загрузка...
Перескочить к меню

Танковые засады. «Бронебойным, огонь!» (fb2)

- Танковые засады. «Бронебойным, огонь!» (а.с. Война танков. Фронтовой боевик-2) 834K, 196с. (скачать fb2) - Георгий Валерьевич Савицкий

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Георгий Савицкий ТАНКОВЫЕ ЗАСАДЫ «Бронебойным, огонь!»

В атаку стальными рядами
Мы поступью твердой идем.
Родная столица за нами,
За нами родимый наш дом.
Мы не дрогнем в бою
За столицу свою,
Нам родная Москва дорога.
Нерушимой стеной,
Обороной стальной
Разгромим, уничтожим врага!
На марше равняются взводы,
Гудит под ногами земля,
За нами родные заводы
И красные звезды Кремля.
Мы не дрогнем в бою
За столицу свою,
Нам родная Москва дорога.
Нерушимой стеной,
Обороной стальной
Разгромим, уничтожим врага!
Для счастья своими руками
Мы строили город родной.
За каждый расколотый камень
Отплатим мы страшной ценой.
Мы не дрогнем в бою
За столицу свою,
Нам родная Москва дорога.
Нерушимой стеной,
Обороной стальной
Разгромим, уничтожим врага!
Не смять богатырскую силу,
Могуч наш заслон огневой,
Мы вырыли немцу могилу
В туманных полях под Москвой.
Мы не дрогнем в бою
За столицу свою,
Нам родная Москва дорога.
Нерушимой стеной,
Обороной стальной
Разгромим, уничтожим врага!

Пролог

Он пел песню — свистящую, бравую песню победы! Так тонко свистел рассекаемый им звеняще-хрустальный морозный воздух. Голубое небо, белый, пока еще не тронутый копотью снег. И пронзительный свист, с которым острый баллистический наконечник буравил спрессованный скоростью воздух. Именно для этого короткого полета он и был создан, обласкан нежными девичьими руками, заботливо уложен до поры до времени в ящик к себе подобным. А потом, пахнущий смазкой, переложен в полутьму укладки.

А потом уже другие руки — сильные и огрубевшие от тяжелого труда — бросили его вперед и захлопнули за ним дорогу назад. Теперь — только вперед! А впереди — только круг неба, обрамленный спиральными завитками. Удар. Позади него разгорается пламя, толкающее его вперед. Яростное пламя толкало его навстречу судьбе — тому, для чего он и был рожден.

И эта свобода, полет были наградой за долгое заточение в тесноте его темницы…

Но полет рано или поздно заканчивается. И вот случилось наконец то, ради чего он был рожден. Перед ним встала преграда — серая стальная стена. Удар! Острый наконечник смялся, сплющился, деформировался…

А серая стальная преграда тоже прогнулась, по ней пошла волна деформации, но она все же устояла — и устояла бы… Но каленая болванка не растеряла еще всей яростной энергии, продолжая буравить стальную стену, и та смялась, подалась, прорвалась. Брызги раскаленного металла разлетелись в разные стороны. Края круглой пробоины завернулись вовнутрь, пропуская смерть в тщательно оберегаемое нутро. Стальной посланец рвался вперед, будто увидел таких же собратьев, стоящих в плену полутьмы боеукладки. Так же тускло поблескивали латунные гильзы унитаров, только калибр и размеры были поменьше своих, родных. И вот — сноп раскаленных вязких брызг такой же горячий посланец ударил в боеукладку. Полыхнуло.

Яркий свет вспышкой озарил внутренности боевого отделения немецкого танка — свою задачу советский бронебойный снаряд выполнил. Гигантское давление мгновенно сдетонировавшего боекомплекта сорвало угловатую, чуть скошенную с боков башню «четверки» с подбашенного погона и отбросило далеко в сторону, оплавив серый, уже напитавшийся копотью снег.

Еще один танк врага был сожжен прямым попаданием бронебойного снаряда пушки Л-11 тяжелого танка «Клим Ворошилов».

Глава 1 Das schnee Falle[1]

Очередной выпуск немецкого еженедельного обозрения «Die Deutsche Wochenschau» начался как всегда: под звуки Вагнера на экране появился могучий орел, распростерший свои могучие крылья на фоне восходящего солнца Нового мирового порядка. Голос комментатора Гарри Гизе за кадром звучал особенно торжественно и напряженно:

«Тевтонский клинок — у сердца Советской России! Доблестные солдаты Рейха неудержимо рвутся к главному оплоту большевизма, столице Советской России — Москве! Русские под командованием своих комиссаров ожесточенно сопротивляются. Но, несмотря на это, мы захватываем один населенный пункт за другим. Но наши танковые подразделения сильны, как никогда, а моральный дух солдат необычайно высок! Без сомнения, новый, 1942-й год, благодаря стратегическому гению нашего прозорливого Фюрера и выдающимся полководческим талантам его генералов, начнется с победоносного парада на Красной площади!»

Далее следовали кадры, на которых угловатые танки с черными крестами на башнях обстреливали деревню. Потом те же танки резко срываются с места и несутся по снежной целине. Крупным планом: струя огнемета подпаливает соломенную крышу, расчет пулемета ведет огонь по опушке леса. С неба срывается пикировщик и роняет свой смертоносный груз. Фонтаны взрывов на заснеженной равнине…

* * *

Злой русский снег нещадно сек лицо, глаза, не давая ничего толком рассмотреть. От серой крупповской брони в белых камуфляжных разводах веяло могильным холодом. Командирская башенка угловатого, казалось бы, созданного из одних только острых углов, Pz.Kpfw.IV Ausf.G была уже завалена этой белой дрянью, практически полностью закрывая обзор.

Обер-лейтенант Шталльманн поправил сползшую гарнитуру радионаушников. Сейчас связь была необходима как воздух. Батальонная «кампфгруппа» Дитриха Шталльманна выполняла фланговый обходной маневр.

Здесь, под Волоколамском, стальной клин Гейнца Гудериана натолкнулся на достойный ответ — тактический гений русского танкового командира Ватутина.

И теперь уже немецким танкистам приходилось проявлять осторожность.

Дитрих Шталльманн поежился: ну и погода. Вслед за жарким летом пришла осенняя хлябь, которую почти сразу же сковали нешуточные морозы. Страшные русские морозы!

— Verfluchtishe Schnee! Schnee und Kälte! — Проклятый снег! Снег и холод! — Рукой в кожаной краге командир танковой батальонной «кампфгруппы» попытался очистить приборы наблюдения от снега. Получалось не очень хорошо.

Не пристало ему, «Стальному человеку», наследнику нордических, северных богов, бояться стужи. А вот поди ж ты… Позже те, кто пытался воскресить суровые и жестокие культы Тора и Одина, будут сетовать на «русского генерала Мороза». Большей глупости и придумать невозможно!

* * *

Обозрев окрестности в мощный цейссовский бинокль, обер-лейтенант Шталльманн немного успокоился.

Впереди была широкая просека, где вполне можно было маневрировать даже среднему танку, такому, как средний танк командира батальона Pz.Kpfw.IV Ausf.F1. Что самое интересное — этот танк сначала так и назывался: «Bataillonsführerwagen», сокращенно «B.W.». Такое обозначение на фирмах «Рейнметалл» и «Крупп» новый танк получил из соображений секретности.

Эта угловатая, почти квадратная машина вооружалась стандартной короткоствольной 75-миллиметровой пушкой KwK-37. Опыт боев показывал, что только она и может хоть в какой-то мере противостоять броне русских танков Т-34. Но о поражении таких тотально бронированных советских монстров, как КВ-1 или КВ-2, и речи быть не могло!.. Разве что в упор!

Но на короткой дистанции русские танкисты сами шли в атаку, применяя невиданный прием боя — танковый таран! И дело тут не только в почти мистической смелости русских. Советские танкисты верили в надежность своей техники. Пятидесятитонные стальные чудовища с мощными 76-миллиметровыми пушками могли раздавить своей массой даже Pz.Kpfw.III, что уж говорить о легких танках, таких, как «Панцер-II» или трофейный чешский Pz.38(t) «Прага»! В начале войны в Панцерваффе была принята классификация, по которой Pz.Kpfw.IV относились к тяжелым танкам — по мощи башенных орудий и толщине брони. Однако первые же бои на Восточном фронте показали всю несостоятельность такой концепции. Она годилась только для министерства пропаганды Геббельса, но никак не для серьезного тактического и стратегического анализа в штабах ОКВ и ОКХ.[2] В самом деле, как считать «тяжелым» танк Pz.Kpfw.IV массой около двадцати тонн, если «Клим Ворошилов» с 76-миллиметровой пушкой весил 48 тонн, а КВ-2 со 152-миллиметровой гаубицей имел 52 тонны боевой массы?!

— Тор вызывает Локи, прием. Локи, ответьте! — Внутри башни Дитрих Шталльманн одной рукой прижимал микрофон к губам, а другой придерживал постоянно съезжающие с красной вязаной шапочки наушники.

Холодина и внутри боевого отделения была жуткая, а нормальной теплой одежды — никакой. В фатерланде сейчас вовсю шла кампания по сбору теплых вещей для «доблестных солдат Рейха». Вот Дитриху и досталась «боцманская» шапка, за которую он тут же получил прозвище «rottkapchen».[3] Кто-то из «der alter Fronthase» — «старых фронтовых зайцев» вспомнил, как в самом начале Восточной кампании Дитрих Шталльманн участвовал в форсировании пограничной реки Буг на «подводном танке» Tauchpanzer III. Тогда «панцеры» первого батальона 18-го танкового полка Манфреда графа Штрахвитца скрытно, под водой проползли по дну Западного Буга и стремительным броском захватили плацдарм уже на советской территории.

«Что, Дитрих, снова будешь орать „Gluk auff!“ вместо „Panzer, vorwärts“?»[4] — Обер-лейтенант Шталльманн злился, но молчал.

— Локи на связи, прием, — раздался в наушниках хриплый прокуренный голос обер-фельдфебеля Хиртцеля, командира разведывательного батальона.

Его легкий танк Pz.Kpfw.II Ausf.C «Schnellkampfwagen» находился сейчас примерно метрах в восьмистах дальше, за поворотом лесной дороги. Вместе с ним была еще пара трофейных чешских танков «Прага» «LT vz.38». В Панцерваффе эти танки получили обозначение Pz.Kpfw.38(t) Ausf.A. В принципе, это был весьма неплохой танк. Он существенно превосходил по боевым данным легкие машины Панцерваффе Pz.I и Pz.II. В самом начале войны на Восточном фронте трофейные «чехи» использовались в качестве основной ударной силы. Но, по мере того как росло производство «троек» и особенно — Pz.Kpfw.IV, легкие танки все чаще использовались как разведчики, «подсвечивая» цели.

Что там, впереди? Пока все было спокойно, но Дитриха Шталльманна одолевала тревога. Зимний лес хранил суровое молчание.

— Panzer, vorwärts! Танки, вперед! — отдал приказ по рации обер-лейтенант Шталльманн.

Разорвав хрустальную ледяную тишину, полтора десятка угловатых серо-белых танков и столько же полугусеничных, похожих на гробы бронетранспортеров медленно поползли по заснеженной лесной дороге. В хвосте колонны было еще четыре «шнелльпанцера» Pz.Kpfw.II Ausf.C. На первый взгляд было очевидной нелепицей ставить в хвост колонны самые быстроходные из имеющихся машин, но у опытного командира батальона были на этот счет свои соображения…

* * *

Удар! Грохот! Сноп огня! И вот уже рвут морозный воздух пулеметные очереди, громыхают выстрелы танковых пушек, со звоном рикошетят от брони раскаленные осколки.

— Achtung! Russische panzer! — Внимание! Русские танки!

— Wo is die Russische panzer?! Ich kann nicht sehen! — Где русские танки?! Я не вижу их!

Зато обер-лейтенант Шталльманн их увидел.

Русские замаскировались так искусно, что до самого последнего момента заметить их было практически невозможно. Только когда «тридцатьчетверки» открыли ураганный огонь по колонне немецкой бронетехники, стало ясно, насколько виртуозна была их маскировка. Даже нагретый воздух от моторных отсеков не смог выдать позиций большевиков! Зато сейчас вспышки выстрелов и разрывов слепили глаза!

Уже горел «шнелльпанцер» командира разведывательного танкового взвода обер-фельдфебеля Хиртцеля. Причем горел он так же быстро, как и ездил. Интересно, что, до тех пор пока в Германии не были сняты ограничения Версальского договора, «Панцер-II» официально создавался как сельскохозяйственный трактор LaS-100. Уж лучше бы он таковым и оставался… Знаменитый танковый генерал Гейнц Гудериан легкие танки иначе как «обузой Панцерваффе» и не называл.

Танковый разведвзвод «Локи» погиб полностью, попав под страшный перекрестный огонь большевистских «тридцатьчетверок» с их длинноствольными 76-миллиметровыми пушками. Даже попадания осколочно-фугасных снарядов приводили к опасным сотрясениям бронелистов и трещинам. А уж когда прилетала бронебойная «болванка»!..

Но гибель взвода «Локи» позволила основной массе немецких средних танков перегруппироваться и открыть беглый огонь по сторонам от дороги. Танки Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV стреляли из своих 50- и 75-миллиметровых орудий по обе стороны дороги, стремясь беглым огнем если уж не поразить практически неразличимые и неуязвимые русские танки, то хотя бы сбить им прицел.

Стоя во весь рост в башне, обер-лейтенант Шталльманн корректировал огонь своему стрелку-наводчику Вальтеру Зиберу. Вместе с пятью широкими смотровыми амбразурами, прикрытыми бронезаслонками, на командирской башенке имелось механическое устройство для определения курсового угла цели. С его помощью командир танка выдавал точное целеуказание своему наводчику, имевшему такой же прибор.

А радист передавал прицельные данные и на другие машины. Правда, пользоваться таким целеуказанием было сложно, ведь нужно было еще и уточнять углы наведения для каждого танка. Но все же хотя бы было известно, куда пушку ворочать…

Командирский танк Pz.Kpfw.IV Ausf.F1 — B.W. — «Bataillonsführerwagen» отличался от линейных «четверок» установкой еще одной, более мощной радиостанции. В связи с этим курсовая пулеметная турель — «kugelblende» в спрямленном лобовом листе бронекорпуса была заглушена. Но обер-лейтенант Шталльманн знал, что не только огневая мощь, но и способность управлять войсками в такие вот критические моменты очень дорого стоит. Благодаря его четким командам основные силы батальона — второй взвод первой роты танков Pz.Kpfw.IV Ausf.F1 «Валькирия» и взвод «троек» из роты «Асгард» — продолжали отражать ожесточенный натиск русских танков. Даже несмотря на потери и скованность в маневре.

— Говорит Тор! Взвод «Фрейя», прием. Zum Angriff! — В атаку!

— Яволь, герр обер-лейтенант!

Идущие в арьергарде четыре легких танка Pz.Kpfw.II Ausf.C рванулись вперед и, ломая кусты, пошли напролом. Эти боевые машины являлись модификацией так называемого «Быстрого танка» — «Schnellkampfwagen».

От обычных «Панцер-II» они очень сильно отличались ходовой частью по типу, разработанному Уолтером Кристи. Она имела по четыре больших опорных катка без поддерживающих роликов. Подвеска катков была индивидуальной торсионной. Корпус также был значительно перекомпонован.

Без изменений осталась лишь башня с вооружением из автоматической 20-миллиметровой пушки и спаренного пулемета. Стосорокасильный двигатель «Майбах» HL62TRM разгонял танк до скорости в 55 километров в час. Боевая масса составила десять тонн, а запас хода — две сотни километров. Бронирование «Панцер-II» было довольно слабым: лоб корпуса — 30 миллиметров, борт и башня — 14,5 миллиметра.

При этом, как показала польская кампания 1939 года, даже лобовая броня легко пробивалась из польских противотанковых ружей. Бронирование немецкого танка в спешном порядке усилили методом экранирования — наварили сверху дополнительные 20-миллиметровые пластины. Так, что не только наши легкие «бэтэшки» и Т-26 защищались дополнительной броней. Но при этом БТ-5 и БТ-7 по своей конструкции и бронезащите были все же более рационально скомпонованы.

Сейчас их задача была максимально сблизиться с расположенными в засаде русскими средними и тяжелыми танками и, образно говоря, «засветить» их скрытные позиции.

Но советские танкисты не стали дожидаться и сами пошли в контратаку! Взвихрился поднятый стальными траками снег, и в этом облаке появился грязно-белый угловатый силуэт «Клима Ворошилова». Массивный, словно топором рубленный, русский танк развернул башню вбок. И с ходу ударил бронированной грудью легкого «немца». Даже сквозь грохот взрывов Дитрих Шталльманн услышал истошный вой и скрежет разрываемых бронелистов! Или — почудилось это немецкому танкисту… Крупповская броня смялась, словно бумага. С сухим пистолетным треском вылетали заклепки. Трещали стальные немецкие «кости» каркаса.

Панцирь «панцера» избороздили глубокие трещины. Из разбитых трубопроводов выплеснулось масло и синтетический бензин. Вперемешку с кровью… Гневно взрыкнув дизелем, «Клим Ворошилов» отшвырнул искореженные обломки разбитого «Панцера-II».

— Scheise! Verfluhtische russische swein! — Дерьмо! Проклятая русская свинья! — в сердцах выругался Дитрих Шталльманн. — Зибер, курсовой угол тридцать. Танк противника — Feuer!

Грохнул выстрел — короткоствольная 75-миллиметровая пушка KwK-37 послала бронебойный снаряд в неприятеля. Это был новый боеприпас: с тугоплавким сердечником из карбида вольфрама. Но даже такой снаряд скользнул по наклонному лобовому бронелисту сталинского богатыря и с истошным визгом отлетел, оставив только глубокий кривой шрам. На секунду КВ-1 остановился, и Дитриху Шталльманну показалось, что он все же поразил стальное чудовище. Но нет: рикошет, броня не пробита!

— Verdammt! — Проклятье!

Это не броня, а просто «стальная стена»! Толщина лобового бронелиста «Клима Ворошилова» составляет 75 миллиметров, да к тому же он расположен под наклоном тридцать градусов к нормали. Рациональные углы наклона русских танков нового поколения позволяли добиться феноменальной снарядостойкости!

Развернувшись, КВ-1 выполз на просеку. Массивная угловатая башня медленно разворачивалась, длинный ствол страшной 76-миллиметровой русской пушки ходил по вертикали, выбирая цель.

На башне Дитрих успел разглядеть какой-то девиз с восклицательным знаком. Скоро он выучит его наизусть, настолько часто его будут писать русские: «Смерть фашистам»!

Обер-лейтенант Шталльманн — «Стальной человек» отшатнулся от смотровой щели командирской башенки, когда вспышка выстрела озарила дуло 76-миллиметрового орудия. Казалось, что немецкий танкист даже сумел разглядеть снаряд, вылетающий из ствола. Но бронебойная болванка ударила по соседнему танку. Попадание пришлось в слегка скошенную «скулу» широкой башни. Короткий ствол немецкого танка задрался вверх, в борту башни зиял пролом, как раз впереди черного, обведенного широким белым контуром паучьего креста. Да, на этом «панцере» можно было поставить крест, как и на его экипаже…

— Verflucht! — Проклятье! — Дитрих Шталльманн снова выругался сквозь крепко стиснутые зубы. — 20 nach rechts — 20 вправо. Стреляйте по нему!

— Feurbereit! — Готов к открытию огня!

— Feuerfrei! — Огонь!

— Abgefeuerit! — Выстрел произведен!

Но огромный угловатый танк попятился, принимая бронированной грудью несколько ударов немецких бронебойных снарядов. А потом только на несколько секунд показался на лесной дороге и снова скрылся в густом подлеске. Несколько немецких танков успели выстрелить, но их снаряды лишь взбили снежные фонтаны.

Еще один «шнелльпанцер» превратился в пылающий костер. Бронебойный снаряд «тридцатьчетверки» прошил его лобовую броню, словно кусок фанеры, ударил в боеукладку, попутно размазав по клепаным стенкам боевого отделения внутренности его экипажа. И сохранил еще достаточно кинетической энергии, чтобы вынести сквозь кормовую бронеплиту карбюраторный двигатель «Майбах».

Еще одна «тридцатьчетверка» прошлась из обоих пулеметов по корпусу «полугусеничного гроба» — бронетранспортера для мотострелков. Тех панцергренадеров, кого не настигли быстрые русские пули, перемололи широкие русские гусеницы.

Русские танки устроили настоящую бойню на этой забытой богом лесной дороге!

— Panzer, zurück! — Танки, назад!

Уцелевшие танки батальонной «кампфгруппы» Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV были вынуждены отступить…

Глава 2 Ополченцы

Старший лейтенант Горелов был доволен проведенным боем: они показали гитлеровцам, где раки зимуют! Еще одна их «боевая группа» была разгромлена, а усталый «Клим Ворошилов» со шрамами на броне возвращался на батальонный пункт боепитания, чтобы залечить свои раны, заправиться топливом и маслом, пополнить боекомплект — и снова ринуться в бой!

Навстречу стальному монстру по дороге шагали колонны солдат. Чаще всего это были не регулярные подразделения, а ополченцы-добровольцы. Вооружены и одеты они были не так хорошо, как кадровые пехотинцы, маршировали часто не в ногу. Но на их лицах, таких разных, молодых и старых, застыло одно и то же выражение: решимость отстоять свою родную столицу.

Мы не дрогнем в бою
За столицу свою,
Нам родная Москва дорога.
Нерушимой стеной,
Обороной стальной
Разгромим, уничтожим врага!

Вился над марширующими колоннами марш защитников Москвы, и расправлялись плечи под тяжестью «трехлинейки» Мосина, патронных подсумков и бутылок с горючей смесью. Тверже ступали ноги в башмаках с обмотками, тяжелых рабочих ботинках или валенках.

Многим из ополченцев не суждено было вернуться — необстрелянные, они погибнут в первых же боях. Но на их место в стрелковых цепях встанут другие. Вермахт воевал не с армией, как это было во Франции и в Польше, а со всем народом.

Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой!
* * *

Упорное сопротивление и тактические успехи Красной Армии под Москвой покупались дорогой ценой.

После того как были окружены части Западного фронта, из сорока четырех дивизий были полностью потеряны двадцать четыре. А в остальных потери составили от тридцати до девяноста процентов.

Общие потери составили 417 790 человек, было убито или попало в плен 341 073 человека. Было потеряно около пяти тысяч танков, около десяти тысяч орудий и минометов. Кроме того, войска Западного фронта потеряли 1766 вагонов боеприпасов и более семнадцати с половиной тонн горюче-смазочных материалов. Были также потеряны тысячи единиц стрелкового оружия, особенно пулеметов, пистолетов-пулеметов и автоматических винтовок.

Восполнить в одночасье такие потери было практически невозможно. Для любой другой страны, кроме Советского Союза и, наверное, Китая.

Кадровые подразделения были выбиты, и тогда на защиту родной земли встали простые люди. Не все они были поголовно коммунистами, ни даже сочувствующими. Просто враг пришел на их родную землю, и нужно было эту землю защищать любой ценой!

Практически сразу, с самого начала Великой Отечественной войны, стали формироваться отряды народного ополчения. Вооружались они, откровенно говоря, чем придется. Были реквизированы запасы винтовок и пистолетов из ОСОАВИАХИМа, милиции. А когда враг подошел к Москве, вспомнили даже о трофейном и историческом оружии!

Так, например, рабочие отряды ополчения, оборонявшие столицу, были вооружены пулеметами Мадсена времен Первой мировой войны, японскими винтовками Арисака, оставшимися на складах еще со времен Русско-японской. Были на вооружении ополченцев и польские карабины Маузера 98К, захваченные еще в 1939 году и даже раньше — отвоеванные в ходе «Освободительного похода» на Карпаты и Буковину в 1933 году. И финские пистолеты-пулеметы «суоми» и «лахти», захваченные в Зимней войне 1939 года. Кстати, они были очень похожи на наши пистолеты-пулеметы ППД-40 и ППШ-41.

Да и бронетехника была под стать стрелковому оружию. Николай Горелов несколько раз уже видел весьма своеобразные образцы бронетехники — бронированные тракторы и установленные на базе гусеничных тягачей противотанковые пушки.

* * *

Эксперименты с импровизированной бронетехникой, созданной на базе сельскохозяйственных тракторов, проводились в Советском Союзе еще в тридцатых годах. В результате было создано несколько типов самоходных артиллерийских установок для непосредственной поддержки пехоты.

К весне 1932 года руководство Управления моторизации и механизации РККА, получив результаты испытаний бронетракторов различных конструкций, пришло к выводу, что сделать из обычного трактора полноценную боевую машину невозможно. Получавшаяся в результате техника не могла решать поставленные боевые задачи.

Однако после ряда поражений, понесенных Красной Армией летом 1941 года, и больших потерь в танках советским руководством был принят ряд срочных мер по восполнению этих потерь. Двадцатого июля 1941 года Государственным Комитетом Обороны СССР было принято постановление № 219 «Об организации производства двух тысяч бронетракторов».

Серийное производство бронетракторов планировалось развернуть на двух ведущих тракторостроительных предприятиях: Харьковском тракторном и Сталинградском тракторном заводах.

При этом бронетракторы должны были быть побочной продукцией: одновременно на заводах шла усиленная подготовка к производству средних танков Т-34 на Сталинградском и легких Т-60 на Харьковском заводе.

Предполагалось бронировать и вооружать трактора 45-миллиметровыми танковыми пушками и использовать в качестве противотанковых самоходных орудий. Назывались они Т-16 или ХТЗ-16 — по названию Харьковского тракторного завода. Он представлял собой обычный сельскохозяйственный гусеничный трактор, обшитый листами брони, с установленным пушечным и пулеметным вооружением.

В начале августа испытали четыре экспериментальных образца бронетракторов с 45-миллиметровыми пушками, построенных на базе тракторов 1ТМВ, СТЗ-3, СХТЗ-НАТИ и СТЗ-5. Для серийного производства избрали вариант на базе трактора СТЗ-3, при бронировании шасси «железного коня» было усилено, а для плавности хода на него установили обрезиненные катки и гусеницы с трактора СТЗ-5.

Кабина водителя демонтировалась, на ее место устанавливалась бронированная рубка с толщиной листов 10–25 миллиметров. Бронетрактор вооружался 45-мм танковой пушкой 20К образцов 1932/34/37 годов. Для ближнего боя экипаж имел пулемет «Дегтярев-пехотный». Он перевозился внутри бронированного трактора. Сорокапятимиллиметровая пушка имела ограниченные углы обстрела — чтобы навести ее на цель, необходимо было разворачивать весь трактор.

Принимая во внимание, что СТЗ уже освоил производство танков Т-34, а на ХТЗ только начались работы по подготовке к выпуску Т-60, наркомом танковой промышленности Малышевым было принято решение основной объем производства бронетракторов развернуть в Харькове. Планом предусматривалось построить к октябрю 1941 года на Харьковском тракторном около тысячи ХТЗ-16, еще пятьсот — в Сталинграде.

Бронедетали для них должен был поставлять Новокраматорский машиностроительный завод. Последний, в свою очередь, получал прокат с Мариупольского завода имени Ильича. Производство бронетракторов было начато в конце августа 1941 года, но из-за постоянных сбоев с комплектующими так и не вышло на крупносерийный уровень.

В середине сентября 1941-го, после разгрома и окружения основной группировки Юго-Западного фронта под Киевом, создалась угроза быстрого захвата немецкими войсками Донбасса и Харьковского промышленного района. А ведь там были сосредоточены основные производственные мощности металлургии и тяжелой промышленности в европейской части Советского Союза. Уже через несколько дней Государственный Комитет Обороны СССР принял решение об эвакуации многих ведущих предприятий Восточной Украины. К моменту эвакуации Новокраматорского завода он успел поставить в Харьков не более сотни бронекомплектов для тракторов, в то время как на ХТЗ уже было подготовлено более восьмисот тракторных гусеничных шасси для ХТЗ-16.

Восемнадцатого сентября 1941 года началась эвакуация цехов Харьковского тракторного завода, и к концу октября суммарный выпуск бронетракторов в Харькове составил всего около пятидесяти-шестидесяти единиц. Так как Сталинградский завод был загружен производством танков и не мог производить бронетракторы, то количество выпущенных в Сталинграде ХТЗ-16 не превышало 30 машин.

Подробных данных о боевом использовании ХТЗ-16 немного. Производимые бронетракторы поступали на вооружение противотанковых подразделений воинских частей, формируемых в Харьковском военном округе.

Так, в противотанковую роту 14-й танковой бригады поступило восемь бронетракторов ХТЗ-16, только что сошедших с конвейера.

Еще около полутора десятков бронетракторов ХТЗ-16 в составе отдельного дивизиона принимали участие в обороне Полтавы в конце сентября 1941 года.

Бои здесь отличались особой ожесточенностью и быстротечностью. Полтаву и Кременчуг защищали в основном отряды ополчения, отступившие же кадровые воинские части были уже обескровлены. В итоге и ополченцы, и поддерживающие их бронетракторы не смогли эффективно бороться против наступающих моторизованных подразделений Вермахта. Бронетракторы были быстро потеряны, а ополченцы практически полностью полегли в жестоких, но безнадежных боях.

Но своей смертью они выиграли время для организации более-менее серьезной обороны Харькова и эвакуации промышленных предприятий Юго-Востока Советской Украины.

В середине октября в составе Харьковского гарнизона был сформирован отдельный бронетанковый, или, как его иначе называли, — противотанковый отряд. Он состоял из сорока семи единиц бронетанковой техники устаревших типов. В основном это были легкие танки Т-26 и Т-27, но в его составе было еще четыре пятибашенных тяжелых танка Т-35, как раз таких, на которых Николай Горелов начинал войну. В составе противотанкового истребительного отряда было и тринадцать бронетракторов ХТЗ-16. В уличных боях все машины противотанкового отряда были либо уничтожены, либо брошены при отступлении.

После взятия гитлеровцами Харькова десять машин в составе 133-й танковой бригады приняли участие в обороне Москвы.

Основными недостатками ХТЗ-16, как и всех бронетракторов, были низкая скорость, высокий силуэт, слабое бронирование, плохая обзорность в ходе боя и неподвижная пушка.

* * *

Другой образец импровизированной бронетехники применялся более эффективно, в том числе — и в битве за Москву. Речь идет о легкой противотанковой самоходке открытого типа ЗИС-30. Базой для нее стал артиллерийский тягач Т-20 «Комсомолец». В его кормовой части была установлена 57-миллиметровая противотанковая пушка ЗИС-2 со штатным щитом.

Двигатель также находился в кормовой части самоходки, а в носовой располагались трансмиссия и органы управления. В лобовом листе корпуса также располагался в шаровой установке 7,62-мм пулемет ДТ.

Для большей устойчивости при стрельбе машина оборудовалась откидными сошниками. На крыше кабины устанавливался кронштейн крепления пушки по-походному. В остальном же базовая конструкция «Комсомольца» осталась без изменений.

Другой вариант мобильной противотанковой пушки, получившей название ЗИС-31, представлял собой ту же 76-миллиметровую пушку ЗИС-2, но установленную на бронированном трехосном грузовике ГАЗ-ААА.

В июле-августе были произведены испытания обоих вариантов, в ходе которых выяснилось, что ЗИС-31 обладает при стрельбе большей кучностью, чем ЗИС-30, потому что установка на грузовике получилась более устойчивой.

Однако гусеничная самоходка ЗИС-30 обладала более высокой проходимостью, чем ее колесный конкурент. Именно это обстоятельство и сыграло решающую роль в принятии на вооружение РККА самоходки ЗИС-30. Московский завод № 52 должен был начать серийный выпуск ЗИС-30 с 1 сентября 1941 года.

Однако в связи с тем, что единственным производителем Т-20 был Московский завод № 37, который с августа прекратил выпуск тягачей и переключился на выпуск танков, «Комсомольцы» пришлось собирать по воинским частям. А кроме установки орудия еще и ремонтировать машины, зачастую доставленные на завод с передовой.

В результате производство ЗИС-30 началось только с 21 сентября и продолжалось до 15 октября 1941 года. За этот период завод изготовил около ста машин с пушкой ЗИС-2 и еще одну установку с 45-миллиметровым орудием. Дальнейшее производство установок, в связи с отсутствием «Комсомольцев», было остановлено и никогда более не возобновлялось.

Противотанковые самоходки ЗИС-30 начали поступать в войска в конце сентября 1941 года. Ими были укомплектованы противотанковые батареи двадцати танковых бригад Западного и Юго-Западного фронтов. В первых же боях «57-мм пушка ПТО», а именно так называли эту самоходку, зарекомендовала себя очень хорошо. Противотанковая 57-миллиметровая пушка ЗИС-2 пробивала броню всех типов бронетехники Вермахта. А подвижность установки давала возможность быстро менять огневую позицию. Импровизированные самоходки действовали в основном из засад, и немецкие танки, в особенности легкие — Pz.Kpfw.II и Pz.Kpfw.38(t), — были абсолютно беззащитны перед ними.

С другой стороны, в ходе интенсивного применения у самоходки выявился целый ряд недостатков, таких, как плохая устойчивость, перегруженность ходовой части, малый запас хода, малый боекомплект. Самоходная установка оказалась слишком высокой по габаритам, а броневая защита ее была все же слишком слабой.

Тем не менее, несмотря на недостатки, 57-мм самоходные установки продолжали боевые действия вплоть до лета 1942 года, когда в действующих войсках практически не осталось ни одной машины ЗИС-30. Часть вышла из строя из-за поломок, остальные были потеряны в боях.

Все же ожидать от импровизированного образца вооружения выдающихся боевых данных было по меньшей мере наивно. Ездит, стреляет, немцев бьет — чего еще нужно?..

И ни в коей мере нельзя на основании таких вот «эрзац-установок» попрекать советскую промышленность якобы отсталостью и техническим несовершенством.

Гитлеровцы уже в конце войны умудрялись создавать реактивные «народные истребители» — «Фольксъягеры» Не-162 «Саламандра» из фанеры и древесины, с минимумом дорогостоящего дюраля!

Вот такая огневая поддержка была у ополченцев…

* * *

С начала войны в Тульской области началось формирование истребительных батальонов, отрядов ополчения и боевых рабочих дружин. В самой Туле было создано девятнадцать отдельных истребительных батальонов. Их формирование и вооружение было возложено на органы НКВД. В состав истребительных батальонов входили проверенные коммунисты, комсомольцы и советские активисты, способные владеть оружием.

А 23 октября 1941 года городской комитет обороны принял решение сформировать Тульский рабочий полк в составе полутора тысяч человек, объединив их в пять батальонов. Полк возглавил начальник Четвертого отдела Управления НКВД Тульской области капитан госбезопасности Анатолий Горшков. Комиссаром полка стал Григорий Агеев.

Полк не был кадровой воинской частью, его снабжение осуществляли Тульская партийная организация и городской комитет обороны.

Личный состав Тульского рабочего полка был полностью обеспечен теплой одеждой, валенками и горячей пищей. Интересно, что данное подразделение было единственным, на вооружение которого поступили специально изготовленные на предприятиях Тулы пистолеты-пулеметы конструкции Коровина.

Свой первый бой Тульский рабочий полк принял в 7 часов 30 минут 30 октября 1941 года, обороняя Рогожинский поселок.

Около сорока немецких танков при поддержке автоматчиков начали наступление в районе кирпичного завода, расположенного южнее поселка. Бой продолжался более четырех часов, немецкие части в ходе нескольких атак так и не смогли преодолеть противотанковый ров.

В этом бою командир отделения Петр Саликов подбил свой первый вражеский танк.

Вскоре немецкие танкисты обнаружили слабое место на западной окраине поселка. Там из-за появившейся в лощине воды не был подготовлен противотанковый ров. Гитлеровские танки обошли оборонительные порядки полка и атаковали с тыла.

Полк был вынужден отступить на восточную окраину поселка, заняв оборону в районе Комсомольского парка и преградив путь в близлежащий поселок Красный Перекоп.

Во второй половине дня в ожесточенном бою погиб комиссар Григорий Агеев. Попытки немецких частей взять Красный Перекоп окончились неудачей.

* * *

Тульские рабочие сражались уже за гранью мужества. Противотанковых средств не хватало. В ход шли связки гранат и бутылки с зажигательной смесью. Люди бросались под танки — прямо в бессмертие! Воля — против воли, мужество — против наглости «европейских завоевателей».

Страшно, когда на тебя прет бронированная громадина, поливающая все на своем пути раскаленным свинцом. И не важны уже затверженные по «памятке красноармейцу» тактико-технические данные и уязвимые места фашистской бронированной гадины. Грохот двигателя и стальной скрежет гусениц закладывают уши. Хочется вскочить и бежать без оглядки, но — нельзя! Приказ — стоять насмерть! Потому что позади — Москва…

И ты ждешь, сжавшись в комочек на дне окопа. Рядом — опустошенная винтовка, а в руках — бутылка, наполненная тягучей желто-зеленой жидкостью. А к пробке проволокой прикручен обыкновенный терочный запал. Дернешь его, и все — полыхнет ярчайшее пламя… Но надо выждать, еще пару секунд…

А грохочущий бронированный монстр с черными крестами на башне и на угловатых бортах уже рядом. И человек в окопе встает во весь рост перед стальным чудовищем. Вспыхивает, словно сердце легендарного Данко, запал на бутылке с КС. Бросок! Стекло разлетается огненными брызгами, жидкое жадное пламя стекает по броне, захлестывает триплекс и смотровые щели механика-водителя.

И проклятый «панцер» замирает, окутывается дымом, остановленный человеком.

Но остановивший его уже этого не видит. Вспышка перед его глазами взрывается багровым светом… А потом лишь серое небо отражается в неподвижных глазах безымянного героя. Воистину: «Имя твое — неизвестно, подвиг твой — бессмертен»!

* * *

Гейнц Гудериан, вспоминая первые бои у Тулы, отмечал, что попытка сразу взять город окончилась провалом, столкнувшись с «сильной противотанковой и противовоздушной обороной». При этом, по его словам, немецкие войска «понесли значительные потери в танках и офицерском составе».

Тульский рабочий полк участвовал в боях до самого конца обороны города. Его бойцы прошли все круги ада на земле, закалились в этом огне. После боев под Тулой полк рабочего ополчения влился в регулярную Красную Армию под номером 766.

Глава 3 «Активная оборона» в действии

Гитлеровцы рвались к Москве. На южном фланге мужественно сражались тульские ополченцы. А к северу от столицы так же самоотверженно дрались части, прикрывающие подступы к Калинину. И все же советские войска, ведя тяжелые арьергардные бои, вынуждены были отступать…

Вторая танковая группа Гейнца Гудериана сразу же достигла серьезных успехов. «Быстроходный Гейнц» решил воспользоваться такой же тактикой, какую использовал при прорыве французских оборонительных рубежей.

Тогда он широко применял тактику блицкрига, правда, не всегда согласовывая свои действия с директивами вышестоящего командования. «Heinz Brausewetter» — «Гейнц-ураган», как его называли в Вермахте, продвигал свои танки вперед, производя опустошение далеко за ожидаемой линией фронта, блокируя коммуникации, захватывая в плен целые французские штабы, тем самым лишая французские части командования.

Благодаря этому о нем сложилась репутация своенравного и плохо управляемого командира. Ведь костяк Генерального штаба Вермахта составляли генералы прусской школы, «старой закалки». В разгар наступления, 16 мая 1940 года, командующий группой Эвальд фон Клейст даже временно отстранил Гудериана от командования корпусом за неподчинения приказам, однако этот инцидент был быстро улажен. И тем не менее по итогам Французской кампании Гудериан 19 июля 1940 года был произведен в генерал-полковники.

В боях против Красной Армии тактика блицкрига имела феноменальный успех. Действуя путем прорыва и охвата танковыми клиньями, немецкие войска стремительно продвигались вперед. 17 июля 1941 года Гудериан получает Рыцарский крест с дубовыми листьями. В начальный период войны на Восточном фронте, летом 1941 года, тактика блицкрига была эффективна против огромной, но плохо управляемой, распыленной на большой территории армии.

Немецкие танковые клинья перерезали коммуникации, прорывали нестойкую линию обороны, дезорганизовывали взаимодействие различных частей и подразделений Красной Армии на различных участках фронта.

Вторая танковая группа Гейнца Гудериана в составе группы армий «Центр» начала Восточную кампанию охватом Бреста с севера и юга. А 28 июня был оккупирован Минск, 28 июля гитлеровцы взяли Смоленск — Западный фронт Красной Армии был разгромлен, а его командующий — генерал Павлов был расстрелян.

Героическая оборона Киева, Харькова, Одессы и Севастополя позволила сковать значительные силы гитлеровцев и замедлить темпы продвижения Вермахта на восток. Но, по мере того как советские войска отходили к Москве, линии коммуникаций гитлеровцев растягивались, а силы — распылялись.

Командование Красной Армии готовило серию контрударов, однако для этого нужно было разработать новую, более эффективную тактику противодействия глубоким, проникающим ударам немецких войск. Но времени на это катастрофически не хватало.

Уже третьего октября части 24-го моторизованного корпуса Вермахта ворвались в Орел в двухстах километрах от полосы наступления. Когда немецкая 4-я танковая дивизия ворвалась в город, по улицам еще ходили трамваи и валялись ящики с заводским оборудованием, которое не успели эвакуировать.

* * *

Тактическую ситуацию нужно было переломить во что бы то ни стало. Вечером третьего октября в Мценск прибыла 4-я танковая бригада полковника Михаила Ефимовича Катукова. А уже четвертого числа на окраине города танковая бригада Катукова при поддержке дивизиона гвардейских минометов капитана Чумака атаковала маршевые колонны немецкой 4-й танковой дивизии и фактически вывела ее из строя. Бои за Мценск на неделю сковали немецкие войска.

Вечером 5 октября Брянскому фронту было разрешено отвести войска на вторую полосу обороны в районе Брянска и на рубеж реки Десны.

А 6 октября ожесточенный бой разгорелся у высоты 217,8 у села Первый Воин Мценского района.

В частности, командир отдельной танковой группы старший лейтенант Дмитрий Федорович Лавриненко с четырьмя Т-34, отражая в этот день атаку немецких танков на рубеже Нарышкино — Первый Воин, уничтожил полтора десятка немецких танков! Гитлеровские Pz.Kpfw.III смяли нашу противотанковую оборону, прорвались непосредственно к позициям 4-й танковой бригады и начали гусеницами «утюжить» окопы наших мотострелков. Ситуация сложилась критическая. И в этот момент четыре «тридцатьчетверки» старшего лейтенанта Лавриненко выскочили из леса наперерез танкам противника. И сразу же открыли беглый огонь. Гитлеровцы абсолютно не ожидали появления на этом участке мощных и маневренных советских танков. Первым же залпом советские танкисты накрыли шесть «панцеров-III»! Остальные начали отходить. А русские танки так же стремительно ушли из-под удара. Они активно маневрировали, используя отличное знание местности. И уже через несколько минут появились снова, но уже левее. Из-за пригорка они открыли ураганный огонь — и снова скрылись, оставив гореть на почерневшем оплавленном снегу еще несколько вражеских танков! В итоге атака немецких механизированных сил на этом участке оперативной обороны была сорвана. Советские танкисты потерь не имели.[5]

Сам старший лейтенант Дмитрий Лавриненко участвовал в 28 боях, три танка, на которых он воевал, сгорели.

Вместе с Дмитрием Лавриненко в бою у села Первый Воин отличился и командир танка Т-34 старший сержант Иван Любушкин. Шестого октября 1941 года он уничтожил в двух танковых дуэлях девять немецких танков. За этот бой ему присвоили звание Героя Советского Союза. А всего в боях за Москву экипаж Любушкина записал на свой счет двадцать немецких танков![6]

Немцы обнаружили его машину, открыли огонь. Несколько снарядов ударили по броне. Два члена экипажа были ранены, сам командир получил тяжелый ушиб ноги. Но танкисты не покинули поле боя, маневрируя, пользуясь короткими остановками, они подбили еще четыре танка противника.

А всего за восемь дней боев 4-я танковая бригада полковника Катукова шесть раз меняла позиции. Его танкисты уничтожили и подбили 133 танка противника, две бронемашины, семь тяжелых орудий, полтора десятка тягачей, зенитную батарею, девять самолетов и много другой боевой техники противника!

Гитлеровская 4-я танковая дивизия была остановлена русскими танкистами на «тридцатьчетверках».

До этого сам Гейнц Гудериан крайне пренебрежительно отзывался об этих боевых машинах:

«…Советский танк Т-34 является типичным примером отсталой большевистской технологии. Этот танк не может сравниться с лучшими образцами наших танков, изготовленных верными сынами Рейха и неоднократно доказывавших свое преимущество…»

Но к концу сентября под впечатлением действий бригады Катукова мнение «Быстроходного Гейнца» о возможностях Т-34 существенно изменилось:

«…Я составил доклад о данной ситуации, которая является для нас новой, и направил его в группу армий. Я в понятных терминах охарактеризовал явное преимущество Т-34 перед нашим Pz.IV и привел соответствующие заключения, которые должны были повлиять на наше будущее танкостроение…»

В итоге 4-я дивизия Панцерваффе понесла значительные потери. Намеченное быстрое наступление Гудериану пришлось отложить.

* * *

Однако ситуация на фронте менялась с молниеносной быстротой. И в этот же день, шестого октября, немецкая 17-я танковая дивизия захватила Брянск, а 18-я танковая дивизия атаковала Карачев, отрезав, таким образом, силы Брянского фронта. Командующий фронтом генерал Еременко был вынужден отдать приказ подчиненным ему армиям о бое «с перевернутым фронтом».

Безнадежное для наших войск оборонительное сражение окончилось крахом: в окружение под Брянском попали силы 3, 13 и 50-й советских армий. В общей сложности — двадцать семь дивизий, две танковые бригады, девятнадцать артполков Резерва Главного Командования и управления 50, 3-й и 13-й армий Брянского фронта.

Во время выхода оставшихся сил из окружения погиб командующий 50-й армией генерал-майор Петров. При попытке выхода из окружения 13 октября и сам Еременко был серьезно ранен и был эвакуирован в Москву специально присланным за ним самолетом.

* * *

В такой сложной оперативно-тактической ситуации решительные действия 4-й танковой бригады Михаила Ефимовича Катукова против частей 4-й танковой дивизии Вермахта под Мценском в октябре 1941 года позволили реализовать новый принцип так называемой «активной обороны». Но для ее полной реализации нужны и соответствующие мобильные подразделения, имеющие к тому же мощное вооружение. И талантливые, имеющие реальный боевой опыт командиры.

Первым таким подразделением и стала 4-я танковая бригада.

Командовал ею полковник Михаил Ефимович Катуков. Он уже имел серьезный боевой опыт. Под его руководством 20-я танковая дивизия принимала участие в жесточайшем и самом масштабном сражении в треугольнике под Луцком — Дубно — Бродами.

Это была страшная битва, самое кровавое и масштабное танковое сражение. Контрудар наших войск 26 июня 1941 года превратился фактически во встречное сражение с подразделениями 1-й танковой группы Вермахта. Особенно сильное поражение было нанесено 48-му немецкому моторизованному корпусу. Одна из дивизий — 11-я танковая, те самые «призраки», — была практически полностью разгромлена.[7]

Однако полностью замок окружения замкнуть не удалось по причине слабого взаимодействия и разведки, а также катастрофических перебоев с радиосвязью.

Вот что написал впоследствии в своих мемуарах B. C. Архипов, в то время командир разведбата 43-й танковой дивизии 19-го мехкорпуса:

«Слабая, с длительными перерывами радиосвязь была причиной опоздания информации, направляемой с линии фронта в высшие штабы. Потому и решения, которые принимались в штабах, в свою очередь, передавались на фронт, часто не соответствовали изменившейся боевой обстановке.

К примеру, вечером 26 июня, когда, смяв правый фланг 11-й немецкой танковой дивизии и разгромив один из ее танковых полков, наша дивизия вышла к Дубно, никто из нас не знал, что с юга, нанеся огромные потери другим соединениям 48-го немецкого моторизованного корпуса, успешно продвигается к нам навстречу 8-й мехкорпус генерала Д. И. Рябышева. Забегая вперед, отмечу, что подобная ситуация повторилась и на следующий день, когда все три корпуса — 36-й стрелковый, 8-й и 19-й механизированные — опять наступали на Дубненском направлении. Опять мы и наши соседи, стрелки 36-го корпуса, вышли на подступы к Дубно, но не знали, что в город уже ворвалась 34-я танковая дивизия полковника И. В. Васильева из 8-го мехкорпуса. Таким образом, 26 и 27 июня советские танковые клинья дважды и очень глубоко — до тридцати километров — врезались в оба фланга немецкого 48-го моторизованного корпуса. Однако отсутствие связи между этими клиньями и взаимная неосведомленность не позволили довести дело до логического конца — до окружения 48-го мотокорпуса между Бродами и Дубно…»[8]

Но однозначно принижать значение приграничного танкового сражения тоже не стоило. Гитлеровцы понесли огромные потери в живой силе и технике, но главное — враг понял, что русские не сдадутся и даже в самых сложных условиях будут драться за каждую пядь родной земли с небывалой отвагой и ожесточением. Два бронетанковых клина, два клинка: выкованный в сумрачных, похожих на глубины ада, цехах Круппа и булатный, путиловский, вобравший в себя почти тысячелетнюю историю витязей-русов. Они высекли искры залпов башенных орудий и лязгнули друг по другу со звуком разрываемой брони и стальных траков гусениц.

Там сражался и сам Горелов вместе со своим другом, старшиной механиком-водителем Степаном Никифоровичем Стеценко. В тех боях закалился молодой командир. Однако за тяжелую науку побеждать пришлось заплатить самую высокую цену: собственную кровь и кровь своих боевых товарищей, которые погибли, чтобы он мог и дальше громить фашистскую гадину. Горелов до сих пор вспоминал с содроганием огненное лето 1941 года на советско-польской границе. Это тогда у молодого парня из Сталино[9] появились первые седые волосы. Старший лейтенант Горелов вместе со старшиной Стеценко сражались сначала на пятибашенном тяжелом танке Т-35. «Сухопутный крейсер», как его называли в войсках до войны, был своеобразным символом мощи Красной Армии. Его даже отчеканили на медали «За отвагу»! Но в бою только подготовленные экипажи могли полностью реализовать весь боевой потенциал тяжелого пятибашенного танка. Большинство же этих машин пришлось бросить из-за технических поломок. Но экипажу, в котором были Горелов и Стеценко, все же удалось повоевать, уничтожив несколько танков и много пехоты противника.

В одном из боев немецкие «панцеры» окружили их громадный, но неповоротливый танк и расстреляли его практически в упор. Командир Т-35, опытный танкист майор Корчагин геройски погиб, прикрывая отход своего экипажа. Он сражался до последнего в уже охваченной огнем головной орудийной башне. Пока не сдетонировал оставшийся уже немногочисленный запас снарядов…

Уже потом, перед самым штурмом Дубно, Горелов получил под командование тяжелый «Клим Ворошилов». На нем он вместе со своим бессменным механиком-водителем воевал и сейчас.

Да, многие были обязаны жизнью нынешнему командиру 4-й танковой бригады. В августе 1941 года Михаил Ефимович вывел из окружения остатки своей 20-й механизированной дивизии, а потом был назначен на должность командира вновь сформированной в Сталинграде 4-й танковой бригады.

Она была создана по новому образцу, не по полковой, а по батальонной системе. Это позволяло более гибко использовать все наличные силы. Что Михаил Ефимович и делал, причем с большой эффективностью. Но делал он это точно и расчетливо.

* * *

— Сейчас вы — наша последняя надежда! Именно от слаженности действий экипажей тяжелых танков КВ-1 и приданных вам подразделений зависит успех всей активной обороны! — Инструктаж перед боем проводил лично Михаил Ефимович. Всего в бригаде оставалось семь тяжелых танков «Клим Ворошилов», и одним из них был стальной богатырь с размашистой надписью белой краской: «Смерть фашистам!» Командовал им старший лейтенант Николай Горелов. — Активно используйте радиосвязь и надежно маскируйте танки на позициях. А после первых же выстрелов — сразу же меняйте позиции. Каждому тяжелому танку отводится свой район ответственности: развилка дорог, мост, господствующая высота. И ваша задача — не только удержать этот объект, но и максимально измотать силы врага, нанести механизированным и танковым соединениям гитлеровцев максимальный урон! Вам будут приданы подразделения автоматчиков и легкие танки Т-40. На пункте боепитания бригады получите дополнительный боекомплект бронебойных снарядов, зарядите и снарядите танки всем необходимым. Теснее используйте взаимодействие частей, которые имеются у вас в наличии. Громите фашистскую гадину по-суворовски: не числом, а умением!

— Есть, товарищ комбриг!

— По машинам! Выдвигайтесь скрытно и действуйте по своей инициативе. Враг ни за что не должен прорваться сквозь наши заслоны. И помните: отступать некуда, за нами — Москва!

— Служу трудовому народу!

* * *

— Экипаж, строиться!

Четыре танкиста замерли у массивной боевой машины по стойке «смирно».

Николай Горелов всмотрелся в эти лица, будто видел их впервые или же хотел запомнить навсегда. Старшина Стеценко, механик-водитель. С ним Горелов с самого начала войны. Сражались вместе с 26 июня на пятибашенном «танке-крейсере» Т-35. Горелов тогда был командиром передней малой орудийной башни, а Степан Никифорович Стеценко — старшим механиком-водителем «сухопутного крейсера».

— Товарищ старший лейтенант! Экипаж тяжелого танка «Клим Ворошилов» по вашему приказанию построен! Докладывает старшина Стеценко!

Но и без нее ворчливый старшина был ревнителем воинской дисциплины и порядка. А еще он буквально холил и лелеял грозную боевую машину. «Будь с танком, как с другом, и он никогда тебя не подведет», — любил повторять он. И на каждом привале лез в двигатель своего ненаглядного «Климушки», что-то там подтягивал, гремя гаечными ключами, ремонтировал.

В этом ему помогал младший механик-водитель экипажа, он же — заряжающий Роман Ветров. Этот светловолосый парень из Харькова работал раньше на ХТЗ и в технике разбирался не хуже старшины. Но был вежлив и никогда не ставил под сомнение авторитет старшего товарища.

Стрелок-радист Леонид Красин окончил общевойсковое училище связи, а уже с началом войны был направлен в танковые войска, в штаб механизированной бригады. Но молодому парню не сиделось «на теплом месте». Хотя под Киевом штаб подчистую разгромили немецкие пикирующие бомбардировщики «Юнкерс» Ju-87 — печально известные «лаптежники». Ему хотелось лично бить фашистскую гадину на передовой! — о чем он не раз писал в рапортах. Тогда же командование удовлетворило его рапорт и направило в экипаж тяжелого танка «Клим Ворошилов».

Командир орудия Тарас Омельченко был родом из Кременчуга, приписал год для совершеннолетия. Танковые пушки Л-11, Ф-32 и Ф-34 калибра 76,2 миллиметра он освоил за десять дней! Как и пулемет ДП-27 и ДТ-29 — «Дегтярев-танковый». В родном городе, занятом гитлеровцами, у него осталась семья и любимая девушка — Катруся. Он мечтал, как ворвется на своем тяжелом танке на улицы родного города и будет огнем пушки уничтожать ненавистных оккупантов! А потом обнимет старушку-мать и свою коханую.[10] Но до этого было еще очень далеко…

Заряжающий Максим Леонидов был единственным москвичом в экипаже. В субботу он со школьными друзьями кружился на выпускном балу, и все дороги были перед ним открыты!.. А в понедельник вчерашний школьник уже стоял в длинной очереди добровольцев у дверей военкомата. Разумеется, усталый, с красными от недосыпа глазами военком молча указал юнцу на дверь:

— Не бойся, парень, на твой век хватит повоевать!..

И тогда Макс вместе со сверстниками пошел в один из многочисленных отрядов гражданской обороны. Он тушил немецкие бомбы-«зажигалки», растаскивал завалы после бомбежек, оказывал помощь раненым. А когда враг подошел уже совсем близко, ушел копать окопы и противотанковые рвы поясов обороны вокруг своей столицы. Потом, приписав в метрику себе еще один год, пошел служить в танкисты! Радости его предела не было: наконец-то он поквитается с проклятыми оккупантами!

На лице старшего лейтенанта Горелова не дрогнул ни один мускул, но сердце в очередной раз сжалось, глядя на вчерашних пацанов… Людей сейчас катастрофически не хватало. Нет, от добровольцев отбоя не было. А вот опытные бойцы, кадровые, в большинстве своем полегли на всем протяжении от Буга до Днепра и дальше — до Северского Донца. А те, кто выжил, переводились на командные должности вместо погибших. Младших командиров катастрофически не хватало. Отсюда и просто чудовищные потери в живой силе.

Вчерашний учитель истории, а ныне — командир взвода или роты мог бы красочно рассказать о героическом сражении трехсот спартанцев царя Леонида в Фермопильском ущелье. Однако он не знал о тактических преимуществах, которые дает радиосвязь, и не мог полностью использовать преимущества новых боевых порядков пехоты или противотанковой артиллерии…

Вот и приходилось воевать с отважными, но неопытными юнцами. Удивительное дело, но он, Николай Горелов, их командир, был ненамного старше. Но на его виски уже легла первая жаркая изморозь фронтовой зимы…

— Экипаж, слушай мою команду! Приступить к погрузке боекомплекта и заправке танка. Механикам-водителям — проверить дизель и ходовую часть. Быть готовыми к выдвижению в указанный район по сигналу. Сигнал — зеленая ракета. Задача ясна?

— Так точно!

— Выполнять!

Танковый экипаж мгновенно рассыпался. Николай Горелов наравне со всеми перегружал 76-миллиметровые унитарные выстрелы к пушке, копался в двигателе вместе с ворчливым старшиной Стеценко и неунывающим Ромкой Ветровым. Кантовал скользкие бочки с солярой. Они были все вместе: единая фронтовая семья, объединенная общей целью — победой и общим стальным «организмом» — тяжелым танком КВ.

* * *

Позицию, которую выбрал старший лейтенант Горелов, было трудно назвать идеальной. И зачем нужно было хорониться за поваленными деревьями на краю оврага, если на противоположной стороне имелся замечательный холм, поросший густым подлеском?

То же самое спросил и командир взвода автоматчиков, но Горелов оставался непреклонен. А вот механик-водитель «Клима Ворошилова», старшина Стеценко, только хмыкнул в прокуренные седые усы. Ветеран, прошедший еще ад «Зимней войны» с белофиннами, понял замысел командира. Тогда ему тоже довелось драться на танке в тесноте леса. А для танка нет ничего хуже леса. Ну, разве что извилистые и тесные городские улочки.

Танки были рассредоточены и тщательно замаскированы. В снежных окопах, в буреломе, за поваленными стволами и за деревьями заняли места пулеметчики и автоматчики. Легкие танки Т-40 застыли в ожидании, изготовив к стрельбе свои страшные крупнокалиберные пулеметы ДШК.

Командир танковой засады, стоя по пояс в башне, обозрел окрестности в бинокль. На развилке дорог было тихо. Но то было затишье перед бурей… Недавно радировали из штаба: гитлеровцы выдвигают крупное соединение для глубокого прорыва.

Николай Горелов поправил теплый, на овчине, шлемофон. Он не только служил средством радиосвязи, но и неплохо защищал от холода и ветра. Зимний танковый комбинезон тоже был неплохо утеплен, а под ним — шерстяной канадский свитер из ленд-лизовских поставок. Комплект зимнего обмундирования дополняли еще и теплые краги. Конечно, не у всех была такая униформа. Но даже обычный ватник грел лучше, чем немецкая шинель.

* * *

В современной историографии, к сожалению, принято ругать советское командование за пренебрежительное отношение к своим солдатам: и снабжали их плохо, и кормили не очень… Так вот — в частности, в танковых частях Вермахта до самого последнего дня войны отсутствовали танкошлемы, хотя у летчиков Люфтваффе были шлемофоны! У нас же летние и зимние утепленные танкошлемы входили в обязательный комплект униформы советских танкистов. Пехота тоже была одета зимой в ватники, полушубки, валенки и шапки-ушанки. Стоит почитать, например, воспоминания Иохима Видера, начальника штаба Паулюса, «Сталинградская трагедия». Там в числе прочего перечислены и ошибки командования Вермахта в отношении снабжения, военной логистики и униформы солдат. И не только зимой 1942/43 года, но и ранее, под Москвой, советские солдаты хоть и не выглядели «с иголочки», но зато одеты были просто, тепло и добротно.

* * *

Вдали послышался приглушенный расстоянием гул моторов. Старший лейтенант Горелов подозвал солдата-связного:

— Передать по цепочке: всем приготовиться! Без команды — не стрелять!

Вскоре колонна немецкой бронетехники показалась из-за поворота лесной дороги. Впереди в боевом охранении шел тяжелый четырехосный броневик Sdk.Kfz.231. Похожий на гроб, вооруженный скорострельной 20-миллиметровой пушкой L-55 в плоской закрытой башне и спаренным пулеметом, этот броневик был самым мощным в начальный период войны.

Впереди него трещали моторами четыре мотоцикла с колясками, на которых стояли пулеметы.

У развилки дорог авангард гитлеровского механизированного соединения помешкал. Мотоциклы разошлись в стороны, а броневик остановился и несколько раз развернул плоскую приплюснутую башню влево-вправо.

— Давайте, гады, идите сюда, сто немытых вам за шиворот! — выругался старший лейтенант. Только бы никто из его солдат не поддался горячке боя раньше времени и не выстрелил!..

Покрутившись, но так ничего и не обнаружив, авангард гитлеровцев продолжил движение.

Вскоре показались и остальные силы: до батальона танков и вдвое больше — пехоты. Немецкие пехотинцы ехали на броневиках, автомобилях и захваченных у местных жителей санях-розвальнях.

Выбрав себе цель, массивный угловатый танк Pz.Kpfw.IV, старший лейтенант Горелов скомандовал:

— Приготовиться… По фашистской гадине, беглым — огонь!

* * *

И суровый русский лес словно взорвался орудийным грохотом и трескотней пулеметных очередей!

Первыми начали атаку замаскированные малые танки Т-40.

Эта машина была разработана в первой половине 1939 года на Московском заводе № 37 под руководством конструктора Николая Астрова, ведущего разработчика всей отечественной линейки малых и легких танков того периода. В декабре того же года Т-40 был принят на вооружение Красной Армии и серийно выпускался на заводе № 37.

Производство Т-40, включая его сухопутные варианты, продолжалось до декабря 1941 года, когда он был заменен на сборочных линиях более мощным легким танком Т-60. Всего было выпущено 722 танка. Все они приняли активное участие в боях Великой Отечественной войны в 1941–1942 годах.

Интересно, что наряду с тяжелыми, средними и легкими танками система автобронетанкового вооружения Красной Армии выделяла и еще один, особый класс так называемых «малых танков». Они являлись фактически танкетками, но только с вращающейся башней. Основным назначением малых танков была разведка, связь, боевое охранение частей на марше, борьба с вражескими диверсантами и партизанами.

Кроме того, малые плавающие танки использовались при форсировании рек и озер без какой-либо предварительной подготовки.

Но, поскольку амфибийные качества Т-40 в оборонительных боях начального периода войны остались практически незадействованными, то появилась возможность упростить конструкцию танка за счет отказа от узлов и агрегатов водоходного движителя. С танка снимались гребной винт с карданным валом, коробка отбора мощности, водоходные рули, откачивающий насос, теплообменник, волноотражательный щиток и компас. Но на части малых танков-амфибий сохраняли радиостанцию. За счет сэкономленной массы удалось незначительно усилить бронирование: до 13–15 миллиметров в наиболее важных местах конструкции. Часть бронелистов имели рациональные углы наклона.

Но все же сверхлегкий танк был весьма уязвим, проигрывая в показателях защищенности всем немецким легким танкам. В частности, переднее расположение трансмиссионного отделения, то есть ведущих колес, приводило к повышенной их уязвимости, так как именно передняя оконечность танка в наибольшей степени подвержена вражескому обстрелу. С другой стороны, в отличие от советских средних и тяжелых танков, у Т-40 топливные баки находились вне боевого отделения в изолированном броневой переборкой отсеке, что повышало выживаемость экипажа в составе механика водителя и командира-стрелка при поражении боевой машины. Корпус танка также имел днищевой люк для аварийного покидания.

Конечно же, в открытом бою у Т-40 не было никаких шансов против свирепых тевтонских «панцеров». Но вот в засаде на первый план выходила плотность огня на короткой дистанции. А вот в этом «танки-малютки» Страны Советов могли сказать свое веское слово!

Основным вооружением Т-40 являлся установленный в башне тяжелый пулемет ДШК калибра 12,7 миллиметра. С ним был спарен еще и 7,62-миллиметровый пулемет «Дегтярев-танковый», расположенный в единой установке с ДШК.

Тяжелые 12,7-миллиметровые пули Б-30 и Б-32 пробивали на дистанции в полкилометра броню толщиной 15 миллиметров. А на дистанции ста метров — 20-миллиметровый стальной лист! Другая пуля — 12,7-миллиметровая БС-41, благодаря металлокерамическому бронебойному сердечнику, имела более высокое бронебойное действие, а именно — 20 миллиметров при угле встречи с бронепреградой в 20 градусов на дальности 750 метров! При скорострельности пулемета ДШК в 800 выстрелов в минуту!

И весь этот ураган огня практически в упор обрушился на бронированную колонну Вермахта! В бортах немецких танков появились пробоины, а полугусеничные броневики превратились в дуршлаги, наполненные окровавленным мясом! «Гуляш по-рейнски» — подается с баварским пивом под музыку «Ich hat ein Kamerad»![11] Чадили фиолетовым пламенем эрзац-бензина грузовики, метались раненые лошади. Под перевернутыми санями в лужах крови на розовом ноздреватом снегу лежали раздавленные и затоптанные трупы в серых мышиных шинелях.

Бой продолжался.

Вместе с пулеметными Т-40 в распоряжении старшего лейтенанта Горелова оказались и два пушечных танка. Они оснащались 20-миллиметровой скорострельной пушкой ШВАК-Т, такие машины стали выпускаться с сентября 1941 года. По наземным целям бывшие авиационные орудия молотили не хуже, чем по «мессершмиттам» или «юнкерсам»!

* * *

Старший лейтенант Горелов правильно все просчитал: на начальном этапе боя нужно было максимально воспользоваться эффектом внезапности и создать настоящую стену огня! Это у него получилось — гитлеровцы оказались ошеломлены и понесли серьезные потери.

Однако защитникам Москвы противостоял опытный и закаленный в боях враг. Выучку немецких танковых экипажей и стойкость германской пехоты нельзя было недооценивать. Когда прошел первый шок, уцелевшие немецкие танки разошлись, развернули приплюснутые квадратные башни влево и вправо и открыли беглый огонь по обочинам дороги. И первой же их целью стал тот самый удобный пригорок, который так приглянулся командиру автоматчиков из подчиненной Горелову группы прикрытия. Но там находились только два расчета пулеметов «максим», которые отстреляли по паре лент и тут же сменили позицию.

А несчастный пригорок перепахало добрых полтора десятка осколочно-фугасных снарядов Круппа. И все — впустую.

Пока немецкие танкисты воевали с призраками, экипаж Николая Горелова успел подбить два танка противника. Приземистый угловатый Pz.Kpfw.III с черным паучьим крестом на грязно-белой квадратной башне получил попадание в борт. Удар пришелся по переднему левому катку и обездвижил немецкую боевую машину. Следующий снаряд ударил точно в самое уязвимое место: под башню. Следующей мишенью для старшего лейтенанта Горелова стал Pz.Kpfw.IV; это был более мощный танк, соответствующий нашему среднему. И вооружен он был сильнее: 75-миллиметровой пушкой вместо орудия калибра полсотни миллиметров. И на короткой дистанции она представляла серьезную опасность. Хоть ее осколочно-фугасные снаряды были слабее, чем советские 76-миллиметровые.

— Механик-водитель, вперед!

— Есть, командир! — Старшина Стеценко переключил скорость и взялся за рычаги фрикционов. Могучий «Клим Ворошилов» выполз на огневой рубеж. Стальной богатырь!

— Наводчик, пятнадцать вправо бронебойным огонь! — В перекрестье танковой командирской панорамы Николай Горелов видел кресты на широкой, со скошенными книзу углами башне и грязных бело-серых бортах.

— Есть огонь!

— Попадание!

Бронебойный снаряд ударил в левую часть бронированной маски, прикрывающей короткий, похожий на огрызок, ствол орудия. Вражеский танк резко остановился, словно наткнулся на невидимую стену. Толстый и короткий хобот оружия склонился, словно поверженный бронированный монстр Панцерваффе признавал поражение. Из люков, словно жирные черные тараканы, полезли гитлеровцы.

— Из пулеметов по фашистам — огонь! — скомандовал старший лейтенант.

Оба «дегтяря-танковых»: курсовой и установленный в башне орудием зло затрещали, выплевывая раскаленный свинец. Искры рикошетов рассыпались по броне подбитого «панцера». Раскаленные плети пулеметных очередей настигли немецких танкистов. Тела в серых шинелях с розовым кантом поверх черных мешковатых комбинезонов изломанными куклами замерли на белом снегу.

— Вперед!

Загребая широкими гусеницами снег, КВ-1 с испещренной шрамами-отметинами попаданий броней пер, не зная преград.

Впервые в боевых условиях тяжелый танк «Клим Ворошилов» появился на севере. За день до начала войны с белофиннами, 29 ноября 1939 года, три прототипа тяжелых танков отправились на фронт. Все три бронированных монстра: многобашенные «Сергей Миронович Киров», Т-100 вместе с «Климом Ворошиловым» придали 20-й тяжелотанковой бригаде, оснащенной средними танками Т-28. А 30 ноября 1939 года началась советско-финская война, и военные не упустили случая испытать новые тяжелые танки в действии.

Свой первый бой мощный «Клим Ворошилов» принял 17 декабря при прорыве Хоттиненского укрепрайона неприступной линии Маннергейма.

«Клим Ворошилов» успешно прошел испытания боем: его не могла поразить ни одна противотанковая пушка противника. Единственным недостатком нового танка военные признали только то, что 76-миллиметровая пушка Л-11 оказалась недостаточно сильной для борьбы с массивными железобетонными ДОТами финнов. Но в целом «боевой дебют» КВ оказался более успешным, нежели у СМК и Т-100. СМК вообще подорвался на сверхмощном фугасе и был оставлен на поле боя.

А «Клим Ворошилов» уверенно двигался по территории противника по курсу, указанному по радио, ведя огонь из орудия по обнаруженным целям, а на обратном пути вывел на буксире в расположение своих войск подбитый средний трехбашенный танк Т-28.

После боя, при осмотре танка, его экипаж насчитал следы от сорока трех попаданий снарядов в башню и корпус! У танка был прострелен насквозь ствол пушки, повреждены несколько траков, пробит опорный каток, сорван запасной топливный бак, помяты надгусеничные полки… Но броню КВ пушки противника пробить не смогли. Простреленный ствол пушки был заменен новым.

По результатам испытаний новый танк был принят в серию. Серийное производство танков «КВ» началось в феврале 1940 года на Кировском заводе.

С самого начала Великой Отечественной этот тяжелый танк использовался весьма активно на всех фронтах. И подготовленные, опытные экипажи творили на нем настоящие чудеса.

* * *

Самым ярким примером подвига танкистов, воевавших на КВ-1, стали действия командира роты Зиновия Колобанова. Двадцатого августа 1941 года экипаж его танка КВ-1 в одном бою в районе стратегического транспортного узла Войсковицы — Красногвардейск, ныне — Гатчина уничтожил из засады двадцать два гитлеровских танка. А всего в этот день ротой старшего лейтенанта Колобанова было уничтожено сорок три вражеских танка. В результате этого беспримерного по героизму боя была сорвана перегруппировка 1-й танковой дивизии, 6-й танковой дивизии и 8-й танковой дивизии Вермахта и задержано наступление гитлеровцев на Ленинград.

Сам Зиновий Григорьевич Колобанов был опытным танкистом: прошел всю финскую войну и трижды горел в танке.

«Перекрыть три дороги, ведущие к Красногвардейску, и стоять насмерть»! — таков был приказ командира 1-й танковой дивизии генералу Баранову. В каждый из пяти танков роты старшего лейтенанта Колобанова было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов и минимальное количество осколочно-фугасных.

Вот как сам комроты вспоминал впоследствии эти события:

«Меня нередко спрашивали: было ли страшно? Но я — военный человек, получил приказ стоять насмерть. А это значит, что противник может пройти через мою позицию только тогда, когда меня не будет в живых. Я принял приказ к исполнению, и никаких „страхов“ у меня уже не возникало и возникнуть не могло.

…Сожалею, что не могу описать бой последовательно. Ведь командир видит прежде всего перекрестье прицела… Все остальное — сплошные разрывы да крики моих ребят: „Ура“! „Горит!“ Ощущение времени было совершенно потеряно. Сколько идет бой, я тогда не представлял».

Из двойного боекомплекта было израсходовано 98 бронебойных снарядов.

* * *

Но не только под Ленинградом, но и под Москвой советские танкисты блестяще использовали тактику засад.

«Клим Ворошилов», изрыгая огонь и дым, вел стрельбу в самом высоком темпе, который можно было получить от 76-миллиметровой пушки Л-11. А потом сдал назад, снова скрывшись за поваленными деревьями.

— Степан Никифорович, жми по дну оврага!

— Есть, командир… Поехали! — Старшина Стеценко со скрежетом врубил передачу. Пять сотен свирепых коней бились в единой упряжке мощного форсированного дизеля В-2К.

Во второй половине 1941 года из-за нехватки дизелей В-2К, которые производились тогда только на одном заводе — № 75 в Харькове, танки «Клим Ворошилов» выпускались с четырехтактными V-образными 12-цилиндровыми карбюраторными двигателями М-17Т мощностью полтысячи «лошадей». Сделано это было не от хорошей жизни: Харьковский завод эвакуировался на Урал, и производство дизель-моторов было временно свернуто. И это — в самый сложный для бронетанковых войск Красной Армии период войны… Тем более ценными оставались машины с дизельными двигателями. И благодаря усилиям таких людей, как старшина Стеценко, «дизельные» КВ-1 все еще оставались в строю.

«Клим Ворошилов» на газу пронесся по дну оврага и выскочил с другой стороны. Подняв облако снежной пыли, тяжелый танк развернулся на месте. Массивная, угловатая башня развернулась, отыскивая новую цель.

Внезапно КВ-1 содрогнулся от попадания. Еще один «Панцер-IV» зашел с фланга и попытался атаковать советского бронированного монстра сбоку, где броня слабее. Так думал командир экипажа немецкого танка, но он явно недооценил защищенность самого мощного в мире тяжелого танка.

Сначала командир экипажа «панцера» издал торжествующий клич: от массивной башни и борта КВ-1 отлетели стальные обломки! Еще немного, и русский бронированный колосс будет повержен. Но он жестоко ошибался…

Броня «Клима Ворошилова» была равнопрочной толщиной 75 миллиметров. Бронеплиты с толщиной, отличной от 75 миллиметров, использовались только для горизонтального бронирования машины, противоснарядные. К тому же бронелисты лобовой части русского танка устанавливались под рациональными углами наклона.

Башня также была защищена 75-миллиметровой броней, сваренной под рациональными углами наклона. А в 1941 году сварные башни и бортовые бронеплиты некоторых танков были дополнительно усилены — на них на болтах закрепили 25-миллиметровые броневые экраны, причем между основной броней и экраном оставался воздушный промежуток, то есть этот вариант КВ-1 фактически получил разнесенное бронирование — впервые в мире! Через полвека его дальний «потомок» — русский танк Т-90 также получил ставшее стандартом для всех танков разнесенное рациональное бронирование.

Ну а сейчас, в суровом предзимье 1941 года, германский танкист с ужасом наблюдал, как отлетают бронебойные «болванки» Круппа от стальной «шкуры» советского бронированного мастодонта.

— Ricochet, Rüstung ist nicht gebrochen! Verdammt![12] — это были его последние слова.

Массивная башня развернулась, одновременно, работая гусеницами «враздрай», стал разворачиваться и сам танк, чтобы подставить под обстрел наиболее защищенную проекцию — лобовую. Да и сам по себе разворот уже бортом создавал угол, отличный от нормали, — в девяносто градусов.

Ответный выстрел советского танка был подобен нокаутирующему удару! Угловатый, с «рублеными» формами, Pz.Kpfw.IV содрогнулся всем своим стальным корпусом.

— Die Besatzung, verlassen Sie den Panzer! — Экипаж, покинуть танк!

Но они не успели: яростные языки пламени вырвались из-за бронированной перегородки моторно-трансмиссионного отсека, боевое отделение заволокло клубами едкого дыма. Стальные внутренности «Панцера-IV» превратились в мартеновскую печь, где броня раскалилась докрасна, а потом стала оплавляться, как воск. А через несколько секунд рванул оставшийся боекомплект 75-миллиметровых унитаров! Взрывом башню отбросило далеко от искореженного, обугленного остова боевой машины. Из пяти человек немецкого танкового экипажа не выжил никто.

* * *

Но не только тяжелый «Клим Ворошилов» громил врага. Легкие и маневренные «малютки» Т-40 показали фашистам, что и у них есть зубы. В течение всего времени битвы за Москву эти танки весьма активно использовались.

В основном для решения вспомогательных задач, например операций в лесисто-болотистой местности. Однако острая нехватка танков вынуждала бросать в бой «сороковки» в качестве танков непосредственной поддержки пехоты. И это несмотря на их слабое вооружение и бронирование.

Естественно, что в таком качестве они уступали даже легким немецким танкам Pz.Kpfw.II, не говоря уже о средних Pz.Kpfw.III или Pz.Kpfw.IV. Немецкие 37-миллиметровые противотанковые пушки Pak.35/36 пробивали Т-40 на любых дистанциях и ракурсах боя. Как результат, потери сверхлегких «сороковою» были очень высокими. Но потери эти были в большей степени боевыми, так как по сочетанию надежности и маневренности Т-40 был весьма эффективен.

К тому же на командирских танках-амфибиях устанавливалась коротковолновая телеграфно-телефонная радиостанция 71-ТК-3. А это позволяло старшему лейтенанту Горелову руководить боем.

Сверхмалые танки Т-40 совершенно неожиданно оказались очень эффективны именно в лесу. Они мелькали между деревьями, скрываясь в снежных вихрях. И вели постоянный огонь из своих крупнокалиберных пулеметов. Смертоносные механизмы Дегтярева-Шпагина были исключительно надежным и эффективным оружием. Особенно на близкой дистанции. Их кинжальный огонь сковывал силы противника, мешал гитлеровцам перегруппироваться, отвлекал экипажи немецких танков. Благодаря легкости конструкции, унаследованной от «водоплавающего прошлого», и низкому давлению на грунт Т-40 обладали хорошей маневренностью. К тому же на гусеницы «танков-малюток» наваривались шипы или переворачивали гребнем наружу от двух до восьми траков. Сцепление с грунтом повышалось, и танк мог двигаться лучше.

И все равно — несколько танков были уничтожены. Печальная участь для машин, изначально разработанных не для прямого танкового боя, а для разведки и форсирования водных преград.

* * *

И тем не менее гитлеровцы были разбиты. Внезапность атаки советских танкистов и мотострелков и высокая плотность огня решили исход этого боя. Пулеметные и автоматные очереди буквально выкосили немецкую пехоту. На лесной дороге догорали руины уже более десятка немецких танков и бронетранспортеров. Между ними на оплавленном и почерневшем снегу валялись тела в серых, мышиного цвета, шинелях. Запекшаяся кровь вперемешку с серым пеплом и копотью.

«Клим Ворошилов», маневрируя, методично расстреливал немецкие танки. Пушка Л-11 посылала один снаряд за другим. Опытный танкист Николай Горелов постарался выбить в начале боя средние танки Pz.Kpfw.III или Pz.Kpfw.IV. А теперь у немцев осталась одна только «гусеничная мелочь» вроде Pz.Kpfw.II или трофейных чешских «Skoda» LT vz.35. или Pz.Kpfw.38(t) Ausf.В «Praga». А разделаться с ними советскому монстру боевой массой почти что полсотни тонн было совсем не трудно.

Оставшиеся немецкие танки медленно отползали с места побоища. Гитлеровские башнеры тратили один снаряд за другим в тщетной надежде хотя бы задержать неумолимого мстителя с красными звездами на башне, но — тщетно. Только рассыпались искры рикошетов по броне сталинского механизированного богатыря! Да новые шрамы украшали непробиваемый путиловский доспех.

«Панцеров» встретили с флангов мотострелки с бутылками зажигательной смеси. Жидкое пламя жадно растекалось по броне, по сетчатым крышкам радиаторов, просачивалось внутрь через щели в лючках. Спасения от этого страшного в своей простоте оружия не было никакого. Экипажи немецких танков либо сгорали заживо, либо взлетали на воздух от детонации оставшегося внутри боекомплекта.

Прикрывающая легкие машины немецкая пехота была выбита практически подчистую ураганным огнем легких танков-амфибий. А без нее и грозные боевые машины стали беззащитными.

Разгром гитлеровского панцербатальона был неизбежен. Внезапно все оставшиеся немецкие танки прекратили движение. На одном из «панцеров» открылся наглухо задраенный люк. Из башни выбрался танкист, судя по фуражке, офицер. На его черном от копоти лице сверкали белки глаз. Сейчас «истинный ариец» более всего походил на представителя наиболее презираемой нацистами национальности.

— Nicht schißen! — Не стреляйт! Гитлер — капут! Ми — сдавайс! — Он помолчал, обводя взглядом картину полного разгрома. — Bataillonen kaput… Jetzt ist alles aus! — Батальону конец… Теперь все кончено!

Его рука потянулась к кобуре. Сухо хлопнул в наступившей вдруг после канонады боя тишине одинокий пистолетный выстрел. Вороненый кургузый «вальтер» выпал из закопченной ладони.

Глава 4 Die Pfeile auf dem Karten die Menschen an der Spitze[13]

Генерал-полковник Гейнц Гудериан склонился над штабной картой. На разлинеенном градуировкой листе стремительные стрелы прорывов «панцер-дивизий» вязли в зубчатых линиях обороны русских, в отметках лесов и болот, оврагов и рек. Русские перешли к упорной обороне, но самое главное было не в этом. Оборонительные действия большевиков в корне отличались от обычного для них «врастания в землю до последнего солдата». Эта их тактика, использовавшаяся летом 1941 года, была, безусловно, героической. Однако она же позволяла четко локализовать наиболее сильные участки сопротивления русских, а затем обойти их с флангов, окружить и уничтожить.

Так Heinz-Brausewetter — «Гейнц-ураган» действовал еще во Франции против знаменитой «неприступной» линии Мажино. «Ролики» Гудериана попросту обошли линию обороны французов и перерезали их линии снабжения, углубившись стремительным маневром далеко в глубь позиций «лягушатников». При этом престарелые генералы Республики никак уже не могли противостоять новой тактике блицкрига. Только этот выскочка де Голль предпринял первую и последнюю смелую контратаку 4-й танковой дивизии у Лаона и Абвиля. Тогда, во второй половине мая 1940 года, именно Гейнц Гудериан противостоял молодому французскому полковнику.[14]

В тот раз изменчивая и причудливая фронтовая судьба столкнула де Голля практически лицом к лицу с генералом Гейнцем Гудерианом, германским танковым теоретиком. Его книга «Внимание, танки!» явилась как бы немецким аналогом книги де Голля «За профессиональную армию».

Сам Гудериан спустя много лет в своих «Мемуарах солдата» напишет: «Мы были информированы о присутствии 4-й бронетанковой дивизии генерала де Голля, который давал о себе знать с 16 мая… Де Голль не уклонялся от боев и с несколькими отдельными танками 19 мая прорвался на расстояние двух километров от моего командного пункта… Я пережил несколько часов неуверенности…»

Они оба были апологетами «молниеносной» танковой войны. Вот только «Быстроходный Гейнц» был любимцем фюрера, полностью разделявшего с ним стратегию новой «войны моторов». А вот де Голлю приходилось преодолевать сопротивление твердолобых и замшелых стратегов, воюющих по канонам еще Первой мировой.

Так что в этот раз «Чуда на Марне» не произошло — Париж пал.

A «Schneller Heinz» — «Быстроходный Гейнц» полностью оправдал свое прозвище и удачу самого эффективного танкового генерала Вермахта. В конце октября 1939 года он в числе еще двадцати четырех офицеров и генералов получил Рыцарский крест Железного креста.[15]

Железным крестом 1-го и 2-го класса был награжден и его старший сын.

Так что тщеславие танкового генерала было удовлетворено в полной мере.

Ах, что это были за времена!

* * *

Но в России все было по-другому, хотя вначале обстоятельства и здесь складывались вполне удачно. Panzergruppe Guderian успешно наступала в составе группы армий «Центр» сначала на Минск, а после захвата этого важного узла обороны русских повернула на Смоленск. Вскоре и он был взят! Русская земля ложилась под стальные ленты гусениц его «панцеров». Опережая неповоротливую пехоту, генерал-полковник Гудериан буквально мчался к заветной цели — столице Советской России. Вот она, излюбленная тактика «Heinz-Brausewetter» — «Гейнца-урагана»! До Москвы оставалось уже всего каких-нибудь пятьсот километров.

Но потом Гитлер решил развивать наступление на Киев с целью полной оккупации Украины. Ему нужны были ресурсы Донбасса, Харьковщины, Запорожья. Нужно было окончательно сломить сопротивление осажденного, но несломленного Севастополя, на подступах к которому раз за разом обламывал себе зубы генерал Эрих фон Манштейн.

Однако наступление на Украину затягивало боевые действия, распыляло силы и, как следствие, не сулило быстрой победы. Гитлеровские генералы все это прекрасно понимали. Понимали они и то, что бои за Киев неизбежно приведут к продолжению боев и зимой — со всеми вытекающими отсюда проблемами.

Пытаясь как-то повлиять на настроение Гитлера, Гейнц Гудериан отправился в ставку. Командующий сухопутными силами фельдмаршал фон Браухич настоятельно рекомендовал ему ни в коем случае не говорить фюреру о планах наступления на Москву.

Но танковый любимец Гитлера не внял совету старшего командира. «Я обрисовал ему, Гитлеру, географическое положение столицы России, которая в значительной степени отличается от других столиц, например Парижа, и является центром путей сообщения и связи, политическим и важнейшим промышленным центром страны; захват Москвы очень сильно повлияет на моральный дух русского народа, а также на весь мир. Я обратил его внимание на то, что войска настроены наступать на Москву и что все приготовления в этом направлении встречаются с большим восторгом», — вспоминал впоследствии Гейнц Гудериан в своих мемуарах.[16]

Так что Гейнц Гудериан был вынужден повернуть свои танковые соединения на Киев. Столица Советской Украины была взята, однако элемент внезапности был утрачен. Время — потеряно. И, как следствие, наступление на Москву возобновилось с большим опозданием в, мягко говоря, не самых лучших для гитлеровцев погодных условиях. Да к тому же — резервы людей и техники тоже были растрачены в ходе наступления на Украине.

«С болью в сердце я наблюдал, — вспоминал Гейнц Гудериан, — как войска в полной уверенности в том, что в ближайшее время они будут наступать на русскую столицу, уже заготовили дорожные щиты и указатели с надписями „На Москву“. Солдаты 157-й пехотной дивизии, с которыми мне приходилось беседовать при моем посещении передовой линии, только и говорили о возобновлении в ближайшем будущем наступления на восток».[17]

Убедить Гитлера не удалось, восторги немецких солдат обернулись грязью, снегом, потом, кровью и обморожениями. Короче, всем тем, за что злосчастная медаль Вермахта «За зимнюю кампанию в России зимой 1941–1942 годов» получила у «восторженных» солдат выразительное прозвище «мороженое мясо».

* * *

И вот теперь генерал-полковник тяжело вздохнул, еще раз оглядывая штабную карту. Стрелы его стремительных прорывов вязли в обороне противника. Против Гудериана сейчас были собраны лучшие тактические и стратегические умы Красной Армии: Георгий Жуков, Константин Рокоссовский, Иван Конев.

Вторая танковая группа Вермахта под командованием Гудериана сумела 3 октября занять Орел. Танки «Быстроходного Гейнца» ворвались на улицы, когда по городу еще ходили трамваи! Мценск был захвачен одиннадцатого числа. Но на этом военные успехи закончились, и началась мясорубка.

К 10 октября войска правого крыла Западного фронта под командованием генерала армии Жукова отошли на рубеж у озера Пено, восточнее сел Нелидово, Сычевка. Их задачей было не допустить прорыва немецких моторизованных соединений на Калинин.

Но все же в тот же день 3-я танковая группа и 9-я армия Вермахта начали наступление на Калинин и, несмотря на упорное сопротивление советских войск, 17 октября взяли город.

Основной задачей такого поворота было создание нового «котла» силами 9-й армии и 3-й танковой группы на северном фланге группы армий «Центр» и начало наступления в тыл Северо-Западного фронта.

Тем не менее 256-я стрелковая дивизия генерала Горячева и калининский отряд народного ополчения под командованием старшего лейтенанта Долгорука яростно сражались в уже захваченном гитлеровцами городе. Не прекращая жестоких боев, они отошли в северо-западную часть города и удерживали ее до семнадцатого октября.

Попытку немецкого 41-го моторизованного корпуса 3-й танковой группы прорваться во фланг и в тыл Северо-Западного фронта отразили войска оперативной группы полковника Ватутина.

А 17 октября для прикрытия столицы с северо-запада под командованием генерал-полковника Конева на основе сил правого крыла советских войск Западного фронта был сформирован Калининский фронт.

Руководивший наступлением на Москву командующий группой армий «Центр» фельдмаршал фон Бок для наращивания усилий на калининском направлении развернул 9-ю армию Вермахта в северном направлении с задачей: уничтожить войска Калининского фронта в районе Старица — Ржев — Зубцов, в дальнейшем развивать наступление в общем направлении на Калинин. В последующем 3-я танковая группа вместе с 9-й армией должна отрезать пути отхода основным силам Калининского и Северо-Западного фронтов.

Попытка немецких войск 16 октября развить наступление на Торжок силами 41-го механизированного корпуса была пресечена, войска отрезаны и к 21 октября в значительной степени уничтожены. Вместе с тем удар 29-й армии во фланг 41-го моторизованного корпуса не был нанесен: по решению командующего армией войска были отведены на рубеж за реку Тьма. Это позволило противнику закрепиться в районе Калинина. 24 октября 9-я немецкая армия с двумя моторизованными дивизиями 56-го механизированного корпуса начала наступление с рубежа Ржев — Старица на Торжок. Но преодолеть сопротивление 22-й и 29-й армий они не смогли, в конце октября были остановлены на рубеже рек Большая Коша и Тьма и перешли к обороне на достигнутых рубежах.

А это значило… Это многое значило для импульсивного и самолюбивого генерал-лейтенанта танковых войск Вермахта. А все из-за этого старого пердуна фон Клюге!..

— Герр генерал-полковник, вам сегодня еще предстоит инспекционная поездка на передовую. — Подтянутый обергефрайтер, денщик Гудериана, напомнил ему о предстоящей поездке.

— Да, я помню, готовь эскорт.

— Яволь, герр генерал-полковник!

* * *

Бронированный «Хорьх» с эскортом мотоциклистов-пулеметчиков месил русскую грязь вперемешку со снегом. Позади рычал двигателем тяжелый четырехосный броневик Sd.Kfz.231. Похожая на гроб бронемашина была способна бороться не только с пехотой противника, но и с легкобронированной техникой. Следом шел Zugkraftwagen-251 «Hanomag». Эта разновидность немецкого «гроба» могла перевозить отделение мотопехоты с полным вооружением. Сам полугусеничный «гроб» был вооружен пулеметом MG-34 за бронещитком.

Гейнц Гудериан не любил поездок с подобным эскортом — комфорту штабного вездехода герой Французской кампании, награжденный Рыцарским Железным крестом и нагрудным знаком «За танковый бой» в серебре, предпочел бы находиться в Pz.Kpfw.IV в командирском исполнении.

Но в окрестных лесах орудовали красные банды большевистских коммунистов-диверсантов или партизан. И поэтому все командиры передвигались под усиленной охраной. Это нервировало даже самых стойких офицеров Вермахта. Но, увы, таковы были особенности «тотальной войны» на Восточном фронте…

Гейнц Гудериан поморщился — verfluchtische Schlamm! — Проклятая грязь! Грязь была везде, и спасения от нее не было.

В журнале боевых действий штаба группы армий «Центр» от 19 октября было записано:

«В ночь с 18 на 19 октября на всем участке фронта группы армий прошли дожди. Состояние дорог настолько ухудшилось, что наступил тяжелый кризис в снабжении войск продовольствием, боеприпасами и особенно горючим. Состояние дорог, условия погоды и местности в значительной мере задержали ход боевых операций. Главную заботу всех соединений составляет подвоз материально-технических средств и продовольствия».

Как не похоже все это было на солнечный Лазурный берег Франции!

Навстречу кавалькаде генерал-полковника двигались колонны танков, полугусеничных тягачей, бронемашин, повозок. Месили грязь со снегом походные колонны немецкой пехоты. Они все еще держались, все еще сохраняли оптимизм, ведь впереди — Москва!

Но солдаты были измотаны, а техника уже имела следы сильной изношенности. Сидевший на кожаном диване в бронированном комфорте «Хорьха» Гейнц Гудериан с тоской смотрел на походные колонны. Переброска войск проходила медленно, пехота сковывала маневрирование. Части постепенно переходили к обороне.

Тактика блицкрига явно выдыхалась, но еще был шанс…

* * *

После недолгого петляния по разбитым проселкам бронированный «Хорьх» остановился у полосатого шлагбаума. Часовой взял под козырек и вытянулся по стойке «смирно». Шлагбаум медленно поднялся. Кавалькада генерал-полковника проехала на территорию полевого лагеря.

Над блиндажами вился уютный дымок, рядом курилась полевая кухня, распространяя заманчивый запах свежего горохового супа. На плацу новобранцы из недавнего пополнения под командованием гауптфельдфебеля отрабатывали строевые команды.

Но центр активности панцер-батальона располагался в замаскированных еловыми ветками и маскировочными сетями капонирах с боевой техникой. Здесь танковые экипажи вместе с техническим персоналом обслуживали побывавшие в боях с русскими танки.

Визит «Быстроходного Гейнца» застал танкистов врасплох, но не для того, чтобы предъявить претензии командирам. Гудериан любил такие поездки. Здесь «Отец танковых войск Третьего рейха» чувствовал себя прекрасно — среди могучих боевых машин и людей, призванных ими управлять.

Дежурный офицер уже доложил о прибытии высоких чинов. Весь наличный состав танковых экипажей был построен на импровизированном плацу. Генерал-полковник выбрался из бронированного «Хорьха». Его солдаты, его танкисты приветствовали своего генерала громогласным «ура».

Гудериана любили в войсках за то же самое, за что недолюбливали в штабах. Он был импульсивен и непредсказуем, часто позволял себе чересчур уж критичные замечания по отношению не только коллег по службе, но и командного состава Вермахта. Но зато его любили простые солдаты.

— Achtung! Stillgestanden! — Внимание! Строиться!

Генерал-полковник танковых войск Вермахта оглядел своих солдат. Они стояли ровными рядами перед своим военачальником. Танкисты были в серых шинелях «фельдграу» с розовым кантом — отличительным цветом танковых войск. Несмотря на промозглый ветер, швыряющий в лицо тяжелые хлопья мокрого снега, солдаты старались выглядеть браво.

— Доблестные солдаты Рейха! Мы стоим сейчас на пороге грандиозных событий, вершащих мировую историю и создающих Новый мировой порядок. Верю, что вы проявите исключительную стойкость и героизм в достижении нашей общей цели. Я прибыл сюда не только с инспекцией, но и для того, чтобы наградить тех из вас, кто отличился в боях на подступах к Москве. — Генерал-полковник достал коробочки с орденами.

— Гауптман фон Варчовски!

— Я!

— За выдающиеся победы во славу Рейха вы награждаетесь Железным крестом 1-го класса.

— Цу мир! — Ко мне! — Бравый капитан Панцерваффе, чеканя шаг, четко вышел из строя. Его левая рука лежала на перевязи, а каждый шаг давался ему с видимым трудом. Генерал-полковник прикрепил крест с бело-красной лентой к левой стороне его черной куртки танкиста с розовым кантом Панцерваффе.

— Хайль Гитлер!

— Хайль!

— Обер-лейтенант Остерман! За пять уничтоженных танков противника и противотанковую батарею вы награждаетесь Рыцарским крестом Железного креста.

— Яволь!

— Обер-лейтенант Шталльманн!

— Яволь!

Высокий офицер со шрамом через все лицо шагнул из строя.

— За десять уничтоженных в бою танков противника вы награждаетесь дубовыми листьями к Рыцарскому кресту! — генерал-полковник Гейнц Гудериан вынул из коробочки заветную награду.

В противоположность другим наградам, Железный крест умышленно делался без использования большого количества драгоценных металлов — это было обычное железо в серебряной оправе.

Железо, из которого делался орден, сейчас отражало дух времени, так же как и во времена Фридриха Великого. Тогда Пруссия, собирая средства для войны с Наполеоном, выменивала у зажиточных и знатных граждан украшения из драгоценного металла на простые стальные. Одним из лозунгов той войны был: «Gold zur Wehr, Eisen zur Ehr!» — «Золото для защиты, железо — для чести!» Этот орден возобновлялся трижды: в 1870, 1914 и 1939 годах. Сейчас его делали из брони подбитых танков противника, только подчеркивая ту высшую доблесть, которую может заслужить только воин в бою.

Но — как бы не пришлось возвращаться к старому лозунгу: «Gold zur Wehr, Eisen zur Ehr!» — «Золото для защиты, железо — для чести!» И связано это было отнюдь не с дефицитом чести, а с растущей нехваткой второго… Из золота не сделаешь танковой брони.

Дубовые листья символизировали верность долгу и верность Рейху.

Сам Гейнц Гудериан совсем недавно удостоился той же самой награды, которую вручал сейчас сам. Генерал-полковник с гордостью вспоминал об этом событии:

«Я был пятнадцатым человеком в сухопутных войсках и двадцать четвертым в вооруженных силах, награжденным этим орденом!»

Он знал — теперь солдаты будут сражаться с еще большей доблестью. И будут продолжать побеждать. Церемония награждения продолжалась, и все новые солдаты выходили из строя. А огонь верности с новой силой разгорался в глазах немецких солдат. Их воспитывали в идеалах прусской чести и доблести. Стойкость вбивалась в них в учебных подразделениях. Суровые фельдфебели поддерживали поистине драконовскую дисциплину. А уровень подготовки!..

Вот только суровая дисциплина не слишком помогала спастись от суровых морозов, скверной погоды и разбитых дорог, на которых застревали грузовики с боеприпасами, горючим и продовольствием…

Среди танкистов генерал-полковник увидел много молодых лиц. Новое пополнение — An die junger Dachs — «барсучата», «салаги». Сколько времени пройдет, пока они закалятся в боях. Станут «die alter Fronthasen» — «старыми фронтовыми зайцами». Да и успеют ли они набраться опыта?.. Русские сковывают силы, постоянно контратакуют. Гудериан знал реальное положение дел, а не ту пропаганду, которую вещает ведомство Геббельса. Стрелы на картах обретали реальное воплощение в сотнях и тысячах немецких солдат.

На любой войне всегда гибнут люди. Они гибли за фатерланд и за славу Рейха. И для командира главное — дать им уверенность в том, что смерть сотен из них не была напрасна.

* * *

После Гудериан проинспектировал боевые машины. Угрюмые серо-белые лобастые «панцеры» выстроились тевтонскими шеренгами. Здесь преобладали средние танки: Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV. Тут же находились и штурмовые орудия «Sturmgeschutze-III». Гораздо меньше было Pz.Kpfw.II или трофейных чешских Pz.Kpfw.38(t). Отчасти потому, что легкие танки постепенно выводились в части второго эшелона. Но основной причиной были высокие потери от огня русской артиллерии и в особенности — новых маневренных средних танков.

Многие танки несли боевые отметины в виде шрамов на броне. По-разному окрашенные бронеплиты образовывали причудливый «камуфляж». Поле боя пока что оставалось за немецкими войсками, и поэтому многие боевые машины удавалось эвакуировать с поля боя, а потом восстановить. Ремонтная служба в Панцерваффе действительно была на высоте, однако запчастей не хватало, и техникам приходилось разбирать наиболее поврежденные танки, чтобы вернуть в строй оставшиеся.

«Тридцатьчетверки» оказались серьезными противниками из-за своей хорошей маневренности, защищенности и довольно высокой огневой мощи. Вместе с новой тактикой, которую применили русские, это давало им существенные преимущества в бою. А немцам все чаще приходилось рассчитывать лишь на прусскую стойкость, верность тевтонским традициям и железную дисциплину…

* * *

— Achtung! Die Augen — links! — Внимание! Налево равняйсь! — Солдаты слитно выполнили приказ.

— Ohne Tritt — marsch! — На месте шагом марш! — Грохот каблуков слился в единый гул. Грязь расплескивалась из-под кованых сапог, но на лицах застыла решимость. Танкисты стремились показать свою удаль «отцу Панцерваффе», никогда не унывающему «Быстроходному Гейнцу».

— Vorwaerts — marsch! — Вперед шагом марш! — Строй двигался словно единый организм, шеренга за шеренгой. Воины Панцерваффе приветствовали своего командира под звуки старой прусской песни «Старые солдаты». Прусский марш наполнял силой и верой и рядовых солдат, и самого генерал-полковника.

— Praesentiert das Gewehr! — Оружие на караул! — последовала команда.

— Fuer Fuehrer, Volk und Vaterland! — За фюрера, народ и фатерланд!

* * *

Обратно из инспекционной поездки Гейнц Гудериан ехал в еще более глубокой задумчивости. Солдаты, как всегда, не подведут. Все, что им нужно знать — без них не будет победы! А без победы не будет и славы. Вот только не подведет ли их командование.

Стрелы на карте — это те люди на плацу. Совершенно разные: из Киля, Гамбурга, Дрездена, Берлина, Дюссельдорфа, Рура… Из Богемии и Моравии, Судет, Норвегии, Австрии. Третий рейх гораздо больше просто Германии, и фатерланд огромен… И вместе с тем все те, кто строевым шагом расплескивал вязкую русскую грязь, были похожи в одном. В их глазах горела жажда победы, а в нем, генерал-полковнике Гудериане, они видели символ этой победы…

Размышления генерал-полковника прервал резкий толчок — бронированный «Хорьх» резко затормозил. Раздались выстрелы. Что?! Партизаны?.. Гудериан распахнул бронированную дверцу вездехода и, сжимая в руке «парабеллум», бросился в придорожную канаву. Но это были не партизаны.

Кортеж генерал-полковника попал под удар русских штурмовиков. Тройка «Иль-цво»[18] внезапно появилась из-за зубчатой стены ближайшего леса. Русская авиация применяла сейчас преимущественно оборонительную тактику. Ударные самолеты с красными звездами на фюзеляжах редко показывались за линией фронта, ведя «свободную охоту». Но уж если они поднимались в воздух — то редко кто уходил от них живым… Советские штурмовики обладали отменной живучестью, которую обеспечивали совершенная броневая защита и мощное вооружение. Это были настоящие «летающие танки» — бронированные, неуязвимые, с мощным вооружением. Подобраться к ним сзади и сбить тоже было проблематично: хвост прикрывал кормовой стрелок с крупнокалиберным пулеметом. А посередине в крыльях, стояла целая батарея из двух 20-миллиметровых пушек, пары скорострельных пулеметов и четырех ракет!

Для асов Люфтваффе русский штурмовик Ил-2 стал тем же самым, что и «тридцатьчетверка» для солдат Панцерваффе. Советские инженеры и конструкторы в тяжелейших условиях создавали, совершенствовали и модернизировали поистине уникальные образцы вооружений!

Сверкнули огненные стрелы ракет из-под широких плоскостей. Идущая по рокаде[19] навстречу эскорту Гудериана колонна танков Pz.Kpfw.III и самоходок StuG.III «Артштурм» была обречена. Рукотворные реактивные кометы врезались в бронированные коробки, пробивая верхнюю, самую тонкую броню. А потом взрывался боекомплект! Огненные столбы разрывов, разлетающиеся куски тел вперемешку с искореженными обломками техники… Das ist Schreck! — Ужас!

На выходе из пикирования «илы» сыпанули бомбы, подняв новые фонтаны грязи и дыма. Взрывы накрыли немецкую колонну сплошным «ковром». Вот одна из бомб попала прямо в грузовик с солдатами. Кургузый «Опель-Блитц» разлетелся на куски: обломки кузова с клочьями горящего тента посыпались на соседние машины. Тела двух десятков мотопехотинцев разбросало по грязи…

Гейнц Гудериан поднялся, намереваясь перебежать обратно к «Хорьху», но в этот самый момент перед глазами полыхнуло, и генерал-полковник потерял сознание…

Очнулся он от резкого запаха, настырно лезшего в ноздри. Зрение расплывалось, и генерал-полковнику пришлось сделать над собой усилие, чтобы рассмотреть склонившееся над ним лицо.

— Где я?..

— Вы в полевом госпитале, господин генерал, — ответила средних лет женщина в сером платье с повязкой ДРК-херфеле. — Вас контузило, но несильно.

— Мне срочно нужно прибыть в штаб…

— Не беспокойтесь, мы уже сообщили, и за вами уже выехал усиленный эскорт. Полежите пока здесь.

— Я понял. Данке.

— Битте, господин генерал.

Гудериан огляделся. То, что он увидел здесь, было платой за амбиции штабных офицеров. Генерал-полковник очень ценил простых солдат, старался заботиться о них. Но здесь, в госпитале, он впервые понял, насколько тяжело приходится обычному рядовому-schutze[20] на передовой.

Раненные в грудь бредили. У многих из них начинался перикардит или плеврит — тяжелое инфекционное поражение тканей, окружающих сердце, или инфекция грудной полости, вызванная попаданием внутрь осколков. Шансы выжить у таких раненых были просто мизерные, даже несмотря на действительно лучшие в мире немецкие сульфаниламиды.[21]

Раненные в живот испытывали поистине танталовы муки[22] — просили пить, но для них это было равносильно смерти. Тяжелый запах формалина, йода, гноя и пота, казалось, пропитал атмосферу полевого госпиталя. Очень много было солдат с ампутированными ногами. После дневного марша по раскисшим дорогам и снегу в сырости и грязи микробы буквально сжирали распухшие воспаленные ступни. Было много обмороженных, а ведь настоящие холода пока не наступили!.. Но уже чувствовался катастрофический недостаток теплого обмундирования.

Врачи и медсестры выбивались из сил, но и они уже мало что могли сделать, кроме ампутации. Это был настоящий адский конвейер «мороженого мяса»…

Здесь, в госпитале Deutchen Roten Kreutz — Немецкого Красного Креста, Гейнц Гудериан получил наглядное подтверждение своим словам:

«Каждый немецкий солдат знает, что во время войны он обязан жертвовать своей жизнью для фатерланда, и наши солдаты на практике доказали, что они к этому готовы, однако такие жертвы нужно требовать от своих солдат лишь тогда, когда это оправдывается необходимостью.

Полученные мною указания неизбежно приведут к таким потерям, которые никак не могут быть оправданы требованиями обстановки. Лишь на предлагаемом мною рубеже рек Зуша, Ока войска найдут оборудованные еще осенью позиции, где можно найти защиту от зимнего холода. Я прошу обратить внимание на тот факт, что большую часть наших потерь мы несем не от противника, а в результате исключительного холода и что потери от обморожения вдвое превышают потери от огня противника. Тот, кто сам побывал в госпиталях, где находятся обмороженные, отлично знает, что это означает» — так говорил он, ведя бесполезный спор с фон Клюге и остальными офицерами командования.

Слова Гудериана оказались пророческими, теперь он мог убедиться в этом воочию. Однако трагизм ситуации заключался в том, что ничего уже изменить было нельзя…

Оставалось лишь сражаться. Но бои становились все более кровопролитными, а достигнутый результат — все менее обнадеживал. Вместо стремительных прорывов — медленное «продавливание», как в окопах Первой мировой. Растянутые линии снабжения, уязвимые к действиям партизан и диверсантов, тоже оптимизма не прибавляли.

От этих тяжких мыслей генерал-полковник Гудериан не избавился даже в тепле и уюте штабного блиндажа, когда вернулся из госпиталя. На столе под мертвенно-белым светом походного карбидного фонаря лежала штабная карта, вся исчерченная стрелами ударов и контрударов. «Быстроходный Гейнц» убедился сегодня, что стрелы эти вычерчены солдатской кровью…

Глава 5 Стоять насмерть!

Небольшая передышка 7 и 8 октября позволила солдатам отдохнуть и отремонтировать боевую технику, а командованию — перегруппировать силы. Эти дни для бригады Катукова стали своеобразной наградой за упорство и мужество ее бойцов.

В редкие минуты затишья танкисты собрались в просторной землянке. От буржуйки шли волны жара, на столе была собрана нехитрая армейская снедь: черный хлеб, сало, тушенка, вареная картошка в казане. У хозяйственного старшины Стеценко нашлась для боевых товарищей и фляга медицинского спирта. Как раз хватило на всех по маленькой. Тост был один: «За Победу!»

В землянке было тесно, но уютно. Это летчики, в особенности истребители — индивидуалисты и задаваки. Оно и понятно: в небе, когда управляешь самолетом, от тебя одного зависит жизнь и успех боя. А вот на грешной нашей земле-матушке да в бронированной коробке успех схватки с врагом зависит от всего экипажа, его взаимодействия и взаимопонимания. Танковый бой — труд коллективный.

Кто-то писал письма домой, кто спал, кто играл в шахматы. Остальные солдаты вместе со старшим лейтенантом Гореловым собрались у стола и читали в «Красной звезде» стихотворение Александра Твардовского «Танк»:

Взвоют гусеницы люто,
Надрезая снег с землей,
Снег с землей завьется круто
Вслед за свежей колеей.
И как будто первопуток
Открывая за собой,
В сталь одетый и обутый
Танк идет с исходной в бой.
И уже за взгорьем где-то
Путь прокладывает свой,
Где в дыму взвилась ракета,
Где рубеж земли,
Край света —
Бой!..

— Ты гляди, как про нашу машину. Про моего «Климушку»! — подивился старшина Стеценко.

— Это, Степан Никифорович, про все наши машины, — ответствовал старший сержант со следами ожогов на лице и двумя орденами боевого Красного Знамени на груди.

— Скоро фриц снова попрет… — задумчиво сказал кто-то из танкистов.

— Ничего, немецкие танки тоже горят! — сказал Дмитрий Лавриненко.

Этот тихий и скромный парень из кубанской станицы Бесстрашная был настоящим танковым асом, легендой 4-й бригады Катукова. Он по натуре своей был очень мягким и добродушным человеком. В первые дни войны Дмитрию не повезло — его танк вышел из строя. При отступлении мы хотели уничтожить неисправные танки. И тут вдруг наш тихий Лавриненко встал на дыбы: «Не отдам машину на смерть! Она после ремонта еще пригодится». И добился-таки своего. Как ни тяжело было, отбуксировал танк и сдал в ремонт.[23]

Воевавший там же, под Дубно и Бродами, старший лейтенант Николай Горелов эту историю тоже слыхал, да вот только не знал того танкиста-героя. А теперь вот познакомились и даже подружились. Только вот Николай на тяжелом КВ-1 воюет, а Дмитрий — на верткой и быстроходной «тридцатьчетверке».

Когда же в Сталинграде Дмитрий Лавриненко получал новую машину — «тридцатьчетверку», то сказал: «Ну, теперь я с Гитлером рассчитаюсь!»

— Попрет… Супротив нас цельный Гудериан стоит, тот, что Орел захватил, сука. А у меня там семья осталась да мать старенькая. Так что пусть прет-у меня с ним свои счеты! — сказал старший сержант с ожогом на лице.

Здесь у многих были свои счеты к немецким захватчикам. У кого семья в оккупации, у кого — в эвакуации, а у кого — родные погибли под бомбами. Да и сейчас после каждого боя ребята хоронили своих боевых товарищей. Но чем сильнее напирал неприятель — тем сильнее и ожесточеннее сопротивлялись советские танкисты. Поливали своей кровью каждую пядь родной земли, но без боя не уходили.

Эх, хорошо было так сидеть у натопленной печки-буржуйки и смолить казенную махорочку!.. Да не время рассиживаться.

* * *

Девятого октября передышка закончилась — ожесточенные бои возобновились с новой силой. Как и ожидалось, Гудериан бросил против 1-го гвардейского корпуса крупные силы. Он намеревался несколькими фланговыми ударами взять его в клещи, окружить и уничтожить. И снова катуковцы встали нерушимой стеной на пути вражеских танковых колонн.

С самого утра над передовыми позициями 4-й танковой бригады повисли «юнкерсы». Бомбардировщики шли волна за волной, небо скрылось в облаках разрывов. Бомбежка длилась примерно четверть часа, нашей же авиации было не видать. Правда, пока основная часть смертоносного груза немецких бомб ложилась на ложные окопы.

Это была одна из тактических уловок, придуманных лично полковником Катуковым. Бои на Украине заставляли комбрига вновь обратиться к тактике оборонительных боев и использованию танков в засадах. Иного выхода он не видел. Противник по-прежнему обладал преимуществом в бронетехнике и авиации. Здесь нужно было перехитрить врага, навязать ему собственные условия боя. Гитлеровцы атаковали в основном шаблонно, и эту приверженность одним и тем же тактическим схемам и решил использовать блестящий танковый командир.

Часами просиживал Катуков со своими помощниками — начальником штаба майором Кульвинским и комиссаром Бойко над разработкой своеобразной тактической схемы действий бригады в полевых условиях.

В полосе обороны бронетанковой бригады отрываются окопы настоящие и ложные. В ложных окопах ставятся макеты пушек и пулеметов. Противник атакует. Его встречает из ложных окопов небольшая группа бойцов — «актеров» с пулеметами, как называл их сам Катуков. Их задача — инсценировать передний край, а после затем они отходят на настоящую линию обороны.

В итоге снаряды и бомбы гитлеровцев посыплются на ложные окопы, где уже никого не будет. И вот противник бросает танки, они подходят на двести-триста метров. И в бою наступает самый, пожалуй, критический момент. Стрелки, минометчики и артиллеристы расстреливают вражескую пехоту в упор, а из засад выходят наши танки и бьют в борта вражеских машин. Огонь с разных позиций будет фланговый — самый опасный, не оставляющий гитлеровским танкам никаких шансов!

* * *

Бытует мнение, что такой тяжелый и неповоротливый танк, как «Клим Ворошилов», в первые годы войны и не нужен был. Что бронирование его было избыточным, а сам он — неповоротлив. Но, думается, танкистам, сидящим внутри стальной громадины, бронирование как раз таки и не казалось избыточным!.. Комментарии по этому поводу, как говорится, излишни. К тому же в оборонительных боях живучесть боевой машины как раз имеет решающее значение. Советский танк «Клим Ворошилов» зачастую выдерживал десятки попаданий из немецких пушек практически в упор, а в результате — не только не выходил из строя, а смог продолжать атаку, громя целые колонны немецких танков и бронированной техники. Например, как это было в героическом бою старшего лейтенанта Зиновия Колобанова и танкистов его роты.

Или бой «Клима Ворошилова» под командованием лейтенанта Каххара Хушвакова из 1-го тяжелотанкового батальона 19-го танкового полка 10-й танковой дивизии. После того как вышла из строя коробка переключения передач, танк по желанию экипажа был оставлен как замаскированная огневая точка под Старо-Константиновом на Юго-Западном фронте. Танкисты двое суток сражались с врагом. Они подожгли два немецких танка, три цистерны с горючим, истребили много гитлеровцев. Гитлеровцы облили тела погибших танкистов-героев бензином и сожгли.

Или сражение одного танка «Клим Ворошилов» близ города Расейняй в Литве 24 июня 1941 года. Тогда он в течение суток сдерживал «кампфгруппу Раус» 6-й танковой дивизии Вернера Кемпфа.

Во всех этих случаях советские тяжелые танки представляли своеобразные «подвижные форты», которые ставились в узловых точках обороны, на самых важных направлениях. «Клим Ворошилов» практически идеально подходил для излюбленной полковником Катуковым тактики танковых засад.

Примечательно, что и самые тяжелые танки Великой Отечественной войны — немецкие супертяжеловесы боевой массой 188 тонн «Маус» планировалось использовать именно как «подвижные форты». Эти мегатанки были вооружены 128-миллиметровой и 75-миллиметровой пушками в одной чудовищной башне. А бронирование было под стать вооружению: лобовая броня — 200 миллиметров, борт — 180, а башня — 240.

Так что гитлеровцы в 1945 году в известной степени копировали тактику советских войск 1941-го…

* * *

Но это все еще будет. А пока «Клим Ворошилов» старшего лейтенанта Горелова содрогался от близких взрывов. Николай вместе с экипажем вызвался добровольцем для смертельно опасного задания. Его танк специально выдвинулся вперед, на линию ложных укреплений 4-й бронетанковой бригады полковника Катукова. «Клим Ворошилов» надежно замаскировали, саперы работали всю ночь напролет, но соорудили относительно надежный танковый капонир. КВ-1 прятал свою лобастую угловатую башню, прикрытую разнесенным бронированием, за импровизированным завалом из бревен.

В самый ответственный момент боя, когда ударят «тридцатьчетверки» старшего лейтенанта Дмитрия Лавриненко, с тыла по гитлеровским танкам должен был ударить и старший лейтенант Горелов.

— Садят, сволочи, в белый свет как в копеечку, бомб и снарядов не жалеют! — сквозь зубы выругался Николай.

«Лаптежники» Ju-87 пикировали на окопы один за другим. Зенитчики майора Афанасенко, прикрывающие позиции бригады, тоже в долгу не остались. Они уже сбили шесть гитлеровских пикировщиков.

Но вот показались танки. Они шли с разных направлений. Гитлеровцы на этот раз изменили свою шаблонную тактику, не осмелились направить танковые колонны по одной дороге и предпочли пробиваться к селам Ильково и Шеино отдельными группами по пятнадцать — двадцать, а то и полусотне «панцеров». А на основном участке, занимаемом 4-й танковой бригадой, Гудериан бросил до ста танков!

Полковник Катуков правильно раскрыл замысел противника: ударом на Шеино гитлеровские танкисты и мотопехота планировали прорваться к Мценску и захватить его. Но, развивая наступление, они натолкнулись на упорное сопротивление на огневом рубеже бригады.

* * *

Угловатые силуэты с широкими башнями и рублеными формами бронированных корпусов наступали на окопы мотострелков, поддерживающих действия танков 4-й бригады Катукова. С ходу гитлеровские танки открыли беглый огонь по первой линии ложных траншей. Но пулеметчики-«актеры» уже успели отойти на основной рубеж обороны. Вместо них за дело принялись «заигрывающие» батареи противотанковых орудий. Это было смертельное «заигрывание»: бело-серые угловатые механические исчадия с черными крестами на башнях вели убийственно-точный огонь. А кроме того, в боевых порядках немецких танков были и самоходные орудия «Артштурм-III». Их осколочно-фугасные снаряды обладали повышенным могуществом заряда. Взрывы разметывали орудийную прислугу, рвали и коверкали пушки.

Однако и артиллеристы свое дело знали: уже с десяток «панцеров» и «штурмгешютце» превратились в погребальные костры.

Но гитлеровцы не ослабляли накал танковой атаки, Гудериан вводил в бой все новые и новые силы, не считаясь с потерями. И тогда навстречу гитлеровским «панцерам» устремились танковые засады «тридцатьчетверок»! Вместе с ними в единых боевых порядках воевали и скоростные танки БТ-7. Они вырывались вперед, используя преимущество в скорости, и отвлекали на себя часть атакующих танковых сил Вермахта. Огнем из 45-миллиметровых пушек и пулеметов легкие «бэтэшки» косили вражескую пехоту, отсекали ее от танков.

Относительно легкие и маневренные «тридцатьчетверки» обошли гитлеровские машины с флангов и открыли беглый огонь по их бортам. Старший лейтенант Лавриненко постоянно маневрировал, используя складки местности. Его Т-34 то появлялись, то исчезали, каждой атакой подбивая гитлеровские бронированные чудовища.

Гитлеровские танки и штурмовые орудия тоже маневрировали, пытаясь поразить стремительные контратаки русских, но сейчас тактическое преимущество оказалось на стороне защитников Москвы.

Катукову удалось переиграть Гудериана в этом бою. В этом-то и проявилась основная слабость гитлеровской тактики: когда соперник начинал импровизировать, немцы, как правило терялись, им сложно было отойти от заданной схемы, перестроить боевые порядки, по новой наладить взаимодействие между видами и родами войск.

Наступил критический момент боя. Чаши весов тактического превосходства пришли в шаткое равновесие. Никто не хотел уступать: два воина фехтовали сейчас на поле боя клинками танковых соединений. И хоть меч Тевтонского ордена был более массивен, но русский булатный меч гнулся, да не ломался. Сталь звенела о сталь, высекая искры из лезвий калибра 76 миллиметров, закаленная сталь, установленная под рациональными углами наклона, отводила удары врага. Стальные ленты гусениц наращивали темп боя. Еще несколько выпадов, блестяще блокированных русским мечом, и тевтонский рыцарь покачнулся от града ответных ударов!

Уцелевшие немецкие танки и штурмовые отряды, не выдержав натиска и хорошо организованной системы огня противотанковых батарей и танковых засад, начали отходить на свои исходные рубежи.

Да не тут-то было!

Над нашими позициями повисли четыре зеленые ракеты — сигнал лично старшему лейтенанту Горелову: можно начинать атаку!

— Механик-водитель, вперед!

Взревел танковый дизель, заскрежетали стальные гусеницы.

Взвоют гусеницы люто,
Надрезая снег с землей,
Снег с землей завьется круто
Вслед за свежей колеей…

— Экипаж, слушай мою команду: в атаку! Дави и жги немецкую гадину! Ура!

— Ура!!! — отозвалось победным эхом в наушниках танкошлема старшего лейтенанта Горелова.

— Механик, короткая. Наводчик, ориентир № 1, ближний — одиноко стоящее дерево. Дистанция — триста, самоходка противника. Бронебойным огонь!

— Есть огонь!

Громыхнула, наполняя едким пороховым дымом башню, 76-миллиметровая пушка Л-11. Первое же попадание — наповал: удар бронебойного снаряда пришелся в моторно-трансмиссионное отделение. «Артштурм-III» заволокло густым черным дымом.

— Пятьдесят вправо, дистанция четыреста метров. Танк противника. Бортом стоит, бей, пока не развернулся!

— Есть! Ура, горит, паскуда!

— Бронебойным заряжай!

Грохот внутри танка стоял несусветный. Натужно ревел двигатель, грохотала пушка. Уже с полдесятка немецких танков и самоходок подбил непобедимый русский танк. Фактор внезапности был реализован на все сто процентов: гитлеровцы и не знали, что фактически в тылу их наступающих боевых порядков, на линии ложных укреплений объявится беспощадный и неуязвимый противник!

— Огонь!

— Есть пробитие! — Еще один Pz.Kpfw.IV застыл на изрытом воронками поле. А из его люков вырываются жадные языки пламени.

Сухо трещат пулеметы, выкашивая пехоту в серых мышиных шинелях. Широкие гусеницы давят, перемалывают в фарш тех, кого не дострелили. Пушка молотит, как заведенная. Перед боем в «Клим Ворошилов» загрузили двойной боекомплект бронебойных снарядов и совсем немного — осколочно-фугасных.

Внезапно по броне русского танка словно молотом ударили! Попадание!

— Старшина, газуй. Поворачивай левее, за пригорок!

— Есть!

Ответный огонь немецких танков и самоходок не наносил «Климу Ворошилову» серьезного урона. Во-первых, даже 75-миллиметровые пушки гитлеровских танков могли уверенно поражать «Клим Ворошилов» только лишь метров с трехсот, да и то — если повезет! А во-вторых, на руку советским танкистам сыграл тот самый элемент внезапности. Немецкие танковые экипажи попросту растерялись, обнаружив у себя за спиной изрыгающее пламя бронированное чудовище! Положение их и действительно было незавидным: начнешь разворачиваться — получишь снаряд в корму или борт! А это — стопроцентная погибель!

Массированная атака немецких танков, штурмовых орудий и мотопехоты захлебнулась окончательно. Отважный экипаж «Клима Ворошилова» под командованием старшего лейтенанта Горелова записал на свой счет пятнадцать сожженных и подбитых немецких танков и самоходок!

Поле боя «Клим Ворошилов» покидать не спешил. Воспользовавшись паникой среди немцев, Николай Горелов сумел увести танк с глаз гитлеровских наблюдателей. Боевую машину снова замаскировали — в этом бойцы 4-й танковой бригады Катукова были большими мастерами!

— Степан Никифорович, как машина? — спросил Горелов.

— Нормально, мотор работает как надо. Коробка переключения передач только греется, едри ее в корень. Но — работает! Думаю, еще один бой выдержит. Вмятин на броне я больше двух десятков насчитал, но ни одного сквозного пробития!

— Да, «броня крепка, и танки наши быстры»!

— Все, славяне, перекур пока… Скоро фрицы снова в атаку пойдут.

— Только вот сдается мне, что в этот раз они нам спуску не дадут, — сказал наводчик орудия.

— Это точно, — согласился опытный командир танка. — Наверняка пакость какую-нибудь подтянут вроде зенитной пушки.

— Эти пушки у них сильные, — согласился старшина Стеценко, попыхивая самокруткой. — Прошьет она нашу броню. Как пить дать прошьет…

— Эй, наводчик.

— Я здесь, командир, — в проеме люка появился кременьчужанин Тарас Омельченко.

Этот смышленый украинский парень, приписавший себе год для совершеннолетия, отличался редкостной наблюдательностью.

— Тарас, посмотри, где бы ты разместил противотанковое орудие с дальностью стрельбы в километр-полтора. — Горелов передал наводчику и командиру орудия бинокль.

Омельченко обвел взглядом, усиленным оптикой, окрестности. Пока все было спокойно. Конечно же — если не считать дымящейся бронетехники и лежащих вповалку трупов немецких пехотинцев на недавнем поле боя… Изредка раздавался сухой треск или глухие удары: это рвался боекомплект в раскаленных стальных утробах подбитых бронированных монстров…

— Лощина слева, примерно в восьмистах метрах. Пригорок с редкими деревьями вправо под сорок пять градусов…

— Тоже подходит. Тарас, наведись на них нашим орудием.

— Зрозумiв, командире. — Тарас и действительно был сообразительным парнем. Башенный погон «Клима Ворошилова» размечен в тысячных для стрельбы с закрытых позиций. — Я вiдмiчу орiєнтири.[24]

Командир орудия скрылся в люке, башня задвигалась, отрабатывая горизонтальные углы наводки.

— Радист!

— Я!

— Свяжись со штабом, передай наши нынешние координаты и углы наведения. Пусть скорректируют огонь артиллерии.

— Будем стоять насмерть!

— Как сказал маршал Константин Рокоссовский: «Умирать надо с умом!»

* * *

Тяжелый танк замер в засаде. Маскировка надежно скрывала его от вражеских наблюдателей не только с земли, но и с воздуха.

— Они снова наступают, командир!

— К бою! Приготовиться. Бронебойный?

— Заряжен, орудие готово!

Лобастые серые силуэты грохотали по снежной равнине. Поднялся ветер, принеся пургу. Ранний снег закружился белым саваном.

И снова клочья белого снега разорвали огненные вспышки орудийных залпов, а чистоту испятнали клубы дыма и фонтаны грязи. Гитлеровские танки Pz.Kpfw.III, Pz.Kpfw.IV и штурмовые орудия «Sturmgeschutze-III» наступали бронированным клином. На флангах их прикрывали легкие Pz.Kpfw.II и трофейные чешские Pz.Kpfw.38(t).

Атаке бронетанковых сил Вермахта предшествовала мощная артподготовка немецких артиллеристов. Но теперь гитлеровцы знали расположение истинных позиций героической бригады Катукова. Тяжелые 15-сантиметровые[25] гаубицы перемешивали небо с землей с немецкой основательностью. Словно тяжелый молот Тора раз за разом опускался на окопы советских пехотинцев.

А потом по перерытому воронками полю снова поползли угловатые коробки с крестами на башнях.

И снова маневренные засады юрких «тридцатьчетверок» контратаковали, сковывая силы тевтонских завоевателей. Взметывая снег, расплескивая грязь из-под широких гусениц, Т-34 били из пушек и пулеметов. С каждым орудийным залпом на поле прибавлялось металлолома. Танки старшего лейтенанта Лавриненко искусно маневрировали, ведя прицельный огонь преимущественно по бортам «панцеров». Те огрызались вспышками орудийных выстрелов. И довольно болезненно огрызались: несколько наших танков было подбито. Все же выучка у экипажей Панцерваффе была на высоте.

А вот экипаж «Клима Ворошилова» был озабочен другим, не менее важным делом. Старший лейтенант Горелов наблюдал, как немцы устанавливают сразу два орудия как раз в тех местах, которые они определили вместе с наводчиком. Все же знание местности было на стороне советских танкистов, как говорится: «Дома и стены помогают!»

Два полугусеничных тягача подтянули длинноствольные зенитные орудия. Номера расчетов быстро отцепили пушку и развернули ее на позиции. Так же быстро стали оборудовать огневую точку.

В начале Великой Отечественной войны Pak.35/36 была основной пушкой противотанковых подразделений Вермахта. Она была принята на вооружение немецкой армии в 1934 году, а боевое крещение прошла в Испании. Затем Pak.35/36 с успехом использовалась во время Польской кампании против слабо бронированных танкеток и легких танков.

Но уже в сражениях с французскими танками с противоснарядным бронированием эти пушки оказались малоэффективными. Ну, а в борьбе с советскими танками Т-34 и «Клим Ворошилов» Pak.35/36 были что моськи против слона. Сами немцы с иронией называли эти орудия «армейскими колотушками» и «дверными молотками».

Требовалось новое, гораздо более мощное противотанковое орудие, способное пробивать 75-миллиметровую броню «Клима Ворошилова» и рациональную наклонную бронезащиту «тридцатьчетверок». Наиболее эффективно с этими задачами справлялась знаменитая «acht-acht» — «восемь-восемь».

После поражения Германии в Первой мировой войне Версальский договор запрещал немцам иметь зенитную артиллерию, а все имевшиеся зенитные орудия подлежали уничтожению. Однако уже в двадцатых годах немецкие инженеры вновь занялись разработкой подобного вооружения. Работы велись тайно в Германии, а также в других европейских странах. В целях секретности новые полевые и зенитные орудия, изготовленные на рубеже двадцатых и тридцатых годов, получили обозначение «образца 1918 года», как будто были созданы еще в период прошедшей войны. Таким образом, разработанная в 1931 году фирмой Круппа 88-мм зенитная пушка именовалась «88-миллиметровое зенитное орудие образца 1918 года».

Первые образцы пушки Flak.18 были построены в Эссене, а боевое крещение новая зенитная артсистема получила в Испании. Там она применялась не только против воздушных целей, но и против танков. Поэтому на орудия стали монтировать бронещит.

Полуавтоматический клиновой затвор обеспечивал скорострельность до двадцати выстрелов в минуту. Противооткатные устройства включали в себя гидравлический тормоз отката и гидропневматический накатник. Основанием лафета служила крестовина, у которой боковые станины при переходе в походное положение поднимались вверх, а продольная балка играла роль повозки.

Зенитка калибра «восемь-восемь» была смертельно опасна для всех танков, особенно — в начале войны.

Немецкие пушки пока молчали, но Николай Горелов знал: как только их «Клим Ворошилов» обнаружит себя огнем, его уничтожат тут же, не оставив на выживание ни единого шанса.

— Радист, передавай координаты немецких огневых точек в штаб бригады.

— Есть, командир. — Стрелок-радист Леонид Красин застучал ключом радиотелеграфа. Точки-тире азбуки Морзе шифрованным посланием полетели в штаб бронетанковой бригады Катукова.

Ответ не заставил себя ждать.

Танкисты думали, что позиции проклятых «acht-acht» накроют гаубицы из приданного полка Резерва Главного Командования. Но они и представить себе не могли, что небеса обрушатся на землю адовым огненным дождем!

Полковник Катуков задействовал самое мощное оружие из имеющегося в его распоряжении арсенала.

* * *

За несколько десятков километров от этого адова поля и буквально за полчаса до огневого налета на опушке леса затормозили восемь пятитонных грузовиков. Их кузова скрывались под непроницаемыми брезентовыми чехлами.

В оцеплении секретной реактивной батареи замерли пушечные броневики БА-10, вооруженные 45-миллиметровой пушкой 20К и спаренным пулеметом во вращающейся башне от Т-26. Тут же стояло и несколько полуторок со счетверенными «максимами» в кузовах — зенитчики тоже были наготове. Меры безопасности были просто беспрецедентными, и не зря: обладающая подавляющей огневой мощью и дальнобойностью, в ближнем бою «катюша», как и всякая девушка, была абсолютно беззащитна.

Гвардейским минометом реактивная установка БМ-13-16 называлась тоже весьма условно. Когда на полигонных стрельбах бойцы и командиры попросили представителя Главного артиллерийского управления назвать «подлинное» имя боевой установки, тот посоветовал: «Называйте установку как обычное артиллерийское орудие. Это важно для сохранения секретности». Командование стремилось как можно дольше сохранять их конструкцию в секрете.

Расчеты быстро расчехлили пакеты направляющих и навели качающуюся часть в соответствии с полученными координатами. Установки были настолько засекречены, что даже запрещалось использовать команды «пли», «огонь», «залп», вместо них звучали приказы «пой» или «играй» — для запуска надо было очень быстро крутить ручку пусковой электрокатушки.

И «катюши» — заиграли!

Огненные кометы сорвались с направляющих. Вой и свист заполнили воздух. Остроносый сорокадвухкилограммовый реактивный снаряд прошил белесое марево легкой метели и поднялся над заснеженным сосновым бором. Огонь и лед — зимний ветер и бешеное сияние реактивных дюз сошлись в извечной схватке. Пока что побеждал огонь.

Замерев на секунду в высшей точке дугообразной траектории, данный конкретный реактивный снаряд пошел вниз по пологой траектории. Твердотопливный ракетный ускоритель уже отгорел, и теперь только сила инерции несла обтекаемую стальную смерть к цели. Один из немецких артиллеристов поднял голову, услышав нарастающий свист. И последнее, что он успел увидеть перед собственной гибелью, — как рушится прямо на него что-то темное и продолговатое. А потом реактивный снаряд лопнул огненным шаром, сметая все на своем пути. И вместе с ним взорвались остальные «эрэсы» в залпе!

* * *

Мощный удар реактивных гвардейских минометов огненным валом прокатился по позициям зениток, превращая смертельно опасные орудия в груды горящего металлолома. Обожженные и обезображенные тела артиллеристов расшвыряло в разные стороны. Ракетный удар «катюш» не был точен, в сами орудия попало всего несколько «эрэсов», но хватило и этого. А остальные хвостатые огненные кометы обрушились на боевые порядки атакующих немецких танков и мотопехоты.

— Экипаж, в атаку! Механик-водитель — полный вперед!

— Есть, командир!

Массивный бронированный молот под названием КВ-1 ударил по раскаленной реактивным огнем наковальне, круша уцелевшие «панцеры» и «артштурмы». Грохотало башенное орудие «Клима Ворошилова», дырявя бронебойными снарядами крупповскую броню. Широкие гусеницы давили пехоту, пулеметы полосовали оккупантов. «Гремя огнем, сверкая блеском стали!» — советский тяжелый танк громил механизированные подразделения Гудериана!

* * *

Бой продолжался, внезапный огневой залп «катюш» и контратака «Клима Ворошилова» под командованием старшего лейтенанта Горелова позволили нашим войскам перегруппировать силы. Еще несколько часов подряд отбивались от наседавших фашистов танковые засады Лавриненко. У села Шеино они подбили до десятка вражеских машин. «Активная оборона» полковника Катукова показала свои блестящие результаты.

Последующие дни прошли в непрерывных боях. Войска Калининского фронта под руководством генерал-полковника Конева при поддержке авиации постоянно атаковали немцев в районе Калинина. В результате этих действий 23 октября последовала директива фельдмаршала фон Бока о приостановке наступления через Калинин. Таким образом, энергичные удары в районе Калинина хотя и не привели к овладению городом, но сорвали выполнение основной задачи, ради которой 3-я танковая группа разворачивалась от Москвы на север.

С начала ноября фронт на калининском направлении стабилизировался на рубеже исключительно Селижарово — река Большая Коша — река Тьма — северная и восточная окраины города Калинин, а также западный берег Волжского водохранилища. Наступательные действия войск с обеих сторон в полосе обороны Калининского фронта в ноябре успеха не имели. Предусмотренный замыслом противника удар во фланг и тыл Северо-Западного фронта был сорван, участие 9-й армии в наступлении на Москву исключено.

Впоследствии маршал Конев в своих воспоминаниях характеризовал этот период войны следующим образом:

«Непрерывные и кровопролитные сражения, которые хотя и не приносили нам ощутительных территориальных успехов, но сильно изматывали врага и наносили колоссальный урон его технике».

С 13 октября по 5 декабря части Калининского фронта уничтожили до 35 000 немецких солдат и офицеров, подбили и захватили 150 танков, 150 орудий разного калибра, большое количество мотоциклов и автомашин, сбили 50 самолетов. Активной обороной и наступательными действиями они сковали тринадцать гитлеровских пехотных дивизий, не позволив перебросить их под Москву, где развернулись решающие сражения.

К исходу операции войска Калининского фронта занимали по отношению к северному флангу группы армий «Центр» охватывающее положение, выгодное для перехода в наступление. Несмотря на то что эти бои не приносили крупных территориальных завоеваний, в них изматывались силы немцев, а части Калининского фронта приобретали боевую закалку.

Однако фронту не удалось ни окружить группировку противника в Калинине в октябре, ни прикрыть московское направление в середине ноября 1941 года.

Глава 6 Nach Moskau — jeden Preis![26]

Дитриху Шталльманну повезло и в этот раз. Когда «Сталинские органы» завели свою страшную песню, его командирский танк Pz.Kpfw.IV Ausf.F1 B.W. успел заехать за небольшой пригорок. Огненные стрелы русских падали слева и справа, поднимая фонтаны огня и дыма. Одно прямое попадание — и танк превращался в крематорий на пять человек! Но не только огнем поражали русские ракеты, они испепеляли души стойких танкистов Вермахта ужасом! Перед огненной стеной, кометами, падающими с небес, человеческий рассудок был просто бессилен… Обер-лейтенант Шталльманн пережил и это. Его танк единственный не получил серьезных повреждений. Остальные, из тех, что вернулись, — годились разве что на металлолом.

И хоть ремонтные подразделения работали словно черти у адских печей, восстановить все поврежденные танки было очень тяжело. Доставка запчастей шла с перебоями: виноваты были и широкая русская колея железных дорог, и партизаны, постоянно их взрывающие, и сами русские просторы с практически полным отсутствием нормальных дорог.

Те зенитки, которые были скрытно установлены для противодействия тяжелому русскому танку, были сметены огневым налетом. Это было новое русское оружие — совершенно неизвестное и недооцененное Вермахтом, такое же, как «тридцатьчетверка», тяжелый танк КВ-1, бронированный штурмовик Ил-2, истребитель Як-1… И бог весть что еще!..

«В Москву — до снегопада! Домой — до Рождества!» Солдаты Вермахта просто упивались этим лозунгом. Конечно, хотелось, как во Франции: два месяца боев — и вот он, Париж! Яркие женщины в юбках до колен и кружевных чулках, изысканное вино, Лазурный берег.

А здесь война стала страшной рутиной. Каждый километр ледяной русской земли пришлось поливать кровью, отвоевывать сотнями жизней баварцев, вестфальцев, лотарингцев… И с каждым днем потери росли.

Вот и сейчас обер-лейтенант Дитрих Шталльманн вместе с остальными танкистами их поредевшего панцер-батальона стояли на опушке леса перед свежевырытыми могилами. В выдолбленных в смерзшейся земле ямах лежали тела его товарищей. Капеллан читал заунывную молитву, прося Господа принять души усопших.

Навряд ли Господь захочет увидеть такие души — после всего, что они творили здесь, в России… И последнее пристанище — яма в мерзлой земле — вполне заслужено многими из этих завоевателей.

Сегодня обер-лейтенант Шталльманн командовал почетным караулом. В их обязанности входило и дать прощальный салют погибшим.

— Laden und Sichern! Зарядить и поставить на предохранитель! — скомандовал Дитрих.

Солдаты с лязгом вогнали обоймы в магазины «Маузеров 98К».

— Feuerbereit! Готовься! — заклацали затворы.

— Zielen! Целься! — винтовки взметнулись вверх.

— Feuer! Огонь! — Троекратно прозвучал в гулкой тишине леса сухой треск выстрелов.

— Entladen! Разрядить! — Солдаты разрядили оружие и взяли винтовки «на караул».

Церемониал — это все, что у них осталось. Тем, кто лег в мерзлую русскую землю, уже не нужно ни салютов, ни наград. Но вот только нужно ли это живым?.. Немецкие солдаты привыкли побеждать, молниеносно громить противника танковыми «клиньями». А что теперь? Оставалось только вгрызаться в оборону русских, теряя боевых товарищей и ожесточая свои сердца этими потерями. Пожалуй, Дитрих Шталльманн начинал понимать жестокое упорство русских в их обороне…

Потом солдаты нестройно затянули «Ich hatte einen Kameraden» — «Был у меня товарищ». Это была грустная песня — под нее хоронили немецкие солдаты своих боевых товарищей.

Ich hatt' einen Kameraden,
Einen bessern findst du nicht.
Die Trommel schlug zum Streite,
Er ging an meiner Seite
In gleichem Schritt und Tritt.
Eine Kugel kam geflogen:
Gilt sie mir oder gilt sie dir?
Sie hat ihn weggerissen,
Er liegt zu meinen Füßen,
Als wär's ein Stück von mir.
Will mir die Hand noch reichen,
Derweil ich eben lad'.
Kann dir die Hand nicht geben,
Bleib du im ew'gen Leben
Mein guter Kamerad![27]

Последнее время эта грустная песня все чаще раздавалась над бескрайними просторами Восточного фронта. Россия ощерилась на немцев рядами деревянных крестов с надетыми на верхушки стальными шлемами.

Вечером они устроили грандиозную попойку. Пили самогон, принесенный из соседней деревни с труднопроизносимым названием. Патефон орал надтреснутым голосом бравурные марши, все пили, закусывали армейским пайком и братались.

Но в разгар веселья совсем рядом вдруг раздались оглушительные взрывы, и над лесом, в котором были замаскированы танки, взметнулись снежно-огненные фонтаны взрывов.

Пьяные в хлам немецкие танкисты бросились прочь из блиндажа — прямо на обжигающий мороз. Они еще успели услышать затихающий стрекот русских ночных бомбардировщиков. И частое бабаханье счетверенных зенитных автоматов им вслед. По небу хаотично метались лучи прожекторов, пытаясь поймать в светящиеся клещи неуловимые русские бомбардировщики.

«Рус фанер», «Фанер бомбер», «Ночные ведьмы» — это были легкие бипланы Поликарпова, на которых летали в основном русские женщины. Они ночами вились над позициями немецких войск, сбрасывая легкие осколочные бомбы и капсулы с зажигательной смесью.

Вот и теперь над лесом разгорался пожар. Видимо, бомбы с русских «Фанер бомберов» угодили в склад горючего.

— Achtung! Achtung! Alarm! — Внимание! Внимание! Тревога! — раздавалось со всех сторон.

Армейская пожарная команда уже разворачивала брандспойты, качали воду насосы. Но пламя на морозе разгоралось со страшной силой, а вот пожарные насосы плохо справлялись со своей работой — от холода застыло масло. В итоге пожар тушили всю оставшуюся ночь по старинке — ведрами с водой.

Наутро похмельные, злые и невыспавшиеся танкисты предстали перед таким же командиром панцер-батальона. Намеченная на раннее утро атака была отложена на целых три часа — пока не подвезли новые запасы бензина и масла для танков взамен сгоревших прошлой ночью.

Дитриха Шталльманна вызвали в штаб. Там он узнал, что его батальон придается танковой группе Георга Райнхардта. Батальону ставилась задача обеспечить выход «кампфгруппы» на калининское операционное направление. Появление мотомеханизированных и танковых соединений Райнхардта в районе важнейшего узла дорог и города Калинина создавало угрозу окружения войск левого крыла Северо-Западного фронта большевиков и правого крыла Западного фронта.

— Необходимо любой ценой прорвать оборонительные рубежи русских на этом участке, герр обер-лейтенант! — говорил штабной офицер, поблескивая моноклем.

— Яволь, герр оберст!

— Ваше подразделение обеспечат всем необходимым.

Обер-лейтенант Дитрих Шталльманн хмуро оглядел своих солдат. От полноценного состава батальона осталась едва ли половина. Много танков было выбито в предыдущих атаках и находилось в ремонте. Также не все машины удалось эвакуировать с поля боя. Русские пристреляли буквально каждый метр ничейной территории.

— Слушайте приказ! Необходимо атаковать русских на рубежах обороны, прикрывающих Калинин. Стремительным ударом нужно вклиниться в позиции большевиков при поддержке моторизованной пехоты и артиллерии. Там за селом уже начинается пригород. Захват Калинина позволит нам взять в клещи Москву. А после флангового охвата столица большевиков падет! Авиационной поддержки не будет, погода нелетная. Но артиллеристы обещали «поджарить» русских. Задача ясна?

— Яволь, герр обер-лейтенант!

— Nach Moskau — jeden Preis! Panzer, vorwärts! На Москву — любой ценой! Танки, вперед!

Услышав знакомый приказ, танкисты быстро вскарабкались по броне своих «панцеров». Обер-лейтенант Шталльманн с удовольствием наблюдал за тем, как споро его подчиненные выполняют приказ. Да, выучка у них была на высоте!..

Дитрих забрался в башню командирского танка Pz.Kpfw.IV Ausf.F1 B.W. Он предпочитал руководить боем из надежного и мощного танка, а не из штабного броневика. Хотя по удобству колесная бронированная машина заметно выигрывала. Но в танке обер-лейтенант Шталльманн чувствовал себя гораздо более уверенно. Орудие, броня и гусеницы позволяли самому направлять бронированный клин танкового прорыва.

— Panzer, vorwärts! — повторил он приказ, словно заклинание.

«Чертова дюжина» немецких танков, взметая снег стальными траками гусениц, пошла на исходные позиции для атаки.

* * *

Внезапного удара не получилось. Неприятности начались с того, что у одного из средних танков Pz.Kpfw.III сломалась коробка переключения передач. Стальной монстр застыл беспомощно на рубеже атаки. Все попытки сдвинуть его с места не увенчались успехом. Витиевато выругавшись, обер-лейтенант Шталльманн приказал экипажу оставаться у поврежденной машины. Времени уже не оставалось.

Подошла пехота — моторизованный полк СС «Totenkopf» — «Мертвая голова». Ну, хоть что-то хорошее — эти панцергренадеры не подведут. Это — элита! К тому же их прикрывала батарея 75-миллиметровых самоходных орудий «Sturmgeschutze-III».

Над головой раздался протяжный свист — это летели к русским позициям тяжелые 15-сантиметровые снаряды гаубичной артиллерии Вермахта. А далеко впереди, у полуразрушенного села, стали вздыматься дымные столбы мощных взрывов. Артиллеристы «перемешивают небо с землей» — теперь они одного цвета, серо-белого…

— Zum Angriff! В атаку! — раздались пронзительные свистки командиров подразделений СС, поднимающих своих людей в атаку.

— Я Тор, прием. Всем экипажам — начать движение. Огонь вести индивидуально по выявленным целям, прием.

— Вас понял, Тор, выполняю.

— Panzer, vorwärts! Танки, вперед!

Серые приземистые «панцеры» шли бронированным клином. Впереди командирский танк Pz.Kpfw.IV обер-лейтенанта Шталльманна, возглавлявшего атаку. Основу клина составляли средние танки «Панцер-III» и «Панцер-IV». Фланги прикрывали трофейные «чехи».

В танковую панораму позиции русских были практически неразличимы на белом фоне снежной равнины. Вперед! Только вперед! Стальные гусеницы «панцеров», перематываясь, подминают снежные метры русской земли. Вслед за танками, прячась за бронированными тушами, идет пехота.

Все ближе и ближе изрытая воронками гаубичных снарядов оборонительная линия русских. Село рядом давно перестало существовать — только почерневшие печные трубы вместо изб смотрят в серое, беспросветное небо.

И вот впереди снежная равнина вспыхивает «светлячками» дульного пламени. В боевых порядках наступающего панцер-батальона взметаются снежно-дымные фонтаны взрывов. Со звоном отскакивают от брони осколки. Это бьют советские «Ратш-бум» — противотанковые пушки, прозванные так немцами за характерный звук выстрела.

Дитрих Шталльманн засек цель.

— Die Artillerie Batterie in Ziel! Артиллерийская батарея в прицеле! — скомандовал обер-лейтенант Шталльманн.

— Яволь! — тут же отозвался заряжающий, panzer-oberschutze Вальтер Зибер. — Feuer bereit! Готов к открытию огня!

— Der Fugasen — Feuer! Фугасным огонь!

Грохнула 75-миллиметровая пушка, от отдачи командирский «Панцер-IV» содрогнулся всем своим стальным телом.

В цейссовскую панораму Дитрих увидел, как на том месте, откуда вспыхивали «светлячки» дульного пламени, взметнулись высокие султаны взрывов.

— Sehr gut! Das Ziel treffen! Очень хорошо! Цель поражена! — обер-лейтенант Шталльманн приказал радисту: — Передай — всем танкам беглый огонь!

— Яволь, герр обер-лейтенант!

— Vorwärts!

Танки ринулись вперед, пехота и штурмовые орудия последовали за ними. Казалось, еще рывок, и коммунисты побегут из своих окопов! Неудержимой стальной лавиной накатывали на их позиции немецкие «панцеры» и «артштурмы»! Кургузые дула их короткоствольных пушек озарялись вспышками выстрелов.

Немецкие танки ворвались на позиции уже расстрелянной ими артбатареи русских. Скрежет металла по металлу: стальные гусеницы «панцеров» сминают противоосколочные щиты советских орудий, давят уцелевших артиллеристов, танки расстреливают в упор из пулеметов пехоту в ватниках и полушубках.

Но русские сражаются до конца — в кресты на башнях летят бутылки с зажигательной жидкостью, растекаясь по броне яростным и жадным пламенем. Гулко бьют противотанковые ружья. Для немецких танков это опасное оружие, особенно — для легких чешских танков Pz.Kpfw.38(t). Имея бортовую броню толщиной всего 13,9 миллиметра, они были очень уязвимы.

Следующая за танками пехота СС уже ведет в русских окопах рукопашный бой не на жизнь, а на смерть. Русские не сдаются, но и гитлеровская мотопехота закалена многочисленными боями. Русская смелость и прусская муштра — нашла коса на камень!

Трещат очереди пистолетов-пулеметов, рвутся гранаты, сталь штыков пронзает податливую плоть.

Вот рослый пулеметчик в ватнике и шапке-ушанке со звездой лупит, встав во весь рост, из «Дегтярева-пехотного», держа тяжелое оружие на руках! Эсэсовцы валятся под раскаленными плетьми смертоносного свинца, как трава под серпом!

Грохает граната на длинной ручке, валится навзничь пулеметчик. Чудес на войне не бывает — и все-таки ватник удерживает часть смертельных осколков. Пулеметчик стонет. На помощь ему приходят боевые товарищи, расчищают свинцом к нему дорогу. Выносит с поля боя раненого молодая медсестричка со школьными еще косичками… Ну, герой, тебе теперь до ста лет жить, раз уж сейчас выжил!..

А другой — чернявый (узбек или татарин, кто сейчас разберет), перехватив винтовку, бьет прикладом прямо в лицо рослого белобрысого детину со знаками различия обершарфюрера СС[28] «Totenkopf». И льется арийская кровь под каску, на пшеничного цвета волосы. Валится повелитель «нового мирового порядка», чтобы через мгновение быть приколотым трехгранным русским штыком!

Дитрих Шталльманн выцеливает новую жертву — странную конструкцию, состоящую из пушки на гусеничном тягаче. Это — большевистская «эрзац-самоходка», вид у нее неуклюжий, однако 57-миллиметровое орудие пробивает броню любого немецкого танка. С ней нужно поосторожнее! Правда, и у самой импровизированной самоходки броня очень слабая. Дитрих подбивает ее с первого же выстрела.

— Das ist gut! Das Ziel treffen! Очень хорошо! Цель поражена!

Танк с крестами на широкой «лобастой» башне «утюжит» гусеницами русские окопы.

* * *

Дитрих Шталльманн не сразу понял, что произошло: удар, а вслед за ним — темнота… В чувство его привела жгучая боль. Черный ангел смерти тащил его сквозь огонь куда-то вниз! В бездну! Дитрих заорал от страха и отчаяния.

— Командир, наш танк подбит, мы горим! — донесся голос башенного стрелка-наводчика Вальтера Зибера. — Радист и заряжающий убиты. В живых остались только мы и Алекс Кнаге.

Выбравшись из горящего танка через аварийный люк в днище, оба танкиста поспешили отползти от горящей боевой машины. Дитрих Шталльманн достал из кобуры «парабеллум». Свой «шмайссер» он оставил в горящем танке. «Аржмайстер» Кнаге уже ждал их снаружи, сжимая в руках пистолет-пулемет МР-40, за поясом его черной танкистской куртки были заткнуты две гранаты-«колотушки» с длинными ручками.

— Schneller! Wir müssen wieder front! Быстрее! Мы должны убираться прочь! — прохрипел Дитрих, наглотавшийся дыма в танке.

— Да, герр обер-лейтенант, «иваны» не жалуют танкистов. Они принимают нашу черную форму и эмблему в виде черепа за эсэсовские знаки различия, — надрываясь в кашле, ответил Вальтер Зибер.

Его слова заглушил протяжный грохот — это взорвался боекомплект их танка. Высунувшись из воронки, Дитрих Шталльманн увидел только развороченные броневые руины на месте верного «Панцера-IV». Угловатая башня с коротким стволом валялась метрах в трех от обугленного корпуса. Земля вокруг поверженной боевой машины была усеяна мелкими горящими обломками: сорванными люками, перекрученными люками, кусками резинового бандажа с катков…

Дитрих огляделся. Они находились в воронке от снаряда. Вокруг шел яростный бой. Грохот и скрежет отовсюду, крики раненых, взрывы, летящие с разных сторон пули… Сквозь клочья черного дыма, стелющиеся над полем боя, обер-лейтенант разглядел силуэты русских «тридцатьчетверок».

— Was ist das? Что случилось? — прокричал Дитрих Шталльманн.

— Русские танки! Они появились из ниоткуда!

— Wir müssen wieder front! Мы должны убираться прочь! Уходим отсюда!

Три немецких танкиста, чудом избежавших гибели, где ползком, где перебежками стали отходить. Их едва не раздавил русский танк, они отстреливались на бегу от русских пехотинцев, и наконец-то они добрались до опушки леса — исходного рубежа атаки. Все трое за время сумасшедшего бега по нескольку раз простились с жизнью, но все же чудом выжили.

То-то удивился экипаж поломанной перед самой атакой «тройки», увидев своего командира едва живым и без танка! Оборванные, грязные, с кровоподтеками, трясущиеся от холода — трое уцелевших представляли собой жуткое зрелище.

— Dummkopf! — выругался Дитрих. — Быстро обеспечьте мне связь. Рация работает?

— Так точно, герр обер-лейтенант, но только вот от холода подсели аккумуляторы…

В этот раз Шталльманн выругался уже по-русски, более эмоционально.

И все же рация заработала. Обер-лейтенант Шталльманн передал остаткам своих подразделений приказ отступать. Танки и так увязли в обороне русских, а внезапный удар «тридцатьчетверок» и вовсе не оставлял им никаких шансов. Наступление было провалено…

Обер-лейтенант Дитрих Шталльманн понимал, что в штабе на него обрушатся громы и молнии от вышестоящего начальства, однако, как говорили древние греки: «Даже самые смелые люди не могут сражаться выше своих сил».

Древние греки просто не знали еще, что есть на земле русские, которые именно так и сражаются!..

* * *

Мощная атака немецких войск на Калинин была сорвана встречным ударом Оперативной группы Ватутина. Армейским объединением РККА, действовавшим в октябре 1941 года в районе Калинина. В нее вошли две стрелковые и две кавалерийские дивизии, 46-й мотоциклетный полк и 8-я танковая бригада полковника Ротмистрова.

Возглавил оперативное объединение начальник штаба Северо-Западного фронта генерал-лейтенант Ватутин.

Всего за сутки 8-я танковая бригада полковника Ротмистрова с 46-м мотоциклетным полком прошла двести пятьдесят километров, и 14 октября передовые подразделения с ходу вступили в бой за Калинин. В течение 15–17 октября на северо-западной окраине Калинина велись ожесточенные бои.

Главной ударной силой в этих боях была танковая бригада полковника Ротмистрова. Она имела в своем составе более шестидесяти танков: семь КВ-1, двадцать две «тридцатьчетверки» и более тридцати легких танков Т-40.

Советские мотострелки, мотоциклисты и кавалеристы внезапными и мощными ударами контратаковали противника. На северо-западной окраине Калинина завязался встречный бой, который длился около четырех часов.

К двум часам дня 934-й стрелковый полк во взаимодействии с 8-м танковым полком бригады Ротмистрова контратаковал противника и овладел Горбатым мостом.

В четыре часа вечера противник крупными силами пехоты и с тридцатью танками перешел в атаку. В бою гитлеровцы потеряли три танка, пять бронемашин и более шестисот солдат и офицеров. К исходу дня группа закрепилась на северо-западных окраинах Калинина.

В три часа дня 16 октября части 1-й танковой дивизии и 900-й моторизованной бригады нанесли удар из района станции Дорошиха в направлении на Николо-Малицу. Им удалось быстро прорвать оборону немецкого 934-го стрелкового полка 256-й стрелковой дивизии и к исходу дня выйти в район села Медного.

Здесь немецкие части атакой во фланг были разрезаны надвое, а их авангарды почти полностью уничтожены. В боях под Медным 22–23 октября потери гитлеровцев составили до тысячи человек, двести мотоциклов, около тридцати танков, пятнадцать орудий, множество автомашин и другой техники.

Отступавшие немецкие танки были прижаты в районе Дмитровского болота между деревнями Черкасы и Щербово. И после ожесточенного боя гитлеровское Панцерваффе потеряло семьдесят «панцеров»!

Таким образом, попытка немецкого командования использовать Калинин для дальнейшего наступления была сорвана.

Глава 7 Парад 7 ноября

Пронзительный ветер сек лицо мелким злым снегом из мутно-серых низких облаков. Обжигала морозом металлическая рукоятка откинутого башенного люка. Вилась по брусчатке белая поземка, по которой медленно и величественно ползли стальные громады танков.

Легкие «бэтэшки» и Т-26, плавающие Т-37, средние Т-28 стальными рядами, повзводно, проходили мимо трибун. Перематывали стальные ленты гусениц новейшие «тридцатьчетверки» и тяжелые, угловатые танки «Клим Ворошилов». Рев и грохот моторов, скрежет траков о камень наполняли морозный воздух. Этот парад — особенный. Боевые машины сворачивали с Красной площади и своим ходом, броневыми колоннами направлялись на передовую, пролегшую линиями траншей, колючей проволокой, противотанковыми рвами, минными полями уже на дальних подступах к столице.

— Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры, и политработники, рабочие и работницы, колхозники и колхозницы, работники интеллигентского труда, братья и сестры в тылу нашего врага, временно попавшие под иго немецких разбойников, наши славные партизаны и партизанки, разрушающие тылы немецких захватчиков!

От имени Советского правительства и нашей большевистской партии приветствую вас и поздравляю с двадцать четвертой годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции.

Прохождение тяжелой боевой техники явилось апофеозом грандиозного войскового действа.

В 8.00 утра, на два часа раньше, начался парад, который по силе морального воздействия на людей и исторический ход событий приравнивался к важнейшей военной операции. Демонстрация мощи и решимости Красной Армии сражаться до конца имела огромное значение по поднятию морального духа армии и всей огромной Страны Советов. Весь мир увидел, что Москва не сдается и боевой дух армии не сломлен.

Командовал парадом командующий Московским военным округом генерал Павел Артемьев, а принимал его маршал Семен Буденный. Руководство страны разместилось на обычном месте — на трибуне Мавзолея Ленина.

Торжественный марш войск на Красной площади открыли курсанты артиллерийского училища. С развернутыми знаменами, под боевые революционные марши, исполняемые оркестром штаба МВО под управлением Василия Агапкина, шли защитники Москвы.

— Товарищи! В тяжелых условиях приходится праздновать сегодня 24-ю годовщину Октябрьской революции. Вероломное нападение немецких разбойников и навязанная нам война создали угрозу для нашей страны. Мы потеряли временно ряд областей, враг очутился у ворот Ленинграда и Москвы. Враг рассчитывал на то, что после первого же удара наша армия будет рассеяна, наша страна будет поставлена на колени. Но враг жестоко просчитался. Несмотря на временные неуспехи, наша армия и наш флот геройски отбивают атаки врага на протяжении всего фронта, нанося ему тяжелый урон, а наша страна — вся наша страна — организовалась в единый лагерь, чтобы вместе с нашей армией и нашим флотом осуществить разгром немецких захватчиков.

Тускло поблескивала сталь граненых штыков, примкнутых к винтовкам солдат. Словно древнегреческие копьеносцы-гоплиты, маршировали они по древней брусчатке Красной площади. Но их боевая задача была посложнее, чем у легендарных спартанцев царя Леонида — Льва.

Хрипловатый, с акцентом голос другого, не менее решительного и сильного правителя, разносился из радиорепродукторов:

— Бывали дни, когда наша страна находилась в еще более тяжелом положении. Вспомните 1918 год, когда мы праздновали первую годовщину Октябрьской революции. Три четверти нашей страны находилось тогда в руках иностранных интервентов. Украина, Кавказ, Средняя Азия, Урал, Сибирь, Дальний Восток были временно потеряны нами. У нас не было союзников, у нас не было Красной Армии, — мы ее только начали создавать, — не хватало хлеба, не хватало вооружения, не хватало обмундирования. 14 государств наседали тогда на нашу землю. Но мы не унывали, не падали духом. В огне войны организовали тогда мы Красную Армию и превратили нашу страну в военный лагерь. Дух великого Ленина вдохновлял нас тогда на войну против интервентов. И что же? Мы разбили интервентов, вернули все потерянные территории и добились победы.

Ряды рабочего ополчения — защитников столицы проходили мимо трибун, возможно, и не так четко чеканя шаг, как строевики. Но все они шагали прямо в Вечность. Многим из них было суждено погибнуть, лечь в бескрайних полях под Москвой, чтобы выжившие боевые товарищи продолжали сражаться. Прокаленные огнем, привыкшие к тяжелому труду мужики шли на войну, как на работу. Многие из них прошли Гражданскую, те, кто постарше, — служили еще при царе. Так что ратному труду были обучены.

Сейчас над ними — живыми высились башни Кремля. Вчера, в ночь перед парадом, по личному указу Сталина были расчехлены и зажжены кремлевские звезды. Их рубиновый свет озарил погруженную во тьму светомаскировки столицу. Зажегся огнем уверенности в сердцах людей.

— Теперь положение нашей страны куда лучше, чем 23 года назад. Наша страна во много раз богаче теперь и промышленностью, и продовольствием, и сырьем, чем двадцать три года назад. У нас есть теперь союзники, держащие вместе с нами единый фронт против немецких захватчиков. Мы имеем теперь сочувствие и поддержку всех народов Европы, попавших под иго гитлеровской тирании. Мы имеем теперь замечательную армию и замечательный флот, грудью отстаивающие свободу и независимость нашей Родины. У нас нет серьезной нехватки ни в продовольствии, ни в вооружении, ни в обмундировании. Вся наша страна, все народы нашей страны подпирают нашу армию, наш флот, помогая им разбить захватнические орды немецких фашистов. Наши людские резервы неисчерпаемы.

Разве можно сомневаться в том, что мы можем и должны победить немецких захватчиков?

На рысях шли кавалерийские эскадроны — «шашки подвысь»! Их контратаки были стремительны и смертоносны, много конников погибло в первые месяцы войны, но и много голов немецкой пехоты посекли их клинки. Принимавший парад легендарный маршал, командарм Первой конармии Семен Буденный мог бы гордиться своими кавалеристами.

Ехали на грузовиках расчеты истребителей танков с тяжелыми противотанковыми ружьями. Они были страшны для преобладающих на поле брани немецких «панцеров».

Легендарные тачанки ощерились надежными и знакомыми еще по Империалистической и Гражданской войнам пулеметами «максим».

И новые, механизированные «тачанки» — грузовики с установленными в кузовах счетверенными зенитными «максимами» тоже участвовали в параде. Эти импровизированные мобильные установки ПВО создавали огневой заслон против низко летящих «лаптежников» и «мессеров» или выкашивали немецкую пехоту. На некоторых грузовиках были установлены спаренные пулеметы «Браунинг», получаемые по ленд-лизу.

— Враг не так силен, как изображают его некоторые перепуганные интеллигентики. Не так страшен черт, как его малюют. Кто может отрицать, что наша Красная Армия не раз обращала в паническое бегство хваленые немецкие войска? Если судить не по хвастливым заявлениям немецких пропагандистов, а по действительному положению Германии, нетрудно будет понять, что немецко-фашистские захватчики стоят перед катастрофой. В Германии теперь царят голод и обнищание, за четыре месяца войны Германия потеряла четыре с половиной миллиона солдат, Германия истекает кровью, ее людские резервы иссякают, дух возмущения овладевает не только народами Европы, подпавшими под иго немецких захватчиков, но и самим германским народом, который не видит конца войны. Немецкие захватчики напрягают последние силы. Нет сомнения, что Германия не может выдержать долго такого напряжения. Еще несколько месяцев, еще полгода, может быть, годик — и гитлеровская Германия должна лопнуть под тяжестью своих преступлений.

Тяжелые грузовики буксировали полуавтоматические 85-миллиметровые зенитные орудия — одинаково опасные и для немецких самолетов, и для их танков. Лобастые труженики-тягачи тянули за собой тяжелые гаубицы. «Боги войны» еще не сказали своего последнего веского слова. На их стороне был технический гений Василия Гавриловича Грабина — конструктора лучших в мире артиллерийских систем.

— Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, партизаны и партизанки! На вас смотрит весь мир как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков. На вас смотрят порабощенные народы Европы, подпавшие под иго немецких захватчиков, как на своих освободителей. Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойными этой миссии! Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!

Кульминацией парада стало участие более двухсот танков. А вообще в торжественном марше по Красной площади приняли участие батальоны курсантов Окружного военно-политического училища, Краснознаменного артиллерийского училища, полк 2-й Московской стрелковой дивизии, полк 332-й дивизии имени Фрунзе, стрелковые, кавалерийские и танковые части дивизии имени Дзержинского, Московский флотский экипаж, Особый батальон военного совета Московского военного округа, батальон бывших красногвардейцев, два батальона Всевобуча, два артиллерийских полка Московской зоны обороны, сводный зенитный полк ПВО, два танковых батальона резерва Ставки Верховного Главнокомандования, которые к 7 ноября 1941 года прибыли из Мурманска и Архангельска.

А с подмосковных аэродромов были готовы взлететь около трех сотен самолетов, чтобы в гуле моторов озарить рубиновым светом звезд на крыльях. Но непогода не дала им подняться в воздух. Однако краснозвездные «ястребки» несли службу на подмосковных аэродромах в готовности № 1. А зримым воплощением военной мощи стали танки.

— За полный разгром немецких захватчиков!

Смерть немецким оккупантам!

Да здравствует наша славная Родина, ее свобода, ее независимость!

Вперед, к победе![29]

* * *

В одном из двухсот танков старший лейтенант Горелов держал равнение «налево». Он не ощущал холода, секущего лицо злого снега, ледяного дыхания остывшей брони. Иные мысли занимали его: сейчас, после парада, нужно завернуть на сборный пункт боевой техники, а потом — на пункт боепитания. Там его экипаж вместе с остальными получит запас снарядов и патронных дисков к пулеметам.

Во время парада были приняты беспрецедентные меры безопасности — у всех солдат, участвовавших в параде, даже у тех, кто позже отправлялся на фронт, были изъяты все патроны, также были изъяты и все снаряды из танков и артиллерийских орудий.

Ничего, зато можно будет погреться и узнать новости с близкого уже фронта.

За рычагами их тяжелого «Клима Ворошилова» сидел ворчливый старшина Стеценко, так что Горелов не слишком беспокоился об управлении боевой машиной. Тем более — на широкой площади, главной площади нашей страны.

Перед глазами молодого командира проплывали лица горожан, пришедших, несмотря на мороз и отвратительную погоду, посмотреть на парад. Ряды марширующих солдат, их граненые штыки, неудержимая удаль кавалеристов, мощь танков и артиллерийских орудий впечатляли.

А Николай Горелов испытывал к гражданским уважение и какую-то жалость, стремление защитить. Ведь и для него тоже старики и женщины копали окопы и сооружали надолбы оборонительных рубежей. Долбили лопатами и кирками промерзшую землю. Для них собирали трогательные посылки с детскими рисунками и парой вязаных шерстяных носков.

Они верили в мощь своей армии и силу духа тех, кто сейчас взирал на парад с высоты главной трибуны на этой площади.

Этому народу и этой воле присягал на верность старший лейтенант Николай Горелов.

* * *

Пройдя по Красной площади, танки свернули к ГУМу и пошли по улицам Москвы. Обычно многолюдная столица была пуста. Толпы прохожих и вереницы машин, которые текли сплошным потоком по тротуарам, мостам и магистралям в то почти нереальное уже время «до войны», исчезли, уступив место лязгающим колоннам бронетехники, отрядам красноармейцев или вооруженных рабочих. Перекрестки щетинились стальными иглами противотанковых ежей. В парках замерли поставленные на прямую наводку орудия. На крышах домов устремили в хмурые снежные тучи тонкие стволы 37-миллиметровые автоматические пушки и счетверенные «максимы».

Над ними в угрюмом небе покачивались громадные серые туши заградительных аэростатов. Эти на первый взгляд неуклюжие воздушные конструкции на самом деле довольно эффективно прикрывали небо столицы от стервятников Геринга.

Гитлеровская авиация уже не раз бомбила столицу и ее пригороды. В первом налете с 22 на 23 июля участвовало до двухсот пятидесяти самолетов противника. Бомбы рвались на обширной территории от Серебряного бора до Киевского вокзала. Пострадали заводы в Филях, которые в двадцатых годах строили немецкие инженеры, железнодорожные станции, аэродромы.

Но и потери стервятников Геринга были так велики, что от дневных налетов они почти сразу же отказались и теперь совершали лишь разрозненные ночные рейды.

Столица была на осадном положении. Столица готовилась, если нужно, дать последний бой оккупантам. Все важные административные здания и московские заводы были подготовлены к взрывам.

А со стороны Трех вокзалов раздавались приглушенные гудки паровозов. Тревожны и горьки были их голоса. На восток в приволжские раздольные степи уносили они эшелоны. В Казахстан и на Урал эвакуировались целые заводы и фабрики, и не только из Москвы — столица теперь тоже стала фронтовым городом.

Из Харькова и Днепропетровска, Киева и Могилева, Запорожья и Минска ехали станки и гидравлические прессы, уже готовые детали и их заготовки, чертежи и сырье. А самое главное — люди, которые будут на них работать. В основном — женщины, старики, дети. Многие добирались сюда аж из Львова или Мукачева — под страшный вой пикировщиков, через леса, где рыскали разведотряды абвера, бандиты всех мастей, националисты, которые были хуже самых кровожадных зверей.

Теперь они уезжали в эвакуацию, взяв с собой только самое необходимое из всего того, чем дорожили в далекой мирной жизни…

Немногочисленные среди эвакуированных мужчины прятали глаза от стыда. Им тоже хотелось встать на защиту столицы, драться лицом к лицу с врагом! Но острый ум, технические знания специалистов: инженеров, ученых, врачей стоили порой целого полка «тридцатьчетверок» или батальона ополченцев с «трехлинейками» Мосина. Увы, такова безжалостная статистика войны.

И уж совсем худо было тем, кто носил военную форму и разноцветные петлицы: ведь в эвакуацию уходили и военные училища. Это им предстояло готовить пополнения связистов, артиллеристов, танкистов, летчиков, военврачей.

* * *

Проскочив окраину Москвы, колонна тяжелых танков КВ-1 сосредоточилась в густом бору. Здесь люди и техника могли позволить себе небольшую передышку. Но прежде всего нужно было позаботиться о «стальных солдатах». Нужно было наполнить боеукладки снарядами и патронными дисками, заправить баки соляркой и маслом.

Повинуясь взмахам сигнальных флажков, бронированные монстры с красными звездами на массивных угловатых башнях останавливались, глушили двигатели. Экипажи выбирались из стальной утробы, спрыгивали со стальных бортов. Солдаты сразу же маскировали боевые машины сетями и ветками. Разведка и маскировка в 4-й танковой бригаде были на высоте.

Танкисты быстро загружали тяжелые бронебойные унитары в люки боевых машин, открывали заливочные горловины топливных баков, на ледяном ветру ремонтировали двигатели.

Броня советских танков была крепка, но люди оказались крепче броневой стали. Перед лицом смертельной опасности они верили в свою победу! Верили в свои силы, верили в себя. Гитлеровские войска умели сломить волю к сопротивлению, но здесь, под Москвой, враг впервые понял, что воюет не с армией, а с народом.

И яркое тому подтверждение — парад на Красной площади!

* * *

Николай Горелов подбежал к розвальням, запряженным крепким широкогрудым тяжеловозом. Лошадь вел под уздцы бородатый ездовой в белом овчинном полушубке, валенках и шапке-ушанке со звездой. На плече у него стволом вниз висел ППШ.

— Снаряды везем! — вместо приветствия сказал он.

— Отец, правь вон к тому танку. Заждались мы вас…

— Какому танку? — не понял пожилой возница.

И действительно, боевые машины были замаскированы так, что и с нескольких шагов не различишь.

— Да вот же он, — махнул рукой в сторону вроде как хаотичного нагромождения веток старший лейтенант. Только внимательно приглядевшись, можно было заметить, как из-под маскировочной сети проступают строгие линии бронекорпуса и массивной башни «Клима Ворошилова».

Боеприпасы на батальонный пункт боепитания доставляли на санях. Автомобилей не хватало, да и вязли они на плохо укатанных дорогах, да ее и демаскировали позиции с воздуха. А ведь это тоже было очень важно — наши летчики и зенитчики отражали один налет стервятников Геринга за другим. Безнаказанно сыпать бомбы на столицу, как это произошло с Роттердамом, у Люфтваффе не получалось. Тогда, в мае 1940 года, Германия напала на Голландию, это вторжение было частью Французской кампании 1940 года.

Гитлеровцы надеялись, что быстро, буквально за один день, сломят сопротивление немногочисленной голландской армии. Однако голландские солдаты оказывали более упорное сопротивление, чем предполагали новые завоеватели Европы.

Командование Люфтваффе запланировало нападение на столицу на 14 мая. Целью авианалета являлась поддержка немецких подразделений, сражающихся в городе, и принуждение Голландии к капитуляции.

Командующий немецкими войсками генерал Ханс Шмидт предъявил голландцам ультиматум, сообщив им о планируемой бомбардировке Роттердама. Голландцы ультиматум приняли, и бомбардировка была отменена. Тем не менее шестьдесят бомбардировщиков «Хейнкель-111» из ста якобы не успели получить сигнал, информирующий об отмене атаки. То есть получается, что более половины экипажей не включали рации?.. Учитывая традиционную немецкую педантичность, в такое очень трудно поверить…

Тогда бомбардировщики с черными паучьими крестами на широких крыльях сбросили около девяносто семи тонн бомб! Разрушениям подвергся в основном центр Роттердама. Уничтожено было все на площади приблизительно двух с половиной квадратных километров. Это привело к многочисленным пожарам, в огне и под развалинами погибло около тысячи мирных жителей.

Этот беспощадный и безжалостный авианалет стал последним этапом голландской операции Вермахта. Голландия не имела возможности защититься от атак Люфтваффе и после оценки ситуации и получения немецкого ультиматума о возможной бомбардировке других городов капитулировала в тот же день.

Однако Москва — это не Роттердам. Стервятники Геринга редко долетали до столицы Советского Союза. После нескольких неудачных авианалетов днем «Хейнкели-111» и «Юнкерсы-88» понесли потери и перешли к ночным атакам. Но и тогда налеты на Москву обходились им дорогой ценой.

Хуже дело обстояло на подступах к Москве. Проклятые пикировщики-«лапотники» в буквальном смысле наводнили небо. Они охотились не только за автомобилями, но даже за отдельными людьми. Бросали бомбы, расстреливали из пулеметов.

Поэтому-то и «растворялись» на снежных подмосковных просторах целые бригады, полки и дивизии, чтобы в назначенный «час Ч» выйти на огневой рубеж и ринуться в беспощадную контратаку, давя и расстреливая гитлеровскую мразь!

— Эй, славяне! Боезапас подвезли — разгружай!

— А обед не подвезли?

— Сначала для фрицев гостинцы загрузим, а потом и сами заправимся!

Экипаж сноровисто стал перегружать снаряды и патронные диски в танк. Когда работа была завершена, все четверо танкистов в ватниках поверх зимних танковых комбинезонов на овчине и в таких же танкошлемах выстроились перед «Климом Ворошиловым».

Николай Горелов оглядел своих бойцов, замерших по стойке «смирно».

— Товарищ старший лейтенант, экипаж танка КВ-1 построен! Докладывает старшина Стеценко.

Так же замерли перед замаскированными танками и остальные экипажи. Бригада полковника Катукова вновь была готова к боевым действиям.

Броня крепка, и танки наши быстры,
И наши люди мужества полны!
В строю стоят советские танкисты —
Своей великой Родины сыны!

Глава 8 Die Panik und Verwirrung[30]

Именно так можно было охарактеризовать настроение, царящее в штабе группы армий «Центр».

Вместо того чтобы спешно паковать чемоданы и бежать за Волгу, Сталин с несгибаемым спокойствием взирал на парад своих войск с высокой трибуны Мавзолея на Красной площади. Русские опозорили Вермахт, словно бы бросили перчатку в слюнявую морду истеричного фюрера: поди, выкуси!

И фюрер не подвел — катался по полу, грыз ковер, сыпал ругательствами в адрес «этих русских» и своих же «остолопов-генералов».

Понятно, что такое поведение «главы германской нации» — прямо противоположное непроницаемому спокойствию Иосифа Виссарионовича — не могло не отразиться и на настроениях в германских штабах.

Генералы Вермахта впервые открыто заговорили о стратегических просчетах плана «Барбаросса» и концепции блицкрига в принципе.

Русский холод действительно сыграл с немцами злую шутку. И дело тут не только в сотнях заснувших «белым сном». Не в тысячах отмороженных и ампутированных гангренозных конечностях.

Из строя выходили не только люди, но и механизмы. Перво-наперво от низких температур густела оружейная смазка. Винтовки, пулеметы, пистолеты отказывались повиноваться своим хозяевам. В итоге немецким пехотинцам приходилось чистить оружие, но не смазывать его. Такого варварского обращения немецкое «das Schutzegewehr»[31] просто не выдерживало!

Бензин превращался в желатиновую массу и заклинивал двигатели. Масло застывало в трубопроводах. Заледеневшая вода разрывала радиаторы. «Война моторов» без моторов! Вот подлинный ужас «нации инженеров»!

Русские сани стали самым эффективным транспортом для германской мотопехоты. А тулупы и полушубки — достойной заменой тонких шинелей «фельдграу».

* * *

На фоне этого обострились и личные разногласия между высшими офицерами Вермахта. В частности, Гейнц Гудериан все чаще стал позволять себе, мягко говоря, чересчур критические высказывания в адрес своего непосредственного начальника — генерал-фельдмаршала Ганса Гюнтера фон Клюге.

«Быстроходного Гейнца» осторожный фельдмаршал фон Клюге недолюбливал и при первой возможности ставил ему палки в колеса. Генерал-полковник Гудериан платил ему тем же.

Их скрытая вражда началась еще 26 июня 1941 года, когда Гитлер, вопреки мнению командующего группой «Центр» фон Бока, приказал Клюге передать командование пехотными дивизиями штабу 2-й армии, а самому возглавить действия 2-й и 3-й танковых групп. Это привело к существенным разногласиям с командующими этими группами Гудерианом и Готом. Оба танковых командира полагали, что фон Клюге распоряжался танковыми силами неумело. Его неуверенные действия позволили некоторой части советских войск избежать окружения во время битвы за Смоленск.

Командующий 2-й танковой группой Гейнц Гудериан и вообще часто в открытую игнорировал приказы Клюге, доводя того до бешенства. Хотя в планах Гудериана был и свой резон. Его и Гота танковые и моторизованные дивизии еще обладали большой пробивной способностью, они могли бы доставить немало неприятностей советским войскам при движении на Москву. Но вышестоящее начальство приказало, и «Быстроходный Гейнц» был вынужден подчиниться.

Подразделения Гудериана и Гота свою боеспособность доказали в боях на Украине, но и там не обошлось без вмешательства Клюге.

Фельдмаршал не раз приезжал на переправу в местечке Копысь, где войска Гудериана форсировали Днепр. Фон Клюге был раздражен, отдавал совершенно ненужные приказы, что многих выводило из себя.

Тогда Гейнц Гудериан высказался в том плане, что «уж слишком уважаемый фельдмаршал старается соответствовать своему протеже».

* * *

Изощренную издевку танкового генерал-полковника в адрес генерал-фельдмаршала поняли далеко не все. Дело в том, что Гюнтер фон Клюге получил прозвище «Умный Ганс», по-немецки — «der Kluge Hans», в честь знаменитой в начале XX века лошади, и, естественно, по совпадению с его фамилией.

Конь по кличке Ганс принадлежал преподавателю математики в одной из гимназий Вильгельму фон Остину. В начале XX века, во многом благодаря росту популярности теории Чарлза Дарвина, часть научной, и не только, общественности была увлечена возможностью существования интеллекта у животных. Вот фон Остин однажды и решил проверить, насколько умен его конь.

Результат «проверки» превзошел все ожидания. Если верить сохранившимся описаниям представлений, то «Умный Ганс» умел складывать, вычитать, умножать и делить сравнительно большие числа, производить эти же вычисления с дробями, указывать точное время, конкретные даты в календаре и даже читать и воспринимать на слух слова и целые фразы на немецком языке. На все вопросы Ганс отвечал количеством ударов копытом по земле. Представления с участием «Умного Ганса» проводились при большом скоплении публики и изрядно развлекали участников этого действа.

Совет по образованию Германской империи даже назначил в 1904 году специальную комиссию, получившую название «Комиссия Ганса», дабы удостовериться в реальности слухов о феноменальном уме лошади. Комиссию возглавил философ и психолог Карл Штумпф. Собравшимся «высоким советом» было подтверждено, что никакого мошенничества нет, и der Kluge Hans действительно обладает феноменальными для лошади умственными способностями.

Однако когда началась Первая мировая война, Умный Ганс пошел служить не в штаб, где мог бы давать советы генералам Рейхсвера, а на передовую в качестве обычной тягловой силы.

* * *

Естественно, Гюнтер фон Клюге знал о том, как за глаза его называет «этот выскочка», и ненавидел Гейнца Гудериана еще больше. Был момент, когда они даже собирались драться на дуэли, но вмешательство их более рассудительных товарищей не позволило им довести дело до конца.

Как бы то ни было, нервозность и свары высшего руководства ударных сил важнейшей группы армий «Центр» были объективно обусловлены военными неудачами. Блицкриг превращался в затяжную войну на истощение, и многие в Третьем рейхе понимали, что такую войну им у Советского Союза не выиграть. Кроме того, многие генералы нынешнего Вермахта начинали свою службу еще в Рейхсвере и видели, к чему приводит война на истощение. Тень поражения в Первой мировой войне уже нависла над «армией моторов» — пока еще неявно, но у многих это уже вызывало беспокойство.

Гитлеровские войска все еще стояли под стенами Москвы, все еще грозили столице, но сил для последнего — решительного рывка у измотанных постоянными контратаками русских и их «активной обороной» немецких дивизий уже не было.

На большие усилия генерал-полковник Гейнц Гудериан уже не был способен. Это чувствуется в его письме к жене, отправленном в Берлин 17 ноября 1941 года:

«Мы приближаемся к нашей конечной цели очень медленно в условиях ледяного холода и в исключительно плохих условиях для размещения наших несчастных солдат. С каждым днем увеличиваются трудности снабжения, осуществляемого по железным дорогам. Именно трудности снабжения являются главной причиной всех наших бедствий, ибо без горючего наши автомашины не могут передвигаться. Если бы не эти трудности, мы были бы значительно ближе к своей цели. И тем не менее наши храбрые войска одерживают одну победу за другой, преодолевая с удивительным терпением все трудности. Мы должны быть благодарны за то, что наши люди являются такими хорошими солдатами».

Глава 9 Мы — гвардейцы!

Утро 11 ноября началось как обычно. Подъем, построение, завтрак в столовой, занятия танковых экипажей по тактике ведения боя. На фронте, пролегавшем совсем недалеко от столицы, было временное затишье. Немцы на рожон не лезли, предпочитая отогреваться в блиндажах и хатах оккупированных подмосковных деревень.

Но внезапно посреди занятий объявили общее построение бригады. Танкисты выбегали из блиндажей, палаток и землянок и спешили к замаскированным танкам, стоящим в капонирах.

Прибыло начальство во главе с командиром бригады Михаилом Ефимовичем Катуковым. Вместе с ним были и начальник штаба подполковник Павел Васильевич Кульвинский, комиссар бригады, полковой комиссар Михаил Федорович Бойко, начальник оперативного отдела бригады капитан Матвей Тимофеевич Никитин, помощник по технической части капитан Павел Григорьевич Дынер.

Развевалось на леденящем ветру красное знамя бригады, танкисты замерли по стойке «смирно» у своих боевых машин.

Николай Горелов, стоящий вместе со своим экипажем возле «Клима Ворошилова», удивлялся все больше и больше. Довольно редко в последнее время проводились подобные смотры — бригада постоянно находилась в боях, сражаясь с хорошо подготовленными силами 2-й танковой группы Гудериана. Противник это был опасный, умный и жестокий.

Но что же сейчас будет?

* * *

— Здравствуйте, товарищи! — поприветствовал солдат Михаил Ефимович Катуков.

— Здравия желаем, товарищ полковник! — молодецки гаркнули танкисты.

— Поздравляю вас со знаменательным событием: сегодня, 11 ноября 1941 года, наша 4-я танковая бригада переименована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду!

— Ура! Ура!!! Ура!!!

— Товарищ Кульвинский, зачитайте, пожалуйста, соответствующий приказ.

— Есть, товарищ полковник. — Начальник штаба развернул черную кожаную папку и, глядя на бойцов бригады, начал громко и четко читать строки боевого документа:

«ВСЕМ ФРОНТАМ, АРМИЯМ, ТАНКОВЫМ ДИВИЗИЯМ И БРИГАДАМ

ПРИКАЗ

Народного Комиссара Обороны Союза ССР

11 ноября 1941 г. № 337. г. Москва

О переименовании 4-й танковой бригады в 1-ю гвардейскую танковую бригаду.

4-я танковая бригада отважными и умелыми боевыми действиями с 4.10 по 11.10, несмотря на значительное численное превосходство противника, нанесла ему тяжелые потери и выполнила поставленные перед бригадой задачи прикрытия сосредоточения наших войск.

Две фашистские танковые дивизии и одна мотодивизия были остановлены и понесли огромные потери от славных бойцов и командиров 4-й танковой бригады.

В результате ожесточенных боев бригады с 3-й и 4-й танковыми дивизиями и мотодивизией противника фашисты потеряли: 133 танка, 49 орудий, 8 самолетов, 15 тягачей с боеприпасами, до полка пехоты, 6 минометов и другие средства вооружения. Потери 4-й танковой бригады исчислялись единицами.

Отличные действия бригады и ее успех объясняются тем, что:

1. Бригадой велась беспрерывная боевая разведка.

2. Осуществлялось полное взаимодействие танков с мотопехотой и артиллерией.

3. Правильно были применены и использованы танки, сочетая засады с действиями ударной группы.

4. Личный состав действовал храбро и слаженно. Боевые действия 4-й танковой бригады должны служить примером для частей Красной Армии в освободительной войне с фашистскими захватчиками.


Приказываю:

1. За отважные и умелые боевые действия 4-ю танковую бригаду именовать: „1-я гвардейская танковая бригада“.

2. Командиру 1-й гвардейской танковой бригады полковнику Катукову представить к правительственной награде наиболее отличившихся бойцов и командиров.

3. Начальнику ГАБТУ и начальнику ГАУ пополнить 1-ю гвардейскую танковую бригаду материальной частью боевых машин и вооружением до полного штата.

Народный Комиссар Обороны Союза ССР И. СТАЛИН
Начальник Генерального Штаба Красной Армии Маршал Советского Союза Б. ШАПОШНИКОВ».

— Ура, товарищи!

— Ур-р-ра!!!

— Также 10 ноября приказом Народного комиссара обороны полковнику Михаилу Ефимовичу Катукову было присвоено звание генерал-майор танковых войск!

Тут же, возле боевых машин, состоялось награждение танкистов. Звучали четкие слова приказов, чеканили шаг бойцы бригады. И загорались на черных комбинезонах яркие звезды орденов и медалей. Самые ценные награды — добытые в бою, собственной смелостью и доблестью! Удостоился этих наград и экипаж «Клима Ворошилова».

— Старший лейтенант Горелов!

— Я!

— За мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, за умелые действия в бою, приказом Народного комиссара обороны вы награждаетесь орденом боевого Красного Знамени! Вам также присвоено воинское звание капитан.

Николай, четко чеканя шаг, вышел из строя. Сердце стучало в груди, словно танковый двигатель на предельных оборотах. С трудом скрывая волнение, танкист принял из рук Михаила Ефимовича Катукова коробочку с новыми погонами. А гвардии генерал-майор прикрепил орден к комбинезону новоиспеченного гвардии капитана и крепко пожал ему руку.

— Поздравляю с высокой наградой и присвоением очередного звания.

— Служу трудовому народу! Обещаю и впредь огнем и маневром уничтожать фашистскую гадину!

— Старшина Стеценко!

— Я!

— За мужество и героизм вы награждаетесь медалью «За отвагу»!

— Служу трудовому народу!..

Награждение продолжалось. После него здесь же прошел торжественный митинг, посвященный реорганизации бригады в 1-ю гвардейскую. Танкисты, встав на одно колено, произнесли слова гвардейской присяги. Потом каждый строевым шагом подходил к Знамени бригады и вновь, опустившись на одно колено, целовал красное полотнище.

— Клянемся бить гитлеровских изуверов с еще большей силой и благородной яростью, по-гвардейски! — сказал комиссар бригады Михаил Федорович Бойко.

* * *

— Я хочу подчеркнуть, что это наше общее достижение! — сказал танковый комбриг. — Благодаря вашему мужеству, товарищи танкисты, тактической выучке и мастерству мы продолжаем вести успешные бои против умного, опасного и жестокого врага! Предлагаю почтить минутой молчания память тех, кто погиб смертью храбрых в боях за нашу столицу, за нашу Москву! Смир-р-на!

Весь строй замер, сняв черные танкошлемы и шапки. Снег падал на головы, добавляя седины двадцатилетним парням. Жизнь танкиста — коротка, а смерть — лютая. Выжил сегодня в жестокой мясорубке скрежещущих гусениц, ревущих моторов и грохочущих орудий, вечером махнул «наркомовские» сто граммов, а то, может, и больше — и доволен! А завтра —

В машине, пламенем объятой,
Вот-вот рванет боекомплект.
А жить так хочется, ребята,
И вылезать уж мочи нет…

— Вольно!

Михаил Ефимович Катуков оглядел своих танкистов. Четвертая танковая бригада, созданная в Сталинграде, действительно показала великолепную тактическую выучку. Не зря там, далеко в степях Сталинграда, он до седьмого пота гонял этих ребят в учебных боях и полевых занятиях. «Воевать не числом, а уменьем!» — вот она, мудрая и по-военному кратко сформулированная суворовская поговорка в действии.

На груди у Михаила Ефимовича тоже сиял орден — высшая награда СССР — орден Ленина. Совсем недавно вручили его гвардии генерал-майору. Он вспомнил, как в штабе фронта взял свежую «Правду». Развернув газету, среди прочих материалов на первой полосе Катуков прочитал:

«Постановление Совета Народных Комиссаров Союза ССР о присвоении звания генерал-майора танковых войск Катукову М. Е.

Совет Народных Комиссаров постановляет:

Присвоить Катукову Михаилу Ефимовичу звание генерал-майора танковых войск.

Председатель Совета Народных Комиссаров СССР И. Сталин
Управляющий Делами Совета Народных Комиссаров СССР Я. Чадаев
Москва. Кремль. 10 ноября 1941 года».

Чуть ниже — Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении орденом Ленина.

Катукова поздравляли работники штаба армии, член Военного совета Лобачев. Вошел Константин Рокоссовский, пожал руку:

— Рад за тебя, Михаил Ефимович. Генеральское звание и орден Ленина — это высокая оценка твоей командирской деятельности. Но это не все. Приказом Наркома обороны Союза ССР от 11 ноября 1941 года 4-я танковая бригада преобразована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду.

Теперь нужно было воевать еще лучше, чтобы оправдать высочайшее доверие не только старших командиров и военачальников, но и народа, который поклялись защищать танкисты-катуковцы.

* * *

Для экипажа гвардии капитана Горелова радость от присвоения бригаде статуса гвардейской, от наград и нового звания была чуточку грустной. Им предстояло сдать свой старый танк КВ-1 и получить новую «тридцатьчетверку». Заместитель командира бригады по технической части капитан Павел Григорьевич Дынер лично проконтролировал исполнение приказа НКО.

Гвардии капитан Горелов и гвардии старшина Стеценко стали готовить свой танк к передаче. Степан Никифорович Стеценко гладил массивную холодную броню грубыми мозолистыми ладонями. Прощай, родной «Клим Ворошилов»! Родимый «Климушка»!.. Ты исправно служил нам, защищал, бил пушкой и давил гусеницами гитлеровских захватчиков. От самого Дубно прошел с боями этот тяжелый танк, на его броне отметины сотен попаданий немецких снарядов, но ни разу вражеской бронебойной «болванке» не удавалось сокрушить прочную путиловскую броню. Много раз старшина перебирал двигатель, ходовую часть танка, содержал боевую машину в идеальном порядке. И стальной гигант никогда не подводил ни его, ни экипаж. Теперь заслуженный ветеран многих битв будет отправлен на базу хранения. А там — неизвестно, как сложится его дальнейшая судьба. Может, его пустят на переплавку, а может, взойдет на постамент, как символ уже отгремевших боев…

Был и еще один неприятный нюанс: экипаж тяжелого танка покидал наводчик орудия кременьчужанин Тарас Омельченко. Смышленый украинский парубок[32] уходил в танковое командное училище. Вскоре он тоже получит назначение командиром грозной боевой машины.

Однако новый танк Т-34 искренне порадовал ворчливого старшину. После массивного КВ-1 примерно вполовину меньшая по массе «тридцатьчетверка» обладала великолепной маневренностью. По своим ходовым качествам средний танк мог вполне соперничать со своими основными противниками в Панцерваффе — танками Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV и штурмовыми орудиями «Sturmgeschutze-III».

Однако легкость «на ходу» не была принесена в жертву защищенности. Броневая защита «тридцатьчетверки» была противоснарядной, из равнопрочных бронеплит, установленных под рациональными углами наклона. Это позволило снизить общий вес бронирования среднего танка, рационально совместив высокие динамические характеристики и «живучесть» боевой машины.

Таким же эффективным, как и конструкция танка, было и его вооружение. На Т-34 ранних выпусков — 1940 — начала 1941 года — была установлена сравнительно мощная 76-миллиметровая пушка Ф-34 образца 1940 года. Длина ствола орудия составляла сорок один с половиной калибр или более трех метров. Бронебойный снаряд разгонялся в канале ствола орудия до скорости 660 метров в секунду. За минуту пушка могла выстреливать один-два снаряда.

Подавляющее большинство зарубежных танков вооружались пушками калибром не более пятидесяти миллиметров, значительно уступавшими трехдюймовому орудию «тридцатьчетверки» в мощности осколочно-фугасного снаряда. Вообще, танковые теоретики предвоенного периода утверждали, что на танк невозможно установить орудие калибра выше 76,2 миллиметра. Поэтому-то боевые машины начального периода войны вооружались орудиями калибра 37 или 50 миллиметров, как, например, немецкий «легкий/средний» танк Pz.Kpfw.III. Однако советские конструкторы бронетехники блестяще опровергли эту «теорию», создав такие машины, как Т-26А, БТ-7А, многобашенные Т-28 и Т-35, вооруженные 76-миллиметровыми пушками КТ-28. Но самое лучшее «опровержение» — это бронированный советский сверхгигант «Клим Ворошилов-2» со 152-миллиметровой гаубицей в монструозной башне!

Также весьма существенным преимуществом танковой пушки Ф-34 перед зарубежными аналогами была и почти полная совместимость по применяемым боеприпасам с буксируемыми артиллерийскими орудиями того же калибра, позволявшая иметь значительно больший ассортимент боеприпасов.

Боекомплект пушки Ф-34 на «тридцатьчетверке» состоял из семидесяти семи выстрелов, снаряды размещались в чемоданах на полу боевого отделения и в укладках на его стенках.

Плохо было то, что теперь гвардии капитану Горелову приходилось в бою и наблюдать за местностью, и стрелять из орудия, и командовать экипажем. Да еще координировать действия своей танковой роты. В тесной двухместной башне, в отличие от КВ-1, могло разместиться только два человека: командир танка, он же наводчик орудия, и заряжающий.

Четвертый член экипажа — стрелок-радист размещался в бронекорпусе, позади механика-водителя.

В целом новенький танк обладал таким же мощным вооружением, как и у КВ-1, но был более легким и подвижным. Танкистам он очень понравился.

Только вот ворчливый гвардии старшина сразу же вооружился гаечными ключами и отвертками. На «тридцатьчетверках» первых выпусков часто горели бортовые фрикционы, ломались коробки переключения скоростей. Так что старшина Стеценко и тут не изменял своей излюбленной присказке: «Поступай с танком бережно — и он никогда тебя не подведет!»

Глава 10 Гвардейское задание

Пока экипаж занимался обслуживанием боевой машины, гвардии капитана Горелова вызвали в штаб бригады. Боевую задачу ему поставил лично гвардии генерал-майор Катуков.

— Гвардии капитан Горелов, берите под свое командование роту из пяти танков и выдвигайтесь в район станции Кубинка. Там дислоцируется Отдельный тяжелый дивизион особого назначения в составе тяжелых самоходных артиллерийских установок. Они ведут огонь по наступающим силам гитлеровцев с дальних дистанций. Ваша задача, гвардии капитан, прикрыть эти установки и не дать гитлеровцам уничтожить их.

— Каков состав роты?

— Три танка Т-34 и два танка БТ-7М. Загрузите двойной боекомплект.

— Есть, товарищ гвардии генерал-майор!


Пять танков совершили скрытный ночной марш-бросок и к утру прибыли на станцию Кубинка. Здесь было особенно тяжело. Гитлеровцы не прекращали яростные атаки, но советская пехота держалась стойко. Их поддерживали самые мощные артиллерийские самоходки начального периода Великой Отечественной войны.

Мощные залпы буквально сметали наступающие цепи гитлеровских мотострелков и крошили «панцеры».

Идея создания самоходной артиллерии на шасси танков была теоретически обоснована еще в Англии, однако впервые практическое воплощение она получила в Советском Союзе.

История сверхтяжелых самоходок началась в 1933 году на заводе «Спецмаштреста» имени Кирова, больше известного как завод № 185. В 1937 году под руководством главного конструктора Петра Ивановича Сячентова началось проектирование самоходной установки для тяжелой артиллерии особого назначения — ТАОН. В июле следующего года опытный образец, получивший индекс СУ-14, был построен.

Корпус машины изготавливался из катаных броневых листов толщиной 10–20 миллиметров. Впереди слева по ходу машины находилось место механика-водителя. Остальные шесть членов экипажа располагались в кормовой части на трех съемных скамьях.

Вооружение СУ-14 состояло из сверхмощной морской 203-миллиметровой гаубицы Б-4 образца 1931 года. Она располагалась на верхнем станке и оснащалась подъемным и поворотным механизмами.

Вспомогательное вооружение состояло из трех пулеметов ДТ, которые могли размещаться в шести бугельных установках, по три на борт. Кроме того, для одного «Дегтярева-танкового» был предусмотрен вертлюг для зенитной стрельбы, расположенный справа в передней части палубы могучей самоходки.

Возимый боекомплект состоял из восьми выстрелов раздельного заряжания и более двух тысяч патронов к пулеметам «Дегтярев-танковый». Для загрузки боеприпасов, а масса одного снаряда составляла около 114 килограммов, в кормовой части самоходки имелись две лебедки грузоподъемностью 200 килограммов. При стрельбе машина опиралась на два сошника, имевших ручной и электрический приводы гидроцилиндров.

На СУ-14 устанавливались двигатель М-17 мощностью полтысячи лошадиных сил и трансмиссия, представлявшая собой конгломерат агрегатов танков Т-28 и Т-35. Главный и бортовые фрикционы с плавающими ленточными тормозами были заимствованы у танка Т-35, а пятискоростная коробка передач и бортовые передачи — у Т-28.

В середине тридцатых годов в СССР построили различные типы самоходок с мощными орудиями, однако все они пали жертвами политических свар и доносов в стране. Планом на 1937 год предусматривалось изготовление установочной партии из пяти машин СУ-14-Бр-2, представляющих собой СУ-14-1 со 152-миллиметровым орудием Бр-2, а с 1938 года предполагалось наладить их серийный выпуск. Но после того как в 1937 году был арестован, а затем расстрелян Петр Иванович Сячентов — главный конструктор СУ-14, все работы по этим машинам прекратили.

Два имевшихся образца передали на хранение военному складу № 37 в Москве. Среди отвергнутых артсистем находились также самоходные установки для воздушно-десантных войск на базе танков Т-37 и Т-38, «малый триплекс» на базе Т-26 и БТ-2 и невиданный в мире тяжелый «триплекс ТАОН».

Об уцелевших самоходках СУ-14 вспомнили в ходе Зимней войны 1939 года с Финляндией, когда Красная Армия начала штурм особо укрепленной линии Маннергейма. Войска сильно нуждались в мощной огневой поддержке. Поэтому две установки типа СУ-14 решили экранировать броневыми листами толщиной 30–50 миллиметров, чтобы самоходки могли подходить к финским ДОТам на расстояние прямого выстрела.

В конце января 1940 года машины прибыли из Москвы на завод № 185, но работы по их дополнительному бронированию затянулись — броневые листы с Ижорского завода начали поступать только в конце февраля. Экранирование машин завершили лишь к 20 марта 1940 года, когда боевые действия уже закончились. У самоходок, получивших дополнительную броню толщиной 30–50 миллиметров, масса возросла до 64 тонн.

При этом на каждой машине было полностью забронировано боевое отделение и усилена защита корпуса. Соединение броневых листов производилось сваркой, заклепками и болтами. Наблюдение за полем боя осуществлялось через два перископических прибора ПТ-1, установленных на крыше рубки.

При возросшей до шестидесяти четырех тонн боевой массе СУ-14-Бр-2 с трудом достигала скорости двадцать два километра в час. Перегруженный двигатель работал с напряжением, развороты происходили тяжело. На доработку трансмиссии средств не было, и поэтому на опытном образце СУ-14 из-за сильной перегрузки ограничились только заменой резиновых бандажей катков на металлические.

В 1940 году 152-миллиметровая самоходка СУ-14 с пушкой Б-30 и СУ-14-1 с пушкой Бр-2 прошли артиллерийские стрельбы на Научно-исследовательском артиллерийском полигоне. Также они испытывались в составе группы танков капитана Лебедева в Киевском особом военном округе, а затем были законсервированы.

Но в дальнейшем этим сверхтяжелым самоходкам все же довелось принять участие в боевых действиях. Осенью 1941 года их вместе с артустановкой СУ-100Y включили в состав Отдельного тяжелого дивизиона особого назначения.

Самоходки были хорошо замаскированы, часто меняли позиции и доставляли много неприятностей гитлеровцам. Их заградительный огонь ложился необычайно точно и кучно. Неприятель хотел любой ценой уничтожить советскую мобильную артиллерию.

Рота гвардии капитана Горелова развернулась на позициях и замаскировалась. Экипажи стали отрывать танковые окопы, а командир роты отправился на командный пункт батареи.

— Вовремя вы, — приветствовал его полковник в танкошлеме и с измазанным пороховой копотью лицом. — Немец прет, гадина! Уже несколько атак отбили, а он все прет… Готовься, гвардии капитан, бой будет жесткий.

— Есть, товарищ полковник. Готовы уже, ждем фрицев.

Выйдя из замаскированного блиндажа, Николай как раз увидел одну из самоходок, которая меняла в это время огневую позицию. Своим обликом она напоминала уже знакомый Горелову сверхтяжелый танк КВ-2. Он много повидал таких бронированных супермонстров во время пограничного сражения под Дубнами, Луцком и Бродами. Вот только вместо 152-миллиметровой пушки была установлена 130-миллиметровая морская гаубица, которая могла не только стрелять настильным огнем, но и вести огонь по навесной траектории.

Новая самоходная установка получила индекс СУ-100-Y[33] «Игрек», хотя в некоторых источниках она фигурирует как T-100-Y. Бронекорпус СУ-100-Y поступил с Ижорского завода 24 февраля, а 1 марта началась сборка машины. Уже 14 марта готовая самоходка совершила свой первый выезд.

Сверхмощная самоходка СУ-100-Y вообще, образно говоря, имела «морские» корни. Ее «сердцем» являлся двигатель ГАЗ-34 мощностью 890 лошадиных сил. Такой же устанавливался на скоростных торпедных катерах-глиссерах.

Основное вооружение боевой машины составляла морская 130-мм пушка 1-Б-13, которая благодаря своей великолепной баллистике использовалась для вооружения крейсеров и береговых батарей. Особенностью орудия был ствол длиной 55 калибров, обеспечивающий снаряду начальную скорость свыше 800 метров в секунду. Поэтому даже при угле подъема около тридцати градусов удавалось достигнуть дальности стрельбы около двадцати километров. Эта пушка также имела и высокую скорострельность: десять-двенадцать выстрелов в минуту.

Шасси артиллерийской установки было полностью заимствовано у танка Т-100. Просторная, полностью закрытая боевая рубка высотой в человеческий рост сваривалась из бронелистов толщиной 60 миллиметров. Они предоставляли эффективную защиту даже от огня полевой артиллерии противника.

Грохоча и лязгая, самоходка проехала совсем рядом, обдав танкиста сизым удушливым облаком выхлопных газов. Развернувшись, СУ-100-Y заехала в капонир. Самоходчики быстро набросили на нее маскировочную сеть. Рядом открыто расположились запасы снарядов и метательных зарядов к ним. Боекомплект самоходки включал 30 выстрелов раздельного заряжания, поэтому в состав экипажа входили два заряжающих.

Стрелки проверили все три пулемета «Дегтярев-танковый». Они составляли все оборонительное вооружение сверхтяжелой самоходки.

В целом машина была неплохой, но, к сожалению, она была выпущена в единственном экземпляре.

— Приготовиться к бою!

— К бою готов!


— Рота, приготовиться к бою! — скомандовал гвардии капитан Горелов.

— К бою готов, — раздался хриплый от помех голос в наушниках танкошлема.

Рота гвардии капитана Горелова сосредоточилась позади окопов нашей пехоты. Командир обозревал местность в перископический панорамный прицел ПТ-7. В перекрестье были ясно видны ползущие по снежному полю угловатые силуэты немецких танков. За ними перебежками, малыми группами, передвигалась пехота. Наступать по снежному полю им было тяжело, а вот наши стрелки могли не торопясь выбирать себе цели.

Николай тоже вертел панорамой в разные стороны, засекая цели. Когда начнется бой, он уже не сможет так свободно осматривать поле боя. Нужно будет наводить пушку и стрелять, а орудийный телескопический прицел ТОД-7 имел поле зрения всего пятнадцать градусов, хотя и давал увеличение в два с половиной раза.

За позициями танков Николая Горелова раздался протяжный гул и грохот — это открыли огонь сверхтяжелые самоходки Отдельного тяжелого дивизиона особого назначения. В танковую панораму гвардии капитан увидел огромные столбы мощных взрывов. Залп советских сверхтяжелых артустановок буквально разметал гитлеровскую пехоту. Осколки полосовали тела в серых шинелях, обильно пятная кровью белый снег.

Досталось и немецким танкам: стразу четыре угловатые коробки замерли, закоптив серое небо столбами дыма. Еще один «панцер» с перебитой гусеницей стал вертеться на одном месте.

Из окопов, в которых держала оборону наша пехота, послышалось дружное «ура!» И действительно, заградительный огонь самоходных орудий особой мощности был для немцев словно «коса смерти»!

— Командир! А, командир?

— Чего тебе, Степан Никифорович?

— Я гляжу, командир, как «боги войны» работают, нам так и вообще фрицев не достанется.

— Не торопись, гвардии старшина, на твой век хватит.


Жаль, что такие уникальные артсистемы, как СУ-100-Y, СУ-14-1 и СУ-14-Бр-2, так и не были запущены в серийное производство. А все потому, что их главного конструктора Петра Ивановича Сячентова расстреляли по доносу, ставшему следствием интриг в конструкторском бюро. И если бы Сячентов не был репрессирован, то советские танковые войска в 1941 году были бы намного сильнее и сбалансированнее. Но, более того, даже имя этого талантливого конструктора сегодня основательно забыто. И это вдвойне несправедливо, ведь он вел комплексное проектирование: не только создавал артиллерийские системы, но и разрабатывал танковое шасси под них. И показательно, что мощнейшая 152-миллиметровая пушка Бр-2 без этого человека так и не была доведена до ума. А ведь еще в далеком 1937 году было принято решение о серийном производстве сверхтяжелых самоходок, вооруженных этими орудиями. В 1945 году тяжелые гаубицы на гусеничном ходу Б-4 калибра 203 миллиметра били в Берлине по домам прямой наводкой. Да и немцы в конце войны разработали штурмовую самоходку «Штурм-тигр». А ведь если бы Сячентов был жив, то его сверхтяжелые самоходки, защищенные броней и оснащенные сверхмощными гаубицами, сносили бы огнем прямой наводкой гитлеровские укрепления в Кенигсберге, в Варшаве и Праге, на Зееловских высотах, да и в самой столице Третьего рейха!..


Атака гитлеровцев захлебнулась, уцелевшие танки и остатки потрепанной пехоты оттянулись назад. Передышку в бою сверхтяжелые самоходки использовали для того, чтобы еще раз сменить позиции.

И вовремя: в небе появились немецкие пикировщики под прикрытием желтоносых «мессеров». С леденящим душу воем «Юнкерсы-87» срывались вниз и бросали свой смертоносный груз. Земля стонала под бомбами «лаптежников», фонтаны взрывов взметались над нашими окопами, разнося по бревнышку перекрытия блиндажей, буквально выворачивая «наизнанку» ДЗОТы и разя осколками наших пехотинцев.

«Мессершмитты» тоже до того обнаглели, что принялись на бреющем обстреливать из пушек и пулеметов развороченные бомбами окопы. Но вот над полем боя появилось звено остроносых «яков», которые сразу же закрутили огненную карусель воздушного боя с «мессерами» и «юнкерсами». Несколько стервятников Геринга прочертили небо черными шлейфами дыма.

Но по позициям советских самоходок особой мощности ударили немецкие гаубичные батареи. Тяжелые орудия KwK-18 калибром 150 миллиметров вели огонь с закрытых позиций за холмом. Гитлеровцы очень скоро пристрелялись и клали свои фугасные снаряды все более точно и кучно. Мощные взрывы «перемешивали небо с землей», продолжая перепахивать наши позиции.

Гвардии капитан Горелов при каждом раскате инстинктивно вжимал голову в плечи. Он был опытным и обстрелянным воином — знал, что свой взрыв, как и свою пулю, не услышишь. Но все же близкие взрывы вызывали у него весьма неприятные чувства. К тому же ударные волны уже изрядно истрепали маскировку танков.

Самоходные установки Отдельного тяжелого дивизиона особого назначения сразу же открыли огонь на подавление, включившись в артиллерийскую дуэль. Снова земля содрогнулась от грохота советских фугасов. За леском взметнулись снежно-огненной завесой огромные султаны взрывов.

Однако, пользуясь тем, что наша артиллерия особой мощности отвлеклась на дуэль с немецкой гаубичной батареей, снова поперли танки. Вслед за ними перебежками двинулись немецкие пехотинцы. На этот раз они подтянули минометы, и тяжелая пехота Вермахта начала обстрел наших позиций. Взаимодействие у гитлеровцев было налажено великолепно: пока гаубицы вели контрбатарейную борьбу, минометчики были на ближней дистанции. А танки со штурмовыми самоходками поддержки и мотопехотой под прикрытием заградительного огня продвигались вперед. «Панцеры» и «артштурмы» тоже вели прицельный огонь с коротких остановок.

— Все, славяне, наш выход! — Гвардии капитан Горелов проверил пушку, в казеннике дожидался своего часа бронебойный снаряд. — Рота, слушай мою команду! По фашистским танкам, бронебойными — огонь!

Николай приник к прицелу, разворачивая башню «тридцатьчетверки», в поле зрения мелькали черные кресты с белой окантовкой. «Вот хорошо, как раз прицельная метка четкая — не промахнешься»! — усмехнулся танкист. «Панцер-IV» как раз развернул свою квадратную башню с характерными скосами в лобовой части и коротким «огрызком» ствола 75-миллиметровой пушки. Прямо под крест его! Огонь!

Пушка Ф-34 отозвалась грохотом, лязгнула выпавшая из открывшегося затвора гильза. Сизый пороховой дым выдуло в предусмотрительно открытый башенный люк. В прицеле сверкнула вспышка попадания. Из пробоины в угловатой башне «панцера» потек густой черный дым. Из-под башенного погона потянулись жадные языки пламени, жарко облизнули броню…

— Ура, горит! Готов фриц! — крикнул старшина Стеценко.

Тут же открыли беглый огонь и остальные танки роты. Еще четыре угловатые бронированные коробки с крестами на башнях замерли. Но остальные «панцеры» продолжали упорно лезть вперед, поливая пространство перед собой пулеметными очередями. А вот немецкие самоходки остановились и дали прицельный залп по позициям роты гвардии капитана Горелова.

Три Т-34 и две «бэтэшки» стояли укрытыми в танковых окопах, поразить боевые машины было довольно сложно. К тому же по немецкой бронетехнике били и наши пехотинцы из окопов. Там вместе с обычными стрелками и пулеметчиками окопался и взвод истребителей танков.

Противотанковые ружья Дегтярева и Симонова калибра 14,5 миллиметра были разработаны всего лишь за два месяца: в начале июля 1941 года поступил запрос на их конструирование, а в конце августа уже прошли огневые испытания ПТРД и ПТРС. За то же время годом ранее Вермахт сокрушил французские войска и Экспедиционный корпус англичан на материке.

Ружье Дегтярева ПТРД создавалось параллельно с ружьем конструкции Симонова ПТРС под тот же патрон, созданный перед войной как раз для перспективных противотанковых ружей.

Однозарядное неавтоматическое ружье Дегтярева было более простым, чем самозарядное ПТРС с обоймой на пять патронов. В итоге за 1941–1942 годы было выпущено порядка 190 тысяч противотанковых ружей Дегтярева и шестьдесят тысяч ПТРС. Для немецких танков в самом начале войны это было довольно опасное оружие, поскольку бронепробиваемость обоих образцов составляла порядка 40 миллиметров на дистанции ста метров перпендикулярно к броневой плите.

Несколько легких чешских танков Pz.Kpfw.38(t) остановились, получив тяжелую бронебойную пулю в борт. Бронебойщики старались попасть в бензобаки, моторный отсек, били по смотровым щелям и бронеколпакам перископов наблюдения.

Но оставшиеся «панцеры» все же прорвались к нашим окопам и принялись их утюжить гусеницами. Пехоту тоже не удалось отсечь от танков, и теперь в разгромленных окопах вовсю кипела рукопашная схватка.

Гвардии капитан Горелов решительно захлопнул башенный люк.

— Все, славяне, вперед! Рота — в атаку! За мной! Стрелять без команды, — Николай развернул башню танка. — Степан Никифорович, полный вперед! Заряжающий, бронебойный.

— Есть бронебойный!

Гвардии старшина Стеценко захлопнул широкий люк и взялся за рычаги. Взревел мощный дизель В-2, забились в огненном галопе полтысячи лошадей. «Тридцатьчетверка» рванулась вперед, а вслед за ней — и остальные четыре танка. Вмиг слетела маскировка с брони боевых машин. Взметая снежную пыль, танки стремительно и неудержимо пошли вперед, подминая молоденькие елочки.

Степан Никифорович Стеценко ворочал рычагами и переключал передачи, управляя «тридцатьчетверкой». После тяжеловесного «Клима Ворошилова» управлять средним танком было довольно легко, однако и здесь были свои особенности. Но опыт механика-водителя позволял выжимать из двигателя и ходовой все, что можно. «Тридцатьчетверка» имела удельную мощность девятнадцать с половиной «лошадей» на тонну боевой массы и удельное давление гусениц на грунт 0,62 килограмма на квадратный сантиметр опорной поверхности и поэтому могла быстро ездить и по рыхлому снегу, и по раскисшей пашне. А торсионная подвеска Кристи обеспечивала довольно хорошую плавность хода.

— Старшина, разворачивай вправо! — В подтверждение хриплой от помех команды Николая Горелова по правому плечу механика-водителя больно ударил «кирзач» сидящего выше — в башне — командира танка.

— Да понял я! Командир, ты ногами-то не шибко…

— Извини, Степан Никифорович.

Механик-водитель в обычных условиях вел танк, наблюдая за местностью через открытый люк. Но в бою приходилось использовать неподвижный призменный смотровой прибор в крышке люка. По бокам от люка находились еще и два вспомогательных перископических прибора, расположенные под углом шестьдесят градусов к продольной оси танка. Обзор был не ахти, и приходилось руководствоваться указаниями командира танка.

Между тем пять краснозвездных боевых машин уже оказались на линии наших окопов. Опытный танкист Горелов построил свою роту клином, при этом более легкие БТ-7 оказались между «тридцатьчетверками».

— Рота, по фашистской гадине бронебойными, с коротких остановок — огонь!

Огненные вспышки выстрелов сорвались с дульных срезов танковых орудий. «Тридцатьчетверки» и «бэтэшки» маневрировали, проскакивая между разрывами, и разили немецкие танки и самоходки. Башенные и курсовые пулеметы трещали не переставая, выкашивали немецкую пехоту.

На «тридцатьчетверке» стрелок-радист, сидящий позади механика-водителя, своих приборов наблюдения не имел. Единственным средством обзора для него был диоптрический прицел курсового пулемета, имевший поле обзора всего два-три градуса. Тем не менее плотный огонь пяти курсовых и пяти башенных «дегтярей» заставил гитлеровскую мотопехоту отступить из наших окопов. Две «бэтэшки» накрыли своими «сорокапятками» минометные позиции «Гансов». Воющий свист и грохот минометного ада смолк.

«Тридцатьчетверки» маневрировали и вели убийственный огонь.

Гвардии капитан Горелов бил из орудия не переставая. В перекрестье прицела мелькали то серо-белые борта с черными крестами, то солдаты в таких же серых шинелях, то серый дым, стелющийся над серым от копоти снегом. И вся эта серость разрывается огненными вспышками взрывов и светящимися трассерами пулеметного огня. Грохот в танке стоит неописуемый, экипаж мотает из стороны в сторону, но верткий Т-34 словно танцует на поле боя.

— Осколочным заряжай!

— Есть осколочный! — Унитарный снаряд скользнул в казенник орудия, захлопнулся затвор.

— Выстрел! — Николай Горелов нажал на электроспуск пушки Ф-34.

В дыме и грохоте осколочно-фугасный снаряд покинул канал ствола, чтобы разметать своими калеными осколками немецкую пехоту. Во все стороны полетели оторванные руки, ноги, головы врагов. Ураган раскаленной стали разрывал и потрошил тела.

Различные образцы осколочно-фугасных снарядов, применявшиеся для стрельбы из Ф-34, имели массу от шести до семи килограммов. Заряд взрывчатки составлял от 540 до 815 граммов. А наиболее распространенный снаряд ОФ-350 имел заряд взрывчатого вещества семьсот десять граммов. При взрыве он давал около тысячи убойных осколков в радиусе полутора десятков метров. Еще большим осколочным действием обладал снаряд ОФ-350А с корпусом из хрупкого сталистого чугуна.

Именно поэтому «тридцатьчетверка», вооруженная 76-миллиметровой пушкой Ф-34, стала универсальным танком. В начальный период войны советский танк выигрывал в огневой дуэли у «панцеров» за счет большей массы бронебойного снаряда. Но ведь на поле боя действует не только бронетехника. Разного рода полевые укрепления, долговременные огневые точки, бункеры также представляют серьезную угрозу и для танков, и для пехоты. И вот тут-то «тридцатьчетверке» не было равных!

А, к примеру, осколочный снаряд 50-миллиметровых пушек KwK-38 и KwK-39 при массе около двух килограммов содержал 175 граммов взрывчатки и значительно уступал советским боеприпасам по эффективности.

Немногочисленные 75-миллиметровые орудия, имевшиеся в 1940–1941 годах, такие, как KwK-37, будучи сравнимыми с Ф-34 в действии по небронированным целям, имели низкую начальную скорость снаряда и значительно уступали ему в бронепробиваемости. В годы войны появился ряд 75-миллиметровых танковых орудий с более сбалансированным сочетанием характеристик, но ни одно из них не смогло превзойти советскую пушку Ф-34 в эффективности осколочно-фугасного снаряда.

«Панцеры» попятились, но огрызались огнем своих короткоствольных орудий. По броне командирской «тридцатьчетверки» грохнуло несколько снарядов.

— Твою мать! — невольно выругался гвардии капитан Горелов.

Войну он начал на тяжелом многобашенном танке Т-35, а потом пересел на КВ-1. «Клим Ворошилов» отличался массивным бронированием, танк практически не пробивался из немецких танковых пушек. Например, немецкий подкалиберный снаряд 50-миллиметровой танковой пушки пробивал борт «Клима Ворошилова» с дистанции триста метров, а лобовую броню — только с сорока. Немецкая противотанковая артиллерия могла поражать КВ-1 только на дистанции менее полукилометра.

Однако и уровень бронезащиты Т-34 обеспечивал ему летом 1941 года надежную защиту от всех штатных противотанковых средств Вермахта. Тридцатисемимиллиметровые противотанковые пушки Pak.35/36, составлявшие подавляющее большинство противотанковых орудий Вермахта, имели какие-либо шансы пробить лобовую броню лишь при попадании в ослабленные места. А в бою так точно прицелиться зачастую было невозможно. Борта «тридцатьчетверки» 37-миллиметровыми калиберными снарядами поражались лишь в вертикальной нижней части и на малых дистанциях.

Более эффективными оказались подкалиберные снаряды, способные сравнительно эффективно пробивать нижнюю часть борта и борта башни, однако реальная дальность стрельбы ими не превышала трехсот метров. Заброневое действие подкалиберного 37-миллиметрового снаряда было низким — зачастую сердечник из карбида вольфрама после пробития брони рассыпался в песок, не причиняя вреда экипажу.

Малоэффективной против лобовой брони Т-34 оказалась и 50-миллиметровая пушка KwK-38 с длиной ствола сорок два калибра, устанавливавшаяся на танках Pz.Kpfw.III Ausf.F — Ausf.J. Эти орудия в нормальных условиях боя были способны пробить лобовую броню башни «тридцатьчетверки» лишь в районе маски орудия. А лобовые бронеплиты корпуса поражались 50-миллиметровым калиберным снарядом лишь в исключительных случаях, таких, как уменьшение угла встречи с броней при наклоне танка на неровностях местности.

Короткоствольные 75-миллиметровые пушки KwK-37, устанавливавшиеся на ранних модификациях Pz.Kpfw.IV и StuG.III, были еще менее эффективны. И бронебойным снарядом, за исключением попаданий в ослабленные зоны, могли поражать лишь нижнюю часть бортов на дистанциях менее ста метров. Однако ситуацию сильно уравнивало наличие в боекомплекте гитлеровской самоходки кумулятивного снаряда. И хотя этот боеприпас срабатывал лишь при сравнительно небольших углах встречи с броней и против лобовой защиты Т-34 также был малоэффективен, но большая часть танка поражалась им легко.

Да и сами немцы придерживались не самого высокого мнения о боевых качествах Pz.IV. Генерал-майор фон Меллентин, служивший в 1941 году в звании майора в штабе Роммеля, в своих воспоминаниях писал:

«Танк T-IV завоевал у англичан репутацию грозного противника главным образом потому, что был вооружен 75-миллиметровой пушкой. Однако эта пушка имела низкую начальную скорость снаряда и слабую пробивную способность, и, хотя мы и использовали T-IV в танковых боях, они приносили гораздо большую пользу как средство огневой поддержки пехоты».

Так что, несмотря на почти вдвое меньшую массу «тридцатьчетверки» по сравнению с КВ-1, ее броневая защита была вполне надежной. «Броня толста, как шматок украинского сала», — шутили конструкторы на Харьковском паровозостроительном заводе. Именно там и разработали этот чудо-танк Второй мировой.

Как вспоминал впоследствии один из создателей Т-34, преемник Михаила Ильича Кошкина на посту главного конструктора — Александр Александрович Морозов:

«В чем же сила танка Т-34? Как убедительно показала практика боевого применения, эта машина наиболее удачно сочетала в себе основные параметры, определяющие достоинства танка: огонь, бронирование и маневренность… Конечно, были и у противника, и у союзных армий танки с достаточно толстой броней, либо с хорошей пушкой, либо обладавшие высокой маневренностью. Однако танк лишь только тогда хорош, когда в нем соединяются эти качества. Удачно же сочетать в одной машине мощное вооружение и бронирование с хорошей маневренностью до нас никому не удавалось… Правильно определенные толщина брони и форма корпуса, простая и плотная компоновка механизмов, дальнобойная и хорошо приспособленная для танка пушка, мощный дизель-мотор, заменивший привычный для танков бензиновый двигатель, — явились той основой, которая и определила столь необходимые танку высокие боевые качества».

Те самые боевые качества, которые сейчас блестяще использовал гвардии капитан Горелов! Танки Т-34 и БТ-7 рвались вперед, и механизированные тевтонские рыцари уступили натиску русских воинов! Пехота, поддерживая наступательный порыв, пошла за танками.

Однако путь к победе оплачивается самой дорогой ценой. Одна из «тридцатьчетверок» расстелила гусеницу. Ее развернуло бортом — прямо под убийственный огонь оставшихся немецких танков Pz.Kpfw.IV и штурмовых орудий StuG.III. И механизированные «псы-рыцари» не упустили своего шанса. Их 75-миллиметровые подкалиберные снаряды ударили в борт «тридцатьчетверки» — они попали как раз в самое уязвимое место: нижние бортовые бронеплиты в районе гусениц и опорных катков. Подкалиберные снаряды пробили броню и ударили в боеукладку русского среднего танка. Его гибель была яркой и мгновенной: огненный фонтан сорвал тяжелую многотонную башню и отбросил прочь. Чудовищная сила внутренней детонации сорвала люки, оторвала опорные катки, искорежила металл. И буквально испепелила тела четверых отважных танкистов.

Болью и горечью наполнились сердца их боевых товарищей — и еще большей ненавистью к врагу, непримиримой и беспощадной.

Николай Горелов вообще осатанел:

— Вперед!!! Бей фашистскую гадину! Бронебойным — заряжай!

— Есть бронебойный!

— Короткая!!!

«Тридцатьчетверка» на несколько кратких секунд замирает, пока командир доворачивает башню и уточняет вертикальную наводку… Выстрел! Зло рявкает танковая пушка, посылая бронебойную смерть во врага со скоростью более шестисот метров в секунду.

Еще один «Панцер-IV» повержен — пляшут языки пламени на решетках моторного отсека, сильнее разгорается пламя!.. Раскрываются люки танка Pz.Kpfw.IV — гитлеровцы стараются поскорее покинуть подбитую боевую машину. Они уже лезут не только из аварийного люка, но и из башенных.

Пока заряжающий вгоняет в казенник пушки новый унитар, Горелов бьет из спаренного «Дегтярева-танкового». Пули рассыпают искры рикошетов от серой брони поверженного гитлеровского монстра. Настигают удирающих от подбитой боевой машины фрицев. Ни одному из пяти немецких танкистов не удалось убежать.

— Рота, слушай мою команду — вперед!!! — голос охрип от едкого порохового дыма. Но сейчас нужно не только сражаться, но и командовать подразделением.

Горелов понимает: наступил переломный момент в бою, и нужно развивать успех, не дать гитлеровцам опомниться. Оставшиеся две «тридцатьчетверки» и пара «бэтэшек» преследуют отступающие немецкие танки. За ними идет и немногочисленная наша пехота. Видя успехи танкистов, командиры и комиссары подняли в атаку бойцов. Вместе они достигают опушки леска, из которого вечность назад вышли «панцеры» и «артштурмы» с черными крестами на бортах. Теперь — только вперед!

— Рота, слушай мой приказ! От сопровождающей пехоты не отрываться, продвигаться вперед осторожно. Необходимо обнаружить и уничтожить неприятельскую артиллерийскую батарею. Как поняли меня, прием?

— Вас понял!.. Выполняем.

Радиосвязь — ни к черту… Рация, оснащенная приемником и передатчиком, — только на танке гвардии капитана Горелова да еще на одной из «бэтэшек». На остальных — только приемники. В иных подразделениях рации и вовсе считали ненужными и только отвлекающими танкистов в бою. В гвардейской танковой бригаде генерал-майора Катукова — совсем наоборот! Опытный тактик, он понимал, насколько важным является взаимодействие внутри подразделения, а также различных родов войск на поле боя. И учил этому своих подчиненных еще там — в степях Сталинграда, где формировалась бригада, ставшая под Москвой гвардейской.

Внезапно по советским танкам ударили противотанковые пушки. На фланге оказалась замаскированная батарея ПТО, вооруженная 37-миллиметровыми орудиями Pak.37.

Вот и сейчас гвардии капитан Горелов вызвал по рации командира Отдельного тяжелого дивизиона особого назначения.

— Прием, прием, Яуза, я Броня. Ударьте по квадрату 21–30.

— Понял!.. Понял тебя!..

Через несколько мгновений впереди атакующих советских танков земля вздыбилась мощными взрывами. Тяжелые фугасы разметали последние заслоны немецкой бронетехники и противотанковую батарею.

— Рота, продолжаем атаку! — Горелов повел танковой панорамой, осматривая местность.

На гребне холма появились знакомые силуэты «тридцатьчетверок». Гвардии капитан обрадовался — видимо, «соседи» тоже перешли в контратаку и тоже поддержат их роту огнем.

Но внезапно вновь появившиеся «тридцатьчетверки» развернули орудия в их сторону и ударили беглым огнем!

— Твою мать! — выругался Горелов. — Рота, отходим за пригорок! По нам садят «тридцатьчетверки»!

Присмотревшись через танковый прицел, гвардии капитан наконец-то заметил черные кресты на обтекаемых башнях средних танков Т-34.

Глава 11 Spiegeln Sie den Feind[34]

— Das ist schlecht! Плохо! — выдохнул оберст, зло блеснув моноклем на вытянувшегося по стойке «смирно» обер-лейтенанта Дитриха Шталльманна. — Вы опозорили честь немецкого солдата! Потеряли боевую единицу и своих боевых товарищей. Вы отступили с поля боя, уступив инициативу в схватке этим untermenchen,[35] проклятым большевикам! Как вы могли себе такое позволить?!

Обер-лейтенант Шталльманн молчал, но его стальная выдержка была на пределе. Да что мог знать этот напыщенный индюк с витыми погонами?!

Его «боевая группа» была раздолбана, что называется, «под орех». Русские средние танки Т-34 вместе с этими монстрами — KV были просто неуязвимы! Его стрелок Вальтер Зибер чуть разума не лишился, всаживая один бронебойный снаряд за другим в толстую стальную «шкуру» бронированных монстров с красными звездами на башнях. А Дитрих Шталльманн только и делал, что считал рикошеты, ругаясь на немецком и русском языках. А вокруг один за другим гибли его подчиненные. Легкие танки вообще оказались отличными мишенями для русских боевых машин. Трофейные чешские Pz.Kpfw.38(t) вообще были сметены и раздавлены — даже их хваленая скорость не могла теперь считаться преимуществом. Пока тяжелые танки КВ-1 методично расстреливали немецкие «панцеры» и отвлекали на себя их огонь, «тридцатьчетверки» с их широкими гусеницами легко таранили снежные наносы и маневром сковывали основные силы «кампфгруппы» обер-лейтенанта Шталльманна.

В итоге русским удалось уничтожить дюжину легких и средних «панцеров», а еще — столько же бронетранспортеров и грузовиков с мотопехотой. Русские же отделались всего четырьмя подбитыми танками — и ни одного тяжелого «Клима Ворошилова» уничтожить не удалось. Verdammt! Проклятье! Броневики же русские вообще разорвали в клочья.

А штабной оберст, который и боя-то настоящего не видел, распалялся все больше и больше:

— Dummkopf! Schweinehund! Идиоты! Свинские собаки!.. Да как вы вообще могли позволить русским побить вас?!

Дитрих Шталльманн молчал. Все его «стальное» хладнокровие сейчас было просто на пределе. Боевой танковый офицер чувствовал, что еще немного — и он бросится на эту жирную штабную крысу и придушит ее ко всем чертям! И только знаменитая прусская дисциплина, вбитая фельдфебелем в него — тогда еще зеленого кадета, держала его нервы в узде. Да еще осознание того, что если он сейчас сорвется, то ему вполне светит Kriegsgericht — военный трибунал. И он окажется в гестапо, а потом — в концлагере.

Излив на обер-лейтенанта всю желчь и никчемную злость, оберст соблаговолил, наконец-то, отдать осмысленный приказ.

— Обер-лейтенант Шталльманн, приказываю вам принять командование ротой трофейных танков!

— Яволь, герр оберст! — Дитрих щелкнул каблуками начищенных до блеска сапог, четко развернулся «кругом» через левое плечо и, чеканя шаг, вышел из штабного блиндажа.


Трофейная рота… Мало чести было командовать таким подразделением. Механик-водитель Алекс «Аржмайстер» Кнаге ярче и образнее всех описал такую перспективу на совершенно непереводимой смеси русских, немецких и даже парочки французских ругательств! Дитрих Шталльманн только головой покачал, выслушав его тираду. И, против обыкновения, не стал бранить «Аржмайстера» за его грубости.

Тем не менее у них теперь были танки. И хоть это были не знакомые Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.IV, но все же это лучше, чем болтаться в резерве.

Теперь под командованием обер-лейтенанта оказалось восемь русских «тридцатьчетверок» и три большевистских «шнелльпанцера» — БТ-7. В немецких войсках весьма охотно осваивали трофейную технику: чешское стрелковое оружие, те же танки LT-35 и Pz.Kpfw.38(t) «Прага», французские бронемашины «Панар» и легкие танки; русские орудия, минометы, бронетехника, и даже самолеты — все использовалось хозяйственными и воинственными германцами.

В танковых подразделениях Вермахта советский средний танк Т-34 получил название Pz.Kpfw.747 Т-34®. Поначалу немцы и не знали о существовании такого танка у русских. И считали его таким же «отсталым», как и легкие боевые машины Страны Советов.

Кстати, это и неудивительно. Бронетанковые силы РККА находились в начале войны на стадии реформирования, командование и управление мехкорпусами еще не было отлажено, а тактика — не отработана. Экипажи имели крайне низкий уровень подготовки на новых машинах Т-34 и КВ. Тем не менее первые же бои и с теми, и с другими показали абсолютное превосходство советской бронетехники!

Столкнувшись с «тридцатьчетверками» в бою, гитлеровские танкисты собственной кровью написали им хвалебные строки.

«У нас не было ничего сравнимого уровня», — сказал о Т-34 генерал-майор Фридрих фон Меллентин. Фельдмаршал фон Клейст был по-военному краток в оценке знаменитой «тридцатьчетверки»: «Лучший танк мира».

«Среди танков противника находились и совершенно неизвестные для немцев, превосходные по своей маневренности и боевой мощи танки Т-34, против которых в тот момент были бессильны все противотанковые средства» — так говорил о нем немецкий историк, в прошлом офицер Вермахта Вернер Хаупт.

А по мнению немецкого военного историка генерал-майора Мюллера-Гиллебрандта, появление танка Т-34 ознаменовало зарождение так называемой танкобоязни у немецких солдат на Восточном фронте.

«На вооружение Красной Армии к началу кампании поступил новый танк Т-34, которому немецкие сухопутные силы не смогли противопоставить ни равноценного танка, ни соответствующего оборонительного средства. Появление танка Т-34 было неприятной неожиданностью, поскольку он благодаря своей скорости, высокой проходимости, усиленной бронезащите, вооружению и главным образом наличию удлиненной 76-мм пушки, обладающей повышенной меткостью стрельбы и пробивной способностью снарядов на большой, до сих пор не достигаемой дистанции, представлял собой совершенно новый тип танкового оружия. Появление танков Т-34 в корне изменило тактику действий танковых войск. Если до сих пор к конструкции танка и его вооружению предъявлялись определенные требования, в частности подавлять пехоту и поддерживающие пехоту средства, то теперь в качестве главной задачи выдвигалось требование на максимально дальней дистанции поражать вражеские танки, с тем чтобы создавать предпосылки для последующего успеха в бою. В это же время появились новые конструкции танков, на базе которых позже были введены танки типов V „Пантера“ и VI „Тигр“» — это его слова.

«Т-34 с его хорошей броней, идеальной формой и великолепным 76,2-миллиметровым длинноствольным орудием всех приводил в трепет, и его побаивались все немецкие танки вплоть до конца войны… В то время 37-миллиметровая пушка все еще была нашим сильнейшим противотанковым оружием. Если повезет, мы могли попасть в погон башни Т-34 и заклинить его. Если еще больше повезет, танк после этого не сможет эффективно действовать в бою. Конечно, не очень-то обнадеживающая ситуация!

Единственный выход оставляло 88-миллиметровое зенитное орудие. С его помощью можно было эффективно действовать даже против этого нового русского танка» — а это уже из воспоминаний знаменитого немецкого танкового аса Отто Кариуса.

Начальник Куннесдорфского полигона полковник Эссер в декабре 1942 года на заседании военно-технической секции союза германских инженеров докладывал:

«Из числа новых танков особенно выделяется танк Т-34, обладающий рекордной скоростью — 54 километра в час и удельной мощностью восемнадцать лошадиных сил на тонну. Русские создали танки, которые конструктивно и в производственном отношении, безусловно, заслуживают внимания и в некоторых отношениях превосходят танки наших прочих противников».

Один из преподавателей бронетанковой школы в Вюнсдорфе высказывался в марте 1942 года более категорично:

«В Красной Армии наиболее грозным является танк Т-34. Его эффективное вооружение, талантливо использованные наклоны брони и высокая подвижность делают борьбу с ним тяжелой задачей».

А теоретик и практик германских танковых войск генерал-полковник Гудериан в своих «Воспоминаниях солдата» писал:

«…В ноябре 1941 года видные конструкторы, промышленники и офицеры управления вооружения приезжали в мою танковую армию для ознакомления с русским танком Т-34, превосходящим наши боевые машины. Непосредственно на местах они хотели уяснить себе и наметить, исходя из полученного опыта боевых действий, меры, которые помогли бы нам снова добиться технического превосходства над русскими. Предложения офицеров-фронтовиков выпускать точно такие же танки, как Т-34, не встретили у конструкторов никакой поддержки. Конструкторов смущало, между прочим, не отвращение к подражанию, а невозможность выпуска с требуемой быстротой важных деталей Т-34, особенно алюминиевого дизельного мотора. Кроме того, наша легированная сталь, качество которой снижалось с отсутствием необходимого сырья, также уступала легированной стали русских».

Так что практичные немцы весьма высоко оценили боевые качества и функциональность знаменитой «тридцатьчетверки».


И вот здесь хочется сделать небольшое авторское отступление. Сейчас принято ругать советских военачальников, советских конструкторов и инженеров — мол, не заботились они о русском солдате.

Нынешнему поколению очень тяжело понять условия тотальной войны, той, в которой мы, пусть и ценой огромных жертв, победили.

Речь идет не о простом сопоставлении технических характеристик той же «тридцатьчетверки» и, например, «Пантеры» или «Тигра». Наши танкисты считали Т-34 нормальным танком, на котором можно было вполне эффективно воевать. Ведь сражались прежде всего люди, а потом уж техника.

Вот что говорит танкист, ветеран 63-й гвардейской танковой бригады Уральского добровольческого танкового корпуса Николай Яковлевич Железнов:

«…По существу, пока 85-миллиметровые пушки не было, мы, как зайцы, от „тигров“ бегали и искали возможность, как бы так вывернуться и ему в борт влепить. Тяжело было… Ну, а когда появился Т-34-85, тут уже можно было выходить один на один…»[36]

То есть дуэль среднего нашего и тяжелого немецкого танка для наших солдат была хоть и опасной, но вполне ожидаемой. И экипажи в большинстве своем не терялись в такой сложной ситуации, поскольку полагались на собственное мужество и опыт.

Жаль, что гитлеровцы, наши враги, воздают должное нашему оружию, в то время как сейчас его ругают наши «либерасты-демократы»!..

Трофейные танки Дитриху Шталльманну понравились. Непривычно, конечно, да и тесно очень в башне и в боевом отделении, опять же — должность наводчика орудия не предусмотрена. Но зато танк очень простой и надежный. А его ремонтопригодность была и вообще выше всяких похвал! Доступ в кормовой отсек к двигателю и трансмиссии был очень простым: через откидные люки и также откидывающийся наклонный кормовой бронелист.

Но больше всего Дитриха Шталльманна и Алекса Кнаге поразил дизельный двигатель! С алюминиевым блоком цилиндров! С ума сойти: русские использовали дефицитный «крылатый металл» в танкостроении! Поэтому «сердце» боевой машины оказалось легким и довольно надежным, особенно — на морозе. При низких температурах карбюраторные моторы немецких танков становились капризными, часто вообще не заводились. К тому же и работали они преимущественно на искусственном эрзац-бензине. Зато русский дизель работал уверенно и мощно.

Такой же мощной оказалась и длинноствольная 76,2-миллиметровая пушка. За счет сбалансированного сочетания сравнительно высокого действия как против бронированных, так и против небронированных целей, она в 1940–1941 годах являлась самой универсальной и мощной среди всех танковых артсистем. Очень важная особенность: русская танковая пушка могла стрелять любыми 76-миллиметровыми снарядами полевой артиллерии, так что проблем с боекомплектом не возникало.

Снарядов и других боеприпасов гитлеровцы тоже захватили вдосталь.

Алекс Кнаге ругался, конечно, заняв место механика-водителя. Рычагами управления мог ворочать, наверное, только лишь былинный русский богатырь. А сам отсек страдал теснотой и не очень хорошей обзорностью. Но все же управлять танком оказалось довольно легко. А широкие гусеницы и довольно высокая удельная мощность в восемнадцать и более лошадиных сил на тонну создавали «тридцатьчетверке» весьма высокие динамические характеристики.

Вот что было откровенно дерьмовым, по мнению немецких танкистов, так это обзорность и радиосвязь. Сам Дитрих Шталльманн не раз помянул любимые ругательства «Аржмайстера», пока освоился у орудия. Наблюдать за полем боя, стрелять из пушки и пулемета, да еще и командовать подразделением было практически невозможно! Как же с этим справляются сами русские?!

Но тем не менее Дитриху Шталльманну не впервой было «кататься» на трофейной технике. В Польше, например, он воевал на трофейном чешском танке Pz.Kpfw.38(t) «Прага». Этот легкий «панцер» был, в принципе, неплох, сочетая в своей конструкции неплохую подвижность и огневую мощь 37-миллиметровой полуавтоматической пушки «Шкода» А-7 с длиной ствола в 47,8 калибра и начальной скоростью бронебойного снаряда в 762 метра в секунду.

Однако броня чешских танков была хрупкой, а они сами были собраны на стальных каркасах, к которым бронелисты крепились заклепками. В итоге осколки отколовшейся изнутри брони и увесистые обломки крепежа создавали внутри танка своеобразную шрапнель.

Уродливый кривой шрам на лице Шталльманна как раз и остался после того, как их хрупкую броню пробил польский снаряд и осколки бронеплит, словно шрапнель, стеганули по экипажу…

Теперь вот пришлось осваивать русскую «тридцатьчетверку» — у нее хоть с броней все было нормально. Наклонные бронелисты обеспечивали великолепную противоснарядную защиту. Уж в этом-то обер-лейтенант, да и весь его танковый экипаж убедились на собственном горьком опыте.

Вальтер Зибер был временно «понижен в должности» до заряжающего и теперь разбирался с укладкой семидесятишестимиллиметровых снарядов. Они располагались в стенках башни и в специальных «чемоданах»-укладках на полу боевого отделения. Это тоже было не очень удобно. Сами унитары оказались более тяжелыми, чем немецкие 75-миллиметровые выстрелы. А уж тем более их нельзя было сравнить с «компактными» 50-миллиметровыми унитарами. Но зато русские снаряды и были помощнее германских.

Сутки ушли на подготовку и обкатку боевой техники. Экипажи за это время успели освоиться с трофейными танками и малость попривыкнуть к их тесноте. Еще одним существенным недостатком башни «тридцатьчетверки» первых выпусков было наличие всего одного люка. И при пожаре или ином боевом повреждении быстро выбраться через него втроем было практически невозможно.

Приказ о выдвижении на исходные позиции пришел как раз в обед.

— Так, dien alte Fronthasen — «старые фронтовые зайцы», пора в бой! — «обрадовал» своих подчиненных обер-лейтенант Шталльманн. — Получен приказ прикрыть атаку наших парней на позиции русских в районе железнодорожной станции Кубинка. Там расположилась батарея сверхмощных орудий большевиков, которая для наших войск — как заноза в заднице.

— Ага, и теперь доблестное командование вместе с этим придурком-оберстом хочет воткнуть эту крупнокалиберную большевистскую «занозу» в наши задницы?! — безо всякого почтения заявил Алекс «Аржмайстер» Кнаге. Он как раз допивал горячий эрзац-кофе с черствым кексом и мечтал больше о сигарете, чем об очередном бое с этими упрямыми русскими.

— Steit auf — Подъем! Поторапливайся, «Аржмайстер», иначе я сейчас твою задницу насажу на занозу в виде штыка от карабина «маузера»!

Это грубоватое замечание вызвало взрыв хохота. Танкисты надевали шинели и выходили из уютной теплоты блиндажа на русский мороз. На всю округу не было ни одного уцелевшего села, ни одной пригодной для жизни хаты. Частью они были уничтожены немцами, часть сожгли сами русские, припомнив суровый опыт партизанской войны с Наполеоном еще в 1812 году. Население было эвакуировано заблаговременно или ушло в леса и теперь партизанило.

Механики-водители быстро завели двигатели трофейных Pz.Kpfw.747 Т-34®. Невиданные 12-цилиндровые дизельные двигатели жидкостного охлаждения с непосредственным впрыском топлива и алюминиевым блоком цилиндров на морозе работали превосходно. Между тем в Вермахте дизельными моторами оснащались лишь тяжелые тягачи, да и то не все.

Рота трофейной бронетехники вышла на исходные позиции. Позади уже осталось и расположение гаубичной батареи 15-сантиметровых орудий KwK-18 — аккуратные орудийные дворики, маскировочные сети, штабеля снарядов. В отдалении — полугусеничные тягачи и грузовики с боеприпасами.

Кроме того, командование подтянуло дополнительно еще и батарею самоходных орудий. Это были тяжелые и неуклюжие 150-миллиметровые самоходные гаубицы «Sturmpanzer-I». Они предназначались для усиления немецких пехотных и мотострелковых подразделений. Первая версия самоходной гаубицы появилась еще во время Французской кампании, в мае 1940 года.

Это была обычная тяжелая пехотная гаубица sIG-33, смонтированная на шасси легкого танка Pz.Kpfw.I. Массивная пушка снабжалась бронещитом для защиты экипажа, так же как и ее буксируемый вариант. Кроме того, установленная на шасси танка Pz.Kpfw.I пехотная гаубица сохраняла лафет и колеса! Вся установка защищалась четырехмиллиметровой бронированной рубкой, открытой сверху и с кормы.

Центр тяжести машины оказался завышен, а шасси — перегружено. И тем не менее самоходная гаубица «Sturmpanzer-I» на базе пехотной sIG-33 была нужна пехоте как средство маневренной огневой поддержки. Артиллерия на конной тяге уже не успевала за быстрыми танковыми прорывами «молниеносной войны». В феврале 1940 года фирмой «Alkett» были переоборудованы тридцать восемь самоходок этого типа. Несмотря на ряд весьма существенных недостатков, самоходка «Sturmpanzer-I» пользовалась популярностью в Вермахте из-за высокой огневой мощи. Немецкое самоходное орудие, как и его пехотный прототип, имело большой спектр боеприпасов, включавших в себя кумулятивные, дымовые снаряды и мощную надкалиберную мину.

И теперь эти неуклюжие монстры на гусеницах вели огонь вместе с обычными гаубицами. Однако даже они не могли полностью подавить сверхмощную артиллерию русских. Дитрих Шталльманн, едва высунувшись из люка, увидел гигантские фонтаны взрывов, вздымающиеся над лесом. От ударов мощных фугасов дрожала и раскачивалась земля.

А у большевиков, похоже, в этой Кубинке были не только сверхмощные пушки, но и танки. По крайней мере, Шталльманну по рации передали приказ немедленно контратаковать русских и не дать возможность выйти к гаубичной батарее и артиллерийским самоходкам. Рации на трофейных русских танках работали отвратительно, и Дитрих Шталльманн с трудом разобрал приказ. Сквозь хрипы статики он также услышал, что их атаку поддержат самоходки — истребители танков.

Командование группы армий «Центр» не зря собрало здесь такие силы. Если русские прорвутся сюда, то участь всей наступательной операции Вермахта на этом участке фронта будет предрешена. Но во многом и генерал-фельдмаршалу фон Клюге, и генерал-полковнику Гудериану пришлось импровизировать. У знаменитого танкового генерала уже заканчивались танки. Его соперник, генерал-майор бронетанковых войск РККА Михаил Ефимович Ватутин, правильно оценил необходимые действия в отношении своих врагов. «Главное — выбить у немцев танки!»

И теперь «трофейная рота» обер-лейтенанта Шталльманна должна была этому воспрепятствовать самым решительным образом.


Трофейные танки Pz.Kpfw.747 Т-34® вышли на гребень холма и сразу же открыли огонь по таким же «тридцатьчетверкам», которые теснили угловатые «Панцеры-IV» и приземистые, словно бы распластанные самоходки «Артштурм». Оставалось их совсем немного — остальные коптили небо погребальными кострами.

— Panzer, vorwärts! Танки, вперед! — отдал приказ обер-лейтенант Шталльманн. — Выходим наперерез русским. Башни — «на один час». Бронебойным заряжай. Дальность восемьсот метров, по группе вражеских танков — беглый огонь!

Дитрих обозрел пространство перед танком в прицельную панораму. Сейчас обер-лейтенант не сомневался в своем успехе. Дюжина танков да плюс еще подошедший взвод истребителей танков «Panzerjager-I».

Эта самоходка была первым немецким истребителем танков. И хотя во многом это был прототип, но прототип весьма удачный. «Panzerjager-I» стал одним из возможных путей продолжения жизни «единичек» — легких пулеметных танков Pz.I. На их перспективах боевой карьеры был поставлен крест еще до начала Второй мировой войны, и только создание на их базе легких самоходно-артиллерийских установок могло оправдать хоть как-то существование «обузы Панцерваффе». Именно так его охарактеризовал Гейнц Гудериан.

В 1939 году специалисты берлинской фирмы «Alkett» предложили сразу три варианта самоходки на базе легкого танка Pz.I. На несколько доработанном корпусе с частично срезанной подбашенной коробкой за легким щитом предполагалось установить 37-миллиметровую противотанковую пушку Pak-35\36, 20-миллиметровую зенитную пушку Flak-30 или 75-миллиметровое пехотное орудие LelG-18.

Но 75-миллиметровое самоходное орудие поддержки отложили однозначно, так как в производстве уже осваивалась StuG.III, а самоходка с 37-миллиметровой противотанковой пушкой тоже не была одобрена из-за слабости орудия.

И тут как нельзя кстати пришлись 47-миллиметровые противотанковые пушки чешского производства, доставшиеся Германии в значительных количествах при аншлюсе Чехословакии. Это орудие в 1937–1938 годах разрабатывала фирма «Шкода» под обозначением «4.7-cm KPUV vz.38», заводской индекс — «А5».

При всех замечательных характеристиках эта пушка имела один существенный недостаток — она была совершенно не приспособлена к механической тяге. Скорость буксировки на конной тяге составляла 10–15 километров в час. Это было достаточным для чехословацкой армии, но абсолютно неприемлемо для немецкого блицкрига.

Зимой 1940 года фирма «Alkett» получила заказ на проектирование самоходной артиллерийской установки с использованием чешской 47-миллиметровой пушки и шасси танка Pz.I или Pz.II.

Для установки нового орудия готовый проект 37-миллиметровой противотанковой самоходки на базе «единички» был переработан, так как изначально эта самоходка была сконструирована на базе Pz.I Ausf.A. Ну, а этот танк оказался непригодным для такой переделки — при стрельбе без специальных упоров у него разбивало ленивец. Орудие установили на шасси танка Pz.I Ausf.B, и вместо штатного щита оно получило открытую сверху и сзади рубку с толщиной брони в четырнадцать с половиной миллиметров.

В летних боях 1941 года «Panzerjager-I» с подкалиберными снарядами показали себя очень хорошо, и вся критика в их адрес сводилась исключительно к ходовой части и трансмиссии. Часто шасси застревали на русских грунтовых дорогах даже после небольшого дождя. Но вот осенью и особенно зимой от гусеничной платформы на базе немецкого легкого танка вообще толку не было.

И вообще, 47-миллиметровая противотанковая пушка, разработанная в конце тридцатых годов, была ориентирована на борьбу с тогдашними танками. Но отнюдь не с советскими Т-34 и КВ. Однако выбирать не приходилось.

Вот и сейчас трофейные чешские самоходки открыли огонь вместе с трофейными русскими танками по русским же «тридцатьчетверкам». Вообще этот бой напоминал какую-то сумасшедшую фантасмагорию. Трофейная техника гитлеровских войск пыталась остановить атакующие русские танки. Русских было немного — всего четыре танка, два из них к тому же были легкими «шнелльпанцерами» БТ-7. Но большевики имели существенное преимущество: за ними стояли сверхмощные самоходные гаубицы.

Трофейные танки Pz.Kpfw.747 Т-34® сразу же перешли в атаку. Их 76-миллиметровые били залпами, но их снаряды рикошетировали от наклонных бронелистов советских «тридцатьчетверок». Дитрих Шталльманн снова удивился: русские создали такой танк, что даже его собственное оружие не пробивало его!

«Тридцатьчетверки» с крестами на башнях и новым, чужим обозначением Pz.Kpfw.747 Т-34® пошли в бой на такие же танки Т-34. Обер-лейтенант Шталльманн развернул башню и взялся за маховики вертикальной наводки.

— Stop! Feuer frei! Огонь! — по привычке выкрикнул Шталльманн, нажимая на электроспуск русской пушки.

Удар отдачи, сизый дым из казенника. Гильза, тускло блеснув, упала на пол боевого отделения.

— Laden! Заряжай!

Вальтер Зибер схватил новый унитар и вогнал его в пушку, захлопнул затвор.

Очередной бронебойный снаряд поднял фонтан взрыва позади легкого русского танка. «Бэтэшка» развернулась на скорости и скрылась за небольшим взгорком. Verdammt! Проклятье! Недостаток бронезащиты русский «шнелльпанцер» с лихвой компенсировал исключительной маневренностью.

Шталльманн выпустил снаряд — на этот раз бронебойный снаряд отрикошетил от лобовой бронеплиты. Ее толщина в сорок пять миллиметров и угол наклона в шестьдесят градусов довольно эффективно защищали от ударов бронебойных снарядов. В этом и сам Дитрих Шталльманн убедился, когда от русских прилетел ответный «гостинец».

— Rechts — um! Направо! — скомандовал обер-лейтенант своему механику-водителю.

— Яволь! — Алекс Кнаге навалился на тугие рычаги управления, выжал сцепление и с силой рванул рычаг переключения скоростей.

«Тридцатьчетверка» с крестами на башне резко развернулась, уходя от нескольких ответных выстрелов. Бронебойная «болванка» ударила по башне танка Дитриха Шталльманна, но повезло — смерть ушла рикошетом.

Танки вышли на дистанцию прямого выстрела и теперь кружились в смертельном «вальсе», взметая снежные кружева. Вот тут-то Дитрих Шталльманн и оценил по достоинству динамические характеристики русского танка! Трофейная «тридцатьчетверка» — Pz.Kpfw.747 Т-34® летала по снегу, будто сама ничего не весила!

Шталльманн бил из пушки как заведенный, но попасть, а тем более — поразить такой же, идентичный по характеристикам, русский танк было практически невозможно. В танковый прицел он видел, как 76-миллиметровые бронебойные снаряды с искрами отлетают от брони «тридцатьчетверок» с красными звездами на башнях!

— Ricochet, Rüstung ist nicht gebrochen! Verdammt! Рикошет, броня не пробита! Проклятье! — выругался Шталльманн.

Конечно, на короткой дистанции даже снаряд меньшего, чем 76 миллиметров, калибра способен нанести даже «тридцатьчетверке» фатальные повреждения. Однако танковый прицел существенно сужает поле зрения, а сами танки постоянно маневрируют. Вдобавок к этому — дым, облака снежной пыли, которые снижают видимость, да и постоянные удары по броне не самым лучшим образом влияют на точность прицеливания. Так что даже в таких случаях возможны рикошеты.

— Verdammt! Проклятье! — выругался обер-лейтенант Шталльманн. — Panzerkampfen feuer! Бронебойным огонь!

— Jawohl! Понял!

— Achtung! Feuer! Внимание! Огонь!

Огонь вели не только трофейные Pz.Kpfw.747 Т-34®, но и самоходные истребители танков «Panzerjager-I». Но их огонь был совершенно неэффективен. Фашистские 47-миллиметровые орудия чешского производства на дистанции в семьсот метров пробивали броню всех советских танков, за исключением Т-34 и КВ. Правда, и у этих танков была своя ахиллесова пята: «Panzerjager-I» мог пробить борт литых башен с дистанции до четырехсот метров.

Впрочем, такая точная, просто снайперская стрельба не носила массовый характер, и существенно повысить бронепробиваемость 47-миллиметровой пушки смог только новый подкалиберный снаряд. Его появление в боекомплекте «панцеръягеров» позволило пробивать броню и советских тяжелых танков с дистанции в полкилометра.

Правда, заброневое действие вольфрамо-молибденового сердечника оказалось очень слабым. Незначительным было и число вторичных осколков, представлявших наибольшую угрозу экипажу. Частыми были случаи, когда сердечник, пробив броню, раскалывался на два-три куска и просто падал на пол танка, не причинив вреда ни экипажу, ни оборудованию.

Так что, сколько они ни стреляли, их бронебойные и даже подкалиберные снаряды сыпались от брони «тридцатьчетверок», как горох. Кроме того, русские танки были весьма маневренными, а за рычагами управления сидели уже опытные воины, закаленные в боях и научившиеся укрощать стальных «зверей» Панцерваффе.

Так и шла эта смертельная перестрелка между стальными чудовищами. Русские потеряли оба легких танка, но и рота обер-лейтенанта Шталльманна лишилась двух Pz.Kpfw.747 Т-34®. Правда несколько танкистов из их экипажей все же спаслись.


Дитриху казалось, что еще немного, и он дожмет этих упрямых русских, которые, несмотря на численное превосходство немцев, продолжали сопротивляться. Его ярость была такой же сильной, как и смелость тех русских, которые противостояли ему! Сейчас он, забыв обо всем, стрелял в дыму и грохоте по силуэтам боевых машин своих противников. И каждый его снаряд ложился ближе и ближе к цели. Обер-лейтенант видел, как несколько попаданий его снарядов едва не подбили русские «тридцатьчетверки». Еще немного!

Но…

Из клубов дыма, из мельчайшей снежной завесы появились совершенно невообразимые механизмы, похожие на стальных динозавров! Скрежет металла о металл, лязг гусениц, рев моторов… Это были русские сверхмощные самоходки.

Дитрих Шталльманн вспомнил вдруг старинную немецкую поговорку: «Große Keulen schlagen große Beulen» — «Большая дубина набивает большие шишки». Так вот у русских как раз и были самые большие дубины!

Шталльманну и до этого попадались в бою сверхтяжелые танки КВ-2. То, что сейчас появилось из клубов дыма и снежного тумана, и напоминало их. И неспроста.

Это была сверхтяжелая самоходка «Объект 212», который создавался под общим руководством автора конструкции тяжелых танков КВ-1 и КВ-2 Жозефа Яковлевича Котина. Незадолго до начала Великой Отечественной войны ходовая часть тяжелого танка «Клим Ворошилов» послужила основой для разработки самоходного орудия. Проект, представленный на рассмотрение Автобронетанковому управлению в конце 1940 года, разрабатывался под явным влиянием советско-финской войны.

Преодоление долговременных укреплений Линии Маннергейма оказалось намного более сложной задачей, чем она представлялась Генштабу РККА, и решить ее без помощи тяжелой артиллерии оказалось просто невозможно. В ряде случаев стрельба из тяжелых орудий велась по финским ДОТам прямой наводкой, что было не всегда возможно в условиях сильного огневого противодействия.

Проблема могла решиться принятием на вооружение самоходных артустановок, оснащенных крупнокалиберными орудиями. Однако такие машины поступили на испытания лишь в начале февраля 1940 года, когда оборона противника была уже прорвана. Поскольку острая необходимость в такого рода самоходках исчезла, проекты T-100-Y и СУ-14-1 предпочли закрыть в пользу танка прорыва КВ-2.

Воспользовавшись этим, Котин решил самостоятельно развивать тему тяжелых самоходок, которые можно было бы использовать для ударов по ближним тылам противника либо по его переднему краю обороны.

Хотя тяжелые самоходные орудия утратили прежний приоритет, проект «Объекта 212А» получил одобрение АБТУ и был принят к реализации. Постройку сверхтяжелой самоходки надлежало провести на Ленинградском Кировском заводе, куда в декабре 1940 года был отправлен комплект рабочих чертежей для изготовления корпуса. Однако в это время предприятие было сильно загружено заказами на выпуск КВ-1 и КВ-2, на доработку которых были брошены основные силы кировского КБ. Так что работы над самоходкой значительно затормозились.

Для будущего самоходного орудия была выбрана пушка Бр-2 калибра 152,4 миллиметра, ранее установленная на сверхтяжелой самоходке СУ-14 образца 1937 года. Эта артиллерийская система была создана конструкторским бюро завода «Баррикады» в 1931 году. На сравнительных испытаниях самоходка с орудием Б-30 была вначале отвергнута, но затем — по не вполне ясной причине — все же принята на вооружение. Выбор в пользу Бр-2 оказался не самым оптимальным, так как пушка обладала несколькими конструктивными недостатками, а ее опытный образец был практически разрушен по причине разрыва ствола. Тем не менее в течение 1937–1940 годов было выпущено тридцать семь орудий, которые впоследствии вошли в состав тяжелого пушечного полка Резерва Верховного Главного Командования.

При всех своих недостатках — невысокой мобильности, трудоемкости в изготовлении, низкой живучести ствола — гаубица Бр-2 обладала высокой мощностью.

Конструктивно орудие Бр-2 состояло из ствола длиной 47,2 калибра, массивного затвора поршневого типа, лафета, гидравлического тормоза отката и гидропневматического накатника. Для облегчения подачи снарядов с грунта имелся специальный кран с лебедкой.

Для того чтобы разместить на базе тяжелого танка КВ эту артиллерийскую систему, пришлось значительно доработать ходовую часть. Число опорных катков увеличили до семи штук на борт. Причем в задней части расстояние между ними было сокращено, а в средней, менее нагруженной, — увеличено.

Изменения в конструкцию шасси были внесены по причине полного перепроектирования компоновки. Боевое отделение располагалось сзади и частично в средней части корпуса. Отделение управления, в котором находились места механика-водителя и стрелка-радиста, находилось между трансмиссионным и моторным отделением. Корпус был сварным и собирался из катаных броневых листов.

Для защиты от пехоты сверхтяжелая самоходка «Объект-212А» оснащалась тремя пулеметами «Дегтярев-танковый». Один из них устанавливался в лобовом листе корпуса, а второй — в кормовой части боевого отделения, третий пулемет был зенитным и должен был монтироваться на турели на крыше боевого отделения.

Боезапас для орудия Бр-2 составлял сорок семь выстрелов раздельного заряжания. Для сравнения: танк КВ-2 комплектовался тридцатью шестью арт-выстрелами.

Поскольку масса «Объекта-212А» приближалась к шестидесяти пяти тоннам, для такой тяжелой самоходки понадобился сверхмощный двигатель. В качестве основного варианта был выбран форсированный дизель В-2 с приводным центробежным нагнетателем, который должен был развивать максимальную мощность 850 лошадиных сил. Это позволило развивать максимальную скорость до тридцати пяти километров в час и иметь запас хода по шоссе порядка двухсот километров.

Сверхтяжелая самоходка Жозефа Котина «Объект-212А» тоже была включена в состав Отдельного тяжелого дивизиона особого назначения. И теперь она била прямой наводкой по танкам обер-лейтенанта Шталльманна.

В номенклатуру боеприпасов орудия Бр-2, установленного на «Объекте-212А», входили два типа боеприпасов: осколочно-фугасные 53-ОФ-551 массой 48,9 килограмма и бетонобойные 53-Г-551 массой 49 килограммов. Начальная скорость снаряда 53-ОФ-551 составляла 880 метров в секунду, а максимальная дальность выстрела — 25 километров. Также в боекомплекте был и мощный бронебойный снаряд массой более пятидесяти килограммов. Он имел начальную скорость 860 метров в секунду и на дистанции пять километров мог пробить 40-миллиметровый лист брони.

Попадание любого из этих нарядов разваливало любой танк, кроме, пожалуй «Клима Ворошилова», до основания!

Грохот их выстрелов проник даже под броню трофейного Pz.Kpfw.747 Т-34®. На глазах Дитриха Шталльманна несколько его танков просто разлетелись вдребезги! Удар в наклонную лобовую бронеплиту просто проломил люк механика-водителя и взорвался внутри. Поток яростного пламени сорвал башню, выбил все люки, катки, изорвал стальные траки. В одно мгновение грозный стальной хищник превратился в изорванную и обожженную груду металлолома! А потом такая же печальная участь постигла еще три танка из подразделения обер-лейтенанта Шталльманна.

А на самоходках — истребителях танков «Panzerjager-I» и вообще можно было поставить жирный черный крест с белой окантовкой!

Вместе пара советских «тридцатьчетверок» продолжали беглый огонь по своим «зеркальным врагам». При поддержке сверхмощных самоходок, бьющих прямой наводкой, у них появились неплохие шансы.

Бой длился еще полтора часа. Полтора часа русские выдерживали шквальный огонь и постоянные атаки. Но вот во время одной из передышек между атаками Дитриху Шталльманну по рации пришел приказ выйти из боя, оставить позиции и вместе с уцелевшими самоходками возвращаться в расположение танкового батальона. Приказ был передан из самого штаба группы армий «Центр». Видимо, осторожный генерал-фельдмаршал фон Клюге решил более не рисковать своими подвижными механизированными соединениями.

Бой, который длился полдня и который не принес успеха ни одной из сторон, был завершен. Впрочем, русские все же выстояли, и гитлеровским мотомеханизированным подразделениям не удалось взять Кубинку. И в этом им помогли сверхмощные самоходки и стойкость советских танкистов.

Глава 12 Гибель друга

Гвардии капитан Горелов вместе с оставшимися двумя танками и уцелевшими солдатами вернулся в расположение части. Они выдержали тяжелый бой, многие боевые товарищи погибли. Одна «тридцатьчетверка» была полностью уничтожена попаданиями гитлеровцев и последовавшей за обстрелом детонацией боекомплекта. Обе «бэтэшки» тоже были уничтожены, но там хоть кто-то успел спастись…

Но тем не менее задание командира 1-й гвардейской танковой бригады генерал-майора Катукова было выполнено.

В это время бригада вела тяжелые бои на Волоколамском шоссе. Это была прямая дорога на Москву, и гитлеровцы во что бы то ни стало хотели захватить эту важную стратегическую дорогу.

В один из дней трагическая новость облетела всю гвардейскую танковую бригаду. Погиб старший лейтенант Дмитрий Лавриненко…

* * *

Николай Горелов сначала в это не поверил. Может, ранен, контужен… Ведь Дмитрий столько раз бывал в переделках, трижды горел в танке. За два с половиной месяца боев под Москвой Дмитрий Лавриненко участвовал в двадцати восьми ожесточенных боях и всегда выходил победителем. Трудно было осознать, что этого веселого и жизнерадостного кубанского парня уже нет в живых. Ведь они сражались плечом к плечу, прикрывали друг друга в жарких танковых схватках с «панцерами» Гудериана. Дмитрий Лавриненко всегда был душой компании, без него немыслимы были вечерние посиделки. И вот…

А было-то ему всего лишь двадцать семь лет.

Родился будущий бесстрашный воин 10 сентября 1914 года в кубанской станице, и название у нее было «говорящее», геройское: Бесстрашная. В семь лет Дима Лавриненко пошел в школу. В 1931 году он окончил школу крестьянской молодежи в станице Вознесенской и после чего был послан на трехмесячные педагогические курсы. После них работал учителем в начальной школе хутора Сладкого. Тогда Лавриненко едва исполнилось только лишь семнадцать лет.

В 1934 году, за два года до призыва, Лавриненко подал заявление о своем желании служить в рядах Красной Армии. Год Дмитрий прослужил в кавалерии, а потом его зачислили в танковую школу в Ульяновске. Окончив ее в мае 1938 года, Лавриненко получил звание младшего лейтенанта. В этом звании он участвовал в «освободительном походе» на Западную Украину, а в июне 1940 года в походе в Бессарабию.

Начало Великой Отечественной войны лейтенант Дмитрий Лавриненко встретил у самой границы в должности командира взвода 15-й танковой дивизии, которая дислоцировалась в городе Станиславе, на территории Западной Украины.

Отличиться в первых боях с немцами Лавриненко не удалось. Однако во время отступления Дмитрий проявил характер и наотрез отказался уничтожить свой неисправный танк, как это делали другие экипажи, чтобы не стеснять движение пятившихся на восток войск. Лавриненко добился своего, и его танк каким-то чудом следовал за отступавшими частями 15-й танковой дивизии. Только после того, как оставшийся личный состав дивизии был отправлен на переформирование, Лавриненко сдал свою неисправную машину в ремонт.

Отличился молодой танкист тогда еще 4-й танковой бригады в боях под Москвой. С конца октября 1941 года танковая бригада вела бои на Волоколамском направлении. Седьмого ноября около села Лысцево группа старшего лейтенанта Лавриненко из трех средних танков Т-34 и трех легких танков БТ-7 вступила в бой с восемнадцатью немецкими «панцерами», уничтожив семь из них.

Вскоре старший лейтенант Лавриненко провел новый бой, уничтожив из засады немецкую танковую колонну вблизи шоссе, идущего на деревню Шишкино. Его танк в упор расстрелял с фланга колонну из восемнадцати немецких танков, уничтожив шесть из них! Один — против восемнадцати! А 19 ноября у деревни Гусенево во встречном бою отважный кубанец-танкист уничтожил еще семь танков.

Маршал бронетанковых войск Катуков, командовавший под Москвой 4-й танковой бригадой, переформированной в 1-ю гвардейскую, впоследствии воспоминал:

«С именем Лавриненко был связан буквально каждый километр боевого пути 1-й гвардейской танковой бригады. Не было ни одного серьезного боевого дела, в котором он бы ни участвовал. И всегда показывал пример личной храбрости, мужества и отваги, командирской сметливости и расчетливости…

Двадцать восемь кровопролитных боев с противником было на его счету. Трижды горела машина Дмитрия Лавриненко, но отважный танкист из самых тяжелых ситуаций выходил невредимым. Он уничтожил 52 фашистских танка. История минувшей войны не знает другого такого примера.

Всего двадцать семь лет прожил замечательный танкист, сын кубанского казака-бедняка из станицы Бесстрашная. Да, станица оправдала свое название. Она дала Родине бесстрашных сыновей».

Дрался Дмитрий Лавриненко отчаянно, 9 октября в бою у деревни Шеино Лавриненко удалось одному отразить атаку десяти немецких танков. Используя проверенную в деле тактику танковых засад и постоянно меняя позицию, экипаж Лавриненко сорвал танковую атаку противника и при этом сжег один немецкий танк.

К 11 октября на счету Лавриненко имелось уже семь подбитых танков врага, одна противотанковая пушка и до двух взводов уничтоженной немецкой пехоты.

Был в его фронтовой биографии и еще один, совершенно выдающийся эпизод. Он произошел в самый разгар битвы за Москву.

* * *

После боев под Мценском с немецкой танковой группой генерал-полковника Гудериана 4-я танковая бригада полковника Катукова была переброшена под Москву на Волоколамское направление.

Комбриг оставил танк Дмитрия Лавриненко по просьбе командования 50-й армии для охраны ее штаба, которое обещало комбригу долго не задерживать его. Но с этого дня прошло уже четверо суток. Танк пропал — назревало ЧП!

Но в полдень 20 октября к штабу бригады, лязгая гусеницами, подкатила «тридцатьчетверка», а вслед за ней немецкий штабной автобус. Люк башни открылся и оттуда, как ни в чем не бывало, вылез Лавриненко, а следом за ним члены его экипажа — заряжающий рядовой Федотов и стрелок-радист сержант Борзых. За рулем штабного автобуса сидел механик-водитель старший сержант Бедный.

На Лавриненко набросился разгневанный начальник политотдела Деревянкин, требуя объяснения причин задержки неизвестно где находившихся все это время лейтенанта и его экипажа. Вместо ответа Лавриненко вынул из нагрудного кармана гимнастерки бумагу и подал ее начальнику политотдела. В бумаге было написано следующее:

«Полковнику тов. Катукову. Командир машины Лавриненко Дмитрий Федорович был мною задержан. Ему была поставлена задача остановить прорвавшегося противника и помочь восстановить положение на фронте и в районе города Серпухова. Он эту задачу не только с честью выполнил, но и геройски проявил себя. За образцовое выполнение боевой задачи Военный совет армии всему личному составу экипажа объявил благодарность и представил к правительственной награде.

Комендант города Серпухова комбриг Фирсов».

Дело оказалось вот в чем. Штаб 50-й армии отпустил танк Лавриненко буквально вслед за ушедшей танковой бригадой. Но дорога оказалась забитой автотранспортом, и, как ни торопился Лавриненко, нагнать бригаду ему не удалось.

Прибыв в Серпухов, экипаж решил побриться в парикмахерской. Только Лавриненко уселся в кресло, как внезапно в зал вбежал запыхавшийся красноармеец и сказал лейтенанту, чтобы тот срочно прибыл к коменданту города комбригу Фирсову.

Явившись к Фирсову, Лавриненко узнал, что по шоссе из Малоярославца на Серпухов идет немецкая колонна численностью до батальона. Никаких сил для обороны города у коменданта под рукой не было. Части для обороны Серпухова должны были вот-вот подойти, а до этого вся надежда у Фирсова оставалась на один-единственный танк Лавриненко.

В роще у Высокиничей Т-34 Лавриненко стал в засаду. Дорога в обе стороны просматривалась хорошо.

Через несколько минут на шоссе показалась немецкая колонна. Впереди трещали моторами мотоциклы, потом шла штабная машина, три грузовика с пехотой и противотанковыми орудиями. Немцы вели себя крайне самоуверенно.

Подпустив колонну метров на сто пятьдесят, Лавриненко расстрелял колонну в упор. Два орудия были сразу же разбиты, третье гитлеровцы пытались развернуть, но танк Лавриненко выскочил на шоссе и врезался в грузовики с пехотой, а затем раздавил орудие. Вскоре подошла наша пехотная часть и добила ошеломленного и растерянного противника.

Экипаж Лавриненко сдал коменданту Серпухова тринадцать автоматов, шесть минометов, десять мотоциклов с колясками и противотанковое орудие с полным боекомплектом. Штабную машину Фирсов разрешил забрать в бригаду. Ее-то своим ходом и вел пересевший из «тридцатьчетверки» механик-водитель Бедный. В автобусе оказались важные документы и карты, которые Михаил Ефимович Катуков немедленно отправил в Москву.

* * *

Дмитрий Лавриненко не раз сходился в одиночку с врагом и каждый раз одерживал блестящие победы! И так же сражались его боевые товарищи. Не хуже — наравне.

Семнадцатого ноября 1941 года недалеко от села Лысцево танковая группа под командованием уже старшего лейтенанта Лавриненко, состоявшая из трех танков Т-34 и трех танков БТ-7, вступила в бой с 18 немецкими танками. В этом бою немцам удалось поджечь два БТ и повредить две «тридцатьчетверки», но и сами они потеряли в этой схватке 7 танков. Танк Лавриненко в этом бою повреждений не имел, и вскоре остатки его танковой группы заняли село Лысцево. Вслед за танками Лавриненко село занял стрелковый полк.

Однако пока группа Лавриненко вела бой за Лысцево, фашисты осуществили прорыв на правом фланге Панфиловской дивизии и, развивая успех, вышли в тыл тому самому стрелковому полку, с которым взаимодействовал Лавриненко. Глубоким обходным маневром гитлеровцы могли окружить другие части Панфиловской дивизии.

Из коротких переговоров со штабом генерала Панфилова Лавриненко узнал, что танковая колонна противника уже движется в тылу боевых порядков дивизии.

Лавриненко скрытно вывел свой Т-34 навстречу немецкой танковой колонне и вблизи шоссе, идущего на село Шишкино, поставил свой танк в засаду. Правда, на этот раз позицию, которую занял танк Дмитрия, трудно было назвать засадой, так как удобных укрытий нигде не было. Но выкрашенный белилами танк Лавриненко в заснеженном поле был почти незаметен, и в первые минуты боя в наиболее выгодном положении оказались советские танкисты.


Вскоре немецкая колонна из восемнадцати «панцеров» выползла на дорогу. Соотношение сил снова было далеко не в пользу Лавриненко, но отважный танкист принял бой! Лавриненко ударил по бортам головных немецких танков, перенес огонь на замыкающие, а затем, не давая противнику опомниться, дал несколько залпов по центру колонны. Шесть немецких танков уничтожил экипаж Лавриненко, а сам незаметно, прикрываясь складками местности, ушел невредимым от преследования.

Так один танк Лавриненко застопорил дальнейшее продвижение колонны немецких танков.

Старший лейтенант писал родным:

«Проклятый враг продолжает рваться к столице, но ему не дойти до Москвы, он будет разбит. Недалек тот час, когда мы погоним фашиста, да так, что он не будет знать, куда ему деваться…»

* * *

Свой последний бой Лавриненко провел 18 декабря 1941 года на подступах к Волоколамску, у села Горюны. Передовой отряд старшего лейтенанта прорвался в район Гряды-Чисмены и застиг немцев врасплох. Не ожидая подхода главных сил, Лавриненко решил атаковать село Покровское. Но противник опомнился, пропустил группу Лавриненко вперед и, подтянув десять танков и противотанковые орудия, стал продвигаться к деревне Горюны, чтобы отрезать передовой отряд от основных сил бригады. Обнаружив у себя в тылу движение немецких танков, Лавриненко развернул свою роту и повел ее в атаку на Горюны.

Как раз в этот момент к Горюнам подошли и главные силы подвижной группы комбрига генерал-майора Катукова. В итоге немцы сами попали между молотом и наковальней. Удары бронетанкового молота были сокрушительными, разгром немецкой группировки был полный.

В этом бою старший лейтенант Дмитрий Лавриненко уничтожил свой пятьдесят второй по счету гитлеровский танк, два противотанковых орудия и до полусотни немецких солдат.

Потерпев неудачу, противник обрушил на Горюны шквальный огонь из тяжелых минометов.

В это время полковник Чернояров, командир 17-й танковой бригады, также входившей в состав подвижной механизированной группы Катукова, вызвал Лавриненко к себе для уточнения дальнейших действий. Доложив полковнику обстановку, Дмитрий Лавриненко получил приказ двигаться вперед. Откозыряв командиру, старший лейтенант побежал к своему танку. Вдруг рядом рванула мина, подняв фонтан грязно-белого снега. Дмитрий внезапно замер и повалился в снег, не дойдя до своего танка всего нескольких шагов.

Маленький осколок мины трагически и случайно оборвал жизнь самого результативного танкиста Красной Армии…

* * *

На похоронах своего боевого друга танкисты плакали, не стыдясь своих слез. Даже суровый старшина Стеценко украдкой смахивал слезу…

Старший лейтенант Дмитрий Федорович Лавриненко был похоронен там же, где и принял свой последний бой — около шоссе, между селом Покровским и Горюнами.

Свежий холмик на снежной равнине, обелиск с красной звездой, сухой треск ружейного салюта, трепещущее на ледяном ветру развернутое знамя гвардейской бригады… И ярость благородная, жгущая сердца однополчан-танкистов! Слова клятвы бить фашистов еще сильнее и беспощаднее, казалось, прожигают стылую снежную морось!

Я — где крик петушиный
На заре по росе;
Я — где ваши машины
Воздух рвут на шоссе.
Где — травинку к травинке —
Речка травы прядет,
Там, куда на поминки
Даже мать не придет.[37]

Позднее прах героя был перезахоронен в братской могиле в деревне Деньково Истринского района Московской области. Двадцать второго декабря старший лейтенант Лавриненко Дмитрий Федорович был награжден орденом Ленина (посмертно). Приказом 1-й гвардейской танковой бригады за № 073 от 7 мая 1943 года он зачислен посмертно в списки личного состава частей и подразделений бригады.

* * *

Уже после войны известные военачальники маршал Катуков, генерал армии Лелюшенко, кубанские писатели Гарий Немченко, Петр Придиус, Станислав Филиппов добивались присвоения старшему лейтенанту Дмитрию Лавриненко звания Героя Советского Союза.

Указом Президента СССР от 5 мая 1990 года за мужество и героизм, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Лавриненко Дмитрию Федоровичу было все же присвоено звание Героя Советского Союза, посмертно. Родственникам Героя были вручены орден Ленина и медаль «Золотая Звезда» за № 11615.

Именем Лавриненко названа школа № 28 и улица в станице Бесстрашная, улицы в Волоколамске, Армавире и Краснодаре.

* * *

Вообще, складывается впечатление, что танкистов не очень-то жаловали наградами. И случай старшего лейтенанта Лавриненко — не единственный.

Достаточно вспомнить другого советского танкового аса — Зиновия Григорьевича Колобанова. Двадцатого августа 1941 года старший лейтенант Колобанов, действуя из засады на своем тяжелом танке КВ-1, уничтожил двадцать немецких танков. За свой знаменитый бой он тоже был представлен к званию Героя Советского Союза.

Однако руководство решило иначе. В сентябре 1941 года представление было утверждено командованием 1-й танковой дивизии, однако в штабе Ленинградского фронта награда кем-то была понижена до ордена Красного Знамени. Наградной лист с зачеркнутым красным карандашом представлением к званию Героя Советского Союза до сих пор хранится в Центральном архиве Министерства обороны России.

Ну, что ж — в то время больше думали о том, как драться с гитлеровцами, как общими усилиями уничтожать заклятого врага.

Нет, ребята, я не гордый —
Не заглядывая вдаль,
Так скажу: зачем мне орден?
Я согласен на медаль.
На медаль — и то не к спеху,
Вот, закончили б войну,
Вот бы в гости я приехал
На родную сторону…[38]

Ну, а потом — закрутилось-завертелось… Все меньше остается ветеранов, да и тем, кто остался, уже не до наград — дожить бы на мизерную пенсию, назначенную «благодарными» потомками-подонками…

Не за то они воевали. Не за награды, а за жизнь — нашу жизнь.

Глава 13 Вперед — на запад!

Танки и личный состав 1-й гвардейской бригады был построен на опушке леса. Экипажи замерли по стойке «смирно». Трепетало на морозном зимнем ветру Знамя части. Здесь же находились и офицеры штаба бригады во главе с комбригом.

Генерал-майор Михаил Ефимович Катуков обратился к своим танкистам:

— Товарищи! Получен приказ Верховного Главнокомандования — Западному, Резервному, Брянскому, Калининскому, Северо-Западному фронтам перейти в наступление. Решительно атаковать и разгромить противника. Нашей Гвардейской танковой бригаде приказано в составе войск Калининского фронта атаковать противника, окружить и выбить его из города Калинина.

— Ура!!!

— Разойтись! Всем готовить материальную часть к боям.

Танкисты вместе с техниками сразу же занялись обслуживанием боевых машин. Всех охватило радостное настроение. Наконец-то! Солдаты уже устали отступать, теперь — только вперед!

Гвардии старшина Стеценко, напевая что-то себе под нос и позвякивая гаечными ключами, уже с головой залез в моторно-трансмиссионное отделение. Нужно было подготовить «тридцатьчетверку» к ночному маршу на исходные позиции.

А командиров батальонов, рот и взводов, в том числе и гвардии капитана Горелова, вызвали на инструктаж в штаб гвардейской бригады. Здесь лично генерал-майор Михаил Ефимович Катуков проводил оперативное совещание. Вместе с ним были и офицеры боевого управления гвардейской танковой бригады: начальник штаба гвардии подполковник Павел Васильевич Кульвинский, комиссар бригады, гвардии полковой комиссар Михаил Федорович Бойко, начальник оперативного отдела бригады гвардии капитан Матвей Тимофеевич Никитин, помощник по технической части гвардии капитан Павел Григорьевич Дынер.

— Враг измотан, но все еще очень силен — прорывать его полосу обороны будет непросто, — говорил Михаил Ефимович. — Перед атакой наша артиллерия проведет массированную артподготовку. При выдвижении на исходные рубежи соблюдать строжайшие меры маскировки, в эфире — полное радиомолчание. У командиров взводов и рот рации на танках должны работать только на прием. Сигнал к наступлению — красная ракета. Матвей Тимофеевич, — обратился комбриг к начальнику оперативного отдела, — уточните ситуацию.

— Товарищи командиры, рубеж атаки и маршруты выдвижения на исходные позиции обозначены на карте. Отметьте себе в планшетах. Прикрывать танки будут лыжные батальоны. В промежутках боевых порядков будут действовать аэросанные штурмовые отряды. Части нашего Калининского фронта существенного пополнения не получили, будем действовать своими силами. Но зато нам выделены специальные штурмовые танки прорыва. Техника секретная, так что многого я вам рассказать не могу, товарищи.

Комбриг снова взял слово:

— На нашу бригаду, укомплектованную тяжелыми и средними танками, ляжет основная тяжесть наступления. Каково техническое состояние танков?

Поднялся помощник по технической части гвардии капитан Дынер:

— Наличная боевая техника отремонтирована и снабжена всем необходимым: горюче-смазочными материалами, запчастями, боеприпасами. Машины сейчас усиленно готовятся к ночному маршу.

— Необходимо еще увязать вопросы взаимодействия с соседями…

* * *

Колонна бронетехники выдвигалась в кромешной тьме, танки шли с погашенными огнями, лишь только тускло светились карманные фонарики командиров экипажей. Тишина стояла полнейшая, только глухо рычали танковые дизели и скрежетали стальные траки гусениц. Даже на передовой, обычно щедро расцвеченной осветительными ракетами и трассерами, было в эту ночь спокойно. Но это было спокойствие перед бурей.

Танки замаскировали на исходных позициях. Из тыла подвезли горячий чай в термосах, чтобы люди перед боем отогрелись. Чего «погорячее» — только после боя, для танковой атаки нужна ясная голова.

Раннее утро 5 декабря 1941 года. Рассвет наступал медленно, солнце с трудом пробивало себе дорогу сквозь хмурые облака. Серый лес, белые, с синевой сугробы, и такой же пушистый покров на ветвях деревьев.

Едва восток стал светлеть, его подсветили вспышки орудий. Это было первое организованное и массированное наступление. Плотность орудий и минометов была не слишком высока — всего сорок пять стволов на километр фронта прорыва. Огневые победы советской артиллерии были еще впереди.

И все же…

Гром орудий разорвал предутреннюю тишину подмосковного леса. Над головами танкистов, стоящих в башенных люках своих машин, со свистом пронеслись тяжелые фугасные и бетонобойные снаряды. А потом дрогнула земля под могучими ударами «Сталинских молотов»! Бесформенными кусками бетона и арматуры разлетались долговременные огневые точки. Стирались с лица земли стрелковые ячейки. Выворачивались наизнанку окопы и блиндажи.

А в довершение всего ударили «катюши»! Их песнь была страшна для врага. С воем и свистом реактивные снаряды срывались с направляющих и уносились в хмурое небо. Сияющие кометы озаряли адским пламенем свинцово-серые облака.

А потом… Сплошной огненный ковер мощных взрывов накрыл гитлеровские позиции! Новый огневой вал сметал все на своем пути. Корежил металл, сжигал и рвал податливые человеческие тела, кромсал все вокруг острыми иззубренными осколками и ударными волнами!.. А с неба рушились все новые и новые огнехвостые кометы, взрываясь фонтанами яростного пламени.

К грохоту снарядов и вою ракет «катюш» добавился еще и низкий, басовитый гул. Это шли под облаками «крылатые танки» — бронированные штурмовики Ил-2.

В пологом пикировании они тоже ударили «эрэсами», и новые огненные кометы вонзились в окопы и блиндажи гитлеровцев. На выходе из атаки «илы» сыпанули бомбы, накрыв на земле новые цели. А потом, выстроившись в круг, стали бить по гитлеровцам на земле из 20-миллиметровых авиапушек ШВАК и скорострельных пулеметов ШКАС. Огненная фреза вращалась над позициями гитлеровцев, уничтожая все живое.

Немецкие зенитки били вразнобой — часть из них была уже уничтожена, а уцелевшие не спешили подавать признаки какой бы то ни было активности…

Едва только стихла канонада, как над лесом взвилась красная ракета. И тут же взревели сотни танковых двигателей.

— Вперед! Вперед! Старшина, полный ход! — Гвардии капитан Горелов скользнул вниз, закрывая за собой тяжелый бронированный люк.

— Есть, командир! — Степан Никифорович со скрежетом воткнул передачу и стронул танк с места.

Танковая атака началась. Сотни боевых машин пошли по снежной целине, скрежеща гусеницами и ревя моторами. Вслед за ними поднялась и пехота. Всех охватил общий наступательный порыв. Повсюду слышалось громовое «ура».

Николай Горелов внимательно оглядывал местность в панораму танкового прицела. Впереди простиралась снежная равнина, за которой виднелись изрытые воронками бомб и снарядов немецкие позиции. Там дальше, за разрушенными и сожженными деревнями, была их цель — Калинин. Задача, поставленная перед командованием фронта, заключалась не только в том, чтобы занять Калинин, разгромить калининскую группировку немцев, но и выйти в тыл вражеским частям, действовавшим против Москвы.

— Внимание, всем танкам роты — беглый огонь с ходу! — передал по рации гвардии капитан Горелов.

— Вас понял!.. Есть, командир!

Языки дульного пламени вырывались из стволов орудий несущихся на полной скорости «тридцатьчетверок». Разбрасывая в разные стороны белую пелену снега, средние танки неслись на скорости свыше тридцати километров в час! Рычали тяжелые КВ, впереди них в боевых порядках находились и легкие танки — «бэтэшки», Т-26, Т-50 и Т-60. Кстати, таких машин в наступлении под Москвой было большинство. В качестве легких танков применялись даже плавающие Т-40, вооруженные всего лишь крупнокалиберным пулеметом.

Николай нажал на электроспуск танковой пушки — очередной снаряд унесся к позициям гитлеровцев. «Тридцатьчетверка» била на ходу, без остановок, поэтому прицельность была весьма низкой. И все же сплошной огневой вал разрывов мощных осколочно-фугасных снарядов не давал гитлеровцам поднять головы.

Но не всех еще раздолбали — в левый борт «тридцатьчетверки» Горелова ударила бронебойная «болванка» и, отрикошетив от наклонного бронелиста, улетела прочь. Танк содрогнулся от удара, но хода не сбавил.

— Слева двадцать — противотанковая батарея противника! — Николай Горелов засек в прицел вспышки выстрелов и выдал целеуказание танкам своей роты: — Степан Никифорович, давай влево по оврагу!

Четыре замаскированных противотанковых орудия гитлеровцев с фланга могли вести огонь по бортам наступающих советских танков. В боевых порядках «тридцатьчетверок» и тяжелых КВ было не так уж много, основную массу боевых машин составляли легкие БТ-7, Т-26, Т-50 и Т-60. В битве под Москвой участвовали даже многобашенные тяжелые танки Т-35 и средние Т-28 — последние из оставшихся. А для них одинаково опасными были и 75-миллиметровые противотанковые пушки Вермахта, и даже 37-миллиметровые.

Времени на то, чтобы скорректировать огонь танков роты, не оставалось — нужно было действовать самому. Машина гвардии капитана оказалась ближе всех, метрах в четырехстах от немецкой артбатареи. Расчет командира танка был на внезапность и дерзость атаки.

— Понял, командир. — Механик-водитель рванул рычаги управления.

Средний танк развернулся и пошел по дну заснеженного оврага. Машина могла завязнуть в глубоком снегу, но опытный механик-водитель пронесся по нему, не снижая оборотов двигателя. Мощный и надежный дизель и широкие гусеницы выручили и на этот раз. Извилистый овражек выводил прямо во фланг немецкой батарее. Внезапно появившись, Т-34 гвардии капитана Горелова развернулся на месте и попер прямо на противотанковые пушки гитлеровцев.

Николай открыл огонь по орудийной прислуге из спаренного с пушкой «Дегтярева-танкового». Командир танка бил длинными очередями по ненавистным фигурам в серых шинелях. Это они убили его боевого товарища Диму Лавриненко, это они убили за полгода страшной войны тысячи других советских солдат и командиров! Это они убивали, мучили и жгли сотни тысяч советских людей на оккупированных территориях! Огненные плети раскаленного свинца безжалостно разили палачей «нового мирового порядка».

Горелов развернул башню влево и полоснул длинной очередью по грузовикам со снарядами под маскировочными сетями. Раздался мощный взрыв, в морозный воздух взвился фонтан огня от сдетонировавших боеприпасов. Взрывом серые фигурки немецких солдат разбросало в стороны. Так они и остались лежать на снегу нелепыми изломанными куклами…

Так же яростно бил из курсового пулемета и стрелок-радист. Он своих приборов наблюдения не имел, единственным средством обзора местности для стрелка был только диоптрический прицел курсового пулемета, имевший поле обзора всего два-три градуса. Но на таком коротком расстоянии по разбегающимся немцам промахнуться было практически невозможно.

Под широкими гусеницами танка заскрежетал металл противотанковых орудий. «Тридцатьчетверка» наехала на пушку, смяв бронещит и искорежив стальными траками ствол и лафет. «Тридцатьчетверка», хищно рыча мотором и пуская сизые клубы выхлопа, не спеша направилась к следующей орудийной позиции.

Гвардии капитан Горелов оторвался от пулемета.

— Осколочным заряжай!

— Осколочный!

— Короткая, — Николай двинул обеими ногами по спине механика-водителя.

Танк замер. Грохнула пушка. Фугасная стальная старая русская граната[39] Ф-354М попала прямо в блиндаж, проломив уже изрядно побитое перекрытие в два наката бревен, и взорвалась внутри. Из пробоины, как из кратера вулкана, потянулся столб дыма. Пламя заплясало на обугленных бревнах.

Танк, резво рванув, с ходу переместился на другую позицию. Под гусеницами снова заскрежетал металл. «Разить врага огнем и маневром!» — огонь и маневр у танкистов 1-й гвардейской бригады Катукова был смертелен для гитлеровцев.

— Шрапнельным заряжай!

— Шрапнельный! — Заряжающий загнал в казенник танковой пушки Ф-34 унитарный выстрел УШ-354Т со снарядом Ш-354Т и захлопнул затвор.

Командир танка в очередной раз нажал на электроспуск пушки. Грохнуло. Из открывшегося затвора вылетела стреляная гильза, пыхнул сизый пороховой дым, разъедая легкие.

Снаряд вылетел из ствола орудия и по восходящей траектории взмыл над немецкими позициями. Израсходовав свою кинетическую энергию, русский посланец мщения спикировал на гитлеровцев. Догорела дистанционная трубка Т-6, и сотни маленьких смертей вырвались на волю. Веер свинцовых пуль, которым был начинен снаряд, ударил по гитлеровцам, разрывая их на куски. Удар был нанесен сверху, и укрыться от взрыва шрапнельного снаряда было практически невозможно.

«Раскатав» все четыре противотанковые пушки, командирский Т-34 присоединился к остальным танкам роты.

Наступление продвигалось не слишком быстро, пехота отставала, а гитлеровцы сопротивлялись яростно и упорно. На атаку советских войск немцы ответили ураганным минометным и пулеметным огнем. На подступах к Калинину противник создал серьезную систему полевых укреплений, и, даже несмотря на артобстрел и бомбово-штурмовые удары, «выкурить» гитлеровцев из окопов и ДЗОТов было весьма непросто.

* * *

В начале декабря 1941 года в районе Калинина была сосредоточена ударная группировка в составе пяти стрелковых дивизий 31-й армии и трех стрелковых дивизий 29-й армии. Эти войсковые объединения не получили в свой состав свежих дивизий и вели боевые действия с порядком поредевшими в боях за Москву подразделениями.

Переправа через Волгу была выполнена по заранее наведенным понтонным переправам, которые возвели при морозе в минус двадцать пять градусов бойцы 57-го понтонно-мостового батальона.

Через полтора часа от начала наступления группа наших войск, прорвав немецкую оборону, овладела окраиной деревни Старая Константиновка. Соединения генерала Горячева, сосредоточившись на левом берегу Волги, днем форсировали реку, заставили замолчать береговые вражеские орудия и ворвались в деревню Пасынково, совхоз Власьево. Выйдя на эти рубежи, советские войска перерезали шоссе Москва — Ленинград, восточнее Калинина.

Пятого декабря войска 31-й армии, ведя ожесточенные бои, преодолели сопротивление гитлеровцев и все же прорвали передовую линию обороны гитлеровцев, перекрыв шоссе Москва — Клин. Советские подразделения продвинулись вперед на четыре-пять километров. Они вплотную приблизились к линии Октябрьской железной дороги, освободили пятнадцать населенных пунктов. Упорное наступление советских бронетанковых и пехотных соединений создало угрозу коммуникациям 9-й армии Вермахта.

Чтобы остановить продвижение войск 31-й армии генерал-майора Юшкевича, гитлеровцы перебросили на это направление две пехотные дивизии. Начались напряженные кровопролитные бои с переменным успехом. Никто не хотел уступать. Гитлеровцы понимали, что если они потеряют Калинин, то с перспективой скорейшего взятия Москвы придется распрощаться окончательно.

Но советские войска сражались упорно, не ослабляя натиска, несмотря на потери.

* * *

Гвардии капитан Горелов в день начала наступления едва не сгорел в танке — чудом спасся.

После того как его «тридцатьчетверка» перепахала траками противотанковую батарею гитлеровцев, бой разбился на отдельные ожесточенные схватки. Немцы атаковали вырвавшиеся вперед без пехоты танки, стремясь отбросить советские механизированные соединения.

Нужно сказать, что и «царица полей» была на пределе своих сил. Красноармейцы наступали, проваливаясь в глубокий снег под пулеметным и минометным огнем противника. Да и управление войсками было еще должным образом не отработано.

Гитлеровцы контрударом решили уничтожить и отбросить советские танки с первой линии обороны. Навстречу «тридцатьчетверкам», КВ и «бэтэшкам» выползли угловатые «Панцеры-III» и «Панцеры-IV», штурмовые орудия «Sturmgeschutze-III» и «Panzerjager-I», вооруженные 47-миллиметровыми чешскими противотанковыми пушками.

Капитан Горелов развернул башню танка, ловя в перекрестье прицела головной Pz.Kpfw.IV. Угловатая бронированная «черепаха» с крестами на башне медленно ползла по глубокому снегу.

— Рота, ориентир № 3, триста метров — танки противника. Сейчас я тебя, гад, прибью! — сквозь зубы выругался командир танка. — Бронебойным заряжай.

— Есть!

Наведя перекрестье под крест на башне, Горелов нажал на электроспуск. Грохнул выстрел, снова едкий пороховой дым заполнил боевое отделение «тридцатьчетверки». В прицел советский танкист увидел, как болванка ударила в самое уязвимое место «Панцера-IV» — под угловатую башню фашистской гадины. Бронированный монстр замер, словно натолкнувшись на невидимую стену, его короткоствольное 75-миллиметровое орудие опустилось, а из башни повалил дым. Распахнулись люки, экипаж подбитой боевой машины поспешил покинуть бронированный крематорий на гусеницах. Горелов «причесал» их из спаренного с пушкой «дегтяря». Огненные плети раскаленного свинца навсегда пригвоздили гитлеровских танкистов к земле.

Рядом с Т-34 гвардии капитана Горелова полыхнул подбитый танк из его роты. Приземистое штурмовое орудие «Sturmgeschutze-III» ударило подкалиберным 75-миллиметровым снарядом в самое уязвимое место «тридцатьчетверки» — в нижние бортовые бронеплиты в районе ходовой части. Первый снаряд вырвал опорный каток и разорвал стальную гусеницу. А второй подкалиберный снаряд пробил борт в районе моторно-трансмиссионного отделения. На танке был пробит маслобак, боевая машина загорелась.

— Внимание, рота, прикройте ребят! — Николай Горелов приник к прицелу, ловя в перекрестье приземистую бронированную тварь.

Немецкая самоходка была очень низкой и компактной, что позволяло ей отлично маскироваться на местности. К тому же ее лобовая броня вполне могла противостоять 76-миллиметровому советскому бронебойному снаряду. Но в этот раз «артштурму» не повезло — старший лейтенант навел прицел пониже маски орудия и ударил бронебойным по гусенице самоходки.

Грохот выстрела! Вспышка попадания — немецкая самоходка «расстелила» гусеницу! Николай увидел в прицел, как разлетелись стальные траки и отлетели стальным горохом искореженные и отбитые опорные катки. «Sturmgeschutze-III» развернуло бортом — как раз под выстрел. Гвардии старший лейтенант ударил по корме: там, где находились двигатель, трансмиссия и топливные баки. Приземистая «Штурмгешютце-III» моментально вспыхнула, танкисты быстро выбрались из горящей, словно гигантский костер, самоходки. Но не все: на командира экипажа плеснуло горящее масло. Его обдало пламенем с головы до ног, воющий факел стал кататься по земле, растапливая снег. Горелов решил снова ударить из пулемета, но этого не потребовалось — страшной силы взрыв разорвал «Sturmgeschutze-III» на куски. Обломки самоходки, превратившись в шрапнель, «догнали» немецких танкистов. Они так и остались лежать на пропитанном кровью снегу.

Один из легких танков Т-26 немецкие пехотинцы забросали гранатами. Советская машина «расстелила» гусеницу, механик-водитель и заряжающий успели спастись, а командир так и сгорел, до самого конца ведя огонь из 45-миллиметровой пушки и пулемета…

Наконец-то подтянулась наша пехота. Прячась за броней, они атаковали гитлеровцев в их окопах. Завязалась жестокая и кровопролитная рукопашная схватка.

Стальные монстры скрежетали и лязгали, грохотали их орудия, а у их гусеничных стальных «лап» люди крошили друг друга в кровавый фарш.

Николай Горелов стрелял не переставая, уже несколько «панцеров» горели на изрытом воронками поле боя. Из-за грохота танковой пушки ничего не было слышно, пороховой дым разъедал легкие, а весь мир для отважного командира «тридцатьчетверки» сузился до пятнадцати градусов поля зрения орудийного телескопического прицела ТОД-7. От черных крестов с белой окантовкой и паучьих свастик на башнях и бортах «панцеров» рябило в глазах. А ведь нужно было не только отыскивать цели, наводить орудие и стрелять, но и отдавать приказы механику-водителю и заряжающему, командовать боевыми машинами роты… Тяжело приходилось танковому командиру в бою! Война для русских — не забава, а тяжелая работа!..

Гвардии старшина Стеценко мастерски управлял командирской «тридцатьчетверкой». Степан Никифорович воевал еще с белофиннами в 1939 году. Говорить об этом он не любил, но по всему было видно, что Зимняя компания 1939–1940 годов была не такой удачной, как об этом писали в газетах или передавали по радио. С тех пор в своих натруженных широких ладонях гвардии старшина держал рычаги управления пятибашенного «сухопутного крейсера» Т-35, бронированного исполина КВ-1. Ну а теперь он воюет на самом лучшем в мире танке — Т-34! И если пушечный и пулеметный огонь зависел от командира, то маневр боевой машины — всецело только от гвардии старшины Стеценко.

Время от времени «тридцатьчетверка» содрогалась от попаданий вражеских снарядов. Но это были либо осколочно-фугасные, либо «болванки» прилетали по касательной к наклонным бронелистам Т-34 и рикошетировали от них.

Защита советского механизированного витязя была практически совершенной.

Сварной бронекорпус «тридцатьчетверки» собирался из катаных плит и листов гомогенной стали марки МЗ-2. После сборки он подвергался поверхностной закалке. Лобовая часть состояла из сходящихся клином броневых плит толщиной 45 миллиметров. Верхняя располагалась под углом в шестьдесят градусов к вертикали, а нижняя — под углом пятьдесят три градуса. Между собой верхняя и нижняя лобовые бронеплиты соединялись при помощи балки.

Борта корпуса в нижней части располагались вертикально и имели толщину в 45 миллиметров. Верхняя часть бортов, в районе надгусеничных полок, сваривалась из 40-миллиметровых броневых плит, расположенных под углом сорок градусов к вертикали. Кормовая часть собиралась из двух сходившихся клином броневых плит тоже толщиной в 40 миллиметров. Верхняя кормовая бронеплита располагалась под углом в сорок семь градусов, а нижняя — под углом в сорок пять градусов. Крыша танка в районе подбашенной коробки имела толщину двадцать миллиметров, а в районе моторно-трансмиссионного отделения — шестнадцать миллиметров. Днище танка имело толщину от тринадцати и до шестнадцати миллиметров. Небольшой участок кормовой оконечности днища состоял из 40-миллиметровой бронеплиты.

Конечно же, это не такая толстая броня, как на «Климе Ворошилове», но за счет рациональных углов наклона и высокой маневренности танка стойкость к попаданиям снарядов противника у «тридцатьчетверки» была феноменально высокой для среднего танка. Ни «Панцер-IV», ни «арт-штурм» не могли пробить «тридцатьчетверку» дальше чем за триста метров из своих 75-миллиметровых орудий.

Но все же нашелся и для Т-34 опасный противник.

* * *

Ревя двигателем и лязгая стальными траками, на поле боя выползло еще одно бронированное чудовище. Его облик и боевая компоновка стали позднее классическими для немецкого, а впоследствии — и для мирового танкостроения. Массивная бронированная рубка была смещена к корме гусеничного шасси, взятого от танка «Панцер-IV». Длинный ствол орудия, увенчанный массивным дульным тормозом, раскачивался, словно хобот доисторического мастодонта, когда машина с черными крестами на бортах переваливалась по сугробам. Это была самая мощная самоходка 1941 года, и называлась она — «10,5-cm К18 Auf Panzer Selbstfahrlafette-IVf».

Во Второй мировой войне воюющие стороны столкнулись с практически одинаковыми сложностями, одной из которых было разрушение долговременных огневых точек и прорыв мощной эшелонированной обороны противника. А также — артиллерийская поддержка пехоты на поле боя мобильными артсистемами.

Первыми с такой проблемой столкнулась во время Зимней войны с Финляндией 1939–1940 годов Красная Армия. В итоге потребовалось размещение мощных гаубиц калибра 122, 152, 203 миллиметра на гусеничном шасси высокой проходимости. Так появились сверхтяжелые самоходки СУ-100-Y, СУ-14-1 и СУ-14-Бр-2, «Объект 212А» и сверхтяжелый танк прорыва КВ-2, вооруженный шестидюймовой гаубицей во вращающейся башне.

В Третьем рейхе фирма «Крупп» тоже получила заказ на артиллерийскую самоходную установку, предназначенную для разрушения ДОТов, сразу после начала Второй мировой — в сентябре 1939 года. На разработку и изготовление прототипов было потрачено полтора года. Прототипы были продемонстрированы фюреру 31 марта 1941 года. На обсуждении с Гитлером 26 мая 1941 года было решено, что эти машины будут выпускаться как тяжелый истребитель танков, поскольку предполагалось, что у «вероятного противника», которым уже считался СССР, появятся сверхтяжелые танки. Кроме того, на том же совещании было инициировано создание еще более тяжелых самоходок с орудиями калибра 105 и 128 миллиметров.

Тяжелая 105-миллиметровая пушка К-18 была разработана совместно фирмами «Krupp» и «Rheinmetall» на базе тяжелого пехотного орудия SK-18. Она имела длину ствола в 52 калибра и оснащалась дульным тормозом. Своим снарядом она могла пробивать сто одиннадцать миллиметров брони под углом 30 градусов или сто тридцать два миллиметра по нормали с дистанции двух километров. Правда, боекомплект был небольшим — относительно легкая и небольшая самоходка брала на борт всего двадцать пять выстрелов к пушке и шестьсот патронов к пулемету MG-34. Пулемет штатного места установки не имел и перевозился в укладке на случай отражения атак пехоты.

Шасси «среднего/тяжелого» танка Pz.Kpfw.IV существенных изменений не претерпело. Оно оснащалось неподвижной, открытой сверху бронированной рубкой. Толщина лобовой брони составила 50 миллиметров, кормовой — 10 миллиметров. Трехсотсильный двигатель «Maybach HL 120 TRM» разгонял двадцатипятитонную машину до скорости сорок километров в час.

Горизонтальное наведение орудия составляло плюс-минус восемь градусов от оси машины.

В дальнейшем две опытные самоходки поступили в 521-й батальон истребителей танков, предназначенный для штурма Гибралтара. Затем они использовались на русском фронте. Фактически это была единственная противотанковая самоходка, способная вступать в открытый бой с новыми советскими танками КВ-1 и Т-34. Огневая мощь ее орудия позволяла стрелять с безопасных дистанций.

Первой жертвой «Selbstfahrlafette-IVf» стал массивный «Клим Ворошилов» из наступавшей рядом роты тяжелых танков 1-й гвардейской бригады. Могучий сталинский исполин не раз принимал на себя самые мощные удары гитлеровских орудий. Его броня, словно стальная шкура невиданного механического хищника, была испещрена кривыми шрамами попаданий, но еще ни одна вражеская «болванка» не пробила его броню.

Стальной хищник Панцерваффе вышел на прямую наводку. Между тяжелой противотанковой самоходкой и «Климом Ворошиловым» было около семисот метров. Два выстрела ударили одновременно. И в этот раз гитлеровским танкистам повезло: 76-миллиметровый цельнолитой бронебойный снаряд ударил в лобовую броню рубки «Selbstfahrlafette-IVf», но не пробил ее. Рикошет! Бронебойный снаряд высек огромный сноп искр и оставил изрядную борозду, однако улетел прочь…

А вот удар немецкой крупнокалиберной противотанковой самоходки был более точен — и смертелен. Тяжелый снаряд 105-миллиметровой пушки сокрушил практически непробиваемую броню массивной угловатой башни «Клима Ворошилова»! Семьдесят пять миллиметров брони борта башни, наклоненной на пятнадцать градусов к вертикали, оказались пронзены безжалостным тевтонским «копьем» из карбида вольфрама. Командир танка, наводчик и заряжающий погибли мгновенно. Раскаленные осколки бронебойного сердечника ударили по боеукладке. В следующий момент чудовищный взрыв сорвал массивную башню «Клима Ворошилова» с башенного погона. От могучего властелина поля битвы остались лишь искореженные обломки…

У видевшего всю эту страшную картину Николая Горелова сжалось сердце от горечи и ярости к ненавистному врагу.

— Степан Никифорович, вправо давай! Сбоку к нему подберись! — проорал гвардии капитан.

Механик-водитель переключил передачу и рванул рычаги управления танком, нажал на газ. Пятисотсильный дизель взревел рассерженным зверем. «Тридцатьчетверка» под огнем рванула вперед, на полной скорости сближаясь с врагом, и по широкой дуге зашла во фланг немецкой противотанковой самоходке «Selbstfahrlafette-IVf».

— Короткая!

— Есть короткая!

— Бронебойным заряжай!

— Есть!

Николай довернул башню, ловя высокий борт боевой рубки самоходки в перекрестье орудийного телескопического прицела ТОД-7. Оптика увеличила панораму поля боя в два с половиной раза и услужливо приблизила изображение немецкой бронированной гадины: серо-белые камуфляжные разводы, вмятины и потеки ржавчины на корпусе, черный крест в контрастной белой окантовке…

— Получай, тварь фашистская!!! — Гвардии капитан Горелов нажал на электроспуск танковой пушки Ф-34.

Грохнул выстрел, «тридцатьчетверка» в который уже раз содрогнулась от выстрела, сизый пороховой дым заполнил боевое отделение.

На этот раз 76-миллиметровый цельнолитой бронебойный снаряд БР-350БСП с трассером нашел свою цель.

Горелов в прицел увидел горящий трассер, а потом — вспышка попадания! Бронебойный снаряд без труда прошил броню борта и ударил в боеукладку немецких 105-миллиметровых снарядов. Взрыв разнес немецкую тяжелую самоходку. От «Selbstfahrlafette-IVf» осталось лишь искореженное и разбитое шасси от среднего танка Pz.Kpfw.IV и обгорелые руины вместо бронированной рубки и перекрученный ствол 105-миллиметрового орудия К-18.

— Ура, горит! — Торжествующие возгласы экипажа Т-34 стали наградой для отважного молодого командира.

Но они смолкли, когда Николай Горелов взглянул в танковую командирскую панораму. Он развернул перископический прибор и увидел второе такое бронированное чудовище… Еще одна тяжелая самоходка «Selbstfahrlafette-IVf»!

— Разворачивай! Разворачивай! — Нет, на этот раз — не уйти…

Бронированное стальное чудовище качнуло массивным хоботом-стволом, отрабатывая горизонтальное наведение в пределах разрешенных плюс-минус восьми градусов. Противотанковая 105-миллиметровая самоходка «Selbstfahrlafette-IVf» взяла на прицел «тридцатьчетверку» гвардии старшего лейтенанта.

— Экипаж покинуть!.. — договорить Николай Горелов не успел.

Тяжелый бронебойный снаряд ударил в бронированную маску орудия. Лоб башни «тридцатьчетверки» представлял собой 45-миллиметровую изогнутую бронеплиту. Рациональная, обтекаемая форма башни и тут спасла экипаж, но, к сожалению, не всех… Немецкая болванка, к счастью, прошла по касательной и поэтому ударила не всей своей массой и огромной кинетической энергией. Часть ее поглотила танковая орудийная установка. Грозная пушка Ф-34 превратилась в груду перекрученного металлолома, но отразила часть смертоносной энергии.

Танк Т-34 содрогнулся от чудовищного удара. Дизель сразу же захлебнулся. Потянуло дымом. Гвардии капитана швырнуло вниз, и свет померк в его глазах…

Когда он очнулся, в танке уже нечем было дышать от дыма, заполнившего отделение управления и боевое отделение. Горелову было трудно дышать, при каждом вдохе грудь словно разрывалась от острой колющей боли, голова разламывалась, перед глазами плыли круги. Из носа обильно шла кровь. Николай огляделся: заряжающий с размозженной окровавленной головой лежал ничком на боеукладке. У стрелка-радиста голова была вывернута под неестественным углом — перелом шейных позвонков.

А сзади, из-за противопожарной перегородки, уже вырывались языки пламени. Горелов не хотел окончательно оправдать свою фамилию. Собрав всю волю в кулак, чтобы не запаниковать, молодой танкист еще раз огляделся. Нужно было срочно покидать подбитый танк, иначе… Но вниз, к аварийному люку, сейчас нырять было нельзя — там уже разгорался пожар и все было заполнено дымом.

Гвардии капитан взялся за рукоять люка и приподнял тяжелую створку. Этот общий люк был одним из серьезных недостатков первых серийных танков Т-34. Открыть его в такой сложной ситуации было невероятно сложно. Николай Горелов это знал, поэтому перед атакой только лишь прикрыл бронированную створку, но не зафиксировал ее. Но даже сейчас было очень тяжело сдвинуть ее с места. Наконец это получилось. Но при попытке вылезти из башни танкист вдруг почувствовал резкий рывок! Сначала он не понял, в чем дело, и лишь нащупав пальцами шнур радиогарнитуры танкошлема, понял, в чем дело. Его не пускала на волю колодка разъема танкового переговорного устройства! Горелов изо всех сил рванул витой шнур, а потом еще раз, пока колодка не разъединилась. Вперед! — но сил уже почти не оставалось, а снизу уже подбирались жадные языки пламени…

И вдруг сильная рука вцепилась в воротник его теплого танкового комбинезона, буквально за шиворот, словно котенка, выдернула из башни. Гвардии старшина Стеценко пришел на помощь своему командиру! Почти наверняка он должен был погибнуть, когда бронебойный снаряд немецкой самоходки отрикошетил от бронемаски орудия и ударил по крыше отделения управления. Это и убило стрелка-радиста. А механик-водитель все же выжил и даже не был ранен!

Степан Никифорович вытащил Николая Горелова, находящегося в полубессознательном состоянии, из башни подбитого танка и сбросил на землю. А потом и сам кубарем скатился по броне.

Вокруг свистели пули и осколки, но два танкиста, пригибаясь, побежали к ближайшей воронке и плюхнулись в жидкую грязь. И тут же у них за спинами рванул взрыв!

Горелов лежал в воронке и пытался отдышаться. Горло разрывал кашель, очень сильно болели сломанные ребра, голова гудела церковным колоколом.

— Спасибо, Степан Никифорович… — с трудом проговорил Николай. — Выручил ты меня — на том свете уже одной ногой был…

— Ничего, командир, обломается костлявая — поживем еще…

Причудливо переплетается порой фронтовая судьба. В жарком июне 1941 года точно так же из горящего танка тогда еще лейтенант Горелов вытащил старшину Стеценко. Было это под Дубно, в грандиозном и страшном приграничном танковом сражении — в самом начале войны. Тогда они воевали на тяжелом пятибашенном танке Т-35. Люк механика-водителя заклинило от деформации броневых листов. Несмотря на то что вокруг правил бал свинец и каленая иззубренная сталь, лейтенант вытащил из подбитой машины своего фронтового товарища.

Николай Горелов тогда на всю жизнь запомнил этот взгляд: в нем были и благодарность, которую не выразить словами, и облегчение, и огромное желание жить… Теперь вот они поменялись местами.

В воронку, где они залегли, скатились автоматчики в белых маскхалатах.

— Кто такие?!

— Свои, из подбитого танка… Тут капитан ранен, подсобите, мужики, его до медсанбата дотащить.

— Хорошо, идти он может?

— Точно так… Прикройте.

— Сделаем.

Сухо затрещали пистолеты-пулеметы с дырчатыми кожухами стволов и массивными круглыми магазинами. Несколько красноармейцев швырнули гранаты. Раздалось несколько взрывов. Пулеметчик с «дегтярем» дал длинную очередь трассерами по немецким окопам.

Под этот аккомпанемент два танкиста покинули поле боя…

* * *

В медсанбате творился ад кромешный. Раненых было — не перечесть. Здесь были и посеченные осколками, прошитые пулями пехотинцы, и обгоревшие танкисты, и тяжелораненые летчики. Контуженые, раненые, обгоревшие шли сплошным потоком. Потери были страшные, но советские войска продолжали наступать. И не только по приказам командования, но и повинуясь зову сердца — наступательному порыву. Слишком долго они отступали, слишком много было потеряно…

Гитлеровцы сопротивлялись с немыслимой яростью, а их инженерные сооружения были практически непреодолимы, их система огневого подавления — смертоносна! Но коварный враг, захвативший практически всю Европу, не учел, что теперь он воюет с армией, всего год назад сокрушившей «неприступную» линию Маннергейма в Финляндии — такой же суровой зимой!..

И все же потери были страшные… Глухо стонали раненые, из операционной палатки доносились душераздирающие крики пациентов: наркоза и обезболивающих не хватало — хирурги резали по-живому. Весь наркоз — полстакана спирта.

Прошли бойцы, с виду обычные, одеты в телогрейки и ватники, с автоматами ППШ на плече, а взгляды — волчьи. Разведка… Приволокли немецкого офицера — судя по витым погонам, важная шишка. Ну, прибили немного дорогой, чтоб не рыпался… И теперь «герра оберста» требовалось срочно привести в чувство.

* * *

Возле палатки, привалившись к брезентовой стенке спиной, стоял летчик в кожаном реглане. Под шлемофоном белели бинты, левая рука, тоже забинтованная, была на перевязи. Он жадно и часто затягивался, глотая едкий дым папиросы.

— Главное, я по этому «лаптежнику» из пулеметов как всыпал! А из облаков пара «мессеров» вывалилась… — сказал он, обращаясь к танкистам.

— А где тут прием раненых, браток? — спросил старшина.

— Дальше проходите… — махнул зажженной сигаретой летчик.

Гвардии старшина Стеценко доставил Николая Горелова в санитарную палатку. А сам убыл в штаб батальона бригады с докладом.

Обгорелым капитаном с весьма значимой для танкиста фамилией занялись врачи. Но не сразу. Сначала он попал на сортировку. Молодой, лет тридцати, военврач проводил первичный осмотр и определял, кому оказывать помощь в первую очередь, а кому подождать.

Глянув на гвардии капитана, военврач кивнул медсестре:

— Лида, обработай танкисту кисти рук и наложи стерильные повязки.

— Хорошо, Владимир Николаевич, сейчас все сделаю.

— Терпи, браток, все будет нормально.

И Горелов терпел, глядя, как медсестричка, совсем еще девчонка-школьница, быстро и ловко протирает его обожженные ладони марлевой салфеткой, смоченной в дезинфицирующем растворе, а потом наматывает белые бинты, резко контрастирующие с черным комбинезоном танкиста. На обожженное лицо Горелова она налепила стерильные пластыри.

— Все хорошо будет, вы, товарищ капитан, прилягте пока. Вот сюда, на койку.

Медсестричка помогла Николаю освободиться от теплого зимнего комбинезона и стащить сапоги. Танкист улегся на койку и мгновенно провалился в сон…

Глава 15 «Die nachte Angriff»[40]

Дитрих Шталльманн был подавлен. Впервые боевые части Вермахта стояли в глухой обороне. Древние Вена и Прага, своенравная Варшава, блистательный Париж — столицы Европы пали одна за другой. Ну а вот с этими упертыми азиатами получилось совсем по-другому!

Слишком крепок оказался орешек — не смогли его разгрызть стальные челюсти бронированных «панцер-дивизий»!

И теперь солдаты Вермахта вгрызались отточенными лезвиями саперных лопаток в мерзлую, твердую, словно фортификационный бетон, землю. Блиндажи, окопы, землянки, ходы сообщения… Все хаты в окрестных деревнях были сожжены и разрушены, поэтому приходилось ютиться в тесноте, оберегая драгоценное в русскую зимнюю стужу тепло. А где скученность — там и вши, и прочие паразиты… Началось распространение заразы, а госпитали и медицинские батальоны уже с большим трудом справлялись с потоком раненых, больных и обмороженных. Они скорее напоминали скотобойню, нежели место, где можно облегчить страдания.

Зима 1941/42 года под Москвой стала своеобразным печальным прологом к зиме 1942/43 года под Сталинградом… Но для немецких войск это было еще впереди.

А сейчас — только мороз и чувство горечи, все больше и больше овладевающее немецкими оккупантами.

Обер-лейтенант Дитрих Шталльманн находился в подавленном состоянии, впрочем, как и многие другие немецкие солдаты и офицеры. Мрачный «Аржмайстер» Алекс Кнаге стал еще более сумрачным и нелюдимым. А оберпанцершутце Вальтер Зибер стал более задумчивым. Стремительные темпы наступления танковых и мотомеханизированных соединений во время блицкрига сдвигали не только логические, но и нравственные акценты.

Молодежь, воспитанная в традициях Третьего рейха, была просто помешана на моторах, скорости, механической мощи. Они даже изобрели свой блиц-язык, до предела укоротив слова, заменив существительные аббревиатурами, почти полностью избавившись от прилагательных и сделав ведущими словами глаголы. Действие было положено в основу мышления. Так что на простые человеческие переживания времени уже не оставалось. Что значат страдания народов и отдельных людей, когда во главу угла поставлены глобальные идеи пангерманизма и концепция «высшей расы»?!

Темпы наступления в России были существенно ниже, чем в Европе, — блицкриг выдохся.

Но зато солдаты и офицеры Вермахта наконец-то увидели страдания обычных людей, беженцев, военнопленных, тех, кто остался на оккупированных территориях Советского Союза. Теория расовой неполноценности «неарийских народов» позволяла гитлеровцам отгородиться лживым барьером надуманной псевдоморали. Но обычные солдаты: немцы, австрийцы, датчане, норвежцы, словаки, венгры — все же в большей степени отождествляли себя с теми, кого они пришли завоевывать.

Кроме того, и откровенно растерянное поведение командования группы армий «Центр» подтачивало силы и стойкость войск.

* * *

Еще в сентябре 1941 года генерал-фельдмаршал фон Клюге выступал резко против начала наступления на Москву. Он заявлял, что немецкие войска не готовы к зимней кампании. Во время самого наступления он продвигался вперед столь медленно и неохотно, что вызвал нарекания со стороны командующего 4-й танковой группой Гепнера, на которого и легла основная тяжесть наступления.

После начала советского наступления под Москвой Гитлер отстранил генерал-фельдмаршала фон Бока от командования группой армий «Центр» и 18 декабря 1941 года назначил на его место фон Клюге. Став командующим, Гюнтер фон Клюге в ультимативной форме потребовал отстранения от командования генерал-полковника Гейнца Гудериана. Он объяснял свое требование тем, что во время советского наступления генерал-полковник оставлял неудобные позиции, отводя свои танки. А пехота Гюнтера Клюге держалась до последнего.

Во время контрнаступления советских войск в районе Ливен, Черни, Белова, Тупы одна из моторизованных дивизий Гудериана едва не была разгромлена. Генерал-фельдмаршал фон Клюге обвинил генерал-полковника Гудериана том, что тот задержал приказ об отводе войск.

Гитлер стал на сторону Клюге, и 26 декабря 1941 года генерал-полковник Гейнц Гудериан был навсегда отстранен от командования 2-й танковой армией. Больше «Быстроходный Гейнц» не принимал непосредственного участия в боевых действиях.

В тот же день генерал-полковник Гейнц Гудериан простился со своей армией:

«Солдаты 2-й танковой армии!

Фюрер и верховный главнокомандующий вооруженными силами освободил меня с сегодняшнего дня от командования.

Прощаясь с вами, я продолжаю помнить о шести месяцах нашей совместной борьбы за величие нашей страны и победу нашего оружия и с глубоким уважением помню обо всех тех, кто отдал свою кровь и свою жизнь за Германию. Вас, мои дорогие боевые друзья, я от глубины души благодарю за все ваше доверие, преданность и чувство настоящего товарищества, которое вы неоднократно проявляли в течение этого продолжительного периода. Мы были с вами тесно связаны как в дни горя, так и в дни радости, и для меня было самой большой радостью заботиться о вас и за вас заступаться.

Счастливо оставаться!

Я уверен в том, что вы, так же как и до сих пор, будете храбро сражаться и победите, несмотря на трудности зимы и превосходство противника. Я мысленно буду с вами на вашем трудном пути. Вы идете по этому пути за Германию! Хайль Гитлер!»

Таким образом, непонимание и конфликт двух немецких высокопоставленных офицеров Вермахта самым негативным образом отразились на моральном состоянии солдат группы армий «Центр». Как известно, рыба гниет с головы.


Танковые экипажи уже порядком вымотались, отражая многочисленные атаки и контратаки русских танков, лыжников и пехоты. Обер-лейтенант Шталльманн уже знал почти феноменальную стойкость русских в обороне, но теперь он познал их фанатичное упорство и натиск в наступлении! Смертельное кольцо вокруг Калинина. Его рота трофейных танков Pz.Kpfw.747 Т-34® была самой боеспособной — в силу того, что советские «тридцатьчетверки» были просты в устройстве и обладали феноменальной ремонтопригодностью. Там, где пасовал «сумрачный германский гений», выручали простота и функциональность инженерного гения русских конструкторов.

И естественно, что теперь именно танкистам роты Дитриха Шталльманна выпадали ночные дежурства в охранении после изматывающих дневных боев.

«Unverhofft kommt oft» — «Неожиданное приходит часто» — так гласит немецкая пословица. Так и произошло в одну из ночей.

Танкисты Дитриха Шталльманна были разбужены за полночь звуками тревоги и стрельбой. Экипажи спешно натягивали комбинезоны и шинели и выскакивали на мороз — поскорее к своим танкам!

— Achtung! Achtung! Alarm! Russische Panzer! Внимание! Внимание! Тревога! Русские танки!

Никто не мог ничего понять, недоумение грозило перерасти в панику в любой момент.

Обер-лейтенант Шталльманн занял место в командирском танке и сразу же приказал включить рацию. Нужно было как можно быстрее навести порядок в подразделении. Verdammt! Проклятье! Откуда вообще могли взяться, черт побери, здесь русские танки?! Как они могли пройти через аванпосты и заслоны и куда смотрели передовые наблюдатели?! Наверное, все же не со стороны заснеженного болота, по которому не смог бы пройти даже легкий танк…

Дитрих вертел панорамой во все стороны, стремясь засечь неуловимые скоростные машины. В темноте мелькали яркие вспышки трассеров, полыхнул ярким огненным фонтаном взрыва грузовик с топливом. Горящий бензин разлился огромной огненной лужей. По снегу катались горящие факелы, бывшие лишь несколько мгновений назад людьми. Точнее — не людьми, а оккупантами.

Над полем боя повисло несколько осветительных ракет, бледно-фиолетовым сиянием выявляя цели. И тут Дитрих Шталльманн наконец-то сумел разглядеть атаковавшего противника!

Он допустил две ошибки: русские все атаковали с самого невероятного направления — со стороны занесенного снегом болота. И это были не танки!..

Эти странные и невероятные русские сумели поставить на военную службу особенности своей суровой природы. В неверном свете осветительных ракет по снегу легко неслись боевые аэросани!

При толщине снежного покрова в тридцать сантиметров и без того невысокая скорость передвижения пехоты снижается до двух километров в час. И даже мотомеханизированные подразделения существенно теряют маневренность. А зимой 1941/42 года под Москвой снега навалило по колено, а то и по пояс! Немецкая бронетехника с узкими гусеницами и карбюраторными двигателями буксовала или вообще отказывалась заводиться.

Так что многоснежная и морозная зима 1941/42 года создала все предпосылки для широкого применения аэросанной боевой и транспортной техники. «Намек» русской зимы был воспринят с должным вниманием нашими войсками. И в январе 1942 года на многих участках фронтов в Подмосковье, в районе Старой Руссы, на Северо-Западном фронте появились первые аэросанные подразделения.

В принципе, боевые аэросани — не такая уж и новая техника. Впервые они появились еще в 1915 году на фронтах Первой мировой войны. Потом уцелевшие образцы этой техники использовались в Гражданской войне.

Широко использовались снегоходы с воздушным винтом в войне с белофиннами. Это были серийно выпускавшиеся ЦАГИ-АНТ-IV конструкции Андрея Николаевича Туполева и ОСГА (НКЛ)-6 Николая Михайловича Андреева.

Последние, оборудованные установленным на поворотную турель пулеметом, участвовали в боевых операциях, патрулировали открытые участки фронта, несли охранение объектов. Благодаря высокой скорости и хорошей маневренности боевые машины были очень эффективны для выявления огневых точек противника и корректировки артиллерийского огня. Их применяли также для оперативной связи, перевозки боеприпасов и продовольствия. Специально для ускоренной перевозки тяжелораненых оперативно была разработана санитарная машина НКЛ-6С. Затем на вооружение приняли штабную НКЛ-38, за нею — грузовые аэросани НКЛ-12 для обслуживания полевых аэродромов. Эти аэроплатформы служили для транспортировки горючего в бочках, доставки к самолетам авиадвигателей и другого оборудования.

Уже в конце июня 1941 года в соответствии с заданием Совета Труда и Обороны по подготовке Красной Армии к зиме промышленность получила задание разработать надежные боевые и транспортные аэросани, обеспечив их серийный выпуск к началу зимы. Одновременно было образовано специальное управление Красной Армии в составе бронетанковых войск, на которое возлагалась вся организационная работа и обеспечение специальных боевых и транспортных аэросанных подразделений. Дело приняло настолько массовый характер, что в том же году удалось сформировать первые транспортные аэросанные батальоны, выполнявшие ответственные задания командования.

По чертежам, разработанным под руководством Андреева и Веселовского, начался выпуск новых боевых аэросаней НКЛ-26 и РФ-8, транспортных НКЛ-16/41 и позднее НКЛ-16/42. Скомплектованные в боевые и транспортные батальоны, эти машины в последних числах декабря 1941 года и январе 1942-го пришли в действующую армию.

В условиях бездорожья боевые и транспортные батальоны, оснащенные соответствующими типами аэросаней, получили в руки один из главных козырей войны — мобильность и скорость передвижения. В самых неожиданных для врага местах стремительно возникали и проводили успешные боевые операции наши подразделения. Враг охранял дороги — боевые аэросани появлялись из-за непроходимых сугробов. Эффект внезапности, быстротечности боя в тылу противника производил ошеломляющее действие на гитлеровцев. А тем временем транспортные аэросани подвозили новых десантников, которые закрепляли успех операции.

Прямо из заводских цехов машины уходили в бой. Их действия отличались быстротой и неожиданностью развертывания. Используя скорость и высокую проходимость по снежному бездорожью, они, словно легендарные тачанки, внезапно атаковали застигнутого врасплох противника.

Вот и сейчас легкие и маневренные машины на лыжном ходу с толкающим воздушным винтом и пулеметной турелью в носовой части бронированного корпуса разили трассерами гитлеровцев.

Это были советские боевые аэросани НКЛ-26. Они были рассчитаны на экипаж из двух человек: командира машины, одновременно выполняющего роль стрелка, и механика-водителя.

Корпус аэросаней НКЛ-26 был деревянным с четырьмя независимо подвешенными управляемыми лыжами. Его корпус был собран из фанерных листов на металлическом каркасе, в передней части для защиты от пуль под углом шестьдесят градусов устанавливался бронещит. В нем перед водителем находился смотровой люк с откидной створкой, в которой выполнена узкая прорезь.

Единственная дверь располагалась слева, параллельно сиденью водителя, по бортам имелись два небольших окна для бокового обзора.

В отсеке командира аэросаней, в крыше корпуса, находилась пулеметная турель для «Дегтярева-танкового». Турель имела бронещиток с фигурным вырезом для пулемета.

В задней части, за отсеком командира, размещался бензобак. Двигатель М-11Г, расположенный в корме аэросаней, имел пять расположенных звездообразно в одной плоскости цилиндров воздушного охлаждения.

Странные аппараты полосовали пулеметным огнем немецкие позиции. Казалось бы, какой прок от одного пулемета? Ан нет! Когда трассирующие плети безжалостно стегают со всех сторон, когда советские аэросани стремительными белыми призраками появляются из мрака ночи и так же стремительно исчезают, оставляя после себя только трупы в серых, мышиного цвета шинелях и развороченную технику, — тогда понимаешь, что русские в очередной раз разработали совершенно невообразимое оружие!

К тому же некоторые экипажи НКЛ-26 брали с собой ампулы с зажигательной смесью КС. Стрелки-командиры аэросаней выбрасывали их руками — «на кого бог пошлет». Бог этой ночью был особенно свиреп, разрывая мрак огненными гейзерами, которые сжигали все на своем пути! «Консервы жидкого пламени» поражали и людей, и технику. Возле танка Дитриха Шталльманна полыхнула одна из машин его роты. В считаные секунды вихрь огня охватил весь Pz.Kpfw.747 Т-34®, экипаж сгорел заживо.

Аэросани были подобны легким русским бипланам-бомбардировщикам По-2: «Рус фанер» также каждую ночь совершали «беспокоящие» налеты на гитлеровские позиции. А теперь к их налетам добавились и такие же катастрофические набеги аэросанных батальонов.

В книге «Солдатский долг», изданной после войны, Маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский дал высокую оценку аэросанной технике.

«По нашей просьбе В Д. Соколовский прислал аэросанную роту, — писал маршал. — Располагалась она при штабе тыла армии. Каждые аэросани вооружены легким пулеметом.

Очень крепкая помощь, и не только для живой связи, как обнаружилось.

Во второй половине февраля немецкий лыжный отряд — до двухсот с лишним солдат — ночью проник к нам в тыл и пересек дорогу, питавшую правое крыло армии всем необходимым. Создалось на время критическое положение.

Рота моментально выдвинулась в район, занятый немецкими лыжниками, развернулась и с ходу атаковала, ведя огонь из четырнадцати своих пулеметов. Немцы были рассеяны, истреблены.

Взятые в этой стычке пленные в один голос говорили, что эта атака их ошеломила; они приняли аэросани за танки и были поражены, почему же машины как будто летят по глубокому снегу».

Рейды боевых аэросаней были настолько эффективны, что инженер Гороховский разработал проект бронированных аэросаней с башней от легкого танка БТ-2. Двигатель и воздушный винт находились внутри бронекорпуса, а воздух к ним поступал через бронированные жалюзи. Однако в металле такой «аэросанный танк» построен не был из-за общей непроработанности инженерного проекта.

Ночная атака закончилась так же неожиданно, как и началась, русские боевые аэросани ушли, оставив после себя груды тел немецких оккупантов и покореженную, сгоревшую технику… А злые, вымотанные ночным боем и невыспавшиеся гитлеровцы безрадостно встречали очередной рассвет своей теперь уже безнадежной битвы…

Глава 16 Враг будет разбит!

Из медсанбата Николай Горелов выписался всего лишь через несколько дней, хоть доктор и протестовал. Военврач опасался инфекции, которая может возникнуть из-за ожогов рук. Но раны оказались не такими уж и серьезными. Клятвенно пообещав военному эскулапу долечиться в части, гвардии капитан убыл к себе в бригаду.

За это время гвардейская часть генерал-майора Катукова понесла значительные потери. В батальонах оставалось по восемь-десять танков, было много «безлошадных» экипажей. Явившись в штаб своего батальона, Горелов был зачислен в оперативный резерв.

Гвардии старшину Стеценко он не нашел: тот уже воевал с другим экипажем. Но под вечер он объявился в компании трех танкистов на своих двоих, целый и невредимый. Их «тридцатьчетверку» сожгла немецкая противотанковая батарея. Но всем удалось выскочить наружу, прежде чем сдетонировал боекомплект.

Вскоре из ремонтной роты поступил очередной танк, его и отдали под начало гвардии капитана Горелова. Теперь он командовал взводом из четырех машин. Заряжающий и стрелок-радист тоже были из резерва «безлошадных». Вместе они и приняли боевую единицу.

«Тридцатьчетверка», которая досталась Николаю и гвардии старшине Стеценко, была не совсем обычной. Это был истребитель танков Т-34-57 с длинноствольным орудием ЗИС-4.

Работы над этой модификацией «тридцатьчетверки» начались еще до войны, летом 1940 года. А к декабрю того же года был создан опытный экземпляр пушки. В апреле 1941 года орудие было установлено на танк и отстреляно на полигоне. Испытания прошли неудачно: пушка требовала серьезной доработки, которая была проведена в сжатые сроки. И уже в июле новое орудие было вновь установлено в танк, удачно прошло испытания и было принято на вооружение. Точное количество принятых войсками в 1941 году этих танков-истребителей неизвестно, во всяком случае, их было не более ста штук.

Известно, что десять машин вошли в состав 21-й танковой бригады из Владимира. Четырнадцатого октября 1941 года она прибыла на фронт и участвовала в боях на Калининском направлении. За четыре дня ожесточенных боев танки уничтожили около тысячи немецких солдат и офицеров, подбили 34 немецких танка, 210 автомашин, 25 противотанковых и шесть «термитных» орудий, а также разрушили три штаба частей группы армий «Центр».

Но при этом погибли командир 21-го танкового полка 21-й танковой бригады Михаил Лукин и командир 1-го танкового батальона Михаил Агибалов. Двадцать пятого ноября 1941 года танковая бригада на Т-34-57 прекратила свое существование как организационно-штатная единица.

Восемь танков-истребителей также находились в распоряжении 8-й танковой бригады Калининского фронта.

После ожесточенных боев отдельные машины были выведены в резерв или направлены во фронтовые ремонтные подразделения.

Вот одна из таких «тридцатьчетверок» и досталась гвардии капитану Горелову и его экипажу.

Этот средний танк был создан на базе стандартного Т-34-76, поэтому проблем с его быстрым освоением у экипажа не возникло.

Единственное, что было новым, — так это вооружение. Противотанковое орудие, установленное на этой модификации «тридцатьчетверки», было разработано под непосредственным руководством советского артиллерийского гения Василия Грабина в 1940 году. И на момент начала войны было самой мощной противотанковой пушкой в мире — настолько мощной, что в 1941 году орудие не имело достойных целей.

К сожалению, «избыточная мощь» и привела к снятию ее с производства в пользу более дешевых и технологичных образцов.

Ствол ЗИС-4 был более чем на метр длинней, чем у стандартной 76-миллиметровой пушки Ф-34, и сообщал снаряду довольно высокую начальную скорость — 990 метров в секунду. При такой баллистике орудия безопасная дистанция стрельбы по бронированным целям Вермахта отодвигалась до семисот-восьмисот метров. Так что танк-истребитель Т-34-57 мог не бояться ответного огня 75-миллиметровых короткоствольных пушек немецких средних танков Pz.Kpfw.IV и штурмовых орудий «Sturmgeschutze-III».

* * *

Вскоре бои за Калинин начались с новой силой. Соединения левого фланга 29-й армии генерал-лейтенанта Масленникова перешли в наступление 5 декабря 1941-го, однако не смогли прорвать оборону пехотных дивизий 9-й армии Вермахта, закрепившихся в Калинине.

Войска 31-й армии генерал-майора Юшкевича после упорных трехдневных боев прорвали вражескую оборону, к исходу 9 декабря продвинулись на пятнадцать километров и создали угрозу тылу группировки противника в районе Калинина.

Двенадцатого декабря 1941 года 29-ю армию возглавил генерал-майор Швецов.

А 14 декабря соединения 31-й армии с юго-востока обошли Калинин, перерезав Волоколамское и Тургиновское шоссе. У гитлеровской группировки в Калинине осталась только одна дорога, связывающая их с собственными тылами, — Старицкое шоссе.

С приближением к окраинам города обстановка становилась все сложнее. Немцы построили мощные укрепления. На улицах, в подвалах, на чердаках были установлены легкие пушки, минометы и пулеметы. Каждый метр на ближайших подступах к городу был пристрелян.

Для усиления наступающих частей Верховное Главнокомандование направило на калининское направление свой самый мощный подвижный резерв — подразделение сверхмощных танков прорыва.

* * *

Это были даже не «сухопутные крейсеры», а настоящие «линкоры» бронетанковых сил.[41]

Трехбашенный сверхтяжелый танк прорыва КВ-5, или «Объект 225», был разработан в конструкторском бюро Жозефа Котина. Танк имел максимальную для того времени толщину брони.

С началом войны в проект пришлось внести целый ряд изменений. Так, пришлось отказаться от идеи изготовления штампованной башни — она была заменена на сварную, а ввиду отсутствия подходящего дизеля мощностью 1200 лошадиных сил, только находящегося в разработке, КВ-5 перепроектировали под установку двух обычных двигателей В-2, размещенных параллельно.

Лобовая броня и башня были выполнены толщиной брони 170 миллиметров, борта — 150 миллиметров.

Основное вооружение танка состояло из 107-миллиметрового орудия ЗИС-6 калибра 107 миллиметров, с начальной скоростью снаряда 800 метров в секунду.

По предварительным расчетам, масса танка «Клим Ворошилов-5» составляла 100–150 тонн.

Главной конструктивной особенностью КВ-5, отличавшей его от остальных КВ и при этом роднившей с КВ-2, была большая и высокая башня ромбовидной формы. При такой компоновке казенник мощной пушки при любых углах возвышения оставался в башне, командир танка и наводчик также умещались в башне и не были зажаты между казенником и погоном. Все это давало возможность обойтись сравнительно небольшим башенным погоном, который принимал на себя лишь нагрузку от выстрела.

Высота танка при этом возрастала, но ее можно было уменьшить за счет высоты корпуса в районе боевого отделения до размера, обеспечивающего только крепление элементов подвески. Поэтому корпус КВ-5 в районе боевого отделения и отделения управления имел высоту меньше метра и повышался до метра тридцати сантиметров в районе моторно-трансмиссионного отделения.

Меньше метра высоты не хватало для размещения механика-водителя и стрелка-радиста. Данная проблема решалась установленным над головой механика-водителя бронированным откидным колпаком со смотровыми щелями, обеспечивавшими обзор даже лучший, чем на обычном «Климе Ворошилове». Толщина брони колпака была как у лобового листа башни — 180 миллиметров. На марше колпак приподнимался — так же, как на прототипах Т-35.

Стрелок-радист имел в своем распоряжении башенку с пулеметом Дегтярева, установленную на постаменте так, что огонь можно было вести поверх колпака механика-водителя. Конструкция обеспечивала возможность стрельбы по воздушным целям. Вторая подобная башенка находилась на крыше основной башни. Установленный в ней пулемет обслуживался заряжающим.

В боевом отделении корпуса размещалась укладка с частью боекомплекта 107-миллиметровой пушки. Основной боекомплект укладывался в нишу башни.

Командир танка располагался справа от пушки. В его распоряжении находилась командирская башенка с пятью смотровыми приборами и небольшим перископом, который позволял вести наблюдение поверх пулеметной башенки. Слева от пушки находился наводчик, а в кормовой части башни — двое заряжающих. Унитарные 107-миллиметровые выстрелы к пушке ЗИС-6 были тяжелыми. А в перспективе на «Клим Ворошилов-5» планировалось установить и 152-миллиметровую гаубицу, как на КВ-5.

В моторно-трансмиссионном отделении параллельно устанавливались два дизеля В-2К мощностью по шестьсот лошадиных сил каждый. Переход на двухдвигательную схему был вынужденной мерой, так как с началом войны довести более мощные варианты В-2 с турбонаддувом не представлялось возможным. Не было и возможности получить в приемлемых количествах авиационные дизели М-30 или М-40. Двигатели соединялись с коробкой передач и бортовыми фрикционами с помощью промежуточного редуктора.

Несмотря на огромную массу, «Клим Ворошилов-5» обладал подавляющим превосходством перед немецкими танками всех типов. Тяжелая 107-миллиметровая пушка ЗИС-6 свободно пробивала броню любого из «панцеров» на дистанциях до полутора тысяч метров, в то время как сам КВ-5 оставался уязвимым только для артиллерии крупного калибра.

Но рядом с КВ-5 возвышался еще один бронированный исполин — настоящий «суперлинкор» бронетанковых войск.

Гитлеровцы нарекли его «Сталинский оркестр», а советское обозначение его было КВ-5бис или — КВ-6 «Бегемот».

Конструктивно он состоял из трех танков «Клим Ворошилов», соединенных продольно между собой, с единым мощным дизельным двигателем. На огромном гусеничном шасси были размещены три линейно-возвышенные башни от танков «Клим Ворошилов», причем средняя из них, уширенная, вооружалась двумя 152-миллиметровыми орудиями. На них сверху были установлены еще башни от легких танков БТ-5 с 45-миллиметровыми пушками. В качестве дополнительного вооружения на сверхмощном советском танке устанавливался огнемет и пусковая установка реактивных снарядов «катюша».[42]

Было построено всего три образца «Клима Ворошилова-5-бис». Первый танк погиб, когда пытался преодолеть овраг. Длинная и перетяжеленная конструкция просто разломилась под собственным весом. При этом разорвались трубопроводы горючей смеси огнемета, и огромный танк сгорел.

Два других приняли участие в боях под Москвой.[43]

* * *

Вот под таким прикрытием и выдвигались танковые батальоны, роты и взводы на штурм Калинина, превращенного гитлеровцами в неприступную крепость. Одним из танковых взводов командовал Николай Горелов.

Гвардии капитан наблюдал за полем боя через командирскую панораму ПТК-5 и давал указания механику-водителю, а также трем танкам своего подразделения. Во взводе Горелова был еще один «истребитель» Т-34-57 и два обычных Т-34-76. Они шли уступом вправо, стреляя на ходу из пушек и пулеметов.

В панораму были видны вспышки орудийных выстрелов, фонтаны взметающейся земли и снега, мелькание трассеров. Бои шли уже в пригороде Калинина, гитлеровцы буквально зубами держались за свою линию обороны. Но наступательный порыв советских войск был необычайно высок!

Основную ударную силу составляли танки. Здесь была «сборная солянка» из всех типов боевых машин. Могучий «Клим Ворошилов» шел в бой рядом со средним трехбашенным танком Т-28, «тридцатьчетверки» шли в атаку с массивными пятибашенными танками Т-35 — тяжеловесами начального периода войны. Им давали целеуказание легкие и юркие БТ-5, Т-50 и Т-60, «подсвечивая» цели. С вражеской пехотой «разбирались» БТ-7М и Т-26.

Гитлеровцы стреляли из всего, что у них было. На поле боя под Калинином бушевала настоящая огненная метель. Отрывисто били батареи противотанковых пушек, выли минометы, с утробным гулом и грохотом извергали огонь и смертоносную сталь из своих жерл гаубицы. Сплошные столбы разрывов покрыли все пространство, испарив снег и превратив его в непроходимую грязевую кашу.

Позади наступающих боевых порядков советской бронетехники раздался вой и грохот, которые проникли даже под броню, заглушили рев собственного двигателя и скрежет стальных траков гусениц. Это два «Сталинских оркестра» завели свою огненную «партитуру». С рельсовых направляющих, размещенных поверх угловатой башни от КВ-1, стартовали огненные кометы «эрэсов». Реактивные снаряды накрыли позиции гаубичной батареи гитлеровцев.

Вслед за «эрэсами» басом грянули две 152-миллиметровые пушки главной башни, размещенной линейно-возвышенно, на специальной бронированной тумбе.

Носовая и кормовая башни супертанка КВ-5бис разворачиваются «елочкой», в разные стороны и бьют по флангам прямой наводкой из 107-миллиметровых орудий ЗИС-6.

А полуавтоматические «сорокапятки» 20К в башнях от БТ-5, размещенные вторым ярусом на носовой и кормовой основных башнях, рассыпают барабанную дробь. Они бьют по ближним целям: по немецкой пехоте в окопах, пулеметным огневым точкам — дистанция как раз подходящая.

Раздались новые взрывы, качнулась земля, будто прогибаясь под многотонной бронированной армадой танков.

Окраины Калинина все ближе и ближе. Вот из-за пелены дыма и пыли уже различимы бело-серые камуфлированные силуэты немецких «панцеров» и «артштурмов».

Гвардии капитан Горелов оставляет командирскую панораму и приникает к телескопическому пушечному прицелу ТМФД-41. В перекрестье виден угловатый «средний/легкий» танк Pz.Kpfw.III.

— Бронебойным заряжай! — И тут же кирзачами по спине механику-водителю: — Короткая!

Танк-истребитель Т-34-57 замирает, разворачивая башню с длинным стволом орудия. Ствол опускается пониже. Выстрел! — и 57-миллиметровый бронебойный тупоголовый снаряд «БР-271» с баллистическим наконечником пронзает стальную шкуру гитлеровского танка. Скорости почти километр в секунду хватает советскому снаряду, чтобы пробить усиленную лобовую бронеплиту (хотя какая она там «усиленная» — пятьдесят миллиметров вместо тридцати), прошить весь танк, разворотить двигатель и выломать кормовой бронелист! Угловатый «Панцер-III» словно на копье насадили! Вот это мощь!

— Бронебойный! Механик, короткая! Слева, дистанция пятьсот — групповая цель противника, — передает танкам своего взвода гвардии капитан Горелов. — Беру головного!

Грохот и вспышка выстрела заглушают его слова. Еще один бронебойный снаряд уносится в цель — прямо в крест на развернутой башне головного немецкого танка Pz.Kpfw.IV. Борт угловатой башни «Панцера-IV», специально экранированный дополнительными листами бронирования, не выдержал сокрушающего удара 57-миллиметровой бронебойной «болванки». Из-под башни повалил густой черный дым. И этого фрица песенка спета!..

Немецкие танки попытались огрызаться огнем, но на такой дистанции их короткоствольные 75-миллиметровые и длинноствольные 50-миллиметровые пушки были абсолютно бессильны. Несколько крупповских бронебойных «болванок» прогрохотали по броне и отрикошетили без особого ущерба для истребителя танков Т-34-57.

Огнем и маневром Николай Горелов уничтожал бронированных фашистских гадин. Для него черные кресты на серой броне были олицетворением всех горестей и бед, которые обрушились за эти полгода на его родную страну.

Горелов развернул башню. Ага — и здесь схлестнулись стальные хищники! В перекрестье прицела он увидел, как приземистая самоходка «Sturmgeschutze-III» с эмблемами СС на броне двумя последовательными выстрелами сожгла нашу «тридцатьчетверку». А потом набросилась на трехбашенный танк Т-28. Его экипаж даже и не увидел, откуда прилетела по ним 75-миллиметровая стальная смерть… Осталось только пламя, вырывающееся из открытых люков и распластанные на покрасневшем снегу неподвижные фигуры…

Ах ты, сука!

— Бронебойный!

Заряжающий дослал 57-миллиметровый унитар в казенник пушки и захлопнул затвор.

Выстрел! И завертелась на горячем снегу подбитая бронированная тварь! Следующий бронебойный снаряд «БР-271» пробил бронированную маску 75-миллиметровой пушки и ударил в боеукладку. Эсэсовскую самоходку разворотило до основания могучим взрывом. В живых не осталось никого из пяти членов экипажа «Sturmgeschutze-III». Еще один гитлеровский механический зверь был повержен!

Средний танк-истребитель Т-34-57 сорвался с места и снова возглавил атаку своего взвода.

— Вперед, на врага! За Москву! За нашу Советскую Родину! Бронебойным — заряжай!

* * *

К концу дня 15 декабря 1941 года кольцо советских войск под Калинином практически сомкнулось. Утром 16 декабря войска 31-й и 29-й армий возобновили наступление. Калинин был освобожден в тот же день.

В двадцатых числах декабря 1941 года для развития наступления на правом фланге битвы за Москву в стык 22-й и 29-й армий была введена в бой свежая 39-я армия генерал-лейтенанта Масленникова. К концу декабря войска Калининского фронта в полосе 39-й армии прорвали упорную оборону гитлеровцев на всей тактической глубине. В ходе боев, длившихся со 2 по 7 января 1942 года, войска фронта на правом крыле вышли на рубеж реки Волги. А в центре прорвали новую линию обороны, организованную противником по правому берегу Волги, и охватили Ржев с запада и юго-запада.

Начиналась самая драматичная операция за всю историю Великой Отечественной войны — Ржевско-Вяземская…

Примечания

1

Снежная западня (нем.).

(обратно)

2

OKW — Oberkommando der Wermacht — Генеральный штаб (нем.). ОКН — Oberkommando der Heer — Генеральный штаб Сухопутных войск (нем.).

(обратно)

3

Rottkapchen — Красная шапочка (нем).

(обратно)

4

«Gluk auff» — дословно: «Наверх»! — девиз немецких шахтеров и подводников (нем).

(обратно)

5

Данный боевой эпизод приводится по книге Барятинский М. Советские танки в бою. — М: Яуза: Эксмо, 2006.

(обратно)

6

Барятинский М. Советские танки в бою.

(обратно)

7

По данным Барятинский М. Советские танки в бою.

(обратно)

8

Там же. Статистика и орфография соблюдены.

(обратно)

9

Старое название областного центра на Украине — Донецка.

(обратно)

10

Любимую (укр.).

(обратно)

11

«Ich hat ein Kamerad» — «Был у меня товарищ», песня, под которую традиционно проходили похороны немецких солдат на передовой.

(обратно)

12

Рикошет, броня не пробита! Проклятье!

(обратно)

13

Стрелы на картах — люди на передовой (нем.).

(обратно)

14

Звание генерала Шарль де Голль получил 28 мая 1940 года.

(обратно)

15

Рыцарский крест Железного креста — это не отдельная награда, а степень ордена Железный крест. Соответственно был Железный крест 2-го класса, 1-го класса, Рыцарский крест, потом шли дубовые листья, мечи и бриллианты.

(обратно)

16

Воспоминания солдата. — М.: Воениздат, 1954.

(обратно)

17

Там же.

(обратно)

18

Буквально — «Ил-два» (нем.).

(обратно)

19

Рокада — дорога, проложенная параллельно линии фронта, используется в полевых условиях для быстрой переброски войск.

(обратно)

20

Дословно — стрелок, низшее звание в воинской иерархии сухопутных сил Вермахта (нем).

(обратно)

21

Сульфаниламид — антибактериальный препарат, используется для лечения инфекций наряду с антибиотиками.

(обратно)

22

В греческой и римской мифологии Тантал — преступный царь, осужденный богами. Стоя по горло в воде, он страдал от жажды, потому что вода уходила от его губ.

(обратно)

23

По воспоминаниям полковника в отставке Заскалько.

(обратно)

24

Понял. Я отмечу ориентиры. (укр.).

(обратно)

25

В немецкой артиллерии калибр орудий было принято обозначать не в миллиметрах, а в сантиметрах.

(обратно)

26

На Москву — любой ценой!

(обратно)

27

Был у меня один товарищ,

Лучше которого не сыщешь.

Стучали барабаны, призывая на битву,

Он маршировал рядом со мной

В том же темпе, нога в ногу.

К нам летела пуля,

Ему ли или мне?

Она его поразила,

Он лежит под моими ногами

Словно был частью меня.

Хочет дотянуться до меня рукой,

Пока я перезаряжаю ружье.

Не могу пожать тебе руку сейчас,

Ты отошел в Вечную Жизнь,

Мой славный товарищ!

(обратно)

28

Обершарфюрер СС — звание, примерно соответствующее старшему сержанту.

(обратно)

29

Речь Иосифа Сталина, переданная по радио вечером 6 ноября и 7 ноября 1941 года. Печатается с незначительными сокращениями.

(обратно)

30

Паника и замешательство.

(обратно)

31

Стрелковое оружие (нем.).

(обратно)

32

Парубок — юноша (укр.).

(обратно)

33

В отличие от тяжелого танка Т-100, на базе которого была создана эта самоходка и следы которого затерялись после финской войны, СУ-100-Y сохранилась до наших дней и находится в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке, которую защищала в годы войны. Тяжелая самоходка СУ-14-1 тоже сохранилась до сегодняшнего дня в Кубинке, а СУ-14 в 1960-е годы была разрезана на металл.

(обратно)

34

Spiegeln Sie den Feind — зеркальный враг (нем.).

(обратно)

35

Untermenchen — недочеловеки (нем).

(обратно)

36

Барятинский М. Советские танки в бою.

(обратно)

37

Твардовский. «Я убит подо Ржевом».

(обратно)

38

Твардовский, поэма «Василий Теркин». В школе учили когда-то…

(обратно)

39

В артиллерии осколочно-фугасные снаряды калибра до 76,2 миллиметра называются гранатами.

(обратно)

40

Ночная атака (нем.).

(обратно)

41

Необходимое замечание! Далее в контексте повествования речь пойдет о проектах сверхтяжелой бронетехники. До сих пор различными исследователями высказываются крайне противоречивые мнения по поводу самого факта существования таких танков. Однако автор считает, что в художественном произведении возможны некоторые отступления от общепринятых исторических фактов.

(обратно)

42

Данный танк навряд ли когда-либо существовал в металле, однако сам образ сверхмощной бронированной подвижной крепости слишком яркий, чтобы игнорировать его на страницах художественной книги.

(обратно)

43

Описание сверхтяжелого танка КВ-5бис «Бегемот» взято из книги Ю. Ф. Каторина, Н. Л. Волковского и B. O. Шпаковского «Все о танках».

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1 Das schnee Falle[1]
  • Глава 2 Ополченцы
  • Глава 3 «Активная оборона» в действии
  • Глава 4 Die Pfeile auf dem Karten die Menschen an der Spitze[13]
  • Глава 5 Стоять насмерть!
  • Глава 6 Nach Moskau — jeden Preis![26]
  • Глава 7 Парад 7 ноября
  • Глава 8 Die Panik und Verwirrung[30]
  • Глава 9 Мы — гвардейцы!
  • Глава 10 Гвардейское задание
  • Глава 11 Spiegeln Sie den Feind[34]
  • Глава 12 Гибель друга
  • Глава 13 Вперед — на запад!
  • Глава 15 «Die nachte Angriff»[40]
  • Глава 16 Враг будет разбит!


  • Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    загрузка...