Я наблюдаю за тобой (fb2)

- Я наблюдаю за тобой (а.с. Зовущие эхо-1) 506 Кб, 263с. (скачать fb2) - Айше Лилуай

Настройки текста:



Чтобы изменить документ по умолчанию, отредактируйте файл "blank.fb2" вручную.

 История, которую рассказал Океан...

 Я позову тебя, эхо уснувшее,

 Ты мне ответишь, и время минувшее

 Встанет из пепла

 и с песнею ветра

 В сердце вернется ко мне.

 В каждый свой зов всю Вселенную вкладывать,

 Душу свою так жестоко обманывать,

 Тешить, как прежде,

 фальшивой надеждой…

 Вот моя жертва тебе.


 Сердце заблудшее, эхо зовущее,

 Спутало нити… Былое, грядущее,

 Черное, белое, мнимое, сущее

 В жизни единой сплелись.

 В душу впивались осколки холодные.

 Больно.

 Куда же ты, сердце свободное?

 С воем набросились тени голодные.

 Вот и расколота жизнь.


 Отзвуки эха то звонче, то глуше…

 Уши закрой и не слушай, не слушай!

 Прочь уходите, не спящие души!

 Прочь колдовство и обман.

 Прочь прогоняю я эхо манящее.

 Прошлое – мертвым,

 живым – настоящее.

 Лоскуты рваные памяти проклятой

 Пусть заберет океан.

Пролог

«Будь океаном, и ты освободишься».

Анхель де Куатьэ, «Маленькая принцесса».



 Норвергия, 1059 год.

 В просторном гроте, темноту которого освещали лишь несколько факелов, раздался пронзительных крик. Звук этот будто тонким лезвием порезал слух собравшихся, и казалось, что ударила молния, хоть небо за пределами пещеры было ясно, и океан спал.

 - Именем конунга приказываю: убейте ребенка! – прозвучал суровый повелительный голос.

 Он принадлежал высокому статному мужчине с курчавой светло-рыжей бородой, которая покоилась на стальном рыцарском панцире. Глаза человека сверкали, и словно осколки льда блестели холодные голубые зрачки, на лице же застыло жестокое каменное выражение.

 Это было лицо того, кто не ведал жалости.

 - Нет! – дико закричала молодая черноволосая женщина, которая сидела, окровавленная, на каменном столе и прижимала к груди новорожденное дитя. – Нет! Прошу, только не ее!

 Остальные женщины – их здесь было около двадцати – молча обступили свою подругу, ненавидящими глазами глядя в лица собравшихся вокруг палачей, и бледные губы их шептали невнятные слова – должно быть, проклятия. Чего они хотели? Отсрочить смерть ребенка, чтобы он мог разделить их общую участь и умереть с честью?..

 - Молчать, ведьма! – рявкнул человек с бородой. – Твой жалкий звереныш – такое же сосредоточение зла, как и ты!

 Молодой солдат уже приблизился к кольцу женщин, чтобы отнять ребенка от груди матери, и пленницы зашипели, будто дикие кошки, и, ощетинившись, стали скалить зубы. Однако стоящий доселе в тени седой старик, в таких же доспехах, что и остальные инквизиторы, и с накинутой на узкие плечи бардовой мантией, подошел к предводителю и негромко ему сказал:

 - Послушай, Торсвог, к чему тебе кровь ребенка на руках? Знаю, что тобой руководит вера и преданность государю, знаю, что предателей нужно покарать… Но подумай: эта девочка может быть нам очень полезна, если воспитать ее как следует.

 - А как же кровь гадюки-матери в ее жилах?

 - Не волнуйся за эту кровь. Я сам воспитаю девочку, сам! Уж мне-то можешь довериться.

 Седовласый Свенгор – очень мудрый и властный человек. Сам конунг его боится.

 А Торсвог – хоть и великий воин – не догадывается о том, что хитрый и алчный старик жаждет власти, а маленькая ведьма, ох, как поможет ему добраться до трона!

 И судьбоносная рука дергает Торсвога за язык, и, подняв руку с открытой ладонью, он коротким возгласом останавливает солдата.

 Свенгор величественной поступью приближается к шипящим по-змеиному ведьмам, и глаза его глубже океана. Вид его, спокойный и непреклонный, внушает осужденным пленницам больше ужаса, чем мечи солдат и ярость Торсвога и его соратников.

 Дрожа и скуля, расступаются затравленные волчицы перед стариком, и он подходит к молодой матери.

 - Отдай мне свою дочь, ведьма, и я позабочусь о ней, - спокойно, но в то же время властно говорит Свенгор, протягивая вперед свои страшные морщинистые руки с пожелтевшей от старости кожей.

 Женщина сомневается.

 - Нет, сестра! – визгливым, срывающимся голосом кричит одна из самых старших пленниц. – Не отдавай кровь и плоть свою, дитя великого Ангтора, в лапы этих клятвопреступников! Дочери героя должно умереть достойно!

 Свенгор смотрит на говорившую с безразличием, и руки его все еще протянуты к новорожденной.

 - Лучше пусть твоя дочь умрет вместе с нами, сестра! – подхватывает другая ведьма. – Это должно быть великой честью для нее и для тебя! Пусть умрет!

 Но мать переводит взгляд на ребенка, и в ее глазах, наполненных слезами, впервые за долгое время светится нежность. С тяжелым вздохом она обращается к Свенгору:

 - Возьми ее, старец. Назови ее Торой. И будь с ней добр.

 Старик берет девочку на руки и, решительно разворачиваясь, шагает прочь.

 - Нет! – кричат женщины. – Позор! Принять помощь от одного из них! Отдать дочь Ангтора на воспитание жалким псам! Позор! Позор!

 - Молчать! – приказывает Торсвог, с яростью вращая горящими глазами в глубоких глазницах. – Пусть начнется казнь!

 Свенгор уходит из грота с ребенком на руках и не смотрит назад.

 Он сотни раз видел, как сжигают ведьм, и ему неинтересно, что сейчас будет происходить внутри пещеры.

 И вот старик уже стоит на берегу океана и смотрит на волнующуюся поверхность воды, и ветер треплет его длинные седые волосы, и небо падает… падает…

 Дикие крики гнева и боли доносятся из-за спины. Гулкое эхо, что многие века бродит по пещере, лишь усиливает их.

 Маленькая Тора плачет.

 - Тише, тише… - успокаивая ребенка, шепчет Свенгор. – Спи, дитя Омганга[1]

Часть первая  Я НАБЛЮДАЮ ЗА ТОБОЙ


Глава 1

 1878 год

 Небо сурово нахмурило свои седые брови-облака, глядя в холодные синие глаза Северного Ледовитого океана. Было сыро и тихо. Только слышалось, как волны, гонимые мощными течениями, шипя, бурля и пенясь, разбиваются о серые скалы.

 Пронизывающий до костей ветер раскачивал лодку и пускал по поверхности воды крупную рябь. Передернув плечами и поплотнее закутавшись в меховой тулуп, Стеин вновь схватился за весла и сильными резкими взмахами направил свое маленькое суденышко к узкому входу в залив.

 Здесь, за воздвигнутыми водой и временем воротами фьорда, между двумя каменными стенами, нависающими над океанской гладью, молодой норвежец чувствовал себя как дома. Поэтому он замедлил ход лодки и повел ее зигзагами, любуясь, как правое весло врезается в волны. Наконец, причалив и втащив свою неизменную сосновую спутницу на береговую гальку, Стеин встряхнулся и зашагал вдоль кромки воды, с наслаждением проводя озябшими пальцами по влажным шероховатым скалам, кое-где покрытым пушистой порослью зеленого мха.

 Свободная рука его лежала в кармане и теребила маленький самодельный талисман из цветных камешков, собранных много лет назад у горного ручья. Теребила – пряча в тесном кармане все огромное нетерпение, все волнение, разрастающееся в душе Стеина с каждым новым шагом.

 - Сегодня я опять ее услышу, - бормотал он себе под нос. – Сегодня… Еще раз… Как и тогда…

 Так, нашептывая подобную непонятную ерунду, он довольно скоро добрался до широкой расселины, продолбленной здесь шумной и стремительной рекой. Цель его – огромная ниша в скале – лежала чуть выше по течению, однако пока путник остановился, чтобы смыть с сапог вязкую грязевую жижу…

 И услышал откуда-то из глубины ущелья невнятный женский шепот.

 - Мама? – Стеин резко обернулся в ожидании… Он сам не знал, чего ждал…

 В любом случае, его подстерегало полное разочарование: чуть выше по течению реки, на скользком мокром валуне сидела маленькая, худенькая девушка, смуглая и темноволосая, что было совсем нехарактерно для здешних людей, коренных жителей Финнмарка (а это, как известно, самая северная фюльке  Норвегии). Девушка была очень легко одета, волосы ее растрепались, а темные глаза смотрели на Стеина совершенно дико, в то время как бледные губы, почти такого же цвета, как кожа, продолжали что-то бессвязно нашептывать.

 Стеина передернуло, когда он случайно поймал ее невидящий, стеклянный взгляд.

 - Эй! Ты чего тут делаешь? – Он помахал перед незнакомкой руками. – С ума сошла? Околеешь ведь совсем!

 Странная девушка пропустила его вопрос мимо ушей, зато ее тонкие губы искривила жутковатая ухмылка.

 - Ты звал свою мать? – спросила она, прищурившись. – Сегодня ты ее не услышишь… Она не придет.

 И, словно забыв про Стеина, она откинула назад голову, подставляя лицо под мелкие капли только что начавшегося дождя, и радостно заболтала босыми ногами, как беззаботный ребенок, чем окончательно взбесила стоявшего напротив нее молодого человека.

 - Совсем сбрендила от холода, - проворчал он. – Ты откуда взялась? До лодки дойдешь сама, а? Слышишь?

 Говоря так, Стеин мысленно возносил молитву к небесам, чтобы эта сумасшедшая куда-нибудь волшебным образом исчезла и не мозолила ему глаза. Ведь самым неприятным обстоятельством было то, что сидела она как раз на его пути к пещере, где он, возможно, опять услышит голос матери… А проходить мимо этого страшного создания Стеин решительно отказывался.

 - До какой еще лодки? – возмущенно спросила девушка и гордо выпрямилась. – Ты надумал заманить Валькири в свой суетной мир? Ну уж нет! – Девушка стукнула крохотным кулачком по ноге. – Валькири не нужен такой мир, Валькири будет жить в своем!

 И она рассмеялась, и весело, и безумно в одно и то же время, потом вдруг резко замолчала и вновь стала безмятежно смотреть на небо да ногами болтать. Выглядела она при этом, как будто накануне сбежала из какой-нибудь лечебницы для душевнобольных, и Стеина снова передернуло.

 - Она не придет. Иди к своей лодке.

 Молодой человек сплюнул на землю и, резко развернувшись, поспешил обратно, туда, где оставил свое судно.

 - Ненормальная, - буркнул он, когда уже взялся за весла.


 Добравшись до деревни, Стеин направился прямиком к маленькому деревянному домику у самой окраины. Решив не стучать понапрасну в дверь, он подошел к окну и без всяких церемоний крикнул:

 - Кэйа! Ты дома?

 Изнутри послышался какой-то шорох, за которым последовал негромкий мужской голос:

 - Дорогая, твой брат как всегда…

 - Не вини его за это, Андор. – Женщина, говорившая это, судя по всему, приближалась к двери. – У него просто такая манера звать меня.

 Мужчина за дверью, по-видимому, сказал что-то еще, но Стеину до этого не было никакого дела: в тот момент дверь слева от него скрипнула, и на крыльцо вышла высокая светловолосая девушка – его сестра.

 - Стеин! – Она просияла, проворно сбежала с крыльца и расцеловала брата в обе щеки. – Что-то ты давно не заходил к нам.

 Стеин сделал вид, что не особо растрогался от нежностей сестры. Он едва заметно поморщился и немного ворчливо ответил:

 - Ты же знаешь, я не пылаю огромной любовью к твоему мужу, Кэйа. Да и он от меня далеко не в восторге. – Он бросил недовольный взгляд на дверной замок. – Прошло почти десять лет, а я до сих пор не могу привыкнуть, что ты живешь за чужой дверью… Я… я в твою дверь в жизни стучать не буду! Чтобы я у Андора еще просил разрешения увидеться со своей младшей сестрой? Ну уж нет!

 - Ну, ладно тебе, успокойся, - улыбнулась Кэйа. – Когда-нибудь ты все равно поймешь, какой он прекрасный человек и как мне повезло, что я попала в такую добрую и дружную семью. Порадуйся за меня хоть раз, Торстеин Норсенг.

 Она всегда называла брата полным именем, когда расстраивалась от его резких слов, а уж если и фамилию добавляла… Значит, вот-вот прорвется обида, значит, пора смягчать тон, Стеин…

 Он усмехнулся.

 - Эх, добрая ты у меня душа, сестренка. Знаешь, твоему Андору чертовски повезло, что ты согласилась выйти за него, так что он должен быть благодарен небесам!

 Глаза Кэйи лукаво заблестели – верный знак. Идем в правильном направлении, Стеин. Ее настроение мгновенно улучшилось, и можно уже брать быка за рога.

 Стеин набрал в грудь побольше воздуха и на одном дыхании произнес:

 - Я сегодня плавал во фьорде.

 Поспешил. Кэйа с легким раздражением вздохнула и отстранилась от брата.

 - О, нет, Стеин, в который раз тебя прошу, не затрагивай эту тему, хорошо? Это больше не мой мир. Все. Точка.

 - Почему? – недоумевал Стеин.

 Она устало смотрела ему в глаза, плечи ее поникли.

 - Ну, в который раз за десять лет ты задаешь мне этот глупый вопрос? – прошептала она.

 - Я сбился со счета, - спокойно отвечал он. – Но все равно не перестану задавать его тебе, пока ты не дашь мне достойного ответа.

 - Теперь мне другое дороже, - смело, с вызовом бросила Кэйа. – Удовлетворен?

 - Нет. Нельзя навсегда похоронить в душе истинное чувство, пусть даже обретя счастье в ином. Ты не могла просто так изменить своей любви к океану, к скалам, к морскому ветру, к воле… Ты сама изменилась.

 Кэйа молча смотрела на брата. Долго, терпеливо, не опуская глаз. Потом твердо произнесла:

 - Да, Стеин, ты прав. Я изменилась. Но, может быть, я просто повзрослела, стала женой, матерью… Ты хоть когда-нибудь по-настоящему осознавал это?

 Стеин отвел взгляд и устремил его туда, где когда-то стояла крохотная деревянная лачуга, в которой он с сестрой провел свои ранние годы, самые светлые годы…

 - А может быть, ты просто потеряла веру? - тихо вымолвил он.

 - А ты? – Кэйа взяла лицо брата в свои ладони и осторожно повернула к себе. Взгляд, который она вложила в его глаза, был мягким и ласковым. – Быть может, я и перестала верить, но ты… То, во что веришь ты, похоже на сказку… Ты снова слышал ее… там?

 Стеин помрачнел еще сильнее.

 - Нет, - пробурчал он, опуская глаза. – Нет, сегодня я ее не услышал. Хотя очень хотел.

 Кэйа настойчиво подняла его подбородок.

 - И ты плаваешь туда каждый день и… просто ждешь ее? Ты ждешь, что она вернется к тебе и вернет твое счастливое прошлое? В это ты веришь, Стеин?

 - Да.

 Кэйа отступила на шаг, и в ее взгляде выразилось глубокое сожаление, а она мотала головой из стороны в сторону, словно говоря: «Нет, нет, нет…»

 - Мамы нет, Стеин. Она ушла навсегда, а вместе с ней ушла и прежняя Кэйа. Прости.

 Она еще раз поцеловала брата и быстро вошла в дом, мягко прикрыв за собой дверь.

 Какое-то время Кэйа еще стояла, замерев, у окна и наблюдала исподтишка за Стеином…

 - Мама, от кого ты прячешься за занавеской?

 Она вздрогнула и, отскочив от шторы, развернулась лицом к обладателю этого тоненького голоска – ее девятилетнему сыну. Мальчик стоял посреди коридора, держа в руках свой еще не обутый на ногу ботинок, и, удивленно моргая глазами, смотрел на Кэйю.

 - Там дядя Стеин, Болдр, - улыбаясь, ответила девушка. – Эээ… Но он уже ушел, милый, ты опоздал, - поспешно добавила молодая мать, видя, что ее дитя уже собирается с сияющим лицом и радостным криком выскочить на крыльцо.

 Они друг в друге души не чаяли – Стеин и его маленький племянник, несмотря на неприязнь первого к отцу Болдра, Андору Халворсену. Неприязнь эта, впрочем, распространялась и на всех членов семьи Халворсенов, начиная со старого ворчливого Фолки и заканчивая сумасбродной дикаркой Келдой. Но помешать Стеину обожать Болдра это не могло, ведь Норсенг упорно видел в мальчике исключительно сына своей любимой сестры и с небывалым упрямством отказывался признавать в нем черты Халворсена. В былое время они частенько проводили вечера вместе. В былое время – до тех пор, пока Андор не отправил сына в школу, и в тот день, одному Богу известно, как отчаянно ругал своего шурина Стеин.

 Кэйа быстро обернулась и выглянула в окно: брат ушел, и она, тихонько вздохнув, обратилась к Болдру:

 - Погода на улице сегодня просто чудесная, милый. Иди-ка погуляй на свежем воздухе, а мама хочет немного отдохнуть…

 Мальчик посмотрел на мать, недоуменно подняв кверху одну бровь.


 Тем вечером Стеин никак не мог уснуть, все ворочался, перекатывался с одного бока на другой, зажмуривался, словно желая прогнать головную боль, снова открывал глаза и пялился без цели в потолок…

 Она была для него всем, его сестренка. Между ними была разница всего в один год, но старший, Торстеин всегда считал себя обязанным защищать свою Кэйю от всего плохого, что только может быть в жизни…

 Их мать исчезла почти двадцать лет назад, когда Стеину было девять. Ушла к заливу – и не вернулась. Через несколько месяцев отец умер с горя… Она у него осталась одна, родная, милая, маленькая сестренка Кэйа…

 И что теперь?

 Не выдержав давления проклятой бессонницы, Стеин встал, оделся, вышел на крыльцо, залитое слабым голубоватым сиянием убывающей луны, и зажег керосиновую лампу, что висела под навесом. Потом уселся поудобнее на деревянные ступени и тяжело вздохнул.

 Упрямые глаза, которые никак не желали поддаваться успокоительному сну, были неподвижны и наблюдали за тем, как ночные мошки слетаются на скупой свет керосиновой лампы. Мысли были где-то далеко, там, где свирепые волны вздымаются над недвижными скалами и с оглушительным грохотом обрушиваются вниз, а миллиарды брызг устремляются в голубое небо, словно вдогонку испуганным чайкам. Там, где встречаются вода и камень, когда сила первой пытается сломить стойкость второго, в гневе извергая из глубокой пасти океана синие языки с белой пеной на них, а камень все стоит, лишь становится более гладким и прекрасным, когда морские брызги сверкают и переливаются на солнце…

 Как же он любил этот мир!

 За спиной скрипнула дверь, послышались чьи-то шаги, затем голос:

 - Стеин, ты чего это, сынок?

 Молодой человек оглянулся и попытался улыбнуться пожилому мужчине, вышедшему из дома.

 Томас Сорбо. Его господин, его друг, его благодетель. Самый любимый человек после Кэйи и Болдра, самый благородный, честный… Короче говоря, в глазах Стеина, просто идеальный.

 После смерти отца Стеина, Айджа Норсенга, Томас Сорбо взял мальчика с сестренкой к себе в дом и дал им воспитание. Было за что быть ему благодарными.

 - Не спится, герр Томас, - вздохнул Стеин и снова замолчал.

 Старый Сорбо подошел к своему воспитаннику и, уже тихонько кряхтя в свои годы, сел рядом на корточки, положил руку на плечо молодого человека и тоже вздохнул.

 Ночной ветер принес прохладу со стороны фьорда. Он шелестел в кроне раскидистой старой сосны, что росла рядом с домом Сорбо, и тревожил убаюканных и приласканных темнотой птиц, которые, нахохлившись, прятались среди колючих ветвей. А когда вдруг налетал сильный порыв, ветви колыхались, словно волны, и птицы испуганно взлетали, одна за другой, кружили над зеленой шапкой хвои и вновь опускались, успокоившись…

 Стеин, в задумчивости наблюдавший эту сцену, вздрогнул, когда почувствовал, что Томас сильнее стискивает его плечо.

 - Как дела у малышки Кэйи?

 «Малышкой» Сорбо называл свою приемную дочь с малых лет, еще тогда, когда только приходил в маленькую лачугу Норсенгов в качестве доктора (в былые годы девочка часто болела). В конце концов это милое прозвище настолько прилипло к Кэйе, что Томас решительно отказывался называть ее иначе, даже после того, как девушка вышла замуж и стала фру Халворсен.

 - Она в порядке, - ответил Стеин. – Как всегда.

 - Что ж, это хорошо, - вздохнул Томас, в который раз уловив в голосе своего воспитанника недовольство. – Ну а ты? Как ты?

 Стеин развернулся к нему лицом. Глаза молодого человека горели.

 - А что я? – громко и немного не своим голосом ответил он. – Я все еще жду… Я не верю в глупые сказки болтливых сплетниц, которые ходят по деревне… Мама никогда не оставляла после себя то, что когда-то принадлежало ей, что нужно было забрать… Значит, она еще вернется сюда. За всем, что связывает ее с прошлым. И тогда я буду ждать ее, и она обрадуется… «Какой у меня верный сын!» - скажет она. И я буду счастлив.


 Была ночь…

 Волны притихли. Даже там, за воротами…

 Фьорд спал, и только ветер, будто часовой на посту, прохаживался по нему, охраняя этот сон. Фьорд спал… И деревня спала.

 Звезды спали тоже.

 Только с широко распахнутыми глазами…

 А по каменистому берегу, трогая шершавые скалы, шла девушка. Босая. Вдоль кромки воды.

 Шла девушка, совсем не похожая на здешних жителей, смуглая, чернокудрая, с ледяными глазами, дитя далеких, чужих земель… Девушка, которая называла себя Валькири.

 В а л ь к и р и я… Может, и впрямь убитых ищет?[2]

 Вот разве что без коня, без меча и без сияющих доспехов…

 Она шла, и не смотрела на воду, только вперед. И все бормотала себе под нос понятные только ей одной слова.

 Она шла, и по ее щекам катились слезы.

 Соленые.

 Как морская вода.


 Ты, наверное, пока не знаешь, что Я наблюдаю за тобой…

 Но Я смотрю. Очень внимательно смотрю.

 Думаешь, Я не вижу твою боль? Ошибаешься. Вижу. Бедная моя девочка, вижу.

 Более того – слышу. Все, что слышишь ты…

 - Приди, сестра, приди…

 Глава 2

 Ветер трепал старый парус из грубой мешковины. Фолки Халворсен намотал леску на катушку и вытер пот со лба. Глянул на дно лодки, где рядом с гарпуном и дубинкой, которой он глушил рыбу, на сети лежала сегодняшняя добыча. Да, не густо. Опять не густо. Бывало, наловишь столько трески или серебристой сайды, что и до рынка донести в тягость, и приходится бежать к Андору да звать сына на помощь. Да только в последнее время не везло «Ворчуну Фолки», как любили называть его другие рыбаки.

 Иногда, лежа перед сном на скрипучей кровати, он думал: может, ну все это, вернусь в команду, буду выходить на совместную рыбалку, как все нормальные люди. Так ведь и улов больше, и продашь с большей вероятностью, да и вообще веселей… Но гордость проклятая никак не позволяла, и каждый раз рыбак сжимал зубы и отворачивался к стене, как будто старался отгородиться от всех своих давнишних друзей, которые все еще добродушно улыбались при встречах и интересовались, как идут дела у старого отшельника.

 - Эй, Ворчун, как жизнь?

 Фолки вздрогнул от неожиданности и огляделся: со стороны берега к нему приближалась лодка неунывающего Петтера Булля. Сам Петтер, превесело улыбаясь, отпустил весла и помахал рыбаку рукой, привлекая к себе внимание.

 - Не спугни себе всю рыбу своим звучным басом! – крикнул Фолки в ответ на приветствие.

 - Погоди, Ворчун, я еще до места даже не добрался, - все так же весело ответил Булль. – Вот заплыву вон за тот обломок скалы, что из воды торчит, метров на сто, там сеть и закину. Как жизнь-то, говорю?

 - Как видишь, еще живой, - бросил Фолки. – А ты чего это один? Вроде бы, одиночество – моя привилегия.

 Сказав так, Халворсен выдавил из себя весьма невеселый смешок.

 - Да так, решил поразвлечься. Иногда, знаешь, хочется, как тебе, посидеть в лодочке, чтоб рядом никого, кроме дорогой рыбки, не было… Так, для себя, для души. Уж ты-то меня, поди, понимаешь.

 «Эх, старый разбойник, делает вид, будто даже не догадывается о том, что у меня в душе творится и из-за чего я тогда из команды нашей ушел… - подумал с досадой Фолки. – Вот лис!»

 Тем временем лодка Булля приближалась и вскоре уже поравнялась с лодкой Халворсена. По-прежнему мило улыбаясь старому товарищу, Петтер работал веслами и продолжал говорить:

 - Видел я на днях твоего мальчонку. Болдр, так ведь его зовут? Славный внучок у тебя, смышленый такой… Встретился мне неподалеку от моего дома, все про маму и папу своих рассказывал. – Петтер почему-то понизил голос. – Как, кстати, поживает молодая пара?

 Спрашивал этот чудак так, словно Андор с Кэйей только недавно поженились, в то время, как прошло уже десять лет. «Так-то ты жизнью старого друга интересуешься, - опять с досадой подумал Фолки. – Столько времени все не спрашивал про них, а тут вдруг на тебе. Впрочем, мне все равно».

 - А тебе-то какое дело до них, Булль?

 Петтер уже обошел лодку Фолки, но приостановился и закачался на волнах неподалеку, чтобы можно было разговаривать вполголоса.

 - Да так, просто поинтересовался… Эээ… Знаешь, слышал я недавно, как разговаривали старик Трулс да наш славный Коли про… ну, про родственника вашего. Молодой, высокий, угрюмый такой.

 - Ты про Торстеина, что ли? – внезапно расхохотался Фолки.

 Так вот зачем этот лис про Болдра заговорил! Издалека, значит, начал.

 Многие почему-то не любили упоминать вслух, особенно при Халворсенах, об их родстве с молодым Норсенгом, как будто думали, что те обидятся. А если и упоминали, то как-то робко, как только что Петтер упомянул. Видимо, потому что эти многие сами не желали бы видеть Торстеина своим родственником, ведь фамилия Норсенг в этой деревне на слуху. Не то что бы на дурном слуху, но… попросту говоря, что-то с этой фамилией было не так.

 - Да-да, - торопливо закивал Петтер, радуясь, что Фолки за него назвал имя. – Именно про него они и говорили. Ммм… Ну, вобщем-то не только про него одного…

 Тут у Фолки кончилось терпение.

 - Да хватит тебе мяться, - раздраженно сказал он. – Или до конца договаривай, раз уж начал, или плыви давай к своей дорогой рыбке!

 - Ну что же ты так нервничаешь, Ворчун, - попытался отшутиться Петтер. – Говорили они про семью их. Я, если честно, многого особо не запомнил, просто сказать тебе хотел, что слухи по деревне ходят про ваших Норсенгов. Мол, то ли рок, то ли проклятие какое на их семье лежит, да только не первая эта Бергдис Норсенг к берегу фьорда ушла и не вернулась. Говорят, что и до нее исчезали в их роду… А иные, кто еще более суеверен, утверждают, что предки этой Бергдис были ведьмами, да и сама она была ведьмой, только от родных скрывала страшную правду о себе. И со временем отправили ее в Омганг, где всем ведьмам самое место. А еще говорят, что когда-нибудь ее дочь, ваша Кэйа…

 - Тьфу ты пропасть! – закричал Фолки. – Что за вздор ты мне тут несешь? Нашел что слушать, старый негодник! Все, плыви, плыви, а я домой.

 Не обращая больше внимания на Петтера, который кричал ему вдогонку что-то вроде: «Ну, давай, всего хорошего!» - Фолки принялся усиленно грести к берегу, время от времени поглядывая краем глаза на сеть со своей скудной добычей и тяжело вздыхая. В мозгу его, тем не менее, крутились мысли, далекие от трески. Ох уж этот Стеин! Твердит всем, что не признает никаких сплетен, а сам все прошлое ворошит, так что только сильнее костер раздувает… Ну вот зачем ему понадобилось так часто к фьорду уходить?

 Пожилой рыбак все качал головой и работал веслами, пока не вошел в бухту, которую здешние любители поплавать гордо называли «аванпортом». Здесь берег был пологим, не то что если взять чуть севернее, и течение было слабее. Около полусотни рыбацких лодок разных габаритов раскачивались на мирных волнах у маленького причала, выложенного деревянными досками на потемневших от влаги сваях, торчащих из воды.

 Пришвартовавшись к этому причалу, Фолки снял мачту, обмотав вокруг нее парус, выбросил из лодки длинный канат, выбрался на сушу, взвалив на плечи сеть с рыбой, и старательно привязал свое суденышко. Гарпун и прочие снасти оставил в лодке.

 Через час он уже возвращался с рыбного склада, где сдал аккуратно выпотрошенную треску и серебристую сайду. Свой кошелек сегодня Фолки не особо наполнил, ну, да ничего, бывало и похуже.

 Вскоре рыбак уже добрался до дома. Дом он себе построил хороший, надежный, большой, так чтоб на всю семью места хватало. Тридцать лет уже стоял этот дом, а выглядел все как новенький, даже зеленая краска на крыше нигде не облупилась. Возле крыльца возвышался флагшток, над которым развевалось светло-синее полотно (это означало, что хозяева дома), а из трубы тонкой струйкой выходил сероватый дымок.

 Фолки вдохнул полной грудью, словно желая пропустить родной дым через себя. Только дома, за этими надежными стенами, душа его была полностью спокойна.

 - Это ты, Фолки? – раздался голос жены с кухни, как только он переступил порог и закрыл за собой дверь.

 Эидис Халворсен выглянула из-за дверного косяка, вытирая руки о фартук.

 - Ты одна? – коротко поинтересовался муж.

 - Одна. Келда снова к берегу убежала, поди, на фьорд посмотреть.

 В голосе Эидис явно слышалось недовольство, причем, в первую очередь не дочерью, а супругом, который в ответ на ее слова не смог сдержать улыбки.

 - Чего это ты опять улыбаешься? – набросилась она на него. – Нет чтобы мне помочь ее от этой привычки отучить, ты ее еще и поощряешь! – Женщина всплеснула руками. – Каков отец, такова и дочь. И что мне с вами обоими делать?

 Фолки уже давно научился не обращать внимания на подобные проявления недовольства со стороны своей жены. Поэтому он просто решил заняться своим делом, а именно сесть поудобнее в старое кресло возле камина и с наслаждением откинуться на спинку.

 Все прошло по плану, как обычно: минуту спустя Эидис перестала ворчать, и послышалось ее тихое пение.

 - А завтра, между прочим, Хэвард приезжает, - вдруг донеслось с кухни. – И кстати, не один.

 Фолки снова помимо воли улыбнулся в своем кресле и уже не беспокоился, что кто-нибудь посмеет осудить его за это. Когда домой приезжал его младший сын, дом словно преображался: из всех взрослых этой семьи Хэвард был, пожалуй, единственным, кто был в состоянии веселиться без всяких посторонних тяжелых мыслей и этим весельем заражал остальных. Этот славный парень, которого все просто обожали, был настолько же интеллигентным и начитанным, насколько забавным и по-детски наивным. Он получал экономическое образование в Мехамне, и день его приезда в доме у Халворсенов всегда считался за большой праздник. Довольно часто с Хэвардом приезжал и его друг Ойвинд Хёугли, молодой юрист, с которым Хэвард познакомился в первый год своего обучения. Ойвинд воспитывался без родителей, и Эидис, которая узнала об этом от сына, всей своей широкой душой стремилась помочь молодому человеку понять, что значит семья. Короче говоря, ему здесь тоже были рады.

 - Что ж, замечательно, - ответил Фолки жене. – Хэвард у нас уже месяц не появлялся, да и герра Хёугли давненько мы не видели…

 - А я не говорила тебе, что Ойвинд приедет, - сказала Эидис, выходя из кухни. – То есть он приедет, но где-то через неделю после них.

 - Что значит «после них»? – нахмурился Фолки. – После кого это?

 Эидис вдруг присела на стул рядом с супругом, тепло улыбнулась и как будто даже подмигнула.

 - Хэвард приезжает завтра со своей невестой, некой Нанной Брок. Он хочет познакомить нас с ней.

 - Ааа, - протянул Фолки. – Вот оно что. Ну, что я могу сказать, давно пора. Хэварду двадцать три года. В его возрасте Андор уже был отцом. Он, кстати, не заходил?

 - Заходил. – Эидис, отдохнув, вернулась на кухню и продолжала уже оттуда. – Передавал привет, про своих маленьких учеников рассказывал. В общем, ничего особенного.

 - О Кэйе ничего не говорил? О Торстеине?

 - А почему ты спрашиваешь, Фолки?

 - Ну, так говорил или нет?

 Эидис на кухне некоторое время молчала. Фолки ожидал ответа, но слышал только тихое позвякивание посуды. Наконец, среди этого звяканья он различил вздох жены.

 - Нет, не говорил.


 К вечеру похолодало. Полил дождь. Море разбушевалось.

 - Фолки, старый ты бездельник! Фолки! – кричала Эидис, бегая по заднему двору и собирая белье. Ветер трепал ее разлохматившиеся волосы, с которых уже брызгала вода, а веревки, натянутые поперек двора между четырех деревянных столбов, болтались из стороны в сторону, чем здорово мешали женщине закончить ее дело: мокрые рубашки и простыни развевались под сильными порывами и хлестали Эидис по лицу и рукам.

 - Что такое? – Фолки выбежал во двор через заднюю дверь и почти сразу промок до нитки.

 - Как это что? – возмущенно прокричала жена. – Ураган такой, а Келды все нет! Беги скорей и разыщи ее, или тебе дочь совсем не дорога?

 Где-то пророкотал гром, словно огромное и прожорливое чудище пробуждалось ото сна и потягивалось в предвкушении обеда. Небо опустилось настолько, что казалось, будто оно вот-вот упадет на землю, и стало темно, почти как ночью. За оградой рыбаки с перекинутыми через плечи снастями спешили по домам, что-то возбужденно друг другу крича.

 - Хорошо, бегу! – бросил Фолки сквозь шум дождя и вой ветра.

 Быстро забежав в дом, он набросил на плечи плащ с капюшоном, хоть и понимал, что пользы от него в такую погоду маловато, и выскочил на улицу через другую дверь.

 Он не беспокоился о дочери так, как Эидис: просто, не считая самого Фолки, никто в их семье не знал океан так хорошо, как знала его Келда. И ни один человек не любил его так, как она. Без исключений.

 Сегодняшний случай был далеко не первым: много раз буря заставала девушку врасплох именно там, у берега, среди холодных и скользких от ливня скал, острых, словно клыки гигантского зверя. Много раз Фолки находил ее где-нибудь на крутом утесе, когда она пела от восторга, ни капли не страшась пронизывающего до костей ветра и молний, чьи вспышки пронзали черное небо.

 Она пела… У нее был прекрасный голос.

 Она ничего не боялась.

 И даже когда гром грохотал прямо у нее над головой, она как-то странно улыбалась и говорила отцу: «Ты слышал? Это хохочет сам Тор!»[3]

 Фолки знал, куда бежать в первую очередь, чтобы отыскать свою непослушную дикарку. Это было ее любимое место – скала с плоской вершиной, на которой одиноко торчала невысокая кривая сосна. Оттуда открывался прекрасный вид на фьорд: с одной стороны – ступенчатая каменная стена, с которой ревущими каскадами спускался к заливу водопад, с другой – высокий обрывистый берег, на котором беспорядочно рассыпались темные валуны и маленькие домики – самые окраинные лачужки в их деревне. А впереди, за манящими к себе водами фьорда, во всей своей ослепительной и неукротимой красоте расстилался океан…

 Бежать было тяжело: ветер в тот вечер, казалось, совсем ополчился против людей и все норовил сбить рыбака с ног да сорвать капюшон с его головы.

 Но Фолки, как и любой другой житель северного побережья, с детства привыкший к тому, что природа порой бывает крайне немилостива, не обращал внимания на буран и вскоре добрался до места.

 Его дочь стояла, вытянувшись в струну и раскинув руки, словно крылья, как будто хотела взлететь. Платок, который девушка, по всей видимости, наскоро повязала на голову, теперь обнимал ее шею, и концы его, подхваченные ветром, колыхались за ее спиной. Она промокла насквозь, ее сотрясала крупная дрожь, но что была эта дрожь в сравнении с той картиной, которой любовалась Келда!

 Вода в заливе казалась совсем черной и слегка волновалась, словно земные плиты вдруг стали двигаться в сотни раз быстрее. Стоял бы на обрыве человек менее опытный, чем Келда Халворсен, не выдержал бы – бросился бы вниз, завороженный манящей глубиной. Но Келда смотрела не себе под ноги, взгляд ее смелых, дерзких глаз был устремлен вдаль, где бушевал разъяренный не на шутку океан. Там огромные черные великаны поднимались из воды и с бешенной скоростью шли навстречу извечным каменным стражам фьорда. А те лишь стояли и ждали, когда же морские завоеватели наткнутся на их щиты, чтобы разбиться на миллиарды осколков и вновь обрушиться в море. Все рвалось, металось, бушевало и пенилось, и все новые и новые великаны вставали с океанского дна, чтобы помериться силами со скалами, но Келда заведомо знала, что их ждет поражение… Знала – и все равно как околдованная наблюдала за этой страшной и прекрасной битвой.

 И пела. Во весь голос…

 Я пред тобой, как перед богом,
 В восторге плачу и пою…
 Я не прошу тебя о многом,
 Лишь забери меня в дорогу,
 Прими же преданность мою…
 Открой мне душу…

 - Келда! – прокричал Фолки, подбегая к дочери и хватая ее за руку.

 Девушка обернулась, и он услышал, что она громко смеется. Струи воды стекали по ее лицу, а она все смеялась и глотала их, и снова смеялась, а капли дождя повисали у нее на губах… Вот только не сразу Фолки понял, что это были не одни только капли дождя, что это были слезы… И тело девушки сотрясалось не столько от холода, сколько от беззвучного плача, прикрытого смехом.

 - Что с тобой, девочка моя? – снова прокричал Фолки.

 Келда все еще улыбалась.

 - Ах, папа, как красиво! Ты только посмотри, папочка, ты только посмотри!

 И, прижавшись к нему, девушка вдруг разрыдалась. Фолки в растерянности гладил ее по голове и все приговаривал:

 - Ну-ну… Тише, моя хорошая… Что это с тобой приключилось?

 Келда резко притихла. Странно, но в это же время начал понемногу утихать и шторм. И только минут через десять, когда погода почти совсем успокоилась, девушка подняла голову и негромко сказала:

 - Со мной все хорошо, папа. Просто я… Не важно. Не знаю. Не хочу ничего сочинять.

 Фолки поцеловал дочку в мокрый лоб. От густых русых волос пахло морем. Ну, прямо совсем как у рыбаков!

 - Пошли-ка домой, дикарка, уже ночь.

 Келда вытерла с лица дождь и слезы, надела платок на голову и послушно пошла за отцом, временами едва заметно вздрагивая. Они осторожно спустились с вершины, придерживая друг друга, и не спеша стали пробираться по впадинам между холодными скалами.

 Ступая по скользкой траве отяжелевшими сапогами, в которых хлюпала влага, Фолки поддался невеселым мыслям. Избежать их не получилось: словно водоворот из самой глубины прошлого нагнал его и повлек за собой в темную пучину пятнадцатилетней давности…

 Келде тогда было всего-то шесть лет, а ее старшая сестра Фрея уже превратилась в юную четырнадцатилетнюю красавицу. Тот вечер был очень похож на сегодняшний, и Фолки со своими девочками в это время гулял у залива.

 Ах, если бы время можно было отмотать назад, чтобы удержать тогда еще веселого, жизнерадостного рыбака от столь опрометчивого, столь неосторожного поступка! Но прошлое вернуть нельзя, и именно в тот проклятый вечер, когда Андор гулял где-то с друзьями, а разумная Эидис повела Хэварда к доктору Сорбо, именно в тот вечер Фолки, Келда и Фрея, пользуясь ее отсутствием, пошли к этому фьорду, именно в тот вечер разыгралась буря… И Фрея разбилась о скалы.

 На глазах у отца.

 На глазах у маленькой сестренки.

 И с тех пор дома у Халворсенов все время было как-то тихо, и горькая печаль давила, точно низкий потолок. С тех пор Фолки стал совсем другим человеком, угрюмым, мрачным, молчаливым. Он не любил разговаривать с другими рыбаками, ему было тяжело даже просто смотреть на них и видеть, как у них все хорошо в жизни складывается…

 Вот поэтому он и ушел тогда из команды, перестав выходить на совместную рыбалку. Да и вообще почти перестал общаться с прежними веселыми друзьями.

 После смерти Фреи Фолки строго запретил членам своей семьи ходить к берегу фьорда. Всем, кроме Келды. Ведь Келда видела это своими глазами, чистыми детскими глазами, и ее отцу казалось, что она имела право приходить на то место, где все случилось, и тихонько плакать.

 Келда всегда, всегда помнила тот вечер.

 Может быть, поэтому, даже когда она звонко смеялась, стоя среди неистового урагана, и говорила: «Это хохочет Тор», - в глубине ее синих глаз блестели прозрачные слезы.


 Низкий женский голос, преисполненный тоски и боли, повторял одну и ту же короткую фразу:

 Приди, сестра, приди, приди…

 И второй, очень похожий на первый, только более высокий, временами повизгивающий и жалобный, непрерывным потоком накладывался на эти слова:

 Прошу вас, не надо, не надо! Пожалуйста! Я ни в чем не виновата, ни в чем! Это все тот человек с хромой ногой, у которого в руках были вилы. Это он наклеветал на меня, это он первым крикнул, он назвал меня ведьмой! Это все он… Я ни в чем не виновата, я никого не околдовывала…И никого не убивала! Пощадите меня! Вас обманывают, это… это все неправда, неправда! Это была другая женщина. Та… У нее был шрам на лице… Пожалуйста, умоляю вас! Нет! Нееееет! 

 А потом еще:

 Я не заслужила этого… Я хотела жить и наслаждаться жизнью, хотела дышать, петь, танцевать, бегать вдоль берега моря, хотела дарить радость, верить и любить… Они убили меня. Ни за что. Ни за что! Они обрекли меня на долгую, мучительную смерть. И пока я умирала, они хохотали и показывали на меня пальцами… Как на затравленного медведя…

 И тут вмешался третий голос, хотя, вполне возможно, что это была все та же самая женщина, только ее тон внезапно резко изменился…

 ЧУДОВИЩЕ!!! Убийца! Презренный облезлый пес, пресмыкающийся у подножия сатанинского трона! Будь ты навеки проклят! Будь проклят!!! Будь проклят за то, что погубил мою чистую душу! Я никогда, НИКОГДА не оставлю тебя в покое. Ты всегда будешь слышать мой голос, выкрикивающий проклятия, ибо я останусь в твоей голове на веки веков и буду убивать тебя! Я уйду, но я утяну тебя за собой в могилу! И после смерти ты не найдешь покоя! Ты сгоришь в огне ада, и дикие твари будут рыться носами в твоих останках и обгладывать твои кости, а я буду смотреть на это с небес и смеяться, громко, как ты смеешься надо мной! Да будет смерть твоя стократ ужаснее моей, о, худший из подлейших монстров! Молю Всевышнего о том, чтобы проклятия мои обратились в быль! Умри! Умри! Умри!!! Умри и будь навеки проклят!!!

 К этому голосу примешивались все новые и новые, и вскоре уже целый хор гневных женских голосов, от которых волоски на коже вставали дыбом, мурашки бежали по телу, а кровь стыла в жилах, звучал вокруг, раскачивая мир из стороны в сторону. И в конце концов все голоса сошлись на одном и том же слове.

 Умри! Умри! Умри!

 Ты закрыла уши обеими ладонями и зажмурилась, однако голоса не стали тише ни на каплю.

 «Нет! Замолчите! Хватит уже! Оставьте меня в покое!!! Навсегда! Уходите! Прочь от меня! Вы ведь мертвы, вы все давно, давно уже умерли. Вы остались там, в прошлом. Так причем же здесь я? Зачем вы меня преследуете? Уходите! Прочь! Прочь!»

 Мы всегда будем жить в тебе, сестра… Мы никогда тебя не оставим, слышишь? Страдай вместе с нами, умирай вместе с нами… Приди к нам, сестра, приди, приди, приди…

 Приди…

 Но тут они замолчали. Как будто их кто-то спугнул.

 И действительно: откуда-то сверху, со стороны скалы, под которой ты пряталась, раздался голос. Совсем-совсем другой голос, не похожий на прежние. Это был голос живой женщины, которая просто пела:

 Грохочет гром, и небо плачет,
 И гневный Тор по небу скачет.
 Где ты, ужасный и могучий,
 Кто молнией пронзает тучи?

 На пару минут завывания ветра перекрыли голос поющей девушки и унесли его куда-то в сторону, однако вскоре вновь послышалось:

 … и океан в руках твоих.
 Что ты скрываешь под водою?
 Открой мне сердце, океан,
 Открой мне тайну – не раскрою,
 И излечи от старых ран.
 Я пред тобой, как перед богом,
 В восторге плачу и пою…
 Я не прошу тебя о многом,
 Лишь забери меня в дорогу,
 Прими же преданность мою…
 Открой мне душу…

 И снова сильный порыв перекрыл чудесный мелодичный голос. А когда ветер стих, песня уже закончилась, и какое-то время было тихо.

 И ты заплакала.

 - Вернись, вернись, - шептала ты. – Вернись, прошу тебя… Не оставляй меня одну с НИМИ…

 Я слышал твой шепот.
 Я ведь наблюдаю за тобой.
 Очень внимательно наблюдаю.

Глава 3

 На следующий день, около двух часов дня возле дома Халворсенов остановилась запряженная лошадьми повозка, из которой, поспешно сунув деньги вознице, чуть ли не выпрыгнул опрятно одетый молодой человек с большим черным портфелем в руках. Ловко приземлившись на землю, он приосанился, поправил свой пиджак и с ослепительной улыбкой подал руку хорошенькой светловолосой девушке, которая прибыла вместе с ним.

 Из дома им навстречу уже бежала целая толпа. Девушка с улыбкой приостановилась поодаль, а молодой человек раскинул руки для объятий.

 - Хэвард! Мама, скорей! Хэвард приехал! – кричала Келда, которая бежала впереди всех, не обращая внимания на то, что полы ее длинного платья путались в ногах.

 За ней спешили Фолки, Андор, Кэйа и Болдр. Эидис, только что выскочившая из дома, торопилась позади остальных, вытирая руки кухонным полотенцем, и все приговаривала:

 - Господи! Приехали! Уже! Так рано! А у меня еще ничего не готово!

 Хэвард, обнимая Келду, громко и весело смеялся.

 - Да не переживай ты так, мам. Я-то знаю, что у тебя всегда все готово, даже если ты сама так не думаешь!

 - Хэвард, как же хорошо, что ты вернулся! – Келда сияла. – Ты должен скорее представить нам свою невесту. Ну же, Хэвард, познакомь нас!

 Нанна Брок была милой двадцатидвухлетней девушкой с глазами цвета моря. Она тоже училась в университете в Мехамне, но познакомилась с Хэвардом только полгода назад через Ойвинда Хёугли, на его дне рождения.

 - Я сразу почувствовал в Нанне родную душу, честное слово, - весело и ласково сказал Хэвард, легонько дотрагиваясь до ее плеча.

 Нанна скромно улыбнулась всем Халворсенам, и по ее порозовевшим щекам было ясно, что она жутко смущена таким вниманием с их стороны: даже маленький Болдр с любопытством разглядывал невесту «дяди Хэварда». Когда они все вместе направились к дому и Нанна пожала малышу руку, он даже громко объявил:

 - Ты хорошая! Мы будем друзьями, да?

 Девушка кивнула, засмеялась и с этой минуты стала чувствовать себя гораздо свободнее.

 За столом все без умолку говорили, обращаясь преимущественно то к Хэварду, то к его прелестной невесте, так что у бедных молодых людей даже головы пошли кругом и порой они отвечали машинально, а то и вовсе невпопад.

 Наконец, Келда, которая сначала активнее всех наседала на брата, вдруг резко успокоилась и попыталась призвать всех остальных к милосердию – дать Нанне и Хэварду отдохнуть после долгой дороги. Впрочем, у нее это не особенно получилось. Тогда Келда просто наклонилась к Нанне и сказала ей на ухо:

 - Ничего-ничего, это у нас так всегда, когда Хэвард приезжает. Привыкнешь. К вечеру этот говорящий шторм утихнет, и мы пойдем гулять по нашей деревне. Здесь на самом деле столько красивых мест!

 Нанна благодарно улыбнулась новой подруге и приготовилась мужественно терпеть атаку неутомимой Эидис и безжалостного Болдра.

 Атака эта внезапно прервалась, когда Андор очень некстати для всех собравшихся вдруг спросил у своей жены:

 - Ты говорила Стеину, что Хэвард приехал?

 Так получилось, что Эидис, говорившая что-то о домашнем уюте, в этот момент переводила дух, и его хорошо услышали.

 - Да, конечно, - напряженно ответила Кэйа. – Он… воспринял эту новость, ну… в общем, как обычно. – Посмотрев на Нанну, которая не могла понять, что случилось, она поспешно добавила: - Впрочем, я почти уверена, что он придет сегодня вечером повидаться с нами.

 - Это будет очень, очень мило с его стороны, - заметила Эидис, выдавливая натянутую улыбку.

 - Да, - усмехнулась Келда. – Очень! Ведь ему приходится идти на такие жертвы, терпя наше общество.

 Кэйа моргнула, глядя на нее, и глубоко вздохнула.

 - Просто Стеин… он не очень эмоциональный и немного угрюмый, - тихо произнесла она, опуская глаза в тарелку.

 Келда почувствовала, как краска приливает к ее лицу и как устремляются к ней взгляды сидящих за столом. Прокашлявшись, девушка хрипло сказала:

 - Прости, Кэйа. Я не хотела тебя обидеть.

 Кэйа вскинула голову и широко улыбнулась.

 - Ничего. Давайте продолжим обед.


 Сложив руки на груди, Стеин стоял у крыльца дома Халворсенов. Не хотел стучать в дверь. Как всегда. Терпеливо ждал, когда сестра выйдет к нему, ведь он пришел к ней – к ней! – а вовсе не к ним.

 Вот сейчас она появится, радостно улыбнется ему, сбежит по ступеням, скрипнув деревянными досками… Это ожидание было до боли знакомо Стеину: он это чувствовал каждый раз, приходя сюда. А приходил он сюда довольно часто… во всяком случае, чаще, чем ему хотелось бы. Приходил, хотя терпеть не мог всех тех жалких людей, которые жили за этой самой дверью. Приходил ради одного только краткого мгновения встречи, одной только улыбки, приходил, потому что ему больше ничего не оставалось.

 Они все его бросили. Мама, отец, сестра… Он остался один из Норсенгов. И вообще – один.

 Но Кэйа все равно появится, чтобы встретить брата.

 Она же знает, что ты придешь, Торстеин…

 - Стеин! А вот и ты!

 Кэйа крепко обняла его и, бодро схватив за руку, повела за собой в дом Халворсенов, через ненавистную ему дверь, за которой раздавались веселые голоса.

 - Как хорошо, что ты согласился прийти! Знаешь, Хэвард рассказывает много удивительных вещей, тебе будет очень интересно его послушать!

 Они шагнули за порог.

 - А, Торстеин! – тут же поприветствовал гостя хозяин дома. – Прошу, прошу к нам! Познакомишься с Нанной.

 И Фолки, и все остальные члены семьи (за исключением Келды) изо всех сил старались скрыть свою неловкость перед Стеином и наладить с ним отношения. Ради Кэйи. Но то ли они прилагали для этого недостаточно усилий, то ли молодой Норсенг был совершенно непробиваемым и бесчувственным, да только дело с места ни на йоту не сдвинулось.

 Стеин молча кивнул Фолки и вышедшей из кухни Эидис и чопорно присел на стул недалеко от выхода. Кэйа попыталась изобразить смех и потрепала брата по плечу.

 - Да нет же, Стеин, садись к столу! – прибавила она немного нервно, подталкивая его вперед.

 - Здравствуй, Торстеин, - негромко произнес появившийся в коридоре Андор. – Чувствуй себя как дома.

 - Где Болдр? – тут же спросил Стеин у Кэйи, пропуская слова Андора мимо ушей. – Я могу его увидеть?

 - Болдр сейчас с Келдой и Нанной, - ответила Кэйа, краснея. – Садись за стол, пожалуйста, он скоро спустится к ужину.

 С большой неохотой Стеин встал и проследовал за сестрой в гостиную, посреди которой стоял накрытый стол – маленький шедевр в исполнении Эидис. С дивана навстречу гостю поднялся сияющий Хэвард с протянутой для пожатия рукой.

 - Давно не виделись, Торстеин. Как поживаешь?

 Норсенг едва-едва пожал ему руку, глядя прямо в серые глаза и пряча во взгляде неприязнь. С детства он терпеть не мог хорошеньких, умненьких, веселых и жизнерадостных мальчиков, которые всегда лицемерно улыбаются и делают вид, что рады тебе; которым всегда все удается; которые имеют все, что нужно для счастья: любящую семью, любимую работу… Все. Хэвард напоминал ему одного из таких мальчиков, и чем больше молодой экономист старался стать другом для угрюмого Стеина, чем больше жалел его и прощал ему любые грубости, тем больше он Торстеина раздражал.

 - Как обычно, - сухо ответил Норсенг.

 - А, ясно… - Хэвард в очередной раз убедился, что к такому родственничку лучше не лезть с лишними расспросами. Время Торстеина ничуть не изменило. – Так значит, все еще живешь с доктором Сорбо?

 - Не вижу причин для того, чтобы уходить из его дома. Я ему нужен, а он для меня как… - Стеин осекся: в его планы вовсе не входило откровенничать с Халворсеном. Он просто резко замолчал, махнул рукой и отошел к столу, увлекаемый своей сестрой.

 Минут через пять, в продолжение которых все сидели в гостиной и напряженно молчали, глядя на лестницу, ведущую на второй этаж, спустилась Нанна, на которую Стеин произвел большое впечатление, но, впрочем, далеко не положительное. Девушка была порядком удивлена, когда при знакомстве Стеин сложил руки на груди, нахмурил брови и буркнул что-то вроде:

 - Да, я про вас уже слышал.

 Хэвард шепотом посоветовал Нанне не обращать внимания на грубость и неприветливость своего родственника, потому что такой уж это человек и, если постоянно обижаться на него, можно всю жизнь проходить обиженным, после чего Нанна, благоразумно последовав совету Хэварда, перестала вспоминать о том, как с ней обошелся ее новый знакомый.

 Наконец в гостиную спустились Болдр с Келдой, и лицо Торстеина внезапно посветлело.

 - Дядя Стеин! – мальчик бросился к нему с улыбкой – с искренней, настоящей улыбкой, которая для всех здесь была дороже любого золота или алмаза. – Привет, дядя Стеин, я все ждал, когда ты придешь!

 Отодвинув свой стул от стола, «дядя Стеин» повернулся к ребенку и раскинул руки, чтобы обнять его. Болдр, продолжая улыбаться, вскочил к нему на колени и устроился там поудобнее.

 - Только не балуйся за столом, сынок, - строго сказала Кэйа. – И лучше пересядь на свое место: ты мешаешь дяде Стеину.

 - Ничего подобного, - резко возразил Торстеин. – Сиди, малыш.

 Кэйа осторожно взглянула на мужа: Андор упорно смотрел в стол, сжав челюсти, о чем можно было догадаться по напрягшимся желвакам у него на скулах. Казалось, он вот-вот начнет скрежетать зубами. Кэйа давно знала: ее супругу совсем не по душе, что Стеин так балует их сына, к тому же она догадывалась: Андору не по себе еще и оттого, что из-за этого Болдр так сильно любит дядю и совсем не ценит любви отца. Чтобы успокоить мужа, Кэйа накрыла ладонью его руку, словно напоминая ему, что все в порядке. Андор медленно и с неохотой расслабился. Он был уже научен горьким опытом, ведь слишком много слез с лица возлюбленной пришлось ему вытирать после своих перепалок с шурином.

 - Как поживает доктор Сорбо, Торстеин? – стараясь смягчить резкость Норсенга, поинтересовалась Эидис.

 - У него все хорошо, - ответил Стеин и, мгновенно забыв про хозяйку, повернулся к сестре. – Он передает тебе привет, Кэйа.

 Она улыбнулась.

 - Скажи ему, что «малышка Кэйа» все еще молится за него каждое утро, чтобы он всегда был здоров и полон сил.

 - А его внук, Инглинг, все еще здесь, в деревне? – вновь спросила Эидис.

 - Да, герр Сорбо сам обучает его всему, что знает. Между ними такие теплые отношения, что они не хотят разлучаться даже на несколько месяцев.

 - Представляю… - задумчиво протянула хозяйка дома. – Бедный молодой человек… Бедный доктор Сорбо. Ведь у них, кроме друг друга, больше нет никого?

 Фолки под столом ткнул ногой свою слишком любопытную жену. В это же самое время Андор негромко окликнул с предостережением:

 - Мама…

 Торстеин едва сдерживал свою злость, прикусив губу. Ему хотелось с вызовом бросить в лицо каждому из Халворсенов: «У них есть я!». Но он решил все-таки сдержаться.

 - Никого. Мне бы не хотелось говорить о том, какие тяжелые испытания легли на плечи этого благородного человека и какие утраты ему пришлось пережить.

 - Да, разумеется, - поспешно вставил Фолки. - Об этом не хочет говорить вся деревня.

 - И вместе с тем вся деревня скорбит о его несчастьях, - добавила Кэйа.

 Стеин вскинул голову.

 - Надеюсь, ты не говорила им ничего лишнего о герре Томасе. – Его глаза сверкнули.

 - Ничего из того, что, по моему мнению, могло быть его тайной, - уклончиво ответила его сестра.

 - Что ты хочешь этим сказать?

 На этот раз уже во взгляде Кэйи, равно как и в ее голосе, проскользнул холодок.

 - Я всегда уважала и ценила того, кто вырастил меня так же, как тебя. Но герр Томас никогда не просил меня молчать, никогда не рассказывал мне о себе такого, чего можно было бы стыдиться или что нужно было бы скрывать. А в таком случае… у меня нет секретов от моей семьи.

 - Твоей семьи? А Томаса, а меня ты к своей семье уже не относишь? – Стеин захлебнулся гневом и болью.

 Кэйа побледнела.

 - Оставь в покое мою жену, Торстеин, - сквозь зубы процедил Андор.

 Норсенг резко повернулся к нему с холодным огнем в глазах.

 - А ты не дави на мою сестру! Это все ты, я знаю! Ты настраиваешь ее против меня.

 Андор привстал, однако Фолки отреагировал мгновенно, схватил сына за руку и усадил обратно на место.

 - Угомонись, - строго велел он ему.

 Но Андор уже не скрывал презрения и гнева в своем взгляде и словно хотел насквозь пронзить им Стеина, а тот отвечал ему так же яростно. И оба уже не видели, что Кэйа без сил уронила голову на руки и крепко зажмурилась, как будто пыталась прогнать кошмар, а Болдр соскользнул с колен дяди и сел на свое место между Хэвардом и Эидис.

 - Мы приняли тебя в нашу семью ради твоей сестры, - негромко сказал Андор. – Ради Кэйи… Так прояви хотя бы уважение к ней и к нам.

 - Я не просил вас принимать меня, - дерзко бросил Стеин ему в лицо. – Вы мне не семья, моя семья – Кэйа. И только…

 - Прекратите! – не выдержала Келда. – На глазах у Болдра! Как не стыдно!

 Стеин бросил на девушку испепеляющий взгляд, а Андор, вняв сестре, сделал несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться.

 - К тому же сегодня мы празднуем помолвку Хэварда с Нанной, - присоединилась к дочери Эидис. – Пожалуйста, Нанна, прости нас за этот глупый концерт…

 Девушка мило улыбнулась.

 - Ничего страшного. Я понимаю, что в любой семье иногда случаются подобные… затруднения. Правда, ничего страшного.

 Торстеин презрительно скривился и опустил голову.

 - И как ты могла променять меня на этих никчемных людей, Кэйа? - прошептал он.

 Лишь Келда, сидящая рядом с ним, услышала эти слова. Она сильно сжала его локоть и со злостью прошипела:

 - Закрой свой рот, Стеин, или я собственноручно выгоню тебя из нашего дома, ясно?

 Молодой Норсенг насмешливо посмотрел ей в глаза.

 - Ты? – Он усмехнулся. – Помолчи лучше, девочка.

 - На тебя-то у меня сил хватит, - спокойно и уверенно ответила Келда.

 Снова издевательская усмешка.

 - Ну, попробуй… Не сможешь. Ты не прогонишь меня на глазах у Кэйи, чтобы не сделать ей больно.

 - Думаешь? А я уверена, что Кэйа испытает только облегчение. Это твое поведение, твое присутствие здесь причиняет ей боль.

 Несколько секунд Торстеин молча смотрел в глаза Келде. Потом вдруг резко выдернул свою руку, порывисто встал и, ни с кем не попрощавшись, вышел из гостиной. Несколько секунд спустя сидящие за столом услышали, как хлопнула входная дверь.

 - Кэйа… - начал было пораженный Хэвард, но Кэйа остановила его коротким жестом.

 - Ничего. Пожалуйста, не обращайте внимания на моего брата. Веселитесь дальше.

 В уголках ее глаз уже блестели две прозрачные капельки.


 В доме было темно, и стояла звенящая тишина. Вот уже час назад Томас отправился проведать старика Ларса Сульстада и сказал, что, возможно, придется провести у постели больного всю ночь. Торстеин сегодня целый день не появлялся дома. Наверное, опять отправился к фьорду…

 Широко зевнув, Инглинг присел на ступени лестницы, ведущей к спальным комнатам, и задумался, отбивая носками ботинок такт своих невеселых мыслей. Что это происходит со Стеином? Бедняга так близко к сердцу принимает все эти глупые россказни болтливых старушек… Зачем ему все это? Только лишняя боль.

 Пойти, что ли, и поискать его?

 Ведь так дальше продолжаться не может. Стеин итак уже загубил все свои добрые отношения с жителями деревни, превратившись в мрачного и порой даже жестокого человека с холодным сердцем. Все равно что раньше времени самого себя похоронил.

 Юноша поспешно оделся, намереваясь пойти к заливу и отыскать пропавшего друга среди скал и гула океана, еще не понимая, насколько это глупая и бессмысленная затея. Там иной мир, загадочный и сложный, словно лабиринт, и Стеин в этом лабиринте как рыба в воде.


 Взошла луна, заливая своим голубоватым сиянием темно-зеленую траву, мелькающую перед слезящимися глазами. Стеин бежал, не останавливаясь и не оглядываясь, словно кто-то гнался за ним. Дыхание его участилось, сердце билось как будто в висках, и казалось, что голова вот-вот взорвется.

 Бежать, бежать… Подальше от боли… Подальше от мира никчемных и жестоких людей.

 Мысль о том, что он мог причинить страдания своей любимой сестре, сводила Стеина с ума. В глубине души, в самых дальних и тайных уголках своего сознания он понимал, что слова Келды были правдивы, но все-таки не желал верить в это.

 Да как могла эта наглая девчонка обвинить его в подобном! Пусть эти Халворсены попробуют сложить вместе всю их любовь к Кэйе, пусть попробуют – все равно будет меньше, чем у него одного! А Кэйа… Кэйа этого не видит.

 Кэйа предала меня. Она выбрала другую жизнь, в которой есть место для Андора и Болдра, но нет места для единственного человека, в чьих жилах течет точно такая же кровь, как у нее. Она меня выставила из своей жизни.

 Бежать, бежать!

 Больше никогда он не появится в доме у Фолки или у Андора. Никогда! Теперь даже жажда повидаться с сестрой не сможет повлиять на его решение.

 Говорят, мое присутствие теперь тебе неприятно, Кэйа… Не волнуйся: я больше не буду вторгаться в твой тихий мирок. Ты добилась своего…

 Но как? Как? Как ты могла меня предать?

 Он перешел на шаг только тогда, когда понял, что за его спиной уже оказались неподвижные скалы, когда почувствовал, что они защищают его от всех обид и ран, которые нанесла ему жизнь… Стеин брел между серых камней, проводя по ним ладонями, а временами припадая к ним щекой, чтобы почувствовать спасительную прохладу. С каждым новым шагом, с каждым новым вдохом, он чувствовал, как буря у него внутри понемногу успокаивается.

 Наконец Стеин добрался до обрывистого берега. Место, где он очутился, было уже хорошо ему знакомо: молодой Норсенг знал, что если пройти еще немного к востоку, можно найти узкий желоб между двух обрывистых скал, по которому он сам часто спускался к воде. Так он поступил и на этот раз. Спустившись вниз, он лег прямо на мокрую гальку у берега и стал машинально водить пальцами правой руки по кромке воды.

 Стеин окончательно успокоился, как успокаивается ребенок в надежных объятиях отца, чувствуя себя защищенным от всех невзгод и бед. Он и в самом деле был ребенком. В глубине своей души. Вся его жизнь будто оборвалась после потери родителей, и он так и не вырос.

 Это только физически он был здесь – живой, крепкий молодой мужчина.

 Но все, что некогда составляло его суть, осталось где-то за плечами. В облике девятилетнего мальчика.

 Лежа так на берегу и слушая плеск воды, накладывающийся на далекий шум океана, Стеин незаметно для самого себя начал засыпать, уже не обращая внимания на то, что зубы его стучали от холода и приходилось до боли сжимать челюсти, чтобы сдержать эту дрожь. Он засыпал… Он видел, как подрагивают, тихонько звеня, крохотные звезды на черном небе…

 А потом он увидел Кэйю. Нет, не ту бледную и поникшую молодую женщину, которую он оставил в доме у Фолки, но маленькую девочку с широко распахнутыми синими глазами, в которых горел веселый озорной огонек. А еще там был отец. Он что-то говорил, громко смеясь и похлопывая самого Стеина, тогда еще тощего и нескладного мальчика, по плечу.

 И мама… Она тоже смеялась, но потом вдруг встала в дверном проеме и сказала, совсем как в то утро: «Ну, пока, детки, я вернусь вечером». Стеин застонал во сне. Тогда, двадцать лет назад, он еще не знал, что мама не вернется в тот день, что она вообще не вернется. Но взрослому-то Стеину уже все было известно!

 - Нет, мама! Стой! – закричал он не своим голосом, и этот отчаянный, безнадежный, безумный крик привел его в чувство.

 - Стой, стой, стой… - будто подразнивая его, вторило горное эхо.

 И внезапно, словно в ответ этому голосу, откуда-то издалека прозвучал другой:

 - Я вернусь, сынок, я обязательно вернусь.

 Молодой человек уже проснулся и теперь сидел на земле, обхватив руками колени и озираясь вокруг.

 Это все еще сон. Все это тебе просто снится, Стеин…

 Но ее голос продолжал звучать у него в голове, он был везде вокруг него, он наполнял воздух своей вибрацией, он отражался от высоких скал, и эхо от этого голоса все громче, все сильнее повторяло ее слова:

 - Я вернусь, вернусь, вернусь…

 Стеин поднялся и почувствовал, как его шатает из стороны в сторону. Голова кружилась, и звезды в небе продолжали танцевать. Весь мир вокруг начал шататься, вибрировать и пульсировать, как кровь в напряженных жилах. Но несмотря ни на что, Торстеин пытался стоять прямо и оглядывался вокруг себя, стараясь увидеть, узнать, понять…

 - Где же ты? – крикнул он в пустоту.

 - Я здесь, сынок, - донеслось отовсюду сразу. – Я здесь, я здесь…

 Стеин закрыл глаза, и перед его взором возникла молодая Бергдис Норсенг. Как всегда тепло улыбающаяся, милая, добрая… Она протягивала к сыну руки, будто желала обнять его.

 Не бойся. Это всего лишь сон, Торстеин. Это воспоминания.

 Воспоминания? Но мама говорила ему то, чего не говорила никогда в той, далекой прошлой жизни, когда была рядом…

 - Я очень скоро вернусь, Стеин. И заберу тебя в тот дивный край, который я открыла много лет назад в результате своего путешествия. Там удивительно красиво! Там кричат морские птицы, там снег белее, чем ангельские крылья, там свежий ветер, там дышится по-другому… И там везде, везде вокруг скалы и океан, океан… Безграничный океан…

 - Но почему же ты не вернулась раньше? – дрожащим голосом спросил Торстеин, продолжая стоять с закрытыми глазами.

 - Это очень, очень далеко отсюда, мой милый, - ответила мать. – Но я уже вот-вот вернусь и заберу тебя с собой. Жди меня, Стеин, жди меня, жди…

 Он открыл глаза. Мир продолжал дрожать и вращаться, но с каждым новым витком пульсация понемногу отступала. Вокруг не было ни души, и только горное эхо, парящее над ночным фьордом, все еще тихо напевало:

 - Жди, жди, жди…


 Жди ее, Стеин… Жди, мальчик, запертый в теле мужчины…

 Жди… Если все еще хочешь ждать.

 Или НЕ жди. У тебя ведь все еще есть выбор…

 Наверное, ты пока еще не знаешь, что Я наблюдаю за тобой…


 Хрупкая фигурка кругами ходила вокруг спящего молодого человека…

 - Бедняга… Не слушай ее, Торстеин. Не слушай. Беги от нее.


Глава 4


 Стеин был похож на привидение. Обхватив самого себя обеими руками, словно до сих пор пытаясь согреться, он широким, но нетвердым и медленным шагом брел по деревне, абсолютно никак не реагируя на проходящих мимо людей, которые поглядывали на него с тенью жалости или же с опаской. Некоторые жалели его вслух:

 - Бедняга Торстеин, какая тяжелая и запутанная жизнь… И это в его-то годы…

 Другие же не стеснялись, не отходя далеко от Стеина, громко переговариваться между собой:

 - О, вот он, Норсенг-то, видал, каков?

 - Да, видок паршивый… И что это опять приключилось?

 - А кто его знает? В такие дела я предпочитаю не лезть и тебе не советую.

 Стеин уже давно привык не обращать внимания на подобные разговоры у него за спиной. Но это только внешне он не обращал особого внимания, в то время как внутри у него при этом все вскипало, а сердце болело. В глубине души Стеин всегда был очень ранимым, и любое неправильное слово со стороны пусть даже совершенно чужого человека могло невероятно сильно задеть его за живое.

 «Говорите что хотите, - думал он, успокаивая самого себя. – Мне все равно, я вас не слышу…»

 Так он наконец дошел до дома. На крыльце, к его удивлению, сидел Инглинг, весь бледный и какой-то осунувшийся, как будто повзрослевший на несколько лет. Глаза юноши смотрели в одну точку, и странный ледяной огонь отражался в них. Этот лед необъяснимым образом навеял Торстеину мысль об океане, который с диким ревом обрушивается на тихие берега, и по непонятной причине он решил, что знает, где был Инглинг этой ночью.

 Юный Сорбо вздрогнул, когда Стеин подошел ближе и присел рядом с ним.

 - Ты был у фьорда? – спросил Инглинг.

 Торстеин кивнул и добавил:

 - Так же, как и ты, я прав?

 Инглинг развернулся лицом к другу и встретился с ним глазами. Одного взгляда было достаточно для того, чтобы Стеин понял: он напуган и растерян. Но бывают такие случаи, когда подобный страх лишь придает наивному юнцу отваги и решимости для какого-нибудь безумного поступка, и это был как раз один из тех случаев. Внезапно Стеина охватило смутное беспокойство за Инглинга, и он шепотом спросил:

 - Что с тобой случилось?

 Инглинг снова вздрогнул. И спрятал глаза.

 - Ничего, - буркнул он себе под нос. – Ничего такого не случилось.

 - Не надо меня обманывать, слышишь? – Стеин взял юношу за подбородок и заставил вновь посмотреть себе в лицо. – Я на десять лет старше тебя и в жизни видел гораздо больше. Я знаю, когда что-то идет не так, как надо. Не стоит меня обманывать, Инглинг. Говори: в чем дело?

 Краска залила все лицо Сорбо, но, взяв себя в руки, он все-таки начал свой рассказ:

 - Я вчера решил найти тебя, Стеин. Найти и поговорить с тобой о том, что не надо тебе и дальше продолжать ходить к фьорду. Я, как ты и сам понимаешь, не сумел тебя отыскать, но зато теперь я понимаю, в чем истинная причина твоего, как я раньше полагал, безумия. До этой ночи я считал, что ты плаваешь в заливе, чтобы проверить, верны ли слухи, которые давно уже ходят по деревне, но теперь… Теперь я на себе ощутил всю таинственную силу твоего мира, и если даже в детстве я не верил сказкам о призраках из прошлого, то теперь меня не удивит даже воскрешение из мертвых моего отца и моей матери. Судя по всему, есть такие места, где нет времени, где все извечно и оживают воспоминания. Теперь я знаю…

 Торстеин сильно стиснул плечо Инглинга, чувствуя, как в сердце медленно и мучительно сжимается неприятный клубочек тревоги. Сам Стеин, не взирая на свой гнев и свою боль, знал, где проходит граница между миром фьордов и миром деревни, между его миром и миром других людей, и умел делить самого себя на две разные жизни. Но Инглинг, кажется, не был достаточно хорошо подготовлен к тому, чтобы лицом к лицу столкнуться с таинствами прекрасного дикого края, открыть его для себя, принять его как еще одну, пусть и непохожую на другие, часть Вселенной. Теперь, похоже, бедняга близок к тому, чтобы потерять рассудок от подобного потрясения. Нет, нельзя допустить, чтобы юный Сорбо еще хоть раз приближался к заливу…

 До тех пор, пока его болезнь не пройдет окончательно.

 - Я многое видел и слышал, Стеин, - продолжал Инглинг. Он уже не боялся смотреть другу в глаза, он разволновался, раскраснелся и как будто с трудом сдерживал внезапно нахлынувшие на него чувства. – Я слышал эхо, но внутренний голос подсказывал мне, что голос этот значит гораздо, гораздо больше. И мне открылась одна из тайн моего рода… Да, Стеин, это правда, можешь мне поверить! Я ведь не суеверный мальчик. Я никогда не принимал всерьез всякие приметы и предсказания, но в эту ночь все было по-другому. В эту силу невозможно не верить. Да кому я это объясняю! Ведь ты сам это знаешь, еще лучше меня. Там… там все иначе! Этот голос говорил мне – и я слушал. Я спрашивал его – и он отвечал. Он поведал мне о том, что Один  прогневался на наше семейство из-за того, что мы не смогли сберечь великий дар, который он много веков назад вручил нашим предкам. Этот дар он заключил в маленькую вещицу, со временем превратившуюся в старинную семейную реликвию. Вещица эта охраняла нас от бед… И вот около двадцати лет назад, незадолго до моего рождения, какие-то негодяи отняли ее у нас. И одному только богу известно, на какие преступления им пришлось пойти ради этого! Из-за этого мой отец умер на месяц раньше, чем я появился на свет, из-за этого вскоре скончалась мать… Все из-за проклятых воров, превративших благословение нашего рода в проклятье! Нет, я не безумец, Торстеин! Я слышал голос эха так же ясно, как слышу тебя сейчас, и так же четко, как твое лицо, я видел лицо старика – лицо вора, который носит на груди наше сокровище! Ты думаешь, что это невозможно, что это просто галлюцинации? Ты думаешь, я сошел с ума и мне померещилось? Нет, Стеин. Это правда, это не мираж и в то же время не магия. Это реально, потому что лицо этого старика я видел много лет назад, когда был маленьким. Он живет в нашей деревне, этот мерзавец, и ему хватает наглости и бессердечия смотреть в глаза Томасу! Клянусь, он еще пожалеет о содеянном!

 Наслушавшись сполна этих безумных речей, Торстеин схватил лицо Сорбо обеими руками и сильно надавил на его скулы.

 - Опомнись, Инглинг! Опомнись, пока не приключилось какое-нибудь зло!

 - Зло? – Глаза юноши вспыхнули. – Зло уже свершилось, и за него нужно покарать!

 - Ты не в себе, - спокойным и холодным голосом произнес Стеин, надеясь, что хотя бы спокойствие немного остудит бедного мальчишку. – Ты не в себе после впечатления, которое на тебя произвел фьорд. Это пройдет, друг. Иди в дом и поспи немного. Тебе нужен отдых.

 - Ты не понимаешь, Стеин, это очень важно…

 Норсенг решил быть строже.

 - Не хочу больше ничего слышать о древних дарах и проклятиях Одина, - отрезал он. – Что за детство? Ни слова больше!

 Инглинг побледнел, но, как и было велено, не проронил ни слова. Понурив голову, он поднялся и скрылся в доме.

 «Ну и пусть ты не веришь мне, Стеин, - думал юноша. – Главное, что я это знаю».

 В сердце его, подобно пробивающемуся сквозь камень ростку, вырастала холодная решимость.


 Над маленькой деревенской школой прозвенел старинный каменный колокол. Закончился первый урок, и отовсюду, из-за всех дверей, в коридор выбежали ученики разных возрастов, мальчики и девочки. Андор с потрепанным учебником географии под мышкой и стопкой проверенных тетрадей в руках пробирался между играющих, бегающих и шумящих детей в самый дальний класс. Оттуда как раз только что вышла Келда. Вот уже три года она преподавала в школе пение и руководила школьным смешанным хором.

 - Ну, как дела? – бодро спросил у нее Андор.

 - Отлично, - так же весело отвечала девушка. – Болдр делает большие успехи, я им прямо горжусь!

 - И я тоже, - улыбнулся Андор. – Удачного дня, сестренка.

 - И тебе того же! – крикнула Келда, уже убегая куда-то по коридору.

 Андор вошел в класс.

 Солнечный свет (утро выдалось на редкость дивное) лился на широкие подоконники, лаская своими лучами зеленые листья комнатных растений, которые выстроились в ряд в своих аккуратных глиняных горшочках.  У самого дальнего от двери окна, где не было цветов, прямо на подоконнике сидел, прижав к груди острые коленки, Болдр. Мальчик внимательно наблюдал за тем, что происходило за окном, и даже не заметил сперва появления отца. Больше в классной комнате никого не было.

 Андор подошел к учительскому столу и положил на него учебник и тетради. В этот момент Болдр, услышав его шаги, обернулся, и его еще пухленькое лицо показалось Андору каким-то особенно грустным.

 - Привет, Болдр, - сказал отец (он выходил из дома еще до того, как сын проснулся).

 - Привет, пап, - негромко отозвался мальчик.

 Из коридора доносились веселые и звонкие голоса ребятишек. Андор подошел к двери и поплотнее прикрыл ее, чтобы в классе стало тише, потом пересек комнату и присел рядом с Болдром на стул. Его пальцы ласково поддели подбородок ребенка и подняли грустное личико. Мальчик посмотрел ему в глаза.

 - Что с тобой такое, сынок?

 Ответ последовал только после минутного молчания. Даже не ответ – вопрос, в котором прозвучали непонимание и обида, отражающиеся в детских глазах.

 - Почему ты не любишь дядю Стеина?

 Этот вопрос застал Андора врасплох, и он отвел взгляд, пытаясь понять, как лучше и правильнее ответить ребенку. Внезапно, под внимательным взором Болдра, он почувствовал болезненный укол совести. И как же он раньше не понимал, какой страшный урон наносят хрупкой маленькой душе постоянные ссоры! Как мог он забыть, что сердце ребенка разрывается на части, когда он видит, как ненавидят друг друга два любимых для него существа! Ведь дети такие проницательные и в то же время такие наивные! Такие простые. Они ведь не могут разделить себя на две части, встав между двух враждующих друг с другом сторон. Если ты мой друг, то ты должен быть другом и для всех остальных моих друзей – они ведь так думают.

 А эти ссоры… Вот первое зло, которое рушит прекрасный утопический мир ребенка. Бывают случаи, когда взрослые, враждуя между собой, просто-напросто ломают своих детей, превращая их в забитых, испуганных и несчастных созданий, не верящих в возможность нормальной жизни.

 А ведь Андор когда-то поклялся сам себе, что всегда будет окружать своего сына только любовью. И никаких семейных скандалов. С Кэйей так и получалось. А вот с ее братом – нет.

 Бедный малыш… Его еще больше, чем Кэйю, разрывало теперь на две части. В его глазах Торстеин – герой, храбрец, лучший из лучших. И как может папа его не любить? Разве это возможно?

 Больше всего на свете Андору хотелось в эту минуту крепко обнять своего сына и любыми, самыми теплыми словами заверить его в том, что на самом деле он очень сильно любит его дядю Стеина. Но Болдру уже не три года, когда ребенок еще совсем не разбирается в человеческих отношениях. Поэтому Андор просто взглянул ему в глаза и сказал:

 - Твой дядя очень сильно не похож на меня и на всю нашу семью. Возможно, из-за этого нам с ним очень трудно понять друг друга. То, что он считает правильным, может совсем не приходиться мне по душе, и наоборот. Вспомни: мама может отругать тебя за разбросанные по комнате носки, потому что считает это неправильным с твоей стороны. Так же и мы, взрослые. Иногда я могу отругать дядю Стеина, а он может так же обойтись со мной.

 - Но я не хочу, чтобы вы ругались, - сказал Болдр. – И не хочу, чтобы он уходил, громко хлопая дверью.

 - В любой семье бывают трудности, Болдр, но…

 - Папа, но ведь у нас они не иногда, а постоянно! Скажи мне: почему? Я знаю, что я еще маленький, но в том то все и дело: я не могу понять, папа. Я совсем ничего не могу понять…

 Господи, каким растерянным он выглядел в ту минуту! Бедный потерявшийся в большом мире маленький мальчик, свернувшийся в клубочек на широком школьном подоконнике. Теперь уже Андор, как отец, не имел права не обнять его. Он прижал Болдра к себе и поцеловал его в лоб.

 Прозвенел колокол. Андор вздохнул, отпустив сына, и быстро вытер с его лица две маленькие слезинки.

 - Садись за парту.

 - Ты обещаешь мне, что я смогу иногда гулять с дядей Стеином? – спросил Болдр.

 Дверь уже открылась, и класс начали заполнять ученики, каждый из которых, входя, громко здоровался с Андором. У учителя не было времени обдумать ответ.

 - Да, обещаю.


 Старый Отто уже давно перестал ходить на рыбалку, жалея свои слабые кости да дряхлые мышцы. Денег, которые добывал своим плотницким трудом его сын, вполне хватало на то, чтобы прокормить их маленькую семью. Было их всего-то трое: жена Отто умерла уже как будто целую вечность назад, потом была смерть дочери, потом невестки. Сгорбленный старик, выносливый и еще молодой мужчина да тощий тринадцатилетний подросток, неизбалованный старшими – много ли было им нужно для того, чтобы выжить?

 Иногда, правда, Карлу, сыну Отто, приходилось на несколько дней, а то и недель, уезжать за пределы деревни. Вот и сейчас он находился в соседнем поселении, где их команда занималась строительством деревянной церкви. В такие времена, когда денег, оставленных Карлом отцу и сыну, могло не хватить на пропитание, старик с внуком отправлялись на несколько дней в лес, разбивали там палатку и все свое свободное время посвящали собирательству грибов и съедобных лесных ягод, которые потом продавали на местном маленьком рынке.

 На этот раз строительство церкви затянулось особенно надолго, так что Отто, одевшись потеплее и нахлобучив на лысину свою старую дырявую шапку, уже начал складывать в дорожную сумку пропитание на несколько дней, состоявшее в основном из рыбных консервов, два хорошо заточенных ножа, одеяла и наконец аккуратно сложенную палатку.

 Все готово. Вот только внучок Кай вернется с рынка со свежим хлебом – и можно будет трогаться в путь.


 После обеда, как обычно, поднялся ветер. Длинная ветка березы с глухим стуком стала биться в оконное стекло, что в конечном итоге начало раздражать скучающего в своей спальне Инглинга, и молодой человек, подойдя к окну, распахнул его настежь. Порыв холодного воздуха тут же ворвался в комнату. Он нес в себе едва различимый, но теперь уже хорошо знакомый Инглингу запах океана.

 Юноша облокотился обеими руками на подоконник и с наслаждением задышал полной грудью, глядя на затянутое сероватыми облаками небо. Он словно ждал от природы какого-то знака, ждал, что вот-вот вновь услышит тот самый голос из прошлого, звук которого, отразившись от прибрежных скал, долетит через всю деревню от фьорда до его окна. Однако никакого голоса, никакого эха не было, и Инглинг, снова приуныв, стал безвольно смотреть вниз, на проходящих мимо дома Сорбо людей.

 Вот прошел молочник из соседнего дома, за ним вприпрыжку бежала его маленькая дочка; вот один из старых приятелей дедушки Томаса, вот еще какой-то знакомый мальчуган, вот старый Трулс…

 Стоп!

 Этот мальчик… Тот, который весело посвистывает и вышагивает по направлению к деревенскому базарчику. Разве это не тот самый мальчик?

 Тот самый, подсказал внутренний голос Инглингу, и его словно пронзила молния, упавшая с проснувшегося неба. Тот самый…

 Молодой Сорбо стремительно набросил поверх рубашки пиджак и окинул комнату беглым взглядом. На стене над кроватью висела в ножнах короткая и слабо изогнутая сабля его прадеда, которой Инглинг пользовался для поддержания физической формы. Юноша быстро схватил ее, но тут же бросил на кровать и сел за стол, положив перед собой чистый лист бумаги и взявшись за перьевую ручку. Его рука, едва заметно дрожа, быстро пробежала по бумаге, и вскоре молодой человек уже вновь вскочил, схватил саблю, обвязал себя ее поясом, надел шляпу и выбежал в коридор.

 Стеина в доме не было. И Томаса не было.

 Вот и хорошо.

 И он бросился прочь из дома. В его комнате, где все еще было настежь открыто окно, расшалившийся ветер гонял по полу короткую записку:

 «Я приближаюсь к разгадке страшной тайны нашего семейства. Возможно, на некоторое время мне придется покинуть деревню. Не ищите меня. Инглинг».


 В дверь постучались. Отто, медленно поднявшись со стула, заковылял ко входу.

 - Это я, дедушка! – раздался снаружи голос Кая.

 - Иду, иду! – заторопился старик.

 - Ты готов? – спросил мальчик, стремительно врываясь к дом и протягивая Отто сумку с хлебом.

 - Давно уже. Только тебя и ждал.

 Кай исчез в комнате и минуту спустя, переодевшись в самое теплое, что смог у себя найти, снова выскочил в коридор, полный сил и энергии. Подгоняемый дедушкой, мальчик юркнул через дверь на улицу, и Отто, уже с ключом наготове, запер дверь.

 - Нелегкая предстоит ночь, - заметил Кай, поглядывая на хмурое небо. Ветер трепал его волосы, и они лезли в глаза.

 - Да, - согласился старик. – Но мы-то с тобой и не такое видывали, верно?

 Мальчик кивнул, забрал из рук Отто тяжелый дорожный рюкзак, взвалив его себе на спину, и бодро зашагал по выложенной камнем дороге, вьющейся между деревенскими домиками и покрытыми яркой зеленью холмами, на которых стояло все поселение. Отто не отставал. Настроение у него было хоть куда, и он даже не заметил, что из-за угла их домика выглядывает чье-то лицо…

 Если бы Отто хорошо присмотрелся к этому самому лицу, он бы узнал в молодом человеке…

 Впрочем, Отто сего лица не увидел.

 Уже смеркалось, когда он и его внук оказались под сенью леса. Со всех сторон путников обступили высокие сосны с прямыми, словно столбы, стволами и более раскидистые норвежские березы, кое-где виднеющиеся меж стройными хвойными исполинами. Протоптанная жителями деревни дорога, усыпанная песком и мелким гравием, постепенно сужалась и зарастала травой. Откуда-то сверху доносился густой и низкий, будто бас, шум танцующих веток: это ветер прозрачным одеялом проносился над макушками деревьев.

 Собиратели грибов углублялись все дальше в лес, и казалось, что зеленые стены с шорохом пробирающегося средь зарослей зверя (или человека) смыкаются за их спинами.

 Отто дышал полной грудью.

 - Хорошо-то как! – с наслаждением вздыхал он, оглядываясь по сторонам. – Вот иду и молодость вспоминаю. Как с твоим отцом и с твоей тетей сюда приходил… Папа твой был еще совсем маленьким мальчиком и все хватался за мою руку, зато его старшая сестра… Ох, как гордо впереди нас вышагивала да еще любила Карла страшными сказками про леших пугать!

 - Жалко, что тетя Катрина умерла задолго до моего рождения, - вздохнул Кай.

 - Дааа, - старик погрустнел. – А ведь было ей тогда всего-то восемнадцать с половиной.

 - Ну неужели она умерла от болезни? – недоверчиво спросил мальчик в который раз за последние полгода.

 Историей про то, что виной всему была какая-то страшная и редкая болезнь, Кая кормили уже давно, с малых лет. И до недавнего времени он всему верил, но теперь… Теперь, в свои тринадцать, он понимает, что не могла здоровая, сильная девушка в таком юном возрасте так скоро и неожиданно, так бессмысленно скончаться, лежа в кровати. Неправдоподобно это.

 - Да, мой дорогой, - вздохнул Отто. – Это случилось так неожиданно…

 - Ну, ясно, - невесело сказал Кай, растягивая гласные. Дедушка так его и не убедил, что-то он все-таки от внука скрывает… - О, а давай-ка вон там палатку поставим, а то скоро ночь уже, торопиться надо.

 Мальчик кивнул старику в сторону маленькой поляны, на которую сквозь сетчатый купол сплетающихся друг с другом ветвей, струился скуповатый лунный свет. И действительно, уже ночь, пора бы остановиться где-нибудь. Полянка выглядела весьма и весьма привлекательной и подходила для ночлега.

 - Согласен, - старик подмигнул мальчику, и они направились прямиком к выбранному местечку.

 Здесь в четыре руки разбили палатку и, разумно решив начать свой промысел завтра с утра, начали укладываться спать под теплые перистые одеяла.

 - Ну, - зевнул Отто, уже кладя ухо на снятую с лысины шапку. – Спокойной но…

 - Где же вы? – раздался в этот момент пронзительный крик над лесом.

 Казалось, совсем недалеко, в каких-то нескольких сотнях метров от палатки.

 Отто сел и вместе с внуком напряг свой слух.

 - Где же вы? Где? – звал мужской голос с приятным тембром. – Выходите из тени!

 Старик решительно поднялся на ноги и снова натянул шапку.

 - Заблудился, верно, бедолага, - сказал он. – Своих найти не может. Надо бы помочь, а, Кай? Кай!

 Мальчик сидел, замерев, словно вдруг увидел перед собой ядовитую змею. Его лицо белело среди темноты тесной палатки, глаза были совершенно круглыми. Он словно бы даже не слышал дедушку.

 - Кай! Пошли-ка поможем. Не слышишь, что ли? Человек заблудился!

 Нет, не слышу, дедушка, подумалось вдруг. Не слышу, что человек заблудился. Слышу только холодное и яростное отчаяние, слышу безумие голодного хищника, такое, какое слышно, когда волк ночью на луну воет, да не тогда, когда его охотники в ловушку загнали, а тогда, когда крови хочется, крови… Вот что я слышу.

 Волков Кай уже не боялся: доводилось встречаться не раз, и судьба научила смотреть в их ледяные глаза без ужаса и паники. Но этот волк – совсем другое дело, этот волк…

 - Ну где же вы? – повторился жуткий окрик.

 - Да ну тебя, дитя, - махнул рукой Отто и вышел из палатки.

 - Стой, дедушка! – Кай мгновенно ожил и выскочил в ночь следом.

 Отто нетерпеливо оглянулся с сердитым видом. Человеку помочь надо, не видишь, что ли, малец надоедливый? Аль темноты испугался?

 - Возьми хоть это, - прошептал Кай, протягивая старику кухонный ножик для срезания грибов. Второй такой же нож он сжимал сам.

 Голубые глаза мальчика были совсем взрослыми.

 Отто быстро схватил нож и бросился на зов, а мальчик поспешил следом за ним. У дедушки ведь ноги да руки совсем слабые стали, как же его одного отпускать?

 Он, Кай, в свои тринадцать и то посильнее будет.

 Страх отступил.

 - ГДЕЕЕЕ  ВЫЫЫЫ???

 Этот крик был безумней, безнадежней и страшней прежних. А еще…

 А еще он был теперь ближе. Гораздо ближе.

 - Сюда! – крикнул в ответ Отто. – Сюда, господин!

 Еще минута – и два охотника за грибами оказались на узкой тропинке, а напротив, метрах в десяти от них, стоял высокий человек, который резко обернулся им настречу.

 И еще минуту все трое были неподвижны, словно каждый из них сто лет ждал этой встречи, и теперь то ли радость, то ли изумление, то ли ужас, но что-то все-таки сковывало их по рукам и ногам.

 Скорее, все же ужас.

 И тут человек сдвинулся с места и стал медленно-медленно приближаться к Отто и Каю. Медленно, словно крадущийся хищник.

 Девять метров, семь, пять…

 В трех метрах от старика и мальчика человек снова остановился.

 Страх вернулся.

 К Каю. А к Отто вдруг пришло осознание того, что стоит перед ним не кто иной, как…

 - Инглинг Сорбо! – воскликнул старик в изумлении. – Добрый вечер, господин!

 Ответного приветствия со стороны Инглинга не последовало.

 Половина лица юноши была скрыта темнотой, а другую освещал слабый отблеск луны. И на этой самой другой половине… был глаз. Большой, широко раскрытый глаз, который не мигал, упершись стеклянным взглядом в лицо старика. Сорбо сотрясала дрожь, а на левом боку у него… На левом боку… Что-то там висело, такое темноте и длинное.

 Да, страх вернулся.

 Может быть, теперь он наполнил и душу Отто.

 По крайней мере, Инглинг был очень похож на восставшего из могилы мертвеца.

 - Вы кого-то ищете, герр Сорбо? – негромко поинтересовался старик, и голос его под конец фразы стал каким-то тоненьким и дрожащим.

 Инглинг сделал широкий шаг вперед. Отто вжал голову в плечи.

 - Вы… кого-то… ищете? – непонятно для чего повторил он свой вопрос.

 - ТЕБЯ! – прорычал Сорбо и, вытянув вперед бледные руки, бросился прямо на Отто, пытаясь его задушить.

 Отто инстинктивно отпрянул с глухим криком, а Кай, закричав во весь голос, не понимая, что творит, ударил Инглинга по руке ножом, и сквозь рукав пиджака проступила темная кровь. Пожалуй, Кая эта кровь, как и осознание того, что пролил ее он, тринадцатилетний подросток, испугала больше, чем холодный и пылающий жестокостью взгляд Сорбо, который тот устремил на своего маленького обидчика. Хотя взгляд этот и был острее ножа.

 - Ах ты, щщщенок! – прошипел Инглинг, убирая руки от Отто.

 - Вы сошли с ума, - прошептал старик.

 - Верни ее мне!

 - Я не понимаю, о чем вы. – Отто попытался придать своему голосу твердость.

 - ЛОЖЬ! – взревел Инглинг. – Ты лжешь, вор! Ты украл благо моей семьи, сокровище моего рода!

 Он выхватил из ножен саблю.

 Бедняга старик и его внук в смятении пятились прочь от безумца, но тот все наступал на них, брызжа слюной и гневно сверкая глазами.

 - Верните то, что украли! Воры, мошенники, клятвопреступники, убийцы! – не останавливаясь кричал Инглинг. – О, Боги! Кто знает, сколько крови пролилось уже из-за того, что по праву принадлежит моей семье и что вы силой присвоили себе! Но, клянусь, прольется еще, ибо это необходимо! Клянусь: во имя справедливости я преступлю порог и не побоюсь греха!

 И молодой человек в ярости замахнулся саблей на старика Отто. Тот безнадежно выставил вперед свой нож, понимая, что этот жалкий кусочек стали ничто против прочного и острого лезвия. Мальчик издал сдавленный крик и поднял руку с ножом, однако Инглинг без особого труда выбил нож из его рук и вновь обернулся к своей жертве. Вот он опять замахнулся…

 Но боли, которой уже ждал Отто, так и не последовало. До старческих ушей донесся оглушительный удар, словно сабля Сорбо напоролась на нечто равное с ней по прочности. Открыв глаза, старик с изумлением обнаружил, что на помощь к нему и его внуку пришел незнакомец в дорожной одежде, который искусно владел своей саблей и наседал на Инглинга. Однако и молодой Сорбо не спасовал: быстро оправившись от неожиданного появления противника, который был (в отличие от Отто с мальчиком) равен ему по силе, он с новой ненавистью вступил в схватку.

 Колени Отто задрожали и подкосились, перед глазами все плыло, и он бы непременно упал на землю, если бы его не поддержал внучок. Мальчик храбро стоял на ногах и, не отрывая взгляда, будто заколдованный, смотрел на битву Инглинга Сорбо с их внезапным защитником.

 И вдруг… все резко оборвалось и время будто провалилось в бесконечность. Инглинг Сорбо с застывшими стеклянными глазами повалился на землю, держась обеими руками за горло, из которого хлестала ярко-алая кровь. Кровь была везде: она текла у него носом и горлом и заливала одежду. Кровь была и на лезвиях обеих сабель. Кровь была на темно-зеленой траве.

 Мгновением позже жизнь покинула обезумевшего Инглинга.

 - О, Боже! – в ужасе прошептал Отто и лишился чувств.

 Мальчик бережно опустил его на землю и стал хлопать холодными ладонями по щекам. Сердце колотилось, словно бешенное, в ушах стоял невыносимый шум. Смерть! Это смерть, смерть… Вот это, значит, как, когда с оружием, с насилием и кровью…

 Может, это и хорошо, если тетя Катрина скончалась от болезни…

 - Спасибо, - негромко выдавил наконец Кай.

 - Не благодари за это, - так же тихо отозвался спаситель. – В убийстве нет ничего, за что можно благодарить. – Он немного помолчал, глядя на мертвого Сорбо. – Кто он? Ты знаешь?

 - Он Инглинг Сорбо. Внук самого почитаемого здесь человека, доктора Томаса.

 Незнакомец вздрогнул.

 - Томаса Сорбо? – с волнением в голосе спросил он.

 - Да. – Мальчик задумался. – Мы не выдадим вас, господин. Иначе вас посадят и не будут слушать нас, что вы нас защищали. Никто не поверит, что Инглинг Сорбо первым поднял руку на беззащитного старика. Сорбо слишком влиятельны в нашей деревне. Но… но если все-таки нам придется встать перед судом, мы должны будем сказать всю правду.

 - Ты рассуждаешь правильно, как разумный взрослый человек, - с одобрением сказал незнакомец. – Ты сможешь привести в чувство этого бедного старца?

 - Смогу, - ответил мальчик. – Нам больше ничего не угрожает, лишь бы поскорее убраться подальше от этого места.

 И он помимо воли бросил взгляд на лежащий в траве труп. В это время Отто зашевелился.

 - Кай… - позвал он.

 - Я здесь, дедушка. Ты в порядке?

 Отто слабо кивнул и попытался приподняться. Мальчик тут же подхватил его под мышки и помог сесть.

 - Вставай, дедушка, надо уходить отсюда, - сказал он и огляделся.

 Их спасителя уже не было видно поблизости.

  Глава 5

 Было утро, еще более чудесное, чем вчера, и Кэйа с Болдром гуляли по лесу. Подобные прогулки у них были довольно часты, особенно в теплое время года, когда так и тянет убежать куда-нибудь подальше от четырех каменных стен, куда-нибудь туда, где дышится легко, а думается – о другом. Куда-нибудь, где можно почувствовать себя не человеком, обреченным носить тяжелые доспехи образования и общественности с прозрачным налетом всеобщего прогресса, а диким существом, свободным, точно птица. Ну, разве что без крыльев.

 Когда Кэйа была маленькой, такой вот, как Болдр сейчас, даже меньше, для нее таким местом был фьорд. И даже теперь, после того как прошло почти двадцать лет со дня ее последнего «побега» к заливу, она очень хорошо помнила, как хмурилось седое небо, как ветер пах морем, как раскачивались макушки деревьев и откуда-то издалека доносились пронзительные крики чаек, дерущихся из-за рыбы. В тот день и закончилась ее прежняя, дикая жизнь, и не стало больше маленькой ловкой обезьянки, которая прежде лазила по зеленым горам, любуясь красотой залива.

 После таинственного исчезновения своей супруги Айдж Норсенг строго-настрого запретил дочурке ходить к фьорду. Почему этот запрет не распространялся на Стеина, маленькая Кэйа не могла понять, а потому решение любимого папеньки показалось девочке совсем несправедливым. В результате она продолжила свое любимое занятие, а именно, лазание по скалистым берегам фьорда, только уже тайком от всех.

 И вот однажды…


 Кэйа спустилась к кромке воды, сопровождаемая шорохом гальки, скатывающейся под ее ботинками вниз по склону. Звук был неприятный, но восьмилетней девочке очень нравился, и, спустившись, она начала подбирать самые крупные камешки, потом подолгу крутила их в своих чумазых пальцах и наконец бросала в воду, пуская по поверхности расплывающиеся «блинчики». Это приводило ее в неописуемый восторг.

 Когда галька и «блинчики» надоели, Кэйа пошла вдоль берега и добралась-таки до места, которое они со Стеином называли воротами фьорда. Два серых каменных гиганта стояли напротив друг друга, а между ними был проход шириной около десяти метров, через который вода в заливе сообщалась с открытым океаном. Добравшись до одной из этих двух скал, Кэйа подобрала подол своего платья и с легкостью запрыгнула на гладкий и скользкий камень, который торчал из воды. Здесь таких камней была целая вереница.

 Как будто дорога. Тропинка в океан…

 С блаженной улыбкой на пухлых губках девочка прыгала с камня на камень, пока не очутилась на самом крайнем, где по понятным причинам остановилась и подставила лицо под свирепый ветер, который безжалостно хлестал по щекам. Ее тоненькая и хрупкая фигурка, подрагивая от холода, слегка раскачивалась от каждого порыва, а руки были отведены за спину. Она словно просила у ветра: ну, дай мне свои крылья, разве тебе жалко?

 Сколько она так стояла, Кэйа и сама не могла потом вспомнить. Да она и не следила за временем, не находя это нужным. Однако ветер все усиливался, небо потемнело и затянулось грозовыми тучами. Пошел дождь. Волны, набегающие на скалистый берег, становились все выше и мощнее. Не сразу Кэйа поняла, что надвигается шторм и надо возвращаться обратно.

 Теперь она ступала осторожно: разъярившиеся волны порой полностью закрывали верхушки камней, по которым пролегал путь девочки, и приходилось подолгу ждать, когда они отступят. Камни сделались еще более скользкими и опасными.

 И тут раздался оглушительный треск, и в следующее мгновение ворота фьорда озарило вспышкой молнии. От неожиданности девочка громко вскрикнула, потеряла равновесие и упала. О торчащий из воды камень она, слава богу, не разбилась, зато внезапно нахлынувшая волна подхватила Кэйю на свой гребень и понесла куда-то в открытое море. Кэйа закричала от страха и тут же наглоталась воды, в ее голове уже пронеслась мысль о том, что пришел конец, но тело не собиралось смиряться с подобной мыслью, и детские руки отчаянно рассекали волны, чтобы выбраться на берег.

 Но шторм набрал уже почти полную свою мощь, и было бы чудом, если бы Кэйе удалось выплыть.

 На счастье ее внезапно схватила чья-то сильная рука, и девочка почувствовала, как ее тянут вверх. Спустя пару мгновений она поняла, что сидит и плюется водой на дно чьей-то деревянной шлюпки. Хлипкое суденышко бросало из стороны в сторону, оно то поднималось, то опускалось на волнах и почти наполовину было заполнено водой, но все же это было гораздо лучше, чем барахтаться в ледяной воде.

 Напротив девочки сидел мужчина, по-видимому, рыбак, мокрый с головы до пят. Он сидел спиной к воротам фьорда, и его руки совершали решительные и сильные движения, мертвой хваткой сжимая длинные весла, направляя шлюпку к суше.

 - С ума сошла, девчушка? – прокричал он. – Ты что тут забыла?

 Кэйа не ответила. Она до сих пор не могла поверить, что сумела выжить, и из ее сердца еще не ушел пережитый ужас.

 Подобное потрясение так просто не забывается, поэтому, оказавшись на твердой земле, которую прикрывали от бури каменные стражи, Кэйа дала себе слово: больше никогда она не пойдет к фьорду. Папа был прав.

 Да, и еще, разумеется, она, как воспитанная девочка, не забыла поблагодарить своего спасителя.

 - Не за что, маленькая, - уже смеясь, ответил мужчина. – Как тебя зовут?

 - Кэйа Норсенг. А вас как?

 - А меня – Фолки Халворсен.


 - Помогите! – раздался громкий, но жалобный крик, и Кэйа – взрослая Кэйа, фру Халворсен – вздрогнула и прогнала прочь детские воспоминания.

 Голос был женский.

 - Что это было, мама? – испуганно спросил Болдр, хватая мать за руку.

 - Не знаю, - тихо ответила Кэйа. – Но мы, как христиане, должны откликнуться на зов и попытаться помочь несчастной, что бы с ней ни случилось.

 Крепко сжав руку сына, молодая женщина еще раз повнимательнее прислушалась к крикам и решительно пошла на голос. Болдр не такой уж и маленький, пусть учится быть храбрым и отзывчивым!

 - Помогите! – снова раздалось откуда-то из зарослей.

 - Это уже совсем близко, - прошептала сама себе Кэйа.

 - Мама, мне страшно, - жалобно пробормотал Болдр, хватаясь за юбку ее платья.

 Кэйа погладила сына по голове, обняла одной рукой за плечи и прижала к себе.

 - Не бойся, мой хороший, - ласково утешала она. – Все будет хорошо, ведь мама с тобой.

 - Помогите… - совсем слабо и безнадежно произнес все тот же голос, и в следующее мгновение Кэйа с Болдром завернули за заросли колючего кустарника и увидели бедно одетую женщину средних лет, которая, ссутулившись, сидела на земле и беззвучно плакала, наклонившись к молодому человеку, чья голова покоилась у нее на коленях. На вид ему было лет двадцать пять или чуть больше, лицо покрывала мертвенная бледность; он лежал неподвижно, с закрытыми глазами, и его торс обхватывала повязка, сделанная, судя по всему из разорванной рубашки. С правой стороны повязка была пропитана кровью.

 - Господи, сударыня, что случилось? – воскликнула Кэйа, в то время как Болдр с криком спрятался за ее юбкой.

 Женщина подняла на нее глаза, и в этом взгляде промелькнула надежда.

 - Ах, слава небесам, госпожа! Я уже думала, что никто не найдет нас и не поможет моему дорогому мальчику! О, Боже! Посмотрите, как он бледен…

 - Но что все-таки здесь произошло, скажите мне! – повторила Кэйа.

 Женщина вытерла слезы со щек, но тут же снова расплакалась. Вид у нее был совершенно несчастный и растерянный.

 - Ах, если бы я только знала! Мы с ним путешествуем… мы как раз намеревались к утру выйти из леса и попасть в деревню, где оба родились… мы остановились в лесу на ночлег… О, мы уже давно не боимся густых чащ и зверей, мы привыкли к подобным путешествиям… Но ночью мой мальчик куда-то исчез, а я проснулась, когда его уже не было и все ждала его возвращения… И… Вы только представьте мой ужас, госпожа: он вернулся бледный, измученный, взволнованный… И он потерял столько крови! Только увидев меня, он слабо улыбнулся, словно пытаясь меня успокоить, и рухнул на землю без чувств. Я наложила ему повязку, но боюсь, что это не сильно помогло. А я такая слабачка, даже не могу дотащить его до деревни… Господи, я думала, что умру здесь вместе с ним!

 Кэйа присела на корточки рядом с несчастной матерью и погладила ее по плечу.

 - Не волнуйтесь, теперь опасность миновала, - ласково сказала она. – Мы доставим его в деревню и вызовем к нему лучшего врача. Все будет хорошо, я вам обещаю. Болдр!

 Мальчик вздрогнул и поднял глаза.

 - Беги-ка в деревню, позови кого-нибудь из мужчин, приведи сюда. Пусть помогут нам донести раненого человека до нашего дома.

 - Да, мама, - кивнул Болдр и стремительно сорвался с места.

 Вскоре мальчик уже исчез среди тесно сгрудившихся деревьев.

 - Он быстро бегает, - заверила Кэйа. – И хорошо знает этот лес. Так что не волнуйтесь, лучше выпейте пока воды, а то на вас лица нет!

 И она подала женщине флягу с водой из своей корзины, которую всегда брала с собой, отправляясь с Болдром на прогулку по лесу.

 - Спасибо вам, госпожа. Вы так добры… - голос женщины стал спокоен. – Как вас зовут?

 - Кэйа Халворсен. А вас?

 - Я Ребекка Абель. А это, - она с нежностью посмотрела на раненого молодого человека. – Роальд. Роальд Абель. – Помолчав немного, Ребекка добавила: - У вас очень славный малыш, Кэйа. Ведь можно мне называть вас по имени?

 - Конечно, сударыня.

 - Уж больно вы молодая и красивая, - улыбнулась Ребекка Абель. – Сколько лет вашему сыночку?

 - Уже девять.

 - Вы счастливица, что имеете такого милого мальчика.

 Кэйа улыбнулась и приложила горлышко фляги, которую ей вернула Ребекка, ко рту Роальда Абеля. Тонкая струйка воды просочилась между плотно сжатых губ, однако молодой человек не пришел в себя, и остальные капли воды побежали по подбородку. Ребекка тяжело вздохнула.

 - Ничего, ничего, - ободряла ее Кэйа. – Мы позовем нашего знакомого доктора, и он обязательно поможет вашему сыну.

 Ребекка снова посмотрела на свою молодую собеседницу и тепло улыбнулась.

 - Вы сказали «сыну»? Ох, нет-нет, я не его мать.

 - Вы не его мать? – эхом повторила Кэйа, удивленно подняв брови.

 - О, конечно, нет! В его жилах течет благородная кровь, а я… я всего лишь его няня, которая помнит его еще крохотным младенцем. Он носит мою фамилию только потому, что я вырастила его, можно сказать, одна, а у него такое благодарное сердце!

 У Кэйи даже защемило в груди, пока она слушала с какой любовью и с каким восхищением говорит Ребекка о своем воспитаннике.

 Прошло около получаса, прежде чем вернулся Болдр. За ним спешили Альвисс – коллега Андора – да веселый парень Коли, который с недавнего времени ходил на рыбалку вместе с Петтером Буллем и всей бывшей командой Фолки и которого частенько можно было увидеть неподалеку от дома Халворсенов (бедняга все пытался ухаживать за Келдой, но это у него совсем не получалось).

 - Так-с, - растирая руки проговорил Альвисс. – Здравствуйте, дамы. Давайте сюда вашего раненого. А ну-ка, Коли, хватайся!

 - Да ты поосторожней, Альвисс! – воскликнул Коли, видя как лихо его «напарник» подхватил Роальда под руки, и сам взялся за ноги. – Подними-ка повыше, я его ноги на плечи закину, чтобы он сильно не раскачивался.

 - Прошу вас, аккуратней, мои дорогие, - попросила Ребекка. – Как бы рана сильнее не открылась.

 - Не бойтесь, сударыня, - заверил ее Альвисс. – Мы его в самой лучшей сохранности до деревни доставим.

 - Куда, Кэйа? – спросил Коли. – Куда несем?

 - Доктор Томас будет дома у бабушки с дедушкой, - подал голос Болдр. – Потому что я видел Келду, и она побежала за ним. Она сказала, что приведет его к ним домой.

 - Спасибо, сынок. – Кэйа погладила мальчика по голове. – Тогда, господа спасатели, прошу вас, к Фолки.

 - Отлично, - улыбнулся Альвисс. – Вперед!

 И они все разом двинулись прочь из леса. Впереди шагал Болдр, за ним аккуратно ступали Альвисс и Коли, а позади них шли Кэйа и Ребекка.

 - Хорошие у вас в деревне ребята, - сказала последняя.

 - Почему же у нас? Ведь вы сказали, что это и ваша деревня тоже.

 - Была когда-то. Но это было очень давно, когда Роальд был совсем маленьким. И я… я мало тогда общалась с людьми и не часто встречала таких простых и добрых. У меня было много обязанностей, я выходила из господского дома только по нужным делам и не могла останавливаться, чтобы поболтать с другими жителями деревни. Я здесь почти никого не знала. И потому деревня казалась мне какой-то далекой… И все было по-другому.


 Келде пришлось довольно долго ждать, прежде чем ей открыли дверь.

 Открыл Торстеин.

 - А ты что здесь забыла? – очень недоброжелательно спросил он, грозно нахмурившись. Он все еще помнил, как позавчера вечером дочка Фолки, можно сказать, выгнала его из их дома, а теперь ей, бессовестной, хватило дерзости явиться сюда! – А ну проваливай!

 - Не смей говорить со мной, как с нищенкой, которая просит о подаянии! – гневно сверкнула глазами девушка. – Я пришла к доктору Томасу и не намерена тебя слушать.

 - Ему сейчас не до тебя! – раздраженно ответил Стеин.

 - Он с больным?

 - Нет, но у него…

 - Он врач и обязан оказать помощь раненому человеку, которому грозит смерть! Если твой благодетель и впрямь так благороден, как ты говоришь, он должен понимать, что любые проблемы ничто, когда на кону стоит человеческая жизнь!

 Стеин уже открыл рот, хотя не придумал, что бы такого ответить, и собирался только в очередной раз сказать что-нибудь грубое, как вдруг за его спиной встал Томас.

 - Хватит спорить, молодые люди! – сказал он. – Добрый день, фрекен Келда. Я правильно, услышал, что у вас кто-то ранен?

 - Добрый день, доктор Сорбо. – Келда почтительно присела в легком реверансе, чего от нее почти никто не дожидался. – Кэйа и Болдр встретили в лесу какого-то несчастного господина, истекающего кровью. Альвисс и Коли перенесут его к нам домой. Вы не могли бы…

 - Идемте скорее, девочка моя, - сказал этот замечательный человек. – О своих заботах я потом подумаю.

 Томас прошел мимо Стеина и поспешил следом за Келдой, которая напоследок бросила на Торстеина победоносный взгляд.

 - А у вас что-то случилось, доктор? – осторожно поинтересовалась девушка на полпути до дома Халворсенов.

 - Да, к сожалению, - вздохнул Томас. – Просто Инглинг… запутался в своей жизни, скажем так.

 - А, ясно… - протянула Келда и решила, что тактичнее будет не лезть дальше с расспросами.

 Томас мысленно поблагодарил ее за молчание, а перед глазами его все еще стояла записка внука.

 Не ищите меня. Инглинг.

 «Что могло заставить его поверить в весь этот бред, который мне пересказал Стеин? Что могло заставить его сорваться с места и просто так сбежать, даже не посоветовавшись со мной, как он с детства привык? – думал доктор. – Как он мог меня бросить здесь? Ведь он знает, что я буду переживать за него и не найду себе места!»

 Переживать?

 Нет, Томас не просто переживал за Инглинга. Его сердце судорожно сжималось от ничем не объяснимого и жуткого страха.


 Рана молодого герра Абеля не представляла большой опасности для жизни – это Томас понял почти сразу же, как только изучил поврежденный бок. Да, он потерял много крови и сил, но, слава богу, все ребра были целы и в рану, благодаря заботам Ребекки, не попало инородных тел, которые могли бы вызвать заражение.

 - Ну, вот, - улыбнулся Сорбо, поднимаясь с постели раненого и глядя в обеспокоенное лицо фрекен Абель, после того, как обработал рану и заново наложил бинты. – Теперь ему нужен покой, и через недельку-другую молодой человек уже будет совершенно здоров. Я приду к вам через пару дней, чтобы проверить его состояние, а пока – до скорой встречи.

 - Благодарю вас, доктор. – Ребекка наклонила голову в подтверждение своих слов. – Вы меня успокоили.

 Томас попрощался со всеми Халворсенами, находившимися в комнате, и вышел, сопровождаемый Хэвардом.

 - Ах, боже мой, бедный юноша, - вздохнула впечатлительная Эидис уже в который раз с той минуты, когда в дом ввалились Альвисс и Коли со своей «ношей». – Как же все это страшно… Пожалуй, я пойду и принесу вам чаю, сударыня.

 Женщина поднялась со стула у двери и исчезла так же бесшумно, как и двое до нее.

 В этот момент бледная рука в руке у Ребекки едва заметно дрогнула, и еще через секунду фрекен Абель услышала слабый голос, зовущий ее:

 - Няня…

 В одно мгновение Ребекка проворно поднялась с коленей и присела на край кровати, все еще крепко сжимая холодные пальцы. Взгляд, который она устремила на покрытое кое-где мелкими каплями пота лицо, светился от заботы и преданности больше, чем солнечные лучи, пробивающиеся в комнату сквозь тонкие шторы, закрывающие окно. Сперва показалось, что этот тихий оклик ей послышался, однако вот ресницы лежащего на кровати человека дрогнули, и веки медленно приоткрылись.

 - Няня. – Теперь это был уже не зов, но обращение, потому что Ребекка могла увидеть еще немного мутные глаза, и эти глаза смотрели прямо на нее. – Что произошло? Где мы?

 - Мы у добрых людей, которые хотят нам помочь, - улыбнулась Ребекка. – Ты был ранен в лесу, но теперь все хорошо. Не беспокойся, милый. Отдыхай.

 - Так мы уже в деревне, верно? – негромко спросил Роальд Абель.

 - Да, - кивнула его няня. – Скажи мне: что произошло в лесу?

 Ей тут же пришлось пожалеть о своем поспешно заданном вопросе: Роальд сильно вздрогнул и приподнял голову с подушки, его губы, и без того, обескровленные, побелели еще сильнее, зато глаза блестели, как у больного лихорадкой, когда наступает последний приступ, призванный унести вместе с собою жизнь.

 Он словно вспомнил о чем-то очень важном.

 - О том, что именно произошло в лесу, я расскажу тебе позже, - прошептал молодой человек. – А пока… Я кое-что узнал ночью… Няня, он все еще здесь.

 Роальд уже хотел было подняться, опершись на локти, но Ребекка поспешно уложила его обратно на подушку. Взгляд ее при этом был потухшим и жутко уставшим. Она тяжело вздохнула и два раза медленно кивнула, словно ее голова вдруг стала невыносимо тяжелой.

 - Да, мой дорогой, теперь я и сама знаю, что он все еще здесь. И очень скоро ты увидишь его, как и хотел.

Глава 6


 Вскоре после обеда Кэйа с Болдром ушли к себе домой, а Эидис и Фолки в один голос принялись убеждать их гостью покинуть на время свой пост у кровати раненого и немного отдохнуть. На эти уговоры (хотя Ребекка Абель и не привыкла, чтобы ее когда-либо упрашивали) пришлось потратить по меньшей мере час, в продолжение которого то хозяин дома, то хозяйка стучались в дверь и осторожным шепотом повторяли примерно одну и ту же фразу:

 - Фрекен Абель, я все-таки настаиваю, чтобы вы пошли в соседнюю комнату и немного поспали. – Иногда к этому еще и добавлялось: - Вы бледны, словно лист бумаги! – Или: - С молодым человеком все будет хорошо. – Или: - Я вас пока заменю.

 В конце концов Ребекка вняла уговорам, превратившимся чуть ли не в мольбы, и с глубокой благодарностью отправилась в приготовленную для нее комнату, ранее принадлежавшую Андору.

 - Спасибо, что вы так заботитесь о нас, - сказала фрекен Абель Эидис, которая ее привела.

 - Да стоит ли благодарить? – отмахнулась хозяйка. – Спите.

 К Роальду отправили Хэварда (в чьей комнате его и уложили Альвисс и Коли), а остальные собрались в гостиной.

 - Бедные люди, - продолжала вздыхать Эидис. – Мне кажется, у них обоих такая непростая жизнь… И даже нет настоящего дома, раз они постоянно путешествуют.

 Фолки хмурился.

 - Интересно, кто же это мог сотворить такое с нашим герром Абелем? – вслух рассуждал он, откинувшись в своем любимом кресле и теребя свой шершавый подбородок.

 - Не знаю. – Его жена развела руками.

 - Может быть, в ваших лесах появились какие-нибудь… ну… разбойники? - неуверенно предположила Нанна, которая, несмотря на свой блистательный ум и свое место в университете в Мехамне, оставалась совершенно наивной и незнающей во всяких грязных делах.

 - О нет, это невозможно, моя хорошая, - ответила Эидис. – У нас тут тихое и спокойное местечко. И никаких разбойников, грабителей и прочих преступников отродясь не было.

 - Да если б они и были, - добавил Фолки, - совсем не поздоровилось бы нашему гостю. И напали бы, скорее, не на него одного, а на маленький лагерь из двух человек, один из которых – беззащитная женщина. Лагерь хоть и совсем крохотный, но поживиться там для разбойников есть чем. Если бы так было, я понимаю. А тут такое дело… Как будто кто-то именно на герра Абеля и охотился, да только тому удалось спастись. Или… Или, может быть, какая-нибудь непредвиденная и неприятная встреча, драка… Не знаю, короче говоря! И чего это мы головы ломаем? Нашему раненому, поди, все известно, как будет в состоянии, все, что посчитает нужным, предпримет.

 - А ты чего же там стоишь у открытого окна, Келда, и все молчишь? – окликнула дочь Эидис.

 Не оборачиваясь девушка ответила негромким, глухим и каким-то отдаленным голосом:

 - Гроза скоро будет…

 И она глубоко вдохнула врывающийся в дом воздух.

 Фолки тоже взглянул на улицу, пригляделся к чистому небу…

 - Да нет, дикарка, не похоже. Погода просто отличная!

 - А мне так кажется… Просто кажется – и все. Гроза скоро будет… Вот небо ясное, а мне… не знаю, но мне темно. И холодно. Скоро будет гроза.

 Уже ближе к вечеру пошел дождь, и где-то над облаками опять пробудилось все то же чудище, рычащее и изрыгающее молнии.


 За несколько дней Ребекка и Роальд Абели успели сильно привязаться ко всем Халворсенам. Томас за это время приходил дважды и оба раза оставался абсолютно доволен состоянием своего пациента, так что больше визитов врача пока не предвиделось.

 По утрам Фолки уходил на рыбалку, а Келда – в школу, к своим ученикам. И пока Эидис хлопотала на кухне, которая по праву, причем совершенно неоспоримому, считалась ее законным владением, Нанна и Хэвард помогали Ребекке ухаживать за ее воспитанником. Пару раз к ним забегал Болдр, сияющий и довольный после прогулок с дядей Стеином (Андор сдержал свое слово, хотя его сыну приходилось встречаться с дядей далеко от дома, но это было уже по воле самого Норсенга).

 На четвертый день после той самой ночи в лесу Роальд Абель уже мог свободно, не шатаясь, подниматься с постели и ходить по комнате, разминая ноющие без дела мышцы. Подолгу он сидел у окна, с жадностью глотая прохладный свежий воздух с легким запахом ночной грозы, хвои, мокрого дерева и еще более отдаленным оттенком моря. Глаза его при этом смотрели вдаль с какой-то тоской, однако за этой сероватой пеленой угадывалось иное чувство – то ли твердая решимость перешагнуть через некий незримый порог, то ли едва заметное торжество.

 Окно в комнате Хэварда выходило как раз на парадную сторону, где за день проходило большое количество самых разных людей: от почитаемых и хорошо одетых господ, вроде герра Сорбо, до нищих рыбаков, вид которых не мог не вызывать если не слезы, то по крайней мере жалость. Иногда, правда очень редко, мимо проезжали и запряженные лошадьми повозки, тоже весьма разнообразные. Бывали совсем старенькие телеги с дряхленькими кобылками, по одной на каждую. Бывали такие экипажи, по которым сразу видно: едут не местные, а из города. А откуда ж еще подобным взяться в такой маленькой деревне, где почти все друг с другом знакомы? Да и то, едут, должно быть, мимо. Бывали коляски и поскромнее. Но все равно – из города.

 Вот эта самая была как раз из последних, и сидели в ней два на вид совершенно средних господина, одетых просто и скромно, но по-городскому. Как ни странно, остановилась повозка как раз под окном, из которого за ней наблюдал Роальд. Молодой человек сообщил об этом находящейся в комнате Нанне. Когда девушка подошла к окну и выглянула на улицу, ее лицо осветила теплая улыбка, которая, однако, тут же превратилась в панику.

 - О, Господи! – воскликнула Нанна, отпрянув от подоконника. – Как неудобно! Фру Эидис еще подумает, что я злоупотребляю их гостеприимством!

 - О чем это вы? – не понимая, спросил Роальд.

 - Это приехал мой отец, видите? – девушка указала на старшего из двух мужчин, и тот тут же поднял голову. – Привет, папочка! – Мужчина помахал дочери рукой и вместе со своим спутником направился к дверям. – Мне так неудобно, ведь это дом родителей Хэварда, а моего отца сюда вообще-то не приглашали… С другой стороны, если он остановится у своего старого друга, герра Нансена… Боже мой, надеюсь, что папа догадается. Ох, Ойвинд! Это все он, бессовестный!

 Роальд улыбнулся.

 - По-моему, вам стоит спуститься вниз, - сказал он. – Надо ведь представить отца вашей будущей свекрови.

 - Да, конечно. – Нанна выглядела очень взволнованной, но тут же пресекла себя. – А вы? Вас можно оставлять в одиночестве?

 - Со мной же ничего не случится. Видите, я встаю и иду к кровати. Я лягу, и ничего со мной не будет.

 Роальд присел на кровать, всем своим видом показывая глубочайшее смирение. Мол, обещаю вести себя хорошо, так что вам не стоит беспокоиться, что мое самочувствие может ухудшиться за время отсутствия сиделки. Нанна благодарно улыбнулась и, очень счастливая, выпорхнула из комнаты.

 Как только дверь за ней закрылась, Роальд тут же встал с постели и снова сел у окна. Свежий воздух и легкий теплый ветерок были для него сейчас лучшим лекарством. И хотя правый бок все еще болел и рана до конца не зарубцевалась, все же общее состояние раненого было превосходным, по крайней мере, исчезла слабость и с лица ушла мертвенная бледность, которая прежде заставляла ахать и охать Ребекку и фру Халворсен.

 Не было необходимости о чем-либо переживать. Ведь доктор Сорбо был очень доволен состоянием Роальда и все приговаривал: «У вас просто отменное здоровье, друг мой. Вы сильны, словно бык!» Дело тут было не только в здоровье пациента, но и в блестящем мастерстве врача. В те дни, когда приходил Томас, Эидис тратила по нескольку часов на то, чтобы как следует воздать его достоинствам не только как доктора, но и как человека.

 Действительно, прекрасный это был человек, Томас Сорбо. Недаром даже угрюмый Торстеин Норсенг, брат Кэйи – а благодаря Эидис, Абели знали уже и о нем – да, недаром этот самый Торстеин обожал своего покровителя. Какое великодушие, какая щедрость, высоконравственность, какое благородство!

 И ведь такая несчастная судьба…

 «Да, - говорил сам себе Роальд. – Такая судьба…»


 Любезные приветствия Эидис и Гутфрита Брока, сопровождаемые столь же любезными репликами Нанны, перебивали громкие крики Хэварда и Ойвинда Хёугли.

 - Право слово, молодые люди, да вы будто не виделись вечность! – выкрикнула хозяйка дома, впервые нарушив гармонию их негромкого разговора с герром Броком.

 Ее слова остались без внимания.

 - Ах ты, старый плут, даже не предупредил, что уезжаешь в Швецию! – голосил Хэвард, одним локтем обхватывая Ойвинда, невероятно крепко сложенного молодого человека с непослушной копной русых волос, за шею.

 - Ну ты даешь, проказник маленький! – не слушая его пробасил Хёугли, снимая с себя друга и тыча кулаком ему сначала в одно плечо, а затем в другое. – Как не стыдно тебе так хитрить!

 Рядом с Ойвиндом Хэвард и впрямь выглядел маленьким. Однако сдаваться был не намерен.

 - И как тебе удалось от меня сбежать, мамонт ты мой деревянный, медведь косолапый? А?

 Ойвинд продолжал гнуть свое:

 - В ловушку меня загнать надумал, что ли, кикимора костлявая?

 - Нет, подумать только! В Швецию!

 - Вы только гляньте на него! Письмо он, видите ли, написал!

 - В Стокгольм, оставив лучшего друга…

 - Знал, лисенок, что я потом не отверчусь из уважения к фру Халворсен! – Ойвинд вежливо поклонился хозяйке дома, которая вместе со своими собеседниками стояла и в шоке созерцала бурную сцену встречи двух сумасшедших, и понемногу начал успокаиваться, речь стала менее громкой и более понятной. – Написал, значит, что Ойвинд приедет погостить, когда Ойвинд в Стокгольме пашет, как лошадка. Это ничего, герр Хёугли, что я вас не спросил, вы же все равно приедете, никуда не денетесь! Вот действительно, хитер, как лис! Но тебе не удалось загнать меня в свой капкан! – Ойвинд торжественно воздел к потолку свой длинный палец. – Ибо я приехал сюда из Стокгольма по очень важному делу. Да-да! И не надо так невинно улыбаться, герр Хэвард! Именно дело привело меня сюда. Вы уж, простите меня, фру Эидис, разумеется, я приехал к вам с превеликим удовольствием, - сладким голосом сказал молодой юрист, снова наклоняясь перед хозяйкой. – Но по делу! – он грозно зыркнул глазами на смеющегося Хэварда. – И чего это ты хохочешь, бессовестный?

 - Ты неисправим, Ойвинд, - примирительно заключил Хэвард. – Дай-ка обниму тебя, что ли.

 Нанна, ее отец и Эидис едва удержались от смеха, глядя, как на пару мгновений потеплело грозное лицо могучего Ойвинда, когда молодые люди по-братски обнялись, и как в следующую секунду он снова напустил на себя угрюмый и недовольный вид. Нахмурив брови, Хёугли стал походить на типичного викинга, разве что в деловом костюме, который смотрелся на нем немного комично. Огромный шлем с длинными рогами пошел бы Ойвинду больше. Это точно.

 - А что за дело, мой дорогой? – полюбопытствовала Эидис, после того как «викинг» побывал в нежных объятиях у нее и у Нанны.

 - Так вот ведь герр Брок, который решил прибегнуть к моей ничтожной помощи. Он вам все и объяснит.

 Нанна удивленно вскинула брови, взглянув на отца. Что-то случилось, папа? – спрашивал ее взгляд. А почему ты мне ничего не говорил?

 Эидис повторила свой вопрос для Гутфрита Брока.

 - Да, я решил все-таки взяться за расследование одного запутанного и печального случая в моей – нашей с Нанной – жизни, которое пытался разгадать в прошлом. Тогда мои поиски не увенчались успехом, и я поклялся, что не буду больше терзать напрасными разочарованиями ни себя, ни дочку. Но недавно я сболтнул лишнего при нашем Ойвинде, пришлось рассказывать ему все как есть. Ну, он и убедил меня, что нужно продолжить поиски, чем бы они ни закончились.

 - Поиски кого или чего? – спросила Нанна.

 Гутфрит посмотрел дочери в глаза.

 - Поиски твоей матери, милая.

 Все присутствующие в комнате, включая и Ребекку, которая в это время как раз собиралась подняться к Роальду, но после последней реплики Брока решила остаться на минутку и скромно стояла в стороне, перевели взгляды на девушку. Лицо ее было бледным.

 - Моей мамы? – тихо переспросила Нанна.

 - Да. Помнишь, я говорил тебе, что она давно исчезла, когда тебе не было и двух лет? Я никогда не сообщал тебе подробностей, которые, по правде говоря, немногочисленны.

 Нанна выглядела и испуганной, и заинтригованной. Видно было: до сих пор она была уверена, что у отца нет от нее никаких секретов. Девушка подошла ближе к Гутфриту и взяла его за локоть.

 - Каких это подробностей?

 - Когда я видел ее в последний раз, она уезжала из нашего домика в Мехамне именно сюда, в эту самую деревню, навестить своего отца… Моя жена Вигдис родилась здесь, - пояснил он всем собравшимся. – Она не должна была оставаться здесь слишком долго, ведь Нанна была совсем крошкой. Но прошел месяц, а ее все не было… Она не вернулась и через два месяца. – Гутфрит вздохнул. – Она совсем не вернулась. И поиски, занявшие целый год, не дали никаких результатов.

 - А ее отец не сказал вам, что произошло? Куда пропала ваша жена? – удивилась Эидис.

 - В том то все и дело, сударыня. Ее отец тоже куда-то исчез. Поговаривали, что он переехал куда-то вместе с сыном, но куда – никто не знает. Даже Томас Сорбо не понимает, куда они делись.

 - Томас Сорбо? – изумленно переспросил Хэвард. – Но… почему «даже» Томас Сорбо? Он… разве он как-то связан с вашим исчезнувшим тестем?

 - Я думаю, да, раз он носит одну с ним фамилию и живет в его доме. Ари Сорбо – так звали отца Вигдис.

 - Сорбо? – воскликнула Эидис, хватаясь обеими руками за щеки. – Так это что же получается? У бедного герра Томаса не только жена с сыном умерли, так еще и… Ах, несчастный!

 - Выходит, доктор Сорбо – мой родственник? – недоуменно спросила Нанна, глядя то на отца, то на жениха.

 - Получается, что так, - кивнул Хэвард.

 - Я ведь говорил: дело чрезвычайно важное и не терпит отлагательств! – вскричал Ойвинд, важно скрещивая руки на груди. – Как это я могу не помочь моим друзьям? И как это юрист – а я юрист! – может спокойно пройти мимо загадочного происшествия, в котором, очень даже возможно, замешано преступление против закона?

 - Конечно-конечно, ты правильно поступил, - поспешил заверить друга Хэвард.

 - Господи, столько всего вдруг навалилось, нужно попытаться привести мысли в порядок, - сказала Эидис с глубоким вздохом и внезапно спохватилась. – Ах, да что же это я вас голодом морю! Посидите тут, родимые, а я сейчас быстренько накрою на стол.

 И она заторопилась на кухню, но ее взгляд случайно упал на Ребекку, которая все еще стояла возле лестницы.

 - Что с вами, фрекен Абель? Вы не здоровы? – с тревогой спросила Эидис.

 Ее гостья вздрогнула и выдавила улыбку.

 - Не здорова? – переспросила она еще в полузабытье. – Почему вы так решили?

 - Вы бледны, как полотно, моя бедная. Только посмотрите на себя!

 - Просто голова вдруг закружилась, вот и все. Вы ведь знаете: в нашем возрасте это бывает… Сейчас пройдет.

 - Посидите в кресле, милая, пока я приготовлю вам и нашим гостям обед. А Хэвард… Хэвард! Слышишь меня? Иди-ка и посмотри, как себя чувствует герр Роальд.


Глава 7

«Я так страдаю! Уйдите!» - высокомерно.

Все это не про меня. Я вижу рассвет во фьордах.

Фрекен Снорк, «Рассвет во фьордах».

  Ветер едва слышно свистел в щели между неплотно закрытыми створками окна, и Кэйа, лежа в кровати, помимо воли прислушивалась к этому звуку, стараясь успокоиться и уснуть. Мысли о Стеине никак не давали ей покоя, она безумно переживала за брата и за то, как ему, должно быть, больно. А ведь в таком подавленном состоянии он иногда может совершать ужасные глупости!

 Кэйа не видела Торстеина с того самого вечера у Фолки и Эидис, когда те отмечали помолвку Хэварда и Нанны. Когда ее брат так демонстративно покинул дом ее свекра, хлопнув дверью… Да, Келда, наверное, тогда правильно сделала, что вынудила его уйти, Кэйа благодаря ей испытала огромное облегчение, но…

 Но не должна ли была она тогда побежать за ним, поговорить? Хоть на пять минут покинуть Халворсенов, чтобы проводить брата, которому так не хватает заботы, семьи…

 Может быть, и должна была.

 Да только Кэйа знала: в таком настроении Торстеин Норсенг даже ее слушать не стал бы.

 Тем временем со стороны окна донесся еще более громкий скрип.

 И ей вдруг стало страшно. Она сама не знала почему – просто стало страшно.

 Очень страшно.

 Кэйа протянула руку и нащупала под одеялом широкую ладонь мужа, чувствуя, как сильно и часто бьется сердце у нее в груди.

 - Андор, - шепотом позвала она. – Ты спишь?

 Он не ответил, только слышалось его ровное дыхание, и Кэйа еще отчетливей ощутила свой страх. Не желая будить мужа, она просто придвинулась к нему, повернулась на бок и осторожно прижалась лбом к его плечу, закрыв глаза и обняв его за руку.

 Ветер продолжал отвратительно свистеть, а Кэйа никак не могла заставить себя заснуть.

 Ее очень редко преследовали ночные кошмары, и вообще она никогда не была трусихой, но теперь со всех сторон ей слышались едва различимые, странные звуки: то шорохи, то шелест листвы за окном, то поскрипывание досок, то легкие шаги… Словно кто-то крадется… Мягко ступает. Как котенок.

 Кэйа съежилась, распахнула глаза и, подняв голову, оглядела всю комнату, словно боясь увидеть в темном углу какое-нибудь чудовище или, может, злоумышленника. Однако в спальне было пусто, и вскоре она, укоряя саму себя за слабость, уронила голову на грудь Андора.

 И прижалась к нему покрепче, потому что было как-то холодно. Ее сорочка была с короткими рукавами, и слабое дуновение ветерка, как на лесной поляне в погожий денек, скользило по ее коже, покрывая руки мелкими мурашками…

 Сквозило.

 И тут она вдруг поняла, что…

 - Дверь… Дверь не заперта, и… БОЛДР!

 Андор, мигом проснувшись, резко вскочил с кровати одновременно со своей женой. Он сразу же понял, что открытая входная дверь болталась из стороны в сторону от ветра, а значит, кто-то либо вышел из дома, либо зашел внутрь, либо сначала зашел, а потом вышел…

 - Болдр! – повторил он, надевая рубашку, и со всех ног кинулся в комнату сына.

 И…

 В комнате Болдра никого не было. Кэйа за его спиной издала дикий и отчаянный вопль. Она кричала до тех пор, пока Андор не развернулся и не встряхнул ее, с силой стиснув ее плечи.

 - Успокойся, Кэйа, - как можно тверже сказал он. – Мы его обязательно найдем, слышишь? Ушел он по своей воле или нет, это ничего не меняет. Мы найдем его во что бы то ни стало! Успокойся… Скорее одевайся, мы прямо сейчас отправляемся на поиски. Ну же!


 - Кто это так обнаглел, что долбится в дверь посреди ночи? – возмущался Стеин, спеша отпереть и наорать на непрошенных гостей.

 Дверной глазок его, мягко говоря, удивил: на пороге стоял Андор Халворсен, а за его плечом виднелась голова Кэйи. Выругавшись про себя, Стеин открыл дверь и резким движением распахнул ее. Кричать на них он вдруг передумал, и дело было не в том, что он боялся разбудить Томаса, а в том, какое бледное лицо было у его сестры.

 - Признавайся сразу, Норсенг: это ты? – сурово спросил Андор, да так, что даже Стеину под его ледяным взором стало жутковато.

 - Понятия не имею, о чем ты говоришь, - хмуро ответил Торстеин. – Если позволишь, я лучше сперва послушаю объяснения, но не от тебя, а от Кэйи.

 Она выступила вперед, и ее глаза были заплаканными и отекшими.

 - Болдр пропал… Ты… ты знаешь, что могло с ним случиться?

 Стеин посмотрел на сестру с удивлением и непониманием, в то время, как в душе у него внезапно похолодело от страха. Запинаясь, он ответил:

 - Нет… Откуда ж мне знать, ведь…

 - НЕ ЛГИ МНЕ!!! – закричала вдруг Кэйа, и слезы брызнули у нее из глаз. – Не смей мне лгать! Это все из-за тебя! Он пришел вчера после встречи с тобой и был… так задумчив… И все говорил что-то о фьордах и о тебе! ТЫ повлиял на него! ТЫ! Или будешь это отрицать, брат?

 - Откуда такая уверенность в том, что Болдр убежал именно туда? – с вызовом и в то же время со страхом бросил Стеин.

 - Молчи! Не смей спрашивать об этом! – Кэйа толкнула брата в грудь, продолжая плакать. – Я мать, и я чувствую! Тебе никогда этого не понять! Никогда!

 Андор молча придерживал жену за локти, чтобы она не набросилась на Стеина с кулаками, что могло очень плохо сказаться на ее эмоциональном здоровье. Он только мрачно и все так же грозно поглядывал на Норсенга из-под густых бровей, а Кэйа тем временем не унималась, силы ее как будто удвоились, а глаза сверкали.

 - Ты не имел права! Ты не имел никакого права, Стеин! Я ведь говорила тебе: оставь себе свой мир! Но ты продолжал мучить меня, а теперь решил переключиться на Болдра! Ты сволочь, сволочь! Если с моим сыном хоть что-нибудь случится там, я… я…

 У нее уже понемногу начиналась истерика. Андор схватил жену и вынудил ее снова спрятаться за его спину. Потом подошел к Норсенгу и ткнул пальцем ему в грудь, как раз туда, куда до этого толкнула его Кэйа.

 - Слушай ты, - негромко начал он. – Меня сейчас не волнует то, что ты вчера наговорил моему сыну, ясно? Но если в тебе есть хоть капля любви к племяннику, ты обязан помочь нам отыскать его, потому что ты лучше меня знаешь фьорд. Что ты так смотришь на меня, словно волк? Хочешь растерзать меня – сделаешь это потом, а сейчас я не намерен с тобой разбираться, ты меня понял?

 И Андор собрал в горсть ткань на рубахе Стеина. Тот схватил его за запястье и оттолкнул, угрожающе сверкнув глазами.

 - Убери подальше свои руки, Халворсен, и я найду Болдра! – прошептал он при этом.


 С первыми отблесками утра (началось как раз воскресение) Андор поднял на ноги всех Халворсенов и приобщил Фолки и Келду к поискам Болдра. Впереди был фьорд, были скалы, поросшие лесом… Там уже скрылись Кэйа и ее брат.

 Кэйа! Которая сама говорила мужу, что больше никогда в жизни не пойдет туда. Теперь обстоятельства вынудили ее забыть о том обещании. Впрочем, они, помимо этого, заставили Андора ступить в тот край, где он никогда не был. В отличие от отца и сестренки.

 Вот они его и повели. И Андор смело пошел за ними.

 Деревня была еще окутана сизым туманом, который рваными ошметками струился меж зеленых холмиков и кое-где ложился на крыши домов. Ветер, усилившись, гонял по земле светлые клочья, и они отчего-то становились похожими на бесплотных призраков, которые мечутся без цели и ищут новый путь в старом мире бренных тел, который сперва хотели покинуть, но не смогли.

 Когда трое Халворсенов оказались под сенью стройных сосен, Андор почему-то почувствовал себя маленьким. То есть не мальчиком, а маленьким в буквальном смысле этого слова – крошечным, ничтожным, словно одна единственная капля воды в огромном океане.

 И на плечи давит. Но не воздух же! Воздуха здесь как раз как будто не хватает, несмотря на обилие деревьев и прочей растительности. Нет-нет, воздух был чистым, такому воздуху любой санаторий позавидует, но дышалось почему-то тяжело. Наверное, с непривычки.

 Вон, отец и Келда – как две рыбы в озере.

 А для него, Андора Халворсена, все вокруг было новым и чужим. Все. Целый новый мир – крохотный по размерам, но необъяснимо огромный и необъятный по сути своей, по наполненности и растворившемуся в воздухе духу, прекрасный и величественный, гордый и никем еще не покоренный – целый мир открылся перед ним. И все эти годы этот мир был совсем рядом, рукой подать, два шага сделать… И Андор всегда это знал.

 И все равно никогда не делал тех самых двух шагов. И руку не протягивал.

 Да, красиво. Удивительно красиво, изумительно…

 И все же…

 Здесь могила Фреи.


 Кэйа быстрым шагом шла по узкой тропинке вдоль обрыва. Она была одна: просто не хотела видеть Стеина и снова, снова слушать его пустые слова о прошлом, о маме… Не хотела, не могла больше. И брату не удалось уговорить ее не разделяться: она была тверда в своем решении, как никогда.

 Хотя нет… Почему же никогда? Кэйа с детства умела отстаивать свое мнение перед старшим братом, с самых первых их совместных игр, с самых первых шагов во взрослую жизнь… И тем более, когда стала девушкой и решила выйти замуж за человека, который Стеину сразу же не понравился, с первых мгновений знакомства.

 Но Кэйа тогда не стала слушать ни брата, ни Томаса. И теперь она не сожалела, что вышла за Андора. Ни капельки не сожалела. Она была очень счастлива, ведь у нее был дом, была семья, большая семья, любящая, теплая, дружная. Хотя… как все же жаль, что в этой семье не оказалось места для ее единственного брата, последнего оставшегося осколка из далекого, вдребезги разбитого прошлого…

 Но все-таки брат у нее был, есть и будет. А еще у нее есть теперь сын.

 Внезапно Кэйа ощутила боль, сдавившую грудную клетку, словно кто-то хотел раздавить кости и вырвать сердце. Горькое отчаяние затопило ее душу…

 - Болдр! – со слезами на глазах закричала она. – Болдр, где же ты, сынок?

 Никто не отозвался. Разве что горное эхо… Только Кэйа не стала его слушать – и правильно сделала.

 «Бесполезно, - подумала она с неожиданным для себя спокойствием. – Фьорд – не маленькая лужица, так просто я на Болдра не наткнусь, если буду просто так ходить вдоль берега… Господи, помоги мне!»

 Тогда она засунула руку в карман своего старенького пальто и нащупала там свое ожерелье, которое на всякий случай захватила с собой, собираясь к Стеину. Оно всегда лежало на трюмо в спальне – приносило удачу.

 По крайней мере, Кэйа в это искренне верила и теперь цеплялась за эту мысль.

 Подарок брата на девять лет.

 Подумав, она сжала пальцы и вытащила ожерелье из кармана. Оно было собрано из множества мелких ракушек и камушков, нанизанных на тонкую леску. Стеин сам нашел все эти ракушки у ворот фьорда и сам довел дело до конца, поэтому Кэйа всегда ценила этот его подарок больше всех остальных. Ожерелье напоминало ей о матери.

 Еще немного подумав, Кэйа наклонила голову и быстро надела его себе на шею. Оно было довольно тяжелым, и в том месте, где касалось кожи, почему-то ощущалось тепло. А может, так ей просто казалось…

 Она шла так уже более трех часов подряд, и ноги ее, обутые в легкие туфли, ныли и неприятно болели, особенно когда тонкая подошва натыкалась на крупные острые камни и толстые корни деревьев, кое-где торчащие из-под земли. Было ветрено, у Кэйи околели пальцы, уши и кончик носа стали холодными, а она все шла и шла. И думала о боли, потому что больше ни о чем не хотела думать. И не могла.

 Боялась.

 Но когда поверхности воды в заливе коснулись первые лучи рассвета, молодая мать на пару мгновений позволила себе забыть обо всем на свете: давно уже не видела она подобной красоты… И слезы – то ли радости, то ли сожаления, то ли еще чего-то – затмили ее взор. И помимо собственной воли она улыбнулась.

 Но тут же пресекла саму себя.

 «Нет, - подумала она. – Нет, больше не сможет очаровать меня обманчивая прелесть фьорда и его скалистых берегов, как и далекая синь океана. Ведь я знаю, слишком хорошо знаю, в какое чудовище могут они превратиться, собравшись вместе, когда хлещет дождь и ветер воет, как целая стая голодных волков. Здесь погибла моя мать. Стихия убила ее и похоронила вдали от семьи, даже не дав ни с кем проститься… Здесь я чуть было не рассталась с жизнью… Нет. Красота эта обманчива. Как красота нежной розы с острыми шипами. Нет. Я не буду поддаваться ей. Больше не буду. Надо просто поскорее нейти Болдра – и уходить отсюда. Скорее уходить».

 В этот момент тропинка, по которой она шла, вильнула в сторону обрыва, огибая кривую сосну, чьи колючие ветви наклонились вниз, будто любуясь своей дикой красотой в зеркально гладкой воде. С другой стороны сосны была гладкая скала, поэтому, осторожно держась за одну из нижних веток, Кэйа попыталась пройти по тропе под зеленой кроной, ступая всего в нескольких сантиметрах от края пропасти. Это было довольно неудобно, так как ствол накренился уж совсем сильно, и под ним мог бы свободно пройти разве что ребенок. И все же она попыталась.

 И вскрикнула, когда ее нога соскользнула с края и потянула ее за собой вниз. Из-под стопы тут же посыпались мелкие камни, смешанные с коричневой землей. Сердце замерло, и словно миллиарды мельчайших иголочек вонзились в тело, проникая в кровь… Но в последний миг Кэйа сумела протянуть руку и обнять ею шершавый ствол. Сердце тут же отпустило, и оно заколотилось как бешенное. Его гулкие удары отдавались даже в ушах…

 И тут она услышала голос.

 Тихий голос. Шепчущий…

 Словно этим резким движением Кэйа разбудила кого-то, кто спал… здесь. Или там…

 Внизу, у самого берега, в замке без крыши и со скалистыми стенами. Словно кого-то там потревожили падающие камни…

 Кэйа стояла, обхватив обеими руками кривую сосну и глядя прямо в расстелившуюся под ней синеву залива, стояла и прислушивалась, а голос все говорил и говорил, и вскоре ей показалось, что она слышит слова…

 - Здравствуй… Добро пожаловать…

 И – Господи! – даже эхо вторило этому голосу. А еще… Кэйа похолодела.

 Она знала этот голос.

 Голос ее матери.

 Значит, Стеин… Стеин… Ее мысли перемешались и отказывались подчиняться разуму. Стеин… Он все-таки был прав. А она ему не верила.

 Нет, это было неестественно, неправильно, ненормально. Такого быть не может. В реальной жизни не может. Никогда. Кэйа закрыла глаза и, оторвав одну ладонь от дерева, сжала в пальцах самую большую, центральную ракушку в своем ожерелье. Ее губы шептали слова старой молитвы, которой ее научил Томас Сорбо, когда-то очень давно.

 Она боялась поверить… Но чем больше вслушивалась, чем больше слышала, тем сильнее погружалась в черную пучину необъяснимого и загадочного, и словно клешни гигантского подводного чудища стискивали ее, выжимая последние капли радости, выжимая всю душу… Чем больше она понимала, тем больше верила… Но она не хотела верить.

 И она молилась.

 - Пожалуйста, замолчи, замолчи… - шептала Кэйа, прижимаясь к сосне.

 Она на самом деле не могла сделать и шага.

 Налетел ветер. Он носился вокруг нее, как развеселившийся пес, и насмехался над ней. Он теребил ее растрепанную от быстрой и долгой ходьбы косу и все нашептывал в ухо непонятные, но тем более страшные слова.

 - Замолчи, - одними губами проговорила Кэйа, и по ее щеке поползла слеза.

 Горячая. Только она почему-то казалась ледяной.

 А голос, голос Бергдис Норсенг не замолчал. Лишь на пару мгновений он стал тише, чтобы потом…

 Чтобы потом разразиться, будто раскат грома после минутного затишья, еще более мощный, еще более страшный и гневный, последняя, самая яркая вспышка молнии, последняя и самая смертоносная стрела в руке у разъяренного Тора.

 Сначала это был хохот. А после…

 - Так ты думала, что я умерла? Ты думала, что я лежу здесь, погребенная под многометровой толщей ледяной воды… О, нет! Клянусь небесами, нет! Я не умерла здесь. Я здесь ЖИВУ! Здесь! И здесь! И здесь тоже! Оглянись, вот же я! Да нет же! Здесь! Смотри сюда! Нет, теперь сюда! Я здесь, видишь? Здесь! И здесь! Я везде, дочь моя! Я везде!

 Кэйа еще сильнее зажмурилась. Нет, ни за что на свете она не откроет глаза…

 - Долго же тебя не было, Кэйа! Очень долго! Я уж думала, что ты забыла свою собственную мать. Хотя, наверное, так оно и есть, ведь я права? И вот, спустя почти двадцать лет ты пришла сюда… ты вспомнила обо мне! Нет, я теперь не позволю тебе убежать от меня, дочка! Я не могу позволить тебе прятаться, не могу, не могу!

 Голос кричал, надрываясь, и в нем ужасным, жутким образом соединялись воедино гнев и слезы…

 - Нет, я не могу допустить, чтобы ты закрывала глаза и уши! Я слишком долго ждала, когда ты придешь ко мне! Я слишком долго ждала тебя здесь! Слишком долго! Ты не можешь меня бросить! Ты не можешь закрывать глаза!

 Порыв ветра стих. И голос матери вдруг потерял свою милу и неизмеримую мощь. Кэйа силилась отдышаться, в глубине души умоляя небо, чтобы это был конец.

 Но это был не конец.

 Еще не конец.

 ОНА снова заговорила, однако теперь ее голос дрожал, словно хрупкая веточка ивы на ветру, и в нем чувствовалась горечь. Горечь и бездонная, холодная, соленая, одинокая, ничем не измеримая тоска…

 Как океан.

 И мольба.

 И слезы.

 - Ты не можешь закрывать глаза… Ты не можешь… Я слишком долго тебя ждала. Разве… скажи: разве я не заслужила того, чтобы увидеть твои глаза и услышать твой голос? Разве я не заслужила? Ответь, Кэйа. Ответь… Скажи хоть что-нибудь… Не уходи. Я слишком сильно страдала, слишком много слез пролила, слишком много слез…

 Несколько холодных капель упали на напряженное лицо Кэйи.

 - Слишком много слез… - снова прошептал голос.

 И она открыла глаза, хотя ее веки и мокрые ресницы сильно дрожали.

 Шел мелкий дождь.

 Она протянула руку ладонью вверх, ловя пальцами прозрачные хрустальные слезы неба.

 И прошептала:

 - Не плачь, мама…

 Ветер тронул ее за плечо. Ласково, будто в знак примирения, будто укрывая от опасностей и боли, будто приободряя, обнимая, прощая… И вдруг…

 - УХОДИ!!!

 Эхо подхватило голос Бергдис, прогоняя Кэйю прочь.

 Прочь, прочь, прочь.

 Мама больше ничего не сказала, а Кэйа в растерянности стояла на краю обрыва, держась за ствол кривой раскидистой сосны, и оглядывалась по сторонам. Прислушиваясь к последним отголоскам далекого эха, которое пока еще не успело умереть и затихнуть среди шепота дождя…

 Оно все еще звенело у нее в ушах. Значит, это был не сон.

 «Но лучше бы это было сном», - подумалось Кэйе.

 Она не хотела верить.

 Но в такое не верить нельзя.


Глава 8

 Облака скоро перестали плакать. Келда даже не успела толком намокнуть.

 Чуть позади нее шли Андор и Фолки, и последний объяснял первому, как лучше ориентироваться по скалам и очертаниям берега, чтобы не заблудиться во фьордах, и как определить, когда приближается буря. Голос отца действовал успокаивающе и ободрял, но Келда его не слушала.

 Она давно знала все эти детали.

 Сейчас голова ее была забита тем, как побыстрее отыскать Болдра, который мог быть где угодно. Благо, Кэйа была почему-то уверена, что ее сынишке вздумалось прибежать именно сюда, к заливу, а иначе…

 А иначе поднимали бы всю деревню.

 Вот был бы переполох.

 - А что если Болдр убежал в лес? – предположил вдруг Андор, пристально вглядываясь в еще темную чащу, окружавшую скалистый берег почти сплошной стеной.

 Фолки хмыкнул.

 - Нет, не думаю… Это ему не тот лесок, по которому он с Кэйей гулять привык. Тут заблудиться – что раз плюнуть! И малыш это понимает. Все-таки он не совсем у нас безрассудный. Разумненький мальчик!

 «Да уж, разумненькому мальчику вдруг взбрело в голову пойти и ночью на фьорд посмотреть», - подумала Келда довольно мрачно.

 - По мне, так лучше бы он по лесу бродил кругами, чем лазил по этим опасным скалам, - заметил Андор, и его сестра, обернувшись, заметила, что он завороженно смотрит вниз, туда, где расплескалась прозрачная синь.

 Эта синь отражалась в его затуманенных глазах.

 - Не смотри вниз, Андор! – резко сказала Келда.

 Ее брат вздрогнул и отвел взгляд.

 - Слушай, дикарка, я, наверное, к воде спущусь, - заявил Фолки. – Вдруг и Болдр наш там. Андор, пошли-ка и ты со мной, я знаю, где спуститься будет легче… - Он нахмурился и взял сына за локоть. – Не нравится мне, как ты туда, вниз смотришь. С низкого берега в воду смотреть безопаснее будет. Идем.

 - А я пока дальше пройду, - согласилась Келда и указала на одну из самых высоких вершин. – Вон туда заберусь, может, и увижу мальчика.

 Фолки кивнул и увел Андора, а Келда, оставшись одна, заспешила к Посту Смотрящего.

 Так они с отцом называли ту самую скалу, откуда открывался вид почти на всю округу, так что даже деревню было видно.

 Пост Смотрящего стоял чуть особняком от других скал. Те, сливаясь друг с другом в результате многолетнего тектонического смятия, образовывали почти сплошной хребет, тянущийся вдоль берега, по которому и пробиралась сейчас Келда и с которого начали спускаться Фолки и Андор. А Пост Смотрящего был отделен от них двумя довольно широкими впадинами, заросшими густым лесом, и чтобы взобраться на его вершину (кстати говоря, острую по сравнению с остальными), необходимо было проделать долгий и нелегкий путь сквозь чащу.

 Но Келда как будто не знала усталости. Сперва она с ловкостью кошки и легкостью бабочки пробежала по хитрому сплетению неглубоких впадин, то и дело карабкаясь на плоские вершины, хватаясь руками за прохладные камни. Ей нравилось чувствовать себя диким зверьком, прыгающим по скалам…

 Скалы ближе к облакам.

 Иногда, оказываясь на очередной возвышенности, девушка оглядывалась, обхватывая широким взглядом ту часть фьорда, которую можно было увидеть из данной точки берега. Один раз ей показалось, будто…

 Нет, наверное, просто показалось, не более.

 И все-таки, когда Келда в следующий раз взобралась чуть повыше, она снова огляделась, надеясь увидеть больше…

 Отсюда можно было хорошо видеть узкий пролив, отделяющий фьорд от открытого океана. Там, за двумя скалами, которых Келда сравнивала с каменными стражами, поверхность воды была почти ровной: погода в тот день была на редкость спокойна.

 И все же, все же…

 Что-то там темнело на фоне голубой воды, неподалеку от берега…

 Прищурившись и напрягая зрение изо всех сил, Келда вдруг поняла, что это были останки какого-то судна.

 Корабля.

 Да-да, можно было даже различить торчащие из воды поломанные мачты и порванные паруса, которые колыхались на морском ветру…

 Даже дураку было ясно, что накануне вечером (как раз был довольно сильный шторм) какой-то небольшой корабль потерпел крушение у этих берегов.

 Потому что там, под обманчиво ровной гладью прятались готовые любого насадить на свои громадные клыки каменные рифы.

 Наверное, скоро самые ранние и трудолюбивые рыбаки уже обнаружат корабль, а вернее, то, что от него осталось, и разнесут слух по всей деревне. А наиболее благородные и добродетельные примутся разыскивать уцелевших.

 А пока…

 Пока у Келды есть проблема поважнее.

 Через час она уже спустилась в долину, и ее слух тут же успокоило тихое журчание горного ручья, который, прячась под сенью соснового бора, огибал Пост Смотрящего с одной стороны, чтобы слиться с рекой, впадающей в залив. Келда знала, что сама река, бурная, пенящаяся, но довольно мелкая, протекала чуть западнее, по узкому ущелью, которое напоминало огромную вертикальную трещину в многовековой скале.

 Холодная и чистая вода в ручье даровала новую легкость слегка подуставшим ногам девушки, и Келда вновь устремилась вперед, без труда маневрируя между плотно растущими здесь деревьями, то нагибаясь, чтобы пройти под самыми нижними ветвями, то перепрыгивая через сильно выпирающие кое-где мощные корни зеленых гигантов. Она как будто танцевала.

 В скором времени она и в самом деле начала пританцовывать, не замедляя хода, и при этом тихонько напевала себе под нос старинные скандинавские песенки.

 Так Келда начала подъем. Сперва склон был пологим, и можно было без труда шагать в вертикальном положении, однако чем дальше пробиралась девушка, тем сильнее приходилось сгибать колени при каждом шаге и пригибаться к земле. В конце концов, она снова подключила к делу свои намозоленные руки и стала карабкаться, словно обезьяна, не заботясь о чистоте своего платья, когда приходилось вставать на колени.

 Это приводило ее в необыкновенно восторженное состояние.

 Она знала, что уже приближается к широкому плоскому выступу в склоне скалы, вроде отрога. Там можно было перевести дыхание и оглядеться, не видно ли Болдра…

 Ближе к этому самому месту лес совсем поредел, а склон вновь стал более пологим, и Келда выпрямилась, убирая в лица непослушные пряди светлых волос, которые лезли в глаза во время подъема. И тут она увидела на плоской площадке отрога знакомую фигурку.

 - Болдр!

 Мальчик тут же обернулся на голос, и она увидела на его лице счастливую улыбку. С ним все было хорошо, и сердце Келды замерло от радости и облегчения. Опомнившись от этих внезапно нахлынувших положительных эмоций, она сорвалась с места и вскоре уже крепко держала племянника за руку.

 - Господи, Болдр! Слава небесам, с тобой все в порядке! Мы так переживали! И как тебе удалось забраться так высоко? – тут она нахмурилась и погрозила мальчику пальцем. – Больше никогда так не делай, ясно? Нельзя убегать из дома, не предупредив родителей, это очень нехорошо. Тем более здесь очень опасно. Твоя мама чуть не сошла с ума от страха!

 Болдр посмотрел ей в глаза извиняющимся взглядом, однако глаза его продолжали сверкать от возбуждения и триумфа. От восторга. И – боже мой! – как же Келда его понимала!

 Любой бы пришел в неописуемый восторг, если бы увидел, как из глубины залива на него смотрит само небо… Чистое, необъятное. Голубое-голубое… И яркое полуденное солнце пролило на ровную гладь ослепительно белый свет, будто нынче ночью звезда утонула в бездонной синеватой глубине.

 Честно говоря, Келда в возрасте Болдра частенько убегала к заливу без разрешения родителей. Фолки смеялся. Эидис ворчала… Но только ворчала – не более.

 А вот Кэйа… Кэйа – совсем другое дело. Она от фьорда не то что подальше держится – она его ненавидит! И боится. Очень.

 - Пойдем, Болдр, - сказала Келда спокойно. – Пойдем, успокоим маму, да?

 - А я еще приду сюда, Келда?

 - Ну, конечно, маленький!

 Мальчик вдруг нахмурился и попытался вырвать руку.

 - Нет! Мама теперь ни за что меня сюда не отпустит! Она будет очень раздосадована, а папа… - он немного подумал. – А папа тем более!

 - Послушай, я уговорю твоих родителей, если ты будешь хорошо себя вести и сейчас же  пойдешь со мной, идет?

 Он глубоко задумался, но, видно, не нашел никакого другого выхода, потому что просто сказал:

 - Да, наверное, надо поскорее успокоить маму. И все-таки… - он посмотрел на нее чуть ли не со слезами на глазах. – Я боюсь, что они будут злиться и не разрешат мне сюда приходить. Никогда… И даже ты не сможешь их уговорить.

 Келда никак не могла подобрать подходящих слов, чтобы утешить мальчика, но тут внезапно откуда-то сверху спрыгнул запыхавшийся Торстеин, который, видимо, поднялся по противоположному склону, постоял на вершине и, заметив их, решил спуститься сюда. Девушка увидела, что и на его лице загорелась светлая радость при виде племянника, и справедливо отметила про себя, что за это надо отдать ему должное: Болдра он искренне обожал.

 - Дядя Стеин! - Мальчик подбежал к Норсенгу, и тот, смеясь, взлохматил его волосы.

 - Ну и напугал ты нас, парень! – воскликнул Стеин и вдруг осекся, увидев, как подозрительно блестят глаза мальчика. – Эй! Что такое? Ты как будто вот-вот расплачешься! Эээ… Так нельзя, парень, нельзя. Так никуда не годится. – И он покачал головой.

 - Просто жалко, что приходится уходить, - ответил на это Болдр, мужественно борясь со слезами.

 - Ах вот оно что… - Норсенг почесал затылок, и в это время Келда вмешалась в разговор, наконец подобрав слова:

 - Я думаю, что твои родители вполне могут согласиться на то, чтобы я брала тебя с собой на прогулки по фьорду.

 При этих словах Норсенг удосужился наконец поднять на девушку взгляд, и в этом взгляде проскользнуло презрение. Впрочем, так же презрительно скривились и его тонкие губы.

 - Ты? Нет уж, спасибо, я сам буду сопровождать своего племянника.

 Келда уже хотела наорать на Торстеина, как довольно часто делала, но, вспомнив про Болдра, передумала и спокойно сказала:

 - Вообще-то он и мой племянник тоже.

 - Да, но ты еще девочка, и сомневаюсь, чтобы ты могла постоять за саму себя.

 Это было уже чересчур, и Стеин слишком  поздно понял, что перегнул палку. Девушка посмотрела на него так, словно хотела задушить его голыми руками. И сердце из груди вырвать. А потом зажарить и съесть.

 Интересно, она смогла бы?

 Тем не менее, ее голос оставался таким же негромким, хотя теперь в нем легко было различить стальные убийственные нотки.

 - Я знаю здесь каждый камень. Это, - Келда развела руками, показывая на весь фьорд, - мой второй дом.

 Торстеин, видимо, хотел что-то возразить, но тут вмешался Болдр.

 - Вы так и будете стоять и спорить – или пойдем и поищем маму?

 Келда вдруг покраснела от стыда перед мальчиком и решительно взяла его за руку, уводя от Стеина вниз по склону.

 - Конечно, идем.

 Нахмурившись, Стеин побрел следом за ними. Нет, племянника он не собирается отдавать под опеку этой нахалки. Еще чего. Не дождется.

 Вместе с тем он был удивлен. Можно сказать, приятно удивлен.

 И даже решился примирительно буркнуть грубоватым голосом:

 - Не знал, что ты тоже его любишь.

 Келда, не оборачиваясь, вскинула брови. Интересно: его – это кого? Болдра? Или фьорд?

 Наверное, Норсенг имел в виду и то, и другое.

 - А как же! – так же грубовато отозвалась она, тоже подразумевая непонятно что.

 Через несколько минут Келда чуть развернула голову и бросила через плечо:

 - Видел корабль?

 Стеин нахмурился.

 - Видел, - сказал он. – Не понравился он мне.

 Келда издала невеселый смешок и с легкой тенью издевки заметила:

 - Ну еще бы! Кому ж такой понравится? Вид у него… эээ… «немного» плачевный.

 Однако Норсенг и не думал шутить, он только еще сильнее сдвинул брови к переносице.

 - Не понравился он мне. А почему…

 Он не договорил. Закончил про себя:

 Не знаю почему… Просто не понравился…


 В доме Халворсенов воцарилась тишина, и атмосфера была какая-то… сонная. Хозяин дома и его дочь убежали очень рано, после того, как в двери постучался чем-то очень обеспокоенный Андор. Потом оказалось, что они отправились к заливу на поиски мальчика, Болдра. Фру Халворсен пошла на рынок, хоть и была очень бледна и встревожена. Фрекен Брок уехала куда-то вместе с отцом, должно быть, к тому самому герру Нансену, а молодые люди – Хэвард и этой шумный и всеми любимый Ойвинд Хёугли – умчались куда-то, пребывая в твердой решимости расследовать тайну исчезнувшей Вигдис. Роальд упросил госпожу Эидис взять с собой и Ребекку, которая соскучилась по родным местам.

 Впрочем, уговорить хозяйку дома было проще простого. Гораздо сложнее было убедить заботливую сиделку покинуть «раненого», который, к слову, давно уже не был раненым.

 - Ты выглядишь нездоровой, няня, - говорил Ребекке Роальд. – Тебе нужно пройтись, чтобы прийти в себя, я уверен. Пожалуйста, ради моего спокойствия, пойди и прогуляйся. Ты ведь не хочешь, чтобы я за тебя переживал?

 При подобных фразах он обычно улыбался своей няне, и она уже не могла ничего поделать, кроме как согласиться.

 Около часа Роальд бродил по гостиной, сцепив руки за спиной, потом наконец не выдержал и вышел во внутренний дворик через заднюю дверь, которую ему показала Эидис этим утром, перед тем, как уходить.

 Эх, была б его воля…

 Перепрыгнул бы через невысокий деревянный забор и пошел бы к фьорду. Эта нестерпимая жажда увидеть ЕГО опять, как в детстве, сжигала сердце Роальда вот уже много недель подряд и обострилась, когда он услышал слово «фьорд» из уст Хэварда, пересказавшего ему историю с Болдром.

 Все же он позволил самому себе небольшую вольность и, опершись одной рукой об ограду, с легкостью перескочил через нее. И отошел в сторону метров на десять, ступив на тропу, которая, петляя между маленьких домиков, вела одним своим концом вглубь деревни, а другим – к свободе. По тропе изредка проходили люди, и некоторые даже приветливо здоровались с приятным молодым человеком, которого раньше никогда не видели в своем тесном деревенском мирке. Стоя так и не смея ступить и шага ни в ту, ни в другую сторону, Роальд с наслаждением вдыхал холодный воздух и оглядывался по сторонам, намереваясь почти сразу же вернуться к дому…

 Вот только еще пару минут на воле…

 Он ведь провел в заточении четыре дня.

 Целых четыре дня. Так долго…

 Ведь если учесть, что в последние несколько лет они с няней почти все время путешествовали под открытым небом, эти девяносто шесть с лишним часов казались длиною с целый год.

 Нет, четыре года.

 И все-таки, будучи честным с самим собой, Роальд добросовестно направился обратно к заборчику Халворсенов, когда понял, что пришло время и было бы неправильно надолго оставлять без присмотра дом, где тебе спасли жизнь и где тебя приютили. Но тут внимание его привлекла невысокая тоненькая фигурка, приближавшаяся к нему по дороге со стороны самого бедного уголка деревни – района самых старых рыбаков и мелких ремесленников.

 Фигурка показалась ему знакомой.

 И неспроста.


 Кай весело посвистывал, засунув руки в карманы потертых брюк. Он отправлялся к доброй милой женщине, которая когда-то была подругой его матери. Женщина – тетя Грезэ – часто пекла пироги, чтобы потом продавать, но бедного старика Отто по старой памяти угощала задаром, и бывший рыбак по установившейся лет пять назад традиции примерно раз в месяц отправлял к щедрой Грезэ своего шустрого внучка, который по дороге успевал нарвать для «маминой подруги» целый букет диких цветов (конечно, если дело было не зимой).

 Неудобно было, разумеется…

 Но это ведь была идея Грезэ.

 И вот Кай, который пребывал в прекрасном расположении духа, задумавшись, шел по дороге, как вдруг какой-то молодой господин, стоящий на его пути, оглядевшись по сторонам, жестом поманил его к себе.

 Удивленный, мальчик подошел и остановился.

 - Здравствуй, - сказал мужчина и по-дружески потрепал его по волосам. – Как там твой дедушка? В порядке?

 Этот голос…

 Кай узнал его.

 И, не сдержавшись, ахнул.

 - Так вы тот самый…

 Роальд Абель быстро наклонился и приложил палец к губам мальчика.

 -  Шшш… Тише, дружок. Ты ведь обещал не выдавать меня.

 Кай только кивнул, и молодой человек убрал палец и выпрямился.

 - Я вас не выдам, - прошептал мальчик. – Не бойтесь.

 Роальд тепло ему улыбнулся.

 - Я не боюсь тюрьмы, и мне плевать, что меня, скорее всего, казнят, - сказал он вполголоса, но его глаза вдруг загорелись огнем. – Я просто хочу САМ сказать, что это Я убил Инглинга Сорбо, в лицо одному человеку. И боюсь, что у меня могут отнять такую возможность.

 Каю вдруг стало страшно: этот безумец, оказывается, намерен раскрыть самого себя, но ведь… И тут он вспомнил, что должен сказать еще кое о чем.

 - Тело… - едва слышно произнес мальчик. – Труп… Его нашли и опознали сегодня утром.


Глава 9

 Было около трех часов дня, когда Келда, Болдр и Торстеин заметили впереди себя Фолки и Андора, которые как раз заканчивали подниматься на обрывистый берег. Трудно описать, как счастлив был Андор, которому, мягко говоря, было не по себе в этих местах, увидеть своего сына целым и невредимым. Радость его была настолько велика, что он даже пожал руку Стеину и горячо поблагодарил его за помощь. Норсенг в ответ на это коротко кивнул ему, продолжая оставаться все таким же хмурым, и отошел в сторону.

 - Ну, и где же вы нашли нашего маленького путешественника? – поинтересовался Фолки у дочери.

 Келда усмехнулась.

 - Ты не поверишь, но он взобрался почти на самую вершину Поста Смотрящего. Видно, решил передохнуть на отроге. Тут-то я его и обнаружила.

 - Пост Смотрящего? – Глаза Фолки округлились, а ведь старого Ворчуна не так легко было чем-либо удивить. Рассмеявшись (чего с ним почти никогда не случалось), рыбак произнес: - Нечего сказать: шустрый внук у Фолки Халворсена! Он еще всех нас переплюнет!

 - Не то слово, папа, - отозвалась Келда, тоже улыбаясь.

 Хотя краем глаза заметила, как Андор возмущенно вскинул брови при словах своего отца.

 Переплюнет? Нет уж, спасибо! Больше Болдр здесь не появится.

 Он, Андор, такого больше не допустит. Да и что будет с Кэйей?

 Кэйа…

 - Нужно найти Кэйю, - сказал Андор. – Болдр с нами, и мы должны поскорее сообщить ей об этом, чтобы она перестала переживать.

 - Оставьте ее, - внезапно вмешался Стеин, и показалось, что в голосе его прозвенела несгибаемая стальная воля.

 - Не следует ей лишнее время находиться в этом опасном месте, - не сдавался Андор. – Я лично очень переживаю за нее, и я вообще-то думал, что ты тоже…

 Стеин медленно сжал кулаки. Желваки заходили у него на побледневших скулах.

 - Ей здесь ничего не угрожает, - негромко сказал он. – И не нужно намекать на то, что я недостаточно забочусь о своей сестре.

 - А я ни на что и не намекал, - так же тихо ответил Андор. – Но я точно знаю, что Кэйа… Кэйа не любит фьорд. Она говорила, что по собственной воле никогда…

 - Ты ничего о ней не знаешь, - процедил Норсенг сквозь крепко стиснутые зубы. Его белые щеки местами покрылись бесформенными красноватыми пятнами. – Ничего! Ты не знаешь, что она может, что она иногда чувствует, чем дорожит… Чем дышит. Ты прожил с ней вместе десять лет и до сих пор не узнал ее. Ты хоть когда-нибудь принимал во внимание ее собственную жизнь, которая была у нее до того, как она вышла за тебя? Ты хоть позволял ей жить своей жизнью?

 Его голос дрогнул, однако на губах выступила едва заметная победоносная улыбка, когда он увидел, как сильно взбесили Андора последние слова. Халворсен подался вперед всем телом, словно хотел уже наброситься на того, кто посмел оскорбить его подобным образом, но Келда легким, но решительным движением, придержала брата за плечо.

 - Андор, - предостерегающе окликнула она.

 - Все эти годы я делил с ней свою жизнь, - спокойно произнес Андор, при этом тяжело дыша. – Одну, единую жизнь. На двоих. Все, что мог, я отдал ей. Ей и Болдру! А ты еще смеешь утверждать, что… Я никогда не вынуждал ее отказаться от своего прошлого – она решила так сама. Она сама сделала выбор! И когда она по своей воле ступала в новую жизнь, я знал, что должен поддержать ее в этом решении, и я поклялся себе и ей, что всегда буду рядом, чтобы помочь. В новой жизни. И я так и делал, Торстеин. За все эти десять лет я не отступал от своего слова, но если кто-то думает, что может доказать обратное, я с интересом его выслушаю!

 Торстеин прищурился.

 - Это что, вызов? – спросил он негромко, и на этот раз в его голосе был яд.

 - Если хочешь, можешь так это понимать.

 Тут не вытерпел Фолки. Он встал между Стеином и Андором и с суровым и строгим видом погрозил им обоим двумя разными кулаками.

 - Ну, все! Хватит препираться, молодые люди! Довольно я уже от вас наслушался! Слышите? Все, я сказал! Идем и быстро находим Кэйю, а потом возвращаемся в деревню, всем ясно?

 Он уже хотел было отправиться на поиски, чтобы подать пример остальным своим спутникам, однако Норсенг решительно заявил ему:

 - Вы все равно не сможете так быстро ее отыскать. Ни за что на свете. Потому что она прекрасно знает здесь такие места, о существовании которых вы и не догадываетесь! С детства знает и все еще помнит, уж можете мне поверить! Если Кэйа и впрямь так ненавидит фьорд, как вы говорите, она скоро вернется домой. Она и сама в состоянии найти дорогу. Во всяком случае, у нее больше шансов, чем у некоторых из вас, побывавших здесь впервые в жизни.

 И Торстеин презрительно скривился, глядя в глаза Андора. Тот ответил лишь спокойным, но ледяным взглядом.

 Тем временем Фолки переглянулся с Келдой. Девушка грустно улыбнулась отцу и вполголоса сказала:

 - Я не думаю, что искать сейчас Кэйю будет разумно. Что бы ни говорил Стеин, в этом он прав: она сама способна вернуться домой и ни за что не будет задерживаться. Ведь она допускает мысль о том, что мы могли уже найти Болдра. И мы ведь на самом деле его нашли. Кэйа разумная женщина и понимает, что какими бы важными ни были для нее поиски, к ночи нужно возвращаться домой. Я думаю, что с ней все будет хорошо.

 С этими словами Келда ласково погладила Андора по плечу, продолжая смотреть на Фолки.

 И старый рыбак решился, хлопнув себя по бедру.

 - Черт возьми, ты, кажется, права, дикарка. Ну, ладно, пойдем домой… Но если Кэйа не объявится к ночи, придется возвращаться.

 Андор хотел было что-то возразить, но почувствовал, как рука сестренки сильнее сжала его плечо, и передумал. Обменявшись со Стеином мрачными и почти ненавидящими взглядами, он прошел мимо Норсенга и первым зашагал в сторону деревни. За ним поспешил Фолки.

 - Заметь, упрямец, я поддержала тебя, - чуть ли не с обвинением сказала Келда Торстеину. – Теперь ты у меня в долгу, понял?

 Болдр, во время всей этой весьма неприятной сцены державшийся поодаль от взрослых, подбежал к своей тете и схватил ее за руку. Стеин, который тоже протягивал к племяннику руки, был жестоко уязвлен.

 А как же я, малыш?

 Ему хотелось бы задать мальчику этот вопрос.

 Но он промолчал.

 Зато Болдр, словно угадав его мысли, сказал дяде, оглядываясь через плечо:

 - Я с Келдой пойду. Келда не ругается. В отличие от вас с папой.


 Добраться до дома Томаса Сорбо для Нанны не составило большого труда. Находчивая девушка сразу же сообразила, что о местоположении сего здания знают практически все жители деревни, и после того, как двое случайных прохожих подробно ответили на ее расспросы, уже уверенным и бодрым шагом направлялась, куда было указано.

 Очередной поворот – и в глаза тут же бросился большой для такой крохотной деревеньки деревянный дом в два этажа с мансардой. Крыша его, как и у большинства здешних зданий, была выкрашена в спокойный зеленый цвет, напоминавший свежую траву, и такого же цвета были резные деревянные ставни на окнах и причудливая резьба вокруг крытого крыльца. Зодчий потрудился на славу.

 Да и вообще, весь дом являл собой образец благополучия, уюта и теплого семейного очага, и трудно было поверить, что в нем, не считая одной пожилой служанки, живут всего трое мужчин.

 Вернее, нет. Уже двое.

 Весть об убийстве Инглинга Сорбо за несколько часов разнеслась по округе почти так же быстро, как быстро несется ветер.

 Нанна долго стояла в нескольких метрах от первой ступеньки крыльца, внимательно рассматривая жилище Сорбо, и все не могла принять и пропустить через себя мысль о том, что здесь когда-то давно жила ее мать.

 И все же стоять так и глазеть попусту на большой и красивый дом было чрезвычайно глупо, и, должно быть, девушка довольно странно смотрелась со стороны. Поэтому, чтобы не вызывать излишних подозрительных взглядов, Нанна собралась духом и, взойдя на крыльцо, позвонила в дверной колокольчик.

 Открыла служанка, женщина лет пятидесяти пяти, невысокая, чуть сгорбленная, в простом потертом платье из грубой ткани и кухонном фартуке.

 Лицо морщинистое и уже пожелтевшее, как это бывает, обычно, в более позднем возрасте.

 Заплаканное лицо.

 Нанне вдруг стало отчего-то неловко перед ней.

 - Вы хотите видеть герра Сорбо? – негромко спросила женщина, прежде чем девушка успела открыть рот, чтобы что-то сказать.

 Хотя тон и манера держать себя у служанки были почтительными и подчеркнуто вежливыми, было видно, что непрошенной гостье она не рада и сочла бы за счастье, если бы та немедленно убралась с порога куда подальше. Особенно, когда в доме такое горе…

 - Эээ… - Нанна, немного растерявшись, даже не нашлась сперва, что ответить.

 - Вы, видимо, желаете засвидетельствовать господину свои глубочайшие соболезнования?

 На этот раз своих подлинных чувств служанке скрыть не удалось. Во всем ее дрогнувшем голосе слышалось: знаем, знаем мы таких, как вы. Приходите, носом шмыгаете и сухие глаза платком вытираете. Сочувствуете вы, видите ли… чужому горю. А самим вам дела никакого до бедного герра Инглинга нет и не было. Лицемерите вы все! Притворяетесь, играете на чужом несчастье! Аж противно!

 Обветренные посеревшие губы слегка подрагивали. И почему-то это едва заметное движение придало Нанне уверенности в себе. Не обращая внимания на вопрос женщины, преисполненный горькой насмешки, она вежливо, но все же с легкой тенью осознания своего превосходства над служанкой, поинтересовалась:

 - Так я могу увидеть доктора Сорбо?

 Женщина нахмурилась.

 - Разумеется, - буркнула она себе под нос и посторонилась, пропуская посетительницу в дом.

 Девушка оказалась в маленьком коридоре, который вел непосредственно в гостиную. Справа от нее, возле лестницы, ведущей, по-видимому, на второй этаж, стоял небольшой старинный комод, на который она положила свою сумочку, в то время как служанка, поднявшись на несколько ступенек по лестнице и задрав голову, крикнула:

 - Господин, к вам пришла какая-то юная леди!

 Сверху раздался тихий скрип открывающейся двери, и надтреснутый мужской голос будто нехотя произнес:

 - Вот как… Юная леди. Что ей нужно? Какое-то важное дело?

 - Я не знаю, сэр, я не спросила… Но если вы хотите, я могу сказать ей, чтобы…

 - Скажите ей подождать в гостиной, фру Ибсен, - перебил доктор. – Я сейчас спущусь.

 Госпожа Ибсен передала девушке слова своего хозяина, хоть в этом и не было никакой необходимости, и проводила Нанну в гостиную, где почти насильно посадила в какое-то старое кресло, а затем удалилась.

 Ждать девушке пришлось недолго: хозяин дома спустился через пару минут. Заранее услышав его тяжелые шаги (будто подошедший сильно шаркал ногами по полу), она вскочила со своего места, почтительно поклонилась и, выпрямившись, посмотрела доктору в лицо.

 И мысленно возблагодарила господа, что надела в тот день темное платье.

 Она еще никогда не видела на человеческом лице столько темной скорби, столько отчаяния и вместе с тем столько неколебимого спокойствия и мужества. Томас Сорбо стоял перед ней, высокий, широкоплечий, крепкий для своего возраста (ему ведь было никак не меньше шестидесяти лет), с седыми кудрявыми волосами почти до середины шеи, бледный, будто мертвец, мрачный, с большими серыми кругами вокруг запавших глаз…

 Эти глаза не блестели.

 Совсем не блестели.

 Они были настолько тусклыми, что темные глазницы казались пустыми…

 Этот человек никого не хотел видеть.

 Никого.

 Однако Нанна не могла молчать. И как бы это ни было неприятно для фру Ибсен, она с осторожностью выразила хозяину дома свои соболезнования по поводу смерти его совсем еще юного внука. На это Томас ничего не ответил, только мотнул головой в сторону кресла и пробурчал:

 - Садитесь, фрекен Брок.

 Она довольно неуклюже опустилась на свое прежнее место. Сорбо сел в другое кресло напротив и первые полминуты молча смотрел ей в глаза, словно пытаясь что-то в ней разгадать.

 - Вы пришли по какому-то делу? – еле слышно спросил он наконец, держась твердо и прямо.

 Девушка вздрогнула и растерялась: ей казалось очень невежливым и непочтительным навязывать свою тему человеку, только что узнавшему об убийстве внука, последнего своего родственника, и уж тем более, если тема эта касается довольно неприятных моментов прошлого. Копаться в чьей-то жизни после такого… Это было низко.

 Тем не менее, возможно, то, о чем она собиралась говорить, было как-то связано со смертью Инглинга Сорбо. Возможно, они смогут помочь друг другу, возможно…

 Возможно.

 - Я… - неуверенно начала Нанна.

 Взгляд Томаса стал еще более пристальным, но она не сдалась.

 - Я прошу прощения, что пришла в такое неподходящее время…

 - Время уже ничего не значит, - мягко перебил Сорбо. – Говорите.

 Нанна прокашлялась, хотя сама не понимала, зачем ей это понадобилось, и продолжила:

 - Я хотела бы спросить вас: вы помните… помните Ари Сорбо, который раньше жил в этом доме?

 Она успела испугаться раньше, чем закончила свой вопрос: на ее глазах бледный доктор Сорбо вдруг схватился за сердце и откинулся на спинку своего кресла, тяжело дыша. Нанна вскочила на ноги и тронула старика за плечо, с тревогой спросив:

 - Господи, доктор, вам плохо?

 - Нет, все в порядке, сядьте, - силясь отдышаться, ответил Томас. – Сядьте, прошу вас, и продолжайте.

 - Но… герр Томас, я боюсь, что это на вас плохо скажется, ведь…

 - Что бы ни случилось, я хочу услышать все, что вы намеревались мне сказать, - твердо заявил Сорбо. – Все. После смерти Инглинга… Мне уже все равно, что будет. Но я хочу знать…

 Он оторвал руку девушки от своего плеча, и Нанна послушно села, продолжая опасливо посматривать на своего собеседника, боясь еще одного приступа…

 В том, чтобы повторять свой вопрос, она смысла не видела. Да к тому же, это, кажется, было опасно для здоровья и спокойствия бедного доктора.

 - Поймите, пожалуйста, мой интерес, - робко произнесла Нанна. – Это не просто пустое любопытство: вчера я узнала, что Ари Сорбо был моим дедом, отцом моей матери Вигдис.

 На этот раз реакция Томаса была поспокойнее: видимо, он уже приготовился к любым неожиданностям. Старик просто нагнулся к ней, все еще потирая сердце, и удивленно вскинул густые седые брови, еще внимательнее рассматривая лицо молодой женщины перед ним…

 - Вигдис… - протянул он, словно вспоминая. – Милая девочка, очень милая… Ари любил ее больше всех. А она как отца любила! Кто разрушил это их счастье достоин самой суровой кары…

 - А вы… вы ведь их родственник, верно? – уже смелее спросила Нанна.

 - Да. Ари был моим двоюродным братом. И хоть он был гораздо старше меня, между нами царили настоящие братские отношения… Его отец, дядя Асманд, воспитывал меня после смерти обоих моих родителей. Мне тогда было тринадцать лет.

 - А что случилось с вашим двоюродным братом? – тихо поинтересовалась Нанна.

 Томас вздрогнул и опустил печальный взгляд в пол.

 И тяжело вздохнул.

 - Я не знаю. Он просто уехал и ничего не сказал. Он взял с собой только Холдора.

 - А Холдор – его сын? – предположила девушка, припоминая слова своего отца.

 Томас кивнул.

 - И вы… в самом деле совсем ничего не знаете о том, куда они уехали? Даже не можете предположить?

 Томас покачал головой.

 Наверное, ему было тяжело говорить.

 Только через несколько томительных минут молчания, он поднял голову, и Нанна увидела на его лице два мокрых следа от уголков глаз до подбородка.

 - Простите, что я вызвала столько лишних и тяжелых для вас воспоминаний, просто для меня это было… действительно важно.

 Доктор Сорбо вдруг поднялся и направился к камину. Нанна заметила на покрытой толстым блестящим слоем лака деревянной каминной полке три рамки с фотографиями. Поняв, что именно к ним идет Томас, она встала и последовала за ним.

 - Это Ари. – Хозяин дома показал на самую большую фотографию, с которой Нанне улыбался мужчина средних лет крепкого телосложения, с аккуратно подстриженной светлой бородой и в очках.

 Одна его рука пряталась в кармане брюк, а другой рукой человек на снимке обнимал молодую девушку, которая весело смеялась, прижавшись к своему отцу…

 - А это Вигдис, ваша мать.

 Нанна подошла ближе и с позволения Томаса взяла фоторамку в руки. Ее глаза на несколько секунд остановились на Ари Сорбо, а затем переключились на лицо его дочери. Нанна смотрела на Вигдис Брок… Ну, или тогда еще Сорбо.

 Странно, но она почти ничего не чувствовала.

 Наверное, она просто не до конца осознавала, что смотрит на свою мать.

 Тепло улыбнувшись фотографии, Нанна поставила рамку на место, и решилась посмотреть на оставшиеся. На одной был запечатлен подросток лет четырнадцати, верхом на лошади. Мальчик сидел в седле уверенно, держа спину прямо и гордо, поводья были в его правой руке, а левой рукой он весело махал снимавшему.

 - А это, наверное… - начала Нанна.

 - Это Инглинг, - закончил Томас, с любовью глядя на фотографию внука. – Но с тех пор он, конечно же, сильно изменился.

 На последней фотографии были изображены трое мужчин, и в одном из них легко можно было узнать самого Томаса, хоть там он и выглядел лет на тридцать пять. Одет он был с иголочки и был похож на одного из самых блестящих джентльменов высшего общества, даже волосы были тщательно залакированы, а изо рта торчала толстая папироса. По обеим сторонам от него, обняв его за плечи, стояли еще двое – один очень худой и высокий господин интеллигентного вида, а другой – больше похожий на матерого гангстера, в темных брюках на подтяжках и светлой полосатой рубашке с закатанными рукавами, из-под которых виднелись мощные мускулистые руки. Той рукой, которая не лежала на плече Томаса, этот «гангстер» поправлял шляпу у себя на голове, при этом заговорщически подмигивая камере. Самой отличительной чертой этого человека, пожалуй, были его удивительно тонкие усики, закрученные кверху.

 На заднем плане виднелись два фонаря, а также большое здание, и Нанна разобрала надпись «Казино» над входом, прямо за спиной Сорбо.

 - Это вы и ваши друзья? – спросила девушка, показывая Томасу на последнюю фотографию.

 Было видно, что Томаса смутил ее вопрос. По крайней мере, он почему-то протянул руку и положил фоторамку изображением вниз.

 - Это было очень давно, это было время, когда я совершил немало глупостей, и я не хотел бы вспоминать о тех днях. К тому же мой друг Густав давно уже умер от сердечного приступа.

 Густав – это, должно быть, тот, который худой и высокий. Так подумала Нанна. Во всяком случае, другой мужчина явно не был похож на того, кто мог бы умереть из-за проблем с сердцем.

 - Я прошу прощения, герр Томас, - почти прошептала девушка.

 - Не стоит извиняться передо мной, фрекен Брок, - тоже очень тихо ответил Томас. – Повторю: я наделал в молодости немало ошибок. Теперь вот плачу за них. – Он вдруг спрятал лицо в своих ладонях и тихо всхлипнул. – Никогда не думал, что плата будет настолько ужасной.

 Доктор Сорбо медленно подошел к стоящей в углу софе и без сил опустился на нее, продолжая прятать лицо. Нанна осталась стоять на месте до тех пор, пока не поняла, что мешает бедному старику в одиночестве пережить его горе, смириться с ним…

 - Я… Я, наверное, лучше вас оставлю, герр Томас. Спасибо за то, что согласились со мной поговорить.

 Томас ничего не сказал.

 - До свидания, - бросила Нанна на прощание и поспешно вышла из гостиной в коридор, где на маленьком табурете сидела рыдающая фру Ибсен, которая в перерывах между всхлипываниями причитала:

 - А что будет-то, когда Стеин узнает… Бедный Инглинг…

 Увидев девушку, она замолчала и поспешно вытерла лицо фартуком.

 А потом бросила на Нанну мрачный взгляд, как будто та была виновата в том, что застала ее в таком ужасном состоянии.

 - Уходите? – спросила она так, словно только этого и ждала.

 - Да, - коротко ответила Нанна и забрала с комода свою сумочку.

 Служанка открыла ей дверь и выпустила на крыльцо.

 Переступив порог дома Сорбо, Нанна не стала оборачиваться.

 Не хотела.

 Слишком тяжело там было находиться.

 Как будто на кладбище.


 Она стояла у самых ворот фьорда и смотрела на океан, прислонившись животом к холодной скале. Возле берега носились чайки, дерущиеся из-за рыбы, и ветер посвистывал в их белоснежных крыльях. А она все стояла и смотрела.

 Пока наконец…

 - Что ты здесь делаешь?

 Этот голос принадлежал смуглой темноволосой девушке, которая, оказывается, стояла у Кэйи за спиной и внимательно наблюдала за ней широко распахнутыми глазами.

 Такой взгляд… Кэйа поежилась, будто от холода.

 - Я слышала здесь свою мать и искала ее, - спокойно ответила она странной девушке. – Я все ждала, что она объявиться, если я позову, но сколько бы я ни звала, она не возвращается ко мне.

 - Не надо ее звать, - твердо заявила вдруг девушка. – Она не вернется к тебе до тех пор, пока сама не захочет. Ты только зря тратишь время.

 Кэйа прищурилась, стараясь заглянуть в самую глубину проницательных глаз незнакомки… и, вздрогнув, отстранилась. Так отшатывается стоящий у обрыва и смотрящий вниз, когда у него закружится голова от высоты, так отдергивают руку от чего-то ледяного, настолько ледяного, что одновременно с этим обжигающего, как огонь.

 Вот два бездонных омута.

 И не надо лезть слишком глубоко… Не надо высматривать, что там, на дне, которого нет.

 Провалишься.

 Пожалеешь потом.

 - Кто ты такая? – спросила Кэйа. – И почему ты так уверена, что я не услышу свою мать?

 - Валькири знает… все знает, - пробормотала девушка и вдруг, сделав два быстрых шага в сторону Кэйи, крепко сжала ее руку. – Тебе нужна помощь. Ты заблудилась. Как и Валькири.

 Кэйа освободилась от ее цепкой ручки и попыталась выглядеть строгой и раздосадованной. Она решительно прошла мимо странной девушки, которая говорила о себе в третьем лице, и бросила на ходу:

 - Мне не нужна помощь, благодарю. Я прекрасно знаю дорогу до дома.

 - Валькири говорит о другом, - молвила девушка вдогонку Кэйе. – Тебе нужна помощь, чтобы освободиться! Слышишь? Валькири не может помочь, но Валькири знает… Знает! Ты заблудилась. Мы заблудились… А путь лишь один.

 - Ты сошла с ума! – крикнула Кэйа через плечо, переходя на бег.

 Ей почему-то было жутко находиться рядом с этой девушкой. А в ушах звенел тоненький голосок:

 Путь лишь один…

 Что еще за путь?


Глава 10

 Несколько рыбацких лодок подплывали к остаткам потонувшего корабля. Келда, вернувшаяся к заливу после того, как Болдр оказался дома, могла видеть их с обрыва. Корабль потонул чуть в стороне от фьорда, к западу, где берег был чуть более пологим и где рыбаки часто оставляли свои лодки, когда им нужно было передохнуть или быстро сбегать в деревню.

 Прикрываясь рукой от солнца, которое уже начинало садиться, Келда наблюдала за тем, как лодки кружат вокруг места крушения, и даже слышала отдаленные голоса людей. Интересно, нашли ли они кого-нибудь из пострадавших? Может быть, в каком-нибудь из ушедших под воду отсеков корабля остался воздух и там есть кто-то живой?

 Тем временем три лодки стали приближаться к берегу, и стало ясно, что поиски пока не дали никаких результатов. Вскоре рыбаки причалили к каменистому пляжу как раз у подножия откоса, на вершине которого стояла Келда. Один из рыбаков даже помахал ей рукой, и девушка, присмотревшись, узнала Коли.

 Не успела она и глазом моргнуть, как он уже взбирался к ней по песчаному склону, тяжело дыша, видимо, от долгой гребли.

 - Здравствуй, Келда! – улыбнулся рыбак, когда расстояние между ними уже позволяло разговаривать обычным голосом.

 - Привет, Коли. Вы кого-нибудь нашли?

 Интересно, зачем она задала этот вопрос, если все равно знала ответ?

 Коли покачал головой.

 - Неа. Но Булль намеревается продолжать поиски, хотя вряд ли мы кого-то обнаружим. – Он поднялся и, встав рядом с девушкой, окинул оценивающим взглядом океан и следы потонувшего судна в нем. – Вообще-то затонул он не так уж и далеко от берега, так что… Думаю, если он налетел на риф, то, скорее всего, у людей на палубе было время спастись на шлюпках. Но тогда они должны были бы поскорее причалить к берегу и добраться до деревни… Другое дело, если из-за шторма шлюпки разбились о скалы…

 - То есть ты хочешь сказать, что люди с корабля либо мертвы, либо уже обнаружили нашу деревню? – уточнила Келда.

 - Нет, я в этом не могу быть уверен, - ответил Коли. – Может быть, что каким-то чудом некоторым из них удалось побороть волны и выбраться на берег, но они ослабли, может быть, они без сознания… Кто знает? Будем дальше искать. Мы с Гарольдом попробуем обойти пляж.

 - А мне можно с вами?

 Парень удивленно вскинул брови.

 - Уже вечереет ведь. Тебя разве Фолки не отчитает за то, что ты здесь в такое время пропадаешь?

 Келда весело рассмеялась.

 - Еще чего! Я вольна ходить и бродить везде, где мне вздумается. Недаром ведь отец называет меня дикаркой.

 Коли улыбнулся.

 - Ну, тогда пошли. Я только за, ты же знаешь.

 Он хотел подать ей руку, чтобы помочь спуститься вниз, где его ждал семнадцатилетний рыбачок Гарольд, но Келда как будто и не заметила его протянутой ладони. Она подобрала юбку своего платья и бегом пронеслась вниз по склону, только взметнулись ее распущенные волосы. Пожав плечами и тяжело вздохнув, Коли спустился следом.

 Остальные рыбаки, причалившие на лодках к пляжу, отдохнув, уже садились обратно в шлюпки, чтобы присоединиться к тем, кто остался возле корабля. Только старик Трулс немного задержался, расспрашивая Келду о том, как там поживает Ворчун Фолки. Девушка мило улыбнулась тому, кто много лет назад отправлял ей и Хэварду маленькие сладкие сувениры, так как сам не имел детей, и ответила, что у ее отца все, как говорится, «лучше не бывает». После чего и Трулс отчалил, а Келда и оба ее спутника отправились вдоль берега искать уцелевших после кораблекрушения.

 Шли на запад, все дальше от деревни, поскольку восточнее уже успели все обыскать. Еще до обеда. Умирающее солнце клонилось все ближе к горизонту и, будто смеясь, бросало последние золотистые лучи им прямо в лица. Песчаный склон слева от путников вскоре сменился невысоким, но холмистым берегом, по которому были беспорядочно рассыпаны громадные валуны, кое-где покрытые зеленым мхом. Метрах в двадцати от кромки воды тянулась густая полоса соснового леса.

 Всю дорогу Гарольд почти не закрывал рта, причем болтал о всяких пустяках, вроде того, как Петтер Булль учил его правильно выбирать место для забрасывания сети, или о том, что зима в этом году будет свирепая, или вовсе о каком-то своем друге, который хорошо играл на рояле. Келда смогла поддержать разговор лишь однажды, когда юноша заговорил о своей младшей сестренке, которая училась в одном классе с Болдром. Одарив болтливого Гарольда очаровательной улыбкой, Келда отметила, что у девочки большой талант (кстати, это было очень близко к правде). На этом ее участие в монологе Гарольда благополучно закончилось.

 Вскоре, впрочем, закончился и сам монолог. Посыпались вопросы.

 - Келда, а сколько лет твоему племяннику?

 - А ты давно преподаешь в школе?

 - Скажи, Келда: откуда ты так много знаешь об океане?

 - Келда… А, Келда? А почему этот Торстеин все время такой мрачный?

 На этом вопросе девушка, поначалу отвечавшая с должным терпением, это свое терпение потеряла.

 - Слушай, Гарольд, откуда мне знать, почему? Хочешь знать – спроси у Стеина. В чем проблема? Хотя я бы на твоем месте не стала, а то он тебе так растолкует, что потом сам не рад будешь.

 Понятливый юноша перестал задавать глупые вопросы и притих, однако хватило его только на пару минут.

 - Коли… Эй, Коли, а почему ты все время молчишь?

 Коли закатил глаза.

 - Потому что ты языком мелешь похлеще старушек на базаре.

 Гарольд уже открыл было рот, чтобы сказать что-нибудь в свое оправдание, как вдруг Келда резким выпадом правой руки зажала ему всю нижнюю половину лица, и бедный юноша замолк, так и не успев толком ничего изречь.

 - Тихо! – прошептала Келда.

 Она заметила чью-то тень по левую сторону от себя, среди могучих сосен.

 Тень была похожа на человеческую.

 Ничего не говоря своим спутникам, девушка решительно направилась в сторону от берега. Она преследовала тень, впрочем, почти сразу же заметила, что это была вовсе не тень, а какой-то невысокий человек из плоти и крови, который поспешно пробирался по лесу, убегая от Келды и двоих ее спутников.

 - Эй! – окликнула девушка. – Постойте! Мы хотим вам помочь!

 Она уже не сомневалась в том, что перед ними был один из тех, кто накануне вечером потерпел кораблекрушение и смог выжить после яростной схватки с разъяренными волнами. Однако по причине того, что человек, кажется, боялся своих преследователей и не собирался иметь с ними дело, Келда перешла на бег, как, впрочем, и Коли с Гарольдом.

 - Да стой же ты! – крикнул Коли раздраженно.

 Человек опасливо оглянулся, что и сыграло с ним злую шутку, он ударился плечом о ствол дерева и замедлил свой бег, и через несколько секунд Коли его догнал и схватил за щуплые плечи.

 - Да прекрати вырываться, ты! Ничего я тебе не сделаю. Пока.

 Схваченный повиновался после нескольких тщетных попыток высвободиться, и Келда смогла получше его рассмотреть. Неудивительно, что его фигура казалась совсем невысокой и хрупкой: парнишке на вид было лет шестнадцать, никак не больше. Он был длинноволосый, лохматый, с покрытым темноватыми оспенными пятнами смуглым лицом и большими бегающими из стороны в сторону глазищами. Его матросская рубаха была порвана в нескольких местах и на ней красовались еще три больших заплаты.

 Бедняга оглядел всех троих. Непонятно, что ему могло в них не понравиться, но он совсем поник головой, сделал пару жалобных движений бровями и шмыгнул носом.

 - Ты с потонувшего корабля, верно? – спросила Келда как можно мягче.

 Паренек кивнул. Норвежский язык понимает.

 - Кто-нибудь еще спасся? – продолжила свой допрос девушка.

 - Не знаю, - ответил юноша негромким сиплым голосом и кашлянул. – Не знаю, - повторил он, хоть его никто и не просил. – Может, капитан со старпомом спаслись. Но вряд ли… Да, вряд ли.

 - Почему ты так думаешь? – спросил Гарольд.

 - Я видел, как они садились в нашу единственную шлюпку, - ответил морячок. – А с ними еще несколько матросов, которые у нас были в привилегированном положении. Да только им не повезло: шлюпку о скалы в щепки разнесло. Я это видел, когда уже в воде был. Кого они с собой не взяли предпочти утонуть, чем разбиться о рифы. Ну, я один прыгнул и, по счастью выжил. На доску какую-то забрался, так и переждал бурю.

 - И что, сам на берег выбрался, юнга? – недоверчиво произнес Гарольд.

 - Я хорошо плаваю, - скромно ответил на это паренек.

 - Тебя как зовут-то? – поинтересовалась Келда.

 - Локи.

 - Здешний, значит, - заметил Коли.

 - Здешний, - подтвердил Локи. – Но в команде у нас много других было. Ирландцы всякие, англичане, испанцы… Много было. Разных.

 - А ты почему от нас убегал? – нахмурилась Келда. – Мы ведь тебе помочь хотим. В деревню отведем, там тебя…

 У бедняги округлились глаза, видимо, от ужаса.

 - Нет! Пожалуйста! Не надо меня в деревню! Не надо! Я для вас все сделаю, только никому не говорите, что я в живых остался!

 Келда мрачно переглянулась с Коли. Тот еще крепче сжал плечи странного юнги.

 - Это почему же? – строго спросил он. – Ты чего это скрываешь от нас, а?

 Локи скривил жалобное личико и снова попытался вырваться на свободу, что закончилось для него абсолютно безрезультатно.

 - Не хочу я к людям! Боюсь. Они меня… бить будут. Или судить.

 - Так-так. И за что это, интересно знать, тебя судить будут?

 Локи испугался еще сильнее, и, наверное, готов был собственноручно зашить себе рот, если бы у него были свободны руки. Бедняга затрясся всем телом.

 - Ты собираешься отвечать на вопрос?

 - Оставь мальчика, Коли, - внезапно вмешалась Келда. – Он не похож на законченного бандита и, скорее всего, просто с чем-то напортачил, из-за чего боится людей и их осуждения. Так ведь? Давайте-ка лучше решим, что с ним делать.

 Юнга затрясся еще сильнее и застучал зубами.

 - Да хватит тебе… - начал Коли и тут понял, что юноша просто очень замерз. – Эээ! Да ты, оказывается, совсем околел, парень! Слушай, надо тебе в деревню. Хотя бы отогреешься.

 Локи отчаянно замотал головой.

 - Нет. Не пойду я туда. Хоть убейте. Я лучше от холода тут помру.

 Келда некоторое время в молчании смотрела на упрямого мальчишку. Потом вдруг выдала, причем тоном, не терпящим возражений:

 - Значит так: мы тебя пока спрячем. Я знаю здесь одного лесника, он славный малый и живет неподалеку. Да не бойся ты! Говорю тебе: я его знаю, и он тебя не выдаст, если я попрошу. А я попрошу его молчать, только если будешь хорошо себя вести, понял меня? Отлично. Значит, оставим мы тебя у него, а завтра я все-таки выпытаю у тебя всю правду. Какой-то ты… странный. И мне ты, если честно, не нравишься.

 - И мне ты тоже не нравишься, - не преминул вставить Гарольд, однако Келда бросила на него испепеляющий взгляд, и тот поспешил отступить на шажок назад.

 - Но все-таки мне тебя жаль, сама не знаю почему, - продолжала Келда. – Так что… завтра вечером ты все мне расскажешь, а пока пошли.

 И она мотнула головой на юго-восток, по направлению к хижине местного лесника, а затем решительно пошла во главе всей компании. Локи, зажатый между Коли и Гарольдом, с кислым видом последовал за ней.

 - Ну, почему бы вам просто не взять и не отпустить меня? – ныл юнга. – Зачем вам так нужно знать правду?

 - Нужно – и все, - отрезала Келда, не оборачиваясь.


 После того, как Хэвард отправился к себе домой, надо сказать, так ничего и не разузнав, Ойвинд Хёугли пошел гулять по улицам, на которые уже легло призрачное покрывало майского вечера. В преддверье новой рабочей недели жители деревни расходились кто по домам, а кто, напротив, в гости или в трактир с намерением последние свободные часы провести в веселой компании друзей.

 Проходя мимо дома Сорбо, Ойвинд на несколько секунд остановился и, как будто бы он тут совершенно ни при чем, стоял в сторонке, засунув руки в карманы брюк, и искоса поглядывал за мерцающим огоньком в комнате второго этажа, которая, должно быть, принадлежала убитому Инглингу. Наверное, старик Томас вздумал этим вечером проститься с памятью о любимом внуке.

 Лучше не мешать людям в такие минуты.

 И Ойвинд пошел дальше, мельком заметив как всегда угрюмого Торстеина, который в это время поднимался на крыльцо дома. Окликать Норсенга, чтобы поздороваться, молодой юрист не стал: слишком хорошо знал, что бывает в таких случаях с излишне приветливым господином. Свирепый взгляд из-под нахмуренных бровей, неприятный оскал и презрение во всем – вот что Ойвинд уже успел испытать на себе за несколько кратких встреч с братом Кэйи.

 Перейдя одну из самых широких улиц деревеньки, Ойвинд, особо не задумываясь о направлении своего пути, свернул в какой-то темный переулочек, образованный двумя рядами тесно расположенных домиков, по три сооружения с каждой стороны. В конце переулка молодой человек обнаружил тупик: перед ним стояло чуть накрененное в сторону, с виду очень старое и дряхлое здание из сосновых бревен, над крыльцом которого была короткая и лаконичная надпись: «ТРАКТИР». Дверь была немного приоткрыта, и из образовавшейся щели, как, впрочем, и из маленького окошечка, лился скупой и мягкий свет от свечей.

 Недолго думая, Ойвинд вошел внутрь, и в нос ему тут же ударил вполне знакомый ему, благодаря Фолки, характерный запах – запах рыбаков. Да и немудрено: их здесь, в этой тихой норвежской деревушке, в глуши фюльке Финнмарк, было подавляющее большинство.

 Хозяин трактира, скучающий возле своей стойки, при виде нового посетителя оживился, однако сей посетитель должен был его жутко расстроить: юрист вовсе не собирался ничего есть или пить. В его намерения входило узнать как можно больше из того, что говорят в простом народе о докторе Сорбо. Увы, да, как это ни неприятно и унизительно для того, кто пытается расследовать дело и раскрыть тайну, приходилось довольствоваться лишь слухами, поскольку более достоверного источника информации просто-напросто не было и не намечалось.

 Просто ужас какой-то.

 А все потому, что прошло уже слишком много лет…

 Должно быть, те, кто все помнил так, как было на самом деле, давно уже лежат в сырой земле, а все, что они когда-либо говорили, пересказывается уже по сотому кругу, каждый раз с новыми придуманными подробностями.

 Эх, время, время…

 И все же, лучше пусть будет так, чем совсем ничего.

 Правильно?

 Правильно, Хёугли, идем прямо к самому дальнему столику, к тому, который в углу. Там обычно все самые интересные истории рассказывают.

 Те люди, которые присутствовали внутри трактирчика, удивленно оглядывались на столь почтенного господина, что вдруг ни с того ни с сего ворвался в это бедное и уж точно богом забытое заведеньице, и стремительно отправился прямо к самому удаленному от входа, от стойки хозяина и, конечно же, от посторонних ушей столику, за которым тихо сидел какой-то седеющий рыбачок. Тощий, жилистый, лохматый и бородатый.

 Сидел он и потягивал из деревянной кружки какое-то весьма дурно пахнущее варево.

 - Здорово, дедушка! – поздоровался Ойвинд, напугав бедолагу, который, наверное, уже одной ногой погружался в ласковые объятия сна. – Не против моего соседства?

 Быстро опомнившись, старик похлопал рукой по столешнице справа от себя.

 - Садись, садись, сынок! Выпьешь со старым Йоханом, что ли?

 - Да нет, дедуль, - отозвался Ойвинд, отодвигая свободный стул и опускаясь напротив рыбака. – Ты мне лучше историю расскажи.

 Старый Йохан нахмурился, видимо, оттого, что парень так быстро и без обиняков перешел к делу и к историям, однако маленькие глазки «дедули» уже хитро заблестели. Сразу видно: любит поговорить о былом старик, ой как любит.

 И привирать, наверное, любит…

 Ну, ладно, об этом не будем думать.

 - Это какую такую историю тебе надо, а?

 - А вот такую надо, - отвечал Ойвинд. – Историю про то, как Ари Сорбо из деревни пропал.

 Глаза старичка сузились сильнее, он навалился верхней частью туловища на стол и нагнулся ближе к своему собеседнику, заглядывая в лицо, в самое нутро, в душу почти.

 Ну, да нет.

 В душу – это все-таки пока сильно сказано.

 Но Ойвинду хватило такого взгляда для того, чтобы понять: непростую историю он старику заказал, темную и неладную, про которую спрашивают много и говорят много, но тихо, а знают и отвечают мало. И то малое, что знают, часто неверно, а то малое, что отвечают, обычно неправда. Короче, сплошная путаница и бессмыслица.

 - А зачем это тебе вдруг Ари Сорбо понадобился? – подозрительно спросил Йохан.

 - Да так, думаю, не связано ли это с убийством бедняги Инглинга, - соврал наполовину Ойвинд (он, кстати, допускал подобную мысль, на самом деле). – Я, видишь ли, был близким другом несчастного мальчика. И, черт возьми, хочу знать, в чем дело!

 Старик ухмыльнулся и откинулся на спинку стула. Темнота комнаты, не освещенной пламенем свечи на столе, тут же упала на его лицо и скрыла глаза, наполненные весельем.

 - Ну, хорошо, расскажу я тебе все, что знаю. Да только знаю я немного, так что не обижайся. И привирать даже не буду. Постараюсь, по крайней мере. Правда-правда, чего это ты ухмыляешься, сынок? Да, признаю, привирал, было такое. Но тебе – ни за что! Веришь? То-то же!

 Йохан сделал еще несколько глотков из своей кружки и начал так:

 - Значит, вот как было дело: В деревню нашу первым приехал еще дальний какой-то предок твоего Ари, а я только отца его помню, Асманда. В молодости он был вообще бедняк, первый из бедняков, но годам эдак к сорока разбогател, дом построил, в общем, все как надо. И сына в люди вывел, да еще и племянника воспитал, самого Томаса Сорбо, доктора нашего ненаглядного. Не знаю, короче, как это у него так получилось, знать, повезло со связями: Асманд-то у какого-то богача из Гамвика в любимчиках ходил. Я плохо помню, маленький пацан тогда был. – Йохан допил свое странное зелье и продолжал уже повеселее: - Короче, объясняю. Скончался наш добрый дядя Асманд, а Томас путешествовать поехал и долго-долго пропадал. Черт знает, где его носило! А Ари в деревне остался, во как! Было у него двое детей. Сына Холдором звали, а дочь – Вигдис.

 О том, что у Ари было двое детей, Ойвинд уже знал, а потому поторапливал рассказчика:

 - Ну-ну, а дальше-то что было, дедуля?

 - А что дальше? Ах, да, дальше… Дальше была во какая штука… Пропадал Ари. Частенько пропадал куда-то на несколько дней, а то и больше. И Холдор пропадал. Вигдис-то замуж отдали и благополучно в Мехамн отправили. А те двое время от времени смывались куда-то, мы только и гадали, куда. Да только возвращались они всегда с набитыми кошельками. Поверь мне: я-то знаю. Они после поездок всегда жили хорошо, не зная бед, а как дела хуже шли, так сразу… что? Правильно! Так сразу опять – фить! – и нету их! Во как! У Томчика ихнего все плохо было. Ой, как плохо! Чуть не убили его, говорят, а Ари и дела нету. Брат приехал о помощи просить, а он ему на дверь указал. Каков поганец, а! На дверь! Бедный наш Томчик… бедный докторишка наш, я хотел сказать… Не знаю я, короче, как он потом от этого своего Петтера Бунневика отвертелся – может, мирно разошлись, по старой дружбе. Не знаю, в общем! Короче говоря, Ари Томчика за порог аккуратненько выставил, а сам дальше жил. И куда-то пропадал. А однажды – раз! – и не вернулся. И Холдор не вернулся. Да мы их и не ждали. Ты меня слышал? Не ждали, говорю тебе, ни капельки! Да-да! Ни капельки! Точно! Нам все равно было. А Томчик потом приехал и сообщил, что Ари с сынком аж в Осло уехали. Во куда занесло богачей-то наших! Ну, и скатертью дорога! Да, так мы все подумали и ручкой им помахали. Вот у кого ни спроси, сынок, никто их не любил, точно те говорю! Никто!

 - А Томас с тех пор поселился в доме Сорбо, так? – спросил Ойвинд.

 Йохан старательно закивал, одним глазом заглядывая в кружку.

 - Жену и сына с собой привез, а потом и дедом стал, во как! Бедняга наш Томчик… Всех потерял, никого не осталось! Надо ж как, а!

 И старик тяжело вздохнул два раза, хватаясь за голову и мотая ей из стороны в сторону.

 - А его друзья? – поинтересовался Ойвинд. – Они его не поддерживали?

 - А, бес их знает! Томчик много путешествовал, друзья у него из разных стран были. Он даже про них рассказывал, когда сюда заходил. Да-да, он в былые годы сюда наведывался! С ним даже приходили трое каких-то молодчиков. Щас… щас… даже фамилии вспомню… Эээ… Один был Ллойд, Бен Ллойд. Второй… кажется Кейн… Да, Кейн. Джек. А третий… Не помню вот третьего, хоть убей… Да ладно, не важно это. Все они его потом бросили, бедного нашего, одинокого Томчика. Надо ж, как жизнь повернулась!

 И Йохан снова начал вздыхать.

 - Ну, спасибо тебе, старикашка, - одобряюще сказал Ойвинд и стал отодвигать свой стул, хлопнув при этом Йохана по плечу, отчего тот сильно покачнулся и чуть не сломал себе нос об столешницу. – Здорово ты меня развлек. Я у тебя теперь в долгу.

 - Эй, ты куда это намылился, сынок? – возмутился Йохан. – Это как же так? Я т-тя еще не отпускал! Ну-ка садись обратно, я те щас сказку про безумного Айджа Норсенга рассказывать буду! Во как!

 Приподнявшийся со стула Ойвинд вздрогнул при упоминании знакомого имени и передумал – сел и даже придвинулся поближе к старику-рассказчику.

 - Ну, давай, дедуля, рассказывай тогда.

 Ну, Йохан ему и рассказал.

 - Значит так. Был этот Айдж сельским учителем. Математику преподавал милым малышам. Откуда жена его Бергдис взялась, непонятно. Из бедной какой-то семьи. Ой, бедной… Ничё у ней не было. А когда пропала Бергдис двадцать годков назад – слышал, наверное? – тогда слег Айдж. Ой, бедный наш Айдж! В горячке лежал. Мы, значит, Томчика приобщили к делу, он ничё сделать не может. Сиделку Айджу, значит, назначили. Та заодно и за детками приглядывала. А у Норсенга бред начался, и тут-то она такого наслушалась! Ой-ой-ой! Короче, говорил он про то, что Бергдис была ведьма, его околдовала, детей несчастными сделала, еще бог знает чего плохого натворила, а как дела свои доделала, так сразу потихоньку слиняла. А скорее, нет… обманула она бедного Айджа, а сама поплатилась. Ее схватили, в Омганг отправили. Скоро за Айджем с детками придут. Потому что мол думают: вся их семейка заодно. И тогда сгорят они все в огне гнева и злости и…

 - Да-да, слышал я такое, - не выдержал Ойвинд. – Слышал, много раз. Бред полный. Не верю я в это. Мало ли что человек в предсмертном бреду наговорить может! Да ему, наверное, самому почудилось в кошмаре каком-нибудь! Белиберда!

 И он опять начал отодвигать свой стул.

 - И что, - не сдавался Йохан, - даже про коронную фразу его слышал?

 Ойвинд поднял одну бровь.

 - Какую такую коронную фразу? – спросил он с интересом.

 Старик усмехнулся.

 - Его сиделка рассказывала, что помимо прочего бреда, Норсенг очень часто, по десять раз на дню, повторял одни и те же слова: «Бедная моя Бергдис… Зря ты пошла за мной. Ведь даже скала Тора сломалась под орлом».

 Ойвинд молча ожидал продолжения, однако дедушка замолчал, самодовольно сложив руки на груди. Молодой юрист сделал вопросительное выражение лица.

 - И что?

 - И все! – Йохан поерзал на стуле. – Вот такая вот загадка.

 - Тьфу ты! – Ойвинд теперь уже окончательно поднялся. – Я тут пытаюсь дело расследовать, а ты мне под нос такую ерунду суешь! Все, наслушался я всяких баек, пора и честь знать. До скорого, старик!


 Было уже темно, но Кэйа только-только вышла из фьорда и уже по ровному зеленому полю направилась к деревне.

 Проклятая девчонка, эта сумасшедшая Валькири, если только ее на самом деле так зовут! Ведь накаркала же все-таки: заблудилась молодая фру Халворсен, поплутать пришлось. А ведь когда-то эти места для «малышки Кэйи» были все равно что домом, где знаешь каждый уголок, каждую полочку, каждую дверцу, где что лежит, где что-то спрятано…

 Когда-то…

 Крики чаек, дождь, пронизывающий ветер…

 Ну и что с того, что пронизывающий до самых костей? Зато дарующий крылья.

 Шум океана, брызги, обрушивающиеся в море, суровые скалы…

 Как она могла все это забыть?

 - Кэйа? Кэйа, постой!

 Она обернулась: Келда быстро бежала к ней со стороны западного побережья, где распростерся густой бор. Вид у нее был уставший: наверное, много пришлось побегать по скалам за весь день. Еще бы не много!

 Сама Кэйа чувствовала себя совершенно разбитой.

 - Келда, вы нашли Болдра? – слабым, почти не подчиняющимся ей голосом, спросила она.

 - Да, с ним все хорошо, - ответила Келда, подбегая и тяжело дыша. – Он давно уже дома с Андором. Все разошлись по домам. Стеин тоже. Кажется. А я сюда по своим делам возвращалась. – Девушка заботливо оглядела Кэйю. – Бедная, ты совсем измотана! Вся извелась от беспокойства, наверное… Ну, ничего, все ведь хорошо, верно? Идем, я тебя поддержу, а то мне кажется, что ты вот-вот упадешь.

 Она взяла Кэйю под руку, и та благодарно оперлась о ее локоть. Вдвоем они продолжили путь до деревни в колючей и глубокой темноте, шуршащей ночными звуками и пахнущей корой и зеленью, заглатывающей маленькие фигурки, будто пропадающие в ней без следа, но все-таки вновь выныривающие на поверхность в те минуты, когда свет взошедшей на небосклон луны, проливался на землю сквозь плывущие на север облака.

 - Он был прав, Келда, - вдруг прошептала Кэйа. – Он всегда был прав…

 - О ком ты?

 - О моем брате. Он говорил, что слышал голос нашей матери ТАМ. У фьорда. Это правда, Келда! Правда, понимаешь? Я ему сначала не верила, но теперь… О, Келда, ты тоже должна мне верить! Верь мне, милая Келда!

 - Ты устала. – Келда погладила свою невестку по плечу. – Ты переутомилась, и тебе сейчас необходим хороший отдых…

 - Нет, дело не в этом! – Кэйа остановилась и посмотрела прямо на Келду. – Поверь мне: все, что я говорю – правда! Чистейшая правда! Я слышала нашу мать, она там… Я знаю, она там… Она говорила со мной…

 Келда вновь обняла Кэйю и почти силой заставила ее продолжить путь. А Кэйа все шептала:

 - Верь мне… Она там… Моя мама. Она на меня злится… Но она скучала по мне.


Глава 11

 Было еще совсем раннее утро, когда покрытый мелкой сыпью и веснушками тощий рыжеватый подросток принес Ойвинду аккуратно запечатанный конверт. Как только молодой человек поблагодарил мальчугана и бросил ему монету, после чего тот быстро ускакал на своих длинных, покрытых царапинами ногах, он распечатал конверт и увидел, что письмо было от Греджерса Фробениуса, его старого знакомого.

 Сердце Ойвинда радостно подпрыгнуло: Фробениус был частным детективом и за свою долгую жизнь успел разгадать бог знает сколько запутанных преступлений. Его помощь в поиске Вигдис Брок была бы просто бесценной! Какая же удача, что он вдруг вспомнил про своего молодого друга и решил ему написать!

 Письмо гласило:

 «Здравствуйте, мой славный Хёугли!

 Спешу заверить вас, что я буквально пару дней назад приехал в эту деревеньку и вчера узнал о том, что вы также здесь. Это чертовски приятное совпадение, тут же подумалось мне, и я решил, что было бы очень-очень кстати встретиться с вами этим вечером за ужином в таверне герра Андерсена, потягивая хорошее вино и разговаривая о всяких мелочах, хоть я и знаю, что вас все время влечет нечто загадочное. Впрочем, я расскажу вам о своем последнем деле, а вы поделитесь со мной новостями о ваших успехах, в которых лично я ни капли не сомневаюсь.

 Так или иначе, я буду этим вечером в местной таверне, где-то около семи часов. Буду очень рад, если вы придете.

 Ваш старый друг, Греджерс Фробениус».

 Ойвинд радостно хохотнул с твердым намерением пойти на встречу. Авось повезет, и старый Греджерс поможет.


 В ясном синем небе промелькнула тень крупной хищной птицы, от сильного порыва ветра зашумел лес, тянущийся ровной темной полосой вдоль берега, затянул густым басом, как ревет ливень после знойного летнего дня, и этот насыщенный, наполненный непонятной силой гул, как всегда, поднял Келде настроение. Она любила слушать лес почти так же, как шум океана и раскаты грома, любила, потому что рядом с говорящим лесом чувствовала себя крохотной, но вместе с тем свободной, независимой, частью одного целого, потому что осознавала саму себя как нечто большее, чем то, что может вместить в себя простое слово «человек».

 Вскоре, отыскав нужную тропу, по которой часто ходили лесники и охотники, девушка смело шагнула под полог бора, втянув носом чистый, но густой воздух. Пахло смолой.

 Чтобы добраться отсюда до хижины Йенсена, того самого лесника, у которого Келда, Коли и Гарольд прошлым вечером оставили хнычущего юнгу с потонувшего корабля, нужно было потратить около двух часов, однако дальность предстоящего пути ничуть не смущала девушку, которая уже провела последние полтора часа в непрерывной ходьбе.

 Постепенно становилось все темнее: у нее не было возможности выйти из дома раньше, ведь до обеда нужно было заниматься с маленькими хористами во главе с Болдром, а это задача нелегкая и важная, от которой молодая учительница музыки и не пыталась увиливать.

 Зачем Андора подставлять?

 Да и ребятишки славные.

 В общем, когда Келда добралась до хижины лесника, был уже почти вечер, и только что загоревшиеся окна брусчатого домика словно вобрали в себя последние капли гаснущих солнечных лучей, скупых в этой лесной чаще, словно дождевые облака в пустыне. Келда, не останавливаясь, направилась прямиком к двери, но за несколько шагов до нее услышала подозрительный шорох позади себя, а еще через мгновение, не успев обернуться, поняла, что кто-то крепко держит ее за локоть.

 Обернулась… И с негодованием, и со смутным страхом, который, подобно маленькому червячку в гниющем яблоке, прятался где-то в самом дальнем и темном закоулке ее души.

 Обернулась – и была крайне возмущена: перед ней стоял Торстеин.

 И как он оказался так далеко от деревни?

 - Ты что здесь делаешь? – потребовала объяснений Келда. – Ты следил за мной, что ли?

 - Да, - невозмутимо и дерзко ответил Норсенг.

 Возмущение девушки достигло предела, она открыла рот, чтобы высказать Торстеину все, что думала по поводу его поступка, но так ничего и не смогла произнести. Тогда Келда просто резко дернула свою руку, надеясь вырвать локоть из хватки Стеина, но это у нее не вышло.

 - Зачем? – наконец спросила она.

 - Да я тебя случайно увидел неподалеку от фьорда. Хотел проверить, правду ли ты сказала насчет второго дома, а потом подумал: куда это она собралась? – Стеин нахмурился. – Ты себя странно ведешь. Я все вижу, понятно? Ты определенно что-то задумала.

 - Если даже и так, то это не твое дело, уяснил? – огрызнулась Келда. – Пусти.

 Она не хотела, чтобы Норсенг узнал о Локи. Как бы ни был противен ей бедный юноша, она ведь обещала ему, что никто из деревни больше не узнает о его существовании и о том, что он прячется у Йенсена. Ей было жаль Локи. А если теперь этот Стеин все испортит, то и она виновата будет перед мальчиком, да к тому же и паренек, этот противный нытик, на нее зуб наточит.

 Такие умеют быть злобными и злопамятными.

 Тем временем Торстеин, подумав, ее отпустил и с легкой издевкой в голосе произнес:

 - Ты, вроде бы, хотела в дверь постучать.

 - И не подумаю, пока ты не уберешься отсюда! – Келда демонстративно сложила руки на груди.

 Тут за ее спиной скрипнул засов, и спустя каких-то пару секунд раздался бас лесника:

 - Эге, это кто у нас тут так громко спорит? А, Келда! Здорово, здорово, девочка! Заходи, и дружка своего заводи. Я всем гостям рад буду!

 Чрезмерное гостеприимство Йенсена было, очевидно, последствием его одинокой жизни в глуши леса, по соседству с оленями, белками и прочей лесной живностью. Общения с людьми бедняге не хватало, это точно. Келда уже давно знала об этом его замечательном качестве, однако, как бы теперь оно не навредило Локи и всему делу, которое Келда затеяла.

 - Он мне вовсе не друг, - заявила Келда усмехающемуся леснику. – Я как раз просила его уйти.

 Йенсен нахмурился и подбоченился.

 - Как это уйти?! Келда, ты что? КАК ЭТО УЙТИ?! Неее… Моего гостя я прогонять не позволю. Заходи, парень, я тебя приглашаю. Слышишь? Заходи!

 И он посторонился, пропуская Стеина в свой дом. Келда, сжав кулаки от досады, пошла следом.

 - А о мальчике ты подумал? – шепотом спросила она у лесника.

 - А что мальчишка? – Йенсен пожал плечами. – Он в углу сопит, ну и пусть. Может, он мой сын. – Он подмигнул девушке. – Хотя я от такого сынка со всех ног бы бежал! Это же просто ужас! Он мне всю ночь почти спать не давал своими слезами да уговорами.

 - Иди, иди уже, - раздраженно подтолкнула болтуна Келда. – Гостя позвал – теперь развлекай.

 Однако, когда Келда и Йенсен вошли в комнату, перед ними развернулась довольно странная картина: Стеин сидел на корточках возле проснувшегося Локи и не сводил с него пристального взгляда, а юнга в свою очередь забился в угол, будто желая пройти сквозь стену и улизнуть, и испуганно глядел в глаза Норсенга. Мальчишка был бледен и трясся, как осиновый лист.

 - Что такое, Локи? – даже с заботой спросила Келда, сразу же почуяв неладное, и с негодованием отметила, что ее голос ее подвел – дрогнул, предатель.

 Парнишка перевел взгляд на девушку. В его глазах были и мольба о помощи, и надежда на поддержку, и в то же время осуждение и злоба.

 - Ты обещала, что никого не приведешь! – срывающимся голосом воскликнул Локи. – Ты мне обещала!

 - Прости, - тихо сказала Келда, однако ее никто не услышал, поскольку Торстеин одновременно с ней прорычал:

 - Ты с того корабля, признайся! Я это знаю!

 - Ну, да! Да! – в отчаянии прокричал юнга. – Признаюсь! С того корабля, с того самого!

 По его щекам полились слезы, и Торстеин с отвращением скривился и отпрянул.

 - Локи, почему ты боишься людей? – спросила Келда. – Скажи правду: я даю тебе слово, что никому не…

 - Ты уже давала мне слово! И обманула меня!

 Глаза Келды сверкнули, и она снова сжала кулаки. Нет, она не позволит этому ничтожному крикуну осуждать ее в лживости и вероломстве! После того, как она пошла ему навстречу…

 - Слушай, ты, - тихо, но грозно начала она, - я не собираюсь тут отчитываться перед тобой за свои действия. И плакаться и просить прощения тоже не собираюсь. Я могла бы еще вчера велеть тем двум ребятам отвести тебя в деревню и сдать куда надо, понял? Но я этого не сделала! Так что помалкивай, и лучше говори все, как есть. Что ты там натворил?

 - Ничего я такого не сделал! Вся вина моя в том, что я просто плавал на этом корабле.

 - А что не так с этим кораблем? – спросил Йенсен.

 - Капитан занимался контрабандой, - признался Локи и опустил голову и плечи. – Вот. Все я вам выдал. Теперь делайте со мной, что хотите…

 Он вытер лицо рукавом грязной рубахи, но не выдержал и снова расплакался, и закрыл глаза обеими ладонями. Норсенг с силой отнял его мокрые руки, схватил юношу за подмышки и одним рывком поднял на ноги.

 - Ты сейчас расскажешь мне все, что знаешь об этом корабле, - ядовитым шепотом потребовал он у Локи.

 Юнга судорожно сглотнул, никак не решаясь начать рассказ, однако Стеин наградил его настолько свирепым взглядом, что бедный парнишка, икнув от страха, затараторил:

 - Да я, собственно говоря, вообще мало что знаю. Я ведь был у них всего-то юнгой и занимался по большей части тем, что драил палубу. Ну, разве стал бы капитан своими планами с таким щенком делиться? Он ведь меня так и называл – щенок. И раздавал мне подзатыльники, чтобы дело у меня быстрее шло. Капитаны, они, знаете ли, люди такие… так сказать…

 - Да ты по делу говори, слюнтяй! – прорычал Стеин с нетерпением. – Я тебе не мамочка, чтобы мне на судьбу жаловаться!

 Келда сделала несколько решительных шагов и оттолкнула Торстеина от юноши, гневно сверкнув глазами.

 - Отвали от него, Норсенг!

 Стеин не обратил внимания, только отшвырнул ее руку, словно она была для него назойливым насекомым, и поднес лицо так близко к Локи, что они почти соприкоснулись кончиками носов. Надо сказать, что переносица трусливого мальчишки была уже мокрой и холодной от пота.

 - Зачем вам это нужно? – совсем испугавшись, закричал Локи. – Судить меня надумали? Ну, так ведь я вам уже честно признался, что на контрабандистском судне плавал, чего же вы еще от меня хотите? Корабль-то утонул, зачем вам нужно знать, куда он направлялся, что замыслил капитан и что мы перевозили на борту?

 - Мне нужно знать все, что я смогу из тебя вытянуть! – рявкнул Стеин. – Выкладывай!

 - Да я мало чего знаю! – взвизгнул Локи. – Ну, корабль наш мы называли «Непоседой», капитана звали Том Уолли по прозвищу Косоглазый. Да, занимались мы нечестным промыслом, признаю. И деньги на том зарабатывали. Как все самые обычные контрабандисты. Ничего такого особенного не было на «Непоседе»! Меня матросы почти не считали за разумное существо, я у них был только грушей для битья. Только старый испанец, который так и не сказал, как его зовут, меня защищал, а иногда всякие истории рассказывал. Он был такой угрюмый, с глубоко запавшими глазницами и спутанными седыми космами. И все любил приговаривать, что когда-нибудь мы разобьемся о скалы, потому что женщины на корабле – это не к добру!

 - Постой-ка! – остановила его Келда. – Женщины на корабле? Среди вас были женщины?

 - Одна. Кажется, одна. Я не знаю, что она там делала, - пожал плечами Локи. – Но она на палубе «Непоседы» жила очень долго, лет пятнадцать или даже больше, это был для нее единственный дом. Никто не хотел говорить о том, откуда она взялась. Она была где-то средних лет. И какая-то… странная. Как будто умалишенная, что ли… Или безумная. По крайней мере, она все бродила по палубе, как призрак, и никто не обращал на нее внимания. Два раза в день она примерно на полчаса заходила в каюту, куда никого, кроме нее, не пускали, и носила еду тому, кто был внутри. Не знаю, кто это был. Никто не знал. А когда начинался шторм… Вот тут-то у этой женщины и проявлялись единственные признаки жизни. Она вставала на носу корабля и не боялась, даже когда наш «Непоседа» носом погружался в воду, а потом выныривал. Я ее опасался, особенно когда она дико хохотала во время грозы… - Локи снова сглотнул. – В общем-то, ее все в это время начинали бояться. Даже капитан. А когда ветер утихал, эти она снова превращались в зомби. А еще… - Юноша некоторое время вглядывался в лицо Норсенга, а потом вдруг неосторожно брякнул: - Ты мне ее напоминаешь. У тебя такие же ледяные глаза и…

 - Да ну тебя! – раздраженно и презрительно сказал Стеин и, оттолкнув от себя Локи, направился к двери.

 Когда он проходил мимо Йенсена, лесник, пребывая в растерянности, окликнул его:

 - Ты куда это, гость? Ты…

 Торстеин его абсолютно не слушал. Он вышел из хижины, ни с кем не попрощавшись, и зашагал прочь.

 Бывший юнга-контрабандист, ничего не понимая, смотрел на Келду, но девушка только велела ему опять забиться в угол и поспешила за Торстеином, который, скорее всего, шел в сторону деревни по тому же пути, по какому пришел, следуя за ней.

 - Эй! – окликнула его Келда. – Эй, Стеин, есть разговор!

 Он даже не обернулся, сжимая кулаки, и тогда девушка перешла на бег и вскоре догнала своего высокомерного и мрачного родственничка.

 - Да стой же ты, идиот! – воскликнула она, встав так, чтобы загородить ему путь. – Ты разве ничего не понял?

 - Я понял многое, - со злостью ответил Стеин. – И прежде всего то, что этот парень – слабоумный писклявый козленок! Уйди-ка с дороги, девчонка!

 Он шагнул вперед, но Келда навалилась всем телом и оттолкнула Стеина.

 - Ты никуда не пойдешь, пока меня не выслушаешь! Разве ты не понял? Это же очевидно.

 - Что я должен был, по-твоему, понять? – бледнея от злости, процедил Торстеин.

 - А то, что эта несчастная женщина – твоя мать! – вдруг выпалила Келда, смело глядя в лицо своего собеседника.

 Стеин побледнел еще сильнее и с силой сжал челюсти, в то время, как в его глубоких глазах отразился такой бешенный гнев, что даже такой бесстрашной девушке, как Келда Халворсен, стало не по себе. Она съежилась, но не опустила лица. Норсенг сверлил ее взглядом, и казалось, что он вот-вот набросится на нее и изобьет до полусмерти. По крайней мере, он явно с невероятно большим трудом сдерживал себя, а его сжатые кулаки выглядели так, словно костяшки пальцев уже готовы были продырявить побелевшую на руках кожу.

 Губы Стеина, искривившиеся в тонкую неправильную линию, дрожали, когда он еле слышно прорычал:

 - Как ты смеешь…

 Келда выпрямилась и гордо вскинула подбородок.

 - Ты сейчас же возьмешь свои слова обратно, или я душу из тебя вытрясу! – пригрозил Стеин, но она вновь не дрогнула.

 - И не подумаю. Я буду стоять здесь и говорить, а ты меня выслушаешь, понял? Да и говорить-то мне недолго, ведь все просто: она попала на корабль более пятнадцати лет назад, она без ума от моря и у нее глаза такие же, как у тебя. Может быть, это всего лишь совпадения, но признай: такие совпадения редко встречаются в нашей жизни. Вполне возможно, что твоя мать заблудилась, а потом ее подобрал этот корабль, этот самый «Непоседа», а домой ее вернуть не смогли… или не захотели. Эти люди на корабле, они ведь вели отнюдь не честную жизнь, так что вряд ли хотели, чтобы кто-то покинул их корабль вместе с какой-либо информацией. Ну, отвечай: разве это не похоже на правду?

 - Ты ничего не знаешь о моей семье, - тихо проговорил Стеин. – Ничего! Не тебе судить! Моя мать не могла просто так заблудиться в тех местах, которые она знала лучше, чем свои пять пальцев. И она скоро вернется из дальнего путешествия, и она никак не связана с контрабандистами, и она не сходила с ума, не становилась безвольной рабыней, и она не утонула, потому что… Потому что Я В ЭТО НЕ ВЕРЮ! Не верю! Пусти меня! Или я, черт возьми, дотащу тебя до фьорда и сброшу со скалы, а потом спрыгну сам!

 Келда отступила на шаг в сторону, пропуская Торстеина, и тот сразу же бросился бегом  по лесу, выкрикивая бессвязные слова с отчаянием и гневом.

 - Дурак, - с сочувствием в голосе прошептала Келда.

 Потом она вернулась в хижину и присела напротив Локи.

 - Бедняга… И не повезло же тебе к бандитам на корабль попасть… Все хорошее они из тебя вытрясли. Людей ненавидеть научили… Слушай, я тебя отпущу. Прямо сейчас. Только скажи мне честно: есть ли еще что-то, о чем ты промолчал?

 Локи смягчился после ее теплых слов, подумал немного, а затем признался:

 - Я плохо плаваю. И я бы утонул, как и все остальные, если бы не девушка.

 - Какая еще девушка?

 - Не знаю… Странная. Я плохо ее разглядел, потому что был почти на грани обморока. Помню только, что она вытащила меня на берег. У нее были густые черные волосы, отчего она была похожа на ведьму… Она сказала, что подарила мне новую жизнь, которую я должен прожить по другому… А больше ничего не помню. Честное слово. Ничего не помню.


Глава 12

 Герра Андерсена в деревне многие знали и любили. И каждый вечер в его уютной таверне, которая находилась на одной из самых больших и людных улиц, собиралась почти четверть местных жителей. Кто приходил, чтобы хорошо поужинать, кто хотел с друзьями встретиться да пообщаться, кто еще для чего… В общем, вниманием односельчан владелец таверны обделен не был.

 Ойвинд был здесь всего пару раз: довелось заходить вместе с Хэвардом. Вот и на этот раз он решил лучшего друга взять с собой. Небось, Халворсену тоже интересно будет послушать про дела опытного сыщика, который, может, в поисках пропавшей женщины подсобит. Экономист, не экономист, все равно уши развесит.

 Так все делают, когда старый Греджерс говорит.

 В таверне было тепло и шумно. Как всегда улыбчивый и доброжелательный толстячок Андерсен поприветствовал молодых людей и поинтересовался, как поживает семья Халворсенов и все ли у них в добром здравии, в общем, все в этом роде. Раскланявшись с хозяином, Хэвард и Ойвинд отправились вглубь большого зала в поисках частного детектива Фробениуса.

 Сделать это было не так-то легко: кругом были люди, кто сидел, кто ходил, и все без исключения что-то говорили и смеялись. То и дело двое друзей натыкались на кого-нибудь из знакомых, и тогда им приходилось тратить по несколько минут на дружеские приветствия, расспросы и разговоры, после чего каждый шел в свою сторону. Наконец, среди всей этой толкотни, суеты и всеобщей сумятицы, Ойвинд разглядел маленький столик возле окна, за которым сидел невысокий сухопарый человек, на вид разменявший пятый десяток, но все еще полный сил и энергии. Молодой юрист тут же его узнал и, воссияв, поманил рукой отставшего было Хэварда.

 - Быстрей, быстрей, старина, я нашел того, кого искал! Не будем заставлять почтенного господина ждать.

 И они вдвоем пробрались наконец к столику у окна.

 Едва завидев Ойвинда, человек за этим столом, улыбнулся и встал со стула, протягивая к молодому человеку руку для пожатия.

 - Здравствуйте, дорогой мой Хёугли!

 Молодой «викинг» пожал протянутую ладонь с видимой осторожностью, если не с трепетом.

 - Здравствуйте, герр Фробениус, здравствуйте! Как поживаете?

 - Отлично, друг мой, просто превосходно! Я все еще раскрываю преступления и тайны, а значит, мне до сих пор есть для чего жить!

 При этих пафосных словах герр Фробениус поднял свой длинный тонкий палец к потолку. «Ага, - подумалось Хэварду. – Ясно теперь, откуда у нашего Ойвинда этот торжественный жест…»

 - А я вам тут друга привел, - скромно проговорил Хёугли. – Вот. Хэвард Халворсен, мой товарищ по университету. Помните, я вам о нем даже рассказывал?

 Греджерс пристально рассмотрел Хэварда, который слегка наклонил перед ним голову, поверх своих толстых очков. Затем тоже пожал молодому человеку руку.

 - Очень рад знакомству. Хёугли и в самом деле говорил о вас и даже… - Греджерс доверительно наклонился в сторону Хэварда и, прикрываясь ладонью, громким шепотом сообщил: - даже рекомендовал мне вас как способного ученика, который все схватывает налету и обладает удивительной логикой. Вы, правда, хотели бы заниматься моим делом?

 Ну и ну! Хэвард даже растерялся на пару мгновений, а затем, неловко улыбнувшись ухмыляющемуся Фробениусу, грозно посмотрел на Ойвинда, который имел извиняющийся вид. «Ты наглый мошенник!» - говорил взгляд Халворсена, он еле удержался от того, чтобы погрозить другу кулаком.

 - Эээ… Нет, благодарю вас… Наверное, Ойвинд просто не так меня понял, когда мы… эээ… разговаривали на эту тему. Я не собираюсь становиться частным детективом, просто я решил взяться за дело моего друга Ойвинда, которое, тем более, касается моей невесты.

 - Дело Ойвинда? – удивился Греджерс. – Ну надо же! Вы мне еще не говорили ни о каком деле, Хёугли!

 - Ну, разумеется, мой Хэвард опять поторопился. – Ойвинд сел за стол почти одновременно с детективом. – Я непременно все вам расскажу, герр Фробениус, но сначала, давайте выпьем за нашу встречу!

 - Совершенно с вами согласен, мой друг, - улыбнулся Фробениус и громко позвал хозяина таверны.

 В общем, приступили они к делу только где-то через полчаса.

 - Итак, - начал Греджерс, сплетая пальцы рук и облокачиваясь на поверхность стола. – Прошу вас, Хёугли, начинайте ваш рассказ.

 И Ойвинд вкратце поведал о том, как исчезла Вигдис Брок, бывшая Сорбо, а также об исчезновении ее отца и брата, добавив к рассказу, услышанному от Гутфрита Брока, также и то, что накануне вечером ему сообщил рыбак Йохан.

 - Учитывая то, что сказанное тем старичком не обязательно окажется полной правдой, информации у нас практически никакой, - подытожил Ойвинд, вздохнув.

 Этот громила выглядел особенно смешно, когда вот так грустно и тяжело вздыхал.

 Греджерс Фробениус в задумчивости почесывал подбородок.

 - Дааа… - протянул он наконец. – Мало, не то слово. – Он еще немного помолчал, глядя в окно, за которым лежала темная улица. На стекле уже плясали отражения огоньков от свечей. – Позвольте мне дать вам совет, мои дорогие. На мой взгляд, Томас Сорбо должен быть единственным человеком, который может дать вам по-настоящему стоящие сведения. Если же он говорит, что не знает, что заставило Ари и его сына уехать, а уж тем более не знает ничего о Вигдис… Что ж, дело значительно затрудняется, ведь с тех пор прошло столько лет… Больше двадцати, вы говорите? Вот-вот… теперь уже мало кто сможет подтолкнуть вас к разгадке. Но, знаете, на вашем месте я бы попытался разузнать поподробнее про всех действующих лиц из рассказа этого Йохана, даже пусть окажется, что они выдуманы и на самом деле нереальны. Начните с этого, мой вам совет. Поспрашивайте в деревне о друзьях Томаса Сорбо: они кажутся мне подозрительными типами. Хорошо, что вы запомнили имена, Хёугли, очень хорошо. Это говорит не только о вашей блестящей памяти, но и о задатках сыщика, который не упустит ни одной, даже самой малейшей детали… - Греджерс еще немного помолчал. – К сожалению, сам я не смогу принять непосредственное участие в ваших поисках: у меня у самого весьма таинственное дело. Надо сказать, что за разгадку этой тайны я взялся сам, по своей воле, уж больно меня она заинтересовала, как, впрочем, и мою помощницу.

 Ойвинд и Хэвард с интересом нагнулись к Фробениусу.

 - Расскажите, - попросил первый.

 - Собственно говоря, сперва все кажется обыкновенным. Ну, был богатый старинный особняк на окраине Гамвика, ну, сгорел он дотла чуть больше года назад… Чего такого особенного? Когда я, находясь в Гамвике совсем по другому делу – вообще-то, я гостил у своего двоюродного племянника – так вот, когда я случайно услышал об этом событии, я так и подумал. Но потом по городу поползли странные разговоры, и мне часто приходилось слышать обрывки фраз, вроде: «… тот самый дом, который загадочный», или «с ним всегда было что-то неладно» или «так и знал, что когда-нибудь что-то подобное произойдет: там злой дух витает!» Тут-то я и заинтересовался. Решил разузнать, что там такое было с этим особняком и почему о нем говорят с таким… даже, наверное, страхом. Должен признаться, как это ни унизительно, но я пока еще ничего не откопал. Сейчас моя новая ученица Сольвейг – настоящая умница! – находится в Гамвике, а я… я решил прекратить на время мозговой штурм и дать отдых своей уставшей голове. Так ведь и с ума сойти недолго!

 - Что правда, то правда, - рассмеялся Хэвард. – Когда задачка никак не желает разрешаться, это жутко выводит из себя!

 - Вы уж простите нас, - добавил Ойвинд. – Вы отдыхать приехали, а тут мы со своими делами…

 - Ничего-ничего, мои дорогие! Я всегда рад вам помочь. А сейчас давайте доедать ужин, а то скоро он совсем остынет. Ну же! Посмотрите же в свои полные тарелки! Так не годиться, ребята.

 Ойвинд с Хэвардом переглянулись и принялись за еду: они сегодня почти весь день провели вне дома (опять расспрашивали местных стариков о семействе Сорбо) и сильно проголодались.

 ***

 Поскольку Хэварда с Ойвиндом все не было, Нанна решила не дожидаться больше их возвращения в дом Халворсенов и начала собираться к герру Нансену, куда временно переселилась после приезда своего отца. До двери ее проводили Эидис, Ребекка и Роальд, так как больше дома никого не было. Фолки иногда допоздна задерживался в море, а Келда… Не трудно догадаться, где она сейчас.

 Ох уж эта Келда…

 - Ну, доброй ночи, моя хорошая, - ласково улыбнулась Эидис, когда Нанна уже ступила за порог.

 - Вам всем тоже доброй ночи, - отозвалась девушка.

 Она уже собралась уходить, когда ее вдруг окликнул Роальд Абель. Он хотел сказать пару слов, и почему-то всем показалось, что он был чем-то особенно взволнован. Расправив плечи и выйдя на крыльцо, чтобы не разговаривать через порог, он быстро произнес:

 - Нанна, у меня к вам есть одна просьба.

 Девушка вопросительно подняла брови.

 - Да? Я вас слушаю.

 Абель прочистил горло и продолжил:

 - Когда вы снова пойдете к Томасу Сорбо… вы не могли бы сказать ему, что я хотел бы увидеться с ним? Наедине. И желательно, как можно дальше от людей.

 - Это связано с вашей раной? Вы себя не очень хорошо чувствуете?

 - Нет-нет, это… связано с другим важным делом.

 Нанна была определенно удивлена и все-таки не стала задавать лишних вопросов.

 - Конечно, Роальд, я договорюсь с герром Сорбо об этой встрече, - сказала она на прощание.

 После того, как Эидис закрыла за ней входную дверь, Роальд повернулся, чтобы вернуться в гостиную, и заметил, что Ребекка смотрела прямо ему в глаза, и во взгляде этом отражались беспокойство и смутный страх.


 - Не думала, что ты придешь, Стеин…

 - Но я пришел.

 - Почему?

 - Странный вопрос… Потому что ты позвала.

 - Да, позвала. Но я думала, что ты на меня в обиде.

 Стеин усмехнулся.

 - В обиде? За что?

 - За то, что я наговорила тебе вчера утром. Про то, что ты во всем виноват… Просто я очень беспокоилась за Болдра. Одному богу известно, как я извелась от переживаний! Прости меня.

 - Мне нечего тебе прощать, сестренка…

 Кэйа тяжело вздохнула, глядя на противоположный конец поля, на краю которого они сидели.

 - Я так не думаю. Прости меня за то, что я не смогла сделать тебя частью нашей семьи. То, что ты постоянно ссоришься с Андором… Я винила в этом вас обоих, но теперь понимаю: это моя вина. Только моя. Это я ошибалась.

 - Никто не может быть обязан подружить одного с другими. И ты не была обязана, потому что это уже не от тебя зависит.

 - Нет, от меня. Пусть не полностью, но от меня. И я должна была… А если не смогла… Если не смогла – значит, я плохая жена, плохая мать и плохая сестра. Не надо говорить, что это не так, Стеин. Лучше помоги мне найти ответ: кто я тогда?

 - Все, что я знаю, так это то, что ты человек, который имеет право жить так, как требует того его сердце. И если сердце стремится взлететь, надо лететь. И после каждого падения, сколько бы боли и унижения оно ни принесло, нужно подниматься – и снова лететь. Просто расправлять крылья и лететь.

 - Скажи мне, Стеин, только скажи правду, глядя мне в глаза: ты сам веришь в то, что говоришь? Веришь в то, что в жизни можно поступать так, как хочется, не причиняя при этом боли другим? Веришь?

 Он пожал плечами.

 - Не знаю. У меня у самого так не получается. Никогда не получалось. Но мне кажется, это правильно. По крайней мере, разве Андор и Болдр не будут счастливы, если будешь счастлива ты? И наоборот: если ты зачахнешь в этой клетке, в которую ты сама, САМА себя загнала и из которой САМА не хотела выбираться, разве твоя семья не будет страдать вместе с тобой?

 Она долго молчала…

 - Может быть, ты и прав… Я много думала об этом. И насчет клетки ты тоже прав. Я сама себя туда посадила, сама, сама… И хочу выбраться, и сомневаюсь, и боюсь… Теперь уже боюсь…

 Она закрыла лицо руками и положила голову на плечо брата.

 Она плакала.

 - Тише, сестренка… Тише… Все хорошо, не надо бояться. Зачем? Неужели ты думаешь, что в ТОЙ НАШЕЙ ЖИЗНИ тебя все забыли? Тебя помнят. Хотя бы потому, что я никогда не позволял себе забыть о том, как мы с тобой, еще будучи детьми, убегали ТУДА. Помнишь?

 - Помню. Но теперь я не могу бросить Андора и Болдра. Они ведь часть меня. И разорваться я не могу. А воля… воля так и влечет! Твоя маленькая сестренка, с которой ты бегал к заливу – это я. Да, я. Но и любящая жена и мать – тоже я. И этого уже не изменить, не оторвать от меня, как не оторвать от любого живого человека одну его часть тела, не поранив и не причинив боль. Это я, разная я, но все-таки… Все-таки один человек. Я совсем запуталась, Стеин. Как можно делить одну себя на две жизни? Как? Я не понимаю. И я боюсь… Фьорд гневается на меня. Понимаешь, Стеин? Он как живой! Совсем как живой… Я чувствую. Это из-за того, что я его предала. И мама тоже гневается. Вчера она разозлилась и прогнала меня.

 Стеин взял ее за плечи и заставил посмотреть себе в глаза.

 - Так ты ее слышала?

 - Слышала. Ты был прав, она ОСТАЛАСЬ С НАМИ. А я слишком рано перестала верить и ждать. Слишком рано… Ты молодец. Ты сильнее меня, и я горжусь тем, что ты мой брат. Только… только, пожалуйста, прости меня за все. И не говори, что тебе не за что меня прощать, я все равно не поверю! Лучше просто прости. Простишь?

 - Конечно. Мы ведь одна семья, как и раньше. И когда-нибудь мы… мы дождемся… Не знаю, чего именно, но это и не так важно. Главное, что мы будем ждать. Всегда. Правда? И будем вознаграждены за терпение  и преданность.

 - И снова я хочу спросить тебя, Стеин: ты веришь в то, что говоришь?

 - Верю. Ты слышишь меня, Кэйа? Я верю! А ТЫ ВЕРИШЬ МНЕ?

 - ДА.


Глава 13

 Уже перевалило за полдень, когда пришла Нанна и сообщила Роальду, что, к сожалению, не смогла в то утро поговорить с Томасом Сорбо. Нет-нет, фру Ибсен, поворчав в своем репертуаре, пропустила назойливую девушку, однако после того, как служанка поднялась на второй этаж, а затем вновь спустилась, стало ясно, что хозяин дома не объявится.

 - Он заболел, фрекен, не тревожьте его, - сказала фру Ибсен и благополучно проводила гостью за дверь.

 - В общем, с вашим заданием я не справилась, - подытожила Нанна, садясь рядом с Ребеккой и вместе с ней принимаясь за вязание.

 - Ничего страшного, - спокойно ответил Роальд.

 «Когда-нибудь я все равно встречусь с ним, - твердо сказал он себе. – Когда-нибудь… Очень скоро. Если он любил Инглинга и хочет покарать убийцу, он сам пойдет навстречу ко мне…»

 Тем временем в коридоре послышались шаги, а затем восклицание Эидис из кухни:

 - Ну слава богу! Хоть один день выдался, когда она после уроков сразу же вернулась домой!

 - Привет, мамочка! – как ни в чем не бывало ответил хозяйке звонкий голос из прихожей.

 Спустя мгновение Келда, как всегда излучающая энергию, вошла в гостиную.

 - Всем добрый день! Хэвард с Ойвиндом уже ушли?

 - Примерно час назад, фрекен Келда, - ответила Ребекка, улыбаясь.

 - Все с ними ясно, - сказала девушка. – Как ваше самочувствие, герр Абель?

 - Я чувствую себя превосходно, спасибо. Думаю даже, что завтра мы с Ребеккой уже сможем покинуть ваш гостеприимный дом и больше не будем вас обременять.

 Келда вкинула брови, переводя взгляд с Роальда на Ребекку.

 - Так скоро?

 - Мы итак провели здесь почти неделю, - ответила фрекен Абель. – И нам, правда, неудобно.

 В проеме от двери, ведущей на кухню, появилась Эидис.

 - Ничего в этом нет! Подумаешь, неделя? А как насчет того, что у вас здесь не осталось жилья и знакомых? Нет-нет, мои милые, я вас никуда не пущу! Тем более Роальду все еще нужен покой.

 Ребекка промолчала, так как у нее уже давно кончились все аргументы в пользу их ухода, и ни один из них не произвел ни малейшего впечатления на Халворсенов. Поэтому фрекен Абель просто снова принялась быстро перебирать спицами. Она поставила перед собой задачу научить юную фрекен Брок этому ремеслу.

 Роальд же в ответ на слова Эидис лишь улыбнулся.

 - Вы слишком сильно за меня переживаете. Я вполне в состоянии…

 - Нет-нет-нет! Не спорьте со мной, молодой человек! Спросите у вашей няни: это бесполезно!

 Взгляд Ребекки лишь подтвердил заявление Эидис. Пожав плечами, Роальд отошел вглубь комнаты, где была настежь раскрыта дверь на задний дворик, и присел на пороге. Келда отправилась на кухню, помогать матери. Ей в голову пришла мысль накрыть обеденный стол прямо во дворе, на свежем воздухе, правда, пришлось очень долго уговаривать Эидис осуществить этот маленький замысел. В конце концов хозяйка дома сдалась и, к огромному удивлению Келды, погладила дочь по голове и с нежностью произнесла:

 - Эх, ты моя любительница свободы… Вся в отца!

 Глаза Эидис были печальны.

 Наверное, она думала о Фрее.

 И Келда думала о своей старшей сестре. С того самого вечера, за все эти пятнадцать лет, не проходило ни дня, чтобы она не вспоминала ее крик…

 - Келда!

 Она вздрогнула. Оказывается, она стояла посреди кухни с бледным лицом и невидящими глазами пялилась в окно. Эидис стояла прямо перед ней и щелкала пальцами у ее носа.

 - Ты, верно, сильно устала за последние дни, - сказала мать. – Все время носишься. С утра до вечера. Иди-ка, присядь, я справлюсь и сама.

 Келда вернулась в гостиную и опустилась на мягкую софу рядом с Нанной и Ребеккой, которые продолжали вязать, тихо разговаривая о всяких мелочах, как это часто делают женщины.

 Келда таких разговоров не понимала.

 Она вообще часто думала, что предпочла бы родиться парнем. Фолки эта идея нравилась, а вот Эидис и братья уверяли Келду, что пол вообще не имеет никакого значения.

 - Если бы ты была парнем, то была бы самым обыкновенным парнем, - говорил Хэвард. – А так ты у нас самая необыкновенная, загадочная и, добавлю от себя, самая ненормальная девушка на свете!

 Келда при этом весело смеялась.

 На маленький деревянный стол, который стоял в углу двора под небольшим козырьком, накрывали все вместе. Во время этого процесса Нанна краем глаза наблюдала за Келдой и наконец, не выдержав, сказала подруге вполголоса:

 - Ты какая-то напряженная и задумчивая, начиная с воскресения. Тебя как будто что-то терзает… Я вижу. Келда, что-то случилось?

 - Да нет… Ничего, - соврала Келда беззаботно: ей не очень-то хотелось разговаривать о своих думах при Абелях и уж тем более при матери. – Ничего.

 Однако после обеда Эидис и Ребекка ушли обратно в дом, а Роальд, который, очевидно, услышал короткий разговор девушек, вдруг принял сторону Нанны и поинтересовался у Келды, все ли с ней в порядке.

 Они втроем сидели прямо на траве, и Келда смотрела вдаль, на раскинувшийся у горизонта лес, и думала: сказать им или не говорить…

 Но она, вообще-то, никогда не была особо скрытной.

 - Не могу понять, что вокруг нас творится, - тихо произнесла она наконец, продолжая смотреть в сторону леса. – Все так странно… Так странно, что порой кажется даже невозможным. Кэйа и Торстеин – разве они кажутся сумасшедшими?

 После почти минутного молчания девушка поняла, что задавать такой вопрос было бессмысленно: Кэйа в этом доме появлялась не каждый день, а Стеин… Нанна видела Стеина всего один раз, а Роальд его вообще никогда не встречал.

 Ну, да ладно.

 - В общем, получается, что они оба слышат голос своей матери во фьорде. И не просто слышат. Она разговаривает с ними! И они слушают ее и верят, что это дух матери, которая вот-вот к ним вернется! Верят от всего сердца. Но ведь это, посудите сами, никак не может быть правдой! Никак! Это просто бред какой-то…

 Ее опять никто не перебивал. Оба слушателя ждали продолжения, прекрасно понимая, что это еще не все из того, что мучает Келду.

 - Я сегодня утром разговаривала с Кэйей, когда она приходила послушать, как поет Болдр. И она снова твердила мне про свою мать! И про то, что Стеин всегда был прав и теперь они вдвоем будут ждать… А мне так хотелось сказать ей то, что она сама только недавно говорила брату: это просто мираж, это невозможно, тебе это просто кажется, она не вернется… Вчера Кэйа встречалась с Торстеином, и он рассказал ей про Инглинга, про то, как разговаривал с несчастным в последний раз. Инглинг тоже слышал голос! Я чуть не взвыла, когда об этом услышала. Этот голос якобы явился к Инглингу, чтобы поведать о каком-то проклятии его рода. Глупый юноша был зол на неизвестного бедного старика, и в тот же вечер исчез из дома, чтобы больше туда не вернуться. Все это слишком сильно похоже на бред, я знаю… НО ПОЧЕМУ ТОГДА ВСЕ ТАК СКЛАДЫВАЕТСЯ? Я не могу понять. ПОЧЕМУ? Почему тогда они сразу втроем? Почему в одном и том же месте? И почему, если все эти голоса – всего лишь галлюцинации, почему тогда Инглинг не вернулся, не найдя никаких доказательств, домой, почему он был убит именно в ту ночь? Почему странная девушка, которая называет себя Валькири, является то Стеину, то Кэйе, говоря им при этом примерно одинаковые слова? И существует ли она вообще? И если да, то кто она такая? Почему она все знает? Почему сразу так много совпадений? Почему именно рядом с нашей деревней потонул тот самый корабль, на котором много лет плавала женщина, похожая на пропавшую мать Торстеина и Кэйи, и почему именно я – человек, имеющий к ним отношение – обнаружила чудом спасшегося юнгу с этого корабля. И откуда этот чертов Стеин узнал, что мальчишка плавал на нем? Нутром почуял? Почему оказалось так, что ты, Нанна, невеста моего брата ИЗ МЕХАМНА, оказалась родственницей Томаса Сорбо, который живет рядом с нами ЗДЕСЬ, в деревне, и который поставил на ноги Кэйю – невестку Хэварда? И почему, интересно знать, твоя мать бесследно пропала примерно в одно время с Бергдис Норсенг? Вчера вечером, возвращаясь домой, я слышала новый слух: Вигдис Сорбо – вторая ведьма в деревне! Бергдис была первой… ПОЧЕМУ ВСЕ ЭТО ПРОИСХОДИТ? Объясните мне хоть кто-нибудь!

 Келда в отчаянье уронила тяжелую голову на руки.

 - Я никогда не копала так глубоко, как ты, - сказала Нанна. – И никогда не задумывалась над тем, как все… странно совпало. Теперь ты меня совсем запутала.

 - Отлично, - с сарказмом усмехнулась Келда и повернулась к Роальду. – А вы? Скажите мне хотя бы: вы думаете, что голоса, которые слышат Торстеин и Кэйа действительно что-то значат или…?

 Она не смогла договорить: комок в горле застрял. Роальд Абель был бледен, тяжело дышал и вообще выглядел так, словно только что получил страшный шок или… или понял нечто важное.

 - Я думаю, что они значат очень многое, фрекен Келда. И не просто думаю. Я уверен в этом.

 Помолчав, он почему-то спросил:

 - Скажите, Келда: кем был отец Кэйи и Торстеина по профессии?

 - Зачем вам это знать? – удивилась девушка.

 - Пока я не могу сказать зачем… Но доверьтесь мне, прошу вас. Со временем я, если смогу, все вам объясню, но пока просто скажите мне, кем он был.

 - Он был учителем в нашей школе, - негромко ответила Келда.

 Ей показалось, что Абель сжал челюсти и затаил дыхание.

 Ну и что такого-то, Келда? Почему ты теперь каждую мелочь воспринимаешь, как… как…

 Скоро у тебя разовьется паранойя. Если уже не развилась.

 «Кошмар, у меня голова идет кругом. Я, похоже, схожу с ума оттого, что не могу понять связи… И всюду мне теперь мерещится неладное, всюду я стараюсь увидеть какое-то совпадение… Надо бы уже успокоиться!»

 И что, интересно знать, могло насторожить ее в Роальде Абеле? Это ведь всего лишь молодой человек, которого Кэйа нашла тяжело раненым в лесу и которого вылечил доктор Томас. Он и его няня поживут у них еще с недельку, а потом отправятся дальше по своим делам. Только и всего… Что, неужели, если они вдруг появились в доме Халворсенов, значит, и это неспроста? Им что, уже и просто существовать нельзя?

 Ну, нет, дикарка, это уже слишком…

 Успокоив саму себя, Келда поняла, что сидит уже одна: Нанна вернулась в дом, к Ребекке и спицам, а Роальд стоял у забора и смотрел куда-то в сторону.

 Это был первый день за всю неделю, когда Келда сидела дома, так что сегодня выдался, по правде говоря, единственный раз, когда ей довелось лично поговорить с их неожиданным гостем. Доселе она целыми днями пропадала то в школе, то на дикой природе и приходила домой уже поздней ночью, когда почти все уже спали.

 Поднявшись на ноги и сделав несколько широких шагов, девушка встала рядом с Абелем и облокотилась руками о деревянную изгородь. В поле гулял ветер, младший брат того, что воет среди скал и бегает по играющим волнам. Он звал ее с собой…

 Но нет, друг. Прости. Сегодня Келда решила остаться дома.

 Надо тщательно все обдумать, прежде чем пытаться предпринимать новые шаги в поисках ответа. К тому же и здесь, в стенах дома Халворсенов, есть то, о чем еще следует разузнать…

 - Роальд…

 Она решила обратиться к нему по имени.

 Молодой человек обернулся с доброжелательным и открытым выражением лица, словно показывая свою готовность внимательно выслушать ее.

 - Вы помните своих родителей?

 Он определенно не ожидал подобного вопроса. Однако ответил:

 - Только отца. Моя мать умерла, когда я был младенцем.

 - И тогда вас передали в руки вашей няни?

 - Да. У отца было много важных дел и без меня, и я ему только мешал. К сожалению, обстоятельства сложились так, что мы не имели возможности проводить друг с другом много времени. – Роальд помолчал. – Но я его хорошо помню. До сих пор. Хотя он давно уже умер.

 - Вы были к нему привязаны? – спросила Келда.

 - Привязан? – удивленно переспросил Роальд. – Я боготворил его! Он для меня был центром моей маленькой Вселенной. И после его смерти…

 Он не договорил. Опустил голову и сильнее стиснул руками верхнее бревно изгороди, а Келда почувствовала, что краснеет от стыда. Вот надо же было быть такой дурой! Не подумав, взяла и ляпнула подобную глупость…

 - Простите, - выдавила она наконец.

 - Ерунда, - ответил Роальд Абель, но все-таки отвернулся в противоположную от нее сторону.

 Однако, несмотря на смущение, Келда понимала, что раз начала, надо доводить дело до конца. А она узнала далеко не все из того, что могла бы, если бы проявила больше деликатности и хитрости.

 Что ж, что сказано, того не вернешь, и теперь остается лишь дальше идти напрямую.

 - Мне говорили, что вы происходите из благородной семьи, - продолжала девушка осторожным тоном. – Но позвольте спросить: почему тогда вы путешествуете чуть ли не по всей стране с фрекен Абель и почему у вас нет даже постоянного крова? Неужели ваш отец ничего вам не завещал? Ведь вы, как его сын, должны иметь право на то, что принадлежало ему, разве нет?

 Роальд повернулся к ней лицом, и на его губах играла горькая усмешка, а глаза горели, как у человека, решившегося на отчаянный шаг. Он посмотрел прямо в глаза Келде и сказал:

 - Вы чрезвычайно любопытная девушка, фрекен Халворсен, и умеете добиваться своего… Что ж, я скажу вам, как это ни унизительно для меня… - Он снова опустил голову с обреченным видом. – Как бы мне ни было стыдно…

 Последние слова он уже почти прошептал, и Келде отчего-то стало его жаль.

 - Я уверена, что вам нечего стыдиться, что бы вы ни совершили, - твердо заявила она, но Роальд Абель остановил ее движением руки и сдавленным голосом произнес:

 - У меня нет никаких прав, о которых вы говорите, Келда. Никаких. Я не имею даже права называться ЕГО сыном, потому что я родился вне брака. И даже самый низкий преступник больше является человеком, чем я. Он хотя бы может носить свое настоящее имя.

 И, не дав Келде сказать еще что-либо, Роальд развернулся и быстрым шагом направился к дому, глядя в землю. А Келда в очередной раз обозвала себя дурой.

 Так она и стояла, обдумывая все, что узнала и услышала, пока не поняла, что никакого смысла не было в том, чтобы вот так подробно выпытывать у Роальда Абеля детали его прошлого и его происхождения. Только человека поставила в унизительное положение и, можно сказать, заставила себя самого в грязь затоптать…

 Молодец, ничего не скажешь…

 Тем временем из дома послышались громкие голоса вернувшихся с очередной своей вылазки Хэварда и Ойвинда, и Келда, в надежде услышать о том, что они нашли что-то стоящее, направилась в гостиную.

 Увы, эти двое так и не смогли узнать ничего нового, кроме того, что итак было известно: лучшими друзьями молодого Томаса Сорбо были Густав Бергер и Петтер Бунневик, но оба они уже мертвы.

 - И что теперь? – спросила Нанна.

 - А что теперь? – Хэвард устало опустился на стул. – Не знаю, что теперь…

 - Теперь нужно разложить по полочкам все то, что мы имеем, - твердо сказала Келда, присаживаясь рядом с братом.

 - О! – воскликнул Ойвинд, совершая жест, перенятый от Фробениуса. – Точно сказано! У тебя, как говорится, есть все задатки для…

 - Спасибо, Ойвинд, - мягко перебила молодого юриста девушка. – Так что нам известно?

 Она переводила вопросительные взгляды с Ойвинда на Хэварда, и наоборот, пару раз глянув и на Нанну. Остальные не участвовали в их собрании: Эидис вышла во двор, чтобы развесить постиранное белье, Ребекка поднялась к себе в комнату, а Роальд, как всегда в последнее время, молча стоял в другом конце гостиной, плохо освещенной лампой, скрестив руки на груди. О чем он думал, никто не мог знать.

 - В общем, так, - начал Хэвард с основательным и серьезным видом. – Мы с Ойвиндом порасспросили местных жителей, Нанна ходила к доктору Томасу… Итого: Ари и Холдор постоянно куда-то пропадали, и даже Вигдис не знала, куда, потому что к тому времени вышла замуж и уехала в Мехамн. Но однажды ее отец и брат взяли да и уехали в Осло, а когда Вигдис приехала их навестить…

 - Нет, постой, - перебила Нанна, хмурясь. – С чего ты взял, что они уехали в Осло?

 - Так ведь Томас сам рассказывал об этом своим бедным друзьям-рыбакам в трактире! – невозмутимо пробасил Ойвинд.

 - Не может быть, - заявила Нанна. – Я слышала собственными ушами, как доктор Сорбо сказал мне, что понятия не имеет, куда исчезли Ари и Холдор.

 Хэвард и Ойвинд переглянулись.

 - Быть может, этот ваш рыбак Йохан половину сочинил, - предположила Келда. – Тем более он ведь был немного пьян, не так ли?

 - Возможно, - задумчиво протянул Хэвард, потерев подбородок. – Все может быть. Ладно, продолжим. Что еще?

 - А ничего, - ответил Ойвинд, разводя руками. – Ну, разве что то, что обоих Сорбо – и отца, и сына – в деревне терпеть не могли. А вот Томаса любили. Как и сейчас любят.

 - А еще, что у них откуда-то взялось богатство неопределенных размеров, - добавил Хэвард.

 Хёугли кивнул.

 - Угу.

 - Что еще? – потребовала Келда, оглядывая своих собеседников.

 - Ничего, - за всех ответила Нанна и вздохнула. – Ничего…

 За окном полил дождь.


 - Ты очень бледен, мой мальчик. Я боюсь, что…

 - Со мной все в порядке, няня.

 - Но…

 - Со мной все в порядке.

 Она долго думала, что сказать.

 - Почему, Роальд? Почему ты молчишь?

 По стеклу стучали капли дождя…

 - В который раз за последние десять лет ты задаешь мне этот вопрос?

 - Не знаю. Наверное, в сотый. Или в тысячный. Ты всегда молчал. И даже сейчас, когда мы снова здесь, ты снова не хочешь говорить ОБ ЭТОМ. Почему? Ты ведь мог бы помочь многим докопаться до истины…

 - Я жду подходящего момента, няня. А сейчас… Сейчас я отвечу тебе так же, как и всегда: кто в настоящий момент поверит мне на слово? Кто меня услышит и поймет? Я незаконнорожденный, забыла? Меня все равно что нет.

 Он подумал и добавил:

 - Меня и не должно быть.


Глава 14


 По стеклу стучали капли дождя…

 В доме было тихо. Болдр, скучая, болтал ногами, то и дело ударяя пятками о деревянные ножки своего стула. Наконец, не выдержав молчаливого напряжения сложившейся обстановки, мальчик спросил:

 - Мама, тебя что-то опечалило?

 Кэйа, сидящая на маленьком диване, подняла взгляд и натянуто улыбнулась. Улыбались только ее губы – глаза же продолжали оставаться пустыми и тоскливыми, как у захворавшей собаки.

 Они оставались такими вот уже второй день подряд.

 - Нет, сынок, - мягко ответила Кэйа, и ее голос прозвучал очень слабо, будто голос человека, которого с ног свалила тяжелая болезнь. – Меня ничто не беспокоит.

 - Тогда почему ты почти все время молчишь и так мало ешь? – не унимался Болдр.

 На удивление Кэйи, за нее вступился Андор.

 - Ты должен понимать, Болдр, что у взрослого человека, даже если он живет счастливой жизнью, помимо всего прочего существует множество своих забот, и порой от усталости просто не удается постоянно быть веселым и жизнерадостным. Бывают… просто резкие спады в настроении. Они почти ни с чем не связаны и быстро проходят. Я уверен, что и у мамы это все быстро пройдет, особенно если ты будешь хорошим мальчиком. Ты сделал уроки?

 - Да, пап, - быстро ответил Болдр.

 Глава семейства улыбнулся и потрепал сына по волосам.

 - Тогда, я думаю, тебе пора в кровать.

 - Так точно! – послушно выпалил мальчик и спрыгнул со стула. – Спокойной ночи, мама, папа!

 - Спокойной ночи, Болдр, - ответили оба разом.

 Впрочем, Болдра уже не было в комнате, и вновь повисло удручающее молчание, которое давило пуще низкого потолка. Появился бы кто-нибудь, кто смог бы разбавить эту тишину, шумно, как умеет Ойвинд, ворваться в дом, сесть между двумя молчаливыми супругами и говорить, говорить, говорить… О чем угодно, лишь бы не молчать, угрюмо глядя в пол.

 Хоть кто-нибудь…

 Впрочем, дождь все настойчивее просился внутрь, но они никак не желали его впускать.

 Чего-чего, а лишних слез не нужно.

 Желтый свет керосиновой лампы освещал скудное пространство на рабочем столе Андора, лился на исписанные детскими почерками листы школьных тетрадей и пожелтевшие от времени страницы доисторических атласов. Шрифт и условные знаки в них были мелкими и близко прилепленными друг к другу, так что порой приходилось сильно напрягать глаза. Андор протер уставшие от проверки тетрадей тяжелые веки, зажмурился, проморгался, оглядел оставшуюся стопку: осталось немного – около пяти работ.

 Расправившись с ними и потянувшись, Андор аккуратно сложил все себе в портфель и повернулся, чтобы окинуть взглядом темную комнату. Кэйа все еще сидела на диване, обхватив себя обеими руками, и завороженно смотрела в окно, так что он видел только ее профиль, слабо освещенный отблесками луны.

 Он подошел и присел рядом.

 - Спасибо, что помог мне выкрутиться перед Болдром, - тихо сказала Кэйа, продолжая смотреть, как струйки воды стекают по стеклу и сливаются друг с другом. – Я совсем не знала, что ему ответить, чтобы не расстроить.

 - Я так и понял. Но зато теперь – все равно – теперь ты не отвертишься от меня. Что не так, Кэйа?

 Она старательно избегала смотреть ему в глаза, но он ее все-таки заставил, взяв бледное и уставшее лицо жены в свои ладони. Ее веки были слегка опущены, и ресницы подрагивали.

 - Ты все равно не сможешь вечно уходить от этого разговора, - сказал Андор. – Ну же, скажи мне, что тебя мучит! Мы ведь обещали друг другу, ты помнишь?

 - Конечно. Просто…

 - Тогда объясни мне, наконец, в чем дело.

 Кэйа тяжело вздохнула.

 - Я задыхаюсь, Андор, - очень тихо промолвила она. – Задыхаюсь, понимаешь? Мне не хватает воздуха здесь. Я сижу в этом доме… в нашем доме, сижу и впервые в жизни чувствую, как давит потолок, как под ногами шатается пол, стены медленно смыкаются друг с другом, и окна… словно опустевшие глазницы мертвеца. Я будто в клетке – в клетке, которая становится все теснее и постепенно превращается в склеп. Мне нечем дышать. Мне нечем дышать, и стоит мне прикрыть глаза хоть на минуту, как я вижу саму себя, лежащую в темном гробу. Я хватаю ртом кончающийся воздух, я кричу, зову тебя или Стеина и бью кулаками по плотно закрытой крышке… А она не открывается. И никто не слышит меня, никто не хочет меня выпустить наружу, где жизнь продолжает бурлить, как морская пена у скалистого берега, где веет ветер, плачет дождь и поют птицы. Ты слышал, как кричат чайки, Андор? Я слышала… И даже сейчас как будто слышу их пронзительные голоса, доносящиеся с севера, но… но это все там, за пределами моего склепа, все это снаружи, где свободные люди, которые могут дышать полной грудью и вдыхать запах океана, поют, смеются и плачут, а потому не слышат, как я зову их и прошу откинуть крышку гроба и выпустить меня… Я сама ступила в свою клетку, сама… Но десять лет назад эта темница была просторной и уютной, а теперь она кажется мне крохотным пространством, в котором хватает места лишь для меня и моего отчаяния. Оно огромно, оно заполняет все вокруг… Оно сдавливает меня, Андор, и я не могу даже сделать вдох. Всего лишь один вдох. Я просто лежу в наполненной страхом, горечью и болью темном, наглухо запаянном ящике, и жизнь несется мимо меня. В нескольких шагах… Но мимо.

 Кэйа подняла руку и смахнула с ресниц набегающие слезы. Андор хотел обнять ее – не смог. Понял вдруг все, что она имела в виду.

 И не посмел.

 Вдруг Кэйа теперь даже его объятия сочтет за удушающие тиски, которые вытолкнут последние капли чистого воздуха из ее сдавленных легких?

 - Что сделать мне, чтобы выпустить тебя из… из твоей клетки? – тихо спросил он, отстраняясь.

 - А что ты можешь сделать? – Глаза Кэйи странно заблестели, и причиной тому были отнюдь не слезы. – Ты хочешь сказать, что сумеешь откинуть для меня крышку моего гроба? – Она усмехнулась. – Но если хочешь знать, Андор, ты и есть та самая крышка. Ты и Болдр. Вы держите меня ВНУТРИ, и вся проблема в том, что я не хочу отворачиваться от вас. Но и выбирать между гробом и жизнью тоже не хочу.

 - И что ты хочешь этим сказать? – с затаенным в сердце страхом спросил Андор.

 - Я хочу сказать: не надо ничего делать. Пусть все будет так, как сейчас. Разве ты несчастлив? Ведь у тебя есть мы с Болдром, у тебя есть родители, дом, работа…

 Андор порывисто поднялся на ноги и ударил самого себя по бедру.

 - Черт возьми, Кэйа, не вздумай еще раз сказать мне подобную глупость! – с досадой воскликнул он, но тут же опомнился, с опаской оглянувшись на запертую дверь, ведущую в спальню Болдра. Нахмурившись, он снова сел. – Ну как, даже учитывая все то, что ты мне назвала, я могу быть счастливым, когда вижу тебя такой убитой?

 Кэйа отвернулась от него.

 - Все равно: не надо ничего делать. Это я должна научиться делить себя между одним миром и совершенно другим, пусть даже оба они совсем рядом. Это я должна…  Стеин поможет мне, и вместе мы справимся.

 - Но я тоже хочу помочь тебе, Кэйа, - прошептал Андор, кладя руку на ее плечо. – Разве ты забыла, что я обещал во всем помогать тебе?

 - Я никогда об этом не забывала, Андор.

 - А я никогда не отступал от своего обещания. И теперь, когда тебе настолько тяжело, не собираюсь отступать. А иначе какой тогда из меня выйдет муж?

 - Но чтобы помочь мне, нужно понимать… понимать оба мира, как это умеет мой брат. Он давно уже научился ТАК жить.

 Андор вздохнул.

 - Да, научился, - произнес он. – И посмотри, что с ним делает его расколотая на две части душа.

 Глаза Кэйи вспыхнули ледяным огнем.

 - Не смей! – процедила она сквозь зубы.

 - Мне всего лишь жаль его, - спокойно отозвался Андор.

 - Он не нуждается в твоей жалости.

 Она долго молчала. И он молчал, пока она не смягчилась.

 - Прости. Но Стеину сейчас очень тяжело, тяжелее, чем мне, во много раз. И, тем не менее, он находит в себе силы нести свое бремя и при этом стараться вытащить меня из моего жуткого состояния. Когда ему было больно и одиноко, никто его не смог поддержать, а теперь он сам поддерживает меня и герра Томаса. Он достоин восхищения, а не жалости. Понимаешь?

 - Мне кажется, что я смогу понять, - честно и уклончиво ответил Андор. – Но ответь мне на один вопрос: почему это произошло именно сейчас? Почему именно теперь ты вдруг вспомнила о том, что когда-то жила совсем другой жизнью?

 - Потому что в это воскресение, когда я была ТАМ, я… - Она так и не смогла сказать мужу правду. – Я вновь почувствовала, как сильно я когда-то любила океан и фьорд.

 Андор придвинулся ближе и поцеловал ее в висок. Он был готов отдать все на свете, лишь бы иметь возможность облегчить мучения своей жены, но неужели она не понимает этого? Она ведь должна понимать. Она знает. Но почему тогда отвергает его помощь?

 - Все не так уж плохо, как тебе может показаться, - ласково начал он. – Ведь мы живем не в пыльном городе, переполненном шумными и деловыми людьми, которые гоняются по всему миру за капиталами и прогрессом. Мы здесь, в тихой норвежской деревушке, на побережье океана, и твой любимый фьорд совсем рядом. Да, признаю: для меня самого он чужой. Когда я был ребенком, отец не пускал меня туда, потому что хотел сделать из меня не рыбака, а ученого. Он брал с собой только девочек. – Андор горько усмехнулся. – А потом… Ты ведь знаешь, что было после смерти моей сестры Фреи.

 - Да, знаю, - тихо ответила Кэйа.

 - Так вот. Хоть мне это место и не по душе, я ведь не тиран, я понимаю, как оно тебе дорого, как много оно для тебя значит… К тому же и Болдру понравилась прогулка по фьорду. В общем, ведь на самом деле для тебя нет никаких преград. Ты можешь ходить туда, когда тебе будет угодно, и я даже слова тебе не скажу. Ты свободна, Кэйа, ты всегда была свободна, уверяю тебя. Не надо кричать и звать меня на помощь – ты просто дыши и живи. Только прошу тебя: не говори мне больше, что я – припаянная крышка твоего гроба. Не могу смириться с тем, что дело во мне, что это я на самом деле делаю тебе больно. Кэйа, я не держу тебя! Если ты хочешь на волю – иди.

 Его голос дрогнул.

 - Дело не в тебе, а во мне. – Кэйа с грустью покачала головой. – А насчет твоего предложения… Спасибо за попытку. Спасибо за готовность пойти на компромисс ради меня. Знай, что я ценю это, но… Но ты не понял самого главного, не понял основной моей проблемы. Я говорю не просто о воле и о прогулках вдоль берега фьорда вместе с Болдром и Стеином, нет! Речь идет о целой жизни… Ты не жил этой жизнью и поэтому не можешь понять, но я-то жила! Эта жизнь… Это когда ветер – твое дыхание, дождь из облаков – твои слезы, а раскаты грома – смех, порой даже безумный. Это когда можно не задумываться над тем, где ты будешь спать и что ты будешь есть и пить. Это когда хочется летать над волнами. Это когда вся душа остается ТАМ. Вся. Без остатка. О, я смогла бы жить так! Я бы смогла, но не теперь, когда часть моей души принадлежит моей семье – тебе и нашему сыну. Андор, если ты позволишь мне хоть раз окунуться с головой в мою прежнюю жизнь, ты потеряешь меня. Я не смогу даже Болдру дарить ту любовь, которую он заслужил от матери. Я всю себя направлю в иное русло, более бурное и порожистое, где нужно выплескивать все, что есть. Я все растрачу и не смогу быть хранительницей домашнего очага, какой была эти десять лет. – Кэйа вытерла слезы. – Я это точно знаю. Моя мама не смогла. Как бы сильно она ни любила нас со Стеином, она НЕ СМОГЛА. Мы с братом получали от нее мало теплоты и ласки, мы почти не знали, что такое материнская забота. Но мама выбрала свой путь – а я не могу. Я не хочу, чтобы Болдр чувствовал себя таким же брошенным, какой себя чувствовала я сама в восемь лет.

 - Так что ты будешь делать, Кэйа?

 - Я буду стараться – изо всех сил – черпать как можно больше радости из нашей совместной жизни. И вместе с тем я буду видеться со Стеином, чтобы он разговаривал со мной о том нашем мире, о матери… Мы будем ждать ее, Андор. Ты, конечно, можешь посчитать нас за безумцев, но мы будем ждать ее до самого конца. Стеин поддержит меня. Он ведь смог выстоять, потому что не прерывал связи с прежней жизнью и потому что в другой, реальной у него был Томас. Таким образом, надеюсь, и я смогу выдержать испытание.

 - Неужели ты хочешь разорвать свою душу? – шепотом спросил Андор.

 - Да, если потребуется, - твердо сказала Кэйа. – Потому что я не хочу выбирать. Не хочу.


 - Привет, дядя Стеин!

 Болдр бегом пересек полупустой класс, направляясь навстречу Норсенгу. Тот приветливо улыбался, как, наверное, умел это делать исключительно для своего племянника. Келда, глядя на него, нахмурилась: она не могла припомнить, чтобы он для чего-либо заявлялся к Болдру в школу. Уж не задумала ли эта парочка очередную выходку, вроде того воскресного побега Болдра к берегу?

 К величайшему удивлению девушки, оказалось, что Торстеин пришел вовсе не к мальчику, а к ней, учительнице пения, потому что, обменявшись с племянником несколькими фразами, Норсенг решительно направился к ее столу, а Болдр выскочил в коридор, чтобы присоединиться к игре своих одноклассников. Пятеро детей, занимающихся чем-то в дальнем углу класса, притихли и с любопытством наблюдали за странным гостем.

 - Доброе утро, Келда, - сказал Торстеин, и хотя тон его был, как всегда, сухим и холодным, все-таки для него это было необычайно вежливое приветствие.

 - Здравствуй, - небрежно ответила девушка, и не думая вставать со стула. – Ты хотел узнать об успехах Болдра, я полагаю?

 - Нет, я хотел поговорить с тобой, - неожиданно ответил Стеин.

 Келда постаралась ничем не выдать своего далеко не приятного удивления, только сделала по-прежнему небрежное движение бровями вверх и постучала не пишущим концом ручки по странице школьного журнала.

 - Вот как? Ну что ж, слушаю. Только давай побыстрее: скоро уже заканчивается перемена, а у ребят еще второй урок подряд.

 - Я должен признать, что нуждаюсь в твоей помощи. – Стеин с каждой минутой все больше заставлял Келду удивляться. – В общем, все начинается с того, что Кэйа хотела бы вновь… эээ… начать посещать фьорд, но ей еще сложно привыкнуть. Проблема не в том, что она что-то позабыла или потеряла свои прежние навыки, а в том, что она не готова к этому психологически и боится… Я не всегда смогу быть рядом с ней, особенно сейчас, когда нужно поддержать герра Томаса. Я, конечно, буду делать все, что смогу, но все-таки прошу тебя: раз ты любишь фьорд и знаешь его, будь с ней. Даже если она не захочет. Ей нужна поддержка друга. А ты ведь ее друг, верно? – Он посмотрел Келде в глаза. – Я прошу тебя как человека, который буквально три дня назад заполучил мое уважение.

 «Ну и ну, - подумалось Келде. – Надо же, его прямо не узнать! Ишь, какой стал уважительный, и о сестре забоится, даже с врагом ради этого перемирие заключить решил! С тем самым, кого обещал со скалы спустить».

 - Короче, мне все ясно, - сказала она вслух. – И ради Кэйи я, конечно же, соглашусь на твою просьбу. У тебя все?

 - Нет. Вчера вечером я ходил к фьорду, и мне во второй раз встретилась там одна ненормальная по имени Валькири. И она… она с чего-то решила, что я тебя знаю. И попросила меня передать, что хочет видеть тебя. Сегодня. ТАМ. Вот теперь у меня все.

 Стеин вышел из класса, не обращая внимания на то, что Келда сильно побледнела.

 Она слышала о Валькири от Кэйи, и если верить всему, что про нее рассказывали, эта девушка действительно была, мягко говоря, не в себе.

 И откуда она узнала о ней, о Келде? И зачем ей нужна эта встреча?

 Что ж, вот вечером и узнаем…


Глава 15

 В тот вечер Роальд не выдержал и приложил все свои усилия для того, чтобы уверить Ребекку в том, что ему необходима прогулка по берегу. Причем сделать это он хотел в одиночестве, и никакие доводы со стороны няни не смогли оказать на него влияние.

 - Я скоро вернусь, - спокойно сказал он, уходя.

 Ребекка наделила своего воспитанника обеспокоенным взглядом и тронула его за локоть.

 - Роальд…

 - Да, няня?

 Ее глаза умоляли, на лбу пролегла глубокая морщинка, и губы сомкнулись в тонкую напряженную линию.

 - Не надо…

 - Я ненадолго, - как ни в чем не бывало сказал он ей. – Ты и глазом моргнуть не успеешь. До скорого!

 Не обращая больше внимания на уговоры Ребекки, Роальд улыбнулся, поцеловал няню в лоб и вышел из дома Халворсенов в одних брюках и тонкой рубашке. Фрекен Абель беспомощно опустила плечи и стояла у раскрытой двери, безвольно ударяя себя рукой по бедру. Не сразу она заметила, что плачет, а когда поняла это, разозлилась на саму себя.

 - Дура, чего плачешь? – говорила она, глядя в темноту. – Ничего ведь не случилось, чтобы слезы лить! И вообще все будет хорошо…

 Конечно же, все будет хорошо. Ведь Роальд – уже далеко не тот маленький мальчик, за которым нужен был глаз да глаз лет эдак восемнадцать назад. Да и в те далекие годы, когда они еще жили в этой деревне, его смело можно было отпускать одного к фьорду.

 Не трать зря времени на беспокойство, милая старая няня… Не кликай беду.

 Лучше сядь где-нибудь в тихой и теплой гостиной, возьмись за вязание, напой тихую песню самой себе, как раньше ты пела ребенку.

 Мерное тиканье настенных часов убаюкает тебя и успокоит…


 Приди, сестра, приди, приди…

 Умирай вместе с нами, сестра.

 Ты лежала на камнях, уткнувшись лбом в землю и закрыв уши руками. Бедная моя… Ведь ты прекрасно понимаешь, что это не поможет – и все равно закрываешь уши.

 Ты не можешь по-другому.

 Ты должна делать это. Хотя бы просто для того, чтобы заявить ИМ: ты не собираешься опускать руки, не собираешься позволять им так запросто проникать в твое сознание… Если можно сделать хоть что-то…

 Храбрая маленькая собачонка кусает огромного медведя, чтобы разозлить его.

 И ты не можешь по-другому.

 Ты плачешь? Когда-нибудь я возьму себе твои слезы, у меня их так много – целые миллиарды слез в каждом моем море!  Когда-нибудь я возьму и твои…

 Но не сейчас.

 Сейчас ты лежишь на земле и шепчешь невнятные слова… Ты зовешь ЕЕ – ту, которая придет, чтобы спасти тебя.

 Приди сестра, приди, приди…

 Приди.


 Келда стояла, прислонившись спиной к холодной скале. Ее руки были отведены чуть назад, и ладони с наслаждением водили по влажной шершавой поверхности камня. Она закрыла глаза, прислушиваясь…

 Ветер притих: видно спрятался в ущелье возле Поста Смотрящего от надоедливых рыбаков, призывающих его к себе в холщовые паруса. Только едва различимые дуновения его, только последние следы его легких шагов по акватории фьорда остались, чтобы играть с мирно журчащими волнами. Время от времени слышались тихие всплески: то ли крупная рыба резко водила хвостом у самой поверхности, то ли какой-то водный зверек нырял в воду… Келда не могла разобрать. Она просто слушала, как вдруг…

 Голос был высоким и пронзительным.

 - Папа!

 - Фрея!

 Келда вздрогнула и распахнула глаза, чувствуя, как резко участилось ее сердцебиение. Камень под ладонями вдруг показался ледяным и покрытым острыми шипами.

 - Фрея… - прошептала она одними губами и вдруг воскликнула, в страхе вжавшись спиной в скалу: – Нет! Нет, со мной не случится того же, что случилось с НИМИ! Меня не обманет какое-то эхо из прошлого! Не обманет, не запугает… Я не сдамся, не сдамся. Ни за что. Я не сломаюсь…

 - Ты уверена в этом?

 Келда отскочила от скалы и повернулась на голос, который прозвучал с севера, оттуда, где были «ворота фьорда». В свете луны, вышедшей из-за облаков и смотрящейся в почерневшие воды, стояла девушка.

 Маленькая, хрупкая, растрепанная и босая, в легком светлом платье.

 Ее глаза отражали лунный свет, а голова была чуть наклонена к одному плечу: так трехмесячный щенок с интересом смотрит на впервые попавшегося ему на дороге лягушонка.

 Валькири…

 - Скажи мне правду, ты уверена в том, что не сломаешься? – снова спросила она, внимательно рассматривая Келду.

 - Я надеюсь, - хрипло ответила та, когда ее собственное удивление прошло. – Я буду отчаянно драться, во всяком случае.

 Валькири улыбнулась.

 - И я надеюсь. Но ты… пообещай мне. Пообещай мне, что ты не сдашься. Дай слово, прошу тебя. Мне очень нужно, чтобы ты пообещала…


 - Мама, где ты? – крикнул Стеин.

 Он уже несколько ночей подряд не мог уснуть, и теперь почти падал от усталости – и все равно шел вперед, и при каждом его шаге, когда подошва ботинка попадала на твердый камень, все внутри будто сотрясалось от мощного толчка, словно при землетрясении.

 - Ответь мне! Ты обещала вернуться!

 Он хотел услышать ее голос. ОН ТАК ЭТОГО ХОТЕЛ… Это было нужно ему, как воздух, даже сильнее воздуха. К этому свелась вся его жизнь…

 Если этим вечером он не услышит мать, то он…

 Трудно представить, что будет тогда со Стеином.

 Наверное, он умрет.

 - Еще немного терпения, сынок, - сказала вдруг Бергдис, появляясь среди казавшейся бездонной тишины, среди гнетущей тяжести безмолвного неба, среди черной пустоты, где нет ничего – даже отчаяния. – Еще немного, милый. И тогда я приду и заберу тебя с собой.

 - А Кэйа? Ее ты тоже заберешь?

 Бергдис долго не отвечала ему. Должно быть, она все еще хранила обиду на дочь или, может, просто не хотела давать поспешных обещаний…

 - Я не могу так просто сказать тебе, Стеин. Если она захочет идти с нами, я прощу ей все и раскину перед ней объятия. Я забуду о прошлых обидах, забуду о своей прежней боли и подарю ей свой новый мир. Я помогу ей вступить в него… как и тебе. ЕСЛИ ОНА ЗАХОЧЕТ. Но если нет… Где она теперь? Она не пришла ко мне. Она опять готова меня позабыть, опять, опять…

 - Но ведь ты ее прогнала, когда она в последний раз…

 - Да, я прогнала ее! Но чего ты хочешь от меня, Стеин? Я ведь была в отчаянии, я страдала от потревоженной старой раны, которую она мне нанесла десять лет назад. Я была раздосадована, разгорячена, я была сбита с толку… Я была в шоке, мне было больно, и, конечно же, единственное, что я тогда хотела – это чтобы она оставила меня в покое. Но ведь я так ждала ее! Неужели я терпела для того, чтобы она, подразнив меня, явилась, посмеявшись надо мной, и снова исчезла?

 Голос всхлипывал.

 - Но и Кэйа была сбита с толку твоим приемом, - возразил Стеин. – Она растеряна и боится приходить, боится, что может опять тебя расстроить… Ты сказала ей уходить – и она ушла. Чего же ты хотела?

 - Я повторяю: я сама не понимала, что говорю! Я пошла на поводу у своих собственных разрозненных чувств. Но теперь… Когда увидишь ее, Стеин, передай ей от меня: я хочу ее видеть. Я ХОЧУ ЕЕ ВИДЕТЬ!!! Дай мне слово, что ты приведешь ее сюда, ко мне…

 - Даю слово, - сказал он.

 Бергдис замолчала.

 - Мама? Ты слышишь меня? Мама!

 Тишина в ответ.

 - НЕТ! Подожди, вернись! Я ведь еще не сказал тебе всего, что хотел! Не так скоро, мама. Мама! ОТВЕТЬ!!!

 Он кричал во все горло, и эхо отвечало. Это был ее голос, но далекий и невнятный, и Стеин не мог разобрать ни слова. Эхо смеялось над ним.

 Смеялось…

 - НЕТ! Ты не можешь просто так уйти от меня! Разве я не заслужил объяснений? Я ждал двадцать лет, мама! СКОЛЬКО ЕЩЕ МНЕ ЖДАТЬ? Я не могу позволить тебе уйти снова. Каждый раз, отпуская тебя, я боюсь и думаю: а вдруг она больше не вернется? Вдруг она опять обманет, опять убежит еще на два десятка лет? Нет, я больше не хочу бояться! НЕТ! Вернись и ответь мне! ВЕРНИСЬ И ОТВЕТЬ!!!


 Валькири затаила дыхание и вскинула голову, глядя в звездное небо.

 - Он здесь, - прошептала она. – Опять ОН. Зовущий Эхо…

 - Что еще за Зовущий Эхо? – нахмурившись, спросила Келда.

 Странная девушка загадочно улыбнулась.

 - Ты слышала? Эхо. Это ЕГО эхо. Он позвал его, и оно ему ответило…

 - Но ТЫ не ответила на мой вопрос, - заметила Келда. – Кто такой этот Зовущий Эхо?

 - Его, кажется, зовут Торстеином. Он слышит голоса из прошлого, а точнее один голос. Он думает, что зовет свою мать и что она разговаривает с ним. Но это не так. Все что он слышит – это всего лишь эхо. Всего лишь… Несчастный… Он сам не понимает, что жестоко обманывается в своих надеждах… Ведь его мать не вернется к нему. Никогда.

 - Так значит, нет… - выдохнула Келда.

 - Нет. Я ты разве верила ему?

 Келда отрицательно покачала головой.

 - Он безумен.

 - Как и его сестра. Или, вернее, это она как он. Она тоже Зовущая Эхо. Ты знаешь… Но, быть может, так для них даже лучше, а? Почему бы и нет, если их общее безумие приносит им мгновения радости, путь даже краткие мгновения? Почему бы и нет, ведь надежда всегда преображает… Возможно, порой лучше быть наивным глупцом с согретым сердцем, чем трезвым и холодным, но несчастным человеком. Ты так не думаешь?

 - По мне уж лучше чувствовать боль, чем… чем ЭТО. Ведь это не жизнь. НЕ ЖИЗНЬ. А боль всегда можно перетерпеть. Она закаляет нас и учит всегда подниматься с земли. И перенося ее, мы способны перенести и потерю близкого человека. По мне нужно всегда смотреть в лицо реальности и никогда – никогда! – не обманывать самого себя. Ложь – всегда преступление. Что будет с ними, когда они опомнятся, когда надежда умрет? Удар будет в сотню раз больнее. А если они не опомнятся… Я боюсь даже представить, в кого можно превратиться, когда твоя душа живет где-то в прошлом.

 - В конце концов, это им решать, верно? – тихо заметила Валькири. – Судьба всегда предоставляет нам выбор… - Она на мгновение задумалась, переведя взгляд на воду. – Ну, или почти всегда…

 Келде показалось, что в ее голосе проскользнула горечь.

 - Зачем ты позвала меня?

 - Зачем? Сама не знаю. Наверное, мне просто нужно было увидеть тебя и познакомиться с тобой. Ты не такая, как Торстеин и его сестра. Ты не такая, как рыбаки, которых я часто вижу неподалеку от берега. Ты одна такая. Может быть, когда-нибудь я попрошу тебя о помощи. Ты выслушаешь меня?

 Помощь? Келда удивленно посмотрела в глаза Валькири и попыталась беспечно улыбнуться.

 - Что ж, если ты сумеешь снова выследить меня, то да. Хоть я и не совсем понимаю, чем я отличаюсь от других. И зачем я тебе понадобилась.

 - Есть много причин. Но ты не видишь и не слышишь себя со стороны, так что не можешь знать о них. Возьмем хотя бы то, что ты решила бороться и заявила об этом ИМ. Кому? Не скажу. Ты потом поймешь. И главную причину тоже поймешь. Потом.

 Келда даже ничего не стала делать или говорить, когда Валькири шагнула назад, потом еще, еще… пока наконец не растворилась в темноте.

 - Как странно… - прошептала Келда, и ночь поглотила ее шепот.


 Он стоял у края обрыва и смотрел вдаль, а ветер трепал его седые волосы.

 Инглинг… Ты был здесь за день до смерти, и ты слышал голос…

 Будь навеки проклят этот фьорд! Место, где люди становятся рабами чарующего эха, словно завороженные взглядом и голосом гипнотизера. Место, где они теряют себя, где они отрывают от себя свою душу, а потом бросают ее в манящую глубину, бросают – чтобы навсегда похоронить.

 Чтобы умереть вместе с теми днями, которые давно ушли в небытие.

 Ушли. Но все равно зовут нас оттуда. И конец тем, кто внял этому зову и поверил ему.

 Инглинг… Зачем же ты поверил? Зачем ты бросил бедного старика?

 А есть еще Ари. Ари и Холдор. Эта девушка, Нанна Брок, напомнила ему о них.

 О, если бы только они были сейчас здесь, живые и здоровые! Он готов был отдать все, что имел, ради этого. Все, все без остатка. Если бы они только тронули его за плечо, весело улыбнулись и сказали ему: «Просыпайся, старина! Стряхни с себя страшный сон и начинай новый день!»

 Но это не сон.

 В том то все и дело, что это не сон.

 И никогда не будет сном.


 Пошел дождь. Как из ведра. Грозовые тучи, набухшие и отяжелевшие от влаги, закрыли луну и звезды, и черная тень легла н а фьорд.

 - Скажи: ты всегда говорил искренне, когда называл меня сыном?

 - Конечно, мальчик мой. Ведь ты и есть мой сын. Разве ты когда-нибудь сомневался в этом?

 - Я не это имел в виду. Всегда ли ты признавал мое право быть частью тебя? Быть может. Но всегда ли это было неразрывно связано с другими моими правами? Что бы ты ни говорил мне в детстве, ты ведь все-таки прятал меня от людей. Для всех окружающих у тебя никогда не было сына. Значит, не было меня.

 - Не говори так.

 - Но ведь это правда!

 - НЕТ. Я любил тебя, любил сильнее всех на свете, и это главное. Но если ты В ЭТО не веришь, тогда прощай.

 - Нет, постой! – он огляделся, но вокруг было пустынно. – Постой! Я ведь хочу еще немного послушать твой голос…

 - Зачем? Зачем ты вообще пришел сюда? Ведь я давно мертв. ЭТО МЕНЯ НЕТ. Теперь нет. Все, что ты слышишь, - всего лишь твоя галлюцинация. Уходи.

 - Я не уйду. Я ждал двадцать лет, чтобы снова вернуться сюда. Двадцать лет скитаний по маленькому кусочку суши, называемому Норвегией, двадцать лет сомнений… Ведь все это время я боролся с самим собой и никак не решался сделать решающий ход, еще один шаг, только шаг назад. Я вернулся. Не просто в родную деревню – вернулся в прошлое, когда я был ребенком и ты говорил, что не оставишь меня… И возвратясь, я нашел тебя, к которому всегда стремился… Если и ты все это время ждал меня ЗДЕСЬ, ты сейчас не имеешь права уйти. И прогонять меня не станешь.

 - Ты многому научился, пока путешествовал?

 - Немалому. Ребекка была со мной и помогала мне правильно усваивать любой урок.

 - Ты стал совсем взрослым…

 - Быть может, ты успел сбиться со счета времени, пока был мертв. Но мне уже двадцать семь лет. Конечно же, я повзрослел. Уже давно.

 - Тогда зачем ты отмотал время назад? Зачем ты вернулся?

 - Сделать то, о чем ты просил меня перед смертью.

 - Ты запомнил? Не думал, что ты сможешь…

 - Не смей упрекать меня в легкомыслии! Я делал все так, как ты мне велел. Всегда.

 - Но то, о чем я просил тебя ТОГДА, было ошибкой.

 - И ты только сейчас говоришь мне об этом?

 - А разве у меня была возможность поговорить с тобой, сын? Это ведь ты на двадцать лет оторвал себя самого от прежней жизни.

 - Я ждал, когда придет час, отец.

 Голос отца усмехнулся. Горько усмехнулся.

 - И что? Час пришел?

 - Да, раз я вернулся.

 - Ты наивный юноша, сынок. Если бы ты был достаточно мудр, то давно бы уже забыл мои слова и жил бы спокойно. Зачем ты делаешь все это сейчас? ЗАЧЕМ? Найти хоть одно достойное объяснение. Я спокойно лежу в земле. Выиграешь ты или нет – мне уже все равно. Уходи и не тревожь меня больше.

 - НЕТ!!! Тебе не может быть все равно! Я прошел многие мили жизненного пути, чтобы дойти до этого момента, я заплатил нешуточную цену за право поговорить с тобой, за право послужить твоей памяти… Я взрастил в своей душе ненависть, которую хотел бы не чувствовать никогда, ненависть, которая отравляет меня! Я вскормил внутри себя чудовище с окровавленными клыками. Я убил девятнадцатилетнего мальчика! И все это мне пришлось – слышишь? – пришлось совершить, чтобы прийти к тебе, чтобы исполнить твою последнюю волю… И теперь ты говоришь мне, что тебе все равно! ВСЕ РАВНО!!! Неужели ради этих слов я сломал самого себя? Скажи: неужели ради этих низких слов?

 - Мертвым всегда все равно, сынок. Как раз потому, что они мертвы. Ты понял меня? МНЕ ПЛЕВАТЬ. Делай, что хочешь, а мне нет никакого дела до того, что происходит у тебя в душе. Когда-то я был готов перевернуть мир, чтобы ты был счастлив, но теперь внутри у меня пусто. Могильные черви выели мою сущность. Всю. Без остатка. Мне нет дела ни до тебя, ни до еще чего-либо в жизни, которую я оставил позади. Прости.

 Шум дождя перекрыл его голос…

 - Нет, отец! Тебе не все равно, я знаю! Ты должен выслушать меня. Слышишь? Я знаю, что слышишь. Ты слышишь! И вот что я скажу тебе: мне тоже все равно! Да, мне все равно, что ты сейчас сказал, предпочтя спрятаться за своей смертью. Мне все равно, что ты плюнул на все – я буду бороться дальше! Ты слышал? Я шел вперед, чтобы принести тебе радость, но теперь я буду идти с другой целью – чтобы доказать тебе: в этом есть смысл! И мне ЕСТЬ ЗАЧЕМ бороться. Есть зачем… Я все-таки завоюю то, о чем ты когда-то меня попросил, завоюю и принесу в дар тебе, пусть даже тебе это не нужно. Я положу всю свою жизнь к твоим ногам, и тогда – клянусь! – ты не посмеешь не принять ее!


Глава 16

 - Герр Абель! Герр Абель!

 Это кричала Келда Халворсен. Интересно, что она забыла у залива в такой поздний час? Бедняжка, вся промокла под проливным дождем, продрогла, наверное… Бежит. К нему бежит. Хоть бы не поскользнулась, а то ведь край обрыва совсем близко.

 - Что вы здесь делаете? – удивленно спросила девушка, подбегая и тяжело дыша.

 - Я как раз хотел задать вам тот же вопрос.

 Она улыбнулась.

 - И все-таки я ведь задала его первой.

 - Что верно, то верно, - признал Роальд. – Что ж, вы опять вынудили меня отвечать вам…

 Келда почувствовала, что краснеет от стыда: она поняла, что он намекал на вчерашний разговор, когда она помимо воли заставила его признать сомнительность его происхождения. Хорошо, что было темно, и румянца у нее на щеках не было видно, однако Роальд, без сомнения, знал, что ей стало совестно. На его губах играла едва заметная кривоватая ухмылка.

 - В детстве я часто ходил сюда один. И вот теперь, вернувшись в родную деревню, я изнывал от нетерпения вновь сюда прийти, а эта проклятая рана никак не давала мне возможности. И вот, наконец, я здесь!

 Он сделал глубокий вдох и с наслаждением закрыл глаза.

 Пока он стоял так, ровно и медленно дыша свежим прохладным воздухом, наполненным солоноватым запахом моря, Келда внимательно всматривалась в его лицо. У Роальда были строгие черты, словно вытесанные из камня, но все же не грубые, а напротив, благородные и правильные: прямой нос, выраженный подбородок, решительные брови, а над высокими скулами – глубоко посаженные глаза. Ей нравилось смотреть на его лицо: оно источало силу и вселяло в душу какое-то спокойствие. Струи воды с темных для норвежца волос стекали по лбу и щекам.

 В этот момент Роальд открыл глаза и встретил ее взгляд. Келда машинально опустила взор, но тут же гордо вздернула подбородок и стала смотреть вдаль, на противоположный берег, скрытый сероватой пеленой дождя.

 - Теперь пора вам ответить мне, - спокойно сказал он. – Если, конечно, это не является вашей тайной.

 - Вы показываете мне свою деликатность намеренно, чтобы в очередной раз пристыдить меня за мою наглость? – смело, с вызовом спросила девушка.

 Его ни капли не смутили ее слова.

 - Возможно.

 - Я просто пошла гулять, как делаю это почти каждый день, и тут встретила одну свою… скажем так – знакомую. И мы с ней довольно долго говорили. Да и вообще, я часто задерживаюсь здесь допоздна, и разрешение родителей мне необязательно.

 - А, я понял, - по-прежнему усмехаясь, сказал Роальд.

 После этих слов молодой человек словно забыл о ее существовании. Во всяком случае он отвернулся и прогулочным шагом направился дальше вдоль берега, в ту же сторону, куда направлялся до того, как она его окликнула.

 Может быть, ну его? Может, махнуть на парня рукой и пойти домой?

 Да, наверное, так и надо сделать. С какой стати она за ним следить будет? Пусть идет себе дальше, раз соскучился по родным местам…

 Келду остановило тихое бормотание Абеля. Слов было не разобрать: он успел отойти уже на приличное расстояние, и все же одно слово до девушки донеслось. Это было слово «отец». Нахмурившись, Келда быстро догнала Роальда и громко и требовательно поинтересовалась:

 - Что вы говорите? Я вас не поняла!

 Она решила сделать вид, будто подумала, что это он к ней обращался.

 - Я… - Он, казалось, растерялся. – Я это не вам сказал, а… - Он вздрогнул и окинул поспешным взглядом почти черное небо. В глазах мелькнул страх. – Вы это тоже слышали, Келда?

 - Я слышу лишь шум дождя и далекий рокот океана. Вот и все.

 - А голос? Разве вы не слышите голос?

 - Не понимаю, о чем вы.

 Она отвечала спокойно, хотя в душе у нее уже похолодело. Ей просто вдруг вспомнились Кэйа и Торстеин – двое Зовущих Эхо.

 И Валькири…

 Роальд напряженно вслушивался в тишину и сам не замечал, как тяжело дышит. Его ладони были крепко сжаты в кулаки, а губы беззвучно двигались…

 - Это отец, - наконец прошептал он. – Он вернулся ко мне…

 - Роальд, вы мне сказали вчера, что ваш отец давно умер.

 Когда он посмотрел ей в глаза, она съежилась и захотела провалиться сквозь землю – так ей стало жутко, хоть взгляд и был доброжелательным и теплым.

 - Да, он мертв. Но здесь даже законы жизни и смерти не действуют. И стираются границы между тремя временами.

 Он вновь стал прислушиваться, едва заметно улыбаясь непонятно кому.

 - Это он. Теперь я уверен, уверен… - Внезапно Роальд улыбнулся широко и радостно и громко позвал: - Отец! Я знал, что ты вернешься, чтобы продолжить наш разговор!

 Говоря так, молодой человек двинулся прямо к крутому обрыву, и на мгновение Келде показалось, что он сейчас спрыгнет вниз и разобьется о скалы, но нет – он увидел место, где можно было спуститься вниз, к самому заливу. И шагал туда.

 - Куда вы? – крикнула девушка.

 - Я должен договорить с отцом, - бросил он через плечо. – Он зовет меня, мне нужно только спуститься…

 - Нет, постойте, Роальд. – Келда удержала молодого человека за локоть и серьезно посмотрела ему в глаза. – Я не думаю, что это хорошая затея.

 Но Роальд только весело рассмеялся, чем очень удивил ее. Раньше он казался ей разумным человеком, но, видимо, она глубоко в нем заблуждалась. Если так, если он действительно одержим фьордами и морем в такой же степени, что и Стеин, лучше ей отсюда потихоньку убираться, а то как бы не случилось чего плохого. Однако оставить здесь этого безумца Келда просто так не могла. Кто его знает, насколько хорошо он приспособлен к подобным прогулкам по мокрым скалам. К тому же это его недавнее ранение…

 Нет, бросать одного герра Абеля нельзя было. Не дай бог, что-нибудь с ним случится, ей же потом самой за себя стыдно будет. Келда застонала от досады и поспешила следом за Роальдом, который уже приближался к началу спуска. Ощущая мелкую дрожь, никак не связанную с холодным ливнем, она старалась держаться на расстоянии нескольких метров от Абеля и от обрыва.

 Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но так и закрыла его, не произнеся ни слова, а герр Абель тем временем остановился, постоял на краю… и стал без страха спускаться вниз по скользким камням и траве. Его голова опустилась уже на полметра, когда Келда опомнилась и закричала:

 - СТОЙ!

 Она быстро подбежала к обрыву и грозно посмотрела на Роальда сверху вниз. Тот обернулся.

 - Ты спятил? Немедленно поднимайся! Быстро!

 - Ты не понимаешь… - негромко отозвался Роальд. – Эта красота… эта сила… ее невозможно описать на словах. Я… я просто не в состоянии повторить тебе то, что слышу сам, разве что… Прислушайся! Неужели ты не слышишь этих голосов? Да, их теперь много, и они прекрасны! Ты только послушай, Келда!

 Да. Он точно как Стеин. Только разве что не так агрессивен. Но тем более опасен и страшен.

 Она уже начинала думать: а может, это у них обоих какая-нибудь болезнь… И у Кэйи…

 - Это ведь и твой мир, Келда, - продолжал Роальд. – Я знаю, что ты любишь фьорд и океан. Знаю… Ты ведь постоянно сюда ходишь, даже когда начинается шторм, верно?

 - Верно, - ответила девушка, глотая капли дождя, повисшие на губах. – Но всегда нужно быть осторожным. Я верю тебе… Раз ты говоришь, что слышишь голос, я верю. И вовсе не считаю тебя сумасшедшим. Но не нужно слепо, бездумно следовать за этим зовом, чем бы он ни был. Ты разобьешься!

 - Не нужно за меня переживать, фрекен, - спокойно и невозмутимо сказал он и еще чуть-чуть спустился, продолжая смотреть на Келду.

 - Роальд…

 Он остановился.

 - Прошу тебя, поднимайся. – Она протянула ему руку. – Ну же.

 Некоторое время молодой человек колебался, и Келда все боялась, что он начнет спускаться дальше. Однако ее опасения были напрасны: умоляющие нотки в ее голосе сделали свое дело, и через пару минут Роальд ловко вскарабкался наверх, даже не коснувшись ее протянутой руки. Когда он выпрямился, его глаза неотрывно смотрели на Келду без определенного выражения, и ей вдруг стало как-то неловко.

 - Нам следует возвращаться, - сказала она.

 Роальд серьезно кивнул, сморгнул воду с ресниц и первым зашагал прочь от берега. Девушка с облегчением вздохнула.

 Все обошлось, Келда.

 Но только пока.


 Торстеин сидел под дождем, у самой воды, обхватив руками свои согнутые колени. Он смотрел в пустоту. И ни о чем не думал.

 Жди, Стеин. Пока ты еще можешь просто ждать.

 Пока еще не пришла пора делать выбор…


 Они столкнулись с ним практически лицом к лицу, когда преодолели очередной поворот узкого лабиринта из скал. Они почти выбрались на открытое поле – а тут вдруг он собственной персоной.

 Томас Сорбо.

 Он был без шляпы и без зонта. Он весь промок и непонятно зачем кутался от холода в прилипающий к одежде и телу темный плащ, от которого уже явно не было никакого толку. В руках старик почему-то держал изогнутую саблю в богато украшенных ножнах – держал, как сокровище, как верные мальчики-оруженосцы держат рыцарские мечи, когда подносят их своим доблестным и гордым господам.

 Все трое остановились и замерли, будто статуи.

 - Доктор Томас! – Келда первой подала голос и признаки жизни. – Такой поздний час, а вы тут… Разве вы не болеете?

 - Нет-нет, фрекен Келда, я… я уже практически здоров, это только вчера… Нет-нет, я не болен.

 Он запинался и сильно дрожал.

 - И все равно: что за сила понесла вас сюда, когда вы в таком состоянии? Вы только посмотрите на себя, доктор! – Девушка заботливо поддержала старика за локоть. – Вам нужно поскорее домой, выпить горячего чаю и лечь в постель. Вам нужен отдых! Вы ведь врач и должны понимать…

 - Я совершенно здоров, фрекен, я здоров, - со странным выражением лица твердил Томас, как заведенный, и тут его взгляд наконец-то остановился на хранившем молчание Роальде. – Герр Абель? Вы здесь? А как же ваша рана?

 Роальд уже много раз говорил другим, что рана его не беспокоит, и Келда это слышала. Она ожидала, что теперь он и своему доктору ответит так же, но…

 Но Роальд упорно молчал… И ей стало страшно.

 Обернувшись, Келда решилась взглянуть на его лицо, наполовину скрытое темнотой.

 Стальная лапа ужаса своими ледяными пальцами сдавила ее сердце.

 Сверкающие глаза хищника холодно и безжалостно, не моргая, смотрели на уставшее старческое лицо. Плотно стиснутые челюсти, напрягшиеся желваки на баках и легкая складка отвращения возле носа… И молчание. Жуткое молчание.

 Келда бы предпочла умереть, чем выносить на себе этот взгляд, но Томас пока, похоже, не замечал… Или же доктор обладал воистину львиным сердцем!

 - Роальд? Вы… вы…

 Нет. Заметил.

 И задрожал еще сильнее.

 - Роальд… - Преодолев свой страх, Келда крепко сжала ладонь молодого человека, однако тот резко выдернул руку и сделал широкий шаг к доктору.

 - Что с вами, герр Абель? – срывающимся голосом спросил Сорбо. – Что…

 - Ты тварь, - с омерзением выплюнул Роальд и сомкнул пальцы правой руки на выступающем из-под плаща вороте рубашки Томаса. – Ты тварь…

 - Что ты делаешь, Роальд?! – крикнула Келда.

 Увы, она только это и могла – кричать. Руки и ноги ее не слушались.

 И Роальд ее не слушал.

 Левой рукой он мертвой хваткой стиснул плечо Томаса и без особого труда приподнял того с земли, приблизив его побелевшее от страха лицо к своему.

 - НЕ СМЕЙ ЕГО ТРОГАТЬ, РОАЛЬД!!! – изо всех сил крикнула Келда.

 И тут же ноги ее подкосились, и она рухнула на колени.

 - Что, будешь и дальше притворяться и лгать? – ядовитым шепотом спросил Роальд у доктора. – Дальше будешь строить из себя святого? Ты думал выйти сухим из воды, но ты не знал обо мне! Ты не знал, что кое-кому все давно известно!

 Он сильно встряхнул бедного старика, задыхаясь от ярости, причина которой оставалась неизвестной, непонятной, скрытой…

 - НЕТ! Прекрати немедленно! Не надо… - Голос Келды становился все слабее, и она презирала саму себя за это.

 Она не могла понять, почему она плачет. Почему? Почему?

 Слезы затуманили ее взор, и она почти ничего не видела в темноте, но вдруг…

 Вспышка… Стальная.

 И стальной лязг, визг выходящей из ножен сабли…

 Видимо, Томас вспомнил, что держал в руках оружие, вспомнил и… и машинально, не осознавая до конца, что делает, поддался воле твердой докторской руки, сжимавшей граненую рукоять.

 Только обычно эта рука лечила…

 Но не в эту ночь.

 Келда вскрикнула, когда до нее дошел смысл происходящего. Тихо охнув, Роальд отпустил Томаса и пошатнулся. Она могла видеть, как одной рукой он зажал свой живот.

 А еще она могла видеть темные и блестящие капли, которые брызнули с острия сабли, когда Томас с выражением величайшего ужаса отбросил назад правую руку и отшатнулся от того, кому неделю назад зашивал рану.

 Шок от увиденного по непонятной причине придал девушке сил, она вскочила на ноги и подбежала к Роальду, чтобы взглянуть, много ли крови.

 - Позволь мне посмотреть… - начала она.

 - Оставь, - отмахнулся Роальд, однако все же убрал руку.

 Но не для того, чтобы выполнить просьбу Келды – для того, чтобы выпрямить спину и снова шагнуть прямо на Томаса, открывая перед ним страшную красную пасть своей новой раны. Она была продолговатой и глубокой, опаснее, чем та, старая, и кровь бежала обильной струей.

 Увидев эту кровь, Томас пришел в еще больший ужас и, ничего уже не понимая, развернулся и поспешил прочь от Роальда на дрожащих ногах. Молодой человек пошел за ним, не обращая внимания на боль и наваливающуюся слабость. Помедлив, Келда решила направиться следом, держась при этом на почтительном расстоянии и только лишь наблюдая.

 Да, ей оставалось лишь наблюдать, потому что она запуталась окончательно и не могла сейчас принять чью-то сторону.

 Она просто хотела, чтобы весь этот кровавый кошмар поскорее закончился.

 А Томас все шел и шел, шатаясь из стороны в сторону, будто пьяный. В смутном и совершенно безумном страхе, навалившемся на него, он вбил себе в голову, что за ним идет не живой человек, а мертвец или призрак.

 И этот призрак кричал ему, кричал, не щадя голоса, и в его криках слышалась такая ненависть, какая, казалось, способна была приковать к земле.

 - Не поворачивайся ко мне спиной! Жалкий трус! Мерзавец! Смотри мне в глаза! Смотри, черт бы тебя побрал, и пусть мой гнев не оставляет тебя! Пусть я навсегда стану твоей тенью, пусть я никогда и нигде не дам тебе покоя! Смотри на меня! Тебя испугала моя кровь? Вот она, видишь? Вот она! У меня на руках, на лице… Когда-нибудь, будь ты проклят, ты захлебнешься в моей крови, а я стану призраком, который будет преследовать тебя всю твою ничтожную жизнь и вместе с тобой сойдет в могилу! Ты сгоришь в аду, негодяй, ты слышишь меня? Будь проклят! Будь ты сотни и тысячи раз проклят!

 Томаса била крупная дрожь, ему казалось: вот-вот окровавленная рука ляжет ему на плечо, и тогда – все. Старое сердце не выдержит.

 - Вы не в себе, герр Абель, - прошептал он, зажмурившись, словно пытался прогнать дурной сон. – Вы не в себе… Вы сошли с ума… Оставьте меня в покое.

 - Смотри мне в глаза, ты, опозоривший свою фамилию! Или ты трус? Или ты не можешь собрать всю ненависть и злобу, что в тебе накопились, и просто посмотреть в глаза тому, кто отравил твою жизнь своей местью? Да, это был я! Я убийца твоего внука, твоего единственного наследника. Я! Я УБИЛ ИНГЛИНГА СОРБО! Я перерезал ему горло, слышишь? И знай: это я уничтожил твой дом, который никогда не был твоим по праву! Я это сделал! Жаль, что тебя тогда не было внутри!

 Томас остановился, как вкопанный, и развернулся лицом к Роальду, бледный-бледный, словно сам потерял много крови, и это было видно даже при скупом лунном свете. Роальд, наоборот, весь пылал, его лицо остановилось буквально в нескольких сантиметрах от лица Томаса.

 - Как ты узнал про тот дом? – едва слышно спросил доктор, чувствуя, что ему уже не хватает воздуха.

 Молодой человек в очередном порыве ярости схватил Томаса за грудки окровавленной рукой и процедил сквозь стиснутые зубы:

 - Я – Роальд Сорбо, подлец. Ты убил моего отца.


Глава 17


 - НЕТ!!! – Томас кричал как безумный. – Неееееееет!!! Я никого не убивал. На моих руках нет крови, кроме твоей, которую я только что пролил! Я НИКОГО НЕ УБИВАЛ!!! Ты сошел с ума! Или ты лжешь. ТЫ ЛЖЕШЬ!!! Нет и не было никакого Роальда Сорбо! Никогда!

 Роальд молчал: видимо, ему больше нечего было сказать.

 Келда стояла в нескольких метрах от них и не могла поверить своим ушам. Да и как им верить, если в ушах шумит, как будто стоишь прямо возле «ворот фьорда» в час, когда назревает шторм? Как вообще чему-либо верить, когда, похоже, весь мир сошел с привычной орбиты и обезумел?

 Нет, Келда, никакая это была не паранойя. Не зря ты еще вчера почувствовала…

 Не зря…

 Только что теперь толку?

 Она только еще больше отчаялась в том, чтобы найти ключ к разгадке.

 - Ты лжешь! Ты сумасшедший! Отпусти меня, отпусти, отпусти!

 Томас вырвался. Должно быть, новая потеря крови уже начинала ослаблять Роальда. Молодой человек еле держался на ногах.

 Томас вырвался и бегом бросился в сторону деревни.

 И тут Келда ожила.

 - Нет, постойте! Доктор! Вы же видите: он умрет, если вы ему не поможете! Хотя бы помогите довести его до нашего дома. Доктор! Доктор!

 Она кричала и звала, пока наконец Томас не остановился. Обернувшись, он с состраданием и страхом посмотрел на Абеля, с пониманием… Но не стал возвращаться – покачал головой и медленно поплелся домой, время от времени оглядываясь. Видимо, проверял, все ли еще в сознании раненый.

 Келда была благодарна доктору уже хотя бы за это. По крайней мере, он будет готов прийти на помощь при необходимости.

 Она надеялась, что он будет готов. И сможет. И захочет.

 Келда подошла к Роальду и перекинула его руку через свое плечо.

 - Обопрись на меня. Идем. Ты должен потерпеть немного.

 Когда она потянула его за собой вперед, Роальд послушно пошел, однако было очевидно, что он уже с трудом передвигает ногами. Келда видела, как блестели капли холодного пота у него на висках, видела, как крепко были сжаты зубы, а глаза были затуманены сероватой дымкой…

 - Ничего не вижу, - прошептал Роальд.

 - Я доведу тебя до дома, - ободрительно отвечала девушка. – Скоро все закончится, все будет хорошо. Тебе всего лишь нужно еще немного потерпеть.

 В своих мыслях она умоляла: «Не теряй сознание, только не теряй сознание… Не сейчас. У меня не хватит сил дотащить тебя до безопасного места. Пожалуйста, не теряй сознание…»

 Спина доктора Сорбо оставалась на одном и том же расстоянии от них, наполовину скрытая темнотой. Келда не сводила с нее глаз.

 Вскоре впереди них уже показались окраинные дома деревни, и она похлопала Абеля по спине.

 - Почти пришли, Роальд. – У нее почти получилось придать своему голосу бодрый оттенок.

 Томас уже шел по главной улице между двумя извилистыми рядами домиков. Келда облегченно вздохнула про себя, видя по спине, что доктор приободрился и немного пришел в себя. Значит, он скоро будет в состоянии оказать Роальду помощь, потому что, не считая самого Сорбо, во всем поселении не было ни одного квалифицированного врача.

 Однако тут же девушке пришлось вновь насторожиться: Томас резко остановился, будто наткнувшись на что-то или кого-то на своем пути, постоял так несколько мгновений… Обернулся.

 По его лицу скользнуло странное и недоброе выражение.

 И еще он как будто извинялся перед Келдой.

 Секунду спустя девушка увидела, как из темноты навстречу Томасу вышел человек.

 Жандарм.

 Один из троих обленившихся жандармов из маленького, забытого властями местного отделения.

 - Доктор Сорбо? – окликнул он. – Что-то не так?

 Томас кинулся к нему и начал взволнованным шепотом сообщать ему подробности неожиданной встречи с герром Абелем. Келда и Роальд не могли не понимать, что последует дальше.

 - Спасибо тебе за помощь, Келда, - слабо проговорил Роальд. – Без тебя я бы ни шагу сделать не смог. Никогда не забуду… А теперь иди домой.

 Келда повернула голову и посмотрела на него, как на сумасшедшего.

 - Еще чего! Ты себя видел? Никуда я не пойду!

 В этот момент она поняла, что чья-то твердая рука отрывает ее от Роальда. Повернувшись, девушка увидела нависавшего над ней жандарма, который самодовольно разглаживал свои пышные усы.

 - Прошу прощения, фрекен, - вымолвил он, заставляя ее отступить на пару шагов в сторону и становясь прямо перед пошатнувшимся Роальдом. Он и не думал поддержать его. – Роальд Абель, вам  придется последовать за мной. Вы арестованы.

 Келда в это время бросила взгляд на стоявшего в сторону Томаса.

 - Неужели вам не жаль его, доктор? – тихо спросила она, но Сорбо смотрел ей в глаза все с тем же виноватым выражением – и только. Покачав головой и отведя в сторону взгляд, он отвернулся и вскоре скрылся в глубине пустынной улицы.

 Тогда девушка обратилась к жандарму.

 - Вы не можете его арестовывать. Он ведь ничего не сделал доктору Сорбо!

 - Этот человек обвиняется вовсе не в угрозах герру Томасу, - невозмутимо ответил жандарм. – Он обвиняется в убийстве молодого Инглинга Сорбо, которое было совершено на прошлой неделе. Убийца должен быть наказан, как того требует закон. А вам лучше бы идти к себе домой, юная леди!

 Келде показалось, что в голосе мужчины прозвучала скрытая угроза. Ну уж нет, он еще не знает, с кем столкнулся! Не знает, что она никому не позволит себя запугать.

 Девушка выпрямилась в струну, словно желая стать чуточку выше, и ее глаза опасно сверкнули.

 - Или что? Меня тоже арестуете? – дерзко выкрикнула она.

 - Идите домой, фрекен, - ответил жандарм довольно спокойно, хотя было видно, что этот ровный тон дался ему с трудом.

 Что ж, его спокойствие делало ему честь. Но это вовсе не значило, что Келда позволит ему победить.

 - Я никуда не пойду! Вы же видите: этот человек серьезно ранен, ему нужна помощь. Неужели вы не понимаете, что он сейчас просто не в состоянии идти за вами? Да ведь он просто упадет без чувств и умрет!

 Лицо жандарма оставалось каменным и надменным.

 - Если он умрет, это будет достойная плата за жизнь бедного юноши, которого он заколол.

 - Я вижу, что вы бессердечный человек, - холодно заметила Келда. – И все же не стальной. Вы низкий и жалкий! Вы из тех, кому нравится слушать, как другие умоляют его, на коленях просят о пощаде… Но от меня вы этого не дождетесь, потому что я не собираюсь унижаться перед вами. Роальд Абель живым дойдет до вашего убогого участка. Я его доведу, я вам ручаюсь. Он не умрет. Вам назло!

 Жандарм заскрежетал зубами от злости, но ничего не стал отвечать.

 - Следуйте за мной, - бросил он, махнув Келде рукой, и широким шагом направился к участку.

 - Идем, Роальд. – Келда снова закинула его руку к себе на спину и почувствовала на себе тяжесть его тела: он еще сильнее ослаб. – Идем же! Собери все свои силы.

 С трудом и шумом втянув носом холодный влажный воздух, Роальд не удержался и тихо простонал. Потом еще сильнее зажал свою рану и пошел. Из последних сил пошел.

 - Зачем ты это делаешь? – шепотом спросил он. – Надо было тебе уходить домой, когда я сказал…

 - Тихо! – строго велела Келда. – Молчи.


 Ребекка, выпрямившись, сидела на стуле возле входной двери, и губы ее дрожали. Рядом Эидис гладила ее по плечу.

 - Ну-ну… Не волнуйтесь так, фрекен Абель. Роальд уже вот-вот вернется, я уверена.

 Про себя она вздохнула.

 Да, Роальд Абель куда-то пропал, стоило ему выйти за порог.

 И Келда пропала.

 И Хэвард, с тех пор как ушел вместе с Ойвиндом, не возвращался.


 Старший из троих жандармов, высокий и сухопарый седой старик, оказался гораздо благородней и приятней, чем его подчиненный. Во всяком случае, он сжалился, когда увидел, в каком состоянии привели арестованного, и немедленно вызвал местного фельдшера, который жил в соседнем здании. Около получаса этот фельдшер возился с Роальдом, пока Келда у входа ругалась с первым жандармом, не забывая время от времени нападать и на младшего из них – бледного юношу, который растерянно хлопал глазами. Через некоторое время после того, как лекарь ушел, Роальд уже не так сильно стал походить на живого мертвеца. У него, по крайней мере, снова глаза прояснились.

 Вот тут-то первый жандарм и посадил Абеля в камеру предварительного заключения.

 - Мне нужно поговорить с ним, - заявила Келда.

 Ее наделили свирепым взглядом.

 - Прекрати это, Анандр! – старший тяжело опустил руку на плечо первого жандарма. – Пропусти девушку!

 Недовольно ворча и сопровождая Келду подозрительным взглядом, тот, кого называли Анандром, так и не успев запереть дверь камеры на ключ, посторонился. Келда вошла в темное и тесное помещение, и дверь за ней закрылась, громко хлопнув. Она успела услышать, как жандарм велел самому юному сторожить арестованного и «эту фрекен».

 Роальд с перебинтованным животом сидел на низкой и узкой кушетке, прислонившись спиной к шершавой стене. Он все еще тяжело дышал и был очень слаб, но когда Келда подошла чуть ближе, вздрогнул и поднял на нее глаза. Не обращая на это внимания, девушка решительно подошла еще ближе и села рядом с Роальдом, опустив плечи и тяжело вздохнув.

 Боже, как она устала от ВСЕГО ЭТОГО!

 - Ну, и зачем тебе понадобилось нападать на доктора Томаса, а? – чуть ли не с отчаянием в голосе спросила Келда. – Зачем? Какой же ты дурак!

 Он молчал.

 - Так значит, это ты убил Инглинга… - прошептала она и вдруг, поежившись и искоса глянув на Роальда, с опаской отодвинулась от него.

 Вот он. Убийца…

 - Боишься меня? – спросил он.

 - Да.

 Это был честный ответ.

 Роальд горько усмехнулся.

 - Не нужно меня бояться. Зачем? Скоро я предстану перед судом… Суд будет очень коротким, когда я сам заявлю о своем преступлении. Не буду оправдываться. Да, суд будет быстрым, и меня очень скоро казнят, как любого другого преступника. Зачем же меня бояться?

 - Я боюсь не того, что ты можешь причинить кому-либо вред, - сказала Келда. – Я боюсь тебя, потому что ты говоришь о страшных вещах.

 - О том, что я говорил ТАМ, можешь спокойно забыть. – Голос Роальда заметно дрогнул. Он покачал головой и вздохнул. – Я незаконнорожденный. Я не человек – пустое место. Никто никогда не поверит моим словам, особенно теперь. С какой стати? Да никто и не должен мне верить…

 Келда положила руку ему на плечо.

 - Но я верю тебе, Роальд, - прошептала она. – Я боюсь тебя… Но все-таки я тебе верю, хоть сама не знаю, почему. И от этого боюсь еще больше.

 Молодой человек вскинул голову, синие глаза заблестели.

 - Ты мне веришь? – еще тише, чем она, спросил он.

 Чувствуя, что голос совсем пропал, Келда просто кивнула. Роальд заглядывал ей в глаза с благодарностью, но этот взгляд было очень нелегко выдержать, и девушка стала упорно смотреть в одну точку на двери, убрав руку с его плеча и разминая ею озябшие пальцы другой своей руки.

 - Мне кажется, что я сошла с ума, Роальд.

 - Вовсе нет.

 Он достал что-то из кармана брюк. Что-то очень маленькое.

 - Возьми это, - негромко сказал он затем, протягивая Келде серебряную брошь овальной формы, по центру которой красовалась гладкая белая жемчужина.

 Удивленная Келда подняла брови.

 - Эту вещь мне подарил мой отец, когда я был маленьким. Это наша, можно сказать, семейная реликвия. Возьми. Она очень много значит для меня, и я хотел бы, чтобы ты ее сберегла. Будет очень печально, если она достанется палачу или червям. Я так думаю…

 Келда приняла из его рук маленькую брошь, понимая, что вместе с ней принимает на свои плечи и большую ответственность. Ведь это же все равно что взять под свою защиту целую жизнь!

 - Я ее сберегу, - пообещала она.

 - Спасибо. Больше мне ничего и не требуется.

 И Роальд на мгновение сжал в своей ладони пальцы девушки.

 В камеру вошел юный жандарм. Стараясь напустить на себя как можно более строгий вид, паренек с видимым усердием подтягивал вниз свой китель и задирал подбородок, смешно шевеля тоненькими, только недавно пробившимися усиками.

 - Вы закончили, фрекен? – важно осведомился юноша.

 - Да, благодарю вас, - с улыбкой ответила Келда, встала и кивнула Роальду. – До свидания.

 - Прощай, - очень тихо произнес заключенный и прижался губами к ее холодной ладони.

 Келда покраснела и вышла из камеры. Жандарм запер дверь.


 На крыльце раздались чьи-то шаги, и Ребекка, веки у которой смыкались от безжалостного сна, вздрогнула на своем ночном посту. Шаги…

 Роальд!

 Но это был не он. Дверь распахнулась как раз в тот момент, когда бедная пожилая женщина поднялась на ноги, и прямо перед Ребеккой появился запыхавшийся Хэвард Халворсен. При виде фрекен Абель молодой человек удивленно моргнул и поднял брови, однако не забыл войти в коридор и закрыть за собой дверь.

 - Вы не спите, госпожа? Но ведь час уже поздний и…

 Он замолчал, не договорив: в горле застрял комок. Ребекка Абель смотрела на него заплаканными, покрасневшими глазами, под которыми пролегли темные мешки, ее лицо было бледным, измученным и постаревшим.

 - Его нет, герр Хэвард, - сбивчиво начала Ребекка, заламывая дрожащие руки. – Его нет. Он ушел и… Мой Роальд… Он до сих пор не вернулся…

 Ее губы дрогнули, она вдруг зажмурилась и разрыдалась, закрыв лицо руками.

 - Погодите, фрекен Абель, - растеряно сказал Хэвард. – Постойте, сядьте-ка пока… Что именно произошло?

 - Хэвард!

 Эидис поспешно спустилась по ступеням со второго этажа с обеспокоенным видом. За ней спешил Фолки, еще более хмурый, чем обычно.

 - Хэвард, почему так поздно? – то ли с волнением, то ли с негодованием спросил он требовательно. – Где Келда? Что, черт возьми, происходит?

 - Боже мой, что за сумасшедшая ночь… - прошептала Ребекка.

 Эидис и Фолки выжидающе  встали прямо перед Хэвардом, который так ничего и не смог понять.

 - Что происходит? – повторил свой вопрос Фолки.

 - Подожди, пап, дай разобраться! Келда… Я ее сегодня вообще не видел! Ее со мной нет, я думал, что она давно уже спит в своей кровати! А Роальд… Его тоже нет, так? Проклятие, я сам знаю не больше вас! Я пришел после весьма плодотворной беседы с Ойвиндом, чтобы сесть и спокойно во всем разобраться, а тут вы меня встречаете с подобными заявлениями! Погодите-ка, я вообще ничего не понимаю!

 - Так, - трезво начал Фолки. – Спокойно. Нужно действительно сесть и подумать. Нам всем.

 - Подумать? – перебила Эидис. – Ты в своем уме, Фолки? Как можно спокойно думать, когда у нас дома бог знает что твориться?

 Хватаясь за голову, она отправилась на кухню, но тут же вернулась оттуда со стаканом чистой воды, который подала Ребекке.

 - Выпейте, моя милая. Выпейте. Вам нужно прийти в себя…

 Фрекен Абель приняла стакан, но даже не прикоснулась к нему губами. Только безвольно опустила его себе на колени, держа одной рукой, и уронила туда крупную слезу.

 - Роальд! – простонала она, прикусив губу почти до крови, сотрясаясь от рвущихся наружу рыданий.

 - Надо что-то предпринять, надо, надо… - твердила Эидис. – Фолки, сделай что-нибудь!

 - Что?

 - Мы должны их найти!

 - Но нет ничего глупее, чем бегать ночью по всей деревне и звать их по именам, мама, - возразил Хэвард.

 - Тогда придумай какой-нибудь другой план! Твоя сестра…

 - Тише! – Хэвард напряженно прислушался. Его чуткое ухо различило знакомую поступь. – Моя сестра, кажется, вернулась.

 И действительно, через пару мгновений в дверь постучали. Хэвард, стоявший ближе всех к выходу, отпер, и перед собравшимися в темном коридоре предстала продрогшая Келда, взлохмаченная, взволнованная и мрачная. Ничего не говоря, она прошла в дом мимо брата, родителей и Ребекки.

 Остановилась.

 Развернулась к ним лицом с пустыми глазами.

 - Келда! – Хэвард громко щелкнул пальцами. – Келда, очнись! Что приключилось?

 Девушка пристально посмотрела на Ребекку. Прокашлялась.

 - Роальд… - начала она.

 Ребекка вскочила, расплескав по полу и своей юбке половину воды из стакана. Ее глаза заблестели от надежды и страха одновременно.

 - Что с ним? Милая моя, ты знаешь, что с ним? Где он?

 Келда сделала глубокий вдох, прежде чем наносить бедной женщине удар в сердце.

 - Он ранен.

 Ребекка громко вскрикнула и закрыла лицо руками, выронив стакан. Он упал на пол с глухим стуком. Ноги женщины подкосились, и Хэвард, поддержав несчастную за плечи, помог ей опуститься обратно на стул.

 - Он ранен и находится под арестом в деревенском участке.

 - Нет!

 - Он арестован? – изумленно воскликнул Фолки. – За что?

 - За убийство Инглинга Сорбо, - просто ответила девушка.

 - Нет, нет, нет… - без умолку твердила Ребекка. – Только не это! Я ведь говорила ему, я ведь его просила, умоляла… И что теперь?

 - Мне нужен Ойвинд, - решительно заявила Келда. – Хэвард, слышишь? Мне нужен Ойвинд! Где он?

 - Успокойся, Келда, Ойвинд у герра Нансена. Зачем он тебе?

 - В этой деревне нет ни одного адвоката! А Ойвинд сможет защитить герра Абеля перед судом, понимаешь? – Она опустила плечи и задумалась. – Хотя с другой стороны… Какой адвокат тут может помочь, если он сам признает свою вину? Что тут еще доказывать и опровергать?

 Эидис, находясь под впечатлением от страшной тайны Роальда, за которым она ухаживала во время болезни, прислонилась к стене. Фолки мерил шагами комнату. Ребекка плакала, откинувшись на спинку стула.

 - Я не знаю, Келда, - устало проговорил Хэвард. – Но я отведу тебя к Ойвинду утром. А сейчас тебе нужно отдохнуть.

 - Мне не нужен отдых, Хэвард! – раздраженно воскликнула Келда и оттолкнула протянутую руку брата.

 Его нисколько не удивил ее резкий тон, хотя подобное с ней случалось очень редко.

 - Вот видишь, ты перенервничала. Тем более, тебе нужен отдых.

 Спокойный голос брата подействовал, как лекарство.

 - Да, верно. Ты отведешь меня к этому герру Нансену утром?

 - Конечно. Я ведь пообещал. Иди спать.


 Роальда разбудил лязг ключей и дверного замка. Скрипнули дверные петли, и полоска света, постепенно расширяясь, скользнула в темную камеру. Он сел на своей кушетке, которая была настолько короткой, что ноги его свисали почти до пола, и, щурясь с непривычки, посмотрел на людей, стоящих на пороге.

 Один из них был жандармом, узнать его не составляло большого труда, ведь это он (Роальд хорошо это помнил) встретился им с Келдой и Томасом на темной улице. А вот второй…

 Его Роальд никогда прежде не видел.

 Держа в руке фонарь, человек поблагодарил жандарма, открывшего дверь темницы, и тот запер их. Нежданный гость приблизился к заключенному, подняв фонарь до уровня лица, и Роальд смог довольно хорошо его разглядеть.

 Молодой человек. Примерно одного с ним возраста.

 У него было вытянутое лицо с орлиным носом, густыми бровями, и решительными линиями рта и скул. Светлые волосы падали на лоб, а глаза… глаза были глубокими, глубже Роальд за всю жизнь не видел. Они смотрели холодно и кололись, будто тысячи мелких шипов. Может быть, из-за этого взгляда глаза человека казались старше, чем он сам… Может быть, из-за того также, что в уголках этих глаз начали образовываться уже первые мелкие морщинки, и глубокая тень залегла в них.

 Это было очень мрачное лицо. Но красивое. Устрашающе красивое.

 На нем лежала печать страданий и безумия, печать одинокой, ни с кем не разделенной жизни, печать отчаяния и гнева… Да, глаза казались старше. Но в глубине их, за внешней пеленой боли, скрывался ребенок – ранимый маленький ребенок, которого бросили родители.

 Которого все бросили.

 И почему-то Роальд был почти уверен в том, что перед ним не кто иной, как…

 - Торстеин Норсенг, - представился гость.

 В его голосе была необъяснимая сила, которая заставляла уважать его обладателя, но вместе с тем и жалеть. Этот голос будто выдавал собой все, что убивало человека изнутри.

 - Я слышал о вас, - сказал Роальд, пытаясь улыбнуться. – Очень приятно познакомиться с вами, но, к сожалению, мне довольно тяжело подняться и пожать вам руку…

 - Не стоит тратить на это силы, - резко и недоброжелательно процедил Торстеин. – Я не отвечу на твое рукопожатие.

 Он явно не желал скрывать свою враждебность.

 Но Роальд не будет отвечать ему тем же. Странно, но после всего, что случилось этой ночью, после того, как он посмотрел в глаза Томасу Сорбо и заявил ему о свершении своей мести, душа Роальда успокоилась, и он больше не чувствовал ненависти и гнева. И не хотел вспоминать о них.

 Он промолчал, спокойно глядя в ледяные глаза.

 - Я пришел с одной целью, - проговорил Торстеин. – Сказать тебе всего несколько слов: только попробуй причинить вред Томасу Сорбо – и я найду тебя даже на том свете после того, как тебя повесят!

 Он тяжело дышал, но заключенный оставался невозмутим.

 - Это все? – негромко спросил он.

 Глаза Норсенга, скрытые тенью, сверкнули ярко, будто звезды, и он, оскалив зубы, чуть ли не зарычал, видимо, от ярости.

 - Нет, не все! – воскликнул Торстеин.

 В следующее мгновение он шагнул вперед и дважды ударил Роальда по лицу. Изо всех сил, а сил у Норсенга, ого, как хватало, да еще с каким избытком! Роальд сплюнул кровь изо рта на пол и вновь посмотрел на своего посетителя.

 Торстеин трясся от гнева.

 - Это тебе за Инглинга, гадина, - прошипел он. – Жаль, что на большее у меня нет прав, но утешаю себя тем, что скоро ты сгоришь в аду, убийца!

 Он развернулся и в три шага оказался у двери. Жандарм, стоящий снаружи, уже наполовину открыл дверь, когда Роальд окликнул Норсенга и сказал ему напоследок:

 - А я утешаю себя надеждой, что очень скоро ты узнаешь правду: на самом деле мы с тобой ближе, чем ты думаешь, Стеин.

 Норсенг так и не повернулся и молча вышел. Но будь сам Роальд трижды проклят, если Торстеин не услышал каждое слово!

 Он услышал.


Глава 18

 На утро к Роальду явился новый посетитель – на этот раз это был добрый «викинг» в своем деловом костюме, то есть Ойвинд Хёугли. Сперва он несколько минут, стоя перед заключенным, ругал жандармов, обзывая их корыстолюбивыми и безжалостными ослами, которым неведомо, что значит честь и долг, и сотрясал своим увесистым кулаком в воздухе. Потом, наконец, перешел к делу и сообщил Роальду, что намерен защищать его перед судом и смягчить приговор.

 Вид у парня при этом был воодушевленный, настроение угадывалось боевое, душа была, как сам он выразился, «преисполнена жаждой свершить доброе дело и очистить и без того чистую вашу личность от злой и подлой клеветы!»

 Хотя, по правде говоря, никакой клеветы тут и в помине не было.

 И как же потухли горящие глаза юриста, когда Роальд ровным голосом ответил ему:

 - Благодарю вас, Ойвинд, но мне не нужна ваша помощь. Я не нуждаюсь в защите адвоката. Все, чего я хочу – это чтобы вся эта тягомотина с судебным разбирательством закончилась как можно быстрее. Меня ведь все равно казнят, и я это наказание заслужил. Так какого черта мы будем тянуть и сопротивляться, когда лучше с честью встретить смерть?

 Хёугли озадаченно почесал затылок и тяжело вздохнул.

 - Хм… Келда и Хэвард предупреждали меня, что вы будете отказываться. Но все-таки… подумайте! Подумайте о вашей няне.

 - Зачем причинять моей няне лишнюю боль, подавая ложную надежду? Не надо, Ойвинд. Не надо заставлять ее лишний раз переживать, чтобы потом разочароваться. Вы лучше подготовьте ее к тому, что скоро меня не станет.

 - Но…

 - Я не буду оправдываться перед судом, - твердо произнес Роальд. – Оправдываться, когда на тебя смотрит целая толпа и когда ты знаешь, что виноват… Это не по мне. Это низко. Я прошу вас оставить меня одного.

 Ойвинд пожал плечами и удалился.


 К таверне герра Андерсена подъехала маленькая повозка, запряженная одной лошадью. В повозке сидела скромно одетая молодая женщина, которая тут же окинула оценивающим взглядом все, что ее окружало: уютное здание, узкую улицу, людей, проходящих мимо, и поджала губы.

 - Благодарю вас. – Она заплатила извозчику и вышла, прижимая к груди черный кожаный портфель, который больше походил на мужской, нежели на дамский.

 На окне таверны, которое темнело возле двери, по ту сторону стекла висела надпись «ЗАКРЫТО».

 Женщина позвонила в дверной колокольчик, подождала несколько мгновений… Открыла ей хозяйка – надо полагать, жена герра Андерсена.

 - Доброе утро, госпожа.

 - Доброе утро, фрекен, мы пока закрыты и не обслуживаем посетителей, а все наши комнаты, к сожалению, пока заняты, но если вы пришли к кому-то из наших постояльцев…

 - Я хотела бы увидеть герра Греджерса Фробениуса, если он здесь.

 - О, да, конечно! Герр Фробениус только что встал и умылся. Сейчас он завтракает. Проходите, фрекен, проходите! Сейчас я вас провожу…

 Старый Греджерс был необычайно рад увидеть свою ученицу, которая только что прибыла из Гамвика. Позабыв о завтраке, он встал из-за стола и хлопнул в ладоши, громко смеясь.

 - Эхе-хей! А вот и Сольвейг! Ну что, моя хорошая, обнаружила еще что-нибудь?

 - Обнаружила, герр Греджерс, - улыбаясь, похвасталась девушка и протянула вперед руки, в которых сжимала свой портфель. – Вот!

 Детектив хмыкнул и, почесывая свой щетинистый подбородок, стал внимательно изучать сей внушительный предмет, не дотрагиваясь до него руками. Оценивающий взгляд Греджерса пробежался по передней и боковым сторонам портфеля, старик нахмурился и несколько раз цокнул языком, прежде чем принять из рук своей ученицы ее трофей.

 - Так… И что это? Объясни-ка…

 - Здесь находятся все бумаги, касающиеся особняка: кто его построил, кто его купил, перекупил, кто когда-либо владел им. – Видя, что глаза Фробениуса округлились, Сольвейг рассмеялась. – Вы не волнуйтесь, герр Греджерс: не так уж там и много бумаг. Большую часть времени наш домик передавался по наследству, так что… взгляните вы сами. Думаю, вам будет интересно. Особенно обратите внимание на юриста, который оформлял все последние документы.

 - Ага, значит, ты уже о чем-то догадалась, Сольвейг! – хитро прищурился Фробениус. – Что ж, старый Греджерс не позволит себе от тебя отставать!

 - На этот раз вы неправы, хоть это бывает и крайне редко. Я ни о чем не догадалась, но думаю, что вы сможете. А мне мало о чем говорят эти листки. Однако все равно: в некоторых из них, несомненно, кроется разгадка.

 - Ну, ладно. Скажи только: тяжелую ли битву тебе пришлось выстоять, чтобы завоевать эту стопочку бумаги?

 - Нелегкую, - с довольным видом улыбнулась Сольвейг. – Документы-то все старые. Сколько ж мне пришлось в архивах порыться, прежде чем их отыскать! Да и женщина там мне попалась… Честно говоря, просто сварливая старуха! Никак не соглашалась выдать мне выписку. Пришлось пустить в ход все свое красноречие. – Она усмехнулась. – Благо, пожилые женщины так сердобольны и жалостливы!

 Греджерс громко хлопнул в ладоши.

 - Ах ты моя сообразительная! Молодец! Хотя насчет сварливой старухи – это слишком. Ну, да ладно, что я тебя воспитывать, что ли, буду? Ты хорошо поработала. Дальше куда?

 - Погуляю по этой деревеньке, полюбуюсь на здешнюю природу, а вечером в Мехамн, пожалуй, поеду. Вам ведь пока не нужна моя помощь?

 - Поезжай, конечно. Только перед отъездом на всякий случай загляни ко мне – расскажу о своих догадках

 - Заметано, - быстро согласилась Сольвейг и, распрощавшись с фру Андерсен, покинула таверну.

 Греджерс сел за стол, потянулся, зевнул, приготовившись к работе, и открыл портфель. Внутри оказалась небольшая стопка пожелтевших листов – все это были юридические документы, недавно попавшие в архив Гамвика. Все. Кроме тонкой тетради, которая каким-то образом затесалась среди прочих бумаг, и новенького конверта, который казался ослепительно белым. На сильно помятой обложке тетради было написано: «Дневник Мортена Северуда».

 - Хм… Что же он тут делает, интересно узнать, - говорил Греджерс сам с собой. – Может, Сольвейг нечаянно его сюда положила, может, это какой-нибудь ее дальний родственник… Она мне ничего не говорила, про дневник.

 Он так и думал, пока не начал перебирать бумаги и не наткнулся на короткую записку от Сольвейг: «Тетрадь и то, что в конверте, я нашла в доме у человека, который давно умер, чье имя написано на дневнике».

 - Ааа… Вот оно что… Значит, это важно! – Фробениус поднял палец. – Посмотрим, посмотрим… Но сначала надо взглянуть на бумаги.

 Документы, датированные самыми ранними годами, не предоставили детективу никакой интересной информации. Из них можно было узнать лишь о том, что много лет назад некий богатый купец из влиятельного семейства Нильсонов выкупил дом у первоначального владельца – герра Сольдестада, и затем долгое время особняк передавался по наследству, пока наконец…

 Стоп! Вот он – стоящий внимания документ!

 Внизу стояло имя юриста – Мортен Северуд.

 - Так-так-так… - Греджерс поерзал на стуле и сильнее оперся локтями на стол. – С этого места повнимательнее…

 1838 год.

 Акт передачи собственности на дом и прилегающий к нему участок от Кайла Нильсона, не имеющего наследника, его близкому другу, некому Верманду Якобсу.

 И далее. Следующий документ. Последний.

 Так скоро?

 1842 год.

 Смерть Верманда Якобса. Все права наследования в связи с эти мрачным и печальным событием переходят к его единственному сыну Эрику Якобсу. Подпись та же.

 - Ну и что, Сольвейг? – спросил Греджерс, в недоумении разводя руками. – Вот и все документы, я прочитал. Два из них составил этот Северуд – а что дальше-то?

 Тут детектив вспомнил про тетрадь. Вообще-то у него не было привычки рыться в чужих дневниках, но тут дело такое… Очччень важное и интересное. Да и к тому же, ведь обладателю дневника уже все равно, кто там будет копаться в его записях, пусть даже отражающих самые сокровенные мысли. Он ведь уже умер, как предусмотрительно сообщила Греджерсу Сольвейг.

 В общем, Фробениус открыл дневник и быстро пролистал первые несколько страниц, в которых описывалась молодость Северуда. Ух, как это было давно! Раньше, чем были подписаны те два документа, так что Греджерса эти записи не заинтересовали. Но вот совсем другое дело…

 Если те, первые заметки были явно написаны пером и чернилами, то здесь, по всем признакам, писали уже авторучкой. Да и правильно: год-то стоял уже 1869.

 Ишь, какой скачок!

 Подтянув повыше свои очки, Греджерс начал внимательно вчитываться в каждое слово, водя пальцем по ветхим страницам.

 И вот что, собственно, он прочитал:

 «Давно не брался я за этот дневник, очень давно. Но теперь должен вернуться к нему, потому что болезнь все наступает, смерть моя близка, но на душе осталось еще то, о чем я не рассказывал никому! То, о чем я теперь сожалею, потому как, похоже, дело мое обернулось злом.

 В 1838 году мой друг Кайл Нильсон объявил мне, что умирает от редкой болезни, не помню ее названия. У Кайла не было наследника и он, как мне казалось, не подумав, решил передать свой дом какому-то неизвестному человеку, который жил где-то на севере нашей страны, в маленькой деревне возле берега океана. Он даже не сказал, как его звали: не хотел, чтобы о его неожиданном богатстве узнали завистливые люди, недоброжелатели, которые, должно быть, были у него в деревне, а может, и в самом Гамвике. Так или иначе, человек этот решил скрыть свою личность и мой друг Кайл убедил меня оформить дом на имя несуществующего Верманда Якобса. Я был глуп. Я согласился. Хотел помочь умирающему товарищу.

 Я очень скоро позабыл о том, что совершил, но четыре года спустя ко мне явились двое мужчин. Одному из них было лет сорок, другой же был моложе лет на пятнадцать. Они сообщили мне о смерти «Верманда». Тот, старший, представился как «Эрик, сын Верманда Якобса», но не знаю: наверное, это тоже было выдуманное имя. Чтобы подтвердить свое заявление, он показал мне три одинаковых маленьких вещицы, которые некогда принадлежали Кайлу и которые Кайл подарил своим Якобсам. Я человек очень несведущий в делах, касающихся различных безделушек, поэтому даже не знаю точно, как они называются. Одну эту безделушку этот Эрик отдал мне, как благодарность за помощь. Я оформил бумаги на него.

 В последствие я узнал, что в доме почти не бывали ни первый Якобс, ни второй. Они приезжали в город обычно по ночам, не показывались на людях и очень скоро уезжали, не проходило и недели. Потом Эрик стал, видимо, кого-то брать с собой, потому что в народе говорили: «Их теперь стало двое. Теперь два человека приезжают в темный особняк».

 Да, так называли дом Кайла. «Темный особняк». Некогда роскошный, гостеприимный, похожий на дворец, этот дом теперь стал собирать вокруг себя темное, туманное облако страшных слухов. Поговаривали, что после смерти Нильсона, он стал проклят…

 Не нравятся мне эти Якобсы. Ох, не нравятся!

 В конце 1857 года я заметил, что приезжать снова стал только один. Может, Эрик умер, а новый владелец не желает прибегать к моим услугам? Не знаю. Никто не имел права вторгаться в дом и подстерегать таинственного хозяина, ведь по бумагам все было правильно.

 И это благодаря мне!

 Боже, во что я вляпался!

 Да никто и не хотел связываться с Якобсами. Их жутко боялись непонятно почему.

 Не знаю, что будет дальше… Не знаю. Мне легко умирать, потому что я хочу поскорее уйти от всей этой истории.

 Ах да, та самая вещица… Я кладу ее в комод. Там, в верхнем ящике, есть потайная выемка. Там будет лежать подарок Якобса. Нет, подарок Кайла! По праву она принадлежала ему, да ведь и ради него я все ЭТО затеял…

 Теперь все».

 Греджерс закончил читать и откинулся на спинку стула. Мдааа… Чем дальше, тем запутанней, тем сложнее, тем глубже в прошлое. Вон, аж до тридцать восьмого года добрался!

 - Боже, боже, боже… - пробурчал себе под нос Греджерс.

 Все в голове перепуталось, перемешалось. Настоящий сыр-бор! И даже сосредоточиться совсем не получается: наверное, годы берут свое. Да только… черт возьми, ничего они не возьмут! Не в возрасте дело, не в возрасте… А просто он, Греджерс Фробениус, в полной растерянности и от этого нервничать начинает. Вот оно – раздражение – верх над ним берет. Что там говорил по этому поводу тот молодой экономист, Хэвард Халворсен? Про то, что когда задачка не хочет решаться…

 Так-так-так! Внимание!

 Хэвард Халворсен? Ойвинд Хёугли?

 Что же они там такое говорили про своего Ари Сорбо?

 Еще пара мгновений – и старый детектив вскочил на ноги, громко хлопнув себя по лбу.

 Он понял.

 Осталось только узнать, что за безделушка лежит в конверте. Греджерс уже протянул к нему руку, но в этот момент в таверну вошел хозяин с серьезным и мрачным лицом.

 Герр Андерсен всегда очень рано вставал и отправлялся за хлебом да и по иным своим важным делам еще до завтрака.

 - Убийцу юного Инглинга нашли, - сообщил он жене и Фробениусу, и фру Андерсен вскрикнула. – Завтра судить будут. В полдень.


 Кай вышел из здания школы и улыбнулся прекрасному погожему дню, который смотрел на него своим огромным сияющим глазом под названием солнце. Глаза слезились, но это ничего! Главное, что сегодня он наполучал кучу хороших оценок и теперь идет домой, чтобы обрадовать деда и вернувшегося пораньше срока отца.

 Ничто не обещало испортить мальчишке настроение, и он весело насвистывал себе под нос какую-то уж больно приставучую к языку мелодию, когда внезапно до него донеслось слово «суд».

 Не будь той страшной ночной встречи на прошлой неделе, он бы не вздрогнул так. Однако…

 Кай огляделся, и понял, что слово это произнес директор школы, который стоял чуть в стороне от тропинки и разговаривал с фрекен Халворсен, учительницей музыки.

 - Суд, говорите вы? – услышал Кай, когда незаметно приблизился. – И кто же обвиняется в этом гнусном преступлении?

 - Вы не знаете его, директор, - ответила фрекен Халворсен. – Он… нездешний.

 - Ах, вот как… - понятливо протянул директор. – Что ж, ясно. Признаться, это лучше, чем если бы убийцей оказался кто-то из тех, с кем я приветливо здороваюсь каждое утро. Вы представляете, если бы было так?

 Девушка не ответила.

 - Я так понимаю, что вы хотите попасть на этот суд, так? И поэтому отпрашиваетесь на завтрашний день? – спросил директор.

 Учительница кивнула.

 - Не просто хочу – я обязана туда прийти, потому что являюсь свидетелем того, как обвиняемый… эээ… напал на доктора Сорбо.

 - На доктора Сор… ?! – от возмущения директор даже не смог договорить. – Да как же… как… Да как этот негодяй посмел! После убийства внука – еще и… Надеюсь, ваши показания, фрекен, внесут ясность, и преступника накажут по заслугам!

 Фрекен Халворсен почему-то опустила глаза и отвела их в сторону. Вид у нее был смущенный.

 - Я… я… - начала она.

 - Ну, да ладно, - сжалился директор. – Идите домой. И можете считать, что завтра у вас выходной.

 - Спасибо, директор.

 Девушка быстрым шагом направилась к дому, где, как многие в деревне знали, жил Фолки Халворсен со своей семьей. Кай бросился следом за ней.

 - Фрекен Келда! Постойте, фрекен Келда!

 Она обернулась.

 - Ты что-то хотел спросить, Кай?

 - Скажите: кого завтра будут судить? Не молодого ли человека с темно-синими глазами, который пришел откуда-то издалека? Он высокий? И волосы у него немного вьются?

 Учительница выглядела, мягко говоря, удивленной.

 - Откуда ты знаешь?

 Кай понял: ЕГО.

 - Где и во сколько завтра начнется заседание? – спросил он, тяжело дыша.

 - Зачем тебе знать? – Девушка выглядела печальной. – Я не понимаю тех, кто приходит на подобные собрания из любопытства. Ведь для них это забава, а для кого-то… Того, кого будут судить, скорее всего, лишат жизни. Ты ЭТО хочешь увидеть?

 - Нет, фрекен Келда, - твердо ответил мальчик. – Я хочу его спасти. И тогда никому не придется смотреть, как его повесят.

 Он так и не понял, восприняла ли учительница его слова всерьез, да только она тепло ему улыбнулась и сказала:

 - Завтра в полдень, посреди поля у западной окраины деревни.


 Спрятавшись за толстым стволом раскидистой сосны, которая одиноко возвышалась над маленьким школьным двориком, Стеин наблюдал за тем, как ученики, один за другим, кто поодиночке, а кто небольшими группами, выходили из здания. День был солнечный, а потому дети выглядели бодрыми и веселыми и, казалось, совсем не задумывались ни о каких своих проблемах. Даже те, кто был постарше…

 Хотя с чего бы им?

 У них ведь нет никаких серьезных трудностей.

 Стеин тоже был таким, когда двадцать лет назад в последний раз выходил из школы в сопровождении Кэйи и их отца. Тоже радовался жизни.

 Тогда было чему радоваться.

 Теперь он, взрослый мужчина, стоял здесь, спрятавшись за деревом, чтобы сильно не привлекать к себе внимания детишек, и ждал. Он ждал Болдра, сминая и разминая в своих руках маленький листок бумаги.

 А юность, энергия, счастье и жажда созидать и преображать проходили мимо него, всего в нескольких метрах, по усыпанной гравием дорожке…

 Он видел, как из здания школы вышла Келда в сопровождении какого-то пожилого мужчины в очках (наверное, директор). Какое-то время они стояли неподалеку от него и от сосны и разговаривали о суде Роальда Абеля. Да, Стеин тоже желал, чтобы ему досталось по заслугам! И завтра он обязательно явится на суд. Обязательно!

 Чтобы услышать, как будет оглашен смертный приговор, и увидеть, как этот приговор будет приведет в исполнение.

 Потом Келда скрылась в толпе ребят, и Стеин перестал наблюдать за ней.

 Он ждал Болдра.

 Его племянник вышел минут через пять после Келды и пожилого мужчины. Слава богу, Андора не было видно поблизости. Мальчик держался руками за лямки своего новенького портфеля, который подпрыгивал за спиной при каждом его шаге, и выглядел таким же счастливым и беззаботным, как и его товарищи по учебе.

 Когда мальчик проходил мимо сосны, Норсенг тихо окликнул его:

 - Болдр! Иди-ка сюда, парень!

 Понятливый Болдр не стал на этот раз радостно кричать «дядя Стеин». Он молча подошел и встал под раскидистой зеленой кроной.

 - Привет, дядя. Как твои дела?

 - Отлично. А как твоя учеба?

 - Папа меня хвалит. И Келда тоже. И фру Петтерсен, вроде, тоже.

 - Умница! Твой папа еще в школе?

 - Да, он сегодня задержится немного, а что?

 Болдр выглядел заинтересованным, и его наивные детские глаза блестели.

 - Сделаешь для меня одно дело? – заговорщически подмигнув, спросил Стеин.

 Мальчик усиленно закивал, и Норсенг протянул ему помятую записку. Взял маленькую ладонь племянника в свою и вложил клочок бумаги в детские пальцы.

 - Передашь маме, хорошо? – чуть ли не умоляя попросил Стеин.

 - Хорошо, - шепотом отозвался мальчик.

 - Спасибо. А теперь беги домой. Давай-давай…

 И Болдр убежал, на прощание помахав рукой. А Торстеин огляделся вокруг, задержав внимание на выходе из школы.

 Андора нет.

 Ну и хорошо.

 Будет лучше, если он не узнает.

 Покидая свое зеленое убежище и направляясь домой, Стеин невесело усмехался: он просто представил себе, как возмутился бы Андор, попади ему в руки эта самая записка.

 Кэйа, ты должна пойти со мной к фьорду этим вечером. Мама опять говорила со мной. Она ждет тебя. Стеин.

 Норсенг шел и ухмылялся, видя перед собой разгневанное лицо Халворсена.


 Несколько часов спустя Стеин будет в гневе метаться по своей комнате, бить кулаками по стенам и мебели, укорять сестру, звать мать, кричать, рычать, стонать и скрежетать зубами.

 Это будет уже после того, как Болдр принесет ему ответную записку, в которой будет сказано:

 «Нет, Стеин. Я долго думала и решила, что мне нельзя ходить к фьорду. Слишком велик будет соблазн остаться. Да и ты, если я соглашусь хоть один раз, больше не будешь давать мне покоя. Иди один. Скажи маме, что я буду ждать ее ЗДЕСЬ. Кэйа».


Глава 19

 День суда.

 Лучи солнца пробиваются сквозь решетчатое окно. В оставленных ими узких полосках света парят легкие пылинки. Где-то кричат какие-то люди.

 День суда.

 Не хочется умирать. Немного жаль расставаться с жизнью.

 Но оправдываться перед лицом судьи, прекрасно понимая, что тебе все равно не поверят… ни единому твоему слову… Нет. Только не это.

 За дверью камеры без конца раздаются звуки размеренных шагов жандарма, каблуки его жестких ботинок издают гулкий стук, который почему-то успокаивает и усыпляет. Иногда он останавливается. Это Анандр. Да, можно понять это по характерному покашливанию.

 Дыхание ровное. Сердце стучит тихо и спокойно, лишь слегка колеблясь в грудной клетке. Все тело расслаблено, только глаза зудят, наверное, от пыли. Лучше лежать, зажмурившись.

 Боль в том месте, куда была нанесена рана, глухая и монотонная, внезапные и резкие ее приступы еще остались, но стали гораздо реже. Боль становится тупой.

 Надо же! Почти по одному и тому же месту, одной и той же саблей!

 Он усмехается.

 Он не думает о предстоящем суде, когда собравшиеся местные жители будут пожирать его ненавидящими взглядами и кричать: «Повесить!» Он не думает о казни.

 В свой последний день нужно думать о чем-нибудь приятном, о чем-то дорогом…

 Например, о няне. О милой, доброй, заботливой няне с нежными руками, дарящими тепло. Или об отце и его любящих глазах…

 Но почему-то в голову приходит Келда. И ее немного растерянное лицо, когда она сказала:

 - Я верю тебе.

 Почему-то это его успокаивает.

 А еще он вспоминает, как она резко перешла с ним на «ты». «Ты спятил? Немедленно поднимайся!» У нее был в тот момент такой угрожающий взгляд, что ему вдруг захотелось рассеяться, и он еле сдержался.

 Маленькая, но грозная…

 Наверное, она сегодня придет, когда его будут судить.

 Он вздыхает.

 Не хочется умирать.


 - Доброе утро, Коли. Что ты здесь делаешь в такой час, когда должен быть в море?

 - Доброе утро, Келда. Мне нужно… Что такое? У тебя измученный вид.

 Девушка и впрямь выглядела очень уставшей и измотанной. Волосы ее были не причесаны, лицо было бледным, и под глазами пролегли тени. Она очень плохо спала этой ночью и никак не могла понять, что же ее так мучает. Неужели мысли о предстоящем суде? Но ведь всего-то нужно будет рассказать обо всем, что она видела…

 Всего-то…

 А что потом?

 Она не хотела, чтобы Роальда казнили.

 - Не обращай внимания, - слабым голосом сказала Келда. – Так что ты хотел?

 - Я пришел по просьбе… того самого юнги, помнишь?

 Девушка кивнула, сразу поняв, что Коли имел в виду бывшего контрабандиста Локи.

 - Он вернулся, Келда. Он здесь, то есть у меня дома. Встретился мне у окраины, как и тогда замерзший и голодный, попросил, чтобы я организовал ему встречу с тобой. И даже вдруг ни с того ни с сего согласился пойти со мной в деревню. Моя мать его сейчас кормит, я не сказал ей о том, откуда он такой взялся. В общем, надо тебе с ним встретиться. Он очень просил. Сказал, что забыл еще кое-что рассказать.

 Коли окинул ее обеспокоенным взглядом.

 - Но ты еле держишься на ногах, так что, может, мне ему сказать, чтобы…

 - Не надо, - твердо перебила его Келда. – Я уже иду.

 - Тебе помочь? – спросил Коли.

 - Нет. Беги к Петтеру. Рыбаки тебя, наверное, заждались. А я поговорю с Локи.


 Локи сидел на низкой деревянной скамейке прямо возле домика, где Коли жил со своей матерью. Голова юноши была опущена на грудь, носками своих потрепанных ботинок он безвольно водил по земле.

 - Здравствуй, - поздоровалась Келда, и юнга, а точнее, бывший юнга, вздрогнул и поднял глаза.

 - Здравствуй. Этот парень, Коли, не с тобой?

 - Нет. Он отправился на рыбалку.

 Локи облегченно вздохнул.

 - Вот и хорошо. Мне не придется юлить, а я только тебе почему-то могу все рассказать. Тебе, ну, и еще тому угрюмому грубому человеку, который пришел к леснику. Наверное, потому что все основное обо мне вы уже знаете. Только вы. И Йенсен.

 Келда пристально вглядывалась в паренька, пытаясь понять, что же в нем изменилось. Должно быть, она перестаралась, потому что юнга поежился от ее взгляда и снова поник головой.

 - Локи, почему ты вдруг решил появиться в деревне?

 - Это все из-за той странной девушки, которая меня спасла. Она ведь велела мне начать новую жизнь, а у нее были такие глаза… колючие, что ли. И холодный тон. Такую попробуй не послушаться! Страшно. Хотя иногда я думаю, что она мне приснилась.

 - Ты что-то хотел добавить к своему рассказу? – спросила Келда, прогоняя из головы чарующий и жуткий образ Валькири.

 Теперь ей, честно говоря, было не так интересно и важно, что там еще было не так с «Непоседой». Ее мысли в это утро были заняты совсем другим с той самой минуты, когда она проснулась и услышала в соседней комнате всхлипывания Ребекки.

 Но бедный мальчишка так отчаянно хотел исправиться и быть полезным для людей, что это не могло ее не тронуть. Да и к тому же… Келда не забывала о том, что Бергдис Норсенг, скорее всего, была на «Непоседе», когда он затонул, а это было важно для Кэйи и Торстеина.

 Пусть они и не хотят в это верить.

 - Это, наверное, не так важно, но я решил, что надо доводить дело до конца. В общем, пока я отсиживался у Йенсена (он меня не хотел отпускать, пока я не перестану шмыгать носом), я вспомнил еще об одной вещи… Помнишь, я говорил, что та женщина с нашего корабля все время ходила в каюту, куда никого больше не пускали? Там сидела еще одна женщина. Да, я точно знаю. Потому что однажды, когда та, первая, выходила из каюты, оттуда через полуоткрытую дверь послышался женский крик. Она просила выпустить ее, и у меня… у меня тогда каждый волосок встал дыбом, настолько безумный у нее был голос. Даже хуже, чем у первой. А еще через несколько дней, когда я шел ночью по палубе по поручению старпома, я слышал, как она громко рыдает и скребется в дверь, как кошка.

 Подняв голову, Локи увидел, как его собеседница побледнела. Губы ее едва заметно дрожали.

 - Все ясно, - прошептала она, обращаясь больше к самой себе. – Теперь все ясно!

 И, забыв о юнге, она решительно повернулась, чтобы уже умчаться, но это было еще не все.

 - Погоди, Келда! – Локи даже схватил девушку за локоть, чтобы удержать.

 - Что-то еще? – спросила она оборачиваясь.

 - Не знаю, насколько это может быть важно, но ведь ты просила рассказать все… Так вот, наш «Непоседа» раньше носил другое название – «Гордая королева». Много лет назад это судно было частью королевского флота и плавало под британским флагом. Первый капитан «Гордой королевы», Джек Кейн, в молодости служил английским капером. Плавал по северным морям и занимался тем, что грабил пиратские корабли, прикрываясь именем королевы Виктории. Короче, извлекал выгоду из своей каперской грамоты. Ну… В общем, вот так. Келда?

 - Спасибо, Локи. – Девушка отчего-то с круглыми глазами похлопала юношу по плечу и умчалась, уже на бегу крича: - Ты большой молодец, что решил начать новую жизнь!


 Мне нужно срочно поговорить с Ойвиндом. Мне срочно нужен Ойвинд… Мне нужен Ойвинд, черт возьми! Куда же он запропастился?

 Эти мысли вертелись у нее в голове всю дорогу, и – вот дьявол! – когда она наконец-то нашла домик герра Нансена, куда ее вчера утром водил Хэвард, а дом этот находился в весьма удаленном от основных улочек месте, оказалось, что и Ойвинд, и Нанна, и Гутфрит уже отправились к Халворсенам примерно полчаса назад.

 Келда вежливо попрощалась с Нансеном, но когда дверь его дома закрылась, не смогла сдержать приглушенного раздраженного крика. У нее оставалось не так уж много времени для того, чтобы рассказать обо всем Ойвинду и всей их компании новоиспеченных сыщиков, а затем добраться до западной окраины деревни, где должен был состояться суд над Роальдом Абелем.

 Она бежала со всех ног и буквально влетела в свой дом, тяжело дыша и громко хлопнув дверью.

 - В чем дело? – громко спросила Эидис, видя дочь в таком возбужденном состоянии.

 Келда пронеслась мимо, даже не отреагировав на ее голос. Не сбавляя темпа, девушка ворвалась в гостиную, где за столом, с которого убрали скатерть, сидели оба Брока, Ойвинд и Хэвард.

 Гутфрит начал было произносить приветствие, однако Келда тут же бросила, упав на стул:

 - У меня срочный разговор!

 - Келда, а мы, знаешь ли, тоже обнаружили… - начал Ойвинд.

 - Потом! У меня сейчас нет времени!

 - Да что такое, Келда? – недоумевал Хэвард.

 - Ойвинд, - все еще тяжело дыша, начала девушка. – Ойвинд, ну-ка назови мне еще раз имена троих друзей Томаса Сорбо, которых он приводил в тот старый трактир много лет назад.

 - Зачем?

 - Затем! Назови!

 Растерявшийся было Ойвинд быстро взял себя в руки и начал припоминать…

 - Так… Эээ… Одно имя Йохан так и не смог вспомнить. А два других были – Бен Ллойд и Джек Кейн. А что?

 Келда побледнела.

 - А то, - выдавила она с трудом, - что этот самый Джек Кейн двадцать лет назад похитил Вигдис Брок и Бергдис Норсенг. Сейчас все объясню. Только быстро.

 Оставалось пятнадцать минут до начала суда.


 На поле уже собралась приличная толпа. Да и нетрудно было предположить, что так оно и будет: жители деревни были настолько потрясены и возмущены смертью юного Сорбо, что просто не могли не прийти и не посмотреть своими глазами, как будут судить убийцу.

 Люди стояли на ногах, некоторые поднимались на цыпочки и вытягивали шеи, чтобы было лучше видно то, что происходит впереди. Здесь были некоторые знакомые Келде рыбаки, какие-то ремесленники в запыленных костюмах, даже некоторые учителя и воспитатели, у которых сегодня не было занятий. Работая локтями и при этом смущенно извиняясь перед всеми, девушка начала пробираться все ближе к первому ряду: она как-никак свидетель!

 Она даже не заметила, как толкнула в бок юного Гарольда, когда проходила мимо. Причем довольно сильно. Тот тихо охнул и тут узнал девушку.

 - Келда! А ты куда это?

 - Не приставай, Гарольд, не до того!

 - Тоже пришла посмотреть на преступника?

 Келда хотела пройти мимо, но злость, родившая у нее в груди после этих слов глупого мальчишки, не дала ей сдвинуться с места. Развернувшись к Гарольду, она ткнула пальцем ему в грудь и так свирепо поглядела на него, что бедняга растерялся.

 - Нет, в отличие от тебя и большинства из тех, кто нас окружает! – раздраженно заявила девушка. – Посмотреть на преступника?! Он вам что, затравленный зверь, которого держат в клетке, чтобы можно было показывать на него пальцами и тыкать в бока острыми копьями ради удовольствия? Это варварство, Гарольд. И в наше время многие от этого недалеко ушли!

 Гарольд начал запинаться.

 - Да ладно тебе, Келда, - торопливо сказал он, отводя от себя ее руку. – Я ведь ничего такого не…

 - Умолкни, - бросила Келда и продолжила свой путь к центру.

 Оказавшись, наконец, где-то в третьем ряду, она остановилась, поскольку внезапно ощутила робость. Стоять прямо перед судьей и чувствовать, что в любой момент подсудимый тебя заметит и узнает… Ну, нет. Лучше здесь. Безопаснее.

 С ее места Келде, тем не менее, все было видно.

 Деревенский суд, по правде говоря, не представлял собой ничего серьезного. В их маленьком поселении даже не было ни одного настоящего судьи: этот незаменимый участник судебного заседания выбирался народом за несколько минут до начала процесса. Прокурора тоже, как правило, не было: в обвинении большую роль играл сам потерпевший, а вопросы задавал судья. Конечно, чаще всего обвиняемые прибегали к помощи адвокатов, однако это были, как правило, не профессиональные юристы, а какие-то независимые люди, которые вызывались добровольно. О двенадцати присяжных вообще речи не было. Судья решал все сам, иногда ориентируясь на волю присутствующего народа.

 Посреди круга, образованного жителями деревни, стоял стол, за которым восседал герр Харальсон (очевидно, его уже успели выбрать судьей), перед ним были разложены какие-то бумаги, но многие понимали, что это больше для вида. Напротив стола стояла какая-то дряхленькая кафедра, на которой лежала Библия, а по левую руку от Харальсона на низком табурете сидел обвиняемый. Лицо его было бледным, но глаза смотрели прямо на судью. На продырявленной светлой рубашке еще виднелось темное кровавое пятно. За спиной арестанта молча, будто три статуи, стояли местные жандармы.

 Судья поправил очки и прокашлялся, видимо, намереваясь начать, но тут из толпы смело вышел какой-то наглый пожилой человек, который встал прямо перед судейским столиком.

 - Здорово, ваша честь! – фамильярно начал мужчина.

 Глаза судьи округлились от изумления.

 - Греджерс! – Харальсон расхохотался. – Вот так встреча! Как ты здесь оказался-то?

 - Приехал отдохнуть, а тут услышал про такое дело. Ты же меня знаешь, я не мог не сунуть сюда своего жадного до загадок носа!

 Судья усмехнулся.

 - Ну, с тобой-то мы точно до правды докопаемся! Хочешь, будешь моим помощником? Можешь вопросы задавать наравне со мной. Мне твоя помощь пригодится.

 - Охотно соглашусь, - улыбнулся Греджерс, становясь рядом со стулом Харальсона. – Собственно говоря, я на это и рассчитывал, идя сюда. У меня есть информация, касающаяся фамилии, которая будет звучать здесь далеко не раз, но пока я еще не до конца уверен и должен послушать, что здесь будет сказано.

 - Ты заинтриговал меня, Фробениус, - произнес судья. – Ну, да ладно. – И он обратился к народу. – Мы собрались сегодня… эээ… как бы это сказать… по делу убийства Инглинга Сорбо, в котором обвиняется человек, которого вы видите перед собой. – И одной рукой он указал на подсудимого. – В общем… Объявляю судебное заседание открытым!

 И вместо молотка Харальсон стукнул по столу кулаком.


 - Так, стоп, стоп, стоп! – Нанна надавила пальцами на виски, чувствуя, что голова вот-вот взорвется. – Подождите! С этим Петтером Бунневиком вы меня совсем запутали!

 - Мы узнали об этом только позавчера и до сих пор не решались тебе сообщить, потому что… потому что это нас пугает, - тихо сказал Хэвард.

 - Почему пугает?

 - Ты поймешь. А сейчас надо уложить все по полочкам в голове, а то у меня там такой бедлам!

 - А после того, что сказала Келда, вообще все становится печально, - добавил Ойвинд, необычайно мрачный для самого себя.

 - Хотя по идее это должно было помочь… - вздохнула Нанна. – Странно, почему именно она – и Бергдис Норсенг? Почему их украл Джек Кейн? В чем связь? Бергдис ухаживала за матерью на корабле… Бергдис… Две такие несчастные судьбы… И в чем-то похожие.

 Ойвинд вдруг встрепенулся.

 - Похожие? – не своим голосом переспросил он.

 - А разве нет?

 Ойвинд не ответил. Перед его мысленным взором вдруг встал облик старого рыбака из захолустного трактирчика, а в ушах звенел его скрипучий голосок: «Ведь даже скала Тора сломалась под орлом».

 Скала Тора…

 Под орлом…

 Ойвинд вскочил, не помня себя.

 - Куда ты? – удивился Гутфрит.

 Молодой юрист уже надевал шляпу.

 - Кажется, я начинаю понимать… Мне как можно скорее нужна книга с толкованием норвежских имен. А еще… Еще мне надо в архив, где хранятся свидетельства о заключении брака.

 Глава 20

 - Итак, начнем. Слово для обвинения предоставляется потерпевшему Томасу Сорбо.

 Из первого ряда зрителей вышел старый доктор, и Келда заметила, что его за локоть поддерживал Стеин: Томас выглядел очень больным и слабым и весь дрожал.

 - Бедный человек, какой шок, какое горе… - прошептал кто-то в толпе.

 Потерпевший вежливо отказался от помощи молодого Норсенга и подошел к кафедре, гордо подняв голову. Судья Харальсон велел Томасу принести присягу на Библии, а затем, когда все было сделано согласно обычаям, приступил к допросу.

 - Расскажите нам все, как было, герр Сорбо.

 - В прошлый вторник, поздним вечером, я вернулся от своего очередного пациента и обнаружил, что моего внука Инглинга до сих пор нет дома. В его спальне я обнаружил короткую записку. Вот она, при мне. – И Томас вслух прочитал последнее послание от внука. – Я был очень взволнован и расстроен, я тосковал… Но я не думал, что он погиб. А в воскресение, как всем вам известно, нашли тело. Не могу описать, какое у меня было состояние. Не могу…

 Он протер покрасневшие глаза, шмыгнул носом.

 - Простите меня.

 - Ничего-ничего. Продолжайте, герр Сорбо. Что случилось в ночь со среды на четверг?

 - Тем вечером мой приемный сын Торстеин Норсенг рассказал мне о том, что накануне того проклятого дня Инглинг ходил к фьорду, и это послужило причиной его ухода. Я решил пойти к берегу, долго гулял там… И вот случайно наткнулся на герра Абеля. С ним была также девушка, Келда Халворсен. И вот тогда-то Роальд Абель сам сказал мне, что убил моего внука!

 - НЕЕЕТ!!! – раздался крик отчаяния над полем. – Нет!

 Это была Ребекка Абель. Она тоже стояла в первом ряду, глаза ее были заплаканными, волосы растрепанными, на щеках видны были красноватые следы от ногтей. Какой-то мужчина держал ее за локоть, не давая броситься вперед, к подсудимому.

 - Это неправда! Просто Роальд не в себе, когда приходит к фьорду! Это его болезнь, он сам не понимал, что говорит! НЕТ! Он никого не убивал!

 - Спокойно, спокойно, сударыня! – прервал Ребекку судья. – Тише. Мы предоставим вам слово, если будет необходимость, а пока позвольте допросить потерпевшего. Продолжайте, герр Сорбо.

 - Я… я все сказал.

 - Спасибо. Тогда проходите на свое место. – Харальсон повернулся к обвиняемому. – Роальд Абель, вам ясно, в чем вас обвиняют?

 - Да, ваша честь.

 - Вы признаете себя виновным?

 Орлиные глаза Харальсона грозно сверкнули из-под густых седеющих бровей, но обвиняемый не опустил головы ни на миллиметр.

 Говорить «да» было бы просто глупо. И звучало бы смешно.

 - Я отказываюсь от права говорить, ваша честь, - ответил подсудимый.

 По толпе пробежал чуть ли не огорченный вздох: неужели он даже не предпримет попытки оправдаться?

 - Хм… - Судья явно был сбит с толку этим смелым заявлением подсудимого. – Эээ… Что ж, тут сказать-то…

 Тут встрял Фробениус:

 - Я считаю необходимостью допросить свидетеля, который, по словам герра Сорбо, присутствовал при его последней встрече с подсудимым, а также при аресте. Нам все-таки важно знать все подробности. Не так ли, ваша честь?

 Харальсон прокашлялся и посмотрел в свои бумаги.

 - Суд вызывает Келду Халворсен!

 Ближние ряды зрителей расступились, пропуская вперед Келду, и девушка твердой походкой подошла к кафедре. По требованию судьи она, так же, как и Томас Сорбо, принесла клятву на Библии, и Харальсон начал допрос.

 - Правда ли, фрекен Халворсен, что вы были вместе с подсудимым, когда встретились с доктором Сорбо?

 - Да, ваша честь.

 - И в чем же, позвольте спросить, причина того, что вы оказались вместе?

 - Мы встретились случайно во время прогулки по берегу фьорда. Герр Абель был еще слаб после своего первого ранения, и поэтому я убедила его возвратиться в деревню, но по дороге назад мы случайно наткнулись на доктора Томаса, как уже было сказано.

 - Надеюсь, вы расскажете нам о той встрече подробнее герра Сорбо, ведь он переживает сильное потрясение, а вы были наблюдателем. Что случилось после?

 - После они… эээ… повздорили.

 - И кто же был зачинщиком этой ссоры?

 Келда прокашлялась, чтобы прочистить горло, и хрипло сказала:

 - Герр Абель. Но он не…

 - Так значит, правда, что обвиняемый напал на доктора?

 - Ну, вообще-то да, но…

 - И угрожал?

 - Он… Он просто был немного не в себе и… не то, чтобы он угрожал герру Сорбо, он просто был очень разгневан и не сдерживал своих эмоций.

 И снова в разговор вступил Греджерс.

 - Ваша честь, позвольте мне задать свидетельнице вопрос.

 - Конечно, герр Фробениус.

 Греджерс повернулся к Келде и с доброжелательной интонацией мягким голосом спросил:

 - Скажите, фрекен Халворсен, вы знаете, кто нанес обвиняемому эту рану? Я имею в виду свежую.

 - Да. Это был доктор Сорбо. Но он просто защищался и немного… не выдержал. Переборщил.

 - И что было потом?

 Келда опустила голову и вздохнула, прежде чем отвечать.

 - Потом герр Сорбо испугался своего собственного поступка и поспешил обратно к деревне. Герр Абель последовал за ним и… да, он сказал, что убил Инглинга Сорбо.

 - Обвиняемый ничего не говорил об уничтоженном доме? – спросил Греджерс.

 Девушка изумленно посмотрела на детектива, ее губы дрогнули.

 - Откуда вы…?

 - Так он говорил?

 - Говорил. Он сказал, что это было его рук дело, и эта новость поразила герра Томаса сильнее всех остальных.

 - Ага… - понимающе кивнул Греджерс, глаза его сверкнули, будто… Хотя, наверное, это были только солнечные блики на очках.

 - А что-нибудь еще подсудимый говорил? – спросил Харальсон.

 Сжав кулаки, лежащие на кафедре, Келда решилась взглянуть на Роальда, который продолжал  упорно смотреть на… Нет! Теперь он, не мигая, смотрел на нее. В глазах отражалось непонятное чувство. Они словно говорили: если ты скажешь, тебе все равно не поверят. Тебя сочтут за сумасшедшую. Какой в этом смысл?

 Келда ответила взглядом, который должен был означать: а я скажу! Ты не хочешь оправдывать себя, но я попытаюсь! Потому что все должно быть по справедливости.

 Девушка перевела взгляд на судью. Она должна была сказать…

 И она намерена была поведать о том, что тогда услышала. Ну, разве что о «Роальде Сорбо» решила пока умолчать.

 Ее голос был тверд.

 - Да, ваша честь. Подсудимый сказал, что Томас Сорбо убил его отца.

 Харальсон даже вскочил со своего стула, Греджерс нахмурился, толпа громко ахнула.

 - И ты наивно поверила в то, что наговорил тебе этот негодяй? – со злобой и с насмешкой крикнул знакомый голос из-за спины.

 Келда резко обернулась и гневно сверкнула глазами в сторону Стеина.

 - Я говорю то, что слышала своими ушами, Торстеин! – воскликнула она. – Это я была там, а не ты!

 - Тихо! – Судья, отойдя от шока, постучал по столу. – Герр Норсенг, вам слова не предоставляли! А вы, фрекен Халворсен, не отвлекайтесь.

 - Мне больше нечего сказать вам, ваша честь. – Келда заметила краем глаза, что при этих словах Роальд облегченно опустил голову.

 - У вас еще есть вопросы к фрекен Халворсен, герр Фробениус? – обратился Харальсон к старому другу.

 Частный детектив, продолжая оставаться все таким же хмурым, задумался о чем-то и при обращении к нему вздрогнул. Почесал подбородок.

 - Ммм… Нет. Пока нет, мне нужно подумать.

 - Хорошо. – Чуть тише судья добавил: - Я подожду, пока ты подумаешь. У меня больше нет свидетелей на примете.

 - А молодой Норсенг?

 Харальсон цыкнул языком и покачал головой.

 - Он ничего не видел в ту ночь. А насчет его последнего разговора с Инглингом Сорбо… Это я уже слышал от Торстеина. Вчера встретил его и расспросил: знал, что, возможно, меня выберут судьей. В рассказе Норсенга нет ничего достойного внимания – просто бред сумасшедшего. Сорбо, похоже, действительно сошел с ума перед тем, как умереть.

 - Мда… Невесело, - пробурчал Греджерс.

 Харальсон кивнул Келде.

 - Возвращайтесь на место, фрекен.

 Девушка выполнила распоряжение, но тут вперед выступил какой-то бедно одетый человек.

 - Ваша честь!

 Это был мужчина среднего роста и крепкого телосложения, на вид ему было лет тридцать пять или чуть больше. Кажется, Келда пару раз видела его около деревенской школы. Хотя, впрочем, внешность его была настолько обычной и незапоминающейся, что это вполне мог быть другой человек.

 - Простите за неожиданное вмешательство, ваша честь, - сказал он.

 Харальсон и Греджерс окинули мужчину внимательными взглядами.

 - Представьтесь, сударь, - потребовал судья.

 - Меня зовут Карл Вален, и я привел сюда моего отца и моего сына. Они утверждают, что были свидетелями убийства Инглинга Сорбо.

 Мужчина сделал знак, и возле него встали сгорбленный старик и очень худой подросток.

 Присутствующие начали переглядываться. Как-никак, среди них были те, кому не очень хотелось выслушать лишь показания двух свидетелей о чистосердечном признании обвиняемого и оглашенный смертельный приговор. Им хотелось судебных разбирательств, к тому же молодой человек, сидящий на скамье подсудимых с гордым видом, не походил на законченного негодяя и у многих начинал вызывать уже симпатии и даже сопереживание, а вовсе не гнев и жестокость.

 Лицо судьи, однако, оставалось каменным и бесстрастным, как и положено служителям закона.

 - Суд готов выслушать всех свидетелей, - громко промолвил Харальсон. – Но ваш отец чем-то сильно взволнован. Пусть он пока успокоится. Я хочу послушать, что скажет мальчик.

 Когда худой и высокий паренек со смелым видом выступил в центр круга и встал у кафедры, судья приветливо ему улыбнулся.

 Все-таки еще ребенок.

 - Как тебя зовут?

 - Кай, ваша честь. Кай Вален.

 - Так значит, ты видел, как был убит герр Инглинг?

 - Да, - твердо ответил мальчик, вызвав в душах слушателей восхищение своей недетской стойкостью духа. – Я расскажу все по порядку.

 И юный свидетель поведал суду о том, что случилось с ним и с его дедушкой Отто с той минуты, как они расположились на ночлег в лесу, до момента, когда незнакомец скрытый темнотой, убил Инглинга.

 - Ты знаешь, кто был этот человек, который заступился за вас с дедушкой? – спросил Греджерс.

 - Тогда я этого не знал, - ответил Кай. – Но потом я еще раз встретил его при дневном свете и узнал его по голосу и фигуре. Это было в воскресение, а сейчас этот человек сидит слева от судьи.

 Рассказ мальчика заставил всех совсем по-иному посмотреть на подсудимого. Так вот, значит, как! Если верить ребенку, то выходит, что Роальд Абель выступал лишь в качестве защитника! Заступился за беспомощного старика с мальчиком перед обезумевшим молодым человеком с саблей в руках…

 - Нет, мой внук не мог… Не мог ТАК поступить, - лепетал Томас. – Он ведь был таким… Он не мог!

 - Ваша честь, можно мне сказать? – выступил вперед Стеин.

 - Да.

 - Может быть, сперва подсудимым и руководили благородные побуждения, - едва сдерживая гнев, произнес Норсенг, - но после он позабыл об этом и убил Инглинга, когда мог бы просто ранить его и таким образом остановить. Он убил! И к тому же, если действия обвиняемого истолковать как простое заступничество, становится непонятным: почему тогда он напал на герра Сорбо в среду, почему он ему угрожал и что заставило его поджечь особняк доктора? Не забывайте, что это случилось больше года назад, задолго до того, как Инглинг вздумал напасть на рыбака и его внука, даже если последнее и правда! Нет, подсудимый хотел убить! В своих черных целях. И этому нет оправдания!

 - Подождите-ка, Норсенг, давайте сперва разберемся с тем, что произошло на прошлой неделе в ночь убийства, - сказал Греджерс. – Не будем пока трогать события прошлого. Я, например, не могу понять: с чего бы это Инглингу взбрело в голову следовать за маастером  Валеном и его внуком.

 - Так! Постой, Греджерс! – Харальсон уже забыл, что на судебном заседании следует обращаться к другу на «вы» и «герр Фробениус». – Постой! Я, кажется, тоже начинаю что-то понимать… Ну-ка, герр Норсенг, расскажите нам, о чем вы говорили с убитым в последнюю вашу встречу?

 И Торстеин прямо со своего места начал повествование. Он передал суду все, что говорил в то самое утро Инглинг. Про фьорд, про два мира, про Одина и…

 - Ага, семейная ценность, - пробурчал Греджерс. – Дар богов роду Сорбо… Чушь полная! Но вы говорите, что юноша упомянул о каком-то старике?

 Стеин нахмурился, понимая, что его загоняют в ловушку, но лгать он не мог и не имел права.

 - Да.

 - Так, теперь ситуация немного проясняется. Выходит, что у молодого Сорбо был все-таки повод напасть на маастера Валена. Был! Вопрос в том, зачем? Было ли это как-то связано с действительной, существующей вещью? А? Мне интересно. А вы как думаете, ваша честь?

 Говоря так, Фробениус хитро подмигивал судье, и тот понял: детектив о чем-то догадывается. Причем с каждой минутой бесформенные кусочки мозаики в его золотой голове складываются в единое целое…

 - Вполне вероятно, что вещь эта действительно существует, - сказал судья, гадая, куда клонит его старый друг. – Но как Инглинг Сорбо узнал о ней?

 - Это сейчас не так важно, - небрежно бросил Греджерс. – Я хотел бы допросить Валена старшего.

 - Как хочешь. Маастер Вален, подойдите к кафедре.

 Старик Отто быстро сменил своего внука.

 - Скажите, - начал Греджерс. – У вас в семье есть какая-нибудь ценная вещь? Какая-нибудь драгоценность. Может быть, даже сущая безделица…

 - Да что вы, господин! – отозвался Отто. – Мы очень бедные люди. Нам хватает лишь на пропитание и самые необходимые нужды. Да и громкого рода у нас нет. Откуда ж у нас семейные реликвии, как у герра Сорбо?

 - Ну, вы все-таки подумайте, повспоминайте, маастер Вален.  – Детектив явно желал что-то доказать. – Подумайте… Быть может, эта вещь попала к вам в руки случайно, но была связана с какими-то важными событиями в вашей жизни, воспоминаниями, и вы захотели сберечь ее… Неужели нет?

 Старик выглядел растерянным, и у Греджерса (как, впрочем, и у судьи) поникли плечи. Но тут глаза Отто загорелись, и он, вспомнив о чем-то важном, воскликнул:

 - Господи, я, кажется, могу назвать вам подобную вещицу! Это маленькое украшение, доставшееся мне от покойной дочери.

 - От вашей дочери? – переспросил Греджерс.

 - Да. Но она умерла очень давно.

 - Расскажите о ней все, что можете, маастер Вален, - ласково попросил детектив. – Я понимаю, что это сложно для вас, но… все-таки попробуйте.

 - Я… попробую, - грустно улыбнулся Отто. – Моя дочь Катрина всегда была очень жизнерадостной, веселой и энергичной девочкой. И она была настоящая красавица! Когда ей исполнилось пятнадцать, вокруг нашей хижины уже начали ходить молодые парни из деревни, в основном рыбаки, конечно, чаще всего дети моих товарищей по ремеслу. Моя Катрина всех их отвергала. Смелая была. Ни от кого не зависела. Но тут… Ей было всего-то восемнадцать, когда она сообщила мне, что у нее будет ребенок. Я был в ужасе, я не мог в это поверить. Я потребовал от нее объяснений: почему этот парень, отец малыша, не возьмет ее замуж, как сделал бы на его месте любой честный человек?

 Отто опустил голову и тихо всхлипнул.

 - И что ответила вам ваша дочь? – осторожно спросил Греджерс.

 - Она сказала, что он с радостью взял бы ее в жены, да только отец юноши решительно против, поскольку они из какого-то богатого рода. Он не позволил сыну жениться на… на дочери бедного рыбака. Пару раз юноша заходил к нам, помогал с деньгами втайне от своего папаши. Я никогда не разговаривал с ним: мне было противно и больно на него смотреть. Он принес моей семье позор, во всей деревне на меня и на моего сына Карла смотрели косо, потому что… - Отто махнул рукой и продолжил: - В назначенный срок родился ребенок. Мальчик. Катрина даже не дала ему имя. В тот же день она спросила меня, заботился бы я о малыше, если бы у того больше никого не было, и я сказал, что да. А потом… Я… я нашел ее только на утро в ее комнате. Она… она висела на веревке, подвешенной к деревянной доске под потолком, и под ее ногами валялся опрокинутый табурет. Эта самая вещица – что-то вроде брошки – лежала на столе рядом с прощальной запиской. Это тот юноша подарил ее моей дочери. О, моя бедная Катрина! Бедная, бедная… Она не смогла вынести своего позора!

 Старый рыбак закрыл лицо руками, и плечи его затряслись.

 Он плакал.

 Беззвучно.

 Безрезультатно пытаясь спрятать свое горе.

 - А что стало с мальчиком? – спросил Харальсон.

 - На следующий день к нам снова явился его молодой отец. Господи, как он смотрел на ребенка! Как будто боялся его, что ли… Но он захотел забрать его к себе, сказал, что даст ему все, что сможет, что воспитает его как джентльмена… Я не хотел соглашаться, помня о своем обещании, но я понимал, что не смогу дать внуку и половину того, что он может получить от своего отца… Я отдал ребенка. У меня осталась только украшение его матери. – Отто вздохнул. – Я постарался забыть об этом страшном эпизоде моей жизни. Вскоре меня порадовал Карл: у меня родился еще один внук, и мы назвали мальчика Каем. Теперь он моя опора в старости. И еще: тринадцать лет назад, в день рождения Кая, я не выдержал и выбросил драгоценность в море во время рыбалки. Вот и все.

 - Спасибо вам, маастер Вален, - хрипло произнес Греджерс.

 - Вы можете присоединиться к сыну и внуку, - добавил судья.

 - Нет-нет! – возразил Фробениус. – Подождите-ка…

 На него мало кто обратил внимания, поскольку в тот же момент, когда он открыл рот, вперед снова выскочила Келда Халворсен, которая громко воскликнула:

 - Постойте! Маастер Вален, прошу вас, ответьте еще на один вопрос! Я могу задать вопрос, ваша честь?

 - Можете, фрекен, - ответил судья, сделав Греджерсу знак рукой: мол, тебя я еще выслушаю. – Спрашивайте.

 Келда подошла к старому рыбаку, при этом ища что-то у себя в кармане, пришитом сбоку к юбке платья.

 - Скажите: брошь, которая досталась вам от дочери, была похожа на эту?

 И девушка показала Отто и всем остальным, кто мог видеть, маленькую серебряную брошь, которую сжимала между двух пальцев. По центру брошки красовалась круглая белая жемчужина.

 Реакция старого рыбака была красноречивее любых слов.

 Отто побледнел и начал хватать ртом воздух, будто пытаясь что-то сказать, что-то важное, что-то…

 И не мог.

 Он так и не ответил на вопрос Келды, но этого и не требовалось. Вместо этого старик спросил:

 - Откуда она у вас, фрекен?

 - Ее мне отдал подсудимый, герр Абель, в ту ночь, когда его арестовали, - ответила девушка, едва заметно покраснев.

 Отто побледнел еще сильнее и на этот раз, сглотнув ком в горле, обратился к судье:

 - Ваша честь, если можно… я хотел бы подойти поближе к подсудимому… Вы позволите?

 Подумав, нахмурившийся судья кивнул, и Отто, слегка шатаясь, будто на ватных ногах, подошел к «скамье подсудимых», где герр Абель сидел, упорно глядя прямо перед собой. Тяжело вздохнув, старик легонько тронул молодого человека за плечо, и через пару секунд… обвиняемый обернулся.

 Он повернул голову, и в его глазах блестели еле сдерживаемые слезы.

 А за этой прозрачной пеленой была радость, была надежда… и нежность была. Он смотрел на старика, как на… как на…

 И его глаза были такими знакомыми. До боли знакомыми.

 - Мальчик мой! – воскликнул Отто и, не обращая внимания на всех остальных, бросился к подсудимому и обнял его за плечи. Так крепко, как только мог.

 Тот ответил осторожным объятием.

 - Мой внук, мой дорогой… - рыдал Отто, а Роальд похлопывал его по спине, пытаясь успокоить.

 - Так вот как умерла моя мама, - прошептал он и почувствовал, что, несмотря на все свои усилия, плачет.


Глава 21

 Томас с болью в сердце смотрел на эту картину.

 Он потерял своего внука… И из-за чего?

 Из-за какой-то неведомой никому силе, что заставляет подобных Инглингу, подобных Стеину слышать голоса… Из-за роковой случайности, быть может…

 Он, самый почитаемый и влиятельный человек в деревне, у которого было практически все, потерял своего внука.

 А этот бедный рыбак в потрепанной одежде, в порванных ботинках – этот нищий внука только что обрел.

 Маастера Валена так и не удалось оторвать от подсудимого, да никто особо и не пытался. После первой же попытки вернуть старика с блестящим от слез радости лицом на место, Харальсон махнул рукой, улыбнувшись непонятно кому, и продолжил заседание:

 - Итак, - по-деловому сказал он, сложив руки в замок и весомо опустив их на стол. – Что мы имеем? Роальд Абель наткнулся в лесу, по какой-то удивительной случайности, на своего деда и двоюродного брата, которых атаковал взбешенный Инглинг Сорбо, утверждавший, что брошь принадлежала его семье… А затем Роальд Абель его убил. После чего…

 - Дай мне слово, Харальсон, - потребовал вдруг Греджерс.

 - Ах да! Я и забыл…

 - Теперь у меня почти все сходится, - торжественно начал говорить старый детектив. – Особенно после того, как я своими глазами увидел брошь. Да-да, для меня эта вещь значила почти так же много, как и для маастера Валена. Почему? Сейчас узнаете. И, наверное, удивитесь, когда я покажу вам еще одну такую же – родную сестру тех двух!

 С этими словами Фробениус потянулся в свой нагрудный карман и двумя пальцами выудил оттуда брошь. Точно такую же, какую Келда, стоящая возле кафедры, все еще сжимала в руках. И снова толпа изумленно ахнула.

 - Позвольте мне, друзья мои, рассказать вам весьма странную и, на мой взгляд, глупую, но для кого-то, возможно, печальную историю «темного особняка» в городе Гамвике, - важно начал Греджерс. Заложив руки за спину, он принялся расхаживать по кругу, окидывая пристальным взглядом первые ряды зрителей. – Итак. Некогда этим особняком, как совершенно правильно говорится в официальных документах, владел герр Кайл Нильсон. Однако он был бездетен и молод и, узнав о своей смертельной болезни (какой, не важно), решил передать свой дом другу – пожилому человеку из тихой норвежской деревеньки на северном побережье. Ну, вроде нашей с вами деревни. – Рассказчик подмигнул Келде, мимо которой в этот момент проходил. – В документах, которые оформлял знакомый юрист Нильсона, некий Мортен Северуд, было написано, что человека того звали Вермандом Якобсем, а вот это, друзья, уже совсем неправильно! Того человека – теперь я точно это знаю – звали Асмандом Сорбо! О, вы, кажется, шокированы этим заявлением? Да, я тоже был удивлен, но это так! А откуда, как вы думаете, взялось неожиданное богатство Сорбо? С неба свалилось? Эээ, нет. Так не бывает.

 Вы тогда недоумевали и ломали головы, путаясь в догадках. А вот оно, откуда все пошло!

 Перед смертью Нильсон также передал Асманду три одинаковых брошки, которые являлись фамильной ценностью их рода и символизировали, как я понял, права на особняк. Три броши! Одну из них сейчас держу я, другую – фрекен Халворсен, третья покоится на дне морском вот уже тринадцать лет. Так вот. Асманд вернулся с брошками домой, где его ждали сын Ари и племянник Томас. Когда наш Лжеверманд умирал, он поведал правду им обоим. Как я понимаю, права на особняк автоматически перешли к Ари Сорбо, а Томас, я думаю, тогда не имел никаких претензий на богатство дяди. Ведь правильно я говорю, доктор? Правильно. Асманд рассказал сыну и племяннику, как отыскать Северуда и убедить его переписать дом на имя «Якобса младшего». Для того, чтобы подтвердить родство с Асмандом, Ари должен был показать Мортену три броши Кайла Нильсона. Как только Асманд умер, двоюродные братья отправились в Гамвик и сделали все, как велел покойный. Одну брошь они подарили Северуду, две до поры до времени оставили себе.

 Я предполагаю – только предполагаю, заметьте! – что некоторую часть своего наследства Ари отдал Томасу, после чего тот, будучи тогда еще молодым человеком, отправился путешествовать, чтобы сколотить состояние с этим нешуточным капиталом. Верно я говорю, доктор? Не отвечаете… Ну, да ладно. Дальше, как рассказывает деревенский народ (здесь отдельное спасибо некому рыбаку Йохану), Ари и его молодой сын Холдор начали исчезать куда-то из деревни. А ездили они в Гамвик, потому что там у них был здоровенный дом, в подвалах которого хранилось огромное богатство. Хотя, насколько огромное, я не знаю, ну, да это все равно. Юную Вигдис Сорбо они с собой не брали, и вскоре вообще отправили ее в Мехамн, где она благополучно вышла замуж. Томас Сорбо влез в долги и приехал просить помощи у брата. К тому времени вы были уже почтенным зрелым мужчиной, доктор. Как же вам не было стыдно? Ай-ай-ай! Ари вас выставил за дверь (и снова спасибо нашему на редкость правдивому Йохану) и стал жить дальше. А его сын… О, с его сыном целая история!

 В общем, теперь, друзья, я думаю, что все вы уже знаете, что стало с двумя оставшимися брошками – одной, которую выбросил маастер Вален, и другой, той самой, которая у фрекен Халворсен в руках. Знаете, что я держу ту, которая досталась Северуду. Знаете и то, кем был все-таки отец нашего подсудимого. Да, по крайней мере, догадываетесь! Но пусть лучше сам герр Абель назовет имя! Герр Абель! Ну, давай же, сынок, произнеси это вслух!

 Роальд вздрогнул, выпрямил спину, встал и пристально посмотрел в глаза Томаса, сидящего напротив.

 - Моим отцом был Холдор Сорбо, - громко произнес он.

 Доктор опустил глаза и покачал головой, его губы беззвучно шептали слово «нет». Без конца. По залу пролетел легкий шепоток, люди переглядывались между собой. Неужели сам Ари Сорбо проморгал глазами, допустил, чтобы его сын…

 Абель не обращал внимания на реакцию присутствующих.

 - Что ж, ваша честь, по-моему, в правдивости слов подсудимого уже нет сомнений. Две одинаковых безделицы перед вашими глазами – подтверждение тому. А иначе как еще связать Верманда Якобса и Роальда Абеля?

 - Это точно, Греджерс, ты, как всегда, великолепен. – Сказав так, ошеломленный и бледный судья повернулся к подсудимому. – Теперь, когда ваша личность наконец-то установлена и суд знает, что может доверять вам как честному человеку, вы будете говорить?

 - Да, ваша честь. Теперь, когда вы верите мне, стало намного легче. И словно камень упал с души. Позвольте мне начать…

 - Говорите.

 - После того, как мой отец узнал от моей матери, что у него будет внебрачный ребенок, он бросился в ноги к Ари Сорбо с просьбой хотя бы приютить его будущего сына и мою мать и не дать ребенку умереть от нищеты. Ари все-таки согласился. О женитьбе разговор уже не шел, в этом отношении Ари был непреклонен, но он пожалел мою мать и меня. Однако когда мой отец пришел за нами через день после моего рождения, оказалось, что мать… Вы уже слышали, что произошло. В общем, отец забрал меня, но Ари потребовал от него, чтобы я воспитывался в доме в качестве слуги, чтобы никто не знал о тайне моего происхождения. Меня отдали в руки кормилицы, а потом, когда я немного подрос, передали няне, Ребекке Абель, и нарекли ее фамилией. В доме деда я был слугой, и с самого детства больше всех на свете я боялся человека по имени Ари Сорбо. Он не позволял нам с отцом быть вместе и говорил, что мы должны быть благодарны ему хотя бы за то, что он спас меня от смерти. Он меня почти ненавидел, и я старался не попадаться лишний раз ему на глаза, но когда подобное все же случалось, Ари приказывал мне убраться прочь и называл ублюдком.

 Но отец любил меня. Иногда ему все же удавалось выделить минутку, чтобы побыть со мной, и тогда он понемногу воспитывал меня, как хотел воспитать своего сына. И всегда, каждый раз, прощаясь, он поднимал меня на руки и говорил: «Ты – Сорбо. Запомни это».

 Отец подарил мне последнюю брошь, которую держит сейчас фрекен Халворсен.

 Так прошло почти семь лет. И к тому времени мы с моей дорогой няней успели заметить, что отец и Ари иногда исчезают куда-то примерно на неделю. Примерно в то же время я издалека увидел Томаса Сорбо. Впервые в жизни. Он сидел в гостиной и разговаривал с Ари, сперва спокойно, затем на более высоких тонах. Наконец он упал на колени перед дедом и стал умолять его о помощи. Я наблюдал за этим, сидя на втором этаже и прячась за поручнями лестницы. Мне было слышно каждое слово, но повторять их разговор здесь я не вижу смысла. Я понял тогда лишь то, что Томас просил у Ари денег, чтобы погасить свой карточный долг. Но Ари прогнал его.

 В следующий раз Ари уехал раньше Холдора, и отец, воспользовавшись этим, решил взять меня с собой. Он велел мне и Ребекке собираться в дорогу, сказал, что хочет сделать мне подарок на семилетие и показать большой особняк, в котором мы когда-нибудь будем жить. Отец знал, что когда мы приедем втроем, Ари будет зол, но все-таки не посмеет причинить вред никому из нас.

 И вот мы приехали. Как оказалось потом, в город Гамвик. Дом, куда привез нас отец, показался мне огромным и мрачным, но отец и дед каждый раз, приезжая, собственноручно наводили там порядок, готовясь к переезду, а заодно брали деньги, которые хранились в специальном тайнике. Вы все правильно поняли, герр Фробениус: они, как и весь дом, достались Ари еще от его отца Асманда.

 Ари в тот вечер больше двух часов ругался с моим отцом в своем кабинете и даже грозился вышвырнуть меня из дома на улицу… Потом они решили пройтись по городу, чтобы не кричать и не выяснять отношения при мне и Ребекке. Это была идея Холдора.

 В доме никогда не было прислуги, и мы с няней остались вдвоем. Мы ждали…

 Было уже очень поздно, и с каждой минутой мне становилось все страшнее. А потом, примерно в два часа ночи…

 Примерно в два часа ночи в дом ворвался отец. Когда я бросился к нему навстречу, я чуть не умер от ужаса: у него в животе зияла страшная рана, нанесенная ножом, и из нее хлестала алая кровь. Он упал на колени прямо передо мной, обхватил мое лицо своими окровавленными руками и посмотрел на меня… так спокойно и с такой печалью.

 Я никогда в жизни не забуду этого его взгляда.

 Он с трудом говорил, но все-таки сумел выдавить из себя вместе с вытекающей изо рта кровью, несколько фраз. Он сказал мне:

 - За этим стоял Томас. Никто больше не мог. Отомсти за отца и деда, а сейчас беги. БЕГИ! Скорее беги…

 Так он умер. Ему было всего двадцать шесть лет…

 Я тогда мало чего понимал, но Ребекка… Ребекка спасла мне жизнь. Она понимала, что убийца не знал о том, что мы с ней тоже в Гамвике, что он не знал о том, что у Холдора был сын, и что негодяй скоро придет в дом и, когда обнаружит нас… убьет. Поэтому она поторопила меня, как бы сильно мне не хотелось проститься с отцом. Я упирался, кричал и плакал, но она схватила меня, и мы убежали. Мы все-таки успели.

 Все это случилось двадцать лет назад, но я вижу все так отчетливо и ясно, как будто это происходит сейчас.

 Теперь вы понимаете: я никогда не мог быть полностью уверен в том, что за убийством моего отца и Ари стоял Томас Сорбо. Но я поверил последним словам отца. И до сих пор верю. И не отступлюсь от этого, пока мне не докажут обратное. Но сам я подтвердить мои слова ничем не могу, и поэтому не собираюсь обвинять кого-либо в суде. У меня ведь нет никаких аргументов против Томаса, кроме моей единственной веры.

 Но я хотел покарать убийцу. Сперва я был мал, чтобы сделать это, потом я не мог решиться, потому что не представлял, как можно поднять руку на старика, пусть даже это самый подлый человек на свете…  И все-таки полтора года назад я решился. Я выследил Томаса, когда он отправлялся в особняк в Гамвике, в тот самый особняк, и поджег дом. Уже потом я увидел, что Томас спасся, но я и не подумал о том, что все было напрасно. Я ликовал и ни о чем не жалел, потому что наконец-то уничтожил этот проклятый дом вместе с его бесчисленными тайниками и сокровищами, уничтожил это зло, из-за которого человек готов был пролить кровь брата, из-за которого погиб мой отец, из-за которого, как я понял в конце концов, Ари не позволил Холдору жениться на моей матери… Этот дом разрушил всю мою жизнь, а я разрушил его. Я не раскаиваюсь в содеянном, ваша честь. Пусть вы осудите меня за это, я не буду жалеть.

 Потом я на некоторое время оставил попытки взять с Томаса Сорбо плату за жизнь моего отца. Больше года мы с Ребеккой останавливались то там, то здесь, пытаясь заработать денег на жизнь. Мы никогда не задерживались подолгу на одном месте, потому что… потому что меня всегда тянуло сюда, в деревню, где я провел свои самые счастливые годы… И наконец мы решились и вернулись.

 Что было дальше, вы знаете.

 Да, я поджег дом, когда там внутри был живой человек. Да, я убил Инглинга Сорбо. Да, я хотел причинить Томасу адскую боль. Я не отрицаю этого.

 Я все сказал.

 Теперь можете судить меня, как вам будет угодно.

 … Долгое время в зале царила тишина.

 - Судить? – герр Харальсон вдруг едва заметно улыбнулся. – Я не вижу больше необходимости вас судить, молодой человек. Однако запомните наперед: не вершите расправу без того, чтобы не докопаться до правды. Вы не виновны ни в чем, кроме ненависти и юношеской горячности, но и вина Томаса Сорбо не может быть доказана. А потому я прекращаю наше заседание. Все свободны. Да-да, и вы тоже, герр Абель.

 Роальд был, мягко говоря, удивлен решению суда и как будто даже не замечал, что Отто радостно обнимает его за руку и гладит по плечу.

 Однако в следующее мгновение после того, как Харальсон в последний раз ударил по своему столу кулаком, раздался крик:

 - Роальд! – и рыдающая Ребекка Абель, которую ничто теперь не могло удержать, бросилась к своему воспитаннику и обняла его так крепко, как будто собиралась задушить.

 И не переставала всхлипывать.

 А Роальд гладил ее по волосам.

 - Тише, няня, тише…


Глава 22


 Понемногу поле начинало пустеть, однако дело продвигалось медленно, так как успела собраться приличная толпа, да к тому же многие уходили с неохотой и то и дело замедляли шаг и оборачивались посмотреть, что там дальше-то происходит.

 Келда заметила, что и Томас Сорбо долго не хотел уходить. Он все стоял неподалеку от самой девушки и неотрывно смотрел на то, как оправданный Роальд успокаивал свою няню, представлял ее своей новообретенной семье, жал руку улыбающемуся Карлу Валену и над чем-то смеялся вместе с Каем. И все это время старик Отто был подле молодого человека, глядя на него с любовью и трепетом.

 Келда даже услышала, как доктор тяжело вздохнул, однако тут стоящий чуть поодаль Торстеин, тихо окликнул его:

 - Идемте домой, герр Томас.

 - Нет, Стеин, иди один, а я…

 - Я не допущу, чтобы вы остались здесь один, без меня. Вы слабы и измучены духом. Идемте же!

 Норсенг взял Томаса за плечи и, заставив отвернуться от Роальда и остальных, кто его окружал, повел в сторону деревни. Когда они проходили мимо Келды, девушка поймала мрачный и чем-то встревоженный взгляд Стеина. Она не отвела глаз, а он, будто негодуя, сжал челюсти и демонстративно отвернулся.

 Келда хмыкнула и перевела взгляд на Роальда, помимо воли улыбнувшись. Что же она хотела? Ах, да! Нужно вернуть брошь, ведь теперь он оправдан и можно не опасаться за сохранность отцовского подарка…

 Она уже сделала несколько шагов вперед, когда поняла, что дальше идти не может. Что-то удерживало ее, связав по рукам и ногам.

 Она не могла подойти и просто так ворваться в их тесный круг, где собрались самые близкие ему люди. Не могла, потому что чувствовала бы себя чужой, слишком дерзкой и наглой, лишней, не нужной… Потому что… Просто не могла – и все.

 Наверное, она просто боялась. Очень боялась, что он ее не примет, отвергнет…

 Девушка вздохнула и, вновь улыбнувшись, но на этот раз очень грустно, повернула к дому.

 Она вернет брошь позже, а сейчас ему лучше не мешать.


 Кай говорил очень много, энергично и долго, и его слова, то по-детски наивные, то наоборот, зрелые не по годам, заставляли Роальда улыбаться. Еще никогда молодому человеку не было так легко и свободно, и он жалел лишь о том, что целых двадцать лет был лишен возможности быть рядом с этими прекрасными простыми людьми, которых теперь можно называть семьей.

 - Знаешь, я всегда мечтал о старшем брате! – признался Кай. – Но мне всегда говорили, что это невозможно. А оказалось, что возможно, и не важно, что мы только двоюродные. Все равно ведь братья, правда?

 - Конечно, - смеясь отвечал Роальд.

 - А ты, дедушка, и ты, пап, - продолжил мальчик. – Как же это вы столько лет скрывали от меня правду о тетушке Катрине и Роальде? Эх, вы! И как вам не стыдно?

 Отто и Карл начали в один голос оправдываться перед нахмурившимся подростком, чем наконец-то сумели рассмешить Ребекку, которая все еще украдкой вытирала слезы. И пока они этим занимались, Роальд окинул взглядом опустевшее поле.

 На нем никого больше не осталось, кроме них да еще… удаляющейся девушки.

 - Я сейчас вернусь, - быстро проговорил он своим собеседникам и, не дожидаясь отклика, чуть ли не бегом отправился догонять ту, которую мог узнать даже с такого расстояния.

 - Келда! – окликнул он, когда приблизился. – Келда, постой!

 Девушка услышала и обернулась.

 - Я хотел сказать тебе спасибо. За твою честность, за твое мужество, за все, что ты сделала для меня.

 - Я всего лишь сказала правду, - потупившись, отозвалась она. – Вот и все.

 - Не каждый решится сказать ТАКУЮ правду. Ведь именно в твоих устах прозвучало мое обвинение Томасу. Ты взяла на себя ответственность вслух произнести мои слова, которые вполне могли оказаться клеветой… Нужно обладать большой смелостью, чтобы сделать это.

 Келда решила не обращать внимания на его похвалу, а сама искала у себя в голове подходящий вопрос.

 - Вы в порядке, Роальд? – спросила она наконец, глядя себе под ноги.

 Протянув руку и подняв ее подбородок, Роальд пристально посмотрел ей в глаза.

 - Почему ты опять перешла со мной на «вы»?

 Келда не ответила на вопрос. Вместо этого она неразборчиво пробормотала:

 - Я… Я хотела вернуть вам ваше сокровище.

 Она уже протягивала ему открытую ладонь с лежащей на ней серебряной брошью, но Роальд покачал головой и, не притронувшись к брошке, согнул пальцы девушки.

 - Оставь себе, - тихо сказал он. – Я тебе ее подарил, разве ты не поняла? Я подарил ее тебе насовсем. Оставь себе.

 - Но ведь…

 - Пожалуйста, Келда.

 Она беспомощно кивнула, сильнее сжав брошь в своем кулаке. Проклятие! Она ничего не могла с собой поделать: предательская краска заливала лицо. Роальд, не сводя с девушки серьезного взгляда, провел пальцами по ее покрасневшей щеке.

 - Вас, наверное, уже заждалась ваша семья. – Келда наконец-то нашла спасительную фразу.

 - Да, теперь, я думаю, мы еще долго будем говорить, говорить и говорить – дни напролет! – о том, что случилось с нами за все эти годы. И все равно времени покажется мало.

 - Тогда лучше вам поскорее возвращаться к ним, пока вас не потеряли.

 Роальд прокашлялся.

 - Эээ… Да. Наверное, так я и поступлю, - неловко переминаясь с ноги на ногу, сказал он.

 - Только вы так и не ответили на мой вопрос, - вдруг вспомнила Келда.

 Он улыбнулся, глядя в сторону: должно быть, ему на ум пришел их самый первый разговор.

 - Какой вопрос?

 - Вы хорошо себя чувствуете? Ваша рана не болит?

 - Сейчас, мне кажется, я в принципе не могу чувствовать боль. Да и рана только сперва казалась опасной, а теперь мне ничто не угрожает.

 Келда позволила себе улыбнуться.

 - Хорошо, - сказала она почему-то шепотом и, боясь продолжения беседы, развернулась и бегом бросилась прочь.


 Роальд, Ребекка и Валены, продолжая весело переговариваться между собой, шли по одной из улочек родной деревеньки, когда из-за очередного угла показалась целая процессия, состоящая из Хэварда Халворсена и Ойвинда Хёугли, которые были настроены решительней всех, Гутфрита Брока и двух молоденьких девушек, в которых легко можно было узнать Нанну Брок и успевшую присоединиться к друзьям Келду. Ну, а возглавлял шествие вытянутый в струну, прямой, важный и суровый Греджерс Фробениус.

 При виде знакомых лиц детектив воскликнул:

 - А! Как вы кстати, герр Абель! Ну, или Сорбо, право, не знаю, как вас лучше называть. А мы как раз направляемся туда, где скоро свершится еще один суд! Только уже без судьи и свидетелей. Зато на этом суде раскроется вся правда до конца! Хотя, думаю, что вы-то как раз знаете почти все. Так или иначе, вы не откажетесь сопровождать нас, когда узнаете, куда именно мы идем.

 - Куда же, герр Фробениус? – очень вежливо поинтересовался Роальд.

 - Ха-ха! – торжествующе хохотнул Греджерс. – К тому дому, где вы, мой друг, провели свое детство и где сейчас проживает доктор Томас Сорбо!

 Роальд побледнел и как будто перестал дышать.

 - Идемте, - тихо, но решительно промолвил он, присоединяясь к процессии и становясь прямо возле Греджерса.

 По безмолвному соглашению Ребекка, Отто, Карл и Кай решили отправиться вместе с ними. Все четверо с непониманием поглядывали на старого частного детектива, который выглядел одержимым какой-то идеей или замыслом. Глаза Фробениуса сверкали, у него было просто превосходное настроение!

 - И кстати, фрекен Брок, полагаю, вы раньше не знали, что герр Роальд – ваш двоюродный брат?


 Увесистый кулак Ойвинда забарабанил по прочной дубовой двери.

 - Откройте! – весьма нелюбезно пробасил молодой юрист, однако Греджерс схватил его за локоть, а Нанна в это время зашипела на невоспитанного друга:

 - Тише, Ойвинд! Ну, право, это же совсем неприлично!

 Хёугли сделал виноватое лицо и даже покраснел от смущения.

 - Ну, все, все, доблестный наш викинг, - сказал Хэвард, усмехаясь. – Давай, прими серьезный и строгий вид!

 Он хлопнул друга по плечу, и Ойвинд быстро подтянулся.

 В этот же момент дверь распахнулась, и по сложившейся традиции изнутри высунулось недружелюбное – и это еще слабо сказано! – лицо Торстеина Норсенга.

 - Да провались ты сквозь землю, Хёугли! – рявкнул он на ближайшее к нему лицо, замеченное им в первую очередь. – Какого черта?

 - Где доктор Сорбо? – стальным голосом спросил Ойвинд, который даже на высоченного Стеина мог смотреть свысока, а значит, и со снисхождением.

 - Не твое дело! Пошел бы ты куда подальше!

 Вперед выступили Греджерс и Хэвард.

 - Нет-нет, так не годится, Торстеин, - начал последний, качая головой и цокая языком. – Посмотри, сколько нас здесь. Невежливо…

 - Да еще в присутствии милых дам, - добавил Греджерс. – Мы к вам по важному делу пришли, герр Норсенг. Я могу называть вас Торстеином, мой мальчик?

 - Нет! – отрезал Стеин.

 - Эм… Ну, ладно. Скажите: дома ли сейчас доктор Сорбо? И не могли бы мы переговорить с ним?

 Около минуты Норсенг грозно оглядывал всех, кто посмел заявиться на крыльцо его благодетеля. Этот детектив, который так нагло встрял в судебные разбирательства, этот тупой здоровенный осел из Мехамна да еще ненавистный Халворсен из категории «хорошеньких мальчиков» и его девчонка. Келда. Более или менее вменяемая из всей компании, но все равно – нежеланный гость, глупая собачонка! А за ней те самые четверо, которые за Абеля вступались, его паршивая семейка… И вот он – сам негодяй, на чьих руках еще не высохла кровь Инглинга!

 Стоит и смотрит на него с лживым дружелюбием, совсем как тогда, в камере. Подлый лицемер! Еще бы немного – и Стеин набросился бы на него с голыми руками, но тут…

 - Я здесь, господа!

 Томас Сорбо, гордо выпрямившись, стоял в дверном проеме.

 - Пропусти-ка меня, сынок, - спокойно и невозмутимо сказал он Стеину и, когда тот, растеряно хлопая глазами, посторонился, размеренной поступью вышел на крыльцо, к своим посетителям. При этом Ойвинду пришлось даже чуть-чуть попятиться назад, наваливаясь могучей спиной на остальных. В итоге гости сошли на землю, и на крыльце остались стоять лишь Торстеин, Томас да Ойвинд, который был вынужден поддержать внезапно пошатнувшегося доктора.

 - Что вы хотели мне сказать? – ледяным тоном произнес Томас, оглядывая присутствующих.

 - Только посмейте еще раз обвинить его в… в… - Торстеин даже не мог произнести вслух нужного слова. – В том преступлении, которого никто не совершал и в котором вы посмели обличить моего господина сегодня на суде!

 Сказав так, он скользнул презрительным взглядом по Келде, а затем вперился ненавидящими глазами в глаза Роальда.

 - Никто никого не будет обвинять, герр Норсенг, - спокойно молвил Греджерс. – С какой стати? Ведь даже подобного рода преступления отпускаются без наказания за давностью лет.

 - Что вы этим хотите сказать? – таким же ледяным голосом, что и прежде, спросил Сорбо.

 - А то, уважаемый доктор, что вы все-таки причастны к таинственному исчезновению Ари Сорбо и его сына. А именно: это вы наняли шайку каких-то бандитов, чтобы те убили вашего двоюродного брата вместе с несчастным молодым Холдором!

 - Нет! – заревел Торстеин. – НЕТ! Это подлая клевета! Вы не смеете так…

 - Тише, Стеин! – резко одернул его Томас, продолжая смотреть на Греджерса. – Вы не можете этого подтвердить.

 - Ну, разумеется, доктор, прямых доказательств-то нет. Да и где их возьмешь, когда почти все, кто мог что-то знать, давно постарели и умерли, а кто-то просто давно переехал, да? А кто-то вообще был не из Норвегии… Да, прямых доказательств нет. Но позвольте, доктор, раз вы запамятовали, рассказать вам те немногие обрывки прошлого, которые удалось собрать нашим талантливым юным сыщикам – этим двум джентльменам и вот этим юным леди. И что же тогда получится?

 Итак, начнем.

 Мне, доктор, благодаря нашей очаровательной фрекен Нанне, точно известно, что на каминной полке у вас в гостиной стоят три фотографии. Но две из них меня совершенно не интересуют, хотя, конечно, я бы с охотой взглянул и на Ари Сорбо в обнимку с юной Вигдис, и на вашего внука Инглинга, когда тот был мальчишкой… Ну-ну, не надо плакать, герр Томас. Я уже вижу: ваши глаза покраснели. Прошу прощения, что упомянул о бедном юноше.

 Так вот, меня интересует та фотография, на которой изображены вы сами и двое ваших друзей. Вы сказали фрекен Брок, что одним из них был некий Густав – тот самый Густав Бергер, который учился с вами еще в школе, верно? Ну а второй… Неправда ли, вторым был человек по имени Петтер Бунневик? Откуда нам об этом известно? В местных трактирах, доктор, можно услышать много чего полезного. Если не ошибаюсь, за вашими спинами на фото виднеется казино? Да-да! Казино. А теперь: что же вы узнали не далее как в ночь со среды на четверг, герр Халворсен?

 Хэвард охотно откликнулся:

 - Той ночью мы с герром Хёугли наконец-то были вознаграждены за долгие поиски. Мы шли по следу Бунневика, расспрашивая встречающихся нам людей, всех подряд, и дошли аж до соседней деревни, более крупной, чем наша, где на самой окраине стоит старая церковь. И от местного священника мы узнали, что за оградой – за оградой! – этой самой церкви похоронен человек по имени Петтер с фамилией Бунневик! Похоронен как преступник! По словам священника, все дело было в том, что когда-то Бунневик был игроком в азартные игры и благодаря своим умениям в искусстве шарлатанства обыгрывал всех своих соперников. Таким образом он выуживал из них огромные деньги, а если кто-то не мог выполнить все свои обязательства надлежащим образом… Он имел собственную банду. И его ребята убивали незадачливого игрока.

 И кстати, герр Томас, нам известно, что вы тоже были ему должны. Большую сумму. Но почему он вас не убил? Просто ли потому, что вы были его другом? Не похоже, чтобы этот человек мог расклеиться под действием ваших трогательных клятв вечной дружбы и так далее! Как же вам удалось избежать страшной участи, герр Томас? Может быть, вы нам объясните?

 Хэвард замолчал, требовательно глядя на Сорбо, однако доктор упорно игнорировал вопрос, глядя прямо перед собой.

 - Что ж, вы можете молчать, доктор, - спокойно сказал Фробениус. – Герр Роальд ведь сегодня тоже молчал – и все равно был оправдан. Ну, да это я так сказал… В общем-то, его оправдали, потому что это было справедливо. Вы так не считаете? Вы убили его отца – и он вам заплатил той же монетой…

 - Не смейте так говорить! – снова вмешался Торстеин, делая шаг вперед.

 - А ну-ка назад! – прикрикнул на него внезапно ставший необычайно грозным Ойвинд, и это было так неожиданно, что даже непреклонный ни в чем Норсенг послушно остановился.

 - Ну, ладно, ладно, Торстеин, - примирительно заворковал Греджерс, отступая от запрета Норсенга называть его по имени. – Не будем пока ничего такого утверждать. Лучше пойдемте-ка дальше…

 Представим себе вот такую картину: приезжает из Мехамна дочь Ари – Вигдис Сорбо, точнее, тогда уже не Сорбо. Верно ведь, герр Брок, что ваша жена приезжала сюда двадцать лет назад незадолго до своего бесследного исчезновения?

 - Верно, герр Фробениус, - мрачно хмурясь, ответил Гутфрит.

 - Верно, - кивнул Греджерс. – Вот и я говорю, что верно. Все события, с которыми нам пришлось столкнуться, происходили примерно в одно и то же время – в конце пятьдесят седьмого – начале пятьдесят восьмого года. Не удивительно ли?

 - Вы что, намерены и дальше издеваться? – прорычал Стеин, сквозь стиснутые зубы. – Какая еще Вигдис Сорбо? Она не появлялась здесь больше…

 Фробениус терпеливым, но настойчивым движением остановил Стеина.

 - Погодите-ка, молодой человек, куда так торопитесь? Вы еще не дослушали до конца… Так вот, когда Вигдис приехала навестить своего дорогого папеньку, а застала в доме своего дядю Томаса, которого почти не знала, у нее, понятное дело, возникли вопросы. Как же так – отец с братом переехали, а ей ничего не сообщили? Она стала приставать с этими вопросами к дяде. А тут вдруг раз – и пропала! И вот на сцену выходит Джек Кейн, бывший английский капер, обратившийся к делу контрабандиста… Так вот, этот Кейн похитил Вигдис, когда та гуляла по берегу родного залива, и его ребята утащили ее на корабль, где бедняжка и провела остаток жизни… Опять-таки у нас нет прямых доказательств, но если просуммировать все известные нам факты…

 - Не понимаю, каким образом это обстоятельство меняет суть дела! – в нетерпении вскричал Стеин. – Какое нам дело до вашего капера?

 - Это коренным образом касается дела, Норсенг – и твоего любимого господина, и тебя самого! – не выдержал Хёугли. – Джек Кейн был другом доктора Сорбо, не так ли? Не вы ли сами, доктор, приводили его сюда, к нам в деревню, в маленький трактирчик? Любопытно: с чего бы это вашему другу вздумалось похитить Вигдис именно в тот момент, когда она начала проявлять особое любопытство к вашему прошлому? А что касается тебя, Норсенг… Уверен, что самые старшие жители деревни еще помнят, хотя и молчат, о том, что у Ари Сорбо было две дочери! Тема эта запретная, но все же все тайное рано или поздно становится явным. У Вигдис была старшая сестра, от родства с которой и она, и Ари отреклись после того, как та сбежала из дома с бедным сельским учителем и вышла за него замуж. Вскоре у них родился сын, а через год – дочь. Это было примерно за восемь лет до убийства Ари и Холдора. А через пару месяцев после исчезновения Вигдис ее старшая сестра ушла к фьорду и не вернулась! Бедняга-учитель несколькими месяцами позже скончался от горя, оставив сына и дочь сиротами, и по иронии судьбы вылечить его пытался доктор Сорбо, который и взял к себе детей!

 Хёугли легонько встряхнул Томаса и замолчал, переводя дух, но тут в разговор вмешалась Келда. Она смело выступила вперед и положила руку на плечо Стеина.

 - Много лет дочери Ари были пленницами на корабле Джека Кейна, - начала девушка, но Стеин схватил ее лицо в обе ладони и с мольбой в глазах прошептал ей:

 - Не надо, Келда! Не говори ничего… Не надо…

 - Недавно этот корабль вновь заходил в здешние воды, - спокойно продолжала Келда. – И налетел на скалы. Никому не удалось спастись, кроме юнги по имени Локи. Этот мальчик рассказывал, что… - Ее голос прервался, а во взгляде выразилась искреннее сострадание. – Но ты уже все понял, Стеин.

 - Не слишком ли много совпадений, герр Норсенг? – тихо и даже ласково произнес Греджерс Фробениус.

 Стеин, бледный, как лист бумаги, отскочил назад и оперся руками о дверной косяк.

 - Я не верю вам! Не верю! – вскричал он и тут же охрип. – Не могу поверить…

 - Не можешь? – переспросил Хэвард. – Еще как можешь! Ты уже в это веришь, а иначе ты не дослушал бы почти до самого конца… Ты обманываешь себя, бедолага. Не противно ли?

 - Не кажется ли вам, доктор, и вам, Торстеин, - начал Греджерс, - немного странной и непонятной сложившаяся картинка? Для чего бы это герру Сорбо понадобилось избавляться от обеих дочерей своего кузена? Может, ему было что от них скрывать? И почему Петтер Бунневик (возвратимся опять к нему) не убил своего задолжника? Может, вы, герр Томас, откуда-то взяли деньги после того, как Ари выставил вас из своего – из ЭТОГО – дома? Если да, то откуда? И почему очевидцы – жители города Гамвик – говорят, что после пятьдесят седьмого года в «темный особняк» вместо двоих хозяев стал приезжать один? И что вы вообще там делали, когда Роальд Абель вздумал этот дом поджечь? И что-то подозрительно то, что кому-то вы сказали, будто Ари и Холдор уехали в Осло, а кому-то – что вы вообще не знаете, куда они оба исчезли!

 Томас Сорбо потерял свое самообладание и был теперь похож на мертвеца. Дрожа всем телом в крепких руках Хёугли, он в отчаянье шептал, хватаясь за последнюю тростинку хлипкой надежды, которая таяла на глазах:

 - Это всего лишь совпадения… Совпадения… - Несчастный доктор как будто сам до сих пор искренне верил в свою невиновность и был шокирован, узнав о себе сразу столько черных тайн. – Это неправда. Вы не можете это подтвердить…

 - Не можем? – переспросил Фробениус. – Ну как же! Во-первых. Если вы попросите у любого старика в этой деревне рассказать вам историю «безумного Айджа», вам скажут, что когда он лежал в бреду, у него была такая «коронная» фраза… Хёугли, как там?

 Ойвинд поднял глаза к небу и с важным видом процитировал:

 - Даже скала Тора сломалась под орлом.

 - Что бы это могло значить, как вы думаете, господа? – спросил Греджерс, все более и более уверенный в себе и в своей правоте, хотя казалось бы сперва, дальше некуда. – Наш молодой юрист, оказывается, теперь кое-что смыслит в норвежских именах, вот он нам и расскажет.

 - А все очень просто, - начал объяснять Ойвинд. – Значение имени Ари – орел. Ну а скала Тора – это Холдор! Теперь ясен смысл этой дурацкой фразы? Холдор смирился с решением отца и не посмел уйти из дома и жениться по любви, а вот его старшая сестра…

 - Впрочем, доктор, если вам и этого мало… - перебил Греджерс. – Мы можем предоставить вам также и официальную бумагу. Хотя она прежде всего касается, скорее, вас, герр Норсенг. Да-да, вас! Это вы ведь у нас неверующий. Хёугли, отпустите доктора и дайте-ка мне тот самый документ, за которым вы сегодня утром ходили.

 Ойвинд неукоснительно выполнил поручение Фробениуса, достав из внутреннего кармана своего пальто аккуратно сложенный лист бумаги.

 - Прошу вас, герр Фробениус. – Он протянул свой добытый с утра трофей старшему юристу.

 Старый Греджерс развернул документ и показал ее сперва Томасу, а затем Торстеину.

 И громко провозгласил:

 - Настоящий документ является выпиской из книги регистрации браков, заверенной несколько часов назад нотариусом. И гласит он, что 14 августа 1848 года некий Айдж Норсенг сочетался браком с Бергдис – обратите внимание, господа – с Бергдис СОРБО! – С чувством выполненного долга Фробениус выдохнул и свернул бумагу. – Теперь вы удовлетворены, Торстеин? А вы, доктор?

 Для Томаса детектив Фробениус уже не существовал. Старый Сорбо, еле держась на ногах, обернулся к своему воспитаннику и попытался взять его за плечо.

 - Стеин… Твоя мать… Твои… Мальчик мой, уверяю тебя, я…

 Стеин заглянул ему в глаза и отшатнулся, оттолкнув Томаса рукой.

 - Не подходи ко мне, - едва слышно прохрипел он.

 Стеин больше не мог находиться здесь, не мог стоять ногами на крыльце этого проклятого дома, который он с детства считал своим… Весь мир вокруг него завертелся, будто школьный глобус, и остановился, перевернувшись с ног на голову. Идеал стал преступником, враги открыли ему глаза…

 Всю жизнь, почти всю свою жизнь он провел здесь, под одной крышей с тем, кто… кто... Вот он – человек, погубивший его семью, заперший душу Стеина в далеком детстве и не выпустивший на волю. Это ТОМАС СОРБО разбил его судьбу. Не мать, не отец, не сестра… ОНИ его не бросали. По крайней мере, маму отнял ОН.

 Но почему тогда он так заботился о нем и о Кэйе?

 - Как ты мог? – еле слышно потребовал ответа Стеин.

 - Я был… я был глуп. Залез в трясину и очень боялся умереть. Боролся за свою никчемную шкуру. Теперь нет смысла плакать. Не смысла каяться и просить прощения. Я виноват. Да, я велел их убить, я сговорился с Кейном. Все верно. Я совершил одно преступление, и оно затянуло меня, повлекло за собой, заставило совершить еще и еще… Но вскоре после этого я потерял жену и сына. И я знал, что это была расплата. Или часть расплаты. Я вновь побоялся за свою жизнь и решил хоть частично, но искупить грехи. Тогда я и взял вас с Кэйей к себе. Прошло двадцать лет… Я уже думал, что гроза миновала, но в тот самый момент, когда я успокоился, судьба отняла у меня любимого внука, последнюю мою кровинку… Вот расплата. Вот она… Мне кажется теперь, что я никогда не перестану платить.

 Все собравшиеся очень долго молчали. Наконец Стеин оторвался от дверного косяка, к которому прислонился, и спустился с крыльца. Пошатнувшись, зажмурившись, ничего уже не соображая, молодой человек оперся о подставленное кем-то плечо – плечо Роальда Абеля.

 Торстеину Норсенгу в тот момент так нужна была поддержка! А этот самый Абель еще в камере заключения говорил…

 - Я ведь говорил, что мы с тобой ближе, чем ты думаешь, - негромко произнес Роальд и в знак утешения похлопал по спине всхлипывающего на своем плече двоюродного брата.


Глава 23

 Позор… Боже, какой позор!

 И как теперь жить, когда через несколько часов уже вся деревня будет смотреть на него косо? Убийца. Вот как они будут называть его.

 И будут правы.


 Томас Сорбо принял решение. Не желая испытать на себе всеобщее осуждение, не желая чувствовать себя изгоем, врагом всей деревни, он уехал из родного дома.

 Куда?

 Он никому не сказал, но, наверное, очень далеко. За пределы Финнмарка. Может быть, даже за пределы Норвегии.

 Томас Сорбо – хороший врач. Он сможет обеспечить самого себя в старости.

 Старый дом, чьи стены помнили Томаса еще тринадцатилетним мальчишкой, по праву должен был перейти к Роальду Абелю, однако молодой человек, который, кстати, слишком привык к фамилии своей любимой няни и решил от нее не отказываться, заявил, что не имеет никаких претензий на дом. Не с этой целью он много лет подряд преследовал Томаса, желая утолить свою жгучую жажду мести.

 Правда обнажилась, и душа Роальда успокоилась.

 Нет, дом остался на попечение Торстеина, что не могло не обрадовать прежнего хозяина: кого из живущих любил Томас сильнее, чем молодого Норсенга? Пожалуй, никого.

 Впрочем, сперва Стеин был далеко не в восторге, когда услышал от Роальда, что дом переходит к нему. С той самой минуты, когда он узнал всю правду о печальной судьбе своей матери и своего деда (как ни странно было так говорить об Ари Сорбо), Торстеину была противна даже краткая мысль о том месте, где он провел последние двадцать лет жизни.

 И все-таки, что ни говори, а жить Норсенгу больше негде было – пришлось остаться. Тем более фру Ибсен, ну, очень его уговаривала!

 В общем, на том и порешили. Томас уехал. Роальд пообещал ему напоследок, что не будет на каждом углу кричать о том, кто убил Ари и Холдора. Он ведь не опозорить Томаса хотел. Доказать вину доктора Роальд желал больше всего для самого себя. И для человека по имени Томас Сорбо.

 Слова Абеля-Сорбо старого доктора немного успокоили. Он ничего не сказал на прощание – просто собрал вещи и ушел.

 Навсегда ушел из жизни этой тихой деревни.

 - Ну, так что? – вздохнул Ойвинд с какой-то грустью. – Конец?

 - Получается, что так, милый Хёугли, - ответил ему Греджерс, не менее потерянный. – Нет больше никакой тайны – вся развеялась, будто дым.


 Была ночь. Лес над головой гудел, разговаривая с ветром и скалами.

 - Почему ты обманывала меня, мама?

 - С чего ты взял, что я в чем-то тебе солгала?

 - Я все знаю. Ты никуда не уходила тогда, не отправлялась в дальнее путешествие, не странствовала много долгих лет по пустынным берегам… И нет никакой страны, где везде лед, снег и океан! Нет! Ты не открывала ее для себя, ты не собиралась потом вернуться за мной и за Кэйей. Ничего этого не было! Все оказалось слишком приземленным, и страшным, и глупым… Тебя просто похитили, и двадцать лет ты была в плену, не найдя в себе сил достойно умереть! И вот твое тело пошло на дно, на корм рыбам!

 - Не говори так, Стеин.

 - Почему, если так все было на самом деле? Да! Да, слышишь? Я буду так говорить! На корм рыбам! На корм рыбам… Безжизненный холодный труп… - Он закрыл лицо руками. – Все оказалось таким… пустым. А я ведь тебе верил!

 Бергдис долго молчала, и Стеин уже начал думать, что она ушла, то ли желая оставить его наедине с невеселыми мыслями, то ли обидевшись на его резкие и грубые слова. Но прошло несколько минут – и она снова заговорила:

 - Прости меня, сынок. Я лгала, чтобы сделать тебя счастливым. И я… мне казалось, что я справлялась. До сегодняшнего вечера.

 - Это ты меня прости. Сам не понимаю: как я мог назвать тебя трупом? Ведь ты же здесь… Со мной.

 - А где Кэйа, Стеин? Почему ОНА не с нами?

 Он вздрогнул.

 Прошло немало времени, прежде чем Торстеин решился рассказать матери о том, как ответила сестра на его короткую записку. Бергдис простонала, и в этом звуке зазвенело горькое отчаяние.

 - Но ведь это было вчера, Стеин. Вчера, когда она еще не знала о моей смерти… Если она моя дочь, если она хотя бы когда-нибудь, хотя бы чуточку любила меня, она ДОЛЖНА прийти! Должна проститься со мной… Один раз. Пожалуйста, Стеин, приведи ее. Прошу… Мне больше ничего не нужно.


 О, небеса! Она опять плачет. Бедная, бедная моя девочка.

 Она плачет, на этот раз во сне, она мечется из стороны в сторону по жесткой земле, ее волосы рассыпаны по камням, а исхудавшие руки как будто стряхивают кого-то с хрупких плеч.

 - Нет, нет, нет… - шепчут ее губы.

 Я знаю, что ей снится…

 Длинноволосый седой старик с горящими голубыми глазами и в кроваво-красной мантии. В руках его сверкает его грозный меч, но свет этот, испускаемый серебристым лезвием, блекнет в сравнении с тем светом, что струится как будто из самой глубины его сущности…

 Длинноволосый седой старик…

 И маленькая девочка рядом с ним. Дитя Омганга.

 - Ты обещал, что научишь меня владеть мечом, - говорит ребенок, прижимаясь к ноге старика.

 - Когда-нибудь, моя хорошая, - улыбается тот. – Когда-нибудь. Обязательно научу. А пока… пойдем-ка, посмотрим на прилив. В свете заката он особенно прекрасен.

 Девочка радуется и хлопает в ладоши.

 - Пойдем, дедушка!

 И они идут.

 С высоты прибрежного утеса хорошо видно, как сильно поднялась вода. Последние отблески заходящего солнца легкими мазками, словно на картине, лежат на спокойных волнах. Где-то у самого горизонта видны чьи-то лодки, алеют с вечернем свете паруса, и ветер с севера наполняет их и гонит суда к берегу. Голодные чайки кружат над водой, высматривая добычу, их пронзительные, резкие крики наполняют душу светлой тоской. Облака словно гигантские, но легкие перья райской птицы. Дыхание земли гоняет их по высокому небу…

 Красиво. Боже, как красиво и спокойно! И рядом любящий дедушка со своим мечом в сильной руке, и рядом океан… И все такое мирное, такое теплое, и ничто не может разорвать круг, ничто не может спугнуть эту красоту, ничто не может ЭТО разрушить, ничто, кроме…

 Дикий вопль.

 - УБИЙЦА! – кричит кто-то, и девочка содрогается от ужаса.

 Ей кажется, что голос звучал из-под земли.


 С самого утра Эидис и Фолки собрали у себя дома всех. Ну, имеется в виду, Гутфрита с Нанной, Абелей, Валенов и Ойвинда с Греджерсом Фробениусом. Пришли также и Андор с Болдром, а вот Кэйа еще до рассвета отправилась проведать брата.

 Весь день (а день выдался просто великолепный) собравшиеся в доме Халворсенов спрашивали, отвечали, рассказывали, просто говорили о пустяках и смеялись. В воздухе витала теплая дружеская атмосфера. Болдр как прилип к Каю с самого начала, так и не отлипал от него: его старший товарищ, как и многие другие мальчишки его возраста, знал великое множество детских игр и развлекал ими маленького Халворсена. К этим двоим вскоре присоединился и самый взрослый из присутствующих детей, а вернее, большой Ойвинд. Он вместе с Каем и Болдром вышел в открытое поле за домом, и вскоре уже все трое носились по нему, как угорелые, а их крики, наверное, было слышно на всю деревню.

 Возле изгороди стояли, наблюдая за ними, Роальд и Хэвард. Оба они смеялись, хоть и гораздо более сдержанно, чем команда «детей». Вместе с тем Халворсен рассказывал Роальду о тонкостях экономики, а Абель, с детства лишенный возможности получить хорошее образование, внимал с жадным интересом. После чего он поделился с Хэвардом своими планами относительно перепланировки дома, где жили Отто, Карл и Кай. Он должен был стать гораздо больше и надежней, чтобы вместить туда еще и Ребекку с самим Роальдом. Все еще опьяненный своим внезапно нахлынувшим счастьем, Абель страстно желал побыстрее совершить это дело, а профессионализм его дяди Карла должен был помочь идее воплотиться в реальность.

 Фолки сидел на заднем крыльце, вполуха слушая разговор молодых людей и молча починяя снасти. Время от времени он отвлекался и тоже наблюдал издалека за Болдром и компанией. Тогда его суровое лицо на несколько мгновений озарялось умилением.

 Из открытого окна кухни доносились веселые голоса Эидис и Ребекки: обе женщины с особым энтузиазмом взялись за создание очередного маленького чуда, хотя никто и не знал пока, что именно они задумали.

 Греджерс с Гутфритом Броком сидели в гостиной и обсуждали серьезные темы, связанные с населением Мехамна, экономикой, правом – словом, такие темы, которых лучше не касаться простым смертным. Даже Нанна, обучавшаяся в университете, не всегда могла понять ход мыслей двух этих ученых мужей и вскоре незаметно покинула их, присоединившись к Хэварду с Роальдом.

 Возле Фробениуса на маленьком диванчике сидел Отто. В его годы лучшим времяпровождением был тихий отдых, особенно после того, как вчера он испытал на себе слишком много ярких эмоциональных вспышек, пусть и радостных. Его сын Карл внезапно нашел себе собеседника в лице Андора: ведя спокойный, но увлеченный разговор, мужчины ходили вокруг дома, периодически натыкаясь то на вопящего Ойвинда, то на разыгравшегося Болдра, то на Кая, который из всей троицы выглядел самым разумным.

 Что касается Келды, то она гуляла где-то у фьорда, однако обещала матери, что вернется очень быстро.

 Впрочем, на обед она не явилась, и Эидис уже начинала потихоньку ворчать. Так она и ходила потом по кухне, вполголоса грозясь отчитать дочь этим вечером, пока наконец Келда не вернулась домой.

 Не обратив внимания на ворчание матери, она ласково поцеловала ее в лоб и вошла в гостиную. Свежий воздух любимого фьорда зарядил девушку превосходным настроением. В гостиной Келда долго, упорно и добросовестно старалась вникнуть в суть неопределенного спора Фробениуса с герром Броком, в который те ее вовлекли. Однако, не справившись с поставленной задачей, она извинилась и вышла во двор, где снова сидел Фолки.

 - Как дела, дикарка? – спросил он, не поднимая головы от своих крючков и лесок.

 - Отлично, пап, – ответила девушка и окинула маленький дворик взглядом.

 Уставшие и набегавшиеся Болдр, Кай и Ойвинд сидели прямо на земле и продолжали свои уличные игры, за их спинами, прислонившись к изгороди, возвышались Хэвард и Нанна, мило державшиеся за руки. С другой стороны двора, неподалеку от Фолки, на длинной скамейке возле вытащенного на улицу стола сидели Роальд и Ребекка. Заметив взгляд Келды, фрекен Абель улыбнулась и поманила ее:

 - Келда, милая, присядь рядом с нами.

 Девушка подошла и села на свободное место рядом с Ребеккой.

 - Ты прямо сияешь, - заметила та. – В твоей жизни случилось нечто важное и радостное?

 - Ох, нет! Я просто была у берега, фрекен Абель. Вы бы знали, как там сегодня красиво!

 - Верю, верю… Вот и Роальд тоже любит прогулки по фьорду. С самого детства.

 Келда улыбнулась обоим.

 - Я знаю, - тихо сказала она.

 Ребекка повернулась к Роальду:

 - Ты ведь опять ходил туда вчера вечером, милый?

 - Ходил, да, не смог удержаться. Прогулка получилась спокойной и приятной: я больше не слышал голоса отца. Наверное, это оттого, что я наконец-то выполнил то, что он мне велел.

 Келда заметила в глазах Ребекки искреннее облегчение, которое та и не думала скрывать.

 - Ну, и слава богу! – выдохнула фрекен Абель. – Так действительно спокойнее.

 - Да… - немного рассеянно кивнул Роальд и улыбнулся, однако улыбка получилось грустной: он словно немного сожалел о том, что отец не пришел и никаким образом не оценил стараний своего сына.

 Из распахнутого окна раздался голос Эидис:

 - Ребекка, дорогая, мне нужен ваш совет!

 - Иду! – был ответ, и спустя секунды три Ребекка уже исчезла в доме.

 - Няня очень сильно сдружилась с твоей мамой, - улыбаясь, заметил Роальд.

 - Как и все мы между собой, - заметила Келда. – Мне кажется, вся эта история с… вся эта история нас только сблизила.

 Повернув голову, она обнаружила, что он смотрит на нее в упор.

 - Это точно, - негромко произнес он.

 Поняв, на что он намекал, Келда неловко улыбнулась и отвела глаза.

 Так они и сидели рядом, пока Валены не засобирались домой. Роальд и Ребекка, разумеется, отправились с ними. Андор, оказывается, ушел почти сразу после прихода Келды, сказав, что Кэйа, наверное, уже дома, а он должен был помочь ей по уборке. Болдр же решил идти домой одновременно со своим другом Каем.

 - Я с тобой пойду, - сказала Келда племяннику. – Мне надо у Андора забрать дневники третьеклассников.

 - Пошли, - охотно согласился Болдр.


 Стеин остановился, развернулся и взглянул на сестру…

 Вытер слезы с ее лица.

 - Ну, тише, тише… - успокаивающе шептал он. – Тише, Кэйа. Она расстроится.

 - Да, ты прав. – Кэйа мигом взяла себя в руки. – Просто… Только я обрела веру, как ее у меня тут же отобрали.

 Они встали бок о бок на вершине скалистого утеса и стали ждать появления Бергдис.

 И вот…

 Голос, который они услышали, дрожал от несдерживаемой нежности. От тоски…

 - Кэйа. Ты здесь, девочка моя. Ты здесь, милая…

 - Мама, - прошептала Кэйа.

 На большее ее не хватило: к горлу подступил тяжелый комок.

 Поднялся ветер, засвистел, завыл, как голодный зверь. Сухая хвоя вперемешку с дорожной пылью парили в воздухе, попадая в глаза. Мир снова начал вращаться…

 Вращаться…

 Кэйа отчаянно вытирала руками мокрое лицо.

 - Прощай, мама, - едва слышно сказала она.

 - Нет! Не надо говорить мне прощай, девочка. Не прощайтесь с мамой, детки! Мои хорошие, маленькие мои! Не покидайте меня, не прогоняйте… Идите ко мне. Идите к вашей маме.

 Идите…

 И очарованные этим голосом, сбитые с толку, растерянные, испуганные, прижавшиеся друг к другу, они пошли за ней…


 Андор бежал со всех ног с той самой минуты, как обнаружил, что дома Кэйи до сих пор нет. А когда оказалось, что и в доме, который теперь принадлежал Стеину, совершенно пусто… Вот тут-то Андор и начал паниковать.

 Причем для паники вовсе не было никаких причин. Но ведь бывают в жизни минуты, когда ты просто знаешь ЭТО. И уверен, что просто не можешь ошибиться.

 Андор бежал, и в его ушах звучали слова жены: «Если ты позволишь мне хоть раз окунуться с головой в мою прежнюю жизнь, ты потеряешь меня». Так она сказала.

 Нет… Нет…

 Господи, только не это!


 Дверь была заперта. Келда вскинула брови и, шутя, обратилась к Болдру:

 - Хм, так-то твои родители убираются дома! Кажется, они решили погулять, пока ты у дедушки с бабушкой!

 - Ничего, пусть гуляют, - улыбнулся мальчик. – У меня-то тоже есть ключ!

 Он открыл дверь и, потянув за собой тетю, вошел внутрь. Включили свет: в маленькой хижине было уютно и, в общем-то, чисто, однако некоторые вещи все равно лежали не на своих местах. Не было похоже, что Кэйа делала здесь уборку сегодня.

 - Наверное, твоя мама еще не возвращалась сюда после того, как ушла к… - Келда похолодела. - К дяде Стеину… Господи…

 Как в тумане Келда взяла с рабочего стола Андора стопку школьных дневников, прижала их к груди – и встала так, пытаясь собраться с мыслями.

 Нет, еще чего! Она не будет думать о плохом!

 - Келда, ты слышала? – вдруг вздрогнул Болдр. – Это был мамин голос. Точно!

 Девушка бросила быстрый взгляд в окно и увидела две фигуры, приближающиеся к дому со стороны фьорда.

 Андор и Кэйа.

 Не сговариваясь, Келда с Болдром одновременно выскочили на улицу и тут поняли: супруги явно не прогуливались. Это было заметно по их разгневанным лицам и по тому, что Андор буквально насильно тащил Кэйю за собой, держа за руку.

 - Пусти меня, пусти, пусти!!! – кричала Кэйа, упираясь ногами в землю и пытаясь оторвать от себя мужа, однако Андор держал ее запястье крепко и, казалось, не думал о боли, которую ей причиняет.

 - Я не позволю тебе уйти с этим безумцем, Кэйа! – твердым и ледяным тоном заявил он, глядя вперед.

 - Не смей так говорить о моем брате! Он стократ благородней тебя! – она уже почти шипела от ярости, словно готовая к броску кобра. – Пусти!

 Он никак не отреагировал.

 Келда застыла столбом и молча смотрела на всю эту бурную сцену, чувствуя, как Болдр рядом с ней, тихонько подрагивая от страха, прижимается к ее опущенной руке. Они просто смотрели.

 Они не смели вмешаться.

 - НЕНАВИЖУ!!!

 Этот крик навсегда запечатался в памяти Келды, словно страшное и уродливое, вечное клеймо на чистой белой коже. Кэйа кричала как одержимая, ее волосы растрепались и рассыпались по лицу и плечам, а из-под длинных спутанных прядей сверкали обжигающей ледяной яростью потемневшие от гнева и отчаяния глаза.

 - Я ненавижу тебя, Андор! БУДЬ ТЫ ПРОКЛЯТ!!! Ты сломал всю мою жизнь, слышишь? Смотри на меня! Смотри, что ты со мной сделал! В кого ты меня превратил… Отпусти меня сейчас же!

 - Нет, - спокойно ответил Андор.

 Его голос был ровным и не дрожал, но они подошли уже достаточно близко к дому, чтобы Келда могла видеть, как дикая боль промелькнула в его взгляде. Как будто кто-то вонзил ему кинжал в самое сердце…

 - Пусти! Пусти меня – или я убью себя! Ты меня слышал? Клянусь, я убью себя! Убью! Клянусь, что убью, убью, убью… Убью себя… Пусти.

 Она устала бороться и просто следовала за мужем, только рука ее осталась лежать на его ладони, а губы слабо повторяли:

 - Отпусти, Андор… Отпусти меня.

 И он отпустил. Когда они уже были возле крыльца, он расслабил хватку, и она тут же вырвалась, но не стала сразу убегать. Она просто тяжело дышала и, не мигая, смотрела на Андора, Болдра и Келду. Ее губы дрожали, но было совершенно неясно: то ли это от сдерживаемых слез, то ли от гнева.

 Андор отошел на полшага, давая понять, что не намерен больше ее трогать.

 - Кэйа, пожалуйста…

 - НЕТ! – воскликнула она, отскакивая назад, словно испуганная выстрелом из ружья косуля. – Нет, не проси меня ни о чем! Я не послушаю, тебе ясно? Как, если ты поломал всю мою жизнь?

 Андору, казалось, было уже тяжело стоять на ногах.

 - За что ты меня так? – очень тихо спросил он. – Почему ты обвиняешь меня в этом, если все эти годы я…

 - МОЛЧИ! Мне не нужны твои жалкие оправдания. Знаю, что ты хотел сказать: все эти годы ты давал мне возможность выбрать… Но когда я решила наконец сделать этот выбор, что сделал ты? ОТВЕЧАЙ МНЕ: ЧТО СДЕЛАЛ ТЫ? Ты тут же отнял у меня мое право! Ты приволок меня домой, словно сбежавшую рабыню!

 - Потому что ты была одержима ТАМ. Ты не понимала, что делаешь, Кэйа. Ты… ТАМ ты другая. Ты забываешь обо всем на свете, когда приходишь ТУДА. Ты даже забыла о нашем сыне…

 Кэйа перевела взгляд на Болдра, и на мгновение в ее холодных, как Северный-Ледовитый океан, глазах промелькнула нежность. Но когда она вновь посмотрела на Андора, то превратилась в каменную статую с живым горящим лицом.

 - Что ж, я дам Болдру то, чего ты не дал мне, - хрипло проговорила Кэйа. – Выбор. – Она протянула к сыну руки. – Болдр, ты пойдешь со мной и дядей Стеином?

 Мальчик молчал, еще крепче вцепившись в руку Келды. Его широко распахнутые глаза смотрели на мать – и не узнавали ее.

 - Болдр! – почти умоляя, воскликнула Кэйа. – Милый, пойдем со мной… Я покажу тебе новый мир. Я подарю его тебе. Только тебе, сынок…

 Она говорила то же самое, что ее мать говорила им со Стеином. Она была безумна.

 - Болдр, - тихо позвал сына Андор.

 Бедный мальчик переводил взгляд с одного на другого, продолжая держать руку Келды, словно прося ее о поддержке. Но Келда НЕ МОГЛА ему помочь. Ничем. Если бы она вмешалась…

 Она не знала, что будет, если она вмешается, но понимала, что это будет неправильно.

 Болдр сам должен был сделать за себя выбор.

 На всю жизнь. И детскую, и  взрослую.

 Может быть, ему уже, раньше срока, пришлось ступить во взрослую жизнь…

 - Пойдем со мной, сынок, - в последний раз, почти безо всякой надежды в голосе, прошептала Кэйа.

 Болдр покачал головой и спрятал лицо в складках платья Келды. Кэйа закрыла глаза, и из-под ее век покатились слезы.

 - Неужели даже сын тебя не удержит? – спросил ее Андор.

 Не открывая глаз, она ответила:

 - Не удержит. Меня теперь ничто не удержит. Прости, Болдр. Прости, Андор. Я не вернусь.

 Кэйа резко распахнула глаза, развернулась и убежала так быстро, как только могла. Никто не стал ее более удерживать: это было бы только хуже.

 Для всех.

 - Она ушла. Я потерял ее, Келда. Келда… - Андор резко дернул себя за волосы. – Она ушла…

 Он приблизился к сыну и ласково тронул его за плечо, пытаясь повернуть к себе лицом и обнять.

 - Болдр…

 - НЕТ! – мальчик вырвался и отбежал в сторону, часто дыша и вытирая слезы. Его глаза светились тоской, и когда он заговорил, голосок сильно дрожал: - Не трогай меня. Ты ведь мне обещал, папа! Ты мне обещал! И что же ты теперь наделал?

 Андор без сил опустился прямо на землю. Келда не сводила глаз с племянника – боялась: а вдруг тоже убежит?

 - Я сам не знаю, что я натворил… Я сам в отчаяние… - Андор провел рукой по лицу. – Прости меня, сынок. Если сможешь. А если не сможешь… Я пойму. Я заслужил.

 Когда он замолчал и опустил глаза, Болдр медленно подошел к нему и тронул за плечо.

 И Андор посмотрел ему в глаза.

 Подумав немного, Келда решила уйти домой и оставить их наедине друг с другом. Чувствуя, как до сих пор гулко бьется сердце в грудной клетке, как тонкая струйка пота сбегает по виску, она тихо вздохнула, развернулась и поспешила удалиться.

 Они даже не заметили, как она их покинула.

 - Папа… - жалобно проговорил Болдр.

 - Да, сынок?

 Из глаз мальчика снова брызнули слезы.

 - А ТЫ меня никогда не бросишь?

 Андор крепко обнял его.

 - Никогда.


Глава 24

 Трудно описать, в какой ужас привела Фолки, Эидис и Хэварда весть о бегстве Кэйи. Все трое были лишены дара речи, и лица их стали мрачнее неба за минуту до начала грозы. Нахмурившиеся и недоумевающие, шокированные внезапным горем, постигшим их, они молча разбрелись по своим комнатам, чтобы внутри себя осмыслить эту невосполнимую потерю.

 Никаких криков отчаяния и боли, никаких горьких восклицаний… Они восприняли слова Келды тихо и внешне спокойно, однако вместе с тем внутри у каждого горел пожар. Как после разрушительного взрыва, оставившего огромную черную воронку, огромную дыру в твердом фундаменте их дружной семьи.

 Всю ночь Келду преследовали кошмары: ей являлись по очереди то Кэйа, выкрикивающая все новые и новые проклятия, то горящие дикой болью глаза Андора. Он стоял посреди бескрайнего поля совершенно один и вглядывался в черное небо, на котором не было ни одной звезды, и губы его шептали: «За что? За что ты так со мной, Кэйа?» Потом Андор подходил к Келде, вытирая слезы широкими ладонями, просил о помощи. Так повторялось несколько раз, и каждый раз она что-то ему отвечала… И даже не важно, что именно. В любом случае брат опускал голову на ее плечо и начинал рыдать. Келда обнимала его за голову и плакала сама, и снова говорила что-то в знак утешения. Гладя Андора по волосам, девушка смотрела на горизонт поверх его плеча. Оттуда приближалась грозовая туча. Все приближалась и приближалась… И вместе с ней к Келде и рыдающему Андору шла одинокая фигура человека… Каждый раз, вглядываясь в смутные очертания, Келда гадала: кто это? И на этом моменте сон прерывался и начинался с самого начала.

 А в этот раз просто взял – и не прервался.

 И она увидела, она вдруг поняла, кто это был…

 К ним шел Стеин, бледный, взлохмаченный, сгорбленный, с заплаканными глазами.

 Он остановился в нескольких шагах от Келды и ее брата, он посмотрел ей в глаза…

 Мучительная тревога и панический ужас целиком затопили сердце девушки – и она проснулась.

 Лежа в кровати и неотрывно глядя в потолок, Келда закуталась поплотнее в одеяло, и попыталась успокоиться – но ничего не выходило. Ничего… И почему она так испугалась этого взгляда? Почему? Почему?

 В горле защипало, из внешнего уголка глаза скатилась на подушку обжигающая слеза… Девушка зажмурилась.

 - Будь ты проклят, Стеин, - прошептала она.


 Воскресное утро принесло Келде, измученной после наполненной страхами ночи, крохотную каплю облегчения. Вскочив с постели, девушка подбежала к окну, движимая лишь одним заветным желанием. Воздуха! Скорее, скорее воздуха! Она распахнула ставни настежь и с жадностью стала дышать. Глядя прямо в глаза утреннему солнцу, она заставляла себя улыбаться – и от этого еще больше хотелось плакать.

 После завтрака, в продолжение которого все четверо Халворсенов напряженно молчали, Келда, пытаясь убежать от своей ничем не объяснимой тревоги, медленно побрела к окраине деревни. Нет, сегодня не к фьорду. Только не туда, где Кэйа не далее, как вчера вечером… Нет, только не туда.

 Нагнувшись, Келда сняла свои легкие туфли и, держа их в одной руке, пошла дальше босиком. Мокрая от росы трава была холодной и жестокой, но прикосновение ее нравилось  девушке, и она немного успокоилась. Воздух был чистым и свежим, слегка прохладным после дождливой ночи, небо прояснилось, и лишь далекие перистые облака легкими мазками парили высоко над головой.

 Чем дальше Келда отходила от деревни, тем становилось тише и спокойнее. Громкие утренние приветствия выходящих на улицы людей, ржание деревенских кобыл, звуки вытряхиваемого белья – все это осталось позади. И даже то самое место, где в пятницу состоялся суд над Роальдом – его Келда тоже миновала, даже не заметив этого.

 Она остановилась посреди огромного зеленого поля, крепко обхватив себя обеими руками. И дрожала – не от холода.

 Она стояла с закрытыми глазами и слегка раскачивалась, будто пыталась впасть в транс.

 Ничего не вышло: в какой-то момент Келда вдруг ясно осознала, что кто-то стоит прямо перед ней и не сводит с нее глаз…

 Она похолодела, потому что внезапно поняла, что знает, кто это.

 Валькири…

 Эта девушка с безумными ледяными глазами буквально буравила Келду своим пристальным взглядом. В этом взгляде был… ураган.

 Рядом с таким созданием всегда чувствуешь себя не в своей тарелке. У Валькири было на самом деле красивое лицо – даже удивительно красивое, прекрасное, и взгляд будто околдовывал… Но она была жуткая. Жуткая! Неизмеримо жуткая и зловещая. Казалось, что красота ее была создана лишь с одной целью – уничтожать.

 «Она могла бы сворачивать с пути горы, - подумалось вдруг Келде. – Могла бы… Но что-то делает ее несчастной. Я никогда еще не видела таких страдающих глаз».

 - Помоги мне, - глухо произнесла Валькири, не отрывая глаз от Келды. – Помоги, прошу тебя. Я НЕ МОГУ ТАК БОЛЬШЕ…

 Последнюю фразу она почти прошептала.

 Сердце Келды судорожно сжалось, она попыталась улыбнуться странной девушке – не получилось, не вышло. В переполненной чувствами душе все перемешалось, и нельзя было разобраться, где проходит граница между диким и жутким страхом перед Валькири и болезненным состраданием, от которого внутри все обливалось кровью.

 - Мне жаль тебя, - прошептала Келда, еле сдерживая слезы.

 Почему? Почему опять слезы? Она ведь даже не знала толком, в чем состоит несчастье этой невесть откуда взявшейся девушки с ужасающе-прекрасным лицом.

 Валькири вздрогнула.

 - Что ты сказала? – бодро переспросила она, мило улыбнувшись.

 Келда была сбита с толку ее внезапной переменой настроения.

 - Я… Ты просила меня помочь тебе, потому что больше не можешь терпеть…

 - Я правда так сказала? – удивилась Валькири. – Ты серьезно?

 - Конечно, - нахмурившись, ответила Келда.

 Странная девушка задумалась, наматывая темную прядь блестящих длинных волос на палец.

 - Хм… Наверное, так и было, хоть я этого и не помню. Хоть убей! На самом деле я действительно хотела попросить тебя о помощи.

 Эти слова прозвучали уже совсем не так, как те, первые. Те – совсем другое дело: в них звенела боль, а сейчас…

 - Как ты нашла меня, Валькири?

 - Я просто очень сильно хотела тебя найти. Вот и все. Ты мне нужна… Помнишь, ты обещала мне, что выслушаешь мою просьбу?

 - Я внимательно слушаю.

 Валькири подошла ближе и сжала ладонь Келды в своей тонкой смуглой руке.

 Словно лед… Обжигающий лед.

 - Идем со мной в Омганг, Келда, - снова шепотом сказала Валькири. – Там ты узнаешь… ВСЁ.

 - В этом и заключается твоя просьба?

 - Разумеется, нет. Но лишь там ты поймешь, как можно мне помочь, лишь там я смогу рассказать тебе правду…

 - Не надо говорить загадками, Валькири. Чего ты хочешь?

 Колючие глаза сверкнули, будто отполированное лезвие ножа.

 - Чего я хочу? Что ж, буду говорить прямо, раз ты задала такой вопрос. Я хочу, чтобы ты пошла за мной. В Омганг. Туда, откуда ты, скорее всего, никогда не вернешься!

 Келда содрогнулась.

 Никогда…

 Нет, эта девчонка просто окончательно сошла с ума! Как она смеет думать, что ради какого-то дела, суть которого пока совершенно неясна, Келда решится бросить семью, дом, родную деревню? Она безумна! Она безумна. Безумна…

 Отец, мама, братья, Болдр… И родной фьорд. И еще (Келда теперь не побоялась признаться самой себе)… еще Роальд. Она ни за что не променяет их на это маленькое и страшное создание, в чьих глазах – лишь отражение темных сил. Ни за что!

 - Да как ты… - начала Келда и запнулась.

 - Да, я так сказала, - твердо и сухо сказала Валькири. – Ты спросила, чего я хочу. Я честно призналась. Я хочу, чтобы ты бросила все, что имеешь, порвала все нити, что связывают тебя с ЭТОЙ жизнью… и помогла мне. Я хочу. Но это не значит, что ТЫ этого хочешь. Теперь – выбирай. Судьба всегда предоставляет нам выбор.

 Ну, или почти всегда…

 Келда хотела сказать «нет». Видит Бог, она хотела сказать «НЕТ»!

 Но не сказала. Вместо этого задала вопрос:

 - Но почему это, интересно знать, я должна с тобой идти? Какой мне смысл?

 Она знала, что это прозвучало жестоко и было невероятно безжалостно и грубо с ее стороны, но перспектива всю жизнь провести, скитаясь вместе с этой сумасшедшей вдали от родного дома, слишком сильно ее пугала.

 Валькири сверкнула глазами, ничуть не обидевшись на ее тон.

 - Я помогу тебе освободить твоих друзей от их безумной мании, - твердо сказала она. – Я знаю, как. Я помогу тебе их вылечить. Обещаю. Если ты пойдешь со мной. Я ведь уже сказала тебе: ты ВСЁ узнаешь. Ты получишь ответы на все свои вопросы… Там, в Омганге, ты поймешь, почему Стеин и Кэйа слышат голоса, почему я спасла Локи, в чем скрытая причина гибели юного Сорбо… и откуда вокруг тебя одни совпадения. Разве ты не хотела это узнать? Разве ты сейчас не хочешь этого? И разве ты не хочешь освободить своих друзей и навсегда покончить с творящимся вокруг хаосом? ТЫ МОЖЕШЬ ИМ ПОМОЧЬ. Как и мне. ТЫ МОЖЕШЬ. Только ты.

 - Почему ты не хочешь рассказать мне всю правду сейчас? – не понимала Келда.

 - Я могла бы… Но еще рано. И смысла никакого. Ведь даже если ты мне поверишь и надумаешь освободить нас, тебе все равно придется ради этого пойти в Омганг, откуда ты не вернешься… Конечно же, ты можешь остаться здесь. Пусть будет так, как есть. Выбирай.

 Они долго смотрели друг на друга. «Боже мой, - хотелось сказать Келде. – Что за бред? И каким это образом я… мы с тобой сможем освободить Стеина и Кэйю? Что ты о себе возомнила? Ты говоришь о невозможных вещах!» Но Келда ничего этого не сказала, потому что внезапно вспомнила голос Кэйи: «Пусти меня, пусти, пусти!!! НЕНАВИЖУ!!! Пусти меня – или я убью себя! Клянусь, я убью себя! Пусти!»

 И бледное лицо Андора.

 Как у мертвеца.

 Она ушла… Я потерял ее, Келда. Келда…

 - Келда!

 Оклик Валькири, словно крепкая пощечина, вернул девушку в реальность. Колючие глаза смотрели выжидающе. И Келда промолвила хриплым голосом:

 - Когда мы отправляемся?

 - Этой ночью. В полночь. Я буду ждать тебя здесь.


 Келда стояла у открытого окна, которое выходило на задний двор, и ни о чем не думала. В этот момент в дверь осторожно постучали.

 - Войдите! – крикнула она, обернувшись.

 Дверь открылась, и сердце подпрыгнуло: на пороге ее комнаты, глядя прямо в глаза девушке, стоял Роальд, который вместе с Ребеккой, Отто и Каем пришел к Халворсенам еще с утра. На лице его застыло торжественное выражение, смешанное с непонятным волнением, глаза странно поблескивали.

 Келда вздохнула про себя: он еще никогда не казался ей таким красивым и мужественным.

 - Я не помешал, Келда?

 - Нет.

 Ей понадобилось несколько минут неловкого молчания, прежде чем она догадалась предложить ему сесть. Но, как бы она того ни хотела, Роальд так и не сел – остался стоять на ногах, только сделал пару небольших шагов вглубь комнаты.

 - Что же вы оставили компанию? – спросила Келда. – Без вас там, наверное, стало скучно.

 - Не думаю. Кто будет скучать, когда есть Хэвард? Хотя… сегодня он мрачен.

 - Да. Мы все очень любили Кэйю…

 Голос Келды дрогнул, и она непроизвольно смахнула слезу с лица. Роальд быстро подошел к ней и крепко сжал ее дрожащие руки.

 - Мне очень жаль, - прошептал он.

 - Не надо ничего говорить. – Келда высвободила руки и отвернулась.

 Голос ее при этом прозвучал довольно резко. Взгляд вдруг упал на маленькую тумбу возле кровати, а вернее, на брошь Кайла Нильсона, которую Келда не осмеливалась носить с собой. Тогда, два дня назад, у нее так и не получилось вернуть ее Роальду, но сегодня…

 Сегодня она сможет.

 Келда решительно приблизилась к тумбе и столь же решительно схватила с нее крохотное украшение.

 - Возьмите, - твердо сказала она, протягивая брошь Роальду. Ее тон не терпел возражений. – Возьмите же! Я вынуждена настаивать.

 Роальд стоял на расстоянии трех шагов от девушки и как будто не мог понять ее слов.

 - Почему? – только и смог он вымолвить.

 - Я не буду объяснять вам причины… - Келда еле держала себя в руках и говорила совершенно не своим голосом. – Я просто хочу, чтобы вы забрали ее!

 - Я не могу, Келда…

 - Нет, можете! – слезы уже начали застилать ей глаза. – Можете. Ведь это подарок вашего отца. Вы сами говорили, как много она значит для вас, вы…

 - Вот именно. Она значит для меня очень много, и я хотел… Просто я думал…

 Роальд так и не договорил.

 - Я очень прошу вас забрать ее обратно, - еле слышно произнесла Келда. – Очень прошу…

 Протянув руку, Роальд взял брошь с открытой ладони девушки и положил ее в нагрудный карман. При этом он смотрел в пол.

 Келда не смогла скрыть вздоха облегчения, однако ни о какой радости не могло быть и речи: у Роальда был настолько убитый горем вид, что она похолодела.

 - Прости меня, Келда…

 - За что?

 - Наверное, я просто слишком много о себе возомнил. И был слишком… самонадеян. Но теперь я получил по заслугам. Ты мне открыла глаза.

 - Не говорите так! – воскликнула Келда.

 Еще не отдавая себе отчета в своих действиях, она схватила его руку и с жаром поцеловала ее. И тут же отпустила, мысленно обозвав себя глупой девчонкой.

 - Келда… - начал потрясенный Роальд, но она остановила его легким движением ладони и без сил опустилась на кровать.

 Какое-то время ни она, ни Роальд ничего не говорили.

 - Зачем ты пришел? – слабым голосом спросила она наконец, закрыв лицо обеими руками.

 - Хотел задать тебе всего один вопрос. Всего один. Но очень важный.

 Что-то здесь было не так…

 Смутные подозрения Келды лишь укрепились, когда Роальд вдруг сел напротив нее на корточки и взял ее руки в свои. Его глаза неотрывно смотрели в самую глубину ее души…

 - Ты выйдешь за меня замуж, Келда? – робко спросил он.

 Она вспыхнула, порывисто вскочила на ноги, при этом пошатнувшись, и отошла к окну. Но минуту спустя почувствовала, что он уже стоял позади нее, его ладони легли на ее плечи, губы прикоснулись к волосам. Он прошептал:

 - После нашего с тобой разговора в камере моя жизнь преобразилась. Я избавился от ненависти, от гнева, от жажды мести… Даже отец мне теперь почти не снится! Мне стало легче дышать… Впервые за двадцать лет я по-настоящему счастлив. Если бы ты только согласилась выйти за меня, я бы…

 - Нет, - тихо сказала Келда, закрыв глаза. – Нет.

 Он отстранился. Его глаза потемнели от боли, но она этого не увидела. И не хотела видеть.

 Она была из тех людей, кто никогда не отвечает на один и тот же вопрос дважды.

 Они долго молчали…

 - Я желаю тебе счастья, Келда, - наконец быстро сказал Роальд и, ссутулив спину, вышел из комнаты.


 Во двор вышел Болдр – совсем не тот Болдр, который еще вчера бегал здесь с громкими и радостными криками. Другой…

 Он добрел до забора, еле передвигая ногами. Голова мальчика была опущена до того низко, что оказалась почти на уровне седьмого шейного позвонка. Бедняга… Несчастный девятилетний малыш…

 Кай шел рядом с Болдром и пытался приободрить его, но никакие слова не помогали.

 У Келды сжалось сердце.

 Кэйа…

 «Нет, я все-таки должна. Должна! И я ведь дала слово Валькири…»

 Прикусив до крови губу, чтобы хоть немного заглушить другую боль, ту, что внутри, Келда закрыла окно и прислонилась лбом к прохладному стеклу.

 Зажмурилась.

 «Я желаю тебе счастья, Келда».

 Как холодно прозвучал его голос…

 Наверное, она сделала ему очень больно.

 Сделав глубокий вдох, Келда подошла к двери и протянула к ней руку… Передумала. Отошла к окну. Мгновением позже снова бросилась к двери. Долго стояла так, слушая собственное сердце.

 Оно билось часто-часто. И как будто не только в груди. В висках, в пульсирующих венах на шее, в каждом пальце на руках и на ногах… и в самом сознании.

 Билось – и вдруг замерло. Как будто кто-то протянул железный кулак и стиснул его, раздавил, как скорлупу от сырого яйца.

 Решительно выдохнув и дернув ручку двери, Келда вышла из комнаты и спустилась вниз.

 Увидеть его. В последний раз. А потом уходить.

 И пусть это будет жестоким издевательством над ними обоими.


 Но все оказалось не так-то просто: Келду ждал новый удар.

 Роальда нигде не было видно.

 Ни в гостиной, где собрались хозяева и гости, негромко разговаривающие между собой, ни на лестнице, ни на втором этаже, ни на крыльце, ни даже на заднем дворике, где он, улыбаясь, однажды назвал ее любопытной.

 Нигде.

 Келда вернулась в гостиную.

 - А где… где герр Роальд? – потерянным голосом спросила она у Ребекки.

 Та тепло ей улыбнулась.

 - Ох, он уже ушел домой, милая. Ему и Карлу не терпится поскорее начать перестройку. Боже мой, даже смешно! Буквально десять минут назад он, ведя себя очень странно, заявил, что должен идти и работать, хотя, как мне кажется, они с Карлом планировали начать лишь завтра… Но мало ли что могло вдруг взбрести моему дорогому в голову! Он был очень решительно настроен уйти, и никакие уговоры твоей матушки его не остановили. А ты что-то хотела ему сказать, Келда? Боже, ты очень бледна…

 - Я… Нет, ничего. Просто удивилась, что его нет с вами.

 Ребекка опустила голову, чтобы никто не увидел счастливую улыбку на ее губах. Она многое уже понимала, почти все. Она давно заметила, как порой смотрел «ее дорогой» на хорошенькую дочь рыбака, которая стойко защищала его перед судом. А Келда Ребекке очень нравилась…

 Желая подбодрить девушку, Ребекка, как бы ничего не имя в виду, сказала:

 - Ну, да ведь мы еще будем приходить к вам в гости. Непременно! Теперь мы будем дружить семьями, правда?

 - Да, конечно, - тихо ответила Келда.

 Она улыбнулась. Но это только губы улыбались, а глаза были отчего-то пустыми.


 После обеда Келда вела себя очень странно: она то впадала в какое-то отрешенное, задумчивое состояние, то напротив, слишком громко смеялась по малейшему поводу. И когда находилась рядом с Ребеккой, так и норовила погладить женщину по руке, сказать ей что-нибудь исключительно приятное, вложить в ее глаза взгляд, полный нежности…

 Ребекка не могла понять, что происходит.

 Только Келда знала…

 Эти теплые морщинистые руки… Она представляла, как когда-то давно они ласкали маленького мальчика, укрывали его от невзгод и боли…

 Эти добрые глаза, эта редкая седина в волосах…

 Это была ЕГО няня. Последнее, что еще пока осталось от него, после того, как он ушел.

 Скоро она уйдет тоже.

 - Приходите к нам прямо завтра, Ребекка, - говорила Эидис, когда вся семья Халворсенов провожала гостей. – Что вам с маастером Валеном делать у вас дома, пока молодые мужчины будут работать? Приходите! Тем более Кай будет в школе. И ты, Нанна, приходи, приводи отца. Ойвинду, я думаю, приглашение не понадобится.

 Нанна кивала, обнимаясь с Келдой, которая, действительно, очень странно себя вела.

 - Обязательно придем, - отвечала хозяйке Ребекка. – До свидания!

 Келда, отойдя от Нанны, вдруг взяла ее за руку и прижалась губами к шершавой ладони. Растерявшись, фрекен Абель ничего больше не смогла вымолвить и вышла за порог, раскланявшись с хозяевами.

 Когда дверь за гостями закрылась, когда Эидис пошла на кухню, мыть посуду, а Фолки и Хэвард сели в гостиной у камина, Келда поднялась к себе и заперла дверь. Подойдя к кровати на ватных ногах, она упала на нее, уткнувшись лицом в подушку и зарыдала.

 У нее был выбор.

 И она его сделала.

 Примерно полчаса спустя Келда заставила себя подняться, подошла к маленькому настенному зеркалу, привела себя в порядок, насколько это было возможно с заплаканными глазами, и начала собирать вещи. Она брала только все самое необходимое. Покончив с этим делом и дождавшись, пока глаза перестанут быть настолько опухшими, Келда собралась духом и спустилась вниз.

 Тем вечером Фолки, Эидис и Хэвард только и делали, что удивлялись.

 Никогда еще их дикарка не была такой кроткой, нежной и ласковой.

 - Что с тобой, доченька, милая? – спросила ее Эидис уже перед сном.

 Стоя в проеме и крепко стискивая дверную ручку, Келда тепло улыбнулась.

 - Со мной все хорошо, мама. Просто я… мне кажется, что я изменилась. Спокойной ночи.

 Девушка нежно поцеловала свою мать и исчезла за дверью.

 - Как странно… - прошептала Эидис, не скрывая своего волнения.

 - Успокойся, мам, - бросил на ходу отправляющийся к себе в спальню Хэвард, который весь день был сам на себя не похож. – Все будет хорошо. Уверен,  все из-за того, что Келда просто-напросто влюбилась. Не переживай.

 Немного успокоившись, Эидис вздохнула и зашла в их с Фолки комнату. Хэвард проводил ее взглядом и затем долгое время не сводил глаз с двери, за которой скрылась его сестра. На лице молодого человека читалась явная тревога.

 - Да в чем же все-таки дело, Келда? – пробурчал он себе под нос. – Я должен знать…


Глава 25

 Так и не сумев уснуть, Хэвард спустился вниз и вышел во двор. Ночь была холодной и беззвездной. Громкий шепот ветра перекрывал все остальные звуки, приглушенные темнотой. Молодой Халворсен поежился и сел на скамью возле стены, исчезнув в тени двух деревьев, что росли рядом с домом.

 Он думал… О многом. Сначала пытался думать только о приятном: о том, что уже немного осталось до окончания университета, о том, какую хорошую работу ему, скорее, всего, предложат в Мехамне, представлял Нанну в свадебном платье…

 Однако постепенно все эти светлые образы были вытеснены из его сознания все нарастающей тревогой.

 - Ну что происходит? – вслух поинтересовался он неизвестно у кого. – Кэйа ушла, бросив Андора и Болдра, бросив нас всех. А все из-за этого Стеина! А теперь еще и Келда… Почему меня не оставляет ощущение, что она что-то задумала?

 Она могла. Ох, как могла!

 Хэвард уже достаточно хорошо изучил свою сестренку.

 Так он сидел, укрытый темнотой, и угрюмо молчал, а между тем приближалась полночь…

 Внезапно дверь, ведущая в дом и находящаяся как раз справа от Хэварда, всего в нескольких шагах от скамейки, тихо скрипнула, послышались легкие шаги.

 Молодой человек затаил дыхание.

 Келда!

 Она вышла из дома, осторожно ступая, но вместе с тем решительно и твердо. Одета она была тепло, а через спину ее был перекинут какой-то небольшой старый мешок из тех, которые Фолки когда-то использовал под мелкие снасти. Куда это она собралась?

 У Хэварда мурашки по коже побежали, лоб вспотел, дышать стало тяжело…

 Келда ловко перелезла через невысокую изгородь и остановилась – смотрела на родной дом. Ее свободная рука поднялась сначала к губам, а затем выпрямилась по направлению к двери, из которой девушка только что вышла. Воздушный поцелуй…

 Только тогда Хэвард опомнился.

 - Келда! – крикнул он, выходя из своего убежища.

 Точнее, это ему казалось, что он крикнул: на самом же деле звук получился глухой и сдавленный. Однако и этого хватило Келде, чтобы испугаться и вздрогнуть от неожиданности.

 - Тише, Хэвард! – прошептала она, приложив палец к губам. – Умоляю тебя, тише!

 Он подошел к изгороди и оказался на расстоянии шага от сестры.

 - Куда ты?

 - Прости, Хэвард. Я ухожу.

 Она уже собиралась отвернуться и продолжить путь, но он схватил ее за руку.

 - Нет, я тебе не позволю! Объясни!

 - Ты не поймешь.

 - А вот и нет. Я все пойму. Кто еще знает тебя лучше, чем я?

 - Никто, но…

 - Расскажи!

 - Я должна уйти, Хэвард. – Голос Келды дрожал, глаза были опущены. – Валькири… Она меня ждет. Мы пойдем в Омганг вдоль берега океана. Мы пойдем в Омганг… так надо.

 - Надо?

 - Да. Может быть, мне удастся вернуть Кэйю, пока еще не поздно.

 - Это безумие, Келда! Ваша Валькири – она же… она ненормальная!

 - Вовсе нет. Она просто очень несчастна. Я хочу ей помочь.

 - Помочь? Ты идешь за ней, чтобы… Ты в своем уме?

 - Да, Хэвард. Я решила, и меня ничто не остановит теперь. Ничто. Я, скорее всего, не вернусь к вам.

 - Келда, прошу тебя, умоляю: не надо уходить. Останься… - Хэвард попытался обнять ее, но ничего не вышло. – Ты не можешь уйти, сестренка. А как же мы? Неужели ты готова нас бросить?

 Келда внезапно разрыдалась.

 - Молчи! Мне итак невыносимо больно от расставания с вами. Но иначе нельзя! Ты не поймешь, потому что ты не слышал… Ты не можешь понять… - она вытерла слезы ладонями. – Скажи маме с папой и Андору с Болдром, что я всех вас очень люблю. Простите меня. Простите, простите… Прощай, Хэвард.

 - Нет! Келда, прошу тебя… пожалуйста… Сестра… Не уходи!

 Она внезапно улыбнулась. Тепло и ласково. Протянула к нему руку, убрала с лица упавшую светлую прядь волос, погладила брата по щеке…

 - Я помню, как обещала спеть на твоей свадьбе, - прошептала она умиротворенно. – И научить пению твоих детей…

 Это было так давно! Хэварду тогда было всего-то четырнадцать, и тогда он только мечтал о прекрасной невесте, а Келда…

 - Келда, ты помнишь? Милая моя сестренка, ты, правда, помнишь?

 В глазах Хэварда зажглась надежда, но…

 - Как жаль, что мне не удастся выполнить обещание, - сказала Келда.

 И ушла.

 Хэвард не смог удержать ее.

 Она ушла – маленькая, своенравная принцесса из его детства. Дикарка. Ушла. Ушла в ночь, а где-то там ее ждала безумная Валькири.

 Валькирия… Убитых собирает.

 Нет-нет. Об этом нельзя думать.

 - Келда, - прошептал Хэвард.

 По его щеке ползла слеза.


 ОН опять пришел. Опять…

 - В чем дело, сын? Ты не рад мне?

 - Я всегда звал тебя и ждал, - во сне прошептал Роальд одними губами. – Но когда ты ушел в последний раз, мне было легко. Без тебя я был счастлив. Был…

 - Был, - эхом отозвался Холдор. – Был до тех пор, пока она тебе не отказала?

 - А ты поэтому решил вернуться, отец?

 Ответа не последовало.

 И только через какое-то время, показавшееся бездонной пропастью вечности…

 - Иди ко мне, сынок. Иди ко мне и к своей матери. Иди же… В могиле нет боли и страхов. Там обо всем забываешь… И о ней тоже забудешь…

 - Но я не хочу о ней забывать!

 Раздался жуткий хохот, и чей-то совершенно незнакомый, не отцовский голос, произнес, насмехаясь:

 - А тебя никто и не спрашивает, Роальд Сорбо!

 … Он проснулся в холодном поту.

 - Что с тобой, Роальд? – испуганным шепотом спросил пробудившийся за несколько секунд до него Кай.

 - Ничего. Ничего, просто кошмар. – Он сел на кровати и надел рубашку, силясь отдышаться. – Спи, Кай. Я… скоро вернусь.

 Оставив своего недоумевающего кузена одного в тесной комнатке, Роальд тихо вышел из дома и направился к дому Халворсенов, еще не понимая, зачем он это делает.

 Хотя…

 Возможно, даже понимая.

 Он шел к Халворсенам с твердым намерением увидеть то, на что ему не удалось взглянуть днем при расставании – ее глаза.

 Пусть даже ее равнодушный и холодный взгляд его убьет.

 Он все равно посмотрит ей в глаза. Все равно. Ей не удастся спрятаться. Он придет и сядет где-нибудь под ее окном и будет ждать так до самого утра. Нет, лучше он сядет возле двери, чтобы встретить ее, когда она будет выходить из дома, направляясь в школу.

 Но судьба порой очень жестоко шутит…

 Обойдя дом Халворсенов, чтобы подойти со стороны заднего дворика и увидеть окна Келды, Роальд заметил фигуру человека, возвышавшуюся над маленьким крыльцом. Сделав еще несколько широких и быстрых шагов, он узнал Хэварда, который стоял возле двери, прижавшись к ней лбом, и будто не решался войти.

 Но – глупо! – как можно бояться войти в дом своего отца? Почему он стоит тут и почему… Теперь Роальд все слышал. Почему Хэвард плачет? Горько плачет, то и дело всхлипывая, дрожа и кусая губы… Только взрослые могут так плакать. Только тогда, когда у них настоящее горе.

 - Хэвард!

 Он повернулся на голос. Все его тело сотрясалось.

 - Что случилось? – с тревогой спросил Роальд, одним махом оказываясь внутри небольшого дворика.  – Что с вами, Хэвард?

 - Простите меня… за ненадлежащий вид, - пробормотал Халворсен. – Простите меня… За все меня простите… Вы, Роальд. И мой отец. И мама. Простите меня… Я не смог.

 - О чем вы говорите? Что произошло? Объясните же!

 Роальд почти умолял.

 Хэвард сошел с крыльца и, подойдя к собеседнику на расстояние полушага, положил руку ему на плечо. Стиснул.

 - Я не смог ее удержать. Келда… Она ушла за этой ненормальной. Она… она сказала, что не вернется.

 Нельзя описать, что почувствовал в тот миг Роальд, но новость эта нанесла ему такой удар, что колени его подогнулись, так что он чуть не упал на землю. Хэвард увидел это в его глазах, и на лице Халворсена отразилось сопереживание.

 - Ты не успел совсем чуть-чуть, - прошептал Хэвард. – Если бы ты пришел хоть на пять минут раньше… ты бы еще смог проститься с ней.


 Валькири уже ждала ее на том же самом месте, где состоялась их утренняя встреча. В темноте она, мрачная и молчаливая, с растрепанными от ветра черными волосами, казалась маленькой ведьмой…

 - Я готова, - сказала Келда, чтобы хоть что-нибудь сказать.

 Валькири кивнула.

 - Идем, - бросила она и зашагала по направлению к берегу. – Мы пойдем вдоль побережья. Океан будет подсказывать нам путь.

 Келда решила не обращать внимания на ее последнюю реплику, совершенно не несущую смысла.

 - А ты разве не знаешь дорогу? – поинтересовалась она, держа от спутницы дистанцию в три шага. – Ты вообще была когда-нибудь в этом Омганге?

 После недолгого молчания Валькири ответила:

 - Была. Но это было очень, очень давно.

 Обе девушки замолчали и за всю дорогу до берега океана не проронили ни слова, вслушиваясь лишь в шум ветра. Однако внезапно Валькири резко остановилась и как будто задумалась, глядя в одну точку прямо перед собой.

 - Откуда он здесь? – спросила она вслух.

 - Кто – он?

 - Приглядись получше. Там, впереди…

 Встав рядом с Валькири и прищурившись, чтобы лучше видеть, Келда смогла разглядеть смутные очертания человека, который неподвижно стоял у берега.

 - Ты знаешь, кто это может быть? – шепотом спросила она у своей спутницы.

 - Я знаю, КТО ЭТО, - стальным голосом отозвалась Валькири. – Зовущий Эхо. Его зовут Торстеином. – Чуть погодя она вдруг совершенно спокойно добавила: - Он идет к нам.

 И действительно, спустя несколько минут Стеин уже возвышался перед ними, угрюмый и враждебно настроенный, как, впрочем, и всегда.

 - Что это вы здесь делаете? – требовательно спросил он.

 Валькири жутко улыбалась ему и молчала, а Келда, и не думая отвечать Стеину, гневно воскликнула:

 - Где Кэйа?

 - Тебя это больше не касается. Она отказалась от вас.

 - Не верю! Это все ты… Ты!

 Стеин нагло усмехался, и Келда чуть не задохнулась от ярости.

 - Да я тебя голыми руками задушу, сволочь! – крикнула она и бросилась на Норсенга с кулаками, однако ее слабые удары не оказали на него никакого впечатления, а когда ему надоел этот спектакль, он просто схватил ее за запястья, лишив дальнейшей возможности его избивать.

 - Да тихо ты, Келда! Успокойся…

 Как ни странно, дикарка успокоилась. Она послушно опустила голову и даже позволила Стеину себя приобнять.

 Бедная девочка… Внезапно он почувствовал к ней сострадание.

 - Мы идем в Омганг, - тихо призналась Келда.

 - Зачем? – очень спокойно отозвался Стеин.

 - А вот этого мы тебе сказать пока не можем, - вдруг вмешалась Валькири.

 Стеин злобно осклабился. Боже, как он ее ненавидел!

 - Ты хоть знаешь, с кем связалась, Келда? – негромко спросил он.

 - Да.

 Сказав так, девушка вновь встала рядом с Валькири.

 - Я с ней.

 - Как знаешь. Но ты, возможно, больше не вернешься сюда.

 - Мне это известно, Стеин.

 В его глазах снова промелькнуло уважение.

 - Тогда прощай.

 - Нет, погоди, я еще не все сказала… Слушай меня внимательно, Норсенг: если с Кэйей хоть что-нибудь случится, ты пожалеешь, что появился на свет!

 - Это точно. Пожалею… Я буду проклинать всю свою ничтожную жизнь… Но вовсе не из-за тебя, девочка. Тебе даже рук не придется марать для того, чтобы сделать меня несчастным.

 Какое-то время все трое молчали. До тех пор, пока Валькири не тронула Келду за плечо.

 - Нам пора уходить.

 - Да, конечно. Прощай, Стеин. Ты… хороший человек, так что давай пожмем друг другу руки.

 Поколебавшись, Торстеин выполнил ее просьбу, удивленно вскинув брови, когда оказалось, что девушка никак не хочет отпускать его ладонь. Келда тихонько всхлипнула.

 - Ты чего это? – растерянно спросил Норсенг.

 Девушка не ответила.

 Он был последним человеком из ее родной деревни, последним, кого она видит. Больше никого не будет… Только Валькири.

 Да, она ненавидела Стеина, порой презирала, а порой жалела. Но если бы она могла взять с собой в дальнюю дорогу хотя бы одного «нормального» человека, не такого, как эта страшная ведьма… Она была бы безмерно счастлива иметь такого спутника, как Стеин.

 И все же…

 Собравшись духом, Келда отпустила руку молодого Норсенга, решительно развернулась и побежала следом за Валькири, которая уже успела их покинуть. А Стеин, засунув руки в карманы брюк, побрел к деревне.

 Кэйа уже ждала его…

 Когда он сделал шагов десять, ему послышалось, сквозь вой внезапно рассвирепевшего ветра, что за спиной его раздался дикий и безумный смех Валькири.


Глава 26

 Когда Стеин вошел в комнату, которую занимала Кэйа, оказалось, что сестра его стояла на коленях посреди свободного пространства, а руки ее были сложены в молитве.

 Услышав его, Кэйа вздрогнула и обернулась.

 - Пора, - коротко проговорил Стеин.

 Она поднялась на ноги, и молодой человек заметил, что лицо ее было мертвенно бледным и осунувшимся.

 - Что-то не так?

 - С чего ты взял? Со мной все хорошо, я только что помолилась Господу и чувствую, что он простит мне все мои ошибки и направит по правильному пути. Я верю…

 - Что ж, тогда идем.

 Приобняв сестру за плечи, Торстеин вывел ее из комнаты в коридор, где уже стояла разбуженная их голосами фру Ибсен, встревоженная и насторожившаяся, с большой лампой в руке.

 - Что такое, Стеин? – с беспокойством поинтересовалась пожилая женщина. – Куда вы собрались?

 Оба – и брат, и сестра – не удосужились все ей объяснить.

 - Мы не вернемся сюда, фру Ибсен, - едва заметно улыбаясь, промолвила Кэйа. – Спасибо вам за все.

 - Прощайте, - бросил Стеин, подхватывая на руки дорожную сумку.

 Больше они не обращали внимания на несчастную, брошенную ими служанку, которая так и осталась стоять посреди коридора с открытым от растерянности ртом. В следующее мгновение Норсенг отворил входную дверь и вместе с сестрой ступил в ночь…

 Уже отойдя на приличное расстояние от деревни, Стеин с наслаждением втянул воздух в легкие.

 - Ты только почувствуй это, Кэйа! – взволнованно шептал он. – Почувствуй, вдохни полной грудью! Так пахнет свобода!

 - Теперь мы пойдем туда, куда звала нас мама, верно? – спросила Кэйа, доверчиво прижимаясь к брату.

 - Да. Туда, где нет разницы между жизнью и смертью, где наши родители всегда будут рядом с нами. И мы снова сможем жить нашей маленькой и дружной семьей.

 - Далеко ли это, Стеин?

 - Не знаю. Не знаю, где находится это место, как оно выглядит, сколько лет нужно потратить на то, чтобы добраться туда. Я просто знаю, что место это существует, и мы туда придем! Голос мамы будет вести нас.

 - Да, голос мамы, - улыбнулась Кэйа. – Идем же скорее!

 Они шли к фьорду, где должны были встретиться с Бергдис, и тучи постепенно сгущались над головами двух несчастных, двух ДЕТЕЙ, обреченных на вечное заточение в прошлом, очарованных и загипнотизированных, двух Зовущих Эхо…

 Где-то пророкотал гром, вспышка молнии на тысячную долю секунды озарила уснувшую равнину. Они не обратили внимания.

 Хлынул сильный ливень. Трава и камни, все чаще попадающиеся им на пути, стали мокрыми и скользкими, пропитавшаяся водой одежда путников отяжелела и холодила, тем более что ветер с каждой минутой набирал все большую силу и мощь.

 - Пришли, - наконец-то выдохнул Стеин, когда увидел вдалеке очертания скалистого берега и далеких «ворот фьорда», скрытых рваными клочьями ночного тумана и облаками мельчайших морских брызг. – Осталось совсем немного – и мы услышим ее…

 И он повел Кэйю к своей заветной пещере: именно там ему чаще всего являлась Бергдис. И вне всяких сомнений, она и теперь придет туда, ведь это ОНА САМА их позвала.

 - Торстеин! Кэйа!

 Они явственно услышали этот зов в один и тот же момент и с детским восторгом продолжили путь. Через десять минут оба уже стояли внутри тесной пещерки.

 Где-то там, снаружи, раздался оглушительный треск, будто Тору вдруг вздумалось пускать над морем фейерверки, но ни Стеин, ни Кэйа уже не слышали ничего, кроме прекрасного и манящего голоса матери.

 - Идемте ко мне, мои милые… Идемте…

 - Мы уже идем, мама, - прошептала Кэйа. – Ты только скажи, куда держать путь. И мы придем.

 Внезапно раздался жуткий хохот, от которого кровь останавливалась в жилах. Отвратительный, ужасающий, безумный хохот, в котором воедино слились все пороки и слабости человеческой души. Нет, он не мог принадлежать Бергдис, это кто-то другой вмешался в их разговор.

 Кто-то другой.

 - Вот вы и попались, малютки! – продолжая смеяться, крикнул голос.

 Он был удивительно похож на голос матери. И все же… нет, это была не она. Ее тембр был нежнее, ласковее, она не могла ТАК говорить и насмехаться над ними!

 - Наивные, глупые человечки! – и снова дикий хохот. – Вы будете принадлежать нам! Весь мир будет принадлежать нам! И тогда мы наконец-то отомстим за нашу кровь… Отомстим сполна…

 Хохот оборвался так же резко, как и начался. Вместо него вновь послышался зов матери:

 - Идите же ко мне милые, ну же… Идите… ко мне…

 Но теперь голос Бергдис был каким-то заискивающим, омерзительным, ужасающе чарующим. Он напоминал сладкое шипение ядовитой змеи, готовой в любой момент нанести смертельный удар, в нем слышался шепот коварного искусителя…

 - Идите ко мне, детки…

 - Нет! – в страхе закричала Кэйа и бросилась вон из пещеры.

 - Кэйа, стой! – Торстеин ринулся следом.

 Кэйа бежала прочь от страшной расселины сквозь дождь, хлеставший ее по лицу. В глазах ее отражался ужас обезумевшей жертвы, преследуемой стаей кровожадных волков.

 Она бежала в сторону «ворот фьорда», а тем временем шторм становился все сильнее.

 - Подожди, Кэйа! – изо всех сил кричал Стеин. – Стой! Прошу тебя!

 Проклятие! Словно нечистые силы вмешались внезапно в естественный ход вещей, но Стеин не мог догнать свою сестру: она неслась быстрее испуганной лани, а он с трудом передвигал отяжелевшими ногами. В рассудке у него помутилось.

 - Нет! Нет! – повторяла Кэйа, забыв о брате и кусая собственные пальцы. – Нет!!!

 Ее вовсе не пугал устрашающий вид высоко вздымающихся убийственных волн, что разбивались о скалы фьорда. Ее пугала черная дыра в ее собственной душе – дыра, которую постепенно заполняли крики разгневанных ведьм. Среди них не было мамы…

 - Где же ты, мама? Зачем ты нас бросила?

 Кэйа сама не заметила, как миновала «ворота». Из воды кое-где торчали темные камни…

 «Совсем как тогда, двадцать лет назад, на этом самом месте, когда меня спас Фолки», - подумалось ей… за мгновение до того, как бушующее море накрыло ее и навеки погребло под своим тихим синим покрывалом…


 Слишком поздно, Стеин…

 Все. Конец.

 Я забрал ее.

 А Я никогда не возвращаю обратно того, что взял.


 - Герр Халворсен, можно мне сказать? – робко поинтересовался один из учеников, сидящий за третьей партой первого от двери ряда.

 - Да, Эрик, - отозвался Андор, отрывая глаза от классного журнала. – Что ты хотел?

 - Там… в коридоре стоит какой-то человек. Кажется, в деревне все его зовут герром Норсенгом.

 Сердце Андора сжалось, и кровь резкой волной отхлынула от лица.

 - Ты уверен? – тихо спросил он.

 - Мне так кажется, - пробормотал мальчик.

 Андор поднялся, придерживаясь руками за столешницу. В глазах его потемнело.

 - Значит так… Вы пока прочитайте параграф, а я ненадолго отлучусь, проверю, действительно ли это герр Норсенг.

 Он вышел из класса – и лицом к лицу столкнулся с Торстеином. Тот был бледен, как никогда ранее, в растрепанных волосах кое-где виднелись мелкие сучки и хвоя, глаза были на мокром месте, губы дрожали, на голове красовалось несколько серьезных ушибов, в нескольких местах проступила кровь.

 Ледяной страх сковал Андора по рукам и ногам, внутри все опустилось и так замерло.

 - Что ты здесь делаешь? – шепотом спросил он.

 Не заботясь о том, что он находился посреди здания деревенской школы, Стеин вдруг рухнул перед учителем на колени.

 - Убей меня, Андор! – в отчаянье прохрипел он. – Убей меня, прошу!

 Андор не пошевелился, и тогда Норсенг схватил его руку и прижал ее к своему горлу. Его воспаленные опухшие глаза, которые он устремил на Халворсена, горели страшным огнем сумасшествия и огромной, ни с чем несравнимой болью. На губах скопилась белая пена.

 - Убей меня, Андор, - шептал Стеин. – Убей и избавь от этой нестерпимой муки! Я не могу так, не могу! Я проклинаю самого себя!

 - Тише, Стеин, бога ради, успокойся!

 - Ради какого еще бога? Ради какого бога, я тебя спрашиваю! Я не могу успокоиться! Она погибла, Андор! Моя сестра, твоя любимая… Ее больше нет!

 ЕЁ НЕТ…

 Андор пошатнулся и прислонился спиной к закрытой двери класса.

 Кэйа!

 Как ее может не быть? Ведь она…

 В душе было пусто.

 - Это все моя вина, - прошептал Стеин. – Моя… Покарай меня за это, Андор. ОТОМСТИ МНЕ!

 - ЗАЧЕМ? – голос Андора был очень тихим, но в нем звенело столько горечи, что уже одно это делало его сильнее и ужаснее. – Зачем, скажи мне? Что ТЕПЕРЬ значат все наши прежние ссоры, что значит наша вражда? Ответь… Да и в чем мне винить тебя? Она всегда все решала сама, я ведь говорил тебе, а ты мне не верил. Она сама делала выбор. И тогда, когда в первый раз поменяла одну жизнь на другую, и теперь, когда решила вернуться в твой мир… И когда она сказала, что не вернется к нам, она это тоже сама выбрала… САМА.

 Он положил руку на плечо притихшего Стеина.

 - Надеюсь, она умерла счастливой…

 Стеин этого не знал. Сумел ли он хоть на несколько минут осчастливить свою сестру, дать ей что-то прекрасное взамен того, от чего ей пришлось отказаться, ради свободы?

 Сумел ли он?

 ОН НЕ ЗНАЛ… А если вспомнить, как она в ужасе убегала от зовущего ее недоброго голоса…

 Но он поднял глаза на Андора… и твердо сказал:

 - Да. Она умерла счастливой.





Примечания

1

Омганг - город в Норвегии, куда в старину ссылали ведьм. В настоящее время относится к коммуне Гамвик.

(обратно)

2

Валькирии – в германо-скандинавской мифологии девы-воительницы, которые подбирают убитых воинов и сопровождают их в небесный чертог Вальхаллу.

(обратно)

3

Тор - в германо-скандинавской мифологии бог грома, дождя и плодородия.

(обратно)

Оглавление

  •  История, которую рассказал Океан...
  • Пролог
  • Часть первая  Я НАБЛЮДАЮ ЗА ТОБОЙ
  • Глава 1
  •  Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  •   Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26