загрузка...
Перескочить к меню

Ходячие Мертвецы (fb2)

- Ходячие Мертвецы (пер. Akmir) (а.с. Warhammer 40000) 1.48 Мб, 289с. (скачать fb2) - Стив Лайонс

Настройки текста:



Стив Лайонс Ходячие Мертвецы

***


41-Е ТЫСЯЧЕЛЕТИЕ. Уже более ста веков Император сидит неподвижно на Золотом Троне Земли. Он – Повелитель Человечества по воле богов, и Господин миллиона миров благодаря мощи Его неисчислимых армий. Он – гниющая оболочка, незримо поддерживаемая могуществом Темной Эры Технологий. Он – Мертвый Владыка Империума, которому каждый день приносят в жертву тысячу душ, поэтому Он никогда не умирает по-настоящему.

ДАЖЕ в своем бессмертном состоянии Император сохраняет свою вечную бдительность. Могучие боевые флоты пересекают наполненный демонами варп, единственный путь между далекими звездами, их путь освещен Астрономиконом, зримым проявлением духовной воли Императора. Огромные армии сражаются во имя Его на бесчисленных мирах. Величайшие среди Его солдат – Адептус Астартес, Космические Десантники, генетически усиленные супер-воины.

Их товарищей по оружию множество: Имперская Гвардия и бесчисленные Силы Планетарной Обороны, вечно бдительная Инквизиция и техножрецы Адептус Механикус – лишь одни из многих. Но, несмотря на всю их многочисленность, их едва хватает, чтобы сдерживать вечно существующую угрозу со стороны чужаков, еретиков, мутантов – и худших врагов.

БЫТЬ человеком в такое время значит быть одним из бесчисленных миллиардов. Это значит жить при самом жестоком и кровавом режиме, который только можно представить. Это история о тех временах. Забудьте о власти технологии и науки, ибо столь многое забыто и никогда не будет открыто заново. Забудьте о перспективах прогресса и взаимопонимания, ибо во мраке темного будущего есть только война. Нет мира среди звезд, лишь вечность бойни и кровопролития, и смех жаждущих богов.

ГЛАВА 1

ГЮНТЕР Сорисон еще никогда в жизни не был так напуган.

Он спрашивал себя, что бы на его месте делали его любимые герои – эти мускулистые воины с квадратными подбородками, чьи подвиги он видел в кинохронике. Они бы тоже испугались? «Возможно», думал он, «но это не остановило бы их. Они бы делали то, что должны делать, и не испугались бы принять последствия, каковы бы они ни были».

Гюнтер хотел быть таким же смелым, как они. Он говорил себе, что он может. Он сунул руку в карман брюк, прежде чем мог бы передумать снова, и его пальцы сомкнулись на холодном твердом металле кольца.

Арикс вздохнула:

– О, нет…

Гюнтер испугался, выдернув руку обратно, словно кольцо обожгло его. Она увидела его движение, или прочитала его намерение на лице? Она догадалась, о чем Гюнтер хочет спросить ее, и это ее реакция?

Арикс уронила вилку, закрыв рукой лицо. Она словно пыталась стать меньше, выглядеть менее заметной. Театральным шепотом она сказала Гюнтеру:

– В двух столиках позади меня. Справа. Нет, справа от меня. Тот человек, в синем, с бородой и лысиной. Он смотрит сюда?

Гюнтер покачал головой.

– Нет.

– Думаю, мы встречались. На одном приеме в Верхнем Шпиле. Он был, кажется, поверенным, или уполномоченным, что-то вроде того. Ты уверен, что он не смотрит на меня?

– Уверен, – сказал Гюнтер. – Он просто ест свой ужин. Здесь темно. Вот почему я привел тебя сюда, из-за скрытности. Я едва могу разглядеть его лицо. Я уверен, что он не узнал тебя со спины, после того, как встречал тебя только один раз.

– Ты прав. Я воображаю глупости. – Арикс осмелилась оглянуться через плечо, и на ее круглом лице появилось облегчение. – Конечно, это не он. Что человек вроде него мог делать в таком месте?

Что-то в тоне Арикс, насмешка, которую она вложила в свои слова, больно ужалила Гюнтера.

– Ты же здесь, – заметил он.

– Я здесь инкогнито, помнишь? – сказала она, снова поднимая вилку и наматывая на нее длинный корень борана. – Я не хочу, чтобы меня узнали – и это последнее место в Иеронимус Тета, где вздумают искать племянницу губернатора.

– Да, – сказал Гюнтер безжизненным голосом, – думаю, ты права.

Они находились в верхней части одного из нижних шпилей Иеронимус-сити, так высоко Гюнтер еще не поднимался. Скайвэи были почти пусты, хотя сейчас был уже ранний вечер. Гюнтер несколько недель экономил, собирая деньги на взятку привратнику, чтобы его пропустили в эту закусочную. Здесь в первый раз ему подали настоящее мясо, а не синтетическую дрянь. Между столиками было много свободного пространства и множество сервиторов, внимательных ко всем нуждам клиентов.

И все же этого было недостаточно. Арикс привыкла к лучшему, чем мог предложить ей Гюнтер, даже после того, как получил повышение.

– Прости, что я так нервничаю, – сказала она. – Это из-за дяди Хенрика. Могу только представить, что он сделает, если узнает, что я была здесь, так далеко от дома.

– Я знаю, – вздохнул Гюнтер. – Я знаю.

О чем он думал, строя свои планы, мечтая о жизни с ней? Как это могло осуществиться? Они жили в разных мирах – и Гюнтер никогда не будет принят в мире Арикс, так же, как и она никогда не будет счастлива в его мире.

Он оставил кольцо в кармане.


ОН настоял на том, чтобы проводить ее – по крайней мере, насколько высоко ему будет позволено подняться.

Он еще хотел так много сказать, о столь многом спросить ее. Почему она была здесь? Эти их свидания были для нее только игрой? Волнующее приключение на нижних уровнях? Она не думала о том, к чему это может привести? Но Гюнтер чувствовал тяжесть кольца в кармане, и все еще боялся, боялся ответов, которые она могла дать.

Они взяли автотакси к губернаторскому сектору, но вышли в нескольких кварталах от него, пока полицейские не проявили к ним излишнего интереса.

Они говорили о работе Гюнтера, и он обнаружил, что может говорить о цифрах бесконечно, рассказывая Арикс о годовой выработке каждого из рудников, пока не заметил, что это ей скучно. Но она не проявила этого. Арикс мастерски умела изображать интерес. В ее положении это было необходимо, на всех этих скучных официальных приемах, которые она должна была посещать.

Он вспомнил прием, на котором они встретились – открытие очистительного завода. Арикс, в ореоле красного сияния от расплавленного металла, вежливо смеялась чему-то, что говорил ей управляющий. Огоньки в ее зеленых глазах. Ее каштановые волосы, подстриженные до плеч. Он вспомнил свои первые неуклюжие слова, обращенные к ней, а она просто улыбнулась, притворившись, что услышала нечто умное.

Он вспомнил, как столкнулся с ней на качающемся металлическом мостике, неловкий момент, сглаженный чувством юмора Арикс, и снова эта улыбка…

Она только изображает интерес к нему?


ОНИ гуляли между пластальными и хрустальными башнями по широкому скайвэю, шагая по белым разметкам, обозначающим пешеходную зону, а по обеим сторонам от нее ехали грязные машины с корпусами округлой формы. Здесь наверху было меньше скайвэев, но и людей, ходивших по ним, здесь было меньше.

– Так, – сказала Арикс внезапно, – вы не сталкивались с… проблемами? В рудниках, я имею в виду.

– С проблемами? – повторил Гюнтер, инстинктивно насторожившись. – Нет, не сталкивались. Ничего такого. Мои люди работают хорошо, и выработка всегда на уровне. А ты что-то слышала?

– Ничего, – сказала Арикс быстро. – Я просто… Мой дядя что-то говорил. Он сказал, что… впрочем, я уверена, ничего особенного, как ты и сказал. Неважно.

Они оказались на перекрестке, и Арикс потянула Гюнтера к ряду лифтов. Они нашли один пустой и вошли в него. Даже здесь, наверху, в лифте все еще воняло человеческим потом и экскрементами – следами рейсов вниз.

– Я не могу… – замялся Гюнтер. – Если ты возвращаешься обратно, в Верхний Шпиль, я должен… мне на самом деле нельзя подниматься выше…

– Кто сказал, что я собираюсь наверх? – улыбнулась Арикс. Она нажала несколько рун на панели в стене, и дверь лифта с лязгом и стоном закрылась. Через секунду они уже быстро спускались вниз, и Гюнтер подумал, что Арикс, наверное, ввела какой-то секретный код, чтобы лифт не останавливался на пути, и в него не заходили другие пассажиры.

– Я всегда спускаюсь на несколько уровней, так ближе к дому, – сказала она. – Недалеко от Верхнего Шпиля есть место, где я могу подняться, там никто меня не увидит. Это легче, чем пытаться проскочить мимо полицейских и пикт-камер наверху.

– Мы спустились глубже, чем на несколько уровней, – нервно сказал Гюнтер.

– Не волнуйся так, – сказала Арикс. – Я думала, здесь, внизу ты в своей стихии.

– Не настолько глубоко, – возразил Гюнтер, но она, казалось, не слышала его. Ее глаза восхищенно сияли. Для нее это было приключением.

Гюнтер вздохнул с облегчением, когда лифт резко остановился, и механический голос сообщил им, что если они желают спуститься ниже, для возвращения на этот уровень им понадобится высокоуровневый код.

– Не стоит слушать, что об этом говорят, – сказала Арикс, когда дверь с грохотом открылась, и они с Гюнтером вышли на оживленный скайвэй, гораздо более темный и грязный, чем наверху. – Здесь, внизу, не так плохо, когда привыкнешь. Жаль, что сейчас уже поздно. Днем отсюда можно смотреть вниз, прямо до самой земли. Даже сейчас мы сможем разглядеть костры, горящие внизу, если хочешь взглянуть.

Гюнтер покачал головой. Перила на краю этого скайвэя были поломаны и искорежены, и он боялся, что, если подойдет слишком близко, то его могут столкнуть вниз.

Они проталкивались сквозь толпу, их богатая одежда привлекала взгляды прохожих, но в остальном ничего зловещего, и Гюнтер начал думать, что Арикс права. Он всю жизнь пытался избегать таких мест, старался подняться выше, но он не мог отрицать, что чувствовал себя здесь гораздо более в своей стихии, чем в закусочной наверху. Здесь Гюнтер был безымянным, просто еще одно лицо. Никто здесь не собирался останавливать его и спрашивать, что он делает так далеко от дома. Никто здесь не узнал бы женщину рядом с ним, а если бы и узнал, то не поверил бы своим глазам.

Здесь Гюнтер чувствовал себя в большей безопасности.


МАГАЗИНЫ были закрыты, их витрины задвинуты тяжелыми пластальными ставнями. Седой старик продавал серые протеиновые бургеры с грязной открытой тележки. Поблизости лежал на боку обгорелый корпус машины, втиснутый в узкий переулок. Круглые фонари пытались рассеять сгущавшиеся сумерки, но многие из них перегорели или были разбиты.

Гюнтер и Арикс стали свидетелями трех драк. Полицейские подошли, чтобы пресечь одну из них, но участники драки – три молодых женщины и пожилой мужчина – заметили их и скрылись в толпе.

– Тебе не позволят увидеть этого, – задумчиво сказала Арикс, – когда ты с губернатором. Они притворяются, что этого не существует, но вот это, прямо здесь – это и есть Иеронимус Тета. Это мир, в котором мы живем.

– Я слышал, собираются совсем закрыть нижние уровни, – произнес Гюнтер.

– Похоронить наши проблемы, – сказала Арикс. – Но они никуда не исчезнут. Мы можем продолжать подниматься вверх, пока не доберемся до самого солнца – но мы построили наши башни на гнилом фундаменте, и рано или поздно они затянут нас вниз.

– Все-таки это еще не старый мир, – возразил Гюнтер. – Ты говоришь о том, что будет через столетия, тысячелетия. У нас еще есть время. Император поможет.

Что-то случилось. Что-то нарушило течение толпы, заставляя людей сбиться с шага. Неясный гул голосов становился все громче. «Еще одна драка?», подумал Гюнтер. Нет, нечто большее.

Арикс, казалось, не заметила перемены атмосферы – или, если и заметила, это не обеспокоило ее. Она шла вперед, увлекая Гюнтера туда, где, как ему казалось, был эпицентр возникшей тревоги. Он предостерег ее, но не слишком настойчиво, потому что не хотел, чтобы она решила, будто он трус. Он спрашивал себя, что бы на его месте сделали герои из кинохроники.

Толпа перед ними расступилась, и Гюнтер оказался лицом к лицу с чудовищем.

Оно присело к земле, держась спиной к широкому входу в туннель. Его плечи были сгорблены, кожа сухая и пожелтевшая, как старый пергамент. Его длинные руки заканчивались острыми искривленными когтями, а его глаза были яркими и пугающе розовыми.

Гюнтер видел мутантов и раньше, но только на пикт-снимках. Иногда мутанты забредали в рудники, которые он инспектировал. Он мечтал встретить мутанта во плоти, но в этих мечтах у него всегда был пистолет или цепной меч, а мутант никогда не был таким большим. В этих мечтах Гюнтер был смелым.

Несколько азартных горожан вооружились палками и ножами. Они дразнили мутанта, который шипел и плевался, отмахиваясь когтями, не позволяя им подойти ближе. Гюнтер увидел палку, лежавшую на земле, и понял, что обязан сделать это, сделать работу Императора. Забить мерзкую тварь до смерти, превратив ее в кровавое месиво. Быть героем.

Потом, один из мучителей, излишне самоуверенный, подошел слишком близко, и мутант набросился на него, прежде чем Гюнтер успел моргнуть. Чудовище разорвало ему глотку со звериным рычанием, окатившись фонтаном крови. Последним звуком, который издала жертва перед смертью, был задыхающийся, булькающий вопль – и товарищи убитого один за другим выронили оружие из онемевших пальцев и бросились бежать.

Гюнтер тоже побежал прежде, чем осознал это, неожиданно почувствовав вину за то, что не остановился и не подумал об Арикс – и был рад увидеть, что она бежит рядом с ним.

Но они не ушли далеко.

Толпа, охваченная паникой, разбегалась во всех направлениях. Гюнтер проталкивался сквозь людской поток, помня о чудовище позади, ожидая, что когти вот-вот вонзятся ему в спину. Ему хотелось кричать, хотелось схватить людей на пути и закричать им в лицо «Не туда! Там монстр!». Хотя все, что он мог сделать – это пытаться сохранить равновесие. Он едва не потерял его дважды, но Арикс поддерживала его, спасая ему жизнь. Если бы кто-то из них упал, его затоптали бы или хуже.

К общему шуму присоединился новый звук, и Гюнтер узнал треск лазерных выстрелов. Полицейские, наконец, отреагировали на угрозу.

Потом он понял, что звук выстрелов идет не сзади, а откуда-то впереди него, как минимум с двух направлений – и когда Гюнтер подумал, что это означает, его желудок скрутило ледяным спазмом.

Он схватил Арикс за руку, остановив ее.

– Там еще мутанты! – крикнул он. – Они повсюду!

Они посмотрели друг на друга испуганными глазами, и пришли к невысказанному согласию. Они побежали в новом направлении, прочь от воплей, от выстрелов, и лишь молились Императору, чтобы не наткнуться на новую опасность. Зная, что некоторые мутанты очень похожи на людей, Гюнтер подозревал каждого, кто оказывался рядом с ним, и, вглядываясь в них, искал малейшие признаки мутации.

Он едва не завизжал, когда в него врезалась молодая женщина – но это было не нападение, ее просто отбросило потоком людей. Она вцепилась в лучший серый китель Гюнтера, пытаясь удержаться, а он протянул ей руку слишком поздно. Женщина упала ему под ноги, и больше он не мог помочь ей.

Кто-то выкрикивал приказы – суровый мужской голос, усиленный и искаженный громкоговорителем. Почти инстинктивно Гюнтер и Арикс направились к этому голосу власти. Гюнтера наполнило облегчение, когда он увидел алую с фиолетовым форму солдат сил планетарной обороны. Толпа теперь двигалась в одном направлении, начиная расходиться, и, наконец, можно было идти быстрее.

Громкоговоритель, установленный на бронемашине СПО, передавал призывы к спокойствию и организованной эвакуации из опасной зоны. Машину сопровождали два отделения пехотинцев, ее двигатель изрыгал клубы ядовитых выхлопных газов, когда она медленно ползла по узкому скайвэю.

Арикс отступила назад, обеспокоенно сжав руку Гюнтера. Он знал, почему она встревожена – но сейчас не слишком думал об этом. Сейчас он предпочел бы, чтобы их раскрыли, предпочел бы потерять работу и дом, или что еще губернатор Хенрик захочет отобрать у него, чем вернуться и встретиться с тем ужасом позади.

– Все в порядке, – сказал он. – Они не спрашивают удостоверений. Они просто проверяют, все ли здесь… являются людьми. Просто опусти голову. Они нас пропустят.

Он хотел бы чувствовать ту же уверенность, с которой говорил. Он и сам не знал, откуда взялась эта фальшивая уверенность, но пока она не исчезла, он двинулся вперед, потянув Арикс за собой.

Впереди двое солдат остановили мужчину и женщину средних лет и допрашивали их. У Гюнтера скрутило живот от страха, но сейчас было уже поздно сворачивать. Он не мог решить, смотреть ли в глаза солдатам, или, напротив, прятать взгляд – что привлечет меньше внимания? Внезапно он понял, что его дорогая шелковая одежда выглядит здесь совсем неуместно, пока не заметил, что она помята, порвана и забрызгана чем-то темным, что могло быть только кровью убитого.

Элегантное синее платье Арикс тоже пострадало, и Гюнтер заметил, что на ней больше нет красного амецитового ожерелья – последнего подарка ее матери. Он не знал, спрятала ли она ожерелье сама, или его сорвали в толпе.

Они уже поравнялись с солдатами. Гюнтер чувствовал на себе их острые взгляды, осматривающие его на предмет язв, родимых пятен или чего-либо еще, что могло указывать на отклонение от нормы, так же, как и он сам осматривал людей вокруг. Вероятно, он прошел эту проверку, потому что через секунду он и Арикс свободно прошли мимо солдат и бронемашины в безопасную зону – на свободную сторону скайвэя.

Сначала Гюнтер не знал, что теперь делать. И он был не один в этом. Вокруг собирались другие спасшиеся, некоторые смеялись, некоторые плакали, некоторые ошеломленно бродили, или просто сидели на обочине, потрясенно качая головами. Были и просто наблюдатели, которые не участвовали в инциденте, но видели солдат и жаждали услышать сплетни. Гюнтер слышал обрывки разговоров, и понял, что лишь немногие люди действительно видели мутанта. Тем не менее, они были потрясены этим, считая, что оказались на волосок от смерти. Начали распространяться слухи, которые росли с каждым новым рассказом.

Арикс провела Гюнтера через толпу, и он видел, что она, в отличие от него, идет целенаправленно. Оно отошли от самой густой толпы, туда, где солдаты не могли их видеть. Потом Арикс снова взяла его за руку, и они побежали.

Они бежали прочь от этого места, так быстро, как только могли.


ОНИ остановились в темном переулке, и Гюнтер, который сначала думал, что они бегут без определенной цели, был удивлен, увидев, что это именно то место, куда хотела попасть Арикс.

Ржавая пожарная лестница тянулась вверх по выщербленной кирпичной стене, и Гюнтер прислонился к ней. Его ноги ослабели, а легкие задыхались после бега. Его трясло.

Арикс тоже была измучена. Они молчали, не глядя в глаза друг другу, казалось, целую вечность. Потом Арикс тихо сказала:

– Я должна идти. Дядя Хенрик, наверное, уже волнуется, куда я пропала. Иногда он даже посылает полицейских искать меня.

Она встала на нижнюю ступеньку лестницы. Гюнтер посмотрел вверх, но не увидел вершины лестницы. Ее скрывала тьма.

– Я должен проводить тебя, – сказал он неохотно. – Хотя бы еще немного.

– Не надо, – сказала Арикс. – Правда, в этом нет необходимости. Там, на крыше, тяжелый грузовой лифт, на нем я проеду большую часть пути.

– Если он работает, – заметил Гюнтер.

– Я проверяла сообщения ремонтной службы, прежде чем спуститься сюда. Тебе тоже надо идти домой. Сможешь найти путь обратно через посты СПО?

– Конечно, смогу, – сказал Гюнтер, хотя вовсе не был в этом уверен.

Арикс повернулась, чтобы уйти, и сердце Гюнтера пугающе дрогнуло. Он не был готов увидеть, как она уйдет сейчас, просто так. Он не мог остаться один.

– Прости, – сказал он.

Она замерла с одной ногой на лестнице, схватившись рукой за верхнюю ступеньку.

– Я должен был защитить тебя, – сказал Гюнтер. – Я должен был сделать что-то.

– Не будь смешным, – сказала Арикс. – Что ты мог сделать?

– Я не знаю, – сказал он. – Нечто большее, чем просто… Я оказался полностью бесполезен. Я понимал, что должен сделать, я просто не мог… не мог сделать это…

Арикс сошла с лестницы, взяла его голову в свои руки и мягко смахнула растрепанные темные волосы с его лица.

– Ты видел, что случилось с теми, кто пытался сражаться.

– Просто я всегда думал, что в подобной ситуации я смогу…

– Ты сделал все правильно, Гюнтер. Ты вывел нас оттуда.

– Знаешь, я хотел поступить на службу в СПО несколько лет назад. Мне тогда было семнадцать. Моих друзей призвали, а меня нет. Я думал, что, по крайней мере, смогу сражаться за Императора на родной планете. Но мне отказали. Они, наверное, знали…

– Если в случившемся и есть чья-то вина, – сказала Арикс, – то это моя.

– Нет.

– Это я привела нас сюда.

– Но ты же не могла ожидать… я имею в виду, мутанты, чтобы они забрались так высоко…

– Это случается, – сказала Арикс, – чаще, чем ты думаешь, а сейчас… Ты заметил, как быстро отреагировали СПО?

Гюнтер нахмурился.

– Ты думаешь, они…

– Я думаю, что они патрулировали эти скайвэи. Думаю, они ожидали проблем. Я говорила тебе, Гюнтер, что слышала, как дядя Хенрик говорил о… ну, не знаю, о чем именно, но, мне кажется, там что-то случилось. Что-то… что-то внизу. И если это «что-то» гонит мутантов наверх…

Они посмотрели друг на друга, и Гюнтер увидел в глазах Арикс те же мысли и тот же страх, что кружился в его голове.

– Они думают, – тихо сказала она, наконец, – дядя Хенрик и другие, они считают, что бы ни происходило внизу, это не затронет нас. Но однажды нам придется столкнуться с этим…

– Мы увидимся снова? – спросил Гюнтер.

Арикс улыбнулась.

– Конечно. Скоро. Я свяжусь с тобой.

Она склонилась к нему, обняла его, и, прежде чем он понял это, их губы соединились, и он словно растворился в ее поцелуе, вдыхая цветочный аромат ее духов, чувствуя ее тепло в своих руках.

Это закончилось слишком быстро. Арикс исчезла во тьме, поднимаясь вверх по лестнице, уходя из жизни Гюнтера, и на этот раз он знал, что не может позвать ее, потому что ему было больше нечего сказать. Нечего, кроме самого важного, но теперь было уже слишком поздно говорить об этом.

Он должен был подарить ей амецитовое кольцо.

ГЛАВА 2

ИЕРОНИМУС Тета.

Мрачный мир у внешней границы Сегментума Темпестус.

Относительно новый мир, как отметил комиссар Костеллин. Его население не превышало девяти миллиардов, и третья часть поверхности еще не была застроена.

Как и многие недавно заселенные миры, Иеронимус Тета был еще богат полезными ископаемыми. Большая часть его промышленности была занята добычей и переработкой этих ресурсов. Планета платила значительную десятину Империуму адамантием и пласталью.

Иеронимус Тета был защищенным миром, Империум прочно удерживал звездные системы вокруг. Глядя на инфопланшет в руках, Костеллин видел, что ни сама планета, ни ее ближайшие соседи не были затронуты даже незначительными военными конфликтами. «Это прекрасно», подумал он.

– Это все, сэр?

Костеллин удивленно поднял взгляд. Он думал, что уже отпустил гвардейца, который принес инфопланшет. Но вспомнил, что лишь махнул рукой, погрузившись в чтение. Он должен был знать…

Костеллин прослужил почти тридцать лет – с тех пор, как он был еще молодым, едва за тридцать – в Корпусе Смерти Крига. И он хорошо уяснил за эти годы, что солдаты Корпуса Смерти не понимают намеков, не улавливают жесты и интонацию. Им нужны четкие приказы.

Гвардеец стоял по стойке смирно перед письменным столом комиссара. Даже здесь, в отсеке войскового транспорта, он был одет в полевую форму с полным боевым снаряжением. Его шинель, брюки и ботинки были темно-серыми – цвет 186-го пехотного полка Крига, хотя лишь немногие полки Корпуса Смерти использовали цвета, отличавшиеся от серого или черного, и это не слишком выделяло полк среди прочих.

Шлем, ранец и перчатки гвардейца были на нем. Лазган висел на плече. Что самое заметное, даже здесь он продолжал носить противогаз. Длинный шланг из толстой резины соединял шлем-маску противогаза с регулятором в квадратном кожаном футляре, носимом на груди.

Костеллин не знал имени этого солдата. Он не знал имени никого из них. Лишь у немногих из людей Крига были имена, и в полку не было обычной практикой использовать их. В документах они были для него всего лишь номерами – как были они лишь номерами для полковников и генералов, посылавших их в бой.

Собственно, они были даже менее чем цифры.

Криг официально классифицировался как мир смерти, его атмосфера была ядовита. Костеллин знал, что из-за этого жители планеты носили защитные системы как вторую кожу. Несмотря на это, до своего перевода в полк Крига, комиссар думал, что они хотя бы иногда снимают маски. Он ошибался.

Маски отдаляли носивших их людей друг от друга. В противоположность другим полкам, в которых Костеллину довелось служить, в Корпусе Смерти не было спайки между солдатами. Они вместе тренировались, воевали, ели, спали, но между ними не было дружбы, ни даже следа товарищеских отношений. Это был полк, где все были чужими друг другу – и, спустя несколько лет службы с ними, Костеллин начал подозревать, что именно так и было задумано.

– Да, это все, – сказал он, снова жестом руки отпуская безымянного, безликого солдата. Гвардеец отсалютовал, повернулся кругом и направился к двери.

– Я думал, – сказал Костеллин, остановив гвардейца, – сколько солдат из вашего взвода высадятся на планету. Я направил властям планеты сообщение. Просто у нас на борту корабля четыре полка. Было бы вежливо с нашей стороны предупредить власти Иеронимус Тета, если мы собираемся высадить их все.

Гвардеец молча посмотрел на него, на секунду дольше, чем было необходимо, по мнению Костеллина. Круглые темные окуляры противогазной маски скрывали его глаза, придавая ему пугающий безликий вид.

– Мы останемся на борту «Мементо Мори», сэр, – сказал он. – На следующие шесть дней у нас назначена дополнительная программа боевой подготовки.

– Мы все имеем право на отдых, гвардеец, – сказал Костеллин. – На самом деле, полку давно пора было дать отдых, но мы задержались из-за кампании на Даске. Администратуму пришлось сильно постараться, чтобы добиться этой задержки.

– Да, сэр.

– Я уверен, какие бы тренировки ни запланировал ваш лейтенант, они сугубо добровольные.

– Да, сэр. Мы все будем тренироваться добровольно, сэр.

– Конечно, – сказал Костеллин, вздохнув. После того, как он прослужил столько лет в полку Крига, об этом и спрашивать не стоило. В этом случае, возможно, он спросил лишь из замешательства; его разум пытался вспомнить причину, по которой он заставил гвардейца ждать так долго.

– Еще одно, – вспомнил он, наконец, – пока ты здесь. Передай мои поздравления майору Гамма с повышением. Скажи ему, что я встречусь с ним, как только вернусь, и мы обсудим новые назначения.

– Майор Гамма, сэр?

– Я имею в виду, полковник-186, – пояснил Костеллин. – Хотя, можешь так же поздравить и майора Гамма – нового майора Гамма.

– Да, сэр.

Костеллин знал, что ему следовало бы поздравить офицеров лично, но решил, что на сей раз это может подождать. Они все равно не оценили бы этот жест – и с шести часов этого утра он официально был в отпуске.

Он снова посмотрел на инфопланшет, но через секунду вспомнил о солдате и, подняв взгляд, увидел, что он все еще стоит по стойке смирно в дверях.

– Спасибо, это все, – сказал Костеллин, – Свободен.

Гвардеец снова отсалютовал, и дверь за ним закрылась.

Костеллин подавил дрожь. Он не знал, откуда она взялась. В конце концов, он должен был уже привыкнуть иметь дело с Корпусом Смерти. Но иногда он думал, что они уже достали его – их скрытые лица, отсутствие эмоций, малейшего следа хоть каких-нибудь чувств.

Он выбросил эти мысли из своего разума и снова углубился в инфопланшет, изучая новые данные об Иеронимус Тета. В столице планеты, Иеронимус-сити, сейчас была умеренная осень. Осадки в этом году ниже среднего уровня.

Не то, чтобы погода была особенно важна для него. Костеллин намеревался провести свои шесть дней отпуска в барах, ресторанах, увеселительных заведениях, наслаждаясь удовольствием простого человеческого общения, которого он не испытывал уже давно.

И что самое лучшее, если он хоть сколько-нибудь знал свой полк, на планете в радиусе тридцати тысяч километров не будет ни одного солдата Корпуса Смерти Крига.


КОСТЕЛЛИН чувствовал, как обшивка палубы содрогается под его ногами.

Он шел по коридору, когда из-за поворота навстречу вышел взвод солдат Корпуса Смерти. Они были построены по трое и маршировали кругами, их тяжелые ботинки грохотали по палубе, так четко попадая в ногу, что с каждым шагом, казалось, вздрагивал весь корабль. Вахмистр во главе строя скомандовал «равнение налево!» и четко отсалютовал комиссару. Костеллин ответил на приветствие и терпеливо подождал, пока взвод промарширует мимо.

Шестьдесят пар этих пустых, темных глаз устремили на него ничего не выражающие взгляды.

Иногда Костеллин думал, что они видят, когда смотрят на него: седого старика с крючковатым носом, достигшего возраста, до которого доживут лишь немногие из них.

Через сводчатое окно он посмотрел на грузовую палубу. Там еще один взвод расчистил себе небольшую тренировочную площадку, сложив деревянные ящики у стены. Форма этих солдат была черной, так что, вероятно, они были из 42-го или 81-го полков, он не мог разглядеть их наплечников, чтобы точно сказать из какого они полка.

Гвардейцы отрабатывали штыковые приемы на мешках с песком, на которых, как ни странно, были нарисованы силуэты солдат Крига. Костеллин однажды спросил об этом вахмистра, и получил монотонный, но самоуверенный ответ, что наибольшая потенциальная угроза для любой армии кроется в ее же рядах. На борту «Мементо Мори» был и настоящий тренировочный зал и стрельбище, но Костеллин не сомневался, что они уже полностью заняты, и будут заняты все следующие шесть дней.

Офицерская кают-компания, напротив, была пуста, в ней обедал только еще один комиссар: лысеющий человек с толстыми обвисшими щеками. Костеллин до того не видел его на борту. Офицеры Крига предпочитали питаться вместе с нижними чинами – все они и сами выслужились из нижних чинов.

Костеллин взял свою порцию и занял место напротив другого комиссара. Представившись, он узнал, что другого комиссара звали Мангейм, и он только что назначен в 42-й полк Крига.

Конечно, Костеллин знал, что станет темой их разговора.

– Я был на Даске только полтора месяца, – сказал Мангейм, – и видел лишь последнюю стадию кампании, но могу сказать – я видел настоящее мужество, решительность, упорство, проявленные этими людьми…

– Но? – спросил Костеллин. Он знал, что обязательно последует «но».

– Вы, вероятно, долго служили в других полках, прежде чем вас назначили в этот, – осторожно сказал Мангейм.

Костеллин кивнул.

– Катачанский 14-й.

– Джунглевые бойцы, – Мангейм был впечатлен. – Я слышал, с ними трудно.

– Не особенно, – небрежно сказал Костеллин., – если знаешь, как с ними надо. Я заслужил их уважение и доверие, а они более чем заслужили мое. Корпус Смерти чем-то напоминает мне их. Они сражаются так же храбро и упорно, и так же непоколебимы. Знаете, в полках Крига в целом самый низкий уровень дезертирства во всей Имперской Гвардии. Он практически равен нулю.

– Они определенно не боятся смерти, – задумчиво сказал Мангейм, набив рот едой.

– Да, за правое дело.

– И, если у меня сложилось правильное впечатление, они безупречно дисциплинированы. Когда я отдаю приказ, они исполняют его с рвением.

– Но вы не знаете, как к ним относиться, – предположил Костеллин.

– Когда я говорю с ними, это как будто… Я не могу их понять. Не знаю, о чем они думают, что чувствуют. Что движет ими, Костеллин?

Костеллин улыбнулся. Он задавал себе этот вопрос столько раз, что уже не помнил. И так и не нашел на него ответ.

Люди Крига не обсуждали свое прошлое – для них оно было причиной позора – но, три десятилетия назад, Костеллин поставил себе задачу узнать все, что возможно, о своем новом полке, и это включало в себя историю Крига.

Это оказалось неожиданно трудной задачей. Большая часть того, что было написано о Криге и его народе, было утрачено – в некоторых случаях, как подозревал Костеллин, намеренно удалено – из имперских летописей. Но один-единственный ужасный факт не вызывал сомнений.

Почти полтора тысячелетия назад Криг был опустошен самой кровопролитной и жестокой гражданской войной, которую когда-либо знало человечество.

Костеллин рассказал Мангейму, что эта война началась, когда продажные и развращенные Автократы, правившие планетой, объявили независимость от Империума.

– Конечно, – сказал Костеллин, – граждане были возмущены такой ересью.

– Конечно, – сказал Мангейм.

– И Автократы вывели свои частные армии на улицы, чтобы сокрушить всякое сопротивление. И почти преуспели в этом.

Человеком, которому Криг оказался обязан своим спасением, был полковник Юртен. Когда Автократы начали переворот, Юртен находился в городе-улье Ферроград с целью вербовки одного полка Имперской Гвардии. Он действовал быстро, захватив контроль над городом, и превратив его в пункт сбора сил имперского сопротивления.

Конечно, силы врага в тысячи раз превосходили число храбрых солдат Юртена – и противник располагал несравненно большими возможностями, в том числе, контролируя системы планетарной обороны. Войска Империума не смогли бы пробиться сквозь блокаду Автократов, чтобы оказать помощь сражающимся лоялистам Крига. Юртен сражался в войне, которую не мог выиграть – по крайней мере, обычными средствами. Тогда, глубоко под ульем Ферроград, в тайном хранилище Адептус Механикус полковник нашел склад запрещенного оружия, древние устройства, несущие смерть, которые никак нельзя было назвать обычными.

– Величайший герой в истории Крига, – сказал Костеллин, – человек, который уничтожил его. Юртен решил, что если этот мир не будет принадлежать Императору, то он не должен принадлежать никому. В День Вознесения Императора он взорвал эти ракеты в атмосфере.

Мангейм даже забыл о своей еде. С его ложки стекал розовый соус.

– Так вот почему воздух на Криге такой…?

– Ракеты уничтожили экосистему, – подтвердил Костеллин. Юртен убил миллиарды людей, но отнял у врага преимущество. Война бушевала еще пять столетий, пока не определились победители.

– Корпус Смерти, – сказал Мангейм.

– Они были выкованы в ядерном огне.

– А вы лично видели Криг?

– Только один раз, – сказал Костеллин, – Я был на его поверхности, и молюсь Императору, чтобы больше мне не пришлось там бывать.

Несколько минут они доедали обед в молчании. Костеллин дал время собеседнику обдумать все услышанное. Потом более веселым тоном он сказал:

– Смотрите на вещи оптимистически. Сегодня вечером у нас будет на ужин что-нибудь получше, чем это.

– Не знаю, – сказал Мангейм. – Не знаю, отправлюсь ли я на планету. Мой полк, они решили…

– Боевая подготовка, – сказал Костеллин. – И вы чувствуете, что должны остаться с ними.

– Ну… да.

– Сейчас вы им не нужны. Воспользуйтесь этой возможностью, пока она есть. Поверьте мне, другая такая возможность представится вам нескоро. У Департаменто Муниторум есть привычка забывать предоставлять отдых полкам Корпуса Смерти, а Корпус Смерти, в свою очередь, привык не жаловаться на это.

– Все равно, – сказал Мангейм. – Я чувствую, что должен потратить это время хотя бы на то, чтобы немного лучше узнать этих людей, понять, в чем заключается моя роль в этом полку.

– Если боевой дух Корпуса Смерти всегда на высоте, если у них нет проблем с дисциплиной, вы не понимаете, зачем им вообще нужны комиссары?

– Вы, кажется, всегда знаете, о чем я думаю.

Костеллин улыбнулся.

– Я еще не настолько стар, чтобы забыть, как я думал о том же самом – и вы тоже найдете ответы на эти вопросы, по крайней мере, на некоторые из них. А пока…- он отодвинул стул и взял свою пустую тарелку. – Пока я иду на челнок, как только мы выйдем на орбиту. И вам советую. Отдохните. Поешьте нормальной еды.

Он повернулся и чуть не столкнулся с солдатом Корпуса Смерти, который стоял позади него – а Костеллин даже не услышал, как он подошел.

Гвардеец отсалютовал.

– Комиссар Костеллин, комиссар Мангейм, – сказал он монотонным голосом, и вслед за этим произнес слова, которые Костеллин меньше всего хотел сейчас услышать, – Вас вызывают на мостик, господа.


ДВЕРЬ на мостик была украшена большим изображением оскаленного черепа двухметровой высоты, но краска от старости уже потускнела и осыпалась. Костеллин заметил, как Мангейм, нахмурившись, смотрит на потускневшее изображение, и улыбнулся про себя.

На мостике вокруг капитанского кресла было уже много народу – присутствовали два криговских генерала в черных шинелях и все четыре полковых командира. Костеллин, кивнув, приветствовал недавно назначенного полковника 186-го. Лицо, скрытое противогазной маской, повернулось к нему, но кроме этого полковник никак не показал, что вообще заметил комиссара.

Как всегда, по периметру круглого мостика располагалась целая небольшая армия сервиторов, работавших с консолями и рунами, встроенными в изогнутые стены, обшитые деревом. Костеллин был рад, что теперь, когда корабль вышел из варпа, управлявшая им навигатор удалилась обратно в свою каюту; ее присутствие всегда действовало комиссару на нервы. Он взглянул на огромный гололитический дисплей, но увидел лишь несколько светящихся точек в бесконечной тьме, сквозь которую они летели.

Конечно, он хорошо знал капитана Рокана. Невысокий коренастый флотский офицер неловко дернулся в своем кресле, приветствуя их с выражением явного облегчения на лице. Пока они ждали комиссаров 81-го и 103-го полков, Костеллин обменялся любезностями с капитаном и представил ему Мангейма. На мостике слышались только их голоса, отражавшиеся от стен, звуча, казалось, слишком громко.

Когда собрались все, один из генералов заговорил, сразу перейдя к делу:

– Мы получили сообщение от Департаменто Муниторум, – объявил он. – На Иеронимус Тета складывается ситуация, требующая нашего внимания.

Сердце Костеллина замерло, хотя чего-то меньшего он и не ожидал.

Генерал посмотрел на Рокана, который молчал, не будучи уверен, было ли это знаком ему говорить. Наконец он решил, что да, и начал:

– Похоже, что у губернатора планеты возникли проблемы – мятежи на нижних уровнях, что-то вроде того.

– И это нас касается? – спросил Костеллин.

– Я знаю, – сказал Рокан, пожав плечами. – Сначала я и сам так подумал. Иеронимус Тета – недавно заселенный мир, относительно спокойный. Его жители могут быть как шахтерами, так и солдатами. Я подумал, что губернатор Хенрик, возможно, просто паникует. Кажется, это в первый раз, когда у него возникли настоящие проблемы с низшими классами. Хотя Хенрик и сам служил, и…

– Есть признаки возможного присутствия ксеносов, – прервал его генерал.

– Пока всего лишь слухи, – подчеркнул Рокан. – Или, по крайней мере, так нам сказали. Я не знаю. Мне кажется, что там может быть и нечто иное, что командование флота не пожелало сообщить нам полностью. В сообщении было упоминание о некоем… артефакте, который вызвал большое волнение. Я могу прокрутить все сообщение, если хотите.

– Какие наши приказы? – спросил полковник-103.

Ответил второй генерал:

– Так как наш корабль ближе всех к планете, мы должны продолжать полет к Иеронимус Тета, как и планировалось. Все отпуска отменяются. Полковник-42 и его комиссар должны встретиться с губернатором для оценки ситуации.

– У нас запланирована встреча с войсковым транспортом «Божественное Правосудие» через пятнадцать дней, – добавил первый генерал, – чтобы принять новых рекрутов. Мы должны получить их как только возможно быстро. Капитан, вы организуете нам это.

– Полковник-42 доложит нам о полученных им сведениях через один планетарный день, – сказал второй генерал. – К этому времени все полки будут проинспектированы и готовы к высадке.

После этого оба генерала строевым шагом вышли с мостика, четыре полковника последовали за ними. Капитан Рокан расслабился в кресле, явно радуясь их уходу. Заметив взгляд Мангейма, он весело подмигнул.

– Добро пожаловать на борт! – сказал он.


– НЕ НРАВИТСЯ мне все это, Костеллин, – сказал Мангейм, когда два комиссара шли по коридору. – Эта секретность… Почему Имперскую Гвардию вовлекают в то, что должно быть внутренним делом властей планеты?

Костеллин думал о том же.

– Генералы скажут нам то, что необходимо нам знать, – сказал он, – когда решат, что нам необходимо это знать. А пока… вы хотели знать, зачем Корпусу Смерти нужны комиссары. Скоро узнаете.

– Что вы имеете в виду? – спросил Мангейм.

– Вашу встречу с губернатором сегодня. Заметьте, что генералы послали вместе с вами полкового командира, не меньше. Полковник-42 возьмет с собой на Иеронимус Тета полдюжины адъютантов, возможно, майора или двух. Вы видели, как реагировал капитан Рокан на присутствие офицеров Крига, а ведь у него было достаточно времени привыкнуть к их виду.

– Этот губернатор, Хенрик… – понял Мангейм.

– Хенрик будет рад увидеть дружественное лицо. На этой встрече он будет рад просто увидеть лицо. Теперь это ваша работа, Мангейм, по крайней мере, большая ее часть. Вы теперь прежде всего дипломат. Вам предстоит быть посредником между Корпусом Смерти и губернаторами, гражданскими, Адептус Механикус, возможно, даже другими полками Имперской Гвардии.

– Понятно, – задумчиво сказал Мангейм. – Сглаживать путь, чтобы они могли делать свою работу. И все же я не понимаю, почему они должны быть такими… такими… эти маски и черепа, атмосфера на борту корабля…

– Для Корпуса, – сказал Костеллин, – смерть – это образ жизни.

– Звучит весьма мрачно.

– Это факт. Как вы уже заметили, они не боятся смерти. На самом деле, они приветствуют ее. Умереть на службе Императору – единственная цель их жизни. И эта их позиция, разумеется, вполне устраивает наших командующих.

– И они все думают так?

– Попытайтесь как-нибудь поговорить с гвардейцем Крига. Вы увидите, что у него нет ни надежды, ни мечты, ни желаний, ничего – лишь его приказы и перспектива смерти в бою. И больше для него ничего не существует. Он – ходячий мертвец.

– Но почему…?

– Люди Крига, – объяснил Костеллин, – все еще испытывают чувство вины за грехи своего мира. Это чувство внушают им с самого момента рождения. Их учат тому, что они должны искупить грех мятежа их предков. Но их мир – радиоактивный ад. У Крига нет ни промышленности, ни сельского хозяйства, продукцией которых он мог бы выплатить тысячелетний долг Императору. У Крига нет ничего, кроме его детей, и он рад отдать Императору хотя бы их.

– Но, несомненно, – сказал Мангейм, – эти дети – наследники доблестного полковника Юртена не в меньшей степени, чем предателей-автократов.

– Это так, – сказал Костеллин, остановившись у перекрестка в коридоре, на котором они должны были разойтись и вернуться к своим полкам. – И это вторая часть нашей работы, Мангейм. Это еще одна причина, по которой Корпусу Смерти нужны люди вроде нас с вами: иногда – иногда – их нужно останавливать, пока они не зашли слишком далеко.

ГЛАВА 3

ГЮНТЕР сидел за столом и ждал.

По белой пластиковой поверхности стола были разбросаны инфопланшеты. Он должен был утверждать расписание смен, устанавливать норму выработки, нанимать и увольнять рабочих, читать отчеты команды технического обслуживания. Он уже сильно опоздал – ночью он слишком волновался из-за свидания – и даже теперь никак не мог взяться за работу. Он смотрел на комм-линк, словно пытаясь заставить его позвонить. Он нажал руну на аппарате просто чтобы услышать шум помех и убедиться, что комм-линк снова не сломался.

Гюнтер не спал. Как только он пытался заснуть, он видел горящие розовые глаза мутанта или слышал булькающий предсмертный хрип его жертвы.

Несколько раз он включал голоприемник, почти каждый час в течение этой долгой ночи, следя за выпусками новостей. Об инциденте на нижних уровнях ни разу не упомянули. Он удивлялся, как такое может быть – пока не вспомнил, что говорила Арикс.

«Тебе не позволят увидеть это… они притворяются, что этого не существует… они считают, что бы ни происходило внизу, это не затронет нас…»

Гюнтер вертел в пальцах амецитовое кольцо. Он не помнил, когда достал его из кармана. Должно быть, его рука вытащила кольцо, когда он думал об Арикс. Вчера он считал, что это прекрасное кольцо. Сейчас же он не был в этом так уверен.

Оно было украшено шестью красными амецитовыми камнями. Гюнтер выбрал красные камни, потому что это был любимый цвет Арикс. Он выбрал амецит потому, что его добывали только на одной планете в Империуме, и этой планетой была Иеронимус Тета.

Где-то еще такое кольцо могло стоить непомерную сумму. Однако, на родном мире Гюнтера амецит был почти столь же обычным, как стекло – и почти столь же доступным для управляющего рудником, способного присвоить забракованные, поврежденные камни.

Гюнтер вздрогнул, когда комм-линк вдруг зазвонил. Неловко спрятав кольцо обратно в карман, он поспешил ответить на звонок.

– Мистер Сорисон? – раздался в комм-линке хриплый голос. – Это Херриксен. Вы хотели поговорить?

– Да, – сказал Гюнтер, шаря по столу в поисках инфопланшета, который, как он был уверен, только что лежал прямо здесь. – Несколько дней назад вы послали мне сообщение, что… вы говорили, что нашли что-то внизу?

Ответ Херриксена был заглушен ревом моторов и лязгом цепей где-то на том конце, и Гюнтеру пришлось просить повторить его.

– … продолжали работу, как вы и велели, но сейчас мы обнаружили…

Снова грохот оборудования заглушил несколько слов.

– … проблемы, мистер Сорисон. Как я говорил в сообщении, эти странные руны… люди боятся этих рун… они говорят…

И снова не что иное, как слова Арикс побудили Гюнтера провести это утро, изучая последние доклады из подотчетных ему рудников. Он искал что-то, что мог раньше пропустить, что могло сначала показаться ему незначительным. Он уже связывался с тремя штейгерами, спрашивая их о незначительном падении выработки и потерях рабочих. Потом он нашел инфопланшет с сообщением Херриксена и вспомнил.

Он уже читал его на прошлой неделе. У него было так много дел, и что такого, думал он, если несколько рабочих нашли обломок обработанного камня? Зачем им было докладывать ему об этом? Возможно, его оставили там мутанты по каким-то неизвестным причинам, и камень провалился в рудник во время землетрясения. Или он был оставлен одной из примитивных цивилизаций, существовавших на Иеронимус Тета до колонизации. Какая разница?

Он набросал быстрый ответ Херриксену. Он сказал ему, что его находка, что бы она ни доказывала, не представляет интереса для кого-либо. Он напомнил штейгеру, что его рудник отстает от плана. Он велел продолжать работать.

– … отказываются работать в том туннеле. Они говорят, что от него…

Час назад Гюнтер просматривал гололитическую карту всех рудников под Иеронимус-сити. Наложив на нее карту всех зарегистрированных несчастных случаев в рудниках за последние шесть месяцев, он обнаружил, что значительное число их приходится на северо-западный угол рудника Херриксена.

Голос штейгера снова заглушило шумом, но теперь это было уже не важно. Гюнтер услышал достаточно. Нажав руну передачи на комм-линке, он сказал:

– Я иду туда.


ГЮНТЕР работал на рудниках с тех пор, как окончил школу – с четырнадцати лет. Большинство молодых людей на этой планете были заняты тем же – те, кто не был призван на военную службу. Но, несмотря на это, по-настоящему заходить в туннели рудника ему приходилось только дважды. Его работа всегда была административной, в хорошо освещенных офисах на верхних уровнях.

Входы в рудник, конечно, находились значительно выше самих туннелей. И все же Гюнтеру пришлось спуститься на несколько этажей, чтобы добраться до них. Еще вчера это его ничуть не обеспокоило бы – но тогда, вчера, ему и не нужно было спускаться. Он почувствовал, как его желудок сжимается, когда тяжелый лифт начал спускать его автотакси вниз. Он поехал на автотакси, потому, что служебных машин было немного, и ему не хотелось ждать, пока одна из них освободится. Он хотел бы, чтобы Арикс позвонила ему, просто, чтобы сообщить, что она вернулась домой. Если с ней что-то случилось, цензура тоже не позволит сообщить об этом в новостях?

Кройц сидела на круглом сиденье рядом с ним, ее глаза были такими же пустыми, как инфопланшет у нее на коленях. Она была лекс-секретарем Гюнтера – теперь ему было позволено иметь личного лекс-секретаря – и всюду следовала за ним.

Автотакси достигло места назначения, и Гюнтер вышел, ободренный зрелищем двух полицейских, охранявших вход. Он показал им пропуск, и вместе с Кройц прошел под сводчатой аркой в большую темную зону, полную шума и пара. Их окружали лязгающие механизмы и шипящие трубы, люди суетились туда-сюда. Воздух здесь был сухой, горячий и душный.

Здесь плавили руду, извлеченную из туннелей внизу. Гюнтер видел грузовик с работающим на холостом ходу двигателем, ожидавший погрузки ценных металлов, получаемых здесь. Их отвезут в ближайший космопорт, а оттуда они отправятся на имперский мир-кузницу, где из них создадут боевые машины.

Гюнтер перехватил плотного краснолицего человека.

– Я ищу вашего штейгера, мистера Херриксена.

Человек покачал головой и указал на желтые затычки в ушах, которые он носил. Кройц написала на инфопланшете «Херриксен?» и сунула ему под нос. Он понимающе кивнул и указал на ряд из шести лифтов с решетчатыми стенками. Потом он указал большим пальцем вниз и одними губами произнес «Внизу».

Когда Гюнтер подошел к лифтам, он услышал вой моторов и лязг цепей, один лифт поднялся, вынеся наверх двух шахтеров с тележкой руды. Старый, покрытый сажей терминал комм-линка был встроен в каменную стену рядом, и Гюнтер понял, что это отсюда Херриксен связывался с ним.

Он нашел респираторы, защитные шлемы и очки, висевшие на крюках рядом с лифтами. Первый респиратор, который он взял, оказался неисправным, но, надев второй, он почувствовал, что воздух стал более прохладным и свежим. Гюнтер и Кройц зашли на платформу лифта, и решетчатая дверь с грохотом закрылась, отбрасывая на них узорчатую тень. Когда лифт пришел в движение, включились два бледно-голубых плафона на стенках у их ног, но левый плафон сразу же замигал и погас.

Через секунду они уже спускались вниз по шахте с грубо обтесанными стенами, из темных расщелин на них смотрели глаза насекомых. Это был долгий, медленный спуск, и он казался еще медленнее из-за воображения Гюнтера, представлявшего всевозможные ужасы, скрывавшиеся за этими каменными стенами, на нижних уровнях улья. Иногда лифт на секунду останавливался, словно застряв, и каждый раз при этом Гюнтер чувствовал тошнотворный страх, что лифт не двинется с места.

Он начал спрашивать себя, что он здесь делает. Пытается произвести впечатление на Арикс? Ищет возможности искупить свое бездействие прошлой ночью? Почему он решил, что может это? Что заставило его думать, будто, получив второй шанс стать героем, он окажется более способен на это, чем в первый раз?

Взглянув на хронометр, он увидел, что прошло немногим больше трех минут. Гюнтер подумал, что сейчас они, должно быть, очень глубоко под землей – и действительно, через секунду каменные стены снова сменились железной сеткой, и лифт остановился. Гюнтер и Кройц сошли с платформы и оказались в обширной пещере, хорошо освещенной круглыми фонарями, развешанными на деревянных опорах.

Воздух здесь был сильно засорен пылью, и Гюнтер почувствовал зуд в глазах, несмотря на защитные очки. Сквозь эту пыльную мглу он разглядел темные отверстия туннелей и огромные ряды древних ржавых механизмов. Когитаторы щелкали и скрипели, а вокруг них суетилась целая армия шахтеров и сервиторов.

Покрытый грязью человек с покрасневшими глазами, что было заметно даже сквозь очки, подошел встретить прибывших.

– Вы, наверное, мистер Сорисон из Оффицио Примарис? Я Херриксен, – человек схватил руку Гюнтера с излишней силой и крепко встряхнул ее.

– Я ожидал встретить вас у входа в рудник, – сказал Гюнтер.

– Слишком много работы, мистер Сорисон. Вы же знаете, как это. Выполнить норму. Вижу, вы нашли респиратор. У лифтов есть еще пара запасных, если этот окажется неисправен. Вы хотите лично увидеть этот… артефакт?

– Думаю, мы должны его увидеть, – согласился Гюнтер. «Просто взглянуть на него» подумал он, а потом можно будет вернуться в комфортабельный офис и сделать то, что он собирался сделать с самого начала: связаться с полицейскими или даже СПО, и пусть они разбираются с этой проблемой.

По крайней мере, ему будет о чем рассказать Арикс.

Херриксен повел их по пещере, приказав еще трем рабочим присоединиться к ним. Люди, казалось, были воодушевлены присутствием Гюнтера и хотели увидеть, что он предпримет насчет их находки. Он полагал, что это также послужит предметом разговоров и среди них.

Они подошли к входу в туннель, обойдя корпус буровой машины.

– Включить свет, – приказал Херриксен и первым включил фонарь на шлеме. Другие три шахтера немедленно последовали его примеру, но Гюнтер никак не мог найти руну на шлеме. Он возился с ним, пока один из шахтеров, дотянувшись, не включил его фонарь. Немного смущенный, Гюнтер, в свою очередь, помог включить фонарь на шлеме Кройц.

Туннель был шире, чем он ожидал, и пять человек и Кройц шли по нему в два ряда. Шахтеры отошли назад, чтобы позволить Гюнтеру идти впереди рядом с Херриксеном – вежливость, без которой он вполне мог обойтись. Даже с их шестью фонарями он мог видеть сквозь вездесущую пыль только на пару метров вперед. Там, где туннель разветвлялся – это было пару раз – он едва не врезался в стену. Он был рад, что Херриксен идет рядом, ведет его.

Гюнтер знал, что они приближаются, когда услышал тяжелые удары и вой буров. Вскоре маленькое кольцо света их группы слилось с другим светом, и в нем Гюнтер увидел блеск аугметических частей тел.

– Думаю, я упоминал, когда мы говорили, – сказал Херриксен, – что большинство людей отказываются работать в этом туннеле. Мне пришлось полагаться на сервиторов, а вы знаете, как с ними. Если за ними не присматривать постоянно…

Гюнтер кивнул, хотя ему было все равно. Здесь работали десять сервиторов, полулюдей, возможно, выращенных в баках. «Немногим лучше, чем мутанты», подумал он, хотя, по крайней мере, эти существа были запрограммированы служить Империуму.

Будучи сервиторами для работы в шахтах, эти создания были оснащены необходимой аугметикой, чтобы соответствовать здешним условиям. Их респираторы были соединены с плотью, сращены с костями, заменяя нижнюю половину лица. Вместо рук у них были буры и отбойные молотки, а мышечные стимуляторы и гормоны роста давали им достаточно сил для изнурительной работы, которая убила бы обычного человека. Гюнтер старался держаться от них подальше.

Больший интерес для него представляла колонна.

Она стояла у правого края туннеля, в метре или около того от его конца. Около двух метров в высоту – нет, немного меньше, даже чуть ниже роста Гюнтера. Она была похожа на небольшой обелиск, с пирамидальной вершиной размером с голову Гюнтера, и квадратным ступенчатым основанием, частично уходящим в стену туннеля.

Колонна была сделана из гладкого шлифованного камня – и, хотя Гюнтер не мог разглядеть точно в пыли и тусклом освещении, но ему показалось, что она слегка зеленоватого цвета.

– Что это за камень? – спросил он Херриксена, но штейгер только пожал плечами. – И что за знаки на нем?

Кройц наклонилась ближе, свет ее фонаря упал на колонну.

– Наверное, какая-то надпись, – сказал Херриксен.

– Это не похоже ни на один известный мне язык, – сказал Гюнтер. Хотя он понимал мысль Херриксена. Знаки действительно были похожи на некую надпись: последовательность символов, некоторые из них часто повторялись. Всего их было четыре ряда, опоясывавших колонну, и пятый у ее основания. Многие буквы – если это действительно были буквы – имели в своей основе окружность, но с тангенциальными или радиальными линиями, соединяющими их замысловатым образом.

– Похоже, снова начинается, – сказал один из шахтеров низким голосом, словно предвещая беду.

– Что начинается? – спросил Гюнтер.

Херриксен нахмурился.

– Ничего, – сказал он. – Это просто воображение.

– Разве вы не чувствуете? – запротестовал рабочий. – Это… это давление в голове? Как в прошлый раз, когда я смотрел на эту… эту…

И Гюнтер сейчас это почувствовал. Словно что-то росло внутри его черепа, пыталось выбраться наружу – и от этой мысли его затошнило.

Он закрыл глаза, глубоко вздохнул, и симптомы стали немного легче. «Херриксен прав», подумал он. Рабочие просто воображают, и он, реагируя на их страх, делает то же самое.

Он снова открыл глаза, и увидел, что Кройц тянется к колонне – слишком поздно, чтобы закричать, предупредить ее, чтобы она не касалась камня.

Он почувствовал себя немного глупо, когда она сделала копию надписи своим вездесущим карандашом. Он ожидал, что что-то случится? Шахтеры вырубили эту колонну из стены туннеля, их руки касались ее тысячи раз…

– Думаю, я увидел достаточно, – быстро сказал Гюнтер, надеясь, что его голос не звучит слишком слабо, слишком жалобно. – Спасибо, что обратили мое внимание на это дело. Я… я поговорю с начальством об этом, и дам вам знать, что мы решили. А пока… пока этот артефакт никому еще не причинил вреда, думаю, можно продолжать работу и дальше, пусть в этом туннеле работают сервиторы. Мы должны выполнить норму.

Херриксен кивнул и повернулся, чтобы вести Гюнтера обратно тем же путем. Кройц, казалось, как-то странно не хотела уходить от колонны, но выпрямилась, сделала несколько последних заметок в инфопланшете, и послушно последовала за своим начальником.

Они едва успели отойти на шесть шагов, как один из шахтеров остановился и застыл.

– Вы слышите это? – спросил он. – Скажите, что слышите. Это гудение…

Они все остановились в тишине, прислушиваясь, и Гюнтер уже хотел сказать, что ничего не слышит, когда Кройц заговорила.

– Да, да, – сказала она. – Я слышу его.

Херриксен покачал головой.

– Акустика в этих туннелях может играть странные шутки с человеческим слухом. Это, наверное, сервиторы бурят…

– Думаю, вы правы, – согласился Гюнтер. – Я уверен, там ничего нет.

Он снова пошел вперед, но вдруг тоже услышал.

Сначала он подумал, что это механический шум, возможно, бурового оборудования в соседнем туннеле. Но когда шум звучал громче, он при этом становился более высоким и звучал как-то более… органически, пока не стал казаться хором эфирных голосов.

Гюнтер не хотел оборачиваться, не хотел снова смотреть на каменную колонну, но ничего не мог с собой поделать. Он обернулся через плечо, как раз в тот момент, когда рабочий сервитор, которого ничуть не волновали события вокруг, поднял груз руды и покатил его к выходу из туннеля, по направлению к Гюнтеру и его спутникам.

Когда сервитор проходил мимо колонны, он задел ее поверхность левой рукой.

Гюнтера ослепила яркая зеленая вспышка. Он отшатнулся назад, задыхаясь, моргая, на его сетчатке отпечатался силуэт скелета, рассыпающегося в пыль в этом ужасном свете. Потом, когда зрение начало проясняться, Гюнтер увидел оплавленную аугметическую руку, лежавшую в лужице шлака, но больше никаких других останков злополучного сервитора, к которому когда-то была прикреплена эта рука.

Шум стал теперь еще громче, пронзительный, словно визг буров. Херриксен сотворил знамение аквилы, и Гюнтер испугался, когда двое сервиторов – а потом и третий, и четвертый – оставили свою работу и опустились на колени перед колонной. Он никогда не видел, чтобы сервиторы вели себя так.

– Что… что случилось? – заикаясь, произнес один из шахтеров.

– Что нам делать? – захныкала Кройц. – Мистер Сорисон, что нам делать?

– Не прикасаться к этой штуке, – приказал Херриксен, пока Гюнтер тщетно силился произнести хоть слово. – Мы уйдем из этого туннеля, медленно и спокойно, и его надо будет закрыть, пока СПО не разберется с этим.

– Колонна! – закричал другой шахтер. – Смотрите, она светится!

Он был прав. Невероятно, но странный камень светился изнутри. Свет был отвратительно зеленым, и Гюнтер снова ощутил тошноту от одного его вида. Или, возможно, тошнота возникла от мысли, что пыль, которую он вдыхал, пусть и через респиратор, содержала частицы испепеленного сервитора.

Они все поступили, как сказал Херриксен, направившись к выходу из туннеля.

– А что если это бомба? – предположил один из шахтеров. – Что если эта штука накапливает энергию, чтобы взорваться?

Они обменялись испуганными взглядами – все шестеро.

А потом Гюнтер повернулся и побежал из туннеля, словно за ним гнались все демоны варпа – и в этом затопившем сердце ужасе он не думал, что его сочтут трусом, не заботился о том, что подумает Арикс, когда услышит об этом. Он даже не замечал, сколько раз врезался в камень, когда бежал почти вслепую. Все, что было важно для Гюнтера сейчас – оказаться как можно дальше от этого нечестивого артефакта.

И, похоже, это было столь же важно для других его спутников – потому что, как заметил Гюнтер, они все бежали прямо за ним.


ГЮНТЕР первым, в вихре грязи и пыли, выскочил в основную пещеру.

– Надо срочно эвакуировать рудник! – закричал он, ни к кому конкретно не обращаясь. – Всем надо немедленно убраться отсюда! Там… там…

Слова оставили его, но на помощь пришел Херриксен.

– В одном из туннелей возникла проблема безопасности. Мистер Сорисон прибыл сюда из Оффицио Примарис, и он решил…

Гюнтер нетерпеливо кивнул.

– Нужно связаться со штейгерами близлежащих рудников, предупредить их…

– Мистер Сорисон, – запротестовала Кройц, – у вас есть полномочия…?

– Мне плевать! – огрызнулся Гюнтер, удивившись собственной решительности. – Мы не можем связаться с кабинетом губернатора прямо отсюда, чтобы получить разрешение, а пока мы доберемся до поверхности… – он замолчал, взглянув на лифты и вспомнив, каким долгим был спуск сюда.

Херриксен распоряжался напуганными шахтерами, посылая их в другие туннели, чтобы сообщить об эвакуации. Взяв Гюнтера за плечо, он решительно повел его к ближайшему лифту. Кройц суетливо бежала за ними.

Гюнтер повернулся к Херриксену и спросил:

– Вы не поднимитесь с нами?

Херриксен покачал головой.

– В этом секторе больше двухсот рабочих, не считая сервиторов, а лифт может поднять только пятерых за один раз. Понадобится больше часа чтобы вывести всех, и я не оставлю здесь ни одного человека.

Гюнтер не знал, что сказать. Он испытывал облегчение от того, что Херриксен позволил ему уйти.

– Пойдем, – сказал он Кройц. – Кому-то надо подняться наверх, добраться до комм-линка и сообщить о том, что мы видели.

Первые шахтеры уже выходили в пещеру из ближайшего туннеля. Херриксен посадил троих из них в лифт вместе с Гюнтером и Кройц, захлопнул дверь и послал лифт наверх.

Подъем из шахты проходил в гробовой тишине и длился, казалось, целую вечность.

ГЛАВА 4

АРИКС не собиралась подслушивать разговор своего дяди.

Она просто проходила мимо его кабинета и услышала его голос, приглушенный дубовой дверью, он говорил с кем-то по комм-линку. Арикс уже почти прошла мимо, когда услышала имя, заставившее ее остановиться.

– … Гюнтер Сорисон…

Она подкралась к двери, прижавшись к ней щекой. Сначала Арикс не могла ничего расслышать потому, что ее сердце стучало слишком громко.

– … не можете нас игнорировать, – говорил дядя Хенрик. – На этот раз это нечто большее, чем несколько кусков мрамора. Этот артефакт, эта колонна…

Ему отвечал неразборчивый шум из комм-линка, после чего губернатор заговорил еще громче, и Арикс было его лучше слышно.

– Я говорю о безопасности моего народа, моего мира. Пока не будет произведено тщательное расследование, я не хочу рисковать…

Комм-линк снова прожужжал что-то, и Хенрик ответил:

– Как я уже сказал вам, свидетелем этого последнего инцидента был управляющий рудником того сектора. У меня его отчет.

«Значит, дядя Хенрик все-таки произнес имя Гюнтера? С ним что-то случилось

– Я уже отдал приказ, – сказал Хенрик. – Каждый рудник в радиусе ста километров от Иеронимус-сити должен быть эвакуирован и закрыт. Работа в шахтах не возобновится, пока я не буду убежден, что это безопасно…

Из комм-линка снова раздалось гудение. Хенрик, на этот раз тише, так, что Арикс опять пришлось напрягать слух, сказал:

– Возможно, на этот раз Администратум поймет, насколько серьезно… полковник летит сюда… что он скажет об этом…

Арикс услышала шаркающие шаги: сервитор поднимался по лестнице из кухни. Она отскочила от двери и пошла дальше по коридору, едва удержавшись от того, чтобы побежать.

Что-то произошло, что-то важное. Что-то, что может сделать более интересной скучную жизнь племянницы губернатора. Обычно дядя Хенрик никогда не посвящал ее в такие дела – но на этот раз у Арикс был союзник…


ОБЕД был подан ранним вечером.

Арикс сидела за изысканным столом напротив дяди Хенрика и без особого энтузиазма ковырялась в тарелке, хотя на обед был подан свежий лоброс, пойманный сегодня утром. Она спросила дядю о том, как прошел день, но он, как обычно, дал уклончивый, неопределенный ответ, покачав головой, так, что его двойной подбородок затрясся. Она хотела спросить его о Гюнтере. Она пыталась связаться с ним в его офисе, но его там не было.

– Я… слышала разговоры, – сказала она. – Возникли какие-то проблемы… в рудниках.

Хенрик нахмурился и проворчал, что ей об этом нечего беспокоиться.

– Однако, – сказал он, – нам нужно поговорить. Следующую неделю или две я буду очень занят. Сегодня ночью у меня важная встреча, и я… ты уже давно не посещала свою тетю.

Арикс запротестовала:

– Нет!

– Пожалуйста, Арикс, не спорь со мной. Думаю, было бы лучше для тебя провести некоторое время с тетей в Имперском Убежище.

Он всегда обращался с ней так, словно она была еще ребенком. А ей был уже двадцать один год, более чем достаточно, чтобы принимать собственные решения. Хотя она говорила ему об этом с тех пор, как ей исполнилось четырнадцать, и до сих пор он не слушал ее. Если твой дядя правит планетой, это может быть проблемой.

У Хенрика были и свои дети – трое сыновей. Они вступили в Имперскую Гвардию, и, как и брат Хенрика – отец Арикс – погибли где-то на далеких полях сражений. Иногда, в моменты понимания, Арикс осознавала, почему дядя так оберегает ее. Но сейчас был не такой момент.

Арикс отодвинула тарелку, встала и ушла из зала.

Снаружи она уткнулась головой в стену, содрогаясь от отчаяния. Она знала, что будет дальше. Она знала, что завтра, если не сегодня же ночью раздастся стук в ее двери, и она увидит охранников, ожидающих ее в коридоре. Дядя Хенрик не терпел возражений.

Иногда она ощущала себя здесь, в Верхнем Шпиле, как в тюрьме. Иногда Арикс думала, что давно могла бы уйти, возможно, приняв предложение одного из многочисленных женихов, которых дядя искал для нее. Проблема была в том, что никто из них ей не нравился.

Арикс не знала, что привлекало ее к Гюнтеру Сорисону. Когда они впервые встретились, он от смущения даже не мог связать два слова. Возможно, именно это смущение, эта природная скромность, так приятно отличали его от знатных хвастунов, которых дядя выбирал для нее. Проблема была в том, что она просто не видела будущего, в котором она и Гюнтер могли бы быть вместе.

Хотя сейчас это не имело значения.

Она должна найти его. Она придет к нему домой. Если он еще не вернулся, она подождет его. Она скажет Гюнтеру то, что должна была сказать прошлой ночью: что она любит его.

Тогда, прежде чем ее заберут в Имперское Убежище, Арикс, по крайней мере, будет знать, от чего дядя Хенрик пытается уберечь ее на этот раз.


АРИКС спустилась по ступенькам, потому что так ей легче было успокоиться, и она не хотела быть запертой в лифте. Она сказала охранникам, что прогуляется в саду и хочет побыть одна. Как только Арикс скрылась из их вида, она перелезла через стену и оказалась на открытом скайвэе.

В полутора кварталах была остановка, где ждали два автотакси. Арикс села в первое, провела идентификационным жетоном по считывающему устройству, и на гололитической карте города выбрала адрес Гюнтера. Двигатель включился с легким шумом и запахом озона, и автотакси поехало.

Почти сразу оно заехало на платформу лифта и снова остановилось. Сквозь широкое ветровое стекло Арикс видела плоские вершины более низких башен за секунду до того, как лифт начал опускаться.

Услышав резкий вой, она подняла глаза и увидела яркую полосу в темнеющем небе. Войсковой транспорт заходил на посадку в Порт Иеронимус. Несомненно, это и были гости ее дяди. В другой раз Арикс осталась бы дома, надеясь подслушать хоть какую-нибудь информацию. Но сегодня у нее было более важное дело.

Арикс никогда раньше не была у Гюнтера дома, поэтому ей пришлось следовать по карте. Красная линия показывала предполагаемый маршрут автотакси по городу; оно спустилось немного ниже уровня дома Гюнтера, в поисках ближайшего скайвэя. На его уровне автотакси сильно снизило скорость, пробираясь сквозь медленно двигавшиеся толпы людей, здесь их было слишком много, чтобы ехать точно по маршруту.

Вдруг гололитическая карта выключилась, и автотакси плавно остановилось.

Сначала Арикс подумала, что машина сломалась. Она выругалась сквозь зубы, проклиная технопровидцев, которые должны были поддерживать автотакси в рабочем состоянии.

Потом она заметила, что снаружи стало гораздо темнее.

Было еще рано включать фонари на улицах, но секунду назад снаружи еще светились окна и вывески. Сейчас же не светилось ничего, никакого искусственного источника света, и Арикс начала понимать, насколько раньше наступают сумерки на нижних уровнях, чем в Верхнем Шпиле.

Она нажала руну на двери один раз, два, три – никакого результата. Изогнувшись в кресле, она начала ногой бить в дверь, вкладывая в каждый удар всю силу, пока замок не поддался.

Воздух снаружи машины был гораздо холоднее, чем наверху.

Секунду назад люди на скайвэе двигались вполне целенаправленно. Сейчас они как-то неуверенно суетились, глядя друг на друга, словно у кого-то мог быть ответ, которого они ожидали. Арикс пригнула голову, охваченная иррациональным страхом, что ее здесь может кто-то узнать.

Ее слуха достиг ропот толпы, повторявшиеся слова, подтверждавшие то, что она уже сама начала подозревать.

– … отключение электроэнергии… весь район, может и дальше…не видно света на верхних уровнях…

Внезапно Арикс почувствовала себя очень далеко от дома.

Автотакси заряжались энергией от самих скайвэев. Если в этом секторе не было электроэнергии, значит, автотакси не работали… и лифты тоже. Сколько времени ей придется подниматься пешком по всем уровням – в том случае, если она сможет найти лестницу, не закрытую сверху? Конечно, она может обратиться к полицейскому. У их машин независимые источники энергии… разве нет? Но тогда ей придется объяснять дяде Хенрику, что она делала тут внизу, и что бы она ему ни сказала, это вызовет в нем достаточно подозрений, чтобы он начал докапываться до правды.

Она приказала себе успокоиться. Насколько она знала, электричество могли включить в любой момент. Если отключение затронуло и верхние уровни, техножрецы наверняка уже работают над этим. А пока стоит вспомнить расположение окружающих домов по карте автотакси. По крайней мере, она может попытаться найти путь к дому Гюнтера.

Она плотнее застегнула пальто и пошла. Она знала, что, говоря статистически, эти уровни относительно безопасны, гораздо безопаснее, чем тот, на который она водила Гюнтера прошлой ночью. И все же, темнота пугала ее. Она скрывала лица людей вокруг, от чего казалось, что все, мимо кого Арикс проходила, скрывают некие недобрые намерения. Темнота рисовала зловещие силуэты на углах, в окнах, в переулках, что неизменно напоминало Арикс того мутанта с розовыми глазами.

Она сняла ожерелье матери, как и прошлой ночью, спрятав его в карман. Впереди она уже видела дом Гюнтера. Она ускорила шаги, думая, что через несколько минут она будет уже в безопасности, в его объятиях, и все ее необоснованные страхи просто рассеются.

Но вдруг впереди нависла новая тень – большая и более зловещая.

В вечернем небе появилась черная туча, но не похожая на тучи, которые до того видела Арикс. Она была слишком плотной, слишком низкой – она висела прямо между верхними уровнями башен – и продолжала расти, расширяясь все больше.

И тогда Арикс поняла, что это за туча.

Это был рой. Рой насекомых.


В УЖАСЕ Арикс смотрела, как рой продолжает расти.

Должно быть, это были тысячи, сотни тысяч тел, слившихся в огромную пульсирующую массу, и густые черные потоки поднимались с нижних уровней, делая эту массу все больше. Арикс подумала, что могло заставить обычно пассивных насекомых ее мира вести себя так, и вдруг поняла, что не слышит жужжания насекомых. Она удивилась, почему насекомые не жужжат.

Возможно, именно это отсутствие звука не позволило Арикс заметить опасность, которой она подвергалась. И еще невозможность правильно оценить размер роя и расстояние до него в полутьме. Только когда люди вокруг увидели это, начали кричать и разбегаться, пытаясь укрыться в ближайших домах, только тогда Арикс поняла страшную правду: рой не просто висел в воздухе, теперь он двигался.

Он направлялся прямо к ней.

Она попятилась, но ее взгляд был все еще прикован к чудовищному зрелищу, ее мозг все еще пытался понять, что она видит. Ей понадобилась еще секунда, чтобы преодолеть этот ужасный полу-паралич, прийти в себя и начать искать путь к спасению, и она боялась, что может быть уже слишком поздно.

Арикс побежала к ближайшему дому, но увидела, что путь блокирован застывшими от ужаса наблюдателями и теми, кто пытался бежать, но выбрал случайное направление. Она протолкалась сквозь толпу и добралась до основания широкой каменной лестницы, но ее оттолкнули, прежде чем она успела подняться по ступеням. На верху лестницы началась драка, те, кто успел вскочить в двери дома, пытались закрыть их, не пустив тех, кто пытался пробраться за ними. Здесь она не смогла бы найти убежище.

Арикс оглянулась через плечо, и ее сердце подскочило к горлу. Рой был уже почти над ней, достаточно близко, чтобы она могла разглядеть составлявших его насекомых, отделявшихся от его краев. Эти существа не были похожи на насекомых ее мира. Они были серебристого цвета и слишком большие. Они были размером с большую крысу. Нет, даже больше. Они летали, но Арикс не видела крыльев.

Потом насекомые набросились на своих жертв, и раздались дикие вопли.

Арикс оказалась в центре бури. Насекомые были повсюду, над ней, вокруг нее. Одно из них, пролетая мимо, разорвало ее одежду и оцарапало кожу. Она думала, что рой не издает звуков, но теперь в ее ушах звучало шуршание панцирей о панцири. Она замахала руками в тщетных попытках отогнать этих существ. Она почувствовала, как ее кулак врезался в маленькое твердое тело, отбросив насекомое, но на его месте появились еще десять.

Женщина рядом с ней завопила в агонии, когда насекомое содрало кожу с ее лица. Арикс почувствовала что-то в волосах, насекомое запуталось в них, она в панике закричала, вцепившись в существо, и смогла оторвать его, отделавшись лишь несколькими царапинами.

Арикс старалась все время быть в движении, как будто каким-то чудом, ниспосланным Императором, она могла обойти рой, прежде чем стать его целью, но люди вокруг умирали, падая, преграждая ей путь, и она не знала куда бежать – и, внезапно, она заметила кое-что еще. Град обломков посыпался сверху, половина кирпича задела ее щеку, оставив синяк.

Рой атаковал и здания. Значительная часть его просто врезалась в дом, в котором Арикс пыталась найти убежище. Насекомые пробили глубокую трещину в кирпичной кладке, заставляя кирпич крошиться, разбивали окна, и Арикс в ужасе увидела, что эта секция здания обрушивается.

Она снова побежала, но теперь к насекомым добавилась еще и туча кирпичной пыли. Арикс не успела пробежать и десяти шагов, как ее легкие не выдержали усилий, и она хрипло закашлялась. Из глаз текли слезы, щеки были мокрыми, и она не знала, слезы это или кровь.

Все эти люди, сотни людей, которые укрылись в том доме… не говоря уже об этажах выше, которых ей не было видно отсюда, и участке скайвэя, почти наверняка прикрепленном к зданию… Это было слишком, слишком чудовищное бедствие, чтобы Арикс могла осознать его сейчас. Сейчас она могла думать только о себе, о своем спасении, хотя и это ей казалось безнадежным.

Она последовала за потоком людей к краю скайвэя, глядя, как десятки их перепрыгивают через ветхое ограждение. И только когда она дошла до самого края, то поняла, что прыгать некуда, внизу нет другого скайвэя, на который, как она думала, можно спрыгнуть. Люди, охваченные ужасом, решили, что лучше превратиться в кровавое пятно на земле в тысячах метров внизу, чем стать жертвой кровожадных насекомых.

Все, что Арикс могла сделать – вернуться назад, чтобы не быть сброшенной со скайвэя давлением толпы. Она наполовину ослепла, ее голова кружилась, и она не знала, сколько крови потеряла из многочисленных царапин, но она еще не собиралась умирать. Она столкнулась с большим металлическим объектом, высотой ей по грудь, и, ощупав его руками, она поняла, что это было. Казалось, Император все-таки решил спасти ее.

Автотакси. Скорее всего, то самое автотакси, которое Арикс оставила здесь несколько минут назад. Да, это было оно. Замок на двери был сломан. Она открыла дверь и забралась в машину. После этого Арикс захлопнула дверь, и, хотя это не заглушило полностью звуки бойни снаружи, по крайней мере, стало достаточно тихо, чтобы Арикс могла собраться с мыслями. Когда она протерла глаза рукавом и открыла их, то увидела, что она в машине не одна.

Насекомое висело на ее руке. Арикс вцепилась в него, и оно оторвалось вместе с куском ее кожи. Она ударила насекомое о приборную доску и с удовлетворением почувствовала, как его панцирь треснул, но оно все еще корчилось в ее руках, и в этот момент новая волна этих существ врезалась в переднюю часть автотакси. Арикс закричала и выронила насекомое.

Ветровое стекло потрескалось, но, к облегчению Арикс, выдержало. Насекомое упало на ее колени, его единственный зеленый глаз злобно уставился на Арикс. В первый раз она могла подробно рассмотреть одну из этих тварей. Оно было похоже на обычного жука – но этот жук был бронированным, с панцирем из серебристых пластин. Арикс решила бы, что оно полностью механическое, если бы не тошнотворный зеленый ихор, вытекавший из трещин в панцире и испачкавший приборную доску и пол автотакси.

С содроганием она швырнула насекомое на пол, оно упало на спину, два ряда его крошечных конечностей дергались, пытаясь вернуться в нормальное положение. Арикс топтала его, пока оно не перестало двигаться.

Вдруг что-то огромное и тяжелое рухнуло на крышу автотакси, и Арикс на секунду испугалась, что машину может раздавить. Трещины на ветровом стекле начали распространяться, как паутинки. Арикс знала, что если стекло разобьется, она окажется здесь в ловушке, станет легкой добычей.

Потом внезапно все закончилось. Рой исчез, и Арикс осталась, тяжело дыша и плача, одна в изуродованных остатках автотакси. Ее пальто было изорвано в клочья, руки были изрезаны ранами, которые она даже не помнила как получила, и стук ее сердца казался единственным звуком во всем мире…


АРИКС думала, что останется здесь навсегда, потому что не могла встретиться с тем, что ожидало ее снаружи. Когда она собрала достаточно силы воли, чтобы потянуться к двери машины, дверь оказалась заклинена, и пришлось снова выбивать ее ногами, что на этот раз было гораздо труднее.

Вытащив свое избитое тело из машины, она оказалась посреди картины разрушения, задыхаясь от пыльного воздуха. Большинство зданий, к счастью, уцелели, но несколько рухнуло, и скайвэй был усыпан их обломками. То, что едва не раздавило автотакси, оказалось куском скайвэя, рухнувшего с высоты двадцати уровней.

Хуже всего были изуродованные, разорванные тела, лежавшие повсюду, большинство их было частично засыпано обломками. Некоторые из них были еще живы, корчились, двигались, пытались освободиться. Арикс слышала плач и жалобные крики о помощи. Она чувствовала, что должна что-то сделать, но не знала кому помочь первому; кроме того, ее голова кружилась, и ноги уже не держали ее.

Она сползла на землю, как старый мешок, сначала упала на колени, потом опустилась на кучу обломков. Глаза Арикс закрывались, она не могла мыслить ясно, не могла осознать все, что ей только что пришлось испытать, не могла думать о причинах и последствиях всего этого. Забвение окутало ее, и она была рада ему, рада возможности погрузиться в сон без сновидений – и, возможно, когда она проснется, кто-нибудь объяснит ей все это. Дядя Хенрик, может быть, или офицеры СПО, или Гюнтер…

Гюнтер. Случайная мысль о нем вызвала волну адреналина в крови Арикс, заставила ее проснуться, ее сердце снова забилось чаще.

Гюнтер. Он жил здесь, на одном из этих уровней, в одном из этих зданий, которые атаковали насекомые. Что если они разрушили его дом? Может быть, он даже не видел, как они приближаются, может быть, у него даже не было шанса спастись.

Арикс не могла представить будущее, в котором она и Гюнтер могут быть вместе.

Но сейчас она не могла представить свое будущее без него.

Она с трудом поднялась на ноги, вглядываясь в завесу пыли вокруг, пытаясь вспомнить, каким был этот скайвэй до разрушения, восстановить в памяти свое местоположение. Она должна вспомнить, какой из этих домов – дом Гюнтера. Она должна найти его, убедиться, что с ним все в порядке. Она должна держаться и идти – ради него.

ГЛАВА 5

КОСТЕЛЛИН лег спать рано.

Он чувствовал себя усталым до глубины души. Он не осознавал, насколько Даск вымотал его, пока не столкнулся с перспективой оказаться вместо отпуска на новом театре военных действий. «Возможно», думал он, «предположение капитана Рокана, что губернатор Хенрик беспокоится из-за пустяков, окажется верным. Хотя, если на Иеронимус Тета есть что-то, с чем можно сражаться, полковник-42 это найдет».

Комиссара разбудил сигнал тревоги и настойчивый голос, звучавший из динамиков где-то за пределами его каюты. Это был приказ строиться. Всему личному составу приказывалось немедленно готовиться к посадке на десантные корабли. Комиссар успел вздремнуть только полтора часа.

Он надел бронированный нагрудник, проверил плазменный пистолет и цепной меч, прежде чем повесить их на пояс. Он уже чувствовал, как настил палубы содрогается под топотом двадцати тысяч пар ботинок. Иногда он думал, как гвардейцы Корпуса Смерти могут спать, не снимая противогазов и ранцев. Иногда он думал, спят ли они вообще.


ДЕСАНТНЫЙ корабль, предназначенный для 186-го полка, прогревал двигатели в верхнем ангаре левого борта. Ротные командиры вели своих солдат в этот огромный гулкий отсек, и первые два взвода майора Альфа уже поднимались строевым шагом по аппарели в брюхо огромного ржавого корабля.

Полковник-186 стоял на мостике, наблюдая за посадкой, вытянувшись, как на параде, даже в положении «вольно». Костеллин, пробравшись сквозь поток прибывавших гвардейцев, поднялся по лестнице к нему.

– Что происходит? – спросил комиссар.

– Нам приказано высаживаться на планету, – сказал полковник.

– Да, я понял, но с какой целью? Никто не сообщил мне.

– Наши четыре полка должны занять позиции вокруг столицы и оборонять периметр снаружи.

– Оборонять от чего?

– У меня нет информации. Мне приказано передать вам извинения генералов за то, что вас не успели проинформировать, но генералы решили, что обстановка требует срочных действий.

– Несомненно, – сказал Костеллин. – Хотя бы Департаменто Муниторум извещен об этой операции? Едва ли было достаточно времени для обмена астропатическими сообщениями.

– У меня нет информации, – сказал полковник.

– Вам должны были что-то сказать, – возразил Костеллин, – об этой угрозе, возникшей из ниоткуда за эти четыре часа, что мы провели на орбите.

– У меня нет… – начал полковник.

– Конечно, у вас нет информации, – вздохнул Костеллин. – И я думаю, что уже не успею пойти и поговорить с генералами, если не хочу задержать высадку.

Полковник повернул голову к комиссару, словно одна эта мысль была ему отвратительна, хотя, конечно, выражение его лица не было видно за противогазной маской.

– Наши приказы вполне ясны, – сказал он.

Он говорил в точности как его предшественник.

Впрочем, он говорил как любой другой полковник Корпуса Смерти, с которым доводилось служить Костеллину. Всего их было шесть, или семь?

Предыдущий полковник-186 погиб на Даске, возглавляя атаку на стратегически важную высоту, защищаемую легионами мутантов Нургла. Он знал, что это будет, скорее всего, самоубийственная атака – генералы, подсчитав цифры, сделали вывод, что занятие этой конкретной высоты будет стоить более четырехсот убитых – но он все равно решил лично повести в бой своих солдат, как он делал всегда.

Старый полковник до конца исполнил свой долг. Он погиб в пламени вражеского огнемета, но его смерть стала платой за важную победу. Он взял эту высоту. Прежний майор Гамма был назначен на его место благодаря своей долгой службе в полку. Так в основном и шло продвижение по службе в Корпусе Смерти Крига: благодаря выживанию.

– Что-то еще? – спросил Костеллин.

– Нам назначена позиция у западной стены города, – сказал полковник. – Это близко к космопорту, так что мы сможем установить командный пункт там. 42-й полк расположится в северной части, 81-й в восточной, и 103-й в южной, так что наши солдаты будут на позициях первыми. После этого мы должны ждать дальнейших приказов, но конечно, в случае наличия прямой и явной угрозы следует действовать соответствующим образом.

– Прямая и явная угроза, – медленно произнес Костеллин. – Не нравится мне это, полковник. Я бы хотел знать, с чем придется сражаться.

– 81-й и 103-й полки высадят по взводу гренадеров за стены города, – сказал полковник. – Их задачей будет обнаружить и идентифицировать противника.

Костеллин молча кивнул, но внутри он ощущал грызущий страх. У него начали возникать собственные подозрения о том, что может происходить в Иеронимус-сити. Он лишь молился Богу-Императору, чтобы эти подозрения не оправдались.


КОСМОПОРТ Иеронимус-сити был набит перепуганными гражданскими. Они заполнили все здания космопорта и толпились даже на главной площадке, несмотря на все усилия местных сил безопасности, которых было просто слишком мало, чтобы поддерживать порядок.

К досаде Костеллина – хотя и не столь уж неожиданно – наличие высокой фуражки и человеческого лица сделало его главной надеждой на спасение для тысяч этих бледных, умоляющих лиц. С того момента, как он сошел с борта корабля, они окружили его, каждый пытался задать важнейший для себя вопрос, на которые комиссар отвечал насколько возможно вежливо, но твердо.

– Нет, сэр, я не знаю, когда будет безопасно вернуться в ваши дома.

– Нет, мадам, я не видел вашей дочери.

– Нет, сэр, эти корабли предназначены только для Имперской Гвардии.

– С этим вопросом, мадам, должны разбираться ваши местные власти.

По пути ему удалось собрать немного информации, частично благодаря разговору с полицейскими, которые встретили его и сопровождали сквозь толпу, а часть просто слушая, что говорят вокруг. Костеллин слышал разговоры об отключении электроэнергии во всем городе, о смертоносных насекомых, атаковавших скайвэи. Иеронимус-сити, казалось, ожидал эвакуации – что было не удивительно – и большинство этих людей просто не знали, куда идти, и поэтому пришли сюда, но, разумеется, в космопорту их никто не ждал.

Небольшой торговый корабль только что взлетел из космопорта, несколько безрассудных, отчаявшихся людей цеплялись за его корпус, словно думали, что смогут его задержать, или что он унесет их в другой, более безопасный мир. Вибрация двигателей вскоре стряхнула их с корпуса, и они с ужасными воплями полетели на землю, умоляя не слышавшего их пилота пощадить их, а корабль покинул сияющее огнями кольцо космопорта и исчез в ночи.

В другом углу площадки более предприимчивый торговец устроил импровизированный аукцион за оставшиеся места на борту своего старого ветхого транспорта.

Костеллин не сомневался, что сейчас губернатор Хенрик уже должен был связаться с Имперским Флотом и запросить для эвакуации все корабли, которые могли быть предоставлены. Иначе лучшее, на что он мог надеяться – спасти себя и своих приближенных. Почти все из тех несчастных, которые сейчас цеплялись за шинель Костеллина, будут брошены здесь.

Еще один десантный корабль приземлился, и 103-й полк Крига почти закончил высадку. Теперь они выгружали свое снаряжение, трейлер за трейлером выкатывались по аппарелям, буксируемые тягачами «Кентавр». Впереди первого тягача шли два гвардейца Крига, делая то, что не удалось сделать полицейским – расчищая путь сквозь толпу. Несмотря на угрозу лазганов, некоторые гражданские не сразу убрались с пути, но водители «Кентавров» не стали их ждать. Их просто отбросили в сторону, и один человек закричал в агонии, когда гусеницы шеститонной машины проехали по его ногам, превратив их в кровавую массу.

За «Кентаврами» двигались более мощные «Троянцы», буксировавшие тяжелые мортиры и четырехствольные минометы. А за ними везли большие пушки – огромные «Сотрясатели» и более старые, но не менее впечатляющие «Медузы». Костеллин заметил, что при виде их шум в толпе стал заметно тише. Люди смотрели молча, пораженные зрелищем огромных орудий разрушения. Если кто-то еще сомневался или пытался отрицать этот факт, теперь это было невозможно. На их мир пришла война.

Полк Костеллина тоже высаживался – полковник-186 проинструктировал их по пути на планету, и теперь они знали, что от них ожидается – прибыли два последних десантных корабля, уже опускавшихся на посадочные площадки в пламени выхлопов двигателей.

Костеллин воспользовался возникшим относительным затишьем, чтобы навести некоторый порядок. Громким голосом он призвал людей сохранять спокойствие и потребовал очистить посадочные площадки. Молодой лейтенант полиции последовал его примеру, и начал отводить людей в ближайший ангар, уверяя их, что все под контролем, и что уже приняты все необходимые меры на высшем уровне для обеспечения их безопасности.

Костеллину лейтенант признался:

– Я не знаю, что нам делать, сэр. Мы сможем разместить несколько тысяч человек в ангарах и залах ожидания, но все время прибывают новые беженцы. Мы обратились к соседним городам, и они согласились принять некоторое количество беженцев, но у них самих не так много места, да и многие из этих людей в любом случае не хотят ехать туда. Они беспокоятся о своих родственниках и друзьях, и надеются найти их здесь – и еще они боятся, что если уедут в другие города, их там отправят на самые нижние уровни и там бросят на произвол судьбы.

– Несомненно, так и случится, – заметил Костеллин.

– Некоторые из них, – сказал лейтенант заметно тише, – считают, что нигде на этой планете не будет безопасно.

Он посмотрел на Костеллина, и комиссар увидел в его глазах отчаянную надежду на утешение, которого он не мог дать.

Аукцион в углу посадочной площадки кончился скверно. Толпа неудачливых покупателей раздавила торговца о корпус его транспорта, и полицейские начали разгонять ее шоковыми дубинками. Костеллин предположил, что никто из этих людей в обозримом будущем уже никуда не полетит.

Он заметил в толпе высокую комиссарскую фуражку и, извинившись перед лейтенантом, начал проталкиваться к ней. Комиссар Мангейм объяснял кучке напуганных гражданских, что воздух не отравлен, и прибывшие солдаты носят противогазы только в качестве меры предосторожности. Как только он сказал это, мимо промаршировал взвод гренадеров в громоздкой панцирной броне и масках, похожих на черепа, и вновь начались вопросы.

Костеллин, взяв коллегу за руку, повел его в более тихий угол.

– Вы уже высадились, – сказал Мангейм, констатируя факт.

– Особого выбора не было, – ответил Костеллин. – Еще недавно я лежал в постели, мечтая о шести днях отпуска, и ожидая, что вы с полковником выясните об этих гражданских беспорядках и таинственных артефактах. А потом… – он махнул рукой, указывая на зрелище вокруг. – Что происходит, Мангейм?

– Хотел бы я знать, – сказал Мангейм. Он выглядел усталым. – Действительно, хотел бы. Мы с полковником-42 были уже в апартаментах губернатора Хенрика в Верхнем Шпиле, когда свет погас. Его люди проводили нас к нашему челноку, чтобы мы связались с войсковым транспортом, и тогда… Мы были во флаере, Костеллин, когда начали поступать сообщения. Жуки. Летающие металлические жуки, причинявшие невероятные разрушения. Один бедняга из СПО докладывал обстановку, когда они набросились на него. Через десять секунд он был мертв.

– Жуки, – ошеломленно повторил Костеллин.

– Вероятно, тогда Хенрик и отдал приказ на эвакуацию. Когда это случилось, таким было и пожелание генералов, но к тому времени, когда мы говорили с ними… к тому времени сюда добрались первые беженцы с нижних уровней. Лифты в городе не работали, понимаете? Выбраться можно было только пешком, через старые ворота на поверхности, через подулье и мутантов…

– Губернатор здесь? – спросил Костеллин.

– Я не видел его, – сказал Мангейм. – За ним послали флаер, это последнее, что я слышал.

– Они знали, – сказал Костеллин с абсолютной уверенностью.

– Прошу прощения?

– Генералы. Они знали. По крайней мере, подозревали. Скажите мне, Мангейм, кажется ли вам вероятным, что они могли организовать все это, быть так уверены, что угроза этому миру заслуживает внимания четырех полков Имперской Гвардии, не имея хотя бы малейшего представления о том, что это за угроза?

– Ничего нельзя утверждать наверняка, – сказал Мангейм.

– Они знают, – повторил Костеллин. – Вы тоже знаете, Мангейм. Вы служите достаточно долго, чтобы знать о подобных историях.

Мангейм осторожно кивнул.

– Необъяснимые утечки энергии.

– Артефакты ксеносов, скрытые глубоко под землей, словно кто-то был на этой планете до нас. Скажите, генералы видели знаки на этих артефактах?

– Я видел их, – сказал Мангейм. – Хенрик показывал нам голоснимки фрагментов камня – до того, как отключили электричество, я имею в виду. Он показал снимки знаков на колонне, которую обнаружили в рудниках, и… клянусь, раньше я никогда не видел ничего подобного. От одного взгляда на эти изображения болят глаза.

– И жуки, – подсказал Костеллин. – Металлические жуки.

– Капитан войскового транспорта, Рокан, – вспомнил Мангейм, – он сказал, что считает, будто командование флота что-то скрывает от него.

– И наши генералы делают то же самое, – сказал Костеллин. – Пока у них не будет неопровержимых доказательств, они будут держать свои подозрения при себе – и готовиться к худшему. Они не посмеют произнести это слово. Они не хотят быть первыми, кто закричит «Некроны!»


– КОМИССАР.

Костеллин обернулся. Он думал, что остался один в этой части десантного корабля, в пустом десантном отделении, эхо его шагов отражалось от изогнутых переборок, когда он ходил взад и вперед. Он подумал, неужели полковник-186 стоял здесь все это время, или он только что увидел, как комиссар вернулся на корабль, и последовал за ним.

– Могу я чем-то помочь вам? – вежливо спросил полковник.

Костеллин покачал головой.

– Я просто собирался с мыслями.

– Было бы разумно собираться с мыслями где-нибудь в другом месте. Я приказал сервиторам вернуть десантный корабль на войсковой транспорт, как только мы закончим высадку.

– Это не может подождать? Мне понадобятся системы связи этого корабля.

– Я не хочу, чтобы десантные корабли оставались в порту, – сказал полковник. – Они будут слишком заманчивы для собравшихся здесь беженцев, а у нас не так много людей, чтобы оставить для их охраны.

– Мне нужно поговорить с генералами, – сказал Костеллин. – У меня все еще есть вопросы.

– Мы оборудуем системы связи на поверхности, – сказал полковник. – Генералы свяжутся с нами, если приказы изменятся.

– К тому времени может быть уже слишком поздно. Вы слышали о некронах, полковник? Нет, конечно, не слышали. Немногие из живых слышали. Большинство из тех, кто встречался с ними, если оставались в живых после этого, впадали в безумие.

– Некроны, – повторил полковник, пробуя слово на языке, словно наслаждаясь предвкушением боя с новым противником.

– Во времена моей молодости,- сказал Костеллин, – запрещалось даже говорить о них. И все же слухи распространялись. Говорили, что некроны – древняя раса, что они уже вымирали, когда эльдары были еще молоды, и чтобы спастись, они скрылись в огромных подземных гробницах, и уснули. Говорили, что некроны спали миллионы лет, и теперь они пробуждаются.

– Вы подозреваете, что на этой планете есть некроны?

Костеллин присел на одно из пустых сидений.

– Слушайте, полковник, – сказал он. – Я знаю, что вас лишь недавно повысили в звании. Я знаю, это первый раз, когда нам приходится работать вместе…

– Мы сражались вместе и раньше. Мы два месяца воевали в одной траншее на Анакреосе III, четыре года назад. Тогда я был лейтенантом в роте Гамма.

– Верно. Я хочу сказать, что в моем положении приходится слышать… такие вещи, которые, возможно, лучше было бы не слышать. Я слышал истории о мирах, на которых были обнаружены гробницы некронов и о неизбежной участи этих миров.

– Какова бы ни была угроза этому миру, – сказал полковник, – мои люди сразятся с ней.

– Возможно, – сказал Костеллин, – с такой армией, какая была у нас на Даске. Но здесь у нас лишь четыре полка, к тому же обескровленных. Я просто думаю, что если мои подозрения окажутся верны, будет ли прямое столкновение лучшей стратегией в этой ситуации. Может быть, нам лучше, извините за выражение, убраться отсюда ради Золотого Трона!

– Подкрепления с Крига уже в пути, – сказал полковник.

– Думаю, нам не пехота здесь нужна, – сказал Костеллин, – а батарея циклонных торпед, чтобы разнести эту проклятую планету в космическую пыль. Но, конечно, Иеронимус Тета богат полезными ископаемыми, он слишком ценен для Империума.

– Вы так и не объяснили, зачем хотели говорить с генералами.

Костеллин устало вздохнул. Он больше не считал, что этот разговор имеет смысл.

Он знал людей Крига достаточно хорошо, чтобы понять, как работает их разум. Он знал, что в обычных обстоятельствах генералы Крига никогда не бросили бы четыре обескровленных полка против армии некронов, армии, чья численность и возможности были фактически неизвестны. Оценив обстановку, они заключили бы, что риск поражения, риск уничтожения, слишком велик.

Но сейчас обстоятельства не были обычными.

Милостью Императора, «Мементо Мори» был ближе всех к планете, когда стали поступать сообщения о ситуации на Иеронимус Тета. Здесь у них была редкая возможность отреагировать на вторжение некронов – если это было оно – на самых ранних его стадиях. Они рискнули, считая, что их части смогут сдержать вторжение, прежде чем оно поглотит этот мир, и, возможно, многие другие миры. Они ухватились за шанс нанести решительный удар, возможно, первый решительный удар по врагу, само существование которого Империум лишь недавно был вынужден признать, и противостоять которому еще не научился.

И ставкой в этой рискованной игре были двадцать тысяч человек.

– Вы знаете, что я буду сражаться за Императора до последнего вздоха, – сказал Костеллин. – Я просто боюсь, что операция, которую мы начинаем здесь, окажется тщетной.

– Наши жизни принадлежат Ему и находятся в Его воле, – сказал полковник-186.

Он действительно говорил как его предшественники.


ОНИ установили временные палатки на холме поблизости от космопорта, организовав лагерь беженцев, который рос с каждой минутой. Бесконечная колонна имперских машин снабжения спускалась по склону холма, наполняя воздух ядовитыми выхлопами двух сотен рычащих двигателей. Огни фар машин тянулись до самых стен города, построенных, чтобы держать нижние уровни закрытыми, и расползались вокруг стен во всех направлениях.

Взгляд Костеллина был устремлен вровень с этими стенами. Возвышавшийся за ними Иеронимус-сити казался темной зловещей громадой в свете луны, скрытой облаками. Костеллин смотрел на печальные силуэты его зданий, пересекавшиеся линии скайвэев, и тщетно искал хоть какой-то признак движения, жизни, надежды…

Сотни тысяч, миллионы людей оказались в ловушке в этих зданиях, на этих скайвэях, за этими стенами. Они оказались в ловушке из-за нехватки транспорта, тревоги за своих любимых, или просто потому, что не могли бросить все, что у них было. Они еще не могли этого знать, но с этого момента все было предельно ясно: город уже был мертв. Костеллин лишь молился, чтобы то же самое не случилось со всей планетой и с солдатами, которые с такой безрассудной смелостью готовились защищать ее.

Он думал о захолустном баре на захолустной планете, где крепко выпивший инквизитор намеками и шепотом говорил об ужасах, о которых он читал в самых секретных архивах, легендах о мертвых, возвращавшихся к жизни и облаченных в живой металл.

Он думал о заслуженном ветеране прославленного полка, заключенном в закрытой лечебнице, бормотавшем, как безумный, об оружии, способном ободрать человека заживо до самой бессмертной души, слой за слоем…

Он думал о докладе, который когда-то читал, составленном самим легендарным Кайафасом Каином, сообщавшем о кампании на ледяной планете Симиа Орихалка. Разумеется, доклад был отредактирован, угроза, с которой столкнулся Каин, не была названа, но два факта обратили на себя особое внимание Костеллина: то, что, эта угроза появилась из подземных туннелей планеты; и то, что впоследствии Симиа Орихалка была полностью уничтожена.

Он думал о металлических жуках и рунах, от которых болят глаза.

И еще он думал о недавно закончившейся войне на Даске, где, по крайней мере, он знал, с каким врагом сражается его полк, и с какой целью. Он чувствовал, что они там чего-то добились, принесли свет Императора в захваченный тьмою мир, но за эту великую победу была заплачена своя цена.

Они потеряли так много людей на Даске, почти треть личного состава полка. Костеллин устал – устал быть единственным человеком, кому не плевать на это.

ГЛАВА 6

ГЮНТЕР не знал, где он находится. Он никогда раньше не уходил так далеко от дома.

В любом случае, здесь было слишком темно, чтобы что-то разглядеть. Он просто следовал за людьми, идущими впереди, которые, в свою очередь, следовали за светом фонарей отделения солдат СПО.

Сначала Гюнтер чувствовал себя словно в ловушке среди теснившихся со всех сторон тел – как во время нападения мутанта прошлой ночью. Но сейчас было хуже, потому что на этот раз он не знал, от кого бежит. Он совершенно не представлял когда или как или откуда может появиться угроза, не говоря уже о том, как ее избежать.

Сейчас, однако, он вошел в ритм, машинально переставляя ноги, и утомление притупило его страх. Он не слышал взрывов или криков уже почти час. Что бы ни произошло в Иеронимус-сити, возможно, худшее уже позади. Гюнтер думал, далеко ли еще до городских стен, а после них – до космопорта.

Это был долгий день. После полудня ему пришлось встречаться то с одним чином полиции, то с другим, потом с парой офицеров СПО. Он рассказывал об артефакте в туннеле снова и снова, пропуская ту часть, где он бежал, как трус. Когда он вернулся в свой офис, ему позвонил сам губернатор, и Гюнтеру пришлось рассказать эту историю еще раз. Сначала, оказавшись в центре внимания, он чувствовал себя важной персоной. Потом он чувствовал лишь усталость.

Вечером он организовал закрытие рудника, как и приказал губернатор. У всех начальников участков были к нему вопросы, но Гюнтеру было приказано говорить как можно меньше, чтобы не вызвать панику.

– Я знаю не больше, чем вы, – уверял он их, – но не сомневаюсь, это лишь мера предосторожности.

Он отослал Кройц домой. Сидя в одиночестве за рабочим столом, и не слыша сигналов комм-линка, Гюнтер чувствовал, что его глаза слипаются, и вспомнил, что не спал уже тридцать шесть часов. Следующее, что он помнил – пробуждение в абсолютно темном офисе от звука громкоговорителей снаружи.

Ему пришлось пробираться в темноте к лестнице, ушибив лодыжку и ободрав колено. Поднявшись на два этажа, он вышел на ближайший скайвэй, где солдаты СПО приказали ему присоединиться к колонне эвакуируемых, насчитывавшей десять человек в ширину и более шестидесяти в глубину. Казалось, целый город эвакуируют, но, когда Гюнтер спросил почему, ему сказали:

– Я знаю не больше, чем вы, сэр. Не сомневаюсь, это лишь мера предосторожности.

Продвижение колонны было мучительно медленным. Колонна останавливалась у каждого здания, солдаты кричали в громкоговорители, и ждали, пока к колонне присоединятся новые напуганные беженцы. Некоторые были очень недовольны, что их выгоняют из домов посреди ночи, и начинались споры и расспросы. Однако лишь немногие люди рисковали остаться. Колонна увеличилась более чем в два раза, и Гюнтер уже не мог видеть, насколько далеко она растянулась.

Он слышал, как солдат говорил по воксу, и был рад, что, по крайней мере, они не были полностью отрезаны от остального мира. Солдат сообщал положение колонны и в ответ получал указания куда следовать. Похоже, придется пойти в обход, потому что… Гюнтер не был уверен, что расслышал правильно. Скайвэй обрушился? Что это значит? Как такое вообще возможно?

Ночной холод пробирал его до костей. Он потер руки о ткань своей серой рабочей формы, но это не слишком помогало. Он пожалел, что не взял пальто этим утром, но тогда он не мог знать, что день закончится вот так. В этом случае он бы взял из дома еще кое-какие вещи… Он подавил эту мысль. «Все будет в порядке», сказал себе Гюнтер. «Император поможет».


КОЛОННА повернула налево, прошла мимо множества покинутых домов, и потом повернула направо. Гюнтер почувствовал под ногами что-то, что оказалось обломком пласкрита. Через секунду он споткнулся о еще один, потом еще один, и вскоре уже пришлось взбираться на кучу обломков. Он подумал о голосе в воксе и отдаленных взрывах, которые он слышал, и его нервы снова пронзил страх.

Возможно, тот артефакт все-таки оказался бомбой. Возможно, он был не один. И возможно, где-то в городе спрятаны еще такие же.

Под ногой Гюнтера соскользнул кирпич, и он тяжело упал на одно колено, но не ушибся, приземлившись на что-то мягкое и хлюпающее. С ужасом Гюнтер обнаружил, что упал на внутренности полураздавленного трупа. Давясь от тошноты, он вскочил на ноги и продолжил идти вперед, но вскоре увидел бледную руку, высовывавшуюся из развалин. Где-то позади он услышал вопль и шум успокаивающих кого-то голосов – видимо, кто-то еще нашел нечто подобное.

Он подумал, сколько же людей погибли в этих развалинах. Многих из них смерть застигла дома, возможно, даже когда они спали. Успели они хотя бы испугаться, или их жизнь прервалась во вспышке взрыва, прежде чем они поняли, что происходит?

– Эй, там! – закричал кто-то. – Там кто-то двигается! Он жив!

Голос слышался на несколько рядов впереди Гюнтера. Когда толпа подалась вперед, у пары беженцев оказались собственные маломощные фонари, и Гюнтер увидел, как два человека разбирают обломки, разбрасывая кирпичи, а между ними он заметил гибкую фигуру – лишь силуэт во тьме – пытающуюся встать. Она была окровавлена, сгорблена, явно страдая от ран, и если бы Гюнтер стоял ближе, он посоветовал бы этой несчастной жертве лежать спокойно, а не рисковать усугубить свои травмы, подождать, пока солдаты с аптечками подойдут к нему.

Но когда фигура выпрямилась в полный рост, чувства Гюнтера предупредили его – прежде чем мозг это понял – что тут что-то не так.

Еще один пронзительный крик привлек его внимание, и еще – один совсем рядом позади него, а другой немного дальше впереди. И внезапно Гюнтер понял, что зрелище перед ним – не плод его воображения, не игра тусклого света. Он понял, что фигура перед ним – не человек.

Другие тоже это увидели, и прежде всего те, которые подошли, чтобы помочь. Но для них было уже слишком поздно. Существо двинуло плечами, и два человека судорожно дернулись, захрипели и умерли. Гюнтер лишь через секунду понял, что сделало существо, что его когти пронзили сердце каждого из них – и когда карманный фонарик выпал из рук кричавшей от ужаса девушки, его свет скользнул по этим когтям, и Гюнтер увидел, что они похожи на металлические ножи, каждый почти в метр длиной.

Существо рванулось вперед, и эти ужасные когти нашли третью и четвертую жертвы. Гюнтер видел теперь металлический череп монстра и обрывки плоти, прилипшие к его скелетообразному туловищу.

Нет, это было даже хуже, внезапно понял он, когда гнилостное зловоние окатило его, скрутив спазмами желудок. Эта плоть не принадлежала существу, это была лишь его одежда. Должно быть, оно содрало кожу с одного из трупов, чтобы замаскироваться. Чудовище ждало на земле, пока кто-нибудь найдет его, подойдет, чтобы помочь.

Гюнтер еще никогда не видел такого ужасного зрелища. Мутант, виденный прошлой ночью, не шел ни в какое сравнение. Никакая кинохроника не могла подготовить его к тому факту, что вселенная способна породить такой кошмар. Он хотел бежать, хотел бежать больше, чем можно хотеть чего-либо, но его ноги стали как свинец, и его взгляд был прикован к мертвому металлическому лицу вурдалака.

Да и куда бы он смог бежать? Монстр был не один. Вопли уже подтвердили это – и теперь Гюнтеру казалось, что вся толпа кричит от ужаса.

Появились двое солдат, поднявших лазганы, и Гюнтер уже начал шептать благодарственную молитву, но замолчал на полуслове. Первый солдат был белым от страха, его руки тряслись так сильно, что он не мог нажать на спуск. Второй сделал два выстрела, но они прошли мимо. Этого было достаточно, чтобы вурдалак заметил их, повернулся и с ошеломляющей скоростью бросился на солдат. Гюнтер почувствовал стыд от облегчения, что чудовище атаковало не его.

Вурдалак рванулся вперед, отрубив по пути головы еще двоим гражданским, которые не успели убраться с дороги. Второй солдат выстрелил еще раз и попал монстру в плечо. От попадания существо дернулось, остановившись на долю секунды, и Гюнтер затаил дыхание.

Вурдалак прыгнул на солдата, который завопил, когда когти-лезвия вонзились в него. Гюнтер понял, оно не просто убивало его: оно сдирало кожу с его тела. Солдат рухнул окровавленным куском мяса, несколько секунд он был еще жив, его глаза, которые он больше не мог закрыть, были полны ужаса. Для его товарища это было слишком, он повернулся и побежал, а вурдалак бросился за ним.

Когда чудовище стало удаляться, Гюнтер почувствовал, что паралич отпустил его. Толпа разбегалась во всех направлениях, и он последовал общему примеру, выбрав направление, прямо противоположное направлению монстра. Слишком поздно Гюнтер понял, что он бежит по пути, откуда шел, обратно в город, который он пытался покинуть.

На его пути оказались еще два солдата, отступавших перед другим череполиким чудовищем, облаченным в кожу, содранную с трупов. Это второе существо взмахнуло когтями и разрубило бронированный нагрудник так, словно он был сделан из бумаги. Солдат, ставший его жертвой, падая, задел Гюнтера, обрызгав кровью его одежду, и сполз на землю, мертвый. Уцелевший солдат переключил лазган на огонь очередями и начал бешено стрелять. По крайней мере, два его выстрела ранили гражданских, но достаточно попало и в монстра, заставив его зашататься. Гюнтер, снова шепча молитву, увидел, как вурдалак рухнул и лежал, дергаясь. Солдат приставил лазган к голове монстра и вышиб его мозги – если в этом страшном металлическом черепе были мозги. Гюнтер едва не закричал от радости.

Вдруг солдат замер, выпучив глаза, кровь хлынула у него изо рта, и Гюнтер увидел, как рука с когтями-лезвиями, нанеся удар снизу, выпотрошила его. Еще одно существо поднялось из развалин.

Гюнтер побежал, оставив позади развалины, и снова чувствуя твердую землю под ногами. Он бежал и еще сто человек бежали вместе с ним, но скоро они начали рассеиваться, скрываясь в переулках, за углами, в пустых зданиях. Гюнтер бежал, почти вслепую, потому что луна исчезла за тучами, и не горело ни одного фонаря. Он бежал и удивлялся, как быстро его жизнь скатилась к этому – одно бегство в ужасе за другим.

Он должен был подобрать лазган убитого солдата. Он понял это только сейчас. До того это даже не приходило ему в голову. Еще вчера он так бы и поступил. По крайней мере, он так думал. Он представлял себя стреляющим из лазгана, повергающим ту нечестивую тварь, прежде чем она смогла бы подняться. Шанс быть героем, о котором он мечтал. Но это было вчера, до встречи с мутантом, до артефакта, до того, как Гюнтер Сорисон понял, что в нем нет ничего от героя.

До того, как он видел, что бывает с героями.


ГЮНТЕР забежал за угол, слишком поздно увидев брошенное автотакси, чтобы избежать столкновения с ним, споткнулся на ступеньках и упал на землю, не имея сил подняться. Он лежал на животе в безмолвной тьме несколько минут, пока его дыхание не пришло в норму.

Он почувствовал, как амецитовое кольцо в кармане врезалось в его ногу, и подумал об Арикс. До этого он не беспокоился о ней – как член семьи губернатора, она была одной из самых защищенных людей в городе. Но кто бы смог защитить ее от того, что только что видел Гюнтер?

Он хотел идти в Верхний Шпиль, найти ее, но безнадежно заблудился. Сейчас он даже не знал, в каком направлении находятся стены города. Впрочем, если бы и знал, это бы ему не помогло. Между ним и стенами были вурдалаки – и через секунду он подумал, что в Верхний Шпиль тоже идти незачем. Арикс, наверное, давно уже эвакуировали оттуда, возможно, на машине.

Может быть, она сейчас ждет его в космопорту, думает, где он…

Гюнтеру казалось, что, куда бы он ни пошел, он лишь усугубит свое положение. Лучшим решением казалось остаться здесь, найти убежище, чтобы провести в нем остаток ночи, и, возможно, утром все окажется не так уж плохо. По крайней мере, днем он сможет определить, где он находится. По крайней мере, днем он сможет увидеть, если поблизости окажутся эти монстры.

Он поднялся по ступенькам, о которые споткнулся, и попытался открыть дверь на верхней площадке лестницы, но она оказалась запертой. Возможно, он смог бы выбить ее, но это наделало бы слишком много шума. Пройдя вдоль скайвэя, он попытался открыть еще три двери, пока не нашел дверь со сломанным замком.

Он попытался открыть дверь, но что-то с той стороны мешало. Гюнтер толкнул сильнее, и вздрогнул от грохота падающих ящиков. Дверь частично открылась, и он с трудом протиснулся в темный пыльный коридор. Вдоль левой стены располагался ряд дверей, вдоль правой – деревянная лестница, ведущая и вверх, и вниз.

Какая-то тень метнулась на лестнице, и прежде чем Гюнтер успел отреагировать, что-то бросилось на него, рыча и хрипя. Он потерял равновесие и ударился спиной о дверь, которая захлопнулась за ним. В темноте он не видел, кто на него напал, только чувствовал сыплющиеся на него удары. Инстинктивно Гюнтер поднял руки, чтобы защитить лицо, и локтем ударил нападавшего в горло.

Нападавший откинулся назад, издав стон боли, и когда он попал в полосу тусклого света от грязного лестничного окна, Гюнтер увидел его лицо, и оказалось, что, вопреки его худшим страхам, это всего лишь человек. Мужчина средних лет с густыми черными волосами и бородой. Подняв руки, Гюнтер закричал:

– Все хорошо, все хорошо! Я человек, как и ты. Я просто… искал место, чтобы спрятаться.

Человек не мог говорить, он все еще пытался восстановить дыхание, но, казалось, немного успокоился. Однако, он был настороже, держась на безопасном расстоянии.

– Ты живешь здесь? – спросил Гюнтер. – В этом доме?

Человек покачал головой.

– Я думал… – выдохнул он, – я думал, ты один из этих тварей.

– Ты тоже их видел? – сказал Гюнтер. – Ты был в развалинах?

– Они воняют смертью, – сказал человек. – Там было так много крови, и этот запах… Я испугался и побежал. Я просто увидел дверь и спрятался за ней. Я пытался забаррикадироваться, когда ты… Я думал, это они преследуют меня.

– Вряд ли, – сказал Гюнтер. – Я долго был снаружи и не видел… Не думаю, чтобы они преследовали нас.

– Что это за твари? И откуда во имя Императора они взялись?

– Не знаю. Хотел бы я знать, но… Что будем делать? Останемся здесь? Возможно, так будет безопаснее. Мы можем снова забаррикадироваться ящиками…

– Нет. Мы только что видели, что от них немного толку. Даже не знаю, о чем я думал. Если бы кто-то увидел эти ящики, сразу стало бы понятно, что внутри кто-то есть. В любом случае, эти твари могут разрушать здания, ты видел развалины… Не хотел бы я оказаться в этом доме, если…

Об этом Гюнтер не подумал, и мысль эта была весьма мрачной.

– Я Вебер, – сказал человек, окончательно придя в себя, и протянув руку.

Гюнтер пожал ее и сам представился.

– У меня магазин на 201-м уровне, – сказал Вебер. – Точнее сказать, был магазин. Думаю, у нас у всех что-то раньше было. Была работа. Было жилье…

– Все не настолько плохо, – сказал Гюнтер. – СПО разберутся с этим, и все придет в норму.

Вебер насмешливо фыркнул.

– Ты явно не видел того, что видел я. Эти солдатики слились быстрее, чем гражданские. Половина из них даже не вспомнила, как стрелять из своих лазганов.

– Это было лишь одно отделение, несколько человек. Подожди, пока в дело вступят танки и мортиры, и… даже если этого будет недостаточно, сюда пришлют подкрепление, Имперскую Гвардию или… Мы слишком… Этот мир слишком важен для Империума, и мы всегда были верны Ему, мы хорошо Ему служили. Он спасет нас.

– Ты насмотрелся слишком много кинохроники, парень, – проворчал Вебер, шагая по коридору и пробуя открыть двери. – Я говорил тут с одним недавно… он жил на 204-м и сказал, что их атаковал рой металлических насекомых. Они обрушивали здания, просто отрезали от них куски, как будто…

– 204-й? – повторил Гюнтер. Это было близко к его дому, очень близко.

– Я предлагаю, – сказал Вебер, – найти пустую квартиру, которую забыли запереть, и переждать там ночь.


ОНИ нашли комнату на следующем этаже. Она оказалась в точности такой, как комната Гюнтера, как все комнаты, в которых он жил: раковина в одном углу, кухонная плита в другом, единственная кровать в нише за занавеской. Преимущество этой конкретной комнаты было в том, что из ее окна открывался вид на скайвэй перед домом.

– Будем спать по очереди, – сказал Вебер. – Один спит, другой караулит.

Гюнтер согласился и вызвался нести первое дежурство, хотя совершенно не представлял, что он сможет сделать, если что-то случится.

Как бы ни был нужен ему сон, он был слишком взволнован, чтобы спать.

Через несколько минут Вебер уже храпел в кровати. Гюнтер ходил по комнате, пытаясь согреться. В конце концов, он догадался заглянуть в шкаф и нашел там тяжелое пальто из кожи грокса. Он с благодарностью надел его и устроился в кресле у окна.

От тепла его дыхания на холодном стекле появились узоры. Вебер храпел сначала раздражающе громко, потом его дыхание стало более ровным. Гюнтеру стало почти жарко в теплом пальто, и он уже думал снять его, но для этого надо было встать из уютного кресла.

На секунду он закрыл глаза. Следующим, что он увидел, был мерцающий свет, и Гюнтер испуганно вскочил с кресла.

Сколько он проспал? Он надеялся, что недолго. Снаружи было еще темно. Вебер все еще храпел на кровати. Но было что-то еще…

На скайвэе внизу появились силуэты, двигавшиеся плотным строем. Девять или десять. Должно быть, свет их фонарей, попав в окно, разбудил Гюнтера. Сначала Гюнтер подумал, что это солдаты. Они шли как солдаты, не согнутой звериной походкой череполиких вурдалаков, но четко и целеустремленно. Гюнтер подумал, не стоит ли разбудить Вебера или, может быть, выбить окно и привлечь внимание солдат. Ему не слишком хотелось снова выходить в холодную ночь, но что если солдаты знали безопасный путь из города? Возможно, у них мог быть даже транспорт поблизости.

Потом луч фонаря осветил одного из них, и Гюнтер в ужасе затаил дыхание.

Фигура была одета как солдат – черная шинель, шлем, ранец, тяжелая панцирная броня – и держала в руках оружие, но лицо ее было похоже на лица тех тварей – мертвый металлический череп с пустыми глазами. Изо рта черепа выходил шланг, соединенный с ранцем, словно сам воздух человеческого мира был ядовит для этих существ.

Гюнтер упал на пол у подоконника, выругав себя за то, что не сделал этого сразу. Что если его заметили? Должно быть, Вебер услышал его движение, или почувствовал что-то, потому что внезапно он проснулся, вытянув шею, чтобы разглядеть Гюнтера в темноте.

– Что там? – шепотом спросил он.

– Что-то… что-то снаружи.

– Вурдалаки? Они вернулись?

Гюнтер покачал головой.

– Не вурдалаки, – прошептал он. – Что-то хуже.

ГЛАВА 7

ГУБЕРНАТОР Хенрик стоял на вершине самой высокой башни Иеронимус-сити – его дома, и смотрел на свои владения – как он боялся, в последний раз.

Его город был окутан дымом, огромные клубы дыма поднимались с нижних уровней. Минуту назад он видел, как рухнула еще одна башня, прямо у него на глазах. До этого он не спешил эвакуироваться; опасность, казалось, еще далеко. Теперь же он с нетерпением смотрел, как флаер заходил на его посадочную площадку, вихрь воздуха от его двигателей, взъерошил редеющие волосы губернатора. Он знал, что следующим будет разрушен Верхний Шпиль. Возможно, его уже атакуют где-то внизу, и Хенрик узнает об этом, только когда башня обрушится под его ногами.

Когда флаер сел, Хенрик бросился к нему и забрался на заднее сиденье, его телохранители уселись рядом по обе стороны. Флаер взвыл и заскрипел, снова борясь с гравитацией. Хенрик не понимал, как эта тяжелая громоздкая машина вообще может летать, но для него было достаточно того, что она летает. Оказавшись в воздухе, он почувствовал облегчение, но вскоре оно сменилось чувством глубокого горя.

Он видел свет фар на скайвэе внизу, полицейский грузовик, в который слуги губернатора погрузили вещи, наиболее ценные для него: его медали и личные голоснимки, несколько самых драгоценных предметов антиквариата и картин, и его любимое кресло. Технопровидцы работали с внешними лифтами, пытаясь подключить их к аварийным источникам энергии, и, если им повезет, грузовик выведут за стены города. Но даже так, столько всего пришлось оставить…

Проклятье, он заслужил свое высокое положение и соответствующий ему уровень жизни! Он не хочет начинать все с нуля где-то на другой планете. Он не хочет быть губернатором, потерявшим свой мир – и не будет. Он поклялся в этом.

Он повернулся к телохранителю слева.

– Вызовите Кальдера еще раз, – приказал он. – Я хочу знать, что происходит.

Солдат послушно передал вызов – и, спустя бесконечные десять секунд, в вокс-наушнике сквозь треск помех послышался сдержанный голос сержанта Кальдера.

– Все еще продвигаемся по 204-му уровню, – сообщил сержант. – Некоторые скайвэи обрушились, приходится искать обход.

– Что со следящим устройством? – спросил Хенрик. – Оно все еще… она еще…?

– Все еще двигается, сэр. Примерно в пятнадцати кварталах, и приближается. Мы сообщим, как только найдем ее.

Хенрик тяжело опустился на сиденье, устало потерев глаза. Почему Арикс именно сегодня решила оказать неповиновение? Почему она проигнорировала его предостережения? Его племянница всегда была своевольной, но он не думал, что она настолько упряма, чтобы назло ему подвергнуть себя опасности. Он не мог представить, зачем она могла уйти из Верхнего Шпиля так далеко, на столько уровней вниз.

По крайней мере, она все еще двигалась. Он поблагодарил Императора за следящее устройство в ее ожерелье, которое ее мать подарила ей. Слава Императору за мысль вмонтировать в это ожерелье следящее устройство, по которому солдаты СПО смогут найти ее. Должны найти.

– Что насчет генерала Тренчарда? – спросил он солдата. – Новостей нет?

– Нет, сэр. Похоже, генерал был дома, когда его дом… когда рой этих насекомых… Он считается пропавшим без вести, предположительно мертвым. Полковник Браун исполняет его обязанности, пока… мы не знаем точно.

Хенрику с недавних пор приходилось слышать подобное весьма часто. Казалось, никто ни в чем не был уверен. Например, никто не знал, что происходит в главном генераторуме города. Он приказал полицейским выяснить это, и СПО направили туда несколько отделений солдат, но от них до сих пор не было никаких известий. И Арикс…

Он заставил себя не думать о ней. Он должен верить, что солдаты найдут ее. Тем временем из флаера уже можно было разглядеть огромное кольцо космопорта Иеронимус. Хенрик был почти ослеплен сиянием огней этого кольца, они казались такими яркими после столь долгого пребывания во тьме. Флаер, заходил на посадку среди этих огней, почти задевая брюхом стены космопорта, и это значило, что Хенрика ждала работа. Надо было спасать мир.


КОНЕЧНО, его сразу узнали.

Когда Хенрик шел по главному терминалу космопорта, его окружили отчаявшиеся люди, они теснились вокруг, пытаясь подойти к нему, чтобы он услышал их мольбы. Его телохранители взяли наизготовку лазганы, и этой скрытой угрозы оказалось достаточно, чтобы удержать толпу на расстоянии. Хенрик смотрел только вперед, не обращая на них внимания – его беспокоили более важные вещи, чем их мелкие жалобы.

Он приказал полицейскому привести его к тому, кто здесь командует. Его провели по лестнице в застланный ковром коридор, в котором, к счастью, не было беженцев. Однако в нем было полно солдат Крига, переносивших мебель и оборудование между административными помещениями космопорта. Почти полная тишина, в которой они работали, пугала губернатора; из-за нее они напоминали сервиторов.

– Полковник, – сказал он, увидев знаки различия командующего офицера. – Не могли бы вы быстро ввести меня в курс дела?

Полковник обернулся и секунду оглядывал Хенрика сквозь линзы противогазной маски, скрывающей лицо.

– Я вас не знаю, – сказал он.

Хенрик нахмурился, потом заметил полковой номер на наплечнике офицера.

– Прошу прощения, – сказал он. – Я принял вас за полковника-42, мы с ним встречались недавно. Вы, должно быть, полковник…186, да? Меня зовут Хенрик. Я губернатор этой планеты.

– Понятно, – резко сказал полковник. – В таком случае обязан сообщить вам, губернатор Хенрик, что Иеронимус Тета находится на военном положении. Таким образом, вы освобождены от своей должности.

Он повернулся и пошел в ближайший кабинет, оставив Хенрика стоять с открытым от изумления ртом.

– Эй, подождите! – воскликнул губернатор.

Он попытался войти в открытую дверь, но на его пути оказался худощавый человек лет семидесяти, возвышавшийся над невысокой плотной фигурой Хенрика.

– Комиссар Костеллин, – представился он. – Возможно, я смогу ответить на ваши вопросы.

Хенрик бросил последний возмущенный взгляд на полковника, который давал указания гвардейцам, устанавливавшим аппаратуру связи. Потом он пожал руку комиссара и позволил ему увести себя отсюда, все еще продолжая хмуриться.


КОСТЕЛЛИН занял небольшой кабинет в конце коридора. Он уже успел добыть себе термос рекафа, дымившийся на подносе на его столе. Хенрик нетерпеливым жестом отказался от предложенной кружки рекафа, но вскоре пожалел об этом, потому что горячий стимулирующий напиток был именно тем, что ему сейчас нужно.

Когда Костеллин сел в кресло, его лицо стало мрачным.

– Ситуация складывается весьма серьезная, – сказал он, – возможно, более опасная, чем вы представляете. Наши части в столице докладывают…

– Вы послали войска в мой город?! – выдохнул Хенрик.

– Пока только пару взводов. Их задача…

– Мне плевать какая у них задача, я все еще имперский губернатор этого мира, что бы там ни говорил этот ваш полковник! Я несу ответственность за благополучие его населения, и требую, чтобы меня ставили в известность прежде чем…

– Я понимаю ваше затруднительное положение, губернатор, – спокойно сказал комиссар, – и мне известно, что полковник-186 склонен действовать в довольно грубой манере.

– Это еще мягко сказано, – проворчал Хенрик.

– Однако уверяю вас, – сказал Костеллин, – что полковник действует исключительно в интересах этого мира и его населения.

– Так, как он их понимает, – заметил Хенрик. – И уж конечно, я обладаю большей компетенцией в этом вопросе.

– Как полковник сказал вам, это военная операция, и самым важным для нас сейчас является время. Мы должны принимать трудные решения и принимать их быстро, и если иногда это означает…

– Продолжайте же, – нетерпеливо сказал Хенрик. – Я готов услышать худшее.

И Костеллин рассказал ему. Он рассказал о металлических насекомых, о которых Хенрик уже слышал, и о вурдалаках, прятавшихся среди развалин Иеронимус-сити – о них Хенрик не знал. Комиссар объяснил, что, судя по показаниям сканеров войскового транспорта на орбите, более сотни башен потеряли как минимум верхние сорок этажей – гораздо больше, чем опасался Хенрик.

– Один из наших взводов был атакован противником, – сказал Костеллин. – Пятьдесят гренадеров Крига, около четверти из них были вооружены мелтаганами, против вдвое меньшего количества вурдалаков, и даже при таком соотношении сил потери гвардейцев составили почти тридцать процентов.

– Но они победили? – с надеждой спросил Хенрик.

– Да, – сказал Костеллин. – К сожалению, мы подозреваем, что эти существа – лишь авангард гораздо большей армии некронов.

Хенрик раньше никогда не слышал о некронах, но даже от самого этого слова на его душу повеяло могильным холодом.

– Вы думаете… надежды нет?

– Я думаю, вы должны снова связаться с командованием флота. Возможно, вы сможете ускорить отправку кораблей для эвакуации населения.

Когда комиссар сделал глоток рекафа, зловещий грохот орудийных выстрелов встряхнул стены кабинета, с потолка посыпалась штукатурка. Хенрик оцепенел, вцепившись в подлокотники кресла с такой силой, что его пальцы побелели.

– Что происходит, Костеллин? – спросил он.

– Когда вы покидали город, вероятно, вы заметили, что мы окружили его. Мы намерены закрыть все выходы из города и изолировать некронов внутри.

– Вы не можете! – закричал Хенрик. – Там, в городе, остались еще миллионы людей!

«Арикс», подумал он.

– Конечно, – сказал Костеллин, – мы предоставим больше времени на эвакуацию. Мы спасем столько людей, сколько сможем. Однако мы должны также учитывать жизни тех тысяч людей, которые уже успели покинуть город, и миллиардов тех, которые живут в других городах планеты. Мы не можем рисковать…

– Вы оставляете их на смерть, – сказал Хенрик, – тех, кто не успел выбраться вовремя. Вы принесете их в жертву.

– Наступает время, – подтвердил Костеллин, – когда такое решение должно быть принято.

– И кто примет его? Кто решит, кому жить, а кому умирать. Нет, не говорите, я и сам догадываюсь. Полковник-186, не так ли?


ХЕНРИК ждал полковника Брауна, когда его колонна полугусеничных машин с открытыми кузовами въехала в ворота космопорта. Временному командующему СПО было уже за сорок, это был человек плотного телосложения, с румяными щеками и щетинистыми усами. Он ехал в головной машине, в сопровождении майора и двух лейтенантов, все они не выпускали из рук вокс-микрофоны, получая донесения и отдавая приказы.

– Мы потеряли связь с почти половиной наших отделений в городе, – доложил Браун губернатору, едва переведя дыхание. – Некоторые из них докладывали, что их атаковали странные существа – отвратительные монстры с металлическими черепами. Я приказал им начать отступление из города, но…

– Сэр, я не могу связаться с 84-м отделением, – сообщил один из лейтенантов. – Похоже, мы и их потеряли. Они приближались к генераторуму и успели сообщить, что на скайвэях тихо, слишком тихо. А потом… 17-е отделение тоже направляется туда, они в нескольких кварталах и в четырех уровнях выше. Я могу направить их…

– Нет, – сказал Хенрик. – Забудьте про генераторум. Всем отделениям в городе сосредоточиться на эвакуации мирных жителей. Они должны помочь людям выбраться оттуда.

– Сэр, – сказал второй лейтенант, – я получаю сообщения о перестрелке на самом нижнем уровне, у северных ворот. Мутанты прорываются через блокпосты…

Полковник Браун собирался ответить, но Хенрик его опередил.

– Пошлите подкрепления, все части, которые смогут добраться до них. Нельзя потерять контроль над воротами. Они должны оставаться открытыми пока не… Они должны оставаться открытыми.

– Сэр, 15-е отделение докладывает о беспорядках на…

– … атакуют гражданских на 82-м уровне. Сержант Каттер запрашивает…

– … отрезаны там. Они не могут найти лестницу…

– … потеряли пять человек, но смогли убить эту…

– Сэр, еще одна засада на 204-м уровне. 47-е отделение атаковано пятью – нет, шестью тварями. Сержант Кальдер докладывает…

Среди этого вала информации одно имя прозвучало в ушах Хенрика как внезапный выстрел. Он выхватил вокс-микрофон у испуганного лейтенанта, нажал руну передачи.

– Сержант Кальдер, это Хенрик. Ваше отделение не должно ввязываться в бой. Выйти из боя, слышите меня? Отступайте!

– … легче сказать, чем сделать, сэр. Они прижали нас. Мы не можем…

– Слушай, Кальдер. Ваша главная задача – найти и спасти мою племянницу. Вы не сможете… вы не справитесь с этими тварями.

– … убили одну, но они схватили Рейнарда, сэр. О, Император, они… они свежуют его заживо! Я… мы пытаемся отступить, но двое наших… когда они увидели, что случилось, что делают эти твари, они пытались убежать, но монстры бегают быстрее… порезали их… идут ко мне… я не могу…

– Уходите оттуда, Кальдер! Это приказ! Сержант Кальдер!

Ответа не было, только треск помех.

– Вы слышите меня, сержант Кальдер? Кальдер, вы там?

Казалось, все вокруг Хенрика остановилось. Офицеры ошеломленно смотрели на него. Он понял, что он кричал. Глубоко вздохнув, он переключил вокс на открытый канал и сказал настолько спокойным голосом, насколько мог:

– Всем подразделениям поблизости от 204-го уровня, сектор… я не знаю, но где-то близко к центру. Мы потеряли связь с 47-м отделением, повторяю, потеряли связь с 47-м отделением. Я… мне нужно, чтобы вы нашли их. Пожалуйста.

Он передал микрофон лейтенанту, который сразу же принял новое сообщение, и отошел в сторону, чтобы разобраться с ним.

Хенрик, проглотив комок в горле, выбросил из головы мысли об Арикс и повернулся к полковнику Брауну.

– Ладно, – сказал он. – Значит, мы потеряли нашу базу в городе. Нам нужно последовать примеру Имперской Гвардии и организовать полевой штаб здесь, в зданиях космопорта. Свяжитесь с другими базами СПО по всей планете, прикажите им выслать сюда подкрепления, столько, сколько смогут. Организуйте мне кабинет не далее чем в двух дверях от кабинета полковника-186 и… я хочу чашку свежего рекафа.

– Губернатор, это означает…?

– Простите, полковник, это не значит, что я сомневаюсь в ваших способностях, но думаю, что этот кризис требует более опытного командующего. – Хенрик при этом заметил на лице Брауна выражение облегчения, которое полковник тщетно пытался скрыть. – Как бывший офицер Имперской Гвардии и как губернатор этой планеты, я принимаю непосредственное командование силами планетарной обороны.


ХЕНРИК приказал своим адъютантам разыскать среди вещей ящик с его старым военным снаряжением. Они суетились вокруг, помогая ему надеть потускневшую от времени броню, начищали кокарду на фуражке, смазывали болт-пистолет. Его старая шинель была сейчас слишком тесна ему, и пуговицы не застегивались, поэтому пришлось доставать ему новую. Хенрик стоял неподвижно посреди этой суеты, его глаза были открыты, но он не видел того, что происходит вокруг, погруженный в воспоминания молодости.

Он думал, что дни военной службы давно прошли для него…

Выйдя в коридор, он без стука зашел в следующую дверь.

– Мистер Хенрик, – сказал полковник-186, едва удостоив посетителя взглядом. – Я предпочел бы, чтобы вы обращались по интересующим вас вопросам к моему комиссару. Думаю, вы встречались.

– Губернатор Хенрик, – поправил его Хенрик. – Или генерал Хенрик, если вас это больше устроит.

Если полковник и был удивлен этим, то проявил удивление лишь короткой паузой перед следующей фразой.

– Вы приняли командование СПО.

– Похоже, нам все-таки придется работать вместе.

Полковник откинулся в кресле.

– Как я понимаю, до сих пор ваши солдаты действовали не слишком эффективно. Какие у вас потери?

– Я… пока не знаю точных цифр, но я уверен, что мы сможем сыграть важную роль…

– С этим я не спорю… генерал. Любой человек, готовый пожертвовать жизнью за Императора, не важно, насколько хорошо обученный или вооруженный, является для нас ценным ресурсом.

– Э… да.

– Однако эти ресурсы могут быть использованы более эффективно, если ими будет распоряжаться один командующий. Я думаю, что я должен…

– Это мои люди, – твердо сказал Хенрик. – Они будут получать приказы только от меня и ни от кого больше, и если вы желаете обсудить этот вопрос с Администратумом…

– Вы, конечно же, немедленно начнете призыв.

На секунду Хенрик лишился дара речи. Он лишь беззвучно открывал рот, пока полковник продолжал:

– Этот космопорт и его окрестности полны годных к военной службе беженцев, не приносящих никакой пользы. Какие бы обязанности эти люди не исполняли в вашем обществе, сейчас они не заняты ничем.

– Но как… у нас просто нет снаряжения, чтобы обмундировать и вооружить их всех. Наша планета всегда была мирной, полковник, у нас не было необходимости содержать значительные вооруженные силы…

– Вы согласны, – сказал полковник-186, – что ваши люди являются ресурсом, и мы должны использовать этот ресурс с максимальной эффективностью. Они верные подданные Императора?

– Конечно. Конечно, они верные подданные, но…

– Тогда они будут рады отдать свои жизни во имя Его. Это лучше, чем позволить нашим врагам вырваться из города, ибо тогда эти люди тоже погибнут, но уже без всякой пользы.

– Кстати об этом, – сказал Хенрик. – Я так понимаю, вы собираетесь закрыть ворота города. Так как в городе сейчас находятся в основном мои люди, это я должен решать когда…

– У ваших людей есть время до рассвета, – сказал полковник. – После чего им тоже предстоит пожертвовать жизнью ради славы Империума.


ЛАГЕРЬ беженцев сильно увеличился. С вершины холма у космопорта Хенрик видел новые ряды палаток, поставленных вдоль дорог, тянувшиеся почти до соседних городов. Губернатор говорил по воксу, пытаясь связаться с другим сержантом СПО сквозь всплески помех и постоянный шум встревоженных голосов.

– … кажется, один из ребят нашел что-то, сэр. Что-то в развалинах. Это… о, Император, спаси нас, это труп. Похоже, это… один из наших, сэр, это…

– Будьте осторожны, сержант Флест, не теряйте бдительности.

Последовала долгая пауза. Хенрик уже собирался повторить вызов, когда голос сержанта раздался снова, напряженный и, казалось, едва сдерживающий тошноту.

– Подтверждаю, сэр. Труп… один из наших… нашли его лазган, но тело ободрано… то есть, его кожа, сэр, содрана с костей… это… я не знаю, что могло сделать подобное…

– Сосредоточьтесь, сержант. Вы должны сконцентрироваться. Мне нужно, чтобы вы… Можете опознать его? Осталось что-то…?

– … нашли его жетон. Согласно ему, это… рядовой Васор, 47-е отделение. И тут рядом… еще два… нет, три… Святой Трон, это была бойня!

– Вы нашли сержанта Кальдера? Абсолютно необходимо, чтобы вы нашли сержанта Кальдера!

– … нашли его, сэр. Так же, как с остальными. Что бы ни сделало это…

– Слушай меня, Флест. Мне нужно, чтобы ты… У Кальдера есть следящее устройство? Оно похоже на вокс-аппарат, но меньше, черного цвета, с…

– Подтверждаю, сэр. Устройство здесь, но оно… Похоже, Кальдер упал на него, когда… оно разбито на куски, сэр. Нужен техножрец, чтобы…

Остальные слова сержанта не было слышно из-за помех, но Хенрик услышал достаточно.

Микрофон выпал из его онемевших пальцев; один из телохранителей поспешил подхватить его. Конечно, даже до этого, последнего, удара Хенрик понимал, что Арикс навсегда потеряна для него. Меньше чем в двух километрах отсюда Корпус Смерти Крига начинал осаду его города. Они устанавливали минные поля вокруг его границ, закладывали подрывные заряды, чтобы подорвать некоторые из внешних башен. Возможно, они причинят городу не меньшие разрушения, чем рой металлических насекомых – и, как тех насекомых, их, казалось, не заботило, сколько людей погибнет при этом.

Казалось легче всего сдаться, оставить эту войну полковнику-186 и сбежать на первом же спасательном корабле. Это было бы легко и безопасно, но губернатор-генерал Тальмар Хенрик гордился тем, что происходил из династии героев. Пока остается хоть малейший проблеск надежды, он будет сражаться. Он не опозорит память своего отца, брата и своих сыновей.

Он взял громкоговоритель, которые солдаты принесли для него. Оглядев море умоляющих лиц, собравшихся перед своим правителем, он поднял рупор к губам и произнес:

– Мои граждане, – сказал он. – Я знаю, у вас есть вопросы. Я знаю, вы напуганы, и не буду лгать вам, наш мир находится в опасности. Поэтому я… мне нужна ваша помощь. Я прошу всех годных к военной службе мужчин от пятнадцати до сорока пяти лет завтра отметиться у офицеров СПО. Вы были избраны… мы все были избраны для чести службы Богу-Императору, и пока наши сердца остаются чисты, пока мы сражаемся во имя Его против сил зла, угрожающих нам, я верю, Он не допустит, чтобы погибло все, что мы создали здесь. Слава Императору!

ГЛАВА 8

НЕБО на востоке светлело, и ночные тени исчезали. Скайвэи Иеронимус-сити, окрашенные в пастельные синие и серые оттенки, казались необычно тихими, и рядовой Карвин снова почувствовал надежду.

Его отделение достигло окраин города – девять усталых солдат и несгибаемый сержант Флест вместе с кучкой гражданских, которых они подобрали по пути – но они были еще на высоте почти сотни уровней. В темноте Карвин был уверен, что у них нет шансов добраться до ворот города, прежде чем их закроют. Сейчас, в предрассветных сумерках, все казалось ему возможным.

Долгая ночь, наконец, закончилась. Если бы кошмары, которые она принесла, рассеялись так же легко…

Карвину было девятнадцать лет. И уже три года он был солдатом СПО. Он пошел служить, искренне желая сделать родной мир безопаснее. Его мать всегда ворчала, что кто-то должен держать этих грязных мутантов под контролем, подальше от нормальных людей, и Карвин думал «почему бы не я?». Ему нравилась служба, она давала достаточно средств ему и его матери, чтобы переселиться на целых девять уровней наверх, и теперь мать уже не так ворчала.

И, в конце концов, Иеронимус Тета был хорошо защищен. Вот почему многие друзья Карвина пошли служить в Имперскую Гвардию: чтобы, сражаясь на дальних полях битв, не допускать настоящие угрозы до родного мира. Вот почему до сих пор Карвину не приходилось встречаться с чем-то более опасным, чем возмущенные безоружные гражданские во время голодных бунтов в прошлом году.

До сих пор…

Четыре часа назад Карвин нашел в развалинах окровавленный труп без кожи. Он смотрел в мертвые глаза солдата, такого же молодого, как он сам, и ни время, ни начинавшийся рассвет не помогали забыть ужасную картину. Она всегда была с ним, возникая перед глазами во всех своих страшных подробностях.

– Мы обыщем эти здания, – сказал сержант Флест, указывая на линию домов по обе стороны улицы. – Надо найти путь вниз.

Еще ни одному приказу Карвин не был так рад.

Он подошел к ближайшей двери и ударом приклада выбил замок. Секунду подождав, пока его глаза привыкнут к мраку за дверью, Карвин шагнул в длинный коридор, напугав бегавших там серых крыс.

Здесь была лестница, но, как и ожидал Карвин, дверь вниз была забаррикадирована с этой стороны. Никто не хотел, чтобы в его дом ночью забрались обитатели нижних уровней. Однако баррикада оказалась весьма хлипкой, просто стол и несколько стульев, сваленных в кучу у двери, скорее в надежде помешать ее открыть, чем с четкой целью.

Карвин с легкостью выдернул из баррикады стул, а за ним с грохотом рухнул и стол. Теперь по лестнице можно было пройти. Путь впереди был чист, по крайней мере, до следующего скайвэя. Довольный собой, Карвин повернул назад, чтобы доложить о своей находке сержанту. Он уже почти дошел до двери, когда снаружи раздались крики и выстрелы, и Карвин застыл в ужасе.

Он не мог идти вперед. Каждый раз, когда он думал об этом, перед глазами появлялся кровавый освежеванный труп, и накатывала тошнота. Карвин хотел повернуться и убежать вниз по лестнице, но совесть не позволила ему бросить товарищей, и, кроме того, что чувствовала бы его мать, если бы ее первенца расстреляли за дезертирство?

В конце концов, его совесть победила. Он заставил себя сделать маленький шаг, потом еще один, потом еще – и, наконец, дошел до двери, и, собрав всю свою храбрость, выглянул наружу.

Карвин был предупрежден о череполиких вурдалаках. Последние четыре часа он только и делал, что всматривался в тени, пытаясь заметить их, думая, на что они могут быть похожи. Реальность, однако, оказалась куда более ужасной, чем все, что он мог вообразить.

Они окружили его отделение; они появились с каждой стороны ряда зданий, всего их было десять, и сейчас они готовились захлопнуть свою ловушку. В центре скайвэя сержант Флест и двое солдат пытались защитить гражданских, но их лазерные выстрелы, казалось, едва беспокоили монстров.

Остальные товарищи Карвина уже выходили из домов и тоже начинали стрелять, наконец, одного вурдалака удалось свалить, но было уже слишком поздно. Охотники набросились на добычу, их клинки, уже покрытые запекшейся кровью, начали свою ужасную работу.

Карвин поднял лазган, но так дрожал от страха, что не мог хорошо прицелиться. «Они уже мертвы», сказал он себе. «Сержант Флест, Тондал, Гарровэй, им уже не помочь». И с этой мыслью он переключил лазган на огонь очередями, и треск лазерных выстрелов заглушил вопли его товарищей.

Но это помогло ненадолго. Аккумулятор лазгана разрядился, и внезапно в прицеле Карвина возникло зрелище, от которого кровь стыла в жилах – злобно ухмылявшийся металлический череп. Вурдалаки покончили со своими жертвами на скайвэе; теперь они разделились и обратили свое внимание на стрелков. Взвизгнув, Карвин отскочил обратно в здание, лихорадочно выдернув разряженный аккумулятор из лазгана и пытаясь вставить новый. Он запнулся на словах Литании Заряжания, и аккумулятор выпал из его трясущейся руки.

Вурдалак был уже у двери. Трупное зловоние ударило в нос Карвину, вызвав приступ тошноты. Карвин перехватил лазган обеими руками, намереваясь встретить своего убийцу штыком, хотя знал, что это ему не поможет.

Вдруг вурдалак взорвался.

Совершенно внезапно, просто вспышка пламени, в которой испарилось одеяние монстра из содранной кожи, металлический скелет под ним расплавился. К уже и так невыносимому зловонию добавилось облако едкого дыма, и Карвин, потянувшийся за аккумулятором, упал на четвереньки, сраженный приступом мучительной рвоты.

Подняв слезящиеся глаза, он увидел, что том месте, где только что был вурдалак, стоит какая-то фигура. Карвин едва не закричал, увидев ее лицо – это был металлический череп. Потом он заметил на шлеме над черепом пластину с изображением имперского орла, и облегченно вздохнул.

Череп был маской, понял Карвин, а под ней…

… под ней была еще одна маска – из ткани, соединенная шлангом с дыхательным аппаратом на спине. Несмотря на пугающую внешность, на наплечниках этого человека были знаки различия имперского гвардейца, и он нес мелтаган, выстрел которого только что спас жизнь Карвина.

Гвардеец, казалось, с презрением посмотрел на Карвина, отвернулся и вышел, его оружие еще раз сверкнуло яркой вспышкой. Стыдясь своей слабости, Карвин перезарядил лазган и поспешил за гвардейцем, задержав дыхание и пытаясь не смотреть на дымящуюся лужу серебристого металла у двери.

Снаружи ход боя решительно изменился. Взвод гвардейцев в масках-черепах, прибывший с востока, превосходил численностью вурдалаков более чем втрое. Лишь у немногих были мелтаганы, остальные были вооружены хеллганами, более мощным вариантом лазгана – Карвин видел хеллган когда-то на учебных стрельбах, но с тех пор ни разу – и их огонь тоже имел действие. Вурдалакам не позволяли приблизиться и пустить в ход когти. Еще два монстра были испарены, двух других свалили багровые выстрелы хеллганов.

На секунду Карвин почувствовал огромное облегчение от того, что он спасен, и благодарность к своим спасителям – но в следующую секунду эти чувства испарились.

Он услышал хлопок сжимаемого воздуха, и внезапно вурдалаков на скайвэе стало в четыре раза больше. Секунду назад их оставалось лишь пять, а в следующую стало более двадцати, и Карвин представить не мог, откуда к ним прибыли подкрепления. Они просто… появились.

Вурдалаки были все еще прижаты огнем, но теперь, благодаря своей численности, они стали продвигаться вперед. Некоторые из них схватили трупы своих предыдущих жертв и использовали их как щиты от огня гвардейцев. Карвин поймал в прицел одну такую тварь, но эта их новая тактика заставила его промедлить с выстрелом. Гвардейцы же не прекращали огонь, невзирая ни на что.

Труп сержанта Флеста был подожжен пролетевшим мимо выстрелом мелтагана; вурдалак швырнул его в ряды гвардейцев, заставив их нарушить строй. Карвин закусил нижнюю губу от ярости – Флест был хорошим человеком, хорошим командиром, он заслужил покой после смерти – и нажал спуск, но лишь несколько выстрелов его лазгана попали в цель, да и те безвредно скользнули по металлическим костям вурдалака.

Карвин ожидал, что гвардейцы отступят. Но вместо этого их передние ряды достали штык-ножи и бросились врукопашную, каждый гвардеец атаковал отдельного противника. Карвин был восхищен и ошеломлен их храбростью, зная, что вурдалаки гораздо сильнее людей в ближнем бою. Гвардейцы сражались жестко и упорно, продержавшись в рукопашной гораздо дольше, чем сержант Флест и другие солдаты СПО, но вурдалаки были быстрее, сильнее, и у каждого из них было восемь клинков против одного клинка гвардейца.

Первый гвардеец упал, его сердце было пронзено металлическими когтями, но еще прежде чем он коснулся земли, и он и его противник были испарены огнем мелтагана, и Карвин понял, что в этом и состоял план. Те десять гвардейцев пожертвовали собой без малейшего промедления, чтобы выиграть время для остальных.

Еще один вурдалак испарился, а третьего сразил огонь хеллганов. Другой, к восхищению Карвина, был пронзен штыком и рухнул в лужу жидкого металла, оставшуюся от его собрата. Но когда гвардеец-победитель отвернулся в поисках следующего врага, вурдалак дернулся и снова вскочил на ноги, его когти-клинки нанесли удар.

Карвин крикнул «Берегись!», но если гвардеец и услышал его, отреагировать он не успел. Он был освежеван за пару секунд, но в следующий момент залп хеллганов покончил с его убийцей. Это происходило повсюду на поле боя, предположительно мертвые вурдалаки поднимались и снова бросались в атаку, и Карвину стало казаться, что надежды нет, что этот кошмар никогда не кончится.

Он увидел вспышки выстрелов в дверях, выходящих на скайвэй: двое уцелевших солдат из его отделения делали все, что могли, чтобы помочь гвардейцам, хотя, несомненно, уже знали, что их усилия мало что значат. Только мелтаганы убивали вурдалаков сразу и наверняка – и Карвин видел, что теперь и сами вурдалаки поняли это, и их основными целями стали гвардейцы с мелтаганами. Остальные гвардейцы бросили хеллганы, сражаясь штыками, чтобы защитить своих лучше вооруженных товарищей. Карвин беспомощно наблюдал, как один вурдалак ловко обошел двоих противников, чтобы атаковать солдата с мелтаганом. Монстр взмахнул когтями, рассекая фузионную камеру мелтагана, и ослепительная вспышка испарила и гвардейца и вурдалака.

Еще один гвардеец отступил к краю скайвэя, лишь в нескольких метрах от двери, в которой стоял Карвин, вурдалак свирепо атаковал его. Гвардеец выстрелил из мелтагана, но промахнулся, Карвин попытался сам прицелиться в монстра, но обнаружил, что гвардеец закрывает ему цель. Через секунду эта проблема решилась – гвардеец упал, обливаясь кровью, но прежде чем его убийца смог добраться до Карвина, выстрел лазгана уложил его.

Карвин понимал, что Император требует от него сейчас, как бы ни было ему страшно. Лишь в нескольких шагах на скайвэе лежал мелтаган убитого гвардейца, очевидно, не замеченный в пылу боя. Шанс Карвина сделать что-то важное, спасти несколько жизней, ему лишь нужно было подобрать это оружие – и стать основной целью вурдалаков.

Он говорил себе, что у него нет выбора. Он не мог думать о вурдалаках и их когтях, не мог думать об освежеванных телах в развалинах, или о горящем трупе своего сержанта. Он должен был брать пример с этих гвардейцев с их масками-черепами, должен быть таким же отважным, как они, должен сделать эти несколько шагов…

Карвин подбежал к мелтагану, упал на одно колено и схватил оружие. Его сердце бешено колотилось, ладони стали такими скользкими от пота, что оружие едва не выскользнуло из рук. На ощупь он нашел спусковой механизм; его взгляд был прикован к вурдалаку, неподвижно лежавшему лишь в метре от него. Монстр не двигался с тех пор, как упал – возможно, он был уже окончательно мертв – но Карвин хотел убить его наверняка.

Сначала он подумал, что мелтаган дал осечку, потому что ожидаемой отдачи не было, оружие лишь издало шипение, но потом вдруг приглушенно громыхнуло, и труп вурдалака загорелся. Возликовав на секунду от этой победы, Карвин вспомнил о других тварях, чье внимание он, несомненно, успел привлечь. Он поднял мелтаган на плечо, молясь о том, чтобы убить по крайней мере еще одного вурдалака прежде чем погибнуть самому, или двух, если Император будет милостив к нему.

Найти цель посреди рукопашной схватки было труднее, чем он ожидал. Он боялся случайно попасть в гвардейца. Сами же гвардейцы с мелтаганами не были так осторожны. Один из их выстрелов только что испарил двух их товарищей и вместе с ними вурдалака. Несомненно, они понимали, что, если они не сделают этот выстрел, их товарищи все равно погибнут. Но Карвин не мог так думать.

Два вурдалака, обойдя гвардейцев, приближались к нему с каждой стороны. Карвин не знал, в которого из них целиться, который доберется до него первым, и, наконец, когда он выбрал вурдалака слева, то понял, что уже слишком поздно, он не успеет остановить их обоих. По крайней мере, он запишет на свой счет еще одного. Он преодолел побуждение закрыть глаза, бежать от ужасного зрелища приближавшегося монстра. Он стиснул зубы и выстрелил…

… и промахнулся, но вурдалак все равно упал от сильного удара штыком сзади. Он рухнул прямо перед Карвином, и, содрогнувшись от страха и отвращения, солдат прицелился в тварь и нажал спуск. Но выстрел мелтагана лишь задел монстра, и к ужасу Карвина, вурдалак попытался встать, хотя левая сторона его тела превратилась в расплавленный металл, стекавший на землю. Существо смотрело на Карвина пылающим взглядом, полным злобы, даже когда левая глазница его черепа расплавилась и потекла по лицу. Потом его левая нога подогнулась, и вурдалак снова рухнул на землю, бессильно дергая конечностями, пока не замер неподвижно.

Карвин, однако, еще не был мертв. Он повернул мелтаган вправо, ожидая, что сейчас в него вонзятся когти второго вурдалака, но тот исчез. В панике Карвин развернулся, но вурдалак не подкрадывался к нему с тыла, как он боялся. И вдруг Карвин увидел, что наполовину оплавленный труп монстра, лежавший перед ним, тоже исчез. Больше не было слышно шипения мелтаганов гвардейцев или треска лазганов его товарищей. Бой закончился.

Вурдалаков нигде не было, ни мертвых, ни живых. Они просто исчезли так же внезапно, как появились, но это значило…

Это значило, что они несомненно вернутся. Металлические вурдалаки могут атаковать снова, в любой момент, и никто не увидит, как они приближаются.

Карвин нерешительно поднялся и пошел вперед, его шаги громко звучали во внезапно наступившей тишине. Остальные выжившие солдаты из его отделения вышли из дверей; еще несколько минут назад их было десять, теперь осталось всего четверо.

– Кто командует вашим отделением?

Карвин лишь через секунду понял, кто это говорит, и что вопрос обращен к нему. Гвардеец со знаками различия лейтенанта угрожающе возвышался над ним, и Карвин нервно глотнул, глядя в темные глазницы маски-черепа.

– Сержант Флест, сэр, – сказал он. – Но он мертв. Вы только что сожгли его тело.

– Какие были его последние приказы?

– Выбираться из города.

– Теперь это невозможно.

Пока лейтенант говорил, Карвин увидел первые красные лучи утреннего солнца, осветившие скайвэй. Земля под ногами вздрогнула от мощного взрыва где-то внизу, и Карвин понял, что офицер говорит правду. «Вурдалаки задержали нас слишком надолго», подумал он, и в его горле пересохло.

– Мое обозначение, – сказал офицер, – лейтенант 4432-9801-2265-Феста, командир 1-го взвода гренадеров роты «Бета» 81-го пехотного полка Крига. Вы поступаете в мое распоряжение.

Карвин не мог сказать, был это вопрос или приказ. Он вообще сейчас не мог говорить, и лишь кивнул. Солдат Парвел говорил по воксу, докладывая обстановку, но Карвин не слишком надеялся, что полковник Браун или губернатор или кто там сейчас командует, сможет прислать флаер чтобы спасти нескольких рядовых солдат СПО. Сейчас их, наверное, сотни в городе, оказавшихся в такой ситуации, и, вполне возможно, не меньшее число и более важных людей.

Еще один гвардеец Крига, даже более высокий и худощавый, чем прочие, ходил по скайвэю, осматривая убитых и оказывая медицинскую помощь немногим выжившим раненым. За ним следовала пара сервиторов, нагруженных медикаментами и подобранными у убитых хеллганами. Когда медик находил тяжело раненого гвардейца в безнадежном состоянии, он произносил короткое благословение и добивал его выстрелом в голову. После этого он забирал оружие и снаряжение с трупа гвардейца, и передавал его сервиторам. Взвод гренадеров потерял тринадцать человек. В строю осталось меньше двадцати.

Медик склонился над солдатом СПО, и Карвин на секунду почувствовал всплеск надежды, что еще один из его товарищей может быть спасен. Но тот факт, что он не мог даже опознать это освежеванное изуродованное тело, говорил ему, как ничтожно мала эта надежда. Все же медик достал шприц и воткнул в руку солдата.

Карвин не сразу понял, что он делает.

– Прекрати! – закричал он, подбежав к нему. – Ты не можешь делать это с ним!

– Он мертв, – сказал медик равнодушным голосом.

– Я знаю, – сказал Карвин. – Я вижу это, но…

– Мы отрезаны от линий снабжения и должны использовать все доступные нам ресурсы, – шприц наполнился кровью, и медик передал его сервитору. – Твоему товарищу больше не нужна эта кровь, но она может спасти жизнь того, кто еще способен служить Императору. Полагаю, твой товарищ хотел бы служить Императору?

С такой логикой Карвин спорить не мог, но он все равно не хотел смотреть на то, что делает медик. «Кто эти люди», думал он, «которые испытывают к мертвым так же мало уважения, как эти металлические вурдалаки

Медик встал и ожидающе протянул руку. Карвин лишь через секунду вспомнил, что все еще держит мелтаган, и неохотно отдал оружие. Мелтаган передали одному из гвардейцев Крига, но медик – хотя теперь Карвин видел, что это был больше чем просто медик; гвардейцы Крига явно уважали его и называли квартирмейстером – жестом отдал приказ сервиторам, и четырем солдатам СПО были выданы хеллганы – хоть что-то лучше простого лазгана.

Лейтенант собрал своих солдат.

– Город полностью изолирован, – сказал он, – но нам, вероятно, еще представится возможность послужить Императору за этими стенами. Нам приказано залечь на дно, до тех пор, пока не будет сообщено, что именно это за возможность.

Видимо, он тоже связывался с командованием, хотя Карвин не видел и не слышал этого. Однако он заметил, что один из гвардейцев нес вокс-аппарат, так что, возможно, лейтенант связывался по нему через вокс-бусину.

Карвин испытал облегчение, когда они наконец ушли с этого скайвэя, прочь от лежавших на нем трупов – облегчение от того, что теперь ему казалось менее вероятным, что вурдалаки снова их найдут. Однако когда Карвин попытался представить свою дальнейшую судьбу, облегчение сменилось щемящей тревогой.

Теперь он следовал за командирами, которых не знал, за людьми, которые внушали ему страх, которым он не мог полностью доверять. Земля под ногами снова вздрогнула, вероятно, обрушился еще один участок скайвэя или здание где-то внизу, и Карвин понимал, что его мечты о спасении, мечты, которые поддерживали его всю эту долгую страшную ночь, погибли безвозвратно. Как погибли и почти все его товарищи, друзья…

Он был все еще жив, все еще двигался, но куда – он не имел ни малейшего представления. Теперь вместо выхода из города они шли обратно, к его центру – и солдат Карвин не сомневался, что его новоявленные товарищи думают там умереть.

ГЛАВА 9

ГЮНТЕР проснулся от солнечного света и отдаленного треска выстрелов. Выглянув наружу, он увидел пустой скайвэй и никаких признаков всего того, что произошло накануне, если не считать одинокого автотакси, оставленного у здания. Однако хронометр Гюнтера показывал время утренней смены, так что сейчас на скайвэе должно было быть полно людей.

Вебер крепко спал на своем посту у окна. Гюнтер встряхнул его, разбудив, и они отправились искать еду, потому что оба были очень голодны, и еще потому, что легче было сосредоточиться на краткосрочных целях, чем думать, что будет дальше. Автоматический раздатчик пищевой пасты над плитой был пуст, и Вебер вломился в другую комнату в коридоре. Как оказалось, эта комната была занята: молодая женщина сидела, сжавшись в углу, двое детей испуганно вцепились в нее, и все трое плакали и кричали в ужасе от внезапного вторжения. Гюнтеру и Веберу понадобилось несколько минут, чтобы успокоить их.

Вебер предложил женщине пойти с ними и попытаться выйти из города. Для Гюнтера было новостью, что они еще надеются выбраться отсюда, но он не возражал. При дневном свете он чувствовал себя увереннее, чем ночью, и женщина подтвердила, что они находятся лишь в нескольких километрах от городской стены. Ориентируясь по солнцу, они смогут добраться до стены за час. Была лишь одна проблема…

– Мы пытались выбраться прошлой ночью вместе с солдатами, – всхлипнула женщина, – но лифты, внешние лифты, не работали, и солдаты… я не смогла сделать то, что они приказали… не смогла вести моих детей туда, вниз… где живут мутанты…

Ее слова несколько убавили оптимизм Гюнтера, и, когда они с Вебером поглощали найденную скудную пищу, он предположил, что женщина, возможно, права.

– Может быть, – сказал он, – лучше пока остаться здесь.

– Что, и ждать, пока нас спасут? – фыркнул Вебер. – Ну тогда удачи. Сначала они пошлют солдат за дочерью губернатора, потом за его друзьями, потом за приближенными, а его верные подданные будут в самом конце списка.

– Я никогда раньше не покидал город, я даже не знал как… Если есть только один путь – вниз… Вебер, я думаю, эти монстры пришли оттуда, снизу…

– Но сейчас пока тихо, – сказал Вебер. – И все утро было тихо, и я думаю, лучше рискнуть при дневном свете, чем ждать что будет, когда настанет ночь.

Гюнтер мрачно кивнул, но он думал о солдатах, которые проходили мимо его окна этой ночью. Они не были похожи на чудовищных вурдалаков или металлических насекомых, которых описывал Вебер. По их поведению, по тому, как они двигались, Гюнтер видел, что они разумны, и это напугало его больше чем что-либо, виденное до сих пор. Он был уверены, эти солдаты и сейчас где-то здесь, что-то замышляют, планируют, ищут

Вебер был прав. Здесь не безопасно. Теперь они нигде не будут в безопасности.

– Я полагаю, – сказал Гюнтер, – если мы так близко… мы можем посмотреть, что там, и может быть… может быть, лифты уже починили, и мы… я не знаю, возможно, мы выберемся.

Почему-то в его мыслях это заявление звучало более уверенно. Но Вебер с ним согласился – и, видя облегчение в глазах бывшего владельца магазина, Гюнтер понял, что, несмотря на внешнюю уверенность, Вебер тоже нуждался в поддержке.

Они вышли на прохладный утренний воздух, и, хотя на скайвэе было тихо – почти сверхъестественно тихо – Гюнтер почувствовал, что вся его логика, все его смелые решения просто испаряются. Он ощущал себя здесь одиноким, уязвимым.

Он надеялся, что не совершает сейчас фатальной ошибки.


ИМ не пришлось долго ждать, чтобы найти следы страшных событий прошлой ночи.

Прежде всего, Гюнтер увидел разрывы в очертаниях башен на фоне неба. Он пытался убедить себя, что они, возможно, были там всегда, что башни просто могли быть построены дальше на окраинах города. Потом, завернув за угол, они с Вебером увидели разрушенное здание, возможно, то, мимо которого они проходили раньше, и Гюнтер больше не мог лгать себе.

Он увидел изуродованное тело в развалинах, и, хотя ему было страшно смотреть на него, он не мог отвести глаз. Оно не было похоже на вурдалака, но без более тщательного осмотра – а Гюнтер не собирался подходить к нему ближе – сказать наверняка было невозможно. Гюнтер испытал облегчение, когда по молчаливому согласию они с Вебером обошли руины, вместо того, чтобы идти через них, хотя это удлиняло им путь.

На скайвэях было еще больше трупов. Они лежали там, где их застигла смерть, с некоторых была содрана кожа, их обнаженные кровеносные сосуды блестели на солнце. Но были здесь и живые. Гюнтер и Вебер были не единственными людьми, оказавшимися в ловушке на улицах покинутого города.

Многие из выживших ошеломленно бродили, словно зомби, по руинам своих домов. Многие, как понял Гюнтер, ждали, что кто-то скажет им, что делать. Иногда кто-нибудь оборачивался к нему в надежде, видя сквозь кровавые пятна его серую форму, очевидно, думая, что этот человек уведет их отсюда, и тогда Гюнтер чувствовал стыд, потому что не был тем, кто мог им помочь.

Тем не менее, пока он и Вебер шли мимо, за ними последовали несколько человек, привлеченных уже тем фактом, что они куда-то целенаправленно идут. Вебер ни звал их с собой, ни отгонял, он просто шел вперед в мрачном молчании.

Они нашли полугусеничную машину СПО, вокруг нее на скайвэе лежали трупы солдат – целое отделение. Своим появлением они напугали молодого человека с безумными глазами, грабившего трупы; он нацелил украденный лазган на пришельцев и случайно нажал спуск. К счастью, лазерный луч ни в кого не попал, но треск выстрела разнесся по скайвэю, как сигнал тревоги. Гюнтер хотел уйти отсюда, но, к его досаде, Вебер был намерен сначала поговорить с парнем.

Спустя минуту, Гюнтер понял зачем. Вебер сам хотел заполучить оружие солдат. Он подобрал лазган, взял его обеими руками, приложил к плечу, прицелился. Когда Гюнтер сказал, что этим он лишь сделает себя целью, Вебер, обыскивая подсумки солдат на предмет аккумуляторов, проворчал:

– Мы уже стали целями, все мы…

Гюнтер все еще обдумывал это, когда последний лазган был подобран. Теперь у их группы было четыре лазгана – еще несколько оказались выведены из строя – и ему пришлось признать, что с оружием было спокойнее. Он напомнил себе, что видел, как один из вурдалаков был убит огнем лазганов, что их можно убить, и лучше хотя бы небольшой шанс, чем никакого.

Говорили, что стоит взять с собой и машину, но никто не умел управлять ею, а когда одна женщина все же смогла завести двигатель, его рев был оглушающим. Гюнтер заметил, что, когда скайвэи засыпаны развалинами, а лифты не работают, машина не увезет их далеко.

По скайвэю ходил старик, громко вещая всем, кто готов был его слушать. Он проповедовал, что Император мертв, что Иеронимус Тета оставлен на милость Губительных Сил. Днем раньше его бы оплевали за такую ересь, если не казнили бы на месте. Сейчас же, когда их группа возобновила свой путь неизвестно куда, Гюнтер не мог сказать с уверенностью, что еретический проповедник ошибается.


ЕЩЕ одна башня. Осталось пройти лишь еще одну башню, а за ней – только небо. Пусть это было небо, покрытое дымом и пеплом, перечеркнутое копотью от тысяч погребальных костров, пылающих в городе, все же это было желанное зрелище. На секунду надежда в душе Гюнтера воскресла, но в следующее мгновение она рухнула.

Один за другим их спутники останавливались, когда видели, что оказалось перед ними. Скайвэй, который должен был вывести их к свободе, резко обрывался. Его опоры были взорваны, по крайней мере, одно из зданий, поддерживавших его, разрушено. Чувствуя, как скайвэй с напряжением прогибается под его тяжестью, Гюнтер подошел к краю обрыва, насколько хватило смелости. Даже если бы у них были веревки, даже если бы они смогли спуститься вниз, они оказались бы в огромной груде развалин в двадцати уровнях ниже, которая тянулась дальше, чем он мог видеть.

До последней башни добраться было невозможно.

Долго никто не произносил ни слова. Тогда Вебер, казалось, неохотно принявший свое положение де-факто лидера, предложил вернуться и найти неповрежденную лестницу. Он сказал, что, возможно, есть еще выход внизу, под развалинами. Его пораженческий тон никого не убедил, и меньше всего – Гюнтера, но лучших предложений все равно ни у кого не было. Однако, когда павшие духом беженцы повернули назад, Гюнтер заметил, что несколько человек не пошли со всеми, решив остаться.

Их группа сократилась до семи человек к тому времени, когда они, наконец, нашли неразрушенное здание, разобрали баррикаду на лестнице и расчистили путь вниз. Четверо мужчин, три женщины, и на всех три лазгана. Два человека шли впереди Гюнтера, остальные позади, и он чувствовал себя зажатым на этой узкой темной лестнице. В конце концов, он пожалел, что не взял себе лазган.

Они шли уже почти сорок минут, и Гюнтер потерялся счет уровням, по которым они спускались. Они наткнулись на еще одну баррикаду, и устало начали ее разбирать. Эта баррикада была укреплена колючей проволокой, и Вебер начал осторожно ее снимать, ругаясь каждые несколько секунд, когда проволока вонзалась в его руки. У Гюнтера болели ноги, он не мог по узкой лестнице протиснуться к баррикаде, чтобы помочь Веберу, поэтому он просто сел на ступеньку и опустил голову на руки.

В поисках еды и отдыха они забрались в еще одно покинутое жилище. Он было меньше, чем те, к каким привык Гюнтер, слишком тесным для семи человек, стены были покрыты отвратительными богохульными граффити. Они явно были близко к самой поверхности.

Когда они вышли наружу, Гюнтер приготовился столкнуться со всеми ужасами нижних уровней. Он был изумлен, увидев солнечный свет, и почувствовал облегчение – до тех пор, пока не понял, что свет проникает сюда лишь потому, что многие башни обрушились. Скайвэй перед ними был усыпан обломками и выглядел почти так же, как скайвэи наверху – массовые разрушения уравняли все. Несколько людей, одетых в лохмотья, пробирались сквозь развалины, но Гюнтер не видел у них явных признаков мутации. Вероятно, мутанты уже сбежали через ворота, или с ними разобрались СПО.

К несчастью, этот уровень внушал не больше надежды, чем прочие. Всего лишь десять минут спустя, они обнаружили, что скайвэй, по которому они шли, полностью засыпан развалинами. Люди садились прямо на дорогу, слишком усталые, чтобы обдумывать, как выбираться дальше, лишенные какой-либо надежды, что дальнейший риск может оправдаться.

– Мы можем попытаться пойти в другом направлении, – сказал Вебер без особого энтузиазма. – Выход может быть где-то на севере или на юге. Хотя я сомневаюсь. Это не случайные разрушения. Кто-то сделал это с целью запереть нас тут. Думаю, теперь выбраться из Иеронимус-сити можно только по воздуху – и, как я уже говорил, нужно быть дочерью губернатора, чтобы ради тебя сюда послали флаер.

Словно подчеркивая его слова, скайвэй слегка вздрогнул. Перила качнулись, мелкие камешки посыпались на спину Гюнтера.

– У Хенрика нет дочери, – рассеянно прошептал он.

– Дочь, племянница, – так же рассеянно ответил Вебер, – кто бы ни была эта женщина.

– Что… какая женщина?

– Я говорил, разве нет? Парень, с которым я говорил прошлой ночью, который рассказал мне о насекомых… Он сказал, что незадолго до того, как они появились, он видел родственницу губернатора.

– Ты не рассказывал мне об этом, – сказал Гюнтер более громким голосом. – Ты не говорил, что…

И тут началась стрельба.

Многочисленные лазерные лучи врезались в развалины за спиной Гюнтера, один выстрел попал слишком близко от его головы, и отколовшийся кусок пласкрита поранил ему левое ухо. Он попытался вскочить на ноги, определить, откуда исходит угроза, и почувствовал, как куча обломков осыпается и сползает под его руками. К счастью, Вебер и еще один человек с лазганом отреагировали быстрее, чем Гюнтер, и открыли ответный огонь.

На обочине скайвэя мелькали тени, сгорбленные, нечеловеческие силуэты, и поистине мерой всех ужасов, через которые Гюнтер прошел за последние два дня, было то, что он почти с облегчением узнал в них всего лишь мутантов. Очевидно, зрелище покинутого, разрушенного города придало им смелости, и они воспользовались шансом захватить часть его для себя. Им где-то удалось раздобыть как минимум два лазгана.

Еще один лазерный луч попал в женщину с бледным лицом и опухшими глазами, сидевшую рядом с Гюнтером, срезав ей правую руку до локтя. Она ошеломленно посмотрела на обожженный обрубок руки и потеряла сознание. Ответный выстрел Вебера попал в горло мутанту, и тот, взвизгнув, умер.

Гюнтер был здесь легкой мишенью. Он хотел убежать, как он всегда убегал до этого, но теперь бежать было некуда. Он бросился вперед, пытаясь найти укрытие, и вдруг перед ним поднялись новые силуэты. Мутантов было больше, чем он видел сначала; их оказалось восемь или девять. Ствол лазгана повернулся в его сторону, но его владелец попал под огонь, и смерть Гюнтера была отсрочена на секунду или две.

Его последней отчаянной надеждой было вступить с мутантами в рукопашный бой, лишить их преимущества владения лазганами. Это пугало его до ужаса, но больше ничего ему не оставалось, и, опустив голову, он бросился на тощую, зловонную, покрытую язвами тварь, надеясь, что с разбега сможет повалить ее. Он врезался в мутанта, но тот видел его, успел приготовиться, и встретил удар, не пошатнувшись ни на шаг.

Мутант обладал силой разъяренного грокса. Он повалил Гюнтера на спину и прижал к земле костлявым коленом. Вонючая пасть нависла над Гюнтером, брызгая слюной в лицо. Он пытался удержать руки мутанта, а тот тянулся выдавить ему глаза своими грязными мозолистыми пальцами.

Его спас еще один толчок землетрясения, более сильный и продолжительный, чем первый. Мутант потерял равновесие, и Гюнтер отбросил его. Он не мог сравниться в силе с мутантом и побежал, но землетрясение лишило его опоры, и мутант догнал его, схватив за ноги. Когда Гюнтер упал, его рука наткнулась на кирпич, лежавший на скайвэе. Схватив его, Гюнтер изогнулся и ударил мутанта по голове. От силы удара кирпич выбило из пальцев, но удар достиг цели – мутант рухнул.

Гюнтер не знал, куда он упал, не знал, пытается ли еще мутант добраться до него. Казалось, весь мир содрогается с такой силой, что у Гюнтера стало двоиться в глазах. Он не мог встать, не мог даже попытаться, он мог только вцепиться в скайвэй и молиться Императору, чтобы он не обрушился.

Землетрясение прекратилось. Гюнтер услышал шаги и, осторожно подняв голову, увидел, как четверо мутантов в страхе бегут прочь. Он посмотрел на того мутанта, с которым сражался, и затаил дыхание при виде безжизненного тела, лежавшего рядом, из проломленного черепа мутанта текла черная кровь. Гюнтер испытал противоречивые чувства. Он чувствовал гордость, потому что на этот раз он не бежал, а сражался, исполнял волю Императора. И в то же время он был испуган тем, что его руки отняли чью-то жизнь, хоть это и была жизнь мутанта.

Вместо мутанта здесь мог лежать его труп.

Гюнтер услышал шум драки позади, и, оглянувшись, увидел, что его товарищи-беженцы прижали последнего мутанта к земле, и один из них приставил лазган к его голове. Гюнтер закрыл глаза, чтобы не видеть смерть мутанта, но звук лазерного выстрела все равно вызвал в его мыслях ясную картину казни.

Послышался голос женщины, зовущей на помощь, и Гюнтер понял, что кого-то убили. Женщина стояла на груде развалин, и сердце Гюнтера замерло, когда он увидел копну густых черных волос и узнал рядом с ней тело Вебера.

Он подбежал к своему новому другу, хотя не знал, как можно помочь ему. Вебер все еще дышал, но тяжело, в его груди зияла рана. Его лицо было покрыто потом, зрачки сжимались, словно он смотрел куда-то очень далеко.

– Кто-нибудь может помочь ему? – закричал Гюнтер. – Никто не находил у тех солдат аптечку или что-то вроде того?

– Просто… отдышаться… вот и все… – прохрипел Вебер, с тяжелейшим усилием подняв руку и схватившись за руку Гюнтера. – Надо секунду… перевести дух…

По лицу Вебера было ясно, что он и сам не слишком верит в собственные слова. Он сжимал руку Гюнтера с такой силой, словно цепляясь за саму жизнь, в его глазах была отчаянная мольба, но Гюнтер не знал, как помочь ему.

Он чувствовал, что должен сказать что-то, как-то утешить, но сейчас его разум занимала лишь одна мысль, и у него оставался последний шанс спросить об этом Вебера.

– Эта женщина, – сказал он, – которую видел твой приятель… как он узнал, что она…?

Вебер сначала был удивлен, но потом ему, вероятно, показалось, что лучше думать о чем-нибудь другом, только не о своей участи.

– Ты имеешь в виду… – сказал он, – дочь… губернатора?

– Племянница, – сказал Гюнтер. – Она его племянница. Так это была точно она?

– Тот парень, он… сказал, что запомнил ее… в новостях, во время голодных бунтов. Не знаю, может быть… ему просто показалось…

– Он сказал, как она выглядела? Вебер, он сказал?

– Не знаю… Молодая. Хорошо одета… Но он мог ошибиться… Что может… может кто-то вроде нее делать так далеко… от своего Шпиля?

Вебер закрыл глаза, и Гюнтер почувствовал, что его рука слабеет, дыхание становится поверхностным. Гюнтеру больше нечего было ему сказать, он лишь в последний раз крепко пожал руку Вебера, чтобы напомнить ему, что он не один, и, наконец, испустив последний мучительный вздох, Вебер умер, и его пальцы обмякли в руке Гюнтера.

– Что будем делать дальше? – спросил чей-то глухой голос позади, и Гюнтер понял, что другие беженцы собрались вокруг и смотрят на него, словно ожидая, что он поведет их. Женщина, потерявшая руку, была уже на ногах вместе с остальными и едва слышно плакала.

– Я не знаю, – сказал Гюнтер. – Я… я не знаю.

– Мы пойдем дальше? – спросил кто-то еще. – Будем искать другие ворота?

– Я не знаю.

– Что если мутанты вернутся? Что если они приведут подкрепления?

– Я не знаю, не знаю, не знаю!

Последние слова он прокричал, и это усилие словно прорвало некую плотину, и на глазах Гюнтера показались слезы. Он с трудом сдержал их, проглотив комок в горле и глубоко вздохнув.

– Я думаю, – сказал он, наконец, придя в себя, – что Вебер был прав. Для нас нет выхода из города. Думаю, нам стоило бы… вернуться туда, где мы были. Вернуться на верхние уровни, там безопасно… более безопасно, я имею в виду. Мы должны ждать, пока губернатор… ну, что-то предпримет. Верьте в Императора, и Он… Он защитит.

Когда Гюнтер произносил эти слова, он знал, что он скоро расстанется с этими людьми.

Весь этот день он не думал об Арикс. Был слишком занят собственным спасением. Сейчас ему было ясно, что, когда отключили электричество, ее не было дома. Она была на 204-м уровне, где ее застигло нападение металлических насекомых. Вебер не был уверен в этом, но Гюнтер был абсолютно уверен, потому что он знал одну вещь, которой не знал Вебер.

Он знал, что по скайвэю на 204-м уровне проходили маршруты всех автотакси с Верхнего Шпиля на 223-й уровень – где и находился скромный дом Гюнтера.

Арикс искала его – а он, в своем страхе, в своем эгоизме, забыл о ней. Конечно, она не сказала своему дяде, куда она идет, так что он не мог ее спасти, несмотря на домыслы Вебера. Вероятно, она была сейчас одна, вероятно, ранена, почти наверняка укрылась в доме Гюнтера, и думает, где он, нуждается в нем…

Он должен вернуться. Должен найти ее.

Он отпустил руку Вебера, осторожно уложив ее на грудь умершего. Потянувшись через его тело, Гюнтер подобрал его лазган. Оружие оказалось неожиданно легким.

Похоже, Император хотел, чтобы Гюнтер Сорисон сражался – и дал ему что-то – что-то более важное, чем его жизнь – за что можно сражаться. И Гюнтер сказал себе, что это хорошо, потому что теперь он мог сражаться – он только что доказал себе это.

Гюнтер не мог быть героем, он это понимал, но он мог быть солдатом. И он сказал себе, что будет солдатом – хотя бы потому, что другого выбора сейчас не было.

ГЛАВА 10

ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЕ достигло Порта Иеронимус.

Костеллин почувствовал первый толчок, когда стоял у окна своего кабинета, глядя на панораму космопорта. Инструкторы СПО проводили строевую подготовку только что призванных новобранцев, у которых, несмотря на все их усилия, с трудом получалось шагать в ногу. От первого толчка некоторые из них упали, и комиссар усмехнулся, видя их смятение.

На сам толчок он почти не обратил внимания, решив, что он вызван подрывными зарядами. Он все утро слышал взрывы этих зарядов, доносившиеся из города, хотя промежутки между взрывами увеличивались.

Затем последовал второй удар, более мощный и длительный, и Костеллину пришлось схватиться за подоконник, чтобы удержаться на ногах. Теперь у него были все основания беспокоиться.

Костеллин не был первым, кто вошел в кабинет полковника-186. Губернатор-генерал Хенрик опередил его. Адъютанты полковника работали с вокс-аппаратом, запрашивая донесения от офицеров на позициях и из частей других трех полков Крига.

– Подтверждено, сэр, – доложил лейтенант в противогазе, протягивая стопку инфопланшетов. – Согласно нашим расчетам, эпицентр обоих толчков находился точно здесь, – он указал на инфопланшете, – в центре Иеронимус-сити.

Полковник кивнул, словно ничего иного и не ожидал. Повернувшись к Хенрику, он спросил:

– В этом регионе когда-либо наблюдалась геологическая нестабильность?

Хенрик покачал головой.

– Никогда. Сколько я жил здесь, никогда не было землетрясений. Но даже если бы и были, это началось слишком уж…

– Тогда мы можем предположить, – прервал его полковник, – что это землетрясение вызвано деятельностью некронов. Лейтенант, мне нужны свежие данные сканирования этого района.

– Да, сэр. Я свяжусь с транспортом на орбите, сэр.

Больше по этому вопросу сказать было нечего, пока не будут доставлены данные сканирования, и Костеллин, попросив, чтобы его проинформировали, когда они прибудут, ушел. У него было плохое предчувствие насчет этого, но он решил не делиться своими мыслями, пока не будет располагать более достоверной информацией. Он знал, что полковник не склонен выслушивать необоснованные предположения. Хенрик последовал за ним, но Костеллин заметил, что губернатор-генерал поставил часовым солдата СПО в коридоре между кабинетами, вероятно, чтобы быть в курсе, если какое-нибудь совещание начнется без него.

Спустя сорок минут губернатор предпринял еще одну предосторожность – нанес визит комиссару. Костеллин терпеливо слушал, пока Хенрик встревоженно говорил о ситуации вообще и возможных причинах землетрясения в частности, прежде чем перейти к наиболее волновавшему его вопросу.

– Конечно, мы прочесываем город, – сказал Хенрик, – но наши лазганы неэффективны против этих некронов. Мы уже потеряли этим утром два отделения вместе с флаерами, на которых они летели. Мне лишь нужно… Мы все еще составляем список пропавших без вести. Я говорю о важных людях: индустриальных магнатах, меценатах, даже лордах. Ирония в том, что сейчас, когда лифты не работают, у тех, кто живет на верхних уровнях, меньше всего шансов выбраться. Но я слышал… я читал сообщения, и, кажется, что солдаты Крига…

– Вы просите нас о помощи, – сказал Костеллин.

– У вас есть ресурсы, оружие, и мы просто…

– Вы хотите, чтобы солдаты Крига летали вместе с вашими на спасательные операции. Разумеется, тогда бы у вас было большое преимущество. Впрочем, я догадываюсь, что скажет по этому поводу полковник. А вы, конечно, уже знаете, что последнее слово в назначении солдат на задания всегда за ним.

– Полковник. Да… – Хенрик прочистил горло. – Наше знакомство с ним было не слишком удачным. Я полагаю, моя просьба встретила бы большую поддержку, если бы…

– Вы хотите, чтобы я ходатайствовал по вашему вопросу, – это была достаточно обычная просьба, отнюдь не являвшаяся необоснованной.

– Я понимаю, конечно, если он не сможет выделить личный состав. Но если бы мы могли получить хотя бы несколько этих мелтаганов…

– Я полагаю, полковник более охотно предоставит вам людей, – сухо сказал Костеллин. – Оружие более ценно, и его потери труднее восполнить. Но, думаю, за этой вашей просьбой кроется нечто большее, о чем вы умалчиваете. Что-то более личное, чем просто тревога за благополучие ваших подданных?

Губернатор судорожно сжал руки на коленях, выдавая свое волнение. Он напрягся, секунду посмотрел в глаза Костеллина, вздохнул и кивнул. Из кармана мундира он достал устройство, похожее на миниатюрный вокс-аппарат.

– Моя племянница, – сказал он, – ее зовут Арикс. Она пропала, с тех пор, как в городе отключилось электричество, но у нее было амецитовое ожерелье с… У меня было устройство, которое могло отслеживать ее. Мы его потеряли. Я думал… Я знаю, существует лишь небольшой шанс, что она еще… Но я говорил с технопровидцем, и он создал еще одно такое устройство… Он сказал, что оно работает так же, ему просто нужно засечь сигнал Арикс, но для этого надо находиться достаточно близко…

– Понятно, – сказал Костеллин.

– Мы знаем, где она находилась прошлой ночью. Мы можем послать спасательную группу в тот район, и это устройство приведет их к ней. Нужно лишь проникнуть в город и обратно…

– Я передам вашу просьбу полковнику, – сказал Костеллин. – Сделаю что смогу.

Хенрик благодарно кивнул и посмотрел на хронометр.

– Сколько еще ждать, как вы думаете? Это сканирование занимает много времени?

– О, я думаю, данные сканирования уже готовы. Генералы на борту транспорта анализируют их, пока мы тут говорим.

– Тогда чего мы ждем? Полковник обещал проконсультироваться с нами…

– Он обещал проинформировать нас, – сказал Костеллин, – а это не то же самое. Конечно, он будет соблюдать приличия, позволит вам высказать свое мнение, возможно, даже передаст ваши соображения генералам, если решит, что оно того стоит – но к тому времени, когда мы снова будем говорить с полковником-186, он уже будет знать, какие приказы ему поставлены.


ЕЩЕ полчаса спустя, они уже сидели у стола полковника, рассматривая гололитическую проекцию, и Хенрик спросил:

– Что это?

– Я так полагаю, – сказал полковник, – что вы не узнаете эту конструкцию. Ее не было на более ранних снимках.

– Узнаю ее? – повторил Хенрик. – Я… я никогда не видел ничего подобного. Башни… В этом районе было множество башен. Это же в самом центре города. Что случилось с ними? Не могли же они все просто… Они не могли…

– Это пирамида, – сказал Костеллин. – Черная каменная пирамида. Она, вероятно… – он вывел на дисплей несколько цифр и быстро что-то подсчитал, -… как минимум двести этажей в высоту и со стороной основания почти в километр.

– Но это невозможно, – запротестовал Хенрик. – Так быстро построить что-то подобное… Откуда, во имя Императора, оно появилось?

– Из-под земли, – мрачно сказал Костеллин. – Оно появилось из-под земли. Я предполагаю, что эта конструкция и есть источник всех наших проблем: это не что иное, как гробница некронов.

– Тогда эти подземные толчки…

– От ее выхода на поверхность, – подтвердил Костеллин.

– Мы полагаем, что она вырвалась из-под земли, – сказал полковник, – с достаточной силой, чтобы полностью разрушить башни, которые находились на поверхности над ней.

– А что… что это? – Хенрик указал на зеленое пятно на голоснимке.

– Еще не установлено, – сказал полковник.

– Источник энергии, – прошептал Костеллин, наклонившись ближе и внимательно изучая руны, мерцавшие рядом с нечетким голографическим изображением. – Находится на вершине пирамиды, в видимом спектре излучает зеленый свет, но еще… это верно? Цифры показывают, что значительная часть энергии уходит… неизвестно куда.

– Словно маяк, – сказал Хенрик. – Как будто некроны… Как вы думаете, они посылают сигнал бедствия? Зовут на помощь?

– Будем надеяться, что это так, – сказал полковник. – Это значит, что, по их же расчетам, у них недостаточно сил для обороны.

– Пока к ним не прибудут подкрепления, – тихо добавил Костеллин.

– Мы предоставили эти данные для анализа нашим техножрецам, – сказал полковник, – и они предпринимают попытки заблокировать сигнал некронов. Кроме того, полковник-81 сообщил, что у него в городе остался взвод гренадеров. Он приказал им провести разведку у пирамиды.

– Как насчет Инквизиции? – спросил Костеллин. – Нам понадобится любая информация, которую они готовы предоставить нам, детали предыдущих боевых столкновений с некронами, сведения об их слабостях – если у них вообще есть какие-то слабости. Понятно, что едва ли они сообщат нам слишком много, но все же…

– Запрос уже направлен, – сказал полковник. – А пока мы знаем вполне достаточно. По крайней мере, некроны обеспечили нас целью.

– Вы пошлете солдат в наступление? – спросил Хенрик.

– Не совсем, – сказал полковник. – Нашей главной задачей по-прежнему является сдерживание противника. Мы создали вокруг него стальное кольцо. А теперь мы сожмем его. Мы намереваемся заставить некронов отступить в эту их гробницу и убедимся, что они не смогут из нее выйти. Иеронимус-сити станет их новой могилой.

Хенрик заметно побледнел, несомненно, понимая, что этот план означает для его столицы. Но он уже понимал, что с полковником лучше не спорить. Он тихо сидел, нервно сжимая руки, пока Костеллин и полковник обсуждали расположение позиций артиллерии и транспортные маршруты. Потом Хенрик извинился и покинул их, на прощание многозначительно посмотрев на комиссара.

Костеллин сдержал слово и передал полковнику просьбу губернатора, как только нашел подходящий момент. И получил вполне ожидаемый ответ.

– Возможно, вам стоит пересмотреть это решение, – настаивал Костеллин. – Хенрик командует СПО и обладает серьезным влиянием среди населения планеты, признаем мы его губернатором или нет. Это означает, что в его распоряжении находится значительное количество ресурсов, не в последнюю очередь – множество флаеров, которые могут принести нам существенную пользу. Операция по поиску одной пропавшей девушки, по вашему мнению, не стоит потраченного времени и риска, но для Хенрика она исключительно важна, и если мы окажем эту услугу Хенрику сейчас, тем больше пользы от него нам может быть в будущем.

Он знал, о чем думает сейчас полковник. Он думает, что человек не должен требовать платы за то, что он исполняет волю Императора. И все же его предшественник привык доверять суждениям комиссара в таких вопросах, и казалось, что новый полковник, по крайней мере, готов обдумать его слова.

– Противник, – сказал Костеллин, – пока еще не показывался за стенами города. Наши гренадеры и всадники смерти ничем не заняты, пока нет целей для их оружия. Я уверен, некоторые из них были бы рады возможности сразиться с врагом сейчас.

– Одно отделение, – неохотно уступил полковник. – Я передаю одно отделение в распоряжение генерала Хенрика не более чем на восемь часов.

Костеллин поблагодарил его за понимание и пошел сообщить хорошую новость Хенрику. Комиссар пытался не думать о том, что полковник может потребовать за эту услугу от губернатора и его народа.

Возможно, Костеллин сейчас принес в жертву множество жизней ради спасения лишь одной, но сожалеть об этом придется позже.


ПОСЛЕ полудня он обошел позиции, больше по привычке, чем по необходимости. Во время его службы в других полках присутствие офицера на передовой всегда оказывало хорошее влияние на боевой дух солдат, но гвардейцы Крига, конечно, не слишком нуждались в таком ободрении.

Их боевой дух, наверное, даже выше, чем у него самого. Так размышлял Костеллин, пока его полугусеничная машина катилась по дороге на подступах к городу. Они не знали, с чем им предстоит столкнуться, и не слишком беспокоились об этом. Они верили, что их генералы примут правильные решения и дадут им возможность с пользой пожертвовать жизнью во имя Императора.

Они громко заявили о своем появлении. Грохот их пушек стал заглушать шум мотора полугусеничной машины задолго до того, как она приблизилась к их позициям. Тяжелая артиллерия 186-го полка Крига была расположена на позициях перед западной стеной города – точнее, уже перед тем, что осталось от стены после часа непрерывной бомбардировки. «Медузы» с их ограниченной дальнобойностью, но огромной разрушительной силой, были выдвинуты вперед и выполняли большую часть работы, каждое орудие, установленное в отдельном окопе, с оглушительным грохотом изрыгало снаряд за снарядом. За их позициями, установленные на своих платформах «Сотрясатели» зловеще молчали, ожидая более важных целей.

Майор Гамма вышел встретить комиссара из палатки, служившей штабом роты. Говорил ли он что-то при этом, Костеллин не расслышал из-за грохота выстрелов и противогаза, скрывающего лицо майора. Комиссар жестом приказал ему возвращаться к своим обязанностям и пошел дальше. Чем ближе он подходил к стене, тем больше пыли клубилось вокруг, забивая горло и глаза. Уже не в первый раз оказываясь в такой ситуации, Костеллин подумал, что ему пригодился бы криговский противогаз.

Участок стены перед позициями роты «Дельта» был уже полностью разрушен, как и несколько зданий и скайвэи за стеной. Теперь настала очередь пехотинцев продвигаться вперед и расчищать развалины, чтобы подготовить путь для техники. Они копали новые артиллерийские окопы для «Медуз», лишь в пятидесяти метрах от их старых позиций. Такими темпами, разрушение Иеронимус-сити станет мучительно медленным процессом, но в одном можно не сомневаться: разрушение это будет исключительно тщательным.

Костеллин думал, сколько еще некроны будут ждать, насколько близко они позволят атакующим подойти, прежде чем как-то отреагируют.

Ответ пришел куда более быстро и внезапно, чем он ожидал.

Гвардейцы вдруг стали прекращать свою работу и, глядя мимо Костеллина куда-то вверх, хватались за оружие. «Медузы» замолкали одна за другой, и теперь комиссар четко расслышал треск лазерных выстрелов. Он резко обернулся, выхватывая из кобуры плазменный пистолет. И увидел гигантское чудовище не менее десяти метров высотой. Оно парило в воздухе над одной из «Медуз», примерно в ста метрах от того места, где стоял Костеллин.

Это была скелетообразная фигура, ее ребра и позвонки были ясно видны, но она вовсе не казалась хрупкой. Кости этого существа были бронированными, или, возможно, полностью металлическими. Оно было облачено в изодранные остатки королевской мантии синего цвета и вооружено посохом высотой почти в собственный рост, вершина посоха оканчивалась двумя длинными изогнутыми зубцами, похожими на рога. Гигант был увенчан богато украшенным сине-золотым головным убором, под которым в глазницах серебристого черепа горели зеленым огнем глаза. Он был полупрозрачным, светившимся, словно гололитическая проекция, и лазерные выстрелы гвардейцев проходили сквозь него, не причиняя вреда. Костеллин не знал, было ли это просто изображение, но что-то в зрелище этого гиганта, в том, как он смотрел на ряды солдат Крига перед собой, лишь едва поворачивая голову, говорило о незаурядном интеллекте за этими пылающими глазами.

Комиссар навел плазменный пистолет на гигантского призрака, но стрелять не стал. Гвардейцы, после нескольких выстрелов, так же прекратили огонь, не расходуя зря боеприпасы. Гигант не двигался, казалось, ожидая, пока шум и суета утихнут. Когда, наконец, наступила тишина, чудовищный призрак заговорил, но его речь не была похожа ни на что, слышанное Костеллином ранее.

Звук его речи напоминал машинный код, пронзительный вой, оглушающий, исполненный ненависти. Он стал оглушительно громким, раздаваясь в голове комиссара, как удары молота, и Костеллин зажал уши руками, но не мог заглушить этот звук.

Потом внезапно гигант исчез, и наступила благословенная тишина.


КОГДА Костеллин вышел из своей полугусеничной машины в космопорту, он снова оказался окружен толпой беженцев, в основном женщин, детей и инвалидов, оставшихся после призыва всех здоровых мужчин в СПО. Похоже, они тоже слышали голос некрона.

Он обратился к криговскому лейтенанту, подтвердившему, что изображение гигантского призрака появилось над космопортом в тот же самый момент, когда Костеллин видел подобное в десяти километрах отсюда. Более того, в сообщениях от других полков Крига докладывали, что такое изображение появилось одновременно к северу, югу и востоку от города, и каждому из наблюдателей казалось, что глаза гиганта обращены именно на него.

Через час Костеллин снова сидел за столом в кабинете полковника-186, а Хенрик там же стоял у окна, наблюдая за работой в космопорту. Технопровидцы проделали большую работу над переводом сообщения некронов, и полковник-186 мог продемонстрировать результаты этой работы на архаичном записывающем устройстве. Безжизненный, монотонный механический голос произносил слова на безупречном готике: «Этот мир мой. Я его лорд и повелитель. Мой народ ходил по этой земле за тысячелетия до того, как появилась ваша раса. Вы строили ваши города над нашими, пока мы спали, но теперь мы пробудились, чтобы вернуть то, что принадлежит нам. Покиньте этот мир, или мы уничтожим вас».

– Разумеется, – сказал полковник, нарушив долгую тишину, последовавшую за сообщением, – Корпус Смерти Крига никогда не уступит столь наглому проявлению агрессии.

– Конечно, – сказал Костеллин, – и я думаю, что целью всего этого спектакля было устрашение. Сомневаюсь, что они действительно ожидают, будто мы исполним их требование. Главное – заявить его.

– И это еще одно очевидное доказательство того, что некроны боятся нас.

Костеллин не был в этом уверен, однако решил не спорить. Но Хенрик отвернулся от окна, еще более взволнованный, чем обычно.

– Простите, – сказал он, – но не вы ли вчера сказали мне, что шансы спасти Иеронимус Тета ничтожны?

– Шансы еще неизвестны, – сказал полковник. – У нас еще никогда не было возможности подготовиться к нападению некронов до того, как…

– Вы сказали «обратитесь к командованию флота», – Хенрик обвиняюще указал на Костеллина. – Сказали «ускорьте отправку спасательных кораблей». Но вы знаете, сколько времени это займет, а население планеты – почти девять миллиардов человек.

Полковник-186 сжал кулаки.

– Что вы предлагаете, генерал?

– Я… я просто говорю, что, вероятно, нам стоит рассмотреть все возможности. Этот… этот лорд некронов требует, чтобы мы ушли. Может быть, если бы мы…

– Мы не ведем переговоров с врагами.

– Святой Трон, конечно, нет, я не предлагаю… Разумеется, мы не будем… Но кажется… не знаю, известно ли вам, но это сообщение слышали еще как минимум в шести городах, и люди… люди напуганы. Полиция докладывает о беспорядках по всей планете.

– Это едва ли меня касается, – сказал полковник.

– И СПО… за последний час произошло более сотни случаев дезертирства – и это лишь те, о которых нам известно, а в текущей ситуации мы не можем отследить их все.

– Полагаю, участь пойманных дезертиров послужит остальным хорошим уроком.

– Я хочу сказать, полковник, что народ… эти девять миллиардов человек, они спрашивают, почему мы не можем… У нас так мало спасательных кораблей… Я просто думаю, что если бы мы могли выиграть еще немного времени, чтобы спасти больше людей…

– Мы выиграем это время, – сказал Костеллин, – сдерживая наступление некронов.

Не то, чтобы он не сочувствовал губернатору. Возможно, Хенрик даже был прав, и если бы некроны увидели, что началась полномасштабная эвакуация людей с Иеронимус Тета, может быть, они бы удовлетворились этим. Это могло означать спасение девяти миллиардов душ, и потом всегда можно было уничтожить планету после завершения эвакуации, как и предлагал Костеллин с самого начала, и некроны не выиграли бы ничего. Это был заманчивый план.

Но Костеллин знал, что ни криговский полковник, ни его генералы так не считают. Даже если бы такую эвакуацию можно было организовать, они сочли бы эту цену за девять миллиардов спасенных слишком высокой – и, к своему сожалению, Костеллин не мог не согласиться с ними. Дело Хенрика было проиграно – и если губернатор продолжит упорствовать, он рискует тем, что полковник-186 просто расстреляет его на месте.

– Я полагаю, – сказал полковник, – что первые спасательные корабли должны прибыть в систему в течение часа. Как идет операция по поиску… Арикс, так ее зовут?

– Она… я жду сообщений, – ответил Хенрик, сбитый с толку сменой темы разговора. – Флаер отправился только пятнадцать минут назад, и еще… Кстати, спасибо за ваших гренадеров. Я уверен, их помощь будет очень важна.

– Ваша племянница могла бы еще ночью спокойно улететь с этой планеты, – сказал полковник. – Как и вы.

– Нет, – твердо сказал Хенрик. – Нет, думаю, я выразился вполне ясно, полковник. Я не покину мою планету, пока бой за нее не будет закончен.

– Приятно слышать это от вас, – тихо сказал полковник. – Я уже начал сомневаться в вашей заинтересованности.

Хенрик, прищурившись, посмотрел на криговского офицера, очевидно, не зная, как это понимать. Со своего места он не видел того, что видел Костеллин: полковник положил руку на рукоять плазменного пистолета.

ГЛАВА 11

ПОДЪЕМ на верхние уровни был более медленным и изнурительным, чем спуск. Однако мысль об Арикс, страх, что она может быть в опасности, заставлял Гюнтера идти вперед, даже если это значило оставить позади его спутников-беженцев.

Он должен найти ее. Все остальное сейчас не имеет значения, он просто должен найти ее.

Он все еще поднимался, когда услышал странный шум приглушенный стенами лестничной площадки. Он решил, что в здании есть кто-то еще и замер, думая, куда бежать, пока не понял, что этот звук идет издалека и усилен динамиками. Вокс-передача? Аварийная система трансляции? Неужели в Иеронимус-сити восстановили подачу электроэнергии?

Нет, если бы это было так, лестница была бы освещена. Тогда может быть, спасательный флаер? Или колонна имперских танков с громкоговорителями, направленная для эвакуации гражданских?

Он побежал по коридору, распахнул окно и вздрогнул, когда шум вонзился в его череп с такой силой, что Гюнтер упал на колени. Казалось, этот страшный звук никогда не кончится, но только Гюнтер подумал об этом, шум прекратился, оставив лишь ужасное эхо в голове.

Никакой надежды на спасение, лишь еще одно доказательство того, что этот мир проклят.

В полном изнеможении он прижался лбом к холодному подоконнику, уронив лазган на пол, погружаясь в бездну отчаяния, пока мысль об Арикс не заставила его собраться с духом. «Ничего не изменилось», сказал себе Гюнтер. Она была где-то там, впереди, его самая важная причина идти и жить дальше.

Он вышел на скайвэй и направился обратно к полугусеничному транспортеру СПО, который видел раньше по пути сюда. Гюнтер решил все-таки рискнуть и взять машину, чтобы попытаться найти Арикс до наступления темноты.

Он понял, что что-то не так, когда услышал крики и звон бьющегося стекла, и увидел дым, поднимавшийся за перекрестком скайвэя впереди. Он подумал о том, чтобы отступить, но его цель была так близко…Он медленно двинулся вперед, вздрогнув от звука небольшого взрыва где-то справа, но, наконец, дошел до угла здания и осторожно выглянул за него.

Там вспыхнули беспорядки. Должно быть, тот страшный шум как-то спровоцировал их. Люди, которые еще утром были подобны зомби, теперь стали вандалами, грабителями и поджигателями, изливая гнев на несправедливость судьбы на те единственные цели, что у них были – на свои дома и друг на друга. Гюнтер видел полугусеничную машину недалеко, но теперь она была опрокинута, ее двигатель горел.

Оставалось только одно. Сжав лазган и согнувшись почти вдвое, Гюнтер побежал через скайвэй. Он спрятался за другим углом, дрожа и задыхаясь, но, к счастью, его не заметили. Сосредоточившись на том, что было важно для него сейчас, представив лицо Арикс, Гюнтер пошел дальше, пешком.

Продвигаясь дальше в город, он видел, что многие башни еще не разрушены, многие скайвэи невредимы. Он пошел прямым путем по одному такому скайвэю, и, без задержек и обходов, так замедлявших его прошлое путешествие с конвоем СПО, он шел даже быстрее, чем рассчитывал. Он еще несколько раз натыкался на бунтовщиков, но за исключением одной толпы с факелами, преследовавшей Гюнтера три квартала, к нему не проявили особого интереса, и Гюнтер быстро научился их избегать.

Он был голоден и испытывал жажду, но не мог тратить время на поиски еды и воды. Он стремился успеть до наступления темноты. Однако, солнце уже заходило, и, не находя знакомых ориентиров, Гюнтер смирился с тем, что не успеет до наступления ночи. Хуже того, он снова увидел разрывы в сплошной линии башен на горизонте – явное доказательство того, что разрушения затронули отнюдь не только окраины города. Вскоре ему опять пришлось осторожно пробираться среди развалин и зияющих провалов, там, где когда-то стояли здания и скайвэи, теперь ведущие в никуда.

И вскоре после этого он снова увидел монстров.

Они были в трех уровнях ниже его, двигались по скайвэю, проходившему под тем, по которому шел Гюнтер. Их было четверо: страшные металлические кадавры, похожие на вурдалаков в развалинах, но эти существа ходили, полностью выпрямившись, и на них не было той ужасной одежды из содранной кожи, которую носили вурдалаки. Своим поведением, своими движениями они были больше похожи на солдат, которых он видел ночью, они казались разумными – и, как и те солдаты, они были вооружены.

Они были вооружены огромными, неуклюже выглядевшими пушками, которые нужно было нести в обеих руках. Нечестивая энергия кипела в их прозрачных камерах, сияя тем же тошнотворно зеленым светом, которым светилась каменная колонна в шахте.

Гюнтер упал на живот и стал ждать, пока монстры пройдут мимо, молясь, чтобы они не увидели его. Подождав минуту или две, он осторожно поднял голову, заглядывая за перила. К его облегчению, скайвэй внизу был пуст. Но сердце Гюнтера замерло при виде вывески внизу, которую он раньше не заметил. На гордом изображении имперского орла был намалеван богохульный лозунг, но под ним большими черными буквами было написано: ТОРГОВЫЙ ЦЕНТР 201-Й УРОВЕНЬ.

Гюнтер теперь знал, где он находится: слишком близко к своей цели, к Арикс, чтобы позволить каким бы то ни было препятствиям остановить его. Он вскочил на ноги, решительно поднял лазган и снова пошел вперед. Потом, при первой же возможности он проскользнул в лабиринт переулков, по которым, как он знал, можно будет добраться до его дома, оставаясь при этом незамеченным.

По крайней мере, так можно было в теории. На практике же, когда Гюнтер вышел из-за поворота, оказалось, что стен по обеим сторонам улицы больше нет, и он стоит буквально на краю пропасти.

Сначала он не мог даже поверить в это. Он так боялся монстров, что даже не подумал, что может случиться такое… Он еще цеплялся за слабую надежду, что, возможно, он ошибается, что его дом может быть среди уцелевших; с этого места, без привычных ориентиров в виде окружающих башен, он не был полностью уверен… но он упрямо думал, что так должно быть, потому что если это не так…

Он повернулся и бросился обратно к скайвэю, ему нужно было знать…

В спешке он не заметил четырех металлических монстров, пока едва не врезался в них.

Они повернули к нему свои безликие черепа, подняли огромные пушки, сияющие зеленым светом. Гюнтер схватился за лазган, но в панике выронил его, и оружие отлетело в сторону. Он упал на колени, потянувшись за ним, но было уже слишком поздно, и он закрыл лицо руками, и, плача от ужаса, стал ждать смерти.

Гюнтер ждал около двадцати секунд, пока, наконец, не осмелился открыть глаза, и увидел, что металлические кадавры уходят прочь. Они пощадили его жизнь. Что было еще более унизительно, они просто проигнорировали его, словно он был ничем для них: червь, недостойный даже того, чтобы его раздавить.

Он потянулся за лазганом, но замер. Если бы он не уронил оружие, если бы монстры сочли его угрозой… «Нет!», твердо сказал он себе. Нельзя думать об этом сейчас, нельзя, чтобы его парализовала мысль о том, что может быть. Он подобрал лазган и снова пошел вперед, но далеко уйти ему не удалось.

Он больше не мог отрицать этого. Скайвэй простирался перед ним, как обычно, но башни по его сторонам – большинство их – были разрушены. Где когда-то была дорога, сейчас остался лишь шаткий мост, и Гюнтер узнал белую вывеску остановки автотакси, раньше стоявшую прямо перед его домом, а сейчас накренившуюся над пропастью, покачиваясь на ветру.

«Арикс», подумал он. Что это значило для Арикс? Он был так уверен, что найдет ее здесь, но если она была… «Нет», подумал он. Она должна была спастись вовремя. Его разум просто не мог принять никакую иную возможность. Арикс не могла быть в его доме, когда… Но тогда что же она делала дальше, когда не смогла найти его? Куда она пошла? Гюнтер не знал, он даже не мог предположить…

Сдавшись усталости, он уселся прямо на скайвэй, прижав колени к груди. Он думал, что заплачет, но его глаза были сухи. Его горе превзошло обычные пределы. Он чувствовал полное опустошение, отчаяние. Он смог прожить этот день, лишь цепляясь за надежду, а теперь последняя надежда исчезла. У него больше не было цели, не было причины куда-то идти, и он просто сидел на том же месте под темнеющим небом, и если бы те кадавры или вурдалаки вернулись и на этот раз решили бы отнять его бессмысленную жизнь, Гюнтер был бы почти рад этому.


ШУМ двигателя вывел его из оцепенения. Он понял, что слышит этот звук уже несколько минут, и вдруг резкий яркий свет ударил ему в лицо. Гюнтер, моргнув, посмотрел вверх и увидел угловатый черный силуэт флаера СПО прямо над собой, но пока он догадался подать какой-то сигнал, флаер уже пролетел мимо. Да и в любом случае флаер вряд ли остановился бы ради него.

Гюнтер замерз. Раньше он этого не чувствовал, не замечал, что уже наступила ночь, но сейчас он начал думать о том, что надо бы найти убежище.

Ночь была зеленой – еще одна странность, которую он заметил только сейчас. Сначала он подумал, что глаза, еще болевшие от света прожектора, обманывают его, но когда он огляделся вокруг, то увидел это: пульсирующий зеленый свет в небе к северо-северо-востоку. Зеленый, как от того артефакта в туннеле, как в прозрачных камерах страшных пушек, которыми были вооружены кадавры. Гюнтер не хотел думать о том, что это может значить.

Шум двигателя флаера снова стал громче. Он развернулся и возвращался, теперь даже на меньшей высоте, чем до этого. И когда флаер прошел над головой Гюнтера еще раз, тот понял, что происходит нечто необъяснимое.

Флаер заходил на посадку.


НАКОНЕЦ флаер сел на скайвэе, примерно в двухстах метрах от Гюнтера, и, еще прежде чем его двигатели выключились, Гюнтер побежал к нему.

Из десантного отделения появились первые солдаты, и Гюнтер испуганно замер. Это были те существа, с черепами вместо лиц, в черных шинелях и с дыхательными шлангами, которых он видел из окна прошлой ночью. Но что они делали в машине СПО?

Они развернулись широким строем, словно собираясь обыскивать местность, среди них был невысокий темнокожий человек, с головой, похожей на яйцо, сосредоточенно смотревший на небольшое черное устройство и, казалось, направлявший солдат в их поисках. На нем были красные одеяния марсианского техножречества, из спины, свешиваясь через плечо, выступала серво-рука, ее металлические пальцы подергивались. Вероятно, технопровидец.

Солдаты подошли к Гюнтеру, и он едва успел подумать о том, что надо бежать и прятаться, как один из солдат окликнул его.

– Мы ищем белую женщину, рост примерно 1,7 метра, с темными волосами и зелеными глазами.

– Арикс! – воскликнул Гюнтер. – Вы ищете Арикс?

Это описание могло подходить к кому угодно, но Гюнтер почему-то сразу понял, что оно относится к ней.

Солдат подошел к нему, и Гюнтер увидел то, что не разглядел из окна в прошлую ночь: номера на наплечниках, знак аквилы на шлеме.

– Вы… вы из Имперской Гвардии? – произнес он. – Вы люди?

– Мы ищем леди Хенрик. Ты ее видел?

– Нет, я… я слышал, что она может быть здесь, но не видел… Я думал, вы – это они… Эти маски, которые вы носите, я думал, вы – эти твари…

Гвардеец не слушал его. Он повернул голову, словно отвечая на голос, которого Гюнтер не слышал, потом повернулся и стал уходить, но Гюнтеру важно было узнать больше. Он бросился за гвардейцем и схватил его за плечо.

– Подождите! – закричал он. – Как вы узнали… леди Хенрик еще жива? Она выходила на связь? Она…

Сверкнула вспышка зеленого света, и его последние слова потонули в крике ужаса.

Гвардеец испарился за долю секунды, слой за слоем, как сервитор в шахте, коснувшийся того артефакта. Гюнтер смотрел в пустые глаза его металлической маски-черепа, потом – на его рассыпающийся скелет, а между этими двумя долями секунды – человеческое лицо, сгорающее в зеленой вспышке, такое же лишенное выражения, как его маска, его мышцы едва начали сокращаться от боли и ужаса…

Кадавры вернулись и атаковали гвардейцев, их тяжелое оружие изрыгало молнии зеленой энергии. Гвардейцы мгновенно ответили огнем. Их лазерные выстрелы не пробивали броню монстров, но некоторые гвардейцы были вооружены более мощным оружием, и оно действовало гораздо эффективнее. Двое из четырех кадавров испарились. Гюнтер увидел, что технопровидец укрылся за флаером, и попытался сделать то же самое. Он столкнулся с гвардейцем, помешав ему целиться, и его грубо оттолкнули.

– Куда ты бежишь? – прорычал гвардеец. – У тебя же есть оружие. Так ради Императора, используй его!

Последнее, что Гюнтер хотел делать – это начать стрелять из лазгана и тем самым привлечь к себе внимание монстров, но, испуганный словами гвардейца, он укрылся за шасси флаера, поднял лазган к плечу и положил палец на спусковой крючок.

Оружие слишком тряслось в его руках, чтобы можно было нормально во что-то прицелиться. Гюнтер сделал глубокий вдох, крепче сжал лазган и попытался успокоиться. Втайне он надеялся – и ожидал – что бой закончится прежде чем он успеет открыть огонь. В конце концов, металлических монстров было меньше, и половина их была уже уничтожена. Наблюдая за полем боя, Гюнтер видел, как испарился третий кадавр, затем четвертый, и…

Их было больше. Гюнтер не знал, откуда они появлялись, не видел, как они приближаются, но как минимум еще трое… нет, четверо, и гвардеец, который кричал на него, следующим попал под удар их изумрудных лучей, и умер рядом с Гюнтером, запах озона и сожженной плоти наполнил ноздри.

Один из кадавров повернулся к нему, и, внезапно, Гюнтер ощутил абсолютное спокойствие.

Он был в такой ситуации тысячу раз до этого – в своих мечтах. Он знал, что надо делать, чего Император ожидает от него, и больше никакой страх не осквернял его мысли. Прежняя жизнь Гюнтера казалась давним-давним прошлым, словно в ней жил кто-то другой, а не он. Его дом, его работа, Арикс: все ушло навсегда. Его любимый бар, магазин, закусочная, в которую он приглашал ее…

Незваным видением в мыслях Гюнтера возникло воспоминание о его лекс-секретаре Кройц. Теперь, наверное, он больше никогда не увидит ее снова. Он надеялся, что она смогла выбраться, что сейчас она в безопасности…

Все, что он делал, все, к чему он стремился, все, чего достигал – теперь это ничего не значило. Оружие в руках и враг в прицеле – вот все, что было важно сейчас, в этом была сейчас вся его жизнь. Ему больше нечего было терять.

И он нажал на спуск, и, хотя его первый выстрел прошел мимо, он стрелял снова, и снова, и снова. Потом он вспомнил из кинохроники, что из лазгана можно стрелять очередями, и, найдя переключатель, перевел его в соответствующий режим. Он осыпал чудовищных тварей лазерными лучами, пока, наконец, они не начали падать – и хотя Гюнтер не знал, была ли в этом хоть какая-то доля его усилий, все равно он испытал мрачное удовлетворение от того, что принял участие в этом бою, от того, что сражался.

Внезапно лазган жалобно взвыл и перестал стрелять. Оставшись без оружия, без цели, Гюнтер снова ощутил страх. Выдернув аккумулятор лазгана, он встряхнул его и вставил обратно, надеясь выжать из него еще хоть несколько выстрелов, но тщетно. Он едва не завыл от разочарования. Почему он не догадался забрать запасные аккумуляторы у Вебера?

К счастью, теперь лишь один из кадавров еще оставался на ногах, и вдруг с резким хлопком воздуха он исчез, и с ним исчезли тела других металлических чудовищ – тех, которые не были расплавлены. Гюнтер испытал одновременно облегчение от того, что они ушли, и страх при виде того, какой мощью они обладали. Он не знал, сколько гвардейцев погибли в этом коротком бою – страшное оружие монстров, светившееся зеленым светом, не оставляло даже трупов – но в живых осталось лишь пятеро, не считая технопровидца и пилота флаера – пучеглазого сервитора, только сейчас вставшего со своего кресла.

Гвардейцы не тратили зря время. Сразу же они возобновили свои поиски, и тот, которого Гюнтер принял за их сержанта, жестом приказал технопровидцу присоединяться к ним, что тот и сделал. Он снова достал свое устройство, и Гюнтер увидел, что провод от него подключен прямо в глаз технопровидца.

Меньше минуты спустя гвардейцы собрались в одном месте на скайвэе и начали копаться в развалинах, пока один из них не откопал что-то маленькое и красное. Он показал это технопровидцу, который мрачно кивнул. После чего сержант отдал приказ, и солдаты побежали обратно к Гюнтеру.

– Я не понимаю, – сказал он. – Где Арикс? Я думал, вы ищете ее?

– Леди Хенрик здесь нет, – сказал сержант.

– Почему вы в этом уверены? Она может прятаться в одном из этих зданий.

– Ее здесь нет.

Двигатели флаера снова взвыли. Последний из гвардейцев поднялся в десантное отделение, и сержант собрался за ними в машину.

– Подождите, – сказал Гюнтер, – возьмите меня с вами. Пожалуйста, возьмите меня с вами.

Сержант мучительно долгую секунду смотрел на него, и Гюнтер был уверен, что его просьба будет отклонена.

Потом он услышал знакомый хлопок воздуха, и, обернувшись, увидел кадавров, вернувшихся с подкреплением. Четверо стояли прямо перед ним, еще четверо дальше на скайвэе, и новые кадавры появлялись из уцелевших зданий. Гюнтер вскинул лазган, хотя и знал, что это бесполезно, но вдруг его схватили сзади и затащили во флаер. Воздух снаружи с треском пронзили зеленые молнии, сержант заскочил во флаер, приказывая пилоту взлетать.

Когда флаер неуклюже поднялся в воздух, что-то ударило в его борт, стряхнув гвардейцев и Гюнтера с деревянных скамей на пол. Машина накренилась, ее двигатели хрипели и выли. Гюнтер подумал, что сейчас флаер рухнет, но машина выправилась и, набирая высоту, полетела прочь.

– Нам повезло, – сказал технопровидец, – Лишь слегка задело. Если бы луч гаусс-пушки попал в двигатели, то пробил бы их насквозь.

Гюнтер сел на краю скамьи, чувствуя себя неловко под взглядами четырех гвардейцев в масках-черепах. Каждый из них, несомненно, думал, что здесь делает этот человек, сидящий на месте их погибших товарищей. Он не решался спрашивать их об их задании, но ему мучительно хотелось узнать что-то об Арикс. Потом он увидел, что технопровидец держит на коленях красное амецитовое ожерелье – тот предмет, найденный в развалинах – и сразу узнал его.

– Где вы его взяли? – спросил он. – Это ожерелье Арикс, подарок ее покойной матери, она всегда носила его.

– Вот почему мы нашли его, – сказал технопровидец. – В один из камней встроено следящее устройство, и губернатор надеялся, что его сигнал приведет нас к его племяннице. К сожалению, как видите, оно не было на ней надето. Мы нашли ожерелье на скайвэе, его застежка была сломана.

– Значит, она была здесь! – закричал Гюнтер. – Разве не понимаете? Это значит, что она была здесь, и она…Она не могла далеко уйти. Мы должны вернуться. Мы еще можем найти ее!

Сержант решительно покачал головой.

– Даже если девушка жива…

– Она жива! Должна быть жива. Я бы почувствовал, если бы… поверьте, Арикс жива!

– Даже если она жива, – повторил сержант, – прошло почти двадцать часов с того времени, как было известно ее последнее местонахождение. За это время она могла дойти почти до любого пункта в городе. У нас сейчас нет возможности установить ее местонахождение, и риск…

– Тогда высадите меня, – сказал Гюнтер. – Для меня это безопасно, монстры не обращают на меня внимания. Я могу обыскивать здания, пока… просто высадите меня!

Он действовал неразумно, он сам понимал это, и сержант даже не удостоил его ответом. И все же Гюнтеру было больно от осознания того, что он был так близко к женщине, которую любил – лишь для того, чтобы потерять ее. Он не прошел это испытание, его вера и храбрость были недостаточны. Он не оправдал ее надежды.

Он вцепился в лазган на коленях, сжав зубы, и, пока флаер уносил его прочь от города, который еще недавно был его домом, все дальше и дальше от Арикс, Гюнтер молча поклялся ей, себе, Императору.

Он поклялся, что однажды он вернется.

ГЛАВА 12

ТЕПЕРЬ они были близко к источнику зеленого света.

Каждый раз, когда этот страшный свет пульсировал над ними, солдат Карвин ощущал сильную тошноту. По лицам трех его товарищей – последних уцелевших из отделения СПО – было видно, что они испытывают то же самое. Криговские гренадеры в масках, как обычно, не проявляли, что они что-то чувствуют.

Они прятались в пустом здании большую часть утра. Карвин не мог спать из-за кошмаров, а когда он все-таки задремал на час или два, его разбудил мощный толчок землетрясения, от которого штукатурка посыпалась со стен. Вскоре после этого криговский лейтенант получил новые приказы.

Приказы были краткими и четкими. Взвод и четыре его новых рекрута должны провести разведку в районе новой конструкции некронов в центре города. Так как противник значительно превосходит их в численности, следует избегать боевых столкновений.

Они начали с того, что стали подниматься на самый высокий уровень, на какой было возможно. Согласно разведданным, полученным штабом от частей СПО на поверхности, предполагалось, что некроны сосредотачиваются на нижних уровнях и вокруг центрального сектора, следовательно, в течение светлого времени суток по верхним уровням можно передвигаться относительно свободно.

Но когда наступила ночь, их продвижение замедлилось. Гренадеры высылали вперед разведчиков, и, когда они обнаруживали патруль некронов, солдаты, укрывшись в темных закоулках, пережидали, пока путь снова станет свободен. За все это время они отдохнули только один раз, и то меньше двадцати минут. У Карвина болели ноги, и голова кружилась от усталости, но он не смел жаловаться.

В наушнике комм-линка, которым обеспечил его квартирмейстер, прозвучал голос: сообщение взводу от разведчика.

– Вижу его, – сообщил он.

Спустя минуту, они достигли конца скайвэя, по которому следовали, и ряда из шести кабин лифтов с платформами внутри трех из них. Разведчик указал на решетчатые кабины стволом хеллгана, хотя Карвин и так видел зеленый свет, сиявший издалека. Солдаты собрались на платформах, глядя сквозь металлические решетки, и тут Карвина действительно едва не стошнило, он с трудом удержался от рвоты, его глаза слезились.

Он едва мог понять масштабы того, что видел. До пирамиды был еще как минимум километр, но из-за ее чудовищных размеров казалось, что она гораздо ближе. Вероятно, она была не менее высокой, чем некоторые из башен города, но более-менее точно оценить ее высоту было трудно, потому что башни вокруг нее были полностью разрушены. В зеленом свете можно было видеть почти до самой поверхности, и Карвин видел громадные груды развалин у основания пирамиды.

Пирамида была из гладкого черного камня и, казалось, совершенно не пострадала за тысячелетия, проведенные под землей. Ее четыре стены не полностью сходились на вершине, оставляя квадратное углубление, в котором горел шар зеленого пламени, освещая вспышками темное небо. На стене пирамиды, на которую смотрел Карвин, была выбита огромная золотая эмблема – круг с радиальными линиями, похожий на стилизованное изображение солнца, а под ним было отверстие – врата в черной стене, и в них светился все тот же ужасный зеленый свет.

Перед вратами двигались какие-то фигуры, но было слишком далеко, чтобы Карвин мог их разглядеть. Они ползали по развалинам, и, казалось, расчищали их, стаскивая обломки в пирамиду.

Он больше не мог смотреть на этот отвратительный свет, и отвернулся. И с облегчением увидел, как, спустя секунду, остальные солдаты тоже отвернулись.

– Я доложил о результатах нашей разведки в штаб, – раздался в наушнике голос лейтенанта. – Они хотят, чтобы мы уничтожили маяк на вершине пирамиды. Я сообщил, что наше оружие до него не добьет, а взобраться на пирамиду нет никакой возможности.

Карвин был рад это слышать. Последнее, чего он хотел – приближаться к этому чудовищному сооружению.

Потом лейтенант продолжил:

– Таким образом, у нас есть только одна возможность: найти путь к маяку изнутри пирамиды.


ОНИ шли обратно тем же путем, которым пришли сюда, еще пару километров, пока не вошли в роскошный особняк, вероятно, принадлежавший лорду. Хозяин, когда бежал, бросил большую часть вещей, и Карвин, отдыхая на кровати в комнате для слуг, с иронией подумал, что никогда еще он не отдыхал с таким комфортом. Он не ожидал, что сможет заснуть, но усталость взяла свое. Но даже и тогда его сны были наполнены вурдалаками, светящимися тошнотворным зеленым светом.

Он проснулся рано утром, чтобы сменить часового. Три часа он стоял на посту у разбитого окна закусочной, выходящего на скайвэй. Ему было приказано отвлекать излишне любопытных некронов от входа в особняк. Карвин знал, что это может стоить ему жизни, и, когда без происшествий дождался смены, испытал облегчение.

Они планировали продолжить путь на закате, чтобы ночь помогла им маскироваться, когда они проникнут вглубь территории некронов. Карвин и другие три солдата СПО провели остаток дня, пытаясь отвлечься игрой в карты. Они пригласили гренадеров присоединиться, но те отказались.

Впрочем, Карвин ожидал этого. Сейчас он уже должен был бы знать людей Крига немного лучше, считать их товарищами, но они по-прежнему вызывали у него тревогу и недоверие. Они не разговаривали друг с другом просто так; они вообще редко говорили. Они даже ели, засовывая пайковые брикеты под маски-черепа, не снимая их, и за эти два дня, что Карвин был в их взводе, он ни разу не видел их лиц. Он даже не знал их имен.


ВСКОРЕ они снова отправились дальше, спускаясь в недра города. Спустившись на сорок уровней вниз, они потревожили группу уродливых существ, которые бросились бежать, скрываясь в ночной тьме, но два гренадера поймали самого медлительного из них и подтвердили, что это не некроны, а всего лишь перепуганные мутанты, которые поднялись в эту башню, пытаясь спастись от «ужаса из-под земли». Лейтенант, убедившись, что мутант не обладает никакой важной информацией, застрелил его, но этот эпизод вызвал у Карвина новые страшные предчувствия.

Мутанты сделали для солдат одну полезную вещь: в своем отчаянном бегстве от некронов они разломали баррикады на лестницах, которые обычно не позволяли им подниматься наверх. Но Карвин и без баррикад знал, что вступает на территорию мутантов. Гнилостное зловоние наполняло воздух, стены были выпачканы мерзкими рисунками, большинство которых было намалевано кровью или экскрементами. Спустившись на несколько пролетов вниз, Карвин уже старался меньше дышать носом, прикрывая его руками и завидуя криговцам с их противогазами.

Через час или около того они сошли с лестницы и оказались посреди ряда маленьких, бедных жилищ. Большинство окон было заколочено, но они нашли одно, где угол деревянной доски сгнил и отвалился, и сквозь разбитое стекло можно было увидеть пирамиду внизу. Лейтенант назначил здесь наблюдательный пункт, и остаток ночи и в течение следующего дня солдаты посменно наблюдали из окна за активностью некронов у входа в пирамиду. Карвин был освобожден от этой обязанности, и не видел, что происходит у пирамиды. Однако, лежа на койке в нескольких комнатах ниже, он слышал непрекращающиеся звуки какой-то странной активности снаружи, и ему казалось, что некроны здесь, где-то рядом с ним, прямо за этой тонкой стеной…


ВЫВОДЫ наблюдателей были неутешительны. Они не смогли обнаружить систему в передвижениях некронов, и, разумеется, ни разу за прошедшие двадцать пять часов вход в пирамиду не оставался без охраны. Более того, некроны увеличивали свои силы за счет армии рабов-мутантов. Их цели были неясны – никто не мог понять, чего хотят некроны от этих жалких тварей – но это еще больше увеличивало неравенство сил, с которым предстояло столкнуться солдатам Крига и их союзникам.

Но если Карвин надеялся, что лейтенант сообщит об этом факте командованию, что вся эта безумная операция будет отменена, ему тоже предстояло разочарование.

– Мы разделимся на три отделения, – объявил криговский офицер солдатам своего взвода, собравшимся в узком коридоре. – Два отделения атакуют некронов одновременно с противоположных направлений, чтобы отвлечь как можно больше сил противника от входа в гробницу. Как только эта цель будет достигнута, я поведу мое командное отделение к входу, и мы попытаемся прорваться в пирамиду.

Карвин был назначен в отделение три дня назад, но он еще не мог отличить вахмистров – криговский аналог сержантов – командовавших отделениями, одного от другого, поэтому только когда один из вахмистров выкрикнул его имя, Карвин понял, к какому отделению он прикреплен. Парвел был назначен в одно отделение с ним, а остальные двое солдат СПО отправились в дальний конец коридора. Командное отделение, оставшееся в середине коридора, состояло только из криговцев, и было немного больше остальных. В его составе были лейтенант, квартирмейстер и большая часть мелтаганов.

Только сейчас Карвин понял, какую задачу должно было выполнить его отделение из семи человек. Они должны были отвлечь врага, как те солдаты, которые с одними штыками атаковали вурдалаков. Лейтенант ожидал, что они погибнут, и гренадеры вполне это сознавали, но к тому времени Карвин уже понял, что они ничего не скажут по этому поводу.

Они должны были подойти к пирамиде с севера. Пришлось подняться на несколько пролетов по лестнице, пока не нашли скайвэй – больше похожий на полуразрушенный мост – который мог привести их к пирамиде.

Мост шел параллельно северной стороне пирамиды, и, хотя гренадеры не смотрели на пирамиду, когда переходили его, Карвин не удержался и взглянул вверх. Он сразу же пожалел об этом, потому что какой бы впечатляющей ни казалась пирамида при взгляде сверху, она была намного более устрашающей, если смотреть на нее снизу. Пришлось вытягивать шею, чтобы увидеть ее верхнюю часть. Она закрывала небо и, казалось, впитывала в себя бледный лунный свет, испуская вместо него чудовищный зеленый.

Карвин надеялся, что где-нибудь может уцелеть неповрежденный участок скайвэя, достаточно близко к пирамиде, чтобы можно было обстреливать охранников-некронов сверху. Теперь, однако, стало ясно, что даже если такой скайвэй существовал, его не сохранилось. Подойти к гробнице некронов можно было только по земле.

Так Карвин впервые вступил в мир, которого надеялся никогда не увидеть, и молил Императора уберечь его от этого. В мир, который с самого детства был для него синонимом самого ужасного из всех мифических адов. СПО давно бросили этот мир на произвол судьбы, так же, как и полицейские и городская администрация – и не удивительно. Его дороги были по лодыжку покрыты нечистотами, которые с бульканьем лились сквозь металлические решетки из труб канализации, давно переполненной. Здесь не было стены, которая не была бы опалена огнем, и зловоние мутантов было повсюду. Это был мир, который, как слышал Карвин, за стенами его базы СПО называли «подульем», мир, который власти хотели наглухо замуровать пласкритом. И Карвин с содроганием подумал, что это был его мир. Это был Иеронимус Тета, таким он выглядел с земли, на которой были построены эти шпили.


ПЕРВАЯ дорога, по которой продвигалось отделение, оказалась полностью блокирована обломками. Пришлось вернуться и идти в обход, и, наконец, они обнаружили, что находятся у боковой стены пирамиды, меньше чем в сотне метров от ее северо-западного угла. Здесь не было никаких признаков жизни, но они все равно продвигались с осторожностью, в колонну по одному, пробираясь среди куч развалин. Их осторожность оказалась вполне оправданной, когда из-за угла перед ними неожиданно вышли двое некронов. Вахмистр жестом приказал солдатам найти укрытие, подождал, пока некроны пройдут мимо, потом вышел из укрытия позади них и испарил обоих одним выстрелом из мелтагана – единственного в их отделении.

Они дождались подтверждения по воксу, что второе отделение, выполнявшее отвлекающий удар, так же вышло на позицию. Только после этого вахмистр приказал идти вперед. Карвин ожидал, что, как только они обойдут угол пирамиды, то сразу же попадут под огонь некронов, охраняющих ворота, но ворота были довольно далеко, и их не видно за кучами развалин.

В первый раз молодой солдат пожалел об отсутствии лазгана. Хеллган был более мощным, но платой за это была заметно меньшая дальнобойность. Если его отделение рассчитывает отвлечь некронов, к ним придется подобраться близко, гораздо ближе, чем надеялся Карвин.

Получилось так, что первым противником, которого они встретили, был мутант. Он копался в развалинах и не заметил солдат. Карвин поднял хеллган, но услышал в наушнике голос вахмистра, приказывавшего не стрелять. Двое гренадеров схватили перепуганную тварь и свернули ей костлявую шею, прежде чем существо успело закричать. После этого они некоторое время ждали в напряженной тишине, не привлек ли шум внимания врага.

Они лишь еще немного успели продвинуться вперед, и начался бой.

Звуки выстрелов оружия некронов эхом раздались вокруг Карвина, и он, присев, в страхе оглядывался в поисках их источника. Когда он, наконец, сообразил, что это не его отделение попало под огонь, вахмистр уже кричал, приказывая атаковать.

Карвин последовал за гренадером вокруг кучи развалин, и там он увидел их: некронов. Их было шестьдесят или восемьдесят, больше, чем казалось сверху, но что удивило его – с некронами было почти столько же рабов-мутантов. У Карвина пересохло в горле от осознания того, насколько сильно противник превосходит в численности его отделение.

Два обстоятельства работали в их пользу: во-первых, перед входом в пирамиду было расчищено значительное пространство, поэтому гренадеры из обоих отделений могли стрелять из укрытия по противнику, находящемуся на открытой местности; во-вторых, другое отвлекающее отделение некроны обнаружили раньше, поэтому большая их часть направилась туда. Криговские товарищи Карвина полностью использовали оба этих преимущества, и залпы хеллганов находили свои цели, врезаясь между металлических лопаток некронов.

К испугу Карвина никто из некронов не упал. Он подумал, что это, возможно, потому, что некроны были слишком далеко, чтобы лучи хеллганов поражали их в полную силу. Но когда некроны обернулись к новому противнику, когда их оружие извергло зеленые молнии, у Карвина не осталось сомнений в одном неприятном факте: у огромных пушек некронов хватает и огневой мощи и дальнобойности.

Гренадер рядом умер в ослепительной зеленой вспышке, и Карвин присел, укрывшись за кучей развалин, но он чувствовал, как зеленые лучи врезаются в другую ее сторону, испаряя его укрытие.

– Хорошо, – послышался в наушнике спокойный голос вахмистра. – Мы привлекли их внимание. Теперь начинайте отступать, но продолжать огонь. Отвлечь некронов подальше от входа.

Карвин выглянул из-за развалин, и его сердце замерло при виде четырех некронов, неторопливо маршировавших прямо на него. Перед собой они гнали шестерых мутантов, используя их как живой щит, и, судя по ужасу в глазах этих жалких тварей, они явно не вызывались на это добровольцами.

Карвин сделал шесть выстрелов, убив двух мутантов, и еще трое вместе с одним из их чудовищных повелителей были убиты гренадерами. Оставшиеся некроны подошли слишком близко, и Карвин стал искать позицию, куда можно было бы отступить. Он побежал к проходу между двумя кучами обломков, но прямо перед ним ударила зеленая молния, и, хотя гренадер рядом с ним продолжил бежать и добрался до цели, Карвин испугавшись, вернулся на прежнюю позицию.

Некроны были уже рядом, когда они обойдут развалины, то найдут его, если он не скроется из вида, и единственным способом сделать это было спрятаться в той же куче развалин, чтобы его и некронов разделяли обломки пласкрита. Это значило оказаться ближе к пирамиде, но у Карвина сейчас не было времени беспокоиться об этом. Некроны появились прежде чем он успел как следует замаскироваться. Он присел, затаив дыхание, ожидая, что некроны в любой момент могут обернуться и найти его.

К счастью, их отвлекал огонь хеллганов, и они направились дальше, преследуя товарищей Карвина. Только тогда молодой солдат понял, что он только что позволил некронам отрезать путь к отступлению, и окружить его. Он несколько раз глубоко вздохнул, чтобы преодолеть приступ тошноты, и напомнил себе, что он в любом случае не ожидает пережить сегодняшний день.

В наушнике снова раздались голоса, и Карвин оцепенел, услышав о двух новых потерях – одним из убитых был солдат Парвел. Но были и хорошие новости. Вахмистр дождался, когда некроны подойдут на дистанцию выстрела мелтагана, и открыл по ним огонь из засады. Казалось, он уничтожил более чем достаточно врагов, и беспокоился лишь о том, что его отделение отвлекло от входа не так много некронов.

– Мы отвлекли на себя тринадцать или четырнадцать некронов, надо отвлечь вдвое больше, чтобы у командного отделения был хоть какой-то шанс.

Карвин знал, что он должен делать.

– Некроны, – сообщил он по воксу. – Я… мне удалось проскользнуть им в тыл. Я попытаюсь… попытаюсь подобраться ближе к пирамиде и снова открою по ним огонь. Может быть, если я буду двигаться достаточно быстро, и не слишком показываться им на глаза, я смогу убедить их, что нас больше… что их атакует и третье отделение, и, возможно, тогда они…

– Да поможет тебе Император, солдат Карвин, – равнодушным голосом сказал вахмистр.


ОН подобрался к вратам в пирамиду, так близко, насколько мог. Теперь он был практически посреди некронов; он слышал, как они работают в развалинах лишь в нескольких метрах от него; они были явно уверены в способности их товарищей отразить атаку, и просто вернулись к работе.

Он подумал, что подобрался слишком близко. Здесь невозможно было стрелять и не быть замеченным. Потом он подумал, что это ему и не нужно.

Он навел хеллган на край кучи развалин и выстрелил, надеясь, что грохот камней от попадания заглушит треск выстрела и заставит некронов думать, что стреляли откуда-то из другого места. Сделав еще два выстрела в противоположном направлении, потом два в воздух, Карвин побежал, над его головой с треском прошел зеленый луч, и Карвин не оглядывался, чтобы увидеть, сколько некронов он отвлек своей тактикой.

– Вахмистр убит, – раздался голос в наушнике. – Повторяю, вахмистр убит. Я остался один. Теперь все зависит от вас, лейтенант, мы сделали все, что могли, и пусть Император смилуется над нашими бесполезными…

Карвин, обойдя груду развалин, увидел перед собой силуэт, вскинул хеллган, но разглядел, что это всего лишь человек: растрепанный, напуганный, его рабочий комбинезон изорван, он сгибался под тяжестью куска пласкрита. Очевидно, раб некронов, подобно мутантам. Человек посмотрел на Карвина с отчаянной мольбой в глазах.

– Я не могу помочь тебе, – с горечью сказал Карвин. – Я сожалею, но ты должен бежать от меня как можно дальше. Некроны гонятся за мной, и ты не…

Человек застыл на месте. Карвин шагнул к нему, намереваясь подтолкнуть в правильном направлении. Глаза человека вспыхнули, и с рычанием он ударил обломком пласкрита по голове Карвина.


ОН лежал на земле и не помнил, как упал. Его голова онемела, и потрогав ее рукой, он почувствовал, что она липкая. Он уронил хеллган и не мог поднять голову, чтобы найти его, мускулы его шеи, казалось, превратились в губку…

И здесь были некроны, их металлические ноги топали по камням рядом с ним.

Череп некрона навис над Карвином; солдат беспомощно смотрел в дуло огромной пушки, и мог поклясться, что видит, как в его глубине вспыхивают зеленые молнии, или, может быть, это была лишь игра света в его глазах. Потом некрон отвернулся и пошел прочь от него, и Карвин затрясся от тихого смеха, и возблагодарил Императора, потому что, в конечном счете, ему повезло, он не умрет, как остальные.

В его наушнике потрескивали помехи. Глаза Карвина были закрыты, и со стороны пирамиды он слышал выстрелы хеллганов и мелт командного отделения, и ответные выстрелы пушек некронов. Они издавали звук, как разрывающаяся ткань, и сначала Карвину показалось, что выстрелы оружия гвардейцев звучат чаще, но мелты и хеллганы замолкали один за другим, а пушки некронов стреляли все чаще и чаще, и, наконец, стали слышны только они.

Последнее, что он слышал, был голос в его ухе, голос того раба, который ударил его камнем.

– Император мертв, – прошипел голос. – Теперь у нас новые боги.

ГЛАВА 13

УЖЕ в двадцать третий раз Костеллин просыпался под грохот взрывов в Иеронимус-сити. Сначала он даже почти не заметил их, давно успев привыкнуть к постоянному отдаленному грохоту. Он встал с походной койки, которую, из-за нехватки помещений в космопорту пришлось установить прямо в кабинете. В окно лился солнечный свет, и новобранцы СПО уже тренировались на плацу.

Через сорок минут, умывшись, побрившись и переодевшись в чистую форму, которую приготовил для него адъютант, он явился в кабинет полковника-186 для обычного утреннего совещания. Губернатор-генерал Хенрик тоже был тут, узнав об этих совещаниях две недели назад, и являясь на них без приглашения.

Полковник едва успевал принимать поток донесений от адъютантов по вокс-аппарату, и не сразу смог уделить внимание пришедшим офицерам, хотя к тому времени Костеллин уже многое услышал о событиях прошлой ночи.

– Я так понял, что перестрелка в северном районе города завершилась, – сказал он.

Полковник кивнул.

– Некроны отступили в 5:19, или, скорее…

– Или скорее они снова исчезли.

– Как бы то ни было, – сказал полковник, – потери некронов были тяжелыми, особенно в последний час боя. Я поздравил полковника-42 с выигранным сражением.

– А как у нас? – спросил Хенрик. – Какие потери мы понесли?

– Точные данные еще недоступны, – ответил полковник.

– По самым приблизительным оценкам? – спросил Костеллин.

– Мы потеряли около 1800 человек.

Костеллин присвистнул сквозь зубы.

– Больше трети оставшегося состава 42-го. Будем надеяться, что некроны не вернутся слишком скоро.

Полковник развернул хрупкую пожелтевшую карту города и разложил ее на столе.

– Генералы считают, что это маловероятно, – сказал он. – Эта группировка некронов была самой крупной, с которой мы сталкивались, и мы нанесли им решительное поражение. Мы должны были серьезно истощить их силы.

– Вы говорили то же самое после атаки некронов в восточном районе на прошлой неделе.

– Здесь важно то, что в каждом случае мы успешно удерживали позиции, отражая удары противника, который явно пытался прорвать их. Это подтверждает правильность нашей стратегии.

– Возможно, – признал Костеллин. – Вопрос в том, насколько могут некроны восполнить свои потери? Их маяк все еще функционирует, несмотря на усиленные попытки наших техножрецов блокировать сигнал.

– Возможно, вы забыли, комиссар Костеллин, – сказал полковник, – что наши собственные подкрепления должны прибыть в течение двух дней.

– Я не забыл, – ответил Костеллин. – Хотя нам придется пересмотреть запланированное распределение частей. Я полагаю, что после событий прошлой ночи генералы направят больше новых рекрутов в 42-й полк.

– У нас все еще есть СПО, – напомнил Хенрик. – Призыв и подготовка новобранцев идут хорошо. Я могу выделить 18, возможно 20 взводов. Можно быстро направить их на пополнение 42-го, а также начать призыв в других городах. Единственная проблема, как я уже говорил, это оружие и снаряжение для новых рекрутов. У нас недостаточно…

– Направьте ваших людей, – сказал полковник. – Квартирмейстеры 42-го постараются вооружить их.

– К сожалению, – заметил Костеллин, – гаусс-пушки некронов почти ничего не оставляют после себя. Когда мы теряем человека, мы теряем и все, что на нем было.

– Император поможет, – сказал полковник.

Костеллин не был в этом настолько уверен, но понимал, что на этих совещаниях его голос звучит все более пессимистично – и возможно, подумал он, что полковник был прав. Корпус Смерти добился значительных успехов за прошедшие недели, замкнув стальное кольцо вокруг города, и, хотя полк Костеллина еще не участвовал в боях, 42-й и 81-й полки добились впечатляющих побед. Он и думать не мог, что такое возможно, но казалось, некроны действительно принуждены перейти к обороне. Но все же он чувствовал, что кто-то на совещаниях должен призывать к осторожности. Кто-то должен напомнить, что они сейчас столкнулись, вероятно, с самой страшной угрозой, известной Империуму.

Даже Хенрик во многом стал соглашаться с полковником. С тех пор, как погибла его племянница, он проявлял гораздо больше готовности принести в жертву своих подданных, которых когда-то так стремился защитить, ради победы в этой войне.

– Я жду, когда можно будет взглянуть на отчет полковника-42, – сказал полковник, – о тактике противника в последнем бою. Особенно мне интересны сведения о новой разновидности некронов и о том, что мы можем противопоставить их способностям.

Хенрик явно был не в курсе, и Костеллин объяснил ему:

– Они появились на поле боя прошлой ночью: похожи на половинки некронов, без нижней части тела, только позвоночник, но они могут парить как призраки, и становиться нематериальными, тоже как призраки – пока не подлетят достаточно близко, чтобы пустить в ход клинки, которые у них вместо рук. И вот тогда они становятся даже слишком материальными.

– Предлагаю пока закончить совещание, – сказал полковник-186, – и собраться снова, когда придет отчет.


НЕМНОГИМ более двух часов спустя Костеллин услышал знакомый стук в дверь, и в его кабинет вошел Хенрик.

– Я не помешал вам? – спросил губернатор-генерал, уже усаживаясь в кресло без приглашения.

– Я как раз собирался проехаться по позициям, – сказал Костеллин, – рассказать новости о нашей славной победе прошлой ночью. Полагаю, я собрал достаточно эпизодов о выдающемся героизме перед лицом превосходящих сил врага.

– Хм, да… именно об этом я и хотел поговорить с вами.

Костеллин вопросительно поднял бровь, приглашая Хенрика продолжать.

– Бой прошлой ночью. Я думал об атаке некронов, и задумался: почему там? Зачем пытаться прорваться из города к северу, когда полк на востоке, 81-й, все еще обескровлен после их предыдущей атаки? Полковник сам сказал, это была самая большая группировка некронов, с которой мы до сих пор сталкивались. Если бы они снова направили эти силы против 81-го, боюсь, вряд ли мы праздновали бы сейчас победу.

– У вас есть предположения? – спросил Костеллин.

– Конечно, может быть, это просто разведка некронов плохо сработала.

– Действительно. Они вполне могли предположить, что мы ожидаем еще одной атаки на востоке, и перебрасываем войска туда.

– Но я тут посмотрел кое-какие старые карты, и хотел бы узнать, что вы думаете об этом, прежде чем показать это полковнику.

Хенрик подал пленку с записью Костеллину, который загрузил ее в гололитический проектор на столе. Через секунду на столе между ними появилось нечеткое изображение: архитектурный план верхних скайвэев Иеронимус Сити. Хенрик прокрутил несколько таких снимков, пока не нашел нужный.

– Вот, – сказал он, проводя линию на снимке мясистым пальцем. – Настолько продвинулся 81-й полк, когда некроны атаковали их, а вот, – он переключился на другой снимок, – здесь они атаковали 42-й.

Он несколько раз переключился между двумя снимками, и спросил, не заметил ли комиссар в них чего-либо необычного. Костеллин покачал головой. Хенрик увеличил на первом снимке одно здание, и комиссар изумленно наклонился к голопроектору.

– Конечно, это может быть совпадение, – сказал Хенрик.

– Может, – согласился Костеллин, – но если нет… Думаю, вы правы, Хенрик. Следует сообщить эту информацию полковнику немедленно, потому что, я думаю… думаю, вы только что обнаружили уязвимое место некронов.


КАБИНЕТ полковника-186 был заполнен почти до отказа. Вокруг его стола толпились многочисленные адъютанты, четыре ротных командира и двое техножрецов. Хенрика тоже сопровождала небольшая группа офицеров СПО, и посреди всего этого стоял один молодой солдат, недавно призванный, судя по тому, как неловко на нем сидела алая с фиолетовым форма.

– Конечно, – говорил Хенрик, – его грудь раздувалась от важности, когда он держал речь, – как только электроэнергия отключилась, я послал солдат в главный генераторум.

– Никто из них туда не дошел, – сказал полковник. – До сих пор предполагалось, что вместе с множеством других подразделений СПО в городе они стали жертвами засад некронов. Но это предположение было поставлено под сомнение сегодня утром.

Хенрик принял комментарий, ему хотелось рассказать о своем важном открытии, пока полковник не потерял терпение и не перебил его снова.

– Похоже, – сказал губернатор, – что и 42-й и 81-й полки были атакованы, когда они подошли слишком близко к вспомогательным генераторумам города.

– Мы полагали, – продолжал Хенрик, – что утечка энергии – это акт саботажа, направленный на то, чтобы посеять панику среди гражданского населения и затруднить эвакуацию, но что если это нечто большее? Что если некроны используют нашу электроэнергию в определенных целях?

– Каждый раз, когда мы сталкивались в бою с некронами, – сказал полковник, – их численность росла. Мы не знаем, просыпаются ли это новые некроны из этой гробницы, или они получают подкрепления откуда-то издалека. В любом случае…

– В любом случае, – сказал Хенрик, – они могут использовать для этих целей нашу энергию. Что если без нее они не смогут пробуждать новых солдат? Или… их маяк не сможет функционировать без нее?

– Что касается этого, – сказал один из техножрецов, – на всех нас произвела впечатление способность некронов восстанавливаться после самых тяжелых повреждений. Возможно, что энергия для этого не вырабатывается в их гробнице, а также берется из внешних источников.

Полковник включил на голопроекторе карту города, которую Хенрик показывал Костеллину.

– В городе три генераторума, – сказал он, показывая на карту указкой.

– И, учитывая те разрушения, которые произвели некроны, – заметил Костеллин, – тот факт, что все три по-прежнему невредимы, подтверждает наши предположения.

– При текущих темпах продвижения 103-й полк должен уничтожить генераторум в южном районе – вот этот – примерно через три с половиной дня. Наш полк достигнет северного генераторума чуть более чем через два дня. Остается центральный – самый крупный генераторум, расположенный здесь, – полковник указал на здание в глубине города.

– Могу я предположить, сэр, – высказался один из ротных командиров, – что вы намереваетесь направить диверсионную группу для уничтожения генераторума? Если так, я с моей ротой вызываемся добровольцами на это задание.

– Благодарю вас, майор Альфа, – сказал полковник.- Да, это действительно план командования, и генералы доверили его исполнение нашему полку. Однако нашей главной целью по-прежнему остается поддержание блокады города, и мне понадобятся все мои старшие офицеры для отражения предполагаемой атаки некронов, когда мы приблизимся к северному генераторуму.

– Полагаю, в этом есть и хорошая сторона, – задумчиво сказал Костеллин, – главные силы армии некронов будут заняты. Но даже тогда будет трудно провести к генераторуму более-менее крупный отряд. Некроны уже сбили большую часть флаеров Хенрика.

– Вот, – сказал Хенрик с некоторым самодовольством, – зачем здесь солдат Сорисон.

Взгляды всех обратились к молодому солдату, который явно чувствовал себя неловко от такого внимания.

– Взвод гренадеров, переданный полковником в мое распоряжение, вывез Сорисона из города три недели назад. Он сражался с некронами в одиночку. Разумеется, мы сразу же приняли его в СПО. Но до того как все это началось, мистер Сорисон был управляющим на руднике.

– Иеронимус-сити, – сказал полковник, – стоит на обширной сети шахт и туннелей. Солдат Сорисон может провести нашу диверсионную группу по ним.

– Прямо под ногами некронов, – одобрительно кивнул Костеллин. – Будем лишь надеяться, что, когда их гробница поднялась на поверхность, никого из некронов не осталось под землей.

– Вход в рудники менее чем в двух кварталах от основного генераторума, сэр, – сказал Сорисон. – Если мы сможем добраться туда…

– К сожалению, – сказал Хенрик, – у нас сейчас нет новых карт туннелей. Вся эти данные были потеряны при эвакуации. Но, как вы только что слышали, солдат Сорисон знает эти туннели как свои пять пальцев.

Однако, Сорисон, казалось, был куда менее уверен в этом, чем губернатор-генерал.

– Не все туннели соединены, – сказал он. – Чтобы добраться до входа в рудник, нам придется пробить две или три стены.

– Тонкие стены, – быстро добавил Хенрик. – Мы вели добычу в этих рудниках несколько поколений. Даже там, где туннели не сообщаются, они проходят достаточно близко один от другого.

– Полагаю, сэр, у нас осталась старая туннельная машина на борту «Мементо Мори», – напомнил второй техножрец.

– «Термит», – вспомнил Костеллин. – Но его двигатели очень шумны. Если эти туннели проходят так близко один от другого, как говорит губернатор-генерал, разумнее было бы использовать небольшое количество подрывных зарядов.

– Выгрузите «Термит» с борта транспорта, – приказал полковник адъютанту. – На всякий случай. А пока, генерал Хенрик, не могли бы вы найти мне несколько подрывных зарядов, и с помощью солдата Сорисона скорректировать самые новые карты этих туннелей, которые есть в нашем распоряжении… Майор Альфа, думаю, следует взять на это задание один взвод гренадеров из вашей роты и еще один – из роты «Гамма», а командование ими примет…

Костеллин напрягся, увидев, что взгляд полковника остановился на нем.

– Комиссар, я знаю, что не могу приказать вам идти на это задание, но после наших потерь на Даске вы – самый опытный офицер в полку.

Едва ли эта просьба могла считаться беспрецедентной, и Костеллин определенно был не из тех, кто отсиживается в кабинете за столом, когда идет бой. Однако он привык сам выбирать, в каком бою сражаться, и уделял значительно больше внимания возможности выжить и сразиться в другой раз, чем офицеры Корпуса Смерти. И никогда до этого он не сражался с некронами.

На секунду он подумал, что полковник делает это преднамеренно, чтобы избавиться от комиссара, готового оспаривать каждое его слово. Казалось, он особо выделил слово «опытный», словно намекая на долгий срок службы Костеллина, намекая, что более храбрый человек давно бы уже был убит.

– И, само собой разумеется, – сказал полковник, – вы не откажетесь сослужить важную службу Императору.

– Ну, если вы так ставите вопрос, – произнес Костеллин, сжав губы и со злостью чувствуя почти осязаемое ожидание офицеров вокруг, – то как я могу отказаться?


СОВЕЩАНИЕ на следующее утро было напряженным. По крайней мере, так показалось Костеллину.

Они обсуждали расчет времени на операцию, и решили – или, точнее, решил полковник-186 – что приступить к выполнению следует через два дня, когда некроны, как ожидалось, будут заняты защитой генераторума на юге от артиллерии 103-го полка. Диверсионная группа Костеллина должна проникнуть в туннели насколько возможно глубоко и ждать сигнала полковника.

Их атака должна была проводиться одновременно с бомбардировкой западного генераторума. Костеллин должен был признаться себе: полковник сделал все возможное для успеха операции. С милостью Императора у них может получиться войти в город и выйти из него, не встретив ни одного некрона.

«Возможно», подумал Костеллин, «но крайне маловероятно».

В конце концов, они решили взять «Термит». У Хенрика еще не было обновленной карты туннелей, и Хенрик неохотно признался в том, что Костеллин подозревал с самого начала: память бывшего управляющего рудником не столь надежна, как хвастался губернатор-генерал. «Термит» должен предоставить им больше возможностей, если они вдруг повернут не в тот туннель, хотя в машину могли поместиться не больше десяти солдат, и большинству гренадеров придется следовать за «Термитом» пешком.

Сопровождать комиссара на это задание должны были два взвода гренадеров, и полковник назначил на вечер предварительный инструктаж. Костеллин провел большую часть послеполуденного времени, размышляя над вдохновляющей речью, которая, как он знал, вряд ли понадобится, разбирая и смазывая цепной меч и плазменный пистолет и произнося необходимые литании, чтобы успокоить машинных духов.

Следующим утром он стоял в космопорту, приготовившись встречать прибывших новобранцев с Крига. Они четким строем маршировали по трапам из отсеков десантных кораблей, превосходно обученные, неотличимые в своих шинелях и противогазах от любого из ветеранов Корпуса Смерти, с которыми служил Костеллин. Как всегда, когда в космопорту приземлялся корабль, начались беспорядки среди беженцев в лагере на холме, вспыхивавшие из-за подозрения, что лорды и высокопоставленные чиновники опять будут эвакуироваться прежде всех остальных. Однако новые криговские рекруты пришли на помощь с трудом справлявшимся полицейским, и беспорядки были быстро и жестоко подавлены.

– Они великолепны, не правда ли? – сказал комиссар Мангейм, подойдя к Костеллину.

– Да, иного я и не ожидал, – согласился Костеллин. – Если не думать, через что они прошли, чтобы оказаться здесь.

– Прошу прощения? – удивленно произнес Мангейм, но Костеллин не ответил. Он вспоминал свой единственный визит на Криг девятнадцать лет назад. Тогда он думал, что это хорошая мысль, возможность лучше понять своих подчиненных. Надев противогаз, он сошел с трапа на выжженную мерзлую землю Крига, враждебную всем формам жизни. И все-таки жизнь существовала здесь.

Костеллин знал, что война на Криге давно закончилась, и ожидал, что экосистема как-то начнет восстанавливаться. Но когда он путешествовал по Кригу под нейтральным флагом, лица в противогазах смотрели на него из траншей, протянувшихся, словно кровавые шрамы, по всей поверхности планеты. Взрывы снарядов выбивали новые воронки в истерзанной земле, поднимая огромные тучи пепла в воздух, и так загрязненный до предела.

Люди Крига продолжали сражаться, но теперь не для того, чтобы решить свои идеологические разногласия. Теперь каждый из них стремился доказать, что он достоин умереть за Императора.

– Вы должны были видеть их прошлой ночью, – восторженно заявил Мангейм. – Я имею в виду, мой полк, 42-й. Как ни бросались на них некроны, они продолжали держаться. Они были несгибаемы. Даже я… когда я увидел этих вурдалаков, мне стало страшно, признаюсь вам, но Корпус Смерти… они ни разу не дрогнули, не поколебались…

– И 1800 солдат было убито, – заметил Костеллин.

– Ну… да. Но по нашим оценкам…

– Вы ожидали потерять больше. Вы думали, что потери составят три-четыре тысячи, но и это было бы приемлемо в случае победы. Приемлемые потери. Это происходит скорее, чем вы думаете, не так ли? Я иногда и сам поступаю так же.

– Что?

– Начинаю видеть в них только цифры. Разделяю то равнодушие, которое люди Крига испытывают к собственной жизни. Видит Император, так легче.

– Я об этом не думаю, – сказал Мангейм. – Некроны – угроза не только для этого мира, но и для всего Империума. С ними надо бороться.

– Посмотрите на них, Мангейм. Посмотрите на этих солдат, попытайтесь заглянуть за их маски. Они только что с Крига, вы знаете, что это значит? Что им по 14-15 лет, и почти все, что они видели – это война.

– То же самое на многих планетах, – возразил Мангейм. – Конечно, на Криге условия более суровые, чем на большинстве других миров, и это порождает определенный тип личности.

– Нет, – тихо сказал Костеллин. – Это мы делаем их такими.

Первый и самый небольшой контингент криговских новобранцев, судя по шинелям более светло-серого оттенка, предназначенных для 103-го полка, построился на площадке, и офицеры повели их в полк.

– Может быть, вам стоит сделать то же, что сделал я, – сказал Костеллин. – Посетить Криг и увидеть все самому. Вы увидите, что эти люди не бесчеловечны, просто их такими сделали.

– Не уверен, что вижу разницу, – ответил Мангейм, но мысли Костеллина снова ушли далеко в прошлое, вернувшись к кирпичным туннелям и духоте бесконечно переработанного воздуха. Ни до того, ни после он не видел, чтобы столько людей обитали в таком тесном пространстве. В основном это были женщины, большинство из них – с детьми, и все они проводили жизнь в химическом ступоре. В этих подземных лабиринтах не было необходимости носить маски, но граждане Крига все равно носили их.

– Возможно, – вздохнул он, – если бы я высказался… И тогда, как и сейчас, я был уверен в том, что никто не захотел бы слушать меня. Я говорил вам, Мангейм, еще тогда, на корабле, что Корпус Смерти Крига – ценный ресурс для Империума, идеальные солдаты. Вопрос в том, сколь многим мы готовы пожертвовать ради этого идеала? Сколько еще ужасов мы должны не замечать?

– Я уверен, нам не следует задавать такие вопросы, – напряженно сказал Мангейм.

– Но если не мы, то кто? Кто скажет, что все зашло слишком далеко?

– Мне не нравится, куда вы клоните, Костеллин. Я знаю, вы не хотели увязнуть в этой войне, но какая была альтернатива? Если бы мы сделали, как вы хотели, если бы уничтожили планету, миллиарды людей погибли бы. Мы все равно бы не успели провести эвакуацию.

– Я знаю, Мангейм, – тихо сказал Костеллин. – Я лишь иногда беспокоюсь о нас. О том, что мы становимся такими же обесчеловеченными, как они, тоже привыкаем к «приемлемым потерям», к цифрам. Мы забываем, что за каждой из этих цифр – жизнь. Безрадостная, измученная, но все-таки жизнь. Придет день, и такой цифрой окажется наша жизнь – и кто тогда позаботится о нас?

ГЛАВА 14

КАК давно это было?

Иногда казалось, что прошли месяцы с тех пор, как явились Железные Боги. Иногда казалось, что так было всегда. Прошлое было слабым, угасающим воспоминанием, уже настолько отдаленным, что едва ощущалась тоска по нему, тогда как будущее…

Будущее являло собой череду бесконечных дней, подобных этому: мучительный труд по четырнадцать часов в день на развалинах города, еда, сон, и снова подъем и на работу. Было удивительно, каким привычным это все стало, как быстро человеческое тело приспособилось к боли и напряжению, а разум – из страха безумия – к пределам «здесь и сейчас».

Арикс начала чувствовать кирку как продолжение рук. Она едва ощущала мозоли на своих когда-то мягких руках, сжимавших деревянный черенок.

Но иногда ее разум выскальзывал из цепей «здесь и сейчас», и возвращался к устланной белым ковром спальне в Верхнем Шпиле, или к запретному свиданию в закусочной, к прикосновению губ возлюбленного, и ее терзала боль от того, что она все это потеряла.

Арикс упала на колени и заплакала, что привлекло внимание седого надсмотрщика. Он заорал на нее, требуя продолжать работу, и ткнул ее полицейской дубинкой. Она пыталась повиноваться, честно пыталась, но кусок пласкрита, который она поднимала без раздумий еще секунду назад, сейчас казался тяжелым, как целая планета.

Надсмотрщик нажал на дубинке кнопку шокера, и Арикс сжалась, ожидая, что обжигающий разряд пройдет сквозь нее, как было уже много раз. Но вместо этого она услышала злые голоса и возню, и, взглянув сквозь слезы, увидела, что другой раб пришел на ее защиту. Это был красивый молодой человек, заметила она, хотя, как и все они, покрытый пылью и грязью от тяжелой работы. Он вырвал дубинку из рук надсмотрщика, и, казалось, был достаточно разозлен, чтобы ударить его. Но здравый смысл возобладал, и он презрительно бросил дубинку на землю.

– Она устала, – прорычал он, – вот и все. Мы все устали и голодны, и мучая девушку, ты никак этого не изменишь.

Он помог Арикс встать на ноги, и поднес к ее губам бутылку с водой. Надсмотрщик, подняв свою дубинку, бушевал в бессильной ярости:

– Ты три дня будешь получать только половинный паек, Тилар, и я доложу об этом Амарету, понял?

– Ты не должен был делать этого, – печально сказала Арикс, когда надсмотрщик ушел, чтобы выполнить свою угрозу. – Не стоило наживать неприятности из-за меня.

Ее спаситель Тилар покачал головой.

– С тех пор, как я здесь, я так или иначе влипаю в неприятности. По крайней мере, на этот раз оно того стоило.

– Я поделюсь с тобой пайком, – пообещала она. – Ты не будешь голодать.

– Ты не сделаешь ничего подобного, – сказал Тилар. – Ты должна сохранять силы. Тебе известно, что делают с теми, кто не может работать. Не волнуйся обо мне, Арикс. Я выдержу – на чистом упорстве, если потребуется. Я не доставлю этим уродам удовольствия сломать меня.

– Ты знаешь мое имя? Но я не…

– Ты не узнала меня?

Арикс посмотрела на его лицо, вглядываясь в его черты, сквозь грязь, сквозь растрепанные светлые волосы, пытаясь разглядеть что-то знакомое.

– Я… я знаю тебя, – поняла она. – Тилар. Конечно. Ведь твой отец был адмиралом?

– Лордом-адмиралом, – кивнул Тилар. – В любом случае, он достаточно высоко сидел, чтобы избавить меня от призыва и устроить на непыльную службу администратором. Неужели не помнишь, я рассказывал тебе об этом, наверное, тысячу раз, пытаясь произвести на тебя впечатление.

– Я… прости, – сказала Арикс. – Просто мой дядя… он…

– Я знаю, – Тилар тепло улыбнулся ей. – Ты тоже много рассказывала о губернаторе Хенрике. Определенно тебе не нравились женихи, которых он для тебя выбирал.

– Мы были так молоды, – вздохнула Арикс. – И те вещи, о которых мы тогда думали…

– Теперь они так мало значат, да?

Тилар отпустил ее, и она сразу же ощутила, что скучает по успокаивающему теплу его тела. Ей принесло утешение это возвращение в прошлое, пусть и так ненадолго, знание, что хотя бы крошечная часть его уцелела. Это давало ей надежду. Но снова приходилось возвращаться в пустое и бессмысленное настоящее.

– Мы должны вернуться к работе, – сказал Тилар, – прежде чем этот надсмотрщик вернется со своими дружками. Я помогу тебе расчистить эту кучу. Если снова почувствуешь слабость, можешь опереться на меня.

– Да, – сказала Арикс с благодарностью.


СМЫСЛ работы был в поиске материалов, которые могли бы использовать Железные Боги.

Все, в чем был металл, откладывалось в одну сторону. Драгоценные камни и ювелирные изделия – в другую. Каждые полчаса или около того Арикс и Тилар по очереди выкатывали тележку, полную бесполезных каменных обломков на территорию бывшего плавильного завода. Тилар грузил тележку Арикс меньше, чем себе, хотя с виду казалось, что камней так же много. Она должна была сбрасывать содержимое тележки в пустую шахту лифта, а поблизости несколько надсмотрщиков играли в карты за столом.

У Арикс вызывало злость, что надсмотрщики – в основном приятели Амарета – работали гораздо меньше, чем она, и все же получали больше еды. Она подумала, не испытывали ли они ту же злость к ней, когда она жила в Верхнем Шпиле, ни в чем ни нуждаясь, а они проводили всю жизнь в тяжелой работе. Теперь, с приходом Железных Богов в Иеронимус-сити возник новый правящий класс, иногда Арикс думала, что, возможно, она заслужила это наказание.

Она спала на холодном твердом полу в помещении, наполовину меньшем, чем была ее ванная комната в Верхнем Шпиле, разделяя его с четырьмя другими рабами. Они закрыли окно ставнями, но зеленый свет с пирамиды все же пробивался сквозь щели в досках.

– Тебе не кажется странным, – сказал однажды Тилар, – что мы никогда не видели самих Железных Богов? И никаких признаков, что плоды нашего труда нужны им?

Арикс пожала плечами.

– Если им не нужен этот металл, – сказала она, – тогда зачем они его требуют?

– Это только Амарет говорит, что они требуют.

Арикс перестала махать киркой, рискуя навлечь этим гнев надсмотрщиков, и изумленно посмотрела на Тилара.

– Что… о чем ты говоришь? Зачем мы делаем все это, если не…?

– Как ты сюда попала? – спросил он. – Как оказалась в этой рабочей команде?

– Я не знала, что еще оставалось… Я не могла вернуться домой. Я встретила людей, побывавших у ворот города, и они сказали, что ворота закрыты. Потом я увидела… увидела, как другие работают в развалинах, и я спросила их зачем, и они сказали мне…

– Они нашли меня, – сказал Тилар, – и сказали, что если я не присоединюсь к ним, если не буду служить Железным Богам, их долг покарать меня. Но даже так…

– Даже так, – вздохнула Арикс, – утешительно знать… верить, что мы не совсем беспомощны перед этой ужасной силой, что мы как-то можем…

– Но что если, – прошептал Тилар, – мы никак не можем? Что если Железным Богам ни в малейшей степени не интересно, служим мы им или нет? Что если нам лгут?


ОНИ начали подсчитывать свои маленькие победы, которые им удавалось одержать. Они прятали металлические обломки на дне тележек, и сбрасывали их в шахту, так, чтобы они не достались надсмотрщикам. Они думали, что это безопасно, потому что никто этого не видит, пока ножи в тележке Арикс не выдали ее, предательски лязгнув и сверкнув в свете жаровни, и надсмотрщики окружили ее, и начали допрашивать.

Все они были мужчинами примерно за сорок, большинство из них – бывшие шахтеры с небритыми лицами, которые, казалось, никогда не были чистыми. Один из них спросил у Арикс, как ее зовут, и она ответила правду, потому что не смогла бы перенести бремя очередной лжи. Надсмотрщик внимательнее присмотрелся к ней и вспомнил ее лицо из выпуска новостей, который он видел когда-то. Так она была узнана.

Теперь они заинтересовались ею еще больше. Им хотелось знать, не шпионит ли она здесь для губернатора. Это обвинение она с негодованием отвергла. Они спросили ее, почему она не сбежала из города вместе с ним, и придирались к ее робким оправданиям, пока она не призналась, что искала своего возлюбленного. После этого Арикс разрыдалась, частично от того, что они выпытали ее самый сокровенный секрет, а частично от воспоминаний о том, как она, пробравшись сквозь развалины, обнаружила дом Гюнтера разрушенным роем металлических насекомых, и первый раз в жизни оказалась совсем одна.

Надсмотрщики сочли эту историю весьма забавной. Они хотели узнать больше о жителе нижних уровней, покорившем сердце леди. Они отпускали вульгарные шуточки насчет того, что Арикс могла найти в Гюнтере, и смеялись еще больше, когда она утверждала, что он самый лучший мужчина в мире.

– Ну и где он теперь, – издевались они, – твой прекрасный возлюбленный?

– Он ищет меня, – упрямо сказала Арикс. – Гюнтер ищет меня и не остановится, пока мы не найдем друг друга.

Она потянулась за ожерельем, на секунду забыв, что она и его потеряла – оно выпало из ее кармана во время нападения металлических насекомых. Она потом вернулась туда, чтобы найти его, но тщетно.

– Как думаете, – спросил один надсмотрщик своих товарищей, – отведем ее к Амарету? Я уверен, он будет рад узнать, что у нас тут оказалась такая высокородная особа.

Жестокий смех остальных подтвердил их согласие.


СОЛНЦЕ уже заходило, когда шесть охранников потащили Арикс по скайвэю. Она увидела, как Тилар бросился к ней, но велела ему не вмешиваться, решительно покачав головой. Сейчас он ничем не мог ей помочь.

Она была удивлена, когда ее привели в старую, пропахшую плесенью схолу в нескольких уровнях ниже, а из нее – в хорошо сохранившийся внутренний двор, над которым возвышалось величественное здание. Широкая мраморная лестница вела к воротам, в которые легко мог пройти кто-то в три раза выше Арикс. Шпили с каждой стороны от ступеней могли принадлежать только храму, и Арикс, несмотря на свое положение, почувствовала в сердце надежду – пока не посмотрела вверх, туда, где над вратами храма должен быть имперский орел, и увидела, что его там нет.

Орел был сбит оттуда. Арикс видела очертания его распростертых крыльев, оставшиеся на потемневшей кирпичной кладке, но сверху них был криво намалеван серебряной краской злобно оскалившийся череп.

Внутри тоже все имперские символы были убраны или осквернены. Были развешаны зеленые драпировки, горели черные свечи. В конце нефа высокое окно из цветного стекла было разбито и занавешено простыней, на которой был нарисован еще один череп, явно той же неумелой рукой, которая рисовала череп снаружи. На алтаре, покрытом черным покрывалом, стояла маленькая пирамида, сделанная из дерева, и надсмотрщики почтительно к ней приблизились, их шаги эхом отдавались в галереях.

Из-за поперечного нефа вышел служитель в мантии изумрудного цвета, и Арикс с отвращением увидела, что на его щеках и лбу пеплом нарисованы знаки ксеносов. Ей показалось, что надсмотрщикам от этого тоже стало не по себе, но она не могла сказать наверняка.

Последовал короткий разговор шепотом, и служитель кивнул и ушел. Прошло несколько минут, снова послышались шаги, приближавшиеся к кафедре. Надсмотрщики благоговейно опустились на колени, но Арикс осталась стоять, пока резкий удар дубинкой по колену не лишил ее этой возможности.

Опустив глаза, боясь, что ее ударят снова, она услышала свое имя, произнесенное сильным, звучным голосом.

– Леди Хенрик, я полагаю. Можете узреть мою персону.

Арикс подняла глаза и затаила дыхание. До того она видела Амарета только один раз, на плавильном заводе, отдававшего приказы надсмотрщикам. Тогда ей показалось, что он выглядит как любой обычный человек: возможно, немного выше остальных, около тридцати лет, с блестящими черными волосами и заостренными ушами. Сейчас он возвышался над ней, словно призрак, облаченный в ярко-синее одеяние, его лицо было скрыто металлической маской в виде черепа, вроде той, что нашел один из надсмотрщиков пару недель назад. Маска, вероятно, была взята с трупа имперского гвардейца, хотя Арикс не могла представить, кто из солдат войск Императора мог носить такую вещь.

Амарет держал в руках посох с приваренными пластальными зубцами, грубое подобие того, который был в руках гигантского железного бога, парившего в небесах в виде гололитической проекции.

– Итак, – звучно сказал он. – Племянница нашего бывшего губернатора оказалась в моей церкви. Какой еще может быть более ясный знак того, что мы в милости у Железных Богов?

– Это я узнал ее, господин, – сказал один из надсмотрщиков.

– Скажите мне, миледи, – произнес Амарет, – как вы оказались у нас?

Арикс рассказала свою историю настолько кратко, как могла, Амарет слушал. Когда она закончила, он глубокомысленно кивнул и сказал:

– Это не просто каприз судьбы, что вы пережили ярость роя насекомых. Должно быть, воля самих богов привела племянницу губернатора сюда.

– Но я… – попыталась возразить она, не зная, что сказать. – Все это было до того. Теперь богатство моей семьи ничего не значит. Я сейчас такая же, как… как все остальные.

Амарет театрально рассмеялся.

– О нет, миледи, вы не такая, как все остальные. По крайней мере, пока войска вашего дяди осаждают владения богов.

– Вы имеете в виду, осаждают город? Они все еще сражаются? Я не знала.

Но она надеялась, особенно после слухов о высадке Имперской Гвардии, и радость от того, что эта надежда оправдалась, вероятно, прозвучала в голосе Арикс, потому что один из надсмотрщиков проворчал:

– Они зря тратят снаряды. Они должны были слышать голос богов, как и все мы. Они знают их силу.

– Воистину так, – согласился Амарет. – И все же Тальмар Хенрик решил поставить на карту жизни всех нас в тщетной попытке сопротивления.

– Он пытается спасти нас! – возмутилась Арикс.

– Нам не нужно его спасение. Железные Боги защищают тех, кто служит им. Разве не поэтому вы присоединились к нам, леди Хенрик?

– Я пришла к вам потому, что думала… Когда они говорили с вами? Когда они сказали, что хотят, чтобы мы им служили? Вы говорили об их голосе, но я тоже слышала его, и никто не понял, о чем он говорил. Откуда вы знаете…

– А теперь, – продолжал Амарет, игнорируя ее, – У нас есть возможность доказать, что мы заслуживаем их милости. У нас есть вы, леди Хенрик – и когда мы представим вас Железным Богам…

– Вы с ума сошли! – Арикс почувствовала тычок дубинки по ребрам, и надсмотрщик предупредил ее, что не стоит говорить так с «лордом Амаретом». Не испугавшись, она продолжала:

– Вы решили использовать меня как заложника? Вы даже представить не можете, к чему это приведет! Мой дядя…

– Хотя губернатор Хенрик и считает нас ничем, жизнь своей единственной племянницы он, должно быть, ценит высоко. У него не будет иного выбора…

– Оглянитесь вокруг! – закричала Арикс. – Откройте ваши глаза, вы все, и посмотрите! Ваши «Железные Боги» разрушили наши дома, убили наших друзей, а вы… думаете, что сможете иметь дело с ними? Думаете, что сможете купить их милость? Они…

На этот раз удар дубинки сопровождался электрическим разрядом. Ноги Арикс подогнулись, и она упала бы, если бы надсмотрщики не подхватили ее, держа ее, как тряпичную куклу.

– Оставьте меня, – приказал Амарет. – Я свяжусь с богами и буду молиться об их руководстве в этом деле, а для этого мне нужно уединение.

– Ведь они не назначали тебя своим жрецом? Железные Боги никогда не говорили с тобой, кроме как в твоей голове?

Амарет повернулся, чтобы уйти, но слабый голос Арикс заставил его обернуться. Она знала, что может навлечь на себя еще один удар шоковой дубинки, или даже хуже, но теперь ей было плевать. Когда они потащат ее в сияющую зеленым светом пирамиду, говорить будет поздно.

– Разве вы не видите? Вы были правы, я боюсь их, как и мы все. Я не могу сражаться с этими чудовищами, и я думала… я думала, что, по крайней мере, если я буду повиноваться их воле, они не причинят мне вреда. Я понимаю, что вы чувствуете, и зачем вы все это делаете, но если еще есть надежда, если войска Императора сражаются за нас…

– Оставьте меня, – повторил Амарет. – Но удостоверьтесь, что двое надсмотрщиков все время будут присматривать за леди Хенрик. Разместите ее в схоле. Вообще-то пора уже перевести остальную паству в здания вокруг внутреннего двора. Пусть они увидят новые дома, которые мы приготовили для них, и их новый храм.

И он повернулся и ушел, исчезнув за кафедрой, но его повелительный голос раздался через плечо:

– Службы начнутся завтра с рассвета.


ЛЕКТОРУМ был освобожден от столов и стульев. Широкое окно выходило на заново оборудованный храм, и послышался удивленный шепот, когда другие рабы заметили серебряный череп, сияющий в лунном свете.

Арикс испытывала лишь облегчение, сбросив со спины тяжелый матрас, который упал на деревянный пол, подняв тучу пыли. Еще больше она обрадовалась, когда Тилар нашел ее здесь. Двое надсмотрщиков стояли на посту у дверей – это было самое дальнее расстояние, на которое они отходили от Арикс за всю ночь, и сейчас, наконец, она могла свободно поговорить со своим новым другом.

– Амарет безумец, – заявила она. – Полностью и абсолютно. Он думает, что может торговаться со своими Железными Богами, и ради этого он готов предать самого Императора.

– Похоже, мы все-таки были правы, – сказал Тилар, в отчаянии встряхнув головой. – Амарет говорит нам, что может слышать эти голоса, а мы… мы настолько отчаялись, что ради малейшей надежды, чтобы кто-то указал нам путь к спасению, мы готовы верить ему. Мы обманываем себя.

– Он увидел, что наступают перемены, – сказала Арикс, – и ухватился за шанс – мечту – стать чем-то большим, чем он был раньше. Я слышала, как надсмотрщики говорили. В городе есть и другие группы вроде этой – другие секты, я имею в виду.

Тилар кивнул.

– Они хвастались, что эта секта самая большая, более сотни рабов, словно они соперничают в этом.

– Они действительно соперничают, – сказала Арикс. – Амарет хочет, чтобы его церковь была единственной, а он был бы верховным жрецом, и думает…

– Он думает, что теперь у него есть что-то, чего хотят его боги, и думает, что сможет обменять это на их признание – на этот раз настоящее.

– Он не понимает, не видит, что мы ничто для них!

Арикс опустилась на матрас, прижав колени к груди. В комнате стало тихо, когда другие рабы, разложив свои скудные пожитки, улеглись на отдых. Арикс подумала о дяде Хенрике. Все эти годы он пытался защитить ее, и его опека казалась ей удушающей.

И за ту жизнь, которую он ей давал, она отплатила черной неблагодарностью. Если бы она не искала, подобно Амарету, чего-то большего, она не оказалась бы в таком положении. Она хотела приключений, и нашла их – и ничего хорошего в них не было. Хуже того, оказавшись в когтях Железных Богов, она подвергла бы опасности не только свою жизнь, но и жизни других, и возможно, Хенрик это предвидел.

Он служил в Имперской Гвардии, вспомнила Арикс. Он послал на войну трех своих сыновей. Несомненно, он знал гораздо лучше нее, что таилось во мраке за пределами сияющего света Бога-Императора.

Тилар, склонившись ближе к ней, прошептал ей на ухо:

– Ты все еще хранишь веру?

– В Императора? Конечно, но я знаю, что разочаровала Его. В своем страхе и смятении, я преклонила колени перед пророком ложных богов. Я помогала Его врагам.

– Мы еще можем послужить Ему, – сказал Тилар. – Он указал нам путь.

– Что ты имеешь в виду?

– Нельзя позволить Амарету исполнить его план. Империум все еще сражается за нас, и если решимость губернатора ослабеет…

– Но что мы можем сделать?

– Мы можем сбежать, – сказал Тилар. – Увести тебя отсюда.

– Но город, – возразила Арикс, – город закрыт. Как мы сможем…?

– Есть множество мест, где мы можем спрятаться. Главное сейчас – спасти тебя от Амарета. А потом нам остается только ждать, пока эти Железные Боги не будут побеждены, что, несомненно, произойдет, и мы вернем наш мир.

– Если бы это было так легко, – жалобно сказала Арикс, – но Амарет не позволит мне уйти. Ты знаешь, его люди следят за мной, и даже если мы сможем как-то скрыться от них, они никогда не прекратят искать меня. Было бы куда лучше, если бы я не попала сюда, если бы меня убили эти железные насекомые. В самом деле, было бы гораздо лучше, если бы я сейчас была мертва.

– Ты не должна так думать, – прошептал Тилар, сильной рукой обняв ее за плечи. – После всего через что ты прошла и выжила, у тебя не должно остаться сомнений, что Император хочет, чтобы ты жила. Он хочет, чтобы ты – мы вместе – сражались во имя Его, и мы будем сражаться… как можем.

ГЛАВА 15

ГЮНТЕРУ наконец выдали бритвенные принадлежности.

Они прибыли три дня назад, вместе с комплектом брони. В утро его встречи с губернатором и старшими офицерами, хотя он не сомневался, что это лишь совпадение. Он соскреб пену с подбородка, сполоснул лицо ледяной водой из потрескавшейся белой раковины в углу импровизированной казармы, и аккуратно вымыл и сложил бритву, чтобы сохранить острым ее лезвие.

Отвернувшись от раковины, он заметил, как в зеркале мелькнуло незнакомое ему лицо, и это зрелище заставило его остановиться. Подойдя ближе к зеркалу, Гюнтер стер оставшуюся пену, и всмотрелся внимательнее в лицо перед собой.

Свои черные лохматые волосы он потерял в первый день службы. Теперь у него была короткая армейская стрижка, изменившая, или точнее, открывшая форму его головы. Он также несколько сбросил вес, и его щеки казались впалыми. Яркий фиолетовый синяк под левым глазом делал лицо в зеркале еще более отличавшимся от привычного.

И не только это…


Он вспоминал:

Более круглое, свежее лицо, более наивное, отражавшееся в окулярах противогаза криговского вахмистра. Двигатели флаера СПО выли, сотрясая вибрациями десантный отсек, скамью, на которой сидел Гюнтер, и его кости. Вахмистр спросил его, что он знает о приблизительном местонахождении Арикс. Гюнтер сообщил только то, что рассказал ему Вебер, притворившись, что не знает ее, но боялся, что вахмистр распознает его ложь.

Он почти ожидал, что губернатор встретит его в космопорту, и думал, сможет ли он и ему солгать, но, узнав по воксу дурные новости, Хенрик скорбел о своей племяннице в одиночестве, и всем было не до Гюнтера, он был просто еще одним беженцем из многих тысяч.


Он вспоминал:

Он решил вступить в СПО. Точнее, он уже почти решил вступить, когда подтянутый лейтенант схватил его за шиворот и потребовал объяснить, почему он не в форме. Пришлось объяснять, что он только что выбрался из города и не знал о призыве, но как раз собирался идти добровольцем. Следующее, что он помнил – могучий сержант, заносивший бритву над его волосами, и что ему выдали ботинки слишком малого размера и форму слишком большого.

В тот день он перестал быть управляющим рудником Гюнтером Сорисоном, и стал солдатом Сорисоном, но он не сожалел о потере этой части себя, нет. Он помнил свою клятву вернуться в город, и чувствовал, что это – первый шаг на пути к этой цели. Он чувствовал себя сильнее.


Он вспоминал:

Бесконечные отжимания и подтягивания, четырехкилометровые кроссы и десятикилометровые марши. Сержанты-инструкторы, оравшие до хрипоты, но их ругань редко обрушивалась на него. Гюнтер чувствовал некую гордость от того факта, что, вопреки ожиданиям толстого сержанта-вербовщика шесть лет назад, он оказался одним из лучших новобранцев. Возможно, это было потому, что в отличие от большинства других, он точно знал, зачем он здесь.

Он изучал воинские уставы, технику и оружие, основные навыки первой помощи и выживания, и как убирать свою койку. Он тренировался с лазганом – хотя ему еще не выдали свой – пока не научился разбирать его и снова собирать меньше чем за две минуты. Стрелял он сначала плохо, но Гюнтер тренировался на импровизированном стрельбище у подножия холма, пока не научился попадать в мишень двумя выстрелами из трех.


Он вспоминал:

В первый раз офицер Корпуса Смерти наблюдал за строевой подготовкой новобранцев СПО на плацу, холодный, непроницаемый. Вскоре он развернулся и ушел, но на следующий день вернулся с товарищем. Через два дня после этого криговский вахмистр стал помогать в тренировке новобранцев, сначала лишь иногда делая какие-либо предложения, но к вечеру он уже отдавал приказы. Инструкторы СПО были явно возмущены этим вторжением на их территорию, но, похоже, ничего не могли с этим поделать.

На следующее утро вахмистр наблюдал за огневой подготовкой на стрельбище, потом последовала еще одна инспекция, и к концу недели криговских инструкторов было не меньше, чем местных.

Тогда десятикилометровые марши стали двадцатикилометровыми, вещмешки новобранцев наполнялись камнями, чтобы имитировать тяжесть снаряжения, которого у них еще не было. Подъем и построение были перенесены на час раньше, явно к удивлению некоторых сержантов СПО, которые явились на плац заспанными и опоздавшими. Тренировки часто продолжались и после захода солнца, и Гюнтер привык довольствоваться четырьмя часами сна. Он никогда не присоединялся к ропоту недовольных в казарме после отбоя, но даже он не всегда мог соответствовать тем суровым требованиям, которые теперь к ним предъявлялись.

Люди Крига никогда не повышали голос в гневе. Они говорили спокойным размеренным голосом, исполненным угрозы, и не скупились на наказания тех новобранцев, которые разочаровывали их.

– Вы теперь будете учиться воевать не только со старухами и полудохлыми мутантами, – сказал как-то гвардеец в противогазной маске. – Теперь вы учитесь сражаться в одном строю с Корпусом Смерти Крига, и я намерен убедиться, что вы достойны этой чести, иначе вы зря потратите дарованную вам жизнь.

Другой инструктор, обращаясь к всему взводу Гюнтера, рассказал, как, когда ему было двенадцать лет, ему дали лазган и отправили в радиоактивную зону охотиться на мутантов – задание, с которого не вернулась треть его отделения. И худший из тех мальчишек был куда более способным и преданным своему делу бойцом, чем любой из этих слабых, ленивых дегенератов, которые сейчас трясутся от страха перед ним.

Однажды утром в казарме вахмистр приказал сорок раз отжаться новобранцу, ботинки которого не были как следует начищены. Солдат был крепким шахтером лет тридцати, более других способным справиться с физическими нагрузками, но недостаток сна сделал его слишком раздражительным – он первым жаловался каждую ночь на тяготы дня – и это стало последней соломинкой.

Он отказался исполнить приказ. Он закричал на вахмистра, что это не его мир, и он здесь никто. И без предупреждения, без единого слова, вахмистр достал лазерный пистолет и застрелил его.

Ожидали, что после этого случая что-то будет, ходили слухи, что жалобы дошли до самого губернатора-генерала, и несколько дней казалось, что криговцев в противогазах стало вокруг меньше, чем до того. Потом полковник Браун обратился к новобранцам, несколько напряженно заявив, что вахмистр действовал по уставу, и этим все и кончилось. Криговцы вернулись в еще большем количестве, и все продолжилось, как и раньше, за исключением того, что теперь ночью в казарме было очень тихо.


Он вспоминал:

Теоретические занятия тоже изменились. Теперь большая их часть была посвящена заучиванию и чтению наизусть благословений Императора. Гюнтера учили, что его командиры для него и есть сам Император, и сомневаться в правильности их приказов – отвратительное богохульство.

Новобранцев теперь называли только по номерам, наказывая за малейшее упоминание их старых имен. Гюнтера заставили три раза пробежать вокруг космопорта с ранцем, наполненным камнями, за то, что он неосторожно назвал себя «я» вместо «солдат номер такой-то», и еще один круг за то, что бегал слишком медленно. Было объявлено, что некоторые новобранцы слишком привыкли друг к другу, и взводы должны быть переформированы, чтобы разделить старых друзей и новых знакомых.

Так Гюнтер перестал быть солдатом Сорисоном и стал солдатом №1419, но он и не возражал протии этого. Он чувствовал, что начинает понимать, что значит быть солдатом, и готов был принять это бремя, потому что знал, что быть солдатом – это то, что нужно, чтобы спасти Арикс.


Он вспоминал:

Покрытое инеем поле, свежий морозный воздух, предвещавший приближение зимы. Взвод Гюнтера совершал марш до Телониус-сити и обратно, и большую часть обратного пути они мечтали о привале и еде. Но вместо этого их инструктор, старший гвардеец Корпуса Смерти, разделил их на две группы и приказал драться врукопашную друг с другом.

Солдаты сначала никак не хотели начинать бой, но негромкое предупреждение и рука инструктора, потянувшаяся к лазгану, произвели нужное впечатление, и они неохотно начали драться. Обещание победившей команде дополнительных пайков за счет проигравших вызвало несколько больше энтузиазма, и Гюнтер был сбит с ног огромного роста солдатом с лицом, оплывшим, как тесто, который был вдвое старше него.

Но прежде чем Гюнтер успел встать и начать отбиваться, инструктор остановил бой. Ему явно было что сказать по поводу старания новобранцев, но он решил, что сначала необходима наглядная демонстрация. Он вытащил из рядов одного молодого солдата и приказал ему сжать кулаки и приготовиться к бою. Новобранец встал в боевую стойку с явной неохотой, и инструктор набросился на него как «Леман Русс Разрушитель».

Гюнтер вздрагивал, когда инструктор всаживал удар за ударом в подбородок новобранца, а когда тот поднял руки, чтобы защитить лицо, удары посыпались в живот. Инструктор приказал солдату защищаться, забыть о том, что противник старше его по званию, и сражаться как положено, но новобранец реагировал слишком медленно, и, хотя, в конце концов, он стал бороться более воодушевленно, пытаясь повалить инструктора, но к тому времени он был слишком избит и оглушен, чтобы сражаться эффективно. Удар локтем по колену выбил его коленный сустав, и новобранец повалился на землю, но инструктор в маске продолжал методично избивать его, пока солдат не потерял сознание, истекая кровью.

– Вот, – объявил инструктор, даже не запыхавшись, – какого усердия я ожидаю от вас, если вы не хотите сражаться со мной.

На этот раз, когда бой начался снова, Гюнтер искал человека с оплывшим лицом, и увидел его в драке, в которой товарищей Гюнтера по команде было меньше, чем соперников. Гюнтер схватил противника за плечо, развернул его и ударил, но, видимо, недостаточно сильно. Ответный удар обрушился на его лицо. Он согнулся, и человек с оплывшим лицом набросился на него, используя свой вес, чтобы снова повалить Гюнтера на холодную твердую землю.

– Не брезгуйте бить в спину, – объявил инструктор, возможно, имея в виду Гюнтера. – Это не рыцарский турнир, это война!

Он был прав, и Гюнтер почувствовал злость на себя за свою ошибку, и на противника, за то, что он воспользовался этой ошибкой. Возможно, это было нечестно, но теперь ненавидеть этого человека было удивительно легко. Еще несколько минут назад он был товарищем Гюнтера, но сейчас он стоял между Гюнтером и его единственной целью в жизни.

– Оставь его! – приказал инструктор кому-то, кого Гюнтер не видел. – У него есть аптечка, и он может позаботиться о себе, а если нет…

Не было необходимости договаривать до конца. «Если солдат не может позаботиться о себе, он бесполезен для нас».

Гюнтера прижали к земле, огромный кулак поднялся в воздух, чтобы обрушиться на его голову, но воспоминание об Арикс придало ему достаточно сил, чтобы вырвать одну руку и ударить противника. Человек с оплывшим лицом от неожиданности потерял равновесие, и Гюнтер отбросил его, ловко перекатившись и встав на ноги, и пригнулся, уклонившись от еще одного удара.

– Если вы не пытаетесь убить друг друга, значит, вы недостаточно стараетесь.

Двое солдат схватили Гюнтера за руки сзади, держа его, а человек с оплывшим лицом бросился на него снова. Но вместо того, чтобы пытаться уклониться от удара, на этот раз Гюнтер встретил атаку, крепко уперевшись ногами в землю и опустив голову. Он ударил гиганта с оплывшим лицом головой в челюсть, от удара они оба зашатались, но один из солдат, державших Гюнтера, от неожиданности выпустил его. Сжав зубы, глядя сквозь черные пятна, плававшие перед глазами, Гюнтер ударил локтем назад, в живот другого противника, державшего его, и, упав на одно колено, перебросил испуганного седого солдата через плечо.

Он был во власти момента, он уже не мог остановиться, подумать, что-то спланировать посреди схватки, все более набиравшей ярость. Он лишь реагировал на возникавшую угрозу, защищал союзников, когда мог. Один раз он врезался плечом в мчавшегося на него противника, и почувствовал, как ключица его жертвы треснула, и противник упал с криком боли.

Было гораздо легче, подумал он, если не знаешь их имен.

Он едва замечал, что в схватке все меньше бойцов остается на ногах. Когда инструктор дунул в свисток, Гюнтер, шатаясь, увидел, что только он и еще трое солдат из его команды остались стоять. Поле наполнялось стонами раненых, и когда адреналин ушел, Гюнтер не знал, стоит ли ему испытывать стыд или гордость. Но на самом деле он не чувствовал ничего, так как лишь выполнял то, что приказал инструктор. Гюнтер становился тем человеком, каким должен был стать, и если бы он стал таким человеком раньше, Арикс сейчас была бы уже спасена.

Разумеется, никто не похвалил его за победу. Криговский инструктор обошел поле, раздавая пинки тем, кто очнулся и, по его мнению, мог встать, но еще не встал. Он приказал сделать импровизированные носилки для тех нескольких солдат, которые были явно не в состоянии сражаться следующий месяц или два.

Должно быть, они являли собой странное зрелище, когда вернулись в космопорт, потому что отделение новобранцев на стрельбище, толпа беженцев на холме, лейтенант СПО, проводивший строевую подготовку на плацу – все оборачивались и изумленно смотрели на них. Гюнтер не сомневался, что за закрытыми дверьми возникнут вопросы о событиях сегодняшнего дня, так же догадывался он, какими будут ответы на них.

Той ночью он лег спать с гудевшей от ударов головой, ребра сильно болели несколько дней, но он и не думал жаловаться.

Он многому научился в тот день на покрытом инеем поле, даже, как он чувствовал, чему-то большему, чем за все предыдущие дни тренировок. Он нашел что-то в себе, и, по мнению Гюнтера, это открытие стоило того, чтобы ради него несколько дней терпеть боль.

Но этот синяк под глазом он получил не в тот день.


Он вспоминал:

Он не радовался тому, что бы приглашен на совещание в кабинете полковника.

Сначала он чувствовал себя польщенным, что его пригласили, но потом испытывал все большую неловкость. Они хотели видеть прежнего Гюнтера Сорисона, а не солдата №1419, и воспоминания о прежней жизни лишь наполняли его сожалением. Но все же это совещание позволяло ему приблизиться к своей цели. Еще несколько дней…

На один день он был освобожден от тренировок, получил небольшой стол в углу губернаторского кабинета и несколько инфопланшетов со старыми картами рудников. Он пытался вернуть свой разум в прошлое, вспомнить обновленные карты в своем офисе, но никак не мог добиться, чтобы нарисованные им карты соответствовали смутным образам в его памяти. Совсем не помогало делу, что Хенрик очень волновался и суетился вокруг, и Гюнтер испытал облегчение, когда пришел полковник Браун и заявил, что хочет поговорить с губернатором-генералом наедине.

Гюнтер поднялся, что выйти, но Хенрик велел ему продолжать работу, и вместе с полковником вышел в коридор. Это произвело тяжелое впечатление на Гюнтера, подчеркнув, насколько важной была его задача, и он удвоил усилия. Как он ни старался, но голоса Хенрика и Брауна, звучавшие из-за полуоткрытой двери, отвлекали его,

– … третий взвод за эту неделю… На этот раз – дрались палками. Я знаю, мы обсуждали это раньше, сэр, но я опасаюсь…

– … понимаю ваше беспокойство, полковник, но мои руки связаны…

– … еще четырнадцать солдат в госпитале… Что дальше? Настоящие боеприпасы?

– … обсуждали это несколько раз с полковником-186, и по его мнению…

– … с уважением, сэр, я так понимаю, что вы по-прежнему командуете…

– … работать с этими людьми, – голос Хенрика звучал взволнованно. – Они нужны нам. Нужны их ресурсы, их… преданность общему делу, их опыт…

Браун пробормотал что-то, чего Гюнтер не расслышал, но резкий ответ Хенрика он слышал хорошо.

– Мы сражаемся на войне, полковник Браун, – сказал губернатор-генерал, – А на войне неизбежны жертвы.

Однако когда Хенрик вернулся за свой стол, он отнюдь не выглядел решительным. Он сидел, закрыв лицо руками, пока не вспомнил, что он тут не один. Тогда он выпрямился и притворился, что занят какой-то работой на инфопланшете.

Доклад Гюнтера никак не улучшил настроение Хенрика. Его новая карта туннелей была исписана извиняющимися заметками, указывающими, что сведения могут быть неточны. Таких было большинство.

– Как я покажу это криговскому полковнику? – бушевал Хенрик. – Он решит, что мы… Ты сказал мне, что можешь это сделать, Сорисон. Я ради тебя полез в петлю, а ты… ты подвел меня!

Прежний Гюнтер хотел протестовать. Он не только сделал все, что мог, он с самого начала честно предупредил Хенрика о своих сомнениях, но тот только отмахнулся.

Однако солдат №1419 встал по стойке смирно и сказал:

– Да, сэр. Простите, сэр.

– Мне нужно, чтобы ты переделал это! – резко сказал Хенрик, сунув инфопланшет обратно Гюнтеру. – Я не могу послать сто человек под землю на основании одних предположений! Не сомневаюсь, если бы ты был одним из этих людей, ты бы…

– Простите, сэр, – запнулся Гюнтер. – Я думал… то есть, солдат №1419… то есть, я надеялся, что мне позволят присоединиться к команде комиссара Костеллина.

Хенрик покачал головой.

– Я так не думаю, – сказал он. – Ты администратор, Сорисон, и, кажется, даже с этой работой ты не можешь справиться. Сколько раз вообще ты спускался в рудник?

– Три раза, сэр. Только три. Но я… – Гюнтер чувствовал, что в нем поднимается паника. – Я должен вернуться, сэр. Я поклялся, что вернусь. Ради нее.

– Понятно, – хрипло сказал Хенрик, и свет, казалось, потух в его глазах. – Мы все испытали это, Сорисон. Мы все кого-то потеряли, но шансы… – он глотнул. – У тебя будет шанс, когда твоя подготовка закончится. Тогда ты и будешь сражаться за свою женщину. А пока… пока, думаю, мы должны оставить это задание криговцам. Они, кажется, знают, что делают, и я…

– Это Арикс, сэр, – выпалил Гюнтер, потому что в этот отчаянный момент он действительно думал, что это может иметь значение. Это ваша племянница. Я поклялся, что вернусь за ней. Она была в моем доме, ждала меня. Я должен найти ее!

Лицо Хенрика застыло. Его красные щеки побледнели.

– Как… откуда ты знаешь мою…? – прохрипел он, и Гюнтер понял, что сказал слишком много.

Понадобилась секунда, чтобы губернатор-генерал все понял. Потом глаза Хенрика сверкнули, и он, сжав правую руку в кулак, ударил в левый глаз Гюнтера. Все еще стоя по стойке смирно, Гюнтер видел, что последует удар, но не пытался его избежать.

Хенрик отвернулся, опустив голову и глубоко дыша, чтобы успокоиться. Бесконечную минуту никто не произносил ни слова. Потом, не оборачиваясь, Хенрик тихо сказал:

– Может быть, ты сможешь найти кого-то из штейгеров, если кто-то из них уцелел.

– Да, сэр.

– Покажи им свою карту и спроси, что они могут к ней добавить.

– Да, сэр, – сказал Гюнтер. – Спасибо, сэр.


КАЗАРМА просыпалась за спиной Гюнтера, солдаты одевались, убирали койки, готовились к построению. Всем им нужна была раковина, они уже кричали Гюнтеру, чтобы он скорее заканчивал.

Второе утро после его встречи с Хенриком. Две ночи подряд Гюнтер ожидал, что ворвутся криговские солдаты, стащат его с койки, поставят на колени и выстрелят в голову. Но казалось, что Хенрик не собирается давать ход этому делу, возможно, ради Арикс. Возможно, потому что у него хватало более важных проблем.

Арикс

Диверсионная группа Костеллина направится в город сегодня, с картой, которую подготовил для них Гюнтер, но он не пойдет с ними. «Это не имеет значения», сказал он себе. Будут и другие возможности, как сказал Хенрик. Теперь он был убежден в этом, и эта убежденность сверкала холодным жестким блеском в его серых глазах.

И он вдруг понял, что это было самой большой переменой в его лице, отражавшемся в зеркале. Не стрижка, не щеки, не синяк от кулака губернатора. Это были эти серые глаза, полные воспоминаний и тяжкого опыта, накопленного за столь недолгое время.

Управляющий рудником Гюнтер Сорисон смотрел в глаза другого человека.

Это были, осознал он, глаза солдата.

ГЛАВА 16

ОЖИДАЕМАЯ атака некронов на юге не состоялась.

Это означало, что силы противника не будут отвлечены, когда группа Костеллина отправится на задание. Это так же ставило под вопрос цель этой операции. Комиссар сказал полковнику-186:

– Что если некронам не нужны наши источники энергии, и время их предыдущих атак было все-таки случайностью?

Он планировал отправиться на задание в полдень. Но вместо этого он приказал диверсионной группе ждать, и сам сидел в ожидании за столом, напряженно следя за переговорами по воксу, пока полковник-103 не сообщил, что задача выполнена, южный генераторум уничтожен, но нет никаких признаков противника.

Хенрику, однако, не хотелось отказываться от операции, вдохновленной его гениальным замыслом.

– Возможно, – предположил он, когда старшие офицеры снова собрались на совещание, – что некроны все еще слабы, и решили не вступать в бой, который не смогут выиграть.

– Операция будет продолжаться по плану, – решил полковник-186. – Мы не можем упустить возможность того, что наше первоначальное предположение было верным, что уничтожение главного городского генераторума может дать нам решительное преимущество в этой войне, и даже если мы ошибаемся…

– То мы ничем не рискуем, так? – заключил Костеллин, сжав губы.

– Именно так, – сказал полковник, явно не заметив иронии в словах комиссара.

– Конечно, – сказал Костеллин, – если некроны действительно пересмотрели приоритетность целей, они могли принять решение защищать главный генераторум, пожертвовав меньшими. Мы можем направиться прямо в засаду.

Полковник кивнул.

– По крайней мере, в этом случае подтвердится предположение, что генераторум действительно важен для них, и мы сможем планировать дальнейшие операции в соответствии с этими сведениями. Однако, если на то будет милость Императора, некроны едва ли смогут обнаружить проникновение диверсионной группы, и генераторум будет защищаться лишь незначительными силами.

– Возможно и так, – согласился Костеллин. – Но в таком случае возникает вопрос: где тогда могут быть их главные силы?


ЗАПАДНАЯ окраина Иеронимус-сити теперь была на заметно большем расстоянии от космопорта, чем раньше. Полугусеничный транспортер Костеллина осторожно ехал по каньону между громадными грудами развалин, туда, где осадные орудия Корпуса Смерти по-прежнему изрыгали свои разрушительные снаряды, неумолимо продвигая линию фронта вперед.

Здесь был обнаружен вход в старый рудник, пространство вокруг него расчистили от развалин. «Термит», доставленный с войскового транспорта, уже был спущен в туннель – для этой работы потребовался целый взвод гвардейцев и собранная на месте система блоков. Конечно, «Термит» мог и сам пробурить себе путь, но это неминуемо вызвало бы обрушение туннеля за ним.

Костеллин прибыл за час до начала операции, но один взвод гренадеров был уже здесь, а второй уже подъезжал с колонной «Кентавров». Костеллин привез с собой техножреца по имени Ломакс, тощего человека с бесцветными глазами, ощетинившегося таким множеством механодендритов, что он был похож на гигантского металлического паука. Ломакс был здесь по двум причинам, и первая, но не главная из них, заключалась в том, что Костеллин не слишком надеялся, что древний «Термит» не подведет его.

Он приказал солдатам построиться и произнес краткую вдохновляющую речь. Сотня масок-черепов бесстрастно смотрела на него. Он знал, что гренадеры Крига – элита из элиты, вероятно, лучшие солдаты, которыми ему приходилось командовать, но в полках Крига давно говорилось, что, когда гвардейца переводят в ряды гренадеров, это потому, что он жил слишком долго. Смертность в отделениях гренадеров была очень высока даже для Корпуса Смерти, и их маски-черепа, которые они носили поверх противогазов, были символом того, что они приняли и считают за честь предстоящее им мученичество.

Когда речь была закончена, гренадеры по двое начали спускаться в туннель по тросу. Когда внизу оказалось достаточно солдат для охраны туннеля, Костеллин приказал двум членам экипажа «Термита» присоединиться к ним и осмотреть машину, пока остальные спускаются.

Наконец, настала его очередь, и, хотя гвардеец почтительно предложил спустить его на блоке, Костеллин последовал примеру своих солдат и начал спускаться по тросу на руках. Он пожалел о своем тщеславии, когда уже немолодые мышцы рук с трудом держали его вес. Однако он справился и спрыгнул в кабину лифта, двери которого были выломаны. Переведя дыхание, он вышел из лифта в холодную пещеру с высоким потолку, освещенную лишь слабым светом солдатских фонарей.

Костеллин включил и свой фонарь, и в его свете взглянул на инфопланшет, ориентируясь по карте. Он увидел туннель, по которому они должны были следовать, и послал вперед двух разведчиков, сперва убедившись, что их комм-линки исправны. Когда двигатель «Термита» хрипло взревел, Костеллин выругался сквозь зубы; если где-то здесь в рудниках были некроны, они уже могли направиться сюда.

«Термиту» понадобилось несколько попыток, чтобы войти в туннель, прежде чем он смог начать продвигаться вперед. Он двигался медленно, со скоростью шага, давя гусеницами обвалившиеся камни, так что у последних оставшихся наверху гренадеров было достаточно времени, чтобы спуститься в туннель и догнать машину. Им пришлось идти позади «Термита», потому что, за исключением некоторых мест, где туннель ненадолго расширялся, не было пространства, чтобы обойти машину. Костеллин подумал, что это может стать проблемой для разведчиков, если они наткнутся на противника. Если же противник зайдет с тыла, это станет проблемой для всех остальных.

Он смотрел на карту, по воксу указывая направления. К счастью, туннели в рудниках чаще разветвлялись, чем поворачивали, и «Термиту» только один раз пришлось использовать свой тяжелый бур, установленный на крыше, чтобы расширить туннель. Однако, менее чем через полтора часа пути туннель резко свернул к северу, уводя их в сторону от маршрута.

– Вот, – указал Костеллин, сверившись с картой, – прямо здесь. Мы должны пробурить стену под углом 15 или 35 градусов к направлению туннеля – наш картограф тут не вполне уверен. Думаю, сначала стоит попытаться пробурить под углом15 градусов и около десяти градусов вниз. Если через 500 метров не попадем в другой туннель, возвращаемся и пробуем другое направление.

Бур «Термита» начал вращаться, его основание поднялось на ржавой гидравлике, и когда бур воткнулся в стену, его разрывающий уши визг заставил Костеллина вздрогнуть.

На этот раз им повезло. Лишь спустя несколько минут после того, как корма «Термита» исчезла в пробуренной стене, его экипаж доложил, что они нашли новый туннель. К сожалению, «Термит» вошел в туннель сверху, и поэтому им пришлось отвести машину немного назад и еще больше опустить бур. В результате получился туннель большего размера, чем планировалось, и, конечно, он обрушился сразу за «Термитом».

Костеллин отступил подальше от густой тучи пыли. Гренадеры в масках, однако, немедленно приступили к работе, следуя приказам своих вахмистров – одно отделение достало шанцевый инструмент, другое начало собирать подпорки с боковых туннелей. Слишком далеко копать не пришлось, так как большая часть туннеля была все еще проходима, хотя чтобы пройти, приходилось пробираться по кучам камней или протискиваться в узкие щели между ними. Но даже так понадобилось более часа работы, чтобы первый солдат, наконец, вышел в туннель другого рудника, где их ждал «Термит».

И тогда начались настоящие проблемы.

Карта второго рудника была безнадежно неточной, заставляя их ходить кругами. Костеллин проверял каждый туннель с компасом, измерял его длину шагами и делал пометки на карте в инфопланшете, но было невозможно сказать точно, какую из стен надо бурить следующей. Его первый выбор оказался неправильным, и, так как они теперь находились близко к территории некронов, Костеллин жалел, что пришлось зря включать бур, работавший с оглушительным ревом.

Вторая стена, однако, поддалась с неожиданной скоростью, и короткий прямой туннель, пробуренный «Термитом», продержался достаточно долго, чтобы все успели пройти в третий и, судя по карте, последний рудник. «Термит» был им больше не нужен, и Костеллин с облегчением приказал выключить двигатель машины, но прошла почти целая минута, пока грохочущее эхо в туннелях затихло.

Предстояла следующая задача, главным образом для которой Костеллин и взял с собой техножреца. Ломакс выступил вперед, присел у кормы «Термита», и открыл кормовое отделение. Согнув пальцы, он запустил их в таинственные механизмы машины, произнося литании и молитвы Богу-Императору в его ипостаси Бога-Машины. Костеллин и не надеялся понять тайные ритуалы техножреца, но все равно наблюдал, пока Ломакс не отошел от «Термита», вынув из машины заржавевшую серую коробку, опутанную проводами, которую он с почтением держал серво-рукой на некотором расстоянии от себя.

Они пошли дальше, и на этот раз карта достаточно быстро привела их в большую пещеру, подобную той, в которую они спустились в первый раз. В центре пещеры безмолвно стояли шесть кабин с лифтами, и Костеллин, указав на них Ломаксу, спросил, возможно ли включить их. Техножрец ответил, что располагая достаточным временем, он сможет подключить источник энергии «Термита» к их механизмам.

Тем временем по предложению Костеллина гренадеры развернули одеяла и расположились на пару часов сна, не снимая масок, хотя каждый взвод выставил отделение из десяти часовых. Костеллин взглянул на хронометр. После всех их злоключений они все же укладывались в запланированное время, успевая начать атаку на генераторум точно перед рассветом.

Сам Костеллин не спал. Время отдыха он использовал для того, чтобы помолиться Императору, и, принести, как он полагал, последнее покаяние.

Обряды техножреца завершились успехом. С металлическим лязгом и запахом озона, осветившись ярко-синим светом, лифты включились. Здесь были только четыре платформы, но через несколько минут и остальные две опустились в решетчатые кабины. Костеллин почувствовал облегчение. Если бы шахты лифтов были блокированы, его отряд там бы и погиб.

К этому времени все гренадеры уже были на ногах и паковали свои одеяла. Костеллин направил в лифты три отделения с лейтенантом из роты «Гамма», приказав им подняться на поверхность. Спустя двадцать минут лейтенант подтвердил по воксу, что вход в рудник чист, поблизости нет никаких признаков некронов, и он посылает лифты назад за остальными.

Его прервал полковник-186, связавшись с Костеллином на командирском канале. Он приказал доложить обстановку, что Костеллин и сделал, после чего полковник сообщил, что у них наверху происходят важные события.

– Некроны собирают силы для наступления, – сказал полковник, – даже большие, чем те, что они задействовали на севере. По данным сканирования, они направляются к нам.

– Именно когда вы подошли к западному генераторуму, – прошептал Костеллин. – Хенрик был прав.

– Это хорошие новости, комиссар. Это значит, что генераторумы действительно важны для некронов. Вы сослужите службу Императору, выполнив задание.

– Вероятно, они решили пожертвовать южным генераторумом, но не разделять свои силы, рискуя потерять оба. Но, полковник, сколько их…?

– Я запросил подкрепления из трех других полков, но, конечно, у них тоже недостаточно сил, и им тоже нужно удерживать свои участки фронта.

– 42-й полк едва смог остановить наступление некронов на прошлой неделе. Если их армия с тех пор пополнила свою численность, тогда… 1800 человек, полковник. Мы потеряли 1800 человек убитыми.

– Но эти потери позволили нам узнать многое о способностях некронов. Генералы произвели расчеты, Костеллин. Они говорят, что мы можем победить, даже если численность войск некронов увеличится. Мы загоним этих монстров обратно в землю, из которой они вылезли.

Костеллин вздохнул.

– Молюсь, чтобы вы оказались правы, – сказал он. – Да поможет вам Император.

– И вам, – сказал полковник.

Костеллин повернулся, чтобы передать «хорошие новости» своей команде, открыв вокс-канал, чтобы могли слышать и те, кто уже поднялся на поверхность. Он подчеркнул тот факт, что теперь, когда армия некронов направляется на запад, силы противника, наконец действительно отвлечены.

– У нас есть шанс, – сказал он, – нанести сокрушительный удар…

Он не успел договорить. Силуэты, словно появившиеся из кошмаров, возникли в свете солдатских фонарей, и Костеллин, развернувшись, увидел, что монстры уже позади него, появляясь из стен пещеры. «Словно призраки», подумал он, и сразу же понял, с чем столкнулся, вспомнив описание тех наполовину призрачных существ, которые атаковали 42-й полк.

Они были гораздо более чудовищными, ужасающими во плоти – точнее, в металле – чем комиссар мог даже вообразить. Они набрасывались на гренадеров, их длинные свисавшие позвоночники хлестали, извергая смертоносные электрические разряды, но когда гренадеры стреляли в ответ, их выстрелы безвредно проходили сквозь полупрозрачные силуэты призраков.

Костеллин взял в одну руку плазменный пистолет, чтобы не позволить чудовищам подойти ближе, а в другую цепной меч, чтобы сражаться с ними, когда они все-таки неизбежно подойдут, используя свои уникальные способности. Его успокаивала вибрация цепного меча в руке и жужжание его зубьев, похожее на гул разъяренного роя катачанских кровавых ос.

– Помните инструктаж, – приказал он по воксу. – Эти твари могут становиться нематериальными по своему желанию. Дождитесь, когда они атакуют, и стреляйте по ним, когда они полностью материальны.

Призрак набросился на вахмистра, протягивая длинные руки к его лицу. Пальцы-клинки вонзились в маску, из глаз хлынули потоки крови, но отделение вахмистра, следуя приказу Костеллина, именно в этот момент открыло огонь из хеллганов по твари. Некрон вздрагивал с каждым попаданием, но держался, пока наконец один выстрел – Костеллин хотел бы знать, какой, хотел бы знать слабые места этого монстра, если они вообще были – свалил его на землю, призрак свернулся и замер.

Еще один призрак летел на Костеллина, и комиссар встретил его зарядом раскаленной плазмы, которая безвредно прошла сквозь фигуру некрона. Костеллин ожидал этого, и нанес удар цепным мечом в тот момент, когда некрон добрался до него, снеся металлический череп монстра с плеч. Следующая атака обрушилась сзади, и Костеллин не успел развернуться и привести меч в изготовку к бою; он успел только отпрыгнуть, когда призрак проплыл над ним, и поднял пистолет, увидев, что некрон развернулся для второго захода. Гренадер опередил его, и призрак исчез во вспышке выстрела мелтагана. Волна раскаленного воздуха обожгла лицо Костеллина, в нос ударил запах опаленных волос.

Все это было бесполезно. Этих чудовищ было слишком много, не меньше тридцати, и их способность становиться нематериальными давала им явное преимущество над более многочисленными гренадерами. Хуже того, убитые некроны вновь поднимались.

Костеллин, временно оказавшись вне досягаемости противника, несколько раз выстрелил, пытаясь поддержать огнем своих людей, но, хотя он целился хорошо, по крайней мере два из трех его выстрелов прошли сквозь призраков, не причинив вреда, а гренадеры падали один за другим, оглушенные электрическими ударами хвостов, или выпотрошенные металлическими пальцами-клинками.

В комм-линке Костеллина раздался голос второго оставшегося криговского лейтенанта. Даже он понимал, что ситуация безнадежная, и предложил поднять на вернувшихся лифтах еще тридцать человек, чтобы они смогли продолжить выполнение задания.

– Вы должны пойти с ними, – сказал лейтенант. – Я останусь здесь и попытаюсь выиграть для вас как можно больше времени.

Он был прав, и Костеллин сам пришел к тому же заключению. Но все же он медлил секунду, прежде чем одобрить самопожертвование лейтенанта, потому что все-таки он был человеком.

К шуму боя добавился новый звук: шуршащий, словно миллион листьев, гонимых сильным ветром. Внезапно из туннелей в стенах пещеры вырвались неисчислимые орды летающих металлических насекомых, каждое из которых было по размеру больше, чем кисть руки Костеллина.

Нельзя было терять время. Лейтенант приказал ближайшим гренадерам идти в лифты, и Костеллин тоже направился к одному из лифтов. Его пистолет продолжал стрелять, и взрывы плазмы вырывали огромные бреши в роях насекомых, но их место занимали новые и новые твари, потоком изливавшиеся из туннелей. Мелтаганы гренадеров – те немногие, что у них были – действовали с почти такой же эффективностью, тогда как хеллганы, хотя и уничтожали те цели, по которым попадали, но их узкие лучи могли уничтожить не больше двух-трех насекомых за один выстрел.

Еще один солдат упал, на него набросились шесть насекомых. Костеллин подумал, что они удушат его, но когда насекомые снова взлетели, он заметил, что их жертва истекает кровью от сотни узких порезов.

Некронские призраки, конечно, могли с легкостью пройти сквозь рой насекомых. Они убивали жертву за жертвой, еще до того, как те могли отреагировать. Кабина лифта была полна, на платформе рядом с Костеллином стояли четыре гренадера, продолжая отстреливаться, и комиссар, выключив цепной меч, спрятал его в ножны. Рой насекомых метнулся к нему, словно некий разум заметил, что он пытается сбежать, а дверь лифта, скрипя и лязгая, закрывалась слишком медленно. Но все же она успела закрыться как раз в тот момент, когда первое насекомое врезалось в нее с силой удара кувалды. Они цеплялись за металлическую решетку, тщетно вытягивая когтистые лапы, но тела насекомых были слишком широкими, чтобы пролезть сквозь решетку. Призраки, конечно, не испытывали таких трудностей.

Платформа содрогнулась и начала подниматься, оставляя скребущихся насекомых внизу, и, справа от Костеллина начал подниматься и второй лифт. Но повернувшись налево, Костеллин с ужасом увидел, как два призрака с легкостью проникли в третий лифт и выпотрошили находившихся там пятерых солдат, которые из-за тесноты даже не могли поднять хеллганы, чтобы отстреливаться.

Костеллин увидел и Ломакса, отчаянно стучавшего в закрытую дверь четвертого лифта, пытавшегося выломать ее, хотя платформа за дверью была уже набита солдатами до предела и поднималась вверх. Некроны набросились на техножреца со всех сторон, но когда они добрались до него, лифт Костеллина уже уехал далеко вверх, и это, несомненно, избавило комиссара от еще одного ужасного зрелища, которое могло бы добавиться к его кошмарам.

Он все еще не был в безопасности.

Костеллин приказал гренадерам отойти к краям платформы. Места было очень мало, но они все-таки смогли освободить небольшое пространство в центре платформы, куда Костеллин приказал им навести оружие. Прошла минута, и комиссар уже начал думать, что эта предосторожность не была необходимой. Вдруг призрак с воем ворвался в лифт через пол, и четыре хеллгана выстрелили – плазменный пистолет Костеллина сжег бы ноги всем присутствующим – и мерзкая тварь умерла, потом снова вскочила, но второй залп уложил ее навсегда.

Прошли еще полторы минуты, череп мертвого некрона придавил ногу Костеллина, заставив его содрогнуться. Больше противников не появлялось, и комиссар уже начал думать, что они пережили самое худшее.

Вдруг платформа, лязгнув, остановилась, синие фонари на ее краях погасли.

– Святой Трон! – произнес Костеллин. – Они, должно быть, уничтожили источник энергии от «Термита». Мы здесь в ловушке!

– Мы можем подняться, сэр, – сказал гренадер, указав на четыре ржавых, но крепких цепи, на которых висела платформа. Костеллина не слишком устраивала такая перспектива, и он попытался связаться по воксу с лейтенантом на поверхности, надеясь, что там должна быть ручная лебедка для аварийных случаев. Но никто не отвечал, и, переключившись на общий канал, Костеллин услышал лишь треск помех. Разочарованно он выдернул наушник из уха. Кроме всего прочего они теперь лишились и вокс-связи.

– Ладно, – устало сказал он. – Будем подниматься, и нам лучше поспешить. Мы не знаем, сколько еще наши товарищи смогут продержаться там, внизу. И в любой момент на нас могут наброситься новые твари. Хуже того, они могу доложить своим главным силам. Возможно, пока я говорю, целая армия некронов направляется к выходу из этой шахты, и если они придут туда раньше, чем мы… – не было необходимости говорить о последствиях.

Два гренадера уже полезли по цепям вверх, упираясь ногами в стену шахты, их фонари, прикрепленные к штыкам хеллганов, казались светлячками во тьме. Через секунду за ними последовали еще двое солдат, и на платформе остался один Костеллин.

Он взялся за цепь, его перчатки стали скользкими от смазки. Он не знал, насколько высоко идет эта шахта, не знал, сможет ли он выбраться из нее, не имея силы молодых солдат, но что ему еще оставалось кроме как попытаться?

Он начал подниматься.

ГЛАВА 17

ЕЩЕ один день, такой же, как и остальные. Еще двенадцать часов труда в развалинах, пытаясь не думать. Единственным изменением было то, что рабочие смены были укорочены, чтобы уделить время богослужению, которое Амарет проводил трижды в день – на рассвете, в полдень и на закате. К третьему дню Арикс если не совсем привыкла к церковным службам, то, по крайней мере, притерпелась. Она была рада, что они предоставляют хоть какую-то передышку от работы, а в здании храма теплее, чем на улице. Иногда она думала, делает ли это ее грешницей.

Во время первой службы двое человек вскочили и начали протестовать, и Арикс позавидовала их смелости… пока Амарет не приказал вывести их вперед, достал лазерный пистолет и отправил их «на милость Железных Богов». С тех пор никаких протестов не было.

Колокола храма начали звонить, и Арикс отложила лопату и присоединилась к колонне других рабов, которых вели в храм. Она не сразу заметила, что утро уже позднее. Взглядом она искала Тилара, и ее желудок скрутило от испуга, когда она его не нашла. Что если он тоже забыл о времени и еще не вернулся?

Что если Амарет сегодня решит отвести ее к пирамиде?

– Он боится, – шепнул ей Тилар прошлой ночью. – Амарет боится, что когда он придет к богам, они отвергнут его или хуже… Он жаждет их одобрения, но, чтобы получить его, он должен рискнуть всем, что у него есть, в том числе и жизнью.

– Тогда, может быть, он не пойдет к ним? – прошептала Арикс. – Может быть, он не решится?

– Он пойдет, – мрачно ответил Тилар. – Его положение слишком ненадежно, он жаждет власти и статуса, который могут, как он думает, дать Железные Боги. Он знает, чем рискует, и поэтому медлит, но скоро он решится.

Этим утром он оставил Арикс работать в одиночестве, и она выругала себя за то, что так скучает по нему. За это недолгое время он стал так важен для нее. Ее путь к спасению, ее надежда. Но у них не было выбора. Тилар должен был готовить планы побега, и он не мог это делать, оставаясь рядом с ней. За ней слишком бдительно наблюдали.

Она устало прошла в храм, теперь даже не обращая внимания на нарисованный череп над воротами. Паства заполнила только передние скамьи, но по сравнению с вчерашней службой людей было больше. Амарет произвел в жрецы несколько надсмотрщиков, назначив на их место благонадежных рабов. Он послал своих новых жрецов «нести слово», и они возвращались, приводя многочисленных благодарных беженцев.

Арикс повернула голову, пытаясь найти Тилара в толпе, но не нашла его.

– Я думаю, надсмотрщики теряют бдительность, – сказал он прошлой ночью, – и некоторые из них только недавно были повышены из рабов, и слишком наслаждаются возможностью господствовать над нами, но кроме этого ничего не делают. Кроме того, они обязаны всюду ходить за тобой, куда бы ты ни пошла. Думаю, если выберу подходящее время, то смогу ускользнуть.

«Возможно, именно это он и сделал», подумала Арикс. Возможно, он сбежал, и, несмотря на все свои самые лучшие намерения, убедился в тщетности попыток вернуться за ней, и решил спасать себя. Она не могла его винить.

Многие рабы начали раскрашивать лица, подражая жрецам. Самым популярным рисунком был символ солнца на лбу. Казалось, что с каждым новым днем Арикс все глубже проваливалась в пропасть безумия, и боялась, что у нее ненадолго хватит сил держаться.

Она краем уха слушала очередную проповедь Амарета, сидела, вставала, становилась на колени вместе со всеми, и все это время по обеим сторонам от нее стояли два надсмотрщика. Она притворялась, что повторяет слова новой, еретической молитвы, но отказывалась их произносить. Когда паства склоняла головы в молитве Железным Богам, Арикс про себя молилась Императору. Каждый день она поминала в молитвах Гюнтера, но теперь молилась и о Тиларе. Она просила Императора спасти его, где бы он ни был.

Сейчас ей пора бы знать, каким будет Его ответ.

Служба закончилась и паства начала расходиться, когда появились двое надсмотрщиков, проталкивавшихся сквозь толпу. Они тащили еще одного человека, его ноги волочились по земле, лицо представляло собой массу синяков. Его явно избили.

– Мы нашли его, лорд Амарет, – радостно воскликнул один из надсмотрщиков. – Мы нашли беглеца, еретика!

– Я верен Богу-Императору человечества, – огрызнулся пленник. – Это не я здесь еретик.

Конечно, это был Тилар, и Арикс в ужасе закрыла рот рукой, видя, как надсмотрщики тащат его вдоль нефа мимо рядов скамей. Ее ноги ослабели, и она попыталась сесть, но надсмотрщики снова вздернули ее на ноги.

– Его зовут Тилар, мой лорд. Его не было на работе этим утром, мы нашли его около Главного Храма.

Тилара подтащили к Амарету и заставили встать на колени. Выражение лица главы культа не было видно за маской-черепом, и, когда он заговорил, его размеренный голос был также лишен эмоций.

– Ты пытался отвергнуть богов, – объявил он, и Арикс не могла сказать, разочарован он, разгневан или, напротив, вероятно, рад этой возможности продемонстрировать свою новообретенную власть. – Разве не учили они через меня, что делать это означает навлечь их возмездие на всех нас?

– Твои «боги» – зло, – сплюнул Тилар. – Не имеет значения, что ты делаешь, как бы ты ни пытался их умилостивить. Они уничтожат тебя, как уничтожают все, к чему прикасаются.

– Это было последнее богохульство, которое ты произнес, – сказал Амарет с тем же неизменным спокойствием, и Арикс едва не задохнулась от рыданий, когда он достал из-под своих риз лазерный пистолет.

– Не думаю, – ответил Тилар, – потому что, видишь ли, «лорд» Амарет, ты не единственный, кто находил мертвых солдат в этих развалинах. Ты не единственный, кто может забирать их оружие. Мне пришлось пройти почти до самой пирамиды ксеносов, чтобы найти это, но, думаю, оно того стоило.

Рабы, которые уже начали расходиться, вернулись, и подошли ближе, чтобы посмотреть, что сделают с еретиком. Теперь в их толпе начал распространяться шепот ужаса, и они начали отступать назад. Тилар встал на ноги, и надсмотрщики не помешали ему, и даже сам Амарет вдруг потерял свое спокойствие.

Тилар держал что-то, и наконец Арикс разглядела, что именно: красный яйцеобразный предмет с черным рисунком в виде черепа и костей.

– Это, – сказал Тилар, – противотанковая граната. Она создана для пробивания брони танков, так что взрыв ее будет куда мощнее, чем у осколочной. Если я сейчас выдерну чеку, уж поверьте, никто из нас не уцелеет, и меньше всего шансов у тебя, самозваный верховный жрец.

– Железные боги защитят меня, – сказал Амарет, но в его голосе не было прежней уверенности.

– Чего… чего ты хочешь? – запинаясь, произнес один из надсмотрщиков.

– Чего я хочу, – сказал Тилар, – больше чем чего бы то ни было – сделать это прямо сейчас, положить конец этому безумному культу. Я хочу обрушить эту крышу на ваши головы, и с радостью пожертвовал бы жизнью ради этого, но я не буду, потому что эта церковь была храмом Императора, и я верю, будет им снова.

Говоря это, он зашел за спину Амарету и схватил его одной рукой за горло.

– Поэтому мы с верховным жрецом сейчас выйдем отсюда, а также пусть с нами идет любой из этих людей, этих рабов, кто хочет уйти, кто хочет быть свободным.

– А что потом? – оскалился Амарет. – Ты говоришь о свободе, но люди вроде нас никогда не были свободны. У нас были только разные повелители.

– Вы не должны его слушать, – обратился Тилар к толпе. – Амарет заявляет, что говорит от имени богов, но сейчас пора бы вам уже знать, что он говорит только за себя.

– Выйди из храма, если хочешь, – сказал Амарет, его уверенность вернулась, его угрожающий голос, хоть и негромкий, был слышен в каждом углу. – Сразись с богами, если веришь, что их можно победить. Испытай их гнев, если не боишься.

Наступила тишина, долгая ужасная тишина, в которой Арикс мучительно чувствовала отчаянное стремление к свободе и страх этих забитых, угнетенных людей, и она тоже испытывала эти противоположные чувства. Ее ноги стали тяжелыми, как пласкрит, казалось, приросли к полу. Ей было нужно, чтобы кто-то другой сделал первое движение, но никто не мог преодолеть страх. Ей хотелось закричать им «Чего вы ждете? Это ваш шанс!».

Потом Тилар потянулся к ней, и Арикс почувствовала, что вновь свободна.

Когда она бросилась к нему, надсмотрщик встал на ее пути, но увидел угрозу в глазах Тилара и отошел.

– Мы уходим, – сказал Тилар, – и берем Амарета с собой. Как только мы отойдем подальше и убедимся, что никто нас не преследует, я отпущу его, даю слово. Но если кто-то пойдет за нами, если хоть один человек выйдет из здания…

Они втроем направились к выходу, Тилар толкал перед собой Амарета, другой рукой держа чеку гранаты, Арикс шла за ними, боясь, что кто-то может разгадать их блеф, и еще больше пугаясь от мысли, что Тилар, возможно, не блефует. Если кто-то и собирался помешать им, этого не позволил сам верховный жрец.

– Делайте как он говорит, – приказал Амарет. – Боги позаботятся о них. Им некуда бежать.

– Нам и не нужно бежать, – усмехнулся Тилар. – Достаточно спрятаться и подождать, пока победоносные армии Императора уничтожат твоих так называемых «богов».

Они были уже снаружи, и надсмотрщики и жрецы столпились в дверях церкви, но не переходили порог, и Арикс начала надеяться, что, может быть, у них все-таки получится выбраться, что этот отчаянный план может сработать.

Но вдруг, пытаясь удержать заложника, Тилар поскользнулся на мраморных ступеньках, и Амарет воспользовался моментом. Он вырвался из захвата Тилара и схватил его за руку, пытаясь вырвать гранату. Она выпала из руки, и покатилась по мощеному двору, подпрыгнув раз, другой, третий, четвертый. И только когда она закатилась в узкую сточную канаву, Арикс снова смогла думать и двигаться.

Тилар, сражаясь с Амаретом, крикнул ей, чтобы она подобрала гранату. Арикс побежала за ней, но надсмотрщики были уже рядом, и она зарыдала от разочарования, когда они набросились на нее и повалили. Она ударилась о пласкрит, ее рука лишь несколько сантиметров не дотянулась до гранаты. Арикс, напрягаясь изо всех сил, потянулась плечом, рукой, пальцами, но гранату уже подобрали надсмотрщики. Тем временем Тилара не было видно за целой толпой надсмотрщиков, набросившихся на него. Амарет с достоинством вышел из толпы, поправляя череп-маску.

Так они потерпели неудачу. Все было кончено.

Арикс попыталась подняться, но ей удалось только встать на колени. Вокруг собралась злорадствующая толпа. Надсмотрщики заломили Арикс руки за спину и надели на нее полицейские наручники. Ее подвели к Тилару, тоже в наручниках, и толпа взвыла, требуя крови их обоих, но когда сквозь толпу к ним подошел Амарет, наступила тишина. Он остановился перед пленниками и приказал принести пистолет, который он уронил в храме. Подошел испуганный надсмотрщик с осколочной гранатой, и спросил, что с ней делать. Амарет, вздрогнув, приказал ему обезвредить ее где-нибудь подальше отсюда, и отмахнулся от возражений надсмотрщика, что он не знает, как это сделать.

– Делайте со мной что хотите, – сказал Тилар, – но я умоляю вас, если в вас осталась хоть капля сочувствия, пощадите Арикс. Она не виновата в том, что я делал, она пошла со мной только потому… потому, что мы помолвлены.

Когда Арикс услышала это, у нее дрогнуло сердце. Она понимала, что это ложь, чтобы спасти ее, но чувствовала, что предает Гюнтера, соглашаясь с этим.

– Тебе не стоит об этом беспокоиться, – сказал Амарет, и, хотя Арикс не видела его лицо, в его голосе явно слышалось самодовольство. – Девушка не умрет, по крайней мере, не сейчас и не от моей руки. Когда я связывался с Железными Богами всего лишь час назад, они вполне ясно объявили свою волю относительно леди Хенрик.

Услужливый жрец подбежал к Амарету и протянул ему пистолет, который тот снова направил в голову Тилару. Тилар закрыл глаза, ожидая смерти, но вдруг Амарет опустил оружие.

– Вы помолвлены? – повторил Амарет. – Тогда мы дважды благословлены, боги послали нам двух членов выродившейся семьи нашего бывшего губернатора. Я отдам вас Железным Богам, их воля решит вашу судьбу.

Его слова как будто подчеркнул грохот взрыва, раздавшегося где-то за зданием схолы. Похоже, тот надсмотрщик действительно не умел обезвреживать гранаты. Но Арикс была слишком погружена в себя, слишком ошеломлена, чтобы хоть как-то отреагировать на взрыв. Ложь Тилара позволила им выиграть время и остаться вместе, и за это Арикс была благодарна. Но она не могла заглушить в себе страх, что, скоро они, возможно, пожалеют о том, что им не досталось быстрой смерти.


АМАРЕТ вызвал грузовик СПО, что само по себе было доказательством его растущего влияния. Арикс и Тилара в наручниках погрузили в кузов и окружили со всех сторон два десятка жрецов в зеленых мантиях. «Великий Храм» был недалеко – Тилар этим утром ходил пешком туда и обратно – но Амарет теперь хотел путешествовать с хоть каким-то подобием шика.

Арикс впервые увидела черную пирамиду на той стороне скайвэя, огромное каменное сооружение заполняло все пространство между двумя одинокими башнями, и казалось, что пирамида высасывает весь свет, всю надежду из этого мира.

Даже Амарет не мог заставить лифты работать без электроэнергии, поэтому пришлось долго спускаться пешком по лестнице. Несколько раз Арикс спотыкалась, из-за скованных за спиной рук ей было трудно сохранять равновесие, и один раз она своим падением повалила четырех жрецов, как костяшки домино. Каждый раз, когда это происходило, они бешено ругались и угрожали ей, или злорадствовали насчет того, какая судьба ждет ее во власти Железных Богов. Тилар каждый раз защищал Арикс, но ей не хватало духу сказать что-то самой в свою защиту.

Они шли по покрытым грязью улицам подулья, и Арикс вспомнила, как когда-то не так давно она, перегнувшись через перила скайвэя, с замиранием сердца смотрела вниз на этот странный и чужой мир. Тогда она мечтала о том, чтобы увидеть эти улицы вблизи, но никогда не думала, что попадет сюда вот так. Она видела глаза мутантов, глядевшие на нее из темных переулков, но мутанты боялись подходить ближе. Возможно, им внушали страх маска-череп и скипетр Амарета. Казалось, они тоже понимали, кто теперь их повелители.

Они увидели много мутантов и нескольких людей, работавших в развалинах, как рабы наверху. Арикс не знала, жалеть их или презирать. Пока Арикс размышляла над этим, она чуть не столкнулась с существом из кошмаров.

В ужасе она отпрянула от него, затаив дыхание. Раньше она видела таких монстров только издалека. Бесстрастный металлический череп повернулся к ней, в его глазницах сиял зеленый свет, и Арикс почувствовала, как ее душа замерла при виде воплощения самой смерти. Она попыталась отойти подальше, но жрецы Амарета не позволили ей. Однако существо, очевидно, не нашло в ней ничего интересного, оно отвернулось и пошло дальше, жрецы раболепно расступились перед ним.

– Последний шанс вернуться назад, Амарет, – прошептал Тилар, когда они приблизились к своей цели. В зеленом свете, изливавшемся из внутренностей пирамиды, двигались другие металлические кадавры, некоторые катили тележки с обломками, их работа проходила в жуткой тишине, невозможно было понять, с какой целью они трудились.

– Думаешь, они поблагодарят тебя за то, что ты привел нас? – продолжал Тилар. – Думаешь, они похлопают тебя по спине и сделают своей любимой зверюшкой? Ты не более чем надоедливая помеха для них, Амарет, ты насекомое, которое жужжит у них над головой, и если они вообще обратят на тебя внимание, то лишь затем, чтобы прихлопнуть тебя.

Верховный жрец упорно продолжал идти вперед, но на этот раз ни он, ни его приспешники никак не ответили на слова Тилара, возможно, потому, что им нечего было возразить.

Амарет остановился перед небольшой группой металлических кадавров, и жрецы, столпившись за ним, вытолкнули вперед Арикс и Тилара.

Амарет ждал, пока его заметят. Когда этого не произошло, когда двое Железных Богов отошли от группы и прошли мимо, даже не взглянув на него, он нетерпеливо прочистил горло. Его боги не замечали его, и Амарет с манерными жестами начал заранее заготовленную речь.

– О мои боги, – произнес он, – я Амарет, ваш верховный жрец. Я уверен, вы знаете меня…

Его голос был более тихим и заметно менее уверенным, чем обычно. Но все же он привлек внимание монстров. Некоторые из них молча повернулись и посмотрели на него, и Амарет вздрогнул под взглядом их пустых глазниц, сияющих зеленым светом. Словно внезапно осознав свое ничтожество, он снял маску, открыв болезненно-желтоватое лицо, его черные волосы прилипли к голове от пота, вызванного страхом.

– Я… я принес вам жертву, – сказал он. – Эти люди… эта женщина и этот мужчина, они родственники нашего… бывшего губернатора этого мира. Он… его зовут Хенрик, он ценит их жизни. Я думал, вы могли бы…

Он замолчал, приведенный в замешательство безразличием его богов. Оглянувшись через плечо, он увидел, что жрецы внимательно наблюдают за ним, и, как поняла Арикс, все более заметное выражение разочарования на их лицах подстегнуло его.

– Мы хотим, чтобы вы знали, – сказал он, – что мы слышали ваш голос, и те люди, которые ведут войну против вас, люди вроде губернатора Хенрика, они не имеют с нами ничего общего. Мы приветствуем вас в этом мире, и мы готовы служить вам.

Он опустился на колени, и другие жрецы сделали то же самое. Арикс едва не последовала их примеру, боясь привлечь к себе внимание чудовищ, но Тилар рядом с ней стоял прямо.

Железные Боги отвернулись, не обращая никакого внимания, оставив самозваного верховного жреца и его последователей коленопреклоненными перед пустотой. Через секунду Амарет решился встать с колен, остальные жрецы тоже нерешительно поднялись. Он был явно потрясен, но еще не готов оставить свои безумные мечты о власти.

Он схватил Арикс за руку, направив лазерный пистолет ей в лицо, и толкнул ее вперед, к входу в пирамиду.

– Нет! – закричала она. – Нет!

Но жрецы снова стали толкать ее дубинками в спину, заставляя идти вперед.

Когда перед ней оказались ворота, сиявший в них зеленый свет ослепил ее, и ей пришлось отвести глаза. Ей так хотелось взять за руку Тилара, снова опереться на его силу, но из-за наручников это было невозможно.

– Помни, – прошептал ей Тилар. – Воля Императора сохранила тебе жизнь. Мы должны продолжать сражаться за Него.

Внезапно Железные Боги обернулись, словно в первый раз заметив присутствие чужаков, подошли и окружили их. Когда один кадавр преградил Амарету путь в пирамиду, верховный жрец в отчаянии взмолился:

– Но вы не можете… вы не слышали, что я сказал? Я ваш верховный жрец. Я создал церковь в вашу честь и вот теперь предлагаю вам средства, чтобы победить ваших врагов. Почему вы не хотите признать меня?

Монстры не двигались. Амарет смотрел на них еще секунду, потом, согнувшись, попытался пройти мимо них – и четыре кадавра подняли свои огромные пушки и испарили его в ослепительных лучах изумрудного света.

Там, где стоял Амарет, теперь над землей лишь клубилось облачко пара. Арикс не почувствовала радости от гибели врага и подтверждения того, что Тилар был прав. Она лишь почувствовала тошноту.

Половина из остальных жрецов снова рухнули на колени, вопя в ужасе, не понимая, почему их боги обернулись против них, и что сделать, чтобы умилостивить их. Остальные бросились бежать. Железные Боги сначала расстреляли бегущих, убив четверых за долю секунды. Потом они обратили внимание на тех, кто стоял на коленях, и начали уничтожать и их.

Арикс хотела бежать за жрецами, но Тилар остановил ее. Она поняла, куда он ее ведет, и в страхе закричала, но другого выхода не было. Сейчас на них еще не обратили внимания, но через секунду это изменится, а спрятаться больше было негде – поблизости не было никакого укрытия.

Поэтому Арикс глубоко вздохнула, закрыла глаза и доверила своему спутнику вести ее – и, когда они пересекли порог черной пирамиды, Великого Храма Железных Богов, Арикс почувствовала, как леденящий холод пронизывает ее, а ужасный зеленый свет проникает даже сквозь закрытые веки.

ГЛАВА 18

НАЧАЛСЯ дождь. Тяжелые ледяные капли воды стучали по щекам Гюнтера Сорисона и стекали за воротник. Он стоял здесь вместе с остальными солдатами своего взвода. Чтобы лучше сосредоточиться, он упражнялся в прицеливании, целясь из лазгана в участки огромной груды обломков впереди. Он был готов исполнять свой долг.

Этим утром ему выдали лазган: криговский вариант образца «Люциус», более мощный, чем модель СПО, но, как следствие этого, и быстрее потребляющий энергию. Гюнтера предупредили, что каждого из трех выданных ему аккумуляторов хватит лишь на 25 выстрелов. Однако сейчас Гюнтер больше думал о том, чтобы прочувствовать оружие, пока еще не представилось возможности из него пострелять.

Лазган, как ему внушали, был передан во временное пользование от 103-го полка Крига, и, ожидалось, что оружие будет возвращено.

– Когда вы поймете, что пришло время умереть, – говорил им квартирмейстер, – когда будете смотреть прямо в дуло гаусс-пушки, последнее, что вы должны сделать – спасти оружие, отбросив его как можно дальше.

Транспорта на всех не хватало, поэтому почти две тысячи солдат двигались пешим маршем от холма, на котором располагался космопорт, по дороге к городу. Вдоль их пути стояли толпы беженцев, некоторые кричали, подбадривая солдат, другие плакали почти в истерике, и все возлагали свои надежды на этих неопытных людей в плохо сидевшей военной форме.

Гюнтер слышал ворчание некоторых солдат, что им не дали отдохнуть и подготовиться. Но сам он в эту ночь спал крепко и без сновидений, и был настолько готов к бою, насколько возможно. А время отдыха для него стало бы временем ненужных раздумий.

Западная окраина города была блокирована огромными горами развалин, достигавшими той же высоты, какой когда-то были стены. Перед ними было расчищено большое пространство, на котором все это утро собирались солдаты. Гюнтер восхищался четкостью гвардейцев Корпуса Смерти, прибывших с севера и юга, их дисциплина заставляла испытывать стыд за СПО. Он решил не думать над тем, почему так много солдат СПО поставлено в первые ряды.

Не так он представлял себе этот день. Когда Гюнтер только начинал проходить боевую подготовку, он воображал себе дерзкую операцию, в которой спасал Арикс из лап некронов, прежде чем они успевали сделать пару выстрелов. С тех пор как диверсионная группа комиссара Костеллина отправилась на задание без него и вокс-связь с ней была потеряна, Гюнтеру пришлось умерить свои ожидания.

Ему говорили, что имперские войска превосходят противника в численности, поэтому если он сможет убить хотя бы одного некрона, то уже сделает вклад в победу. Казалось, от него требовалось не так уж много. С лазганом «Люциус» в руках, Гюнтер чувствовал, что способен на большее.

Пара флаеров кружилась в воздухе, держась на приличном расстоянии от пушек некронов. Вдруг они развернулись и направились обратно к космопорту, и лейтенант СПО, стоявший позади Гюнтера, закричал:

– Взвод М, началось! Они здесь. Первый ряд, на колени!

То же приказ раздался слева и справа, и три сотни солдат опустились на колени, подняв оружие. Гюнтер тоже поднял лазган, хотя перед ним было четыре ряда солдат, и он знал, что не сразу сможет увидеть цель.

– Помните, чему вас учили, – говорил лейтенант. – Удерживайте позицию любой ценой. Кто может, переключите оружие на огонь очередями и выпускайте по этим кадаврам все, что у вас есть. Когда некрон падает, продолжайте стрелять по нему. Я получил сообщение от губернатора-генерала: он благодарен нам за те жертвы, которые мы приносим, и призывает благословение Бога-Императора на нас всех.

Почти сразу после того, как он закончил говорить, гора развалин задрожала от нескольких мощных взрывов с другой ее стороны. Из-за рядов имперской пехоты открыли огонь тяжелые орудия Корпуса Смерти, снаряды «Сотрясателей» пролетали над рассыпавшимися баррикадами обломков в надежде найти за ними цели.

Противник не стал ждать, пока его расстреляют. Некронские призраки летели вперед, проходя прямо сквозь камни и залпы лазерного огня двух первых рядов СПО. Солдаты знали об этих монстрах, были подготовлены к встрече с ними, насколько это было возможно. Но все же встретить их в реальности для многих солдат оказалось слишком, и новобранцы и ветераны пытались бежать, но из-за плотных рядов позади них бежать было некуда. Слева от Гюнтера значительная часть взвода N была сбита с ног в давке, устроенной этими трусами.

Услышав выстрелы лазганов позади, Гюнтер оглянулся и увидел, что покрытые содранной кожей вурдалаки оказались уже в самом центре строя Корпуса Смерти. Гвардейцы, конечно, ожидали этого, и их огонь разрывал некронов, прежде чем те успевали пустить в ход когти-клинки. Гюнтер вспомнил свою первую встречу с этими вурдалаками ночью в мертвом городе, казалось, так давно, в другой жизни. Он вспомнил, как боялся их тогда, но сейчас он чувствовал только ненависть.

Обстановка впереди не внушала уверенности. Дезертиры были остановлены сержантами, или просто поняли, что бежать некуда, и остается только защищаться. Воздух шипел от лазерных лучей, но некроны-призраки с легкостью проходили сквозь эту стену огня, и когда в одного все-таки попали, казалось, это совсем не причинило ему вреда.

К счастью, гренадеры Корпуса Смерти были на снайперских позициях, кучи развалин позволяли им стрелять с высоты над головами солдат. Их мелтаганы с шипением выстрелили, и, хотя некоторые призраки без вреда прошли сквозь огонь, многие были уничтожены. Но уцелевшие неумолимо рвались вперед, прорубая себе путь сквозь ряды солдат, и, прежде чем Гюнтер понял это, ряд перед ним опустился на колени, и пришло время ему принять участие в бою.

Криговский лазган не имел режима стрельбы очередями. «Одного меткого выстрела из него будет достаточно», говорил квартирмейстер. «Нет необходимости зря тратить боеприпасы». Конечно, он считал само собой разумеющимся, что стрелять будет хорошо подготовленный стрелок, ибо первые два выстрела Гюнтера прошли безнадежно мимо. Третий был уже ближе к цели, четвертый и пятый еще ближе, но Гюнтер терял драгоценные секунды. Некрон оказался прямо перед ним, и Гюнтер подумал, что сейчас монстр набросится на него, но призрак атаковал солдата, который стоял перед Гюнтером и стрелял, опустившись на одно колено.

Солдат ударил лазганом, пытаясь отбросить призрака, и некрон рванулся в сторону, но успел забрать лицо своей жертвы. Солдат схватился руками за лицо, но тут же отдернул их и рухнул на спину, столкнувшись с Гюнтером. На одну ужасную секунду их взгляды встретились. Глаза солдата были полны абсолютного ужаса, белые на фоне кровавой массы обнаженных мышц и сухожилий. Чувствуя всплеск ярости, Гюнтер сделал несколько выстрелов вслед призраку.

Последние два выстрела попали точно в цель, и Гюнтер едва не заплакал от разочарования, когда они прошли сквозь призрака, не причинив вреда.

Лейтенант снова прокричал приказ, и Гюнтер с ошеломленным удивлением понял, что это приказ его ряду – теперь переднему – опуститься на колени. Его время почти вышло, а он все еще не убил ни одного врага – на большее он теперь и не надеялся. Он отбросил свои мысли о солдатах, которые погибли, не достигнув этой цели, боялся думать о том, что это может значить для исхода войны.

Полк Гюнтера этим утром выслушал две речи. Одну произнес полковник Браун в присутствии губернатора-генерала. Это была волнующая речь о чести, славе и верности Императору. Но перед ним криговские инструкторы произнесли речь о смерти, и уже тогда Гюнтер знал, какая речь была более честной.

Призрак бросился к нему, и Гюнтер сосредоточился на том, чтобы прицелиться, ждал, пока чудовищная тварь заполнит прицел, не позволяя страху заставить его спешить. Один меткий выстрел. Он попал прямо в глазницу, погасив сиявший в ней зеленый свет, некрон беспомощно завертелся и упал. Первая кровь Гюнтера, хотя о чудовищах, не имевших крови, так можно было сказать лишь метафорически. Его первый бесспорно убитый враг.

Он едва не вскочил на ноги и не закричал от радости. Он мог бы умереть с улыбкой на лице, если бы чья-то рука не схватила его за лодыжку. Он остановился и посмотрел вниз, в умоляющие глаза солдата с освежеванным лицом, все еще живого, хотя он, должно быть, испытывал сейчас невыносимую боль. Часть прежнего Гюнтера, все оставшееся в нем сочувствие пробудилось внутри него, и он был готов дать несчастному то, чего тот так хотел – быструю смерть от выстрела в голову, но голос криговского инструктора в голове выругал его за то, что он упускает из виду врага и хочет зря потратить боеприпасы.

По крайней мере, в первом случае призрачный голос был прав.

Середина огромной баррикады из развалин рухнула, и верхняя часть обрушилась в образовавшуюся брешь. Лавина каменных обломков поползла к Гюнтеру, хороня под собой его мертвых товарищей и угрожая тем же самым ему.

Следующее, что он помнил – он полз на животе, его голова болела, но он не знал почему. Он попытался подняться, и на тыльную сторону его руки упал комок полузапекшейся крови. Он подумал, что его, вероятно, ранило осколком камня, и на секунду он потерял сознание. Из всех способов умереть, какие он ожидал сегодня… «Только не так», подумал он. Он поднялся на колени, но снова упал, когда воздух над его головой расцветился огнем.

Он осторожно поднял голову, вглядываясь сквозь пелену дождя, и увидел их. В первый раз он видел, с чем именно столкнулись имперские войска на Иеронимус Тета.

Конечно, скелетоподобных пехотинцев некронов Гюнтер видел и раньше, и даже в небольших количествах они были страшным противником. Но теперь на него шли сотни, тысячи их, и от зрелища их одинаковых бесстрастных лиц-черепов, сердце застыло в его груди. Их длинноствольные пушки извергали зеленые молнии в ряды имперских солдат; там, куда попадали эти молнии, люди превращались в пепел. Но пехотинцы некронов были еще не самым худшим.

Позади их рядов шагали еще более высокие фигуры с огромными двуствольными пушками, изрыгавшими лучи изумрудного цвета над головами пехотинцев – а фланги пехоты прикрывали некроны, почти так же изуродованные, как и призраки, нижние половины их тел были удалены, а верхние приварены к тяжело бронированным летающим скиммерам. Вместо правых рук у них были огромные гаусс-пушки, вместо правой половины черепа – ауспексы наведения.

Завершали эту кошмарную армию танки некронов. Инструкторы Гюнтера говорили о них, о разрушениях, которые они могут причинить. Они были пирамидальной формы, сделанные из темно-зеленого металла – техно-колдовского металла, как слышал Гюнтер, способного, как и сами некроны, восстанавливаться после самых тяжелых повреждений. На их бортах сияли золотом нечестивые символы, в их бронированных башнях горел зеленый свет. Их многочисленное оружие, к счастью, пока молчало, но Гюнтер инстинктивно понимал, что лучше ему быть где-то подальше отсюда, прежде чем эти пушки подойдут на дистанцию выстрела.

Но сейчас он был в ловушке между когтями призраков позади и зелеными молниями пехотинцев некронов впереди, и на секунду Гюнтер потерял всякую надежду. Некронов невозможно будет остановить.

Он недооценил Корпус Смерти Крига.

Гвардейцы Крига – большинство из них – были вооружены так же, как Гюнтер и многие его товарищи. Разница была в том, что они знали, как использовать свое оружие с максимальной эффективностью. Они действовали с безупречной согласованностью, каждое отделение гвардейцев сосредотачивало огонь на одном противнике, пока тот не падал. Огонь тяжелой артиллерии Корпуса Смерти тоже стал более действенным. Сейчас некроны были слишком близко для «Сотрясателей», но не столь дальнобойные «Медузы» более чем исправляли эту ситуацию, каждым снарядом, который они выпускали, уничтожая целые группы наступающих ксеносов.

Что-то ударило в землю, наполовину зарывшись, рядом с Гюнтером. Через секунду, когда его окатило раскаленными осколками металла, Гюнтер понял, что это был не снаряд, как он боялся, а череп некрона. С отвращением он выбрался из-под останков твари, но тут же увидел, как металлические обломки монстра ползут по развалинам, снова собираясь вместе. В глазах черепа некрона горел зеленый свет, и Гюнтер вспомнил про свой лазган. Он ткнул стволом в правый глаз некрона и нажал спуск.

Его второй убитый враг произвел на него меньше впечатления, чем первый. Несколько мучительно долгих секунд Гюнтер не мог оторвать взгляд от металлического черепа, боясь, что как только он отвернется, глаза снова зажгутся зеленым светом. В голове начало проясняться, достаточно, чтобы он удивился, почему он еще не мертв. Должно быть, некроны не обратили на него внимания, пока он лежал на земле, но он знал, что это не продлится долго, особенно если он снова начнет по ним стрелять.

Он отполз назад на локтях, укрывшись за небольшой кучей развалин. Это могло дать ему некоторое укрытие от некронов впереди. Те же, что позади, как он надеялся, будут слишком заняты, чтобы оглядываться. Он расчистил небольшое пространство в груде развалин, чтобы установить лазган и прицелиться.

Гвардейцы Крига атаковали некронских пехотинцев в штыки, один на один, лишая их возможности вести огонь. Это неизменно означало смерть храброго гвардейца, если не от рук выбранного им противника, то от когтей оставшихся призраков, все еще круживших по полю боя. Но на место каждого убитого гвардейца немедленно становился другой, а некроны, осыпаемые огнем лазганов и мелт, и лишенные возможности отстреливаться, погибали все чаще и чаще.

Вступил в бой первый из некронских танков, зеленые молнии вырвались из его башенных орудий, пробив огромные бреши в имперской обороне. «Медузы» обратили свой огонь на него, и вскоре серия прямых попаданий разорвала летающий дредноут. Он рухнул на землю, из пробоин в его темно-зеленой броне шел дым, но другие машины, подобные ему, приближались к полю боя.

Гюнтер стрелял, целясь в пехотинцев некронов, потому что знал, что огонь его лазгана может быть действителен против них. Он считал выстрелы, пока не насчитал двадцать пять, потом заменил аккумулятор лазгана и продолжал стрелять. Он добился нескольких попаданий, но только один некрон упал – и через несколько секунд поднялся снова. Внезапно, группа некронов, которую он обстреливал, была уничтожена снарядом «Медузы», и Гюнтер подумал, есть ли польза от его участия в бою, какой вклад он может внести в общее дело. Но он уже знал, как ответили бы на этот вопрос солдаты Корпуса Смерти.

Они, подобно стихии, волна за волной, накатывались на врага, как на каменный утес. Каждый из них, жертвуя жизнью, выигрывал не более нескольких секунд, чтобы «Медузы» могли перезарядиться, и все же солдаты в масках-черепах продолжали идти вперед, подтачивая этот утес.

Некроны и сами умели использовать тактику. Гюнтер понял, что они сосредоточили усилия на одном участке криговской линии обороны, и вот, внезапно, они прорвались. Десятки гаусс-пушек выстрелили залпом, окутав одну «Медузу» полем сияющей энергии, и – невероятно – содрали броню с каркаса, словно это была всего лишь плоть на костях. Сразу же еще два танка некронов врезались в ряды Корпуса Смерти, их многочисленные орудия изрыгали страшные молнии, убивавшие по пять человек сразу. Пока имперские войска были приведены в замешательство и пытались перегруппироваться, некроны-скиммеры с флангов пролетели прямо над головами солдат и уничтожили вторую «Медузу».

Вдруг Гюнтер услышал позади новый звук – грохот копыт – и во мгновение ход боя снова изменился.

Всадники смерти Крига атаковали с двух направлений и обошли некронов с флангов, ошеломив их скоростью своего появления. Их «охотничьи копья» были снаряжены кумулятивными зарядами, достаточно мощными, чтобы разорвать на куски некрона-пехотинца. Некроны отреагировали, открыв огонь по скакунам всадников, не зная, что это не обычные лошади. Эти животные, как и сами солдаты Корпуса Смерти, были выращены в подземных городах-ульях Крига, их биология была модифицирована, чтобы позволить им выживать в смертельных условиях его поверхности. Им была имплантирована подкожная броня и система инъекции химических препаратов, позволявших скакунам оставаться неутомимыми, агрессивными и способными переносить самую сильную боль.

Конечно, это не могло защитить их от зеленых молний гаусс-пушек, но они атаковали так яростно и стремительно, что лишь немногие некроны успели навести на них свое оружие, прежде чем были сбиты с ног и растоптаны мощными копытами. Опытные всадники наводили свои копья и стреляли из лазерных пистолетов с необычайной точностью, несмотря на то, что их кони брыкались и становились на дыбы. Их лица в противогазных масках бесстрастно глядели из-под шлемов, казалось, что они правят своими скакунами без всяких усилий, и они с гордостью несли свои вымпелы с эмблемой в виде черепа.

Получив некоторую передышку, «Медузы» снова открыли огонь, и еще два танка некронов рухнули на землю в пламени. Снайперы с мелтаганами уничтожили большую часть оставшихся призраков и сбили несколько скиммеров, и даже Гюнтер сумел убить еще одного некрона-пехотинца, который уже навел свою пушку на криговского ротмистра. Квартирмейстеры вышли на поле боя, чтобы собрать снаряжение погибших, и даже некоторые из гвардейцев, получивших тяжелейшие раны, поднимались – подобно некронам – чтобы сражаться снова.

Криговский взвод связал боем небольшую группу некронских пехотинцев, но, пока Гюнтер целился в них, некроны вдруг все исчезли. «Что это?», подумал он. «Неужели все, наконец, закончилось

Но его чувства говорили ему, что это еще не конец. В поисках новых целей, оглядывая поле боя, он увидел некронский танк, извергающий из своего чрева подкрепления – поток сверкающих металлом пехотинцев. «Это новые некроны или восстановленные старые

В любом случае, до конца боя было еще далеко.

Лазган Гюнтера израсходовал третий аккумулятор. В такой ситуации, согласно приказам, следовало найти квартирмейстера и запросить новые боеприпасы, но совсем рядом лежал труп солдата СПО – Гюнтер понял, что это был их сержант – а квартирмейстер бы сюда не добрался. Труп был изуродован когтями призрака, но все еще сжимал в руках лазган. Чтобы добраться до него, Гюнтеру пришлось бы покинуть укрытие, но что еще оставалось делать?

В любом случае, он должен умереть сегодня.

За прошедшие недели ему говорили это столько раз, что он уже не помнил. Он думал, что смирился с этим, но сейчас, среди адского грохота и зловония смерти поля боя, он, лишь пешка в столкновении разрушительных сил, понял, что вовсе с этим не смирился. Часть его все еще цеплялась за образ войны, создаваемый кинохроникой, надеясь все превозмочь и вернуться в космопорт со славой. В конце концов, он был одним из лучших новобранцев.

Сейчас он видел, что на такой войне, как эта, никакая тренировка не может гарантировать выживание, ни даже сколько-нибудь улучшить шансы на него. Выживание зависело не умения отслеживать гаусс-лучи или уворачиваться от взрывов, потому что человек просто не мог ничего этого делать. Выживание зависело от вероятности оказаться в правильном месте, не чуть-чуть впереди, справа или слева, не на месте того, кто рядом с тобой. Это был вопрос случая, лишь слепого случая и воли Императора, и, придя к пониманию этого, Гюнтер почувствовал, что окончательно избавился от последних остатков страха.

Он умрет, если не сегодня, то завтра или через неделю. Скорее всего, это случится за долю секунды, и он даже не увидит, кто его убийца. И все, что может иметь значение для него – что он успеет совершить за это время.

Он больше не мог вспомнить лицо Арикс. Он делал все это ради нее, только ради нее, но в какой-то момент, даже не осознавая этого, он оставил всякую надежду на то, что они снова будут вместе. «Так будет лучше», подумал Гюнтер. Человек, которого она знала – человек, которого она любила, и который любил ее – этот человек умер. Возможно, однажды она услышит его имя, может быть, даже, посетит его могилу – если у него будет могила – и с нежностью вспомнит то короткое время, когда они были вместе.

Возможно, ей скажут, что Гюнтер сражался за нее, погиб ради нее.

Если так, тогда он хотел, чтобы она гордилась им. Оценив обстановку насколько возможно, он бросился к трупу сержанта, упал на землю рядом с ним и схватил его лазган. Потом, словно подражая гвардейцам Корпуса Смерти, с которыми он сейчас чувствовал куда большее родство, чем когда-либо мог подумать, он бросился на врага.

Да, Гюнтер Сорисон должен был умереть сегодня.

Но он еще не умер.

ГЛАВА 19

К ТОМУ времени, когда Хенрик нашел полковника-186, губернатор-генерал, несмотря на холод, успел вспотеть. Он проскочил по лестнице, с каждым шагом перепрыгивая через три ступеньки, и бежал по терминалу космопорта, пока не заболело в груди. Он протолкался через толпу беженцев на холме. Они стояли под ледяным дождем и все смотрели на восток, и Хенрик проследил за их взглядами.

Он не был здесь уже больше недели. За это время его город был разрушен куда сильнее, чем он мог представить, от Иеронимус-сити остался лишь скелет. Очертания разрушенных башен на фоне неба освещали вспышки огня и затягивали клубы дыма, и Хенрик понял, что опоздал.

Полковник-186 стоял на броне полугусеничного транспортера и смотрел на город в магнокуляры. Он не отреагировал на настоятельное требование губернатора-генерала, заявившего, что им надо поговорить, но Хенрик все равно заговорил с ним. От волнения его речь была не слишком обдуманной, но ему удалось привлечь внимание полковника.

– Вы согласились, – ответил полковник, не опуская магнокуляры, – точнее, вы настаивали, чтобы СПО приняли максимальное участие в боевых действиях.

– Да, участие, – сказал Хенрик, – но не так! Не…

– Детали вы оставили на усмотрение моих ротных командиров.

– Пушечное мясо! – выпалил Хенрик. – Вы использовали моих людей как пушечное мясо, вы поставили их впереди, чтобы их всех вырезали! Я слышал донесения, и это… это была бойня!

– Они солдаты, генерал Хенрик. Они знали, чего следует ожидать.

– Но они… большинство их всего лишь… У них было только три недели на подготовку! Даже самые опытные среди них никогда не сталкивались с чем-либо подобным, и у них недостаточно оружия…

Полковник повернулся и посмотрел на Хенрик равнодушным взглядом сквозь линзы противогаза.

– Именно поэтому, – сказал он, – их боевая эффективность ограничена.

– Вы имеете в виду, что они расходный материал, – с горечью сказал Хенрик.

– Если вам угодно так сказать. Вы можете гордиться своими людьми, генерал Хенрик. Мои офицеры доложили, что они до конца исполнили свой долг. Они задержали продвижение некронов почти на минуту дольше, чем мы ожидали. Неплохо, учитывая их подготовку.

– Вы говорите о них так, словно они всего лишь… Проклятье, они были живыми людьми, со своей жизнью, работой, семьями… Оглянитесь вокруг, полковник. Посмотрите на лица вокруг вас, все эти люди молятся за кого-то, кого они знают, кого они любят… Лишь одна из ваших… ваших цифр значит все для них, и я… как я объясню им, что многие из их братьев, отцов, сынов не вернутся назад?

Он вспомнил сообщения о смерти его собственных сыновей. Три отдельных сообщения с разницей в восемнадцать месяцев, и Хенрик не забыл ни слова из них.

Полковник равнодушно сказал:

– Жители вашего мира стали слабыми. Они забыли о своем долге перед Императором.

Это было для Хенрика как удар в лицо, и он не выдержал.

– Я должен был знать, что вы не поймете! Вы неспособны на человеческие чувства, вы боитесь даже открыть свои лица! О ком вы заботитесь, полковник? Кто будет сожалеть о вашей смерти?

Криговский офицер молча отвернулся и снова поднял магнокуляры, чем еще больше разозлил Хенрика.

– Я с вами говорю, полковник! – прорычал он, – и на этот раз вы будете меня слушать! Хоть мы и служим в разных войсках, но технически я старше вас по званию. Я узнавал, мне известно, что вы командуете полком всего ничего, тогда как я…

– Вы предпочли бы, чтобы погибли мои гвардейцы?

Этот неожиданный вопрос застал Хенрика врасплох.

– Вы предпочли бы, чтобы мы пожертвовали ими, оставив защиту этого мира на ваших плохо вооруженных и плохо обученных новобранцев? Потому что это, генерал Хенрик, граничит с изменой.

– Конечно, я не… я не хотел… Их жизни так же ценны для меня, как и прочие… Я просто думал, что ваши люди более подготовлены, чем мои…

– Если вы хотите увидеть кровь Крига, Хенрик, вам нужно лишь подождать еще немного. Мы погибаем, пока вы тут говорите.

– Я знаю, полковник, и я сожалею, я не собирался…

Хенрик все еще бормотал, запинаясь, свои извинения, когда полковник резко повернул магнокуляры, чтобы взглянуть на северную окраину города. Он больше не слушал Хенрика. В его ухе был наушник комм-линка, и по нему, несомненно, только что сообщили плохие новости.

– Что случилось? – спросил Хенрик.- Что-то не так?

– Пауки, – мрачно сказал полковник. – Танки некронов выпустили механических пауков. Они разрывают на куски наших гвардейцев.

– Это подтверждает наши опасения, – сказал Хенрик. – Армия некронов увеличивается. И, похоже, что каждый раз, когда мы встречаемся с ними на поле боя, они посылают в бой новых, еще более сильных тварей. Полковник, мы полагали, что превосходим их в численности, но что если…?

– Мы сражаемся, – сказал полковник. Он замолчал, снова прислушиваясь к наушнику. – «Медузы» обстреливают пауков, пытаются найти их слабые места. Один из них только что… мне докладывают, он еще двигается после попадания снаряда. Они живучи! Но… подождите, он ранен. Мне докладывают, что паук ранен.

Полковник внезапно спрыгнул с транспортера и направился обратно к космопорту, двое адъютантов следовали за ним. Хенрик поспешил за ними.

– Я возвращаюсь в мой кабинет, – сказал полковник, когда губернатор-генерал догнал его. – Запросить новые подкрепления из 42-го и 103-го полков.

– Вы считаете, нам нужны подкрепления? Мы… мы проигрываем?

– Ресурсы некронов, вероятно, ограничены. Я думаю, что пауки – их последний резерв, иначе почему они не использовали их в предыдущих боях? Мы близки к победе в этой войне, Хенрик, но сначала мы должны выиграть этот бой, а сейчас он балансирует на лезвии ножа. Я предлагаю вам подумать над этим вместо того, чтобы давать волю вашим уязвленным чувствам.

Хенрик открыл рот, чтобы возразить, но не знал, что сказать, и полковник ушел. Хенрик оглянулся на город, подумал обо всех людях, погибших там – и до сих пор погибавших – и задумался над тем, мог ли он спасти их.

Истина была в том, что после того, как он потерял Арикс, он перестал даже пытаться их спасти. Он должен был сделать то, что намеревался с самого начала: связаться с Департаменто Муниторум и в самых решительных выражениях подать жалобу на действия Корпуса Смерти на его планете.

Но чтобы предпринять такой чрезвычайный шаг, он должен быть очень уверен в своих доводах – а полковник-186 умел поколебать его уверенность.


Он вернулся в свой кабинет совершенно опустошенным, и потянулся к вокс-аппарату послушать последние донесения, но остановился, решив посидеть в тишине и немного подумать.

Его рука неизменно возвращалась к карману мундира, его пальцы сжимали холодный твердый корпус инфопланшета, на котором было расшифрованное сообщение.

Оно пришло этим утром по командному каналу связи СПО, зашифрованное кодом, который перестали использовать восемь лет назад. Лишь немногие офицеры знали о том, что это сообщение вообще существует, и только Хенрик знал, что в нем содержится. Расшифровка заняла у него два часа, пришлось напрячь память, прежде чем он смог расшифровать последовательность сигналов. Просто несколько слов, но он перечитал их сотню раз:

«Хенрик. Твоя семья у нас. Отмени атаку. У тебя один день»

Он откинулся в кресле, и устало потер глаза. Ему хотелось бы, чтобы Костеллин был здесь, но от него до сих пор не было ничего слышно. Он уже привык доверять мудрым советам и благоразумию комиссара. И меньше всего ему хотелось показывать это сообщение полковнику, потому что он знал, что сказал бы на это полковник.

Полковник был здесь. Он стоял в дверях, и Хенрик, испуганно вздрогнув, затолкал инфопланшет обратно в карман.

– Как… как у вас дела? – запинаясь, произнес он. – С подкреплениями, я имею в виду?

– Нам дали еще десять взводов – меньше, чем я рассчитывал, но, думаю, этого должно хватить. 103-й еще послал шесть «Медуз». Но если у вас еще есть люди…

– Нет, – сказал Хенрик, немного более резко, чем намеревался. – Если бы у меня были еще резервы, конечно, вы бы… Все рекруты, еще оставшиеся здесь в космопорту – последние мужчины призывного возраста – это больные и раненые во время подготовки.

– На этой планете есть и другие города.

– Они послали лучшее, что у них было. Но даже если бы в них не происходило беспорядков… Даже если бы мы успели призвать всех военнообязанных вовремя, нам нечем было бы вооружить их. Нам пришлось выпрашивать, занимать и чуть ли не красть те лазганы, которые у нас есть сейчас. Я даже не могу точно сказать, не послали ли мы в бой некоторых солдат, вооруженных лишь ножами.

Полковник кивнул и, кажется, с пониманием отнесся к этому. Похлопав по рукояти болт-пистолета в кобуре, он сказал:

– Я больше ничего не могу сделать здесь, поэтому отправляюсь на фронт. Вы присоединитесь ко мне?

– Нет, – поспешно сказал Хенрик. – Я… Вы правы, возможно, я еще что-то могу здесь сделать. Я собираюсь связаться с администрацией городов, немного надавить на них. Возможно, где-то остались старые склады, о которых они забыли, или…

– Снаряжение, – сказал полковник, – менее важно, чем люди, для которых оно предназначено. Когда этот бой закончится, у нас будет резерв снаряжения.

– Я сделаю что смогу, – сказал Хенрик.

Но когда полковник ушел, губернатор-генерал, закрыв лицо руками, подумал о новых толпах своих подданных, которых он только что согласился приговорить к смерти, и спросил себя, как это получилось, что его снова заставили сделать именно то, чего хотел криговец.


В КАБИНЕТЕ Хенрика было темно, но у него не было сил заставить себя встать и включить свет. В космопорту воцарилась зловещая тишина, был слышен лишь звук голосов из губернаторского вокс-аппарата. Хенрик был в одиночестве – во всех смыслах. Предполагалось, что его офицеры будут держать его в курсе событий, но, хотя они находились достаточно далеко от боя, для них это все равно было слишком близко. Хенрик считал, что ему повезло, если они, между ругательствами и выкрикиванием приказов в вокс, находили момент, чтобы сообщить ему хоть какую-то информацию.

Однако новости – то, что было новостями на данный момент – внушали оптимизм. Согласованная атака всадников смерти отбросила некронов почти на пятьдесят метров. Большинство некронских пехотинцев было уничтожено, их трупы – те, которые не были расплавлены – рассыпались на глазах. Новые «Медузы», прибывшие с юга, изменили ход боя, обстреливая пирамидальные танки некронов и их механических пауков несколько долгих, драгоценных минут, прежде чем некронские скиммеры добрались до них.

– Они не могут вывести из игры мелты, – сообщал полковник Браун, в первый раз его голос звучал почти оптимистично. – Даже когда некроны прицелятся в гренадера, он обычно успевает перебросить оружие товарищу, прежде чем погибнуть.

Хенрик снова перечитал сообщение на инфопланшете. «Один день…»

Был уже почти рассвет.

Он не думал, что сообщение пришло от некронов, хотя сначала его посетила эта ужасная мысль. Значит, от кого-то в городе, хотя это было в чем-то еще хуже. Узнать, что его народ мог предать Императора, сотрудничать с…

Ответный звонок пришел от ворчливого администратора, разбуженного так рано, и затаившего недовольство из-за того, что для него еще не нашлось места на спасательном корабле. Хенрик передал требования полковника доставить больше рекрутов и снаряжения, и в ответ в пятый раз за ночь выслушал целую речь возражений, в том числе список инцидентов, с которыми приходилось справляться властям, и так работавшим с полным напряжением. Хенрик подождал, пока администратор договорит, и добавил в список требований еще и медикаменты, которые тоже срочно требовались.

Наконец, бой закончился. Подтверждение пришло от запыхавшегося майора СПО, с изумлением увидевшего, как оставшиеся некроны вдруг исчезли. Переключившись на открытый канал, Хенрик услышал, как полковник приказывает отделению гренадеров следовать к генераторуму с подрывными зарядами. Было множество запросов на медицинскую помощь, но Хенрик выключил вокс-аппарат до того, как потери были подсчитаны. Все равно ему достаточно скоро сообщат число убитых и раненых.

Он еще немного посидел в темноте и тишине, собираясь с духом. Для губернатора-генерала Хенрика настоящая работа только начиналась.


СОЛНЦЕ взошло, хотя небо было еще серым. Хенрик не спал почти двадцать пять часов, и не ел еще дольше. Сейчас он не слишком хотел ни того ни другого, но ему необходим был отдых, больше эмоционально, чем физически.

Он произнес столько слов соболезнований, что они уже казались ему пустыми, бессмысленными. Он посещал солдат в казармах, где теперь были развернуты медпункты, благодарил их за службу и уверял, что благодаря их усилиям одержана славная победа. Он спорил с криговским квартирмейстером, не желавшим тратить медикаменты на пациентов, которые, по его мнению, были безнадежны.

Так мало из его людей вернулось. Не было никакого праздника в честь победы.

Вернувшихся криговцев было еще меньше, и это были только наиболее тяжело раненые. Конечно, им еще нужно было удерживать фронт, и большинство гвардейцев оставались в городе. Они задержали у себя некоторых солдат СПО, и, разумеется, Хенрика об этом решении никто не спрашивал и даже не поставил в известность. Это затрудняло составление списка убитых и давало родственникам солдат необоснованные надежды.

Хенрик подсел к столу во временной столовой, где обедали усталые офицеры. Наполнив тарелку неаппетитной пастой, он вяло потыкал в нее ложкой.

Полковник Браун первым решился высказать то, о чем все думали.

– Я вот что думаю, – сказал он. – Не хочу показаться предателем, но думаю, не было бы лучше, не послужили бы мы Императору лучшим образом, если бы…

– Вы хотите сказать, если бы мы эвакуировались, когда некроны потребовали этого? – сказал Хенрик.

– Если бы у нас было достаточно сил для борьбы с ними, – с горечью сказал Браун. – Если бы Департаменто Муниторум направил сюда больше войск, а не только четыре истощенных полка… Нам приходится посылать на фронт гражданских, помилуй Император!

– Мы потеряли так много людей, – пожаловался молодой смуглый майор Хоук. – Но я думаю, с этими некронами необходимо сражаться.

– Сражаться, да, – сказал полковник Браун. – Но так?

– Я начинаю думать, что Костеллин был прав, – сказал Хенрик. – Экстерминатус! Мы, конечно, потеряли бы планету, и, видит Император, как ужасна была вначале для нас одна лишь мысль об этом. Но мы бы уничтожили некронов одним ударом, не потеряв ни одного человека – если, конечно, мы смогли бы всех эвакуировать.

– У нас было недостаточно кораблей для этого, – заметил еще один молодой майор. – И куда бы мы улетели?

– Мы должны были потребовать корабли! – сказал Хенрик, стукнув кулаком по столу. – И планету, которую мы могли бы колонизировать. Я виноват. Я позволил Департаменто Муниторум – нет, позволил Корпусу Смерти Крига – использовать нас в их эксперименте.

– А что если, – сказал холодный голос позади него, – за то время, которое потребовалось бы, чтобы организовать эвакуацию, некроны пробудились бы и ускользнули от нас?

И снова Хенрик не услышал, как к нему подошел полковник-186. Сейчас, однако, ободренный поддержкой офицеров, не чувствуя себя больше таким одиноким, Хенрик встал, решившись принять бой.

– И чего мы добились, ведя войну вашим способом? – спросил он. – За что наши люди погибали сегодня? Ради уничтожения одного вспомогательного генераторума, но что в этом толку, если Костеллин не смог уничтожить главный?

– Мы нанесли некронам удар, от которого они…

– То же самое вы говорили после боя 42-го полка с ними, но они вернулись с еще большими силами. Истина в том, что мы не знаем, насколько ограничены способности некронов к самовосстановлению. Мы не знаем, сколько солдат они могут пробудить, или… или сделать, или телепортировать откуда-то еще. Но для вас это не важно, ведь так, полковник? Вы ухватились за малейший шанс завоевать славу, а ее цена в человеческих жизнях вас не интересует.

– Что вы от меня хотите? Чтобы я отвел свои войска? Оставил вас одних сражаться с некронами? Это будет означать, что люди, которые уже погибли, отдали свои жизни напрасно.

– Я просто хочу, чтобы… Я губернатор этого мира, а вы… с той минуты, как вы высадились здесь, вы игнорировали меня, ни во что не ставили, плевать хотели на мою тревогу о людях…

– Вы слишком высоко оцениваете жизни отдельных личностей, Хенрик – тех, которых знаете по имени и в лицо. Я сражаюсь ради большего – ради миллиардов людей, которым угрожает одно лишь существование некронов. Если вы не можете принять это, если так хотите подать на меня жалобу в Департаменто Муниторум… это, конечно, ваше право.

– Я так и сделаю, – воинственно сказал Хенрик. – Именно так я и должен был поступить с самого начала.

– Только будьте осторожны, – произнес полковник, – чтобы наши враги не использовали вашу слабость против вас – и знайте, что я не позволю этому случиться.


ХЕНРИК послал ответное сообщение.

У него просто не было выбора. Он не мог просто сидеть и ничего не делать, и не смог бы жить потом с чувством вины. Но все же, отправляя сообщение, он чувствовал тошноту. Он сидел, закрыв лицо руками, едва держа глаза открытыми, но зная, что сейчас – больше чем когда-либо – он не сможет заснуть. Не сможет, пока ему не ответят.

Ответ пришел быстрее, чем он ожидал.

Раздался короткий стук в дверь, и, не дожидаясь приглашения, в кабинет вошел полковник-186. Хенрику сразу стало ясно, что что-то не так. Полковника сопровождали два криговских майора, которые встали по стойке смирно у задней стены.

– В чем дело? – спросил Хенрик, вставая.

– У нас есть основания подозревать, – сказал полковник, – что среди нас предатель.

– Нет! То есть, я не могу поверить в это. Кто…?

– Вы пошли сразу в ваш кабинет после нашего разговора в столовой?

– Да. Ну, почти. Я встречался кое с кем. С матерью, чьего сына мы послали на войну. Ему было пятнадцать лет, он погиб от разрыва одного из наших же…

– Вы не покидали кабинет в течение последних девяноста минут?

– Нет. А почему вы задаете мне эти вопросы? Вы что-то…?

– Вы отправляли вокс-сообщения за это время?

– Возможно. Да, я говорил с администратором Телониус-сити. Он сказал, что положение там ухудшается. Там некоторые люди… жители нижних уровней, они отвернулись от Императора. Они начали поклоняться некронам, можете в это поверить? Конечно, я приказал, чтобы их немедленно…

– Еще с кем-то? – прорычал полковник.

– Я не… Нет. Больше я ни с кем не говорил. Я не… не посылал свою жалобу, если вы об этом. Я думаю, что возможно… я немного поспешил, и, может быть… может быть, нам стоит поговорить об этом позже, завтра, например, когда дела… когда мы не будем настолько уставшими.

– Мой вокс-оператор засек передачу, – сказал полковник. – Из этой комнаты.

Хенрик ошеломленно уставился на него. «Он не мог узнать…Или мог

– Она была послана, – продолжал полковник, – по командному каналу СПО.

– Это… этот канал, – воскликнул Хенрик, – для секретных переговоров между мной и моими офицерами! Вы не имеете права…

– Как я уже сообщал вам при нашей первой встрече, Хенрик, эта планета на военном положении. Я здесь закон. И все, что происходит здесь – мое дело. Я имею право.

Он протянул инфопланшет, и Хенрик взял его, едва не выронив из трясущихся рук. Губернатор-генерал прочитал то, что было на экране, и его охватил ужас. Слова сообщения были прекрасно знакомы ему, но он перечитывал их снова и снова, пытаясь тянуть время.

– Меня проинформировали, – подтолкнул его полковник, – что это сообщение было послано в 09:13 утра в ответ на то, которое пришло вчера в 09:46.

– Вы знали о нем? Как…? Вы ждали, да? Ждали, чтобы посмотреть, что я буду делать? Но… код, в котором я послал это сообщение… Вы не смогли бы его расшифровать. Как, во имя Святой Терры…?

– Теперь это едва ли имеет значение, Хенрик.

– Да. Думаю, вы правы, – Хенрик обреченно вздохнул, усевшись обратно в кресло. – Полагаю, вы хотите, чтобы я объяснил… Вы должны понять, полковник. Попытайтесь понять, пожалуйста. Арикс – единственная из моей семьи, кто у меня остался. Я всю жизнь посвятил службе… Но что проку в Империуме, какая польза от всех наших армий, если мы не можем защитить одну девушку?

– Империум существует только пока мы сражаемся за него. Вот почему уставы предписывают за предательское сотрудничество с…

– Предательское сотрудничество?! – воскликнул Хенрик. – Нет, вы не можете обвинять меня… Вы же читали это сообщение, я просто… Я просто тянул время! Я не мог отменить атаку, даже если бы захотел, вы знаете это лучше чем кто-либо. Я просто подумал, если бы удалось заставить этих людей считать… Если бы я мог внушить им мысль, что можно заключить сделку, тогда, возможно… Я просто не мог оставить ее умирать! Она моя племянница, полковник. Что вы сделали бы на моем месте?

Как только Хенрик это сказал, он понял свою ошибку.

Полковник-186 достал болт-пистолет и прицелился в голову губернатора-генерала.

– Я вас предупреждал, – тихо произнес он, и последним, что увидел в этом мире Тальмар Хенрик, была вспышка выстрела.

ГЛАВА 20

КОСТЕЛЛИН очнулся в неожиданно теплой и мягкой постели, и некоторое время не мог сообразить, где он оказался.

Он попал в плен? Очень сомнительно, да и в любом случае некроны вряд ли сняли бы с него фуражку, шинель и сапоги, и уложили отдохнуть на удобную кровать. Он попытался встать, но почувствовал резкую боль в правом боку и натяжение синт-кожи на ране. Это ощущение напомнило ему о недавней еще более сильной боли, но воспоминания были нечеткими. Он вспомнил, как поднимался по стволу шахты, напрягая силы до предела, чувствуя, что соскальзывает вниз… Вспомнил, как смотрел в пропасть, и руки в перчатках успели схватить его и вытащили на свет.

Потом, отчаянная погоня…

Он был в жилом помещении, немногим больше, чем его кабинет в космопорту. Он видел пламя оплывающих свечей, отбрасывавшее тени на стену. По оконным ставням стучал дождь. Костеллин с трудом поднял голову и увидел двух пожилых женщин, одетых в лохмотья, дремавших в креслах. Рядом на кровати, бесстрастно глядя на него, сидел гренадер в маске-черепе.

– Мы… сделали это? – с трудом произнес Костеллин. – Взорвали генераторум?

Гренадер покачал головой, и Костеллин, тяжело вздохнув, откинулся на подушку. Сознание снова пыталось покинуть его, но он сопротивлялся. Он вспомнил пауков с зелеными глазами…

– Сколько? – спросил он. – Сколько наших выбралось?

– Двое, – сказал гренадер, и Костеллин почувствовал, что его глаза закрываются, и голос солдата доносится словно из глубокого туннеля. – Вы и я, сэр. Мы единственные выжившие.


КОГДА он очнулся во второй раз, одна из женщин обмывала его лоб. У нее было круглое строгое лицо, покрытое следами оспы. Костеллин попытался поблагодарить ее, но его горло слишком пересохло, чтобы говорить. Она услышала его хрип и подала ему кружку холодной воды.

Они бежали через город, он и гренадеры, разделившись на пять отделений в надежде запутать преследователей: некронов на скиммерах. Эти монстры двигались гораздо быстрее людей, легко скользя над забитыми обломками скайвэями, их руки-пушки стреляли. Из рудника выбрались почти пятьдесят гренадеров. До генераторума смогли добраться меньше тридцати. Но там их ждало нечто еще более страшное.

В своих кошмарах он вспоминал:

Механические пауки размером с небольшой танк суетились вокруг генераторума и что-то строили. Как и скиммеры некронов, они скользили над землей, но их движения были более медленными и тяжеловесными. Тем не менее, они набросились на гренадеров с неожиданной скоростью, не обращая внимания на огонь хеллганов…

Когда Костеллин очнулся в третий раз, дождь уже прекратился, и ставни были открыты, чтобы впустить дневной свет. Он никого не видел, но слышал приглушенные голоса.

– … ужасно рискуем, – слышался голос круглолицей женщины, которая ухаживала за ним. – Пока они не трогали нас, но если они узнают, что мы помогаем их врагам…

– Ты же не хочешь сказать… – ответил голос другой женщины, незнакомый Костеллину, вероятно, ее спутницы с более резкими чертами лица.

– Убей меня Император, если я об этом подумала, но…

– Ты слышала, что сказал тот в маске. Они здесь, чтобы сражаться с некронами.

– Их только двое? Я думала, что у них…

– … думаешь? Паста, которую мы нашли, когда-нибудь закончится. Как считаешь, если мы окажем им услугу, они накормят нас?


– Я ПОМНЮ, – сказал Костеллин. Он сидел на кровати и пил из кружки. – Солдат передо мной… паук разорвал ему горло. Мой пистолет пробил его броню. Я думал, что паук упадет, но он…

– Какие будут приказы, сэр? – рядом с ним стоял выживший гренадер.

Костеллин покачал головой, пытаясь выбросить из головы жуткую картину многочисленных зеленых глаз чудовища, приближавшегося к нему. Рана на боку болела.

– Я не знаю, – сказал он. – Очевидно, наше задание на этом окончено. Возможно, мы должны просто…

– С уважением, сэр, но так ли это? Некроны не знают, что мы живы, иначе они уже давно нашли бы нас. Один человек вполне сможет проскользнуть мимо них, и если у него будет достаточно подрывных зарядов…

– У тебя все еще есть заряды?

– Нет, сэр, иначе я продолжал бы выполнять задание.

– Думаю, мне надо радоваться, что у тебя их не оказалось. Это ты вытащил меня оттуда?

– Вы были ранены и без сознания. Сэр, я понимаю, что силы слишком неравны, но если мы не сможем взорвать генераторум, то кто сможет?

Тут он был прав. Несомненно, некроны были готовы отразить другую попытку прорваться к генераторуму через шахты. Но даже так, чтобы два человека попытались сделать то, что не смогла сотня…

– Без зарядов мы не сможем сделать ничего, – сказал Костеллин. – Если бы мы смогли подобрать их…

Гренадер покачал головой.

– Я пытался, сэр, перед рассветом. Я подошел к генераторуму настолько близко, насколько было возможно, но большинство наших товарищей стали жертвами гаусс-пушек. Я нашел лишь несколько относительно целых тел и, к сожалению…

– Это были не те, которые несли заряды, – предположил Костеллин.

– Но я спас нечто ценное, – сказал гренадер, и Костеллин с надеждой поднял взгляд. Криговец извлек из складок своей угольно-черной шинели небольшую деревянную коробку, и комиссар понял, что в ней еще до того, как она была открыта.

– Теперь наши погибшие товарищи всегда будут с нами, – сказал гренадер, показывая несколько осколков костей. – Их души разделят с нами победу.

– Женщины, – внезапно сказал Костеллин. – Когда я… когда я очнулся первые два раза, здесь были две женщины.

– Они укрыли нас, сэр. Они слишком слабы, чтобы сражаться с захватчиками, но сопротивляются им по-своему. Они прячутся в этой комнате с тех пор, как…

– Где они сейчас?

– Они отправились искать еду для нас. Они сказали, что некроны в основном не обращают внимания на выживших гражданских, что соответствует…

Костеллин взглянул на полки над маленьким очагом в углу, увидев, что они полны тюбиков со съедобной пастой.

– Надо срочно уходить отсюда, – сказал он.


ОНИ спустились на восемь лестничных пролетов, прежде чем нашли баррикаду, которую не смогли разобрать. В любом случае, Костеллину необходимо было отдохнуть, он слишком рано стал подвергаться тяжелым нагрузкам после ранения. Усевшись на ступеньку, он стал рассматривать карту туннелей на инфопланшете.

– Очевидно, – сказал он, – мы не сможем вернуться к входу в рудник, из которого мы выбрались, но тут обозначено еще несколько, и в каждом должен быть запас подрывных зарядов.

– Мы сможем найти их? – спросил гренадер.

– Возможно. Как мы выяснили дорогой ценой, эта карту едва ли можно назвать точной, и она определенно неправильного масштаба. Остается полагаться на сведения местных жителей, и, конечно, молиться, чтобы некроны оставили в целости хоть какое-то из этих зданий.

– Старухи говорили, что среди гражданских есть доносчики.

– Не сомневаюсь, – сказал Костеллин. – Даже если бы это было не так, нам, вероятно, придется обыскивать слишком большую площадь. – Он уже снимал с себя шинель и фуражку. – Думаю, дальше это задание нам придется выполнять без благословения Имперской Аквилы.

Гренадер смотрел на него в изумленном молчании.

– Форма, гвардеец. Ты сам сказал, что некроны ищут солдат, а гражданских не замечают. Если мы хотим свободно передвигаться по городу и задавать людям вопросы, нам нельзя выглядеть как солдаты.

Они обыскали несколько квартир на предмет гражданской одежды, и нашли длинные пальто, чтобы спрятать под ними броню и кобуры с оружием. Костеллин сменил сапоги на пару гражданских туфлей, но решил не требовать того же от криговца. Цепной меч комиссар с сожалением вынужден был оставить, потому что он был слишком заметным, но спрятал его под досками пола вместе с фуражкой – у Костеллина все еще оставалась небольшая надежда вернуться.

Гренадер оставил при себе столько снаряжения, сколько было возможно, сначала он даже попытался натянуть пальто сверху ранца. Он набил карманы осколочными гранатами, медикаментами, инструментами для ремонта лазгана, взял с собой даже запасные шнурки для ботинок и предметы личной гигиены. Спрятать его громоздкий хеллган было проблемой, но так как без него гренадер остался бы практически безоружным, оставалось только надеяться, что никто не будет слишком приглядываться к его правой ноге.

Последнее, что пришлось оставить – шлем с маской и противогаз.

Костеллин был удивлен, увидев, какое молодое лицо скрывалось под маской, хотя удивляться не следовало. Только самые опытные гвардейцы Корпуса Смерти назначались в гренадерские части, но этому гвардейцу было не больше девятнадцати. Его бледные худые щеки были покрыты прыщами, волосы были длинными и грязными, а ввалившиеся глаза с синяками под ними казались такими же мертвыми, как линзы, которые скрывали их большую часть его жизни.

Наконец они были готовы, и после полудня вышли на улицу. Костеллин прошептал короткую молитву Императору. Они направились к второму ближайшему входу в рудник, самому близкому к центру города и, следовательно, к гробнице некронов. Сверяться с картой старались как можно реже. Они решили, что лучше всего, если другим будет казаться, что они бродят по городу без всякой цели.

Они повстречали лишь несколько человек, хотя чаще слышали звуки убегающих шагов и видели ускользающие от них тени. Когда день приблизился к вечеру, и их карта окончательно перестала быть полезной, они решили обыскать жилой дом. Они выбивали двери, пока не наткнулись на испуганного человека с растрепанной бородой, пытавшегося угрожать им ножом. Костеллин смог его успокоить достаточно, чтобы спросить, как пройти к входу в рудник, но его ответы были бессвязными. В комнате дальше по тому же коридору оказалась беременная молодая женщина, которая умоляла их забрать ее отсюда. Она подтвердила, что вход в рудник близко, на скайвэе над этим, или, может быть, на том, который над тем.

Снаружи они увидели патруль из четырех некронов. Было слишком поздно прятаться от них. Они отступили в двери магазина, и некроны прошли мимо, даже не взглянув в их сторону. Костеллин заметил, как молодой гренадер потянулся за хеллганом, и шепотом приказал ему сохранять спокойствие.

Вскоре после этого они наткнулись на пожилого мародера, слишком занятого попытками извлечь из-под руин разбитый видеоприемник, чтобы заметить их приближение. Он согласился помочь им за плату, и Костеллину снова пришлось останавливать гренадера, попытавшегося вытащить оружие. Получив в качестве платы старые часы комиссара, мародер рассказал, как пройти к входу в рудник, и посоветовал им спуститься на десять уровней, чтобы обойти обрушившийся скайвэй.

Он также предупредил их о том, что они там найдут.


РАБ отстал от своей рабочей команды.

Казалось, он этого не заметил. Послушно, механически, он продолжал копать, хотя сейчас на него не смотрели надсмотрщики с дубинками. Гренадер набросился на него сзади, зажал рот, прежде чем раб успел закричать, и потащил его в жилой дом, где раб начал яростно отбиваться, ругаясь и угрожая гневом богов.

Оскорбленный этой ересью гренадер снова схватился за хеллган, и на этот раз Костеллин не стал его останавливать. Раб, испугавшись, ответил на их вопросы, но его наглость вернулась, когда он заговорил о верховном жреце Амарете, столь уважаемом некронами – раб называл их Железными Богами – что они пригласили его в их храм.

– Его жрецы приехали этой ночью с чудесными новостями, – говорил раб.

Костеллина больше интересовал порядок рабочих смен, и, хотя он не спрашивал об этом прямо, опасаясь, что раб догадается о важности вопроса, когда вход в рудник, вокруг которого они работали, остается без надзора. Получив все ответы, комиссар, встретившись глазами с вопросительным взглядом гренадера, кивнул ему, и добавил:

– Постарайся тихо.

Раб взвыл от страха и ярости, увидев штык-нож, и гренадеру снова пришлось зажать ему рот. Раб отчаянно сопротивлялся, с куда большей силой, чем Костеллин ожидал от такого истощенного человека, изрыгая оскорбления и угрозы, что его боги обрушат возмездие на убийц их слуги. Гренадер перерезал рабу горло, заставив его замолчать навсегда. Посмотрев на труп, криговец в отвращении скривил губы; это было самое эмоциональное выражение, которое Костеллин до сих пор видел на этом молодом лице.

Они подождали до заката, потом дождались, пока звон в церкви стал созывать рабов и их хозяев на богослужение. Костеллин был рад возможности отдохнуть, его рана в боку опять разболелась. Его криговский спутник, однако, не преминул заметить, что их долг – казнить каждого члена, добровольного или нет, еретической секты этого Амарета.

– В другое время, – сказал комиссар, – я бы, конечно, согласился с тобой. Но сейчас у нас более важная задача, и мы не можем позволить себе отвлекаться.

Склад располагался за плавильней, поблизости от ряда решетчатых кабин лифтов, манивших лживым обещанием пути отступления. Даже если бы с ними был техножрец, способный заставить эти лифты работать, даже если бы Костеллин был уверен, что внизу не скрываются некроны, шахты лифтов, очевидно, были заблокированы.

На дверях склада остались следы многочисленных попыток взломать их. Плазменный пистолет Костеллина мгновенно расплавил их замки, и в свете фонаря гренадера они нашли то, зачем пришли сюда: ящики с небольшими цилиндрическими подрывными зарядами. Они решили забрать с собой как можно больше, но гренадер выразил опасение, что оставшиеся заряды достанутся некронскому культу.

– Предлагаю подорвать их, сэр, – сказал он. – Взорвать все здание.

– Слишком рискованно, – сказал Костеллин. – У этих зарядов взрыватель срабатывает через шестьдесят секунд? Мы не успеем отойти достаточно далеко, прежде чем некроны набросятся на нас.

– Я могу установить мину-ловушку, сэр, чтобы заряды сработали, когда эту дверь откроют. Это даст нам сорок минут или больше, пока не вернутся надсмотрщики, и с милостью Императора мы убьем множество этих проклятых…

Костеллин жестом заставил его замолчать.

– Ты слышишь?

Гренадер секунду прислушивался и кивнул.

– Мотор.

– Сюда едет машина. Большая, судя по звуку. Помнишь, что пленный говорил о жрецах, приехавших откуда-то? Твоя идея насчет ловушки хороша, но мы можем сделать лучше. Думаю, мы сможем взять с собой все заряды.


ГРУЗОВИК подъехал к входу в шахту, его ярко горящие фары ослепили Костеллина, и он не мог разглядеть саму машину. Комиссар подумал, что сейчас в свете фар враги увидят его, скрывавшегося за толстой трубой, но свет прошел мимо, и он снова оказался в темноте. Через секунду двигатель выключился, хотя его ядовитые выхлопные газы еще долго раздражали горло Костеллина, угрожая заставить его закашляться.

Из-за света фар он не разглядел, сколько человек было в грузовике, и был ли кто-то из них вооружен. Но вот хлопнули двери кабины, и по пласкриту затопали ботинки. Оставалось только действовать по плану. Костеллин выскочил из своего укрытия и увидел, что гренадер опередил его на шаг, появившись из-за кабин лифтов. Раздался выстрел хеллгана, за ним открыл огонь плазменный пистолет, как только Костеллин убедился, что его выстрелы не поразят сам грузовик. Их цели – фигуры в зеленых плащах – падали с радующей глаз легкостью. Все, кроме одного.

Внезапно фары снова включились, мотор завелся, и на секунду ослепленный Костеллин все еще моргал, когда грузовик, взревев, помчался на него. Комиссар до последнего момента стоял на месте и целился, сделал один выстрел через ветровое стекло и нырнул в сторону, а грузовик врезался в бак за его спиной.

Гренадер добежал до машины первым, вытащил из кабины дымящийся труп водителя и отбросил его в сторону, как мешок с мусором. Капот грузовика был искорежен, из радиатора шел пар, но мотор еще работал, хотя его звук стал более хриплым.

– Вы знаете, как управлять этой машиной? – спросил гренадер.

– Много раз видел, как это делается, – ответил Костеллин. – Хотя мне может понадобиться несколько минут, чтобы изучить руны управления.

– Пока я погружу заряды.

В конце концов, Костеллину понадобилось почти пятнадцать минут, чтобы оторвать грузовик от искореженного бака. Он все еще пытался развернуть машину к выходу, разобраться с педалями под рулевым колесом, когда гренадер, уже сидевший рядом с ним в кабине, прошептал предупреждение. Костеллин пригнулся, и лазерный луч, с шипением пройдя над его головой, прожег круглую дыру в задней стенке кабины.

Служба в храме, должно быть, уже закончилась, потому что впереди внезапно появилась небольшая группа жрецов, хорошо заметных на фоне ночного неба. Еще два лазерных выстрела попали в грузовик через оплавленное ветровое стекло, и один из них прожег правый рукав Костеллина, оставив болезненный ожог на его плече. Но комиссар больше беспокоился насчет того выстрела, что прошел мимо: случайное попадание в один-единственный подрывной заряд в кузове, и их разорвет на очень мелкие кусочки.

Он предоставил гренадеру вести ответный огонь, а сам сосредоточился на том, чтобы вывести машину отсюда. К счастью, только два жреца были вооружены, и одного из них гренадер быстро убил, а другой бросил оружие и побежал. Костеллин вдавил педаль газа, и грузовик рванулся вперед, сбив третьего жреца, перелетевшего через капот.

Наконец, грузовик выехал на скайвэй и помчался вперед, Костеллин отчаянно крутил руль, объезжая самые большие кучи обломков. В зеркале заднего вида комиссар заметил, что за заднюю ось грузовика уцепился один из жрецов, но отчаянные маневры Костеллина вскоре стряхнули его, так что даже не пришлось специально пытаться, а выстрел хеллгана гренадера гарантировал, что еретик навсегда останется лежать на дороге.


ОНИ проверяли и перепроверяли карту и заметки Костеллина на ней, пока не осталось никаких сомнений. Через четырнадцать домов, прямо по этому скайвэю.

– Это должен сделать я, – сказал гренадер. – Нет смысла погибать нам обоим, а ваша жизнь более ценна.

– Ты не умеешь управлять грузовиком, – сказал Костеллин.

– Вы можете научить меня, сэр. Когда вы снова пробудите машинных духов двигателя, мне нужно только знать, какие педали нажимать.

– Дорога к генераторуму, несомненно, охраняется. Хоть наша цель и на шесть уровней выше, со стороны некронов было бы глупо не предусмотреть вероятность атаки снизу.

– Это единственный путь, сэр. Мы не можем пробиться с боем, но, возможно…

– Возможно, одна машина на большой скорости… Если некроны не ожидают нас, если они обескровлены боем на западном участке…

– От попадания заряды могут сдетонировать, но один я возьму с собой в кабину на всякий случай. Если башня там рухнет, генераторум обрушится вместе с ней.

– Да благословит тебя Император, гвардеец, – сказал Костеллин. Повернувшись, он сделал то, чего не делал уже почти тридцать лет. Он посмотрел в глаза солдату, которого отправлял на верную смерть.

Гренадер, должно быть, заметил этот взгляд и, что удивительно, понял его, потому что снова достал деревянную урну с прахом.

– Со мной мои товарищи, – сказал он, – И мне выпала смерть более достойная, чем заслужила моя грешная душа.

– Твоя жертва не будет забыта, – тихо сказал Костеллин, и на этот раз он знал, что говорит правду.

Губы солдата дернулись, и Костеллину показалось, что криговец пытается улыбнуться.

Он не оглядывался, когда грузовик уехал. Он просто не мог на это смотреть. Сунув руки в карманы гражданского пальто, он пошел, хромая, в противоположном направлении, пытаясь не слишком задевать рану в правом боку.

Услышав выстрелы гаусс-пушек, похожие на звук разрываемой материи, он затаил дыхание. Он ждал взрыва, сначала боясь, что взрыв произойдет слишком рано, а потом – что не произойдет вообще. Когда взрыв все же раздался, он встряхнул скайвэй под ногами комиссара, осыпав пылью и обломками даже на таком расстоянии, но Костеллин продолжал идти вперед. Он думал о взгляде солдата и молился, чтобы грузовик достиг цели, чтобы, по крайней мере, в последние моменты жизни молодой человек мог почувствовать, что долг его исполнен.

Он продолжал устало брести вперед, ориентируясь по луне, светившей из-за облаков. Он знал, что, в конце концов, окажется в зоне действия полковой вокс-сети и сможет вызвать флаер СПО. Потом, когда он выберется из этого проклятого города, он намеревался изменить кое-что в своей жизни.

Этой ночью он много вспоминал прежние полки, в которых он служил, там он чувствовал, что его служба приносит пользу. Казалось, он уже очень давно не испытывал такого чувства. Костеллин был стар и устал, ему надоело постоянно идти на компромиссы, на столь многое закрывать глаза. Он был уверен, что полковник-186 не будет скучать по нему, как и криговские генералы. Более вероятно, они сомневаются, как и сам Костеллин, что его присутствие в их полку вообще имеет смысл.

Он принял решение. Как только он доберется до космопорта, он свяжется с Департаменто Муниторум. Он запросит перевод в другой полк.

ГЛАВА 21

В КОРИДОРЕ было холодно, почти до боли. Его стены были сделаны из черного камня, как и внешние стены пирамиды, воздух наполняло все то же отвратительное зеленое сияние, бывшее здесь единственным источником света.

Руки Арикс были все еще скованы за спиной, ее плечи мучительно болели. Она споткнулась, ударившись о холодную каменную стену, и бессильно сползла на пол.

– Я не могу идти… – всхлипнула она. – Я просто… Не осталось никакой надежды, Тилар, это конец…

– Я тоже это чувствую, – сказал Тилар. – Словно физическое чувство отчаяния, но мы должны…

– Мы не… даже если двери за нами закрылись, мы даже не знаем, куда идти…

– Я думаю, мы уже почти выбрались. И, Арикс, мы еще не видели здесь, в пирамиде, ни одного из этих… Железных Богов. Не знаю, сколько еще это будет продолжаться, но, возможно, они спят. Или, может быть, у них есть более важные дела, чем гоняться за нами.

– Я просто хочу остаться здесь, Тилар. Лечь на пол, свернуться и…

– Я знаю, – сказал Тилар. – Но думаю… думаю, мы и так уже слишком много времени прятались. Император дал нам шанс, и мы должны им воспользоваться.

Он ждал, пока Арикс укрепится в своей вере, пока она сделает единственный выбор, который у нее был. Когда она глубоко вздохнула, стиснув зубы, и попыталась встать, опираясь на стену, Тилар улыбнулся ей, и эта улыбка придала ей сил.

– Я помог бы тебе, – сказал он, – но… – Он печально звякнул собственными наручниками.

Он повел ее дальше, хотя ее пугал глубокий пульсирующий звук, раздававшийся где-то впереди. Они оказались на пороге зала, наполненного зловещими темными машинами, панели управления которых светились тем же зеленым светом. Арикс хотелось повернуться и убежать, но на этот раз она преодолела это побуждение. Она умоляюще посмотрела на Тилара, и по его мрачному лицу поняла, что все плохо.

– Еще немного, – прошептал он. – Просто… пройдем эту комнату.


ОНИ осторожно шли между машинами. Арикс изо всех сил старалась не задеть их, боясь того, что может случиться, если она коснется их.

– Как думаешь, для чего они? – шепотом спросила она.

– Я не знаю, – сказал Тилар. – Боюсь даже и подумать. Мне кажется, если бы мы хоть немного понимали, зачем нужны эти устройства, это знание свело бы нас с ума.

По крайней мере, сказала себе Арикс, здесь есть много мест, где можно укрыться. Здесь гораздо меньше вероятности быть замеченными противником, чем в коридоре. Как только Арикс об этом подумала, она услышала странный звук над головой, и вздрогнула. У зала не было видно потолка, его черные стены уходили в бесконечную тьму. Арикс ничего не могла там разглядеть, но она знала, что там что-то есть. Что-то, что смотрит на нее.

Потом на их пути появился один из Железных Богов.

Он мелькнул и исчез из виду, прежде чем они успели сделать что-то, кроме как застыть в ужасе, так внезапно, что Арикс почти поверила, что у нее начались галлюцинации, за исключением того, что эту галлюцинацию явно видел и Тилар. Они ждали во мраке несколько минут, напрягая слух, чтобы различить звук шагов на фоне гудения механизмов и их собственного хриплого дыхания. Потом Тилар шепнул Арикс, чтобы она подождала здесь, а сам пошел на разведку, чтобы убедиться, что путь впереди чист. Арикс спряталась между двумя огромными механизмами, по-прежнему боясь коснуться их, и стала смотреть вслед Тилару, пока он медленно крался вперед.

И вдруг еще один некрон вышел из-за механизмов между ними, так же бесшумно, как и первый. Тилар, стоя спиной к нему, не видел кадавра, но тот его заметил. Когда некрон поднял свое оружие, Арикс закричала, предупреждая Тилара, он успел присесть, и изумрудный луч прошел над его головой.

Железный Бог обернулся, теперь увидев Арикс, и она, пытаясь забиться глубже в свое убежище, проскользнула в узкий проход за ним.

Она побежала, теперь не обращая внимания на машины вокруг, думая лишь о чудовище позади, о том, что оно сделает, если догонит ее. Она бежала, пока не могла больше понять, куда она направляется, бежит ли от чудовищной твари, или наоборот, прямо к ней. Арикс остановилась и стала искать место, где можно спрятаться. Она нашла такое место под грибовидным пультом, светившимся рунами ксеносов. Едва она успела укрыться под ним, как услышала что-то. Но не шаги. Это был тот же странный звук, что и раньше: скребущий, царапающий, и на стене она увидела тень гигантского паука, склонившегося у консоли прямо над ее головой.

Арикс затаила дыхание, и, на секунду, паук тоже замер, словно прислушиваясь. Потом он пришел в движение, и Арикс услышала лязг повернутого рычага. Паук поспешил прочь, скользя над чудовищными механизмами, и Арикс выдохнула, содрогнувшись и едва не заплакав.

Она с трудом поднялась на ноги, помогая себе скованными руками, на этот раз это было еще опаснее, потому что если бы Железные Боги увидели ее сейчас, она была бы совершенно беспомощна. Она не знала, где Тилар, не знала, как найти его снова, и даже не знала, жив ли он еще, хотя выстрелов она не слышала.

Короткий вертикальный луч зеленой энергии светился между парой выступающих зубцов, и Арикс увидела в нем возможность избавиться от наручников. Она повернулась спиной к лучу, но испугалась, почувствовав, что обжигает кожу, будучи всего лишь поблизости от него. Если она ошибется на один миллиметр, то прожжет себе руки до костей. Подумав о Тиларе, Арикс все же решила рискнуть. Наконец она разрезала наручники и подвигала руками, чтобы восстановить кровообращение.

Она скорее почувствовала, чем услышала, как кто-то крадется позади. Она развернулась, но оступилась и упала, ее локоть едва не задел луч смертоносной энергии.

Это был Тилар, напуганный тем, что едва не случилось с Арикс из-за него. Поднявшись и немного успокоившись, Арикс предложила и ему освободиться от наручников тем же способом, но Тилар покачал головой.

– Эти твари могут вернуться в любой момент, – прошептал он.

Он выглядел истощенным и больным, но Арикс не была уверена, возможно, это из-за зеленого света он казался таким.


ОНИ оставили мысль о том, чтобы пробраться максимально незаметно, и пересекли зал почти бегом, их шаги эхом раздавались в зале. Арикс все время смотрела вверх, пытаясь заметить, если снова появятся пауки. Одни раз ей показалось, что она увидела блеск многочисленных глаз, но когда она указала на это Тилару, там уже ничего не было.

Они вошли в другой коридор из черного камня, и там, наконец, увидели выход, в который проникал тусклый дневной свет. Арикс думала, что снаружи уже наступила ночь, и теперь не могла сказать, пробыла она в пирамиде больше или меньше времени, чем предполагала. Этот зеленый свет искажал чувство времени.

Она услышала выстрелы и остановила Тилара, чтобы и он прислушался.

– Империум? – спросил он с надеждой, но Арикс покачала головой. Она слышала лишь выстрелы оружия некронов. Что бы ни происходило там снаружи, полагала она, меньше всего им сейчас хотелось бы, выбравшись из пирамиды, оказаться посреди боя.

– Я рискну, – хрипло сказал Тилар, – надо выбираться из этого проклятого Императором склепа!

Они все же подождали, пока звуки стрельбы снаружи немного утихнут. Тилар настоял на том, чтобы пойти к выходу первым и, если там будет безопасно, подать сигнал Арикс. Она не стала спорить.


ОНИ выбрались из пирамиды. Сердце Арикс отчаянно билось, когда они перебежали широкий участок расчищенного пространства и укрылись за кучей развалин. Когда Арикс была здесь в последний раз, когда Амарет привел ее к своим воображаемым повелителям и заплатил за это жизнью, в этом районе кипела активная деятельность. Сейчас же и Железные Боги и их рабы исчезли, лопаты лежали брошенными, тележки и носилки перевернуты.

Они крались от одной кучи развалин к другой, и по пути напугали двух грязных сгорбленных существ, вероятно, мутантов. Те бросились бежать, и, словно из ниоткуда, появился Железный Бог. Его оружие сверкнуло зеленой вспышкой, и, как и Амарет с его жрецами, злополучные мутанты были уничтожены в одно мгновение. Арикс надеялась, что это были мутанты, потому что ни один человек не заслуживал такой жуткой смерти.

Они с Тиларом смотрели, замерев в ужасе, ожидая, когда Железный Бог повернется к ним. Если бы он повернулся, то непременно увидел бы их. К счастью, он пошел дальше, словно лишь случайно отвлекся на это убийство. Через секунду они снова услышали выстрел, похожий на звук разрываемой ткани, и такой же звук с противоположного направления.

– Мы окружены, – прошептала Арикс.

Тилар покачал головой.

– Думаю, они развертываются вокруг пирамиды. Если мы будем оставаться позади их…

Он не успел договорить.

Невысокая мускулистая фигура врезалась в Тилара сзади. Жрец в зеленом одеянии. Арикс показалось, что она узнала его выступающий лоб и сломанный нос; он был одним из свиты Амарета, очевидно, единственный уцелевший.

Тилар, который из-за наручников не мог отбиваться, был сбит с ног, и жрец набросился на него.

– Это из-за вас! – хрипло завопил он. – Вы разгневали Железных Богов! Повелители, я поймал их! Видите? Я поймал ваших врагов для вас! Я хорошо вам служил, пощадите же меня!

Арикс в панике огляделась, пытаясь найти быстрейший способ заставить его замолчать. И нашла: большой кусок пласкрита, который она, подняв двумя руками на уровень плеч, обрушила на голову безумца. Жрец пошатнулся, истекая кровью, но не упал, и его вопли привлекли ненужное внимание. Из-за развалин появился Железный Бог и навел свое оружие на Арикс. Жрец, шатаясь, бросился к нему, одной рукой схватившись за разбитую голову, другую умоляюще простерев к чудовищу.

– П-повелитель… – простонал он.

Железный Бог выстрелил. В ту же секунду Тилар, лежа на земле, ударил жреца ногой под колено, толкнув его прямо на изумрудно-зеленый луч. Вопль агонии жреца резко оборвался, когда он был освежеван заживо. Арикс помогла Тилару вскочить на ноги, и они побежали изо всех сил, второй выстрел с треском пронзил воздух между ними.

Они бежали, пока впереди не стали видны ближайшие башни города. Потом Арикс и Тилар ошеломленно остановились, не в силах поверить в то, что предстало перед их глазами.

В воздухе парили чудовища, металлические и скелетоподобные, как и сами Железные Боги, но разных форм и размеров, поистине зверинец ужасов. Они кружили, скользя вдоль скайвэев и сквозь окна башен, освещая небо зелеными вспышками выстрелов, и, хотя Арикс и Тилар не видел жертв монстров с такого расстояния, они отчетливо слышали их предсмертные крики.

– Они охотятся на людей, – прошептала Арикс. – Они… что если он был прав? Я имею в виду, тот жрец, когда он сказал… Они не трогали нас, Тилар. Не трогали нас, пока мы… Что если это все наша вина? Что если это мы…

Тилар решительно покачал головой.

– К этому все и шло, – сказал он. – Амарет и его последователи были безумцами, если верили, что будет иначе. Мы не нужны Железным Богам, их не интересует, что мы делаем, и они никогда не говорили иного. Они никогда не собирались делить этот мир с нами.

– Но почему сейчас? Почему они решили именно сейчас… истребить своих же последователей?

– Я не знаю, – сказал Тилар. – И поскольку дело касается культистов и мутантов, мне все равно. Пусть лучше их, чем нас, вот и все, что я могу сказать.

– Что будем делать сейчас? – спросила Арикс. – Мы не можем пойти прямо… туда.

– Мы не можем и вернуться назад, – сказал Тилар.

Он встретился взглядом с Арикс, и она увидела в его глазах что-то, чего не замечала раньше. Он помогал ей, давал ей надежду – но теперь, в первый раз, она увидела, что сам он больше не чувствует надежды. Тилар был так же напуган, как и она.


ЧУДОВИЩА кружили в небе. Вжавшись в дверной проем, Арикс и Тилар смотрели, как тени их скелетоподобных силуэтов скользят по земле, пока Арикс пыталась разбить наручники Тилара острым камнем.

Они сошлись во мнении, что нужно уйти от пирамиды как можно дальше. Сейчас их целью было именно это. Пока это означало необходимость оставаться у самой поверхности, не поднимаясь на более высокие уровни, но Арикс это уже не пугало, потому что сейчас на одном уровне было не более безопасно, чем на другом. Они больше не встречали мутантов, и только иногда слышали их крики из близлежащих домов, когда Железные Боги находили мутантов и убивали.

В соответствии с планом Тилара, они медленно продвигались за рядами Железных Богов, разворачивавшихся, прочесывая город. Арикс пыталась не думать о том, что случится, когда монстры сделают свое страшное дело и решат вернуться.

– Должно быть, это из-за моего дяди, – сказала Арикс. – Это началось из-за него.

Тилар удивленно посмотрел на нее.

– Из-за кого еще? – сказала она. – Он, наверное… Когда Железные Боги поставили ему ультиматум – наши жизни в обмен на планету, он, должно быть…

– Они не ставили ему ультиматум, – сказал Тилар. – Может быть, Амарет собирался играть в эти игры, рассчитывал взять заложников, но эти монстры…

– Все равно, – сказала Арикс. – Дядя Хенрик знал, что я оказалась здесь в ловушке, и все-таки… Но он поступил правильно. Я знаю, что он поступил правильно, и… и что если он побеждает, Тилар? Что если поэтому… Я спрашивала, почему Железные Боги начали охотиться на людей сейчас, тогда как раньше они нас игнорировали, и может быть… может быть, это потому, что они проигрывают войну. Может быть, они…

– Это может значить и другое, – сказал Тилар. – Это может означать, что они разбили имперские войска и теперь очищают Иеронимус Тета от последних остатков человеческого населения. Мы все время бежим, Арикс – но что если уже некуда бежать? Не будет ли лучше для нас просто принять свою судьбу?

– Что ты видел? – тихо спросила Арикс.

– Ничего, – сказал Тилар. – Не понимаю, о чем ты…

– Что-то было… – сказала она. – Ты всегда был… Ты был другим, Тилар, до того, как я потеряла тебя в храме Железных Богов, в том зале с машинами.

– Кажется, те летающие твари убрались, – тяжело, словно с трудом, сказал Тилар. – Надо идти. И скоро придется подниматься выше. Мы достаточно далеко отошли от пирамиды. Теперь мы будем в большей безопасности, если спрячемся в здании. Так менее вероятно, что нас заметят. С милостью Императора, мы сможем спастись. Мы сможем…

Арикс кивнула, и они пошли дальше. Но оптимистичные слова Тилара были ложью, и они оба знали это.


ОНИ шли уже несколько часов, но продвинулись недалеко. Слишком много времени они потратили на то, чтобы прятаться, и поднялись только на тридцать или сорок уровней. Арикс была измучена, больше эмоциональным напряжением, чем физической усталостью.

Вдруг они услышали жуткие вопли наверху, прямо над ними. Крики внезапно оборвались, и Арикс с Тиларом замерли в последовавшей ужасной тишине, пока Тилар не набрался храбрости подняться на следующий этаж и зайти в коридор жилого дома. Арикс последовала за ним.

Стены были залиты кровью. По полу коридора были разбросаны куски окровавленного красного мяса. Арикс в ужасе поднесла руку ко рту, поняв, что это человеческие трупы. Здесь лежали останки двух женщин и трех детей. Они были освежеваны, расчленены, обезглавлены.

Она отвернулась от них, и краем глаза заметив какое-то движение в углу, в страхе вскрикнула.

– Там что-то было, в том углу! – сказала она испуганному Тилару. – Оно просто… прошло сквозь стену, как призрак.

Тилар успокоил ее, сказав, что, если там действительно что-то было, оно их не заметило, а скорее всего у Арикс от усталости и голода начались галлюцинации.

Они решили, что в любом случае здесь не останутся, вопреки логичному, хотя и не высказанному доводу, что Железные Боги уже обыскали это место и едва ли вернутся сюда еще раз. Арикс и Тилар продолжили подниматься, но теперь еще медленнее, останавливаясь на каждом этаже, чтобы обыскать близлежащие помещения на предмет еды и питья.

К несчастью, все квартиры в этом доме были уже обобраны дочиста. Большинство их было в состоянии полного разгрома, а некоторые пострадали от взрывов или выгорели. Арикс уже устала пробираться среди пыли, пепла и сажи, а ее единственной находкой был почти пустой тюбик из-под съедобной пасты, из которого они с Тиларом смогли выдавить лишь несколько безвкусных капель. Все равно Арикс сейчас чувствовала тошноту и не смогла бы есть.

Обыскав еще несколько комнат, в одной из них они нашли неповрежденную кровать. Единственной страшной подробностью было то, что ее бывшие хозяева, молодая пара, висели на веревках рядом с кроватью. В отличие от изуродованных трупов внизу, они казались спокойными, почти довольными. Они, должно быть, умерли недавно, потому что их тела еще не начали гнить. Тилар срезал их и оттащил в коридор, а Арикс сняла туфли и уютно устроилась под грязным одеялом.

Тилар сел на кровать рядом с ней, он дрожал от холода, и Арикс и его укрыла одеялом. Здесь было тихо, и хотя они понимали, что надо идти дальше, никто из них не спешил продолжить их мучительное путешествие.

Арикс очень хотелось спать, но ее мозг был слишком полон страшных впечатлений, и она просто лежала и невидящим взглядом смотрела в потолок, а тишина в комнате становилась все более долгой и мрачной.

Тилар глубоко вздохнул, собираясь с духом, и, не глядя ей в глаза, наконец, решился ответить на ее вопрос.

– Ты спасла мне жизнь, – сказал он. – Там, в зале с машинами. Когда ты закричала, я увидел, что монстр пошел за тобой, и я последовал за ним. Я прислушивался к твоим шагам. Они звучали не так, как шаги монстра. Железные Боги не бегают. Им не нужно бегать. Но я потерял тебя около стены. Я надеялся, я молился, чтобы ты спряталась, но я не мог позвать тебя, чтобы не услышали они. Я пошел вдоль стены, молясь, чтобы ты меня увидела. И оказался у двери.

Он вздрогнул, глотнул и продолжил более тихим голосом:

– Там был еще один зал, даже больше, чем тот, с машинами. Они были там, Арикс – Железные Боги, сотни чудовищ. Они все стояли спиной ко мне и смотрели на некое сооружение: изогнутые пилоны, подобно когтям, державшим… я не знаю, как это описать. Словно шар огня, зеленого огня. Нет, не шар… диск, вертикальный диск, абсолютно плоский, и там… они выходили из зеленого огня, маршируя по четверо в ряд, пока не заполнили почти весь огромный зал.

– Их еще больше? – выдохнула Арикс. – Но откуда они…

– Я не знаю, – сказал Тилар. – Не знаю, откуда они взялись… Знаю только… Теперь ты понимаешь? Понимаешь, почему я…?

– Имперские войска не знают, с чем столкнулись. Если у Железных Богов есть возможность… если они могут перебрасывать подкрепления вот так…

– Бесконечное количество их, – сказал Тилар.

– Если бы мы только могли предупредить моего дядю…

– Но мы знаем, что не сможем выйти из города. И каждый день на него падают новые снаряды. Каждый день город сжимается еще больше, оттесняя нас обратно, к тому ужасу, что таится в его сердце. Ты была права, Арикс, тогда в пирамиде. Мы должны были остаться там. Столько усилий, столько риска, и все же здесь мы не в большей безопасности, чем были там.

Арикс не могла больше это слышать, и крепко обняла его. Он принял ее объятия, и в первый раз Арикс почувствовала, что не только она находит поддержку в его силе, но они вместе поддерживают друг друга, разделяя все, что им осталось. Она мягко потянула его на кровать, пока его голова не оказалась на подушке рядом с ней. И секунду ей казалось, что снова все нормально, она согрелась и защищена.

Потом в ее мысли непрошено явился образ Гюнтера, и она отстранилась от Тилара, испытывая чувство вины.

– Все в порядке, – мягко сказал он. – Правда, все в порядке.

– Я не хотела… – сказала она. – Я так долго не думала о нем. Я просто не смела думать, потому что знала… знала, что больше не увижу Гюнтера – да, его звали Гюнтер – больше не увижу его снова. Я так хотела бы знать, смог ли он выбраться из города, или… Мне кажется, неизвестность – это самое худшее.

– Он был счастливым человеком, – сказал Тилар, и Арикс снова позволила себе расслабиться в его объятиях. Не потому, что она его любила, по крайней мере, раньше она не думала, что любит его. Но сейчас он был ей нужен, а ему была нужна она, и, думала она, что может быть в этом плохого? Что плохого в том, что среди всего этого безумия они нашли немного простого человеческого утешения?

Что плохого в том, что он обнимает ее, а она обнимает его, и их тела слились вместе этой одинокой ночью?

ГЛАВА 22

ПРИКАЗ пришел этим утром.

Прекратить бомбардировку Иеронимус-сити. Впрочем, там уже почти нечего было обстреливать. Город был лишь осколком себя прежнего, от него осталось не более четырех сотен покинутых башен, стоявших посреди огромного поля развалин. Гюнтер Сорисон уже давно не думал о городе как о своем прежнем доме. Было почти невозможно поверить, что когда-то город кипел жизнью, был живым, гордым символом всего хорошего, что было в Империуме. Теперь это был труп, пустая оболочка. Хуже того, он гнил, разлагался, стал раковой опухолью этого мира, которая должна быть удалена.

И скоро она будет удалена.

Прошло уже почти три недели с тех пор, как Гюнтер сражался в своем первом бою. Он помнил тот почти нереальный момент, когда целая армия некронов вдруг исчезла на его глазах. Тогда он лишь через минуту понял, что произошло; что монстры отступили и не вернутся. Еще больше времени понадобилось на то, чтобы осознать, что это победа, и он дожил до нее. Он чувствовал странную растерянность, словно лишившись цели. Но, конечно, одно выигранное сражение, не важно, насколько грандиозное, не означало победы в войне, и предстояло еще много боев.

Десять дней назад банда мутантов, где-то раздобывших подрывные заряды, попыталась прорваться из города. У нескольких из них были лазганы, и эти вооруженные мутанты стали первыми целями для ожидавших их солдат СПО и гвардейцев. Гюнтер убил одного сам, почти удивившись, как быстро погибла мерзкая тварь от всего лишь одного выстрела.

На остальных мутантов, безоружных, было решено не тратить боеприпасы, и гвардейцы Корпуса Смерти перебили их штыками – всех, кроме одного. Один мутант, проскочив мимо них, с хриплым воем бросился на Гюнтера, который встретил тварь ударом приклада. Желтая пергаментная кожа и розовые глаза существа напомнили ему что-то, что он видел когда-то очень давно. Тварь была так изуродована, что Гюнтер не мог понять, ударил он ее в подбородок или в локоть, но так или иначе, мутант упал с радующим слух хрустом костей, и Гюнтер вогнал штык туда, где, как он предполагал, был горло твари.

После некронов эти ничтожные мутанты не могли быть угрозой для него.

Трупы были сброшены в шахту, где им предстояло быть похороненными под тоннами обломков. Криговцы засыпали туннели с тех пор, как комиссар Костеллин использовал их, чтобы проникнуть в город. Они не хотели, чтобы некроны проделали то же самое. На нескольких трупах, однако, не было явных признаков мутации, и они были одеты в длинные темно-зеленые одеяния. Криговский гвардеец указал на символы некронов, нарисованные пеплом на лице одного из мертвецов, и сделал замечание о том, в каких отвратительных грехах могут погрязнуть иные люди, особенно не получившие должного воспитания.

Гюнтер согласился с ним, и почувствовал стыд за свою прежнюю жизнь.

Официально он по-прежнему служил в СПО, и его командиром был полковник Браун. В отделении Гюнтера было еще девять солдат, чьих имен он не знал, и среди них не было никого из тех, кто вместе с Гюнтером сражался с некронами тогда. Все чаще, однако, он получал приказы от криговского вахмистра или лейтенанта. Гюнтер работал вместе с гвардейцами Крига, ел и пил вместе с ним. Часто он и спал, как они, не на койке в казарме, а в заброшенном орудийном окопе.

Он почти не говорил с ними, как и они с ним, что его вполне устраивало. Ему просто нечего было сказать. Однажды его допрашивала группа криговцев, узнавших о том, что он имел дело с предателем Хенриком. Видимо, Гюнтер смог убедить их, что не разделяет еретических взглядов казненного губернатора-генерала. Более того, криговцы, казалось, были впечатлены тем, что Гюнтер принимал участие в подготовке диверсионной миссии комиссара Костеллина, завершившейся блестящим успехом. С тех пор они определенно признали Гюнтера своим товарищем по оружию, ни больше, ни меньше.

В кинохронике великие войны выигрывались за несколько дней, если не часов. Три недели назад, после боя, Гюнтер почти ожидал, что имперские войска перейдут в стремительное наступление и погонят некронов обратно к их черной пирамиде. Но вместо этого Корпус Смерти возобновил свое медленное продвижение, отвоевывая по несколько сотен метров в день. Они ждали, когда раненые гвардейцы выздоровеют и вернутся на фронт, ждали, когда будет отремонтирована техника и оружие, когда будут набраны и подготовлены новые части СПО. Эта задержка очень разочаровывала, потому что давала время и некронам восстановить свои силы, но Гюнтер понимал ее необходимость.

Однако в последние несколько дней он видел, что число солдат заметно увеличилось. Даже до того, как этим утром были зачитаны новые приказы, Гюнтер понял, что ожидание подходит к концу. Они были почти готовы.


ПОСЛЕ полудня пришлось выполнять другое задание.

Отделение Гюнтера было одним из восьми, направленных в Телониус-сити в сопровождении трех тягачей «Кентавр». Когда лифты подняли их на 110-й уровень, дальнейший их путь проходил мимо хорошо освещенных баров и закусочных, клубов и казино, и Гюнтеру казалось, что он попал в какой-то иной мир. Он раньше всегда считал, что делая свою работу, помогая управлять рудником, он исполняет свой долг перед Императором. Теперь он понимал, что мог – должен был – делать нечто гораздо большее.

Истина была в том, что до появления некронов он чувствовал себя слишком в безопасности.

Чем дальше они заходили в город, тем заметнее были его шрамы. Окна были заколочены, магазины сожжены или разграблены. Скайвэи засыпаны мусором, белые автотакси перевернуты и подожжены. Самым гнусным и позорным из всего этого были намалеванные на стенах лозунги, восхвалявшие «Железных Богов». Если бы Гюнтер не знал, то подумал бы, что находится на одном из самых нижних уровней, где-то не выше двадцатого, и весь этот вандализм учинили мутанты.

Он услышал мятежников еще до того, как увидел, их голоса слились в одном вопле ярости. Первыми в поле зрения попали полицейские. Они стояли в четыре ряда, перекрыв скайвэй и подняв щиты, но их ряды колебались под натиском толпы. Увидев имперский конвой, полицейские расступились, явно испытывая облегчение, и в брешь в их рядах хлынули первые мятежники. Когда они увидели, что их ожидает, многие из них заколебались, и попытались повернуть назад, но обнаружили, что полицейские окружают их.

Другие были настроены более агрессивно, или, возможно, ярость затмила их разум, и на солдат посыпался град обломков кирпичей и бутылок с нефтью, но они лишь бесполезно разбивались о шлемы и броню. Криговский гвардеец, сидевший в башне переднего «Кентавра», выпустил очередь из тяжелого стаббера над головами бунтовщиков, требуя их внимания. Некоторые из них не вняли предупреждению, или, возможно, не сочли его серьезным, и приготовились сопротивляться надвигавшемуся на них джаггернауту Корпуса Смерти. Несколько человек бросились к «Кентавру», попытались залезть на него, но солдаты быстро сбросили их на землю.

Один упал прямо под гусеницы «Кентавра» и был сразу раздавлен, но Гюнтер не испытывал к нему никакого сочувствия. Он мог бы простить этих людей за невежество их прежней жизни, но знать о некронах и реагировать так? Многие из них были мужчинами призывного возраста. Они могли бы сражаться. Но вместо этого их низкий эгоистичный страх за свои жизни подрывал военные усилия Империума, оскорблял Императора и был угрозой всему, что Он создавал. Многие бунтовщики несли плакаты с лозунгами в поддержку бывшего губернатора Хенрика и призывами сопротивляться криговским «захватчикам». Гюнтер не помнил, чтобы Хенрик был так популярен при жизни.

Буйство толпы немного утихло, страх и сомнения заставили замолчать злые голоса. Сержант СПО с громкоговорителем воспользовался этой возможностью, и приказал всем гражданам разойтись со скайвэя. Это была операция СПО, единственное отделение гвардейцев Корпуса Смерти было представлено экипажами «Кентавров». Знакомый образец: Гюнтер слышал, что люди Иеронимус Тета были скорее готовы прислушаться к своим соотечественникам, тогда как присутствие чужих солдат вызывало еще большую враждебность. Лично он послал бы Всадников Смерти выкосить всю эту толпу, так даже не пришлось бы тратить боеприпасы.

Гюнтер и его товарищи врезались в толпу, демонстрируя оружие, но не желая, чтобы возникла необходимость его использовать. Позади них угрожающе маячили два «Кентавра». Костлявый молодой человек набросился на солдата справа от Гюнтера, пытаясь отобрать у него лазган, но оказался наколот на штык. Бунтовщики, казалось, начали понимать, что их ждет, и множество импровизированного оружия было брошено на землю, множество дрожащих рук поднялось вверх. Однако толпа расходилась медленно, потому что все были зажаты на тесном скайвэе. Внезапно в толпе впереди Гюнтера произошел всплеск активности, и группа мятежников, прорвавшись через кордон полиции, устремилась на боковую улицу.

Именно на такой случай несколько минут назад третий «Кентавр», направляемый полицейскими, в сопровождении двух отделений солдат СПО, направился к ближайшему тяжелому лифту. Сейчас он, должно быть, устроит сбежавшим неприятный сюрприз – и действительно, через секунду Гюнтер услышал грохот его стаббера, и с удовлетворением подумал, что это послужит бунтовщикам уроком.

Он пролез через разбитое окно продовольственного магазина и увидел, что несколько пожилых мужчин разожгли там костер, а один из них набивал коробку продуктами, которые ему удалось там раздобыть. Глядя в ствол лазгана Гюнтера, старый вор побледнел и взмолился:

– Это для моей жены и детей. Из-за этих беспорядков шахты закрыли, и я не могу честно зарабатывать.

Когда он увидел, что Гюнтера не тронула его мольба, его лицо потемнело, и он прорычал:

– Я имею право на это! Всю жизнь я работал ради Императора, и что получил? Он бросил нас здесь умирать!

Он был отвратителен Гюнтеру, был настоящим олицетворением зря потраченной жизни. Гюнтер нажал спуск, прожег дыру в голове вора, бесстрастно глядя, как безжизненное тело падает на землю. На секунду он подумал, не допустил ли ошибку, не позволил ли эмоциям влиять на свое суждение. Потом он увидел выражения на лицах остальных мародеров, пятившихся к окну, услышал их хнычущие, умоляющие извинения и обещания всегда хранить верность Императору, и понял, что слух о его единственном выстреле распространится и станет суровым уроком для всякого, кто об этом услышит.

Он не зря потратил боеприпасы.


ПОЛУГУСЕНИЧНЫЙ транспортер, выехавший встречать возвращавшийся конвой, остановился рядом на обочине. Молодой майор с тонким лицом поговорил с сержантом, потом обратился к другому сержанту, который, в свою очередь, указал ему на Гюнтера.

– Солдат Сорисон? – спросил майор, и Гюнтер, на секунду растерянно моргнув, подтвердил, что так точно, это он. К нему так давно не обращались по имени, что он почти забыл, как его зовут.

Он не знал, почему опять выбрали его. Он и не спрашивал. Его привезли в космопорт и привели в кабинет, который когда-то занимал Хенрик, а сейчас – полковник Браун. Поднявшись из-за стола, Браун встретил Гюнтера рукопожатием и замечанием насчет холодной погоды, словно приветствуя старого друга. Он предложил смущенному солдату сесть и посмотрел на него с улыбкой, вероятно, предназначенной, чтобы ободрить Гюнтера, но явно натянутой.

– Я слышал, вы только что вернулись из Телониус-сити, – сказал Браун.

– Да, сэр, – сказал Гюнтер. – Мы подавили беспорядки там.

– Это хорошо, – прошептал Браун, обращаясь больше к себе. – Хорошие новости. До сих пор нам было трудно проводить призыв в Телониус-сити, но, возможно, теперь…

Рядом с полковником стояли два лейтенанта СПО, а майор, который привел Гюнтера, присел у двери. Это было не такое многочисленное собрание, как то, на котором Гюнтер присутствовал в этом кабинете в последний раз, и самым заметным было отсутствие криговского полковника-186 с его офицерами – не считая, конечно, Хенрика. И все же было ясно, что происходит что-то важное, если только Браун расскажет, что именно.

Комиссар Костеллин стоял у окна, опираясь на подоконник. Его левая рука была в перевязке, и выглядел он так, словно за эти три недели постарел на десять лет.

Браун прочистил горло и разгладил усы.

– Как вы могли сделать вывод из последних событий, – начал он, – мы готовы перейти к решающей фазе этой войны. Мы отбили все атаки некронов, окружили их, и теперь мы – точнее, криговские офицеры и я – разрабатываем планы наступления с целью окончательного их разгрома.

– Вам, вероятно, так же известно, – добавил лейтенант, – что со времени… несчастных событий несколько недель назад, не было замечено никакой активности противника.

– Вы имеете в виду, – тихо сказал Костеллин, – с тех пор, как некроны истребили тысячи гражданских, которых мы заперли в городе вместе с ними?

– Э… ну да.

– Очевидно, – сказал Браун, – они прячутся в этой своей гробнице и зализывают раны. Следовательно, нашей задачей является уничтожить эту гробницу вместе с некронами внутри. К сожалению, ее структура и внутреннее устройство остаются тайной для нас, так как наша попытка в самом начале кампании направить разведгруппу внутрь пирамиды окончилась неудачей. Тем не менее, мы – точнее, наши техножрецы и технопровидцы – полагают, что нескольких атомных подрывных зарядов будет достаточно, чтобы уничтожить ее.

Гюнтер начал понимать, к чему идет дело. Костеллин высказал это за него:

– Нам нужен человек, чтобы доставить эти заряды.

– Человек, который не будет участвовать в бою, – сказал лейтенант, – а должен лишь ждать, пока не будет зачищен вход в гробницу. В этот момент под прикрытием остальных солдат отделения он должен доставить заряды внутрь пирамиды.

Полковник Браун добавил:

– Мы – точнее, полковник-186 – помним о вашем опыте работы в руднике, солдат Сорисон, и вашем неоценимом содействии успеху предыдущего…

Гюнтер услышал достаточно. Он, конечно, мог бы сказать, что атомные заряды раньше были для него всего лишь цифрой в документах, и он никогда их даже не касался, но это определенно было не то, что хотели от него услышать.

– Я хотел бы вызваться добровольцем на это задание, сэр, – сказал он, и был вознагражден явным выражением облегчения на лице командира.

Очевидно, раньше Брауну никогда не приходилось посылать солдат на верную смерть.

– Надеюсь, вы понимаете, что от вас ожидается, – сказал Костеллин. – Эти заряды невозможно подорвать дистанционно или поставить на замедленное действие. То и другое может дать некронам возможность обезвредить заряды. Вы должны будете пожертвовать своей жизнью, солдат Сорисон, как и остальные девять бойцов вашего отделения.

– Когда отправляться, сэр? – спросил Гюнтер.

Полковник Браун открыл ящик стола.

– У меня есть кое-что для вас, Сорисон, – сказал он. – В признание вашей… вашей самоотверженности. Я знаю, вы еще не так долго успели прослужить в СПО, но тот срок, что успели, вы служили с отличием, и после тех потерь, которые мы понесли… я так понимаю, в вашем отделении на данный момент нет сержанта.

Он достал из ящика пару сержантских нашивок. Гюнтер взял их и поблагодарил полковника. И не имело значения, что он не чувствовал себя готовым носить их. Это была воля Императора.

– Я знаю, это немного, – сказал Браун. – Если бы это зависело от меня… Я обсуждал вопрос с Департаменто Муниторум, и надеюсь… Хоть мы и не Имперская Гвардия, но за прошедшие месяцы мы сражались в одном строю с ними, жили и умирали вместе с ними, принося жертвы не меньшие, чем они, даже большие, и я не вижу причин, чтобы… Думаю, при данных обстоятельствах вполне можно рассчитывать на Железную Аквилу.

«Он так и не понял», подумал Гюнтер.


ОНИ пробивали путь в Иеронимус-сити.

Четыре «Кентавра» с бульдозерными отвалами выполняли самую трудную часть этой задачи. Но оставалось много работы и для солдат с лопатами и тачками, следивших, чтобы курганы развалин не осыпались и не похоронили их всех. Тонкий слой снега, выпавший ночью, делал их работу еще более рискованной. Гюнтер, проспав положенные шесть часов – он привык закрывать уши, отключать мозг и использовать любую возможность для отдыха – вернулся к исполнению своих обязанностей.

Из-за его сержантских нашивок товарищи теперь смотрели на него по-другому. Сначала ему это очень не нравилось, особенно то, что они, казалось, ожидали, что теперь он будет думать за них. Он предпочитал анонимность, которой обладал, будучи рядовым. Но вскоре он понял, что в действительности изменилось очень немногое. Принимали решения и отдавали приказы по-прежнему офицеры, а Гюнтер только должен был следить, чтобы эти приказы выполнялись, чтобы все солдаты понимали и исполняли свои обязанности.

После полудня гвардейцы и солдаты СПО построились, чтобы выслушать новые приказы полковника-186, который приехал со своей обычной свитой из криговских офицеров, и немногочисленными офицерами СПО, среди которых был и Браун. В воздухе повисло почти осязаемое чувство ожидания, когда полковник-186 объявил, что их работа почти закончена.

– Мы войдем в город на рассвете, – сказал он, – одновременно с другими нашими полками с севера, востока и юга, и начнем продвижение к гробнице некронов, где состоится последний бой этой войны – и будет одержана победа.

Потом он описал в общих чертах план по уничтожению некронской гробницы, и сообщил, что честь нанести этот удар выпала отделению СПО, но не сказал какому. Он говорил об отделении Гюнтера, но назвал его «сержант №1419», и почти никто не понял, о ком идет речь. Многие солдаты встревоженно смотрели друг на друга, или пытались разглядеть цифры на жетонах своих сержантов, чтобы убедиться, что не они будут мучениками, предназначенными в жертву. Они тоже не понимали.

– Почему это должно быть отделение СПО? – услышал Гюнтер, как жаловался один солдат, когда они вернулись к работе и криговские офицеры ушли. – Почему этот безлицый ублюдок не пошлет в гробницу своих?

Гюнтер резко напомнил ему, что он говорит о старшем офицере, представляющем самого Императора, и солдат нахмурился, но замолчал.

Однако он был лишь одним из многих недовольных. Гюнтер слышал, как солдаты роптали за его спиной:

– … думают, что их жизни более ценны, чем наши, но они даже…

– … Браун должен, наконец, показать им, что мы не будем терпеть все их прихоти. Хенрик не позволил бы…

– …что будет с остальными, со всем нами, хотел бы я знать. Когда атомные заряды взорвутся…

– … и противогазы для защиты от радиации, а у нас даже…

Гюнтер утешал себя мыслью, что большинство недовольных – лишь недавно призванные новобранцы. Их подготовка была еще более сокращенной, чем у Гюнтера, и никто из них еще не был в настоящем бою. Они просто не видели некронов.

Через сорок минут к Гюнтеру подошел один солдат из его отделения: парень 16-17 лет с песочного цвета волосами и веснушчатым лицом.

– Сержант, там некоторые думают… – нерешительно начал он, – солдаты, которые должны будут… отделение, которое пошлют в гробницу… Сержант, это будет наше отделение?

– Да, солдат, наше, – сказал Гюнтер, и лицо мальчишки посерело.

Через час криговский вахмистр сообщил Гюнтеру, что один из его солдат пытался дезертировать и был расстрелян. Гюнтер чувствовал стыд и злость на себя. Он должен был предвидеть, что такое возможно, и попытаться предотвратить.

К тому времени, когда лейтенант Харкер, взводный командир Гюнтера, приказал его отделению построиться отдельно от остальных, уже не осталось никого, кто бы не догадывался, что лейтенант собирается им сказать. Харкер говорил о великой чести, выпавшей этим десяти солдатам – теперь девяти, поправился он. Он говорил, что их подвиг завтра сделает их героями, а потом, к удивлению Гюнтера, лейтенант предложил каждому из солдат выбор – перевестись в другое отделение, если они хотят.

Трое солдат нерешительно выразили желание перевестись, видимо, подозревая сначала, что это какая-то ловушка. Гюнтер был разочарован ими, но испытал гордость за пятерых оставшихся – и воодушевился от того, что, когда слух об этом распространился, не оказалось недостатка в добровольцах, чтобы заменить их.

Хотя это был не тот способ, которым Гюнтер справился бы с ситуацией, но он должен был признаться себе, что это способ эффективный. У него снова было девять человек, и всем им он мог доверять. Они исполнят свой долг, погибнут, чтобы он смог доставить заряды, потому что они все думали так же, как и он.

Они верили в то, что дело их правое, и кроме этого им не нужно было никакой мотивации, ни повышений, ни медалей. Было достаточно знать, что их самопожертвование действительно важно для победы, и в этом смысле они были счастливее, чем люди, которых они заменили. Те, скорее всего, все равно умрут завтра – но умрут далеко не столь славно, и в страхе.

Для Гюнтера и его людей теперь не существовало страха, потому что они точно знали свое будущее. Они были уже мертвы – ходячие мертвецы, все до одного. Но они знали как и ради чего отданы их жизни.

ГЛАВА 23

КОСТЕЛЛИН собирал вещи.

ОН не хотел оставлять это на сервиторов, не хотел доверять им вещи, важные для него. Впрочем, таких вещей было немного. Гололитические снимки его четверых внуков на их выпускных парадах. Его первый солдатский жетон. Старый, потрескавшийся инфопланшет, в котором хранились дорогие ему воспоминания об одном четырехлетнем периоде его жизни. Он аккуратно завернул их в запасную форму и уложил в чемодан.

Комната казалась опустевшей, какой она была, когда Костеллин впервые вошел в нее почти два месяца назад. Было странно, что за столь недолгое время она успела стать его комнатой, его домом. Он не будет скучать по Иеронимус Тета, когда покинет ее, но маленькая частица его останется в этой комнате, как оставалась она во многих других комнатах на многих других мирах до этого.

Открыв нижний ящик стола, он с изумлением увидел, что оттуда на него смотрят окуляры криговского противогаза. Он забыл, что спрятал туда противогаз и маску-череп, забыл, что взял их с собой, когда возвращался из города. Тогда он вернулся к тайнику за своим мечом и фуражкой, поднял доски, под которыми они были спрятаны, и застыл под взглядом глаз мертвеца.

Он вспомнил свое обещание погибшему гренадеру.

Он должен был оставить маску там. Было ошибкой раненому нести лишнюю тяжесть. Тем не менее, Костеллин взял ее. Напоминание о смерти. Он становился все более похож на гвардейцев, с которыми служил. «Еще одна причина, почему настало время уйти».

– Я слышал, вы покидаете нас.

В дверях стоял полковник-186. Костеллин был удивлен, увидев его, и испытал чувство вины. Он должен был сообщить эту новость лично. Но Костеллин прогнал это чувство, сказав себе, что полковнику в любом случае все равно.

– Да, когда эта кампания закончится, – кивнул комиссар. – Я получил назначение в Королевский Валидийский полк.

– Мне жаль расставаться с вами, – сказал полковник. «Да неужели?», мрачно подумал Костеллин. – Ваша служба с нами была долгой и славной, в особенности то задание, которые вы выполнили в захваченном некронами городе…

– Я не могу приписать эту заслугу себе, – сказал Костеллин. – Это один из ваших солдат спланировал и выполнил атаку на генераторум. А я всего лишь выжил.

– Я надеюсь… – сказал полковник с необычной сдержанностью. – Я надеюсь, это не потому, что я сказал…

Костеллин покачал головой.

– Я знаю, у нас были разногласия, но нет, полковник, мой перевод никак не связан с этим. Вы исполняли свои обязанности так, как считали наилучшим образом, эффективно и разумно, и таким образом, оказались более чем достойны высоких стандартов, установленных вашими предшественниками.

– Однако вы выразили несогласие с решением моих начальников атаковать силы некронов.

– Да. Я думал… Я не знаю, полковник. Когда я увидел, чего смогли мы – вы – добиться здесь… Два месяца назад я не смог бы в это поверить, но мы все-таки заставили некронов отступить. Мы бьем их, мы действительно их побеждаем!

– И вы пересмотрели ваше мнение?

– Думаю, если завтра все пройдет по плану, если гробница некронов будет уничтожена, а этот мир спасен, тогда значение этой победы для Империума… И все же… я не могу не думать о ее цене. Я не знаю, полковник. Я просто не знаю, и, возможно, в этом и проблема. Возможно, я уже слишком стар, и слишком многое видел.

– Может быть, – сказал полковник, – что после завтрашнего боя 186-й пехотный полк Корпуса Смерти Крига перестанет существовать. Наши потери таковы, что, возможно, оставшихся солдат направят в другие полки Крига на этой планете. Я был бы горд знать, что наша жертва была не напрасной, что о ней не забудут.

– А долг Крига перед Императором? Он будет тогда уплачен?

Полковник не ответил на это. Костеллин и не ожидал, что он ответит. Вместо этого полковник заметил:

– Вы больше не носите руку на повязке.

– Квартирмейстер сказал, что поврежденный нерв вылечен. Правое плечо немного стянуто, но, кроме этого все…

– Тогда завтра вы будете сражаться вместе с нами?

– Конечно. Самое меньшее, что я могу сделать, прежде чем приму новый пост – исполнить до конца свой долг на этом.

Полковник одобрительно кивнул и сказал Костеллину, что в таком случае они увидятся завтра. Он четко повернулся и ушел, и комиссар некоторое время размышлял в одиночестве, прежде чем снова открыть ящик стола.

Он закрыл его ногой, почему-то смутившись, когда пришел полковник. Теперь он собирался сделать то, что должен был сделать три недели назад. Взяв маску и противогаз, он вышел в космопорт и передал их первому попавшемуся квартирмейстеру.

– Найдите им достойное применение, – сказал Костеллин. – Последний солдат, который носил эту маску, погиб как герой.


У ПОЛКОВНИКА был заготовлен еще один сюрприз.

Холодным предрассветным утром, обращаясь к солдатам, он достал из своей шинели небольшой прозрачный куб из какого-то желтоватого материала. Внутри куба был виден некий предмет белого цвета и неровной формы, в длину больше, чем в ширину, заостренный к концу, как маленький примитивный нож.

– То, что нам предстоит сегодня, настолько важно, настолько велика вера наших генералов в этот недостойный полк, что они смогли получить для нас вот этот… – голос полковника преисполнился благоговения, -… этот фрагмент кости черепа полковника Юртена.

По рядам криговских гвардейцев прокатился приглушенный шепот – самая человеческая реакция, которую Костеллин когда-либо замечал с их стороны.

– Я не могу помыслить, что есть иной человек, более достойный нести эту реликвию, – сказал полковник, – осенять ее священным светом нашу скромную службу, чем наш комиссар.

Совершенно не ожидавший такого Костеллин почтительно принял куб. Он держал реликвию в ладонях, любуясь ею, и, хотя в душе был не слишком впечатлен – он думал, сколько еще таких реликвий могло быть быстро изготовлено, если остальные три полка на Иеронимус Тета тоже получили их – но он чувствовал, как ее присутствие тронуло этих непоколебимых людей, как подняло их дух, и знал, что уже одно лишь это делало этот маленький куб воистину драгоценной вещью.

Он не знал что сказать, но все ждали, что он что-то скажет. И Костеллин, прочистив горло, вспомнил, чему его учили, казалось, целую вечность назад, и начал речь, которая вначале хотя и была сдержанной, но вскоре стала более уверенной и пылкой, и, в конце концов, оказалась, по собственному мнению комиссара, самой лучшей, самой вдохновляющей речью за всю его многолетнюю службу.

Потом над развалинами города взошло громадное красное солнце, и время слов закончилось. Полковник-186 отдал приказ выступать, и воздух наполнился ревом заводившихся моторов и дымом выхлопных газов.

Три огромных бронированных «Горгоны» шли в авангарде, каждая из них везла целый взвод в своем открытом десантном отделении. Эти грохочущие гиганты, весившие более двухсот тонн каждый, крошили обломки зданий под массивными гусеницами, пробивая путь своими бронированными носами не только для себя, но и для машин, двигавшихся за ними.

Конечно, для всех солдат транспорта не хватило, и между «Кентаврами» и буксировавшими тяжелые орудия «Троянцами» двигались колонны пехоты, состоявшие примерно на одну половину из гвардейцев Корпуса Смерти, на другую – из солдат СПО. Их форма была грязной и рваной, и многие из них были ранены. Из тех, что сражались три недели назад, осталось не больше половины, а завтра их останется еще меньше, но они шли в бой с гордостью, подняв головы.

Костеллин ехал в «Кентавре» вместе с полковником-186 и его командным отделением, и из-за закрытых люков не видел, что происходит снаружи. Он следил за наступлением армии по сообщениям вокс-сети, но чувствовал себя отделенным от нее, сидя в тесном, душном и шумном «Кентавре». Согласно данным тактического сканирования, они двигались самым кратким путем к центру города, и пока все было спокойно.

Вдруг «Кентавр» встряхнуло взрывом. Полковник сразу бросился к воксу, требуя доложить обстановку, и доклады посыпались немедленно:

– … дорога заминирована, сэр. Похоже, в развалинах спрятаны подрывные заряды…

– … они проехали прямо по…

– … тяжело раненых нет, сэр, весь удар пришелся на нос, но двигатели…

– … никаких признаков противника…

– … вероятно, заряды для взрывных работ в шахтах, но чтобы взрыв был такой силы…

– … техножрец проверяет повреждения, сэр, но я думаю, мы потеряли «Горгону»…

После этого продвигались с большей осторожностью, послав отделение пехоты вперед на разведку. Конечно, если остальные заряды заложены так же глубоко как и первый, разведчики скорее всего не смогут их обнаружить; но все же если в этом мертвом городе прячется кто-то живой, они могут его обнаружить. И вскоре они действительно обнаружили.

– Впереди противник, сэр. Мы застали их врасплох, атаковали прежде чем они нас увидели. Четверых убили, но остальные рассеялись по укрытиям.

– Сколько их, вахмистр? – спросил полковник.

– Неизвестно, сэр. Они в основном прятались в зданиях. Как минимум восемь, но может быть и больше.

– Что за противник? – спросил Костеллин. – Некроны?

– Нет, сэр, люди.

– Тогда почему вы решили… Они стреляли в вас?

– Сэр, наши приказы…

– Они как-то угрожали вам?

Полковник вмешался:

– Вахмистр, прижать их огнем, но не атаковать. Всем подразделениям оставаться на занимаемых позициях и ждать дальнейших приказов.

Костеллину он сказал:

– Не думаю, что эти подрывные заряды тут установили некроны.

– Согласен, – сказал комиссар. – Это не их стиль. Скорее всего, это работа одного из тех предательских культов, о которых мы слышали. Но даже так…

– Три недели назад, – сказал полковник, – некроны очистили город от всех людей, которых смогли обнаружить. Следует предположить, что все выжившие…

– … замерзли, голодны и напуганы, – возразил Костеллин. – И сомневаюсь, что стреляя в них, мы как-то исправим ситуацию. Вы не слишком цените людей, полковник? Стоит напомнить вам, что без солдат СПО этой планеты, без их верности…

– Что вы предлагаете? – спросил полковник.

– Я пойду туда, – сказал Костеллин, – и попытаюсь поговорить с ними.


ОН выбрался из люка и спрыгнул на землю, несколько колючих снежинок упали на его лицо. Полковник вышел из «Кентавра» за ним, и вместе они оглядели колонну машин с работавшими вхолостую моторами.

– Я изучал карты, – сказал Костеллин. – Дороги к северу и югу от этой непроходимы. Есть обходные пути, но нам придется вернуться далеко назад, чтобы повернуть на них.

– Они выбрали отличное место для засады, – проворчал полковник.

– Да, если это действительно засада. Все же я думаю…

– Наиболее целесообразным способом обезвредить ее будет артиллерийский обстрел тех башен.

– Рискуя обрушить их и заблокировать и эту дорогу? И если вы правы, и эти люди действительно готовили засаду? Вы можете гарантировать, что несколько неприцельно брошенных снарядов ликвидируют эту угрозу? Мы везем с собой атомные бомбы, полковник. Единственный выживший, удачно размещенный подрывной заряд, и весь полк вознесется к Императору в сиянии славы на несколько часов раньше, чем запланировано.

– Тогда пошлем вперед «Горгоны».

– Я удивляюсь вам. Вы готовы потерять еще одну «Горгону» на минном поле, и на этот раз, вероятно, вместе с солдатами, чем рискнуть одной жизнью?

– Противник использовал много подрывных зарядов. Полагаю, их у предателей осталось не так много. Ваш план предполагает меньшие жертвы, чем мой, но его шансы на успех ничтожны…

– Я не согласен с такой оценкой, – сказал Костеллин. – И так как рискнуть придется только моей жизнью, думаю, я имею на это право. Я пойду к этим людям, полковник. Даже если они стали поклоняться некронам, то лишь от отчаяния. Я могу дать надежду! По крайней мере, я смогу выманить их, оценить, какими силами и средствами они располагают.

Полковник секунду обдумывал это, потом согласно кивнул. Связавшись с разведчиками впереди, он предупредил их, что комиссар идет туда, и они должны держаться на расстоянии, но прикрывать его насколько возможно.

Костеллин шел мимо ожидавших солдат, мимо «Кентавров» и «Горгон», его уверенность несколько уменьшилась, когда он оказался в одиночестве, лишь иногда в развалинах мелькали гвардейцы в масках, занимая позиции в дверном проеме или залегая за порогом.

Он держал руки поднятыми, глядя вперед, и шел, пока краем глаза не увидел движение, мелькнувшее в окне первого этажа. Здесь он остановился, громко назвав свое имя и звание, и объявил, что пришел поговорить.

Еще прежде чем замолкло эхо его слов, он услышал в окне характерный щелчок аккумулятора, заряженного в лазган, и женский голос:

– Мой муж держит тебя на прицеле. Брось оружие – все, что у тебя есть.

Он сделал как было приказано. Потом ему велели отойти на десять шагов назад и ждать. Дверь открылась и выскочила невысокая темная фигура. Человек подобрал плазменный пистолет Костеллина, но цепной меч поднять не смог, и решил оставить его. Пистолет он неумело направил на Костеллина и жестом приказал зайти в дверь. У двери лежало тело молодой женщины, и Костеллин, проходя мимо, взглянул на нее и убедился к своему огорчению, что помочь ей уже ничем нельзя.

По шаткой лестнице он поднялся в большое открытое помещение, судя по грязным одеялам, кишевшим блохами, и зловонию, здесь была ночлежка мутантов. В ее темных углах прятались шесть человек.

Его встретила супружеская пара, мужчина, бородатый и лысеющий, держал в руках лазган. Молодой человек, который привел его сюда, спрятался за ними, все еще держа в руках пистолет Костеллина.

– Ты из Империума, – сказала женщина, с подозрением глядя на аквилу на фуражке комиссара. – Почему мы должны верить тебе?

– Я могу вывести вас из города, – ответил Костеллин.

– А с этой планеты?

– С милостью Императора в этом не будет необходимости. Со мной армия, готовая сражаться с захватчиками. Мы сможем…

– Не слушайте его, – прошипел мужчина. – Это всего лишь слова. Где был Император, когда пришли эти чудовища? Почему его армия не защитила нас?

– Я знаю, вам кажется, что вас бросили, но…

– Нас заперли в этом аду, – сказала женщина. – Оставили на растерзание! – она расплакалась. – Мы думали, что никогда больше…

– Атака застала нас всех врасплох, – сказал Костеллин. – Мы делали все, что могли. Но теперь мы побеждаем. О вас не забыли.

– Так долго нам пришлось… жрецы говорили…

– Я знаю, что они вам говорили, но теперь вы видите, что они ошибались. Да, вы жили в аду, но есть мир за пределами этого города, и люди, которые помнят о вас.

Раздался выстрел, лазерный луч с шипением прошел мимо его уха, и чей-то голос проревел:

– Лжец!

Костеллин обернулся и увидел, что в комнату вошел невысокий коренастый человек. Он носил белые одеяния священника, но они были осквернены и обгорели, краска на священных рунах размазалась.

– Мариг, – прошептала женщина. – Мы думали, ты… ты…

Пришелец шагнул вперед и обвиняюще указал на Костеллина.

– Этот человек вам лжет! Он обещает свободу, а тем временем его солдаты убивают нас.

– Нет, – сказал Костеллин, – этого не может…

– Они застрелили четверых наших братьев. Они и меня пытались убить, но моя вера в Железных Богов спасла меня!

Костеллин почувствовал, как при этих словах его палец дергается, словно нажимая спуск. В других обстоятельствах он немедленно казнил бы этого еретика на месте.

– Их слишком много, Мариг, – умоляюще сказал бородатый, – а у нас только два ствола… то есть, теперь три. Может быть, мы…?

Его жена закончила мысль:

– Может быть, мы сдадимся, воззовем к их милосердию? Они знают, через что нам пришлось пройти, они должны понять…

– Их Император не поймет ничего. Ему чуждо милосердие. Разве вы не видите? Я знаю, как они поступят. Они убьют нас, чтобы не позволить раскрыть те истины, которые мы узнали.

– А сколько ваших убили некроны? – спросил Костеллин. Его слова были адресованы жрецу, но предназначены для остальных. Мариг был безумцем. Однако он не был глупцом. Протянув руку к человеку, приведшему сюда Костеллина, он забрал у него плазменный пистолет, дав взамен свой лазган. Осмотрев незнакомое оружие, жрец улыбнулся, но его улыбка превратилась в хищный оскал, когда он навел пистолет на Костеллина.

– Наш бог говорил ясно, хотя лишь немногим дано было понять. Он предупредил, что сопротивление вызовет Его гнев, и так оно и случилось. Однако, сражаясь с Его врагами, отправляя их на Его суд, мы можем показать Ему…

Костеллин, бросившись вперед, попытался схватить пистолет. Его пальцы почти ухватились за рукоятку, но Мариг отскочил слишком быстро, случайно при этом выстрелив. Другие беженцы бросились в укрытия, а Костеллин, проклиная свои замедлившиеся от старости рефлексы, оттолкнул жреца и бросился бежать. Перепрыгнув перила лестницы, он приземлился на шаткую ступеньку и едва не слетел по лестнице вниз головой. Когда Костеллин спустился на первый этаж, над его головой с шипением пролетел второй плазменный заряд, который, разорвавшись, обжег и на некоторое время ослепил его. Костеллин слышал тяжелые шаги бегущего по лестнице безумного жреца.

Ослепленный вспышкой мини-сверхновой, Костеллин на ощупь нашел дверь. Спотыкаясь, он вышел на дорогу и нащупал свой брошенный цепной меч. Он подобрал его, и в этот момент его зрение наконец прояснилось, нажал руну активации, меч скрежетнул, но не завелся.

Мариг схватил его сзади, выкручивая руку, пока Костеллин не выронил меч, и снова приставил пистолет к голове комиссара.

– Назад! – завопил жрец. – Назад!

Костеллин увидел силуэты гвардейцев Корпуса Смерти, бегущих вперед, видел отблески на их лазганах.

– Я насчитал девятерых, – сказал он в вокс-микрофон. – Но в других зданиях могут быть еще. Их главарь – жрец. Убейте его, и остальные разбегутся или сдадутся. У них на всех только два лазгана, и, насколько я понял, нет подрывных зарядов.

– Ваш офицер у нас! – закричал Мариг. – еще шаг вперед, и я убью его! Клянусь Железными Богами, я так и сделаю! Назад! Оставьте нас, если вы цените его жизнь!

Он явно не знал, что такое Корпус Смерти Крига.


КОСТЕЛЛИН не почувствовал попадания лазерного выстрела, который убил его.

Он вообще ничего не почувствовал. Просто он упал и не мог подняться, словно его придавила какая-то невидимая тяжесть.

Он слышал топот солдатских ботинок рядом со своей головой, слышал рев двигателей приближавшихся «Горгон», но не слышал выстрелов. Он был прав: после смерти жреца – труп Марига лежал на дороге рядом с ним – его последователи бежали, не приняв боя. Армия Крига могла двигаться дальше.

Перед глазами Костеллина возникла противогазная маска.

– Полковник? – прошептал он.

Маска наклонилась ближе, ее хозяин опустился на колени рядом с комиссаром, и Костеллин разглядел на его наплечниках знаки различия квартирмейстера.

– Скажите мне худшее, – прохрипел он, пытаясь отогнать парализующий страх. – Вы сможете помочь мне? Я выживу?

Квартирмейстер покачал головой.

ОН стал обыскивать шинель комиссара, зачем – Костеллин не мог догадаться, пока криговец не извлек из его кармана то, что искал – святую реликвию, куб с фрагментом кости. Квартирмейстер взял его с должным почтением, и спрятал в свою шинель, и лишь после этого обратил внимание на человека.

Его лицо, скрытое противогазом, было похоже на череп, словно он был предвестником самой смерти. Это было последнее, что видели в жизни многие люди Крига. Костеллин никогда не думал, что и он, встречая смерть, увидит то же самое, не думал, что он может оказаться на их месте.

В молодости он думал, что погибнет в бою. К старости он уже надеялся на более спокойную смерть. Но никогда ему не приходило в голову, что его могут застрелить собственные солдаты. Ему было почти смешно при мысли о том, какой нелепой была его смерть.

– Да упокоится с миром твоя душа, – сказал квартирмейстер. – И знай же, что твоя жертва угодна Императору. Твоя жизнь была достойной.

Потом он рукой в перчатке закрыл глаза комиссару.

Последнее, что почувствовал Костеллин, прежде чем провалился во тьму – как квартирмейстер забирает цепной меч из его руки.

ГЛАВА 24

НА ПУТИ в город не было замечено разведчиков некронов, их скиммеры не летали над армией Крига. Но все же некроны были готовы и ждали атаки, развернувшись в боевой порядок перед своей гробницей, их численность увеличилась еще больше, как и ожидали генералы Корпуса Смерти.

Чего генералы не ожидали – того, что армия некронов превзойдет в численности их собственную, по крайней мере, этот полк. Один из офицеров СПО не удержался от ругательства на открытом вокс-канале, когда увидел, насколько противник сильнее.

Сначала некроны сосредоточили огонь на оставшихся «Горгонах». Попадания гаусс-пушек рвали броню, тяжелые стабберы изрыгали в ответ ливень пуль. «Горгоны» продержались достаточно долго, чтобы выгрузить солдат, двинувшихся вперед, ведя огонь из хеллганов. Как и до этого, вурдалаки выкопались из развалин в самом центре строя Корпуса Смерти, и, как и до этого, Корпус Смерти был готов к их нападению. Однако на этот раз главной целью когтей-клинков вурдалаков стали гренадеры с мелтаганами, трое солдат было освежевано в первую же минуту.

Гюнтер слышал обо всем этом по вокс-сети, пытаясь разобраться в массе беспорядочных сообщений, чтобы выстроить в голове картину боя. Его «Кентавр» был оборудован перископом на месте рядом с водителем, но пока от перископа было немного толку – они были слишком далеко от боя. Гюнтер видел громаду некронской пирамиды, но отсюда он не мог разглядеть, где в ней находятся ворота.

Стрелок их «Кентавра», криговский гвардеец, имел лучший обзор из своей башни, и его сообщения о ситуации на поле боя были куда более ценными. Справа от Гюнтера водитель, бывший фермер, больше привыкший водить тракторы, чем танки, сжимал штурвал так, что пальцы побелели. Четыре солдата его отделения – остальные пять ехали в другой машине – были почти так же напряжены. Они не отводили глаз от своего сержанта и смертельного груза, пристегнутого к его груди.

Подрывные заряды выглядели не слишком впечатляюще: четыре стержня, каждый обмотан черно-желтой лентой с предупреждениями и рисунками в виде черепов, но Гюнтер помнил, какую осторожность он требовал соблюдать, когда, будучи управляющим рудником, обеспечивал транспорт для них. Он тогда определенно спал крепче от того факта, что атомные заряды перевозились на ничем не выделявшимся грузовике, по скайвэям нижних уровней, далеко от его дома.

Он санкционировал их использование только один раз, чтобы взорвать слишком твердое дно рудника, выработка на котором уже почти год была ниже нормы. До сего дня в тот рудник нельзя было войти без защитного костюма – или туда приходилось посылать сервиторов.

Никто из офицеров не сопровождал его в Телониус-сити, где ему выдали заряды со склада. Пожилой бывший шахтер поднял крышку освинцованного ящика, и при первом взгляде на его содержимое Гюнтер невольно отшатнулся. Когда заряды были пристегнуты к нему, он боялся идти, боялся сидеть, боялся сделать любое движение, чтобы случайно не взорвать их.

Гюнтер приказал водителю пробиваться вперед. Сейчас, когда вурдалаки уже начали свою атаку, и их положение было известно, это, вероятно, было достижимо. Когда криговский стрелок сообщил, что к ним направляются скиммеры некронов, на секунду Гюнтеру показалось, что его сердце остановилось, но некроны были перехвачены отделением всадников смерти.

Криговский стрелок несколько раз просил разрешения открыть огонь из стаббера. Однако было важно, чтобы «Кентавр» Гюнтера не привлекал к себе внимания противника. Задачей всего полка было отвлечь некронов от отделения Гюнтера и от входа в пирамиду. Пока они этого не сделают, Гюнтер может лишь беспомощно сидеть и наблюдать.

Он моргнул, снова глядя в перископ, и увидел некронских призраков, как размытые пятна, набросившихся на взвод гренадеров. Призраков встретил огонь хеллганов, сразив нескольких из них. Он слышал в наушнике знакомый голос полковника-186, обещавшего подкрепления. Похоже, что 42-й и 103-й полки встретили лишь символическое сопротивление к северу и югу от гробницы, и главные силы этих полков направлялись сейчас сюда. 81-й полк к востоку, почти в трех километрах отсюда, действовал по-другому, выдвинув вперед тяжелую артиллерию для обстрела стены пирамиды.

Гюнтер сообщил эти новости своим людям, у которых не было комм-наушников. Один из новобранцев предположил, что Корпусу Смерти сейчас стоило бы перейти к обороне, сдерживая некронов, пока не подойдут другие полки. Гюнтер возразил, что солдат еще не сталкивался с некронами и не видел, что против их дальнобойных гаусс-пушек, пробивающих броню, единственной возможной обороной может быть только энергичная атака.

Они ждали.


ПОДКРЕПЛЕНИЯ подошли, но они не изменили ход боя настолько решительно, как надеялся Гюнтер. Оба полка прибыли одновременно, взяв осажденных некронов в клещи, уничтожив десятки врагов прежде чем те даже успели начать защищаться, и все же…

И все же Гюнтеру, наблюдавшему в перископ, казалось, что между ним и его целью по-прежнему столько же некронов, сколько было с самого начала.

Он должен проникнуть в эту гробницу. В ней был источник силы некронов. Когда гробница будет уничтожена, они не смогут самовосстанавливаться, не смогут телепортироваться из безнадежного боя, чтобы появиться где-то еще. По крайней мере, так было в теории.

42-й полк вел тяжелый бой, 103-й отступал, заманивая некронов к югу. Гюнтеру не нужно было слышать приказ полковника в наушнике, чтобы понять, что пора снова выдвигаться вперед и обходить пирамиду к северу.

Внезапно «Кентавр» встряхнуло взрывом, водитель нажал педаль тормоза, из вокс-сообщений стало ясно, что прямым попаданием уничтожен «Кентавр» в двадцати метрах от них. Гюнтер нервно глотнул и согласился, что пока лучше подождать, оставаясь на месте.

При взгляде в перископ казалось, что гробница совсем близко, но картина боя перед ней давала более реалистичное чувство масштаба и расстояния, которое Гюнтеру предстояло пройти. Из башни стрелок сообщил, что видит вход в гробницу, и Гюнтер, повернув перископ в указанном направлении, тоже разглядел его, увидел исходящий из него зеленый свет. Но на их пути было все еще много некронов, слишком много, поэтому они ждали.

Еще один рывок вперед, снова бесконечное ожидание, и Гюнтер решился.

Фаланга некронов впереди вдруг исчезла, судя по вокс-сообщениям они телепортировались к дальней стороне пирамиды, чтобы отразить наступление там. Путь впереди был свободнее, чем когда-либо с самого начала боя, а «Кентавр» был так же уязвим для вражеского оружия, как любой пехотинец. Следовательно, его отделению было больше шансов добраться до входа пешком, представляя для пушек врага десять маленьких целей, чем две больших. Кроме того, передвигаясь пешком, они могли следовать в таком порядке, чтобы их сержант – ходячая бомба – был наименее заметной из этих десяти целей. Поэтому Гюнтер отдал приказ покинуть машину, и по воксу передал тот же приказ старшему солдату во втором «Кентавре».

Поле боя было столь же пугающим и хаотичным, как и в первый раз. Разве ему не говорили, что после первого боя будет легче? Он подавил в себе, казалось, вернувшееся, чувство страха и неуверенности. Это было недостойно его. Теперь Гюнтер был опытным солдатом, командиром отделения, и в этом бою все надеялись на него. Но все же он не мог перестать чувствовать себя открытым и уязвимым, даже больше, чем в первом бою. Это из-за подрывных зарядов.

«Кентавр», взревев мотором, рванулся дальше, его стрелок усиленно наверстывал упущенное. Гюнтер укрылся за широким корпусом «Медузы», остальные солдаты его отделения собрались вокруг него. Сквозь дым разрывов он видел зеленый свет, сиявший из входа в гробницу, и в том дыму сражались солдаты, но, к своему ужасу, Гюнтер не мог разглядеть кто из них некроны, а кто – гвардейцы Крига.

Надо было подойти ближе. Гюнтер жестом отдал приказ своим людям – он не надеялся, что они расслышат его голос – и они, пригибаясь, бросились вперед за наступающим взводом, потом укрылись за кучей развалин. Они пробыли на открытом пространстве лишь секунды, но этого оказалось достаточно, чтобы призрак выпотрошил одного неудачливого солдата. Когда клинки некрона вспороли ему горло, второй солдат остановился и едва не повернул назад, но Гюнтер схватил его за руку и потащил вперед. Он ничего не мог сделать, чтобы помочь товарищу, никто из них не мог. В отделении только трое солдат были вооружены – по мнению полковника, лазганы были слишком ценны, а отделению Гюнтера в любом случае предстояло погибнуть.

Выглянув из развалин, он увидел зеленое сияние ближе, чем предполагал, и заметил, что путь впереди чист. Он уже почти отдал приказ, почти бросился вперед, и вдруг в клубах дыма возник силуэт танка некронов – гробницы в миниатюре, из его люков струилось то же самое ужасное зеленое сияние.

Его пушки изрыгнули зеленые молнии, и Гюнтер бросился на землю, сверху его осыпало вихрем обломков, куча развалин, служившая им укрытием, уменьшилась почти наполовину. Спустя минуту, Гюнтер осмелился поднять голову, и увидел, что танк некронов скользит прочь. Отделение гвардейцев Крига набросилось на танк, и, хотя большая часть солдат была уничтожена зелеными лучами, двое успели подскочить к нему, и запрыгнули в люк. Через секунду танк взорвался, уничтоженный, насколько мог судить Гюнтер, взрывом противотанковых гранат изнутри. Гвардейцы, конечно, погибли, но их смерть не была напрасной. Они сделали то, что пытался сделать Гюнтер, хотя и в меньшем масштабе, но они показали, что такое возможно.

Теперь он видел вход в гробницу, и знал, что, чем дольше он будет ждать, тем больше его товарищей погибнет, но было невозможно выбрать лучший момент, уследить за течением боя, а Гюнтер не мог позволить себе совершить ошибку. С каждой проходившей секундой он все больше беспокоился, все больше боялся, что уже упустил свой шанс.

Решение было принято за него.

Он не знал, где был сейчас полковник, но, вероятно, командир находился на наблюдательном пункте с хорошим обзором, потому что его голос снова раздался в наушнике Гюнтера, приказывая идти вперед. И Гюнтер пошел.

Он бросился прямо в этот ад, не сводя глаз с входа в гробницу, и поклявшись себе, что его ничто не остановит. Он не остановился, когда земля взорвалась в метре справа от него, убив двух солдат его отделения и осыпав его осколками камней. Он не остановился, когда третий солдат, окончательно потеряв храбрость, упал на колени с поднятыми руками, и через секунду его голова взорвалась – с чьей стороны стреляли, Гюнтер не знал.

Он не остановился, когда первые некроны разгадали его план и обратили свое оружие на него. Гвардейцы Корпуса Смерти, закрыв его своими рядами, приняли на себя мощь огня гаусс-пушек, и Гюнтеру оставалось почти полпути до цели. Сейчас он видел только сиявший зеленым светом вход в гробницу, и слышал только голос полковника в наушнике, приказывавший бежать быстрее, еще быстрее.

– Как только ты окажешься внутри пирамиды, – инструктировал Гюнтера перед боем командующий СПО полковник Браун, – не теряй времени даром. Помни, мы не знаем, что там внутри, и одно-единственное попадание из гаусс-пушки может испепелить тебя и заряды, даже не заставив их сдетонировать. Это значит… – он неловко отвел глаза, – Это значит, если у тебя будет возможность… Чем глубже ты проникнешь в гробницу, тем больший ущерб сможешь нанести, когда… И чем больше стен окажется между тобой и… в общем, тем больше это защитит нас от взрыва и радиации.

В зеленом свете входа что-то появилось. Тысячи темных точек, двигавшихся по поверхности. Гюнтер сначала подумал, что это дым, потом – что его подводят глаза.

А потом из гробницы вырвался рой металлических насекомых и бросился на него.

Они облепили его, царапая, кусая. Гюнтер пытался пробиться сквозь них, но масса их маленьких тел отталкивала его. Одного из его солдат уже свалили с ног. Насекомое ползло по атомным зарядам, и Гюнтер отчаянным движением сбросил его. Из наушника звучал голос полковника, отстраненный и механический, заглушаемый шуршанием панцирей насекомых. Они вырвали наушник из уха Гюнтера, и он теперь не знал, что ему приказывает полковник – идти дальше или отступать.

Последнее казалось единственным разумным решением.

Развернувшись, он увидел еще одну груду обломков, и отчаянным жестом указал на нее, хотя не знал, видит ли его сейчас хоть кто-то из еще не убитых солдат его отделения. Он побежал, подпрыгнул, и когда его ноги оторвались от земли, его ударило взрывной волной и забросило дальше, чем он собирался прыгать. Он едва успел обхватить руками подрывные заряды, защищая их, и тяжело упал на живот.

Восстановив дыхание, он оглянулся. Рой насекомых исчез. Осталось лишь несколько бесцельно кружившихся существ, остальных испарило взрывом мортирного снаряда. Выстрел был удачным, но безумно рискованным. Два из четырех зарядов оторвались, свисая с избитого тела Гюнтера. Было просто чудом, что заряды остались невредимы.

В живых остались трое из его солдат. Их лица были изранены, с них текла кровь. До входа в гробницу оставалось менее двухсот метров, но некроны простреливали пространство перед ним, пытаясь прижать гвардейцев огнем. Криговцы отчаянно пытались подавить огонь противника, отвлечь его на себя там, где нельзя было подавить, дать Гюнтеру еще один шанс, и он ждал.


СВЕТ во входе снова ярко вспыхнул, и на этот раз гробница извергла целый легион некронов-пехотинцев. Гюнтер в ужасе наблюдал, как воздух наполнили зеленые молнии, и взвод криговских гвардейцев во мгновение был скошен, как колосья. Секунду назад еще казалось, что его товарищи наступают. Сейчас их линия фронта рушилась, и некроны уже приближались к позиции Гюнтера.

Он должен был отступить, но мысль об отступлении теперь, когда он подобрался так близко, была ему невыносима. Он снова вставил наушник в ухо, но криговский полковник ничего ему не говорил. Даже сейчас Гюнтер ждал, ждал своего шанса, ждал, когда откроется хоть какая-то возможность. Вдруг один солдат, потянув его за рукав, указал дрожащим пальцем на пирамиду, и Гюнтер посмотрел на вход.

Из гробницы появился еще один некрон, более величественный, чем остальные, на голову выше, чем самые высокие из них, облаченный в синюю мантию, с увенчанным двумя зубцами посохом в руках. Гюнтер такого еще не видел. Он лишь слышал о гигантских гололитических изображениях, паривших в небе над Иеронимус-сити два месяца назад. Но слышал он достаточно, чтобы узнать то существо с изображений, узнать, что он прячется меньше чем в двухстах метрах от командующего вражеской армией.

Лорд некронов воздел к небу свои скелетоподобные руки, и Гюнтер увидел в его левой руке большую черную сферу. В глубинах сферы что-то сверкнуло зеленым, и Гюнтер ощутил в воздухе привкус металла, почувствовал, как волосы на затылке встали дыбом. Его кожу защипало, воздух, казалось, был наполнен электричеством, как перед сильнейшей бурей.

И некроны начали подниматься – десятками, сотнями, даже те, которые еще несколько минут назад лежали разорванными на куски, даже сожженные огнем мелтаганов. Но некроны не должны восстанавливаться после попаданий мелтаганов… разве нет?

Что-то сдвинулось, поползло под руками Гюнтера, и он в ужасе отдернул их, когда поток жидкого металла, соединяясь с другими потоками, начал сливаться в фигуру некрона-призрака, сразу же взлетевшего в воздух. Для одного из солдат это оказалось слишком, и он побежал, в ужасе крича, но его трусость спасла остальных: он отвлек на себя внимание призрака, который бросился за ним, не заметив остальных солдат, которых из десяти теперь осталось всего трое.

Вурдалаки, восставшие из мертвых, выбрались из-под корпуса «Медузы», и атаковали ее своим когтями. Это казалось невозможным, но там, где они наносили удар, броня словно плавилась и распадалась. Гюнтер едва мог осознать то, что он видел. Так не должно было быть. Предполагалось, что некроны истощили свои силы, лишены энергии генераторумов, и прячутся в гробнице. Но вместо этого они наступали, сражаясь новым, более смертоносным оружием, и их численность продолжала расти. Сейчас на поле боя их было столько же – нет, больше, – чем в самом начале.

Гробница была слишком хорошо защищена, и товарищи Гюнтера начали отступать, они были слишком заняты, пытаясь защитить себя от некронов, чтобы даже подумать о том, как изменить ситуацию. Лорд некронов поднял посох, из его зубцов вырвались три огромных зеленых вспышки, испепелившие трех всадников смерти Крига. По обеим сторонам от лорда в воротах гробницы зловеще маячили два огромных механических паука, и Гюнтер понял, что бой проигран, еще до того как голос полковника в наушнике подтвердил это.

Но все же, когда пришел приказ отступить, он внутренне воспротивился ему. Он был так близко… Он подумал даже, где был Император, когда Он так нужен, хотя немедленно устыдился этой богохульной мысли, и спросил себя: «Что если я все же сделаю это, взорву заряды сейчас? Я все еще могу повредить гробницу, и, что более важно, я могу убить лорда некронов, а если мои товарищи при этом погибнут вместе со мной, разве они не поймут? Разве не согласятся, что это достойная смерть?»

Он почти сделал это. Его рука уже взяла детонатор. Но потом он подумал, что, может быть, стоит сначала спросить полковника, запросить его разрешения, и тут Гюнтер понял, что сказал бы полковник. Он сказал бы, что половина некронов и, скорее всего, их лорд, переживут атомный взрыв и поднимутся снова, а солдаты Крига погибнут безвозвратно. Слишком дорогая цена.

Гюнтер ничего не мог сделать.


ОТСТУПЛЕНИЕ было трудным и стоило больших потерь, как и ожидалось. Гренадеры израсходовали боеприпасы для мелтаганов, прикрывая огнем отступающих гвардейцев. Некроны не ослабляли давление, хотя Гюнтер заметил, что их огонь в основном направлен на артиллерийские орудия и технику – они пытались лишить противника возможности организовать еще одно подобное наступление.

Он ускользнул из развалин, когда счел, что это было наименее опасно, два последних выживших солдата его отделения шли за ним. Их задание было отменено, но заряды, пристегнутые к груди Гюнтера, все равно надо было беречь. Оба последних солдата погибли, защищая его, и Гюнтер в одиночестве, предельно усталый и опустошенный, вышел, наконец, за пределы дальности пушек некронов и присоединился к колонне отступающих солдат.

Даже в поражении Корпус Смерти Крига сохранял свою железную дисциплину, отступая в полном порядке, в отличие от окончательно павших духом солдат СПО. Здесь все еще были тысячи солдат, но Гюнтер понял, что эти несколько тысяч – все, что осталось от трех полков. Двое гвардейцев из 103-го подтвердили, что им приказано отступать к космопорту, а не на прежние позиции к югу. Тот же приказ был отдан и 42-му, и 81-му полкам, которые отступали к востоку, собираясь обойти город и тоже следовать к космопорту.

– Кто же тогда останется охранять периметр города? – спросил Гюнтер. Но он боялся, что уже знает ответ на этот вопрос.

Он нашел полковника-186, шагавшего пешком вместе с нижними чинами. Вероятно, он потерял свой транспорт, или скорее, судя по болт-пистолету в руке и хромоте, направил его принять более активное участие в бою.

– Простите, сэр, – сказал Гюнтер. – Я пытался. Просто не было возможности, но в следующий раз… Дайте мне еще один шанс, и я не сомневаюсь, что смогу…

Полковник посмотрел на него, словно не узнавая.

– Сержант 1419, сэр. Я… я несу подрывные заряды.

Полковник посмотрел на заряды на груди Гюнтера, и подозвал квартирмейстера.

– Снять подрывные заряды, – сказал он. – И убедиться, что они в сохранности.

Квартирмейстер достал нож и начал срезать ремни и слои клейкой ленты. Полковник пошел дальше, даже не взглянув на Гюнтера, который чувствовал себя ничтожным и бесполезным.

– Я не знаю, что делать, – признался он квартирмейстеру, срезавшему первый заряд и осторожно уложившему его в бронированный ящик.

– Нам приказано отступать, – сказал квартирмейстер.

– Я знаю. Знаю, но… – Гюнтер снова не знал, что сказать. С ним давно такого не было. Он даже не чувствовал себя больше солдатом.- Просто я никогда не думал… Я думал, сегодня все закончится. Думал, что Корпус Смерти Крига всегда сражается до конца. Что же нам теперь делать? Как мы будем сражаться с некронами?

– Мы не будем, – квартирмейстер срезал последний заряд и, опустившись на колени рядом с ящиком, закрыл его на несколько замков и передал сервитору.

– Эта война окончена, – прямо сказал он Гюнтеру. – Некроны победили.

ГЛАВА 25

ДЕНЬ начинался, похожий на все другие дни. Арикс проснулась от солнечного света, проникавшего сквозь плохо закрытые ставни. Арикс резко села, оглядываясь в поисках монстров, которых она видела во сне. Скелетоподобные руки, тянувшиеся к ней… Комната, последняя в длинном ряду подобных ей, была пуста, но остальные детали кошмара слишком реальны. Арикс была почти разочарована.

Она знала, что сон однажды станет реальностью, и ожидание этого стало для нее медленной пыткой. Во сне она ощутила облегчение, когда металлические руки прикоснулись к ней.

Но сегодня что-то было не так, как всегда: отдаленные звуки снаружи, снизу. Прислушавшись, Арикс услышала топот множества ботинок, рев моторов. Слишком шумно для Железных Богов. Соскользнув с кровати, она осторожно подошла к окну, заглянув в щель между ставнями и рамой, и увидела самое прекрасное зрелище в своей жизни.

Армия, несомненно, направлявшаяся на войну. Имперская Гвардия под знаменем с белым крылатым черепом на черном фоне. За пехотой двигалась колонна осадных орудий. Она встряхнула спящего Тилара и восхищенно рассказала ему чудесные новости. Император все-таки не оставил их.

Дядя Хенрик не бросил ее.

Она уже собиралась выбежать на улицу, но Тилар посоветовал проявить осторожность. Солдаты уйдут задолго до того, как Арикс и Тилар спустятся к ним. Когда они одевались, руки Арикс так дрожали, что Тилару пришлось помочь ей застегнуть подобранную среди чужих вещей блузку. Они доели последнюю пищевую пасту. Они пытались сберечь ее до конца, отсрочить день, когда им придется снова выйти наружу. Обнявшись, чтобы придать друг другу смелости, они открыли дверь.

Они поднимались на этот уровень несколько дней, но чтобы спуститься обратно на поверхность понадобилось лишь несколько минут. Улицы были уже пусты, как и ожидал Тилар. Однако с востока доносились звуки яростного боя, что показалось Арикс обнадеживающим.

– Что будем делать? – спросила она. – Подождем, пока они вернутся?

– Может быть, – сказал Тилар, – нам и не придется ждать. Если солдаты вошли в город тем путем…

– Мы можем пойти по их следам, – поняла Арикс, – можем выйти из города!

Но едва она произнесла эти слова, как сразу усомнилась в них. Казалось невозможным, после всего, через что они прошли, после всех рухнувших надежд, что выйти будет так легко. Она всю дорогу ожидала, что что-то пойдет не так, что монстры выскочат из засады, или что это всего лишь сон, и сейчас она проснется в той грязной убогой комнате, и наступит день, похожий на все другие.

Чего она не ожидала, так это попасть под огонь лазганов, когда они с Тиларом подошли к одной из уцелевших внешних башен, пробираясь сквозь курганы развалин, и Арикс снова ощутила слабую надежду.

Они укрылись за дверным проемом, Арикс почувствовала запах жженых волос, и испугалась, что это, возможно ее волосы.

– Лазганы, – прошептала она Тилару. – у тех монстров нет лазганов.

– Наверное, культисты, – ответил он. – Выжившие из шайки Амарета или какой-то другой секты.

– Кажется, – сказала Арикс, – я заметила красную и фиолетовую форму. Я думаю, это СПО, Тилар. Они наверное подумали, что… что это мы культисты.

Тилар высунулся из-за укрытия, пытаясь рассмотреть, и лазерный луч едва не срезал его нос.

– Не стреляйте! – закричал он. – Не стреляйте! Мы не те, за кого вы нас приняли. Мы на вашей стороне! Слава Императору!

– Я не могу вас пропустить! – раздался в ответ нервный голос. – Возвращайтесь обратно!

– Нет, вы не можете поступить так! – закричала Арикс. – Не можете заставить нас… Нас похитили, хотели убить, едва не принесли в жертву, и мы просто хотим… Пожалуйста, выпустите нас отсюда!

– Со мной племянница губернатора! – добавил Тилар.

На секунду наступила тишина, и голос неуверенно спросил:

– Леди Хенрик? Это действительно вы?

После этого переговоры продвигались быстро. Обладатель голоса, лейтенант Смитт, утверждал, что виделся с Арикс на нескольких приемах у губернатора, и ей пришлось притвориться, что она помнит его, и, к счастью, она смогла вспомнить один из этих приемов в достаточных деталях, чтобы убедить лейтенанта, что это действительно она. Они с Тиларом осторожно вышли из укрытия и увидели ожидавшее их отделение СПО. У большинства солдат даже не было оружия, и многие из них были еще подростками. Смитт, напротив, оказался седым стариком, и ходил, опираясь на трость. Он объяснил, что давно был в отставке, но после нападения ксеносов снова вернулся на службу, чтобы помочь в защите родного мира, насколько это в его силах.

Он показал им дорогу в космопорт, извинившись, что не может предоставить им транспорт. Тилар сказал, что все в порядке, они привыкли ходить пешком. Смитт смотрел на Арикс со слезами на глазах, повторяя, что это просто чудо, что они не ожидали найти ее живой. Но она лишь потом узнала, почему были эти слезы.

Тилар взял ее за руку, и они вместе пошли по дороге. Наконец, они вышли из разрушенного города в мир, который почти забыли. Этот день, не похожий ни на какой другой, Арикс запомнит навсегда.


ОНИ сидели в теплой столовой в космопорту, почти в одиночестве, только за столиком в углу сидел раненый солдат. Они держали в руках горячие напитки, первые за два месяца, но у Арикс не было аппетита.

– Это… это все не так, как… – сказала она, запинаясь, – Я по-другому представляла себе этот момент. Даже когда все было совсем безнадежно, и я думала, что никогда не выберусь, все-таки я всегда…

Тилар, потянувшись через стол, взял ее руки в свои.

– Я тоже. Я думал, что там, за пределами города, все… все будет нормально. Как раньше.

Ее узнали на склоне холма у космопорта. Беженцы окружили ее, пытаясь прикоснуться к ней. Большинство из них, вероятно, раньше даже не знали ее имени, но сейчас они говорили, что ее возвращение из мертвых было знамением Императора, добрым предзнаменованием для исхода войны. Она содрогалась от их прикосновений. Как она могла быть их спасительницей, когда сама так отчаянно нуждалась в спасении?

На их устах было одно имя, и от них Арикс узнала то, что старый Смитт не решился ей сказать.

– Он должен был улететь на спасательном корабле, – горько сказала она, – пока у него была такая возможность. Наверное, он оставался только ради меня, а я даже…

– Ты же не думаешь, – осторожно сказал Тилар, – что он действительно мог сделать то, о чем они говорят?

– Дядя Хенрик не был предателем! – яростно сказала она. – У него, наверное, была какая-то причина отправить то сообщение, и в любом случае, доказательством служат только слова этого криговского полковника. – Арикс тяжело вздохнула, вцепившись пальцами в свои спутанные волосы. – Просто я думала, что из всех людей хотя бы он… Я потеряла все, и видит Император, я не думала, что смогу увидеть его снова, но я всегда надеялась… я думала, что с ним все будет хорошо.

– Мы можем расспросить людей. Можем узнать о… Гюнтере, так его зовут?

Арикс покачала головой.

– Если бы он был здесь, он бы уже нашел меня. Ты видел, как быстро распространилась весть о нашем спасении. Он погиб, Тилар. Гюнтер погиб.

Тилар утешающе пожал ей руку.

– Железные Боги… то есть, некроны, они уничтожили лишь один город из многих, не всю планету.

– Это лишь вопрос времени, – сказала Арикс. – Мы думали… Когда я увидела солдат этим утром, мне показалось, что все еще есть надежда. Я забыла… забыла о том, что ты видел, Тилар, внутри пирамиды. Зеленый портал. Некронов невозможно победить.

Они услышали шум в коридоре, бегущие шаги и повышенные голоса. Полицейский в черной форме остановился у двери и взволнованно объявил:

– Они возвращаются! Солдаты возвращаются!

Раненый солдат вскочил на ноги с неожиданной подвижностью и побежал за полицейским. Тилар тоже встал, но Арикс осталась сидеть, не слишком спеша услышать новости. Все молились о чуде – втором чуде за этот день – но они не видели того, что видела она. Арикс не могла разделять их оптимизм, как бы ей того ни хотелось. Ее желудок сдавило от страха, и она уже давно перестала молиться.


В КАБИНЕТЕ полковника-186 кипела бурная активность. Криговские солдаты разбирали аппаратуру связи, упаковывая ее в ящики. Сам полковник невозмутимо стоял посреди кабинета, словно в центре бури. Арикс лишь с третьей попытки смогла подойти к нему. Он повернулся к ней, и Арикс попыталась встретить и выдержать его взгляд, но увидела лишь отражение собственных глаз в линзах противогаза. Это привело бы ее в замешательство, если бы она не была так решительно настроена.

– Меня зовут Арикс Хенрик, – сказала она, пытаясь имитировать тот повелительный тон, которым ее дядя разговаривал с подчиненными. Это уже помогло ей добраться до кабинета полковника. – Я племянница – и последний выживший член семьи – губернатора Тальмара Хенрика, и я…

– Я объяснил вашему дяде в самом начале кампании, – сказал полковник, отвернувшись от нее и подойдя к столу, – что этот мир на военном положении. Это значит…

– Я знаю, что это значит. Я лишь хочу… Люди снаружи хотят знать, что происходит. Думаю, самое меньшее, что вы можете для них сделать, полковник, это объяснить…

– Мы покидаем Иеронимус-сити, – сказал полковник.

– Да, так они говорят. Вы отступаете. Вы… бросаете нас.

– Первый десантный корабль прибудет через тридцать минут.

– Но Железные… то есть, некроны!

– По мнению наших генералов, больше мы ничего не можем здесь сделать. Произошло нападение орков на планету… – полковник взял со стола инфопланшет и взглянул на экран, – Джангалла. Мы должны прибыть туда в течение восьми дней.

– Но как же мы? Нам на помощь направят кого-то еще?

– Мы сделали все что могли. Мы почти уничтожили гробницу некронов, но на эту попытку мы истратили большую часть наших сил и средств, и потерпели неудачу.

– Тогда потребуйте больше сил и средств. Свяжитесь с Департаменто Муниторум, потребуйте от них подкреплений. Я знаю, как они работают, я слышала, как мой дядя часто спорил с ними. Вы должны надавить на них…

– Кажется, – сказал полковник, – что некоторые наши предположения касательно противника оказались ошибочными. Сейчас с определенностью можно утверждать лишь то, что дальнейшие боевые действия будут длительными и сопряженными с большими потерями, при этом с весьма незначительными шансами на успех.

– То есть вы… вы просто бросаете нас на растерзание? Полковник, на этой планете живут – жили – девять миллиардов человек.

– Даже так, леди Хенрик, численного превосходства в одной лишь живой силе недостаточно.

– Я не могу это допустить! Не могу поверить, что вы можете быть так… так близоруки. Что будет, когда некроны покончат с нами? Когда они нацелятся на следующий мир, а потом еще и еще? Что случится, когда они доберутся до вашего мира, полковник? Криг лишь в нескольких системах отсюда, насколько я помню. Если этих чудовищ не остановить сейчас… – Арикс замолчала. Полковник просто сидел и равнодушно смотрел на нее, но хотя его лицо, скрытое противогазом, как всегда, ничего не выражало, его молчание говорило о многом.

Арикс сама опустилась на стул.

– Этому не позволят случиться, ведь так?- сказала она. – Я должна была сразу догадаться.

– Мы связались с Имперским Флотом, – сказал полковник. – Соответствующие полномочия уже даны. Готовится приказ на Экстерминатус.

– Сколько еще…?

– Такие вещи делаются не сразу, я уверен, вы уже знаете. Наши комиссары потребовали послать больше спасательных кораблей, и я полагаю, что некоторые из…

– Я слышала, что последний корабль улетел более месяца назад, – сказала Арикс. – Что с тех пор делало флотское командование? Нет, позвольте, я угадаю. Пока они считали, что у нас есть шанс, пока они думали, что вы действительно можете разбить некронов, эвакуация с Иеронимус Тета не считалась наиболее приоритетной, а теперь… теперь уже поздно.

– Я полагаю, – повторил полковник, – что некоторые из ваших администраторов, управляющих городами, также были весьма настоятельны в своих требованиях. Шесть кораблей уже направлено сюда, и еще…

– Этого недостаточно, – возразила Арикс. – Шесть кораблей совершенно недостаточно, и вам известно так же, как и мне, полковник, что даже не все из них прибудут вовремя, чтобы… чтобы помочь нам.

– Это меня не касается, – сказал полковник. – Я предлагаю вам связаться с…

Арикс пришла в ярость.

– Возможно, это вас и не касается, но неужели вам плевать? Дядя Хенрик был прав насчет вас. Я говорила с людьми, с беженцами, с немногими уцелевшими солдатами СПО, и знаете, что они говорят о нем? И о том, что вы с ним сделали?

– Губернатор-генерал Хенрик, – резко ответил полковник, – связался с культистами, поклонявшимися некронам. Он признался, что намеревался вступить в переговоры с ними.

– Ради меня! – закричала Арикс. – Он пытался спасти меня! Он даже не… а вы… вы убили его, и за что? Вы сами сказали, полковник. Вы пытались справиться с некронами по-своему, и потерпели неудачу. Вы отдали им наш мир.

Она едва сдерживала слезы. Отвернувшись от полковника, она изо всех сил пыталась не заплакать. Она поклялась себе, что не будет плакать перед ним.

– На войсковом транспорте «Мементо Мори», – спокойно сказал полковник, – есть помещения и продовольствие примерно на тридцать тысяч человек. Численность наших четырех полков значительно уменьшилась, всего у нас осталось не более пяти тысяч…

– Вы хотите сказать, что можете… – всхлипнула Арикс.

– Нас просили, – сказал полковник, – принять на борт беженцев, сколько возможно. Вам придется лететь на Джангаллу вместе с нами. Но там вы сможете пересесть на другой корабль и добраться до соответствующим образом колонизированного мира.

– Это… очень великодушно с вашей стороны. Спасибо.

– Если бы это зависело от меня, – сказал полковник, – мы бы лучше заполнили это пространство техникой и полезным оборудованием, которое можно эвакуировать отсюда. Но, как я уже сказал, ваши администраторы упорно настаивали на своих требованиях.

– Я… понимаю, – сказала Арикс.

– Квартирмейстеры свяжутся с вами, чтобы получить список тех, которые должны быть…

– Нет! – поспешно сказала она. – Я не думаю… Я не могу сделать это.

– Нам нужен список, – твердо сказал полковник. – Люди, которых мы спасем, должны, как минимум, быть потенциально ценны для Империума.

– И вы готовы решать, кого спасти, а кого нет? Потому что я определенно не готова.

– Однако, я полагаю, что вы хотели бы зарезервировать место для себя?

Арикс ответила не сразу. Она всем сердцем знала, каким будет ее ответ, но чувствовала себя невыносимо эгоистичной. «Двадцать пять тысяч человек», думала она, «из всего населения планеты». Это было почти ничто, меньше чем ничто, и кто дал ей право снова оказаться в числе привилегированных?

«Дядя Хенрик отказался», думала она. «Когда улетели первые корабли, он остался, чтобы помочь своему народу, чтобы найти меня. Теперь он мертв».

– Два места, – сказала она, глядя на свои руки, не решаясь встретиться взглядом с полковником. – Мне нужно два места, одно для меня, а другое для моего… – она вспомнила ложь Тилара в храме, и подумала, что это может помочь. – Для моего жениха. Мы с Тиларом помолвлены, так что его теперь тоже можно считать членом семьи губернатора, и… он нужен мне.

– Как скажете, – ответил полковник.

– Что касается списка остальных, – продолжала Арикс, – пусть его составит кто-то другой. Кто-то из администраторов. Думаю, они будут только рады составить список для вас. На самом деле, я не удивлюсь, если они уже его составили.


ДЕСАНТНЫЕ корабли были направлены в три космопорта на планете. Но даже так многие люди были вычеркнуты из списка эвакуируемых, потому что не смогли добраться до космопортов вовремя. Арикс слышала, как комиссар Мангейм из 42-го полка Крига спорит по комм-линку с возмущенным местным лордом, который имел собственную посадочную площадку и искренне не понимал, почему его с семьей не могут эвакуировать оттуда.

Все делалось в страшной спешке. Криговские генералы не желали откладывать отбытие на Джангаллу хотя бы на час. Мангейм говорил что-то об их великодушии в согласии принять на борт беженцев, но Арикс уже знала, что великодушие тут ни при чем.

Их с Тиларом направили в опустевший кабинет ждать эвакуации, и Мангейм заглядывал к ним, когда мог. Окно кабинета выходило на космопорт, и они смотрели, как на два десантных корабля грузились машины и снаряжение, в том числе, по словам Мангейма, контейнер с имуществом губернатора из Верхнего Шпиля. Комиссар, проследив за их взглядом, вздохнул.

– Мы высаживались на четырех, – печально сказал он.

Проблемы начались сразу, как только показались машины полицейских и СПО. Арикс услышала шум злых голосов снаружи, и поняла, что происходит, еще до того, как новости были сообщены по вокс-наушнику Мангейма.

– Очевидно, – сказал он, – толпа продолжает увеличиваться. Мы разослали предупреждения, просили их оставаться дома, сказали, что ничего не сможем сделать для них здесь, но они все равно приходят.

– Стоит ли винить их? – сказала Арикс.

– Полагаю, нет, – согласился Мангейм, – но ваших полицейских может не хватить, чтобы справиться с ними, и кажется… – он поднял голову, прислушиваясь к новому сообщению.

– Куда деваться тем, у кого не осталось домов?

– Некоторые из полицейских даже присоединились к зачинщикам беспорядков. Но не беспокойтесь, я уверен, мы сможем…

– Они несколько месяцев ждали помощи…

– Полковник-103 послал пару взводов. Они должны подавить беспорядки.

Звуки лазерных выстрелов заставили Арикс содрогнуться. Менее чем пять минут спустя в космопорт прибыл первый грузовик СПО, сопровождаемый взводом гвардейцев в противогазах, а за ним попыталась ворваться толпа потерявших все людей. Еще один взвод криговцев, выдвинувшись вперед, сформировал оцепление, чтобы блокировать толпу, расступаясь только, чтобы пропустить второй грузовик, а за ним третий и четвертый. Машины въехали на корабль по грузовому трапу, намереваясь выгрузить пассажиров внутри корабля, чтобы толпа не видела их.

– Нам будет не лучше, чем им, – сказала Арикс, – на другой планете. Там будут свои господа. Имена и титулы наших отцов больше не будут значить ничего. Мы станем лишь еще одной парой беженцев, парой ртов, которые приходится кормить, и если они вообще найдут для нас дом, он, конечно, окажется, на самых нижних уровнях.

Тилар обнял ее, прижав к себе.

– Мы выживем, – сказал он.

В космопорт прибыли еще грузовики, Мангейм вежливо откашлялся, и Арикс с Тиларом, повернувшись, увидели четырех гвардейцев, ожидавших их у двери. Настало время уходить.

Арикс заколебалась, оглянувшись на окно, и Мангейм стал уверять ее, что ее будут хорошо охранять по пути, что корабли совсем рядом, но ее тревожило не это.

– Будут еще корабли, – сказал Тилар, и Арикс, заставив себя улыбнуться, предпочла ему поверить.

Когда они уходили из кабинета, Арикс споткнулась об открытый чемодан, рассыпав его содержимое. Посмотрев на него, она увидела несколько голоснимков, выпавших из свертка с военной формой. Четыре молодых человека в великолепных парадных мундирах. Арикс удивилась, подумав, кто же они были.


ХОТЯ Арикс видела из окна, какое безумие творилось в космопорту, это не подготовило ее к тому шоку, который она испытала, оказавшись прямо посреди него. Она не видела, куда ее ведут, не слышала, что от нее требуют. Она лишь шла, опустив голову, держась как можно ближе к Тилару, полагаясь на защиту криговских гвардейцев, окруживших ее.

Она почти пожалела, что отказалась от предложения Мангейма накрыться одеялом, скрыв свое лицо. Этим утром ее приветствовали как героя, как символ надежды. Сейчас она стала дезертиром, предателем. Однако она чувствовала бы еще больший позор, если бы бежала, скрыв лицо. Это было бы худшей трусостью.

Наконец, они прошли через враждебно настроенную толпу и оцепление Корпуса Смерти, и оказались перед трапом. Когда они поднимались на корабль, что-то – пластиковый контейнер, брошенный из толпы – ударил Арикс по голове, и Тилар, нахмурившись, оглянулся, и стер брызги пищевой пасты с ее волос.

Задержавшись на входе в трюм корабля, она оглянулась. Она не могла уйти просто так. Ей хотелось что-то сказать, она чувствовала, что должна объясниться. Но ее встретило море озлобленных лиц, и она поняла, что никто не будет слушать ее. Тилар снова обнял ее, и, как всегда, придав ей новых сил, избавил ее от этого ужасного момента.

Арикс вздохнула, сдерживая слезы, и позволила ему увести себя на корабль, покидая жизнь, которую она знала, навстречу новой жизни, в неизвестность.

ГЛАВА 26

НЕКРОНЫ снова наступали.

Гюнтер был разбужен этой новостью, о которой кричали по всему космопорту. Люди реагировали на нее по-разному, от истерических воплей до тихого плача или равнодушного молчания. Все знали, что когда-нибудь это произойдет. Сколько они уже ждали?

Гюнтеру было холодно, и он плотнее завернулся в свое потертое одеяло. Он не знал, сколько времени он тут спит, сидя у стены ангара, его колени были прижаты к груди, чтобы оставить место для другого беженца, сидевшего у его ног. Мышцы привыкли к такому положению и больше не болели.

Сколько времени прошло с тех пор, как гвардейцы ушли? Недели? Месяцы? Он уже перестал считать дни. Восход и закат солнца сейчас ничего не значил для него, больше не было необходимости вносить порядок в свою жизнь. Гюнтер спал, когда у измученного тела не оставалось иного выбора кроме как отключиться. Когда он засыпал так, то не видел снов. Он ел, когда удавалось найти еду, а это случалось нечасто.

Изо всех сил он пытался не вспоминать ее лицо.

Он помнил, что в тот последний день он все еще обманывал себя, считая, что у него есть цель, помогая сдерживать толпу, не пуская беженцев к десантным кораблям, по крайней мере, пытаясь это делать. Его форма, его звание перестали что-то значить в этой ужасной ситуации. У него не было оружия, поэтому все попытки заставить толпу слушать были тщетны.

Когда он услышал ее имя, его сердце содрогнулось. Сначала он подумал, что ему показалось, но потом услышал его снова, толпа произносила его с ненавистью, и тогда он понял… Она была так близко все это время, она была одной из эвакуируемых, которых он должен был защищать, а Гюнтер не знал, даже подумать не мог…

Он протолкался вперед, все мысли о долге были забыты, и он увидел ее. Словно в первый раз в жизни, он увидел ее.

Арикс. Она поднималась по трапу десантного корабля, окруженная криговскими гвардейцами, и он закричал ее имя, но она не слышала его. Она уходила от него, была в двух шагах, чтобы уйти из его жизни навсегда, но Император, наверное, услышал его молитвы, потому что она остановилась. Она обернулась. Она посмотрела прямо на Гюнтера. Она была такой, какой он помнил ее, плавные черты лица, зеленые глаза и каштановые волосы. Он бросился к ней, но не смог пройти через оцепление криговцев. Он пытался объяснить, умолял их, но они не слушали его. Восемь часов назад они были его союзниками. Теперь они были чужаками.

Арикс была не одна. С ней был мускулистый мужчина со светлыми волосами, которого Гюнтер раньше не видел. Он коснулся ее волос, обнял ее, и больше она не смотрела на Гюнтера. Ее взгляд был обращен только на этого человека, который уводил ее от Гюнтера. Гюнтер смотрел, как они уходят, исчезая в трюме корабля, и подумал, что так, наверное, будет лучше. Он сказал себе, что должен быть доволен. Вопреки всему он достиг своей единственной цели в жизни. Арикс была в безопасности. Она будет счастлива.

Все равно они никогда бы не смогли быть вместе. Они всегда знали это.

Все думали, что космопорт станет следующей целью некронов. Многие бежали, пытаясь уйти от Иеронимус-сити как можно дальше, отсрочить неизбежное. Но когда они ушли, другие беженцы заняли их место, все еще моля Императора о спасении. Но с каждым новым днем их молитвы звучали все менее убежденно. Гюнтер знал истину: уже не имеет значения, что они будут делать, какой путь изберут.

Он снова прислонился к стене, закрыл глаза и подумал, хватит ли у него силы воли не открывать их, когда начнется бойня. Ему не нужно было видеть, как придет смерть. Но он не мог заткнуть уши, и судьба преподнесла ему еще один сюрприз – в виде слуха, сначала распространявшегося шепотом, но потом перешедшего в крик. Он услышал сквозь шум голосов вокруг, что некроны направляются не сюда.


ОНИ обогнули холм, следуя по дороге, направляясь к более богатой добыче. Тысячи их. Нет, десятки тысяч. Гюнтер подумал, что было чудом, как Корпусу Смерти удалось остановить их хотя бы ненадолго. Но теперь никто не мог их остановить.

Была ночь – в космопорту, освещенном электричеством, он бы и не заметил, но армия некронов была окутана ужасным зеленым сиянием. Оно исходило из камер их пушек, из люков и башен их танков, из зеленых глаз металлических насекомых, тучами кружившихся вокруг них.

Гюнтер наблюдал за их движением с холма, вместе с остальными беженцами. Он не знал, зачем он пришел сюда. Он уже видел, как разыгрывалась эта трагедия, но не мог сопротивляться искушению увидеть ее еще раз. Хотя и сомневался, заставит ли это зрелище его что-то почувствовать.

Некроны напали на Телониус-сити и начали опустошать его. Зрители, наблюдавшие с холма в гробовом молчании, мало что могли увидеть и услышать с такого расстояния, лишь зеленые вспышки в ночном небе, отдаленный грохот взрывов, да иногда казалось, что ветер доносит крики, но воображение людей было более чем способно дорисовать картину. Они затаили дыхание, когда рухнула первая башня, окутав остальные здания дымом и пылью.

Телониус-сити был домом для миллионов людей. Гюнтер хорошо знал, что им приходится испытывать сейчас, каждому из них, но он не мог позволить себе думать об этом. Обрушилась вторая башня, и Гюнтер увидел первых беженцев, спасавшихся из города, некоторые на машинах, многие пешком, как будто им было куда идти, как будто где-то на этой планете они могли быть в безопасности. Через двадцать минут после этого огни Телониус-сити погасли навсегда.

Глаза Гюнтера устали, и он сел на землю, чтобы отдохнуть.

После отступления Корпуса Смерти СПО окончательно развалились. Большинство старших офицеров эвакуировались, в том числе и полковник Браун, многие из нижних чинов дезертировали. Гюнтер остался. В конце концов, он был солдатом, но теперь у него не было ни приказов, ни цели.

Прибыли еще три спасательных корабля, и были слухи, что в других космопортах тоже садятся корабли. Каждый раз, когда приземлялся корабль, грузовики привозили тех привилегированных, кому позволено было подняться на борт. Уже не было солдат, чтобы охранять их, и эвакуируемым пришлось вооружаться самим. Но ярость людей, оставляемых на верную смерть, достигла точки кипения, и угрозы оружия стало недостаточно, чтобы усмирить их.

Некоторые из них погибли, но им удалось отобрать оружие у его неопытных владельцев. Они захватили эвакуационный корабль, но он не был достаточно большим, чтобы вместить их всех, и вспыхнула новая схватка за место на борту. В конце концов, корабль взлетел, взяв меньше пассажиров, чем мог бы, множество оставшихся в космопорту оплакивали свою участь.

Гюнтер наблюдал за этими схватками, но не вмешивался. Угнавшие корабль думали, что смогли убежать от смерти. Скоро они узнают, насколько ошибаются, когда Имперский Флот поймает их. Им все равно не спастись.

Заместитель полковника Брауна, молодой майор, честно пытавшийся удержать СПО от распада и поддерживать порядок все эти три дня, должен был улететь на этом корабле. Гюнтер не видел его, но по слухам, он застрелился, и его тело лежало у подножия холма вместе с другими убитыми.

В глаза Гюнтера сквозь веки проникал дневной свет. Он заснул, и проснувшись, почувствовал, что отморозил левую щеку на холодной земле. Его мундир был мокрым от растаявшего инея, и что-то маленькое и твердое врезалось в его ногу. На склоне холма сейчас осталось меньше людей, многие зрители вернулись в свои палатки или в относительное тепло зданий космопорта. Но многие остались, продолжая в молчании смотреть на Телониус-сити, хотя отсюда почти ничего не было видно.

Покопавшись в кармане брюк, Гюнтер нашел что-то за подкладкой. Он осторожно извлек металлический предмет и едва узнал его. Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как он последний раз думал о нем. Золотое кольцо, украшенное шестью амецитовыми камнями. Цвет этих камней напоминал ему о прошлом больше чем что-либо. Красный, любимый цвет Арикс.

Он должен был выбросить кольцо. Теперь оно ничего не стоило. Но вместо этого он спрятал его обратно в карман. Напоминание о прежней жизни, потерянной навсегда. Мементо мори.

Было трудно поверить, насколько ничтожными были его проблемы в той жизни, как отличались его цели и будущее, которое он себе представлял. Но, по крайней мере, тогда у него были цели. Он вспомнил инструкторов из Корпуса Смерти и знал, что они сказали бы ему, как определили бы его проблему. Они сказали бы, что он жил слишком долго.

Его товарищи из Корпуса Смерти, оставив его здесь, отправились к новой цели в своей жизни. Пришла пора и Гюнтеру сделать то же самое.


КОГДА-ТО он жил здесь.

Иеронимус-сити. Теперь большая его часть была огромным полем развалин. Гюнтер с гордостью шел по этому полю в бой, шел обратно после поражения, но он не смотрел по-настоящему на руины, не думал о том, что каждый холм обломков вокруг раньше был чем-то иным. Сейчас он вспоминал, что здесь были башни и скайвэи, магазины и кафе…

Он вспоминал, что здесь жили люди. Много, много людей. Очереди к автотакси каждое утро, толпы клерков на верхних уровнях, и шахтеров на нижних. Иногда он думал, что скайвэи могут рухнуть под тяжестью их всех.

Теперь, когда он смотрел, по-настоящему смотрел на груды развалин, он видел этих людей, видел остатки их жизней: разбросанную одежду, украшения, когда-то бережно хранимые, теперь брошенные и всеми забытые, голоснимки в разбитых рамках. Что хуже всего, он видел торчавшую из развалин ногу здесь, посеревшую руку там. Это место было кладбищем.

Он увидел обрывки алой и фиолетовой формы, и откопал из-под развалин труп солдата СПО. Солдат погиб страшной смертью от когтей вурдалака, вероятно, еще при первой атаке, судя по тому, насколько тело разложилось. Должно быть, вурдалака что-то отвлекло, потому что на костях убитого еще осталось немного кожи. Впрочем, это ему не слишком помогло. Вероятно, он лежал не найденный несколько недель, пока артиллерия Корпуса Смерти не обрушила скайвэй под ним, создав некое подобие захоронения.

Гюнтер взял его лазган и набор для его чистки. Начав разбирать оружие, он увидел, что лазган обгорел и полностью бесполезен. Но Гюнтер не стал его выбрасывать. По крайней мере, вид оружия мог отпугнуть мутанта или культиста, если кто-то из них еще остался жив. Он обыскал ранец солдата на предмет гранат или еще чего-либо полезного, но нашел лишь побитый, хотя еще пригодный, люминатор.

Солнце уже заходило, когда Гюнтер добрался до расчищенного района, в котором когда-то располагалась армия. Остановившись здесь, он попытался вспомнить, чем это место было до того. Вероятно, он уже не слишком далеко от дома. Своего прежнего дома. Он смотрел на немногие уцелевшие башни в поисках ориентиров, но не увидел ничего знакомого.

Надо было подойти ближе, подняться выше. Он следовал путем Корпуса Смерти в центр города, и вскоре увидел возвышавшиеся вокруг здания, скайвэи над головой, их осталось совсем мало, но все же они придавали хоть какой-то знакомый вид. Гюнтер нашел лестницу и начал подниматься. Он аккуратно считал уровни и вышел на 204-м. Едва не шагнув прямо в пропасть, он схватился за дверной проем и застыл на пороге.

Скайвэй на 204-м уровне исчез. От него не осталось ничего. То, что начали некроны, закончил Корпус Смерти – и, судя по разбитым окнам, разрисованным богохульными надписями стенам и выгоревшим комнатам, которые Гюнтер видел по пути сюда, его же соотечественники во многом способствовали этому.

Он смотрел на оскверненное изображение имперской аквилы над входом в то, что когда-то, вероятно, было архивным управлением. Неужели он проходил мимо этого здания каждый день по пути на работу? Сейчас он не был в этом уверен. Он вернулся в башню и нашел комнату, чтобы в ней отдохнуть. Она была очень похожа на его старую комнату, с такой же обстановкой, но он не верил этой иллюзии. Он попытался наполнить кружку холодной водой, но из крана потекла лишь ржавая коричневая жижа. Он все равно выпил ее.

Он не знал, чего он ищет, но знал, что еще не нашел это.


ОН почти дошел до закусочной. Той самой, для свидания в которой он купил кольцо. Она была на соседнем скайвэе, очень близко, но он не мог пройти к ней по разрушенному скайвэю.

Наступила ночь, тусклая луна лишь изредка выглядывала из-за плывущих туч, и Гюнтеру пришлось освещать себе путь люминатором. Он направил луч на окно закусочной, но увидел за ним лишь обломки. Внутренние стены рухнули. Даже если он смог добраться до нее, пройти внутрь не получилось бы, да и зачем? Эти двери раньше всегда были закрыты для таких как он. Ему нечего здесь было вспоминать.

Но он мог использовать местоположение закусочной как ориентир. Он знал, на сколько уровней нужно спуститься, сколько кварталов пройти, чтобы добраться до статуи. Конечно, статуя была разрушена, от нее остались лишь ноги по колено, но они все еще стояли на постаменте, и Гюнтер присел на него, на то же самое место, где сидел раньше. Закрыв глаза, он попытался представить, что ничего не произошло, что статуя по-прежнему возвышается за его спиной, что здания на площади невредимы и лишь закрыты на ночь.

Он попытался представить, что Арикс рядом, что он чувствует аромат ее цветочных духов, увидеть печаль в ее глазах, когда она смотрела на статую: одну из сотен, поставленных губернаторами, чтобы почтить тех, кто отправился на войну и не вернулся. Высеченное в камне изображение отца Арикс.

Что они делали до этого? Он вспомнил. Кинохроника. Он пригласил Арикс посмотреть ее. Сюжеты о войне и кровопролитии пугали ее, но Гюнтер сказал, что все в порядке, потому что Империум всегда побеждает. Арикс предложила перекусить протеиновыми бургерами с тележки, удивив Гюнтера, который экономил деньги, чтобы угостить ее чем-то более изысканным. Он любил это в ней, отсутствие всякого высокомерия и снисходительности.

Они сидели у статуи, а город вокруг готовился к наступлению ночи. Прекрасный летний вечер, пока Гюнтер не нарушил гармонию, как всегда, заговорив о том, что его тревожило.

– Давай не будем говорить о будущем, – сказала Арикс, оторвав взгляд от статуи и глядя ему в глаза. Он слышал ее голос сейчас так же ясно, как и тогда. – Я не хочу сейчас думать о нем. У нас есть этот момент, и мы должны наслаждаться им, и не думать о моем дяде или твоей работе, или о чем-то еще. Будущее все равно наступит, и, может быть, оно окажется совсем не таким, как мы ожидаем, так зачем беспокоиться?

Он открыл рот, чтобы возразить, но Арикс наклонилась к нему и прикоснулась своими губами к его губам. Их первый поцелуй. Сначала он думал, что она поцеловала его, чтобы заставить замолчать, но потом перестал думать, так это или нет, просто забывшись в этом счастливом мгновении.

Он не забыл ни одной подробности.

Арикс выскользнула из его объятий, оставив его погруженным во мглу меланхолии. Поддавшись порыву, он выхватил кольцо из кармана и протянул ей, умоляя ее принять его, пока не стало слишком поздно. Конечно, она не могла ему ответить. Она была всего лишь призраком, и, когда Гюнтер открыл глаза, она исчезла.

Прошлое исчезло.

Он плакал, даже не почувствовав, как подступили слезы, и, когда плотину прорвало, он не мог восстановить ее. Он скорчился, сотрясаемый мучительными рыданиями, у каменных ног героически погибшего отца Арикс, оплакивая все, что он потерял, и не заботясь о том, кто или что может услышать его.


ХОЛОДНЫМ ранним утром он нашел то, что искал.

Для этого ему пришлось подойти к гробнице некронов ближе, чем он собирался, и спуститься на уровень поверхности. Здесь погибло большинство его товарищей. К счастью, здесь было немного некронов, главные силы, несомненно, громили Телониус-сити, и Гюнтеру лишь дважды пришлось прятаться от их патрулей. Немногие трупы уцелели после выстрелов гаусс-пушек, да и с тех квартирмейстеры Корпуса Смерти сняли все, что могло пригодиться. Однако, Гюнтер нашел труп, который, очевидно, не заметили квартирмейстеры, и понял, что ему очень повезло. Это был гренадер, а значит, он должен быть вооружен лучше обычного гвардейца.

Он лежал на открытом месте. Зеленое сияние, исходившее от пирамиды, накатывало на него тошнотворными волнами, почти невидимое в дневном свете. Гюнтер, пригнувшись, подбежал к нему и снял с тела снаряжение настолько быстро, насколько было возможно. Когда он снимал ранец, при этом снялась и противогазная маска с лица убитого. Он вспомнил, что в отличие от обычных гвардейцев Крига, гренадеры носили дыхательные фильтры в ранце на спине, освобождая на груди место для брони. Не было времени отсоединять шланг, и Гюнтер забрал ранец вместе с маской, броней и всем остальным.

Он закрыл глаза погибшего в знак уважения, но не остановился, чтобы почтить его память. Последние человеческие чувства Гюнтера сгорели у ног статуи.

Он вернулся в свое убежище: спальню в нескольких кварталах отсюда и на пару уровней выше, где начал проверять найденное снаряжение. Хеллган с двумя аккумуляторами. Шесть осколочных гранат в подсумках на поясе гренадера, который теперь надел Гюнтер. Пайки и аптечка, но они были не нужны ему. Противогаз он тоже собирался отложить, но замер, глядя в пустые линзы маски.

Он повернул ее и натянул на лицо. Маска ограничивала поле зрения, ее ткань царапала щеки. Но было что-то почти успокаивающее в том, чтобы смотреть на мир глазами солдата Крига. Это давало чувство отрешенности от мира, позволяло смотреть на жизнь, но не быть ее частью. Единственным звуком, который он слышал, было его собственное дыхание, когда он вдыхал через шланг сухой фильтрованный воздух. Было в этом чувство некоей правильности – и, когда Гюнтер увидел свое отражение в уцелевшем окне, это тоже казалось правильным. Это было то, что нужно. И вместо того, чтобы снять маску, он поднял ранец с дыхательным фильтром, продел руки в лямки и надел его на спину. Ранец был тяжелым, но Гюнтер охотно нес его тяжесть.

Он надел наплечники гренадера, нагрудник, поножи и наколенники. Шлем был немного велик ему, но его он тоже надел. И сверху натянул темно-серую шинель. Теперь он был готов.


ОН снова вышел на улицу, держа хеллган в руках. Он тщательно вычистил хеллган, осмотрел его, убедился, что оружие исправно.

Он не обманывал себя, зная, что немногое сможет сделать один. Он слышал, что Император скорее уничтожит Иеронимус Тета, чем позволит врагам захватить ее. Он верил в это, но знал он и то, что если кто-то или что-то может пережить планетарный катаклизм, так это некроны. Они могут отсюда отправиться на другую планету, и цикл разрушения начнется снова.

Он шел к их гробнице строевым шагом, выпрямив спину, с гордо поднятой головой, на этот раз не пытаясь прятаться. «Пусть некроны увидят», думал он, «пусть придут». Что они теперь могут сделать? Что еще они могут отнять у него?

Гюнтер Сорисон был мертв, вместе со всем, что было ему дорого в его бессмысленной жизни. На его месте, в его плоти остался лишь безымянный солдат. Солдат, у которого не было приказов, но была цель, единственная, которая у него когда-либо по-настоящему была, единственное, что у него осталось.

Он вспомнил, что говорили ему инструкторы перед его первым боем: если он убьет хотя бы одного врага, его жизнь прожита не зря. Он уже сделал больше. Теперь он сражался за других, за тех своих товарищей, которым не так повезло, которые погибли, не исполнив своего предназначения. У него больше не было имени, не было лица. Он олицетворял их всех и нес их души с собой.

Он становился героем.


***


Оглавление

  • ГЛАВА 1
  • ГЛАВА 2
  • ГЛАВА 3
  • ГЛАВА 4
  • ГЛАВА 5
  • ГЛАВА 6
  • ГЛАВА 7
  • ГЛАВА 8
  • ГЛАВА 9
  • ГЛАВА 10
  • ГЛАВА 11
  • ГЛАВА 12
  • ГЛАВА 13
  • ГЛАВА 14
  • ГЛАВА 15
  • ГЛАВА 16
  • ГЛАВА 17
  • ГЛАВА 18
  • ГЛАВА 19
  • ГЛАВА 20
  • ГЛАВА 21
  • ГЛАВА 22
  • ГЛАВА 23
  • ГЛАВА 24
  • ГЛАВА 25
  • ГЛАВА 26

    Загрузка...

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии