Lovestory (fb2)

- Lovestory (пер. Ирина Пашанина) (и.с. pocket & travel) 920 Кб, 238с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Мартина Маккатчен

Настройки текста:



Мартина Маккатчен Lovestory

1 Именинница

Подъехало такси. Мэнди заметалась по прихожей, проверяя, все ли она взяла. Вообще-то, она всегда и везде опаздывала, но сегодня ей просто необходимо приехать вовремя, ведь сегодня — ее вечер.

Лучше попросить водителя подождать. Она схватила с антикварного журнального столика журнал «Grazia» — хоть чем-то защитить прическу от ливня.

— Здрасьте, — улыбнулась она таксисту. — Не могли бы вы подождать пять минут? Мне нужно дверь закрыть.

— Да не проблема, душечка, — отозвался тот.

Она процокала шпильками по ступенькам, старательно обходя лужи, чтобы не испортить атласные туфельки, и проскользнула в дверь.

Мэнди очень любила свою уютную квартиру в цокольном этаже старинного дома в лондонском районе Квинс-Гейт. Войдя, она первым делом оглядела себя в зеркало. Сегодня такой ответственный день, а она совсем не нервничает. Даже сама от себя не ожидала. Последний штрих — обновить блеск на губах. Она провела по передним зубам языком и улыбнулась своему отражению. Блестящие волосы цвета воронова крыла красивыми волнами ниспадали ей на плечи. Идеальная кожа. Выразительные карие глаза в обрамлении длинных густых ресниц. Нижняя губа чуть полнее верхней. Говорят, от ее улыбки будто становится светлей вокруг. Мэнди схватила ключи, ридикюль и брызнула на себя капельку духов. Можно выходить.

— Еще раз проверить, — сказала она отражению в зеркале: сегодня особенный вечер — она просто обязана выглядеть сногсшибательно, — все ли я взяла? Так, сумочка, помада, ключи — вроде все.

Она опять схватила слегка намокший журнал, выскользнула из дома и потянула на себя железное кольцо, закрывая массивную черную дверь. Мэнди попыталась раскрыть зонтик.

— Вот зараза, вечно он ломается! Ну и черт с ним! — Прикрываясь от дождя журналом, она добежала до машины и запрыгнула в салон.

— Ну что, красавица, готова? — подмигнул водитель. Мэнди явно ему понравилась.

— Готова, — широко улыбнулась она в ответ, удобно устроившись на заднем сиденье и глядя на разбушевавшуюся за окном стихию.

— Классно выглядите, — продолжил водитель. — Куда-то собрались?

— Да, на ужин в «Wolseley».

— Ого! — присвистнул водитель и опять улыбнулся. — Шикарный выбор. Есть повод?

— Ну… в общем да. Мне сегодня тридцать исполняется.

Водитель вот уже в который раз посмотрел на нее в зеркальце заднего вида. Он даже не пытался скрывать, что она ему нравится.

— А по вам и не скажешь, — с улыбкой произнес он. — Я бы вам больше двадцати не дал.

Мэнди расхохоталась. Нет, выглядит она, конечно, хорошо, но не на двадцать же.

До чего же ей нравился Лондон! Даже дождь не мог лишить город романтического ореола. Вот они проехали мимо Музея естествознания, мимо универмага «Harrods» и здания одного из ее любимых отелей — «Лейнсборо», что на углу Гайд-парка. Старинные уличные фонари мерцали в ветвях деревьев загадочным оранжевым светом, навевая воспоминания о Рождестве. Мэнди опять почувствовала на себе взгляд водителя. Машина вильнула, и они оказались на встречке.

Какой-то водитель надавил на клаксон и во все горло проорал:

— Эй, тебе что, своей полосы мало? Придурок!

Таксист лишь рассмеялся в ответ и продолжил путь как ни в чем не бывало.

— И что, хорошая компания собирается?

— Просто чудесная. Я пригласила человек десять. — Мэнди и сама удивилась, что ей удалось собрать столько друзей. Все они личности весьма незаурядные, все вечно по горло заняты, так что собрать их вместе не так-то просто.

— Держу пари, вокруг такой красотки мужики просто толпами вьются. — Водитель расплылся в широкой улыбке.

— Если и вьются, то вечно не те, — шутливо отмахнулась Мэнди.

Она принялась разглядывать прохожих сквозь забрызганное дождем стекло. Уже почти восемь вечера, а люди все бегут куда-то, все пытаются успеть доделать то, что не успели за день. Лондон — очень динамичный город. Здесь на каждом шагу можно встретить представителей самых разных народов и последователей самых разных культов. Подчас от такой пестроты может и в глазах зарябить, но Мэнди наслаждалась этим чисто нью-йоркским темпом жизни, бурлящей на фоне исторических достопримечательностей, которые сделали бы честь Парижу или Риму. Если по-настоящему захотеть, то в Лондоне можно устроиться со всем комфортом. И Мэнди этого очень хотелось. А почему, собственно, нет? Однажды в магазине канцтоваров «Paperchase», что на Кингс-роуд, она наткнулась на открытку с надписью: «Не бойся тянуться за Луной. Даже если ее не достанешь, в любом случае окажешься среди звезд».

Фраза глубоко запала Мэнди в душу и в трудную минуту придавала ей сил. А трудных минут за последние года два было хоть отбавляй. Она довольствовалась малым во всем, начиная от старой квартиры и старой работы и заканчивая мужчинами. А ведь она заслуживала лучшего, но почему-то забывала об этом, не замечая, как исчезают былой задор и блеск в глазах. Машина уже подъезжала к площади Пиккадилли, и Мэнди глянула на себя в зеркальце.

— Только не это! — подал голос таксист. — Прости, красавица, но Пиккадилли забита. — Он приблизил лицо к ветровому стеклу. — Но вроде машины потихоньку едут.

Водитель был пухлощеким увальнем лет тридцати с очаровательными ямочками на щеках. Типичный водитель лондонского такси в джемпере от «Ralph Lauren», из-под которого выглядывал воротничок рубашки поло.

— Ваш молодой человек, наверное, волноваться будет, — улыбнулся он.

— До чего же вы любопытный, — рассмеялась Мэнди.

— Я же водитель лондонского такси! Это часть моих профессиональных обязанностей, — проговорил он хриплым голосом.

Мэнди чувствовала себя абсолютно раскованно в обществе этого случайного знакомого.

— Ну, вообще-то, мужчина, который меня сейчас ждет, — совершенно чудесный человек и очень-очень красивый, но он в принципе не интересуется женщинами. Он просто хороший друг. Сейчас у меня никого нет, и я вполне счастлива, — солгала она. — Можно больше не переживать из-за вас, мужиков.

Мэнди всегда любила тусоваться с парнями и ходить на свидания. С тех пор как ей исполнилось двадцать, мужское внимание ее окрыляло. Ей нравилось встречаться с разными мужчинами. Но когда ей стукнуло двадцать девять, она вдруг поняла, что панически боится тридцатилетия. Ей хотелось столько всего успеть, а жизнь складывалась вовсе не так, как она планировала. Она окружала себя многочисленными поклонниками, потому что ни один из них не отвечал всем ее требованиям. Если с мужчиной весело, то он некрасив; если умный, то обязательно зануда; а если с ним хорошо в постели, то он обязательно глуповат. У каждого свой язык общения.

Придя к такому выводу, Мэнди поняла, что окончательно повзрослела. И хотя процесс познания этой истины принес ей немало приятных минут, результат ее совсем не радовал. Она уже дозрела до понимания того, что ее не устраивает в мужчинах. В двадцать девять ей уже казалось неправильным ложиться в постель с мужчиной, если с самого начала понятно, что он ей не подходит. Суровая, но — правда. Так что Мэнди решила взять себя в руки. Занялась своим бюджетом, стала вовремя платить налоги и откладывать деньги — и однажды поняла, что такими темпами вскоре сможет не только купить себе квартиру побольше, но и сумочку от «Gucci». Класс!

Звуки песни Нэт Кинг Коул «Let There Be Love» напомнили Мэнди об отце. Она поймала себя на том, что подпевает.

— Хотите, я сделаю погромче? — предложил водитель. — Я тоже люблю старую музыку на радио «Magic».

Он принялся беззаботно насвистывать.

— Да, пожалуйста, — ответила Мэнди, разглядывая сияющий огнями отель «Ritz», пока они огибали его и парковались.

На душе было радостно. Если бы еще папа был сейчас рядом, она точно стала бы самым счастливым человеком на свете.

Водитель вернул ее к реальности:

— Вот и приехали, красавица. Осторожней, не поскользнитесь. На улице льет как из ведра.

Мэнди расплатилась, оставив чаевые, открыла дверцу машины и попробовала раскрыть зонтик, высунув его наружу.

— Ну надо же, работает! — изумилась она.

Миловидный швейцар, ирландец по имени Каллум, открыл перед ней дверь ресторана.


Мэнди вошла в «Wolseley», отряхнула воду с зонта и в очередной раз изумилась красоте и роскоши убранства зала. Все здесь были такими красивыми, холеными и стильными. Ну прямо кадр из фильма, а не ресторан.

— Позвольте узнать ваше имя, мадам, — спросил приветливый служитель.

— Да, конечно, меня зовут Мэнди Сандерсон, и я собираю здесь довольно большую компанию.

Этих слов оказалось достаточно, чтобы от большого стола справа раздался радостный крик: «Сюрприииз!» у Мэнди захватило дух. Там стояли, хлопали в ладоши и пели поздравительную песенку все десять друзей, которых она пригласила. Мэнди застыла как вкопанная.

— Ну и чего ты там застряла? — позвал Джордж. — Хочешь, чтобы мы и дальше выставляли себя на посмешище?

Мэнди накрыло волной счастья и веселья. Не в силах больше сдерживаться, она подпрыгнула и бросилась целоваться с друзьями. Теперь уже все посетители ресторана хлопали в ладоши.

— У нее сегодня день рождения. Ей тридцать! — объявил Джордж на весь зал. Он гордился Мэнди, будто она была призом, который он выиграл на телевикторине.

— С днем рождения, солнце, — проворковала Ася, ее подруга из России. — У тебя просто божественный меховой жакетик и платье.

— С днем рождения, Мэнди, — подал голос Эндрю. Они вместе работали, и он всегда был чуточку влюблен в Мэнди и нравился ей (но только как друг, несмотря на некоторую долю снобизма). — Я тут тебе кое-что приготовил. Безделица, конечно, но ведь не каждый день тебе исполняется тридцать. — Эндрю покраснел и стал переминаться с ноги на ногу.

— Э-энди, спасибо! Вовсе не обязательно было так стараться. — Мэнди с нежностью на него посмотрела. — Ты хочешь, чтобы я сразу открыла подарок?

— Нет-нет! — поспешил удержать ее Эндрю, краснея еще больше. — Лучше открой потом. Смотри, сколько народу жаждет тебя поздравить.

Друзья один за другим подходили с поздравлениями. Дина, высокая рыжеволосая модница хиппи, преподнесла ей связку красных воздушных шариков и вложила ей в руку нечто, на ощупь напоминавшее речную гальку. Дина подмигнула, сжала руку Мэнди и громким таинственным шепотом объявила:

— Это розовый кварц. Я привезла его с праздника деревьев. Он принесет тебе любовь.

Мэнди рассматривала бледно-розовый камень на ладони и вдруг почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд — до того пристальный, что даже висок жечь начало. Она взглянула налево и тут же увидела его.

Он сидел на высоком стуле у барной стойки. Без пиджака. Рукава белоснежной рубашки закатаны. Он обернулся к ней. В одной руке бокал, другая лежит на колене. Безупречно сшитые черные брюки. Легкий загар. Пепельные волосы. Мэнди снова взглянула на кристалл и опять подняла голову, будто не веря своим глазам. Но незнакомец никуда не исчез. Он все так же не спускал с нее глаз.

Сердце у Мэнди колотилось часто-часто, лицо пылало, и праздничный гомон доносился до нее, будто издалека. В голове гудело. На миг ей показалось, что все посетители и ресторанная обслуга исчезли, а лицо незнакомца все приближается и приближается, и тут…

— Эй, Мэнди! — Джордж обхватил ее за талию, возвращая к реальности. — Я хочу сидеть рядом с тобой. Ты так роскошно выглядишь, что и я рядом с тобой буду выглядеть лучше. — Он явно дурачился.

Мэнди с трудом удалось оторвать взгляд от незнакомца и вслушаться в слова Джорджа.

Джордж поистине был наделен такими качествами, как утонченный вкус и тонкий ум. Подтянутый, с коротко остриженными волосами, проникновенным взглядом голубых глаз и пухлыми губами — женщины сходили по нему с ума, но после неудачного опыта с какой-то подругой он строго придерживался правила: «Девушки — для сплетен и походов по магазинам, а мужчины — для секса».

Он работал в журнале мод. Их сближала страсть к моде. Сколько раз они встречались по субботам в кафе «Блуберд» в Челси, обсуждая последние рекомендации журналов «Elle», «Vogue», «Bazaar» и «Grazia». И чаще всего, после чашечки эспрессо и стаканчика диетической колы, они часами бродили по магазинам. В результате у Мэнди появлялась куча пакетов с вещами и приличный счет по кредитке. Джордж понимал Мэнди с полуслова. Они были так похожи: оба любили ходить по вечеринкам, но в разумных пределах (чтобы не навредить карьере), оба были амбициозны, оба любили секс и свободу, но в глубине души тосковали по Единственному-и-Неповторимому, оба очень любили поесть, но берегли фигуру. В девяноста девяти случаях из ста они знали, как делать не надо, но все же, наперекор всему, поступали неправильно.

— Постоянно такое чувство, — как-то раз объяснил эту свою особенность Джордж, — что у меня во лбу горит красная кнопка, а пальцу на руке до смерти хочется ее нажать. Вторая рука все время пытается его удержать. Это кнопка самоликвидации. Когда ее нажмешь, то поначалу слышится такой, черт возьми, забавный зуммер, а потом грядет катастрофа.

Им нравилось рассказывать друг другу о своих слабых и сильных сторонах. Оба они жили в потрясающем, но насквозь фальшивом мире и поэтому очень ценили общество друг друга, так как им не надо было притворяться. Хотя для Джорджа не было более серьезной задачи, чем хорошо выглядеть.

— Как бы тебе ни было плохо, — прошептал он однажды, обнимая и утешая Мэнди после ее разрыва с кем-то, — накинь красивое пальто и брильянтовое колье — и тебе враз полегчает. Даже если под пальто у тебя растянутый свитер и потрепанные джинсы. Ведь их никто не увидит. — Он откинул ей волосы со лба и улыбнулся. — Так что давай будь умницей и снимай свой дурацкий спортивный костюм! В нем ты похожа на Вики Поллард! Вот лично я умирать буду, а такой не надену! — Жестко, но зато от души.

Да, они могли кривляться друг перед другом, могли с удовольствием обсуждать всякие пустяки, и за всем этим стояла настоящая искренняя дружба.


Пока все рассаживались и делали заказы, Мэнди чувствовала на себе безотрывный взгляд незнакомца.

Зажгли свечи в изысканных подсвечниках, вокруг стола суетились официанты, выполняя заказы. Подали закуски, открыли розовое шампанское. Вечер обещал быть незабываемым. Глядя на собравшихся за столом — на Дину, Асю, Джорджа, Энди и других, — Мэнди поняла, до чего же она счастлива. У нее такие разные друзья — кто-то из них богат, кто-то нет, кто-то ушлый, кто-то талантливый, кто-то красивый, но каждому, безусловно, есть что рассказать. Но сейчас все ее мысли занимал человек, которого не было за этим столом. Он сидел у барной стойки и как раз прощался с приятелем, который только что надел плащ и взял в руки кожаный портфель. «Они похожи на закадычных друзей или, возможно, просто давно работают вместе», — думала Мэнди.

— Хорош, а? — Джордж проследил за направлением ее взгляда. — И хотелось бы, чтобы он оказался геем, но с парнем в плаще он попрощался как стопроцентный гетеросексуал.

Мэнди не нашлась, что ответить.

— А он тоже глаз с тебя не сводит. Дорогая, загляни себе в тарелку, — улыбнулся Джордж, — ты бы хоть поела приличия ради, милая. Или у тебя аппетит пропал? — Джордж попробовал ризотто, изо всех сил стараясь сохранить серьезность. Иногда он был совершенно несносным, но Мэнди это нравилось.

— Я в туалет. Ты со мной? — поддела она его.

— Хмм… вообще-то туалеты — это не мой профиль.

Мэнди изогнула бровь и хихикнула.

И вот она стоит перед зеркалом в туалете, выставив на полочку всю свою косметику. Ей просто необходимо выглядеть безупречно.

— Не будь смешной, — шепотом увещевала она себя. — Вы ведь даже незнакомы, а ты бежишь краситься, будто он уже пригласил тебя на свидание.

Она побросала в сумочку из крокодиловой кожи все свои баночки и скляночки, брызнула на себя шанелевскими «Cuirde Russie» и направилась обратно. Последний взгляд на себя перед выходом в зал. И вуаля!

Она шла к своему столику, грациозно переступая каблучками, стараясь держаться непринужденно, и тут почувствовала на себе его взгляд. Незнакомец был от нее метрах в трех. И конечно же не мог ее не заметить. Она попыталась было пойти в другую сторону, но ей удалось только развернуться на месте — ноги будто прилипли к полу. Мэнди переминалась с ноги на ногу и чувствовала себя полной дурой.

«Господи, Мэнди, — ругала она себя. — Прекрати! Соберись и давай иди вперед, и не пялься на него, а смотри все время прямо. Сделай вид, что не замечаешь его, сделай вид, что спешишь, только не смотри на него».

В конце концов она, высоко подняв голову, гордо прошествовала мимо бара. И тут услышала у себя за спиной голос незнакомца:

— С днем рождения! — Он улыбался.

— Спасибо, — улыбнулась Мэнди в ответ.

Несмотря на несколько усталый вид, он был умопомрачительно хорош и до дрожи притягателен.

— Можно вас чем-нибудь угостить? — предложил он, скромно потупившись и гоняя в опустевшем бокале подтаявшие кубики льда.

Мэнди отчаянно хотелось сказать «да», но вместо этого с языка сам собой слетел холодный отказ:

— Нет, спасибо. У меня сегодня день рождения, все друзья собрались и ждут меня, так что мне нужно вернуться за столик. Но все равно спасибо.

Незнакомец взглянул на Мэнди. Какие у него красивые глаза. Немного усталые, но взгляд такой пронизывающий, понимающий, немножко с грустинкой, но, пожалуй, больше всего в нем доброты.

— А я знаю, что у вас день рождения, — весело подмигнул он. — У меня тоже сегодня небольшой праздник. Я отмечаю заключение крупной сделки, и думаю, ничего страшного, если мы с вами выпьем по бокальчику. Уверен, за пять минут с вашими друзьями ничего не случится.

Мэнди не успела и слова вымолвить, как у него в руках уже оказалась карта вин.

— Итак, чего желает именинница? Водку с шампанским?

— Вообще-то я люблю мохито.

— Мохито девушке и виски со льдом для меня, пожалуйста.

Бармен испарился, и Мэнди осталась наедине с незнакомцем.

Она уловила мускусный запах его одеколона и поймала себя на том, что на секунду дольше, чем следует, задержала взгляд на его губах.

— Итак, именинница, как складывается вечер?

— Чудесно, просто замечательно. Это все мой приятель Джордж устроил. У него безупречный вкус и… — Мэнди почувствовала неловкость. — Да, меня зовут Мэнди, Мэнди Сандерсон.

Незнакомец пожал ее руку и тоже представился:

— Джейк, Джейк Чейплин. Безумно рад знакомству.

Джейк отпустил руку Мэнди. Они друг другу улыбнулись, почти как дети, когда договариваются дружить.

Бармен принес напитки.

— Выпьем, Мэнди. С днем рождения. Желаю вам много здоровья, богатства и счастья.

— И секса, — ляпнула Мэнди.

Джейк слегка опешил:

— Ну-у-у… да, этого тоже побольше.

Мэнди рассмеялась. Она сама от себя такого не ожидала.

— Простите, это я по привычке сболтнула, — хихикнула она. — Мы с Джорджем всегда так шутим, когда поздравляем друг друга, и при этом надо обязательно смотреть в глаза, а иначе считается, что в пожелании не хватает искренности — и в ближайшие семь лет не жди хорошего секса! Джордж гей до мозга костей, поэтому мы каждый раз так говорим.

Мэнди улыбнулась и чокнулась с Джейком, глядя ему прямо в глаза.

— Итак, нас ждет семь лет потрясного секса, исполнения желаний и счастья.

Мэнди потягивала свой мохито через соломинку и краем глаза наблюдала за Джейком. Тот пожирал ее взглядом.

— Так чем же вы занимаетесь, Мэнди?

— Наша компания специализируется на организации торжественных мероприятий, — сказала она с улыбкой. — Все что угодно: от свадеб до премьерных показов и корпоративных вечеринок. Мне нравится моя работа. А еще меня недавно повысили. Больше мне не придется воплощать в жизнь чужие замыслы. Теперь я сама могу выбирать все — от обивки мебели до освещения, все что угодно.

Джейк производил впечатление человека влиятельного и властного, и, похоже, ей удалось произвести на него впечатление. Мэнди чувствовала себя польщенной. По работе ей приходилось иметь дело с разными людьми, так что «раскусить» человека она умела, но Джейк оставался загадкой.

— Ну, обо мне вы уже знаете, — продолжила она, — а чем вы сами занимаетесь? Что за сделку отмечаете?

Джейк улыбнулся, немного устало, но с гордостью:

— У меня собственное рекламное агентство. Мы урвали большой заказ у компании — производителя спорттоваров. Мы их очень давно обхаживали, и вот сегодня подписали контракт. Мы растем, расширяемся, выходим на новые рынки и не замечаем, как жизнь проходит мимо. — Он посмотрел на дно опустевшего бокала.

— Поэтому так важно любить свою работу, — вздохнула Мэнди. — Я с коллегами провожу больше времени, чем с родными.

Мэнди бросила взгляд на семейную пару за одним из столиков — и подумала о матери и сестре, которые жили на юге в графстве Суррей, она чувствовала себя виноватой оттого, что так редко навещает их, особенно после смерти папы. Прошло уже два года с ее последнего приезда, когда она поняла, что рядом с ними еще больше горюет по отцу. Отчасти поэтому она так много времени уделяла работе, чтобы как можно реже приезжать к родным и избежать лишних напоминаний о том, что папы больше нет. Ей захотелось сменить тему, и Джейк это почувствовал. Она широко ему улыбнулась:

— Послушайте, так вам, наверное, нужно иногда организовывать презентации или какие-нибудь костюмированные мероприятия? Давайте я оставлю вам визитку. — Она поставила бокал на стойку, порылась в сумочке, нашла визитку и вручила ее Джейку. — Если вам вдруг что-то понадобится, звоните.

Джейк взял визитку и, казалось, целую вечность разглядывал ее.

— Мое начальство, — продолжила Мэнди, — будет просто счастливо оттого, что мне удалось заполучить такого крупного клиента. — Она широко улыбнулась. — Уверена, вам понравится, как мы работаем. Вы точно не пожалеете.

Мэнди вспомнила о друзьях, которые ждали ее за столиком. Они все сейчас смотрели на нее с немым вопросом, чего это она застряла. Все, впрочем, сидели тихо, и только Дина махала ей рукой, призывая вернуться.

Джейк продолжал разглядывать ее карточку, и Мэнди показалось, что что-то не так. В голову полезли всякие мысли о том, как они опять встретятся, где это будет, как ей себя вести и что надеть. Ее очень притягивало его лицо. Он не был красавцем в классическом смысле слова, но что-то в нем было такое, что не оставляло ее равнодушной.

Наконец Джейк поднял глаза.

— Спасибо за визитку, Мэнди, — сказал он тихо.

— Не стоит благодарности, — ответила она, защелкивая сумочку и прижимая ее локтем.

— Но я не могу ее взять.

Мэнди не поверила своим ушам. Она закусила губу и взглянула ему прямо в глаза. Что за игру он затеял? Сначала глаз с нее не сводил весь вечер, улыбался, угостил ее коктейлем, а потом, когда она предложила ему визитку, он ее не берет. Обычно Мэнди сразу понимала, что с ней играют, но Джейк не производил впечатления человека, который любит играть женщинами.

— Мэнди, если я возьму вашу визитку, то уже не смогу думать о бизнесе, — твердо сказал он, продолжая глядеть ей прямо в глаза.

Мэнди показалось, что затянувшаяся пауза никогда не кончится. Она смутилась, но постаралась сохранить спокойствие.

— А что в этом плохого? — Она выдавила из себя улыбку.

— Плохо то, — ответил Джейк, продолжая вертеть в руках визитку, — что мой звонок не будет деловым… — Он не сводил глаз с ее прекрасного лица. — Я бы позвонил потому, что считаю, что вы… просто очаровательны.

Мэнди взглянула на него со смесью облегчения и ожидания:

— И?.. Я что-то не понимаю.

— Я не могу позволить себе поддаться вашему очарованию… — Джейк явно подбирал слова с большой осторожностью, — потому что я женат, а еще у меня двое детей, двое чудесных мальчиков.

Мэнди была с ним знакома считаные минуты, почувствовала себя обманутой. Смешно. Он проявил любезность, угостил ее коктейлем в честь дня рождения и ничего не был ей должен. На самом деле он повел себя хорошо. Он повел себя порядочно. А ведь он мог и не рассказывать, что женат, бы промолчать, мог бы рассказать ей то, что она хочет услышать, и попытаться затащить ее прямиком постель. С другой стороны, она тоже могла что-то не так понять. Но почему тогда он кажется таким грустным? Почему весь вечер смотрел на нее? Мэнди вспомнились мамины слова: «Если сомневаешься, храни гордое молчание». Мэнди не всегда следовала этому правилу, но в этот раз мама могла бы ей гордиться.

— Но при этом я глаз не мог от вас оторвать. — Джейк глядел в пол. — Я изо всех сил старался не смотреть на вас, но взгляд сам находил вас, и я ничего не мог с этим поделать. — Он с искренней улыбкой посмотрел на Мэнди. — Я не ловелас, Мэнди. Я никогда не заговариваю с девушками в барах, неважно, день рождения у них или нет.

Мэнди почему-то насмешила его искренность. Может, такое открытое выражение чувств заставило ее нервничать. Видимо, в воздухе проскочила какая-то искра, потому что они оба расхохотались, как дети, которым запрещали смеяться. Смеющимся Джейк еще больше понравился Мэнди. Так он казался более живым и непосредственным.

— Над чем вы так хохочете? — спросил он между двумя приступами смеха.

— Понятия не имею, но как будто лед растаял, — сквозь смех сказала Мэнди.

Потом взглянула на друзей. Джордж отчаянно жестикулировал и проговаривал без звука слово «торт» будто вел детскую передачу на телевидении.

— Извините, — вздохнула Мэнди. — Мне пора. А то сейчас принесут торт, который, якобы, должен стать для меня сюрпризом, так что я возвращаюсь за стол.

Джейк кивнул с таким видом, будто вовсе не хотел ее отпускать. Он опять улыбнулся. В глазах промелькнула искорка.

— Вы очаровательная и абсолютно необыкновенная девушка. Счастливец тот, кому вы станете спутницей жизни. Если бы жизнь сложилась по-другому…

— Но не сложилась, да? — перебила его Мэнди. Она накрыла его руку своей, чувствуя внезапный прилив смелости. — Говорят, люди помнят друг друга по прошлым жизням, поэтому они влюбляются и женятся. Это родственные души, если хотите. Может, мы сегодня устраиваем себе счастье в будущей жизни?

Джейк посмотрел на нее. Его взгляд был красноречивей тысячи слов. Мэнди слегка опешила и почувствовала, что на глаза наворачиваются слезы.

— Доброй ночи, Мэнди… — только и смог выговорить он. — Так… так приятно было с вами познакомиться. — Он крепко сжал ее руку.

Перед тем как уйти, Мэнди забрала у него свою визитку, но он тут же вырвал карточку у нее из пальцев.

— Я все-таки хотел бы оставить ее у себя, — сказал он.

Мэнди взглянула на него, не зная, что сказать, и отправилась обратно к друзьям, которые тут же начали петь ей поздравительную песенку. Перед ней на стол водрузили огромный торт со свечами. Мэнди взглянула на Джейка, который присоединился к поздравлениям.

Он улыбался так, будто они знакомы целую вечность, и он горд тем, что пришел сегодня сюда.

— Мэнди, кто этот роскошный красавец у бара? — озвучила Ася общий вопрос.

— Т-с-с-с! Замолчите все, — сказал Джордж. — Мэнди сейчас будет задувать свечи и загадывать желание.

Мэнди так и поступила. Она зажмурилась и загадала самое сокровенное желание. Свечи, ко всеобщему ликованию, удалось задуть с первого раза.

— Желание точно сбудется, — сказала Дина, чмокнув ее в щечку.

Мэнди подняла глаза — и вместо Джейка увидела пустой стул. Он… он ушел.

2 Это семейное дело

Пробки были — просто застрелиться. Мэнди сидела за рулем своего любимого «Nissan Figaro». Она ласково называла автомобильчик «Фигги». Он был красивый, цвета «дымчатый топаз», и нрав у него был крутой, можно сказать, человеческий. Если Мэнди вела себя хорошо и мыла его раз в неделю, о лучшем автомобиле нельзя было и мечтать. Но стоило ей пропустить хоть раз, и Фигги отказывался ей подчиняться, не всегда удавалось даже двигатель завести. А еще Фигги выбирал, какую музыку Мэнди слушать: если мелодия его почему-то не устраивала, он просто выплевывал диск из магнитолы, и переубедить его было никак невозможно. Сегодня у Фигги было настроение послушать альбом Принца, и Мэнди подпевала песне «Малиновый берет». Она представляла себя голой, в малиновом берете и в малиновых же туфлях на шпильках. И тут сзади подошел мужчина. Сначала он обхватил ладонями ее грудь, а потом развернул ее к себе и крепко поцеловал в губы. «Черт!» — выругалась Мэнди. Это был давешний роскошный женатик. «Тебе что, думать больше не о чем, корова похотливая?» — пробормотала она, неприятно пораженная тем, что вообразила себе настолько откровенную сцену. Она прибавила громкость и сосредоточилась на мелодии. Все что угодно, только бы это не покорилось. Наконец она доехала до отеля «Беркли», кинула несколько монеток в парковочный автомат и побежала внутрь, где ее уже ждали Ася и Дина. Обе ее подруги уже успели пропустить по стаканчику, хотя времени еще только час дня.

— У нас что, заседание клуба анонимных алкоголиков? — хихикнула Мэнди.

— Со-олнце, давай иди к нам, будем веселиться. И прекрати смотреть букой, — приказным тоном распорядилась Ася.

Она всегда отличалась безапелляционностью и умением сразу брать быка за рога. Русский характер помог ей не растеряться, когда она повстречала пожилого бизнесмена. Он ее полюбил и женился на ней. И так удачно совпало, что состояние у него оказалось в добрую сотню миллионов. Сегодня Ася, как всегда, сверкала бриллиантами. Светлые волосы она собрала в классический конский хвост, отчего непрокрашенные темные корни особенно бросались в глаза.

— Не смотри так, я, видишь ли, не какая-то там нищенка, я слежу за собой, солнце. Просто это мода такая, — сказала она в ответ на неодобрительный взгляд, которым Мэнди ее окинула. — Ну, давай садись скорее, — повторила она свой приказ. — Бокал шампанского моей подруге, — прищелкнула она пальцами в сторону слегка ошеломленного бармена. — Ну, рассказывай, как ты? Не хочешь опохмелиться после вчерашнего?

— Да нет, все в порядке. Я же не мешала напитки, а весь вечер пила только мохито.

— А вот мне тошнехонько. — Ася закатила глаза и заправила за ухо непослушный локон. — Просто ужас как плохо. Мариусу не понравилось, когда я ввалилась домой в три ночи и все вокруг разбросала. Знаешь, солнце, я была ну чистый экзорцизм!

— Экзорцист, — со смехом поправила ее Мэнди.

— Неважно, короче, жуть, что было, солнце, просто жуть. Ну, ладно, хватит обо мне, солнце, об этом мы и потом поговорим. Ты лучше расскажи, как там тот вчерашний мачо.

— Какой еще мачо?

— Нет, вы только посмотрите, она меня спрашивает, какой мачо. Да ладно тебе, Мэнди, не вешай мне вермишель на уши.

— Лапшу.

— Неважно! Он ведь тако-о-ой темпераментный, да?

— Такой темпераментный и тако-о-ой женатый, — отрезала Мэнди.

— Женатый? — всплеснула Дина руками над своим коктейлем.

— Слава яйцам! Она жива! — проворчала Ася, глядя на Дину. — А то я уже думала, что она потонула в своем чертовом коктейле. Дина, ведь ты и рта не раскрыла с прихода Мэнди. — Ася хлопнула себя по ляжке и громко рассмеялась собственной шутке.

Мэнди смотрела на подруг. У обеих ветер в голове гуляет.

— Вы что, давно уже здесь сидите? — хмыкнула она.

— Последнее время моя жизнь превратилась в сплошную вечеринку, — улыбнулась Ася. — Мариус все время где-то пропадает, и к тому же у него уже вообще не стоит, вот мне и скучно. Понимаете? А когда у него стоит, мне приходится прикидываться, что он меня очень возбуждает. И вообще, — добавила она после некоторого раздумья, — у него маленький, так что я ищу приключений. Понимаете?

Дина давилась от смеха.

— Злая ты, Ася, — сказала она, с шумом втягивая остатки коктейля через соломинку. — Ведь Мариус тебя любит, к тому же ты прекрасно знала, сколько ему лет когда выходила за него замуж. Может, если бы ты хоть чуточку попыталась наладить с ним эмоциональный и интеллектуальный контакт, все остальное сложилось бы само собой, — добавила она с милой улыбкой.

— Да прекрати ты проповедовать мне свою дерьмовую мораль, — отмахнулась от нее Ася, сдерживая зевок.

Дина пожала плечами, положила руку Асе на колено и с ангельским выражением на лице проворковала:

— Однажды ты поверишь.

Она сверлила Асю гипнотизирующим взглядом, которому явно научилась у какого-нибудь гуру, и теперь тренировалась на всех подряд.

Ася переключилась на Мэнди:

— Ну ладно, а что там с женатиком? Вы договорились о встрече?

В глазах у нее появился задорный огонек, а на губах играла улыбка, которая могла бы сделать честь чеширскому коту.

— Нет, конечно, — возмутилась Мэнди. — Я не хочу становиться разлучницей. Терпеть не могу стерв, которые просто приходят и берут то, что хотят, не задумываясь о последствиях.

— Но с Асей ты ведь дружишь, — поддела ее Дина с ангельской улыбкой.

Ася пропустила колкость мимо ушей.

— Я уже не говорю о том, как при этом страдают дети, — продолжила свою мысль Мэнди. — Я видела по своим одноклассникам в школе. Они и вправду очень переживали. И вообще, я считаю, что это непорядочно и для таких женщин настанет час расплаты. А еще, — добавила она после небольшого раздумья, — им никогда нет покоя, ведь соперница, у которой они увели мужчину, никогда не упустит шанса вернуть его себе и превратить жизнь разлучницы в ад.

— А я об этом как-то не задумывалась, — ухмыльнулась Ася.

Мэнди в смущении теребила пояс своего плаща от «Burberry». И откуда все это, черт побери, взялось?

— Я просто считаю такое поведение непорядочным, — твердо заявила она.

Повисла напряженная пауза. Мэнди принесли шампанское. Она пригубила напиток.

— Ну, ладно, с днем рождения меня! Еще раз! — рассмеялась она, поднимая бокал. — Признаться, люблю растягивать празднование дня рождения на неделю. Ну, по крайней мере, в этом году у меня такие планы.

— А я вот думаю, что быть любовницей — это круто, — вернулась к закрытой теме Ася.

Мэнди покоробило. Ну почему бы Асе просто не помолчать?

— Ничего непорядочного в этом нет, солнце. Это просто мечта современной женщины.

Дина с неодобрением взглянула на подругу:

— С чего это ты взяла?

— Но ведь так оно и есть, — промурлыкала Ася, отправляя в рот листик салата. — У меня столько приятельниц, которые крутили романы с женатиками.

— А я считаю таких женщин жертвами, — грустно вздохнула Дина. — Зачем обрекать себя на душевную боль, если знаешь, что никогда не будешь для него единственной и неповторимой? Так ведь можно и совсем перестать себя уважать.

— Ну ты-то вон сколько лет с Марком прожила, — фыркнула Ася, — и ведь ни с кем после него не встречалась. Так что чья бы корова мычала.

— Тут совсем другое дело, Ася. — Дина возмутилась до глубины души. — Марк на тот момент разводился и уже давно не жил в семье. Брак у него сложился неудачно.

— Ну и как? — изогнула бровь Ася.

Дина молча на нее посмотрела.

— Что как? Развод? Нет, он не развелся, а взял и вернулся к жене. Но с моей стороны здесь не было никакой лжи и обмана. Марк жил со мной, а по выходным, пожалуйста, навещал детей, сколько душе угодно.

— А может, все дело в тебе? — ответила Ася. — Нельзя же так навешивать на все ярлыки. Знаешь ли, все люди разные, мы всегда стараемся жить так, как нам комфортнее, и нам приятно думать, будто мы знаем, чего хочется нашему партнеру, что все так просто и ясно, но на самом-то деле мы никогда-никогда по-настоящему этого не знаем, так ведь? Когда Мариус меня трахает, воображая, что он тут царь и бог, я думаю о Роджере Федерере. Это что, обман? Где тут граница? Да если бы я о Федерере не думала, то мы с Мариусом даже в щечку на ночь не целовались бы.

Мэнди жадно впитывала информацию.

— Ну, согласись, Ася, это далеко от идеала.

— Некоторым любовницам это, возможно, и не подходит. — Ася подняла глаза и передернула плечами. — Чувствительным натурам, которым подавай старомодную любовь, но у меня есть несколько подруг, которые и впрямь по-другому не могут.

— Да-а? И кто же это? — сухо поинтересовалась Дина.

— Женщины, которым карьера заменила детей, если хочешь. Они и без того достаточно загружены, им просто жаль тратить время на требовательных и деспотичных мужиков. Это слишком незаурядные личности, чтобы мириться с мужиками, которые хотят заполнить собой всю их жизнь. Такие женщины сами добиваются успеха, покупают себе большие дома и роскошные машины. Романы они крутят чаще всего с друзьями и воплощают самые разные желания.

— А по мне, так это удел недалеких и одиноких, — пробормотала Дина себе под нос.

— Нет, — покачала головой Ася. — Нет, они сильные, они просто по-другому устроены. Они не парятся, если им приходится встречать Рождество без любимого. Они празднуют в кругу семьи, а потом рядятся в маскарадные костюмы и устраивают себе отвязные выходные. Таким женщинам нужны не дети, а путешествия и впечатления. И что, спрашивается, в этом плохого? Они этого хотят, и они это заслужили.

Тут официант принес им три сандвича с разными соусами. Ася надкусила свой и оглядела подруг.

— Нет, я не говорю, что только так и надо жить, — продолжила она с полным ртом. — Но в этом нет и ничего зазорного. А иногда появление у мужа любовницы ведет к переменам. Обманутая жена всегда чувствует, что что-то не так. При хорошем раскладе муж будет искупать вину дорогими подарками, а она сама начнет чаще трахаться на стороне. А может, она влюбится и выйдет замуж еще раз, но дети останутся при ней. И какая-то ниточка всегда будет связывать ее с их отцом. Иногда случается, что во втором браке мужик ведет себя умнее. Он выбирает женщину, которая больше подходит для человека, которым он хочет стать, а любовница наконец получает мужчину, о котором так давно мечтала. Наконец-то он безраздельно будет принадлежать ей — ну, насколько это возможно с учетом бывшей жены и детей.

Переведя дух и откусив еще кусочек сандвича, Ася продолжила:

— Но иногда ей случается обмануться. Он может продолжать бегать к жене и спать с ней тоже.

— И откуда только тебе все это известно? — не сдержала удивления Мэнди.

— Ой, — передернула плечами Ася, — ну, ты же знаешь, что я несколько лет прожила в Париже. Там такое увидишь сплошь и рядом.


Мэнди распрощалась с подругами даже раньше, чем планировала. На душе у нее было беспокойно. На сегодня она взяла отгул, но оставаться одной ей не хотелось, поэтому она заскочила на работу, где провела кое-какие телефонные переговоры и ответила на электронные письма. Потом она поехала домой. Припарковавшись у себя на Квинс-Гейт и выключив мотор, Мэнди неожиданно для себя довольно долго неподвижно просидела в машине. Ей было не по себе от того, что никак не получалось выкинуть Джейка из головы. Она гнала эти мысли, убеждая себя, что он-то наверняка уже и думать о ней забыл. Мэнди собралась выходить из машины, взяла сумочку и уже потянулась за лежавшим на пассажирском сиденье мобильником, как телефон запищал — пришло текстовое сообщение.

Бип-бип-бип-бип!

Мэнди взглянула на экран: «Одно новое сообщение». Такого номера она не знала.


«Все время думаю о тебе. Давай встретимся?»


Мэнди сразу догадалась, от кого это послание (сомнений тут быть не могло), но не верила своим глазам. Она закрыла машину, повесила сумочку на плечо и, поднимаясь по ступенькам к двери дома, еще раз взглянула на экран:


«Все время думаю о тебе. Давай встретимся?»


Очень не хотелось признавать это, но он словно прочел ее мысли. Ей стало одновременно и боязно, и весело. Однако на этом сюрпризы не закончились. В дверях Мэнди столкнулась со своей соседкой сверху Дивой Уотсон. Эта невероятная дама, казалось, не замечала своего возраста (а ей было уже далеко за семьдесят) и держалась с непередаваемым величием. Мэнди ее обожала. Сегодня Дива облачилась в элегантные черные брючки и украшенную блестками накидку. На губах у нее была помада изумительного кораллового оттенка.

— Мэнди, деточка, — кивнула ей почтенная леди, — ты простишь меня за то, что я воспользовалась твоим запасным ключом? Тебе доставили целую машину цветов, и я испугалась, что если их тут оставить, то все растащат. Так что я взяла на себя смелость впустить курьера к тебе. Не волнуйся, я внимательно за ним приглядывала, так что он ничего не украл.

— Цветы? — опешила Мэнди. — У меня дома?

— Да, деточка, — с улыбкой ответила Дива. — Прости, но мне пора, а то ко мне сегодня девочки на чай обещали заглянуть.

Мэнди улыбнулась. Она знала, что «девочкам» по меньшей мере за семьдесят.

— Удачи, — проворковала соседка, исчезая за дверью.


Мэнди осторожно открыла дверь и вошла в квартиру. В гостиной ее ждала невероятная композиция из цветов и воздушных шариков. Воздух наполнял аромат нежно-розовых и алых роз. Мэнди в изумлении приложила ладонь ко рту. Сумочка скользнула на пол. Ей в жизни не доводилось получать таких подарков. От радости она засмеялась и принялась кружиться по комнате, все еще не веря своим глазам. К одному из огромных букетов был прикреплен простой и изящный бежевый конверт с лаконичной надписью от руки:


«Для Мэнди».


Она вскрыла конверт и прочитала записку:


«Запоздалые поздравления с днем рождения. Думаю о тебе. Дж.».


Мэнди со вздохом прижала открытку к груди. Какой-то миг — и она счастлива. Неужели так бывает?


На протяжении следующих двух недель Мэнди старалась тщательно контролировать свои чувства, не допуская лишних эмоций. Цветы еще стояли и пахли восхитительно. Она расставила их по разным комнатам и обожала на них смотреть. Хотя, если совсем честно, ей просто приятно было вспоминать о том, кто их прислал. Но при этом в глубине души она считала, что поступила правильно и ее поведение целиком и полностью оправданно. Она совсем не общалась с Джейком, только написала коротенькое сообщение:


«Спасибо за чудесные цветы».


После некоторых раздумий она добавила смайлик «поцелуй» — такой смайлик она отправила бы любому, кто проявил бы такую щедрость. По правде говоря, он перевернул ее представления о щедрости. Но больше она никак его не поощряла, так что совесть ее была спокойна.

Сейчас она влезла в свой лыжный пуховик «Moncler», и ей сразу стало тепло и уютно. Черный мех на капюшоне делал ее похожей на какую-то экзотичную эскимоску. Джордж был бы в восторге! Она подхватила сумку от «Yves Saint Laurent» и, как всегда, стала проверять все по списку.


Ключи — есть.

Мобильный — есть.

Деньги — есть.

Помада — есть.


Мэнди вышла на улицу и села за руль верного Фигги.

На трассе АЗ, как всегда по субботам, было довольно много машин. Утро выдалось морозным. На небе ярко светило солнце, и Мэнди вовсю наслаждалась поездкой. Она ехала в Эшер к маме и сестре. Они давно не виделись, и Мэнди очень соскучилась по ним и по двум племянницам. Робин, старшей из них и до ужаса избалованной, было восемь. Волосы у нее были светло-русые, на лице веснушки, а на щеках — ямочки. Мэнди прекрасно понимала, что она — та еще егоза, но вместе с тем это был очаровательный, ласковый ребенок, которому так не хватало сочувствия и внимания. У четырехлетней малышки Милли были огромные карие глаза и коротко остриженные волосы. Более чудесного и безмятежного ребенка трудно себе представить. Мэнди, во всяком случае, таких больше не встречала.

Паркуя машину возле большого, в викторианском стиле, дома сестры, она обратила внимание на новенький «Land Rover», стоящий на подъездной аллее. Да, после смерти папы разница между ней и Оливией становится все заметнее. Оливия больше, чем когда бы то ни было, старалась ни в чем не уступать соседям и даже, по возможности, превзойти их. Ей важно было создать у себя обстановку, как на иллюстрациях в журнале «Elle Decor». Интерьер в доме был выдержан в традициях минимализма, и у каждой вещи было свое строго определенное место. По будням к ней приходили слуги (убирать и готовить), и конечно же Валери, их мама, тоже все время была рядом. Мать с сестрой всегда были очень близки, а после смерти папы это стало еще заметнее. Мама старалась как можно больше времени уделять внучкам. Она слегка располнела, совсем чуть-чуть, но все же заметно.

Через открытое окно машины Мэнди услышала смех племянниц, а потом увидела, как Робин показывает на кусты, а затем подносит палец к губам, подавая Мэнди знак молчать. Мэнди сразу догадалась: Милли хотела поиграть в прятки. Мэнди вышла из машины и включилась в игру:

— Привет, красотка, я по тебе так соскучилась!

Робин подбежала к ней и крепко обняла:

— Привет! Ты уже слышала новую песню «Герлз Элауд»? Просто суперская! — Она с восхищением глядела на Мэнди огромными зелеными глазами. — Мама говорит, что ты их живьем видела!

— Да, солнышко, видела. Мы как-то раз устраивали для них вечеринку. Они все очень милые и очень красивые, ну, ты понимаешь.

— Мне больше всех нравится Кимберли, — призналась Робин, пока они шли к дому.

— Нет, лучше всех Черил, а не Кимберли! — раздался тоненький голосок из-за кустов. Мэнди изо всех сил старалась не рассмеяться. Милли совсем не умела прятаться, хотя конечно же считала, что она спряталась лучше некуда и ее никто не найдет.

— Где-то я уже слышала этот голосок, — задумчиво сказала Мэнди. — Неужели это моя маленькая проказница?

Милли с грозным рыком выскочила из-за кустов.

— Ух, как ты меня напугала! — ужаснулась Мэнди.

Она погладила племянниц по головам. До чего же она их любила. И они тоже обожали ее со всей детской открытостью и непосредственностью.

— Мама с бабушкой варят обед. — С этими словами Робин со всех ног бросилась к дому.

Едва переступив порог, Мэнди почувствовала неладное. В воздухе витала какая-то напряженность, хотя с виду все было как обычно. Мама в коричневом свитере с высоким воротом и в джинсах (так она всегда ходила зимой) стояла у плиты, а Оливия носилась по комнате, собирая детские игрушки. Волосы с высветленными прядками она собрала в конский хвост. Одета она была в кашемировый свитер с V-образным вырезом и бледно-голубые джинсы в обтяжку. По дому она ходила босиком, чтобы видно было загорелые ноги. Фигура у нее была потрясающая, особенно если учесть двоих детей. Стройная, подтянутая и при этом не костлявая, а очень ладная. Хотя она делала вид, что обязана такой фигурой исключительно тому, что заботы о доме не позволяют ей и минутки посидеть на месте, на самом деле она трижды в неделю занималась под руководством личного тренера и ела все что хотела, исключая продукты из «черного» списка:


мучное;

крахмал;

сахар;

молочные продукты.


В этом вся Оливия — она просто не могла признаться, что может быть хоть в чем-то несовершенной. Она устраивала потрясающие званые обеды, но приглашала только тех друзей, кто чем-нибудь прославился, кто не будет вспоминать ее прошлое и не заставит ее краснеть. А вогнать ее в краску было довольно легко. Ей легко давалось все, что связано с дизайном интерьеров и флористикой, все, что требовало творческого подхода. При этом она ни за что на свете не признается, что ей приходится над чем-то тяжело работать, хотя частенько загоняла себя этим в невероятно жесткие рамки. Видимость того, что свою идеальную жизнь она создает легко и без усилий, стала частью ее имиджа.

Мэнди часто недоумевала: что же движет сестрой? Может, ей скучно? Может, заботы о доме и детях не дают ей самореализоваться? Может, она жалела, что ей никогда не хватало смелости воплотить свои мечты? У Оливии всегда было дел по горло. О встрече с ней было договариваться за несколько недель вперед, надо общение с сестрой ей просто не хватало времени. После смерти папы они определенно отдалились друг от друга, и Мэнди очень не хватало общества сестры. Хотя со временем она поняла, что перед Оливией лучше не показывать свою хрупкость и ранимость. В этом она тоже была похожа на мать.

Несмотря на витавшую в воздухе напряженность, Оливия говорила ровным голосом и была подчеркнуто, даже чересчур, вежлива. Иногда Мэнди казалось, что они с ней и не сестры вовсе и что Оливия — мама какого-нибудь одноклассника ее девочек.

— Привет, сестренка, как ты? Мама готовит спагетти и салат, как ты на это смотришь?

Мэнди подошла к сестре и чмокнула ее в щеку, а потом — маму.

— Звучит заманчиво, спасибо. Кстати, я вам тут бутылочку вина привезла. Может, и не лучшее в мире, но мне показалось, что на вечер будет в самый раз.

— Здорово! — сказала Оливия, пряча бутылку подальше в холодильник. — Робби кто-то из клиентов в благодарность за работу подарил совершенно роскошное вино, я его как раз хотела открыть сегодня. — Оливия закрыла холодильник и улыбнулась. — Но ты не переживай, твое вино мы тоже обязательно попробуем. Спасибо, солнышко.

Мэнди прекрасно понимала, что до ее вина дело не дойдет, так что его можно было и вовсе не покупать, но продолжила:

— А еще я тут детям кое-что привезла. Это всего лишь «GAP», но белые льняные пижамки просто чудо. — Мэнди передала сестре пакет.

— Ну что ты, не стоило утруждать себя, — сказала Оливия. — Мама нам на Новый год подарила пижамы от «Ralph Lauren». Но вторые пижамки нам тоже очень пригодятся. Спасибо, солнышко.

С этими словами Оливия аккуратно свернула детские пижамки и понесла их наверх.

Мэнди закатила глаза и, чтобы не стоять столбом посреди комнаты, села на большой, обитый бархатом диван.

— Она не хотела тебя обидеть, — подала голос Валери, не прекращая резать помидоры в салат.

— Да ладно тебе, мам. Даже если бы она и хотела, ты бы все равно промолчала, так что давай не будем об этом, а? — резко ответила Мэнди. Поведение сестры ее покоробило.

— Что ты имеешь в виду? — Валери даже подняла глаза от помидоров.

— Ты прекрасно знаешь, о чем я, мама. Но, знаешь, я приехала сюда отдохнуть и навестить детей, так что давай закроем эту тему.

Тут к ним на кухню вприпрыжку спустился Робби.

— Привет, солнце, как ты? — Он чмокнул Мэнди в щечку в знак приветствия. — Оливия мне только что показала вещички, которые ты привезла детям. Спасибо, детка, очень мило с твоей стороны.

— Не стоит благодарности. — Мэнди улыбнулась. Ей было приятно, что хоть кто-то оценил ее старания.

Робби был явно рад ее видеть, но выглядел усталым. Что-то у них пошло наперекосяк. Робби был довольно симпатичным — высокий и подтянутый, — хоть красавцем его назвать было трудно. Мэнди он напоминал Пола Веллера. Он никогда не носил костюмов и, казалось, особо не напрягался. По профессии Робби был архитектором, причем уже довольно известным, и слава о нем росла. Они с Оливией познакомились, когда его фирме понадобился секретарь со знанием бухгалтерского дела. С цифрами она не дружила, но влюбилась в Робби до безумия, поэтому наврала, что разбирается в бухгалтерии. Наплела с три короба про свои предыдущие места работы, и он заглотил наживку. Потом он, правда, говорил, что, мол, сразу понял, что она врет, но она ему тоже очень понравилась.

У Робби на тот момент была девушка, они с ней встречались пару месяцев, но Оливия понравилась ему с первого взгляда. Тогда она вовсе не была такой приверженкой-маньячкой чистоты и порядка: она была веселой, оживленной, а подчас даже легкомысленной. В то время у нее, конечно, уже проявлялась некоторая жесткость (тут она пошла в маму), но это смягчалось непосредственностью молодости. Оливия была яркой и привлекательной и пользовалась большим успехом у мужчин. В то время она встречалась с Патриком — с ним ей невероятно хорошо было в постели. Но Патрик часто бывал с ней груб, и, забеременев от него, Оливия поняла, что Робби ей нравится гораздо больше, чем она сама предполагала. Робби был с ней очень деликатен, и вскоре они сблизились. Для Оливии было очень важно, что он не обращал внимания на ее руки в синяках и замазанные корректором синяки вокруг глаз. Он даже отвез ее в больницу, когда Патрик в очередной раз избил ее и у нее случился выкидыш. Жизнь у Оливии складывалась непросто, но рядом с Робби ей всегда становилось спокойно и уютно. Робби продолжал встречаться со своей подружкой, и Оливии, как секретарю, приходилось заказывать им столики в ресторанах и билеты для поездок на выходные. Но однажды у нее в голове будто что-то перемкнуло. Она больше не могла себе лгать: Робби был с ней добр и чуток, и она поняла, что влюбилась в него.

Ей неведомы были спокойные отношения. Все ее романы протекали бурно и с надрывом. Она опасалась развития таких, новых для нее, прекрасных отношений, боялась, что однажды ей станет с Робби скучно, и она своими руками разрушит все, что сложилось между ними. А Мэнди была уверена, что сестра повстречала Того-Самого-Единственного, и убеждала ее, что она этого заслуживает и будет очень глупо профукать такой шанс.

И вот в один прекрасный день Оливия собрала свои вещи и сказала Робби, что больше не может работать у него секретарем, что ей слишком тяжело заказывать для него и его девушки столики в ресторанах… и все такое. На самом деле, Оливии было очень непросто решиться на такие слова, и Робби прекрасно об этом знал. Он ее обнял и поцеловал в губы, а потом еще. Он понимал, что ей понадобится какое-то время, чтобы привыкнуть к мысли о новых отношениях.

Теперь, войдя в их оснащенную по последнему слову техники кухню, он потянулся и сказал:

— Ну ладно, мы с парнями договорились встретиться в баре посмотреть футбол. Я пошел.

Он немного постоял.

— Пока, — попрощался он с Валери, но та пропустила его слова мимо ушей, сосредоточенно глядя на разделочную доску и с почти профессиональной сноровкой нарезая огурец.

— Пока, Мэнди! Хорошо тебе посидеть с девочками.

Мэнди обняла его на прощание и, закрыв за ним дверь, обернулась к матери:

— В чем, черт возьми, дело? Что здесь такое происходит?

Валери наконец прекратила маниакально нарезать овощи, посмотрела дочери прямо в глаза и сказала бесцветным, невыразительным голосом:

— По-моему, у него любовница.

Мэнди так и замерла. Валери вытерла руки кухонным полотенцем и продолжила шепотом:

— Я слышала, как он говорил по телефону — какая-то женщина оставила ему сообщение, а мне отсюда все было слышно. Кто бы она ни была, но вокруг было шумно, так что ей поневоле пришлось говорить громко.

— Но это мог быть кто угодно. — Мэнди покачала головой, не веря своим ушам. — Кто-нибудь с работы, например.

— Эта была точно не с работы, — презрительно фыркнула Валери.

— А Оливия в курсе? — только и смогла спросить Мэнди.

— Да кто ее знает! — Валери печально поглядела на дверь спальни дочери. — Она видит то, что хочет видеть.

— А что сделал Робби, когда узнал, что ты слышала сообщение? — Мысли у Мэнди путались. — То есть он что-нибудь сказал? Он знает?

— Не думаю, чтобы он на самом деле знал, что именно я слышала. Но, скажем так, он знает, что я в курсе. Я не лезу в их личную жизнь и, естественно, не собираюсь все рушить из-за какого-то невнятного сообщения, но уверена, Оливия что-то заподозрила. Когда она захочет со мной поговорить, я буду рядом с ней, что бы ни случилось. Чертовы мужики! Сначала вовсю трахают тебя, а потом бросают!

Все это звучало настолько невероятно. Мэнди растерялась. Она не знала, что ей делать: то ли утешить мать, то ли разругаться с ней? Возможно, тут звучали какие-то намеки на папу. Мэнди пришла в ярость. Ведь папа не по своей воле ушел от них — он умер. На кухне воцарилось молчание.

— Ну ладно, хватит об этом. — Валери закусила губу, и в глазах у нее, похоже, стояли слезы. — Обед готов.

Она с гордостью водрузила блюдо со спагетти на великолепно сервированный стол.

— Позовешь девочек?


После обеда Мэнди отправилась в обратный путь. Она едва различала дорогу — у Фигги было что-то не так с обогревом, и ветровое стекло сильно запотело. А дождь лил как из ведра.

Наконец, постояв в бесконечных лондонских пробках, Мэнди добралась до дома. Весь остаток вечера она никак не могла успокоиться. Она чуть не каждую минуту тяжело вздыхала, вспоминая чудесных племянниц и то, как они играли, и думая о том, что брак их родителей разваливается. Мэнди попыталась представить, как бы она себя чувствовала на месте той, другой женщины, которая навсегда разрушила счастливую семью. Вне всяких сомнений, она при этом не была бы счастлива.

Суббота, поздний вечер. Джейк сидел один в своем огромном кабинете на работе и смотрел сквозь панорамное окно на сверкающий огнями Лондон. Да, у него в жизни все есть: и красавица жена, и двое чудесных детишек, и головокружительная карьера, и великолепный дом. Он много где побывал, многого добился, и вроде жить бы ему да радоваться. Опиши он свою жизнь на бумаге — ни к чему не придерешься, все идеально. Но почему тогда ему так одиноко? Он старался отбросить всякие мысли об этом, но в глубине души смутно сознавал, что ему чего-то не хватает.

Ему так хотелось жить полной жизнью, а он просто существовал. Он забыл, каково это — быть самим собой. Где-то он сбился с пути, утратил себя. Деньги, власть, дорогие машины — это все, конечно, его радовало. Ему очень хотелось быть образцовым мужем и отцом, и, по большей части, ему это удавалось. Но при всем при этом ему не хватало какой-то малости, а сейчас, встретив Мэнди, он вдруг понял, чего ему не хватало. Он уже давно не испытывал такого обжигающего чувства. Боже, до чего же ему этого не хватало! В нем опять зажегся огонь. Его манила закрытая дверь. Все это никуда не исчезало, просто было давно и глубоко спрятано. Джейк отказывал себе в том, что было его неотъемлемой частью. Он не знал, когда и почему это случилось, но предвидел большие перемены.

Он чувствовал себя свободным, счастливым, виноватым и обманутым. При взгляде на фотографию своей счастливой семьи он впервые в жизни ощутил собственное бессилие. Он столько времени считал, что такая жизнь будет длиться вечно.

3 Первый поцелуй

На следующее утро в воскресенье Мэнди сквозь сон услышала звонок мобильника. Не успев толком проснуться, она даже не посмотрела на номер, а сразу ответила:

— Алло.

Молчание.

— Алло.

Молчание. Мэнди рассердилась:

— Кто бы ты ни был, но ты меня, черт возьми, разбудил, а теперь молчишь в трубку. Перезвони, когда тебе будет что сказать, извращенец!

Она нажала на кнопку отбоя.

Телефон опять зазвонил.

— Алло… ну, говорите уже. Джордж, это ты, что ли, там дурью маешься?

— Привет, прости, это Джейк, — послышался осторожный голос.

Мэнди села так быстро, что даже голова закружилась.

— Ох… прости, я… — Слова вдруг все разом вылетели из головы. — Прости, я вчера никак не могла заснуть, так что приняла несколько таблеток снотворного и сейчас ничего не соображаю.

— Послушай, — продолжил Джейк как ни в чем не бывало, — я несколько раз оставлял тебе сообщения на автоответчик и присылал эсэмэски, но ты так и не ответила. Мне очень надо с тобой увидеться. Хоть раз. Я хочу разобраться, понять, настоящее это чувство или нет. Я могу сводить тебя с ума, могу и сам съехать с катушек, но что толку, если я лишь выдумал все это.

Мэнди изо всех сил прижала телефон к уху. До чего же у него потрясающий голос. Она потихоньку скопировала некоторые из его сообщений на автоответчике и слушала их «в минуты слабости». Джейк продолжал говорить о том, что им необходимо встретиться, а она закрыла глаза и слушала его с блаженной улыбкой на устах. У нее просто не было сил сопротивляться. Она позволила ему выговориться, а потом сказала:

— Ну, хорошо, давай встретимся, но только один раз. Похоже, мы с тобой оба теряем голову. Со мной ничего подобного в жизни не случалось. Странно, ведь мы и виделись-то всего раз.

— Вот и я о том же, — с облегчением рассмеялся Джейк. — Причем всего минут десять — пятнадцать, не больше.

— Может, это все пустяки… — Этим бормотанием Мэнди скорее пыталась убедить саму себя. — Так что давай встретимся как взрослые люди: выпьем по чашечке кофе и покончим с этой тайной.

Мэнди не без удивления услышала свой нервный смех.

— Договорились, — отозвался Джейк. — Тебе когда удобно?

— Сегодня, — вырвалось у Мэнди. — Надо скорее с этим покончить.

Джейк молчал.

— Прости, — вздохнула Мэнди, — это я, не подумав, ляпнула. Мне просто… ну, со мной раньше никогда такого не случалось, я нервничаю и несу полную чушь. Может, и в самом деле все это пустяки.

Джейк позвонил Мэнди по пути домой. В руках у него были какие-то бумаги и французский багет. Он представлял, как услышит ее нежный голосок на автоответчике, но она взяла трубку, и он растерялся. Он поймал себя на том, что улыбается.

— Ага, — рассмеялся он, — вот ты уже и говоришь, что это все пустяки. Ну что же, я тебе это припомню. Хотя, думаю, это хорошо, что мы оба ничего не ждем от этой встречи. Мы просто встретимся, как ты выражаешься, как взрослые люди, и разберемся во всем. Никто никого ни к чему не принуждает.

— Никто никого и ни к чему, — эхом отозвалась Мэнди.

— И вообще, все может оказаться пустяками, — пожал он плечами.

— Вот именно, — опять поддакнула она. — Так что почему бы нам не встретиться сегодня часиков в восемь у Музея естествознания, а там уже решим, куда пойдем пить кофе.

— Отлично. Тогда до встречи.

— Пока. — В голосе Мэнди слышалась нежность.

— Пока. И да, кстати, я не извращенец, честно тебе говорю.

Мэнди уже готова была обидеться, но вспомнила, что наговорила ему спросонок.

— Прости! Я решила, что это мой приятель Джордж дурачится. Я постоянно говорю ему гадости. Он уже привык.

Джейк подавил смешок.

— А может, это ты сумасшедшая и мне надо тебя опасаться? — сказал он с теплотой в голосе.

Мэнди нежно улыбнулась: он настолько деликатен, что не дает ей чувствовать себя полной дурой, хотя вела она себя именно как полная дура.

— Ну, тогда до встречи, — сказала она наконец.

— Пока.

Щелк… телефон замолк.

Мэнди чувствовала себя так, будто по ней проехался асфальтовый каток. Она бросилась на подушку и закрыла лицо руками. «Не буду думать об этом сейчас, подумаю об этом позже», — решила она и с этой мыслью (и не без участия снотворного) провалилась в сон.


Кап-кап-кап-кап-кап, кап-кап-кап-кап…

Она проснулась под шум дождя. Ого! Уже шесть вечера! Так Джейк и в самом деле звонил или ей это все приснилось? Мэнди с тяжелым сердцем потянулась к мобильнику. Ага, он позвонил в девять утра в воскресенье. Ну кто так делает? Джейк, конечно.

После вчерашней поездки к матери и сестре она была как выжатый лимон. Похоже, ей действительно нужно было отоспаться. Она вспомнила, как папа говорил со своим ирландским акцентом: «Если бы тебе не надо было отоспаться, ты бы столько и не проспала». А еще он часто со смехом говорил: «Спи, пока спится. Кстати, эта мудрость не только сна касается». Он вообще всегда смеялся своим старомодным шуткам. Похоже, эту черту она унаследовала от него.

Мэнди приняла душ, протерла лицо тоником и нанесла увлажняющий крем. Потом в задумчивости остановилась перед открытой дверью гардероба: что же ей лучше надеть?

— Хм-м-м… — размышляла она вслух, — это определенно не свидание, но, с другой стороны, он ведь и не просто друг. Если не покорю его сейчас, потом пожалею. Еще как пожалею!

Она вспомнила одну из любимых присказок Джорджа: «Лучше одеться слишком нарядно и произвести фурор, чем одеться слишком просто, сидеть в уголке и молчать в тряпочку».

Мэнди выбрала роскошное винтажное шелковое платье от «Pucci» с круговым принтом в стиле шестидесятых, которое бесподобно оттеняло персиковый оттенок ее кожи. В сочетании с плотными черными колготками и черными модельными туфельками на каблуках от «Магу Jane» оно смотрелось роскошно и вместе с тем очень естественно. Мэнди накинула сверху любимый плащ от «Burberry». Свои черные волнистые волосы она решила расчесать на пробор и оставить распущенными. Из украшений она надела только доставшийся от бабушки золотой медальон. Нанесла неброский макияж — ухоженная кожа буквально сияла и не нуждалась в большом количестве косметики.

Она взяла бежевый зонтик с рюшами и вышла из дома. До музея идти десять минут, так что поначалу она хотела прогуляться. Но на улице лил такой дождь, что она поскользнулась, едва успев выйти из дома. Планы пришлось поменять. Мэнди вернулась в квартиру, схватила с журнального столика кое-какие мелочи и запихнула их в непомерно раздувшийся ридикюль. Как всегда, проверила все по списку:


ключи от машины;

духи «Chanel»;

телефон;

кредитка

и, конечно, помада!


Есть, есть, есть, есть, есть!

Она со всей возможной осторожностью побежала к машине. Джейк подсядет к ней, а там уж они решат, куда ехать.

Мэнди припарковалась, не обращая внимания на красную разметку возле освещенного прожекторами музея, и включила аварийку. Полюбовалась на сказочные сполохи — отблески аварийки на стволах и ветвях росших тут старых деревьев. Приближалось Рождество, и возле музея залили каток. Сейчас народ оттуда валом валил. Мэнди внезапно поняла, что совсем разнервничалась. И тут показался Джейк. Он поднял воротник своего пошитого на заказ пальто в попытке хоть немного спрятать лицо от дождя. Мэнди очень захотелось прямо здесь и сейчас броситься к нему в объятия. Она на ощупь открыла дверцу и выпорхнула из машины.

Джейк тут же ее увидел. Она была ослепительно прекрасна. Он уже знал то, что хотел узнать. Он улыбнулся и остановился. Помахал ей рукой. Дождь хлестал его по лицу, но он не обращал внимания.

Мэнди внезапно охватило смущение. Она остановилась будто вкопанная и сдержанно помахала ему в ответ. Ей нестерпимо хотелось броситься к нему в объятия, а он ведь еще даже слова не сказал. И Мэнди вдруг запаниковала. Перед внутренним взором пронеслась череда таких счастливых, таких родных лиц: Оливия, Ася, мама, Робин, Милли. Мэнди до того захотелось остаться одной, что еще немного, и она упала бы в обморок. Она уже промокла до нитки, волосы облепили лицо, делая ее похожей на испуганного ребенка. Она печально посмотрела на Джейка и бросилась обратно в машину.

— Мэнди, не уходи! — закричал Джейк.

Он со всех ног помчался к ее машине, но было слишком поздно. Мэнди изо всех сил старалась не смотреть на него, когда проезжала мимо, но не удержалась. Этот человек за последние несколько недель перевернул всю ее жизнь с ног на голову. А теперь он стоял под дождем, покинутый и ошеломленный.


В тот вечер Джейк получил на автоответчик сообщение:


«Прости за сегодняшнюю выходку. — Голос у Мэнди дрожал. — Я…

Просто мне кажется, я так не смогу, из этого ничего не выйдет. Теперь я это поняла. Еще раз прости… Наверное, я из другого теста». — С этими словами она повесила трубку.


Следующие пару недель Мэнди работала как одержимая, чтобы заглушить душевную боль и не возвращаться мыслями к случившемуся. И ее усилия принесли свои плоды. Близились праздники, и крупные международные корпорации устраивали рождественские вечеринки. Некоторые клиенты заказывали скромные праздники, но большинство предпочитало отпраздновать с шиком, несмотря на кризис. Мэнди опасалась, что в условиях экономического спада весь ее тяжкий труд может пойти насмарку. Клиенты, казалось, бросались из одной крайности в другую: одни и впрямь затягивали пояса потуже, а другие (и таких было немало) старались показать, что у них все в порядке, И не урезали расходы по сравнению с предыдущими годами. Некоторые из клиентов даже увеличивали бюджет праздника, потому что не знали, когда в следующий раз смогут устроить большую вечеринку. Мэнди старалась исполнить все их пожелания до последней мелочи, и никто не остался разочарованным. Ей не было равных по части устроить что-нибудь необычное даже при самой скромной смете. У нее было множество друзей среди флористов, аниматоров, конферансье и администраторов отелей. Она изучала запросы заказчиков, и каждый получал именно то, чего хотел.

Начальника Мэнди звали Майкл. Он совсем по-отцовски ее опекал. Он ничем не был похож на ее папу, но все время ее поддерживал и безоговорочно в нее верил. Мэнди сначала два года проработала в элитарном турагентстве. И однажды ей поручили организовать поездку Майкла в Швейцарию, с учетом всех мелочей. Она справилась с задачей настолько безупречно, что он переманил ее к себе в фирму и платил двойную зарплату, плюс премиальные, если она приводила новых клиентов. Мэнди очень любила атмосферу праздника, обожала свою работу и Майкла.

Он был уже в летах, но не утратил своей привлекательности и харизмы. Он курил сигары, одевался в безукоризненные костюмы, которые шил на заказ, и отличался грубоватым юмором. Он вкладывал в дело всю душу, хотя иногда терял клиентов из-за того, что старался превзойти самого себя. Но в целом человек он был хороший и весьма достойный. Он любил жизнь и любил свою жену — миниатюрную блондинку, родом из Америки, с алебастрово-белой кожей. Звали ее почему-то Индия. Не сказать, чтобы она была сногсшибательной красавицей, но ее мудрость и спокойствие прекрасно уравновешивали буйный темперамент Майкла. Он всегда кипел и фонтанировал, но Индия знала, как направить его энергию в мирное русло. Многие женщины были бы не прочь занять ее место, но Индия разделывалась с соперницами умно и изящно. Иногда она помогала Майклу в работе. Она бы и сама смогла достичь немалых успехов в рекламном бизнесе.

Майкл не стал первым богачом на свете исключительно из-за своей любви к роскоши. Он не забивал себе мозги экономией и капиталовложениями, но при всем при этом стал весьма заметной фигурой в высшем обществе. До встречи с Индией у него был бурный роман с темпераментной итальянской актрисой по имени Клаудиа. Их часто можно было увидеть вместе на фотографиях в «Vogue», «Harper’s» и «Vanity Fair», однако Клаудиа была слишком похожа на Майкла. Их роман не мог продолжаться вечно. Бросив его, она разбила ему сердце. После их разрыва многие женщины старались привлечь к себе его внимание, и, естественно, у него были кое-какие несерьезные увлечения, но по-настоящему он влюбился, только встретив Индию. Как бы то ни было, менее обаятельным он не стал, поэтому обожал иногда поддразнивать женщин и заигрывать с ними.

Даже мужчины рядом с ним становились как-то мягче. Улыбка, как у Джека Николсона, завоевала ему множество поклонников, но бурный темперамент и подчас ни на чем не основанное упрямство отталкивали от него людей. Однако Мэнди нравилось, что он ставит перед ней сложные задачи. Рядом с ним ей хотелось превзойти саму себя. Случалось, что Майкл ругался как сапожник, но Мэнди знала, что он никогда не перейдет границу. Майкл никого не оставлял равнодушным: его любили, либо ненавидели. Мэнди его любила.

Их фешенебельный офис располагался в большом, выкрашенном в изысканный бежевый цвет особняке на границе Фулхэма и Челси, совсем рядом с Кингс-роуд. Внутри на белых стенах были развешаны плексигласовые рамки с плакатами фильмов бондианы, фотографиями рок-звезд и известных спортсменов — смотрелось очень красиво. У дальней стены приемной стояли две бронзовые статуи Будды. Сидя на огромном, роскошном, насыщенного пурпурного цвета диване, даже самый взыскательный посетитель чувствовал себя уютно. Майкл не уставал повторять: «Мы создаем стиль и гламур. Внешняя атрибутика — это для нас все, дорогая моя!»

На стеклянном столике у окна каждый день появлялись тарелки с круассанами, лимонными пирожными и другой аппетитной выпечкой. Из больших хрустальных графинов можно было налить себе свежевыжатого апельсинового сока или минеральной воды. Здесь все говорило о богатстве, креативности и безупречности исполнения. Всего в коллективе было человек двадцать, включая бухгалтеров. Большинство коллег Мэнди нравилось, хотя помощница Майкла, Мэгги, с самого первого дня невзлюбила ее. Мэгги очень не понравилось, что в коллективе появилась еще одна девушка. Она была особой весьма амбициозной и всячески стремилась оградить Майкла от чужого влияния. Если что-то шло наперекосяк, Майкл высовывался из кабинета и орал на всех без исключения. При этом никто не смел поднять головы, и все усердно занимались выполнением текущих задач.

Такое бешеное количество работы отчасти позволяло Мэнди забыть о Джейке. С того вечера он никак не давал о себе знать, и она тоже не выходила на связь. Дина считала, что Мэнди поступила правильно. Джордж обругал ее занудой и устроил ей самое ужасное свидание за всю ее жизнь.

— Давай-ка ты выбирайся из депрессии, девочка! А то твоя круглая попка и хорошенькое личико так и останутся невостребованными.

Мэнди знала, что мыслями Джордж витает сейчас далеко. Скорее всего, он думает о распродаже в «Harrods».

Человека, с которым она отправилась на свидание вслепую, звали Фредди. Раньше он был красавицей по имени Франсин (он показал ей свою фотографию до операции). Он (или она) хотел(а) остепениться и усыновить двух детишек-китайцев. Остаток вечера Мэнди выдумывала самые мучительные казни для Джорджа.

Нет, ну о чем он только думал? Бедняга Фредди — Франсин и так досталось! За время свидания Мэнди перебрала «Pinot Grigois» и под конец вечера разрыдалась, жалуясь на свое одиночество. Бедняге Фредди пришлось дотащить ее до такси. Он помахал ей на прощание довольно сочувственно, но, как и следовало ожидать, больше не звонил.

Ничего хорошего…

Мэнди вдруг поняла, что надо как-то выбираться в свет, а иначе будет совсем плохо. И тут из своего кабинета вышел Майкл и положил перед ней заявку на организацию вечеринки, посвященной искусству и моде, которая должна была состояться в художественной галерее Уайтчепел, что в восточной части Лондона. Мэнди почувствовала, что ее мечтам суждено сбыться. Майкл стоял над ней, уперев руки в бока.

— Ну как, справишься? Я понимаю, времени в обрез, поэтому, если не сможешь, скажи сразу.

Мэнди просто не могла отказаться. Но, проглядев распечатку, обнаружила, что сроку у нее две недели.

— Конечно, справлюсь! — На губах у нее была спокойная улыбка, а сердце выстукивало бешеный ритм. Это был шанс не только отличиться перед Майклом, но и доказать наконец, что ей по силам параллельно работать еще и с крупной американской компанией.

Она набрала в легкие побольше воздуха и сразу же с головой нырнула в работу. Она составила план, сделала несколько звонков, попросила кое-кого об услугах, набросала макет пригласительных открыток, согласовала список приглашенных с галереей, договорилась с журналистами и фотографами. Мероприятие должна была освещать газета «Ивнинг стандард». Все должно было пройти безупречно, и Мэнди с нетерпением ждала этого вечера.


Прошло две недели. Чудесные произведения искусства и моды были развешаны по стенам галереи. Их расположение, а также оформление свободного пространства великолепно продумали коллеги Мэнди. Все сошлись во мнении, что гвоздем вечеринки должны стать искусство и мода как таковые. Некоторые залы были полностью посвящены моде — от винтажных нарядов от «Dior», пятидесятых годов, до произведений современных дизайнеров. Для каждой вещи было тщательно продумано освещение, чтобы она смотрелась, как звезда на сцене.

Оформление части залов, посвященных искусству, Мэнди доверила Ханне, одной из своих близких подруг, — ее родственники владели художественными галереями по всему миру. Присланные ею специалисты расположили произведения искусства так, чтобы каждое из них привлекало внимание, не мешая при этом восприятию остальных. Освещение выхватывало отдельные пятна, и в целом получилось довольно приятно.

Молодые, вышколенные официанты ловко сновали среди гостей с подносами, уставленными рюмками с водкой, бокалами с шампанским и вином. Среди гостей были Ролан Муре, Марк Джейкобс и Джайлс Дикон, а еще Гвинет Пэлтроу и Агнесс Дейн. А уж когда появилась Кейт Мосс в роскошном винтажном платье от «Chanel», журналисты будто с ума посходили. Мэнди еще минут двадцать после ее приезда видела вспышки фотоаппаратов. Из закусок подавали маленькие порции традиционной фиш-энд-чипс, завернутые в газету, — напоминание о том, что некогда восточная часть Лондона была районом бедноты. Для разогрева играл инди-дуэт «Ting Tings», вскоре диджей запустил «Blondie» и «The Clash», а потом подъехали и другие группы.

Вечеринка лишь пару часов как началась и уже была в полном разгаре. Собрался весь цвет общества, все шло как по маслу, но Мэнди не давало покоя предчувствие, будто все это ненадолго и случится какой-то сбой. Она помчалась к входу, чтобы проверить, кто еще из гостей ожидается. В своем черном, отделанном стразами платье от «Balmain», с вырезами на одном бедре, она смотрелась невероятно соблазнительно. Волосы у нее были начесаны на лоб, подчеркивая безупречный макияж. Кожа мерцала под едва заметным слоем перламутровой пудры со светоотражающими частицами, губы сияли от умело нанесенного блеска. Короткое платье привлекало внимание к длинным, обтянутым плотными черными колготками ногам, а черно-серебристые ботильоны «Louboutin» на высоких каблуках придавали походке особую грацию. Идя к дверям, чтобы спросить у Шантель, кто еще едет из гостей, она непрерывно чувствовала на себе мужские взгляды.

Сестра Джорджа, Шантель, до мелочей продумала свой наряд, чтобы произвести впечатление на представителей мира моды: ярко-алые губы, черная мягкая фетровая шляпа, длинная шуба из искусственного меха, чтобы не замерзнуть. Шантель девушка эксцентричная и большая тусовщица, но если речь заходила о том, чтобы в зал не проникли посторонние, на нее можно было положиться. Она легко находила общий язык с кем угодно. Они быстро подружились с Мэнди, и та ей доверяла.

— Привет, Мэнди, — сказала Шантель, жуя жвачку. — Отчитываюсь: Джейми, Лили, Келли и Алекса вот-вот приедут. Они только что звонили, спрашивали, как обстановка, и я конечно же сказала, что тут все супер-пупер! Келли из «Stereophonies» застрял в пробке и позвонил узнать, как тут дела, и я ответила, что все супер-пупер! А солист «The Killers» пришел сюда с друзьями, и он просто в отпаде от живой музыки. Представляешь, он даже хотел взять микрофон и спеть. И я, естественно, сказала ему «Блестяще!!» Супер-пупер!

Мэнди с Шантель проверяли список гостей. Поначалу Мэнди пришла в восторг от такого скопления знаменитостей, но, бросив взгляд на один из пунктов списка, будто окаменела.

— Э-м… а это кто? — спросила она со всем безразличием, на которое была способна.

Шантель сверилась со своими записями:

— Это Джейк Чейплин, ну ты знаешь, из «Чейплин Эдвертайзинг». Они делают всю рекламу водки, а еще — «Orange Mobile» и нескольких крупных Домов мод. А еще они рекламируют некоторые спортивные марки. У них просто огромное агентство!

— Ага, понятно, — ответила Мэнди. У нее перехватило дыхание.

Она вернулась в зал, стараясь привести мысли в порядок.

Конечно, о том, чтобы уйти, не могло быть и речи, ведь это был ее вечер, это она столько труда вложила в его организацию, и никто (даже давно и безнадежно женатый Джейк) не отнимет у нее этого.

К Мэнди подошли Майкл с женой. На Индии было очень элегантное простое платье в пол, из-под которого выглядывали лишь носки туфель от «Jimmie Choo». Майкл явно пребывал в приподнятом настроении.

— Ну, что же, по-моему, вечер удался просто блестяще. Отличная работа. Я тобой горжусь, Мэнди. — Он с улыбкой обвел взглядом зал. В глазах у него искрились смешинки. — Вот только что это, черт возьми, у нас вместо музыки, а? — поморщился он. — Потрясти мешок с гаечными ключами — звук и то приятнее выйдет.

— Не обращай на него внимания! — рассмеялась Индия. — Он просто старый ворчун.

— Нет, я знаю, что это круто, — продолжал возмущаться Майкл, — но спрашивается, какого черта мне должно это нравиться?

Майкл представил Мэнди всем своим знакомым. Тут подоспели новые гости. Мэнди смеялась и болтала со всеми, создавая непринужденную атмосферу.

— Мэнди! — окликнула ее Индия. — Иди познакомься с агентством Чейплина.

Мэнди обернулась. Прямо перед ней стоял Джейк в сопровождении пятерых своих коллег. Одного из них Мэнди даже смутно припомнила.

— Эти милые люди только что рассыпались в похвалах вечеринке, — щебетала Индия, — а я им и говорю, что все это благодаря тебе.

Мэнди растерялась. Джейк стоял совсем рядом, и у нее все слова вылетели из головы.

— Ну, я не знаю… — смущенно пробормотала она. — Со мной ведь еще десять человек работали, их тоже надо благодарить.

— Ну же, не будь такой скромницей, — покачала головой Индия. — Ты ведь знаешь, что иначе Майкл присвоит все лавры, — подмигнула она. — Ой, что-то я совсем забыла о правилах хорошего тона, — продолжила Индия. — Позвольте вам представить Мэнди Сандерсон. Насколько мне известно, она правая рука моего мужа, и если он не врет, то и сам он тоже так считает.

Мэнди густо покраснела.

Индия великолепно играла роль хозяйки.

— Простите, но, боюсь, я не всех вас знаю по именам. Не могли бы вы представиться?

Двое мужчин представились как Боб и Крис, сделали шаг вперед и энергично пожали Мэнди руку. Она повернулась с Джейку, и они несколько мгновений пристально смотрели друг другу в глаза. Между ними явно пробежала какая-то искра.

— Джейк Чейплин. — Джейк протянул Мэнди руку. Сперва она не подала руки в ответ, но тут же пожалела, что так резко отреагировала. Она ведь выше этого.

— Простите, как, вы сказали, вас зовут? — переспросила она, глядя Джейку прямо в глаза.

Он молча глядел на нее.

— Джейк Чейплин. Рад, что мне удалось произвести на вас впечатление.

Она ответила на его рукопожатие с обворожительной улыбкой:

— Приятно с вами познакомиться, Джейк. Простите, если я кажусь немного рассеянной, но меня тут со всех сторон дергают туроператоры, знаменитости и фотографы, и все чего-то хотят, — вздохнула она. — А я как распорядительница не могу нажать на кнопку «пауза», так что… приятно с вами познакомиться…

Она чувствовала на себе его пристальный взгляд.

— Приятного вам вечера, — продолжила она, улыбнувшись ему своей самой убийственной улыбкой. С бешено колотящимся сердцем она растворилась в толпе, стараясь двигаться как можно естественнее и глубоко дыша, чтобы не потерять голову.


Вечер удался на славу. Все прошло восхитительно. Шампанское лилось рекой, знаменитости блистали, и все наслаждались непринужденным общением.

Фотограф ушел в полночь, а к половине третьего пора было заканчивать вечер. Светские львицы на прощание чмокали Мэнди в щечку и обнимали, будто лучшую подругу. Одни пытались оставить ей номера телефонов, путаясь в цифрах после выпитого; другие уходили, держась неестественно прямо, в надежде, что ноги сами принесут их домой. Мэнди благодарили за чудесный вечер. Он и для нее самой станет незабываемым.

Мэнди вышла на улицу, где курила Шантель. На часах было уже три часа ночи, и холод стоял зверский. Гости давно разошлись. Остались только охрана, уборщики да несколько рабочих, которые демонтировали эстраду, где весь вечер сидели музыканты.

Ноги у Мэнди буквально отваливались. Она поежилась. Легкое пальто с рисунком под леопарда не спасало от холода. Мэнди села на ступеньку, разулась и принялась массировать ноги. Шантель уселась рядом:

— Ну и суперскую ты вечеринку закатила, Мэнди. Все были просто без ума. На выходе все говорили, что вечеринка была супер-пупер.

Шантель икнула. И вдруг начала смеяться.

Может, всему виной свежий воздух, но девушки сидели на ступеньках и хохотали до колик как одержимые.

— Мне пора, — сказала Мэнди, держась за живот. — Мне завтра еще на работу.

— Бедняжка, — вздохнула Шантель. — А я вот днем никуда не хожу.

Мэнди поднялась и оглянулась на Шантель:

— Пойду ловить такси. Тебя куда-нибудь подбросить?

— Не-а… — Шантель по-прежнему жевала жвачку. — Я тут одного парня знаю. Его зовут Ли, и он здоровый охранник. Он меня подвозит домой. А еще он до ужаса классный.

— Неугомонная ты девица, — с улыбкой покачала головой Мэнди.

Шантель встала и поковыляла к двери:

— Покричи меня, если такси не найдешь. А то их сегодня ловить замучаешься.

Мэнди зябко поежилась и обхватила себя руками. По-прежнему держа ботинки в руках, она огляделась по сторонам. Похоже, район был небезопасный, даром что рядом с галереей. Мэнди вдруг почувствовала, что уверенность покидает ее. Она нащупала мобильник и собралась вызвать такси по телефону.

— Что, ноги болят? — раздался голос из-за спины.

Ей не нужно было оборачиваться — она узнала голос. Сердце у нее колотилось так бешено, что она и слова вымолвить не могла. Джейк встал рядом с ней у перил. Он закурил, глядя на пустынную улицу Мэнди осторожно на него покосилась. В его присутствии она почему-то все время начинала нервничать. Холод стоял такой, что ей отчетливо был виден каждый завиток пара, вылетающего у Джейка при дыхании. Мэнди захотелось рассмотреть его получше, и она повернулась к нему. Да, он красавец.

— Никак не могу поймать такси, — тихонько произнесла она.

Джейк продолжал смотреть прямо перед собой:

— Хочешь, я отвезу тебя домой?

— Да, буду очень благодарна.

— Хорошо. — Он по-прежнему не взглянул на рее. — Моя машина вон там внизу слева.

Они в молчании шли бок о бок по слабо освещенной Уайтчепел-Хай-стрит. Первые слова были произнесены лишь через полчаса, когда они почти подъехали к дому Мэнди.

— Прости, — сказала Мэнди, — я ведь даже не спросила, по пути ли тебе это. Надеюсь, крюк был небольшим.

— Не очень, — успокоил ее Джейк. Он все так же упорно не смотрел на нее. — Я живу по дороге в Ноттинг-Хилл, так что доберусь минут за десять, благо сейчас нет пробок.

Повисла напряженная пауза. Тщательно скрываемые чувства так и рвались на свободу. Джейк вел себя вежливо, но холодно. Если честно, то оно и неудивительно.

— Мне так неловко за тот вечер, — сказала Мэнди, внезапно посмотрев прямо на Джейка.

Тот вздохнул, продолжая вести машину, будто ничего не было сказано. Джейк все так же молча припарковал машину на Квинс-Гейт. Наконец он взглянул на Мэнди. Казалось, он рассматривал ее целую вечность, прежде чем заговорить.

— Да, действительно, это очень тяжело… — Пауза. — И тебе, и мне с этим трудно смириться, — покачал он головой. — Меня бесит, что я так и не разобрался до конца, что же это за чувство, но я не буду ни на чем настаивать, поскольку тебе это, видимо, неинтересно. И мне от этого становится еще тяжелее. Но видимо, я все не так понял, извини. У меня в голове вертится столько мыслей, и я даже забыл, что мы практически незнакомы, поэтому опять прошу прощения, если напутал тебя. Меня просто переполняли чувства. — Он выдавил из себя улыбку. — Ты, наверное, считаешь меня последним придурком.

Мэнди думала о том, до чего же он хорош, когда улыбается.

Джейк вышел из машины и открыл перед Мэнди дверцу. Ее поразил его категоричный тон. Он готов был проводить ее до двери, и на этом все. Конец.

Дул сильный ветер, и несколько чудом уцелевших с осени листьев шуршали под ногами, пока Мэнди и Джейк шли по лестнице. Она-то знала, что убежала тем воскресным вечером вовсе не потому, что испугалась его чувств. Она убежала потому, что боялась себя, боялась тех бурных эмоций, которые охватывали ее при виде Джейка.

Она повернула к нему голову. Он был намного выше. В заледеневшие ноги будто воткнули тысячи иголок. Ее бросало в дрожь от одного его присутствия.

— Замерзла? — участливо спросил он.

Мэнди печально на него посмотрела и кивнула.

Он раскрыл пальто и прижал ее к себе, согревая. Внутренний голос умолял Мэнди: «Не уходи, останься с ним навсегда». Наконец она подняла голову и увидела, что он смотрит на нее так, как никто до этого не смотрел. Он обхватил руками ее лицо, и, прижимаясь друг к другу на пронизывающем предрассветном ветру, они впервые поцеловались. Первый поцелуй был осторожным и нежным, но страсть так быстро набирала обороты, что Мэнди в какой-то миг показалось, будто она не выдержит.

Ветер растрепал ее прическу. Джейк откинул ей волосы со лба и улыбнулся:

— Ты восхитительна.

Мэнди скромно потупилась. У нее на губах остался вкус его поцелуя. В двух словах: она попалась.

— Мне пора. Да и тебе тоже. Уже поздно. А то еще, не ровен час, простудимся, заболеем и умрем.

— Не хочу тебя отпускать.

Он улыбнулся Мэнди так, будто она была самым драгоценным сокровищем во всем мире. Но тут огонь в его глазах угас. Видимо, он подумал о чем-то другом. Мэнди не знала, о чем именно, но чувствовала, что ничего хорошего эти мысли не несут. Джейк выпустил ее из объятий и на прощание окинул долгим взглядом, а потом сел в машину и растворился в ночи. Мэнди знала: с этого момента ее жизнь навсегда переменилась.

4 Танец любви

Крепко держа Мэнди за руку, Джейк вел ее к входу в роскошное здание Королевской оперы. Наутро после вечеринки он позвонил ей и сказал, что у него для нее сюрприз. Мэнди с облегчением вздохнула: он так загадочно вел себя накануне, что ей стало слегка не по себе. Большую часть ночи она не сомкнула глаз — сердце болело. До этого ей не приходилось сталкиваться с мужчинами, которых терзали сомнения. Но при мысли о том, что он может исчезнуть из ее жизни навсегда, она поняла, как сильно влюбилась. Чувство было глубоким-глубоким. Но до чего же ей больно! Она готова была бросить все и убежать на край света, только бы прекратить эти муки.

Утром ей стало легче. Увидев, что Джейк звонил ей и оставил сообщение, она набрала в грудь воздуха и нажала на кнопку прослушивания голосовой почты. «Привет, это я, Джейк… прости, что исчез вчера так внезапно, я… — Он замолк. — Впрочем, ладно, утро выдалось чудесное, мне уже пора на деловой завтрак, а еще… — и он набрал в грудь побольше воздуха, — у меня для тебя сюрприз на вечер. Чтобы нам точно не опоздать, я заеду за тобой в полседьмого. Если ты против, так и скажи, и… — тут он запнулся, — ну, вот, пожалуй, и все».

Мэнди выдохнула, рассмеялась и в то же время возмутилась. Ее охватил трепет от того, что он не сбежал, что он хочет увидеть ее так скоро, но ее слегка задело, что он считает, будто у нее других дел нет. Она набрала номер Джорджа.

— Ты что, обалдела звонить в такую рань? Который вообще час?

— Полвосьмого. — Мэнди и глазом не моргнула.

— Вот блин! Разбудила меня ни свет ни заря, а я, между прочим, за всю ночь глаз не сомкнул. Так что если ты звонишь по пустякам, держись у меня. — По голосу было слышно, что Джордж крайне недоволен. Еще бы, он вообще считал, что начинать утро раньше девяти — глупость несусветная.

— Ну-у… — протянула Мэнди, — звонил Джейк, он хочет встретиться вечером.

— А что случилось вчера? — Теперь в голосе Джорджа сквозила тревога.

— Мы целовались.

— А обнимались?

— Немного было.

— Ну ты даешь! И что дальше? В чем вопрос-то?

— Он считает, что у меня нет планов на вечер.

Джордж вздохнул:

— А они есть?

— Ну-у… да, — упрямо сказала Мэнди.

— Так иди! — Джордж уже не на шутку рассердился. — Что с тобой такое творится? Ты что, блин, Дева Мария или Мадонна? Слушай, солнце, ты совершенно четко решила, что этот мужик тебе нравится настолько, чтобы перейти определенные границы. Да, он женат, но это явно не настолько тебя отпугивает, чтобы отказаться от встреч с ним, поэтому сейчас все эти игры из серии «Свободна ли я вечером?» просто неуместны.

— К своему удивлению Мэнди не испытала никаких угрызений совести. После того что произошло между ними вечером, никто и ничто не в силах помешать ей снова увидеться с Джейком, даже ее собственная глупая гордость.

— Ну, я жду… — У Джорджа вырвался глубокий вздох.

— Чего?

— Что сейчас ты начнешь рассказывать, как это нехорошо встречаться с женатыми мужчинами и что тебе жутко не по себе, но… — Джордж зевнул.

— Ну знаете ли, мистер Робертс, — фыркнула Мэнди, — вы определенно считаете меня до ужаса предсказуемой девицей, но сейчас вы ошибаетесь. Ошибаетесь, ошибаетесь, ошибаетесь, ошибаетесь!

Мэнди заклинило на этом слове «ошибаетесь». Кого на самом деле она пытается убедить? Джорджа или саму себя? Зачем пытаться кого-то обмануть? Джордж прекрасно знал Мэнди, а еще он знал, что у нее не бывает простых романов.

— Послушай, солнце, — голос у него звучал несколько приглушенно, потому что он натянул на голову одеяло, — ради твоего же блага, очень надеюсь, что этот парень скоро начнет вести себя по-свински, и ты с легким сердцем его бросишь, потому что в противном случае…

— Но… — попыталась вставить слово Мэнди.

— Не перебивай, пожалуйста… Спасибо. Или я от души надеюсь, что он — Тот-Самый-Единственный, потому что, честно тебе скажу, никогда не видел, чтобы ты настолько быстро в кого-то втюрилась. В любом случае, пережить это тебе будет непросто. На самом деле, чем дальше, тем сильнее ты будешь в него влюбляться, и тем тяжелее тебе будет. У него жена, дети и все такое, ты никогда не заменишь ему эту часть жизни. Если ты по-прежнему считаешь, что он стоит того, чтобы через все это пройти, — вперед, иди с ним сегодня на свидание. Но если сомневаешься — соскочи сразу! — Последние два слова он произнес с особым нажимом.

— Он того стоит, — вырвалось у Мэнди. Сейчас она точно знала, что именно так и считает на самом деле. Ей настолько хотелось увидеться с Джейком, что она была готова пойти на что угодно.

— Джордж помолчал.

— Н-да… — вздохнул он. — Похоже, ты действительно по уши в дерьме.

— Спасибо тебе за поддержку, — закончила разговор Мэнди.

После разговора с Джорджем настроение только ухудшилось. В глубине души она знала, что он пытается ее защитить, но сейчас не хотела в это вникать. Пока ситуация ее вполне устраивала — она не потеряла надежду и уверенность в себе и с оптимизмом смотрела в будущее. Она готова пойти на все ради воплощения заветной мечты, хотя в глубине души знала, что этот приступ эгоизма недолговечен. Если она не будет действовать сейчас, мужчина, о котором она непрестанно думает, исчезнет из ее жизни.

* * *

Вечером, когда они вошли в здание оперного театра, Джейк достал два билета, вручил их билетерше, и та с явным удовольствием оторвала корешки.

— Отличные места, сэр! — улыбнулась она. — Пройдите вон в ту дверь, пожалуйста.

— Пойдем, Джейк, — сказала Мэнди с нетерпением. — я умираю от любопытства. Какой сегодня спектакль?

— Ну, хорошо, — улыбнулся Джейк, — пора тебя вознаградить за долгое ожидание. Сегодня премьера «Лебединого озера».

От нахлынувших чувств у Мэнди навернулись слезы на глаза.

— Что с тобой, Мэнди? — Джейк обнял ее за плечи.

Мэнди смотрела себе под ноги.

— Мы ходили сюда с папой, — пробормотала она. Мэнди чувствовала, что у нее дрожит нижняя губа, и изо всех сил старалась сохранить самообладание. Наконец она взглянула на озабоченное лицо Джейка: — Спасибо, огромное тебе спасибо.

Джейк обхватил ее лицо ладонями:

— Если тебе неприятно, давай уйдем, дорогая. Никаких проблем.

— Нет, — перебила его Мэнди. — Я тебе потом все объясню, а сейчас скажу, что буду просто счастлива еще раз посмотреть этот спектакль с тобой.

Джейк безотрывно глядел на нее, вдыхал ее запах. Сейчас он чувствовал, что живет полной жизнью. Мэнди не скрывала своих чувств, она была такой непосредственной, такой живой, а он, несмотря на все атрибуты успешной жизни, столько лет существовал, словно живой мертвец. Первый акт вот-вот должен был начаться. Они сели в красные бархатные кресла, и он нежно погладил ее по руке. Эта рука уже не раз ускользала от него. Уже не раз.

Спектакль был изумительный. Зрители аплодировали стоя. Джейка и Мэнди захватила волна всеобщей эйфории, они тоже хлопали в ладоши и кричали. Их счастье было таким сильным, что его, казалось, можно пощупать. Мэнди утерла навернувшуюся слезу.

— Папа был бы просто в восторге, — сказала она.

Джейк не сводил с нее взгляда, а она аплодировала вышедшим на поклон солистам.

— Может, пойдем чего-нибудь выпьем? — непринужденным тоном спросил Джейк.

— С удовольствием, — улыбнулась Мэнди.

Они вышли из театра и сели в машину. Джейк ехал обратно в сторону Кенсингтона, а Мэнди переключала радио с одной станции на другую.

— Такое чувство, что все диджеи сегодня сговорились и решили покончить с собой — до чего унылую музыку крутят!

— Погоди, не переключай, — попросил Джейк, — я обожаю эту песню. Это Глэдис Найт и «The Pips». Я ее просто обожаю, я даже на ее концерт в Альберт-холле ходил несколько лет назад. Места были ужасные, где-то на галерке, но у нее такой голос, что было абсолютно все равно, где сидеть.

Джейк прибавил громкость, и задушевные нотки роскошного голоса Глэдис Найт заполнили салон.

— По правде говоря, из всех «The Pips» тогда был только один участник, — продолжал вспоминать Джейк, но Мэнди его не слушала. Ее полностью захватили слова песни:

Ищу я родственную душу,
Иногда так надо поговорить и послушать.
А когда на сердце камень…
Где же ты, моя половинка?
Ждешь ли ты меня, когда мне плохо?
И когда бреду я, невидимкой,
Потому что мне так одиноко?
Мечты и радуги имеют свойство исчезать,
А я так не люблю судьбы загадки.
Я не хочу, чтоб мне пришлось искать
Проклятую любовь, хоть на полставки.
Устала я искать сбежавшего тебя,
Осточертели вечные загадки,
Ты сердце разрываешь мне, любя, —
Такая вот любовь. На все полставки.

Песня звучала в унисон чувствам Мэнди.

— Как точно сказано, — прошептала она, уставившись в окно.

Она никак не могла избавиться от назойливой мысли, что Джейк слишком хорош для такой вот «любви на полставки». До чего же быстро развиваются события. Интересно, не будь он с ней откровенен, ее сердце все равно замирало бы, как на американских горках? Перед ее внутренним взором захлопнулась огромная дверь, за которой осталась запертой ее ранимость.

— Теперь придется быть сильной… — Мэнди шептала едва слышно, но голос у нее был полон решимости.

— Что, прости? — с улыбкой переспросил Джейк. — А ты в курсе, что, когда человек разговаривает сам с собой, это считается первым признаком помешательства?

— Ну, тогда я неизлечима, — рассмеялась Мэнди. — Я с детства все время сама с собой болтаю. Меня и папа постоянно на этом подлавливал. — Тут она внезапно осеклась.

Джейк припарковался на стоянке для жильцов и с нежностью посмотрел на Мэнди:

— А что именно произошло с твоим отцом?

Мэнди обожала его голос, такой теплый и мужественный.

— Он умер. — После этих простых слов она замолчала и, подперев подбородок рукой, уставилась в окно. Казалось, она просидела так целую вечность. — У него был рак, — наконец нарушила она молчание. И тут ее словно прорвало, и она выговорилась перед Джейком, выплескивая наружу всю скопившуюся в душе боль. — Он был потрясающим, просто потрясающим человеком. С ним всегда было легко и просто. Помнишь, как у Киплинга: он мог «при короле с народом связь хранить».[1] Это одна из его любимых цитат. Он всегда был более восприимчивым, чем мама. Ее я тоже очень люблю, но иногда она бывает холодна как рыба. И сестра вся в нее. А я совершенно точно папина дочка. — Мэнди замолчала, опять отвернулась к окну и погрузилась в себя. — Подчас мне становится очень жаль маму. Похоже, она поняла, как сильно папа ее любил, только после его смерти.

Джейк не сводил глаз с высокой прически Мэнди, из которой будто бы случайно выбилось несколько непокорных локонов. И хотя ему не было видно ее лица, он прекрасно понимал, какую боль она испытывает.

— Папа очень мужественно вел себя перед лицом смерти. Он то и дело говорил, что не хочет, чтобы я видела его таким худым и слабым. Он просил меня зайти, когда ему станет лучше… — У нее вырвался нервный смешок. — Мы оба знали, что лучше ему уже не станет. Он все время смеялся, отпускал сальные шуточки в адрес медсестер, и, готова поклясться, они все это обожали. Когда мы с папой ходили на балет, ему безумно понравилось. Несмотря на всю свою мужественность, он не боялся проявления чувств. Представляешь, он даже мог заплакать. Помню, как-то раз папа достал билеты в королевскую ложу (он очень любил роскошь во всех ее проявлениях) и стал вести себя как самый что ни на есть VIP. Он по-королевски помахал зрителям в партере и даже маме (а она у меня воплощение чопорности). Так вот, даже маме в тот раз пришлось сдерживать смех. А тогда, после «Лебединого озера», папа обнял меня за плечи — прямо как ты сейчас — и сказал, что никогда в жизни не забудет, как мы с ним смотрели этот балет. Других балетов мы с ним так и не успели посмотреть. Он в тот вечер невероятно расчувствовался и сказал: «Запомни, девочка, каждую минуту мы пишем свою собственную историю, и только от нас зависит то, насколько она будет яркой и запоминающейся. Мы рождены для счастья, но нигде не сказано, что мы будем жить долго». При этих словах глаза у него сияли, как бриллианты, и… я, конечно, не уверена, но думаю, что он тогда уже знал свой диагноз. Ох, Джейк, как же мне не хватает отца!

По щекам у Мэнди текли слезы, и Джейк больше не в силах был безучастно сидеть рядом. Он привлек девушку к себе, и она разрыдалась у него на груди. Он всеми силами души желал облегчить ее боль, но понимал, что тут он не в силах помочь. Залечить рану Мэнди может только время. Джейк целовал ее залитое слезами лицо, гладил ее черные шелковистые волосы, глядел в ее бездонные глаза. Ему все труднее и труднее было сдерживаться. Ему уже мало было простых объятий. Но он прекрасно понимал, что сейчас не место и не время — уж очень Мэнди ранима.

К тому же Элен и сыновей тоже нельзя было сбрасывать со счетов.

Мэнди расстегнула еще одну пуговицу на рубашке Джейка и уткнулась ему в грудь. Она с наслаждением вдыхала слегка мускусный аромат его кожи, смешавшийся с запахом одеколона. Прикоснулась к его коже губами. Она принялась целовать его в грудь. Джейк запустил пальцы ей в волосы, притянул ее голову к себе и страстно впился ей в губы. Еще немного — и он сорвется. Джейк отстранился и закрыл лицо руками. Он просто не в силах был дальше сопротивляться желанию. Отняв руки от лица, он взглянул на сидящую рядом с ним девушку. До чего же хороша! Такая печальная, такая хрупкая и такая манящая. Мэнди закусила губу — ей тоже непросто было сдержаться.

— Отвези меня, пожалуйста, домой, Джейк, — шепотом попросила она.

Не проронив ни слова, Джейк повернул ключ в замке зажигания и развернул машину в сторону Квинс-Гейт, где жила Мэнди.

Все так же молча он проводил ее до подъезда. В подъезде было довольно темно, но это не мешало Мэнди любоваться им. Какой же у него профиль! До чего же уверенно он держится! Ни одна черточка в нем не оставляла Мэнди равнодушной.

— Ну ладно, я поехал, — сказал он с легким кивком, будто пытаясь сам себя убедить, что так будет правильно.

Сердце у Мэнди замерло. Казалось, весь мир сошел с ума. Она никогда не забудет этот взгляд Джейка: такой пронзительный и властный, будто она безраздельно принадлежит ему. Он взял у нее ключ, вставил в замок и повернул. Немного постоял, а потом, словно в смятении, нажал на дверную ручку. «А, гори оно все!» — не сдержался Джейк. Он с силой распахнул дверь, решительно подошел к Мэнди и втолкнул ее в квартиру. Он подхватил ее на руки, и ей стало одновременно и страшно и радостно. Она тут же крепко обхватила его ногами.

Так они миновали маленькую прихожую. Джейк искал спальню. Там он уложил ее на кровать. Дыхание у него замедлилось. Для начала он неторопливо, по одной, вытащил все шпильки у нее из прически — теперь локоны Мэнди свободно ниспадали на плечи. Затем он переключился на бретельки ее изящного платья. Глазам Джейка открылась грудь с нежно-розовыми сосками. Он тут же к ним склонился. Его поцелуи становились все более и более страстными. Он продолжал тянуть платье вниз, его пальцы уже скользили по шелковистой коже ее бедер. Потом он крепко прижал ее к себе, целуя в шею и нежно покусывая. Мэнди каждой клеточкой ощущала его растущее возбуждение. Их губы встретились, и она ответила на поцелуй, нежно покусывая его мягкие губы. Ее охватило желание. Она подалась вверх, чтобы дотянуться до Джейка. Теперь они оба стояли на коленях. Мэнди быстро его раздела, обнажая подтянутое мускулистое тело. Они не могли друг на друга наглядеться. Мир словно перестал для них существовать.

— Хочу, чтобы ты взял меня, — прошептала Мэнди. — Но сперва позволь доставить тебе удовольствие. — Мэнди склонила голову к отвердевшему члену Джейка, вдохнула его приятный запах, обхватила губами и ласкала языком, пока Джейк не застонал от наслаждения. Впрочем, он тут же перехватил инициативу. Ему хотелось доставить ей удовольствие, хотелось объяснить, как долго он ждал этого момента. Он развел ей бедра и долго ласкал ее губами и пальцами. Разгоряченное лицо Мэнди заводило его еще больше. Она притянула его к себе, их тела слились воедино.

Мэнди казалось, что они — не два человека, а единое целое, таких чувств ей прежде не доводилось испытывать. Похоже, настолько сильные ощущения были в новинку не только ей, но и ему. Слившись воедино, они плыли по волнам наслаждения, с каждым мигом все глубже ощущая свою духовную связь.

— До чего же ты красивая, — прошептал Джейк, обнимая Мэнди и крепко прижимая ее к себе. — Ты даже себе представить этого не можешь.

Мэнди смотрела на его пиджак — сквозь ткань было видно, как в кармане беззвучно мигает мобильник. С той минуты Мэнди стала «другой женщиной».

5 Любовный дурман

В неверном свете утра Джейк любовался мирно посапывающей Мэнди. Сам он за всю ночь и глаз не сомкнул, чувствуя, что готов с головой броситься в омут этой любви. Да что же это, в конце концов, такое? Еще недавно все было так просто и ясно. А сейчас он нежно гладил щеку Мэнди и чувствовал, что его жизнь катится в тартарары. Его пугало, что он так быстро и сильно к ней привязался, ведь они даже познакомиться толком не успели.

— Мне уже пора, малыш, — прошептал он, но Мэнди даже не шелохнулась. Он на цыпочках выбрался из ее квартиры, возвращаясь обратно в привычную жизнь.

Мэнди проснулась, когда Джейк уже ушел. Она не сразу поняла, что произошло. Губы горели, бедра болели, а Джейка нигде не было. К горлу подступил ком. Она не знала, то ли разрыдаться от тягостной неопределенности, то ли радоваться прошедшей бурной ночи с мужчиной, о котором можно только мечтать. Она, конечно, была до безумия счастлива, но вместе с тем ее не отпускала гложущая тоска. В голову лезли дурные мысли. Неужели ею просто попользовались? Она еще раз оглядела комнату в поисках хоть каких-то следов Джейка, но ничего не обнаружила. И тут внутри у нее сработал защитный механизм.

— Этот подонок попросту меня использовал! — рассвирепела Мэнди. — Упорхнул, значит, к жене и детям, а обо мне и думать забыл! Получил, что хотел, — и в кусты!

Вне себя от обуревавших ее чувств, Мэнди влезла в безразмерную хлопковую футболку и отправилась в ванную. Она чистила зубы и глядела в зеркало на свое лицо с темными мешками под глазами, а потом не выдержала и что было мочи принялась кричать на свое отражение:

— Ты глупая корова, ты глупая, глупая корова! — Еще раз взглянув в зеркало, она пробурчала себе под нос: — Оно и неудивительно, что он слинял. Видок у тебя, как у чертова Элиса Купера в худшие времена.

Мэнди, с трудом переставляя ноги, потащилась на кухню и заглянула в холодильник. Пусто, если не считать завалявшегося с незапамятных времен куска копченой семги и бутылки шампанского.

— Блин, по пути на работу надо будет заскочить в «Starbucks» за кофе и кексом.

Она почти воочию видела, как Джордж ее за это отчитывает. «Одну минуту во рту, а потом долгие годы на бедрах», — сказал бы он с видом училки.

— Умолкни, Джордж, — пробормотала она себе под нос. — Мне сейчас и без тебя худо, понял?

Мэнди потащилась обратно в спальню и откинула обшитое красным шелком пуховое одеяло, обнаружив под ним коротенькую записку с простыми словами: «Уже скучаю по тебе». Она, наверное, соскользнула с подушки.

— М-м-м… как мило, — улыбнулась Мэнди.

Она сидела на кровати и смотрела на записку. При воспоминании о некоторых моментах минувшей ночи все сомнения, раздражение и враждебность развеялись, будто дым.

— Черт! — вырвалось у нее при взгляде на часы. — Так и на работу опоздать можно!

Она схватила влажные салфетки для снятия макияжа, натянула обтягивающие черные джинсы, накинула на плечи пиджак, обула модельные туфли на шпильках от «Sergio Rossi» и схватила большую сумку «Chanel», с которой ходила накануне.


Телефон — есть.

Ключи — есть.

Деньги — есть.

Блеск для губ — есть.


По пути на работу Мэнди успела стереть остатки вчерашнего макияжа, и теперь косметики на лице практически не было, если не считать блеска для губ и тонального крема. Мэнди решила всем сказать, что сегодня ей хочется выглядеть естественной, но на деле ей очень хотелось накрасить ресницы. Ей казалось, что выглядит она просто ужасно.

Интересно, догадаются ли окружающие, что она провела безумную ночь любви с женатым мужчиной? Безумную-безумную? Стоило ей войти в офис, как она наткнулась на Эндрю, тот уже шел куда-то с папкой под мышкой — ну, прямо образцовый служащий.

— Привет, Мэнди! Классно выглядишь, сегодня вид у тебя какой-то богемный, — бросил он на ходу.

«Ну ни фига себе! — подумала Мэнди. — Кто бы мог подумать, что Эндрю слова такие знает».

Так и не решив, было ли это комплиментом, она направилась к своему рабочему столу. По пути ей попалась Мэгги с большой черной кружкой кофе для Майкла.

— Майкл срочно вызывает тебя к себе в кабинет, — чопорно объявила она.

— Хорошо. Спасибо, Мэгги, — мило улыбнулась ей Мэнди в ответ. — Сейчас проверю почту и приду.

— Но Майкл сказал «срочно», — не унималась Мэгги.

— Послушай, давай ты отнесешь ему кофе, а я сама решу, где и когда мне с ним встречаться, — ответила Мэнди довольно резко.

Мэгги поджала губы и удалилась в сторону кабинета Майкла с таким видом, будто несла не кофе, а по меньшей мере корону Британской империи. Буквально тут же из кабинета показалась голова Майкла.

— Мэнди, иди сюда! Быстро!

Мэнди как раз красилась и от неожиданности чуть было не вогнала себе в глаз щеточку от случайно завалявшейся в ящике старой туши для ресниц. В следующий раз пусть на себя так гавкает.

— Есть, сэр! — отрапортовала она.

Проходя мимо Мэгги, она почувствовала на себе ее пристальный взгляд.

— Как-то ты по-новому выглядишь, — подозрительно сказала секретарша. — К косметологу ходила?

— Нет.

— Ботокс?

— Что, за ночь? — презрительно фыркнула Мэнди. — Нет, конечно!

— Хмм… но ты явно переменилась. Выглядишь просто потрясно.

Мэгги рысцой припустила куда-то по своим делам, быстро перебирая своими кривыми коротенькими ножками — по-другому она ходить просто не умела. Мэнди в который раз подумала, до чего же все-таки доставучая у начальника секретарша.

— Заходи давай быстрей, солнце, а то мне в десять еще на встречу, — поторопил Майкл. Он глубоко вздохнул и продолжил: — Так, нам предстоит организовать крупное мероприятие в Лос-Анджелесе. Это помолвка одного известного спортсмена с актрисой. Состоится в отеле «Бель-Эйр». — Майкл развернулся на своем большом кожаном кресле и пробежал глазами записи. — Они — люди занятые, так что даты постоянно меняются, и нам надо быть готовыми в любую минуту.

— Нам? — изогнула бровь Мэнди. — Но ведь мы же в Англии работаем.

— А то я без тебя не знаю, гений ты мой. Просто моя хорошая приятельница Маргарет Уолтерс недавно родила, и ей нужна помощь. Думаю, тебе придется отправиться туда месяца через полтора-два на пару недель, не больше.

— Мне?

— Да, тебе! Да что сегодня с тобой такое?

— Ничего, просто до меня еще не дошло. — Мэнди изобразила широкую улыбку. — То есть я правильно понимаю, что мне придется все организовывать в одиночку? Кроме нас с Маргарет, там никого не будет?

— Ну да, — рассмеялся Майкл. — А еще там будет ее помощница и помощница ее помощницы — ты ведь знаешь этих американцев!

Он взял с тарелки круассан с шоколадом и откусил большой кусок.

— Так что сделай мне одолжение, — проговорил он с набитым ртом, — и отправляйся за океан. Если справиться, это пойдет на пользу всем нам. У меня тут, конечно, горы работы, но я постараюсь приберечь этот лакомый кусочек для тебя.

Польщенная Мэнди окончательно пришла в смятение.

— Я вас не подведу, — пообещала она.

— Да, кстати, выглядишь ты сегодня просто сногсшибательно. Прямо вся сияешь. Что-то произошло?

Мэнди густо покраснела.

— Ладно, что бы там ни было, но это определенно пошло тебе на пользу, — с отеческой теплотой улыбнулся Майкл.

Он был наглым и самоуверенным, но при этом донельзя обаятельным. Ему уже под шестьдесят, но женщины все равно готовы драться за его внимание, хотя знают, что он женат. Мэнди всегда казалось, что такие женщины (она частенько встречала их на вечеринках) утратили чувство собственного достоинства. И вот теперь она сама стала одной из них. Впервые после их ночи с Джейком она почувствовала укор совести. И дня не прошло.

— А тем временем у нас есть еще заказ на вечеринку по случаю премьеры рождественского фильма-ужастика. Возьмешься?

Майкл поморщился — похоже, от круассана у него началась изжога.

— Они заказывают гномов, двойников Элвиса, эльфов и кучу всякой другой нечисти.

— Да чем вам гномы-то не угодили? Они, между прочим, живые существа, а не всякая нечисть!

— Да я не про этих чертовых гномов, солнце, я про то, какое, на фиг, отношение к Рождеству имеет Элвис? Вот он и есть всякая нечисть!

Мэнди от души рассмеялась. Несмотря на сумбур в личной жизни, она чувствовала себя абсолютно счастливой. У нее отличная работа, замечательные друзья, и она провела сказочную ночь с мужчиной своей мечты. Ну и что, что он женат — все как-нибудь образуется, так ведь?


Вечером они с Джорджем и Диной ужинали в тайском ресторане «Blue Elephant».

— Послушай, но ты же не можешь просто прищелкнуть пальцами и сделать так, чтобы его жена и дети исчезли, — мрачно изрек Джордж. Он сегодня выглядел очень элегантно в роскошной серой кашемировой водолазке и обтягивающих брюках от «Comme des Garmons».

— Еще как может, — рассмеялась Дина. — У меня есть пара-тройка весьма действенных заклинаний про запас.

— Да послушай же ты, дуреха, — Джордж отхлебнул пинаколаду, чуть не выколов при этом себе глаз розовым бумажным зонтиком, украшавшим бокал, — ты можешь быть сколь угодно могущественной злой ведьмой, но не собираешься же ты вырезать пол-Лондона!

— Да ладно тебе, Джордж, — выдавила из себя улыбку Мэнди. — У него только двое детей и жена — никто не говорит о половине города.

— Неважно! — помахал Джордж в воздухе рукой. — Пойми же, что это его дети от другой, понимаешь, другой женщины. Если бы ты настолько на него не запала, я бы сказал: «Вперед! Если жена чего-то не знает, то от нее не убудет».

— Джордж! — Дина вздохнула и неодобрительно нахмурилась. — Учти, тебя впереди ждет очень-очень плохая карма.

— Но Мэнди, — Джордж пропустил слова Дины мимо ушей, — ты же готова в него по-настоящему влюбиться. Можешь не приходить ко мне плакаться, когда поймешь, что эти отношения никуда не ведут. Не говори потом, что я тебя не предупреждал!

— Так ты что, уже в него влюбилась? — Дина широко распахнула глаза от удивления.

Мэнди бросило в жар, она принялась теребить салфетку.

— И чего у них тут всегда такая парилка?

— Так это же тайский ресторан, милая! — встрял Джордж. — Сегодня я явно погорячился с выбором одежды. Тут столько зелени, что стиль сафари был бы в самый раз.

Дина смотрела на Мэнди изумленно распахнутыми голубыми глазами.

— Так ты что, уже в него влюбилась? — повторила она свой вопрос.

— Нет, — ответила Мэнди, уставившись в стол. Чуть помедлив, она подняла глаза на подругу и сказала: — Но, кажется, вот-вот влюблюсь.

Джордж тяжело вздохнул, закатил глаза и скрестил на груди руки.

— Послушайте, я знаю, почему мне нельзя поддаваться этим чувствам, — продолжила Мэнди. — Если мужчина женат, он навряд ли уйдет от жены, а мне суждено быть на втором плане в жизни, в которую меня никогда не допустят и о которой я ничего не буду знать. А еще я знаю, что могу причинить боль ни в чем не повинным людям, и знаю, что и саму меня, возможно, ждет много боли. Но не я одна тут виновата. Кто скажет, что я разрушаю семью? Ведь если бы у него с женой все было хорошо, разве он повстречал бы меня, а?

Выговорившись, Мэнди поняла, что на словах она куда смелее, чем на деле. Она ждала ответа от Джорджа и Дины, но за столиком воцарилось молчание. Мэнди поймала себя на том, что ищет оправдание своим поступкам.

— А еще, знаете что? Он для меня — как магнит. Это чистая химия. Я совсем голову потеряла. Такое чувство, будто у меня нет выбора, будто я раба этой страсти. — Она замолчала и тут поняла, что совсем вымоталась.

Джордж пристально на нее посмотрел:

— Ты уже переспала с ним, да?

Мэнди опять уставилась в стол:

— Да. Знаете, он оставил мне сегодня записку. Вот. — Она достала из сумочки органайзер, положила его на стол и раскрыла на странице, куда прилепила заветную записку, от которой у нее замирало сердце. — Но он так за весь день и не позвонил и даже сообщения не прислал, а я все смотрю на записку и убеждаю себя, что он и впрямь по мне скучает и что позвонит с минуты на минуту. Уже полвосьмого, а ушел он на рассвете. Я все думаю, что ему пора бы уже объявиться.

Дина с Джорджем разглядывали записку.

— Мило, — отозвался Джордж без энтузиазма, — но лично мне этого было бы мало, если бы меня кто-нибудь сначала всю ночь трахал, а потом даже не позвонил. — В голосе Джорджа звучала горечь.

— Хватит, Джордж! — резко оборвала его Дина.

— Да ладно тебе, Джордж, — вспылила Мэнди. — Иногда ты до того правильный, что аж тошнит. Не забывай: ты ведь и сам далеко не ангел! Кто дал тебе право судить о моей личной жизни, когда ты со своей-то разобраться не можешь? Что ты о себе возомнил? Просто, просто… — ее всю трясло, — просто отвали.

Она откинула со лба волосы и встала, готовясь уйти.

— Подожди, — Дина тоже повысила голос, — он не хотел тебя обидеть.

Мэнди, теребя сумочку, повернулась к Джорджу:

— Ты оттого такой желчный, что ты извращенец, и вообще завидуешь мне. — Она буквально выплевывала слова ему в лицо.

— Чему это я завидую? — саркастически уточнил Джордж.

— Тому, что я знаю, кого хочу. А ты не знаешь, вот и завидуешь. — С этими словами Мэнди направилась к выходу.

Пришлось пройти довольно долго, прежде чем удалось поймать такси. Дождь лил как из ведра, и Мэнди даже не пыталась от него укрыться. Домой она добралась промокшей до нитки, разбитой и донельзя расстроенной. Она даже не рассказала друзьям о предстоящей поездке в Лос-Анджелес — разговор весь вечер вертелся вокруг Джейка. Она взглянула на телефон. Одно новое сообщение. «Ну, слава богу», — вздохнула Мэнди.


«Прости, я вел себя как идиот. Люблю тебя. Джордж.»


С колотящимся сердцем Мэнди улеглась на подушку и натянула одеяло до самого подбородка. Постельное белье хранило запах Джейка. Сердце у Мэнди ныло. Ей очень хотелось завернуться с головой в одеяло и пролежать так всю ночь, но какая-то часть ее требовала сменить простыни и принять душ, чтобы доказать, что она сильнее, что он ей вовсе не так уж нужен. В конце концов она все же отправилась в душ и яростно терлась мочалкой, смывая с себя всякое воспоминание о Джейке. Застелив свежие простыни, она сбрызнула их «Chanel № 5». Мэнди плакала, пока не уснула, укоряя себя за то, что позволила растоптать свое сердце. Нет ему прощения за то, что он не написал и не оставил сообщение на автоответчике, а самой ей нет прощения за то, что она стала тем, чем стала, — любовницей.

6 Все смешалось

Откидная крыша автомобиля была убрана. Мэнди откинула голову назад и рассмеялась. Она вся укуталась в плед, спасаясь от холодного ветра. Роскошный «Aston Martin» стремительно мчался по шоссе. Мэнди посмотрела на Джейка — тот вел машину и во все горло подпевал Фрэнку Синатре: «I’ve got you under my skin». Фальшивил он при этом невероятно. Ни в одну ноту не попал.

— Бог ты мой! — взмолилась Мэнди. — Можно, я сделаю Фрэнка погромче, а то это просто жуть какая-то!

— Ничего ты не понимаешь, — хихикнул Джейк. — Это я научил его петь!

— Так ведь он уже давно умер! — не осталась в долгу Мэнди.

— Ну ладно, умница, убедила. — Джейк улыбнулся. Он обожал в шутку препираться с Мэнди.

Все складывалось просто чудесно. До Рождества оставалось три дня, а предыдущие несколько недель были самыми счастливыми в жизни Мэнди и Джейка. Они все время были чем-то заняты, и это было великолепно. Вечерами они с наслаждением бродили по магазинам. Все покупки: от забавных елочных игрушек до маленьких черных платьев — они относили в маленькую квартирку Мэнди. Они слегка выпили, пока украшали рождественскую елку, и все кончилось страстными объятиями прямо на полу под елкой. Поначалу они хотели там и продолжить, но осыпавшиеся иголки жутко кололись и все время попадали, куда не надо.

Джейк внезапно застыл и поморщился от боли. Мэнди придвинулась ближе, но он опять скривился.

— Пожалуйста, не трогай, — пробормотал он. Лицо у него страдальчески исказилось, он прикрыл низ живота руками, хватая ртом воздух.

— Да что с тобой такое, Джейк?

Говорить Джейк не мог, он даже дышал с трудом. Вид у бедняги был такой, словно он вот-вот умрет. Мэнди вскочила, отряхнула прилипшие к коже иголки, быстро влезла в узкие джинсы и полосатую водолазку. Наскоро зашнуровав высокие ботинки, она попыталась поднять Джейка на ноги и натянуть на него спущенные джинсы. Он стонал, и было видно, что ему невыносимо больно. Мэнди не на шутку перепугалась. Справившись с его джинсами, она взялась за молнию.

— Нет!!! — завопил он в ужасе.

Мэнди кое-как усадила его в машину и помчалась в травматологический центр на Уимпол-стрит — у нее там был знакомый врач, доктор Доукин, который буквально творил чудеса. За соответствующее вознаграждение, разумеется. Мэнди буквально на себе втащила едва переставлявшего ноги Джейка в здание центра. Тот не мог даже сесть.

Пришедший через некоторое время доктор пригласил в кабинет посеревшего от боли Джейка:

— Похоже, придется принять вас без очереди.

Он опустился на колени, чтобы осмотреть беднягу Джейка — тот все еще не мог сидеть из-за острой боли. Врач ощупал его пенис, отвел его влево, потом вправо, а потом резко хлопнул по нему. У Джейка на глазах выступили слезы.

— Что со мной такое, доктор? Что бы это ни было, вылечите меня, пожалуйста, а то я прямо здесь и умру.

Доктор взял медицинские инструменты и быстро что-то вытащил.

— Похоже, кто-то тут слишком любит Рождество, — хихикнул он. — Это всего лишь еловая иголка. Она попала в отверстие мочеиспускательного канала… — Врач посерьезнел. — Неудивительно, что вам было так больно.

Джейк смутился.

— Ранка от иголки осталась, прямо скажем, немаленькая. Не думаю, что ее придется зашивать, но во избежание инфекции необходимо содержать поврежденный участок в чистоте.

— Ну конечно! — пробормотал Джейк. — Я всегда мою его с мылом «Imperial Leather».

Тут Мэнди не выдержала и расхохоталась во весь голос. Ситуация была довольно пикантная. Доктор Доукин был настолько любезен, что не обратил внимания на ее нервный смех.

— Вполне достаточно и просто теплой воды. — В голосе врача звучали нотки сочувствия. — Аккуратно мойте его — и не успеете оглянуться, как опять будете в форме.

* * *

Сейчас в лицо Мэнди дул морозный ветер. Она улыбнулась при воспоминании о том случае и покосилась на ширинку Джейка. Их автомобиль сворачивал на тихую, живописную проселочную дорогу.

— Ну, как там поживает твой мальчик? — шаловливо прошептала она ему на ухо. — Может, мне его поцеловать, чтобы он повеселел?

Джейк широко улыбнулся.

— Ну, ты же знаешь, что поцелуи всегда идут ему на пользу, — сказал он со всей возможной серьезностью.

Мэнди расстегнула ему ширинку и перешла от слов к делу. Ловя ртом воздух и стараясь ни во что не врезаться, Джейк припарковался на проселочной дороге возле живой изгороди, подальше от чужих глаз.

Он уперся ногами в пол, поднимая бедра повыше. Мэнди взглянула на него снизу вверх. Глаза у нее сияли. Она в жизни не получала такого удовольствия, доставляя наслаждение мужчине, и ей не надоедало. Ей так хотелось завладеть им безраздельно, и в минуты близости она чувствовала, что он полностью в ее власти.

Спустя какое-то время Джейк со вздохом закусил губу.

— Ты сумасшедшая! И я тебя за это обожаю! — Он улыбнулся, потряс головой и оглядел пустынную дорогу. — Тебе ведь все по барабану, да?

Мэнди обхватила его лицо руками и поцеловала.

— Нет, не все, — с нежностью сказала она. — Мне важно, чтобы ты был рядом.

После этих слов у Мэнди стало тяжело на душе. А еще она опасалась, что он воспримет это откровение как попытку надавить на него. Возможно, она поторопилась раскрыть свои чувства. Последнее время она невероятно осмелела, влюбляясь в него с каждым днем все больше и больше. Джейк в ту минуту понял, что чувства Мэнди к нему так же сильны, как и у него к ней. Им хотелось многое сказать друг другу, но он просто поцеловал ее, завел машину и поехал дальше — туда, где им предстояло провести выходные.

Огромные кованые ворота медленно отворились, за ними показался изысканный особняк с увитыми плющом стенами и белыми ставнями на окнах, у Мэнди дух захватило от восторга. До чего красиво! Она вышла из машины на усыпанную гравием дорожку. Широкие каменные ступени вели к входной двери.

— Идем, — улыбнулся Джейк. — Я сейчас закину сумки, мы отогреемся и подумаем, чем заняться вечером.

Мэнди в восторге взбежала по ступеням и схватила Джейка за руку. Тот открыл дверь и ввел ее в вестибюль гостиницы.


На массивном круглом столе красного дерева стоял изысканный букет. С потолка свисала огромная люстра. Воздух наполнял аромат туберозы, исходивший от чудесных свечей от «Louise Bradley», мерцающих то здесь, то там. Темные деревянные полы усиливали ощущение роскоши, а под лестницей сияла и переливалась огнями огромная рождественская елка. Лестница, ведущая на площадку, с которой открывался вид на вестибюль, была устлана роскошным темно-красным ковром. Стены украшали старинные картины. В камине потрескивали дрова.

У Джейка вырвался вздох.

— Отлично, — улыбнулся он. — Здесь так тепло и уютно. — Он обхватил руками лицо Мэнди и поцеловал ее. — Я знаю, ты любишь, чтобы все выглядело как на открытке. Ну как, я справился?

Пораженная, Мэнди не сводила с него взгляда. Неужели это не сон? Неужели вся эта красота только для нее одной? Она несколько раз моргнула, стараясь не упустить ни единой мелочи.

— Ты справился просто замечательно! Я так счастлива!

У Мэнди дрожала нижняя губа — не только потому, что ее переполняли чувства, но и потому, что она знала: у них с Джейком впереди одна-единственная ночь. Она старалась унять дрожь, но ее тяготили близость разлуки, сознание того, что волшебство кончится, едва успев начаться.

На самом деле на сегодня у них с Джорджем был запланирован рождественский ужин с друзьями. Они заказали столик в «The Ivy». Рождественские ужины в этом ресторане вошли в традицию — собиралась неизменно вся компания, а после чудесного ужина все расходились, старательно изображая трезвую походку.

Мэнди не отпускало чувство вины, ведь она в последнюю минуту отказалась от давно запланированной встречи с любимыми друзьями. Джейк приготовил ей сюрприз, и она узнала о предстоящей поездке только утром, когда он позвонил и сказал:

— Одевайся потеплее, я тебя увожу на два дня в совершенно роскошное место. Тебе понравится!

Мэнди отказывалась, но недостаточно убедительно. Они с Джейком не виделись всего два дня, а она уже безумно по нему скучала. К тому же голос у него был такой взволнованный. У нее просто духу не хватило сказать «нет». Телефонный разговор с Джорджем дался ей нелегко.

— Привет, Джордж!

— Привет, пропащая твоя душа. Сколько лет, сколько зим, — сухо отозвался он.

— Да, прости, что я так запропала. — Мэнди с трудом подбирала слова. — Мне очень стыдно, но я не смогу сегодня прийти. У меня изменились планы.

— Хм-м-м… Интересно, почему бы это?

— Прекрати, Джордж, не надо так. — Мэнди старалась сохранить спокойствие.

— Как так? — фыркнул Джордж. — Я за четыре месяца заказывал столик и готовился к этому ужину, а ты звонишь и отменяешь все в последний момент.

У Мэнди подступил комок к горлу. Джордж был ей дорог, и ей очень не хотелось обижать его.

— Не сердись, Джордж, с меня роскошный ужин, обещаю.

— Не стоит, Мэнди. Не надо одолжений. А знаешь — почему? Ужин состоится, с тобой или без тебя. А еще, знаешь что? — Было слышно, как Джордж тяжело дышит от негодования. — Мы все настолько привыкли, что ты не появляешься последнее время, что твое отсутствие вряд ли кто-нибудь заметит.

Мэнди стало очень обидно. До того времени она лишь однажды отменяла их встречу. Или дважды? Они с друзьями уже очень давно толком не виделись. Джейк и работа почти не оставляли ей свободного времени. Она чувствовала себя виноватой. Раньше они виделись довольно часто, даже если собиралась не вся компания. Но ведь Джорджу и самому случалось отменять встречи. Почему тогда именно ей всегда надо быть совершенством?

— Джордж, ну ведь случалось и так, что у тебя тоже менялись планы, — наконец вымолвила она.

Повисла пауза.

— Неважно, — ответил Джордж. — Хорошо тебе провести время с этим… как его там… а мы, может, встретимся в следующем году.

С этими словами Джордж оборвал разговор. Он явно очень разозлился.


Джейк принес сумки, и они пошли смотреть спальню. Она оказалась просто роскошной.

— Слава богу, — выдохнул он. — Я делал заказ по Интернету и, честно признаться, думал, что если в это время года номер в гостинице можно заказать за несколько дней, то что-то тут должно быть не так. Но выглядит потрясно.

Мэнди смотрела на роскошную красного дерева кровать под балдахином, застеленную крахмальными белыми хлопковыми простынями, отделанными кружевом. Выглядело действительно очень мило.

В углу возле кровати стоял огромный туалетный столик. В спальне горели свечи. Вторая дверь вела в ванную, с изысканным вкусом отделанную белым мрамором. Мэнди осмотрела огромную ванну и увидела на старомодном кране маленький конвертик. Неужели записка от Джейка? — подумала она, достав из конверта бумажку и развернув ее.


«Здравствуйте!

Меня зовут Джоанна.

Если Вам что-нибудь понадобится или у Вас возникнут какие-либо вопросы, позвоните мне по этому номеру или просто постучите в небольшую красную дверь в дальнем конце коридора.

Приятного отдыха!


P. S. К сожалению, у нас имеются некоторые затруднения с электричеством и сантехникой. Краны в этой ванной работают, но убедительная просьба: пользуйтесь только туалетом на этаже.

Спасибо за понимание.

Джоанна».

Ч-черт!!!

Тут в ванную зашел довольный собой Джейк и подмигнул Мэнди.

— Здорово, да? — улыбнулся он.

Мэнди вручила ему записку и ждала его реакции, поеживаясь от холода — в номере явно не хватало тепла. За окном шел снег. Пушистые снежинки мягко падали на подоконник спальни.

— Вот, значит, как! — только и смог сказать Джейк. Он в задумчивости закусил губу. — Ну что, тогда поехали куда-нибудь? Не знаю как тебе, но мне до смерти хочется в туалет…

Отличное начало.


Они сели в машину и медленно поехали. Мэнди наконец поняла, где они. Она прочистила горло и заговорила:

— Я знаю, я не спрашивала тебя, куда ты меня везешь, но…

— Мы в графстве Суррей. Я везу тебя кататься на коньках. Мне казалось, у нас тут не будет лишних проблем.

Мэнди обуревали самые противоречивые чувства. Здесь неподалеку живут мама с Оливией, но они, конечно, не поедут сегодня кататься на коньках. Мэнди также прекрасно понимала, что Джейк имеет в виду, говоря про «лишние проблемы», но ей не понравилось, что он затронул эту тему.

— Каких таких лишних проблем?

Джейку явно стало неловко.

— Ну, понимаешь, нас ведь могут увидеть вместе, а ни мне, ни тебе это не нужно.

Мэнди пришла в ярость. Раньше он никогда ни о чем подобном не говорил. Она всегда старалась заботиться о репутации Джейка и не распространялась об их отношениях. Подчас она была даже более сдержанной, чем он сам. Но сейчас его слова будто обесценили все их отношения. Она всегда чувствовала себя такой счастливой рядом с Джейком. Все в одночасье переменилось. Ее стало очень неприятно, что он считает нужным скрывать их отношения, их чувства друг к другу. Но ведь она знала, на что идет, так? А чего она тогда ожидала?

Джейк припарковал машину в Хэмптон-корте и взглянул на Мэнди:

— Ты в порядке?

— Да, все хорошо, — только и смогла выдавить она из себя, уставившись в окно. На душе у нее кошки скребли.

Но стоило ей увидеть хэмптон-кортский каток, стоило Джейку заключить ее в объятия, чтобы она не упала на скользком льду, как все ее сомнения и страхи тут же развеялись. На коньках она каталась отвратительно.

Деревья были увиты гирляндами разноцветных огней, из громкоговорителей доносились рождественские гимны. На катке было полно народу. Взрослые и дети весело скользили по льду и звонко смеялись, когда падали. Мэнди еще никогда не было так здорово с Джейком.

Он умел в один миг поднять ей настроение. Она никогда не забудет, как он ей не позвонил после их первой ночи. Тогда ей было так обидно, она чувствовала себя такой опустошенной. Ситуация сложилась странная. Казалось, с появлением Джейка Мэнди напрочь забыла обо всех жизненных правилах, которых до той поры придерживалась. Мэнди отдавала себе отчет в сложившейся ситуации (она ведь не была дурой), но тут у нее просто сдали нервы. И все из-за Джейка, он выждал день, а потом звонил, не переставая, пока она наконец не ответила.

— Я просто хочу убедиться, что ты в порядке, что я не отпугнул тебя.

Мэнди смутилась. Ничего хуже он придумать не мог. Да как ему только в голову могло прийти такое? Она приложила невероятные усилия, чтобы удержаться и не позвонить ему, а он спрашивает, не надумала ли она сбежать. Похоже, между ними просто возникло недоразумение. Она, как женщина, ожидала, что после такой бурной ночи он будет ей названивать по миллиону раз на дню, заверяя ее в своей любви. А Джейк, как мужчина, решил не навязываться и дать ей время на размышление.

Уже потом они все друг другу объяснили, Мэнди выплакалась, и через несколько часов Джейк опять держал ее в объятиях. Ей пришлось отказаться еще от одного правила. Господи, до чего же это было хорошо!

У Мэнди ноги на льду разъезжались, и Джейк крепко обнимал ее, чтобы не дать ей опять упасть. Она почувствовала себя ребенком. Ей казалось, что все в мире устроено именно так, как должно быть. От мороза покалывало щеки, в воздухе витал запах жареных каштанов. Рядом с Джейком было невероятно уютно и тепло. Она откинулась назад, прижалась к нему спиной, а он катал ее по всему катку, с грациозной непринужденностью скользя по льду.

— Мэ-нди! Мэ-э-э-энди!

У Мэнди сердце упало. Она не сразу сообразила, что кричат ей, и сильно смутилась. Народу на катке было много, но когда они с Джейком зашли на следующий круг, она узнала окликнувший ее голос. На боковой дорожке возле скамейки отдыхали мама, Оливия с Робби и дочками. Милли попыталась выскочить на середину дорожки, путаясь под ногами у остальных катающихся. Мэнди застыла. Она не успела заготовить ответы на вопросы, которые теперь с неизбежностью обрушатся на нее. Она, конечно, думала на эту тему, но сейчас у нее все вылетело из головы. Теперь все радостно махали ей руками, будто куклы из Маппет-шоу. Первым порывом Мэнди было сбежать, но она как-то забыла, что на ногах у нее коньки, а не модельные туфельки от «Louboutin», а под ногами — лед, а не твердая земля. Ноги у Мэнди разъехались, как у новорожденного жирафа. Девчонки хихикали, а Джейк попытался ее поднять, но лед был скользкий, так что задача у него оказалась не из легких. Теперь Мэнди привлекла к себе всеобщее внимание, и ее бросило в дрожь. Давненько ей не приходилось садиться на шпагат. Секунды бежали, Джейк безрезультатно пытался помочь ей встать. На помощь подоспели два инструктора по катанию. Они подхватили Мэнди под руки и поставили на ноги. Ей хотелось умереть от стыда.

Джейк рыдал от хохота.

— Я пытался поднять тебя, — говорил он сквозь смех, — но ты так меня рассмешила, что просто сил никаких!

Мэнди было не до смеха. Она чувствовала себя до того опозоренной, что не могла и слова вымолвить, а хохот Джейка лишь подливал масла в огонь. Она никогда еще не видела, чтобы он смеялся до потери дара речи. По щекам у него текли слезы. Хотя, по правде сказать, сценка и впрямь вышла уморительная.

— Ладно, — сказал он, отдышавшись. — Пойдем на твердую землю, черт меня дернул повезти тебя на этот каток.

Мэнди хихикнула и позволила ему отбуксировать себя в безопасное место к деревянной скамье.

Робин и Милли бросились к Мэнди и со смехом повисли у нее на шее.

— Ты такая смешная, тетя Мэнди, — сказала Робин, тряся головой.

Мэнди в смущении подняла глаза на Джейка.

— Тетя Мэнди? — спросил он.

Их окружили Оливия, Робби, Валери и девочки.

— Ты что, дурак? Это же наша тетя Мэнди, — заявила Милли.

Джейк вел себя безукоризненно, представившись остальным как «Джейк, знакомый Мэнди».

Она все понимала, но сердце у нее сжалось. Оливия сделала вид, что очень рада за сестру.

— А мы тут решили поехать в Эшер и поужинать в ресторане. Что-то совсем не хочется стоять у плиты в такой вечер, — улыбнулась она.

— Еще бы, — кивнула Мэнди, лихорадочно выдумывая предлог, чтобы им с Джейком побыстрее уйти.

Робби ткнул Оливию в бок.

— О, простите, что-то я совсем забыла о хороших манерах. — Оливия смущенно покраснела. — Может, присоединитесь к нам?

— Мы бы с удовольствием, но… но… — замялась Мэнди. Почему они с Джейком не могут пойти с ними поужинать? Надо было быстро придумать подходящее оправдание.

Джейк обхватил Мэнди за талию:

— Спасибо за приглашение, но, увы, мне надо обратно в Лондон, и Мэнди любезно согласилась меня подвезти — у нее там встреча с друзьями.

— Ничего страшного. — Оливия вновь натянула маску мисс Совершенной Леди. Она с явным интересом посматривала на роскошного мужчину рядом с сестрой. Она никогда не упускала случая пофлиртовать с мужчиной, вне зависимости от того, имела она на него хоть какие-нибудь виды или нет. Мэнди радовалась, когда у сестры сияли глаза. Обидно только, что ее собственный муж редко становился тому причиной.

Родственники распрощались и отправились переобувать коньки. С их уходом Мэнди стало легче, но она все равно чувствовала себя неловко. Джейк, видимо, подумал о сыновьях и теперь терзался угрызениями совести.

Мэнди обратила внимание, что на выходе с катка продаются фотографии посетителей, оформленные под рождественские открытки в стиле ретро.

Вон и их с Джейком фотография — они смеются, стараясь удержать равновесие на скользком льду. Вид у них такой счастливый, такой влюбленный. При виде широкой улыбки Джейка неприятное чувство отпустило Мэнди.

— А мы, оказывается, смотрелись еще потешнее, чем мне казалось! — рассмеялся он.

Джейк дал продавцу какую-то мелочь и забрал фотографию.

— Я тебя просто обожаю. — Он взглянул Мэнди прямо в глаза. — С тобой всегда так весело!

Мэнди почувствовала, что краснеет. Такие признания всегда проникали ей в самое сердце.

Джейк крепко обхватил ее одной рукой и повел к машине. Ей казалось, что они настолько сияют от счастья, что все на них смотрят, но ей было все равно. В этот момент она была счастлива, как никогда, и хотела сохранить это чувство навеки.

Мэгги проводила их взглядом, потом купила фотографию этой счастливой пары и была такова.


Загородный отель встретил их холодом и темнотой, если не считать мерцания многочисленных свечей по всему дому. У них в спальне тоже горели свечи. Очень красиво.

Дрожа от холода, они забрались в постель. Этот вечер принес им много переживаний, но, похоже, от этого их чувство разгоралось все больше.

Они лежали лицом к лицу, крепко прижавшись друг к другу в попытках согреться.

— Вот бы кто нас так сфотографировал, — рассмеялся Джейк. — Хотя нет… эта картинка и так навсегда останется у меня в сердце, — добавил он с теплой улыбкой.

— Почему? — не поняла Мэнди.

— Ну, — сказал Джейк, потирая ногу об ногу в попытках согреться, — мы с тобой находимся в красивом особняке, где нет воды, света и тепла, если не считать горящих свечей и тепла наших собственных тел. — Он поцеловал Мэнди в лоб. — А еще я в постели с психопаткой, — сказал он со смехом.

— Ну, не настолько уж я ужасна, — возразила Мэнди.

— Да ты посмотри на себя! Сама говоришь, что мерзнешь, а из одежды на тебе только шерстяная шапка и носки.

Мэнди заглянула под одеяло и ответила как ни в чем не бывало:

— Говорят, чтобы согреться, надо, чтобы ноги и голова были в тепле. Так что, прошу заметить, лично я делаю все правильно.

Джейк рассмеялся и покачал головой:

— А я только рад, что на тебе нет другой одежды.

Он провел рукой по ее груди, едва касаясь набухших сосков.

— Ты хочешь просто согреться или чего-то еще?

Мэнди направила его руку ниже, чтобы он ощутил пальцами ее тепло и влагу.

— Угадай с трех раз.

От его нежных прикосновений у Мэнди по всему телу словно электричество шло волнами. А как он целовался! Она на полном серьезе верила, что он одними поцелуями может довести ее до оргазма. Но поцелуями, понятно, дело не ограничилось. Угомонились они через несколько часов, когда у обоих совсем уже не осталось сил.


Сквозь полудрему Мэнди вдруг услышала голос Джейка:

— Я люблю тебя, Мэнди.

У нее замерло сердце. Она робко глянула на него. В мерцании свечей казалось, что взгляд его зеленых глаз проникает ей в самое сердце. До чего же он красив.

— Я знаю, что это против правил, но я просто ничего не могу с собой поделать.

Мэнди хотелось плакать, но она закусила губу, нежно провела рукой по его лицу и улыбнулась.

Они изо всех сил старались не уснуть, но вскоре усталость взяла свое. Джейк закрыл глаза, а Мэнди заснула, так и не отняв руку от его лица. Они даже не пошевелились до самого утра.

7 Сочельник

— Бр-р-р-р!

Зубы выбивали дрожь, Мэнди вся дрожала от холода. Она натянула три свитера и чувствовала себя огромной и надутой — ну точь-в-точь человечек из рекламы шин «Michelin». Лицо, руки и волосы у нее были все в блестках — до последней минуты она заворачивала подарки для Робин и Милли в красную блестящую бумагу «Dorothy». Она обвела взглядом свою маленькую квартирку и будто снова вернулась в детство. С тех пор как она повстречала Джейка, Мэнди прочно вошла в роль современной зрелой женщины.

Он научил ее разбираться в винах и живописи. Его страсть оказалась заразительной. Мэнди очень ценила его образованность, ей нравилось у него учиться. И в следующий раз, когда она будет организовывать какое-нибудь мероприятие, связанное с искусством, она точно будет знать, о чем идет речь, а не просто притворяться.

Она взглянула на маленькую белую полочку над камином. Вместо того чтобы развести огонь, она уставила всю квартиру церковными свечами разных размеров. Выглядело красиво, но, несмотря на центральное отопление, в комнате стоял холод. На полочку она поставила фотографию, которую Джейк снял, когда они ужинали за самым дальним столиком в роскошном ресторане «Ffiona’s», что на Уэст-Черч-стрит. На фотографии была счастливая, смеющаяся пара. Они с Джейком. Он быстро выхватил из-под стола фотоаппарат и сделал снимок. Сам он получился просто отлично. В ресторане горели свечи, атмосфера была очень уютной, почти домашней. Хозяйка ресторана всегда проявляла по отношению к ним большую деликатность и оставляла для них столик за колонной, подальше от нескромных взглядов. Здесь подавали великолепные котлеты по-киевски с колканноном. Джейк и Мэнди просто обожали хозяйку — та всегда умела организовать праздник, была веселой и открытой.

У Мэнди перехватило дыхание от нахлынувших чувств. Вместе с фотографией Джейк подарил ей и серебряную рамочку от «Tiffany». Да, вкус у Джейка был отточенный, а его щедрость подчас поражала. Как бы то ни было, но сегодня он обещал к ней заехать, чтобы выпить по стаканчику и обменяться подарками. Двадцать пятого и двадцать шестого декабря у них встретиться никак не получалось — Джейк с женой навещали родственников. Когда он спросил Мэнди, можно ли навестить ее в сочельник, она тут же кивнула. Она надеялась, что они проведут вечер вместе, но стоило ей вернуться домой после похода по магазинам, с множеством пакетов в руках, как ее соседка Дива высунулась из дверей своей квартиры.

— Тут заходил один весьма привлекательный джентльмен, — проворковала Дива.

— Вы счастливица, — мгновенно ответила Мэнди и улыбнулась.

— Он же не ко мне заходил, — шаловливо хихикнула соседка. — Но, имей в виду, мне бы очень хотелось, чтобы он пришел именно ко мне. Он такой красивый. — Она торжествующе улыбнулась. — Он все стучал и стучал к тебе в дверь. Ну, ты же меня знаешь: я услышала шум и выглянула посмотреть, что случилось, и он попросил меня передать тебе вот это, сказал, что это от Джейка. Или его Джек зовут — я что-то не очень расслышала.

Мэнди с улыбкой приняла из рук Дивы белую бархатную коробочку, украшенную стразами и перевязанную широкой серебристой лентой.

— Это был определенно Джейк. — Мэнди так и сияла.

— А еще он просил тебя проверить сообщения на телефоне, вроде он объясняет, почему не сможет заехать сегодня.

Дива старалась не упустить ни одной мелочи, хоть это и было нелегко. Так мило с ее стороны. По случаю праздника она надела атласную кремовую блузку с изящным бантом, модные брючки и украшения с жемчугом. Ее седые волосы были собраны в пучок, а губы накрашены алой помадой. Выглядела она грандиозно.

— А какие у вас планы на Рождество? — поинтересовалась Мэнди, скрывая разочарование и кутаясь в пальто.

— Ну, вечером я поеду к родственникам. Водитель заедет за мной в восемь, а сейчас только семь. Может, зайдешь ко мне? Я угощу тебя свежевыжатым апельсиновым соком с печеньем.

Дива всегда была неизменно деликатной и стильной. Мэнди хотелось, чтобы вокруг было больше таких людей, как она.

— С удовольствием, — откликнулась Мэнди.

Раньше она никогда не бывала у соседки и даже не представляла, что у нее такая огромная квартира с высоченными потолками, лепниной и огромными канделябрами. Фрезии в хрустальных вазах издавали дивный тонкий аромат, в гостиной стояла старинная мебель красного и орехового дерева, а на книжных полках тома классики: Шекспир, Диккенс, сестры Бронте. Квартира была обставлена в стиле ретро, здесь пахло бисквитами и засушенными цветами, и вообще было очень уютно.

— Присаживайся на диван, деточка. — С этими словами Дива пошла за угощением, крепко сжимая в руке деревянную трость. Она была такой элегантной и такой хрупкой.

Мэнди уселась на диван, с обивкой из камчатной ткани с цветочным рисунком, и осмотрелась. Вокруг было множество фотографий — черно-белых и поблекших цветных. В молодости Дива была настоящей красавицей: темные волосы, зеленые глаза — вылитая Ава Гарднер.

Одна фотография особенно привлекла внимание Мэнди. На ней была изображена юная Дива в роскошном длинном черном платье с открытыми плечами. На фотографии у соседки был такой грациозный и царственный вид, что Мэнди невольно залюбовалась.

Через несколько минут Дива вернулась с хрустальным толстостенным стаканом свежевыжатого апельсинового сока. Потом она исчезла и вскоре появилась опять, уже с серебряным подносом, где стояли ее стакан и тарелочка с бисквитами и заварными пирожными. От помощи Мэнди соседка наотрез отказалась — она, безусловно, была дамой независимой, но и любила поработать на публику. Мэнди была от нее без ума.

— Какая красивая фотография, — сказала Мэнди, указывая на Диву в вечернем туалете.

— А-а-а… эта, — кивнула Дива. — Да, это был очень веселый период в мой жизни. На самом деле эту фотографию я сделала в шутку.

— Это как? — Мэнди подумала, не слишком ли нескромно ее любопытство.

— Ох, деточка, это очень длинная история, и я не буду надоедать тебе своими стариковскими россказнями. Видишь ли, в юности я была большой непоседой. До сих не понимаю, как это мне удалось не навлечь на свою голову еще больше проблем.

— Дива, ну, пожалуйста, расскажите. — Мэнди прямо-таки умирала от любопытства. — Мне до смерти интересно, какие такие проблемы вы могли навлечь на свою голову.

У Дивы был такой вид, будто она вот-вот примется рассказывать, но вместо этого она откусила кусочек бисквита и с неповторимым изяществом сделала глоток сока.

— Ну, пожалуйста, — упрашивала Мэнди. — Я всегда подозревала, что у вас очень богатая биография.

Дива смахнула салфеткой крошку от бисквита, не задев при этом безупречно накрашенных губ.

— Что правда, деточка, то правда. — Она хитро подмигнула Мэнди. — На самом деле, я никому об этом не рассказывала, кроме родственников и пары близких подруг. — Дива улыбнулась и продолжила: — Но сегодня Рождество, к тому же события, о которых я поведу речь, происходили так давно, что мой рассказ никому не повредит.

Мэнди положила руку поверх руки соседки:

— Простите, если затронула что-то личное. Будьте уверены, я никому не проболтаюсь.

Но Дива, казалось, не слышала. Она вся унеслась в воспоминания, глядя затуманенным взором на фотографию, которая так привлекла внимание Мэнди.

— В юности я была танцовщицей, — начала она. — Я обожала чечетку и балет, а когда мне стукнуло двадцать, устроилась танцевать в бурлеск-шоу. Да-а, вот это было времечко! Скольких интересных людей я тогда повидала. А костюмы были коротенькие, но такие эффектные!

— А в какие годы это было? — спросила Мэнди с улыбкой.

— Я конечно же выдам свой возраст… — Дива бросила на нее понимающий взгляд. — Ну и черт с ним! Речь идет о начале пятидесятых, — рассказчица моргнула, — а может, о самом конце сороковых — начале пятидесятых…

Она сделала еще глоток сока и крутила стакан в руках. Ее длинные ногти были покрыты лаком насыщенного алого цвета в тон помаде.

— В общем, как-то раз появился один любезный джентльмен, весьма щедрый на чаевые. Он никогда не вмешивался в ход представления — ничего подобного, — а подчас даже сидел со скучающим видом. Как бы то ни было, он часто приводил с собой деловых партнеров и что-то с ними обсуждал в перерывах между номерами, а иногда и во время номеров — это в зависимости от девочек. — Дива бросила на Мэнди еще один значительный взгляд. — Я все к тому, что во время моих номеров он никогда не позволял себе обсуждать деловые вопросы. Я всегда приковывала к себе внимание публики.

Мэнди изо всех сил старалась не рассмеяться.

— Итак, — продолжила соседка, — этого джентльмена звали Фредерик. Милейший Фредди переменил всю мою жизнь. Я до сих пор не знаю, считать ли нашу встречу благословением небес или наказанием за грехи. — Дива залпом допила свой сок. — Фредди был поручен отбор девушек для конкурса красоты, и он предложил участвовать мне и моим близким подругам Ирис, Патриции и Бетти. Когда мы поняли, что на этом можно неплохо заработать, мы буквально прыгали от восторга. Бетти переживала, ведь у нее были муж (который считал, что она работает официанткой) и маленький ребенок, но фигура у нее была роскошная. Тогда мы придумали спрятать ее рыжие кудри под светлый парик. Идея оказалась очень удачной: в парике и под своим полным именем — Элизабет — она выиграла множество конкурсов, и никто так и не узнал ее. Ирис была тихой брюнеткой с роскошным бюстом, и танцевала она очень хорошо. А Патриция была шикарной длинноногой блондинкой. Все в один голос твердили, что она — вылитая Бетти Грейбл. Характер у нее был непредсказуемый. От нее можно было ожидать чего угодно. Когда она напивалась, то втягивала нас во всякие авантюры. Ну а я была довольно наивной, но живой и непосредственной. Я воспринимала жизнь как одно большое приключение.

— Вы, очевидно, были самой красивой из всей четверки, — добавила Мэнди.

— Ну, я бы сказала так: представителей сильного пола от меня надо было палкой отгонять, — шаловливо хихикнула Дива. — Впрочем, некоторых… некоторых я все же не отгоняла. — Она улыбнулась воспоминаниям юности. — Но вернемся к Фредди. Он явно вращался в высших сферах, и все у него были в друзьях. Невероятно, сколько всякого народу подходило к нему поздороваться во время вечеринок — и звезды кино, и политические деятели, и кто хочешь, — и практически все ходили с ним на наше бурлеск-шоу. Все они были не прочь повеселиться. Причем, чем знаменитее человек, тем больше безумств он себе позволял. Тогда мне было года двадцать два. После того как на одном из конкурсов красоты я спела, меня заметил один фокусник и пригласил к себе в ассистентки. — Дива рассмеялась от нахлынувших воспоминаний. — Я понимаю, сейчас это кажется смешным, но тогда фокусники гастролировали и в Вегасе, и по всему миру, так что мне невероятно повезло. Мой наниматель был геем, так что я могла ничего не опасаться во время гастролей с ним. Нам даже приходилось иногда спать в одной постели, если в гостинице совсем не было мест. Вот это было время! Я путешествовала по всему миру, и при этом мне оплачивали все расходы. Как-то раз мы даже перед королевской семьей выступали. Это все Фредди устроил. Он вообще устраивал нам разные выступления за долю в гонораре. Тогда собрались такие звезды, что просто уму непостижимо. Наш номер начался, когда подали кофе. Как сейчас помню: на мне были розовое с черным трико с тюлевыми вставками и черные туфли на огромных каблуках. В прическу у меня были вплетены перья, и костюм спереди и сзади был тоже украшен перьями. Вот такое в то время было представление об эффектном костюме. Первая часть нашего выступления прошла безукоризненно, а потом, потом… — Тут голос подвел Диву, а лицо у нее исказилось, будто она не могла решить, плакать ей или смеяться.

— И что же случилось потом? — не выдержала затянувшейся паузы Мэнди.

— Как на беду, мы доставали кролика из шляпы — нет, не могу об этом рассказывать.

Мэнди закусила губу, чтобы не рассмеяться, а Дива старалась совладать с собой, чтобы продолжить рассказ.

— Кролик был очень старым и издох прямо в шляпе, испортив нам все выступление. А никаких других фокусов про запас у нас не было — только Ронни.

— Ронни? — сдавленным голосом переспросила Мэнди.

— Да, — с полнейшей серьезностью ответила Дива, — так звали нашего кролика. Все поняли, что произошло. Я вышла вперед, чтобы извиниться перед публикой, но тут Фредди бросился ко мне и в отчаянии принялся шептать мне на ухо, чтобы я что-нибудь придумала. Я просто спела «We’llMeetAgain». Эту песню исполняла Вера Линн. Знаешь такую певицу?

Мэнди кивнула, и Дива запела чистым, звучным голосом.

— Ух ты! Да вы просто талант, Дива. — Мэнди ушам своим не верила.

— Ну, в двадцать лет я пела куда лучше, — подмигнула Дива с улыбкой. — В тот вечер на мне было чудесное красное вечернее платье, и Фредди познакомил меня с человеком, который перевернул всю мою жизнь. — Она опустила глаза и печально улыбнулась. — Я влюбилась, как еще никогда не влюблялась. К сожалению, в своей любви к нему я была не одинока. К тому же — как бы это выразиться поделикатнее? — он имел некоторое отношение к королевской семье.

Мэнди оторопела. Получается, мужчины всегда заводили и будут заводить себе любовниц? А Мэнди-то чувствовала свою исключительность, будто до нее ни одна женщина на свете не бросалась в объятия мужчины, который уже принадлежал другой. Дива через силу улыбнулась:

— Я тогда влюбилась до умопомрачения. Мы встречались тайно многие годы, и это были лучшие годы моей жизни. — Голос у Дивы дрогнул, будто она вот-вот заплачет.

Мэнди не выдержала:

— Пожалуйста, Дива, не плачьте. — Она взяла пожилую леди за руки и крепко сжала. — По крайней мере, в вашей жизни была настоящая любовь. А некоторым так и не доводится узнать, что это такое.

Мэнди поняла, что убеждает не только соседку, но и саму себя.

— Да, я любила. — Дива посмотрела девушке прямо в глаза. — Но ты представить себе не можешь, насколько невыносимо было дважды его потерять.

— Дважды? — шепотом переспросила пораженная Мэнди.

— Да, деточка, дважды. Видишь ли, жизнь — штука непредсказуемая. Нет, мы не охладели друг к другу, напротив, наша страсть с каждым днем разгоралась все сильнее и сильнее, но повышенное внимание к королевской семье означало, что нам надо было с особенной тщательностью скрывать чувства от посторонних взглядов. В какой-то момент мы повели себя недостаточно осторожно, допустив роковую ошибку. — Дива печально покачала головой. — Так называемый близкий друг сфотографировал нас вдвоем, а потом пошел на шантаж, требуя за фотографии огромный выкуп. Пришлось во всем признаться его родственникам. Он обратился к ним за деньгами и помощью. А в те времена, если бы все узнали, что член королевской семьи встречается с кем-то на стороне, это обернулось бы настоящей катастрофой. Одними сплетнями и статьями в бульварной прессе дело не ограничилось бы. Это могло привести к краху всей монархической системы.

— Какой ужас!

Дива промокнула навернувшиеся на глаза слезы крохотным шелковым платочком.

— Они нам помогли и сделали все, чтобы оградить себя от скандала. Я никогда не забуду, как он говорил мне, что они называли нашу любовь «скандалом», мне это казалось ужасно несправедливым. Мы так друг друга любили, и мне было так обидно, но, полагаю, они все же были правы. Аристократ, влюбившийся в танцовщицу, — это ведь неприлично, это и вправду скандал. Думаю, что некоторым ситуация казалась даже смешной, но я вынесла из всего этого один урок: единственное правило в любви — никаких правил.

В комнате повисло гнетущее молчание.

— Тогда родственники поставили ему лишь одно условие: они помогут, но он пообещает, что никогда больше не будет со мной видеться.

У Мэнди сердце кровью обливалось от жалости к Диве. Ее рассказ был исполнен такого трагизма, такой грусти, что казалось, будто этого просто не может быть. Мэнди же по-настоящему поняла, к чему могут привести такие отношения и насколько на самом деле несовместимы любовь и всякие там правила и ограничения.

— К тому времени, — продолжила Дива, — он купил мне эту квартиру. Мы с ним всегда встречались здесь наедине, и поэтому я всю жизнь прожила здесь. Я очень привязана к этому месту. Люди, которые осуждали нас и запретили ему со мной видеться, случалось, сидели с нами за одним столом. Они были и моими друзьями, они знали о нас, но делали вид, что ничего не замечают. Стоило нам допустить ошибку — и от их дружеского расположения не осталось и следа. Меня больше никуда не приглашали, мне больше никто не звонил. Слов нет, как мне было тогда тяжело, ведь огромный пласт моей жизни откололся и канул в небытие.

— А как же его жена? — не удержалась от вопроса Мэнди. — Как она это все пережила? Ведь ей, наверное, тоже было нелегко.

Дива вздохнула и покачала головой:

— Это, наверное, прозвучит странно, но я буду с тобой до конца откровенна. Мне так кажется, его жене с самого начала все было известно. Я старалась не попадаться ей на глаза. Она тоже всячески меня избегала. Мы с ней не были подругами, но на светских раутах, если вдруг наши пути пересекались, мы друг с другом вежливо раскланивались. Но, по крайней мере, при его жизни серьезно мы с ней не говорили.

— И что же она сказала, когда его не стало? — Мэнди было неловко задавать такой личный вопрос, но она не могла превозмочь любопытства.

Дива тяжело вздохнула:

— Она пришла сюда в день его похорон. Был уже поздний вечер. По понятным причинам на похороны я пойти не могла. Правила приличия не позволяли мне там появляться. Днем я пошла в церковь и поставила свечку за упокой его души, а вернувшись домой, вновь и вновь играла песню «Unforgettable» Нэт Кинг Коул. — Дива улыбнулась и даже слегка покраснела. — И вот пришла его жена. В траурном облачении она выглядела очень бледной и обессиленной. Она вошла в квартиру и увидела все эти фотографии, на которых мы вместе. Наверное, ей было горько, но я никогда их не убирала — так мне казалось, что он всегда со мной, где бы он ни был на самом деле. Его жена вручила мне перевязанный голубой лентой сверток. «Полагаю, это вам, — сказала она и закашлялась. — Я знаю, он писал каждую неделю. Это поддерживало в нем жизнь, — продолжила она спокойным голосом. — Болезнь не дозволяла ему самому относить эти письма на почту, а никому другому он не доверял, поэтому все эти письма складывал под кровать, и они там копились. При нашем последнем разговоре он сказал, что сильно меня любил, благодарил меня за прожитые вместе годы, но в глубине души он знал, что мне все известно про письма. Перед смертью он взял с меня клятву передать их вам. Я пришла сюда исполнить его просьбу и передаю вам все письма, что он написал за долгие двенадцать месяцев».

Дива подошла к секретеру и открыла дверцу маленьким старинным ключиком.

— Это письма-воспоминания. Их даже, наверное, можно назвать дневником моей жизни.

Мэнди взглянула на пачку пожелтевших писем.

— И чем же закончился ваш разговор с его женой?

— На самом деле, она поблагодарила меня. — Дива будто сама не верила своим словам. — Я, честно признаться, думала, что она будет рассказывать об их жизни, но у нее хватило величия и такта не касаться этой темы. У них ведь была своя история любви, и я ни за что не решилась бы посягнуть на нее. Она знала, что между нами была сильная страсть. Наверное, некоторые женщины в моей ситуации не стали бы церемониться и начали бы выдвигать требования, но я никогда ничего не просила. С тех пор, как ему запретили со мной видеться, мы с моим любимым больше не встречались. Даже тогда, когда появился маленький Генри. Я держалась, как могла, и милейший Фредди тогда очень нам помогал. До самой своей смерти он каждую неделю заходил справиться, не нужно ли нам чего.

— Простите за нескромный вопрос, а кто такой Генри? — Мэнди чувствовала, что упустила какую-то важную деталь в рассказе.

— Это мой сын. Наш сын. — По голосу слышно было, что Диве приятно произносить эти слова.

— Не может быть! — Мэнди покачала головой, будто не веря своим ушам. — Так вы с ним?..

— Да, деточка, — кивнула пожилая леди. — Все, о чем ты подумала, — все было.

— И вам все это время приходилось растить сына одной?

Дива печально кивнула.

— Но знаешь, деточка, не все так грустно. Долгие-долгие годы единственная радость общения, которую мы могли себе позволить, заключалась в письмах. Мне пришлось подписать документ, в котором я давала клятву не разглашать никаких сведений о нашей с ним связи. Конечно, я все понимала. Во всем была виновата только я сама. Я любила человека, к которому было приковано внимание общественности, человека, связанного семейными узами. Если играть с огнем, то можно обжечься. Но мы как-то со всем этим справились, и я не навлекла позор на свою семью. Я держала рот на замке, а голову — высоко поднятой. Думаю, его родственники были благодарны мне за это. А еще в тот памятный вечер его жена отдала мне его любимые запонки, часы и, что самое удивительное, письмо, в котором говорилось, что эта квартира и особняк в районе Белгрейвия достанутся Генри. По крайней мере, у нашего сына будет хоть что-то от отца, помимо выцветших фотографий и моих рассказов…

Выговорившись, Дива с облегчением вздохнула.

— Тебе, возможно, трудно будет это понять, — продолжила она, — но в тот вечер мы с его женой долго сидели и говорили о нем. Разговор шел о таких подробностях, которые могут знать только близкие и любящие люди. Позднее мы время от времени перезванивались с ней. Я, конечно, не приглашаю ее на чай, и мы никогда не станем близкими подругами, но мы друг друга уважаем и понимаем, несмотря на всю ту боль и все то безумие, через которые нам довелось пройти. Как бы то ни было, мне больше по душе общество моих верных подруг Патриции, Ирис и Бетти.

— Вот это да! — изумилась Мэнди. — Так они и есть те самые дамы, которых вы собираете на чай?

— Они очень меня поддержали, когда я потеряла любимого. В какой-то мере их тоже можно назвать любовью всей моей жизни. Мы стольким делились друг с другом.

Закончив рассказ, Дива налила Мэнди еще стакан апельсинового сока, на этот раз плеснув немного прозрачной жидкости из плоской фляжки.

— Это что, водка? — изумилась Мэнди.

— Помогает согреться зимой, — подмигнула ей Дива.

— Вот уж воистину в тихом омуте черти водятся, — рассмеялась Мэнди.

В дверь позвонили.

— Ого, это, наверное, за мной водитель приехал. — Дива покачала головой.

Время и впрямь пролетело незаметно.

— Мэнди, деточка, спасибо тебе. Я чудесно провела вечер! — Она крепко обняла Мэнди. — Ты такая милая, такая приятная девочка. Спасибо, что терпеливо выслушала мою болтовню. — Она несколько виновато улыбнулась.

— Да что вы! Мне было очень интересно, — искренне сказала Мэнди. — Для меня большая честь, что вы рассказали о самом сокровенном.

Дива проводила Мэнди до дверей и смотрела, как та спускается к себе, прижимая к груди подарок в красивой упаковке.

— Слушай, деточка. Слушай и учись, — с грустью улыбнулась пожилая леди.


Вернувшись домой, Мэнди почувствовала себя до ужаса одинокой. Она скучала по Джейку. А как он проведет Рождество? Они с ним виделись только накануне, но сердце уже ныло от тоски и одиночества без него.

Где-то в глубине души она чувствовала: именно в эту минуту что-то сдвинулось с места, как будто грузовик свалил кирпичи на ее чувство самосохранения, которое так и осталось погребенным.

Она совершенно точно осознала, что влюбилась всем сердцем и по-настоящему. А еще она знала, что Рождество ей придется встречать без Джейка, который будет там, где ему положено быть, — дома с женой.

8 Рождество и Новый год

Джордж колотил в дверь Мэнди.

— Открывай, моя маленькая рождественская фея! — кричал он.

Открыв дверь, Мэнди была поражена. На пороге стоял элегантный донельзя Джордж, в стильной вельветовой куртке шоколадного цвета, в длинном полосатом шарфе, бежевой водолазке и узких джинсах. В руках он держал большую белую коробку, перевязанную огромным красным бантом.

— Джордж! — Мэнди взвизгнула от восторга. — Спасибо!

— Нет, это тебе спасибо, что в последний момент согласилась провести день со мной, — улыбнулся Джордж. — Эта вертихвостка, моя сестрица, встретила какого-то мужика и уже через пять минут решила, что это, видите ли, любовь всей ее жизни, так что они с ним где-то уединились. Ты же знаешь, что мама с папой отправились в круиз и велели мне присмотреть за Шантель. Но, как видишь, из этого ничего не вышло. Эта свинюшка сочла нужным только предупредить меня вчера, что не явится домой.

— Не переживай, милый. — Мэнди обняла старинного друга. — Я только пальто надену, и можем идти.

— А может, сначала подарок откроешь?

— Ладно, давай сначала вскроем эту красоту, — не устояла перед искушением Мэнди.

Она уселась на белый диван с льняной обивкой и стала открывать коробку под нетерпеливым взглядом Джорджа. Сняла крышку и под несколькими слоями оберточной бумаги обнаружила…

— Вот это да-а! — выдохнула она, разворачивая великолепное бежевое пальто от «Chloe», отделанное стразами.

— Ну как, солнце, нравится? — Джордж затаил дыхание и картинно закрыл руками глаза, подглядывая сквозь пальцы. — Если тебе совсем-совсем не нравится, то можно договориться с пресс-службой «Chloe» и хитроумно заменить это пальто на другой образец из их последней коллекции.

— И думать не смей! Оно просто чудесное.

Благодарная Мэнди бросилась Джорджу на шею и расцеловала его в обе щеки. Он расстегнул пуговицы на обновке и накинул пальто поверх черного обтягивающего платья от «Temperley», которое Мэнди выбрала для их сегодняшней встречи. Благодаря безупречному крою, платье сидело идеально, и Мэнди чувствовала себя в нем великолепно. Сегодня она дополнила платье черными матовыми колготками и замшевыми туфлями «Louboutin» на высоких каблуках и небольшой платформе. Мэнди выглядела стильно и современно. Волосы она собрала в простой конский хвост, что подчеркивало изящную линию подбородка. Макияж у нее был простой и естественный, с акцентом на полные губы — их удачно подчеркивал бежевый блеск. А когда ко всему этому великолепию добавилось еще роскошное пальто из самой лучшей ткани, она почувствовала, что выглядит на миллион.

— Джоржд! Да оно, наверное, стоит целое состояние! Просто не верится, что оно мое.

Она вертелась вокруг Джорджа, а потом встала, уперев одну руку в бок, а вторую приложив к голове:

— Ну, что скажешь?

Джордж внимательно оглядел стоящую перед ним красавицу.

— Ты похожа на чертовски соблазнительную модель с третьего разворота журнала, — рассмеялся он. — Только купальника не хватает. А из-за денег не переживай, — продолжил он заговорщическим тоном. — Я совершенно очаровал одну из девочек, проводивших их PR-кампанию, и она подписала нужные бумаги, в которых говорится, что это очаровательное пальтишко потерялось по пути со съемок в Милане. Видишь? — со значением улыбнулся он. — На самом деле, лучшие друзья стильных девушек — это мальчики-геи!

Мэнди прыгала и хлопала в ладоши от восторга. Она только что получила в подарок пальто стоимостью несколько тысяч фунтов. Просто сказка какая-то! Они направились к выходу.

— Погоди, — сказал Джордж. — А ты разве не собираешься открывать подарки, что под елкой? Тот, с бантом и стразами, выглядит просто божественно.

Чудесное пальто вытеснило у Мэнди из головы все мысли о Джейке. Она прослушала сообщение, которое он оставил накануне, где объяснял, что его жена Элен пригласила гостей на вечер. Джейк, как только узнал, сразу бросился звонить Мэнди, но она как раз бродила по той части «Harrods», где не ловит мобильный, и узнала про сообщение только со слов Дивы.

— Угу, значит, Элен, да? — пробормотала она себе под нос, чувствуя укол ревности. Она не на шутку рассердилась. Внезапно другая женщина в ее жизни обрела имя. А с именем она будто бы обрела плоть и кровь. До того момента Джейк называл ее просто «моя жена», и, по понятным причинам, о ней они практически не говорили. Вроде бы и мелочь, но упоминание этого имени глубоко уязвило Мэнди. Ее словно ножом в живот ударили. В гневе она написала ему в ответ:


«Все в порядке. Хорошего тебе Рождества. М.

P. S. Дива отдала мне твой подарок, спасибо. Жаль, что не удалось отдать тебе твой».


Отправив сообщение, она быстро распаковала остальные подарки и отнесла в машину те, что купила родным. Она не стала смотреть, приходили ли ей еще сообщения, и уснула сном младенца. Поначалу Мэнди очень расстроилась, но потом решила выкинуть все это из головы, настроилась на позитивный лад и теперь снова чувствовала себя спокойной и полной сил. Так ей было проще. На душе было пусто, но легко. А сейчас ей в жизни недоставало именно простоты и легкости.

Утром она проснулась очень рано. Интуиция подсказывала, что надо проверить, не пришло ли на телефон новых сообщений. Не открывая глаз, она потянулась за мобильником. Так и есть: два непрочитанных сообщения. Первое было от Джорджа:


«Эта вертихвостка повстречала хахаля всей своей жизни. А меня, значит, по боку. Я остался один на Рождество. Такая роскошная компания пропадает! Можно я присоединюсь к тебе на Рождество? Если у тебя есть уже какие-то планы не переживай… Джордж.

Я уже больше на тебя не сержусь… Очень прошу, можно я заеду к тебе часиков в девять? Или это слишком рано?»


Мэнди хихикнула про себя. До чего же ему, должно быть, одиноко, если он готов подняться в несусветную рань?

Затем она прочитала второе сообщение:


«Как жаль, что я тебя не застал. Прости, пожалуйста. Я позвоню, как только урву минутку. Люблю тебя. Джейк.

P. S. Надеюсь, тебе понравился мой подарок».


Бам-м! Одно такое сообщение — и чувства ожили с новой силой. На сердце будто камень лег. «Ненавижу тебя за то, что ты можешь со мной такое проделывать, — пробормотала Мэнди себе под нос, откидывая волосы с лица и потирая глаза. — Слава богу, у меня есть Джордж!» — шептала она, набирая ему ответ:


«Конечно, приезжай, я поеду к сестре пораньше, а то маленьким непоседам не терпится открыть подарки. Приезжай, чем раньше, тем лучше».


А что до Джейка, то она посмотрит, когда он позвонит и что скажет.

— Ур-р-р-а-а-а! Поехали-поехали, — вопил Джордж прищелкивая пальцами. — Раз-два-три, и вы снова с нами. — Джордж обожал гипнотизера Пола Маккенну и постоянно цитировал эту его любимую присказку.

Но Мэнди в новом пальто стояла посреди крохотной гостиной и не двигалась с места.

— Я не знаю, что мне делать, Джордж. — Она в задумчивости скрестила руки на груди. — Этот подарок в коробке, перевязанной бантом со стразами… он от Джейка.

Джордж изогнул бровь:

— Молодчина, Джейк! Неплохо для такого прямого парня, как он!

Мэнди не сводила глаз с подарка:

— Меня переполняют чувства. Я скучаю по нему, и мне грустно открывать подарок без него, но я даже не знаю, когда мы увидимся в следующий раз. Вчера он так и не смог вырваться от детей.

— Ага, а еще я слышал, что от тебя он тоже едва живым ушел, — улыбнулся Джордж.

Мэнди бросила на него вопросительный взгляд.

— Дина рассказала мне про ваше приключение с елкой, — добавил он со смехом.

Оба захихикали.

— Забей! — сказал Джордж. — Джейк никогда не будет принадлежать тебе на все сто процентов. Ты хоть, по крайней мере, наслаждайся тем, что тебе достается. Не хочешь открывать его подарок? Тогда открою я.

Он рванулся к подарку, но Мэнди оказалась быстрее. Она оттолкнула его на диван и схватила чудесный подарок.

— А что будешь делать с другими? — спросил Джордж, приходя в себя после тычка локтем под ребра.

— А… с этими? Один — для Джейка, а вот это тебе.

Она вручила Джорджу подарок и опустилась рядом с ним на диван. Джордж вдохнул женственный аромат ее духов.

— Ну, хорошо, давай открывай первым ты. — Мэнди подтолкнула его под локоть.

Открыв подарок, Джордж в изумлении прислонил руку ко рту.

— В жизни не видел таких красивых запонок! — просиял он. — Жаль, что на мне нет рубашки, а то надел бы их прямо сейчас. — Джордж очень расчувствовался, разглядывая запонки. — Ух ты, так ты еще и инициалы мои на них выгравировала. — Глаза у Джорджа так и сияли. — А маленькие бриллиантики между буквами смотрятся просто роскошно.

Он крепко обнял Мэнди, потом отстранил и обхватил ладонями ее лицо.

— Они такие красивые, а ты такая чуткая и внимательная. Мне так тебя не хватало, малыш.

Мэнди подняла на него глаза и поймала взгляд, которым он никогда прежде на нее не смотрел. Он притянул ее к себе своими сильными руками и нежно поцеловал в щеку. Его теплое дыхание едва коснулось ее губ. От него всегда так восхитительно пахло. Мэнди отстранилась и посмотрела на свой подарок. Ее обуревали чувства, казалось, еще немного — и она в обморок упадет. Мэнди была абсолютно уверена, что ей сейчас все почудилось. Она открыла бархатную коробку. Внутри оказалась еще одна коробка — поменьше. У той внутри — еще одна, потом еще и еще. Наконец она добралась до последней, самой маленькой коробочки, заглянула туда, и у нее перехватило дыхание.

— Синенький пакетик от «Tiffany»!

— Синенький пакетик от «Tiffany»!

Они с Джорджем восхитились в один голос. Оба захихикали.

— Давай открывай быстрее! — поторопил Джордж.

В нежно-голубом пакетике от «Tiffany» была синенькая коробочка от «Tiffany», а внутри той — красивый черный замшевый футляр. Мэнди осторожно открыла крышку. Ее глазам предстали крупные сережки-гвоздики с бриллиантами. Они очень эффектно поблескивали на фоне атласной подкладки футляра.

— Ого-о-о! — только и смог сказать Джордж. Наглядевшись на сережки, он сказал: — Класс! Давай надень их! Надень!

Мэнди подошла к зеркалу в стиле ар-деко, висевшему у нее над каминной полкой. Надев сережки, она стала еще прелестнее.

— Ты прямо сияешь, — улыбнулся Джордж.

Мэнди глянула на их с Джейком фотографию, взяла ее обеими руками и поцеловала:

— Где бы ты ни был, что бы ты ни делал, я по тебе скучаю. И спасибо тебе!

Джордж потупился. Он так сильно любил Мэнди, что ему было больно наблюдать эту трогательную сцену, больно потому, что этот мужчина не рядом. Джорджу еще больше захотелось подарить ей незабываемый праздник.

Иногда ему становилось нелегко. Временами ему казалось, что он влюблен в Мэнди. Раньше эти ощущения приходили и уходили, но с появлением Джейка Джордж стал задумываться над некоторыми вопросами: что он на самом деле чувствует, когда другой мужчина становится ей ближе, чем он сам? Он знал, что с его ориентацией никогда не сможет дать Мэнди стабильности, которой она искала и заслуживала, но ведь Джейк тоже не лучший вариант. Джейк может одарить Мэнди бриллианты, это прекрасно, но как насчет поддержки и настоящих отношений на равных? Нет.

Когда-то давно Джордж влюбился в одну женщину. Ему было тогда девятнадцать, а свои гомосексуальные наклонности он считал проявлением бурной фантазии. Ту женщину звали Лана. Иногда, напившись, Джордж рассказывал Мэнди о ней. Он ее просто боготворил. По его мнению, они идеально друг другу подходили. Ближе, чем Лана, Джорджу была только Мэнди. Джордж показывал Мэнди фотографии. Да, Лана была обворожительна. Она чем-то напоминала Халли Берри, но глаза у нее были зеленые. Необычную внешность она унаследовала от предков, среди которых были жители острова Барбадос и ирландцы. Они с Джорджем познакомились в студенческие годы, быстро стали лучшими друзьями, а потом и полюбили друг друга. По всей видимости, в постели им было неплохо, но для Джорджа важнее была эмоциональная близость. Они с Ланой продолжали общаться.

Лана всегда чувствовала, что Джорджу чего-то не хватало. Когда они полюбили друг друга, им обоим казалось, что, если не обращать внимания на это «что-то», оно исчезнет само по себе. Но однажды Джордж со своей «бурной фантазией» повстречал на модном показе Доминика. Доминик рассказал им с девочками за обедом о своем новом друге сердца. В его рассказах Джордж узнавал себя. На него нахлынуло чувство вины. В тот вечер они всей компанией отправились в ближайший паб. Джордж несколько перебрал и в какой-то момент обнаружил, что изливает душу Доминику, которого едва знает. Возможно, от этого ему стало легче.

Вернувшись к себе, Джордж долго плакал. Если он будет следовать своей природе, то потеряет все, что так любит. Где же справедливость? Его охватило смятение, сердце разрывалось на части, но Джорджу пришлось признаться самому себе в существовании неких особенностей, которые просто не позволят ему продолжать отношения с Ланой. Он сознавал, что ему придется вступить на тяжелый и полный сложностей путь, но на этом пути он останется верен самому себе. Он вернулся в их квартирку в северной части Лондона и смотрел на мирно спящую Лану. Он нежно погладил ее волосы, а когда она проснулась, они занялись любовью. По иронии судьбы, это был лучший секс за все время их отношений. Ни он, ни она никогда не забудут той ночи. А потом они заглянули друг другу в глаза, и между ними состоялся непростой разговор, требовавший от обоих большой смелости. Лана была удивительной. Теперь она поняла, чего же в нем не хватает. Она настолько сильно любила Джорджа, настолько готова была принять его таким, какой он есть, что полностью поддержала его решение быть до конца откровенным перед ней и перед самим собой. Она улыбнулась, откинула его русые волосы на лоб и нежно прошептала:

— По крайней мере, мы никогда не расстанемся насовсем. Между нами навсегда сохранятся по-своему близкие отношения.

Джордж уткнулся лицом ей в шею и разрыдался от такой зрелости суждений у столь юной женщины. Он признавал ее правоту: в каком-то смысле, связь между ними останется навсегда. Но то, что их отношения никогда не будут полноценными, вызывало в нем печаль и озлобленность.

При взгляде на Мэнди неприятные чувства из прошлого возвращались.

— Может, лучше поедем? — предложил он со вздохом.

Мэнди поставила свою драгоценную фотографию обратно на каминную полочку, взяла ключи и подхвата Джорджа под руку.


«С Новым годом!!!» Зазвенели фужеры с шампанским. Старинные друзья радостно поздравляли друг друга. Мэнди всех обнимала и целовала. Ася рассылала воздушные поцелуи, чтобы не оставлять у всех на щеках следов от своей ярко-алой губной помады. Джордж щипал всех за задницы, а подвыпившая Дина со всеми обнималась и рассказывала, что кому уготовили звезды на грядущий год.

— Предсказательница ты наша, — с нежностью сказал Джордж, укутывая шею шарфом и ставя на стол бокал с шампанским, — пора нам немного прогуляться и выпустить на волю бутылку. Эй, пошли! — Его голос перекрывал гул голосов и живую музыку. — Только оденьтесь потеплее, а то там холодно.

Девушки похватали пальто со спинок итальянских стульев ручной работы с кожаной обивкой. Они встретились в ресторане «Gaucho», что на самом берегу реки в Ричмонде, и остались очень довольны выбором заведения. Через огромные окна, выходящие на реку, было прекрасно видно праздничный салют. И салют был выше всяких похвал.

— Так, все записали свои новогодние желания? — спросил Джордж, беря со стола пустую бутылку из-под Шампанского «Laurent-Perrier».

— Да-а! — хором откликнулись девушки, выскакивая на улицу.

Джордж скатал их записки в трубочку, протолкнул их в горлышко и изо всех сил надавил на пробку, закупоривая бутылку.

— Ну ладно, девочки, — сказал он, отступая на два шага назад, — пусть в наступающем сбудутся все наши мечты, и чтобы у всех было побольше сказочного секса! — С этими словами он зашвырнул бутылку в реку под довольные крики и аплодисменты «его» девушек. Всем хотелось надеяться, что желания сбудутся. Мэнди провожала взглядом уплывающую бутылку и думала о том, что она загадала. В ее записке говорилось:


«Хочу, чтобы этот год принес мне и всем моим любимым здоровье, богатство и счастье, но больше всего мне хочется сделать правильный выбор и следовать своей судьбе.

Спасибо.

Мэнди».

Она подумала о Джейке. Они собирались пообедать вместе между Рождеством и Новым годом, но Элен преподнесла ему неожиданный подарок: двухнедельную поездку на горнолыжный курорт. Здорово? Вообще-то не очень. Он должен был вернуться 10 января, но Мэнди делала вид, что ей уже все равно. Дел у нее было по горло, так что времени на то, чтобы тосковать по нему, просто не оставалось. Но вот уже три дня, как он уехал, а от него еще не пришло ни одной эсэмэски. Да ладно, кого она пытается обмануть? Она безумно по нему скучала и уже успела от этого устать, а все ведь только начиналось. Она стояла на берегу реки, смотрела на отблески в воде, и ей уже почти хотелось его разлюбить. Может, так станет легче.

Ничего хорошего в роли любовницы нет. Но в одном Ася была права: чтобы быть любовницей, нужно быть жесткой, сильной и совершенно независимой. В повседневных отношениях, возможно, все так и было, но неужели можно так себя вести по отношению к близкому человеку? Мэнди хотелось думать, что она может стать кем угодно, но, возможно, она вовсе не создана для этого. Только время рассудит.

9 Пойман на горячем

Мэнди очень вовремя завернула на заправку у себя на Кингс-роуд. Стоило ей остановить машину возле заправочной колонки, как мотор Фигги заглох — бензина не осталось ни капли. Мэнди возблагодарила небеса. Машина ведь могла заглохнуть и прямо посреди Кингс-роуд. Возникла бы гигантская пробка. Она стала искать кошелек, чтобы залить Фигги полный бак и ехать дальше по шоссе АЗ в гости к маме, Оливии и девочкам. Робби уехал на пару дней в командировку в Данию, так что у них получался девичник. Приглашение застало Мэнди несколько врасплох. Проникновенное и исполненное теплоты сообщение от Оливии глубоко тронуло Мэнди.


«Привет, Мэнди! Мы тут с мамой как раз говорили, что на Рождество не удалось толком посидеть. Столько беготни с детьми. Приезжай с ночевкой. Будем только ты, мы с мамой и девочки. Скучаю по тебе. Маслинка».


Мэнди улыбнулась и тут же набрала ответ. Она чуть не прыгала от радости, что повидается с сестрой, которая вот уже столько лет не называла себя Маслинкой. Это прозвище ей придумала Мэнди еще в детстве. Оливия до четырнадцати лет носила очки с толстыми стеклами в роговой оправе. Она их то и дело разбивала, от этого руки у нее вечно были в порезах. Это делало ее похожей на их школьную буфетчицу, которая всегда носила строгое черное платье, за что ее прозвали Маслиной. Даже сама Оливия рассмеялась, когда Мэнди впервые назвала ее этим прозвищем. Как приятно вспоминать такие моменты.

Мэнди залила Фигги бак под завязку, взяла в супермаркете на заправке яблоко и бутылку минералки, вернулась в машину и поставила диск «Rolling Stones». Она уже вставила ключ в замок зажигания, как увидела нечто такое… Она не сразу поверила своим глазам. Она не знала, что ей делать: то ли пригнуться на сиденье и спрятаться, то ли бежать здороваться. Она неподвижно сидела в машине, недоумевая, почему именно ей суждено стать свидетельницей этой сцены: Робби вышел из своего любимого серебристого «Porsche» 1980 года выпуска и что-то с улыбкой спросил у рыжеволосой женщины, что сидела на пассажирском сиденье. В боковое зеркальце Мэнди увидела, как та в ответ счастливо и многообещающе ему улыбнулась. Робби пошел платить за бензин.

Мэнди просто не могла не смотреть в их сторону. Ей надо было побольше узнать об этой кудрявой, рыжеволосой, голубоглазой женщине с накладными ресницами, одетой в легкую шубку. Незнакомка порылась в косметичке и, даже не глядя в зеркало, привычным движением нанесла еще один слой блеска на полные темно-розовые губы. При ближайшем рассмотрении оказалось, что она старше Оливии, но невероятно ухоженная. Алебастрово-белая кожа на ее точеных скулах чуть розовела от нанесенных румян. Судя по худощавой фигуре, она вполне могла оказаться бывшей моделью. Мэнди, затаив дыхание, старалась получше рассмотреть таинственную незнакомку.

Внезапно появился Робби с бутылкой вина в руках, и Мэнди сделала вид, что переключает радиоканалы на старенькой магнитоле у себя в машине. Но волноваться не стоило — Робби ее не заметил. Все его внимание было поглощено рыжеволосой спутницей. Он сел в машину, и та женщина обвила руками его шею и страстно впилась ему в губы. Он ответил на поцелуй с такой же страстью. При виде того, как они не могут оторваться друг от друга, Мэнди чуть не задохнулась от возмущения. Пятница, шесть вечера — по словам Оливии, Робби еще накануне улетел в Данию. После долгого поцелуя рыжеволосая открыла глаза и взглянула прямо на Мэнди. Той очень хотелось расцарапать лицо этой твари. Ей стало страшно обидно за сестру, ведь, в конце концов, боль сестры была и ее болью тоже. В голове у нее звучал голос Джейка: «Элен пригласила родственников… Элен взяла билеты на горнолыжный курорт… Элен то… Элен это… Элен, Элен, Элен, Элен!» Этот внутренний голос звучал все громче. Это становилось невыносимо. На Мэнди нахлынуло чувство вины, мощное, как цунами, сметающее все преграды на своем пути. Ей было очень тяжело. Она ненавидела себя.

Мэнди вдавила педаль газа в пол. Так быстро ей еще ни разу не удавалось доехать к сестре. Добравшись до места, она не спешила выйти из машины: казалось, пережитый гнев выжег ее дотла. Как ей теперь себя вести? Что сказать? Чем тут поможешь? «Не думай сейчас о точных формулировках», — пробормотала она себе под нос. Сделав глубокий вдох, она посмотрелась в зеркало заднего вида, поправила макияж. В мыслях о том, как вновь наладить отношения между сестрой и ее мужем, Мэнди проплакала всю дорогу. Стерев остатки потекшей туши, она сделала еще один глубокий вдох, взяла сумочку и направилась к столь совершенному с виду дому сестры.

Дверь открыла мама. Валери сразу поняла: что-то случилось. Мэнди держалась изо всех сил, но понимала, что выглядит неестественно.

— Привет, мам! Бр-р-р! До чего же сегодня холодно.

На самом деле, погода стояла довольно приятная, обе они понимали, что Мэнди несет чушь.

— Привет, Мэнди, — крикнула Оливия сверху. — Я сейчас волосы досушу и спущусь. — Она свесилась через перила. На ней была мужская пижама, а недосушенные волосы карамельного оттенка свешивались мокрыми прядями. — Я быстро, — заверила она и помчалась обратно в спальню досушивать волосы.

Мэнди зашла в гостиную и поставила сумку на пол рядом с диваном. Мама опять готовила. На этот раз пиццу и большую миску салата.

— На вечер у нас еще есть попкорн и мороженое, — сказала Валери. — Ушам своим не верю, но твоя сестра решила на сегодня забыть о диете.

Мэнди вяло улыбнулась. Чувства душили ее, в горле стоял такой ком, будто там поселился маленький слоненок, она едва могла глотать.

— Скажи, мам, а что бы ты сделала, если бы узнала нечто такое, что другой человек должен знать, но это доставит ему нестерпимую боль? Как бы ты поступила в такой ситуации?

Валери в упор взглянула на дочь:

— Что случилось, Мэнди? Обычно ты не спрашиваешь у меня совета в таких вопросах.

Мэнди потупилась и сильно сжала пальцы. Даже костяшки побелели. Она в буквальном смысле слова старалась удержать себя в руках.

— Что случилось, Мэнди? Что ты такое узнала? — продолжила расспросы мама.

— Ой, мам, это все просто какой-то кошмар.

Валери подошла к дочери и присела с ней рядом на диван. Дом был, безусловно, красив, но в нем было как-то пусто. В домах, где есть дети, такое редкость. Дом казался нежилым. Мэнди поежилась, будто от холода:

— Мам, ну почему я? Почему мне приходится приносить дурные вести?

— Ради бога, Мэнди, что случилось? Если ты хотя бы не намекнешь, в чем дело, я не смогу тебе помочь. — Валери с искренним беспокойством посмотрела на дочь и взяла ее за руки. — Речь идет о тебе или о ком-то еще?

Мэнди вдруг почувствовала, что не в силах говорить. Ведь остановиться на полдороге она не сможет, придется выкладывать все начистоту. Валери сделала глубокий вдох, хищно раздувая ноздри:

— Что-то с Робби?

Мэнди взглянула на мать. Откуда она знает?

— Что-то с Робби? — с нажимом повторила та.

Мэнди печально кивнула:

— Я только что видела его на автозаправке с другой женщиной. У нее рыжие волосы, и она старше Оливии. Мам, они были так увлечены друг другом.

Валери в ужасе прикрыла рот ладонью. Одно дело — подозревать, и совсем другое дело, когда твои подозрения оправдываются.

— А они тебя видели? — Она внезапно осипла.

— Нет. Вернее, женщина видела, но, скорее всего, не придала этому значения — она ведь меня не знает.

В воздухе повисло молчание.

— Ублюдок! Вот ведь сукин сын! — взорвалась Валери. — Нет, ну если ты несчастлив в браке — отлично, собирай вещи и вали отсюда! А вести себя так — это низко и подло!

Мэнди кивнула и заплакала.

Валери вся кипела от злости, но старалась держать себя в руках.

— А малышки? Бедные крошки! Он о них подумал? — Валери крепко прижала младшую дочь к себе. — Ты у меня такая хорошая девочка. Мы поможем Оливии пережить все это. Если мы будем рядом, она справится. Я точно знаю.

Мэнди стало трудно дышать.

— Никакая я не хорошая девочка, мам. Я мерзкая и подлая! Я совершила такую гадость, что сама не понимаю, как со мной такое могло случиться. — Мэнди старалась подобрать правильные слова и рассказать матери о том, что происходит между ней и Джейком. Но вместо этого разрыдалась у нее на груди, заливая слезами ее оливково-зеленый свитер.

— Послушай, — сказала Валери, крепко, как никогда раньше, прижимая к себе Мэнди. — Никакая ты не мерзкая, ты просто видела нечто отвратительное. В этом нет твоей вины, ты ничего плохого не сделала.

Мэнди зажмурилась, зная, что предстоящий разговор будет не из легких. Похоже, сейчас было не время и не место рассказывать о своих проблемах, она даже обрадовалась утешениям матери. Мэнди не могла припомнить случаев, когда они с мамой говорили бы по душам.

— Что случилось, тетя Мэнди? — донесся до них тонкий голосок. В дверях стояла малышка Милли.

Мэнди отерла слезы и высвободилась из объятий матери:

— Ничего, милая. Я просто что-то не то съела, и у меня заболел животик.

Милли поглядела на нее беспомощным взглядом, а потом предложила:

— А ты попроси бабушку погладить тебе животик. Мне всегда от этого легче становится.

И она умчалась наверх с воплем:

— Тетя Мэнди приехала! А еще она плачет, потому что у нее животик болит!

— Значит так, — сказала Валери, опомнившись. — Ты сейчас же все расскажешь Оливии. Она должна все узнать. Хватит! — Она потрясла головой. — Оливия и так сделала все возможное, чтобы спасти семью, но теперь уже слишком поздно.

Все мысли Мэнди были только о том, как выпутаться из этой ситуации, но выхода она так и не нашла.

— Ладно, мам, пойду наверх, — со вздохом сказала она. — Хочу побыстрее с этим покончить. Ради всеобщего блага.

Мэнди сглотнула. Ей было жутко. Валери склонила голову дочери на плечо:

— Хочешь, я с тобой пойду?

— Нет, мам, спасибо. Подожди нас здесь, мы спустимся. Можешь пока присмотреть за девочками. Займи их чем-нибудь на полчасика.

— Конечно, — кивнула Валери. — Я сейчас схожу за ними, а ты поговори с Оливией у нее в спальне.


Мэнди открыла дверь и осторожно присела на краешек безупречно заправленной кровати сестры:

— Солнце, мне с тобой надо поговорить. Тут кое-что произошло, и я… — Мэнди умолкла, зная, что ее новость больно ранит сестру. В этот момент она ненавидела Робби за то, как он поступил по отношению к своей прекрасной семье, за то, что он поставил ее в такое неловкое положение, но еще больше она ненавидела себя — здесь у нее даже слов не находилось. Она взглянула на замершую в ожидании сестру. В этой мешковатой белой хлопковой пижаме она казалась двенадцатилетней девочкой. После мытья волосы у нее стали очень пушистыми.

Оливия вдруг побледнела, на глазах у нее выступили слезы. Чтобы унять дрожь в руках, она скрестила их на груди.

— Ты про Робби хотела поговорить, да? — спросила она наконец.

Мэнди неподвижно сидела на кровати. Она смогла только кивнуть.

— Как ты узнала? — спросила она.

Оливия закусила губу и обвела взглядом комнату, словно вдруг перестала понимать, где находится. Она поджала пальцы ног, будто в попытке уцепиться за ковер и сохранить равновесие, но все равно слегка покачнулась.

— Женщина всегда сердцем такое чувствует, — тихонько прошептала она, обращаясь не то к Мэнди, не то к себе самой. — Я знаю, когда Робби грустно, когда он радуется, когда на него накатывает вдохновение или когда он чем-то разочарован. Я все про него знаю. — Она улыбнулась, будто на секундочку забыв, что находится не на вечеринке, где можно рассказать дамочкам, как она любит своего мужа. Она вся переменилась в лице, даже глаза, казалось, потемнели. — Что ты видела?

Мэнди глубоко вздохнула:

— Я была на автозаправке.

— Где? — выпалила Оливия.

— В Челси, — едва слышно пробормотала Мэнди, — на Кингс-роуд. Робби зашел в магазин на заправке, когда я уже расплатилась и вернулась к себе в машину. Я увидела, что в машине у него сидит женщина.

— И?..

— И… и… — У Мэнди задрожала нижняя губа, а по щекам потекли слезы. Она старалась со всей возможной деликатностью рассказать сестре, что видела. — И он ее обнял, а потом поцеловал… — Мэнди чувствовала себя ужасно неловко. — А она поцеловала его в ответ. Они явно не просто хорошие знакомые, назовем это так.

Оливия прочистила горло. Она с детства так делала, когда нервничала. Она зло смахнула текшую по щеке слезу:

— Как она выглядит, Мэнди? И не пытайся врать из деликатности, просто скажи мне правду. Она что и впрямь такая красавица?

Мэнди внимательно поглядела на сестру:

— Она старше тебя.

— Насколько старше? — продолжала Оливия свой нетерпеливый расспрос.

— Не знаю точно, но я бы сказала, года сорок три — сорок четыре.

— Опиши ее, — тут же последовала просьба.

Мэнди сосредоточилась, стараясь припомнить все в подробностях.

— Длинные рыжие волосы, голубые глаза. Кажется, она была в шубе. И да, еще у нее были накладные ресницы, губы она жирно мажет блеском, а еще она показалась мне очень худой.

— Худой? — эхом отозвалась Оливия. — Насколько?

— Очень худой, насколько мне удалось рассмотреть, — мрачно сказала Мэнди.

— Худее меня? — спросила Оливия с несчастным видом.

— Не болтай ерунды. Какая разница?

Оливия с такой силой обхватила голову руками, что казалось, еще немного — и голова треснет. Когда она подняла взгляд, в глазах у нее стояла такая злоба и ненависть, что Мэнди была поражена и на мгновение даже испугалась.

— Огромная разница, — закричала она во весь голос. — Я все время только и делаю, что стараюсь, черт возьми, быть такой, какой он хочет меня видеть! Такой, какой все хотят меня видеть! Я веду хозяйство, воспитываю детей, слежу за собой лучше, чем любая из моих знакомых! Я развлекаю его друзей и делаю вид, что мне чертовски интересно то, что они построят еще одно здание, которое ничем не будет отличаться от предыдущего!

Мэнди в жизни не видела сестру в такой ярости. Оливия плакала и кричала.

— И с папой было то же самое. Я была для него словно какой-то маленький циркач, я каждый раз должна была выступать с очередным номером. Я все время старалась показать какой-нибудь новый фокус, но ни разу не смогла угодить, ведь так, да? — Она кричала на Мэнди, наклоняясь к ней все ближе и ближе. — Так?! — Она уже кричала во весь голос. — Всегда находился кто-то, кому уделяли больше внимания, кто всегда был в чем-то лучше меня. — Она с горечью улыбнулась. — Для папы это была мама или ты. А обо мне он всегда думал в последнюю очередь! Другие мужчины гордились тем, что встречаются со мной, или тем, что подцепили меня, ведь со мной всегда было легко и весело. И боже упаси, если мне хоть что-то от них было нужно! Мне никогда нельзя было расслабиться и просто побыть самой собой. А сейчас… — она запнулась, — мужчина, которому я больше всего старалась понравиться, тоже считает, что я недостаточно хороша…

Оливия всхлипнула, упала на колени и закрыла лицо руками.

— Что я делаю не так, Мэнди?

Она рыдала так сильно, что проглатывала слова, и Мэнди едва ее понимала.

— Что я делаю не так?

Мэнди опустилась на колени рядом с сестрой и крепко обняла ее. Оливия разрыдалась у нее на груди, и Мэнди утешала ее и убаюкивала.

— Ты очень красивая, — тихонько шептала она, откидывая у сестры волосы со лба. — И всегда была красавицей. Тебе надо только поверить в это. И не пытайся быть совершенством во всех отношениях. Определись, что тебе действительно нужно, и работай в этом направлении. А если ты кому-то не нравишься такой, какая ты есть, ну и черт с ними! Это их проблемы. На самом деле ты заслуживаешь куда большего, поэтому не трать попусту силы.

Оливия рыдала в объятиях Мэнди добрых минут десять. Мэнди многое бы отдала, только бы все сложилось по-другому, только бы сестра так не страдала.

Робби и та другая женщина причинили Оливии нестерпимую боль. Мэнди начинала понимать, что и «та женщина» в семье, которую она готова разрушить, чувствует примерно то же, что и ее сестра. Мэнди стало тошно от себя самой. И как это ее угораздило сделать такую гадость?

Самым печальным в истории Оливии и Роберта было то, что в свое время Робби по-настоящему любил Оливию такой, как она есть. И папа, кстати, тоже. И все Оливию любили, но в какой-то момент она почувствовала себя обделенной, утратила свое истинное «я». Она стала холодной и практичной, маниакально стремилась все на свете взять под свой контроль. Эти перемены происходили последние несколько лет. Робби наверняка тоже заметил их. Оливия резко изменилась, и, по правде говоря, рядом с ней становилось все труднее и труднее жить. По иронии судьбы все ее попытки достичь совершенства сделали ее непривлекательной и бездушной, а раньше Оливия всегда была очень дружелюбной, веселой и эмоциональной. Да что с ней такое случилось? Ведь настоящая любовь, она в радости и в горе, да? И хотя Робби и подпал под чары другой женщины, Мэнди знала, как сильно он любит Оливию. Или он стал об этом забывать, потому что Оливия была уже не той женщиной, на которой он женился? А если так, то чья в том вина? Людям свойственно меняться. Так, может, во всем этом никто не виноват?

— Вопросы, вопросы, — вздохнула Мэнди, — в голове крутится столько вопросов. Одному богу известно, что ты сейчас чувствуешь. — Мэнди поцеловала сестру в затылок.

И тут Оливия ни с того ни с сего начала смеяться… и остановиться уже не могла. Она смеялась и смеялась.

— Ну и чего ты смеешься? — ошарашенно спросила Мэнди, сама уже готовая истерически расхохотаться от чудовищного напряжения. А Оливия держалась за живот и хохотала во весь голос.

— Нет, только ты могла заметить накладные ресницы! — выдавила она сквозь смех. — Я тебя обожаю, Мэнди. Ты неподражаема!

Теперь они хохотали уже на два голоса. Отсмеявшись, Оливия крепко обняла Мэнди. Да, кажется, теперь она пришла в себя после потрясения.


Мэнди вернулась домой, обуреваемая чувством вины. На душе было мерзко. Она разрыдалась и позвонила верному Джорджу. Тот, в свою очередь, позвонил моралистке Дине, а та связалась с крепкой на выражения Асей.

Вскоре все они сидели у Мэнди на кровати и в один голос твердили:

— Не смей этого делать!

Для Мэнди разговоры с Джорджем были чем-то сродни исповеди, в церкви. Она рассказала ему о событиях минувшего дня и излила так долго сдерживаемые чувства. Она рыдала почти час и никак не могла остановиться. Бедняга Джордж перепутался не на шутку. Мэнди не выдержала всех сложностей своих отношений с Джейком и той боли, что испытывала сестра. Джордж никогда не видел ее такой несчастной. Ей явно было очень плохо, и сама она никак не могла справиться с ситуацией. Он очень переживал за нее.

От слез Мэнди полегчало. Она пересказала друзьям все события дня, рассказала и про чувство вины, про то, что ничем не может помочь сестре, и про то, как ей тяжело. Но зато теперь она знает, как покончить с этим кошмаром. Мэнди решила послать к черту все предосторожности и позвонить Джейку, хоть он вполне мог сейчас быть рядом с женой и детьми. Она понятия не имела, где он и который там час. Ей было известно только то, что он сейчас где-то на горнолыжном курорте.

Ей нужна была поддержка. Срочно.

Она ждала ответа с рюмкой водки в руке.

— Автоответчик, — печальным шепотом констатировала она и прочистила горло перед своей эпохальной речью.

Трое ее друзей переглянулись. Каждый продумывал выход из ситуации, но ничем, кроме личного присутствия, помочь они не могли.

— Привет, Джейк, это я, Мэнди.

Мэнди глядела в пол, пытаясь сосредоточиться и стараясь не думать о том, что друзья будут слышать каждое ее слово.

— Прости за беспокойство. Но ты ведь знаешь, я бы не стала звонить тебе без веских причин, а причина у меня и впрямь серьезная… — Она умолкла, и Джордж взял ее за свободную руку, чтобы поддержать. — Видишь ли, сегодня кое-что произошло. Муж моей сестры встречается с другой женщиной, и я их застала, я их видела… — Мэнди сглотнула подступивший к горлу ком. Ей было так тяжело и так грустно. — А еще я видела, как сестра переживает, и после этого чувствую себя совершенно убитой…

По щеке у Мэнди скатилась слезинка, потом еще одна, и вскоре слезы хлынули сплошным потоком.

— Мне стало так плохо, я сама себе противна после всего, что мы с тобой натворили. Так что я приехала домой… — Мэнди уже рыдала, не таясь. — Мы поступили очень плохо, Джейк, и после случившегося я просто не могу продолжать видеться с тобой. Мне тошно. Я просто представить себе не могу, что ты чувствуешь, когда остаешься с семьей.

Джордж дернулся было к Мэнди, чтобы прервать ее. От нахлынувших чувств мысли у нее путались.

— Поэтому я просто… позвонила попрощаться, наверное. Мне ужасно жаль, что не удалось толком с тобой поговорить, но я даже не рискну еще раз тебе звонить… — У Мэнди уже не было сил выдерживать напряжение, но она все же договорила: — Да, и вот еще что: не звони мне, пожалуйста. Спасибо за все чудесные моменты, что ты мне подарил. Я никогда этого не забуду, но поддерживать отношения, связь — называй это, как хочешь, — я больше не могу. После того что случилось в моей собственной семье, я просто не могу позволить этому продолжаться. Будь счастлив… — Мэнди задержала дыхание на несколько мгновений и выпалила: — Я люблю тебя, прощай.

Она нажала на кнопку отбоя и рухнула в объятия Джорджа.

— Джордж, — всхлипнула она, — я ведь не хотела говорить ему «прощай», но так было надо, да?

Джордж баюкал ее и гладил по голове.

— Солнце, у этого романа все равно не было будущего. Вся эта история просто не могла для тебя хорошо закончиться. Я тоже очень люблю бриллианты, но ночью в постели они не согреют. Рано или поздно кому-нибудь пришлось бы испытать боль. Ты поступила правильно, точно тебе говорю. — Он мельком взглянул на девушек — те сидели тихо под впечатлением от услышанного. — Девчонки, а вы как считаете? — Задавая вопрос, он подавал им знаки, чтобы они его поддержали.

— Конечно, — поддакнула Ася со всей доступной ей мягкостью. — Мэнди, солнце, в ситуации с другими женщинами надо быть проще: пока они из-за тебя убиваются, все в порядке, но как только ты начинаешь учиться из-за них — пора соскакивать! А вся эта байда с твоей сестрой — для тебя это слишком тяжко, ты девочка чувствительная. Для тебя это ну просто слишком тяжко.

Дина подошла к Мэнди и села рядом с ней на пол.

— Послушай, Мэнди, — Дина взяла ее за руку, — это все не для тебя. Ты ведь у нас неисправимый романтик, а для романтиков отношения всегда заканчиваются болью. Посмотри на меня: мы для подобного не созданы. — Мэнди утерла глаза и тоже взяла подругу за руку, пытаясь улыбнуться. А Дина тем временем продолжала: — Я знаю, ты считаешь меня свихнувшейся хипушкой, но я совершенно искренне верю в одно, я верю, что от судьбы не уйдешь. Я безоговорочно верю в закон кармы, гласящий: что посеешь, то и пожнешь. Поэтому поступай с другими так, как ты хочешь, чтобы они вели себя с тобой. Я верю, что ты можешь усложнить или, наоборот, упростить свою жизнь — все зависит от тебя. Если ты по-настоящему прислушаешься к себе, то сможешь принять правильное решение. Жизнь, она — как школа, где нам приходится решать задачи. Одни задачи кажутся простыми и очевидными, а другие — сложными. Но чем больше препятствий мы преодолеваем, тем больше развиваемся духовно.

— Да ла-адно тебе… — Ася закатила глаза под потолок, — скажи проще: ублюдочная жизнь подсовывает нам ублюдков в мужья.

— А ну-ка, прекрати! — Дина чуть повысила голос. — Если ты чего-то не понимаешь, то и не лезь со своими глупостями.

— Да пошла ты, — не осталась в долгу Ася.

— Сама пошла, — не сдавалась Дина.

Дина изумила Мэнди. Обычно она в таких перепалках всегда пасовала первой, особенно перед Асей.

— Да какие мухи тебя покусали? — Ася тоже не ожидала такого отпора.

— В смысле, какая муха меня укусила? — Дина с наслаждением поправила Асю. — Никакая муха меня не кусала, но ты со своей поверхностностью подчас становишься просто невыносимой. Не всем ведь быть такими, как ты, Ася. Просто если тебе не дано разбираться ни в чем, кроме драгоценностей, это еще не значит, что все остальное ерунда.

— Да что ты такого знаешь? — насупилась Ася. — Твои познания о жизни ничуть не более настоящие, чем твои сиськи.

Дина задохнулась от возмущения:

— Да как ты смеешь? Ты вообще понятия не имеешь, о чем говоришь!

— А какая разница, — мило улыбнулась Ася, — у меня сведения из надежных источников — от подруги, которой операцию делал тот же хирург, что и тебе. Ты в прошлом году сделала операцию и никому ничего не сказала, даже нам, своим лучшим друзьям. Спорим, это было предопределено твоей судьбой?

— Какая же ты язва, — выкрикнула в ответ Дина. — Да ты вообще по большей части не понимаешь, что за чушь несешь. И еще, тебе стоит поучиться держать свой поганый рот на замке.

— Ну так и скажи, делала ты операцию или нет? — огрызнулась Ася.

В комнате воцарилось молчание.

— Видишь, Дина, ты ничем не лучше меня. Ты такая же поверхностная, практичная и пустая. Разница между нами, солнце, лишь в том, что я открыто обо всем говорю, а ты нет.

Мэнди вдруг почувствовала, как ее собственные проблемы утрачивают значимость. Джордж вертел пальцами и сделал лицо как у телеведущего Кеннета Уильямса, будто хотел сказать: «Похоже, дело пахнет керосином». Мэнди чувствовала, что что-то происходит. Хотя она не поняла, в чем именно дело, но ей нужно было на что-то переключиться.

— Ну что ты вылупилась как дура, — не выдержала Ася. — Скажи что-нибудь.

Дина не сводила глаз с Аси. А когда она заговорила, в глазах у нее стояли слезы.

— Да, я сделала пластику груди. — Дина закусила губу, чтобы не расплакаться. — Я сделала операцию, потому что у меня был рак, довольна? После того как мне все удалили, мне пришлось делать пластику, потому что у меня почти ничего не осталось. Да операция была, и это была восстановительная операция. Да, у меня сиськи после нее выглядят что надо. Но больше всего я рада, что рассказала обо всем только одному Джорджу. Ты сейчас показала свое истинное лицо. И позволь тебе заметить: да, я обращалась тогда к целителям, картам Таро, гадалкам, драгоценным камням, гомеопатам и всему такому прочему. И я рада! Все это дало мне надежду, укрепило силу духа и изменило мой взгляд на мир. Уверена, что это спасло мне не только рассудок, но и жизнь…

Ася порывалась что-то сказать, но Дина ее перебила:

— Так что прибереги свою чушь для кого-нибудь другого! Все, тему меня и сисек закрыли!

Дина подхватила сумочку, надела дорогое бархатное пальто и повернулась к друзьям:

— Я выжила, Ася. Я самостоятельно справилась и с болезнью, и с драмой в личной жизни. А ты хоть что-нибудь хоть когда-нибудь сделала самостоятельно?

Ася утратила дар речи. Джордж и Мэнди тоже. Дина сделала несколько глубоких вдохов через нос по йоговской методике.

— А сейчас я уйду и проживу свою драгоценную жизнь в окружении позитивно настроенных, счастливых людей, то есть без тебя, дура ты набитая. — У Аси глаза расширились от ужаса. — А ты возвращайся к своему обрюзгшему старику мужу и к своим грязным мечтам о Федерере. Может, у меня и искусственная грудь, зато жизнь настоящая.

С этими словами Дина, гордо подняв голову, вышла из квартиры.

— Браво! Молодец, Дина! — Джордж довольно рассмеялся и захлопал в ладоши. — Признайся, Ася, тут она тебя уложила на обе лопатки, — фыркнул он, глядя на ошеломленную Асю, которая молча сидела на кровати.

Мэнди заметила в руке у него рюмку из-под водки.

— И сколько ты уже успел выпить? — спросила она.

— Всего шесть, — ответил Джордж.

— Черт возьми, Джордж, и когда ты успел так нализаться?

— Эм-м-м-м… не знаю, но чувствую себя пр-росто пре-вос-ход-но!

Джордж пустился было в пляс, но ноги у него заплетались. Мэнди подошла к Асе и села рядом с ней на кровать:

— Как ты, в порядке?

— Кажется, да, — кивнула та. — Просто слегка обалдела, понимаешь?

Ася действительно была необыкновенно печальна и задумчива.

— Ну, по крайней мере, этот разговор многое расставил по местам, так ведь? — Мэнди попыталась подбодрить подругу. — Теперь я понимаю, что все мои переживания просто ничто по сравнению с тем, что обрушилось на Дину.

Ася все никак не могла прийти в себя:

— Просто поверить не могу, Мэнди, что она нам ничего не сказала.

Мэнди еще никогда не доводилось видеть Асю в такой глубокой задумчивости. Подумать только, ее, оказывается, тоже может пронять.

— У меня мама от рака умерла, — с грустью сказала Ася. Мэнди хотела было обнять Асю за худенькие плечи, но не стала. Ася всегда была недотрогой, воздушные поцелуи заменяли ей прикосновения.

— Прости, — тихонько сказала Мэнди. — А Дина знала?

— Нет-нет. Я очень редко говорю о таких вещах, солнце. — Ася с грустью покачала головой.

Мэнди улыбнулась:

— Глупо да? Глупо, что у нас есть друг от друга тайны, которые мы не хотим обсуждать. Стыдно как! Если бы люди были хоть чуточку откровеннее друг с другом, может, они чаще находили бы поддержку или, по крайней мере, им становилось бы легче.

— Да, солнце, — вздохнула Ася, кивая, — тайны, они разрушают душу… а в конце концов все тайное становится явным.

Мэнди смотрела на утонченное, безукоризненно накрашенное лицо Аси, всем сердцем надеясь, что она ошибается.

10 Женщина всегда сердцем чувствует

Джейк мчался вниз по ступенькам своего четырехэтажного особняка в Нотинг-Хилл, держа в руках зарядник для телефона. Он никак не мог найти свободную розетку. Элен укладывала мальчиков. Поездка на горнолыжный курорт удалась как нельзя лучше. Мальчики так здорово научились кататься, что иногда даже отца обгоняли, проносясь мимо с радостным смехом. Малыш Джеймс, которому исполнилось пять, будто всю жизнь стоял на лыжах. Он обожал показывать папе новые движения. Семилетний Александр был как две капли воды похож на отца. Он был не таким хвастунишкой, как Джеймс, и всегда отличался добротой и чувствительностью. Подчас это даже ему вредило. Джейк переживал, что сын растет недостаточно жестким для того, чтобы добиться успеха в современном мире. К тому же у мальчика была астма. Джеймс любил шутки и веселье, он был очень сообразительным для своих лет и очень привязан к маме. Александр же больше тяготел к отцу, только с ним он делился своими тайнами и горестями, рассказывал, если что не ладилось в школе или в отношениях с друзьями. Он так любил отца потому, что тот ему внушал, что он сможет добиться всего, чего захочет. Отец был для мальчика героем покруче Супермена.

Джейк сидел на нижней ступени лестницы рядом с входной дверью. В свете уличного фонаря, струившегося сквозь стекло в двери, он наконец разглядел розетку. Включив телефон заряжаться, он тут же переключил трубку на беззвучный режим. По каким-то непонятным причинам за границей у него не было доступа к голосовой почте. «Смешно, в конце концов, — думал он. — Сколько лет я у них VIP-клиент, а даже голосовую почту за границей прослушать не могу. Завтра надо будет первым делом позвонить оператору связи, ведь так можно пропустить какое-нибудь важное деловое сообщение». Зачем упоминать о такой мелочи, как то, что в случае необходимости коллеги могли написать ему на «BlackBerry» и по электронной почте? На самом деле доступ к голосовой почте ему нужен был лишь по одной причине: ему очень хотелось слышать голос Мэнди. Он отчаянно по ней скучал. Как часто ему хотелось что-нибудь показать ей или просто поговорить, а временами хотелось разорвать их отношения. Он чувствовал себя виноватым перед мальчиками, но в ту же минуту начинал мечтать о том, как было бы здорово увидеть Мэнди, а больше ему ничего и не нужно. Такие резкие перепады настроения удивляли и пугали его. Иногда ему вспоминался запах Мэнди, и тогда сердце замирало, будто она стояла рядом. Это выбивало его из колеи. В такие моменты он оглядывался, нет ли рядом Элен, ведь она могла заметить неладное. А когда он вспоминал, как они с Мэнди занимались любовью, он готов был на все, только бы вновь прикоснуться к ее восхитительной коже. Для него не было ощущения приятней.

Элен с Джейком вот уже год не спали вместе. Все их попытки наладить сексуальные отношения были сплошь фальшивыми и неуклюжими. В этом не были виноваты ни он, ни Элен. Он по-прежнему любил жену. Она была чудесной матерью, цельной личностью, элегантной и красивой женщиной, просто интересным человеком, но из их отношений исчезла какая-то искра. Он все время думал, нет ли в этом его вины, и до того момента, как Мэнди ворвалась в его жизнь, гнал от себя эту мысль. Он просто запрещал себе об этом думать.

На работе было еще ничего. Бизнес отнимал много сил и времени и к тому же приносил немалый доход. Погружаясь в работу, Джейк мог забыть о чем угодно. Другое дело дома. Особенно по вечерам, когда мальчики уже спали и Джейк с Элен оставались вдвоем. Хорошо еще, что последние несколько лет его постоянно приглашали на званые ужины и другие светские мероприятия, которые Элен обожала. Больше всего ее привлекало влияние, которого добивался Джейк. Она очень быстро привыкла к новому образу жизни.

Джейк не общался со своим тестем Алистером. Тот всегда считал, что Джейк недостаточно хорош для его дочери. Алистер был преуспевающим бизнесменом и богачом, и единственная дочь была для него смыслом жизни, счастьем и светом в окошке. Когда она привела в дом красивого мальчика из простой семьи, выросшего в лондонском пригороде Шепердс-буш, на Алистера тот не произвел ровным счетом никакого впечатления. Джейк искренне восхищался Элен. Ему казалось, что она живет в идеальной обстановке, не сталкиваясь с грязью и проблемами окружающего мира. К тому же она была умна, отец дал ей прекрасное образование. Именно к такой жизни Джейк стремился. Элен тоже не встречала раньше таких парней, как Джейк. Ей нравился его мрачноватый юмор, но больше всего ей нравилось, как он целуется. Он был пылким и самоуверенным. Женщины всегда обращали на него внимание. Его сексуальность и раскрепощенность одновременно и злили, и привлекали Элен. Поскольку она была любимой дочкой богатого и влиятельного человека, молодые люди обычно робели в ее присутствии. Как-то раз (дело было в их загородном доме в Хэмпшире) один смельчак попался на том, что пытался дотронуться до ее обтянутой блузкой груди, и Алистер тут же выставил его за дверь, да еще и гнался за ним с ружьем, грозя отстрелить ему яйца.

Но Джейк был не из пугливых. Он на все был готов ради Элен. Ему нравилось невзначай растрепать ее безупречную прическу, нравилось наблюдать, как мисс Чопорность теряет голову, когда он ласкает ее языком. Ему нравилось, когда эта шикарная, правильная девчонка напивалась и начинала чудить. С ней было так весело. К тому же ее еще надо было добиться, а это выгодно отличало ее от всех девчонок в Шепердс-буш, которые сами бросались ему на шею.

Однажды за обедом Элен рассказала отцу об идее Джейка открыть рекламное агентство. Алистер тут же заявил, что готов вложить в это предприятие деньги, но при условии, что ему будет принадлежать сорок процентов бизнеса, не меньше. Джейк верил в свой успех, и ему, по большому счету, неважно было, кто даст ему деньги на новое предприятие. Так уж сложилось, что Алистер был единственным богачом среди всех его знакомых. Усадив молодого человека в кресло в гостиной своего особняка, Алистер сказал, что сведет его с нужными людьми и даст денег, но остальное будет зависеть только от самого Джейка: если за два года агентство не окупится и не начнет приносить доход, сделка аннулируется, и Джейку не видать Элен как своих ушей. Джейк взвесил все «за» и «против» и согласился.

Поначалу было нелегко. Но ему всегда хотелось построить свою империю, он страстно желал выбиться в люди. Отец его был безвестным музыкантом, а мама все свое время посвящала уходу за больной бабушкой. Джейку хотелось добиться большего. Элен поддерживала его, и он это очень ценил, но чувствовал, что отчасти ее отношение продиктовано желанием пойти наперекор отцу. Алистер был человеком властным, и при нем Элен вела себя совершенно по-другому, чем в его отсутствие. Она в жизни ни одного решения не приняла самостоятельно, не посоветовавшись с родными.

Шло время, бизнес Джейка разрастался, а вместе с ним росла и его уверенность в себе. Он стал весьма влиятельным человеком, не утратив при этом своей интеллигентности. Сила в нем сочеталась со скромностью (чего Алистеру подчас не хватало). Чем больше тесть убеждался, что Джейк способен справиться с любыми испытаниями, тем труднее с ним становилось работать. У Алистера появилась неприятная привычка во все совать свой нос, а иногда он умышленно пытался сорвать какую-нибудь сделку — лишь бы доказать, что только его личное участие удерживает агентство от полного краха. Поначалу странности Алистера проявлялись от случая к случаю, но стоило Элен забеременеть, как ситуация резко ухудшилась.

Но Джейк с Элен не сдавались. Прекрасно разбираясь во всех достоинствах и недостатках друг друга, они с головой погрузились в реализацию амбициозных проектов. Успех Джейка был и успехом Элен. Она отчасти унаследовала манеру отца держать все под контролем и помыкать людьми, поэтому была уверена, что Джейк стал крупным бизнесменом исключительно благодаря ей. А еще она прекрасно понимала, что серьезные финансовые вливания ее отца привязывают к ней Джейка. У Элен и Джейка была одна общая цель — доказать всему миру, и Алистеру в частности, что Джейк может многого достичь. Они с блеском справились с этой задачей. Но что дальше? Радость, которую им доставляла «совместная борьба», уже давно угасла. Родились дети. Теперь Джейк с Элен переключились на роль идеальных родителей.

Сидя в серой футболке и белых шортах на ступенях лестницы своего особняка, Джейк предавался горьким размышлениям о том, что сначала они с Элен любили преодолевать трудности, потом перенесли всю свою любовь на детей, но вот вопрос: любили ли они когда-нибудь друг друга? Ценили ли они друг друга такими, какие они есть? Это тоже вопрос. Джейк признавал: Элен — красавица. Натуральная блондинка со светлой кожей. И одевалась она всегда со вкусом. Изящного сложения, с маленькой грудью и длинными ногами, она была идеальной моделью для платьев от «Lanvin» и «Stella McCartney». Проблема лишь в том, что свои чувства к нему Элен проявляла исключительно на людях, чтобы все видели, — будто это и не любовь вовсе, а яркая витрина магазина. Самое печальное для Джейка заключалось в том, что стоило ей повернуть некий выключатель, как от всей ее холодности не оставалось и следа — она становилась такой чувственной, такой притягательной и такой женственной. Джейк больше всего любил ее именно в те минуты, когда она играла на публику.

В трубке раздался механический голос: «У вас семнадцать новых голосовых сообщений».

— Ну, ничего себе, — бормотал Джейк, пролистывая список в надежде услышать ее голос. А когда наконец услышал, сердце у него чуть не разорвалось. Ему невыносимо было слышать такую боль в ее голосе. Он обхватил руками голову, изо всех сил сдерживая рыдания. В доме стояла тишина, и его могли услышать, но пальцы Джейка, помимо воли, сами стали набирать ее номер. Элен наверху, она не услышит — она, скорее всего, сейчас в ванной или чем-нибудь занята. Сердце у него сжалось при звуках ее голоса: «Привет, это Мэнди. Оставьте мне какое-нибудь приятное сообщение, и я вам тут же перезвоню».

Джейк вздохнул и шепотом начал:

— Привет, это я. Пожалуйста, не поступай так. Нам нужно поговорить. Умоляю, Мэнди, не бросай меня. Мы ведь только встретились. Я так долго тебя искал. Умоляю, давай поговорим перед тем, как принять окончательное решение. Перезвони. Или я сам позвоню тебе завтра. Я так скучал по тебе.

Он опять вздохнул — слова тут бесполезны — и нажал на кнопку отбоя. Вытащив телефон из розетки, он поплелся наверх. Поднимаясь, он почувствовал, что щеки у него мокрые, и не сразу сообразил, что плачет. Джейк не ожидал от себя слез, не ожидал, что разрыв с Мэнди его настолько глубоко заденет.

Элен смотрела через перила лестницы, как мрачный Джейк медленно поднимается ей навстречу. Когда он был уже почти наверху, она отступила к стене. Никогда еще она не видела его таким подавленным. Казалось, он ничего вокруг себя не замечает, даже ее.

— Все в порядке? — негромко спросила она.

Джейк подпрыгнул от неожиданности, будто из стены вышло приведение и заговорило с ним.

— Черт! Прости, Элен, ты меня напугала. Все отлично, просто я немного устал.

Их взгляды на миг встретились, и смутные подозрения Элен переросли в уверенность.


Пальцы Мэнди так и летали по клавиатуре. Она старалась быть сосредоточенной, исполнительной и организованной, но сердце у нее сжималось от горя. На работе дела шли… так себе. Вот уже два месяца прошло с момента их разрыва с Джейком, и она с головой ушла в работу, готовая браться за что угодно, даже если это не входило в ее обязанности. Это не особо нравилось ее коллегам. И больше всех злилась Мэгги, секретарша босса.

— Тебе вовсе не обязательно нести кофе Майклу, это моя работа, я сама справлюсь, — процедила Мэгги сквозь зубы.

Обе девушки вцепились в полный кофейник, и каждая тянула на себя.

— Да ладно, я все равно собиралась идти к Майклу, заодно и занесу. — Мэнди стиснула зубы и дернула кофейник на себя.

— Да что ты тут раскомандовалась? Тоже мне, фря выискалась! — Мэгги не собиралась выпускать кофейник из рук. — Ты уже достала всех! Иди потрахайся или как-то по-другому расслабься, только успокойся уже!

Это было уже чересчур.

— Ах ты, сучка! — взвилась Мэнди.

— Да сама ты сучка жирная! — не осталась в долгу Мэгги. Она вцепилась в кофейник, будто на свете не было ничего важнее.

Выстрел попал в цель. Реплика сильно задела Мэнди. Да, с того времени, как они с Джейком расстались, она по вечерам искала утешение в чем-то вкусненьком, в бокале-другом спиртного. Джинсы стали ей уже немного тесны, но как смеет эта уродина обзывать ее жирной?! Мэнди почувствовала, как от гнева у нее участился пульс и кровь бросилась в голову.

— Мне-то сбросить пару фунтов — раз плюнуть, а вот ты уже никогда не вырастешь, коротконожка!

— Да пошла ты!

— Сама иди!

— Так, это что еще за цирк вы мне тут, на хрен, устроили? — Из своего кабинета высунулся Майкл.

И тут Мэгги, не выпуская кофейника, оступилась и упала на спину, залив кофе свою белоснежную блузку от «Gap» и бежевые брючки-капри. Тут она окончательно потеряла голову. Глаза у нее налились кровью, и она набросилась на Мэнди. Мэнди вертелась по офису, пытаясь сбросить с себя взбесившуюся Мэгги, а та повисла на ней, как бульдог, и, похоже, всерьез пыталась укусить. Посмотреть на такое зрелище собралась уже целая толпа.

Терпение у Майкла иссякло.

— Мэгги! Ты ведешь себя как спятившая баньши! А ну-ка немедленно отцепись от Мэнди!

Поначалу Эндрю и другие собравшиеся на шум коллеги с немым изумлением наблюдали эту сцену, а потом послышались нервные смешки.

Мэгги, двигаясь как во сне, отпустила растрепанную Мэнди и заправила выбившуюся прядь рыжих волос за ухо, пытаясь прийти в себя. Копившаяся годами неприязнь вырвалась наружу — отрицать это было бессмысленно.

— Я приношу свои извинения, Майкл. Я не знаю, что на меня нашло, но она… она стала совершенно невыносимой, она всюду сует свой нос. Она мешает мне работать. — Мэгги бросила на Мэнди полный ненависти взгляд.

— Мэгги, Мэнди! Обе ко мне в кабинет! Живо! — рявкнул Майкл и удалился к себе.

Девушки вошли следом. Сквозь прозрачные стены Эндрю видел, как Майкл на них кричит, хотя из кабинета не доносилось ни слова — звукоизоляция. Майкл распекал сотрудниц минут двадцать, после чего они пожали друг другу руки и улыбнулись, будто были лучшими подругами. Стеклянная дверь отворилась, и притихшие девушки разошлись по своим местам.

— Ну держись, Мэнди Сандерсон, я устрою тебе сладкую жизнь, — прошептала Мэгги, изображая улыбку.

— Попробуй только — и увидишь, что с тобой будет, троллиха бешеная, — оскалилась в ответ Мэнди.

Уставшая, расстроенная и запыхавшаяся Мэнди вернулась к себе за стол.

Эндрю был без ума от Мэнди и нередко представлял себе, как она лежит на обеденном столе в кухне у них в офисе абсолютно голая, вся перемазанная взбитыми сливками, и только грудь прикрыта кусочками клубничного пирога. Больше всего ему нравилось представлять, как она просит его облизать ее и съесть пирог, не дотрагиваясь до него руками. При этом она самым соблазнительным шепотом грозилась пожаловаться Майклу, если Эндрю ослушается. Эндрю поднял очки на лоб и уставился на Мэнди, облизывая губы. Ну до чего же она соблазнительна! Эндрю готов был пойти на убийство, только бы прикоснуться поцелуем к этим полным губам, но их обладательница была влюблена в какого-то парня, настолько занятого своей работой, что на Мэнди у него частенько не оставалось времени. Эндрю чувствовал, что тут не все так просто, но ему было плевать — ему просто нравилось слушать Мэнди. Он понимал, что Мэнди — не для него, но если она хоть самую малость была похожа на ту женщину, которую он видел в своих мечтах, то она — самая желанная женщина на свете.

— Эй, ты чего на меня пялишься? — Мэнди как раз закончила говорить по телефону.

— Просто так.

Эндрю зарделся, уставился себе под ноги и с нервным смешком добавил:

— Ну вы с Мэгги и отожгли!

Мэнди глубоко вздохнула:

— Она сумасшедшая, с ней лучше поосторожнее.

Эндрю хихикнул:

— Ну ты даешь!

Он смеялся явно дольше, чем того заслуживала реплика, и задержал на ней взгляд чуть дольше, чем следовало.

Мэнди стало немного не по себе, она поерзала в кресле:

— У тебя что, работы мало?

Она постоянно ловила на себе взгляды коллег, и это ее бесило. Мэнди так ждала поездки в Лос-Анджелес, но великий футболист со своей киноактрисой решили пока не объявлять о помолвке, так что необходимость в грандиозной вечеринке у них отпала. Мысли Мэнди по ассоциации перекинулись на Джейка, и в животе у нее заныло. До чего же она по нему скучает! Он много раз звонил ей, но она уже сказала все, что хотела. А сейчас ей позарез нужно было уехать. Поездка в Лос-Анджелес стала бы отличным поводом сбежать из Лондона, от Джейка и от собственных мыслей. Ну почему он не боролся за нее по-настоящему? Да, он звонил, но почему не пришел и не постучался к ней в дверь? Почему не оставил ей записку или не написал письмо? Почему не пришел к ней, не попытался увидеться? Несколько телефонных звонков — вот и все, на что он готов был пойти, чтобы вернуть ее. А раз так, значит, она поступила правильно.

И тут пришло письмо от Оливии:


«Этот мерзавец снял себе квартиру в Пимлико и свалил туда. Рыжая тварь все еще маячит на горизонте. Позвони мне».


Первые два месяца нового года явно не задались. Настал День святого Валентина, на который Мэнди получила открытку только от Эндрю. Он наивно полагал, что она понятия не имеет, кто отправитель, но сама открытка провалялась у него в верхнем ящике недели две до отправки — Мэнди случайно ее заметила, проходя мимо его стола. К тому же почерк выдавал Эндрю с головой. От Джейка не было ни слуху ни духу.

В праздничный вечер Мэнди с Диной отправились ужинать в «Groucho’s», что в Сохо. Обе простыли и попивали травяной чай, чувствуя себя несчастными и покинутыми. Им было до ужаса одиноко. К Дине подсел было роскошный кинорежиссер, но та, увидев у него на пальце обручальное кольцо, быстро его спровадила.

— И о чем только эти мужики думают? — Она тяжело вздохнула, обратив взгляд куда-то в потолок, и высморкалась. — Зачем им вообще напрягаться и жениться, если они все равно потом не пропустят ни одной юбки? День святого Валентина. Как все мерзко! Вот интересно — где сейчас его жена? Если ты одинока, то боишься, что мужчина, в которого ты влюбишься, окажется женат. А если ты замужем, то боишься, как бы кто-нибудь не пришел и не увел у тебя мужа!

— Ну, мы-то с тобой замужем не были, так что откуда нам знать, — пробормотала Мэнди.

— Да какая разница, — не унималась Дина. — Ведь ни у тебя, ни у меня никогда не было ни с кем настолько прочных и надежных отношений, чтобы стоило из-за них переживать. Я уже начинаю сомневаться, что Единственный-и-Неповторимый существует. Может, это все только фантазии, а в жизни такого не бывает. Ну вот взять хотя бы вас с Джейком — вроде бы вам хорошо вместе, а с точки зрения морали — это грех. Может, вовсе не обязательно, чтобы Единственный-и-Неповторимый был идеальным во всех отношениях? Просто не верится, что такое бывает. — Погрустневшая еще больше Дина уставилась на дно своей чашки. — По крайней мере, кое-что в браке все же внушает оптимизм, — тяжело вздохнула она, — это когда ты знаешь, что нужна кому-то настолько, что он готов связать с тобой свою судьбу.

— Так, а ну немедленно возьми себя в руки и прекрати нести чушь! — рявкнула на нее Мэнди. — Оптимизм и реальность — вещи разные. Когда выходишь замуж, то надеешься только на лучшее, а ведь жизнь не стоит на месте, и единственное, что можно сказать с определенностью, — все меняется. Я знаю множество примеров, когда люди не женаты, но при этом очень любят друг друга. Тут главное не составлять списки достоинств и недостатков, не ставить плюсики и минусики, тут главное — настоящая любовь, уважение и умение говорить правду, даже если она неприятная. Там, где нет правды, нет и любви.

Дина явно смутилась.

— Тут я с тобой не согласна. Ведь бывает так, что любимые нам лгут, чтобы защитить.

Теперь настал черед Мэнди смутиться.

— А тебе никогда не приходило в голову, что на самом деле они защищают не нас, а себя? Им просто не хочется признаваться, что они облажались.

Мэнди оглядела нарядно одетую подругу. Дина выглядела сногсшибательно, даже распухший от насморка нос ее не портил. Потом Мэнди перевела взгляд на свои собственные туфельки на шпильках. Как же получилось, что таким красивым женщинам приходится коротать вечер Дня всех влюбленных вдвоем?

— Знаешь, что я тебе скажу? Я еще никогда не встречала День святого Валентина с такой хипушкой, как ты.

Возвращаясь на такси домой, Мэнди думала о Джейке. Повсюду, куда ни глянь, гуляли счастливые пары. Вот та женщина с шариком в виде сердечка прямо-таки вся светится. А рядом с ней идет красавец и обнимает ее за талию, крепко прижимая к себе. Они смеются.

Но каждый раз, когда Мэнди порывалась позвонить или написать Джейку, она вспоминала об Оливии и о том, сколько горя своим уходом принес Робби не только ее сестре, но и всем близким. Мэнди приехала поддержать сестру, а Робби зашел забрать кое-что из одежды. Разыгралась безобразная сцена, свидетелем которой невольно стала Мэнди. Тот кошмарный вечер запомнился ей навсегда.

Робин и Милли уже спали. Робби нес тяжелый чемодан вниз по лестнице и выронил его. Чемодан с грохотом полетел вниз и опрокинул детские велосипеды. Поднялся такой шум, что девочки проснулись. Они думали, что папа все еще в командировке, а тут, выбежав на лестницу, увидели его с чемоданом и поняли, что он опять уезжает. Они расплакались. Зрелище было душераздирающее.

— Скажи ему, мамочка! — визжала сквозь слезы Милли. — Скажи ему, чтобы он остался дома, мамочка! Я не хочу, чтобы он снова уходил на работу.

Робин плакала молча, пытаясь оттащить вцепившуюся в ногу отца сестренку: Милли отчаянно пыталась удержать папу дома. Робин, конечно, была старше и умнее, но даже она не понимала всего. Впрочем, она явно осознавала, что папа уходит вовсе не на работу. Она слышала, как по ночам мама плачет, и приходила к ней в постель — обнять и поддержать ее. Оливия изо всех сил пыталась сохранить присутствие духа, но они с Робби не виделись с тех самых пор, как она сказала, что знает о его любовнице. Оливию всю трясло. Было бессмысленно врать детям, что у папы еще одна командировка и что он скоро вернется. Все это было грустно и бессмысленно. Но одно Мэнди знала наверняка: такие сцены не для детских глаз.

Воспоминания о том вечере помогали ей твердо придерживаться принятого решения. С Джейком покончено.

11 Свидание вслепую

На работе рыжая троллиха весь день бросала на нее полные ненависти взгляды, а Эндрю пялился на ее грудь и облизывался, и после всего этого Мэнди надо было заехать проведать сестру, а еще подготовиться к свиданию вслепую, которое устроила ей Ася. Мэнди до ужаса боялась этого свидания, но твердо решила начать новую жизнь. Одному богу известно, что за мужчину она встретит.

— Вот увидишь, солнце, это отличный улов. — Ася закатила глаза и причмокнула в подтверждение своих слов. — Он такой влиятельный и такой богатый.

Мэнди ввалилась в дом сестры, нагруженная пакетами с одеждой и косметикой. Она чувствовала себя просто ломовой лошадью.

— Ого! — удивилась Оливия. — Ты что, на несколько месяцев к нам?

Если раньше Мэнди шла на некоторые разговоры неохотно, то сейчас слова полились сами собой. На Мэнди нахлынула волна непредсказуемости — она сама не знала, что скажет или сделает в следующую минуту. Она постучалась к Оливии в спальню, втащила туда все свои пакеты, бросила их на пол, сама повалилась на кровать, откинула со лба челку и заговорила:

— Не волнуйся, я ненадолго. Мне надо тебе кое-то рассказать, только ты меня не перебивай, пока я не закончу, ладно? Ладно?

Заинтригованная Оливия кивнула.

— Я кручусь как белка в колесе, потому что стараюсь загрузить себя по полной. Я даже дома едва бываю — и все из-за того, что рассталась с любимым. Я не хочу о нем думать ни дня, ни часа, ни минуты, ни секунды, потому что иначе у меня на душе кошки скребут — и не только потому, что я безнадежно влюбилась в него, а еще и потому, что я чувствую себя очень виноватой. Он женат, у него двое детей, прямо как у вас с Робби, и я веду себя ничем не лучше Робби. Я разрушила семью и могла причинить столько горя и боли, если еще не причинила, конечно. Я знаю: когда совершаешь какую-нибудь подлость, Бог всегда тебя потом наказывает. Поэтому я изо всех сил стараюсь не думать об этом.

У Мэнди выступили слезы на глазах.

— Мне кажется, — продолжила она, — что это Бог наказал меня, причинив тебе столько боли. Ох, прости меня, Оливия, я так виновата перед тобой, так виновата. По-моему, все эти события происходят, чтобы показать мне, какая же я сволочь. Я получила по заслугам, но ты… ты ничем этого не заслужила. Мне так стыдно, что просто слов нет… прости меня, пожалуйста…

Оливия молча смотрела на сестру.

— Мне уже можно говорить?

Мэнди кивнула, размазывая слезы по лицу.

— Я уже давно все знаю, глупышка!

— То есть как это, ты все знаешь? — опешила Мэнди.

— Мэнди, ну ты что, совсем маму не знаешь? Ты всерьез считаешь, что от нее можно что-то скрыть? Я тебя умоляю! Да у нее ведь глаза и уши по всему графству.

От смущения Мэнди разрыдалась еще сильнее.

— Это ведь тот мужчина с катка, да? Вычисляется в два счета. Мама видела вас в машине, когда ехала забирать Милли с занятий по балету. Во-вторых, когда мы с вами неожиданно встретились, у него на пальце было обручальное кольцо. А в-третьих, вы смотрели друг на друга так, будто только и ждали случая сорвать друг с друга одежду.

Мэнди было нечего сказать. Оливия присела с ней рядом на кровать:

— Не надо быть гением, чтобы обо всем догадаться. Но, скажи на милость, зачем было тащить любовника сюда, в Суррей?

— Он хотел сделать мне сюрприз… и не знал, что у меня здесь семья. Я вот одного только не понимаю, как это ты столько времени молчала, — съязвила Мэнди, пытаясь осмыслить все сказанное.

— Думаю, мама надеялась, что все само собой пройдет. Ты ведь ее знаешь.

Сестры молча сидели на кровати. Оливия взяла с тумбочки пачку салфеток и протянула их Мэнди. Та громко высморкалась.

— Ты теперь ненавидишь меня, Маслинка, да?

— Нет, но учти, тебя ждут крупные неприятности, — твердым голосом ответила Оливия.

— Почему? Ведь я его бросила.

— Да, но ты посмотри на себя. В кого ты превратилась? Ты же сама не своя без него. На самом деле ничего еще не кончено, так ведь?

— Я дала себе слово, что не вернусь к нему. Ты меня знаешь, я всегда была уверенной в себе и добивалась своей цели. Я уже достаточно взрослая девочка, чтобы разобраться, чего мне хочется. Но он будто перевернул все мои устои, опроверг все, в чем раньше я была уверена. — Мэнди принялась теребить салфетку. На нее нахлынули воспоминания об их с Джейком близости — она была рада и одновременно ненавидела себя за это. — Я представить себе не могла, что когда-нибудь буду испытывать такие чувства. И я сама не знаю, рада ли я. Я ведь не из тех женщин, кто готов довольствоваться вторыми ролями. И, положа руку на сердце, в этом я меняться не собираюсь. Для мужчины я должна быть только номером первым. Я и вообразить себе не могла, что когда-нибудь стану любовницей. Оливия! Ну что со мной творится, а?

Оливия с удивлением глядела на сестру и неожиданно для себя ощутила приступ жалости.

— Послушай, в конце концов, это твоя жизнь. Нет, я не одобряю твоих поступков. Больше того, думаю, что ты ведешь себя неправильно. — Сердце у Мэнди сжалось. — Но мы все взрослые люди, и у нас у каждого своя жизнь. Никому не дано до конца знать, что происходит между двумя людьми, кроме них самих. В конце концов, им самим предстоит расхлебывать кашу. Но разве тебе не кажется, что ты заслуживаешь большего, чем встречи урывками, когда у кого-то на тебя найдется время? Лично я уверена, что ты достойна большего. Ты ведь такая чудесная, такая красивая и стильная девочка. Да любой мужик должен быть счастлив, если ты согласишься быть рядом.

Мэнди крепко обняла сестру:

— Ты просто чудо, Маслинка! Мне так тебя не хватало.

Оливия отстранилась и грустью посмотрела на сестру:

— Мне тоже очень тебя не хватало.

Такая откровенность потрясла Мэнди до глубины души.


Мэнди постаралась одеться как можно наряднее, чтобы хоть как-то скрыть усталость. Свидание вслепую должно было состояться в казино «Fifty». Это в районе Сент-Джеймс, неподалеку от Пиккадилли. Место было очень пафосное, и клиентура под стать — сюда ходили очень состоятельные мужчины и роскошные, элегантные женщины. Владельца бара при казино звали Фредерико. Этот неподражаемый итальянец обожал Мэнди и, стоило той появиться, всегда встречал ее, будто кинозвезду. У него вообще был особый дар: он мог у кого угодно создать такое впечатление, будто никого в комнате больше нет и мир вертится исключительно вокруг него. Он умел смешивать потрясающие коктейли. Его многочисленные друзья были личностями известными, яркими и неординарными, и это вызывало невольное восхищение. С Мэнди Фредерико познакомился, когда она впервые попала в отель «Lanesborough». До тех пор она ни разу не бывала в таком великолепном и роскошном месте. Она не знала, где сесть, что заказать и как себя вести. Фредерико сразу ее заприметил. Ему забавно было видеть, что кто-то настолько заворожен привычной для него обстановкой. Он тут же рассмешил Мэнди, и она вмиг почувствовала себя легко и свободно. В то время она еще работала в элитном турагентстве, и в отеле у нее была назначена встреча с одним важным клиентом — они должны были обсудить детали его предстоящей поездки. По правде говоря, она чувствовала себя не совсем в своей тарелке, но с задачей справилась блестяще. И если Мэнди не знала, что заказать или сколько принято давать парковщику на чай, она всегда могла обратиться к Фредерико за советом. Как ей повезло!

Мэнди (как и почти всем жителям Лондона) приходилось соблюдать множество неписаных законов и правил, а Фредерико помогал ей безупречно с этим справляться.

— Ние проблемо, — говорил он со своим сильным итальянским акцентом, — ты такая красавица, что тебе готовы будут простить что угодно!

Он был такой милый, умный и очаровательный, но при всем при этом держался очень скромно. В его баре хозяевами были посетители. Внешне он был похож на Питера Селлерса в фильме «Розовая пантера» — носил такие же безупречные костюмы и умел наслаждаться жизнью (как истинный итальянец). Фредерико долго и успешно работал в «Lanesborough», а потом решил начать собственное дело и открыл бар в «Fifty». Он опубликовал множество книг с рецептами коктейлей и действенными способами избавления от похмелья. Он стал заметной фигурой в среде лондонского бомонда. Он трудился не покладая рук, чтобы прокормить семью, и всегда старался порадовать своих постоянных клиентов давно забытой в наше время обстановкой роскоши и утонченности. И в этом он вполне преуспел: мало какой бар мог бы соперничать с его заведением по красоте и великолепию. Особенно приятно было то, что успех не вскружил Фредерико голову — с годами он совсем не изменился.

Такого отвратительного свидания у нее еще не бывало. Не понятно, о чем только думала Ася, когда все это затевала. Фредерико то и дело посматривал в сторону Мэнди, чтобы удостовериться, что все в порядке, потому что мужчина, с которым ее свела Ася, оказался жутким типом. Он явно был иностранцем, хотя Мэнди так и не удалось распознать акцент. А еще он почему-то считал, что раз он безмерно богат, то можно всем грубить, то есть он может купить кого угодно и что угодно. А еще он постоянно чесал у себя в промежности. Мэнди старалась не обращать внимания, но это было нелегко. Неужели он настолько бесстыжий? Разве непонятно, что это просто неприлично? Когда он пошел, по его собственному выражению, «отлить», к Мэнди подошел Фредерико, чтобы узнать, не нужна ли помощь.

— Мэнди, солнце, у тебя все в порядке?

— Да, спасибо. — Мэнди едва подавила зевок. — Слушаю про его роскошный дворец и третий личный самолет.

Фредерико сдавленно хихикнул:

— Ну, раз ты в порядке, тогда ладно. Но если что, тут же зови меня, ладно?

— Конечно, — с благодарностью улыбнулась Мэнди.

Тут вернулся ее кавалер, утирая нос. Вдохновение для своих рассказов он явно черпал в кокаине — на краешке ноздри у него остался след от белого порошка.

— Э-м-м… кажется, вы прервались на том, что рассказывали мне о каком-то из своих самолетов, — сказала Мэнди, изо всех сил стараясь не обращать внимания на его нос, из которого снова текло. Но кавалер этого явно не чувствовал. Он облизал губы. «Ну и стоило тратить столько денег на кокаин, — подумала Мэнди, — если до мозга все равно не дошло?»

Он был явно старше, но Мэнди приходилось бороться с желанием вытереть ему нос, как маленькой Милли, которая подхватила насморк. Впрочем, Мэнди всегда придерживалась той философии, что надо жить самой и дать жить другим. Этот человек с сопливым носом и миллионами на банковском счету вызывал в ней жалость — какая-то ходячая карикатура. Он скользнул своей огромной волосатой лапой ей под платье и больно ущипнул за бедро. Хорошо еще, что на ней были черные непрозрачные колготки.

— А… да, самолет, — улыбнулся он, отхлебывая виски из бокала. — Почему бы нам на нем не прокатиться? Я тебя отвезу в такое место, о котором ты могла только мечтать.

Он еще сильнее ущипнул ее за ногу. Дальше терпеть было невозможно, надо было что-нибудь сказать.

— Вы делаете мне больно. — Она оттолкнула его руку.

— А ты любишь, когда грубо, да? — Он улыбнулся, но глаза у него при этом оставались пустыми и безучастными.

— Нет, не люблю. — Мэнди понимала, что вокруг много народу, и не хотела провоцировать скандал. — Мне надо в дамскую комнату, извините.

Мэнди резко встала и со всей возможной скоростью двинулась сквозь толпу. В баре было шумно и полно народу, и Мэнди жалела, что с ней сейчас нет никого из друзей. Она быстро миновала вход в бар и шмыгнула в гардероб. Черт, там была очередь человек восемь.

Атмосфера была самая праздничная, в воздухе стоял аромат дорогих духов, но сердце у Мэнди все равно колотилось от страха. Можно назвать это женской интуицией, но она чувствовала, что останься она еще чуть дольше — быть беде. И сейчас она убегала из одного из своих самых любимых мест из-за придурка, с которым ей устроили свидание. Ну, Ася, удружила! Убить ее за это мало! Мэнди решила по-быстренькому сбегать в туалет, а потом схватить пальто и бежать. Она петляла по длинным коридорам на нижнем этаже, как вдруг кто-то закрыл ей рот рукой и вжал в стену. Стоявшую лицом к стене Мэнди пробрала дрожь. Она почувствовала, как кто-то наваливается на нее всем весом. Откинув ей волосы набок, обидчик прижался слюнявыми губами к ее уху:

— Ах ты ж, стервочка, ты хотела, чтобы я сюда пришел и взял тебя, да? Сучка ты, грязная сучка.

Правую щеку Мэнди так сильно вдавили в стену, что она думала, он сломает ей скулу. Она попробовала пошевелить руками — бесполезно. Ей показалось, что сзади прошла парочка — судя по тому, как они хихикали, оба были пьяны. Им невдомек было, что Мэнди пытаются изнасиловать. Мужчина убрал руку с ее рта, разорвал ей колготки и грубым движением сдвинул ей трусы на сторону. Мэнди каким-то непостижимым образом удалось оторвать лицо от стены и закричать. Она изо всех сил оттолкнулась от стены, развернулась и двинула ублюдка коленом в пах. Не успела она опомниться, как Фредерико уже был тут как тут — он привел с собой огромного охранника.

— Да что вы себе позволяете?! — заорал он. — Мэнди, солнце, как ты?

Охранник Мик схватил ее обидчика за плечо и уже замахнулся, чтобы двинуть ему в челюсть.

— Он тебя обидел, Мэнди? — взревел Мик своим низким голосом. — Если что, ты скажи мне, клянусь, я его так отделаю — век помнить будет.

Мэнди заглянула в темные глаза своего мучителя:

— Пожалуйста, просто убери его от меня подальше.

Тут у нее подогнулась колени, и она бы упала, если бы ее не подхватил Фредерико.

— Пойдем, Мэнди, выпьешь чаю, успокоишься. — Фредерико попытался поставить Мэнди на ноги. Потихоньку начали собираться любопытные. — Пойдем, уже все позади, они с ним разберутся. — Фредерико был сама любезность. — Я спешил со всех ног, — с беспокойством говорил он. — Как чувствовал, что он за тобой пойдет, но тут столько народу, что я насилу пробился сквозь толпу.

Мэнди заглянула в его виноватые глаза:

— Не говори глупости, Фредерико, ты подоспел как раз вовремя. Я никогда этого не забуду. Спасибо! Можешь найти мне машину? Просто хочется домой, — попросила она.

— Нет, солнце, одну я тебя не отпущу. Тебя есть кому встретить? — На добром лице Фредерико виднелось неподдельное участие.

— Да, — соврала она, — не волнуйся, меня встретят.

Фредерико посадил ее в один из служебных «мерседесов» казино с лучшим водителем за рулем.

— Смотри вези ее осторожнее, — сказал Фредерико перед тем, как захлопнуть дверь.

Машина уже почти отъехала, но Мэнди опустила стекло и еще раз поблагодарила своего спасителя:

— Спасибо тебе, Фредерико, ты — мой ангел-хранитель.

Машина тронулась, огибая отель «Ritz». Мэнди чувствовала себя такой одинокой и беззащитной. Первый шок прошел, и слезы полились сами собой.

Водитель в смущении посмотрел на нее, не зная, что сказать.

— С вами все в порядке, мадам?

— Да, извините, просто очень трудный выдался вечер.

— Я знаю, мадам. Фредерико и Мик мне все рассказали, так что я хотел подежурить сегодня у вашего дома, а то вдруг он опять появится? Хотя после того, как Мик с ним поговорит, не думаю, что он когда-нибудь еще вас побеспокоит.

У водителя были такие добрые глаза. Мэнди стало легче. Все-таки не все мужики козлы.

— Дайте знать, если вам что-нибудь понадобится, — продолжил он с улыбкой. — Фредерико просил меня все проверить. Хотите, я сообщу в полицию… или, может, еще что-нибудь?

Мэнди немного подумала.

— Нет, спасибо, — с благодарностью улыбнулась она. — Думаю, Мик его так запугает, что ему мало не покажется.

В тот миг Мэнди хотелось только одного: чтобы папа ее обнял и сказал, что все будет хорошо. Ей очень нужна была поддержка.

— Папочка, пожалуйста, подай мне какой-нибудь знак, — прошептала она, глядя сквозь стекло на лондонскую суету. — Просто чтобы я знала, что ты и с небес видишь меня.

По щеке скатилась слезинка, и она утерла ее рукавом. Надо быть смелой. Ее так просто не запугаешь. И тут она ощутила запах одеколона Джейка. Она вспомнила его взгляд — он смотрел на нее, будто она самое восхитительное создание на свете. В глубине души она знала, как сильно он ее любит. Она интуитивно чувствовала это все время, днем и ночью, и ей не надо было никаких слов. Другого такого мужчины, как Джейк, в ее жизни не было и никогда не будет. И тут у нее зазвонил телефон. Еще не взглянув на номер, она уже знала, кто звонит. Эта мелодия установлена у нее в телефоне только для одного человека. У нее дрогнуло сердце, она сразу забыла обо всех своих решениях. В тот миг все остальное утратило значение.

Машина остановилась на Квинс-Гейт, а там уже ждал он. Мэнди бросилась к нему в объятия, а он так крепко прижал ее к себе, будто от этого зависела вся его жизнь. Он обхватил руками ее прекрасное лицо, отвел назад волосы и начал покрывать поцелуями ее щеки, лоб, маленький аккуратный носик и губы. Поцелуи становились все более и более страстными. Мэнди еще чувствовала себя слабой, но улыбка потихоньку начинала возвращаться на ее бледное лицо. Джейк еще раз страстно ее поцеловал:

— Никогда больше не прогоняй меня.

Мэнди с улыбкой кивнула.

— Обещаешь? — В голосе Джейка звучала такая настойчивость, что в Мэнди вселилась уверенность: отныне все плохое осталось позади.

Она кивнула. Слезы продолжали течь у нее по щекам.

Джейк схватил ее за плечи:

— Нет, ты скажи. Скажи: «Обещаю!»

— Обещаю.

Джейк улыбнулся, заключил ее в объятия и прижал к себе так крепко, будто не собирался отпускать никогда.

— Пойдем домой. — Мэнди отстранилась, заглядывая вновь обретенному любимому в лицо.

Он обнял ее за талию и крепко прижал к себе. Так они шли по ступеням к двери подъезда. Открыв дверь и пропуская вперед себя Джейка, Мэнди глянула на темно-синее, полное звезд небо.

— Спасибо, папочка. Не знаю, ты ли это все устроил, но если ты, спасибо, — тихо проговорила Мэнди.

Она улыбнулась, вошла в подъезд и закрыла за собой дверь. Та ночь навсегда останется у нее в памяти.

12 Счастливые времена

Следующие полгода Мэнди жила как в раю. Не в силах расстаться, они с Джейком проводили вместе каждую свободную минутку.

Вместе они отметили и день рождения Джейка — он родился под знаком Рыб, 15 марта. Мэнди надела белье от «La Perla» и туфли на умопомрачительной шпильке. Такой подарок на день рождения Джейк вряд ли когда-нибудь забудет.

Неожиданно выяснилось, что Джейк обожает ходить по магазинам. Чем ближе он узнавал Мэнди, тем более феерическими становились его подарки. Они все чаще и чаще стали уезжать на выходные из Лондона, потому что соблюдать конспирацию становилось все трудней — слишком много у них было знакомых, которые могли их выдать. Частенько то ему, то ей приходилось делать вид, что у них деловая встреча с клиентом.

Однажды на работе Мэгги завела разговор о том, что мир тесен, намекая, будто ей что-то известно о личной жизни Мэнди.

— Кажется, Индия с Элен Чейплин близкие подруги, — сказала она, с ненавистью глядя на Мэнди. — А я вот тут недавно слышала, что брак у Чейплинов на грани распада. Они, конечно, на эту тему не распространяются, но все же интересно, что у них там творится.

Мэнди молча смотрела на нее, но сердце у нее чуть не выпрыгнуло из груди. И тут Мэгги открыла ящик и достала оттуда фотографию счастливых Мэнди и Джейка на катке в Хэмптон-корт.

Мэнди так и застыла. Сейчас ни за что нельзя терять самообладание.

— Неужели ты настолько безнадежна, Мэгги, что всерьез считаешь, будто никто, кроме тебя, не знает чужих секретов?

Мэгги с мрачным видом скрестила на груди руки. Она знала, что всерьез задела Мэнди.

Не сводя глаз с фотографии, Мэнди продолжила:

— Ты бы лучше за своей личной жизнью следила. Может, если бы хоть кому-нибудь, кроме Эндрю, хотелось оттрахать тебя, у тебя не было бы времени совать свой уродливый нос, куда не следует, и распускать гадкие слухи…

От ярости Мэгги утратила дар речи.

— Да с чего ты… откуда ты узнала про нас с Эндрю? — только и смогла вымолвить она.

— Камеры наблюдения, — выпалила Мэнди. — Я всегда приношу Дейву кофе и кекс по утрам. Он такой милый. Удивительно, чего только охранники подчас не насмотрятся… троллихи-недомерки трахаются с Эндрю на столах, на полу у Майкла в кабинете, в туалетах — везде, куда они могут дотянуться своими грязными ручонками. Какая мерзость, правда?

Мэгги побагровела от ярости и унижения.

— Я понятия не имела, что у нас есть камеры наблюдения в самом офисе, думала, они только снаружи, — промямлила она.

— Ну конечно есть. — Мэнди выхватила у секретарши фотографию и разорвала на мелкие кусочки. — Так что давай не будем делать наши тайны достоянием общественности. Не будем становиться посмешищем для всего офиса.

Мэнди взяла свои бумаги и отправилась к Майклу в кабинет поболтать. Похоже, она чуть не попалась. На самом деле никаких камер в офисе не было, только среди коллег ходили сплетни после того, как уборщица проболталась, будто неоднократно заставала Мэгги и Эндрю в самых недвусмысленных позах. Слова секретарши сильно задели Мэнди, но она изо всех сил старалась не подавать виду. Только бы Майкл и Индия ничего не знали о ее романе с Джейком — работа слишком много значила для Мэнди, и она не готова была принести ее в жертву ради чего бы то ни было.

Сама мысль о том, что их с Джейком могут застукать, добавляла некоторую нотку пикантности в их отношения, но все же самые незабываемые, исполненные простоты и искренности моменты они переживали наедине. Джейку очень нравилось видеть, как Мэнди натягивала на себя какой-нибудь из его мешковатых свитеров. Она была настолько хрупкой и женственной, что смотрелась непередаваемо сексуально в любой мужской одежде. Больше всего на свете ему нравилось смотреть вместе с Мэнди какой-нибудь романтический фильм, или что-нибудь из классики, или комедию; Мэнди при этом перебирала пальчиками его волосы. А еще обязательными атрибутами были мороженое, крепкие объятия и разговоры о радужных планах на будущее.

Ни Мэнди, ни Джейку не составляло труда выдавать свидания за работу. Мэнди снова вернулась к нормальной жизни, стала вновь радостной, уверенной в себе и легкой в общении. Эндрю все еще продолжал оглядывать на нее, облизывая губы, будто собирался ее съесть, но Мэнди теперь это просто забавляло. Даже по утрам, когда она приходила с кофе и пончиками, а Эндрю начинал облизываться, она ловила себя на том, что сдерживает хихиканье.


Стоял погожий весенний денек. Джейк и Мэнди, каждый, провели по нескольку встреч и теперь наслаждались весенним солнышком и обществом друг друга в Хэпмтон-корт. Вокруг цвели нарциссы и крокусы. Солнце уже вовсю припекало, и даже прохладный ветерок не портил ощущения весны. Они шли, держась за руки, и им было так хорошо, что и слов не надо.

И тут Джейк внезапно предложил:

— А давай пойдем в «Harvey Nicks», выпьем по чашечке кофе и перекусим. А то я что-то проголодался на свежем воздухе.

Мэнди задумалась. Определенный риск наткнуться на кого-нибудь из знакомых, конечно, присутствовал, но день был такой радостный, что она решилась:

— А пойдем.

Повсюду шли приготовления к Пасхе, в витринах уже красовались пасхальные зайцы, корзинки с выкрашенными золотой краской пасхальными яйцами, желтые цыплята и яркие (иногда вплоть до безвкусицы) плакаты.

— Представляю тебя в образе пасхальной зайки, — улыбнулся Джейк.

— Подчас ты становишься просто невыносимым, Джейк Чейплин, — хихикнула Мэнди, — но ход твоих мыслей мне нравится.

Выпив по чашке кофе и перекусив бутербродами, влюбленные немного побродили по торговому центру, а потом отправились в «Harrods», где Джейк решил побаловать Мэнди:

— Давай купим тебе несколько новых платьев. На Пасху я приготовил сюрприз, и тебе обязательно понадобится новое платье.

У Мэнди просто язык не повернулся отказаться, да и с какой стати? День с Джейком, как всегда, был полон волшебства. У него были свои представления о том, что идет Мэнди. Они купили ей черное, узкое, облегающее платье от «Azzaro», которое чудесно дополняли изящные туфельки от «Jimmy Choos» со стразами и изумрудно-зеленый палантин от «Azzaro», который выгодно подчеркивал линию ее плеч и пышную грудь. Она выглядела и чувствовала себя на миллион долларов. Мэнди тоже не собиралась оставлять Джейка без сюрприза на Пасху. Она отлучилась якобы в туалет, а сама тем временем позвонила в «Angelsand Bermans» и заказала себе игривый костюм зайки в стиле «Playboy». Она была уверена, что Джейк порадуется. Как же все-таки здорово, когда с тобой рядом человек, готовый разделить твои самые смелые фантазии!

Наступил вечер, и Джейку пора было домой. Они еще успели заехать к Мэнди на Квинс-Гейт, чтобы побыть наедине, но солнце уже клонилось к закату, и Джейку пора было уходить. Мэнди эти минуты перед расставанием терпеть не могла, но сейчас рядом с Джейком она была до того уверенной в себе и счастливой, что не чувствовала больше уколов ревности.

— Не забудь, малыш, — сказал он на прощание. — Я тебя увожу на несколько дней. Обязательно возьми свое черное платье, загранпаспорт и украшения. Послезавтра я за тобой заеду.

— Что ты придумал? Куда мы едем? — Заинтригованная Мэнди не смогла удержаться от вопросов.

Он приложил ей палец к губам и нежно прошептал на ушко:

— Если я тебе расскажу, это будет уже не сюрприз. Просто будь готова выезжать в субботу ровно в десять тридцать.

Они еще раз страстно поцеловались, и он пошел к двери, а она — обратно в спальню. Мэнди была на седьмом небе от счастья.


Мэнди набрала номер Оливии:

— Привет, сестренка, как дела?

— Сегодня заходил Робби повидаться с детьми — тяжко было, — вздохнула та.

— Хочешь, я заеду?

— Спасибо, но сейчас я хочу побыть наедине с девочками. Я потихоньку прихожу в себя. Мне так тяжело. Хорошо еще, что мама рядом. Я просто хочу поуютнее устроиться с девочками на диване, заказать пиццу и по пятому разу посмотреть «Спящую красавицу».

— Ну, ладно, тогда в следующий раз. На выходные я уезжаю, но скоро к тебе заскочу. Обнимаю, поцелуй девочек.

Мэнди отключила телефон и опять задумалась о сложившейся ситуации. Она постоянно возвращалась к ней в мыслях и время от времени вновь начинала чувствовать себя виноватой, но в этот раз боль не длилась долго. Разве может ее с Джейком любовь приносить боль дольше, чем на несколько минут? Она в жизни не чувствовала себя такой довольной и счастливой.


У Мэнди дух захватило от восторга, когда они входили в здание веронской оперы. В своем новом черном платье от «Azzaro» и роскошных туфельках, она смотрелась ошеломительно. Ее наряд дополнял изящный, отделанный стразами ридикюль. Легкий, неброский макияж, волосы заколоты шпильками и ниспадают свободными волнами на укутанные меховым палантином плечи. Джейк держал ее за руку. В смокинге он выглядел очень элегантно. Они были красивой парой и притягивали к себе взгляды окружающих.

Спектакль был выше всяких похвал — «Ромео и Джульетта» на итальянском, что добавляло романтичности в трагическую историю роковой любви. Когда занавес опустился, и у Джейка, и у Мэнди в глазах стояли слезы.

Они вернулись в свой роскошный отель. Джейк заказал в номер бутылку розового шампанского «Laurent Perrier», разделся и лег на кровать в ожидании своей Джульетты. Лицо его озарилось радостной улыбкой, когда из ванной появилась Мэнди в игривом костюме зайчика. Она с важным видом прошлась перед ним и покружилась, изгибаясь самым соблазнительным образом, так что пушистый заячий хвостик чуть не задевал его по лицу.

Один бокал шампанского она передала ему, второй взяла себе и произнесла тост:

— За Италию, за оперу и за одну маленькую неугомонную зайку.

Джейк расхохотался:

— Ах ты, маленькая непоседа! Да когда же ты все это успела подготовить?

— Пей шампанское, милый, и увидишь, что тебе приготовила твоя пасхальная зайка.

Мэнди отбросила все условности и принялась с большой изощренностью и фантазией ласкать Джейка. В ход пошли все части ее костюма — от меховых ушек до пушистого заячьего хвостика. Джейк тоже не оставался безучастным. Через несколько часов, когда у них уже не осталось сил, они просто лежали в объятиях друг друга, пили шампанское, болтали о том о сем и смеялись с детской непосредственностью. Романтические выходные удались на славу.


Месяц шел за месяцем. Наступили солнечные летние деньки, светало рано, темнело поздно. В отношениях Джейка и Мэнди наконец наступила полоса ровного затишья, без бурных всплесков. Джейк устроил нм еще одну поездку, но на сей раз не за границу. Он очень любил Корнуолл, куда они всей семьей ездили отдыхать, когда он был маленьким. Он много рассказывал Мэнди об этих каникулах, и ей тоже очень захотелось там побывать и погрузиться вместе с ним в атмосферу его юности. Ей хотелось как можно лучше научиться понимать любимого.

Сент-Ивс оказался чудесным городком. Из их гостиничного номера открывался незабываемый вид на бухту. Вдоль пляжей чередой тянулись уютные рыбные ресторанчики. Мэнди город пришелся очень по душе. Джейку нравилось видеть Мэнди в простых джинсах и белых хлопковых футболках, нравилось смотреть, как ветер играет ее распущенными волосами.

Днем он показывал ей места, которые помнил и любил с детства. Ему особенно запала в душу так называемая страна великанов — холмы с голыми вершинами, по которым были хаотически разбросаны огромные валуны. Никто не знал, как эти камни здесь оказались, но в языческих мифах и местных преданиях говорится, что эту землю некогда населяли великаны. Они воевали друг с другом, швыряясь огромными валунами. По крайней мере, так жители Корнуолла объясняют особенности местного пейзажа. Джейк очень любил эти легенды. Мэнди они тоже понравились.

Один из дней выдался особенно жарким, и влюбленные поехали в Карбис-бей, где узкий морской залив глубоко врезался в сушу. По его берегам были чудесные песчаные пляжи, а приливы и отливы были не такими сильными. Мэнди во весь рост вытянулась на полотенце. Джейк лежал рядом, любовался ею и думал, как же он сильно ее любит. Загар сделал ее еще обворожительнее — кожа так и сияла, волосы блестели на солнце и развевались на ветру. Джейку казалось, что никогда еще Мэнди не была такой красивой.

Он нежно погладил ее по руке и вдруг неожиданно сказал:

— А знаешь, Мэнди, мне кажется, что тебе уже пора познакомить меня со своими друзьями. Понимаю, поначалу это может оказаться нелегко, но, в конце концов, они ведь обо мне уже знают, а я столько слышал от тебя о них, что хочу узнать их ближе, ведь они тоже часть тебя. Что скажешь?

— Почему бы и нет, — после недолгого раздумья ответила Мэнди. В первую очередь она познакомит его с Асей, Диной и Джорджем, а потом, может, дело дойдет и до родственников. — По-моему, отличная идея. Как вернемся, я что-нибудь придумаю.

Джейк нежно прижал ее к себе, и так они провалялись на пляже весь день. Вечером они все так же молча двинулись в обратный путь, наслаждаясь чудесной картиной заката.

За ужином в уютном рыбном ресторанчике они непринужденно болтали. Мэнди рассказывала о своих друзьях, о том, как много они для нее значат.

Джейка ее слова навели на глубокие размышления.

Поездка, при всей своей скоротечности, получилась замечательная. Кратковременность встреч научила их ценить минуты, проведенные вдвоем.


Они вернулись в Лондон в конце июля. Мэнди так переполняли впечатления, что ей очень хотелось поделиться с друзьями. По родным она тоже успела соскучиться. Нет, она не корила себя за поездку, ведь там они очень сблизились с Джейком, но чувствовала, что как-то забросила друзей и близких. Сейчас было самое время, чтобы обзвонить и собрать друзей. К тому же появилась возможность познакомить их с Джейком.

Мэнди все тщательно обдумала и выбрала для встречи «High Road House», что в Чизвике, — по воскресеньям там подают прекрасные коктейли и закуски, а интерьер в нефритово-зеленых тонах и приглушенная музыка как нельзя лучше подходят для первой встречи. Можно будет посидеть в баре на втором этаже и выпить по коктейлю в непринужденной обстановке.

Мэнди приехала ровно в половине третьего. Они с Джейком под руку поднимались по лестнице. У Мэнди от волнения задрожали колени, но она сделала глубокий вдох, и к ней вернулась решительность. Она краешком глаза глянула на Джейка. Даже в такой серьезный момент он излучал спокойствие и уверенность. Он был явно польщен тем, что Мэнди наконец допустила его в круг своих друзей. Джейк понимал, что сегодня начинается новый этап в их отношениях.

Мэнди вошла в бар и тут же увидела подруг. Ася с Диной уже помирились после размолвки. Они договорились сегодня встретиться пораньше и выпить по коктейлю, чтобы настроиться на нужный лад.

— Солнце мое! Да ты просто фантастически выглядишь! Прямо-таки вся сияешь, — бурно поприветствовал ее Джордж. — Я так понимаю, этим преображением мы обязаны вам, — добавил он, обращаясь уже к Джейку, — будем знакомы. Я Джордж-педик, это пленительная Ася, а это очаровательная Дина.

Джейк улыбнулся, пожал Джорджу руку и чмокнул девушек в щечку.

— Джейк, солнце, — сказала Ася со своим сильным акцентом, — нам давно уже не терпелось с тобой познакомиться, но теперь я понимаю, почему Мэнди прятала тебя от нас.

— Я тоже давно хотел с вами познакомиться, — улыбнулся Джейк. — Но все мое время делится между Мэнди и работой, так что непросто было выкроить минутку и собраться всем вместе. Я очень рад, что наконец-то выдалась такая возможность.

— Ну, понятно, у тебя ведь еще жена и дети.

— Ася! — шикнул на нее Джордж.

Повисла неловкая пауза.

— Ой, солнце, прости, я не хотела быть бестактной, просто с языка сорвалось. — Ася показала язык.

— Не обращай внимания, — шепотом сказал Джордж Джейку. — Она всегда сначала скажет, а потом подумает. С тактом у нее плохо, но вообще-то она вполне безобидная.

— Да все в порядке, Джордж, — рассмеялся Джейк, — не переживай. Давайте просто выпьем и посидим.

В скором времени лед окончательно был сломан. Ася жаловалась на свой брак с Мариусом. Дина составляла Джейку гороскоп на ближайшее будущее, а расчувствовавшийся Джордж приготовился рассказать о своем новом возлюбленном по имени Педро и потребовал внимания.

— Да я знаю, что вы с Асей уже в курсе последних новостей из моей личной жизни, — сказал он, глядя на Дину, — но Мэнди с Джейком еще ничего не знают. Поэтому либо сидите здесь и слушайте все по второму разу, либо идите погуляйте где-нибудь минут десять, а я пока расскажу этой парочке о том, как у меня все здорово в личной жизни…

Джордж сделал глубокий вдох и начал свой рассказ:

— Началось все с того, что несколько недель назад на меня напала такая скука, что хоть волком вой. Надо было как-то развеяться, и я пошел в испанский ресторанчик у нас неподалеку — ну, Мэнди, ты знаешь, тот, что на Фулхем-роуд. И вот сижу я, потягиваю пинаколаду и вдруг ловлю на себе взгляд одного высокого, загорелого красавца. Ну прямо Адонис! Тот меня буквально глазами пожирал. Я не из тех, кто привык отказываться от горячей ночки, так что я откинул волосы назад, сложил губы в поцелуе и призывно на него посмотрел и кивнул. Знаю, это неоригинально, но он меня будто заворожил. У него был такой взгляд, что я буквально чувствовал, как он мною овладевает. Меня в жар кинуло, и я весь покраснел. Ты помнишь, чтобы я когда-нибудь от чего-нибудь краснел? Ты, Мэнди, меня знаешь, я не из тех, кого легко смутить. Сначала мы просто сидели, пили и глядели друг на друга. А потом пошли ко мне и всю ночь протрахались. Он с тех пор так у меня и поселился. Вот вкратце и все про нас с Педро.

У Джейка с Мэнди рты раскрылись от изумления. Джордж переводил взгляд с нее на него в ожидании реакции.

— Эй! — Он воздел руки и затопал ногами. — Я свою любовь нашел! Это что, не здорово?

Мэнди видела, что Джордж весь светится, и понимала, что он действительно влюбился. Она вскочила и обняла его:

— Я так рада за тебя, милый!

Джейк пошел в бар заказать еще выпивки. Джордж заглянул Мэнди в глаза:

— А я за тебя, если не считать той маленькой проблемки, что он женат. Но вы прямо-таки созданы друг для друга.

Мэнди еще раз обняла Джорджа.

— Так, я иду в туалет, — сказала Дина. — Кто со мной?

— Я, — откликнулась Мэнди.

Джордж взглянул на внезапно притихшую Асю:

— А тебя какая муха укусила?

— Ничего, солнце, мне просто чего-то не по себе. У нас с Мариусом все как-то разладилось, и у меня уже нет никакой уверенности в будущем. Я вот сейчас смотрю на Мэнди — она такая молодая, такая красивая. Не хочу, чтобы ее роман закончился печально.

— Да ладно тебе, Ася, — Джордж наклонился к ней и говорил почти шепотом, — не у всех ведь ситуации одинаковые. Да, ты старше. Да, понятно, что ты думаешь о будущем. Время ни для кого не стоит на месте, но нельзя же говорить бестактности, даже из лучших побуждений.

— Солнце, — сказала Ася, накрывая его руку своей, — ты же знаешь, что я всем сердцем люблю Мэнди. Те слова у меня случайно вырвались, мне, правда, неловко. Я не хотела никого обидеть или поставить в неудобное положение.

— Знаю, — ответил Джордж. — Но тебе вовсе не обязательно вести себя так нагло, чтобы обратить на себя внимание. Ты красивая, Ася, и у тебя доброе сердце. Просто будь чуть помягче и думай перед тем, как что-нибудь сказать. Джейк уже возвращается, так что давай не будем портить приятный вечер, а впечатлениями обменяемся потом, когда все уйдут.

В туалете Дина рассыпалась в похвалах Джейку:

— Бог ты мой! Да будь он сам Генрих VIII с его шестью женами, я бы все равно не отказалась провести с ним ночку-другую. К тому же он Рыба по гороскопу, а это самый похотливый и самый безудержный в постели знак. Вот было бы классно! Да он бы и саму мать Терезу превратил в Марию Магдалину, как нечего делать… — Дина засмеялась. — Солнце, он у тебя просто чудо.

— Я знаю, Дина, и я очень его люблю. Хочется, чтобы вы тоже за меня порадовались. Не понимаю только, что нашло на Асю.

— Точно тебе не скажу, но по гороскопу у нее сейчас тяжелый период. Ее ждут очень большие перемены, но пока еще не все ясно. Уверена, что, когда мы в следующий раз соберемся, она все расскажет. Ты же знаешь Асю, она просто прожить не может без всеобщего внимания. Ну ладно, пойдем обратно общаться с твоим роскошным мужчиной.

Встреча проходила замечательно. Ася повеселела, Дина без умолку болтала о том, что Мэнди с Джейком просто созданы друг для друга, а Джордж был само остроумие и обаяние.


По пути домой Джейк крепко обнял Мэнди на заднем сиденье такси:

— По-моему, встреча удалась. Что скажешь?

— Ася была сама не своя, — задумчиво сказала Мэнди. — Дина мне сказала по секрету, что у нее что-то стряслось, но в целом, да, все прошло просто на ура. Они все тебя полюбили ничуть не меньше, чем я.

Машина привезла их на Квинс-Гейт, и Мэнди знала, что Джейк не зайдет — ему надо было успеть домой на воскресный ужин с Элен и сыновьями. Он страстно ее поцеловал и прижал к себе еще крепче, чем обычно. Мэнди понимала, что ему не хочется уезжать, но обстоятельства не оставляли им обоим выбора.

— Я позвоню тебе, любовь моя.

Мэнди вышла из такси и направилась домой. Она не переживала из-за того, что Джейк уезжает, хотя ей, конечно, очень хотелось, чтобы он остался. Она была реалисткой и понимала, что ему надо ехать. К тому же ей самой надо было прибраться и сделать кое-что по работе на завтра. И она заставила себя взяться за дела, которые в последнее время немного запустила. Вскоре квартира сияла чистотой, а бумаги лежали аккуратной стопкой, готовые к завтрашнему дню. Уставшая Мэнди долго нежилась в ванне, а потом отправилась спать. Все-таки иногда хорошо лечь пораньше.


Элен в седьмой раз достала из сумочки конверт и посмотрела на разорванную в мелкие клочки фотографию Джейка с загадочной брюнеткой. Она выложила обрывки фотографии на мраморную столешницу в кухне и сложила кусочки вместе. Смеющийся Джейк на снимке выглядел таким счастливым. Элен трясло от возмущения и унижения. На конверте не было ни обратного адреса, ни штампа, к обрывкам фотографии не прилагалось никакой записки. Элен понятия не имела, от кого конверт, но она была благодарна. Она не позволит разрушить свою жизнь из-за какого-то мимолетного увлечения. Ничто по-настоящему не могло вывести Элен из равновесия. И в этот раз она тоже не поддастся. Элен глубоко вздохнула. Решение было принято. Она была сильной, яркой и привлекательной женщиной. Она на все пойдет, только бы вернуть жизнь в привычное русло. Услышав, как открывается входная дверь, она быстро смахнула клочки фотографии обратно в сумочку, поправила прическу и облизнула губы.

Джейк будет принадлежать ей, и точка.

13 Летние денечки

Наступило лето. Джейк продолжал осыпать Мэнди подарками: букетами, флакончиками духов, маленькими безделушками и милыми открыточками.

Мэнди все чаще и чаще возвращалась к мысли, что теперь, когда Джейк познакомился с ее друзьями, настала пора готовить знакомство с родственниками. От этой мысли Мэнди становилось как-то не по себе. Однажды она выбрала свободный день и съездила навестить маму с сестрой.

Дочки Оливии радостно плескались в бассейне, похожие на двух маленьких русалочек, намазанных толстым слоем солнцезащитного крема. Оливия приготовила салат «Цезарь» с курицей и разлила по бокалам розовое шампанское. Обед удался на славу, и все выглядели очень довольными и счастливыми. Погода стояла замечательная, так что после обеда все пошли гулять. Мэнди решила, что можно поднять вопрос о том, чтобы познакомить их с Джейком.

Она набрала в грудь побольше воздуха и сказала как можно безразличнее:

— Знаете, я тут подумала и пришла к выводу, что настала пора познакомить вас с Джейком. Понимаю, момент, может, и не слишком удачный, но мне очень хочется вас с ним познакомить, чтобы вы увидели, как я счастлива, и порадовались за меня. Принимайте его как хотите, это ничего не переменит в наших с ним отношениях, но, откровенно говоря, я просто хочу быть честной и до конца открытой перед теми, кого люблю. Поэтому я хочу, чтобы вы с ним встретились.

Мэнди задержала дыхание и посмотрела на маму с сестрой. Сердце у нее замерло. Ей казалось, что она ждет их ответа целую вечность. Валери отозвалась первой:

— Солнышко, но ведь мы его уже видели, так что мы примерно знаем, чего ожидать. Он роскошный мужчина, красавец, ничего не скажешь. И если это ему мы обязаны тем, что ты так расцвела, то мы совершенно не против познакомиться с ним поближе.

— Он прочно вошел в твою жизнь, так ведь? — сказала Оливия. — Конечно, мы хотим с ним повидаться. Почему бы вам с ним не приехать как-нибудь к нам? Мы бы пообедали в непринужденной обстановке. И он бы с девочками познакомился, и мы бы его получше узнали.

Мэнди очень обрадовалась, но постаралась это скрыть — ей показалось неуместным проявлять радость после всех тех страданий, через которые прошла Оливия. Джейк теперь был не только частью ее самой, он стал и частью ее мира.

Они непринужденно болтали и смеялись, потом Мэнди повозилась с племянницами, уложила их в постель и собралась домой.

Оливия проводила ее до машины.

— Не переживай, сестричка, я не расстраиваюсь из-за всего этого. Я справлюсь. В конце концов, между вами с Джейком и мной с Робби не так уж и много общего. У нас у всех своя жизнь, и, даже если Джей женат, он тебя любит, он тебя не обидит, и я буду только рада знакомству с ним. Приезжайте с ним скорее ладно?

Обрадованная, Мэнди обняла сестру, чувствуя, что они с ней сблизились, как никогда. Она села в машину.

По пути у нее зазвонил телефон. Звонил Джейк, поэтому она остановила машину на обочине и ответила.

— Здравствуй, малыш, как ты?

— Привет! Я еду от мамы, буду дома часам к десяти.

— Отлично! Тогда встретимся у тебя. У меня для тебя сюрприз.

Мэнди знала, что бесполезно расспрашивать Джейка, что это за сюрприз, — он все равно ничего не расскажет, поэтому завершила разговор и поехала дальше, чтобы побыстрее оказаться дома.

Джейк приехал раньше и успел подготовиться. Мэнди попала в полную цветов комнату. В ведерке со льдом охлаждалось шампанское, а Джейк выглядел очень и счастливым.

— Что скажешь, если я приглашу тебя на выходные в шикарный отель, где постояльцев развлекают мастер-классами живописи и керамики, а для тех, кто не склонен к творчеству, есть спа-салон? — Счастливая Мэнди энергично закивала. — Я бы с удовольствием поучился рисовать, ты, если хочешь, можешь ходить на спа-процедуры, зато ночью…

Мэнди прыгнула ему на колени:

— Потрясающий план, я буду просто счастлива. Кстати, к твоему сведению, в школе я трижды выигрывала конкурсы по рисованию, так что готовься, что я тебя обставлю по всем статьям.

— Не дразнись, ладно? — рассмеялся Джейк. — Все уже заказано, и лично я жду не дождусь выходных. А как ты к родным съездила?

— Здорово, — ответила Мэнди после небольшого раздумья. — А еще они сказали, что будут очень рады, если ты приедешь как-нибудь к ним на обед. Я была бы просто счастлива. Соглашайся, Джейк, а?

— Ради тебя все что угодно. Давай договоримся на следующую неделю. Элен уехала с мальчиками в летний лагерь, так что никаких проблем не будет, если я не появлюсь дома на ночь.

Мэнди слегка опешила. Про жену и детей Джейка речь между ними уже давно не заходила, и Мэнди стало слегка не по себе от мысли, что Джейк знакомится с ее друзьями и близкими, но при этом остается некоторая часть его жизни, в которую Мэнди ход закрыт.

— Эй, малыш, ты чего загрустила?

— Нет, ничего, просто глупые мысли нахлынули. Джейк, а ты правда меня любишь?

— Больше всего на свете, и ты это прекрасно знаешь. Так что за мысли, расскажи.

— Понимаю, все это выглядит бредом. Я так счастлива с тобой рядом, но когда ты говоришь о жене и детях, я всегда начинаю думать, что у тебя есть другая семья, частью которой мне никогда не стать. — Мэнди потупилась.

— Забавно, — сказал Джейк с глубоким вздохом, — но я никогда не был особо склонен к романтизму. Когда я повстречал Элен, казалось, мы подходим друг другу по всем статьям, и с самого начала было понятно, что мы в итоге поженимся. Родственники были не против, если не считать одного человека — ее отца. Ему вообще не нравилась эта затея с нашим браком. Сама мысль о том, что он потеряет свою единственную девочку, была для него невыносима. Элен с детства была окружена заботой и вниманием, все ее любили и баловали. Чего бы она ни захотела, ей всегда и все приносили на блюдечке. Видимо, ее отец так пытался компенсировать недостаток любви, от которого он сам страдал в детстве — его собственная мать умерла при родах, и Элен говорит, что это осталось травмой на всю жизнь. Он желал для дочери мужа из хорошей семьи. Он создал целую империю в мире рекламы и реализовал еще ряд успешных проектов в бизнесе. Когда мы с ним познакомились, он был богатым и влиятельным человеком — все у него были в кармане, и никто не осмеливался перейти дорогу Алистеру Брайтману. Но времена менялись, и он это сознавал. Я тоже. Чтобы удерживать на плаву всю его империю, нужен был молодой и энергичный человек. Так на сцене появился я.

Мэнди долила ему в бокал еще шампанского и жестом попросила Джейка продолжать. Для нее этот разговор был очень важен, ей нужно было получить представление о другой жизни Джейка. Он пригубил шампанское и взглянул на нее, ища в ее глазах понимания.

— Вскоре мы сыграли свадьбу, — продолжил он. — Я любил Элен и, в каком-то смысле, до сих пор продолжаю ее любить, но пойми, Мэнди, это все совершенно не так, как у нас с тобой. Элен с самого начала встала на мою сторону. Это она убедила отца вложить деньги в мое предприятие. В конце концов я доказал, что достоин стать партнером в бизнесе, и дело разрослось еще больше. Элен все время меня поддерживала, была мне другом и опорой, так что всем, чего я добился, я обязан ей. Не будь ее рядом, все могло сложиться иначе. Но когда я всем доказал, что при поддержке Элен могу горы свернуть, я вдруг понял, что нас объединяла скорее любовь к преодолению трудностей, чем друг к другу. Вскоре появились дети, и Алистер в своем стремлении затмить меня перед дочерью и внуками стал чинить мне препоны в бизнесе. Но я к тому моменту уже крепко стоял на ногах, и меня не так-то просто было свалить.

Мэнди вся обратилась в слух.

— Я все понимаю, Джейк. Семья очень много для тебя значит, и мне никогда не вписаться в твою жизнь. Совершенно ясно, что ты любишь жену и детей, но какое место остается для меня?

Джейк допил шампанское, потом налил себе еще:

— Ты моя дорогая, моя прекрасная, моя нежная девочка. Да ты открыла для меня целый мир. Я никогда не верил, что мужчина; может любить двух женщин сразу, но на собственном опыте убедился, что такое возможно. Разлуки с тобой даются мне все труднее и труднее, но меня удерживает уважение к Элен и любовь к детям. Как можно было добровольно обречь себя на такие муки — я и сам порой не понимаю. Между мной и Элен нет настоящей страсти, нет каких-то порывов, нет желания, нет острой необходимости друг в друге. Иногда я чувствую, что для детей я отец, а для жены — брат. Мы с ней отлично ладим, но отношения у нас скорее родственные, чем супружеские, — мы просто живем рядом и не хотим, не требуем друг от друга большего. Нас с Элен многое объединяет, но сейчас я чувствую, что и с тобой нас тоже объединяет очень многое. — Джейк с грустью уставился себе под ноги. — Ты представить себе не можешь, Мэнди, до чего мне тяжела вся эта ситуация. Я не сторонник того, чтобы спать с двумя женщинами, но я так рад, что у меня есть ты, и я не хочу тебя терять.

Мэнди медленно подошла к Джейку, села к нему на колени и обвила шею руками. В глубине души она понимала, что ей так и суждено остаться на положении любовницы и что с ее стороны глупо рассчитывать на что-либо большее, нежели глубокая любовь, которая с каждым днем все крепче и крепче связывала их с Джейком. Со стороны это, наверное, трудно понять. Окружающие наверняка принизят и опошлят их чувства, но она знала, что никогда не сможет бросить Джейка и что Джейк не сможет прожить без нее.


Их совместная поездка на выходные прошла как нельзя лучше. Джейк чувствовал себя счастливым лишь в объятиях Мэнди. Оставаясь наедине, они забывали обо всем, всецело отдаваясь спонтанным порывам. Они настолько настроились на волну друг друга, настолько друг друга чувствовали, что лучшего и желать было нельзя.

Мастер-классы по рисованию прошли как-то нервно. Преподаватель хватался за голову — он в жизни не видел таких нерадивых учеников, но им было все равно. Они от души забавлялись моментами творчества и каждую минуту старались рассмешить друг друга.

Они наслаждались негой и роскошью, ходили на спа-процедуры, сеансы массажа и рефлексотерапии. Мэнди удивилась, что Джейку тоже все это нравится. Она все больше и больше узнавала о его вкусах и пристрастиях.

Выходные, как обычно, пролетели мгновенно, и вскоре настало время уезжать. По пути в Лондон они много смеялись и подкалывали друг друга. Вечером накануне отъезда Джейк прочитал Мэнди целую лекцию и по дороге обратно устроил ей настоящий экзамен.

— Ты не перестаешь меня удивлять, — восхищался Джейк. — Ты прямо как губка впитываешь новую информацию. Я так тебя люблю.

— Взаимно, — с улыбкой отозвалась Мэнди.

Самое время напомнить ему о приглашении от Оливии. Мэнди очень хотелось побыстрее познакомить любимого с родными. Она так им гордилась, чувствовала себя такой любимой, что ей не терпелось им похвастаться. Она смирилась с Элен, и теперь, когда он рассказал ей историю своего брака, Мэнди вновь обрела внутреннее спокойствие.

Они приехали на Квинс-Гейт. Мэнди уже знала, что будет дальше: Джейк поедет домой к семье, а она займется делами. В гости к Оливии они договорились поехать в следующие выходные. Зайдя домой, Мэнди первым делом набрала номер сестры, чтобы ее предупредить.

Оливия обрадовалась и сказала, что тут же начнет готовиться к предстоящей встрече. Она хотела приготовить для Джейка и Мэнди нечто уж совсем особенное.

Мэнди отложила телефон и задумалась. Голос у Оливии звучал радостно, но при этом было в их разговоре что-то не то. Мэнди не могла бы сказать, что именно, но отчетливо это чувствовала.

Неделя пролетела быстро, и вот настал день, когда они появились на пороге дома Оливии. Джейк держал в руках два букета цветов и бутылку шампанского. Мэнди про себя улыбнулась: уж кто-кто, а Джейк точно знал, как найти подход к женщинам. Мама с Оливией будут покорены. Больше того, он даже о девочках подумал: Милли он привез в подарок костюмчик феи с прозрачными, как у стрекозы, крылышками, а для Робин — набор детской косметики. И хотя у него у самого сыновья, он выбрал отличные подарки для ее маленьких племянниц. Мэнди заранее знала, что девочки будут в восторге. В дверях они бросились обнимать тетю Мэнди, но, увидев незнакомца, несколько смутились. Мэнди решила, что это все из-за недавних переживаний. Девочки последнее время отвыкли от того, что в доме бывают мужчины. Их отец все чаще и чаще отменял совместные походы куда-нибудь, а если заезжал в гости, то редко и ненадолго. Робби стал отдаляться от девочек — Мэнди подумалось, что, возможно, именно поэтому в голосе сестры слышалось напряжение, когда они с ней говорили по телефону на прошлой неделе.

Они вошли, вручили цветы и шампанское. Оливия взяла инициативу на себя:

— Мы так рады наконец-то по-настоящему с вами познакомиться, Джейк. Располагайтесь, чувствуйте себя как дома. Обед будет готов через полчаса.

— Ты в порядке, милый? — нежно шепнула Мэнди ему на ухо.

— Ну конечно! Не переживай, все будет хорошо.

Вскоре все расселись по диванам и удобным креслам, выпили шампанского и попробовали приготовленные Оливией изысканные легкие закуски. Завязалась непринужденная беседа. Мэнди боялась поверить, что все идет так гладко. Никаких неловких пауз. В конце концов даже Робин и Милли покинули свое убежище за диваном и уселись рядом с бабушкой.

— Ну, девочки, теперь я вижу, какие вы обе красавицы. Позволите вручить вам подарки?

Дети так и просияли:

— Ур-раа! Подарки! Спасибо, дядя Джейк, мы очень любим подарки!

Взрослые переглянулись и расхохотались.

Милли нетерпеливо развернула свой подарок, тут примерила костюмчик и стала кружиться по комнате. Ну до чего прелестный ребенок! Робин подсела к Мэнди и стала расспрашивать ее, как надо пользоваться подаренной косметикой.

А потом как-то само собой получилось, что девочки подсели ближе к Джейку и стали спрашивать его обо всем на свете. Джейк смеялся, но отвечал со всей старательностью.

Обед был выше всяческих похвал. Оливия изящно сервировала стол. К великолепным блюдам она выбрала изысканное вино. Под конец обеда все наелись до отвала и едва могли двигаться.

— Ты просто превзошла саму себя. — Мэнди обняла сестру за плечи, пока они шли через гостиную. — Белое «Marco Pierre» — это нечто!

— Признаюсь, я за неделю начала готовиться. Ты же меня знаешь, я всегда любила принимать гостей. Но это еще не все. Главный сюрприз впереди: мама достала альбомы с фотографиями.

— Только не это, — простонала Мэнди, закатив глаза.

Вскоре Оливия и дети совсем освоились с Джейком. Когда Мэнди напомнила племянницам, что уже время купаться и укладываться спать, те очень расстроились.

— Ну так и быть, когда искупаетесь и наденете пижамки, можете спуститься еще на пять минуток, — строгим голосом сказала Мэнди.

Мэнди обожала купать детей и готовить их ко сну. Она мечтала, что когда-нибудь настанет день, когда она будет купать и собственных детей, но, видно, не судьба. Как бы то ни было, она была рада, что у нее есть возможность повозиться с племянницами.

Несмотря на все свои предубеждения, Валери тоже чувствовала себя с Джейком вполне свободно и вскоре прониклась к нему самыми теплыми чувствами. Она с удовольствием показывала ему детские фотографии своих дочерей. Один снимок особенно привлек внимание Джейка, и он сделал себе мысленную пометку поговорить о нем с Оливией.

Мэнди привела девочек вниз. Им очень хотелось пожелать своему новому другу, дяде Джейку, спокойной ночи. Они, не сговариваясь, вскарабкались к нему на колени и расцеловали в обе щеки, благодаря за чудесные подарки.

Оливия казалась уставшей. Мэнди поняла, что пора уходить.

— Ты ведь еще к нам приедешь, правда, Джейк? — настойчиво, чуть ли не с придыханием, спросила Оливия. — Знай, мы будем очень тебе рады.

— Я тоже буду очень рад, — совершенно искренне ответил Джейк.

Валери благосклонно приняла от Джейка прощальный поцелуй в щечку, а когда он помог Мэнди одеться и пошел заводить машину, она на минутку удержала дочь. Ей было явно неловко.

— Он милый молодой человек, Мэнди, и он очень тебя любит. Это сразу видно, но подчас этого недостаточно.

— Мама! Ну вот, обязательно тебе было это говорить? Зачем портить такой чудесный вечер?

Валери немного помолчала, а потом обняла дочь и зашептала:

— Поверь, мне виднее. Я ведь не всегда была старой и рассудительной. Давным-давно я была темпераментной и безрассудной. У меня случился бурный роман, Мэнди, а когда пелена упала у меня с глаз, когда нас перестало неудержимо влечь друг к другу, когда вдруг в одночасье нам перестало быть весело друг с другом, мне пришлось умолять твоего отца позволить мне вернуться, и, слава богу, он меня не отверг. Иногда нам очень хочется заполучить что-нибудь запретное исключительно потому, что оно под запретом.

Валери нервно потеребила бусы.

Мэнди была потрясена до глубины души: от мамы она такого никак не ожидала.

— Не стану об этом сейчас распространяться, — продолжила Валери, — просто хочу тебя предупредить, что рано или поздно огонь погаснет. Мне повезло: хоть я и наделала глупостей, но мы с твоим отцом любили друг друга. Я до конца поняла, как сильно он меня любит, только тогда, когда он принял меня обратно. И после его смерти я очень жалела, что не проводила с ним больше времени. Я так жалею, что изменила ему. Я не устаю благодарить Господа за то, что Он открыл мне глаза. Я вовремя поняла, что твой отец был любовью всей моей жизни. Он был такой спокойный, такой надежный. Он стал мне лучшим другом. С возрастом начинаешь понимать, что такое настоящая любовь. — Валери скрестила руки на груди. — Просто не забывай, доченька: он всегда будет принадлежать другой женщине.

Мамины признания ошеломили Мэнди. Она никогда ни о чем таком не подозревала. Тут Джейк в нетерпении надавил на клаксон — пора было ехать, хотя Мэнди сейчас очень хотелось остаться и поподробнее расспросить обо всем маму.

— Пока, мамочка. Ты присмотри за Оливией, ладно? А то она что-то какая-то задерганная. Как она сейчас?

— Вроде в порядке. Не волнуйся, я за ней присмотрю. Но обещай подумать над тем, что я тебе сейчас рассказала, ладно?

Мэнди чмокнула маму в щечку и побежала к машине. Она решила до поры до времени не думать о маминых откровениях. Ведь сейчас она рядом с любимым. Он никогда от нее не уйдет, и она тоже никогда его не бросит. В этом она была уверена на все сто.


Прошла еще неделя. У Мэнди был крупный заказ, не оставлявший ни одной свободной минутки. Разговор с мамой совсем вылетел у нее из головы. Сейчас на первом месте у нее была работа — нужно было во что бы то ни стало безупречно выполнить заказ. Майкл был в восторге от ее новых идей по поводу фуршета и вина.

И вот заветный день настал. Успех был ошеломляющий. Мэнди еще больше выросла в глазах Майкла. Когда все закончилось, Мэнди чувствовала себя так, будто у нее гора свалилась с плеч. Теперь она с нетерпением ждала выходных, когда они с Джейком смогут наконец встретиться. Из-за аврала на работе ей было не до телефонных звонков, но его эсэмэски очень ее поддерживали.

Джейк приехал к ней в субботу вечером. Выглядел он, как всегда, безупречно. От исходившего от него тепла, от такого знакомого и притягательного запаха у Мэнди голова пошла кругом. Она так по нему соскучилась. И ему сейчас больше всего на свете хотелось крепко обнять ее и не отпускать. Сделав над собой усилие, он немного отстранился и вытащил из портфеля большой сверток:

— Это тебе, любовь моя.

Мэнди с недоумением уставилась на предмет, завернутый в пузырчатую пленку и перевязанный широкой алой лентой с огромным бантом.

— Ну, что же ты стоишь? Открывай.

Мэнди потянула за ленту и развернула упаковочную пленку. Когда она увидела, что он ей принес, у нее на глазах выступили слезы.

— Как ты узнал? Откуда ты это взял? Милый, я в жизни не получала подарка лучше.

— Мне Оливия помогла, — признался Джейк.

— Оливия? — переспросила Мэнди. — Так она тоже в курсе?

— Без нее я бы не справился.

Мэнди не могла поверить своим глазам. С фотографии в роскошной серебряной рамочке от «Tiffany» на нее смотрел еще совсем молодой, не начавший лысеть папа в бледно-голубых джинсах и полосатой рубашке. А на плечах у него восседала темноволосая девочка лет шести-семи. Уже тогда было видно, что из Мэнди вырастет настоящая красавица. Она держалась руками за папины плечи и весело смеялась. При увеличении на старой поблекшей фотографии проступили все царапины и маленькие пятнышки, но это делало ее еще милее и дороже сердцу.

Мэнди разрыдалась от счастья:

Я люблю тебя, Джейк Чейплин.

14 Квартира

«Привет, это я. Хочу тебе кое-что показать. Сможешь пообедать со мной в „Scott’s“ в 2:30? Жду ответа. Люблю. Пока».


Мэнди обожала сюрпризы. Она тут же набрала ответ:


«Тебе повезло, я свободна. До встречи в 2:30. Люблю тебя».


Она закрыла телефон и положила его в сумочку. На ней было симпатичное легкое белое платье свободного кроя с серебристыми блестками и серебристые же туфельки-балетки. Погода стояла жаркая и влажная, поэтому волосы у нее вились без всякой укладки. В огромных, на пол-лица, коричневых очках от «Christian Dior» она чем-то была похожа на Джейн Шримптон.

— В Мейфэр, пожалуйста, — попросила она, сев в черное такси, и принялась рыться в своей любимой сумочке из змеиной кожи, которую Ася привезла ей в подарок из Марокко. Ася тогда купила всем по сумочке за какие-то смешные деньги, и потом, когда они договаривались о встречах, опрашивала остальных, кто с какой сумочкой будет, чтобы не приходить с одинаковыми.

После долгого перерыва девушки вчера наконец-то собрались поболтать все вместе за столиком «BlueBird Cafe».

Ася стала более открытой и искренней. С ней приятнее было общаться.

— Я решила уйти от Мариуса. Развод уже дело решенное, осталось подписать кое-какие бумаги. Мне достанется всего-то половина имущества.

— В смысле «всего-то»? — возмутилась Дина. — И что же стало причиной развода?

— Неисполнение супружеского долга. — Ася обиженно надула губки.

— Не уверена, что есть такой правовой термин, — улыбнулась Мэнди.

Дина вся кипела от возмущения. Все-таки есть на свете что-то постоянное, и Мэнди это очень радовало.

— Да бедняге редко когда удавалось оказаться с тобой в постели, а в те редкие минуты, когда ему везло, ты… — Голос у Дины прервался от волнения.

— Да и фиг бы с ним. — На лице у Аси появилось выражение предельной скуки.

— Ну да, — Дина изо всех сил старалась держать себя в рамках, — в эти редкие минуты тебе приходится думать об интимных частях тела Федерера, а то иначе тебе, бедняжке, не выдержать.

— Нейдала, — невозмутимо поправила ее Ася.

— Что?

— Нейдал — так зовут моего нового фаворита. Хотя, сказать по правде, они оба мне нравятся.

Дина на миг утратила дар речи.

— Ну ты и потаскуха, — только и смогла выдавить она в ответ.

— Да ладно тебе возмущаться, Дина. — Мэнди подавила смешок. — Ты что, Асю первый день знаешь? Она же не успокоится, пока не добьется своего. Она непробиваемая, и ей хочется красивой жизни. Ей хочется и денег, и дворец. Ей нужно все сразу. — Последние слова Мэнди особенно выделила голосом.

— Но ведь по праву это все не принадлежит ей. Чем она тогда лучше воровки?

Ася изогнула бровь.

— Давай посмотрим правде в глаза, — Дина смело взглянула на подругу, — ведь у тебя даже дети не от этого бедняги.

— Богача, — не сморгнув глазом, парировала Ася. — Он очень-очень-очень богат, очень влиятелен, и ему до смерти скучно. Видишь ли, ему хочется опять стать двадцатилетним, а не получается. К тому же, знаешь, он тоже далеко не ангел. Он пытается найти утешение в объятиях девятнадцатилетних девиц, и все это буквально у меня на глазах! Он лапает их своими старческими ручонками, тискает и чего-то там пытается, а потом удивляется, что они его не хотят! Иногда меня так и тянет сказать: «Подвинься, старикан, за тобой очередь еще из двадцати мужиков. Они тоже богатые и несчастные, но у них есть одно преимущество: они на тридцать лет моложе!»

— Позволь тебя спросить, Ася, — Дина была сама медоточивость, — если он такой старый и несчастный, почему ты не нашла себе миллионера помоложе, а?

Ася сделала глубокий вдох:

— Ну хорошо, девочки, вы ведь просили меня быть с вами откровеннее, да?

— Да.

— Ну, так мне просто не хотелось прилагать слишком больших усилий. Мариус с легкостью воплотил мои мечты о роскошной жизни. К тому же мне было уже далеко не девятнадцать, так что меня все устраивало. А еще… — Ася серьезно посмотрела на подруг, — у меня ведь нет никаких особых талантов. Конечно, мне хотелось бы самой всего добиться трудом и талантом, но таланта у меня как раз и нет. Правда, совсем нет! — Ася начала смеяться.

Она понимала, что ведет себя эксцентрично, если не сказать больше.

— Хотя… я вас обманула, — она подняла руку, чтобы придать своим словам солидности, — у меня есть талант очаровывать стариканов. А с Мариусом, если хотите знать, чертовски тяжело в постели, так что, можно сказать, на самом деле мне пришлось изрядно потрудиться, чтобы все это богатство заполучить.

Мэнди прикрыла рот ладошкой, чтобы не рассмеяться. Даже у Дины на губах проступила улыбка. Смех у Аси оказался заразительным. Она могла быть грубой, капризной и распущенной, но с ней не соскучишься. У нее хватало духу на откровенность. У нее было замечательное качество: она сама устанавливала правила, по которым жила.

Такси проезжало по Парк-Лейн, и Мэнди на минутку задумалась, как бы повел себя Джейк, если бы ушел от Элен. Развод. До этого момента она старательно гнала от себя все мысли о таком выходе. В груди у нее защемило. Она достала из сумочки свой «BlackBerry» и нашла в Интернете адрес нужного ресторана.

— На Маунт-стрит, пожалуйста.

Спустя несколько минут она выпорхнула из машины неподалеку от «Scott’s», накинув на плечи серый шелковый палантин. Она была вся в предвкушении встречи со своим красавцем возлюбленным. Джейк уже ее ждал. Всякий раз, когда она его видела, у нее замирало сердце, как при первой встрече. Мэнди никогда не надоедало смотреть на него: как он стоит, как сидит. У него умопомрачительные ноги. Ей внезапно очень захотелось оказаться с ним в постели. Судя по его позе, он был в игривом настроении. У Мэнди голова пошла кругом. Она обожала, когда он разыгрывал сценку, будто они впервые встретились. Он задавал ей вопросы, на которые давно уже знал ответы, и подчас, когда он меньше всего ожидал, она его огорошивала совершенно новым и неожиданным сообщением, подчас весьма провокационным. Она знала, что ему это безумно нравится. Такая игра была у них частью прелюдии. Вот бы все мужчины понимали, как для женщин важна прелюдия! Прелюдия начинается с мыслей, с самого первого шага: звонок, письмо по электронке, его слова, — а потом уже и до дела доходит. Женщину всегда заводит искреннее романтическое отношение и открытое проявление настоящего желания.

— Выглядишь сногсшибательно, — прошептал Джейк.

— Спасибо. Ты тоже, — ответила она, надувая губки.

— У тебя такое привлекательное, такое открытое платье.

— Я знаю.

— Люблю, когда ты играешь в задаваку. — Джейк с усилием сдержал улыбку.

Я знаю. — Мэнди склонилась к его уху. — А я люблю, когда ты прижимаешь меня к стене и отжариваешь по полной.

Тут к ним подошел бармен:

— Что-нибудь желаете из напитков?

Джейк старался сохранить серьезность.

— Мне бокал белого сухого. — Он вопросительно взглянул на Мэнди: — А тебе что, непоседа?

— А мне, пожалуйста, отвертку, и побольше. — Мэнди улыбнулась во весь рот.

Бармену стоило больших усилий сохранить серьезность.

— Да, понимаю, о чем вы. — С этими словами он пошел выполнять заказ.

Джейк с Мэнди расхохотались.

— Вот здорово было бы сейчас зажать тебя где-нибудь в укромном уголке и сорвать с тебя платье.

— А как же обед?

— Да ну его к черту.

У Мэнди сердце замерло от сладостного чувства. Ей так нравилось, когда Джейк давал понять, как зверски он ее хочет.

— Так о чем ты хотел со мной поговорить? — Она мило улыбнулась и сменила тему.

— Потерпи, всему свое время, — улыбнулся в ответ Джейк. Его зеленые глаза так и светились обожанием. — Ты что-то там писала насчет того, что мне повезло? И насколько же?

— Нет, это ты мне скажи, насколько мне повезло, — в тон ему ответила Мэнди.

Посетитель, сидевший неподалеку от них за барной стойкой, явно смутился, став свидетелем такого разговора, но влюбленным было не до него.

И тут в зал вошел юноша с длинными волосами. На нем были темно-синий костюм, розовая рубашка, модный галстук, но вся эта стильная одежда была велика ему размера на два, будто с чужого плеча.

— Простите за опоздание, мистер Чейплин. — Бедняга задыхался, будто после долгой пробежки. — Вот ключи. Если у вас возникнут вопросы или что-нибудь понадобится, смело обращайтесь ко мне.

По всему видно было, что он чрезвычайно гордится возложенной на него миссией.

— Папа передает вам привет.

Джейк глянул на юношу волком, будто желал заткнуть ему рот.

— Понял, хорошо, ухожу. Удачи!

С этими словами длинноволосый юнец исчез.

Джейк расстроился:

— Ведь просил же я его передать ключи администратору.

— И от чего ключи?

Джейк улыбнулся, положил ключи на стойку и схватил Мэнди за руки:

— Не знаю, как ты к этому отнесешься, но я купил тебе квартиру.

Мэнди утратила дар речи. За какое-то мгновение в голове пронеслись тысячи мыслей.

— Хочу сразу сказать, пока ты не заявила во весь голос о своей независимости: я не пытаюсь тебя купить или что-нибудь в этом роде. Я просто заметил, что тебя раздражают мои вещи у тебя в квартире. К тому же хозяева этой отчаялись ее продать, так что сделка оказалась очень даже выгодной. Вот я и подумал: а почему бы и нет, черт возьми. Там достаточно места для нас двоих, а если ты вдруг решишь продать эту квартиру от своего имени — пожалуйста, она твоя. Это от чистого сердца. — Джейк с беспокойством глянул на Мэнди.

Ее раздирали противоположные чувства. С одной стороны, она радовалась, но с другой, что-то ее настораживало. Она не привыкла получать такие подарки, да и кто привык?

— Не нужно было этого делать, — пробормотала она.

— Знаю.

— У нас ведь и без этой квартиры было все хорошо.

— Знаю, — кивнул Джейк. — Но ведь квартира на Квинс-Гейт навсегда останется твоей, что бы ни произошло. А новая квартира находится в Мейфэре, там мы сможем встречаться на нейтральной территории, понять, каково нам жить вдвоем.

— А почему тогда ты ее не на свое имя купил?

— Мне она не нужна.

— Ну тогда и мне она не нужна, спасибо. — В Мэнди заговорила гордость.

— Понимаю, но мне просто подумалось, что нам неплохо бы завести себе уютное гнездышко на двоих.

— Что, чувство вины заело, да? — жестко проговорила Мэнди. — Ты поэтому все это затеял?

Джейка задели эти слова.

— Да я, черт возьми, все время чувствую себя виноватым. И не только перед тобой, Мэнди, но и перед Элен, перед сыновьями. Я уже забыл, как жить без этого проклятого чувства вины.

Мэнди вглядывалась в мужественное загорелое лицо Джейка. Тот ответил ей обжигающим взглядом зеленых глаз.

— Ты только из-за квартиры чувствуешь себя виноватым или из-за чего-то еще?

Мэнди умолкла от смущения. Она сама не могла разобраться в своих чувствах.

— Послушай, Мэнди, я не так уж и много могу тебе дать. И мне все чаще и чаще становится от этого не по себе, особенно когда я начинаю задумываться о будущем. Я не вижу выхода.

Мэнди вздрогнула от этих слов. Джейк потер бровь. Разговор явно зашел не в то русло, в которое он хотел его направить. Мэнди уже не на шутку рассердилась:

— Понятно. То есть ты думаешь, что купишь мне квартиру, и тебе будет легче смириться с мыслью, что у нас с тобой нет будущего и что ты однажды с чистой совестью сможешь от меня просто откупиться и бросить. Да?

— Нет! — Джейк понизил голос. — Мэнди, ну где твой здравый смысл? Если ты всерьез так считаешь, то почему бы мне тогда не избавиться от чувства вины, покупая тебе бриллианты и платья и уезжая с тобой отдыхать. Пойми же, Мэнди, я купил тебе квартиру в Мейфэре вовсе не потому, что должен был, а потому, что хочу перевести наши отношения на новый уровень.

На душе у Мэнди кошки скребли. Джейк был с ней полностью откровенен, но ее все равно не покидало такое чувство, будто ее пытаются купить.

Джейк сокрушенно покачал головой:

— Я просто пытаюсь сказать, что мог бы получить свое и без таких затрат, так ведь?

Джейк выдохся. Он знал, что говорит не то.

Мэнди чувствовала себя дешевкой. Впервые за все время их знакомства он заставил ее почувствовать, что расплачивается с ней за услуги.

— Да пошел ты!

Она схватила палантин и сумочку и решительно нравилась к выходу.

Джейк бросил какую-то мелочь на барную стойку рядом с нетронутыми стаканами и побежал за ней вслед:

— Мэнди, стой!

Она не обратила внимания на его оклик.

— Мэнди, ну прекрати ты, в самом деле, ты же знаешь, что я не хотел ничего такого сказать.

— Отвали! — крикнула она, не оборачиваясь, и прибавила шагу.

Сцена привлекла внимание портье. Он видел, как хорошо одетый мужчина бежит за красивой девушкой в легком платье, догоняет ее, а потом они начинают страстно целоваться.

— Эх, молодость, молодость, — побормотал он себе под нос.

Джейк повез все еще дувшуюся Мэнди на новую квартиру. Зайдя в подъезд, они сели в старый лифт, и Джейк нажал кнопку второго этажа. Лифт остановился, они вышли, Джейк открыл дверь ближайшей к лифту квартиры и пропустил Мэнди вперед. Квартира была обставлена с изысканной простой, здесь было очень чисто и уютно. Высокие потолки, резные деревянные панели, двустворчатые окна до пола. В спальне у дальней стены стояла огромная двуспальная кровать, так и манившая к себе белым крахмальным покрывалом и множеством подушечек. Просторная ванная была отделана мрамором. По всей квартире полы подогревались. Конечно, в отделке не хватало женской руки, но созданная Джейком обстановка была в высшей степени утонченной.

— Тебе нравится? — Джейк сейчас больше всего походил на десятилетнего мальчика, который ждет похвалы.

Мэнди молча кивнула.

— Правда? Прости, ты ведь знаешь, я никогда намеренно не стал бы обижать тебя.

— Мне здесь очень нравится, Джейк, — проговорила Мэнди с грустной улыбкой. — И тебя я тоже очень люблю. Я тебе очень благодарна. Правда.

— А что тогда не так?

— Ты все правильно сказал: у нас нет будущего. При мысли об этом мне становится тяжело и тоскливо. Ведь в конце концов кому-нибудь из нас обязательно будет больно. Я к тому, что так не может продолжаться вечно. Как мне радоваться этой новой квартире, зная, что нет никакой надежды на настоящее будущее в ней. Мы, конечно, можем здесь время от времени провести ночь или даже выходные, но настоящих семейных отношений мы тут не создадим. Признайся, Джейк, ты ведь выбрал эту квартиру отчасти потому, что тут ничто не напоминает о твоей семье, но при этом возникает иллюзия нашего с тобой дома.

— Да.

— Ты специально не стал меня представлять тому юноше, потому что он знает твою жену или кого-нибудь из родственников?

— Послушай, это все слишком запутанно, потому что…

— Запутанно или нет, — перебила его Мэнди, — правильно или нет, но тебе придется быть со мной откровенным. Я люблю тебя, я без ума от этой квартиры, но я не могу позволить себе продолжать отношения, пока не буду уверена, что у нас есть хоть какие-то перспективы. Наши отношения вышли на тот уровень, когда мы обязательно должны знать, что нас ждет в будущем. Ни я, ни ты тут ничего поделать не можем.

Джейк с тяжелым вздохом посмотрел на Мэнди. Сердце у него разрывалось.

— Понимаю, о чем ты. Выбор тут непрост. Думаю, просто хотелось закрепить то, что между нами уже есть, и отгородиться от всего остального.

Джейк заглянул в ее расстроенное лицо. До чего же она хороша. Печальный вид лишь добавлял ей прелести. Он подошел к Мэнди вплотную, снял у нее с плеча сумочку и нагнулся поцеловать оголившийся участок кожи. Затем он осторожно снял с нее палантин, положил его на сумочку, подвел ее к кровати и усадил.

Молча, не сводя с нее пристального взгляда, он скинул пиджак, расстегнул три верхние пуговицы на рубашке и опустился на пушистый бежевый ковер, чтобы их глаза были на одном уровне.

У Мэнди каждая жилочка натянулась в предвкушении.

Он задрал на ней платье, осторожно спустил белые кружевные трусики и притянул ее к себе.

Он целовал, поглаживал, ласкал ее языком и губами, прекрасно зная, как ей с ним хорошо. Мэнди обхватила его руками за голову и еще крепче прижала к себе, пока не начала сотрясаться от наслаждения. А он все не останавливался. Казалось, этому не будет конца.

Обессилевшая Мэнди чувствовала себя счастливой и беспомощной. От былой ярости не осталось и следа. Она легла на спину, запрокинула руки за голову и вздохнула. Какое блаженство! Похоже, в современном обществе явно недооценивают роль настоящего оргазма. Если бы все на свете испытывали ту легкость и то счастье, которые сейчас переполняли Мэнди, производители антидепрессантов попросту разорились бы.

Джейк перебрался на кровать и положил голову Мэнди на живот.

— Ну как, понравилось? — улыбнулся он.

— Понравилось — это мягко сказано, — улыбнулась в ответ она. — Весь мир словно исчез.

Джейк довольно улыбнулся.

— Уж и не припомню, было ли мне когда-нибудь так хорошо. — Мэнди до сих пор трепетала всем телом.

Джейк начал ее целовать, и она ощутила свой собственный вкус у него на губах. Мэнди еще ни с кем не было так хорошо. Рядом с Джейком она никогда не боялась пресытиться, ей все время хотелось быть с ним, и она знала, что он чувствует то же самое.

— Знаешь, иногда я вот так обнимаю тебя, а мне этого мало, — прошептал Джейк и еще раз поцеловал ее.

— Забавно, — улыбнулась Мэнди, — я как раз думала о том же.

— Иногда, — Джейк обхватил руками ее миловидное личико, — мне непреодолимо хочется вселиться в тебя и быть с тобой рядом каждый миг, ощущать каждый твой вдох. Понимаешь, о чем я?

У Мэнди замерло сердце.

— Это одни из самых приятных слов, что мне доводилось от тебя слышать, — улыбнулась она, еще крепче прижимаясь к нему.

— Мы справимся. Мы пройдем через все, я знаю. — Джейк поцеловал ее в макушку. — Я люблю тебя.

Тем жарким летним днем они заснули, крепко сжимая друг друга в объятиях.


Бип! Бип! Бип! Бип!

Проснулись они от телефонного звонка.

— Что там, на фиг, за шум? — Джейк с трудом разлепил один глаз.

Мэнди вскочила и рванулась было к сумочке, где лежал телефон, но забыла, что трусики так и остались у нее на уровне колен, запуталась в них и растянулась на полу.

Она тут же вскочила. До чего же больно! Натянув трусики, она успела добежать до телефона.

— Алло! — проговорила она в трубку, так и не успев отдышаться.

Поначалу Мэнди решила, что у нее что-то с телефоном. В трубке раздавался какой-то скрежет и визг, но через мгновение Мэнди узнала мамин голос.

— Мама! Да успокойся ты! Что у тебя случилось?

— Приезжай в больницу! Скорее! — Голос у Валери срывался на истерический визг. — Оливия… — Голос Валери оборвался, будто она подавилась. — Оливия таблеток наглоталась.

— Где она? — только и смогла выговорить ошеломленная Мэнди.

— Больница «Челси и Вестминстер».

— Еду.

Часы показывали половину пятого. Значит, они с Джейком проспали около часа. Сон у Мэнди как рукой сняло. В глазах была паника. Она дрожащими руками схватила платье. Сердце бешено колотилось.

— Что стряслось? — Джейк все еще протирал глаза спросонья.

— Оливия… она наглоталась таблеток… ее в больницу увезли… — Мэнди вся дрожала, ей трудно было дышать.

— Успокойся, Мэнди, давай я тебе воды налью, — подскочил Джейк.

— Некогда.

— Может, тебя подвезти куда-нибудь?

— Да, в больницу «Челси и Вестминстер», — сказала она отрешенно, будто телом была здесь, а мыслями витала где-то далеко.

Джейк схватил пиджак и ключи, подошел к ней и обнял:

— Поехали. Тебе надо побыстрее туда добраться.

Они поймали такси и быстро доехали до Фуллхэм-роуд. Джейк смотрел вслед убегающей Мэнди.

— Я тебе позвоню, — бросила Мэнди через плечо.

— Меня сегодня дома не будет, малыш. Мне надо быть сегодня в театре, а потом еще званый ужин. — Произнеся эти слова, Джейк почувствовал, как все это мелко и незначительно.

Мэнди кивнула и исчезла за прозрачными двойными дверями.

— Я люблю тебя, — выкрикнул Джейк, но она уже исчезла.

В холле Мэнди наткнулась на бледную от ужаса маму. Последнее время на ее долю выпало слишком много переживаний.

— Пошли к ней, мам. — У Мэнди вдруг неизвестно откуда появились силы.

Они вошли в палату к Оливии. Она лежала под капельницей. На большой больничной койке Оливия казалась совсем маленькой. Она спала. На лице у нее так и остался макияж, накладные ресницы были плотно сомкнуты.

— Она так устала. — Вид у Валери был сломленный. — Врачи промыли ей желудок, поставили ей капельницу с физраствором, и она тут же уснула. Потом просыпалась, плакала, но вскоре уснула опять. Она так слаба, что смогла произнести всего несколько слов.

Мэнди опустилась на пластиковый стул рядом с сестрой. Она взяла ее вялую, почти безжизненную руку. Хотелось плакать, но она приказала себе успокоиться. Сейчас важно было не раскисать.

— Как это случилось, мам? На первый взгляд она очень хорошо держалась.

Валери помолчала.

— Робби хотел познакомить девочек со своей норой пассией. Он звонил вчера.

— С той рыжей, что была с ним в машине? — переспросила Мэнди.

— Да. Робби с Оливией договорились встретиться в отеле «Blake’s», чтобы поговорить начистоту. Честно говоря, Мэнди, у меня такое ощущение, что он ее поддразнивал, то намекал, что может вернуться, то исчезал. Оливия ни с кем не встречалась, она старалась справиться со всем сама. Надеялась, что Робби образумится. В конце концов, они ведь прожили с ним столько лет, а с той рыжей он встречается всего месяцев семь-восемь. По крайней мере, насколько мне удалось выяснить. В общем, на встречу он так и не пришел. Уже третий раз. И это окончательно ее сломило.

— Так вот почему она так накрасилась, — с грустью вздохнула Мэнди. — Она хотела выглядеть настоящей красавицей.

Валери с непониманием взглянула на дочь, но Мэнди не стала развивать тему.

— Хорошо еще, что горничная вовремя ее обнаружила. Я не хотела тебе говорить, но наш терапевт где-то год назад прописал ей антидепрессанты. А недавно, видя, что ей становится только хуже, выписал ей новый препарат, посильнее. Вот она и выпила весь флакон. Мне позвонил администратор гостиницы — в ежедневнике у Оливии указан мой телефон для связи в экстренных ситуациях, — с горечью сказала Валери. — А Робби… представляешь, он ей позвонил в отель и сказал, что у него с той женщиной все серьезно и они даже хотят пожениться.

— Что? Он что, совсем спятил? — возмутилась Мэнди. — Да у него кризис среднего возраста, не иначе. А ты знаешь, как зовут ту рыжую?

— Сара. — Валери сокрушенно покачала головой. — Легко обвинять во всем другую женщину, но ведь это не она брала на себя обязательства перед Оливией и детьми, а Робби. Он ведь перед лицом закона дал клятву любить ее, пока смерть не разлучит их. А та женщина ничего нам не должна.

— Ну, а ты сама в последнее время не замечала за Оливией странностей? Может, она была раздражительной, подавленной… или там… я не знаю…

— В том-то и дело, что нет. Она говорила, что теперь ей наконец представилась возможность глубже заглянуть в себя. Ты же ее видела. Она начала заниматься йогой, бегать по утрам и поговаривала о том, чтобы пойти на курсы дизайнеров по интерьеру.

— Да уж, — улыбнулась Мэнди, — у нее к этому настоящий талант.

Мэнди сжала руку сестры. Та вздрогнула и открыла глаза.

— Мэнди? — едва слышно пролепетала Оливия дрожащим голосом и слабо улыбнулась.

— Ну здравствуй, родная. — Заглянув сестре в глаза, Мэнди увидела бесконечную боль. — Как ты себя чувствуешь, красавица моя ненаглядная?

— Не знаю… чувствую себя такой дурой, что угодила сюда. — Из глаз у Оливии хлынули слезы.

— Ну-ну… — Мэнди осторожно вытерла ее мокрые щеки, — хватит плакать. Тебе и так досталось. — Мэнди гладила сестру по щеке, а сама лихорадочно соображала, чем бы ее развлечь. — Не плачь, скоро поедем домой, и все будет хорошо. Обещаю!

— Это все просто невыносимо, сестренка, — всхлипнула Оливия.

У Мэнди сердце сжималось от жалости, но она старалась придать себе бодрый вид. Оливии ведь не станет легче, если она тоже раскиснет.

— Жизнь — трудная штука, солнце. Часто все так запутывается, но тут уж ничего не поделаешь. Я знаю, что ты сильнее всего этого.

— У меня просто не осталось сил бороться дальше.

— Так и не борись, Оливка.

— То есть как?

— Тебе не нужно больше бороться. Просто плыви по течению, пусть все происходит само собой. Мы с мамой всегда будем рядом. Ты не останешься одна.

— Я хочу к папе!

Мэнди сглотнула. После этих слов они могли разреветься все втроем. Мэнди изо всех сил сдерживала слезы.

— К папе нам пока еще рано. И знаешь — почему? Ему хочется гордиться нами, пока мы живем здесь, на земле. Он хочет, чтобы мы здесь многого добились перед тем, как встретиться с ним в той жизни.

— Я чувствую себя такой никчемной, такой никчемной, а еще такой уродливой и бессильной.

Мэнди встала и крепко обняла сестру, стараясь не задеть многочисленные трубки и датчики.

Оливия всхлипнула, но ей явно стало спокойнее. Она перестала плакать и снова провалилась в сон.

Мэнди было страшно уходить. Она не привыкла видеть сестру в таком состоянии и не знала, чего еще от нее ждать. Ей бы и самой не помешало собраться с силами.

Валери принесла ей пластиковый стаканчик кофе из автомата:

— Вот, выпей и поезжай домой. Я тут подежурю.

— Точно, мам? У тебя у самой вид усталый.

— Ничего, солнышко, не переживай. Мне спокойнее будет, если я смогу за ней присмотреть.

— Ну ладно, мам. А хочешь, я тогда с девочками посижу?

— Нет, все в порядке, их забрала мать Робби. Они ни о чем не подозревают. Не волнуйся.

— Хорошо. — Мэнди еще раз взглянула на сестру чувствуя свою полную беспомощность. — Пожелай ей от меня спокойной ночи, ладно?

— Иди домой, — с улыбкой сказала Валери. — Я тебе позвоню.

Мэнди вышла из больницы и решила позвонить Джорджу.

— Нужно встретиться.

— Ты в порядке? — Джордж тут же уловил напряжение в ее голосе.

— Нет, я только что из больницы. Оливия наглоталась таблеток, пыталась покончить с собой.

— Бог ты мой! Ты сейчас где?

— Просто бреду куда глаза глядят. Только что дошла до Ковент-Гарден.

— Какое совпадение! Я тоже там. Тогда давай договоримся в твоем любимом марокканском баре через десять минут, ладно?

— А сейчас сколько времени?

— Полседьмого.

— Отлично, до скорого.

— Пока, милая.

— Да, Джордж! Спасибо!

— Не говори глупостей и давай иди сюда скорее.

Мэнди шла мимо театра «Друри-Лейн». Вечер был теплый, солнце еще не зашло, дул приятный ветерок. Она немного отошла после больницы.

На улице было много народу, все ходили по барам и ресторанам. Мэнди обожала наблюдать за людьми. Так она отвлекалась от своих мыслей. Откуда все эти люди? Она шла мимо очереди в Королевскую оперу. Похоже, там намечалось что-то из ряда вон выходящее: мужчины были в смокингах, а дамы — в стильных бальных и коктейльных платьях.

Внимание Мэнди привлекла одна светловолосая дама в прелестном черном коктейльном платье из шифона. Покрой с очень глубоким вырезом на спине, что подчеркивало прямую осанку и длинную изящную шею дамы, оттеняя ее светлую кожу. В ее изысканной прическе мелькали шпильки со стразами. Она выглядела такой элегантной, такой красивой, такой непринужденной.

Дама повернула голову, и бриллианты в ее длинных серьгах так и засияли. Она улыбнулась и пошла навстречу мужчине, который явно очень торопился и чуть не опоздал. Он положил ладонь на открытую спину дамы, а она обвила его руками и поцеловала в обе щеки. Мэнди они показались такой красивой парой, что она подошла ближе. Они разжали объятия, явно рассчитанные на публику, и рука об руку направились к ближайшему входу. Там уже собралось немало народу. Все друг с другом здоровались, непринужденно смеялись и болтали. Будто завороженная, Мэнди перешла дорогу, чтобы получше их рассмотреть. Папарацци были уже тут как тут, и в свете их вспышек Мэнди было все прекрасно видно. Когда мужчина и его очаровательная спутница повернулись, Мэнди так и застыла, будто ее пригвоздили к месту. Ей стало дурно.

— Боже мой! — только и смогла прошептать она.

Мужчина выделялся среди всех остальных. Другой такой улыбки нет ни у кого на всем белом свете, положил руку на спину элегантной дамы и представив ее кому-то из собравшихся. Они сказочно смотрелись вместе: улыбающиеся, счастливые, красивые. Никаких сомнений: это Джейк и Элен! Это точно она. У Мэнди перехватило дыхание, в животе забурлило, и она чувствовала, что ноги вот-вот подогнутся, но не могла отвести взгляда от этого зрелища. Они спокойно разговаривали, смеялись. По виду и не скажешь, что Джейк может быть несчастлив рядом с такой красавицей.

— Господи! — повторила Мэнди. — Боже мой! Боже мой! Боже мой!

Слезы сами собой хлынули из глаз. «Уходи, — подсказывал ей внутренний голос. — Беги! Быстрее! Найди себе какое-нибудь убежище. Спрячься!»

Вся в слезах Мэнди бросилась бежать по улице. В животе все еще бурлило. Она бежала, не разбирая дороги, глаза застилали слезы. И вдруг Мэнди скрутило сильным приступом тошноты. Ее рвало желчью, ведь за весь день она так ничего и не съела. Силы ее покинули, навалилась усталость. Уж очень тяжелый выдался день. Перед глазами мелькали образы: они вдвоем с Джейком, ее вкус на его губах, их разгоряченные тела, а потом — бледная, обессилевшая Оливия на больничной койке.

Мэнди сжалась в комочек и присела на край тротуара. Ее уже не заботило, как она выглядит.

Прохожие не обращали на нее внимания.

На самом деле физическая боль даже чем-то облегчила ее душевные страдания. Она порылась в сумочке в поисках бумажных платочков и вытерла лицо. С неимоверным трудом заставив себя встать, она добрела до ближайшей урны и выкинула мокрый платочек.

Будто в трансе она добрела до марокканского бара, где ее ждал Джордж.

— Милая! — Джордж крепко обнял ее. — Что случилось? У тебя такой вид, будто ты приведение увидела.

Мэнди не могла рта раскрыть.

— Милая моя, что с тобой? Ты в порядке?

Комната поплыла перед глазами у Мэнди. Свечки, светильники в марокканском стиле, мягкие ковры — все это завертелось вокруг нее, и она потеряла сознание.

Первое, что она ощутила, когда очнулась, — мокрое полотенце на лбу. Джордж и официантка с добрым лицом участливо смотрели на нее. Они осторожно уложили ее на низкую скамеечку.

— Прости… — Слова полились сами собой. — На меня столько всего навалилось. Сначала Оливия попыталась покончить с собой, потом по пути сюда я случайно увидела на улице Джейка с женой, и мне стало плохо. Она такая красавица.

— Ого! — изумился Джордж. — Неудивительно, что ты упала в обморок.

— А еще мы с Джейком сегодня встречались. Он ни с того ни с сего решил меня побаловать — он купил мне квартиру в Мейфэре.

— Вот это да! — воскликнул Джордж.

Мэнди медленно села и, угнездившись на самом краешке скамейки, продолжила:

— Мы туда ездили, приятно провели время наедине, потом уснули, обнявшись, а потом позвонила из больницы мама и рассказала про Оливию.

— Ну ты даешь, Мэнди! Все у тебя не как у людей! — всплеснул руками Джордж. — А Джейка-то с женой ты где умудрилась найти?

— Возле Королевской оперы, — объяснила Мэнди. — На ней было такое красивое платье. Поэтому я на нее и обратила внимание. А потом подошел он.

Джордж не нашелся что сказать. Он положил руку Мэнди на колено:

— Расскажи, что случилось с Оливией.

— Робби решил жениться на другой, — покачала головой Мэнди. Она никак не могла оправиться от пережитого. — С виду Оливка отлично держалась, стала больше времени уделять себе. Лично я в глубине души верила, что Робби к ней вернется.

— Она еще в больнице?

Джордж с искренним беспокойством смотрел на Мэнди. За что ей все это? Она была самой невероятной любовницей, она не подходила под стереотип беспощадной, жадной стервы, которая любой ценой готова заполучить желаемое. Она была нежной и доброй. Джордж заглянул ей в лицо. Мысли ее витали где-то далеко.

— У тебя выдался слишком тяжелый день.

Он собрал их вещи и попросил официантку вызвать такси, чтобы отвезти Мэнди домой.

Джордж заботливо уложил ее в постель. Его не отпускало чувство беспокойства. Какая-то часть его сознания боялась за нее после всех событий дня. Он знал, что Мэнди захочет расставить все точки над «і», и знал, что условия будет диктовать она. Джордж прекрасно понимал, что Мэнди не из тех девушек, что довольствуются вторыми ролями.


В половине первого раздался звонок в дверь.

На пороге стоял Джейк в смокинге, но без галстука.

Джордж, протирая глаза, открыл дверь. Он все это время не отходил от Мэнди ни на шаг.

— Я пытался позвонить Мэнди, но безуспешно. Послушай, я знаю про Оливию и приехал узнать, как она там, нужна ли помощь.

Джордж молча смотрел на него, не в силах произнести ни слова.

— А как Мэнди?

— Не очень хорошо. — Джордж вздохнул и тяжело привалился к дверному косяку. — Видишь ли, она видела вас с женой около Королевской оперы. Тяжелый у нее выдался день. Я так полагаю, тебе все-таки лучше войти. Все равно мне тебя не удержать…

— Чаю хочешь? — спросил Джордж по пути на кухню.

— Да, пожалуйста.

Джейк сел и погрузился в глубокие размышления.

— Держи. — Джордж вручил ему белую кружку с крепким чаем. — Ну, скажешь что-нибудь?

Джордж сел и глубоко вздохнул. Он не собирался ходить вокруг да около.

— Я не позволю тебе обижать ее, Джейк.

— Я не хотел сделать ей больно. Выслушай меня, Джордж, пожалуйста.

— Я не сомневаюсь, что ты сильно любишь ее, Джейк, — Джордж подался вперед, — и я знаю, что она тоже тебя до смерти любит. Но в конце концов одному из вас будет очень больно. И я не хочу, чтобы она страдала.

— Она так расстроилась из-за того, что увидела Элен? — На лице Джейка читалось беспокойство.

— Естественно. А кто бы на ее месте не расстроился? — ответил Джордж. — Она сказала, что у тебя очень красивая жена.

— Господи! — Сердце у Джейка сжалось, но он взял себя в руки. — Как там Оливия?

— Ужасно. Никто не знает, чего от нее ждать. Она мастерски разыграла спектакль, убедив всех, что Робби к ней скоро вернется и жизнь опять наладится, а потом чуть не покончила с собой. — Джордж помолчал. — Для Мэнди это все чересчур. На ее долю столько всего выпало.

Джейк посмотрел Джорджу прямо в глаза:

— Я люблю ее, Джордж. Ей известно, что у меня есть жена и дети. Я ей с самого начала все рассказал. Но если мне придется оставить их, это будет для меня трагедией. И для них тоже. Я не могу на это пойти.

— Ты что, не понимаешь, — Джордж покачал головой, — не понимаешь, что рано или поздно решение принять придется? Нельзя его до бесконечности откладывать и закрывать на все глаза. Даже если ты отложишь решение, его все равно придется принять рано или поздно. К тому же одно дело, когда Мэнди слышала про твою жену, и совершенно другое — когда она ее увидела. Для нее теперь все переменилось, твоя жена стала реальностью.

Джейк кивнул. Джордж был абсолютно прав. В глубине души Джейк и сам все это прекрасно понимал.

— Мэнди так расстроилась, ей даже плохо стало, — продолжил Джордж. — Она как раз шла на встречу со мной, когда увидела вас на красной ковровой дорожке перед зданием оперы.

Джейк обхватил голову руками:

— Что мне теперь делать, Джордж? — Голос у него был усталый и хриплый.

— Не знаю, приятель, тут только тебе решать. Но ты просто помни, что Мэнди тебя любит и поэтому может сделать вид, что ей не так плохо, как на самом деле. Тебе не приходило в голову, что у нее тоже есть право на другую жизнь, право стать матерью?

Джейк онемел от потрясения.

Джорджу казалось, что прав он или нет, но произнести эти слова надо. Он разглядывал Джейка.

— Из нее выйдет такая замечательная мамочка. Тебе это никогда не приходило в голову?

— Да, — Джейку пришлось говорить откровенна — об этом я еще как-то не задумывался. Она так молода и полна амбиций.

— Верно, — перебил его Джордж на полуслове. — Но разве она не заслуживает права сделать свой выбор?

— Заслуживает.

— И ты можешь ей его предоставить?

— Сейчас не могу, но это не значит, что так будет всегда. — Джейк выглядел совсем разбитым. — Мне и абстрактно-то о таких вещах сложно подумать, но я начинаю чувствовать себя виноватым перед Элен и детьми даже от одного этого разговора.

В комнате повисла тишина.

— Я люблю ее, Джордж, и не могу ничего с собой поделать. Мне остается только надеяться на чудо, которое все расставит по своим местам.

В дверях спальни показалась бледная и заспанная Мэнди.

— Привет, — сказала она.

— И тебе.

Джордж поглядел на Джейка. Видно было, что он по-настоящему любит Мэнди.

— Так, ладно, я поехал, — сказал Джордж с милой улыбкой. — Оставлю вас наедине.

Джейк и Мэнди молча отправились в спальню. Оба слишком устали, чтобы говорить. Он понимал ее состояние. Им надо было столько всего обсудить, но время сейчас было неподходящее. Вместо слов Джейк обнял Мэнди, стараясь по мере сил утешить ее. Он крепко прижал ее к себе, пытаясь подобрать слова, чтобы попросить за все прощения.

Мэнди прижалась спиной к его груди, и тут у него зазвонил телефон. Звонила Элен. Мэнди каким-то шестым чувством это почуяла. Джейк тоже. Он не ответил, но напрягся всем телом.

Повисла неловкая пауза. Они не знали, что сказать в этой неприятной для обоих и, увы, такой знакомой ситуации. Мэнди закрыла глаза. Ей очень хотелось каких-нибудь перемен.


Элен нажала на кнопку отбоя и обхватила голову руками. Тяжело вздохнула. Пора признать, что проблема не решится сама собой. Она думала, что достаточно, не обращая на все это внимания, окружить Джейка лаской и заботой и все образуется, но тактика не сработала. Элен больше не могла не прислушиваться к собственным чувствам — они будто укутали ее плотным одеялом, стало тяжело дышать. Внезапно она швырнула телефон через всю комнату. Трубка врезалась в стену и разбилась. Осколки попадали на пол.

Элен еще раз тяжело вздохнула и попыталась собраться с мыслями. Это еще далеко не конец…

15 Снова на работе

Сентябрь выдался на редкость сухим и теплым, но миновал и он. Постепенно начали облетать листья. Дни стали короче. Яркое солнце все чаще и чаще скрывалось за тучами. Осень.

Майкл с Мэнди возвращались пешком в офис после успешных переговоров в Сити. Им удалось заключить очень выгодную сделку. Мэнди предстояло организовать рождественскую вечеринку для крупного издательского холдинга. Они оба были очень довольны.

— Знаешь, Мэнди, я все хотел тебя спросить, — сказал Майкл, отдуваясь, когда они подошли уже совсем близко к офису.

— Да? — Мэнди подняла на него взгляд ясных глаз.

— Что бы ты сказала, если бы я предложил тебе возглавить фирму?

Мэнди остановилась как вкопанная:

— Вы что, шутите?

— Нет. Ты в этом году добилась отличных результатов. Мне очень нравится работать с тобой, но хотелось бы уже отойти от дел и проводить больше времени с моей любимой женушкой. А тебе эта должность вполне по плечу, К тому же я чувствую, что могу тебе доверять. Так почему нет?

— Спасибо! — Мэнди бросилась Майклу на шею. — Спасибо! Спасибо!

Майклу стоило больших усилий оторвать ее от себя. Он в жизни не видел ее такой воодушевленной.

— Да отпусти же ты меня наконец! Вот сумасшедшая.

Мэнди обняла его еще крепче и наконец отпустила.

— Пойдем уже, — ворчливым тоном проговорил Майкл, — сейчас вернемся в офис и отпразднуем все это бутылочкой шампанского. Только не заводи со мной разговоры о деньгах, когда я так расчувствовался, а то я из-за тебя по миру пойду.

Мэнди хихикнула, все еще не веря своему счастью. Это повышение стало для нее полной неожиданностью. Она была абсолютно уверена в своих силах, но при этом чувствовала, что ей нужен отпуск.

— Все сюда! Сейчас будет важное объявление, — громким голосом позвал всех Майкл, стоило им войти в офис.

Все их сотрудники тут же собрались.

— Сегодня, заключив еще одну выгодную сделку в наше непростое в финансовом отношении время, я вдруг понял, что Мэнди Сандерсон приносит мне удачу. Но дело тут не только в удаче. Она всей душой предана компании, очень ответственно подходит к работе и всегда стремится добиться наилучших результатов. Мы все прекрасно понимаем, что работа у нас необычная. Нам то и дело приходится всюду ездить на встречи и засиживаться допоздна, притворяясь, что все это мы делаем из любви к работе. Но вот к нам пришла эта девушка. Она безукоризненно выполняет сложнейшие задания одно за другим. Она никогда не ноет, она всегда готова взять на себя самую сложную задачу. К тому же она действительно любит свое дело. И поэтому…

Эндрю с Мэгги переглянулись.

— Что тут, черт возьми, происходит? — прошептал он.

— Поэтому я попросил ее возглавить фирму, — с улыбкой закончил свою фразу Майкл.

Все очень обрадовались. Даже Эндрю радостно захлопал в ладоши и издал приветственный клич.

— Чему ты радуешься, идиот? — одернула его Мэгги. Сама она пришла в ярость. — Теперь ты не будешь сидеть бок о бок со своей драгоценной кралей. Она переберется в отдельный кабинет, — злобно прошипела она.

Эндрю резко прекратил хлопать и скрестил руки на груди.

— Привыкай, неудачник. — С этими словами Мэгги отправилась в туалет, где можно было без помех дать волю слезам.

— Да здравствует Мэнди!

— Гип-гип-ура! Гип-гип-ура! Гип-гип-ура-ура-ура!

Бутылки с шампанским отсалютовали пробками.

Все бросились обнимать и поздравлять Мэнди.

Майкл увел ее к себе в кабинет обсудить ее новую роль в фирме и зарплату. Мэнди переполнял восторг.

Индия, как обычно грациозная и изящная, обняла Мэнди:

— Я так рада за тебя, деточка! Уверена, ты отлично справишься.

* * *

Мэнди подбежала к главному выходу на Маунт-стрит и вбежала в холл. До чего же холодно! Она позвонила Джейку на мобильный и оставила сообщение: «Понимаю, мы не договаривались, и все это так неожиданно, но у меня сегодня был потрясающе удачный день на работе. Это надо отметить. Еду на нашу квартиру. Жду тебя там, если не будет других предложений. Позвони, если не сможешь приехать. Я хочу отпраздновать этот день с тобой, и только с тобой. Люблю Тебя. Пока!»

Мэнди пулей влетела в лифт, распахнула дверь квартиры и первым делом помчалась принимать горячую ванну. Она уже успела обжиться — здесь было полно ее вещей и их с Джейком фотографий. Больше всего ей нравилась фотография из «Wolseley», где они с Джейком впервые встретились и где отмечали годовщину знакомства — это был незабываемо приятный вечер.

Правда, праздник слегка омрачило то, что Джейк не смог встретиться с ней в сам день рождения: у Джеймса был важный матч, и Джейк обещал прийти за него болеть. Мэнди все понимала, но ей все равно было грустно и обидно — Джейк вспомнил о данном сыну обещании лишь накануне. Мэнди, конечно, не подала виду, только губу слегка прикусила. За последнее время она очень хорошо научилась скрывать обиду.

Друзья, чтобы не мешать их встрече с Джейком, хотели поздравить ее накануне, но ей пришлось со смущением рассказать им, что Джейк перепутал даты и обещал в тот день пойти болеть за сына.

На сам день рождения Мэнди обещала приехать к сестре. Они пошли праздновать в маленький уютный ресторанчик под названием «Cedar House». На столиках горели свечи, и Мэнди с Оливией смогли поговорить по душам. К тому же и для Оливии это был замечательный повод развеяться. После того случая с таблетками сестры очень сблизились.

С того злополучного дня прошло уже три месяца. Оливия регулярно ходила к врачу. По рекомендации Дины они нашли отличного специалиста, и, похоже, Оливия уверенно шла на поправку. Постепенно она вновь начинала ощущать радость жизни. Мэнди и Валери постоянно были рядом и поддерживали ее. Со временем Оливия начала понемногу рассказывать матери, от чего она тогда пришла в такое отчаяние, что готова была покончить с собой. За время лечения она начала осознавать, что нельзя зацикливаться на своих неприятностях, а надо жить полноценной жизнью. Она была восхитительной женщиной и чудесной матерью. Похоже, за последние несколько месяцев она обрела свое истинное «я» и освободилась от стереотипов, которые душили ее, мешая жить и радоваться жизни. К ней вновь вернулась уверенность в себе.

Недавно Оливия съездила на пять дней в Дубай отдохнуть. Там она познакомилась с молодым человеком по имени Адам. Он оказывал ей всяческие знаки внимания, но оказался женатым. Они непринужденно болтали и мило флиртовали. Оливия вновь почувствовала себя привлекательной, она ощутила, что живет, а не просто существует, поняла, насколько разнятся эти два состояния. Но, несмотря ни на что, она не готова была поступиться своими принципами и перейти определенные границы.

За ужином в «Cedar House» Оливия выглядела просто сногсшибательно. Мэнди гордилась сестрой, которая еще совсем недавно, по глупости, чуть было не лишила себя жизни. Оливия опять занялась йогой и выглядела роскошно в темно-синих брючках и белоснежной блузке. Ей очень шли длинные золотые сережки, а тонкие золотые браслеты выгодно подчеркивали загар.

— Просто не верится, что скоро Рождество, — сказала она, с аппетитом жуя свежую булочку.

— Да уж, год пролетел — оглянуться не успели.

— Оно и не удивительно. Мы будто всей семьей поучаствовали в съемках телесериала.

Здорово было вновь видеть Оливию такой уверенной в себе, подтянутой и веселой. Стоило ей немного сбросить с себя напряжение, как она преобразилась, будто по волшебству.

— А где сейчас Джейк?

— Болеет за сына в школьном матче.

— Мило… ты как, не слишком расстроилась?

— А надо?

— Скажи, Мэнди, ты счастлива?

— Я люблю женатого мужчину. Как мне при этом быть счастливой? Я чувствую, что ступила на зыбкую почву и вот-вот провалюсь.

— Послушай, но ведь жила же ты как-то всю жизнь до того, как его встретила. А значит… у тебя и после того, как вы расстанетесь, будет целая жизнь впереди. Можешь мне поверить, я точно знаю.

— Я понимаю. Спасибо.

Оливия схватила Мэнди за руки:

— Ничто на свете не стоит того, чтобы жертвовать собой. Знаешь, что мне пришло в голову?

Мэнди вопросительно посмотрела на сестру.

— Живи на полную катушку. Продолжай встречаться с Джейком, но если встретишь человека, который сможет предложить тебе полноценные отношения, которых ты заслуживаешь, — вперед.

— Спасибо, родная, — кивнула Мэнди. — Кажется, ты права.

Мэнди погрузилась в размышления. Дело в том, что не нужны ей были никакие полноценные отношения с другим мужчиной. Ей нужен был только Джейк. С ним одним хотела она построить такие отношения.


Мэнди взглянула на телефон. Ни эсэмэсок, ни сообщения по голосовой почте, ни пропущенных звонков. Она накинула мягкий белый банный халат и повалилась на кровать. После ванной она разрумянилась. Джейк обязательно написал бы или оставил сообщение, если бы не мог приехать.

Она прошлась по квартире, зажгла свечи и включила свой любимый альбом группы «Fleetwood Мас». Положила в холодильник бутылку шампанского и стала ждать.

В конце концов терпение у нее кончилось, и она отправила еще одну эсэмэску:


«Эй, так ты едешь или нет? Думала, ты сообщишь, если не сможешь. М.».

Время близилось к полуночи, Мэнди уснула на диване в обнимку с коробкой конфет. Вдруг что-то ее разбудило, она посмотрела на телефон. Он до сих пор не ответил!

Последнее время у него появилась такая нехорошая привычка. Раньше Джейк всегда был с ней на связи: если не мог позвонить, то присылал эсэмэску, но последнее время он все чаще и чаще не откликался на ее сообщения.

Мэнди было очень противно сознавать, что она оказалась на втором месте после его жены и детей.

Она все так же любила Джейка, но после очередного разочарования начала задумываться, стоит ли так жить дальше.


Джейк любовался сыновьями с порога их комнату. Сейчас они уснули, но Алекс почти всю ночь проплакал:

— Не уходи, папочка! Ты всегда от меня уходишь!

У Джейка сердце разрывалось от чувства вины. Он стал проводить с ними меньше времени, и мальчики не могли этого не заметить.

Подошла Элен и положила голову ему на плечо:

— Что случилось, милый?

— Последнее время я слишком мало бываю с ними и с тобой. Алекс так плакал, что я думал, у меня сердце разорвется.

Элен нежно стряхнула соринку у него с рубашки:

— В таком случае, почему бы тебе не проводить с нами больше времени? — Она с нежной улыбкой заглянула ему в глаза.

— Все так просто и так верно. — Джейк медленно кивнул и улыбнулся. — Ты у меня такая умница. — Он чмокнул жену в щечку и побрел прочь.

Элен улыбнулась про себя. Она знала: со временем ее тактика сработает.

16 На первом месте семья

Джейка все больше и больше угнетало чувство вины. В результате он стал реже видеться с Мэнди. Он неизменно был с ней добр и вежлив, но его любовь и привязанность к Мэнди месяц от месяца все убывали. По словам Джорджа, «маятник его верности стал клониться в другую сторону».

Но Мэнди слишком хорошо знала Джейка. Она чувствовала, что он сблизился с Элен, и это ощущение медленно ее убивало. Что она могла сказать? Что ей было делать? Она знала, что некоторых тем лучше не касаться. Ей пришлось смириться с обстоятельствами, ведь она сама с самого начала не ставила никаких условий. Сейчас она чувствовала себя обманутой.

Надо же быть такой дурой!

Иногда она представляла себе Джейка и Элен вместе. Мысль об их жарких супружеских ночах сводила ее с ума. Что же случилось? Мэнди была умной и привлекательной женщиной, она возглавляла процветающую фирму. Как она могла дойти до такого?

Она изо всех сил старалась отвлечься от назойливых мыслей о собственной слабости и беспомощности.

Январское утро выдалось ясным и холодным. Рождество и Новый год Мэнди тоже праздновала без Джейка. Последнее время Джейк по субботам водил сыновей на футбол. Мэнди влезла в его мягкую серу толстовку, раскрыла на коленях ноутбук и стала выбирать, куда бы ей поехать отдохнуть. Она вполне заслужила отпуск. К тому же Оливия последнее время настойчиво предлагала ей поехать куда-нибудь вместе.

— Ух ты, здорово! — пробормотала Мэнди себе под нос. Ей попалось объявление о горящей путевке на неделю на лучший из курортов Мексики. Она тут же решила туда поехать и потирала руки в предвкушении.

Зазвонил телефон.

— Привет, Мэнди, это Майкл. Можешь приехать в Лос-Анджелес?

— Когда?

— С десятого по двенадцатое февраля. Маргарет просит помощи в организации одного мероприятия.

— Конечно, можете на меня рассчитывать, — с воодушевлением отозвалась Мэнди. — А можно я сначала на недельку в отпуск поеду? Я тут подыскала себе путевку в Мексику, а ведь оттуда до Лос-Анджелеса совсем рукой подать, да?

— Мэнди, да ты как лошадь пахала все праздники! Я сколько времени тебе твержу, что пора отдохнуть?

— Это понимать, как «да»?

— Ну конечно, солнце. Отдыхай, набирайся сил перед встречей с американцами. Может, на это уйдет уйма времени, но у меня такое чувство, что мы и за океаном сможем закрепиться.

— Нет проблем, — бодро отрапортовала Мэнди.

— Ну, тогда счастливо, солнце. Мы с Индией уезжаем на выходные за город.

— Хорошо вам отдохнуть. — Мэнди нажала на кнопку отбоя и стала звонить Оливии.

Оказывается, в одно время с Майклом ей еще кто-то звонил. Звонок в режиме ожидания. Джейк! Мэнди не стала отвечать. В конце концов, он ей даже не написал. Он вообще последнее время редко проявлялся.

— Черт, и зачем я все это делаю? — прикрикнула она сама на себя.

Бип! Бип! Включился автоответчик. Кажется, она все-таки погорячилась.


«Привет, Мэнди, я тут отморозил себе все яйца, наблюдая, как мальчишки носятся в футбол. Жуть. Пока мы ехали в машине, по радио передавали песню Глэдис Найт, и я сразу подумал о тебе. Ты на следующей неделе занята? А на выходные седьмого февраля? Звякни, как сможешь. Пока».


Пальцы сами стали набирать ответ:


«Да, давай встретимся в понедельник вечерком. В восемь в Ffiona’s».


Дело сделано.


В ресторане «Ffiona’s было», как всегда, тепло и уютно. Поужинав вкуснейшими котлетами по-киевски, Джейк с Мэнди сидели и пили красное вино. Разговор не клеился. Обоим было не по себе.

У Мэнди ныло сердце. Такое чувство, что в Джейке что-то переключилось. При этом Мэнди что-то мешало пустить все на самотек. Она чувствовала себя до отчаяния одинокой. В голове у нее была полная неразбериха, она то и дело думала «а что, если…», «а может, неужели это все из-за того, как она отреагировала купленную квартиру? Или охлаждение началось, когда Оливия наглоталась таблеток? Может, все это его отпугнуло? А вдруг с Элен в постели ему лучше, чем ней?» После того как Мэнди увидела Элен, уверенности в себе у нее резко поубавилось. Джейк неспешными глотками пил вино, а Мэнди потихонечку перемещалась подальше от него.

Господи, ну почему ей нельзя позволить себе быть хоть чуточку несовершенной? Ведь ее жизнь ничем не отличается от жизни всех остальных — в ней тоже бывают черные полосы. А вдруг он решил, что с него хватит всех этих переживаний, и пригласил ее сюда, чтобы объявить о разрыве?

— Так что, — наконец подал голос Джейк, — ты свободна в выходные седьмого февраля?

Господи, ну конечно же свободна. Он же уже спрашивал, когда звонил.

— Да, — выпалила она.

На самом деле примерно на это время она заказала себе билеты в Мексику, а оттуда — в Лос-Анджелес. Сейчас она лихорадочно перебирала в уме даты. Усилием воли она взяла себя в руки: нет, так дальше продолжаться не может. Хватит — так хватит. Она ведь тоже имеет право на собственную жизнь, куда ему нет хода.

— Ой, на самом деле нет. У меня намечаются один проект в Штатах и поездка в Мексику. Это Оливия все заказала, — не удержалась и приврала она.

— Да? И надолго? — растерялся Джейк.

— Я пока сама толком не знаю. — Мэнди сделала еще глоток вина.

Джейк уставился на дно своего бокала. Взгляд у него был точно такой же, как во время их первой встречи в «Wolseley». Мэнди надеялась, что она никогда больше не увидит это выражение у него на лице, но вот оно опять. Неужели теперь она стала причиной глубокой печали в его глазах, а не Элен?

— Между нами что-то разладилось, да, Джейк?

Джейк поднял на нее взгляд, и ей стало страшно.

— Разладилось, точно. Но не могут же отношения все время быть идеальными. Ведь мы и сами не идеальны.

Мэнди собрала волю в кулак и ободряюще ему улыбнулась. К горлу подступил ком. В голове вертелись жалобные слова: «Пожалуйста, не бросай меня, пожалуйста, не бросай меня».

Она потеребила браслет и рассмеялась:

— Ну, по крайней мере, нас нельзя обвинить в том, что между нами все скучно и пресно. Тебе, часом, не приходило в голову, что все это слишком тяжело? — Ей надо было выговориться. — Мы с радостью вспоминаем счастливые мгновения вместе, потому что сейчас у нас черная полоса?

— Неправда! — возразил Джейк.

— Почему?

— Ты преувеличиваешь.

— Нет, Джейк, я просто говорю откровенно, — твердо сказала Мэнди.

— Если это так, то ты меня всерьез напугала.

Мэнди потупилась. «Так и есть, сегодня между нами все будет кончено. Я просто больше ему не нужна. Но пусть он сам все это скажет, тогда я, по крайней мере, буду знать точно».

— И что ты предлагаешь? — спросила Мэнди, Оглянув на него исподлобья.

— Думаю, нам надо поехать в Париж.

— Что? — Такого она никак не ожидала.

— Ну, нам обоим явно надо как-то развеяться и побыть вместе, вот я и подумал, что в Париже сейчас должно быть очень красиво. Мы отправимся туда за неделю до Дня святого Валентина и отпразднуем его пораньше.

Мэнди окончательно запуталась в переполнявших ее чувствах.

Джейк и в самом деле не планировал расставаться с ней, он хотел увезти ее в Париж, но Мэнди с особой остротой и горечью сознавала, что это будет за неделю до Дня святого Валентина. Сам праздник он будет отмечать с женой.

— Хорошо, — печально вздохнула она. На нее внезапно накатила волна усталости.

Они поехали на квартиру в Мейфэре, и впервые за все время их знакомства Джейк не притронулся к ней, когда они остались наедине.

Он спал со своей стороны кровати на самом краешке, а сердитая Мэнди не могла сомкнуть глаз. Ей хотелось прижаться к нему и крепко обнять, но она чувствовала, что ему этого не хочется. Может, они недавно переспали с Элен? Хорошо ли ему было? Вся эта неопределенность была невыносима для Мэнди.

— Элен хочет еще одного ребенка. — Это признание вырвалось у Джейка за ужином.

У Мэнди в голове все смешалось. Это что, сон? Да уж, Элен достойная противница. Не в силах больше переживать, Мэнди зажмурилась, задержала дыхание и притворилась, что Спит.

* * *

Мэнди сквозь сон смутно слышала, как у Джейка прозвонил будильник. Он встал и тихонько на цыпочках, чтобы ее не разбудить, пошел в ванную.

Вдруг раздался звонок по городскому телефону. Автоответчик включился на громкую связь. В трубке послышался слабый, задыхающийся мальчишеский голосок:

— Папа, — дыхание было тяжелым и хриплым, — мне больно в груди, никак не могу найти ингалятор. Зову маму, но она не слышит.

Мальчик задыхался. Мэнди побежала в ванную, но дверь оказалась заперта.

— Джейк! — крикнула она. — Джейк, открой!

Он не слышал.

Мэнди не знала, за что хвататься. Мальчик на другом конце провода заплакал. Не в силах больше это слышать, она, не раздумывая, нажала на кнопку ответа.

— Привет, мы с твоим папой вместе работаем. Он сейчас тебе перезвонит, ладно?

— Ладно, — едва пролепетал в ответ детский голосок.

Какой ужас! Мэнди почувствовала, как на нее нахлынула волна паники.

Джейк в полотенце появился на пороге ванной.

— Минутку, — сказала Мэнди в телефон.

Перед тем как передать Джейку трубку, она сказала в микрофон, что пришел папа и сейчас она даст ему телефон. Голос у нее звучал, как у профессионального секретаря.

— Это ваш сын, у него приступ астмы, он задыхается и никак не может найти ингалятор. До мамы у него не получилось докричаться. Он очень перепугался и, видимо, попытался первым делом позвонить вам. Передаю трубку.

Телефон продолжал работать в режиме громкой связи. Джейк побледнел от ужаса.

Мэнди заперлась в ванной. Она села на мрамор пол и заткнула уши. В голосе Алекса слышалось столько страха. Мэнди расслышала на заднем плане голос Элен, а потом услышала, как Джейк успокаивает обоих и говорит, что второй ингалятор лежит на кухне в верхнем ящике.

Мэнди уткнулась лицом в ладони и расплакалась. Она начала осознавать последствия своих действий. Понимала, какой трагедией все может обернуться. Его семья все больше и больше становилась препятствием на пути к ее счастью. И препятствие это никуда не денется. Она почувствовала, что в эту минуту умерла какая-то частичка ее.

Джейк открыл дверь ванной. Он уже надевал пиджак.

— Уф, чуть не попались.

Мужчины — непостижимые существа. Мэнди чуть было не набросилась на него с кулаками.

Он сел с ней рядом на пол:

— Мне надо ехать. Алекс очень перепугался. Последнее время у него обострилась астма, и я только сейчас понял, насколько все серьезно. И это я во всем виноват.

Оцепеневшая Мэнди только пожала плечами.

— Откуда он знает этот телефон, Джейк?

— Я дал ему наш номер на случай, если что-нибудь случится.

Мэнди с недоверием на него взглянула:

— Но ведь это наша квартира, Джейк. Это мой дом. О чем ты думал? — Мэнди едва сдерживалась, чтобы не наорать на него.

Джейк весь побелел от гнева:

— Это мой сын, черт возьми! И сейчас ему плохо. Да будь я сейчас хоть в Букингемском дворце, если бы он хотел поговорить со мной, я бы дал ему номер самой королевы. Понятно?

— А что, если бы Элен меня услышала?

— Я уже сказал, что это мой сын, и он для меня важнее всего на свете.

Джейк вскочил, бросил на Мэнди уничижительный взгляд, схватил ключи и выскочил из квартиры, громко хлопнув напоследок дверью.

17 В Париж!

«Скучаю. Думаю, что нам нужно серьезно поговорить. Встретимся сегодня в 8 вечера на квартире».


Прошло уже три дня, но ни Мэнди, ни Джейк не хотели сделать первый шаг к примирению.

Джордж подсадил Мэнди на альбом Барбары Стрейзанд «Love Songs»,[2] и как-то в полседьмого вечера они пели и дурачились, делая вид, что аккомпанируют себе на расческе и баллончике с лаком для волос, будто снимали свой собственный клип к этим песням.

— Барбара — просто супер. — Джордж перекрикивал музыку, двигая руками в такт. — Кстати, эта песня про вас с Джейком. — Играла композиция «Coming In and Out of Your Life».[3] — Но учти, если он не прекратит вести себя как последний ублюдок, пусть лучше побережется. Тогда ты сможешь спеть «My Heart Belongs to Me».[4]

Джордж покружился по комнате и с трагическим видом врезался в стену. Мэнди рассмеялась:

— Джордж! Ты впадаешь в детство.

Джордж прислонился к плечу Мэнди, пока она читала сообщение.

— От него?

— Ага, хочет встретиться со мной сегодня в восемь.

— Ого! Похоже, он пытается застать тебя врасплох. Как ты?

— Я злюсь, но в то же время соскучилась по нему во всех смыслах. Все как всегда.

— Поезжай, девочка моя, поезжай, от качественного траха еще никому не стало хуже, а вот случаи улучшения зафиксированы!

— Правду говоришь, — рассмеялась Мэнди. — Вот только если бы еще слова не мешали…

Джордж протянул руки на манер оперной дивы и торжественно произнес:

— Дети мои! Занимайтесь любовью, а не войной. Любовь освободит вас от стресса. В этом деле нет ничего лучше множественного оргазма, крошка!


Джейк приехал ровно в восемь, секунда в секунду, а спустя несколько мгновений уже стаскивал с Мэнди шифоновую блузку персикового цвета. Она выглядела как бесстыдно-гламурная фотомодель пятидесятых. Как же от нее приятно пахло! Джейк нетерпеливо дернул блузку — пуговицы полетели во все стороны. Он спустил с ее плеч бретельки бюстгальтера и обнажил полную грудь, будто зовущую к ласкам и поцелуям.

Мэнди судорожно вздохнула, когда он прикоснулся языком к ее соскам. Он задрал ее узкую кожаную юбку наверх и развел ей колени.

Она видела, что Джейк очень возбужден. Он заглянул ей прямо в глаза, сдвинул трусики в сторону и вошел в нее одним мощным движением. У Мэнди вырвался еще один судорожный вздох. До чего же сладостная боль! Она ощущала любовь каждой клеточкой.


Они не могли насытиться друг другом. Все, что надо было друг другу сказать, они сообщали без слов одними движениями. Каждый хотел и наказать другого, и доставить удовольствие.

Спустя какое-то время, уже совсем вымотавшись они сидели голышом на полу в коридоре, прижавшись к стене. Джейк овладел Мэнди, прижав ее к стене, а потом они просто рухнули на пол. Сколько раз за вечер они вот так ссорились и мирились, не произнеся при этом ни слова? К этому моменту оба обессилели.

— Я люблю и ненавижу тебя.

— Я тоже люблю и ненавижу тебя.

Джейк заглянул ей в глаза:

— Ну что, в Париж поедем?

Мэнди понимала, что у нее недостанет сил отказаться, даже несмотря на намечавшуюся командировку и поездку в Мексику с Оливией. Она знала, что ей предстоит нелегкая борьба за Джейка. Между ними еще не все кончено, и он готов действовать, чтобы сохранить отношения.

— Хорошо, поехали.


Мэнди с ужасом думала о том, что скажет Оливия. Она чувствовала себя крайне неловко. Сначала сама выбрала поездку, а теперь бросает сестру.

— Скажи, Оливка, а ты не против, если мы как-нибудь потом в Мексику съездим?

— Та-ак. Что еще вытворил твой дорогой Джейк.

— Что, я стала настолько предсказуемой?

— Ну — вообще-то, да.

— Он пригласил меня в Париж, а оттуда мне надо будет мчаться в Лос-Анджелес по работе.

— Ну что ж, хорошо вам съездить, — проявила великодушие Оливия. — Рада, что у вас все опять налагается. А как быть с залогом, который мы отдали за поездку?

— Я все улажу, не волнуйся. Ты сама-то как?

— Отлично. Не волнуйся, сводить счеты с жизнью я пока не собираюсь.

— Не смешно.

— Ладно, не переживай.

— Обожаю тебя. Пока.

— Пока.

— Уф, все не так уж и страшно, — пробормотала себе под нос Мэнди.


Джордж, Дина и Ася сидели у нее на квартире в Мейфэре. Они болтали и ели пиццу, а Мэнди собиралась.

Мэнди запихивала туфли в сумку, и тут к ней подошла Дина:

— У меня для тебя кое-что есть. — Она протянула какой-то полудрагоценный камень. — Он помогает тем, кто хочет завести ребенка. Роди от него, Мэнди. У тебя будут красивые дети.

— Ты что, спятила?

— Ага. — Дина положила камень на прикроватный столик и прошептала: — Камень будет лежать здесь в ожидании, пока ты решишься, и он тебе понадобится.

Джордж читал список, а Мэнди проверяла, все ли упаковала.

— Подвязки?

— Есть.

— Съедобные стринги?

— Есть.

— Офигенно-эротическое белье?

— Есть.

— Кисточки для сосков?

— Джо-ордж! Нету у меня в списке никаких кисточек для сосков!

— Ха-ха-ха! Я так и знал. Радуйся, я их тебе прикупил.

Мэнди хихикнула и положила их в чемодан:

— Есть.

— Масло для тела?

— Есть.

— Презервативы, таблетки и все такое?

— Есть.

— «Коко Шанель»?

— Есть.

— Сапоги, туфельки, туалетные принадлежности, — продолжал Джордж, — одежда, куртки и все такое?

— Есть, — со смехом подтвердила Мэнди.

— Ой, солнце, ты, наверное, так счастлива, — проворковала Ася. Ей очень к лицу были новые сережки с желтыми бриллиантами и черная блузка от «Yves Saint Laurent». — Наконец-то ты отправишься туда, куда и полагается ездить любовнице! — Развод явно пошел Асе на пользу. Выглядела она роскошно.

Мэнди улыбнулась друзьям и еще раз обошла квартиру.

Уже довольно долго она не ощущала себя настоящей любовницей, ей не хватало накала страстей, жарких объятий, романтических поездок на выходные, спонтанного секса и возбуждения. И она возлагала на эту поездку очень большие надежды.


Рано утром в пятницу Мэнди стояла на платформе железнодорожного вокзала «Сент-Панкрас», озираясь по сторонам в поисках любимого. Она купила ему алую розу. До отправления поезда оставалось пять минут. Куда же запропастился Джейк? Мэнди посмотрела на свой чемодан от «Louis Vuitton», и ее окатило волной ужаса. Но она постаралась отогнать панику. Джейк придет, обязательно придет, она это точно знала.

— Джейк, — тихонько шептала она, — не поступай со мной так, пожалуйста. Я тебя умоляю, Джейк, не надо со мной так.

Она совсем продрогла и стала переступать с ноги на ногу, чтобы хоть как-то согреться.

Ей очень хотелось удивить и порадовать Джейка, поэтому под шоколадно-коричневой шубкой на ней были только черный кружевной лифчик, трусики и подвязки, удерживающие черные чулки. Из обуви она выбрала высокие шнурованные ботинки на шпильке. Джейк наверняка бы такое оценил. Но в какой-то миг ей вдруг стало не до веселья. На смену радостному предвкушению пришли неловкость и унижение.

Пассажиры бежали вдоль состава в поисках своих вагонов. У Мэнди все поплыло перед глазами. Ей казалось, на нее все смотрят, просвечивая, будто рентгеном, и усмехаются про себя, думая, что вот у этой дуры хватило наглости появиться на людях практически голой. Такое чувство, что пассажиры-мужчины прекрасно знали, что у нее под шубкой. И, что еще хуже, женщины, видимо, тоже были в курсе. Мэнди готова была разреветься — такой дешевкой она вдруг себя почувствовала в этом своем завлекательном наряде. Одно дело — идти так под руку с мужчиной, и совсем другое одиноко стоять на перроне.

Мэнди изо всех сил зажмурилась и опять открыла глаза. Ей казалось, что все над ней смеются, хотя, может, кому-то и стало жаль одиноко стоящую на перроне грустную даму с неуместно ярким макияжем и в бриллиантовых серьгах. Сейчас она чувствовала себя клоуном из цирка.

Мэнди тяжело сглотнула. Это, должно быть, просто паника, никто ничего не заметил. Это просто паника.

— Ну же, Джейк! Где тебя носит? — бормотала себе под нос Мэнди. — Не смей слать эсэмэски, извиняться и говорить, что не сможешь. Только не сейчас! Пожалуйста, просто приходи, и все.

В горле у Мэнди стоял ком. Стало тяжело дышать. Она нервно взглянула на часы, потом вновь и вновь оглядела платформу. До отправления поезда оставалось две минуты.

Бип! Бип! Бип! Бип!

У Мэнди кровь вскипела от ярости еще до того, как она прочитала сообщение.


«Прости, пожалуйста, я честно пытался, но не успеваю. Мне, правда, очень жаль. Возвращайся в Мейфэр. Я постараюсь вечером к тебе приехать и все объясню. Дж.».


— Он постарается приехать ко мне вечером? Он всего лишь постарается приехать ко мне, и только вечером?! Нет, раньше такое было немыслимо.

На сердце у Мэнди стало тяжело. Все пассажиры поезда с любопытством на нее глядели. Платформа совсем опустела, если не считать застывшей на месте Мэнди.

— Да пошел ты, — пробормотала она себе под нос. — Да иди ты, знаешь, куда!

Мэнди в гневе швырнула розу под ноги, схватила чемодан и побежала к купе первого класса. Служители вокзала что-то кричали ей вслед, но она не обращала внимания.

Несмотря на сильнейшую злость и потрясение, внутри она словно окаменела. Упав на свое место, она услышала сигнальный свисток. Поезд тронулся, и у нее из глаз потекли слезы. Она пыталась их вытереть, но они лились и лились нескончаемым потоком, и она только размазывала по щекам тушь. Пожилой сосед по купе смотрел на нее с доброй, участливой улыбкой, но она его не замечала.

В тот миг ей показалось, будто у нее внутри что-то умерло.


Поезд прибыл в Париж. Мэнди бездумно шла вместе с толпой пассажиров. Наконец она разглядела указатель к выходу в город. В поезде она успела смыть макияж и сейчас выглядела более прилично. Высокий лысый мужчина в элегантном светло-сером костюме и голубом галстуке держал табличку с надписью: «Мистер Чейплин, отель „Costes“». Мэнди понятия не имела, где именно Джейк заказал номер, — он готовил ей сюрприз. Но сейчас при виде названия отеля она невероятно обрадовалась. Мэнди подошла к встречающему и мило ему улыбнулась.

— Bonjour, Madame.[5]

— Bonjour. — Французский Мэнди знала плохо, поэтому тут же добавила: — Pardon, je suis anglaise.[6]

— Никаких проблем. — Ее собеседник тут же перешел на английский. — Я встречаю господина Чейплина, так?

— Видимо, нет. Боюсь, он не сможет приехать. Ему помешали непредвиденные обстоятельства. Очень важные.

— Я искренне сочувствую месье.

Мэнди неловко переступила с ноги на ногу.

— Ладно, так вы хотите сейчас ехать?

— Да, пожалуйста.

— Прошу, мадам… э-э-э?..

— Мэнди. Мэнди Сандерсон.

— Bonjour, Мэнди. Меня зовут Жан-Клод. Добро пожаловать в Париж.

— Bonjour, Жан-Клод и… merci.[7]

Жан-Клод подхватил багаж Мэнди и повел ее к припаркованному неподалеку «мерседесу».

— В отель «Costes», да?

— Oui,[8] — ответила Мэнди.


Мэнди зашла в вестибюль отеля и обомлела при виде тамошней роскоши. В первую очередь в глаза бросалось богатство отделки. Интерьер был выдержан в глубоких оттенках темно-красного: атласные и бархатные драпировки, розы и свечи — все было темно-красным. Воздух наполнял специально подобранный аромат, дополнявший впечатление роскоши. Мэнди краем глаза заметила, что в холле отеля продают компакт-диски с приятной фоновой музыкой (сборники были специально составлены диджеем отеля), а еще — саше, свечи и гель для душа. Отель был таким стильным и вместе с тем таким современным. Обстановка тут была в высшей степени романтической. «И все это понапрасну», — с грустью подумала Мэнди.

Вежливый и предупредительный персонал в безупречно сшитой черной форме, посетители будто сошли со страниц французского «Vogue»… Никто не бросал косых взглядов на Мэнди, наряженную в шубку и чулки в сеточку, но ей очень хотелось зачесать волосы назад и подвести глаза дымчато-черной подводкой, чтобы дополнить образ.

Отель был просто сказочный. Хотя Мэнди и оказалась здесь одна, настроение у нее улучшилось. Портье заговорил с ней по-французски, но не ужаснулся, когда она ответила ему на английском, что не понимает. Не прошло и нескольких минут, как она, объяснив сложившуюся ситуацию, попросила перебронировать номер на имя Мэнди Сандерсон и снять оплату с ее карточки, а не с карточки мистера Чейплина.

Портье взял ее «Amex», провел карточку через аппарат, и voila — ее проводили в номер люкс.

Мэнди вставила в проигрыватель диск с фирменной музыкой отеля, выпила бокал розового шампанского, которое ей принесли в номер, и закружилась по комнате в своем потрясающем белье и на высоких каблуках. «И зачем вообще нужны мужчины?» — думала она. В тот миг она чувствовала себя счастливой, сильной и сказочно красивой.

Проигрыватель играл уже шестую композицию. Мэнди присела на антикварную кровать с множеством подушечек, заправленную потрясающим бельем, и открыла бесплатный пакетик чипсов. Она сегодня еще ничего не ела, и шампанское ударило в голову. Ей стало грустно. Она решила переодеться в плащ, узкие джинсы и удобные туфли. Надела темно-синюю шерстяную шапочку, взяла желто-коричневую сумку от «Hermes Birkin». Все, можно идти по магазинам.

Мэнди гуляла по Елисейским Полям и смотрела магазины известных марок: Chanel, Dior, Louis Vuitton и, наконец, Cartier. Она зашла перекусить и выпить чаю в «Plaza Athenee». Очень изысканное место. Повсюду элегантные дамы выгуливали маленьких собачек. Мэнди обратила внимание на то, насколько непринужденно они держатся. Казалось, они не прикладывают ни малейших усилий к тому, чтобы так потрясающе выглядеть.

Мэнди стало грустно. Ей очень хотелось, чтобы Джейк отвел ее в магазин «Cartier» и купил кольцо, предложив руку и сердце, но когда продавщица принесла ей бокал шампанского и показала последнюю коллекцию бриллиантовых сережек, ей стало легче.

Позже она набрела на чудесный магазинчик секонд-хенд, торговавший дизайнерской одеждой и аксессуарами. Ей казалось, она попала в рай. В ее распоряжении были целые полки вещей от «Негуё Leger», «Chanel», «Lowe», «Azzaro M Valentino» и «Givenchy». Мэнди взвизгнула от восторга — такая классика никогда не выйдет из моды. Мэнди очень понравилось черное платье от «Herve Leger». Оно прекрасно ей подошло, подчеркивая все соблазнительные изгибы ее идеальной фигуры. Еще она нашла чудесные сережки с рубинами и искусственными бриллиантами. Сережки были крупные, но смотрелись просто сногсшибательно, изумительно подчеркивая ее ярко-алые губы и отлично дополняя платье.

Владелицей магазина была худенькая блондинка с роскошными волосами, расчесанными на прямой пробор. Мэнди она очень понравилась: стильная, спокойная и собранная — прямо французская Гвинет Пэлтроу.

— И куда же вы сегодня наденете это чудесное платье? — спросила она.

Мэнди внезапно поняла, что понятия не имеет, куда пойти. У нее не было никаких планов.

— Э-м-м… у меня встреча с друзьями в отеле «Costes».

— О! Там очень здорово и стильно, вы знаете?

— Да, — кивнула Мэнди, втягивая живот. — Там невероятно стильно.

Владелица магазина сказала, что ее зовут Мадлен. Она прекрасно знала свою работу. Мэнди вышла от нее, купив три винтажных платья, две пары сережек и четыре сумочки. Она не корила себя за такое расточительство, ведь она все это заслужила.

Уже стемнело, и Мэнди отправилась обратно в отель, весьма довольная своими покупками.

Портье ей улыбнулся. Красивый.

— Bonsoir, madame.[9]

Мэнди внимательно на него посмотрела. Впервые за все время их знакомства с Джейком она обратила внимание на другого мужчину. Ей стало хорошо. Она кивнула портье и поднялась к себе в номер.

Она заглянула в телефон. Два сообщения. Первое от Джорджа:


«Не забудь про кисточки для сосков! Постоянно о тебе думаю. Джордж.

P. S. Знаю, что он не приехал — видел этого ублюдка в такси с какой-то женщиной, полагаю, это его жена. Так что сними себе французика и потрахайся. Обидно будет, если кисточки пропадут даром».


Второе сообщение:


«Пусть выходные будут такими же прекрасными, как ты. Хорошо отдохнуть. Оливка».


— Господи, — вздохнула Мэнди. Значит, Джордж все знал. Ну и ладно.

Она стала набирать ванну, добавив в воду гель для душа вместо пены.

— Дурак ты, Джейк Чейплин, и жена у тебя костлявая. Да пошел ты!

Она опять поставила диск и прибавила громкость.

— Между нами все кончено!

Она глянула на себя в зеркало.

— Хватит с меня всего этого дерьма.

Мэнди знала, что никогда не забудет неловкости, обиды и унижения, которые пережила за время поездки в поезде. Она сама была во всем виновата: не надо было допускать, чтобы все зашло так далеко. Мэнди взяла на себя ответственность и приняла решение: на этот раз все кончено. Она бросит Джейка раз и навсегда. В глубине души она знала, что уже давно потеряла его.


Мэнди сидела в баре отеля. Она чувствовала себя Джулией Робертс из фильма «Красотка». Хорошо ли это?

Она одновременно чувствовала себя и красавицей, и уличной проституткой, но какая, в конце концов, разница? Сегодня ее это не волновало. Ей стало гораздо легче с тех пор, как она приняла решение бросить Джейка.

Платье ей очень шло, волосы она слегка зачесала назад, а ярко-алая помада прекрасно сочеталась с рубиновыми серьгами. Мэнди решила заказать себе суп и салат. Платье узкое, так что нельзя позволять себе объедаться.

На часах было девять вечера. В ресторане и баре лдело полно народу. Атмосфера очаровывала. Было здорово даже просто сидеть и наблюдать за посетителями.

Несмотря на роскошный наряд, Мэнди чувствовала себя неуверенно. Язык жестов интернационален, и она конечно же привлекла внимание мужчин. А женщины либо одобрительно улыбались при виде ее, либо задирали носы и делали вид, что не замечают.

Внимание Мэнди привлек молодой человек — он сидел в компании неподалеку и заразительно смеялся. Загорелый, с чуть отросшими волнистыми волосами и пронзительно-синими глазами. На нем были белая мешковатая футболка, черные узкие джинсы и серый льняной пиджак. Судя по виду, он вполне мог оказаться и музыкантом, и артистом, и каким-нибудь известным деятелем. Он был довольно высокий, а еще Мэнди обратила внимание на очаровательные ямочки, что появлялись у него на щеках, когда он улыбался. Он то и дело посматривал на Мэнди, а потом подошел к барной стойке и непринужденно поздоровался по-английски:

— Привет.

— Привет. — Мэнди нервно улыбнулась.

Он сказал, что его зовут Томми, ему тридцать четыре года, он итальянец и занимается фотографией.

Где-то полчаса они мило болтали. Мэнди объяснила, что должна была приехать в Париж с одним человеком, но тот в последний момент не смог, а она решила все равно поехать.

Браво, Мэнди! Томми познакомил ее со своими друзьями. Они радостно ее приветствовали, одобрительно хлопали ладоши и кричали: «Сіао, Mandy, сіао».[10] Она со все расцеловалась. С ними было очень весело. Мэнди нравилось быть в центре внимания. Она оглянуться не успела, как они пригласили ее поужинать с ними. Томми улыбался. Было в нем какое-то милое и располагающее обаяние. Мэнди чувствовала себя в этой компании в полной безопасности, поэтому согласилась присоединиться. Они не дали ей просидеть весь вечер в одиночестве, и она была им очень благодарна.

Кормили тут вкусно, шампанское лилось рекой. Томми прекрасно говорил по-английски и по-французски. Друзья у него были люди творческие, представители богемы, девушек они с собой пригласили молодых и уверенных в себе. Томми с Мэнди болтали несколько часов кряду. Уже все его друзья распрощались и ушли, а они все никак не могли наговориться. Им было так интересно и так весело вдвоем. Их захватила романтическая атмосфера. Мэнди едва знала своего собеседника, но как-то неожиданно для себя пригласила его подняться к ней в номер. Томми был так хорош, и он так не походил на Джейка: легкий в общении, откровенный, умный, непосредственный и… свободный.

18 Романтика Парижа

Первое, что поразило Мэнди, когда они зашли в номер, — чудесный аромат. Везде горели свечи, а покрывало с постели уже было снято. Мэнди ожидала, что станет нервничать, но чувствовала себя красивой и смелой. За вечер, проведенный с Томми, она вновь обрела это слегка забытое ощущение.

За все время, пока они болтали, Мэнди ни разу даже не вспомнила о Джейке, а после второй бутылки шампанского Томми стал ее расспрашивать:

— Мэнди, можно я буду с тобой откровенен?

— Да, конечно.

— Ты ведь с мужчиной собиралась сюда приехать. Мне просто не верится, что такая красавица, как ты, могла приехать в Париж и остановиться в этом отеле просто с другом.

Мэнди впала в глубокую задумчивость.

— Да, ты прав, — наконец ответила она. — Но это очень долгая история.

— Так у нас вся ночь впереди — расскажи.

— Не хочу вдаваться в подробности, — ответила Мэнди с мягкой улыбкой, — поэтому буду краткой. Я по уши влюбилась в женатого мужчину. Поначалу все шло чудесно, но со временем он опять переключился на семью, а я стала для него просто забавой. Эта поездка задумывалась, чтобы восстановить наши отношения, но он так и не пришел на вокзал. Больше того, он не верил, что я смогу уехать сюда одна, без него. Давай больше не будем о нем. Пусть эта ночь будет нашей.

Мэнди поставила свой бокал на столик и, соблазнительно покачивая бедрами, направилась к Томми. Она сама себе не верила: она хотела этого мужчину, он ей был нужен, впервые за долгое время с нее будто сняли тяжкий груз. Она была с мужчиной, у которого нет тайн, которого не надо прятать. Казалось, в мире не осталось никого, кроме них двоих.

Мэнди взяла его за руку и повела к кровати. Она легла и протянула к нему руки, и он легким движением накрыл ее своим телом, обнял и с большой нежностью поцеловал. С губ Мэнди вот-вот готов был сорваться стон наслаждения. Да, она по-настоящему его хотела.

Они с наслаждением друг друга раздели. Оба сильно завелись. Томми не мог оторвать взгляда от обнаженной Мэнди.

— Ты само совершенство, сама женственность. Ты такая красивая!

Мэнди глядела на его плоский живот, мощные плечи, поросшую волосами грудь и длинные стройные ноги. Он сводил Мэнди с ума.

Томми обхватил руками ее грудь, нежно ласкал и целовал ее, а затем медленными, плавными движениями он стал спускаться все ниже и ниже, раздвинул ей колени и, казалось, целую вечность ласкал ее языком и губами. Он поднял голову и, видя ее наслаждение, стал потихоньку ее разворачивать, намекая на ответные ласки, и Мэнди тоже активно включилась в игру. Это было невыразимо приятно. Томми сдерживался из поздних сил, и вот он уже вошел в нее. С ним ей было хорошо и спокойно. Она была рада, что доверилась выбору своего сердца.

От каждого его движения у Мэнди по всему телу проходила волна наслаждения. Поначалу он двигался медленно и аккуратно, затем стал чуть настойчивее, а вскоре и по-настоящему неистовым. Мэнди вся изогнулась — ей хотелось большего. Томми тоже не мог насытиться. Они тесно переплелись, они то и дело переворачивались, менялись местами. Вскоре Мэнди оказалась сверху, прижимая его к себе, чтобы он вошел еще чуточку глубже. Наконец оба достигли пика наслаждения. Томми крепко обнял ее, и так они оба уснули.


Наутро Мэнди проснулась, услышав из ванной пение Томми. Она потянулась. По телу разлилась истома, в мышцах чувствовалась блаженная усталость. Она спала как младенец.

В комнату вошел Томми в банном халате. Он вел себя совершенно естественно.

— Пойдем, bella,[11] — сказал он с улыбкой, — над Парижем светит солнце, и нам многое сегодня предстоит осмотреть. Я устрою тебе небольшую экскурсию.

Томми был такой милый, ему так хотелось показать Париж этой прекрасной женщине, которая вошла в его жизнь, будто по волшебству. Он осторожно стал ее поднимать.

— Пойдем, bella, — повторил он, — иди в душ, одевайся, давай не будем терять ни минуты этого чудесного дня.

Мэнди была в восторге от его уверенной манеры говорить. Она вскочила с постели и, провокационно покачивая бедрами, оглянулась на пороге и послала ему воздушный поцелуй. Благодаря ему она вновь чувствовала себя настоящей женщиной.

Томми засмеялся.


Одетая мило и изящно, Мэнди вышла из гардеробной. На ней были узкие черные джинсы и черные ботинки «Ugg» с меховой окантовкой. Она надела бежевую блузку, а поверх — чудесный черный кашемировый кардиган. На улице было морозно, и ей не хотелось простыть во время их совместной прогулки. В уши она вставила простые серебряные сережки-колечки, а запястье украсила несколькими тонкими серебряными браслетами. Волосы Мэнди собрала в простой конский хвост, а неброский макияж в бежевых тонах придавал ей естественный и вместе с тем сногсшибательный вид.

— Какая же ты у меня очаровательная, bella. Я заказал нам в номер кофе с круассанами, так что иди завтракай, и пойдем, как только будешь готова.

— Боже, — хихикнула Мэнди, — я провела ночь с потрясающим итальянцем и чувствую себя просто восхитительно.

— Да, bella, мне тоже очень хорошо было с тобой.

Они оба рассмеялись весело и беззаботно.

Париж встретил их ярким, слепящим солнцем.

Мэнди достала из сумочки солнечные очки «Givenchy», и Томми достал из кармана пиджака свою пару очков от «Givenchy». Мэнди уставилась на него. Перед ее мысленным взором пронеслись картины минувшей ночи. Вот это настоящий мужчина до мозга костей, и он так ей подходит. На долю секунды ей захотелось, чтобы ночью с ней был Джейк, но он сам выбрал, где ему быть. Ему же хуже. Мэнди выкинула из головы мысли о прошлом, взяла Томми под руку, и они отправились гулять. День обещал быть незабываемым.

Гуляя по Парижу, они выглядели как счастливая влюбленная пара. Они заходили в антикварные лавочки на узких извилистых улочках и в магазины «Dolce & Gabbana», «Givenchy» и «Yves Saint Laurent». А еще Томми отвел ее в совершенно уникальный бутик, где она сама составила себе духи. Конечно же экскурсия по Парижу не была бы полноценной, не поднимись они на Эйфелеву башню и не осмотри Триумфальную арку.

К тому времени они оба просто умирали от голода. Томми поймал такси и повез Мэнди обедать в отель «Ritz».

Мэнди заворожила и история отеля, и его неповторимый декор.

— Здесь любила останавливаться сама Коко Шанель. Мне повезло — несколько раз во время модных показов мне удавалось фотографировать ее потрясающие костюмы. Это было незабываемо.

— Ух ты! Просто не верится, — ответила она.

— А знаешь что, Мэнди? Я ведь не богач. Я, конечно, не бедствую, но главное — я люблю свое дело, поэтому меня можно назвать самым богатым человеком в мире.

Мэнди прекрасно поняла, о чем он говорит: у него на лице было написано, как он любит свою работу.

— Я только одного не могу понять, Томми. Как так получилось, что у тебя никого нет?

— Ну, это не такая уж долгая история. Я влюбился в одну прекрасную американку, я и до сих пор ее люблю. И самое грустное, я знаю, что она тоже меня любит. — Он откинул темную челку со лба. — Мы пытались жить вместе, но постоянно сталкивались с препятствиями. Нас разделяло слишком большое расстояние, и мы не научились поддерживать отношения — пути наши разошлись, несмотря на всю любовь. Вот уже полгода прошло, а я до сих пор не могу ее забыть. Мне очень одиноко.

На его лице читалась искренняя грусть, но вскоре он опять широко улыбнулся, и его васильковые глаза опять засияли.

— Пойдем, bella! До вечера еще далеко, и нам предстоит еще много всего увидеть.

Мэнди обратила внимание, что в крупных магазинах, даже в «Colette», ей не мерещилось подозрение во взглядах окружающих. Никакого стресса. Ни ей, ни Томми не приходилось то и дело оборачиваться в испуге, что их могут заметить вместе и догадаться, что она пришла сюда с женатым любовником. Сейчас ей не приходилось прятаться, опасаться сплетен, бояться. Она чувствовала себя так раскованно, так спокойно, будто они с Томми всю жизнь друг друга знали.

День подошел к концу, и Мэнди стало грустно. Пора было уезжать, но часть ее хотела остаться и получше узнать этого невероятного человека. Париж произвел на нее неизгладимое впечатление, и Томми навсегда останется в ее сердце. Пусть он перестанет быть на первом плане, но она никогда его не забудет.

Томми оставил ей номер телефона со словами:

— Если когда-нибудь захочешь встречаться со свободными мужчинами, я приеду по первому звонку. — Он широко улыбнулся. — Ну, а если не судьба, я буду счастлив стать тебе просто другом. Я чувствую, что между нами возникла какая-то связь, и не хочу тебя терять.

Томми отвез Мэнди на «Gare du Nord»[12] и посадил в поезд «Eurostar». Они страстно поцеловались, и у Мэнди подогнулись ноги, когда он обхватил ладонями ее лицо.

— Я очень жду следующей встречи, красавица моя.

Мэнди села в поезд, который должен был отвезти ее обратно в Англию. Расставание было нелегким. Но стоило ей усесться на свое место, как она тут же подумала о Джейке. На нее вдруг нахлынуло чувство вины.

На время поездки Мэнди отключала телефон, чтобы отгородиться от реальности, чтобы ничто не мешало счастью. Сейчас она наконец включила его. Джейк оставил сообщение. «Только бы он не был сейчас слишком нежен», — мысленно взмолилась Мэнди. Она нерешительно нажала на кнопку прослушивания.

— Ага, — раздался в трубке знакомый голос, — так значит, ты все-таки уехала в Париж. Я пытался позвонить, но мне по-французски ответили, что абонент недоступен. Послушай, я знаю, что поступил с тобой нехорошо, но нам надо поговорить. Да, и на квартиру у меня тоже не получилось приехать, я искренне прошу прощения. Не знаю почему, но всегда так выходит, что как только мы пытаемся наладить отношения, так обязательно что-то между нами встает: мои дети, твои родственники. Может, нам нужно свое пространство? Не знаю, но ты мне обязательно позвони, ладно? Я больше так не могу, нам надо поговорить. Не знаю, счастлив ли кто-нибудь из нас по-настоящему, но ты заслуживаешь счастья. Я тоже заслуживаю счастья, и все наши близкие заслуживают. В общем, обязательно позвони мне. Пока.


На смену чувству вины пришло раздражение. Она вернулась мыслями к неповторимой ночи, которую они провели с Томми. С ним все было так просто, но вместе с тем так красиво. А с Джейком все было сложно и запутанно.

Мэнди постепенно убедила себя в том, что Элен выиграла. Впрочем, Мэнди всегда знала, что этим кончится. Элен, несомненно, из тех женщин, которые добиваются всего, чего хотят. Мэнди подозревала, что та каким-то образом узнала о любовных похождениях Джейка и просто ведет скрытую войну. У Элен было преимущество: она знала Джейка как облупленного. Она совершенно точно знала, как им управлять.

Мэнди чувствовала себя слишком разбитой для разговора с Джейком. Она поехала на свою мейфэрскую квартиру. Здесь все было так же, как при ее отъезде. Джейк определенно здесь не появлялся.

Мэнди переоделась в белую льняную пижаму, почистила зубы и без сил рухнула в постель. Ей очень хотелось увидеть во сне Париж.

19 Объяснение в Лос-Анджелесе

Несколько недель кряду Мэнди не отвечала на звонки Джейка. Она еще не выстроила линию поведения, не определилась, что именно ему скажет. Каждое новое его сообщение казалось ей неприятным и лишенным теплоты. «Если ты хочешь свалить из моей жизни, Джейк, то вали куда подальше, — думала она. — И прекрати звонить, чтобы рассказать мне об этом».

Хорошо еще, что с поездкой в Лос-Анджелес все наконец определилось, ведь ее уже дважды переносили. Казалось, Америка упорно пытается ускользнуть от Мэнди и Майкла. Но несколько дней назад они получили окончательное подтверждение от приятельницы Майкла.

На дворе стоял март, и Мэнди взяла с собой очаровательные весенние вещи. Внизу стояла машина, готовая отвезти ее в аэропорт. Джейк только однажды взял на себя труд приехать на их квартиру, хотя не оставлял попыток ей дозвониться. Казалось, он странным образом почувствовал, что эмоционально она выключилась из их отношений.

Мэнди легкими шагами сбежала вниз по ступеням. Она очень радовалась предстоящей поездке. В телефоне опять высветилось оповещение, что звонит Джейк. Вот такая жизненная загадка: когда ты твердо решаешь, что с тебя хватит, будто какой-то проводок, что связывает тебя с любимым, начинает регулировать движение между вами. Когда ты с ума по нему сходишь, до смерти хочешь увидеться, загорается красный сигнал светофора, и любимый не появляется. Если притвориться, что с тебя хватит, то свет становится желтым. Но стоит всерьез решиться на разрыв, как сигнал становится зеленым и приводит его к тебе.

«Как всегда, — подумала Мэнди, — когда тебе уже надоело, они, словно по зеленому сигналу светофора, бросаются к тебе. Причем такое чувство, что этот невидимый светофор переключается каждый час, каждый день — все это очень запутанно».

Мэнди благодарила судьбу за эту командировку в Лос-Анджелес. Ей сейчас очень нужна была сложная задача, чтобы переключиться с чувств на работу.

Приятельница Майкла, Маргарет, оказалась чудеснейшей женщиной. Она поселила Мэнди в отеле «Bel Air».

— Наконец-то мы встретились! — сказала она.

Маргарет — симпатичная блондинка с волнистыми волосами до плеч, в бежевом пиджаке и с ниткой жемчуга на шее — оказалась весьма предприимчивой, энергичной, жизнерадостной и приятной в общении дамой.

— Вообще-то я из Нью-Йорка, так что не волнуйся, я не такая сумасшедшая, как большинство жителей этого города.

На следующий день они с Мэнди продумали сценарий праздника, выбрали музыку и договорились с журналистами, чтобы мероприятие нашло свое отражение в СМИ. Мэнди очень понравился подход Маргарет к работе. Американка умела жить полной жизнью. Она оказалась очень глубокой и сложной натурой, чего Мэнди, признаться, не ожидала увидеть в Лос-Анджелесе.

Они работали чуть ли не круглыми сутками, но за неделю все успели, и их усилия полностью оправдали себя. Мэнди считала, что все должно быть по высшему разряду. Она часто сравнивала себя с лебедем, который без всяких видимых усилий скользит по водной глади, а под водой быстро-быстро гребет лапами.

Вечеринка вышла выше всяческих похвал. Оркестр из семидесяти музыкантов играл классические композиции, в том числе «Let There Be Love» и «Unforgettable». Мэнди улыбалась, однако по спине у нее пробегали мурашки. Никто этого не знал, но у нее с этими мелодиями были связаны особые воспоминания. Мэнди думала о папе, а еще — о своей соседке Диве.

Этот вечер очень много значил для Мэнди. Ей надо было многое доказать, и она очень нервничала. Праздник устраивали в честь сорокалетия жены одного известного киноактера, которая начинала выпускать одежду под собственной маркой. Маргарет и Мэнди предложили ей устроить одну большую вечеринку, чтобы отпраздновать оба этих события. Виновница торжества хотела, чтобы все было в классическом стиле, поскольку и одежда ее марки будет представлена исключительно классикой: белые блузки, маленькие черные платья и т. п.

В итоге, тема классики, черного и белого, стала для вечеринки основной. Был устроен показ классических автомобилей, а в качестве памятных подарков гости получали маленькие черные записные книжки фирмы «Srnythson», в кожаном переплете. На огромных экранах транслировали классические фильмы, а в качестве цветового акцента организаторы выбрали классические красные розы. Такое оформление оценили и мужчины, и дамы.

Мэнди восхитительно выглядела в украшенном блестками длинном белом платье с открытыми плечами.

— Ошеломительно выглядишь, — прошептал сзади знакомый голос.

Мэнди резко обернулась и чуть не потеряла сознание прямо на месте.

— А ты что здесь делаешь?

— Я хотел с тобой поговорить. — Джейк бросил жадный взгляд на ее губы.

— А вот я с тобой говорить не хочу.

— Я догадался, — нервно усмехнулся Джейк, — после того как ты не ответила на два десятка звонков.

Повисло молчание.

— Послушай, — Мэнди разозлилась, — кто тебе дал право вот так запросто являться сюда? Это, между прочим, моя работа, и она для меня важна.

— Я не о себе хотел поговорить.

— Ты всегда говоришь только о себе! — Глаза у Мэнди наполнились слезами. — Тебя ничего другое по-настоящему не волнует, кроме тебя самого. Тебя интересует только твоя жизнь, твои дети, твоя жена! А иногда, если тебе вдруг в голову взбредет, ты готов и мне уделить внимание.

— Это неправда. — Джейк в смущении покачал головой.

— Прекрати врать, Джейк, — прошипела она, стараясь не привлекать к себе внимания. — Последние полгода тебя дико раздражало, что я есть в твоей жизни. Просто признайся.

Джейк не знал, что сказать…

— Я просто пытаюсь дать тебе то, что ты хочешь. — Мэнди изо всех сил старалась держать себя в руках. — Ты хочешь вернуть себе свою жизнь, ну, так дай и мне жить моей!

Мэнди развернулась и пошла прочь. Джейк схватил ее за руку:

— Не этого я хочу! Мне столько надо тебе рассказать, Мэнди, за это время столько всего произошло.

— Да, и у меня тоже. — Мэнди помолчала. — Я кое-кого встретила в Париже.

Мэнди сама перепугалась, когда эти слова сорвались у нее с языка.

— Что?! — Джейк был ошарашен.

— Что слышал! Есть другой мужчина, который меня хочет, Джейк! И у нас с ним все было. И знаешь, что? Я ни капельки об этом не жалею, потому что в кои-то веки я была с мужчиной, который на все сто процентов хотел быть со мной. Он не проверял, не пришло ли ему на телефон сообщение, не торопил меня, и он готов был посвятить всего себя мне, просто маленькой, глупенькой мне. И я была так счастлива, что он все свое внимание дарит мне, что не надо опасаться, что нас вместе кто-нибудь увидит. Он дал мне почувствовать, что мной можно гордиться, а не стыдиться меня и не скрывать. А рядом с тобой я чувствовала себя просто большой помехой. Ты знал об этом?

— Понятия не имел, — покачал головой Джейк. — Прости. Так чего ты хочешь от меня?

— Большего, — пожала плечами Мэнди. — Большего или вообще ничего…

С этими словами она смешалась с толпой, и Джейку оставалось только смотреть ей вслед.

Вечер закончился, и Мэнди отправилась к себе в номер. В отеле «Bel Air» было очень мило. Интерьеру пастельных тонах, всюду цветы. Мэнди скинула платье, надела халат, влезла в тапочки и проверила, не пришли ли ей на телефон новые сообщения.


«Поздравляю! Успех был грандиозный. Маргарет тебя обожает. Майкл».


«Сказочный вечер, все прошло отлично, классно работать с тобой. Давай как-нибудь повторим. Я позвоню тебе завтра перед отъездом. Маргарет».


Счастье, которое накатило на Мэнди при виде этих сообщений, было омрачено: что бы она ни делала, куда бы ни шла, сердце ныло от боли и тоски по Джейку.

В дверь постучали. Мэнди пошла открывать — это, наверное, обслуживание номеров: она заказала в номер травяной чай.

На пороге стоял Джейк. Он явно плакал — глаза красные и опухшие.

— Войти можно?

Мэнди отступила на шаг, пропуская его.

В открытую дверь постучала горничная — она принесла поднос с чаем и печеньем. Даже она почувствовала царящее в комнате напряжение. Мэнди подписала счет, и горничная скрылась.

Джейк сел и уперся локтями в колени. Он не снял смокинг, только галстук-бабочку расстегнул. В полумраке мерцали его массивные часы из белого золота. Во вкусе ему не откажешь — он всегда умел стильно одеваться.

— Я люблю тебя, — наконец заговорил он. — И мне не важно, была ли ты с кем-нибудь еще, хотя на самом деле, конечно, важно. Да, понимаю, мне нет оправдания. У меня как раз был этап, когда я хотел наладить отношения в семье. Я хотел убедиться, что сделал все возможное. Я так отвратительно вел себя при этом с тобой, не отпускал тебя… — Его низкий голос затих. — Мне ужасно, ужасно стыдно. — Он взглянул на Мэнди долгим тяжелым взглядом. — Я хочу полной откровенности между нами во всем.

Мэнди не знала, радоваться ей или огорчаться. Так значит, он спал с Элен, пока был с ней.

— Элен забеременела и потеряла ребенка. Я даже не знал, что она беременна. У нее случился выкидыш в то утро, когда я должен был встретиться с тобой на вокзале. Я чувствовал себя ужасно виноватым. Я вел себя как последний ублюдок. Она не дура, Мэнди, она знает меня, и знает, что в моем сердце царит другая. Было до ужаса тяжело. Мне очень хотелось поделиться переживаниями с лучшим другом. Между прочим, это ты. Но ничего не вышло. Все так запуталось.

Мэнди стояла возле открытого окна и пыталась восстановить дыхание. Бедная Элен, бедный Джейк. Как всем не повезло. Мэнди понимала, что, войдя в жизнь Джейка, она все усложнила.

Тем вечером Мэнди с Джейком говорили и говорили часами напролет, потом целовались и уже на рассвете занялись любовью. Конечно же они ничего толком не решили. Сейчас, вдали от дома, им казалось, что там все было легче и лучше. После этой ночи они стали еще глубже понимать и тоньше чувствовать друг друга, их любовь окрасилась дополнительными оттенками дружбы.

Джейк отключил звук у телефона, но, увидев, замерцал экран, подошел прочесть сообщение.

— Прости, — пробормотал он.

Да, похоже, есть вещи, которые не меняются.


Элен нажала на кнопку отбоя. Она знала, что Джейк сейчас с Мэнди. Ему пришлось признаться, что у него есть кто-то еще, когда на их домашний адрес в Ноттинг-Хилл по ошибке пришло письмо, адресованное Мэнди. Ей прислали купон на продолжение мастер-класса по рисованию. Они, видимо, взяли адрес владельца кредитной карточки, хотя Джейк указал в качестве контактного адрес квартиры в Мейфэре.

Он последнее время стал пренебрегать конспирацией, будто настолько любил Мэнди, что хотел, чтобы об их связи узнали. Любовь иногда дает человеку чувство неуязвимости и превосходства, будто правила и законы существуют для других, а не для него.

Элен в глубине души знала, что между ними с Джейком никогда не будет такой страстной любви. Ей самой не случалось так сильно влюбляться, поэтому она не чувствовала себя обделенной. К тому же все ее знакомые, которые сильно влюблялись, тут же становились слабыми и глупыми. Это не для нее. Она уверенная в себе и уравновешенная. Джейк всегда будет отчасти принадлежать ей. Она просто подождет и посмотрит, что будет дальше.

20 Перемены

Следующие несколько месяцев прошли в сумасшедшем темпе. Неудивительно, что Мэнди как директору платили гораздо больше. Она работала чуть ли не круглосуточно. Сегодня у нее командировка в Италию, а завтра — в Нью-Йорк. Компания расширялась, и, хоть Мэнди и была рада дополнительной работе, она понимала, что у них просто не хватает штатов и ресурсов, чтобы выполнить все заказы. К тому же в животе у нее вот уже несколько недель было странное ощущение, будто там поселилась какая-то букашка. Это все ее сильно выматывало.

Джейк был великолепен, но чувствовал себя уязвленным из-за того, что работа для Мэнди была на первом месте, а он — на втором. Теперь их роли поменялись.

Они виделись, когда Мэнди было удобно. Теперь она играла ведущую роль. Она этого не планировала, просто так само собой получилось.

Джейк был настолько выбит из колеи, что не мог сосредоточиться, и это отразилось даже на его работе. Он больше не мог лгать.

Мысль о беременности Элен не покидала его. В постели с ней ему не было хорошо, не хватало какой-то искры. Он очень смущался, если у него не получалось. Элен говорила, что ей так даже легче — все эти попытки вымотали ее. Юность прошла, и ее уже гораздо меньше интересовали постельные отношения. Сейчас для нее куда важнее были власть, деньги и успех. Она больше не разделяла пристрастие Джейка к сексу. Если на заре отношений ей все было в новинку, то последнее время она чувствовала, что в постели просто исполняет тяжкую обязанность в попытке вернуть себе мужа. На самом деле эта часть отношений ей совсем была не нужна. Но она не собиралась его никому уступать. Потеря ребенка стала для нее, безусловно, большим ударом, но при этом она почувствовала и некоторое облегчение.

Этот ребенок был зачат не по любви, а из желания удержать Джейка. Они уже воплотили все свои мечты: добились многого в бизнесе, воспитывали сыновей. Элен беспокоило даже не то, что Джейк спит с Мэнди, а сама мысль, что он может пригласить соперницу на корпоративную вечеринку или познакомить с мальчиками. Этого она не потерпит. Это ее территория.

Элен любила ту жизнь, которую они с Джейком построили, и тот достаток, который она им обеспечивала. Он происходил из бедняков, но сейчас стал миллионером и заслужил уважение в глазах Элен и в глазах остальных. И она это очень ценила. Для Элен очень важны были внешние атрибуты богатства: огромный дом в Ноттинг-Хилл, несколько загородных домов, роскошные машины. Она часто рассказывала друзьям, что Джейк задаривает ее бриллиантами, хоть это и было неправдой. Элен всегда двигало желание самоутвердиться перед отцом, перед друзьями-богачами, перед Джейком. У нее была идеальная жизнь, по крайней мере, так казалось со стороны, потому что по большей части все это было показное. Она распространяла слухи об их с Джейком ночах ненасытной страсти. Элен очень боялась потерять Джейка, но у нее на это были свои мотивы: она боялась не за свои чувства, не за любовь. Элен волновало мнение окружающих, она боялась прослыть неудачницей.

Громадная часть ее жизни была ложью, но она не хотела с ней расставаться. Она на свой лад любила Джейка. Ей больно было видеть его таким несчастным, но она не хотела его отпускать.


Мэнди проверила еще одну полоску.

Шесть подряд не могут врать.

Она позвонила Дине:

— Ведьма ты чертова. Я забеременела.


В дверях своего особняка в западной части Лондона Джейк столкнулся с няней-филиппинкой — она как раз уходила на ночь.

— Добрый вечер, мистер Чейплин. Мальчиков я уже уложила.

Джейк не ответил и направился на кухню.

На Элен в тот вечер были белые джинсы и бежевый свитер-поло.

— Привет, — с улыбкой обернулась она, заслышав его шаги.

— Я не хочу так больше жить, — сказал Джейк.

Улыбка Элен поблекла.

— Тогда уходи. — Она холодно на него посмотрела.

— Скажи мне честно, Элен, ты сама хочешь продолжать жить так?

— Я больше не хочу видеть тебя в этом доме.

— Я пойду поцелую мальчиков на ночь.

Элен зло сжала губы.

— Я. Сказала. Уходи.

Джейк повернулся на каблуках и вышел, даже не обернувшись. Ему все надоело.

Он сел в машину и поехал прямо к Мэнди. По щекам у него текли слезы.


Мэнди распахнула дверь. Джейк вошел и уселся на диван. Судя по виду, он был на взводе. «Какого черта его сюда принесло?» — думала Мэнди. Они не собирались сегодня встречаться. Мэнди казалось, что мир перевернулся с ног на голову, а она наблюдает за всем со стороны.

— Тебе Дина позвонила?

— Нет.

— Джордж?

— Нет, а что?

— Ничего.

Мэнди не хотелось вести себя грубо, но она не могла понять, чего Джейку надо.

Они понятия не имели, что у каждого из них есть новость, которая перевернет всю их жизнь. Неудивительно, что оба чувствовали себя неловко.

Мэнди для себя уже решила: Джейку придется смириться с тем, что она сможет обойтись без него и начать новую жизнь. Ей не нужно было от него сочувствия, ей не нужны были его жертвы, она не стала бы требовать, чтобы он повел себя «как честный человек». Она только сейчас поняла, чего хочет от него. Ей хотелось, чтобы он сам принял решение остаться с ней, а не урывал для нее время у семьи. Хуже всего в их отношениях была не необходимость бороться за чувства, а необходимость скрывать их. Мэнди знала, что это решение будет для Джейка непростым, но жить так дальше было неправильно. Особенно теперь, когда должен был появиться ребенок.

Джейк потер ладонями виски:

— Мне надо тебе кое-что сказать.

— Мне тоже. — Мэнди тяжело сглотнула. «Что у там за новости?» — Начинай ты.

— Я ушел от Элен.

У Мэнди глаза на лоб полезли.

— Я больше не могу так жить. Я ненавижу себя и всех остальных, начиная с коллег по работе и заканчивая друзьями семьи. Я хочу с гордостью ходить с тобой всюду, и я больше не хочу так переживать из-за глубоких и искренних чувств, которые испытываю к тебе. Я просто пополам разрываюсь. Знаю, что без детей я тоже буду разрываться на части, но я обязательно что-нибудь придумаю. — Он умолк и глубоко вздохнул. — Ты не прогонишь меня, Мэнди?

— Нет, — с нежностью улыбнулась Мэнди, — конечно, не прогоню.

Джейк с облегчением кивнул:

— Хорошо. Ну а теперь ты. Что у тебя за новости?

— Э-м-м… — Мэнди не знала, с чего начать.

— Мэнди, ну чего ты мнешься? Уж что может быть страшнее того, что я тебе рассказал?

Теперь, когда из их отношений окончательно ушла разделявшая их ложь, Джейк весь преобразился. Он сиял от счастья. Он понятия не имел, что за новость ему предстоит узнать.

— Я беременна, — тихо сказала она.

Теперь глаза на лоб полезли у Джейка.

— Ну что же ты молчишь? Скажи что-нибудь, — не выдержала паузы Мэнди.

— Ух ты! — только и смог выговорить Джейк. — Вот это да! — В глазах у него стояли слезы. — Иди скорей сюда, дай я тебя обниму.

Мэнди упала ему в объятия. Они вместе смеялись плакали и опять смеялись.

— Просто поверить не могу, — улыбался он. — Ты удивлена?

— В общем, да.

— А ты кому-нибудь уже сказала?

— Честно говоря, да. Я рассказала Джорджу и Дане. Я ведь не знала, как поступить, как все тебе рассказать.

— Ладно, это все неважно. Скажи, а ты сама счастлива?

— Да. Мне кажется, это очень своевременно. Я потяну и ребенка, и работу. — Мэнди искоса взглянула на любимого. Она в жизни не видела его таким счастливым. — Ну а ты? Ты что думаешь?

— Да я в полном восторге! Боюсь, правда, Элен и ее отец захотят убить меня, когда обо всем узнают, но я все равно в восторге.

— Ну давай тогда не будем им рассказывать. Я не хочу, чтобы они думали, будто ты ушел ко мне, потому что я залетела.

— Конечно, ты права.

Джейк обхватил руками ее лицо. Он больше всего на свете любил вот так держать ее лицо в ладонях.

— Я люблю тебя, Мэнди.

— Я тоже тебя люблю.

Джейк рассмеялся от счастья и что есть мочи заорал:

— Ура! У нас будет ребенок!!!


В начале ноября Мэнди с Джейком ходили по «Harrods». Где-то через месяц должен был уже родиться малыш. Они выбирали маленькие одеяльца от «Chloe» и «Dior». Оба были потрясающе единодушны в вопросе выбора детских вещичек.

— Приве-ет! — К ним присоединились Оливия с дочками и Валери. Они как раз покупали подарки к Рождеству.

— Ну ты и раздалась, Мэнди! Подумать только, еще две недели назад ты была гораздо худее!

Мэнди чувствовала себя толстой и счастливой, как слон. Ей к лицу была беременность: волосы блестели, кожа так и сияла, а добродушные шутки по поводу того, что она прибавила в весе, она пропускала мимо ушей.

Джейк с Мэнди были очень счастливы. Она превратила свою квартиру на Квинс-Гейт в дополнительный офис, а в пустующей комнате мейфэрской квартиры устроила чудесную спаленку для столь желанного ребенка. Мэнди с Джейком решили не узнавать заранее пол ребенка. Неизвестность делала их ожидание еще более радостным. Они вместе украшали будущую детскую — своеобразный совместный проект.

Однажды Мэнди, повязав на голову шарф, красила валиком стену в детской, а Джейк прижался к ее животу и запел:

— Будь моей, крошка, будь моей.

Ребенок в ответ сильно ударил ножкой. Мэнди дернулась.

— Знаешь, Джейк, похоже, крохе нравится.

Джейк присматривал для них дом.

— Я хочу, чтобы ребенок гулял в саду и чтобы у него была отдельная комната для игр.

Джейк был просто чудо. Еще не родившийся ребенок стал для него большим источником радости.

Он, как мог, объяснил ситуацию сыновьям, но они очень скучали по папе, а он скучал по ним еще больше. Но в конце концов они очень обрадовались, что у них появится маленький братик или сестренка, с которыми можно будет играть. Элен восприняла новость менее благосклонно, и это понятно. Он рассказал ей перед тем, как забрать мальчиков на прогулку в субботу.

После долгого молчания Элен наконец жестко выговорила:

— Я не хочу, чтобы мальчики ездили к вам с Мэнди в гости. Они познакомились, и этого хватит. Я пока не хочу, чтобы они гостили у вас.

Джейка это очень взбесило, но Мэнди помнила, как горько было Оливии после ухода мужа, и она попросила Джейка с пониманием отнестись к чувствам Элен.

— Подумай, каково ей, Джейк. Любит она тебя или нет, но ты отец ее детей, а я для нее — разлучница. Давай посмотрим правде в глаза: в чем-то она права. Ты ведь ушел ко мне от нее, а она и не думала, что такое вообще может случиться. Она старается найти утешение в сыновьях. Попробуй встать на ее место.

— Но я так по ним скучаю. А здесь, в квартире, гораздо тише, чем в доме.

— Но ты ведь знал, что чем-то в итоге нужно будет поступиться.

Мэнди понимала, на какие жертвы он пошел ради нее. В душе она надеялась, что когда-нибудь, хотя бы ради детей, они с Элен достигнут примирения. Она вспомнила свою соседку Диву и тот разговор, который состоялся между ней и женой ее любовника. Удивительно, на что способны женщины при крайней необходимости.

— Ну что, пойдем пообедаем? — Голос Оливии вернул Мэнди к реальности.

Последние несколько месяцев сестра окружила Мэнди потрясающей заботой. Они отправились в открытый ресторан на крыше «Harrods». Оливия так и сияла.

Попробовав заказанную лепешку, она вдруг объявила:

— А я кое с кем встречаюсь.

— Не может быть! С кем?

— Его зовут Николас, он приехал с Барбадоса, и красивее его мужчины я в жизни не видела. Он парикмахер экстра-класса. — Она провела руками по волосам, выглядевшим как в рекламе «l’Oreal».

— Да, кстати, укладка у тебя шикарная. — Мэнди с трудом сдержала смех.

— Да, это его рук дело. Он уложил мне волосы утром… перед тем, как я ушла. Ты не представляешь, Мэнди, он такой классный, с ним так весело, и у него такой огромный…

— Хватит, — строго перебила дочь Валери, затыкая уши старшей внучке, — я тебя люблю, но всему есть свои пределы. Пойдемте девочки, — она взяла внучек за руки, — сходим в дамскую комнату, помоем ручки.

— Бабушка, ну мы ведь только сели, — обиженно надула губки Робин.

Но Валери, не слушая протестов, увела их. С бабушкой не поспоришь.

— Ну, — подмигнул Джейк, — скажи, так это правда, что чернокожие ребята могут посрамить нас в том, что касается размеров?

Мэнди с Оливией дружно рассмеялись.

— Не то слово! — сквозь смех сказала Оливия. — У меня просто слезы на глаза навернулись, когда я это увидела.

Мэнди хохотала, держась за живот.

Оливия сияла, будто ей вручили Нобелевскую премию мира.

— А знаете, что еще?

— Что?

— Робби хочет, чтобы я вернулась к нему!

— Не может быть!

— Представьте себе! Он меня просто с ума сводит.

— И что ты собираешься делать?

— Ничего. Ники мне, правда, очень нравится.

— И что, ты не переживаешь? Тебе совсем-совсем не хочется, чтобы муж вернулся?

— Мэнди, у него был шанс. Я не из тех жен, с которыми можно быть, только когда все хорошо. У меня немного крыша поехала, и он мог бы мне помочь, хотя бы как друг, но он не выдержал и сбежал. Я бы его никогда в беде не бросила. Никогда. Он повел себя не по-мужски. Мне такой муж не нужен. Он ведь трус, Мэнди.

— А что случилось с той рыжей?

— Он застукал ее в постели с другой женщиной.

— Ну ни фига себе. — Джейк чуть не подавился. — С вами и впрямь не соскучишься!

Мэнди важно было убедиться, что сестра и вправду не переживает, поэтому она продолжила расспросы:

— И что, ты его больше совсем не любишь?

— Конечно! К тому же я больше не смогу на него положиться. Даже когда мне было совсем плохо, я была рада, что он ничего не знает. Он ничем бы мне не помог. Для меня Робби был как еще один ребенок.

— Что, Робби до сих пор не в курсе?

— Нет, и не надо. Его мать считает, что у меня были какие-то проблемы по женской части и поэтому меня положили в больницу. Он потерял право знать мои тайны с тех пор, как ушел.

Мэнди вздохнула.

— Справедливо сказано, — кивнул Джейк.

— Прости, Джейк, — смутилась Оливия. — Понимаю, тебе, возможно, непросто это слышать.

— Нет, ты совершенно права. Если Элен захочет строить свое счастье с кем-нибудь еще, я первый пожелаю им счастья.

Мэнди поцеловала его в щеку. Ей было приятно, что Джейк пытается быть справедливым.

* * *

Почти через месяц, 8 декабря, Джейк и Мэнди услышали слова: «Поздравляем! У вас девочка!» Акушерка предала в руки Мэнди крохотный сверточек. Мэнди переполняли чувства. Джейк склонился над ней и поцеловал. В глазах у него стояли слезы, но улыбку он даже при желании не мог бы скрыть. Его дочка была настоящей красавицей. Он глаз не мог от нее отвести. Смуглая кожа — как у него, взъерошенные черные волосики, личико — как у куколки.

— Какая она у вас красивая, — искренне восхитилась акушерка.

Джейк погладил ее крошечный носик:

— Красавица, правда?

— Да, — вздохнула Мэнди. — Я такой красавицы в жизни не видела.

Это был самый счастливый момент в жизни Мэнди.

— И как мы ее назовем? — Джейк хотел оставить последнее слово за Мэнди.

— Бонни,[13] — улыбнулась Мэнди. — Потому что она и впрямь красавица. Моя маленькая красотулька.

Первое Рождество, которое они встречали после рождения Бонни, было радостным, но и утомительным.

Оливия с дочками и Валери приехали на обед, а потом выпить по стаканчику заехали мама и бабушка Джейка. Даже теперь, когда Мэнди думала, что уже достаточно изучила Джейка, он не переставал ее удивлять. Он никогда об этом не упоминал, но его мама сказала, что он исправно приезжает к ним раз в неделю. Он оплачивает им все расходы по дому и даже, когда может, отвозит бабушку играть в лото.

Джейк не поддерживал тесных отношений с родными, но явно очень любил их.

— Как я рада наконец-то с вами познакомиться, — сказала его мама. — Ваша Бонни настоящая красавица.

Мэнди не знала, что про себя думает о ней мама Джейка, но внешне та была очень милой и вежливой.

Под елкой лежала обернутая серебристой бумагой коробочка. Джейк вручил ее Мэнди.

На открытке было написано:


«Ты любовь всей моей жизни. Спасибо за то, что подарила мне такую чудесную доченьку, спасибо, что не бросила меня, и спасибо, что ты такая, какая ты есть. Поздравляю с Рождеством. Джейк».


Мэнди открыла подарок. Внутри оказался бриллиантовый браслет от «Cartier».

Гости пришли в восторг.

Глаза у Мэнди светились любовью и сияли не хуже бриллиантов. Теперь, когда у них родилась такая чудесная дочка, будущее представало в радужном свете.

21 Новые заботы

Бонни плакала без перерыва. Ее крик стал визитной карточкой их дома на Маунт-стрит. Даже соседи, с которыми Мэнди сталкивалась у лифта, выглядели злыми и усталыми. Легким Бонни можно было только позавидовать. Но Джейк спал так крепко, что его из пушки было не разбудить.

— Ну как можно такое не услышать? — бормотала Мэнди.

Она с трудом заставляла себя встать и тащилась в детскую. Она очень устала. Последние полгода ей было непросто, а материнство, как оказалось, состоит не из одних только радостей. Она сама кормила грудью, и фигура у нее стала почти как раньше, но эмоционально она чувствовала себя разбитой, постоянно была на грани срыва.

Ей ужасно хотелось вернуться на работу. При этом ее мучила совесть, но она ничего не могла с собой поделать. Мэнди очень любила свою работу, это была огромная часть ее. В результате, выключившись из работы на полгода, она чувствовала, что окончательно утратила веру в себя.

Мэнди начала переживать из-за всяких мелочей. Пытаясь защитить любимую дочку от всех возможных и невозможных опасностей, Мэнди доводила себя до нервных срывов. Надо было столько всего запомнить, столько всего сделать и взять с собой, даже если просто собираешься выйти из дома. Хорошо еще, что она всегда была организованной. Но если раньше ее контрольный список умещался на полстранице, то теперь он вырос до двух с лишним страниц.


Бутылочка — есть.

Подгузники — есть.

Влажные салфетки — есть…


Да, теперь многое изменилось.

Мэнди иногда уезжала в свою прежнюю квартиру на Квинс-Гейт, чтобы в тишине и спокойствии почитать электронную почту. Сейчас Майкл попросил ее разыскать давнишнего партнера, и Мэнди с радостью вызвалась ему помочь. Стоя у подъезда и держа ребенка на руках, Мэнди пыталась сложить детскую коляску.

Дива выглянула из-за занавески.

— Мэнди! — окликнула она ее через окно и тут же исчезла, чтобы появиться в дверях. — Ну-ка дай мне посмотреть на твою маленькую красавицу!

Пожилая дама спустилась по лестнице и отогнула козырек маленькой кепочки, чтобы рассмотреть пухленькое детское личико.

— Просто сердце тает! — вздохнула она.

Мэнди вся взмокла. В том году июнь в Лондоне выдался жарким, как никогда.

— У тебя все в порядке, деточка? Что-то у тебя усталый вид.

— Да, все в порядке, только поспать удается часа два в сутки. Стоит мне немного приспособиться к ее режиму, как она опять меняет расписание. Маленькая негодница.

— О, я смутно что-то такое припоминаю, — рассеялась Дива. — А что ты скажешь, если я предложу тебе стаканчик апельсинового сока с печеньем?

— С моей стороны было бы просто преступлением отказаться. Сейчас, я только отправлю коллеге письмо по электронной почте и тут же поднимусь к вам.

Дива просияла. Она была рада такой собеседнице.

— Отлично, — сказала она. — Тогда жду! — Она с легкостью, будто ей тридцать, взлетела по ступенькам и тут же спустилась обратно. — Хочешь, я посижу пока с крохой?

Не успела Мэнди ответить, как Дива подхватила коляску в одну руку, а ребенка — в другую и пошла вверх по лестнице. Дойдя до верха, она обернулась к Мэнди:

— Нога уже болит намного меньше. Я теперь совсем другой человек.

Невероятная женщина!

Мэнди связалась с Майклом, разобрала нападавшие в ящик электронные письма — и мгновенно почувствовала себя человеком. Она поднялась к соседке и нажала на кнопку звонка.

— Входи-входи, деточка!

Мэнди сидела в кресле, попивая апельсиновый сок и наслаждаясь вкусом бурбонского печенья.

— Что с тобой случилось, Мэнди? Когда я тебя в последний раз видела, ты была такой довольной и счастливой, а сейчас ты какая-то замученная и вся издерганная.

— Я в порядке, — ответила Мэнди со вздохом.

— Точно? Знаешь, я ведь тоже женщина, передо мной не стоит притворяться. — Дива была стара и мудра.

— Просто если я вам признаюсь, то мне придется и самой себе в этом признаться, а я не знаю, готова ли я к этому.

— Ну, смотри, как тебе самой проще, — с пониманием улыбнулась Дива.

— Просто мне не хватает того Джейка, который был раньше, а ему не хватает меня такой, какой я была раньше.

— Милая моя! Это же естественно! Вашему первому ребеночку всего лишь полгода.

— Я люблю Бонни больше самой жизни. Я ни на что ее не променяю, но мне не хватает творчества, не хватает общества взрослых и не хватает романтического отношения со стороны Джейка. С самого рождения ребенка из наших отношений исчез романтизм. Мне кажется, будто он меня больше совсем не любит.

— Но, Мэнди, деточка, — Дива подалась вперед, — чего же ты ожидала? Любовь и романтические отношения — это ведь далеко не одно и то же. Рождение ребенка привнесло в вашу жизнь огромные перемены. И это нормально. Вы оба очень устали.

— Но «нормально» — это не про нас с Джейком, — печально покачала головой Мэнди. — Нас обоих можно назвать ненасытными, страстными, переменчивыми — как угодно, только не нормальными. Я сейчас, как никогда, чувствую себя непривлекательной и отяжелевшей, поэтому мне вдвойне важно, чтобы он меня хотел.

— Мэнди, — вздохнула Дива, — ну ты же стала мамочкой. Ты не перестала быть красивой женщиной! Ты не перестала быть умной девочкой, и на работе будут очень рады твоему возвращению, когда ты будешь к этому готова. — Пожилая дама улыбнулась. — Боже, до чего же ты похожа на меня в молодости. Ты хочешь, чтобы жизнь была сказкой, ты хочешь всего и сразу!

— Это так плохо?

— Ну что ты, деточка, — рассмеялась Дива. — Просто я не уверена, что твои желания осуществимы.

Мэнди обожала беседовать с соседкой. Дива для нее была кем-то вроде доброго духовника, только, в отличие от священников, одевалась она по последней моде. Мэнди могла, не таясь, рассказать ей все-превсе. Дива никогда не судила ее, не говорила ей, что она ведет себя правильно или неправильно, наивно или безрассудно.


Вернувшись домой в тот вечер, Джейк постарался побаловать Мэнди. Он знал, что ей приходится непросто. Он заказал ужин на вынос в китайском ресторане и сделал Мэнди массаж стоп. Потом он поговорил по телефону с сыновьями, перекинулся парой слов с Элен и набрал Мэнди ванну с шапкой душистой пены.

Потом они оба в халатах пришли в детскую и смотрели на спящую в кроватке Бонни. В тот миг они чувствовали себя самыми счастливыми родителями на свете. Бонни зашевелилась.

— Джейк, можешь с ней посидеть, пока я тут немного приберусь?

— Приберись завтра.

— Не получится. Если не приберусь сейчас, завтра могу не выкроить минутку. Ты представить себе не можешь, какая она. Она требует к себе непрерывного внимания. Я думаю показать ее доктору Доукину. Оливия говорит, что Робин, когда была маленькой, тоже не давала ей ни минуты покоя, а потом оказалось, что вся ее гиперактивность и беспокойность — из-за неправильного питания. Я хочу просто убедиться, что все в порядке. Ведь это ненормально, Джейк.

— Правда?

— Да. — В голосе Мэнди звучало беспокойство. — Я больше не могу с этим мириться.

— Ну ладно, не переживай, я ее сейчас укачаю, а потом можно будет обняться, поцеловаться и перейти к более приятным занятиям.

Мэнди просияла. Ей сразу стало легче.

— Просто замечательный план. Мне так тебя не хватало.

— Мне тебя тоже, но я боялся. Элен всякий раз после рождения детей очень долго не допускала меня до себя. Стоило только мне к ней притронуться, как я чувствовал себя таким эгоистом. Я просто не хотел тебя расстраивать.

Джейк поцеловал ее в лоб и в губы, а потом взял Бонни из кроватки и стал укачивать.

Мэнди убрала бутылочки и тарелочки, подготовила все на завтра.

Глянув в зеркало, она слегка пощипала себя за щеки, выключила свет, сбросила халат и направилась к Джейку.

Тот лег на кровать и мгновенно уснул, а Бонни уютно угнездилась у него на животе.

У Мэнди сжалось сердце. Картина была умилительная, но ей стало грустно.

— Ты неблагодарная скотина, — пробормотала она себе под нос. — Он же любит тебя, у тебя чудесный ребенок, ради нас он бросил детей и жену.

Мэнди закусила губу, сдерживая слезы. Нет, она не ожидала, что жизнь будет складываться именно так. Что с ней такое? Почему она грустит? Почему скучает по Джейку, если он постоянно с ней живет? Почему она не может быть лучшей мамой? К своему немалому смущению, ответов на эти вопросы она найти не могла.

Может, те отношения с Джейком, о которых она мечтала, уже в прошлом? Тогда она была его любовницей.

Она легла рядом с ними, но ее любимые даже не пошевелились.

— Джейк, — шепотом позвала она. — Джейк.

Он не проснулся.

Мэнди взяла одеяло и ушла на диван — хоть поспит в тишине.

Да, о таких вещах в романах не пишут, — тихо прошептала она, закрывая глаза. Ей приснился сон о том, что у них с Джейком нормальные — в их представлении — и счастливые отношения. Сейчас об этом оставалось только мечтать.

22 Время делать выбор

После разговора с Джорджем Мэнди сразу полегчало. Лучше него никто не умел поднять ей настроение.

— Ну хорошо, — говорил он. — Давай тогда возвращайся на работу, возвращайся в привычную колею, найди ребенку няню, соберись, в конце концов.

Бонни совершенно переменилась. Выяснилось, что у нее аллергия на коровье молоко. Стоило его исключить из рациона, как ребенка словно подменили — девочка стала веселой и жизнерадостной. А еще она была совершенно без ума от Джорджа.

Джордж был для Мэнди настоящей опорой. Он помогал ей подыскивать няню и бегал вместе с ней по утрам каждую среду и пятницу. С тех пор как Бонни перестала непрерывно плакать, Мэнди начала постепенно приходить в себя. Послеродовая депрессия осталась в прошлом.

— У тебя была самая настоящая депрессия, солнце. Готов поспорить, что слово «юмор» напрочь исчезло из твоего лексикона.

Наконец-то жизнь наладилась.

Ну, может, не совсем, но все же.

Мэнди дважды в неделю уходила по вечерам из дома, если не работать, то посидеть с подругами. Джейк очень много работал, и у него не было времени водить Мэнди куда-нибудь по вечерам. Время от времени она намекала ему: мол, вот открылся новый ресторан, или вон, смотри, какое платье, куда бы его надеть, — но он пропускал все намеки мимо ушей. Он был настолько доволен устоявшимся укладом жизни, что ему не хотелось перемен. Мэнди перестала быть ему в новинку. Он практически вернулся к тому образу жизни, какой у них был с Элен.

Мэнди продолжала любить Джейка, но во время двух последних ссор буквально набрасывалась на него с кулаками:

— Да что с тобой такое, Джейк? Почему ты совсем перестал уделять мне внимание? Я столько сил потратила на то, чтобы у нас с тобой все было идеально, я вновь обрела уверенность в себе, вышла на работу, вожусь с ребенком, бегаю каждое утро, чтобы сохранить фигуру, которая тебе так нравится. Да, все это я делаю для себя, но и для тебя тоже. А ты совсем не пытаешься ничего для меня сделать. Ты словно больше меня не замечаешь. Я попадаю в твое поле зрения, только если тебе что-нибудь нужно или тебе хочется рассказать, что произошло на работе. У тебя на работе.

Джейк зевнул. Ну вот, Мэнди опять взялась читать ему лекцию.

— Да ты только посмотри на себя! Ты же в старика превратился! Но ты ведь совсем не старик! Очнись, я — не Элен! Меня вовсе не радует, что мы, как в ловушку, попали в тот образ жизни, который был у тебя с ней. Если тебе этого надо, так возвращайся тогда к ней. А у нас с тобой была любовь, были романтические отношения, была страсть, в конце концов. Куда это все подевалось, а, Джейк?

Они оба погрязли в рутине. Все время одно и то же, ничего нового. Если Мэнди не проявляла инициативу, то ничего и не менялось.


На часах восемь утра. Бонни радостно била в барабан. Мэнди готовила ей завтрак. Джордж заткнул уши — за Бонни присматривал он, потому что няня на неделю уехала в отпуск.

Бонни испачкала Джейку рубашку, и теперь он переодевался, пытаясь одновременно разговаривать по телефону с отцом Элен.

— Хорошо, я не усматриваю тут никаких затруднений. Нет-нет, я все решу. Слушайте, это мой проект, и я сам буду его вести. Прошу прощения, вас не слышно. — Вид у Джейка был расстроенный. — Прошу прощения, не слышно. — Он прикрыл рукой микрофон. — Мэнди, ради бога, уйми ее! В таком гвалте я даже собственные мысли расслышать не могу.

Мэнди как раз шла через прихожую. В руках у нее была куча бутылочек, мисочек и прочих мелочей — она придерживала свою ношу подбородком. Под ноги ей попалась детская игрушка, она споткнулась, и завтрак Бонни оказался на ковре.

Джордж попытался вырвать у девочки барабанные палочки, но она выхватила их у него из руки и принялась изо всех сил колотить в барабан. Барабан был ее любимой игрушкой.

— Ты такая же проказница, как твоя мамочка, — рассмеялся Джордж.

Джейк все еще пытался говорить по телефону:

— Алистер? Алистер?

Алистер повесил трубку.

— Ну прекрасно! Просто зашибись! Теперь этот сукин сын, мой тесть, уверен, что я не могу справиться даже со своей подругой и этим кошмарно шумным ребенком и мне нельзя поручить многомиллионную сделку!

Джордж, помогавший Мэнди собрать остатки завтрака с пола, скорчил рожицу. Ну надо же!

Джейк был в ярости и кричал во весь голос. Мэнди глянула на него исподлобья.

Бонни, естественно, тут же надоело играть с барабаном, и она принялась сосредоточенно изучать пластмассовую ложечку.

— Добро пожаловать в мой мир, Джейк! — закричала в ответ Мэнди. — Я всю неделю опаздываю на работу, потому что мне приходится возиться с Бонни, без малейшей, между прочим, поддержки с твоей стороны, потому что у тебя постоянно деловые встречи за завтраком. Так называемая чудесная няня, которую нам подсунула Элен, даже не потрудилась зайти. Слава богу, что есть Джордж!

— Да ты только посмотри! Я весь в блевотине!

— Я тоже! А еще — в какашках, так что считай, тебе повезло.

— Так, все, я сыт по горло этим бардаком.

— А я сыта по горло тем, что ты обращаешься со мной, как со своей бывшей женой!

— Ну, а ты тогда не веди себя, как она! — Джейк был в ярости. — Все, хватит с меня, — повторил он. — Это уже не смешно. У меня больше слов нет.

Джейк вышел, хлопнув дверью. Он всегда так поступал, если сердился не на шутку. Мужчины отлично умеют показать свой гнев.

Мэнди заплакала. Бонни присоединилась. Джордж не знал, что делать.

— Девочки мои милые! Девочки мои милые! — Он бегал по квартире, не зная, за что взяться. — Давайте просто сядем, успокоимся и послушаем Барбару.

— Да, только она нам и поможет, — всхлипнула Мэнди.

Она в деловом костюме сидела на диване, укачивая дочь, а Джордж побежал к проигрывателю и включил диск. Он часто включал эту музыку, брал Бонни на руки и танцевал с ней по квартире. Малышка при этом агукала и улыбалась.

Заиграла музыка, и гостиную наполнил чудесный бархатистый голос Барбары Стрейзанд.

— Ничего не вышло, Джордж. Пора взглянуть правде в глаза: у нас все идет наперекосяк.

— Знаю, радость моя, знаю. Слишком много слез пролито, слишком много.

Джордж чувствовал, что назревают большие перемены. Чтобы поддержать Мэнди, он взял ее за руку. Мэнди очень любила, когда он вот так держал ее за руку. Этим он показывал, что будет любить ее, несмотря ни на что.


Машина затормозила возле роскошного особняка в Ноттинг-Хилл. Джейк с некоторой неуверенностью вышел.

— Папа! Папа! — закричали мальчики, бросаясь ему на шею.

Элен в некоторой нерешительности замерла на пороге. Очень непохоже на нее.

Джейк открыл багажник и достал чемоданы. Дворецкий пришел ему на помощь:

— С возвращением домой, мистер Чейплин.

Этими словами ознаменовалось вступление Джейка в ту жизнь, которую он некогда оставил.

А за десять дней до того между двумя любящими людьми состоялся прямой, открытый и честный разговор. Каждый из них привык жить по своим правилам и не мог приучить себя к подчинению.

Мэнди лежала в постели лицом к Джейку и держала его за руку.

— И что сказала Элен?

— Она, как всегда, была само спокойствие. Знаешь, она сказала, что считает, будто это не лишено смысла. Глупо, что я не вижусь толком ни с мальчиками, ни с Бонни. К тому же дом огромный, и мы не будем путаться друг у друга под ногами.

Мэнди кивнула.

— Она стала с кем-нибудь встречаться с тех пор, как ты ушел?

— Если и стала, то мне об этом неизвестно. Да и мальчики вроде ничего не рассказывали.

— Думаю, она будет рада твоему возвращению.

— Ну, если и будет, то виду не подаст. Ты же ее знаешь, она не из тех, кто умеет открыто проявлять свои чувства.

«Она понимает, что ты никогда не перестанешь меня любить», — подумала Мэнди.

— Понятное дело, все ее друзья и отец будут считать, что мы опять заживем по-человечески. Они просто не понимают, что этой самой жизни «по-человечески» у нас с ней много лет уже не было. Элен сказала детям, что я возвращаюсь. Они просто в восторге. Она понимает, мне нужно время, чтобы уладить все с тобой. Так скажи, Мэнди, какие моменты были для тебя самыми счастливыми?

— Ну, поначалу все было довольно мило. В Вероне, а еще когда ты ждал меня возле дома после того случая в казино. Я была так счастлива тебя видеть. А еще отличная была идея поехать на выходные поучиться рисовать. Вообще, рядом с тобой я пережила так много счастливых моментов. А тебе что из счастливых моментов запомнилось?

Они оба обожали эту игру, но на этот раз разговор складывался по-другому.

— Когда я впервые тебя увидел. Ты в тот вечер так сияла, что затмила собой всех вокруг.

Мэнди улыбнулась и положила голову ему на плечо. Именно такого Джейка она любила.

— А еще постоянно вспоминаю праздник в художественной галерее Уайтчепел. Ты в тот вечер была неподражаема.

— Да уж, — хихикнула Мэнди, — мне тоже запомнилась наша первая ночь. А еще я никогда не забуду твое лицо, когда ты впервые увидел Бонни.

Джейк крепко зажмурился, смаргивая внезапно навернувшуюся слезу.

Мэнди тоже расчувствовалась.

— Как считаешь, Джейк, что о нас подумают люди?

— Тебя это и впрямь волнует?

— Да нет, не особенно, — искренне призналась Мэнди. — Ведь мы с тобой никогда не были нормальной парой. Так зачем сейчас пытаться изображать? — Она беззаботно рассмеялась, а потом вдруг посерьезнела. — Знаешь, мне этого будет не хватать.

— Я, признаться, не знаю ни одной женщины, которая не переживала бы из-за такой перемены.

— Еще как знаешь, — задумчиво улыбнулась Мэнди. — Такие женщины существуют, и мужчины тоже. Просто они не настолько искренны, как мы с тобой.

— Вот что мне всегда в тебе нравилось, так это то, что тебе на все это наплевать, так ведь? — Он поцеловал ее в макушку.

— На самом деле нет, но я просто не хочу между нами лжи. Странно это говорить, Джейк, но мы ведь созданы друг для друга.

— Да. — Джейк погладил ее по руке. — У нас с тобой все по-своему, но, по крайней мере, мы точно знаем, как друг к другу относимся. И все вокруг тоже в курсе, включая Элен. Я знаю людей, проживших в браке и по двадцать лет. Они закрывали на все глаза, предпочитая оставаться в неведении или просто ничего не признавать. Думаешь, от этого их отношения стали лучше или серьезнее, чем наши с тобой?

Джейк обхватил ладонями ее лицо.

— Конечно, нет.

Он поцеловал ее.

— А я думал, что ты хотела сказки.

— Я и хотела. И я ее получила. Я поняла: я сполна получила то, чего хотела. И это меня устраивает, и это устраивает нас обоих. По-моему, мне досталось все самое лучшее. Никто бы так про меня не подумал, но мне все равно.

Джейк собирался вернуться к жене и детям. С этого момента Мэнди становится любовницей. Только Джейк мог ей подарить всю ту любовь и страсть, которую она испытала. Даже повстречай она его после развода с Элен, между ними все равно стояла бы его прошлая семейная жизнь, его дети, и Мэнди пришлось бы с этим мириться. А от измен никуда не денешься, они — часть человеческой природы. Мэнди и Джейк хотели жить открыто и честно. А если окружающим это не нравится, приходится проявлять твердость. Мэнди была рада. Она сама решила отойти в сторону. Они не смогут жить друг без друга, но и жить вместе у них не получилось. Так они будут счастливы. Так они всегда смогут быть вместе.

Джейк с Мэнди обнялись. Наконец-то они нашли верную модель отношений, и теперь ничто не могло им помешать.

23 Свадьба

Бип! Бип! Бип! Бип!

Мэнди ждала у ворот особняка в Нотинг-хилл в своей новой полноприводной машине. Бонни сидела в детском автокресле и что-то лопотала на своем языке.

Мэнди выглядела просто потрясающе. Она побаловала себя, купив роскошное длинное бежевое платье от «Temperley», расшитое бисером. На ночь она заплела волосы в косички, и теперь прическа у нее была, как у сказочной принцессы.

Двери дома распахнулись, и на пороге показались Джейк, Алекс и Джеймс.

— Привет, Мэнди, — дружно поздоровались они, залезая в машину.

— Привет, Бонни, — проворковали мальчики, целуя маленькую сестренку.

Элен стояла в дверях и махала им на прощание. Она, как обычно, злобно глянула на Мэнди. Элен навсегда сохранит к ней неприязнь, но если заглянуть правде в глаза, то Элен смирилась с Мэнди и сама встречалась сейчас с симпатичным инструктором по теннису. Отношения только-только завязывались, но Элен стала заметно раскрепощеннее. При необходимости они с Мэнди даже могли обменяться парой реплик. Медленно, но верно дела налаживались.

Мэнди с Джейком и всем безумным семейством поехали праздновать событие года.

В Хенли, казалось, даже солнце светило исключительно для виновников торжества и гостей. Огромный дом просто утопал в цветах. Большое дерево, растущее возле самой реки, украшали разноцветные фонарики. Особенно выделялся украшенный небесно-голубыми гортензиями шатер. В ожидании торжественной церемонии все заняли свои места.

К Мэнди с Джейком подошла Дина. Она воплощала весну: длинное темно-зеленое платье и цветы в волосах.

— Привет, солнце. Знакомься, это Джозеф.

Джозеф, как и Дина, был похож на дорого одетого хиппи. Он поклонился и чмокнул в щечку Джейка и Мэнди. Они старались сдержать смех.

— Привет, друзья, — вежливо поздоровался он.

Он еще раз троекратно со всеми расцеловался, поклонился и отошел. Дина была в восторге.

— Мы вместе уже два месяца, — громко прошептала она. — Он непревзойденный мастер тантрического секса, в душе он ангел, а еще он наследник магната, тот владеет фабриками по производству чипсов!

Дина последовала за ним.

— Надеюсь, это марка «Walkers»… — Джейк больше не в силах был сдерживать смех. — Они у меня самые любимые.

Мэнди пихнула его локтем, но даже Алекс с Джеймсом заливались смехом.

Ася оглянулась через плечо и подмигнула Мэнди. Сегодня на ней было роскошное золотистое бальное платье. Она села во втором ряду вместе с родственниками, а рядом с ней — ее новый друг. Ему было двадцать два, и личико у него было как у херувима.

В последний момент прибежали Оливия с дочками и Ники. Она роскошно выглядела в розовом платье от «Matthew Williamson» и в шляпке от «Philip Тгеасу». Ее волнистые волосы блестели.

Девочки в платьицах из английского кружева были настоящими ангелочками. Они выглядывали из-за ног Ники. Им, конечно, понадобилось какое-то время, чтобы к нему привыкнуть, но теперь они просто от него не отходили. Он и впрямь был красавцем, и ему очень шел льняной костюм. Одной своей улыбкой он мог бы растопить самые холодные сердца.

Валери снимала все происходящее на камеру.

— Ух ты, мам, новая прическа!

Было радостно видеть маму такой уверенной и счастливой. Она сияла и улыбалась. Они все помахали в камеру, а потом расселись по свободным местам.

Заиграла музыка. Из усилителей доносился голос Барбары Стрейзанд.

Педро встал и направился к шатру. Он обернулся и посмотрел на человека, ставшего любовью всей его жизни.

Джордж в нежно-голубом костюме присоединился к нему.

Священник благословил их, и они зачитали друг другу специально написанные по этому случаю любовные письма, которые стали частью их брачного обета.

В письме Джорджа говорилось:


«Любимый мой!

Я благодарю Бога за тот день, когда мы встретились. Я так долго тебя искал. До того момента я жил, как все, делал вид, будто счастлив, но с тех пор, как мы с тобой повстречались, я не могу больше лгать и притворяться. Вместе мы воплотим мечты. У нас, конечно, будут свои взлеты и падения, но мы всегда будем друг другу поддержкой и утешением. Я молю Бога, чтобы между нами осталось все как есть, и когда мы состаримся, то оглянемся на прожитые годы и сможем сказать словами Фрэнка Синатры: „Мы прожили жизнь по-своему“. Я люблю тебя больше жизни. Ты мой лучший друг, мой любимый, ты мое все… сейчас и навсегда».


Джейк нащупал руку Мэнди. Она взглянула на него и улыбнулась счастливой и безмятежной улыбкой. Они не смогли бы выразить свои чувства лучше. Любовь так сложна, так неповторима и так чудесна. На них снизошел этот дар небес, и они реализовали его. По-своему.

Примечания

1

Перевод С. Маршака.

(обратно)

2

Песни о любви.

(обратно)

3

Я то прихожу в твою жизнь, то опять ухожу.

(обратно)

4

Я сама хозяйка своему сердцу.

(обратно)

5

Здравствуйте, мадам (фр.).

(обратно)

6

Здравствуйте… простите, я англичанка (фр.).

(обратно)

7

Спасибо (фр.).

(обратно)

8

Да (фр.).

(обратно)

9

Добрый вечер, мадам (фр.).

(обратно)

10

Привет, Мэнди, привет (ит.).

(обратно)

11

Красавица (ит.).

(обратно)

12

Северный вокзал Парижа.

(обратно)

13

Красавица (англ.).

(обратно)

Оглавление

  • 1 Именинница
  • 2 Это семейное дело
  • 3 Первый поцелуй
  • 4 Танец любви
  • 5 Любовный дурман
  • 6 Все смешалось
  • 7 Сочельник
  • 8 Рождество и Новый год
  • 9 Пойман на горячем
  • 10 Женщина всегда сердцем чувствует
  • 11 Свидание вслепую
  • 12 Счастливые времена
  • 13 Летние денечки
  • 14 Квартира
  • 15 Снова на работе
  • 16 На первом месте семья
  • 17 В Париж!
  • 18 Романтика Парижа
  • 19 Объяснение в Лос-Анджелесе
  • 20 Перемены
  • 21 Новые заботы
  • 22 Время делать выбор
  • 23 Свадьба
  • *** Примечания ***




  • MyBook - читай и слушай по одной подписке