночью же и налетел ураган, а теперь опять.

Апраксин вошёл в гостиную губернатора с повинным видом, сказал глухо:

— Несколько галер разбито, погибли человек сто, А госпитальную плоскодонку с больными и ранеными — свыше двухсот душ — унесло в море. До сих пор о них ничего неизвестно.

Пётр грохнул о пол бокалом:

— Выходит, господин генерал-адмирал, не так уж мы и сильны, что со своим морем не можем справиться! Выходит, флот русский в Европе зазря славят! Не слишком ли щедры твои капитаны, коль вздумали кормить море шхунами да галерами! Не лучше ли им заняться навигационной наукой, да в розу ветров Каспийского моря как надобно изучить. Не ты ли мне говорил, что Каспий грозен только поздней осенью да зимой, а том ласков? Чепуху ты нёс, господин генерал-адмирал. Глаза мои не видели бы тебя, убирайся к чёртовой матери!

Никогда ещё Апраксин не испытывал не себе столе сильного царского гнева. Хотел было сыскать оправдание, но видя, как дёргается у государя щека и топорщатся усы, удалился. Пётр же, успокоившись малость, сказал Волынскому:

— Завтра же, Артемий, отвези нас с Екатериной к рыбакам на Учуги. Устал от вас — отдохнуть надо.

На следующий день царская галера, сопровождаемая четырьмя шлюпками, заполненными гвардейцами, отправилась по протокам в места заповедные, где ловилась для государева стола и отправлялась живьём в Санкт-Петербург красная рыба. В заводях, где рядком стояли рыбацкие хижины, была первозданная тишина, лишь на ивах, склонённых над прозрачной водой, посвистывали птицы, в воде лениво передвигались огромные осетры. Низкорослый, кряжистый рыбак по кличке Сом снял со стены острогу, взвесил на руке, затем кинул в воду и выволок бьющегося осетра. Жена рыбака тут же подхватила добычу и поволокла на задний двор. Пётр взял из рук рыбака острогу, прицелился в огромного осетра, однако промахнулся и метнул острогу ещё раз. Рыба серой тенью метнулась в сторону и исчезла. Сом сел на крылечко у самой заводи, сказал довольно:

— Распужали, теперь не скоро соберётся. Разве что мясца бросить — приманить.

— Не надо, — остановил его Пётр и поинтересовался: — Как берут осетра живым и невредимым?

— А очень просто, государь. Есть такая сеть — аханом называется. Аханами осетров ловим на взморье, а тут они живут да плавают ради нашего удовольствия, для сковороды. Ко двору вашего величества возим со взморья живую рыбу, в особых чанах.

К ужину жена Сома подала шашлык из осетра, приправленный гранатовым соком. Целую горку спелых гранатов поставила в чаше перед царём и царицей. Пётр с Екатериной выпили, отведали шашлыка, беседуя с рыбаком.

Гранаты из Персии? — спросил Пётр.

— Оттуда, — подтвердил Сом. — А может, и из самой Мидии. Купцов-то на гостином дворе в Астрахани — каких только нет! И индусы, и персы, и сарты самаркандские. Им пути во все концы света открыты.

— То-то и оно, — согласился Пётр. — Купцам всё доступно, а я уже какой год пробиваю дорогу в Индию, а дальше Астрахани пока не уехал. Хотел с востока зайти — хивинский хан помешал; с запада зашёл — кавказские князья поперёк дороги встали, да и Каспий обиделся, разбросал корабли.

— Громоздкие больно корабли-то. К морю нашему больше годятся расшивы, бусы, струги. Купцы давно приноровились к Каспию, не говоря уж о рыбаках. А туркмены по морю как по большой луже плавают, ничего не боятся. У них киржимы — большие лодки с одним парусом. Этим никакие бури не страшны, скачут по волнам» как лягавые собаки по полю.

Ночевала царская чета в деревянной избе на палатях. Чуть свет Пётр с детворой отправился рыбачить. Взял удилище, ботфорты надел выше колен, сел на берегу под ивой. «Хорошо здесь, — подумал с удовольствием. — Чёрт меня дёрнул родиться царём — прожил всю жизнь без отдыха!» Только так подумал, и вот уже ребятишки зовут:

— Великий государь, никак за вами околотошный, а с ним енярал с усами!

Оглянулся царь, встал. Человек в морской форме доложил, покачиваясь от волнения:

— Кабинет-курьер-Чеботарёв! Смею доложить о прибытии с секретной бумагой от консула, господина Аврамова.

— Где бумага? — Пётр протянул руку, предчувствуя, что весть должна быть весьма важная.

Кабинет-курьер торопливо вынул свиток, из сумки, подал царю. Пётр быстро прочёл, широко улыбнулся и облегчённо вздохнул:

— Ну вот, и на нашу улицу пришёл праздник…

В письме сообщалось, что из Исфагани в Решт приехал визирь шаха с сообщением астраханскому губернатору Волынскому о том, что «угнетаемая афганцами Гилянь с радостью отдаётся могущественному покровительству России и с нетерпением ждёт победоносные русские войска». Далее сообщалось, что афганцы захватили персидскую столицу, шаха Хусейна бросили а подземелье, но его визирю и наследнику, бежавшим в Гилянь, удалось скрыться. Ныне молодой принц Тахмасиб намеревается отправить к русскому государю своего посланника Измаил-бека, но не уверен, возможен ли договор с Россией.

— Возможен договор и необходим! — выговорил, ни к кому не обращаясь, Пётр и приказал немедля доставить к нему Волынского, Апраксина и Толстого.

Они явились в Учуги незамедлительно. Пётр сам зачитал им письмо консула. Спросил у Волынского:

— Велика ли Гилянь — сколько туда потребуется войск?

— Великий государь, Гилянь, как провинция, велика — в ней одной можно разместить всю российскую армию…

— Дело говори!

— Ежели по-деловому, то в Гиляни лишь одно достойное внимания место — это город Решт. Стоит он на берегу моря — там и базары, и лавки, и купечество в караван-сарае обретается. Мнится мне, двух батальонов хватило бы Решту, на первый случай.

— Не мало? — Пётр перевёл взгляд на Апраксина.

— Нет, государь, не мало. Для двух батальонов потребуется шесть судов, но, дай Бог, им проскочить через море с севера на юг да не угодить в шторма. Надо на флагманский корабль капитана умелого сыскать. Я бы на сей раз назначил лейтенанта Фёдора Соймонова: два года назад он проводил гидрографию на Каспийском море, берега хорошо знает. Он и во время похода к берегам Персиды со мной постоянно был.

Царь велел доставить Соймонова. Пока шёл совет и велась речь о полковнике Шипове, батальоны которого надобно отправить в Гилянь, привезли на шлюпке молодого лейтенанта. Царь и раньше приметил его, как офицера способного, ещё на Северной войне, но слишком молод был. Пётр решил проверить его способности.

— Хорошо ли Каспийское море изучил, господин лейтенант? — спросил нестрого. — В Гилянь плыть зимой при разбойных ветрах возможно ли?

— Если с умом, то не только через ветра, но и через геенну огненную пойти можно, государь, — смело отвечал Соймонов. — В случае штормов на мели можно отсидеться. Мест подходящих по западному берегу немало: за Дербентом сплошь бухты… Самур, Низовая, Бармак, Апшерон, Наргин, Буила, Везир, Кура, Кызал-Агач, Астара…

— Эка, ты молодец! — похвалил Пётр. — Назначаю тебя, капитан-лейтенант, командиром флагманского корабля, поведёшь пехотные батальоны, полковника Шипова в Решт.

— Великий государь, вы оговориться изволили. — Соймонов смущённо пожал плечами. — Я всего лишь лейтенант.

— Нет, не оговорился, — возразил царь. — Отныне капитан-лейтенант российского флота. Принимай командование!

Вскоре Соймонов вывел парусники в море. Пётр про водил экспедицию до самого взморья и, вернувшись в, Астрахань, стал собираться в Санкт-Петербург.

На прощальном обеде наставлял Волынского:

— Персидского посланника, как появится в Астрахани, следует снабдить добротными проводниками, стражу надлежащую посланнику выдели. Поставь дело так, Артемий, чтобы гостю персидскому во всём угождали и всё нравилось ему у нас. Прежде всего, заставь службу сам город Астрахань в порядок обратить. Чтобы улицы были чисты и пьяниц по ним не шлялось. В кабаках бы драк и поножовщины не было. Насильников и воров смертью карай или в Сибирь на каторгу. Заметил я, Артемий, находясь тут, что рука твоя не очень тверда. Да и попривыкли за лето обыватели астраханские лишь о царём считаться, а губернатора за власть не принимают. Напомни им об этом, как только проводишь меня.

— Да уж это. точно, государь, всяк норовит в рожу плюнуть. Но я покажу каждому, где его место. Об этом не изволь беспокоиться, великий государь. — Волынский, переполненный усердием, сжал кулак и по столу; хрястнул, аж посуда зазвенела.

Царь заметил:

— Вижу давно, что силы в тебе необузданной много. Тратишь её попусту. Кузину мою впредь не вздумай обижать — голову снесу. — Пётр бросил взгляд в конец стола, где сидела с государыней супруга Волынского, подурневшая от беременности.

— Каюсь во всех грехах, государь, и обязуюсь свято хранить очаг семейный. — Волынский перекрестился и поклонился до пояса.

— В церкви будешь каяться, — оттолкнул его Пётр. — А мне достаточно твоего слова.

Утром «Орёл» отчалил от берега, вышел на середину Волги и поднял паруса. С адмиральского корабля в честь отбытия государя загремел пушечный салют. Мощным залпом ответили ему береговые пушки. Волынский с астраханской знатью стоял на берегу, махал шапкой в кричал: «Виват императору всероссийскому!» Домой возвратился радостный, плюхнулся в кресло, шляпу бросил на кровать. Александра Львовна подошла к мужу:

— Проводили, стало быть?

— Проводили… Дай Бог хорошего пути… Но ты, стерва, если ещё раз пожалуешься на меня государю, пеняй тогда на себя!

— Да ты что, Артемий?! — испугалась губернаторша. — Да я только и рассказала о твоих шалостях с этой, прости господи, да и то государыне, а не самому императору.

— Бог высоко, царь далеко, придётся астраханцам кланяться и подчиняться мне во всём, — вставая, рассудил Волынский. Снял шубу, сел за стол, выпил бокал водки и стал думать о том, как далее управлять Астраханской губернией…

Родословная Артемия Волынского была настолько знатна, что окажись в государстве российском безвластие, то и его бы могли вспомнить и назвать одним из претендентов на царский престол. Своей знатностью Артемий Петрович хвастался где надобно и ненадобно, а особенно на пиршествах, принимая какого-нибудь именитого гостя. Захмелев, Артемий начинал принижать значение крупных боярских и дворянских родов, а когда гость выражал несогласие, на стол ложилась родословная, увенчанная российским гербом, в коей значилось, что Артемий Петрович Волынский — сын комнатного стольника Петра Артемьевича, родился в 1689 году, а знатнейший род его происходит от очень древней фамилии, родоначальник которой выехал в Россию из Волыни во второй половине четырнадцатого столетия. Этот родоначальник есть потомок Святополка-Михаила II, знаменитый воевода князь Дмитрий Михайлович Волынский-Боброков, разделивший с Дмитрием Донским славу Куликовской победы. Был он женат на родной сестре Дмитрия Донского Анне Ивановне, имел от неё двух сыновей: Бориса и Давида. И от Бориса пошли Волынские… Знатность Артемия много возросла, когда он женился на Александре Львовне Нарышкиной, породнившись с домом Романовых. Со слов Артемия было видно, что государь Пётр Первый сам обвенчал Волынского со своей двоюродной сестрой, ибо Артемий за несколько лет до этого сослужил ему великую службу, будучи при кабинете у царского фаворита барона Петра Павловича Шафирова. Барон, возомнив о себе, как о человеке самого высокого ума, вёл себя по отношению к Петру Первому с некоторым пренебрежением. Император терпел до поры до времени, хотя Артемий и извещал его об интриганстве Шафирова. Чаша терпения, однако, хлынула через край, когда Шафиров учинил скандал в Сенате, и за нарушение указа «о грубом нарушении регламента» по закону был приговорён к смертной казни. Голова его уже лежала на плахе и палач занёс над ней топор, и в это мгновение император смилостивился: заменил смертную казнь ссылкой. При выборе чрезвычайного посланника в Персию царь обратил внимание на молодого, статного и красивого, услужливого и знатного Волынского. Вскоре он и отправился с посольством в Исфагань, к шаху Хусейну, с целью утверждения постоянных и прочных торговых сношений с Персией, через которую можно было проложить путь в землю обетованную — Индию. Волынский заключил торговый договор с шахом. Возможно, смог бы проторить и торговый путь в Индию, но, как говорят на Востоке, «на всё воля Аллаха». Воля Всевышнего склонилась к восставшим афганцам: захватив Хорасан, они бросились на Исфагань, свергли Хусейна-шаха. Младший сын шаха Тахмасиб, бежавший с визирем к Каспийскому морю, объявил себя шахом, но фактически власть в Персии находилась в руках афганца Мир-Вейса. Не признали молодого шаха Тахмасиба ни Турция, ни иные страны, а на Кавказе началось освободительное движение: персидские провинции с падением Хусейна мгновенно отложились от Персии и запросили у турецкого султана Ахмега принять всех суннитов Кавказа, живущих между Чёрным и Каспийским морями, в турецкое подданство… Кавказ бушевал, словно Каспий в штормовую погоду. Сунниты, оказывая сопротивление русским войскам, звали на помощь турецкого султана. Христианские нач роды — грузины и армяне — просили защиты у России. В круговороте этих жарких событий и жил Артемий Волынский, назначенный после возвращения из Персии астраханским губернатором. Сознавая, какая тяжёлая ноша легла на его плечи, он понимал, что никакими другими мерами губернию в руках её удержишь, кроме применения силы и наказания. В знаменательный для него день, после проводов императора, сидя в раздумья за столом, Артемий Петрович пришёл к такому выводу, а утвердившись в нём, позвал супругу:

— Я думаю, Сашенька, зла и твёрдости у меня не меньше, чем у государя. Да и ума, если понапрячь себя как следует, не меньше будет. Как ты думаешь?

Александра Львовна с некоторой опаской посмотрела на мужа, но возражать не стала. Зла у него, действительно, хватало. Разбушевавшись по какому-либо случаю, он мог свирепствовать до беспамятства. Часто от него и слуги получали оплеухи да зуботычины. А бил он, как норовистая лошадь подковой. Зная свою силу, всякий раз любовался ударом. Иной раз ради глупого интереса подзовёт к себе гайдука, скажет: «А ну-ка, руки по швам! Да держись у меня на ногах, а то чуть тронь — вы и валитесь, как снопы, наземь». Саданёт кулаком — да так, что жертва и охнуть не успеет, а уже не земле валяется. Иных водой отливали, чтобы привести в чувство. Силён, что и говорить, а вот. насчёт ума Александра Львовна усомнилась, но про себя: язык у неё не повиновался, чтобы возразить.

Порядок стал наводить с того, что, увидев в окно праздно идущих солдат мимо губернаторского дома, возмутился. Они и раньше тут ходили, но Артемий Петрович не обращал на них никакого внимания. Идут словно не мимо губернаторского дома, а мимо какой-то обывательской избы. Вышел во двор Волынский, кликнул гайдуков, приказал им немедля остановить служивых и привести на подворье. Те рады стараться: вмиг исполнили приказание. Гаркнул губернатор, поставил всех в ряд и начал учить уму-разуму: всех посшибал с ног, и гайдукам велел почесать свои кулаки об охальников, не знающих ни чести, ни совести. Потом предупредил: «Если ещё раз увижу возле Моего дома и не будете отдавать мне почестей по всем правилам воинского устава, сошлю в Сибирь!» С этого дня перестали ходить мимо губернаторского дома солдаты. А если кто и появлялся, то принимал бодрую выправку и неизменно держал у виска руку.

Выходил Волынский с гайдукской свитой в людные места. Шёл с превеликой важностью, с диковинной тросточкой в руке. Тому, кто не поклонился губернатору, — зуботычина, а кто огрызнулся — того под батоги. Пройдёт по индийскому гостиному двору — тысячу поклонов соберёт. Купцы при виде Артемня Петровича, словно собаки перед хозяином, начинали юлить, исходить лаской. А вечером Волынский и знать не знает: на кровати лежит или ужинать изволит, и в это время гайдуки на заднем дворе от купцов подарки принимают. В первые дни Артемий Петрович диву давался: «До чего же народ сговорчивый — сунь ему кулак в рыло — он тут же подлой улыбкой ответит, да ещё и отблагодарит!» Потом привык: стал брать всё подряд и почувствовал вседозволенность: «Для Волынского всё можно!»

Ещё в день приезда Петра, когда царю астраханский Кремль показывали и зашли в монастырь, настоятель похвастался иконой, подаренной астраханцам царём Иваном Грозным. Подарок был поднесён после того, как русский царь покорил Астраханское ханство, изгнал ногайских татар и велел заложить крепость. С той поры прошло более полутораста лет, крепость та за это время из деревянной, перестроилась в каменную, появились соборы и монастыри, лишь царская икона, обложенная ризой, осталась прежней: золото не тускнеет. Пётр, разглядывая обложение, велел монастырскому настоятелю хранить подарок Грозного пуще собственного ока, а Волынский, как увидел драгоценное обложение, сердцем возгорелся. Подумал тогда со стыдом: «Вот бы её в дом!» Теперь же поднаторел а бесстыдных делах — и совесть его никакая не мучила. «Надо выкрасть икону из монастыря, но как?» Долго думал Артемий Петрович и решил взять её на время домой. Отправился губернатор в монастырь, гайдуков с собой прихватил. Обступили они со всех сторон икону, в восхищение пришли. Волынский заявил настоятелю: «Снеси-ка с моим холопом ко мне домой иконку, хочу, чтобы мой художник срисовал обложение». Настоятель испугался, но, увидев свирепый взгляд губернатора, заторопился: «Будет сделано сей секунд, не извольте беспокоиться».

Спустя час гайдук принёс в дом Волынского икону. Губернатор принял её, поставил в угол.

— Вот дрянь пузатая! Кое-как уговорил этого настом геля! — выругался с удовольствием, и глаза у него загорелись, как у хищника.

— Да ведь грех, Артемий, зариться на такое ред постное добро! — испуганно предостерегла мужа Александра Львовна.

— У тебя на всё грех! — одёрнул он её. — Повесь— ка икону, да молись на неё денно и нощно. Икона-то царская, самого царя Грозного, руками его облапанная. Будешь на неё молиться — глядишь, будущего царя родишь! — Волынский так выразительно глянул на жену, что она и не поняла: шутит или правду говорит.

Пришёл срок — супруга губернатора разродилась девочкой. Артемий с усмешкой буркнул: «Вот тебе и царь-государь без стручка!» Позвал гайдуков и велел отнести икону в монастырь.

IV

Капитан-лейтенант Соймонов под полными парусами с двумя пехотными батальонами удачно прошёл до Гилянской провинции. Корабли встали на якорь в бухте Решта. Горожане, сбежавшиеся к берегу, враждебно встречали гостей, держа в руках ружья: знали, что русские приплыли по приглашению Тахмасиба, но кто он такой! Всего лишь принц. Быть ли ему шахом — одному Аллаху известно. А пока что Персией управляли афганцы. Гилянский губернатор стал собирать силы, чтобы изгнать русских солдат, а тем временем в Реште объявились Тахмасиб, шахский визирь и назначенный посланником в Россию Измаил-бек. Соймонов принял на корабль шахского посланника со свитой. Ночью отправился в сопровождении двух скампавей в Санкт-Петербург. Полковник Шипов двумя батальонами отбил ночную атаку персиян, обратил их в бегство и укрепил ворота и стены караван-сарая, в котором жили царские солдаты. Наступило затишье. Пока персияне собирались с новыми силами, по Кавказу и персидским провинциям прокатился слух: в Санкт-Петербурге русский царь ведёт переговоры с персидским посланником, в которых участвует и представитель Турции, поэтому возможен вечный мир. На время прекратились стычки между царскими солдатами и горцами на всём Каспийском перешейке.

Донские казаки и калмыцко-туркменский отряд стояли всю зиму на Тереке, в Тарках и Дербенте. Четыре сотни туркмен охраняли строящуюся крепость Святые Кресты. С наступлением весны Берек-хан с разрешения командования взял с собой две сотни и отправился на Куму: причина была веская — император Пётр Великий выдал туркменам грамоту на переселение в южно-русскую степь.

Берек-хан ехал домой и сердце у него то воспламенялось от радости, то холодело от горя. Радостью была царская грамота, горем — потеря родного брата. Плавучий госпиталь, в котором находился вместе с другими ранеными Мурад, потерялся во время шторма и в Астрахань не пришёл. Берек-хан думал о матери: «Увидев меня, она прольёт слёзы радости, но услышав о потере Мурада, тут же прольёт слёзы горя».

Древняя дорога, превращённая за тысячелетия конскими копытами чуть ли не в овраг, то тянулась вдоль берега моря, то отдалялась от него к предгорьям. Дорога подходила к малым речкам и терялась около бродов, а на другом берегу вновь появлялась и вела всё дальше на север. Но вот засверкало на горизонте устье Кумы, раздроблённое на сотни мелких озёр, заросших камышами. Тучи птиц тёмными облаками перемешались над болотистой низиной, заслоняя синее небо. Где-то там, в речной низине на берегах Кумы, лепились четыре туркменских аула. С севера туркмен прижимали калмыки, с юга — кара-ногайцы, Берек-хану на радостях верилось и не верилось, что по приезде в аул поднимет он в дорогу своё племя, уйдёт в русские степи и позабудут туркмены о скудной Куме. «Ай, будь что будет! — мысленно говорил Берек-хан. — В русской степи поселимся, но и кумыкскую реку не оставим: зимовать на ней можно. Всё-таки Кума — наша вторая родина». До аула оставалось вёрст тридцать, и Берек — хан, понукая коня и оглядываясь на джигитов, которые ехали следом в три ряда, вспоминал, как он, будучи ребёнком, с дедом охотился на уток. Дичи на озере было так много, что дед Берек, почти не целясь, подстреливал из ружья сразу трёх-четырёх птиц. А в другой раз отыскивали гнёзда фазанов в камышовых зарослях. Всё это хорошо помнил Берек-хан. Дед с гордостью рассказывал о себе и старшем брате Зксельбае, знаменитом табибе. От деда Берек узнал, что его род раньше жил в Хорезме, в ауле Тахта. Но началась война с Хивой и туркмены, в их караване и Береки, откочевали на Мангышлак, оттуда поехали в Московию, к государю Фёдору Алексеевичу, попросились в подданство России и переселились в астраханскую степью. Однако налетели калмыки и увели туркмен с собой на Куму, поселили рядом и стали брать дань. Недолго туркмены считались калмыцкими пленниками — скоро превратились в друзей. Началось с того, что у калмыков умер старый хан, Пунцук Мончак, и стали его сыновья между собой драться за престол. Старшему сыну Аюке по праву принадлежала власть, но захватил её младший тайдша. Тогда Аюка прислал людей к туркмену Береку за помощью. Берек собрал джигитов, сели они на коней, поскакали в улус к молодому тайдше и, отобрав у него знамя, отдали Аюке. Деда Берека в той стычке ранили, на помощь пришёл его брат Эксельбай. Он сказал Аюке: «Дай мне человеческого мяса и я вылечу Берека!» Аюка разрешил срезать мясо с убитого калмыка. Эксельбай приложил мясо к ране Берека и спас его от смерти. Тогда Аюка сказал: «За то, что Берек утвердил меня на калмыцком троне, я освобождаю туркмен от плена. А от того, что храброго Берека спасла от смерти калмыцкая кровь, я называю туркмен своими братьями и отдаю им в вечное пользование реку Куму. Имя Берек стало в туркменском ауле самым уважительным. Многие джигиты называли своих мальцов этим именем… И в роду деда Берека появились молодые Береки, но самым храбрым из них и прославившим туркмен стал Берек-хан. Зная, что русские ведут счёт своим царям, Берек-хана с уважением называли Берек Третий. А прославился он в семнадцать лет под Азовом, когда Пётр Первый бросил на штурм азовской крепости калмыков, с ними был и туркменский отряд. Затем Берек-хан с джигитами ходил под Полтаву, участвовал в большом сражении со шведами и получил в награду медаль. Вот тогда-то и назвали его Береком Третьим… Не все туркмены уважительно произносили «Берек Третий», некоторые с насмешкой. Это те, что жили в соседних аулах, переправившиеся на Куму с Мангышлака. Они сначала ездили в аул Береков за хлебом и солью, но когда обжились на новом месте, стали задираться: «От этих Береков житья нет — ведут себя, словно великие ханы, а чем мы хуже их? Насмешка переросли в оскорбления: «Смотрите-ка, этот сопливый ребёнок чуть подрос — и его поставили на уровень с русскими царями! Что будет с нами, когда появится Берек Четвёртый?!» Узнав, какими обидными словами поносят его имя, Берек-хан приехал к соседям вместе с отрядом калмыков, которыми командовал сын Аюки — Церен Дондук, и заставил обидчиков «прикусить языки»…

Сейчас вместе с Берек-ханом возвращались с Терека и бывшие его обидчики. Давно уже стали они друзьями Берек-хана, влились в объединённый калмыцкий отряд. И четыре аула на Куме жили дружно. Вот только теснота на пастбищах мешала хорошо жить туркменам. Нарушая запреты не выпасать овец на русской территории, туркмены угоняли отары в южно-русскую степь. Много бед терпели от этого. Налегали на них донские казаки, облюбовавшие эти места; калмыки по приказу астраханского губернатора гнали их прочь, назад на Куму. В ссорах терялись отары, погибали чабаны, а порой и целые отряды джигитов, участвовавших в перегонах скота на летовку. «Слава Аллаху, теперь этого не будет», — Берек-хан согнулся над гривой копя, опустил руку в хурджун, нащупал царский свиток, радостно гыкнул и самозабвенно запел. На ум пришла колыбельная песня — он её слышал в детстве от бабушки и от матери. Но и теперь, когда Береку Третьему исполнилось сорок три, мотив колыбельной и её наивные слова то и дело возникали в его памяти:

Спи, сынок, гелалай —
Поскорее засыпай.
Скоро наш отец придёт.
Нам орехов принесёт.
А придёт без ничего —
Палкой встретим мы его!

Берек-хан пропел колыбельную с таким чувством, что едущие с ним рядом джигиты пришли в восторг а весело рассмеялись: каждому была мила эта песня, каждый рос с нею. И вот уже сзади зазвучал дестан о Кер-оглы:

Месяц — Кират, Солнце — Кырат,
На каждом боку у тебя пара крыл.
На тебе сидит тот, кто твоим хозяином был, —
Играй душа моя, Кырат, играй!

Растревожил Берек-хан души джигитов, забыл, что вместе с радостью горе везёт. Приумолк было, насупился, да поздно — впереди виднелись аулы. Они стояли неподалёку друг от друга, первый, самый старый — аул Овездурды, назван был в честь прадеда Берек-хана: он первым из туркмен ступил на кумыкскую землю. Второй — Какабай — появился на двадцать лет позже. Третий — Сапар-оглаи, четвёртый — Атамурад-ходжа и пятый — Айдогды — всего четыре года назад, когда хивинский хан Ширгази, уничтожив русский отряд князя Бековича-Черкасского, начал расправляться с Туркменами за то, что они находились в русском отряде и показывали дорогу в Хорезм, Туркмены, теснимые ханом, отступили, на Мангышлак, а затем перешли Волгу и подались на Куму к своим соотечественникам.

Первыми увидели возвращающихся джигитов собаки и играющая у кибиток детвора. Собаки огромными скачками, ребятишки гурьбой бросились навстречу всадникам. Джигиты вскинули вверх ружья н спустили курки, стрельбой выражая своё приветствие. У сухих рукавов реки конные согни разъехались в разные стороны, по своим аулам. Берек-хан напомнил сотникам, чтобы со сбором в дорогу не затягивали: в следующую пятницу решено было выйти всем миром в путь, к новому местожительству.

Берека встречал его единственный сын Арслан — первенец из четверых детей. Ему было одиннадцать — он вполне уже выглядел отроком. И встретил отца не так, как другие дети. Эти запрыгали, как зайцы, около коней, а Арслан стеснённо дал себя обнять, взял уздечку и повёл скакуна, рассказывая новости. Дома, слава Аллаху, все живы, ждут не дождутся Берек-хана и Мурада. Чабаны тревожатся — пойдут ли в это лето на летовку в степь или придётся ждать, пока закончится война на Тереке? Берек, глядя на сына, пожалел, что не назвал его Береком. Когда он родился, решил назвать Арсланом: не сомневался, что будут ещё сыновья — н один из них станет Береком Четвёртым, по обманулся самонадеянный отец. Следом родились три дочери… Будет ли ещё один сын, одному Аллаху известно…

Аул Овезберды — в два ряда войлочные кибитки, глиняные мазанки, крытые камышом, и агилы для овец на задах кибиток, — тянулся над сухим оврагом. Весеннее тепло растопило снег и испарило влагу. На пологих берегах тут и там паслись овцы и верблюды, спеша насытиться молодой травкой и побегами колючки — ещё неделя, другая и закроется дно оврага мутным потоком: Кума, проснувшись от зимней спячки, рванётся с гор в прикаспийскую низину, заполнит все впадины водой и снова замрёт. Прилетят на разлившиеся озёра и болота птичьи стан, зароятся тучами комары, мешая жить всему живому. И туркмены снимут свои кибитки и погонят скот подальше от этих гиблых мест, в русскую степь, как это делали много лет назад со дня поселения на Куме. Только на этот раз войдут они в южно-русскую степь не украдкой, а полноправными хозяевами.

Берек-хан, окружённый детьми, подошёл к своим четырём кибиткам и остановился перед матерью и женой, стоявшими и насторожённом молчании у входа в белую юрту. Три его дочери, одна меньше другой, держались за подолы женщин и с испугом смотрели па отца. Берек-хан поклонился матери. Та, со строгим пытливым взглядом, прятавшимся в глубоких морщинах, спросила сдержанно:

— Хорошо ли доехал, сынок?

— Слава Аллаху, мама. В горах люди успокоились — вот мы и приехали домой. Вернулись, можно сказать, с хорошей вестью. Русский царь Пётр Великий одарил нас царской грамотой — в пятницу отправимся в степь и останемся там навсегда.

— Наконец-то, сынок, ты добился того, о чём мечтали все Береки — и дед твой, и отец, и ты сам. — Старуха от волнения промакнула глаза платком, а затем, не сдержавшись, всхлипнула от радости, и дочки Берека тоже заголосили.

— Цыц! — прикрикнул Берек-хан на дочерей и взял одну на руки. Поставив её наземь, достал из глубокого кармана походного чекменя горсть орехов и разделил поровну между детьми. Одарив мать и жену платками, вынул из хурджуна царский свиток, развернул, его и показал всем.

— А это самый главный подарок — для всех туркмен. Сколько лет проживут туркмены на свете — столько будет помнить этот подарок. Да благословит Аллах русского государя Петра Великого за его благодеяния!

Берек-хан вошёл в юрту, снял сапоги и халат, помыл руки над тазом и прилёг, сунув под голову подушку. На дворе и в соседних кибитках суетились, переговариваясь между собой, женщины, а он лежал и думал: «Сейчас мать спросит о Мураде. Надо ей так ответить, чтобы не огорчилась». Старуха вошла с чайником и пиалой, поставила на ковёр. Спросила вкрадчиво:

— Может скажешь о Мурад-джане, где он?

— Ай, мама, ты не переживай о нём. Один шайтан задел его саблей по руке, но рука цела. ‘

— Где сам Мурад? — строже и о явным беспокойством проговорила мать.

— В госпитале он… На корабле… Скоро мы узнаем, где причалил этот корабль, — уклончиво отвечал Берек.

— Как же ты, сынок, не зная, где твой брат, приехал домой?

— Мама, ты раньше времени не плачь. Ветер разбросал по морю корабли. Тот, где были больные и раненые, сорвало с якоря и унесло в море. Бог даст, пристанет тот корабль где-нибудь к берегу.

— Я говорила тебе, не бери с собой Мурада, молод он! — твёрже заговорила мать. — Чуяло моё сердце— бедой всё кончится.

Берек-хан насупился, задышал часто в тяжело:

— Мама, благо человека оплачивается кровью. Если б даже погиб и я, то всё равно ты должна была бы радоваться этому! — Берек-хан решительно развернул царскую грамоту и вновь положил на ковёр. Грамота сама собой свернулась в свиток, словно говоря: «Не надо без особой нужды показывать меня — этим вы нарушаете мою святость!» Старуха с испуганным уважением посмотрела на царский фирман и тихонько вышла из кибитки.

На этом разговоры об участи Мурада прекратились; потянулись к Берек-хану гости, и мать на время забыла о горестях. Первыми пришли аксакалы, стали расспрашивать во всех подробностях о встрече Берек-хана с русским царём, о сражениях на Кавказе, об урагане на море и бегстве русских солдат в Астрахань. Больше всего занимала царская грамота: она вызывала не только чувства благодарности и преданности России, но и раздумья о дальнейшей жизни туркмен. Сам собой назревал маслахат[3], без которого не решить, как дальше жить. Не следующий день к Берек-хану приехали аксакалы и старшины из других аулов. Огромные груботканые паласы расстелили на площадке между четырьмя кибитками. Сотня чайников исходила парком, и несколько огромных русских самоваров пыхтели с утра до вечера, утоляя жажду. Поговорить было о чём, и прежде всего о том, надо ли всем туркменам покидать Куму? Не прервётся ли связь с другим берегом Каспия, не забудутся ли в памяти потомков добрый мыс Тюб-Караган, дорога в Хорезм и Хиву. На новом месте, на речках Восточного Маныча, Калауса, Ургули и Чограя, хорошо заживётся скотоводам, мясо, шкуры, масло, ковры и кошмы пойдут в Астрахань на рынок. Но на Маныче и других речках нет рыболовства — ладо ли ехать туда туркменским рыбакам, которые давно сроднились с астраханскими людьми, живущими при вавилонах[4], по каспийскому берегу?

Туркмены уезжают туда на всё лето и возвращаются только на зиму. Так пусть же, как и раньше, ездят на Каспий, а возвращаются на Куму. Люди, связанные с промыслом, могут жить в старых аулах. Рассуждая, аксакалы и старшины пришли к единому мнению; образовать летнюю ставку в южно-русской степи, на урочище Арзгир, и оставить за собой берега Кумы, назвав их зимней ставкой.

Перед отъездом Берек-хан навестил могилы предков. Аульное кладбище — мазар, в центре которого возвышался небольшой купольный мавзолей, а вокруг, него множество могил, — находился рядом с аулом, Берек вошёл в мавзолей и опустился на колени перед тремя холмиками, украшенными белыми лоскутами, привязанными в палкам. Здесь лежали похороненные в разные годы прадед, дед и отец Берека, и он поклонился им поочерёдно каждому.

— Волей и предначертаниями Аллаха, — тихонько заговорил Берек, — правнуки, внуки и дети ваши навсегда оставляют эту землю, но вы всегда будете жить в их памяти, и они придут, чтобы поклониться вам… Благословите же нас, уходящих на чужую землю, пусть чужая земля станет навсегда нашей, пусть кормит нас и наш скот и даёт полный достаток… — Берек-хан затаил дыхание и прислушался; может, предки выскажут свои пожелания. В мавзолее было тихо, только проклятые осы, свившие гнездо под самым куполом, жужжали, не давая сосредоточиться. Берек немного подождал, но жужжание не прекращалось. Тогда Берек снял тельпек и бросил под потолок. Бросил так удачно, что осиное гнездо упало на могилу деда. Ошеломлённые осы разлетелись в разные стороны, но вот увидели своего врага и бросились на него. Берек, схватив тельпек, начал отмахиваться, и тут почувствовал на шее и лице жгучие жала ос. Выскочив, как очумелый, из мавзолея, он столкнулся с женой и матерью: женщины тоже пришли проститься с мёртвыми и ожидали, когда простится Берек-хан. Увидев жену и мать, Берек принял строгий вид и, почёсывая места укусов, важно произнёс:

— Забывая своих предков, мы отдаём их во власть злых духов. Мне пришлось вступить в бой со злыми духами и показать силу Берека Третьего. Но вам я не советую связываться с ними.

— Вий, болтун! — рассердилась мать. — Его не поймёшь, когда он шутит, а когда говорит правду.

— Правду говорю, мама. — Берек, надевая тельпек, вытащил из завитков забившуюся туда осу и бросил наземь. — Если бы не существовало злых духов, тогда незачем нам было отбирать у верблюдов последнюю колючку и жечь её. Посмотри туда!

Вдоль дороги, уходящей из аула в степь, лежали кучи сухого янтака[5], чтобы завтра поутру, когда аульчане со скарбом и скотиной двинутся в путь, вспыхнуть жарким пламенем и сжечь злых духов, прицепившихся к одежде людей, к хвостам лошадей и верблюдов

Поутру всё так и было. Мужчины, погрузив кибитки и пожитки в арбы, усадив на верблюдов женщин и детвору, сели на коней и направились в огненный коридор. Огромный караван, за которым, чихая от дыма и жалобно блея, бежали овцы, прошёл сквозь очистительный огонь и подался к светлому горизонту — на Большой Маныч, в необъятные южно-русские степи.

V

Волынский всю зиму наводил порядок в Астрахани. Дюжие гайдуки в меховых полушубках и шапках в сопровождении полицейских нагнали на город такой страх, что не только обыватели, но и собаки боялись их. Люди крестились на образа: «Хоть бы царь-государь ещё раз приплыл — пожаловаться бы ему на озверевшего губернатора!» Царь-государь не приплыл, но корабли высокого достоинства под российским флагом в начале лета причалили в Астраханском порту. Прибыл генерал-майор Матюшкин, возглавивший вместо генерал— адмирала Апраксина Каспийскую флотилию. Прибыл с секретным заданием, в которое мог посвятить лишь астраханского губернатора. Волынский, уставший за зиму от водки и звериной тоски, с превеликой радостью принимал Матюшкина, слушая петербургские новости. Наконец, когда разговор дошёл до дела, они заперлись в потайной комнате, и Матюшкин объявил государево повеление:

— Стало быть так, Артемий Петрович… Повелел государь нынешним летом взять Баку и другие города персидские, на основании составленного договора между Петром Великим и персидским принцем Тахмасибом. То, что не мог сделать лейтенант Лукин пушками, возьмём договором. Договор пока не заключён и не подписан Измаил-беком, но письмо персидского посланника к властям города Баку — вот оно. — Матюшкин достал из сумки запечатанный свиток и пояснил: — Письмо сие написано на персидском языке, а содержание его таково, что и в русско-персидском договоре сказано. Значится так: российский император Пётр Великий обещает его шахову величеству Тахмасибу дружбу и вспоможений против всех его бунтовщиков, и изволит как можно скорее послать в персидское государство потребное число русских войск для защиты шаха и народов персидских. Со своей же стороны Тахмасиб уступает его императорскому величеству всероссийскому в вечное владение города Дербент, Баку со всеми к ним принадлежащими землями и местами по Каспийскому морю, а также провинции Гилянь, Мазандераи и Астрабад, куда посылает войска, и за их содержание не требует от шаха денег.

— Как так не требует денег? — удивился Волынский. — Русские солдаты будут находиться в Гиляни и Астрабаде, а мы их отсюда кормить обязаны? Ей-Богу, господин генерал, тут Пётр Алексеевич что-то не додумал. Не берусь учить государя, потому как просчёт допущен не им, а его сановниками… Ну-да, ошибка поправима…

— Может оно и так, — согласился Матюшкин, — но везти мне на юг Каспия четыре полка в надежде, что там их персияне кормить будут, нет никакого смысла. Я и отчаливать не стану, покуда не загружусь всем необходимым провиантом для вверенных мне войск.

Волынский налился кровью от обиды: «Вот она царская воля. Как захотел государь — так и будет. А знает ли он, что в астраханских амбарах — блоха на аркане, да вошь на цепи!» Подумал так, но высказал иное:

— Неужто ты, господин Матюшкин, не мог в Нижнем или Царицыне заполнить трюмы кораблей мукой да пшеном?

— Ну зачем же в Нижнем да Царицыне, когда есть прямое указание государя: продовольствие взять из астраханских запасов.

Волынский не стал больше упираться, подумал: «Если государю донесут о моём капризе — добра не жди!» И сказал с деланной небрежностью:

— Ну, коли царь-государь видит опору только во. мне одном — я рад повиноваться его приказу.

— Да тут дело не только в приказе, как я понимаю. Тут дело в близком родстве. На кого же ещё положиться Петру Великому, если не на своего ближайшего родственника! — польстил генерал Матюшкин и, выждав, пока сойдёт с лица губернатора улыбка, спросил: — Ну так позвольте, Артемий Петрович делом заняться? Сидеть мне в Астрахани нет никакого резона: чем быстрее с заданием справимся, тем больше почестей от государя обретём.

За мной дело не станет. Делайте, что приказал государь, Волынский подал руку в знак полного согласия и проводил Матюшкина со двора. А проводин, разразился отборной бранью: — Вот и живи тут, не воруя и не занимаясь поборами! Да в этой Астраханской губернии сам Иисус Христос святость бы потерял!

— Что с тобой, Артемии?! — Александра Львовна забежала в комнату мужа, путаясь в длинном французском платье, которое до этого примеряла перед зеркалом.

— Да ничего такого, матушка. Просто кузен твои удивил меня своим императорским аппетитом. Генерал Матюшкин с полками идут в Персию, а кормить его полки обязан астраханский губернатор. Туг поневоле в ярость ударишься… Ты вот что, Сашенька, позови ко мне Божидара.

Вошёл слуга в красном жупане, подпоясанном кушаком, шапку снял:

— К вашим услугам, ваше превосходительство!

— Ты вот что, Божидар… Ты сейчас иди в монастырь к настоятелю и возьми у него икону с обложением, какую мы уже с тобой брали. Скажи настоятелю, что губернатор срисовал её, да не дорисовал. Как дорисует, так и вернёт обратно.

Слуга только каблуками щёлкнул — и был таков. Прошло не более часа, и вот уже он на пороге с иконой появился. Волынский жадно схватил её, снял расписанное петухами полотенце, поцеловал матерь Богородицу. Поздно ночью, когда уже и Александра Львовна спала, спустился он с иконой в погреб и там спрятал её, завалив рухлядью.

Недели две Волынский занимался отправкой генерал-майора Матюшкина. Но вот парусники вышли в море и губернатор вспомнил об иконе. Пригласил вновь Божидара, усадил за стол, дал выпить хмельного, сказал сердито:

— Об иконе забудь. Была она — и не стало. В монастырь ты за ней не ходил, у настоятеля не брал и мне её не приносил.

— Да ведь настоятель-то на меня укажет, пожалуется архирею или ещё кому повыше. В приказ потащат, бить будут. — Слуга в страхе перекрестился и руки у него задрожали.

— Будут бить батогами, даже могут на дыбу поднять, но ты холоп крепкий — вынесешь всё. А если не вынесешь — проболтаешься, то я тебя собственными руками задушу. Вот этими руками. — Губернатор схватил слугу за горло и легонько сдавил. — Заучи одно лишь слово «не брал», и талдычь его, если даже помутится твой разум. Понял?

— Понял, ваше превосходительство…

Настоятель монастыря ждал с месяц, но вот закралась в его душу тревога: «А вдруг не вернёт Артемий Петрович икону — что-то долго дорисовывает её?» Отправился на губернаторское подворье, добился приёма, напомнил об иконе. Волынский глаза удивлённо вытаращил:

— Вернули тебе икону, как смеешь меня тревожить, лиходей ты этакий!

— В первый раз вернули, а во второй раз нет.

— Не помню, чтобы во второй раз брали. Кто брал-то?

— Так он же, ваш преподобный слуга Божидар.

Позвали слугу, тот наотрез отказался, да ещё и настоятеля высмеял за его беспамятство: отдал кому— то другому, а пришёл к губернатору.

Настоятель перепугался, стал грозить судом. Волынский только усмехнулся, вызвал гайдуков и велел настоятеля и Божидара заточить в каталажку. Началось следствие. Волынский исподволь интересовался, как идёт следствие, и занимался своими делами. В один из дней вызвал к себе Нефёда Кудрявцева — управителя калмыцкими делами. Сказал с весёлой ноткой в голосе:

— Лето настало, благодать. Сады цветут, пчёлки жужжат. Не проехать ли нам, Нефёд, по калмыцкой степи да посмотреть, как живёт наш старый хан Аюка? Не пора ли его на покой отправить и другого посадить. Стар уж больно. Пользы от него нет, а вреда много. Ну-да ладно, путь неблизок, дорогой обо всём поговорим…

Волынский с Кудрявцевым выехали в сопровождении четырёхсот казаков. Губернатор в коляске, личная охрана по обеим сторонам. Сам Нефёд тоже сбоку на коне. Свора борзых собак с гайдуками — впереди.

— Думается мне, ваше превосходительство, — начал разговор Кудрявцев, но увидев злые глаза губернатора, отскочил от коляски, словно языком лизнул раскалённое железо.

— Как смеешь, поручик! — вскричал Волынский. — Или тебе не известно, что по чину я полковник, а по императорской табели генерал-адъютант?!

— Прошу прошения, господин генерал-адъютант.

— Ну то-то же… Говори, я слушаю.

— Думается мне, господин генерал-адъютант, пока ещё Аюка-хан не разобрался — кого из детей или внуков на калмыцкий трон посадить, — надо сыскать на это почётное место подходящего нам калмыка. Такого, чтобы во всём нам подчинялся.

— Есть ли у тебя таковой на примете?

— Есть, господин генерал-адъютант. Это племянник хана Аюки Дарджи Назаров. Ласковый и исполнительный, как пёс. Иной раз только в зубы ему посмотришь, а он уже знает, чего от него хотят. При его преданности мы могли бы управлять калмыками, как своими холопами. — Кудрявцев тихо засмеялся, словно предвкушая в недалёком будущем полное счастье.

Волынский слышал, сколь неоднородно калмыцкое племя. В прошлые годы, когда казаков поднимал Разин, много калмыков пошло за ним. Не все подчинились царскому указу, не стали воевать против восставших. Позже, когда в 1705 году астраханские староверы на Петра поднялись, калмыки опять же разобщились. Аюка на «ста вожжах» их держал, чтобы служили царю русскому, но тщетно. А. что может сделать с этим своенравным племенем какой-то племянник хана? Растерзают его сыновья Аюки — и только. Волынский, поразмыслив о престолонаследниках на калмыцкий трон, высказал Кудрявцеву всё, что о них думал. Поручик не согласился:

— Ну что вы, господин генерал-адъютант, только Дарджи Назаров и может помирить всех наследников — никому из них не обидно будет. А то ведь каждый себя ханом видит.

К концу дня завиднелся калмыцкий улус. Солнце скрылось за горизонтом, озарив ковыльную степь и множество юрт с пасущимися вокруг них лошадями. Десятка два калмыцких отроков на конях выскочили навстречу губернаторскому отряду, в мгновенье ока сообразили, кто это едет и откуда, и, повернув коней, помчались назад. Вскоре оттуда выехали другие калмыки в нарядных ярких одеждах. И кони под ними были отнюдь не калмыцкие, а серые и карие аргамаки кабардинской породы. В лёгком бархатном халате синего цвета, в такой же шапке, опушённой мехом, и белых сапожках предстал перед Волынским младший сын хана Церен-Дондук. Соскочив с коня, он жестом заставил покинуть сёдла свою свиту, и все расшаркались в низком поклоне. Церен-Дондук начал длинно высказывать свои верноподданнические чувства российскому императору и его астраханскому наместнику, а в это время, горбясь, спешил от белой юрты к губернатору сам Аюка-хан. Борзые было бросились на него с отчаянным лаем, но псари окриками остановили их. Старый хан был в простой одежде — видно не ожидал приезда высокого гостя, и, кланяясь губернатору, произнёс тысячу извинений за свой нищенский вид. Волынский, не слушая, в чём состоят его извинения, с грубым озорством спросил:

— Скрипят ещё твои старые кости? А я — то, как увидел вместо тебя твоего младшего сына, грешным делом подумал: уж не отдал ли Богу душу хан Аюка?

— Жив пока, слава Богу. Проживу ещё лет двадцать-тридцать, если оберегать меня будете, — серьёзно пообещал Аюка, отчего Волынский, удивлённо выпятил нижнюю губу и задал вопрос:

— От кого оберегать-то?

— Сыновей, внуков, племянников много развелось; каждый ждёт не дождётся, когда я умру. Не столкнули бы раньше времени в могилу.

— Не бойся, хан, сыновьям и внукам мы твой трон не отдадим, — пообещал Волынский, направляясь к белой юрте и увлекая за собой Аюку, Кудрявцева и Церен-Дондука, который от слов губернатора побледнел и нахмурился.

Гости сели на ковёр, Аюка-хан устроился в кресле. Ханские слуги засуетились на дворе, готовя для губернатора угощение. А пока подали кумыс в деревянных чашах. Волынский отхлебнул из чаши и остановил взгляд на Люке.

Ну, так рассказывай, хан, как живёшь. О твоих старческих горестях и заботах я уже слышал. Хотелось бы послушать, как настроен твой парод. Говорят, калмыцкая конница хорошо саблями поиграла на Терекс — государь весьма доволен. Но довольны ли калмыки государем и мной — его наместником?

— Слава Богу, господин губернатор.

— Называй меня генерал-адъютантом, разве ты не видишь, что я при воинском мундире?! — перебил старика Волынский.

— Ай, господин генерал-адъютант, вижу плохо, слепота одолевает. Но, слава Аллаху, я всем доволен. О своём народе что могу сказать? Народ никогда не бывает довольным. Людей посылаю на соляные озёра — люди не довольны. К народу моему помещики из Нижнего, из Казани и Воронежа за красными коровами едут, скупают скот, — народ не доволен. Калмыков, разорившихся на астраханском базаре, по тринадцать рублей за штуку русские помещики покупают — всё равно калмыки не довольны.

— Да вот и я говорю: ослабла сила Акжи-хана в глазах своего народа. — Волынский поставил на ковёр чащу. — Ты не только не можешь свой народ защитить, но и меня перестал жаловать. Вот Нефёд Кудрявцев только что жаловался мне, что более половины твоих улусов не внесли подати за минувший год. Приезд мой, как ты понимаешь, не ради того, что я по тебе соскучился. Нужда меня пригнала к тебе, Аюка-хан. В нынешний месяц его императорское величество снова четыре полка на Каспий послали — кормить их надо, а нечем. Завтра же поезжай в свои улусы и займись налогами…

Гостям подали бараньи головы в жестяном тазу. Волынский с отвращением уставился на огромный бараний глаз, выковырял его из головы, затем приступил к трапезе. Ночевали высокие гости в юрте хана. Казаки раскинули палатки, утром, губернаторский отряд, распрощавшись с Аюкой, направился к туркменам…

Два дневных перехода с ночёвками в степи потребовались губернатору, чтобы добраться до нового туркменского стойбища в долине Калауса, близ Чограйских озёр. Всюду высились древние насыпные курганы, а за Чограем на юго-восток вдоль восточного Маныча, в сторону прикаспийской низины, тянулась голубоватая ковыльная степь. Эти угодья и облюбовали туркмены Бог весть когда, а теперь, по царскому указу, поселились в них навечно. Нефёд Кудрявцев бывал здесь не один раз, проходя с казаками в сторону Крыма и назад, но и он не сразу отыскал летнюю ставку туркмен. Спасибо борзым. Они учуяли по ветру запах от чужих собак, бросились, обегая возвышенность, и увидели огромное скопище кибиток в логу. Лай борзых мгновенно поднял на ноги туркменских овчарок — огромных и безухих, с обрубленными хвостами волкодавов. Их было немного — пять-шесть, но они бесстрашно кинулись на свору борзых Волынского и погнали её в степь. Кудрявцев засмеялся, видя, как удирают губернаторские псы, и поплатился за это.

— Пшёл вон! — прохрипел злобно Волынский и закатил оплеуху поручику: тот кувыркнулся в ковыль и встал, недоумевающе моргая. А губернатор, уже не глядя на поручика, кричал псарям: — Стреляйте в этих кровожадных чудовищ, чёрт бы их побрал, откуда они только взялись!

Собачью драку предотвратил Берек-хан, бросившийся в степь с десятком конных джигитов. Он остановил свирепых алабаев и вместе с ними подъехал к губернатору и его отряду. Волынский всё ещё кипел от возмушения, что так постыдно бежала его свора и как нагло вели себя туркменские собаки.

— Не обессудь, Берек-хан, но всё же я выбью мозги хотя бы из одного твоего волкодава! — Губернатор вскинул пистолет и почти в упор расстрелял самого свирепого пса. Остальные с рыком, но поджав хвосты, бросились наутёк. Борзые, в отместку за своё позорное бегство, бросились за овчарками и гнали их до самых кибиток. Там вновь завязалась драка, и клочьями полетела шерсть. Все опять — губернатор, казаки и туркмены — помчались к кибиткам и разогнали собак.

— Если и люди у тебя такие, — со злостью выговорил Волынский, — то долго ты у меня тут не продержишься!

— Господин губернатор, зачем так говоришь? — в обидой воскликнул Берек-хан. — И люди, в собаки у нас справедливые и добрые. Не надо было лаять твоим борзым. Пусть бы подошли тихонько, полизали друг друга — и всё.

— Ну ладно, разболтался, — остановил хана губернатор. — Вижу, не очень-то радостно ты встречаешь людей императора. Пётр Великий, да и я сам куда вежливей встречали тебя, когда ты пожаловал за землицей. Небось, думаешь, выпросил эти жирные земельные угодья — и дело с рук долой. Уехал, мол, царь — и нет тут ми хозяина, ни судьи?

— Ай, зачем так говоришь, господин губернатор? — Берек-хан умоляюще посмотрел в упор на Волынского. — Давай пойдём в мою кибитку — шурпу, плов поедим, чалом верблюжьим напою.

— Ты казаков моих угощай — видишь их сколько! И все голодные. А мы с тобой о другом угощении поговорим. Веди в свою юрту.

Вошли, сели на ковёр. Берек-хан подложил высокому гостю под локоть подушку. Подали чай и чурек. Берек-хан принялся потчевать губернатора.

— Ну вот, господин Берек Третий, — решительно заговорил Волынский. — Вижу, человек ты добрый, а стало быть, и народ твой такой же. Но согласись со мной, что и император — человек очень добрый. Он твоему племени лучшие земли даровал — им цены нет, а если оценить, то миллионы стоят. Хотелось бы услышать от тебя, Берек Третий, чем ты одаришь русского государя за его щедрость?

— Царю всё отдам — бери всё, что у меня есть! — Берек-хан высказал эти слова с таким удовольствием, словно они теснили его грудь и мешали дышать.

— Вот и хорошо, — сразу успокоился Волынский.

— Ты сейчас же иди и скажи всем, чтобы снесли в кучу ковры, а также золотые и серебряные украшения. Отвезём царю — он будет очень рад такому подарку от туркмен.

Берек-хан вздрогнул, но не подал виду, что просьба, похожая на ограбление, пришлась ему не по вкусу.

— Ладно, господин губернатор, сейчас всё соберём.

Берек-хан отдал распоряжение и вновь вернулся в юрту. Волынскому подали чашу с шурпой, и он макал в неё кусок чурека, поскольку ложки не было.

— Стало быть, туркмены при царе Фёдоре на Куме поселились? А что же они до сих пор ложками не обзавелись?!

— Ай, кто знал, что к туркменам сам губернатор придёт? Знали бы, конечно, купили ложки.

— Говорят, из Хорезма вы на этот берег переправились?

— Да, господин губернатор. Мои предки раньше жили в Тахте. Если позволите, этот аул мы тоже назовём Тахтой.

— Называйте как вздумается, только подати и налоги вовремя платите.

— Вах, господин губернатор! — всполошился Берек-хан. — Ковры, золото, серебро сейчас отдадим, а потом где возьмём?

— Земли тут богатые, травы жирные, овец у вас много. Соляные озёра Карача-Ухо и Довсун — рядом. Будете соль ломать да астраханским рыбакам возить. Если с умом за дело взяться, можно не только себя кормить, но и самого императора, не говоря уж об астраханском губернаторе.

Берек-хан приуныл, но продолжал потчевать гостя до тех пор, пока не заглянул в юрту Нияз-бек. Берек Третий кивнул ему и доложил губернатору:

— Всё, что есть у туркмен хорошего, собрали и отдаём императору.

— Ну-ка, поглядим, чем богаты туркмены. — Волынский, грузный и неповоротливый в генеральском мундире, поднялся и вышел из юрты. Три арбы, нагруженные доверху коврами, халатами, паласами, небольшими ковриками-намазлыками, шерстяными носками-джорапами и прочей утварью, стояли перед ханской юртой. Тут же стоял верблюд, на горбу которого громоздился шерстяной чувал,

— Что там в мешке! — спросил Волынский.

— Всё из золота: перстни, гульяка, монеты…

— А эти для чего? — Волынский потянул на себя связку ковриков-намазлыков.

— Господин губернатор, эти намазлыки мы дарим Петру Великому, чтобы он становился на них и молился за туркмен. Счастье наше в его руках… Передайте ему — мы очень довольны… — У Берек-хана на глазах блестели слёзы, но губернатор их не замечал.

— Ладно, Берек-хан, я донесу до престола императора ваши чаяния, — пообещал Волынский. — А теперь пора в дорогу. Поручик, поднимайте казаков а седло. Пора и честь знать. Утомили мы добрых хозяев. Да и дичь на Маныче заждалась. Не забыли покормить борзых?

— Налопались до отвала, — довольно отозвался старший псарь.

— Ну, с Богом тогда. — Губернатор подал руку Берек-хану, затем, подняв руку, попрощался с аульчанями, столпившимися вокруг кибиток, и уселся в коляску.

VI

Эскадра генерала Матюшкина с четырьмя полками на борту жарким июльским днём подошла к Баку в произвела мощный салют, возвещая о своём прибытии. Пушки гремели на линейных кораблях, а перепуганные бакинцы бежали кто куда, и, прежде всего, за гору «Бакинские уши», куда, по их соображениям, не могли долететь пушечные ядра. Видя, что «салютом наций» наделан невиданный переполох, генерал-майор Матюшкин высадил на берег войска и послал нарочного, чтобы пригласил бакинского султана на флагманский корабль для встречи с командующим Каспийской флотилией. Султан, понимая, что на русском корабле ничего хорошего не будет, отказался ехать. Тогда объявили ему, что командующий флотилией генерал-майор Матюшкин привёл многопушечные корабли дабы взять город под защиту от бунтовщиков; о том же говорится в письме персидского посланника Измаил-бека, который находится в Санкт-Петербурге, ведёт переговоры с великим государем России Петром Великим и гуляет в его загородных дворцах. Султан ознакомился с письмом Измаил-бека, скривился от неудовольствия и заявил, что бакинцы, верноподданные шаха, сами легко справятся с бунтовщиком Даудом и его головорезами и в помощи не нуждаются. Тогда Матюшкин велел открыть огонь из пушек по городским кварталам, и прежде всего по резиденции султана. Четыре залпа из бортовых орудий пяти линейных кораблей, затем готовящаяся атака на крепость заставили бакинцев сдать город без боя. Матюшкин оставил в Баку сильный гарнизон, который прикрывали с залива несколько линейных кораблей, и сам отплыл в Астрахань с сообщением о взятии Баку. Молодой генерал-майор, едва причалил к пристани, сразу же нанёс визит губернатору. Тот только что возвратился из поездки по степям, был доволен встречей с калмыками и туркменами, и особенно охотой в камышах Кумы. Гайдуки настреляли множество разной дичи, убили с десяток кабанов и даже одного медведя, из шкуры которого теперь делали чучело, чтобы послать в императорскую кунсткамеру в Санкт-Петербург. В комнатах губернатора, как приметил Матюшкин, появились туркменские ковры, серебряная посуда и всевозможные украшения. На них губернатор просил не обращать особого внимания, ибо это обычный дар, или по-восточному «пешкеш», отказываться от которого неловко, иначе до смерти обидишь того, кто тебе дарит. Впрочем, Матюшкину, оглушённому собственной славой от взятия Баку, было не до ковров. Он торопил губернатора дать надёжного курьера с охраной для доставки великой важности сообщения. За курьером дело не стало: Волынский тотчас распорядился отправить в Санкт-Петербург к государю послание, и чуть свет в лёгком тарантасе при сотне донских казаков курьер пустился в путь. Сделав одно дело, Матюшкин приступил к другому. Не сомневаясь, что западное побережье Каспия перешло к России навсегда, Матюшкин через несколько дней вновь пожаловал к Волынскому.

— Винюсь, Артемий Петрович, что замучил я тебя своими заботами, но что поделаешь — такова служба. Каспий-то вроде бы и южное море, а на зиму замерзает…

— Ну и чёрт с ним, пусть замерзает, тебе до этого какое дело! — Волынский подтянулся, насторожился, как охотничий пёс.

— По замёрзшему морю суда не ходят, а мне нужно сообщение и зимой. — Матюшкин пытливо посмотрел ка губернатора. — Службу почтовую надобно создать, чтобы от Астрахани до Решта казаки или калмыки с туркменами денно и нощно с казёнными пакетами в все стороны на конях скакали.

— Ну, так и создавай, — лениво отозвался Волынский.

— Без тебя, Артемий Петрович, и шагу не сделаешь, — пожаловался Матюшкин. — Все блага идут от тебя. Челом бью, спаситель ты наш, выдай из губернаторской казны необходимую сумму денег для создание почтовых станций и самой почтовой службы!

— Ни в жисть не дам ни копейки! — Волынский хлопнул кулаком по столу. — Я вам не девка, с которой кто хочет, тот и сымает портки! Где я возьму тебе денег?! Ты с государя требуй — у него золотые подвалы под ногам и!

Ты не кипятись, Артемий Петрович. Сам ведь слышал: когда государь отплывал в Санкт-Петербург, приказал мне образовать почтовую службу за счёт астраханской казны. Чего ж ты тогда не возражал, а теперь закуражился?

Разошлись в этот вечер губернатор с командующим каспийской флотилией, не придя ни к чему. Утром переполненный злобой Волынский, между прочим, поинтересовался, был ли суд по пропаже иконы. Мажордом губернатора, обрусевший калмык по кличке Кубанец, вкрадчиво доложил, что слугу Божидара пытали и так, и сяк, но выбить признание не могли, оттого решили, что не брал он иконы. А настоятеля монастырского признали виновным, ибо не имел он никакого права отдавать или выносить из монастыря икону, подаренную самим царём Иваном Грозным: получил настоятель за самоуправство пожизненную каторгу. Лицо Волынского осветилось довольной улыбкой:

— Передай в приказ, чтобы сослали вора подальше от Астрахани. В острог его сибирский пусть отправят… Ишь ты, гад ползучий, вздумал на губернатора напраслину возводить! И слуга мой преданный из-за него пострадал. Жив ли он?

— Жив, да только спина вся расписана кошками и руки повисли плетьми, на дыбу поднимали.

— Ну ничего, могло быть и хуже. Выдай Божидару мешок муки и четверть сивухи — пусть поправляется.

Дело кончилось в пользу губернатора. Повеселел он на время. Только беседа с Матюшкиным о почтовых станциях никак не выходила из головы Всё время думал: «Напишу письмо Петру Алексеевичу и сообщу, что астраханская казна пуста», но никак не мор решиться, боялся царского гнева.

И вот опять Матюшкин в гости пожаловал. Счастлив до такой степени, что и радости своей не может скрыть:

— Артемий Петрович, друг мой, поздравь меня: его императорское величество повысил меня за Баку в звании. Теперь я генерал-лейтенант. Вот, почитай послание, писанное рукой самого государя!

Волынский с явной неохотой прочёл: «Письмо ваше я получил с великим довольством, что вы Баку получили — ибо не без сомнения от турков было, за которые ваши труды вам и всем при вас в оном деле трудившимся благодарствуем и повышаем вас чином генерал-лейтенанта. Немалое и у нас бомбардирование того вечера было, когда сия ведомость получена».

— Неужели в Баку такая гнусная обстановка, что если бы Матюшкин не взял Баку, то сей город заняли бы турки и о том сообщили государю Российскому? — Губернатор явно желал принизить успехи Матюшкина, и этим только обидел его. Новоиспечённый генерал-лейтенант, несколько конфузясь, отвечал на это:

— Мне некогда было разбираться, где турки, а где чурки. Но коли сам государь оценивает столь велико мой успех, значит, можно считать, что город Баку мы из-под самого носа султана Ахмета вырвали… Ну да ладно, Артемий Петрович, говорить обо мне. Тут в государевом указе столько всяких поручений, что голова кругом идёт, а все дела исполнять надо немедля. Опять же денег немало потребуется.

— Пошёл ты к чёртовой матери! — вскричал вне себя Волынский.

Командующий каспийской флотилией только рассмеялся в ответ на немощь губернатора и заставил его прочесть государево послание до конца. Поручений было много, и все связаны с большими расходами. Проводив Матюшкина, губернатор твёрдо решил взять золотом с шаха за содержание русских войск в персидских провинциях. С этого дня и начал думать, как на деле осуществить свой замысел…

Между тем незаметно подкралась осень, а с нею дожди и холода. Сверкавшая куполами церквей Астрахань сразу будто бы захирела. И людей вроде бы стало меньше, и индийский гостиный двор перестал галдеть. Изредка по улицам проносились бубенцы — горожане справляли свадьбы. Но вот выпал снег, ударили морозы, заскрипели на дорогах сани и появились трупы замёрзших людей. Покрылась ледяным панцирем Волга и её протоки, а затем и Каспий отдал себя во власть матушки зимы. Связь с Харками, Дербентом и Баку прекратилась, и именно в эту пору Волынского и Матюшкина Пётр Первый пригласил в Санкт-Петербург. Незадолго до их отъезда губернатор устроил бал в дворянском собрании. Губернаторша Александра Львовна приехала в расписных санях, в шубе песцовой, а раздевшись, оказалась во французском платье с глубоким полукруглым вырезом на груди. Дамы астраханские зафыркали, а купец Снегирёв высказал вслух какую-то непристойность, отчего женщины засмеялись. Гайдуки прознали об этом и донесли губернатору. Артемий Петрович только усмехнулся и ничего не сказал. А через день пригласил на ужин купца Снегирёва.

— Проходите, ваше степенство, давно мечтаю с вами познакомиться.

— Премного обязаны вам за оказанную честь, господин губернатор.

Разделся купец, сел за стол. Волынский уселся напротив, а за спиной купца сразу встали два гайдука о палками, окованными железом. Только купец руку к ложке протянул, как один из гайдуков хрясть палкой по руке. Купец взвыл, а второй гайдук по другой руке саданул. Волынский захохотал и удивлённо воскликнул:

— За что вы его бьёте, ребята, или провинился в чём?!

— За язык его длинный и пакостный, господин генерал-адъютант!

— Ну так и бейте по языку, — посоветовал Волыни

Гайдуки бросили палки, выволокли купца Снегирёва из-за стола и занялись мордобоем. Купчина орал благим матом, но губернатор только входил в раж.

— Ну, хватит драться, давайте забавляться, — остановил Волынский гайдуков. — Тащите его во двор, там мясом накормим.

Самый изощрённый иезуит мог бы позавидовать фантазии губернатора. После ассамблеи он ночь не спая — придумывал наказание купцу за нанесённую обиду. Вспомнил Артемий Петрович, что в подвале, по недосмотру Кубанца, свиная туша протухла. Виновных колопов Артемий Петрович приказал высечь, мажордому залепил оплеуху, а протухшую свиную тушу велел изрубить и бросить собакам. Вскинулся ночью губернатор, разбудил Кубанца. Спросил, отдали гнилое мясо собакам или ещё висит на крюке? Мажордом начал виниться — не успел, мол, распорядиться. Волынский обрадовался: вот и хорошо, что не успел, оно для другого дела пригодится.

Купца вывели во двор, обвешали гнилыми кусками свинины, выпустили из клетей борзых и — «ату его, охальника!». Налетела голодная свора на добычу: не только мясо сорвали с купца, но и самого порядком погрызли. Но и на этом не кончилась «забава». Истерзанному купцу гайдуки натёрли лицо солью, посадили в снег на мороз, а потом, околевшего, подбросили к купеческому подворью…

На другой день Волынский и Матюшкин в крытых войлоком и шкурами санях летели вдоль матушки Волги по астраханской дороге. Путь до Санкт-Петербурга долгий — на каждой станции меняли лошадей. Из саней вылазили только по нужде и мчались дальше. Под облучком у ямщика позвякивали бутыли с водкой. Пили без просыпу, до одурения. Проснувшись, порой не узнавали друг друга, трудно соображали, куда и зачем едут. Так целый месяц — через сёла и города, через Москву и Тверь. Ямщики менялись, но всякий помнил одно: господа должны к Рождеству Христову быть у императора, и гнали лошадей до упаду.

В Санкт-Петербург приехали опухшие до неузнаваемости: глаза, как щёлки, щёки бурые, словно у рязанских баб-свинарок, язык не ворочается. Прежде чем ехать на царский двор, остановились в пригородной корчме у старого финна. Два дня приводили себя в порядок: сходили в баню, выбили из себя пьяную одурь, переоделись в парадные генеральские мундиры, а потом уж в гостиницу и — на царский двор, к государю Петру Великому. Праздник Рождества Христова уже качался: над Невой трещали фейерверки, в залах дворца к в донах петровских вельмож устраивались ассамблеи и балы с масками. В доме Петра гостей не счесть — не только придворные вельможи с дамами, но и посланники всех европейских государств и некоторых стран Азии.

Пётр встретил астраханцев с распростёртыми объятиями, позвал в кабинет, велел подать водку и закуску прежде чем приступить к разговору. Выпили за удачный поход Матюшкина на юг, за взятие Баку. Пока суть да дело — подошли Остерман, Апраксин, Толстой. Коротко генерал-лейтенант Матюшкин рассказал о житии русских солдат в Дербенте, о захвате Баку, о высадке войск в Гиляни и мелких стычках с афганцами. Пётр сидел в кресле, выше всех на голову, в золототканом кафтане при бармах и думал о большом деле, кое развернулось на каспийских берегах, в персидских провинциях.

— Запоминай, Матюшкин, что в голову мне пришло во время слушания твоего доклада. — Пётр вытянул под столом длинные ноги в красных башмаках, раскурил трубку и назидательно продолжал: — Во-первых, крепость Святого Креста будущим летом надо закончить и учредить постоянное сообщение с оной, со стороны Астрахани и Гиляни. Гиляныо овладели, надлежит овладеть Мазандеранской и Астрабадской провинциями, Далее следует укрепить, как должно, Баку и вверх по Куре подняться, о её судоходстве узнать. Но самое главное — в занятые персидские провинция следует переселить часть армян и других христиан, которые под игом басурман стонут. Затем дадите мне знать, сколько русской нации можно поселить по берегам Каспия. Денег не жалеть, ибо предприятие наше десятикратно окупится.

Матюшкин с Волынским переглянулись и опустили очи. Ни тот, ни другой пока не осмелились спросить, из какой казны деньгами пользоваться. А Пётр, не думая о средствах, продолжал?

— Нынешним летом, пока генерал-лейтенант Матюшкин Баку занимал, в Константинополе наш посланник Иван Неплюев с турецким рейс-эфенди дипломатическую баталию вёл. Турки хотят управлять не только Грузией и Арменией, во и всем прикаспийскими областями, а Россия де не имеет никакою права, ибо народа там исповедуют магометанскую веру. К чёс*а нашего посланника, он хорошо осадил турецкого рейс-эфенди, сказав ему, что вера не служит определением границ. Если бы определять границы по вере, то во всём свете мира не было бы. Сколько христианских заводов под властью Порты! Султану Ахмету объявлено, что мы не допустим к каспийским берегам никакой другой державы, и особенно Турции. Опираясь на сие разумной заявление Неплюева, мы опираемся и на договор, заключённый в сентябре с Тахмасибовым посланником. Турки твердят, что Тахмасиб не может быть законным шахом, поскольку стен его жив, а только содержится в неволе, но нам начхать на их заявления…

— Ещё и грозят, государь, — заметил тайный советник Пётр Андреевич Толстой. — Дескать, русский император в договоре с Тахмасибом обязался стоять за него против всех его врагов, а значит, и против турок; из сего следует, что вечный мир между Россией и Турцией нарушен…

— Словом, господа, восточные дела ныне первостепенны, и решение их требует смелого ума и крепкой силы, а сила, как вам известно, опирается на казну, которая за годы долгой войны со шведами иссякла. Тебе, Артемий Петрович, придётся брать на себя большую часть расходов на содержание войск в провинциях и Каспийской флотилии. — Пётр со строгостью посмотрел па Волынского.

— Государь, помилуй, да где ж мне взять столько средств?! Это же понадобятся миллионы! — Волынский покраснел от волнения.

— Найдёшь, раз такая потребность есть! Я ведь тебя, Артемий, не по родству послал в Астрахань, а по уму. Показался ты мне человеком сообразительным. Право сказать, о своём выборе я не жалею, хотя и подталкивать всё время тебя приходится. Попомни раз и навсегда, губернатор, что у тебя самый богатый край России. Разве что Демидов может с тобой поспорить железом. А у тебя — красная рыба, табуны калмыцких коней, скот, ковры на любой вкус. Заставляй подданных трудиться денно и нощно на благо России.

— Стараюсь, государь, все силы отдаю Отечеству.

— Ну и не хнычь по пустякам. Зиму с Матюшкиным проведёте в Санкт-Петербурге, весной отправитесь восвояси. Снабжу вас инструкцией.

О многом говорили в тот день у Петра астраханские гости и, выйдя из царского кабинета, отправились в ассамблею. Очутившись среди вельмож и сановников, Волынский быстро отыскал своё место среди генераладъютантов. Здесь повстречал старого друга и ближайшего родственника, камергера Нарышкина. Тот заключил Артемия в объятия:

— Сашенька-то как, жива ли, здорова?

— Жива… Вторым беременна… Поклон тебе сердечный шлёт.

— Ну так что ж ты, Артемий, с дороги не ко мне?1

— Спешил шибко, боялся опоздать к Рождеству, да и государь торопил — дела наиважнейшие. Сашенька недельки через две приедет: до лета здесь и в Москве пробудет. Там и рожать собирается.

— Эка вы какие оборотистые, не успели одну нам родить, уже другую или другого ждёте! — Нарышкин обернулся, не слышит ли кто их столь прозаического разговора, и, придвинувшись ближе, почти на ухо прошептал: — А тут такие события назревают, но пока ни-ни, ни слова не могу сказать, иначе государь голову; снимет.

— Ну и молчи, Христос с тобой, а то впрямь голову потеряешь. Ты мне лучше покажи, дорогой шурин, Измаил-бека персидского, говорят, он здесь, на балу.

Мгновенно наступившая тишина заставила Волынского и Нарышкина прекратить беседу и посмотреть на парадную лестницу, по которой, окружённая светскими дамами и пажами, спускалась царица Екатерина. Пухлая и румяная, в платье, украшенном драгоценностями и расширенном в бёдрах фижмами, выглядела она молодо, о чём говорили и её озорно сверкающие глаза. Волынский почувствовал глубочайший прилив нежности, увидев царицу. Вспомнил царский корабль у пристани, поездку в Учуги, званый вечер в своём доме. О Боже, там она была самой обычной женщиной, а здесь… Забыв об этикете и не думая, что скажут о нём в петербургском свете, он прошёл через всю залу а почтительно склонился, сделав реверанс.

— Матушка-государыня, прими мои верноподданнические чувства. Я не смог удержаться, увидев тебя а столь сиятельном блеске!

— Ах, Артемий, это, оказывается, ты! — Екатерина улыбнулась и подала руку. Он прильнул к руке, ткнувшись губами в холодный, осыпанный бриллиантами браслет, и отступил.

Знатная столичная публика не осудила наглого льстеца. Напротив, следуя его примеру, к ногам царицы бросились и другие вельможи, выражая свою преданность к любовь. Камергер Нарышкин, едва Волынский отошёл, сказал ему с улыбкой:

— Ну, брат мой, ты делаешь блестящий успех. Теперь её камер-юнкеры Монс и Балк с ума сойдут от ревности. Берегись их…

— Это кого — вот этих щенков, которые шлейф её платья несут? Скажу тебе, дорогой камергер, не таясь: придёт мой час — я этих немецких холуёв отгоню от царского двора вёрст за тысячу. Толку от них… Что Монс, что Мопс — какая разница!

— Ну-ну, Артемий, осторожнее, государь о них думает иначе…

Несколько рождественских балов с постоянным присутствием на них астраханского губернатора породили о Волынском слухи не только как об искусном льстеце, но и галантной кавалере, пользующимся успехом у столичных дам. Даже Нарышкин поддразнивал Вонынского: оттого, мол, не идёшь жить ко мне, что в гостинице свободнее принимать гостей, тонко намекая на интимные встречи со столичными красавицами. Занимался ли губернатор дамами — об этом не мор сказать даже гостиничный лакей, но то, что спал Волынский иной раз до обеда и дольше, это точно. А после полудня, откушав в ресторации, а иногда прямо в постели, ехал в санках по набережной в коллегию к Андрею Ивановичу Остерману — вице-президенту Коллегии иностранных дел, недавно принявшему эту должность. После полудня сюда заезжая и управители Тайной канцелярией Пётр Андреевич Толстой. Сводила их не только личная привязанность друг к другу, но и возникшие обстоятельства в связи с обострением обстановки в Персии и на Кавказе. Толстой знал Турцию не со стороны: двенадцать лет служил посланником в Константинополе. Служил с предельной честностью — ни разу не посрамил государя и Отечество, и за упрямство своё перед турецким султаном дважды сидел в Семибашенном замке. Пётр Андреевич, хорошо зная нравы турок, сказывал молодому посланнику в Турции Ивану Неплюеву, как себя вести в той или иной ситуации. Всё это лето рейс-эфенди, по подсказке султана Ахмета, нажимал на Неплюева, грозя войной, и русский посланник с достоинством отбивал его «атаки» и переходил в наступление.

В начале февраля тайная служба доставила из Константинополя послание Неплюева о том, что его посетил переводчик и сказал: «Объявляется русским война, и Неплюев должен или возвратиться немедленно в Россию, или быть при визире в походе, или жить в Константинополе простым человеком, сложив с себя обязанности посла, ибо Турция более не считает тебя министром…» Неплюев принял решение возвратиться в Россию, послал слугу немедленно за паспортом, но паспорт ему не дали… Как быть? Сложившиеся обстоятельства заставили задуматься Петра, и он заставил усердно думать своих сановников. В беседах выражались мнения, может, отозвать Неплюева, но Толстой настаивал на своём: «Надо знать турок… Войны они начинают не с таких апломбов…» Собирались — судили, рядили и ждали, что будет дальше. А дальше шли дни и недели, но никаких военных действий Турция против России не принимала.

Между тем время стремилось к весне, и наступила пора плыть в Персию — ратифицировать договор. Консул Аврамов давно уже был в Санкт-Петербурге по вызову государя и дожидался, когда лёд на Волге тронется. А император уже подыскал подходящего избранника, кому к Тахмасибу с договором ехать: им стал унтер-лейтенант Преображенского полка князи Борис Мещерский. Узнав об этом, Волынский тотчас решил действовать: пригласил в ресторацию на ужин своего доброго друга Фёдора Соймонова, кому корабли в Мерсию вести, а с ним и князя Мещерского. Подготовил загодя послание для Тахмасиба, о котором государь знать не знал, а в послании написал, между приветствиями и пожеланиями, о том, что на содержание в персидских провинциях русских войск Тахмасиб обязан выдать из шахской казны приличную сумму золотом и передать посланнику — русскому князю Мещерскому. Посланник, получив золото, закупит в России необходимый провиант и направит его кораблями в Решт. Волынский передал послание князю, попросив выполнить поручение, а заодно наставительно посоветовал:

— Ты там с ними особенно не церемонься. С Тахмасибом держись на равных. Станет отказывать в золоте — постращай его. Скажи, что голодное русское войско не сможет защищать, как надобно, персидские пределы.

Через несколько дней посольство выехало с сильной охраной казаков в Астрахань, чтобы пересесть на корабль и плыть к персидским берегам.

VI

Туркмены, между тем, обустраивались в южно-русской степи. Прибыв туда одним потоком и поселившись в одном огромном ауле, вскоре вновь разделились на четыре села. Берек-хан со своим племенем остался в Арзгире, другие скотоводы откочевали и расселились по берегам Калауса, Ургули и Маныча, в двух-трёх фарсахах друг от друга. Скот тех и других пасся тоже рядом. Иногда отары смешивались. Хлопот у чабанов прибавилось, приходилось осматривать каждую овцу и проверять на ней тамгу[6]. Чабаны бранили друг друга, случались и драки. Если дело доходило до крови, обидчики ехали в Арзгир к Берек-хану. Тот мудро и с присущим ему юморком мирил чабанов, угощал их и отправлял восвояси.

Берек-хан в первый же год пребывания на новом месте построил глинобитный дом из нескольких комнат, покрыл его камышом, огородил высоким глиняным дувалом, посадил фруктовые деревья, около дома в саду соорудил огромную деревянную тахту. Возле тахты постоянно курился дымком большой русский самовар, тут же громоздились стопками пиалы и деревянные чашки — кясы. Чуть поодаль, у дувала, сушились котлы всех размеров.

К Берек-хану ехали со всех сторон, и не только туркмены, но и чужаки. Он знал все новости, понимал толк в торговых делах и приговаривал: «Потерпим ещё один год, а потом повезём свои товары на астраханский базар!» Приходилось туркменам терпеть, ибо ограбил их астраханский губернатор, как говорится, до нитки. Нужда и терпение заставляли туркмен трудиться проворно. В кибитках стучали ковроткацкие станки, гремели ручные мельницы, старухи валяли кошмы, остригали на загороженных площадках «снимали шубу» с овец, мыли её в родниковой воде, сушили, расчёсывали и бережно складывали в огромные мешки — чувалы. Молодые джигиты поднимались с тахты Берек— хана только тогда, когда наступало время сна или какой-нибудь чабан вдруг поднимал тревогу: на отару напали волки! Тогда джигиты, словно кошки, прыгали на коней и неслись к оврагам, размахивая камчами. Увидев серых хищников, палили по ним из самодельных ружей и казённых фузей, за которые Берек-хан отвечал головой перед русским командованием. Поручик Кудрявцев за использование во внеурочное время боевых фузей брал с Берек-хана мзду, обыкновенно овечками.

Был в Арзгире и свой мулла. Звали его Тахир-мулла. Приходил он к Береку на чашку чая, но засиживался допоздна, читая суры из Корана, или рассказывал родословную туркмен. Берек-хан уважал муллу, но грамоту понимал по-своему. Не было такого дня, чтобы Берек-хан не заспорил с муллой.

— Да, уважаемый Тахир-мулла, мы не сомневаемся, что были на земле мудрецы, — начинал со значением Берек-хан. — Был царь Сулейман — это всем известно, был пророк Мухаммед — пусть продлится жизнь его в кущах эдема, был халиф Али — помянем и его добрым словом. Но ни один из этих великих так и не ответил на два понятия: «почему» и «зачем». Скажи нам, дорогой Тахир-мулла, почему у слона нет крыльев?

— Вай, Берек-хан, — конфузился мулла. — Опять ты за своё! Разве ты не знаешь, что всякая тварь создана Аллахом.

— Дорогой мулла, тебя спрашивают о слоне, а ты о чём? — возмущался Берек. — Скажи нам, зачем даны человеку руки?

— Чтобы есть и пить о их помощью, мой хан; руки приносят нам добро…

— Но разве не руками мы убиваем других людей? Значит, руки приносят зло. Всё в жизни двояко, дорогой мулла. Руками мы вытираем рот и подмываем гузку. Ногами мы догоняем врагов и ногами убегаем от них… Орлы летают в небе, а слон не может — почему? Почему Аллах не дал крылья слону? На это не могли ответить мудрые из мудрейших, а я тебе отвечу… но не сегодня. Мне надо сосредоточиться, а вы не даёте. Бедного Берек-хана на части разрывают. Война на Кавказе — Берек садись на коня, овцы пошли пить в в трясину попали — Берек скачи их спасать. Сын у кого-то родился — опять тянут к себе Берека… Почему? Об этом надо подумать, дорогой мулла. Тысячи вопросов, сменяя друг друга, возникают в моей голове…

Берек-хан не раз пытался рассчитать, сколько потребуется лет, чтобы образовать своё, в сто тысяч человек, государство ка Маныче и Калаусе, и жить без повелителей. Пока же повелителем туркмен был не царь, даже не губернатор, а кривоногий поручик Нефёд Кудрявцев. Берек-хан отчаянно переживал, когда умирал кто-нибудь из аульчан: смерть отдаляла мечту Берек-хана довести число населения до калмыцкого. И он напоминал джигитам: «Покрепче любите своих жён, ребята! Пусть почаще они рожают! Крепкая семья — опора государства!» Смерть, между тем, разгуливала по степям, не щадя ни старых, ни малых, ни нищих, ни самых знатных.

В один из февральских дней приехал с севера, от калмыков, гонец с несколькими всадниками. Сказал, не слезая с коня:

— Берек-хан, тебя калмыки зовут — умер Аюка-хан.

— Вах, как же так?! — опечалился Берек-хан, взял с собой сотню джигитов и отправился в улус калмыцкого хана. Ночь и ещё полдня ехали туркмены, торопили коней, чтобы не опоздать, ко приехали уже на поминки. Хозяева не обиделись, главное, приехали отдать почести умершему. На похороны съехалась вся родня — сыновья, внуки, племянники, их матери, жёны и многочисленные дети. Слуги ещё подавали угощение, а уже велись тут и там сердитые разговоры о том, кому быть новым калмыцким ханом. Предложенный астраханским губернатором ещё год назад на ханский престол Дарджи Назаров тоже был здесь, но лучше бы ему бежать. Он ждал Волынского, но губернатор в это время был в Санкт-Петербурге. Последняя жена умершего Аюка-хана, Дарма-Бала, словно орлица, налетела на племянника:

— Чего сидишь-выжидаешь, Дарджи?! Думаешь, кто лучше лижет — тот русскому царю ближе! Нет, не будет по-твоему. Посмотри на Чакдор-Чжаба — он не желает ханского престола, хотя храбростью превзошёл тебя в тысячу раз, и он сын Аюки, а не племянник. Посмотри на Церен-Дондука — младшего сына скончавшеюся хана, он тоже молчит… А молчат потому, что Аюка, умирая, завещал трон своему любимому внуку Дондуку-Омбо. Он его воспитал и прочил ему место хана…

Дондук-Омбо ещё мал, чтобы управлять калмыками, — это понимали все, и все понимали, что, утвердив на ханский престол своего внука, Дарма-Бала фактически станет повелительницей калмыков. Берек-хан во время поминок сидел рядом со старым другом и соратником по Азову и Полтаве Церен-Дондуком. Младший сын умершего был скромнее других, но заслугами превосходил любого из них. Но Церен-Дондук молчал и тогда поднялся Берек-хан. На ломаном калмыцком, поскольку знал немного их язык, но больше по-русски рассказал Берек-хан, как много лет назад посадил на калмыцкий трон Аюку-хана дед Берека.

— Будет справедливо, — возвестил Берек-хан, — если Дарма-Бала займётся воспитанием своего внука Дондука-Омбо и уступит власть Церен-Дондуку! — С этими словами он направился к своему скакуну, встали с кошм и его джигиты.

Дарма-Бала, видя, что туркмены уходят, тоже встала и властно воскликнула:

— Поезжай. Берек, да будет гладкой тебе дорога. Мы и без тебя разберёмся, кому быть ханом!

Однако Дарма-Бала ошиблась: Берек-хан пока не собирался покидать калмыцкий улус. Джигиты сели коней и повернули их мордами к ханше. Близкие к Дарма-Бале военачальники и воины встали рядом а ней и приняли угрожающие позы. Церен-Дондук во избежание кровопролития сел на коня и подъехал к Берек-хану. После недолгих переговоров они развернули коней и ускакали в степь, увлекая за собой джигитов.

До начала лета прожил Церен-Дондук у Берек-хана, изредка получая вести из родного улуса. Дарма-Бала, прикрываясь именем внука, начинала властвовать над всей Калмыкией. Церен-Дондук терпеливо ждал, пока не распространилась весть, что астраханский губернатор вернулся из Санкт-Петербурга. Узнав об этом, туркмены с калмыцким гостем отправились в Астрахань. Поселились в индийском караван-сарае, выжидая момента, как к губернатору попасть, К Волынскому множество людей в ворота стучалось, но всем гайдуки давали от ворот поворот. Иных заворачивали назад матерком, самых нахальных изгоняли кулаками и батогами. Обыватели дивились, чем же занят губернатор, что и честной мир видеть не желает, сидит запершись? Артемий Петрович с Матюшкиным и в самом деле сидели запершись. Днём спали, вечером брили бороды, умывались и причёсывались перед зеркалом. Александры Львовны дома не было — жила в Москве. Уезжая из Астрахани, губернаторша разогнала со двора всех девок, нескольких с собой взяла, а оставила Артемию трёх пятидесятилетних старух. Думала Александра Львовна, что «не полезут на дряхлых баб», но в первую же ночь, нализавшись с Матюшкиным, они приволокли их в спальню и забавлялись с ними до утра. Несколько дней после этого Волынский рыло воротил — видеть не хотел свою ночную подружку. А уж принимать кого-то по делам — тем паче. Приказал Кубанцу гнать всех прочь, вплоть до смертного избиения.

В один из дней, когда у губернаторских ворот не было ни одного просителя, приехали к Волынскому Церен-Дондук и Берек-хан. Слуга доложил губернатору, что у ворот калмыки. Волынский хотел было и их прогнать, но Матюшкин остановил его:

— Погоди, Артемий Петрович, не гони, калмыки в самый раз пожаловали. Прогонишь сейчас — придётся потом за ними посылать в степь казаков, только время потеряем. Я думаю, надо послать их на Терек — пусть от Терека до Кумы две или три станции поставят.

Церен-Дондук и Берек-хан въехали во двор, слезли с коней и направились за мажордомом в губернаторские апартаменты. Войдя в просторную гостиную, сняли у порога сапоги, прошли на цыпочках в другую комнату и пали на колени в низком поклоне.

— Разгибайтесь да говорите, с чем приехали? — насторожился губернатор. — Один калмык или туркмен — ещё куда ни шло, а когда сразу калмык и туркмен — это много.

Церен-Дондук, разогнувшись, достал из-под синего халата золотую цепь и подал Волынскому.

— Положи вон в ту чашу. — Волынский показал на серебряную чашу, которую всего год назад увёз из Арзгира. Берек-хан узнал её — не раз серебрил в ней воду и поил своих девчонок, чтобы не кашляли. И ковры свои узнал: один на стене, другой под ногами.

Церек-Дондук, опустив золотую цепь в чашу, приложил правую руку к сердцу и торопливо и сбивчиво Принялся рассказывать о смерти Аюки и самоуправстве его последней жены Дармы-Балы. Губернатор внимательно слушал и, поглядывая на цепь, поддакивал, соглашаясь с Церен-Дондуком. Наконец сказал:

— Нам только и не хватало иметь дело с бабой-калмычксй. Ты посмотри, Матюшкин, какова матрона! Всех разогнала: и Дарджи Назарова, и Церен-Дондука… Вот, ведьма… Ладно, Церен-Дондук, я посажу тебя на калмыцкий трон. Сегодня же получишь от Нефёда Кудрявцева грамоту, а пока тебе и Берек-хану такое поручение. От Кумы до Терека учреждаем мы почтовые станции. Поезжайте к себе, взвалите на верблюдов пятнадцать юрт и поставьте по пять юрт в трёх удобных местах, возле дороги. Да поставьте так, чтобы от станции до станции за день можно было проехать на лошади. На каждой станции оставьте человек по шесть джигитов, на первый раз, а там видно будет. Конюшни придётся ещё смастерить, но в этом деле учить вас не надо: камыша на Куме много… Вот так. А сейчас выпейте водки да отправляйтесь к Кудрявцеву: пусть напишет грамоту и явится ко мне.

Проводив гостей, Артемий Петрович через час-другой проводил и Матюшкина: почти две недели не был командующий Каспийской флотилией на флагманском корабле — отсылал туда дважды записки, чтобы не искали. Но вот решил отправиться на борт — пора знать и меру. Артемий Петрович снова лёг спать и проснулся в полночь от звериной тоски и головной боли. Выпил немного, походил по комнатам, велел разбудить Кубанца. Мажордом тотчас вошёл:

— Что прикажете, Артемий Петрович, я к вашим услугам?

— Ты не забыл, где Ланка живёт… та, с которой я в Персию к шаху ездил?

— Помню, как же-с…

— Поезжай к привези её ко мне.

— Артемий Петрович, но ведь время — час ночи, спит она небось.

— Возьми шубу, заверни — и сюда…

— А если Ланочка в ниглиже, а может, и того бесстыднее? — Кубанец плотоядно облизал губы.

— Голую привезёшь — вдвое больше вознагражу… Иди, чего топчешься!

Волынский слышал, как сели на коней гайдуки в поскакали со двора Артемий поправил постель, бросил ещё одну подушку, встал у окна и стал ждать, поглядывая то и дело на часы. Было около двух, когда залаяли собаки, послышался топот конских копыт, затем донёсся недовольный женский голос: «Куда вы меня привезли, чёрт знает что!» Её внесли закутанную в шубу и посадили на кровать. Увидев Волынского, она испуганно вскрикнула и захохотала. Сбросив шубу, повисла у него на шее. Мажордом выскочил в гостиную и выгнал во двор гайдуков. А из спальни неслось:

— Ну, барин ты мой, наконец-то объявился! Надоело тебе немок безгрудых ласкать, на русскую ладушку потянуло!

— Терпеть не могу немчуру… — Последнее, что услышал Кубанец, закрывая дверь в гостиную, и пошёл спать.

И снова губернатор не выходил из дому несколько дней, а когда наконец-то появился, горожане заметили: «Лица на нём нет — всю кровушку выпила из него служба царская!» Тут и Нефёд Кудрявцев улучил момент, сунул губернатору грамоту о назначении Церен — Дондука на калмыцкий престол. Волынский подписал, вынул печать, дохнул на неё и пришлёпнул к грамоте…

На берегу Волги, у стен Кремля, моряки стирали рубахи и портки. Некоторые окунались и ныряли в воду. Губернатор послал гайдука узнать, где генерал-лейтенант Матюшкин. Гайдук подался к флагманскому кораблю и скоро вернулся с известием, что командующий Каспийской флотилией отбыл на галере по Бактемиру, на взморье. Волынский подумал: «Матюшкин зря на Бирючью косу не поплывёт — видно дела заставили». После обеда губернатор принимал обывателей у себя во дворе, в казённом доме в двумя кабинета ми и приёмной. Здесь было удобнее брать всяческие подарки и подаяния. Кубанец только успевал выносить из кабинета Волынского кошёлки да сумки. А на другой день утром появился в заливе фрегат трёхмачтовый, на котором Фёдор Соймонов в апреле повёз Аврамова и князя Мещерского ратифицировать договор. Паруса на фрегате убрали, и людей на пристани не было: судя по всему, корабль пришвартовался давно. Но где же дипломаты, или хотя бы князь Мещерский? Консул Аврамов, возможно, в Реште остался, а этот непременно должен вернуться. Волынский спустился на пристань, поднялся по трапу корабля. Матросы, завидев губернатора, кинулись в каюты к офицерам. Князь Борис Мещерский в это время лежал в гамаке, когда Волынский вошёл, он даже не встал.

— Встань, унтер-лейтенант, да доложи с положенной чёткостью, что там у тебя произошло в Персии?! — закричал Волынский, ткнув в бок офицера тросточкой.

— А ничего не произошло, — с вызовом отозвался Мещерский, хорошо помня о своём высоком титуле. — Слишком много взяли на себя, господин губернатор: Тахмасиб вовсе не стал говорить о дополнительных расходах на русское войско!

— Ты не кипятись, князь. Кипятку во мне побольше, чем у тебя, давай в остылом состоянии поговорим. Передал ли ты Тахмасибу моё послание?

— Всё делалось, как и условились. Письмо я передал Измаил-беку, и его просил, чтобы замолвил слово в нашу пользу. Но этот длинношеий индюк голову вытянул и отвернулся. Потом всё же взял свиток и уехал в резиденцию — сообщить Тахмасибу о моём приезде. Не знаю, о чём там он с шахом беседовал, но когда я отправился в шахскую резиденцию, на меня персияне с ружьями напали, едва отбился. Измаил-бек потом сказал мне: «Ребята мои шутили с тобой, князь!». Хороши шутки! А что касается Тахмасиба, то он не стал о денежных делах говорить.

— Ну, князь, да тебя же государь к позорному столбу поставит или в крепость заточит за невыполнение царскою поручения! Какой-нибудь чёрный арап — и тот бы лучше твоего с делом справился! — глаза Волынского налились кровью от гнева. Мещерский тоже озлобился, вскочил:

— Убирайся к чёрту! — выговорил с достоинством. — Я от государя в Персиду ездил, перед государем и ответ буду держать. Не хватало ещё, чтобы какой-то провинциальный губернатор собак на меня вешал!

— Пока ещё не повесил, но повешу! — пообещал Волынский и с дикой матерщиной удалился с корабля.

Вернувшись на подворье, Волынский приказал арестовать князя Мещерского, вымазать ему сажен лицо, чтобы на арапа походил, затем посадить на перекладину, на которой обычно пороли солдат, подвесить к ногам две пудовые гири и привязать двух живых собак! Всё это было выполнено в течение часа: князь Мещерский не успел и сообразить, что к чему. И люди, сбежавшиеся к месту позорного наказания, долго смеялись, прежде чем поняли, какой пытке подверг губернатор царского посланника, ездившего в Персию. Генерал-лейтенант Матюшкин узнал об издевательствах над князем Мещерским, когда он, покусанный собаками, кричал и требовал ссадить его с «кобылы». Прибежав к месту расправы, Матюшкин бросился на губернатора, а казаки разогнали гайдуков и ссадили князя. Волынский, рассверепевший до безумия, пригрозил командиру Каспийской флотилии:

— Ну, погоди у меня, генерал-лейтенант! Так-то ты дружбу нашу блюдёшь! Я-то считал тебя лучшим другом… Предатель ты, каких свет не видывал!

Разошлись они, грозя друг другу, и больше не виделись в Астрахани. Матюшкин с Мещерским отбыли в Санкт-Петербург. Волынский день-другой ещё кипятился, вспоминая о случившемся, а потом забыл.

Прошло два месяца, и вот курьер из Санкт-Петербурга: астраханскому губернатору немедля ехать к Петру.

Осень уже взяла бразды правления в свои руки, заскулила по-собачьи ветрами. Трудно и на этот раз добирался Артемий Волынский до столицы, но как не длинна была дорога, но и она кончилась. Опять остановился в гостинице, затем отправился во дворец. Пётр принял его без промедления. Причём даже не стал выходить в кабинет, пригласил в комнату, где в это время была и Екатерина. Волынский, войдя, поклонился до пояса, забормотал льстиво, и в это время Пётр тяжёлой дубинкой хрястнул его по спине.

— Золота захотелось, иуда! — вскричал император и затрясся в нервном припадке. Плечо задёргалось и щека перекосилась, отчего усы взъерошились, как у тигра. Задыхаясь от гнева, он обрушил ещё несколько раз дубинку на Волынского. Тот, увёртываясь от ударов, упал и пополз к двери, ударяясь лбом о стол и кресла. И быть бы Волынскому погибшим от руки императора, но спасла императрица: кинулась па Петра, ухватилась за трость, закричала властно:

— Не бери на себя грех, Петя, забьёшь до смерти!

— Вон! — неистовствовал государь. — Я тебе покажу, как, минуя императора, персиян данью облагать!

— Государь, прости… — Спотыкаясь и с трудом вставая на ноги, испуганно прохрипел Волынский.

— Вон из Петербурга! — не унимался Пётр, вырываясь из рук императрицы. — И чтобы в Астрахани больше ноги твоей не было… Монстр криводушный… Нетопырь!..

Волынский выскочил из комнаты, не зная, куда бежать. И думал со страхом лишь об одном: «Только бы не послал погоню… Только бы не схватили…»

VII

Дела Петра Первого с некоронованным шахом Тахмасибом вовсе расстроились, но вряд ли скрытый от государя нажим на персидского шаха Волынским имел в политических делах какое-то значение: разве что раздражение с обеих сторон. Император обрушил на Волынского свой вулканический гнев; Тахмасиб с презрением отверг притязания Волынского. Суть же была во всё нарастающем влиянии на Кавказ Турции. Султан Ахмед отправлял карательные войска в Грузию и Армению, запугивал Тахмасиба, заявляя, что договор его с Россией не имеет силы, ибо законный шах Хусейн жив и скоро освободится из темницы. Персия, не имеющая правящего шаха, как страна, где царствует ислам, должна заключить договор с Турцией и изгнать русских не только из персидских земель, но и со всего Кавказа. Грубый нажим турецкого султана поколебал Тахмасиба. Пётр Первый был вынужден искать наиболее разумные взаимоотношения с султаном Ахметом: к Неплюеву в Константинополь ехали один за другим дип-курьеры с указаниями Петра. Вырабатывался русско-турецкий договор, весьма невыгодный для России: Шемаха отдавалась турецкому вассалу Дауд-беку. Пространство от Шемахи по прямой линии к Каспийскому морю разделялось на три равные части. Две из них должны принадлежать России, а третья, ближайшая к Шемахе, отдавалась Дауд-беку. С Тахмасибом император больше не хотел иметь никаких сообщений. И Матюшкину, который по совету царских министров обратился к Петру Первому с прошением увеличить число войск на захваченных у Персии землях, государь ответил:

— Думай, Матюшкин, своей головой, не слушай моих министров. Нынче, коли войск тебе прибавить, шах, может, и напугается. А как напугается, так н потребует помощи не только против афганцев, но и против турок, тогда хуже будет. Надо по-иному с Тахмасибом. Хорошо бы грузин подговорить, которые при Тахмасибе, чтобы украли шаха и вывезли в укромное место. И Дауд-бека неплохо бы в горах поймать, спрятать подальше за его противные поступки. Давно желаю этого.

К зиме командир Каспийской флотилии возвратился в Астрахань. Боевой флот стоял на берегах, закованный льдами. Город жил без губернатора: Волынский, по слухам, скрывался где-то в Москве, у Нарышкиных. Государь не простил ему подлого самовольства и надругательства над князем Мещерским. Обязанности Артемия Петровича пока что исполнял вице-губернатор. По приезде Матюшкин не стал вникать в обывательские дела, а все заботы о войсках взвалил на свои плечи.

Ещё в Санкт-Петербурге и по дороге в Астрахань не раз вспоминал он о почтовых станциях. «Сумел ли Нефёд собрать калмыков да туркмен на Куму? Поставлены ли юрты по берегу моря? Если ещё их гам нет, то вряд ли одним махом по мёрзлому снегу в мороз да стужу пробьёшься до Святого Креста. Но ждать весны — упаси Бог! Весной уже надо быть у императора, с реляцией…» Матюшкин распорядился отыскать поручика Кудрявцева и привести на корабль. С неделю командир Каспийской флотилии ждал его появления, наконец, поднялся тот, с задубевшим лицом от долгого пребывания на ветру и морозах.

— Только что из степи прибывши, не извольте гневаться, господин генерал-лейтенант, — доложил он, войдя в каюту Матюшкина. — Калмыки бунтуют, ну, прямо взбесились. Как узнали, что губернатор Волынский самолично выдал грамоту Церен-Дондуку, присмирели было, да и Дарма-Бала сомкнула рот н язык прикусила. А потом пошла круговерть. Не знаю, какой уж подлый язык донёс до их улусов об отставке Волынского. Как узнали — сразу взбесились: Церен-Дондук, мол, незаконно взял власть. Ханский трон завещан Дондуку-Омбе! Потасовки идут по всей калмыцкой стели. Поделились калмыки на два лагеря. За внучонка Аюки-хана стоит большинство. Дарма-Бала — дьявол, а не женщина, сама на коне по улусам шныряет, переманивает калмыков на свою сторону. А Церен-Дондука крепко поддерживают туркмены во главе с Берек-ханом. Друзья они с самого Азова — водой не разольёшь.

— Ну, а что же ты, поручик… Какую сторону поддерживаешь ты? — Матюшкин застегнул мундир на все пуговицы, словно собираясь тотчас выехать в калмыцкую степь.

— Само собой, поддерживаю Церена, — Нефёд Кудрявцев пожал плечами. — Хоть и не в чести нынче у государя Волынский, но всё равно — грамота, выданная Церен-Дондуку, государственной печатью заверена…

— Чёрт те что творится, — заботился Матюшкин и спохватился: — С почтовыми станциями как иду» цела, поставили ли юрты калмыки?

— Говорят, поставили, неуверенно ответил Кудрявцев. — Но сам я на Куме не был: подлые распри калмыков задержали меня в улусах.

— Придётся ехать, поручик, ещё раз. — Матюшкин с сожалением посмотрел на Кудрявцева. — Калмыки передерутся — государь может и озаботиться, но простит. Но если мы распоряжения его не доставим в Дербент и Решт, он шкуру с неё снимет.

— Придётся ехать, коли так — Нефёд потёр рукавом примороженный нос и тяжело дохнул в пышные рыжие усы.

Матюшкин вынул из железного ящика, где хранились документы, царский свиток, хотел отдать поручику, но что-то стеснило его грудь, а вместе с тем и мысли в голову подлые полезли, словно бы само предчувствие заползло в душу. И образ Петра Великого предстал в воображении: стоит император во весь рост, в мундире, при бармах, и выговаривает: «А ты что же, Матюшкин, так и не удосужился поехать к войскам? В Астрахани зиму решил отсидеть! Значит, и ты, брат, не моего племени, а я — то думал…». Вздрогнул Матюшкин, словно проснулся от сна вещего, и опять же заговорил так, словно его языком кто-то другой ворочал:

— Однако служба обязывает… да и по собственному рассудку было бы оно честнее ехать мне самому… Пожалуй, отправимся вместе, господин поручик. Вели готовиться казакам в дорогу.

На другой день выехали по свежевыпавшему снежку. Матюшкин в крытых санях поручик Кудрявцев и ещё несколько младших офицеров — в сёдлах. Три сотни казаков, вооружённых пистолетами, пиками и саблями, в повозках заряженные фузеи — на случай, если пришлось бы обороняться. Двинулись вдоль волжского протока Бахтемира. По берегу вмёрзшие лодки, чёрные кособокие избы, крытые камышом, со стогами сена на задах. Вёрст пятьдесят оставили позади за один день пути, остановились на казацком хуторе в три избы и тремя дворами.

— Вот этот хуторок и сделаем первой станцией, — сказал Матюшкин, вылезая из саней. — Если мало места будет для почтарей — поставим калмыцкие юрты.

Хозяин — старый казак, как узнал, о чём речь, не возрадовался:

— Земли не жалко — ставьте юрты, а чем кормить ваших курьеров?

— Обойдутся и без вашей еды, на то есть своё довольствие, — отвечал Кудрявцев.

— А лошадей чем кормить? — не унимался хозяин.

— Подвезём сена, да и тебе не дадим сиднем видеть, будешь заготовкой кормов заниматься! — напирал Кудрявцев. — А покуда суть да дело, размещай казаков — кого куда можешь…

Залегли казаки кто в избах, кто на конюшне кто в санях. Рано утром сварила хозяйка в казане полбу и горячего кипятку каждому в кружку налила. Перед отъездом Матюшкин сказал хозяину:

— Отдашь нам одну избу, со столом и кроватями для почтарей. Платить буду по-царски, не обижу. — И подозвал четверых из своего отряда. — Бот эти ребята будут жить на твоём хуторке, привечай их и уважай но только пить не давай. В случае чего, если созоруют докладывай мне. Не доложишь, скроешь — свою голову сложишь. Вот так… А на том пока прощевай…

И двинулся дальше отряд Матюшкина. Как только отступили на запад от Бахтемира, потянулась голая, как белая скатерть, степь. Ветер кружил на ней, как разыгравшийся пёс: то влево кинется, то вправо, го волчком завертится на месте. По степи ветер, а сверху солнце диковато щурится, словно боится, как бы не запорошило глаза. Матюшкин из саней жмурился, глядя то на степь, то на солнце. В санях тепло, но всё равно отчего-то зябко. Окликнул поручика:

— Нефёд, садись ко мне, отдай коня казакам!

— Как прикажете, господин генерал-лейтенант. — Кудрявцев соскочил с коня, отдал поводья казаку и вскочил в сани, усаживаясь напротив Матюшкина. Тот выволок из соломы четверть с водкой и банку с солёными грибами. Нефёд разлил в кружки, подал генералу, чокнулись, как положено, опорожнили, потом выпили ещё по одной и заговорили, перебивая друг друга.

Вечер застал отряд у какого-то замёрзшего озера, а до этого не попалось ни избы, ни юрты. Проснувшись, Нефёд долго соображал, на какой версте от Астрахани находится отряд, наконец, предположил, что ещё вёрст пять до калмыцкого улуса. В полночь лишь добрели, измученные и запорошённые начавшейся пургой, до трёх заброшенных юрт. Никого в них не было, и очаг был холодным, по всему видно, хозяева давно тут не ночевали. Полузамёрзшие казаки набились в юрты — не шевельнуться, не вздохнуть. Матюшкин с Кудрявцевым ещё выпили водки и укрылись медвежьим пологом. К утру занесло сани по самые оглобли. Агил, куда поставили коней, тоже изрядно замело, но огонь, разведённый в нём, не дал пурге заморозить казаков и лошадей. Измученные бессонницей, люди к утру повалились прямо у костра, другие спали, уткнувшись в колени. Утром, с трудом выбравшись из саней, Матюшкин распорядился оставить здесь восьмерых казаков и в несколько дней образовать две почтовые станции: одну здесь, другую на тридцать вёрст назад, в сторону Астрахани…

Калмыков повстречали только на третий день пути: с полсотки всадников ехали с Кумы в ханский улус, куда позвала их Дарма-Бала. Старший из них сообщил, что Церен-Дондук скрывается со своими людьми на зимней ставке у туркмен, в устье Кумы. Матюшкин хотел было задержать калмыков и отправить за кибитками для почтовых станций, но поручик Кудрявцев посоветовал:

— Пусть себе едут, господин генерал-лейтенант. Приказ ваш они всё равно не исполнят, но то, о чём они сообщили, радует. Зимняя ставка туркмен как раз посреди Астрахани и Терека находится. И если калмыки там, у туркмен, то дела наши скоро пойдут на лад.

До Кумы добрались на шестые сутки, усталые и обожжённые морозом, но тем желаннее показались казакам тёплые туркменские кибитки и камышовые загоны, куда они поставили коней, задав им душистого осеннего сена. Весь день над аулом стлался дым от тамдыров и котлов, в которых варилась шурпа. Впервые за много дней тяжкого мрачного молчания казаке разразились песнями, прибаутками и смехом. Весело было и в юрте Берек-хана, где сидели за угощением на ковре Матюшкин с Кудрявцевым Всё складывалось в пользу начатого дела. Берек-хан, как только встретились, сразу предложил сделать свой зимний аул центральной почтовой станцией. Здесь можно разместить большой отряд казаков-курьеров. Туркмены для станций в сторону Терека могут дать столько кибиток, сколько потребуется. А в сторону Астрахани о юртах позаботится Церен-Дондук, но надо помочь ему подчинить Дарма-Балу, дабы не мутила народ. Сидя за горячим пловом, Церен-Дондук попросил Матюшкина?

— Юрты поставим, господин генерал, но сначала помоги мне обуздать дерзкую вдову Аюки-хана. Все беды идут от неё… Как стала она его последней женой, так сразу невзлюбила меня, И внука Дондука-Омбо она не любит, только показывает, что без него жить не может. На самом деле, она без власти жить не может… Помоги, господин генерал!

— Всему своё время, Церен, — обещал Матюшкин. — Давай сначала почтовые станции поставим, старую дорогу от Астрахани до самой Гиляни русской подвижной службой населим, а потом и в калмыцкой степи порядок наведём. Надо не только станции обжить, но и позаботиться о провианте.

Берек-хан сразу предложил:

— Господин генерал, казаки любят красную рыбу: осетра, севрюгу, шипа можно будет покупать у астраханских рыбаков. Тут недалеко они рыбу коптят и волят. Скажем им — сами будут в аул привозить. Рыбаки астраханские — люди хорошие. Осенью к ним ездил, хотел узнать, не слышали они о нашем пропавшем в море корабле, на котором больные и ранение были. Нет, ничего и они не знают. Манерное, потонула та плоскодонка, на которой госпиталь был…

— А почему тебя так волнует пропавший госпиталь? — насторожился Матюшкин.

— Ай, брат мой, Мурад-джан, тоже пропал, — уныло отозвался Берек-хан. — Жалко брата… Мать плачет, говорит мне: надо найти Мурада хоть из-под 0емли…

— О госпитале вот что тебе скажу, Берек-хан… Недавно в Астрахань привезли с того берега туркмены священника Семёновского полка Терентия Буслаева. Он находился на той ластовой плоскодонке, и говорит, что многие спаслись.

— Хай, господин генерал, неужели спаслись?! — Берек-хан аж подскочил от столь неожиданной и обнадёживающей вести.

— Много людей спаслось… Всего в каютах и трюме содержались более двухсот пятидесяти человек. Налетевший шторм сорвал с корабля паруса, отнёс его к Мангышлаку и там прибил к небольшому островку Кулалы. Моряки успели бросить якорь и спасли более ста человек, остальные утонули, потому как корабль ка якоре не удержался — ударило его о скалистый берег, и он затонул… Кто знает, Берек-хан, может, твои брат и успел переправиться на остров, а потом и на туркменский мыс Тюбкараган… Спасшиеся сто десять Человек соорудили себе лодку и на ней переправились на землю. Там несколько днём жили в каменных пещерах, а потом приехали туркмены из Тюбкарагана и взяли потерпевших кораблекрушение к себе. Дальше — события более печальные. От туркмен пострадавшие двинулись по степи к Астрахани, но добрались до неё всего четырнадцать человек, остальные умерли в дороге… Так что, разумей сам, Берек-хан, что сталось с твоим братом, может, и миловала его судьба.

— Когда пришли они в Астрахань? — спросил Берек-хан, надеясь, что это было недавно.

— Ещё прошлым летом, — отозвался Матюшкин, понимая, что брат туркменского хана наверняка утонул или погиб, иначе бы уже вернулся сюда, на Куму, или в новый аул, на Маныч. Об этом же подумал и Берек-хан.

— Пропал Мурад-джан, — потерянно выговорил Берек-хан. — Нет его среди живых. Давай, господин генерал, помянем моего брата…

— Ну-ну, ты мне это брось! — решительно возразил Матюшкин. — Пока не убедился в смерти брата — панихиду не пой. Вот когда кости его отыщешь, тогда и выпьешь за упокой. А теперь давай выпьем за то, чтобы удачно добраться до Святого Креста…

С неделю отсыпались казаки в туркменском ауле, а туркмены не спеша разбирали и укладывали юрты во вьюки. В день выхода отряда, на рассвете, уложили поклажу на верблюдов, и караван, впереди и сзади которого ехали казаки двинулся на Терек Ещё почти десять дней был в пути отряд Матюшкина, устанавливая кибитки через каждые сорок вёрст и оставляя почтарей, пока не добрался до Святого Креста. Тут явно не ждали командира Каспийской флотилии, но его отряд заметили издалека: думали, подкрадываются о тыла кара-ногайцы или лезгины, подняли тревогу, выехали навстречу, оцепили с двух сторон по ущелью. Быть бы битыми казакам Матюшкина, ибо такой туман стелился, по ущелью, но, слава Богу, разглядел какой-то офицер своих: то ли русскую речь услышал, то ли определил по конским подковам. Слава Богу, сумятицы не произошло: выехав в гору, Матюшкин о отрядом оказались в добрых объятиях донских казаков и генерал-майора Кропотова, командующего на Терской линии и постройкой крепости Святой Крест. Выехали в крепостной двор с высокими стенами и бойницами. Тут ещё шло строительство, но жильё для личного состава войск было готово, и весь гарнизон построился для встречи с прибывшим отрядом Вместе с государевым донесением Матюшкин привёз письма офицерам и солдатам. Кропотов пригласил Матюшкина в кабинет и принял под расписку царский свиток. Оглядев его со всех сторон, убедился, что сургуч не сломан, вскрыл и сел на лавку за стол. Прочитал, не отрываясь, затем вновь принялся читать, поднимая голову и глядя на командующего Каспийской флотилией, Матюшкин снисходительно усмехнулся:

— Можете не выдавать мне секретов — мне они известны. В послании, кроме всего прочего, касающегося укрепления Дербента и достройки Святого Креста, речь идёт о поимке Дауд-бека?

— Никак нет, — возразил Кропотов. — О Дауд-беке нет речи, да и не могло быть: турецкий вассал вместе с Шемахой и всем её населением по русско-турецкому договору ныне неприкосновенны. Тут его императорское величество пишет о шамхале… И хотя не называет его по имени, но и без того понятно — речь идёт О шамхале Тарковском Адил-гирее. Этот малодушный князёк, клявшийся Петру Великому в преданности России, сразу же, как отплыл император в Астрахань, вновь переметнулся па сторону Суркая, и Даун-бека. Вот его величество и приказывает мне поймать изменника и доставить в Санкт-Петербург.

— А мне государь будто бы сказывал о Дауде. — Матюшкин в недоумении приподнял плечи. — Я был на приёме у государя и он собственноручно вручил мне сие послание.

Кропотов нахмурился:

— Ну, коли попадётся Дауд-бек — возьмём и его, да только не пришлось бы поплатиться за нарушение нового договора с турками. Позвольте, господин генерал-лейтенант, действовать мне на свой страх и риск. — Кропотов свернул свиток и водворил его в железный ящик, стоящий в углу кабинета, за скамейкой.

Завязался разговор об учреждении почтовых станций и какой-либо помощи в этом деле со стороны. Терского командующего. Кропотов пообещал неусыпно наблюдать за тылом и посылать разъезды в сторону Кумы. Что касается почтовой службы в сторону Гиляни — она исправно действует по нижней, береговой дороге. Если есть у генерала Матюшкина письменные поручения в Дербент или дальше, в Баку и Решт, сии поручения будут отосланы немедленно. Матюшкин пригласил поручика Кудрявцева, приказал сдать почту в южные провинции, в штаб, что и было сделано немедленно. После трёхдневного отдыха командующий Каспийской флотилией отправился в Дербент.

Был февраль, но здесь уже ослабевали морозы: Каспий освободился ото льда. Хлёсткие волны крошили береговую ледяную корку, тянувшуюся, словно кружево. Конный отряд Матюшкина, усиленный донскими казаками, следовал по берегу, то опускаясь к самому морю, то поднимаясь на взгорья. Ночевали в саклях, из которых горцев выселили, и в них размещались небольшие казачьи отряды; здесь же ютилась и почтовая служба. Спустя неделю Матюшкин въезжал в дербентские ворота, возле которых стояли часовые. Старший постовой, унтер-лейтенант, проводил Матюшкина в штаб гарнизона, к полковнику Юнкеру, Штаб размещался у берега моря в только что построенном кирпичном доме. Рядом строилось казарменное помещение, но пока гарнизон располагался на горе, в древней крепости. Полковник Юнкер, встретив Матюшкина, повёл к себе, налил стопку водки и угостил солдатскими щами. Потом осмотрели дом, где останавливался Пётр Великий, дербентскую пристань, которой государь особенно интересовался, уезжая, повелел сделать всё возможное, чтобы углубить её и впредь швартовать у Дербента корабли, большие и малые. Полковник привёл Матюшкина к тому месту, где мощная крепостная стена, спускаясь сверху, уходила под морские волны и терялась из виду под водой. Сказал уныло:

— Попробуй-ка её убрать… Тут и на суше невозможно стену проломить, а под водой — и толковать нечего. Разговаривал я с одним здешним звездочётом, известным своей памятью в мудростью. Он сказывает: по преданию, более тысячи лет назад произошло большое землетрясение и разрушило мол, который вдавался далеко в море, а там причаливали корабли. По словам звездочёта, Дербент в древности имел ворота из чистого железа, а стены крепости сложены из точно подогнанных камней. В каждом камне два отверстия, а в них по железной палке, облитой свинцом Таким образом был построен и мол — для крепости. Но подземная стихия не посчиталась ни с чем: дно завалено обломками камней и целыми глыбами. Я думаю, господин генерал, никаких сил не хватит, чтобы расчистить берег у Дербента. В других местах промеряли дно — оно всё мелкое.

Историю о разрушенном дербентском моле Матюшкин слышал ещё в прошлом году от Фёдора Соймонова, когда он вернулся после исследования береговой линии западного побережья Каспия. Соймонов и советовал заложить морской порт там. Сейчас Соймонов замерял морское дно в восточных я южных бухтах моря. Матюшкин надеялся встретить его в Реште, у полковника Шилова.

В один из вечеров, когда командир Каспийской флотилии вернулся из устья реки Мелукенти, где осматривал выброшенные два года назад царские шхуны, полковник Юнкер известил его:

— Только что получено сообщение: генерал Кропотов пленил Тарковского шамхала Адил-гирея и снарядил особый отряд из казаков, который и сопроводит пленника в Санкт-Петербург к императору.

Матюшкин позавидовал столь деловой расторопности Кропотова:

— Эка хват! Получил царский приказ — саблю в руки и айда на ловлю разбойника. Раз саблей взмахнул — аул загорелся, другой раз — из дыма шамхал Адил-гирей е ноднятыми руками вышел. Прямо как в сказке…

— Фортуна всегда улыбается самым храбрым, — отметил Юнкер и прибавил: — Генерал Кропотов тотчас объявил титул шамхала упразднённым.

— Вряд ля это остановит свободолюбивых горцев от кровавой мести. Теперь во всех аулах сабли точат, жди — не сегодня-завтра будут вылазки, — предположил Матюшкин. — Ты удвой караулы, полковник.

Вылазок не было, но на другой день, после того как весть о захвате Адил-гирея русскими казаками распространилась по аулам и долетела до Дербента, в городе тут и там послышался плач, сопровождаемый заунывными молитвами. Подобное Матюшкин слышал два с лишним года назад, когда был захвачен Дербент. Именно после подобного плача и заклинаний на море начался небывалый шторм и он-то разбросал русские корабли. Тогда многие петровские генералы, в том числе в Матюшкин, впав в суеверие, предположили, что кавказские «шаманы» владеют нечистой силой, которая управляет самой стихией. Слушая заунывный плач, доносившийся из саклей, Матюшкин, несколько раз перекрестившись, сказал Юнкеру:

— Чует душа, опять быть беде, как в прошлый раз, когда ураган налетел…

— Может, и налетит ветер, — согласился Юнкер. — Да нынче он нам особой беды не принесёт. Корабли ваши все в устье Волги зимуют, да в южных пристанях. Вроде бы опасаться нечего…

Ночь и в самом деле никакой беды не принесла, а днём из Тарков примчался курьер с мрачным известием: умер Пётр Великий…

VIII

Отстранённый от губернаторской должности, Волынский заметался, не зная, куда себя деть. Сначала хотел ехать в Астрахань, но, поразмыслив, решил: «Уехать туда, всё равно что в чёрный угол спрятаться. Может, царь и не достанет там, но оттуда и никогда не выбраться — так и сдохнешь в Астрахани, отвергнутый и забытый всеми…». К тому же Волынский не терял надежду, что гнев императора уляжется: посердился Пётр Алексеевич да и простит. Из Санкт-Петербурга Волынский приехал в Москву, к Нарышкиным, где остались на зиму жена с дочерями, и решил перезимовать с ними. Покоя, однако, в Москве не обрёл. Всё время приглядывался да прислушивался, не стучатся ли люди из приказа? И вот сообщили Артемию Петровичу свои люди, что князья Мещерские за надругательство над их родичем обер-лейтенантом Преображенского полка и государевым посланником в Персию подали на астраханского губернатора в суд. Дело весьма серьёзное и вроде бы сам император поддерживает Мещерских. Что делать, как быть?! Вспомнил тут Артемий Петрович о своём воспитателе Семёне Андреевиче Салтыкове, который, по болезни, на зиму в своё подмосковное поместье приехал. «Разве ему пожаловаться?» Салтыкова он называл своим вторым отцом, ибо с пятилетнего возраста жил в его семье, лишившись матери. Отец Артемия, царский стольник, а затем казанский воевода, женившись на другой, так и не взял сына от Салтыковых. В пятнадцать лет Артемия определили в драгунский полк простым солдатом, дослужился он до ротмистра, замечен был Петром Первым и произведён в подполковники, после поездки в Исфагань получил полковничий чин и должность астраханского губернатора. Изредка Волынский писал своему воспитателю. Вспомнив теперь о нём, рассудил; «Повидаться с дяденькой надобно не только ради того, что долго не виделись: Семён Андреевич — ближайший родственный Романовых. Прасковья Фёдоровна Салтыкова была женой царя Ивана, старшего брата Петра Великого. Дочку их, Аннушку, не раз я нашивал на своих плечах хоть и толста была, да ещё по голове моей ладошками хлопала. Дяденька Семён Андреевич, небось, сможет успокоить императора и уговорить простить мне лукавство по службе и самодурство от вспыльчивости Размышляя так, Волынский в то же время сомневался: «А вдруг дяденька шибко болен? Приедешь к нему, а он в постели кофе пьёт или того хуже — горшок под ним? Тогда и поездка будет напрасной, только время потеряешь. Александру бы к Петру Великому отправить прямо с дочками, Машенькой и Аннушкой. Упала бы ему в ноги со слезами, небось, дрогнуло бы императорское сердце. Всё-таки кузина!» Но вспомнил Артемий, что государь даже своего родного сына не пощадил, на суд и казнь отдал. Что для него слёзы кузины?! Скажет, как не раз говорил: «Закон для всех один, нет для него ни родственников, ни друзей! Не посчитался с законом, и он с тобой не посчитается!»

Александра Львовна, видя нерешительность мужа, стала подталкивать его:

— Поезжай, поезжай к Семёну Андреевичу. Коль не поможет он, то сама к государю отправлюсь!

Марфино от Москвы недалеко, возле Мытищ. Добрался туда Волынский за один день.

Отставной генерал-майор Семён Андреевич Салтыков встретил воспитанника с распростёртыми объятиями:

— Боже мой, кого ко мне нелёгкая занесла! — обрадовался он, обнимая и ведя Артемия под руку от ворот усадьбы к барскому дому. — Давно пора бы заявиться. Я уж стал подумывать, что ты вовсе забыл обо мне. С детства ещё заметил за тобой небольшой грешок: любишь и милуешь только того, кто тебе надобен, а как понял, что от него больше пользы нет, так и в сторону, пшёл прочь, каналья! Так ведь говорю? Да не дуйся ты — все с малолетства мы таковы. Потом уж, к старости, ценить начинаем прошлое. Вот и к тебе, видно, добрая отзывчивость пришла.

— Спасибо за добрую встречу, дяденька. — Волынский сверху смотрел на седобрового ветерана и конфузливо думал, что он справедлив в своих суждениях. «Но что поделаешь — сам ведь меня таким воспитал! Только и твердил: не расходуй себя по пустякам, жизнь — не шуточное дело. Сам учил меня с людьми, как с куклами обращаться, а теперь добра и отзывчивости требуешь!»

Волынский поднялся по мраморным ступеням в дом, обнимая привычно на ходу всю салтыковскую челядь: старших чмокал в щёчку, детям вкладывал в руки конфеты в золочёных бумажках. Генералу привёз коробку турецкого табаку, чем несказанно порадовал старика. Семён Андреевич тут же и раскурил трубку, чаю китайского велел подать. К чаю он приучил Артемия с малолетства, потому как все мытищинцы жили, «в чае души не чая».

— Забыл, небось, как и пахнет чаёк, — приговаривал, разливая в чашки, Салтыков. — В персидских краях кофий небось выучился пить? Слышал, будто бы в Исфаганъ к шаху ездил. Интересно в Исфагани-то? Я бы на твоём месте записки составил о поездке.

— Выберу время — напишу, — пообещал Волынский.

— Забудешь многое, сколько уж лет прошло, как вернулся! — предостерёг Салтыков.

— Не забуду, дяденька, я дневник в поездке вёл. Врач мой, Ангермони, обо всём аккуратно записывал: и о шахе, и о его эхтимат-девлете — первом министре. Мы ведь в тот год очень выгодный торговый договор с Хусейном заключили. Почестей мне не было конца. Государь Пётр Великий полковничьим чином вознаградил и генерал-адъютантом своим сделал. А теперь всё посыпалось прахом…

— Что так? — насторожился Салтыков, ставя чашку на стол, а дымящуюся трубку кладя в пепельницу.

— Много всяких мелочных неурядиц поднакопилось,

— Волынский потупился, и генерал понял, что воспитанник его недоговаривает оттого, что не столь уж и мелочны эти неурядицы.

— Что же это за неурядицы, Артемий? Сказывай, чего уж там, если в моих силах — помогу.

— Дурные люди, дяденька, дурными слухами сильны. Двинулись мы в персидский поход, высадились на Тереке. Отряд наш бросился на горцев, да получил как следует по зубам. Тут же сановники царские мнение своё возымели: это де губернатор Волынский, не зная истинной обстановки в Кавказских горах, не смог сообщить о силах противника. Государь выслушал Толстого да Апраксина и поверил им, а ко мне холодность проявил… А теперь с князем Мещерским неурядица получилась… — Артемий Петрович выложил всё, как было, и закончил грубо: — Беда в том, что Мещерские, эти чёртовы недотроги, подали на меня в суд!

Салтыков рассмеялся, представив князя Мещерского на деревянной кобыле, с двумя живыми собаками на ногах, но постепенно смех его перешёл в злой смешок и лицо озарилось важным достоинством.

— Тебе, Артемий, следовало подумать, кто ты и от какого рода идёшь, прежде чем срамить себя перед честным народом. — Старик вновь взялся за трубку я поспешно затянулся дымом, что означало крайнюю его раздражённость. — Сколько раз я говорил, что род твой идёт от самого Боброка. Не думаю, чтобы Боброк стал вешать кому-то живых собак, на ноги или кого-то избивать принародно. Величие и достоинство твои! предков в том, что они жалели и жаловали слабых, а только к врагам государства Российского были беспощадны. За то их любят и ценят потомки… А ты видать, измельчал. Только и досталась тебе от Боброка одна отчаянная злость, а добра он тебе не оставил. Да только ли в одной памяти дело?! — воскликнул Салтыков.

— Ты и из моего, считай, двадцатилетнего воспитания ничего, кроме гордыни, не воспринял.

— Дяденька, о каком воспитании речь? — возразил Волынский. — В школах я не бывал и не знал никаких регул[7]. До сих пор не знаю ни французского, ни немецкого, ни голландского настолько, чтобы говорить на них. Я до сих пор не прочитал ни одной заморской книги. Мог ли я, отданный вами в пятнадцать лет в драгунский полк, простым солдатом, научиться высокого штиля манерам и грамоте?! Я научился тому, чему учат в полках — сквернословию и мордобою. Я учился терпеть зуботычины, но так и не научился принимать их как должное, и отвечал на одну — двумя, а то и тремя, и четырьмя. Этим я заставил уважать себя. Ну уж когда до ротмистра дослужился — тут моя рука сдерживаться перестала: бил каждого — учил жизни и порядку…

— То-то и оно, что гнев твой не знает предела, — заговорил на высоких басах Салтыков. — Сам жесток и мстителен, при расправе не затрудняешься в выборе средств, а коснись самого — не можешь терпеть ни малейшего оскорбления!

— Вот и я о том, что необучен, как надобно. Вы, дяденька, сына своего, небось, в Западную Европу отправили учиться, во Францию. Петенька ваш теперь все манеры и экзерциции усвоил, о языках уж не говорю. Мог бы и я оказаться в Париже, да дяденька мой, как отослал меня в драгунский полк, так и забыл обо мне.

Салтыков вовсе побагровел от обиды:

— Вот ты мне как платишь за мои, считай, отеческие чувства к тебе! Знал бы наперёд, то отослал тебя не в полк, а к твоему родителю, в Казань. Воевода сам — он бы сделал из тебя наследственного воеводу. Вместе бы обирали башкир да черемисов…

— Спасибо и на том, дяденька. — Волынский грузно поднялся из-за стола, чашку вверх дном перевернул, направился к двери.

— Ты куда это?! — остановил его Салтыков. — А ну-ка сядь и не выкобенивайся. Тут тебе не Астрахань — живо слуг кликну, они тебя научат, как уважать добрых родственников. Говори, зачем пожаловал? Денег надо — возьми. Жить негде — живи сколько хочешь в моём дому, хоть до самого скончания, только не оскорбляй Семёна Андреевича Салтыкова. Я тебе ещё не раз пригожусь. Говори, зачем приехал?

— Спрятаться негде от императора — вот и приехал к вам! Защиты прошу, дяденька, раз вы ещё считаете себя вторым моим отцом. Судное дело с князем Мещерским и впрямь грозит мне большой бедой. Князь Мещерский значится в судном деле не только князем, но и доверенным лицом императора, посланным в Персию на ратификацию русско-персидского договора…

Салтыков задумался, вздохнул тяжко:

— В гиблую трясину ты угодил, Артемий, но не подать тебе руки — было бы с моей стороны сущим предательством. Я подумаю, как тебе помочь… А пока живи у меня и носа на улицу не показывай, чтобы люди тебя не видели…

На другой день старый генерал отправился в Москву. Не было его с неделю. Вернулся, встал на колени перед иконой, заплакал и улыбнулся жалко, не понять, что произошло со стариком. Артемий подошёл сзади: Дяденька, ты может простудился в дороге?

— Я-то здоров, — выговорил с рыданием Салтыков, — а вот государя Петра Алексеевича не стало. Умер неделю назад… Ты скажи барыне, Артемий, чтобы ставни на окнах закрыла, по всей России объявлен траур.

С Волынского как рукой душевную тяжесть сняло, и первое, что озарило его ум и сердце, — образ императрицы Екатерины. «Она может помочь мне! — взволнованно и радостно подумал он, — Надо ехать в Санкт-Петербург… Там теперь все лизоблюды у царственных её ног ползают, должностей просят и ласкового слова жаждут. Нет на земле худа без добра…»

Заторопился Волынский, даже Семёна Андреевича ждать не стал — на что он теперь нужен? Старик хотел было вместе с Артемием ехать, да куда там! Тот ни минуты терять не стал: скорее в Москву, на попутных. В дом Нарышкиных словно на крыльях залетел, жену и дочурок обнял, с родственниками перемолвился и — в Санкт-Петербург.

На похороны не успел. Императора похоронили в Петропавловском соборе. В столице соблюдался строжайший траур, но уже воссела на престол Екатерина при содействии гвардейских полков и ближайшего соратника Петра, светлейшего князя Меншикова. Гвардейцы заполнили Санкт-Петербург. У царского дворца столько их сгрудилось, что не пройти, не проехать, и каждый заглядывает в лица прохожих — не лиходей ли какой идёт? Два дня просидел Волынский в гостинице, боясь открыто подойти к царскому дворцу: коль дело на него подано в суд — могли и задержать. К тому же из разговоров обывателей Волынский знал, что при императрице Екатерине неотступно находятся ближайшие сановники Петра. Заявись туда, тот Пётр Андреевич Толстой на полпути к императрице остановит, скажет с дьявольской улыбкой: «Ишь ты, сам пришёл. Не зря говорится, что на ловца и зверь бежит». Больше других Волынский страшился Толстого. Государь сам побаивался его, оттого и брал с собой в каждый след. Оставишь одного, без царского глазу, может эта голова, напичканная всевозможными и никому недоступными тайнами, выкинуть такое — потом хоть караул кричи. В Астрахани, во время персидского похода, вёл себя Пётр Андреевич тихо, словно монах, но едва произошла первая осечка на Тереке, сразу когти выпустил: «Милейший Артемий Петрович, как же вы дозволили государю послать на шемхала малочисленный отряд? Разве не знали о многочисленности войск у горцев? А может, преднамеренность?…» Волынский боялся поперёк слово сказать Толстому. Одно воспоминание, как Пётр Андреевич заставил выпить яд своего секретаря за то, что тот наговорил о Толстом какую-то чушь, бросало Волынского в дрожь.

Сидя в гостинице, Волынский слушал посторонние разговоры в тихой траурной ресторации и диву давался: «Ну, царь-государь, понять тебя невозможно! Сына своего казнил, меня чуть не забил до смерти и от губернии отстранил, а из-за каких-то подлых солдат или матросов, которые каждодневно мрут тысячами, бросился в Неву, в ледяную воду, чтобы спасти, да простудился и умер!» Волынский дивился и возмущался, но понимал, что именно высокая человечность не передалась ему от великих предков. Он представил себя ни месте Петра, мысленно повторил его действия во время октябрьского наводнения и, к стыду своему, признался; «Нет, государь, будь на твоём месте, я бы не полез, рискуя жизнью, спасать простолюдинов. Видно, по-разному мы понимаем жизнь… Вот и дяденька Семён Андреевич долбит мне, что сила — в великодушии и доброте, а я думаю: сила в силе. На Востоке, в Персиде, тоже так думают: «Камыш не зажмёшь — руку не порежешь». По-русски сие значит: «По уху не дашь — с ног не сшибёшь!»

На третий день дошло до Волынского, что у трона Екатерины уже ведутся речи о престолонаследнике, и выбор пал на внука императора малолетнего Петра, Пётр Великий не успел оставить завещание, и мнение, кому наследовать престол Всероссийский, раздвоилось. Приверженцы Меншикова, Апраксина и Толстого, желавшие видеть на царском троне Екатерину, корили сановников: «Вы подписали смертный приговор Алексею, а теперь сына его тянете на трон?! Вы заранее обрекаете себя на погибель!» Волынский решил открыто явиться к Екатерине и поддержать её. «Утвердится на престоле российском — откроется и мне счастливый путь!..»

После полудня, набросив поверх полковничьего мундира шубу, надев меховую шапку, отправился ко двору. Гвардейцев миновал беспрепятственно, страже у входа представился астраханским губернатором, вызванным по весьма важным делам самой императрицей. К счастью Артемия Петровича, в приёмной Екатерины не столкнулся ни с Толстым, ни с Остерманом. Как и в прошлые приезды на пороге встретился с камергером Нарышкиным. С души Волынского свалялся камень при виде родственника, однако камергер на сей раз повёл себя более чем строго!

— Весьма некстати, — процедил он сквозь зубы. — О вас тут ходят такие слухи…

— Доложите обо мне императрице, — сдержанно, но с такой яростью выговорил Волынский, что камергер попятился и вошёл к ней в кабинет. Вернулся тотчас:

— Прошу-с, её величество желает вас лицезреть.

Волынский, едва переступил порог кабинета, упал на колени и пополз к ногам Екатерины, мыча что-то нечленораздельное.

— Встань, Артемий, ты что?! — воскликнула испуганно Екатерина. — Надо ли так низко кланяться? Я ведь прежде всего женщина. — Она протянула ему руку и он, поднявшись, приложился к её руке, как это делал не раз.

— Матушка-государыня, — уныло начал Волынский, но она остановила его жестом.

— Не теряй времени на обиды и жалобы, мне всё о тебе известно. Я прикажу министрам — они подберут тебе новое место.

— Матушка-государыня, но дело судебное… Князь Мещерский в суд на меня подал.

— Это за собак-то? — по губам Екатерины скользнула брезгливая улыбка. — Постыдился бы князь Мещерский позорить самого себя. Я улажу это дело, и князю велю не унижаться и не позорить свой княжеский род… Успокойся, друг мой, и положись во всём на меня. Сегодня же у меня будет разговор с Толстым. Я извещу тебя… Ты где остановился?

— В гостинице, матушка-государыня, к вам не посмел…

— Переезжай во дворец, скажи камергеру, чтобы отвёл тебе лучшую комнату, а вечером прошу на ужин.

Волынский откланялся и вышел из кабинета окрылённым. В приёмной бросил на ходу Нарышкину:

— Готовь лучшую комнату, сейчас с баулом приеду!

Проводив Волынского, императрица пригласила к себе Толстого. Тон её речи был несколько взволнован И вела она себя строже, словно готовилась преподнести урок управителю Тайной канцелярии.

— Пётр Андреевич, — начала она на высокой ноте. — А отчего вы до сих пор не вспомнили о Петре Павловиче Шафирове? Или Нижегородский острог так далёк, что до него и мысли ваши не доходят?

— Матушка-государыня, ну как же не помнить о нём? — спохватился Толстой. — Я всегда помню о нём, но и не забываю, что барон Шафиров наказан самим императором Петром Великим. Только господня воля да уступчивость императора отвели лезвие топора от повинной головушки барона. Отправившись на пожизненное заточение в Нижний, барон возрадовался своей участи…

— Было бы с нашей стороны высшей милостью, если бы мы открыли замок темницы, в коей томится барон

Шафиров, и вновь призвали его на службу, — в том же топе произнесла Екатерина.

— Ваше величество желает попрать закон, определяющий смертную казнь за нарушение сенатскою регламента? — насторожился Толстой.

— Пётр Великий, присудив по закону Шафирову казнь, тут же миловал его пожизненной ссылкой. Я же, подобно супругу моему, милую барона и освобождаю из острога. Было бы разумно, Пётр Андреевич, возвратить его к коммерц-коллегии и назначить её президентом.

Толстой покорно склонил голову, постигая суть распоряжения императрицы, а она, понимая его размышления, сказала:

— Вас всего-то у меня — светлейший князь Меншиков, Остерман, да вы, Пётр Андреевич. А нужен нам сильный Верховный Совет, дабы крепко держать в руках Российское государство. Шафиров как раз тот человек, который необходим нам… И чтобы ещё раз не возвращаться к помилованиям господ, нужных мне, а стало быть и вам, прошу вернуть попранное достоинство астраханскому губернатору Волынскому. Пётр Алексеевич по горячности своей наказал Артемия Петровича как родственника, а некоторые господа из Сената рады стараться, тотчас возвели на Волынского клевету и открыли судебное дело! — Екатерина заговорила в приказном тоне, и Толстой понял, что перечить ей ни в коем случае нельзя.

— Матушка-государыня, куда бы вы желали определить бывшего астраханского губернатора? Я выполню всякую вашу волю, хотя и предупредить должен, что Волынский не имеет должного образования и для заграницы вряд ли удобен. В своём Отечестве он больше принесёт пользы, особенно на распорядительной должности. Смею также напомнить, что батюшка Артемия Петровича, будучи казанским воеводой, весьма исправно нёс службу и был постоянно в чести у государя. Не послать ли нам и Артемия Петровича в Казань, но не воеводою, а губернатором. В Астрахани он поднаторел на этой должности.

— Что ж, разумно, Пётр Андреевич, — согласилась императрица. — Заготовь указ на Волынского. Но, я думаю, одного указа будет маловато. Казанская губерния велика, одних войск тысяч сто будет да и командующие — сплошь генералы. Легко ли будет Волынскому ладить с ними при полковничьем чине? Заготовьте и второй указ — на присвоение полковнику Волынскому звания генерал-майора…

Вечером в гостиной императрицы Волынский принял новое назначение и генеральский чин. Меншиков и Толстой учили нового казанского губернатора, как вести дела в губернии. Светлейший князь, значась правой рукой императрицы, наставлял сердечно:

— Крестьян особливо в руки бери, не давай им шарахаться из стороны в сторону. Они и раньше от одного помещика к другому бегали, а теперь бегут в Польшу, в башкиры, в Запорожье… Помещикам прикажи, чтоб все недоимки платили в январе, марте и апреле, а кои не заплатят вовремя — облагай процентами… Сборы поручи воеводам…

Волынский слушал светлейшего князя, вежливо соглашался с ним, а сам думал о своём: «Нужно коренное переустройство внутренних государственных дел, да только не подошло моё время, чтобы говорить об этом». Ещё в Астрахани занялся он составлением проекта о гражданстве, Петру Великому хотел поднести свои соображения, но не дала судьба воспользоваться плодом своего ума. А сейчас пока не к месту упоминать об этом. Многовато того, что в один день подарено императрицей. Молчать и поддакивать, однако, было не в правилах Волынского. Следовало что-то сказать стоящее, чтобы оставить хорошее впечатление о себе, В Артемий Петрович, как бы обобщая беседу со светлейшим князем Меншиковым, мудро произнёс:

— Нам, русским, не надобен хлеб, мы друг друга едим и с того сыты бываем…

Меткая шутка пришлась по душе всем…

IX

Остаток зимы Волынский прожил в Москве, а с наступлением судоходства двинулся на стругах в Казань Плыл с почестями мимо городов и деревень, сопровождаемый купцами и чиновниками. Со струг губернатора звенела музыка и слышались весёлые голоса подвыпившей компании. В деревнях и больших сёлах, зная наперёд, кто и с кем едет, старосты заставляли церковных служителей звонить в колокола. Кое-где на берег выходили хоры, славя будущего заступника и спасателя. В Чебоксарах на пристани Волынского встречал здешний воевода Алексей Заборовский, окружённый несметной толпой местных господ и диковатых черемисов. Здесь тоже звонили колокола, но Волынскому показалось этого мало. Рыкнул он на воеводу:

— Что, аль пороху у тебя мало?! Или пушки а неисправности?! Мог бы устроить пальбу в честь моего приезда — не каждый день губернаторов встречаешь!

— И порох, и пушки есть, господин генерал-майор, да только сообразительности не хватает… Оплошал, виноват, сейчас исправлю ошибку! Эй, гвардия, а ну заряжай пушки да поприветствуем как надобно нашего отца и кормильца!

Солдаты бросились к двум пушкам, стали набивать стволы порохом. Старались на славу. К пушкам сбежалась толпа черемисов, лезли окаянные друг другу на плечи, чтобы увидеть, как заряжаются пушки. Волынский тем временем, сопровождаемый господами, направился в церковь отслужить обедню. Шёл важно, косясь на стены и купола храма божьего, и при каждом новом шаге ждал: вот сейчас загремят в честь его приезда черемисские пушчонки. Он уже подходил к царским воротам, когда раздался оглушающий взрыв, а затем понеслись людские вопли:

— Побило! Побило! — закричали мальчишки. — Всех одним махом!

Губернатор вошёл в церковь и только гут велел немедля позвать батюшку:

— Что там за шум с плачем? — спросил у попа.

— Так разорвало пушчонку, — так же тихо отвечал батюшка. — Пятнадцать душ как ни бывало, иных на куски разнесло. Самоих пушкарей и черемисов с ними. Кажись, и сам воевода смерть принял.

— Плохое предзнаменование, — сконфузился Волынский. — Ещё и до Казани не доплыл, а уже смерти навстречу мне вышла.

Обедня не состоялась: поп отправился к месту происшествия, Волынский не стал ждать его, спустился со своей компанией к берегу и сел на корабль. Едва отчалили от пристани, он предложил господам:

— Выпьем за упокой души убиенных. Не плакать же нам по каким-то вшивым черемисам. Они как мухи дохнут. Сегодня от взорванной пушки, завтра от какой-нибудь холеры… Иное дело воевода, жаль человека…

Большой церемонией встречала нового губернатора Казань. Тут тоже палили пушки и звенели колокола, тысячи горожан вышли к Волге. У Волынского от гордости наворачивались слёзы на глаза, и он украдкой утирал их рукавом генеральского мундира. О назначении нового губернатора казанские власти знали с зимы. За три месяца был подготовлен для него старый дом воеводы, а на окраине города отстроена заново летняя усадьба. Десятки слуг в диковинных одеждах стояли во дворе, когда губернатор шёл в свой дом, разглядывая портик и массивные дубовые двери. Не глядя на слуг, думал с презрением: «Этих оставь при себе, так и не узнаешь, отчего помрёшь. То ли от яда, то ли от ножа. Хари — одна другой хитрее… Гайдуки что-то задерживаются, небось, жалко Астрахань оставлять».

День-другой губернатор отдыхал, а затем устроил приём для высших губернских чинов и генералов, чьи полки располагались в Казани. Обед проходил непринуждённо, но, захмелев, Артемий Петрович пригрозил, что править будет жёстко, поскольку Казань, как и все другие юрода матушки России, не блещет порядком. Спьяну начал Волынский пересказывать свои «рассуждения». И уже с первых слов обидел господ, назвав их своими холопами. Секретарь духовного приказа Осип Судовников возьми да и скажи, что, слава Богу, род его идёт от бояр именитых, так что называть его холопом, как и других господ, со стороны губернатора несправедливо. Чуть дрогнули губы Волынского в мстительной улыбке:

— Я ведь, господин, как там вас, дважды не повторяюсь: сказал холопы, значит, холопы. И вы будете таковыми, ибо Казань отдана мне матушкой-государыней пожизненно, в аренду… Извольте жить по-моему. Прежде всего, повелеваю жить так, чтобы расходы не превосходили доходов, тогда и соблазнов не станет грабить бедноту… Прикажем также видным дворянам и канцелярским служителям носить платье победнее и ограничить их расточительства. Запретим и купцам нашим вступать с иноземными негоциантами в торговые кампании, и учредим во всех городах магистраты, как было прежде.

Разошёлся Артемий Петрович, гости его насупились и очи долу опустили. С трудом дождались окончания обеда. Расходились молча, кланялись на прощанье, только Осип Судовников нарочно задержался, чтобы ещё раз сказать губернатору о своём боярском происхождении. Осип и без того был человеком смелым, а тут ещё хмель в голове и отвага в сердце.

— Позвольте мне, ваше высокопревосходительство…

— Чего тебе, холоп?! — рыкнул Волынский. — Или выпил мало! Вася, налей ему ещё, — приказал Кубанцу,

Мажордом подморгнул гайдукам, те бросились к четверти, налили в литровую кружку. Осип закуражился, отмахиваться стал, понимая, что от такой порции можно умереть. Тогда Волынский выпроводил его за порог и закатил такую оплеуху, что представитель старого боярского рода отлетел на несколько саженей, едва не задев головой за последнюю ступень губернаторского подъезда.

— Борзых на него! — прорычал губернатор и тут увидел женщину лет сорока, которая стояла через дорогу и с любопытством разглядывала губернатора. Вмиг забыв о Судовникове, Волынский вперил взгляд в неё: — Тебе чего надобно, баба?

— Да вот пришла взглянуть на сынка Петра Артемьевича, бывшего нашего воеводы, да кажись пришла не ко времени…

— Поди сюда… Ты знала моего батюшку?

— А как же, родимый ты наш заступничек! Пётр Артемьевич не раз у меня бывал, и за стол не брезговал садиться.

— Спал с тобой мой батюшка? Ну, говори… Молчишь… А я и без тебя знаю, что спал, потому как такую красотку не мог он оставить без внимания. — Волынского качало из стороны в сторону от выпитого, и он еле держался на ногах.

Гайдуки, видя, что губернатор сильно подвыпивши и может навлечь на себя сплетни со стороны казанских обывателей, ввели словоохотливую даму в дом и усадили за стол. Волынский последовал за ней:

— Кто ты, каких кровей? Батюшка мой разборчив был в бабах…

— Вдова я… Муж имел звание капитанское, да представился лет десять тому назад. Дочка у меня от него…

— А сколько годков дочке?

— Осьмнадцатый пошёл. Скоро замуж отдам, сваты уже наведывались.

— Н-да… — Волынский сглотнул слюну и облизал сухие губы. — А живёшь далеко ли?

— Да тут же, через дорогу. Как протрезвеете, так и заходите.

— Подлая баба, — оскорбился Волынский. — Ты что, не видишь, с кем разговариваешь?! Где это видано, чтобы губернаторы по обывательским домам лазили! Убирайся прочь…

— Спасибо, ваш высокопревосходительство, и на этом. — Женщина встала и торопливо удалилась.

Волынского раздели и уложили спать. Проснулся он среди ночи как и в былые времена от тоски и сухости во рту. Гайдуки принесли ему квасу. Отпив из кружки освежающий напиток, губернатор вспомнил о вчерашней вдове и спросил:

— Как зовут даму, которая тут была?

Гайдуки отвечали, что знать не знают, но если потребуется…

Волынский, вновь повалившись в постель, устало выговорил:

— Узнайте, где живёт, как зовут и хороша ли дочка у неё? Если красива, приведите в кабинет вместе с матерью.

Утром после завтрака представили ему обеих. Волынский некоторое время внимательно разглядывал женщин, размышлял про себя: «Красотой, пожалуй, астраханской Ланочке не уступит, да вдобавок свежа, никем не тронутая ещё. Лицо белое, дородное и очертания дворянские — что нос, что глаза. Причёска тоже на западный манер, высокой шапкой светлые волосы вздымаются. Груди маловаты, но зато бёдра хороши и талия тонка». Волынский руку протянул, чтобы ощупать девицу, но вовремя спохватился и лишь зажал в ладони её хрупкие пальчики.

— Зовут как? — спросил, сдавливая ей ноготки, отчего барышня зарделась румянцем и глаза у неё заблестели.

— Язык проглотила от счастья, сроду ведь генерала не видала, — торопливо пояснила благодетельная мамаша. — Юленькой её звать,

— Юля, — наконец произнесла и сама барышня.

— Ну так что ж, Юленька, — попросил Волынский, — ты пока иди домой, а мы поговорим с твоей маман. — И дождавшись, когда прикроет за собой дверь барышня, он обратился к её мамаше:

— Каких благ от меня желаете, Авдотья Ивановна? Говорите без стеснения:

— Да ведь просьба у меня одна: не успел покинуть воеводство ваш батюшка, как городской магистрат отобрал у меня сад и приписал к соседнему, казённому, а в саду яблоньки, а под яблоньками огород, на котором росли кабачки, чеснок, лук и салат. Прошу вас, заступника нашего, отдать мне, что взяли?

— Отдадут, куда они денутся! — охотно пообещал Волынский. — Завтра указ напишу, а сегодня вечерком, как стемнеет, ты мне Юленьку пришли: пусть у меня в комнате уберёт.

— Может, сама приберу, хуже не сделаю, довольны останетесь?

— Стара ты для меня, Авдотья… Для батюшки — куда ни шло! — он озорно засмеялся и смолк, тут же сказал с угрозой: — Только не вздумай шутить со мной, раздавлю, как мокрицу. Сад получишь, только дочку свою научи, чтобы не противилась. Тебе сад, а ей бриллианты… На, возьми. — Он достал из шкатулки ожерелье и подал Авдотье.

Вечером Юлия пришла, и ввёл её в спальню к губернатору мажордом Кубанец. При свете свечи выглядела она ещё краше, чем днём. Чёрные глаза горели, словно два агата, но сама являла собой девицу безвольную, готовую ко всему.

— Нравится тебе мой подарок? — спросил он, беря её за руки.

— Больно дорогой, — отозвалась она робко и на сопротивляясь ему. А он усадил её на колени, ощупал груди, дрожащими руками начал расстёгивать пуговицы на платье. Раздевая её, спросил:

— Говоришь, сваты приходили… От кого, если не секрет?

— От нашего иконописца, Никифора Смирнова. Надоел он маменьке своими приставаниями, а у самого ни кола, ни двора, — дрожа от жаркого озноба, ответила Юлия.

— Незачем тебе за него идти, со мной тебе слаще будет, — прижимая её к себе, страстно заговорил губернатор.

Отпустил свою новую возлюбленную под утро, украсив её запястье дорогим, с рубинами, браслетом. Юленька уходила бледной и измученной, но переполненной любовью к Артемию Петровичу. И обращалась к нему на ты, как приказал он после того, как овладел ею. Повиснув у него на шее, долго не могла оторваться и шептала счастливым голосом:

— Входила к тебе, как к страшному зверю, руки и ноги немели от страха. А ухожу онемевшая от твоей жаркой любви.

— Иди, иди, моя ласточка. Впереди у нас с тобой — целая жизнь. — Волынский с трудом расцепил её руки, проводил во двор и приказал гайдукам сдать барышню с рук на руки её матери.

Жарко взяла за душу Артемия новая любовь. Проведя следующую ночь в одиночестве, он уже страдал без возлюбленной и думал только о ней. На третью ночь, едва стемнело, Кубанец привёл её, не менее страдающую от разлуки. Бросились они в объятия друг друга и всю ночь напролёт наслаждались любовью. И так пошло у них — то через день, то каждый день. И один Бог ведает, когда бы кончилось мучительно радостное счастье, но вот пристал к казанской пристани струг и вышла из него на берег Александра Львовна с дочурками. Обыватели, бывшие на пристани, послали за губернатором, и он скоро явился в сопровождении Кубанца и гайдуков. Степенно и чинно поцеловал Артемий Петрович супругу, взял дочек на руки и понёс в гору, а гайдуки занялись багажом губернаторши. Александра Львовна шла за мужем и диву давалась, сколь светла и красива Казань. Сверху солнце и золотистые купола собора, под ногами трава зелёная, а дальше за стенами кирпичные дома и сады. Села губернаторская семья в тарантас и поехала по городу, всполошив обывателей. Дом Александре Львовне понравился: большой и просторный, в несколько комнат, терраса во двор и цветы всюду. Вошла губернаторша в спальню и ужаснулась:

— Боже мой, хоть бы постель к приезду жены убрал, разбросано всё. Да и подушек понатащил на кровать, словно тут ты не один спал! Ну, Артемий Петрович, без меня ты прямо-таки одичал.

— Дык одичаешь, — охотно согласился Волынский, наблюдая, как проворно супруга убирает кровать. Вот встряхнула одеяло, вот подушки взбивать начала. И вдруг застыла в немом удивлении и поднесла на вытянутой руке к лицу супруга женские портки в кружевах.

— А это что означает? Я тебя спрашиваю, что это означает! — закричала вне себя Александра Львовна.

— Право не знаю, Сашуля. Воевода тут до меня жил, наверное, его супруга забыла свои порточки. Выбрось их на помойку, не обращай внимания…

Довод супруга показался ей не очень-то убедительным. Начавшаяся перебранка кончилась рыданиями Александры Львовны. Глядя на мать, заревели и дочки. Волынский с досады сел на коня и уехал к псарям посмотреть на своих борзых. К вечеру вернулся, посмотрел на толстенную супругу, и сердце его сжалось от неприятной тоски. Но что поделаешь, пришлось играть роль соскучившегося мужа, чтобы отогнать возникшие подозрения о его супружеской неверности.

Через несколько дней, возвращаясь из деревни, куда подался на неделю, а вернулся на третий день, дабы четыре дня провести с Юленькой в её доме. Волынский оставил коня с коляской у псарей, а сам пробрался к возлюбленной. Юленька, истосковавшись по милому, на шею ему бросилась. А Евдокия Ивановна сразу же и ляпнула:

— Не взыщи, кормилец наш, но должна я сказать, что Юленька третий месяц как беременна.

Волынский вздрогнул, словно облитый холодной водой из ушата.

— Как так? Признаться, не ожидал. — Посмотрел на Юлию, на её мать, рассудил холодно и здраво, словно речь шла о лошади или корове. — Живота покуда не видно, так что всё можно уладить…

Ночь провёл с ней, а на другой день явился домой и занялся её судьбой. Не мешкая, велел гайдукам привести иконописца Никифора Смирнова. Того отыскали в церкви и приволокли немедля. Волынский, посадив его перед собой, сказал с участием:

— Слышал от людей, что жениться на вдовьей дочери хочешь, да жила тонка, денег никак не соберёшь. Так ли?

— Да в общем-то… — согласился иконописец.

— Давай условимся: ты с меня портрет напишешь, а я тебе помогу свадьбу с твоей зазнобой сыграть?

— Охотно согласен, ваше высокопревосходительство! — обрадовался Никифор Смирнов.

Свадьба прошла не слишком шумно, но с музыкой и песнями, не хуже, чем у других людей. Невесту увезли в другой конец города, к жениху, там много раз прокричали горько, и в постель молодых уложили. А утром привезли Юленьку к её дому, ссадили вместе в пожитками на дороге, а ворота дёгтем измазали. Обыватели сбежались взглянуть на позор девицы. Гайдуки разогнали толпу, чтобы не собирались около губернаторского дома — жила-то Юлия через дорогу. А когда появился у её двора жених, в пьяном виде, с матерщиной отборной, Волынский приказал взять его и наказать кошками. Схватили гайдуки иконописца, раздели, бросили на скамью, привязали и давай хлестать плетью. Волынский стоял рядом, спрашивая после каждой очередной плети:

— За что опозорил девицу, богомаз?!

— Порченой оказалась!.. — корчась от боли, выл Никифор.

— Врёшь, нетопырь, ты раньше её совратил, а теперь на посмешище выставил. Сознавайся, не то до смерти забью!

И приклеивались мокрые от крови плети к спине иконописца до тех пор, пока не оговорил он самого себя. Поклялся Никифор снова взять к себе жёнушку. И взял бы, да возмутилась родня, выходила избитого кое-как, посадила в телегу и — прочь долой из Казани. Осталась Юлия при своей мамаше и стала жить как раньше. Прошёл ещё месяц — вовсе исчезла Юленька, чтобы не показывать свою беременность на людях. Как-то ночью отвезли её гайдуки в соседнюю деревню, к помещику Писемскому, поселили к знахарке. Старуха взялась «лечить» молодую деву и добилась выкидыша. Через полгода Юлия возвратилась в город. Была девицей — стала матёрой львицей. Платье на ней французское, зелёное, до самых пят. Прошлась мимо губернаторского дома — Александру Львовну всполошила.

— Явилась, змея подколодная! — прошипела губернаторша, давно уже уверившись в том, что обрюхатил её Артемий Петрович. Но всё же были сомнения: «А может, не он?» Решила проверить. Кликнула прислугу:

— Возьми-ка, Аглая, в чулане панталоны этой развратницы, да верни ей. Посмотрим… Коли возьмёт, значит, сомнений более никаких у меня не будет.

Аглая выбежала на улицу, догнала Юленьку. Та, увидев свои портки, смекнула, в чём дело и, чтобы ещё больнее обжечь сердце губернаторши, бережно свернула их, пожав недоуменно плечами:

— А я — то всё думала, где же мои пантолончики затерялись? Спасибо, что нашли и отдали. — И уплыла павой…

На ночь Александра Львовна заперлась в другой комнате, к мужу не вышла. Волынский постучался, и, не услышав ответа, пригрозил:

— Баба с телеги — кобыле легче. Один-то, без тебя, я на край света ускачу!

С этой ночи их семейная жизнь расстроилась окончательно. Артемий Петрович не обращал внимания на жену, а она, сталкиваясь с ним нечаянно, вздёргивала брезгливо плечами и высоко вскидывала голову. Давалось ей это нелегко. Постепенно Александра Львовна начала худеть: плечи опустились и щёки обвисли, кашель появился. Волынский, напротив, стал ещё деятельнее. В будни разъезжал с гайдуками по городу и учил уму-разуму горожан: собирал недоимки, объявлял наказания за провинность, карал воров на городской площади, зачитывал громкогласно губернаторские указы. В свободные дни чуть свет отправлялся за Волгу, на охоту. Свыклась Александра Львовна с распорядком мужа, перестала вовсе обращать на него внимание. А у него вновь неровно застучало сердце. Сказал он своему мажордому:

— Отвези Юлию к Писемскому, а я через день приеду.

Юлия томительно ожидала своего возлюбленного у окна. Вот он приехал, слез с коня, зашаркал в сенцах сапогами, вошёл в избу, руки вытянул, чтобы приласкать и прижать к сердцу свою голубушку. А она вздёрнула плечами и отвернулась:

— Не стыдно тебе, Артемий Петрович, держать меня, как собачонку на задворках? Дождёшься, что и я превращусь, как твоя супружница, в полудохлую бабёнку. Света белого не вижу, всё время думаю о тебе…

— Ну-ну, Юленька, только без капризов. — Он об нял её, повернул лицом к себе и прижался в горячем поцелуе. Оторвавшись, воскликнул озорно: — А ты у меня ещё слаще стала после замужества!

— Да уж, — потупилась Юленька, — Чуть было на тот свет не отправил.

— Ушла бы ты на тот свет, и там я тебя бы разыскал! — Волынский сел на кровать, вытянул ногу: — Сними-ка сапог…

С этого дня встречи их возобновились. С охоты он всякий раз заезжал к ней. И Писемского стал боготворить… Как-то раз, возвращаясь с охоты, проезжал Волынский мимо двух чахлых деревенек. Поля возле них лежали не возделанными, лишь шелестел на ветру дикий бурьян. Заехал губернатор к Писемскому, поинтересовался:

— А чьи это неухоженные деревеньки, травой заросшие, или у них хозяина нет?

— Есть хозяева, как же! — отвечал Андрей Писемский. — Деревеньки принадлежат Семизерной пустыни, монахам-бездельникам…

— Из-за таких-то бездельников и живёт в нищете Русь, — рассудил губернатор. — Земли пустуют, видно, нужен им другой хозяин… Взял бы ты деревеньки Семизерные себе, а я указ по сему случаю издам и оглашу… Проку мне от этого большого не будет. Но если твоё благородие иной раз и поднесёт что-либо за мою услугу — буду признателен…

Под Рождество губернаторские псари вернулись с охоты, везя в клетках двух больших и четырёх малых волков. Сбежались обыватели, оцепили городской сад красными флажками. Выпустили волков, натравили на них борзых, пошла отчаянная свара. Волков перестреляли, но сад так изувечили, гоняясь за серыми, что и не узнать. Городской магистрат представил губернатору обвинительное письмо. Волынский порвал его и настрочил собственноручно указ о передаче старого сада «дочери жены умершего её супруга, бывшего капитала, а затем купца Ивана Микляева». А если просто, то старый сад был отдан любовнице губернатора…

X

Каспийский перешеек от Святого Креста до самого Решта со смертью Петра Великого начал хиреть. Никому не стало дела до каких-то далёких персидских провинций. Царский двор со всеми его министрами и вельможами суетился вокруг императрицы: всякий искал свои выгоды, а главенствующая верхушка, бывшие соратники Петра. Первого, всячески старались сохранить своё верховенство. Чуть больше года минуло со дня, как Екатерина Первая воцарилась на российском Престоле, но вот уже «правительствующий» сенат стал называться лишь «высоким», образовался Верховный тайный совет. Заговорила Россия о Меншикове, и слухи поползли, долетая не только до воинских гарнизонов на Каспии, но и до калмыцких улусов и туркменских аулов на Маныче и Калаусе. Берек-хан, три зимы проведший в почтовых разъездах — от Кумы до Святого Креста и обратно, — многое узнал от русских офицеров. Сначала с таинственным предупреждением чтобы не болтали где не следует, рассказал джигитам, будто князь Меншиков сватает свою дочь за внука умершего государя. «В родство с царицей войдёт — Всю Россию к своим рукам приберёт». Джигиты, слушая хана, спрашивали: «Хорошо это или плохо?» Берек Третий отвечал: «Князь Меншиков лучшим другом Петру Великому был, а Пётр жаловал туркмен своей грамотой. Друг царя не забудет о туркменах». Прошло ещё немного времени, и Берек-хан вновь предостерёг джигитов: «Держите языки за зубами: царица Екатерина умерла, князь Меншиков обвенчал свою дочь о внуком Петра Великого. Князя его враги изгнали из Петербурга и сделали внука российским государем». Джигиты вновь спросили: «Берек-хан, хорошо это или плохо?» — «Хай, недогадливые! Конечно, хорошо, новый государь Пётр Второй, говорят, на своего деда похож!» — рассудил Берек-хан.

Три года ждали туркменские джигиты перемен в жизни, но она не менялась. С осени, едва наступали холода и астраханский флот становился на зимовку, Берек-хан поднимал свой отряд в седло и отправлялся на Куму. Оттуда джигиты разъезжались по почтовым станциям и ожидали дипкурьеров из Астрахани. В первые годы после открытия почтовой дороги много по ней ехало военных и казённых людей. А теперь поуменьшилось. Курьеры с секретными донесениями почти не появлялись. Теперь больше ехали то в Дербент, то в Баку на смену своим товарищам молодые офицеры. Оттуда тащились раненые и больные. Туркмены принимали их в своих юртах: давали ночлег, угощали чуреком и чаем и провожали до следующей почтовой станции. Однажды Берек-хан, возвратившись со стороны Астрахани на Куму, сказал джигитам: «Царствующий внук Петра Великого тоже умер». Все замолкли, не зная, как вести себя при этом сообщении, и всё-таки один из джигитов спросил: «Берек-хан, это хорошо или плохо?» — «Никто этого не знает, — отозвался Берек-хан, — потому что никто не знает, кто теперь будет русским царём».

Смерть Петра Второго породила небывалое смятение в калмыцкой степи. Вновь вскочил в седло внук Аюки Дондук-Омбо и понёсся по улусам, возглашая, что царский лизоблюд Церен-Дондук незаконно владеет властью; калмыцкий трон, согласно завещанию, принадлежит Дондуку-Омбо! Произошли стычки и пролилась кровь. Преследуя друг друга, отряды калмыков не раз вторгались на Маныч и Калаус к туркменам. Летом Церен-Дондук, остановившись с отрядом в ауле Берек-хана, теряя терпение, воскликнул:

— Этот волчонок не даст мне спокойно жить и управлять калмыками, если я не скручу его длинные руки! Дорогой друг Берек, терпение моё иссякло: поеду в Астрахань и попрошу у губернатора солдат.

— Разумно ли? — усомнился Берек. — Молодые тайдши переходят к Дондуку-Омбо, это верно. Но знаешь ли ты, что астраханские чины — Кикин и Бакунин — нарочно натравляют на тебя молодых тайдшей? Разве тебе не ясна их хитрость: «Разделяй — и властвуй?» Калмыки убивают друг друга, а Кикин радуется…

— Другого выхода у меня нет…

— Может, и нет, но из всех зол надо выбирать меньшее. В Астрахань поедешь — ничего не добьёшься. У самого Кикина солдат нет. Войска у генерала Матюшкина. Генерал тоже солдат не даст без приказа царя, а царя совсем нет, приказывать некому. Советую тебе, Церен-Дондук, поехать в Казань, к Волынскому. Волей Аллаха этот человек опять заимел большие крылья, генералом стал, губернатором. В Казани много офицеров и солдат, и все ему подчиняются. Если один боишься к нему ехать — поедем вместе…

Совсем было собрались они в путь, осталось только верблюдов навьючить да коней оседлать, и вдруг — русские в аул едут. Подъехали всадники поближе — узнал Берек-хан Нефёда Кудрявцева. С ним рядом здоровый и мордастый, в синем кафтане и шляпе господин. Берек-хан поднапряг память и вспомнил, что видел его в доме Волынского. И всадники в красных жупанах — слуги Волынского. С ними ещё сотни две казаков. Церен-Дондук воодушевился, а Берек-хан радостно засуетился:

— Русские говорят: «На ловца и зверь бежит». А как ты думаешь, отчего такая поговорка сложилась? От того, дорогой Церен-Дондук, что есть такая неведомая сила, которая властвует над всеми людьми. О ком думаешь — тот тоже о тебе думает. Ты о Волынском думал — он тоже о тебе подумал и решил узнать, как живёшь, в чём нуждаешься.

Всадники подъехали, соскочили с коней. Нефёд Кудрявцев, уже в чине подполковника, отечески, как старых друзей, обнял калмыка и туркмена. Обступили аульчане приезжих, подошли и воины Церен-Дондука. Берек-хан пригласил всех на тахту, а подполковника Кудрявцева и его краснолицего спутника повёл в белую юрту, Церен-Дондук вошёл вместе е ними.

— Садитесь, господа, — Берек-хан подал гостям подушки, и сел сам. — Ешьте, пейте, чем богаты — всё ваше. Винограду и арбузов в это лето много. Корма на пастбищах тоже хорошие — молодняк здоровый растёт! мяса много будет, шерсти тоже.

— Ты об овцах, Берек-хан, а мы о лошадях потолковать приехали, — остановил сладкоречивого хана Кудрявцев. — Познакомься вот, это мажордом казанского губернатора, Кубанцем зовут… Но ты кличь его Васей, ибо при слове «кубанец» калмыки и туркмены за сабли хватаются. Кубанские ханы — недруги ваши и наши, но Василий Кубанец никаких связей — ни родственных, ни приятельских — с ними не имеет. Приехал он от самого казанского губернатора, и потому сам скажет, что от тебя надо.

— Губернатор наш после того, как воцарилась на престоле российском императрица Анна Иоановна….. — начал Кубанец, пронзив туркменского хана чёрными глазами.

— Вах-хей! — воскликнул Берек-хан. — Оказывается, уже есть, а мы и не знали! Как же так?

— А так, что живёте в дикой степи и ни о чём не ведаете. Ладно, молчи и слушай, что будет сказывать господин мажордом! — приказал Нефёд Кудрявцев.

— Ну, так, с воцарением Анна Ивановны решил наш благодетельный губернатор заняться коневодством. Но желает разводить коней не каких попало, а только чистых арабских и кабардинских кровей. Десятка два таких скакунов не мешало бы раздобыть на первый раз. Надобно подобрать жеребцов помоложе, а ещё лучше — жерёбых кобыл. Вы, туркмены, — великие лошадники, разбираетесь в породах, вот Артемий Петрович и приказал шге! «Езжай к Берек-хану, он тебе нужных скакунов раздобудет».

— Вах-хей, — почесал затылок Берек хан. — Арабских жеребцов очень мало. На всём Кавказе их не больше десятка… А с кабардинцами у нас вражда. Джигиты их постоянно нападают на наших чабанов… Двести— триста овец за один год мы потеряли.

— Ну, Берек-хан! — уныло произнёс Кубанец. — Мне рекомендовали тебя как самого храброго джигита и верного друга России, а ты не очень-то дорожишь своим именем. Отбрось к дьяволу всякие предрассудки! Да и непонятно мне, для чего тебе жалеть Кабарду, если она за твоими овцами с гор спускается?

— Ладно, Вася, мы подумаем, как найти тебе двадцать кабардинских коней. А пока ешь-пей, и ни о чём не думай…

Оставив гостей с Церен-Дондуком, туркменский хан вышел и велел собраться джигитам в соседней юрте. Сошлись по неписанному закону он-беги — десятники, среди них сын хана Арслан, ему недавно исполнилось восемнадцать, но с отца ростом, степенный и малоразговорчивый. Слово у него — на вес золота. Джигиты, гораздо старше его, сразу поняли, что замена растёт Берек-хану достойная. Да и хан, едва Арслану исполнилось пятнадцать и появился пушок над верхней губой, стал брать его с собой в поездки. Арслан за это время успел побывать не только на Куме и в Астрахани, но и на Святом Кресте и в Дербенте. Три года, постоянно вращаясь среди русских казаков, среди каспийских мазуров[8] и калмыков, Арслан научился свободно объясняться с офицерами и солдатами. Оружие — пистолеты я фузеи — знал в совершенстве, саблей владел не хуже опытного джигита и на спине неосёдланного коня держался, словно на ковре. Берек-хан мечтал увидеть сына в треуголке и кафтане, в звании прапорщика, но знал, что некрещёному среди царского офицерства вряд ли найдётся место. Католиков цари к себе принимали, а людей магометанской веры — нет: всё от того, что беспрестанно велись войны с турками. Садясь на ковёр перед джигитами, Берек-хан посмотрел на Арслана и подумал: «Если соберём двадцать кабардинских коней, попрошу Васю поговорить с губернатором, может, возьмёт Арслана в военную школу». Берек-хан выждал, когда успокоятся и смолкнут джигиты, возбуждённые встречей с русскими казаками, засучил рукава, поднял ладони, скользнул ими по бороде:

— Помолимся, правоверные, Аллаху, и благословит он нас на праведные дела… Казанскому губернатору Артемию Петровичу, о котором вы много слышали, потребовалось двадцать кабардинских скакунов или жерёбых кобыл. Сумеют ли мои джигиты взять коней в табунах, пасущихся в горах Кавказа?

В ответ раздался одобрительный гул множества голосов; и Берек-хан, удовлетворённый, широко улыбнулся:

— Тогда завтра же отправляйтесь в горы и пригоните двадцать самых лучших коней! Отряд поведёт Нияз-бек, помощником у него будешь ты, Арслан… Аминь…

Берек-хан поднялся и вновь отправился в белую юрту.

Здесь между подполковником Кудрявцевым и Церен-Дондуком шёл нелёгкий разговор о защите правителя калмыков. Нефёд с кислой миной на морщинистом лице втолковывал калмыку:

— Сложно всё это, Церен… Во-первых, ты, хоть и получил грамоту от Волынского на правление, в ханской достоинство пока ещё не возведён… Да и неизвестно, примут ли тебя все улусы? В наше переменчивое время лучше ничего не начинать. Опять вспыхнут кровавые стычки, а разнимать вас некому. Войскам царским и там жрать нечего, а вклинятся они в калмыцкую степь, вовсе с голода околеют.

— Ай, Нефёд, зачем туда-сюда глазами бегаешь? Дондук-Омбо заплачет — ты его защищаешь; Церен-Дондук заплачет — ты Церена защищаешь, а надо защищать правду, — обиженно проговорил, словно пропел, калмыцкий правитель. Дай мне тысячу солдат — я наведу такой порядок в степи, что все русские барыню запляшут.

— Ладно, Церен, передам твои просьбы куда надо, там рассмотрят, а пока давай почивать — утро вечера мудренее.

На рассвете джигиты седлали коней и набивали хурджуны[9] съестным: десяток каточков кислого сушёного молока, два-три фунта холодного жареного мяса — ковурмы, две-три лепёшки — и этого с лихвой хватит дней ка десять. Суровая жизнь туркмен, занятых издревле перекочёвкой, выработала в них такую неприхотливость, что русские казаки, и особенно офицеры, только диву давались, каким ничтожным запасом еды они обходятся. И сейчас Кудрявцев с Кубанцем, стоя у входа в кибитку, говорили об этом.

— До чего ж неприхотлив сей народ! — удивлялся Кудрявцев. — Наших бы волжских холопов научить такому скудному житью — сколько бы прибыло того же верна в государевы закрома.

— Непонятно, для чего они с собой тыквы берут? — озадачился Кубанец. Раньше я не замечал, чтобы туркмены тыквами в дороге харчились; плоды тяжёлые и неудобные для перевозки…

Джигиты собрались и уже сели на коней, когда к гостям подошёл Берек-хан.

— Господин подполковник, джигиты хотят знать — сколько заплатишь за двадцать кабардинских коней.

Кудрявцев ответил неохотно:

— Иди, Берек-хан, скажи своим джигитам: каждому, кто отправляется за лошадями, я отдаю в вечное пользование его казённую фузею, а за кем числится пистолет, то и пистолет…

— Вах, господин подполковник, мои люди будут помнить тебя в седьмом поколении! Спасибо за щедрость твою! — Берек-хан сообщил джигитам о подарке царского офицера, после чего разнёсся дружный одобрительный клич, и туркмены неспеша выехали из аула в степь, подёрнутую по горизонту серебристой полоской восходящего утра.

— Если вернутся с удачей и впредь будут исправно поставлять лошадей для конного завода Артемия Петровича, то и налоги поубавим, — пообещал Кубанец. — Барину моему, казанскому губернатору, шустрые да исполнительные люди, вроде ваших джигитов, очень надобны. Дай-то Бог, пришлись бы по душе кабардинские кони, он и в конюхи мог бы взять твоих джигитов, Берек-хан.

— Ай, Вася, хорошим конюхом любой джигит может стать, но разве заставишь джигита, вольного, как птица, стать конюхом?! Не оскорбляй нас, бесправных, перед русским государем… — обиделся Берек-хан.

— Государыня ныне на российском престоле, — подсказал Берек-хану Нефёд Кудрявцев.

— Вася, ты передай мои слова Артемию Петровичу, скажи ему, Берек Третий хочет послать своего сына в доенную школу, но не знает к кому посылать. Хочет прислать сына Арслана к его высокопревосходительству губернатору Волынскому.

Кубанец улыбнулся:

— А крещён твой сынок?

— Ай, не можем мы крестить магометанина! — с обидой воскликнул Берек-хан, ожидая именно этого вопроса.

— Ну, тогда и говорить об этом нечего. — Кубанец отвернулся, показывая, что разговор окончен.

Между тем Нияз-бек и Арслан, то и дело пуская коней вскачь, приближались к кавказским предгорьям. Благодатный степной край был наполнен ароматом диких цветов и трав. На пути попадались курганы и небольшие речки, и неизвестно было туркменам, кому принадлежит эта щедрая земля — может, кабардинцам, может, черкесам или лезгинам. Ведали джигиты лишь о том, что эти степи принадлежат не им, и любая встреча в этих просторах с чужаками может кончиться ссорой и кровопролитием. Дымок от селения, раскинутого возле пяти вершин — Бештау, заставил джигитов спешиться и завести коней в овраг. Нияз-бек рассудил:

— Там, возле гор, большой улус. А если улус большой, то и коней много. Надо отыскать, где пасутся табуны, — предложил Нияз-бек.

Тут же отправились по оврагу к селению трое джигитов. Часа через три вернулись, поведали о том, что узнали. Улус — несколько сотен глиняных домов и много войлочных кибиток. Рядом по низине течёт небольшая речка. Между речкой и улусом — табун. Есть совсем неглубокий брод. Джигиты видели, как через речку переводил двух кобыл пастух. Шалаши с пастухами и собаками у речки, на самом краю пастбища. Если зайти со стороны улуса, то можно застать пастухов врасплох и связать, а коней угнать.

— А собаки?! — возразил Арслан. — Собак разве свяжешь? Они поднимут такой лай, что весь улус проснётся. Кони хорошие? — тут же спросил Арслан.

— Всякие есть, придётся выбирать, — ответил один из джигитов.

— Кони свободны или со спутанными ногами? — поинтересовался Нияз-бек, и потому, как заблестели у него глаза, Арслан понял: это самое главное. Если ноги коней не спутаны — можно угнать в степь.

— Спутаны ноги, — сказал джигит, побывавший у самой речки.

— Хай, нам повезло! — радостно воскликнул Нияз-бек. — Черкесы и лезгины хитры, но мы хитрее. Я знал, что так будет, и приказал взять пять пустых кяды[10]. Садитесь, друзья, — указал он нескольким джигитам, — и проткните в каждой кяды три дырки: два глаза и один рот. А вы, — попросил он других, — растопите сало и сделайте свечки.

— Нияз-ага, зачем всё это? — пока ещё не понимал Арслан, да и другие.

— Сейчас поймёшь… Этот способ придумал не я, а наши далёкие предки. В полночь ты, Арслан, с пятью джигитами проберётесь в селение и, не переходи брод, поставите чучела, а внутри кяды зажжёте огонь. Как это сделаете, сразу возвращайтесь ко мне. Увидев на окраине своего улуса «злых духов с огненными глазами и пастью», пастухи придут в ужас, а собаки все до одной бросятся через речку. А мы подползём к лошадям спереди, накинем уздечки, освободим ноги от пут, сядем на коней и умчимся в степь. В овраге пересядем на своих коней и уведём в поводу кабардинских скакунов. — Нияз-бек на одном дыханий изложил свою хитроумную задумку и хлопнул тельпеком по колену: — Готов кому угодно отдать свою душу, если только мы потерпим неудачу!

До сумерек отсыпались, затем отправились к улусу. В полночь, когда пропели петухи, крадучись, поползли к табуну. Увели кабардинских коней так ловко, что пастухи спохватились только на другой день. По рассказам, дошедшим до Берек-хана, собаки, увидев морды с огненными глазами, бросились через речку и вцепились в лохмотья чучел. Пастухи кинулись за собаками и тоже принялись колотить «злых духов». Вскоре проснулся весь улус — люди кинулись к месту «битвы». Никому и в голову не пришло вспомнить о табуне. Утром пастухи тоже ничего подозрительного не заметили. Пересчитать табун не догадались, да и лень было: лошади паслись мирно, и попробуй на глазок определить, что из трёхсот двадцати не хватает… После уж кто-то из пастухов смекнул, что дело со «злыми духами» нечисто, коней поубавилось. Но было поздно…

Получив коней, Нефёд Кудрявцев и Кубанец сразу отправились в путь через калмыцкую степь, к Волге, сопровождаемые казаками. Берек-хан радовался удаче, а джигиты целовали подаренные фузеи и пистолеты, лишь Церен-Дондук с обидой смотрел вслед уехавшим русским. Вместе с ними отправились в Казань, к губернатору в гости, Арслан с десятью джигитами.

— Русские очень беспечные люди, — со вздохом жаловался Церен-Дондук. — Говорят, когда калмыки жили возле китайцев, сам китайский император приглашал их к себе на обеды во время праздников.

— Ай, Китай где, а Россия рядом, — попытался образумить предводителя калмыков Берек-хан, но тот только махнул рукой.

Через несколько дней Церен-Дондук отправил своих людей к китайскому императору с великой просьбой помочь ему утвердиться на калмыцком троне.

XI

В годы царствования Петра Второго почувствовал губернатор Казани, что чьи-то мерзкие длинные руки ощупывают его беспардонно и подло. Что не согрешит Артемий Петрович — тотчас всё становится известно столичной Тайной канцелярии. Сотни больших и малых жалоб, поданных в письменном виде, собралось в российской инквизиции. Податели — жители Казани и её окрестных сёл. И особенно старался казанский митрополит Селиверст. Из Санкт-Петербурга пришла на имя губернатора бумага за неразборчивой подписью, где сообщалось, что в коллегии состоялся рассмотр жалоб, поступавших ка Волынского, и его дело передано в следственную комиссию. Артемий Петрович метался, как волк в западне, соображая, чья же дерзкая рука в Санкт-Петербурге взяла его на прицел. Пофамильно перебирал он в памяти всех, кто мог творить ему недоброе. Боялся Волынский Петра Андреевича Толстого, но тот недавно умер в Соловках, сосланный Меншиковым. И сам светлейший князь, сосланный в глухомань сибирскую, в какой-то Берёзов, неизвестно жив ли?! Может, и он помер… Неужто барон Шафиров?! Всё больше думая о нём. Артемий Петрович уверился, что это он. «Мстит мне за то, что я о его хищениях и прочих тёмных делишках когда-то доносил Петру Великому». Пойдя к такому выводу, Волынский приуныл: барон Шафиров, — сам себе голова — президент коммерц-коллегии. Ему и государева согласия не потребуется на то, чтобы осудить и отдать на расправу казанского губернатора. А если дело дойдёт до малолетнего Петра Второго, то тут помогут Долгорукие, скажут надменно:

«Нарышкиных зять — прихвостень Петра и Екатерины, по нему давно у топора лезвие чешется!» Артемий Петрович ночами плохо спал, раздражённый бессонницей, как зверь, бросался на просителен и жалобщиков. И даже Александру Львовну подозревал в мести: «Уж не она ли отсылает тайком записки в Санкт-Петербург!» Но вот нежданно-негаданно сообщение из Сената: «Государь Пётр Второй помер, на Российский престол вступила Анна Иоановна…» Артемий Петрович от радости потерял дар речи: «Неужто дочь Прасковьи Фёдоровны Салтыковой и Ивана Алексеевича?! Неужто та самая, которую я на себе, как куклу, носил, корда у Салтыковых в Марфино жил?! Она, а кто же ещё! Её отдали в замужество герцогу Курляндскому… Герцог умер… Овдовела Анна, а теперь вот на российский престол её, как племянницу Петра Великого!» Возликовал губернатор, руки зачесались: «Эх, найти бы осведомителя казанского, который доносы на меня строчит, да размозжить ему голову!» Однако вспыхивающая злоба сменялась радостью: «Небось, пригласят в Москву на коронацию». Но раньше приглашения письмецо пришло от Семёна Андреевича Салтыкова. Старый граф даже поклоны забыл передать от всех московских родственников — сразу начал с главного: «Вот и на нашу улицу пришёл праздник! Слышал, небось, а если ещё не знаешь, то узнай, что наша милая и добрая Анна — дочка Прасковьина — удостоена трона русского…»

Артемий Петрович читал письмо и усидеть на месте не мог, настолько оно его волновало. Рассказывал Салтыков в подробностях о том, как собрались Долгорукие н Голицыны после смерти малолетнего Петра Второго и стали думать, судить, рядить, кого на трон посадить. Вспомнили курляндскую племянницу Петра Великого, и все четырежды прокричали за неё «виват!» Долгорукие пытались было укоротить руки будущей императрицы кондициями да возвыситься над всеми, но Анна Иоановна разогнала их Верховный совет. Отныне дворянство русское получает право владения населёнными имениями, сокращаются для оного сроки гражданской И военной службы… Дочитав письмо, Волынский велел подать дрожки и помчался к Писемскому. В имении помещика сельские господа играли в карты, и Юлия с ними. Завидев губернаторские дрожки, все разбежались, а Юленька бросилась к себе, встала у зеркала, начала прихорашиваться. Но Артемий Петрович даже не зашёл к ней. Кинулся в кабинет к барину. Юлия окликнула его, но он отмахнулся:

— Попозже зайду, дела у меня к Писемскому…

Помещик растерялся, понять не мог, что принесло губернатора. Волынский плюхнулся в кресло, вытер платочком пот на лбу, стал быстро и сбивчиво рассказывать о смерти царя и восшествии на престол царицы и, махнув рукой, приказал:

— Немедля записывай на себя все соседские деревеньки вместе с барами и крепостными! Коли запротестуют бары — гони их взашей, скажи, мол, сам губернатор так распорядился. Записывай на себя, а понимай, на нас с тобой. Сосновку, Малую Саду, Кириловку и Матвеевку… Указ будет завтра, а то и сегодня, если успею.

Артемий Петрович отобедал у помещика, зашёл к Юлии, чмокнул её в щёку и к двери. Бросилась она за ним:

— Милый мой, я совсем не узнаю тебя… Ежели с супружницей помирился — так и скажи, а в прятки со мной не играй…

— Есть, Юленька, дела поважнее любовных утех… Прости меня, я тороплюсь! — и вышел.

Ночью Артемий Петрович сел за стол, взял лист атласной бумаги с губернаторским грифом и аккуратно вывел: «Великая, всемилостивейшая государыня Всероссийская». Но подумал, что слишком казённое сделал обращение, как бы не обиделась. Пока соображал, как обратиться к Анне Иоановне по-иному, дверь кабинета скрипнула и на пороге появилась Александра Львовна:

— Пишешь?… — ядовито спросила она, оглядывая потухшими глазами мужа. — Сучке своей письмецо пишешь?…

— Вон от меня! — заорал Волынский.

Жена кинулась в коридор, захлопнула дверь и, слышно было, как, хлопнув своей дверью, заперлась на крючок.

Усевшись снова за стол, Артемий Петрович никак не мог сосредоточиться. Расходившиеся нервы прочь гнали из головы всякие мысли. Вдобавок ко всему, по всей Казани стоял оголтелый собачий лай. Раньше Волынский не замечал, чтобы собаки так назойливо лаяли.

Отчаявшись написать хотя бы ещё одну строку, губернатор лёг на турецкий диван и закрыл голову подушкой. Собачий лай проникал и через неё. Тогда Волынский ушёл в другую комнату, лёг на кровать, но и тут не нашёл покоя от собачьего лая. Утром он кликнул гайдуков и приказал им взять пистолеты и навести порядок. Помчалась губернаторская кавалькада по улицам Казани. Заслышав собачий лай, гайдуки, ломая ворота, врывались во дворы обитателей и в упор расстреливали псов. Расправа продолжалась чуть ли не весь день, и напрасно жители умоляли губернатора не трогать собачек. На другой день вышел указ о том, что из-за возможной вспышки язвы всех убиенных собак закопать на городской пустоши, а тех, какие остались живыми, — убить хозяевам. За невыполнение указа заводится дело и отдаётся в инквизицию…

Занятый «богоугодным» делом, Волынский не вспоминал о жене, и она ни разу не попалась на глаза. Вернувшись вечером домой, спросил, где барыня. Ответили горничные: «Барыня заперлась и не открывает». Спросил Артемий Петрович, где дочки? Дочки играли в детской. Волынский постучал ещё раз в дверь жены — тишина. Велел взломать дверь. Прибежали гайдуки, сорвали дверь. Александра Львовна была в постели, но посиневшая и холодная.

— Дохтура сюда! — заорал Волынский, осознавая, что Александры Львовны как таковой уже нет, а есть бездыханный труп.

Словно в тумане проходили перед ним печальные картины похорон жены: панихида в соборе по усопшей, тысячи обывателей на кладбище и откуда-то вдруг появившийся Кубанец, словно его на крыльях принесло аз Астрахани в Казань. Волынский почувствовал некоторое облегчение при виде своего слуги и переложил все дела на него. О лошадях поинтересовался слова ради, потому как мысли его были далеки от конных заводов. Велел Кубанцу табун коней, пригнанный туркменскими сейисами[11], разместить у помещика Писемского, а самих туркмен содержать в тепле и довольствии до те! пор, пока русские конюхи не усвоят все премудрости конного дела. Мажордом заикнулся было об устройстве ханского сына в военную школу, но Волынский даже не дослушал, отмахнулся сердито:

— Мне, при моём положении, только и осталось с нехристями разъезжать по матушке России. Тогда уж точно скажут: губернатор Волынский умом рехнулся, не зря на него в инквизиции дело завели… Скажи ханскому отпрыску, пусть живёт у Писемского: придёт время — отвезу его в навигационную или какую другую школу. Только на хрена попу гармонь — это мне не понятно…

Через несколько дней, справив поминки по умершей супруге, Волынский посадил на струг дочек с горничными и гувернантками, взял с собой мажордома Кубанца с гайдуками и отправился в Москву. К Юленьке даже не заехал, охладел к её ровной, слегка капризной душе: перестала она волновать его дикую кровь, успокоенную смертью супруги. Струг тянули бурлаки против течения Волги, а в поместье Писемского в это время бары и крепостные любовались поставленными в загон кабардинскими конями. Да и только ли конями! Туркмен они видели впервые и смотрели на них с превеликим любопытством. Пятнадцатилетняя дочка помещика Катя вбежала в горницу Юлии, закричала обалдело:

— Юлия Ивановна, там столько азиатов привезли, и все чёрненькие! Идёмте, посмотрите, ну, прямо прелесть одна!

Увела за собой девчонка похудевшую от тоски Юлию, мысли которой были заняты Артемием. Думала она о нём ежеминутно и перебирала в памяти заново всё пережитое с ним. Пошла Юлия, чтобы не томиться в тоске, взглянуть на породистых коней и загадочных азиатов. Загон был огорожен брёвнами и обвит ветлами. Мальчишки да парни постарше, взобравшись на плетень, наблюдали, как туркмены гоняли по кругу лошадей на верёвке. Джигиты, в красных халатах и белых папахах, щёлками кнутами, стоя у плетня, а Арслан, одетый в жёлтый шёлковый халат и такие же сапожки, сидел на скамье посреди двора в держал в руке верёвку, тянувшуюся от морды бегущей по кругу лошади. Барскую дочь и любовницу губернатора парни беспрепятственно впустили в калитку. Лёгкий полёт скакунов настолько растревожил душу Юлии, что ей захотелось сесть на скакуна и, затаив дыхание, отдаться полёту. Она представила себя в седле на буланом скакуне вместе с джигитом в жёлтом халате и зарделась от бесстыдства, уколовшего её в самое сердце. Юлия то и дело бросала взгляды на Арслана, и он всё больше и больше нравился ей. Грациозность его была бесподобна. С какой лёгкостью, одним лишь движением руки заставлял он коня то лететь вскачь, то идти смиренно и лишь встряхивать гривой. Джигит тоже приметил Юлию и, как ей почудилось, старался ради неё. Выходя из загона, Юлия одарила Арслана обворожительной улыбкой, отчего он застыл на месте и долго смотрел вслед. Юлия же, возвратившись в дом, позвала Катю и радостно призналась:

— Ах, Катенька, я сегодня впервые поверила, что в природе существует Амур. Я сама почувствовала его стрелу, пронзившую моё сердце! Я и сейчас её чувствую вот тут. — Юлия прижала руку к груди и сладко вздохнула.

Катя с опаской посмотрела на Юлию Ивановну а огорчённо опустила глаза: видимо, что-то подобное ощутила сегодня и она. С трудом выйдя из стеснённого состояния, маленькая барышня, понимая, что у Юлии есть любовник, притом сам губернатор, сказала с детской решимостью:

— А я вот пойду завтра к чёрненькому, в жёлтом халате, и попрошу обучить меня верховой езде!

— Вместе пойдём, Катенька. Ты же знаешь, как скучно мне оставаться одной в горнице. — Юлия пытливо посмотрела на девушку и почувствовала в ней упрямую соперницу.

Туркмены разместились в левом крыле помещичьего дома, в двух комнатах, по пяти человек, третью занял Арслан. Юлия жила в правом крыле, рядом с сестрой и тёткой хозяина усадьбы. Но как бы то ни было, а джигиты, выходя во двор через гостиную, непременно сталкивались с барской челядью. Арслан в первый же вечер, когда вышел в гостиную и попросил горничную, чтобы ему заварили и принесли в комнату чай, столкнулся лицом к лицу с Юлией. Растерявшись, она тут же виновато улыбнулась ему, и он понял, что не безразличен этой русской госпоже. Вернувшись в комнату, он дождался, когда принесут чай, налил в чашку и стал думать о красивой барышне. Мысли его не заходили так глубоко, чтобы стыдиться их: Арслан пока что не имел близких отношений ни с одной женщиной. Чувства, возникшие в нём, вызывали желание угостить эту красавицу чаем или дотронуться рукой до плеча или щеки.

На другой день, как и договорились, Катенька и Юлия пришли к загону, удивив своим вольным поведением джигитов, не допускавших мысли, чтобы женщины могли вести себя так свободно с мужчинами. Катя попросила посадить её на коня и научить верховой езде. Джигиты, вопросительно глядя на Арслана, можно ли выполнить просьбу русской барышни, усадили её на коня. Юлия же в присутствии целой оравы азиатов не захотела садиться на скакуна. Видя отчуждение на её лице, Арслан осмелился, подошёл к ней.

— Юлия Ивановна, если желаете, мы вас тоже научим…

Юлия поразилась, откуда он так хорошо знает русский язык, но ещё больше обиделась, услышав, что её назвали по имени-отчеству. Капризно надув губки, она возразила, смерив с головы до ног Арслана:

— Ну. какая я для тебя Юлия Ивановна? Да и на много ли я старше? На два, ну, на три года… Зови меня просто Юля… И не на «вы», а на «ты». Простота сближает людей… Я желала бы научиться верховой езде, но не здесь, не в тесном загоне. Тут недалеко речка и лес, цветов много. Выводи двух лошадей…

Пока Катю джигиты катали на коне по кругу, Юлия с Арсланом вывели коней из загона, сели и тихонько выехали из поместья. Юлия прекрасно управляла скакуном: Волынский обучил её верховой езде. Арслан удивлялся, зачем ей понадобилось обманывать его, ведь она настоящий джигит, Юлия скромничала:

— Ну что ты, Арслан, какая из меня наездница?! Это отец ещё в детстве научил меня держать уздечку. Отец был офицером…

Выехав за околицу, они спустились к речке и тут увидели едущих следом джигитов, и с ними Катю.

— О, Боже, этого только и не хватало! — разочаровалась Юля. — Давай ускачем от них. Сворачивай в лес.

Они ехали между деревьями, углубляясь всё дальше в лес, затем слезли с коней и пошли, ведя их в поводу. Возле валежника Юлия села на траву и потянула за руку Арслана.

Издали доносилось «Ау!» — это Катя разыскивала Юлию Ивановну. Юлия начала нервничать и заговорила торопливо:

— Ты женат, Арслан? У тебя есть семья?

— Нет жены, Юлия… Отец сказал, в следующую осень купит мне жену.

— О, Боже, да какая же это жизнь — без любви? Купил — и живи себе. Любовь — совсем иное чувство. Знаешь, Арслан, я как тебя увидела, так сразу и влюбилась. А ты любишь меня? Ты хотел бы целовать меня?

— Да, Юлия, я очень хотел бы…

Издали опять донеслось: «Ау! Юлия Ивановна!», и Юлия, снова вымолвив «О, Боже!», обняла джигита и начала целовать его.

— Птенчик ты ещё, — разомкнув объятия, сказала она разочарованно, — ну, ничего, если я люба тебе, всё скоро наладится… Приходи сегодня ко мне ночью… Не бойся, в гостиной никого не будет… А сейчас пойдём, а то Катюша догадается…

Они выехали из лесу и тоже закричали «Ау!», словно только тем и занимались, что искали Катю и её провожатых. Чтобы вовсе снять подозрение, Юлия нарвала цветов и, едва Катя приблизилась к ней, тороплива сказала:

— А мы цветами занялись. В той стороне столько их, аж глаза разбегаются! Вот держи, тебе нарвала…

Ночью Арслан тихонько вошёл в горницу Юлии а, насладившись сполна, ушёл от неё повзрослевшим мужчиной…

Потекли дни, переполненные счастьем краденых встреч для Юлии и Арслана. Джигит пока не знал о её связи с Волынским. Любовница губернатора ловко обвела его, сознавшись, что была замужем за казанским иконописцем, но он уехал на заработки по деревенским церквям, и там где-то отдал Богу душу. Дни проводил Арслан возле лошадей: под его присмотром крепостные парни строили добротную конюшню на сто мест, расширяли загон для подготовки к скачкам молодых жеребчиков. Скаковое поле выбрали за околицей. Особую заботу проявляли к жерёбым кобылам, которых было восемь, и от каждой со дня на день ждали приплода, Барский дохтур немец Фридрих каждый день ощупывал кобыл и, всякий раз дурачась, пугал Арслана, говоря ему на ушко:

— Смотри, чтобы двуногая кобыла не ожеребилась — тогда несдобровать тебе… У неё такой хозяин, что от него даже на дне морском не спрячешься…

— Какая двуногая? — прикидывался непонимающим Арслан, хотя не сомневался, что дохтур намекал на Юлию. А вот о её хозяине ничего не ведал. Спросил как— то раз осторожно у Юлии, каким хозяином пугает немец. Она лишь засмеялась неестественно и успокоила возлюбленного:

— Не слушай ты этого немца. Живи пока живётся. Знаешь, русские как подпевают, когда им становится тревожно на душе: «Эх, пить будем, да гулять будем, а смерть придёт — помирать будем!»

— Я не хочу помирать, Юлия!

— А ты думаешь, я хочу! С тобой бы я три века не расставалась, слишком ты люб мне. Уедешь от меня, женишься на своей туркменке — не раз ещё меня вспомнишь. Не найдёшь ты никого ласковее меня.

— Я не буду жениться на другой, — страстно возражал Арслан. — Я увезу тебя с собой в Арзгир… Вах, Юля, какие там степи! Трава выше пояса, а небо такое синее!.. Ты поедешь со мной?

— Нет, Арслан, не поеду…

— Почему, Юля?

— Не примут меня твои родители. У вас обычаи свои, а у русских свои.

— Я уговорю отца. А если отец согласится, то и все туркмены против не будут. Туркмены Россию любят, и весь русский народ любят.

— Не надо об этом, Арслан, не береди моё сердце. Если я с тобой уеду — тебе же жизнь испорчу.

Прошло два месяца, запахло из леса осенью. Туркмены вывели коней на скачки. Собралось народу тьма-тьмущая, из всех деревень помещика Писемского съехались, чтобы взглянуть на азиатские игрища. Все джигиты участвовали в скачках, приводя в восторг крепостных и господ. Писемский сам вручал подарки победителям. Арслан выиграл платок. Ведя коня в стойло, думая счастливо: «Ночью отдам Юле». Фридрих, осматривая скакуна, опять кривенько так усмехнулся и сказал на ушко:

— Ты что, джигит, есть у тебя голова на плечах? Неужто ты и лютой смерти не боишься? Или впрямь не знаешь, что Юлия Ивановна любовница казанского губернатора Волынского? Беги отсюда, пока не поздно. Вернётся губернатор — обоих вас в землю живыми закопает или борзых натравит…

Ёкнуло и опустилось у Арслана сердце: о Волынском не раз он слышал такое, отчего всегда мороз по коже пробирал. С этой минуты он стал подумывать об отъезде.

XII

Москва жила торжествами пребывания в ней императрицы Анны Ивановны.

Всякий день, едва начинало светать, на Спасский Крестец у Кремля вылезало духовенство всех санов и званий — попы, дьяконы, причетники. Высшие духовники сходились новостями обменяться, каких, с коронацией новой императрицы, было великое премножество. Церковники поменьше саном я особенно богомазы выносили на продажу книги духовного содержания, изготовленные, собственноручно. Народ российский на время праздников щедр душой, последнюю копейку отдаст, но покажет другому, что он тоже не лыком шит. Книги и картины покупались. И тут же с покупками обыватели шли в кофейню и кабаки к Спасскому мосту. Справа от ворот, сразу за мостом, возвышалась двухэтажная библиотека с внешними галереями в два яруса, предназначенная для торговля книгами. На ступенях её сидело и толпилось много всякого люда, но не с книгами, а с винными кружками, ибо это было самое удобное место для распития вина.

Шумела Москва и по ту сторону Кремля, у Боровицких ворот, не говоря уже о Красной площади, где было тесно от всевозможных лавок. Площадь походила больше на московский рынок — вся и разница, что не продавалось тут свиных туш и потрохов, а всё остальное — пожалуйста: пирожки и оладья, сласти всевозможные, и опять же картины и иконы, Но преображалась вдруг эта тесная людская толчея, когда разносился клич горластого глашатая: «Едет! Государыня едет!» Толпа устремлялась к Спасскому мосту, через который к главным воротам Кремля выбиралась, раскачиваясь, огромная карета императрицы, а за ней тянулся целый кортеж разномастных повозок с сановниками и генералами.

В один из таких дней в свите императрицы приехали в Кремль Волынский и граф Семён Андреевич Салтыков. Не безвестным старым ветераном, каких в Москве жило множество, сопровождал императрицу Салтыков. Государыня ещё только прибыла в подмосковное село Всесвятское, а по Москве уже ходили слухи, кого изгнала, кого возвысила. Салтыков был примят государыней одним из первых и сразу же назначен московским губернатором. Сейчас он торжественно въехал во двор Кремля, везя с собой Артемия Петровича Волынского, чтобы представить его императрице. А до сего дня казанский губернатор сидел под стражей, как вор и взяточник по доносу митрополита Сильвестра. Прежде чем вызволил его Семён Андреевич из цепких лап инквизиторов, пришлось посуетиться. Дело дошло до Анны Иоановны. Вступилась она за своего родственничка, хотя и покуражилась малость: не государево дело возиться с мелочными делами. Поручила сие дело Бирону, предупредив его, что оговор Волынского исходит не иначе как от Долгоруких. Обер-камергер, познакомившись с Артемием Петровичем, нашёл его неглупым человеком. Дело было улажено после того, как Волынский вручил Бирону тридцать тысяч рублей…

Въехав во двор Кремля, Салтыков с Волынским вылезли из кареты и остановились, наблюдая за царской коляской. Вот она развернулась на Ивановской площади, и из неё вышла, словно вывалилась, Анна Иоановна. В широченной юбке и блузе небесного цвета, в красном платке, повязанном вокруг головы, она постояла и пошла, оглядывая площадь и соборы, к Каменному дворцу. Рядом с ним она уже успела возвести свой дворец, деревянный, и назвала его по-немецки — Анненгоф. Обер-камергер Бирон медленно направился за ней. Высокий и такой же, как императрица, толстый и дородный, он, быть может, один из всех вельмож и сановников только и годился на роль фаворита Анны Иоановны. Каменное лицо Бирона, на которое изредка набегала скупая улыбка, похожая на оскал, не располагала к себе никого, напротив настораживала. Даже новые кабинет-министры — канцлер граф Головкин, князь Алексей Черкасский и барон Остерман держались от всемогущего фаворита подальше. Пока свитские шли следом за царицей к её дворцу, вокруг Анны Иоановны кружились её уроды и шуты, среди которых главенствовал шут Балакирев, любимец Петра Великого, переживший своего властелина. Рядом с ним подпрыгивали и вертелись волчком португальский жид Лякоста и итальянец Педрилло, но особое внимание к себе привлекали коротконогая карлица, переваливающаяся с боку на бок, и камчадалка, знатная своим уродливым лицом, Анна Буженинова. Свитские, глядя на шутов, скромно улыбались боясь засмеяться в голос, чтобы не навлечь на себя косые взгляды идущих рядом. Только Волынский открыто посмеивался над шутами и даже пытался острить:

— Вот кому живётся! Балуйся да остри на своё здоровье! Это правда, дяденька, что итальяшка Педрилло приехал в Россию скрипачом, а сделался шутом?

— Ты, Артемий, язык-то свой держи покороче. Салтыков нахмурился. — Какой я тебе дяденька? Дома можешь называть меня хоть папенькой, но здесь изволь… Здесь я для тебя московский губернатор… И шутов бойся: попадёшь на язык шуту Балакиреву — он тебя может увести куда угодно, вплоть до застенка. Слушайся во всём меня, пока не освоишься.

Остановившись у Аниенгофа, свита императрица долго топталась у входа во дворец, наконец, и их пригласили. Господа направились в пиршественную залу а сели за столы. Императрица — в торце длинного стола, рядом с ней Бирон и управляющий канцелярией тайных розыскных дел Андрей Иванович Ушаков, славный своей суровостью. На слуху у всех был его указ по делу Долгоруких. И сейчас двор императрицы смотрел на него как на человека, лишённого какой-либо мягкости к кому угодно. Разбросал Ушаков виновных кого куда: князя Ивана Григорьевича — воеводою в Вологду, другим братьям — Алексею и Сергею приказал жить безвыездно в родовых имениях. Но всякий знал, что всё делалось с согласия Анны Иоановны.

Много было разговоров на царском обеде о недругах, и не только о Долгоруких, но и о Голицыных. Когда же вся желчь ушла в желудки, императрица заинтересовалась Волынским, на которого посматривала во время пиршества. Семилетний мальчик, который носил её, маленькую крошку, на своих плечах, стал теперь статным и высоким красавцем.

— Ну, а что же теперь в Казани, дорогой губернатор? — обратилась она к нему через весь стол, и все притихли. — Сказывают мне, что с востока иноземцы почём зря на Россию давят? — Анна Иоановна бросила взгляд на Головкина — он ей говорил, что калмыки бунтуют на Волге, а киргиз-кайсаки Малой и Средней орды просятся в подданство Российского государства.

Волынский не знал, как обратиться к ней: то ли «ваше величество», то ли «матушка-государыня» и, наконец, выговорил:

— Великая государыня, в бытность мою астраханским губернатором, я мог управлять дикими народами… Не знаю, сладит ли с калмыками да киргиз-кайсакам и посланный в Астрахань князь Долгоруков?

— И я об этом думаю. — Анна Иоановна улыбнулась Волынскому. — А не обидитесь ли, Артемий Петрович, коли мы вас назначим военным инспектором да и пошлём на время к восточным нашим границам?

Волынский мгновенно оценил, какая жизнь уготована ему впереди, но откажись — неизвестно, что будет. Возьмёт да передумает императрица — вновь велит заняться следствию по делу Волынского. Тяжело вздохнув в задержав в груди воздух, Артемий Петрович отрапортовал, словно на смотру:

— Как прикажете, великая государыня!

— Я думаю, лучшего человека, который бы так знал Азию, нам не сыскать. — Государыня посмотрела на Бирона, и он, шевельнув жирными плечами, вынул изо рта вилку и торопливо кивнул ей.

Дальше зашла речь о персидских провинциях, в коих стояли русские войска без надобности. По мнению Анны Иоановны, торговли с Персидой не было. Диковинных зверей привозили оттуда мало, да и то одних лишь обезьян. А на что они обезьяны-то, когда в России каждая пьяная харя не хуже любой обезьяньей! Тут же Волынский узнал, что ещё несколько месяцев назад отправился в Персию послом барон Шафиров, подумал мстительно: «Дождался своего, жид хитроумный!» Однако тут же Анна Иоановна, ведя разговор о персидских делах, представила Шафирова как мученика. Оказывается, барон с восшествием на престол Петра Второго отстранён от службы Долгоруким, сидел более двух лет без дела и средств, и только с воцарением Анны Иоановны был назначен посланником в Тегеран, куда перенесена персидская столица с падением шаха Тахмасиба и восшествием на трон Ашрафа. По мнению императрицы, барон Шафиров, с его-то мудрой головой, уладит все спорные моменты, кои существуют между двумя державами. Мельком и без знания подлинной обстановки в Персии поговорили о каком-то новом полководца Надир-хане. Для Волынского это имя прозвучало пустым звуком: будучи посланником в Персии, он и не слыхивал о таком. «Ну да Бог с ним, — подумал с пренебрежением. — Годы идут — люди растут: среди тысячи глупцов появляется один умный?»

После застолья императрица прошла в Грановитую палату, осмотрела палаты старых русских царей. Свита сопровождала её, но беседовала она с Салтыковым о Волынском, расспрашивало тех, кого раньше знала, но ещё не успела справиться о них. Спросила и о семейных делах Волынского, а, узнав, что Артемий Петрович схоронил жену, воскликнула:

— Ах, бедная Александра Львовна! Но каково вам, Артемий Петрович, без мамки-то, у вас же две дочери?! Может, отложим ваш инспекторский вояж на Каспий займётесь воспитанием дочерей?

Предложение императрицы Волынский воспринял как унижение. «Это мне-то с детьми возиться, на манер мамаши или гувернантки?!» — чуть было не выпалил он эти слова, но спохватился вовремя:

— Место мужчины в своём строю, а для воспитания дочерей отыщутся другие: родни много.

— Ну, так сговоритесь с Головкиным, он подскажем когда ехать и по каким моментам вести переговоры в дикой степи. А вы, Семён Андреевич, помогите вашему воспитаннику, о чём бы не попросил.

Вечером, прежде чем вернуться домой, где было холодно и пусто (обе дочери жили у Нарышкиных), Волынский заехал к Семёну Андреевичу. Целая сотня казаков провожала губернатора, а когда он вошёл в свой дом, стража оцепила особняк с улица, встала под самыми окнами. Чай подали в кабинет, и Семён Андреевич, не особо чванливо, но всё же не сдерживая гордости, стал поучать Волынского:

— Надеюсь, понял ты, Артемий, в какую сторону жизнь поворачивает? Анна наша живёт с курляндским немцем, во всём его слушается, но в своём русском народе души не чает. Бирон для постели, а Волынский для большого дела. Так-то… Поднатужься, выбрось из себя дурь да покажи на что способен. Силы в тебе богатырские, да расходуешь ты их по пустякам. Сейчас нам, верным сторонникам почившего Петра Великого, много надо сил, дабы уберечь русское государство от недругов. Долгоруких она разогнала, к Голицыным подбирается. А как не станет ни тех, ни других, на тебя, да на таких, как ты, и будет вся опора! Не немцам же отдавать русскую землю. А коли опора на тебя, то ты и подготовься, подобно Атланту, русскую землю на своих плечах держать… Прости старика грешного за высокопарность, но видится мне, что быть тебе у самого порога хором Анны Иоановны.

— Спасибо, Семён Андреевич, за любовь вашу ко мне, за искренние отеческие советы. Озорства и впрямь во мне много, а злости ещё больше, но я постараюсь пустить их по новому руслу.

Волынский уехал от Салтыкова окрылённый. С неделю ночевал в холодной комнате, а в других гуляла пустота, шурша тараканами и мышами. Во флигеле обретался мажордом с гайдуками, а на заднем дворе прислуга. Узнал Артемий Петрович от знакомых, что капитан-лейтенант Фёдор Соймонов объявился в Москве. Отправил за ним слуг — привезли его, а с ним архитектора Петра Михайловича Еропкина. Славно в этот вечер посидели и поговорили о назначении русского дворянства единомышленники. Открыл Артемий Петрович свою тайну о создании прожекта о гражданстве и устройстве российской жизни. Дальше — больше: в одиноком и обширном доме собиралась теперь целая группа людей, разделявших взгляды Волынского. Завсегдатаями в доме, помимо Соймонова и Еропкина, стали ещё два горных инженера — Андрей Фёдорович Хрущов и Василий Никитич Татищев. Они воспитывались под могучими крылами Петра Первого, учились за границей, кроме Татищева, и в знаниях далеко превосходили Волынского. У каждого своя библиотека, в книгах, о которых Артемий Петрович раньше и не слыхивал, — Липсий, Тацит, Сенека — и всё на иностранных языках, подступиться к чтению невозможно. Новые сподвижника Волынского охотно переводили необходимые для его образования политические и исторические тексты. Все эти статьи так или иначе согласовывались с воззрениями самого Артемия Петровича. И конечно, эти люди принимали горячее участие в шляхетских замыслах, даба приблизить Анну Иоановну к русскому Отечеству. Волынский нимало был удивлён, что и Татищев занят сочинительством. Недавно он представил Верховному тайному совету записку о государственном устройстве России: в ней изложил проект шляхетского политического представительства с двумя палатами — верхней и нижней… Архитектора Еропкина Волынский полюбил за размах, с которым он отделывал архитектурные сооружения в Санкт-Петербурге. Еропкин познакомил Артемия Петровича со своей сестрой Натальей, родом из смоленских князей. Высокородная дворянка с аристократическими манерами поведения и ангельски мягким голосом в один вечер воспламенила буйное сердцу Волынского. На Рождество он женился, а весной, готовясь к отъезду в Астрахань под начальством фельдмаршала Миниха, услышал от новой супруги, что она беременна. Волынский со спокойным сердцем покинул Москву…

Опять он плыл на струге, но не с купцами, а с генералами. Степенные чины не позволяли себе ничего лишнего в присутствии других, но ночью, в каютах, в одиночку пили и утром выходили на палубу с опухшими глазами и хриплым кашлем. Волынский под стать военным вёл себя тоже степенно и строго. Должность военного инспектора обязывала его к этому. А мысли его витали над Москвой, думы роились о супруге. «Хрупка, как молодая голубка, — с нежностью думал он. — Лишнего движения не сделаешь — всё ей больно да неприятно. У Юленьки бы ей поучиться!» Однако, предпочтение отдавал нежной Наталье. С ней дело всерьёз, может быть, на всю жизнь. Он решил вообще не видеться с Юлией. Да и некогда амуры разводить. В неделю надо управиться, чтобы перевезти из казанского дома весь скарб и погрузить на огромную речную шхуну, которая тащилась сзади стругов, словно большая черепаха.

В Казани, по заведённому обычаю, губернатора встречали чиновники магистрата, духовенство и обыватели. Играл духовой оркестр. Но вот прокатился по толпе слушок, что приехал сам Миних, и начальствующий в Казани генерал бросился к пушкам. Загремел салют. Миних сошёл по трапу на берег, сопровождаемый генералами, и Волынский словно бы затерялся: глаза обывателей обратились на сподвижника Петра. Плечи самолюбивого Волынского вздёрнулись и сердце наполнилось обидой и злобой. Пересилив себя, губернатор взял на себя роль хозяина Казани и сопровождал генерала Миниха в церковь, на обед и снова на пристань. Наконец, когда военные двинулись дальше по Волге, Волынский дал волю нервам: налетел на служителей магистрата, затем на Кубанца, чтобы живее брался за дело. Гайдуки везли в фурах и тащили на себе к пристани шкафы и кровати, кресла и стулья, ковры и гобелены. Снова, словно святыню, внёс на шхуну Кубанец икону Ивана Грозного.

Ночевал Волынский в каюте на струге. Губернатора подташнивало от малой качки и он думал: лучше бы с вечера поехать к Писемскому, там и заночевать. Утром он взял с собой десятерых гайдуков и отправился в деревню. Его со страхом ждали все, ибо ночью прискакал с пристани Фридрих и сообщил барину о приезде «самого». Весть тут же полетела к хозяйке, а от неё к горничным. Ёкнуло от страха сердце у Юлии. О любовных утехах Юлии с туркменским джигитом знали все, до сих пор посмеивались, помня, как туркмены внезапно собрались и уехали в Казань, а оттуда подались на юг, к Астрахани. Один Бог ведает, кто именно, но кто-то, едва приехал Волынский, рассказал ему, как блюла себя его любовница. Глаза Волынского налились кровью, лицо потемнело, однако он нашёл силы сдержаться, чтобы не застрелить её, хотя и брался уже за рукоятку пистолета и порывался пойти к ней в горницу. Ни жива, ни мертва сидела она на кровати и ждала своей участи. Волынский приказал позвать её. Вошла Юлия бледная, с опущенными очами. Волынский приподнял ей пальцем подбородок:

— Что, Юленька, меня мало — решила побаловаться с азиатом? Чем же он тебя взял? Неужто этот юнец краше меня и дело своё лучше в постели знает?

Стиснув зубы, Юлия молчала, и он не стал её больше расспрашивать, сказал с брезгливой усмешкой:

— Ладно, пойдём кабардинских коней посмотрим да подушку с собой захвати!

Не понимая, зачем нужна подушка, Юлия сняла с кровати большую пуховую подушку и, неся её в обеих руках, последовала за ним. Фридрих и Писемский шля впереди. Вошли в новую конюшню, остановились возле одного жеребца, затем возле другого.

— Хороши, ничего не скажешь! — радовался Волынский, но голос его дрожал и чувствовалась в нём скрытая угроза. Наконец, увидев свободные ясли, спросил: — А тут кто обретается?

— Кобыла… сивая, — пояснил Фридрих. — Недавно ожеребилась, я велел увести её в другое помещение.

Волынский оглядел стоило, бросил уничижающий взгляд на Юлию.

— Поставил бы я тебя сюда вместо кобылы да жеребца породистого привёл… Или ещё лучше, заголить бы тебе зад да пустить на тебя всех моих гайдуков вместе с барином и дохтуром! Вот бы ты насладилась вдоволь… Ну-да я человек дворянских кровей, люблю выдумку и изящество. Неси-ка, дохтур, дёготь…

— Дёготь вот-с, в бочке, ваше превосходительство.

— Хорошо, что дёготь рядом. Тогда иди и приведя кобылу, какую похуже, и скипидару принеси.

Фридрих с гайдуками ушли и вскоре вернулись. Волынский довольно усмехнулся, посмотрел на гайдуков:

— Снимите с нашей азиатской княжны всё, что на ней есть!

Юлия завизжала, но гайдуки споро сняли с неё платье, лифчик и портки с кружавчиками. Заплакав, онв согнулась и прикрыла стыдное место, а Волынский зачерпнул лопаткой из бочки дёгтя и вылил ей на спину:

— Разукрасьте всю с ног до головы! — приказал гайдукам. Когда они вымазали Юлию, велел разорвать подушку и обсыпать пухом свою бывшую любовницу. Чёрную, как негритянку, обсыпанную пухом, посадили её на клячу, сунув под хвост коню тряпку со скипидаром, и помчалась она по двору. Тогда открыли ворота и натравили собак. Понеслась Юлия на взбесившейся кобыле, потешая жителей. Мальчишки бежали за ней с криками, а бабы и мужики хохотали до тех пор, пока не упала Юлия наземь. Подскочили — узнали губернаторскую любовницу. Присмирели. Когда Волынский с гайдуками уехали из деревни, повели отмывать Юлию, приговаривая с досадой: «Так-то оно с барами да господа ми в постелях валяться!»

XIII

Астрахань жила под впечатлением посетившего город посольства китайского императора. Богато разодетые чин-мачины, важные и недоступные, прошлись по улицам, по берегу Волги, побывали на приёме у вице— губернатора Фёдора Соймонова. Затем отправились в калмыцкую степь к Церен-Дондуку, чтобы уговорить калмыков жить мирно и служить одному, уже избранному. Но вновь Дондук-Омбо запротестовал, приехав на встречу с китайцами. В ханском улусе началась перебранка. Главный чин-мачин сказал:

— Ты, Дондук-Омбо, мал ещё, чтобы махать руками на старших! И не одна волжская степь — ваша родина. Волжская степь — десятая часть тех земель, которыми владеют калмыки. Там, за морем Каспийским, за Хивой и Ташкентом, есть страна Джунгария — и она принадлежит ойратам. Живут по одним законам с калмыками, а закон этот «Цааджийн-бичиг» — он один объединяет всех ойратов… Знаешь ли ты, молодой тайдша, кто такой Галдан-Церен? Это вождь калмыков, брат Церен-Дондука, и он любим самим китайским императором. О силе ойратов не говорю… Не так давно они вахватили Ташкент и теперь теснят киргиз-кайсаков… Знаешь ли ты, молодой тайдша, где сейчас киргиз-кайсакский хан Абулхаир? Он сидит у порога губернатора Астрахани и молит его защитить от джунгарских калмыков. Встань на колени, Дондук-Омбо, и поклонись Церену. Закон «Цааджийн-бичиг» велит тебе это сделать!

— Эй, чин-мачин, никогда ты не услышишь от меня слов покорства! — яростно выкрикнул Дондук-Омбо. — Больше половины улусов в калмыцкой степи на моей стороне! Убирайтесь, откуда пришли!

Тут и Дарма-Бала поддержала внука, да так, что главный чин-мачин попятился, наступил каблуком на собственный халат и упал. Приверженцы Дондука-Омбо засмеялись:

— Да китайцы ли они?! Это люди Далай-ламы! Гоните их вон из нашего улуса!

Церен опустил глаза, стыдясь за китайского посланника. Вскоре собравшиеся разъехались по своим улусам, и чин-мачины ни с чем отправились на Волгу. В день, когда они переправились через великую реку, в Астрахань прибыл бывший её губернатор, а теперь военный инспектор Артемий Волынский с комиссией. Был он в генеральском мундире и вышагивал соответственно, держа позади себя свиту военных. С пристани отправился в губернаторский особняк, к Соймонову. Ехал в чёрной коляске, сопровождаемый конными офицерами и казаками, а следом на некотором расстоянии рысили киргиз-кайсаки, ожидавшие его в Астрахани с месяц.

Казаки распахнули ворота. Волынский, оказавшись на старом подворье, вдохнул кислый гнилостный воздух и физически ощутил ушедшее в вечность время, а котором он жил и которое всё ещё гнездилось в этом огромном дворе. Почувствовав это, он вдруг услышал и знакомый собачий лай, словно возникший из прошедших лет. Навстречу ему с заливистым радостным лаем летела его борзая, которую мажордом оставил из-за того, что была с кутятами. Волынский слез с пролётки и не успел разогнуться, как она, визжа от радости, прыгнула ему на грудь и лизнула тёплым языком в нос и губы. Он и сам был рад столь неожиданной встрече. Присев, обнял её, похлопал по шее, погладил по спине, сказал, обращаясь к Соймонову:

— Вот она собачья преданность. Люди на такую преданность не способны. — И подав руку, снисходительно произнёс: — Ну, здравствуй, здравствуй, Фёдор Иваныч. Заждался, небось: депешу мы тебе ещё в марте отослали, а сами только вот.

— Я Долгорукова ждал сюда губернатором. А его, говорят, с дороги назад вернули. Так ли?

— Так, Фёдор Иваныч. Передумала Анна. В ссылку их всех. Начинается переброска войск ближе к восточным границам. Матушка-государыня весьма озабочена произволом, который царит на южных границах. Персы в Гиляни капризничают, требуют вернуть им бывшие провинции, а по ту сторону моря вовсе неразбериха. Мечутся туда-сюда» как муравьи на серой скатерти, по азиатским степям калмыки, киргиз-кайсаки, туркмены. Дошло до того, что дальше уже и некуда: сам китайский император посольство в Калмыкию прислал, не спросись и не уведомив нас. Так и всё многомиллионное население Китая к нам на Волгу переселится, а мы и знать не будем. Ты вели слугам делом заняться. Борзых разведи, Фёдор Иваныч. Сука-то моя, Анчутка, вишь, как по мне соскучилась, а всё оттого, что я её в каждый след с собой брал. На охоту — с собой, к калмыкам — тоже… Да и не на дворе она у меня жила, а в сенцах. Всех гостей встречала и провожала… Ты этих киргиз-кайсаков пригласи сюда, чего они там на дворе толпятся. — спохватился он. — Не надо для них особых почестей— слишком велика честь. Посмотрим, с чем приехали…

Гости вошли, упали на колени и преклоняли лбы к полу. Абулхайр. быстро заговорил по-своему, видно, прочёл молитву, и, разогнувшись, уставился на вице-губернатора, затем на Волынского и снова на вице-губернатора.

— Встаньте, — сказал Соймонов, — и говорите, в чём пожаловали.

Один из султанов Меньшей Орды, знающий русский язык, пояснил, что главный у них хан Абулхайд, но он не знает по-русски, поэтому говорить будет Султан.

— С чем пожаловали? — строже спросил Волынский. — Фирман к русской императрице привезли?

Султан бросил взгляд на хана, сказал что-то, и Абулхайр подошёл и подал Волынскому огромный лист, исписанный по-арабски, внизу которого значилось несколько подписей и множество отпечатков пальцев. Волынский разгладил бумагу, пододвинул её к Соймонову, а Султан принялся жаловаться:

— Долго жили мирно киргиз-кайсаки, но и к ним пришла большая беда. В год зайца, тысяча семьсот двадцать третий по-христианскому исчислению, джунгарские ойраты захватили Ташкент, потом напали на нас. Много раз мы били их, о чём пять лет назад писали русскому государю и просили у него подданства. Ныне вновь обращаемся с той же просьбой и клятвенно заверяем русскую императрицу Анну Иоановну в вечной преданности…

Не слушая дальше Султана, Волынский заговорил а Соймоновым:

— Фирман я возьму с собой, на рассмотрение её величества. Послов киргизских тоже прихвачу. Но сейчас мы не можем вселить надежду в головы сих правителей на благополучный исход дела. — И обратился к Султану: — Есть что-то ещё у вас?

— Да, у нас ещё есть вот это. — Султан поставил на стол небольшие, сшитые из шерстяной ткани мешочки. В них оказалась медная руда, уголь и железо.

— Далеко вперёд заглядывают, это похвально, — отметил с явной заинтересованностью Соймонов, затем пошвырявшись в руде, спросил: — Много у вас этого добра?

— Очень много…

— Ладно, можете быть свободны. — Волынский разрешил киргиз-кайсакам уйти, но гости, явно неудовлетворённые столь быстрым окончанием дела, затоптались на месте.

— Господин генерал, если императрица повелит поставить одну большую крепость на Ори — вся вражда в кайсакской степи потухнет…

— Хорошо, хорошо, мы рассмотрим ваше прошение в Сенате, можете не сомневаться ни о чём, идите… — Волынский был явно недоволен скупостью киргиз-кайсаков: впервые встретился с такими гостями, что не преподнесли подарков. Однако досада его тотчас рассеялась, как только он вышел в прихожую и увидел голубой китайский сервиз из фарфора, стопками — ковры, меховые шубы, шапки и прочие дорогие вещи.

— Однако, не только рудами богаты кайсаки! — удивился Волынский. — Ты что ли, Фёдор Иваныч, не дал им преподнести сии красоты открыто?

— Ну что ты, Артемий Петрович, я и знать не знал о подарках. Мнится мне, что они более дорогим подарком считают богатства киргиз-кайсакской степи, кое преподносят России, а это второстепенно… Ты можешь и руды, и меха отвезти императрице.

Волынский, не слушая Соймонова, копался в вещах, краснея от волнения, затем вроде бы нехотя согласился:

— В самом деле, отвезу подарки Анне Иоановне, всё это придётся ей по вкусу… особенно минералы… Замечу тебе, друг мой, — совсем, на радостях, разоткровенничался Волынский, — что императрица по достоинству оценит твоё благожелательное и даже щедрое внимание к ней. — Волынский сладкоречиво говорил, но думал о том, куда поставить у себя в доме китайский сервиз, и не будет ли велика для Натальи норковая шуба, сшитая явно в Сибири и проданная кайсакам. Обдумав всё, Артемий Петрович заговорил ещё об одном деле:

— Предстоит нам с тобой, Фёдор Иваныч, в ближайшие дни выехать в калмыцкую степь да возвести в ханское достоинство Церен-Дондука. Матушка-государыня зимой как узнала, что китайцы к нему приехали, так и обмерла от испуга: «А вдруг китайский император возвеличит в ханы нашего калмыцкого правителя, тогда что?! Тогда калмыки будут жить у нас, а слушаться во всём китайцев! Давай-ка, Артемий Петрович, поскорее поезжай, и, если возможно, исправь нашу оплошность. Россия сама должна жаловать ему титул хана, так-то будет лучше!» Вот приехал и радуюсь, что младший тайдша Дондук-Омбо не дал китайцам возвести в ханы своего дядю или отца, не знаю, кем они друг другу доводятся, но ссорятся и дерутся между собой злее, чем чужие люди.

Сговорились ехать в калмыцкую степь, как только оттуда вернётся и доложит о делах в Калмыкии подполковник Кудрявцев. Вскоре он приехал. Растерян и расстроен был Нефёд:

— До преж такого не было, чтобы сопатые тайдша и даже простые калмыки на казаков кидались, а тут словно с цепи сорвались. Китайцы-то только огня добавили в жаркую свару. Пригрозил я Дондуку-Омбо: пока не поздно, опомнись! Приедет Волынский, шкуру с тебя сдерёт, что идёшь поперёк его. Грамота губернатора, выданная Церену на управление Калмыкией, священна. А он мне сказанул: «Вор и взяточник твой Волынский!» Ну, я его успел нагайкой огреть — ускакал проклятый.

— Вором, говоришь, обозвал? — пальцы Волынского сжались в кулаки и сразу расслабились. — Широко, стало быть, разнеслась дурная слава обо мне, а всё пошло от Долгоруких… от Василия Лукича да Алексея Григорьевича — это они меня чуть было не отдали инквизиции…

Прошло две недели. Правители калмыцких улусов потихоньку съезжались: поставили кибитки по берегу Волги, некоторые остановились в индийском караван— сарае. Обыватели астраханские предвидели недоброе: толки по городу шли, как бы не взъярились калмыки да не порезали астраханцев. Ну как соберутся все на площади перед Кремлём, а калмыки со всех сторон нападут — и всё тут. Достигли эти слухи Соймонова и Волынского. Посоветовались они и решили свершить обряд возведения в ханы прямо на берегу Волги, а со стороны калмыцкой степи выставить отряды казаков.

В назначенный день к десяти утра все чины губернаторские вместе с вице-губернатором прибыли к месту торжества. Вскоре подъехал в коляске, сопровождаемый конной свитой, Волынский. Бросив взгляд на тайдшей, стоявших у помоста, но отдельными кучками, ибо даже тут они не признавали друг друга, Волынский усмехнулся:

— Маловато собралось тайдшей да нойонов… Здесь ли спесивый Дондук?

— И не подумал приехать, — обиженно заметил Кудрявцев. — Как бы не напал.

— А Церен здесь?

— Здесь я, — отозвался Церен-Дондук, который стоял за спиной Волынского и повторял все его движения, тем самым выказывая полную покорность и преданность военному инспектору, а с ним и императрице России.

Церемония возведения в ханы началась с чтения указа императрицы: Волынский, поднявшись с ханом на помост и пригласив вице-губернатора и его ближайших помощников, развернул грамоту и громогласно зачитал её. Хан, преклонившись, принял её и дал клятву на верность России. Возложенная на его голову треуголка и накинутый на плечи кафтан, какие надевали только высокого сана особы, завершили официальную церемонию, и начались игрища. Губернские высшие чины, вице-губернатор, военный инспектор и свита уселись на длинные скамьи, когда объявили скачки. Полсотни джигитов выехали в поле и помчались по кругу с развёрнутым знаменем, которое им доверил Церен-Дондук.

Промчавшись мимо русских чинов, калмыки с гиканьем помахали из стороны в сторону знаменем, прокричали что-то по-своему и унеслись в степь. Губернатор и генералы, а с ними и Церен-Дондук долго смотрели им вслед, думая, возвратятся ли наездники, но их след простыл. Тайдши посмеивались над Цереном, усаживаясь на коней. Волынский, качая головой и сокрушаясь о случившемся, поправил на Церене-Дондуке треуголку, спросил сердито:

— Знамя-то зачем им отдал?! Это же святыня ваша!

— Ай, господин генерал-майор, кто знал, что так будет…

— Смотри, шапку не отдай… — хлопнув Церена по плечу. Волынский сел в коляску.

На другой день стало известно, что младший тайдша Дондук-Омбо напал на ханский улус и разорил его, затем бросился на другие улусы. Поднятые по тревоге астраханские войска, состоящие, в основном, из пехоты, двинулись в калмыцкую степь. Спешно отправили курьера в Царицын, к генералу Миниху с просьбой дать донских казаков на подавление восставших калмыков. Пока суть да дело, Дондук-Омбо захватил пятнадцать тысяч кибиток у Церена и ушёл на Кубань. Широкой живой волной, сметая всё на своём пути, двигались калмыки по степи. Левое крыло уходящих калмыков пронеслось мимо Маныча и Калауса. Один из отрядов Дондука-Омбо остановился на отдых в Арзгире. Калмыки опустошили колодцы и запруду, пока поили раз* горяченных коней, выпили сами множество самоваров чая, а туркмен напугали так, что посеяли в аулах панику. При одном упоминании имени Волынского, который, якобы, ведёт войска, чтобы раз и навсегда уничтожить всех азиатов, люди сворачивали ковры, связывали в узлы пожитки и складывали в хурджуны съестное. Напрасно Берек-хан метался по Арзгиру на коне, показывая царскую грамоту о неприкосновенности туркмен, — царский фирман мало действовал. Наконец, когда калмыки ускакали, Берек-хану всё же удалось ссадить своих аульчан с лошадей и верблюдов.

— Земляки, послушайте меня! — обратился Берек-хан к народу. — Разве вы не знаете, что четыре года назад хан Кубани принял русское подданство?! Вы могли бы без моей помощи рассудить: «Раз кубанский хан стал русским, значит он вместе с русскими станет бить Дондука-Омбо!» Теперь давайте подумаем: куда деваться Дондуку-Омбо? В Кабарду пойдёт — Кабарда тоже приняла русское подданство… В Крым пойдёт, к татарам… Но если вы тоже хотите служить не русским, а татарам, то уходите!

Туркмены присмирели, успокоились. Берекхан, вытирая тельпеком пот с лица, вошёл в свою юрту и увидел бледного, как смерть, Арслана. Берек-хаи встревоженно спросил:

— Ты почему такой, Арслан?! Не заболел ли?

— Не заболел, но это хуже болезни, отец.

— Что же это такое, сын мой, скажи?

— Не скажу, отец, язык не поворачивается. Виноват я перед Волынским, да так, что ещё неизвестно, на кого он войной идёт, на Дондук-Омбо или на меня.

— Вах-хов, да ты, как я вижу, сильно заболел: болезнь ум твой задела, рассудок теряешь! — ещё больше обеспокоился Берек-хан.

— Я в здравом уме, но ждать мне русских казаков с Волынским нельзя. Я уйду, отец, вместе с Дондуком-Омбо к Чёрному морю. Тебе бы я тоже посоветовал хотя бы на время покинуть Арзгир: ты же знаешь, какой этот Волынский! За меня ты можешь погибнуть от его рук, отец.

— Отойди от меня, полоумный! — Берек-хам оттолкнул сына, и он уткнулся лицом в подушку и обхватил голову руками.

К вечеру вернулись джигиты из степи, сообщили, что на Маныч идёт большой отряд донских казаков. Арслан вышел из юрты и велел своим двум сотням садиться на коней, Берек-хан пытался остановить сына, но тщетно.


Донские казаки въехали в аул на другой день. Берек-хан встретил их, держа в руках грамоту Петра Первого, как щит от нападения. Но казаки вели себя мирно: знали наперёд, что туркмены — верные друзья России. Казацкий сотник лишь слегка упрекнул Берек-хана:

— Что же вы сидите на месте, не преследуете калмыков?

— Одни сидят, другие преследуют, — нашёлся Берек-хан. — Сын мой бросился за калмыками: как злой пёс у них на хвосте повис, а с ним две сотни джигитов!

— Ну что ж, молодцы! Надо утихомирить этого зазнавшегося тайдшу Дондука-Омбо!

Казаки заночевали и уехали. Берек-хан, тяготясь от дум, не зная, чем обидел его сын самого Волынского, пожаловался Нияз-беку:

— Не знаешь ли ты, Нияз, какую обиду нанёс мой Арслан генералу Волынскому?

— Ай, говорил он что-то о второй жене Волынского. В Казани увидела Арслана вторая жена губернатора — сразу за сердце схватилась и отдалась ему. Всё лето он с ней жил, пока губернатор был в отъезде, потом распрощался…

— Вах, дурак! Какой дурак! — Берек-хан схватился за голову. — Не может губернатор Волынский за бабу объявить туркменам войну, как ты думаешь, Нияз-бек?

— Конечно, не может, — согласился юз-баши. — Но твой сын возомнил о себе, словно он Магомет или царь Сулейман. Он считает себя выше Волынского, раз жена ему изменила и к Арслану ушла. Арслан жаловался мне: «Волынский всем государям Европы объявил своим злейшим и первым врагом туркмена Арслана! Если Волынский начнёт войну против туркмен, то все европейские императоры объединятся против меня!»

— Ладно, Нияз-бек, не играй языком, как ногайкой, — сердито одёрнул Берек-хан. — Придётся тебе поехать на Кубань или в Крым да уговорить этого безумца вернуться…

XIV

Императорский двор переехал в Санкт-Петербург. Государыня Анна Иоановна, нанеся первый урок «верховникам» Долгоруким и Голицыным, продолжала укреплять Коллегии надёжными людьми, соратниками Петра Великого. Взятый под особое внимание восточный вопрос, проведённый столь успешно военной инспекцией, рассматривался в Сенате. Обсуждался проект постройки крепости на границе с киргиз-кайсакской степью, предложенный статским советником Иваном Кирилловым. Крепость сию предлагалось поставить на том месте, где впадает река Ора в Урал. Отсюда проторить торговый путь к Аральскому морю и завести на нём судоходство. Султаны Меньшего и Среднего жузов с превеликой радостью согласились оказать помощь России в её великих начинаниях. А вступив под эгиду российского государства, обещали расширить торговлю в киргиз-кайсакской степи вплоть до земель Туркестана и Китая. Здесь же, на заседании Сената, Кириллов представил на обозрение министров «Атлас Российской империи». Министры, глядя на своего младшего сослуживца, обер-секретаря правительствующего Сената Ивана Кирилловича Кириллова, высказались единодушно: назначить оного главным начальником этого края, имени которому пока нет. Самому же Кириллову велела ехать на границу с киргиз-кайсакской степью с заложить крепость…

Не менее оживлённо слушали Петра Павловича Шафирова, только что вернувшегося из Персии с Рештаким договором, по которому вновь пришлось вернуть Персия Гилянскую провинцию, но сохранить дружбу и торговые отношения с шахом. Анна Иоановна с присущей ей уверенностью вновь, как а прежде, отмечала, что земля гилянские России вовсе не нужны; чтобы торговать — для этого не обязательно содержать в чужих краях многотысячную армию и кормить её непонятно во имя чего. Путь торговый проложить в Индию, о коем Пётр Великий мечтал, можно и без войска. Некоторые министры поддакивали императрице, другие молчали, понимая, что возврат Гиляни Персии свершился по иной причине. Возвысившийся полководец Тахмасиба, некий Надир-хан афшар, низложил своего владыку, посадил на трон его малолетнего сына Аббаса, сделался регентом и, фактически завладев верховной властью, предложил русским уйти из Гилянской провинции. Он и до этого не раз навещал Решт, вселяя панику в русский гарнизон. Солдаты покидали караван-сарай, в котором жили, и перебирались на корабли, стоявшие на рейде. Оттуда грозили персам, наводя на них пушки, но до огня дело не доходило. В ответ на угрозу Надир-дан разгонял базары, теснил русских и персидских купцов, чтобы не снабжали царских солдат и моряков продуктами и особенно зеленью. В войсках свирепствовала цинга и лихорадка, началось дезертирство. Самое верное — вывести войска, и Россия сделала это. Рештский договор был преподнесён правительствующему Сенату не поражением, а победой. Таковым его и утвердили, и барон Шафиров был поощрён императрицей и снова возведён на прежнюю должность — президента коммерц-коллегии. За успешное ведение дел на восточных границах империи и, отмечая особо заслуги в строительстве двух каналов — Ладожского и Обводного, императрица объявила указ о присвоении генералу Миниху звания генерала-фельдмаршала и возвела его в президенты Военной коллегии. Были и другие повышения, но не в указах, не в списках фамилия Артемия Петровича не значилась. Находясь в ту пору в Санкт-Петербурге при военной коллегии, огромным усилием волн сдерживал он себя» чтобы не высказать свою обиду императрице, но среди ближайших друзей и соратников язык его развязывался,

— Ты посмотри, что делается в Отечестве! — жаловался Волынский архитектору Еропкину, осматривая его библиотеку, о которой много слышал, но видел впервые. — Волынский всю Россию на себе тащит, а заслугами другие пользуются. Возьми тот же поход на Перейду. Разве мог бы он состояться, если бы я до этого не заключил торговый договор с шахом? Ныне в какую лавку ни загляни — все из Персии. Везут купцы российские из Гиляни и шелка всевозможные, и фрукты, и животных африканских. Но никому и в голову не приходит, что заслуга в том одного Волынского. Императрица Анна Иоановна, будь ей жёстко в её мягком кресле, смотрит на меня как на дальнего родственничка, улыбается на мои поклоны, но никаких видов на продвижение не подаёт. Шафиров поехал в Персию — отдал персам Гилянь, ему слава и почести. А кет бы вспомнить государыне, что всего-то и осталось от Гиляни — торговля, завязанная Артемием Волынским!

Еропкин снисходительно смотрел на его взволнованное, раскрасневшееся лицо и соглашался.

— Так оно, Артемий Петрович, всё так, как говоришь. При твоём-то уме да русском размахе надо советником быть у императрицы или президентом той же коммерц коллегии, коей Шафиров вновь взялся управлять. Но ты не горячись — настанет твой час, и всё устроится. Скажи-ка, пока не забыл спросить, не думаете ни переезжать в Санкт-Петербург? Трудно, небось, Наталье с младенцем! ты здесь, она таи,

— Куда переезжать-то, Пётр Михайлович? Не в твой же дом, где и повернуться, не задев за что-либо, невозможно. Да и неловко мне перед людьми будет ютиться на чужой квартире: всё-таки я не какой-нибудь немец заезжий, а русский, притом потомок самого Боброка. Может, вспомнит Анна Иоановна мою родословную да и подарит домишко какой?

— Жди, когда вспомнит. Да и что ты всё о государыне, когда она сама душой и телом зависима от своего толстозадого обер-камергера. Мы тут с тобой клеймим Долгоруких да Голицыных за то, что Анне Иоановме руки укоротить пытались, а Бирон укорачивает ей руки без всяких заговоров. Сказал — так, мол, надо, таки делается. Он только заявился из своей Курляндии, а уже хорошие места при дворе заняли немцы. Брось камень в собаку — попадёшь в немца. — Еропкин снял с полки том Сенеки, дунул на корешок обложки, отчего взметнулась пыль и засверкала в солнечном свете. — Вот мудрец, которого надо тебе почитать.

— Ну и чем же мудр твой Сенека? — Волынский недовольно взял в руки книгу, поскольку Пётр Михайлович неожиданно завёл речь о другом, словно бы ему говорить о дворе и государыне надоело.

— Мудрость его хотя бы в том, что он никогда не лез на рожон, а находил окольные пути, достигая цели. Тоже был недоволен сенатом, восемь лет пребывал в ссылке за то, что учил людей самосовершенствованию. Как-нибудь почитаю тебе его трактаты «О гневе», «О спокойствии духа», «О твёрдости мудреца». Улавливаешь, куда сей философ звал румлян? Станешь читать его трактаты — устыдишься своих капризов и гневных вспышек.

— Ну вот, пошёл поперёк дышла! — сразу же обиделся Волынский. — Что ж, по-твоему, спокойствием и выдержкой можно чего-то добиться в нашем государстве?

— Можно, Артемий Петрович. Только этим и можно привлечь к себе внимание обер-камергера Бирона.

— На черта он мне нужен, вонючий окорок!

— А на то, что путь к сердцу императрицы лежит через хитроумную голову Бирона, а её не так просто завоевать. Натиск твой только оттолкнёт обер-камергера. Ты попробуй его лаской да умом взять. Кода сумеешь — он откроет тебе пути во все кабинеты.

И Волынский стал искать пути сближения с хитрым и спесивым царедворцем. На очередных куртагах, когда императрица в ярко-голубых одеждах, украшенных бриллиантами, а Бирон во всём розовом вышли в залу, Артемии Петрович повёл себя весьма свободно, чтобы обратить их внимание. Этим он только вызвал неудовольствие Анны Иоановны, но лиха беда начало.

— Что-то наш военный инспектор до сих пор торчит в столице, не пора ли генерал-фельдмаршалу Миниху со всей его комиссией отправиться в Польшу? — императрица окинула Бирона тяжёлым взглядом.

Обер-камергер, идя сзади неё так, что массивный его подбородок висел над плечом императрицы, сказал в ответ:

— Я давно уже думаю, но не могу понять, душа моя, как ухитряется сей дворянин сочетать в себе гнев и причуды дикого бурлака со степенностью и вежливостью, которыми должны непременно обладать высшие губернские чины?

— Плохое воспитание дано Волынскому, а, впрочем, он умён и рассудителен. Будет охота побеседовать о ним — найдёшь в нём человека интересного. — Анна Иоановна, сев в кресло, стала обмахиваться веером и разглядывать наряды петербургских модниц.

Обер-камергер, стоя за спиной императрицы, тоже смотрел на танцующих дам. Не отрывая взгляда от длинных шёлковых шлейфов и оголённых плеч, он следил за Волынским: его крупная фигура в розовом камзоле в белых чулках то возникала, то терялась в большой императорской зале. В перерыве, когда смолкла музыка, Волынский приблизился настолько к императрице, что обер-камергер жестом руки пригласил его, указав на свободные, стоящие за спиной Анны Иоановны кресла.

— Присаживайтесь, господин Волынский. Виделись мы в Москве и здесь вы изредка мелькаете передо мной, но всё не удосужился познакомиться с вами поближе, хотя сам Господь велит нам знать друг друга лучше. Вы из той самой Волыни, что рядом с герцогством Курляндским? Благодатный край Волынь — мне довелось бывать в Луцке. Кажется, там я и слышал о Боброке — Волынском.

— Весьма польщён, господин обер-камергер, тем интересом, какой вы проявили к моему древнему роду. — Волынский сел рядом и бесцеремонно развернул кресло, чтобы лучше видеть Бирона. — Предок мой прежде всего знаменит тем, что отбил охоту у монгольской орды ходить далеко за Волгу. Не будь поля Куликова, то и немцы, и вся Западная Европа смешались бы с монголами. Быть бы вам, как и русским, азиатами по уму и внешности… Бог, однако ж, миловал: Европа преуспевает во всём, и не будь ныне в России немцев, она превратилась бы в дикую азиатскую страну.

— Однако, господин Волынский, не очень вы высокого мнения о русских. Теперь мне понятно, почему вы вознаграждаете свою чернь оплеухами и травите борзыми. — Бирон раскатисто засмеялся, чем заставил повернуться и Анну Иоановну.

— Похвально, что вы нашли общий язык с первых слов, — заметила императрица и попросила поближе подвинуть к ней кресла. — Всё забываю у тебя спросить, Артемий Петрович, бывают ли в Исфагани ассамблеи или куртаги, подобно нашим?

— Великая государыня, подобно вашим куртагам мне видеть ничего не доводилось. Шах устраивает свои забавы, с бесстыдными движениями танцовщиц, кои являются его же наложницами. Вход на такие куртаги строго запрещён не только гостям, даже ближайшим сановникам. Однако в Персии немало любопытного. В бытность мою посланником в Исфагани мне приходилось наблюдать, как шах выбирал себе чуть ли не трёхсотую по счёту наложницу. Если угодно послушать… то я…

— Рассказывай, Артемий Петрович… о непристойностях можешь не говорить, а, впрочем, мы не из пугливых. — Анна Иоановна, посмотрев на Бирона, улыбнулась с лукавством.

— Представьте себе такую картину, ваше величество. Садится солнце, опускаются сумерки, с высоченных минаретов разносятся голоса муэдзинов, и в самом центре города, в богатом квартале, оживает шахский гарем. Это огромный двор с множеством келий для женщин, а посреди двора фонтан или бассейн. Более шестисот самых красивейших гурий плещутся в бассейне под наблюдением евнухов или забавляются в своих комнатах музыкой, играя на восточных лютнях…

— Уж не побывал ли ты, Артемий, в гостях у этих гурий, что-то рассказываешь дивно, словно сам у них был! — императрица погрозила пальцем Волынскому, а Бирон нетерпеливо сказал:

— Продолжайте, господин Волынский, это интересно…

— Ну так, у шаха настоящих жён до пяти-шести десятков, а остальные — сиге, или по-нашему — временные, и состав их постоянно освежается. Тех, которые надоедают, шах отдаёт своим приближённым, взамен берёт других наложниц, и делает это весьма просто… Есть у него особые старухи, которые постоянно ходят по дворам и выслеживают красавиц. Затем докладывают старшей жене шаха — каких из них пригласить на обед. Во время трапезы к ним бесцеремонно входит шах, оглядывает, даёт знак евнуху, какую оставить, и дело кончено. Будущую наложницу уже не отпускают домой. К родителям её посылают гонца с извещением о выпавшем ка их долю счастье и для выполнения формальностей брака. Что касается наружности гурий — все они разрисованы румянами и белилами, откормлены, полуодеты: юбки их прикрывают только верхнюю половину бёдер, а вся нижняя часть и ноги остаются голыми и разукрашены браслетами…

— И всё-таки видел ты сих гурий?! — Императрица опять засмеялась.

— Каюсь, великая государыня. Бывший шах Хусейн имел неосторожность пригласить меня в гости в просил никому не рассказывать о том, что увижу, но я… только вам, великая государыня, и обер-камергеру — больше никому ни слова о шахских гуриях…

— Ну, сластолюбец, давай-ка рассказывай дальше! — потребовала Анна Иоановна.

— Когда шаху вздумается осчастливить одну из них, то старший евнух громко объявляет: «К царю-царей и к полюсу Вселенной изволит приходить его царственная супруга!» Весь караул в сей момент падает на колени и склоняет головы до полу… То же происходит, когда наложница возвращается от шаха в свою комнату…

— Оказывается, у шаха вовсе нет стола, и даже вилок и ложек не имеется, так ли? — полюбопытствовала императрица.

— Это так, великая государыня, — охотно отвечал Волынский. — Обедает шах один, сидя на ковре, куда стелют пёструю персидскую скатерть и ставят с десяток, а то и более блюд всевозможных. Ест шах руками, б министры и принцы стоят сзади. После ухода шаха они доедают остатки. Но ещё забавнее, ваше величество, как ведутся дела во дворце шаха. Нет у них ни законов, ни каких-либо иных письменных инструкций. Мирзы сидят в двух-трёх комнатах на полу и пишут очищенными камышинками, держа бумагу на коленях. Весь шахский архив — это несколько развешенных на стенах мешочков, в которых торчат свёрнутые в трубочку бумаги. Время от времени бумаги эти уничтожаются, так что архива вовсе не существует…

— Поборы, говорят, у них процветают самые жестокие, — заметил Бирон.

— В Персии есть и «дающие», и «берущие», и вообще пороков очень много, — согласился Волынский. — Но шах одобряет всякие нарушения. Да и притча у них в ходу: «Всякий порок, одобряемый царём, становится добродетелью».

Анна Иоановна потёрла пальцем жирные мешки под глазами, спросила с усмешкой:

— Не оттого ли, Артемий Петрович, ты шаха пытался наказать чуть ли на миллион, что всякий порок шахом прощается?

— Это дело прошлое, великая государыня, и я получил за сей порок от Петра Великого. Но смею заметить, ваше величество, что и вы пришли к тому же мнение: кормить целую армию, живущую в Гиляни, нет никакого проку. Я не мог подсказать государю, чтобы он вывел войска, но ваше величество это сделали сами… Стало быть, и мои притязания к шаху были разумными.

— Был бы ты глупцом, Артемий Петрович, здесь вот так, по-барски, не сидел, — заметила императрица и посмотрела на Бирона. Тот согласно улыбнулся, что означало: обер-камергер весьма доволен знакомством и беседой с Волынским.

Бал во дворце продолжался, на смену танцам пришли всевозможные игры — от «горелок» до «флирта», в зале шумно веселились. Было душно, и Анна Иоановна пригласила Бирона и Волынского во двор, на свежий воздух.

— В Персии, говорят, кони весьма красивые, — допытывалась она. — Слона ты, Артемий Петрович, обезьян и прочих зверей доставил в столицу, а о конях персидских забыл.

— Ну как же, великая государыня! Прислал я из Персии двух арабских аргамаков, сено жуют на вашей конюшне.

— Так то арабские, а я говорю о персидских,

— Персидской породы коней что-то я не видывал ни разу за всю свою поездку, — признался Волынский. — Да и не слыхивал о таковых. Может, их нет в самой природе?

— Есть, — разочарованно произнесла Анна Иоановна. — Скрываешь, небось, от меня. Слыхала я от моих слуг, что ты завёл конюшню в Казани, там у тебя двадцать персидских скакунов.

— Великая государыня, так то кабардинские, каковых и у вас немало!

— Я говорю о персидских, и не лукавь передо мной! — голос императрицы зазвенел. — Негоже обманывать государыню…

— Великая государыня! — всполошился Волынский и опустился на колени. — Ей-богу, нет у меня персидских коней, но коли есть они в природе, то добуду их для вашего величества!

— Есть такие в природе, их ещё небесными называют.

— Убей меня, великая государыня, но я сроду о таковых не слыхал!

— Встань с земли-то, — приказала она, и когда он поднялся, снова упрекнула: — Конный завод в Казани завёл, а сам даже всех пород не знаешь… Мнится мне, душа моя, — обратилась она в Бирону, — что Артемия Петровича следовало бы определить к князю Куракину, по шталмейстерской должности.

— Лучше было бы к графу Левенвольде, — не согласился с императрицей Бирон. — Определим его на звание помощника графа Левенвольде по придворной конюшенной части… Это даст мне возможность постоянно видеться с Артемием Петровичем. После завтрака я сразу прихожу в конюшню. Мне там приятно, но с таким собеседником, как Волынский, вдвое станет приятнее… Кстати, душа моя, — обратился он к императрице, — и тебе пора бы заняться верховой ездой это полезно при полноте и одышке.

Фамильярность Бирона при постороннем не понравилась Анне Иоановне: она на время замолчала, и её собеседники почувствовали, какие недовольные волны исходят от неё. Императрица гут же поняла, что её молчание можно истолковать обидой, и холодно засмеялась:

— Вспомнила всё же! Посол персидский, Измаил-бек, будучи у нас в Санкт-Петербурге ещё при Петре Великом рассказывал старухе Куракиной о персидских конях, а она мне. Три тысячи лет назад был у них какой-то провидец или пророк — вот он и летал на небесном коне к звёздам…

— Сказка, ваше величество, — заметил Волынский.

— А коль кони небесные сыщутся — тогда как? — предупредила его императрица. — Всё у вас, у мужчин, сказки: и змеи многоголовые, и кони с крыльями. Раньше, когда вспоминали об огромном звере с кишкой вместо носа, тоже далдычили, что зверь сказочный, а оказалось слон.

— Ах, матушка великая государыня! — сладкоречиво воскликнул Волынский. — Будет моя воля императорской конюшней заниматься, так я разыщу для вашего величества всех экзотических коней, какие есть на свете. Вам радости прибавлю, а весь двор будет диву даваться, глядя на диковинных скакунов. Но если бы великая государыня пожелала иметь отменных скакунов не только при дворе императорском, а и в конных заводах, понеслась бы слава о русской императрице по всем городам и весям нашей круглой земли! При моём понимании дела мог бы я поставить конные заводы во всех губерниях наших: в Казани, Саратове, Царицыне, на Дону, в Воронеже… А от вас, великая государыня, потребовался бы лишь один указ об учреждении в России конных заводов!

— О, это великолепная мысль! — воскликнул Бирон. — Душа моя, над этим стоит подумать.

— Что тут думать-то, — с готовностью согласилась императрица. — Я давно знаю, что Волынский не князь Куракин, который только и умеет Ленточки в гривы вплетать. Пора, пора нам заняться коневодством. Как своих коней разведём, так и с Англией и Францией станем породистыми скакунами обмениваться. Ух ты! Дух захватывает от одной мысли, какое дело можно развернуть в России. А если ещё удастся тебе; Артемий Петрович, небесных скакунов сыскать, то я эту, шилозадую королеву английскую, на колени перед собой поставлю. Просить будет, умолять, чтобы я подарила ей небесного скакуна!

Волынский весь съёжился от мысли, что нет «небесных коней» и не пришлось бы потерять доверие Анны Иоановны после того, как не сыщутся они ни в одной крае белого света. Но это не скоро будет, да и можно так затянуть с поисками, что на всю жизнь хватит. Волынский задумался, а императрица посоветовала?

— Мог бы ты уже сейчас, Артемий Петрович, заняться проектом об учреждении конных заводов в Российской империи. Подумай, однако, где денег взять.

— Великая государыня, мнится мне, что императорскую казну вовсе не надо трогать. — Волынский распрямился, чувствуя, что всё сказанное им станет в угоду Анне Иоановне. — Мои соображения, ваше величество, ходят вокруг богатых шляхтичей — дворян наших. Всякий из поместных дворян мог бы, при желании, иметь свой конный завод или конюшню.

— Не только шляхтичей надо обязывать, — ревниво вмешался в беседу Бирон, — но и немцев. Немцы — великие мастера конного дела. Само слово «шталмейстер» немецкое. И ветеринаров можно найти только среди немцев; они могли бы заменить всяких знахарей да коновалов, которые не имеют понятия о случном деле по выведению новых пород.

— Президенту Академии, лейб-медику Блюментросту надо повелеть заняться наукой о лошадях, — подсказала императрица.

Волынский, видя, какой интерес вызвало его предложение об учреждении конных заводов, душой радовался: «Быть тебе, Артемий Петрович, первым человеком при императорском дворе — нашёл ты свою жилу золотую, теперь только успевай, не ленись, разрабатывай! А какие сладкие слюни пустил сам обер-камергер — чует, скотина, свою выгоду! Теперь на лошадях он целое состояние сколотит!»

— Бесконечно рад нашему с вами знакомству, — прощаясь, подал руку Бирон. — Вы тот человек, которого до сегодняшнего дня не хватало императорскому двору…

Подала для поцелуя руку и Анна Иоановна. Волынский подождал, пока они поднимутся по портальной лестнице во дворец, и, щёлкнув пальцами, быстро, почтя бегом, отправился в гостиницу, чтобы сесть за прожект об учреждении конных заводов…

Увы, ни в тот день, ни в ближайшие два года ему не удалось приступить к прожекту. Едва он поднялся в свою комнату, на столе обнаружил письмо: генерал— фельдмаршал Миних приказывал ему с утра быть в Военной коллегии. Утром он был в кабинете Президента. Миних, усаживая его к столу, сказал:

— Предстоит, господин военный инспектор, спешная поездка в Данциг. Вновь началась война за польское наследство. Французскому королю неймётся видеть на польском престоле Станислава Лещинского, тогда кая Россия и Австрия стоят за саксонского курфюста Августа Второго… Лещинский сидит в Данциге: поляки запросили помощь, чтобы изгнать его оттуда…

— Господин генерал-фельдмаршал, у императрица имеются другие виды на военного инспектора Волынского…

— Не знаю ни о каких видах! — строго возразил Миних. — Не слышал о таковых распоряжениях от императрицы — ни устных, ни письменных не имею. Там что извольте, господин военный инспектор, ровно через час быть в строю. Кареты уже поданы…

Волынский подошёл к окну и увидел на площади целый кортеж военных повозок и несколько гвардейских рот, кои будут сопровождать генерал-фельдмаршала Миниха с его штабом до Данцига.

XV

После бегства Дондука-Омбо на Кубань калмыцкая степь целиком перешла в руки Церена-Дондука, и ещё долго охраняли покой законного калмыцкого хана донские сказки, стоявшие в ханском улусе. Сделавшись полноправным правителем Калмыкии, Церен-Дондук постоянно грозил своим сородичам, бежавшим к кубанскому хану, и эти угрозы доходили до туркмен и до самого Берек-хана, который только и думал: «Не узнал бы Церен о бегстве моего сына вместе с калмыками!

Узнает — слава туркмен закатится солнышком за ковыльную степь! Донесёт Церен государыне русской, что и у туркмен произошло раздвоение, быть тогда Береку Третьему вне чести из-за его безумного сына!» Отправил Берек-хан в Кабарду Нияз-бека, а на Кубань другого юз-баши по кличке Карапча разыскать Арслана и доставить в родной аул живым и невредимым. С полгода не было ни слуху, ни духу, но вот вернулся Нияз-бек, возмущённый до крайности. Вошёл в юрту Берек-хана, снял сапоги, тельпеком о ковёр шлёпнул:

— Берек-хан, прости меня за плохие слова, но и у хороших людей, оказывается, рождаются плохие сыновья! Я говорю о твоём Арслане. Я нашёл его у кабардинского князя. Захожу в саклю, сидят в ней на коврах Дондук-Омбо, твой сын, сам князь и ещё несколько человек кабардинского рода, а по дорожкам — от сакли к сакле — калмыки и туркмены прогуливаются. Я увидел Чапыка, Дурды-оглана, Тахир-джана и спросил, что у них происходит. Ответили джигиты: «Ай, калмык Дондук-Омбо захватил княжеский аул вместе с князем, теперь дочь его сватает за себя. Князь хотел сказать «нет», но Дондук-Омбо почесал ему живот остриём кии— жала, и князь сказал «да». Вот как раз в этот момент я и вошёл в княжескую саклю. «Хай, Арслан-джан, дорогой ты мой! — воскликнул я от радости, а он бросился к двери, чуть не сшиб меня с ног, джигитов позвал, приказывает: «Ну-ка, свяжите Нияз-бека, он приехал сюда, чтобы увезти и выдать меня Волынскому!» Я говорю ему, ты что, с ума сошёл, а он меня и моих джигитов бросил в сарай. День сидим, второй, наконец, принесли сухих лепёшек и воды несколько кувшинов… Потом шумно в ауле стало, музыка заиграла, оказывается, свадьба началась. Пять дней продолжалась свадьба, и всё это время я и мои джигиты сидели в сарае. На шестой день открывается дверь, входит Арслан, говорит: «Поедем в гости к крымскому хану, там ещё повеселимся». Связали нам руки и погнали сначала на Кубань, потом ещё дальше… Не спрашивай, Берек-ага, обо всём, долго бы пришлось рассказывать, что перенесли мы. И не ругай меня, твоего преданного слугу, за то, что нескольких джигитов мы убили, а ещё больше калмыков. Ночью захватили коней, но стража спохватилась, бросилась на нас — мы перебили всех и кое-как вернулись к тебе, в Арзгир.

— Да, Нияз-бек, страшную весть ты мне принёс, — огорчился Берек-хан. — Похоже, не в Волынском тут дело… Тут всему виной Дондук-Омбо: он поднял руку на своего хана, а, глядя на него, замахивается на мой престол сын мой Арслан. Дурной знак подал ему калмыцкий тайдша. Такой сын мирно не дождётся моей смерти. Что будет делать Дондук-Омбо, то и Арслан.

— Да, это так, Берек-хан, — согласился Нияз-бек. — Дондук-Омбо женился на кабардинской княжне, зовут её Джана. И твой сын, я сам от джигитов слышал, собирается взять у кубанского хана его младшую дочь.

— Вах-хов, никогда не бывать этому! — гневно воскликнул Берек-хан. — Я не успокоюсь до тех пор, пока не верну разум этому безумцу! Я женю его на туркменке!

— Берек-ага, я готов опять отправиться за Арсланом — теперь я знаю, как увезти его, но выслушай меня сначала.

— Говори, если что-то умное пришло в твою голову,

— Берек-хан, моей меньшей дочери двенадцать лет, она могла бы стать первой женой Арслана, а мы с тобой бы породнились, и тогда я, как верный пёс, охранял бы тебя и не давал никому в обиду.

— Нияз-бек, разве сейчас плохо бережёшь меня? — насторожился Берек-хан. — Или служишь мне в половину силы?

— Берек-ага, не о том веду речь. Вместе мы, как родственники, зажали бы Арслана — он и пикнуть бы не посмел, не только ослушаться отца родного.

— Говоришь, двенадцать твоей младшей? А не меньше? Что-то маленькой она кажется мне. Ну-ка, иди, приведи её сюда, я посмотрю.

Нияз-бек мгновенно выскочил из юрты и вскоре вернулся, ведя дочь. Поставив её у порога, Нияз-бея вновь сел рядом с ханом, неловко оглядываясь по сторонам, ибо Берек-хан с сомнением разглядывал девчонку. Сомнения в таких случаях у туркмен решались очень просто, и Берек-хан последовал старому обычаю. Сняв с головы тельпек, он размахнулся и с силой бросил в лицо девочки. Невеста покачнулась, но не упала, и этим было всё сказано:

— Ладно, Нияз-бек, считай, что мы договорились. Завтра же пришлю к тебе сватов, а ты отдохни дня три-четыре и отправляйся опять за Арсланом…

На другой день Берек-хан пригласил трёх женщин из своей родни, дал каждой по пять золотых монет и послал к Нияз-беку сосватать его дочь. Женщины вошли к Нияз-беку, тот понял, в чём дело, и усадил на ковёр перед ними дочь. С завидным проворством привязали они к косичкам невесты пятнадцать монет, отчего Нияз-бек, его жена и другие родственники пришли в восторг. А когда сватьи удалились, стали восхищаться щедростью Берек-хана. Обычно сватьи привязывают к волосам невесты три, две, а то и одну золотую монету, а тут пятнадцать. Начало щедрое, каков же будет калым за невесту?!

С тревожной радостью и надеждой отправился Нияз-бек во второй раз через степи к Крымским горам, Куда откочевали калмыки. Три дня провёл в пути, а на четвёртый встретился с Карапчой, который вёз опутанного верёвкой Арслана. Ханский сын выглядел усталым, Видно выплеснул весь свой гнев на Карапчу, но, увидев Нияз-бека, снова взъярился:

— А, шайтан, лизоблюд проклятый, опять ты! Хотел бы я знать, за сколько золотых ты продался царским генералам?!

Нияз-бек, ни слова не говоря в ответ, подошёл к нему и разрезал за его спиной верёвку, раскурил и подал ему кальян. Арслан слез с лошади, затянулся несколько раз, сказал самодовольно:

— Считайте, что я ваш, но ответьте мне, сколько заплатил вам Волынский за мою голову?!

— Арслан-джан, о какой голове говоришь?! — удивлённо воскликнул Нияз-бек. — Отец твой торопит тебя домой, чтобы окунуть в фонтан радостей и приятных утех. Тебя ждёт красивейшая гурия — не чета какой-то ногайке!

— Знают ли русские, что я ушёл вместе с Дондуком — Омбо? — успокоившись, спросил Арслан.

— Нет, Арслан-джан, не знают. Берек-хан постарался скрыть от них твоё бегство. Он сказал казачьему начальнику, что ты бросился в погоню за калмыками.

— Ай, ладно, — смирился со своей участью Арслан. — Русские говорят: «Что ни делается — всё к лучшему». Давайте поедем да посмотрим, что там за гурия ждёт меня.

Возвращение Арслана туркмены отметили шумной радостью: на подходе к Арагиру ханское войско выехало встретить беглеца, и каждый джигит старался подать ему руку: такие почести выказывали, впору хоть снова беги в Крым. И так до самой отцовской юрты. А здесь встретили его Берек-хан, мулла Тахир, ещё несколько аксакалов, к которым присоединился и Нияз-бек. Мулла и старики были сдержанны. Берек, хоть и обнял сына, но тотчас сказал:

— Позовём знахарку, пусть начинает лечить. В нашем племени ещё не было людей, которые бы виляли, словно лошадь хвостом.

— Берек-ага, это неразумно! — запротестовал Нияз-бек. — Придёт знахарка, сразу все узнают, что Арслан больной, и пойдёт тогда слух по аулам, что твой сын привёз из Крыма заразную болезнь. Не лучше ли купить у кара-ногайцев буйволицу и поить Арслана её молоком. Я слышал от хивинцев: когда их хан начинает проявлять признаки сумасшествия, ему приводят из Астрабада буйволицу и поят его молоком:

— Это не воспрещается, — согласился, сделав умный вид, мулла, — но надо лечить не только желудок, но и душу, а душа излечивается только Кораном. Приблизься ко мне, сынок, и положи правую руку на священную книгу.

— Ай, зачем всё это! — обиделся Арслан. — Я здоров, как инер[12].

— Павший духом не считается здоровым, — возразил Тахир-мулла. Бегство твоё к врагам русского государства мы считаем слабостью твоего ума и духа.

— Нет, это не так, Тахир-мулла. — Арслан поднялся и отшвырнул в сторону священную книгу.

— Если это не так, — продолжал мулла, — то мы должны тебя назвать изменником русского государства, потому что ты подданный России!

— Вах, мулла, не говори так громко, — взмолился Берек-хан. — Такие слова хуже дурной болезни. Пусть мой сын будет одержимым, но только не изменником, а одержим он детской болезнью, потому что дрожит перед губернатором Волынским. Вот истина его болезни!

— Постыдись, отец! — гневно возразил Арслан. — Если ты меня считаешь трусом, то кто же все вы, ползающие на коленях перед Нефёдом Кудрявцевым? Он меньше Волынского, но нагоняет на вас такой страх, что вы начинаете лизать ему сапоги! Не ты ли, мулла, когда Нефёд в твоей кибитке снял сапоги, заставил свою жену почистить их до блеска?! А теперь ты мне о слабости моего духа говоришь! Я ушёл с калмыками, ибо не хотел стать забавой для Волынского. Разве вы не знаете, что он натравил собак на своего же русского купца за то, что тот сказал два-три плохих слова о его жене? Моя же вина перед Волынским намного больше: я полгода каждую ночь спал с его второй женой, и она хотела бежать со мной сюда, в Арзгир, но я не взял её… Я побоялся не Волынского, а тебя, отец! Я побоялся, что ты не возьмёшь в нашу юрту русскую женщину, да ещё жену губернатора!

— Упаси меня, Аллах, чур не меня, — залепетал Тахир-мулла. — Если это так, то твой сын — сатана…

— Да, это так, — согласился Берек-хан. — Есть в нём что-то такое… Давайте скажем ему, уважаемые, спасибо, что не привёз губернаторскую жену в Арзгир. Тогда бы не одному Арслану пришлось бежать в Крым, но и всем нам… Я думаю, уважаемые, самое лучшее лечение для моего сына — это свадьба и объятия молодой девушки. Он станет мужем, отцом семейства, и тогда дух его окрепнет настолько, что он сможет устоять не только перед губернаторшей, но и перед самой царицей. Давайте оставим разговор о болезни, будем готовиться к свадьбе…

Начались хлопоты. Джигиты поехали в отары, к чабанам, пригнали в Арзгир не меньше сотни овец. Берек-хан, но обычаю, роздал всем родственникам невесты по одной овце, по мешочку с орехами и по ящику конфет и печенья, которые он купил ещё на Святом Кресте у маркитантки и привёз на верблюдах в Арзгир. Знал, что настанет день женитьбы сына. За день до свадьбы всё было готово к тою[13]: слеплены из глины печи — тамдыры для выпечки чурека, поставлены на треножники огромные котлы для шурпы и плова, привезён камыш для топки. Жених примеривал новую атласную рубаху, подвязывал кушак, надевал папаху и сапоги. А в другом конце аула наряжали невесту — Наргуль. Подруги подгоняли свадебное платье, смеялись и пугали женихом — всё-таки ханский сын, да ещё в Крыму побывал и с самой губернаторской женой знался. Наргуль, щупленькая девочка с едва наметившимися грудками, вела себя степенно, как взрослая, и тем ещё больше вызывала смех и веселье. Мать невесты покрикивала на подруг дочери, называла бесстыдницами, но делала это без всякой злости, а по обычаю. И по обычаю, едва разошлись подружки, завела заунывную песенку «Айдым»:

— Ой, доченька, кровинка моя, уходишь от нас навсегда в чужой аул…

Нияз-бек сразу же одёрнул жену:

— В какой такой чужой аул?! В своём же ауле в будут жить молодые, думай, о чём говоришь!

Жена только рукой отмахнулась и продолжала:

В чужом ауле злые собаки будут кусать тебя, дитя моё.
В чужом ауле лошади залягают тебя, дитя моё.
В чужом ауле коровы забодают тебя, дитя моё.
Не смотри, дочь моя, в колодец, чтобы тебе не стало дурно —
Закружится голова — упадёшь в колодец…

— Вот глупая женщина! — не на шутку рассердился Нияз-бек. — Твою дочь все собаки в ауле знают — ни одна не тронет, а колодцев совсем в ауле нет, и падать не в чего! Речка у нас в ауле рядом с кибитками течёт, о ней пой, глупая женщина!

— Отвяжись, не жужжи, как муха! — отмахнулась жена, гладя по голове Наргуль. — Не слушай его доченька, я пою так, как прабабка твоя и бабка пели…

Всю ночь промучалась Наргуль, не на минуту не уснула, а утром по Арзгиру разнёсся звон колокольцев: гелналджи[14] на верблюдах поехали к юрте невеста. Подруги Наргуль и другие родственницы словно из-под земли появились, оцепили юрту, чтобы не подпустить, как велит обычай, женщин, посланных женихом за невестой. Вскоре приехавшие осадили верблюдов, слезли с них и пошли толпой к кибитке. Сунулись в двери, но налетели на них подружки невесты — и завязалась весёлая борьба со смехом и выкриками «Платите выкуп!»

Выскочила мать невесты, закричала:

— Ах, чтоб вас всех проглотил аждарха[15], убирайтесь отсюда, не мешайте дочке моей ехать к своему суженому!

Разбежались с весёлым смехом подружки. Вошли в юрту гелналджи, взяли Наргуль под руки, повели к первому верблюду и усадили в кеджебе[16]. Тронулся караван обратно, к ханским юртам, где поджидал невесту Арслан. Поджидал и думал сокрушённо: «Она совсем мала, как кусочек лепёшки, что буду с ней делать?!» Вот и сватьи приехали, родственницы Арслана, степенно двинулись к невесте, чтобы принять её и ввести в юрту. Со всех сторон посыпались на её голову конфеты, печенье. Но опять помеха: несколько джигитов, почти мальчики, закрыли изнутри дверь в юрту, не пускают, требуют вознаграждения. Дали каждому по платку, выгнали из юрты, ввели Наргуль. Бабка ей сказала строго:

— Сиди и молчи…

Уселась она, накрытая халатами, и только слышала, как на дворе шумели игрища. Состязались в скачках всадники, боролись пальваны… Звенела музыка и пел бахши[17]. Но вот тихонько пополз в сторону коврик— килим, который занавешивал вход в кибитку, и вошли один за другим несколько аксакалов, а с ними Тахир-мулла. Пошептались между собой старики, пригласили в юрту двух судей. Те, склонив головы, прочитали молитву — олсопы, давая невесте наставления, как жить с мужем, вести хозяйство… Тахир-мулла, когда судьи отошли, дотронулся пальцами до чашки, в которой была «брачная вода», накрытая платком и узелком с монетами, и стал читать молитву — абуль-бешер. И пока проходил ритуал, на дворе у входа сидела с большими ножницами, которыми стригут овец, тётка Арслана, лязгая ими и угрожающе приговаривая:

— Подите прочь, злодеи… Не пущу ни одного, всех порежу на части! — Так она отгоняла злых духов, которые могли во время свершения обряда навести порчу на невесту.

Тахир-мулла окончил молитву, прокричал «Вакырр!», сунул узелок с монетами под полу халата в повёл невесту, сопровождаемую многочисленными родственниками и аксакалами к жениху.

Арслан видел, как медленно приближалась она, меньше других на целую голову, и отчаянно вздыхал. Тётка его в это время, стоя с ним рядом, строго нашёптывала:

— В белое жену не одевай, синий цвет тоже не разрешай носить. Знай: белый цвет носят только старухи, а синий — траурный…

— Вах, тётя, разве я без тебя не знаю! — отмахнулся Арслан и смолк. Ввели Наргуль, закутанную всю о ног до головы. Джигиты, по обычаю, сунули ему в руку плеть: «Не будет слушаться — поучишь уму-разуму!» Принял он кнут, не зная, куда его деть, а тут и самого свалили, понесли и положили к ногам Наргуль, Арслан опять услышал голос тётки:

— Прикажи, чтобы сняла с тебя сапоги!

Арслан вытянул ногу, тихонько толкнул носком Наргуль. Задрожали у неё руки, никак не могут взяться за носок сапога… Но, слава Аллаху, все удалились и Арслан произнёс с усмешкой:

— Жена называется. Не успела от материнской сиськи оторваться, уже мужа захотела. Ну-ка убери свои руки. — Привычным движением он снял сапог, но тут же услышал за войлочной стенкой юрты осуждающие голоса. Джигиты подсматривали за ними в просверлённые дырочки.

— Ну-ка вы, вон оттуда! — прокричал со злостью Арслан. — Узнаю кто там стоит — распишу спину плёткой!

Выругавшись, Арслан снял второй сапог, лёг на ковёр, сунул под голову подушку и в отчаянии закрыл глаза, притворился, что спит.

Наргуль начала всхлипывать. Арслан вновь обозлился:

— Сними с себя свои тряпки, пока не задохнулась совсем! Подсунули мне ребёнка — теперь возись с его соплями!

Не глядя в её сторону, он слышал, как она разделась, оставшись в одном платье и чувяках, и села в его изголовье. Наступило гнетущее молчание. Арслан не хотел разговаривать с малюткой-женой, а она не знала о чём говорить с разъярённым мужем. И наконец, когда молчать стало невмоготу, Наргуль робко спросила:

— Хан мой, что дальше будем делать?

— Не знаю, — грубо отозвался он.

— Как же так, хан мой? — уверенней проговорила Наргуль. — С губернаторшей ты знал что делать, а со мной не знаешь…

— Замолчи, глупышка! Как ты смеешь говорить о таком, разве ты женщина?! Ты ребёнок ещё!

Наргуль вновь начала всхлипывать, а потом и заплакала, подвывая:

— Ой, ма-а-ма, возьми меня назад! Не хочу быть женщиной…

— Не позорь ни себя, ни меня! — прикрикнул Арслан. — Что подумают люди, если услышат. Ложись и спи…

Она покорно легла рядом, но он так и не дотронулся до неё. Не дотронулся ни в свадебную ночь, ни в другие дни.

Постепенно Наргуль привыкла к нему: отношения у них складывались, как у брата с сестрой. Ровно научились разговаривать между собой, а на людях Наргуль выглядела весёлой и довольной. Лучшей забавой для неё было перебирать золотые монеты, которые раньше носила привязанными к косичкам, а теперь пришила их к кусочку материи и получилась «маклайса»[18]. Повязывала на лоб «маклайсу» и выходила на улицу, чтобы подразнить своим богатством подружек.

Арслан, вольный, как степной ветер, проводил время на тахте за пиалой чая с джигитами. То играл в «дуззум», переставляя шашки на доске, то слушал сказки или страшные новости, которые высыпались из уст джигитов, как из хурджунов орехи. Иногда джигиты посмеивались над Арсланом, как над всяким молодожёном. «Бедный наш хан, как она его измучила — одни скулы на лице остались!». «А посмотрите, как заплетаются его ноги, ну, прямо как у верблюжонка!»

Арслан не смеялся и не злился, потому что не знал, как себя вести, слушая насмешки друзей. Думал он, глядя в небо: «Неужели они знают, что мы не живём с Наргуль, как муж и жена? Если догадываются, то эго плохо!..»

Незаметно улетучилось тёплое лето, начались дожди, вода реках помутнела. Отправилась Наргуль домой на кайтарму[19]. Арслан со своими джигитами занялся делом. Принялись складывать высушенную и очищенную овечью шерсть в мешки, скатывать ковры и кошмы. Заполнили чувалы ячменём. Погрузили всё это на верблюдов и в большеколесные арбы, поехали на базар в Астрахань. Аульчане вышли на дорогу, разложили по обеим сторонам сушняк, подожгли его и погнали сквозь огонь верблюдов и лошадей, дабы отогнать злых духов. Пока шёл караван, захлёбываясь едким дымом, Тахир-мулла и аксакалы молились Аллаху, чтобы принёс удачу туркменам в торговле…

XVI

С появлением на военной арене нового персидского полководца. Надир-хана, постепенно восстановившего границы Персии в тех масштабах, в которых они находились в лучшие времена взлёта и процветания этого государства, вновь усилила свой натиск Турция. Пользуясь тем, что русские войска сосредоточились в Польше, в войне за польское наследство, Турция вынудила крымского хана поднять в седло двадцатитысячную армию, укреплённую калмыками Дондука-Омбо, и бросить на Кавказ, чтобы остановить Надир-хана, уже вторгшегося в южные провинции Закавказья. Срочные донесения с юга показывали, что крымские татары сначала произвели набеги на Украину, затем вторглись в пределы южно-русской степи и двинулись к горам Большого Кавказа. Срочно созванное заседание Сената приняло решение объявить турецкому султану войну, заключить мир с Надир-ханом и в союзе с ним, единым ударом разгромить, турецкие войска.

Спешность приведения в действие намеченного плана была столь велика, что русский посланник Иван Петрович Калушкин отправился к Надир-хану в самый разгар зимы, когда по России разгуливали метели и стояли жестокие морозы. Путь от Кумы до Терека был засыпан снегом. Туркменская почтовая служба, забывшая когда в последний раз появлялись курьеры со стороны Астрахани, мирно коротала в тёплых войлочных кибитках снежную зиму.

Колоколец, на звон которого первым выскочил Арслан, оказался на дипкурьерской кибитке на санях, запряжённой двумя крупными лошадями. Кибитку сопровождали калмыки и казаки — не меньше сотни всадников. Арслан едва разместил всех в юртах. Пока они отдыхали, Арслан готовился в дорогу с десятью джигитами. Из разговоров Арслан узнал, что на юг едет сам посланник российский Калушкин. Тощий и длинный, с чёрным задубевшим от мороза лицом, он и в юрте не снимал с себя шубу и всё время ощупывал походную сумку, в которой вёз важные документы. Узнав, что сопровождать его будет отряд под командованием сына туркменского хана, посол спросил:

— Говорят, Большой Кавказский перевал сплошь занесён снегом. Через него полезем или есть иной путь?

— По берегу моря поедем. — Арслан заглянул в доверчивые глаза русского посланника. — За Дербентом в Баку совсем не будет снега.

— Хорошо, если так, а то мы намёрзлись пока по русским равнинам мчались…

Два дня русские отдыхали, отсыпались и откармливались, а на третий отправились в путь. Тридцать вёрст отмахал с ними Арслан, затем передал курьера и посланника другим джигитам. Через неделю вновь возвратился на Куму и велел зажечь в юрте очаг. Снова полусонная жизнь в ожидании следующего курьера с почтой в дальние, чужие края. «Скачут туда, скачут обратно, но что меняется от этого? — задумывался по ночам Арслан. — Сначала в Гиляни были персы, потом афганцы, русские, теперь опять персы, а что изменилось? Люди мечутся и гибнут, как муравьи, а земля высыхает под солнцем и разрушается от снега и ветра. Людям надо сеять зерно и выращивать скот, но ни один сеятель и ни один чабан не возвышен Аллахом, все они умерли, не оставшись в памяти потомков. А разрушители мира живут по тысяче лет и даже больше. Сначала убивают, а когда умирают, то жизнь их продолжается в гробницах и дворцах. Говорят, пирамиды фараонов стоят тысячелетия, а не будь их, то никто бы не знал, какой фараон был и когда жил. И если я захотел бы сохранить о себе память, то мне надо было бы оставить о себе такой след, чтобы его видели люди через тысячелетия. Этого сделать невозможно, ибо мы, твари, порождённые Аллахом, так же, как муравьи или другие насекомые и звери, живём на земле, чтобы размножаться. И размножение наше начинается чуть ли не с пелёнок. Неплохо бы узнать, с ведома ли Аллаха или корысти ради Нияз-бек продал моему отцу свою дочь, чтобы осчастливить меня? Нияз-бек спешил, боялся, что женюсь на другой. Кто его надоумил: Аллах или Сатана?…» Мысли Арслана текли ручьём, не останавливаясь ми на миг: «Я похож во всём на своего отца, который ищет истину, но совершает глупости».

В день, когда на Куме появился с сотней джигитов Нияз-бек, Арслан даже испугался, суеверно поплёвывая: «О, Аллах, я всё время вспоминал о своём тесте — и он приехал! Огради меня Всевышний от его козней!» Нияз-бек между тем слез с коня, завёл его в агил под камышовую крышу и, выходя, окликнул Арслана:

— Эй, зятёк, жив-здоров ли?! Что-то ты меня не встречаешь. А я к тебе по делу приехал.

— Слава Аллаху, дел у меня и своих много! — соврал Арслан, явно показывая, что встрече он не рад, я то, что он сейчас скажет о своей дочке, Арслану не интересно. Но Нияз-бек и не вспомнил о ней, словно её а не существовало.

— Дорогой мой зять, — садясь и наливая в пиалу, чай, сказал Нияз-бек. — Собирайся, поедем в Арзгир, Берек-хан, отец твой, послал за тобой. Сказал! «Привези его живого или мёртвого!»

— Мёртвый я ему зачем? — Арслан сердито посмотрел на тестя. — Если вы опять задумали что-то такое, о чём я не знаю, то и никуда не поеду. Я прямо здесь могу трижды выкрикнуть «Талак»[20]. Аллах всё равно тебя не простит за то, что ты отдал за меня несмышлёную девчонку.

— Дорогой Арслан, не горячись: дочь моя с каждым днём растёт и наполняется соками женщины. Придёт время, и ты откажешься от своих слов, которые сейчас говоришь. И не затем я приехал. Я выполняю волю твоего отца, нашего Берек-хана, немедля ни минуты привезти тебя в Арзгир. Так что, дорогой зятёк, собирайся, или я скажу джигитам и они помогут тебе.

После недолгих препирательств Арслан всё же надел чекмень, папаху, нацепил саблю, сунул за кушак пистолет и вышел из юрты. Джигиты Нияз-бека подвели коня и подтолкнули снизу, когда он садился в седло. Была у Арслана мысль пустить коня вскачь и скрыться в оврагах. Ехал он и всё думал: «Раз Нияз-бек не говорит, зачем я понадобился в Арзгире, значит, ничего хорошего не ждёт меня». Арслан пытался узнать у Нияз-бека, что же всё-таки произошло в родном ауле. Наконец, юз-баши сказал:

— В Арзгире пока тихо… Но будет тебе известно, что Россия объявила войну Турции.

— Вот оно что! — удивился Арслан. — Значит, ты везёшь меня в Арзгир, ибо боишься, как бы я не бежал на Кубань? Нет, Нияз-бек, я не трус. Спасибо тебе за хорошую весть. Я давно уже томлюсь от безделья: как только приедем — сразу отправлюсь на войну.

Путь был долгий, потому что ехали по снегу, но и долгий путь имеет свой конец. Подъезжая к Арзгиру, Арслан удивился:

— Бай-бой, я не узнаю свой родной аул! За полгода, пока я торговал в Астрахани, а потом был на Куме, Арзгир наш увеличился втрое! — Сказал и осёкся, потому что увидел русских казаков и целый ряд кибиток, примкнувших к аулу. Казаки носили из скирды сено для своих лошадей. В лагере дымились походные печки — мангалы, и возле большого шатра, в котором помещалось командование, стояли офицеры в высоких шапках и меховых шубах. Арслан окончательно утвердился в мысли, что придётся вместе с русскими ехать на войну, и лихо воскликнул:

— Ай, Нияз-бек, конечно, война — нелёгкое дело, но сидеть в кибитке возле сопливой девочки ещё труднее!

— Зайди, зятёк, хотя бы взгляни на неё, — сердито отозвался Нияз-бек. — Срок кайтармы кончился, придётся тебе взять её к себе.

Арслан слез с коня возле своей юрты, бросил поводья слуге. Берек-хан встретил его у входа, обнял по-отцовски:

— Ну вот, наконец-то приехали! — А когда вошли в юрту, оповестил бодро: — Пять тысяч донцов стоят у нас. Волынский тоже здесь…

— Волынский?! — Арслан от неожиданности попятился к двери. Затем выглянул наружу, снова увидел большой русский шатёр и прикрыл дверь.

— Да, сынок, приехал Волынский и хочет видеть тебя.

— И ты решил отдать меня на растерзание этому зверю?! — Арслан отвернулся от отца.

— Сын мой, не показывай своего малодушия даже мне — это оскорбляет отцовское достоинство. Ты же знаешь, Россия объявила войну турецкому султану. А когда дело доходит до войны, то мужчины говорят о ней, а не о женщинах. Отдохни немного и имеете пойдём к Волынскому. Он уже был у меня в юрте. Губернатор даже не вспомнил о том, что ты обидел его. Разденься, попей чаю, сынок.

Но Арслан и раздеться не успел, как к юрте подошли казаки с Нияз-беком и пригласили Береков к командованию. В палатке у генерала принца Гессен-Гамбургского поджидали их Волынский и Соймонов Рядом с ними стояла невысокого роста калмычка в беличьей шубе и шапке. Волынский пристально, не моргая, рассмотрел сначала Берек-хана, затем перевёл взгляд на Арслана. У джигита дрогнуло сердце от мысли, что губернатор начнёт допытываться, как посмел ничтожный туркмен, которому оказали честь жить в русском государстве, нанести позорное оскорбление самому губернатору? Но Волынский, если и вспомнил, что это тот самый джигит, с которым миловалась Юлия, мыслями был далёк от подобного. Волынский думал о калмыке Дондук-Омбо. С вице-губернатором Астрахани Фёдором Соймоновым разработали они мудрёную операцию по возвращению беглеца с Кубани и переброске двадцати тысяч преданных ему калмыков против турецкого султана и крымских татар. Операция была рассчитана не на день и не на два, а Волынский спешил поскорее вернуться в Петербург, посему всё дело по осуществлению задуманного передал Соймонову. Вице-губернатор, не мешкая, приступил к делу: открыл большой дорожный сундук, достал из него два футляра, положил их на стол, затем вынул небольшую бомбоньерку с золотой виньеткой на крышке и тоже положил рядом с футлярами. Посмотрев на Берека, Соймонов сказал:

— Берек-хан, мы с тобой долгие годы были на стороне Церен-Дондука, но время показало, что мы заблуждались. Истинной поддержкой калмыцкого народа всегда пользовался Дондук-Омбо. Ныне, по высочайшему повелению великой российской императрицы Анны Йоановны, мы явились сюда исправить свою ошибку. Ошибку сию исправлять надобно немедля, поскольку с турками началась война, а калмыки с Дондуком — Омбо пребывают на вражеской земле. Только два человека могут уговорить Дондука-Омбо вернуться в свои родные степи. Это твой сын Арслан и вдова бывшего калмыцкого хана Дарма-Бала. Джигит Арслан знает, где пребывает Дондук-Омбо. — Соймонов открыл футляр, вынул из него золотую саблю в ножнах. — Этой саблей императрица Всероссийская одарит того, кто вернёт Дондука-Омбо России.

Все притихли, рассматривая оружие. Берек-хан не выдержал, восхищённо воскликнул:

— Такую саблю не держал в руках даже великий Искандер! Арслан, ты пойдёшь на Кубань и возвратишь Дондука-Омбо!

В глазах Арслана засверкали огоньки от вида столь дорогой и изящной сабли, но тут же возникло и сомнение, которое погасил Соймонов, достав из другого футляра точно такую же саблю.

— Джигит, — обратился он к Арслану, — Дондука-Омбо ждёт вторая золотая сабля; он получит её, если вернётся с калмыками.

Калмычка с нескрываемым любопытством смотрела на позолоченную коробочку и дождалась той минуты, когда Соймонов открыл и вынул бриллиантовую брошь.

— Дарма-Бала, если Дондук-Омбо не послушается Арслана, то надежда только на тебя. Великая русская императрица обещает в самое ближайшее время возвести Дондука-Омбо в сан калмыцкого хана и дать ему лучшие земли на Волге.

— Куда же денется Церен-Дондук? — Дарма-Бала перевела взгляд с Соймонова на Волынского.

— Церен лишится ханского звания и будет препровождён в Санкт-Петербург, дабы не мешать правлению Дондука-Омбо, — пояснил Волынский.

На и этого Дарме-Бале показалось мало. Вновь спросила она, мучимая сомнениями:

— Теперь хочу знать, какая русским польза от того, что вернутся калмыки и их уважаемый тайдша Дондук-Омбо?

— Ну, матушка Дарма-Бала… — Волынский развёл руками, и в разговор вмешался всё время молчавший принц Гессен-Гамбургский:

— Уважаемая Дарма-Бала, существуют военные я государственные тайны, вам незачем о них знать, но коли настаиваете, то скажу. С возвращением двадцати тысяч калмыков мы присоединим к ним большой туркменский отряд и отправим к горам Большого Кавказа. Мы отрежем путь назад крымским татарам, которые сейчас направились в Шемаху, воевать с Надир-ханом. Вы что-нибудь поняли из сказанного мной?

— Да, господин генерал, я всё понимаю. Но не знаю, сумею ли поехать в горы Кавказа? Далеко туда, да н высоко.

— Дарма-Бала, это тебя не должно страшить, — отозвался Арслан. — Ты будешь сидеть в тёплой кибитке, а я привезу Дондука-Омбо.

Сговор состоялся, и Берек-хан пригласил всех в юрту на обед. Военные запротестовали, ссылаясь на занятость. Тогда Берек-хан отвёл в сторону Волынского и, умоляюще глядя ему в глаза, попросил:

— Господин генерал-майор, в тот год, когда мы тебе отдали кабардинских коней, сын мой Арслан был у тебя в Казани конюхом-сейисом. Там он по ошибке твою жену немножко целовал-обнимал… Прости ему, господин генерал-майор, дорогой Артемий Петрович. У сына все эти годы душа болит за то несчастье, которое он доставил тебе.

— Ты что, ошалел что ли?! — обиделся Волынский. — О какой жене говоришь! Таких жён у меня в каждом городе по три! Ишь ты, душой заболел! Взял бы её с собой — и дело с концом, а то бежал, а её оставил на произвол судьбы… Ладно, Берек-хан, не ко времени этот разговор, но скажи своему сыну, что я пришлю ему эту женщину…

— Господин генерал-майор, не надо присылать! — испугался Берек-хан. — У Арслана жена есть!

— Да нет уж, пришлю, если мои люди её сыщут. Я человек щедрый — могу чем угодно с хорошими людьми поделиться: хоть саблей, хоть бабой. Но и вы не забывайте обо мне: побьём турок — коней мне ещё подготовьте. Конные заводы теперь учреждаем во всех крупных городах.

Берек-хан отошёл от Волынского с таким ощущением, словно на него вылили из ведра нечистоты. «Ай, дурак! — клял он себя, пока шёл к своей кибитке. — Зачем надо было вспоминать о той женщине?! Если привезут её Арслану — от позора умрёшь!» Арслану о своём разговоре Берек-хан решил не говорить. На другое утро Арслан с сотней джигитов и Дарма-Бала выехали из аула и направились к Кавказским горам…

Войска крымского хана Каплан-Гирея, пройдя к этому времени через русские владения, вышли на Кумыцкую низину и по Каспийскому берегу продвигались к персидским провинциям — Дербенту и Баку. В этих городах, пока ещё занимаемых русскими солдатами, царил хаос, и по всему Кавказу носились вести, что Надир-хан, заключая договор с русским правительством о совместной войне против турецкого султана, вынудил русских покинуть Дербент и Баку, но сам ещё не занял их. Вот и рвались туда крымчане, надеясь, что русские не станут защищать и и Дербента, ни Баку, ни других' поселений по берегу Каспия. Крымские татары, продвигаясь русской степью, прорвались сквозь штыки царского войска под Кумой, но на Тереке встретили отчаянное сопротивление. Другой крымский предводитель Султан провёл свои боевые сотни со стороны Кубани, вступил в Кабарду и тоже завязал сражение с русскими солдатами…

Арслан с отрядом продвигался к горам Кавказа и воочию видел следы недавних боёв на предгорной равнине. Трупы лошадей и верблюдов валялись тут и там, и стаи хищных птиц пировали на местах побоищ. Ближе к горам завиднелись юрты. Дарма-Бала безошибочно определила:

— Это кибитки калмыков. Я хоть и старая, но глаз у меня острый, как у орлицы.

— Дарма-Бала, одного глаза мало, надо ещё иметь волчий нюх, дабы не оказаться в капкане. Если попадём к татарам, ты первая скажешь им, что бежала от русских, чтобы встретиться с внуком Дондуком-Омбо. А меня наняла, чтобы я с джигитами привёз тебя к нему.

— Ты молодой, но хитроумный, это хорошо, — польстила калмычка. — Дондук тоже, как ты, не обдумав дело, ни за что за него не возьмётся. Еду вот, а сама всё время думаю: «Зачем ему через горы в Персию ехать? Каплан-Гирей — магометанин и данник турецкого султана, а Дондук-Омбо кланяется Ламе да и шерт давал не на верность России. Не пойдёт Дондук-Омбо е татарами. На Церена обиделся… но одной обиды мало, чтобы совсем бросить и забыть свою Калмыкию.

Уверившись в своих мыслях, Дарма-Бала не сомневалась, в удаче. И когда отряд Арслана, миновав несколько оврагов, выехал на дорогу и сразу столкнулся с крымчанами, Дарма-Бала даже не поверила в их появление.

— Эй, молодцы! — закричала она, выехав вперёд Арслана. — Мы калмыки, ищем стан самого Дондука-Омбо! Не подскажете ли, где он?!

Татары остановились, но близко не подъехали, ибо численность их отряда была меньше, чем у туркмен. Задираться они не посмели, сотник очень уж вежливо крикнул:

— Хай, женщина! Мы едем на Куму, к Каплан-Гирею, и никого больше не знаем… Наверное, калмыки сидят вон в тех юртах, — он указал рукояткой ногайки в сторону гор.

— Ай, не будем травой — не съедят нас овцы. Будем волками — сами поточим клыки об овец. Поехали! — скомандовал Арслан, и отряд до самых кибиток рысил, не останавливаясь.

Это был калмыцкий улус: кибитки стояли неподалёку от горного ущелья, прикрывая вход в него. Выехавшая навстречу нежданным гостям сотня калмыков, вооружённых пистолетами и фузеями, остановилась у брода через небольшую речку. Сотник, кряжистый калмык и лисьем треухе, только успел крикнуть, приказывая остановиться, как Дарма-Бала осадила его крепкими словами:

— Эй, толстопузый Алмас, ты разве не узнал меня?! Или Дарма-Бала так изменилась, что и слуги перестали её узнавать! А ну-ка опустите ружья да помогите переправиться через речку. Тут ли брод или в другом месте?

На том берегу у калмыков произошло оживление: Алмас, не ожидавший встретиться со своей хозяйкой, бросился к ней в речку. Конь споткнулся, сбросив седока в воду, и сотник едва выбрался на берег. Вода была ледяная — лёд только растаял, но Алмас даже не обратил внимания, что намок, столь велика была у него потребность упасть на колени перед Дармой-Бала и высказать ей свою преданность. Дарма-Бала, видя, что Алмас может простудиться, приказала властно:

— Эй, джигиты, чего разинули рты! Снимите с Алмаса одежду и оденьте в другую! И нас не держите у воды, на холоде. Скажите, где мой тайдша Дондук-Омбо? Я разыскиваю его.

— Там он, там, — лязгая зубами от холода, проговорил Алмас, показывая на ущелье. Мы охраняем нашего тайдшу от татар.

— От татар? — не поверил Арслан. — Наверное, он не сошёлся с Каплан-Гиреем…

Джигиты переправились через брод и сопровождаемые калмыками проехали через улус, в ущелье. Здесь на широкой поляне, омываемой той же речкой, стояло несколько белых юрт, и от них уходило в сторону ещё одно ущелье. Арслан сразу догадался: Дондук-Омбо это место избрал, чтобы в случае беды уйти незаметно. У кибиток паслись кони и стояли слуги тайдши. Вот и сам Дондук-Омбо вышел, бросил взгляд на туркмен, узнал Арслана, а затем и Дарма-Балу, вскинул радостно руки и побежал обнять близких ему людей.

— Он всё ещё ребёнок! — радостно воскликнула ханша, принимая в объятия внука. — Не знаю уж, как он обходится без меня в этих горах.

— Ах, бабушка, есть кому обо мне заботиться, — с радостью отвечал внук, и Арслан, глядя на него, не узнавал тайдшу, ибо никогда не видел его радостным и улыбчивым. Лицо Дондука-Омбо всегда было каменным, а взгляд строгим, как у орла. Из другой юрты вышла одетая в кабардинский полушубок и меховую шапочку женщина, ведя за руку трёхлетнего мальчика, Дарма-Бала радостно бросилась к ним, понимая, что эта красавица — кабардинская княжна Джана — жена Дондука-Омбо, а мальчишка — его сын. О них не раз слышала от калмыков, бывавших в Кабарде, да и Арслан в дороге рассказал знатной калмычке о том, как проходила свадьба Дондука-Омбо. Обняв княжну и ребёнка, Дарма-Бала требовательно заявила:

— Хватит тебе, Дондук-Омбо, мыкаться по белому свету, да ещё с семьёй. Собирайся, поедем в Калмыкию. Русская императрица Анна Иоановна прислала к нам Волынского с указом о возведении тебя на калмыцкий престол. Церена она берёт в Санкт-Петербург, потому как зла за ним не усмотрела. Ты займёшь его место и земли его на Волге… Собирайся, дорогой внук, Волынский ждёт тебя, чтобы одарить золотой саблей…

— За что такая великая милость? — Дондук-Омбо растерянно посмотрел на ханшу. — Это больше похоже на ловушку.

— Это то и другое. — Дарма-Бала усмехнулась. — Ты уйдёшь от Каплан-Гирея и вольёшь свои сотни в армию принца Гессен-Гамбургского. С ним вместе двинетесь в Крым, — так сказал мне сам принц…

Дондук-Омбо задумался, затем вынул из-за кушака пистолет и выстрелил вверх:

— Ну что ж, поедем к принцу. Дондук-Омбо старой обиды не помнит!

XVII

В Санкт-Петербурге Волынского ожидали почести и слава. Ещё год назад за успешную осаду Данцига, окончившуюся бегством Лещинского и назначением на польский престол Августа III, императрица возвела Волынского в чин генерал-лейтенанта и в генерал-адъютанты. По прибытии в столицу он явился ко двору при всех регалиях, доложил об успешном решении калмыцкого дела. Анна Иоановна в кресле, обер-камергер Бирон, стоя за её спиной, с интересом слушали рассказ Артемия Петровича о том, как они с Соймоновым легко уговорили Дондука-Омбо вернуться в свои пределы, и как Церен-Дондук неохотно отправлялся в Санкт-Петербург, хотя ему дали несколько карет и почётный отряд донских казаков. Ныне же Церен уже в столице, и великая государыня могла бы его лицезреть, когда ей заблагорассудится. Анна Иоановна довольно улыбалась, но не оттого, что её радовали калмыки. Дав ему выговориться, она как бы между прочим сказала:

— Нам тоже хотелось бы порадовать вас, Артемий Петрович, зная, как вы нуждаетесь в собственности. Стало угодно мне подарить вам место для постройки дома на Мойке.

— Великая государыня, возможно ли такое счастье! Я вечно преданный слуга и раб у ваших нор… — залепетал Волынский и не вставал до тех пор, пока она не насладилась лестью.

Покинув царский дворец, он тотчас взялся за дело, и полетели его распорядительные письма в Москву и Казань. Он написал мажордому Василию Кубанцу, что отныне должность его — управляющий делами и хозяйством Волынского. Из сего следует, что все деревни с крепостными людьми, движимое и недвижимое имущество, а также посевные земли и пустоши для заведения конных заводов взять на учёт, в свои руки, и отвечать по всем российским законам. Приказывал Волынский всех деревенских помещиков, кои на то согласны, зачислить в списки состоящих на службе генерал-адъютанта её величества, а несогласных гнать прочь и выдавать за недвижимость мзду по прейскурантам коммерц-коллегии. Для работ по возведению восемнадцатикомнатного дома в Санкт-Петербурге отыскать в деревнях и весях лучших мастеров по дереву. Одновременно Волынский поручил казанскому помещику Писемскому описать подходящие пустоши и произвести расчёты по постройке конных заводов не только близ самой Казани, но и в других губерниях. Со строительством конюшен сразу же заняться приобретением коней всех пород и выведением новых, для чего привлечь знатоков конного дела.

Занятый собственными хозяйскими делами, еженощно сидя за проектами и финансовыми расчётами, Волынский ни разу не позволил себе проспать и не успеть в императорскую конюшню. Чуть свет чисто выбритый, в наглаженном камзоле и ухоженном парике, иногда в егерском костюме, он появлялся на огромном манежном дворе, осматривал коней, особенно был внимателен к чистопородной паре арабских аргамаков, которым отдавала особое предпочтение Анна Иоановна.

Часом позже появлялся обер-камергер Бирон, радуясь порядку, какой сумел навести в царских конюшнях новый помощник графа Левенвольде. Ёжась ох прохлады и позёвывая, Бирон однажды польстил Волынскому:

— Я не раз говорил государыне: имя того, кто расчистит её авгиевы конюшни станет бессмертным. И вот поди ж ты, нашёлся такой новоявленный Геркулес.

— Полноте, Эрнст Иоганн, дворянин Курляндский!

— так же шуткой отвечал Волынский. Да и лесть ли это? А может унизительная колкость!

Бирон как ни в чём не бывало продолжал посмеиваться:

— Сначала очистить авгиевы конюшни, а потом можно и Антея удавить, не так ли, Артемий Петрович? — Бирон захохотал во всю глотку, отчего кони насторожились и запрядали ушами.

Артемий Петрович, также тихо посмеиваясь, подумал про себя: «Кого ты имеешь в виду, хитроумный Эрнст? Карла Левенвольде? А может себя? Будь вы хоть оба Антеями — задавлю обоих, когда придёт время!»

Видя, как сквозь усмешку гневом горят глаза Волынского, обер-камергер серьёзно сказал:

— Я понимаю вас, Артемий Петрович, при вашем-то уме да генеральском звании негоже хвосты лошадям крутить.

— Смотря чьим лошадям! — возразил Волынский.

— Это не имеет значения. Вы способны на более важные дела, и я позабочусь о вас…

Обычно часом позже приезжала императрица. Увлёкшись лошадьми с первых дней своего царствования, она сначала любовалась, как лихо проезжает то на одном, то на другом скакуне её фаворит. Но постепенно научилась и сама езде. Теперь поутру императрица а обер-камергером совершали конные прогулки вместе, выезжая в окрестности Санкт-Петербурга. Иногда, отправив впереди себя кареты, они верхом пускались в Петергоф. Проехав полпути в седле, догоняли повозочный кортеж, пересаживались в императорскую карету и не открывали её дверцу до самого Петергофа.

Увеселительные прогулки сменялись «генеральными собраниями», где все речи сводились к положению на русско-турецких позициях. Армия генерал-фельдмаршала Миниха, пользуясь уходом татар за Кавказ, заняла Крым и разгромила Бахчисарай. На Дону успешно атаковал Азовскую крепость командующий донской армией генерал Ласи… Заканчивались «генеральные собрания» — назначалась очередная ассамблея. Волынский преуспевал и тут и там. На собрании он был превосходным докладчиком, на балах — галантный кавалер. Утомлённые государственными делами мужья, глядя на Волынского, побаивались за своих жён, а утомлённые сплетнями и безделием дамы жаждали свиданий с Волынским.

Между тем дом Волынского на Мойке рос не по дням, а по часам. Шла уже внутренняя отделка комнат, когда в жизни Артемия Петровича произошла ещё одна перемена. Умер его начальник Карл Левенвольде. Всё было готово к тому, что место его займёт Волынский, но на пути встал любимец Бирона, балагур, острослов и бесподобный устроитель причудливых балов князь Александр Борисович Куракин. Обер-камергер представил его императрице как непревзойдённого знатока лошадей, чем оскорбил честолюбивого Волынского Князь стал «задирать» голову и при первом подходящем случае пускал какую-нибудь сплетню, порочащую Волынского. Артемий Петрович не раз, когда никого не было рядом, подносил к носу Куракина увесистый кулак и произносил с угрозой: «Прибью и пикнуть не успеешь!» Вражда между ними обострилась, у того и другого появились свои сторонники. Бирон посмеивался над русскими простаками, нарочно стравливая их между собой, но при случае более лестно всё же отзывался о Волынском:

— В России все дураки. Но из всех дураков самый умный — Волынский.

«Умный дурак», оставив место помощника шталмейстера, стал обер-егермейстером и вскоре был произведён в действительные генералы. С новым назначением

Волынского императрица неожиданно сменила своё увлечение лошадьми на стрельбу из ружья и охоту. Теперь у неё во дворце в каждом углу стояли заряженные ружья и были открыты окна. Проходя по анфиладе комнат и заслышав вдруг карканье вороны или крик сороки, Анна Иоановна находила глазами птицу, вскидывала ружьё и сбивала её. Волынскому приказано было в Петергофе и других окрестных городах Санкт-Петербурга выстроить зверинцы, наполнить их всякого рода туземными и чужеземными зверями и птицами. Указ императрицы гласил, чтобы все верноподданные присылали в зверинцы пойманную дичь. Всем же было стрелять запрещено. Волынский находился всегда рядом и умело разжигал в ней страсти «Дианы-охотницы». Высокая, полная, рябоватая, в мужском егерском костюме, с горящим взглядом, Анна Иоановна больше всего походила на командующего гвардейскими полками, её все слушались, трепетали перед ней, видя, с какой лёгкостью справляется она даже с самым свирепым зверем.

В охоте на вепря — огромного кабана с мощными клыками, привезённого из речных дебрей, Волынский, хоть и надеялся на хватку императрицы, всё же поставил за её спиной опытных егерей. Бирон отказался видеть Анну Иоановну в «мужицкой» роли и на охоту не поехал. Императрица, засев в засаде с крупнокалиберным ружьём, отогнала от себя егерей, решив схватиться с вепрем один на один. Загонщики-егеря погнали на неё зверя. Кабан мчался по просеке и был уже совсем близко, когда императрица выстрелила в него из одного ружья, затем схватила другое и выпалила в зверя почти в упор. Вепрь пронёсся всего в сажени от неё, свалил на пути лошадь вместе с егерем, стоявшим позади императрицы и охранявшим её. Зверя, смертельно раненного двумя крупными зарядами, добили, и свита Анны Иоановны трижды прокричала ей «виват!» Однако сама императрица была потрясена. У неё дрожали руки, и сердце билось так часто, что она, боясь упасть, опёрлась рукой о плечо Волынского. С минуту он держал её за руку, успокаивая, и чувствовал во всю силу власть над ней. Так когда-то при сердечных приступах опиралась на его сильное мужское плечо Александра Львовна. Почувствовав в ней женщину, Волынский взял её под руку, довёл до кареты и усадил на сидение. Когда же стал отходить, Анна Иоановна попросила сесть рядом с ней. Так они и ехали до Петергофа, невидимые никем. В столовой, за пышным обедом, в честь императрицы-охотницы Анна Иоановна принимала беспрестанно поздравления вельмож, но всё время бросала осторожные взгляды на Волынского. Не дождавшись конца обеда, ушла к себе в комнату, а вскоре удалился и Волынский.

Из Петергофа императрица возвратилась заметно ожившая и помолодевшая. Бирону доносили о каждом её шаге, слове и вздохе, и он сдержанно, но недовольно сказал ей:

— Душа моя, ты подвергла себя страшному испытанию, выйдя один на один с клыкастой смертью. Я благодарю судьбу, что она оберегла тебя от погибели. Но обер-егермейстеру надо бы вынести порицание, чтобы впредь не обязывал ваше величество заниматься не женскими делами!

— Чем мне заниматься и с кем, это моё дело, — неожиданно дерзко отозвалась императрица.

— Ты возвращалась вместе с ним в твоей карете? — Бирон опустил глаза, изображая обиду.

— Представь себе, душа моя. Нам вдвоём было довольно весело, но я не хочу перед тобой в чем-нибудь оправдываться… Ведь я сама не требую от тебя никаких оправданий, хотя следовало бы тебе больше помнить о государыне.

— Хорошо, душа моя, я учту твои замечания и впредь буду ездить с тобой на любую охоту, но без Волынского.

— Ах, боже мой, ты, оказывается, ревнуешь меня! — Анна Иоановна неестественно засмеялась. — Не надо этого делать, душа моя, двор привык считать тебя только обер-камергером…

Следующая охота была на оленя. Императрица пригласила Бирона, но был с ней и Волынский. Откровенные ухаживания Артемия Петровича и злые взгляды, которыми Бирон вознаграждал своего соперника, веселили императрицу. Охота была больше похожа на расстрел. Оленя егеря выгнали на поляну, и Анна Иоановна двумя выстрелами убила его. Снова звучали торжествующие крики «виват!» и счастливая улыбка осветила рябое вспотевшее лицо императрицы. Бирон, видя её такой, морщился и вздыхал, по вслух сказал:

— Поражаюсь, сколь быстро обер-егермейстер научил тебя, душа моя, столь меткой стрельбе. Он достоин за это самой высокой награды.

— Я вознагражу его, — пообещала Анна Иоановна. — А тебе подарю царственные рога убитого оленя…

Бирон холодно засмеялся и умолк. Волынский, стоявший рядом и слышавший весь разговор, с радостью и опаской подумал: «Игра обретает жёсткий характер, по игра стоит этого… Надо погасить любовь императрицы к Бирону, тогда распадётся и вся бироновщина!»

Личность Волынского в глазах императрицы возросла настолько, что она перестала совершенно считаться с князем Куракиным, негласно перепоручив его шталмейстерские заботы Артемию Петровичу. Напрасно Бирон напоминал ей, что князь Куракин вовсе отошёл от дел, только тем и занимаясь, что устраивает музыку при треске ракет, бураков и лусткукелей да готовит изысканные блюда.

— Вот и пусть занимается суетой сует, — отвечала Анна Иоановна, — он нашёл своё истинное занятие, к тому же не мешает мне своими глупыми советами. Терпеть не могу балаболок, а он болтлив не меньше языкастой мамаши. К тому же сплетник, каких свет доселе не видывал. Уволь меня от него, душа моя. Хоть ты и возвёл Куракина в знатока лошадей, но он способен лишь седлать коней да крутить им хвосты, а меня интересует конное дело с другой стороны…

Императрица вскоре отдала в полное распоряжение Волынского государственные конные заводы и сама продиктовала инструкцию:

«Занимаясь разведением и размножением особливых конских заводов, выбирая по всем заводам рослых, статных лошадей, стараясь, чтобы не было между ними седлистых, острокостных, головастых, щекастых, слабоухих, лысых и прочих тому подобных; неусыпно заботясь о содержании чужестранных лошадей в особенной чистоте и покоях, и довольстве, её величество, императрица Всероссийская приказывает…»

Волынский, едва поспевая за Анной Ивановной, строчил инструкцию и радовался: «Дворян… Всех поместных дворян посажу на коневодство! Станет Россия лучшей в мире страной по разведению коней».

Прошло ещё несколько недель, и Волынский вместе с сенаторами и вельможами рискнул пригласить на освещение только что выстроенного дома на Мойке императрицу. Анна Иоановна приехала в карете с обер— камергером и нимало огорчила хозяина дома. Бирон словно тень ходил с ней рядом и то скептически, то вполне радушно оценивал обстановку комнат.

Восемнадцать комнат — и парадные из них были обиты красным атласом с травами и шёлковыми персидскими канаватами, а внутренние — цветной камкой и шёлковыми шпалерами. Всюду по стенаем и простенкам стояли зеркала в золотых рамах. Украшали стены дома сорок восемь картин, писанных масляными красками, отдельно висели портреты Петра Великого, Анны Иоановны и Бирона. Под ними сияли густо жёлтым лаком канапе, двадцать четыре стола и множество стульев с триковыми подушками — это была гостевая или пиршественная зала. Столы её были заставлены всевозможной снедью и настойками, наливками — венгерскими, испанскими, рейнскими, бургундскими — и шампанскими винами в экзотических бутылях и флягах. Бирон как увидел свой портрет, тотчас изменил своё поведение. С этой минуты он стал восхвалять и возвеличивать Артемия Петровича за его богатство, равное разве что легендарному Крезу, но Крез слыл самым скупым человеком, а Волынский — бог расточительства! Анна Иоановна, напротив, вела себя сдержанно и больше посматривала на супругу Волынского, грациозную красавицу в тёмно-зелёном платье со шлейфом и косами, уложен; ми корзинкой. Проходя мимо зеркал, императрица сравнила себя с Волынской и застыдилась своей полноты и рябого лица. От этого ей становилось дурно и хотелось поскорее покинуть дом. Она попросила показать ей конюшню, прошла за Артемием Волынским во двор. В конюшне стояли жеребцы немецкой, неополитанской, кабардинской, грузинской, турецкой и калмыцкой пород. Уходя, она заметила разочарованно:

— Придётся согласиться с вами, Артемий Петрович, что небесных коней вовсе не существует, а жаль…

На обед Анна Иоановна не осталась, вместо себя оставила Бирона.

За обедом с многочисленными тостами во здравие и процветание хозяина дома Бирон, как бы между прочим, вспомнил, что недавно в Самаре умер статский советник Иван Кириллов, посланный на устройство к Уралу нового пограничного края. Присутствующие на новоселье друзья Волынского — Еропкин, Соймонов, Мусин-Пушкин — тут же почтили память покойного, так много сделавшего для России, заговорили о его заслугах. Что ни говори, а Иван Кириллович за три года сделал немало полезного: построил на реке Ори городок, оградил его укреплённой линией и оставил в нём гарнизон. И не только город, но и крепости поменьше поставлены в степи: Табынская, Озёрная, Губерлинская, Переволоцкая… Через их посредство соединён путь от Яика до Волги… Бирон, сожалея о преждевременной кончине Кириллова, сообщил, что Анна Иоановна выдала три года назад за собственноручной подписью инструкцию ныне покойному на искание руды и минералов для заведения плавильных заводов, но теперь всё пошло прахом. Кто теперь заменит столь деятельного в недавнем прошлом Ивана Кирилловича? Разве что Татищев? — Бирон кинул пронзительный взгляд на Волынского, ища поддержки. Артемий Петрович согласно кивнул:

— Только один Татищев и сможет удерживать подле себя Абулхайр-хана, другим господам с ним не сговориться. Киргизская степь, пятясь от джунгарских орд, башкирам на плечи лезет. Тут нужен глаз да глаз! А у Татищева строгое око…

— Да и на заводах у Татищева не всё ладно. Доносные письма мешками идут к императрице. В чём только не обвиняют подлые людишки нашего доброго Василия Никитича: во взятках, в казнокрадстве, в грубости и лиходействе… Мы окажем милость ему, если подскажем матушке-государыне бросить Татищева на киргизскую степь.

Сидящие рядом Соймонов, только что возведённый в чин обер-прокурора за успешное возвращение с Кубани калмыцкого тайдши Дондук-Омбо, архитектор Еропкин, Мусин-Пушкин и другие конфиденты Волынского переглядывались между собой, зная истинную причину «нежности» фаворита императрицы к Татищеву. Она лежала не столь уж глубоко, чтобы не ведать о ней. Обер-камергер Бирон едва только вселился в апартаменты Анны Иоановны, сразу же обратил внимание на Сибирь и Урал, откуда можно пополнять свой кошель даровым золотом. Не мудрствуя долго, Бирон отправил на уральские заводы своего близкого человека генерал-берг-директора Шемберга. Тот так поставил дело, что Бирон долгое время не мог нарадоваться изворотливости своего друга. Но вот беда, стали поговаривать в шляхетских домах да и во дворце царском о миллионах, наворованных Шембергом, и о том, что этими миллионами пользуется сам Эрнст Иоганн Бирон — фаворит императрицы. Тень от сих миллионов пала и на Татищева, который управлял всеми горными заводами, делая вид, что ничего не ведает о воровстве Шемберга. Крепко напугала людская молва Татищева — стал он доносить в кабинет министров о незаконных действиях Шемберга. Доносы напугали не только министров — Остермана и князя Черкасского, но и Бирона. Фаворит императрицы, дабы похоронить всяческие слухи о миллионах, решил сместить с должности управляющего горными заводами. Долго искал подходящего случая, но вот сама судьба распорядилась: бывший устроитель Оренбургского края Иван Кириллов, собираясь с экспедицией в Ташкент, заболел перед самым отъездом. Болезнь оказалась смертельной. Скоротечная чахотка в несколько дней расправилась с командиром Оренбургской крепости… Фаворит решил, что лучшего случая изгнать Татищева с медеплавильных заводов не будет. И сейчас, на новоселье у Волынского, высказавшись о переводе Татищева на киргизскую степь, фактически оповестил Волынского и его ближайших соратников о свершившемся. Всего месяцем раньше заседал кабинет министров, где было решено поделить начальство над Оренбургской экспедицией между полковником Тевкелевым, Бахметевым и астраханским вице— губернатором генерал-майором Соймоновым. Ныне такая необходимость отпала. 10 мая 1737 года Татищев в чине тайного советника, в должности генерал-поручика назначен был в Оренбургскую экспедицию, а Тевкелев,

Бахметев и Соймонов вошли в Мензелинский генеральный совет.

— Так что, господин обер-прокурор, — Бирон свысока посмотрел на Соймонова, — надлежит и немедля отправляться в Мензелинск и встретиться с Татищевым.

Бирон более не стал задерживаться у Волынского. Сославшись на занятость и плохое настроение императрицы, он покинул хозяина и его гостей. Тут и гости стали собираться, продолжая говорить о случившемся. Соймонов сказал Волынскому:

— Сколько мы топчемся на одном месте, а биронщина паучьими щупальцами расползается по всей России. Известно ли тебе, Артемий Петрович; что один лишь президент горно-промышленной коллегии Шемберг сколотил на взятках и поборах больше миллиона рублей? Это известно тайной коллегии, но даже сам Ушаков беспомощен обломать золотые рога Шембергу.

— Не спеши, Фёдор Иваныч, дай время — сломаем любые рога, даже самому Бирону!

Оба поглядели по сторонам: нет ли лишних, не подслушивает ли кто? Соймонов усмехнулся:

— Вот видишь, какая у нас сила против немцев. Пока что мы боимся собственного голоса. Да и только ли боимся! Ты, Артемий Петрович, прежде чем поносить Бирона грозными словами, снял бы его портрет со стены.

— Ну, Фёдор Иваныч! Этим портретом я и возьму его, как осетра за жабры. Бирон коварен и хитёр, но перед поклонением и лестью не устоит. Он откроет мне все двери и в тайны свои посвятит. Двери откроем — войдём в его кабинеты и друзей туда введём!..

Волынский угождал Анне Иоановне и её обер-камергеру, хотя последнему его придумки были явно не по вкусу. Каждый день, перед обедом, по распоряжению Волынского, устраивалась травля зверей. С каким наслаждением смотрела императрица на схватку медведя с волком. Она не отходила от загородки до тех пор, пока косолапый не задавил матёрого волчищу. В другой раз здесь травили дикую свинью. Довели её до изнеможения. Но до бешенства дошла императрица: не удержавшись, в диком восторге, выстрелила свинке в лоб и облегчённо вздохнула.

Вельможи и сановники побаивались грубую и бессердечную государыню, а время распоряжалось так, что преподносило ей со всех сторон жестокое лицо жизни. Начинается генеральное собрание, и вдруг следует одно сообщение за другим от президентов коллегий:

— Русские войска покидают Баку и Дербент… Идёт беспорядочное отступление… Множество больных цингой и животом… Много дезертиров… Умножились преступления… Солдаты бегут, ища защиты у «верхов— ников» на Урале и в Сибири…

— Умер недомогавший всё время Ягужинский…

— В Санкт-Петербурге траур и похороны при многочисленном стечении обывателей. Кто взойдёт на его место? Пока оно пусто.

— Многотысячная армия генерал-фельдмаршала Миниха успешно прошла весь Крым, но вернулась оттуда, боясь быть запертой возвращающимися с Кавказа татарами: Надир-шах разгромил их и выгнал из Закавказья…

— Успехи на днепровском направлении. Взят Азов, во войска лишены провианта… В полках мор, чума… Тысячи трупов гниют по берегам Днепра и в степях Малороссии… и тут — массовое дезертирство.

Снова заходит речь о недобитых Долгоруких и Голицыных, и Анна Иоановна уже проходит мимо травли зверей равнодушно: звери её больше не интересуют. Её интересует Василий Лукич Долгоруков, смердящий где-то в Сибири. Думая о нём, вспоминает она всех Долгоруких и Голицыных. «Шалые люди, не знающие цены Отечеству, все готовы променять на глупое благо, даже Родину!»

Недавно донёс ей Бирон, что из Италии вернулся князь Михаил Алексеевич Голицын с женой итальянкой. Пока куралесил вокруг итальянской невесты, вовсе о русской вере забыл, принял римско-католическую веру. Примеру его последовал и зятёк его Алексей Петрович Апраксин. Под влиянием тестя сменил свою веру на католическую. Анна Иоановна пригласила обоих к себе и обратила их в шутов. Теперь каждое утро после завтрака, идя в церковь, она с удовольствием наблюдала, с каким красивым куриным квохтаньем, притворяясь курами-наседками, встречали её шуты Голицын и Апраксин. Увидев на лице государыни злую гримасу, «куры» начинали кудахтать и кричали, до тех пор, пока на лице Анны Иоановны не появлялась брезгливая улыбка. Бирон и Волынский, часто провожая императрицу в церковь, наслаждались этим потешным зрелищем, но думали о близкой расправе над недобитыми «верховниками». Ушаков «стаскивал» врагов Анны Иоановны поближе к Санкт-Петербургу, в Шлиссельбургскую крепость, и вёл доследование по делу «верховников». А пока суть да дело, пришло из Прибалтики известие о присвоении звания герцога Курляндского фавориту и обер-камергеру императрицы Эрнсту Иоганну Бирону.

Тотчас он начал устраивать свои дела так, чтобы Россия вела свою политику с выгодой, для его герцогства. Курляндия зависела от Польши, посему герцог поддерживал с Речью Посполитой самые дружеские отношения. К тому же польский посол в Курляндии Кайзерлинг от имени своего короля просил русскую императрицу и ходатайствовал перед курляндским шляхетством о выборе в герцоги Бирона и с этим надо было считаться, Анна Иоановна, видя, сколь опьянев Бироа счастьем и хлопотами о своём герцогстве, сначала забеспокоилась, а потом почувствовала, как не хватает ей Волынского. Мало того, что с его отъездом в Митаву, на переговоры, прекратилась охота и забавы с травлей диких зверей, не говоря уже о конюшнях, но и документы некому стало готовить для императрицы. Весь кабинет, где сплошь одни немцы, увивался вокруг герцога Бирона, о государыне все забыли. Президент тайной коллегии Ушаков высказал императрице, что во всех российских губерниях мор да воровство, в тюрьмах и острогах теснота — дышать нечем, а от беспрестанных пыток и сечения голов дыбы скрипят и топоры затупились. Не стало у подлых людей ни страха, ни совести. Свезли «верховников» в Шлиссельбургскую крепость, а в поместьях Долгоруких в Голицыных крепостная чернь высовывает рожи, в защиту за своих бар за ножи хватается. Надо кончать с «верховниками», во до сей поры даже состав следственной комиссии не определён. Немца не назначишь — не его дело карать преступную Русь, да и на самих немцев дворянство ополчается. В Москве слухи идут: «Государыня Бирона на герцогский трон усадила, теперь ему только и осталось — пересесть на царский!» Ушаков не преувеличивал: Анна Иоановна и от других слышала подобное. Семёну Андреевичу Салтыкову в Москву написала: хотела узнать о своих воздыхателях, кои ухаживали за ней в её ранней молодости. Спрашивала: «Опиши, женился ли камергер Юсупов?… Помирились ли Щербатовы?… Слышала я, что у Василия Аврамовича Лопухина есть старинные гусли, ты возьми их у него да пришли мне… А ещё узнай, где есть персидские лошади? Коли найдёшь таковых, обещай владельцу: императрица, мол, уплатит за них прилично…» Семён Андреевич в своём ответном письме Лишь вскользь упомянул, что постарается исполнить просьбы матушки-государыни, а в остальном — одни опасения в письме высказал: русские дворяне ведовольны немцами, — просил быть осторожнее и больше опираться на русских людей, таких, как Волынский. «Он-то, хоть и горяч в делах, но Отечеству верен до беспамятства, не в жизнь не подведёт!» Незадолго до приезда из Немирова русского посольства, Анна Иоановна спросила президента тайной канцелярии, кого бы он хотел видеть в составе следственной комиссии над «верховниками»? Ушаков, приличия ради, подумал, хотя ответ у него давно был готов и назвал себя, Остермана и Волынского. Императрица беспрекословно согласилась, видя, насколько вырос Волынский не только в её глазах, но и в глазах Ушакова.

— Подумайте, Андрей Иванович, а не назначить ли нам первым кабинет-министром Артемия Петровича Волынского? Право, я ныне не вижу более подходящего человека, который мог бы возглавить кабинет, оставленный покойным Ягужинским.

— И думать не стану, — поддержал императрицу Ушаков. — Это единственный из нас, кто поведёт дело умно и исключительно на благо государства Российского.

Через два месяца, вернувшись из Немирова озлобленным тем, что конгресс не принёс России ожидаемого мира — война с турками продолжалась, — Волынский был радостно потрясён, когда на заседании Совета императрица огласила Указ о назначении бывшего обер-егермейстера Волынского на должность первого кабинет-министра правительствующего Сената. О многом мечтал Артемий Петрович, поднимаясь по служебной лестнице, но только не о кабинете первого министра. Сознание того, что теперь все коллегии о их президентами станут подчиняться ему, распирало его грудь от гордости. и голова кружилась приятно. Волынский не знал, какими словами благодарить императрицу, и только помнил, что она мечтает приобрести небесных коней, а о них-то и написал Волынскому из Орска Василий Никитич Татищев. После заседания Сената императрица пригласила к себе нового кабинет-министра. Войдя к ней, он упал на колени и стал целовать ей руку, прикладывая губы сначала к запястью, а затем торопливо всё выше и выше к плечу.

— Ну, полноте, Артемий Петрович, — не очень-то возражала она, наконец, сама подставила щёку и лукаво улыбнулась: — Тебя до себя допустить, так ты разом своего добьёшься! Бирон и так с ума сходит. Как узнал, что я тебя первым кабинет-министром решила сделать, так сразу и разговаривать мягко перестал! опять, говорит, своего любимца к себе приближаешь… А у этого любимца — жена-красавица, какой в Санкт-Петербурге не сыщешь. Думаю, не взять ли её к себе фрейлиной.

— Как вам будет угодно, великая государыня… Сына маленького можно препоручить племяннице — она у меня хозяйкой по дому. — Волынский угодливо ощупывал масляными глазами императрицу, готовый на всё. Бесстыжие его глаза смущали её настолько, что она не знала, как вести с ним, и находила лишь одно средство — говорить.

— Между прочим, Артемий Петрович, заметила я, что в твоём распрекрасном доме слишком много всякой черни. Слуги всякие, старухи, гайдуки какие-то с красными харями!

— Великая государыня, да у меня всего-то шестнадцать человек прислуги, а остальные люди на хозяйств венном дворе — при амбарах да погребах.

— Вот и я о том, что шастает по твоему двору всякая рвань. Я было советовала обзавестись тебе ещё двумя или тремя домами, в которых бы ты содержал людей средних и низших.

— Великая государыня, если позволите, то я… Я куплю себе ещё три дома. Продают тут небезызвестные вам князья и вельможи один дом на Мойке, почти что рядом с моим, другой, с каменными палатами, на Неве, на Фонтанке ещё один.

— Ну так покупай, кто же тебе не велит: теперь ты сам себе хозяин.

— Матушка-государыня, не знаю, как тебя благодарить: выбирай сама, какое тебе благо от меня надо, а я пока порадую тебя любопытным известием, полученным из киргиз-кайсакской степи от Татищева. Есть, оказывается, небесные кони.

— А я что тебе говорила! — Глаза у Анны Иоановны радостно заблестели. — Я говорила есть, стало быть, есть! Ну так сказывай, где эти небесные кони пасутся. Не на небесах ли? А то, может, и там трава есть?

— Туркмены разводят этих коней.

— Бог ты мой, а мы и не знали! От Астрахани до туркмен далеко ли? Вёрст триста небось.

— Не те туркмены разводят небесных коней. — Волынский озабоченно стиснул пальцами подбородок. — Есть ещё коренная Туркмения, находится она рядом с Персидой. В глухие давние времена персы владели нынешними землями туркмен, потому и назывались небесные кони персидскими. А ныне, когда туркменские племена никому не подчиняются, то и кони небесные теперь называются туркменскими.

— Вон оно как! — заинтересовалась императрица. — А есть ли пути к тем туркменам?

— Есть пути, но весьма опасные. Вспомните, что сталось с поручиком Бековичем-Черкасским, любимцем Петра Великого, когда он отправился в те края. Он и до Хивы ещё не дошёл, а уже растерзал его хан Ширгази: тело соломой набили — чучело сделали, а голову бухарскому хану отправил…

— Страсти-то какие. Выбрали казнь, какую и нарочно не придумаешь, — возмутилась Анна Иоановна, а Волынский продолжал:

— Ему в тот год умереть на роду было написано. Я видел Бековича в Астрахани. Чуть ли не в один день мы отправились в чужие края: он — в Хиву, а я к шаху в Перейду. Со взморья я заехал попрощаться с ним, а он мне говорит: «Предчувствую недоброе, Артемий, сердце болит — дальше уж и некуда, прямо разрывается». Я-то тогда подумал: «Неужто трусит князь Черкасский?» А потом уж узнал, что предчувствия его были гласом с неба. Жена его и две дочери поехали в лодке проститься с ним, да и утонули все трое.

— Ох, Господи, помилуй меня! — Анна Иоановые перекрестилась.

— Утонули, — печально произнёс Волынский. — Волна большая накатилась и перевернула лодку. А князь, пока в Хиву ехал, умом ослабел. Всё ему стало нипочём. Ширгази предложил ему разделить отряд на пять частей и разместить казаков в пяти кишлаках. Был бы в здравом уме, сообразил, что ни в коем разе нельзя этого делать, но князь лишь рукой махнул: делайте как лучше… А когда развели казаков и солдат — тут же хивинцы налетели на них и всех порубили… Ну так это было возле Хивы, а те места, где обитают небесные коки, много южнее. Долина там сказочная возле гор, а селения называются Дурун и Ниса, которая была столицей Александра Македонского во время его походов на Восток. Небесных коней дарили ему парфяне… Но небесные кони выведены за три тысячи лет до Македонского… Предание живёт, что они одомашнены ещё до пророка Зороастра… А то, что сказывал старухе Куракиной посол персидский Измаил, будто какой-то пророк на сих конях к звёздам летал, то это и есть пророк Зороастр. Ибо если перевести его имя на русский, то будет так; Зоро — борец, а астра — звезда. Вот и получается — звёздный борец…

— Чудеса какие-то! — удивилась Анна Иоановна, — Три тысячи лет прошло, а люди всё помнят… Вот так кони! Скажу тебе прямо, Артемий Петрович, порадовал ты меня своим рассказом. Теперь подумай, как добраться до той туркменской долины и купить небесных коней. В цене не постоим, но где людей таких найти, которые могли бы пройти через Хиву нетронутыми?.

— Думал я над этим. Есть среди наших туркмен, живущих возле гор Кавказа, лихие джигиты. Только они и смогут туда добраться. Чтобы переправить их на ту сторону Каспия, нужен корабль. Слезут наши джигиты на мысе Тюбкараганском, сразу же и узнают мангышлакские туркмены, что приехали их российские сородичи. А как узнают, так и разнесут весть по всей Азин, и до Хивы слухи дойдут.

— Всё оно так и будет, согласилась Анна Иоановна, — А потому придётся снабдить их гербовой бумагой, с письмом за моей личной подписью о том, что отправляются сии господа-джигиты в Туркмению для покупки коней в императорскую конюшню. Попросим тамошних ханов не трогать наших посланцев. Неужто и тех, кто без войска придут, истребят? Заготовь, Артемий Петрович, грамоту сегодня же, да поскорее дай ход делу…

XVIII

Осенью туркмены возвратились с русско-турецкой войны. Вернулись не все: одних сразило пулями, другие умерли в чумных палатках на днепровских болотах, третьи долечивались в лазаретах. В Арзгир пришли поредевшие сотни, и плач над аулом стоял долгий и скорбный. Арслан в изношенном чекмене я потрёпанной папахе, в дырявых сапогах вошёл в юрту и со злостью сбросил с себя одежду. Старуха мать и Наргуль, которую он даже не узнал, потащили его вшивую солдатскую робу на задворки: там развели костёр и сожгли тряпьё. Затем нагрели воды. Поливая на себя из чашки горячей водой, вскрикивал от удовольствия и слышал, как бранила мать Наргуль:

— Аю, гелин[21], разве ты не жена ему?! Почему стыдишься собственного мужа. Войди к нему, помой спину!

«Неужели это та самая Наргуль, моя жена? — удивлённо думал он. — Та была жалким существом, а эта полногрудая красавица с красивыми, как у горной серны, глазами".

Наргуль, поддаваясь требованию свекрови, вошла было в юрту, но Арслан так испуганно закричал, что она выскочила как ошпаренная и заплакала:

— Ой, мама, разве это муж — это дикарь, ненавидящий женщин!

— Подай чистые балаки и рубаху! — потребовал он из юрты. — Откуда я мог узнать, что ты та самая Наргуль? Пока я воевал в Крыму и в Хотине, ты только и знала, что росла и хорошела. Ну, ничего, я заставлю тебя похудеть! — От лёгкости после горячей воды, от счастья, что наконец-то он добрался домой, от того, что Наргуль стала истинной красавицей, он дурачился в таким неистовством, что Наргуль поняла его шутки а рассмеялась.

Облачившись в чистую одежду, накинув на себя новый чекмень и нахлобучив тельпек, он побежал в свою юрту и потребовал чая. Наргуль принесла большой фарфоровый чайник с пиалой и конфетами, поставила перед ним и села напротив, разглядывая обросшего чёрной бородой мужа. Смущённый её близким присутствием, он почувствовал, как подкатили к горлу жаркие удушающие спазмы, и не знал, что делать. Руки его затряслись от возникшей лихорадки во всём теле. Закипела в нём плоть, ибо много лет он не знал женщин. Сердце требовало объятий, стучало гулко и неровно. Почувствовав неотвратимое, забеспокоилась вдруг, словно пойманная в силки птица, Наргуль. Хотела встать, но Арслан поймал её за руку и привлёк к себе. Недолгая борьба довела обоих почти до беспамятства. Лицо молодой женщины побледнело, глаза загорелись тихой зовущей любовью. А он смотрел на неё и торжествовал. Наргуль попыталась встать и выйти, но он не отпускал её, боясь, что, увидев её, мать сразу всё поймёт. Он вышел из юрты, принёс вторую пиалу, налил чаю и подал ей…

И началось их тихое счастье, продолжавшееся всю осень и зиму. С началом весны приехал с Кумы Берек-хан с вестью срочно явиться Арслану с десятью джигитами в Астрахань, к управляющему первого кабинет-министра Волынского. Берек-хан не стал скрывать от сына суть вызова. Сказал удручённо:

— Государыня Анна Иоановна повелела ехать джигитам в Дурун и Нису и купить там туркменских коней. Всякие кони у неё есть, а туркменских, самых быстрых и выносливых, каких больше в мире не существует, у неё в конюшне нет.

Арслан призадумался. Не хотелось ему вновь покидать тёплый домашний очаг, около которого пригрелся за зиму с молодой женой и ожидал к лету младенца. Пугал и очень далёкий путь, безвестность страшила, страх и сомнения угнетали — вернёшься ли живым назад? Но ехать надо: управляющий Василий Кубанец, Арслан хорошо помним никого другого посылать к дурунским туркменам не желал. Берек-хану он прямо сказал: «Сбежит или останется там твой сын — все расходы по поездке и золото, которое выдам на покупку коней, взыщу с тебя, Берек-хан!»

За день до отъезда собрались джигиты во дворе летней ставки Берек-хана. Тахир-мулла, Нияз-бек, Берек-хан и другие аксакалы напутствовали удальцов. Мулла сказал:

— Царское дело — дело богоугодное. Если царица русская захотела завести в своей конюшне туркменских лошадей, то и Аллах будет того желать и помогать джигитам на всём их долгом пути в далёкий Дурун. Почаще молитесь, сынки, почаще призывайте Аллаха…,

Берек-хан поддержал Тахира-муллу:

— Об Аллахе надо помнить всегда — это верно, но не забудь, сын мой, о своём дяде Мураде. Прошло много лет с того дня, как утонула русская баржа с больными и ранеными солдатами, но один Аллах ведает, умер или жив твой дядя — Аллаху молись и у людей спрашивай о Мураде. На Тюбкараган доберётесь — сразу у мангышлакцев узнай о той утонувшей барже и о спасшихся. Мангышлакцам скажи, из какого рода ты сам и твои джигиты. Скажи им, а то они давно забыли о нас, бежавших из Хорезма на Мангышлак, а оттуда на Куму. Пусть узнают, что самыми первыми ступили на западный берег Каспия Береки…

— Хай, Берек-ага! — недовольно воскликнул Нияз-бек. — Зачем обманывать мангышлакцев? Ты думаешь, они не знают, кто самым первым оказался на Куме, Маныче, Калаусе? Они очень хорошо помнят Чингиз-хана и его внука Джучи, который погнал хорезмских туркмен к южным берегам Каспия. Преследуя их, он заставил их бежать по Талышским горам, по Шемахе и Дагестану, пока не выгнал в эти степи, где теперь мы живём. Да будет всем известно, и тебе тоже, Берек-хан, что твой прадед и дед хорошо знали, куда они идут, когда переправлялись вместе с калмыками через Волгу. Они шли на землю своих предков. Именно эти места захватили Береки, на которых во времена Чингиз-хана селились туркмены Хорезма.

— Вах-хов, дорогой Нияз-бек! — властным тоном прервал затянувшийся рассказ своего нового родственника Берек-хан. — Ещё два-три слова, и ты начнёшь утверждать, что именно тогда сошлись туркмены с казаками…

— Именно тогда они и сошлись, и тогда же казаке приняли наши обычаи вместе с шапкой-трухменкой и талаком!

— Болтун ты, Нияз-бек, — небрежно отмахнулся он него Берек-хан и продолжал: — Не слушайте его, джигиты. Приедете в Хорезм — скажете о себе так: мы люди из России, но сами туркмены. Мы служим русской императрице, но кровь у нас туркменская… Постарайся, Арслан, найти самого главного хана в Хорезме — передать мой поклон и просьбу защищать вас, пока будете в коренной Туркмении,

— Надир-шах — самый главный, — вновь эаговорил Нияз-бек. — Он родом из туркменского племени афшар. Пусть у него ищут защиты.

— Надир-шах на Кавказе, а Хорезм — на Арале, — умно высказался Тахир-мулла. — Только один Аллах н там, и тут, потому что он на небесах. У Аллаха ищите защиты, сынки…

Разбрелись джигиты по своим кибиткам, когда запели первые петухи. Берек-хан слез с тахты последним, остановил Арслана:

— Сынок, если с дядей вернёшься, продлишь на десять лет жизнь матери. Она, как и я, только и думает о Мураде…

— О чём просишь, отец, — обиделся Арслан. — Разве надо напоминать об этом… Разве я не туркмен на рода Береков?

— Ладно, прости, сынок… Иди спи… Надо отдохнуть перед дорогой.

Жарко прощался Арслан с женой. Всю ночь перед выездом ласкал её: сам не спал и ей не давал. Сколько слов о любви было сказано, сколько слёз молодой женщиной пролито. Под утро лишь уснули в крепких объятиях, а в полдень Арслан по-мужски обнял жену, мать, отца, кликнул джигитов и поскакали они на Астраханскую дорогу, не оглядываясь, чтобы больше не бередить душу себе и своим родственникам.

Весь путь до Астрахани, с остановками на ночлег, покрыли за пять суток. Остановились в индийском караван-сарае, в низких комнатах без окон, где уже бывали не раз, когда приезжали на базар. Кубанца отыскали на гостином дворе — он давно и с нетерпением ждал джигитов. Сразу же повёл их на пристань, где среди вереницы галер, баркасов, шкоутов и прочих кораблей стоял быстроходный военный бриг, принадлежавший Каспийской флотилии. Капитан брига поджидал у трапа: знал уже, куда ему плыть и за какой надобностью. Кубанец ввёл Арслана в каюту, закрыл дверь и приказал джигиту раздеться догола.

— Эй, Вася, зачем дурака валяешь! — вскипел Арслан. — Я не женщина, я — джигит! Я в Крыму воевал!

— Знаем, что не женщина! — Кубанец засмеялся в достал из сундучка, принесённого с собой, широкий пояс с множеством карманчиков. Вынул из одного, другого, третьего, и так из всех десяти золотые слитки, дал подержать их Арслану, затем водворил на своё место и опять приказал:

— Раздевайся и обвяжись этим поясом по талии, а потом уж штаны и рубаху надевай. Иного, как сохранить золото, выданное на покупку коней, я ничего не придумал. Расчёт такой: за каждого молодого жеребчика или кобылу по одному слитку. А ежели купишь дешевле, скажем, за слиток двух лошадей, «виват» тебе прокричим и вознаградим. Только не смей обманывать, всё равно дознаюсь. И не вздумай шутить с великой государыней российской. Сбежишь или останешься в коренной Туркмении — потеряешь отца, мать, жену и всех туркмен, что живут на Маныче и Калаусе. Всех. сошлём в Сибирь, а то и дальше — на Камчатку. Если погибнешь, оставшиеся в живых джигиты твой труп пусть имеете с конями доставят… Все погибнете — тогда найдутся другие туркмены, которые подтвердят вашу погибель… Тогда и с меня за вашу потерю никто голову не снимет и четвертовать не станет. Словом, дорогой Арслан, повязаны мы все одной верёвочкой — ответственность несём друг за друга, так что не обессудь за строгое наставление. Хоть мы и молимся разным богам, но ходим под одним топором, имя которому «Слово и дело», придуманное ещё во времена царя Михаила Фёдоровича. Это наш Тайный приказ, по которому обвиняемые и свидетели подвергаются пыткам, так что, в случае провала дела, обоих на дыбу потянут…

Пока Кубанец наставлял Арслана, джигит закрепил выше бёдер золотой пояс, оделся и, видя, что Вася разговорился и остановиться не может, сказал спокойно и твёрдо:

— Ладно, вместе помрём. Скажи теперь, как оттуда туркменских коней в Астрахань поведём?

— Той же дорогой. Едучи туда, доплывёте до Тюбкарагана, дальше, через Хиву, до Дуруна. Вернётесь с конями опять на Тюбкараган — здесь дадите знать любому русскому купцу, и этот же бриг приплывёт за вами,

— Ну вот, теперь всё понятно, — успокоился Арслан и велел джигитам располагаться в двух каютах, а лошадей завести на палубу, где в виде надстройки а возвышалась плавучая конюшня, в которой перевозили коней, коров и даже овец, по надобности,

Кубанец не уходил с пристани до тех пор, пока бриг «Св. Евангелист» не отчалил от берега, выведенный на широкий фарватер реки двумя восьмивесельным я шлюпками. Хлопая и полоща на ветру, развернулись белые паруса брига. Следуя вдоль каменного города, он вошёл в Бахтемир и направился к взморью, Джигиты стояли у борта и долго видела на берегу Кубанца в синем камзоле и шляпе. Арслан смотрел на него и думал: «Управитель Волынского похож на волчий капкан, в который джигиты уже попали, и вырваться из него невозможно». Но постепенно скрылись с глаз Кремль и вся Астрахань, потянулись голые пустынные берега и болота, поросшие камышом. Ближе к взморью пошли сплошные болота: берега Бахтемира терялись в них. Но вот зелёной гладью засверкали Чадинские мели и завиднелся высокий Четырехбугорный маяк, а в окрестностях его корабли и большие кусовые лодки. Отсюда, собственно, начиналось Каспийское море.

«Св. Евангелист» прошёл мимо скопища кораблей. Капитан брига сказал со знанием дела:

— Вышвырнули персы весь наш флот из своих пределов: ни одного корабля не осталось ни в Гиляни, ни в Баку. Да и купцы в этот год вовсе отказались плыть туда с товарами. Надир-шаха боятся…

Капитан ушёл, а джигиты продолжили разговор о том, как бежали от Надир-шаха крымские татары, а с ними и жители Дагестана. Их было так много, что генерал-фельдмаршал Миних с перепугу распорядился вывести русские войска с Крымского полуострова. Арслав и его джигиты бежали из Бахчисарая, словно воры, без оглядки, пока не оказались в степях Таврии. Ещё тогда ходили слухи о Надир-шахе, как о самом великом полководце. А когда джигиты узнали, что родом он из туркменского племени, то прониклись к нему особым уважением и по крупицам добывали о нём сведения. Арслан, вспомнив о нём, сказал с гордостью:

— Из туркмен много великих людей вышло: Аба — сердар, Кара-коюнлу и Ак-коюнлу, но Надир-шах превзошёл их всех.

— А какого племени он? — поинтересовался один из джигитов.

— Из племени караклю, а род его — афшары, — ответил Арслан. — Караклю раньше жили в Туркестане, а когда напал Чингиз-хан, ушли в Азербайджан. Долго ли там жили или нет, не знаю, но говорят, при Исмаил-шахе они перекочевали в Хорасан, к Абиверду, Где-то там и появился на свет Надир-шах афшар… Рядом живут карадашлы — тоже туркмены: вот они и разводят небесных коней, как их называет Кубанец.

— Выходит, едем прямо в пасть к Надир-шаху? — испуганно догадался джигит Кичгельды. — Оттуда не только коней, но и своих ног не унесёшь.

— Ай, не зови смерть раньше времени, а то услышит, — одёрнул его Арслан.

Тюбкараганского мыса достигли на третий день. Сначала завиднелись горы Мангыс-тау, с невысокой вер— шиной Бесшокы, о которой не раз вспоминал ещё прадед Арслана: будто живут на ней злые духи, и, когда захотят принести морякам вред, то дуют во все щёки и поднимают такие ветра, что корабли теряют паруса, тонут или их выбрасывает на скалы. Ниже гор тянулась ровная степь, снижаясь едва заметно к Каспию. Но вот открылся сам мыс, вдающийся песчаной косой в море, лодки на мели и большой аул. Бриг ещё был далеко от берега, но из юрт вышли люди и наблюдали за приближающимся кораблём. Капитан велел матросам бросить якорь и спустить на воду с ростров две шлюпки. Джигиты побросали в шлюпки хурджуны, сели сами, дождались моряков, которые взялись за вёсла, и погнали шлюпки к аулу. На других шлюпках переправляли коней. Переправа длилась долго, но Арслан в его друзья не замечали времени: мангышлакцы увели их в юрты и начались расспросы и угощения, Узнав, что все парни из одного племени — игдыр и что деды их раньше жили здесь, на Мангышлаке, диву дались:

— Хай бой! — слышались удивлённые голоса. — Неужели туркмены и среди русских живут?!

— Не разучились ли они говорить по-своему?

— А одеваются как? Наверное, по-русски?

— Как видите, уважаемые, — отвечал Арслан. — И говорить по-туркменски не разучились, и одежда на них такая же, как и на вас.

— Но Богу-то русскому, Иисусу Христу кланяетесь?!

— Нет, мы молимся нашему Аллаху…

— Но калмыки, ушедшие к Волге, приняли крещенние!

— Не все приняли. Часть окрестилась, а многие исповедуют свою веру, Ламе поклоняются…

— Значит, хорошо живёте. Тогда зачем пожаловали, если вам живётся с русскими хорошо?! — вопросы задавал самый почтенный в ауле яшули Казак-бай. И отвечал ему, как старший среди джигитов, Арслан.

— Пожаловали, яшули, чтобы в Хорезме побывать и ещё дальше, в тех краях, где живут карадашлы. Нет» у нас и особое дело — не знаю, помогут ли нам мангышлакцы? Дядя мой здесь пропал… В тот год, когда русский царь Пётр Великий на Персию войной пошёл, да споткнулся, один корабль во время бури прибило к вашим берегам…

— Да, дорогой джигит, об этом мы хорошо помним. А как звали твоего дядю? — заинтересовался Казак-бай.

— Мурадом…

— Не косорукий ли он?

— Не знаю, яшули. На войну уезжал с целыми руками, но отец говорил, что ему повредили руку саблей под Дербентом джигиты Султан-хана Аварского.

— Был у нас один с того разбитого корабля и звали его Мурадом. Привезли его с Куланьего острова, где затонул русский корабль. Бедняга был без сознания, думали, умрёт. Но табиб наш соединил ему разрубленную кость ниже локтя, да неловко это сделал — кость срослась неровно, рука крюком торчит. Года два в ауле у нас жил Мурад, никак не мог вспомнить, где его родной аул. Спрашивали его, а он только и отвечал: «Кум — моя родина». Кум — песок, а пески у нас за спиной, за Усть-Юртом, за Хивой… Мы отправили его туда… А потом, года два назад, я видел косорукого Мурада в кузнице Кадыра-усто, на Усть-Юрте, в ауле Довлет-Гирей… Другого Мурада не знаем…

— Спасибо, яшули, другого нам и не надо. По всему видно, что косорукий Мурад и есть мой дядя. Только как нам добраться до того аула, где стоит кузница? — Арслан, словно охотник, вышедший на хорошую дичь, собрал своё внимание.

— Сынок, это не так близко, но по нашим меркам не так и далеко. Сейчас я тебе скажу, сколько минзилей[22] до аула Довлет-Гирей. — Казак-бай загнул мизинец на левой руке, запрокинул подбородок, зашептал про себя, затем сказал: — Восемь минзилей будет. Заплатишь немного, покормишь в дороге — дам тебе провожатого.

— Без провожатого нам и шага по этой земле не сделать! — обрадовался Арслан. — Кто будет провожатым?

— Внук мой, Корсак-бай, он часто в Хиву и назад с караванщиками ходит.

— Спасибо, яшули…

После двухдневного отдыха Арслан с джигитами и проводником, при двух верблюдах, пустились в путь. Весна только начиналась. На мангышлакском плато пробивалась трава: лезла она отовсюду, из-под камней в трещин. Солнце ласково пригревало с высоты, и всюду, словно жёлтые тени, мелькали тушканчики. Несколько раз появлялись на горизонте стада сайгаков и уносились прочь, оставляя гулкое эхо. Урочища или юрты, как их называли хозяева киргиз-кайсакской степи, представляли собой мелкие хуторки из нескольких кибиток и агилов для скота, но непременно с колодцем во дворе. Джигиты, напоив коней, готовили ужин — разогревали на огне приготовленное ещё в Арзгире жареное баранье мясо, отправляли жирные кусочки в рот, в макали в растопленное сало чурек. Ночевали на кошмах. Чтобы отогнать от себя блох, подкладывали под голову и тело сухую полынь. Утром чуть свет пили чай в отправлялись дальше.

На урочище Ак-булак, где протекал родник с чистой, как слезинка, водой, джигиты не только напоили коней и запаслись водой в дорогу, но и помылись до пояса, из одежды вытрясли жгучую дорожную пыль. В эту ночь спал Арслан беспокойно, томимый мыслями о встрече в Довлет-Гирее с дядей. Думал он о нём и весь дневной переход, вспоминая, какой он?… Помнилась скупая улыбка и сдержанная речь. Совет его помнил: «Джигита украшает только ум его и храбрость! Не подумав, не руби сгоряча голову даже врагу. Не беги от врага, чтобы не потерять храбрость!»

Вечером были в Довлет-Гирее. Урочище назвали тяге в честь князя Бековича-Черкасского. Здесь он останавливался со своим отрядом, когда шёл в Хорезм к хивинскому хану Ширгази. Мало его кто называл по имени. Называли государственным послом — довлет-гиреем. Арслан, как только увидел кузницу, направил коня к ней. Звон кузнечного молота вселял надежду на встречу с дядей, но из кузницы вышел молодой детина с волосатыми плечами. Арслан поздоровался и спросил:

— Не вы ли будете Кадыр-усто?

— Вах, джигит, Кадыр-усто год назад умер. Это был мой дед, а я ему приходился внуком.

— Вот как, — удручённо отозвался Арслан. — А криворукий Мурад, что с ним лошадей ковал, где?

— Криворукий Мурад взял в жёны дочь Кадыра-усто, мою тётю, и уехал в Куня-Ургенч. Там он живёт, а служит хану Мухаммед-Ушаку А ты сам кто будешь?

— Косорукий Мурад — мой родной дядя, значит, ты мне приходишься родственником.

— Бай-бой! — не дал договорить кузнец и чуть было не стащил с лошади Арслана.

Спустя час джигиты сидели в юрте кузнеца, насыщаясь чем бог послал, и расспрашивали о том, что творится в Хорезме. Теймир, так звали кузнеца, рассказывал обо всём, что знал.

— Ширгази-хан, который отрубил Довлет-Гирею голову, давно умер. Теперь в Хиве сидит Ильбаре-хан. Два раза — весной и осенью — Ильбарс выезжает с биями на охоту, один раз заезжал ко мне — я подковал ему жеребца. Сам он неплохой хан, ест и пьёт немного, но много хвалится и кричит. Надир-шах для него — жалкий щенок. Говорит: «Придёт ко мне тот счастливый день — я заставлю ползать Надира перед собой на коленях».

— Почему он так презирает Надир-шаха? — спросил Арслан.

— Ай, Надир-шах — простолюдин. Раньше он был простым джигитом у Баба Али-бека. Этот бек из афшаров женил Надира на своей дочери и возвысил его в юз-баши. Как только он это сделал, Надир сразу поехал в Дурун и напал на карадашлинцев, своих же туркмен. Те прогнали его за горы, а он опять напал… Потом начал терзать и тех, что жили в Мерве и на Амударье. Хивинский хан Ильбарс — человек царственного происхождения, всё время ищет дружбы с туркменским ханом Мухаммедом-Ушаком, чтобы вместе напасть на Надира и сбить с него спесь.

— Коней часто приходится копать? — Арслан задал вопрос исподволь, чтобы не выдать, зачем джигиты еду? в Хорезм и ещё дальше.

— Ай, всадники всё время туда-сюда едут.

— Много ли хороших коней видишь? Туркменские из Дурун а и Нессы попадаются?

— Редко таких вижу — далеко они от нас, да а стоят дорого. В десять, а иной скакун в сто раз дороже человека. Пленных с Урала хивинцы везут — по сто тиллей[23] продают на базарах, за персов ещё меньше берут, а туркменский конь не каждому по карману.

Арслан прикинул: «В одной пластинке четверть фунта золота — не мало ли за одного коня?» И чем больше он думал о покупке небесных скакунов, тем призрачнее казалась их покупка…

Ещё два дня провели джигиты в гостях у кузнеца Теймипи и снова зарысили их коми по голубому Усть-Юргу, высекая подковами искры из кремнёвых камней. Провели несколько ночёвок на Ай-бугире, в Кунграде и в нескольких маленьких урочищах. Наконец, въехали в Куня-Ургенч — столицу хорезмских туркмен. Сотни кибиток, множество глинобитных хижин, загоны для овец, конюшни — всё это было огорожено высокой стеной, размытой дождями. Кибитки Мурада-косорукого джигиты отыскали без особого труда, стоило только спросить детвору. Жена его, молодая узбечка, вышла с ребёнком на руках, спросила, кто такие? Арслан ответил. Она разрешила джигитам занять две чёрные юрты в которых лежали всякое тряпьё и ржавые подковы, пояснив Арслану:

— Мурад-джан ушёл в Хиву, к Ильбарс-хану. Ушак сказал ему: «Пойдём со мной, коней будешь подковывать», и он уехал.

Пришлось порасспросить у соседей, куда и зачем уехал Мухаммед-Ушак со своим войском. Те, кто об этом знали, сообщили нехотя:

— Ай, поехал воевать! Надир-шах в Индию ушёл, а Ильбарс-хан повёл свои войска на персидский город Серахс. Зачем? Это дело хорошо не кончится…

XIX

Генерал-поручик Татищев прибыл в Мензелинск летом 1737 года. Путь его лежал через разорённые сёла и сожжённые поля. Дорого стоило России устройство Оренбургского края. Два года назад, как только первый его устроитель статский советник Иван Кириллов ступил с экспедицией на реку Орь, башкиры во главе с Кильмак-Абызой выступили против русских. Строительство на их земле новой крепости они восприняли как посягательство на их свободу. Вскоре бунт превратился в восстание. Отбивая налёты повстанцев, беспощадно карая «разбойников», Кириллов с большими потерями построил в устье Ори крепость, соединил её колёсной дорогой с Волгой. Он же отыскал новые прииски медных и железных руд. Умер в саратовском госпитале, привезённый из оренбургской степи. Голый и испепелённый край принял под своё начальство статский советник в генерал-поручик Татищев.

В Мензелинске начальника Оренбургской комиссии (переименованной из экспедиции) поджидали казанский губернатор Мусин-Пушкин, обер-прокурор генерал-майор Соймонов и полковник Тевкелев — один из ближайших помощников умершего Кириллова. Тотчао созвали генеральный совет и начался разбор дел, связанных с восстанием башкир. Под председательством Соймоиова был осуждён военным судом уфимский воевода Шемякин. Суровому порицанию подвергся полковник Тевкелев, ревностно опекавший в защищавший азиатов. Он же взял под защиту и почившего Ивана Кириллова, находя, что крепость оренбургская построена в самом удобном месте. Татищев же назвал место, выбранное для Оренбурга, самым неудобным. Двинувшись из Мензелинска в оренбургские степи, Татищев отыскал для города более подходящее место, в ста восьмидесяти верстах от устья Ори, и повелел перенести город туда, поближе к киргизскому урочищу Красная Гора[24]. Полковник Тевкелев препятствовал новым планам Татищева, и лишь его безупречное прошлое мешало Татищеву расправиться с ним. Фёдор Соймонов, сам крутой по натуре, первым предостерёг Татищева:.

— Ты осторожнее будь, Василий Никитич, с этим татарином. Этот мурза во время персидского похода у самого Петра Великого толмачом был, причём по секретным делам,

— Слыхал о таком, — недовольно отозвался Татищев, — оттого и щажу охальника.

— Я сам присутствовал при беседе Петра Алексеевича с мурзой Тевкелевым, — продолжал Соймонов. — Оказывается, он из ордынцев, имевших кормовые поместья в Касимовском, Владимирском и Керинском уездах. Этот мурза предложил Петру принять в подданство России киргиз-кайсакскую степь. «Если поможешь мне в этом, — посулил ему Пётр, — то выдам тебе на это дело миллион». Не успел в тот год великий император заняться киргиз-кайсаками, а потом и умер. Позже уже, в тридцатом году, привёз он нового хана Меньшей орды Абулхайра в Астрахань, к Волынскому и ко мне, как вице-губернатору. Мы тогда хорошо приняли его и отправили киргизских послов в Петербург, к императрице. Там взглянула на них матушка-государыня и послала в киргизскую степь к Абулхайру двух геодезистов вместе с Тевкелевым. Отыскали они его близ Аральского моря. Пытались взять с него присягу и фирман на подданство России, но не все киргиз-кайсаки дали согласие. Зато преуспел Абулхайр в другом: хивинский народ выразил ему полную покорность и назвал правителем хивинского ханства…

— К чему сии подробности, Фёдор Иваныч, не пойму, — поморщился Татищев. — Как ни старался мурза, а не смог надеть на Абулхайра шубу и шапку соболью, да и грамоту на подданство с собой не привёз.

— К тому же и я веду, что нельзя тебе ссориться о полковником Тевкелевым. напротив, приблизь к себе, Мурза поможет тебе короновать Абулхайра. Тогда не только Меньшая и Средняя орда станут нашими подданными, но и хивинское ханство.

— Прав ты, Фёдор Иваныч, придётся смягчить мне свой норов, да только мурза Тевкелев морду воротит.,

Лето шло к концу, и вот сам Абулхайр приехал с отрядом и сыновьями в Башкирию. Поставили киргиз-кайсаки кибитки на краю города, всадники загарцевали на красивых — скакунах, привлекая внимание горожан. Абулхайр сидел в белой юрте, ожидая начальника оренбургской комиссии. Раньше хорошо ладил он с Кирилловым, доброй вспоминал о нём, а потому не спешил первым выезжать на поклон к новому управителю. Дождался хан — приехал курьер от Татищева с приглашением посетить нового русского начальника. Абулхайр с сыновьями и личной охраной отправился к генерал— поручику. После обычной церемонии приёма Татищев усадил гостя за стол.

— Какова же истинная цель твоего приезда в Мензелинск, Абулхайр? Со мной хотел познакомиться, али иные заботы?

— Делом пришёл помочь, господин генерал-поручик. Боялся, как бы башкиры не напали на твой отряд да не изрубили солдат твоих. Нельзя никак доверять им, больно много вреда от них. Сабли башкирские отяжелели от крови. У Верхняцкой пристани башкиры вырезали всю охрану сибирского обоза. Сам мурза Тевкелев был окружён на реке Белой, едва отбился от башкир…

— Знаю, давно осведомлён о разбоях башкирцев, — не стал дальше слушать Татищев гостя. — Говори, с какой задумкой явился ко мне.

— Скажу, господин генерал-поручик, отчего ж не сказать, коль думается мне, что нельзя более русским опираться на башкирские плечи. Надо поставить над башкирами своего человека. Я привёз моих сыновей — одного из них хотел бы сделать начальником над башкирами. Ты видел его, господин генерал, зовут моего старшего Эрали Султан: он храбрый джигит в открытом поле, и мудрый хозяин в своём аиле. Станет управлять башкирами — всех научит кланяться императрице русской, а тебе тем паче.

— Спасибо, Абулхайр, но предложение твоё принять никак не могу. Есть мудрые головы и среди русских, так что найдётся на них управа… Обойдёмся без твоей помощи… Тебе я советую, коли не осерчал, поезжай к Красной Горе и жди меня там… Прежде чем о начальстве над башкирами думать, надо тебе самому вместе со своим народом присягнуть России. Имею полные полномочия от её величества императрицы российской сделать то, что не удалось мурзе Тевкелеву. Славный мурза хоть и чаял надеть на твою голову русскую шапку, а не сумел, кишка тонка! — Генерал-поручик самодовольно рассмеялся, чем удивил и расположил к себе хана.

В разгар жаркого оренбургского лета прибыл Татищев с отрядом в назначенное место. Возле строящейся крепости гремела духовая музыка, палили пушки и ружья. Тысячи русских солдат и казаков, множество джигитов киргиз-кайсакской орды съехались на торжества по случаю принятия российского подданства Меньшей и Средней орд. Генерал Татищев главенствовал на торжествах. Перед ним Абулхайр произнёс присягу. Татищев же опоясал хана богатой саблей и первым провозгласил тост во имя вечной дружбы и единства русского и киргиз-кайсакского народов. Прочие генералы и чины помельче, в их числе и полковник Тевкелев, затерялись в бесчисленной толпе, а затем поехали с Татищевым осматривать Яицкую линию. Абулхайр-хан откочевал в свои владения, к Аральскому морю.

Устраивая новый край, генерал-поручик Татищев продолжал карать воров и взяточников, предателей и доносчиков. Но и сам, полный решимости сослужить верную службу императрице, настрочил и отправил в Петербург донос на Шемберга, надеясь, что Анна Иоановна и обер-камергер Бирон по достоинству оценят высокого духа рвение и преданность статского советника Татищева. Дабы приумножить свою личную преданность императрице, Татищев отправил в Москву Салтыкова с тем, чтобы он переправил Бирону двух серых иноходцев и двух рыжих кобыл, а вместе с ними двух пленников — мальчика и девочку…

Шло время. Службу по устройству Оренбургского края Татищев деятельно сочетал с писанием «Истории государства Российского» заодно изучая материалы о близлежащих к России землях и живущих на ней народах. Труды древнеримских историков постоянно лежали на его столе. Василий Никитич по вечерам при лампадке, склонившись над старыми томами и собственными страницами, нисколько не походил на жёсткого, крутого генерала, каким его знали солдаты и офицеры, В начале 1740 года Татищева неожиданно пригласили в Петербург. Пока ехал в громоздкой своей карете, не думал ни о чём худом. Но в Москве долетели до него слухи, будто бы отозван Татищев из Оренбурга, чтобы дать показания тайной коллегии о делах своих противозапретных. По приезде в Петербург тут же наведался к Волынскому, где был радушно встречен старыми друзьями Соймоновым, Хрущовым, Мусиным-Пушкиным, Еропкиным… Множество столичных новостей узнал «киргизский странник»: Волынский-то не только в генерал-адъютанты пожалован, не только дом на Мойке схлопотал, но и в первые кабинет-министры вышел. Теперь ему сам Остерман нипочём, да и Бирона он минует, входя в кабинет императрицы… Анна Иоановна поручила ему сочинить записку о поправлении государственных дел. Пользуясь правом, что первый кабинет-министр волен сам составлять свой кабинет, Волынский ввёл а него обер-гер-кригс комиссаром Фёдора Соймочова, тайным советником и сенатором Платона Мусина-Пушкина. Хрущов и Еропкин — люди безвестные в высших кругах, но родственники первого министра вошли в кабинет в качестве секретарей-помощников по инженерной и архитектурной службам… Дотянулись наконец-то руки Волынского до «верховников» — грозных врагов Анны Иоановны. Пошла расправа над ними. Долго щадили князя Дмитрия Михайловича Голицына. Но вот приехали за ним в Архангельское, отвезли в Шлиссельбургскую крепость. Князь не вынес позора — скончался в каземате… Почти целый год длилось расследование по делу Долгоруких. Вывезли их в Новгород и за городом, на Торговой стороне близ Скудельничьего кладбища, казнили… А какой маскарад закатила императрица после того, как палачи омыли кровавые руки! Право, маскарад сей был объявлен в честь окончания русско-турецкой войны. Решила Анна Иоановна своего шута, петуха горластого Голицына, женить на уродице Бужениновой. Свадьба состоялась в ледяном доме, и потеха такая, что в грядущих веках о ней будут потомки рассказывать… «Верховников» выкорчевали и взялись за немцев, за бироновщину…

Татищева пригласил к себе Волынский в тот вечер, когда слушались его «Рассуждения о поправлении внутренних государственных дел». Ознакомив гостя с петербургскими новостями, первый кабинет-министр сказал важно, с барской вальяжностью:

— То, что было здесь до сего дня, и то, что в киргизских степях творится, — всё это суета сует. Не сладится то, что творимо много, будет плохо для всех, и для киргизской степи тоже. А посему прошу моих дорогих конфидентов послушать, что мной написано… Итак, начну с укрепления границ и об армии, а также о церковных жёнах, о шляхетстве, о купечестве, о правосудии н экономике…

Конфиденты смолкли, приготовясь слушать. Татищев, опершись локтем о стол, будто бы внимал рассуждениям Волынского, а сам думал: «За что же меня-то приволокли в тайную канцелярию? Неужто сам первый кабинет-министр о сём не знает? Неужто Ушаков лаже Волынского в свои тайны не посвящает?» Татищев отвлечённо воспринимал обрывки фраз, срывающихся с уст хозяина дома:

— «Для укрепления границ не только приводить в хорошее состояние крепости, но и поселить армию на границах же, в слободках», — зачитывал Волынский.

— «Сенаторам ежегодно обозревать все губернии для усмотрения тамошних непорядков, и для того число сенаторов умножить…

— Звание генерал-прокурора, как соединённое с весьма обширною властью, отменить, ибо он может препятствовать сенаторам в свободном действии, но быть при сенате обер-прокурору…»

Фёдор Соймонов при этих словах довольно покряхтел и выпрямился, а Волынский продолжал:

— «По примеру европейских государств ввести шляхетство в духовный и приказный чин, ибо доныне в канцеляриях все люди подлые…

— Учредить по приходам сбор для содержания священников, не допуская их в необходимость заниматься хлебопашеством…

— Представить шляхетству исключительное право содержать винные заводы, а имеющих достаточные деревни обязать заводить у себя конские заводы…

— Видным дворянам и канцелярским служителям предписать носить платье победнее, ограничивая их расточительность…

— В должность воевод и гражданских чиновников определять людей учёных…»

«Толмуд» Волынского вызвал всеобщее одобрение — не было усмотрено ничего предосудительного, что могло бы оскорбить слух императрицы или её фаворита. Татищев полюбопытствовал:

— А как сама императрица смотрит на «Генеральные рассуждения»?

— Сама она и есть сама. — Волынский скептически усмехнулся, давая понять, что императрица в этом деле «не в зуб ногой». И прибавил в том же гоне: — Ей что не поднеси на подпись — всё подпишет, если Бирон до того не успеет прочитать.

Присутствующие тихонько засмеялись: знали они и о более дерзких выражениях и поступках Волынского.

Первый царедворец, первый кабинет-министр, с каким отчаяньем «вгрызался» он в науку, чтобы восполнить умом мудрых философов мира своё ничтожное, образование. Конфиденты перевели для него Юста Липсия, чтение сочинений которого запрещалось в России, Волынскому же преподнесли наиболее острое из написанного: комментарии на Тацита. «Смелая книга, тут ничего иного не скажешь», — рассуждал он, зачитываясь страницами переведённой книги, в которой Липсий сравнивал Иоанну II, неаполитанскую королеву XV века с Клеопатрой и Мессалиной. Находя сходство между ними и русской императрицей Анной Ивановной, писал карандашом на полях: «Она! Она! Это она!»

В подражание Юсту Липсию Волынский с превеликой охотой писал свои рассуждения «О дружбе человеческой», «Надлежит ли иметь мужским персонам дружбу с дамскими?», «Каким образом суд и милость государям иметь надобно»

«Смел до отчаянья первый кабинет-министр, — подумал с некоторой тревогой Татищев. — С Бироном вовсе не считается. Я-то тоже подал донос на Шемберга, а о фаворите самом не подумал. Ну как Бирон за Волынского возьмётся тогда и мне несдобровать… А может, меня и вызвали к Ушакову за донос на Шемберга?!» Поёжившись от своих догадок, Татищев сказал с сомнением:

— Не боишься, Артемий Петрович, самою-то государыню? Она ведь вся с ног до макушки от своего фаворита зависима.

— Волков бояться — в лес не ходить, Василий Никитич. Скрывать то, что государыня у нас дура, не желаю. От неё у нас житьё хуже собачьего… Система наша ни к чёрту! Смотрю на систему нашу и диву даюсь её несовершенству. Посмотрела бы императрица, как польские сенаторы живут! Польскому шляхетству сам король не может ничего сделать — живут припеваючи, а у нас всего боятся, за всё судят.

— Меня-то за что притянули к Ушакову, не скажешь?

— К Ушакову, говоришь? А может, это ошибка? Может, в коммерц-коллегию? Слыхал я, будто растрата денежная у тебя по Оренбургу, требуется отчитаться. Полковник Тевкелев тоже приехал в столицу, видно, хотят послушать о делах покойного Кириллова. Не трусь, Василий Никитич, покуда я сам у дверей Анны, ничего с тобой худого не будет. Слышал, будто ты историей российской занят? Интересно бы почитать или послушать.

— Волынский просительно заглянул в строгие, осторожные глаза Татищева.

— А что ж, Артемий Петрович, был бы рад и премного благодарен, если б собрал господ. Мне очень хотелось услышать их мнения о моих сочинениях…

Через день Василий Никитич читал главы своей истории, с древнейших времён до 1463 года. С особой сладостью говорил о Средней Азии и её народах. Много хорошего сказывали о своих ордах киргиз-кайсаки, надобно лишь всё осознать и разобраться во всех, а загадочного много.

— Вот, господа, вам только две задачки. — Оглядев сидящих напротив него Волынского, Соймонова, Хрущова, улыбнулся с хитрецой: — Знаете, что означает по-русски «киргиз»? Не знаете, небось, да и не задумывались.

— А означает сие — сорок девушек: кырк — сорок, гыз — девушка. А что означает слово кайсак? Мудрые старики, советники Абулхайра, утверждают, что слово кайсак настолько древнее, что уходит своими корнями во времена, когда обитали на землях Средней Азии и в кайсакских степях племена саки… От саков — кайсаки, а от кайсаков и наши казаки. Кстати, раньше они не были нашими. Занимали они поначалу азиатские просторы, а потом многие из их рода откочевали в Приазовье и говорили вовсе не по-русски. Это уже позднее, когда Московское государству отпугнуло от себя подлых людей, подались они на Дон, к морю Азовскому, и постепенно распространили среди полудиких сакских племён русский, говор…

Два вечера, проведённых в доме Волынского, запомнились Василию Никитичу Татищеву. На третий день, когда вошёл в тайную канцелярию к Ушакову, в душе его сразу похолодело. Главный инквизитор, даже не поздоровавшись, ляпнул сразу:

— Гляньте на агнеца, обобрал весь Урал и Сибирь, очистил медные и железные заводы, и хоть бы что ему! Ещё и с улыбочкой руку протягивает. Ты, господин генерал-поручик, руку свою подлую мне не подавай, а го и меня императрица твоим товарищем сочтёт…

— Позвольте, Андрей Иванович…

— Нет, не позволю. С сотню доносов на тебя с Урала и Мензелинска пришли. Татищев — вор, Татищев — взяточник, Татищев — кат… Да что там, тебя за одно лишь то, что вместе с Соймоновым воеводу Шемякина военным судом осудили, на дыбу надо поднять… Знатного мурзу полковника Тевкелева, сподвижника Петра Великого, отбросили от себя, как нечисть поганую! Шемберга оболгал во взяточничестве и казнокрадстве… На самого обер-камергера Бирона тень бросил!

— Позвольте, Андрей Иванович…

— Не позволю… С позволения её величества императрицы Анны Иоановны ныне создана специальная судебная комиссия по делу Татищева. Жаль мне тебя, генерал-поручик, но придётся регалии генеральские снять, и отправиться со стражей в крепостной застенок…

Заточили его в мрачный каземат Петропавловской крепости, где одинаково темно днём и ночью. Разница лишь в том, что день доносил в камеру отдалённый шум городской жизни, ночь приносила гробовую тишину и только угадывалось тяжкое течение с редкими всплесками Невы. Но дважды в сутки в камеру заглядывал тюремный страж, внося хлёбово и зажигая огарок свечи, чтобы взглянуть на арестанта. На все вопросы Татищева лишь хмурился и не раскрывал рта. Довёл благородных кровей арестанта до бешенства: Василий Никитич на пятый день своего заточения шагнул тюремщику навстречу, сказал, сжимая кулаки:

— Ты, крыса подземельная, знаешь ли с кем дело имеешь? Знаешь ли ты какого сана и звания я? Погодь у меня, как выйду, так со свету тебя сживу за то, что мерзкого языка своего развязать боишься и рыло воротишь.

— Так нельзя ж нам, ваше превосходительство, — взмолился надзиратель. — Узнают — на дыбу потянут.

— Много ли я от тебя прошу-то?! Ты мне сказывай каждый раз, как ко мне приходишь, что там за Невой. Какие новости в царском дворце и во всей столице.

— Откель же мне знать, ваше превосходительство?! Держу в ничтожном уме только то, что от других слышу.

— И что же ты слышал позавчера, вчера, сегодня?

— Слышал, будто бы наш первый министр Волынский с самим Бироном сцепился. Кто там у них прав, кто виноват, не нам знать. Но огонь разжёг сам министр. Раньше-то немцы, отец с сыном, Кишкели, у Волынского на конюшне служили. Их он обоих прогнал оттель. А они пожаловались Остерману, и дошло до государыни. Та призвала к себе Волынского и спрашивает: «За что прогнал Кишкелей?» А он вроде бы ей написал доношенне на Остермана и других бироновцев. Поднялся на первого министра сам Бирон. Страсти кипят во дворце — один бог знает, чем кончатся…

— Слушай, милок, — зашептал Татищев. — Ты знаешь, кто я такой. Я — статский советник, а происхожу из древнего боярского рола, от самого князя Рюрика. Озолочу тебя, как выйду отсюда, коль службу сослужишь мне… Немного прошу от тебя, навести тайком первого кабинет-министра Волынского, разузнай от него, что делается во дворце?…

Ровно через сутки лязгнул дверной засов, вошёл надзиратель с синяком под глазом:

— Не обессудьте, ваше превосходительство, но первый кабинет-министр разговаривать со мной не стали, а вместо этого изволили ударить по глазу, отчего я шибко страдаю, и боюсь — не ослепнуть бы…

— Эка ты, тюлень безгласный, не мог языка с Волынским найти! — огорчился Татищев. — Ну а другие что говорят?

— Заговор вроде бы обнаружили немцы, который задумал Волынскии против царского двора и императрицы…

— Ну и ну, угощаешь ты меня чёрными блинами. — Татищев призадумался: «Как бы и меня не притянули к делу Волынского!»

Прошёл ещё один день: вывели Татищева из каземата, посадили в крытую повозку, повезли в тайную канцелярию. Снова Татищева принял Ушаков.

— О Волынском печёшься, кат? Другого от тебя и ожидать нельзя: вы с ним два сапога — пара. Он взяточник, и ты тоже. Он расхититель — и ты тоже. Ему любо по мордам других бить, и ты всякий раз за плети да розги хватаешься. Надзиратель твой донёс мне, о чём ты интересуешься… Скажу тебе так о Волынском: сей заговорщик собрал вокруг себя конфидентов да и решили они её величество императрицу российскую— свергнуть с престола. Ты-то, как мне известно, со всеми теми людьми давненько в связях состоишь. Соймонов, Еропкин, Хрущов, Мусин-Пушкин — все твои друзья.

— От друзей не отказываюсь, но ни в коем заговоре против государыни императрицы никогда не участвовал и, упаси меня Господь, никогда не подниму ничтожный глас свой против монаршей воли. Будет вам известно, Андрей — Иванович, я и в истории моей, коей занимаюсь, решительно утверждаю, что самодержавие русское может держаться только на государях…

— Я пробежал твою историю… Тут она, у меня… Коли оправдаешься — верну тебе твои сочинения… А пока изволь выслушать обвинение. Жалоб поступило великое множество, но к следствию мы выбрали всего несколько — от мурзы Тевкелева и помощника его Бородкевича, от купца Иноземцева и купца Фирсова… А ещё от полковника Давыдова… Знаком ли с таковыми господами?

— Знаком, и каждому дам достойный отпор!

Ушаков поправил букли парика, лениво перевернул несколько исписанных страниц, сказал самодовольно:

— Вот, кстати, по твоей истории несколько слов из доношения Тевкелева: Татищев де в своём писании православную веру и закон опровергает, а сам носится ещё с проектом об управлении Уральским и Оренбургским краями. Что на это скажешь, Василий Никитич?

— Веру свою православную никогда не опровергал и никогда того не будет, а что касаемо управлений Уральским и Оренбургским краями, то кому как не мне выносить по сему вопросу предложения перед кабинет-министром и лично её величеством?

После допроса отвезли опять Татищева в каземат Петропавловской крепости и надзирателя нового приставили. Занялась инквизиция делом Волынского и надолго забыла о Татищеве. Долго не ведал он о страшной участи первого кабинет-министра и его конфидентов

В годовщину Полтавской битвы на Сытном рынке, около Петропавловской крепости, в восьмом часу утра вывели Волынского и всех других осуждённых по его делу; лишь Мусина-Пушкина, страдающего подагрой, не было — ему отрезали язык в каземате. Волынский шёл в оцеплении первым. Правая рука его, вывихнутая на дыбе, висела, как плеть; рот перетянут толстой холщовой повязкой от подбородка к голове. Сквозь неё струилась кровь: в крепости у Волынского тоже вырезали язык. У эшафота он лишился сознания, и два стражника втащили его под руки на помост. При виде торчащего кола, на который должны были его посадить, он задрожал, и тут же зачитали указ о том, что государыня смягчает ему казнь, заменяя посажение на кол отрублением головы.

Казнь свершилась тотчас: сначала Волынскому отрубили правую руку, затем отсекли голову. Вслед за ним обезглавили Хрущова и Еропкина.

Соймонова и Эйхлера после наказания кнутом, а де-ла-Суда — плетьми отвезли обратно в Петропавловскую крепость. Наказанных телесно через несколько дней отправили в ссылку: Соймонова — в Охотск, Эйхлера — в Жиганский острог за Якутском, де-ла-Суда — на Камчатку, графа Мусина-Пушкина — в Соловецкий монастырь.

Тела казнённых предали земле без церковной церемонии, в ограде церкви Самсония Странноприимца, построенной Петром Великим в память Полтавской победы. Так герцог Бирон, расправясь с группой приверженцев Петра, отплатил и самому великому императору.

Часть вторая Смятение в Туркестане

I

Летом 1739 года многотысячная армия Надир-шаха вторглась в Индию. После ухода войск из Хорасана его селения приняли благообразный вид. Исчезли с базаров и улиц толпы солдат в синих куртках и барашковых шапках, обвешанных кинжалами и саблями. Появились люди степенные, отцы семейств, в чёрных сердари[25]. На порогах лавчонок толпились старики, наблюдая за игрой в нарды и успевая видеть, что делается вокруг и около. Шли отовсюду паломники в Мешхед к гробнице святого Имама-Резы, ехали в загородные сады на природу богачи в каретах.

В один из летних дней на Мешхедской дороге, со стороны Астрабада, появился целый кортеж золочёных карет, сопровождаемых кавалькадой воинов, одетых в красные куртки с золотыми позументами и шапки с белыми и чёрными перьями. Так ездил только Тахмасиб, перенявший в годы своего царствования европейскую моду. Потом, когда сел на персидский трон Надир-шах, Тахмасиб скрылся вместе с гвардейцами и каретами в глуши Мазандерана. И едва Надир-шах покинул страну, бывший повелитель Персии вновь появился на Мешхедской дороге.

Крестьяне и обыватели с любопытством смотрели на богатый кортеж Тахмасиба, строя всевозможные предположения, сводящиеся к одному: «Бывшая ось Вселенной, вокруг которой крутились материки и звёзды», выехал в Хорасан неспроста. По пути Тахмасиб ваехал в селение Гюнами, к гебрам-зороастрийцам, поклонявшимся Зенд-Авесте, присутствовал на похоронах их старца — мабета. Его вознесли на высокую скалу, висящую над пропастью, и, оставив, ушли. Вскоре прилетели грифы и расклевали тело старца до костей. Тахмасиб принял от жрецов чашу с целебной водой, несущей долголетие, и поехал дальше. Он побывал на источнике Кара-Казан и вместе с жёнами и детьми купался в горячей воде, бьющей фонтанами со дна бассейна. В Кучане Тахмасиб ходил по базару, а затем отправился в загородный сад Назар-баг, где наслаждался чистым воздухом и запахами цветов. Приехав в Мешхед, остановил свои кареты возле гробницы Имама — Резы и вошёл поклониться великому святому.

О каждом шаге Тахмасиба и его надимов[26] докладывали старшему сыну Надир-шаха Реза-Кули-мирзе — наместнику Хорасана. Мирза посмеивался над беззаботными причудами бывшего шаха и в то же время предполагал, что не зря выехал шах.

Мирза, провожая отца в Индию, просил оставить ему достаточное количество войск, а также своего дядю по матери Лютф-Али-хана. Дядя, возглавивший оставшиеся войска, сторожил дороги и тропинки со стороны Бухары и Хивы, боясь нападения узбеков и туркмен, но и он был озабочен приездом прежнего шаха. Когда Тахмасиб, после поклонения святому имаму, направил карсты к мешхедскому дворцу, царедворцы и гуламы[27] засуетились, не зная, как быть: принимать по-шахски или гнать прочь непрошеного гостя. Реза-Кули-мирза накинул на себя белый аба[28], надел тюрбан с большим страусиным пером и остановился у окна, наблюдая за гостем. Тахмасиб, хорошо понимая, что сейчас на него смотрят из всех «щелей», склонился в низком поклоне и стал ждать приглашения. Реза-Кули-мирза, отойдя от окна, сказал с усмешкой везирю:

— Ну что ж, примите гостя и приведите ко мне.

Тахмасиб вошёл в комнату, изысканно убранную коврами и расписанную арабесками. Мирза, утопающий в подушках, показался ему большой куклой.

— Реза-Кули, где ты?! — окликнул Тахмасиб, делая вид, что не замечает его.

— Проходи, Тахмасиб, — отозвался наместник Хорасана, всё так же сидя в подушках и очищая кожуру в банана, давая понять, что не испытывает к вошедшему ни малейшего почтения и принял его только ради того, что сестра Тахмасиба всё ещё значится первой женой мирзы. Как он мечтал завладеть ею, но тогда Тахмасиб был шахом! И с каким небрежением относился к ней теперь, когда Тахмасиб сброшен с престола. — Здорова ли ханум? Здоровы ли дети? — спросил мирза, откусывая банан.

— Слава Аллаху, все живы-здоровы и передают своему брату и дяде низкий поклон, — отвечал добродушно Тахмасиб.

— Мне донесли о твоих заездах к мабетам и к источнику. Разве ты болен?

— Нет, дорогой мирза, здоров и полон желаний жить ещё долго, но жизнь моя, сам знаешь, очерчена близким концом, а нити от него держит в своих руках твой отец. И ты, дорогой мой мирза, не в особом почёте у Надир— шаха. У нас в Мазандеране люди говорят: дни Надира сочтены. Двинувшись в Индию, он затеряется там и будет растоптан многочисленным народом. Надира ждёт участь его брата Ибрахима, разгромленного и убитого в Дагестане.

— Зачем ты приехал, Тахмасиб? — Мирза отбросил кожуру банана.

— Я давно знаю о твоих тайных намерениях убрать отца и завладеть троном, поэтому я здесь. До этой минуты ты был один, теперь нас двое. Надир сбросил меня с трона, сделался сам шахом. Все его поступки противозаконны. Власть его призрачна, ибо я не давал согласия видеть твоего отца шахом. Я дам согласие на твоё коронование, и ты станешь законным повелителем этой страны. Найди в себе мужество, мирза, сейчас самое лучшее время для смены повелителя. — Тахмасиб высказал всё, что думал, и встряхнул мирзу за плечо:

— Мне от тебя многого не надо — сделаешь меня своим наместником в Хорасане.

Реза-Кули-мирза заколебался, но Тахмасиб и этим был доволен. Несколько дней провёл он в Мешхеде, сидя за щедрым угощением у своей сестры или бывая на охоте с соколами. Затем снова посетил мирзу, подогревая, дабы долго не раздумывал, а начинал действовать. Распрощался с уверенностью, что мирза готов к борьбе за шахскую корону. Уехав в Себзевар, Тахмасиб остановился там, чтобы наблюдать за дальнейшим развитием событий.

Мирза поразмыслил немного: «Вестей из Индии от отца нет, хотя прошло уже несколько месяцев, как он отправился в поход. Да и слухи в народе идут, будто Надир-шах разгромлен и казнён Великим Моголом. А если так, то медлить нельзя. Не захвачу шахский престол я — захватит кто-то другой, а этого допустить невозможно!» Мирза послал гонцов за Лютф-Али-ханом, который стоял с войсками под Серахсом. Тот, приехав в Мешхед, сразу же навестил принца, и Реза-Кули поведал ему о приезде Тахмасиба и возможности захвата шахского престола. Лютф-Али-хан не стал долго раздумывать:

— Дорогой племянник, надо ехать в Тегеран, склонить всех знатных сефевидов на свою сторону! Без них не добьёшься верховной власти.

Не теряя времени, выехали они в Тегеран, по пути оповещая всех беглербегов[29] и прочих правителей провинций, чтобы приехали к Реза-Кули-мирзе и дали ему отчёты о. приходах и расходах. Кое-кто воспротивился — и лишился головы. Другие съехались в Тегеран, расположившись с отрядами в городе и предместьях. Мирза отослал к беглербегам счётчиков, призвал мастеров золотых дел и приказал изготовить золотое писчее перо, чеканы на золотые и серебряные монеты с изображением Реза-Кули, новую государственную печать. Портных он усадил за шитьё множества богатых халатов, которые будут розданы вельможам.

Возбуждённый народ Персии с нетерпением ждал, когда глашатаи назовут имя нового обладателя персидского престола, и в это время, из Индии поступили донесения о крупных победах Надир-шаха. Пал под натиском персидских войск Пешавар, сдался Лахор. В Дели индусы подняли восстание против персидского завоевателя, но он подавил его, залив улицы индийской столицы кровью. Вскоре из Индии приехал гонец. Керим-хан с приказом, чтобы Реза-Кули-мирза ехал навстречу родителю в пограничный город Герат.

Известие это погрузило молодого мирзу в страх и раздумья. Лютф-Али-хан, видя, что племянник проявляет нерешительность, налетел на него, как коршун:

— Отец твой хорошо пожил, слава Аллаху! Возраст у него не тот — пора переселяться в мир иной. А тебе, мирза, надо брать престол. Поднимай войска, зови сердаров, пойдём под Герат и свяжем Надир-шаха!

— Нет, дорогой дядя, не поднимется у меня рука на родного отца, — отказался мирза. — Будем готовиться к торжественной встрече шаха.

— Глупец ты! — рассердился Лютф-Али-хан. — Всё равно теперь замыслов своих перед шахом не скроешь. Отец твой возьмёт за глотку Тахмасиба — и тот выдаст тебя. Тахмасиба надо немедленно убить, тогда тайна останется между нами.

— А печать?! А Деньги, которые уже отчеканены?! Разве их спрячешь?! Вся страна знает об этом!

— Скажешь отцу: Тахмасиб и его ашрафы сцепились между собой за персидский престол. Скажешь, зарезали сефевиды Тахмасиба, чтобы снова не сел он на трон. Скажешь, обстановка складывалась так, что ты должен был взять на себя обязанности государя персидской империи.

— Но Тахмасиб жив! Он в Себзеваре сидит, с гаремом и детьми! — отчаянно закричал мирза.

— Сегодня жив, завтра будет мёртв! — Лютф-Али— хан схватился за саблю, обнажил наполовину и резким движением водворил в ножны. Часом позже он поднял свой отряд и ускакал из Тегерана.

Тахмасиб со всеми его детьми и жёнами был убит ночью, когда Лютф-Али-хан приехал в Себзевар. После свершённого злодеяния встретились они с мирзой на Мешхедской дороге и вместе отправились в Герат.

Возвращение Надир-шаха, покорившего последнего Могола Индии, сопровождалось небывалыми торжествами. В дни большого салама во всех селениях по пути следования персидских войск трубили карнаи, пронзительно завывали тутаки и звенели бубенцами чаганы[30]. На каждом привале между кибитками и шатрами устраивались пиршества: жарились на кострах туши коров и овец, трещали на шампурах шашлык и кебаб, лился ручьём щербет, крутились, словно чёрные дьяволы, цыгане-люли в диких плясках. Сотня слонов, нагруженных трофеями, тысячи верблюдов под вьюками показывали каждому, с какой богатой добычей возвращался из Индии Надир-шах. Казначеи его величества, пока войска шли из Дели, успели подсчитать. стоимость захваченной добычи — она исчислялась в сотни миллионов туманов. Таких богатых трофеев до сих пор не захватывал ни один полководец мира. Дворцы Герата сплошь были завалены индийскими сокровищами; войска же из-за тесноты расположились у стен цитадели в кибитках, среди которых выделялся большой жёлтый шатёр Надир-шаха, оцепленный конными сотнями н личной охраной — гуламами. К солнцу царей, великому и несравненному, могли приблизиться только те, кого он сам хотел видеть. Сотни высокопоставленных особ из персидских провинций и покорённых Надиром стран, расположившись в небольших походных лагерях и деревушках вокруг Герата, с тревожным томлением ожидали приглашения солнцеликого. Пока же он принимал тайных лиц, которые в его отсутствие следили за каждым беглербегом, сердаром и прочими правителями в городах и сёлах Персидской империи. «Глаза и уши» из Тегерана и ближайших к нему останов[31] первыми донесли о своеволии Реза-Кули-мирзы, взявшего на себя всю полноту шахской власти. Доложили и о казнях за непослушание мирзе. А расправился он с наиболее преданными людьми Надир-шаха. Повелитель сразу же узнал в действиях старшего сына неладное. И особенно удручила его гибель Тахмасиба и его семейства. Надир пытался дознаться, чья злодейская рука посмела расправиться с Тахмасибом, но тайна лежала так глубоко, что ни один из осведомителей не смог открыть её.

Как только мирза с отрядом появился в окрестностях Герата, выехавшие к нему навстречу преданные люди сообщили о скверном настроении его отца и о том, что он возмущён расправой над Тахмасибом, Лютф-Али-хан, ехавший рядом с мирзой, тотчас оценил обстановку и сказал со злостью:

— А разве неизвестно народу, что Тахмасиб со своим семейством стал жертвой персов-шиитов?1

Мирза сразу сообразил, как вести себя с отцом. На задерживаясь в окрестностях, проехал через все заслоны и слез с коня в некотором отдалении от шахского шатра. Спешился и Лютф-Али-хан. Надир-шаху доложили о приезде сына. Медленно и неохотно, с опущенной головой вышел он из шатра и велел ему подойти. Реза — Кули, видя отца во гневе, заспешил к нему и, подойдя, упал на колени.

— Встань, сынок… Что-то ты встречаешь меня не так. Родному сыну после долгой разлуки с отцом следовало бы протянуть руки для объятий, а ты падаешь перед ним, как преступник, жаждущий пощады. — Надир-шах гневными зеленоватыми глазами ощупал с ног до головы поднявшегося на ноги сына.

Этот страшный взгляд и сама внешность Надир-шаха приводили в ужас и замешательство любого, кто соприкасался с ним! Надир был среднего роста, но весь словно сплетён из железных мускулов. Он ходил по земле легко, но всем казалось, что земля под ним прогибается. Лицо его, немного смугловатое, выглядело жёстким, как камень. Под чёрными колючими бровями горели большие зелёные глаза. Пышные чёрные усы до самых ушей шевелились или топорщились, когда Надир-шах гневался или смеялся. Глядя на саркастически настроенного отца, Реза-Кули-мирза против своей воли протянул к нему руки. Надир-шах смягчился, по его лицу скользнула улыбка и спряталась под усами.

— Все ли живы-здоровы, сынок?… Хорошо ли чувствует себя мать?

— Слава Аллаху, отец… Мать ждёт не дождётся, когда ты вернёшься. Внуки ждут гостинцев от деда.

— Хорошо, если это так. — Надир-шах взял сына под руку и ввёл в шатёр. Слуги поставили всевозможные кушанья, полили на руки отцу и сыну и подали полотенца. Вытирая руки, Надир-шах бросал искоса на сына полные значимости взгляды, затем, когда сели за трапезу, сказал:

— Слава Аллаху, Индия — страна очень богатая? привезли всего, что душа пожелает. А не будь у неё таких богатств, то пришлось бы впроголодь возвращаться моим войскам.

— Отец, о чём ты говоришь?! — спохватился мирза. — По первому твоему слову я бы выслал тебе всё, что у нас есть!

— Ты уморил бы меня с голоду, сынок. Чеканя свои деньги, ты пытался низвергнуть меня в пучину пропасти! За что ты предал казни тегеранского и мазендеранского правителей?

— Отец, твоя верховная власть предала тебя. Пользуясь слухами о твоей гибели в Индии, сефевиды пытались захватить власть и возвести на трон своего человека. — Мирза не сомневался, что отец ему поверит. Заглядывая в наполненные сомнением глаза отца, продолжал отчаянно лгать: — Когда Тахмасиб узнал, что беглербеги хотят посадить на престол своего сефевида, то воспылал желанием снова стать шахом и приехал за помощью ко мне. Я отказал ему в поддержке н прогнал прочь! Тогда он решил сесть на трон сам… Но персы пожелали другого сефевида и, чтобы Тахмасиб не мешал им в исполнении подлого дела, убили его вместе с семьёй… В этой страшной борьбе мне ничего не оставалось, как принять на себя верховную власть, заняться чеканкой монет и печатями… Я тоже поверил в твою гибель, каюсь, отец…

— Несчастный плут… — Надир-шах поднялся с ковра. — Как ты посмел допустить, что при твоей власти персы расправились с Тахмасибом? Не ты ли сам устранил его, чтобы не мешал тебе?! Советую, сынок, сознаться… Если услышу правду от других, прикажу вырвать твой лживый язык!

Реза-Кули опять упал в ноги отцу и зарыдал, как бывало в детстве, когда отец уличал его в какой-нибудь маленькой лжи и учил говорить только правду…

— Ладно, не мочи ковёр слезами… Кто-нибудь сядет на это место, штаны промочит. Встань, я тебе приказываю! — голос отца металлически зазвенел. — Жена-то твоя, сефевидская принцесса, жива ли?

— Жива, отец, что с ней сделается, живёт в тепле и роскоши, козьим молоком умывается, золотые перстни каждый день меняет,

— Знает ли она о смерти своего родного брата? — Надир-шах приподнял безвольно опущенный подбородок сына и заглянул в его глаза.

— Нет, отец, я не нашёл сил сказать ей о горе, постигшем её.

— Виноват, вот и не осмелился!

— Убей меня, отец, но только не вини в том, чего я не совершал. Мои руки чисты…

Руки его и в самом деле были чисты, ибо в ночь расправы над Тахмасибом Реза-Кули был далеко от Себзевара.

Несколько дней подряд Надир-шах принимал управителей провинций, ища в их подобострастно горящих глазах истинную преданность, и сомневался в ней. Не нравилось ему, что беглербеги, нажившиеся на рабском труде крестьян-рейятов, при первом же требовании Реза-Кули-мирзы понесли ему налоги и представили отчёты о трате средств на благо государства. Тех, которые вселяли ему недоверие, Надир-шах тут же отстранял от должности и повелевал своей хозяйственной службе заняться проверкой дел в останах. И тут же раздавал он высокие должности особо отличившимся в сражениях при Пешаваре, Лахоре и Дели полководцам. Наконец, после недельной стоянки, оставив при себе только гвардию, Надир-шах двинулся в Мешхед. С ним были его земляки, особенно преданные ему: дерегезцы, кучанцы, боджнурдцы. Под их недремлющим оком шли слоны и верблюды, нагруженные индийским золотом, серебром, коврами и шёлком. В Мешхеде шах сделал остановку. Старшая жена шаха, мать Реза-Кули-хана, встретив его, прослезилась, что и он, и сыновья его, Реза и Насрулла, живы и невредимы. Надир-шах вознаградил её и остальных Жён и наложниц. Вспомнив о многочисленных внуках, одарил и их. И с особой радостью переступил порог жены Резы-Кули-мирзы, сефевидской принцессы, подарившей ему смышлёного внука Шахруха, которому недавно исполнилось восемь лет. Надир-шах, войдя в покои госпожи, скупо улыбнулся. Внук бросился в объятия деда и был вознаграждён маленькой золотой саблей, усыпанной по ножнам и эфесу бриллиантами. Принцесса со скорбной— улыбкой пригласила Надир-шаха к дастархану, но он отказался, сославшись на занятость. Тогда она спросила:

— Ваше величество, отец наш, ходят страшные слухи об убийстве моего брата…

— Да, дочка, к сожалению, это так. — Надир-шах искренне огорчился и, скользнув руками по бороде, проговорил: — Да вознесётся чистая душа Тахмасиба в обитель Эдема. Я клянусь, что разыщу убийц и они сполна выпьют чашу смерти.

Реза-Кули-мирза в это время бледный, как саван, стоял за спиной отца. Машинально он произнёс «Аминь» и удалился вместе с ним. Оба слышали, как зарыдала принцесса, но не подали вида и не вернулись к ней, Надир-шах, уходя, клялся, что в следующую встречу с ней бросит к её ногам головы убийц. Мирза трусливо думал: «Убили бы эту тварь — некому было бы плакать и возбуждать жестокое сердце Надир-шаха!»

Из Мешхеда гвардия и гуламы шаха отправились в Келат — город великой славы Надира, откуда он начинал свои походы. Ныне, удостоенный почестей, рысил по дорогим сердцу местам и говорил племяннику Али — Кули-хану, ехавшему на коне с левой стороны:

— Сынок, дорогой, да будет тебе известно, что высшая слава рождается от любви и преданности своей родине. Эти прекрасные места, с речками и садами, е облаками на вершинах гор, — наша родина. А пришли наши предки сюда ещё при первом сефевиде Исмаил— шахе. Ты бывал в Дерегезе и знаешь крепость Дестджерд. В ней я родился, там жил до тех пор, пока не научился хорошо держать саблю в руках. А когда отросли у меня усы, послал сватов в Абиверд к Баба-Алибеку Кусе ахмедлю и женился на его дочери, твоей нынешней тётке. Тесть мой был старейшиной Абиверда, поэтому в первый же день я получил от него в распоряжение сотню молодых удальцов, таких же, каким был я сам. Мы сели на коней, поехали в Боджнурд, Кучан я другие города, и отряд наш скоро возрос в десять раз. Тогда мы облюбовали крепость Келат и сделали её своим главным пристанищем. Ах, какое это прекрасное место!

Племянник Надир-шаха, сам родившийся в Дерегезе в десятки раз бывавший в Келате, впервые увидел дядю таким радостным, и невольно воскликнул:

— Да, ваше величество, лучше Келата места на земле нет! Он не только красив, но и неприступен. Если ваше величество спрячет индийское золото в подземелье Келата, то ни один враг, ни один вор не найдёт эти богатства.

Надир-шах насторожился:

— Я тебе о красоте, а ты о золоте! Вот что я тебе скажу об индийском золоте, дорогой Али-Кули. Постарайся видеть, где спрячут драгоценности Индии: всякий, кто узнает об этом, будет убит. Надеюсь, ты меня понял?

— Да, я понял, ваше величество. Я останусь около ворот и не поеду в город.

— Гвардейцев и гуламов я тоже не пущу туда.

— А кто же спрячет драгоценности? — забеспокоился Али-Кули.

— Их спрячут сами индийцы, которых мы взяли с собой. Когда они сделают своё дело, мы их уничтожим.

Наступали сумерки. Караван из десяти слонов и верблюдов подходил к Келату. Высокая тумбообразная гора словно марила над зелёной лавиной. Она вздымалась над кишлаками, лежащими по берегам реки, на восемьдесят с лишним гязов[32]. Только две дороги вели к вершине, где над обрывом стояла крепость. Но подъём был так крут, что слоны подняли рёв и встали, как вкопанные. Пустили вперёд верблюдов, а тюки и ящики со слонов заставили нести пленных рабов. Шаг за шагом передвигали они поклажу по каменистой дороге. Надир-шах не стал дожидаться пока сокровища поднимут на вершину — уехал с племянником и личной охраной в Келат, заночевал в крепости. Проснулся он на рассвете от ружейной стрельбы, разносившейся эхом вдоль гор. Надир-шах прислушался и спокойно зевнул, догадавшись, что это гуламы стреляют в пленных рабов, чтобы навеки скрыть тайну индийского клада…

II

После отъезда отца в Келат Реза-Кули-мирза несколько дней не заходил к жене, надевшей траур. Из её покоев то и дело доносился плач, и служанки, беспокойно переговариваясь между собой, бежали к ней в опочивальню. Реза-Кули-мирзу её плач заставал в те минуты, когда он принимал какого-нибудь земиндара[33] или имама[34]. Просители настораживались, а он мучительно кривил губы, словно за сердце его кусал скорпион, и думал: «В конце-концов ома доведёт меня своими воплями до сумасшествия. Надо заткнуть ей рот!»

В один из дней, когда из спальни жены донеслось: «О, Тахмасиб, о, брат мой родной!», мирза, полный гнева, решительно вышел из комнаты и зашагал к опочивальне жены. Рванул на себя дверь, влетел в комнату.

— Мерзкая обезьяна! — закричал он в бешенстве. — Ты почему так орёшь?! Вот уже целый месяц из-за тебя я не могу спокойно встречать гостей. Если не прекратишь свои вопли, прикажу бросить в подвал и пустить туда мышей!

— О, Аллах, послушай, что он говорит! Какую кару готовит мне это отродье жалких кырклу?! Она сами недавно слезли с деревьев и уже называют божественных сефевидов, возраст которых три миллиона лет, мерзкими обезьянами! — Принцесса закричала в истерике и заломила руки над головой.

— Замолчи, или я тебя выброшу в окно! — теряя терпение, кинулся к ней мирза. Но стоило ему сделать несколько шагов, как принцесса схватила с низкого столика вазу с цветами и запустила в мужа:

— Паршивый негодяй, сын зверя в облике человека! — вновь закричала она. — Шах Тахмасиб отдал Надиру всю державу, оставив для себя лишь жалкий клочок земли, а теперь и того лишился! Что за лютость?! Что за зверства! О, неблагодарный Надиров род!

Увернувшись от вазы, которая врезалась в стену и рассыпалась на куски, Реза-Кули-мирза, потеряв власть над собой, бросился, как тигр, на принцессу, повалил её, схватив за горло, и держал так, пока она не испустила дух. Только тут он поднялся и, увидев сбежавшихся служанок, кинулся на них:

— Вон отсюда, проклятые плакальщицы! Это вы довели принцессу до того, что у неё от тоски по родному брату разорвалось сердце!

Служанки с визгом бросились по коридорам. Успокоившись, мирза велел пригласить в опочивальню принцессы дворцового врача. Когда тот пришёл, сказал ему тоном, не терпящим возражений:

— Жена умерла от сердечного приступа. Бедняжка не могла вынести потерю родного брата!

— Да, ваше высочество, — торопливо согласился табиб. — Слишком велика для неё была потеря… Она давно жаловалась на боли в сердце и не выдержала навалившегося на неё горя…

Во. дворце, а затем и в Мешхеде объявили траур по поводу кончины любимой жены наместника Хорасана. В этот же день и похоронили её на мешхедском кладбище. Прошли поминки, и Реза-Кули-мирза собрался ехать в Герат, куда вновь созывал своё победоносное войско Надир-шах. Уезжая из Мешхеда, мирза, по письменному приказанию отца, сдал полномочия хорасанского наместника Али-Кули-хану, приехавшему с письмом из Келата. Двинувшись с полутысячным отрядом, мирза через несколько дней был в Герате у отца и со слезами на глазах рассказывал о случившемся с принцессой. Умолчал только о том, что задушил её собственноручно.

— Поверь мне, отец! — взмолился мирза. — Гнев её против афшаров, кырклу и тебя самого был так велик, что она задохнулась в своём гневе и сердце её разорвалось!

Глаза Надир-шаха потемнели, брови насупились. Но не гнев принцессы возмутил его душу до самой глубины. Опять он увидел в поведении и. почувствовал в голосе сына гнусную ложь, и опять громадным усилием воли сдержал свои нервы. Предстоял далёкий поход — семейная трагедия была совсем некстати, она могла лишь отвлечь Надир-шаха и его воинов от важного дела. Помолчав немного, Надир-шах пообещал сыну:

— Ладно, сынок, горе принцессы было безутешным — она потеряла брата и всех родственников… Но я клянусь, что разыщу их убийц и предам самой жестокой каре…

После прихода всех полков и кавалерийских сотен состоялся совет сипахсаларов[35] родов войск, объявили, куда двинутся победоносные войска Великой персидской империи. Путь их лежал в Бухару, а противником был хан Абдул-Файз.

Надир-шах сообщил, что он приказал правителю Балха изготовить 1100 каюков и спустить их на воду в Амударье. Эти суда загрузят пшеницей и другим продовольствием, а также разместят там артиллерию…

17 джумади 1153 года хиджры[36] войска выступили в сторону Амударьи, и через десять дней остановились на берегу реки в Келифе. Одновременно из Балха по реке начали подходить каюки. Надир-шах снарядил один из отрядов на другой берег, чтобы создать там надёжную опору для совместных боевых действий. Вместе с отрядом переправился один из министров, уроженец этих мест Хаким-бий-аталык. Через день он вернулся на каюках и привёз с собой правителей. Карши и Гиссара. Вассалы Надир-шаха выразили покорность, почтительность и преданность солнцу царей, за что получили богатые халаты и подарки. Надир-шах двинул войска вниз по Амударье, достиг Керки — места переправы через великую туранскую реку. Однако конная разведка принесла весть, что лучшее место для переправы на другой берег находится близ Чарджуя: оттуда самый короткий путь к Бухаре, и переправа не охраняется, ибо хан Бухары Абдул-Файз после недолгого сопротивления бежал, даже не оставив гарнизона. Надир-шах пригласил к себе Реза-Кули-мирзу:

— Сынок, возьмёшь с собой восемь тысяч конницы, пойдёшь к Чарджую и будешь ждать меня с основными силами, Али-Кули-дан хан пойдёт другим берегом и поможет нам, с помощью Всевышнего, переправиться на бухарский берег.

— Отец, но зачем тебе потребовалось назначать наместником в Хорасане Али-Кули-хана, если ты взял его в поход? — забеспокоился мирза.

— Племянник мой сделает своё дело и отправится в Хорасан, а ты же пойдёшь дальше со мной. Иди и выполняй приказание.

Мирза поднял в седло конницу и двинулся к Чарджую. Надир-шах вышел следом за ним через день. На следующей неделе чарджуйцы с городских стен с благоговейным страхом наблюдали, как из степи вместе с облаками пыли накатывались ванна за волной несметные полчища Надир-шаха. Скакали всадники с инками, катились запряжённые верблюдами лафетные пушки, шла верблюжья артиллерия с замбуреками[37] на горбах могучих инеров. Закованная в стальные кольчуги и шлемы, шагала пехота, неся на плечах старые и новые ружья — фузеи, закупленные в России и других странах Европы. Все эти бесчисленные силы располагались лагерями вдали от стен города, и лишь небольшая их часть — гуламы и гвардия шаха пожаловали в город по выстланной коврами дороге, которая тянулась от жёлтого шатра Надир-шаха до дворца чарджуйского бека — наместника бухарского хана в этих краях. Бек, сопровождая персидского шаха, склонившись перед ним, почти полз, едва поспевая за скакуном, на котором ехал Надир. Он помог ему слезть с копя и повёл во дворец. На стенах тут и там виднелись арабески, выписанные красной краской, возвеличивающие солнцеликого шаха. Отдохнув после трёхдневного перехода по пустынной дороге, Надир-шах призвал бека и его ближайших сановников:

— Сколько потребуется дней, чтобы поставить понтонный мост через реку?

— День… два, — робко пролепетал бек.

— Даю тебе три дня. Но если свалится в реку хотя бы одна лошадь или провалится один солдат — за каждого погибшего будут расплачиваться жизнью твои приближённые и ты сам. А теперь иди и займись делом!

Тут же присутствовал Реза-Кули-мирза, терзаемый совестью за расправу над Тахмасибом, и оттого всё время заглядывающий в глаза родителю: что в них — гнев, подозрение или прощение? Мирза старался угодить во всём отцу. Он ещё в Келифе, когда принимал флот от правителя Балха, приказал каюки, которые сделали для Надир-шаха и его ближайших полководцев, разрисовать всевозможными рисунками и соорудить балдахины из самых дорогих индийских тканей. Персидские и индийские мастера постарались и сделали всё, на что были способны. Мирза, как только удалился чарджуйский бек с надимами, предложил:

— Отец, я хочу показать твои корабли, на которых ты будешь переправляться на бухарский берег.

— Успеем ещё, — сухо отозвался Надир-шах.

Переправа началась 14 числа второго месяца Джумади и продолжалась несколько дней, Надир-шах пересёк Амударью после того, как на другом берегу поставили ему шатёр и выставили личную охрану. Его встречали аталык Хаким-бий и знать Бухары. Надир-шах пригласил гостей в шатёр, усадил на ковёр, велел подать угощение. Знакомясь с бухарскими вельможами, тут же спросил с иронией:

— Не обидится ли Абдул-Файз-хан за то, что мы переправились на его землю без его соизволения?

Бухарцы угодливо заулыбались, однако никто из них не осмелился взять на себя ответственность говорить с Надир-шахом, и аталык Хаким-бий взял на себя эту обязанность:

— Ваше величество, хан Бухары Абдул-Файз уже много дней с нетерпением ждёт вашего приглашения.

— Тогда, дорогой аталык, я поручаю тебе поехать в Бухару и привезти ко мне Абдул-Файза.

Хаким-бий с крупным отрядом отправился в Бухару, а на следующий день туда же, через Каракуль, двинулась вся персидская армия.

Надир-шах разбил лагерь в четырёх фарсахах от Бухары. Абдул-Файз-хан тем временем со свитой, с подарками и множеством бухарских красавиц, дабы растопить ожесточённые войнами сердца персидских сипах— саларов и сердаров, приблизился к шахскому лагерю и остановился в одном фарсахе от него. Надир-шаху доложили об этом, но он медлил с приёмом бухарского хана, стараясь покрепче запугать его. Одновременно Надир-шах перебирал в памяти знатных людей, отыскивая того, кто занялся бы фактическим правлением бухарского ханства. Надир-шах решил оставить на троне Абдул-Файз-хана, как человека покорного и легко управляемого. Перебрав многих, он остановился на аталыке Хаким-бии.

Над Зеравшаном, несмотря на осень, властвовала жара, но персидские шатры раскинулись возле гор на берегу буйно мчавшейся пенистой реки, и от волн её веяло прохладой. В густых садах Чар-Бакра было особенно хорошо; здесь целыми днями, пребывая в безделии, веселились молодые бии и юз-баши, кумиром которых стал Реза-Кули-мирза. Он ладил со всеми, кто проигрывал ему в шахматы, но особенно приближал к себе дерегезцев — Афшара, Салаха и Мамед-хана. Друзья его были не только хорошими шахматистами, но и любителями побаловаться с красавицами, когда выпадал подходящий случай. Сейчас такой случай представлялся, ибо Хаким-бий позаботился о доставке в лагерь бухарских девушек.

На четвёртый день своего пребывания в Чар-Бакре Надир-шах позволил бухарскому повелителю приблизиться к шатрам. Абдул-Файз, выйдя из кареты, мягкими пружинящими шагами подошёл к сидящему у шатра владыке Персии и повалился ему в ноги. Получив разрешение встать, он дал знак — и несколько мальчиков, в шальварах и белых рубашках, подвязанных кушаками, преподнесли солнцеликому меч и железный нагрудник Тимура, шлем и кольчугу Чингис-хана. Положив реликвии к ногам Надир-шаха, мальчики отступили в сторону, и Абдул-Файз-хан громко оповестил, кому принадлежали доспехи раньше. Надир-шах удивлённо вскинул брови, покрутил ус, явно не ожидавший столь дорогих подарков, и усомнился: действительно ли эти вещи принадлежали Тимуру и Чингис-хану. Тогда Абдул-Файз— хан самодовольно сказал:

— Ваше величество, эти доспехи привезены из Самарканда, взяты из сокровищницы Тимура!

Надир-шах после некоторого молчания велел подать ему корону бухарского хана. Взяв её в руки, он встал, отёр её рукавом и возложил на голову Абдул-Файзы. При этом объявил:

— Дорогой хан, возвращая тебе корону, мы постараемся облегчить твоё бремя управления Бухарским ханством. Пребывай спокойно во дворце и в гареме своих жён. Всеми делами в ханстве займётся уважаемый аталык Хаким-бий. Даём ему почётное имя Эмир-и-Кабир. А командовать войсками будет его сын Мухаммед — Рахим.

Абдул-Файз был явно ошарашен столь жестокой милостью Надир-шаха, не сразу сообразив, что и ответить. Стоявший по левую сторону от солнцеликого его шурин Лютф Али-хан подсказал с досадой:

— Дорогой хан, поблагодари шаха за оказанную милость! Ещё не один властелин не удостаивался такой чести.

Абдул-Файз, видя, что и сам Надир-шах ждёт от него благодарности, вновь упал на колени и залепетал жалкие слова. Как только он отполз, Надир-шах обратился к шурину:

— Лютф-Али, поезжай в Самарканд, возьми с собой двадцать тысяч всадников. Разгони непокорное племя юз, не пожелавшее приехать ко мне, и привези нефритовый камень с могилы Тимура в Мешхед. Будет что ещё интересного — захвати тоже. Сними двойные ворота с дворца Биби-Ханым, они очень красивы.

Лютф-Али-хан удалился, объявив боевым сотням садиться в седло. Вскоре всадники выехали на зеравшанскую дорогу и поскакали по ущелью в сторону Самарканда.

Когда стемнело и долина наполнилась убаюкивающим звоном цикад, в шатёр Реза-Кули-мирзы, крадучись, вошли три его ближайших друга и четыре красавицы. Две свечи, источая запах несвежего сала, освещали внутреннее убранство шатра: большой персидский ковёр, скатерть со всевозможными яствами, европейские вина в бутылках, вокруг разбросано множество небольших подушек в атласных чехлах. Мирза приготовил для дев серебряные браслеты, украшенные бадахшанскими камнями.

— Проходите и садитесь, прекрасные пери! — вежливо пригласил он, разглядывая в полумраке всех четырёх, чтобы выбрать себе получше. Все они были изящны и грациозны, все с размалёванными лицами. Одна из них от смущения кашлянула, и мирза подумал: «Эта не годится». Вторая, садясь, подморгнула принцу и он решил, что она самая бесстыдная из четырёх. Разглядывая оставшихся двух, он нашёл, что они приятнее, и надел на их запястья браслеты. Затем одарил и не понравившихся ему.

— Откуда вы, какому хозяину служите? — спросил мирза, обращаясь ко всем.

— Хозяин у нас один — великий и несравненный Абдул-Файза-хан, — мгновенно отозвалась та, что подморгнула мирзе.

— Значит, вы все из его гарема?

— Да, дорогой мирза, это сама рассада великолепного цветника бухарского хана. Остальные — увядшие цветы: их мы отправили к юз-баши, — пояснил Салах, садясь и обнимая за талию разговорчивую гурию. Мирза нахмурился, и Салах мгновенно убрал руку с талии красавицы, догадавшись, что мирза ещё не сделал свой Выбор.

— Вы можете быть спокойны за свою совесть и честь, — назидательно сказал мирза, вновь скользнув по улыбающимся лицам всех четырёх. — Вы попали в объятия лучших людей империи Надир-шаха. Афшар, будь тамадой и налей нам в бокалы французского вина…

Благородная компания осушила бокалы. Красавицы потянулись к винограду и яблокам. Афшар произнёс тост за лучших пери Бухары, которых послал Аллах на сегодняшнюю ночь, снова выпили, на этот раз итальянского вина. Салах неосторожным движением руки погасил свечу — в шатре стало почти темно. Мирза велел погасить и другую свечу. Ночная оргия мирзы и его ближайших друзей набирала силу…

Тем временем двадцатитысячное войско под командованием Лютф-Али-хана продвигалось к Самарканду, оставляя позади разбуженные кишлаки. Персидская конница перевалила через горы и спустилась в Мианкальскую долину. После трёх часов отдыха, не разбивая лагеря, конные сотни двинулись дальше и вскоре с нескольких сторон ворвались в Самарканд. Лютф-Али ожидал сопротивления, но горожане заранее покинули город: остались в нём лишь люди персидского происхождения — около тысячи семейств. Собравшись в крепости у мавзолея Тимура, стоя на коленях, они выражали свои верноподданнические чувства. Военные силы Самарканда, по сообщению оставшихся, выехали на Амударью, желая там дать бой Надиру, но Лютф-Али-хан уже знал, что все войска бухарского хана приведены к покорности, и спокойно занялся порученным ему делом.

В сопровождений военачальников он поднялся к порталу мавзолея Гур-Эмира. Вход оказался с восточной стороны. Войдя в небольшое преддверие, а оттуда в часовню, Лютф-Али-хан остановился и стал разглядывать её. Это была мрачная комната шагов десять в длину и ширину. В самой середине, под куполом, лежали два саркофага, обращённые изголовьем к Мекке. На одном из них покоился большой тёмно-зелёный нефритовый камень. Хранитель усыпальницы великого полководца едва слышно пояснял персидскому сипахсалару;

— Под этим очень дорогим камнем, подаренным его величеству Тимурленгу китайской принцессой, лежит он сам, да будет имя его вечно возноситься над всеми мёртвыми и живыми государями!

— Не болтай, мутевели, что не следует! — грубо прервал его Лютф-Али-хан. — Долго не было государя, который превосходил бы самого Тимура, но теперь он появился — имя ему Надир-шах!

Мутевели вздрогнул и раболепно кивнул. Затем продолжал с той же тихой покорностью:

— Рядом с Тимуром… посмотрите на этот саркофаг, покрытый серым камнем, лежит Мир Сеид Бёрке — учитель его… А в этих — тела жены, внуков и правнуков великого государя.

Лютф-Али-хан обратил внимание на Коран, лежавший у изголовья погребённых. Мутевели пояснил, что Коран переписан собственной рукой внука Тимура Байсункарой. Взяв Коран в руки, Лютф-Али-хан передал его одному из военачальников, ничего не сказав, и пока осматривал усыпальницу, ослеплённые религиозной благостью хорасанские курды разодрали книгу по страницам и спрятали в карманы. Лютф-Али-хан сказал хранителю усыпальницы:

— Извини нас, мутевели, мы приехали в Самарканд и желали бы увезти нефритовый камень в Мешхед: таков приказ Надир-шаха.

— О, Аллах, возможно ли такое кощунство!.. — воскликнул хранитель усыпальницы, но Лютф-Али-хан оттолкнул его и приказал вытащить камень во двор.

Пока воины занимались камнем, Лютф-Али-хан, стоя во дворе обдумывал, как его уложить на лафеты двух соединённых артиллерийских орудий. Камень понесли, ломая деревца и вытаптывая цветы, долго возились, привязывая его к лафетам, потом на колёсах спускали вниз с горы, на которой сиял синими куполами мавзолей Тимура. Спустившись, остановились у мечети Биби-ханым, чтобы снять бронзовые ворота…

Мутевели, обливаясь от волнения потом и моля Аллаха смилостивиться над ним, вечером тихонько спустился по длинной лестнице, находившейся сзади входа усыпальницы и ведшей в комнату под часовней. Эта комната была не только одинаковой величины с верхней, но и украшена также. И саркофаги стояли в таком же порядке, но в них действительно были останки Тимура и его близких.

III

Хорезм ожидал нашествия персидских войск. С той поры, когда стало известно о возвращении Надир-шаха из Индии, хивинский хан Ильбарс постоянно то сам, то высылал биев или туркменского хана Мухаммед-Али Ушака с его конными сотнями к границам Хорасана, Возле Туркмено-хорасанских гор, возле крепостей селений Теджен, Серахс, Каахка, Дурун часто завязывались небольшие, но жестокие стычки передовых отрядов той и другой сторон. Это говорило о том, что большой войны не избежать, и начнётся она очень скоро. Не допустить персидские полчища в Хорезм, к густо населённой местности Бсш-Кала, куда входили крупные города Хазарасп, Ханка, Ургенч, Кят и Шахабад, стало главной заботой Ильбарс-хана. Желал он встретить огромную армию Надир-шаха подальше от своего ханства, у горных равнин или в песках. Вот и в этот жаркий августовский день, когда гонцы принесли весть, что войска Надир— шаха вышли из Герата и направились в Келиф, он поднял в седло почти всю свою конницу и отправился берегом Амударьи в Чарджуй. Бросок этот был столь стремителен, что Ильбарс пришёл в назначенное место гораздо раньше, чем персидская армия подошла к чарджуйской переправе через Амударью. Хивинский хан не снимал руки с эфеса сабли и ждал сообщения о том, что персидский шах двинулся на Хорезм, однако Надир— шах приказал вдруг навести понтонный мост через реку и переправил войска на восточный берег. Поначалу Ильбарс решил, что персидский шах, узнав о готовности хивинского хана дать сражение, уклонился от битвы и свернул в сторону. Но вскоре стало известно, что персы двинулись на Бухару, взяли её без боя, подчинили себе Абдул-Файз-хана и пополнили свои войска бухарскими сарбазами. По соображениям Ильбарс-хана, выходило, что Надир-шах не только не отказался от намеченной цели, но и укрепил свои силы. Уверенность Ильбарс-хана в несомненной победе над Надир-шахом слегка пошатнулась, однако от Чарджуя он не отошёл и в тревожном ожидании наблюдал за ходом действий.

Хивинские войска стояли огромным лагерем на берегу Амударьи, в шести фарсахах от Чарджуя, и туда постоянно отправлялись гонцы за новостями. Пока что ничего опасного они не доносили, кроме слухов, что в армии Надир-шаха более двухсот тысяч конных и пеших воинов, множество пушек и стенобитных орудий. Но и эти вести тяжестью ложились на сердце Ильбарса, у которого армия была вчетверо меньше да и оснащена старыми ружьями и замбуреками. Все надежды возлагались на храбрость бесстрашных джигитов и их умение рубить саблей. Наконец, ему донесли, что 7 октября персидские войска выступили из Бухары и двинулись к Хорезму. Ильбарс-хан тут же собрал совет узбекских биев и туркменских сердаров. Мухаммед-Али-хан Ушак — предводитель туркмен, всегда отличавшийся не только личной храбростью, но и крепким умом, предложил:

— Надо подождать, пока персы отойдут подальше от чарджуйского моста, а потом сжечь его. Когда это сделаем, отправимся к Девэбоюнской переправе и не дадим им переправиться на наш берег.

Мудрое предложение Мухаммед-Али-хан а Ушака было принято, но не глупее его оказался Надир-шах. Он уже приблизился к Ходжа-Келесы — и тут ему донесли: хорезмские войска остались под Чарджуем, вероятно, хотят напасть на персидские обозы. Надир сразу догадался, что дело не в обозах, а в понтонном мосту, и повернул конницу назад. В одну ночь проскакали расстояние в двадцать фарсахов и переправились на западный берег Амударьи. Дав отдых всадникам, Надир-шах тут же повёл их навстречу приближающимся конным сотням Ильбарс-хана.

После полудня 21 октября, когда на горизонте показались тучи пыли, поднявшейся от копыт многотысячной конницы Хорезма, персидское войско двинулось в сражение. Был дан приказ передовым конным сотням осмотрительно и осторожно, летучими наскоками терзать хорезмийцев, пока не подойдёт с основными силами Надир-шах. Персидские уловки были знакомы Ушаку, и шесть тысяч туркмен, легко отражая вылазки противника, ожидали главного удара. И вот он наступил. Несметяые полчища, заслоняя весь горизонт, приближались со стороны Чарджуя, затем от них отделилась лёгкая, как ветер, конница и понеслась на хивинские сотни с боевыми возгласами. Не дожидаясь, пока засверкают над головами сабли, джигиты Мухаммед-Али-хана Ушака бросились навстречу персам и завязалась на полном скаку сеча. Две конницы, прорезав друг друга и оставив на поле боя сотни зарубленных и раненых, развернулись и вновь столкнулись в сабельном единоборстве. Снова вынеслись на свободное пространство, потеряв ещё сотни бойцов, и на третью атаку не хватило духу ни у тех, ни у других. Конники, тяжело дыша, гарцевали на взмыленных конях, не решаясь атаковать снова. Тогда были выброшены белые полотнища, и к месту сражения из персидского и хивинского станов отправились санитары подобрать убитых и раненых. Раненых увозили в арбах и па верблюдах, убитых закапывали на месте, чтобы не устроили ночью пиршество шакалы и гиены… Ночью же, когда Ильбарс-хану сообщили о подходе в лагерь Надир-шаха свежих сил, он отдал распоряжение отвести войска к Хазараспу и укрепить крепость…

Началось массовое отступление. Отступали не только хивинские войска, но и всё население, жившее на берегах Амударьи, между Чарджуем и Хазарасном: в основном, это были туркменские племена тёке и иомуд. Давно великая река Турана не видела на своих берегах такого огромного человеческого движения, разве что в год нашествия монгольской орды, когда полчища Чингис-хана вторглись в Маверанахр, на обширную территорию между Амударьей и Сырдарьей. Тогда страну вместе а её столицей Джентом разорили до основания. Погибли цветущие аулы, занесло песком дороги и каналы от Арала до Бухары и Самарканда. Страна лежала в развалинах. Грозная волна нашествия подхватила туркмен и понесла по туранским равнинам к Каспийскому моркл на Мангышлак, к Кара-Богазу, к заливам Кызыл-Су, Чекишляру, Гасан-Кули, к устью рек Атрека и Горгана, Но не все они нашли пристанище на восточном берегу Каспия. Преследуя туркмен, полки Чингис-хана оттеснили их в Персию, в Тебризские степи, в Ирак. Там, на южных берегах моря, впоследствии они создали своё огромное государство, которым управляли огузские вожди Кара-коюнлу и Ак-коюнлу, на боевых знамёнах которых были изображения чёрного и белого баранов. Долго правили они, воюя с «железным хромцом» Тимуром, но ссорились и воевали между собой огузские вожди, и тем самым подорвали силы государства. Поднявшийся на политической арене персидский шах сефевид Исмаил разгромил огузов. А теперь и сами сефевиды сначала потерпели поражение от афганских племён, а потом были свергнуты Надир-шахом Афшаром. В пору правления огузских ханов тёке и иомуды — две ветви, вышедшие из огузов, вернулись на свою родину, в Маверанахр, и поселились на берегах Амударьи, и вот снова нашествие, на этот раз из Персии…,

Видя, что Ильбарс-хан теряет дух и войско его бежит вместе с беззащитным населением, Надир-шах распорядился наступать. Отправляя полки и конные сотни вниз по реке, он подумал и о тыле. «Ильбарс спрячется в Хазараспской крепости и будет обороняться, но Ушак может броситься на Хорасан и разорить весь остан. Надо отправить туда с частью войск Али-хана. Без шахского наместника и Мешхед — не Мешхед». Али-хан собирался в дорогу, а Реза-Кули-мирзе стало не по себе: «Этот сосунок украл у меня столицу!» Мирза, бросился к шаху:

— Отец, позволь и мне вернуться в Хорасан. В последние дни я страдаю от головной боли и лихорадки: сабля падает из моих рук, а язык не подчиняется, когда я начинаю командовать… К тому же, ты сам знаешь, из Индии возвратился Насрулла — я так давно не видел родного брата. Пощади, отец, не дай мне умереть, не повидав его!

— Ладно, отправляйся вместе с Али-ханом, но не смей вмешиваться в его дела: у больного человека — больной ум, и это может помешать…

Мирза радостно поблагодарил отца, а Надир-шах насторожился ещё больше: «Неужели мой старший сын, моя надежда и опора, вынашивает в голове чёрные мысли против меня? Нет, этого, не может быть! В нём кипит зависть к каждому, кого я ставлю выше его. Но, дорогой сынок, унижая тебя, я даю понять, чтобы ты избавился от своих слабостей. Шахом может быть только тот, кто способен справляться с собственными пороками, а ты порочен, мой мирза!»

Проводив сына и племянника в Хорасан, Надир-шах велел убрать шатры. Десять тысяч конников, посреди которых с гвардейцами и гуламами нашёл своё место шах, двинулись к Хазараспу, догоняя ранее вышедшие войска и 1100 каюков, пущенных по течению реки.

3 ноября персидская армия подошла к местности Питняк. Здесь, на излучине, находилось самое узкое место Амударьи и называлось оно Девэ-боюни — верблюжья шея…

Тем временем самая мощная крепость хивинского ханства Хазарасп кишела наводнившими её войсками и бежавшим сюда населением. Улицы и дворы города сплошь были забиты людьми — не проехать, не пройти. На высокой глинобитной стене и возле её бойниц толпилось множество вооружённых стрелков. Сотни замбуреков, снятых с верблюдов, лежали на стене, обращённые дулами к Амударье. Крепостная стена была окружена глубоким рвом, заполненным водой. К городу через ров не, было переходов: вражеская артиллерия не могла подойти к ней на расстоянии выстрела. Хазараспцы, никогда ещё не сдававшие свой город никакому; врагу со времён Чингис-хана, жили надеждой, что выдержат и эту осаду. Эта вера подкреплялась их неутомимостью в работе. Днём и ночью кипела она, разнося вздохи горнов и звон молотков по наковальням. Казалось, все мастерские и торговые лавки превратились в одну огромную кузницу: всюду ковались мечи и кинжалы, кольчуги и забрала, подковывались кони и надевались на большеколесные арбы железные обода. В городской сутолоке вдесятеро увеличившегося населения люди, до сей поры не знавшие друг друга, становились друзьями с первой минуты знакомства и общения. И небольшой отряд джигитов, приехавших в Хазарасп с севера, со стороны Куня-Ургенча, приветливо встретили в караван-сарае туркмены, бежавшие из-под Чарджуя.

— Свет очей Аллаха направлен на Хазарасп, поэтому едут сюда люди со всех сторон света! — бодро воскликнул аксакал, знакомясь с предводителем молодых джигитов. — Скажи, сынок, как тебя зовут и какая сила сюда занесла?

— Зовут меня Арсланом, — отозвался сын Берек-хана.

— О, если ты Арслан, можешь не говорить, зачем ты здесь. Место льва именно в Хазараспе!

— Я бы не сказал, что место этих джигитов здесь, — возразил другой аксакал. — Все туркмены встали под знамя Мухаммед-Али-хана Ушака, а он никогда не прячется от врагов за крепкими стенами крепости. Сынок, поверь мне, из туркмен здесь прячутся только те, чей возраст не позволяет сесть на коня… Но вы-то все на скакунах и при оружии. Не срамите себя…

— Не бойся, яшули, мы не из тех, кто прячет голову под воротник, когда налетает ветер! — гордо заявил Арслан. — В Хазарасп нас привели слухи, будто именно здесь находится мой дядя Мурад-криворукий. Дай мне повидаться с ним, а уж потом я и мои джигиты выедут в открытое поле.

— Уж не тот ли криворукий, который подковывал моего скакуна в Питняке? — предположил один из стариков и прибавил: — Если твой дядя ездит с сердаром Ушаком, то это он!

— Яшули, а где нам искать сердара Ушака?

— Его надо искать там, где стоит персидская ставка. Дальше одного фарсаха Ушак от неё не отступит, будет искать случая, чтобы внезапно напасть и растерзать ставку Надира…

Разговаривая с соотечественниками, Арслан думал: ехать к Ушаку или остаться в крепости? «Если все хорезмские джигиты там, то надо ехать. Но поедешь туда, наверняка придётся махать саблей. Если убьют — знать не будут. Но если ранят, то разденут и снимут пояс с золотыми слитками. Тогда дорогу домой придётся забыть, а что будет с отцом, матерью, с Наргуль и другими близкими — одному Аллаху известно. Беда в том, что золото некому доверить: нет такого человека, который сберёг бы слитки. Может, купить каких-нибудь коней да уехать, пока ещё есть возможность?! Вах, дурачок, нужны не какие-нибудь кони, а небесные! Они возле гор, а там властвуют персы. Небесные кони в руках Надир-шаха…»

— Яшули, — осторожно вступил в разговор Арслан.

— Правду ли говорят, что возле Хорасана можно купить крылатых коней? Вообще-то мы приехали за такими конями…

— Да, это чувствуется, — сердито отозвался яшули.

— Умные думают, как устоять против персиян, а дураки крылья себе ищут, чтобы улететь к Аллаху на небо.

Постыдились бы о пустяках думать, не время сейчас дурачиться!

— Ладно, яшули, спасибо за совет… — Арслан расстелил чекмень, лёг на одну полу, укрылся другой. То же сделали и его джигиты. Утром чуть свет они встали, оседлали коней, проехали по улочкам Хазараспа, спрашивая у кузнецов, нет ли среди них Мурада-криворукого? Те отвечали: если он туркмен, ищите у Мухаммеда-Али-хана Ушака. В полдень джигиты выехали из главных ворот и направились в сторону Питняка, где стояли лагерем туркменские конные сотни.

Не сразу отыскали они скрытый за барханами, вдалеке от берега Амударьи, летучий аул Ушака, всё время менявший место стоянок. Сначала ехали берегом, не видя впереди ничего опасного. В речных дженгелях, сбрасывая с деревьев и кустарников листву, тихо умирала осень. Кое-где в заводях виднелись стайки уток, не успевшие ещё улететь. Арслан с седла любовался речными красотами и вдруг увидел на другом берегу персидский разъезд. Десятка два конников с пиками наперевес ехали на север, останавливаясь и пристально оглядывая местность. Арслан подумал: «Если на том берегу персы, то и на этом они где-то рядом!» Остановив коня, он предложил джигитам свернуть в сторону, к пескам, и поступил благоразумно: ещё полфарсаха — и джигиты могли бы оказаться в западне. Но и свернув к пескам, они не остались незамеченными. Как только они выехали на открытое место, из камышей выскочили с полсотни всадников и раздались ружейные выстрелы. Персы бросились в погоню — Арслан с друзьями направил коней в пески, зная, что здесь они окажутся в безопасности. И вдруг, откуда не возьмись, выскочили на высокий бархан на скакунах туркмены. Со свистом, словно змеи, распластались в воздухе арканы, и Арслан, и ещё пятеро джигитов повалились с коней, схваченные петлёй. Остальных окружили, обезоружили и погнали дальше, в пески, пока не пришли в аул, — это и была стоянка Мухаммед-Али-хана Ушака. Пленников сразу же повели к нему. Тому, что схватили своих соплеменников, туркмен, Ушак не удивился. Удивлён он был поясом, напичканным золотыми слитками, который сняли с предводителя пленников. Ушак, вытаскивая из ячеек и рассматривая слитки, качал головой и цокал языком.

Арслан искоса смотрел на сердара и не столько думал о золоте, сколько восхищался наружностью Ушака. Это был человек очень высокий, широкий в плечах, на голове у него возвышался видавший виды тельпек, а на плечах такой же старый чекмень. Лицо его грубое, словно вырубленное топором, чем-то напоминало лицо Дондука-Омбо, но глаза были добрее.

— Эй ты, откуда у тебя это? — наконец спросил Ушак. бросив пояс с золотом на кошму.

Арслан давно понял, что запираться нет никакого смысла, лучше сказать правду, и ответил с достоинством:

— Дорогой сердар, вижу я, что ты тот самый Мухаммед-Али-хан Ушак, о котором много говорят в Хорезме, но мало знают в России. Мы же как раз из России. А приехали сюда по повелению русской императрицы за небесными скакунами.

— Бай-бой! удивился Ушак. — Много я видел в своей жизни разных врунов, но такого вижу в Первый раз. Давай-ка не болтай, джигит, скажи правду — кого и где ограбили вы?

— Дорогой сердар, поверь мне, мы в самом деле приехали из России, а Арзгир на другом берегу Каспийского моря, возле Кавказских тор. Разве ты не слышал, сердар, что в прошлые времена туркмены из Тахты, Дашховуза и других мест Хорезма и Мангышлака переселились туда?

— Слышал, джигит… Но так может заявить любой из нас, хотя мы и не были на другом берегу моря. Давай-ка не придумывай сказки, а скажи правду, где взял золото и откуда сам?

— Вах, сердар, ты, оказывается, ничему не веришь. Дай-ка мне нож!

— Зачем тебе нож? — насторожился Ушак, но увидев, что джигит полез под полу халата и шарит там, догадался и протянул ему нож. Арслан вспорол подкладку, достал из неё бумагу с русским двуглавым орлом, исписанную по-русски и арабски, подал Ушаку.

— Сердар-ага, будем надеяться, что этот фирман убедит тебя в нашей искренности!

— Да, дорогой джигит, эта бумага похожа на царский фирман. И он заставляет прозреть наши слепые глаза. Ты со своими головорезами ограбил на Арале русского пашу[38]. Не так ли? — Ушак рассмеялся во всё горло, и толпившиеся у входа в кибитку туркмены, с интересом наблюдавшие, чем дело кончится, тоже захохотали.

Арслан в отчаянии закричал:

— Сердар-ага, раз фирману не веришь, позови сюда Мурада-криворукого — это мой родной дядя, говорят, он у тебя лошадей подковывает!

Из толпы, стоявшей у входа в кибитку, послышались голоса, что, действительно, есть в ополчении такой кузнец, из Куня-Ургенча приехал. Ушак велел позвать кузнеца, но уверенности насчёт того, что перед ним самые настоящие разбойники, не убавилось, И он продолжал допытываться:

— Вы, проклятые душегу0ы, ехали к Надир-шаху, чтобы продать ему золото! Сознайся, парень. Если сознаёшься, отпущу всех и волосинки с ваших голов не упадёт.

— Сердар-ага, мы ехали к тебе, чтобы отыскать моего дядю…

Арслан запнулся на слове, ибо толпа у входа оживилась, и в кибитку втолкнули кузнеца Мурада-криворукого. Он, пока его вели, узнал, что какой-то разбойник-головорез, дабы спасти свою шкуру, назвал Мурада-криворукого своим дядей. Кузнец был настроем решительно: «Надо же, какой наглец! Наверное, я ковал его коня, вот он и решил, что мы с ним породнились!» Но увидев Арслана, вовсе смутился, поскольку этого негодяя вообще никогда не видел. Ушак строго спросил]

— Знаешь ли ты этого, человека, кузнец?

— Никогда я его не видел, сердар-ага. Это настоящий негодяй. Если разбойники начинают прикрываться моим честным именем, то плохо моё дело!

— Дядя Мурад, неужели ты не узнал меня?! — закричал вне себя Арслан и бросился к нему, но Ушак, протянув руку, дёрнул джигита за шиворот и сказал кузнецу:

— Иди, криворукий, и не беспокойся, никто твоим именем не воспользуется. А этих проходимцев приказываю посадить в чёрную кибитку и поставить стражу.

Нукеры тут же схватили арзгирских джигитов под руки и бросили в старую юрту. В юрте пахло овечьим помётом, а оттого, что в неё втолкнули одиннадцать человек, сразу же дышать стало нечем. На дворе между тем вновь занялась обычная жизнь. Мухаммед-Али-хан Ушак, забыв о «разбойниках», вспомнил о приближающихся к Хазараспу персидских войсках и поскакал к Ильбарс-хану, взяв с собой несколько сотен джигитов. Арслан и его друзья долго прислушивались к разговорам стражников, пытаясь догадаться, что замышляет Ушак. Кое-что поняв, подняли крик, чтобы нукеры открыли вход в кибитку, но те и не подумали этого сделать. Тогда Арслан разодрал войлок на решётчатой стенке и жадно припал к дыре, наслаждаясь свежим воздухом. Надышавшись, он отошёл, и джигиты последовали его примеру. К ночи похолодало — дышать стало легче. Нукеры всё так же сидели вокруг юрты, держа в руках ружья, говорили о войне и об её исходе. Вспомнив о пленниках, стали бранить их, ибо из-за них приходится здесь сидеть и ждать, когда принесут шурпу и чай. Арслан решил поговорить с нукерами, просунул лицо в отверстие и негромко позвал:

— Эй, кто поближе, подойдите, хочу два слова сказать!

— Закрой рот, собачий сын, а то зубы выбью! — пригрозил один из стражников. — Люди вновь проливают, жизни не жалеют, чтобы спасти Хорезм от персиян, а эти негодяи золото им добывают!

— Эй, нукер, о чём говоришь? Я клянусь тебе самим Аллахом, что Мурад-криворукий — мой родной дядя. Позови его сюда, и я щедро всех вознагражу… Я дам вам один слиток золота…

— Ишак, о чём говоришь?! Твоё золото в руках сердара Ушака! — отозвался нукер, и это взбодрило Арслана.

— Джигит, дорогой, клянусь тебе, мы не разбойники. Наступит день, и всё разъяснится, но тогда вы не получите от меня ни одной крупицы золота… Подумайте лучше… Вам ничего не стоит привести сюда Мурада криворукого. Скажите ему, что я хочу ему что-то показать, отчего он сразу признает меня. Заодно скажите, что я Арслан — сын Берек-хана.

— Ай, приведём кузнеца, — согласился один из нукеров. — Может, и правда родной дядя.

— Ладно, идите приведите, — неохотно согласился старший нукер.

Прошло не меньше часа, прежде чем донёсся недовольный голос Мурада-криворукого, которого почти силой тянули к кибитке с пленными. Наконец, когда его посадили возле дыры, Арслан с радостью, словно поймал за хвост волшебную птицу Хумай, заговорил:

— Дядя, поверь, Арслан я — сын твоего родного брата Берека. Когда ты уехал на войду с Дауд-беком, мне было всего десять лет, поэтому ты сегодня не узнал меня! Поверь, дядя Мурад, нас послала сюда русская царица за скакунами…

— Арслан, неужели это ты? — Мурад-криворукий всхлипнул и протянул к нему руку. — Ой, какой же я дурак! Как я мог не узнать тебя? Как только вернётся Ушак-сердар, я сразу пойду к нему, и он освободит тебя и твоих друзей… Но как ты меня нашёл?!

— Многие люди знают тебя, дорогой Мурад-ага. Спрашивали о тебе, пока ехали в Куня-Ургенч, а там отыскали твою гелин. Она сказала нам, где тебя можно найти…

Мурад-криворукий просидел до утра у кибитки, разговаривая с племянником. Принёс еды джигитам. Когда рассвело, нукеры отогнали дядю, чтобы не навлечь на себя гнев Ушака или кого-нибудь из его помощников. Уходя, Мурад-криворукий вспомнил:

— Арслан, дорогой, а что ты мне хотел показать? Нукеры мне сказали, ты хочешь мне что-то показать.

— Дядя, я хотел показать на своём теле примету, сделанную твоей рукой, когда мне было всего шесть лет.

— А-а! — радостно вспомнил кузнец. — Не надо ничего показывать: то, что ты мой племянник, а я твой дядя — в этом я не сомневаюсь!

Кузнец ушёл. Джигиты просидели в кибитке ещё два дня, прежде чем вернулся Мухаммед-Али-хан Ушак. Тут же всем стало известно, что Ильбарс-хан закрылся со своими войсками в Хазараспе и будет сидеть там, пока Надир-шах не уйдёт из Хорезма. Ушак отказался от такой тактики, сказал Ильбарсу: «Туркмены сильны на воле. Их крепость — мать-пустыня. Она без стен и рвов, но войти в неё дано не каждому, а кто войдёт, тот утонет в песках!»

Мухаммед-Али-хан Ушак был хмур и дерзок в общенин со своими джигитами оттого, что не нашёл общего языка с Ильбарс-ханом. Долго пришлось Мураду-криворукому уговаривать сердара, чтобы поверил ему и освободил арзгирских джигитов. Наконец, сердар велел привести Арслана и раздеть его до пояса. Когда джигит разделся, кузнец бросился за его спину и закричал радостно:

— Вот она примета, о которой я тебе говорил, Ушак-ага. Шесть лет было моему племяннику, когда он упал с коня и распорол спину. Я сам вот этими руками сшивал ему рану!

Ушак-сердар вскользь бросил взгляд на шрам во всю лопатку и сказал Арслану:

— Золото твоё, джигит, пока будет у меня. И сам ты будешь при мне. Я показал твой фирман Ильбарс-хану, потом мы позвали одного имама, он прочитал и заявил: «Царица Анна Иоановна живёт в дружбе с Надир-шахом, договор с ним имеет не воевать, а лишь торговать. Поэтому выдала фирман доверенному человеку, чтобы ехал к Хорасану, где стоят персидские конюшни». Вот это я тебе хотел сказать, и ещё добавлю: — Если победят узбеки и туркмены, я сам отвезу тебя к Хорасанским горам и мы выберем для русской государыни небесных коней. Если же одолеет нас Надир-шах, то ты поедешь к нему с этим фирманом и золотом…

— Сердар-ага, как бы то ни было, по мы — туркмены. Позволь нам присоединиться к твоей сотне и вместе пойти в сражение! — попросил Арслан.

Мухаммед-Али-хан Ушак отрицательно покачал головой:

— Вы — туркмены, но вы — подданные России. Вы приехали ко мне — и за вашу жизнь я несу ответственность. Постарайтесь находиться в безопасном месте, чтобы потом русская государыня не сказала: «Я отправила их за небесными конями, а туркмены отправили их самих на небеса…»

IV

От «Девэ-боюни» до Хозараспа всего три фарса ха. Два дня Надир-шах ждал, что Ильбарс-хан выведет войска на открытую местность и даст сражение, но этого не произошло. Тогда Надир-шах приказал устроите на «Девэ-боюни» склады, в которых оставил все запасы провианта и боеприпасов, и направил войска к Хазараспу. В полуфарсахе от этой неприступной крепости расположился огромный персидский лагерь. Тотчас персидский шах отправил послание Ильбарс-хану: или немедленно сдать крепость Хазарасп, или выйти в открытое поле и принять сражение. Вскоре гонцы привезли ответ: «Ильбарс подобрал ногу смелости и вместо открытого сражения предпочёл ограничиться защитой крепости». Тогда Надир-шах в сопровождении нескольких конных сотен совершил объезд Хазараспа, изучая все подходы к нему. Увидев, что город окружён валами, прочными стенами, к тому же их омывали воды Амударьи, решил, что нападать на него было бы неблагоразумно. Одну ночь персидские войска простояли здесь, и на рассвете двинулись на Хиву, оповестив Ильбарса о своём намерении уничтожить столицу хивинского ханства.

Более чем стотысячная армия заняла всё пространство от западного берега Амударьи до песков Гарагумской пустыни. Шла через покинутые аулы, через поля и сады, всё вытаптывая на своём пути. Армия шла — и не было такой преграды, которая могла бы остановить её. Но параллельно движению персидских войск, по пустыне, двигался шеститысячный отряд объединённых туркменских сил под предводительством Мухаммед-Али-хана Ушака и примкнувшим к нему текинским всадникам, Туркмены шли бок о бок и не предпринимали никаких действий, ожидая, что Ильбарс-хан всё же оставит крепость Хазарасп и бросится на Надир-шаха, двинувшегося на разорение Хивы. Ушак послал гонцов к Ильбарс-хану с требованием вывести хорезмийцев и вместе с туркменами напасть на персидские полчища. Персы уже были близко от крепости Ханка, но Ильбарс-хан с нукерами всё ещё сидел в Хазараспе, и туркмены на выдержали — ударили с фланга на живую лавину панцирей, сабель и пик, рассекли её и принялись крушить. Отсечённая «голова» войска была оттеснена от основания армии и, счастье для Надир-шаха, что он не оказался в ней. Тысяч десять персидских воинов в течение несколько часов полегли на полях близ Ханка. Но силы были не равны: Надир-шах бросил на туркмен ещё двадцать-тридцать тысяч конников, и поредевшее ополчение Мухаммед-Али-хана Ушака отступило к Хиве, чтобы поскорее укрепить столицу и не дать персам ворваться к её дворцам и мечетям.

Ильбарс-хан, узнав о героическом сражении туркмен с войском Надир-шаха, воспылал гневом и повёл свои отряды к крепости Ханка. Он успел поставить заслоны, но подошёл к городу, когда туркмены уже отступили, и принял на себя сокрушительный удар персидской конницы, а затем пехоты и артиллерии. Ему ничего не оставалось, как войти с войсками в город и закрыть ворота. Началась осада города, которой руководил сам Надир-шах. Выдержав ощутимый удар туркменской конницы и потеряв несколько тысяч отборных воинов, он пребывал в неописуемой ярости. Тысячи и десятки тысяч стрелков, конников, сапёров накатывались на толстые и высоченные стены Ханка, лезли по лестницам вверх, скатывались и падали и вновь устремлялись вперёд. Несколько дней беспрерывного штурма её принесли желаемой победы, и Надир-шах приказал сделать подкопы под крепостные стены, заложить пороховые бочки и взорвать их. Сапёры приступили к делу, войска отошли, чтобы немного отдохнуть. Надир-шах отправил в Хиву к Мухаммед-Али-хану Ушаку гонца с письмом. В послании обещал блага и почести туркменским ханам, если они перейдут на его сторону. Ушак-сердар принял бумагу и сказал «нет». Гонец уехал ни с чем, правда, поведав шаху, что увидел в Хиве. По его словам, туркмены перекрыли канал Шахабад и воду пустили во рвы, окружающие город. Подступиться к хивинской столице невозможно. Выслушав его, Надир-шах заявил:

— В моих войсках столько ртов, что если каждый напьётся из хивинского рва, то он окажется сухим!

Готовясь к штурму, Надир-шах посылал воинов в окрестные селения, и они гнали пленных и везли всё, что могли. Были захвачены палатки Ильбарс-хана, которые он не успел собрать и увезти в крепость. В них оказалось иного ценного имущества и боеприпасов. Разгромили и разграбили аул Ширханджи, в котором жили мирные дехкане. Штурм начался с артиллерийского обстрела, продолжавшегося беспрерывно трое суток. И когда уже город горел и задыхался от дыма и были, начали взрываться крепостные башни. Высокие столбы дыма и пыли взлетали из-под земли, разрушая башне и оставляя проходы, в которые тотчас устремлялась персидская пехота. Надир-шах, находясь поодаль, в укрытии, со зловещей улыбкой смотрел, как рушится первая из пяти хивинских крепостей. Вокруг него толпилась свита, возвеличивая его ум и беспримерную храбрость. Летописец его величества тут же торопливо записывал* «Стены крепости под ударами осадных орудий были обращены в развалины, а подкопы сделали о башням, то, что делает рука с шиворотом… Корда осаждённые увидели себя с шести сторон в пучине бедствия, они вместе с большой группой узбекских военачальников вышли из крепости и сдались на милость его величества». Перо летописца опережало события, но всё происходило именно так. Когда рассеялся дым над крепостью, из ворот её с поднятыми руками направились к Надир-шаху сановники Ильбарса.

— Кто из вас Ильбарс-хан? — спросил персидский шах, разглядывая чуть не до смерти перепуганных вельмож.

Ответа не последовало, в Надир-шах пригрозил:

— Если, не скажете — убью всех до одного!

— Ваше величество, солнце царей, — пролепетал один из сановников, — Ильбарс-хан и ещё двадцать его биев спрятались в подземелье.

— Спрятались… — Надир-шах усмехнулся. — Но разве можно от меня прятаться? Ильбарс-хана, как и всякое другое насекомое, как бы глубоко не зарылось о землю, — мы достанем! Приказываю немедленно привести его ко мне!

Ильбарса и его близких, биев и диванбеги отыскали лишь на другой день в развалинах. Надир-шах обратился к нему с брезгливой усмешкой:

— Ты не смог достойно постоять за свою жизнь и жизнь твоих подданных. Ты трус, Ильбарс, и как всякий трус прячешься от смерти, зарываясь в землю. Но я уготовил тебе другую смерть… Уведите его.

На другой день огромное поле у города окружили десятки тысяч персидских воинов. Расправа над врагами и преступниками, как в Персии, так и в Хорезме, была самым обычным делом, но казнь хивинского повелителя Ильбарс-хана вызвала живейший интерес у всея. Пришельцы из Персии съехались сюда, как на праздник. Интересен им был не только сам процесс казни, но и то, как воспримут её побеждённые и пленные жители Хорезма. Отовсюду, помимо пленных, согнали мирное население. Из Хазараспа привезли гарем Ильбарс-хана: женщин усадили поближе к месту позорного зрелища. Надир-шах с приближёнными выехали из своего лагеря, тотчас затрубили карнаи, возвещая о появлении солнца царей Это была грозная музыка, которая не предвещала ничего хорошего, кроме смерти. Шах проехал по коридору склонившихся перед ним с двух сторон воинов, и слез с коня около застланной коврами тахты. Спешились и его сипахсалары, особо прославившиеся в сражениях юз-баши Все они уселись на тахту, и вновь затрубили карнаи, возвещая начало мрачного зрелища. Со стороны города Ханка, над которым ещё стоял дым от догоравших домов и кибиток, вышли наскачи[39], ведя двадцать хивинских сановников, впереди которых шёл Ильбарс-хан. Бывший правитель хивинского ханства, лишённый престола и мысленно уже отрешившийся от него, смотрел на всё с полным безразличием. Он знал, что не пройдёт и часа, и не будет его на этом свете. Как самый благочестивый мусульманин, он глубоко верил в потусторонний мир, думал о мосте «сират», через который после земной смерти придётся переправляться. И ещё думал о том, какую из казней выбрал для него Надир-шах. Наскачи остановились в некотором отдалении от сидящего со свитой персидского шаха и бросили наземь приговорённых к смерти. Затем деловито подошли к арбе и выбросили из неё тесаки и арканы. Надир-шах поднял руку, щёлкнул пальцами, и слева от него заиграли музыканты. Площадь заполнилась весёлой звонкой музыке и частым барабанным ритмом. Мгновенно в жёнам и наложницам Ильбарс-хана подскочили нукеры и погнали их к приговорённым. При этом глашатай объявил, что его величество, солнце царей и опора веры, великодушно разрешил Ильбарс-хану и его сановникам проститься с жёнами Надир-шах сделал это, чтобы ещё больше растравить смертельно раненное приговором сердце Ильбарс-хана. Женщины бросились к осуждённым, простирая руки, музыка затихла, и понеслись душераздирающие вопли, от которых повеяло холодным могильным ветром, и многотысячная толпа людей вдруг притихла. Только плач и стенания — и больше ничего. Надир-шах довольно улыбнулся и велел увести женщин. На арену выехали с полсотни персидских всадников, подняли с земли каждый по аркану, приторочили концы к подбрюшным ремням коней. Наскачи накинули петли арканов на ноги жертвам, и всадники понеслись по полю, волоча за ноги ханских сановников, кроме самого Ильбарса. Проскакав огромный круг, всадники остановились. Зашевелились тела преданных мученической смерти ханских приближённых. Некоторые пытались встать. Тогда главный наскачи звонко щёлкнул кнутом, и персидские всадники поскакали по кругу снова, таща на аркане свои жертвы. Ильбарс-хан ждал такой же участи. Но «напившись досыта» расправой, Надир-шах не стал больше изощряться. Подозвав наскачи, он сказал ему что-то. Палач подошёл к Ильбарсу-хану, взял за шиворот, склонил голову, затем сунул пальцы в ноздри, дёрнул на себя, обнажив шею, и отрубил ему голову…

— Машалла![40] — на едином вздохе, восторженно воскликнули сидящие с Надир-шахом персы, восхищённые искусством палача. Жертва же не вызвала у них ни печали, ни сострадания. Только Надир-шах сказал с сожалением:

— Удивляюсь, как у таких низких людей рождаются благородные дети! Сын Ильбарса совсем не похож на отца: он много вежливей своего родителя,

— Ваше величество! — тотчас подхватил сказанное новый правитель Бухарского ханства Змир-и-Кабир. — Сын казнённого, Абуль-Мухаммед, десять лет жил и учился в Хорасане. Страна великих полководцев и поэтов благотворно подействовала на его натуру, сделав её мягкой и возвышенной!

— Именно мягкой и возвышенной, — согласился Надир-шах, и его военачальники заговорили о сыне казнённого, полагая, что именно его посадит на хивинский престол Надир-шах. Однако персидский повелитель, отметив в хивинском принце его мягкость и возвышенность, этим заявил о его непригодности в это жестокое время управлять Хорезмом.

— Я думаю, Тахир-бек, родственник бухарского хана Абдул-Файза, будет несравненно благоразумнее и сговорчивее покойного Ильбарс-хана. Он тоже учился у нас и вобрал в себя всю культуру Хорасана. К тому же Тахир-бек — чингизид, род его по мужской линии идёт от султанов Турана. — Шах замолчал, и весть о том, кто примет хивинскую корону, полетела по сановникам и войскам, а от них — по всему Хорезму, в другие земли и страны.

В этот же день Надир-шах при многочисленной свите возложил на Тахир-бека корону хивинского хана и вручил ему скипетр, доставленный на Хазараспа, вместе с короной и печатью. Ильбарс-хан имел привычку возить все эти атрибуты с собой, но идя в генеральное сражение с персами, оставил их в Хазараспской крепости у диван-беги[41]. Сановника со всем ханским имуществом и с гаремом Ильбарса доставили к Надир-шаху.

Тахир-бек был начитанным и благообразным юношей. К нему приставили опекуна, он дал клятву на Коране в верности Персидской державе и лично его величеству шах-ин-шаху Надиру, затем его усадили на белую кошму и по обычаю трижды подбросили вверх. Приняв правление хивинским ханством, Тахир-бек получил двадцать тысяч войска и двинулся в Хиву, чтобы разогнать оставшихся в ней ополченцев. Тахир-бек — потомок Чингис-хана, став правителем хивинского ханства, не сомневался, что жители столицы примут его о великими почестями. Пока он ехал в столицу, глашатаи мчались впереди его и в каждом селении, хотя они и были брошены, оповещали неизвестно кого: «Люди великого Хорезма, Аллах даровал нам высшее благо! С его соизволения и по его милости, завоеватель Вселенной, солнце царей Надир-шах уступил народу Хорезма в повелел возвести на трон в Хиве чингизида Тахир-бека!» По дороге этот клич некому было слушать, и в Хиве он никак не мог долететь до ушей жителей, ибо вся округа была затоплена водой и подойти к воротам города было невозможно. Обескураженный Тахир-бек попытался отправить в город гонцов с сообщением о его прибытии и возведении на престол, но гонцов не пустили в город. Возмущённый Тахир-бек стал угрожать хивинцам, призывая на их головы небесную кару. Он уже подумывал: «А не пустить ли войска по воде и не взять ли приступом город?», но тут на ургенчской дороге появились джигиты Мухаммед-Али-хана Ушака, бросились на вояк Тахир-бека и обратили их в бегство. Чингизид с персидскими сотнями бросился назад, к Ханке, и скакав до тех пор, пока его не остановили основные силы персидских войск, которые вёл в Хиву Надир-шах. Новоявленный хан смутился и пытался найти оправдание перед персидским шахом.

— Ваше величество, их сотни тысяч! Они привели всех джигитов Мангышлака и Арала!

— Арал и Мангышлак давно служат Ушаку. Всех им вместе не больше десяти тысяч. И вообще, дорогой бек, туркмены сильны не численностью, а отвагой и силой духа, которых пока у тебя нет! Возвращайся в Хиву — я найду себе подходящее дело. Как настроены хивинцы? Ждут ли они меня? — Надир-шах разговаривал в Тахир-беком, словно со своим внуком Шахрухом! слишком наивным, хотя и не глупым, выглядел новоявленный хан Хивы.

— Ваше величество, конечно, они ждут вас, иначе бы не заполнили все рвы и овраги около Хивы водой! Они думают, что великий Надир-шах, видавший такие реке, как Тигр и Евфрат, Инд а Джаму, не сможет преодолеть разливы Шахабадского канала!

— Преодолеем, Тахир-бек. Пока у меня есть такие, как ты, мудрецы, мы преодолеем хивинские лужи. Не ближе к делу, дорогой хан. Подойдём к Хиве, сразу же берись за лопаты и отводи воду Шахабада от столицы, иначе я переправлюсь к воротам по спинам твоих подданных! — Надир-шах зловеще улыбнулся, сверкнув зелёными недобрыми глазами, в Тахир-бек, поклонившись ему, пустил коня в голову колонны, где находилось его двадцатитысячное войско.

Персы приближались к Хиве в с руганью смотрела на пустырь, где, как ни в чём не бывало, жгли костры а пасла осёдланных скакунов туркмены Ушака. Они на ведали страха перед несметным персидским полчищем — и это бесило Надир-шаха. «Они чувствуют себя стадом волков и смотрят на нас, как на огромную отару овец!» — подумал он, яростно ругаясь. В то же время он испытывал к ним зависть, ибо сам был туркменом, но по молодости и безрассудству, подчиняясь целиком вода дерегезского правителя, своего тестя Баба-Али-бека, вступил в непримиримую борьбу с туркменами Дуруна в Нессы, а потом Мерва и Астрабада. Теперь невозможно было найти с ними общий язык, а этого Надир-шаху очень хотелось. «Если бы я усилил своё войско туркменами — весь мир был бы у моих ног, не в силах противостоять мне!» Шесть-восемь тысяч ополченцев, в основном, из двух племён — иомудов и тёке — сражались с двухсоттысячной армией Надир-шаха, не думая сдаваться. Уходя на север, они шли левой стороной Амударьи и успевали оберегать от шахских войск жён, детей и стариков, которые шли по пескам к Аралу и на Мангышлак, и смело нападать и терзать шахские войска, растянувшиеся на десять фарсахов по берегу великой реки Турана.

Окружив Хиву с четырёх сторон, персы вместе с подданными хивинского хана в несколько дней отвели воду от стен города в степь и приступили к штурму. Надир был осведомлён, что в Хиве находятся на положении рабов более четырёх тысяч персиян, проданных в разные годы разбойниками, совершавшими набеги на пограничные останы Персии. Рабы жили почти в каждом хивинском доме, выполняя самую чёрную работу. Вот на них-то и надеялся Надир-шах, начиная штурм города. Ночью перед штурмом а город проникли персидские лазутчики, и утром началось восстание персидских рабов. Многие жители, видя безысходность своего положения, пытались бежать, перелезая через городскую стену, но были схвачены нукерами Надир-шаха. Другие старались усмирить восставших рабов, но были убиты. Рабы к тому часу, когда персидские войска ворвались в Хиву, уже овладели домами и скотом, захватили жён и и дочерей бывших хозяев. Ринувшись по хивинским дворам для грабежа, персияне были радушно встречены рабами. А через несколько часов Надир-шах огласил фирман о том, что с неволей покончено; каждый перс, возвращаясь на родину, может взять всё, что ему под силу и увезти с собой. Тысячи молодых женщин, девушек и детей вывезли из города на дорогу, чтобы затем отправить в Хорасан. Надир-шах распространил ещё один фирман: «Для бывших рабов, испытавших горькую неволю в рабовладельческой Хиве, его величество решил построить около Абиверда, среди райских цветущих садов Хорасана, новый город — Хива-абад!»

Несколько дней отправлялись караваны с пленными рабами. Затем, когда очистились дороги от людского столпотворения. Надир-шах дал отдых своим войскам. Разношёрстная, многоплемённая армия шаха — персы, курды, азербайджанцы, иракцы, сирийцы, индийцы, узбеки, сарты и ещё много других народностей — кинулись на хивинский базар и в один час опустошили его, Надир-шах вместе с новым ханом Хивы Тахиром осматривал дворец, считавшийся чуть ли не восьмым чудом света, но на деле оказавшийся обыкновенным сараем. Дворец был слеплен из глины и состоял из нескольким частей: одну отдали хану, другие заняли ханские саноэ— ники. Ханская половина, в которой раньше пребывал Ильбарс-хан, состояла из мужской и женской половиц Осматривая их, Надир-шах подумал: серые комнаты лучше тех, в которых я жил в Дерегезе. И улочки в ханском дворце такие же грязные и узкие». Одна из них вела со двора в мужскую половину, где выделялась большая зала для приёма гостей. Рядом с ней находился четырёхугольный дворик без крыши, вымощенный кирпичом: здесь собирался ханский диван в летнее время. Надир-шаху понравилась галерея на втором этаже дворца. Три стены её и потолок были расписаны узорами. Здесь Ильбарс-хан проводил торжественные приёмы.

Осмотрев ханский дворец, Надир-шах сказал:

— Тахир-бек… — Он ещё не привык называть его ханом, или делал это умышленно. — Та бывал, Тахир-бек, в Мешхеде и Тегеране, видел красоту этих чудесных городов… До тех пор, пока ты не сделаешь Хиву подобием моего Мешхеда, я не смогу считать твоё ханства и столицу твою настоящим современным государством. Годы, проведённые тобой в Хорасане не должны пропасть даром: красота мира, познанная тобой, должна взойти всеми цветами радуги на серых просторах Хорезма.

— Да, ваше величество, я всё сотворю по вашему мудрому совету.

— Я верю тебе, Тахир-бек, придёт время, а пока отправляйся с войсками в Шахабад и Ургенч: Хорезм должен признать тебя ханом и поклониться тебе… Да благословит тебя Всевышний!

Оставшись в Хиве, Надир-шах созвал хозяйственную службу и приказал дать отчёт о взятых трофеях и расходах, причинённых походами в Бухару и Хорезм, затем уехал в Ханку.

V

Оренбург строился на месте, избранном Татищевым, в продолжил постройку приехавший летом 1739 года генерал-лейтенант князь Василий Алексеевич Урусов. Не по своей воле оказался в дикой степи бывший контр— адмирал и член адмиралтейств-коллегии. Герцог Бирон, да и сама императрица знали, сколь хорошо относился князь Урусов к Волынскому.

Князь Урусов Богу молился, что не срубил и ему голову страшный бироновский «маховик», а лишь выселил из Петербурга. Богу молился истово, хотя и знал из родословной, что предки его были золотоордынцами. Происходил он от ногайских владетелей, родоначальником их был сам Едигей. Знали о том и обитающие вокруг Красной Горы киргиз-кайсаки и относились к князю Урусову с особыми, почестями. Всем своим видом — осанкой старого степняка, татарскими скулами и узкими глазами — напоминал он соседям, чего они могут добиться, служа верой и правдой России.

За год своего пребывания в Оренбургском крае князь Урусов возвёл не только стены города, но и построил несколько крепостей вверх по рекам Уралу и Тоболу до Царёва-городища, восстановил закамскую и самарскую линии и заселил старожилыми людьми. Поддерживал князь торговлю с аральцами и Хивой. Хаи Абулхайр на всём пути от Оренбурга до Кунграда держал на урочищах своих людей, чтобы способствовали русским и киргиз-кайсакским купцам в их торговле я оберегали от разбойников.

Осенью, когда Урусов с геодезистами и топографами разъезжал близ Верхне-Уральска, прискакал к нему в лагерь отряд киргизов во главе о одним из сыновей хана — Нурали-султаном.

— Эй, батька Урус-хан! — заорал он, теряя терпение, словно все пятьсот вёрст, пока скакал на коне, держал на кончике языка эти слова. — Зачем сидишь здесь — давай быстрей в Хиву поезжай, беда там! Один персиянин Надир-шах Хиву разорил!..

— Чего орёшь недуром?! — остановил Нурали генерал-лейтенант. — Отдай слугам коня, заходи в палатку, там и поговорим. — Урусов повёл за собой султана, расспрашивал на ходу: — О каком шахе говоришь?

— Дорогой князь, разве ты не знаешь Надир-шаха? Он Бухару взял и всех поубивал, Хорезм захватил — Ильбарс-хан а зарезал, всех людей моего отца разогнал, Одних убил, другие успели бежать. Я увёл своих джигитов… Спасай, Урус-хан…

Войдя в палатку, князь усадил султана на раскладной стул, порасспросил во всех подробностях о нашествии персов на Хорезм, подумал немного и помотал головой:

— Нет, дорогой Нурали, вести оренбургский отряд в Хиву и вступить в войну с Надир-шахом я не ногу, и прав на то не имею. Надобно будет немедленно отправить гонцов в Петербург, а там видно будет.

— Если отдашь хивинское ханство Надир-шаху — свою голову потеряешь! — вскочив со стула, закричал Нурали. — Императрица русская знает, сколько хлопка везут для России хивинцы!

— Ладно, не пугай, — сдался Урусов. — Иди к своим, отдохни да подкрепись малость о дороги, а а подумаю, что предпринять.

Вскоре в палатке Урусова собрались офицеры. Рассказал он им о событиях в Хиве, подчеркнув, что Хива через Абулхайра подчинена России, отдал распоряжение:

— Поручик Гладышев, возглавите отряд из двух сотен казаков. Возьмёте с собой вверенных вам геодезистов, топографов, инженера одного. Словом, создадите полную видимость, что едете в Хиву на съёмки и прочие мирные занятия… Прибыв на Сырдарью, возьмёте с собой в Хиву хана Абулхайра и вместе с ним, не возбуждая Надир-шаха к неприязни, скажете ему, что хивинское ханство через хана Меньшей орды подчиняется её императорскому величеству государыне Анне Иоановне. Будет Надир-шах умён головою, то выведет войска из Хорезма, а коль озлобится и затеет крупный афронт против России, то сама государыня наша и решит, что нам дальше делать…

В тот же день приписаны были к экспедиционном отряду под начальство поручика Гладышева геодезист Муравин, толмач Назаров и инженер Назимов. К отъезду их Урусов приготовил инструкции, как действовать посланцам в сложной обстановке. Поручик Гладышев, молодой, дерзкого вида офицер, храбрый по натуре и весьма не робкий с начальством, предложил Урусову:

— Господин генерал-лейтенант, а не находите ли вы удобным направить со мной письмецо Надир-шаху?

— Увольте меня от сего соблазна, а ну как императрица узнает! Скажет, князь Урусов превысил свои полномочия, вошёл в связи с шахом Великой персидской империи, тогда как разрешено ему сношение только с народами, соседствующими с Оренбургом… Приказываю вам, господин поручик, если понадобится, приспособить к делу калмыка Даржи Назарова. Джунгары ныне сидят в Ташкенте, может придётся с ними встретиться. Надобно найти общий язык с ними, а Даржи Назаров сумеет, если Надир-шах джунгар не увлёк за собой… При нынешней обстановке, когда персы свои рогатки под брюхо России поставили, мир киргиз-кайсаков с джунгарами был бы наижеланным…

Через день отряд Гладышева, сопровождаемый Нурали-султаном и его джигитами, двинулся в киргиз-кайсакскую степь. Осень уже вовсю властвовала на необозримых просторах. Высохшие за лето небольшие озерца, превратившиеся в соляные пятна, сверкали, словно зеркала. Синие миражи по горизонту рисовали перед конниками сказочные дворцы и башни. За день проходили до ста вёрст и больше, ночевали в палатках.

Нурали-султан вёл отряд проторённой дорогой, зная её чуть ли не наощупь. Когда уезжал к Урусову, договорился с отцом, что приведёт русских на Сыр. Странной показалась Нурали-султану тишина, когда отряд въехал в большое селение на Сырдарье, где обычно пребывала ставка киргиз-кайсакского хана. Встретили их старики-аксакалы, сообщили:

— Сынок, Нурали-султан, повелел твой отец и наш великий хан передать тебе, чтобы ехал ты в Кунград к аральцам, там он поджидать будет…

Несколько дней Гладышев с отрядом отдыхал в тугаях Сырдарьи, набирался сил в дорогу. Холодный дождь с мокрым снегом заставил его поторопиться. Присоединились к джигитам Нурали-султан а свежие удальцы, войско удвоилось и зарысило по степи в сторону Амударьи по древней караванной дороге. Ехали и озирались по сторонам, не появятся ли всадники Надир-шаха. По сообщениям чабанов, войско персидское находилось на обеих берегах Амударьи. Ехали осторожно, высылая вперёд разъезды. Переправились в каюках у Гурлена. Город, разорённый и сожжённый персами, был безлюдным. И не только жителей, но ни скота, ни собак не было вокруг. Одно лишь выяснили, что Надир-шах прошёл и направился на север. Отряд Гладышева двинулся вдоль берега реки к Кунграду… Гладышев с седла оглядывал амударьинские просторы, надеясь встретить хоть одну живую душу, но тщетно. Может, и были хивинцы или персы поодаль, за тугаями и камышам, но за густыми речными дженгелями ничего невозможна было увидеть. Только у Чаркрауской плотины встретились с каракалпаками. Те, узнав, что прибыл посланец из России, повезли его в гости к себе, а потом в Кунград, Хан Абулхайр встретил Гладышева на берегу Амударьи, на колени встал, воздал хвалу Аллаху за помощь, прибывшую из России. Обняв сына Нурали-султана, тихонько и вкрадчиво спросил у него

— Есть письмо от русской царицы к Надир-шаху?

— Нет письма, отец… Надо было ехать в Петербург, но разве есть время на это?

— Щенок, — обругал сына Абулхайр. — Без её фирмана не видать нам хивинского ханства…

Вздыхая и хмурясь, хан стал готовиться в дорогу.

Тем временем Мухаммед-Али-хан Ушак увёл своих джигитов из-под Хивы. Увёл не оттого, что испугался персидской силы, которая с каждым новым днём численно увеличивалась, подтягиваясь к Хиве с юга. Другая беда заставила туркменских джигитов сняться с места и податься в Куня-Ургенч: великим множеством небольших караванов подходили с востока — со стороны Амударьи, и с запада — по пересохшему руслу Узбоя иомуды, тёке, имрели, али-эли и другие племена, согнанные персами со своих стоянок. Шли они с Атрека и Горгана, от подножия Балханских гор, из Ахала, Теджена, Мерва, с Амударьинских берегов. Шли на Мангышлак, помня о том, что ещё пятьсот лет назад, когда с Туркестан вторглись монголы Чингис-хана, уйдя из Маверанахра, многие туркмены нашли свою вторую родину на Мангышлаке. Шли по пескам и такырам, преодолевая по одному мензилю в сутки. От Туркмено-Хорасанских гор до северных окраин Хорезма — семнадцати дней пути, а по реке и того больше. Прикочёвывали беженцы, измождённые голодом: под тельпеками — черепа, обтянутые кожей, и сами — кожа да кости, ветром из стороны в сторону качает. Прикочёвывали, потеряв в пути многих близких. Тысячи могильных холмиков остались на бесконечных просторах Гарагумской пустыни, в «Семи песках Хорезма», как называли эту пустыню персы. Оставшиеся в живых ставили кибитки около крупных аулов, но, видя, что и здесь начинается голод, вновь отправлялись в путь — шли дальше, на Кунград, на Усть-Юрт с единственной надеждой раздобыть хлеб у киргиз-кайсаков и у русских купцов на Мангышлаке,

Не менее тысячи кибиток поставили беженцы на окраинах Куня-Ургенча. Это были родственники иомудов и тёке, которые находились в ополчении Мухаммед-Али-хана Ушака. Перебиваясь кое-как, надеялись они на скорый уход персов, ибо по всему северу Хорезма распространились слухи, будто бы жители Приаралья избрали ханом Хивы правителя Меньшего жуза — Абулхайра… Всё это и заставило Ушака увести войско из-под Хивы и приехать в Куня-Ургенч.

Ушак сразу же отправился на своё подворье — большой глинобитный дом в два этажа: в нижнем содержались зимой овцы, а на другом — в двух комнатах жили две жены с детьми, и сан он, занимавший правую половину, тоже из двух комнат; построили дом ему сарты из Самарканда. Торговали они в Куня-Ургенче разными тканями и другими товарами, а заодно подряжались строить дома для богатых людей. Мухаммед-Али-хан Ушак хоть и не любил дома из глины, но решил, что без такого дома он мало похож на крупного хана. Ильбарс-хан жил во дворце и принимал гостей на полу из жжёного кирпича, застеленном коврами. А разве Ушак хуже Ильбарса? Построив дом на сартянский лад, Ушак всё же тяготел к лёгкой и тёплой кибитке, потому оставил во дворе четыре юрты. Теперь дети и жёны не вылазили из них, и верхние комнаты в большом доме пустовали. Как только Ушак слез с коня и бросил поводья слуге, другой слуга сообщил хозяину:

— Хан-ага, есть слух — Абулхайр едет в Хиву, чтобы занять хамское место. С ним, говорят, русские паши с солдатами-казаками.

— Русские, говоришь? — насторожился Мухаммед-Али-хан Ушак. — Если с ними русские, то не произошла бы опять то, что сделал с русскими хивинский хан Ширгази. Персидский шах по жестокости ещё хуже покойного Ширгази. Надо будет предостеречь русских, чтобы не лезли на ковёр к Надир-шаху! они слишком доверчивы — и от этого погибают.

Ушак приласкал детишек, столпившихся у его ног, поговорил с жёнами. Та и другая накрыли дастархан. Ушак уважал обеих и хорошо знал нрав каждой. Любая из них могла обидеться, если бы предпочёл сесть за обед у одной из них. Старшая, Амантач, всё же имела больше прав, и он сказал, обращаясь к ней:

— Не сегодня-завтра приедут ко мне большие гостя. Уберите две мои комнаты наверху, застелите коврами, посуду снесите туда. Как сделаете всё, принесёте обед мне наверх.

Ушак поднялся по широкой деревянной лестнице на второй этаж и остановился на широком айване. Он стоял, облокотившись на резные перила, смотрел на городские кварталы, лежащие ниже. Лишь одна городская Джума-мечеть, стоявшая через дорогу, была выше дома Ушака. Около неё появился мулла с учениками — сопи. Все они выждали, пока Мухаммед-Али-хан Ушак посмотрит в их сторону, и благоговейно поклонились. Ушан кивнул и ушёл в большую комнату, куда слуги уже несли ковры, посуду и прочую утварь, необходимую для хозяина и гостей.

В это же время на окраине Куня-Ургенча в бедной кибитке сидели на кошмах Мурад-криворукий, Арслан и его джигиты, насыщаясь шурпой. Жена кузнеца, мешая черпаком в котле, только и успевала наливать в чашки, поднимая со дна пшеницу и отлавливая с поверхности пятна кунжутного масла.

— Вах, жизнь! — удручённо жаловался самому себе и гостям Мурад-криворукий. — Скоро и этого не будет, если не прогоним персов.

— Персы пришли надолго. Сам Надир-шах может уехать из Хорезма, но нукеры его останутся. — Арслад помешал деревянной ложкой в чашке, отложил её и поднёс чашку к губам. — Уехать бы нам всем вместе из

Мангышлак, а оттуда морем в Астрахань, да, боюсь, до Арзгира не доедем без небесных коней. Господин Кубанец давно уже ждёт меня со скакунами.

— Найдём ему коней. Воина кончится — поедем к горам, там купим, — пообещал Мурад-криворукий, доедая шурпу.

— Мурад-ага, я тоже верю в это, — согласился Арслан, — но у меня не повернётся язык спросить у хана Ушака наше золото. Люди тысячами с голода умирают, и мы держим золото при себе! В Астрахани на него можно купить весь караван-сарай со всеми его продуктами и товарами!

— В Астрахани можно, а здесь, если даже у тебя золотые горы, ничего не купишь. Боюсь, дорогой мой племянник, как бы беженцы всех верблюдов своих не съели, — тогда и до Мангышлака не доберутся, все погибнут в дороге…

Беседа их продолжалась ещё долго, потом они прилегли вздремнуть. Дядя с племянником в одной кибитке, остальные — в двух других. Проснулись к вечеру от окрика:

— Эй, кузнец, выйди, чего-то хочу сказать! Да поживее — время не терпит! Сам Ушак тебя зовёт!

Мурад-криворукий мигом выскочил из кибитки, просирая глаза, а слуга Ушака добавил:

— Иди скорей к Ушаку, да гостей своих с собой возьми! Абулхайр с урусами приехали, созывают всех, и вас тоже!

Арзгирцы, мигом вскочив на коней, поехали ко двору Ушака. Подъезжая, увидели вокруг ханского двора и у Джума-мечети целый табун осёдланных коней и конюхов с ними: каждый четырёх лошадей за уздечки держит. Рядом четырёхколёсные повозки — фуры, покрытые парусиной, и русские казаки кашу едят, и запах от неё идёт по всему Куня-Ургенчу. Дядя с племянником слезли с лошадей, отдали поводья джигитам. Арслан велел джигитам ждать их, а сами вошли во двор к Ушаку, где было тесно от детворы и женщин, а приезжие с хозяином и другие гости находились наверху, оттуда доносились громкие голоса.

— Давай иди вперёд, племянник. — Мурад-ага подтолкнул Арслана к лестнице. — Я для них всего лишь кузнец, а ты — подданный России, приехавший с фирманом императрицы.

— Дядя, о чём говоришь? Ты тоже из русского подданства не выходил. Иди первым!

— Ладно, пойдём вместе — лестница широкая, — согласился дядя. — Но говорить с ними будешь ты — я подзабыл русский язык за двадцать лет.

В большой комнате сидели человек двадцать, среди них, рядом с Ушаком, хан Абулхайр в дорогом белом халате из верблюжьей шерсти и меховой шапке, увенчанной султаном. С другой стороны — трое русских в малиновых кафтанах, под которыми видна военная форма с блестящими жёлтыми пуговицами. Рядом лежали шапки-треуголки. Хан Ушак, как только вошли Арслан и Мурад-криворукий, сказал, обращаясь к русскому поручику:

— Господин Гладыш, вот это и есть тот человек, о котором я тебе говорил…

Гладышев посмотрел на вошедших, но задержал свой взгляд на Мураде-криворуком: он был вдвое старше Арслана и, вероятно, поэтому привлёк внимание русского офицера.

— Хай, Мурад-ага, уходи, не мешай! — Ушак с досадой махнул на кузнеца, видя, что русский принял его за российского подданного. Мурад-ага конфузливо поклонился и на цыпочках вышел из комнаты. Ушак продолжал: — Вот этот джигит и ещё десятеро с ним приехали за скакунами. Милостью Аллаха, мы взяли на время у Арслана царский фирман и золото — десять слитков, думали, победа будет на нашей стороне и мы купим русской государыне коней. Но милость Аллаха оказалась на стороне Надир-шаха, поэтому возвращаем фирман и золото. — Ушак передал царский свиток Гладышеву и положил на колени пояс с золотом, достав его из-под подушки.

— Вероятно, следует всё это вернуть хозяину, — сказал Гладышев. — Или ты, джигит, боишься возить с собой это золото? — Поручик говорил на киргиз-кайсакском языке — все его понимали, но только не Арслан. Вернее, он понимал, но не очень хорошо, а говорить совсем не умел.

— Господин поручик, — заговорил он по-русски, — без туркменских коней нет мне обратной дороги. Да ты и сам знаешь, что ждёт меня в Астрахани, если я не выполню волю русской государыни!

— А если ещё и золото потеряешь, то голову снесут — в этом можешь не сомневаться, — ответил тоже по-русски Гладышев. — Возьми бумагу царскую и слитки. Коли уж ты на меня вышел, то мне за тебя нести ответственность. А вообще-то всё это мелочи по сравнению о тем, что предстоит свершить нам в Хорезме… Садись, джигит, поближе ко мне, да слушай, о чём будет речь. Давай, Ушак-ага, продолжай начатый разговор…

— Абулхайр-ага, Аллах подсказывает нам послать от твоего имени фирман Надир-шаху, — сказал хан Ушак. — Надо написать ему, что законный хан Хорезма — ты, а не какой-то там ублюдок Тахир. Ты вместе с Хивой присоединился к русскому государству. Надир— шах не может войти в Хиву, не имея на то указа русской царицы.

— Да, Ушак-ага, ты говоришь истину — надо отправить такой фирман персидскому шаху, — согласился Абулхайр.

В этот вечер в доме Ушака написали послание и отправили в Ханка, где, по словам лазутчиков, находился Надир-шах. Ответ ждали несколько дней, и он пришёл на шёлковой персидской бумаге. Царь-царей сообщал, что Хива ему не нужна, и пришёл он в Хорезм наказать спесивого Ильбарса. Он, Надир-шах, будет рад, если хан Меньшей орды приедет к нему на переговоры, там и восстановит он его в звании хивинского хана и посадит на трон. Абдулхайру стало не по себе от слов «посадит на трон». Подумал со страхом: «Не посадил бы на кол!», однако ехать решился.

Рано утром при моросящем дожде выехали из Куня-Ургенча русские казаки, аральские и туркменские джигиты, сопровождая Абулхайра в Хиву. Ехал он на сером жеребце, а по обеим сторонам от него — Гладышев, Муравин, Даржи Назаров, Назимов, Арслан и сын хана Нурали-султан, с огромным луком, словно им можно было устрашить Надир-шаха. Три дня рысили их кони по разбитой дороге. Ночевали в Ташаузе и Газавате. В опустевших селениях завывали одичавшие собаки, навлекая беду своим голодным воем. Страх и сомнения а том, что Надир-шах сдержит своё слово, подталкивали

Абулхайра-хана повернуть коней назад, но поручик Гладышев всё время подбадривал его:

— Не бойся, хан, семи смертям не бывать, а одной не миновать!

Абулхайр опускал глаза, не в силах справиться о гнетущей тоской, ругал Гладышева:

— Сосунок, что ты знаешь о Надир-шахе! Это зверь в человеческом облике. Коварству его нет предела…

Хан злился и досадовал на русского офицера, но двигался вперёд, и на четвёртый день объединённый отряд оказался у ворот Хивы. Тысячи хивинцев встречали приезжих. Сам Тахир, ставленник шаха, сидел в крепости и не вышел навстречу. Надир-шах пока что находился в Ханке и вот-вот должен был приехать. Абулхайр пригибался в седле, глядя на несметные толпы хивинцев которые, приняв нового хана, смотрели на Абулхайра враждебно. Отовсюду неслись голоса, то сердитые, то предупредительные: «Хан, неужели тебе не жаль жизни?», «Убегай, пока не поздно — ещё час-другой и персидский шах сдерёт с тебя шкуру!» Гладышев лихо покрикивал на хивинцев и пробивал дорогу к воротам. Едва приоткрылись порога, поручик велел ехать в город Муравину, Назимову и Маржи Назарову и немедля заняться съёмкой Хивы на карту. С ними отправился и Арслан. Гладышев остался при Абулхайре, боясь, как бы он не повернул назад. И не зря опасался Гладышев. Чей-то зловещий выкрик окончательно сокрушил Абулхайра: «Эй, Абулхайр, беги, ещё не поздно: Надир-шах в полуфарсахе от Хивы!»

— Алла бисмилла! — воскликнул хан Меньшей орды, развернул коня и крикнул сыну: — Нурали, едем прочь отсюда!

— Стой, я приказываю тебе! — растерянно закричал Гладышев, но в ответ услышал ругань:

— Ты кто такой, поручик? Здесь, на моей земле хозяин я! Я тебе приказываю ехать за мной! — Хан припустил коня, увлекая за собой весь отряд.

Неожиданное бегство киргиз-кайсаков и русских казаков привело толпы в восторг. Понеслись крики ни вслед, и вот уже затрещали ружья, а затем и замбуреки. Бросилась в погоню хивинская конница. Теперь уже и поручик Гладышев понял, что дело не шуточное, отряд его попал в западню и надо спасаться бегством. До самого Газавата скакал он без оглядки и думал: «Боже правый, а что же станется с офицерами Муравиным, Назимовым… И Даржи Назаров в Хиве… И этот самый, Арслан, там…»

За Газаватом, когда отряд передохнул и двинулся дальше, туркмены хана Ушака отстали от него, понося самыми последними словами и обзывая трусами хана в его поручика Гладышева…

Надир-шах подъехал к Хиве, когда «представление» со смехотворным бегством закончилось. Тахир-хан выехал из городских ворот, чтобы встретить солнце царей, и, облобызав его сапоги, торопливо поведал о происшедшем. Рассказывая, гордо хвастался:

— Ваше величество, не всем русским удалось бежать от меня. Я захватил четверых и бросил в темницу.

— Кто они?

— Не знаю, мой повелитель, но все они посланцы русского князя Урусова.

— Ладно, пусть пока сидят, потом приведёшь самого главного ко мне…

На третий день узников подняли из зиндана, Тахир-хан присутствовал при этом.

— Кто главный из вас? — спросил он сердито.

Муравин ответил, что главный Гладышев. Тогда Тахир-хан велел нукерам дать Муравину персидскую одежду и приготовить его к встрече с Надир-шахом:

Надир принял Муравина в пиршественной зале, сидя на помосте, обложенный атласными подушками. Шах был в парчовом халате и тюрбане с голубым пером. Зелёные глаза его горели, словно у тигра, а усы угрожающе шевелились Муравина не подпустили близко, приказали встать на колени саженях в пяти от повелителя. Между шахом и Муравиным слева и справа расположились, образовав живой коридор, сановники и полководцы Надир-шаха, а также хивинская знать вместе с Тахир-ханом.

Владыка Персии знал, что русские пожаловали к нему без верительных грамот, потому не стал выслушивать Муравина и, как только тот повалился на колени, спросил:

— Здорова ли императрица русская?

— Слава Богу, ваше величество, русская государыня изволит жить и здравствовать во благо больших и малых народов.

— Императрица ваша околела, — сказал шах, криво усмехнувшись.

Муравин от неожиданности вскинулся, чуть было не встал с колен, а по рядам сидящих в зале прокатился лёгкий говор от любопытства и недоумения. Шах немного помолчал и вновь заговорил, наливаясь высокомерием:

— Вы, русские, живёте, как и лесу, — ничего никогда не знаете, а мне о смерти вашей государыни с прошлой пятницы известно. Бедные люди, трудно вам будет без неё… О Хиве поговорим, когда новый государь в России появится и послов ко мне пришлёт… — Надир-шах жестом руки дал понять распорядителям приёма, что аудиенция закончена. Два дюжих гулама бросились к Муравину и очень вежливо подняли на ноги. Только тут он опомнился, что не сказал самого главного, и от волнения хриплым голосом прокричал:

— Ваше величество, у туркмена Арслана имеется фирман от русской царицы! Сей туркмен сидит в зиндане вместе с двумя нашими офицерами. Он направлялся к вашему величеству, дабы копей особой породы у вас купить!

— Шах конями не торгует! — сердито выкрикнул Тахир-хан, желая угодить повелителю Персии, но только вызвал гнев.

— Длинные языки я вырываю, Тахир-хан, но милую тебя на первый раз. Иди и приведи сюда туркменца с его царским фирманом…

Тахир-хан опрометью бросился из залы, а Надир-шах принялся расспрашивать толмача, затем поднялся с тахты и удалился в боковую комнату. Телохранители отправились за ним.

Все притихли и замерли, не смея даже кашлем или покряхтыванием нарушить напряжённую тишину. Надир-шах тем временем стоял в боковой комнате под высоким оконцем, в которое струился двумя лучами дневной свет, и неторопливо пил шербет. Он забыл о наполненной сановниками и хивинцами зале и думал о послании русской царицы. Ему было неприятно сознавать, что письмо её отправлялось при жизни, а когда Надир— шах получает послание — она уже мертва. Надир был очень жесток и не боялся смерти — он привык к ней. Но он был суеверен: ему подумалось, что на листе мёртвой царицы, наверное, затаилась хитрая смерть. Нет, шах не возьмёт в руки фирман околевшей императрицы…

Шорох одежды заставил его оглянуться: в комнату вошёл Тахир-хан и, склонившись, доложил, что туркменец с фирманом доставлен пред очи его величества. Надир-шах неспеша вышел в залу и вновь поднялся на тахту. Оглядывая сидящих внизу, он остановил взгляд на Муравине и Арслане, которые стояли на коленях, касаясь друг друга плечами.

— О каких лошадях просит русская императрица? — спросил Надир-шах. — Где её послание?

Шаху подали на золотом подносе изрядно помятый и залепленный свиток. Он не взял его, а покосился на садящего за плечом толмача и тихонько повелел:

— Возьми и прочитай, о чём она просит…

Толмач развернул свиток, бегло прочёл послание и смущённо выговорил:

— Ваше величество, письмо русской императрицы писано ко всем владетелям земель, лежащих ниже. Арала…

Надир-шах брезгливо усмехнулся, вероятно, желая на этом закончить аудиенцию, но любопытство взяло верх.

— Сколько коней она просит?

— Она просит десять туркменских скакунов, которых называет небесными, и прислала за них со своим сейисом десять золотых слитков.

У Надир-шаха на лице не дрогнул ни один мускул: золотом его не удивишь, он из одной Индии вывез его целый караван. Но его удивила щедрость русской царицы.

— Где золото русской императрицы? — спросил Надир-шах, направив испытующий взгляд на Арслана.

— Ваше величество, — залепетал Арслан, — золото русской императрицы отобрал у меня зинданщик.

Сидящие в зале тихонько засмеялись, приняв слова туркмена за чистую ложь. Надир-шах тоже усомнился!

— Если ты врёшь, негодник, я отрублю тебе голову.

— Ваше величество, поверьте мне, пояс со слитками я носил на себе. Я мечтал поскорее пасть к вашим ногам и поднести вместе с фирманом императрицы золотые слитки…

— Золото отыскать и отдать казначею, грабителю отрубить голову, — распорядился Надир-шах. Подумав, сказал мягче: — Возьмите всех русских и поезжайте с ними за скакунами в Питняк: там много коней, взятых в Дуруне и Нессе… Бисмилла…

Приём закончился — зала быстро опустела. Муравин с Арсланом в сопровождении шахских нукеров отправились в зиндан, освободили Даржи Назарова и Назимова. Спустя час небольшой отряд скакал по хивинской дороге в сторону Питняка.

VI

На излуке Амударьи, у Питняка, где до самого наступления зимы зеленели травы, паслись шахские кони. Это были добротные пойменные луга, где испокон века владыки Хорезма выпасали свои табуны и крупный рогатый скот. Луга тянулись по отлогим берегам, спускаюсь к самой воде, и в наиболее низких местах были устроены водопои. На другой стороне Амударьи виднелись крутые обрывистые берега, по низу заросшие камышом. Там, несмотря на позднюю осень, всё ещё гнездились птицы, оттуда по ночам доносились вой шакалов и хохот гиен, ко река в этих местах слишком быстра, звери не могли переплыть её. К тому же пойма под Питняком охранялась днём и ночью пешими нукерами и фаррашами, которые не участвовали в сражениях шаха, а занимались его хозяйственными делами. К прибытию русского отряда на Питняк пойменные луга кишели конями, коровами и овцами. Вокруг этого царства домашних животных стояли тесно друг к другу старые, видавшие виды шатры и такие же драные кибитки. Здесь резали скот и сдирали шкуры, мясо складывали в ледники, устроенные искусно, как это умели делать только персы, издревле научившиеся побеждать жаркое солнце. Въехав на подворье, русские прежде всего обратили внимание на высокие цилиндрические башни, примерно, восьми саженей. Сложены они были из каркасов, на которых держалась растительность, скошенная с берегов реки.

— Что это? — спросил Муравин у перса, сопровождавшего русских от самой Хивы.

— Это ледники, в них мы храним мясо, сало и масло, — ответил перс.

— Любопытно, впервые вижу такие чучела. Нельзя ли взглянуть поближе? — Муравин направил коня к первой башне, и отряд поехал за ним. Офицеры и Арслан, оставив конников в стороне, вошли в ледник и остановились у огромной накрытой ямы. Хозяин ледника открыл деревянную крышку, обнажив отверстие, оттуда пахнуло ледяным холодом. Ничего не было хитрого в этом устройстве — обыкновенный, только больших размеров погреб, а над ним огромная зелёная шапка. Но в ней-то и была вся суть. Эта зелёная шапка защищала погреб от солнечных лучей и, по уверению хозяина ледника, продукты в погребных ямах не портились даже при самой страшной жаре.

— Вах-хов, — удивлённо воскликнул Арслан. Какие же мы глупцы! Сколько живём на свете, а до такого не могли додуматься. Приеду в Арзгир — сразу же устрою такой ледник.

— А что, разве у вас так жарко? — спросил Муравин,

— Летом жарко, господин подпоручик, мешки с жареным мясом обливаем всё время, чтобы не испортилось…

Русские беседовали, а сами посматривали в ту сторону, где паслись кони. Табун был далеко от ледниковых башен, и прежде чем попасть туда, гости нагляделись на всякое. Проходя мимо шатров, увидели немало шапок самого разного покроя и фасона.

— Вот чудеса-то! — воскликнул Муравин. — Сроду не видал столько головных уборов! Откуда взялось столько?!

— С убитых сняты, — первым догадался Арслан. Кровь с шапок смыли, а теперь сушат. Потом повезут в Хорасан и продадут на базарах.

— Ба, да каких тут только нет шапок! — удивился Муравин. — Малахаи, треухи лисьи, тельпеки туркменские — чёрные и белые, шапки каджари, турецкие фрески… Смотрите, даже красные, как вёдра, шапки кизыл — башей! А это, наверное, индийские тюрбаны… Смерть во всех семи цветах радуги выползла на поле… А сколько смертей ещё впереди… О Боже, глупое человечество, куда ты идёшь! Куда ты тащишь мир!

Только прошли мимо шапок, увидели шатёр со всевозможной одеждой: чекмени, халаты красные, синие, зелёные, шаровары, кафтаны… Дальше сапоги и чарыки всех расцветок. А вот целая куча, сложенная из железа. Арслан подошёл, присмотрелся, сказал удручённо:

— Стремена, удила, цепи…

— Видно, и коней погибло не меньше, чем людей, — сказал Муравин и заглянул в ближайший шатёр: — А тут сабли — навалом лежат. Вот оно жестокое лицо войны!

Не доходя до поля, где паслись кони, провожатые персы остановили русских гостей. Сели на траву, подождали, пока появится сейис. Вот он пришёл. Персы доложили ему о распоряжении Надир-шаха выдать десять скакунов царскому двору России. Сейис кивнул и сказал Муравину:

— Дурунских и нессинских коней у нас много. Выбирайте сами, на каких укажите, таких и отловим.

Муравим снял треуголку, промокнул платком вспотевший лоб.

— Ну что, Арслан-хан, ты лучше нас знаешь, какие кони нужны царскому двору. Кто тебя наставлял, когда ты в путь-дорогу отправлялся? Не сама же государыни! Небось, какой-нибудь знаток лошадей из Санкт-Петербурга — шталмейстер или егермейстер…

Сейис вывел на поле коня и пустил его по кругу. Конь густо-жёлтого цвета сначала пошёл медленно, по с каждой минутой набирал скорость и преображался в неписанного красавца: ещё скачок-другой — и взлетит в небо. Русские с восторгом смотрели на лихого скакуна и не могли отвести глаз от него. Сейис, остановив скакуна, подошёл к офицерам, а конь, разгорячившись, никак не мог успокоиться: становился на дыбы и выплясывал дробь копытами. Едва удерживая коня на поводу, сейис предложил Арслану:

— Дорогой хан, в шахском табуне больше двадцати дурунских коней гнедой масти. Советую тебе взять для твоего царя коней только этой масти. Я подберу пять жеребцов и пять кобыл, а вы пока посидите в шатре, отдохните.

После обеда гости часок вздремнули тут же, в шатре, в когда проснулись и вышли на воздух, десять красавцев-коней уже стояли, привязанные к стойлу. Арслан, ошарашенный невиданной удачей, не мор поверить, сколь щедрым может быть Надир-шах, о котором только в говорят, как о деспоте. Муравин поторопил его:

— Хватит разглядывать, насмотришься ещё… Надо поскорее ехать: не приведи Господь, вдруг персидский шах переменит своё отношение к России! Узнает, что плохой царь сел на престол, и отберёт скакунов. Вёрст за сто отъедем, тогда и отдохнём.

Вскоре отряд выехал из Питняка и подался на север, затем сошёл с главной дороги и зарысил краем песков, чтобы не столкнуться с каким-нибудь дозором персов: пришлось бы возвращаться назад и доказывать, что русские в Хорезме находятся с соизволения Надир-шаха, в кони у них не краденые.

Двигаясь в обход Хивы, русские выехали к Газавату в там остановились на ночлег. Здесь же ночевали туркмены из ополчения хана Ушака. Вели они себя бойко, вовсе не боясь шахских нукеров, которые были храбры аолько тогда, когда собирались в полчища. Одинокие же отряды в сто и даже пятьсот человек не решались уходить далеко от основных сил. Дурунские кони вызвали восхищение. Каждый мечтал заиметь такого скакуна, да не просто было купить его или выкрасть. Только Ушак ездил на таком, но его коню перевалило за десять лет, в он проигрывал живостью и статью перед трёхлетками из Питняка.

Доверяя джигитам хана Ушака, поскольку все они были на стороне русских, тем более много говорили о своём желании принять подданство России, русские всё же легли спать, поставив небесных скакунов в круг между спящими и выставив охрану на всю ночь. Ночью ничего страшного не случилось, а утром после чая в завтрака отряд отправился на север Хорезма, через Ташауз, Тахту, пока не прибыл в Куня-Ургенч. Следом на Газавата приехали и туркменские сотни. У подворья Ушака собралось множество всадников, а через день начался массовый отъезд жителей города в Кунград и дальше, по Мангышлакской дороге на Усть-Юрт, Эмбу и к Астрахани.

В Куня-Ургенче русские заночевали у хана Ушака: сговорились с ним, что выедут вместе, как только вернутся из своих аулов джигиты. Этой же ночью джигиты известили хана: «К старым минаретам съезжаются мерсы». Муравин чуть свет подался к Мураду-криворукому, разбудил Арслана:

— Быстро поднимайтесь, складывайте кибитки и — прочь из Куня-Ургенча: персы па окраине города остановились, затевают что-то недоброе.

Джигиты выскочили из кибиток, стали готовиться в путь-дорогу. Муравин вернулся к Ушаку, а тут уже гонцы от Надир-шаха. Приехали на переговоры самые именитые сановники повелителя Персии, среди которых бухарец Эмир-и-Кабир. Новый вассал шаха привёз дорогие подарки, а, главное, привёл всех пленных, захваченных в сражении близ города Ханка. На приглашение Мухаммед-Али-хана Ушака посетить его дом и там поговорить обо всём Эмир-и-Кабир мягко и с присущей ему вежливостью отказался.

— Удобно ли будет сидеть нам в тесной кибитке Ушака? Здесь, на воле у раскинутых шатров, вести переговоры — одно удовольствие. Передайте Ушаку и его сердарам — мы ждём его с нетерпением.

Ушак-хан поднялся на минарет, чтобы взглянуть па персидский лагерь, и удивился: «Вот так переговоры! На берегу Дарьялыка сотни шатров, а за шатрами тысяч десять персидской конницы!» Он приказал своему отряду ехать к персидскому лагерю и остановиться в полу-фарсахе от него: в случае, если Эмир-и-Кабир прибегнет к силе и попытается схватить туркменских вождей, то джигиты успеют придти на помощь.

С тремя сотнями джигитов Ушак-хан, Онбеги, Чапык-Нияз-батыр, Камбар-бек и Кара-батыр отправились В персидский лагерь. Предводители слезли с коней и направились к шатру шахских сановников. Те встречали их, стоя у входа в шатёр. Поздоровались, как приличествует знатным людям. Эмир-и-Кабир выразил опасение:

— Дорогой сердар, для чего ты вывел своих удальцов и поставил рядом с нашим лагерем? Разве ты не доверяешь нам?

— Вам доверяю, но вашему десятитысячному войску доверять опасаюсь. Чтобы не произошло кровопролития, давайте побыстрее решим наши дела миром. — Ушак сурово посмотрел на Эмир-и-Кабира и других шахских сановников.

— Сердар Мухаммед-Али-хан Ушак, — приступил торжественно к переговорам бухарский наместник. — Его величество великий шах-ин-шах, царь царей и солнце царей, велел мне зачитать и вручить вам, туркменским сердарам разных туркменских племён, и особенно вождям иомудов и тёке, свой фирман, писаный в городе Хиве, преклонившей свои минареты к стопам его величества. Великий Надир-шах прощает вам все беды и оскорбления, какие нанесли вы ему в Хорезме. Шах высылает в туркменские земли своих вербовщиков и просит сердаров помочь им набрать в шахское войско тысячу самых ловких и сильных джигитов-конников. За оказанное содействие шах-ин-шаху и для того, чтобы впредь жить с туркменскими вождями в мире и полном согласии его величество, солнце царей, приглашает туркменских сердаров и старшин к себе на службу и извещает: «В какой бы из стран Ирана или Турана не пожелали они поселиться, я представлю им возможность это сделать! Каждый из них получит звание тархана а будет пожизненно пользоваться всеми благами и почестями!»

Туркменские сердары спокойно и с достоинством выслушали…держание шахского фирмана, сказали «сагбол»[42] и отошли посовещаться между собой. Вскоре вернулись с ответом. Сам Ушак и произнёс слова, которые донесли бы Надир-шаху его верные слуги: