загрузка...
Перескочить к меню

Герои Космодесанта (fb2)

- Герои Космодесанта (пер. Сетевой перевод) (а.с. warhammer 40.000: Антологии) 894 Кб, 341с. (скачать fb2) - Грэм Макнилл - Крис Роберсон - Ричард Форд - Гэв Торп - Дилан Оуэн

Настройки текста:



Грэм Макнилл, Крис Роберсон, Гэв Торп, Дилан Оуэн, Ник Ким, Ричард Форд, Стив Паркер, Даррен Кокс, Питер Фаэрвери
Герои Космодесанта
(Warhammer 40.000: Антологии)

Грэм Макнилл Жатва черепов

Прокатившись по полу, голова, наконец, остановилась, и остекленевшие глаза воззрились на завсегдатаев таверны. Молниеносный удар ребром ладони, столь же смертоносным, как и лезвие меча, — и голова задиристого воина отделилась от шеи еще до того, как с губ сорвалось последнее дерзкое слово.

Но тело продолжало стоять: убийца удерживал его в вертикальном положении, ухватив за край заляпанного алым нагрудника рукой, обтянутой грубой серой кожей. Под головой скопилась лужа крови; еще одна лужа натекла из обрубка шеи. Ноги трупа вдруг задергались, словно покойник и после смерти не терял надежды избежать ужасной участи. Убийца, разжав кулак, отвернулся, и тело с грохотом рухнуло на покрытый слоем золы и пыли пол.

Как только шоу закончилось, постоянные посетители таверны вернулись к своим кружкам и интригам, потому что в подобных местах собирались только те, кто вынашивал планы мести, убийства, разбоя и насилия.

Хонсю из Железных Воинов не был исключением, и демонстрация смертоносного мастерства, только что проведенная его чемпионом, должна была стать первым шагом к исполнению его собственных грандиозных замыслов.

В таверне пахло заговорами, прогорклым жиром и дымом, клубы которого поднимались к массивным стропилам, судя по их виду, когда-то бывшим частью космического корабля. Стены из неровных глиняных кирпичей венчали листы гофрированного железа, и сквозь прорехи и пулевые отверстия в крыше внутрь таверны падали тонкие лучи резкого света, обжигающе-белого, как свет мендренгардского солнца.

Убийца слизнул кровь с ладони, и Хонсю усмехнулся, заметив, что так хорошо знакомые серые глаза чемпиона, равно как и все его напряженное тело, по-прежнему охвачены желанием убивать. Существо называло себя Свежерожденным и носило тусклый доспех цвета вороненого железа. Края наплечников были отмечены желтым и черным, а с широких плеч существа спадал плащ из грубой материи цвета охры. Оно всем походило на одного из Железных Воинов — за исключением лица: неплотно прилегающая к мышцам маска из украденной кожи в точности повторяла черты человека, которого Хонсю надеялся когда-нибудь убить. Сшитое из кожи умерщвленных пленников, лицо Свежерожденного было личиной убийцы, сокрытого тьмой, ночного кошмара, призрака, что ходит под покровом тени и преследует трусов во сне.

Существо обернулось к Хонсю, и тот почувствовал отзвук восхитительно приятного возбуждения, что вызывал в нем вид мертвого тела на полу.

— Отличная работа, — похвалил Хонсю. — Жалкий ублюдок даже не успел договорить оскорбление.

Пожав плечами, Свежерожденный сел за стол напротив него.

— Он никто. Просто солдат-невольник.

— Да, но кровь из него текла не хуже, чем из любого первого встречного.

— И теперь его хозяин может захотеть встретиться с тобой, — заметил Свежерожденный.

— Хорошо, что он сдох сейчас — мы могли бы его завербовать, и он подвел бы нас в бою, — подал голос Кадарас Грендель, сидевший напротив, и осушил жестяную кружку с выпивкой. — Если в ближайшие несколько дней нам предстоит встреча с серьезным соперником, не хочу, чтобы под ногам путались неудачники.

Грендель был настоящим зверем, закованным в доспех убийцей, которого радовали только смерть и страдания других. Когда-то он сражался в армии одного из Кузнецов Войны, противостоявших Хонсю на Медренгарде, а когда тот был разбит, переметнулся на сторону победителя. Несмотря на это, Хонсю знал, что верность Гренделя можно купить только обещанием резни и что он не более предан хозяину, чем голодный волк на цепи. Шрамы не оставили на его лице живого места, а коротко подстриженный ирокез довершал образ безжалостного воина.

— Уж поверь, — заговорил воин, сидевший рядом с Гренделем, — Жатва Черепов быстро избавляется от сорной травы. До конца доживают только самые сильные и жестокие.

Хонсю кивнул.

— Тебе лучше знать, Ваанес, — ты же бывал здесь раньше.

Ардарик Ваанес, носивший черный, как ночь, доспех Гвардии Ворона, был полной противоположностью Гренделю: гибкий, элегантный, красивый. Его длинные темные волосы были стянуты в хвост, на правильно очерченном лице выделялись прикрытые тяжелыми веками глаза, а на щеках красовались ритуальные шрамы.

С тех пор, как Хонсю предложил бывшему десантнику из Гвардии Ворона присоединиться к его войску, чтобы обучать Свежерожденного, Ваанес сильно изменился. Хонсю никогда до конца не верил, что бывший солдат Лже-Императора может полностью отказаться от клятв верности прежнему хозяину, но рассказ Гренделя о действиях Ваанеса на орудийной платформе на орбите Тарсис Ультра не оставлял повода для сомнений.

— Бывал, — признал Ваанес, — и не могу сказать, что счастлив сюда вернуться. Если оказался здесь, то готовься к худшему — особенно когда идет Жатва Черепов.

— Как раз к худшему мы и готовы, — ответил Хонсю, поднял оторванную голову и поставил ее на стол перед ними. На мертвом лице застыло удивленное выражение; интересно, когда голова покатилась с плеч трупа, оставалось ли в ней еще жизнь, чтобы увидеть, как вращается вокруг нее таверна? Влажная кожа мертвеца приобрела восковой оттенок, а на лбу виднелось клеймо в форме красного черепа, выжженное поверх татуировки в виде восьмиконечной звезды. — Ведь именно поэтому мы здесь и поэтому я приказал Свежерожденному убить этого типа.

Как и его воины, Хонсю сильно изменился с тех пор, как на Гидре Кордатус началось его восхождение к власти. Он обзавелся удивительной серебряной рукой и в результате взрыва лишился всей левой половины лица, включая глаз. Теперь глаз заменил аугметический имплантант, но как бы сильно ни изменилась его внешность, Хонсю понимал, что главные перемены произошли внутри.

Ваанес потянулся к голове и поднял ее так, что капли крови упали на его латные перчатки. Хонсю заметил, как расширились глаза воина при прикосновении к мертвой плоти, как раздулись ноздри, уловив запах смерти, как внимательно пальцы ощупывали холодную кожу.

— Это один из бойцов Паштока Улувента, — констатировал Ваанес.

— Кого-кого?

— Он поклоняется Богу Крови, — ответил Ваанес, развернул голову и указал на клеймо на лбу. — Это его метка.

— Влиятельная фигура? — спросил Грендель.

— Более чем. Он много раз приезжал на Жатву Черепов, чтобы набрать воинов в свою банду.

— И ему удавалось победить?

— Претенденты, не сумевшие победить в Жатве Черепов, не выживают, — сказал Ваанес.

— Убив одного из его людей, мы наверняка привлечем его внимание, — заметил Хонсю.

— Кажется, уже привлекли. — Грендель кивнул в сторону входа и широко улыбнулся в кровожадном предвкушении.

К их столу уверенным шагом направлялся воин в доспехе, когда-то выкрашенном в черное с желтым, но теперь так сильно испачканном кровью, что броня приобрела темно-бордовый цвет с оттенком ржавчины.

Грендель потянулся за оружием, но Хонсю остановил его, отрицательно качнув головой.

Шлем воина венчали рога, а из-под визора торчали два длинных клыка. Хонсю не мог определить, были ли это просто украшения доспеха или же часть тела воина. Тот же символ, что был на голове убитого, украшал и нагрудник новоприбывшего, а его хриплое дыхание походило на рык хищного зверя. Он был вооружен топором, с бронзового лезвия которого капала кровь, а металл светился тусклым огнем кузнечного тигля.

Перевернув топор лезвием вниз и опершись на него одной рукой, кулаком другой воин ударил себя в грудь:

— Я Восок Далл, слуга Трона Черепов, и я пришел, чтобы забрать твою жизнь.

Хонсю понадобилось всего мгновение, чтобы оценить противника. Восок Далл когда-то был Астартес — из ордена Косы Императора, судя по эмблеме из двух перекрещенных кос на его наплечнике, — но теперь убивал во имя кровожадного бога, больше всего ценящего войну и смерть. Он наверняка силен и умел, и в жажде воинских славы и почестей переплюнет даже тех, кто еще сражается за Империум.

— Я думал, твоему Ордену пришел конец, — сказал Хонсю, поднимаясь. — Разве тираниды не превратили твою планету в безжизненную скалу?

— Ты говоришь о событиях, которые тебя не касаются, червяк, — огрызнулся Далл. — Я пришел убить тебя, а потому готовься к бою.

— Вот так всегда, — Хонсю покачал головой. — Всегда вы, последователи Бога Крови, повторяете одну и ту же ошибку. Вы слишком много болтаете.

— Тогда хватит разговоров, — сказал Далл. — Дерись.

Хонсю не стал тратить время на ответ и просто схватил со стола свой топор. Черное гладкое лезвие блестело и, казалось, впитывало в себя весь свет, по неосторожности коснувшийся его поверхности.

Он двигался быстро, но Далл оказался еще быстрее и успел поднять свое оружие, чтобы блокировать атаку, а затем занес топор для удара, способного раскроить врага надвое. Хонсю пригнулся, ударил древком топора Далла в живот и быстро отступил в сторону, укорачиваясь от обратного удара. Лезвие противника прошло в каких-то миллиметрах от его головы, и он почувствовал яростный жар, исходивший от созданного варпом оружия.

Далл бросился в атаку, и Хонсю двумя руками взялся за топор и перешел в более широкую стойку. Воин Кровавого Бога двигался быстро, от его полного ненависти рева содрогались стены, но Хонсю сражался и с более страшными врагами — и выжил.

Он сделал шаг навстречу атаке и резко поднял руку, чтобы блокировать удар; топор Далла рухнул вниз, и лезвие глубоко вонзилось в предплечье. Как и у Свежерожденного и Гренделя, доспех Хонсю был традиционного для Железных Воинов цвета необработанного железа, но рука, остановившая оружие Восока Далла, на этом фоне выделялась своим чистым, сверкающим серебром.

Далл крякнул от удивления: он явно привык к тому, что после удара его топора жертва падала и больше не поднималась.

Это удивление стоило ему жизни.

Воин безуспешно попытался высвободить глубоко засевшее оружие, и Хонсю, широко замахнувшись, вогнал блестящее, как черное зеркало, лезвие своего топора противнику в голову. Пройдя сквозь шлем и череп, лезвие рассекло шею и половину грудины.

Далл упал на колени и начал заваливаться на бок, своим весом увлекая Хонсю за собой. Тело его содрогнулось: злой дух, рожденный варпом и заточенный в оружии победителя, добрался до его души и забавы ради разорвал ее на части. Из расколотого черепа багровым потоком хлынула кровь, но даже после того, как душа Далла перестала существовать, его рука все так же крепко сжимала оружие.

Вокруг того места, где топор Далла погрузился в протез, заменявший Хонсю руку, возникло тонкое оранжевое свечение, похожее на пламя ацетиленовой горелки, и полумесяцем прошло по лезвию, отрезая его. Огненное сияние, оживлявшее его, потухло, и его энергия перешла в оружие Железного Воина. Несмотря на удар, поверхность протеза оставалась такой же гладкой, как будто он только что вышел из кузницы серебряных дел мастера. Хонсю не знал, да и не хотел знать, откуда берется эта способность искусственной руки восстанавливаться — главное, что она в очередной раз спасла ему жизнь. С видом победителя стоя над трупом Восока Дала, он выпрямился в полный рост, и завсегдатаи таверны с интересом воззрились на него.

— Я — Хонсю из Железных Воинов! — проревел он, подняв топор высоко над головой. — Я пришел на Жатву Черепов и я никого не боюсь. Пусть любой, кто считает себя достойным присоединиться ко мне, приходит в мой лагерь. Ищите знамя с Железным Черепом у северного утеса.

Он уже направлялся к выходу, когда из-за одного из столов поднялся мужчина в потрепанном бронежилете; из-под каски, которую носили солдаты Имперской Гвардии, глядело грубое лицо, а на плече висела длинноствольная винтовка.

— Все командиры, которые заявляются сюда, утверждают, что у них есть план, — сказал гвардеец. — Чем отличаешься ты? Большинство из них никогда больше не возвращаются — так почему я должен сражаться за тебя?

— Как твое имя?

— Хаин. Хаин Петтар.

— Потому что я намерен победить, Хаин Петтар.

— Все так говорят, — возразил Петтар.

Подняв топор на плечо, Хонсю ответил:

— Они говорят — а я сделаю.

— Ладно, и с кем же ты собираешься воевать, если выживешь в Жатве?

Хонсю ухмыльнулся.

— Мой крестовый поход сожжет миры Ультрамара.

— Ультрамара? — переспросил Петтар. — Да ты спятил: это чистое самоубийство.

— Может, и так, — ответил Хонсю, — а может, и нет. Но если это не достойная цель, то в этой галактике не осталось ничего, ради чего стоит жить.

Город в горах переполняли еле сдерживаемые напряжение и угроза. Воины всех мастей и достоинств заполнили улицы, переулки и площади, зажатые между ветхих домов, кое-как сложенных из кирпичей и всяческого мусора. Жатва Черепов должна была вот-вот начаться, и горожане, еле сдерживая нетерпение, то и дело тянулись к рукоятке пистолета или к обшитому кожей эфесу меча. Угроза и опасность витали в воздухе, как электрические разряды, и Хонсю улавливал их так же ясно, как адепт Цицерин, преобразившийся магос, видел течения варпа. В любую секунду могла пролиться кровь — впрочем, это было бы в порядке вещей.

Небо тускло светилось, озаряемое вихрем всполохов, похожих на полярное сияние безумных расцветок. В глубине смерчей сверкали молнии, и Хонсю с трудом заставил себя оторваться от радующего глаз зрелища. Только те, кто не знал опасностей варпа, осмеливались долго смотреть в бездну, скрывавшуюся за небесами; он улыбнулся, вспомнив, как однажды его плоть чуть не стала домом для одного из существ, обитавших в глубине этого зловещего калейдоскопа цветов.

Немощеные улицы, протянувшиеся по склону горы, заполнили толпы людей, и Хонсю вглядывался в лица прохожих: кто-то мог быть старым врагом, кто-то — новым соперником или просто воином, решившим сделать себе имя на убийстве таких, как он. Уличные торговцы и знахари-шарлатаны заполонили город, и в воздухе витали странные запахи, хор голосов монотонным речитативом расхваливал развлечения и товары, которые можно было найти только в сердце Мальстрима: флекты с кошмарными видениями; демонические клинки; плотские утехи в компании преображенных варпом куртизанок; наркотические экстракты из нематериальных сущностей обитателей пустоты; обещания вечной юности.

Здесь были и пираты, сбившиеся в чванливые шайки, и родовые кланы наемников, и неприкаянные изгои; то тут, то там на углу улицы виднелся одинокий воин, похвалявшийся своей удалью и охотно демонстрировавший свои навыки. Серокожий локсатль взбирался по кирпичной кладке темной башни, и его оружие само изменяло положение и наводку. Облаченный в мантию скиф занимался дистилляцией яда на потеху зрителям, а рядом несколько мужчин и женщин устроили показное сражение на мечах и топорах. Другие хвалились мастерством в обращении с огнестрельным оружием, стреляли по летающим мишеням и показывали прочие чудеса меткости.

— Ну что, нравится кто-нибудь? — спросил Грендель, кивая в сторону участников показательных выступлений.

Хонсю отрицательно покачал головой.

— Нет, это просто отребье. По-настоящему умелые воины не станут выставлять себя на показ так сразу.

— Себя мы уже выставили.

— Мы тут новички, — объяснил Хонсю. — Я хочу, чтобы обо мне заговорили, но теперь пусть этот Пашток Улувент создает мне репутацию, напав на нас.

— То есть ты специально заставил меня убить того человека, чтобы спровоцировать ответное нападение? — поинтересовался Свежерожденный.

— Именно так. Я хочу, чтобы все воины, собравшиеся здесь, услышали обо мне и прониклись уважением, но я не могу вести себя, как эти дураки, и кричать повсюду, как я велик. Пусть за меня это сделают другие.

— Если только мы переживем месть Улувента.

— Действительно, если, — признал Хонсю. — Но я никогда и не говорил, что эта затея обойдется без риска.

Они пробирались по улицам города, проходя через районы, погруженные в гнетущую тьму, залитые опаляющим светом или наполненные пустотой, в которой тонули все звуки и каждый шаг, казалось, был длиною в жизнь. После Медренгарда, расположенного в глубине Ока Ужаса, хаотичная изменчивость миров, затронутых варпом, уже не могла удивить Хонсю, но непостоянная, прихотливо меняющаяся обстановка раздражала.

Он посмотрел вверх, на вершину горы, где, подобно гигантской черной короне, раскинулась могучая цитадель правителя этого мира. Высеченная в горной породе, цитадель проникла в саму вершину, превратив ту в колоссальных размеров твердыню, откуда ее хозяин мог планировать смертоносные атаки на весь сектор.

Изогнутые стены редутов и выступы бастионов, расположенные под наиболее эффективным углом, врезались в скальный массив, защищая верхние подступы к крепости, а ряды колючей проволоки, подобно непроходимому полю без конца и края, перекрывали все пути к огромному, утыканному железными шипами барбакану.

Вид столь внушительной крепости наполнил Хонсю восхищением, понятным любому Железному Воину.

Хорошо укрепленные башни стояли на защите цитадели, и их орудия были способны сбить даже самый крупный космический корабль и вдребезги разбить любую армаду, посмевшую напасть на эту планету.

Халан-Гол даже в лучшие времена не мог похвастаться столь внушительным вооружением.

Ардарик Ваанес склонился к Хонсю и, указав на нацеленные в небо орудия, заметил:

— Большие пушки не знают усталости — так он, кажется, всегда говорит?

— Рассказывают, что да, — согласился Хонсю, — но если жизнь на Медренгарде меня чему и научила, так это тому, что крепости неподвижны, и штурм — только вопрос времени. Это место впечатляет, это точно, но моя карьера строителя крепостей окончена.

— Не думал, что когда-нибудь услышу от Железного Воина, что он устал от крепостей.

— Не устал, Ваанес, — возразил Хонсю, ухмыльнувшись. — Просто теперь я буду направлять свои силы на их разрушение.

Хонсю разместил своих воинов на северном утесе — месте, самой природой защищенном с трех сторон отвесными скалами, обрывавшимися в пропасть глубиной в несколько километров, до самой долины внизу. В обычных обстоятельствах такая позиция плохо подходила для укреплений, так как ее легко было блокировать, но Хонсю не собирался здесь задерживаться дольше, чем необходимо. Его отряд очистил утес от прежних обитателей, и пленников после жестокой перестрелки в качестве жертвоприношения богам просто сбросили вниз, навстречу их судьбе.

Под знаменем Железного Черепа выросла временная крепость — система непритязательных укрытий из туров, сооруженных из проволочного каркаса и прочной ткани, с песком, землей, камнями и щебнем в качестве наполнителя. Линия, сложенная из таких массивных габионов, протянулась по всей ширине утеса, но еще предстояло возвести из этого же материала несколько башен для установки тяжелых орудий.

На самом деле это была, скорее, просто заградительная стена, нежели настоящий форт, и эта позиция не шла ни в какое сравнение с цитаделями даже самых захудалых Кузнецов Войны на Медренгарде; но и ее Хонсю постарался укрепить, насколько возможно, чтобы продержаться в течение всей Жатвы Черепов.

При приближении Хонсю и его спутников адамантиевые ворота распахнулись, и орудия, расположенные на приземистых башнях по обе стороны ворот, держали их на прицеле, пока прибывшие не вошли внутрь. На стенах несли караул два десятка Железных Воинов, чьи доспехи в суровом, переменчивом климате планеты покрылись пылью и царапинами. Другие воины отряда Хонсю были расставлены по всему лагерю, а часть осталась на «Поколении войны» — древнем и славном корабле, который доставил их на этот мир и теперь ждал на орбите среди прочих флотилий.

Хонсю направился прямиком к шатру из стальных листов, возведенному в центре лагеря и дополнительно защищенному глыбами заполненных землей габионов. Над шатром трепетало и хлопало на ветру знамя, и казалось, что Железный Череп глумливо ухмыляется, вызывая всю планету на бой. Грендель, Ваанес и Свежерожденный последовали за ним мимо двух караульных у входа в шатер, облаченных в массивную терминаторскую броню. Оба гигантских стражника были вооружены длинными копьями с изогнутыми наконечниками и в своих доспехах более всего походили на статуи из металла, столь же непреклонные, как и их сердца.

Внутри стены шатра украшали звездные карты с изображениями рукавов галактики, орбит планет и диаграмм, а также различные сакральные символы, начертанные на фрагментах бледной кожи — как человеческой, так и снятой с ксеносов. В центре стояла железная кровать, а вокруг нее — металлические ящики, заполненные книгами и свитками. Три дымящиеся жаровни наполняли шатер густым масляным ароматом, который, как считалось, привлекает внимание богов.

Хонсю поставил топор на стойку для оружия и налил себе в кубок воды из медного кувшина. Не предложив напиться своим спутникам, он сделал долгий глоток, прежде чем повернуться к ним.

— Итак, что вы думаете о нашей первой вылазке?

Грендель сам наполнил себе чашу и заметил:

— Неплохо, хотя жаль, что убить никого не удалось. Если этот Пашток Улувент такой же сумасшедший, как и прочие служители Кровавого Бога, которых я встречал, тогда нам недолго ждать его ответного хода.

— Ваанес, твое мнение? Ты уже участвовал в Жатве — что должно случиться дальше?

— Вначале тебя призовут засвидетельствовать почтение в цитадель, — сказал Ваанес, наугад беря одну из книг из ближайшего к кровати ящика. — Затем настанет день жертвоприношений, после чего начнутся поединки.

— Почтение, — сплюнул Хонсю. — Какое мерзкое слово. Я никому не оказываю почтение.

— Может, и так, — ответил Ваанес. — Но у тебя недостаточно власти, чтобы нарушать правила.

Хонсю кивнул, хотя все в нем восставало против необходимости кланяться и заискивать перед кем бы то ни было, пусть даже и пользующимся зловещей славой, как повелитель этого мира. Он выхватил книгу из рук Ваанеса и положил ее на кровать.

— А что будет после визита в цитадель и жертвоприношений?

— Потом начнутся убийства, — сказал Ваанес, глядя на него с недоумением. — Предводители различных отрядов бросают друг другу вызов, ставка — воины их банд. В большинстве случаев на эти вызовы отвечают их чемпионы, а сами главари вступают в битву, только когда ставки максимально возрастут.

— И эти вызовы завершаются боем один на один?

— Иногда, — ответил Ваанес. — Последний бой обычно именно так и проходит, но до этого поединок может принять какую угодно форму. Почти никогда точно не знаешь, с чем столкнешься, пока не выйдешь на арену. Я видел бои, в которые шли танки, видел, как дерутся насмерть голыми руками, бывают поединки с чудовищами-ксеносами и дуэли с применением псайкерских сил. Заранее не угадаешь.

— Значит, я все-таки кого-нибудь убью, — с нескрываемым удовольствием сделал вывод Грендель.

— Это я тебе могу практически гарантировать, — ответил Ваанес.

— Тогда мы должны выяснить, с кем нам предстоит драться, — сказал Хонсю. — Если мы собираемся добыть себе армию, надо знать, у кого мы ее заберем.

— И как, по-твоему, нам это сделать? — поинтересовался Грендель.

— Побродите по городу. Узнайте, что и как, посмотрите, кто прибыл, выведайте их сильные и слабые стороны. Не скрывайте, кому вы служите; можете раскроить пару-другую черепов, если понадобится. Грендель, знаешь, что делать?

— О да, — подтвердил Грендель с откровенным предвкушением во взоре. — Более чем.

Хонсю заметил взгляд, которым обменялись Ваанес и Свежерожденный, и с удовольствием отметил их замешательство. Не дело допускать, чтобы подчиненные были слишком уж хорошо осведомлены о планах командира.

— А теперь пошли прочь, мне надо заняться исследованиями, — приказал он, подбирая с кровати книгу, которую отобрал у Ваанеса. — До утра можете развлекаться, как хотите.

— По мне, так отличный план, — сказал Грендель и извлек из чехла нож с длинным лезвием.

Хонсю уже собирался повернуться спиной к своим подчиненным, но тут он заметил, что Свежерожденный склонил голову набок, словно прислушиваясь, а из-под его свободно сидящей кожи пробивается мерцающий свет, пульсирующий с каждым ударом сердца. За месяцы совместных сражений Хонсю научился распознавать это предупреждение.

— Враги идут, — сказал Свежерожденный, отвечая на невысказанный вопрос командира.

— Что? Откуда ты знаешь? — требовательно спросил Грендель.

— Чую кровь, — объяснил Свежерожденный.

Земля перед заградительной стеной лагеря Хонсю была усеяна трупами. Орудия, установленные на башнях и парапетах, выплевывали огнестрельные очереди, создавая сплошную завесу огня, косившего ряды облаченных в бронежилеты солдат, которые бросались на ворота без всякого страха. Все вокруг внезапно затопила тьма, словно ночь накрыла утес своим покровом, и темноту освещали лишь трепещущие языки пламени, отмечавшие столкновение двух сил.

Предупреждение Свежерожденного прозвучало как раз вовремя, и Хонсю успел собрать своих воинов на стенах примитивных укреплений, прежде чем орда орущих людей вырвалась из темноты и понеслась на них. Это было жалкое подобие штурмового отряда, разношерстная толпа человеческих отщепенцев всех мастей. У большинства на головах были железные маски или череполикие шлемы, а униформой — если таковая вообще присутствовала — им служили запятнанные кровью лохмотья, кое-как сшитые вместе наподобие кожи Свежерожденного.

Они бросились в атаку ревущей волной, паля по защитникам из всех мыслимых видов оружия. Лазерные разряды и пули попадали в стены или в керамитовые пластины брони Железных Воинов. Недостаток в мастерстве и тактической изобретательности нападающие с лихвой компенсировали неуемной, животной свирепостью.

Но для победы этого было совершенно недостаточно.

Четко скоординированные оружейные залпы рявкали снова и снова, и атакующие падали ряд за рядом. Их примитивные доспехи не могли выдержать удар реактивных болтерных снарядов, каждый из которых, как миниатюрная ракета, взрывался внутри грудной полости жертвы.

Тяжелые орудия на башнях прорезали кровавые борозды в толпе нападавших, но, казалось, жестокая резня только подзадоривает их, заставляя идти в атаку с еще большим фанатизмом, как будто их единственной целью было пролить как можно больше крови.

— Разве эти идиоты не понимают, что не смогут прорваться внутрь? — сказал Ваанес, хладнокровно стреляя. Разрывной снаряд взорвался под бронзовой маской машущего флагом безумца — тот мчался к воротам, даже не обнажив оружия.

— Кажется, им все равно, — ответил Хонсю, перезаряжая болтер. — Им не нужно вовнутрь, они должны сообщить, что нам брошен вызов.

— Думаешь, это люди Улувента? — спросил Грендель, которому такая односторонняя бойня доставляла явное удовольствие. Он позволил врагу приблизиться к своей секции стены и только тогда приказал своим воинам открыть огонь, и Хонсю видел, что он наслаждается убийством с такой близкой дистанции.

— Без сомнения, — ответил Хонсю.

— Он наверняка знает, что они все погибнут, — заметил Ваанес.

— Для него это не важно, — сказал Свежерожденный, стоявший за плечом Хонсю. Странная плоть существа все еще светилась, а глаза хищно мерцали. — И ему, и его богу все равно, из кого течет кровь. Заставив этих людей погибнуть зазря, Улувент показал нам, насколько он могуществен. Показал, что может позволить себе потерять стольких солдат без ущерба для себя.

— Умнеешь с возрастом, — похвалил Грендель и, ухмыльнувшись, хлопнул Свежерожденного по руке. Тот вздрогнул от прикосновения, и Хонсю понял, что существо ненавидит воина с ирокезом. Стоит запомнить этот нюанс на будущее, если с Гренделем возникнут проблемы.

Резня — битвой это было назвать нельзя — длилась еще около часа, прежде чем затихли последние выстрелы. Нападавшие не пожелали отступить и полегли все до последнего, устлав разорванными в клочья телами подступы к лагерю Железных Воинов.

Необычная тьма, сопровождавшая атаку, теперь рассеялась, словно с приходом рассвета, и Хонсю увидел, что через трупы к крепости пробирается одинокая фигура.

Грендель прицелился, но Ардарик Ваанес, положив руку на ствол болтера, заставил его опустить оружие.

— Что, черт побери, ты делаешь, Ваанес? — зарычал Грендель.

— Он не из людей Улувента, — ответил тот. — Его тебе убивать не следует.

— Много ты знаешь, — огрызнулся покрытый шрамами воин и обернулся к Хонсю за подтверждением приказа не стрелять. Тот коротко кивнул и повернулся к гостю, который приближался к воротам, не выказывая никакого страха перед наведенными на него орудиями.

— Кто он такой? — спросил Хонсю. — Узнаешь его?

— Нет, но я знаю, кого он представляет, — ответил Ваанес, указав на цитадель, угрожающе нависшую над горизонтом.

— Открыть ворота! Послушаем, что он скажет.

Взбираясь к горной цитадели по череде извилистых лестниц, ступени которых были вырезаны прямо в отвесных склонах горы, Хонсю, несмотря на проявленную ранее самоуверенность, испытывал некоторую тревогу. Посланник шел впереди, и его обутые в сандалии ноги отыскивали путь по крутым ступеням с такой уверенностью, будто он ходил этим маршрутом уже тысячу лет. Вполне вероятно, так оно и было.

Хонсю встретил эмиссара у ворот своей импровизированный крепости. Это был простой слуга, безымянный, одетый в мантию писца; он передал Хонсю футляр для свитков из черного дерева и с золотой инкрустацией в форме терний. Свиток, лежавший внутри, оказался всего лишь листом плотной бумаги, а не претенциозным куском человеческой кожи, как предполагал Хонсю. Прочитав убористый, похожий на печатный, текст, он передал свиток Ваанесу.

— Итак? — спросил он, когда тот ознакомился с содержанием послания.

— Нужно идти, — немедленно отозвался Ваанес. — Когда тебя призывает к себе властитель этого мира, отказ означает смерть.

Доставив послание, эмиссар повел их через грязные городские улицы к самому высокому из горных пиков, вверх по крутой лестнице, высеченной в скале. Хонсю взял с собой Ваанеса и Свежерожденного, а Гренделя оставил в лагере, поручив ему казнить раненых врагов и обезопасить крепость от повторной атаки.

Подъем был изматывающе труден даже для того, чьим мускулам помогал силовой доспех, и много раз Хонсю думал, что вот-вот сорвется вниз, но Свежерожденный помогал ему сохранять равновесие. Их путь проходил через предательски ненадежные подвесные мосты, вдоль узких уступов, внутри змеящихся туннелей, что, подобно лабиринту, пронзали горный массив, и мимо заграждений из колючей проволоки. Хонсю пытался запомнить дорогу, но внутренности цитадели, полные ложных ходов и поворотов, резко менявших направление под противоестественным углом, вскоре совершенно сбили его с толку.

Только в нескольких местах их путь проходил по поверхности, и Хонсю увидел, как высоко они забрались. Внизу сверкал, подобно темному алмазу, город, и под небом нездорово-багряного цвета факелы и костры усеяли склон горы, как блестки кварца. По всему городу разбили временный лагерь тысячи тысяч воинов, и Хонсю знал, что может стать их командиром, если предпримет нужные шаги.

Любая армия, набранная здесь, будет как лоскутное одеяло: разные стили боя, разные расы, разные характеры. Но это будет большая армия, и, что самое главное, ей хватит сил совершить намеченное. И если книги, которые он забрал из опутанных цепями библиотек Халан-Гола, раскроют свои секреты, у него будет кое-что еще более сильное, нежели просто армия, чтобы утопить миры Ультрамара в крови.

Чем выше они поднимались, тем сильнее Хонсю чувствовал, что планировка крепости заслуживает не просто сдержанного восхищения, а настоящего благоговения. Цитадель строил самый умелый и хитроумный из инженеров, но, в отличие от грубой функциональности творений Железных Воинов, здесь предпочтение отдавалось коварству и скрытности, воплощенных в самых смертоносных ловушках.

Наконец они вышли на закрытую эспланаду, окруженную колоннами, крышей ей служили листы металла, очевидно, снятые с корпуса космического корабля. Многочисленные столкновения деформировали и исцарапали металл, он почернел и прогнулся там, где когда-то испепеляющий огонь лазерных батарей пробил обшивку.

В конце эспланады виднелись исполинские, утыканные шипами ворота. Они были открыты, и сотня воинов в силовой броне выстроилась вдоль пути, ведущего внутрь. Доспехи воинов отличались друг от друга цветом и типом, некоторые были настолько древними, что в точности повторяли доспех, который носил сам Хонсю. Лишь одно было общим у этих воинов — неровный крест, нарисованный красным на левом наплечнике поверх символики их орденов.

Вслед за эмиссаром они прошли мимо этого строя, в котором были Саламандры, Повелители Ночи, Космические Волки, Темные Ангелы, Расчленители, Железные Руки и представители еще десятка орденов. С мрачным удовольствием Хонсю отметил, что среди них не было никого из Ультрамаринов; он сомневался, что в гарнизоне крепости был хоть один из лучших сынов Макрагга.

За воротами крепость превратилась в роскошный дворец, где золото и блистательные, вознесшиеся ввысь здания никак не сочетались со строгой сдержанностью внешних фортификаций. Хонсю эта обстановка показалась аляповатой и вульгарной, вся эта показная роскошь была полной противоположностью его вкусам. Этот дворец не мог быть домом военачальника; это было жилище человека развращенного и самовлюбленного. Но стоило ли этому удивляться: ведь именно чудовищное самомнение и мания величия когда-то стали причиной падения того, кто возвел эту цитадель.

Наконец они подошли к позолоченным дверям, в которые с легкостью мог бы пройти титан «Повелитель битвы»; створки дверей плавно распахнулись, и за ними открылся грандиозный тронный зал, отделанный молочно-белым мрамором и золотом. Из-за дверей доносился шум голосов и лязг доспехов, а когда Хонсю и его свита вошли вслед за эмиссаром в зал, в дальнем его конце они увидели гигантского линейного титана, замершего, как некая демоническая декорация, позади высокого трона на постаменте.

Под сводчатым потолком висело не меньше сотни трофейных знамен; в зале было не протолкнуться от собравшихся в нем воинов всех мастей.

— Я считал, приглашение предназначалось только нам, — сказал Хонсю.

— С чего бы это? — отозвался Ваанес. — Думал, ты особенный?

Хонсю проигнорировал злорадство Ваанеса и оставил ядовитые слова без ответа. Он действительно думал, что аудиенция назначена ему одному, но теперь ясно видел всю абсурдность такого предположения. Ведь это была Жатва Черепов, и, естественно, каждый из собравшихся здесь воинов полагал, что победителем станет именно он.

Тут и там в толпе виднелись рога, багрового цвета шлемы, блестящие лезвия топоров и мечей, инопланетные существа в сегментных доспехах, а над всем этим буйными красками пестрели штандарты, на многих из которых виднелся тот или иной знаменитый символ Темных Богов.

— Нам тоже нужно было принести знамя? — прошипел Хонсю, склонившись к Ваанесу.

— Можно было и принести, но на него бы это впечатления не произвело.

— В этой комнате страх, — сказал Свежерожденный. — Я чувствую, как он струится в этих стенах, подобно течениям варпа.

Хонсю кивнул. Даже он ощущал затаенное, гнетущее беспокойство, пропитавшее весь тронный зал. Сам трон — увитый терниями монолит из оникса, рядом с которым любой человек, даже Астартес, показался бы карликом — пока пустовал.

Инстинктивно почуяв опасность, Хонсю повернулся, и рука его метнулась к эфесу меча. Над ним нависла угрожающая тень.

— Ты Хонсю? — прогремел голос, похожий на грохот падающих могильных камней.

— Да, я, — ответил он и посмотрел вверх, в горящие, словно угли, глаза воина, облаченного в алый доспех: покрытая глубокими царапинами и опаленная пламенем битвы броня как будто состояла из переплетения обнаженных мускулов. Кости, спекшиеся в сплошную массу, образовали наплечники доспеха, на которых был вырезан символ в виде планеты, пожираемой зубастыми челюстями. На нагруднике из сросшихся ребер виднелся красный череп, выжженный поверх восьмиконечной звезды, и Хонсю сразу узнал того, кто стоял перед ним. На голове его был шлем, сделанный из черепа орка, при жизни наверняка бывшего немыслимых размеров; глаза воина, глядевшие из глубины этого черепа, светились сдержанной яростью.

— Пашток Улувент, я полагаю, — сказал Хонсю.

— Я Мясник Формунда, я кровавая буря в ночи, что приходит, чтобы забрать черепа святых для Хозяина Медного Трона, — провозгласил гигант; до Хонсю донесся запах свернувшейся крови, исходивший от его доспехов.

— Что тебе нужно? Разве ты потерял мало людей при попытке штурмовать мой лагерь?

— Просто кровавая жертва, — отмахнулся Улувент. — Объявление вызова.

— Ты позволил своим людям погибнуть, только чтобы бросить мне вызов? — Хонсю все не мог поверить.

— Они — ничто, просто пушечное мясо, с помощью которого я выражаю свое недовольство. А вот Восок Далл был одним из лучших воинов моего отряда, и за его смерть ты заплатишь собственной жизнью.

— Многие пытались меня убить, — ответил Хонсю, выпрямляясь во весь рост перед чемпионом Кровавого Бога, — но ни у кого пока не получилось, а они были посильнее, чем ты.

Улувент негромко рассмеялся — смех, в котором не было и следа веселья, прозвучал так, как будто доносился из пещеры на краю мира, — протянул руку и легонько постучал Хонсю по лбу.

— Когда начнется Жатва, ты и я встретимся на поле боя, дворняжка, и я украшу мой доспех твоим черепом.

Не дожидаясь ответа, Улувент развернулся и зашагал прочь. Только усилием воли Хонсю сдержал охватившую его ярость и не выстрелил тому в спину.

— Варп замерзнет, прежде чем это случится, — прошипел он, и в этот момент взревел боевой горн титана. Резкий, диссонирующий звук, в котором в разрядах статики смешался пульсирующий сигнал фанфары и воинственное рычание, эхом прокатился по залу, резонансом отозвался в колоннах и проник до самых костей каждого из воинов.

Хонсю моргнул, увидев, что трон у ног линейного титана уже не пустует. Сидел ли там кто-нибудь мгновением раньше? Он мог поклясться, что на троне из оникса только что никого не было, но теперь на нем восседал, наподобие древнего короля, колосс в алых с золотом доспехах. Нимб из клинков обрамлял пепельно-бледное, бескровное лицо, правая рука оканчивалась чудовищного размера когтями, лезвия которых были выпущены и мерцали, оживленные темной энергией; в другой руке величественного короля был огромный топор. Безжалостным взглядом он окинул собравшихся воинов, и невозможно было утаить хоть что-нибудь от этого проницательного взора. У плеча гиганта, обвившись вокруг вентиляционных отверстий его ранца, сидело непрестанно чирикающее, покрытое слизью существо, похожее на рептилию.

Горн титана внезапно смолк, и все глаза устремились на короля-воина на ониксовом троне. Каждый избранный в зале преклонил колено в почтении перед столь могущественным правителем.

Гурон Черное Сердце.

Тиран Бадаба.

Наконец Тиран заговорил, и голос его был рокочущим и властным. Это был голос, привыкший повелевать, голос, убедивший три ордена Адептус Астартес встать на его сторону и пойти против своих братьев. Голос воина, потерявшего больше половины тела и не только выжившего, но и ставшего после этого еще сильнее и смертоноснее.

Нехотя Хонсю признал, что Гурон производит впечатление.

— Я вижу голод на многих лицах, — сказал Тиран. — Я вижу командиров и корсаров, наемников и изгнанников, ренегатов и предателей. Меня не интересует, кем вы были до того, как пришли сюда, — в Жатве Черепов важно лишь, кто окажется сильнее.

Гурон Черное Сердце встал с трона и спустился к тем, кто собрался перед ним. Омерзительное существо на его плече шипело и плевалось, пигментация его пестрой шкуры непрестанно менялась, в одно мгновение превращаясь то в пятна, то в чешую. Черные глаза существа, лишенные всякого выражения, походили на драгоценные камни, но Хонсю чувствовал, что за ними скрывается быстрый и злой ум. Следом за Тираном шел воин в доспехе Астральных Когтей, бывшего ордена Гурона, светившийся изнутри темной силой, как будто то, что скрывалось под керамитовой броней, уже не было только человеком.

Рядом с воином шла высокая женщина поразительной внешности: ее черты были неестественно тонкими, как будто она до предела истощена. Гладко зачесанные темные волосы каскадом ниспадали до лодыжек, в глазах танцевали золотистые искорки, а изумрудного цвета мантия была так велика для ее хрупкого тела, что казалась снятой с чужого, более крепкого плеча. В руке ее был тяжелый посох из черного дерева с навершием в виде рогатого черепа, и с первого взгляда Хонсю признал в ней колдунью.

Глядя, как Гурон Черное Сердце идет сквозь толпу воинов, Хонсю заметил, что размеры его трона не были простой данью тщеславию: рядом с Тираном даже самые могучие из претендентов на победу выглядели ниже ростом.

Не удивительно, что пиратские флотилии, орудовавшие вдоль торговых путей вокруг Нового Бадаба, наводили такой ужас на капитанов имперских судов. Разбойники Черного Сердца нападали на миры трупа-Императора, а затем возвращались на принадлежавшие Тирану базы, рассеянные вокруг Мальстрима, принося ему награбленную добычу, рабов, оружие и, что самое главное, корабли.

Тиран шел через тронный зал в сопровождении своих телохранителей, и каждый на его пути заискивающе кланялся. Хонсю презрительно скривился:

— Они почитают его, как будто он бог.

— Для Нового Бадаба он и есть бог, — ответил Ваанес. — В его власти решать, кто из оказавшихся здесь будет жить или умрет.

— Я не в его власти.

— И ты тоже, — заверил Ваанес.

— Тогда я лучше буду держать свое мнение при себе.

Ваанес хмыкнул.

— Само собой, но значения это не имеет. Говорят, что эта тварь на его плече, Хамадрия, может заглянуть в самое сердце человека, а потом нашептывает самые темные секреты на ухо Тирану. Десятки лет ассасины Империума пытаются убить Черное Сердце, но никто не смог и близко к нему подобраться — Хамадрия издалека чувствует их мысли.

Кивнув в ответ на слова Ваанеса, Хонсю продолжал наблюдать за раболепными изъявлениями верности и почета, на которые не скупились самые разные командиры и капитаны корсаров. На другой стороне зала он увидел Паштока Улувента: тот тоже был выше такого подхалимства, вызывая в Хонсю еще большее к нему уважение.

Но затем взгляд Тирана остановился на нем самом, и он почувствовал, как кровь отливает от лица, а позвоночник холодной волной окатывает страх. Такие ощущения были Хонсю внове и они ему совсем не понравились. Тонкие губы Тирана растянулись в улыбке, обнажая заточенные до бритвенной остроты клыки, и Хонсю обнаружил, что совершенно беззащитен перед этим пронзительным взглядом.

Тиран направился к нему, заставив воинов расступиться; когти его огромной перчатки потрескивали, полные пагубной силы, а Хамадрия шипела в звериной ярости.

Внушительное телосложение Гурона было усилено кибернетической аугментацией и благословлением Темных Богов, так что теперь он был настоящим гигантом. Голова Хонсю доставала только до середины нагрудника Тирана, и, несмотря на уязвленную гордость, ему приходилось смотреть на повелителя Нового Бадаба снизу вверх. Ощущение было такое, как будто он был беспомощной добычей какого-то чудовищного хищника или редким насекомым, которого коллекционер собирается насадить на булавку. Взгляд Тирана сверлил его, пока Хонсю не показалось, что он больше не выдержит; затем Гурон обратил свой взор в сторону Свежерожденного и Ардарика Ваанеса.

— К нему прикоснулась первозданная сила варпа, — сказал Тиран, кончиками когтей заставив Свежерожденного приподнять голову. — Он силен и непредсказуем, но и очень опасен. А ты…

Последняя фраза относилась к Ваанесу. Забыв о Свежерожденном, Тиран лезвием топора развернул его к себе и кивнул, увидев на его наплечнике крест Красных Корсаров.

— Я знаю тебя, — сказал Тиран. — Ваанес, бывший десантник Гвардии Ворона. Теперь ты дерешься за кого-то другого?

— Именно так, милорд, — ответил Ваанес, склоняясь перед своим бывшим хозяином.

— За этого полукровку?

— Последний, кто меня так назвал, лишился жизни, — огрызнулся Хонсю.

Казалось, Тиран даже не пошевелился, но его когти молниеносно рванулись вперед и, пробив нагрудник доспеха, подняли Хонсю в воздух. Он чувствовал, как темный, холодный металл погружается в его грудь, но Тиран точно соизмерял силу своего удара.

— А последний, кто выказал мне неуважение в моем собственном тронном зале, теперь мучается в руках моих самых умелых демонических палачей. Каждый день они раздирают его душу на части, потом возвращают ее грязные куски из варпа, и все начинается заново. Для него эта агония длится уже восемьдесят лет, и я пока не собираюсь ее прекращать. Хочешь, чтобы тебя постигла такая же участь?

Жизнь Хонсю висела на волоске, но он все равно сумел наполнить свой голос неповиновением:

— Нет, милорд, не хочу, но я больше не полукровка. Я — один из Кузнецов Войны Железных Воинов.

— Я знаю, кто ты, — ответил Тиран. — Имматериум полнится слухами о резне и разрушениях, которые ты учинил. Я знаю, зачем ты здесь, я видел путь, уготованный тебе судьбой. Ты принесешь опустошение в мир почитателей трупа-Императора, но те, кому ты навредишь, будут готовы низвергнуть сами небеса, чтобы убить тебя. Несмотря на все твое высокомерие и ожесточение, в тебе есть что-то, чего нет в других.

— И что же это? — фыркнул Хонсю.

— Тобой движет великая мечта о мести, и мою руку удерживает только мысль о том, что у тебя есть шанс на успех.

Обернувшись к Ваанесу, Гурон сказал:

— На твой броне мой знак, Ардарик Ваанес, но я чувствую, что ты служишь силе более могущественной, чем этот полукровка. Помни лишь, что Темный Принц — ревнивый господин и не потерпит, чтобы ему изменяли.

Когти Черного Сердца втянулись обратно в перчатку, и Хонсю рухнул, едва дыша, на пол тронного зала. Прикосновение Тирана пронзило его холодом, и, отчаянно стараясь отдышаться, он чувствовал, что близкая смерть коснулась его сердца ледяным саваном. Он посмотрел вверх, но Тиран уже двинулся дальше.

Поднявшись на ноги, Хонсю увидел, что колдунья Тирана разглядывает Свежерожденного с неприкрытым любопытством, и глаза ее пытливо всматриваются в кошмарное сплетение швов, скреплявших его оболочку из мертвой плоти. Черное Сердце тем временем вновь взошел на трон и, воздев над головой топор и когтистую лапу, обратился к собравшимся избранным:

— Каждый, кто решится выставить свою голову на Жатву Черепов, должен в день, когда откроется Великое Око, предъявить свой клинок на Арене Шипов. И прольется кровь, и умрут слабые, а победитель будет щедро вознагражден моим покровительством.

Голос Тирана зазвучал тише, но сила его все равно была физически ощутима, и Хонсю показалось, что следующие слова были обращены только к нему:

— Но знайте: боги смотрят на нас, и будут вечно терзать души тех, кто окажется недостоин.

В последующие дни воины Хонсю исследовали город, раскинувшийся на склонах горы-цитадели, и собирали всю возможную информацию, чтобы подготовиться к грядущей схватке. Они определяли, кому принадлежит тот или иной отряд, наблюдали за его бойцами, что было нетрудно сделать, так как каждый командир стремился похвалиться мастерством своих чемпионов.

Ардарик Ваанес наблюдал за чувственным и смертоносным танцем мечников Ноты Этассай: в его группу воинов-священников входили те, кому был знаком любой порок, те, кто изведал все ощущения, даруемые клинком, и потому каждое убийство они совершали с непередаваемыми изяществом и наслаждением. Нота Этассай, прекрасный андрогин неопределенного пола, пригласил Ваанеса сразиться с ним и, отведав его крови, немедленно предложил ему место в отряде.

В каждом бою с ними Ваанес чувствовал отголоски губительного возбуждения, которым грациозный танец клинков отзывался в воинах-священниках; он отклонил приглашение Этассай, искренне сожалея, что не может согласиться пройти ритуал инициации.

На Кадараса Гренделя утонченное мастерство мечников Этассай впечатления не произвело, и, оставив Ваанеса и Свежерожденного развлекаться на свой лад, он целые дни проводил, наблюдая за кровавыми играми воинов Улувента, в которых те рубили на куски ораву обнаженных рабов. Вооружением их жертвам служили только ножи и животный страх, и такая варварская бойня была Гренделю гораздо больше по вкусу. Вскоре и его собственное оружие обагрилось кровью на арене Улувента, а еще через час его кровожадность заработала ему аудиенцию с командиром, который самолично пришел на арену.

Вотиир Тарк смог поднять на склоны горы некоторые из своих боевых машин, и теперь под рев яростных двигателей, вывших, словно души узников, гусеницы их давили пленников, а когтистые руки-клешни разрывали тела на части. Корсары Каарьи Саломбара устроили блистательную демонстрацию меткости и искусства фехтования, но после утонченного мастерства последователей Ноты Этассай на Ваанеса это впечатления не произвело.

Сам Хонсю редко покидал стены лагеря и большую часть дня проводил за изучением древних фолиантов, привезенных из Халан-Гола. Он по-прежнему не объяснял, что он ищет на их проклятых страницах, но с каждым днем его навязчивое желание раскрыть секреты этих безумных сочинений только росло.

Свежерожденный держался рядом с Ваанесом и хладнокровно наблюдал за убийствами и демонстрацией воинских умений. В силе и мастерстве он превосходил большинство из собравшихся здесь воинов, но только в последнее время боль и смерть стали доставлять ему удовольствие. В его душе шла битва, в которой идеи его создателя боролись с неосознанными инстинктами и генетической памятью, унаследованными от Уриэля Вентриса.

Из всех отрядов, прибывших на Жатву Черепов, наибольшее впечатление на Свежерожденного произвели локсатли — наемники-ксеносы, устроившие себе логово в норах на склоне горы. На островке ровной земли перед этими пещерами локсатли устроили тренировочный бой, за которым и наблюдали Ваанес со Свежерожденным.

Отряд-выводок возглавлял вожак клана, называвший себя Ксанеант. Было ли это его настоящее имя или так его переделали человеческие языки, осталось неизвестным, но Свежерожденный был поражен инопланетными наемниками, тем, как плавно двигались их гибкие тела, и их исключительной преданностью друг другу.

Что-то в этой родственной привязанности было до боли знакомым, и Свежерожденный задумался о том, откуда взялось это охватившее его чувство общности. Было ли это чувство ответом на какое-то воспоминание, таящееся в глубине его измененного мозга, или это говорила душа, часть которой украла и вложила в него Демонкулаба?

— Их всех связывают кровные узы, — заметил Свежерожденный, наблюдая за молниеносными движениями локсатлей, которые, как пляшущие огоньки светлячков, демонстрировали чудеса скорости и проворства. — Разве это не мешает им в битве?

— Каким образом? — спросил Ваанес.

— Разве не чувствуешь горя или страха, когда гибнет твой родственник?

— Не думаю, что локсатли мыслят именно так, — ответил Ваанес. — Скажу очевидную вещь, но ведь они — не люди. Хотя что-то в этом есть. Помню, я когда-то читал про древние войны, в которых короли создавали целые полки, набранные из одного города. Считалось, что такое сродство сделает их более преданными друг другу и укрепит их дух.

— И что, укрепило?

— Да, но только пока не пролилась первая кровь. Как только появились первые павшие в бою, один вид друзей и возлюбленных, гибнущих под обстрелом или под ударами мечей и топоров, сразу же уничтожил в них все желание сражаться.

— Тогда почему так принято у локсатлей? — настаивал Свежерожденный. — Если такие объединения настолько ненадежны, зачем вообще создавать их? Ведь гораздо лучше сражаться одному или рядом с теми, чья судьба тебя не волнует?

— И да, и нет, — сказал Ваанес, вновь входя в роль ментора и наставника. — Многие боевые подразделения сохраняют целостность как раз благодаря тем, кто сражается рядом с тобой, благодаря тому, что ты не хочешь подвести своих боевых братьев. Дух товарищества сплачивает, но этот дух еще надо закалить, чтобы он не сломался при первой же смерти в бою.

— Так делают Адептус Астартес?

— Не все из них, — с горечью ответил Ваанес.

— Ультрамарины?

— Да, Ультрамарины, — Ваанес вздохнул. — Это в тебе от Вентриса?

— Думаю, да, — признал Свежерожденный. — Я хочу считать братьями тех, рядом с кем сражаюсь, но братства не чувствую.

Ваанес рассмеялся.

— В отряде Хонсю ты точно этого не почувствуешь. Говорят, еще до восстания Хоруса у Железных Воинов были проблемы с дружбой.

— Это слабость?

— Пока не знаю. Время покажет, надо полагать. Некоторые банды дерутся ради денег, другие — ради мести, славы или просто ради самой битвы, но итог всегда один.

— И какой же?

— Смерть, — раздался голос позади них. Обернувшись, Свежерожденный и Ваанес увидели перед собой чахлую колдунью Гурона Черное Сердце. Изможденное лицо ее в дневном свете еще сильнее напоминало череп, под лучами солнца кожа казалась нездорово прозрачной, а золотые глаза блестели. Ткань ее мантии переливалась на свету, а черные волосы извивались, подобно змее, при каждом повороте головы.

— Да, — сказал Ваанес. — Смерть.

Колдунья улыбнулась, обнажив желтые пеньки зубов, и Ваанес поморщился от отвращения. Женщина казалась молодой, но ценой за ее сверхъестественные силы стала гниль, разъедавшая ее изнутри.

— Потерянное Дитя и Слепой Воин, наблюдающие, как я вижу, за выступлениями ксеносов, чье мышление в корне враждебно человеческому. Очень вам подходит.

С приближением колдуньи по коже Ваанеса побежали мурашки. В бурлящем котле Мальстрима чудовищная сила Имматериума ощущалась всегда, беспокойным призраком таясь на грани восприятия, но колдунья своим присутствием притягивала обитателей варпа, как падаль притягивает стервятников. Ваанес чувствовал, как астральные когти этих сущностей скребутся, силясь проникнуть в его разум.

Посмотрев на Свежерожденного, он увидел, что тот морщится и вздрагивает, как будто вокруг его лица вьется рой невидимых насекомых, на которых он пытается не обращать внимания.

— Что тебе нужно? — спросил Ваанес, схватив Свежерожденного за руку и оттаскивая его подальше от омерзительной женщины. — Я ненавижу тебе подобных и не собираюсь выслушивать твои речи.

— Не торопись так сразу отвергать то, что я могу тебе предложить, воин Коракса, — прошипела колдунья и, вытянув руку, прикоснулась к груди Свежерожденного.

— Никогда больше не упоминай этого имени, — зарычал Ваанес. — Теперь для меня оно ничего не значит.

— Сейчас не значит, но придет день, когда все изменится, — пообещала колдунья.

— Ты видишь будущее? — спросил Свежерожденный. — Ты знаешь, что должно случиться? Ты видишь все?

— Нет, не все, — призналась колдунья, — но те, кто своей жизнью меняет течения варпа, подобны ярким огням в ночи. Огонь этот освещает часть их пути, и имеющие дар видения могут его разглядеть.

— Ты видишь мой путь? — жадно спросил Свежерожденный.

Смех колдуньи, резкий и отрывистый, заставил локсатлей остановить показательный бой и заверещать от ярости. На их блестящих шкурах выступил мерцающий узор, и в одно мгновение они рассеялись по склону, скользнув в укрытие своих скальных нор.

— Судьба Потерянного Дитя пронзает будущее, подобно огненному копью, — сказала колдунья. — Его жизнь вплетена в историю, в которой погибнет великий герой, угаснет звезда и пробудится зло, которое уже давно считают сгинувшим.

— Ты говоришь бессмысленными загадками, — отрезал Ваанес, стараясь оттащить Свежерожденного подальше.

— Подожди! — воскликнул тот. — Я хочу узнать больше.

— Нет, не хочешь, уж поверь мне, — угрожающе сказал Ваанес, видя, что к ним направляется Грендель в заляпанных кровью доспехах. — Ничего хорошего она тебе не скажет.

— Потерянное Дитя хочет услышать мои слова, — проскрежетала колдунья и преградила им путь увенчанным черепом посохом.

Ваанес активировал когти молниевой перчатки и пронзил грудь колдуньи лезвиями длиной в фут, разорвав ей сердце и легкие. Она умерла беззвучно, и дыхание покинуло ее губы легким переливчатым облаком, а золотые глаза погасли. Ваанес втянул в себя ее последний вздох, с наслаждением вкушая наполнявшие его страх, ужас и боль. Вкус ее души отозвался по всему телу восхитительной дрожью, и радость убийства вытеснила из его разума все мысли о возможных последствиях.

Ваанес опустил руку, и чахлое тело соскользнуло с его когтей на землю, сам же он, увлекая за собой Свежерожденного, направился навстречу Гренделю.

— Что это было? — поинтересовался Грендель, окидывая взглядом съежившийся труп колдуньи. Чем бы ни была та сила, что давала жизнь ее измученному телу, теперь она ушла, оставив только иссушенную оболочку из дряхлой плоти и хрупких костей.

— Ничего особенного, — ответил Ваанес и глубоко вздохнул. — Забудь.

— Ладно, — согласился Грендель и указал на небо. — Хонсю хочет, чтобы вы вернулись в лагерь. Жатва вот-вот начнется.

Ваанес посмотрел вверх и увидел в небе вихрь всех цветов радуги, который закручивался вокруг пятна ядовито-янтарного цвета, похожего на злокачественную опухоль в центре водоворота инфекции.

— Великое Око… оно открывается, — прошептал он, но Грендель уже зашагал прочь в противоположном направлении. — Ну что, ты идешь обратно?

Грендель кивнул, кровожадно ухмыляясь:

— За меня не беспокойся. Увидимся на арене.

Ваанесу это не понравилось, но он не придал словам Гренделя внимания, вместо этого задумавшись, чья кровь запятнала нагрудник его доспеха. Железный Воин взглянул на сморщенные останки колдуньи, лежавшие на земле.

— Она что, пыталась вам погадать? — спросил Грендель, становясь на колени рядом с трупом, скрытым свободными складками мантии.

— Что-то вроде того, — признал Ваанес.

— И ты из-за этого ее убил?

— Да.

— Жаль, что такого поворота она как раз и не предвидела.

Как и все подобные мероприятия, Жатва Черепов началась с жертвоприношения. У ног рычащего линейного титана, колоссального и величественного, Тиран Бадаба вырвал сердце пленника — воина из ордена Ревущих Грифонов — и бросил его на песок арены, где оно еще некоторое время билось, истекая алой артериальной кровью.

В течение всего первого дня чемпионы из различных отрядов представляли себя Тирану, восседавшему на высоком троне из бронзы и янтаря, после чего распределялись вызовы на бой. В первую очередь решалась кровная вражда, и несколько чемпионов выкрикнули имена тех, кому они хотели отомстить за поругание своей чести.

Хонсю ожидал, что среди их числа окажется и Пашток Улувент, но гигант в красных доспехах пока не появился.

— Я думал, Улувент придет, — заметил Ваанес, словно читая его мысли. — Обычно чемпионы Кровавого Бога появляются первыми и начинают бойню.

— Нет, для этого Улувент слишком умен, — ответил Хонсю.

— О чем ты?

— Я думаю, он будет выжидать, пока Жатва не наберет обороты, и только потом попытается меня убить. Тогда его победа будет еще значительнее, ведь к тому времени мы уже соберем несколько отрядов, убив наших соперников. Так он совершит свою кровную месть *и* получит всех моих воинов.

— Тогда он хитрее, чем большинство чемпионов Кровавого Бога.

— Возможно, — согласился Хонсю, улыбаясь. — Посмотрим, насколько сработает его план.

— А что насчет Гренделя, где он? Я не видел его со вчерашнего для, хотя он обещал прийти. Другие чемпионы скоро заметят, что один из твоего окружения не явился к началу этих игр со смертью.

— Забудь о Гренделе, — отмахнулся Хонсю. — Он нам не нужен.

— Вижу его, — подал голос Свежерожденный, кивком указав на другую сторону арены. — Вон там.

Хонсю посмотрел в указанном направлении и увидел, как ряды собравшихся чемпионов расступаются, и Пашток Улувент занимает место у края арены. Воин в красных доспехах и шлеме из черепа орка поднял над головой обагренный кровью топор, и тысячи глоток отозвались пронзительным ревом, приветствуя его знамя с руной Кхорна.

Рядом с Улувентом стоял Кадарас Грендель, его цепной меч был вынут из ножен, а на доспехе блестели свежие кровавые пятна. Пожав плечами, Железный Воин поднес лезвие к губам и лизнул еще не свернувшуюся кровь.

— Грендель нас предал? — промолвил Ваанес голосом, охрипшим от гнева.

— Это был только вопрос времени, — отозвался Хонсю. — Честно говоря, я думал, это случится раньше.

— Я его убью, — зарычал Ваанес.

— Нет. Мы с Гренделем сведем счеты, но не здесь и не сейчас, ясно?

Ваанес не ответил, и Хонсю, видя гнев в глазах воина, мог только надеяться, что бывший десантник Гвардии Ворона сумеет сдержаться и не прикончит Гренделя немедленно.

— Хонсю, я тебя не понимаю, — наконец сказал Ваанес после паузы.

— Немногие понимают, — ответил тот. — И меня это вполне устраивает.


***

Первое убийство в тот день совершил воин в бронзовом доспехе, украшенном руной Кровавого Бога: он выпустил кишки чемпиону в шипастой броне, который, как заметил Хонсю с первой же минуты дуэли, оказался слабее противника и не имел никаких шансов на победу. Голову погибшего ратника насадили на одну из пик черного железа у подножия трона. Отряд побежденного противника теперь принадлежал убийце, и залогом их верности были сила и мастерство победителя. Такая верность не отличалась постоянством, но немногие из собравшихся здесь придавали хоть какое-то значение тому, на чьей стороне сражаются: главным для них было, что ими командует самый сильный и могущественный чемпион Жатвы Черепов.

Мечник Ранебры Корра убил избранного дружины Йеруэля Мракса, предводителя клана со звезд Кофакса. Обычаи клана запрещали Мраксу сражаться под командованием чужака, и он отсек себе голову когтями собственной энергетической перчатки.

За Вотиира Тарка сражалась громоздкая боевая машина, когда-то бывшая дредноутом, но теперь Темные Механикумы Тарка изменили ее, превратив во вместилище непрестанно вопящей сущности из варпа. Чудовище разорвало на части отряды трех чемпионов, и только один из берсеркеров Улувента смог остановить машину, подорвав ее саркофаг мелта-бомбой и лишившись при этом руки. Демона с воем вышвырнуло обратно в варп, но взрыв уничтожил и всю нижнюю часть тела берсеркера. Даже лишившись ног, он смог подползти к трону Гурона Черное Сердце и возложить к его подножию черепную коробку машины.

В первый день состязаний Свежерожденный выиграл две дуэли: в первой он проломил череп пистольеру из числа корсаров Каарьи Саломбара, прежде чем тот успел выстрелить, а во второй в схватке одолел избранного племени локсатлей из выводка Ксанеанта. Последняя битва длилась почти час, и даже истощив весь свой игольчатый боеприпас, локсатль не смог убить противника.

В Мальстриме, насыщенном энергией варпа, способности к регенерации в дьявольском порождении Халан-Гола возросли, и каждая рана Свежерожденного хоть и причиняла ему мучительную боль, но заживала всего через несколько мгновений. Оставшись без сил и оружия, локсатль был вынужден броситься на Свежерожденного и попытаться пробить его броню источающими яд когтями, но даже его проворство не могло соперничать с выносливостью противника. И вот, наконец, шипящий, задыхающийся ксенос был повержен, и Свежерожденный свернул обессилевшему врагу шею, а затем оторвал голову.

По мере того, как продолжались бои и убийства, отряды, лишившиеся своих чемпионов, начали объединяться во все более крупные группировки под знаменами наиболее сильных командиров. Кадарас Грендель сражался, как всегда, с жестокой, не знающей пощады яростью и выиграл несколько дуэлей для Улувента; Хонсю видел, что Ваанесу все труднее и труднее сдерживать злость в ответ на такое вероломство. Чтобы несколько разрядить обстановку, Хонсю отправил бывшего Ворона на арену вместо Свежерожденного, дав тому время залечить раны, и Ваанес с радостью прикончил одного за другим избранных трех отрядов, тем самым еще пополнив растущую армию Хонсю.

Сам Хонсю выходил на арену дважды: один раз, чтобы убить предводителя пиратов, вооруженного двумя кривыми саблями, острыми, как бритвы; во второй дуэли его противником был воин из расы крутов, его оружием был боевой посох с двумя лезвиями, с которым он управлялся со сверхъестественной скоростью и четкостью.

Четвертый день бойни завершился поединком Свежерожденного и гигантского огра, которого Свежерожденный задушил его собственным энергетическим кнутом и, тем самым, пополнил армию Хонсю сотней этих звероподобных чудовищ.

В итоге остались армии только трех чемпионов.

Кровожадные собиратели черепов Паштока Улувента, танцоры-мечники Ноты Этассай и Железные Воины Хонсю.

С учетом побед, которые одержали его чемпионы и он сам, войско Хонсю стремительно увеличивалось в размерах и теперь состояло приблизительно из пяти тысяч солдат. Под его командованием оказалось множество бронетехники, самые разнообразные ксеносы и банды пиратов. В общей сложности под его знамя перешло семнадцать отрядов — по всем оценкам внушительная сила, способная нанести серьезный урон его врагам.

Пашток Улувент собрал армию примерно в шесть тысяч воинов, а утонченное и смертоносное мастерство Ноты Этассай заработало ему пять тысяч. Каждое из этих войск было достаточно сильным, чтобы отвоевать себе изрядный кусок территории Империума и учинить на нем резню, какой еще не знала история.

Но Жатва Черепов еще не закончилась: правила, установленные Тираном, гласили, что в конце нее должен остаться только один чемпион.

С наступлением темноты три противника вышли на арену, облачившись в доспехи и выбрав оружие сообразно своим вкусам. Искусственная рука Хонсю блестела в свете факелов, зажженных по периметру арены, а позади них толпы воинов ревели, криками выражая поддержку своим командирам.

Все трое прошли в центр арены и встали друг против друга. Хонсю воспользовался возможностью изучить противников, понимая, что останется в живых, только если будет знать их лучше, чем они знают сами себя.

Нота Этассай был облачен в облегающий костюм из мягкой черной кожи, поверх которого были пристегнуты элементы гибкого доспеха, прикрывавшие наиболее уязвимые места. Андрогин грациозно скользнул на арену, и прежде чем началась битва, порадовал зрителей акробатическим ритуалом, в котором прыжки и перевороты сопровождались вращением двух мечей, темных, как бархатная ночь. Лицо его было скрыто кожаной маской с металлическими заклепками и застежками-молниями, похожими на шрамы, а на месте глаз были сферы из дымчатого стекла, светившиеся иронией и весельем, как будто их владелец пришел на встречу друзей, а не на смертельный поединок.

Пашток Улувент воткнул свой меч в пропитавшийся кровью песок арены и взревел, сотрясая небеса кличем, полным первобытной, не выразимой словами ярости. С его доспехов капала жертвенная кровь, и похожая на обнаженную мускулатуру броня, казалось, вздымалась и пульсировала в такт биению его сердца. Глаза его, подобные озерам крови, тускло светились. Он поднял кинжал, приставил зазубренное лезвие к шее и нанес себе глубокую рану. Как только из пореза потекла кровь, чемпион воинственного бога отбросил кинжал в сторону. Хонсю прищурился:

— Уже сдаешься, Улувент?

— Если я не успею убить тебя, прежде чем истеку кровью, то я не достоин победы, и смерть моя будет угодна Трону Черепов, — ответил тот.

— Не жди, что я совершу что-то подобное, — предупредил Хонсю.

— Я и не жду. Ты — дворняжка, выродок, порожденный смешением генов в тяжелые времена. Ты — существо без чести, которому лучше было бы никогда не появляться на свет.

Хонсю сдержал злость, но Улувент на этом не остановился:

— Один из твоих чемпионов уже поклялся мне в верности, но если ты подчинишься мне, твоя смерть будет быстрой.

— Я никому не подчиняюсь, — предупредил Хонсю противника.

Нота Этассай рассмеялся: это был высокий, мелодичный смех, полный искреннего веселья.

— А я, напротив, прекрасно умею подчиняться, хотя во всех сношениях предпочитаю быть сверху.

— Вы мне оба отвратительны, — прорычал Улувент. — Сражаться с вами — оскорбление моей чести.

Взревел боевой горн титана, и подбадривающие крики зрителей немедленно смолкли. Тиран Бадаба поднялся с трона, чтобы обратиться к стоящим на арене чемпионам; Хамадрия обвилась вокруг его бедра, как какая-то мерзкая пиявка.

— Жатва Черепов закончится этой ночью! — объявил Гурон Черное Сердце, и голос его разнесся над всей ареной до самых склонов гор. — Только один чемпион будет признан победителем, а его противники будут повергнуты на песок этой арены. Сражайтесь достойно, и вам выпадет честь принести страх и смерть тем, кто предал наше доверие.

Тиран Бадаба встретился взглядом с каждым из трех чемпионов, затем поднял руку, увенчанную когтистой перчаткой.

— А теперь сражайтесь!

Хонсю отпрыгнул назад, увернувшись от топора Улувента, одним ударом намеревавшегося отрубить ему голову, затем отклонился в сторону, уходя от черного меча Этассай, быстрым выпадом доставшего его наплечник. Темное лезвие топора Хонсю описало широкую дугу, заставляя противников отступить, и бой постепенно начал перемещаться от центра арены.

Этассай легко ушел от атаки, мечи его непрестанно вращались, а кожаная маска скрывала все эмоции; Улувент же покрепче перехватил меч, настороженно следя за всеми движениями противников. Хонсю знал, что из двоих его врагов Улувент сильнее, но Этассай двигался с не знающей пощады скоростью, к тому же неизвестно было, что за сила таится в его черных клинках.

Топор Хонсю алкал крови, его ненасытная жажда причинять боль дрожью отзывалась в древке оружия и в руках его владельца — по крайней мере, в одной из них. Энергия, заключенная в серебристом протезе, который он забрал у сержанта Ультрамаринов, была абсолютно чужда существу, заточенному в топоре.

На этом этапе поединка соперники обычно оценивали друг друга, пытаясь выявить признаки слабости или страха, которые можно будет обратить в свою пользу. Хонсю понимал, что ни слабости, ни страха в своих нынешних врагах не найдет: их закалили годы войны и вера в своих богов.

Улувент всеми фибрами души будет стремиться убивать во имя Кровавого Бога; Этассай постарается извлечь из этой дуэли все возможные ощущения. Победа для него будет на втором месте, главное же — испытать запредельные неистовство, боль и удовольствие. Хонсю же не интересовали ни радость битвы, ни почет, уготованный тому, кто убьет своего противника. Все это предприятие было всего лишь средством для достижения его цели. Для него не имели значения ни пиратские планы Тирана, ни возможность заслужить милость древних богов варпа.

Этассай первым пошел в атаку, одним прыжком приблизившись к Улувенту, и его темные мечи затянули песню, предназначенную для чемпиона в красных доспехах. Улувент стремительным движением парировал атаку и резко развернулся, нацеливая рубящий удар в спину Этассай. Но избранный Темного Принца не стоял на месте и, взметнувшись вверх, сделал сальто назад, перелетев через клинок.

Замахнувшись топором, Хонсю бросился на Этассай, но воин нырнул под удар и, опираясь рукой о землю, выбросил тело вперед, сбивая врага с ног. Увидев, что Хонсю упал, Улувент рванулся вперед, занося над ним окровавленный меч, но Железный Воин откатился в сторону, и острие клинка воткнулось в песок. Сапог Этассай с грохотом врезался в шлем Улувента, и разъяренный чемпион Кровавого Бога отшатнулся назад, не успев высвободить меч.

Хонсю вскочил на ноги и немедленно был вынужден перейти в оборону: Этассай резко развернулся, забыв про Улувента, и обрушил на него череду молниеносных ударов меча. Избранный Темного Принца двигался невероятно быстро, и все силы Хонсю уходили лишь на то, чтобы не дать разрезать себя на лоскуты. Доспех его уже покрылся бесчисленными вмятинами и царапинами, и он понял, что Этассай просто играет с ним, стараясь продлить поединок и в полной мере насладиться ощущением собственного превосходства.

Хонсю почувствовал, что его охватывает злость и раздражение, но сдержался, зная, что Этассай не оставит безнаказанной даже малейшую ошибку. Вместо этого он сконцентрировался на том, как обратить надменность противника против него самого. Этассай верил, что он сильнее, и в этом-то и будет его самое уязвимое место.

Краем глаза Хонсю заметил, что Улувент кружит вокруг них, выжидая, когда появится шанс забрать свой меч, при этом проявляя выдержку, несвойственную воинам Кровавого Бога. Хонсю старался держаться поближе к брошенному оружию и не дать Улувенту сократить дистанцию. С одним противником он еще справится, но с двумя? Вряд ли.

В конце концов Этассай, которому надоело драться только с Хонсю, предложил:

— Пусть он заберет свой меч, без его припадков бешенства становится скучно.

Вместо ответа Хонсю повернулся к клинку, погруженному в песок, и расколол его своим демоническим топором. Меч Улувента разлетелся на тысячи осколков, и даже маска не смогла скрыть капризного недовольства, охватившего при этом Этассай.

Андрогин бросился вперед, но Хонсю ждал этой атаки и был к ней готов. Со всей силы он ударил противника в грудь древком топора, и чемпион, издав придушенный вскрик, бездыханным рухнул на землю.

Сзади послышалось движение — то Улувент сделал свой ход: он наступил всем весом на грудь Этассай, послышался хруст костей. Затем Улувент бросился на Хонсю, врезавшись в него с разбегу, и они оба тяжело повалились на землю. Хонсю упустил топор из рук, а латные перчатки Улувента уже сомкнулись вокруг его горла. Оба воина катались по пропитанному кровью песку, осыпая друг друга ударами крепких как сталь кулаков.

— Пришло время умирать! — презрительно бросил Улувент Хонсю в лицо.

Железный Воин изо всех сил ударил коленом в живот Улувента, но хватка гиганта не ослабевала. Хонсю ударил еще раз, и еще, пока, наконец, не почувствовал, что удушающее кольцо вокруг горла разжимается. Ему удалось высвободить одну руку, и ребром ладони он ударил по череполикому шлему Улувента. Орочья кость раскололась, под ней обнажилась открытая рана на шее, и кровь брызнула на шлем Хонсю.

Он ударил по ране кулаком, затем запустил пальцы в шею Улувента, стараясь шире раскрыть порез. Противник взревел от боли и скатился с Хонсю, затем неуверенно поднялся на ноги и, шатаясь, побрел в сторону своего отряда за новым оружием, ладонью зажимая раненую шею.

Поднявшись, Хонсю обнаружил, что тоже нетвердо держится на ногах. Устремляясь вслед за Улувентом, он подобрал свой топор, лежавший неподалеку от стонущего Этассай. На избранника Темного Принца внимания можно было не обращать: он был повержен и, вероятнее всего, уже наслаждался экстазом агонии, обжигавшим все нервные окончания.

С новыми силами Хонсю шел за Улувентом. Воин сорвал с головы разбитый шлем, под которым обнаружилось покрытое шрамами и обожженное лицо. Из широкой раны на шее толчками текла кровь, но боль, казалось, только придала Улувенту решимости, и он рявкнул, требуя новый клинок.

Несмотря на опасную рану, Улувент все еще был серьезным противником, и, получи он новое оружие на смену потерянному, Хонсю придется туго.

Кадарас Грендель протянул Улувенту меч с широким клинком, и Хонсю задержал дыхание…

Пашток Улувент протянул руку, чтобы взять оружие, но в самый последний момент Грендель перехватил меч и вогнал лезвие в грудь чемпиону. Острие клинка пробило броню на спине Улувента, и Грендель еще и провернул лезвие, заставляя могучего воина пошатнуться.

Улувент зарычал от боли, бросился в сторону от Гренделя, вырывая меч у того из рук, а затем рухнул на колени. Хонсю не дал ему времени опомниться от боли и шока и с размаху опустил топор на плечо воина. Темное лезвие вдребезги разбило наплечник и рассекло чемпиона Кхорна от ключицы до пояса.

Пораженная тишина повисла над ареной: никто не ожидал, что Пашток Улувент будет побежден. Когда жаркий огонь в глазах Улувента уже стал гаснуть, Грендель сделал шаг вперед из рядов воинов Кровавого Бога и встал рядом с Хонсю.

— Извини, — сказал Грендель, улыбаясь. — Я знаю, что Хонсю нечистокровный ублюдок, и битва под твоим знаменем была бы более кровавой, но, идя в бой с ним, я, по крайней мере, выживу.

Улувент обратил на Хонсю взгляд, затуманенный болью и ненавистью:

— Дай… мне… клинок.

Как бы ему ни хотелось отказать врагу в подобной просьбе, Хонсю понимал, что должен исполнить пожелание чемпиона, если хочет, чтобы в воинах, выигранных у Улувента, была хоть капля верности.

— Дай ему меч, — приказал он.

Грендель кивнул и вытащил клинок из груди поверженного чемпиона, вызвав фонтан пенящейся крови. Он протянул оружие Улувенту, и тот обхватил эфес меча слабеющей рукой.

— И… мой череп, — выдохнул Улувент из последних сил. — Тебе придется… его… забрать.

— С превеликим удовольствием, — ответил Хонсю, поднял топор и исполнил последнюю просьбу Улувента.

Как только голова Паштока Улувента оказалась на пике у трона Черного Сердца, Жатва Черепов подошла к концу. Сотни воинов погибли на песке арены, но эти смерти мало что значили в масштабе грядущих событий и могли только служить пищей для самомнения Тирана и развлечением для Темных Богов варпа.

Перед отбытием с Нового Бадаба в распоряжении Хонсю было почти семнадцать тысяч воинов, принесших ему кровную клятву верности. Отряды, собранные Улувентом, также украсили свои знамена его символом Железного Черепа.

Нота Этассай выжил и по собственной воле поклялся Хонсю в верности, перед этим поблагодарив его за возможность испытать непередаваемые ощущения от обломков костей, протыкающих легкие.

Гурон Черное Сердце сдержал свое слово: победитель в Жатве Черепов действительно многое приобрел благодаря его покровительству. Покидая орбиту, «Поколение войны» вел за собой целую флотилию самых разных кораблей: это были дары Бадабского Тирана, сделанные им ради скорейшего нанесения удара по силам Империума. Вдобавок к этим кораблям, флагман Хонсю теперь окружали корабли побежденных чемпионов, и все вместе они составляли разношерстный, но сильный флот корсаров и ренегатов.

В нем были и повидавшие множество боев военные корабли, и неповоротливые грузовозы, и планетарные канонерки, и оснащенные варп-двигателями следящие станции, и захваченные крейсеры. Во главе флотилии шел «Поколение войны», и тщательно выверенный курс его лежал через Мальстрим, прочь от владений Гурона Черное Сердце.

Флотилия была готова к переходу, и тошнотворно-желтый диск Нового Бадаба скрылся в пылевых облаках и потоке грязной энергии Имматериума, вырвавшегося из разрыва в ткани пространства. Хонсю вспомнились слова, сказанные Тираном в их последнюю встречу.

Черное Сердце указал темным когтем на Ваанеса, Гренделя и Свежерожденного, уже поднимавшихся на борт потрепанной «Грозовой Птицы»:

— Как только в них больше не будет нужды, убей их, — сказал Тиран. — Иначе они в конце концов предадут тебя.

— Они не посмеют, — возразил Хонсю, но семена сомнения уже были посеяны.

— Запомни вот что, — ответил Гурон Черное Сердце.- Сильные становятся сильнее в одиночестве.

Крис Роберсон Бросок сквозь строй

Восходящее солнце только что появилось над горными вершинами, едва различимыми на восточном горизонте, пухлое и красное, как перезрелый фрукт. Утренние лучи упали на солончаковые равнины, каждый камень и выступ отбросили длинные тени, протянувшиеся через пересохшие останки дна древнего моря, испарившегося гораздо раньше, чем предки человека на Терре впервые слезли с деревьев. В этом мертвом и сухом месте не было жизни, лишь двигались песчаные вихри, поднятые горячими ветрами, дувшими с севера на юг и вспять с юга на север. Крошечные недолговечные смерчи паслись на тонком слое песка поверх соляных равнин, ссохшихся до твердости рокрита. Не было слышно ни звука, кроме заунывного свиста ветров.

Но вот с запада примчалось мотоотделение Скаутов, мощные двигатели оглушающе ревели, протекторы толстых шин взрывали сухой грунт, взбивая вверх песок, огромные столбы которого вырастали за их спинами.

Это прибыли Имперские Кулаки.

Моторизованное отделение Скаутов неслось через пустыню на восток в компактном авангардном построении. На острие клина находился Ветеран Сержант Хилтс, на его левом фланге — Скауты Затори и с’Тонан, на правом — Скауты дю Кест и Келсо.

Затори не забывал бросать взгляды назад. На него, как на замыкающего левый фланг, падала задача следить за тылом слева, подобно тому, как Келзо, в качестве замыкающего правый фланг, прикрывал их сзади справа, тогда как с’Тонан и дю Кест контролировали передние подходы, а Хилтс задавал темп и прокладывал курс.

Они ехали всю ночь, делая зигзаги с севера на восток и с юга на восток, но, хотя им еще только предстояло обнажить клинки, а стволы сдвоенных болтеров их мотоциклов были мертвыми и холодными, их поездка не была праздной прогулкой. На их текущую миссию делались высокие ставки — на кону стояли жизни всех людей Туниса. Если им не удастся обнаружить вражеские войска — вражеские войска очень специфического рода — то они не выполнят свой долг, и цену заплатят миллионы. Но уже занималось утро, а они все еще не нашли никакого признака противника.

До настоящего момента.

“Сержант, — сообщил Затори по общему каналу вокса, чтобы слышало все отделение, — мы взяли след”.

Затори сконцентрировался, задействуя улучшенное зрение Астартес, чтобы вглядеться дальше, чем неаугментированный человек мог даже вообразить себе возможным.

“Это зеленокожие, — добавил он в подтверждение. — И они нас заметили”.

“Принято”, — ответил по воксу Ветеран Сержант Хилтс, поддавая газу и набирая скорость. Он махнул вперед своим увесистым силовым кулаком: “Отделение, увеличить темп. Гонка началась”.


Прошли лишь недели с того момента, как космический халк с орками, выплюнутый из случайного разрыва самой ткани пространства, неожиданно появился на орбите планеты Тунис. Обитавшие внизу люди вряд ли замечали его присутствие над головой, пока с небес не начали падать бесчисленные спускаемые аппараты, извергавшие из себя как воинов, так и боевые машины.

Первые стычки человеческого населения и орков-захватчиков были жестокими и короткими. Самые восточные поселения, опоясывавшие западную границу соляных равнин, были снесены до основания орками на байках, багги и боевых платформах — бандами зеленокожих с наркотической тягой к движению и убийству, колесившими ради совершения налетов, в то время как основные силы орков окопались где-то в бесчисленных пещерах и подземных проходах, спрятанных под восточными горами. Космодесантники знали, что где-то под этими пиками у орков была скрытая база, и если Кулакам не удастся ее найти, то у них мало шансов предотвратить полномасштабное вторжение. То, что основная масса орков-захватчиков завершит работу над осадными машинами и дружно навалится на человеческие поселения, было только вопросом времени, но до этого момента орочьи налетчики будут искать развлечений и приключений везде, где только смогут.


Фонат оборотов нигде не стоит, вообще не спит, никогда не тупит. Для него существует лишь движение.

Ротгрим Скаб знал это лучше, чем кто-либо. С того момента, как спускалки коснулись поверхности этого мира, он и его команда были на ходу. В обязанности Ротгрима, как Ноба боевой шайки фонатов оборотов клана Злых Солнцев, входило распалить байк-боев и поставить их на колеса, выбрать точку на горизонте и выдвинуться к ней, а потом убить каждое живое существо, попавшееся им на пути.

Он несся во главе стаи, мощные ноги обвивали кожух форсированного двигателя боевого байка, чей хриплый рев был единственным звуком в его ушах, вывернутые ноздри забивали выхлоп и пыль. Позади тянулись сверхмощные грузовики и боевые платформы, байки и багги — в целом более чем дюжина машин. Байк-бои клана Злых Солнцев были разряжены в кожу, цепи и доспехи, на ногах — массивные башмаки со стальными мысками, во лбах — металлические штифты, вкрученные прямо в кость. На каждом имелось что-нибудь красное: одежда или пятно, краска или брызги крови.

Как главарь боевой шайки, сам Ноб, Ротгрим был выряжен в алое с ног до головы, в одной руке он держал секиру, на его боку висела кобура с дакка-пушкой. Его тачка была выкрашена в цвет крови от радиатора и до земли, как, собственно, и подобало — как гласила старая орочья присказка, красный заставлял вещи двигаться быстрей. На древке, приделанном за его спиной, висело знамя Злых Солнцев — кроваво-красная орочья морда, ухмылявшаяся из сердцевины взрывавшейся звезды.

С той самой минуты, как они приземлились в этом пересохшем, пыльном мире, боевая шайка Ротгрима совершала разбойничьи налеты, не имея терпения дождаться конца приготовлений, производимых в тоннелях и пещерах под восточными горами. Как-только будет брошен клич, вся масса орочьей армии обрушится на людей, забившихся в свои поселения по всей пустыне, и, когда войско выступит, Злые Солнцы будут впереди всех.

Когда раздастся призыв, у всех у них будет полно работы, но до тех пор не было смысла сидеть на пятых точках и просто ждать, когда они смогут вылезти наружу и выступить.

Когда Ротгрим засек пятерых человек, ехавших через пустыню на своих маленьких байках, он решил слегка поразвлечься, перед тем, как убить их. Слишком давно он и его бои не практиковались на движущихся мишенях.


Местным повезло, что корабль Имперских Кулаков вообще оказался в этом районе, знал Скаут Затори. Губернатор планеты Тунис послал сигнал бедствия, как-только первые спускаемые аппараты орков начали сыпаться с неба на дальнюю сторону планеты, и в это время Имперские Кулаки находились неподалеку от системы, возвращаясь с предыдущего задания в Фалангу, крепость-монастырь ордена, в настоящее время стоявшую на якоре в нескольких неделях полета.

Конечно, корабль был фрегатом класса Гладиус, несшим лишь одно отделение Ветеранов Первой Роты, сопровождаемое отрядом Скаутов из Десятой. Но губернатор планеты был не в том положении, чтобы выражать недовольство размером сил, откликнувшихся на его отчаянные призывы о помощи.

Как и все остальные в мотоотделении под командованием Ветерана Сержанта Хилтса, Затори пока еще был не полноценным боевым братом Имперских Кулаков, а лишь новобранцем, лишенным черного панциря, который позволил бы ему носить керамитовую силовую броню полноправного члена Адептус Астартес и управлять ей. Но годы, проведенные им в Фаланге, за время которых его превращали из мальчика в над-человеческого сына Дорна, уже отдалили его от массы обычных людей. Когда десантный отряд покинул капсулы сброса и был принят губернатором планеты, Затори и его товарищи-Скауты возвышались над местными, которые тряслись в их тени, боясь Астартес — что Космодесантников, что Скаутов — почти также, как орков, угрожавших захватить их с востока.

Не считая крепостных Ордена, таких как команда фрегата Гладиус наверху на орбите или тех, кто служил на борту Фаланги, на протяжении нескольких последних лет Затори почти не поддерживал отношений с обычными людьми. Но, глядя на лица губернатора планеты и тех, кто укрылся вместе с ним в опорных пунктах на западе, Затори не мог не вспомнить тот первый раз, когда он сам увидел Космодесантников на поле битвы Иокарэ, на его далекой родной планете Триандр. Они казались легендами его предков, обретшими плоть, огромными воинами-рыцарями, ступившими в мир людей из королевства мифов.

Сейчас, годы спустя, Затори был одним из них, по-крайней мере, в глазах нормальных мужчин и женщин. Хоть еще только и Скаут, он, тем не менее, был благородным сыном Дорна, Имперским Кулаком. Он будет разить с яростью самого Императора. В этом состоял его долг. Этого требовала его честь.


Пять Имперских Кулаков с ревом неслись через пустыню, с жесткой дисциплиной поддерживая свое авангардное построение. Зеленокожие быстро приближались, заходя прямо им в спину.

По контрасту с четким строем Кулаков, чьи доспехи и мотоциклы золотисто-желтого и насыщенно-черного цветов сверкали под утренним солнцем, зеленокожие представляли собой разношерстный набор чудовищ, агрегаты которых изрыгали выхлоп и громыхали, как-будто заходясь в бесконечном предсмертном хрипе. Но от этого они не становились медленнее, грохоча позади Кулаков, как быстро приближавшийся штормовой фронт.

Бросив взгляд назад, Скаут Затори подавил нервозность, обнаружив орочий боевой байк, ревевший раздражающе близко от его собственной задней шины. Что мотоцикл, что его седок были красными, цвета свежепролитой артериальной крови, на укрепленном сзади древке бешено билось знамя, отмечавшее ездока как главаря шайки.

Орочий командир размахивал над головой секирой, вопли из широко распахнутой пасти уносило ветром. Затем он выпустил длинный залп из сдвоенных пушек, смонтированных впереди него. Там и тогда Затори бы и погиб, если бы, когда сработали плохо сбалансированные орудия, боевой байк не взбрыкнул и, потеряв управление, не завертелся волчком, посылая выстрелы мимо цели. И даже тогда разрывные снаряды прошли так близко от левого плеча Затори, что Скауту показалось, что он смог ощутить их тепловой след.

Затори посмотрел направо и краем глаза заметил парочку боевых багги, приближавшихся к флангу дю Кеста и Келсо. В задней части каждой двухместной штурмовой машины на оружейной платформе стояли стрелки, и за тот короткий момент, пока взгляд Затори оценивал обстановку, он увидел, как один из орков выпустил пару ракет. Снаряды зарылись в землю всего в каких-то метрах от задней шины Келсо, вверх взвились потоки песка и камней. Затори вернул внимание на дорогу под своими собственными колесами.

Как и остальные Скауты, Затори ждал, когда Ветеран Сержант Хилтс подаст сигнал. Приказы требовали, чтобы после первого контакта с врагом они поддерживали близкое построение, пока сержант не даст команду, и их миссия не перейдет в следующую стадию.

Затори надеялся, что он проживет достаточно долго, чтобы последовать приказу.

“Отделение, — по воксу наконец-то раздался голос Ветерана Сержанта Хилтса, — маневр уклонения альфа”.

“Есть”, — хором с остальными ответил Затори, и затем они, как один, нарушили построение, так что левый фланг отклонился вправо, а правый — влево; их траектории пересекались, как спирали ДНК, пока они ускорялись вперед, оставляя неорганизованных орков в попытках наверстать упущенное.

Теперь Скаутам предстояло сохранять мобильность достаточно долго, чтобы понять, что предпримут в ответ зеленокожие.


Песок набивался в глаза Ротгрима, останки бесчисленных насекомых находили свои могилы между его зубами. Он вертел секирой над головой, подстегивая остальную боевую шайку прибавить скорость.

В нескольких метрах от него паджигалка выпустила поток огня в ближайшего человека; огромные баки с прометием, приделанные к корме багги, питали тяжелые огнеметы, приводимые в действие парой Злых Солнцев. К тому времени, как последние трепещущие языки струи лизнули спину одному из людей-ездоков, пламя почти иссякло и всего-лишь опалило его доспехи, но, по крайней мере, это было хоть какое-то начало.

Ротгрим выпустил еще одну очередь из сдвоенных дакка-пушек на носу своей машины, их неравномерный стук звучал в его ушах, как музыка. Выстрелы прошли мимо человека, на хвосте у которого он сидел, и клубы песка и камней, взлетевшие далеко впереди там, где разрывные заряды в конце-концов попали в землю, послужили Ротгриму слабым утешением.

Боевой байкер по его левую руку безостановочно палил из своей винтовки, создавая огневую поддержку, сбивавшую людей с толку, в то время как Ротгрим и остальные сближали дистанцию. Другой боевой багги сделал несколько выстрелов из мега-бластера, еще с одного запустили из ракетомета пару боеголовок. Как и в случае Ротгрима, ни один из взрывов, больших или маленьких, не достиг большего, чем поднял пыль, но людям, чтобы избежать орочьего обстрела, приходилось увертываться туда и сюда, и это их замедляло.

А затем, казалось, мгновенно, дистанция сократилась до нуля. Вместо того, чтобы просто преследовать людей, команда Ротгрима оказалась среди них. Достаточно близко для рукопашной, для оружия ближнего боя вместо ненадежной стрельбы с расстояния.

Вот сейчас начнется настоящая потеха. Состоящая не в том, чтобы палить по далеким мишеням, надеясь вопреки всему, что что-нибудь да попадет куда-надо. А в том, чтобы в бою сойтись с врагом поближе, пикировать прямо ему на голову, как бомбардировщик, заходящий на цель, скорость против скорости, движение против движения.

Огромную пасть Ротгрима искривила злобная ухмылка, обнажились ужасные пожелтевшие зубы, все в мертвых насекомых, подобных солнечным пятнам на желтушной звезде. Это должно будет быть весело.


Скаут Затори не мог не вспомнить слова Риторикуса, кто много столетий назад свел воедино Ритуалы Боя, согласно которым Имперские Кулаки направляли свои действия. По мнению Ордена, Риторикус уступал лишь самому Примарху Рогалу Дорну. Риторикус написал бесчисленное множество трактатов, кодексов и лексиконов, но основополагающей среди них была Книга Пяти Сфер, катехизис меча. В ней, Риторикус особо отмечал важность понимания преимуществ и недостатков каждого вида вооружения из арсенала воина. Он говорил о роли стрелкового и ракетного оружия на открытом поле сражения, огнеметов и мелт в траншейной обороне, тяжелой артиллерии при бомбардировках и оружия взрывного действия для создания заградительного огня. Но более, чем чему-либо, он пел похвалы мечу в ближнем бою.

Очень редко, если вообще когда-либо, боевой брат Ордена Имперских Кулаков отправлялся на поле боя без меча в руке или у бедра, и среди Кулаков не были редкостью те, кто вступал в схватку без всякого оружия, за исключением своего верного клинка. Некоторые, как Капитан Третьей Роты Эшара, даже отправлялись в бой с мечом в каждой руке, испытывая свое мастерство мечников на всех врагах Золотого Трона. Даже Магистр Первой Роты — не говоря уже о том, что он был также Первым Капитаном, Смотрителем Арсенала и Начальником Караула Фаланги — легендарный Капитан Лизандер в ходе своей эпопеи на Малодраксе с помощью одного только меча вычистил с планеты Железных Воинов и возвратил свой громовой молот, Кулак Дорна — шедевр ручной работы, впервые полученный им от умиравшего страшной смертью Капитана Клейтуса более чем за тысячу лет до то того, как Затори появился на свет.

В Книге Пяти Сфер Риторикус писал: “Меч обладает наибольшим преимуществом в ограниченных пространствах, или в рукопашной, или в ближнем бою — в любой ситуации, где ты можешь сблизиться с противником”. И, ниже: “Душу Имперского Кулака можно найти в его мече”. А также: “Когда все шансы против тебя, и надежда на победу призрачна, священный воин с мечом в руке тем не менее может восторжествовать, если его намерения праведны и чисты”.

Так что, когда на него понесся зеленокожий байкер со здоровенной секирой, Затори теснее сомкнул хватку на мече и, держа второй рукой руль своего мотоцикла, повторил про себя Литанию Клинка. Прямо перед тем, как их байки почти что влетели друг в друга, пока орк заносил секиру над непокрытой головой Затори, Скаут прошептал молитву Дорну и Императору, чтобы у него хватило ловкости для выполнения задания.


Взмахом одной руки Ротгрим послал секиру вниз прямо в незащищенную голову человека. Но, прежде, чем лезвие вгрызлось в кожу и череп, тот исхитрился отклонить топор своим мечом; от удара вверх взлетел фонтан искр. Как скрестилось их оружие, так и два их мотоцикла врезались друг в друга так, что затрещали кости. В попытках удержать равновесие, скомпенсировав импульс столкновения, их седоки снова разъехались друг от друга, и теперь каждый готовился к следующему удару.

Скаля зубы, Ротгрим выкрикнул оскорбление человеку, который внезапно отпустил руль. Было бы забавно посмотреть, как он управляет маленьким байком без рук, если бы в следующий момент в одной из них не появилось большое ружье.

Ротгрим вывернул руль вправо как-раз вовремя, чтобы увернуться от хлынувшего из оружия раскаленного урагана, чьей температуры хватило, чтобы сплавить песок на земле в стекло.

Грозно рыча, в глубине души Ротгрим не мог не рассмеяться. Не только человек припрятал кое-чего в рукаве.

Зафиксировав вилку байка коленями, он отпустил руль и затем вытащил из кобуры дакка-пушку.


Затори понимал, что мелта-ружье было, в лучшем случае, временным сдерживающим средством. При любом раскладе, оно годилось лишь для самых близких расстояний: прометий, который оно возбуждало до субмолекулярного состояния, можно было нацелить лишь с точностью несколько метров. Но, вообще говоря, любое стрелковое оружие было трудно использовать на большой скорости, так что для МотоСкаутов замена дальнобойности на огневую мощь считалась очень даже стоящей. Как бы то ни было, Ветеран Сержант Хилтс сказал, чтобы, имея мелта-ружья для дистанционного огня и мечи для ближнего боя, Скауты не сильно рассчитывали на возможность использования своих сдвоенных болтеров. В конце-концов, те предназначались для стрельбы по целям, к которым мотоцикл приближался, а их миссия требовала держать курс от врагов до окончания гонки. Когда — и если — они выполнят задачу, то противников будет полным-полно, но даже в этом случае, если все пройдет по плану, смонтированным на мотоциклах болтерам применения не найдется.

Отклонив первый удар зеленокожего, Затори понял, что должен сменить позицию прежде, чем получит следующий, или он вылетит из седла и растянется в пыли. Хотя его и натаскивали работать с клинком любой рукой, его левая все еще была гораздо менее умелой, и, если орк приближался слева сзади, он не мог переложить меч в правую. Если бы Затори пришлось парировать и блокировать через корпус, его защитные возможности были бы весьма, если не фатально, скромны, а наступательный потенциал фактически свелся бы к нулю, так что меч в левой руке был единственным вариантом. Та была не слабее правой, просто, как он к своей досаде обнаружил в поединках на борту Фаланги, они имели разную сноровку.

После отражения первого удара орка их мотоциклы столкнулись и затем слегка разъехались по дуге, заленокожий оказался чуть позади байка Затори. Следующая атака, понимал Скаут, придет с этого направления. Поскольку он не был закреплен в седле, шанс, что зеленокожий вышибет его оттуда, был очень высок, и тогда участие Затори в гонке преждевременно закончится.

Следовательно, было необходимо изменить параметры схватки. Или, как писал Риторикус в Книге Пяти Сфер: “В преддверии поражения или в патовой ситуации овладей преимуществом, оценив положение противника и изменив свой подход”.

Так что, пока зеленокожий готовился к следующей атаке, Затори рискнул отпустить руль, вытащил свое мелта-ружье и послал в его направлении заряд перегретого газа. Затем, когда орк отреагировал так, как и предполагалось — достав собственный ствол и вернув выстрел — Затори вбросил мелта-ружье обратно в чехол и вывернул руль резко влево, посылая свой наклонившийся мотоцикл к зеленокожему. Проклиная неточную, но от этого не менее смертоносную стрельбу орка, Затори по ходу своей траектории промчался прямо у зеленокожего за спиной. Когда он пролетал мимо, передняя шина Скаута еле разминулась с задним колесом орка, и, как только они сблизились, Затори ударил мечом поперек его тела.

Когда Скаут, просвистев за спиной орка, почувствовал рывок меча в своей руке, ему на мгновение показалось, что он смог задеть зеленокожего, не успевшего поднять секиру, чтобы парировать удар. Бросив взгляд назад, Затори увидел невредимого орка и начисто срезанное древко, раньше державшее поднятое знамя. Изображенный на нем ухмылявшийся орк теперь бился внизу на перепаханной колесами земле.

В это мгновение взгляд Затори встретился с глазами зеленокожего, и Скаут увидел горевшую в них жажду убийства.


Развлекуха — это одно. Ротгрим не мог осуждать человека за то, что тот пару раз пальнул в него по ходу боя или за то, что он пытался проткнуть Ротгрима своим заостренным клинком. В конце-концов, это было честно. Рано или поздно Ротгрим прикончил бы его, но маленький парень имел право отбиваться. Иначе это была бы уже не потеха.

Но сбить штандарт Злых Солнцев в грязь? Вот это, это уже не лезло ни в какие рамки.

Ротгрим запихнул свою дакка-пушку обратно в кобуру. Для этого человека — никаких больше пуль и снарядов. Конкретно с этим он разберется собственными руками.


Затори возвращался на курс, направляя руль к горам, когда услышал по воксу голос: “Затори, справа!”

В следующее мгновение его подрезал Скаут Келсо, на максимальной скорости пересекший дорогу Затори справа налево, едва избежав при этом столкновения.

“Махнемся?” — спросил Келсо по воксу, пока разворачивался кругом, разбрасывая песок по широкой дуге. Он ткнул большим пальцем в том направлении, откуда приехал — в изрыгавший пламя боевой багги, следовавший за ним по пятам.

Затори глянул через плечо на орочьего байкера, тянувшегося у него в кильватере с кровожадной маской на зеленой морде.

Однако прежде, чем он успел ответить, Келсо уже поддал газу и погнал прямо на орка. “Благодарю, Затори. Я уже начал скучать”.

В следующий момент багги, до этого гнавшийся за Келсо, заревел за спиной Затори, между ним и байкером, внимание огнеметов переключилось на новую мишень. В смертельном танце Скаутов и орков Затори и Келсо, похоже, обменялись партнерами.

Затори до сих пор испытывал затруднения, пытаясь понять поведение Келсо. Все Имперские Кулаки получали определенное удовлетворение от выполнения своего священного долга, но Келсо, казалось, обретал в битве странную маниакальную радость и часто вел себя таким образом, который более желчный Затори совершенно не мог понять. С его точки зрения это, наверное, выглядело не столь нездоровым, как бестактные манеры дю Кеста или казавшаяся бесчувственной сдержанность с’Тонана, но, тем не менее, Затори считал, что радостная импульсивность Келзо в бою плохо сочеталась с мрачными обязанностями Астартес.

Раскаленные языки пламени плеснули на керамит доспехов Затори, когда багги развернулся за ним вдогонку, и Скаут прибавил скорость, чтобы не зажариться заживо.


Ротгрим раздраженно взревел, когда между ним и его добычей вкатилась паджигалка. Но потом на него помчался другой человеческий байкер, со счастливой улыбкой на лице размахивавший мечом над головой, и Ноб решил, что этот новый человек надлежащим образом разогреет его аппетит. Если он пока не в состоянии отомстить тому, кто надругался над штандартом Злых Солнцев, то для начала можно окрасить свою секиру кровью другого.

Человек ехал прямо на Ротгрима, и орк не был уверен, пытался ли он взять его на испуг, чтобы посмотреть, кто из них свернет первым, или вызывал на турнир, как конные воины какого-нибудь дикого мира. Это было странным, но казалось, что человек едва ли не смеялся.

Что ж, если его так радовала скорость, то Ротгрим почти мог это понять.

Конечно, через секунду-другую веселиться будет секира Ротгрима, причем у него в черепушке, и после этого человеку станет уже не до смеха.


Чем дальше на восток они продвигались, тем неровнее становилась почва под шинами Затори. Там, где раньше были лишь разбросанные валуны и небольшие выступы, нарушавшие уровень горизонта западных соляных равнин, теперь, по мере того, как они смещались к востоку, росло число больших камней, которые поднимались над солончаками, как верхушки айсбергов, и, в отдельных случаях, почти достигали размером мотоцикла Затори. С такими препятствиями на пути он уже не мог просто поддавать газу и нестись вперед, но был вынужден двигаться зигзагом, чтобы не столкнуться с камнями, достаточно большими, чтобы завершить его маршрут сокрушительной аварией.

К несчастью, преследовавший его боевой багги возвышался на четырех толстых шинах, а форсированному двигателю хватало мощности, чтобы протащить машину над и через меньшие из камней практически без потери импульса. Так что, пока Затори приходилось сбрасывать скорость, кладя строки зигзага туда и сюда, багги на всех парах торил путь вперед, сокращая разрыв между ними.

Прометиевые факелы на корме окатили Затори каскадом пламени, и он стиснул зубы от резкой боли. Он мог чувствовать, как кожа на загривке трескалась и вздувалась волдырями, как обгорал ежик волос на голове. И, хотя он отдавал себе отчет, что из грудного импланта в его кровь уже хлынули клетки Ларрамана, быстро создавая на пострадавших участках рубцовую ткань и останавливая кровотечение, знание этого ничуть не умаляло боли как таковой.

К счастью, на пути от Посвященного через Новообращенного и до Скаута Затори провел достаточно времени в Перчатке Боли и постиг смысл слов Риторикуса: “Боль есть вино сопричастия к героям”. Если он научился выдерживать продолжительные промежутки времени в этой оболочке из электро-волокон, будучи подвешен, казалось, на целую вечность в стальной клетке глубоко внутри Фаланги, медитируя на образе Рогала Дорна, учась концентрироваться, несмотря на боль, и оставаясь при этом в полном сознании на протяжении всей процедуры — если Затори мог делать это, то он мог пережить и не более чем дискомфорт плоти, прожариваемой до костей горящим прометием.

Он понимал, что раз зеленокожие подобрались к нему настолько, что смогли подрумянить его огнеметами, то они были достаточно близко, чтобы собственное мелта-ружье Затори могло вернуть им любезность.

Попросив про себя прощения у духа своего клинка, Затори одним плавным движением забросил меч в ножны на спине и выхватил оружие из чехла на боку мотоцикла. Не теряя ни мгновения, он скрутился в талии так сильно, как только мог, развернул кругом мелта-ружье и послал залп перегретого газа назад в преследовавший его боевой багги.


Ротгрим и его человеческая добыча, оба с поднятым оружием, были сейчас в мановении ока друг от друга. В последний возможный момент человек увернулся влево, направляя свой меч к широкой груди орка. Но Ротгрим предвидел удар и, как только человек потянулся влево, орк на кратчайший миг ударил по тормозам, сбрасывая скорость так, чтобы замах безвредно просвистел мимо, и в то же время посылая секиру по широкой дуге к нежной плоти над воротом доспехов.

Ротгрим пришпорил свой байк почти сразу же после торможения, так что он едва ощутил рывок сопротивления, когда его топор срезал человеку шею. Но, бросив взгляд назад, он увидел, как человеческий байк, шатаясь, рыскал влево и вправо, а безголовый седок откинулся назад на сиденье. В мертвой руке все еще был зажат меч, а позади подпрыгивала и катилась по земле голова.

Ротгрим удовлетворенно отметил алый цвет лезвия секиры. Это был приятный оттенок красного. Но его надлежало сделать еще краснее.


Выстрел мелты Затори попал прямо в зеленокожего водителя и почти мгновенно испарил его корпус от живота, оставив только пару осиротевших рук, безжизненно свисавших с баранки, и липкую лужу внутренностей поверх обгоревших остатков ног.

Наводчики огнеметов кормовой платформы старались направить на него еще один горящий поток, но их попытка провалилась, когда боевой багги, потерявший без водителя управление, влетел в один из больших камней. Скрежеща металлом по камню, машина резко встала, и пара зеленокожих, кувыркаясь, с шумом полетела по воздуху. Из потревоженного столкновением бака вылился прометий и, как только жидкость плеснула в открытое пламя огнеметов, она загорелась, и результирующий взрыв окутал боевой багги ревущим черным облаком дыма и жара.

Только вернув внимание на землю впереди, он увидел безголовое тело Скаута Келсо, врезавшееся в песок где-то в ста метрах от него. Голова Келзо, подпрыгивавшая по дну высохшего моря далеко позади от тела, больше не улыбалась.


Ротгрим увидел, как взорвалась паджигалка — вверх взлетел гриб черного дыма, а в сухом воздухе прогремел раскат взрыва, еле слышимый через хриплый рык двигателя его байка. Люди лишились ездока, на конях осталось только четверо, и даже с потерей паджигалки Злые Солнцы все еще имели на ходу около дюжины машин.

Оглядывая горизонт, Ротгрим мельком заметил осквернителя штандарта Злых Солнцев, который пронесся в направлении востока. Слишком много преград между ними, чтобы Ротгрим мог быстро его поймать, да и, в любом случае, пока имелись более близкие и более легкие мишени, заслуживавшие внимания его секиры в первую очередь.

Тем не менее, этот конкретный заезд уже давно пора было заканчивать.

Вытащив свою дакка-пушку, он сделал несколько быстрых залпов в воздух в шаблонном порядке: два длинных, четыре коротких, один длинный. Звук выстрелов пробьется даже сквозь рычание сверхмощных двигателей, и каждый байк-бой боевой шайки узнает последовательность и поймет, что это означает.

Приказы Ротгрима были прозрачны — пришло время прекратить гонку ради гонки и настала пора начать подводить добычу к развязке.


“Хилтс вызывает Затори, — раздался по воксу голос Ветерана Сержанта. — Твое положение?”

“Келзо убит, сэр”, — четко и отрывисто ответил Затори. “Я все еще жив и еду на восток, — он оглянулся назад и увидел штурмовой байк, как-раз погнавшийся за ним по пятам, — и меня преследует зеленокожий байкер. У меня была стычка с их главарем, но я потерял его из виду”.

“Принято, — затем, после паузы, — думаю, я засек их командира. Здоровый урод в красной сбруе на красном байке. Но я не вижу штандарта клана…”

Резко огибая камень высотой по грудь на своем пути, Затори безуспешно пытался сдержать ухмылку. “Мой промах, сержант. Я его срезал и оставил валяться в пыли”.

Скаут услышал короткий сухой смешок Ветерана Сержанта Хилтса, донесшийся через размещенную в ухе комм-бусину. “Неудивительно, что он выглядит таким недовольным”.

“Я и не ставил перед собой цели снискать его расположение”.

Пуля со глухим стуком отскочила от желто-черного керамита доспехов Затори, когда водитель гнавшегося за ним штурмового байка попытался снять его из своего ствола; выстрел попал в левое плечо. За ним последовал второй, тоже в левую часть тела, но ниже, ближе к талии. Каждый раз он инстинктивно наклонялся вправо, уходя от выстрела.

“Их методы изменились, — сказал по воксу Ветеран Сержант Хилтс после мгновения тишины. — Они больше не пытаются убить нас, а вместо этого используют тактику устрашения”.

Бросив взгляд направо, Затори смог разглядеть сворачивавшего к нему сержанта, их траектории сходились где-то впереди, а за спиной у последнего маячил одетый в красное главарь боевой шайки.

Хилтс продолжал молчать, и тогда Затори сообразил, что Ветеран Сержант давал ему возможность оценить важность своих слов. Хилтс готовил Скаутов Имперских Кулаков дольше, чем Затори жил на свете, и везде, хоть на ринге для поединков, хоть на поле боя, выискивал обучающие моменты, позволяя новобранцам под его командой усвоить важный боевой урок.

“Они ведут нас”, — наконец сказал Затори со всей уверенностью, на которую был способен.

“Да, — согласился Хилтс. — Точно так, как мы и надеялись”.

“Ваши приказы, сэр?”

“Позволить себя вести, — ответил Хилтс. — И стараться не дать себя убить по ходу дела”.


Ротгрим наблюдал, как человеческий байкер с силовым кулаком, за которым он гнался, пристроился сбоку от другого, и один-единственный взгляд сказал ему, что этот второй был тем, кто разрубил древко знамени и унизил Злых Солнцев. За людьми следовал еще один байк-бой с пистолетом в кулаке, аккуратно укладывавший выстрелы им в спины и направлявший свою добычу точно так, как велел сигнал Ротгрима.

План состоял в том, чтобы позволить всем людям сохранять боевой дух, так чтобы они продолжали двигаться, пока не доберутся до стены, где они встанут и получат последнюю порцию веселья. Но, глядя на непокрытую голову ублюдка, сбросившего штандарт в грязь, Ротгрим убедил себя, что один-два человека все еще могут погибнуть по дороге. Тех немногих, кто дотянет до стены, вполне хватит, чтобы развлечь остальных.

Ротгрим закрутил свою секиру над головой, сигналя другим байк-боям. Быстрый тычок его пальца сначала в двух человек, а затем в собственную массивную грудь, был посланием, достаточно простым, чтобы дойти даже через висящую в воздухе пыль: эти люди — его.


Затори мельком заметил сворачивавших к ним справа Скаутов дю Кеста и с’Тонана, которых преследовала троица боевых багги. Стало ясно, что он был прав, и зеленокожие вели их, управляя их продвижением на запад. Оставалось надеяться, что орки гнали их туда, куда Хилтс и предполагал.

Он и сержант теперь ехали бок о бок, виляя туда и сюда, чтобы объехать постоянно возраставшее число каменных выступов и выходов породы, чьи размеры все увеличивались по мере продвижения на восток — самый большой из них уже был выше Затори верхом на его мотоцикле.

У них в кильватере тянулись два байка с зеленокожими, но, когда Затори выкроил возможность оглянуться назад, чтобы посмотреть, как близко те подобрались, один из орков как-раз отделялся, чтобы подстраховать их левый фланг. Только главарь боевой шайки с секирой, лезвию которой пятна крови Келсо придавали тот же оттенок, что и у кожаной одежды и машины, все еще продолжал преследование, быстро сближаясь с ними.

“Затори вызывает Хилтса, — передал Затори по воксу. — Главарь нагоняет”.

Хилтс потратил мгновение, чтобы бросить через плечо взгляд назад, затем развернулся обратно лицом вперед. “Соберись, Затори. Этот может пойти вразнос”.


Горы западного края соляных равнин уже возвышались перед ними.Солнце близилось к зениту, и тени почти исчезли, так что стало труднее замечать на пути более мелкие камни.

Когда они въехали в похожую на лабиринт систему валунов и складок, которая протянулась от подножия гор, Ротгрим осознал, что у него не получится втиснуться между двумя людьми, как он намеревался сделать, и уложить их, нанося удары секирой направо и налево. И, поскольку человек, обесчестивший штандарт, сейчас чуть опережал второго с силовым кулаком, это означало, что Ротгрим должен разобраться с последним до того, как отомстить человеческому ублюдку.

Уголки широкой пасти Ротгрима растянулись в злобной ухмылке, когда его осенила идея. Он повесил секиру на пояс, затем потянулся за спину и с треском отломил перебитый шест, который был всем, что осталось от древка, на котором раньше реял штандарт Злых Солнцев.

Когда два человека втянулись на относительно открытый участок пространства, Ротгрим резко пришпорил свой байк и нагнал их справа. Человек с его стороны развернулся, чтобы зацепить Ротгрима силовым кулаком, и тогда орк перегнулся влево так сильно, как только мог, не опрокинув при этом свой байк, и, как копье, воткнул сломанный шест между спицами переднего колеса.

Силовой кулак схватил пустой воздух, когда колесо заклинило, и мотоцикл человека с металлическим скрежетом кувыркнулся вверх тормашками.

Однако, прежде чем Ротгриму удалось посмаковать крушение, на его пути полыхнул заряд перегретого воздуха, и ему пришлось резко взять вправо, чтобы избежать следующего выстрела из дважды проклятого человеческого теплового ружья.


“Отделение, нужно прикрытие”, — торопливо передал по воксу Затори, глядя, как Ветеран Сержант Хилтс кувыркался в воздухе. Выстрела мелты хватило, чтобы отогнать главаря орков, но это не продлится долго, и вскоре он опять сядет на хвост Затори. И, чтобы их миссия имела хоть какую-то надежду на успех, Затори не мог оставить Хилтса лежать там, где тот упал.

Два других скаута, дю Кест и с’Тонан, с ревом примчались на призыв Затори, размахивая мечами и стреляя болтами из своих сдвоенных болтеров. Они бросились на главаря орков, развернувшись между ним и Затори, на короткое время предоставляя последнему свободу маневра.

Пока главарь орков был занят дю Кестом и с’Тонаном, Затори с визгом затормозил там, куда впечатался Хилтс. Сержант был зажат между крупным камнем, который остановил его движение вперед, и тяжелым мотоциклом, прилетевшим вслед за ним через долю секунды. Сама машина превратилась в искореженное месиво, далекое от своей первоначальной формы, передняя вилка отломилась, и покрышка до сих пор катилась по песку. Хилтс был в ненамного лучшей форме. При тех скоростях, на которых они ехали, сила удара о крупный каменный выступ была достаточной, чтобы пробить керамитовые доспехи в нескольких местах, и сержант истекал кровью из ран, которые его клетки Ларрамана пока что не смогли затянуть. Одна нога была вывернута вперед под неестественным углом, и складывалось впечатление, что левое предплечье было полностью выбито из сустава. Удар мотоциклом только добавил повреждений.

“Возьми… возьми это…” — услышал Затори голос Хилтса, не по воксу — авария не могла не лишить сержанта возможности поддерживать передачу — вместо этого слова прохрипели из-под его поврежденного забрала.

Сержант приподнял свой силовой кулак, и Затори увидел маленькое устройство, закрепленное на раструбе латной перчатки.

“Простите, сэр”, — сказал Затори, спрыгивая с мотоцикла и бросаясь к Хилтсу. Кряхтя от усилия, он снял с сержанта искалеченную машину. “Мы уже потеряли ездока, и совесть не позволит мне бросить еще одного”.

Просунув обе руки под помятое тело сержанта, Затори выпрямился и поднял Хилтса в воздух.

Поспешно вернувшись к своему мотоциклу, Затори перекинул сержанта через заднюю часть байка, как седельные сумки, и, закрепив его, прыгнул обратно на сиденье.

“Скаут…” — произнес Хилтс, пока Затори поддавал газу, его голос был едва различим. Затори знал, что, получив такие сильные ранения, Хилтс впадет в забытье, пока его тело будет пытаться себя восстановить. “Нажимайте… Несмотря ни на что… Нажи…”

Сержант потерял сознание, полное внимание его тела переключилось на повреждения.

“Отделение, — передал по воксу Затори, срываясь с места и направляясь к встававшим перед ним горам. — Сержант у меня. Давайте закончим эту гонку!”


Они с ревом неслись на восток, Скауты слегка опережали Злых Солнцев, и, по мере того, как они приближались к предгорьям, скалистые выступы и выходы породы становились все больше и многочисленнее, вырастая над мертвым морским дном, как призрачные корабли. Путь вперед был трудным, и как Скаутам, так и оркам приходилось постоянно отклоняться туда-сюда, чтобы не налететь на препятствия.

И с каждой проходившей минутой горы придвигались все ближе, росли все выше, закрывая обзор от горизонта и до горизонта.


Ротгрим урчал от мрачного удовлетворения, глядя, как три человеческих байкера приближались к финишу гонки.

Им некуда было бежать. Как и велел Ротгрим, боевая шайка направляла людей через соляные равнины и через лабиринт камней, приведя их к естественному ущелью, которое врезалось в гору где-то на сто метров вглубь, кончаясь сплошной отвесной скалой. И именно к этой стене из камня люди пригнали свои мотоциклы.

Ротгрим с визгом остановился, за его спиной, пуская байки юзом, тормозила остальная боевая шайка. Он зарычал, взвешивая в руке секиру.

Три человека уже спешились, с мечами и ружьями в руках сформировав защитное кольцо вокруг павшего человека, перекинутого через один из байков.

Это было почти смехотворно, подумал Ротгрим. Люди действовали так, как-будто они имели шанс. И, как знать, против Ротгрима и его команды байк-боев, он действительно мог у них быть.

Но чего люди не понимали, так это того, что их должна заботить не только компания байкеров.

Сейчас начнется потеха, подумал Ротгрим, слезая со своего байка. Он стукнул по передатчику на поясе, сигналя об их приезде.

Люди развернулись на звук спрятанного в скале люка, открывавшегося за их спиной. Еще до того, как он успел распахнуться полностью, через него протиснулась дюжина орков, с секирами наготове и ружьями и пистолетами на взводе.


Сначала десятки, а потом сотни выплеснулись из люка, который вел к проходам и пещерам, скрытым под горой.

Затори держался неподалеку от своего мотоцикла на котором до сих пор кулем висел Ветеран Сержант Хилтс, его увесистый силовой кулак не доставал до плотно утрамбованной почвы всего нескольких сантиметров.

До Скаута долетел омерзительный хохот зеленокожих чудовищ, и он сообразил, что их должен веселить тот факт, что отделению не удалось от них сбежать.

Но чего орки не понимали, так это того, что Затори и прочие и не думали убегать, а просто держались впереди них. И сейчас они пришли к финишу.

Затори улыбался, наклоняясь вниз и отцепляя маленькое устройство, прикрепленное к раструбу силового кулака. Он поднял его вверх, и, как только он коснулся выключателя, миниатюрный маячок наведения телепорта начал слабо гудеть.

С вспышкой света и внезапным оглушающим грохотом перед Затори появился здоровенный Космический Десантник. Его керамитовая броня была отделана золотисто-желтым и насыщенно-черным, в одной руке он держал штурмовой щит, в другой — громовой молот внушительных размеров. Плащ за его спиной трепетал на сухом горячем ветру, а над плечами Космодесантника поднималось древко, увенчанное увитым гирляндой черепом, с перекладиной в виде свитка, на котором было написано имя: ЛИЗАНДЕР.

“Примарх! — выкрикнул Капитан Лизандер, воздев свой громовой молот Кулак Дорна над головой. — Во славу твою и во славу Его на Терре!”

Зарычав, Капитан Лизандер устремился на орков, столпившихся перед открытым люком — без колебаний, без промедления. Как только он освободил участок почвы, на котором появился, из небытия возник другой Космодесантник, затем еще и еще, все с громоподобными боевыми кличами на губах, все с оголенными мечами, готовыми пролить кровь. Полное отделение Ветеранов Имперских Кулаков, каждый был в Терминаторском доспехе, каждый рвался сойтись с орками-захватчиками.

Ветераны Первой роты ворвались в толпу зеленокожих, рубя мечами. Капитан Лизандер уже заныривал в скрытый подземный комплекс за распахнутым люком, разрушая все, что подворачивалось ему под руку.

На короткое время Ротгрим впал в оцепенение, глядя, как люди в доспехах крушат его братьев орков. Все, о чем он мог думать — что это случилось из-за тех людей, за которыми он гнался, и, в частности — из-за того дважды проклятого человека. В воображении возник штандарт Злых Солнцев, валявшийся где-то там на просоленном песке.

Он сильнее сжал свою секиру, огромная пасть искривилась в злобном оскале.

Гонка еще не кончилась, понял он.

Не раньше, чем он совершит свою месть.


Затори и два других Скаута собрались вокруг тела Ветерана Сержанта Хилтса, лежавшего на спине в точке эвакуации, ожидая боевой катер, который уже спешил, чтобы забрать их. Туда, где они стояли — на некотором удалении от базы в горе — доносились звуки битвы, в которой отряд Ветеранов схлестнулось с орками, плохо подготовленными к подобной атаке.

“Я бы с удовольствием остался и посмотрел на отделение Терминаторов за работой”, — сказал с’Тонан, разглядывая горизонт.

Забег мотоотделения через пустыню с самого начала был уловкой для внедрения маячка в ряды врага, достаточно глубоко, чтобы Терминаторы уничтожили их изнутри за один прием.

“А я бы отмылся от вони зеленокожих”, — ответил дю Кест, выковыривая из своих зубов жуков.

Затори не успел сказать, чего хотел бы он, поскольку их прервал оглушительный рев, пришедший с направления гор.

Это был одетый в красное главарь боевой шайки, который летел к ним на всех парах, держа свою гигантскую секиру высоко над головой. Он направлялся прямо к Затори, в глазах горела жажда убийства, из-за его потрескавшихся огромных зубов исходил животный вой.

Затори не стал тратить ни секунды на принятие оборонительной стойки, или на декламацию сокращенной Литании Клинка, равно как и на подъем своего меча в защитную позицию. Вместо этого он просто достал свое мелта-ружье, нажал на спуск и единственным длинным залпом превратил приближавшегося орка в лужу слизи и обуглившихся костей.

“Ну и что бы Риторикус сказал про этот маневр?” — спросил дю Кест, щуря глаза, в уголках его рта играла легкая улыбка.

“Элементарно”, — ответил Затори. “Я оценил положение противника, — он взвесил в руке свое мелта-ружье, — и овладел преимуществом, изменив свой подход”.

Гэв Торп Отступники

Рёв двигателей и боевых орудий отражался в массивном зале, и перекрывающееся эхо сливалось в постоянный гром разрушения. Витиеватый узор мозаики на стене разрушился на тысячи разноцветных осколков под воздействием ударов снарядов и лазерного огня. Мраморные плитки, покрывавшие пол, были поломаны и выбиты под железными траками боевых танков, громоздившихся впереди. Солдаты, одетые в длинные чёрные шинели сновали от укрытия к укрытию, прятались за огромными столбами, поддерживающими потолок, стремительно перебегали то туда, то сюда за насыпями щебня и прыгали в кратеры, пробитые в когда-то блестящем полу.

Шум войны заглушал выкрикиваемые команды лидеров повстанцев, которые вели своих людей из взорванных останков бронетранспортёров и постаментов разбитых статуй прежних Имперских командиров. Их люди пели новые гимны, вызывая своих изгнанных командиров. Боевые крики были полны ненависти и призывов к правосудию.

На протяжении всего зала, который был около мили в длину, мятежники наступали под прикрытием орудий своих танков.

Перед ними непреклонно стояли Астартес из Ордена Мстящих Сынов. Их синяя броня была покрыта пылью и грязью. Они прибыли, чтобы подавить восстание, как только обнаружили мир, охваченный гражданской войной. Они прибыли, чтобы покарать лидеров восстания и восстановить Имперского командующего. Сейчас они защищают этого человека от целого мира, восставшего против тирании их правителя. Битва собирала кровавую жатву. Из них осталось только тридцать воинов — тридцать Космических Десантников из ста трёх, которые сначала прибыли в Хелмабад.

Из-за импровизированных баррикад, сделанных из искорёженного металла, кусков разбитого рокрита и преград из сложенных в кучу тел, Астартес вели огонь по атакующим. Воздух освещался мерцающими инверсионными следами болтерных снарядов, в то время как ослепляющие выстрелы лазпушек сверкали, чтобы испарить плоть из бронированных корпусов. Хруст огня из тяжёлого болтера и рёв плазмы пел оду ярости Космических Десантников.

Позади стены бронированных гигантов жалось относительно небольшое количество людей, сохранивших верность Командующему Му’шану. Они изредка стреляли из своих лазганов в немногочисленные моменты храбрости. Когда-то они были элитой, хвалёной Гвардией Гробницы Хелмабада. Сейчас, ярость тех, кто когда-то дал клятву защищать, унижала их. Маски смерти на их головах казались больше комичными, чем мрачными. Их золотая парча и эполеты были изодраны, чёрные пластины брони пробиты, разорваны и вымазаны.

Посреди огня и опустошения шагал Брат-Капитан Мстящих Сынов Гессарт. Подобно своим братьям он носил броню, отмеченную многими сражениями. Синяя краска на ней была обожжена, а керамит пробит во множестве мест. Его левый наплечник был гладким и полностью белым. Быстрая замена вместо того, что он потерял два дня назад. Золотой шлем был покрыт слоем пепла, и кровь запятнала серебряного орла на его груди: кровь врагов лучший знак чести, чем символ, который она скрывает.

Гессарт выкрикивал команды, руководя защитниками. Каждый приказ подкреплялся выстрелами его шторм болтера.

— Рассеянный огонь слева, — прорычал он, выпуская три заряда, которые разорвали младшего офицера, наполовину скрывавшегося в переплетённых руинах железных скамей. Люди погибшего офицера попытались раствориться в облаках пыли и дыма.

Позади капитана стоял Библиарий Захерис, нимб энергии пылал над его психическим капюшоном. В правом кулаке он сжимал силовой меч, сверкавший энергией. Захерис не носил шлема. Его лицо было напряжённой маской, поскольку он проектировал невидимую силовую стену, окружавшую Космических Десантников. Вокруг псайкера лазерные заряды и снаряды, выпущенные из автопушек, проваливались в небытие, сопровождаемые искрами энергии варпа.

— Не давайте им никакой пощады! — проревел Хердайн, Ротный Капеллан, забравшись на кучу щебня и выпуская плазменные заряды из своего пистолета. В розарии капеллана скрывалось конверсионное поле, периодически проявлявшееся ослепительными вспышками, когда вражеский огонь направлялся в его мрачного хранителя.

— Как можно дезинформировать столь много людей? — сказал Рикел, подняв свой болтер к плечу. Каждый его выстрел был контролируемым и точным. — Они слепы к своей судьбе.

— Выбирайте себе цели, — сказал Гессарт. — Каждый выстрел должен поражать противника.

— Здесь трудно промахнуться, — засмеялся Лаенхарт, его болтер изрыгал снаряды, истребляя отряд повстанцев, перебегающих через открытое пространство прямо напротив Космических Десантников. — У нас не было таких лёгких мишеней со времён орков, напавших на нас на Карафисе.

— Вы приведёте нас к победе, — сказал Виллуш. — Примарх благоволит вам.

— Только не расслабляйтесь, — сказал Гессарт, выпустив ещё один заряд огня.

Перестрелка продолжалась ещё несколько минут. Космические Десантники маневрировали и концентрировали свой огонь везде, где мятежники надеялись собраться в группы.

— Несколько шагателей с правого фланга. Три, возможно четыре, — предупредил Виллуш. Он медленно повернул свой тяжёлый болтер по дуге. Залп ударил по пластали и рокриту, за которым сжались повстанцы. — Отсюда я не смогу их снять.

— Леенхарт, Хердайн, Никз и Рикел со мной, — отреагировал Гесарт. — Приготовить гранаты для контратаки.

Пять Космических Десантников обстреляли линию баррикад справа. Длинная галерея тянулась с этой стороны зала, стена которой была проломлена и пробита в нескольких местах. Через эти дыры он увидел смутные формы продвигающихся Часовых. Если им позволить продвигаться, то они достигнут конца зала и смогут обрушить огонь из тыла защитных баррикад.

— Ждите моего сигнала, — сказал Гессарт.

Они были менее чем в дюжине шагов от стены, когда Гессарт выпустил длинную очередь из своего шторм болтера, снаряды ударялись в рокрит и, детонировав, пробивали большие дыры. Остальные сделали то же самое, разрывая стену огнём своих орудий.

— Вперёд! — прокричал Гессарт, выставляя вперёд левое плечо и ударяясь на полной скорости в повреждённый рокрит. Расстрелянная стена разрушилась под воздействием массивного Космического Десантника, и капитан пробился в галерею в облаках осколков камней и пластика. Слева и справа от него, так же драматично ворвались остальные.

Мстящие Сыны появились позади четырёх Часовых. Последний из них неловко повернулся. Его ноги, состоявшие из двух сочленений, деформировались, когда он перебирался через насыпь из щебня. Глаза пилота в открытом кокпите расширились от ужаса, когда фраг-граната Рикела приземлилась ему на колени. Он попытался расстегнуть застёжку на ремнях безопасности. Мгновение спустя граната детонировала, разорвавшись внутри машины смертельной шрапнелью. Пилот был разорван на куски. Пульт управления был уничтожен. Часовой, качнувшись влево, завалился носом направо, раздавив собой установленный спереди мультилазер.

Три оставшихся начали разворачиваться, но не достаточно быстро, чтобы навести свои орудия. В руках у Никза была крак граната. Он прыгнул вперёд и прикрепил магнитную взрывчатку к нижнему сочленению левой ноги ближайшего стража, перед тем как отпрыгнуть назад. Граната взорвалась, оторвав стальную конечность стража. Страж завалился назад, и Никз ударил своим силовым кулаком по подставленному брюху, вырывая множество проводов и гидравлических шлангов. Красная жидкость била струёй из разрушенных труб, распыляясь подобно артериальной крови смертельно раненного Часового.

Гессарт прыгнул к следующему шагателю, схватившись левой рукой за край кокпита. Пилот вытащил лазпистолет и выстрелил в грудь Космического Десантника, пока тот подтягивался. Заряды безвредно мерцали на нагрудной пластине его брони. Гессарт поднял свой шторм болтер и дважды выстрелил: первый заряд разорвал на части грудь пилота, второй превратил его голову в кровавый фонтан. Кровь и мозговые ткани забрызгали золотой шлем Гессарта. Часовой спазматически дёрнулся, когда мускулы мертвеца управляли контрольной панелью, отбросив Гессарта на землю в муках механической смерти.

Последний пилот открыл огонь из мультилазера, выстрелы описали широкую дугу, когда он попытался направить свой шагатель на нападающих. Леенхарт подпрыгнул и схватился правой рукой за вращающееся орудие. Скрип гидравлики сопротивлялся скулежу сервомеханизмов, когда системы Часового боролись с искусственными мускулами бионической руки Леенхарта, усиленными силовой бронёй. С визгом и дождём искр приводы Часового перестали сопротивляться, и Леенхарт вырвал мультилазер из гнезда. Плазменный пистолет Хердайна пробил пылающую дыру в двигательном отсеке, который взорвался шаром синего пламени, посылая Леенхарта и Капеллана в полёт на щебень, валяющийся на полу галереи.

Пилот шагателя, подбитого Никзом, вытащил себя из кокпита и прополз несколько шагов по песку, устилавшему пол. Его нога была раздроблена тем же взрывом, который вывел машину из строя. Леенхарт поднялся и сзади схватил артиллерийский жакет человека. Небрежно подняв солдата в воздух, Космический Десантник повернулся к Гессарту.

— Кому-нибудь нужен новый питомец? — спросил Леенхарт.

— Возможно, мы сможем вытянуть из него какие-нибудь сведения, — сказал Никз.

Гессарт посмотрел на раненного человека. Слёзы проделывали дорожки через грязь на его задымленном лице, под его помятым кожаным шлемом. Бедственное положение мужчины ничего не значило для капитана. Он был врагом — это единственное, что имело значение.

— Он ничего не сможет нам сказать из того, чего мы ещё не знаем, сказал капитан и кивнул головой.

Леенхарт пожал плечами, приводы под его наплечниками протестующе заскулили, пытаясь повторить выразительный жест. Движением руки Космический Десантник ударил пилота об останки шагателя, разбив ему череп и сломав позвоночник одним ударом. Леенхарт позволил обмякшему трупу выпасть из своих пальцев.

Гессарт осмотрел галерею на случай, если другие повстанцы последовали бы за шагателями. Он ничего не обнаружил и решил, что они должны были ожидать до того момента, пока Стражи не заняли бы передовые позиции. Однако, он не мог одновременно защищать галерею и зал, если повстанцы решат двигаться по ним в одно и то же время. Он был благодарен командирам повстанцев, которые сейчас свергали режим Имперского Командующего. Они были тактически ограниченными ценностью жизней своих последователей. Враг с более безразличным отношением наводнил бы зал при первой же атаке.

— Назад на линию, — приказал Гессарт.


Битва за зал аудиенций бушевала в течение следующих шести часов. Затем последовал небольшой перерыв, и даже на Гессарте начало сказываться напряжение, требуемое постоянной бдительностью: не только на этой линии, но более чем сорока дней непрерывной войны, продолжавшейся с момента их прибытия на Хелмабад.

Дым поднимался от четырёх подбитых танков и тяжело висел в неподвижном воздухе, затемняя увеличение численности призрачных фигур за ним. Повстанцы явно сосредотачивались перед атакой так же, как они это делали три раза на протяжении последних двадцати часов.

— Проверить амуницию, — сказал Гессарт, выбрасывая пустой магазин и вставляя следующий барабан в бок своего шторм болтера.

— Последняя лента, капитан, — сообщил брат Виллуш по связи.

— Осталось семь патронов, капитан, — предупредил брат Рикел.

— Силовой заряд — тридцать пять процентов, — сказал брат Хейнке.

В то время пока остальные докладывали, стало очевидно, что боеприпасы каждого Космического Десантника приближались к концу. Гессарт посмотрел на сотни солдат, которые сейчас подползали ближе и ближе к их линии обороны. Некоторые были уже менее чем в пятидесяти метрах, стреляя вслепую из своих укрытий, прикрывая продвижение своих товарищей. Гессарт знал, что они скоро выдвинут более тяжёлое оружие, и Космические Десантники вскоре познают весь гнев атаки повстанцев.

Ещё один танк типа Леман Русс грохотал в поле зрения. Он глупо направился в сторону останков транспорта и продвигался вперёд, его орудие наводилось на позиции Гессарта. Очевидно, люди внутри танка ничего не вынесли из ошибок экипажа предыдущей боевой машины. На мгновение, капитан бесстрашно заглянул в ствол орудия.

— Хейнке, — позвал Гессарт, но предупреждение было не нужным. Даже если бы имя не сорвалось бы с его губ, лазпушка Хейнке выпустила заряд энергии, который ударил в башню танка. Она взорвалась рассветом огня и дыма, выбрасывая пылающие тела на пропитанный кровью мрамор, так как выстрел поджёг расположенные внутри снаряды.

— Силовой заряд — тридцать процентов, — предупредил Хейнке. — Осталось не больше полудюжины выстрелов, брат-капитан. Какие будут приказы?

— Мы лишаемся стрелкового оружия, — сказал Рикел, — Нам нужно защищать меньшую площадь.

— Наш долг прорваться и отбросить эту мерзость из дворца, капитан, — заметил Хердайн. — Помните наставления Жиллимана!

Огонь из лазеров и тяжёлых орудий сосредоточился на позициях Космических Десантников, когда всё больше и больше повстанцев выходили на позиции для стрельбы. Лазерные заряды, шрапнель и осколки рокрита барабанили по их силовым доспехам. Гессарт видел только два выхода: отступить на следующие позиции, или контратаковать и отбросить солдат в рукопашной схватке. Он выбрал первое.

— Полковник, отступайте, — Гессарт направил свой приказ Полковнику Ахаиму, командующему Гвардии Гробницы.

Гвардейцем не требовалось повторять, и они скоро ползли по обломкам по направлению к коридору, расположенному позади них. Спустя несколько минут Гессарт подал сигнал к отступлению своим отрядам. Мстящие Сыны отступали от линии, непрерывно наблюдая за противниками. Не было произведено ни единого выстрела, чтобы прикрыть их отступление. Космические Десантники были безразличны к выстрелам повстанцев. Им нужно было сохранить каждый заряд, если они хотели продолжать войну.

Отступая в коридор, Космические Десантники прошли мимо кольца мелта бомб, закреплённых на стенах и потолке. Когда они отошли на достаточное расстояние, Гессарт послал сигнал детонации. Земля под ногами задрожала, и капитан наблюдал, как ворота в зал аудиенций исчезли под тоннами рокрита и искорёженной стали. Сейчас был только один вход в центральную гробницу, в которой прятался Имперский командующий.

— Это мне напоминает Архимедон, — сказал Никз из-за спины капитана.

Гессарт посмотрел на Космического Десантника, не способный увидеть выражение лица Никза, спрятанное шлемом.

— Держи это при себе, — прорычал Гессарт.

Гробница находилась во внутренних помещениях дворца Имперского командующего: лабиринт коридоров и палат, вырубленных в твёрдой скале, которая была фундаментом цитадели. До восстания здесь находился дом функционеров и придворных, теперь в этих помещениях располагалась импровизированная больница, станция связи и штаб. Кирпичные тоннели сейчас были забиты оборудованием и ранеными людьми на окровавленных постелях. Призрачное эхо умирающих распространялось вдоль длинных, низких тоннелей.

Оставив нескольких воинов, чтобы защитить последний выход на поверхность, Гессарт вёл остатки своей роты по продуваемым сквозняками подземным проходам. Он игнорировал стоны раненых и напуганную болтовню Гвардии Гробницы. То там, то здесь радио орало пропагандистские лозунги, передаваемые повстанцами, грубо, но эффективно заглушая связь лоялистов.

Проходя через сводчатый проход, капитан услышал смех и разговоры из следующей палаты. Он остановился под низкой аркой возле входа. Внутри находилась горстка гвардейцев, сгруппировавшихся возле разбитого вокс передатчика.

— Вы получите то же самое, что и ваши собаки друзья, — их сержант говорил в микрофон. — Только попробуйте сунуться через восточные ворота, и Мстящие Сыны отправят вас плакать к вашим мамочкам.

Огромная бронированная нога Гессарта раздавила вокс передатчик, который умер с проникновенным визгом.

— Ни какой связи с врагом! — проревел капитан.

Гвардейцы сжались от гнева Гессарта, когда он возвышался над ними.

— Эта бесконечная болтовня даёт врагу жизненно важную информацию, — сказал им капитан. Уже не в первый раз ему приходилось разъяснять свой приказ о радио молчании. — Дураки, вроде вас, рассказывают, где мы храним свои припасы, где наша защита наиболее сильна, и где мы собираемся нанести удар. В конце концов, если вы хотите помочь повстанцам, то имейте храбрость сделать это своим оружием.

Запуганные гвардейцы бормотали свои извинения, отводя смущённые взгляды от пустого взора линз капитана.

— Безнадёжно, — прошептал капитан, возвращаясь в коридор.

Вскоре капитан присоединился к остальным в центральной палате: восьмиугольном помещении на пересечении главных дорог, которые расходятся к дальним покоям гробницы. Рикел уже ждал, сняв свой шлем, чтобы показать худое лицо и взволнованные серые глаза.

— У нас осталось менее двух сотен болтерных зарядов, — доложил Космический Десантник с мрачным выражением лица. — Менее пятидесяти тяжёлых снарядов для Виллуша. Силовых зарядов ещё достаточное количество.

— Одна схватка, — сказал Хейнке.

— Возможно короткая, — сказал Леенхарт, с необычным для него пессимизмом. — Она будет недолгой по неправильным причинам.

— Только точной стрельбой мы растянули наши запасы на долгое время, — сказал Рикел. — Мы не были экипированы для длительной компании. Мы уже на семнадцать дней превысили сроки, запланированные перед высадкой.

— Скажи мне что-нибудь, чего я не знаю, — сказал Гессарт. — Другое оружие?

Рикел прошёл через палату и поднял один из многих гвардейских лазганов, сложенных возле стены. Его ствол сломался, в аугметическом захвате его руки.

— Они бесполезны для нас, — сказал Рикел, отбрасывая остатки лазгана. — Просто недостаточно прочные. Мы лучше будем использовать свои кулаки.

— Если это то, что мы должны будем делать, то мы это сделаем, — сказал Хердайн. Его череполикий шлем медленно повернулся, когда капеллан осматривал собравшихся Космических Десантников. — Мы будем драться до последнего вздоха.

Гессарт ничего не ответил, так как его личное мнение было другим. Вместо этого он посмотрел на Захериса. Библиарий снял свой шлем, его чёрные волосы приклеились липким потом к лицу. Он прислонился к стене. Кирпичи под ним хрустели от тяжести, как будто испытывая симпатию к уставшему псайкеру.

— Ты обнаружил какие-нибудь признаки помощи или подкрепления? — спросил Гессарт. — Какое-нибудь видение или послание?

Библиарий тихо покачал головой.

— Вобще ничего? — продолжил Гессарт. — Никаких голосов в варпе? Ни одного следа судна?

— Ничего, — сказал Захерис шёпотом. — Какой-то барьер над Хелмабадом, через который я не могу проникнуть. Я ничего не вижу за завесой крови.

— Отдыхайте, — сказал Гессарт, пересекая палату. Он положил руку наголову библиария. — Соберись с силами.

Захерис кивнул и повернулся вправо.

— Я не хочу накликать беды, но это не сулит нам ничего хорошего, — прокаркал Библиарий. Остальные смотрели, как он выпрямился и вышел из хранилища с максимальным достоинством, которое он мог изобразить.

— Его молчание беспокоит меня, — сказал Хердайн, когда Захерис вышел за пределы слышимости.

— Я никому не доверяю больше чем Захерису, — сказал Гессарт. — Он направлял нас. Я верю, что он будет вести нас по правильному пути.

— Также как он делал это на Архимедоне? — спросил Никз. — Ты последовал его пророчеству тогда, и что из этого вышло? Патруль раскаяния, который забросил нас на этот оставленный Императором мир.

— Я сказал, чтобы вы не говорили об этом месте, — сказал Гессарт, уставившись на Никза. — Ты нарушаешь границы субординации.

— Если у меня есть сомнения, то не очень мудро держать их при себе, — сказал Никз, глядя на Хердайна. — Разве не правда, что скрытые сомнения перерастают в ересь, Брат-Капеллан?

— Здесь как раз время и место, чтобы выказывать свою обеспокоенность, — ровно ответил Хердайн. — Но с другой стороны, уважай старших, или будут последствия.

— Всё, что я сказал, что мы никогда не были готовы к этой битве. — Ты привёл нас, чтобы подавить… Что это было? «Маленькое восстание», не так ли? Этот мир уже восемь лет разрушала гражданская война. Мы не выстоим.

— Орден ответит, — сказал Хердайн. — Другие придут. Либо чтобы помочь нам, либо чтобы отомстить за нас.

— Захерис не кажется уверенным, — сказал Хейнке. — Всё, что он сказал, это «завеса крови», которая окружает это место. Его послания уходят в никуда.

— Значит, здесь будет наше последнее пристанище, — сказал Хердайн. — Мы живём ради битвы, и умрём ради неё.

— Мы положим наши жизни ради победы, — сказал Гессарт. — Я не думаю, что мы здесь сможем победить.


Гессарт был в одной из многих комнат гробницы, производя ритуалы обслуживания своего шторм болтера. Капитан прислонился спиной на крошащуюся стену хранилища. Шторм болтер изящно покоился в его руках. Он снял свой шлем, чтобы лучше видеть, и его скалистые черты лица освещались огнём свечей, расположенных в маленьких нишах по периметру комнаты. В тусклом свете он обрабатывал тканью разобранные запчасти оружия, тщательно проверяя каждую, перед тем как перейти к следующей.

Время от времени взрывы сотрясали сеть коридоров, заставляя сыпаться штукатурку со стен и потолка. Повстанцы продолжали бомбардировку, пытаясь пробиться через ворота с тех пор, как Космические Десантники отступили с верхних уровней. И хотя оборона была сильной, защитники катакомб были уставшими и разочарованными. Однажды ворота падут. Возможно, через два дня, возможно через три или четыре. И больше ничего не останется, кроме как в последний раз выступить против несокрушимой армии.

— Капитан? — сказал Виллуш из дверного проёма. Он снял свой рюкзак, шлем и наплечники. Сделав это, Виллуш был странно худым и слабым. Гессарт знал, что-то не так. — Могу я поговорить с тобой?

Гессарт посмотрел на Космического Десантника, положив свой шторм болтер в сторону. Виллуш не сел.

— Я обеспокоен, капитан, — сказал Виллуш.

— Наш Брат-Капеллан всегда готов выслушать, — сказал Гессарт.

— Именно с Хердайном связана моя проблема, — сказал Виллуш, сжав свою талию руками.

— Как так? — спросил Гессарт.

— Я знаю, что ты запретил нам говорить об Архимедоне, но я должен, — сказал Виллуш.

— Говори, что должен, брат, — вздохнув, сказал Гессарт.

— Спасибо, капитан, — сказал Виллуш. Разговаривая, он был абсолютно спокоен. Его изъеденное шрамами лицо выражало абсолютную искренность. — Мы имели право на то, что мы сделали на Архимедоне. Примарх не учил нас выбрасывать свои жизни в бесполезной жертве. Мы больше не смогли бы защищать от врага космический порт. Его необходимо было уничтожить.

— Я не нуждаюсь в оправдании своих действий, — сердито сказал Гессарт. — Как я тебе раньше и говорил — могут погибнуть тысячи, но не впустую. Если бы отступники захватили порт, у них бы была возможность нести ужас и разрушение во многих направлениях.

— Всё же повелители Ордена посчитали, что ты ошибся, — сказал Виллуш. — Они наказали нас за принятое решение. Это привело нас сюда.

— Возможно это судьба, — сказал Гессарт, покачав головой. — Нет никакого божественного правосудия, приведшего нас сюда, только случайные совпадения и ошибки астротелепатии.

— Я согласен, капитан, — сказал Виллуш. — Всё же Хердайн читает нам лекции, когда вас нет. Он говорит нам, чтобы мы собирались положить наши жизни на алтарь битвы, во славу Ордена.

— И, возможно, мы это сделаем, — сказал Гессарт. — Я не вижу выхода из нашего положения. Враг исчисляется миллиардами. Миллиарды, Виллуш! Вероятнее всего Хердайн поведёт нас к нашей судьбе.

— Он не только ожидает, он жаждет этого, — сказал Виллуш, становясь более оживлённым. — Он хочет, чтобы мы отдали свои жизни, в качестве епитимьи за Архимедон. Его там не было, но всё же признал нас сильно опозоренными осуждением Ордена… Он не ищет победы, а только хочет освободить нас, при помощи смерти.

Гессарт услышал вопль, эхом разносившийся по лабиринту — крик Захериса. Капитан вскочил на ноги и выбежал на коридор. Виллуш наступал ему на пятки. Парой они быстро направились по коридорам, по направлению к источнику не прекращающихся криков. Прибыв в палату Захериса, Гессарт увидел многих своих воинов, которые уже были здесь.

Помещение было тёмным, освещённое единственным фонарём на потолке. В центре круга Космических десантников стоял Никз на одном колене. Голова Библиария покоилась на его бронированной ноге. Пятна энергии плясали вокруг губ псайкера, когда он бессловесно кричал, но Библиарий был полностью неподвижен. Гессарт заметил густую кровь, сочившуюся изо рта Захериса, когда он вопил.

— Что случилось? — требующее спросил Хердайн, войдя в другую дверь.

— Я только что его обнаружил, — начал Никз.

Глаза Захериса открылись на мгновение, и из них вырвался заряд энергии, отбросив Космических Десантников на землю. Никза швырнуло в стену, и он ошеломлённый шлёпнулся на пол. Остальные поднимались на ноги, когда встал Библиарий. У него были глаза багряного цвета и зубы, запятнанные кровью.

— Завеса крови распалась, — прошептал Захерис. — Внешняя реальность прорвалась через неё. За ней ждёт легион. Трубы Хаоса громко взывают.

— Что ты видишь? — потребовал Гессарт, пересекая маленькую комнату. Он хотел коснуться Библиария, но отдёрнул свою руку в последний момент.

— Смерть идёт! — прошипел Захерис. Он направил свой неестественный взгляд на Гессарта. — Но тебе не предначертано умереть здесь.

Вздрогнув от удушья, псайкер упал на колени и наклонился вперёд. Когда он снова поднял голову, его глаза стали бледно голубыми как всегда. Гессарт присел возле своего друга, успокаивающе положив руку на его левый наплечник.

— Что ты видел? — спросил он снова. Сейчас его голос был мягким, еле слышимым.

— Варп открылся, — сказал Захерис.

На мгновение недовольное бормотание донеслось от других Космических Десантников, и Гессарт бросил на них жестокий взгляд, заставив их замолчать.

— Предатели? — спросил Хердайн.

— Хуже, — сказал Захерис, поднимаясь на ноги при помощи Гессарта. — Воплощение Хаоса. Зло, получившее жизнь. Кошмарное Воинство.

— Демоны, — пробормотал Рикел.

— Повстанцы, — продолжил Библиарий. — Они не знали, что делают, но их ужас и ненависть послужили причиной появления демонов. Они бездумно шептали имена древних сил, потерянных тысячелетия назад, и притянули их взгляд к этому миру.

— Сколько времени у нас осталось до того, как начнётся этот праздник? — спросил Леенхарт.

— Меньше дня, — ответил Библиарий. — Вероятнее всего часы. Я чувствую, как открывается трещина в небе над городом. Сначала они придут сюда. Все умрут.

— Не мы, — сказал Хердайн. — Мы будем великолепно сражаться. Скажите себе, что мы здесь не умрём.

— Он сказал, что я здесь не умру, — ответил Гессарт. — Я не слышал, чтобы он упоминал твоё имя.

— Всё же, как ты сможешь выжить, если мы погибнем? — сказал Никз, который встал на ноги, используя стену для равновесия.

— Никому не нужно здесь умирать, — ответил Гессарт. Он направил взгляд на своих Космических Десантников. — Этот мир потерян. Неважно как, тьма сожрёт Хелмабад. Главное выжить, чтобы предупредить остальных о его падении.

— Так что, мы снова отступим и сбежим? — Сказал Никз.

— Не я это сказал, — парировал Гессарт.

— Нет чести в пустом жертвоприношении, — сказал Виллуш, становясь рядом с капитаном.

— Жертва — это честь, — бросил Хердайн. — Астартес были созданы, чтобы погибать в битвах. Такая трусость недопустима.

— Это не трусость — это выживание, — сказал Леенхарт. — Наши трупы не смогут охранять человечество.

— Я не позволю вам повторить грехи Архимедона, — сказал Хердайн, повернувшись к Гессарту. — Ты провалил командование тогда, и сейчас ты делаешь то же самое. Ты больше не можешь возглавлять эту роту.

— Роту? — засмеялся Никз. — её здесь больше нет. Нет Ордена. Мы всё что осталось. Я не хочу умирать здесь, принося бесполезную жертву.

— Ересь! — проревел Хердайн, вытаскивая из кобуры свой плазменный пистолет и наведя на Никза. — Не слушайте слова предательства, братья.

Рикел поднял свои руки и выступил вперёд.

— Я дал клятву Ордену, — сказал он. — Я Астартес, один из Мстящих Сынов. Я утратил свою жизнь, когда я принёс присягу, как сделали все мы. У нас нет права выбирать свою судьбу, но только сражаться до тех пор, пока мы это можем.

Послышался хор одобрения от нескольких Космических Десантников, большинство из которых были новичками, заменившими потери Архимедона. Гессарт оглядел собравшихся, и увидел смесь надежды и сомнений в их глазах. Виллуш ему кивнул в знак согласия.

— Мы не должны разделяться, — сказал Гессарт. — Я ваш капитан, ваш командир. Я один возглавляю эту роту, или то, что от неё осталось.

— Я последую за тобой, — проговорил Виллуш.

— И я, — сказал Захерис. — Мы не сможем нанести поражение этим противникам.

— Я был создан сражаться, а не кончать жизнь самоубийством, — отозвался Леенхарт, — а остаться здесь, по моему, равносильно суициду.

Лицо Хердайна превратилось в маску ненависти, когда он смотрел на Гессарта и тех, кто его поддерживал. Его взгляд упал на Хейнке.

— Что ты скажешь, брат? — потребовал Капеллан.

На мгновение Хейнке замер, его глаза метались между Гессартом и Хердайном, перед тем, как осмотреть помещение и взглянуть на боевых братьев. Он открыл рот, что бы сказать, но не проронил ни слова.

— И это храбрость Мстящих Сынов? — прокричал Хердайн, хватая оправу нагрудника, защищающую горло Хейнке, и подтянув к себе. — Докажите свою лояльность! Покажите свою чистоту!

— Я буду драться! — объявил Руфен, подняв свой болтер к плечу, и устремился к группе, собиравшейся вокруг Гессарта.

— Это безумие, — пробормотал Тайло, Апотекарий роты. Его белая броня выделялась среди тёмно синих доспехов боевых братьев, когда он пробирался вперёд. — Мы не должны пасть здесь и позволить нашему генному семени попасть в лапы предателей. Мы должны смотреть в будущее.

— Какое будущее может быть без чести? — сказал Хердайн, опуская пистолет с мольбой в глазах.

Треск болтерного выстрела прогремел в комнате, и голова Капеллана взорвалась брызгами крови и кусочков костей. Гессарт стоял с дымящимся пистолетом Захериса — капитан не брал с собой своё оружие.

— В смерти ещё меньше будущего, — объявил Гессарт.

Руфен открыл огонь из болтера, и анархия заполнила помещение. Гессарт рванулся влево, отталкивая Захариса с линии огня Космических Десантников. Никз и Леенхарт ответили своими болтерами. В мгновение ока, два лагеря сошлись в ожесточённой схватке, сверкая выстрелами и нанося удары кулаками и цепными мечами. Их резким крикам аккомпанировал рёв оружия.

Спустя несколько мгновений четыре Космических Десантника мёртвыми лежали на каменном полу, а ещё шестеро были серьёзно ранены. Никз встал над братом Карлрехом, одним из тех, кто был на стороне Хердайна. Его болтер находился в нескольких дюймах от истекающего кровью лица Космического Десантника. Леенхарт прижимал к земле Рикела при помощи ещё двоих боевых братьев. Хейнке и несколько других с ужасом смотрели на происходящее.

Гессарт вернул пистолет Захарису и подошёл к схваченным последователям Капеллана.

— Если вы желаете умереть в Хелмабаде, то я могу предоставить вам такую возможность, — сказал он спокойно, взирая не только на тех, кто выступил против него, но и на тех, кто сохранял молчание. — Я не держу на вас зла, но сейчас все должны сделать свой выбор. Для тех, кто хочет сохранить свою честь, всё произойдёт быстро. Тех, кто снова принесёт мне клятву верности, не будут осуждать за то, что здесь произошло.

— Я последую за моими братьями, — сказал Хейнке, — Если их выбор уйти, то я буду с ними.

— Лучше смерть, чем позор! — выплюнул Карлрех.

Гессарт кивнул Никзу, который нажал на спусковой крючок, закончив протест Карлреха злым ответом своего болтера.

— Кто ещё? — спросил Никз, выпрямившись. Его лицо было маской из крови мёртвого Космического Десантника.

Брат Хешен вышел вперёд. Он схватил дуло болтера Никза и направил в свой подбородок, вызывающе глядя на Гессарта.

— Это предательство, — сказал Хешен. — Я называю всех вас отступниками, и я не пополню ваши ряды в летописях позора. Я Мстящий Сын и с честью умру за это. Вы хуже трусов. Вы — предатели.

Гессарт отметил, как несколько его воинов вздрогнули, когда болтер Никза снова выстрелил, но сам он не отводил взгляда от глаз Хешена. Он ничего не почувствовал. Внутри он был опустошён так же, как уже на протяжении нескольких лет со времён Архимедона. Он не хотел такого развития событий, но соглашался со всем, что преподносила ему судьба.

Больше ни один Космический Десантник не вышел вперёд, когда Никз ещё раз спросил. Гессарт одобрительно кивнул. Леенхарт поднял Рикела на ноги и погладил того по голове. Тайло двинулся к мёртвым воинам и начал кровавый процесс извлечения их генного семени. Гессарт повернулся к Захерису.

— Мы не умрём на Хелмабаде.

— Да, капитан, — сказал Библиарий.

— Надеюсь, у вас есть план, как заставить это произойти, — промолвил Леенхарт. — Здесь всё ещё миллионы повстанцев, и нам нужно убираться из этого мира.

— Капитан, — позвал Никз и указал на одну из дверей палаты.

Горстка Гвардейцев Гробницы толпилась снаружи. Они широкими глазами смотрели на ужасную сцену. Их губы дрожали.

— Никз, Леенхарт, Хейнке, Виллуш, — рявкнул Гессарт. — Разберитесь с ними.

Когда Космические Десантники повернулись к двери, Гвардейцы побежали.

— Используйте кулаки и ножи, — добавил Гессарт. — Сохраняйте боеприпасы.


Центральное помещение гробницы окутывала смертельная тишина, нарушаемая только стонами и шёпотом умирающих Гвардейцев Гробницы, отдающимся эхом от стен окружавших его коридоров. Это было большое пространство, широкий пол которого украшала плитка с вырезанной Имперской аквиллой. Тридцать колон, исписанных именами преданных имперских служащих, поддерживали изогнутый потолок. В одном конце помещения восседал Имперский Командующий Му'шан на стуле с высокой спинкой из тёмного красного дерева. Его высохшее лицо скрывал капюшон золотого одеяния. Никз встал слева от него, в то время как Хурстрейх оказался справа от губернатора. Гессарт прислонился к одной из колонн недалеко от трона, разговаривая с Леенхартом и Захерисом. Ещё несколько Космических Десантников охраняли вход в зал. Остальные стояли за запертыми восточными вратами, пока пятеро выполняли миссию вне гробницы, на которую их отправил капитан.

— Разлом приближается, — низким голосом предупредил Библиарий. — Я чувствую, как истончается кровавый занавес. Я слышу голоса зверей, которые живут с другой стороны. Они голодны. Я чувствую это. Они чувствуют ужас этого мира и жаждут его.

— Возможно, нам придётся пробивать путь к отступлению на громовой ястреб, — сказал Леенхарт. — Он менее чем в миле от северо-западных ворот.

— Этот путь мы используем в крайнем случае, — ответил Гессарт. — Я бы предпочёл не расходовать последние боеприпасы в борьбе с мятежниками только для того, чтобы остаться безоружными перед демонами. Есть другой путь, менее рискованный.

— Что ты задумал? — спросил Леенхарт.

— Это не твоё дело, — отрезал Гессарт. — Будь готов выдвигаться по моему приказу.

— Конечно, — сказал Леенхарт. — Ты же знаешь, малое доверие имеет большие последствия.

Вместо ответа Гессарт бросил на Космического Десантника угрюмый взгляд, и Леенхарт стремительно отступил, присоединившись к товарищам возле главной двери.

— Какие твои намерения, отступник? — высокий голос Му'шана прозвучал в зале.

Гессарт зашагал к Имперскому командующему и остановился перед ним, заслонив старого правителя своей тенью. Он посмотрел вниз на высушенного сановника и задался вопросам, как такое ветхое существо получило титул суверенного правителя Хелмабада.

— Не я отдал свой мир повстанцам, — сказал Гессарт. — Вина за всё, что здесь случилось, лежит на тебе. Твоя неспособность к исполнению воли Императора привела к уничтожению.

— Ты обвиняешь меня в непредусмотрительности, но в то же время предполагалось, что именно вы станете нашими спасителями, — Му'шан говорил тихо, но с вызовом. — На что надеяться человечеству, если его величайшие воины забывают свои клятвы и ставят своё выживание превыше долга?

— Ты мне говоришь о моих обязанностях? — сказал Гессарт с насмешкой. — Как случилось, что три четверти граждан восстали против твоего правления? Объясни мне, почему Астартес должны проливать свою кровь, чтобы спасти правление человека, который сам его не защищает?

— Если я слаб, то такие как ты должны оставаться сильными, — сказал Му'шан, сбросив свой капюшон, показывая худое, морщинистое белое как алебастр лицо. Его глаза были тёмно-синими и выражали решительность, когда он взирал на Гессарта. — Если я пал, то из-за своей человеческой слабости. Вы были созданы, чтобы быть лучше, чем люди: сильнее, более просвещённые, надёжные и неустрашимые. Многое было утеряно за эти десять тысяч лет, что ангелы войны Астартес считают защиту человечества ниже своего достоинства.

— Неужели люди пали так низко, что всегда рассматривают Астартес как лекарство от любой болезни, которой страдает человечество? — ответил Гессарт. — Мы ведём войну, защищая человечество. Расу, а не одного индивидуума. Разве Император предоставил тебе такую большую власть, что предназначение наших жизней — защищать тебя ещё несколько часов, когда мы смогли бы жить и спасти миллиарды других?

Му'шан медленно и неловко встал. Губы сжаты. Его голова доставала только до груди Гессарта. Спина была сгорблена, и когда он протянул руку, чтобы коснуться орла на броне Гессарта, можно было увидеть скелет его конечности.

— Если оцениваешь битвы только числами, то ты уже потерян, — сказал Му'шан. — Под грудой мускулов и сращенных костей бьётся сердце человека. Оно тебе не говорит — то что ты делаешь — не правильно?

Гессарт мягко убрал руку командующего, испугавшись, что Му'шан был настолько хилым, что даже такое лёгкое касание может поломать его кости.

— Я тоже читал Tactica Imperialis, — сказал Гессарт. — В ней также сказано «Простая резня твоих противников, не заменит настоящую победу». Сердце человека может биться в моей груди, но рядом с ним бьётся второе — Космического Десантника. Мы не похожи. У нас разные обязанности. Ты просишь меня быть человеком и пожертвовать своей жизнью ради тебя. Природа галактики требует, чтобы я был больше, чем человек и жил, чтобы сражаться в других битвах. Признай поражение. Наши смерти не предотвратят его. Прими смерть, больше нет смысла продолжать это отчаянное обсуждение. Я больше не буду тебя слушать.

Гессарт отвернулся и услышал хрип Му'шана, когда тот снова сел. Его уши также уловили топот тяжёлых ботинок снаружи, и мгновение спустя стражи двери разделились, чтобы пропустить Виллуша, Хейнке и трёх других Космических Десантников. Они несли тела четырёх человек в порванных шинелях с оторванными инсигниями. Повстанцы.

— Тайло! — позвал Гессарт, когда заключённых просто бросили в центре зала.

Апотекарий подошёл к пленникам и, осмотрев их, кивнул в подтверждение того, что они всё ещё живы.

— Поднимите их, — сказал Гессарт.

Виллуш прошагал через помещение к куче корзин и бочек в одном из углов, и быстро вернулся со стаканом воды. Он плеснул содержимое на лица людей, которые вернулись в сознание со стонами и кашлем. Они посмотрели на Космических Десантников, которые возвышались над ними. Их глаза наполнил ужас.

— Слушайте и не перебивайте, — бросил Гессарт. — Делайте то, что я скажу, и вам сохранят жизнь. Любое неповиновение, и вы умрёте.

Люди понимающе закивали.

— Хорошо, — сказал Гессарт, приседая перед заключёнными. Сочленения его брони заскрипели, когда он это сделал. Он повернулся к Хейнке.- Включи вокс передатчик.

Хейнке без вопросов направился к нишам в стене и быстро вернулся, неся в руке передатчик. Он поставил его возле Гессарта и опустился на одно колено.

— С кем соединять? — спросил Хейнке.

Гессарт посмотрел на заключённых со злой улыбкой.

— С врагом.


Пленники Гессарта с желанием дали командные частоты, и после нескольких посланий Космические Десантники добились связи с теми, кто возглавлял повстанцев.

— С кем я разговариваю? — спросил Гессарт. Вокс передатчик полностью скрывался в его огромном кулаке.

— Серайн Ам'хеп, Третий Апостол Пробуждения, — стальной голос протрещал в ответ.

— Третий кто? — фыркнул Леенхарт. — Невероятно!

Гессарт призвал его к тишине и нажал кнопку передачи.

— Вы уполномочены разговаривать с нами? — спросил Капитан.

— Я член Революционного Совета, — ответил Серайн Ам'хеп. — Рядом со мной находятся Четвёртый и Восьмой Апостолы, и мы говорим от имени всех членов.

Наконец-то! — Сказал Гессарт. Он начал кружить вокруг заключённых. — У меня есть желание завершить этот конфликт.

— Вы хотите обсудить сдачу? — в голосе Ам'хепа явно читался скептицизм.

— Конечно нет, — сказал Гессарт.

— У нас нет возможности взять всех вас под стражу! — отозвался Леенхарт через плечо своего командира.

Гессарт бросил хмурый взгляд и бессловесно указал на стражу у ворот. Леенхарт угрюмо кивнул и направился туда.

— Давайте говорить начистоту, — сказал Гессарт. — Я хочу гарантировать наше безопасное отбытие взамен на Имперского Командующего Му'шана.

— Что? — слабый крик Му'шана раздался в углу помещения.

Удивление читалось на лицах многих Космических Десантников. Никз просто мрачно кивнул с мрачной улыбкой.

— Вы отдадите неверного Му'шана нашему правосудию? — спросил Ам'хеп.

— Когда мы уйдём, вы сможете свободно войти в гробницу и взять её под свой контроль, — сказал Гессарт.

— Почему мы должны позволить вам свободно уйти? — сказал Ам'хеп. — У нас есть силы уничтожить гробницу в любое время.

— Ваше право расходовать жизни тысяч последователей, что бы попытаться сделать это, — сказал Гессарт. — Я уверен, что их смерти не разочаруют остальных.

Последовала долгая пауза, когда Ам'хеп несомненно советовался со своими товарищами. Гессарт взглянул на трон, на котором восседал дрожащий Му'шан. Его полные ненависти глаза впились в капитана Космических Десантников. Гессарт проигнорировал его и отвернулся.

— Какие гарантии вы нам дадите, что не заберёте каким-нибудь способом Му'шана с собой? — спросил Ам'хеп.

— Никаких, — ответил Гессарт. — Однако если вы попытаетесь обмануть, то подумайте, что мой ударный крейсер на орбите засёк ваш сигнал, и возможно уже сейчас направляет свои пушки на ваши позиции. Если что-то случиться, когда мы покинем гробницу, он сотрёт ваш лагерь в пыль и вас вместе с ним.

— Серьёзно? — прошептал Виллуш с улыбкой. — А я и не знал, что мы можем сделать это.

— Он врёт, идиот, — ответил Никз. — Даже если бы мы сейчас находились на связи с Мстительным, то они не смогли бы отследить одиночный сигнал с орбиты. Мы бы уже предали забвению их командиров, если бы могли.

Гессарт отчаянно кивнул головой и снова нажал кнопку передатчика.

— Я жду вашего ответа в течение пяти минут, — проговорил он лидерам повстанцев. — Если я не получу вашего согласия, то я приму ваше желание продолжить войну.

Он бросил передатчик на пол и отошёл.

— Что если они откажутся? — спросил Тайло. — Они разбомбят нас в течение нескольких дней, и, разнеся гробницу на щебень, загонят нас в ловушку.

— Нет, — отозвался Му'шан. — Они революционеры. Им нужно показать своим последователям, что я действительно был свергнут. Однако смертельная ошибка доверять им. Поражение Астартес также будет для них отличным символом.

Гессарт проследовал по залу и взглянул на Имперского командующего.

— Ты пробуешь управлять мной, говоря о поражении? — на ходу говорил Гессарт. — Твои грубые манипуляции может и достаточны для дураков и подчинённых, но со мной это не пройдёт. Ты забыл, что нас учили верить в правоту нашего выбора. Мы не попадаемся на пропаганду, которую примет обычный человек. Если мы единожды принимаем решение, то нас не поколеблет пропаганда или обман.

— Ты веришь, что твои действия здесь справедливы? — прокаркал Му'шан. — ты уже принял решение и больше не прислушиваешься к голосу разума?

— Разум человека заполнен сомнениями и страхом, — сказал Гессарт, став напротив губернатора. — Их логика заражена привязанностью, состраданием и милосердием. Они верят, что жизнь должна быть справедлива и всего лишь.

— Я не понимаю, почему семантика стала частью вашего обучения, — сказал Му'шан, кивнув головой. — Она разводит высокомерие.

— Неуверенные видят самоуверенность и называют это гордостью, — сказал Гессарт. — Ты называешь это семантикой. В обучении это называется щитом справедливости и бронёй презрения. Мы также учимся словесным трюкам, чтобы могли определять ложь, представляемую нашими врагами как правда. Наши разумы противостоят сомнениям так же, как тела ранам. Твой личный интерес весьма явен, и ему так легко противостоять.

— Мой личный интерес? — горько засмеялся Му'шан. — Ты бежишь от этой битвы, чтобы спасти себя!

— Не имеет значения, какой образ действий я выбрал, — сказал Гессарт. — Называй это как хочешь. Факт состоит в том, что я так решил. И твои так называемые аргументы не являются ни чем иным, как жалкими и раздражающими спорами. Если ты будешь продолжать, то мне придется заставить тебя замолчать.

Му'шан посмотрел в глаза Гессарта, но не увидел в них ничего, кроме искренней решительности. Он кивнул головой и надел капюшон, скрывая своё худое лицо.

Гессарт был на полпути к вокс передатчику, когда он начал, оживая, потрескивать.

— Мы связались с нашими товарищами Апостолами и приняли решение, — сказал Ам'хеп.- Через два часа вы соберётесь у восточных ворот и откроете их. Вам будет позволено выйти, и предоставлен беспрепятственный путь к вашему транспортному средству. Вас никто не будет задерживать. Когда вы уйдёте, мы войдём в гробницу и арестуем предателя Му'шана. Вы согласны?

Гессарт взял протянутый Виллушем передатчик и нажал кнопку передачи.

— Восточные врата через два часа, — повторил Гессарт. — Мы согласны.

Бросив переговорное устройство на пол, он повернулся к своим воинам.

— Осмотрите гробницу на предмет силовых зарядов, амуниции или других припасов, которые бы нам пригодились, — сказал Гессарт. — Надеть доспехи и быть готовыми через девяносто минут. Тайло, приготовь извлечённое генное семя к транспортировке. Братья, мы покидаем Хелмабад.


Космические Десантники Гессарта имели специфический вид, когда собрались внутри массивного бастиона восточных ворот. В своих шлемах они производили впечатление безликих ангелов смерти, но сейчас они несли отпечаток войны на Хелмабаде. Их броня имела трещины и дыры, полученные в течение долгой битвы, починенные на скорую руку на поле боя. Они несли вещмешки убитых Гвардейцев, наполненные силовыми комплектами и контейнерами с водой. Никз нёс украшенный силовой меч, снятый с тела Полковника Ахаима. Он выглядел маленьким в бронированном кулаке, но всё равно был ценной добычей.

Некоторые несли контейнеры с прометиумом, прикрепленные к поясам, и маленькие гранаты, используемые силами Имперского командующего. Леенхарт доукомплектовал свой болтер автопушкой, снятой с треноги, и которую он сейчас нёс на плечах. Патронташные ленты вились из одного из отверстий его рюрзака.

Они были очень заняты в течение последних полутора часов.

— Готовы? — спросил Гессарт. В ответ последовали кивки и знаки согласия. Он подал Хейнке сигнал, чтобы тот начал процедуру открытия ворот.

Тот стоял перед панелью, на которую были нанесены руны, напротив огромных бронированных ворот. Руки Хейнке, одетые в латные рукавицы, быстро двигались по сияющему экрану. Механизмы, спрятанные глубоко под полом гробницы, начали медленно двигаться. Их грохот заставлял дрожать пол. Прозвучала предупредительная серена, и замигали красные фонари на массивной машине над Космическими Десантниками.

Внутренние врата скрипели и визжали, когда они открывались, приводимые в движение массивными поршнями. Янтарные фонари зажглись в высоком и узком проходе.

— Выходим, — приказал Гессарт.

Ведя четверых пленников перед собой, Космические Десантники вошли в коридор. Гессарт кивнул Хейнке, и тот активировал запоры внешних ворот и затем последовал за своим командиром.

Раздался грохот огромных двигателей под ними, и затем полоска яркого света показалась в пласталевых воротах. Луч увеличивался, пока не стал линией слепящего солнечного света. Это был закат. Хелмабадская звезда клонилась к горизонту, прямо напротив восточных врат. Визор Гессарта мгновенно затемнился, когда авточувства среагировали на яркий свет.

Сквозь тень Гессарт мог видеть разрушенный зал с высокими окнами на протяжении всей стены, через которые пробивался солнечный свет. Длинная колоннада, с разрушенными в некоторых местах колоннами, шла к центру, заполненному солдатами и техникой. Сотни стволов, от лазганов до боевых орудий, были направлены на Космических Десантников, когда они появились. Большая часть крыши была разрушена, и сумеречное небо образовывало красный потолок.

Мерцающая аврора сияла с северной стороны, делая небо похожим на кровавый занавес. Увидев его, Гессарт быстро взглянул на Захериса. Библиарий утвердительно кивнул.

Впереди, чуть левее, стояла группа серьёзных людей в серых одеяниях. Их было восемь. У каждого была обрита голова, а лицо и скальп выкрашен в чёрный цвет. Их белые глаза напоминали жемчуг, плавающий в чернилах. Гессарт посмотрел на Апостолов Пробуждения, но их взгляды были направлены на усыпанный щебнем пол. Гессарт не мог сказать, что выражали их глаза: презрение, ужас или позор.

Разбитый пласкрит треснул под ногами в тишине, нарушаемой только звуком двигателей внутреннего сгорания. Гессарт направил взгляд вперёд и начал спускаться по лестнице, ведущей от восточных ворот в зал.

— Идите, — сказал он, подталкивая захваченных повстанцев. Они благодарно улыбнулись, когда пошли по развалинам, чтобы присоединиться к своим мятежным товарищам.

Продвижение Космических Десантников по залу не было поспешным, но в то же время и не медленным. Гессарт не хотел выказывать страха, но он знал, что до точки приземлившегося громового ястреба на крыше здания больше мили, и время это ресурс, который быстро уходит.

Стук ботинок возвестил о том, что эскорт занял место позади Космических Десантников. Гессарт обернулся и увидел страх, отпечатанный на лицах следовавших людей. Если Космические Десантники решат сражаться, они умрут первыми.

Затем зарычали двигатели танков. Хруст и грохот траков объявили, что выдвинулась бронированная часть их стражи. Это не волновало Гессарта. На такой близкой дистанции присутствие танков было скорее показухой, чем настоящей защитой. Взглянув ещё раз на тёмнеющее красное небо, он начал медленно наращивать темп.

Когда группа достигла конца зала, Гессарт повернулся к гробнице. Отряды солдат уже начали подниматься по лестнице, чтобы найти Имперского командующего. Му'шана было не трудно найти. Гессарт приковал его к трону и перенёс во внутреннюю палату перед тем, как направиться к воротам.

Уверенный в том, что его не предадут, Гессарт вёл вперёд своих Космических Десантников.


Последний оставшийся громовой ястреб Мстящих Сынов стоял на одной из посадочных платформ восточного крыла дворца, окружённый кордоном гвардейцев. Мстящие Сыны потеряли остальные суда один за другим во время миссий против повстанцев, и Гессарт мудро решил оставить одно судно в запасе. Боясь попасть в ловушку, повстанцы не трогали громовой ястреб и не пытались в него войти. Ранее во время компании предатели попытались захватить подбитый Рино, и дух машины бронетранспортёра подорвал свои двигатели, убив несколько дюжин повстанцев.

Хелмабадцы, охранявшие судно, отошли во дворец, когда приблизился Гессарт и его воины, давая Космическим Десантникам беспрепятственный проход. Никз направился к штурмовому трапу спереди бронированного судна и открыл панель доступа, пока Гессарт и другие осматривали окружавшие их штабеля и крыши зданий на предмет тяжёлых орудий, готовых сбить их на взлёте. Капитан не обнаружил ничего, что обладало бы достаточной огневой мощью, что могло бы уничтожить громовой ястреб, и подал сигнал Никзу, чтобы тот открывал трап.

Кольцо Космических Десантников сжалось возле боевого корабля, когда трап опустился из корпуса громового ястреба. Сейчас они были более встревожены, чем когда продвигались от гробницы, ожидая предательства, но всё ещё осторожны, чтобы не спровоцировать повстанцев, следовавших за ними по пятам. Гессарт последним поднялся на борт и взглянул на небеса, где в ночном небе преобладали колеблющиеся волны красной авроры. Он направил руку к кнопке, закрывающей трап, после того, как вошёл во внутреннее пространство громового ястреба.

Никз был уже в кокпите на месте пилота, Вангхорт рядом с ним на позиции штурмана. Гессарт подошёл к одной из ниш, расположенных вдоль бортов судна. Зашипели механизмы, когда с потолка опустились серво руки, отделяя ранец Космического Десантника и подключая его к системам громового ястреба для перезарядки. Даже компенсирующие мускулоподобные фибросвязки силовой брони почувствовали облегчение без реактора, содержащегося в ранце, тащившего его вниз. Быстрая проверка систем доспехов на дисплее визора подтвердила, что внутренней зарядки брони хватит на несколько часов: более чем достаточно, чтобы добраться до ударного крейсера на орбите. Освободившись от неповоротливого ранца, Гессарт получил возможность пройти между рядами скамей в контрольное помещение и занять место командира позади Никза. Он активировал передатчик и настроил его на частоту ударного крейсера.

— Мстительный, это Гессарт, — сказал он, и внутренние системы громового ястреба усилили сигнал и направили его на орбиту. — Подтвердите эвакуацию громового ястреба. Расположитесь над нашей позицией. Будьте готовы маневрировать после нашего прибытия.

— Капитан! — пришёл удивлённый голос Холича Бейна, главного функционера Гессарта на борту Мстительного. — Мы уже думали, что ты погиб.

— У меня всё ещё есть на это шансы, если вы не будете готовы действовать прямо сейчас, — прорычал Гессарт. — Ты можешь забыть о празднованиях до тех пор, пока мы не покинем систему.

— Понял, капитан, — сказал Бейн, его голос снова был сосредоточенным. — Встреча над вашей позицией через один-восемь стандартных минут. Подтвердите.

— Подтверждаю, — сказал Гессарт перед тем как разорвать связь. Он потянулся и достал ремень безопасности, расположенный над его головой, и зафиксировал застёжки на наплечных пластинах. — Всем приготовиться к быстрому перемещению!

Когда остальные Космические Десантники подтвердили, что они заняли свои позиции, Гессарт потянулся и коснулся затылка Никза. Не произнеся ни слова, Никз запустил двигатели, которые ответили хриплым рычанием, заставившим вибрировать весь боевой корабль.

— Прощай Хелмабад, — сказал Леенхарт по внутренней связи. Когда Никз открыл пусковые сопла, громовой ястреб взмыл в небо на плазменных колонах. Даже через компенсирующий эффект своей брони Гессарт почувствовал, как на него давят гравитационные силы. Он стиснул зубы, чтобы бороться с тошнотой.

Никз направил громовой ястреб направо, когда они перешли в крутой подъём, пронося их над дворцовыми руинами.

— Взгляните на это, капитан, — сказал Хейнке со своего места, расположенного по правому борту возле лазпушки.

Гессарт взглянул на хронометр и увидел, что осталось ещё более ста секунд до выхода на орбиту. Ещё много времени, чтобы понаблюдать. Он отстегнул ремень безопасности и вернул его на место. Громовой ястреб дрожал под его ботинками с магнитными захватами. Гессарт направился к Хейнке по круто наклонённому полу. Космический Десантник указал на монитор, показывавший картинку с внешней орудийной камеры. Он увеличил картинку в тридцать раз, и она показала ступени восточных врат гробницы. Гессарт смог увидеть тысячи повстанцев, которые заполняли внешний зал и в десятки раз больше снаружи дворца, заполнивших балконы и галереи. Сцена была отчётливо видна через остатки крыши зала.

Восемь Апостолов Пробуждения стояли вокруг фигуры в золотых одеждах: несомненно, это был Му'шан.

Отражённый свет заката блестел на клинках, когда они завалили его на землю. Находящиеся поблизости повстанцы начали бросать вверх своё оружие, шапки и шлемы в воздух, празднуя победу. Лазерный огонь осветил небеса, когда они победно салютовали.

Хейнке посмотрел через плечо, но ничего не сказал. Гессарт понимающе кивнул, и сильно сжал наплечник Хейнке.

— Это бы произошло, даже если бы мы остались, — сказал Гессарт. — Он умер быстро. Возможно лучше то, что он умер в руках тех, кто его презирал, чем, если бы он выжил, и его забрали демоны.

Гессарт пробрался назад в кабину управления и снова пристегнулся. Сейчас громовой ястреб жестоко трясся, поскольку двигатели разогнали боевой корабль до сверхзвуковой скорости. Внешние приёмники его шлема передавали скрипы и стоны напряжённого металла и керамита, когда громовой ястреб боролся с гравитацией и трением. Посмотрев через бронированный иллюминатор, Гессарт увидел, как начал раскаляться короткий нос судна, а далее виднелась огромная рана в реальности, похожая на пульсирующий красный лист энергии.

— Проверьте герметизирующие запоры, — сказал Никз по связи. — Выход на орбиту через тридцать секунд.

Гессарт отчаянно надеялся, что они достигнут безопасности ударного крейсера до того, как реальность прорвётся и адские легионы, ожидающие за ней, вырвутся на свободу. Ему не нужен был дар Захериса, чтобы понять, что это скоро произойдёт. Очень скоро.


Ещё до того, как Никз включил двигатели приземления, и громовой ястреб влетал в посадочный док Мстительного, Гессарт уже вылез со своего места. Он подключился на частоту внутренней связи корабля.

— Холич, всю мощность на двигатели, максимальное ускорение! — рявкнул он.

— Понял, капитан, — пришёл ответ Бейна.

Рёв плазмы присоединился к визгу металла, когда громовой ястреб коснулся посадочной платформы. Гессарт спрыгнул в основное помещение и активировал штурмовой трап.

— Захерис, за мной, — приказал он, гремя по опускающемуся трапу. — Остальным направиться на боевые позиции и подготовить орудийные расчёты.

Гессарт выбежал из громового ястреба ещё до того, как трап закончил опускаться. Он преодолевал последние метры до палубы. Захерис находился в нескольких шагах за ним. Мстительный сотрясался, поскольку ожили его мощные двигатели. Ошеломлённые рабы выглядывали из-за консолей и кранов, когда мимо них проносились Космические Десантники. Гессарт выбежал из ангара в главный коридор. Повернув влево, он оказался возле ближайшего конвейера и набрал код доступа.

— Доложите, что с варповым разломом, — потребовал Гессарт, пока ожидал прибытия конвейера.

— Активность возрастает, капитан, — сказал Бейн.

— Он открывается, — прошептал Захерис. — Уже почти пришло время.

Конвейер прибыл с шипением и лязгом тормозов. Двери с визгом открылись, после нажатия на руну управления. Гессарт вошёл и почти втащил Захериса. Закрывая дверь, Гессарт привёл транспортёр в движение и заставил себя успокоиться. Через три минуты, которые потребовались конвейеру для прибытия на мостик, капитан уже контролировал себя. Поднимавшееся чувство безысходности было жестоко подавлено.

Бронированные двери на мостик открылись, открыв его взору сцены бешеной активности. Варповый разрыв находился по центру основного дисплея, окружённый бегущими строками алгоритмов и символов, определяющих и просчитывающих его энергию.

Гессарт сделал не больше шага по мостику, когда Захерис издал крик боли. Повернувшись, Гессарт увидел, как библиарий опустился на одно колено, схватившись руками за голову.

— Завеса крови пала! — закричал он. — Трещина открылась!

Гессарт взглянул на экран и увидел, что волнистая красная энергия распалась, обнажив циркулирующий водоворот цветов. Хотя у него совсем не было психической силы, но даже Гессарт смог услышать демонические крики, похожие на далёкий плач в своём черепе.

— Немедленный варп прыжок, — взревел Гессарт, снова сфокусировав своё внимание на мостик.

Бейн стоял возле командного кресла: молодой слуга с яркими глазами и длинными волосами. Он был одет в синюю робу, как и остальные слуги, хотя его ранг отмечала серебряная верёвка на талии. Он держал в руке пластину с данными, сейчас забытую, у него был отсутствующий взгляд, поскольку он слушал внутренние голоса, наполнявшие всех на корабле.

— Активировать варп щиты, — закричал Гессарт. — Приготовиться к немедленному прыжку.

От команды не последовало никакой реакции.

— Бейн! — завопил Гессарт, аккуратно схватив человека своей рукой, не сжимая слишком сильно, чтобы не сломать кость. Боль вывела Бейна из транса, и он посмотрел на Гессарта паникующим взглядом.

— Варп прыжок? — заикался он. — Если мы откроем врата здесь, то гравитация разорвёт нас на части.

— Здесь врата уже открыты, имбицил! — указывая пальцем на пульсирующую демоническую трещину.

— Войти сюда? — ответил Бейн, ужас читался на его юном лице.

— Направление ноль-ноль-восемь, ноль-семнадцать, тридцать градусов, — проревел Гессарт, переведя своё внимание на штурманов слева. Они кивнули, и их пальцы начали плясать по контрольным панелям, когда они прокладывали курс, который направит Мстительного прямо в варповый разрыв.

Удовлетворённый, что они движутся в правильном направлении, Гессарт повернулся к Захерису, который снова стоял на ногах и пристально вглядывался в главный экран.

— Ты мне нужен для навигации, Захерис, — сказал Гессарт, шагнув к Библиарию. — Ты сможешь это сделать?

Библиарий кивнул.

— Куда мы направляемся? — спросил он.

— Куда-нибудь подальше отсюда, — сказал Гессарт.

Захерис повернулся на пятках и вышел в коридор, направившись в навигационный пилястр над мостиком. Дверь закрылась за ним со звучным ударом.

Гессарт вновь обратил внимание на главный монитор и варповую трещину, изображённую на нём. Она была похожа на корчащиеся миазмы, движущиеся между огнями странного цвета, ярких спиралей света и подвижного кольца кипящей реальности. Лица появлялись и исчезали из вида. Водовороты различных оттенков колебались на его поверхности.

На консоли управления завыла серена, оторвав взгляд Гессарта.

— Спасательная шлюпка запущена из третей батареи, капитан, — объявил один из дежурных по мостику.

— Что? — спросил Гессарт. — Кто её запустил?

Он прошагал через мостик, оттолкнув раба со своего пути. На экране появилось изображение внешней батареи с правого борта. Канал спасательной шлюпки обозначался зелёным цветом. Круглый сенсорный дисплей отображал траекторию эвакуационного судна, направлявшегося к планете. Гессарт активировал корабельную связь.

— Доложить всем Астартес! — рявкнул он.

Когда его воины доложили своё местоположение, стало ясно, что отсутствовал Рикел. Гессарт вспомнил, что тот неохотно согласился отбыть из Хелмабада.

— Дайте мне частоту этой шлюпки, — потребовал Гессарт, повернувшись к служащему, который нянчил свою руку, повреждённую, когда Гессарт его толкнул.

— Соединено с передатчиком вашего шлема, капитан, — сообщил раб с коммуникационной панели.

— Рикел? — сказал Гессарт.

Статический шум на мгновение заполнил канал перед тем, как ответил Космический Десантник.

— Это не правильно, Гессарт, — сказал Рикел. — Я не могу быть частью этого.

— Трус, — прорычал Гессарт. — По крайней мере, остальные высказали мне это в лицо и приняли свою судьбу как воины.

— Орден должен узнать об этом предательстве, — сказал Рикел. — Ты убил Хердайна и сбежал от своих обязанностей. Тебе нельзя позволить остаться безнаказанным. Ты смог оправдаться за то, что случилось на Архимедоне: я не могу позволить тебе повторить это. Ты уже сделал первые шаги по тёмному пути и проклял себя и тех, кто следует за тобой.

Гессарт услышал щелчок разорванной связи до того, как он смог ответить. К счастью обвинения Рикела прозвучали только на командной частоте, и никто кроме Гессарта не услышал их. Он осмотрел мостик и увидел, что рабы заняты своей работой, ничего не зная о разговоре.

— Продолжить движение, — сказал Гессарт, снова фокусируясь на экране.

Он не боялся последствий. Рикел умрёт: в руках повстанцев или демонов. Это было не важно, так как Гессарт предоставил себя своей судьбе в момент выстрела в Хердайна. Остальные ещё не осознавали, что они сейчас настоящие отступники.

Варповый разрыв даже расширился, когда Мстительный помчался к нему. Он увеличивался в размерах, пока главный экран уже не смог вмещать его даже без увеличения.

— Я на позиции, — доложил Захерис в ухо Гессарта.

Через несколько минут он ощутил, как его тело покачнулось, и разум определил, что они совершили прыжок в варп пространство. Казалось, всё естество пульсировало, когда Мстительный ворвался в имматериум. Нервные окончания гудели от энергии, и тени плясали перед глазами. Постоянное бормотание демонов стало громче, и на мгновение Гессарту показалось, что иллюзорные руки сомкнулись на нём. Он знал, что эти чувства ложны: психические щиты ударного крейсера работали нормально. Контролируя неестественные страх, просочившийся в уголки его сознания, Гессарт выключил монитор и направился к выходу.

Не было никаких ощущений движения. Всё было спокойно, когда Мстительный плыл в психических потоках, бушующая буря энергии сдерживалась варп экранами.

— Ты смог рассчитать курс? — спросил Гессарт, поприветствовал Захериса.

Остановившись, Библиарий ответил полным напряжения голосом:

— Не могу найти Астрономикон, — сказал он. — Его закрывает шторм. Нужно сконцентрироваться.

— Придерживайтесь основного направления, — объявил Гессарт. — Следуйте ритуалам варповой безопасности.

Невидимый, мир Хелмабада погружался в ужас.


Когда Мстительный отлетел на достаточное расстояние от системы Хелмабада и бушующего варп шторма, устроенного демонами, Гессарт созвал вместе выживших Космических Десантников. Они собрались в часовне ударного крейсера: Гессарт тщательно обдумал выбор места перед тем, что он собирался сказать.

При входе остальные видели Гессарта, ожидавшего их без своей брони, которая была заключена в корпус с одной стороны святыни Ордена. Маленький алтарь был очищен от орнаментов и реликвий, которые обычно его украшали. Их создавал Хердайн, и Гессарт уже избавился от них. Так же и стяг роты, оставшийся на корабле для сохранности, был снят и убран. Единственным напоминанием о принадлежности Космических Десантников сейчас был символ ордена, выгравированный на металлической переборке. Гессарт уже отдал распоряжения нескольким рабам удалить его при помощи кислоты, когда они здесь закончат.

Он стоял, скрестив руки на своей широкой груди, пока боевые братья подходили к нему. Некоторые в замешательстве смотрели на голые стены и пустой алтарь. Другие были безразличны, возможно, уже предположив природу объявления Гессарта. Никз стоял обособленно от остальных. Его глаза хищно сузились, когда он посмотрел на Гессарта.

Последним вошёл Захерис. Библиарий всё ещё носил свою броню, хотя в границах корабельных варповых щитов он снял свой психический капюшон, чтобы лучше видеть потоки имматериума и вести корабль. Он не взглянул на Гессарта, вместо этого он остался возле двери, возможно уже увидев то, что здесь будет происходить.

Гессарт ничего не сказал. Вместо этого он направился к тому месту в часовне, где стояла его броня. Наклонившись, он поднял контейнер с краской, используемой рабами. Без слов он опустил толстую кисть в чёрную жидкость и провёл ей по символу на плече своих доспехов. У нескольких Космических Десантников перехватило дыхание от такого очевидного оскорбления духа доспехов и уничтожения знаков отличия.

— Я больше не капитан, — провозгласил Гессарт. Он закрасил орла на нагруднике. — Третей роты больше не существует.

Гессарт продолжил наносить чёрную краску на свою броню, его грубые мазки уничтожали геральдику, знаки отличия роты и почестей, изображённые на ней.

— Мы не вернёмся в Орден, — сказал Гессарт, опустив краску на пол и повернувшись к своим людям. — Они не поймут то, что мы сделали. Мы убили своих боевых братьев, и для наших бывших командиров это наихудшее предательство. Рикел покинул нас из страха их мести, и это было его право. Загляните в свои сердца и вспомните ненависть, которую вы чувствовали к предателям, встреченными нами до этого. Сейчас мы такие же отступники. Мы осознанно переступили через границу, которая держала нас под контролем. Если Орден когда-нибудь узнает, что мы выжили, они будут без жалости на нас охотиться.

Гессарт снова поднял краску и пошёл навстречу воинам. Он предложил контейнер Леенхарту, который стоял в начале группы.

— Ты больше не Мстящий Сын, — сказал Гессарт.

Леенхарт мрачно посмотрел, что совершенно контрастировало с его обычно жизнерадостным и весёлым взглядом. Он кивнул и уставился в пол. Гессарт кистью замазал символ Ордена на плече Леенхарта. Следующим был Гундар. Он взял у Гессарта кисть и сам закрасил символ.

Некоторые Космические Десантники нетерпеливо уничтожали всё, что их связывало с Орденом. Возможно, они надеялись, что вина, которую они чувствовали, будет уничтожена с пересекающимися крестами Мстящих Сынов. Другие сомневались, ища раскаянье в глазах Гессарта. Они видели в них только железное желание выжить, и, осознавая это, понимали, что у них нет выбора: они приняли решение в гробнице Хелмабада. Один за другим Космические Десантники уничтожали то, что для них было важнее всего. У некоторых на глазах появились слёзы, первые эмоции, которые они почувствовали с тех пор, как их юнцами забрали в Орден много прошедших в войне лет назад.

Никз был последним, его глаза скучно смотрели на Гессарта, когда он взял кисть у бывшего капитана и плеснул тёмную краску на плечо.

— Если ты больше не капитан, то почему ты нами командуешь? — спросил Никз, возвращая кисть Гессарту. — По какому праву ты отдаёшь нам приказы?

Гессарт ничего не ответил. Вместо этого он встретился глазами с холодным взглядом Никза. Никто не желал отвести взгляд, и они так стояли несколько минут.

— Если ты думаешь, что можешь убить меня, то стреляй, — наконец прошипел Гессарт, его глаза не дрогнули. — Когда ты это будешь делать, то хорошенько подумай. Я не дам тебе второй шанс.

Уверенный, что его поняли, Гессарт отступил назад, всё ещё глядя на Никза. Затем он разорвал контакт, чтобы посмотреть на остальных.

— Что мы сейчас будем делать? — спросил Виллуш.

Гессарт улыбнулся.

— Что захотим.

— Куда мы направимся? — сказал Тайрол.

— Туда же, куда и все отступники, — ответил он. — В Глаз Ужаса.

Дилан Оуэн Благородство злодеев

***

“Контакт ноль-тридцать!”

“Уверен, Сцеволла? Я ничего не вижу.”

“Положись на меня, Ларсус!”

Сцеволла спустил курок своего болтера. Дюжина снарядов рявкнула в непроглядном зелёном тумане, и из хмари впереди них раздались крики. Он и его люди тяжёлой поступью устремились на звук — восемь массивных воинов в чёрной силовой броне, отделанной золотом. Правый наплечник украшал пылающий глаз, совмещённый со звездой Хаоса о восьми зубцах: эмблема Чёрного Легиона.

Воины издавали свирепые крики радости. Они проделали долгий путь через пустоту к этой бесплодной, укутанной туманом планете, но теперь могли спустить пар на ожидавших впереди приспешниках Ложного Императора. Сцеволла едва ли не жалел врагов. Один из них был нужен ему живым, чтобы узнать, куда судьба направила его, и выяснить имя человека, которого он искал с тех пор, как год назад видения заставили его покинуть Око Ужаса.

Кошмар всегда был причиной, побуждавшей Сцеволлу выводить людей на очередную охоту. Год назад он с криком очнулся от подобного сновидения: серебристые немигающие глаза, проникшие в его сон. Чутьё заставило его направить свой боевой фрегат, Коготь Эззелита, из изменчивых сфер Ока Ужаса в реальность Имперского пространства. Последовательность знамений привела его в этот мир смертельных туманов. Множество боевых кораблей, расписанных символами Губительных Сил, блокировали планету; между ними дрейфовали останки Имперских судов. Коготь обогнул их и приземлился незамеченным посреди низких, укрытых туманом холмов на континенте, разорённом войной. В километре от них раскинулся осаждённый город, к которому влекло мистические чувства Сцеволлы. В какой бы момент он ни закрывал глаза, образ венценосного черепа пылал перед внутренним взором, и он знал, что человек, которого он должен убить, командует местными защитниками.

Лазерные выстрелы засвистели мимо и зашлёпали по броне воинов, не причиняя вреда. Сцеволла ощутил, как один задел его висок, но не почувствовал боли. Он засадил в туман очередную дюжину выстрелов, в ответ на каждый раздавался крик, в этот раз более близкий. Слева от него Опус, самый здоровый в отделении, заревел немелодичную боевую заупокойную под аккомпанемент грохота своей автопушки.

Ряды людей в серой военной форме проявились в тумане, как призраки; шлемы с противогазами придавали им вид пришельцев: широко распахнутые чёрные глаза и металлические хоботы. На шлемах солдат был изображён серебряный двуглавый орёл, символика Имперской Гвардии. Первая шеренга взвода стояла на колене, вторая — в полный рост с лазерными ружьями наготове, павшие скорчились на земле. Бесплотные зелёные щупальца исследовали живых и ласкали мёртвых. Сержант крикнул, и последовал еще один залп, но слепящий поток лишь впустую омыл силовую броню нападавших. Сцеволла невозмутимо выпустил болт и увидел, как голова сержанта разлетелась на мясо и кости. Он не ожидал, что столкнётся с кем-либо из защитников планеты так скоро после высадки с Когтя.

Возможно, этот взвод солдат заблудился в тумане точно также, как и его отделение.

Сцеволла и его люди вломились в ряды врагов. Когда человек вступает в бой, его ощущение времени замедляется. В случае Сцеволлы, первая секунда стычки застывала совершенно. Он окинул взглядом картину предстоящего истребления. Опус распевает песню, без сомнения сопровождающую дьявольский хор, беспрестанно звучащий внутри его черепа, лысая голова, глаза закатились в орбитах, смерть, выплёвываемая его автопушкой, висит в воздухе. Слева от Опуса — Шарн, безликий шлем лишён даже отверстий для глаз, его огнемёт обдаёт солдат жидким пламенем. Еще дальше — Ферокс, голова перекинулась назад под неестественным углом, когда скользкий стебель блестящей мышцы с щёлкающими зубами на конце начал появляться из его рта. Впереди — Икарус, лицо искажено страданием, кровавые слёзы застыли на щеках; там, где цепной топор отрубил конечности противника, воздух расцвечен багрянцем. Икарус оплакивает свои жертвы, которые никогда не познают радости служения истинным богам.

Сцеволла бросил взгляд направо. Лейтенант Ларсус располовинил гвардейца своим цепным мечом и застигнут во время смеха, смакующим кровь, плеснувшую ему в лицо. Ещё дальше, возвышаясь над врагами, стоит Сургит, силовой меч в ножнах, пистолет в кобуре, рогатый шлем изучает взвод в поисках достойного соперника. И, наконец, Манекс, разряжающий два своих болт-пистолета потоками зарядов в строй неприятеля, пена у рта, глаза выкачены от химикалий, поступающих в мозг по трубкам, встроенным в его броню. Пока Сцеволла наблюдал за своим отделением, в его груди поднималась гордость. Бесчисленные зоны военных действий отточили их боевые навыки, и ни один ещё ни разу не подвёл его.

Застывшая сцена потекла, неподвижные фигуры вернулись к жизни. Тела громоздились у ног Икаруса и Ларсуса, каждый из них был размытым вихрем цепных клинков; отвратительный язык Ферокса извивался среди солдат, обдирая плоть, его пальцы вытягивались в ужасные режущие когти. Яростный огонь оружия Манекса разрывал тела, Опус во весь голос ревел непостижимую оперу, подхватываемую смертельными проигрышами его автопушки, а Шарн в это время выжигал дыру в рядах противника. Воины Чёрного Легиона, хоть и будучи в меньшинстве, отхватывали куски кровавой добычи от шеренг Имперских Гвардейцев, чьи штыки не могли пробить силовую броню. Попытки бойцов задавить нападавших массой напоминали океан, тщетно набрасывающийся на защитную дамбу.

В схватку ворвался комиссар в маске в форме злобного черепа и с поднятым силовым мечом, призывая солдат биться до последнего, сражая тех, кто посмел сделать шаг назад. Сургит, не обращая внимания на лазерный огонь, свистящий вокруг него, триумфально рассмеялся, вытащил силовой клинок и начал прокладывать путь через солдат, чтобы встретиться с офицером один на один.

Сцеволла получил удар штыком и выстрелом из своего болт-пистолета проделал дыру в черепе его хозяина. Ещё несколько лезвий вонзилось в броню. Сцеволла отступил назад, стреляя без разбора, и штыки скрылись в тумане. На месте остался единственный солдат, сжимавший повреждённое предплечье. Сцеволла протянул свою левую руку и когтём бронированной рукавицы осторожно провёл по коже противогаза. Он заговорил тихим голосом. “Какой сейчас год? Что за планета? Кто командует твоими врагами?”

Из-под противогаза слабо донёсся сдавленный голос.

“Пл… планета? Зинкали VI. Мы сражаемся с предательским Лордом Х’раксором. Год? З… зачем…?”

“Кто командует вашей обороной?”

“Капитан Деметрос… Имперские Кулаки … он вычистит вашу скверну. Император защищает…”

По мановению увенчанных когтями пальцев Сцеволлы противогаз слетел, открывая бледное лицо с изумлёнными глазами. Боец глубоко вдохнул и содрогнулся. Он схватился своей здоровой рукой за шею, рот широко открылся, в горле забулькало, и на глазах Сцеволлы тёмно-зёленые мясистые ростки вырвались из рта солдата, забивая его глотку. Человек упал на колени, из его ноздрей прорастали маленькие лозы. Он завалился набок со сдавленным стоном, глаза остекленели, и его тело за несколько секунд было спелёнуто растениями, корни которых вползли в чёрную землю, пришпиливая труп к грунту.

Сцеволла глубоко вдохнул; воздух, богатый спорами, был горьким на вкус. Он усмехнулся над слабостью низшего человека.

Звуки битвы стихали. Те немногие Имперские Гвардейцы, что пережили нападение, исчезли в зелёном тумане, как призраки. Там, где когда-то стоял упорядоченный строй полных решимости солдат, теперь лежали груды искалеченных тел; зелёные побеги росли из кровавых ран, через которые из тумана в плоть проникли мельчайшие споры. В тех местах, где огнемёт Шарна испепелил полумёртвые тела, почва горела, и в зареве огня Икарус бормотал над трупами Литанию Проклятия. Опус сжимал Манекса железной хваткой, удерживая того, пока не схлынет безумие. Ферокс испытывал обратное превращение, его руки уже стали человеческими, угревидный отросток исторгал из себя куски полупереваренного мяса, втягиваясь обратно в расширенный рот. За выдающуюся доблесть боги благословили Ферокса мутациями, которыми его плоть взрывалась при возникновении угрозы. Хотя товарищи и испытывали перед Фероксом благоговение, Сцеволла не разделял их восхищения. Он помнил старого Ферокса, поглощённого этими дарами — того, кто поддерживал боевой дух отделения своими непринуждёнными манерами и находчивостью, уже давным-давно канувшими в Лету.

Сургита нигде не было видно. Сцеволла выкрикнул его имя.

“Здесь!” Рога на шлеме воина придали ему демонический вид, когда он возник из липкого тумана, неся голову комиссара. Он фыркнул. “Соперник подкачал. От ненависти стал неуклюжим. Только свой клинок замарал.”

“Ты привёл нас на отличную битву, капитан.” Ларсус приблизился, улыбаясь Сцеволле через маску засыхающей крови. “Ты всегда на высоте. Наша добыча здесь?”

“Его зовут Деметрос. Видения были истинными. Он командует силами Трупа-Императора.” Голос Сцеволлы помрачнел. “Лейтенант, тебе никогда не надоедало преследование?”

Ларсус постучал по изображению Глаза Хоруса на правом наплечнике Сцеволлы. “Никогда. Пока мы сражаемся, наследие Воителя продолжает жить.”

Сцеволла и его люди обрели боевое мастерство и связали себя узами крови и насилия в ходе Великого Крестового Похода ложного Императора. В те дни они были Лунными Волками, невинными душами, не видящими слабости Императора; их доспехи были белы. Затем Хорус, возлюбленный Воитель, убрал шоры с их глаз, и они сражались, как его преданные Сыны, за свое освобождение из оков ложного Императора. На грани победы Воитель пал, а его Легион нашёл пристанище в укрывающих тенях варпа, где стал известен, как Чёрный. В отражение скорби и позора Легиона силовая броня его воинов была покрыта чёрным лаком, но края доспехов были отделаны золотом, ибо даже самая тёмная ночь изгоняется проблеском нового рассвета. Люди Сцеволлы верили, что каждый уничтоженный ими приспешник Трупа-Императора приближает новый золотой век их Легиона.

Воспоминания Сцеволлы об этих днях испещряли рубцы, оставленные гневом и предательством. Прошлое неотступно преследовало его лицом убитого товарища. Боль не притупилась за… сколько лет? Сто, тысячу… десять тысяч? Время было изгнано из Ока Ужаса, жизнь Сцеволлы длилась единым призрачным бытиём, пока его не выкидывало в реальность для исполнения обета.

Ларсус нарушил задумчивость Сцеволлы. “Капитан, что за печальное лицо? Наша маленькая победа недостаточно сладка?”

“Пустяки,” — Сцеволла потряс головой, чтобы очистить свой ум. “Собирай псов, лейтенант. Давай поглядим, куда нас вывел след.”


***

Сцеволла прижался к выступу холма. Бесчисленные боевые знамёна, увешанные окровавленными трофеями, пронзали море зелёного тумана, волновавшееся в долине внизу. Казалось, что низина содрогается под ногами наступающей скрытой армии. Бронзовые башни штурмовых танков и верхушки корпусов пехотных транспортёров, увенчанные шипами, напоминали бесчисленный флот морских судов, бороздящий бесплотные волны. Между ними пробиралась пара десятков исполинских боевых машин, лязгающих на шести стальных ногах подобно кошмарным металлическим паукам. Все это полчище устремлялось к горизонту, где из тумана островом вырастал термитник циклопических зданий. Городские зиккураты сверкали миллионами точек света, их верхушки исчезали в красных ореолах, и тысячи труб извергали дым в небеса. Город-фабрику опоясывала стена, по сравнению с которой казались карликами даже лязгающие боевые машины. Титанические бастионы охраняли периметр, их пушки плевались плазмой в накатывающую орду. Среди сомкнутых серых шеренг солдат, комплектующих оборону, стояли фаланги воинов в силовой броне, выделявшиеся ярко-жёлтым цветом, на величавых знаменах был изображён сжатый чёрный кулак на белом поле; Космические Десантники Имперских Кулаков деятельно участвовали в защите.

Ларсус, скорчившийся рядом со Сцеволлой, тихо присвистнул. “В городе десять миллиардов душ. Х’раксор хочет навалить гору из черепов.”

“Нет, — ответил Сцеволла шёпотом. — Если бы он желал лишь трофеев, он напал бы на менее защищенную мишень.”

В долине хлопнули взрывы, жёлтые цветы на короткое время разорвали туман, явив группу искалеченных трупов, и горящий танк взлетел в воздух, приземлившись с грандиозным взрывом.

Сцеволла попробовал воздух на вкус. “Эти туманы богаты белком. Возможно, мануфакторумы этой планеты преобразуют атмосферу в еду. Разрушение этого мира может вызвать дефицит на тех имперских аванпостах, что он кормит. Это начальная фаза основного вторжения. У Х’раксора большие амбиции. Позволим ему развлекаться своей войнушкой, покуда он не мешает нашей миссии. Наша добыча в городе. Я чувствую это. Мы должны добраться до него быстро, до того, как защитников сметут.”

“Там.” Ларсус указал на боевой танк Лэнд Рейдер в бронзовой броне, украшенной крюками и шипами, направлявшийся мимо подножия их холма на поддержку войскового резерва. “Украдем тачку.”

Сцеволла кивнул. “За работу, лейтенант.”

Пока Ларсус отдавал приказы отделению, ожидавшему в тылу, Сцеволла снял со своего гранатного пояса маленький серебристый диск и перекинул переключатель на его корпусе с богатой отделкой. Подняв устройство к губам, он поцеловал его, затем послал по дуге в машину внизу. Раздалась вспышка, и танк остановился, взвыв двигателями, корпус подёрнулся рябью голубых искр. Сцеволла и его отделение ринулись вниз с холма сквозь туман. Мутировавшие солдаты, использовавшие машину, как укрытие, бродили рядом в замешательстве, приглушённые проклятия раздавались из-под грубых респираторов, охватывавших их рты.

“С дороги, мразь!” — проревел Ларсус, сбивая с ног тех солдат, которые не потрудились убраться с пути. Мутанты, бубня себе под нос, побежали прочь, толкая друг друга.

Ферокс и Икарус запрыгнули на верх машины, в то время как остаток отделения окружил её. Из верхнего люка танка показался член команды, голубые искры порхали по его топорной силовой броне. Икарус выдернул его наружу и утихомирил болтом. Ферокс скользнул в отверстие. Последовал приглушенный рёв, потом дверь, ближайшая к Манексу, поползла, открываясь, и еще один танкист вылетел наружу, его бронзовые доспехи зияли ранами. Манекс нашпиговал его болтами.

“Хорошая работа, братья.” Ларсус заглянул в открытую дверь. Внутри забрызганных кровью интерьеров танка Ферокс оседлал третьего члена экипажа, его голова была закинута назад, и мясистый угорь тянулся изо рта, высасывая внутренности жертвы.

“Внутрь,” — поторопил Сцеволла. Он последовал в машину за своим отделением и указал на кормящегося Ферокса. “Утихомирьте его.” Ларсус мягкими движениями и спокойным голосом отвлек того от добычи. Угорь уже начинал втягиваться внутрь глотки, недавно съеденное шлепалось на пол.

Икарус расположился перед пультом управления, голубые искры, танцевавшие по консоли, шипели, как умирающий костёр. Он нежно нажимал переключатели по мере того, как они возвращались к жизни. “Питание восстанавливается. Да, она приходит в себя. Я думаю, что мы ей нравимся. Она находит нашу выходку… забавной.”

Дверь и люк с лязгом задраились, кабина содрогнулась, когда двигатели взревели, и Лэнд Рейдер вперевалку двинулся вперёд. Внутри, стены мурлыкали и подмаргивали новому экипажу мириадом глаз.


***

Лэнд Рейдер летел по полю битвы, давя солдат-мутантов своими гусеницами. Туман заволакивал смотровые щели, но разведданные, введённые в процессор машины, направляли её к пункту назначения — яростно обороняемым воротам в городской стене. На полпути в корпус Лэнд Рейдера попала ракета, и демонический дух завопил в агонии, но повреждения были поверхностными. Вскоре из тумана выросли ворота, их опускная решётка была покорёжена и опалена. Полукруг извращённых мутантских трупов отмечал границы простреливаемой зоны вокруг фундамента ворот; в неё стекались солдаты Х’раксора, вызывающе распевая, пока защитники расходовали на них свои драгоценные боеприпасы.

Как только Лэнд Рейдер попал в пределы досягаемости башен, охранявших подступы к воротам, на него обрушился непрерывный огонь. Опус высунул голову и плечи из люка машины, чтобы обстрелять защитников парапетов продольным огнём турельного орудия, равнодушный к лазерным выстрелам, свистевшим в сантиметрах от его лица, и к взрывам, сотрясавшим корпус. Лазерные пушки Лэнд Рейдера разрядились в слабеющие ворота, но створки поглотили огонь, оставшись невредимыми.

“Тараньте ворота!” — в отчаянии приказал Сцеволла. Все, сидевшие в пехотном отсеке, напряглись. Манекс глубоко вдохнул из своих трубок с токсинами, а Ферокс начал выкашливать нити слюны. Сцеволла знал, что они должны будут эвакуироваться прежде, чем жажда крови и дар Тёмных Богов возьмут верх.

“Тараньте немедленно!”

Лэнд Рейдер задребезжал от сильного взрыва, и из охваченного огнем люка упал Опус, вместо лица — сожжённая плоть, силовая броня утыкана осколками, изувеченные губы бормотали безумные стихи.

От пульта управления донесся крик Икаруса: “Ворота не намерены поддаваться!”

“Продолжай, Брат Икарус,” — проорал Сцеволла. Он приготовился. Раздался сокрушительный треск разорванного металла, и, казалось, каждая кость в теле завибрировала от удара. Рыдания демонического духа ударили в барабанные перепонки. С пронзительным треском голова Ферокса откинулась назад, из глотки показалась мутация.

“Прорвались! — крикнул Икарус. — Повреждение вспомогательного реактора — семьдесят процентов, все системы вооружения отключились -- ”

“Открывай люки!”

“Невозможно… запорная руна не работает… мы ей больше не нравимся!”

Угорь выполз из глотки Ферокса. Тогда, с диким криком, Манекс схватил задний люк обеими руками и выворотил его. Зелёные отростки тумана потянулись в кабину. Крича в унисон, Сцеволла и его отделение вырвались из машины.

Сцеволла ощутил, как поток времени снова встал. Манекс лежит, послужив щитом для своих спутников, его броня пробита во множестве мест. За ним — Ларсус и Сургит, устремляющиеся к выдвинувшейся против них фаланге Имперских Кулаков, из болтеров тянутся ленты выстрелов. Шарн облизывает противника плавящим плоть жаром, в то время как Ферокс, полностью изменённый, тянется в сторону врага, из раны в пульсирующей угревидной мышце струёй хлещет жёлтый ихор.

Меч Сцеволлы уже был в его руке, длинное и узкое лезвие с выгравированной у его кончика единственной руной. Рунный меч Форнакс был пожалован Сцеволле, когда он возложил свой первый череп к изменчивому Алтарю Четырёх Богов в демоническом мире Себакет. Как давно это было? Теперь его охотничьи успехи отмечала пирамида из пяти сотен черепов. Он задумался о форме божественной благосклонности, в которую вылилась бы его нынешняя победа.

Сцеволла жаждал только одной награды: прекращения этого вечного преследования. Боги неустанно погоняли его для выполнения клятвы. В то время как его люди сражались ради незамутнённого наслаждения резнёй, Сцеволла больше не мог разделять их воодушевление. Смерти слились в одну, заглушая эмоции, испытываемые от убийств. Его перестало увлекать фехтование — более не проявление мастерства, но механическое действо. Он чувствовал опустошенность. Он молил своих повелителей о милосердии, об освобождении от обета, который он выполнил пятьсот раз, но они никогда не дали бы ему вольную. Единственным выходом из ситуации был побег.

Болт с грохотом отрикошетил от нагрудника Сцеволлы. Мир соскользнул обратно в движение, и дикая атака воинов Сцеволлы встретилась со стоической стеной жёлтой силовой брони. Сургит возликовал: “Наконец-то! Враг, достойный моей ярости!”

С пульсирующим откликом, тяжелый болтер на верху разбитого Лэнд Рейдера ожил — Икарус, передислоцировавшийся к орудийной башне, прижал подкрепление, пытавшееся вступить в бой.

“Дредноут!” Снаряды тяжелого болтера Икаруса барабанили, не причиняя вреда, по ходячей машине, энергично шагавшей в битву, сокрушительные когти были наготове, чтобы нанести удар.

Сцеволла выступил навстречу боевому гиганту, указующий меч бросал вызов. Как долго иссохшее тело внутри этого ходячего гроба было принуждено обманывать смерть?

“Именем четырёх богов, — выкрикнул Сцеволла. — Я окончу твои страдания.”

Дредноут, покрытый символикой Имперских Кулаков, возвышался над Сцеволлой, но молитвенные свитки и реликварные кости, украшавшие тушу ходячей машины, не могли оберечь её от рунного меча, способного пробить любой из существующих металлов.

Шальная мина взорвалась между ними.

Белый свет поглотил зрение Сцеволлы, затем темнота. Он летел. Боли не было. Он запаниковал. Еще не пришло время умирать! Сцеволла уже выбрал способ своей смерти, и он был не таким.

Сцеволла с грохотом приземлился и попытался вдохнуть. Его зрение прояснилось, являя нависший над ним Дредноут, не получивший во время взрыва ни царапины; его кулаки потрескивали энергией. Пальцы вытянутой левой руки Сцеволлы заскребли по эфесу рунного меча.

Со зверским рыком из обломков Лэнд Рейдера вылез пошатывающийся гигант. Голова Опуса была покрыта лохмотьями кожи; он ударил по корпусу Дредноута тактическими снарядами своей автопушки.

Хватка Сцеволлы сомкнулась вокруг рукояти меча, и он набросился на содрогающийся Дредноут, чья броня обуглилась в том месте, где её пробил пылающий рунный меч. Сцеволла вытащил клинок и отскочил назад. Окуляры Дредноута вспыхнули зелёным, затем потухли до черноты, и металлическая громадина рухнула вперёд.

Сцеволла отсалютовал клинком. Нечто древнее только что кануло в вечность. Сцеволла подавил зависть.

Воины Чёрного Легиона опустошили строй Имперских Кулаков, хотя некоторые ещё были живы, несмотря на отрубленные конечности и смертельные раны. Один Космодесантник лежал ничком с кровавым месивом на месте ног и стрелял из болт-пистолета до тех пор, пока не был утихомирен сокрушившим его ботинком Икаруса. Другой, с расколотым шлемом и без глаз, сражался вслепую, почти обезглавив Ларсуса своим клинком, прежде чем его прикончил цепной меч лейтенанта.

Сургит подбежал к разрушенному Дредноуту и затряс кулаком перед лицом Сцеволлы. “Сукин ты сын! Этот должен был быть моим!”

Ларсус оттеснил Сургита в сторону. “Сцеволла, нам надо идти. Армия лорда Х’раксора прорвалась.”

Ворота были забиты мутантами в масках, которые дрались друг с другом за право первыми пройти в брешь. Защитники бастионов сосредоточили на этом полчище огонь, но через труп каждого скошенного ими отродья перелезали еще два таких же. Позади бурлящей умирающей массы воины-берсерки, одетые в алые доспехи и шлемы с разверстыми ртами, прорубались сквозь этот сброд цепными мечами, распевая хвалы своему кровавому божеству.

Отделение Сцеволлы находилось в широком дворе, протянувшемся между защитной стеной и грандиозными строениями города. Справа громыхал барьер боевых танков, стремящихся заткнуть брешь. Слева подходили ряды солдат в противогазах. Впереди, через двор, зиял вход в мануфакторум, с трудом различимый через туман, верх комплекса терялся в красных облаках. Из смыкающихся челюстей плоти и металла был только один путь — вперёд.

“Бойцы, за мной!” Сцеволла припустил через скрывающий туман к огромным дверям.


***

Мануфакторум был индустриальным собором. Топки горели алтарями голодного пламени, и огромные баки, как священные кадила, истекали дурнопахнущими испарениями. Машины шипели, с нетерпением ожидая возвращения к жизни, трубы и мостки спиралями завивались вверх в отзывавшуюся эхом тьму. Дверь, продырявленная одним мелта-зарядом, не оказалась препятствием, равно как и беспорядочное сопротивление фабричных охранников; внутренности сорока человек украсили пол.

Сургит плюнул на трупы: “Мы бежали от армии, чтобы схлестнуться с простыми разнорабочими.”

“Мы не бежали, брат, — резко возразил Ларсус. — Мы на охоте, помни это. Шваль снаружи не заслуживает наших усилий.”

“Тихо,” — бросил Сцеволла, и Сургит и Ларсус отступили друг от друга. “Как Манекс?”

“Способен проламывать черепушки.” Манекса перетащил в безопасное место Опус. Его броня была усеяна дырами, а половина лица представляла месиво из плоти. “Со мной бывало и похуже.”

“Ферокс?”

Ларсус пожал плечами. “Найдёт нас, когда наестся.”

“Шарн, Икарус, готовы к бою?”

Шарн поклонился, затем продолжил играться с белым пламенем ближайшей печи. Икарус стоял на коленях, баюкая отсечённую голову фабричного чернорабочего.

“Зачем они сражаются с нами? Мы являем им свою мощь, однако они отказываются следовать нашим путём. Мы проповедуем мечом и огнём, но с каким результатом? Миллионы их гибнут за свою веру в мёртвого Бога-Императора. Мы предлагаем тайное знание звёзд, но они предпочитают умереть в невежестве. Почему, мой капитан?” Щеки Икаруса испещряли дорожки кровавых слёз.

Сцеволла мягко поднял подбородок боевого брата своей бронированной рукавицей. Шрамы на юном лице были свидетельством множества побед.

“Боги требуют жертв, мальчик. Мы — жнецы, утоляющие их вечный голод. Эти люди — не более чем животные, годящиеся лишь для священного костра. Не проливай слёз над судьбой слабых.”

“Но я должен, капитан. Я буду плакать, пока вся вселенная не преклонит перед богами колени.”

Сцеволла оценил рвение Икаруса, но не сказал больше ни слова. Пусть смакует эту ложь. Когда-то Сцеволла тоже верил, что его призвание состоит в сокрушении уз порядка, сковывающих галактику, но он познал на горьком опыте, что боги требовали войны лишь ради пустячного развлечения. Лорд Х’раксор сражался всуе, чтобы завоевать славу, ибо как-только они устанут от него, он будет свергнут и забыт. Наверное, и восстание Хоруса было для богов не более, чем кратким увеселением. Возможно, им доставило удовольствие видеть, как их слуга пал на грани победы, и наблюдать, как его армии скатываются во взаимную вражду. Именно ради их забавы Сцеволла рыскал по галактике, ведя бесконечную кровавую охоту.

Пока он размышлял о воле своих божественных повелителей, незваные воспоминания наводнили его ум…

…Сцеволла держал на коленях умиравшего Космодесантника, чья жёлтая силовая броня была забрызгана грязью битвы. Точно также были заляпаны тусклые доспехи Сцеволлы. Окружающая буря войны, по ощущениям, отдалилась на десять тысяч лет. Сцеволла смотрел вниз на лицо боевого брата: аристократический нос, мощный подбородок, хорошо вылепленный череп благородного воина, непокорного даже в преддверии смерти. Серебристые глаза гасли по мере того, как по капле утекала жизнь, их стекленеющий взгляд преследовал Сцеволлу.

“Алеф, мой друг, ты можешь спасти себя!” Сцеволла давился словами. “Зачем ты поверил вранью Ложного Императора? Твой повелитель — Хорус. Ты знаешь это, брат. Скажи это!”

Внутри Космодесантника оставалась лишь малая искра жизни, но губы Алефа не шевельнулись. Молчание разожгло гнев Сцеволлы.

“Будь ты проклят, Алеф! Мы поклялись завоевать галактики вместе, в вечном крестовом походе, никто не мог остановить нас. Помнишь, как мы зачистили Гаруспик Крора? Как мы в одиночку защитили монастырь Сатрапоса от орочьих орд Старбайтера?”

В эру Великих Крестовых Походов, когда Легион Сцеволлы звался Лунными Волками, Имперские Кулаки сражались с ними бок о бок во множестве битв. Было общеизвестно, что Хорус, примарх Лунных Волков, уважительно пошутил как-то, что война между его Легионом и Имперскими Кулаками длилась бы бесконечно.

На Цестусе II, в битве при Трэльском Водопаде, Сцеволла спас капитана Имперских Кулаков Алефа от анаков, чудовищных аборигенов планеты. Узы дружбы связали двух Космодесантников, и, когда пути их Легионов пересекались, они вместе бились во многих сражениях. Но после того, как Хорус показал свою истинную сущность, Сцеволле не удалось убедить друга в том, что путь Воителя ведёт к славе. Восстание разделило их, и они не виделись до осады Императорского дворца на Терре, когда Сыны Хоруса атаковали Врата Вечности, охраняемые Имперскими Кулаками. Сцеволла разыскал своего бывшего боевого брата в мясорубке поля боя. Они сразились, и Алеф пал, пронзённый мечом Сцеволлы.

Сцеволла помнил последние слова, сказанные им умиравшему Космодесантнику. “Вся слава, за которую мы сражались, брат, обратилась в прах.”

Только тогда губы Алефа шевельнулись. “Не за нашу славу, брат, — выплюнул он вместе со сгустком крови. — Во славу Императора.”

Сцеволла фыркнул.“Твой Император сражается, защищая людей без чести, слабаков, рабов, которые прячутся, пока мы, доблестные мужи, проливаем за них свою священную кровь. Твой Император мог бы стать богом, а мы — его ангелами, но он предпочёл впрячься в ярмо охраны своего блеющего стада.” В словах Сцеволлы появилась настойчивость. “Загляни в свое сердце. Ты знаешь, что я прав.”

Алеф покачал головой.

Горячие слезы заструились по щекам Сцеволлы. “Я предлагаю тебе свободу, брат, а ты выбираешь смерть.”

Сцеволла страдал от сотен ран, но ни одна ещё не болела так сильно. Алеф осудил Воителя, и принудил руку Сцеволлы к братоубийству. Алеф предал своего боевого брата.

“Дурак!” — зарычал Сцеволла. “Я спас тебя. Ты обязан мне жизнью. Слушай меня. Я снова могу уберечь тебя: отрекись от ложного Императора и присоединяйся ко мне.”

Алеф хрипло рассмеялся. “Если бы Император наделил меня даром предвидения, я предпочел бы быть заживо растерзанным анаком, нежели спасённым отпрыском безумного подлеца.”

Ярость овладела Сцеволлой. Пронзительная горечь страдания сменилась гневом, сладким на вкус.

“Ты дерзаешь насмехаться над Воителем? Я клянусь, и призываю четырех богов в свидетели, что отомщу за твои оскорбления тысячекратно.”

Безумный смех эхом отозвался в голове Сцеволлы.

“Я буду выслеживать и убивать твоих потомков, до конца времен. Твои сыны будут страдать от моего клинка из-за твоей преданности твоему слабосильному Императору.”

Сцеволла сорвал броню с груди Алефа и погрузил руки глубоко в плоть. С тошнотворным хлюпаньем он извлёк из месива железу, бронированные рукавицы стали влажными и красными. Сцеволла дразнил Алефа кровавым трофеем, пока в глазах того не потух свет.“Я буду проигрывать это мгновение победы над тобой снова и снова.”

Он любовно разместил орган в мёртвых руках Алефа. Прогеноидная железа содержала геносемя, необходимое для развития преемника Алефа. Апотекарии прочёсывали поле боя, под огнём собирая драгоценное сырьё. Когда они вернут прогеноидную железу Алефа, его сущность, внедрённая с геносеменем, будет жить в новом рекруте. Сцеволла будет преследовать каждого из его генетических наследников и заставит их пережить ту же судьбу, что постигла их предтечу. Он связал себя этим обетом, когда воззвал к четырём богам.

Сцеволла поднялся и обратился к трупу: “Из черепов твоих наследников я воздвигну монумент отвергнутым тобой четырём богам. Твой ляжет в его основание.”

Он обезглавил бывшего боевого брата стремительным ударом клинка. Когда он нагнулся, чтобы поднять упавшую голову, появился Ларсус, спотыкаясь об останки на поле брани, на окровавленом лице была написана паника. Сцеволла побледнел, услышав его слова.

“Капитан, все надежды потеряны. Воитель мёртв. Мы должны идти!”

“Что ты сказал?”

Ларсус повторил, громче…

… Прошлое потускнело. Сцеволла вернул свой ум в настоящее. Ларсус тряс его за плечо.

“Капитан, мы должны идти. Армия Х’раксора смяла внешнюю оборону.”

Снаружи, триумфальные боевые кличи вторгавшейся орды заглушали крики защитников. Сцеволла замер, глубоко дыша. Его добыча была близко. Его чувства влекло к фабричным высотам.

Мы идем наверх.”


***

На глазах Сцеволлы солдат совершил пируэт в зев цистерны далеко внизу и со всплеском исчез в горячем вареве, последний из тех, кто вступил в бой с его отделением, пока они, ведомые чутьём своего командира, взбирались по лестницам и мосткам к более высоким уровням фабрики.

Отделение стояло перед рядом крепких дверей. Сцеволла едва ли не физически ощущал за ними присутствие своей добычи. Не привлекая внимания других, он отвёл Ларсуса в сторону. “Лейтенант, что бы ни случилось, не встревайте, чтобы спасти меня. Если я паду, это воля богов. Отнеси мою голову на Себакет и возложи мой череп на верх алтаря в знак моего поражения.”

Ларсус выглядел ошеломлённым. “Ты о чём, капитан? Ни одна душа в этой галактике не сможет победить тебя.”

Сцеволла отвернулся от своего лейтенанта. Он указал на двери. “Опус?”

Громила разбежался и вынес их плечом. Из пролома брызнул дневной свет. Сцеволла проследовал через него, остаток его людей — прямо за ним.

Снаружи находилась широкая плаза, открытая порывистому ветру, с видом на увитые туманом поля сражений далеко внизу. Низкие облака гневно-красного цвета затягивали небо. Поперек плазы выстроился в шеренгу взвод Имперских Кулаков. Самый высокий из них носил голубой плащ до земли и золотой венок офицера. Богато украшенный меч в его руках шипел энергией.

Сцеволлу охватило волнение. На благородном лице Капитана Деметроса были выгравированы черты Алефа. Он рявкнул свой приказ: “Капитан мой. Уничтожьте остальных.”

Атаку воинов приветствовали вскрики болтеров, чёрные доспехи вбирали в себя смертельный град. Сцеволла смотрел на продвижение своего отделения.

“Прощайте,” — печально шепнул он, затем пробормотал обещание богам. “Пора положить конец вашей забаве. Не возложу ни черепа более к вашему алтарю.”

Сцеволла выступил вперёд, выделяя капитана своим рунным мечом. Пять сотен раз он воспроизводил эту сцену. Пять сотен раз он побеждал своего сереброглазого соперника, наследника Алефа, и забирал трофеем его голову. Он давным-давно насытил свой гнев. Ему снова и снова приходилось переживать боль убийства своего товарища, и он больше не мог этого выносить.

Сцеволла пошёл по кругу, черный волк, выслеживавший свою жертву. Его соперник встал в дуэльную стойку, силовой меч одинаково готов как парировать, так и рубить. Приближаясь, Сцеволла заметил, как серебристые глаза Деметроса сузились в слабом узнавании. Этот серебряный взор поймал взгляд Сцеволлы, перенося его в другое время, другое место…

…Звуки битвы ревели: взрывы, выстрелы и крики умирающих. Земля сотрясалась от поступи ног Титана, рассеивавшего перед собой отряды Имперских Кулаков. Величественные Врата Вечности, сердито взиравшие на поле боя, сотрясались от жгучих поцелуев сотен ракет. Над головами, плюясь смертью, завизжал боевой катер, и множество наступавших Сынов Хоруса в тусклых доспехах пали под огненным дождём. Грязь от взрывов заляпала броню Сцеволлы, но он не дрогнул. Пока он кружил вокруг своего противника, какофония битвы была для него не более, чем бормотанием, смазанные картины окружающей жестокости — простой иллюзией.

“Брат Сцеволла, — противник Сцеволлы с серебристыми глазами нарушил молчание. — Я скучал по тебе.”

“Как и я по тебе, Брат Алеф.” Сцеволла печально улыбнулся. “Сложи свой меч. Ты сразил множество слуг Воителя, но я поручусь за тебя перед ним. Он простит.”

“С чего бы мне возлюбить Воителя?” — выплюнул Алеф. Его глаза посуровели. “Его безумие разрушило все, за что боролся Император. Твой Воитель похитил твой рассудок, Сцеволла. Живи в своей лжи хоть десять тысяч лет, но твоё сердце устанет от страстей, и от тебя останется лишь пустая оболочка.” Алеф глубоко вздохнул, его черты наполнились сожалением. “Пусть это кончится здесь, мой друг. На острие моего клинка. Мне не под силу спасти тебя от твоего прошлого, но я могу уберечь тебя от будущего.”

Ни один не отвел взгляд.

Алеф медленно кивнул. “Да будет так. Сразимся…”

…Сцеволлу выдернуло назад в настоящее, когда клинок Деметроса выпрыгнул, казалось, из ниоткуда. Он парировал быстрым блоком, рунный меч заискрил, когда он отклонил вниз силовое оружие соперника. Деметрос попытался разоружить его резким рывком клинка, но Сцеволла оказался достаточно проворен и отреагировал контрударом. Деметрос слегка наклонил голову, и взмах рунного меча лишь скользнул по его щеке.


***

Жуткие завывания нарушили концентрацию противников. Ярость, одетая в причудливые доспехи, лоснящиеся от крови, вырвалась из дверей плазы. Из разверстых ртов боевых шлемов понеслись оды Кровавому Богу, когда берсерки набросились на Имперских Кулаков, рубя цепными топорами. Один из безумных нападавших изшинковал Космодесантника, но, в свою очередь, был выпотрошен Сургитом, из под носа у которого он увёл добычу. Вскоре на плазе началась беспорядочная свалка: чёрные, жёлтые и красные силовые доспехи сражались друг с другом.

Пять берсерков устремились к Капитану Деметросу.

“Нет!” — закричал Сцеволла, снося голову одному из них взмахом клинка.

Безголовое тело проковыляло вперёд, рухнув позади изумлённого Космодесантника. Сцеволла развернулся, чтобы отвлечь на себя двоих из оставшихся берсерков. Деметросу пришлось защищаться от второй пары. Они стояли вместе, почти что бок о бок, блокируя каждую из бешеных атак. Хоть нападавшие и осыпали их ударами со всех сторон, они платили за это небрежностью своей обороны. Цепной топор прогудел над головой Деметроса, который пригнулся и вогнал свой клинок глубоко в грудь его обладателя. Другой берсерк с энтузиазмом набросился на Сцеволлу, и тот подсёк ему ноги, обрезанные культи задымились в том месте, где их отрубил рунный меч.

Цепной топор с хрустом пробил наплечник Деметроса. Тот проигнорировал рану, но отшатнулся назад, потеряв равновесие. Поклонник Кровавого Бога с воем поднял своё оружие, чтобы нанести смертельный удар, но топор остановился в сантиметрах от черепа Деметроса, встреченный мечом Сцеволлы. Сцеволла со скрежетом повёл клинок вниз по древку оружия, прорезав гарду и искалечив пальцы, сжимавшие рукоятку, затем обезглавил его хозяина дуговым ударом. Деметрос припал на колено, выпотрошив последнего нападавшего. Сцеволла повернулся лицом к выпрямлявшемуся Имперскому Кулаку, с чьего клинка соскальзывало тело берсерка.

Сцеволла отвесил легкий поклон. “Прямо как в старые времена.”

Деметрос нахмурился. “Я уже видел, как ты сражаешься.”

“Мы никогда не встречались, — Сцеволла лукаво улыбнулся. — Но я проливал твою кровь много, много раз.”

Деметрос медленно потряс головой. “Ты ненормальный.”

Воины Сцеволлы сформировали вокруг поединщиков защитное кольцо. У их ног лежал кровавый круг из берсерков и Космодесантников.

“Прикрывайте капитана!” — выкрикнул Ларсус, когда ревущая волна берсерков и мутантов нахлынула на плазу.

“Свежее мясо,” — довольно завопил Сургит, крутя своим силовым мечом над головой.

Сражение было лишено всякого порядка, Имперские Кулаки и берсерки кромсали друг друга, мутанты были пойманы в ловушку рукопашной и искрошены в кровавую кашу. В гуще этой суматохи воины Сцеволлы лишали жизни всякого, кто пытался прорвать их круг. Пока они сражались, Опус пел, Икарус плакал, Манекс рычал, а Шарн убивал молча.

Сцеволла и Деметрос стояли, не тревожимые ничем, посреди своей арены.

Деметрос нахмурился. “Ты защищаешь меня от своих собратьев. Ты жаждешь убить меня. Почему?”

“За прегрешения твоего родителя,” — ответил Сцеволла. “Давным-давно, он нанёс огромное оскорбление моему господину. Но удача улыбается тебе, Деметрос. Именно ты восстановишь честь своего отца. Давай завершаться. Мои люди сильны, но две армии им не удержать.”

Сцеволла коснулся своего лба кончиком рунного меча, отдавая салют. Деметрос стоял неподвижно. Клинки размазались, затем оба обратились в статуи. Ни один не выказал усталости. Ложный выпад Космодесантника, ответ Сцеволлы, быстрые атаки и контратаки блокировали друг друга снова и снова. Сцеволла закрутил свой клинок, и меч его противника вылетел из захвата, с лязгом приземлившись между ними. Рунный меч Сцеволлы засиял, как-будто предвкушая грядущее убийство, но Сцеволла опустил клинок и подбросил упавший силовой меч ловко поймавшему его Деметросу.

“Герой никогда не должен быть беззащитным,” — произнёс Сцеволла.

Деметрос ответил молниеносным выпадом, но Сцеволла парировал. Тогда Деметрос исполнил блестящий обходной манёвр, и его меч пробил оборону Сцеволлы.

Мир вокруг Сцеволлы замер, клинок завис в секунде от попадания в сердце. В этот финальный момент он почувствовал себя живым, страх и эйфория смешались в один восхитительный коктейль. Его клятва была нарушена; наконец-то он упокоится.

Но если бы Сцеволла сместил свой корпус чуть вправо, клинок прошел бы параллельно броне, нанося глубокую, но не смертельную рану.

Сцеволла остался неподвижным.

Действительность нахлынула обратно с всасывающим рёвом, и клинок погрузился в чёрные силовые доспехи. Сцеволла улыбнулся. Силовой меч пробил его сердце и разрубил броню на спине. Когда клинок освободился, Сцеволла всё ещё стоял.

“Прекрасный удар, мой друг. Достойный того, чтобы лишить меня жизни.”

Сцеволла удивился, что мертвец может говорить. Боли не было. Шум окружающей битвы не удалялся прочь.

Деметрос отшатнулся назад, приходя в бешенство. “Как такое может быть? Демон!”

Сцеволла посмотрел вниз, на разрез в своей груди. Там, где должна была струиться кровь, находилась дыра. Тысячи звезд, подобно злорадным глазам, вились внутри раны, как если бы она пронзала ткань пространства. Безумный смех зазвучал в голове Сцеволлы: четыре ужасных голоса. Он открыл рот, но говорить начали они: “Ты полагаешь, что чемпиона Тёмных Богов может убить царапина? Чтобы отсечь нити этой марионетки, недостаточно простой шавки Пса-Императора.”

Сцеволла сражался за контроль над своим языком. “Ты не сможешь убить меня. Беги, брат. Спасайся!”

Деметрос усмехнулся. “Бежать? Я Космический Десантник ордена Имперских Кулаков. Я не бегаю.”

Рунный меч Сцеволлы жадно светился. Он закричал в небеса: “Я не буду убивать его! Эта схватка бесчестна!”

Когда Деметрос снова приблизился, чтобы убить, Сцеволла попытался подставить шею под приближавшийся клинок, но рунный меч поборол его волю и с лязгом блокировал удар. Сцеволла снова ударил, его конечности не принадлежали ему, и Деметрос откинулся назад, горло пересекала нить сожжённой плоти. Космодесантник упал на колени с бесстрастным лицом, силовой меч лязгнул о землю.

Перекрывая шум боевых гимнов Имперских Кулаков, дикие песнопения берсерков и вопли умиравших мутантов, Ларсус крикнул своему капитану: “Дело сделано. Мы должны уходить — сейчас!”

Сцеволла смотрел на тело Деметроса. Он решил отдать Шарну приказ сжечь труп, уничтожая прогеноидные железы и тем завершая охоту.

Внезапно на плазу ворвалась груда пульсирующих мышц, стянутая внутри чёрного панциря, слившегося с плотью. Ненасытная угревидная конечность кусала и глотала. Ферокс получил последний дар варпа: он стал его отродьем. Он будет бездумно умерщвлять для развлечения богов.

Приказ Сцеволлы умер у него на губах. Глядя, как то, что когда-то было Фероксом, убивая, скулило и бормотало, Сцеволла понял, какая судьба ожидает его, если он попробует изменить своей клятве. Он похолодел. Боги никогда не позволят охоте прекратиться. Он мрачно поклонился мёртвому противнику. Лучше смириться с рабством, чем позволить пожрать остатки своей человеческой сути. “До следующей встречи, мой друг.” Слова оставили горький привкус.

Он отсёк голову Деметроса своим мечом и подобрал трофей за волосы: еще один череп для изменчивого алтаря.

Ларсус выкрикнул приказ. “Отделение, сходись! Мы возвращаемся на Коготь!”

Защитное кольцо вокруг Сцеволлы сжалось в узел, он щёлкнул переключателем на поясе, и отделение замерцало и исчезло; водоворот битвы хлынул в пространство, которое они покинули.


***

Не обращая внимания на происходящие вокруг него зверства, Апотекарий сновал меж трупов своих павших боевых братьев, собирая драгоценное геносемя. Он опустился на колени перед телом Капитана Деметроса.

“Слёзы Императора, — воскликнул он. — Они забрали его голову!” Ощущая камень на сердце, он пробормотал отходную молитву и извлек жизнетворную жидкость из прогеноидной железы в груди трупа своим редуктором. “Твоя линия будет жить, чтобы отмстить за это злодеяние, мой капитан.”


Где-то в эфире раскатился смех. Игра будет продолжаться.

Ник Ким ОГНИ ВОЙНЫ

— ОБРАДУЙ МЕНЯ, Хеллиман, — проворчал полковник Тонхаузер. Старый солдат говорил краем рта с тлеющей между губами сигарой.

Он инстинктивно пригнулся, когда мастерскую до самого основания сотряс еще один взрыв, и с потолка на расстеленную на верстаке карту посыпались кусочки рокрита.

— Этот был уже ближе… — пробормотал Тонхаузер, выдыхая дым и уже в сотый раз отряхиваясь от пыли и мусора.

Тяжело сдавать собственный город врагу. А когда враг — внутренний, это еще более отвратительно. Но именно с такой суровой реальностью пришлось столкнуться Абелю Тонхаузеру из 13-го авиакорпуса Стратоса. Он и так уже отступил перед бесконечными ордами культистов-мятежников, и, тем не менее, они рвались дальше. Скоро ничего не останется. Защита трех первостепенных городов Стратоса была на грани краха. Значок облака и молнии, хоть и покрытый грязью за многие недели сражений, гордо висел на двубортной коричневой кожаной куртке. Он был всего лишь из меди, но весил не меньше наковальни.

Здание мастерской, которое полковник превратил в свой командный пункт, было полно вышедшего из строя авиационного оборудования и более или менее починенных механизмов; кроме того, здесь находился авиаремонтный цех для дирижаблей и других летательных аппаратов, бывших неотъемлемой частью жизни на Стратосе. Пол был завален баллонами со сжатым воздухом, измерителями давления и кольцами ребристых шлангов. Зал, в котором Тонхаузер совещался с сержантом Хеллиманом, в то время как рядовой Айкер прослушивал вокс-каналы, был широким и длинным, с оканчивающимися угловатыми арками высокими опорными колоннами из хрома и полированной пластали.

Типичное для архитектурного стиля стратосцев, некогда прекрасное сооружение теперь было прошито дырами от пуль и в некоторых местах обрушено взрывами снарядов. Заминированный повстанцами самолет-буксировщик снес изрядный кусок выходящей на юг стены вместе с большей частью командного штаба полковника. Времени на ремонт не было, поэтому дыру просто закрыли листом пластека.

Эта в высшей степени бессмысленная мера безопасности едва ли могла заглушить доносящийся снаружи спорадический огонь и непрерывные взрывы от мин-ловушек и краденых гранатометов. Чтобы быть услышанным, сержанту Хеллиману приходилось кричать изо всех сил.

— Под контролем повстанцев все еще остаются три лофт-города, сэр — Кумулон, этот Нимбарос и Киррион. Мятежники также разрушили все небесные мосты, кроме трех главных, ведущих в те территории.

— Что насчет наших наземных сил, они хоть немного продвинулись? — спросил Тонхаузер, натягивая фуражку, сначала козырьком на залысину у лба. Ему очень хотелось, чтобы выбивать повстанцев поручили кому-нибудь другому.

Хеллиман выглядел смирившимся, за последние недели молодой боец сильно истощал и стал бледным как привидение.

— Наше вторжение в города встретило сильное сопротивление. Повстанцы окопались, и они хорошо организованы.

Хеллиман остановился, чтобы прочистить горло.

— По всем городам деятельностью культа было развращено, по крайней мере, девяносто тысяч человек. Они удерживают все фактории с материальными ресурсами и пользуются нашими запасами. В том числе и бронетехникой.

Тонхаузер просмотрел развернутые на верстаке карты города, ища потенциальные направления атаки, которые он мог не заметить. Но видел лишь теснины и огневые мешки, в которые мог угодить авиакорпус.

Хеллиман с тревогой ждал ответа от Тонхаузера, и молчание заполнила доносящаяся из командного вокса безумная болтовня. Сидевший у квадратного аппарата в углу мастерской рядовой Айкер изо всех сил старался получить чистый сигнал, но после уничтожения ретранслирующих вышек на всех каналах царила статика. Тонхаузеру не было нужды слушать вокс-доклады, чтобы понимать, что их дела обстояли плохо.

— Тогда что мы удерживаем? — наконец спросил он, взглянув в уставшие глаза сержанта.

— Наши безопасные зоны…

По мастерской глухо прокатился резонирующий взрыв, оборвав Хеллимана на полуслове. Сквозь пластек по направлению к сержанту ринулся поток огня. Из-за сильнейшего жара снаружи, пластек начал превращаться в жидкость, тая вокруг несчастного Хеллимана.

Повалившись на спину, Тонхаузер громко выругался, но у него достало присутствия духа, чтобы вытащить боевой пистолет и выстрелить вопящему сержанту в голову, прекратив его дальнейшие мучения.

Все еще слыша звон в ушах, Тонхаузер увидел вбежавшую сквозь проеденную огнем дыру в пластеке фигуру. Это был человек, или, по крайней мере, его взлохмаченное подобие, одетое в рванье и бронежилет. Его волосы были грубо обкорнаны. Наполненные ненавистью глаза заметили Тонхаузера. Но застыть верного стратосца заставил рот существа. Он был зашит толстой черной проволокой, его пробитые насквозь губы и щеки были сизыми от пурпурно-синих вен.

Тонхаузер сначала подумал, что повстанец был безоружен. Затем он заметил зажатую в левой руке гранату.

— Святой Император…

Тонхаузер выстрелил ему в лоб. Заваливаясь на спину, повстанец разжал руку, и сильнейший взрыв разнес его тело на дымящиеся куски мяса.

Тонхаузера спас от смерти металлический верстак, но у него было мало времени, чтобы воздавать за это молитвы Трону. Сквозь дым и падающие обломки пробежало еще трое повстанцев, с такими же зашитыми ртами, как и у первого. Двое были вооружены автоганами, в то время как третий нес грубо смастеренный тяжелый стаббер.

Сжавшись от огненного всполоха, Тонхаузер упал за тяжелый станок как раз тогда, как в цех ворвался свинцовый ливень. С сердитым ревом он начал уничтожать зал, разрывая стены, повреждая оборудование и расстреливая сидевшего в углу рядового Айкера.

Поползши на четвереньках, Тонхаузер затем сжался в укрытии, вынув пустой магазин из пистолета прежде, чем трясущимися пальцами потянуться за другим.

Ему никак не убить их всех…

Сквозь непрерывный шквал оружейного огня Тонхаузер сначала услышал недалекий звон чего-то металлического, а затем увидел подкатившуюся к ноге гранату. Инстинкт самосохранения взял верх, он дёрнулся к гранате и ударил ее ногой. Секундой позже над Тонхаузером пронеслась неистовая волна жара, грохота и давления, а в вытянутую ногу впился кусок осколка.

Полковник закусил губу, чтобы не закричать.

«Не доставлю этим отбросам такого удовольствия», — подумал он.

Над его головой стремительно пронеслись лазерные росчерки, и стрельба резко прекратилась.

— Полковник, — несколькими мгновениями позже из-за другой стороны верстака прозвучал настойчивый голос.

— Я здесь, — прорычал Тонхаузер и сморщился от боли, увидев торчавший из ноги зазубренный металл.

Пятеро стратоских бойцов с лазганами наготове обогнули угол станка.

Тонхаузер разглядел нашивки первого солдата.

— Появились как раз вовремя, сержант Рука, но не полагается ли вам быть с полковником Йонном и 18-ым на границе Кирриона?

Второй рядовой нес портативный вокс. На всех частотах раздавалось дребезжание докладов, сопровождаемое пульсирующим хором взрывов и приглушенным оружейным огнем со всех концов Нимбароса.

— Полковник Йонн погиб, сэр. И 18-ый выходит из Кирриона. Город полностью потерян, все наши безопасные зоны под угрозой, — сказал ему Рука. — Мы пришли за вами.

Тонхаузер скривился, когда два других бойца помогли ему подняться на ноги.

— Что с Кумулоном? Он тоже пал? — спросил он, миновав тела троих культистов и шатающейся походкой направляясь к запасному выходу из цеха.

Голос сержанта был пустым, но озабоченным.

— Мы потеряли их, сэр. Мы отступаем по всем фронтам за пределы городов и дальше по небесным мостам к Пилеону.

Как только они вышли на городские улицы, шум доносившейся отовсюду стрельбы резко усилился. Тонхаузер посмотрел сквозь укрепленный пластек купола города на грозовое небо. Его зрение затуманивал дым, скрывая из виду верхнюю атмосферу города. Отступая с сержантом Рукой и его взводом, Тонхаузер осмелился оглянуться через плечо. Массовое отступление было в самом разгаре. Толпы далеких повстанцев приближались к их позициям, сжимая в руках разнообразные ружья и самодельное оружие. Их боевые кличи приглушались сшивающей губы проволокой — и этот эффект выводил из себя. Даже не слушая их, Тонхаузер мог сказать, что враг пошел в крупномасштабную атаку.

Прямо над их головами просвистела ракета, заставив Тонхаузера и остальных нырнуть. Она попала в стену депо трамваев на магнитной подвеске, и образовавшийся взрыв поглотил орудийную позицию авиакорпуса. Расчет из троих человек с воплями погиб среди кирпичей и огня.

Рука резко сменил направление, уводя Тонхаузера и бойцов по боковому переулку от рушащегося здания.

— Трон, как это произошло? — спросил Тонхаузер, когда Рука завел их в переулок, чтобы подождать, пока все не закончится. — Мы ведь теснили их, не так ли?

— Нас застали врасплох, — сказал Рука, ныряя обратно в переулок, когда взрыв бомбы осветил дорогу за ним. — Подорвали цепь мин-ловушек, которые нанесли нашим войскам тяжелый урон, а затем перешли в массированное наземное наступление. Они используют передовую военную тактику. При таком состоянии дел нам никогда не отбить город. Мы должны перегруппироваться. Возможно, тогда нам удастся отбить Нимбарос и Кумулон, но Киррион…

Сержант замолчал, рассказав Тонхаузеру все, что знал о судьбе столицы.

— Что насчет губернатора Варкоффа?

— Он жив и находится в бункере, в Пилеоне. Это ближайший из малых небесных городов, который все еще остается под нашим контролем. Сейчас мы туда и направляемся. Он ввел в действие официальные протоколы бедствия на всех астропатических линиях и частотах дальней связи, запрашивая немедленную помощь.

— Сделай для меня одну вещь, солдат, — сказал Тонхаузер. Полковник подошел к концу переулка и увидел, как еще один взрыв повалил статую первого губернатора Стратоса. Она была символом имперского правления и порядка. Объятая пламенем, она упала на землю и раскололась.

— Что именно, сэр?

— Стань на колени и молись, — сказал Тонхаузер. — Молись о чертовом чуде…


***

ЗА ПОСЛЕДНИЕ сорок лет сон не изменился.

Сначала было только непередаваемое чувство жары, а затем Дак'ир вновь оказался в горячей темноте Игнейских пещер Ноктюрна. Во сне он был всего лишь мальчиком, и, прикасаясь детской рукой к стене этого враждебного места, он чувствовал ее шероховатость и остроту. Минеральные жилки блестели в свечении лавовых бассейнов, питаемых огненной рекой, которая была кровью горы. Затем Игнея исчезла, а вместе с ней исчез свет от огненной реки, перетекая в новое видение…

Под одетыми в сандалии ногами Дак'ира протянулось Плато Синдара цвета ржавчины и умбры, чья граница очерчивалась камнями-тотемами. По Пустыне Костров кружились клубы золы, скрывающие в тени охотившихся среди скал чешуйчатых саурошей. Наверху раздался гром, будто Гора Смертельного Пламени была готова закрыть небеса пламенем и дымом. Но великая гора Ноктюрна все еще дремала. Вместо этого, Дак'ир взглянул вверх и увидел несколько другое пламя — двигатели идущего на посадку огромного корабля.

После приземления на боку судна открылась рампа, и оттуда вышел могучий высокий воин, облаченный в зеленые пластинчатые доспехи, украшенные символом саламандр — живущих близ центра земли благородных существ. К нему присоединились другие, Дак'ир знал некоторых из них — он работал рядом с ними, отстраивая и собирая камни после Поры Испытаний. И все же его сердце дрогнуло от вида этих гигантов. Ведь он знал, что они пришли за ним…

Картина вновь поменялась, а вместе с нею поменялся и Дак'ир. Теперь у него была мантия воина и орудия войны. Его тело было облачено в бронированный панцирь, в кулаке сжат святой болт-пистолет, ониксовая плоть была ярким напоминанием об его сверхчеловеческом апофеозе. Над Дак'иром, подобно серым стражам, вырисовывались монолиты из камня и мрамора, улицы были уставлены рядами урн с прахом, а воздух наполняло резкое зловоние могильного пепла. Это был не Ноктюрн, но Морибар, и небеса здесь были окутаны смертью.

Где-то на границе этого серого и ужасного мира Дак'ир услышал крик, и видение в его мысленном взоре исчезло, изменившись на лицо в огне. Он столько раз видел его, «горящее лицо», агонизирующее и обвиняющее, никогда в действительности не дающее ему покоя. Оно горело и горело, и скоро Дак'ир уже горел вместе с ним, и наполнявшие его уши крики стали его собственными…

«Мы только хотели вернуть их обратно…»


ДАК’ИР РЕЗКО открыл глаза, выйдя из боевой медитации. Остро ощущая свое учащенное дыхание и высокое кровяное давление, он провел успокаивающие разум процедуры, которые выучил, вступив в ряды сверхлюдей, космических десантников.

Вместе со спокойствием пришло понимание. Дак'ир стоял в полумраке кельи уединения, солиторие, одной из многих на борту ударного крейсера «Гнев Вулкана». Она была немногим больше темницы — небольшая, аскетичная и со всех сторон окруженная холодными темными стенами.

Он быстро осознал подробности воспоминания.

Несколько недель назад они получили астропатическое послание, которое интерпретировал ротный библиарий Пириил. Саламандры направлялись к имперскому миру Стратос.

Одна из многих доходных добывающих колоний вдоль Пояса Адрона в секторе Редуктус сегментума Темпестус, Стратос был очень ценен для Империума за океанические минералы и регулярную десятину в виде призывников в Имперскую Гвардию. Спасение Стратоса и освобождение его жителей от наседавших кровожадных врагов было делом первостепенной важности.

За несколько часов до выхода на орбиту, Ко'тан Кадай определил шесть отделений, включая свою «Адскую Стражу», на роль оперативной группы, которая должна будет высадиться на Стратос и остановить анархию. Как диктовала Прометеева вера, все идущие в битву Саламандры должны были сначала очиститься огнем и пройти длительную медитацию, чтобы сконцентрировать разум на вере в собственные силы и внутреннем духе.

Никого, кроме Дак'ира, не беспокоили подобные приготовления.

Подобное не могло пройти незамечено.

— Мой повелитель? — спросил глубокий зычный голос.

Дак'ир посмотрел в направлении, откуда донеслись слова, и увидел закутанную фигуру Цека. Его жрец-клеймовщик был облачен в зеленые одеяния со знаком ордена — рычащей головы саламандры внутри кольца огня, — вышитым янтарной нитью на груди. Под служебной одеждой в мерцающем свете факела была едва видна полускрытая аугметика.

Палата была небольшой, но в ней было достаточно места для спутников Астартес.

— Готовы ли вы к почетному шрамированию, мой повелитель? — спросил Цек.

Дак'ир кивнул, все еще не отойдя от сновидения. Он увидел, как Цек достает прут, раскаленный добела в жаровне, на которой босиком стоял Дак'ир. Астартес едва ли испытывал боль от объятых огнем углей. Все, что выдавало его, были капли пота на лысине и ониксово-черном теле, на котором не было ничего, кроме набедренной племенной повязки.

Ритуал был частью учения Прометеева Культа, которому упорно следовали все воины Саламандр.

Когда Цек приложил раскаленный прут к голой коже Дак'ира, он принял принесенную им боль. Его пламенные глаза, подобные самым горячим углям, выразили одобрение. Сначала Цек выжег три полосы, а затем разделил их кругом. Отметины добавились ко многим другим, сделанными им и другими жрецами-клеймовщиками на теле Дак'ира раньше, уже зажившим и зарубцевавшимся, явив тем самым живую историю многих битв Саламандр. Каждая из них означала выигранное сражение и поверженного противника. Каждый воин Саламандр должен был быть отмечен почетным шрамом до начала боя и после, знаменуя победу.

Отметки Дак'ира обвивали его ноги, руку, часть туловища и спины. Они были замысловатыми, и с добавлением каждого нового шрама становились все более детализированными. На лице же подобные отметки мог носить только ветеран множества кампаний, Саламандра с многовековой службой.

Цек склонил голову и отступил в тень. Обетный сервитор поплелся по его следу на выгнутых назад металлических конечностях, согнувшись под тяжестью сплавленной со спиной огромной жаровни. Астартес потянулся и погрузил обе руки в железную кальдеру, зачерпывая пепел из сожженного вещества, скопившегося на краях.

Дак'ир размазал белый пепел по лицу и груди, рисуя Прометеевы символы молота и наковальни. Это были одни из важнейших изображений в Прометеевых верованиях, которые, как полагали, придавали выносливость и силу.

— В груди моей пламя Вулканово бьется… — нараспев произнес он, делая длинный взмах рукой, чтобы вытянуть рукоять молота. -… Которым сокрушу я врагов Императора, — завершил другой голос, позволяя Дак'иру накрыть верхушку рукояти ладонью, образовывая тем самым навершие молота, прежде чем показаться.

Брат Фугис вступил в свет жаровни, громко лязгая при движении. Он уже был облачен в зеленые силовые доспехи, но без шлема. Его кроваво-красные глаза ярко пылали в полумраке. Как и подобает космическому десантнику его должности, правое плечо Фугиса было окрашено в пепельно-белый цвет апотекариев, хотя на левом располагался символ ордена — рычащая пламенно-оранжевая голова саламандры на угольно-черном поле, — как у остальных боевых братьев третьей роты.

Тонколицый и пугающий, некоторые в роте предполагали, что Фугису скорее бы подошла более духовная специальность, нежели искусство исцеления. Но, оказываясь перед апотекарием, никто не осмеливался высказывать подобные «предположения» вслух из-за боязни возмездия.

Дак'ир отреагировал на внезапное появление апотекария менее чем приветливо.

— Что ты здесь делаешь, брат?

Фугис ответил не сразу. Вместо этого он провел биосчитывателем по телу Дак'ира.

— Капитан Кадай попросил навестить тебя. Анализы лучше проводить до того, как облачишься в доспехи.

Фугис замолчал, ожидая результаты биосканирования, его тонкое, как лезвие, лицо было натянуто подобно проводу.

— Руку, Астартес, — не глядя, добавил он, и указал на конечность Дак'ира.

Дак'ир протянул руку апотекарию, и тот, взяв ее за запястье, набрал в пробирку немного крови. После того, как она была вставлена в миниатюрную центрифугу, камера в его перчатке провела биохимический анализ.

— Всех моих братьев подвергли столь строгим проверкам? — сдерживая раздражение в голосе, спросил Дак'ир.

Фугис был явно удовлетворен результатами серологии, хотя тон его оставался сухим.

— Нет, только тебя.

— Если брат-капитан сомневается в моей силе воли, то ему следовало послать сюда капеллана Элизия.

Внезапно Фугис схватил челюсть Дак'ира в бронированный кулак и тщательно осмотрел его лицо.

— Как тебе наверняка известно, Элизий не на борту «Гнева Вулкана», поэтому проверить тебя послали меня.

Указательным пальцем другой руки Фугис оттянул черную кожу под левым глазом Дак'ира, заставив щеку окрасится в кроваво-красный цвет.

— Ты все еще испытываешь сомнамбулические видения во время боевых медитаций? — спросил он. Затем, явно удовлетворившись, он отпустил Дак'ира.

Брат-сержант почесал челюсть в том месте, где апотекарий сжал ее.

— Если ты имеешь в виду мои сны, тогда да. Это иногда происходит.

Апотекарий с непроницаемым лицом взглянул на приборную панель перчатки.

— Что тебе снится?

— Я снова мальчик, на Ноктюрне в пещерах Игнеи. Я вижу день, когда прошел испытания на Плато Синдара и стал Астартес, мое первое задание неофита…

Голос Саламандры затих, его лицо помрачнело от воспоминания.

Горящее лицо…

— Ты единственный из нас, единственный из Огненнорожденных, кого когда-либо избрали с Игнеи, — сказал Фугис, сверля Дак'ира взглядом.

— Какое это имеет значение?

Фугис никак не отреагировал на эти слова и вернулся к анализам.

— Ты сказал, «мы только хотели вернуть их обратно». Кого ты имел в виду? — спросил он через некоторое время.

— Ты был на Морибаре, — произнес Дак'ир и сошел с жаровни в котле. Разгоряченная кожа начала испускать пар, соприкоснувшись с холодным металлическим полом его кельи уединения. — Ты знаешь.

Фугис оторвался от своих инструментов и данных. Его глаза мимолетно смягчились от сожаления. Однако они быстро сузились, вновь спрятавшись за холодным безразличием.

Он безрадостно рассмеялся, его губы изогнулись скорее в усмешке, нежели в улыбке.

— Ты готов к бою, брат-сержант, — сказал он. — Высадка на Стратос начнется менее чем через два часа. Встретимся на палубе сбора шесть.

Затем Фугис механически отдал честь и повернулся спиной к брату Саламандре.

С уходом апотекария Дак'ир почувствовал облегчение.

— И, брат Дак'ир… Не все из нас хотят вернутся обратно. Не все из нас могут вернуться обратно, — сказал Фугис и растворился во тьме.


ПОВЕРХНОСТЬ СТРАТОСА корчилась в бесконечных бурях. Кипящее буйство прочертила молния, и грозовые облака столкнулись в сильных вспышках, но лишь для того, чтобы разойтись несколькими секундами позже. Сквозь эти эфемерные промежутки в облаках показывались крошечные уплотнения отбеленных хлором скал и голой земли, окруженные кружащимся вихрем моря.

Над ярящейся бурей неслись, ревя турбовентиляторными двигателями, два «Громовых Ястреба» — «Огненная Виверна» и «Копье Прометея». Они направлялись к конгломерации городов в верхней атмосфере Стратоса. Названные уроженцами Стратоса «лофт-городами», эти огромные накрытые куполами метрополии из хрома и пласткрита служили домом приблизительно четырем миллионам тремстам тысячам человек, связанные между собою серией массивных небесных мостов. Из-за выделяемых океанами концентрированных испарений хлора, стратосцы были вынуждены поднять свои города с помощью питаемых плазмой гравитационных двигателей на такую высоту, что каждый нуждался в собственной атмосфере для того, чтобы жители могли там дышать.

Дак'ир все еще не мог забыть слов Фугиса, и ему очень хотелось, чтобы царившая внутри отсека санктуария «Огненной Виверны» суета заглушила его раздумья. Десантный отсек корабля был практически полон — двадцать пять Астартес, удерживаемых в стоячем положении в гравиподвесах, пока «Громовой Ястреб» совершал финальный спуск.

Ближайшим к спусковой рампе был брат-капитан Кадай, чей взор горел храбростью и твердой верой. Он был облачен в стилизованные под ящера доспехи ручной работы, и, как и его подчиненные, еще не надел шлем. Вместо этого, он прицепил его к поясу в виде воссозданного в металле рычащего огненного дракона. Его коротко остриженные волосы были белыми и обритыми в полосу, делящую голову пополам. Рядом с ним находилось его командное отделение, «Адская Стража»: Н’келн, заместитель Кадая, непоколебимый, если не бессердечный, офицер; чемпион роты Век’шен, который поверг бесчисленное количество врагов во имя ордена, сжимавший огненную глефу; почетный брат Маликант, несущий в битву знамя роты, и почетный брат Шен’кар, прижимавший к груди огнемет. Фугис был последним. Заметив Дак'ира, апотекарий сдержанно кивнул в его сторону.

В отсеке было темно. Глаза Саламандр пылали красным светом. Соскользнув с Фугиса, взгляд Дак'ира переместился на другого воина, от вида которого его взор холодно загорелся.

С другой стороны отсека на него пристально смотрел Цу’ган. Дак'ир сжал кулаки.

Цу’ган был воплощением Прометеева идеала. Сильный, стойкий, самоотверженный — он был всем тем, к чему должен был стремиться каждый воин Саламандр. Но глубоко внутри него таилась частичка высокомерия и превосходства. Он родился в Гесиоде, одном из семи городов-убежищ Ноктюрна, и месте основного набора в орден. В отличие от большинства жителей вулканического мира смерти, Цу’ган рос в относительном богатстве. Его семья была из благородного сословия племенных королей, находившаяся на незначительной вершине богатства и влиятельности ноктюрнийцев. Дак'ир был скитающимся пещерным жителем Игнеи и находился в самом низу. Сам факт того, что он стал Астартес, был беспрецедентным. Ведь так мало кочевых племен когда-либо доходило до священных мест, где посвященные проходили испытания, не говоря уже об участии и победе в них. Дак'ир был во многом уникальным. Для Цу’гана он же был отклонением. Став Астартес, они оба должны были оставить свое человеческое прошлое, но столетия укоренившегося предубеждения невозможно было подавить.

«Громовой Ястреб» резко ушел в сторону, направившись на смежную с лофт-городом Нимбаросом зону посадки, и разорвал возникшее напряжение между двумя сержантами. Внешние пластины брони от внезапного усилия несогласно завизжали, но внутрь звук дошел лишь как приглушенный металлический стон.

— Грядет буря? — вопросительно закричал Ба’кен.

Лысый Астартес был тяжеловооруженным воином Дак'ира, широкие плечи и толстая шея делали его идеальным кандидатом для исполнения этой задачи. Ба’кен, как и многие в ордене, был также одаренным ремесленником и мастером. Висевший у него на спине тяжелый огнемет был уникальным среди тактических отделений — он самостоятельно изготовил оружие в пылающих кузнях Ноктюрна.

— Согласно докладам стратосцев, предателей очень много, и они хорошо укрепились. Это будет не…

— Мы — буря, брат, — перекрикивая шум двигателей, вставил Цу’ган, прежде чем Дак’ир успел закончить.

— Мы очистим это место огнем и пламенем, — фанатично прорычал он, — и принесем искупление нечистым.

Ба’кен торжественно кивнул другому сержанту, но Дак‘ир почувствовал, как его кожа заливается гневной краской от столь явной непочтительности к его званию командира.

Над ними замигал янтарный предупредительный сигнал, и зазвучал голос брата-капитана Кадая, предотвращая дальнейшую ссору.

— Надеть шлемы, братья!

С согласным лязгом металла об металл, Астартес надели боевые шлемы.

Дак’ир и Цу’ган надели свои последними, не желая ни на миг разрывать зрительный контакт. Мрачно улыбнувшись, Цу’ган в конце концов уступил, и одними губами произнес фразу.

«Очистим нечистых!»


— ЗА КУМУЛОН НА востоке и Нимбарос на юге все еще ведутся бои, но мои войска с каждым часом занимают все больше территорий, а также им удалось взять под контроль небесные мосты, соединяющие три города, — объяснял истекающий потом полковник Тонхаузер по потрескивающей пикт-связи «Лендрейдера Искупителя», в котором находился Кадай. Сама огромная машина носила название «Огненная Наковальня». — Мы используем их для вывода выжившего гражданского населения. Хотя за вражескими линиями все еще остаются тысячи других, в том числе и мои люди.

— Вы сделали здесь работу самого Императора, и даю вам клятву Саламандр Вулкана, что если представится возможность спасти этих людей, то я сделаю это, — ответил Кадай, стоя в отсеке военной машины, грохотавшей по небесному мосту Кирриона. Вместе с ним в конвое, лязгая гусеницами, двигалось еще четыре «Носорога», транспортирующих остальную часть боевой группы.

Когда Саламандры совершали планетарную высадку за пределами Нимбароса, Кадай приказал брату Аргосу, Магистру Кузни, провести конструктивную оценку подъездного пути к Кирриону. Используя чертежи зданий стратоских городов, сначала загруженных в когитаторы «Гнева Вулкана», а потом переданных на дисплей «Огненной Виверны», технодесантник решил, что небесные мосты едва ли подходили для посадки кораблей и выгрузки воинов Астартес.

Менее чем двадцать минут спустя, с орбиты спустились три транспортных «Громовых Ястреба», отгрузившие специализированные транспорты Саламандр.

Кадай держал воинов на посадочной площадке построенными отделениями, готовых к прибытию транспортов. У них не было времени для разбора тактики с уроженцами Стратоса. Это будет сделано по пути к Кирриону.

— Буду молить Императора, что некоторые все еще живы, — продолжил Тонхаузер по пикт-связи, соединяющей все транспорты Астартес.

— Но, боюсь, Киррион потерян для нас, повелитель Астартес, — добавил он, трясущимися пальцами закуривая новую сигару. — Там теперь ничего не осталось, кроме смерти и ужаса.

Казалось, будто он избегал смотреть на экран. Во время поездки по небесному мосту Кадай снял шлем, и человеку было явно не по себе от его внешности.

«Войны выигрывались не одной только силой», вспомнил он слова, которые говорил ему старый Магистр Рекрутов почти триста лет назад, когда Кадаю дали черный панцирь.

— Расскажи мне о враге, — сказал Кадай, и его лицо ожесточилось от одной лишь мысли о подобной муке.

— Они называют себя «Культом Правды», — ответил Тонхаузер, на секунду пикт-связь исказилась от статических помех. — Еще около трех месяцев назад они были всего лишь маленькой группкой недовольных имперских граждан, наловчившихся избегать побоев городских прокторов. Теперь их, по крайней мере, пятьдесят тысяч, и они окопались по всему Кирриону. У них есть тяжелое оружие. Большинство военных кузниц, флотов дирижаблей и кораблей Стратоса располагается в столице. Повстанцы носят на теле отметки, обычно скрытые под одеждой, имеющие вид татуировок в форме кричащего рта. А вот их рты…, — сказал он, сделав судорожный вдох, — их рты зашиты проволокой. И мы полагаем, что они также отрезали себе языки.

— Почему вы так считаете?

Несмотря на свой страх, Тонхаузер встретил горящий взгляд капитана.

— Потому что никто не слышал, как они говорят, — Тонхаузер побледнел еще сильнее. — Сражаться с врагом, который не кричит, не говорит вслух приказов. По-моему, это неестественно.

— У этого культа есть лидер? — спросил Кадай, всем своим естеством выражая неприязнь к подобной мерзости.

Тонхаузер крепко затянулся сигарой, прежде чем потушить ее в пепельницу и прикурить новую.

— Нам удалось собрать совсем немного информации, — признал он. — Но, по нашим предположениям, там есть своего рода верховный жрец. И, хотя это не подтверждено, мы считаем, что он находится в храмовом районе. Нам известно лишь то, что мятежники называют его Говорящим.

— Ироничное имечко, — пробормотал Кадай. — Сколько у вас осталось солдат, полковник?

Тонхаузер облизал губы.

— Достаточно, чтобы удерживать два города-спутника. Пока мы говорим, мои солдаты отступают из Кирриона. Я потерял столь многих… — Тонхаузер тяжело уронил голову. Он походил на человека, которой отдал уже все, что у него было.

— Продолжайте удерживать города, полковник, — сказал ему Кадай. — Теперь за Киррион возьмутся Саламандры. Вы исполнили свой долг перед Империумом, и да будете вы чтимы за это.

— Спасибо, мой повелитель.

Пикт-связь наполнилась треском статики, когда Кадай оборвал соединение.

Капитан отвернулся от чистого экрана дисплея, чтобы взглянуть на находившегося подле него апотекария Фугиса.

— Их боевой дух висит на волоске, — пробормотал он. — Никогда раньше не видел подобного отчаяния.

— В таком случае мы вмешались как раз вовремя, — Кадай посмотрел через плечо Фугиса на остальных членов командного отделения.

Н'келн готовил их к сражению, ведя обряд Прометеева Культа.

— На наковальне мы закалены, в воинов выкованы… — нараспев говорил он, и остальные торжественно повторяли за ним. Они стояли вокруг маленькой жаровни, встроенной в пол десантного отделения. В котле горели подношения Вулкану и Императору — клочки стягов и измельченные в пыль кости. Один за другим, «Адская Стража» брала горсти пепла и метила ими доспехи.

— Одно дело партизанская война, но победить целый гвардейский полк… думаешь, мы столкнулись здесь с чем-то большим, нежели просто восстанием культа? — спросил Фугис, отведя взгляд от ритуала, очевидно решив провести его позже.

Кадай закатил глаза, обдумывая вопрос апотекария.

— Пока не знаю. Но это место что-то терзает. У этого так называемого «Культа Правды» имеется много последователей.

— Он распространяется среди населения подобно чуме, и, предполагаю, корни его скорее психологические, чем идеологические, — сказал апотекарий.

Кадай никак не отреагировал на намек.

— Я не могу основывать стратегию на простой гипотезе, брат. Лишь вторгнувшись в город, мы поймем, с кем имеем дело, — капитан на мгновение замолчал, прежде чем спросить. — Что с Дак'иром?

Фугис понизил голос, чтобы его никто не смог услышать.

— Физически, с нашим братом все в порядке. Но он все еще встревожен. Воспоминания об его человеческом прошлом на Ноктюрне и первом задании…

Кадай нахмурился.

— Морибар… Даже спустя четыре десятилетия он все еще цепляется за нас, подобно темному савану.

— Его память работает… необычно. И, думаю, он все еще чувствует на себе вину за то, что случилось с Нигиланом, — предположил Фугис.

Лицо Кадая еще сильнее помрачнело.

— Не он один чувствует подобное, — пробормотал он.

— Также и Ушорак.

— Вай'тан Ушорак был предателем. Он заслужил свою судьбу, — решительно ответил Кадай, прежде чем сменить тему. — Дух Дак'ира очистится в бою — таков путь Саламандр. Если это не поможет, тогда я передам его в реклюзиам капеллану Элизию для кондиционирования.

Кадай вновь активировал открытый вокс-канал, тем самым показывая, что разговор был окончен.

Пришло время обратиться к войскам.


— БРАТЬЯ… — Дак'ир услышал голос капитана по воксу. — Наше задание простое. Освободить город, защитить горожан и уничтожить еретиков. В Киррион войдут три штурмовые группы, которые должны будут сектор за сектором зачистить его и испепелить врагов — «Молот», «Наковальня» и «Пламя». Сержанты Цу'ган и Дак'ир возглавят «Наковальню» и «Пламя», западные и восточные секторы города соответственно. Тяжелой поддержкой из опустошителей будут отделения «Адского Огня» сержанта Ул’шана для ”Наковальни» и «Испепелителей» Лока для «Пламени». Вместе с сержантом Омкаром я поведу «Молот» на север. Огнеметы будут со всеми подразделениями. Пусть ничто не остановит ваш гнев. Для таких битв мы были рождены. Во имя Вулкана. Кадай, конец связи.

Эфир вновь заполонила статика. Дак'ир полностью отключил связь, когда конвой медленно грохотал мимо заставленных мешками с песком и обмотанных колючей проволокой аванпостов. На постах стояли изможденные солдаты с запавшими глазами, слишком уставшие от многонедельных сражений, чтобы как-либо реагировать на присутствие Астартес.

— Они сломлены, — нарушил тишину Ба‘кен, взглянув в одну из смотровых щелей «Носорога».

Дак'ир проследил за пристальным взглядом своего воина.

— Они не походят на уроженцев Ноктюрна, Ба’кен. Их не готовили к подобным трудностям.

Мимо конвоя в противоположном направлении прошла длинная колонна стратоского авиакорпуса. Солдаты с лазганами через плечо тащились подобно автоматам, некоторые баюкали раны, другие при ходьбе опирались на палки. Все они были в противогазах и коричневых пальто для защиты от холодного открытого воздуха. Лишь города были накрыты куполами, небесные же мосты стояли открытые внешней погоде, хотя были ограждены высокими стенами и подвешены к грубо выглядевшим опорным колоннам толстыми тросами.

В конце разбитой дороги вырисовывались ворота Кирриона. Проход в столицу был гигантским, весь из простого черного металла, герметически запечатанный для поддержания целостности атмосферы.

— Я успел услышать разговор группы солдат, прежде чем мы проехали мимо них, — при приближении к воротам заметил Ба’кен. — По их словам, Киррион был настоящим адом.

Дак'ир проверил энергетический заряд плазменного пистолета, прежде чем загнать оружие обратно в кобуру.

— Мы родились в аду, Ба’кен… Что нам сделается от крошечного огонька?

Громогласный смех Ба'кена сотрясал «Носорог» весь оставшийся путь к воротам.


ГЛУБОКИЕ НЕДРА Кирриона изобиловали монстрами.

Сержант Рука мчался разрушенными улицами, преследователи гнались за ним по пятам. Его сердце тяжело колотилось. Главная энергосистема обрушилась, и теперь город освещался лишь неустойчивым светом люмиламп, питаемых резервными генераторами. С каждой спорадической вспышкой, тени, казалось, полнились все новыми угрозами и врагами. Ему это никоим образом не помогало.

Рука был в составе второго удара на столицу. Штурм полностью провалился. Укрытыми тенью коридорами Кирриона кралось нечто еще, и оно обрушилось на его батальон с яростным гневом. Никто не ожидал подобного. Согласно стратегии атаки для его батальона, Рука преднамеренно следовал окольными путями, обходя основные зоны боев, чтобы пройти северный сектор города.

Согласно всем собранным стратосцами разведданным, сопротивление повстанцев не должно было быть слабым. Но пятьсот человек были истреблены не мятежниками.

Рука был последним из них, каким-то чудом избежав резни, но теперь культисты напали на его след. К тому же, их становилось все больше. Его когда-то гордый город лежал в руинах. Ему было сложно представить себе еще что-то более мрачное. Там, где однажды тянулись авеню, теперь были лишь кучи щебня. От хромированных площадей остались обугленные ямы, обрывающиеся в бездонную тьму. Сюда пришел ад. Другими словами это было невозможно описать.

Обогнув еще один угол, Рука резко остановился. Он стоял у входа в станцию трамваев на магнитной подвеске, на одной стороне которой располагалась группа промышленных складов, а на другой — высокая стена и надземный переход. Дорогу перед ним устилали сами трамваи, от которых остались только измазанные грубыми надписями выжженные остовы. Но внимание сержанта привлек туннель. Во мраке что-то стремительно приближалось.

Рука услышал за собою шум толпы. Она замедлилась. Тогда он и понял, что его все время направляли в это место.

Звуки из туннеля стали громче, а орда — ближе. В поле зрения попали культисты. Рука насчитал, по крайней мере, пятьдесят человек, и у каждого из них был зашит рот с выпирающими сквозь сморщенные губы синими венами. Они были вооружены кирками, кусками металла и стекла.

Свою гибель Рука представлял себе иначе.

Сержант застрелил одного и уже собирался прицелиться в следующего врага, когда на улицу упал кусок рокрита. Рука проследил за траекторией его полета обратно к переходу и увидел в рассеянном свете силуэты троих бронированных гигантов.

Искра спасения, ожившая было в разуме Руки, быстро погасла, когда он понял, что эти существа пришли сюда не ради него.

Секундой позже грянул гром, и тьму разорвали дульные вспышки.

Рука понял, что сейчас должно было произойти, и бросился на землю. Смертоносный залп продолжался всего лишь удар сердца, но этого оказалось достаточно. Культисты были полностью уничтожены — их разбитые, взорванные тела устилали улицу подобно грубому мусору.

Рука лежал на спине, ошеломленный внезапностью атаки. Не сумев почувствовать ног, он понял, что был ранен. Бок жгло, будто его полоснули ножом. Его форма была влажной, возможно даже от собственной крови. Рядом с лежавшим ничком сержантом на землю приземлилось нечто огромное и массивное, и от встряски в его тело впились новые кинжалы боли. За ним последовало еще несколько толчков, тяжелые и быстрые, подобные ударам миномета.

В глазах потемнело, но сержанту удалось повернуть голову,… Его залитые кровью глаза расширились. На земле в согбенной позе стоял ужасающий великан в окровавленных доспехах, из его шлема в форме ревущего дракона вились два алых рога. Он встал на ноги, подобно вылезающему из недр первобытному зверю, явив миру обмотанную багровой чешуей огромную пластину нагрудника. Бронированная фигура, казалось, источала жар, будто ее недавно выковали из самой мантии вулкана.

— Хранилище, где оно? — спросил гигант-дракон, и сквозь ротовую решетку в шлеме заструились тлеющие угольки, будто он выдыхал пепел и золу.

— Близко… — ответил другой. Его голос походил на хрустящий пергамент, но с оттенком силы.

Рука понял, что последующие толчки означали приземление компаньонов огромного воина.

— Мы не одни, — сказал третий, чей голос был глубоким и хриплым подобно потрескивающей магме.

— Саламандры, — с очевидным сарказмом произнес драконий гигант.

— Тогда нам лучше поторопиться, — ответил второй голос. — Я не хочу их упустить.

Рука услышал тяжелые шаги и почувствовал на себе зловещий взгляд одного из бронированных великанов.

— Этот еще жив, — пролаял он.

Взгляд Руки почти погас, но сержант все еще чувствовал исходящий от доспехов запах меди, смешанный с резкой кислотным зловонием оружейного дыма.

— Никого не оставляй в живых, — сказал второй голос. — Убей его быстро. У нас нет времени для развлечений, Рамлек.

— Жаль…

Рука пытался говорить.

— Импе…

Затем его мир утонул в огне.


ТЕМНЫЕ ЖЕЛЕЗНЫЕ ворота Кирриона открылись с медленной неизбежностью.

Бронетанковый конвой Астартес прогрохотал сквозь них в ожидающий сумрак. Спустя пару мгновений ворота захлопнулись за ними. На стенах замерцали галогенные полосы, осветив огромный металлический зал, достаточно широкий для того, чтобы их транспорты смогли проехать в ряд.

У стен стояли брошенные стратоские машины, оттянутые туда очистительными командами. Возле оставленных боевых машин пехоты было разбросано различное оборудование. Здесь можно было найти все — снаряжение, осветительную аппаратуру и другие вспомогательные комплекты. Не было только оружия — человеческие защитники нуждались в каждой винтовке.

Герметически закрытая ради сохранения целостности атмосферы, зона ожидания имела еще одни ворота на противоположной стороне, которые вели в сам Киррион. Они открылись с шипением стравливаемого воздуха, когда Саламандры доехали до середины обширного коридора.

Предместья погруженного во мрак города притягивали.

Пустынные авеню кровавыми тропами уводили в темноту, дома лежали в руинах подобно открытым ранам. Огонь опалял стены, а кровь омывала улицы. Отчаяние висело в воздухе подобно осязаемой духоте. В Киррион пришла смерть, и она крепко держала его в костяной хватке.

Сродни улью, Киррион в наиболее плотно заселенных районах состоял из сотовидных уровней. Эти конурбации-плато из хрома и лазури соединялись гравитационными лифтами. В других местах подуровни шли вниз, ведя к перевернутым шпилям технического обслуживания или обширным подземным грузовым площадкам. Крышу устилала движущаяся масса плотного дымового покрова. Сквозь прорехи в серо-черном смоге виднелись несущиеся облака, и вспышки молний атмосферной бури снаружи купола.

В тактическом плане город представлял собою кошмарный лабиринт из скрытых ловушек, искусственных теснин и зон поражения. На шоссе были разбросаны противотанковые ёжи. Каждую дорогу обвивали мотки колючей проволоки. Груды щебня и обломков создавали штучные стены и непроходимые препятствия.

Саламандры достигли площади Аереона, одной из общих площадей Кирриона, когда забитые обломками и опутанные проволокой улицы оказались окончательно непроходимыми для транспортов.

Это должно было стать одной из многих задержек.

— Саламандры, высаживаемся, — строго сказал Кадай по воксу. — Тремя группами, исследуем квадрант за квадрантом. Транспорты остаются здесь. Дальше мы пойдем пешком.


— НИЧЕГО, — голос Ба'кена в боевом шлеме казался резким, металлическим. Он стоял лицом к дверному проему одного из муниципальных храмов Кирриона. Его зёв был подобен голодной утробе, тени внутри казались наполненными угрозой.

Стоявший за ним Дак'ир решительно отдал приказ.

— Сжечь.

Ба'кен поднял тяжелый огнемет и омыл комнату жидким прометием. Внезапный взрыв зажигательного вещества вспышкой осветил широкий коридор, давая намек на то, что пространство внутри было куда больше, прежде чем оставить на стенах тлеющие угольки.

— Чисто, — крикнул он, тяжело отойдя в сторону, позволяя сержанту и боевым братьям пройти мимо.

Сержант Лок и его опустошители находились в арьергарде и с занятых позиций прикрывали вход, пока Ба'кен вместе с остальным бойцами тактического отделения не прошли внутрь.

Дак'ир вошел стремительно, отделение рассредоточилось за ним веером для прикрытия потенциальных направлений атаки.

Они передвигались по городу уже почти час, миновав по пути три наполненных руинами жилых района, и до сих пор не встретили ни друзей, ни врагов. По устройствам связи в шлемах Астартес приходили регулярные донесения о том, что у двух других штурмовых групп дела обстояли так же.

Киррион был мертв.

Кругом виднелись признаки быстрого бегства — в выбитых окнах квартир виднелся мерцающий свет люмисфер, в общественных столовых сонофоны играли гранулярные мелодии, низкооборотные двигатели бездействующих гравимобилей и внутреннее освещение повсеместно остановившихся маг-трамваев. Жизнь завершилась здесь резко и яростно.

Многочисленные шоссе и обычные дороги были перекрыты ямами или щебнем. По словам брата Аргоса, муниципальный храм был наиболее оптимальным путем для проникновения вглубь восточного сектора. Он также предположил, что именно здесь, скорее всего, будут собираться уцелевшие люди. Технодесантник остался в Нимбаросе вместе с полковником Тонхаузером, направляя три штурмовые группы по гололитическим схемам, корректируя изображение, получая доклады от Саламандр о перекрытых или обвалившихся улицах и снесенных зданиях.

— Брат Аргос, «Пламя» на связи. Мы достигли муниципального храма, и теперь нам нужна схема прохода через него, — сказал Дак'ир. Даже сквозь силовые доспехи он чувствовал приятный гул плазменных двигателей, поддерживающих массивный город в воздухе, и напоминавший о природе их поля боя.

Отогнав такие мысли, он обвел прикрепленным к боевому шлему осветителем обширный холл. В его ярком свете он увидел ромбовидный зал со стеллажами стоек на обеих боковых стенах. Над головой, зернистыми очажками разлившись по стеклянному куполу, городские люмилампы освещали землю. Вспышки молний в высокой атмосфере Стратоса лишь усиливали их.

Подожженные огнеметом Ба'кена обрывки пергамента и писчей бумаги бесшумно носились по отполированному полу или кружились подобно светлячкам на невидимом ветру. Еще больше бумажек судорожно трепетали на поддерживающих сводчатую крышу столбах — одни были прикреплены обетным воском, другие наскоро приколочены гвоздями и кольями. Сообщения, несомненно, были оставлены здесь горюющими семьями, давно утратившими всякую надежду.

— Это извещения о смерти, молитвы за пропавшими, — провозгласил брат Эмек, придерживая дулом болтера одну из таких бумажек, чтобы прочитать ее.

— Здесь еще, — добавил брат Зо’тан. Он повел фонарем вверх на хромированную лестницу в задней части комнаты, осветив одетые в костюмы тела клерков и администраторов, запутавшиеся в балюстраде. Изорванные свитки были прицеплены к перилам и собрались над трупами на ступенях подобно бумажному савану.

— Их должно быть тысячи… — произнес вошедший в вестибюль сержант Лок. Суровый ветеран выглядел еще мрачнее обычного, бионическим глазом осматривая доклады о погибших.

— Двигайтесь к северному концу коридора, — вернулся потрескивающий от помех голос технодесантника. — Лестница ведет на второй уровень. Продолжайте идти на север через следующий зал, затем на восток по галерее до тех пор, как не увидите ворота. Там ваш выход.

Дак'ир выключил устройство связи. Во внезапно наступившей тишине он услышал громко гудевшие в опоясывающей город барьерной стене атмосферные процессоры, которые очищались, рециркулировались и регулировались. Он уже собрался отдать приказ выдвигаться, как звук резко изменился. Трясти начало сильнее, так, будто обрабатывающий двигатель перешел на более быстрый темп.

Дак'ир вновь включил устройство связи в боевом шлеме.

— Цу'ган, ты не заметил никаких различий в атмосферных процессорах в своем секторе?

Канал на тридцать секунд заполонил треск статики, прежде чем сержант не ответил.

— Ничего. Будь бдительным, игнеец. У меня нет желания вытягивать твое отделение из проблем, когда ты расслабишься.

Цу'ган отключил устройство.

Дак'ир выругался на выдохе — Выдвигаемся, — приказал он. Он надеялся, что они скоро найдут врага.


— ЕМУ НИКОГДА не стоило доверять командование, — пробормотал Цу'ган своему заместителю, Ягону.

— У нашего брата-капитана, должно быть, были на то причины, — ответил он как всегда неискренним, но осторожно-нейтральным тоном.

Ягон постоянно находился возле сержанта, готовый дать совет. Его телосложение было хлипким по сравнению с большинством своих братьев, но он восполнял нехватку веса коварством и хитростью. Ягон стремился к власти, и сейчас это был Цу'ган, восходящая звезда капитана Кадая. Также он нес ауспекс отделения, наблюдая за необычными скачками активности, которые могли означать засаду. Ягон находился всего в двух шагах за сержантом, пока они крались по теням гидропонной фермы.

По обширному куполообразному залу тянулись облаченные в хромированные цистерны крошечные резервуары с питательными растворами. Установленные плотными рядами химические контейнеры были переполнены различной съедобной растительностью и другой флорой. Листва в большом бельведере из хрома и стекла слишком сильно выросла, напоминая теперь скорее искусственные джунгли, чем имперское предприятие по обеспечению питанием жителей всего сектора.

— Тогда за этим стоит его глупость, — ответил Цу'ган, и внезапно жестом приказал остановиться.

Он пригнулся, вглядываясь в древесный мрак впереди. Отделение, отлично обученное своим сержантом, заняло наблюдательные позиции.

— Огнемет, — прорычал он в устройство связи.

Брат Гонорий выдвинулся вперед, запальник на его оружии тихо горел. Саламандры увидели вспышку голубого пламени всего лишь на мгновение, будто оно вступило в реакцию с чем-то в воздухе. Хлопнув по дулу, Гонорий пробормотал литанию духу машины, и все вернулось в норму.

— По вашему приказу, сержант.

Цу'ган поднял руку.

— Погоди секунду.

Ягон опустил болтер, сверяясь с ауспексом.

— На показателях нет признаков жизни.

Лицо Цу'гана замерло в гримасе.

— Очищай и сжигай.

— Мы уничтожим продовольствие для всего городского сектора, — сказал Ягон.

— Поверь мне, Ягон, стратосцам уже ничем не помочь. Я все же рискну. Давай, — сказал он, оборачиваясь к Гонорию, — очищай и сжигай.

Рев огнемета заполнил гидропонный купол, сжигая до пепла еду жителей Кирриона.


***

— ОНИ ЗАМАНИВАЮТ НАС, — сказал сержант-ветеран Н'келн по устройству связи. Он шел впереди, водя болтером туда-сюда в поисках врага.

— Знаю, — согласился Кадай, склонный доверять своим и Н'келна воинским инстинктам. Капитан держал инферно-пистолет у бедра, в другой руке тихо потрескивал громовой молот.

— Будьте начеку, — прошипел он по боевому шлему своему отделению, осторожно продвигавшемуся с болтерами наготове.

Открывающийся вокруг них город был высоким и внушительным, пока Саламандры медленно шли по узкой дорожке, забитой обломками и трупами стратосцев — «остатками» батальонов, о которых упоминал Тонхаузер. Несчастные человеческие солдаты возвели обложенные мешками с песком укрепления и баррикады. Жилые дома были превращены в бункеры, из окон которых теперь подобно тряпкам одиноко свисали тела. Защитные сооружения не спасли их. Стратоскую пехоту разбили наголову.

Нахмурившись, Фугис склонился над останками взорванного лейтенанта.

— Обширная физическая травма, — пробормотал апотекарий, когда к нему приблизился капитан Кадай.

— По словам полковника Тонхаузера, у культистов есть тяжелое оружие, — предположил ставший рядом с ним Н'келн.

Фугис продолжил осматривать труп.

— Грудная клетка полностью выпотрошена, находящиеся в ней органы практически превращены в кашу.

Подняв взгляд на товарищей Саламандр, его красные глаза вспыхнули за линзами шлема.

— Это болтерное ранение.

Кадай собирался что-то сказать, когда спереди их позвал брат Шен'кар.

— Движение!


— СНИЗЬ ПОДАЧУ, — предупредил Дак'ир, поднимаясь по лестнице вестибюля к огромной хромированной арке, за которой начинался второй уровень муниципального храма.

Запальник на тяжелом огнемете Ба'кена неистово плевался искрами и мерцал, пока Астартес не уменьшил уровень подачи топлива по шлангу.

— Проблема?

— Нет, сержант, — ответил он.

Дак'ир вместе с боевыми братьями по обе стороны от него продолжили подъем, в то время как опустошители все еще находились в вестибюле, готовые выдвинуться вперед в случае необходимости. Поднявшись, он увидел еще один длинный зал, как и описывал брат Аргос. Комната была наполнена неиспользуемыми когитаторами и прочей техникой. Обводя пристальным взглядом всю эту рухлядь, Дак'ир резко замер.

В центре зала, окруженный телами рабочих Администратума, был мальчик. Ребенок, не больше восьми лет от роду, был босым и одет в лохмотья. Грязь и запекшаяся кровь покрывала его тело подобно второй коже. Мальчик смотрел прямо на Дак'ира.

— Не двигайтесь, — прошептал он боевым братьям по устройству связи. — У нас тут выживший.

— Милость Вулкана, — выдохнул стоявший возле него Ба'кен.

— Не подходи, — предупредил Дак'ир, делая шаг вперед.

Мальчик вздрогнул, но не убежал. По его лицу потекли слезы, оставляя на грязи бледные дорожки.

Дак'ир украдкой оглянулся в поисках потенциальных опасностей, прежде чем убедиться, что путь был чист. Вернув в кобуру плазменный пистолет и вложив в ножны цепной меч, он показал бронированные ладони мальчику.

— Тебе нечего бояться… — начал он и медленно стянул боевой шлем. Дак'ир запоздало понял свою ошибку.

Ребенок не был уроженцем Ноктюрна. Единственный взгляд на ониксово-черную кожу вкупе с горящими глазами Саламандры заставил мальчика завопить и что есть мочи броситься прочь из зала.

— Проклятье, — прошипел Дак'ир, натягивая обратно боевой шлем и доставая оружие.

— Сержант Лок, твое отделение берет под контроль комнату и ждет нашего возвращения, — приказал он по устройству связи. — Остальные братья со мной — здесь могут быть выжившие, и мальчик приведет нас к ним.

Саламандры начали погоню, пока опустошители поднимались вслед за ними. Дак'ир вместе с отделением пересек половину зала, когда почувствовал на наголеннике слабое натяжение проволоки. Он обернулся, собираясь выкрикнуть предупреждение, когда вся комната взорвалась.


— ТУПИК, — ЗАЯВИЛ брат Гонорий, стоя возле кучи нагроможденных гравимобилей и маг-трамваев.

Цу‘ган вместе с «Наковальней» покинули догорающие руины гидропонной фермы и двинулись в город. Направляемые братом Аргосом, они шли бесчисленными авеню городского лабиринта, пока не достигли узкого прохода, созданного высокими жилыми блоками и нависающими башнями-уровнями. Пройдя сотню метров и обогнув поворот, они обнаружили, что дальнейший путь был перекрыт.

— Мы прожжем себе дорогу, — сказал Цу’ган, собираясь приказать опустошителям сержанта Ул’шана выйти вперед.

— Мультимельты должны бы вскоре…

— Подожди… — сказал Цу’ган, осматривая возвышавшиеся над ними высотные здания. — Быстро назад, мы найдем другой путь.

На противоположном конце дорожки в поле зрения возникла огромная погрузочная машина, отрезав путь к отступлению. Сначала медленно, а потом все сильнее разгоняясь, она загрохотала колесами, двигаясь по направлению к Саламандрам.

— Мультимельты! Уничтожить ее!

Сержант Ул’шан развернул отделение навстречу атакующей машине, и в то же время из укрытий в верхних квартирах появились тяжеловооруженные расчеты культистов, отчего аллея наполнилась орудийным огнем.


— БУДЬТЕ НАЧЕКУ, — ПРОШИПЕЛ капитан Кадай.

«Адская Стража», вместе с опустошителями Омкара рассредоточились по улице в выжидательных позициях. Опасность была везде — в каждом окне, в каждом алькове или темном угле мог засесть враг.

Кадай перевел взгляд обратно на Фугиса, который, пригнув голову, торопился к отдаленной огневой позиции. Стратоский солдат лежал у обложенной мешками с песком стены, живой, но едва ли способный двигаться. Кадай наблюдал за тем, как он уже третий раз бессильно ударил рукой оземь, подавая сигнал о помощи.

Что-то в этом казалось неправильным.

Движения солдата казались слабыми, но будто бы не по его воле.

Внезапно его начала одолевать тревога, и Кадай понял, что это была западня.

— Фугис, стоять! — закричал он в устройство связи.

— Я почти там, капитан…

— Апотекарий, подчиняйся моим при…

Взметнувшийся из позиции ревущий огненный шар оборвал Кадая на полуслове. Фугиса отбросило ударной волной, тела мертвых стратосцев взлетели вместе с ним подобно сломанным куклам. Дорогу разорвала цепочка взрывов, разламывая рокрит, и целый ее участок развалился на части и обрушился, создавая огромную пропасть.

Кадай, сбитый с ног мощным взрывом, все еще пытался подняться на ноги и избавиться от чувства дезориентации, когда увидел лежавшего на животе Фугиса с потемневшими от огня доспехами, который цеплялся за край созданного взрывом кратера. Кадай закричал, когда апотекарий потерял хватку и скользнул в зияющую черную бездну подбрюшья Кирриона, исчезая из вида.

Из скрытых мраком городских переулков в ночь потекли культисты, и началась стрельба…


КОГДА ДАК’ИР отошел от последствий взрыва, то увидел бежавших сквозь оседавшую пыль и дым фигуры.

Прямо над ним возник один из повстанцев. Его рот был зашит черной проволокой, на щеках вздулись голубые вены. С наполненными рвением глазами культист опустил кирку на доспехи космического десантника. От удара крошечное оружие разлетелось на части.

— Саламандры, — взревел Дак’ир, собирая отделение, и разнес лицо культиста бронированным кулаком. Он поднял цепной меч, вылетевший из рук при взрыве, и выпотрошил еще троих повстанцев, бросившихся на него с дубинками и ножами. Потянувшись к плазменному пистолету, он резко остановился. Атмосферные показатели в его боевом шлеме указывали на высокую концентрацию водорода; воздух внутри купола был перенасыщен им.

Стоявший слева от Дак’ира Ба’кен поднимал тяжелый огнемет, собираясь испепелить выплеснувшуюся в зал огромную волну культистов…

— Подо…

— Очищай и сжигай!

Как только зажигательная смесь попала в воздух, оружие взорвалось. Ба’кена захлестнуло белым огнем и отбросило сквозь рокритовую стену в соседний зал, где он и остался лежать, не подавая признаков жизни.

— Брат пал! — проорал Дак’ир, брат Эмек открыл из болтера огонь на подавление, идя вперед и уничтожая культистов подобно мешкам с мясом.

Еще больше повстанцев продолжало вливаться внутрь неослабевающим потоком, по-видимому, совершенно не опасаясь бури болтерных снарядов. Кайла и ножи уступили место тяжелым стабберам и автопушкам, и Дак‘ир понял, чем на самом деле была первая волна — живым щитом. С другого боку от сержанта возник еще один Саламандра — брат Ак’сор. Он готовил огнемет, когда Дак’ир прокричал в устройство связи.

— Уберите все огнеметы и мельты… Воздух наполнен газообразной водородной смесью. Только болтеры и вспомогательное оружие.

Саламандры тут же повиновались.

Культисты двигались теперь плотной толпой, паля из ручного оружия, пока готовилось тяжелое оружие. Дак’ир снес голову одному из повстанцев и ударил кулаком в грудь другого.

— Сдерживайте их, — отрывисто сказал он, вытягивая окровавленный кулак.

Ак’сор достал болт-пистолет. По его доспехам забарабанили пули, когда он в ярости уничтожил толпу культистов с автоганами. Тяжелые орудия открыли огонь, наполнив комнату приглушенными звуками выстрелов, и Ак’сор пошатнулся, когда в него попало несколько снарядов. Откуда-то из толпы просвистела реактивная граната, и Ак’сора накрыло разлетающимися осколками. Когда дым рассеялся, Саламандра лежал на полу.

— Всем Саламандрам, отходим в вестибюль, — закричал Дак’ир, от его доспехов срикошетила пуля, когда он зарубил очередного попавшего в пределы его досягаемости культиста.

Астартес тут же начали отступление, два брата ушли вперед, чтобы вынести из боя Ба’кена и Ак’сора. Когда отделение Дак’ира достигло ступеней и начало спускаться, на их место встал сержант Лок. Из-за взрывоопасного водородного газа, у «Испепелителей» оставался всего один тяжелый болтер, из которого они начали обстреливать дверной проем, длинными очередями разрывая культистов на части.

Это была небольшая отсрочка, ведь враг использовал свое преимущество — психопаты с зашитыми ртами кучами бросались под яростный огонь. Брат Йоннес использовал ленточный питатель своего тяжелого болтера не жалея, братья Саламандры добавили к заградительному огню собственное оружие, но культисты продолжали напирать. Они шли подобно автоматам, без криков и паники, судьбы их разорванных братьев не давали им возможности остановиться, не говоря уж о бегстве.

— Их не сломить! — крикнул Лок, размазывая повстанца силовым кулаком, одновременно стреляя из болтера. Цепная пила врезалась в его руку казалось бы из ниоткуда, и он скривился, выронив из обессилевших пальцев оружие. Сквозь толпу с огромными двуручными цепными мечами двигались красноглазые жрецы-свежевальщики. Дак’ир ударом проломил череп фанатику, но понял, что их медленно окружают.

— Назад к входу, — закричал он, подняв упавший болтер Лока и расстреляв все, что находилось слева от себя. Убитые им даже не закричали. Саламандры мучительно отступали шаг за шагом. Теперь враги выпускали настоящий град пуль, их количество казалось бесконечным, и в то же время они прибывали со всех направлений.

В устройстве связи царил хаос. От «Наковальни» и «Молота» приходили отрывистые доклады, искаженные статическими помехами.

— Большие потери… подходит вражеская бронетехника… их тысячи… брат пал!

— Капитан Кадай… — проорал Дак’ир в вокс. — Брат-капитан, «Пламя» на связи. Пожалуйста, ответьте.

Минуту спустя, к нему вернулся плохо слышимый голос Кадая.

— Кадай… связи… отступать… перегруппировку… площади Аереона…

— Капитан, у двух моих братьев тяжелые ранения, они нуждаются в медицинской помощи.

Прошло еще тридцать секунд, прежде чем пришел запинающийся ответ.

— Апотекарий… погиб… Повторяю… Фугис пропал…

Пропал. Не ранен или убит, просто пропал. Дак’ир почувствовал, как в груди вздымается шар горячей боли. Стоическая решительность перевесила гнев, и он отдал приказ с боем отступать к площади Аереона, а затем по устройству связи связался с Цу’ганом.


— КРОВЬ ВУЛКАНА! Я не отступлю перед этим отребьем, — прорычал Цу'ган Ягону. — Скажи игнейцу, что я не получал подобных приказов.

«Наковальня», под стальным командованием Цу'гана, вырвалась из засады без потерь, хотя брат Гонорий сильно прихрамывал, а сержант Ул'шан потерял глаз, когда взорвались бочки с зажигательной смесью, загруженные на борт погрузочной машины.

Без помощи мультимельт, Цу'гану пришлось самому прорываться сквозь обломки транспорта, выкашивая из комби-болтера находившихся по ту сторону культистов. Они отступали к защищенным позициям на широкой улице, когда пришло сообщение Дак'ира.

В какой-то момент боя Цу'гану повредили боевой шлем, и ему пришлось сорвать его с себя. С тех пор по части связи с другими штурмовыми группами он полагался на Ягона.

— Мы Саламандры, рожденные в огне, — фанатично орал он, — наковальня, о которую разобьются наши враги. Мы не сдадимся. Никогда!

Ягон покорно передал отказ сержанта повиноваться.

По улице, грохоча гусеницами, к ним двигалось что-то громкое и тяжелое. Цу'ган на мгновение сбился с шага, когда в поле зрения возник танк, увешанный бронированными пластинами и измазанный символом «Культа Правды» — разверзнувшейся утробы. Развернув приплюснутую металлическую башню, танк выстрелил из основного орудия, выпустив из дула дым и откатившись на гусеницах.

Цу'ган выстроил воинов в оборонительный боевой порядок, обстреливая надвигающиеся орды культистов короткими болтерными очередями. Танковый снаряд влетел со всей силой удара молнии, разрывая неплотный строй. Саламандры разлетелись в стороны вперемешку с выбитыми из дороги кусками рокрита, и рухнули подобно обломкам.

— Сомкнуть ряды. Держать позиции, — проревел Цу'ган, пригнувшись за частично разрушенной баррикадой, которую когда-то занимал авиакорпус Стратоса.

Ягон спихнул одно из тел, так, чтобы он смог установить болтер на импровизированном стрелковом выступе.

— Капитан пока не отвечает, — сказал он в перерыве между взрывами.

Цу'ган отреагировал на вести без эмоций, его лицо превратилось в безрадостную маску.

— Ул'шан, — рявкнул он сержанту опустошителей, — сконцентрировать весь огонь на танке. Во имя Вулкана, уничтожь его.

Болтерные снаряды врезались в неумолимо надвигавшуюся машину, которая готовилась к еще одному выстрелу из основного орудия. Сидевший в башне сумасшедший культист схватил тяжелый стаббер и начал поливать Саламандр длинными очередями.

— Остальные, — крикнул Цу'ган, поднимаясь и что-то отцепляя с пояса, — гранаты.

Верхним броском он метнул противотанковую гранату. Брошенная изо всех сил, она быстро взмыла в воздух и упала на пути у танка. За ней последовало несколько других, клацавших о землю подобно металлическому дождю.

В то же время, Ягон расстрелял культиста в стабберном гнезде, пока воины с тяжелыми болтерами под командованием сержанта Ул'шана обстреливали лобовую броню и гусеницы танка. Один из разрывных снарядов зацепил упавшую гранату, когда на нее наехала бронированная машина. Цепная реакция взрывов гранат разорвала танк, и зажигательные снаряды снесли ему крышу.

— Слава Прометею! — взревел Цу'ган, воздев кулак вверх, и воины хором повторили за ним.

Его радость омрачилась, когда он увидел движущиеся сквозь дым и падающие обломки тени. В поле зрения выкатилось еще три танка.

Цу'ган в неверии затряс головой.

— Милосердие Вулкана… — выдохнул он, когда восстановился канал связи с капитаном Кадаем. Сержант посмотрел на Ягона твердым железным взглядом.

— Они отступают на площадь Аереона.

Дак‘ир был прав. Челюсти Цу’гана сжались.


— ДЕРЖАТЬ СТРОЙ! — проревел Кадай в устройство связи. — Здесь наша последняя линия обороны.

Саламандры стоически удерживали позиции, выстроившись за искореженными укреплениями и стреляя выверенными очередями. Позади них стояли бронированные транспорты. На турелях «Носорогов» содрогались штурм-болтеры, а спаренная штурмовая пушка «Огненной Наковальни» со свистом поливала противника огнем, тогда как боковые спонсоны «Лэндрейдера» с огнеметными пушками "Огненная буря" бездействовали.

Саламандры быстро собрались на площади Аереона, отступление с боем трех штурмовых групп проходило с меньшими предосторожностями, чем их начальная атака.

Потемневший от огня плиточный пол площади был покрыт воронками от взрывов. Рухнувшие колонны с соседних домов устилали весь ее периметр. В центре широкой площади, окруженной поврежденной стеной периметра, доминировала поваленная статуя одного из имперских лидеров Стратоса. Кадай и его воины решили обороняться именно здесь.

Культисты валили толпами, невзирая на ураганный огонь, выходя из каждой авеню и алькова подобно адским муравьям. Сотни их погибли всего за пару минут. Но, несмотря на ужасающие потери, они не испугались и медленно продвигались по огневому мешку. Трупы кучами скапливались на краю площади.

— Никто не должен пройти, Огненнорожденные! — орал Кадай, яростный фанатизм Вулкана, его прародителя, наполнял капитана праведной целеустремленностью. «Терпеть» было одним из главнейших принципов Прометеева Культа, «терпеть и завоевывать». Ураганы пуль пересекались на все больше сокращавшейся дистанции, когда тысячи культистов поливали интенсивным огнем оборонительные позиции Саламандр. Куски стены периметра, вместе с массивными секциями упавшей статуи, были разнесены на куски в круговороте битвы.

Брат Зо‘тан получил пулю в правый наплечник, затем еще одну в шею, и с кряхтеньем рухнул на колени. Дак’ир двинулся, чтобы прикрыть его, отчего доспехи содрогнулись, и он начал палить из одолженного болтера. Тела повстанцев уничтожались в яростном заградительном огне, разлетались на куски разрывными снарядами, четвертовались залпами тяжелых болтеров, кромсались опустошительным ливнем пуль из раскаленных штурмовых пушек.

И все же культисты продолжали идти.

Скрежеща зубами, Дак’ир проревел.

— Не отступать!

Медленно, неизбежно, орда начала редеть. Кадай приказал остановить продолжительный заградительный огонь. Подобно дыму, рассеивающемуся от потушенного костра, культисты молчаливо отступали во мрак, пока совсем не исчезли из виду.

На сей раз упорство Саламандр смогло сдержать врага. Площадь Аереона осталась в их руках.

— Они сдаются? — спросил Дак’ир, делая глубокие вдохи, чтобы выйти из сверхобостренного боевого состояния.

— Они ползут обратно в свои гнезда, — прорычал Кадай. Его челюсть сжалась в бессильном гневе. — Город их… пока.

Выйдя из-за оборонительного порядка, Кадай быстро выставил часовых для слежения за подходами к площади, одновременно связываясь с технодесантником Аргосом, чтобы вызвать подкрепление с «Гнева Вулкана», а также — «Громовой Ястреб» для транспортировки погибших и раненых. Потери были намного больше, чем он ожидал. Четырнадцать раненых и шесть погибших. Наиболее остро ощущалась потеря Фугиса.

Саламандры были малочисленным орденом, их практически полное уничтожение во время одного из худших злодеяний Ереси, когда они были преданы своими бывшими братьями, чувствовалось даже спустя десять тысячелетий. Тогда они были Легионом, теперь же их было всего восемьсот Астартес. Прием рекрутов был медленным, что только усугубляло низкую боевую мощь ордена.

Без апотекария и его огромных медицинских навыков, наиболее серьезно раненные из Третьей Роты Кадая остались бы без помощи, что в дальнейшем снизит их боевую эффективность. Что еще хуже, генетическое семя погибших в бою осталось бы не собранным, потому что только Фугис обладал знанием и способностью безопасного извлечения этих прогеноидов. Именно через эти органы и проектировалось будущее космических десантников, позволяя поверженным воинам служить ордену даже в смерти.

Понесенные Третьей Ротой потери затем станут постоянными с потерей апотекария — мрачное событие, повергавшее Кадая в дурное настроение.

— Как только прибудут подкрепления, мы пойдем на новый приступ города, — бушевал он.

— Нам следует обрушить на них всю мощь роты. Тогда эти еретики сломаются, — заявил Цу’ган, сжимая кулак, чтобы подчеркнуть свою страстность.

Он и Дак’ир сопровождал Кадая с линии фронта, оставив там сержанта-ветерана Н’келна для организации войск. Капитан отстегнул боевой шлем, чтобы снять его. Белый гребень волос Кадая был влажным от пота. Его глаза горячо пылали, излучая гнев.

— Да, они узнают, что Саламандры легко не сдаются.

Цу’ган дико усмехнулся на это.

Дак’ир думал только о братьях, которые были уже потеряны, и о тех, которым предстоит погибнуть в следующем упрямом штурме. Предатели закрепились, и их было очень много — без огнеметов, чтобы выбивать их из засад и других ловушек, захват Кирриона станет тяжелым делом.

Затем произошло нечто, что в корне изменило воинственные планы капитана относительно мести. В дальнем конце площади Аереона сквозь дым и пыль начали выходить фигуры. Они вылезали из укрытий и с опущенными от отчаяния плечами волочили ноги к Саламандрам.

Глаза Дак’ира расширились, когда он увидел, сколь много их там было.

— Выжившие… гражданские Кирриона.


— ОТКРОЙ ЕГО, — проскрежетал драконий гигант. По его чешуйчатым доспехам текли жуткие энергии, отбрасывая во мрак резкие вспышки света. Он и его воины достигли подземного металлического зала, заканчивающегося огромным порталом из тяжелой пластали.

Вперед вышел еще один великан, носящий пластинчатые доспехи из красной чешуи. Из воздухораспределительной решетки в его рогатом шлеме текли струйки дыма. Тишина внешнего хранилища была нарушена шипящим потрескивающим вздохом прежде, чем рогатый воин выпустил яростную струю пламени. Она с диким ревом вырвалась из пластинчатой решетки, поглотив двери хранилища.

Укрепленные пласталевые двери за секунды потемнели и начали таять, слои плавящегося керамита стекали, прежде чем адамантиевая пластина двери сама не запылала раскалено-белым светом и превратилась в расплавленный шлак.

Воины быстро прошли через туннель для маг-трамваев, сильно углубившись в незнакомые коридоры Кирриона. Никто не видел их приближения. Их лидер убедился, что после ранней бойни свидетелей не осталось. После почти часа пути, они достигли своего назначения. Сюда, в подземелья города, не могли проникнуть облака водородного газа. Они были далеки от поля боя, и продолжающиеся в отдаленных районах Кирриона сражения казались приглушенными и далекими сквозь многие слои рокрита и металла.

— Оно здесь? — спросил третий воин, когда рваный проход в хранилище остыл, его голос был подобен потрескивающей магме. Внутри находились сотни крошечных сейфов, в которых аристократия Стратоса могла хранить то, что считала наиболее драгоценным. Никто не мог знать об артефакте, безвредно лежавшем в одном из этих ящиков. Даже увидев его, немногие бы поняли, для чего он был нужен и какими ужасными разрушительными силами обладает.

— О да… — ответил жуткий воин, закрывая алые веки и потянувшись к своей силе. — Оно именно там, где он и говорил.


МАССЫ ОТЧАЯВШИХСЯ ВЗЛОХМАЧЕННЫХ стратосцев тащились на площадь Аереона.

На большинстве из них висели лохмотья, остатки одежды, которая была на них, когда культисты взяли город. Некоторые сжимали разодранные лоскуты опаленных пожитков как последнее напоминание об их прошлой жизни в Киррионе, теперь бывшее не более чем пеплом. Многие прикрывали лица полосами грязной ткани или рваными шарфами, чтобы уберечься от удушающих водородных газов. Еще у одних были изношенные респираторы, которыми они делились с другими; маленькие группки по очереди надевали кислородные маски. Водород не настолько вредил Саламандрам, их мультилегкие и оолитические почки работали совместно для отделения и откачки токсинов, таким образом позволяя им нормально дышать.

— Весь город парализован ужасом… — сказал Ба‘кен, когда из его лица вынули очередной кусочек осколка. Опершегося на стену периметра могучего Саламандру проверял брат Эмек, у которого были начальные познания в полевой хирургии. Боевой шлем Ба’кена был уничтожен при взрыве, как и его любимый тяжелый огнемет. Когда воина отбросило сквозь стену, ее куски впились ему в плоть.

— Это всего лишь первые из них, — ответил Дак’ир, с жалостью наблюдая за устало бредущими выжившими людьми, проходившими мимо часовых Саламандр.

Площадь Аереона постепенно заполнялась. Дак’ир смотрел вслед несчастным беднягам, которых стратоский авиакорпус плотной толпой уводил к воротам Кирриона. Отсюда ему были видны работающие на холостых оборотах машины бронетанкового батальона, готовые к транспортировке выживших через небесный мост в относительно безопасный Нимбарос. Забрали уже почти сто человек, но еще больше сгрудилось на площади, пока солдаты авиакорпуса пытались навести порядок.

— Зачем показываться именно сейчас? — спросил Ба’кен, кивнув Эмеку, который вынул все выступающие осколки и теперь собирался уходить. Раны уже заживали — клетки Ларрамана в крови Ба’кена ускоряли свертывание и рубцевание, и вживленная в мозг оссмодула способствовала быстрому срастанию костей и регенерации.

Дак’ир пожал плечами.

— Полагаю, что отступление врага для закрепления на уже захваченных землях одновременно с нашим прибытием, должно быть оживило их. Заставило потянуться к спасению.

— Мрачное зрелище.

— Да… — согласился Дак’ир, внезапно потеряв ход мыслей. Война на Стратосе обрела теперь абсолютно новое обличье — не то, что связано проволокой и обезображено заразой, но то, что молит об избавлении, которое отдало все, что можно было отдать, лицо, бывшее обычным, невинным и напуганным. Насмотревшись на плетущихся мимо несчастных людей, сержант осмотрел остальную часть лагеря.

Стена периметра формировала своего рода пограничную линию, отделявшую территорию Саламандр от земель, удерживаемых «Культом Правды». Кадай был непреклонен насчет того, что они будут держать оборону именно здесь. Пара орудий «Громовой огонь» патрулировали периметр на лязгающих гусеницах, их сервомоторы жужжали, когда технодесантники прогоняли пушки в разных режимах стрельбы.

Брат Аргос прибыл на площадь в течение часа, приведя с собою артиллерию и братьев технодесантников.

Больше подкрепления уже не будет.

В верхней атмосфере Стратоса бушевали свирепые бури, вызванные наслаиванием низкого термального давления, исходящего из богатых хлором океанов. Спуститься с помощью «Громовых Ястребов» не представлялось возможным, и на всех внепланетных системах связи царили сильные помехи. Кадай и Саламандры, предпринявшие начальную планетарную высадку, теперь остались одни — факт, который все они приняли стоически. Их количества должно было быть достаточно.

— Сколько наших павших братьев уйдет в долгую тьму? — оторвал Дак’ира от размышлений голос Ба’кена. Большой Саламандра смотрел на медконтейнеры с мертвыми и тяжелоранеными, рядами расположенные в дальнем конце стены периметра.

— Надеюсь, меня не постигнет подобная участь… — шепотом признался он. — Быть погребенным в дредноуте. Существовать без ощущений, с поблекшим вокруг меня миром, вечно пребывая в хладном саркофаге. Пусть лучше бы меня унесли огни битвы.

— Служить ордену вечно — большая честь, Ба’кен, — сделал замечание Дак’ир, хотя его упрек был мягким.

— В любом случае, нам неизвестно, что с ними станет, — добавил он, — кроме мертвых…

Павшие воины Третьей Роты ожидали транспортировки в Нимбарос. На борту "Огненной виверны" они будут в безопасности, пока не стихнут бури, и «Громовой Ястреб» сможет вернуться на «Гнев Вулкана», где их погребут в пиреуме ударного крейсера.

После удаления прогеноидов погибшие Саламандры в полном боевом облачении сжигались в пиреуме, а их прах использовался в ритуале Прометея для почтения героической смерти и вдохновения живущих. Подобные действа всегда проводились капелланом, но из-за того, что в этот раз Элизия не было вместе с ротой, пепел должен был находиться в крематории ударного крейсера до тех пор, пока он не присоединится к ним, или они не вернутся на Ноктюрн.

Такие болезненные мысли неизбежно приводили к Фугису и его несвоевременной кончине.

— Я говорил с ним до начала задания, как раз перед его гибелью, — сказал Дак’ир, устремив взгляд вдаль.

— С кем?

— С Фугисом. В келье уединения на борту «Гнева Вулкана».

Ба’кен встал и потянулся к наплечнику, разминая затекшие спину и плечи. Левый наплечник Ба’кена был снят, чтобы брат Эмек смог вправить ему вывихнутое плечо.

— Что он сказал? — спросил Астартес, опытными движениями прикрепляя броню на место.

Не все из нас хотят вернуться обратно. Не все из нас могут вернуться обратно.

— То, чего я никогда не забуду…

Дак’ир медленно покачал головой, устремив взгляд во тьму за пределами площади Аереона.

— Не думаю, что мы здесь одни, Ба‘кен, — наконец сказал он.

— Ясно, что нет — мы воюем здесь со многими тысячами врагов.

— Нет… кроме них, здесь есть что-то еще.

Ба’кен нахмурился.

— И что же это, брат?

Голос Дак’ира стал твердым как камень.

— Нечто худшее.


ДЕСАНТНЫЙ ОТСЕК "Огненной наковальни" озарял яркий свет, когда Дак’ир вошел в «Лэндрейдер». Вращающаяся посреди отсека схема отбрасывала резкий синий свет, освещая металлическое помещение и собравшихся в нем воинов Астартес. Четыре присутствующих Саламандры уже сняли боевые шлемы. Их глаза тепло горели в полумраке в противоположность холодному свету гололита, изображавшего Киррион.

Вызванный сюда Кадаем, Дак‘ир оставил Ба’кена у стены периметра, чтобы тот смог перевооружиться и приготовиться к следующему приступу Кирриона.

— Наши дела пошли намного хуже без огнеметов и мельт, — сказал Кадай, вместе с Н’келном кивая зашедшему Дак’иру.

Цу’ган не снизошел до подобного дружелюбия и слегка нахмурился.

— В тактическом плане мы можем удерживать площадь Аереона почти бесконечно, — продолжил Кадай. — Орудия «Громовой огонь» укрепят нашу полосу обороны даже без подкреплений с «Гнева Вулкана» для компенсации потерь в личном составе. Однако более глубокое проникновение в город будет далеко не простым (очень сложным).

Невозможность получить подкрепление была тяжелым ударом, и Кадай сильно рассердился из-за этих новостей. Но сидевший в нем твердый, как гранит, дух прагматизма, уверенности в собственных силах и самопожертвования пересилил, и таким образом он полностью сосредоточился на текущем задании, оперируя только теми силами, которые были у него в наличии. В ответ на понесенные потери Кадай объединил три группы опустошителей в два отделения под командованием Лока и Омкара, а команда раненного Ул’шана попала в подчинение двум другим сержантам. Без подкрепления, тактические отделения должны будут просто выдержать возможные потери.

— После смерти Фугиса я не собираюсь рисковать еще большим количеством боевых братьев, — сказал Кадай, залегшие на лице тени заставляли его казаться обеспокоенным. — Еретики укрепились и хорошо вооружены. Нас мало. Это едва ли было бы помехой, если бы мы могли использовать огнеметы, но, к сожалению, это не так.

— Есть какой-либо способ очистить воздух? — спросил Н’келн. Он хрипел от раны в груди, полученной во время отступления к площади Аереона. Н’келн был крепким, надежным воином, хотя у него не было задатков лидера и отсутствовала хитрость, необходимая вышестоящим командирам. И все же, он каждый раз доказывал свою отвагу, и в этом его нельзя было упрекнуть. Это был очевидный и нужный вопрос.

В отраженный свет схемы ступил брат Аргос.

Технодесантник был без шлема. Левая часть его лица была закрыта стальной пластиной с выжженным на ней, подобно почетному шраму, изображением рычащей саламандры. Огненные отметины жрецов-клеймовщиков изгибами и лентами вились по его коже. Бионический глаз холодно светился в противовес его собственному, горящему красным. Из гладкого черепа, подобно стальным опухолям, выступали раздвоенные разъемы, и провода, извиваясь у его шеи, вели в нос.

Его голос был глубоким, резким и звенящим.

— Водородные выбросы, которые контролируются атмосферными процессорами Кирриона, являются газообразной смесью, которая используется для наполнения оболочки стратоских дирижаблей. Это менее летучее соединение и причина, по которой наши болтеры все еще нормально функционируют. Хотя мне и удалось получить доступ к некоторым внутренним системам города, я совершенно не разбираюсь в этих процессорах. Для этого потребуется местный инженер, кто-то, кто обслуживал систему первоначально. К сожалению, мы не в состоянии найти кого-либо с нужными навыками среди выживших или тех, кто все еще в городской западне, — Аргос помедлил. — Мне жаль, братья, но любое использование зажигательного оружия в пределах города будет катастрофическим.

— Одно нам известно наверняка, — продолжил Кадай, — появление выживших гражданских сильно препятствует любому массированному наступлению. Я не буду напрасно подвергать опасности невинные жизни.

Цу’ган покачал головой.

— Со всем уважением, брат-капитан, но если мы не будем действовать, косвенный ущерб будет намного худшим. Единственный наш шанс состоит в том, чтобы провести мощную атаку на Киррион и взять его. Повстанцы не будут ожидать столь смелого маневра.

— Мы не неуязвимы для вражеского оружия, — возразил Дак’ир. — С подобным планом ты рискуешь не только стратосцами. Что насчет моих боевых братьев? Их служение окончилось смертью. Ты хочешь увеличить их число? Для подобного маневра у нас слишком мало сил.

Лицо Цу’гана исказил гнев.

— Сыны Вулкана! — воскликнул он, ударив ладонями по нагруднику силовых доспехов.

— Огненнорожденные, — добавил он, сжимая кулак, — вот кто мы такие. «На Наковальню Войны» — таков наш девиз. Мне не страшны сражения и смерть, даже если для тебя это не так, игнеец.

— Я ничего не боюсь, — прорычал Дак’ир. — Но я также не брошу своих братьев в самое горнило без веской на то причины.

— Хватит! — голос капитана немедленно привлек внимание препирающихся сержантов. Кадай впился в них взглядом, его глаза пылали гневом от подобной непочтительности к боевому брату.

— Заканчивайте с этой враждой, — предупредил он, остывая. — Я не потерплю подобного. У нас уже есть противник.

Сержанты примирительно склонили головы, продолжая, тем не менее, бросать друг на друга злые взгляды.

— Массированного наступления не будет, — подтвердил Кадай.

— Но это не значит, что мы будем бездействовать. Эти еретики целеустремленны до безумия, ведомые некой внешней силой. Никакая идеология, даже наиболее фанатичная, не могла довести их до такого… бешенства, — добавил он, повторяя высказанную Фугисом теорию. Уголок рта Кадая скривился при коротком воспоминании. — Верховный жрец культа, этот Говорящий — вот ключ к победе на Стратосе.

— Убийство лидера, — заявил Цу’ган, одобрительно сжав кулаки.

Кадай кивнул.

— Брат Аргос обнаружил структуру в центре храмового района под названием Аура Иерон. По словам разведки полковника Тонхаузера, демагог находится там. Мы сделаем это, — капитан обвел взглядом все помещение. — Два боевых отделения опустошителей останутся здесь с братом Аргосом, который, как и раньше, будет направлять нас. Это небольшое соединение вместе с орудиями «Громовой огонь» будет удерживать площадь Аереона и защищать появляющихся выживших.

Цу’ган нахмурился.

— Площадь Аереона похожа скорее на лагерь для беженцев. Авиакорпус не сможет транспортировать людей достаточно быстро. Они только будет нам мешать. Наше задание состоит в том, чтобы сокрушить орду и освободить это место от ужаса. Как нам удастся сделать это, если мы разделим силы, защищая людей? Нам следует взять с собою всех боевых братьев, каких только возможно.

Кадай наклонился вперед. Его глаза походили на пламенеющие угли, которые, казалось, разгоняли холодный свет гололита.

— Я не брошу их, Цу’ган. Мы не Злобные Десантники или Терзатели Плоти, как и не любые другие из наших кровопролитных братьев. Саламандры той породы, которой им следует по праву гордиться. Мы будем защищать невинных, даже если…

«Огненную Наковальню» встряхнуло от внезапного толчка, и ее бронированный корпус завибрировал от приглушенного взрыва, раздавшегося снаружи.

Брат Аргос немедленно опустил рампу, и Саламандры бросились наружу, чтобы узнать, что произошло.

Огонь и дым окружали потемневший кратер посреди площади Аереона. В нем лежали искореженные трупы нескольких стратоских жителей вместе с множеством солдат авиакорпуса, чьи тела были изломаны взрывом бомбы. В другом конце площади закричала женщина. Она упала, пытаясь убежать от еще одного беженца, почему-то сжимавшего в руке осколочную гранату.

Цу’ган практически мгновенно вскинул комби-болтер и выстрелил человеку в грудь. Граната выпала из рук повстанца и взорвалась.

Бегущую женщину и еще нескольких других поглотила взрывная волна. Крик стал сильнее.

Кадай выкрикивал приказы, пока сержанты вместе со своими отделениями пытались подавить внезапную панику.

В группы выживших людей проникло несколько культистов, намереваясь породить анархию и массовые разрушения. Они в этом преуспели. Респираторные маски отлично скрывали их «недостатки», позволяя проходить мимо стратоских солдат и даже Астартес.

Ко’тан Кадай стоял на коленях, держа в руках изломанное тело женщины. Он побежал к ней, когда дым все еще рассеивался после взрыва. Она выглядела хрупкой и худой по сравнению с массивным телом Астартес, ее уцелевшие кости, казалось, были готовы сломаться от его легчайшего прикосновения. И все же они не ломались. Он держал ее нежно, будто отец, баюкающий своего ребенка. Она находилась в сознании еще несколько секунд, ее глаза были наполнены страхом, изо рта текла кровь от обширной внутренней травмы.

— Брат капитан? — отважился спросить Н’келн, появившись возле него.

Кадай осторожно положил мертвую женщину и встал во весь рост. Его глаза сузились до багровых щелок, ужас из них отступил, сменившись яростью.

— Два боевых отделения, — произнес капитан, найдя железным взглядом Цу’гана, который находился достаточно близко, чтобы услышать его, но мудро решил не выказывать недовольства. — Обыскивать каждого… каждого!

— Теперь ясно, почему люди вышли из укрытий. Культисты именно этого от них и хотели, чтобы воплотить в жизнь свой план… — Ба’кен тихо сказал Дак’иру, пока они наблюдали за происходящим.

Кадай прикоснулся к лицу и будто бы впервые заметил на пальцах кровь.

— Все что нам нужно, так это доставить истребительную группу достаточно близко к Говорящему, чтобы казнить его, и решительность культистов исчезнет, — пообещал он. — Мы выдвигаемся немедленно.


ПЯТЬ КИЛОМЕТРОВ, наполненных колючей проволокой, «волчьими ямами» и частично уничтоженными улицами. Отряды убийц культистов раскапывали руины в поисках выживших людей для пыток; прячущиеся в альковах смертники, сжимающие дрожащими пальцами чеки гранат; жрецы-свежевальщики, ведущие за собою толпы людей с зашитыми ртами. Это был наиболее выгодный маршрут, который нашел технодесантник Аргос, чтобы его боевые братья сумели добраться до Ауры Иерона.

Пройдя всего лишь два километра по этой адской дороге, после всех прорывов сквозь засады и непрекращающиеся мины-ловушки, Саламандры попали в еще один тупик.

Они стояли перед длинной, но узкой эспланадой из обвалившегося пласткрита. Лабиринтообразные противотанковые ёжи были врыты через каждые три-четыре метра, увенчанные мотками колючей проволоки. Большие черные кожухи частично закопанных мин тускло сверкали подобно спинам неких насекомых. Повсюду были вырыты «волчьи ямы», прекрасно скрытые при помощи партизанской смекалки.

Для того, чтобы достичь Ауры Иерона, им придется преодолеть это поле смерти. В его конце располагалась плотная серая линия рокритовых бункеров, укрепленных броневыми плитами. Из боковых щелей постоянно раздавался грохот трассирующих выстрелов, сопровождаемый ритмичной приглушенной стрельбой из тяжелой пушки. Ничейная земля была накрыта огнем, освещавшим мрак в кошмарных черно-белых тонах.

Саламандры были не первыми, кто собирался пройти этим путем. Землю устилали тела стратоских солдат, столь частые и безжизненные, как мешки с песком.

— Окольного пути нет, — доклад Дак‘ира о рекогносцировке был кратким после того, как он попытался, хотя и безуспешно, найти другой угол атаки. В столь узком кордоне, где десять космических десантников едва ли смогли бы стать в ряд, боевая эффективность Саламандр была серьезно ограничена.

Капитан Кадай мрачно смотрел на огненный вихрь. «Адская Стража» и опустошители Омкара стояли возле него, ожидая своей очереди оказаться во фронте атаки.

Не более чем в пятидесяти метрах от них, отделение Цу’гана, пригибаясь за группой противотанковых ёжей, вело ответный огонь, тогда как опустошители сержанта Лока обеспечивали им огневую поддержку из тяжелых болтеров. За каждый пройденный метр им приходилось платить кровью, но, несмотря на то, что у Цу’гана было уже три раненых воина, он решительно намеревался пройти как можно большее расстояние и подойти достаточно близко, чтобы атаковать противотанковыми гранатами.

Линия фронта была растянутой. Они прошли так много, как могли, чтобы не рисковать под огнем тяжелого оружия культистов. Повстанцы были так хорошо защищены, что виделись только как тени, до тех пор, пока их уродливые лица не освещались дульными вспышками.

Кадай носился по всей линии фронта, пытаясь обнаружить слабые места в обороне противника.

— Что ты нашел, сержант? — спросил он.

— На восток и запад тянутся километры непроходимых баррикад и ущелий, — ответил Дак’ир. — Можем ли мы повернуть назад, капитан, и попросить Аргоса найти другой путь?

— Я видел фортификации, возведенные Имперским Кулаками, которые были защищены хуже, — пробормотал себе под нос Кадай, а затем повернулся к Дак’иру. — Нет. Или мы сломим их здесь, или не сломим вообще.

Дак’ир собирался ответить, когда по устройству связи прозвучал голос Цу’гана.

— Капитан, мы можем пройти еще пять метров. Запрашиваю приказ о продвижении.

— Отставить. Возвращайся сюда, сержант, и прикажи Локу удерживать полосу обороны. Нам нужен новый план.

Мимолетная пауза в разговоре показала очевидное недовольство Цу’гана, но его уважение к Кадаю было абсолютным.

— Уже иду, мой повелитель.


— НАМ НУЖНО подобраться достаточно близко, чтобы забросать стену противотанковыми гранатами и пробить в ней брешь, — сказал Цу’ган, вернувшись к тыловой позиции Саламандр. — Решительное фронтальное наступление — единственный шанс сделать это.

— Атака через огневой мешок будет безумием, Цу’ган, — возразил Дак’ир.

— Мы только зря теряем боеприпасы, пока прижаты тут, — спорил Цу’ган. — У тебя есть какие-либо идеи?

— Должен быть другой путь, — настаивал Дак’ир.

— Отступить, — просто сказал Цу’ган, сделав паузу, чтобы все осознали сказанное им. — Хотя я и не желаю этого. Если мы не можем прорваться, значит Киррион потерян. Отступить и вызвать «Огненную виверну». Использовать ее ракеты для уничтожения гравитационных двигателей и сбросить все это адское место в океан.

Капитан был готов согласиться.

— Я обреку на гибель тысячи невинных жизней.

— Но спасете миллионы, — настаивал Цу’ган. — Если мир оказался испорченным настолько, что ему уже ничем невозможно помочь, или же его захватили враги, то мы уничтожаем его, вырезая это пятно с лика галактики подобно раковой опухоли. С городами дело должно обстоять так же. Стратос можно спасти. Киррион — нет.

— Ты говоришь о массовом убийстве как о чем-то обыкновенном, Цу’ган, — ответил Кадай.

— Такова участь воинов, мой повелитель. Нас создали, чтобы сражаться и убивать, нести порядок во имя Императора.

Голос Кадая стал твердым.

— Мне известна наша цель, сержант. Не позволяй себе рассказывать мне о ней.

Цу’ган смиренно склонил голову.

— Я не хотел оскорбить вас, мой повелитель.

Кадай знал, что Цу‘ган был прав, и это его злило. Киррион был потерян. Тяжело вздохнув, он включил устройство связи.

— Нам понадобится брат Аргос, чтобы вторгнутся в зону безопасности Стратоса и взорвать небесные мосты, соединяющие Киррион, иначе он потянет за собою часть прилегающих городов, — в голос сказал он сам себе, прежде чем вернуться к устройству связи.

— Брат Хе’кен.

Пилот «Огненной виверны» вышел на связь. «Громовой Ястреб» стоял на посадочной платформе за пределами Нимбароса.

— Мой повелитель.

— Готовься к скорому вылету и приготовь ракеты «Адский Удар». Мы покидаем город. Ты получишь приказы через…

В боевом шлеме Кадая вновь затрещало устройство связи, обрывая его на полуслове. Из-за критических помех сначала было тяжело различить голос, но когда Кадай узнал его, у него похолодела кровь.

Это был Фугис. Апотекарий выжил.


— ПОСЛЕ ПАДЕНИЯ я потерял сознание. Очнувшись, понял, что оказался в подуровнях города. Они тянутся приблизительно два километра, достаточно глубоко для размещения массивных подъемных двигателей, — объяснял Фугис со своей обычной желчностью.

— Ты ранен, брат? — спросил Кадай.

На канале воцарилась переплетаемая статикой тишина, и на мгновение он подумал, что вновь потерял апотекария.

— Я получил некоторые повреждения и разбил к тому же боевой шлем. Все это время я пытался починить устройство связи, — наконец вернулся голос Фугиса. В коротких перерывах можно было услышать его дыхание. Оно было прерывистым и неровным. Апотекарий пытался скрыть собственную боль.

— Где ты точно находишься, Фугис? — статические помехи вновь нарушили связь.

— В туннельном комплексе под поверхностью. Но это может быть где угодно.

Кадай повернулся к Дак’иру.

— Свяжись с братом Аргосом. Пусть он зафиксирует сигнал Фугиса и вышлет нам координаты.

Дак’ир кивнул и принялся за дело, пока над головой приглушенно вела обстрел тяжелая пушка.

— Послушай, — сказал Фугис, треск статики усилился, — я не один. Тут есть гражданские лица. Они сбежали сюда с началом атак, и все это время скрывались.

Наступила еще одна короткая пауза, пока апотекарий обдумывал следующую фразу.

— Город еще не наш.

Кадай объяснил ситуацию с водородной газовой смесью на поверхности, о том, как они не могли пользоваться огнеметами и мельтами, и это все (все это) только осложнялось фактом, что культисты были прекрасно подготовлены и занимали хорошие позиции.

— Выглядит так, будто им известна наша тактика, — заключил он.

— Газ не проник настолько глубоко, — сказал ему Фугис. — Но, возможно, я знаю, как остановить это.

— Как, брат? — спросил Кадай, и его голос наполнился новой надеждой.

— Человеческий инженер. Некоторые из беженцев скрывались от газа так же, как и от самих повстанцев. Его зовут Банен. Если мы выведем его из города и доставим к технодесантнику, Киррион можно будет очистить, — многозначительная пауза предвещала приближающийся подвох.

— Но этому есть цена, — объяснил Фугис через всплески помех.

Челюсти Кадая сжались под боевым шлемом.

Всему есть своя цена…

Апотекарий продолжил.

— Для очищения Кирриона от газа весь поступающий воздух должен быть провентилирован. Он будет очень разреженным, и, прежде чем восстановится, многие умрут от удушья. Люди, прячущиеся во внешних пределах города, вдали от теплой зоны активности подъемных двигателей, вероятно, погибнут от холода.

Оптимизм Кадай быстро угас.

— Чтобы спасти Киррион, мне придется приговорить его жителей.

— Некоторые могут выжить, — сказал Фугис, хотя в его словах не было уверенности.

— В лучшем случае, их останется всего горстка, — заключил Кадай. — Это не выбор.

Вариант с разрушением гравитационных двигателей был достаточно плохим. Этот же был еще худшим. Саламандры, гордившиеся своим человеколюбием, присягнувшие защищать слабых и невинных, просто меняли один геноцид на другой.

Кадай сжал рукоять громового молота. Он был черным, и его навершие было толстым и тяжелым, подобно подручному инструменту кузнеца. Он выковал его в недрах Ноктюрна, где потоки горной лавы освещали ониксовую кожу оранжевым светом. Кадай хотел вернуться туда, к наковальне и жару кузницы. Молот был символом. Он походил на оружие, с которым Вулкан впервые встал на защиту своего названного родного мира. В нем Кадай нашел решение, и в свою очередь силу, чтобы сделать то, что должно.

— Мы идем за тобой, брат, — сказал он со стальной решительностью. — Защищай инженера. Пусть он будет готов к транспортировке до нашего прибытия.

— Я буду держаться так долго, как только смогу.

В эфире вновь воцарился белый шум.

Кадай почувствовал, как смирение упало на его плечи подобно тяжелой мантии.

— Брат Аргос зафиксировал сигнал и передал его на ауспекс, — сказал Дак’ир, отвлекая капитана от темных мыслей.

Кадай мрачно кивнул.

— Сержанты, разбиться на боевые отделения. Остальные остаются здесь, — сказал он, вызывая своего заместителя.

— Н’келн, — обратился Кадай к сержанту-ветерану. — Ты возглавишь экспедицию по спасению Фугиса.

В разговор вмешался Цу‘ган.

— Мой повелитель?

— Как только мы уйдем, повстанцы почти наверняка отведут отсюда свои силы. Мы не сможем держать их тут, просто стоя на месте, — объяснил Кадай. — Нужно приковать их внимание там, где нам это будет нужно. Я намерен достичь этого, атакуя стену.

— Капитан, это самоубийство, — без обиняков сказал ему Дак’ир.

— Возможно. Но я не могу позволить врагам добраться до Фугиса и человеческого инженера. Его выживание имеет первостепенное значение. Ты знаешь, что Прометеев путь и есть самопожертвование, сержант.

— Со всем уважением, капитан, — сказал Н’келн. — Брат Маликант и я желаем остаться и сражаться вместе с остальными.

Стоявший позади сержанта-ветерана, Маликант, знаменосец роты, торжественно кивнул.

Оба Саламандры были ранены во время неудачной кампании по освобождению Кирриона. Из-за ранения в ногу, полученного во время взрыва на площади Аереона, Маликант тяжело опирался на знамя роты, в то время как Н’келн кривился от боли в раздробленных ребрах.

Кадай разгневался.

— Ты отказываешься повиноваться моим приказам, сержант?

Не смотря на ярость капитана, Н’келн не собирался отступать.

— Да, мой повелитель.

Кадай впился в него взглядом, но когда его гнев прошел, он понял смысл слов Н’келна и обнял сержанта-ветерана за плечо.

— Держись так долго, как сможешь. Продвигайтесь лишь тогда, когда будете вынуждены, и атакуйте быстро. Тогда вы сможете пройти через орудийный огонь без потерь, — сказал ему Кадай. — Своей жертвой вы делаете честь ордену.

Н’келн ударил кулаком о наплечник, а затем вместе с Маликантом пошел на передовую, где уже ждали остальные.

— Это было деяние чести, — сказал он воинам, наблюдавшим за удаляющимися Саламандрами. Они были исключительными воинами. Все его боевые братья были такими. Кадай очень гордился всеми и каждым из них в отдельности. — Фугис ждет. В пламя битвы, братья…

— На наковальню войны, — все как один, ответили они торжественно.

Саламандры уходили, оставляя своих братьев наедине с их судьбой.


ТУННЕЛИ были заброшены.

Ба‘кен целился болтером в окружающий мрак, его боевые чувства были сверхобострены от напряжения.

— Слишком тихо…

— Ты бы предпочел сражение? — спросил его Дак’ир по устройству связи.

— Да, — честно ответил Ба’кен.

Сержант был в нескольких метрах впереди, Саламандры шли двумя рядами по обе стороны туннеля. Каждый космический десантник удерживал дистанцию в пару метров (от) впередиидущего боевого брата, чтобы прикрыть его спину и бок в случае засады. Осветители шлемов освещали темные коридоры, создавая воображаемые опасности в собиравшихся тенях.

Саламандры следовали за сигналом апотекария как за маяком. Сначала он вел их на юг, туда, откуда они пришли, к скрытому входу в подуровни Кирриона. Бесчисленные туннели не были нанесены ни на одну карту города, поэтому Аргосу не было ничего о них известно. Частный комплекс проходов и бункеров принадлежал аристократии Стратоса. Двери в стенах туннелей скользили в сторону с шумом стравливаемого воздуха, и вели в богато убранные комнаты, мебель в которых стояла неповрежденной и покрытой слоем пыли. Открытые настежь укрепленные хранилища никем не охранялись, и находящиеся внутри сокровища лежали нетронутыми. Несколько залов было забито техникой, подключенной к криогенным резервуарам. В неподвижных гелях-растворах внутри них разрастались фиолетовые бактерии. К стеклам резервуаров изнутри прижимались раздувшиеся от гниения разлагающиеся трупы, чье приостановленное существование окончилось, когда прервалось электропитание Кирриона.

Идущий впереди Кадай поднял руку, и Саламандры остановились.

Недалеко от капитана Ягон, стоявший в шаге от Цу’гана, сверился с ауспексом.

— Биопоказатели в пятидесяти метрах впереди, — прошипел он по устройству связи.

Узкое пространство наполнилось звуком передергиваемых затворов болтеров.

Кадай опустил руку, и Саламандры начали медленно передвигаться, смыкая ряды. Они до сих пор не столкнулись с отпором культистов, но это не значило, что его не было.

Дак’ир услышал впереди какое-то движение, похожее на металл, скрежещущий о металл.

— Молот! — выкрикнул из темноты голос, сопровождаемый звуком входящего в казенную часть болтерного заряда.

— Наковальня! — произнес Кадай остальную часть пароля, и опустил пистолет.

В двадцати метрах впереди опиравшийся о переборку раненый воин Саламандр медленно опустил вытянутую руку с болт-пистолетом.

Облегчение в голосе Кадая было ощутимым.

— Спокойно. Это Фугис. Мы нашли его.


БАНЕН ВЫШЕЛ ИЗ теней вместе с маленькой группкой выживших. Низкий и невзыскательный, он носил кожаный передник и грязный комбинезон, выпиравший из-за его тучной фигуры. Его измазанную смазкой макушку обрамляла пара очков.

Он не походил на человека, способного уничтожить целый город.

От Кадая не скрылось многозначительность стоявшего перед ним решения, пока он разглядывал человеческого инженера.

— Ты можешь провентилировать атмосферу Кирриона и очистить город от газа?

— Д-да, мой повелитель, — из-за заикания человек казался еще более безобидным.

Целясь болтерами наружу, Саламандры сформировали защитный кордон вокруг переборки, где скрывались Фугис и оставшиеся в живых. У апотекария была сломана нога, но, по крайней мере, он все еще находился в сознании, хотя и не в том состоянии, чтобы сражаться. После обнаружения апотекария на туннельный комплекс опустилась жуткая тишина, будто сам воздух затаил дыхание.

Кадай уставился на Банена.

Я подпишу смертный приговор тысячам…

— Сопроводите их обратно на площадь Аереона, — сказал он брату Ба’кену. — Начните очищение города так скоро, как это будет возможно.

Ба’кен отдал честь. Саламандры расформировали оборонительное построение, когда столь долго сдерживаемый воздух хлынул обратно.

В нескольких метрах далее по коридору, из люка в крыше выпрыгнул одинокий повстанец, сжимая в тонких пальцах гранату.

В коридоре громко и хрипло взревели болтеры, разорвав культиста на куски. Взорвавшаяся граната разлетелась в огненной буре. Саламандры встретили ее без колебания, прикрывая бронированными телами напуганных людей.

Из темноты впереди них раздались звуки сотен бегущих ног.

— Боевое построение! — выкрикнул Кадай.

Из-за угла появилась толпа хищных повстанцев. Встроенные в стены и крышу люки внезапно открылись, и оттуда потекли культисты, подобно толстым вшам, вылезающим из трещин.

Кадай взвел пистолет.

— Саламандры! Принесите им смерть!

Расчет культистов подтягивал автопушку. Дак’ир расстрелял их из болтера, прежде чем они успели установить орудие.

— Ягон… — Цу’ган попытался перекричать бурлящий шум боя.

— Атмосфера в норме, сэр, — ответил воин Саламандр, точно зная, что было на уме у сержанта.

Цу’ган оскалил зубы в дикой улыбке.

— Очищай и сжигай, — прорычал он, и прикрепленный к его комби-болтеру огнемет взревел.

Жидкий прометий воспламенился от контакта с воздухом, извергая в коридор всепожирающую волну огня.

Шен’кар усилил пожарище собственным огнеметом. Пламя испепеляло культистов, превращая их тела в медленно рассыпающиеся тени за отсвечивающим маревом.

Все это длилось едва ли несколько секунд. После того, как пламя, наконец, утихло, на его месте остался лишь дым и обугленные остатки. Были уничтожены десятки повстанцев — от некоторых не осталось ничего, кроме пепла и костей.


— ЯРОСТЬ ОГНЯ принесет Саламандрам победу в этой войне, — сказал Фугис, когда Астартес вновь готовились разделить силы. Апотекария поддерживал Ба’кен, стоявший среди тех, кому предстояло вернуться на площадь Аереона.

Кадай был непреклонен насчет того, что Фугису и людям следовало предоставить всю возможную защиту. Если это означало сильное дробление сил Саламандр, тогда так тому и быть. Капитан будет прокладывать себе дальнейший путь лишь с Цу’ганом, Дак’иром, чемпионом роты Век’шеном и почетным братом Шен'каром в качестве свиты. Остальные возвращались обратно.

— Я уверен в этом, — ответил Кадай, став напротив него. — Но ценой тысяч жизней. Я надеюсь лишь на то, что цена будет достойной этого, старый друг.

— Достойна ли этого любая цена? — спросил Фугис.

Апотекарий больше не говорил о Киррионе. В уме Кадая вспыхнуло горькое воспоминание, но он тут же подавил его.

— Пришлете весть, что когда достигнете площади Аереона и удалите газ. До тех пор мы будем ждать здесь.

Фугис кивнул, хотя это принесло апотекарию еще немного боли.

— Во имя Вулкана, — сказал он, отдавая воинское приветствие.

Кадай повторил слова, ударив кулаком о нагрудную пластину. Апотекарий бросил на него прощальный утешительный взгляд, прежде чем дать Ба'кену увести себя. Кадаю едва ли было легко от мысли о тысячах безвинных, которые все еще находились в городе, и их незнании того, что с ними скоро должно было произойти — судьба, которую он создал собственными руками.

— Император, прости меня… — тихо прошептал он, смотря вслед уходящим Саламандрам.


НАД ПЛОЩАДЬЮ ВОЗВЫШАЛСЯ остов Ауры Иерона. Когда-то, как и большая часть Кирриона, он был прекрасным в своей строгости — белое серебро, сплавленное с холодным мрамором. Теперь он был храмом бойни. Его стены были покрыты кровью, просачивающейся в трещины искусно созданного мозаичного пола. Бежавшую вокруг обширных границ храма высокую внешнюю стену прерывали упавшие колонны. Установленные в затемненных альковах статуи были обезглавлены или испачканы грязью, портя их бледное бессмертие.

Каменная кладка была измазана грубыми символами, восхваляющими темную славу «Культа Правды». Над растрескавшимся помостом в задней части зала доминировал темный алтарь, преображенный зазубренными клинками и запятнанный кровью. Вырванные из структуры подбрюшья Кирриона металлические перекладины были целиком притащены в храм, оставив на тусклом мраморе рваные следы. С них, в качестве подношений богам Хаоса, свисали почерневшие трупы, останки верных стратосцев. Оскверненная святыня Императора Человечества, Аура Иерон стала теперь приютом разложения, куда поклоняться приходили лишь проклятые.

Нигилан получал удовольствие в унижении храма, рассматривая издалека инструменты своей темной воли.

— Нам не стоит оставаться здесь, колдун. Мы получили то, зачем пришли, — из теней проскрежетал голос, отдающий дымом и пеплом.

— У нас здесь двойная цель, Рамлек, — раздражающим мерным тоном ответил Нигилан. — Мы достигли лишь первой части.

Отступник Воин Дракона оглядел окровавленную площадь Ауры Иерона из почерневшей приемной над единственным алтарем. Он с интересом наблюдал за Говорящим, обманывающим и убеждающим массы культистов, греющихся в неестественной ауре его змеиной риторики.

Клеймо, которое Нигилан выжег на плоти верховного жреца более трех месяцев назад, когда Воины Дракона впервые пришли на Стратос, хорошо распространилось. Оно почти заразило все его лицо. Посаженное колдуном семя скоро должно было созреть.

— Жизнь за жизнь, Рамлек — тебе это известно. Горган готов?

— Да, — проскрежетал рогатый воин.

Нигилан тонко улыбнулся. Рубцы на его лице растянулись от редкого использования этих мышц.

— Наши враги скоро придут, — прошипел он, и по его кулаку затрещала психическая сила, — и тогда мы отомстим.


ГЛАЗА, ПОДОБНЫЕ ЗЕРКАЛЬНОМУ стеклу, смотрели из-под сводчатого прохода мавзолея, более слепые, немигающие в своей смерти. На губах и веках мертвеца скопились крошечные кристаллы льда, заставляя их отвисать будто бы в летаргии. Несчастный бедняга был наполовину вытащен из каменной могилы, его ослабевшая безжизненная голова свисала над краем.

Он был не один. По всему храмовому району лежали мертвые горожане и повстанцы, погибшие от удушья, когда началась вентиляция атмосферных процессоров. Некоторые сжимали друг друга в последних отчаянных объятиях, смирившись со своей участью; другие боролись, уцепились в собственное горло в тщетной попытке наполнить воздухом легкие.

Руины храмового района были тревожно тихими. Это казалось странно уместным: тишина опустилась подобно савану на расколотые монолиты и мрачные молельни; акры кладбищ, посреди которых возвышались усыпальницы и склепы; закутанные в мантии статуи, согбенные от темного воспоминания.

— Так много смерти… — произнес Дак'ир, вспомнив об еще одном месте, в котором он был десятилетия назад, и взглянул на капитана. Кадай, казалось, переносил все это стоически, но Дак'ир мог сказать, что это не оставляло его безучастным.

Саламандры прошли через город, не встретив сопротивления, крадясь подземными дорогами частного тоннельного комплекса. Хотя у него и не было карты подземного лабиринта, технодесантник Аргос определил маршрут, основываясь на расположении скрытого входа и визуальных докладах его боевых братьев, которые они передавали по мере продвижения через тусклые туннели. После часа блужданий узкими темными коридорами, Саламандры, наконец, выбрались наружу, чтобы столкнутся с торжественностью храмового района.

По словам Кадая, им следовало ожидать сопротивления. По правде говоря, он был бы даже рад этому. Нечто, что могло его отвлечь от ужасного деяния, которое он был вынужден совершить с жителями Кирриона. Но отпора не было — Саламандры прошли через белые врата храмового района без стычек, и все же напоминания о поступке Кадая скрывались в каждом алькове и затемненном городском убежище.

К счастью, Фугис и остальные прибыли на площадь Аереона без происшествий. Кадая начали одолевать бурные чувства, когда к нему по устройству связи пришло сообщение апотекария. Это был обоюдоострый меч, спасение, но за огромную плату — уничтожение людей Кирриона.

— Аура Иерон находится в полукилометре к северу, — проскрежетал по устройству связи металлический голос Аргоса, отрывая его от дальнейшего самоанализа.

— Я вижу его. — решительно ответил Кадай.

Отключив связь с технодесантником, он обратился к свите.

— Люди Кирриона заплатили своими жизнями за шанс окончить эту войну. Пусть же их жертва не будет напрасной. Так или иначе, все закончится сегодня. За мной, братья. Во имя Вулкана.

Храм Ауры Иерона вырисовывался впереди подобно костяной руке, ухватившейся за черное как смоль небо.


ДАК'ИР, ПРИГИБАЯСЬ, ШЕЛ затемненными альковами вдоль западной стены храма. Напротив него, через сумрачную пучину нефа храма, вдоль боковой стены крался Цу'ган.

Кадай и остальная часть свиты медленно приближалась по центру, прячась за разрушенными колоннами и обломками рухнувшей крыши Ауры Иерона. Несмотря на силовые доспехи, они двигались тихо, и не высовываясь, подбираясь все ближе к цели.

Сотни культистов с надетыми на их лицах с зашитыми ртами респираторами, распростерлись ниц перед своим мерзким верховным жрецом. Говорящий стоял на мраморном постаменте, облаченный в синие одеяния подобно его совращенной конгрегации. В отличие от павших ниц перед ним последователей с зашитыми проволокой ртами, Говорящий не был нем. Скорее наоборот. Из его раздувшейся пасти с почерневшими пнями зубов внутри, выпирал извивающийся фиолетовый язык. Уродливый отросток крутился и хлестал по сторонам, будто живой. Изо рта Говорящего извергалась непостижимая догма, модулировавшаяся демоническим языком. Даже звучание самих слов грызло чувства Дак'ира, и он подавил их, догадавшись, чем была эта мутация — заразой Хаоса. Это объясняло, как когда-то недовольные уроженцы Стратоса, которые, всего несколько месяцев назад были немногим более чем мелкими подстрекателями, смогли ввести такую непоколебимую верность, к тому же в таких количествах.

Окружающая верховного жреца элита фанатичных войск, кольцо из восьми жрецов-свежевателей, стояла на коленях с вытянутыми перед ними церемониальными цепными мечами.


ОТ УВИДЕННОЙ ПОРЧИ у Цу'гана остался горький привкус во рту. Какой бы грязный обряд эти дегенеративные отбросы не пытались совершить, Саламандры окончат его огнем и мечем. Он чувствовал, как в его груди разгорается пламя фанатизма, и ему очень захотелось оказаться сейчас рядом с капитаном, идти вместе с ним прямо к врагу, а не сидеть здесь, охраняя тени.

Пусть игнеец прячется по окраинам, подумал он. Мне предназначены более славные деяния.

Высокомерные размышления Цу'гана прервал дикий крик. Извергая неразборчивую диатрибу, Говорящий безумно указывал на вышедших из укрытий Кадая и двух других Саламандр. Трусливые последователи с жуткой синхронностью среагировали на предупреждение своего хозяина и бросились к тройке нарушителей с явным намерением убить их.

Шен'кар поднял огнемет и с боевым криком на устах испепелил ряд взбешенных культистов.

Век’шен, вращая огненной глефой, атаковал следом за пламенем, едва пламя успело утихнуть. Изготовленное вручную оружие пожинало ужасный урожай отсеченных конечностей и голов, всплески зажигательного вещества поджигали тела каждым пламенеющим ударом.

Кадай был похож на неустанную бурю, и воинское сердце Цу‘гана воспарило от такого мастерства и ярости. Направляя свой пламенный гнев, капитан проделал выстрелом из инферно-пистолета рваное отверстие в одном из жрецов-свежевальщиков, прежде чем сокрушить громовым молотом ему череп.

Когда жалкий священник с размозженной головой умер, Кадай подал сигнал, и засевшие в альковах Цу’ган и Дак’ир начали вести фланговый огонь из болтеров.

Культисты валились на землю, разрываемые напополам его яростной очередью, и Цу’ган больше не мог сдерживать жажду битвы. Он не будет сидеть здесь, играя роль стража. Он хотел быть вместе с капитаном и смотреть в глаза противникам, которых он повергал. Дак’ир сможет удерживать периметр и без его помощи. В любом случае, врагов здесь хватит для всех.

Выкрикивая клятвы Вулкану, Цу’ган покинул свой пост и ринулся прямо в гущу сражения.


ДАК’ИР ЗАМЕТИЛ дульную вспышку болтера Цу’гана и громко выругался, поняв, что он ослушался приказов и покинул стену. Размышляя, не поступить ли и ему подобным образом, он увидел прорубающегося сквозь толпу еретиков Кадая. Он находился почти в шаге от Говорящего и уже поднимал инферно-пистолет.

— Во имя Вулкана! — взревел он, приготовившись навсегда покончить с угрозой «Культа Правды», когда над бойней прогремел единственный выстрел, и Говорящий с наполовину снесенной разрывным снарядом головой рухнул на землю.


МЯСО И КРОВЬ застреленного Говорящего забрызгало доспехи Кадая, и он в шоке опустил пистолет. На битву опустилось странное затишье, враги неестественно замерли посреди атаки, пока капитан Саламандр отслеживал источник выстрела.

Над ним располагался парапет, с которого открывался вид на неф храма. Кадай поднял взгляд повыше, когда из собиравшихся теней вышла фигура в кроваво-красных доспехах с дымящимся болт-пистолетом в руке.

Пластинчатые доспехи воина украшали чешуйки, подобные тем, что были у первобытных ящеров архаической эры. Его перчатки были созданы в виде лап с длинными алыми когтями, вокруг которых потрескивающими рубиновыми дугами мелькали молнии. В одной руке он сжимал посох с исполненной в серебре головой ревущего дракона на наконечнике, а в другой — болт-пистолет, который он возвращал в кобуру. Широкие наплечники воина сидели подобно укрепленным чешуйчатым остовам, на каждом из которых располагался шип. Он был без боевого шлема и открыто носил ужасные лицевые шрамы. Огонь погубил когда-то благородное лицо воина, исказив, поглотив и переделав его облик в нечто, что состояло из морщинистой ткани, красных рубцов и открытой кости. Это было лицо смерти, отвратительное и обвиняющее.

По спине Кадая внезапно пробежался холодок, будто он погрузился в лед. Стоявшее перед ним существо было призраком, наваждением, давным-давно погибшим в ужасной агонии. И все же, оно было из плоти и крови, призванное из могилы, будто некий мстительный дух.

— Нигилан…

— Капитан, — ответило наваждение, его голос потрескивал подобно иссохшей земле, испеченной под безжалостным солнцем. Его жгучие красные глаза вспыхнули.

Шок Кадая быстро прошел, и он напрягся, подчиняясь праведному гневу.

— Отступник, — взревел он.


ОТ СОЗЕРЦАНИЯ ВОИНА грудь Дак’ира охватила сильнейшая боль, и он погрузился в иномирье своих грёз.

Храм исчез, и осталось лишь серое небо Морибара. В бесконечный стальной небосвод устремлялись костяные монолиты, вдоль бесчисленных кладбищенских дорог тянулись ряды склепов, поля мавзолеев и долины гробниц. Через легионы могил и фаланги склепов, вдоль погруженных в катакомбы батальонов усыпальниц, Дак’ир шел по дороге, пока не достиг конца.

И здесь, под холодной сырой землей, лежала огромная печь крематория — кипящая, горящая, ее мерцающее зарево было ни теплым, ни манящим.

Видение изменилось, и тело Дак’ира пронзила боль. Он схватился за грудь, но черного панциря там больше не было. Он вновь был скаутом, стоящим у края крематория — огромной огненной ямы, достаточно большой, чтобы поглотить Титана, и горящей, все время горящей в жидком ядре Морибара.

Дак’ир увидел двух Астартес, карабкающихся по краю этих врат адской погибели. Нигилан отчаянно цеплялся за капитана Ушорака, чьи черные доспехи покрывались выбоинами и трещинами от исходящего снизу сильнейшего жара.

В каверне бушевал сильный пожар. Он пузырился и выбрасывал в воздух огненные каскады плюмажей лавы. Из крематория вырвался гигантский столб огня. Дак’ир закрыл глаза, когда огненный вал накрыл воинов.

Чьи-то сильные руки схватили Дак’ира за плечо и оттянули от пламени, поглотившего отступников, которых они хотели предать правосудию, но не убить. Нигилан, едва видимый за плотной завесой огня, кричал, и его лицо горело…

Вновь оказавшись в настоящем, на Дак’ира нахлынуло тошнотворное головокружение, и он попытался взять себя в руки. Во рту у него был привкус крови, и в глазах мельтешили черные точки. Стянув боевой шлем, он пытался вдохнуть.

В храме кто-то говорил…


— ТЫ ВЕДЬ УМЕР, — подозрительно сказал Кадай, смотря на воина. Он старался побороть невидимое давление, не дающее ему нанести удар по отступнику, но его руки стали будто свинцовыми.

— Я выжил, — ответил Нигилан, чье травмированное лицо исказилось от поддерживания психического давления, против воли Саламандр держащего поле битвы в стазисе.

— Ты должен был встретить правосудие, а не смерть, — сказал ему Кадай, а затем мстительно улыбнулся. — Ты вызвал перегрузку крематория, всколыхнувшую и без того нестабильное ядро Морибара, чтобы спасти собственную шкуру, и попытаться убить меня и моих братьев в начавшейся суматохе. Гибель Ушорака было твоих рук дело, твоих и его.

— Не смей говорить о нем! — закричал Нигилан, и из его глаз, сжатых кулаков и психосилового посоха вырвались алые молнии. После мимолетной вспышки ярости к Воину Дракона вернулось самообладание. — Убийца здесь ты, Кадай — ничтожный генералишко, который пойдет на все, лишь бы поймать свою добычу. Но, возможно, ты прав… я умер и возродился.

Кадаю удалось приподнять инферно-пистолет. Нигилан постепенно слабел. Капитан готовился одним рывком поднять его и пристрелить предателя на месте, когда тело Говорящего забилось в конвульсиях.

— Это уже не важно, — добавил Воин Дракона, отступая обратно в тени парапета. — Только не для тебя…

Как только Нигилан разжал психическую хватку, Кадай выстрелил из инферно-пистолета, расплавив кусок парапета. Саламандры готовились кинуться за ним в погоню, когда окутавшая Говорящего ужасная аура необъяснимым образом подняла труп так, что он повис в воздухе, будто бы подвешенный на невидимом крюке.

Мучительно медленно он поднял подбородок, открыв уничтоженное разрывным снарядом лицо. Частично оставшаяся на окровавленном черепе гладкая красная плоть блестела в рассеянном свете. Голова Говорящего была похожа на разбившееся яйцо. Внутри виднелась светящаяся кобальтовая кожа. Сломанная кость превратилась в вызванное из темной нереальности злобное обличье, когда нечто… неестественное… пыталось проникнуть в материальное измерение.

Глаз сияющего мрака взглянул с потусторонней злостью. Когда-то выжженная на лбу Говорящего восьмиконечная звезда воспылала над материализирующимся чудовищем. Она становилась все более растянутой и будто бы живой, пульсируя подобно уродливому сердцу, когда тварь из варпа начала увеличиваться в размерах. Из смертной плоти пробивались похожие на луковицу наросты, увенчанные кусками позвонков. Его пальцы начали увеличиваться, будто бы их растягивали невидимыми нитками, и из них вырвались длинные, острые и черные когти. Широкая пасть существа в подражании первичной мутации Говорящего начала вытягиваться еще сильнее, пока не превратилась лишенную губ бездну, внутри которой извивался язык с тремя выступами, каждый из которых заканчивался окровавленной костью.

Культисты завопили от страха и обожания, когда труп Говорящего был полностью совращен. Жрецы-свежевальщики поклялись в своей немой преданности, вновь обратив цепные мечи на Саламандр.

Вырванное из эфирной дремы существо было первобытным и лишь частично разумным, и его пожирал сильный душевный голод. Взревев от ярости и муки, оно ринулось к Кадаю, поглотив по пути пару жрецов-свежевальщиков. Тварь заглотнула их подобно некому ужасному василиску, и когда добыча попала в его разбухшую глотку, Астартес услышали явственный хруст костей.

— Тварь… — выдохнул Кадай и схватился за рукоять громового молота, готовясь ударить демона изо всех сил. Нигилан продал свою душу темным силам, что только подтверждалось его преступными действиями.

— Умри, адское отродье! — воскликнул Век’шен, становясь между капитаном и освободившимся демоном. Вращая огненной глефой с такой скоростью, что она превратилась в пылающую дугу, чемпион роты нанес настолько мощный удар сверху вниз, что он разрубил бы даже воеводу орков. Демон парировал удар когтями, сжав ими глефу. Из рта-бездны метнулся язык и стремительно обернулся вокруг Век’шена. Саламандра открыл рот в бессловесном вопле, когда существо окончательно его сокрушило.

Кадай взревел и бросился на демона, когда обмякшее тело его боевого брата, раздавленное в том месте, где его стиснул язык, рухнуло не землю.


ДАК’ИР ПРИХОДИЛ в чувство. Говорящий был мертв, хотя он и не видел, как это произошло, тот лежал с простреленной головой у ног Кадая. Но он пропустил не только это, пока находился во власти сна-воспоминания. За время, ушедшее на то, чтобы его тело и тренировки одолели вызванную воспоминанием длительную тошноту, Нигилан уже отступал в тени. Покинув фланговую позицию, Дак’ир бежал к нефу, решившись на преследование, когда группа культистов преградила ему путь.

— Цу’ган! — крикнул он, вспоров брюхо одного повстанца цепным мечом и выстрелив из болтера в лицо другого, — останови отступника!

Саламандра кивнул со столь редко проявляемой симпатией и бросился за Нигиланом.

Дак’ир пробивался сквозь разъяренную толпу, когда увидел поднимавшееся тело Говорящего, и почувствовал, как его кожу защипало от касания варпа…


ЦУ’ГАН БЕЖАЛ по нефу, убивая культистов кулаками, разрывая на куски сгрудившиеся кучи болтерным огнем. Краем глаза он едва видел Шен’кара, испепеляющего ряды еретических паразитов яркими струями пламени.

Выбив деревянную дверь позади храма, Цу’ган обнаружил ведущий к парапету пролет из каменных ступеней. Перепрыгивая по три ступени за раз при помощи серводвигателей в доспехах, он ворвался в затемненную приемную.

Внизу что-то происходило. Он услышал как Век’шен выкрикнул призыв к оружию, а затем опустилась тишина, будто бы все звуки исчезли во внезапно образовавшемся вакууме.

Возникшие в темноте горящие красные глаза одарили его холодным взглядом.

— Цу’ган… — сказал Нигилан, выходя из мрака.

— Предательское отродье! — с яростью выкрикнул Саламандра.

Но Цу’ган не поднял болтер и не поразил врага на месте. Он просто продолжал стоять, казалось, его мускулы были закованными в янтарь.

— Что… — начал он, но обнаружил, что и язык у него стал свинцовым.

— Колдовство, — сказал ему Нигилан, поверхность его психосилового посоха переливалась сверкающей энергией. Она отбрасывала во мрак эфемерные вспышки света, освещая устрашающий облик приближавшегося к неподвижному воину Астартес колдуна.

— Я могу убить тебя прямо сейчас, — откровенно произнес он. — Погасить свет в твоих глазах, и убить тебя, как Кадай Ушорака.

— Вам предложили искупление, — Цу’ган изо всех сил пытался сформулировать слова возражения, одной лишь силой воли заставляя язык повиноваться.

Зловещее выражение на лице Нигилана сменилось негодованием.

— Так это было искупление? Духовная кара от рук Элизия, пару часов с его хирургеонами-дознавателями — не это ли нам предложили? — Он безрадостно рассмеялся. — Этот ублюдок мог вынести лишь смертный приговор.

Ступив ближе, Нигилан заговорил искренним тоном.

— Ушорак предложил жизнь. Силу, — выдохнул он. — Свободу от кандалов, принуждающих нас прислуживать этому человеческому скоту, когда мы могли бы править им.

Говоря это, Воин Дракона сжал кулак, подойдя уже так близко, что Цу‘ган чувствовал медный запах его дыхания.

— Ты видишь, брат. Мы не настолько разные.

— Мы непохожи, предатель, — отрезал воин Саламандр, кривясь даже от простой попытки говорить.

Нигилан отступил назад, печально разведя руками.

— Тогда может выстрел в голову, чтобы закончить мою ересь? — его приподнятая губа выражала неудовольствие. — Или лишение звание, или клеймо кающегося вместо моих штифтов выслуги лет?

Он покачал головой.

— Нет… не думаю. Хотя, возможно, я отмечу тебя клеймом, брат, — Нигилан показал Саламандре ладонь и широко развел пальцы. — Интересно, ты будешь сопротивляться разложению сильнее, чем та человеческая марионетка?

Цу’ган вздрогнул при приближении Нигилана, ожидая, что в любое мгновение он выпустит всю существующую мерзость Хаоса.

— Не бойся, — проскрежетал Нигилан, насмешливо сжав руку обратно в кулак.

— Я ничего не боюсь, — рявкнул Цу’ган.

Колдун презрительно фыркнул.

— Ты боишься всего, Саламандра.

Цу’ган почувствовал, как его ботинки заскребли по полу, когда психическая сила потянула его к краю парапета.

— Хватит разговоров, — выплюнул он. — Сбрось меня. Если тебе так хочется, переломай мое тело. Орден выследит тебя, отступник, и в следующий раз не дадут шанс на искупление.

Нигилан взглянул на него так, как взрослый смотрит на несмышленого ребенка.

— Ты все еще не понимаешь, нет?

Тело Цу’гана медленно развернулось так, чтобы он смог увидеть происходившую внизу битву.

Культисты падали толпами, сожженные из огнемета Шен’кара или же выпотрошенные цепным мечом Дак’ира. Его братья сражались на пределе своих сил, сдерживая орду, пока их возлюбленный капитан сражался за свою жизнь.

Доспехи ручной работы Кадая были пробиты в десятке мест от нападений демонического существа, облаченного в плоть Говорящего. Когти, подобные длинным прорезям, в которых виднелась сама ночь, градом ударов сыпались на капитана, но он выдерживал их, проводя ответные атаки громовым молотом. В его устах звучало имя Вулкана, когда из навершия выкованного в кузне молота с треском вырвалась молния и опалила заимствованную плоть демона.

— Я был предан Ушораку, прямо как ты своему капитану… — сказал Нигилан на ухо Цу’гану, пока тот смотрел на разворачивающуюся внизу битву с порождением ада.

Кадай ударил демона в плечо, сокрушив кость, и конечность того безвольно повисла. -… Кадай убил его, — продолжил Нигилан. — Он заставил нас искать утешение в Оке. Мы бежали и оставались там на протяжении десятилетий…

В прорехах приземистой фигуры демона зашипел ихор, он цеплялся за реальность все слабее, пока Кадай неутомимо разил его кулаком и молотом. -… В той реальности время течет по-другому. Нам казалось, будто прошли столетия, прежде чем мы нашли выход оттуда.

Из раздувшегося горла демонического существа вырвался хор воплей, когда Кадай сокрушил его череп и изгнал обратно в варп, вместе с поглощенными им душами, молившими о помощи.

— Он изменил меня. Открыл мне глаза. Теперь я вижу многое. Цу’ган, тебя ожидает великая судьба, но ее омрачает некто другой, — Нигилан слегка кивнул в сторону Дак’ира.

Игнеец сражался с отвагой, рубя последних культистов на пути к Кадаю.

— Даже сейчас он мчится к твоему капитану… — коварно сказал Нигилан, — надеясь получить его расположение.

Цу’ган знал, что лживому языку предателя нельзя было верить, но сказанные им слова повторяли его давно зародившиеся подозрения.

И так, без ведома Саламандры, Нигилан посадил семя. Но суть его была не демонической. Нет, оно исходило из мелочной ревности и амбиций, именно из того, против чего у Цу‘гана не было защиты.

— Этот культ, — продолжил давить Воин Дракона, — Он — ничто. Стратос ничто. Даже сам город бессмысленный. Все это было ради него!

Кадай тяжело опирался на громовой молот, устав после убийства демона.

Нигилан улыбнулся, и покрытая шрамами кожа его лица заскрипела.

Капитан за капитана.

Понимание поразило Цу’гана подобно холодному клинку.

Слишком поздно он заметил приблизившуюся сзади тень. Воины Дракона, наконец, захлопнули ловушку. Бросив пост, он позволил им проникнуть мимо стражей Саламандр. Культисты служили лишь в качестве отвлечения, истинный же враг появился лишь сейчас.

Каким же он был дураком.

— Нет!

Одной лишь силой воли он сломил психическую хватку Нигилана. Проревев имя капитана, Цу’ган соскочил с парапета. Хриплый смех следовал за ним весь путь вниз.


ДАК’ИР ПОЧТИ достиг Кадая, когда отступник поднял мульти-мельту. Выкрикнув предупреждение, он метнулся к капитану. Кадай повернулся к нему, в то же время услышав доносившийся сверху крик Цу’гана, а затем проследил за наполненными ужасом глазами Дак’ира.

Темноту прорезал сверкающий луч.

Он попал в Кадая, и его тело испарилось в актинической вспышке.

Интенсивный порыв жара сбил Дак’ира с ног — ударная волна ужасного взрыва мельты. Он почувствовал запах опаленной плоти. В его чувства ворвался раскаленный шип агонии. Его лицо горело, как во сне…

Дак’ир понял, что сейчас потеряет сознание, его тело готовилось выключиться, когда анабиозная мембрана отметила перенесенные воином обширные травмы. Смутно, как если бы он был похоронен заживо и слушая из под слоя земли, он услышал голос сержанта Н’келна и его боевых братьев. Дак’ир сумел повернуть голову. Последнее, что он увидел, прежде чем сознание покинуло его, был Цу’ган, бросившийся на колени перед обугленными останками их капитана.


ПРОСНУВШИСЬ, Дак’ир обнаружил, что лежит в апотекарионе «Гнева Вулкана». Внутри аскетичного зала было холодно как в могиле, мрак рассеивался светящимися символами на медицинской аппаратуре вокруг него.

С пробуждением пришли воспоминания, а с ними — горе и отчаяние.

Кадай был мертв.

— Добро пожаловать обратно, брат, — произнес тихий голос. Лицо Фугиса было более тонким и изможденным чем когда-либо, когда он возник над Дак’иром.

Душевная мука дополнялась физической болью, и Дак’ир потянулся к лицу, когда оно начало печь.

Фугис схватил его запястье, прежде чем он успел прикоснуться к нему.

— Я бы этого не делал, — предупредил он сержанта. — Твоя кожа очень сильно обгорела. Ты исцеляешься, но плоть все еще чрезмерно нежная.

Фугис отпустил руку, и Дак’ир убрал ее. Чтобы ослабить боль, апотекарий ввел ему порцию наркотиков через внутривенную капельницу.

Дак’ир расслабился, когда болеутоляющие начало действовать, катализируя естественные регенеративные процессы его тела.

— Что случилось? — его горло казалось шершавым и воспаленным, и ему приходилось выдавливать из себя слова. Фугис отступил от медицинского стола Дак’ира чтобы проверить контрольные приборы. При ходьбе он прихрамывал — на его ноге была закреплена временная аугметическая шина для заживления перелома, полученного во время падения. Фугис был упрямым до жестокосердия, и ничто не могло помешать ему продолжать свою работу.

— Стратос спасен, — просто сказал он, стоя спиной к Саламандре. — Когда Говорящий погиб и наши огнеметы снова смогли работать, повстанцы были быстро уничтожены. Бури прекратились через час после того, как мы вернулись на площадь Аереона. Библиарий Пириил прибыл спустя двадцать минут с остальными силами роты для поддержки войск Н’келна, который захватил стену и уже был на пути к Ауре Иерону…

— Но не успел спасти Кадая, — закончил вместо него Дак’ир.

Фугис прекратил работать и сжал приборную панель, которую он отлаживал.

— Да, даже его генное семя не удалось спасти.

Комната погрузилась в продолжительную наполненную горем тишину, прежде чем апотекарий продолжил.

— Корабль, тип «Буревестник», покинул планету, но мы слишком опоздали, чтобы начинать преследование.

Злоба в голосе Дак’ира могла покорежить металл.

— Нигилан и остальные отступники сбежали.

— Одному Вулкану известно куда, — ответил Фугис, повернувшись к пациенту лицом. — Третьей ротой командует библиарий Пириил, до тех пор как Магистр Ордена Ту’Шан не назначит кого-то на постоянной основе.

Дак’ир нахмурился.

— Мы летим домой?

— Наше дежурство в Поясе Адрона закончено. Мы возвращаемся на Прометей, чтобы восстановить силы и зализать раны.

— Мое лицо… — отважился сказать Дак’ир после долгой паузы, — я хочу увидеть его.

— Конечно, — произнес Фугис и показал Саламандре зеркало.

Часть лица Дак‘ира была обожжена. Почти половина его ониксово-черной кожи стала практически белой из-за сильного жара от выстрела мельты. Грубое и злое, оно, тем не менее, выглядело почти человеческим.

— Реакция на интенсивное излучение, — начал объяснять Фугис. — Повреждение привело к регрессии клеток, вернувшись к форме, предшествующей генетическому почернению кожи, когда ты стал Астартес. Я пока не могу сказать наверняка, но она не показывает признаков немедленной регенерации.

Дак’ир продолжал смотреть, затерявшись в глубинах собственного отражения и подобии человечности в нем. Фугис прервал размышления Саламандры.

— Я тебя оставлю в покое, а это — унесу, — произнес он, забирая зеркало. — Твое состояние стабильно, и сейчас я больше ничем не могу тебе помочь. Я вернусь через пару часов. Твоему телу нужно время для исцеления, прежде чем ты снова сможешь сражаться. Отдыхай, — сказал ему апотекарий. — Надеюсь, когда я вернусь, ты все еще будешь здесь.

Апотекарий вышел и похромал в какую-то другую часть корабля. Но когда дверь за ним закрылась с шипением стравливаемого воздуха, Дак’ир понял, что был здесь не один.

— Цу’ган?

Он почувствовал присутствие брата даже до того, как увидел его выходящим из теней.

— Брат, — тепло прохрипел Дак’ир, вспоминая момент близости между ними, когда они вместе сражались в храме.

Сердечность испарилась, подобно украденному холодным ветром теплу огня, когда Дак’ир увидел мрачное лицо Цу’гана.

— Ты непригоден быть Астартес, — без обиняков сказал он. — Смерть Кадая на твоих руках, игнеец. Если бы ты не послал меня за отступником, если бы ты был достаточно быстрым, чтобы отреагировать на возникшую опасность, мы бы не потеряли капитана.

Горящие глаза Цу’гана были холодными как лед.

— Я этого не забуду.

Дак’ир был настолько ошеломлен и даже не нашелся, что ответить, прежде чем Цу’ган повернулся к нему спиной и вышел из апотекариона.

Сердце и душа Дак’ира наполнилась мукой, пока он пытался отбросить ужасные обвинения брата, но затем усталость взяла верх, и он погрузился в глубокий прерывистый сон.

Впервые за сорок лет сон изменился…


СИДЯ В ДЕСАНТНОМ отсеке «Буревестника», Нигилан вновь и вновь крутил в руке устройство, украденное из хранилища в глубинах Кирриона. Вокруг колдуна находились другие Воины Дракона — великан Рамлек, выдыхавший из воздухораспределительной решетки крошечные кусочки пепла и золы в попытке совладать с бесконечным гневом; Гор’ган, его чешуйчатая кожа опадала, когда он снял боевой шлем, баюкающий мульти-мельту подобно домашнему любимцу; Нор‘хак, привередливо и методично собиравший и разбиравший свое оружие. Еще был Экрин, его пилот, оставшийся охранять «Буревестник», чьи кости-лезвия на предплечьях были тщательно спрятаны под силовыми доспехами, пока он вел корабль к конечной точке назначения.

Воины Дракона пошли на огромный риск, пытаясь добыть устройство, им даже пришлось разжечь настоящее восстание ради отвлечения внимания от своих передвижений. Смерть Кадая в результате уловки особенно удовлетворяла, это был неожиданный, хотя и приятный сюрприз для Нигилана.

«Буревестник» находился в полной готовности даже прежде, чем ловушка в Ауре Иероне захлопнулась. Пока рвущиеся толпы самоубийственных культистов обеспечивали им прикрытие, отступники быстро покинули атмосферу Стратоса.

— Как мало они понимают… — проскрежетал Нигилан, внимательно изучая каждую грань позолоченного предмета на ладони. Казалось бы, такой безвредный кусочек загадки, внутри двенадцати пятиугольных поверхностей, вдоль ортодромов эзотерического писания, обволакивавшего его двенадцатигранную поверхность, там был способ раскрыть тайны.

В этом и состояла цель дешифрекса — открывать то, что было скрыто. Нигилан столкнулся с этой загадкой в свитках Келока, древних пергаментах, которые он и Ушорак сорок лет назад забрали из могилы Келока на Морибаре. Тот был технократом и недооцененным гением. Он создал нечто — оружие, намного превосходившее все то, что могла предоставить убогая наука текущего века распада. Нигилан хотел воссоздать его работу.

Более тысячи лет внутри Глаза Ужаса он терпеливо вынашивал свою месть, и теперь, наконец, начал получать то, что ему нужно было для уничтожения своих врагов.

— Приближаемся к «Адскому ловчему», — по воксу прозвучал загробный голос Экрина.

Нигилан застегнул гравиподвески. Когда они сомкнулись над его бронированными плечами, удерживая его на месте во время посадки, он уставился в смотровую щель «Буревестника». Там, на фоне успокоившегося кобальтового моря, виднелся стоявший на якоре корабль цвета расплавленного металла. Это был древний корабль со старыми ранами и еще более старыми призраками. Его нос имел форму зазубренного лезвия, будто бы пробившего в пустоте дыру. По его бортам располагались батареи орудий, чья пушечная бронха была серой и почерневшей от пороха. Десятки башен и антенн тянулись вверх подобно скрюченным пальцам.

Корабль вошел в Глаз Ужаса обычной боевой баржей, но вышел оттуда уже чем-то совершенно иным. Это было судно Нигилана, и на борту колдуна уже ждали его воины — отступники, наемники и перебежчики; пираты, налетчики и грабители. Они собрались здесь, чтобы стать свидетелями его победы и медленного воплощения в жизнь его желания — тотального и полного уничтожения Ноктюрна, а вместе с ним и смерти Саламандр.

Ричард Форд ЛАБИРИНТ

Моторы цепных мечей гневно взревели, а затем их стальные зубья столкнулись в яростном поцелуе, разбрасывая искры и черное масло. Они сцепились с гневным воем, их неудержимо влекло кромсать и разрушать. Инвикт взглянул на противника через вгрызающиеся друг в друга мечи, решив, что на этот раз он выйдет победителем, целиком уверовав в то, что сегодня победа окажется за ним.

Этому не суждено было случиться.

Генареас вывернул оружие, расцепив вращающиеся зубья, из-за чего на палубу посыпалась металлическая стружка. Прежде чем Инвикт успел парировать, на его лицо обрушилась вся тяжесть наплечника Генареаса, отчего воин пошатнулся. Он резко взмахнул руками в попытке удержаться на ногах, но безуспешно. Инвикт рухнул на гофрированную стальную поверхность палубы, громко лязгнув керамитом, но ему все же удалось не выронить цепной меч. До того, как он сумел поднять его над собой, Генареас придавил ему руку огромным бронированным ботинком и угрожающе приставил собственный цепной меч к лицу противника. Инвикт смотрел, как вращающиеся зубья приближались к его обнаженной плоти, скривившись в преддверии неизбежной боли.

Генареас с победным смехом выключил мотор цепного меча и протянул Инвикту руку.

— Отличный бой, брат. Но, как видишь, на боевой палубе ты все еще не ровня мне.

— Однажды, брат Генареас, — сказал Инвикт. — Однажды.

В ответ Генареас рассмеялся еще громче.

— Воистину, брат. Я с нетерпением буду ждать этого дня. А теперь пошли. Мы и так опаздываем.

Они вместе вышли с боевой палубы, Инвикт, как обычно, в нескольких шагах позади Генареаса. Хотя они и были ближе друг к другу, чем любые боевые братья среди Сынов Злобы, прослужив вместе в качестве скаутов, а после и инициатов, Инвикту казалось, будто он всегда находился в тени Генареаса, всегда на шаг позади. Долгие десятилетия это отравляло ему жизнь, несмотря на все те победы, которые он одержал на службе Ордену.

Но сегодняшней ночью все будет по-иному — сегодня Инвикт докажет, чего он стоит.

Они шли едва освещенными переходами крейсера типа «Мститель», пока не вышли к посадочному отсеку. Как только двери отсека распахнулись, их тут же оглушило пронзительным гулом тысячи различных голосов. Гудящие и жужжащие сервиторы вели на приземлившееся судно ряды пленников, как известных, так и чуждых видов. Хныкающие пасти, челюсти, изрыгающие проклятья на чужеродных языках, а посреди всего этого хорошо знакомые рыдания невинных — всех их собрали в кучу, дабы наполнить отсек какофонией звуков. Они захватили почти сотню различных видов ксеносов со всех систем, мимо которых пролетали. Злоба, без сомнения, обрадуется их количеству — жертвенный костер вспыхнет даже ярче прежнего.

Инвикту до глубины души было отвратительно столь крупное сборище ужасных тварей, но он знал, что это необходимо, если они хотят утолить голод Злобы и выполнить Его желание. Пока же эту жалкую толпу никак нельзя было утихомирить, и Инвикта утешало только то, что резню оставалось ждать совсем недолго.

Он с Генареасом прошел по переполненному ангару туда, где их ждали остальные Сыны Злобы. Они уже садились в «Громовые ястребы» с ревущими двигателями, и два задержавшихся космических десантника торопливо присоединились к братьям. Когда они погрузились, Инвикт услышал по вокс-каналу шлема, как молятся некоторые из его боевых братьев. Сам же он не делал ничего подобного, когда пристегивал ремни и готовился к взлету — Инвикт полностью доверял мастерству пилота.

Двигатели корабля активировались, и он преодолел искусственное гравитационное поле ангара «Мстителя». Сквозь узкий иллюминатор Инвикт заметил колоссальные очертания давным-давно мертвого имперского корабля — он все приближался, увеличиваясь в размерах, будто существо, которое раздувалось, чтобы испугать любопытного хищника. На его корпусе виднелись вмятины и опаленные участки, казалось, что лишь благодаря чуду этому кораблю удавалось тысячелетиями выживать в космосе без какой-либо защиты от эмпиреев.

Он висел подобно огромной гнилой руке — из него спиралью вились большие обломки, его внутренности были открыты холодной пустоте космоса, будто у выпотрошенного трупа. Кое-где корабль выбрасывал в пустоту газовые испарения — последнее ядовитое дыхание. Пойманные в гравитационное поле чудища рядом, кружились искореженные куски детрита, которые были вынуждены бесконечно вальсировать вокруг большего корабля.

Они называли его «Лабиринтом». Чтобы вернуться сюда, Сыны целый месяц летели в варпе, они делали это каждое столетие, дабы провести кровавые обряды Ордена. То было святилище для Сынов Злобы, единственное место, где они могли собраться вместе после того, как их родной мир Скелус был столь подло осквернен Астартес. Без разницы, были ли у них где-нибудь задания, не важно, сколько крови им предстояло еще пролить на других мирах, Сыны Злобы всегда возвращались сюда в назначенное время, готовые совершить жертвоприношение. Ритуалы должны были строго соблюдаться, даже если это шло в ущерб чему-то другому.

Это — судьба Сынов, и такой она была всегда.

«Громовой ястреб» облетал вращающиеся обломки, пока, наконец, не достиг посадочного ангара «Лабиринта». С оглушительным ревом включились двигатели обратной тяги, и корабль плавно опустился на посадочную площадку.

Двери открылись, и Инвикт спешно выскочил наружу, едва обратив внимание на побежавший по визору шлема поток информации, который отбрасывал на его лицо яркий мерцающий зеленый свет. Сто лет прошло с тех пор, как он последний раз ступал в святилище, и оно никогда не переставало вселять в него благоговение.

Великолепие внутренней части корабля резко контрастировало с ветхим видом его внешнего корпуса. Рокритовые колонны возносились ввысь на тысячу футов, соединяясь там с контрфорсами. Их окружали стрельчатые арки, которые затемненными переходами убегали во все стороны. Из тьмы уставились горгульи всевозможных форм и размеров — старинные изображения богов, которым молились здесь за прошедшие тысячелетия.

Теперь же в этом холодном пустом корабле поклонялись лишь одному существу: Великой Злобе, Богу-отступнику, Изгою, Злобе Утерянной, Иерарху анархии и террора. И когда начнется кормление, Он получит свою пищу.


***

Они сняли доспехи, и в свете костров их тела источали пар. Все его братья были покрыты ихором своих жертв, каждый воин в большом зале был забрызган кровью. Инвикт насытился больше других. На его губах и подбородке все еще алела свежая кровь — он вгрызался в твердое как камень тело связанного космического десантника. К своей чести, слуга Повелителя-трупа не кричал, когда Инвикт вновь и вновь вонзал в него зубы, отрывая от костей плоть и мускулы и пируя к вящей славе Злобы. От Астартес он оставил лишь окровавленный ошметок, который теперь свисал с ржавой цепи подобно куску мяса.

Другие жертвоприношения проходили не так тихо, как у Инвикта, и в дальних концах обширного зала до сих пор разносилось эхо воплей о пощаде. Везде горели костры, их яркий свет подпитывали обугленные останки ночной гекатомбы.

Инвикту показалось, будто из отдаленных, неисследованных уголков мертвого корабля до него донесся слабый звук, будто что-то кричало на пределе нечеловеческих легких. Оно вновь и вновь повторяло одну фразу, благодаря силе его голоса, слова разносились на мили окрест, но как бы он ни вслушивался, Инвикт не мог разобрать их. В конце концов, он решил не обращать на них внимания, позволив им смешаться со скрипами корабля и предсмертными воплями жертв.

Он взглянул на балкон в конце великого зала, где стоял лорд Кафал, величайший из них, Магистр Ордена Сынов Злобы, он был облачен в соответствующие его титулу доспехи. Его древнее лицо плотоядно скривилось, он явно обрадовался подношению, которое совершили воины. Теперь на него смотрели все Сыны, ожидая, пока он не почтит их своими словами.

Кафал какое-то время оглядывал их своим ледяным взором, будто наслаждаясь мгновением, прежде чем нарушить тишину.

— Братья, — глубокий и гулкий голос Кафала наполнял собою весь зал до самого его высокого темного потолка. — Мы действительно почтили Злобу этой ночью. Мы отдали Ему тысячу охваченных агонией и ужасом душ. Хорошо, что мы принесли Ему столь обильную жертву в преддверии грядущего крестового похода.

Инвикт в нетерпении стиснул кулаки. Все знали, что скоро Сыны Злобы пойдут на войну, двинутся в крестовый поход, подобный которому его Орден еще ведал.

— Для этого сражения нам понадобятся великие воины, люди, которые проявят себя в Испытании «Лабиринта». Лишь преуспев в нем, вы докажете, что достойны стать Обреченными.

Он почувствовал укол мимолетного возбуждения и понял, что остальные братья ощутили то же самое. Каждое столетие, когда Сыны Злобы возвращались к остову огромного древнего корабля, горстка добровольцев решалась пройти Испытание «Лабиринта». Больше их никогда не видели, но поговаривали, что те, кто выказали достаточно силы и хитрости для того, чтобы преодолеть ловушки «Лабиринта», становились Обреченными, кланом святых воинов Злобы. Каждому члену этого элитного круга избранных Бог-отступник давал божественные дары неимоверной силы и отсылал на темные тропы галактики, дабы с хладнокровным мастерством повергать там врагов. Именно этого Инвикт так долго жаждал, и сегодня он чувствовал, что, наконец, готов пройти Испытание.

— Кто из вас достаточно силен, вынослив и отважен, чтобы встретиться с «Лабиринтом»? — спросил Кафал. Высоко задрав голову, истекающий кровью своей жертвы Инвикт шагнул вперед. Он не кивнул и не поклонился, но вместо этого выпятил подбородок, показывая, что не трепещет и готов к предстоящим испытаниям.

Лорд Кафал довольно улыбнулся, и его широкий оскал рассек древнее лицо почти надвое. Подбодренные примером Инвикта, начали выходить другие воины, которые также хотели доказать, что достойны. В самом конце рядом с Инвиктом стояло двадцать воинов, готовых встретиться с ужасами «Лабиринта».

Оглянувшись, Инвикт увидел, что в этом году к состязанию решил присоединиться и Генареас. Им неизбежно придется пройти испытание вместе, но в этот раз Инвикт был решительно настроен выйти из тени брата.

Лорд Кафал указал двадцати воинам выйти из зала, когда уверился, что больше никто не хочет принять участие. Мрачная процессия зашагала к темному сердцу разлагающегося корабля, пока, наконец, не достигла цели. Перед ними находился обычный стальной люк, который преграждал путь к невидимым кошмарам «Лабиринта».

— За этой дверью лежит ваша судьба, — произнес Кафал. — Вы войдете сюда без оружия и доспехов. За этим входом нет званий — в «Лабиринте» все равны. Используйте все, что сможете найти, и верьте друг в друга. В дальнем конце корабля находится ваша свобода. Всякий, кто найдет выход из сих священных пределов, получит благословение Злобы. Остальных ждет лишь забвение. Тем, кого я больше не увижу — умрите достойно, мои братья.

С этими словами Кафал прокрутил колесо, и люк открылся на ржавых петлях. Внутри была лишь темнота, но Инвикт без колебаний ступил вперед и увлек за собою остальных братьев.

Когда все оказались внутри, он услышал, как за ними захлопнулся люк.

Мерцающие стробы наполняли коридор тусклым красным светом, и воинам пришлось подождать, пока их улучшенные глаза не привыкнут к сумраку, прежде чем двинуться дальше. За это время Инвикту вновь послышался крик, хотя его источник все еще был слишком далек, чтобы понять смысл. Звук заставил космического десантника вздрогнуть, но он не даст ему остановить себя. Они не победят, если будут прятаться в темном коридоре мертвого корабля, и, уняв страх, он повел боевых братьев вперед.


Путь сначала был несложным, они просто шли по широкому коридору. Воины Сынов подбирали все, что могло использоваться как оружие — стальные прутья, оторванные заостренные куски обшивки. Тут и там среди костей давно погибших соискателей они находили кое-что поценнее — болтер или огнемет. Инвикт раздобыл болт-пистолет с наполовину полным магазином и воздал молчаливую благодарность Злобе за подарок.

После часового марша по едва освещенному переходу двадцать воинов оказались в большом зале. В дальней стене находилось шесть дверей, все они походили на разверзнувшиеся пасти, в глубине которых клубился мрак.

— Куда дальше? — спросил Генареас.

Остальные воины начали неуверенно переглядываться.

— Возможно, здесь нам придется разделиться, — ответил Инвикт. — Если за этими дверьми одних из нас будет ждать смерть, то, по крайней мере, другие сумеют пройти «Лабиринт».

Генареас и воины кивнули. Если «Лабиринт» был настолько огромен и опасен, как они предполагали, тогда разделиться на меньшие группы будет мудрее, чем оставаться единым подразделением и попасть в одну смертельную ловушку.

Космические десантники быстро разбились на два отделения, которые возглавили Генареас и Инвикт. Прежде чем разойтись по разным проходам, Генареас кивнул брату — наверное, последнее приветствие. Инвикт не знал, желал ли он ему удачи или же бросал вызов, но также кивнул в ответ и последовал за собственной группой во тьму.


Инвикт безостановочно вел боевых братьев вперед. Они все время слышали какое-то постукивание в стенах, которое становилось тем сильнее, чем дальше они углублялись в остов покинутого корабля. Казалось, что звук следовал за ними по боковым переходам. Несколько раз они замирали, чувствуя, как за ними наблюдает кто-то невидимый. Они ожидали атаки в любой момент, но все опасения оказывались беспочвенными.

Во тьме неподалеку вновь что-то зашелестело, и воины остановились, угрожающе выставив оружие. Они опасливо бросали друг на друга взгляды, пока отважный брат Кайнин не сделал шаг вперед. Он превратил кусок туннельной обшивки в грубое подобие топора, и теперь держал его перед собой, будто бросая вызов самим теням. Кайнин парой взмахов разрубил тьму, откуда доносился звук.

Ничего.

Он обернулся и выдавил из себя улыбку, намекая, что все они были глупцами, которые испугались ничего не значащих звуков подобно кучке неофитов, а не хладнокровным закаленным ветеранам, которыми и являлись на самом деле.

Во мраке что-то взревело, огромные лапы сомкнулись на Кайнине, и ему в шею впились слюнявые челюсти. Воин даже не успел вскрикнуть, прежде чем его утащило в тени, из его ран хлестала кровь там, где дикий уродливый зверь отрывал от него куски плоти.

Оставшиеся воины начали палить из всего, что у них было, и Инвикт пару раз выстрелил туда, где еще секунду назад стоял его боевой брат. Брат Валлий вышел вперед со старым автоганом в руках и выпустил длинную очередь, за которой последовал ужасный крик боли.

Эхо выстрелов стихло, и в коридоре воцарилась тишина. Никто из воинов не смел пошевелиться, каждый из них вглядывался во мглу, ожидая, что оттуда в любой момент может выскочить еще одно существо, которое жаждало разорвать их на куски.

Внезапно по палубе заструилась кровь, и Инвикт ступил вперед. Не успел он подойти ближе, как из тьмы бессильно выпала огромная зловонная конечность, когти на ней все еще шевелились в мерцающем свете. Брат Ангустин взял один из едва светящих прожекторов, который свисал из гнезда, и навел его на существо. Оно было огромным и не походило ни на одного чужака, с которым раньше доводилось встречаться Инвикту. Тело его усеивали явные мутации, будто на него длительное время воздействовал варп. Из его тонкогубого рта торчали острые клыки, а мертвые, лишенные зрачков, глаза глядели куда-то вдаль пустым взглядом. Кожа была прочной словно дубленая шкура, а тело покрывали открытые язвы, которые выделяли странный мускусный запах.

Пока его братья осматривали бездыханное тело Кайнина, Инвикт склонился над существом, собираясь более пристально изучить тварей, с которыми им доведется столкнуться во время испытания. Внезапно его взгляд упал на плечо мутанта. На нем находилась какая-то метка, почти невидимая из-за необратимых мутаций кожи, но в тусклом свете ее все же удалось различить — черно-белый череп, символ Злобы.

Ему показалось странным, что подобное существо может носить такой знак, но прежде чем он успел сказать что-то по этому поводу, брат Мортиган указал на коридор.

— Мы должны идти, — сказал он. — Кто знает, сколь еще подобных тварей может скрываться во тьме. Их могли привлечь выстрелы.

Они тут же пошли дальше, бросив мертвое существо и тело брата Кайнина в тенях.

Инвикт больше не думал о метке. Сейчас у него были более важные дела — например, не пасть жертвой этих уродливых тварей в непроглядно темных туннелях.


За последующую пару часов они довольно сильно углубились в разлагающиеся переходы и ржавеющие коридоры мертвого корабля, но уловки и ловушки «Лабиринта» начали собирать жатву.

Брата Кадо, который в одиночку расправился с засадой орков во время битвы при Удерверенгине, обезглавила замаскированная лазерная установка во время перехода через узкий мост. Брата Валлия, который отсек голову лорду Баккху у Врат Ансолома, раздавили взрывоустойчивые двери, сначала казавшиеся нерабочими. Брат Мортиган, который вместе с Инвиктом наблюдал за Экстерминатусом Кородона-4, упал в едкие отходы во время переправы через сточный канал. С каждой смертью над Инвиктом будто все плотнее смыкалась пелена ужаса, но он заставлял себя идти дальше. Если кому-то и судилось пережить испытание и занять место среди Обреченных, то это будет он, и ничто не встанет у него на пути.

В конце концов, шесть выживших воинов добрались до входа в большой зал. Его пол испещрили крупные дыры, будто что-то огромное пробивалось сквозь толстую палубу при помощи стальных, усеянных шипами, кулаков. Инвикт неуверенно перешагнул порог отсека, будто пол в любой момент мог вспыхнуть под его босыми ступнями. Похоже, внутри не было никаких хитроумных ловушек, и Инвикт жестами указал братьям следовать за ним, приблизившись к краю одной из ям. Взглянув вниз, он увидел, что внутренности корабля исчезают во мгле, и внезапно его охватило дурное предчувствие.

— Бегом, — приказал он, осторожно переступая искореженный металл. — Здесь что-то не так.

У Инвикта ушли считанные мгновения, чтобы понять, что же его так встревожило — комната пахла так же, как существо, которое они убили ранее — но было слишком поздно.

Брат Ангустин закричал и начал стрелять из автогана, когда из темноты выскочил обезумевший мутант. Вокруг возникало все больше тварей, и отсек захлестнуло ревом автоматического огня. Инвикт также поднял болт-пистолет, но внезапно перед ним появилось еще одно существо. Он трижды нажал на курок. Разрывные снаряды попали в лицо мутанту, вырывая куски плоти и дробя кости. Атакующий упал, но на Инвикта откуда-то сверху соскочил другой. Космический десантник стремительно выстрелил в него пару раз, но дикий бросок мутанта уже было не остановить. Он врезался в него, обхватил острыми когтями и хотел впиться в горло. Инвикт шагнул назад, едва успев вцепиться в челюсти монстра, прежде чем они не разгрызли ему шею, но из-за этого оступился и вместе с мутантом упал в огромную дыру.

Перед тем как тьма окутала его, последнее, что он услышал, были отчаянные возгласы боевых братьев, которые сражались за собственные жизни…


Он резко открыл глаза, и в них тут же ударило мерцание прожектора. Инвикт потрогал голову и ощутил на лице запекшуюся кровь. Он упал одной Злобе ведомо как глубоко и ударился головой обо что-то твердое. Космический десантник не знал, сколько пролежал без сознания.

Внезапно он понял, что потерял оружие, и его охватила паника. Мутант, с которым он сражался, мог теперь быть где угодно, возможно, прямо сейчас он готовился к броску. Инвикт вскочил на ноги и начал отчаянно искать глазами что-то, что могло сойти за оружие, но тут же понял безосновательность своих опасений.

Отсек, в котором он очутился, был завален мусором — вокруг него валялись устройства с остро заточенными краями и сорванные стенные панели. Лишь по милости Злобы он не упал на этот лес обломков. Но мутанту, вместе с которым он свалился сюда, повезло не так сильно. Его тело было насажено на стальной брус, который подобно покосившемуся флагштоку торчал из груды брошенного металла. Его разорванный край вышел изо рта чудища, черные глаза которого смотрели безо всякого выражения. Оно почти вызывало жалость.

Наверху все стихло — боевые братья Инвикта или сгинули, или пошли дальше, вероятно подумав, что он погиб. Теперь ему придется идти в одиночку.

Быстро оглядев близлежащий мусор, Инвикт нашел свой болт-пистолет, а затем осмотрелся, пытаясь найти выход из душного отсека.

Он карабкался во тьме, как вдруг что-то вцепилось ему за запястье и ухватило болт-пистолет. Инвикт вытянул свободную руку, чтобы защитить шею от мутанта, но замер, увидев, что из теней на него смотрит не чудовище со злыми глазами, но один из боевых братьев. Хотя он и не помнил его, на его плече ясно виднелась метка Злобы. Но это было не все — кожу космического десантника покрывали язвы, а лицо приобрело дикое выражение. В нем явно угадывались первые этапы мутации.

— Смилуйся, брат, — сказал он. — Я не желаю тебе вреда.

С этими словами он отпустил руку Инвикта, но остался во тьме, будто опасаясь выходить из нее.

Инвикт предусмотрительно отошел назад, готовый при малейшей опасности пустить в ход болт-пистолет.

— Что с тобой случилось? — спросил он.

— «Лабиринт», брат. Мы становимся такими из-за длительного пребывания здесь, — он поднял руку, показывая влажные гнойники и длинные когти.

— Я вызвался пройти Испытание сто лет назад, прислушавшись к словам Магистра Ордена. До портала нас дошло шестеро. Мы считали, что победа в наших руках. Но Кафал похоже рассказал нам не все об испытании. Как только первый из нас прошел через портал, он перестал действовать для других. Мы оказались в ловушке, вынужденные сражаться за собственные жизни. Я последний из тех выживших, но как видишь, это ничего мне не дало. Этого места коснулся варп. Еще немного, и я стану одним из них, — космический десантник указал на мутанта, насаженного на длинный штырь.

— Значит, в Испытании может быть лишь один победитель? — спросил Инвикт.

— Да.

— Тогда мне следует поторопиться. Отсюда есть выход?

Его оскверненный боевой брат указал в тень.

— Тебе в ту сторону. Но берегись, вдоль всего этого пути находятся их гнезда. Тебе не пройти.

— Я найду дорогу, — Инвикт сделал шаг к двери.

— Прежде, чем ты уйдешь, — отчаянно взмолился мутант. — Ты мог бы оказать мне услугу…

Инвикт поднял болт-пистолет и выстрелил в лицо зараженному брату. Не озираясь, он вышел из металлического кладбища и направился вглубь «Лабиринта».


Впереди доносились звуки болтерных очередей и вонь прометия. Инвикт прибавил ходу, желая поскорее присоединиться к драке. Он чувствовал, как на него опускается алая пелена боевой ярости. Чем дальше его уводил туннель, тем явственней он слышал звуки и ощущал ароматы боя, его сердце колотилось от нетерпения.

Теперь он увидел отчаянную схватку. Пятеро боевых братьев сражались в узком туннеле с мутантами, которые неслись на них с другой стороны. Среди них стоял и Генареас, выпуская струи адского пламени из найденного огнемета. Всякое существо, которое не удалось испепелить в мгновение ока, уничтожали болтерным и автоматическим огнем.

Когда Инвикт присоединился к боевым братьям, Генареас улыбнулся.

— Где твое отделение? Ты уже успел потерять его?

Инвикт улыбнулся в ответ.

— Им повезло не так сильно как мне, — ответил он. — Но, как я посмотрю, у тебя тоже не все хорошо.

В конце коридора возникало все больше озлобленных тварей, которые тут же рвались навстречу гибели, и Инвикт вплел выстрелы из болт-пистолета в мелодию оружейного огня.

— Впереди что-то вроде логова, — что есть мочи крикнул Генареас. — Их там целая куча. Нам не прорваться.

— Тогда нужно найти обходной путь, — бросил Инвикт и указал на знак над их головами, нарисованный осыпающейся от старости краской. Генареас взглянул вверх и согласно кивнул, прочитав на знаке слова «воздушный шлюз».

— Отступаем, — приказал он, омыв коридор еще одним потоком жидкого пламени.

Воины один за другим двинулись вниз по коридору, поочередно останавливаясь и прикрывая огнем отступление остальных братьев. За пару секунд они оказались у воздушного шлюза, оставив за собою след из уничтоженных тел.

Когда все боевые братья забрались внутрь, Генареас потянул древний рычаг и закрыл внутренний затвор. На металлический люк тут же начали бросаться мутанты в яростных попытках добраться до отступающих воинов.

Генареас уже был у панели управления шлюзом, уменьшая уровень давления, чтобы при разгерметизации внешнего люка их не сдуло в имматериум. Инвикт и братья просто стояли и смотрели, как существа колотят кулаками и головами по пуленепробиваемому пласстеклу, неудержимые в желании разорвать находящихся внутри воинов.

— Эти твари безумны, — сказал брат Красс, напряженно смотря на беснующихся существ. — Они убьют себя, лишь бы добраться до нас.

Инвикт рассмеялся.

— Присмотрись внимательно. Эти существа — то, во что нам суждено превратиться. Всем, кроме одного.

— Что ты имеешь в виду? — спросил Агон, когда слова Инвикта вызвали недоверчивое перешептывание среди остальных братьев.

— Они когда-то были нашими боевыми братьями, которые проходили Испытание раньше. Я говорил с одним из них, и он сказал, что лишь первый, кто доберется до портала, окажется в безопасности. Остальные останутся здесь на милость варпа.

Воины начали опасливо коситься друг на друга, не зная, как правильно им следует поступить.

— Обсудим это позже, — произнес Генареас. — Советую сделать глубокий вдох и за что-то ухватиться.

После этих слов раздалось резкое шипение — внешний люк начал подниматься, открывая за собой абсолютную пустоту имматериума.

Генареас первым оказался в холодном вакууме, взяв огнемет на плечо, и изо всех сил ухватился за рифленый корпус огромного корабля. За ним пошел Агон, затем Красс и Септимон. Инвикт взглянул на Молоха и предложил пойти ему следующим, но боевой брат покачал головой и одарил его подозрительным взглядом. Инвикт пожал плечами, ступил в пустоту и крепко вцепился за кусок древнего металла, который был его единственным спасением. Как только Молох присоединился к нему, произошел мощнейший выброс воздуха — пласстекло наконец поддалось яростной атаке, и мутанты, молотя руками, вылетели из декомпрессированного коридора прямо в имматериум. Инвикт и братья быстро передвигались по корпусу, в то время как извращенные мутанты, которые некогда были гордыми воинами, полетели во тьму подобно куче мусора.

Мукраноидные железы даровали им лишь временную защиту от вакуума, поэтому Инвикт с облегчением увидел, как Генареас открыл наверху еще один воздушный шлюз.

Генареас и Агон забрались в корабль, и остальные воины начали быстрее лезть по поручню на корпусе. Следующим в шлюзе оказался Красс, и Септимон также собирался залезть внутрь, когда Инвикт почувствовал, как поручень начал прогибаться под его весом. Инвикт бросил взгляд на Молоха, и в голове у него созрел подлый план. От победы его будет отделять на одного противника меньше и, кроме того, Молох все равно находился ниже его по рангу.

Лицо Молоха внезапно исказила паника, когда он заметил ухмылку Инвикта.

Оба космических десантника на пределе сил двинулись к шлюзу, стараясь успеть прежде, чем поручень окончательно не отвалится. Инвикт ухватился за люк, и чья-то сильная рука схватила его запястье. Взглянув на Молоха в последний раз, он сильнее надавил на поручень, отчего последние проржавевшие болты покинули свои гнезда, и его боевой брат полетел в имматериум. Молох открыл рот в беззвучном крике, когда его начало уносить все дальше, и тут Инвикта затащили внутрь.

Как только внешний люк с шипением закрылся, воины вновь смогли нормально дышать. Инвикт заметил на себе подозрительные взгляды братьев.

— Что случилось с Молохом? — спросил Агон и поднял автоган.

— Ты обвиняешь меня, брат? — ответил Инвикт, потянувшись к болт-пистолету на поясе.

Прежде чем кто-то успел что-либо сделать, оба боевых брата уже держали друг друга на прицеле. Внезапно все пришли в движение — Генареас навел огнемет на Агона, а Септимон и Красс, в свою очередь, прицелились в Инвикта.

— У нас и так много врагов, — сказал Генареас. — Чем меньше нас будет, тем меньше у нас шансов вообще добраться до портала. Когда мы дойдем к нему, тогда пусть сила оружия и решит, кому из нас суждено выжить. Но до тех пор мы все еще остаемся братьями, мы все еще Сыны Злобы.

Инвикт медленно опустил болт-пистолет, и Агон последовал его примеру.

— Ладно, — произнес Генареас. — Пора идти. Они скоро разгадают наш план.

С этими словами он вывел их из шлюза, и они пошли по еще одному бесконечному туннелю.

Остальные воины последовали за ним, но все они теперь смотрели друг на друга с еще большей опаской, чем прежде, и в особенности Инвикт.


Туннель становился все глубже, казалось, будто он вел их в саму бездну. Инвикт знал, что думать так было глупо — они находились в разрушенном остове древнего звездолета, и, несмотря на искусственные суспензоры, которые создавали подобие гравитации, здесь не было таких понятий как «верх» или «низ».

Но, по-видимому, они все дальше углублялись внутрь «Лабиринта», и у их ног начала скапливаться влага. Чем дальше, тем выше поднимался уровень воды, пока они уже не шли по пояс в зловонной зеленой жиже.

И вновь, откуда-то из скрытых частей корабля долетел крик, но на этот раз казалось, будто его источник находился куда ближе. Инвикт вслушался, но опять не смог понять смысл фразы. Она состояла из трех простых слов, которые повторялись вновь и вновь. Космический десантник не мог сказать, что это была за оскверненная литания, и на каком древнем языке чужаков ее говорили, но одно он знал наверняка — тот, кто произносил ее, не был обычным человеком.

Внезапно туннель огласил крик, и воины одновременно обернулись. Это был Красс, который замыкал тыл. Воины взвели оружие, когда их брата вздернула в воздух некая невидимая рука, тело их боевого брата вспенивало протекающую мимо них воду. Он попытался закричать еще раз, но изо рта потекла кровь, когда его тело пробило огромное щупальце с шипами, которое начало метаться в поисках следующей жертвы.

Безжизненное тело Красса рухнуло в тину, и отделение открыло огонь, решетя пулями вонючую тварь, которая пронзила их брата. Из воды вокруг них начали подниматься новые отростки, слепо рыская в поисках поживы.

— Отступаем! — проорал Агон. — Их слишком много!

Инвикт начал пробираться через болото, а вокруг него вздымалось все больше щупалец. Недалеко от него просвистела болтерная очередь, и тогда впереди он увидел выступавший из воды выход. Агон и Септимон стреляли поверх его головы, уничтожая тянущиеся к нему отростки, и когда Инвикт прошел мимо Генареаса, тот омыл коридор жидким огнем.

Уровень воды снизился, и боевые братья, несмотря на преследование щупалец, принялись взбираться к проходу. Если они добегут до открытой двери, то окажутся в безопасности, но, едва приблизившись к ней, люк начал опускаться, грозя запереть их в туннеле вместе с гибельными конечностями.

Септимон первым оказался у двери, он бросил оружие и ухватился за люк. Инвикт услышал скрежет шестеренок, когда огромная сила космического десантника столкнулась с древним механизмом, который жаждал заключить их здесь.

Агон первым пробрался через проем, следом за ним — Генареас. Когда Инвикт также оказался с другой стороны, он бросил последний взгляд на Септимона, тот был мрачен, но продолжал удерживать тяжелую дверь. Затем он исчез, металлическая дверь захлопнулась и закрыла их брата наедине с ордой бестелесных щупалец.

Едва дыша, Инвикт бессильно присел. Генареас подал ему руку, и Инвикт благодарно принял ее, поднимаясь на ноги. Все его тело невыносимо болело.

— Где Агон? — спросил Генареас, оглядывая темный коридор.

— Наверное, пошел вперед.

— И он хочет стать Обреченным и оставить нас здесь на волю рока.

— Тогда следует поторопиться, — ответил Инвикт и быстро побежал по коридору.

Двое воинов из последних сил помчались за сбежавшим братом, и в этот раз первым был Инвикт, на шаг впереди Генареаса.


В конце концов, туннель свернул и превратился в темный зал, в углах которого клубились тени. Из мглы, окружающей зал, вздымались статуи, древние стражи, но Инвикт не обратил на них никакого внимания, так как впереди лежало зрелище куда более величественное.

В дальнем конце внушительного зала располагался великий портал, по всей его длине расцветали сверкающие синие круги, искушая Инвикта, подзывая его все ближе. Но между ними находился Агон, он бежал, собираясь забрать приз, который по праву принадлежал ему.

— Агон! — воскликнул Генареас.

Приблизившись к порталу, Агон остановился и медленно повернулся.

— Мне действительно жаль, мои братья. Но, похоже, я должен вас покинуть. Желаю вам…

Из тьмы что-то выскочило и оборвало Агона на полуслове. Огромная хитиновая клешня, древняя и иссеченная, схватила его за пояс и подняла на пять метров ввысь. Она сжалась, и Агон закричал, изо рта потекла кровь. Две половины его тела упали на пол, внутренности рассыпались по стальной палубе.

Затем оно вышло из тьмы.

Его огромное тело удерживали четыре массивные конечности. То была гора из плоти и стали, металлические пластины вросли в покрытое волдырями тело. Две огромные клешни вытянулись вперед и угрожающе щелкнули. Но самой страшной была его голова — уродливая, раздувшаяся пародия на лицо, которое некогда принадлежало человеку, но теперь было настолько диким и злобным, что стало практически неузнаваемым.

Инвикт в ужасе смотрел, как существо разверзло огромную пасть и проорало вечный клич.

— ДАЙТЕ. МНЕ. СВОБОДУ! — закричало оно, наполнив зал душераздирающим ревом.

Теперь все встало на свои места. Инвикт слышал не древний боевой клич, но всего лишь безумные возгласы мутанта, который на протяжении столетий находился под развращающим влиянием варпа.

И теперь лишь он отделял его от победы.

Генареас пришел в движение первым, он шагнул вперед и выпустил поток пламени, который охватил голову монстра. Когда огонь угас, Инвикт увидел, что на прочном теле твари не осталось ни следа. Он поднял болт-пистолет и выстрелил существу в глаз, но разрывные снаряды лишь еще больше разозлили его.

Оно вновь взревело и повторило свою бесконечную мольбу, а затем шагнуло на отвратительных толстых конечностях.

— У меня остался один снаряд, — сказал Инвикт. — Мы должны использовать его с умом.

— Понял, брат, — ответил Генареас и ухватил огнемет за приклад.

Зверь открыл пасть, желая закричать еще раз, и Генареас сполна воспользовался шансом, забросив ему огнемет прямо промеж челюстей.

Инвикт взвел болт-пистолет, выжидая момента. Он мог выстрелить лишь в точно выверенное время, но он был ветераном Сынов Злобы, несравненным воином на поле боя. Доли секунды для него было более чем достаточно.

Когда огнемет очутился в пасти чудища, разрывной снаряд попал в канистру с прометием, воспламенив жидкое пламя. Взрыв оторвал мутанту верхнюю часть головы, заставив его умолкнуть навеки. Пару секунд тело уродливого левиафана продолжало стоять, еще не догадываясь о собственной смерти. Затем, подобно башне, лишенной основания, оно рухнуло на землю.

Генареас улыбнулся брату.

— И нас осталось лишь двое, — произнес он. — Хорошо, что именно нам придется сойтись в последний раз. Мы будем сражаться с помощью рук и стальной решимости, и победителю достанется все.

Он указал на портал, который все еще чарующе мерцал и вращался.

— Я так ждал этого дня, Инвикт. Наша дружба была выкована в сотнях сражений, закалена в крови тысячи поверженных врагов. Это будет бой, который завершит все битвы. Я жалею лишь о том, что мы оба не сможем выйти отсюда победителями, ведь, как ты знаешь, чемпион здесь может быть только один.

Инвикт согласно кивнул.

— Мне тоже жаль, брат, — сказал он, поднимая болт-пистолет. — Когда я сказал, что у меня остался один снаряд, я солгал.

Генареас не успел ничего сказать, когда Инвикт нажал на курок, и куски мозга его боевого брата вылетели через заднюю стенку черепа.

Бросив уже пустой болт-пистолет, Инвикт приблизился к сверкающему порталу и ступил на порог его благодатного света.


Он стоял в центре широкого резного круга. На его поверхности пересекались древние символы, которые напоминали ему демонические лица, но лишь только он пытался сфокусироваться на них, они исчезали.

Со всех сторон его окружало слегка потрескивающее поле силового щита. Инвикт даже представить себе не мог, что ждало его далее, если для этого требовались подобные предосторожности, но у него и так не было возможности уклониться от уготованной ему судьбы. Тем не менее, он не собирался оспаривать требования лорда Кафала.

У стен великого зала стояли облаченные в доспехи Сыны Злобы, они держали знамена своего Ордена. Стены зала располагались ярусами так, чтобы каждый космический десантник смог увидеть действие. Каждый сможет следить за ходом церемонии, каждый увидит, как Инвикт станет Обреченным. Подобного ранее не происходило, Кафал, вероятно, счел его победу исторической, чтобы нарушить традицию подобным образом.

Инвикт увидел, как из другого конца великого зала приближается сам лорд Кафал в окружении библиариев и служителей-священников, облаченных в лазурные одеяния. Сервиторы несли древние тома Ордена, а автоматизированные вокс-устройства, которые парили рядом с процессией, извергали литургии. Но было кое-что еще — технодесантники Ордена с помощью мехадендритов несли огромные контейнеры. Инвикт не догадывался, что находилось в тех контейнерах, но их неожиданное появление встревожило его.

Огромный отсек наполнили ароматы сгорающих благовоний, и над действом опустилась жуткая тишина. Молчание было невыносимым, и тревога Инвикта начала перерастать в едва скрываемый ужас. Это был не тот торжественный ритуал, которого он так ждал, скорее это походило на погребальную церемонию.

К нему подошел Кафал, его лицо казалось мрачным в клубящейся мгле.

— Ты доказал, что лучший из нас, Инвикт. Ты доказал, что тебе нет равных в силе и хитрости. Ты самый могучий, последний, кто доказал, что достоин присоединиться к Обреченным.

Его окружили библиарии, из-под их капюшонов раздавалось монотонное пение. Древняя и темная речь, которую извергали вокс-установки, становилась все громче с каждой секундой, и Инвикт чувствовал в воздухе металлический привкус, будто в отсеке вот-вот была готова разразиться буря. Технодесантники установили все десять контейнеров вокруг Инвикта. Они церемониально взломали священные печати, которые удерживали замки, и показали, что находилось внутри. На Инвикта воззрилось десять бледных лиц — десять безмолвных воинов с все еще сильными телами, но опустошенными рассудками.

Его тревога переросла в холодную панику. Он уверял себя, что все это было лишь частью ритуала, но основные инстинкты кричали ему как можно скорее убираться отсюда. Но сбежать он не мог, так как силовое поле было все еще активировано.

— Ты одиннадцатый герой, Инвикт, одиннадцатый и последний воин. Взгляни на своих боевых братьев, — Кафал указал на бледные лица с ничего не выражающими взглядами. — Это твои предшественники, каждый из них прошел Испытание «Лабиринта» ради чести вступить в ряды Обреченных. Тысячу лет мы искали чемпионов, достойных Его. И сегодня ночью все вы в сборе. Теперь наш крестовый поход может начаться. Теперь мы достаточно сильны, чтобы вернуть себе утраченное — Скелус, родной мир. Никто не устоит перед нами — ни Разрушительные Силы, ни слуги Повелителя-трупа. Ибо теперь на нашей стороне Он.

Инвикт взглянул себе под ноги, и его охватил ужас. Из выгравированных рун начало исходить зловещее свечение, оно металось и прыгало, мерцая зеленым, синим и красным цветами.

— Теперь ты познаешь, что значит стать Обреченным, — продолжил лорд Кафал, отступив назад. — Теперь Злоба покажет тебе, что принесла твоя победа.

Инвикт пытался сказать что-то, потребовать объяснений по поводу того, что с ним происходит, но понял, что не может пошевелить челюстью. Он просто не мог произнести ни слова. Шепот библиариев и вокс-установок стал громче, и вскоре они звучали на полную силу. Свечение у ног Инвикта становилось все ярче, опутывая его ноги ужасным светом.

— Ты действительно достоин, Инвикт из Сынов, — воскликнул Кафал, воздев руки к теням у потолка. — Ты слышишь Его зов? Он пришел, дабы принять свою дань. Он пришел за одиннадцатым из «Лабиринта». Он пришел, дабы ходить среди нас.

Инвикт проследил за взором Кафала и поднял глаза к потолку. В тенях он разглядел очертания чего-то огромного, чего-то, что смотрело на него зловещими глазами. Чего-то ужасного, что таилось во мгле.

Он закричал. Закричал от охватившей его тело боли. Закричал от ужаса в глубинах души. Но никакой крик уже не мог остановить ритуал.

Оно начало спускаться, неся с собою тьму и боль. Инвикт в последний раз судорожно всхлипнул, когда его плоть начала сползать с костей.

Когда тело было поглощено, он понял, что его не спасет уже даже сладостное забвение…


***

В великом зале царила тишина.

Сыны смотрели, как свечение поглощает их брата Инвикта и десять других героев «Лабиринта», их конечности сжигались, тела потрошились, головы искажались и искривлялись, сплетаясь в озере черного света.

То, что теперь стояло пред ними, более не являлось их боевыми братьями. Инвикт и остальные исчезли, дабы присоединиться к рядам истинных, легендарных Обреченных.

То, что стояло перед ними, было духом, которому они поклонялись тысячу лет. Призрак, который поведет их, дабы отобрать то, что по праву принадлежало им.

Его можно было призвать лишь с помощью жертвоприношения. Только через жертву лучших и наиболее достойных воинов, Он мог прийти в этот мир.

И теперь он стоял пред ними, озаряя их пламенным взором — Бог-отступник, Изгой, Утерянный, Иерарх анархии и террора…

… Злоба.

Стив Паркер Охота за головой

***

По занавесу космоса, усеянному булавочными головками звёзд, двигалось нечто огромное, тёмное, хищное, заслоняя, словно глотая целиком, бриллиантовые россыпи созвездий. Размерами это нечто накрыло бы городской квартал; его выпученные глаза, похожие на глаза огромной слепой рыбы, излучали зловещий зелёный свет.

Он был страшен на вид, этот левиафан, этот предвестник неминуемой гибели, и его приход нёс страдания и смерть бесчисленным жертвам столетиями, которые он провёл среди звёзд. И сейчас он нёсся, вспарывая чернильную тьму, на хвостах воспалённо-красной плазмы сквозь субсектор Харибда.

По достижении пункта назначения его звериные черты начали меняться. Новые огни, гораздо более яркие и резкие, чем свет из глаз, помаргивая, оживали на его морде, высвечивая мириады разнокалиберных обломков, которые, кружась, плыли по высокой орбите над сияющей оранжевой сферой Арронакса-2. Неторопливым, ленивым движением левиафан опустил огромную нижнюю челюсть и, разинув пасть, принялся насыщаться.

Поначалу отсвечивающие обломки, которые он заглатывал, не превышали размеров человека. Но вскоре в раскрытую пасть, проплывая между клинообразных зубов, в глубины чёрной глотки потянулись куски покрупнее.

Чудовище набивало брюхо летающим в космосе хламом несколько часов, пожирая всё, что пролезало в рот. Добыча была хороша. Когда-то в далёком прошлом здесь произошло жестокое сражение. И всё, что теперь осталось — это ободранные планеты и остовы мёртвых кораблей, кружащие в медленном эллиптическом танце вокруг местной звезды. Но у остовов всё же было будущее. Подобранные однажды, они будут перекованы заново, отлиты в новые формы, которые понесут смерть и страдания новым бессчётным жертвам. Потому что этот зверь, этот ненасытный монстр пустоты, конечно же, был совсем не зверем.

Он был орочьим кораблём. И огромные иероглифы, кое-как намалёванные на его бортах, указывали, что корабль принадлежал клану Смертельных Черепов.


Огромная железная челюсть корабля с лязгом захлопнулась, и сразу же начало восстанавливаться давление. Процесс занял около двадцати минут, насосы заполняли трофейный отсек хоть и вонючим, но пригодным для дыхания воздухом. Коридор за герметично закрытыми дверями, ведущими в отсек, был битком набит орками, которые, рыча от нетерпения, колотили кулаками по толстым металлическим переборкам. Они толкались и пихались, пытаясь пробиться поближе к дверям. И когда уже, казалось, вот-вот разыграется смертоубийство, завыла сирена и тяжёлые створки разошлись в стороны. Орки хлынули внутрь, расталкивая и отпихивая друг друга, торопясь к грудам металлолома в неистовом стремлении заполучить самые лучшие куски.

Между наиболее крупными и темнокожими орками тут же разгорелись драки. Гиганты ревели, толкались, лязгали клыками и лупили друг друга аугментированными лапами, в изобилии щетинившимися различным оружием и инструментами. Они бы поубивали друг друга, если бы не были облачены в громоздкие кибернетические доспехи. Это была не простая зеленокожая солдатня. Это были орки уникальной породы, инженеры своей расы, каждый из них появлялся на свет с врождённым пониманием машин, жёстко запрограммированным на генетическом уровне наравне с любовью к насилию и пыткам.

И как и в любой касте, были среди них и представители посмышлёнее. Пока самые могучие ревели и били себя в обшитую железом грудь, одинокий орк, поменьше и победнее других, держась в тени, пробирался мимо, намереваясь первым подобраться к добыче.


Этого орка на грубом языке его расы звали Горгрот, и, несмотря на невероятное количество обломков, заглоченных кораблём, ему не понадобилось много времени, чтобы найти кое-что по-настоящему ценное. У самой стены отсека, заполненного хламом, ближе к огромным железным зубам корабля, он обнаружил покорёженную носовую часть человеческого корабля средних размеров. Осматривая её, Горгрот отметил торчащие спереди стволы орудий. Сердце орка забилось быстрее. Исправные они или нет, он сможет смастерить великолепные штуковины из этих трофейных орудийных систем. Тогда он станет более опасным орком — орком, с которым придётся считаться.

Воровато оглянувшись через плечо и убедившись, что никто из больших не обратил на него внимания, Горгрот пробрался к оторванной носовой части, вытянул кривую лапу и коснулся её корпуса. Броневые плиты обломка, изрытые выбоинами и воронками от попаданий плазмы и ударов торпед, находились в плачевном состоянии. Ближе к задней части, к месту отрыва от остального корабля, искорёженный металл почернел. Похоже, что корабль разнесло на куски взрывом. Однако причина разрушения корабля для Горгрота не значила ничего. Значение имел лишь его потенциал. В крошечных мозгах орка одна за другой уже проносились вспышки смертоносного вдохновения, их было так много, что он, фактически, забыл дышать, пока лёгкие не напомнили о себе болью. Эти видения были даром Горка и Морка, кровожадных орочьих богов, и он уже испытывал подобное много раз до этого. Каждый орочий инженер испытывал такое, и ничто, кроме вспарывания вражеской плоти, не давало столь абсолютного чувства правильности.

Но, несмотря на это, какая-то незначительная мелочь всё же отвлекала Горгрота от восторженного общения с богами.


В нижней части левого борта разрушенного носа загорелся огонёк; он подмигивал Горгроту из-под путаницы балок, тросов и выщербленных плит брони, разжигая его простецкое любопытство и маня к себе. Маленький зелёный огонёк, нечто вроде кнопки. Горгрот принялся расчищать обломки вокруг. Вскоре, несмотря на помощь гидроусилителей своего доспеха, он уже истекал потом, хрипя и рыча от натуги.

За считанные минуты он убрал всё, что мешало добраться до мигающего огонька, и выяснил, что это действительно какая-то кнопка.

Горгрот уже вытянул палец, чтобы нажать её, как вдруг какая-то неодолимая сила рванула его назад. Пролетев над полом, он с возмущённым рыком тяжело рухнул на спину. Не медля ни секунды, Горгрот попытался вскочить на ноги, но огромный металлический ботинок припечатал его к полу, прогнув броню на брюхе и глубоко вогнав его в ковёр острых обломков.

Горгрот поднял взгляд и наткнулся на горящие красным глаза самого крупного, самого могучего орка в трофейном отсеке.


Зазог, личный инженер могущественного военного вождя Бальтазога Дурнокрова. Большинству орков на корабле хватало мозгов, чтобы не оспаривать его выбор добычи. Именно поэтому Зазог всегда приходил в трофейный отсек последним: его неспешность была знаком полного превосходства над остальными трофейщиками.

И вот Зазог сделал свой выбор, оставив Горгрота и протопав к разрушенному носу. Там он присел, разглядывая мигающую кнопку. Он прекрасно понимал, что она означает. На борту должен быть действующий источник энергии — гораздо более ценная находка, нежели большинство остального хлама. Зазог выдвинул из среднего сустава левой механизированной лапы горелку и выжег на борту разрушенного носа грубое подобие личного знака. Затем он поднялся на ноги и взревел, бросая вызов окружающим.

Кучки гретчинов, самых жалких представителей расы оркоидов, в панике порскнули в стороны, исчезая в укрытии сумрака. Остальные орки отступили на шаг, злобно ворча и огрызаясь в сторону Зазога. Но ни один не осмелился принять вызов.

Зазог по очереди оглядел каждого, заставляя их, одного за другим, либо опустить взгляд, либо принять смерть от его руки. Затем, удовлетворённый выказанным почтением, он повернулся и толстым пальцем нажал мигающую зелёную кнопку.

Ничего не произошло. Зазог рыкнул и нажал ещё раз. По-прежнему ничего. Он уже собирался начать колотить по кнопке кулачищем, как вдруг услышал шум.

Шипение отпирающихся воздушных затворов.

Дверь дрогнула и заскользила вверх, уходя внутрь корпуса.


Морщинистую, покрытую шрамами морду Зазога перекосила жуткая ухмылка. Да, на борту был источник энергии. Работающая дверь доказала это. Он, как и Горгрот, начал ощущать вспышки божественного вдохновения, видения оружия столь грандиозного и смертоносного, что его ограниченные мозги едва могли вместить такое. Но это не имело значения. Боги будут действовать через него, как только он примется за работу. Его руки будут автоматически воплощать то, что его мозг мог едва осознать. Так было всегда.

Сдвижная дверь втянулась полностью, открыв вход, через который бронированная туша Зазога едва-едва могла протиснуться. Он двинулся вперёд с намерением пролезть внутрь, но так и не успел этого сделать.

Полумрак за дверью издал тихий кашляющий звук.

Череп Зазога разлетелся фонтаном крови и фрагментов кости. Обезглавленное тело опрокинулось спиной в хлам, устилавший пол отсека.

Остальные орки раскрыли рты от неожиданности. Они глазели на лежащее тело Зазога, пытаясь разобраться в неясных предупреждениях, крутившихся в мозгах. Плюнув на очевидную опасность, самые крупные орки поспешно принялись объявлять рыком свои притязания на освободившуюся добычу и отпихивать в сторону других, мало задумываясь, что их собственная смерть может быть близко.

А смерть была совсем рядом.


Из двери, открытой Зазогом, выметнулась огромная чёрная тень. Гуманоид, не такой рослый как орки вокруг, но всё равно массивный, двигался с таким проворством и уверенностью, что с ним не сравнился бы ни один орк. Его длинные адамантиевые когти трещали и искрились разрядами смертоносной энергии, когда он, кружась словно убийственный смерч, раздавал вокруг себя режущие и колющие удары. Он убивал и убивал, тёмно-красная кровь хлестала вокруг него огромными фонтанами. Зеленокожие валились словно мешки мяса.

Из развалины появились ещё четыре тени. Как и первая, все они были облачены в тяжёлую керамитовую броню чёрного цвета. У всех на массивном левом наплечнике красовалась замысловатая эмблема из черепа и литеры «I». Символ на правом наплечнике, однако, у каждого был свой.

— Зачистить помещение, — отрывисто бросил в комлинк один из них. Его болтер, снабжённый глушителем, харкнул смертью в ближайшего орка. — Быстро и без шума. Уничтожить оставшихся прежде, чем поднимется тревога. — переключив канал, он произнёс: — Сигма, это Коготь-Альфа. Первая фаза завершена. Команда внутри. Зачищаем точку входа.

«Вас понял, Альфа», — ответил невыразительный голос на другом конце канала. — «Продолжайте задание. Эвакуация через час, как запланировано. Капитану Редторн приказано уходить в случае, если вы пропустите время сбора, так что держите свою команду на коротком поводке. Это не операция по зачистке. Ясно?»

— Я в курсе, Сигма, — резко ответил командир истребительной команды.

«Так-то лучше», — произнес голос. — «Конец связи».


Зачистка трофейного отсека заняла у «Когтя» меньше минуты. Брат Раут из ордена Экзорцистов выстрелил в бегущего к выходу гретчина. Тварёныш споткнулся: бесшумный болт вонзился ему в спину. Полсекунды спустя заглушенный плотью хлопок разнёс гретчина на куски.

Он стал последним из двадцати шести трупов, валяющихся среди куч собранного хлама.

— Каррас, цель уничтожена, — доложил Раут. — Всё чисто.

— Принято, — ответил Каррас. Он повернулся к космодесантнику с тяжёлым огнемётом: — Омни, ты знаешь что делать. Остальным, прикрыть вход.

Весь отряд, за исключением Омни, немедленно занял позиции, перекрывающие вход из коридора, откуда пришли орки. Омни, также известный как Максиммион Восс из Имперских Кулаков, отошёл к стене, сначала к левой, потом к правой, сноровисто работая над несколькими толстыми гидравлическими поршнями и силовыми кабелями.

— Грязно сработано, Каррас, — произнёс брат Соларион. — Ты позволил им увидеть наше появление. Я же говорил, что надо пустить дым. Если бы хоть один сбежал и поднял тревогу…

Каррас пропустил замечание мимо ушей. Соларион просто вёл себя как… Соларион.

— Кончай, Пророк, — сказал брат Зид. Он предпочитал называть Солариона прозвищем, которое сам же и придумал, хотя прекрасно знал, как оно раздражает гордого Ультрадесантника. — Помещение зачищено. Никто не сбежал. Грамотей знает, что делает.


Грамотей. Так они называли Карраса, точнее так его называли брат Восс и брат Зид. Раут и Соларион упорно звали его по фамилии. Сигма всегда называл его Альфа. А боевые братья на Окклюдусе, родном мире ордена Призраков Смерти, называли его просто по имени, Лиандро, а иногда и просто кодицием — по его званию в библиариусе.

Карраса не особенно волновало, как его называют, пока каждый исполняет свой долг. Ему была предложена честь служить в Карауле Смерти, и он принял её, зная о той великой славе, которую принесёт эта служба и ему, и его ордену. Но он не будет сожалеть, когда его обязательства перед Святой Инквизицией Императора будут исполнены. Жизнь Астартес кажется гораздо проще, когда ты среди братьев по ордену.

Когда он вернётся домой, Каррас не знал. Срок службы в Карауле Смерти не был фиксированным. Инквизиция требовала от тех, кого призвала, очень многого. Каррас мог не увидеть мрачно прекрасные города-крипты родного мира ещё десятки лет… если проживёт так долго.


— Готово, Грамотей, — доложил Восс, присоединяясь к отряду.

Каррас кивнул и указал на разбитый пикт-экран и руническую клавиатуру, торчавшую из стены рядом с единственным входом в отсек: — Как думаешь, сможешь из этого что-нибудь вытащить?

— На экран вряд ли, — ответил Восс, — но могу попробовать подключить вывод данных прямо на визор.

— Давай, — сказал Каррас, — только быстро. — остальным приказал: — Переходим ко второй фазе. Соларион, ты первый.

Ультрадесантник коротко кивнул, поднялся с занятой среди хлама позиции и прокрался в полутёмный коридор, держа болтер наготове. Несмотря на огромный вес доспехов, он двигался мягкими, почти бесшумными шагами. Ториас Телион, прославленный командир скаутов Ультрадесанта и бывший наставник Солариона, мог гордиться своим учеником.

Один за другим все члены команды, за исключением Восса, последовали за Соларионом.


В покрытых ржавчиной и грязью коридорах орочьего корабля освещение присутствовало, но электрические светильники, которые зеленокожие развесили вдоль труб и коробов, были старыми и в отвратительном состоянии. Исправными была едва ли половина. Но и те гудели и моргали в непрерывной борьбе дать хоть немного света. Но даже это слабое освещение беспокоило командира отряда. Инквизитор, известный членам «Когтя» лишь по позывному «Сигма», приблизительно оценил население орочьего корабля более чем в двадцать тысяч. И Каррас прекрасно понимал, что при таком соотношении сил темнота и скрытность были его лучшим оружием.

— Вырубите свет, — проворчал он. — Чем дольше мы останемся незамеченными, тем больше у нас шансов свалить с этого проклятого корыта.

— Мы можем расстреливать их по мере продвижения, — предложил Соларион, — но я бы не стал тратить патроны на то, что не истекает кровью.

Как раз в этот момент Каррас услышал в комлинке голос Восса: «Я закончил с терминалом, Грамотей. Удалось вытащить из центральной памяти корабля несколько старых грузовых деклараций. Но больше ничего стоящего. Этот корабль, по всей видимости, был гражданским тяжёлым транспортником, тип «Магеллан», построен на Стигиях. Назывался «Пегас».

— Никаких схем?

«Большая часть центральной памяти сильно повреждена. Ему тысячи лет. Нам повезло, что удалось достать и это».

— Сигма, это Альфа, — сказал Каррас. — Корабль орков перестроен из имперского транспортника под названием «Пегас». Прошу предоставить схемы корабля, приоритет один.

«Я слышал», — ответил Сигма. — «Вы получите их сразу, как получу я».

— Восс, где ты сейчас? — спросил Каррас.

«Иду к вам», — ответил Имперский Кулак.

— Не знаешь, который кабель питает свет?

«Посмотри наверх», — ответил Восс. — «Видишь провода на потолке? Тот, который потолще, третий слева. Готов поставить свой нож, это он».

Каррасу не нужно было даже отдавать приказ. Как только Зид услышал слова Восса, его правая рука взметнулась вверх. Голубая вспышка отметила место, где когти Гвардейца Ворона прошли сквозь кабель, и коридор погрузился в кромешную тьму.


Для космодесантиников, однако, всё оставалось ясным как при свете дня. Шлемы седьмой модели, как и всё в их арсенале, были серьёзно доработаны лучшими оружейниками Инквизиции. Они могли похвастаться режимом совмещённого ночного и теплового видения, превосхоящим всё, чем Каррас пользовался раньше. За три года командования «Когтем» подобные штучки склоняли чашу весов в их пользу столько раз, что он уже перестал считать. Он лишь надеялся, что так будет ещё много раз в будущем, но это уже целиком зависело от их выживания здесь, а он слишком хорошо понимал, что шансы были против них с самого начала. Дело было даже не в количестве врагов или ограниченном времени. Здесь было что-то такое, с подобным которому встречаться раньше приходилось лишь немногим истребительным командам Караула Смерти.

Каррас уже ощутил его присутствие где-то на верхних этажах корабля.

— Продолжать движение, — приказал он.

Через три минуты после того, как Зид отрубил свет, Соларион шикнул, призывая остановиться.

— Каррас, — проскрежетал он, — у меня тут многочисленные ксеносы впереди. Советую тебе подойти и взглянуть.

Каррас приказал остальным ждать и двинулся вперёд, стараясь не удариться и не протереться широкими наплечниками о мешанину переплетённых труб, идущих вдоль обеих стен. Пригнувшись рядом с Соларионом, он понял, что о столь слабом шуме можно было не беспокоиться. Перед ним, в высоком восьмиугольном помещении столпилось более сотни орков. Они улюлюкали, хохотали и боролись друг с другом, пытаясь протиснуться поближе к центру комнаты.

Ни Каррас, ни Соларион ничего не видели из-за стены широких зелёных спин, но там, в середине, несомненно, находилось нечто, привлекавшее внимание орков.


— Что они делают? — прошептал Соларион.

Каррас решил, что есть лишь один способ узнать. Он сфокусировал сознание на дне желудка и принялся читать «Литанию Зрения вне Зрения», которой обучил его бывший наставник, старший библиарий Афион Кордат, в первые годы в библиариусе.

Под шлемом, скрытые от взгляда Солариона, глаза Карраса, обычно тёмно-красные, засияли белым потусторонним огнём. На лбу открылась рана. Одинокая капля крови скатилась по переносице и вдоль тонкого, острого носа. Медленно, по мере того, как он часть за частью раскрывал душу опасной силе изнутри, рана расширялась, открывая физическое проявление его психического внутреннего ока.

Каррас ощутил, как сознание выходит из тела. Силой воли он послал его в глубину помещения, поднимаясь над спинами орков и глядя на них сверху вниз.

Он увидел огромную яму, утопленную в центре металлического пола. Она была наполнена отвратительными яйцевидными тварями всевозможных расцветок; их крошечные красные глазки располагались над чересчур большими ртами, усеянными острыми как бритва зубами.

— Это трапезная, — сообщил Каррас по связи отряду. — В центре — яма со сквигами.

Он наблюдал через спроецированное сознание, как зеленокожие, стоя на краю, били в яму жутко зазубренными палками, цепляя добычу за податливую плоть. Затем они поднимали сквига, верещащего и истекающего кровью, в воздух, хватали его зубами, срывая с крючьев, и пожирали.


— Они заняты, — сказал Каррас, — но нам придётся найти другую дорогу на ту сторону.

— Пусти меня, Грамотей, — подал сзади голос Восс. — Я сделаю из них жаркое прежде, чем они поймут, что на них напали. Призрак меня прикроет.

— Только прикажи, Грамотей, — с готовностью отозвался Зид.

Призрак. Это про Зифера Зида. Если снять с него шлем, то можно сразу понять, за что он получил своё прозвище. Как и Каррас, и как все братья подобных орденов, Зид стал жертвой неправильного меланохромного имплантанта, небольшой мутации своего древнего и во всём остальном достойного геносемени. Его кожа, как и кожа командира отряда, была белой как мрамор. Но если Каррас обладал кроваво-красными глазами и белыми как мел волосами настоящего альбиноса, то глаза Зида были черны как уголь, и волосы его были не менее тёмными.

— Отставить, — сказал Каррас. — Мы найдём другой путь.

Он отправил своё астральное «я» дальше в помещение, отчаянно стараясь найти способ пройти так, чтобы не всполошить врага, но выбирать, похоже, не приходилось. И лишь направив сознание вверх, он увидел то, что искал.


— Под потолком есть переход, — сообщил он. — Выглядит хрупким и очень ржавым, но если мы пойдём по одному, он должен выдержать.

Резкий ледяной голос из комлинка перебил его: «Коготь-Альфа, приготовьтесь к приёму схем. Начинаю передачу».

Каррас усилием воли вернул сознание обратно в тело, и его светящийся третий глаз закрылся, оставив лишь тонкий незаметный шрам. Используя обычное зрение, он сверился с внутришлемным дисплеем и подождал, глядя, как докачиваются последние проценты передачи. Когда загрузка файла завершилась, Каррас мысленным импульсом вызвал его, и шлем спроецировал мерцающее зелёным изображение схемы корабля прямо на сетчатку левого глаза.

Остальные, он знал, видят то же самое.

— Согласно этим планам, — сказал он, — недалеко от второго перекрёстка позади нас у стены есть лестница. Мы возвращаемся к ней. Коридор выше этого приведёт нас к переходу.

— Если она ещё там, — сказал Соларион. — Орки могли её убрать.

— И возвращение будет стоить нам времени, — пробурчал Восс.

— Меньше времени, чем уйдёт на схватку, — возразил Раут. Его неприятный скрипучий голос из-за небольшого искажения комлинком стал ещё неприятнее. — Для этого боя будет и время, и место, но не сейчас.

— Смотрящий прав, — неохотно сказал Зид. Редко когда они с Раутом сходились во мнениях.

— Я тебе уже говорил, — предупредил Раут, — не называй меня так.

— Прав он или нет, — сказал Каррас, — тут не голосование. Я сказал. Выдвигаемся.


Мост над ямой-кормушкой Каррас переходил последним. Здесь, наверху, сумрак был плотным, и орки пока ничего не заметили, хотя было несколько моментов, когда казалось, старое железо вот-вот готово обрушиться, особенно под огромным весом Восса, тащившего тяжёлый огнемёт, взрывчатку и заплечный бак с прометием.

Имперский Кулак со своим снаряжением весил столько, что Каррас решил послать его первым. Восс перебрался на ту сторону, и не иначе как благодаря чуду орки внизу не обратили внимания на дождь коричневых хлопьев ржавчины, сыплющихся сверху.

«Хорошо ещё, что мы не прихватили с собой старого Хирона», — подумал Каррас.

Шестой член «Когтя» не смог бы даже выбраться из трофейного отсека. Коридоры на этом корабле были слишком узкими для столь могучего космодесантника. Поэтому Сигма приказал грозному дредноуту, некогда принадлежавшему к ордену Плакальщиков, а теперь навечно зачисленному в «Коготь», остаться на корабле Редторн, «Святой Неварре». Что вызвало несколько напряжённых моментов. Хирон отличался отвратительным характером.


Сантиметр за сантиметром Каррас продвигался по скрипящей металлической решётке. Болтер надёжно пристёгнут к магнитным креплениям на правом набедренном щитке, психосиловой меч покоится в ножнах на левом, через массивное плечо перекинут ремень криоконтейнера, взять с собой который заставил его Сигма. Каррас проклинал эту обузу, но бросить не мог. Контейнер прибавил ещё двадцать килограммов к его и так уже серьёзному весу, но он был критически важен для выполнения задания. Так что выбора у Карраса не было.

Далеко впереди, на другом конце трапа он увидел Раута, как всегда наблюдающего за ним. О чём Экзорцист думал, Каррас не имел ни малейшего представления. У него так и не получилось прочитать скрытного Астартес. У Раута совершенно отсутствовал отпечаток в варпе. Он просто не оставлял там следов. Даже его доспех, даже его болтер, ради Трона, отдавался в варпе больше, чем он сам. И причины этой аномалии Раут совершенно не желал обсуждать.

Они недолюбливали друг друга, Каррас знал и со своей стороны жалел об этом. Время от времени он пытался как-то сблизиться, но по каким-то причинам каждый раз встречал отпор. Экзорцист был неприступым, отдалённым, глухим, и, похоже, это его устраивало.

Каррас сделал ещё шаг, криоконтейнер неожиданно мотнуло вперёд, центр тяжести сместился, угрожая нарушить равновесие. Каррас быстро выровнялся, но из-за резкого движения мостки скрипнули, от них отвалился ржавый кусок металла и, вертясь, полетел вниз.

Каррас замер, молясь, чтобы орки ничего не заметили. Однако, один орк всё же обратил внимание.


Он стоял на краю ямы и натыкал толстого сквига на палку, когда кусок металла ударил его по голове. Орк тут же бросил своё занятие и принялся вглядываться в полумрак наверху, подозрительно щурясь на неосвещённые закутки высокого потолка.

Каррас уставился на него в ответ, пытаясь силой воли заставить того отвернуться. Однако, читать чужое сознание и управлять им — две совершенно разные вещи. Последнее было за пределами его возможностей. В конце концов, орку пришлось бросить разглядывания, но не благодаря воле Карраса. Виной тому стал характер самих зеленокожих.

Другие орки вокруг, желающие поесть, нетерпеливо принялись выдёргивать у него из рук палку. Одному из них это удалось, и глазеющий орк неожиданно обнаружил, что его лишили обеда. Он тут же впал в неистовую ярость, набросившись на того, кто утянул его палку, и на всех, кто оказался рядом. В этот момент задние ряды попёрли вперёд, и орк полетел в яму со сквигами.

Каррас видел, как сквиги набросились на злополучного орка, глубоко впиваясь в него длинными клыками и вырывая огромные кровавые куски. Пищевая цепь перевернулась с ног на голову. Орки вокруг ямы загоготали, веселясь и лупя своего погибающего собрата палками.

Каррас не стал смотреть дальше. Он осторожно продолжил путь, проклиная чёрный контейнер, теперь уже накрепко прижатый к боку рукой. Каррас присоединился к отряду, ожидающему у входа в туннель на дальнем конце моста, и они двинулись дальше, уходя всё глубже в лабиринты корабля. Соларион с Зидом шли в голове. Восс посередине. Раут и Каррас замыкали.

— Им не помешало бы заняться тут ремонтом, чёрт побери! — иронически проворчал Каррас.

Экзорцист промолчал.


Сравнивая на ходу то, что видел, с планами «Пегаса», переданными Сигмой, Каррас довольно скоро выяснил, что орки мало что переделали во внутренних частях корабля, если не считать грубо намалёванных на стенах иероглифов, наложенных где попало куч экскрементов и оставленных прямо на месте гибели гниющих трупов, что в целом сделало корабль непригодным для обитания кого-либо, кроме их собственного презренного рода. Массы колыхающейся плесени разрастались от разбитых водопроводных труб. Изношенная электропроводка искрила и шипела на каждого проходящего мимо. И столько вокруг было разбросано костей, что некоторые места были очень похожи на братские могилы.


По мере продвижения в глубины корабля члены Караула Смерти уничтожили нескольких орков, точнее убивал их Соларион. По большей части это были гретчины, отправленные с каким-нибудь хозяйским поручением. Ультрадесантник бесшумно расправлялся с ними прямо на месте и запихивал маленькие тела под трубы или в тёмные ниши. Лишь дважды отряд встретил группы орков-воинов, и оба раза зеленокожих издалека выдавала громкая хрюкающая болтовня. Каррас видел, что и Воссу, и Зиду не терпится сцепиться с орками, но незаметность по-прежнему оставалась первоочередной задачей. Поэтому он, Раут и Соларион, используя мощные заряды «адского пламени», уничтожали врага тихими смертельными выстрелами бесшумных болтеров.

— Дошёл до точки «Адриус», — вскоре доложил ушедший вперёд Соларион. — Ксеносы не обнаружены.

— Отлично, входим и закрепляемся, — приказал Каррас. — Проверить углы и входы.

Отряд поспешил вперёд, выскочив из черноты коридора на нижний этаж уходящей на пару сотен метров вверх квадратной шахты. Металлические стены на всем её протяжении были покрыты застарелыми пятнами ржавчины и разнообразными потёками. Толстые трубы пересекали стены под всевозможными углами, многие из них травили пар или роняли ледяные капли охлаждающей жидкости. Сломанные лестницы и ржавеющие мостки, расположенные через равные промежутки, вели в зияющие дверные проёмы. По центру левой стены почти до самого верха шла открытая шахта подъёмника.


Именно здесь «Когтю» предстояло разделиться. Из этого помещения они могли попасть на любой уровень корабля. Восс и Зид отправятся по металлической лестнице вниз, остальные двинутся вверх.

— Удачи с лифтом, — кивнул в сторону клетки подъёмника Восс. Подъёмник был явно орочьей работы: мешанина металлических деталей, кое-как скреплённых воедино. Стальной пол, покрытый пятнами крови, раздвижная решётчатая дверь и здоровенный рубильник, который нужно толкнуть, чтобы подняться наверх, или потянуть на себя, чтобы спуститься вниз.

Куда делся штатный подъёмник, сказать было невозможно. Никаких следов от него не осталось.

Глядя на подъёмник и сравнивая его с планами, Каррас нахмурился.

— Нам придётся подняться на нём до самого верха, — сказал он Рауту и Солариону. Он указал на далёкий потолок: — Нам нужно на ту площадку на самом верху. Оттуда мы доберёмся до коридора, ведущего на мостик. Призрак, Омни, у вас своя цель, — он глянул на хроно, отсчитывающий время задания в углу визора. — Сорок три минуты, — сказал он. — Избегайте стычек, насколько возможно. И будьте на связи.

— Понял, Грамотей, — ответил Восс.

Каррас нахмурился. Он чувствовал в Имперском Кулаке жажду боя. Она поселилась в нём с того самого момента, как они вступили на борт этой уродливой машины. Как и большинство Имперских Кулаков, если Восс вступал в бой, он обычно не выходил из него до тех пор, пока был жив враг. Он мог быть упрямым до идиотизма, но его многогранные таланты окупали всё. Вооружение, техника, взрывное дело… Восс мог всё. (Omni — лат. «всё». Прим. пер.) — Призрак, — сказал Каррас, — сделай так, чтобы он вернулся сюда вовремя.

— Даже если мне придётся его вырубить и притащить на себе, — ответил Зид.

— Можешь попробовать, — фыркнул Восс, скалясь внутри шлема. Он и Гвардеец Ворона нашли общий язык сразу же, ещё при первой встрече. Временами Каррас завидовал им.

— Идите, — сказал он, и они пошли, спускаясь по правому лестничному пролёту, решётка под ногами Карраса сотрясалась от их шагов.


— И их осталось трое, — сказал Соларион.

— С благословением Императора, — ответил Каррас, — нас хватит и столько.

Он подошёл к подъёмнику, сдвинул в сторону решётку двери и вошёл. Когда остальные присоединились, добавил: — Если кто-то из вас знает молитвы механикусов, сейчас самое время. Раут, поднимай нас.

Экзорцист перевёл рубильник вперёд, и тот издал резкий металический скрежет. В вышине над ними начала проворачиваться лебёдка. Сначала медленно, потом всё набирая скорость, мимо них понеслись вниз этажи. Мелькали трубы и лестничные клетки, затем мимо просвистел противовес. Пол клетки скрипел и стонал под ногами, унося космодесантников всё выше и выше. Трос и агрегат наверху начали издавать какие-то тревожные звуки, но подъём оказался недолгим, продлившись едва ли минуту, за что Каррас не преминул поблагодарить Императора.

Когда они были уже почти на самом верху шахты, Раут слегка отвёл рубильник назад, и подъёмник замедлил скорость, издав тот же самый жалобный скрежет, что и в начале подъёма.

Каррас услышал, как Соларион ругнулся.

— В чём дело, брат? — спросил он.

— Нам повезёт, если весь чёртов корабль уже не знает, что мы здесь, — сплюнул Ультрадесантник. — Проклятый кусок орочьего хлама.

Подъёмник со скрежетом остановился у верхней площадки, и Соларион едва не сорвал решётку с креплений, отодвигая дверь в сторону. Выходя, он без раздумий снова занял место ведущего.


Шаткая стальная платформа расходилась в двух направлениях. Налево она вела к трём тускло освещённым коридорам. Направо — к крутой металлической лестнице, находящейся в крайне запущенном состоянии.

Каррас сверился с планом.

— А теперь плохая новость, — сказал он.

Остальные мрачно взглянули на лестницу.

— Она не выдержит, — сказал Раут. — Только не всех вместе.

Некоторые железные ступени ржавчина съела полностью, оставив провалы до метра шириной. Другие, прогнутые и искорёженные, были почти сорваны с болтов, словно что-то тяжёлое рухнуло на них сверху.

— Значит мы рассредоточимся, — ответил Каррас. — Держитесь ближе к стене. На каждую ступеньку давить как можно легче. Времени на раздумья у нас нет.

Они двинулись: Соларион впереди, Каррас в середине, Раут замыкающим. Каррас следил за впереди идущим внимательно, в точности запоминая куда тот ступал. Ультрадесантник двигался с уверенностью и плавностью, сравниться с которыми могли немногие. Если бы он оставлял чуть больший отпечаток в варпе, чем сейчас, Каррас бы даже заподозрил у него нечто вроде экстрасенсорного восприятия, но на самом деле тут сказывалась превосходная подготовка, полученная от мастера-скаута Телиона.


На середине лестницы, однако, Соларион внезапно вскинул руку и прошипел: — Тихо!

Раут с Каррасом застыли на месте. Лестница под ними тихо скрипнула.

— Ксеносы, прямо впереди. Двадцать метров. Три здоровых.

Ни Каррас, ни Раут их не видели: мешал крутой подъём.

— Можешь с ними справиться? — спросил Каррас.

— Только не в одиночку, — ответил Соларион. — Один стоит в дверном проёме. Я не могу в него прицелится. Два варианта: если он бросится в бой — отлично. Но он может поднять тревогу, как только я уберу этих. Лучше мы втроём положим их разом, если считаете, что сможете подняться сюда тихо.

Вызов в словах Солариона, не говоря уж об интонации его голоса, трудно было не заметить. Каррас поднял ногу и осторожно наступил на следующую ступень. Медленно перенёс на неё свой вес. Раздался резкий скрежет.

— Я сказал — тихо! — прошипел Соларион.

— Я слышал, чёрт возьми! — огрызнулся Каррас. Про себя он проклял висящий на плече криоконтейнер. Его вес и постоянно смещающийся центр тяжести сбивали равновесие, как на мосту над ямой со сквигами, но что он мог поделать?

— Раут, — сказал он, — пройди вперёд. Не касайся этой ступени. Встань слева от Солариона. Попробуй взять на мушку орка в дверях. Соларион, откроешь огонь по сигналу Раута. Тебе придётся разбираться с двумя другими самому.

— Понял, — пробурчал Раут. Медленно и осторожно Экзорцист обошёл Карраса и начал подниматься так бесшумно насколько мог.

Хлопья ржавчины сыпались с обратной стороны лестницы словно бурый снег.


Раут был уже впереди Карраса, в каком-то метре, когда ступенька под его правой ногой, на которую он перенёс свой вес, с резким хрустом поддалась. Раут ухнул в дыру, под которой не было ничего, кроме двухсот метров свободного падения и смертельно жёсткой посадки.

Каррас действовал инстинктивно, со скоростью, граничащей со сверхестественной. Он выбросил руку в латной перчатке, поймав Раута как раз вовремя, обхватив левое запястье Экзорциста так, что едва не раздавил его.

Орки обернулись на неожиданный шум и затопали к краю лестницы, поднимая массивные стабберы.

— Кровь Жиллимана! — взревел Соларион.

И открыл огонь.

Передний орк рухнул со снесённой верхушкой черепа.

Каррас пытался вытянуть Раута обратно на лестницу, но металл под ногами, вынужденный держать двойной вес Астартес, начал выходить из креплений.

— Быстрее, псайкер, — выдохнул Раут, — или нам обоим конец.

— Ну уж нет, — прорычал Каррас. Колоссальным усилием он рванул Раута так, что Экзорцист смог ухватиться за ступеньку и выкарабкаться наверх.

Встав на ноги, Раут перевёл дух: — Спасибо, Каррас… хотя ты можешь ещё пожалеть, что спас меня.

Каррас гневно нахмурился:

— Ты можешь не думать обо мне, как о своём брате, но по крайней мере ты всё ещё член моей команды. Однако в следующий раз, когда ты с подобным презрением назовёшь меня псайкером, пожалеть придётся тебе. Это понятно?

Раут секунду смотрел на него, затем кивнул:

— Справедливые слова.

Каррас обошёл его, перешагнул широкий провал и остановился рядом с Соларионом. Впереди, на площадке, он разглядел два орочьих тела, обильно истекающих кровью из пробитых голов.

Пока он их разглядывал, по всему кораблю завыли сирены.

Соларион повернулся к нему:

— Я говорил Сигме, чтобы он назначил командиром меня, — зашипел он. — Чёрт тебя побери, Каррас.

— Хватит! — рявкнул Каррас. Его взгляд метнулся к отсчёту времени на внутришлемном дисплее. Оставалось тридцать три минуты. — Они знают, что мы здесь. Сейчас начнётся настоящее убийство, но мы не можем позволить им нас задерживать. Оба за мной. Вперёд!

Без лишних слов трое Астартес с тяжёлым топотом ринулись через верхнюю платформу по коридору, в котором исчез третий орк. Они отчаянно старались достичь главной цели, прежде чем на них набросится вся чёртова орда.


— Похоже, можно уже не прятаться, а, брат? — сказал Зид, прикрывающий спину Восса.

По кораблю разносились оглушительные завывания сирен. На стенах завертелись красные маячки.

Восс, целиком погружённый в работу, пробурчал что-то в ответ. Он сидел на корточках у вентилей охлаждения огромного плазменного реактора, служившего источником энергии для гигантских ходовых двигателей корабля.

Шум в реакторном отсеке был оглушительным даже без орочьих сирен, и никто из занятых делом рабочих смен гретчинов не замечал двух членов Караула Смерти до тех пор, пока не стало уже поздно. Зид покромсал их на куски, не дав ни единого шанса спастись бегством. Однако теперь, когда включилась тревога, орки начнут вооружаться и выскакивать в коридоры, каждый грязный ксенос готов на всё, чтобы лично добраться до врага.


— Здесь мы закончили, — сказал Восс, поднимаясь с корточек. Он подобрал с пола свой тяжёлый огнемёт и развернулся: — Дело за Грамотеем и остальными.

Восс не мог с ними связаться. Только не отсюда. Близость к реактору, да ещё с такой утечкой, забивала основную частоту связи отряда сплошной статикой.

Зид скользнул к толстой стальной двери реакторного отсека, приоткрыл её и выглянул в щёлку.

— Снаружи становится тесновато, — сообщил он. — Много серьёзно выглядящих ублюдков, но они мало что увидят, когда вырубится свет. Что скажешь, брат? Готов раскрасить стены кровью врага?

Лицо Восса под шлемом растянулось в широкой ухмылке. Он нажал кнопку запальника, и прямо перед соплом подачи прометия ожил горячий синий огонёк.

— Всегда готов! — ответил он, становясь плечом к плечу с Гвардейцем Ворона.

И два товарища ринулись в коридор, выкрикивая как боевой клич имена своих примархов.


— Мы прижаты! — прошипел Раут, выстрелы орочьих стабберов и пистолетов шмякали по металлической стене рядом с ним, разнося трубы на куски. Осколки металла дождём сыпались на пол. Каррас, Раут и Соларион, раз поднялась тревога, не скрываясь бежали со всех ног, пока была возможность. Но теперь они оказались зажаты на перекрестке, где сходились три широких коридора, и толпы воющих и тарабарящих орков хлынули на них со всех сторон.

Соларион уже перехватил ножом кабель, питавший свет, и десяток других, питавших Трон знает что. Однако среди орков оказались экипированные очками ночного видения, не говоря уж о вооружении и броне, далеко превосходящих типичные орочьи образцы. Каррас уж сражался с подобными гадами. Это был орочий эквивалент отделений коммандос, гораздо более ловкие и опасные, чем обычные тупоголовые громилы. Красные линзы их очков светились словно глаза демонов, когда орки подбирались всё ближе и ближе, держась под защитой укрытий.


Противник превосходил Карраса с его десантниками Караула Смерти как минимум двадцатью к одному, и это соотношение могло быстро измениться в худшую сторону, если они не вырвутся отсюда как можно скорее.

— Команду, Каррас! — взревел Соларион, его правый наплечник поглотил прямое попадание. Орочий заряд оставил безобразную отметину на бело-синей инсигнии ордена: — Огонь слишком силён! Это укрытие бесполезно!

Каррас лихорадочно соображал. Дымовая завеса не поможет. Если очки орков действовали в тепловом диапазоне, они будут видеть сквозь неё. Зажигательные или осколочные гранаты убьют немало орков и заставят остальных держаться подальше, но это не поможет им отсюда вырваться.

— «Новы», — приказал он. — По моему сигналу по одной в каждый коридор. Бросать недалеко. Не забудьте прикрыть визоры. В момент взрыва мы делаем рывок. Я первый. Ясно?

— По твоему сигналу, Каррас, — кивнул Соларион.

— Командуй, — ответил Раут.

Каррас вытащил гранату «Нова» из пояса, обхватывающего бронированную талию. Остальные сделали то же самое. Он выдернул чеку, отвел руку назад и крикнул:

— Давай!

Три небольших чёрных цилиндра полетели в темноту, со стуком подпрыгивая на металлическом полу. Охваченные упоением перестрелки орки даже не заметили этого.

— Глаза! — крикнул Каррас и хлопнул ладонью, прикрывая визор.


Один за другим раздались три оглушительных хлопка, слышимых даже сквозь лай орочьего оружия. Спёртый влажный воздух коридоров тут же наполнился воем мучительной боли. Каррас выглянул и увидел, как орки, шатаясь, кружат в темноте, прижимая к мордам большие толстопалые руки, натыкаясь на стены, роняя в мучениях и замешательстве оружие.

Гранаты «Нова» обычно использовались для зачистки небольших помещений, но отлично действовали и в любом тёмном и замкнутом пространстве. Эти гранаты сильно отличались от стандартного снаряжения Астартес, но Караул Смерти был элитой, лучшими из лучших, и им был открыт доступ к таким средствам, похвастать которыми могли немногие. Интенсивная фосфорическая вспышка гранаты перегружала оптические рецепторы, как механические, так и биологические. В большинстве случаев слепота была временной, но Каррас мог поспорить, что очки орков усилили вспышку.

Глазную сетчатку зеленокожим должно было выжечь полностью.

— За мной! — рявкнул он и рванул из своего угла. Он действовал быстро, зафиксировав болтер на магнитном креплении набедренного щитка, и, выхватив из ножен свой верный меч, Арквеманн, бросился на врага.

Раут и Соларион последовали за ним, держась не слишком близко, чтобы не рисковать понапрасну жизнью. Рана от Арквеманна, когда в нём сияла потусторонняя энергия, была гарантированной смертью, и сейчас он загорался, отбрасывая холодный, неестественный свет.


Каррас бросился между зеленокожими коммандос, широко и мощно взмахивая клинком, каждым рубящим ударом отправляя на тот свет всё больше ксенонечисти. Пол быстро покрывался дымящимися трупами. Орки в коридорах продолжали незряче метаться, в слепом отчаянии набрасываясь друг на друга.

— Путь свободен, — выдохнул Каррас. — Бежим! — он убрал Арквеманн в ножны и бросился вперёд, грохая подошвами по металлической палубе. Криоконтейнер бешено мотался сзади, но Каррас не обращал на него внимания. Третий глаз внутри шлема уже снова закрывался. Смертоносная энергия, давшая Каррасу сил, отступала под его волей, подавляемая мантрами, которые укрепляли и защищали его.

Через комлинк вторгся голос инквизитора: «Альфа, это Сигма. Ответь».

— Слышу тебя, Сигма, — отозвался на бегу Каррас.

«Где вы сейчас?»

— Приближаемся к точке «Барриус». Где-то в минуте пути.

«Вы отстаёте, Альфа. Наверное, мне стоит начать подготавливать свидетельства о смерти в ваши ордены?»

— Будь ты проклят, инквизитор. Мы успеем. А сейчас, если это всё…

«Соларион оставит вас в точке «Барриус». У меня для него другое задание».

— Нет! — категорически заявил Каррас. — Мы уже встретили сильное сопротивление. Он нужен мне здесь.

«Я не спрашиваю, Караульный. Согласно докладам военно-космической разведки, по правому борту корабля есть крупный ангар истребителей. Значительные запасы топлива. Отдайте Солариону взрывчатку. Я хочу, чтобы он вывел из строя этот ангар, пока вы с Раутом пробираетесь к капитанскому мостику. Если всё пойдёт хорошо, диверсия поможет вам расчистить путь отхода. Если нет, то вам лучше начинать молиться о чуде».

— Раут может взорвать топливный склад, — Каррас решил проверить свои подозрения.

«Нет», — ответил Сигма, — «Соларион больше знаком с действиями в одиночку».

Каррас поразмыслил над настойчивым желанием Сигмы отправить именно Солариона. Вряд ли Раут когда-нибудь выпустит Карраса из поля зрения. Так было с тех пор как они встретились. Ничего удивительного, что Зид подобрал ему прозвище «Смотрящий». Стоял ли за этим Сигма, Каррас не мог сказать с полной уверенностью. В словах инквизитора о навыках Солариона действовать в одиночку был свой резон, и он понимал это.

— Ладно, я отдам Солариону новые указания.

«Нет», — ответил Сигма. — «Я сделаю это сам, напрямую. Тебе и Рауту следует поторопиться к капитанскому мостику. Будьте готовы к потере связи поблизости от цели. Уверен, ты уже ощутил её невероятную мощь. Я хочу, чтобы эта тварь была уничтожена, Альфа. Не подведи меня».

— Разве я когда-нибудь подводил? — ответил Каррас, но Сигма уже отключился. Судя по жестам бегущего Солариона, инквизитор уже отдавал ему новые приказы.


На следующем перекрестке, в точке «Барриус», троица встретила очередную стаю орков. Но скорость, с которой двигался Каррас и его воины, застала орков врасплох. Каррасу даже некогда было наполнять клинок психической энергией, он уже был среди орков, нанося рубящие и колющие удары. Арквеманн был убийственно остр даже без бегущей сквозь него мощи имматериума, и орков захлестнула огромная кровавая волна. По обе стороны от Карраса кашляли глушители болтеров: Соларион и Раут поддерживали его огнём, и вскоре перекрёсток был завален кучами корчащегося зелёного мяса.

Каррас повернулся к Рауту:

— Отдай Солариону свои гранаты, и осколочные, и зажигательные, — приказал он, вытаскивая из-за пояса свои. — Оставь только пару подрывных зарядов. Они нам понадобятся.

Соларион взял гранаты, быстро пристроил их к поясу и произнёс:

— Доброй охоты, братья.

Каррас кивнул:

— Встречаемся у шахты подъёмника. Кто придёт первым, держит её, пока не подойдут остальные. Будь на связи. Если мы пропадём больше чем на десять минут, не трать времени. Присоединяйся к Воссу и Зиду, и двигайте к трофейному отсеку.

Соларион, салютуя, грохнул кулаком по нагруднику и свернул в сторону.

Каррас кивнул Рауту:

— Пошли, — и вместе они побежали в сторону носовой части корабля, в то время как Соларион растворился в полумраке в другом направлении.


— Сдохни! — выплюнул Зид, и ещё один огромный зеленокожий сполз на пол, вскрытый от глотки до паха. Зид метнулся дальше. Инстинкты, столь же отточенные, как и его молниевые когти, подсказали отшагнуть в сторону как раз вовремя, чтобы избежать удара гигантского цепного топора, который разрубил бы его надвое. Ревущее полотно врезалось в металлический пол, выбросив фонтан оранжевых искр. Орк, державший топор, взревел от досады, и попытался схватить Зида свободной рукой, но тот парировал атаку, одновременно скользнув ближе и вонзив когти правой руки прямо под выпирающую челюсть твари. Кончики длинных тонких лезвий выскочили из макушки орка, и тот остановился, подёргиваясь, буквально умерев стоя.

Зид отступил назад, выдергивая когти из горла твари, и проследил, как тело рухнуло рядом с другими.

Он жадно оглянулся, не подвернётся ли ещё соперник, но подворачиваться было уже некому. Зид с Воссом стояли, окружённые мёртвыми ксеносами. Имперский Кулак уже опустил свой тяжёлый огнемёт. Он стоял, любуясь делом своих рук: небольшим холмом дымящихся чёрных трупов. Двум товарищам пришлось пробивать себе дорогу к точке «Адриус». Воздух в высоком помещении был густо забит вонью пролитой крови и сгоревшей плоти.

Зид поднял взгляд на верхнюю площадку:

— Ни следа остальных.

Восс подошёл к нему:

— Здесь гораздо меньше статики на комлинке. Грамотей, это Омни. Если слышишь меня, ответь.

Сначала ответа не было. Восс уже собрался попробовать ещё раз, как библиарий Призраков Смерти наконец-то отозвался:

«Слышу тебя, Омни. Сейчас не лучшее время».

Голос Карраса звучал напряжённо, словно тот сражался насмерть.

— Мы закончили с реактором, — доложил Восс. — Уже вернулись в точку «Адриус». Помощь нужна?

Спрашивая, Восс машинально проверил отсчёт времени.

Негусто.

Оставалось двадцать семь минут.

«Держите позицию», — прохрипел Каррас. — «Зона должна быть свободна для отхода. Мы с Раутом…»

Голос оборвался на полуслове. На краткий миг Восс и Зид решили, что командир отряда ранен или, возможно, даже убит. Но их опасения развеялись, когда Каррас издал вздох облегчения и сказал:

«Чёрт, здоровенные были ублюдки. Призрак, тебе бы тут понравилось. Слушайте, братья. Мы с Раутом находимся перед капитанским мостиком. Время уходит. Если мы не доберемся к точке «Адриус» через двенадцать минут, я хочу, чтобы все вы уходили. Не пропустите время отхода. Это понятно?»

Восс нахмурился. Слово «отход» вызывало в нём желание разбить что-нибудь. Там, где дело касалось его ордена, это слово было проклятьем. Но он понимал, что Каррас прав. Умереть здесь было бы слишком бесполезно.

— Император вам в помощь, Грамотей, — произнес он.

«За Терру и Трон!» — ответил Каррас и отключился.

Зид беспокойно возил когтями одной перчатки об когти другой: дурная привычка, проявлявшаяся, когда он не мог выпустить избыток адреналина.

— Чёрт! — произнес он. — Я не собираюсь торчать здесь, пока другие сражаются за свою жизнь.

Он указал на металлическую площадку высоко вверху, на которую поднялись на лифте Каррас и остальные:

— Должен быть способ вызвать этот хлам обратно вниз, на этот уровень. Мы бы могли подняться наверх и…

Его прервал топот тяжёлых, подкованных железом сапог, приближавшийся с нескольких направлений. Звук раздавался в помещении сразу из десятка выходов.

— Я думаю, что нам скоро будет совсем не до этого, брат, — мрачно ответил Восс.


Раут перешагнул через тело огромного орка-охранника, которого только что убил, стряхнул кровь зверюги с желобка лезвия и сунул короткий меч в ножны сбоку. В керамите правого наплечника красовалась неглубокая воронка. Недоставало части символа ордена, срубленной в бою. Рисунок демонического черепа теперь мог похвастаться лишь одним рогом. Другой наплечник, вычурно украшенный черепом, костями и инквизиторской «I» Караула Смерти, был побит и поцарапан, но без серьёзных повреждений.

— Это самый большой орк, которого я зарубил врукопашную, — пробормотал Экзорцист, в основном обращаясь сам к себе.

Тот, которого только что завалил Каррас, был не меньше, но Призрак Смерти уже сосредоточился на чём-то другом. Он стоял, прижав руку к массивным взрывоустойчивым стальным дверям, покрытым орочьими иероглифами. Вокруг него плясали крошечные сверкающие разряды сверхъестественной энергии.

— Там жуткая психическая интерференция, — сказал он, — но я чувствую как минимум тридцать орков на этом этаже. Наша цель на верхней палубе. И он знает, что мы здесь.

Раут кивнул, но промолчал. Мы? Нет. Тут Каррас ошибался. Раут прекрасно знал, что цель не могла его почувствовать. Ничто психическое не могло. Таков был побочный эффект невыразимых кошмаров, которые он перенёс в ордене во время отборочных и обучающих программ — программ, которые научили его ненавидеть всех: и псайкеров, и жутких демонов, которых сила этих самых псайкеров время от времени выпускала в галактику.

Частота, с которой Лиандро Каррас обращался к силам Имматериума, внушала Рауту отвращение. Разве библиарий не осознавал огромную опасность, которой подвергал свою душу? Или он был просто глупцом, разбрасывающимся энергией с самонадеянностью, которая вела к окончательной катастрофе? Демонов варпа только радовала неосмотрительность подобных людей.

Не приходилось сомневаться, что Раута отобрали в Караул Смерти в первую очередь именно из-за этого. Инквизитор никогда не говорил этого открыто, но всё и так лежало на поверхности. Столь же скрытный, как и Сигма, Раут явно не был глупцом. Кто, как не Экзорцист, лучше всего подойдёт для присмотра за таким как Каррас? Даже могущественные Серые Рыцари, от которых вёл происхождение орден Раута, вряд ли бы справились с этой задачей лучше.


— Дым, — произнёс Каррас. — Я хочу, чтобы сразу после подрыва там оказались дымовые гранаты. Не береги их на потом. Используем все, что есть. Заходим со стрельбой. Снимай глушитель, там он уже не понадобится. Пусть слышат наши выстрелы. Как только зачистим нижний этаж, поднимаемся на капитанский мостик, каждый по своей лестнице. Ты идёшь по левой. Я — по правой. Цель наверху.

— Телохранители? — спросил Раут. Как и Каррас, он принялся свинчивать глушитель со ствола болтера.

— Не могу сказать. Даже если они там и есть, психический резонанс их заглушает. Он просто… невообразим.

Оба Астартес сложили глушители в подсумки на поясах, затем Раут прикрепил прямоугольный подрывной заряд на стык двойных дверей. Экзорцист уже собрался отойти, когда Каррас сказал:

— Нет, брат. Нужно два. Эти двери мощнее чем ты думаешь.

Раут прикрепил второй заряд прямо под первым, затем они с Каррасом расступились в стороны от дверей и вжались спинами в стену.

Одновременно проверили магазины болтеров. Раут вставил свежую обойму. Каррас вытащил дымовую гранату из-за пояса и кивнул:

— Давай!

Раут сжал в руке крошечный детонатор, и коридор потряс оглушительный взрыв, который мог бы посоперничать с грохотом артиллерийского орудия. Тяжёлые створки отбросило прямо внутрь комнаты, что тут же нанесло потери оркам, оказавшимся ближе всех к месту взрыва.

— Дым! — приказал Каррас, бросая первую гранату. Раут отбросил детонатор и сделал то же самое. Два, три, четыре небольших цилиндра запрыгали по мостику корабля, разбросанные в точности так, чтобы дым распределился равномерно. Через две секунды всю палубу накрыло густое серое облако. Орочий персонал пришёл в замешательство, едва различая у лица собственные руки. Но для Астартес всё оставалось совершенно отчётливым. Они вошли в помещение, паля из болтеров; каждый выстрел отдавался жутким грохотом, и зеленокожие валились там, где стояли.

Ни единого болта не было потрачено зря. Каждый находил свою цель, каждый попадал прямо в голову, принося мгновенную смерть. За время, необходимое для трёх вдохов, нижний этаж мостика оказался очищен от врагов.

— Вперёд! — приказал Каррас, бросаясь к лестнице, выдававшейся из стены справа.

Дым начал подниматься вверх, становясь прозрачнее.

Раут взлетел по левой лестнице.

Однако ни один из космодесантников не оказался готов к тому, что встретил наверху.


Соларион выскочил из коридора и рванул по металлической площадке к клетке подъёмника. Он тяжело дышал, ручейки крови бежали из дыр толщиной в палец в нагруднике и правом плече. Если бы он только мог остановиться, раны бы быстро закрылись сами собой, но сейчас на это не было времени. Его обычно спящее второе сердце трудилось вместе с первым, вымывая молочную кислоту из мышц, помогая ему продолжать бег. Из того же коридора, отставая от Солариона едва ли на секунду, хлынула в жаркой погоне огромная стая бронированных орков, вооружённых массивными пистолетами и клинками. Площадка сотрясалась под их громадным весом.

Соларион не терял времени на оглядывания. Прямо впереди верхняя секция площадки заканчивалась. За ней была ржавая лестница, которая едва не стоила Рауту жизни. Осторожно пробираться по ней не было времени.

Он прибавил скорости и прыгнул прямо через неё.


Это был впечатляющий прыжок. На краткий миг Соларион словно бы взлетел. Затем он миновал верхнюю точку прыжка, и искуственная гравитация корабля потянула его вниз. С громким звенящим ударом он приземлился на нижней секции площадки. Острые копья боли пронзили нервы ног, но Соларион, не обращая на них внимания, развернулся, вскидывая к плечу болтер.

Орки последовали его примеру, прыгая с верхней площадки в надежде добраться до него и порубить в куски. Однако недостаток резвости сослужил им плохую службу. Первая группа орков рухнула на разболтанную лестницу где-то на второй трети пролёта. Старые железные ступени не выдержали столь жестокого обращения, рассыпались и рухнули вниз, отправляя незадачливых прыгунов в смертельный полёт. Воздух наполнился воем, но другие орки не сообразили что происходит, пока уже не было поздно. Они так же прыгали с края платформы, жаждая добраться до врага. Ступень за ступенью поддавалась с каждым тяжёлым телом, падавшим сверху, и вскоре от лестницы не осталось почти ничего.

Широкий провал, где-то в тридцать метров, разделял теперь металлические платформы, которые когда-то соединяла лестница. Оставшиеся орки поняли, что последовать за космодесантником не выйдет. Они принялись метаться по краю верхней платформы, рыча на Солариона от ярости и досады, и бешено паля в него из неуклюжих пистолетов.


«Что-то зелёный дождь пошёл», — появился на связи сердитый голос. — «Что, во имя Дорна, там наверху происходит?»

Одним глазом следя за орками, Соларион придвинулся к краю платформы. Через погнутые перила он глянул вниз, туда, где двести метров отделяли его от стального пола. Восс и Зид стояли спина к спине, примерно в пяти метрах друг от друга, отражая со всех сторон атаки орков. Пол вокруг был завален мёртвыми ксеносами.

— Это Соларион, — ответил Ультрадесантник. — Помощь нужна, братья?

«Пророк?» — спросил Зид между смертоносными взмахами когтей. — «Где Грамотей и Смотрящий?»

— От них ещё ничего не было? — спросил Соларион.

«Они не выходят на связь с тех пор, как вошли на капитанский мостик. Сигма предупреждал об этом, но время на исходе. Сможешь добраться до них?»

— Невозможно, — ответил Соларион. — Лестницы больше нет. Я не смогу туда больше подняться.

«Тогда молись за них», — произнёс Восс.

Соларион сверился со своим хроно, отсчитывающим время задания. Он помнил приказ Карраса. Ещё четыре минуты. После этого он должен считать их мёртвыми. Спуститься на подъёмнике вниз и вместе с остальными отправиться в трофейный отсек, к единственной надежде на спасение.


Выстрел орочьего пистолета срикошетил от платформы и впечатался в его нагрудник. Выстрел был недостаточно мощным, чтобы пробить керамит, не то что пули тяжёлого стаббера, которые Соларион словил в упор, но он привлёк к себе внимание. Соларион уже собрался открыть ответный огонь, начав очищать верхнюю платформу в ожидании возвращения Карраса с Раутом, как вдруг гулкий удар потряс воздух и металл под ногами сильно завибрировал.

«Это не моё», — сказал Восс.

— Это моё, — сказал Соларион. — Я заминировал топливный склад в ангаре с истребителями. Если нам повезёт, большая часть зеленокожих отправится туда, полагая, что настоящий бой там. Это даст нашим братьям небольшую отсрочку.

Хроно задания теперь показывал восемнадцать минут и сорок секунд. Он смотрел, как тают секунды. Тридцать девять.

Тридцать восемь.

Тридцать семь.

«Давай, Каррас!» — думал он. — «Чем ты там, во имя Терры, занимаешься?»


Каррас едва успел оценить огромные размеры близнецов-телохранителей Бальтазога Дурнокрова, прежде чем те бросились в стремительную атаку. Это были несомненно самые большие орки, которых он когда-либо видел, больше даже чем охранники у дверей, которых они с Раутом зарубили. Телохранители были вооружены огромными двуручными боевыми молотами и несли их так, словно те ничего не весили. В обычных обстоятельствах орки таких размеров и силы могли бы стать могущественными военными вождями, но эти были совсем другим. Они были рабами гораздо более могучей силы, чем простые мускулы и агрессивность. Они были безмозглыми куклами в услужении более смертоносной власти, и сам кукловод сидел примерно в десяти метрах позади них, возвышаясь на странном механическом троне, стоящем в центре командной палубы корабля. Дурнокров.

Каррасу потребовался лишь миг, доля секунды, чтобы охватить взглядом детали внешнего вида чудовища.

Даже для орка психический военный вождь был страшен. Его голова местами была сильно раздута, огромные, испещрённые венами шишки торчали по всему темени. Лоб опоясывали большие, испачканные кровью металлические штепсели, глубоко воткнутые в череп. Злобная кривобокая морда чудовища была перекошена, словно отражаясь в кривом зеркале: черты лица, приуменьшенно-жалкие с одной стороны, гротескно преувеличивались с другой, с отвисшей челюсти меж клыков тянулись длинные нити слюны.

Он был облачён в мантию из лоскутов выдубленной человеческой кожи, сшитых кишками, и три гниющих головы, привязанных к поясу длинными сплетёнными волосами, свисали у него между колен. Каррас сразу понял, что головы были сняты с убитых женщин, возможно жён каких-то человеческих правителей или вождей племён, которых этот монстр убил во время набега. Орки славились любовью к подобным отвратительным трофеям.

Трон чудовища был столь же странен: масса изогнутых труб, шестерней и работающих поршней без какого-либо видимого предназначения. Толстые пучки проводов соединяли всё это в непостижимую мешанину громоздких загадочных механизмов, которые трещали и гудели, излучая тошнотворный зелёный свет. В тот же миг, как Каррас разглядел всё это, он ощутил, как в душе разразилась буря гнева и ненависти.

Эта тварь, этот омерзительный урод восседал на троне словно тошнотворная, богохульная пародия на бессмертного Императора.

Оба космодесантника одновременно открыли огонь, стремясь уложить телохранителей и побыстрее добраться до настоящей цели. Болтеры загрохотали, выплёвывая смертоносный ливень, но каким-то образом каждый заряд взрывался в воздухе, не нанося никакого вреда.


— Он экранирует их! — крикнул Каррас. — Хватай меч!

Он сбросил криоконтейнер с плеча, вытянул Арквеманн из ножен и направил энергию имматериума через себя в древнюю кристаллическую матрицу, встроенную в клинок.

— Ко мне, ксеносское отродье! — взревел он, обращаясь к громадному зверю перед собой.

Тяжеленный молот телохранителя со свистом вознёсся, а затем пошёл вниз со скоростью, которая была просто невероятной. Каррас едва успел сделать шаг в сторону. Оружие зацепило левый наплечник, высекая искры и посылая болезненную отдачу в руку. Толстый стальной пол пострадал серьёзнее. Молот оставил в нём дыру величиной с человеческую голову.

Каррас услышал, как справа Раут издал долгий боевой клич. Экзорцист вступил в схватку со своим противником и тут же едва успел пригнуться, чтобы избежать широкого бокового удара, который начисто снёс бы ему голову. Короткий меч Экзорциста смотрелся чудовищно скромно по сравнению с молотом врага.


Дурнокров хохотал, наслаждаясь смертельной битвой, разыгрывающейся перед ним словно какое-то великолепное представление, даваемое только для него. Чем больше он гоготал, тем больше зелёного света бурлило и переливалось вокруг него. Каррас почувствовал, как резонанс этой силы сбивает его с толку. Воздух был переполнен ею. Он ощутил, как его собственная сила поднимается изнутри, стремясь дать отпор. В психосиловой меч можно было направить лишь ограниченное её количество. Клинок и так уже, рассекая воздух, звенел от смертоносной энергии.

«Этот прилив опасен», — предупредил он себя, — «ты не должен выпускать его из-под контроля».

Машинально он начал повторять мантры, которым его научил магистр Кордат, но усилия, потраченные на борьбу за удержание равновесия, стоили ему открывшейся возможности убить противника одним ударом. Орк-телохранитель, в свою очередь, не упустил такой возможности. Он поймал Карраса точным ударом молота в правый наплечник, разбив инсигнию Караула Смерти и сбив того с ног.

Удар отбросил Карраса прямо на противника Раута, и оба они рухнули на металлический пол. У Карраса сорвало с головы шлем, и тот укатился прочь. В неожиданно возникшем клубке бьющихся тел космодесантника и орка Раут увидел зазор. Он шагнул вперёд, вонзил свой короткий меч прямо под грудину орка и сунул его ещё глубже, рассекая сердце противника пополам. Затем без промедления развернулся и встретил оставшегося телохранителя, пока Каррас отбрыкивался от мёртвого бегемота и поднимался на ноги.


Оставшийся телохранитель был быстр, но Раут фантастически легко уворачивался от свистящего молота, хотя колющие и режущие удары его короткого меча приносили мало пользы. Лишь когда к нему присоединился Каррас и орку пришлось противостоять атакам с двух сторон одновременно, чаша весов склонилась на сторону космодесантников. Бальтазог Дурнокров тут же прекратил веселье, издав оглушительный рёв ярости, когда Раут и Каррас, атаковав с противоположных сторон, пронзили сердце и лёгкие оставшегося телохранителя.

Кровь пузырями хлынула из ран орка, и тот сполз на пол, с грохотом уронив свой могучий молот.


Дурнокров вскочил с трона, с его пальцев слетали разряды зелёных молний. Каррас почувствовал, как энергия Вааа! лизнула доспехи, ища просвет, сквозь который она могла бы сжечь его плоть и разрушить душу. Подняв клинки, они с Раутом одновременно бросились на врага.

И в тот же момент мощный поток кинетической энергии вылетел из простёртых вперёд рук орка, подбросив Раута в воздух. Каррас присел и откатился в сторону, едва избежав смерти, но он слышал, как Раут с тяжёлым грохотом рухнул на нижний этаж мостика.

— Раут! — крикнул он в комлинк. — Ответь!

Ответа не было. Здесь комлинк был бесполезен. И, возможно, Раут уже был мёртв.

Каррас ощутил, как возросшая мощь орка давит на него со всех сторон, и теперь он увидел её источник. Позади механического трона Дурнокрова, за грязным, покрытым потёками крови окном из толстого стекла, висели сотни… нет, тысячи орков, привязанных к вертикальным плитам, похожим на операционные столы. Верхушки их черепов были срезаны, кабели и трубки шли из обнажённых мозгов прямо в сердце огромной, перекачивающей энергию системы.

— Золотой Трон! — выдохнул Каррас. — Неудивительно, что Сигме нужна твоя уродливая голова.

Сколько осталось времени до взрыва реакторов корабля, без шлема он не мог сказать. Хватит ли, чтобы убить этого урода? Возможно. Но, один на один, мог ли он соперничать с этой тварью?

Только лишь выпустив ещё больше смертельно опасной энергии изнутри. Ему придётся довериться учению своего наставника. Мантры уберегут его. Должны уберечь. Он открыл варпу ещё одну щёлку, направляя его, фокусируя силой разума.

Дурнокров шагнул вперёд, навстречу, и две силы столкнулись в апокалиптической ярости.


Даррион Раут не умер. Обжигающий психический удар орочьего главаря простого смертного убил бы на месте, вырвав душу из тела и оставив безжизненный кусок плоти. Но Раут не был простым смертным. Тайные обряды его ордена и муки, которые он вынес, чтобы заслужить своё место, защитили его от подобной участи. И хотя он получил несколько переломов, его сверхчеловеческая физиология уже приступала к работе, штопая его, делая вновь целым и сильным. Внутреннее кровотечение тоже скоро остановится.

Но сейчас не было времени залечивать раны полностью. Не было, если он хотел повлиять на исход боя.

С хрипом боли Раут перекатился, воздвиг себя на одно колено и оглянулся в поисках меча. Меча не наблюдалось. Болтер, однако, всё ещё висел на набедренном щитке. Он отцепил его, вставил новый магазин, взвёл затвор и с трудом поднялся на ноги. Влажно откашлялся, чувствуя во рту вкус крови. Подняв взгляд наверх, туда, откуда был сброшен, Раут увидел высверки и вспышки неестественного сияния. И шума, похожего на гром, но не совсем, там тоже хватало. От всего этого содрогался воздух вокруг.

Каррас должно быть ещё жив, подумал он. Всё ещё сражается.

Отбросив мучительную боль в конечностях, он взбежал по правой лестнице и с древней литанией силы на устах снова бросился в бой.


Каррас сдавал. Он чувствовал это. Бальтазог Дурнокров обладал немыслимым запасом силы. Психическая энергия Вааа!, которую он тянул, словно не имела пределов, стекаясь к главарю из мозгов пытаемых орков, подключённых к его безумному устройству.

Каррас чертыхнулся, с трудом отбивая очередной поток бурлящего зелёного огня. Напольные пластины палубы вокруг прогнулись. Лишь те, что были у него под ногами, те, что попали под искрящийся пузырь, который он изо всех сил поддерживал, оставались нетронутыми.

Его защита держалась, но едва-едва, и усилия, идущие на её поддержку, не давали ему провести собственную атаку. И что ещё хуже, орочий главарь усиливал давление, вынуждая Карраса пропускать через себя всё больше и больше энергии варпа. В голове у него нарастала какофония голосов, бормочущих и шепчущих на языках, которые, он знал, были богохульными. Это был тот самый момент, которого боялись все библиарии, когда сила, которую они использовали, угрожала поглотить их, когда пользователь становился используемым, когда повелитель становился рабом. Голоса в голове начали заглушать его собственный. Ещё немного и его душа будет потеряна навечно, вырванная и унесённая в этот водоворот. Демоны будут драться за право управлять его смертным телом.


Стоило ли убивать этого орка ценой собственной бессмертной души? Не лучше ли просто сбросить защиту и умереть, не дав чему-то, гораздо более худшему, чем Дурнокров, получить выход в материальную вселенную?

Каррас едва слышал эти вопросы в собственной голове. Слишком много голосов вытесняло их.

Бальтазог Дурнокров похоже понял, что настало его момент. Он подступил ближе, волоча за собой толстые кабели, тянущиеся от металлических штепселей в его деформированном черепе.

Каррас опустился на одно колено под одновременной атакой на тело и душу. Его защитный пузырь истончался. Оставались секунды. Так или иначе, понял он, смерти ему не миновать.

Дурнокров был уже почти рядом, продолжая выпускать зелёные молнии из одной руки и вытаскивая длинный кривой клинок другой. Блестящие нити слюны сверкали в неистовом зелёном свете. Глаза орка пылали.

Каррас осел, едва находя силы держаться прямо, и тяжело навалился на меч, который вручил ему наставник.

«Я — Лиандро Каррас», — пытался он думать. — «Библиарий. Призрак Смерти. Космический десантник. Император не даст мне пасть».

Но его внутренний голос был едва слышен. Дурнокров был уже не дальше пары метров от него. Его психическая атака пробила защиту Карраса. Кодиций почувствовал, как кожа на руках горит и коробится. Его нервы начали вопить.


В голове один голос начал вытеснять все остальные. Был ли это голос демона, который завладеет им? Голос был таким громким и ясным, что, казалось, исходил из самого воздуха вокруг: «Вставай, Каррас!» — рычал он. — «Сражайся!»

Он понял, что голос говорит на высоком готике. Это было неожиданно.

В глазах у него было темно, несмотря на то, что вокруг полыхал зелёный огонь, но где-то в отдалении справа он всё же мельком уловил движение. Массивная чёрная фигура с поднятым перед собой оружием возникла словно ниоткуда. Было в ней что-то знакомое, символ на левом плече: череп с единственным сверкающим красным глазом. Раут.

Болтер Экзорциста отхаркнул ливень выстрелов, заставив Бальтазога Дурнокрова резко обернуться и защищаться, концентрируя всю свою психическую энергию, чтобы остановить поток смертоносных болтов.

Каррас действовал не задумываясь. Он двигался на рефлексах, отточенных десятилетиями суровых ежедневных учебных ритуалов. Как только спал безжалостный напор Дурнокрова, Каррас рванулся вперёд, вложив все силы в один-единственный горизонтальный взмах психосилового меча. Энергия варпа, которую он пытался направлять, прорвалась сквозь него и хлынула в кристаллическую матрицу клинка в тот самый момент, когда бритвенно острый металл глубоко вошёл в толстую зелёную шею орка.

Монстр даже не успел вскрикнуть. Тело и голова разлетелись в разные стороны, зелёный свет пропал, и верхнюю палубу мостика внезапно окатило волной дымящейся орочьей крови.

Каррас упал на колени и с криком выронил Арквеманн. Его битва ещё не закончилась. Ещё нет.

Теперь ему предстояла битва за собственную душу.


Раут прекрасно видел, что пришёл его черёд, он знал, что рано или поздно это случится, но не ощутил никакой радости. Никакого удовлетворения тут не было. Псайкер или нет, Лиандро Каррас был космодесантником, таким же сыном Императора, как и он сам, и он спас Рауту жизнь.

«Но ты должен это сделать для него самого», — сказал себе Раут. — «Ты должен это сделать, чтобы спасти его душу.»

В знак уважения Раут снял шлем, чтобы засвидетельствовать последние мгновения жизни Призрака Смерти собственными глазами. Скривившись, он поднял ствол болтера к виску Карраса и начал читать слова «Мортис Моргации Праэтово». Древний ритуал из времён задолго до Великого Крестового похода, забытый всеми, кроме Экзорцистов и Серых Рыцарей. Если всё пройдёт как надо, ритуал отправит духовную сущность Карраса туда, где до неё не доберутся алчные демоны варпа, хотя это и не спасёт ему жизнь.

Ритуал был недолгим, и Раут провёл его без запинки.

Подходя к концу, он приготовился спустить курок.


Внутри Лиандро Карраса бушевала война. Тошнотворные сущности, наполненные ненавистью и голодом, стремились раздавить его. Жестокие и неотступные, они бомбардировали его нечестивыми видениями, от которых он едва не захлёбывался ужасом и отвращением. Он видел имперских святых, осквернённых и изувеченных на алтарях из пылающего чёрного камня. Он видел Золотой Трон, разбитый и разрушенный, мерзких беснующихся чудовищ, топчущих тело Императора. Он видел разбитый дом своего ордена — стены покрыты мокнущими язвами, словно сам камень подхватил отвратительную заразу.

Он взвыл, отгораживаясь от видений, отрицая их. Но они не прекращались. Он пытался ухватиться за что-нибудь из того, о чём говорил ему Кордат.

«Кордат».

Даже мысль об одном этом имени придала ему сил продолжать борьбу, пусть лишь на миг. Чтобы не заблудиться в Эмпиреях, говорил старый воин, следует держаться за что-то реальное.

Каррас уже уцепился за что-то реальное, что-то настоящее, свой бастион перед видениями.

Он обрёл его в странном месте, в ощущении, которое не мог толком объяснить. Что-то горячее и металлическое, прижатое к коже виска.


Металл обжигал, принося физическую боль. К ней добавлялись другие источники боли, накапливаясь так, что песня агонии, которую пели его нервы, становилась громче и громче. Он снова почувствовал боль в обожжённых руках, несмотря на то, что его генетически усиленный организм действовал быстро, заживляя их. Он ухватился за боль, давая ощущению вытянуть свой разум к настоящему, к «здесь и сейчас». Он ухватился за неё, как за скалу посреди бушующего моря.

Мириады отвратительных голосов начали слабеть. Он снова услышал свой внутренний голос и немедленно возобновил чтение мантр. Довольно скоро прилив энергии имматериума утих до тонкой струйки, затем прекратился окончательно. Он почувствовал, как закрывается физическое воплощение его третьего глаза. Почувствовал, как на лбу снова сходится кожа.

Что же это, спросил он себя. Этот горячий металл, прижатый к его голове, этот предмет, подаривший ему спасение?

Каррас открыл глаза и увидел грубое, покрытое шрамами лицо Дарриона Раута. Экзорцист стоял совсем рядом, держа шлем сбоку и бормоча что-то похожее на молитву.

Его болтер был прижат к голове Карраса, и он как раз собирался вышибить ему мозги.


— Что ты делаешь? — спокойно спросил Каррас.

Раут похоже удивился, услышав его голос.

— Спасаю твою душу, Призрак Смерти. Иди с миром. Твоя честь будет спасена. Демоны варпа не получат тебя.

— Приятно слышать, — сказал Каррас. — А теперь опусти оружие. Моя душа точно там, где должна быть, и там она останется до тех пор, пока моя служба Императору не будет закончена.

Минуту ни Раут, ни Каррас не двигались. Экзорцист явно не выглядел убеждённым.

— Даррион Раут, — сказал Каррас, — тебе не терпится пролить мою кровь? Именно за этим ты следил за каждым моим шагом последние три года? Соларион, пожалуй, скажет тебе спасибо за то, что убьёшь меня, но не думаю, что то же самое скажет Сигма.

— Это будет зависеть… — ответил Раут. Поколебавшись, он всё-таки опустил оружие. — Ты будешь подвергнут соответствующей проверке, когда мы вернёмся на «Святую Неварру». Сигма будет настаивать на этом, также как и я.

— Это твоё право, брат, но уверяю, что ты не найдёшь во мне ни следа порчи. Правда, это будет иметь значение лишь в том случае, если мы выберемся с этого корабля живыми. А сейчас поторопись, подбери голову монстра. Я открою криоконтейнер.

Раут сделал как приказано, не переставая, однако, настороженно следить за командиром отряда. Подняв мёртвую голову Дурнокрова, он протянул её Каррасу и сказал:

— Оборудование, которое питало силу Дурнокрова, стоит исследовать. Если другие орочьи псайкеры начнут применять подобные вещи…


Каррас взял у него голову орка, поместил её внутрь чёрного ящика и набрал четырёхзначный код на клавиатуре сбоку. Крышка с шипением запечаталась наглухо. Каррас встал, закинул ремень контейнера на плечо, сунул Арквеманн в ножны, нашёл шлем и закрепил его на место. Раут надел свой.

— Если бы Сигме нужна была машина, — сказал Каррас, уводя товарища с капитанского мостика, — он бы так и сказал.

Глянув на хроно отсчёта, он увидел, что до времени эвакуации осталось чуть больше семнадцати минут. Каррас сомневался, что этого хватит, чтобы успеть убраться с корабля, но не собирался сдаваться, не попытавшись. Только не после того, через что они прошли здесь.

— Бежать сможешь? — спросил он Раута.


— Время вышло, — сказал Соларион угрюмо. Он стоял перед открытой клеткой подъёмника. — Они точно не успевают. Я спускаюсь.

«Нет», — сказал Восс. — «Дай им ещё минуту, Пророк».

Восс и Зид закончили уничтожение нападавших на нижнем этаже. Причём весьма вовремя. Восс потратил в бою последние остатки прометия. С огромным сожалением он снял топливный бак со спины и освободился от мощного орудия. После чего вытащил из кобуры на поясе вспомогательное оружие — болт-пистолет.

Тот ощущался в руке жалостно маленьким и лёгким.

«Дашь нам тут всем умереть, брат?» — спросил Ультрадесантник. — «За просто так? Потому что, если мы не уйдём прямо сейчас, нам конец».

— Если бы мы только услышали хоть что-то по связи… — сказал Зид. — Омни, хоть мне и неприятно это говорить, но Пророк говорит дело.

«Поверь мне», — сказал Соларион, — «я хотел бы, чтобы это было не так. Но сейчас, однако, будет разумно, если я возьму оперативное командование на себя. Сигма, если вы на связи…»

Знакомый голос прервал его:

«Подожди хотя бы, чтобы моё место остыло, прежде чем занять его, Соларион!»

— Грамотей! — воскликнул Зид. — А Смотрящий с тобой?

«Сколько раз я должен предупреждать тебя, Гвардеец Ворона?» — отозвался Экзорцист. — «Не называй меня так».

— Ещё раз сто, не меньше! — ответил Зид.

— Каррас, — сказал Восс, — где вы, во имя Дорна?

«Уже почти у платформы», — сказал Каррас. — «Мы не одни. Нас догоняют орочьи коммандос».

— Не сбавляйте скорости, — сказал Соларион. — Лестницы больше нет. Вам придётся прыгать. Брешь где-то тридцати метров шириной.

«Понял», — сказал Каррас. — «Сейчас мы появимся из коридора».

Соларион услышал тяжёлый топот ног, громыхающих по металлу верхней платформы, с которой он так недавно прыгнул. Наблюдая от подъёмника, он увидел, как две громоздкие чёрные фигуры взмыли в воздух.

Каррас приземлился первым, ударившись очень жёстко. Криоконтейнер слетел у него с плеча и заскользил по металлическому полу к краю площадки. Соларион заметил и машинально остановил его ногой, не дав свалиться вниз.

Раут приземлился секундой позже, рухнув безвольной кучей. Он крякнул от боли, с усилием встал и захромал мимо Солариона в клетку подъёмника.

— Ты ранен, брат? — спросил Ультрадесантник.

— Ерунда, — пробурчал Раут.

Каррас и Соларион присоединились к нему в клетке подъёмника. Командир отряда потянул рубильник, начиная путешествие вниз.


Клетка стартовала медленно, но вскоре набрала скорость. На полпути мимо них со свистом снова промчался тяжёлый противовес.

— Призрак, Омни, — сказал по связи Каррас, — начинайте расчищать дорогу к трофейному отсеку. Мы догоним вас, как только спустимся.

«Ясно-понятно, Грамотей», — ответил Зид. Он и Восс исчезли в темноте коридора, через который в начале пришёл отряд.

Внезапно Раут указал вверх:

— Проблемы, — сказал он.

Каррас и Соларион подняли головы.

Несколько орочьих коммандос, те, что были понаходчивее других, воспользовавшись абордажными крюками, перебрались через провал между платформами. Теперь они широкими клинками рубили тросы подъёмника.

— Соларион, — сказал Каррас.

Ему ничего не пришлось добавлять. Ультрадесантник поднял болтер, прицелился и открыл огонь по оркам. Выстрелы высекали искры вокруг голов зеленокожих, но из-за тряски и вибрации опускающегося подъёмника попасть было трудно.

Раут шагнул вперёд и вырвал решётчатую дверь из креплений. Он сказал:

— Нам придётся прыгать, метров с двадцати.

Соларион прекратил стрельбу:

— Согласен.

Каррас выглянул за край клетки.

— Сорок метров, — сказал он. — Тридцать пять. Тридцать. Двадцать пять. Пошли!

Вместе трое Астартес выскочили из подъёмника и с грохотом приземлились на металлический пол. Раут снова крякнул от боли, но вскочил на ноги так же быстро, как и остальные.

Позади них с громким звоном в пол ударила клеть подъёмника. Каррас обернулся как раз в тот момент, когда на неё сверху рухнул тяжёлый противовес. Оркам наконец-то удалось перерезать тросы. Если бы три космодесантника остались ждать, пока клеть дойдёт до низа, их раздавило бы всмятку.

— Осталось десять минут, — сказал Каррас, поправляя криоконтейнер на плече. — Во имя Императора, бегом!


Каррас, Раут и Соларион быстро нагнали Восса и Зида. Сейчас некогда было передвигаться осторожно, но Каррас опасался застрять в очередной перестрелке. Это точно стало бы их концом. Однако святые наверняка хранили их сегодня, потому что, похоже, большинство орков из секций между центральной шахтой и носовой частью корабля отреагировали на предыдущую тревогу и уже пали от рук Зида и Восса.

Коридоры были сравнительно пусты, чего нельзя было сказать о большой трапезной с ямой сквигов в центре.

Космические десантники ворвались прямо в помещение, на этот раз по нижнему этажу, и открыли огонь из болтеров, срезая оказавшихся на пути орков. Каррас своим любимым мечом рубил орков впереди, не снижая скорости, не останавливаясь ни на секунду. За какие-то секунды отряд пересёк трапезный зал и нырнул в полутёмный коридор на дальней стороне.

Позади поднялся невообразимый гвалт. Те орки, кто не был убит или ранен, похватали оружие и бросились в погоню. Грохот тяжёлых сапог орочьей толпы сотрясал решётчатый пол коридора.

— Омни, — сказал Каррас, громыхая ногами по металлическому полу, — как только мы попадём в отсек, я хочу, чтобы ты занялся челноком, не вступая в бой. Это ясно?

Каррас ожидал каких-нибудь возражений со стороны Имперского Кулака, но тут его ждал сюрприз. Восс подтвердил приказ без всяких споров. Весь отряд до сих пор уцелел, хотя и еле-еле, но он понимал, что это не будет значить ровным счётом ничего, если челнок не улетит с орочьего корабля вовремя.


Впереди, из-за плеча Солариона Каррас увидел свет трофейного отсека. Затем, ещё через несколько секунд, они миновали коридор и рванули через горы металлолома к большому куску потерпевшего крушение корабля, на котором тайно проникли сюда.

Вокруг него трудилась бригада гретчинов, лихорадочно орудуя гаечными ключами и молотками, которые казались слишком большими для таких маленьких жилистых тел. У некоторых были даже сварочные горелки, с помощью которых они пытались взрезать внешнюю обшивку.

«Чёрт их побери!» — ругнулся Каррас. — «Если они повредили хоть одну важную систему…»

Зарявкали болтеры, и гретчины разлетелись красными брызгами.

— Омни, запускай системы, — приказал Каррас. — Мы задержим их.

Восс, пробегая мимо, бросил Каррасу свой болт-пистолет и канул в люк сбоку разрушенной носовой части.

Каррас видел, что Раут и Соларион уже открыли огонь по первым преследователям, забежавшим внутрь. Поначалу они появлялись по двое-трое. Затем хлынули огромным потоком. Пустые магазины падали на покрытый хламом пол, на их место вставлялись новые и тут же пустели.

Каррас вытащил из кобуры собственный болт-пистолет и присоединился к перестрелке, держа пистолеты в обеих руках. Орки падали перед ним с пробитыми головами.


— У меня всё! — крикнул Соларион, вытаскивая короткий меч.

— Пусто! — рявкнул Раут секундой позже и сделал то же самое.

Взбешённые орки продолжали прибывать, паля из пистолетов и размахивая чересчур большими клинками, не обращая внимания на постоянно растущее число убитых, через которых им приходилось перебираться.

— Чтоб вас! — ругнулся Каррас. — Скажи что-нибудь, Омни!

«Сорок секунд», — ответил Имперский Кулак. — «Катушки на шестидесяти процентах».

Болт-пистолеты Карраса опустошённо щёлкнули с разницей в два выстрела. Он сунул свой в кобуру, пистолет Восса — в петлю на поясе, вытащил Арквеманн и крикнул остальным:

— В челнок, быстро! Придётся рискнуть!

«И надеюсь, они не доберутся до топливопровода», — мрачно подумал он.

Одного члена отряда, однако, такой риск похоже не особо устраивал.

— Они мои! — взревел Зид, бросаясь в гущу орков, взрезая и прокалывая врагов в боевом неистовстве, убивая огромных дикарей словно мух. Каррас ощутил вспышку гнева, но всё же восхитился движениями Гвардейца Ворона: каждое движение мускулов и когтей было словно частью танца, который отправлял воющих ксеносов к смерти.

Доспехи Зида вскоре залило кровью полностью, он продолжал драться, нанося мощные удары туда и сюда, всё время двигаясь в непрекращающейся резне, словно неутомимая машина смерти.


«Плазменные катушки на восьмидесяти процентах», — объявил Восс. — «Чего мы ждём, Грамотей?»

Соларион и Раут уже оторвались от орков, с которыми сражались, и кинулись внутрь. Каррас замер у двери.

Зид продолжал сражаться.

— Призрак! — крикнул Каррас. — Назад, чтоб тебя!

Зид словно не слышал, а секунды продолжали тикать. Каррас понимал, что в любую секунду реактор орочьего корабля может взорваться. Восс позаботился об этом. Смерть заберёт всех, если они не улетят прямо сейчас.

— Гвардеец Ворона! — проревел Каррас.

Это подействовало.

Зид глубоко вонзил молниевые когти в живот очередного орка, распорол его, затем развернулся и бросился к Каррасу.

Они заскочили в дверь, Каррас хлопнул кулаком по запирающему устройству.

— Ты ещё хуже, чем Омни! — сердито сказал он Гвардейцу Ворона. Затем, в комлинк, произнёс: — Взрывай заряды на поршнях и вытаскивай нас отсюда немедленно!

Послышался звук орочьих клинков и молотов, колотящих по корпусу — орки пытались прорубиться внутрь. Дверь челнока должна выдержать, но, если Восс не вытащит их сейчас же из трофейного отсека, они взорвутся вместе с остальным кораблём.

«Взрываю заряды», — произнёс Имперский Кулак.

В трофейном отсеке брикеты взрывчатки, которые он прикрепил к большим поршням и тросам по обе стороны отсека ещё в начале операции, взорвались, начисто срезая металл.


Раздался громкий металлический скрежет, и весь пол трофейного отсека заходил ходуном. Гигантская пасть орочьего корабля неторопливо раскрылась, и холодная пустота космоса ворвалась внутрь, высасывая пригодный для дыхания воздух. Всё внутри трофейного отсека, — и живое, и неживое, — унесло через гигантский рот, словно захваченное мощным ураганом. То, что задевало огромные треугольные зубы по дороге наружу, закручивалось бешеным волчком. Команде Карраса повезло: их корабль проскочил под верхними передними зубами менее чем в метре.

«Сбрасываю оболочку», — произнёс Восс, — «через три… два… один…»

Он ткнул кнопку на пилотской панели, подрывая цепочку пиропатронов, лицевая часть разрушенного носа брызнула осколками и отвалилась, обломки унеслись в космос словно какие-то металлические цветы по ветру. Челнок, дотоле спрятанный внутри, теперь стал виден: обтекаемый чёрный клиновидный корабль, несущий на бортах как знак Ордо Ксенос, так и собственный знак Инквизиции. Повсюду вокруг кружились в невесомости металлические обломки и быстро замерзающие орочьи тела.

В корабле Каррас, Раут, Соларион и Зид зафиксировали на стойках оружие, расселись по местам и защёлкнули противоударные каркасы.

«Держитесь за что-нибудь», — сказал Восс из кабины пилота, запуская плазменные двигатели корабля.


В тот самый момент, как челнок, бешено набирая скорость, рванулся вперёд, массивная корма орочьего корабля взорвалась. Ослепительная жёлтая вспышка затмила даже местное светило. Затем от кормы до носа по кораблю прокатилась волна вторичных взрывов, часть за частью разрывая огромное металлическое чудовище в клочья, словно огромная череда тотального разрушения. За какие-то секунды угасли двадцать тысяч орочьих жизней, разнесённые на атомы взрывами плазмы.

Внутри челнока Зид стянул шлем и тряхнул длинными чёрными волосами. С широкой ухмылкой он произнёс:

— А неплохо я подрался сегодня, чёрт возьми!

Каррас мог бы позубоскалить над непомерной заносчивостью Гвардейца Ворона, но не в этот раз. Настроение у него было мрачное, несмотря на то, что все остались живы. Сигма на этот раз захотел очень многого. Он глянул вниз на чёрную поверхность криоконтейнера, стоявшего на полу между ног.

Зид проследил за его взглядом и спросил: — Мы достали то, за чем пришли, да, Грамотей?

Каррас кивнул.

— Дашь взглянуть?


Зид терпеть не мог эти ордосовские правила «знать только то, что положено», терпеть не мог каждый раз не знать, ради чего на самом деле рисковал «Коготь». Тут Каррас был с ним солидарен. Да и остальные, наверняка, думали так же. Но это было опасное любопытство.

С другой стороны, какая разница для чего Сигма будет требовать головы Дурнокровов или что-нибудь ещё до тех пор, пока каждый космодесантник не выполнит обязательства своего ордена и не вернётся живым.

Однажды это всё равно закончится.

Однажды Каррас снова ступит на землю Окклюдуса и возвратится в библиариум уже как ветеран Караула Смерти.

Он почувствовал на себе взгляд Раута, как всегда наблюдающего за ним, теперь, возможно, даже ещё пристальнее. Неприятности будут позже. Трудные вопросы. Проверки. Каррас не обманывал себя. Он понимал, как близко подошёл к потере души. Он ещё ни разу не позволял такому количеству силы проходить через себя, и результаты отбили у него всякое желание повторять это снова.

Насколько Раут будет готов спустить курок в следующий раз?


Переведя внимание обратно на Зида, он помотал головой и пробурчал:

— Там не на что смотреть, Призрак. Всего лишь уродливая зелёная голова со штепселями.

Он постучал по контейнеру:

— К тому же, как только я его запер, крышка заварилась наглухо. Можешь попросить Сигму показать тебе что там, но мы оба знаем, что он ответит.

Упоминание имени инквизитора словно вызвало его самого. Из комлинка раздался голос: «Ты мог бы выполнить задание и получше, Альфа. Признаюсь, я разочарован».

— Не стоит, — холодно ответил Каррас. — Мы взяли то, что тебе нужно. Как чисто мы её отрезали, это уже другой вопрос.

Сигма помолчал секунду: «Ведите челнок в точку эвакуации и приготовьтесь к приёму на борт. Редторн уже вылетела. И отдохните, пока есть время. Появилось ещё кое-что, и «Коготь» нужен мне там».

— Что на этот раз? — спросил Каррас.

«Узнаете,» — ответил инквизитор, — «когда придёт время. Конец связи».


Магос Альтандо, бывший член обоих подразделений, биологис и техникус, прославленного Адептус Механикус, смотрел сквозь широкое сетчатое окно на свой текущий проект. За прозрачным барьером около сотни пленных орков лежали привязанные к холодным металлическим столам. Их черепа были трепанированы, мягкие серые мозги обнажены. Серворуки, свисающие с потолка, тыкали в каждый короткими пробниками под током, вызывая оглушительный рёв и вопли ярости. Странная машина в центре помещения, подключенная прямо к орочьим мозгам, откачивала психическую энергию, которую генерировала их коллективная ярость и агрессия.

Через многочисленные глаза-линзы Альтандо наблюдал, как сервиторы шныряют между столов, делая для него необходимые замеры.

«Я должен понять, как она работает!» — говорил он себе. — «Кто бы мог подумать, что орки смогут собрать подобное?»

К сожалению, большая часть данных о том, как была добыта орочья машина, была засекречена на уровне доступа выше Альтандо. Он знал, что истребительная команда Караула Смерти, позывной «Ятаган», обнаружила её во время зачистки шахтных туннелей на Дельта-4 Генова. Инквизитор привёз машину Альтандо, зная, что тот придерживается научных взглядов, которые другие техномагосы считали возмутительно радикальными.

Однако без последней отсутствующей части головоломки машина мало что могла рассказать Альтандо.


Дверь позади него скользнула в сторону, и магос отвлёкся от наблюдений, приветствуя скрытую плащом и капюшоном фигуру в сопровождении еле ковыляющего здоровенного сервитора, который тащил чёрный ящик.

— Есть успехи? — поинтересовался гость.

— Ограниченные, — ответил Альтандо. — И такими они останутся без того, что нам нужно, инквизитор. А-а, похоже, что вы уже решили эту проблему. Так?

Инквизитор пробормотал что-то, и сервитор с отсутствующим взглядом натужно прошаркал вперёд. Он остановился перед Альтандо и молча протянул тому чёрный металлический ящик.

Альтандо принял ящик без лишних церемоний, его обильно аугментированное тело не испытывало проблем с такими тяжестями.

— Пройдёмте в эту дверь, инквизитор, — сказал он. — В главную лабораторию.

Фигура под капюшоном последовала за магосом в помещение, расположенное слева, оставив сервитора там, где тот и стоял, безжизненно пялясь в никуда.


Просторная лаборатория оказалась заставлена таким количеством устройств всевозможного научного предназначения, что развернуться было практически негде. Наверху в воздухе парили сервочерепа, ожидая приказаний, их металлические детали сверкали в свете ламп. Альтандо поставил чёрный ящик на стол посреди комнаты. Из-за спины его развернулась длинная механическая рука с лазерным резаком на конце.

— Вы позволите? — спросил магос.

Разбрасывая ярко-красные искры, резак прошёлся по периметру ящика. Закончив, механическая рука вернулась за спину магоса, и из-за другого плеча развернулась вторая. Эта заканчивалась мощным манипулятором, похожим на острую клешню краба, только с тремя сужающимися пальцами вместо двух. Магос ухватил клешнёй крышку ящика, поднял и отложил в сторону. Затем сунул манипулятор в ящик и вытащил голову Бальтазога Дурнокрова.

— Да, — проскрипел он через вокализатор, — эта прекрасно подойдёт.

— Надеюсь, — ответил инквизитор. — Эти новые орочьи машины представляют серьёзную угрозу, и Инквизиция должна получить свои ответы.

Магос склонился вперёд, рассматривая отрезанную голову. Она промёрзла насквозь и блестела инеем. Срез на шее выглядел невероятно чистым даже при самом максимальном увеличении, на которое были способны глаза-линзы магоса.

«Такое могло быть сделано лишь первоклассным оружием», — подумал Альтандо. — «Не простым клинком».

— Взгляните на искажения формы черепа, — сказал он. — На черты лица. Захватывающе. Возможно, мутация? Или побочный эффект канализации энергии? Дайте мне время, инквизитор, и августейший Ордо Ксенос получит ответы, которых ищет.

— Не затягивайте, магос, — ответил инквизитор, поворачиваясь к выходу. — И не подведите меня. Чтобы добыть эту мерзость, мне пришлось задействовать свои лучшие активы.

Магос едва обратил внимание на его слова. Как и не поднял головы, когда инквизитор и его сервитор отбыли.

Он уже глубоко ушёл в изучение чудовищной головы.

Теперь, наконец-то, после долгих ожиданий Альтандо мог приступить к раскрытию секретов этой загадочной орочьей машины.

Даррен Кокс И они не познают страха…

009.009.832.M41


04.52


— Три минуты до зоны помех.

Треск вокс-сообщения от водителя ”Лэндрейдера” отвлёк кастеляна Мария Рейнхарта от безмолвной литургии. Окружённый красным освещением рыцарь отстегнул ремни безопасности и поднялся. Стабилизаторы доспеха позволяли сохранять равновесие в транспорте во время движения, и Храмовник посмотрел над плечом водителя.

Через переднее смотровое окошко виднелись раскалывающие ночь вспышки молний, ледяные скалы и зазубренные пики на горизонте. В небе необычное полярное сияние двигалось в океане вихревых грозовых облаков. Даже сквозь грохот траков ”Лэндрейдера” кастелян слышал приглушённые раскаты грома.

— Сколько ещё до цели?

Второй водитель подрегулировал медные шкалы нескольких приборов на передней панели.

— При текущей скорости их ауспики засекут нас через тридцать минут.

— Есть что-нибудь о крепости, остаточные всплески напряжения?

— Никак нет, кастелян. Буря создаёт помехи для большинства датчиков. Мы ничего не можем утверждать.

Рейнхарт тихо прорычал проклятье. Они двигались вслепую. Атмосферологи на борту флагмана Чёрных Храмовников ”Потусторонний” предупредили кастеляна и братьев меча про опасность электромагнитной бури, что свирепствовала на северном полюсе Стигии-XII и непосредственно над целью. Шторм в мире-кузне мог причинить вред духу-машины даже самых примитивных устройств — именно поэтому транспортный ”Громовой ястреб” доставил их только до границы бури. Безусловно, полёт сквозь ураган сэкономил бы массу времени, но невозможно предсказать смогут ли системы ”Громового ястреба” противостоять яростным электромагнитным ударам. Риск был слишком велик, а груз ценен. ”Лэндрейдеры” доставят их настолько близко насколько возможно.

Рейнхарт активировал вокс и по командному каналу связался с остальными боевыми братьями в конвое.

— Эскалада Два, Эскалада Три; мы приближаемся к границе шторма. Будьте готовы к помехам в воксе.

Две из двенадцати янтарных рун на дисплее визора коротко вспыхнули. Капеллан Матиас, командующий вторым ”Лэндрейдером” и брат-сержант Янус, командующий третьим, подтвердили получение сообщения. Через смотровое окно Рейнхарт мог видеть дорогу, которая впереди сужалась в скалистое ущелье.

— Понял, Эскалада Три. — Водитель обернулся и обратился к кастеляну. — Мы приближаемся к единственной точке входа. Эскалада Три пойдут первыми.

Рейнхарт кивнул, схватился за верхний поручень и повернулся к транспортному отсеку. Перед миссией пространство внутри ” Лэндрейдера” освободили, оставив место только для груза и трёх пассажиров.

— Брат Цереб, брат Ферн, включите щит Ковчега.

Стоявшие друг напротив друга технодесантники повернули оплетённые нейронными кабелями шлемы и кивнули. Они склонились над большим бронированным саркофагом — Ковчегом. На поверхности были выгравированы причудливые руны Адептус Механикус, а гравитационные двигатели удерживали конструкцию над полом.

Читая нараспев ритуалы активации, Цереб и Ферн подсоединили серворуки к приводам Ковчега. Несколько секунд спустя транспорт заполнил сильный гул, и саркофаг начало окутывать бледное мерцание. Рейнхарт не мог скрыть благоговение, наблюдая, как воины-священники пробуждали дух машины.

Кастелян добавил к их пению свою молитву.

— Император, защити нас в час нужды, Ты видишь, что наши действия верны. Позволь нам быть орудиями Твоей воли и направь наши руки в исполнении священного долга.

После завершения ритуала кастелян увидел, как Ковчег окружили слившиеся воедино энергетические частицы. Лексмеханик на борту ”Потустороннего” создал специальный щит для защиты внутренних устройств саркофага от бурь Стигии-XII. Если защита не выдержит — заплатят миллионы.

— Кастелян, у нас контакт. Эскалада Три под обстрелом.

Рейнхарт развернулся к обзорному окошку, и в это же время громкая очередь снарядов обрушилась на внешнюю обшивку ”Лэндрейдера”.

— Откуда? Откуда ведут огонь? — Храмовник напрягся, когда сильная дрожь ворвалась внутрь транспорта. Взвыли сирены и замигали сигнальные лампы.

— Они уничтожили правый спонсон! — крикнул, перекрывая канонаду, второй водитель. — Это засада, они справа и слева на утёсах над нами…

Эскалада Три превратились в жгучий огненный шар. Осколки корпуса с лязгом обрушились на лобовую броню. Сразу пять рун погасли на визоре кастеляна.

— Святой Трон! — Водитель обернулся к Рейнхарту, в его глазах стояла нескрываемая паника. — Скорее всего, попали в топливные элементы. Кем бы они ни были, у них есть тяжёлая артиллерия.

Кастелян проигнорировал сказанное. Отказываясь верить в случившееся, Марий активировал вокс и попытался связаться с Эскаладой Три. Ответом были только помехи. Брат-сержант Янус, братья Горгон, Сангрил, Харсилд и Эклейн были пятью опытными и отважными воинами Братства меча Чёрных Храмовников, каждый абсолютно заслуженно считался выдающимся чемпионом. Вместе они пережили бесчисленные битвы на бесчисленных мирах, а теперь рыцари погибли. Подобные потери ошеломляли.

— Приказы, кастелян? Будем искать выживших?

Рейнхарт моргнул.

— Они все мертвы. Вывози нас отсюда.

Водитель двинул дроссель вперёд, и раздалось тяжёлое рычание газотурбинных двигателей. Марий оглянулся на Цереба и Ферна — оба стояли на страже Ковчега. Силовые секиры Адептус Механикус активированы, установленные на плечах болтеры сняты с предохранителей.

— Приготовьтесь! Поездка будет жёсткой! — перекричал Рейнхарт какофонию битвы.

Очередной резкий крен чуть было не бросил Храмовника на пол. Сирены взвыли во второй раз.

— Мы не можем больше выдерживать такой огонь, кастелян! Броня пробита в трёх местах! Если мы продолжим оставаться под…

Огромный взрыв пламени поглотил кабину. Раскалённая шрапнель полетела во все стороны, со свистом отскакивая от абляционных пластин мастерски сделанной силовой брони Рейнхарта. ”Лэндрейдер” вздрогнул и остановился.

Масляный дым начал заполнять отсек. Цереб вставил диагностический кабель из нагрудной пластины доспеха во вспомогательный кодификатор танка. По всей поверхности мерцающего экрана побежали строчки текста. В воксе командира раздался голос аугментированного технодесантника, и в нём не было ни малейшего намёка на царившую вокруг анархию. — ”Лэндрейдер” вышел из строя, кастелян. Единственный выход — эвакуироваться, прежде чем плазменные катушки двигателя достигнут критического уровня.

Марий кивнул.

— Эскалада Два, это Эскалада Один, приём.

Сквозь потрескивание помех донёсся решительный ответ Матиаса. На заднем плане был слышан громоподобный грохот болтеров.

— Понял, кастелян. Ваш ”Лэндрейдер” блокирует путь. Мы не сможем ехать вперёд. Высаживаемся и направляемся к вам для защиты Ковчега.

Хорошо, подумал Рейнхарт. Ковчег на первом месте. Все они охотно пожертвуют жизнями, чтобы защитить саркофаг. Кастелян вытащил болт-пистолет, оружие было сделано с ювелирной точностью, обладало великолепным балансом и ощущалось в руке, как естественное продолжение бронированной перчатки. Шепча литанию преданности, Храмовник обмотал вокруг запястья прикреплённую к пистолету цепь, на каждом звене которой была выгравирована священная молитва.

— Брат Цереб, брат Ферн, выходите здесь. — Марий указал на нижний люк в задымлённой кабине экипажа, где останки водителей корчились в затухающем пламени. — Капеллан Матиас и боевые братья из Эскалады Два приближаются, чтобы прикрыть вас. Двигайтесь к цели как можно быстрее. Да пребудет с вами Император.

Не дожидаясь ответа, Рейнхарт повернулся, щёлкнул панелью доступа и резко ударил, распахивая боковой люк. Взрывные заряды выбили бронированную переборку, и, взревев, Рейнхарт выпрыгнул в ледяную ночь Стигии-XII.

Кастеляна в снежной круговерти встретили трассирующие лазерные разряды от тёмных силуэтов в скалах. Лазерные импульсы и бронебойные снаряды перепахали землю взрывами, подняв фонтаны камней и льда. Через несколько мгновений тяжёлая поступь и громкое распевание боевых псалмов сообщили о приближении брата Аполлоса из Эскалады Два. Огромный брат меча двигался через орудийный огонь словно сквозь сильнейший шторм. Пули с воем отскакивали от богато украшенной брони терминатора. В одной руке Храмовник сжимал гигантский прикованный цепью к запястью громовой молот, в другой — тяжёлый болт-пистолет, из которого рыцарь вёл огонь. Новичок в отделении кастеляна и самый молодой из них, Аполлос был награждён табардом всего год назад. Рейнхарт встречал немногих, кто проявлял такое же рвение в битве.

Брат Аколон тоже огромный, но всё равно затмеваемый фигурой Аполлоса, двигался рядом с гигантским терминатором. На его наплечнике была изображена изначальная спираль — эмблема апотекария, к спине надёжно крепился нартециум. Вдвоём космические десантники вели опустошительную стрельбу, вспышки выстрелов освещали рыцарей, превращая и без того вселяющие страх лики в демонические.

Аполлос достиг пылающего ”Лэндрейдера” и упал рядом с покоробленной бронёй, используя танк в качестве укрытия от огня с противоположной стороны утёса. Храмовник ливнем болтов разнёс на куски вершину скалы, стреляя по силуэтам укрывшихся врагов. Аколон держался поблизости и присел рядом с Рейнхартом, перезаряжая болтер.

— Кастелян, капеллан Матиас и братья Дорнер, Герард и Юлий наступают справа, приказы?

— Продолжаем движение, — ответил по воксу Рейнхарт, перекрикивая грохот болтера как раз в тот момент, когда дымящийся снаряд оторвал кусок керамита с брони на ноге. — Они разнесут нас в клочья, если мы задержимся в этом покинутом Троном ущелье!

— Император защищает! — кивнул Аколон и двинулся к Аполлосу и двум Храмовникам, которые выбрались из подбитого ”Лэндрейдера” и прорывались сквозь туман и пороховой дым. Рейнхарт дал последнюю очередь, сбросив с утёса двух врагов, и двинулся следом.

Впереди кастелян увидел высокие фигуры Цереба и Ферна, которые пробивались через теснину — Ковчег находился между ними, щит вспыхивал при каждом попадании. Параллельно, поблескивая золотым шлемом, по ущелью бежал капеллан Матиас: он вёл за собой троих оставшихся братьев меча, из их болтеров вылетали гневные очереди автоматического огня.

Добравшись до технодесантников, Рейнхарт и его отделение оцепили Ковчег. Слева, шипя и оставляя за собой огненный инверсионный след, пронзила воздух ракета и взорвалась рядом с братом Юлием.

Взрыв испарил ноги, сорвал шлем и большую часть нагрудника. Храмовник упал, рот заполнился кровью, и рыцарь закричал от ненависти, но не прекратил стрелять. Аколон бросился к раненому и стал оттаскивать рыцаря, продолжая вести огонь от бедра. Брат Герард тоже устремился на помощь, но прежде чем он смог добраться до цели, случайный снаряд пронзил коленное сочленение доспеха. На холодную землю брызнула кровь.

Рейнхарт осознал, что теряет контроль над происходящим. Враги, которых они до сих пор не смогли идентифицировать, заняли позиции на возвышенностях, а пересечённая местность практически не позволяла до них добраться. Что ещё хуже — казалось, что шквал огня, который пронзал воздух вокруг Храмовников, только нарастает.

С двумя раненными боевыми братьями отделение сомкнуло круг, прилагая максимум усилий, чтобы укрыться от всех возможных траекторий обстрела. Неожиданно земля задрожала, а ущелье озарило ослепительное пламя — подбитый ”Лэндрейдер” не выдержал повреждений. И в этот момент стрельба прекратилась также внезапно, как началась.

Откуда-то впереди, где дорога выходила в глубокую долину, донеслось эхо гула множества двигателей. Рейнхарт рискнул взглянуть вверх.

Дорнер тоже услышал шум и ошибочно принял его за вражеский огонь.

— Приближаются! — закричал он.

— Не стрелять. Это прыжковые ранцы, — поднял кулак кастелян. Как только Марий договорил, ужасный грохот болтеров снова заполнил ночь. Трассирующие очереди обрушились с неба на вражеские позиции высоко в скалах.

— Оставайтесь начеку! Всем удерживать позиции.

Спустя секунду Рейнхарт снял шлем: вокс и визор не работали из-за помех, вызванных бурей. Остальные последовали примеру командира. Ни один из Храмовников не хотел идти на риск ослепнуть и остаться без связи, если бой вспыхнет вновь.

Кастелян подошёл к Герарду. Кровь окрасила силовую броню на голени космодесантника, который стоял рядом с Аколоном и раненным братом Юлием. Рейнхарт положил ему на плечо руку.

— Как твоё колено, брат?

— Лёгкое ранение, могу сражаться, — ответил рыцарь, поворачивая болтер из стороны в сторону и продолжая наблюдать за ущельем.

— Брат Юлий? — кастелян взглянул на апотекария.

— Тяжёлая рана, я уже удалил геносемя, — покачал головой Аколон.

Рейнхарт осмотрел скалы, он чувствовал, что остальные Храмовники наблюдают за ним, а затем снова посмотрел на апотекария.

— Значит, он будет служить ордену и в смерти, — сказал Марий достаточно громко, чтобы его услышал каждый. — Как и все мы, если потребует Император.

Звуки болтерного огня наверху затихли, но улучшенный слух Рейнхарта различал отголоски интенсивной перестрелки где-то в глубине долины. Слабые вспышки мерцали в темноте. Небо стало цвета охры — где-то вне досягаемости взгляда бушевал сильный пожар. Храмовник знал, что он мог быть только в одном месте, но, что их ждёт там, для кастеляна оставалось неизвестным.

Капеллан Матиас, лоб которого украшала татуировка в виде креста ордена, направился к Рейнхарту.

— Кастелян, наши… спасители… приближаются.

Рейнхарт обернулся и посмотрел на боевого брата. На мрачном лице капеллана было видно нескрываемое отвращение от происходящего. Со стороны долины приближалась группа женщин в тёмно-красной и чёрной броне. На табардах была изображена кровавая роза, окружённая написанными на высоком готике катехизисами Экклезиархии. Каждая воительница несла искусно сделанный болтер модели ”Гудвин-Диаз”, инкрустированный золотом и серебром — оружие сирот, которых приняли в Схолу Прогениум, а затем призвали в ряды Адепта Сороритас — боевых сестёр Ордос Милитант.

Лидер группы отошла от спутниц. Рейнхарт выступил навстречу, Матиас последовал за кастеляном. Чёрные как ночь волосы женщины были коротко подстрижены, лицо могло бы показаться привлекательным, если бы не старые шрамы. Впечатление усиливала аугметика — левый глаз заменял ретинальный целеуказатель — украшенная драгоценными камнями линза мрачно отсвечивала красным.

— Брат Адептус Астартес, — голос был столь же холоден, как пронизывающий ветер. — Я старшая сестра Елена Бритейн, третье отделение целестинок ордена Кровавой Розы.

— Кастелян Марий Рейнхарт, Братство меча Чёрных Храмовников. — Рыцарь жестом подозвал Матиаса.

Капеллан вышел вперёд, он нёс шлем-череп подмышкой, а в другой руке держал крозиус арканум с навершием в форме имперского орла.

— Это капеллан Матиас Влэйн.

— Рада встрече, братья Императора, — кивнула старшая сестра. Она перевела взгляд единственного синего глаза с двух астартес на остальных Храмовников, которые стояли в ожидании и держали оружие наготове. — Серафимы выбили врагов со скал, и сейчас относительно безопасно. Могу предложить медицинскую помощь любому из боевых братьев, если потребуется.

— У нас есть апотекарий, — отказался Марий, подошёл ближе и понизил голос. — Зато мне нужны ответы. Как ты и твои сёстры оказались здесь?

— Хочу спросить тебя о том же, кастелян. Нас не проинформировали о вашем прибытии. — Елена прищурилась.

— Мы и не собирались никого информировать, старшая сестра. И если ты не ответишь, то советую отвести меня к тому, кто сможет это сделать.

Бритейн секунду изучающе смотрела на возвышающегося над ней Храмовника.

— Хорошо, кастелян, — наконец сказала она. — Я отведу вас. Но предупреждаю — это место осквернено хаосом.


Дознаватель Ордо Еретикус Эдвин Савал с трудом вдыхал горный воздух, наблюдая за ходом осады. Он стоял у разрушенного оконного проёма высоко в древней башне, которую его солдаты прозвали Гвоздь. Стены были сложены из базальта, добытого здесь же, на Стигии-XII. Гвоздь был одной из двух башен, которые защищали вход в долину через тесное извилистое ущелье. Вторая представляла собой нагромождение крошащихся камней, и казалось, может обрушиться от лёгкого прикосновения. Рядовые гвардейцы старались избегать руин — они утверждали, что по обвалившимся залам ходят неупокоенные мертвецы.

С этой высоты Савал мог легко разглядеть господствующую над дальней стороной долины готическую крепость, которая устремилась в ночное небо — тёмный собор, вырезанный прямо в скалах. С полуразрушенных зубчатых стен тянулась паутина мерцающих лазерных лучей и трассирующих снарядов. Взрывы сотрясали исковерканный ландшафт прямо перед укреплениями — Кладбище, так называли то место. Вспышки повсюду освещали сражающихся солдат.

Эдвин отвернулся от окна и посмотрел в промозглый зал. В комнате кольцом стояли люминесцентные лампы, от них по потрескавшемуся каменному полу тянулись энергетические кабели. Резкий свет был неприятен для глаз.

— Мы приблизились? — спросил он.

Ожидавший у входа капитан-ветеран четвёртого штурмового полка Инквизиции Дремин Влорн хромая вошёл в комнату. Раздражённое лицо было испачкано сажей и засохшей кровью. На впалых щеках красовалась стилизованная буква ”I” — символ службы в Инквизиции. Штурмовик положил шлем на единственный предмет мебели в помещении — импровизированный стол, который соорудили из большого закопчённого дымом заднего листа обшивки, снятого с подбитого танка ”Поборник”. Было заметно, что капитан невероятно устал.

— Ворота держатся, дознаватель. Наши войска не могут приблизиться на достаточное расстояние, чтобы использовать подрывные заряды.

Савал отошёл от разбитого окна, держа одну руку в кармане длинного до пят плаща, низ бледного лица окружал высокий чёрный воротник.

— Где старшая сестра Елена? Я ждал, что она будет вместе с тобой.

— Она должна прийти следом, — ответил Дремин, снимая перчатки. — Примерно час назад Бритейн взяла отделения целестинок и серафимов, чтобы узнать причину тревоги в ущелье. Я видел, как они спускались со скал, когда заходил в Гвоздь.

— Тревога?

— Мы получили сообщения о перестрелке. — Влорн пожал плечами.

Савал устремил обеспокоенный взгляд голубых глаз на штурмовика. Дознаватель умел замечать в людях признаки влияния варпа, и казалось, что капитан-ветеран ещё оставался незатронутым хаосом. Эдвин снял лазерный пистолет с предохранителя и положил на стол. Во взгляде Влорна появилось беспокойство.

— Никто из нас не защищён от порчи варпа, капитан-ветеран. Особенно здесь. Я рассчитываю, что и ты поступишь со мной так же, если я больше не буду… чист.

— Понимаю, дознаватель, — кивнул Влорн.

Раздавшийся поблизости звук привлёк внимание обоих мужчин. Из мрака перед входом донеслось эхо медленных и размеренных шагов — словно двигался титан. Секунду спустя в помещение вошла старшая сестра Елена и сделала шаг в сторону, уступая дорогу гигантской фигуре, которая шла следом. У Савала перехватило дыхание, когда он оценил размеры вошедшего. Астартес. Он видел как-то одного издалека, но когда смотришь на космических десантников вблизи, возникает благоговейный страх, который ни с чем не сравнится. Они воистину огромны.

Елена выступила вперёд.

— Дознаватель Савал, представляю вам кастеляна Чёрных Храмовников, брата меча Мария Рейнхарта.

Кастелян смотрел на них в упор сияющими глазами, половину загорелого лица покрывали вытатуированные строки на готике. Почти трёх метров ростом и облачённый в богато украшенную чёрную силовую броню, рыцарь стал главной фигурой в зале. На обгоревшем и разорванном табарде цвета старого пергамента расположился чёрный геральдический крест Храмовников. На боку висел древний меч.

Не произнеся ни слова, гигант кивнул в приветствии и подошёл к столу, устремив взгляд на разложенные на потрескавшейся поверхности карты. Пальцами в бронированной перчатке он взял пергамент со схематичным изображением стен осаждённой крепости и мест сосредоточения войск. Все внимательно и безмолвно наблюдали за кастеляном словно загипнотизированные. Храмовник отпустил карты, пристально осмотрел всех в комнате и затем, не мигая уставился на Эдвина.

— Что здесь происходит, дознаватель?

Савал сглотнул, он чувствовал себя так словно только что очнулся. Быстро вернулись властность и авторитет, положенные агенту Инквизиции. Эдвин выпрямился.

— Приветствую вас, кастелян, — произнёс он, проигнорировав вопрос рыцаря. — Ваше прибытие весьма кстати. Я требую, чтобы ваши войска присоединились к штурму крепостных ворот. Уверен, вы смогли оценить ситуацию, когда покидали ущелье.

Космодесантник издал странный раскатистый рык. Савалу потребовалась секунда, чтобы понять — Храмовник смеялся.

— Дознаватель, — произнёс Рейнхарт голосом, в котором не осталось ни малейшего намёка на веселье. — Если ты думаешь, что я прибыл сюда, чтобы помочь тебе, то ошибаешься.

— Я… Боюсь, что я не понимаю. Конечно же, вы прибыли на наш запрос о подкреплении. Мои агенты отправились с ним три дня назад.

Рейнхарт снова бросил взгляд на карту крепости.

— Дознаватель, ты хотя бы знаешь, что за место осадил?

Савал быстро посмотрел на Елену и Влорна, но те ничего не заметили. Подчинённые в замешательстве уставились на Рейнхарта. Эдвин начал понимать, что не в курсе про какую-то крайне важную деталь — а он не привык к подобному чувству.

— В файле с планетарными записями о Стигии-XII, который мы получили из Администратума в Капиталис Ахерон, указано, что крепость существовала ещё до колонизации планеты. Не известно, кто её построил, возможно, ксеносы. Этих слухов достаточно, чтобы местные держались на расстоянии. Они называют её Стормхелм. В последующих отчётах говорится…

— Твои отчёты неточны, дознаватель, — прервал его Марий.

Савал не привык к подобному пренебрежению и застыл с открытым ртом. Рейнхарт подошёл к распахнутому окну, зарево осадных огней освещало лицо Храмовника.

— Истинное имя крепости — Монжизар; это цитадель ордена, основанная командующим Афалорским крестовым походом маршалом Герфхартом. Это произошло примерно за три тысячи лет до официальной колонизации Стигии-XII. После тысячелетий преданной службы её объявили Vox in Excelso — закрыли и покинули. Но у Чёрных Храмовников долгая память и мы никогда не забываем ни об одном из наших замков. Мы вернулись по повелению верховного маршала Людольда, дабы восстановить Монжизар. — Рейнхарт обернулся к столу. — Итак, я спрашиваю тебя снова: кто осквернил это место?

Савал некоторое время не мог произнести ни слова, дознаватель был неспособен понять, как такое могло случиться, что его орден оказался не в курсе подобных фактов. Тем не менее, ничего не изменилось. Требования Храмовников были второстепенны, если вообще имели значение. Судьба планеты зависела от успеха Инквизиции, потому Эдвин начал тщательно подбирать слова.

— Благодарю вас, кастелян, что просветили нас об истории этого места. Крепость, которую вы называете Монжизар, а мы Стормхелм, стала заражённым порчей и разложением муравейником, и, насколько мы можем судить, базой для операций Вечного врага на Стигии-XII. Мы находимся здесь по приказу моего повелителя инквизитора Ордо Еретикус Абрахама Винкула, дабы вычистить скверну.

Савал жестом подозвал Елену. Старшая сестра подошла к столу и указала на линии отмечающие дислокации войск на карте.

— Мы прибыли сюда неделю назад, — сказала она. — Вскоре началась буря и оборвала связь.

— Ни каких сообщений к нам или от нас, — посмотрела целестинка на кастеляна. — Ситуации хуже и быть не может. Культ Вечного врага оказался гораздо многочисленней, чем мы ожидали. Основная часть сил планетарной обороны Стигии, порабощённая разложением варпа, перешла на их сторону.

Бритейн посмотрела на Дремина.

— Капитан-ветеран Влорн и его штурмовики — наша основная ударная сила, мои сёстры идут на острие атаки.

Грубый голос Влорна прервал Елену:

— Ублюдки окопались и жаждут крови. Мы осаждаем крепость, но на самом деле осадили нас. Враг контролирует высоты, а ворота Стормхелма никак не падут. — В словах капитана чувствовалось невольное восхищение. — Вы астартес знаете, как строить укрепления.

— Почему вы не отведёте войска? Пробейтесь обратно через ущелье и вернитесь с подкреплением.

Елена и Влорн посмотрели на дознавателя, на их лицах мелькнуло беспокойство.

Савал потупил взгляд, собрался с духом, поднял голову и встретился с твёрдым пристальным взором Рейнхарта.

— Отступление — не выход, кастелян. Мы… — колебался Эдвин.

— Говори, человек! У меня мало времени! — нетерпеливо прорычал громадный Храмовник.

— Как и у нас, кастелян! — Дознаватель опустил руку во внутренний карман плаща и достал скрученный пергамент. — Вы слышали про Некролектифер?

— Нет, дознаватель, не слышал.

Савал развернул свиток и положил на стол. Множество мерцающих таинственных линий и символов варпа покрывало испачканный кровью пергамент.

— Что это за мерзость? — отшатнувшись, прорычал Рейнхарт.

Дознаватель, не отрывая взгляда от Храмовника, положил руки на пергамент.

— В этом свитке содержится эскиз варп-ворот, физического портала между нашей вселенной и царством хаоса. Требуется четыре артефакта, четыре Некролектифера. Эти мерзкие предметы могут сфокусировать достаточно демонической энергии, чтобы создать прореху в ткани реальности и проложить путь в водоворот варпа. Кастелян, они планируют открыть портал.

— Но вы захватили свиток, — произнёс Марий. — Значит, вы расстроили их планы?

— Нет, кастелян, свиток не важен; во время допроса мы заставили захваченного еретика его нарисовать, это просто физическое воплощение информации, которую выбили палачи. Нам известно, что у сектантов в Монжизаре уже есть как сами Некролектиферы, так и знания о необходимых приготовлениях и ритуалах активации. В любой год в девять часов девятого дня девятого месяца они могут открыть портал, через который пройдут легионы варпа.

Савал продолжил говорить шёпотом:

— Кастелян, сегодня девятый день девятого месяца 832.M41, и очень скоро наступит девять часов. Если в ближайшее время мы не разрушим крепость, то можете быть уверены: врата откроются, и этот мир сгорит, как и тысячи душ, что его населяют.


Встреча с дознавателем заняла больше времени, чем предполагал Рейнхарт. Кастелян убедился, что решимость Савала непоколебима, а ситуация вокруг Стормхелма может поставить под угрозу всю миссию Храмовников. Время теперь стало важным как никогда.

Он нашёл боевых братьев в одном из сводчатых подземелий башни — рыцари дожидались возвращения командира. Западная стена обвалилась, и её остатки убрали, чтобы обеспечить лёгкий выход наружу. За стеной находился выровненный сортировочный парк. На битком забитой площади кипела работа. Отвечавшие за орудия офицеры выкрикивали приказы, пока погрузочно-разгрузочные команды толпились вокруг нескольких повреждённых танков ”Поборник”, которые ждали пока ими займутся технопровидцы, и так работающие на пределе.

Дорнер и Аполлос стояли на страже возле пролома и наблюдали за суетой, направив болтеры в землю. Герард сидел на потрёпанном ящике из-под боеприпасов, одна нога была приподнята — Аколон перевязывал рану. Капеллан Матиас тихо переговаривался с технодесантниками недалеко от парящего Ковчега. Все повернулись, когда вошёл Рейнхарт.

— Кастелян? — Матиас выступил вперёд.

Марий по очереди посмотрел на каждого Храмовника.

— Буду краток, братья. Здесь находится опорный пункт хаоса. Вечный враг оккупировал Монжизар. Как минимум два полка — СПО и гвардия. Через три часа они попытаются открыть варп-врата в главной часовне крепости, и планета погибнет в последующем апокалипсисе.

Лицо Матиаса стало мрачным.

— Значит, мы не можем терять ни секунды. Энергетические батареи щита продержаться самое большее два часа.

— Капеллан, мне хорошо известно о ёмкости батарей, — ответил Марий. Затем кастелян прошёл мимо Влэйна, встал рядом с Ковчегом и протянул руки сквозь потрескивающее поле. — Как много надежд связано с тем, что покоится внутри. Войска Инквизиции в отчаянии. Они осаждают крепость уже больше недели, но ничуть не приблизились к тому, чтобы сломать ворота.

Матиас вслед за Рейнхартом подошёл к саркофагу.

— Кастелян, боюсь, что не понимаю, какое отношение их ситуация имеет к нашей миссии.

— Она связана с нашим заданием, капеллан, потому что я пообещал им помощь…

— Ради Терры, — воскликнул Матиас.

— Что ты им пообещал? Я против! — прорычал капеллан так, что напряглись мускулы.

— Будь это при любых иных обстоятельствах, я бы согласился, — обратился Влэйн к остальным Храмовникам.

— Все мы согласились бы, но сейчас помогать Инквизиции — об этом не может быть и речи. Нас связывает клятва и чёткий приказ. Судьба планеты и даже наши жизни второстепенны.

Рейнхарт почувствовал, как за спиной пошевелился Аколон.

— Кастелян, ты знаешь — мы последуем за тобой куда угодно, но капеллан Матиас прав. Стигия-XII ещё не пала. Мы можем вернуться, как только выполним задание.

Марий взглянул на апотекария:

— У вас двоих всё?

Поражённый сталью в тоне командира, Аколон отступил назад. Дорнер и Аполлос обеспокоенно переглянулись.

— Да, я обещал помочь им, — повторил Марий. — Но впервые в жизни я нарушу слово. Мы должны притворяться, что действуем заодно. Полагаю, что наши друзья из Инквизиции не станут помогать нам; и боюсь, независимо от того, что нас ждёт, мы не справимся одни. Ты и Матиас правы, Аколон. Наша миссия важнее, и я выполню её любой ценой — даже если придётся отвернуться от союзников. — Рейнхарт оглянулся на Ковчег. — И когда это время придёт, пусть Император простит нас.


На откосе завывал ветер, шлифуя скалу снегом и льдом. Из-за непогоды небольшая группа Храмовников Рейнхарта и отделение целестинок старшей сестры почти час поднимались по крутой скале, обходя Монжизар с фланга. Потерять целый час они могли себе позволить с трудом. Наконец впереди появились чёрные бастионы крепости.

Вырезанные в скале, покрытые бронированными плитами из проржавевшего металла неприступные стены уже больше недели молча взирали на резню в долине. Однако теперь поле боя окутывала тревожная тишина. Выполняя приказы кастеляна, капитан-ветеран Влорн и его подчинённые отступили — все до последнего потребуются при подготовке массированного артиллерийского обстрела. В ответ замолчали и орудия культистов.

Рейнхарт прищурился от ветра и дважды проверил данные на встроенном в наруч кодифере: по экрану бежали помехи. Кастелян удивился, что устройство вообще работало в подобных условиях. На подсвеченной схеме Монжизара, которую все Храмовники получили перед высадкой на планету, было видно, где располагался запасной вход. По секретному туннелю отряд сможет попасть на нижние уровни крепости, что, как они надеялись, позволит добраться до цели с минимумом контактов. Отсутствие информации о секретном проходе на их картах привело в смятение дознавателя Савала, Влорна и старшую сестру. Рейнхарт посчитал это хорошим предзнаменованием: если даже Инквизиции было ничего не известно о туннеле, то, возможно, враги также прибывают в неведении.

С обеих сторон от него бронированные фигуры боевых братьев и двенадцать целестинок отделения Елены держались как можно ближе к крутым стенам горной тропы. Дознаватель находился рядом с Марием, он был одет в плотно застёгнутый кожаный плащ, изо рта вырывались облачка замерзающего на ветру дыхания. Кастелян нахмурился: в темноте бледная кожа Эдвина всё равно что маяк. К счастью, скалистый выступ защищал от зорких глаз часовых Вечного врага, которые патрулировали на высотах выше.

Рейнхарт посмотрел на Цереба: Храмовник опустился на колени рядом с Ферном — серворуки технодесантника умело взаимодействовали со скрытым в скале механизмом, что запирал вход в туннель.

— Сколько ещё?

— Тридцать секунд, кастелян.

Марий кивнул и сделал знак боевой группе приготовиться к входу. Предупреждение жестами, не произнося ни звука, передали по цепочке. Стоявший рядом Савал достал посеребренный лазерный пистолет, на стволе оружия стояло клеймо — тёмно-красный символ Инквизиции.

Кастелян услышал громкое шипение, звук мало отличался от шума, когда при разгерметизации из люка ”Громового ястреба” выходил воздух. Скалы перед технодесантниками разошлись, открывая скрытый проход. Стоявший напротив Рейнхарта Аполлос держал два светящихся фосфорных стержня. Факелы шипели и разгорались всё ярче. Дав сигнал остальным следовать за ним, Марий плавно двинулся вперёд, держа наготове болт-пистолет.

В туннеле отряд встретили низкий потолок, тишина, мрак и пустота. Как они и надеялись, еретики ничего не знали про эту часть крепости. После того как все зашли внутрь, Цереб активировал внутренний механизм двери и закрыл её. Кастелян подошёл к Герарду.

— Попробуй включить ауспик, — произнёс он.

Повесив болтер, Герард снял с пояса сканер и нажал на переключатель. Устройство зашипело, и д