Один путь на двоих (fb2)

- Один путь на двоих (а.с. Проводник (Соколина)-2) 180 Кб, 94с. (скачать fb2) - Ярослана Соколина

Настройки текста:



Чтобы изменить документ по умолчанию, отредактируйте файл "blank.fb2" вручную.

Часть II. Один путь на троих


1. Начало пути


 Утренняя свежесть и прохладный ветер немного взбодрили мальчика. Тревоги и страхи, что минуту назад терзали детскую душу, отступили. Тайлер представил, что он отважный путешественник, сам Церманион, и от него зависит судьба всего мира. Он спешит сразиться со страшными врагами. Воодушевление, азарт и ветер в лицо добавляли ему смелости. Фантазия и игра полностью захватили его, Тайлер вновь радовался жизни, так как это умеют лишь дети.

 Солнце поднялось над землей. Не так давно вступившие в свои права дни осеннего плодородия стояли по-летнему жаркие. Большинство насекомых укрылись в прохладных зарослях. За  лето солнце высушило всю траву, листья на деревьях тоже начинали желтеть. Но все же тепло не спешило сдавать свои позиции.

  Тайлер притормозил у обочины дороги, затем, оглянувшись, вновь повел лошадей.  Карета свернула с основной дороги к светлой рощице. Здесь он решил остановиться и дать лошадям отдохнуть. Мальчику нравилось принимать решения самому.

 Он знал, что вампиры проспят до самой ночи, поэтому сам отвязал животных от экипажа. Под козлами нашлась длинная веревка, ее как раз хватило для того, чтобы связать лошадей, оставляя им возможность прогуливаться на небольшие расстояния. Все эти действия были привычны мальчику: он не раз помогал отцу перевязывать ноги лошадям во время выездов на сенокос. Вот только Духа Тайлер  не тронул; он сразу понял, что этот конь отличается от остальных и не оставит Доз, пока она жива.

 Углубившись в лес, мальчик наткнулся на запущенный яблоневый сад. Набрав для себя охапку спелых яблок  и позавтракав ими, паренек блаженно растянулся на мягкой траве. Не прошло и минуты, как Тайлер заснул сладким и крепким детским сном. Мир вокруг хранил тишину и покой, даря ему возможность восстановить силы после бессонной ночи.

 Доз проснулась, услышав конское ржание. Она огляделась. Оказалось, что Дух просунул в решетчатое окошечко нос и громко фыркал.

 «Опасность с дороги, - послал тревожный сигнал конь, - пора ехать».

 «Хорошо, сейчас», - ответила Марелиана. Она прислушалась, звуки и эманации опасности, которые чуял конь, теперь стали слышны и ей. С запада ехал небольшой отряд. Лошади скакали довольно быстро, но шанс скрыться еще был. Девушка крепко зажмурилась, отгоняя образы.

 На землю уже опускались сумерки, вокруг было тихо, снаружи слышалось редкое фырканье лошадей. Стив все еще спал, а вот Тайлера в карете не было.

 Доз растолкала  вампира.

 - Эй, вставай! Уже вечер, ехать пора.

 Стив протер сонные глаза, промычав себе под нос что-то невразумительное.

 - Кто-то едет по главной дороге. Возможно, за нами.

 Это заставило его окончательно проснуться.

 - А мальчик где?

 - Снаружи, наверное.

 Доз отворила дверцу, в салон ворвался прохладный воздух. Мальчик  и в самом деле спал неподалеку, прямо на траве, свернувшись калачиком.

 Солнце уже скрылось за лесом. Его последние косые лучи слабо освещали землю, создавая вокруг длинные серые тени. Стив подошел к Тайлеру. Худенькое тельце мальчика вздрагивало во сне. Вампир  склонился над ним, и, стараясь не разбудить, осторожно взял на руки. Устроив парнишку в карете на длинном сидении и  укрыв его тяжелым плащом мессии, направился запрягать  лошадей. Как и прежде, Дух остался свободным.

 Доз, тем временем, зашла в светлые заросли леса, туда, где росли яблони. Несколько яблок она поняла с земли, потом махнула рукой. Сняв с плеч плащ, она расстелила его под деревом и со всей силы потрясла большую ветку. Яблоки с шумом посыпались на землю, старая ветка слегка надломилась.

 «Прости, обирать некогда, мы очень торопимся», - прошептала она дереву, и тут же услышала ответ, дарующий прощение.

 - Думаю, Тайлер будет доволен, - с улыбкой произнес Стив, глядя на богатый осенний урожай.

 - Надеюсь, - девушка с помощью друга дотащила плащ с плодами до кареты и высыпала яблоки на свободный диванчик.

 - Ну вот, можно ехать, - сказал Стив, залезая на козлы.

 Девушка устроилась рядом.

 Вампир вывел карету из рощи, отдохнувшие лошади быстро побежали по дороге.

 - Класс! – воскликнула она, пытаясь собрать в кучу растрепавшиеся волосы. - Вроде и солнце скрылось, а все еще светло и тепло!

 Девушка откинула голову, подставляя лицо встречному ветерку. Ее вздернутый носик смешно сморщился, втягивая вечерний воздух, наполненный душистыми ароматами осеннего леса. Стив подумал, что сейчас она похожа на фею осени, с желтыми волосами и светло-серыми глазами. Ее губы очерчивала еле заметная линия, отчего они казались похожими на лепестки.

 - Точно, - поддакнул вампир, заражаясь ее восторгом. - Это излюбленное время магов и нечисти вроде тебя. Если ты, конечно, не маг.

 - Хм, - Доз сделала вид, что обиделась, - с кем поведешься…

 Стив беззаботно рассмеялся – он наслаждался поездкой. Вампир очень любил эти часы сразу после заката. Это и есть то время, когда можно ощутить себя живым и свободным от тьмы!

 - В таком случае, давай забудем, кто здесь нечисть, и кое-кто, сидящий справа от меня, попробует подробнее разузнать, кто за нами едет, - положив руку на плечи девушки, предложил он.

 - Попробую, - театрально-обреченным голосом отозвалась девушка.

 Она облокотилась спиной, вновь разметались собранные было в пучок  волосы. От нее не ушел завороженный взгляд парня – светлые волосы восхищали его. Вампиресса сосредоточилась на своих ощущениях...

 Вновь сущность девушки по имени Доз отступила на второй план. Марелиана впитывала в себя звуки этого мира, окружающая действительность теряла свои очертания. Девушка уловила далеко над головой шелест порхающих крыльев. Она посмотрела в небо, туда, где все еще летали ласточки. Ее взгляд остановился на одной из них. Марелиана послала сигнал птице и, услышав одобрительный свист, принялась за магию, которую ПОЧТИ забыла.

 Главное – сконцентрироваться на птице. Звуки вокруг постепенно затихали, пока в сознании не воцарилась полная тишина, тело наполнилось легкостью…  И вот она уже высоко в воздухе, крылья, улавливая воздушные потоки, расправляются в стремительном парении.

 Здесь есть лишь ветер. Глаза иначе видят этот мир. Ласточка пронеслась над четверкой лошадей, везущих карету, впереди мчался одинокий конь, словно указывая дорогу. Но это не ее цель. Она вновь взмахнула крыльями, устремившись ввысь, пока не стали видны последние лучи солнца. Ласточка, радуясь всем своим птичьим сердцем, устремляется им навстречу. Далеко внизу она заметила тени, движущиеся по дороге и стала снижаться, наслаждаясь стремительным полетом.

 Птица  заметила нескольких всадников, которые, не желая ехать дальше, свернули на дорогу, ведущую  к хутору. Ночь этот отряд проведет под крышей большого дома. Птица вновь взмывает к прозрачным облакам. Можно возвращаться…

 Девушка все еще ощущала легкость во всем теле и пьянящее ощущение ветра, бьющего в  лицо. Марелиана осталась довольна собой: она и подумать не могла, что превращение пройдет настолько легко.

 - Я вернулась!

 Стив сидел, склонившись над амулетом.

 - Угу, - пробурчал он в ответ, - советую не увлекаться тебе этим в дальнейшем, - и Стив сунул ей под нос farvor.

 Прежде молочно-белые камни на диске теперь светились ярким фиолетовым цветом.

 - И что это значит? - Доз убрала его руку.

 - Твоя магия слишком сильная. Ее легко обнаружить и проследить источник, то есть тебя.

 Доз недовольно надула губы: она была разочарована - Стив не оценил ее достижения. Это ведь не так просто -  перенести свое сознание в тело птицы. И  почему это она раньше никогда не вспоминала о своих возможностях? До встречи со Стивом она забыла обо всем, чему учила бабушка, что досталось ей от рода Полесных …

 Стив с удивлением заметил, как преобразилась его подопечная: ее глаза горели радостным огнем, отчего казались чуть светлее, как небо над их головой, щеки залил легкий румянец, что нетипично для вампирессы, развивающиеся по плечам локоны, манили, как мягкий летний песок. Он с трудом поборол желание погладить их...

 - Ладно, забудь. Если мы будем осторожны, то не наследим больше, - поспешил сгладить неловкость вампир, меньше всего ему хотелось, чтобы она сердилась. - Лучше расскажи, что ты видела.

 - С виду они были похожи на священников, хотя возможно, что это солдаты. Так или иначе, они свернули к последнему хутору. Мне показалось, отряд собирается там заночевать.

 - Ну что же, хоть какие-то хорошие новости.

 Его мягкая улыбка окончательно успокоила Доз. Она позволила себе расслабиться и насладиться последними минутами вечера.

 Некоторое время они ехали молча, каждый погрузился в свои мысли. Доз вспоминала ощущения пережитого полета в образе птицы. Стив все еще не мог забыть разговор ранним утром, его голове роились нескончаемые вопросы, ответов на которые он не знал.

2. Ночной разговор

 Ночь мягким покрывалом  опустилась на землю. Лошади рысью скакали по ровной дороге. Доз и Стив сидели рядом и мирно беседовали. Стив вслух перебирал известных ему вампиров, которые могли быть хоть как-то замешаны в сотрудничестве раритов и сумеречного народа.

 - Получается, что самыми сильными телепатами были твой наставник и твой брат? - уточнила девушка.

 - В общем-то да. Хотя Эрион был моим братом лишь по крови вампиров. Неизвестно, каким образом, но мой наставник сумел инициализировать аж троих, сначала Эриона и кого-то еще. Я  не знаю, кто это был, наставник никогда не говорил мне о нем. А потом он инициализировал меня, хотя такое прежде считалось невозможным.

 - Хочешь сказать, что вампир может инициировать только одного, максимум двух вампиров?

 - Да, если только его первое дитя погибнет. И то это большая редкость, в основном мы способны дать каплю плодородной крови лишь раз. Но мой наставник умудрился создать троих.

 - Многодетный папаша! - засмеялась Доз.

 - Да уж, - с улыбкой  поддержал ее вампир.

 - Так что же это получается? Ты  теперь мой наставник, вроде как папочка? - все еще смеясь, спросила она.

 - Угу, дочь моя нерадивая. Так что имею полное право отшлепать тебя за непослушание, - хитро улыбнулся он.

 - Фи, как не педагогично! Детей нельзя наказывать подобными методами в подростковом возрасте, у них психика и так нестабильная, - нравоучительным тоном парировала Доз.

 - Учитывая, что в этом возрасте тебе предстоит пребывать ни один десяток лет, то «психику» твою воспитывать все равно придется.

 - Ха! Нашелся воспитатель, в гробу я таких видала! - пробурчала Доз. - Хоть бы научил меня чему-нибудь.

 Стив усмехнулся.

 - Ты необычный вампир, и вряд ли сможешь стать своей среди других сумеречных. У тебя есть сила мага, и если ты научишься ею пользоваться, то выйдешь на уровень моего наставника. Но я могу научить тебя тому, что умею сам.

 Доз поморщилась.

 - Ты что, серьезно? Знаешь, я вряд ли смогу стать усердной ученицей. Я и в школу-то совсем не ходила.

 -     Не думал, что ты такая лентяйка.

 - Так сложились обстоятельства, - помрачнев, произнесла девушка. - А расскажи, как ты познакомился со своим папочкой? Почему решил стать вампиром?

 Стив скривился.

 - Знаешь, «решил» – это несколько иное понятие. Моего согласия не спрашивали. И вообще, это весьма грустная история.

 - Расскажешь? – что-то в голосе девушки заставило вампира почувствовать давно ушедшую тоску. Картинки прошлого в миг всплыли, как наяву, память воссоздала то, что случилась так давно.

 - Хорошо. Так или иначе, ты должна знать, как становятся вампирами, к тому же это немного поможет тебе понять нравы людей, живущих в этом мире.

 ***

           Это было давно. Я уже рассказывал, что мои родители занимались в основном сельским хозяйством. Отец, правда, подрабатывал сапожником, но это был непостоянный заработок.

 В то время повсюду практически царствовал хаос. Маги самим своим существованием мешали тем, кто проповедовал откровения Святого Раритора. Вампиры, как ты помнишь, оказались втянутыми в эту войну.

  В итоге страдали обычные люди, которые мечтали о тихой и спокойной жизни, такие, как и моя семья. Я тогда время от времени ездил на заработки в соседний городок. Выбрав удобное время, когда меня и даже наших ближайших соседей не было дома, на них напали разбойники, или как потом стало модно говорить – мародеры. Убийцы заперли отца и мать в подвале, и, нахватав более-менее ценных вещей,  удрали.

 Когда я вернулся в родную деревеньку, отчий дом встретил густым дымом и запахом гари, тремя обугленными стенами, да почерневшей каменной печью. Соседи рассказывали, что, возвращаясь домой, издалека увидели пламя и услышали крики и мольбы о помощи. Помощь пришла, но было уже поздно: дом загорелся и, сколько ни пытались отыскать их в дыму, ничего не вышло. Пожар возник якобы из-за жаровни, оставленной без присмотра. О визите разбойников говорили остатки переломанной мебели, перерытый огород и отсутствие, казалось, надёжно спрятанных отцовских сбережений.

 Добросердечные соседи предложили мне пожить у них. Но мне не сиделось на месте: мое сердце переполняла жажда мести, я порывался найти таинственного поджигателя. Мудрые советы стариков остались неуслышанными.  Лишь один человек смог меня  понять - это был наш пастырь. Он рекомендовал меня на досрочную службу в графскую армию. Недолго длилась моя служба - всего несколько месяцев.

 Извечная вражда за земли нашего графства и соседнего княжества дала свои плоды – развязалась война. Император, как обычно, закрыл на это глаза, решив не губить понапрасну своих офицеров.

 Наш отряд изначально был обречен. Нас выпустили, чтобы потянуть время, для отвлечения внимания вражеских сил. Хотя сражались мы храбро. Бой длился лишь один день, княжеские войска превышали нас по количеству и мощи. Впрочем, добивать остатки нашего дивизиона  не стали, да и в плен взяли лишь условно.

 На следующий день нам предложили встать под знамёна князя. Но опять моя гордость не позволила мне принять единственно разумное решение. Таких отчаянных патриотов, как я, нашлось еще несколько человек. Тогда сам генерал вражеской армии, который разговаривал с нами, сослался на приказ князя и отдал нас вампирам... Их в княжеском полку было не более десятка, большинство из них принимало данную службу, скорее, для потехи. Вампиры в те времена не испытывали нужды в пище и, тем  более, не жаждали наград.

 Никогда прежде я  так не сражался за свою жизнь. Даже Зов, который они время от времени использовали, потешаясь над нами, как над мышатами в мышеловке, не мог преодолеть этот страх... Я плохо помню, как это случилось. Моё сознание, казалось, заволокло пеленой страха. Единственное, что запечатлелось в памяти, как я из последних сил, без меча, с невыносимой болью в плече, дрался врукопашную, пока не встретился в упор со взглядом своего врага... Я услышал, как он обещал мне жизнь, и, обессиленный, не смог устоять. Впереди меня ждала лишь вечная тоска...

 ***

 - Не фига себе, история! А ты умеешь красиво рассказывать. Вот бы мне так наблатыкаться! А то все на шухере стоять заставляли. Да и какие у нас там были драки, пацаны били морду друг другу, а выигрывал тот, у кого была пушка. Эх… Почему же, интересно, я тебя сразу не раскусила, когда впервые увидела, а решила, что ты малясь того? Страха я точно не испытала.

 - Ты, вообще, кого-нибудь боишься?

        Хвалебные речи девушки вернули его из тумана прошлого на грешную землю, и, хотя Стив  почти ничего не понял из её слов, но тон голоса и невинная последняя фраза заставили его непринужденно рассмеяться.

 - Наверное, боюсь. Например, потерять тебя боюсь… Хотя мы недавно знакомы, но ты самый нормальный чел, который мне встречался по жизни. А еще слова бабушки забыть не могу, когда она меня во сне ругала. Я, конечно, знаю, что далека от совершенства, но все-таки неплохо было бы измениться и стать хорошим человеком.

 - Хорошим человеком… Тут я тебе, похоже, здорово помешал.

 - Да ладно, не парься, - Доз беззаботно махнула рукой. - Я уже научилась перемещаться в сознание птицы: чем это не путь к хорошему будущему?

 - И правда, - Стив не переставал удивляться этой девочке.

 - А что было потом?

 - Потом?

 - Ага, после того, как он дал тебе своей крови?

 - Да ничего особенного. Я не сразу поладил со своим наставником. Сначала даже возненавидел. Жизнь моя резко изменилась. Я превратился в некого принца поневоле. Меня одевали в наряды достойные императора, я узнал, что такое роскошь.

 Любое желание мое было законом – конечно, обыгранным наставником. Он насмехался надо мной, но в тоже время ни в чем не отказывал. Он привел меня в подземный город. Если честно, мне бы хотелось показать тебе жилища сумеречного народа.

 Там не бывает солнца, но город утопает в блеске золота роскошных коридоров и зал, там есть театр и арена для боев, царственные апартаменты верховных вампиров, таких, как Игнариус и его приближенные. Чувство голода там чуждо: наставнику приводили людей  в любое время суток… Тогда я возненавидел Игнариуса. Правда потом, постепенно, моё мнение о нём резко переменилось. Но в тот период я еще не осознавал до конца, что  уже не человек. Не понимал, что человеческая жизнь отныне - моя пища.


 - Да. Несладко тебе пришлось. Хотя то, о чём ты говоришь, отчасти мне знакомо.

 - Вот как? Что-то я не заметил, чтобы ты сильно переживала, когда распрощалась со своей первой жертвой.

             Девушка некоторое время молчала, не глядя на него.

 - Ошибаешься, тот мент мне и сейчас в кошмарах является. Конечно, он был гадом, но лучше бы его убили парни, а не я.

            Доз с немой тоской посмотрела на звезды. Стив, желая немного успокоить подругу, обнял ее за плечи, чуть притянув к себе. Она не сопротивлялась, даже напротив, положила голову ему на плечо. Стив не смог сдержать улыбку: ни один человек в этом мире не вызывал в нем столько нежности. Ему захотелось, чтобы они ехали так бесконечно.  Доз грустно вздохнула и сильнее прижалась к нему, а потом  спросила:

 - А что стало с твоим папой-наставником?

                  Улыбка моментально исчезла с лица вампира.

 - Его сожгли. Я видел его казнь… После этого я бежал от людей. Игнариус был не просто вампиром - многие его знали как сильного мага, одного из совета древнейших, и Всевышний знает почему, он сам себе провел инициацию. Лишь единицы из высших магистров знали причину этого шага. Став вампиром, Игнариус продолжил свое бессмертное существование с той лишь разницей, что его существо оказалось за пределом жизни, там, где пребывают мертвые души.

 Его боялись маги, так как не понимали его целей, боялись вампиры, так как он превосходил их во всех отношениях – смерть полностью не забрала у него жизненные силы и не ослабила его как мага. Но, как ни странно, Игнариуса сумели обмануть обычные смертные. Впрочем, маги с удовольствием помогли им удерживать мага-вампира до осуществления казни, а вампиры не спешили  ему на выручку. 

    ***

 Вновь как наяву перед глазами Стива вспыхнули тысячи факелов. Тело Игнариуса  было буквально пришпилено острыми кольями к деревянному помосту. Память раскрыла перед Стивом пылающую по периметру площадь, люди толпились вокруг, подступая опасно близко к горящему обручу. Стив стоял среди них, сердце его разрывалось от горечи и бессилия, от невозможности помочь единственному родному существу, оставшемуся в его жизни, и ненависти ко всем людям. Толпа вокруг ревела в предвкушении зрелища, что придавало всему происходящему на площади еще  большую чудовищность.

 Это была не первая и не последняя казнь вампира. Но происходящее в тот день на площади являлось не простым зрелищем. Это была казнь великого мага, с кем в былые времена держал совет сам император. Этот маг - единственный  свидетель подвига Церманиона, и только он мог рассказать, как был спасен от разрушения Мир и чего это стоило Срединным Землям. И сейчас, осужденный толпой, он, обезоруженный и побежденный, лежал в центре круга.

 Стив видел через вуаль пламени изувеченное тело наставника, рариты, не переставая, лили на него святую воду. Он знал, что Игнариусу она не причинит никакого вреда, зато беспощадное солнце жгло его кожу, оставляя на окровавленном теле черные пятна. Судебный исполнитель зачитал перечень чудовищных деяний, совершенных  приговоренным, затем и сам приговор. Верховный анкаратор, составляя речь, потрудился на славу: получилась пламенно, в достаточной мере наводило ужас даже на самые извращенные умы, но при этом не слишком долго: ее автор не хотел тратить много времени на пояснения и желал скорейшего исполнения приговора. Кроме того, власти опасались вмешательства тех немногих, которые могли переменить ход событий.

 Наступила тишина. Стив наблюдал за тем, как палач занес над головой топор и с силой обрушил его на мускулистую шею приговоренного.

 Он смог видеть, как напряглись перед стремительным ударом вены вампира, или, возможно, это ему лишь показалось. Но именно в этот момент на площади возник огненный столб. Казалось, его извергли сами небеса.

 В  один миг стоявшие в центре круга саны, судья и палачи превратились в черные огарки, маги просто исчезли, а на месте наставника остался лишь серебристый пепел. Люди в ужасе бросились прочь, у многих горела одежда. Стив тоже ощутил жар огня, его плащ полыхал, но он боялся его сбросить, боялся солнца, боялся всего… Страх долго гнал его прочь от людей, от их городов, сел. Но даже, несмотря на отшельническое существование, до него дошли слухи, что после случившегося во время казни король и анкараторы  обвинили магов в предательстве и причастности к произошедшему на площади. Это была последняя капля в той войне. Магов объявили  вне  закона, теперь их стали уже открыто уничтожать наравне с нечистью. Сами маги затаились и массово не уничтожали людей, несмотря на то, что те беспощадно убивали любого, кто обладал какой-либо, пусть даже самой незначительной, магической силой. Видимо, понимали, к чему может привести такая война…

 ***

 - Так или иначе, похоже, что вампиры сумели-таки взять верх над людьми, хоть и неявно, - продолжала тем временем рассуждать девушка.

 - Да какая в принципе разница, кто все это затеял и кто взял верх, - Стив небрежно отмахнулся то ли от комара, то ли от ее слов.

 - Как это - какая разница? - возмутилась Доз. - Мы просто обязаны их остановить!

 Вампир насмешливо посмотрел на нее.

 - Ну да, а ты особенно обязанная. Прямо сейчас пойдешь и всех разоблачишь!

 - Что ты имеешь в виду?! - возмущенно воскликнула Доз.

 - Я лишь хочу напомнить тебе, что мы тоже вампиры. Мы не люди. Даже если тебе что-то не нравится, ты уже ничего не изменишь.

 Доз со злостью отвернулась  на дорогу, Стив заметил слезинки в уголках ее глаз.

        - Послушай, я понимаю, что ты все еще воспринимаешь себя как человека, чувствуешь себя вполне живой, и тебе кажется, что ты почти не изменилась. Вот только людям этого не объяснишь. Между прочим, они тебя и слушать не станут, если  поймают. Ты  будешь для них просто убийцей, которую надо уничтожить. Ты - нечисть.

 - Но неужели мы все так и оставим? Мы должны… - голос Доз сорвался. Она отодвинулась от Стива.

 - Мы никому ничего не должны,  - в очередной раз, выговаривая четко каждое слово, повторил вампир. - Единственное что мы можем сделать - это отвезти Тайлера к Туманным горам. А путь этот нелёгкий, я тебе уже говорил. Не забывай, что ему грозит не меньшая опасность, чем нам, попадись он санам или обычным людям.

 Доз сидела мрачная, как туча. Она не позволяла себе расплакаться, но на душе все равно было скверно. Она вновь ощущала себя обитательницей притона, которой не положено жить как обычной девочке, радоваться беззаботной жизни, гулять днем где вздумается, дружить с нормальными девчонками своего возраста, ходить в школу... Ей досталась другая школа, где  обучали врать, грабить, убивать... Ее азбукой были обрывки газет, в которые она заворачивала траву, пряча в ящик своего стола. И порой собственная тень пугала ее...

 - А далеко эти горы? – обреченным голосом спросила она.

 - Достаточно, - Стив обрадовался, тому что его спутница наконец-то переключилась с дебатов о спасении мира на что-то более реальное. - Так что побереги силы.

 Его слова прозвучали почти пророчески. В душе у Доз все кипело от собственного бессилия и невозможности что-либо предпринять.

 - Я и так ничего не делаю, - побурчала она.

 - Нам нужно подумать о пропитании, - продолжал Стив, - Тайлеру нужна еда, нам - живая кровь. До ближайших поселений несколько дней пути, а для мальчика яблок явно маловато. Да и небезопасно это - ехать прямиком к людям.

 - Можно поймать какого-нибудь зверька и навялить мыса, - предложила Доз.

 - Да, - согласился вампир, - ближе к рассвету так и сделаем.

3. Новый день


 Стив свернул с дороги и, не найдя ничего лучшего, погнал лошадей по не паханому полю к чернеющей на горизонте кромке леса. Доз вцепилась в сидение и молила бога о том, чтобы карета не перевернулась. Наконец, они достигли цели и оказались в лесу, здесь Стив и остановил уставших лошадей.

 - Ну, молодцы, не подвели! И повозка хорошая. Я поначалу даже испугался, что она не выдержит такой тряски, - вампир выглядел уставшим, его руки слегка дрожали, когда он опускал  повода. - А кстати, ты не могла бы подозвать какого-нибудь зверька по-своему? – поинтересовался он, проверяя целостность подков у лошадок.

 - Лучше не буду - лесу это может не понравиться.

 - Применять Зов тоже рискованно, - устало вздохнул вампир.

     Из кареты донёсся шорох, а через минуту наружу выбрался заспанный Тайлер. Его волосы

 торчали в разные стороны, одежда смялась. Мальчик громко зевнул и поежился.

 - Вы чего остановились, ведь ночь еще? - сонным голосом спросил он.

 - Лошадям нужно отдохнуть, а для тебя надо раздобыть завтрак, - ответил Стив.

 - Да, не помешало бы.

 - В карете есть яблоки. Можешь накинуть плащ, если тебе холодно.

 Тайлер поспешно вернулся в карету, оставив за собой открытую дверцу.

 - Жди меня здесь, я скоро вернусь, - бросил Стив через плечо и скрылся за деревьями.

 Девушка нарвала сырую от росы траву и протянула ее коню, животное приняло сочную зелень с ее ладони. Марелиана расчесала его длинную челку пятернёй и чмокнула в мокрую от пота морду.

 «Неподалеку есть вода», - услышала она «голос» животного.

 «Очень хорошо! Потерпи немного, нам нужно дождаться нашего друга». 

 Марелиана глубоко вздохнула и прислушалась к окружающему ее миру. Сознание ее вновь наполнилось шумом леса: шорохом листвы, первым щебетом пробуждающихся птиц и стрекотом насекомых. Легкий ветерок донес запахи лесного озера. От приятной эйфории общения с природой ее отвлек голос Тайлера.

 - Отдыхаешь? – спросил он.

         На мальчике был длинный плащ, подол которого волочился по земле. Он сосредоточенно хрустел яблоком.

 - Угу. Покорми лошадей, если хочешь.

 Тайлер дал ближайшей лошадке яблоко, та с благодарностью приняла еду. Тут Доз заметила, что мальчик  под мышкой держит игрушку, подаренную ей конюхом Крисом.

 - Тай, вообще-то, это мое, - как бы между прочим произнесла она, указав взглядом на деревянную лошадку.

 - Я нашел ее в карете, она выпала из сумки. Красивая игрушка, - он протянул лошадку девушке, но в его взгляде появилось нечто такое, что Доз почувствовала – мальчик не хочет с ней расставаться.

 - Да ладно, если хочешь, можешь оставить  себе. На кой она мне.

 В глазах мальчика вспыхнул радостный огонек. Он поднял лошадку над головой и изобразил ее полет.

 - А знаешь, она могла бы быть атеном.

 - Чем?

 - Атен. Это деревянное хранилище души животного. Когда умное и преданное животное умирает, маг приглашает его душу поселиться в атен и стать его советчиком и талисманом. Мне рассказывал отец, - шёпотом добавил он.

 - Красиво, но, признаюсь, впервые слышу об этом, - Доз мельком взглянула на Духа, но тот никак не отреагировал. - Эту игрушку сделал обычный паренек, не думаю, что из нее сможет получиться что-то стоящее.

 - Это неважно. Главное, чтобы маг сумел перенести душу зверя в его деревянную статую. Если животное и в самом деле предано хозяину, оно подчинится воле мага. Но  я не совсем понимаю, зачем это. Конечно, талисманы имеют огромную силу и защищают людей, но что за польза магу от души животного…

 Доз пожала плечами. Подойдя к Духу, она потрепала его жесткую гриву. Конь поднял голову и посмотрел на нее своими большими умными глазами, а затем снова вернулся к траве.

 - Знаешь, Тай, Дух нам со Стивом очень помог, хотя мы и не просили его об этом. Люди порой недооценивают внутренние силы и душевные качества животных.

 Мальчик, соглашаясь, кивнул.

 - У меня был пес, который спас меня от гадюки… Это было на сеновале. Я ее тогда не заметил, а Дозорка набросился, правда, змея уползла. Дозорка умер в тот же вечер. Я тогда был еще маленьким, но помню, как пес мучился. Он лизал мои руки и скулил…

 Рассказывая это, Тайлер с грустью смотрел на деревянную лошадку. Доз ожидала, что мальчишка заплачет, так горестно было выражение его лица, но этого не произошло.

 - Ты был еще малышом. Возможно, тебе и в самом деле был нужен атен твоего Дозорки, но взрослые, как мне кажется, думают по-другому.

 - А если бы умер твой конь, неужели бы тебе не захотелось иметь его атен?

 Доз опустила глаза и отрицательно помотала головой.

 - Не знаю, Тай. Надеюсь, этого не случится. К тому же я не считаю, что душе место в деревянной игрушке.

 Доз видела по глазам мальчика, что он с ней не согласен, но переубеждать его не хотелось. Тайлер и сам будет думать иначе, когда станет чуть взрослее.

 Вскоре вернулся Стив. В руках он нес пушистый комок. Им оказался молодой зайчишка; вампир убил зверька одним попаданием метательного ножа. Тайлер с любопытством посмотрел на зверька, хотя ему явно было жаль малыша.

 -         Кощунство вампиру так убивать, - проворчал Стив, передавая тушку Доз.

 Она понимающе ухмыльнулась.

 - Зато надежно и не привлекает внимания. Впереди есть озеро. Поехали?

 - Ладно, - согласно кивнул вампир.

 Марелиана подозвала Духа.

 «Скачи к воде».

 Конь фыркнул и умчался вглубь леса. Доз уселась, взяв в руки вожжи, Стив и Тайлер устроились рядом.

 - Интересно, как этим управлять? - Доз потянула ремни – лошади тронулись с места.

 - Тяни оба одновременно и следи, чтобы ни одна лошадь не отстала – тогда можешь потянуть сильнее, - объяснил Стив.

 Лошади, почуяв близость озера, быстро мчались по лесной тропе. Доз широко улыбалась – управлять лошадьми ей понравилось. Вид у её спутников был менее счастливый: Стив побледнел, а Тайлер вцепился обеими руками в сиденье. Когда на повороте карета едва не налетела на близрастущие деревья, Тайлер  не выдержал и заорал:

 - Сворачивать надо! Не понимаешь, что ли?

 - Понимаю, - проворчала Доз, стараясь быть более осторожной. Остаток пути они проехали без происшествий, то ли оттого, что она научилась справляться с «управлением», то ли потому, что несколько раз, незаметно для своих спутников, говорила с лошадками на языке душ.

 Лесное озеро, обрамлённое таинственно шуршащим в темноте камышом и цветущими кустами неизвестного Доз растения, чей запах особенно силён ночью, вызвало громкие восторги Тайлера. Вода оказалась на редкость вкусной и прохладной.

 - Проведем здесь день. Распусти коней, парень, а ты, Доз, займись мясом.

 Сам Стив стал разводить костёр. Доз и Тайлер переглянулись и принялись выполнять указания. Пока лошади пили воду и паслись, Тайлер носился по лужайке, распугивая прячущихся в траве ночных обитателей.

 Небо постепенно светлело. Стив устроился под деревьями и наблюдал за тем, как Доз обжаривает кусочки мяса. Она сама в это время искренне завидовала Тайлеру - еда получалась по-настоящему вкусной. Доз тоскливо сглотнула слюну. Ни аромат, ни вид жаркого не вызывали в ней никакого аппетита, но вот память действовала безотказно.

 - На, ешь. Подумать только, столько еды - и все тебе одному.

 Тайлер взял кусочек мяса с ее рук и жадно впился в него зубами.

 Солнце поднималось все выше, вампиры уже не могли оставаться в тени леса. Они перебрались в карету, а Тайлер время от времени прибегал к ним, чтобы послушать их разговоры.

  У Стива появилось время обдумать маршрут.

 - Дальше ехать по основной дороге слишком опасно, - размышлял он вслух.

 Доз удивленно вскинула брови.

 -        По-твоему, у нас есть выбор?

 - Здесь нас легко догнать, и, как ни крути, наша пёстрая компания бросается в глаза. Кроме того, если мне не изменяет память, дорога скоро поворачивает. До поворота не так  далеко, если через поля… Но вот выдержат ли лошади и не развалится ли этот гроб на колесиках?

 - Да тут и проехать-то негде, - возразила Доз.

 Казалось, Стив разговаривает сам с собой и на свою спутницу не обращает никакого внимания. Доз это не понравилось.

 - А что, дорога на самом деле есть? – продолжала допытываться она. 

 Стив посмотрел на нее так, как будто впервые увидел.

 - Что?…- переспросил он. - А, дорога. Да, плохая, но есть. По ней уже бог знает сколько лет никто не ездил.

 - Почему? - встрял в разговор Тайлер, в карету заглянула его забавная чумазая мордашка.

 - Потому что, в тех местах давно не живут.

 - А почему не живут?

 - Те места были прокляты.

 - Кто их проклял? Когда? Почему? – не унимался Тайлер.

 - Тай, дай мне спокойно подумать! - не выдержал Стив.

 - Не ори на него. Между прочим, мне тоже интересно знать, почему! - заступилась за мальчика Доз.

 - Все! Все почемучки на двадцать минут в лес! – строго прикрикнул Стив и, сунув в руки Доз плащ, вытурил ее из кареты.

 Солнце больно полоснуло ее неприкрытое лицо. Доз вскрикнула и быстро накинула на голову капюшон от куртки, набросив одновременно  сверху плащ.

 - Кретин, здесь же солнце! – обижено прокричала она.

 - Извини, мне нужно подумать, - раздался из кареты сочувствующий голос Стива.

 Доз отвернулась и побежала к лесу, бормоча под нос ругательства. Тайлер не отставал от нее. Забравшись под развесистый куст, она чуть приоткрыла лицо.

 - Эх, как тебя, - присвистнул мальчишка.

 - Что? – сразу не поняла Доз, но тут же стало ясно, что с лицом что-то не так. Кожа горела так, будто к щеке приложили раскаленный утюг или облили кислотой. Подобного с ней, к счастью, ни разу не происходило, но эти сравнения пришли на ум первыми.

 - Ну, Стив, ты мне за это заплатишь!

 Тайлер сочувственно провел ладонью по ее руке.

 - Думаю, скоро пройдет, - попытался приободрить он девушку.

 - Спасибо, - Доз благодарно прижалась к ладони мальчика, - хороший ты. Мне бы хотелось, чтоб мой сын был похож на тебя.

 - У тебя будет сын? – удивленно посмотрел на нее Тайлер.

 - Нет, - рассмеялась Доз над своей же глупостью. - Уж точно не сейчас, может когда-нибудь будет...

 Она замолчала, внутренне похолодев: «А могут ли быть у вампиров дети?». Стив сказал, что она – его единственный ребенок... Нет таких детей ей не надо.

 Ее объяснения удовлетворили  Тайлера. Он растянулся под раскидистыми ветвями рядом с девушкой  и стал задумчиво жевать травинку.

 - А как назывался тот городок, откуда мы сбежали? – спросила Доз отчасти для того, чтобы не молчать.

 - Линсенс. Это столица графства Линсенса.

 - Вот оно что! А где же графский замок или дворец? – шутя спросила Доз.

 - На юге, недалеко от самого города, - как само собой разумеющееся ответил Тайлер.

 - А он красивый? – Доз ни разу в жизни не довелось видеть замков. До этого момента она не особенно ими интересовалась. В отличие от других девочек, ей никто не рассказывал сказочных историй о принцессах и принцах и, соответственно, она не проявляла к этой теме большого интереса.

 - Кто?

 - Ну, графский дворец. Какой он?

 - Аааа… Да так, скорее мрачный. Это замок. Он был построен очень давно, еще во времена постоянных войн.

 - Кто с кем воевал?

 - Все и со всеми. В основном графы и князья. Дедуля сказывал, что каждый из них хотел быть богаче другого, вот и захватывали земли, а потом отвоевывали их друг у друга.

 - А много их было, этих графов и князей?

 - Не-а, князей не знаю сколько, а вот самых богатых графов, кажется, было семеро. Я знаю еще троих.

 - И кто это? – Спросила Доз, пересаживаясь поудобнее.

 - Ну, кроме Линсенса на западе есть графство Филсорна, а дальше Андерсовское, а на юге Туриконское. Южнее Андерсовского и Туриконского начинаются Имперские земли, их еще называют Гиерилийские поля.

 - А сама столица, выходит, Гиерилийск?

 - Ага, - довольно кивнул парнишка. Доволен  он был, конечно, самим собой, не зря его дедуля всю прошлую зиму заставлял учить книгу по истории с серыми страницами и невзрачными картинками. То ли дело красочная азбука или книжка со сказками, которую Тайлеру подарила тетя, когда мальчику исполнилось семь лет. Книга по истории была скучная, многое из прочитанного не успевало задержаться и на минуту в голове. Но вот названия графств и пару династий королей он все же запомнил.

 - А Туманные Горы в каком графстве?

 - Ни в каком, – Доз удивленно приподняла бровь. - Кому нужны голые холодные скалы? К тому же на севере почти не бывает лета. И там до сих пор живут маги, - последние слова парнишка произнес почти шепотом.

 - А как выглядят жители гор, твои предки?

 Тайлер замотал головой.

 - Я, честно говоря, не знаю. Да и никто не знает.

 Откуда-то позади послышались шаги. Кто-то подошел к кустам и остановился. Доз все еще хорошо помнила, как ее вытащили за шиворот из земляной ямы. Она испуганно притихла, Тайлер тоже замолчал.

 Но тут послышался знакомый голос.

 - Доз! Тайлер! Да  где же вы?!

 Доз хмыкнула и покрепче обняла колени. Стив пошел дальше вглубь леса, по пути продолжая звать их.

 - Пусть поищет, - со злостью прошептала девушка, - в следующий раз будет думать, прежде чем делать.

 Стив уже понял, что на него обиделись.  Хотя  он и признавал свою вину, но в тот момент ему было просто необходимо подумать в одиночестве.

 - Доз, выходи, хватит прятаться! – вновь крикнул он. Никакого ответа, лишь легкий шорох позади. Стив обернулся.

 Доз вылезла из кустов и, не оборачиваясь, быстрым шагом пошла к карете. Тайлер осуждающе взглянул на вампира.

 - Она обиделась на тебя, - пояснил он.

 - Я понял. Пошли, попробую вымолить прощение, -  улыбнувшись уголком губ, произнес вампир, и, положив руку на плечо парнишки, повел его по тропинке вслед за девушкой.

 Стив уже запряг лошадей, и можно было продолжать путь. Вампир залез в карету лишь для того, чтобы извиниться перед подругой.

 - Не нужны мне твои извинения! Из-за  тебя я лицо сожгла!

 - Мне очень жаль, - искренне произнес Стив.

 Накинув сверху на куртку плащ, он извиняющимся тоном добавил:

 - Мне надо показать Таю направление к северной дороге, здесь пару часов езды. Ты побудь пока здесь.

 - Смотри не обгори, - пробурчала девушка.

         Разумеется она побудет здесь; больше средь бела дня ее никто на улицу не вытащит.

 Вампир с грустью взглянул на нее и вышел из кареты.

 - Тай, поехали. Я  покажу тебе куда ехать, а дальше поведешь ты, - услышала Доз его голос и восторженные восклицания мальчика.

 Карета быстро покатила по кочкам. Чтобы не упасть, Доз пришлось упереться ногами в противоположное сидение и хвататься руками за что попало. Нет, все-таки в ее мире путешествовать было куда удобнее: сели бы сейчас в фургон и гнали бы по шоссе. Конечно, менты могли бы увязаться, но и от них можно при желании уйти. Все лучше, чем трястись в скрипучем гробу на колесах и думать о том, сколькими синяками ты уже награждена и сколько еще протянет эта колымага.

4. Проклятие Солнечных Кедров


 Стив погнал лошадей вдоль леса к северу – озеро быстро скрылось из виду.

 Примерно через час они добрались до неприметной развилки. Если не приглядываться, то создавалось впечатление, что дорога тут только одна, та, что вела с запада и плавно сворачивала на юг. От нее, похожая на лесную тропу, к северу уходила другая дорога, вся заросшая от времени травой. За последнюю сотню лет на нее никто не рискнул сворачивать. Те края были прокляты…

  Вампир прикрыл глаза, воспоминания захлестнули его.

 ***

 Это было первое путешествие с наставником. Он, как теперь Доз, еще не до конца осознавал, кем стал. Игнариус  повел его через эти земли. Но для чего, Стив так и не понял. Он помнил лишь, как изредка ему навстречу шли люди. Когда-то, во времена шестой династии, маг Игнариус советовал покинуть эти благодатные края. Но люди восприняли его предупреждение с насмешкой. Теперь наступило время расплаты за былое неверие…

 Их сложно было назвать людьми. Стивен видел только разлагающиеся тела. Все еще живые, но уже практически ничего не смыслящие.

 Стив вновь поморщился от воспоминания этого запаха – запаха  разложения. Он помнил шаркающие и хлюпающие шаги людей, с которых свисала лентами кожа и куски мяса, их кровь из красного сока превратившуюся в бело-зеленую слизь, покрывавшую их тела с головы до ног.

 Как наяву предстали перед ним люди, которых уже невозможно было отличить ни по половым признакам, ни, тем более, по возрасту. Глаз у некоторых уже не было, как и волос, оставшиеся зубы скалились из обнаженных десен. Но люди упрямо шли вперед. Что их гнало:  упрямое желание продлить существование или просто тупой рефлекс? До этого момента Стив никогда не испытывал такого отчаянного отвращения. Его страх уже начал притупляться, его тошнило, но наставник не обращал на своего ученика никакого внимания, также упрямо, как эти гниющие заживо люди, вел Стива вглубь проклятых мест…

 Вдруг из толпы отделился один человек и приблизился к вампирам. Один глаз у него вытек, оставив на бледно-зеленой жиже, покрывающей лицо, желтый след, другой белесно-голубой глаз смотрел на Стива, в нем читалось понимание и отчаяние. Руки человека потянулись к юноше, кусок мяса отвалился от предплечья и упал к ногам несчастного.  Человек попытался что-то сказать Стиву и его наставнику, но ему мешали выпадающие зубы и ошметки языка, которыми тот давился и выплевывал.  Из слов умирающего Стив услышал что-то очень похожее на «уходите» или «не ходите». Но наставник, не обращая никакого внимания на несчастного, взял Стива за холодную руку и молча повел за собой...

 Они шли ночь, до самого рассвета, а потом не останавливаясь на отдых, скрываясь в тени могучего леса (по-другому Стив никак не мог охарактеризовать этот лес), шли весь день, до следующей ночи. Они  продолжали идти, хотя солнечные лучи все же касались их тел, оставляя под одеждой красные ожоги. Стив потерял счет времени, наставник позволил ему отдохнуть раза два или три. Отдыхал ли при этом он сам, Стив не знал. Он помнил лишь нестерпимую  боль от ожогов на коже и нарастающий с каждым днем голод, от которого не было спасения, как и от солнца.

 Животный мир леса тоже страдал: звери уже не прятались по норам, не уходили вглубь чащоб, а с тоской провожали взглядом путников. Они, как часовые, стояли вдоль дорог, некоторые, умирая, лежали, шерсть с них лезла клочьями, другие падали, пытаясь подняться. Птиц не было слышно. В лесу стояла мертвая тишина. Но, казалось, Игнариуса ничего не волновало. Они упрямо шли вперед по этим умирающим на глазах землям. И эта Дорога смерти была самым отвратительным, что когда-либо приходилось видеть юному вампиру.

 ***

 Как и прежде, свернув на этот путь, Стивен испытал острую тревогу. Ему не хотелось идти дальше. Наоборот, появилось желание бежать назад. Тай встревожено взглянул на него.

 - Ты уверен, что нам туда?

 - Да. Видишь дорогу?

 Мальчик неуверенно кивнул.

 - Вот и хорошо. Веди лошадей до кедрового леса. Только не вздумай въезжать в этот лес. К этому пути нужно хорошо подготовиться. Все понял?

 Парнишка опять кивнул и принял вожжи.

 Теперь можно было и отдохнуть. Стараясь не обращать внимание на то, что испытывала кожа после нескольких часов под солнцем, вампир погрузился в приятную душную темноту кареты. Устроившись  на диванчике, он сразу же уснул.

 Доз с досадой посмотрела на спутника. В этот момент она не знала, что к нему испытывает – злость или просто обижена за то, что он не обратил на нее никакого внимания. Его кожа покрылась ожогами, которые постепенно разглаживались, тьма лечила тело вампира лучше всяких лекарств. Доз уже знала, что не пройдет и часа, как его лицо вновь станет мраморно белым – лицо симпатичного юноши – мужественное, с печатью едва заметной тоски...

 Решив, что проще вообще не думать о чувствах, Доз свернулась калачиком, покрепче прижалась к стенке и тоже заснула.

 В ее сон ворвались тени кошмаров, но неспокойные сны оборвались, когда она попросту упала с диванчика. Сидя на полу, девушка непроизвольно задрожала. Ее тело ощутило такое давление извне, какое до сих пор не приходилось испытывать. Если бы бабушка успела обучить ее магии, она смогла бы выявить яркое силовое излучение, но в этот момент девушка  приняла его лишь за предчувствие.

 Снаружи все еще светило солнце.

 Тайлер вскоре приноровился вести лошадей по заросшей дороге, высокая трава часто сплеталась с ветвями ползучих кустарников, тянувшихся из леса. Несколько раз мальчику приходилось спускаться на землю, и, пользуясь мечом Доз, освобождать путь. Постепенно дорога  выравнивалась.  От тяжелой дороги и тряски у мальчика болела спина и ныли руки. Но  жаловаться было некому. Из кареты за несколько часов не слышалось ни звука, вампиры спали. Тайлер потер загорелые щеки – даже в середине лета солнце не оставляло такого загара.  Дорога продолжала вести вверх. С каждой пройденной милей в душе у юного странника возрастала тревога. Лошади тоже чувствовали что-то нехорошее впереди. Тайлеру все чаще приходилось подгонять их кнутом. Несмотря на тревожащие предчувствия, ему нравились здешние места. Природа была первозданно яркой, чистой, за все время пути не встретилось точно вымеренных квадратов полей, вдалеке не виднелись струйки дыма, идущие со стороны хуторов.

 Ближе к вечеру дорога вывела их на вершину холма.

 Тайлер буквально раскрыл рот от представшего перед ним зрелища. Внизу раскрылась удивительная картина: ярко-зеленое поле, рассеченное узкой речкой, внезапно обрывалось перед стеной  высоченного кедрового леса. Верхушки кедров растворялись в далеких белых облаках. Даже птиц не было видно. Словно огромная крепость, стояла кедровая чаща на пути живого, даже река поворачивала в сторону.

 Мальчик осторожно, будто боясь быть услышанным этим странным лесом, потянул поводья, лошади тронулись с места и, не спеша, потянули карету вниз по склону. Вместе с ветром еще настойчивее повеяло тревогой, от которой и у парнишки и у лошадей заныло в груди, а к горлу подкатил комок. Мальчик в который раз оглянулся в тщетной надежде найти другой путь. Его взгляд вновь уперся в выкрашенную черной краской крышу кареты… Нет, другого пути у него и у его друзей не осталось. Интуитивно Тайлер знал, что если они не поспешат, то попадут прямо в объятия стражников и анкараторов. Он увереннее дернул поводья, лошади участили шаг.

 Доз устроилась поудобнее около окошка и погрузилась в мир звуков. Неприятные предчувствия развеялись, повсюду звучала беззаботная мелодия жизни: щебетание мелких птиц, стрекот насекомых, перешептывания самого леса. В узкое окно кареты Доз не могла видеть лес, но сразу почувствовала силу и мощь, исходящую от него. Она слышала, как существа этого райского уголка на миг замирали при виде спускающихся к ним незваных гостей, но потом, не встречая угрозы, продолжали свои повседневные дела. Лишь одно беспокоило девушку - запах, которым веяло из леса. Запах, впитавшийся во все другие ароматы, запах разложения, чего-то гниющего и непригодного для жизни. Но сам лес жил - об этом свидетельствовали его голоса…

 Марелиана сделала глубокий вдох, возвращаясь в привычное восприятие. В последнее время у нее это стало получаться гораздо проще и быстрее.

 Мальчик остановил лошадей вблизи речки и поспешил сообщить о прибытии Стиву. Доз опередила его, растолкав вампира сразу, как только карета затормозила.

 - Распрягай лошадей, - велел Стив мальчику.

 - Я хочу выйти на улицу, - тихо сообщила Доз, забыв о своем недавнем обещании, данном самой себе, и стала натягивать плащ.

 - Дело твое, - Стив безразлично пожал плечами и снова улегся на диванчик, - солнце  еще достаточно высоко.

 - Я  ненадолго, - отозвалась девушка и спрыгнула на землю.

 Вампир кое в чём оказался прав. Даже через одежды солнечные лучи проникали к телу, особенно доставалось лицу.

 - Доз! – Радостно приветствовал ее мальчуган. - Ты когда-нибудь видела подобное? Его рука указывала в сторону леса.

 Доз окинула взглядом могучие стволы. Позволить себе поднять голову вверх она не могла, но появилось осознание чего-то такого, что вполне можно назвать чудом природы.

 - А речка! Посмотри, какая она прозрачная! - и он потянул Доз к воде за рукав. - Я в ней искупаюсь?

 Легкая тревога…

 - Нет, Тайлер, можешь только по колено  войти в воду, но купаться нельзя, - строгим тоном ответила Доз.

 Тайлер сник.

 - Почему?

 - Потому что, если ты станешь тонуть, мы не сможем тебе помочь, - как можно ласковее объяснила ему девушка.

 - Я хорошо плаваю, - набычился Тайлер.

 - Мы же не знакомы с подводными обитателями этой реки, - и, улыбнувшись, добавила:

 - А вдруг там водятся во-о-от такие рыбы? – и широко развела руки.

 - Ну, если кедры такие… Думаю, могут.

 - Вот когда стемнеет, тогда проверим вместе, - и Доз рукавом взъерошила его и без того спутанные волосы.

 - Обещаешь? – глаза паренька весело заблестели.

 - Обещаю, - кивнула Доз.

 Тайлер от восторга повис у нее на шее. Доз, смеясь, подхватила его и усадила на спину.

 - Куда едем? – деловито спросила «лошадка».

 - Вокруг этих кустов, - потребовал «всадник».

 Доз, прицокивая языком, «поскакала» по кругу, но вскоре взмолилась:

 -   Тай, у меня голова уже закружилась.

 -   Тогда вперёд, к кедрам!

 И они с гиканьем и радостным смехом помчались к лесу.

 Стив наблюдал за резвящимися средь бела дня юной вампирессой и мальчиком. В его глазах отражалось  восхищение, какое порой можно видеть в глазах стариков, наблюдающих за детьми. Он не смел принять участия в их игре. Страх перед Солнцем и ощущение какой-то неуместности удерживали его в темноте повозки. Он ощутил легкую зависть к своим спутникам. Стив еще долго с тревогой смотрел вслед убегающим в лес Доз и Тайлеру.

 Доз, тяжело дыша, остановилась около деревьев и откинула голову назад, отчего капюшон, конечно же, слетел.

 - Ого-го! – только и смогла выговорила она.

 - А я что говорил!

 Тайлер слез с ее спины, и они вошли в казавшуюся плотной лесную тьму.

 Здесь свет почти потерял свою силу, но это не помешало увидеть, что под сенью деревьев царила чарующая красота. Лес встретил ее на удивление приветливо. Исполинские кедры гордо покачивали своими верхушками где-то в поднебесье и тихо перешептывались между собой. Тысячи светлячков кружились над темной травой, создавая ореолы света вокруг мелких и нежных цветов. Высоко над головой спорили птицы, белки, встревоженные появлением чужаков, поспешно перескакивали на другие деревья. Жизнь здесь кипела. К девушке и мальчику этот мир привыкал не более минуты. Людей здесь не помнили и не боялись.

 Больше всего Доз поразило то, что этот лес принял ее как свою, не было ни общей встревоженности, ни перешептываний о том, что с собой она принесла смерть. Лес ее принял как равную. К Таю же, наоборот, проявился интерес, но в этом интересе было что-то хищное. Кроме того, теперь Доз еще сильнее чувствовала запах разложения.

 Мальчик, позабыв о недавней тревоге, весело носился между деревьями, через минуту он преподнес в ладонях для Доз целую горсть светящихся жучков.

 Доз приняла подарок, а малютки, покопошившись немного на ее ладонях, быстро разлетелись. Девушка подбросила оставшихся жучков  вверх.

 « Ты тоже оттуда, ты тоже оттуда…!» - зажужжали они и умчались вглубь леса.

 Марелиана озадаченно проводила насекомых взглядом и прикоснулась к одному из деревьев.

 «Откуда я?» - сам собой сорвался вопрос.

 «Из темноты», - безразличным тоном ответило дерево.

 «Что еще приходит из темноты?»

 «Наши соки, мы впитали их. Они - наша защита. Твоя сущность сродни нашей, но этого мало. Наша сила иная, и мы можем убить тебя, если захотим».

 Холодок вдоль спины. Деревья по своей природе самые мирные существа на планете. О каких убийствах они говорят?

 « Но как вы сможете убить?»

 В ее голове, подобно перезвону колоколов, зазвучал смех тысяч кедров…

 «Зачем вам наша смерть?» - она почти «кричала». Марелиана почувствовала на переносице капельки пота…

 « Тьма. Она требует пищи».

 «Отдай нам ребенка!!!» - загудел вокруг нее лес.

 «Отдай нам вампира, он тоже придаст нам силы…»

 Марелиана в ужасе отшатнулась от кедра. Ее единственным желанием в этот момент было бежать как можно дальше от этого ужасного леса. Она медленно пятилась и очнулась от леденящего страха, лишь наткнувшись на Тайлера и чуть не сшибив его с ног. Из рук мальчишки выпало несколько грибов, но часть он все же смог удержать, изрядно помяв их. И снова этот запах...

 - Осторожнее! Смотри что я нашел! - Тайлер хвастливо протянул ей свою находку.

 - Хорошая идея, Тай, но эти грибы ядовитые, - как можно спокойнее произнесла Доз, хотя внутри у нее все тряслось.

 Тайлер насупился.

 - Нет! Это маслята. Они не ядовитые, я знаю!

 - Мне очень жаль, - Доз, поежившись, огляделась,  - но тут все пропиталось ядом, даже те белки, - она кивнула головой на резвящихся в темноте леса зверьков.

 - Но что же я буду есть? – Тайлер изо всех сил старался скрыть разочарование.

 - Что-нибудь придумаем. Может, в реке есть рыба, - пожала плечами девушка и быстрым шагом направилась к свету.

 Тайлер стряхнул с рубахи прилипшие кусочки грибов и зашагал следом, низко опустив голову. Но его настроение улучшилось, когда мимо пролетела стайка бабочек размером с ладонь взрослого человека. Одна из них уселась на  нос Таю. Он удивленно смотрел на нее, стараясь не дышать. Остальные бабочки кружили вокруг, без всякого страха садясь на него, оставляя на лице, руках и одежде желтую пыльцу. Марелиана встревожено прислушалась к ним, но от летуний исходили только волны радости.

 - Давай отнесем её Стиву, - предложил Тай, и осторожно накрыл ладонью бабочку, украшавшую его нос.

 - Давай, - согласилась Доз, а про себя добавила: «Все что угодно, лишь бы поскорее уйти отсюда».

 Омрачать радость ребенка она не стала, может, потому, что ей не хотелось верить в то, что говорил лес, и радоваться необычной силе и красоте, которая окружала их.

   Стив с удивлением и нескрываемым восхищением рассматривал насекомое. Узоры на  крыльях бабочки могли дать фору фантазии любого художника.

 Наконец, к великой радости насекомого, Тайлер разжал пальцы, и бабочка улетела в сторону леса. Мальчик помахал ей на прощание рукой и залез карету.

 Доз достала из мешочка мясо; еды оставалось еще на день.

 Пока Тайлер уминал обед или ужин, Доз пересказала Стиву то, что слышала в лесу.

 - Эти места опасны, я знаю. Но я не думал, что именно лес убил тогда всех...

 - Как это случилось?

 - Раньше это были самые богатые и процветающие земли. С незапамятных времен люди жили в Солнечных Кедрах, по многим преданиям, из этих мест вышли древние люди. Так это или нет - не знаю, но то, что это источник удивительной и сильной магической природы, очевидно. Магия здесь никогда не поддавалась влиянию людей, она  просто существовала сама по себе, как что-то мощное и недоступное. Ее впитывала земля, но люди могли лишь жить рядом с ней. Поэтому маги практически не заселяли эти места. За прошедшие тысячелетия тут не было ни одной войны. Это были единственные земли, над которыми не властвовали короли. Территория кедров считалась священной. А вот верующие тут чувствовали себя как дома. Рариты помогали простым людям: где грехи отпустят, где отпоют. Нечисть, вроде нас, эти леса стороной обходила. Считалось, что вампиры или оборотни, как в любом святом месте, горели тут… Я тоже так думал, пока однажды вместе с наставником не прошёл через эти земли.

 - Но почему люди ушли отсюда, если это был рай?

 - Вот в этом-то и дело, однажды один любознательный маг решил допытаться, что  же это за сила, подпитывающая Солнечные Кедры, и где ее источник. И он, похоже, узнал. После чего этот маг по собственной воле инициировался в вампира с помощью собственной магии. А всем, живущим в этих местах, посоветовал  уходить отсюда как можно скорее. Простые люди, конечно же, не восприняли его угрозы всерьез, рариты назначили за голову того мага баснословную сумму, а другие маги еще и накинули свыше того.

 - Его поймали?

 Стив кивнул головой. Доз показалось на миг, что в его глазах блеснули слезы.

 - Да, правда, через  пару сотен лет.

 - А что случилось в Кедрах?

 - Сначала будто бы ничего не происходило, хотя только внешне. Маги, особенно с Туманных гор (они расположены ближе всего к  этим местам) отмечали яркую нестабильность сил. Сил чужеродных и враждебных. Те, кто пытались что-либо узнать подробнее, или ничего не находили, или пропадали бесследно. А примерно сотню лет назад случилась катастрофа, которую пророчил Маг-вампир. На эти земли напал мор. Умерло все. Живыми остались лишь кедры…- Стив закрыл глаза. Воспоминания не покидали его, наоборот, здесь они вернулись и приобрели большую ясность.

 - Но лес живет. Все эти животные, насекомые. Нет лишь людей, - заметила Доз.

 - Я не могу этого объяснить. Помню лишь, как все гнило заживо. Тогда ни один житель Кедров так и не смог выйти на большую дорогу. Они умирали раньше, чем могли пересечь черту Лесов.

 Доз подозрительно посмотрела на друга.

 - А зачем твой наставник привел тебя сюда?

 Стив искренне пожал плечами, показывая всем своим видом, что и сам не знает.

 - Мне казалось, он что-то искал, наверное, пытался уничтожить источник магии, разрушающий все живое, и  как-то остановить разрушение. Кто, как не он, должен был это сделать. Но  он не смог. Тогда мы ушли, оставив все так как есть.

 - Твой наставник и был тем магом-вампиром! – воскликнула Доз.

      Догадка была очевидна. Стив опять кивнул головой.

 - Но зачем он создал тебя и тех других? Ведь, если я тебя правильно поняла, он был не совсем вампиром.

 - Да кто ж его знает, -  улыбнулся Стив. - К тому же тех двоих, по его словам, он создал с помощью магии, а меня укусил, а потом передал свою кровь. Как я тебе…

 Стив смутился, но Доз решила не обращать на это внимания. У нее было слишком много вопросов. Она краем глаза заметила Тая, притаившегося в тени  кареты. Мальчишка старался не шевелиться, лишь бы не отвлечь рассказчика. По блестящим глазам и плотно сжатому рту девушка догадалась, что вопросов у него скопилось не меньше, чем у нее самой.

 - Сможем ли мы пройти через лес? Ведь, по моим ощущениям, там даже в воздухе таится опасность, особенно для Тайлера. А ему еще нужна  еда и питье.

 - Знаю. У меня есть одна ночь, чтобы набрать необходимый запас пищи для него, а ты должна будешь все приготовить, чтобы еда не испортилась. Учитывая, что мы не пешие, дорога займет недели две. Не думаю, что торговый путь сильно зарос, прошло не так уж много времени. А вот объезжать Кедры нам, боюсь, поздно - все другие дороги скорее всего уже перекрыты, - последними словами Стив предупредил очередной вопрос девушки.

 - А как же лошади? – Доз с тревогой посмотрела на мирно пасущегося Духа. Только сейчас она осознала, что  за весь день  не слышала ни одной его мысли.

 - Не знаю. Будем надеяться, что все обойдется.

 Стив начал собираться в дорогу. Проверив наличие всех метательных ножей, вампир натянул на себя плащ. Из-под сидения он извлек флягу внушительных размеров.

 - То, что надо,  - довольно произнес Стив, - ждите меня здесь, попробую что-нибудь раздобыть.

 Поправив уздечку у одной из лошадок, он оседлал ее, и, резко сорвавшись с места, помчал в сторону редеющего на холмах широколиственного леса. Доз не заметила, как Тайлер подошел к ней.

 - А он кусал тебя? – в его голосе появилась тень страха.

 - Нет, он… - Доз запнулась, - он инициировал меня, чтобы сохранить мою жизнь.

 - А…  что с тобой произошло? – Тай снова заулыбался, узнав, что Доз никто не кусал, он успокоился. Для него она вновь стала близкой и понятной.

 - Я тонула, а Стив вытащил меня на берег и, можно сказать, вернул в мир живых.

 - А умирать страшно?

 Доз поняла, что Тайлер не отстанет, не удовлетворив до конца свое любопытство.

 - Страшно, - честно призналась она, - хотя, к тому времени, когда меня нашел Стив, мне было как-то все равно.

 - А как это?

 - Все! Надоел! - сердито отмахнулась Доз.

 - Хорошо. Тогда пойдем со мной в лес. Я тут смастерил ловушку для белок, хочу испробовать.

 Ловушкой оказалась сплетенная на скорую руку сетка, перевитая по краю веревкой, конец которой должен был находиться в руках у охотника. Доз удивилась тому, когда Тай успел сплести это устройство.

 Второй раз за день они отправились в кедровый лес. На этот раз Доз решила не слушать перешептывание его обитателей.

 Ловушка Тая работала. В результате они отловили с десяток пушистиков, которых, правда, сразу отпускали обратно на волю. Время неслось незаметно. Доз, забыв то, что считала себя уже достаточно взрослой, носилась вместе с Тайлером по лесу, играла с ним в прятки, лазила по деревьям, метала в светлячков мелкие камушки (правда, в этом состязании Тайлер почти всегда побеждал). Все было великолепно, девушка совсем забыла о той опасности, которую она ощущала накануне в этом лесу. Да и как она могла таиться здесь, среди столь мягкой травы, необычных цветов и величественных кедров? Она даже перестала обращать внимание на ощущаемый только ею запах, присущий этим местам.

 Набрав охапку цветов, девушка уселась под деревьями и начала их сплетать. Мальчик, посчитав ее занятие для себя слишком скучным, решил для начала забраться на дерево. Поднявшись по шершавому стволу до первых ветвей, он зацепился за одну из них и подтянулся. Его свободная рука схватила следующую ветку, та внезапно треснула, и мальчик, не удержавшись, полетел вниз.

 Шлепнувшись на спину, он быстро поднялся и потер ушибленные места. Все, вроде обошлось, больше всего досталось руке – падая, Тай пытался ухватиться за небольшие веточки, те здорово расцарапали ее. Кровь закапала вниз, мальчик облизнул ранку.

 - Дай посмотрю, - забеспокоилась Доз. - Первой ее мыслью было, что паренек мог подхватить какую-нибудь заразу. Рука Тайлера начала опухать, кожа вокруг раны неестественно потемнела, а поток крови усилился.

 - Это обычная царапина, - смутившись, пробурчал мальчик, но с каждой секундой ранки на руке странно менялись.

 Недолго думая, Доз достала свой ножичек; теперь он хранился в кармане ее куртки.  Развязав свой пояс, она перетянула руку чуть выше кровоточащей царапины, и одним взмахом ножика вспорола кожу на руке. Тайлер взвыл от боли, в глазах у него помутнело и, он едва не потерял сознание. Первым порывом Доз было высосать отравленную кровь. Ее губы уже дотронулись до руки ребенка, как Тайлер неожиданно вырвался. До ее слуха донесся испуганный вопль. Доз подняла глаза на мальчика, его лицо побледнело от боли и страха.

 - Не убивай меня!  - его губы дрожали.

 Она на грани засасывающей глубины…

 - Не буду, - сделав глубокий вдох, пообещала вампиресса.

 Голод…, отзывающийся резью в каждой клетке ее существа. Тихий и кричащий одновременно… Глубокие вдохи-выдохи возвращают ее в реальность.

 До вампирессы только сейчас дошло, чем все это могло закончиться. Ее существо успело ощутить близость живого. Она облизала влажные от нескольких капель крови губы.

 - Прости, - как когда-то Стив, произнесла она, - Я забылась… но надо как-то избавиться от яда.

 Мальчик все еще дрожал от страха. Через некоторое время он взял себя в руки.

 - Потерпи, будет больно.

 Доз взяла его обессиленную руку и надавила вдоль разреза. Хлынула густая, почти черная кровь. Тайлер взвизгнул, но тут же поджал губы и зажмурился. Девушке оставалось гадать, как ему хватает сил терпеть. В душе она хотела, чтобы сейчас он просто потерял сознание…

 Доз  выдавливала кровь до тех пор, пока она не приобрела более светлый оттенок и пока внутренний голос не подсказал ей, что основная опасность миновала, яд теперь впитывается в черную землю.

 Прислонившись к дереву, Марелиана позволила себе полностью погрузиться в мир звуков. В тот же миг на нее обрушился шквал насмешек. Лес потешался над ней… «Он наш, тебе не справиться с нами, нечисть. Наша сила могущественней тебя…».

 «К черту…»

 Она позволила сознанию покинуть эти леса и подняться выше, к холмам, дороге. Но вокруг росла лишь бесполезная трава, ничто не могло подарить спасения, ничто не хранило в себе силы, необходимой в этот момент…

 Марелиана подозвала Духа, который находился поблизости. Усадив обессиленного мальчика на спину коню, она сама пошла рядом. Конь отвёз Тайлера к реке.

 Здесь земля была чистой. Обложив рану листьями подорожника и замотав руку оторванной от подола рубашки тканью, Доз позволила себе расслабиться. Теперь она сделала все, что могла. Тайлер не терял сознания, он следил за каждым действием Доз. Теперь в его взгляде девушка могла прочесть зародившееся недоверие и страх.

 - Что со мной будет? – тихим безжизненным голосом спросил он.

 - Надеюсь, все обойдется, - Доз попыталась изобразить улыбку, но мальчика это не успокоило.

 - Я всего лишь поцарапался, - упрямо повторил он.

 - Знаю, но там и этого достаточно. Лес таит в себе опасность, не просто так здесь все вымерли.

 Тайлер кивнул. Доз помогла ему подняться с земли, и, поддерживая за здоровую руку, довела до кареты.

5. Недобрый путь


 Стив вернулся часа через два после происшествия в лесу. Доз и Тая он нашел в карете, оба крепко спали. Девушка, свернувшись калачиком, что-то бормотала во сне. Вампир втянул носом воздух: в нем витал запах крови. Предчувствуя неладное, он растолкал  подругу.

 - Что здесь произошло? – шепотом спросил он.

 - Тай поцарапал руку, - сонным голосом отозвалась Доз и попыталась вновь погрузиться в свои сны.

 Стив встряхнул ее сильнее.

 - Это произошло в лесу? – тревога в его голосе нарастала. - Как он?

 - Не знаю, - так и не отогнав остатки сна, Доз села, пробормотав нечто невразумительное.

 Стив склонился над мальчиком: рука его из-под перевязки выглядела опухшей и темной от крови. Вампир тихо выругался.

 - У  нас в распоряжении не больше часа. Сделай скорее что-нибудь с мясом и поехали. Ждать больше нельзя.

 - А что, если Таю станет хуже?

 - Ну что ж, значит так тому и быть, - сурово произнес Стив. Меньше всего ему сейчас хотелось строить предположения.

 То, что он видел с вершины холма, беспокоило его куда сильнее. По большой дороге мчался отряд солдат. Есть ли среди них маги, Стив не знал, но был ещё кто-то, участвующий в травле: его магия  отражалась на диске farvora и имела отнюдь не светлое начало. Наломав побольше веток яблони, черемухи и дикой сливы и подбив четырех зайцев, Стив поспешил назад к Кедрам. Оставалась слабая надежда, что преследователи не решаться идти следом за ними.

 Через час все было готово к отбытию. Стив  повел лошадей вдоль кромки леса, к тому месту, где кедры расступались, словно расселина в горах, образуя узкий проход. Лошади, покорившись судьбе, быстро неслись по некогда вымощенной дороге. Дух лишь раз спросил Марелиану, неужели им и в самом деле нужно ехать в это гиблое место. Получив от нее подтверждение, он только быстрее побежал, обгоняя упряжку.


                                                           *****

 Иоанн сидел в своем кресле; за последние дни он практически не покидал его. Взгляд главы семьи Нрада стал еще более тяжелым и мрачным. Виной тому были не только бессонные ночи - позади кресла колыхалась бледная серая тень древней старухи.

 - Ты не посмеешь убить ее, - прошипела она с трудом различимые человеческие слова.

 - Ты мне угрожаешь? – позволил себе пренебрежительно усмехнуться Иоанн.

 - Конечно. Ведь  если ты нарушишь слово, мне даже не потребуется самой наказывать тебя. Нарушенная клятва сделает это за меня. Хотя проклясть тебя и твой род я все же успею, племянничек.

 - Ты всего лишь бледная тень! Ты  ничто во Вселенной! Лишь благодаря своей внученьке ты можешь сейчас шипеть из этого угла.

 - Твои руки дрожат и не находят себе места. Ты боишься! – тень издала хриплые скрипучие звуки, что должно было означать издевательский смех.

 - Убирайся!

 Тень последний раз ухмыльнулась и исчезла, развеявшись, словно дым.

 Из противоположного угла залы послышались громкие аплодисменты.

 - Явился, Гара? Что-то тебя долго не было.

 - Дела, сам понимаешь, в секторах работы хватает, - развел руками маг. - Ну как там наша юная племянница, еще жива?

 - Слишком жива, - тихо ответил ему великан.

 С трудом подавив в себе вырывавшуюся наружу ярость, Иоанн вновь заставил себя успокоиться. Эмоции, вызванные присутствием старухи, ушли. Теперь это был прежний глава Дома – рассудительный, внушающий уважение и трепет у своих подчиненных, включая родственников. Возраста у магов не существовало, но он знал, что стареет – слишком часто эмоции стали брать верх над его сущностью, что раньше он считал для себя невозможным. Когда-нибудь его тело  не захочет больше существовать, но до того времени, хотелось бы верить, пройдет еще не одно столетие…

 Поднявшись с кресла, он подошел вплотную к образу молоденькой девушки, исчезнувшему во время разговора со старухой, а теперь вновь появившемуся. Она ехала в дорожной карете, положа себе на колени голову мальчика лет одиннадцати. Мальчик был болен и очень слаб. Сейчас он спал, а девушка заботливо поправляла повязку у него на руке и вытирала с лица капельки пота. 

 - А это кто такой? – поинтересовался Гара.

 - Маг седьмого уровня.

 Гара удивленно присвистнул.

 - Он совсем еще мальчик. Ты ничего не напутал?

 - Нет. Он смог противостоять Диментию, у которого сила шестого уровня с переходом на седьмой, - уверенно произнес Иоанн.

 - Где они нашли его?

 - Представь себе, мальчишка проявился среди обычных смертных, и эти тупые верующие в своего создателя рариты, я уж молчу про наших агентов, не смогли его распознать! – возмущенно гаркнул Иоанн.

 - Но почему?

 - Он не проявлял себя. Его предки - с Туманных гор. Он обладает врожденной способностью к заслонению своего магического поля.

 - Но это слишком сильная магия для простого мальца!

 - Я знаю. Такие возможности открываются только на седьмой ступени силы. Но не это самое страшное.

 - Я готов уже ко всему, - ухмыльнулся араб.

 - В самом деле? – ответил так же усмешкой Иоанн, - Тот парнишка-вампир, что инициировал нашу родственницу - приемник Игнариуса.

 С бесстрастием глава семейства наблюдал, как меняется выражение лица его младшего брата.

 - И он, ко всему прочему, не пил жизненную силу девчонки, а просто передал ей свою кровь. Она – вампир, обладающий жизненной силой, и, судя по всему, я недооценил ее способностей.

 - Я прикажу усилить охрану при строительстве, - переводя дыхание, произнес Гара.

 - И как можно скорее! Тебе, наверное, будет интересно узнать, что эти чудные отроки движутся прямо к сектору А.

 - Что? – Лоб Гары покрылся испариной.

 - Ты все еще здесь?! – загремел великан.

 - Нет, - и Гара исчез.

 - Тупица, - бросил ему вслед Иоанн и вновь стал, как загипнотизированный, всматриваться образы, исходящие из шара.

 - Ты не мог ожить, Игнариус, - шептал он. - Я уничтожил тебя всего, включая твою тень. Ты  не мог воскреснуть. Даже Бог бы не смог, а ты всего лишь вампир-магишка. А вот я - Бог, я создатель Коридора, и меняю как захочу этот жалкий пластилиновый мирок! И я во много раз сильнее тебя!

 Произнося эти слова как заклятие, Иоанн с ненавистью смотрел на образ больного мальчика, вздрагивающего на руках юной девушки-вампира.

 ***


 Красота и величие окружающей природы продолжали поражать путников до глубины души. Вскоре густой лес поредел так, что карета могла проехать свободно. Гигантские кедры купали свои верхушки в проплывающих мимо облаках, лучи солнца, пронзая игольчатые кружева, падали на мягкий ковер из трав и цветов. Мир здесь, казалось, окрасился в изумрудно-золотистые тона. И если бы не питающий его нутро яд, эти места можно было бы смело назвать Раем.

 Через некоторое время Тайлер вылез из кареты и весь день провел на облучке. Доз заметила, что в его взгляде то и дело проскальзывали страх и недоверие к ней и Стиву. Мальчик пытался делать вид, что все в порядке, но уже на следующий день у него снова поднялась температура. Ночью его стало лихорадить. Доз в отчаянии вспомнила о боге, и, пытаясь молиться, весь день  провела рядом с мальчиком. Стив с сомнением смотрел на подругу. Таю лучше не становилось.

 На третий день пути девушка заметила, что лошади тоже больны. Внешне животные все еще оставались полны сил, но вот вместо обычного запаха пота лошади источали иной, более опасный запах, который пронизывал весь этот лес. И это был запах гниющего мяса.

 Во время одной из стоянок Марелиана подошла к Духу. Конь ткнулся ей носом в плечо.

 «Я хочу отпустить тебя», - тоскливо пропела душа девушки.

 «Я не уйду», - твердо прозвучал ответ коня.

 «Ты умрешь, если останешься. А я этого не хочу», - попыталась вразумить благородное животное Марелиана.

 «Я знаю, но если  покину тебя сейчас, ты и твои друзья погибнете».

 Конь положил свою большую длинную голову на плечо девушки, она крепко обняла его за шею.

 - Успеем выбраться отсюда? – пыталась произнести она фразу на языке душ, но слова сорвались лишь с языка. Доз уткнулась в гриву коня и расплакалась.

 «Не знаю, мы постараемся», - тихо ответил ей конь, угадав ее вопрос, и посмотрел в сторону четверки лошадей.

 Последующие четыре дня прошли в бешеной скачке. Лошади отдыхали не больше трех-четырех часов в сутки, почти ничего не ели и лишь пили воду из небольших прудов, или родников, то и дело встречающихся по дороге.

 Уже не только Марелиана, но и ее друзья видели, что животные поражены болезнью. Запах, исходивший из их тел, недвусмысленно давал понять, что они гниют заживо.

 Тайлеру тоже с каждым днем становилось все хуже и хуже. Температура больше не спадала, жар усиливался. Запасы воды заканчивались, прожаренное на скорую руку мясо протухло на третий день. Тай питался яблоками и сливами, хотя с каждым днем он ел все меньше, и почти все время спал, а Доз сидела рядом, положив его голову на колени, стараясь хоть как-то смягчить тряску во время езды.  Когда мальчик не спал, то смотрел у узкое окно.

 Эти места, столь богатые природной красотой, все еще хранили ужас прошлого. Из земли, как гнилые зубы, высовывались полуразвалившиеся  домики, кое-где  из-под травы торчали черные колья былых оград.

 За прошедшие годы животные настолько позабыли людей, что вид проезжающей кареты практически их не пугал. Косули беспечно продолжали пастись, удостоив проезжающих мимо брезгливым взглядом. Пару раз дорогу перебегали зайцы, едва успевающие проскочить под колесами. По ночам выли волки, скрываемые лесной тьмой. Единственное, что отпугивало здешних животных, это больные лошади. Животные «подсознательно» помнили эту болезнь.

 - Почему звери не умерли? – спросил Тайлер, оторвав сидящую рядом девушку от размышлений.

 - Они смогли пережить смерть, - сама не зная почему, ответила Доз.

 Стив с интересом посмотрел на девушку.

 - О чем ты?

 - Я не знаю, такое впечатление, что энергия этого мира впиталась в них, но вот как, я не знаю. Возможно, это что-то вроде иммунитета: если один раз перебороть болезнь, то больше ею не заболеешь, хотя… - Доз задумчиво втянула воздух. - Хотя все, что живет здесь, несет в себе эту болезнь,  но не умирает от нее больше.

 - Но почему не выжили люди? – Тай с непониманием смотрел на подругу.

 - Я не знаю,  - пожала плечами Доз и посмотрела на Стива, в надежде услышать объяснение.

 Но вампир молчал.

6. Дух


 Дорога, заросшая травой, продолжала вести путников через Солнечные Кедры. Верхушки исполинских деревьев все так же полоскались в облаках, все чаще встречались следы былого величия этого края. На рассвете они пересекли красивую, почти не разрушенную временем площадь окруженную статуями, изображавшими людей в рясах. За разросшимися кустами и деревьями виднелись купола церкви. Девушка с жадным интересом наблюдала за видом из окна. При этом она старалась не думать о том, что чем дальше они продвигаются, тем сильнее становиться ощущение опасности. Марелиана для себя решила не слушать шепот леса...

 На шестые сутки у лошадей начала выпадать грива, шерсть на спине совсем вылезла, упряжка оставляла на их телах кровоточащие борозды. Стив на следующее утро первый заметил, что из их ран вместо крови течет желто-зеленый гной.

 Против воли вампиресса слышала лес: он смеялся, глумился над ними, над их жалкими попытками выжить. «Вы – наши, вы – наши…», - шептали деревья.

 К вечеру конь больше не мог идти, он лег на траву и уткнулся в нее носом. Лошади повалились рядом, едва не перевернув за собой карету. Три из них издохли сразу, а четвертая просуществовала еще несколько минут и тоже умерла. Марелиана, стараясь не смотреть на тела животных, подошла к Духу. Вид его растерзанного тела вызвал в ней нестерпимую боль, она чувствовала себя виноватой в том, что с ним произошло. Шерсть у коня полностью вылезла, кожа кое-где висела пластами, оголяя покрытые слизью мышцы на спине и боках.

 Марелиана молча развязала веревку и принялась распрягать мертвых лошадей.  Конь приподнял голову.

 «Впряги меня, я еще смогу тянуть вас», - прозвучал в голове отзвук его мысли.

 - Не говори ерунды, - вслух сказала она, а на языке живого продолжила:

 «Ты не сможешь и пяти метров пройти в упряжке. Попытайся уйти отсюда сам, я тебя очень прошу».

 «Нет, - упрямо мотнул головой конь, - корни кедров не выпустят меня».

 «Что это значит?» – словно ком застрял в горле, она из последних сил сдерживалась, чтобы не разрыдаться.

 Конь внимательно посмотрел на Марелиану, из уголков его глаз сочился гной, но взгляд по-прежнему оставался ясным.

 «Мне нужна твоя кровь».

 Марелиана в ужасе замотала головой, но конь продолжал смотреть на нее, не отводя взгляда.

 «Пообещай сразу убить меня, как только мы выйдем на чистые земли».

 - Нет! – уже не в силах сдерживать нахлынувшие слезы, закричала Марелиана.


        «Я не сделаю этого! Тогда погибнет твоя душа. Я не хочу твоей смерти!»

 Девушка села на траву рядом с Духом и закрыла лицо ладонями.

 «Иначе погибнет мальчик, а этого нельзя допустить. Сейчас я служу ему, а не тебе», - это последнее послание далось ему нелегко, но образы, возникшие в голове у девушки, были достаточно убедительными.

 Марелиана недоумевала. Сначала эта привязанность Стива к Таю - она была уверена, что если придется ради него положить голову на плаху, Стив, не раздумывая, сделает это - теперь конь жертвует своей жизнью ради того же Тайлера.

 «Позже ты все поймешь, а сейчас мне нужна твоя кровь… Жизнь покидает меня слишком быстро».

 От слез у Марелианы все плыло перед глазами. Дрожащими руками она задрала рукав и, достав из кармана нож, полоснула себе по запястью. Кровь полилась на землю. Девушка закрыла глаза, она ощутила шершавый язык Духа, облизывающий руку.

 Мировосприятие сильно переменилось… Где-то вдалеке, куда она погружалась, замаячил серый предел. Она знала, что за этой границей нет жизни. Несколько раз ей приходилось останавливаться здесь, обрывая чью-то жизнь! Но сейчас предстояло совершить нечто иное. Вампиресса видела, как бледное, почти прозрачное облако неминуемо движется в манящие объятия черной пустоты. Она провожала существо, к которому успела привязаться всем сердцем… за черту вечности, туда, где всегда царит холод и одиночество.

 Девушка заставила себя открыть глаза.  Конь все так же лежал на земле, все его тело содрогалось. Сзади подошел Стив и осторожно коснулся ее рукой.

 - Зачем…

 - Почему Тайлер так важен? – вместо ответа спросила она.

 Стив пожал плечами.

 - Причем тут он?

 - Он - причина всего, - усталым голосом проговорила девушка. - Ради него ты выбрал эту дорогу, а конь выбрал смерть.

 Вампир опустил глаза. Он знал, что девушка во всем права, за короткое время мальчик стал для него, пожалуй, таким же нужным и родным, как сама Доз. И то, что его надо было доставить к Туманным Горам любой ценой, тоже было правдой. Правдой, объяснить которую он не мог.

 Марелиана отрешенно наблюдала за переменами, происходящими с лошадью. Тело Духа на глазах возрождалось: страшные раны затягивались, отрастала грива, мышцы снова наполнялись былой силой. Вскоре конь перестал вздрагивать и поднялся с земли.

7. Болезнь


 С момента перевоплощения Духа путешествие стало отмеряться ночами.

  К утру Доз отодрала со стен салона кареты темно-серый гобелен и накрыла им улегшегося на землю коня. Пошел первый день ожидания. Конь спал в лесу, накрытый плотной материей в тени деревьев. Солнце его не беспокоило.

 Дух перестал разговаривать с девушкой. Теперь конь скакал гораздо быстрее, тяжесть кареты была ему нипочем. Внешне он заметно оживился, какой-то дикий огонь горел в его глазах.

 На восьмые сутки девушка не могла заставить себя не думать о нарастающем чувстве голода. Казалось, что ее высушили изнутри. Тайлеру с каждым днем делалось все хуже и хуже. Он всё реже и реже просыпался, из раны на руке сочилась кровь, смешанная с желто-зеленой слизью.

 На девятый день мир для нее окрасился в красные тона, зубы стали острыми, как бритва, а подходить к Таю с каждым разом становилось все страшнее, так как она все чаше стала замечать тихо пульсирующую сферу его жизни. Теперь она знала, что такое «душа». Энергия, неразделимая с физическим телом, будто светящиеся нити, опутывала плотным коконом тело мальчика. Она видела, как болезнь разрушает шарообразный кокон, как энергия, похожая на светлый дым, покидает его. Но она еще есть в нем, его жизнь…

 Доз осознавала, что парнишка нуждается в ее помощи. Уже три дня он ничего не ел, лишь пил воду, а ночью его тошнило. Почти все время мальчик спал, свернувшись калачиком на диванчике.

 На день Стив не остался в карете, а устроил себе логово в небольшом овражке. Мир теперь всё чаще приобретал красный цвет. Она потерла глаза, пытаясь вернуть нормальное зрение, но ничего из этого не вышло. Окончательно смирившись с тем, что еще долго предстоит видеть мир цвета крови, она забралась внутрь  кареты.

 Тайлер лежал, закинув тоненькую руку за голову. По краю незаживающей раны кожа покрылась волдырями.

 - Тай, - позвала его девушка. Тот лишь вздрогнул, но не очнулся окончательно от тревожных сновидений.

 Доз села напротив. Горло стянуло от сухости, зубы зудели, все ее существо чувствовало рядом с собой источник пусть и зараженной, но жизни. Доз попыталась сглотнуть, но слюны во рту не было. Ее влекло к тоненькой шейке ребенка. Крепко зажмурившись и ущипнув себя, отгоняя опасные наваждения, девушка выбралась наружу и убежала в лес. Долго Стива искать не пришлось.

 Зарывшись рядом в траве, она прижалась спиной к стволу могучего дерева. У нее не было сил ни плакать, ни думать. Прекрасный яркий мир стал для нее кровавым кошмаром. Человеческая жизнь, столь желанная сейчас, была для нее недоступна. Как в молитве, ее потрескавшиеся сухие губы звали единственную родную душу.

 Свет таял, она воспарила в плотном тумане. Девушка чувствовала, что от нее осталось лишь жалкое подобие существа. Тени, как когда-то в ее сне у водопада, вновь окружали ее со всех сторон. Из общей серой массы выделилась тусклая тень старухи.

 Она приблизилась к Марелиане, холодный поток воздуха пронзил насквозь ее существо. Тень остановилась рядом, едва не касаясь ее.

 Уши Марелианы услышали родной голос - скрипучий от старости и страданий.

 - Терпи, мой росточек. Потом ты поймешь, что это лишь первые трудности в твоей юной жизни.

 - Бабуль, мне плохо, - отозвалась Марелиана.

 - Нет. Будет хуже. Это все ерунда, не думай о голоде. Ты жива, пока любишь, пока хочешь жить. Уверуй в свои силы.

 - Кедры уже убили одного моего друга и забирают жизнь другого, - простонала девушка.

 - Не вини могучий лес, - ласково прошептала тень старухи. – Он – хранитель сил, и эти силы никогда не смогут сломить его, потому что он сам обладает неведомой мощью.

 Голос старухи затих, но потом она продолжила уже более жестко:

 - Спеши, мой росточек. Спасение мальчика ты найдешь в золотых усах и корнях жизни, из которых вырастает розовый цветок. Они встретятся тебе за Кедровыми землями. Слушай их, и они сами раскроют свои возможности.

 Тень старухи начала таять в тумане, вместе с тенью отступил и холод.

 - Только поспеши! - донесся тихий шепот вместе с мягким дуновением ветерка.

 Марелиана проснулась.

 Солнце уже сияло на западе. Тяжелые тучи сползались со всех сторон, охватывая верхушки могучих деревьев, и пряча солнце. Марелиана блаженно потянулась и улыбнулась – мир вновь окрасился в привычные яркие цвета. Не желая терять драгоценное время, она разбудила Духа и впрягла его. Потом залезла в карету проверить Тайлера. Мальчику стало еще хуже, его лихорадило, кожа покрылась испариной. По бледности  он  сейчас мало отличался от Стива.

 Девушка достала из-под сидения флягу и  поднесла к губам мальчика.

 - Пей, бедный ты наш, - ласково попросила она.

 Тайлер открыл глаза и сделал несколько глотков. Большего Доз позволить не могла, вода во фляге катастрофически быстро заканчивалась. Перевязывая больную руку бинтом из остатков рубашки, она уже не могла промыть рану, впрочем, это ничего не изменило бы к лучшему.

 - Доз, - еле слышным голосом прошептал Тайлер, - я умру?

 - Глупости, - твердо ответила она, - даже не смей об этом думать.

 - Мне плохо, Доз. Очень плохо.

 - Я тебя вылечу, потерпи немного.

 - Я тоже стану вампиром? – глядя в глаза девушке, спросил Тайлер.

 Она отрицательно покачала головой.

 - Ты будешь тем, кто ты есть. Может, тебя ждет большое будущее, - нежно улыбнувшись, заверила она.

 Из глаз мальчика полились слезы.

 - Не плачь. Хочешь, я расскажу тебе сказку?

 Она села рядом с Таем, он положил свою голову ей на колени и приготовился слушать. Тайлер сжимал в руках деревянную лошадку. Доз улыбнулась - сейчас паренек совсем не казался подростком. Тай чувствовал себя маленьким мальчиком, который слушает сказку на коленях у старшей сестры.

 Марелиана начала рассказывать свою любимую сказку, которую когда-то давным-давно рассказывала ей бабушка: про прекрасную птицу, приносящую людям счастье, про злого колдуна, который хитростью и предательством обманул птицу и посадил в золотую клетку у себя в замке, и юном волшебнике, что убил колдуна, и выпустил птицу счастья на волю.

 Стив давно проснулся. Он слышал ровный голос девушки и слабый - Тайлера, задающий свое извечное «почему». Вампир удивился стойкости Доз. Впрочем, она с самого начала была для него загадкой, такой же, как и его отношение к Тайлеру, которого Стив принял как брата.

 Взяв в руки вожжи, он дал коню сигнал ехать.

 Вскоре тучи окончательно сомкнулись над лесом, свет померк. Доз взобралась наверх к Стиву.

 - Уснул, - сообщила она вампиру.

 - Как он? -  с тревогой в голосе спросил тот.

 - Плохо, - грустно ответила Доз, - правда, сегодня он хотя бы раз пришел в себя. А сколько нам еще ехать?

 - Если все будет нормально, то еще ночей пять. Может, удастся быстрее. Если будет пасмурно, попробуем ехать и днем.

 В этот момент сеть молний расчертила небо. Сразу в нескольких местах вспыхнули деревья.

 - Дьявол! - злобно выкрикнул вампир. - Только пожара нам не  хватало!

 Дух во весь опор мчался вперед. Карета подозрительно поскрипывала, подпрыгивала на неровностях дороги, кренилась на бок и в любую минуту грозила перевернуться.

 - Полезай к Тайлеру! – проорал ей в ухо Стив, пытаясь перекричать вой ветра и раскаты грома.

 Доз кивнула, и, стараясь не упасть, полезла к дверце. Стив придерживал ее за воротник куртки. Пару раз карету занесло так, что Доз едва не сорвалась. Добравшись наконец до цели, девушка смогла спокойно отдышаться. Оказывается она успела как раз вовремя: еще немного, и Тайлер оказался бы на полу.

8. Врата


 Вечер стремительно переходил в раннюю ночь. Крупными каплями забарабанил дождь. Но непогода не мешала коню мчаться сквозь лес. Стив никогда еще не встречал лошадей, способных так быстро скакать, да еще и тащить за собой карету. Конь перешел на шаг только через несколько часов. Вампир огляделся по сторонам. Внезапно у него внутри все похолодело - неподалеку зиял  вход в пещеру. Здесь Стиву уже довелось побывать…


 Остановив коня, Вампир спрыгнул на землю и приблизился к мрачной дыре в невысоких холмах. Сзади к нему подошла Доз. Глаза ее были широко распахнуты,  руки крепко прижаты к груди.

 - О, Господи, что там? – сдавленным голосом спросила она.

 - Это пещера…

 - Соки, питающие лес… Здесь их источник, я чувствую… И конверт…

 От конверта по всему телу распространялось тепло, которое вмиг охватило все существо. Ее тянуло внутрь…

 Доз выглядела неестественно бледной, глаза, не моргая, смотрели в темную пропасть пещеры.

 - Подожди, дай руку. Там может быть опасно, - предостерег ее Стив. Состояние подруги начало его беспокоить. Он помнил, как наставник допытывался о его ощущениях, когда он точно также стоял на этом месте. Возможно, маг ждал от Стива именно такой реакции. Так или иначе, но Доз не собиралась долго раздумывать, казалось, что-то затягивало ее туда.

 Повинуясь то ли привычной осторожности, то ли интуитивному чувству опасности, Стив вытащил из-под козел мечи, и сам пристегнул пояс с ножнами девушке на талию.

 Взяв  Доз за руку,  он пошел за ней в подземелье.

 Тихая влажная пустота окружила их. Они спускались по низкому проходу, вырытому, вероятно, очень давно неизвестными строителями. Доз все так же, не моргая, шла вперед. Стив подумывал о том, чтобы применить амулет, и на всякий случай достал его из-за пазухи. Farvor тут же засветился ярко-фиолетовыми огнями и даже начал нагреваться.

 Они шли около получаса, пока не очутились в большой пещере. Их шаги отдавались гулким эхом, а стены терялись где-то во тьме.


 *****

 - Собрать подразделение из сектора В и перекинуть к Главным Вратам, - отдавал приказания Иоанн.

        Лицо и голова мага блестели от капель пота, в глазах впервые за сотню лет отражался страх, который он умело маскировал гневом. Руку он держал на небольшом овальном передатчике, вмонтированном в ручку кресла.

 - О, брат, неужели наша юная племянница нашла Врата? Ты, кажется, повелел встретить ее хлебом-солью, - вновь прибывший Гара подошел к шару.

 - Именно! И прошу тебя проследить, чтобы твои ребята не оплошали. Пора завязывать с этой историей. Эта девица и так уже много чего видела.

 Тут что-то набросилось на Иоанна. Главе рода Нрада хватило одного почти незаметного жеста, чтобы хищная тень с крючковатыми пальцами превратилась на миг в сгусток пыли, а потом исчезла навсегда…

 - Грубо, - оценил его поступок Гара. - Ты так легко нарушаешь клятву Древних?

 - Старуха сама помогла мне в этом. Защищая последнюю из рода Сестер, она ослабла. Проклятие подпитывало ее силы, и сейчас оно не сможет причинить мне серьезного вреда.

 - И что же ты намерен делать дальше?

 - Уничтожать любого, кто встанет на моем пути! – в глазах Иоанна загорелся недобрый огонек.

 Гара понял, что на сей раз его старший брат настроен решительно. Иоанн при желании может уничтожить и  брата, если тот встанет у него на пути.

 Что ж,  если братцу надоели проделки девчонки, ей, пожалуй, придется несладко. К тому же Гара знал, почему Иоанн возглавил древнейший магический род. Он не раз доказывал, что способен не только пользоваться высшей магией, но и обладал способностью предвидеть будущее. Жаль, он не удосужился проследить нити судьбы ранее – стольких неприятностей удалось бы избежать. И если сейчас брат принял решение нарушить Древнейшую Клятву, данную их предками, значит, у него есть на то все основания.

 - Нулевой Сектор, у нее есть оберег душ, не применять заклятие умерщвления. Девчонку перенести в дом. Ее спутника уничтожить. Одной группы будет достаточно, - отдавал распоряжения в центр управления  Иоанн. - Когда вампир погибнет, проследи, чтобы и мальчишку, что остался в карете, постигла та же участь.

 Маг убрал руку с передатчика и повернулся к Гаре.

 - Девчонка еще слишком мала и неопытна. Сила в ней  есть, но она не умеет ею пользоваться. И раскрыть свои способности ей уже не удастся. А вот тот, кто примкнул к ним, готов раскрыться в любой момент. И не дай бог это произойдет.

 - Тот мальчик? – осмелился уточнить Гара.

 - Да, на наше счастье, он пока еще мальчик.

 Иоанн прикрыл глаза.

 - Иди, проследи, чтобы все прошло удачно. Оставайся  на первом мостике, что у Врат. Когда все закончится, принесешь мне тело ребенка, и смотри, чтобы ни одного волоска с его головы не упало на те земли. Его труп должен достаться мне весь.

 - Куда его доставить? – Гара уже знал ответ.

 - Сюда.

 А вот этого маг не ожидал. Обычно некромантией занимались в лабораториях. Но чтобы пачкать кровью зал первородных…

 - Да, Гара, ты не ослышался. – Иоанн встал с кресла и, недобро улыбаясь, сделал несколько шагов в его сторону. – Он нужен мне здесь. И никто не смеет мне мешать. Да,  еще…

 - Я весь внимание.

 - Постарайся, чтобы Санар тебя с ним не видел.

 - Хорошо, брат, раз ты так хочешь. К тому же, не думаю, что Санар вообще здесь. В последнее время его практически не бывает ни на строительстве, ни дома.

 - Я с ним потом переговорю. А теперь иди.

 Иоанн снова стал следить за образами, излучаемыми шаром.

 ***

 Впервые за все время пребывания в подземелье Доз сжала пальцы в ладони Стива, хотя он с самого начала не выпускал ее руки.

 - Не нравится мне тут, - признался вампир, - нам лучше уйти, Доз. К тому же Тайлер остался один…

 Но уговоры, казалось, не действовали на девушку.

 - Оно заставляет меня идти, - наконец произнесла она.

 - Что?

 - Письмо... оно стало таким горячим! И тянет меня внутрь, в глубину. Такое я уже испытывала, но, что тогда произошло, почти не помню. И вот опять…

 Стиву стало по-настоящему не по себе. Ему совсем не хотелось её потерять.

 - Доз, одумайся. Наверху больной мальчик и твой конь…

 - Он больше не мой, он служит Таю, - голосом, лишенным эмоций, проговорила Доз.

 - Что? – тут Стив понял, что с ней творится что-то серьезное. - Это он тебе сказал?.. Но конь не сможет его вылечить, а вот ты сможешь.

 С этими словами он подхватил ее на руки и потащил назад. К его удивлению, девушка не сопротивлялась, она лишь с тоской смотрела в темноту пещеры.

 Неожиданно за его спиной послышался шорох, а потом повеяло обжигающим жаром. Длилось это не более секунды. Вампир оглянулся. Доз едва не упала, в последний миг она успела  схватить его за рукав и опуститься на ноги.

 К ним приближались люди. Много. Одежда на них висела лохмотьями, при ходьбе они чуть покачивались. Шаркающие шаги и пустой неразумный взгляд отличали их от обычных людей. В нос ударил запах тления.

 - Ого! Это же зомби…

 - Что нам делать? – Доз словно очнулась.

 - Бежать!

 И они побежали. Но удрать от этих существ оказалось не так-то просто. На удивление быстро шагая на негнущихся ногах, они настигали своих жертв.

 Вампиры добежали до последнего поворота; отсюда уже веяло ночной прохладой и был слышен шум дождя. Стив вынул из ножен меч. Доз не столь решительно проделала то же самое. Орудовать мечом ей еще не приходилось, но сейчас это было единственным оружием.

 - Скорее! Если они нападут, отбивайся, но этим их не уничтожить, - шепотом сообщил  Стив «обнадеживающую» информацию.

 Они почти покинули своды пещеры, когда зомби настигли их. Вид разлагающихся тел подействовал сильнее, чем в каком-нибудь ужастике. Благо, разглядывать было особенно некогда. Доз замахнулась своим мечом и с глухим звуком раскрошила ближайшему голову. Тот пошатнулся, но тут же вновь протянул к ней свои руки. Меч Стива, как бы между прочим, отсек их. Девушку чуть не стошнило от омерзения. Стив со звериной яростью крошил ходячие трупы, как будто всю жизнь только этим и занимался. Она, как могла, помогала ему, с трудом управляясь тяжёлым мечом. Тварей вокруг становилось все больше, один за другим они появлялись из пещеры.

 - Дух!!! – что есть сил, закричала Доз.

 Конь на полном скаку промчался мимо них, вампиры едва успели запрыгнуть на запятки кареты. Дух, не сбавляя скорости, понесся по дороге.

 Один из мертвецов успел ухватился за подножку кареты. Одним прыжком он подобрался к Стиву, когтистая рука сомкнулась на его горле. Доз пронзительно завизжала и схватилась за меч. В ее голове вспыхнула мысль: не задеть Стива. Ее меч с чавкающим звуком вошел в плечо зомби. В этот миг резким движением рука вампира взметнулась вверх, меч блеснул и со страшной силой обрушился на голову мертвеца. Две половинки тела рухнули под колеса кареты.

 Стив покрутил головой, разминая шею; Доз ошарашено смотрела на него, она все еще сжимала в руках свой меч.

 - Клево! – вырвалось у нее. – Фу, какие же они мерзкие!

 Зомби остались позади. На миг позади кареты вспыхнул яркий свет. Когда вампиры обернулись, свет уже погас, и лес вновь погрузился в ночную мглу. Теперь они могли перебраться на козлы и перевести дух. Стив и Доз в недоумении переглянулись, объяснить произошедшее никто из них не мог.

 Тайлер внутри кареты снова лег на диванчик, натянул на себя плащ и моментально забылся во сне.

 ***

 Иоанн накрыл шар рукой. Изображение другого мира исчезло, зал вновь погрузился во мрак, который не мог рассеять свет одинокой свечи.

 - Вызываю первый мостик сектора А, - хриплым голосом произнес он.

 - Я слушаю, брат, - донесся из динамика голос Гары.

 Иоанн опустил руку.

 - Собирайся. Возьми своих ребят и отправляйтесь по пентаграмме перемещения в срединный мир.

 - Отдать приказания восстанавливать Врата? - Голос Гары звучал твердо, но исчезли нотки самодовольства и скептицизма.

 - Нет. Приказываю продолжить работы лишь после того, как все трое будут мертвы, а тело мальчишки будет у меня. И еще: будь осторожен. Парень произвел огромный выброс энергии, но он  все еще может быть опасен. Да и от нашей родственницы можно ожидать все, что угодно.

 - Они ведь вампиры? – уточнил Гара.

 - Да, включая животное. Но мальчик - нет, - ответил Иоанн.

 Гара смотрел на лицо старшего брата  на экране. Давно он не видел его таким уставшим и угрюмым. Неужели Иоанн не ошибся, и эта встреча с женской родственной линией все же сможет нарушить их планы? За несколько минут, которые длилась схватка между отрядом зомби и двумя вампирами, включая полуживого мальчишку, был практически разгромлен  нулевой сектор, или, как Гара уже привык называть его – Врата.

 Девчонка, сама не подозревая о том, смогла оставить след, ведущий с поверхности в глубину, хотя как она это сделала, Гара до сих пор не мог понять. Ее ноги будто сами оставили магические следы к Вратам. А умирающий мальчик смог произвести заклинание света, которое уничтожило зомби и взорвало врата, пройдя по следу девчонки. Это уже тянуло не на седьмой уровень, а, пожалуй, на десятый, если не выше. Сам Гара смог постичь только девять степеней магии. При этом мальчик остался жив!

 - Я все сделаю, – сухо произнес он.

 - Сними показания приборов жизненного потенциала ребенка и до отбытия сообщи мне результаты.

 - Хорошо, брат. Конец связи, - сказал он потухшему экрану, на котором высветилось сообщение, что диалог прерван.

9. Магия перемещения

 Иоанн накрыл шар рукой. Изображение другого мира исчезло, зал вновь погрузился во мрак, который не мог рассеять свет одинокой свечи.

 - Вызываю первый мостик сектора А, - хриплым голосом произнес он.

 - Я слушаю, брат, - донесся из динамика голос Гары.

 Иоанн опустил руку.

 - Собирайся. Возьми своих ребят и отправляйтесь по пентаграмме перемещения в срединный мир.

 - Отдать приказания восстанавливать Врата? - Голос Гары звучал твердо, но исчезли нотки самодовольства и скептицизма.

 - Нет. Приказываю продолжить работы лишь после того, как все трое будут мертвы, а тело мальчишки будет у меня. И еще: будь осторожен. Парень произвел огромный выброс энергии, но он  все еще может быть опасен. Да и от нашей родственницы можно ожидать все, что угодно.

 - Они ведь вампиры? – уточнил Гара.

 - Да, включая животное. Но мальчик - нет, - ответил Иоанн.

 Гара смотрел на лицо старшего брата  на экране. Давно он не видел его таким уставшим и угрюмым. Неужели Иоанн не ошибся, и эта встреча с женской родственной линией все же сможет нарушить их планы? За несколько минут, которые длилась схватка между отрядом зомби и двумя вампирами, включая полуживого мальчишку, был практически разгромлен  нулевой сектор, или, как Гара уже привык называть его – Врата.

 Девчонка, сама не подозревая о том, смогла оставить след, ведущий с поверхности в глубину, хотя как она это сделала, Гара до сих пор не мог понять. Ее ноги будто сами оставили магические следы к Вратам. А умирающий мальчик смог произвести заклинание света, которое уничтожило зомби и взорвало врата, пройдя по следу девчонки. Это уже тянуло не на седьмой уровень, а, пожалуй, на десятый, если не выше. При этом мальчик остался жив.

 - Я все сделаю, – сухо произнес он.

 - Сними показания приборов жизненного потенциала ребенка и до отбытия сообщи мне результаты.

 - Хорошо, брат. Конец связи, - сказал он потухшему экрану, на котором высветилось сообщение, что диалог прерван.

 Гара взял с полок несколько свитков. В архиве сохранялся идеальный порядок, поддерживаемый веками.

 Переноситься по заклинаниям в соединяющий мир - занятие не из простых. Перемещение требует огромной концентрации внимания и полного сосредоточения воли. Ко всему прочему, ему необходимо перенести с  собой несколько живых воинов, что усложняло поставленную задачу.

 Гара опустился на пол. Расправив древний пергамент, он принялся чертить пентаграмму. Последний раз он делал это четыреста лет назад. Тогда  рядом с ним был Игнариус. Этот маг нравился Гаре. По сути, он тоже являлся ему братом, пусть и не родным. Гара и сейчас был уверен, что Игнариус куда больше подходил на роль Главы дома.

 Гара сам не заметил своей усмешки, вызванной воспоминаниями.  Игнариус был похож на Дерека, точнее, он был его копией, так как они  родились близнецами. Но  мать мальчиков спрятала Игнариуса от их отца, отдав Даросу на воспитание лишь одного ребенка. По иронии судьбы, а Гара все больше начинал верить в эту безликую, но вездесущую ведьму, Дерек оказался напрочь лишен магических сил, он с детства был болезненным и апатичным. Его отец, глава семьи Нрада Дарос - родной брат отца Гары, вкладывал силы в то, чтобы мальчик смог выжить. Впрочем, Дерек прожил лишь тридцать два года. Потом болезнь взяла вверх над его тщедушным телом. Дарос к тому времени решил покинуть путь живых. Но, прежде чем увидеть лик смерти, он встретил другого сына – Игнариуса. Гара до сих пор помнил смех Дароса, когда в Чаше Судьбы отобразился образ покойного Дерека, его лицо светилось жаждой жизни, казалось более ярким и волевым.

  Дарос едва не лишился рассудка, так он радовался и ликовал. Он принял сына в дом и дал ему полное право называться членом семьи Нрада. Лишь после этого он позволил себе расстаться с жизнью. Похороны главы ознаменовались передачей прав первородства Иоанну. Гара никогда до этого не был дружен с ним, но Иоанн превосходил всех братьев по способностям: промежуточная ступень между десятой и одиннадцатой. Гара так и не сумел переступить девятую...

 Игнариусу было тогда тридцать два года. По меркам магов он был ребенком, которому можно начинать раскрываться в искусстве магии. Этот парень еще до встречи с семьей понял, что его тело обладает способностями, постичь которые он не мог. Попав в благоприятную среду, Игнариус стал развивать свой магический потенциал с завидной скоростью. Четыре сотни лет назад Гара впервые показывал новоиспеченному родственнику, как чертить пентаграмму. Не прошло и нескольких месяцев, как Игнариус активно исследовал все близлежащие миры с юношеским азартом. Особенно хорошо юному магу подчинялась стихия огня. Всего через три года  обучения он в отдельных областях превзошел самого Иоанна. Глава Нрада это прекрасно видел, поэтому Игнариус не вызывал в нем чувства симпатии.

 Гара уже тогда заподозрил, что Иоанн задумывается над тем, как избавиться от столь сильного, неуправляемого, и этим опасного родственника. Но тут, к его счастью, Игнариуса сразили стрелы сразу всех Амуров, существующих во Вселенной. Парень влюбился так, что даже магия потеряла для него первоначальный смысл.

 Та девчонка жила в небольшом мире, на пересечении меридианов вселенной. Обычная смуглая девица, может, слишком молодая (на вид ей было не больше шестнадцати) со смешным вздернутым носиком, большими черными глазами, светящимися озорством, и ребячеством – все это было так близко Игнариусу. Они, казалось, были созданы друг для друга, и не упустили свой шанс. Иоанн вздохнул спокойно: десять безмятежных лет в доме вновь царили тишина и умиротворение. До тех пор, пока однажды Игнариус не вернулся в дом с маленькой девочкой на руках. Гара  тогда  не смог узнать своего родственника. Глаза мага потухли, горе и скорбь, казалось, убили в них жизнь.

 - Моя жена умерла. Я не успел ее спасти, - руки Игнариуса крепче прижали к себе тряпичный сверток с малышкой.

 - Это твоя дочь? – грозно спросил его Иоанн.

 - Да, моя Катина, – сухо ответил ему Игнариус. -  И она теперь будет жить здесь со мной.

 - Прости, но я, как Глава семьи, не могу тебе этого позволить. Этот дом не примет женщину. Если ты хочешь растить малышку, уходи с ней туда, откуда пришел.

 - Но это и мой дом тоже! – до этого Игнариус еще никогда не перечил Иоанну, скорее, он старался его игнорировать.

 -  Пошел прочь! Ты покинул наш дом. Ты ушел, и по нашим законам, мы можем принять тебя лишь с сыном на руках. Или ты оставляешь ее в другом мире, и возвращаешься сам, или уходите оба!

 Игнариус промолчал и ушел, но последний его взгляд, обращенный на Иоанна, был  достаточно красноречив. Он говорил: «Я сильнее вас всех. Я выживу один и еще вернусь».

 Гара помнил эту ненависть, и радость, отразившуюся на лице Иоанна, когда брат смотрел ему вслед. После этого Гара наблюдал за Игнариусом в основном при помощи форицинта...

 Пентаграмма была завершена. Вызвав по селектору свое лучшее подразделение (со всеми этими ребятами он был знаком очень давно, и был уверен в каждом из них). Гара позволил себе немного расслабиться. Впереди самое сложное – длинное заклинание ошибаться в котором равносильно гибели всем, кто будет перемещаться по пентаграмме.

 ...А вот братишка Игнариус пошел иным путем, опять же не без вмешательства ведьмы-судьбы. Мирок, где жила его возлюбленная, и где впоследствии обосновался он сам с дочерью, оказался уникальным местом. Пересечение меридианов Вселенной давало миру, который образовался и окреп сравнительно недавно, определенное преимущество – там, как оказалось, проходила незримая грань между потоками Сущего. Жизнь и смерть в этом месте едва не соприкасаются, образуя незамкнутый круг, где начало и конец, противоположные по своей сути, создают некий предел, разделяющий и не дающий им сомкнуться. Именно сознательный переход сквозь этот предел позволил Игнариусу перевоплотить себя. Он стал больше чем магом, его темная сущность позволила увидеть то, что было недоступно живым существам.

 Игнариус, а не Иоанн почувствовал, уловил ту идею, что присутствовала здесь много лет назад. Он видел энергетическую связь, что соединяла корни могучих деревьев Контезы с паутиной Мироздания. Корни деревьев черпали энергию Вселенной, создавая начало невидимого обычному глазу коридора.  Для мага этот путь был невыносимо болезнен, для вампира – открыт и доступен.

 Они еще пару раз встречались - вне мира Нрада, конечно – тогда Игнариус рассказывал, что этот коридор создали уникальные твари много тысяч лет назад. Эти существа не должны были иметь плотного тела. Именно это оказалось для них роковым. Подобных существ, представляющих лишь энергетическую субстанцию, Игнариус встречал ранее, путешествуя в межмирье по сложным пентаграммам перемещения. Они питались жизненной энергией, получая ее через эмоции, а твари Контезы могли получать эту энергию только из крови живых организмов. Человек оказался наиболее предпочтительным лакомством – вот только ему и предстояло избавить Контезу от столь нелепого вида. Напоследок существа «наградили» людей срединного мира своими способностями, заразив нескольких охотников. Так же осталось и другое наследство: твари оказались настолько разумными, что начертали  некое подобие схемы пути между мирами. Игнариус смог расшифровать их письмена. 

 Гара знал, что его родственник слегка перенаправил энергетические потоки, излучаемые  лесом – теперь они стали получать питание сразу от двух энергопотоков – это и послужило началом Великой Болезни Солнечных Кедров. Но он пошел на риск - чего не сделаешь ради великой цели!

 Иоанн был рад находчивости Игнариуса, но… Именно с этого момента младший братец стал врагом номер один. Открывшаяся перспектива легкого пути по межмирью давала неограниченные возможности и власть, тому, кто будет этим владеть. Гара знал, что если бы Игнариус захотел, он бы отстранил старшего брата от первенства. Но этого парня подобные интриги не интересовали. А зря…

 От воспоминаний и размышлений Гару оторвали торопливые шаги нескольких людей. Кроме звуков человеческих шагов слышалось постукивание о каменный пол когтей огромного загана – животного, перенесенного из одного отдаленного мира. Эта милая преданная зверюшка обладала интеллектом собаки и силой тигра.

 Маг последний раз проверил схемы, начертанные на лучах пентаграммы – все выглядело безупречно… Сосредоточившись, маг начал по памяти читать длинное заклинание.

10. Песня жизни


 Гроза продолжала бушевать весь следующий день. Конь, не останавливаясь, гнал вперед, туда, где кончалась власть кедрового леса.

 Доз  не отходила от Тайлера. Его продолжало лихорадить.  Тайлер так и не очнулся ни разу за последние сутки.

 Марелиана видела, как жизнь стремительно покидает его с каждой минутой все быстрее и быстрее. Нельзя было ждать завтрашнего дня. В порыве сделать хоть что-нибудь она склонилась над Тайлером и положила на лоб мальчика свою серую от грязи ладонь. Вдох. Ее сознание совершило плавный переход в иное восприятие мира. Она вновь ощутила легкое тепло, исходившее от конверта с приглашением посетить дом родного дядюшки. Невидимая, едва ощутимая волна потекла по ее руке к телу мальчика. Дыхание Тайлера сделалось более ровным. Она сконцентрировалась на теплоте, идущей от письма. Ее разум очистился от мыслей, посторонние шумы незаметно стихли.

 Из тишины сознания девушки всплывали четкие слова. Марелиане оставалось лишь проговаривать их вслух. После каждого произнесенного слова в сознании всплывало следующее.

 Время потерялось для девушки. Ее мир сузился до ощущения слов, которые тонкой светящейся лентой соединялись с жизненной энергией мальчика.

 Чистый девичий голос проник в больной мир. Слова ее песни впитывались в воздух, проникали с каплями дождя в темную землю, даря неведомую этим местам  силу исцеления, что так жаждало все вокруг. Стив не слышал слов песни, но еле уловимая мелодия заставила его насторожиться. Вслушиваясь, он так же, как и все вокруг, ощутил момент необычной благодати. Вампир сам не понял, что это было, он лишь заметил, что на несколько минут все вокруг преобразилось: капли дождя неестественно засверкали синим сиянием, воздух наполнился ароматом весенних цветов, конь побежал чуть быстрее, высоко вскинув голову и с упоением вдыхая, ставший таким чистым, воздух проклятого леса.

 Когда поток слов прервался, сознание девушки вновь погрузилось в тишину.


 Тело Тайлера слегка потеплело, кожа на его лице утратила смертельную бледность. Вампиресса провела рукой по его спутанным непослушным волосам. Привычные мысли возвращались  к ней. Теплая волна, связывающая ее  и мальчика, медленно иссякла.

 Марелиана облегченно вздохнула. У нее получилось. Не зная как, и что это было, но она это сделала. Теперь у Тайлера появился шанс выжить.  Марелиана уткнулась лицом в  диванчик и  уснула.

 ***

 Было совершенно непонятно где заканчивается ночь и начинается утро. Низкие тучи темным туманом заволокли стволы кедров и их вершины. Дождь сменила назойливая морось. Стив легонько потянул вожжи, конь с явной неохотой остановился. Вампир беспокоился за своих спутников. Спрыгнув на землю он заглянул внутрь повозки. Доз спала сидя, неудобно пристроившись у изголовья мальчика. Тайлер все так же спал,  его дыхание было более ровным чем накануне вечером. Вампир отчетливо слышал слабые удары детского сердца.

 Укрыв Доз плащом, Стив, стараясь не шуметь, вернулся на козлы.

 - Ну что, дружище, еще немного. Солнце сегодня взяло выходной, воспользуемся же этим моментом.

 Вампир не мог слышать ответ Духа, но конь с готовностью потянул повозку дальше, по мокрой, заросшей дороге. Стиву оставалось лишь поражаться выдержке животного.

 Не прошло и двух часов, как показался край леса. Дорога в Солнечных Кедрах отличалась тем, что гигантские деревья, будто выстроенные в ряд полководцы, закрывали собой все, что находится позади них, чинно расступаясь у дороги. Карета выкатила на ровное поле. Проходящий здесь когда-то тракт за прошедший век затерялся в полях. Вдали виднелся обычный лес. С непривычки он казался похожим на фруктовый сад.

 Вырвавшиеся из лесного плена путники ощутили необыкновенную легкость и свободу.

 Стив остановил Духа. Хотелось насладиться этим моментом – самый сложный, как ему сейчас казалось, этап пути остался позади. Доз поднялась к Стиву. После двухнедельной скачки под куполами кедров ровная местность казалась пугающе просторной.

 - Ой, как много неба!

 Доз улыбалась, и ее улыбка  на миг заменила солнечный свет, который пока не спешил пробиваться из-под серого одеяла облаков.

 - Много, Доз. Даже несмотря на дождь. Представляешь, что чувствовали те люди, что жили  раньше в Солнечных Кедрах, когда выбирались на открытое место?

 - Представляю. - Доз озорно прищурилась, - Они просто офигевали на месте! – девушка видела, что ее сленг порой производит на вампира ошеломляющее впечатление. Вот как сейчас – он закатился от смеха.

 - Чтож, пусть так. Нам пора в дорогу. Днем тучи не спасут от солнца. Нужно как можно скорее добраться до леса.

 Конь нервно топтался; животное не понимало, почему люди его остановили – надо было спешить! Как только Доз разместилась рядом со Стивом на козлах, он самовольно рванул с места, срывая копытами землю со старой дороги.

 Дорога постепенно сошла на нет, карета катилась по неровной земле. Под днищем шелестела высокая трава. Подскакивая на кочках и валунах, карета рисковала в любой момент опрокинуться.

 - Перебирайся к Таю, - посоветовал девушке Стив.

 Мальчику сделалось хуже. Его опять лихорадило, изо рта вновь потекла желтоватая жидкость. Доз уложила  голову Тайлера себе на колени и вытерла его лицо рукавом.

11. Нападение


 Дорога, ведущая с юго-запада, шла по самой кромке леса. Дух скоро достиг ее. Карета последний раз качнулась и ровно покатила вперед  под ритмичное постукивание копыт и колес.

 Тайлер успокоился. Его тело горело от жара, одежда взмокла, но мальчик перестал дрожать, что уже было хорошо. Доз встала, подсунув под голову Тая сложенный плащ.

 Стив приостановил карету, услышав тихий оклик подруги. Девушка взобралась наверх. Вампир приветливо ей улыбнулся.

 - Как вы там?

 - Более менее.

 Девушка залюбовалась на предрассветное мрачное небо. В душе Доз зародилась надежда, что неприятности остались позади.

 Стив, казалось, думал о том же. До сих пор с трудом верилось, что они смогли за такое короткое время пересечь проклятые земли. Теперь, по его расчетам, их ожидала относительно спокойная дорога, ведущая к намеченной цели – Туманным Горам. Вампир посмотрел на спутницу. Бледная худоба оставила за время пути болезненный отпечаток в ее облике. Девушка выглядела уставшей и очень серьезной. Она пристально смотрела перед собой. Стив проследил за ее взглядом, его глаза остановились на лошади. Тело животного слегка поседело от пыли. Конь перешел на быструю рысь.

 - Он прощается с жизнью, - ровным голосом промолвила Доз.

 Вампир вздрогнул от неожиданного тона и слов подруги. Он вспомнил, как Доз рассказывала о просьбе коня.

 - Неужели, ты считаешь, что нужно выполнить его просьбу? – осторожно спросил Стив.

 - Да, - прозвучал все тот же ровный тихий голос.

 - А может подождать? Без него нам будет худо.

 - Он напомнил данное мною слово. И я… - тут голос сорвался.

  Доз подняла на Стива глаза, они блестели от слез. Расширенные зрачки, застилаемые слезами, казались черными пропастями.

 - Я не смогу, - наконец выдавила Доз терзающие ее мысли. - Должна, но не могу…

 - Все будет в порядке, - Стив притянул ее к себе.

 Доз уткнулась лицом ему в плечо, изо всех сил стараясь не расплакаться.

 Вдруг Дух споткнулся, а потом и совсем упал на дорогу. Через мгновение Доз со Стивом тоже потеряли равновесие и рухнули на землю. Тело Доз наполнилось сковывающей тяжестью, голова загудела от неизвестно откуда взявшегося шума, веки стали неудержимо смыкаться.

 Доз из последних сил не давала глазам закрыться.  Из-под ресниц она видела группу людей, приближающихся к ним. Люди словно перенеслись в этот мир с военной базы. Под формой цвета хаки угадывались бронежилеты, головы прикрывали темные банданы. Их появление вызвало легкий шок: «А эти откуда здесь?».

 С ними было существо, от одного вида которого Доз сделалось не по себе. Назвать его собакой, было бы неправильно, хотя передвигалось оно на четырех лапах, в рост зверь был чуть меньше коровы, огромную голову венчали небольшие рога. Темно рыжая длинная шерсть почти касалась земли. Но Доз в ужасе содрогнулась от глаз зверя - темно-бордовые, они смотрели прямо на нее, и что-то подсказывало девушке, что он чует добычу. Животное чуть приоткрыв медвежью пасть, шло в ногу с одним из членов отряда. Обнаженные клыки ясно давали понять, что мясо это естественный корм данного вида. 

 Переведя взгляд, девушка поискала глазами Стива. Вампир негнущимися пальцами пытался повернуть центральный камень на  диске амулета.

 Люди приблизились к ним настолько, что Доз уже могла видеть их ноги в высоких сапогах.

 Тяжесть покинула ее тело столь же внезапно, как появилась. Доз подняла голову, но тут в ее грудь уперся наконечник длинного копья. Почему-то у неё не возникло сомнений в том, из какого дерева он сделан. В тот же миг Стив вскочил на ноги и с размаху разрубил копье мечом на две половины.

 Доз отпрянула в сторону, поспешно поднимаясь на ноги. Раздался выстрел. Стив вскрикнул и согнулся пополам, но не упал. Тот, что напал на Доз, вскинул меч в намерении отрубить вампиру голову. Все произошло очень быстро. Она бросилась под ноги человеку,  тот потерял равновесие…

 Второй выстрел. Пуля попала ей в плечо, Доз не устояла на ногах. Как ни странно, пуля не причинила Доз больших неудобств. Рука лишь немного ослабла.

 Стив пронзил мечом одного из нападавших. Она увидела еще одного. Вынув свой меч и обхватив эфес двумя руками, девушка ринулась на него, но противник легко увернулся от удара и Доз, пролетев мимо, снова упала. Где-то рядом бился Стив, выстрелов более не последовало…

 Дух яростно вращал глазами и бил копытами, сражаясь наравне с вампирами. Ударом он сшиб противника Доз, повалив того на землю. Вампиресса подскочила к мужчине. Ее меч  полоснул по самому незащищенному месту – шее противника. Девушка обомлела. Мутнеющими  красными глазами солдат с ненавистью посмотрел на нее. Грозный рев позади… Доз повернула голову и увидела огромную зубастую тварь. От ужаса она отскочила в сторону.

 В этот момент разбитое в битве копыто коня ударило по амулету. Янтарный камень вдавился в глубину диска farvorа и потускнел. В тот же миг конь, Доз и Стив оказались прижатыми  к земле магией пришельцев …

12. Брат


 Доз не видела, что происходит вокруг, но внезапно наступившая тишина вызвала панику. Чудовищная звериная морда нависла над самым ее лицом. Оскал сотни острых, как бритва, зубов вызывал дурноту, в огромных бездонных глазах существа затаилось безумие. Марелиана чувствовала, как что-то концентрируется внутри нее, огромная сила требует выхода.

  И она ЗАКРИЧАЛА…

 Пронзительная волна звука вырвалась на свободу, с непостижимой силой уничтожая все живое на своем пути.

 Зверь был уничтожен в одно мгновение.  Поверженных воинов отбросило на несколько шагов от Стива, который оставался лежать  под тяжестью магического заклинания.

 Смертоносный звук внезапно оборвался. Гробовая тишина заполнила ее мозг, лишив его голоса мыслей. Все стихло.

 Через несколько минут возле кареты послышался шорох. Доз так и не смогла заставить себя открыть глаза, в полной тишине она услышала шепот Стива.

 - Активизируй амулет – он справа от тебя, - по всей вероятности, эти слова были обращены к Таю.

 Еще несколько минут ушли на поиски мальчиком амулета, после чего тяжесть отпустила, на мгновение дав ощущение невесомости, как при спуске в скоростном лифте.

 Доз приподнялась на локтях, стёрла с лица звериную кровь и со страхом в душе открыла глаза. Картина оказалось весьма живописной: Стив, ползущий на четвереньках к полулежащему на земле мальчику, до того измождённому и исхудавшему, тот напоминал маленький скелетик. Вокруг них земля, щедро удобренная кровью напавших.

 Поверженных врагов было шестеро. Возле одного из них валялся меч Доз. На поле боя лежал поверженный конь, с которого они не успели даже снять упряжь, неподалеку в кустах завалилась на бок карета.

 Девушка, пошатываясь, поднялась с земли. Горло раздирало от боли. Невольно обхватив руками шею и медленно переступая через тела, она подошла к друзьям. Те с удивлением и некоторым опасением смотрели на нее.

 - Ты это как… сумела? – наконец выдавил Стив.

 - Не знаю, - одними губами проговорила девушка.

 - Садись, Доз, - Стив осторожно взял её за руку и усадил рядом с Тайлером, а сам поднялся.

 Четверо воинов были убиты, двое оставшихся оглушенные, лежали лицом вниз без сознания.

 Стив осмотрел противников.

 - Ребята хорошо подготовились к встрече. Некоторые амулеты я вижу впервые, хотя парочка боевых светлых мне знакома. Хм-м... эти штучки производят впечатление…

 С этими словами вампир опустил себе в карман еще несколько небольших предметов овальной формы размером поменьше farvora.

 - Доз, ты не знаешь, что это такое? – и Стив показал пистолет.

 - Знаю, - кивнула девушка, - пистолет. Это оружие из моего мира.

 - Из него он ранил меня, - вампир жестом указал на человека с темно-желтой кожей и длинными черными волосами, - слабое оружие.

 - Да, - ответила Доз с усмешкой, голос постепенно возвращался к ней, - странно, что он не прихватил что-нибудь помощнее, автомат хотя бы, а лучше уж сразу ракетную установку.

 Вампиру эти слова ничего не говорили.

 - Так или иначе, они ждали именно нас. Ладно, вроде все теперь чистые.

 С этими словами Стив наклонился над одним из выживших. Тот вздрогнул, когда зубы вампира прокусили кожу на шее, после чего вновь обмяк. Стив пил с такой жадностью, что кровь человека закапала на землю, а, попадая на кожу вамира, она впитывалась, как в губку, не оставляя и следа.

 Не в силах больше сдерживать чувство голода, Доз подошла к тому, кто стрелял из пистолета. Желтым цветом кожи он отличался от других. Вампиресса  склонилась над ним. Человек открыл глаза. В них читалось недоумение.

 - Ты? Но как? Значит, Иоанн ошибся… Постой…

 Но Марелиана уже не слушала его, почти бессознательно она вонзила зубы в шею жертвы. Он замолчал…

 Вновь пьянящее парение… вновь наполняющая ее жизненная сила. Никогда еще девушка-вампир не испытывала такого захватывающего счастья от поглощения живой энергии из крови. Казалось, что этот хлещущий поток ранее принадлежал ее существу, и теперь, всасываясь, занимал свое место в высушенном теле, пробуждая его своим появлением. Вечность, пьяный дурман в каждой клетке, каждой частице тела, и солоноватый вкус сока жизни во рту…

 Неожиданно поток силы утянул ее за собой, и Марелиана осознала себя в другой реальности. Она будто переместилась в центр светящейся сферы. Перед ней стоял человек, чью жизнь она сейчас впитывала в себя.

 Марелиана не на шутку испугалась и попыталась отстраниться, Но человек схватил ее за руки и притянул к себе, почти обнял.

 - Не делай этого. Если связь прервется, я не успею ничего рассказать тебе.

 Марелиана готова была поклясться, что не только слышит голос человека, но и ощущает запах его тела, чувствует его.

 - Это магия, Марелиана. Это наша магия. Мне жаль, что последняя из великого Рода оказалась в забвении. Но твоих сил хватит, чтобы все исправить. А сейчас слушай.

 А что ей еще оставалось?

 - Я Гара, один из Рода Братьев и твой брат. Послушай меня – для тебя это очень важно! Мой Род испокон веков меняет мироздание, в основном для своих целей, и только изредка - из желания помочь отдельным мирам. Род Сестер никогда не одобрял наших действий. Твои прародительницы стремились постичь тайны Вселенной и слиться с ней в гармоничное целое. Их магия была направлена на поддержание гармонии природы, её естественной магии. Конечно, они были могущественными ведьмами, но их основной целью было продолжение жизни, какой бы она ни была. Наши пути разошлись, мы расстались враждебно. Сейчас, когда моя душа покидает физическое тело, я осознаю нелепость этого. Я хочу, чтобы ты осознала себя. Последняя из Рода должна уравновесить силы Двух начал. К сожалению, я понял это только сейчас.

 - Но как? Что могу я?

 Вопрос сорвался непроизвольно. Марелиана не просто слушала речь Гары, его слова отображали образы давно минувших лет, она как наяву видела трех сестер, покидавших огромный особняк в окружении великолепных садов и золотого песка.

 «Вы не понимаете! - возмущенно кричала одна из женщин, - создавая вот так новый мир, вы нарушаете равновесие, и вы знаете, к чему это приведёт!».

 «Они могут создать новую Вселенную, - задумчиво произнесла вторая женщина, - она выглядела старше остальных и была, в отличии от сестер, спокойной и задумчивой. - но без нашей помощи им не справиться." 

 «Но разве они будут слушать наши советы? Или, может, примут нашу помощь?! -  крикнула высокая сестрица с длиннющей, почти до самой земли, косой. - Для этого необходимо стать Творцами, а в их понимании это слишком большая жертва.»

 Картина сменилась. На поляне среди цветов лежали две сестры – уже в преклонном возрасте - вокруг них шумела жизнь: пели птицы, стрекотали насекомые, в шелестящей траве играли солнечные зайчики. Но Марелиана видела: они покидают этот мир. Но можно ли назвать это смертью? Женщины просто уходили из бытия, медленно исчезая. Рядом сидела третья сестра. Ее коса, все такая же длинная, только заметно поседевшая, была расплетена, под волосами притаилась юная девушка. Мать и дочь молча провожали их в Вечность.

 Затем Марелиана увидела сотворенный мужчинами новый мир – он все же пошатнул равновесие Вселенной, но не так сильно, как предрекали Сестры. Гара будто вел Марелиану по бесчисленным лабиринтам дома, показал ей лицо своего отца и братьев дома Нрада.

 Особое внимание он уделил последнему – его глаза сверкали в полутемном помещении круглой залы – центра этого небольшого мира. Суровое лицо покрывала легкая сеть морщин, и это придавало выражению особую мудрость … и опасность. Жесткость, с какой мужчина смотрел вперед, словно сквозь девушку, вызывала трепет.  Марелиана интуитивно понимала, что этот человек не просто ощущает себя Главой своей семьи, он жаждет стать Центром Вселенной. И он мог им стать – вокруг него собралось столько силы, что Марелиана с трудом могла смотреть на него.

 - Это Иоанн. Он любит править,– тихо пояснил Гара.

 - Мое время вышло, девочка, - голос Гары оставался твердым.

 Марелиана заглянула в глаза Брата: они излучали спокойствие, но смотрели  с грустью.

 - Если я выживу здесь, он все равно убьет меня. Скрыться от Иоанна я не смогу. Я ухожу из жизни без сожаления, дорогая. Надеюсь, что смог хоть немного помочь тебе.

 - Прости меня, Гара. Я не хочу убивать тебя. Я никого не хочу убивать!

 Голос девушки сорвался, она едва сдерживала слезы.

 - Ты не убиваешь меня, глупышка, а освобождаешь. И это правильно. Я устал. Тебе предстоит пережить еще много испытаний, но ты справишься. Я в тебя верю, сестренка. И не бойся ничего. Береги своих друзей, это главное. Я рад, что отдаю свою жизненную силу Сестре. А сейчас оставь меня. Последний глоток моей жизни должен принадлежать другому вампиру. Меньше всего хочу навлекать на тебя какое-нибудь родовое проклятье. Ты чиста передо мной. 

 Мир иных ощущений обрушился на вампирессу. Она осознала, что продолжает сидеть на земле, склонившись над Гарой. Как  при поцелуе, Марелиана отстранилась от того, кого принято считать жертвой. 

 - Допей, - тихо произнесла вампиресса.

 Стив в недоумении посмотрел на нее, но от угощения не отказался. Он не мог знать, что в этот момент творилось в ее душе.

 Доз, еще находясь в состоянии легкой эйфории от переизбытка энергии, скользнула взглядом в ту сторону, где сидел Тайлер. На миг она оторопела. В глазах ребенка отражалось превосходство, радость и насмешка одновременно. Этот взгляд не принадлежал одиннадцатилетнему мальчику. Раньше, чем Доз успела понять в чем дело, Тайлер потерял сознание.

13. Исцеление


 Стив подошел к Тайлеру и поднял  на руки, по-отечески прижав мальчика к себе.

 - Ты говорила, что сможешь вылечить его, - тихо сказал вампир и осторожно передал ей ребенка. - А я пока приберусь здесь.

 Доз с сочувствием оглянулась на коня. От увиденного в душе что-то оборвалось. Конь уже был не в состоянии подняться с земли. Он полностью исчерпал запас своих сил.

 «Дух», - позвала Марелиана.

 «Иди, тебе нужно спасать мальчика, - отозвался конь. - Я больше ничем не могу вам помочь».

 Из глаз Марелианы потекли слезы, оставляя за собой тонкие светлые дорожки на щеках.

 «Ты вывел нас из леса. Ты спас мне жизнь во время битвы, ты дрался как герой. Прощай, Дух. Спасибо тебе за все».

 «Прощай, Марелиана», - он тихо опустил голову на землю.

 Девушка не хотела, чтобы Стив видел ее слезы. Кроме того, ей не хотелось видеть, как ее друг будет здесь прибираться… Ускоряя шаг, она направилась по дороге туда, куда звал ее ветер.

 Она уходила прочь от дороги, туда где стройные березы ласково лепетали с соседками осинками, а низкорослые  кусты позволили оплести свои разросшиеся ветки  дикому хмелю. Трава здесь, несмотря на осеннюю пору, оставалась сочной и яркой, начинающие покрываться золотом листья на деревьях еще не успели укрыть ее своим лоскутным покрывалом. Марелиана слышала журчание бурной речки, протекающей по этим землям и несущей свои потоки дальше на запад.  Девушка пошла к воде.

 Солнце поднималось над землей, лаская ее своим светом, пусть и не ярким из-за низкого, затянутого облаками, неба.  Марелиана натянула поглубже капюшон. Девушка старалась не думать о том, что сейчас делает Стив. Разговор с загадочным человеком, назвавшим себя Гарой, казался ей недавним сном – почти нереальным. Слишком много событий и переживаний навалилось на нее. А впереди была цель – спасти мальчика. Что-то в душе говорило, «ты можешь». И она знала, главное сейчас - не терзать себя сомнениями, а  довериться своему внутреннему голосу.

 Неожиданно что-то на поляне  привлекло ее внимание. Изгнав из головы лишние мысли, девушка полностью перешла в мир иного восприятия - окружающие ее звуки приобрели иной смысл, привычные краски мира сменились на более яркие, более глубокие оттенки.  Марелиана безошибочно определила те особенные растения, которые были сейчас нужны. Они же, почувствовав девушку, способную слышать лес, зашептали:

 « Мы спасем его, если ты доверишься нам. Доверься нашей силе…»

 Она стала бережно срывать длинные скрученные усы растения. Марелиана видела, что каждый ус озаряется лучом света, их венчики также сияли. Сила, сконцентрированная в каждом из таких лучей, больно жалила ее глаза ярким бело-голубым свечением. Но девушка старалась не обращать на это внимания, как и на то, что ее руки покрывались  солнечными ожогами. Здесь, на этой же поляне, Марелиана нашла невзрачное растение, скромно украшенное небольшими  цветами. Но сила, хранящаяся в корне, внезапно обожгла пальцы девушки, почти с такой же силой, как и солнечный свет.

 « Твоя сила нужна умирающему. Прошу, спаси его», – взмолилась девушка.

 Ответ растения был слышен ей одной.


 Стараясь не повредить дающий жизнь корень, Марелиана вырыла его из земли.  Бережно перенесла она свою добычу в тень на берегу речки, заросшей раскидистыми  ивами и камышом.

 За спиной Марелианы зашуршали кусты. Стив подошел к ней и заботливо накинул  на плечи плащ.

 - Солнце уже высоко, будь осторожна, - тихо, с нежной заботой в голосе, произнес он.

 У девушки не было сил ответить.

 Она обернулась и благодарно улыбнулась ему. Стив уже перенес Тайлера на берег реки и уложил на траву под ивами. Доз одобрительно кивнула. Стив не знал, что в этом месте сосредоточена энергия, чуть больше нежели в окружающем пространстве – это свидетельствовало о скрытой здесь магической силе. Мальчик незаметно для обычного взгляда принял в себя силу этого места… Его сердце забилось чуть ровнее…

 - Я могу что-нибудь сделать?

 Больше всего на свете ему хотелось сейчас помочь подруге. Доз выглядела измученной, ее большие серые глаза неестественно блестели. В эти минуты она казалась болезненно хрупкой и незащищенной.

 - Разведи огонь и найди, в чем можно сварить траву, - тихо ответила она, и, отвернувшись, начала осторожно счищать землю и верхнюю кожицу с собранных ею кореньев и трав.

 Стив развел небольшой костер, смастерил удобный навес над ним, а металлическую флягу преобразил в довольно приличный казанок, срезав горлышко и чуть видоизменив его легко гнущиеся стенки. Набрав из реки воды, он, с чувством выполненного долга, залез в густые заросли. Спустя минуту вампир  уже спал. 


 Марелиана с особой осторожностью очистила корень, на листе лежали аккуратно нарезанные стебельки и усики других растений.

 Оставалось самое главное. Девушка откинула назад спутанные волосы, поправила капюшон,и медленно выдыхая воздух, сконцентрировалась на конверте. Она дождалась, когда мысли уйдут. Лишь когда полная тишина заполнила ее сознание, Марелиана начала слушать.

 Окружающий мир сузился до нескольких метров, которые постепенно заполнились оранжевым свечением   от костра и горсткой стебельков, листьев и корений, каждый из которых теперь представлялся отдельно живущим организмом, обладающим волей и осознанием себя в этом мире.

 Пальцы Марелианы осторожно коснулись растений, приняв в себя их знания и силу, а  растения приняли ее руки, передав им свою волю. Тело девушки, лишенное мыслей и ведомое чужой волей, теперь подчинялось им…

 Солнце клонилось к закату.  Юная врачевательница утратила чувство времени.  Знания и воля, передаваемые растениями, оставались единственно важными для нее.

 Марелиана вдохнула в себя воздух, наполненный горьким привкусом испарений. Она приблизилась к мальчику, который пребывал в беспокойных болезненных снах. Девушка склонилась над больным ребенком и осторожно подняла лист лопуха, на который незадолго до этого положила приготовленную мазь.

 Мир вновь стал сужаться вокруг нее, очерчивая свои грани чернеющей бездной. Теперь она больше не видела физического тела мальчика. Перед ней находилось энергетическое существо, очень яркое, очень сильное. Она наблюдала это прежде – человек преображается в подобие светящегося кокона, состоящего из потоков энергий, постоянно движущихся, и связанных с чем-то огромным, что, наверное, и есть Вселенная.

 Оболочка измученного болезнью мальчика, истончилась, местами яркие потоки энергии проходили через едва заметную преграду.

 Зачерпнув мазь, она приложила ее к самому слабому месту, где терялось наибольшее количество жизненной силы. Центральный энергетический канал проходил так близко, что угроза для жизни мальчика была очевидной. Она потратила волшебную мазь на самые страшные «раны». Пришло время восполнить энергию этого существа.

 Со стороны это выглядело так: приподняв голову мальчика, девушка тоненькой струйкой, почти по капле вливала в его приоткрытый рот темную жидкость.

 Марелиана наблюдала, как лечебный отвар, проникая внутрь, вливается в энергетические потоки человеческого тела, придавая им более насыщенное золотистое свечение.  С последними каплями с  мальчиком  стало происходить нечто странное. Его энергетическое тело  вдруг сжалось и стало напоминать туго сплетенный клубок.

 Марелиана инстинктивно отстранилась от  Тайлера.

 Энергетические волокна все сжимались и сжимались, пока неожиданно резко не распрямились в длинное ровное полотно из яркой энергии, на поверхности которого появилось серое существо, похожее на жука, вызвавшее в девушке глубокую неприязнь. Но изничтожить мерзкое создание у Марелианы не хватило духу.

 Она, как завороженная, наблюдала за уходящими в бесконечность энергетическими волокнами, только что бывшими человеческой сущностью. Марелиана знала, что теперь Тайлер меньше всего походил на человека, хотя все еще не могла видеть его физического облика. Энергетические потоки Тайлера то окутывали «жука», будто желая задушить, то с силой пытались отбросить его от себя. «Жук» оплетал своими «лапками»  жизненные волокна, оставляя тлеющие сероватые полосы, пытаясь вобрать в себя свежую энергию. Но теперь Тайлер стал сильнее во сто крат и, даже теряя силы в борьбе с инородцем, он побеждал. Постепенно «жук» стал тускнеть. Поединок продолжался до полного растворения «жука».

 Когда от его серого «тельца» ни осталось даже тени, светящиеся волокна вновь вытянулись так, что их окончания утонули в темнеющих гранях пространства, а затем плавно стали оборачиваться вокруг себя. Постепенно они приняли форму первоначального шарообразного сосуда. Только теперь оболочка восстановилась, энергетическое тело светилось невообразимыми красками, которых нет в привычном мире. Постепенно преобразования сущности Тайлера завершились.

 Завороженная девушка наблюдала со стороны. Ее существо трепетало, она чувствовала свои потоки, сила (какой бы необычной она сейчас не казалась) отнюдь не была столь совершенной.

 Мир вновь стал заполняться звуками, первыми из которых было легкое дыхание мальчика. Марелиана направила всю свою волю на возвращение в привычное восприятие.

 Девушке показалось, что она взлетела высоко над землей. Лес с высоты казался ей крошечным темным пятном, сквозь него вилась узенькая лента речки, нить дороги обозначала его границу.   Вдали она различила неведомые ей холодные земли…

 На этом ее видения оборвались. Она уснула.

14. Подготовка к охоте

 Если это когда-то и было миром одного из сильнейших кланов магов, где всегда царила величественная тишина, то теперь все изменилось до неузнаваемости.

 В зале первородных теперь собирались не только родственники – все чаще проходили Советы между магами, специалистами по направлениям: магического перехода, управление низшими сущностями, ответственных за энергетические ресурсы. Иоанн настаивал на доставке больших сил в срединный мир по коридорам и захвате тех, кто уничтожил отряд Гары.  


 Вновь заработали лаборатории, где исследовались взаимодействия разнонаправленных магических сил. По рекомендации Совета, производилось усложнение структурных подразделений низших существ.

 Иоанн впервые за многие годы ощутил себя поистине главой Дома. Его кровь кипела от прилива адреналина, мысли обрели ясность, появилась новая цель. Он знал своего врага, и теперь он будет готовиться ко встрече с ним, однако его страшила некоторая неопределенность со стороны племянницы. Он не знал, как будут эволюционировать магические способности последней из Рода Сестер. Нити судьбы подсказывали наличие неразрывной связи между его главным врагом и этой девочкой.

 Трудность заключалась в одном – перенестись в Контезу. Через недостроенный коридор большими отрядами могли перемещаться лишь неорганические духи и нежить. Рисковать членами семьи и способными магами он больше не хотел. Сейчас необходимо было восстановить врата, чтобы обеспечить проход вампирам. Но это требовало времени и огромных затрат энергии. После аварии, спровоцированной девчонкой, отключился один из энергоблоков.

 Первым делом нужно отправить небольшие отряды нечисти в те миры, куда распространялось их влияние. Сделать это необходимо аккуратно, не привлекая к себе внимания, для этого неорганические твари подходят лучше остальных. Лишь в  трех мирах живут существа, умеющие распознавать и бороться с демонами и прочей нечистью. Туда придется отослать три группировки  воинов-магов, замаскированных под местных жителей.

 Глава дома Нрада знал, что выследит своего врага в любой точке Вселенной. В любой, кроме Контезы. Главное, было известно куда тот направляется. Тайлер – какое нелепое имя. Иоанн зло ухмыльнулся. Как бы его не звали, под какой бы внешностью он не прятался, скоро мышеловка захлопнется. На этот раз ему не помогут даже друзья-маги – его излюбленное укрытие больше не принадлежит этому необычному миру.

 Однако недооценивать врага Иоанн больше не смел.  Накануне ночью маг, скрывающийся под личиной ребенка предстал перед ним во всей красе. Этот паршивец сразу почуствовал, что за ним наблюдает око форицинта и простым заклинанием щита скрыл себя и своих попутчиков от вездесущих лучей. Единственное, что не переставало радовать Иоанна - это освобождение от вековой клятвы. Девчонка лишила жизни одного из своих братьев, а это являлось прямым нарушением договора.

 Смерть Гары  расстроила главу Дома, но не настолько, чтобы не суметь извлечь из этого выгоду. Духи, демоны и прочие, не обладающие органическими телами твари, просто души не чаяли в своем покровителе, беспрекословно выполняя любой приказ Гары. И теперь у них появилась цель – месть убийце. Кроме того, у Иоанна имелся туз в рукаве – его великие творения, но им еще не пришло время раскрыться. Это его надежда, о которой в Доме знал только Гара. Глаза мага на миг потеплели: его будущее растет, и теперь никто не встанет на его пути.

 У Гары остался сын. Санар поклялся отомстить за смерть отца, и это было очень даже кстати. Если прежде парень не проявлял большого интереса к процессу строительства коридоров, то  теперь он не покидал площадки с пультом управления главного Сектора.

 Сам по себе Санар был одаренным мальчиком, но при этом все свои силы отдавал изучению живых сущностей. Иоанн знал, что племянника прежде пугала идея в один прекрасный момент променять жизнь на смерть, стать одним из тех, кого во всех мирах называли нечистью. Санар, в отличие от отца, ненавидел всех этих безликих существ, что уже сотню лет обитали на нижних уровнях Дома, работали в разных секторах строительства коридора.

 Молодой маг боялся и ненавидел черных мессий. Хотя, по мнению самого Главы, это были милые, со своеобразным чувством юмора, ребята.

 Их тела пережили необычную мутацию, настолько удивительную, что звались они людьми только по привычке и неизменного внешнего облика. Работа у неовампиров была весьма ответственная и деликатная – добывать истинную живую энергию, которую могли дать только невинные души, коими чаще всего являлись дети. Они справлялись с этой работой как нельзя лучше. Зона деятельности мессий с каждым годом расширялась, за последнюю сотню лет она охватывала 84 мира, а это почти все три сектора и прилегающий  центральный мир.

 Иоанн склонился над приборами. Счетчики регистрировали стабильное поступление энергии из 60% точек связи.  Мало. В данных условиях необходимо довести показатели до 80%. Он набрал и отправил сообщение в управление связи. Ответ пришел незамедлительно: около пятидесяти мессий были готовы выполнить задания.

 Маг приблизился к шару.

 - Покажи готовность рядового состава, - сумрачным голосом приказал он, усилием воли расслабив дергающуюся  мышцу около глаза. Нервы не выдерживали напряжения, но прибегать к магии по таким пустякам он не любил.

 Созданные световыми лучами изображения наполнили комнату: высокие и вечно молодые, в прошлом принадлежавших к виду людей, широкие в плечах и умеющие завладеть вниманием любого смертного. Людишкам по всей Вселенной так нравиться тараторить о своей избранности, создавая при этом всевозможных божков, имена которым они придумывают в основном сами. Но что они есть перед творениями мрака? И людишки покоряются этому творению, хотя на самом деле мессии - лишь орудие, подчиняющее их волю и служащее проводником к накопительной энергосистеме Вселенной Иоанна.

 - Распредели по пятеро на нижний сектор А, начиная с седьмого квадрата, - произнес Иоанн, – и троих определи в центральный сектор, в Контезу, пусть возьмут одно подразделение демонов.

 Его распоряжения были приняты. По четкому изображению, идущему от форицинта, можно было увидеть, как вампиры, сбиваясь в кучки, проходили к коридорам. Трое из них направились в  противоположную сторону - им для перемещения требовались заклинания. Начерченные Гарой пентаграммы были еще пригодны к применению. Санар лично подправит и внесет необходимые изменения, и через неделю они переместятся к месту недавней трагедии.

 Иоанн отвернулся от шара и накрыл его ладонью - образы исчезли. Темнота заполнила зал. Он сел в кресло и позволил своему телу полностью расслабиться, впитав в себя покой и мрак.

15. У озера


 Доз проснулась от ласкового прикосновения: кто-то слегка дотрагивался до кончика ее носа. Она приоткрыла глаза. Стив низко склонился над ее лицом.

 - Ну наконец-то, - прошептал он, отстраняясь. -  Ты справилась с лекарством?

 - Ага, - сонным голосом пробормотала она. Кожа, особенно на спине, пощипывала, а руки как будто налились свинцом.

 - Как Тай?

 - Надеюсь, в порядке. Я сделала все, что могла. Вроде...

 Доз с тревогой поглядела на мальчика. Он крепко спал, дыхание его оставалось глубоким и ровным, болезненная бледность отступила.

 - Нам нужно уходить. Пойдем сквозь лес. Ты не против?

 - Давай, - согласно кивнула девушка и медленно поднялась с земли.

   Стив положил «котелок» в сумку и все так же шепотом спросил:

 - Ты можешь идти?

 - Конечно могу, - пожала плечами Доз, поправляя на себе плащ и куртку.

 - Давай сюда плащ. До утра он тебе не понадобится.

 Доз стянула с себя одежду мессии и отдала Стиву.

 - Тая будить?

 - Нет, не стоит. Я понесу его на руках, а ты неси вещи.

 Доз бросила недовольный взгляд на увесистый мешок. Но Стив был прав: парню сейчас нужен сон, вряд ли он выдержит длительный переход по ночному лесу.

 Вампир взял на руки спящего мальчика и зашагал вглубь леса.

 Несколько часов до рассвета вампиры шли, не разговаривая друг с другом. Стив не знал, что увидела Доз, когда лечила мальчика, но взгляд  у нее был отрешенный, она шла, не глядя по сторонам.

 Стив погрузился в свои мысли. Доз редко рассказывала о себе, с ее слов, она не ведала о своих способностях, и у вампира зародилось подозрение, что девушка многого не договаривает. Стив чувствовал, что эти люди ждали именно ее. Но как они смогли узнать об их приближении? Он собрал богатый урожай амулетов, в основном предназначенных для обнаружения и обезвреживания нечисти.

  Было очевидно, что силы амулетов вполне хватило бы для того, чтобы сжечь их дотла, но после пережитого в церкви отца Антуана, действие святой магии на него ослабло. Он постоянно думал о том, какой силой обладает его спутница. Ничего подобного он раньше не видел и тем более не слышал. Возможно, если бы под действием «светлых» амулетов он не оказался прижатым к земле, то не шел бы сейчас по лесу со спящим мальчиком на руках. И Тайлер в нужный момент не подвел. Как, в его-то состоянии, он нашел силы выбраться и сообразить, что нужно делать?

 Создавалось впечатление, что провидение ведет и охраняет его маленький отряд. Причем спутники ему достались далеко не простые. Вампир не знал, почему так важно доставить Тайлера к Туманным Горам. В том, что они ДОЛЖНЫ это сделать, он не сомневался, но объяснить свою уверенность никак не мог. Стив взглянул на хрупкую девушку, идущую впереди. Добрая улыбка промелькнула на его лице. Как же Доз сейчас напоминала  его сестру! Такая же упрямая, сильная и вместе с тем маленькая и беззащитная.

 Доз шла куда глаза глядят. Вокруг шептались деревья. Они то недовольно гудели, то делали вид, что им нет до вампиров никакого дела.

 На рассвете путники вышли к небольшому озеру. С его поверхности поднимался пар. Доз с восхищением смотрела на это зрелище.

 - Там гейзеры. Вода  здесь всегда теплая, - пояснил Стив, опуская мальчика на землю.

 - Я слышала о таком, но видеть не приходилось.

 - Укрой Тая. Тебе и самой надо бы передохнуть.

 Доз вынула из мешка свою одежду и плащ, а сам мешок зашвырнула в кусты. Укутав мальчика, она подошла к воде. Стив тем временем принялся обустраивать плотный навес на дневку.

 Девушка стянула с себя грязные, пропитанные кровью, штаны и куртку, одела старые джинсы и завернулась в плащ. Вода и в самом деле была на удивление теплой. Смыв с лица и рук грязь она, как могла, постирала одежду и развесила на ветвях близрастущих деревьев.

 Стив с удивлением наблюдал за действиями спутницы – ему и в голову пришло постирать одежду.

 Солнце неуклонно поднималось из-за леса, его яркие лучи  кое-где пробивались сквозь листву.

 Доз еще раз осмотрела  Тайлера. Мальчик крепко спал. Она проверила его пульс: он бился  медленнее, чем положено, но это не вызвало серьезного повода для беспокойства.

 - Сколько он еще проспит? – раздался голос Стива откуда-то из леса.

 - Не знаю, - честно призналась Доз и зевнула. - У тебя местечко найдется?

 - Иди, тебе местечко всегда найдется.

 Доз колебалась секунду. Перспектива провести день, лежа рядом с ним, отозвалась в груди странным щекочущим трепетом, но кожу уже начало жечь (куртка не давала необходимой защиты от утреннего света). Девушка быстрыми шагами направилась к вампиру.

 Она приятно удивилась, увидев  уютное «гнездышко» Стива. Он смастерил в зарослях багульника небольшой, но плотный шалаш из ветвей, лоз ползучего хмеля и длинной осоки. Здесь было немного тесно, но вполне безопасно.

 Доз села рядом со Стивом и обхватила руками колени.

 - Ты неважно выглядишь.

 - Спасибо, приятно слышать, - язвительно отозвалась девушка, - а еще я смертельно устала и хочу спать.

 Демонстративно отвернувшись от вампира, она закрыла глаза и моментально уснула.

 - Надо же, не обманула, - сам себе сказал Стив, после чего, обняв ее рукой за талию, погрузился в тревожную дремоту.

 Вампир проснулся первым. Солнце тусклыми косыми лучами стелилось по земле. Неподалеку слышался плеск воды. «Скорее всего, это Тайлер»,- подумал он. Мальчик и в самом деле сидел на берегу озера.

 - Привет, дружище! Тебе уже лучше?

 - Лучше, но все еще хочется спать.

 - Это не страшно. Наверное, снадобья Доз так действуют.

 Тайлер подозрительно посмотрел на Стива.

 - А ты уверен, что это – ее имя? – спросил он.

 - О чем это ты?

 Тайлер помотал головой.

 - Так, ни о чем. Кстати, Стив, а что произошло с Духом и теми…

 - Я себе этот вопрос уже второй день задаю. Наша чудо-девочка что-то такое сотворила, - Стив выразительно развел руками.

 - Я почти ничего не помню.

 - И не мудрено. Честно говоря, мы уже начали терять надежду, что ты вообще выкарабкаешься.

 Тайлер некоторое время пристально смотрел на затянутую поволокой пара гладь озера, после недолгого молчания тихо произнес:

 - Это было как сон.

 - Что? - автоматически переспросил Стив.

 - Все. Шепот со всех сторон и ее тень…

 - Кого, Доз?

 - Марелианы, - еле слышно произнес мальчик, - и еще чья-то... того, что жило во мне. А потом я умер…

 Стива обдало волной холода.

 В этот момент за спиной послышался хруст веток. Вампир резко обернулся. Облокотившись о дерево, неподалеку стояла Доз и пристально смотрела на Тайлера. Что-то в ее взгляде не понравилось Стиву. Но  девушка, опустив свои серые глаза, как ни в чем не бывало, подошла к мальчику.

 - Как ты, Тай?

 - Лучше…Доз, - парнишка чуть запнулся, - намного лучше.

 - Я очень рада, - искренне произнесла  девушка и крепко обняла его.

 Внутренним зрением она увидела другого Тайлера… Все такой же яркий, как и накануне, но девушка с удивлением обнаружила, что силу мальчика, рвавшуюся наружу, удерживала незримая мощная преграда. Человек, которого она сейчас обнимала,  был абсолютно здоров. Он представлял собой безмолвную, тихую силу.

 Доз убрала руки с его плеч.

 - Ну что, пойдем? – голос Стивена был непривычно строг.

 - Пойдем, - согласно кивнул Тайлер и поднялся с песка.

 Доз поглядела на таящую за лесом багряную линию и сбросила с головы капюшон, лучи заходящего солнца легко коснулись ее кожи, но не причинили ей вреда.

 - Нет, ребята. Сначала я предлагаю искупаться, - и, не дожидаясь возражений, скинула с себя плащ и джинсы.

 Осторожно, с почти болезненным сожалением, она вытащила из-под футболки письмо и спрятала его в складках плаща.

 - Что это? – с интересом спросил Тайлер, наблюдая за тем, как она прячет конверт.

 - Ничего. Это личное.

 Мальчик кивнул, давая понять, что раз так, это его не касается.

 Доз медленно шагнула в теплую воду, пар легким туманом сразу окутал ее.

 Наслаждаясь теплым прикосновением воды и удивленно-восторженным взглядом Стива, который откровенно рассматривал ее, девушка отошла чуть дальше от берега и полностью погрузилась в облако пара. «А ведь я почти одета!» – весело подумала она и поплыла к середине озера.

 - Я тоже хочу купаться! – воскликнул Тайлер и, в отличие от девушки, скинул с себя всю одежду. Разбрасывая вокруг фонтаны брызг, он с шумом бросился в воду.

 Стив один остался на берегу. Лезть в воду в одежде не хотелось, хотя в стирке она, конечно, нуждалась, а нагишом он не смел, все-таки ему уже далеко не одиннадцать лет.

 Доз и Тайлер с наслаждением плескались в воде. Стив завидовал им обоим. Неприятное покалывание пальцев правой руки отвлекло его внимание от купающихся. Уголок конверта выглядывал из складок плаща, пальцы Стива случайно коснулись его. Вампир осторожно вынул конверт, но надписи были ему непонятны. Стив положил его обратно, поправив складки плаща. Пальцы еще некоторое время сохраняли неприятное болезненное ощущение.

 - Стив! – услышал он крик Доз, - хватит хандрить, полезай в воду!

 - Мне и тут неплохо!

 - Полезай сам, или хуже будет! – смеясь, припугнула его девушка.

 - Не хочу!

 - Мы тебя предупреждали! – засмеялся Тайлер.

 Держась  за руки, они с шумом выбрались на берег.

 Стив невольно залюбовался подругой. Мокрая футболка прилипла к ее изящной тонкой фигурке, обтянув юную упругую грудь. Мокрые светлые волосы блестели в свете заходящего солнца, придавая ее облику что-то мифически нереальное.

 Когда Стив понял, что они задумали, было уже поздно. Доз и Тайлер вплотную подбежали к нему, ловко подхватили и потащили к воде. Вода неприятной тяжестью наполнила его одежду. В следующее мгновение его с головой окунули в воду.

 Это было действительно веселое купание. Слишком давно, а точнее сказать, за последнее столетие,  Стиву не было так хорошо. Он вновь ощутил себя живым и свободным. Счастье и любовь к своим спутникам буквально захлестнули его.

 Лес наполнился веселыми криками, смехом, визгами и плеском воды. Лишь когда ночь уже полностью вступила в свои права и глухая тьма окутала лес, троица выбралась на берег и распласталась на траве. Тайлер быстро натянул на себя одежду, зубы мальчишки отстукивали чечетку. Доз отдала ему свою куртку, которая за день успела высохнуть. Несмотря на осеннюю прохладу, вампиры практически не ощущали холода. Мокрая одежда доставляла некий дискомфорт. Настроение у всех троих было приподнятое.

 Неторопливым шагом троица нырнула в темную бездну леса, встретившую их настороженным вниманием. Тайлер незаметно  и естественно протянул свою ладошку Стиву и доверчиво поплелся за ним.

16. Полет бабочки


 Прошла неделя их странствий. На день вампиры сооружали себе шалаш, иногда просто прятались в тени деревьев или густых зарослях, скрываясь под плащами. Ночью они вновь продолжали путь. Нередко Стиву приходилось нести Тайлера на руках, когда тот засыпал.

 Небольшие широколиственные леса постепенно сменялись темными чащобами. Идти становилось все сложнее. Порой приходилось перелезать через поваленные грозой, поросшие мхом стволы деревьев, спускаться в затянутые жгучими травами овраги. Впрочем, на вампиров крапива и другие растения не действовали, а Тайлера в таких случаях Стив нес на спине. В гущу леса порой даже днем не проникали солнечные лучи, и путники  не останавливались на дневки, если хватало сил.

 Во время пути Стив потихоньку обучал Доз боевым искусствам, показывал приемы боя на мечах, учил метать ножи. А кроме того, рассказывал о применении Зова, который  не  ограничивался приманиванием жертвы. Но у Стива не было возможности продемонстрировать свои способности на человеке: он не мог рисковать жизнью Тайлера. Доз пробовала применять Зов и Антизов на крупных животных, находящихся на большом расстоянии от нее. Она оказалась на удивление способной ученицей.

 Мальчик с интересом слушал их разговоры о способностях вампиров и потихоньку обучался боевым искусствам у Стива. Здесь его успехи удивляли даже учителя, но и Доз изо всех сил старалась не уступать мальчишке.

 Марелиана стала все чаще прислушиваться к лесу. Он таил в себе немало опасностей, но пока вокруг было спокойно. Однажды девушка почувствовала, что на их след напал тигр. Он был голоден, и увидел в путниках свою добычу. Стив применил  Зов, и вампиры выпили жизнь зверя.

 Девушка боялась агрессии со стороны леса, но напрасно. Только, когда Стив разводил костер, лес начинал устрашающе шипеть. Впрочем, это могла слышать лишь она.

    На двадцатый день их пути, во время привала, Стив дождался, когда Тайлер отойдет и не сможет услышать их разговора, присел рядом с Доз. Она разделывала тушку белки.

 - Попробуй выяснить, где мы, - тихо попросил  он.

 - Мы что, заблудились? – удивилась Доз.

 Все это время Стив вел свой небольшой отряд очень уверенно, как будто имел при себе карту и компас.

 - Не знаю. По моим расчетам, мы должны были уже подойти к дороге, идущей вдоль леса. Она тянется с запада, а дальше сворачивает на север. Возможно, мы и в самом деле заблудились, - все это он произнес спокойным голосом, словно и не ожидая от нее ответа.

 - Круто, - только и смогла сказать Доз.

 Шатание по лесу уже успело ей порядком надоесть. С каждым днем становилось все прохладнее. На Тайлере была очень легкая одежда, и он мог простудиться, да и все на нем истрепалось так, что местами зияли дыры.

 - По-твоему, я должна снова перенести сознание в тело птицы?

 - Доз, нельзя ли как-нибудь по-другому разведать дорогу? Твою птицу, я боюсь, могут выследить. Не хочу рисковать понапрасну.

 Доз пожала плечами и задумалась. Потом встала и отошла в сторону.

 - Другой способ, возможно есть, но вот достоверность результатов не гарантирую, - тихо, себе под нос, пробурчала она.

 Вампир сделал вид, что не расслышал ее последней реплики. Он чувствовал, что она все сделает правильно. Так было всегда.

 Девушка решительно отказалась от мысли просить помощи у животного мира леса. После прощания с Духом она по-другому стала относиться к живым существам, осознав, что за их услуги и дружбу надо платить еще большей заботой и дружбой. Она понимала, что сейчас не может дать им этого. Теперь Доз полагалась только на себя.

 Утро выдалось пасмурное. Днем пошел дождь, струи преодолевали сильно поредевшие кроны деревьев и холодными потоками стекали к земле. О том, чтобы продолжить путь, не могло быть и речи, все они слишком устали. Втроем путники соорудили плотный шалаш, который мог защитить их от дождя. Собравшись вместе друзья грелись, спасаясь от той влажной прохлады, что обычно сопровождала осенний лес. Они  улеглись на мягкую колющуюся подстилку из сосновых веток. Монотонное постукивание капель дождя по веткам шалаша действовало убаюкивающе.

 Стив спал по обыкновению крепко и без сновидений. А вот его спутникам в этот день приснился один и тот же сон.

 Засыпая, Марелиана вспоминала, как в детских снах совершала захватывающие  путешествия по родным лесам. Порой во сне она уходила далеко за их пределы, туда, где могла видеть совсем другой мир, наполненный разноцветными, мигающими огнями, которые, словно светлячки, метались где-то далеко внизу в странном симметричном танце. Маленькая Марелиана испытывала трепещущий страх перед ними, но не могла оторваться от этого зрелища, ровно как и приблизится к ним, чтобы понять, что же это такое.

  Девушка, как в детстве, дождалась, когда сознание потеряет контроль над разумом. Но именно в тот момент, когда беспорядочный сон попытался завладеть ею, она усилием воли вспомнила о себе и своей цели, а потом воспарила над мокрым лесом. Скрытые тяжелыми облаками солнечные лучи озарили Марелиану. Девушка вздрогнула в ожидании боли, но солнце было не властно над ней, так как ее истинное тело находилось в тени.

 Она осторожно переместилась на несколько метров, ощутив волнующее состояние парения над землей. Постепенно овладевая навыком нового способа передвижения, она стала набирать скорость, уносясь все дальше на северо-восток…

 Тайлеру казалось, что он уже спит, но тут что-то больно кольнуло ему руку. От неожиданной боли мальчик дернулся и открыл глаза. То, что он увидел, заставило его забыть о руке. Над лесом летела не птица. Ее тело было окружено чарующим светящимся ореолом, руки потерявшие четкие контуры, чем-то походили на крылья. Доз (приглядевшись, он узнал ее) легко взмахнула ими и исчезла. Тайлер рванулся за ней. Его ноги повисли без движения, руки, подобно рукам Доз, расправились, превратившись в крылья, тело наполнилось необычайной легкостью. Мальчик подался вперед, и легкий порыв ветра понес его вслед за девушкой-птицей.

 Марелиана летела над зеленым лесом, пока темно-бархатная от сосновых верхушек поверхность не сменилась светло зеленой мягкой волной. За лесом начинались просторные поля, за ними – яркие цветные домики. С высоты птичьего полета они казались сделанными из пластилина и расставленными в четком порядке.

 Девушка подалась к ним и через мгновение повисла над «пластилиновой» деревней. Вокруг каждого домика росли яркие осенние цветы. На огородах трудились мужчины, одетые в простые серые куртки и женщины в длинных ярких платьях. На крылечках и во дворах домиков играли дети, некоторые кружились возле взрослых, пытаясь помочь. Где-то лаяли собаки. По чистым аккуратным улочкам бегали чумазые, но веселые ребятишки, резвясь и разгоняя домашних птиц. Из открытого окна одного из домов лилась мелодия перебираемых струн.

 Марелиана опустилась на небольшую лужайку у домика на краю деревни. Здесь царила атмосфера доброжелательности и веселья. Ощущение беззаботной благодати наполнило ее чувства.

 Из-за забора показался и медленно поплыл к ней полупрозрачный образ дряхлого старика.

 «Кто ты?» - спросил он на языке ветра.

 «Марелиана», - она была крайне удивлена.

 «За чем ты пришла сюда?»

 «Я… я ищу верную дорогу».

 «Ну что ж, - печально произнес старик, - ты нашла ее… - он вздохнул и на глазах состарился еще больше. - Это плохое предзнаменование, очень плохое. Я чувствую приближение бури».

 «Мне уйти?»

 «Конечно, нет. Ведь ты еще не пришла», - старик устало улыбнулся, как умеют улыбаться лишь старики, и растворился в воздухе.

 Марелиана поднялась в небо и полетела обратно, к лесу. Она так и не заметила большого белого мотылька, который прятался за фруктовыми деревьями и наблюдал за ней…

17. Дорогой дождя


 Очередное утро не предвещало сухой и теплой погоды. На небе еще затемно сгрудились тучи, ветер крепчал, колыша верхушки деревьев.

 Впрочем, вампирам такая погода давала определённое преимущество - можно было идти без остановок на дневки. Это значительно сокращало расстояние между ними и конечной целью их путешествия.

 Доз показала Стиву направление, которое смогла проследить во сне. Пока вампиры перешептывались, Тайлер сидел в сторонке и делал вид, что ему их разговоры совсем не интересны.

 - Я не знаю точно, сколько времени займёт дорога. Может неделю, может больше, - объясняла Доз.

 Стив продолжал допытываться.

 - Вспомни точнее. У меня создается впечатление, что ты ни в чем не уверена.

 - Если ты такой умный, сам ищи дорогу, - огрызнулась девушка.

 - Чего вы спорите? - вмешался в разговор Тайлер, - Доз права, нужно идти на восток. Через неделю доберемся, может и раньше.

 Вампиры удивленно обернулись на паренька, тот лишь загадочно улыбнулся. Бросив взгляд на девушку и дожевав последний кусочек мяса, он начал деловито собираться в дорогу. Вампиры переглянулись и тоже последовали его примеру. Днем снова зарядил протяжный монотонный дождь. Стив вновь принял решение идти, не останавливаясь.

 Дождь не переставал лить. Казалось, струи воды отстукивают ритм под звуки шагов путников. В обуви неприятно хлюпало, и они тонули в мокрой, покрытой желто-коричневой листвой земле. Вампиры вынужденно сбавили темп. Вода стекала по капюшонам, по полям шляпы Доз, попадала на лицо, отчего становилось неприятно сыро и холодно. Девушка окончательно смирилась с тем, что ее полусапожки безнадежно протекают, да и промокшую насквозь шляпу пришлось снять.

 Тайлер около полудня уснул, удобно устроившись на спине у Стива. Доз пришлось тащить потяжелевшую от сырости (или так ей казалось от усталости) сумку. Не сбавляя темпа, вампиры вошли в ночь. Шли они молча, чтобы не тратить силы на разговоры, шум воды, казалось, стал неотъемлемым спутником в их путешествии по мокрому лесу. До самого утра Тайлер ехал верхом  на Стиве. В легких кожаных сандалиях ему было просто не пройти.

 За ночь погода улучшилась: по крайней мере, дождь медленно, но верно сменялся мелкой изморосью, а к рассвету совсем затих, хотя деревья все еще продолжали удерживать воду на своих почти полностью пожелтевших кронах.

 Измученные дорогой друзья практически упали прямо на мокрую землю, Доз зарылась лицом в опавшие листья и застонала.

 - Есть хочу, - хрипло провыл Стив.

 У Доз не было сил произнести эти слова вслух, она просто с жадностью голодного зверя мысленно прощупывала местность, ища поблизости живое существо из плоти и крови…

 - Я тоже есть хочу, - захныкал, напомнив о себе, Тайлер.

 - А вот тебя я сейчас и съем! – изобразил страшный оскал Стив (благо, это не составило ему труда), схватил за ноги визжащего мальчишку, и начал его щекотать. Тайлер заливался хохотом.

 Доз посмеялась над ними, потом её что-то отвлекло. Она почувствовала близость будущей жертвы. Применив Зов вампира, она зацепила зайчонка, притаившегося  неподалеку в кустах. Зверек  успел почувствовать опасность и рванулся в сторону, но Зов настиг его. 

 Небольшой, серый зайчонок выпрыгнул из травы. Его ничего невидящие глаза с покорностью смотрели на Доз.

 - Мой! – хором закричали Стив и Тайлер, все еще пребывая в игровом настроении.

 - Какой пухленький, - мурлыкнула Доз и взяла зайчонка на руки.

 Зверек сам потянулся к ее губам. Вампиресса не могла больше сопротивляться искушению, и с жадностью вонзила зубы в пушистую шкурку. Жизнь зверька, неровно вибрируя, перетекала в нее. Сущность вампирессы принимала жизнь, несовместимую с ее, что вызывало в ней легкую тошноту. Черта смерти быстро приблизилась. Девушка отстранилась от мокрой шкурки, и обворожительно-невинным взглядом посмотрела на своих спутников. Выражение лица Стива напоминало голодного ребенка, у которого на глазах съели конфету. Тайлер же улыбался во весь рот. Процесс питания вампиров стал для него вполне обыденной вещью.

 - Стив, разведи огонь. Доз будет готовить мне еду, - по-деловому, изо всех сил сдерживая улыбку, произнес он.

 Девушка  залилась звонким смехом. Стив решительно поднялся на ноги и направился в лес.

 - Нет уж. Сначала я поем, а потом Доз будет жарить тебе еду, - бросил он на прощание.

 Тайлер в ожидании присел на сумку.

 Девушка уже представляла, какой пир ему предстоит - она уже чувствовала, как неподалеку бродит молодая лосиха. Доз с завистью смотрела ему вслед.

 - Ну что расселся? А кто будет зайцу шкуру обдирать?

 - Ты, - спокойно произнес мальчик.

 - Как же, щас.

 Доз достала из-за пояса метательный нож и бросила его к ногам Тайлера. Нож вошёл в мягкую землю по самую рукоять.

 - Хочешь зайчика откушать - умей и шкурку ободрать, - назидательным тоном произнесла она.

 - А ты?

 - Я зайца уже поела, - пожала плечами Доз и отвернулась.

 Ее сейчас больше беспокоили сапожки – ноги насквозь промокли, внутри хлюпала вода. При более внимательном рассмотрении она пришла к выводу, что им уже ничто не поможет. Подошва левого наполовину отклеилась, отчего тот принял вид пасти голодного крокодила, правый разорвался по шву.

 - Да уж, - печально произнесла Доз, - может, Поль Мариолли и хороший портной, но как сапожник он никудышный.

 Надев снова обувь, она подошла к Тайлеру. Парень за это время успел несколько раз проткнуть ножиком тельце зверька, и теперь, зажав его между коленями и вцепившись в шкурку, изо всех сил тянул ее на себя.

 - Ну ты силен! – смеясь, Доз отобрала окровавленную тушку у юного потрошителя. - Вытри руки и учись, пока я жива…

 Тайлер послушно,  с видимым облегчением отер руки о траву и сел рядом.

 Когда Стив вернулся, зверек был порезан на аккуратные кусочки, аппетитно разложенные на листе растения, по величине напоминающего лист лопуха.

 - До сих пор огонь не развели?

 - В этом деле мы - пас, - призналась Доз.

 Пытаться разводить костер в промокшем насквозь лесу она не бралась.

 Через некоторое время Тайлер, аппетитно чавкая, поедал мясо, закусывая съедобными корешками, собранными Доз. Когда очередь дошла до боярышника, вампиры уже мирно спали на разложенных плащах, скрытые от света густой пожелтевшей травой. Тучи постепенно расползались, солнечные лучи начали медленно прогревать мокрую землю.

  Тайлер осторожно, чтобы не разбудить, вытащил из-за пояса Доз пару ножей и стал тренироваться в метании. Когда вампиры проснулись, мальчик крепко спал, прижавшись к Стиву. Два метательных ножика торчали в дереве, в центре начерченного угольком кружка.

 Впереди их ждали еще три ночи пути.

 Вечером, на четвертые сутки вампиры и мальчик вышли к небольшой деревеньке. Стив издали почуял неладное и замедлил шаг.

 - Что там? – насторожилась девушка.

 - Не знаю пока. Вроде все чисто, хотя церковь там, само собой, есть. Я привык остерегаться людей.

 - Тогда пошли, - подбодрила друга Доз.

 Перспектива по-человечески отдохнуть казалась ей сейчас очень привлекательной.

 Когда троица подошла к воротам деревни, в окнах нескольких домиков уже горели тусклые огоньки свеч и лучинок.

 Стучать не пришлось. Ворота распахнулись, и навстречу путникам вышел старец с длинной бородой, с его плеч свисал поношенный балахон. В пожилом человеке Доз и Тайлер сразу узнали старика из сна, только этот вовсе не был призрачным, а был вполне реален.

 - Я ждал вас еще два дня назад, - скрипучим старческим голосом вместо приветствия произнес он.

 Все трое настороженно смотрели на него. Старик пристально изучал их взглядом.

 - Странная компания, - наконец заключил он. - Не думал, что вампиры могут парить во сне. Ох, не думал…

 Старик развернулся и пошел обратно к темнеющим невдалеке домикам. Путники, обескураженные встречей, остались стоять на месте, не зная, что им дальше делать.

 - Ну что же вы, идите за мной, - позвал их старик. - Или правду говорят, что вампиры без приглашения не входят в дом?

 - Вы нас уже пригласили, - первым подал голос Стив.

 - Пригласил, пригласил, на свою беду. Раз так оно велит, - хрипло проскрипел старик.

 - Кто? – почти хором спросили Доз и Тайлер.

 Старик ухмыльнулся.

 - Сердце, - загадочным тоном ответил он.


Оглавление

  • Часть II. Один путь на троих
  • 1. Начало пути
  • 2. Ночной разговор
  • 3. Новый день
  • 4. Проклятие Солнечных Кедров
  • 5. Недобрый путь
  • 6. Дух
  • 7. Болезнь
  • 8. Врата
  • 9. Магия перемещения
  • 10. Песня жизни
  • 11. Нападение
  • 12. Брат
  • 13. Исцеление
  • 14. Подготовка к охоте
  • 15. У озера
  • 16. Полет бабочки
  • 17. Дорогой дождя