Восход Андромеды [Асмунд Торм] (fb2) читать онлайн

- Восход Андромеды (и.с. Боевая фантастика) 1.53 Мб, 419с.  (читать) (читать постранично) (скачать fb2) (скачать исправленную) - Асмунд Торм

Настройки текста:



Асмунд Торм Восход Андромеды

ПРОЛОГ


Туманность Андромеды. Рукав Змееборца. Земля Радости

— Встречу Совета объявляю открытой, — в абсолютно полной тишине полным бесстрастия голосом произнёс маг вектора Хронометра. — Слово предоставляется Его Отражению магу вектора Единорога.

— Ваши Отражения, высокочтимые маги. Речь пойдёт о вновь открытом нами мире в соседней галактике. Подробная информация об этом мире уже находится на ваших информационных коммуникаторах. Речь пойдёт о недавно полученных данных, нашей реакции и действиях в сложившейся обстановке. Обратите своё внимание на экран.

На огромном экране замелькали столбцы цифр и формулы. Из черноты экрана выплыла планетарная система, вращающаяся вокруг одинокой звезды. Экран разделился на две равные части, каждая из которых изображала планетарную систему. Даже неискушённый взгляд мог отыскать в этих двух рисунках множество аналогичных параметров. В то же время системы отличались одна от другой.

— Перед вами зеркальное отражение нашего собственного мира. Об этом свидетельствуют все вышеприведённые данные. — Взявший слово переместил курсор на изображение. — Вот вердикт Звёздной гильдии. В этом не может быть никакого сомнения. Именно по этой причине созван Совет Квадрата закона и Круга силы. Нам следует принять очередное для нашей цивилизации судьбоносное решение.

— Результатом наших прошлых решений стали действия, раздвинувшие границы нашего влияния на весь звёздный рукав, — окидывая собравшихся пронзительными фиолетовыми глазами, произнёс маг вектора Сфинкса. — Сейчас перед нами стоит вопрос правомочности вмешательства в дела замкнутого мира. Тем более — это мир из другой галактики, в которой не действуют большинство привычных для нас законов мироздания. В частности, цивилизация этого мира сугубо технократичная, построена на иррациональном, с нашей точки зрения, восприятии реальности. Изучение законов мироздания, называемое у них наукой, никак не согласуется с общепринятыми мировоззренческими доктринами. Говоря откровенно, и те, и другие служат истинным хозяевам этого мира, в роли которых, как мы подозреваем, выступают Странники. Не спровоцируем ли мы попытку ответного вторжения в нашу галактику этих служителей тьмы?

— Да, развитие цивилизации в этом мире однобоко и бесперспективно, — проговорил маг с отливающими перламутром длинными волосами. — Но вся их галактика в куда большей степени, чем наша, пострадала от вторжения сил тьмы. Глядя на этот одинокий спутник планеты, на пояс обломков на месте пятой планеты, на огрызки на окраине системы, я не представляю, что мы сможем сделать в этом мире. В нём даже не сохранились представители нашей расы в воплощённом мире. В этом мире даже не уделяют внимания изучению высших циклов Времени. Небесные циклы идут вразнобой. Поэтому земляне лишены возможности получать объективные данные о мироздании. Этому способствует и малая продолжительность жизни — около семидесяти местных лет. Это более чем в два раза меньше, чем средняя продолжительность жизни в наших мирах.

— Всё так. Продолжительность жизни и особенности восприятия информации не позволяют этим землянам решать большинство стоящих перед ними задач, — вздохнул маг вектора Небесного Трона. — Подозреваю, что бесполезно говорить и о связи со своими ушедшими предками, в данный момент воплощёнными в материальном мире. Древо Предков этого человечества постоянно теряет свою листву. Причиной этого могут выступать как бредовые мировоззренческие идеи, доминирующие в этой цивилизации, так и сознательное культивирование вируса лжи и обмана. Возможно, земляне вообще не изучают своё Древо Предков.

— Логично. Искажение генетических линий приводит к тяжёлым последствиям, — зазвучал ровный металлический голос зеленоглазого гиганта, мага вектора Небесного Воина. — Излишняя близость четвёртой планеты системы к этой Земле создаёт проблему воинственности. Аборигены решают большинство своих проблем, исключительно применяя насилие. С большой долей вероятности войны в этом мире разжигаются искусственно. Как раз сейчас на одном из континентов идёт полномасштабная война. Кое-кто прекрасно освоил в этом мире манипулирование сознанием и подсознанием разумных существ и играет в свою кровавую игру. Естественно, используя подставных марионеток. Через какое-то время земляне приблизятся к техническому уровню, достаточному для уничтожения самой цивилизации и экологии на всей планете.

— Хуже всего не это. Я подозреваю, что полное отсутствие в этом мире нашей расы и расы ахрамцев вызвано генетическими и расовыми войнами. — Маг Небесного Трона обвёл коллег полным боли взглядом. — На данный момент в этом мире существует разделение людей по цвету кожи, а совсем недавно процветало узаконенное рабство. Более того, на протяжении долгих лет представителей одного из народов другой расы обвиняли в гибели очередного Спасителя, причём делалось это с одобрения владеющих умами и властью лиц. Не удивлюсь, если в ближайшее время в этом мире возникнут идеи тотального уничтожения населения по расовому принципу. В одной из стран уже началась война, в которой стороны разделены по происхождению каждого отдельного человека. Всё это прикрывается очень красивыми лозунгами. Эту междоусобную войну аборигены называют Гражданской.

— Да как они смеют вытворять такое?!

— Разумные существа не могут так поступать!

— Это невозможно! — Совет зашумел, как растревоженный улей. Каждый из магов возмущённо высказывал собственное мнение. Разведя руки в стороны, маг вектора Хронометра поднялся с места, призывая Совет к спокойствию. Ещё никогда маги Совета не прерывали заседание выражением такого недовольства.

— Высокочтимые маги! Прошу не нагнетать страсти. Мы вмешаемся в дела этого мира. Но нам следует тщательно подготовить столь необычную экспедицию. Как вы прекрасно понимаете, и император, и Конунг младших рас не дадут «добро» на использование в такой дали аэрокосмических сил империи. Да и нет никакой необходимости в применении в этом мире аэрокосмических мегадестроеров. За последнее время в той галактике мы уже открыли достаточное количество мёртвых миров. Частично — это работа Странников, частично — самих аборигенов. Не будем создавать очередное кладбище. Используя нюансы мировоззрения землян, мы разработаем операцию по внедрению и легализации нашей экспедиции. Мы выложим всю информацию о данном мире в мировую сеть. Мы объявим набор добровольцев в наземную экспедицию, и миллионы разумных существ откликнутся на наш призыв.

— Надеюсь, мы не станем посылать в этот мир разумных ящеров с Тринити? А то земляне попросту нас не поймут, — пошутил маг вектора Равновесия, вызвав у коллег снижение общего накала страстей. — Вопрос с кадрами можно считать решённым. Возникает проблема с техническим оснащением экспедиции. Роботизированные заводы способны произвести любое оружие и в любых количествах. Но, по закону, мы не имеем права использовать наши технологии.

— Нам вполне по силам скопировать земные образцы, — заметил маг вектора Вепря. — Жители Земли Кузнецов скопируют и улучшат любые предметы, сделанные из металла, и с применением современной электроники. Новый и интересный заказ только подстегнёт их непрерывное межклановое соревнование.

— Решено. Мы обратимся к гильдии Кузнецов с общеимперским заказом, — подвёл итог маг Хронометра. — Я объявлю гражданам всех миров империи вердикт Совета.


Туманность Андромеды. Рукав Змееборца. Земля Радости

После всепланетного освещения проблемы зеркально отражённого мира Совет звёздных вождей трёх рас полностью одобрил и поддержал идею вмешательства в мир Земля. Почти миллион добровольцев из разных мест империи подали заявки на включение их в состав экспедиционной армии. Часть из них отсеялась по различным причинам, а остальным предложили три варианта: боевые части, вспомогательные технические подразделения или резервисты с местом базирования на метрополии.

Автоматические зонды записали терабайты визуальной информации, сделали доступными терриконы чертежей. Несмотря на это, многие из образцов техники землян ставили техноэкспертов Триумвирата в тупик. Такое ощущение, что их придумывали и выпускали с одной целью — увеличить потери среди собственных воинов, вынужденных воевать таким оружием. Кстати, техноспец, высказавший эту идею на тактическом совете по заказу необходимых визуальных материалов и чертежей, был сразу повышен в должности. Присутствовавший на совещании дежурный маг быстро сделал выводы о хорошей интуиции технического специалиста и подал рапорт наверх.

После целого месяца мучений эксперты огласили итоговое решение. Согласно ему, из образцов техники землян имело смысл продолжать изучение и разработку только морских видов вооружения. Существующие наземные и воздушные средства были признаны бесперспективными. В этих направлениях, для моделирования дальнейшего развития оружия, решили применить стандартные вычисляющие системы, а потом периодически сверять варианты развития виртуальных вариантов с земным оригиналом. Наштамповать очень быстро нужный образец винтовки, пулемёта, пушки — не проблема. Главное — не производить заведомый металлический лом.

Такое решение автоматически означало Поворот Зеркал в морской среде мира Земля с последующей высадкой морского десанта. Также это автоматически означало в основном морское базирование летательных аппаратов. Чтобы отработать технологии производства морских кораблей, для предстоящей экспедиции заложили несколько единиц разных проектов. По мере вступления в боевую готовность планировалось начать боевую подготовку добровольцев для службы на аналогичных кораблях будущих серий.

Неторопливая подготовка к операции была прервана новой информацией с Земли. Земляне официально открыли десятую планету своей системы. Стало ясно, что в ближайшее время Землю ждут «весёлые» годы. Звёздная гильдия вынесла предупреждение о наиболее вероятном начале масштабного кровопролития в ближайшее время. Вскоре в государстве Германия к власти пришла нацистская партия.

Разведка начала поиск наиболее удобных мест для открытия Коридора на Земле. После длительных дискуссий о мировоззрении и религиозных пристрастиях землян, совмещённых с данными геологического зондирования с целью поиска природных ископаемых энергоносителей, выбор остановили на самой большой по площади стране мира Земля.


— Правители одной из стран мира Земля объявили себя практически потомками нашей расы, — тихим, не предвещающим ничего хорошего голосом начал маг вектора Равновесия. — Их расовая теория возложит на алтарь тьмы миллионы воплощённых душ. Прикрываясь своей лживой теорией, эти слуги нечестивого готовят планы уничтожения практически всех народов этого мира. Уже начаты репрессии по отношению к еврейскому населению в этой самой Германии. Настаёт время для нашего вмешательства.

— В империи под названием СССР развивается утопическая доктрина, которую назвали коммунизмом, — спокойно произнёс маг вектора Вепря. — Этот коммунизм провозглашает равенство людей. Правда, непонятно кто и перед чем равен, и насколько ребёнок императора равен ребёнку крестьянина. Идеологии коммунизма и нацизма одинаково бредовы, и именно по этой причине они столкнутся между собой. Зазеркальная Владычица попросту сметёт их своим веером. Интересен вождь страны СССР. В другое время и в другом мире он мог бы стать магом. Занятно, но в жизненной доктрине этой страны присутствует вера в светлое будущее.

— Что же, это позволяет воплотить вариант «Потомки», — задумчиво протянул маг Хронометра. — Главное — не прозевать какой-нибудь очередной сюрприз со стороны этих землян.

Подписание договора о дружбе и сотрудничестве между СССР и Германией послужило пусковым механизмом к мобилизации Легиона добровольцев, сосредоточения сил и средств в исходной точке открытия Коридора. Решение не ждать полной постройки и производства всех запланированных к перебросу морских кораблей признали рискованным, но имеющим много шансов на успех. Также не успевали с сухопутной техникой, со стрелковым оружием и ещё много с чем. Ставка в предстоящем первом контакте с местными военными была сделана на химическое нелетальное оружие. Кто будет сопротивляться до конца — пусть готовятся к встрече с предками. В дальнейшем имело смысл использовать мировоззренческую кашу в головах населения Земли и убедительно объяснить руководству СССР ошибочность его действий во многих вопросах.

Часть 1

VENI, VIDI, VICI[1]

ГЛАВА 1


Баренцево море. Первое сентября 1939 года

— Товарищ капитан-лейтенант, справа по курсу неопознанные корабли! — Звонкий голос молодого сигнальщика вывел из раздумья командира сторожевика.

— Ну так сверь со знакомыми силуэтами, Фёдор, опознай и чётко доложи, — первым отреагировал штурман сторожевика, которого взяла досада за ошибку своего ученика. — Я же вчера вам всем на занятиях в нескольких ракурсах рисовал силуэты гражданских и военных судов. В бою твой невнятный доклад может привести к непоправимой ошибке.

— Товарищ лейтенант, ну не было вчера на занятиях таких кораблей, — с виноватым видом произнёс недавно призванный во флот краснофлотец. — Эти какие-то незнакомые, военные вроде.

— Подождите, товарищ лейтенант, сами взглянем, потом разбираться станем, — улыбнувшись, командир остановил уже набравшего воздуха в грудь штурмана. — Ну, где там твои неопознанные?

Сторожевой корабль «Гроза» совершал ничем не примечательный учебный поход, ранним туманным утром выйдя из горла Кольского залива. Предстоял очередной обычный день боевой учёбы для личного состава и очередной день работы для командного состава корабля. За несколько лет напряжённой работы с призванными во флот новобранцами из обычных парней сделают отличников боевой и политической подготовки. Потом их сменят следующие. И так далее. Стране Советов очень скоро понадобятся опытные кадры для стремительно растущего военно-морского флота. Поэтому командир корабля, капитан-лейтенант Древницкий, не торопясь, прохаживался по мостику, наблюдая за действиями своих подчинённых.

— А ведь вправду военные, — с удивлением произнёс штурман, опуская свой бинокль. — Кого-то они сильно напоминают. Точно, японцев! Товарищ капитан-лейтенант, один к одному японские эсминцы. Здесь, на севере, решили нам за Халхин-Гол отомстить.

— Подождите, не горячитесь, товарищ лейтенант, у японских «Фубуки» две дымовые трубы, а у этих — только одна, — уточнил командир сторожевого корабля. — Сами подумайте, где Кольский залив, а где Япония? Как они сюда попали?

— Да проще простого, товарищ капитан-лейтенант, империалисты Англии, Франции и Польши им помогли дойти до севера, — затараторил взволнованный штурман. — Капиталисты этих стран из кожи вылезут, чтобы нам вред нанести. Они же так страстно хотели, чтобы мы с Германией войну начали. А сами бы в сторонке сидели и нашими руками с Гитлером бы воевали.

— Товарищ капитан-лейтенант, может, разрешите у них запросить позывные, — шмыгнув носом, спросил стоящий с понурым видом сигнальщик.

— Отставить запрос позывных. Вы правы, товарищ лейтенант, взгляните, — изменившимся и разом севшим голосом произнёс командир сторожевика. — Это крейсер типа «Могами».

— Изогнутая дымовая труба, невысокая надстройка, — вытер пот со лба штурман, — точно, он. Товарищ капитан-лейтенант, их же здесь целая флотилия! Вот и сходили на учения, так твою растак.

— Боевая тревога! Всему экипажу — занять места по боевому расписанию! Лево руля, ложимся на обратный курс! Радист! Срочно радиограмму в штаб флота! — заметался по мостику командир.

— Товарищ капитан-лейтенант, справа самолёты! Похожи на наши И-16, девять, нет восемь штук! Идут к берегу, на низкой высоте, — молодой сигнальщик уже не докладывал, а кричал в полный голос.

— Это с авианосца, больше неоткуда, — меняясь в лице, простонал штурман. — Не дай бог торпедоносцы. В Полярном же никто не готов к атаке! Фёдор, смотри за ними и командиру докладывай, если на нас пойдут! Я к штурвалу.

Сторожевик ложился на циркуляцию влево, одновременно набирая ход до полного. В следующие мгновения восьмёрка самолётов резко изменила курс и пошла на сближение с «Грозой».

— Товарищ капитан-лейтенант, самолёты на нас заходят! — мгновенно закричал сигнальщик, привлекая всё внимание командира к небесному врагу.

Пронёсшиеся над «Грозой» самолёты сбросили бомбы, рванувшие по оба борта корабля странными чёрными дымными столбами воды. Обстрелять самолёты со сторожевика не успели, а на повторный заход они не пошли, взяв курс к видневшемуся на юге берегу.

На японском крейсере сверкнули огоньки орудийных вспышек, и воздух наполнился воем снарядов. Ещё до падения снарядов первого залпа на корабле противника снова сверкнули вспышки. От встающих по оба борта водяных столбов оставались непонятные чёрные облака дыма. Вскоре сторожевик вошёл в одно такое облако, образовавшееся от взрыва прямо по носу корабля. Вдохнувшие медленно рассеивающийся дым стали быстро падать с ног, одновременно теряя сознание; так и не успевший открыть огонь расчёт носового орудия, командный состав на мостике, другие офицеры и матросы, находившиеся на открытых постах на палубе корабля. А затем последовало три попадания в корпус. К удивлению ещё остававшихся в сознании краснофлотцев, попавшие снаряды не вызвали ни серьёзного пожара, ни сплошных осколочных повреждений. По кораблю поползли чёрные языки дыма. Не помогали противогазы, надетые некоторыми краснофлотцами, сообразившими о применении проклятыми империалистами химического оружия. Вентиляторы засосали чёрный дым в машинное отделение, и находившиеся там люди повторили судьбу своих сослуживцев, ранее вдохнувших дым.

Спустя час после драматического момента визуального контакта «Грозы» с чужаками на медленно дрейфующий в направлении берега неуправляемый корабль высадилась абордажная партия с драккара «Висмут» водных сил Легиона добровольцев. Абордажники предотвратили гибель опасно приблизившегося к берегу сторожевика вместе со своей потерявшей сознание командой. Отключившихся краснофлотцев и командиров «Грозы» выносили на воздух и складировали на баке. Пробыть в таком состоянии им предстояло ещё около часа.

Флагмана второго ранга Валентина Петровича Дрозда нападение застало в собственном кабинете. В какой-то момент на улице загрохотали разрывы бомб, и адмирал выглянул в окно своего кабинета. Над базой флота, над заливом кружили сотни вражеских самолётов, пикируя на корабли, сбрасывая десятки бомб.

— Валентин Петрович, война! — в кабинет ворвался начштаба Головко. — С «Грозы» только что передали: это японцы! Капитан-лейтенант Древницкий вступил в бой с японской эскадрой!

Ответ командующего потонул в громком хлопке снаружи. Сквозь приоткрытую оконную раму потянуло странным чёрным дымом. Вдохнув его, Дрозд и Головко без чувств повалились на пол кабинета.

Официальное правительственное заявление руководства Союза ССР.

— Граждане и гражданки Советского Союза! Сегодня, первого сентября тысяча девятьсот тридцать девятого года, в шесть часов утра, без объявления войны, английские, французские и японские флоты и войска совершили нападение на территорию Союза ССР!

Далее голосом Левитана озвучивались отредактированные в нужном русле подробности событий.

Начиная с двенадцати часов дня это обращение транслировалось всеми советскими радиостанциями. Руководство страны, не мудрствуя лукаво, назначило агрессором Англию сотоварищи. Учитывая имеющуюся в распоряжении генштаба информацию, что вторгшиеся солдаты говорят на русском языке, был сделан вывод об их белогвардейском эмигрантском настоящем. Белогвардейские недобитки при непосредственном участии Англии, Франции и Японии проявили агрессию против Союза ССР. Мало японцам Халхин-Гола и Хасана, они совершили нападение военным флотом. Как-то пропустили мимо тот факт, что Кольский полуостров очень-очень далеко от Японии и японцам логичнее было бы напасть на Дальний Восток и Камчатку. Возобладала уверенность: империалисты ради мести за поражение пошли в кругосветку.

Заявление Кремля вызвало шок и зубной скрежет у правительств упомянутых стран-супостатов. Мало того, что сегодня началась германо-польская война, так ещё и Советы в драку лезут и с кем-то воюют! А агрессором выставляют нас! Здесь с Гитлером надо что-то делать, объявлять войну Германии, пока поляков не раскатали в блин, а ещё и русские шутят с перепоя. А может, именно о таком сценарии вступления в войну СССР в прошлом месяце договорились Гитлер со Сталиным? Но кто на кого напал? Нет дыма без огня. Провокация? Из Финляндии поступили сообщения о высадке на северном побережье страны с американских кораблей русских войск, вооружённых германским оружием. Если немецкие полугусеничные бронетранспортёры Советы ещё могли купить, то тайно купить крейсера и авианосцы у США?! Это немыслимо. Похоже, финны не меньше русских склонны к водочным галлюцинациям.

Страна восходящего солнца благополучно проспала грозное обвинение в свой адрес. А когда сыны и дочери микадо следующим утром прониклись новостями… Всё-таки надо русским дать под зад. Надо. Оскорбили они божественного императора. А такое не прощается. И если коммунисты пошли друг дружку резать, то им надо в этом помочь. Императорскому флоту не впервой бить всех этих разноцветных русских. Забыли русские урок Цусимы.

Подобные шок и растерянность царили и в Германии. Только по другим причинам. Моментальный и убийственно эффектный удар по новоприобретённому союзнику со стороны островитян поверг в ужас профессионалов из Кригсмарине. Не было никаких сомнений, что разведка прошляпила сосредоточение и переход крупных надводных сил и десантно-высадочных средств от берегов Англии на север России. Но этого не могло быть! Дислокация королевского флота была достаточно точно вскрыта ранее, а сосредоточение крупных сухопутных сил в портах погрузки не скроешь. Япония сейчас НЕ СОЮЗНИК Англии, а потенциальный противник. С какой стати японцам лезть в Европу, если под боком советское побережье? Почти незащищённое. А у берегов Камчатки самураи и так что хотят, то и вытворяют. А тут ещё финны. Они рассказывают какие-то басни про русских, разъезжающих на германских бронемашинах по улицам их захолустной северной деревни. Может, это финны напали на русских, или наоборот? А теперь они в соседа пальцем тыкают. Эти идеи маршировали в умах германского военного руководства чуть больше трёх часов после заявления советского руководства по радио. А потом немцы остолбенели. Как и все остальные.

Обращение руководства Коммунистической Партии Советского Союза из будущего.

— Внимание! Передаём экстренное сообщение руководства Коммунистической Партии Союза ССР из будущего! Обращаемся ко всем гражданам и гражданкам Советского Союза. Сегодня, первого сентября тысяча девятьсот тридцать девятого года, по решению ЦКВКП(б) была направлена экспедиционная армия из коммунистов-добровольцев из двадцать первого века. Передовая коммунистическая наука произвела открытие тайн Времени и позволила совершать путешествия в прошлое и будущее.

Мы, ваши потомки, с болью в сердце наблюдаем за многочисленными трудностями и жертвами среди населения СССР по пути к социализму и коммунизму. Учитывая, что мы уже построили коммунизм на всей Земле, принято решение помочь вам с ускорением построения коммунизма. В связи с заключением союза с фашистской Германией и тем самым предательства идей интернационализма, мы объявляем руководству СССР и Партии ВКП(б) о приближении возмездия. Очень скоро всем вам придётся признать свои ошибки, и многие из вас за них ответят перед собственным народом.

Этот текст круглосуточно передавался в эфир в течении суток с трёх часов дня первого сентября 1939 года. Что чувствовали простые советские люди, слушая это, никто и никогда не расскажет. А уже несколько часов спустя в тот же день радиостанция пришельцев стала передавать военные сводки, в которых были отражены основные места высадки морского десанта. Второго сентября в эти сводки попали названия населённых пунктов побережья Белого моря. Были захвачены Мурманск и Кандалакша. Железнодорожное сообщение оказалось перерезано. А ещё через день радио пришельцев из будущего начало перечислять названия городов и сёл Архангельской области, Карелии, Прионежья, которые перешли под их контроль.


Баренцево море. Третье сентября

Всё-таки прекрасна стихия воды своей первозданной красотой. Могучие валы океана, яростные штормовые волны словно не замечают маленького человека, пытающегося использовать водные просторы для своих меркантильных целей. Но человек умён и упорен в своих стремлениях и начинаниях.

Вот и сейчас море бросает из стороны в сторону маленькие скорлупки драккаров передовой завесы и охранения. Драккары выписывают зигзаги, море валит их с борта на борт, забрызгивает пеной надстройки и мостики. За драккарами, тяжело зарываясь носом, идёт огромный корабль. Этот тип корабля местные называют линкором. Драккары они прозвали эсминцами. Пять эсминцев в охранении линкора «Кронпринц» вместе с ним самим являются авангардом тактической группы ударного авианосного соединения. На расстоянии пяти миль от линкора следует флагман непосредственного прикрытия авианосного соединения — большой крейсер «Атласс», на траверзах которого прыгает по волнам пара эсминцев. Уже непосредственно за крейсером уступом идут три авианосных корабля. Пара из них мало отличается по размерам и внешнему виду от своих земных аналогов, а вот третий… Стотысячный гигант «Молот Митры» почти не ощущает волны и качку, которые так изматывают команды эсминцев и кораблей поменьше. Впрочем, всякая мелочь из состава охранения отряда обеспечения авианосного соединения сейчас ушла в Кольский залив, эскортируя своих подопечных.

Ударная группа «Молота» обеспечивает стратегическое прикрытие Кольского залива и всего полуострова с северо-западного направления. Разведка разведкой, но кто знает, какие реально могут быть отношения между правителями стран Земли? Как бы не пожаловал к полуострову военный флот какой-нибудь морской державы. Тем более, одна из них зовётся «Владычицей Морей». Обычно подобные «погоняла» даются за неистребимую наглость и врождённую драчливость. Не исключено, что скоро придётся на практике проверить способность «владычицы» править морем. А пока что основное внимание привлечено к сухопутному фронту.

В тактическом зале «Молота» проходит совещание командующих основными ударными группировками на море и на суше по итогам первых двух суток с момента начала операции. Некоторые командующие и их штаб присутствуют посредством видеосвязи виртуально. Второй заместитель командующего выступил с подробным докладом по пунктам высадки десантных групп с моря и с воздуха. Перечислялись населённые пункты, занятые добровольцами Легиона, по состоянию на шесть утра третьего сентября. Исходя из этого перечня, Триумвират контролировал основные населённые пункты — Печенга, Титовка, Полярное, Ваенга, Кола, Териберка, сам Мурманск и другие, более мелкие посёлки на полуострове. Также под контроль были взяты маяки на северном и северо-восточном побережье Кольского полуострова.

Уже начата высадка на южном побережье горла Белого моря. Десантные лайнеры серии «К» готовятся к захвату крупного города Архангельск, выдвигаются к Кандалакше. Проводится захват находящихся в море кораблей и судов СССР. В последовавшей далее дискуссии по докладу второго зама было обращено внимание на центральную роль авиации на начальной стадии операции. Удачное использование сухопутных самолётов с палуб опорных рейдеров позволило обеспечить непрерывную поддержку десантно-штурмовых отрядов с воздуха в течение всего светового дня. После захвата нескольких местных аэродромов и просто удобных для базирования площадок на них началась переброска сухопутной авиации. К сожалению, по оценке военных инженеров, пока не было возможности найти место для нормального базирования даже для тысячи поршневых самолётов. Встала необходимость начать срочное строительство полноценных авиабаз со взлётными полосами по стандартам метрополии. Если небольшие одномоторные самолёты могли нормально летать с местных площадок, то для «Торнадо» требуются более капитальные взлётные полосы. Хотя есть надежда, что в этой стране Триумвират сумеет обойтись без тяжёлых воздушных платформ.

Дискуссия плавно перешла к обсуждению взаимоотношений с местным населением. Применение химического нелетального оружия позволило сократить потери среди земных военных и гражданских до минимального уровня. Большинство из них просто не успели оказать сопротивление. По оценке тактических командиров, активное сопротивление оказали процентов десять от общего числа местных военных. Их в основном пришлось уничтожить. Около двадцати процентов растерялись настолько, что не смогли прийти в себя даже в плену — шоковое состояние, вызванное быстрой сменой ситуации. Остальные семьдесят процентов попали в плен в бессознательном состоянии. С пленными уже идёт активная работа по очистке их мозгов от всяких идиотских идей. Особое внимание уделяется командному составу. Пока рано говорить о конкретных результатах. При помощи листовок с самолётов ведётся информационная обработка населённых пунктов в полосах продвижения наземных сил. Радио работает круглосуточно.

Гражданские. Среди этой категории землян легенда о пришельцах из коммунистического будущего вызвала взрыв всех оттенков человеческих чувств. И восторженную эйфорию с водочными возлияниями до состояния алкогольной отключки, и вдохновенное стукачество новым властям на всех своих соседей, сослуживцев и родственников. Особо отмечалось, что экипировка и вооружение Триумвирата на местных сильного впечатления не произвели. Всё-таки земляне — не папуасы какие-нибудь. А вот голография и прочие высокотехнологические «прибамбасы» для землян в новинку. В общем, пусть налаживанием гражданской жизни занимаются сто тысяч добровольцев второго эшелона высадки. Главное, чтобы в перспективе от землян была бы польза. Нахлебники не нужны никому.

Далее командование экспедиционного соединения молча и стоя отдало дань уважения девятнадцати погибшим добровольцам — первым потерям на этой планете… Сонный дым оправдал своё применение, но земляне вооружены не палками. Многие из них очень хорошо стреляют, что и продемонстрировали. Кроме этого, имелось более ста раненых, в основном легко. Большинство потерь и ранений было от стрелкового оружия землян. Ни одна пушка из состава береговых батарей выстрелить не успела. В этом заслуга прежде всего авиации, но и десантники постарались, оперативно захватив безмолвные огневые позиции. К сожалению, есть первые потери среди авиагрупп — два самолёта получили тяжёлые повреждения и пошли на вынужденную посадку. Ещё несколько сумели дотянуть до плавучих аэродромов. К счастью, погибших пилотов не было. Ушкуй охранения пропорол днище при поддержке высадки на один из маяков побережья. Повреждённый корабль оперативно отбуксировали в плавучий док.

Боевые корабли Северного флота, за исключением нескольких катеров и пары подлодок, удалось захватить в более или менее неповреждённом состоянии. Один из эсминцев полузатоплен, остальные требуют некоторого ремонта. Часть авиации противника удалось захватить неповреждённой, часть уничтожена, некоторые машины нуждаются в ремонте. Трофейную авиатехнику рекомендуется использовать на фронте, установив на ней передатчик «свой-чужой».

Самый тяжёлый вопрос требуется решить с руководством страны СССР. По мнению Квадрата закона, с вождём по имени Сталин делить власть нельзя — очень неординарная личность, которому сейчас просто не повезло с противником. На личности такого масштаба после их смерти вешают ярлыки упырей и монстров. Сейчас командование экспедиции приняло решение захватить руководство Союза ССР, пользуясь всей мощью магического превосходства Старшей расы. Оказавшись в плену Триумвирата, руководители страны будут вынуждены передать власть «посланцам из будущего». Лишившись команд своего руководства, местные партийные вожди вряд ли смогут организовать масштабное сопротивление населения. А это население необходимо Триумвирату живым.


Москва. Кремль. Кабинет Сталина. Вечер третьего сентября

Со дня вчерашнего заседания Политбюро обстановка в кабинете вождя изменений не претерпела. К вчерашнему составу добавилась пара человек, вызванных для подробного доклада руководству страны.

Сидящий во главе стола пожилой и очень уставший человек кивает головой, глядя красными и воспалёнными глазами на наркома обороны. Ворошилов говорит, что наиболее полный доклад по сложившейся обстановке только что вручили начальнику Генштаба и тот имеет полное право довести до Политбюро оперативную обстановку на сегодняшний день. Сталин не возражает, остальные молчат. Заседание начинается с доклада начальника Генштаба товарища Шапошникова.

— Согласно имеющимся на данный момент данным, первого сентября тысяча девятьсот тридцать девятого года, в шесть часов утра, территория Союза ССР подверглась вероломному нападению со стороны неизвестных сухопутных сил, авиации и флота. Вторжению подверглось всё северное побережье Кольского полуострова, от финской границы до горла Белого моря. Используя момент внезапности, превосходство в авиации, применив химическое оружие, враг в течение суток с момента вторжения сумел захватить почти все населённые пункты, стоящие на северном и северо-восточном побережье полуострова. На побережье Кольского залива за один день захвачены Мурманск, Полярное, Ваенга и другие населённые пункты.

В течение следующих двух суток военный флот противника, войдя в Белое море, осуществил высадку десанта практически во всех населённых пунктах на побережье, в том числе в районе Архангельска и Кандалакши. Десант высаживался под прикрытием авиации и корабельной артиллерии. Благодаря использованию авианесущих кораблей, авиация противника почти моментально завоевала превосходство в воздухе. Мы не были готовы к такому развитию событий. Имея подавляющее превосходство в воздухе, сухопутные войска противника сумели нанести поражение частям Красной Армии и начали расширение контролируемых плацдармов на нашей территории.

Свою роль сыграло и известное радиообращение со стороны пришельцев. Я не знаю, явились ли они из будущего, или ещё откуда, но факт подавляющего технического превосходства существует. Превосходство в воздухе, превосходство на море, тактическое превосходство на суше. Имеющиеся фотоснимки боевой техники, несколько захваченных образцов стрелкового оружия позволяют исключить из списка подозреваемых в агрессии капиталистические страны. Это не могут быть ни англичане, ни американцы, ни японцы. Экипировка солдат противника очень необычна и не имеет аналогов в мире. По крайней мере, генштаб не располагает такой информацией.

— Неужели, действительно, пришельцы из будущего? — Вопрос Молотова повис в воздухе.

Сидящие за столом молчали. Ничего определённого по этому вопросу не могли сказать ни Каганович, ни Маленков, ни Мехлис. Берия периодически протирал пенсне, зыркая на Ворошилова и Кузнецова. Как бы там ни было, именно подчинённые этой парочки прошляпили нападение на страну. По докладу агентов НКВД, корабли Северного флота захвачены в местах базирования. Их не успели подорвать или затопить. Экипажи выведены из строя химическим оружием и попали в плен. Поднятые по тревоге части РККА также получили свою порцию химии и оказались частично пленены, а частично отступили. Несколько проведённых боёв с наземными войсками пришельцев показали полную неспособность противостояния им в открытом бою. Хотя пришельцы вводили в бой только мотопехоту и артиллерию поддержки. Пока не наблюдалось ни танков, ни тяжёлых орудий. Ещё эти странные разведгруппы врага, вносящие панику своими диверсиями и налётами на штабы.

— Можно ли с ними начать переговоры? — поднял голову Ворошилов.

— Пришельцы не идут на контакт с руководством партии и государства. Просто не отвечают на радиообращения. Попытки установить с ними контакт с помощью парламентёров не увенчались успехом. Наших парламентёров вежливо выслушали и отпустили обратно. В то же время имеются данные о том, что на оккупированной территории пришельцами налаживается сотрудничество с местными партийными и советскими органами. Среди попавших в плен красноармейцев и командиров РККА ведётся вербовка добровольцев в пехотные части противника.

— Что, так прямо и предлагают воевать против Страны Советов? — вскинулся Мехлис.

— Нет, воевать предлагают против руководства партии большевиков, — помедлив, проговорил Шапошников.

За столом воцарилась тишина. Слова начальника Генштаба чётко очерчивали круг врагов этих проклятых чужаков. Каждый находившийся сейчас в кабинете вождя прекрасно это осознавал. Власть, крепко сидевшая в руках Политбюро, внезапно превратилась в огромного удава, обвившего и сдавившего своего хозяина. Уже сейчас в стране росло недоумение и ползли слухи. Самые невероятные слухи. Хотя милиция и войска НКВД ещё первого сентября начали изъятие радиоприёмников у населения, скрыть факт неудачного начала непонятной войны не удалось. Панические звонки по телефонным линиям с оккупированных территорий, отступающие части Красной Армии, появление беженцев. Списать это всё на агрессию западных капиталистов не получалось. Англия, Франция, Япония выступили с резкими заявлениями, резонно указав на отсутствие своих флотов и войск на русском севере. Учитывая ситуацию в Европе, это звучало правдоподобно. Англия вообще сообщила о формировании и скорой отправке к берегам Кольского полуострова эскадры из состава флота метрополии. Похоже, англичане решили самостоятельно убедиться в своём отсутствии на русском севере. Германия, несмотря на войну с Польшей, предложила отправить свои корабли на север для защиты полуострова от западных демократий. Громче всех вопили на весь мир финны. Сначала обвинив СССР в нападении, они быстро заткнулись и стали слёзно просить весь мир о помощи оружием и боевой техникой. Англия и Франция уже пообещали помочь техникой и боеприпасами.

— Нужно дать… — фраза Молотова оборвалась, не успев начаться.

За массивными дверьми кабинета Сталина послышался вскрик, затем какой-то шум. Сидящие за столом, быстро переглянувшись между собой, уставились на входные двери. Через несколько секунд двери распахнуло взрывом, и они рухнули на пол. В кабинет ворвались люди в чужеродном одеянии, держащие наизготовку оружие необычных форм. Семь человек быстро рассредоточились по кабинету, взяв на прицел сидящих за столом. Участники совещания молча наблюдали за происходящим. Где-то в здании раздались выстрелы, крики, снова выстрелы. Несколько выстрелов прогремело на улице. В кабинет Сталина вошёл человек очень высокого роста, не менее двух с половиной метров. Просто гигант на фоне сидящих за столом. В то же время его лицо и глаза выдавали в нём очень старого по возрасту человека. Окинув взглядом присутствующих, он усмехнулся.

— Хорошо сидим… Ну, здравствуйте, дорогие предки. Наконец-то ваши потомки до вас добрались. До тех, кто во многом несёт ответственность за проблемы нашей страны в ближайшем будущем. Судя по всему, вы нас ждали, поэтому и находитесь здесь все вместе.

Между тем стрельба в здании и на территории Кремля разгоралась. Раздалось несколько взрывов. Какие-то огромные тени мелькали на улице.

— Мы прибыли к вам навести порядок в нашем общем доме, избавить страну от той участи, которая её ждёт в результате вашей «дружбы» с нацистами и капиталистами. Все здесь присутствующие несут персональную ответственность за то, что народы нашей страны приносят кровавые жертвы на алтарь построения коммунизма. Поэтому вставайте из-за стола и пошли отсюда с нами. У нас к вам накопилось очень много вопросов.

В комнате началось перемещение экипированных штурмовиков. Один из них остановился, просунув руку к уху, скрытому под шлемом, переходившим в скафандр. Быстро сказав несколько слов на неизвестном языке, он захлопнул прозрачное забрало скафандра. Остальные штурмовики поступили точно так же. Этой секундной заминкой воспользовались советские товарищи. Они вступили в рукопашную, используя все имеющиеся под рукой предметы. Силы были не равны. Берия получил удар в ухо и улетел к стене, потеряв сознание. Кузнецова и Ворошилова «вырубили» прикладами по голове. Остальных просто скрутили, уложив на стол и на пол. Единственным сидящим за столом среди всего этого остался Шапошников. Наведённая на него винтовка, или ещё что-то, не давала ему никаких шансов. Сталин…

За две секунды произошедшей заминки и возни Сталин вынул из ящика стола пистолет и открыл огонь по стоящей перед ним на расстоянии семи метров фигуре титана. Среди находившихся в кабинете штурмовиков он и ещё один пришелец не принимали участия в свалке. Стоявший ближе к дверям штурмовик фиксировал всё происходящее, держа наготове странной формы прибор. Нет, это тоже оказалось оружие. После пистолетных выстрелов штурмовик нажал спуск. Низкочастотная волна прошлась по кабинету. Пошли трещинами оконные стёкла. Воцарились тишина и спокойствие. Никто из лежащих на полу руководителей страны и партии не шевелился. Вскоре стёкла в окнах опять завибрировали от импульса низкочастотной волны, пришедшего с улицы. После этого штурмовики стали поднимать забрала своих скафандров.

— Ротный сержант, — произнёс маг Коридора Зеркал. — Вы только что своим залпом завалили всю операцию. Я объявляю вам дисциплинарное взыскание. Посмотрите, что с этими, может, хотя бы они не пострадали, — кивнул он остальным штурмовикам в сторону трёх лежащих на полу тел.

— Ваше Отражение, я взводный сержант, — проговорил штурмовик и замолчал под взглядом мага.

Получив доклад о состоянии лежащих без движения людей, маг велел их всех готовить к переходу в исходную точку на севере. Всего десять минут назад из этой точки он открыл Коридор Зеркал, через который штурмовая рота проникла в Кремль. Сейчас ему предстояло, «перекинув» пленников, возвратиться назад с ещё одной ротой и начать захват всего этого старинного крепостного комплекса. К сожалению, уже сейчас можно было констатировать провал изначального плана операции. Своим залпом с такого расстояния вновь испечённый ротный сержант на длительное время превратил всех пленников, кроме троих, в растения.


Лаврентий Павлович очнулся со страшной головной болью. С трудом разлепив глаза, он обвёл взглядом окружающее пространство. Больше всего это помещение напоминало больничную палату. Взгляд Лаврентия Павловича остановился на сидящей в кресле фигуре, и Берия невольно вздрогнул. Нет, это был не сон. Сидевший в кресле гигант улыбнулся и пронзил наркома взглядом своих прозрачных глаз.

— Очнулись наконец-то, Лаврентий Павлович, — произнёс этот демон. — Мы рады, что вы уцелели, поэтому приготовьтесь вставать с постели. Сейчас придёт маг-целитель, поставит вас на ноги, и мы пойдём в радиорубку. Надо, чтобы вы прямо сейчас выступили перед народом нашей страны и успокоили население. А то уже вся Москва на ушах стоит, а объёмы боеприпасов с сонным газом у нас не бесконечные. Меня можете называть — Ваше Отражение, это мой титул… на службе. Ага, вот и маг-целитель пожаловал, — повернул голову к двери этот все не исчезающий чёрт.

Берия скосил глаза на дверь, которая открылась, пропуская входящего человека в ослепительно белой одежде.

— Да, Лаврентий Павлович, я не имею никакого отношения к демонам и чертям, поэтому не надо такое думать о своём новом руководителе, — улыбнулся маг, вставая и направляясь к двери.

Берия мысленно застонал. Только ТАКОГО начальника ему сейчас и не хватало.

ГЛАВА 2

Далеко на горизонте вырастает пятнышко дыма, за ним появляются маленькие точки кораблей. Вот они становятся всё ближе и отчётливее. Уже видны низкие стремительные силуэты эсминцев, за которыми следует тройка крейсеров. Все три крейсера имеют оригинальные, присущие только им профили. Хотя совсем недавно один из крейсеров был «приписан» к японскому флоту. Другой крейсер не имеет аналогов в земных флотах. Благодаря своим размерам и вооружению он мог бы именоваться линкором. Пятнадцать двенадцатидюймовок в пяти башнях давали этому серьёзное основание. В данный момент этот кораблик идёт в авангарде на правом фланге быстроходного авианосного соединения. С отставанием в двадцать миль, за внешней завесой крейсеров и эсминцев, строем пеленга следует тройка авианосцев. В непосредственном прикрытии плавучих аэродромов находятся четыре разнокалиберных крейсера и восемь эсминцев. И уже далеко за главными силами, практически неразличимый на горизонте, движется караван обеспечения данного соединения. Десяток универсальных кораблей снабжения, конвойный авианосец, гидроавиатранспорт под охраной нескольких корветов. Сейчас этот маленький флот на расстоянии нескольких миль правым бортом расходится на контркурсе с соединением «Молота». Курс быстроходного авианосного соединения проложен в воды северной Атлантики.


Кольский полуостров. Временная база Легиона добровольцев. Командный центр

— Лаврентий Павлович, — позвал Берию оператор звукового оборудования. — Минутная готовность. Когда я кивну головой — начинайте говорить. Отсчёт времени смотрим на интерфейсе, ну это вы уже знаете. Не забудьте, мы — в прямом эфире.

Берия, блеснув пенсне, принялся наблюдать за обратным бегом цифр на плоском экране перед собой. Это было уже его второе обращение по радио к советскому народу. Его первое обращение пришельцы из будущего пустили в эфир в записи. То, что пришельцы не так просты, Берия понял, услышав речь Сталина в прямой трансляции на всю страну. В своей речи Иосиф Виссарионович сообщал о своей личной встрече с представителями светлого будущего, о своём намерении немедленно отправиться в это будущее с группой преданных товарищей из Политбюро. Сообщал вождь и о передаче всей своей полноты власти одному из посланцев коммунизма. Заместителем этого ответственного товарища Сталин назначал Берию.

Эта речь Сталина настолько реалистично прозвучала в эфире, что Берия и сам бы в это поверил. Если бы не знал правды. Маг Коридора Зеркал — заблудиться бы ему там — честно рассказал Лаврентию Павловичу, что произошло в Кремле от применения их низкочастотного генератора на ограниченной площади и на такой дистанции. Все попавшие под удар оказались недееспособны и погрузились в бессознательное состояние по меньшей мере на год. При этом, по заверениям магов, они всё слышали и чувствовали. По какой-то причине — маг не уточнял, по какой — находящиеся в момент удара генератора без сознания люди отделались лёгким испугом. Как заверил Берию маг-целитель, головные боли будут утихать и пройдут в течение месяца.

Лаврентий Павлович лично убедился в правоте слов посланца из будущего. Заглянув в глаза своим бывшим соратникам, Берия содрогнулся. Это стало переломной точкой в его метаниях. Кто бы ни были эти пришельцы, они имели силу, которая давала возможность очень быстро достичь вершин власти и успеть многое сделать для страны. Берия решил рискнуть и поиграть по их правилам. О чём и сказал магу. Тот рассмеялся и предложил Лаврентию Павловичу величать его впредь — товарищ Золотой. Заодно попросил высказать своё мнение о Ворошилове и Кузнецове. Что оставалось делать в этой ситуации Берии? Предложение принял, мнение высказал.

Текст своего первого обращения по радио к народу он согласовал с магом. Обращение прозвучало в эфире через десять минут. Пришельцы подстраховались. И сейчас Лаврентий Павлович, произнося собственноручно написанные строки, прекрасно понимал, что, скорее всего, в эфире будет звучать запись его голоса. Он ещё не знал, что после этого прямого эфира он станет первым землянином, в сознании переместившимся с магом Коридора Зеркал в Москву. В городе надо было срочно успокаивать население. Местные партийные власти, не получая прямых указаний из Кремля, могли наломать дров. Так же как и военные, взявшие в дальнюю осаду Кремль.


Недалеко от Кольского полуострова и чуть позднее

Возле дорожного полотна стояла группа солдат и офицеров финской армии во главе с полковником Вуокко. Точнее — полковник не стоял во главе собравшихся здесь солдат. Он подъехал на своей служебной машине пять минут назад и велел водителю остановиться, увидев финских солдат, сходящихся к одной точке у дорожного полотна.

Среди них была пара офицеров, которые, увидев выходящего из машины старшего офицера, отдали собравшимся команду «смирно». Махнув рукой, Вуокко быстрым шагом подошёл к привлекшему столько внимания объекту.

Рядом с несколькими воронками от артснарядов лежал убитый солдат армии чужих русских. Так с некоторых пор стали называть вторгшихся неделю назад на северные земли Суоми русских. На обычных русских они совершенно не походили. Организация, тактика ведения боевых действий, вооружение, а главное — военный флот и авиация стали неприятным откровением для финских военных. Особенно когда эти неприятные русские по радио признали себя коммунистами. Видимо, до момента вторжения в Суоми они прятались в бескрайней Сибири. И зачем они полезли к финнам, чёрт подери?

Руководство Суоми сразу обратилось за помощью к Германии, Англии, Франции, Италии и другим странам. Германия и Англия уже заявили о предоставлении финнам военной помощи. Будет смешно, когда в финских портах встретятся англичане и немцы. Сейчас они фыркают и шипят друг на друга из-за Польши, но пока не воюют. Судьба Польши решена, а на фоне событий в России это всё просто меркнет. Подумать только: гражданская война у коммунистов, болезнь всего правительства, мятеж на севере страны. Мятежники продвигаются в центральные районы страны столь быстро, что местные власти без указа сверху просто разбегаются. Впрочем, сегодня русские перешли границу в направлении Кемиярви, и внутренние проблемы им не помеха.

Все эти мысли вихрем пронеслись в голове у полковника, уступив место осмыслению увиденной экипировки и оружия погибшего чужого русского. Солдат был убит попавшим в лицо осколком снаряда. Несколько осколков попали в конечности и туловище. Камуфляжная расцветка всего комплекта обмундирования и амуниции была тщательно подобрана под окружающий ландшафт. Глядя на это, полковник подумал, что с двадцати шагов он бы не заметил лежащего на земле живого врага. Его ботинки на шнуровке, с очень толстой подошвой и явно металлическим носком, как-то хитро соединялись со щитками на голенях. Эти поножи явно служили для защиты голени от пуль и осколков, о чём говорила пара борозд на одном из них. Колени прикрывали щитки, похоже, из того же материала, что и поножи. На бёдрах защиты не было. Вместо этого на них были нашиты несколько карманов, выполняющих роль подсумков для магазинов винтовки. Один из карманов и магазин в нём были разворочены осколком снаряда, открывая взгляду своё содержимое в виде типично русских винтовочных патронов. Разбитый магазин и не допустил до конечности осколок снаряда.

Корпус убитого защищало странное сооружение. Эта конструкция явно служила и защитой, и подсумком для боеприпасов, и вещмешком. На груди из карманов торчали пара магазинов, нож, пистолет и несколько непонятных предметов. На плечах формы были нашиты карманы для чего-то поменьше, чем магазины. Локти прикрывали щитки, аналогичные по назначению с наколенными. А это, похоже, наручи. Из того же материала, что и поножи. Кисти рук в перчатках без пальцев. Над левым плечом торчит маленькая палка, от основания которой идёт провод под шлем. О шлеме надо сказать отдельно. Такой конструкции полковник никогда не видел. Явно прочный, закрытый маскировочной сеткой с воткнутой в неё травой, шлем поражал своей формой. Создавалось впечатление, что он сделан под солдат с большими ушами. Зачем? У погибшего… Стоп. Чем дольше полковник смотрел на залитое кровью лицо чужого русского, тем больше вопросов у него возникало. Что-то с этим трупом было не так. Но что? Не найдя ответа самостоятельно, полковник велел ехавшему с ним штабному фотографу сделать несколько снимков, лейтенанту-артиллеристу — организовать вывоз трупа со всем снаряжением и оружием в тыл для последующего изучения трофеев.

— Слушаюсь, господин полковник, — козырнул лейтенант. Назвав фамилии четырёх солдат, он велел грузить «неандертальца»… СТОП! Как лейтенант назвал погибшего? Неандерталец?

Полковник круто развернулся в сторону лейтенанта и потребовал от того объяснить ход его мыслей и сделанный в итоге вывод.

Лейтенант учился в университете и мечтал стать археологом, увлекался историей, точнее, доисторической её частью. Это было до службы в армии. А в армии он был артиллеристом и корректировал огонь батареи. Вот и сегодня его батарея по просьбе пехоты открыла огонь в попытке достать неуловимых русских разведчиков. Эти невидимки за неделю войны успели всем попортить крови: внезапные нападения, обстрелы, засады, диверсии, минные ловушки — и до того изобретательно, что даже егеря-лесовики восхищались таким врагом. Если оставались в живых. И никак этих невидимок нельзя убить. Точнее, убить можно, но это первый труп, который можно буквально потрогать руками. До этого, да, во время боя враги падали, но были ли убиты — неизвестно. К тому же эти русские уносили с собой погибших на поле боя. А может, и не трупы, а только раненых. Вон какая у «неандертальца» индивидуальная защита. Только близкое попадание снаряда свалило его замертво. И то, надень он тактические очки, может, и не погиб бы от попавшего в глаз осколка. Эти очки так и остались поднятыми на шлем.

Около четверти часа лейтенант докладывал полковнику, по каким признакам он приписал погибшего противника к доисторическому виду человека. От такого экскурса в палеонтологию мнение полковника о чужих русских полностью зашло в тупик. Неужели коммунизм действительно рождает новый тип человека? Или возрождает старый? Решив не ломать себе голову на эту тему, Вуокко попрощался с лейтенантом, сел в машину и велел водителю поторопиться. И так много времени потеряли. Про фотографа, увлечённо снимавшего со всех ракурсов объект, полковник просто забыл.

Тем не менее несколько дней спустя отснятые чудом уцелевшим фотографом кадры попали в Хельсинки, а оттуда и на Запад, к союзникам Суоми. Сам фотограф, стуча зубами и заикаясь, поведал страшные подробности исчезновения трофея финской армии.

Закончив съёмку, увлёкшийся работой фотограф вдруг обнаружил отсутствие автомобиля полковника. От пешего похода до города его спасли солдаты, одолжив велосипед. Со всем рвением крутя педали, чтобы быстрее донести уникальные кадры до командования, фотограф удалился на порядочное расстояние от места событий. И чуть не свалился с велосипеда, когда из-за сопки на малой высоте выскочили полтора десятка самолётов, пронёсшихся над ним и ударивших из пушек и пулемётов по оставшимся за спиной солдатам. А потом фотограф упал сам и пополз по кочкам в поисках укрытия. Пара странных летательных аппаратов, похожих на автожиры, пронеслась в сторону учинённой самолётами мясорубки. Аппараты зависли очень низко над землёй, с одного из них высадились живые копии погибшего русского и забрали его тело с собой. Аппараты и самолёты улетели, а фотограф через полчаса вылез из трясины. Велосипед уже не годился как средство передвижения, у него оказалось сильно погнуто колесо. Фотограф оставался на месте до прихода грузовика, посланного за трофеем.


Для ведения боевых действий против Финляндии с северного направления Триумвират выделил пять подразделений, которые было проще всего назвать бригадами. Пять бригад лёгкой пехоты, усиленные бригадой ахрамцев. Все эти части были вооружены оружием и техникой, созданными на основе германских образцов. Пехота передвигалась практически на копии 251-го бэтээра Вермахта, стреляла из пулемётов МГ-34 и т. п. Из района очень быстро взятого Петсамо вдоль дороги в направлении на Рованиеми выдвинулись две бригады. Из района Кандалакши в направлении Кемиярви выдвинулись ещё три бригады. Расстояние между ударными группировками медленно и тщательно прочёсывали ахрамцы. По батальону ахрамцев было придано и передовым бригадам. Эту небольшую группировку войск назвали армейской группой «Лапландия». От Мурманска и Кандалакши на юг продвигалась армейская группа «Биармия» в составе пяти бригад лёгкой пехоты. Эти подразделения было вооружены русскими образцами вооружения. Во всяком случае, патроны и снаряды были взаимозаменяемы с русскими образцами. Высаженные южнее и восточнее группировки войск также могли использовать русские патроны и снаряды. Некоторые образцы техники походили на земные машины.

Столь удививший финнов воин-разведчик состоял в стандартной пятёрке ахрамцев. В пятёрке разведчиков. Именно эти милые ребята, действительно являющиеся неандертальцами в понимании землян, были разведкой и спецназом экспедиции. Имеющие от рождения фантастическую интуицию и паранормальные способности, ахрамцы были прекрасными рейнджерами в военных структурах Триумвирата. Как и остальные граждане империи, ахрамцы являлись коренными жителями метрополии, со временем переселившимися своей основной массой на местный аналог Марса — (Б)Ахрам. С того времени за ними закрепилось название по их новой родине. Впрочем, ахрамцы всегда были в первых рядах в каждом новом мире, до которого дотягивалась империя. В данном конкретном случае пятёрка разведчиков попала под орудийный огонь финнов. Трое получили ранения разной степени тяжести, один — погиб. По причине наличия раненых с ограниченной подвижностью погибшего не смогли забрать сразу. К тому же, при наличии раненых, возникли проблемы с отрывом от погони. В этом помогла дежурная эскадрилья истребителей-бомбардировщиков. А затем пришлось вызвать помощь с техникой другого уровня. В сопровождении ещё одной эскадрильи самолётов пара «вертушек» отправилась в финский тыл. Свидетелем этого и оказался фотограф из финского штаба.

Немецкий военный атташе в Финляндии Хорст Рёссинг читал служебную записку своего помощника, находившегося сейчас в штабе северной финской группы войск в Рованиеми. Данную записку он приложил к донесению, которое следовало немедленно отправить в Берлин. В донесении расписывалась структура войск этих чужих русских до уровня батальона. Этот молодой немецкий офицер, собравший разведматериал, — молодец, далеко пойдёт. Он умудрился опросить более сотни офицеров, солдат, местных жителей, самостоятельно побывать на линии соприкосновения с противником, сопоставить информацию, и — выдал шедевр. При отсутствии пленных из числа чужих русских приходилось именно так, по крупицам, собирать информацию о противнике.

Воздушную разведку финны больше даже не пытались вести. Любой появившийся у линии соприкосновения финский самолёт через пять минут вступал в бой с превосходящими силами русских. Из числа этих самолётов-разведчиков на аэродром ещё никто не возвратился. Даже полёт на малой высоте над частями русских таил в себе огромную опасность. Малокалиберные зенитные скорострелки быстро сшибали храбрецов. Такое ощущение, что у русских этих пушек — десятки на километр фронта.

«В составе русского мотопехотного батальона нового образца имеется пять рот. Из них — четыре гренадёрские, одна — тяжёлого оружия. Гренадёрская рота состоит из пяти взводов. Четыре из них — пехотные, один — взвод тяжёлого оружия. Каждый пехотный взвод состоит из трёх отделений по десять гренадёров. На вооружении пехотного взвода состоят: ручные и станковые пулемёты германского производства, автоматы и карабины также германского производства. В качестве средства передвижения русская пехота использует SdKfz 251 в немного изменённой конфигурации. Некоторые бронетранспортёры имеют прицепы для перевозки имущества и боеприпасов. Тяжёлый взвод гренадёрской роты имеет на вооружении: 81-миллиметровые миномёты, 75-миллиметровые пехотные орудия, 20-миллиметровые автоматические пушки. Предположительно, всё — германского производства. Кроме этого, на вооружении гренадёрской роты состоит автоматический миномёт неустановленного образца. Их количество во взводе, а также ТТХ, пока не определено. Рота тяжёлого оружия вооружена 105-миллиметровой гаубичной артиллерией, танкетками, 20-миллиметровыми автоматическими пушками, 105-миллиметровыми миномётами. Большинство из этих образцов оружия имеют самоходное шасси. Вероятно, также германского производства».

Далее следовали некоторые выводы помощника атташе по тактике ведения боевых действий чужих русских. Рёссинг дочитывал эти наблюдения и подробности уже в очень плохом настроении. Неизвестно, насколько хорошо русские умеют пользоваться всей этой техникой, а вот данные о количестве вооружения на один пехотный батальон произведёт эффект разорвавшейся бомбы. Получается, батальон этих чужих русских по огневой мощи равен пехотному полку Вермахта! Чем быстрее Берлин получит это донесение, тем быстрее можно будет что-то сделать для исправления такого положения дел.


Исписанный наспех от руки листок бумаги совершил длительное путешествие в пространстве и времени, в конце концов, оказавшись под стеклом Берлинского музея истории. А пока, через день после прибытия в Берлин, он в виде приложения к докладу Рёссинга изучался в Генеральном штабе. Франц Гальдер, прочитав все донесения разведки за последние дни, впал в задумчивость.

В сказки о перемещениях во времени, о передовой коммунистической науке и тому подобном Гальдер не верил. До сегодняшнего дня он считал войну на русском севере мятежом отдельных частей Красной Армии, которые зачем-то вторглись на территорию соседнего государства. Выступление по радио Сталина Гальдер счёл уловкой большевиков. Перевод выступления правителя России ничего полезного и нужного начальнику Германского Генерального штаба не дал. Для немцев временный союз с Россией на фоне войны с Польшей и обострённых взаимоотношений с Англией и Францией был жизненно необходим. В своей речи советский правитель ничего не сказал о Германии и совместных интересах двух стран. Было очевидно, что Сталина отстранили от власти, а в Москве также произошёл мятеж. Об этом же сообщил граф фон Шулленбург.

И вот имеется конкретное и чёткое донесение о вооружении и тактике ведения боевых действий напавших на Финляндию частей Красной Армии. Это нисколько не похоже на большевиков. Гальдер точно знал, что Россия не закупала немецкое оружие и технику совсем недавно и в таком количестве. Конечно, раньше Рейхсвер сотрудничал с Россией. Но русские так и не смогли освоить производство тех образцов германского оружия, которые они закупили. Это давало повод говорить о России как об отсталой в экономическом плане стране. Что прикажете делать теперь? Откуда у русских взялось современное оружие? А тактика ведения боевых действий? Что докладывать фюреру?


Москва. Пятое сентября 1939 года. Утро

Со вчерашнего дня на улицах города появились многочисленные воинские части. Весь центр города, ближайшие к Кремлю улицы и площади наглухо блокированы частями НКВД, Красной Армии, переведённой на казарменное положение милицией. Жителям Москвы приказано сидеть по домам. Тем не менее вчера днём по городу бродили самые фантастические слухи и домыслы. Начавшийся с ночи на четвёртое сентября бой на территории Кремля утром затих сам собою.

Поднятые ночью по тревоге войска НКВД попытались проникнуть в Кремль. Что из этого вышло, утром четвёртого сентября наблюдали высокопоставленные чины Красной Армии. Наблюдали в бинокли. Стоящие в беспорядочном хаосе на подъездах к Кремлю принадлежавшие частям НКВД автомобили и бронемашины, неподвижные тела лежащих на земле красноармейцев и командиров. Затем многие из них стали приходить в себя, бродя, как пьяные, вокруг стоящих машин и лежащих товарищей. К концу дня все эти люди сумели окончательно встать на ноги, восстановив подобие дисциплины и порядка. Впрочем, по вердикту военных медиков, осмотревших в течение дня всех пострадавших, все эти красноармейцы и командиры получили контузию разной степени тяжести. Полностью изолировать от остальных всех участников ночного рейда в Кремль оказалось невозможно. В войсках стали циркулировать разнообразные нелепицы. Хотя командиры старались пресекать эти «утки», информационный вакуум заполнялся всякой чертовщиной. Войска, блокировавшие Кремль, были готовы выполнить любой приказ, но так и не получили никакого приказа. Нарком обороны, начальник Генштаба и другие старшие военачальники исчезли в Кремле. Оттуда ночью вырвались несколько десятков человек, посеяв страшную панику среди населения. Немногие из сумевших выйти из ночного боя в Кремле могли дать чёткие показания или какую-то полезную информацию.

Выступление Сталина по радио люди слушали в абсолютной тишине. Затем два раза выступил Берия. Он же позвонил в Наркомат внутренних дел, в Генштаб, горком партии, и ещё, и ещё… После этого тысячи ответственных лиц по всей стране вздохнули с облегчением. Миллионы простых советских людей вздохнули с ещё большим облегчением. Война, внезапно начавшаяся пару дней назад, заканчивалась мирным соглашением. Наверное, глупо воевать со своими потомками. Тем более коммунизм они построили и нам помогут. Если уж самого товарища Сталина к себе пригласили…

В сопровождении пары своих людей и десятка штурмовиков из будущего Лаврентий Павлович быстрым шагом шёл по территории Кремля. После мгновенного переноса в Кремль он какое-то время не мог прийти в себя. Одно дело, когда в бессознательном состоянии тебя куда-то тащат, другое — когда такое происходит в реальности. Затем, выполняя распоряжение нового Хозяина, Берия «сел на телефон». Потом просмотрел списки пленных, взятых штурмовым батальоном мага той ночью в Кремле. Беседы с этими людьми затянулись до поздней ночи. В первые дни после смены власти в стране Берия надеялся на помощь Ворошилова и Кузнецова, но, похоже, ошибся. Ворошилов никак не мог прийти в себя после визита к своему соратнику, увидев его теперешнее состояние. Как бы сам нарком не тронулся умом. Кузнецов же — испугался. Очень сильно испугался. Поэтому эти оба остались на Кольском полуострове. Затем товарищ Золотой приказал Лаврентию Павловичу «забить» на работу и идти спать. Выдал маленький странный пузырёк, велел немедленно принять одну капсулу. Берия подчинился.

Проспав часа четыре, Лаврентий Павлович встал полный сил и энергии. С утра Берия перевёл «пленных» в статус задержанных, приказав своим подчинённым из состава этих лиц немедленно начать наведение порядка на территории Кремля. Звонки в Генштаб, Наркомат иностранных дел, в своё бывшее ведомство. Между этими телефонными разговорами сотник штурмовиков — ну и звания у них — проинформировал Лаврентия Павловича о попытках проникновения ночью в охраняемый периметр. Пытавшиеся проникнуть на территорию Кремля ничего не знали о ещё каком-то гадком генераторе пришельцев. Этот прибор вызывал беспричинный страх, заставляя попавших в поле его работы бежать куда глаза глядят. В то же время сотник вежливо ПОПРОСИЛ Берию пресечь подобные действия со стороны местных военных. И вот сейчас Лаврентий Берия, решив своими глазами взглянуть на последствия всей катавасии последних дней, быстро шагал по территории Кремля. Через полчаса должны были прибыть Тимошенко, назначенный наркомом обороны, Василевский, назначенный временным и. о. начальника генштаба, и Микоян, почему-то не присутствовавший на том злополучном совещании у Сталина.


Где-то в районе Кандалакши. Пятое сентября

На дороге, возле маленькой деревушки, стоят пять автомобилей. Два БА-6, ФАИ и две «эмки». Рядом с ними, вполголоса переговариваясь между собой, расположилась довольно большая группа командиров Красной Армии. Сегодня среди этих людей распоряжается комдив Соколовский. С этого дня Соколовский по прямому приказу из Генштаба назначен начальником смешанной комиссии по урегулированию военного конфликта с пришельцами из будущего. Начальником с советской стороны. Члены комиссии с противоположной стороны вот-вот должны прибыть в обговоренное для встречи место — на окраину этой деревушки. Как с ними и обусловлено по радио. Сегодня, с двенадцати часов дня, вступает в силу приказ нового наркома обороны о прекращении огня в районах противостояния частей Красной Армии с гостями из будущего. Впрочем, с обеих сторон уже пару дней нет стремления продолжать боевые действия. Несложно догадаться, что это связано с переменой власти в Москве. Пришельцы прекратили быстрое продвижение в глубь территории Советского Союза, а части Красной Армии — бесплодные попытки остановить это продвижение.

Наконец послышался рокот моторов. Из-за поворота показались три боевых машины. Впереди следовала пара уже знакомых советским офицерам двуосных колёсных бронетранспортёров, на которых передвигалась основная масса пехоты пришельцев, а за ними — нечто ещё невиданное. По мере приближения этой боевой машины некоторые командиры обратили внимание на сходство её гусеничного шасси с ходовой частью советского танка Т-28. С ощущением того, что кто-то взял и поставил на шасси Т-28 абсолютно новый низкий корпус с небольшой башенкой на корме, впоследствии сталкивались практически все военнослужащие Красной Армии. Комдив Соколовский и его подчинённые первыми из действующего комсостава армии увидели эту новую машину пришельцев.

Из остановившихся бронетранспортёров через задние двери вылезли десяток военных в уже ставшей ненавистной пятнистой форме. Эта их форма чертовски хорошо камуфлировала её обладателей на пересечённой местности, чем способствовала разрастанию мифа о непобедимости пришельцев. Этот миф стал довлеть над Красной Армией вместе с подавляющим превосходством пришельцев в воздухе, вкупе с усыпляющими снарядами и бомбами, от которых не помогали противогазы. А также тактикой бесконтактного огневого боя, которую использовали враги. Про потрясающую осведомлённость врага о дислокации и передвижениях советских частей уже и говорить не стоило. Конечно, учитывая количество попавших в плен военнослужащих, пришельцам не сложно было получить необходимые данные. Но это не объясняло многих аспектов осведомлённости врага. Хорошо бы, «врага» в прошедшем времени.

В боевой машине на шасси Т-28 открылись люки в кормовой части, и оттуда выбрались восемь солдат в камуфляже несколько иной расцветки, чем у сошедших с бронетранспортёров. Большинство из общей группы «камуфляжных» направилось к ждущим их советским командирам. Некоторые из «пятнистых» на ходу снимали шлемы, пристёгивая их к поясу, и надевали себе на голову кепи. Тоже — пятнистые. Наконец обе группы командиров противостоящих сторон сошлись лицом к лицу, с интересом оглядывая друг друга.

— Комдив Соколовский, — козыряя, представился советский генерал. — По приказу наркома обороны, командарма Тимошенко, назначен главным с советской стороны в состав смешанной комиссии по перемирию на этом участке фронта.

— Главный майор Васильев-Шилов, — повторив приветствие советского офицера, представился широкоскулый зеленоглазый офицер пришельцев. — Являюсь полномочным представителем главнокомандующего экспедиционным корпусом адмирала Торма-Трувора. Мне поручено возглавить с нашей стороны комиссию по перемирию на этом участке фронта.

В течение следующих пяти минут шло взаимное представление остальных членов создаваемой комиссии. В процессе этого советские командиры были поражены одним фактом: все представители пришельцев имели двойные фамилии. Видя немой вопрос в глазах своих будущих партнёров, Васильев-Шилов, улыбнувшись, расставил точки над i.

— Товарищи командиры, прошу не удивляться. В будущем человеку при рождении присваивается фамилия по линии и отца, и матери. Таков закон. По достижении совершеннолетия дети имеют право выбирать из четырёх фамилий своих родителей. Согласитесь, в некоторых случаях знание фамилии родителей человека очень полезно для государственных органов.

Командиры Красной Армии, знавшие про органы не понаслышке, согласились с этим достаточно быстро. Затем кто-то из них поинтересовался в определении воинских званий у своих будущих коллег по работе. К большому удивлению советских представителей, у «потомков» были в ходу погоны. Пусть небольшие, того же камуфляжного цвета, но они были. Васильев-Шилов объяснил это невозможностью определить звания по петлицам при надетом глухом броне-воротнике. По пятнистым погонам, нашитым на такого же цвета бронежилет, это было сделать намного проще. Наименования воинских званий оказались полной неожиданностью: рядовой первого класса, взводный сержант, ротный сержант и т. д. У офицеров звания были похожи на советские, но не существовало званий «младший лейтенант» и «подполковник». Вместо полковника был «главный майор». Далее следовали старшие офицерские чины.

Затем Соколовский одёрнул своих любопытных командиров, напомнив им, зачем они здесь находятся. Началось обсуждение первоочередных рабочих вопросов. В процессе выяснилась причина присутствия гусеничной боевой машины на встрече сторон. Бронепехотый батальон пришельцев выдвигался к финской границе для ведения боевых действий в составе сил лёгкой бригады. При упоминании о финнах по лицам советских офицеров пробежала тень раздражения. Эти умники-пришельцы начали войну с Суоми, а теперь отдувается за это Красная Армия. На юге, под Ленинградом, шли полномасштабные бои с перешедшими границу финнами. В лесах Карелии пограничники с боями отступали от границы. Только в районе Аллакурти и Печенги всё шло как надо. Там медленно, но верно финнов отжимали уже по их территории егеря пришельцев. И вот сейчас по просьбе Васильева-Шилова предстояло пропустить через контролируемый красноармейцами район новую воинскую часть. Своим появлением батальон бронепехоты должен был устроить финнам сюрприз.

Так за решением всех текущих вопросов прошёл день. В этот день на аналогичных встречах представители Триумвирата и Красной Армии вживую смотрели друг на друга, налаживали рабочие отношения. Встреча группы комдива Соколовского отличалась тем, что советские командиры смогли «потрогать» так и не вступавшую в бой с частями Красной Армии боевую машину пехоты. Этот тип боевой техники, в котором действительно использовалось шасси по типу Т-28, произвёл сильное впечатление на советских офицеров. Такая машина давала пехоте серьёзное преимущество на поле боя и в наступлении, и в обороне. В бронированной машине с крупнокалиберным пулемётом в башне передвигалось защищённое от пуль и осколков отделение пехотинцев. Вытянутую форму носа, скошенные бронеплиты корпуса Васильев-Шилов назвал «рациональным бронированием». На вопрос о причине расположения моторного отделения в передней части машины он ответил: люди дороже железа. Затем, с улыбкой напомнив всем, что болтун — находка для шпиона, предложил заканчивать на сегодня. Глядя на удалявшуюся маленькую колонну, Соколовский мысленно поблагодарил товарища Сталина за принятое мудрое решение о мире с этими улыбчивыми товарищами.


Северная Атлантика. Пятое сентября

Британское Адмиралтейство, так же как и правительство Англии, внимательно следило за начавшейся в России гражданской войной. В то, что в мире появились пришельцы из коммунистического будущего, никто не верил. У большевиков по радио всегда сказки передают. Каждый час шли доклады из посольства в Москве. В них поначалу отражалась официальная версия Кремля, затем появилась нервозность. Четвёртого сентября посольство сообщило о мятеже в Москве, о введении армии в город, о блокировании здания посольства войсками НКВД. В этих условиях контакты с агентурной сетью стали практически невозможны. Премьер-министр обратился за помощью к лордам Адмиралтейства. Его мнение совпадало с мнением лордов. Командующему флотом метрополии были отданы необходимые указания. В результате уже вечером того же дня соединение британского флота под флагом вице-адмирала Уитворта вышло в море.

Перед соединением стояла непростая задача перехода по штормящей Северной Атлантике в Баренцево море с последующим заходом части кораблей в Кольский залив. Разведка ситуации на месте с выяснением ситуации в Петсамо. Заход в северные порты Норвегии при возникновении такой необходимости. Норвежцы уже пожаловались всему миру на притеснения, творимые русскими в Варангер-фьорде, на пиратские действия русских кораблей. Уитворт по этому поводу получил чёткие инструкции Адмиралтейства: пресечь действия пиратов и освободить захваченное ими английское судно.

Линейные крейсера «Адмирал Худ» и «Рипалз», встретив в Северном море «Шеффилд», «Саутгемптон» и «Аурору» с девятью эсминцами, взяли курс на север. В этот поход Уитворт взял с собою только быстроходные корабли. Ситуация с русским флотом была неясна, и тихоходные «сундуки» остались под началом адмирала Форбса в Скапа-Флоу. Впрочем, через день Форбс выведет в море весь флот метрополии, так как имелась непроверенная информация о выдвижении к Исландии огромного каравана судов. Эти данные передал агент разведки из Берлина. Немцы — в другое время им бы объявили войну — тоже очень интересовались происходившим на русском севере. И, похоже, направили к Кольскому заливу свои корабли.

Адмиралтейство ошибалось в раскладе сил немецкого флота. Вдоль норвежского побережья действительно выдвигался на север лёгкий крейсер «Кёльн». Этому кораблю штабом Кригсмарине была поставлена задача: поддержать действия подводных лодок, спешно выдвигаемых на север, в Баренцево море. Подлодки планировалось задействовать в сборе информации о состоянии морских сил русских. В отличие от британского Адмиралтейства, немцы быстрее сделали правильные выводы по возросшему радиообмену на русском севере. «Расколоть» шифр пока не удавалось. Специалисты радиоразведки уныло разводили руки: с подобным они ещё не сталкивались и никаких успехов в ближайшее время не обещали. Разведывательный Ю-86, вылетев с аэродрома Хельсинки, вчера пропал без вести.

Сейчас на рейде Вильгельмсхафена готовились к выходу в море «Шарнхорст» и «Гнейзенау». Под командованием адмирала Маршалла этим двум кораблям предстояло решить две тяжёлые задачи. Обеспечить возвращение домой броненосца «Дойчланд», находившегося с боевой задачей в Северной Атлантике, и поиск случайно обнаруженного подводной лодкой в районе северо-восточнее Исландии каравана транспортов. Немецкое командование подозревало, что этот конвой имеет непосредственное отношение к проблемам и тайнам русских. Маршалл скептически отнёсся ко второй части своей боевой задачи. По его мнению, после встречи броненосца севернее Исландии линкорам следовало совершить вояж на восток, к берегам Кольского полуострова, к которому сейчас было приковано внимание всего мира. Радиограмме командира подлодки адмирал доверял, но много ли увидишь с низкого мостика, ныряющего в очередную волну? Тем более в сумерках, на закате солнца. Решение вернуть «Дойчланд» домой адмирал полностью поддерживал. Война с Англией и Францией из-за польского вопроса не началась. Фюрер в очередной раз оказался прав. Западные демократии громко поорали, громко попортили воздух и переключились на более важные дела. На Россию.

ГЛАВА 3


Баренцево море. Авианосец «Молот Митры». Каюта адмирала. Седьмое сентября

В сон командующего флотом ворвалась мелодия имперского марша «Летящий драккар». С трудом сообразив, что во сне неуместно звучание этого марша, адмирал принял вызов, включив коммуникатор в режим разговора.

— Арландий, быстро просыпайся, — раздался голос единственного на данный момент представителя Старшей расы на Земле. — Я не получил подтверждение открытия Коридора Зеркал из нашего мира в этот. Дома всё в порядке, однако со вчерашнего дня даже Совет магов не может проложить Коридор на эту планету. Самое смешное, что я вижу их старания, но ничего не могу сделать. Да, уйти отсюда мы все сможем в любой момент. Даже со всей технической базой экспедиции. Собирай весь командный состав, будем принимать решение о наших дальнейших действиях. Вероятно, мы затронули планы того, кто «рулит» этим миром, и он на нас сильно обижен, — после паузы произнёс маг.

«Опять ты оказалась права, моя дорогая интуиция, — застёгивая мундир и вызывая на мостик дежурного офицера, мысленно сам себе признался Торм-Трувор. — В этом мире мы застрянем надолго, и нам придётся дружить с землянами».

Через час в тактическом зале опорного рейдера проходило обсуждение новостей. Большинство, в том числе и Открывающий Коридор, присутствовали виртуально. Маг ознакомил всех командиров с возникшей проблемой, добавив собственные мысли по этому поводу. Одним из решений стало немедленное оповещение личного состава Легиона добровольцев о состоянии дел и о необходимости личного выбора для каждого. В течение следующих дней домой вернулась десятая часть добровольцев из боевых частей и около трети из состава частей технической поддержки. Оставшиеся в этом мире решили воевать до конца. И неизвестно, до чьего конца.

— Подведём итог, — резюмировал Торм-Трувор в конце совещания. — При необходимости мы отсюда уйдём. Если не прямо домой, то в соседний звёздный рукав, а оттуда — домой. Мы успешно вмешались в местный расклад, сумев начать процесс взятия под контроль не самой плохой страны. У нас есть союзник — влиятельный местный руководитель большого ранга. Он нам поможет хотя бы ради власти. У нас уже есть враги, и скоро их станет ещё больше. Наших технических ресурсов хватит, чтобы разгромить несколько местных ведущих стран или — очень долго продержаться в обороне. Мы начнём модернизацию страны СССР, на территорию которой мы высадились. Это — перспективная страна, с хорошим населением, с большими природными ресурсами. Мировоззрение у них никуда не годится, но это поправимо. Прошу вас, Квинтий, — повернулся адмирал к подготовившему данные по переброшенным силам начальнику штаба экспедиции.

— На данный момент мы располагаем достаточно скромными силами. Водные силы имеют четыре ударные группировки, флот обеспечения, десантный отряд. Количество корабельного состава не изменилось с момента перехода.

В состав сухопутных сил успели перебросить двадцать пять бригад лёгкой пехоты, пять бригад бронепехоты, две бригады рейнджеров, бригаду спецназначения и десантную бригаду. Все эти подразделения с техническими резервами и в полном составе.

Переброска воздушных сил в планируемом составе сорвалась. Сейчас мы имеем около трёх с половиной тысяч поршневых самолётов, около тысячи морских «Триумфов», сотен пять — реактивных машин. Точнее сказать не могу, последние новости сказались на работе бухгалтерии. Да, ещё четыре пары воздушных ударных платформ. Это — наш козырь в этом мире, — закончил начштаба. Перечисление подразделений технической поддержки заняло намного больше времени.

— Хорошо, моё решение, — подвёл итог потоку цифр адмирал, — Райнаар, возвращайся обратно, ты нужен здесь. Знаю, что ты почти дошёл до этой Исландии, но война только начинается.

Командор Ройтман-Мияба, отпустите назад лайнеры и опорный рейдер, дайте им в охранение пятёрку драккаров. Мы не можем рисковать единственной десантной бригадой, поэтому отменяем высадку десанта в Исландии. Командор, вы идёте дальше с оставшимися силами на рандеву с быстроходным соединением. Эти англичане и немцы уже засекли нас и, скорее всего, придут познакомиться.

Ливий, готовься сменить «Молот» после возвращения Райнаара. Командор дозаправится и присоединится к тебе. Я переберусь на сушу, полечу в местную столицу. Надо с местными властями начинать заниматься делами. Замещать меня будет Квинтий.

«Вторжение» пока остаётся в Белом море. Там иногда нужен аэродром подскока для сухопутных машин. Местные аэродромы наши пилоты уже опробовали и «полюбили».

Командирам сухопутных бригад действовать по обстановке. У вас работы выше крыши, поэтому не расслабляйтесь. Налаживайте личные контакты с советскими военными и населением. Скоро мы будем плечом к плечу с ними строить эту страну и, возможно — вместе воевать.


Северная Атлантика. Восточнее Исландии. Седьмое сентября

На мостике «Сибири» командир быстроходного авианосного соединения потягивал крепкий тонизирующий напиток. Адмиралу Райнаару Вильмунду-Ковалю было очень грустно. Провалилась тщательно спланированная и почти осуществлённая операция по высадке десанта на покрытый ледниками остров Исландия. Точнее, её отменили. И в этом нет вины адмирала. Всё равно очень грустно. Подчинённые, зная особенность характера адмирала иногда побыть в меланхолии, не обращали на него внимания. Только что эскадра совершила полный разворот и, перестроив походный ордер, легла на обратный курс. Погода, словно сочувствуя адмиралу, «расплакалась» дождём. Низкие тучи нависли над морем.

Доклад пилотов пары «Триумфов», прочёсывавших океан вплоть до побережья Исландии, заставил адмирала Вильмунда-Коваля отвлечься от созерцания красот океана. В пятидесяти милях за кормой соединения появился крупный военный корабль. Крейсер. Он, похоже, обогнув Исландию с севера, следовал тем же курсом, постепенно нагоняя корабли Вильмунда-Коваля. Через некоторое время он догонит адмирала. Почему он один? Где другие корабли местных стран? Не найдя за пару минут ответов на свои вопросы, Вильмунд-Коваль отдал приказ крейсерам «Аскольд», «Лес», «Тайга» и четырём драккарам повернуть назад и встретить этот корабль.

Удивлению командира «Дойчланда», капитана цур зее Веннекера, не было предела. Сначала сигнальщики сообщили об одном крейсере англичан, потом к нему прибавились ещё пара крейсеров и четыре эсминца. В определении типа кораблей возникла заминка. То ли «Эдинбург», то ли «Шеффилд». Тогда почему ни у одного нет второй дымовой трубы? И корпус слишком низок для этих крейсеров англичан. Английские корабли имели полубак, а эти слишком сильно зарываются носом. Веннекер был в курсе каких-то русских проблем, но, проведя некоторое время в Атлантике, никак не ожидал встретить неизвестные корабли без флага… Вот! Сигнальщики не видят на неизвестных кораблях никаких флагов. Лучше дать «полный назад» от греха подальше.

«Дойчланд» затрясся корпусом, выжимая из своих дизелей всё возможное. Носовая башня на всякий случай развернулась на чужаков. Те также увеличили ход узлов до тридцати, очень медленно догоняя немца. Веннекер велел немедленно сообщить о погоне за ним в Берлин, информируя штаб Кригсмарине. Из Берлина пришёл приказ: в бой не вступать. Если Веннекер будет вынужден вступить в бой, ему запрещалось открывать огонь первым. Ещё сообщалось, что «Шарнхорст» и «Гнейзенау» изменят курс, чтобы быстрее прийти на рандеву с «Дойчландом». Через два часа погони, когда немцы уже готовились вступить в бой, гончие сбросили скорость и, развернувшись, легли на обратный курс. Немцы так и не поняли, что задачей «Аскольда» и его ведомых было — отогнать ненужного соглядатая. Выполнив задание, крейсера пошли обратно. В тот момент никто не знал, что неожиданное появление на сцене «Дойчланда» потянуло за спусковой крючок войны. Вильмунд-Коваль решил спуститься на шестьдесят миль южнее, чтобы сбить возможную погоню со стороны неизвестного крейсера. Авианосное соединение сейчас сдерживали корабли обеспечения с их максимальными восемнадцатью узлами. Без этого отряда на появление какого-то крейсера адмирал бы чихать хотел. Велев сообщить командору Ройтману-Миябе новые координаты рандеву, командующий возобновил созерцание окружающего пейзажа.


Согласно приказу, командор Ройтман-Мияба оставил для прикрытия тройки десантных лайнеров авианосец и пять эсминцев. Ещё пять эсминцев остались с ним. Пришедшее через некоторое время сообщение от командира быстроходного авианосного соединения заставило штурмана «Императора» проложить новый курс. На рассвете следующего дня главный оператор радара доложил о появлении прямо по курсу соединения кораблей. Надо сказать, что на попадающиеся во время этой операции торговые и рыболовные суда водные силы Триумвирата не обращали внимания. Встреченные корабли шарахались в сторону, встречаясь с эсминцами дальней завесы. Приказа топить кого-либо не поступало. Воздушный патруль выполнял свои обязанности, позволяя отслеживать передвижение любых кораблей на широкой акватории. Наличие радаров на кораблях позволяло заранее обнаружить любые объекты.

Отпустив авианосец и лишившись возможности дальнего обнаружения, командор был вынужден полагаться только на радиолокационные данные. Ещё была пара используемых для точечной съёмки необходимых объектов беспилотных разведчиков. Сейчас, согласно расчётам, корабли командора расходились в зоне прямой видимости с идущей встречным курсом чужой эскадрой. Имея под своим командованием два линкора, по местной классификации, Ройтман-Мияба не счёл необходимым уклоняться от выбранного курса.

Новая радиограмма, которая пришла с идущей в передовом дозоре «Ауроры», шедшей в сопровождении трёх эсминцев, вызвала на британских кораблях переполох. В донесении сообщалось об обнаружении неизвестных военных кораблей, которые классифицировались как линкоры. Курс — встречный, по левому борту британского соединения. Затем, во втором донесении, «Аурора» сообщила об идущих с линкорами пяти эсминцах. Вице-адмирал Уитворт велел «Шеффилду» и «Саутгемптону» пересечь предполагаемый курс неопознанных линкоров и провести поиск других кораблей с правого борта чужаков. «Аурора» получила приказ, разойдясь с чужаками контркурсом, провести поиск за их кормой. Крейсера помчались выполнять приказ адмирала. С ними отправилась тройка эсминцев. Как только вице-адмирал получил доклад о появлении визуального контакта, он отдал приказ: поворот влево — последовательный. Курс — на сближение. Оба линейных крейсера с тройкой эсминцев за кормой легли на сходящийся курс на сближение с парой линкоров. В Адмиралтейство полетела радиограмма.

Командор Ройтман-Мияба лично наблюдал на экране радара за маневрированием кораблей местной державы. Английских, как уточнил оператор беспилотника, разглядев с высоты их флаги. И то, что видел командор, ему не нравилось. Эти англичане обложили его, как вепря, с двух сторон. Нет, четыре точки за кормой тоже повернули, уже с трёх сторон. Своим эсминцам командор велел держаться за кормой линкоров и быть готовыми к атаке на задних загонщиков. Когда же линкоры противника, идущие уже параллельным курсом, по сообщению оператора беспилотного разведчика, развернули башни из походного положения на правый борт, командор не выдержал. Посовещавшись пару минут с коллегой с «Императрицы», командор приказал открыть огонь.

На мостиках британских кораблей кипела волна возмущения. Сигнальщики протёрли дырки в линзах дальномеров, пытаясь разглядеть национальную принадлежность чужаков. Флаги — отсутствовали! Это крайне возмутило просвещённых мореплавателей. Пиратство в чистом виде, как они смеют, и т. д. Под моральным давлением своего возмущённого штаба Уитворт приказал развернуть башни линейных крейсеров на правый борт. Возможно, адмирал не собирался начинать бой с чужаками, но этого никто так потом и не узнал. Минут через пять силуэты линкоров без флагов сверкнули вспышками.

Тридцать два огромных столба воды, вставших вокруг «Адмирала Худа», шокировали командный состав на мостике «Рипалза», шедшего в кильватер флагману. Не дожидаясь приказа, командир «Рипалза» приказал открыть ответный огонь. Артиллеристы флагмана опередили коллег с «Рипалза», ответив первыми. После второго бортового залпа с «Адмирала Худа» третий по счёту частокол всплесков накрыл флагман. С мостика «Рипалза» увидели попадание в башню «Y» — полетели обломки крыши башни. Видимо, флагман получил одно-два попадания в корму, в отделение рулевых машин, потому как вильнул на курсе вправо, в сторону противника. Затем огромная яркая вспышка в районе спардека и барбета башни «X» буквально разорвала огромный корабль пополам. В воздух взлетели тонны обломков. Кормовая часть корабля, вероятно от детонации погребов кормовой группы башен, просто исчезла в вихре огня и облаке дыма. Носовая часть какое-то время продолжала оставаться на плаву, пока не встала почти вертикально, уходя в воду в облаке дыма и пара.

Достаточно быстро прийдя в себя от этого зрелища, капитан Теннет приказал немедленно отвернуть влево и увеличить ход до максимума. Линейный крейсер успел скрыться от наводчиков морских сил Триумвирата за оставшимся от флагмана облаком дыма и пара. Спасением немногих уцелевших с «Адмирала Худа» занялись эсминцы, до того державшиеся за кормой линейных крейсеров. «Саутгемптон» и «Шеффилд» визуально наблюдали яркую вспышку на горизонте и облако дыма, поднимающееся следом. После получения известий о гибели флагманского корабля крейсера и сопровождавшие их эсминцы повернули на соединение с «Ауророй», по огромной дуге обходя противника. Позднее все английские корабли с целью продолжения погони за врагом соединились в один отряд. Эфир кипел от количества радиопередач. Адмирал Форбс, находившийся с флотом метрополии в море, требовал координаты, курс и скорость противника. Все свободные английские корабли направлялись в Северную Атлантику на поиск вероломного врага.

Потопив английский корабль, линкоры «Император» и «Императрица» увеличили ход до тридцати узлов и тем самым сбили со следа лёгкие крейсера противника. Командор Ройтман-Мияба поздравил экипажи своей эскадры с победой. Потом последовал доклад о происшедшем сразу по нескольким адресам. Москву подобное развитие событий явно не обрадовало, но что делать, если так сложились звёзды. Рандеву с кораблями авианосного соединения вызвало бурный восторг экипажей как линкоров, так и авианосцев. Ещё больше обрадовались команды кораблей обеспечения соединения. А через два часа прикрывавший соединение с юга линкор «Конунг» с парой своих крейсеров разошёлся на контркурсе с двумя похожими на себя кораблями. Не проявляя агрессии, линкоры прошли мимо в пределах дальности огня «Конунга».


Адмирал Маршалл находился в курсе происходящих в океане событий. Берлин исправно снабжал его расшифровкой радиограмм англичан с моря. Из быстрой гибели «Адмирала Худа» Маршалл сделал правильный вывод. И когда ему доложили об удаляющихся военных кораблях по правому борту, адмирал сам полез к дальномеру на мачту. С неподдельным восхищением разглядывая силуэты линкора и двух кораблей поменьше, Маршалл отдал приказ: курс не менять. «Шарнхорст» и «Гнейзенау» двигались на рандеву с «Дойчландом», и влезать в чужие разборки немцы не собирались. Весь вчерашний день английские самолёты постоянно следили за немцами, и симпатий к «томми» у адмирала от этого не прибавилось. На следующий день Вильгельм Маршалл уже готовился встречать корабль Веннекера, когда из Берлина пришло новое сообщение. Британская империя объявила войну Советскому Союзу.


Севернее мыса Нордкап. Штормовое море

Лодка U-48 только вчера заняла свою новую позицию. Она была первой из нескольких отправленных по приказу Дёница на север с разведывательной задачей немецких подлодок. Лодка быстро и скрытно завершила переход в отведённый ей для патрулирования новый район. И сразу — такая удача. Обнаружен идущий в сторону Мурманска лайнер типа «Эмпресс оф Бритайн». Похоже, это именно англичане заварили кашу на русском севере. Командир лодки, Герберт Шульце, велел срочно погружаться. После прохождения лайнера и ещё какого-то следовавшего за ним корабля следовало срочно сообщить обо всём в Берлин. Задраивая люк последним, Шульце уже не мог увидеть приближающуюся от горизонта тень. Тень быстро превратилась в самолёт несколько необычной конструкции. Догнав почти полностью ушедшую под воду U-48, самолёт с удивительной меткостью «положил» серию бомб в рубку лодки. Лодка Шульце погрузилась навсегда, пополнив списки исчезнувших без вести кораблей.

Пару «Триумфов», находившихся в противолодочном дозоре, навёл на всплывшую лодку не обнаруженный с U-48 эсминец «Оцелот». Незамеченным лодкой оказался и являвшийся флагманом конвоя авианосец «Саяны». У пришельцев отсутствовала возможность для выяснения принадлежности неизвестной подлодки. Удачная позиция для торпедного залпа подписала U-48 приговор. В Триумвирате было не принято рисковать шестью батальонами десантников из-за угрозы испортить с кем-то отношения. Свои солдаты и свои союзники всегда дороже.


Москва. Кремль. Кабинет Берии

В течение последних дней Лаврентия Павловича не покидало хорошее настроение. После того, как приехавшие в Кремль военачальники и высокие бонзы партии и государства уяснили положение вещей, Берия ожидал любых провокаций. Однако Тимошенко с Василевским оказались людьми с железной выдержкой. Представление их товарищу Золотому тоже прошло в нужном русле. Маг обладал яркой харизмой и огромным магнетизмом. Похоже, он мог расположить к себе любого из числа нужных ЕМУ людей.

Затем Лаврентия Павловича порадовал Ворошилов. То ли он сам прочистил себе мозги, то ли ему их поставили на место — неизвестно. А может, свою роль сыграл мгновенный переход, с помощью которого он очутился в Москве.

— Клим, второго такого шанса для тебя не будет, — сказал тогда ему Берия. — Пришельцы сильны и могущественны, если бы хотели — просто прихлопнули бы нас, как мух. Вместо этого они дают возможность работать на благо народа. Ты, наверное, уже понял, что возврата к прошлому нет и не будет. Пока ты отсутствовал, Золотой назначил наркомом Тимошенко. Он и Василевский будут реформировать армию. Если завалят это дело, я им не завидую. Тебя Золотой назначает моим заместителем, и это — аванс. Ты популярен и авторитетен в стране, поэтому будешь новым лицом партии. Лицом, облечённым доверием из будущего.

Ворошилов и сам многое понимал, потому долго не раздумывал. Дав согласие работать под началом Берии, он всё равно отчитывался перед магом. Маг, кстати, куда-то исчез на три дня. Вместо него на московских аэродромах стали приземляться десятки самолётов пришельцев. Огромные летающие лодки, истребители, бомбардировщики. В числе первых прилетел командующий всей экспедицией пришельцев. Маг ранее предупредил Берию, что руководство экспансией сосредоточено не только в его руках. Военными командует адмирал Торм-Трувор.

Адмирал, самостоятельно пилотировавший истребитель, по прилёте имел длительный разговор с военными, на котором присутствовал и Берия. Командующий чётко, жёстко и ясно указал ближайшие перспективы и направления развития вооружённых сил. Свободно оперируя цифрами и фактами, Торм-Трувор даже превзошёл в ораторском искусстве самого мага. Прилетевшие с адмиралом десятки офицеров заполонили Генштаб. Берия, всё ещё являвшийся главой НКВД, стал опасаться за безопасность пришельцев. На высказанный адмиралу вопрос по этому поводу был дан интересный ответ. Ахрамцы-телохранители не допустят никаких проблем. Да и офицеры в одиночку по подворотням не шастают. Только сейчас Берия обратил внимание на то, что некоторые офицеры пришельцев имеют несколько странную внешность. О чём и задал вопрос адмиралу.

И получил сногсшибательный ответ. Ахрамцы жили в основном на Марсе, являясь братьями по разуму. Если могут быть пришельцы из будущего, то почему не может быть марсиан? Лаврентий Павлович решил не заморачиваться на этом вопросе, просто махнув на него рукой. Однако задал тот же вопрос по коммуникатору магу. Маг подтвердил сказанное адмиралом.

Пришельцы выдали ограниченному кругу лиц эти самые коммуникаторы. В любой момент времени, из любого места, Берия теперь мог связаться с Мурманском, с магом, с Тимошенко, с Ворошиловым. Кроме того, пришельцы временно прикомандировали к каждому из этих лиц операторов ещё более интересных приборов — компов, вместе с самими этими приборами. Теперь Берия мог продиктовать голосом любой документ или решение и имел возможность изменить текст на откидном экране. А затем получить прямо на руки отпечатанный лист с документом. Адмирал предложил найти надёжных и проверенных людей для обучения работе на коммуникационном планшете, чтобы не отвлекать своих боевых офицеров.

Слава богу, организацию доставки в Москву технических специалистов из Мурманска взяли на себя военные. Они быстрее договорятся между собой. Как только прекратились боевые действия, многие части пришельцев покинули захваченные районы. Их крупные гарнизоны оставались в Архангельске, Молотовске, Онеге, Мезени. Ну и мурманскую железную дорогу вдоль побережья Белого моря они также держали под своим контролем.

Буквально вчера Берию начали бомбардировать паническими звонками из расположенных в районе Воркуты лагерей. Сначала Лаврентий Павлович ничего не понял, а потом припомнил собственное распоряжение: об оказании всяческого содействия частям пришельцев в вопросе привлечения трудовых ресурсов на срочные строительные работы. Уточнив вопрос у адмирала, он велел администрациям не вмешиваться в действия ахрамцев.

Сегодня надо было заниматься международными делами. Иностранные посольства уже «разбомбили» МИД различными нотами, просьбами, протестами. Начнём с союзников. Немцы «дожимают» Польшу без какой-либо реакции Запада. Оплотам демократии не до поляков. Надо будет принять графа фон Шулленбурга, он уже в Кремль буквально ломится.

Торм-Трувор сообщил, что против Финляндии сейчас переброшены десять бригад и тысяча самолётов. В ближайшие дни судьба финнов будет решена. Непонятно только, зачем пришельцы начали войну с Финляндией? Под Ленинградом и в Карелии финны снимают войска с фронта и шлют их на север. Англия и Франция готовятся помогать финнам. Добровольцы из стран Скандинавии и Эстонии с Латвией прибывают в Финляндию.

— Лаврентий Павлович, — голос помощника вернул Берию из мира мыслей, — по радио из Мурманска передали, что наши потомки потопили какой-то очень большой английский военный корабль. Взорвали ко всем чертям.

Помощник ещё что-то говорил, а Берия схватил дрожащими руками коммуникатор. Тот вдруг сам запел трелью вызова. Торм-Трувор будничным голосом сообщил о первой морской победе нового советского флота. Добавил, что потоплен линейный крейсер «Адмирал Худ». И пожелал Лаврентию Павловичу удачного дня.

— Какой тут удачный день? — взвился в ответ Берия. — Вы понимаете, что это война с Англией? Война, которой мы хотели избежать всеми силами. Что нам теперь делать прикажете? У нас нет… — Берия хотел сказать «флота», но осёкся. Флот, которого не было, только что разбил морду лица «просвещённым мореплавателям».

— Лаврентий Павлович, я сейчас к вам приеду, а вы постарайтесь успокоиться и взять себя в руки. Вместо меня на «Молоте» остался Квинтий, а у него весьма бурная фантазия, — послышалось в трубке перед сигналом отбоя.

За этим разговором наблюдал лейтенант пришельцев, который только что распечатал для Берии текст коммюнике морских сил. Вручить текст по назначению он не успел, ретивый местный первым оповестил начальство, подслушав радиообращение к личному составу экспедиции.


Где-то в районе советско-финской границы

Вчера эту небольшую деревеньку финны заняли за полчаса. Гаубичным огнём накрыли стоящие у церквушки на небольшой площади полуторки и бронемашины, огнём трёх миномётов засыпали кривые деревенские улочки. Отступавших из деревни красноармейцев у поворота дороги встретила пулемётная засада. Раненых и пленных просто добили штыками. Порезвились.

Сегодня у финнов возникли непредвиденные неприятности. Не совсем понятно, как в точности всё произошло, но из выставленных ночью вокруг деревни дозоров уцелели только находящиеся западнее. Остальные бесследно исчезли. Впрочем, ближайший дозор исчез не беззвучно. В какой-то момент в лесу, в полукилометре от околицы деревни, грохнул взрыв гранаты, захлопали винтовки, затарахтели пулемётные очереди. Через пять минут после этого русские снайперы застрелили фельдфебеля Марти Ахтисаари и трёх солдат из его взвода. А ещё через десять минут с восточного направления из лесу показались странные приземистые танки. От леса до околицы было метров триста, поэтому три замаскированные 37-миллиметровые противотанковые пушки открыли огонь по этим танкам. Как рассказал единственный уцелевший наводчик одной из пушек, в «свой» танк он попал два раза, но подбить его не сумел. После чего благоразумно юркнул в отрытый рядом ход сообщения.

Русские, кто же ещё, моментально сосредоточили на выявленных противотанковых позициях огонь полудюжины крупнокалиберных пулемётов. Приземистые танки оказались вооружены этими самыми пулемётами и стреляющими по настильной траектории автоматическими миномётами. Они за несколько минут расстреляли все 37-миллиметровые финские орудия, после чего принялись «обрабатывать» близлежащие дома и бруствер траншеи. Финны обстреляли русские танки из 114-миллиметровых гаубиц. Близким взрывом снаряда один из танков был подбит, после чего русские открыли огонь из спрятанных где-то в лесу собственных гаубиц. Оба финских 114-миллиметровых гаубичных орудия перешли в разряд безвозвратных потерь. Командир финской роты, лейтенант Кари Сильвеннойнен, благоразумно отдал приказ оставить деревню. Было безумием под градом гаубичных снарядов пытаться оборонять эту чёртову деревню. Пусть русские снова войдут в деревню, после чего снова на своей шкуре испытают миномётный обстрел.

Русские оказались хитрее. Они также имели миномёты и засыпали минами западную околицу деревни. От прямых попаданий занялись огнём два жилых дома, хозяйственные постройки, сараи. Русские воспользовались возникшим замешательством финнов, и их танки быстрым броском ворвались в деревню. Дальше начался ад. Из чрева танков высыпали одетые в пятнистую форму пехотинцы и медленно, но неуклонно принялись истреблять финскую роту. Засевших в каменных строениях финнов блокировали пулемётно-миномётным огнём, после чего несколько появившихся на улицах деревни пушечных танков прямой наводкой разрушали эти дома. Русские гаубицы пресекли попытку миномётного взвода расстрелять занятую пятнистой пехотой восточную окраину деревни. Всё это настолько не походило на вчерашние действия русских, что финны дрогнули и побежали. Что сделали русские? Правильно, усилили миномётный обстрел западной околицы. На этой сотне метров до близлежащего леса полегла треть роты, в том числе и её командир.

Закрепиться на опушке также не получилось. Несколько русских пулемётных танков вышли на западную окраину деревни и принялись расстреливать скрывший финнов кустарник. Одновременно русские произвели по опушке небольшой артналёт, под прикрытием которого пулемётные танки ворвались в лес. Чёткие и слаженные действия в лесу пятнистой русской пехоты стали для финнов очередным неприятным сюрпризом. К этому сюрпризу добавилось и наличие у каждого русского солдата автоматического стрелкового оружия. Через час после начала боя уцелевшие финские солдаты мечтали только об одном: оторваться от погони этих пятнистых демонов. Оторвались только под вечер. Уставшие, грязные, оборванные солдаты понуро брели по малозаметным лесным тропинкам. Глубокой ночью они вышли к месту дислокации штаба полка, где узнали сногсшибательные новости.

В течение дня неизвестно откуда возникшие чужие русские полностью разгромили два батальона их полка. При этом, как отметили несколько выживших и не потерявших способность думать офицеров, русские не особо и напрягались. Играючи и почти без потерь разбив финский пехотный полк, утром русские перешли границу и продолжили наступление уже по территории самой Финляндии.


На следующий день прибывший в Кремль посол Великобритании Уильям Сиде вручил меморандум правительства своей страны. Британская империя объявила о состоянии войны с Советским Союзом. Этого ожидали ещё со вчерашнего дня, поэтому официальное объявление войны неожиданностью не стало.

Запланированные на сегодня дела Лаврентий Павлович с сожалением отложил в сторону. С вызванными в Москву главными конструкторами и прочими создателями сухопутных вооружений будут говорить эксперты пришельцев без участия Берии. Сам он председательствовал на экстренном совещании в Кремле с участием Ворошилова, Тимошенко, Василевского, Торма-Трувора и других. Не смог прилететь из Мурманска Кузнецов. Торм-Трувор сообщил, что нарком ВМФ ушёл в море с авианосной группой. Присутствие Кузнецова можно организовать виртуально. Берия дал согласие. Советская сторона быстро привыкала к техническим новинкам пришельцев, и уже никого не удивила возможность установления видеосвязи в режиме реального времени с находящимся в океане кораблём.

Основной темой обсуждения стала война с Англией. Оказалось, пришельцы не видят в этом абсолютно никакой проблемы. При отсутствии сухопутной границы с Англией их нисколько не пугала угроза с моря. Заглянув в личный комп, Торм-Трувор высказал свои предложения:

— Немедленно, сегодня или завтра, английский флот не сможет прибыть ни на Балтику, ни на Чёрное море, ни на Дальний Восток. Даже сосредоточение воздушных сил против нефтедобычи в районе Баку требует времени. Исходя из этого, мы подготовим агрессору тёплую встречу.

На аэродромы в районе Луги перебрасываем: две эскадрильи патрульных гидросамолётов, полк бомбардировщиков-торпедоносцев, полк истребителей для прикрытия этих сил. На Чёрном море необходимо организовать базирование нашей авиации в районе Одессы, в Крыму, на побережье Кавказа. Туда перебросим полк патрульных гидросамолётов, три полка бомбардировщиков-торпедоносцев, три полка истребителей. Район Баку прикроем четырьмя полками истребителей.

С Дальним Востоком сложнее. Протяжённость береговой линии значительна, недостаточно пригодных для базирования аэродромов. Основная опасность попасть под удар с моря имеется для Владивостока и Петропавловска. В других пунктах побережья нет значимых военных объектов. Я правильно говорю? Передислокация туда крупных воздушных сил неоправданна. Думаю, у Англии просто не хватит времени и сил, чтобы нанести сильный удар на Дальнем Востоке. Основные события развернутся в европейских морях и в воздухе над Баку.


Согласование передислокации с Кольского полуострова воздушных сил, обеспечение безопасности на местах базирования, обеспечение личного состава воздушных сил всем необходимым — все эти вопросы Берия немедленно поручил решать смешанной группе офицеров, в которую включил пару сотрудников НКВД, для общего контроля над работой этой группы и для помощи на местах.


Финляндия. Где-то на побережье Ботнического залива

С трудом переставляя уставшие ноги, полковник финской армии Вуокко брёл по обочине дороги. Вот уже больше суток солдаты батальона, командование которым принял полковник, заменив погибшего командира, отступали на юг по этой дороге. Голодные, уставшие, грязные и оборванные солдаты ещё сжимали в руках оружие. Но скоро их силы иссякнут, и что тогда?

Рованиеми русские взяли быстро. В какой-то несчастливый день что-то произошло. В воздухе одновременно гудели десятки русских самолётов, удвоилось количество наступающих при поддержке артиллерии пехотинцев. Ещё чужие русские снова применили бомбы с чёрным дымом. Обработав с воздуха этими «гостинцами» населённые пункты, русские через какое-то время занимали их почти без боя.

В условиях полного господства авиации врага финские солдаты были вынуждены постоянно отступать мелкими группами, а то и вовсе поодиночке. Резервы, выдвигаемые на фронт, куда-то исчезли. Скорее всего, попали под удары авиации. Боеприпасы в батальоне на исходе. Вся надежда — дойти до побережья залива. Там, по слухам, вот-вот должны высадиться англичане и французы. Может, и шведы помогут чем-либо более существенным, кроме своих добровольцев. Германия позволила только закупить у себя какую-то военную технику. Никаких войск на помощь Суоми не послала. Ах да, они же с русскими сейчас дружат!

— Ненадолго этот союз немцев и русских, — пробормотал Вуокко себе под нос. — Гитлер и Сталин ещё передерутся между собой, и тогда мы, финны, отомстим и тем, и другим.

Полковник даже не представлял, насколько он окажется прав. Финны не поддержат Гитлера в войне с Союзом и не выступят на стороне русских. По мирному соглашению сорокового года Суоми станет замкнутой на себя саму нейтральной страной.

Вот снова до слуха полковника донёсся столь надоевший ему рокот моторов русских самолётов. Толпа солдат бросилась с дороги в заросли кустарника — прятаться. Вуокко быстро накидал грязи на свою шинель, чтобы слиться с окружающим пространством. И почему он не снял тогда, на дороге, маскировочную форму с погибшего русского?

ГЛАВА 4


Баренцево море. Сто миль северо-западнее Рыбачьего

Товарищ по детским играм адмирала Торма-Трувора, Квинтий Нортон-Майоров занимал пост начальника штаба ударного авианосного соединения только при личном присутствии командующего. Во-первых, Нортон-Майоров имел тот же чин, что и командующий. Во-вторых, занимался штабной работой по личной просьбе Арландия. Сейчас друг детства отправился в Москву, поэтому талантливейший трудоголик Квинтий Нортон-Майоров пахал за двоих. Уже больше суток адмирал не выходил из командного центра опорного рейдера.

Так получилось, что подробный доклад командора Ройтмана-Миябы о происшедшем столкновении с английской эскадрой изучал уже Квинтий. Он и обратил внимание на одну интересную деталь доклада — ответный огонь англичан. Ещё сразу после получения доклада командора адмирал приказал поднять на полётную палубу пару «Молний». В бездонных ангарах «Молота» имелось несколько этих машин. Являясь лёгким аэрокосмическим истребителем морского и наземного базирования, «Молния» идеально подходила для разведки на этой планете. Поэтому адмирал нисколько не удивился мирному расхождению «Конунга» с германскими линкорами. С Германией пока ссор ещё не было. А вот Великобритания ведёт себя вызывающе. Её следует проучить.

Получив точные данные о нахождении в море больших английских сил, Нортон-Майоров принял решение. Командор Вонг-Вьет Ван До получил приказ передать свои драккары в состав охранения быстроходного соединения. Сам командор, имея под своим началом линкор и два крейсера, должен быть установить и сохранить любой ценой контакт с рыскающим по морю английским флотом. Вильмунд-Коваль получил указание разделить соединение на две половины. Первая — эскадра обеспечения под охраной авианосца «Урал» и восьми эсминцев продолжает движение к Мурманску. Вторая — оставшиеся два авианосца со своим сопровождением меняют курс, осуществляя дальнее прикрытие кораблей Вонг-Вьет Ван До. Ройтман-Мияба со своими линкорами получил указание вступить в бой с английской эскадрой, которая сама жаждет этого боя. Тактическая группа державшего флаг на «Аскольде» командора Максимуса Октавиана-Ли получила разрешение на самостоятельные действия. Сам Квинтий Нортон-Майоров на «Молоте» решил идти вдоль норвежского побережья на юг. Свою эскадру обеспечения, после заправки топливом по максимуму, отпустили в Кольский залив. На смену «Молоту» придёт авианосная группа Ливия Маркуса-Принцепса, всё ещё пугавшая рыбаков в Варангер-фьорде. Кроме того, в связи с установлением перемирия с Советским Союзом можно вернуть корабли из Белого моря.

Отдав необходимые приказания, адмирал обратил внимание на четвёрку людей в необычной форме, в некоторой растерянности стоявших на полётной палубе «Молота». Оказалось, это нарком советского флота из Москвы, а с ним — его местные подчинённые. Взглянув ещё раз на прибывших, Нортон-Майоров пошёл в тактический зал. Только гостей ему сейчас не хватало. Не отдыхавший уже почти двое суток адмирал горестно вздохнул: опять не выкроить пару часов для сна. По обычаям морских сил Триумвирата, с гостями следовало посидеть за «рюмкой» чая. Посидеть хотя бы минут пять. Традиция такая.

Прилетевшие на авианосец советские морские командиры во главе с Кузнецовым, после традиционного «чаепития», в сопровождении офицера экипажа отправились на экскурсию по кораблю. В суматохе последних дней Нортону-Майорову было не до гостей, поэтому он крайне удивился, увидев на следующий день на палубе корабля четвёрку советских офицеров. Вчера они задержались в кают-компании после осмотра корабля. Сегодня до советского берега было несколько сотен миль. И почему они не улетели вчера? Придётся идти в бой с англичанами с пассажирами на борту.

После получения нового приказа командор Вонг-Вьет Ван До крепко призадумался. Под его командованием оставались всего три корабля: линкор и пара больших крейсеров. Корабли быстроходные и хорошо бронированные, но против превосходящего численностью врага им долго не устоять. Конечно, его поддержит палубная авиация, да и Ройтман-Мияба через пару часов примчится подраться… Внезапно командор замер, зацепившись за неожиданную мысль: а что если…

Через пять минут, вдохновленный своей идеей, Вонг-Вьет Ван До излагал новый план боя своим подчинённым. Повинуясь приказу командора, три больших корабля стремительно изменили курс.


Северная Атлантика. Норвежское море. Где-то между Исландией и Норвегией

На командующего флотом адмирала Чарльза Форбса со страшной силой оказывали давление со всех сторон. Адмиралтейство, премьер-министр, сам король слали на флагманский линкор радиограммы. И требовали, приказывали, предлагали. Смысл всех принятых радиограмм сводился к одному: найти и уничтожить! Отомстить за гибель лучшего корабля британского флота. В Англии был объявлен траур, страна взывала к мести. Такая обстановка никак не способствовала реальным поискам противника. От эмоций корабли не размножаются и топлива больше не становится.

Поиски кораблей противника пока результата не давали. Вместо противника крейсеры «Данидин» и «Дурбан» нашли у северо-западной оконечности Исландии немцев. Один из германских «карманных линкоров» явно кого-то поджидал, крейсируя в гордом одиночестве. Скорее всего — свой танкер обеспечения, из числа тех, что немцы направили в океан в преддверии возможной войны с Англией и Францией. Война началась, но в роли противника оказался кое-кто другой — русские. Кто бы мог подумать ещё месяц назад, что русские способны на такое? Теперь их корабли рыскали во всех морях и океанах планеты, чтобы уничтожить противника.

Русские, похоже, находили англичан первыми. Уже пять «Суодфишей» с «Арк Рояла» не возвратились назад на авианосец. Последние сообщения от погибших гласили: атакованы самолётами неизвестного типа. Дальше следовало красноречивое молчание в эфире. Уже все наличные силы были брошены на поиск врага. И почему Теннант не сумел удержать контакта с противником? Хотя командира «Рипалза» понять можно. Увидеть и пережить такое — не пожелаешь ни одному моряку. Эсминцы смогли спасти несколько десятков человек с погибшего линейного крейсера. Сейчас все спасённые шли в Розайт на одном корабле. Теннант, приняв под своё командование усечённую флотилию эсминцев, получил приказ присоединиться к флоту Канала, выдвигавшемуся вдоль побережья Норвегии на север. «Саутгемптон» и «Шеффилд» прочёсывали океан в поисках врага. И нашли его. Ночью.


Вонг-Вьет Ван До решил задачу командования очень просто: использовал техническое превосходство в радиолокации и навязал англичанам ночной бой. Таким образом командор повысил шансы на выживание своего соединения в предстоящем бою. Обнаружив радаром вражеские крейсера, «Вардар» и «Вектер» часа два «вели» их до наступления полной темноты. А затем слаженно атаковали ближайший — торпедами и артиллерией. Какой из крейсеров добился торпедного попадания, было уже не столь важно. Вспыхнувший на «Саутгемптоне» пожар чётко указал цель наводчикам-артиллеристам, и, подключив универсальный калибр, крейсера развили максимальную скорострельность. Через десять минут недавно бывшая крейсером пылающая развалина быстро погружалась в океан. Примчавшийся на помощь «Шеффилд» уже ничем не мог помочь гибнущему товарищу. Наоборот, сам чуть не стал второй жертвой охотников. Огрызаясь из своих шестидюймовок, взывая о помощи на всю Атлантику, англичанин помчался под защиту более сильных собратьев.


Форбса, прилёгшего вздремнуть на пару часов, разбудило срочное и неприятное донесение с «Шеффилда». Адмирал быстро сориентировался в обстановке, отдав приказ «Дюнкерку» идти на помощь вступившему в бой крейсеру. Спеша за удалявшимся линейным крейсером, первая и вторая эскадры линкоров флота метрополии увеличили ход до максимума. При этом корабли второй эскадры стали постепенно отставать от «Нельсона» и «Роднея». Ведущие поиск на других направлениях крейсера получили новое целеуказание для поиска противника. Авианосцы с рассветом получили приказ подготовить к вылету торпедоносцы и истребители. В напряжённом ожидании прошло около двух часов. Затем на британских кораблях услышали глухие отзвуки залпов главного калибра и стали получать радиограммы с «Дюнкерка». «Француз» вступил в бой с линкором противника. Вражеские крейсера атаковали спешащий на помощь систершипу «Глазго».


Радар «Конунга» обнаружил приближающийся крупный корабль задолго до огневого контакта с ним. Вонг-Вьет Ван До велел крейсерам прекратить погоню и уйти с курса приближающегося корабля противника. Судя по отметке на радаре — это линкор. «Вардар» и «Вектер», на которых стояли такие же радары, повернули навстречу более мелкой отметке, возникшей на радаре справа.

Командор решил сойтись с англичанином на контркурсе, ведя огонь носовыми башнями. К сожалению, вместо «англичанина» появился «француз». Открыв ответный огонь, он ещё какое-то время сближался с кораблём командора, затем резко отвернул влево. Вонг-Вьет Ван До, ещё до поворота противника слегка довернув, ввёл в действие на остром курсовом углу кормовую башню. Всё это время, тринадцать минут, противники осыпали оппонента снарядами. «Дюнкерк» сумел добиться четырёх попаданий в «Конунг». Наибольшие проблемы вызвал 330-миллиметровый снаряд, попавший в лобовую плиту возвышенной башни «Два». Четырёхсотмиллиметровая лобовая плита успешно отразила удар. Тем не менее крайнее левое орудие было выведено из строя, а сама башня замолчала на пять минут. Попадание в носовую часть корпуса вызвало внутренний пожар на баке. Ещё два снаряда попали в главный бронепояс линкора. Вертикальные плиты слегка вдавило, началась небольшая фильтрация воды, противоторпедные були были сильно повреждены осколками.

«Дюнкерк» получил пять попаданий. Попадание в ангар вызвало колоссальный пожар на корме. Попавший под острым углом в носовую часть 356-миллиметровый снаряд взорвался между погребами башен главного калибра у противоположного борта. Возник сильный внутренний очаг возгорания. Молчавшая половину боя башня «Два» на «Конунге», вновь открыв огонь, добилась двух попаданий в корпус выше броневого пояса «Дюнкерка». На сократившейся дистанции боя эти снаряды уже не смогли пробить бронепалубу линейного крейсера, но вызвали ещё один сильный пожар. Взметнувшийся над палубой огонь принялся облизывать надстройку и дымовую трубу. Пятый снаряд угодил в барбет возвышенной башни главного калибра. Хотя угол попадания не позволил полноценно пробить броневую плиту, башня замолчала до конца боя. Собственно, это попадание и вынудило французский корабль прекратить бой и отвернуть в сторону. Для исправления повреждений возвышенной носовой башни было необходимо какое-то время, а сближение с серьёзным противником, имея в строю половину артиллерии, в планы французов не входило.

Вонг-Вьет Ван До уже наблюдал на экране радара пару жирных силуэтов, поэтому, скрипя зубами, не стал преследовать отступавшего храброго противника. Приказав парой залпов подстегнуть «француза» к увеличению дистанции отрыва, командор двинулся навстречу новому противнику. Командор вовсе не собирался подставлять свой корабль под удар. Вот уже час, как командор наблюдал на радаре корабли Ройтмана-Миябы и общался с ними в эфире. К линкорам присоединился крейсер «Альдейга» из состава сил охранения авианосного соединения.


Вынужденный покинуть поле боя «Дюнкерк» тем самым спас британский крейсер «Глазго». Так получилось, что тот обнаружил «Вардар» и «Вектер» одновременно с залпом их орудий. Резко изменив курс, применяя маневрирование, «Глазго» двинулся в сторону кораблей Форбса. Крейсерам-охотникам не хватило около получаса, чтобы прихлопнуть «Глазго». Появившийся с юго-востока горящий корабль вынудил «Вардар» и «Вектер» вторично за сегодняшнюю ночь прекратить погоню. «Глазго», получив шесть 203-миллиметровых снарядов, с трудом справлялся с тушением многочисленных пожаров. Левый ангар и обе кормовые башни 152-миллиметровых орудий представляли собой горы металлических обломков. После того как один пылающий корабль присоединился к другому, оба направились в сторону главных сил английского флота. Небо на востоке становилось светлее, начинались предутренние сумерки.


Поступавшие с французского линейного крейсера и с «Глазго» донесения о ходе боя заставили офицеров штаба адмирала Форбса сильно задуматься. Если гибель «Саутгемптона» в ночное время ещё можно было объяснить внезапностью атаки, то бой в тёмное время суток с линкором и другими крейсерами врага говорил о тактическом превосходстве этого врага. И, скорее всего, русские имели радиодальномеры. Очень хорошие радиодальномеры. У «Владычицы морей» появилась большая проблема — техническое отставание. Чарльз Форбс отдал приказ всему линейному флоту метрополии лечь на обратный курс. Немедленно. Иначе может произойти непоправимое.

Сопровождавшая линкоры половина флотилии эсминцев помчалась на разведку в наиболее вероятном направлении появления врага. Всё ещё ведущим поиск в море крейсерам был отдан приказ идти на соединение с линейным флотом. В предрассветных сумерках с правого борта приблизились горящие «Дюнкерк» и «Глазго». Вид английского крейсера ужасал. Кормовой башни «Y» просто не существовало. Сгоревший ангар зиял пустотой. Постепенно наступал рассвет, корабли Форбса медленно нагоняли собственную вторую эскадру линкоров.

Вскоре с тяжёлого крейсера «Суффолк» пришла радиограмма. В Датском проливе крейсер нашёл немцев. Корабли, опознанные как «Шарнхорст» и «Гнейзенау», двигались на запад. На англичан они внимания не обращали.

Чуть позже, у острова Ян-Майен, тяжёлый крейсер «Корнуолл» тоже нашёл свою гибель. Отчаянные радиограммы о помощи и спасении ложились на стол адмирала, заставляя того только крепче сжимать кулаки. Даже если линкоры повернут на помощь, они не успеют. «Камберленд», находившийся поблизости, получил приказ отходить.

Это решение, за которое его потом сильно критиковали, было правильным. Против двенадцати 305-миллиметровых орудий «Аскольда» практически не имевшие бронирования «графства» были обречены. «Корнуолл» лишился хода после очередного попадания 305-миллиметрового снаряда и был добит из шестидюймовок «Леса» и «Тайги». Двадцать четыре 152-миллиметровые пушки очень быстро сожгли недвижную высокобортную мишень.

Врага обнаружил эсминец «Ашанти». По левому борту, милях в тридцати, параллельным курсом двигались линкоры русских. Взлетевшие с авианосцев флота метрополии торпедоносцы встретили в воздухе встречную волну русских самолётов.

Наконец напряжение, державшее штаб английского командующего, разрядилось короткими командами и приказами. Где-то у горизонта, в туманной мгле сверкнули вспышки. Взлетевшие вокруг «Нельсона» и «Роднея» огромные фонтаны воды дали старт сражению линейных сил.


Объединенный отряд командоров Триумвирата в предрассветных сумерках сближался с англичанами. Полчаса назад английский отряд внезапно повернул назад. Похоже, англичане разгадали план Нортона-Майорова и не влезли в ловушку до конца. Радар показывал пять жирных отметок с правого борта и четыре быстро приближавшиеся малые отметки с того же борта. А вот что за три отметки идут на пересечение курса с левого борта? Соединение Нортона-Майорова только что дало свои координаты, из которых следовало… Посовещавшись, командоры разошлись во мнениях.

«Император» и «Императрица» вступили в бой с линкорами англичан. Не имея превосходства в количестве кораблей, Ройтман-Мияба решил переиграть противника качеством и тактикой. Его корабли имели индивидуальное превосходство над каждым из линкоров англичан. Поочерёдно сосредоточивая огонь на каждом из кораблей противника, командор надеялся поочерёдно выводить их из строя. Пять эсминцев получили указание парировать возможные атаки своих английских визави. Где-то за кормой англичан, с противоположного борта, вне пределов видимости шли «Вардар» и «Вектер». Пришло сообщение с «Аскольда» — ведут бой с одиночным крейсером противника.

Вонг-Вьет Ван До, получив под своё начало командора Влада Дорича-Маркова с большим крейсером «Альдейга», двинулся на перехват трёх кораблей противника. Командор не знал, что это за корабли, но надеялся, что бой будет удачным.

В шестидесяти милях от начавшегося сражения с авианосцев «Сибирь» и «Алтай» стартовала вторая волна самолётов. Шестьдесят четыре машины ушли вслед за первой волной. Стартовавшие первыми уже вступили в бой с истребителями англичан. Это задерживало нанесение удара по обнаруженным в пятидесяти милях от линкоров авианосцам противника.


Северная Атлантика. Норвежское море

Безусловно, после получения подробного доклада о гибели «Худа» Чарльз Форбс подозревал о превосходстве русских. Но не настолько же! Водяные столбы буквально закрыли идущий последним флагманский «Нельсон». Отдав распоряжение кораблям отряда маневрировать самостоятельно, адмирал в мрачном настроении ожидал попаданий вражеских снарядов. Более быстроходные корабли русских уверенно командовали дистанцией боя, открыв огонь с восемнадцати миль. На такой дистанции могли отвечать только «Нельсон» и «Родней». Идущие впереди на расстоянии мили «Рэмиллиес», «Роял Соверен» и «Роял Оук» огня по врагу ещё не открывали. Больше всего Форбсу сейчас хотелось повернуть время вспять и не взять в этот поход старые корабли. Палуба вздрогнула, ударив по ногам вибрацией. Адмирал устоял на ногах. Первое попадание. Сколько их ещё будет?


Ройтман-Мияба поначалу не обратил внимания на отсутствие ответного огня с идущих первыми кораблей англичан. Хотя его линкоры имели почти двукратное превосходство в артиллерии над замыкающими кораблями англичан, те отвечали вполне достойно. «Император» получил уже два попадания, лишившись пары установок универсального калибра. Пожарные дивизионы вовсю воевали с пожарами.

Концевой «англичанин» прекратил ответный огонь. Он объят пламенем, но остаётся в строю. Перенос огня на предпоследнего. Удар. Ещё удар. Корабль рыскает на курсе: попадание в корму, началось затопление кормовых отсеков. Последний линкор англичан прекратил ответный огонь через двенадцать минут после начала боя. Предпоследний продержался пятнадцать. «Император» имеет крен на правый борт и вышедшую из строя башню главного калибра. Перенос огня на третий корабль английской эскадры. На нём сразу вспыхивают пожары от попаданий, и он медленно теряет ход. В ответ «оживает» предпоследний линкор. Попадание в барбет уже молчащей кормовой возвышенной башни «Три». Ещё один снаряд ударяет в бронепояс, разнося противоторпедные були. Обстреливаемый корабль противника сильно дымит и, похоже, погружается. Открывает огонь концевой линкор англичан. По «Императрице».

Головной английский корабль начал поворот в сторону противника. За ним поворачивает второй. «Рэмиллиес» и «Роял Соверен» круто ложатся на циркуляцию влево, поворачивая на обратный курс и прикрывая своими корпусами погружающегося собрата. Оба старых линкора дают дружный залп из своих орудий. Недолёт.

Поворот всё ещё не обстрелянных линкорами Триумвирата «Рэмиллиеса» и «Роял Соверена» открывает взору Ройтмана-Миябы один корабль противника.

Его силуэт похож на концевые линкоры противника. А вот стрельба — намного лучше. «Дюнкерк» потушил основные очаги возгорания, и отчаянные французы пошли ва-банк.

Прикрываемый от огня врага колонной английских линкоров «Дюнкерк» обогнал строй союзников и вступил в бой почти на максимальной для себя дистанции огня. В короткий отрезок времени «Император» получил четыре французских «подарка», которые решили исход боя. Особой опасности для шестидесятипятитысячетонного гиганта 330-миллиметровые снаряды не представляли. Но удачным попаданием французы вывели из строя всю систему управления огнём. Кроме того, французский снаряд попал в крышу башни «Один». Башня вышла из строя, её расчёт разделился на погибших и раненых.

Получив смертельное ранение осколком поразившего основание носового директора управления огнём снаряда, командор Ройтман-Мияба погиб. Командование линкором принял второй помощник командира корабля. Командование соединением — командор Барсов-Гвоздев с «Императрицы». Новое попадание в бронепояс с последнего линкора англичан заставило временного командира принимать нелёгкое решение. Имевший заметный крен «Император» лишился половины артиллерии. Оба всё ещё горящих концевых линкора англичан вели меткий ответный огонь, а головные легли на курс сближения. Третье попадание в корпус. Прямо по курсу начался бой между флотилиями эсминцев прикрытия. Англичане имели численное преимущество и стреляли очень хорошо. Но пятёрка драккаров имела превосходство в скорострельности орудий и, благодаря артиллерийским радарам, могла сосредоточить огонь на любом из кораблей противника. «Поджарив» таким образом пару британских кораблей, драккары отбили у остальных желание атаковать линкоры Триумвирата. Полученные «Рысью» и «Пумой» повреждения стали платой за семь минут боя.

Перенеся прицел на концевой английский корабль, «Императрица» легла на обратный курс. То же самое сделал «Император», сумев «размочить» счёт с французским кораблём. Получив напоследок в ответ ещё два снаряда, линкоры Триумвирата «выбили» последнюю стрелявшую башню на «Нельсоне». Барсов-Гвоздев уступал поле боя авиации. Та уже должна была махать крыльями над ним, но где-то задержалась.


После недолгого поиска Вонг-Вьет Ван До обнаружил три английских крейсера. Внезапно атаковать в свете начинающегося дня уже не удалось. Корабли противника бросились врассыпную. Но командор не огорчался. После часовой погони и пятнадцатиминутного добивания два крейсера были вычеркнуты из списков английского флота. Один — им оказался «Ньюкасл» — избежал участи собратьев. «Манчестер» и «Эдинбург» ценой своей жизни не позволили «Ньюкаслу» погибнуть.

После потопления британских кораблей командор получил указания Вильмунда-Коваля идти на рандеву с Барсовым-Гвоздевым. Над акваторией линейного боя наконец-то появилась палубная авиация Триумвирата. Всё, что она не потопит, следовало добить артиллерией или взять в плен, выловив спасающихся моряков противника. Они храбро сражались, и надо отдать им дань уважения.


Николай Герасимович Кузнецов и рядом стоящие советские командиры наблюдали сюжет из жизни авианосца. Бортовые элеваторы поднимали на взлётную палубу летательные аппараты оригинальной конструкции. Двухмоторные драники, как только что окрестил их стоящий рядом Дрозд. Да, сходство имелось, что и был вынужден признать Кузнецов.

Повинуясь сигналу с «Арконы», авианосец повернул против ветра. То же самое сделали остальные корабли эскадры. Выстроившиеся в два ряда десятки самолётов заревели моторами и после непродолжительного пробега по палубе стали подниматься в небо. На идущих рядом лёгких авианосцах также прошли старты авиагрупп. Одна из стартовавших эскадрилий осталась кружить в воздухе над соединением, сменив взлетевшую на рассвете патрульную четвёрку. После захватывающего зрелища взлёта сотни машин советских командиров пригласили в командный центр корабля. Теперь там будут ждать новостей с воздушного фронта. Уже пришла первая новость наступавшего дня: линейные корабли вступили в бой с английской эскадрой. Оставалось надеяться, что почин больших крейсеров, потопивших ночью корабль противника, будет продолжен более сильными собратьями.


Первая ударная волна, стартовавшая с «Сибири» и «Алтая», на полпути вступила в бой с идущими навстречу «Суордфишами». Противник не очень сильный, но многочисленный. Поэтому, когда «Триумфы», разобравшись с тихоходными бипланами, подошли к английскому авианосному соединению, там их уже ждали. Все наличные «Си гладиаторы» и «Скьюа» вступили в бой с торпедоносцами. Сами авианосцы, а также корабли прикрытия открыли зенитный огонь из всех стволов.

Более полусотни «Триумфов» организованно провели «звёздную» атаку на английское соединение. Через полчаса на месте боя почти лежал на правом борту обездвиженный «Арк Роял», тонули «Эффингем» и два эсминца. Авианосная эскадра флота метрополии прекратила своё существование. Под ударом русских погибли «Корейджес», «Эффингем» и пять эсминцев. Лишившийся хода и медленно тонущий «Арк Роял» англичанам пришлось добить самим. Поблизости не оказалось ни одного, способного взять на буксир авианосец крупного английского корабля. Некоторое время тройка переполненных спасёнными моряками эсминцев оставалась возле гибнущего флагмана. После полудня, получив печальные известия с кораблей шестой флотилии эсминцев флота метрополии, плачущие английские торпедисты эсминца «Келли» были вынуждены дать свой первый торпедный залп в этой войне.

Десятка два «Триумфов» получили повреждения и тянули на свои плавучие аэродромы на одном моторе. Шесть машин не дотянули, плюхнувшись в море на полпути. Для спасения их пилотов из состава эскорта авианосцев помчалась пара эсминцев. «Триумф», благодаря своей конструкции и использованному для постройки материалу, был способен значительное время после приводнения оставаться на плаву. Тем не менее эсминцам следовало спешить, чтобы спасти оставшихся один на один с океаном пилотов.


Линейные корабли «Ривендж» и «Резолюшн», составлявшие собой флот Канала, зашли для дозаправки в Намсус. Как потом оказалось, этот заход в норвежский фьорд спас им жизнь. Присоединившийся вчера к флоту Канала линейный крейсер «Рипалз», успев дозаправиться ранее, вышел море в сопровождении «Ауроры» и восьми эсминцев. По приказу Адмиралтейства догонявший линкоры Хортона авианосец «Гермес» не успел дойти до Намсуса. Все эти корабли попали под удар сотни самолётов, стартовавших с эскадры «Молота».

Линейный крейсер, «Аурора» и три эсминца британской короны переселились в царство Нептуна. Та же участь постигла «Гермес» и пару эсминцев из эскортировавшей его флотилии. Благополучно избежав возможности пополнить списки потерь корабельного состава Британского флота, линкоры Хортона следующей ночью выскользнули из фьорда, быстро уходя на юг.


В мокрой и холодной одежде адмиралу Чарльзу Форбсу было неуютно, но он этого не замечал. Адмирал пустым взглядом смотрел в пространство, стоя на мостике «Рэмиллиеса». Он только что совершил самый позорный шаг в своей жизни. Приказал спустить флаг на уцелевших линкорах. А что ещё оставалось делать?

После крайне неудачного артиллерийского боя лишившийся всей артиллерии главного калибра и имевший трудности с турбинами «Нельсон» стал лёгкой добычей авиации русских. Впрочем, как и остальные корабли эскадры адмирала.

«Роял Оук» в ходе боя получил тяжелейшие повреждения и стал тонуть, так и не выпустив ни одного снаряда по врагу. Как показали спасённые офицеры его экипажа, горизонтальная защита старого линкора капитулировала перед снарядами русских. Приговор линкору подписало стремительное затопление корпуса, возникшее от проникновения этих снарядов в машинные и котельные отделения. Хорошо, что ни один снаряд не попал в погреба. Тогда бы из экипажа корабля вряд ли кого спасли.

Удар русских торпедоносцев отражать оказалось нечем. «Звёздный» налёт поставил точку в судьбе двух кораблей. Десятки торпед неслись со всех направлений, то и дело врезаясь в высокие борта линкоров. «Родней», на котором в строю оставались две башни главного калибра и который не испытывал проблем с машинами, получил пять торпед. После этого его положение стало безнадёжным. Флагман Форбса получил четыре торпеды в носовую часть корпуса и быстро погрузился в воду до башни «А». Из восьми единиц шестой флотилии два эсминца также не смогли уклониться от торпед. «Гурка» и «Бедуин» чуть раньше были отделаны артиллерией русских эсминцев, и эти повреждения стали причиной их гибели. Приняв на борт моряков с «Роял Оука» и с погибших собратьев, оставшиеся на плаву эсминцы получили приказ Форбса — уходить.

Французский линейный крейсер в конце артдуэли «поймал» 406-миллиметровый снаряд в первую башню главного калибра, затем на нём вышла из строя возвышенная башня, и адмирал разрешил французам действовать самостоятельно. «Дюнкерк» последовал за «Глазго», которого адмирал ещё до боя отправил домой. Французам повезло. Хотя линейный крейсер и получил торпеду от четвёрки обнаруживших его самолётов, в итоге он всё-таки смог оторваться от возможного преследования и дойти до Скапа-Флоу.

«Рэмиллиес» и «Роял Соверен» также получили по торпеде, но тонуть пока не собирались. Оба корабля сняли экипажи с тонущих собратьев и готовились к своему последнему бою. Сигнальщики уже доложили мокрому адмиралу, что по всему горизонту проступили силуэты русских. Четыре — с юга, два — с севера. Похоже, это та самая северная парочка, которая вынудила отступить так и не пришедшие на рандеву с линейным флотом «Камберленд» и «Норфолк». Ещё доклад: на востоке обнаружены три корабля. Тоже русские. Отдав приказ ускорить затопление «адмиралов», Форбс обвёл глазами собравшихся на палубе матросов и офицеров. Людей, уже раз спасённых, жизнь которых теперь была в руках противника и адмирала.


Командующий силами пришельцев попросил советских командиров пройти в соседнюю рубку. Только что проявили фото- и видеокадры, полученные с разведчика, кружившего над районом атаки на корабли врага.

Николай Герасимович уверенно опознал предъявленные ему кадры. Фотоснимки имели очень высокое качество. Нарком быстро подсчитал число уничтоженных британских кораблей и взглянул на Нортона-Майорова. Тот понял невысказанный вопрос и попросил оператора показать кадры, снятые во время линейного боя, в ночном столкновении при потоплении «Корнуолла», в погоне за «городами».

Советские командиры молча вглядывались в запечатлённые кадры морского побоища. В реальности такие сцены не доводилось видеть никому из советских моряков. Грозный и страшный флот «Владычицы Морей» буквально на их глазах таял как лёд. Затем оператор связи встрепенулся и стал выводить на экран кадры авиаудара по английскому линейному флоту.

После просмотра кадров, которые вскоре станут историческими и часть из них обойдёт все мировые газеты, Нортон-Майоров задал вопрос Кузнецову.

— Николай Герасимович, нет ли у вас желания присутствовать при сдаче остатков английского флота? Наши пилоты по моему личному приказу только повредили два корабля противника. Во время артиллерийского боя их командиры совершили храбрый поступок, закрыв своими кораблями погибающий систершип. Я захотел познакомиться с этими офицерами, и мою просьбу подчинённые поняли правильно. Уйти англичане не смогут. Им остаётся либо сдаться, либо умереть. Всем.

Сейчас вокруг повреждённых торпедами линкоров собралась целая наша эскадра. Барсов-Гвоздев предложил англичанам почётные условия сдачи кораблей. Конечно, если они ответят отказом, мы откроем огонь. Надеюсь, их командиры — люди здравомыслящие, и они не подпишут приговор своим экипажам.

Вам сейчас надо пройти на полётную палубу. Там стартует восьмёрка самолётов. Вы и Дрозд на время полёта до «Сибири» займёте места кормовых стрелков. Затем, вместе с Вильмундом-Ковалем, примите почётную капитуляцию противника. Два офицера моего соединения на других машинах летят с вами.

Такие предложения, да ещё по такому поводу, делают не каждый день, поэтому советский нарком немедленно дал согласие лететь на «Сибирь».


Северная Атлантика. В то же время

Встретив у северо-западной оконечности Исландии «Дойчланд», лично пообщавшись с Веннекером, адмирал Маршалл приказал лечь на курс домой. Какое-то время за тремя немецкими кораблями следили два британских крейсера, но быстро отстали. Вскоре из Берлина стали поступать расшифровки британских радиограмм. В море находился весь флот метрополии. Пришла радиограмма с «Кёльна». Лёгкий крейсер, выйдя из Нарвика, только что наблюдал в небе пару странных летательных аппаратов. Командир крейсера, зная о близком соседстве с англичанами, решил вернуться в порт.

Вильгельм Маршалл и его штаб в растерянности смотрели на карту с нанесёнными на неё координатами британских кораблей. Не было никакой ясности с происходящим в море, и немцы терялись в догадках. Опять мелькнул в туманной дымке силуэт «графства», который околачивался в этих водах. А затем радиоэфир взорвался потоком передач. Читая перехваты, немцы «выпадали в осадок». Русские громили «морского льва» в хвост и в гриву. Список потерянных англичанами кораблей перевалил за десяток. Для Германии это означало блестящие перспективы в борьбе за господство на море. Но что делать с русскими? Пойдут ли они в кильватере германской политики?


Москва. Кремль. Тот же день. Вечер

В последние дни голова у Лаврентия Павловича шла кругом. Начало войны с Англией(!), постоянные совещания с военными, приём иностранных дипломатов. Спал Берия по четыре часа в сутки. Пищу принимал — урывками, когда удавалось чуть-чуть выкроить свободного времени. Вот и сейчас, только Лаврентий Павлович взял в руки вилку, как раздалась трель коммуникатора. Кто ещё там? Хотя кто, кроме Торма-Трувора и мага, имеет наглость не дать нормально пообедать голодному человеку?

— Лаврентий Павлович, — раздался знакомый голос, — приятного аппетита. Сейчас аппетита у вас прибавится, и готовьте бокалы, я уже иду к вам.

Берия с тоской посмотрел на тарелки, с которых он не успел отведать ни кусочка. Опять какую-то гадость принесут пришельцы, а ему — отдуваться.

Влетевший в кабинет минут через пять адмирал светился, как электрическая лампочка. Он немедленно велел своим людям накрыть стол для праздника. Сам же Торм-Трувор, похоже, близко познакомился с шилом, ибо не мог усидеть на одном месте, всё время вскакивая и связываясь с кем-то по коммуникатору. Стараясь не обращать внимания на возбуждённого адмирала, Берия быстро разбирался с поздним обедом. Что-то подсказывало Лаврентию Павловичу, что сегодня он рискует не поужинать даже ночью.

Наконец помощник адмирала принёс комп, что-то подсоединил сбоку, и Торм-Трувор пригласил Берию к просмотру. По мере осознания увиденного Лаврентий Павлович впадал в прострацию. Кадры морских боёв в Норвежском море, снятые с кораблей и самолётов, смотрелись потрясающе. Эпизод капитуляции английских линкоров, грустные лица оказавшихся в плену английских адмиралов заканчивали пятнадцатиминутный фильм на мажорной ноте. Берия снял и протёр пенсне. Взглянул на адмирала.

— Вы правы, Лаврентий Павлович, эти кадры немедленно необходимо отдать прессе, и на основе снятого материала создать агитационный кинофильм. Англия, как вы видите, не такой уж страшный противник. А теперь давайте-ка по бокальчику вашего, грузинского. Как его, «Хванчкара»?

ГЛАВА 5


Москва. Двенадцатое сентября

Объявленный в Советском Союзе праздник в честь победы в Норвежском море свалился на головы простых людей как ком снега. Не успел народ осознать смену руководства страны, явную корректировку курса партии, объявление войны с Англией, как эта война обернулась неожиданностями. Конечно, было очевидно, что в эти приключения Страну Советов втянули материализовавшиеся потомки.

Народ ликовал, слушая по радио восторженный голос диктора, перечислявшего названия погибших британских кораблей. А знающие, о чём идёт речь, и понимающие в морских делах люди тихонько офигевали. Такого поражения Британская империя никогда не простит и бросит все силы для отмщения. Подкупит турок, японцев или ещё кого и начнёт мстить.

На фоне этого как-то незаметно шли победные реляции с финского фронта. Там успешно развивалось наступление потомков на севере Суоми. Егеря, гоня перед собой разбитую финскую армию, уже вышли к шведской границе и Ботническому заливу. К сожалению, Красная Армия не могла похвастаться подобными успехами. На Карельском перешейке финнов только-только выгнали за границу, а в Карелии были близки к этому. Военные представители потомков в войсках прямо запрещали активные действия, мотивируя это необходимостью сбережения жизней личного состава. К тем, кто слишком сильно возражал и противился советам потомков, приходили люди из другого ведомства. Они умели разъяснять доходчивыми методами самым твёрдолобым.

По стране ползли страшные слухи о каких-то расстрелах в лагерях на севере. Один страшнее другого. Слухи те происходили из криминальной среды и разносились блатными по городам и весям. Впрочем, советский народ как-то мало верил этим байкам, так как наяву происходили вещи покруче.

Огромное количество простых советских людей уже успело пообщаться с потомками. К сожалению, в неформальной обстановке сделать это довелось лишь единицам. Технические и военные специалисты из будущего были одержимы своей работой. Возникало ощущение, что они постоянно куда-то спешат и торопятся. НКВД тщательно охраняло каждого из них. Кроме того, у них была своя охрана. Москвичи уже смогли увидеть бронемашины потомков, самоходные орудия, даже самолёты, периодически пролетающие над городом. Особенного впечатления эта техника не производила. Куда занятнее была индивидуальная экипировка солдат и офицеров. Её каждый предмет был тщательно продуман и качественно сделан. Ещё вызвали неподдельный интерес народа морские самолёты потомков. Когда начался показ кинохроники морских боёв в Норвежском море, зрители поначалу не воспринимали эти аппараты необычной формы как самолёты.


После трёхдневного отсутствия наконец-то объявился товарищ Золотой. Заявившись с утра вместе с Тормом-Трувором к Берии, он поздравил того с большой победой советского флота. Лаврентий Павлович так и не понял, была ли здесь ирония, или нет. Днём товарищ Золотой в радиообращении к стране с той же победой поздравил весь советский народ. Лично пообщался с генералитетом в Генштабе, заверив тех в гарантиях безопасности на южном направлении. Со своей стороны нарком Тимошенко гарантировал полное выполнение всех просьб и требований перебазирующихся на юг воздушных сил потомков.

К вечеру Торм-Трувор улетел в Мурманск, пообещав наконец вернуть оттуда Кузнецова. Нарком совершил боевой поход на корабле пришельцев, и Берия очень хотел поговорить с ним лично. Многие вещи в поведении пришельцев настораживали Лаврентия Павловича, и чем дальше, тем больше. Интуиция подсказывала наркому НКВД: надо поговорить по душам за чашечкой чая с товарищем Золотым. С некоторых пор Берия заметил, что перестал вздрагивать при его появлении, перестал ждать от него неприятностей и гадостей.

Сейчас оба ужинали вместе в Кремле. И Берия решился:

— Товарищ Золотой, возможно, за много лет в мире многое изменилось, и мы не многое знаем об этих переменах. Например, некоторые вещи, с точки зрения идеологии, не совсем понятны советскому народу. Я имею в виду некоторые наименования ваших кораблей, такие, как «Император». — Берия впился взглядом в глаза мага.

— У нас, на Земле Радости имперское государство, если говорить вашим языком. Империей правит император. — Маг смотрел прямо в глаза Берии не мигая, в упор.

— Вы не из будущего… — окончательно осознал услышанное Лаврентий Павлович. — Кто вы такие и зачем вы это всё устроили? Почему всех нас обманули? — Немного успокоившись, Берия воззрился на мага, сверкая своим пенсне.

— Мы — представители планеты Земля Радости, которая находится в галактике Туманность Андромеды. Это ваше название нашей галактики. Мы называем свой мир по-другому. Но это — неважно. Наши галактики являются зеркальным отражением друг друга. Наши миры — тоже. Ваш мир сильно отличается от нашего, в нём властвует Тьма. Ваша галактика больше пострадала под ударом Тьмы. От этого — все проблемы вашего мира. Они тянутся миллионы лет, с момента вторжения вируса Тьмы в организм Вселенной. — Маг сделал паузу, глотнул вина, не отрывая взгляда от Лаврентия Павловича.

— Древо Предков вашей цивилизации борется с вирусом Тьмы много миллионов лет. Не удивляйтесь, ваша современная наука смешна в своих жалких потугах объяснить возникновение мироздания. А если учесть и вашу продолжительность жизни, то шансов понять основополагающие принципы — нет. Никто у вас не изучает фактор Времени, которое движет мирозданием. Хотя решение многих вопросов валяется под ногами. Мы нашли в ваших лагерях несколько интересных личностей, с которыми сейчас работаем.

— Иосиф говорил как-то о куфийских… — начал Берия, внезапно припомнив давний разговор со Сталиным на его даче. Как давно это было!

— Вот поэтому мы и выбрали вашу страну для легализации наших добровольцев. Ваш вождь соответствует некоторым критериям, которых нет у других. К сожалению, мы не просчитали такого фактора, как пистолет в столе, — грустно улыбнулся маг. — Ваш Сталин — весьма образованный человек, способный к росту и саморазвитию. Мало кто из правителей вашего мира равен ему по потенциалу. Жаль, что он временно выбыл из строя.

— Как это — временно?! Вы же его убили, как и остальных! Я сам видел его мёртвым! — нарком НКВД сорвался на крик.

— Да успокойтесь вы, — пристально взглянул на него маг. — Ваши товарищи временно находятся под неким наркозом, если так понятнее. Через некоторое время они придут в себя и смогут вернуться на Землю. Я их отправил к нам, — видя огромные глаза Берии, уточнил маг. — В нашу галактику. Когда товарищ Сталин будет в норме, его переместят обратно. И не надо делать глупостей, товарищ Берия. Мы не желаем кровопролития.

Придя в себя и немного успокоившись, Лаврентий Павлович задал чисто профессиональный вопрос:

— Как долго вы следите за нашим миром?

— Первый раз мы неудачно открыли коридор в ваш мир тридцатого июня тысяча девятьсот восьмого года. По вашему летосчислению. Потом долго не могли повторить попытку, открывали другие миры в вашей галактике. Когда удалось повторно попасть к вам, здесь уже шла война, ваша мировая война. Мы опоздали, поэтому решили вмешаться, чтобы остановить ваше следующее жертвоприношение на алтарь Тьмы.

— Тунгусский метеорит! — перебил мага Лаврентий Павлович своим возгласом. — Все-таки Гитлер начнёт войну, и никакой договор его не остановит. Так я и думал. — Берия залпом опрокинул в рот содержимое бокала вина.

— А вы умны и догадливы, — усмехнулся маг. — Ваш Гитлер марионетка в чужих руках и обязательно разожжёт большой костёр. В ближайшее время. Поэтому мы решили опередить ваших хитромудрых кукловодов. И ударили первыми.

— Зачем вам нужны чужие разборки? Вы же можете одним взмахом уничтожить всех злодеев?

— Можем. Уничтожить несложно. Сложнее найти и выставить на всеобщее обозрение замыслы и планы правящих вашим миром упырей-кровососов. И изменить ваше мировоззрение. Ваши кандалы и цепи — в ваших головах. Вот это — главная проблема.

— Вы говорили о малой продолжительности жизни наших людей, — вспомнил Берия. — Если это не тайна, сколько вам лет?

— Много. Даже по нашим меркам я очень пожилой человек, — мило улыбнулся собеседник. — Двадцать четыре тысячи двести пять лет. Скоро я соединюсь со своими предками.

Лаврентий Павлович невидящим взглядом смотрел на мага. Такая продолжительность жизни не укладывалась в голове. Такого не может быть.

— Может, Лаврентий Павлович, может, — добил Берию маг. — Титаны, как вы называете нашу расу в своих мифах и сказах, живут долго. Другие расы — меньше.

— Ккак-кие титаны? — Вот теперь Лаврентий Павлович был сражён наповал.

— Проще показать, чем рассказать. — Маг достал какой-то цилиндр из кармана и щёлкнул кнопкой. — Смотрите, только не падайте и не сходите с ума. Нам ещё вместе работать и работать.

В воздухе возникло объёмное изображение города. Как завороженный, Лаврентий Павлович смотрел на чужие пейзажи, на городские улицы, на людей пяти-десятиметрового роста, спокойно ходящих среди обыкновенных людей и ахрамцев. Это было нечто…


Дарданеллы. Двенадцатое сентября

После начала войны с Россией британский Средиземноморский флот получил приказ совершить переход в Чёрное море и начать боевые действия против большевиков. Собрав наличные силы, адмирал Каннингхэм дошёл до Дарданелл, где получил новый приказ: немедленно совершить переход в метрополию со всеми линейными кораблями и тяжёлыми крейсерами. При этом предыдущий приказ никто не отменял, и его следовало выполнять.

Решив провести операцию против судоходства русских и обстрелять Одессу теми силами, что имелись под рукой, Каннингхэм повернул назад. «Уорспайт» медленно набирал ход, следуя во главе короткой колонны линкоров. Крейсерская эскадра набрала большую скорость, постепенно удаляясь от кораблей Каннингхэма.

Получив ещё одну радиограмму, адмирал застыл, сидя в кресле и сжимая в руках злополучный листок. Этого не могло быть. Русские не могли нанести поражение флоту метрополии. Что-то здесь было не так.

Обстрелять Одессу «Глостер» и «Нептун» не успели. Им подвернулись два русских торговых судна, идущих в этот порт. Затратив на их потопление артогнём около получаса, крейсера двинулись к городу. Не успели. Туча русских самолётов, разделившись на несколько стай, атаковала английские корабли. Пока торпедоносцы с разных направлений и с дальней дистанции метали свои «рыбки», пикировщики зашли со стороны солнца и упали почти отвесно вниз. Десятки разрывов скрыли британские корабли друг от друга. Когда столбы воды опали, стало видно плачевное положение англичан.

«Глостер» заваливался на борт, кренясь всё больше и больше. «Нептун», поймавший пару торпед, погружался кормой. Когда через пару часов подоспел советский эсминец, ему оставалось только снимать со шлюпок и вылавливать из воды матросов противника. Впрочем, враги имели вид жалкий и подавленный.


Кольский залив. Четырнадцатое сентября

В огромном тактическом зале опорного рейдера стояла полутьма. Зал был почти пуст. Только за небольшим столиком со стоящей на нём полупустой бутылкой вина сидели два человека. Они тихо разговаривали между собой. Пара этих неприметных, без военной формы, людей сейчас решала судьбу Англии. Точнее, эти люди намечали контуры операции, которая должна сокрушить островное королевство.

— Арландий, наши морские силы на этой планете имеют значительное превосходство в тактическом плане. Надо быстрее трансформировать эту тактику в стратегическое превосходство. Противников надо выбивать поодиночке, пока они разобщены и растеряны. Тебе и самому это всё известно, потому — надо начинать именно сейчас.

— Я всё понимаю, Квинтий, но, оставшись без твоей поддержки, я буду чувствовать себя в Москве неуютно. Там только одна бригада спецназа, которая учит советских солдат нашей тактике ведения боя. Я периодически читаю лекции в Генштабе, как угорелый ношусь по полигонам и заводам. Хорошо, что Лаврентий оказался толковым мужиком, соображает быстро и в нужном направлении. С местными тугодумами среднего звена море проблем. Настолько иногда упираются в свои лозунги — с места не сдвинуть.

— Кстати, этот Лаврентий уже в курсе, КТО МЫ? Ты ему разложил реальные наски? Местные не понимают названий наших ударных кораблей. Слово «Император» их вводит в ступор. Приходится сочинять: «Император Вселенной и его семья». От этого они вообще разбегаются по углам.

Адмиралы засмеялись. На некоторые подробности российской истории у них был свой взгляд, а реакция местных только забавляла. После первой удачной операции против морской державы этого мира первичный мандраж прошёл. Земляне оказались не такими хорошими тактиками, а их вооружение не соответствовало уровню Триумвирата. Хотя их личный состав заслужил всяческих похвал. Англичане воевали храбро и, сопутствуй им удача, могли бы нанести серьёзные потери морским силам Триумвирата.

— С Лаврентием будет говорить Открывающий Коридор. У него это хорошо получается. А что придумает потом Берия, меня мало волнует. Главное, чтобы не наломал дров. Впрочем, с Открывающим Коридор — лесорубом ему не стать. Ты лучше скажи, Квинтий, как пойдёшь обратно, если сумеешь надавать этим японцам? И как будешь рокировать корабли?

— Попробую надавать… Назад всегда смогу уйти обратным маршрутом. Придётся оставить «Императора» в Мурманске, без дока он — не ходок. Максимум — двадцать пять узлов даст, что мне не подходит. Ну, и башню снимать надо, без хорошего крана такой ремонт не возможен. Надеюсь, у местных док найдётся. Нет — будем строить. Ливию отдам «Кронпринца», вместо него возьму «Альдейгу». У Райнаара хватит сил, если англичане полезут снова. Впрочем, посмотрев вчера на трофейные корабли, в их силы не верю. Да и мало этих линкоров у них осталось, они будут их беречь.

— Вчера на юге их крейсера напали на два советских корабля и сумели утопить их раньше, чем подоспели «Штормы». Надо бы поставить малый радар на берегу этой… Турции, кажется. И в И-ра-не концентрируются английские самолёты. Обязательно нефтепромыслы бомбить будут. Может, нам первыми их прихлопнуть?

Разговор двух адмиралов затянулся на половину ночи. Им было что обсудить.


Утром шестнадцатого сентября жители побережья Кольского залива с удивлением обнаружили исчезновение большей части нового советского флота. Ещё вчера в заливе стояли громады авианосцев, а сегодня они испарились с утренним туманом. Остался только один из четырёх гигантов. Также исчезло большое количество крейсеров и эсминцев. Из четырёх здоровенных линкоров осталась половина. Из десятков транспортов и танкеров вроде никто не ушёл в море. На своих местах оставались десятки корветов и тральщиков из состава охранения сил обеспечения. Следовательно, сделали вывод уже знакомые со стратегией пришельцев советские офицеры — флот ушёл недалеко и ненадолго и скоро придёт домой. Они ошибались.


— Лаврентий Павлович, в нашем мире уже очень давно нет разделения людей по национальностям. Тем более, как вы заметили, по расам. — Товарищ Золотой сегодня с утра завёл разговор о внутренней политике страны. Берия внимательно слушал. — Национальности у нас со временем превратились в клубы по интересам и общества по изучению культуры и традиций всей цивилизации. Учитывая, что у нас нет препятствий к общению со своими ушедшими предками, национализм у нас бесперспективен. Каждый из нас знает почти всё даже о предках восьмого поколения и далее. Думаю, сейчас не время вдаваться в эти наши подробности. В вашем мире многие обычные для Земли Радости основополагающие принципы либо забыты, либо их «забыли».

Я подвожу вас к тому, что в стране необходимо провести территориальную реформу. Ваша система, построенная на создании республик по этническому признаку, — нежизнеспособна. Само существование национальных республик, а главное — их правительств — является бомбой замедленного действия под фундаментом государства. Если учесть количество ваших, а теперь уже и наших «друзей» в этом мире, то они сделают всё, чтобы расчленить и уничтожить Советский Союз. Кстати, прежнее название страны — «Россия» — мне нравится больше. Нам с вами, товарищ Берия, предстоит исправить такую опасную для будущего ситуацию. Страну необходимо разделить на округа, во главе которых будут стоять преданные нам и облечённые доверием населения люди. Практически округа — это те же области, только укрупнённые. Разделение на районы можно оставить как есть сейчас. Все этнические республики, таким образом, исчезнут с карты страны. Потенциальные ренегаты и предатели не смогут стать местными царьками. Возможные межэтнические столкновения центральная власть должна прогнозировать и давить в зародыше. В конце концов, на севере снега много, отправим чистить, на всех хватит.

Начало такого болезненного для местных вождей свержения с Олимпа мы объясним введением военного положения. К примеру, на год. За это время ваши органы НКВД должны демонтировать всю прежнюю вертикаль власти. Не надо громких процессов и лишних жертв. Надо поискать факты и устроить прецедент. После чего поступить по аналогии, только по другому сценарию. Думаю, народ поддержит и отнесётся к происходящему с пониманием. Тем более, основной массы простых людей это нисколько не касается.

Начнём мы с Закавказья. Подготовим соответствующий указ о введении военного положения и, когда наша армия начнёт наступление на юг, запустим механизм реформ. Ответственным с советской стороны будет Микоян. «Свадебным генералом» выступит Ворошилов. Пусть поработает. А вы будете курировать весь ход реформы и дадите пинка товарищам, если они наломают дров. Впрочем, я обеспечу вас своими специалистами и спецтехникой для обработки информации и связи, поэтому вам никуда лететь не надо.


Берия быстро понял суть темы и уточнял дальнейшие свои действия:

— Если в Закавказье легендой прикрытия для этой реформы будет военное положение в связи с войной на юге, то как мы объясним подобное в Средней Азии и на западе страны?

— На западе мы тоже введём особое положение под предлогом интеграции в семью советских народов, освобождаемых из-под гнёта польских панов, — мило улыбнулся маг. — А в Средней Азии начнём с простой территориальной реформы в Казахстане. Слишком много исконно русских земель передано в состав этой республики. А потом и до южных границ страны дойдём.


Подмосковье. Кубинка. Полигон

С раннего утра на полигоне было не протолкнуться от количества прибывающего народа. Директоры оборонных заводов, главные конструкторы, просто конструкторы. Всех их сопровождали сотрудники НКВД, работники полигона, экипажи испытуемой техники. Отдельно приехала охраняемая собственной охраной и сотрудниками ведомства Берии большая группа пришельцев — инженеров и технических специалистов. Наконец, с целой свитой сопровождения прибыли Ворошилов, Тимошенко, Торм-Трувор.

Наступил судный день для оборонной промышленности Советского Союза. Начали с танков. На поле в ряд стояли лучшие образцы советских танковых производств. Как серийные, так и опытные. Напротив них стояли, накрытые огромным брезентом, три гусеничные машины пришельцев. Судя по всему, ходовая часть этих машин секретом не являлась и нисколько не маскировалась. Всё, что выше — было тщательно укутано брезентом, да ещё с помощью деревянных рам изменён профиль машин. Сейчас возле этой техники собралась толпа ответственных товарищей, молча наблюдающих, как солдаты пришельцев сворачивают брезент. Взору советских товарищей открылись три интересные по своей конструкции машины. Боевая машина пехоты, танк, самоходное орудие.

Выйдя с листами бумаги перед собравшимися, офицер-пришелец начал рассказывать про особенности конструкции каждой из машин. Первое, что бросалось в глаза, ходовая часть была почти идентична танку Т-28. Вторая особенность представленных машин — моторное отделение на всех трёх образцах находилось спереди. Третьим нюансом стала броневая защита, в которой широко использовались наклонные броневые листы. Оживлённое обсуждение советских товарищей вызвал танк, наклонные лобовые листы башни которого образовывали острый клин, из которого торчал длинный ствол пушки. Несмотря на то что многие командиры в частях Красной Армии уже видели эти машины и слухи о них донеслись до директоров и конструкторов заводов, «вживую» многие видели их только сейчас. Начались бесчисленные вопросы-ответы, которыми обменивались обе стороны, выясняя характеристики боевой техники и подробности конструкции.

Советские товарищи буквально залезали в каждую дырку, в каждый люк. Через некоторое время самые сообразительные из них сделали вывод: в конструкции машин из будущего заложена большая рациональность и простота в обслуживании в боевой обстановке. На первом плане выживаемость не самой техники, а её экипажа. На это направлена вся идеология конструкции. Люди — на первом месте, всё остальное — потом. В то же время простота и функциональность техники не создавали экипажам лишних проблем. Приборы наблюдения и прицелы на порядок превосходили отечественные. Единственным принципиальным отличием от советской техники была полная радиофицированность пришельцев. Их радиостанции отличались малыми габаритами и обеспечивали хорошее качество связи на всех уровнях.

Залезть в рации, впрочем, никому из советских инженеров не дали. Объяснили это стоящими в аппаратуре самоликвидаторами, защищающими от несанкционированного доступа к некоторым блокам. В этом была своя логика: врагу должна достаться груда железа, а не рабочий образец техники. Вооружение машин во многом почти копировало отечественные изделия. По крайней мере, боеприпасы пушек и пулемётов имели взаимозаменяемость с советскими аналогами. На всех машинах пришельцев стояли дизельные двигатели.

После обеда начался обход советской техники. Техник-инженер пришельцев принёс небольшой плоский ящик, нажал кнопки на нём, и на экране ящика появилась объёмная модель танка Т-26. Все присутствующие как раз находились у представителей этого семейства. Пара Т-26 внешне отличалась только формой башни. Сейчас решался вопрос модернизации этого танка и дальнейшего его будущего. Вердикт пришельцев был однозначен: машина устарела, не соответствует многим показателям, производство танка следует прекратить. В принципе, советские специалисты уже знали обо всех провозглашаемых сейчас решениях. Безусловно, многие были не согласны. Но, ознакомившись с танком пришельцев, несогласные благоразумно не лезли со своими протестами. Было ясно, что Т-26 не имеет шансов в бою с «пришельцем» и судьба «двадцать шестого» решена. Надо сказать, что потомки не страдали кровожадностью и не стремились отправить тысячи «двадцать шестых» в переплавку.

По идеям потомков все «двадцать шестые» и машины на их базе следовало передать на вооружение стрелковых дивизий. В принципе, Т-26 и создавался как танк сопровождения пехоты. Машины образца 1938 года было решено подвергнуть повышающей защищённость танка модернизации. Машины более ранних выпусков подвергались более радикальной реконструкции. Было решено на их базе создавать самоходные орудия непосредственной поддержки пехоты, самоходные миномёты, зенитно-самоходные установки. Часть машин старых выпусков путём установки вместо башни кабины для инструктора переоборудовалась в учебные. Техники пришельцев хорошо владели цифрами наличия в войсках «двадцать шестых» и готовились составить график работ по модернизации.

Танкетка Т-27 становилась бронированным тягачом для буксировки лёгких пушек и прицепов с топливом и боеприпасами в прифронтовой зоне. Прицепы ещё следовало разработать и начать их производство.

Трёхголовый «дракон» Т-28 переделывался в боевую машину пехоты. Начать работы следовало как можно быстрее, поскольку тактика применения новой машины требовала соответствующей подготовки личного состава. Без наличия в войсках самих БМП это было просто невозможно.

Огромное многотонное чудовище Т-35 являлось неплохой базой для создания самоходной пушки большой мощности. Скорее всего, на него установят 152-миллиметровую пушку или 203-миллиметровую гаубицу. Такая самоходка могла себя показать при танковых прорывах вражеского фронта.

Танки Т-37 и Т-38, похоже, ввели потомков в замешательство. Во всяком случае, их техники попросили сначала советских конструкторов высказывать идеи по модернизации этого чуда. В конце концов, все присутствующие согласились с возможностью использования Т-37 в качестве тягачей, а Т-38 в своей изначальной роли разведчика.

Следующим образцом стоял Т-40. Машина была новая, многим ещё не знакомая. Ворошилов попросил Астрова рассказать о своей машине. Выслушав создателя танка, эксперты потомков рекомендовали принять машину на вооружение, внеся некоторые изменения в конструкцию. Серийно производить Т-40 рекомендовали в ограниченном количестве. На основе Т-40 Астрову предложили разработать проекты лёгких боевых машин, самоходных орудий и миномётов.

Семейство БТ представляли три машины. Кардинальную модернизацию этого семейства лёгких танков провести не представлялось возможным. Взяв за образец концепцию модернизации Т-26, решили подвергнуть это семейство аналогичным переделкам. БТ-2 подходили на роль базы для создания ЗСУ. «Пятёрки» — в зависимости от технического состояния — либо трансформировались в танк поддержки с 76-миллиметровой пушкой в новой башне увеличенного объёма, либо модернизировались до уровня БТ-7. «Семёрке» следовало усилить бронезащиту. Всё это семейство машин, до поступления на вооружение новых образцов, оставалось становым хребтом советских танковых войск. Планируемые к созданию танковые корпуса должны были начинать боевую учёбу на БТ. Также приняли решение усилить кавалерийские части за счёт введения в их состав танковых подразделений. По идее, все кавалерийские дивизии в перспективе должны трансформироваться в бронекавалерийские. Со временем, при перевооружении на новые образцы танков, остающиеся в строю БТ переводились на второстепенные направления. В Среднюю Азию, на Дальний Восток.

Наконец своей очереди дождались опытные образцы танков. Эта категория была представлена ленинградскими и харьковскими машинами — А-20, А-32, СМК, Т-100, КВ. Теперь не существовало никаких различий между пришельцами и советскими товарищами. Обе стороны весьма энергично засыпали создателей массой вопросов. После часа такой «пресс-конференции» некоторые из конструкторов сорвали голос и хрипели. Видя это, Ворошилов предложил продолжить разговор за чашкой чая в неформальной обстановке. За чаем и за обсуждением перспектив развития танков специалисты из разных миров встретили наступивший вечер. Получив необходимые рекомендации для дальнейших конструктивных работ по представленным образцам, харьковчане и ленинградцы разошлись по машинам и автобусам. За ними потянулись к своим бронемашинам потомки. Высокопоставленные официальные лица уехали раньше. Завтра многим из них предстоял новый день на полигоне.

Все представленные машины пришельцы забраковали. Заказчик изменил предъявляемые к новым танкам требования, и уже существующие образцы его не устраивали. Работы по танку СМК прекращались. Т-100 представлял интерес только как база для замены самоходок на шасси Т-35. Сама концепция тяжёлого танка КВ понравилась, но машину следовало построить заново. Компоновку танка ленинградцам рекомендовали взять с машин потомков, форму башни — тоже, ходовую часть — от Т-100. Вооружение тяжёлого танка определялось пушкой более крупного калибра. Аналогичные рекомендации получили харьковчане. Их машина планировалась как основная «лошадка» танковых войск на ближайшее время. Тысячи А-32 в перспективе заменят в войсках БТ и Т-26. На базе А-32 поручили создание вооружённой 122-миллиметровой гаубицей самоходной установки. В отношении КВ такого дополнительного задания пока не выдавалось.


Следующий день начался с решения судьбы бронемашин Красной Армии. БА-6 и БА-10 переделывались в бронетранспортёры. Это нельзя было назвать полностью удачным решением проблемы отсутствия бронетранспортёров в Красной Армии. Но у пришельцев даже в проекте не существовало полноценного аналога лёгкого и тяжёлого бронетранспортёров. Новый БА-11 столь широкая публика видела впервые. Было принято решение выжать из этой конструкции всё возможное и немедленно начать производство с некоторыми доработками самой бронемашины. На её базе Ворошилов приказал в кратчайшие сроки создать бронетранспортёр для перевозки пехотного отделения. БА-20, как и остальную мелочь, решили не трогать. Вместо этого разрабатывалась новая лёгкая бронемашина с пулемётным вооружением.

Артиллерийские тягачи Т-20 остались выполнять свои обязанности в войсках. Хотя, судя по лицам офицеров из будущего, они бы с удовольствием пустили эти машины на переплавку. СТЗ-5 рекомендовали использовать в тылу, поскольку его скорость сочли основным недостатком. Основными тягачами в Красной Армии становились уже выпускаемый «Коминтерн» и новый «Ворошиловец». Производство «Коминтернов» следовало немедленно увеличить с целью скорейшего насыщения ими войск. «Ворошиловец» только начинал свой путь в производство. Обе машины подвергались модернизации с целью оптимизации конструкции и снижения стоимости производства.

Объединённая комиссия экспертов долго обходила выставленные в ряд пушки, гаубицы и мортиры. Артиллерийские вопросы должны были решаться завтра, в более широком кругу приглашённых. Ещё не все интересующие пришельцев конструкторы прибыли в Москву. Сейчас техники-инженеры пришельцев рассматривали и фотографировали наиболее экзотичные и редкие артсистемы. Что и кто будет разрабатывать и выпускать, было решено ими ещё раньше. Сегодняшний поход «в поле» был вызван необходимостью вживую увидеть некоторые образцы советской артиллерии. В самом деле, не требовать же при необходимости доставки на секретный объект такой дуры, как Б-4. Незачем устраивать на улицах Москвы шоу с пушками. Вот и снимали эксперты со всех ракурсов на видео нужные им орудия. Наконец, уставшие и довольные, все члены комиссии отправились в Москву.


На следующий день в Москве грохнуло. Наглядно показав на своих комах и на огромных экранах кучу диаграмм, таблиц, расчетов, дополнив их трёхмерной графикой, пришельцы объявили свой вердикт. Артиллерии, соответствующей реалиям современной и будущей войны, на вооружении Красной Армии нет. Есть огромное количество пушек, созданных и растиражированных в тысячах штук, которые не соответствуют задачам современной войны. Про отсутствие самоходной артиллерии и нехватку тягачей даже не упоминалось. У потомков почти вся артиллерия была самоходной. Исключение составляли батальонные пушки, по две штуки на роту лёгкой пехоты. На гусеничном или колёсном шасси были установлены противотанковые и гаубичные орудия, а также зенитные автоматы.

Выдав собравшимся конструкторам задание по подготовке комплексной программы модернизации и развития советской артиллерии, с учётом использования уже имеющихся орудий, артиллерийское собрание объявили закрытым. Через две недели эксперты пришельцев изучали все поданные советскими товарищами предложения.

А ещё через две недели Торм-Трувор имел с товарищем Берия очень неприятный разговор. Свои аргументы адмирал подкреплял сделанными службой безопасности пришельцев аудио- и видеозаписями. Из этих записей следовало, что большинство конструкторов и почти все директоры артиллерийских производств занимаются чем угодно, но только не крепят оборонную мощь страны. Проросшие во времена Тухачевского сорняки душили создание первоклассных артсистем. После этого разговора очень многие ответственные товарищи возглавили конструкторские бюро на зоне. Там — и секреты сохранены, и о своём поведении есть время подумать. А место заместителя наркома вооружений, отправленного на другую должность, занял молодой и перспективный конструктор. Он предложил создать перспективный дуплекс из 95-миллиметровой дивизионной пушки и 122-миллиметровой гаубицы. Причём гаубица уже имелась в металле и прошла полигонные испытания. По какой-то причине в производство была запущена гаубица другого конструктора. Торм-Трувор решил ничего не менять до начала следующего года. До этого было время, чтобы окончательно принять решения по всем спорным вопросам. Чем и занялись десятки людей из разных миров.

Сам «молодой и перспективный» особой радости от столь высокого назначения не получил. Больше всего ему хотелось самому создавать пушки. Ему пообещали, что он сможет продолжить свою конструкторскую деятельность. Мог ли он отказать в столь высоком доверии товарищу Берии?


Советско-польская граница. Семнадцатое сентября

Армии Страны Советов перешли границу с Польшей, как это и было ранее решено в Генштабе. Братское население восточной части разбитой Вермахтом страны следовало вызволять из жадных немецких рук. Ещё за пару дней до начала польского похода Берия пригласил в Кремль графа фон Шуленбурга. Товарищ Золотой пожелал познакомиться с послом Германии. После объявления войны Францией, сделавшей это вслед за англичанами, Германия оставалась единственным союзником Союза.

Ах, да! Ещё Дуче вдруг страстно воспылал любовью к России и разразился такой кучей комплиментов в её адрес, что его можно было заподозрить чуть ли не в сексуальных домогательствах. Его было не сложно понять: англичане оставили на Средиземном море тройку старых крейсеров и десяток таких же эсминцев. Французский флот, заменяя собой английское соединение «Н», базировался на Гибралтаре, и союзникам теперь вообще было не до итальянских замыслов о мировом господстве.

Германского посла товарищ Золотой поразил. Своим ростом. Сама встреча прошла успешно и плодотворно, стороны подтвердили намерение развивать добрососедские отношения. Золотой даже передал приглашение приехать в Москву фон Риббентропу, для организации возможной встречи с фюрером. Тем не менее что-то на этой встрече тревожило Берию. Подумав, Лаврентий Павлович вспомнил свой недавний откровенный разговор с магом.

— Этот Гитлер обязательно нападёт на всех своих соседей, — заявил тогда маг. — Идеология национал-социализма и действия германских властей в отношении некоторых народов рано или поздно вызовут адекватную реакцию с другой стороны Атлантического океана. Америка будет действовать чужими руками и постарается вступить в войну с практически побеждённой Германией. В первую очередь, Германию столкнут с Россией. И наша с вами задача, товарищ Берия, не допустить реализации этих нью-йоркских сценариев.

Берия тогда хотел возразить, что столицей США является Вашингтон, но промолчал. Магу — виднее.


Вашингтон. Белый Дом

Только что завершилось совещание у президента с участием представителей объединённого комитета начальников штабов. Решение, принятое на нём, начинало разворот американской политики на сто восемьдесят градусов. Военная машина Америки, запертая до этого момента в ангаре, начинала процесс расконсервации.

Англии срочно требовалась значительная военная помощь, и президент надеялся в ближайшее время поднять конгрессменов и сенаторов на борьбу с большевизмом. А пока тайно готовилось соглашение с Британской империей о стратегическом сотрудничестве в военной сфере. Проще говоря, англичанам было необходимо срочно купить линейные корабли и авианосцы. Почти любой ценой. Ещё истребители, дальние бомбардировщики, торпедоносцы, в общем — много чего. И быстро. Ещё вчера.

Адмирал Эрнест Кинг рвал и метал, услышав эти просьбы от дальних родственников из-за океана. Отношения с Японией стабильно ухудшались, и ослабление флота США в данный момент — недопустимо. Пусть Англия сама решает свои проблемы. Не надо было злить русского медведя. Тем не менее адмирал согласился с мнением о необходимости оказания в ближайшее время технической помощи британцам и французам. На фоне событий в океане как-то отошли на второй план гибель Польши и медленнее удушение русскими Финляндии. Адмирал Кинг покинул совещание крайне недовольным. Являясь человеком жёстким и твёрдым, он даже не подозревал, что отнюдь не Рузвельт сегодня принимал решения. Рузвельт оглашал желания тех, кто РЕАЛЬНО руководил Америкой. Эти неизвестные большинству населения планеты лица подменили меру ценностей на Земле, внушая всем ценность разноцветных бумажек, которые сами же и печатали. Сейчас они впервые за тысячи лет испугались. И их страх запустил молох подготовки к большой войне.

ГЛАВА 6


Атлантический океан

С гибелью большей части флота метрополии и отзывом девяноста процентов сил флота из Средиземного моря проблемы Англии ещё и не начинались. Проблемы начались в двадцатых числах сентября, когда из Северной Атлантики одно за другим стали поступать сообщения о встречах с не несущими опознавательные знаки своей страны самолётами и кораблями. В подавляющем большинстве случаев — после сообщения о таком контакте — связь с вышедшим в эфир судном пропадала. Как и сами суда. Конечно, нейтральные корабли также сообщали о подобных встречах, но их русские не трогали. На просторах Северной Атлантики поголовно вылавливались только английские и французские торговые корабли. После обнаружения и досмотра обнаруженного очередного корабля союзников для дальнейшего плавания восвояси русские отпускали только суда, следующие с грузом продовольствия. Все остальные — либо топились, либо — куда-то исчезали.

Все эти беды начались с двадцать третьего сентября, когда «Норфолк» сообщил об огневом контакте с русскими кораблями в Датском проливе. Хорошо, что новый командующий флотом метрополии — Джон Тови — заранее отдал приказ: при обнаружении русских в длительный бой не вступать. «Норфолк» отделался попаданием 305-миллиметрового снаряда в башню «Y» и сумел спастись бегством. После чего отправился на ремонт: снаряд на кусочки разнёс башню «Y» и, разрушив барбет башни «X», сбросил её на надстройку. Крейсер лишился половины артиллерии и надолго вышел из строя. Развёрнутый южнее патруль крейсеров успел сбежать в исландские фьорды. Не повезло только попавшему под удар торпедоносцев «Равалпинди». Мобилизованный в качестве вспомогательного крейсера, бывший лайнер вычеркнули из списков флота Его Величества.

Адмиралтейство пошло на отчаянный шаг, объявив Северную Атлантику зоной, опасной для плавания. Население Британии взвыло, акции превращались в бумажки, курс фунта стремительно пошёл вниз. Франция, в меньшей степени зависящая от морских коммуникаций, пока страдала меньше. Зона исчезновения торговых судов медленно сползала на юг, хватая ненасытными щупальцами авиапатрулей всё новые жертвы. По указанию Адмиралтейства боевые корабли Британского флота избегали встреч с русскими. Пока избегали. Все силы империи были брошены на скорейшую достройку новых линкоров и авианосцев. С Германией и США начались переговоры о покупке истребителей для флота. Круглосуточно велись ремонт и модернизация старых линейных кораблей. Прибывшие в Англию корабли Средиземноморского флота спешно заправлялись топливом и грузились продовольствием. Адмирала Каннингхэма лорды Адмиралтейства немного пожурили за потерю у Одессы двух крейсеров и назначили командовать вновь созданным Атлантическим флотом.

В действительности, в Адмиралтействе понимали, что сами, своим приказом, обрекли крейсера на гибель. Русские отреагировали стремительно. Никто в Англии тогда не знал, что летающая лодка «Ра-3» обнаружила англичан ещё на выходе из Босфора. Только из-за русского разгильдяйства и безответственности англичане смогли потопить два торговых корабля. Их капитаны не получили приказ укрыться в ближайшем порту и попались на прицел британцев. Вылетевший на поиск ударный авиаполк скорректировал курс по наводке следившей за кораблями противника другой «Ра-3». К сожалению, предотвратить гибель советских судов пикировщики и торпедоносцы попросту не успели. Сейчас НКВД разбирался с виновными в этом происшествии.

Английские адмиралы сейчас боялись одного — русского вояжа в Средиземное море. Хотя в Гибралтаре стоял французский линейный флот, все прекрасно понимали, что он не сможет преградить путь русским эскадрам. Франция, хотя и была союзником, на море имела очень мало сил. Новые французские линкоры ещё строились, а старые уступали даже погибшим английским кораблям. Повреждение «Дюнкерка» и гибель десятков моряков всколыхнули патриотические чувства французов, вызвав волну возмущения и гнева. Исчезновение нескольких торговых кораблей только подогрело эти чувства. Самое скверное, что даже введение системы конвоев никак не помогало союзникам. Попробуй выиграть бой один на один с противником, вдвое превосходящим тебя по количеству стволов главного калибра и навязывающим свою дистанцию боя. Даже пара британских линейных кораблей оказалась слабее одного русского. Что и продемонстрировала со всей очевидностью быстрая гибель «Роял Оука». Агенты разведки совсем недавно провентилировали вопрос о покупке старых линкоров в Америке. Штаты, заявив о недопустимости, о пиратстве, и т. п., сами пока не ввязывались в ссору с Россией. Их флоты постепенно переходили на режим военного времени. Впрочем, Америка вступит в войну только тогда, когда ей будет это нужно или выгодно. Сейчас англичане кусали локти: союз с Японией мог бы им во многом развязать руки. Надёжный союзник, давний деловой партнёр, Страна восходящего солнца была какое-то время назад разменяна на американские обещания. И что теперь?


Атлантический океан

Ударное авианосное соединение вырвалось на простор океана, распугав на выходе из Датского пролива сторожащих, как кошки у мышиной норки, крейсера англичан. Наверное, кошки очень бы удивились, вылези из мышиной норы медведь. Как бы там ни было, три ударные группы двигались на юг, перехватывая все корабли, до которых могли дотянуться «Триумфы».

Захват торговых судов осуществлялся до банального просто. Обнаружив радаром цель, патрульный самолёт наводил на неё ближайшее к нему авиазвено. Почти зависая над палубой корабля, «Триумфы» очень убедительно демонстрировали свою просьбу: лечь в дрейф. Если находились самоубийцы, желающие поспорить с четырьмя 23-миллиметровыми пушками «Триумфа», их быстро отправляли в мир иной. Некоторые английские и французские корабли шли на риск — и стремительно бежали, отстреливаясь из всех орудий. На этих храбрецов летающий радар наводил торпедоносцев.

После подхода эсминца или крейсера задержанный корабль осматривала абордажная партия. Идущие с грузом продовольствия транспорты, кроме кораблей новой постройки, отпускали на свободу. Если судно перевозило стратегические материалы, его судьба была решена. Либо в плен, либо — к Нептуну. Особенно ценились идущие с грузом топлива и нефти танкеры. Содержимое танков быстро исчезало в топливных цистернах ударных групп. Захваченные транспорты с ценными грузами временно шли в составах авианосных групп. Эти корабли следовало попробовать довести до Кольского залива. Ударное соединение вскоре должно было разделиться на три части. Ливий Маркус-Принцепс оставался недели на две рейдерствовать в Северной Атлантике. Потом он уйдёт домой, в Мурманск. Тогда ещё никто не знал, что вскоре Маркус-Принцепс станет ходить в Атлантику каждый месяц. Две ударные группы совершат трансатлантический поход, выйдя к южной оконечности Африки. А потом…


Британские острова

Прорыв русской эскадры через Датский пролив вызвал политический и военный кризис в Великобритании. Премьер-министром страны стал занимавший в годы прошлой войны пост морского министра потомок герцога Мальборо. С энергией вулкана он бросился поднимать население на защиту метрополии.

Причиной военного кризиса явился сам прорыв. Коварный враг оказался в тылу огромной империи, и «Владычица морей» оказалась бессильна. Британские адмиралы быстро сообразили, что без полного контроля над всеми путями, ведущими из Норвежского моря в Атлантику, им остаётся только бессильно наблюдать за новыми русскими вояжами. Возникла острая необходимость взятия под свой контроль Исландии и Фарерских островов. Только имея на этих землях сухопутные аэродромы и базы подводных лодок, можно было рассчитывать на нанесение русским поражения в бою. Никто больше не желал связываться в классическом морском бою с этими проклятыми линкорами русских. До момента вступления в строй новых британских линкоров и авианосцев русские имели возможность поставить империю на колени. Что они и делали сейчас в океане.

Дании вручили соответствующую дипломатическую ноту, спешно собранный экспедиционный корпус посадили на транспорты, и жители Рейкьявика вскоре увидели на своих улицах бравых томми. Началось спешное сооружение аэродромов, способных вместить десятки тяжёлых бомбардировщиков и истребителей, необходимых для защиты этих аэродромов и баз флота. Вскоре десятки патрульных самолётов прочёсывали Северную Атлантику. Подводные лодки заняли отведённые им для патрулирования квадраты.

Через четырнадцать дней с момента прорыва русских некоторые из патрульных самолётов не вернулись из полёта на свои аэродромы. Радиограммы, которые они успели передать, говорили сами за себя. Русская эскадра возвращалась на север. В Адмиралтействе ломали головы: поступавшие сведения говорили о движении русских на юг. Буквально вчера русская эскадра была замечена нейтралами на пути к побережью Испании. Неужели русские решили войти в Средиземное море? В условиях превосходства русских на море и в воздухе точность разведданных о составе и передвижении русской эскадры очень зависела от нейтральных капитанов, которые делились впечатлениями с агентами английской разведки. До сих пор в Адмиралтействе не смогли установить точное количество пиратствовавших в океане кораблей противника. Сходились во мнении, что русские имеют три больших и три малых авианосца, три линкора, не менее десяти крейсеров и пару десятков эсминцев. Ещё у русских есть несколько больших кораблей, идентифицированных как пассажирские лайнеры. Зачем же русским в составе авианосных групп лайнеры?


Кадисский залив. Октябрь

Опорный рейдер «Вторжение» развернулся против ветра, поднимая шестнадцать «Триумфов». Вместе с ним развернулась и вся ударная группа. Но с палуб «Альбатроса» и «Орла» не поднялся ни один самолёт. Сегодня ещё никто не взлетал, кроме постоянно круживших в воздухе патрульных восьмёрок. Ещё позавчера авианосная группа курсировала к северу от Мадейры, медленно сползая на юг, к берегам Африки. Затем командовавший группой адмирал Ростислав Лисов-Кантин велел лечь на курс к берегам Испании. На «Вторжении» в этом походе шли несколько советских командиров, и в разговоре с одним из них Лисову-Кантину пришла в голову интересная идея. Сообщив на «Молот» о небольшой задержке у берегов Европы, адмирал велел штабным офицерам просчитать шансы на удачный исход им задуманного. Те просчитали. И вот сейчас наиболее опытные экипажи ведут свои машины к побережью Испании, а авианосная группа мчится к берегу Африки.

Эскадрилья «Триумфов» в ударной конфигурации на предельно малой высоте пересекла полосу суши на юге Пиренейского полуострова. При подходе к побережью Средиземного моря эскадрилья стремительно набрала высоту. У командира и штурмана эскадрильи оставалось очень мало времени на выбор целей в гавани Гибралтара. Тем не менее годы тренировок сделали своё дело. С пятикилометровой высоты «Триумфы» парами пикировали на выбранные пилотами цели. Каждый самолёт нёс по паре полутонных бронебойных бомб. Сброс бомб, и — выход из пике. Через две минуты французская эскадра линейных кораблей на Средиземном море прекратила своё существование. «Бретань» получил попадание в погреб и со страшным грохотом детонирующего боезапаса перевернулся килем вверх. «Прованс» также получил четыре попадания и, после недолгой борьбы за живучесть, сел на грунт. «Лоррэн» отделался всего одним прямым попаданием и двумя близкими разрывами, его команда героическими усилиями смогла остановить затопление отсеков корабля. Быстро повалился на борт поражённый тремя бомбами авианосец «Игл». Лишился французский флот и трёх тяжёлых крейсеров: «Кольбера», «Фоша», «Дюплэ». Минный заградитель «Плутон» последовал примеру «Бретани». Взлетевшие на перехват английские истребители не смогли догнать лишившиеся лишнего груза быстроходные «Триумфы». Пройдя над Гибралтарским проливом, эскадрилья пересекла побережье Африки в районе Танжера и, вновь оказавшись над океаном, повернула на рандеву с плавучим аэродромом.


Восточный Азербайджан

В тот же день части Красной Армии вошли в иранский город Тебриз. Советскими частями командовал получивший новое назначение генерал Жуков. Впрочем, за действиями генерала тщательно следили маршал Будённый и командующий южной группировкой объединённых воздушных сил Триумвирата и РККА. Естественно, на этой должности находился офицер пришельцев. Ещё за действиями генералитета, не афишируя этого, следило ведомство Лаврентия Павловича. Как гласит пословица: доверяй, но проверяй.

Торм-Трувор не стал дожидаться англо-французского удара по нефтеносному району Баку. Как только разведданные о дислокации авиации противника на аэродромах Сирии, Ирака и Ирана легли на стол адмирала, тот отдал приказ. Западные союзники затянули подготовку с ударом по Союзу с южного направления. Их шансы на успех были бы высоки, ударь они сразу после объявления войны. После прибытия с севера в район Баку полков перехватчиков и летающих радаров шансы союзников стали пятьдесят на пятьдесят. После прибытия на юг первого полка «Торнадо» уже союзникам следовало бы быть настороже. Увы, они были не в курсе, что в советской авиации появился четырёхмоторный стратегический бомбардировщик. Органы НКВД обеспечили полную скрытность перелёта и закрыли от посторонних взоров места базирования самолётов пришельцев на театре военных действий. Каждый день, в течение недели, звенья «Торнадо» вылетали на разведку в южном направлении.

В одно прекрасное солнечное утро над мирно спящими английскими и французскими аэродромами разверзлись небеса. После этого воздушного налёта части Красной Армии перешли иранскую границу. Правительству Ирана вручили заявление руководства Союза ССР о вынужденной необходимости с советской стороны данного шага. В заявлении указывалось на деятельность на иранской территории англо-французских агентов и шпионов, готовящих провокации и теракты на советской земле. Никто на независимость и территорию Ирана не претендовал, свергать шаха не собирался. Покричав для приличия о недопустимости нарушения суверенитета страны, иранцы замолчали. А что они могли ещё сказать, когда с недосягаемых высот на любую цель на территории страны могли упасть бомбы, а сотни советских танков рвались на юг? Тем более, русские вели себя очень корректно, старались никого не обижать. Конечно, неприятные инциденты с местным населением и военными были. Их старались разрешить мирными средствами. Зачастую было проще выплатить компенсацию обиженным, одновременно продемонстрировав воздушную силу, показательно разбомбив какую-нибудь скалу. Армия быстро продвигалась на юг, к побережью Персидского залива, к берегам Тигра и Евфрата.


Берлин. Рейхсканцелярия

На совещании у фюрера сегодня собрались все те, кто решает судьбу страны и нации. Польская кампания подходила к концу, победа в ней уже стучалась в двери германского народа. Унижение и попрание международных прав западные державы почти безмолвно «проглотили». Все силы союзников теперь были направлены на войну с Россией. Хотя выступавшие на совещании у фюрера пока об этом не говорили, тема России незримо витала в кабинете.

Всё это фюрер прекрасно понимал. Начиная с начала сентября на душе у Гитлера было тоскливо. Почему потомки из будущего выбрали русских?! Неполноценную нацию вместо настоящих потомков ариев. Неужели германский народ не заслужил быть отмеченным пришествием из будущего? На эти и другие вопросы Гитлер мучительно искал ответы и не находил их. После смены власти в Москве, успехов русских в Финляндии, разгрома Британского флота в душе фюрера зарождалась ненависть к потомкам русских. То, над чем фюрер думал денно и нощно, эти еврейские пособники играючи моментально претворяли в жизнь.

Гитлеру хотелось плакать от приходящих из Москвы и Лондона новостей. От ярости и собственного бессилия. И от осознания своего ничтожества перед русскими. Пока Вермахт дубасил вшивых поляков, русский флот ставил на колени Британскую империю. Так, мимоходом. Вот и сейчас фюрер медленно заводился, читая о разгроме французского флота в Гибралтаре. Как такое может быть? За две минуты русские утопили больше кораблей, чем финны сбили русских самолётов за месяц войны. Да, надо тайком отправить финнам ещё пулемётов и пушек. Пусть убьют больше русских, больше, больше! Жаль только, что финнам скоро наступит конец. Маннергейм уже предупредил, что возможности финской армии на исходе. Западные союзники не успели оказать ту помощь, которую ранее пообещали. И сейчас сами нуждаются в помощи. Финский народ готов продолжать борьбу, но ему не выстоять с винтовкой в руках против тысяч русских самолётов. Чёртовы потомки коммунистов!

Внезапно фюрер поймал себя на мысли, что он начинает завидовать Муссолини. ОН, фюрер — какому-то макароннику. У того теперь нет проблем на год вперёд. Иди и завоёвывай Египет, Судан, Эфиопию. Хоть всю Африку! А может, под шумок возвратить бывшие германские колонии на чёрном континенте? Судя по силе русского флота, морская мощь союзников вскоре будет сокращена ещё. Нет, сначала Эльзас и Лотарингия. Англичане, потеряв впустую столько сил, ничем не смогут помочь Франции. Оставшись наедине с Вермахтом, лягушатники потерпят поражение. Вот эти идеи и надо вложить в голову Гальдеру и прочим умникам. Пусть отрабатывают жалованье.

— Таким образом, после вступления в войну России участь Польского государства решена. В ближайшие дни следует ждать капитуляции остатков польской армии, — закончил свою речь начальник Генерального штаба. Затем сел, выжидательно взглянув на Гитлера.

— Перейдём к следующему вопросу, к России, — прервал затянувшуюся паузу Гитлер. — Что нам может сказать глава Абвера? Что показывает авиаразведка русских территорий?

Геринг дёрнул третьим подбородком. Ему очень не хотелось признавать бессилие Люфтваффе в деле разведки русских сил. Высотные самолёты-разведчики один за другим пропадали в небе России. Каким-то непостижимым образом русские истребители находили немцев даже в ночном небе. Как объяснили рейхсмаршалу технические специалисты, русские, возможно, используют радиолокационные станции. Очень мощные станции. Наука Германии пока не в состоянии создать ничего подобного.

Ещё эти дурные вести из Ирана. Русские не хуже немцев научились применять мощь бомбардировочной авиации, нанеся упреждающий удар по союзникам. Понятно, что здесь не обошлось без пришельцев из будущего. После сокрушительного налёта в небе Ирана царили все эти И-15, СБ и другое старьё русских. На азиатском направлении их вполне хватало. Интересно, что за самолёт использовали русские для налётов на англичан? А их палубные самолёты? Геринг уже завидовал русским, имеющим на вооружении такие машины. И таких смелых и изобретательных пилотов. Как ловко они использовали слабость воздушных сил Франко. Похоже, испанцев даже не принимали в расчёт.

Слушая Канариса, пребывал в мрачном настроении и адмирал Редер. Русские (а кто же ещё!) потопили три подводные лодки из числа развёрнутых в Баренцевом море. После чего оставшуюся тройку подлодок пришлось отозвать домой. Предъявить русским было нечего. Не было никаких неопровержимых доказательств их причастности к гибели подлодок. Но кто кроме русских мог это сделать?

Недавно гросс-адмирал имел длительную беседу с вернувшимся с моря адмиралом Маршаллом. Оба, являясь профессионалами, сделали выводы о скором новом рейде русских в Атлантику. Но такого никто не ожидал! Действия авианосных сил русских в Атлантике меняли всё представление о тактике морской войны. Линкоры, на создание которых на протяжении десятилетий тратились все морские державы, больше не являлись главной силой на море. Проведённый штабом Кригсмарине анализ сражения в Норвежском море показал, что основные потери англичане понесли от ударов с воздуха. В классическом артиллерийском бою были потеряны только два линейных корабля. Причём «Худ» погиб, скорее всего, от недостатков в конструктивной защите погребов, от чего ещё в прошлую войну страдали английские корабли. Причиной гибели четырёх британских крейсеров посчитали превосходство в вооружении и в количестве русских кораблей. Было очень тревожно от того, с какой точностью в темноте и в тумане русские находили свои жертвы.

Гальдеру вообще не хотелось говорить о русских. После той памятной записки помощника атташе в Финляндии Гальдера по ночам мучили кошмары. Русский солдат в пятнистой униформе, оскалив зубы, стрелял в начальника Генерального штаба из русской трёхдюймовки. Орудие он держал за колесо, на весу, ведя огонь длинными очередями. После попадания в него русского снаряда Гальдер просыпался в холодном поту. Это русское лицо немцу было хорошо знакомо. Сейчас этот человек с фамилией, созвучной с драгметаллом, стоял во главе России.


Москва. Кремль. Второе октября

В рабочем кабинете товарища Золотого встретились люди, от решений которых зависела судьба страны. Все присутствующие входили во вновь созданную вчера Ставку Государственного Комитета Обороны. Все они в равной степени отвечали за новую линию обороны Страны Советов. Линия обороны страны начиналась в Лапландии, пересекала Польшу, стремительно двигалась на юг в Иране. Ещё линия обороны страны совершала морское путешествие в Атлантике. Можно было смело называть Ставку Государственным Комитетом Наступления.

Лаврентий Павлович улыбнулся кончиками губ, взглянув на собравшихся. Так приятно видеть совместную работу советских товарищей и людей из умопомрачительной дали. За последнюю неделю Берия отмечал всё новые факты плодотворного влияния пришельцев на настроения в стране. Как объяснил товарищ Золотой маг, каждый человек генерирует собственное поле Времени, посредством которого действует на окружающих. Генераторы-пришельцы очень сильно действуют на окружающих их советских людей, индуцируя у тех проявление раннее скрытых возможностей и способностей. Берия по себе отмечал, что куда-то исчез его страх, в голову стали приходить идеи, которые раньше он бы счёл бредом. По словам мага, страхи Лаврентия Павловича улетучились в другую галактику. Конечно, маг шутил. С того знаменательного дня, когда Золотой рассказал Берии правду о пришельцах, отношения между ними стали более доверительными. Берия периодически ловил себя на том, что позволяет себе крамольные, в сравнении со своими прежними представлениями, мысли. Маг хохотал. Он процитировал Достоевского. Оказалось, это не слова великого русского писателя, а что-то из воспитательной программы пришельцев. Маг очень удивился, когда Берия слово в слово повторил услышанное и сослался на Достоевского. Вывод товарища Золотого был однозначен: мы высадились в перспективной стране, и дело надо продолжать. Кто там нам мешает?

— Товарищи, после последних наших успешных действий в океане, сложилась следующая стратегическая обстановка. — После дежурных приветствий в адрес собравшихся слово предоставили наркому ВМФ. Совершив боевой выход на авианосце, нарком за последнее время сильно изменился. Сегодня Торм-Трувор доверил Кузнецову ввести всех в курс последних событий. С некоторых пор в стране на первом месте стояла морская тема. Только после неё шли вести с сухопутных фронтов, коих сейчас было три.

— Таким образом, захват англичанами Исландии создаёт угрозу действиям наших авианосных групп в Мировом океане. Поэтому объединённый штаб принял решение рассечь британскую линию блокады, создав сухопутный плацдарм путём захвата Фарерских островов. Тем самым мы позволим адмиралу Маркусу-Принцепсу создать передовую базу снабжения в непосредственной близости от берегов Великобритании. Адмирал Нортон-Майоров, присутствующий здесь виртуально, также хотел бы перенести передовую линию обороны на море, ближе к берегам противника. Наконец, непосредственная угроза своим берегам заставит Англию сосредоточить все оставшиеся у неё морские силы на острове. Проще говоря, у англичан не будет сил и средств для попыток повторить черноморские события.

— Да, если победу под Одессой я считал чистой случайностью, то после вчерашнего разгрома… — повернулся к Торму-Трувору Ворошилов. — Ваши лётчики в Гибралтаре действовали великолепно. Они ещё раз подтвердили свою прекрасную выучку и подготовку. Капиталисты до сих пор не могут прийти в себя.

— Нашим пилотам в районе Одессы очень помогли ваши аэродромные специалисты. Победа была бы невозможна без прекрасно организованной работы наземных служб, — вернул комплимент Торм-Трувор. — Для предстоящей десантной операции у нас не хватает наземных сил, — продолжил он. — Точнее, не хватает сил для закрепления успеха высадки. Нужны тяжёлые морские орудия и зенитные средства, способные превратить в неприступную крепость захваченные территории. Для этого мы планируем в водах архипелага постановку оборонительных минных заграждений. Действие авиации зимой в этих широтах может быть затруднено из-за погодных условий. Поэтому нам срочно необходима хорошо подготовленная пехотная дивизия, усиленная тяжёлой артиллерий. Думаю, построить небольшой аэродром на островах мы сумеем. В крайнем случае, воздушным прикрытием островной базы займётся адмирал Вильмунд-Коваль.

— Товарищ Тимошенко, — обратился к наркому Золотой. — Вы можете в ближайшее время выделить требуемые силы? У товарища Кузнецова найдутся необходимые для обороны островов орудия, морские мины?

— Да, товарищ Золотой, наиболее подготовленная для такой операции часть как можно быстрее будет доставлена в Мурманск. Железная дорога даёт зелёный свет этим эшелонам.

— Не надо в Мурманск, пусть едут в Архангельск, — внезапно изменил конечную точку перевозок виртуально присутствующий на совещании Нортон-Майоров. — Арландий, мы можем заменить десантные лайнеры, ушедшие в качестве кораблей обеспечения, на лёгкие авианосцы. Пусть твой сын возьмёт на борт всю дивизию в Архангельске и идёт на рандеву с Райнааром в Мурманск. Там мы поставим на «Героев» по паре кранов для разгрузки припасов и техники на берег. Для высадки нашей десантной бригады также поставьте краны на один из больших авианосцев. Серьёзной противодесантной обороны на этих островах быть не может, поэтому вполне хватит малых десантных катеров. Их можно принять прямо на полётную палубу. Тем самым вы сэкономите время, успев в захвате такого архипелага опередить англичан. Похоже, я зря брал с собой десантные лайнеры. Вам они нужнее.

— Адмирал, вы можете отпустить «Куб» с группой Лисова-Кантина, — высказал своё предложение Вильмунд-Коваль. — В этом случае мы снова сосредоточим вместе всю тройку кораблей-доков и сможем угрожать высадкой десанта любой стране Европы.

— Отлично, так и сделаем, — хлопнув ладонью по столу и с благодарностью взглянув на изображение на экране, подвёл итог маг. — Николай Герасимович, с вас орудия и мины. Выгребайте всякий хлам, способный стрелять, потому что обратно мы его не повезём.

— Думаю, после захвата островов на них надо создать базу подводных лодок и перебазировать на неё часть сил Балтфлота. Для англичан это станет приятной неожиданностью, — выложил очередную идею нарком.

— Что ж, разумная мысль, — потёр переносицу Торм-Трувор. — Вам необходимо будет выделить самые подготовленные экипажи и имеющие наилучшее техническое состояние подводные лодки. На Балтику эти лодки уже не вернутся. Переведём их после войны на север либо оставим на островах.

— Хорошо, переходим к следующему вопросу, — поднялся с кресла маг. — Товарищи Тимошенко и Василевский сообщили о формировании первой мотопехотной бригады по стандартам будущего. Как я понимаю, весь состав этой бригады состоит из добровольцев, вызвавшихся служить по собственной инициативе? Тогда следует направить эту бригаду в Лапландию, чтобы заменить егерские бригады ахрамцев. Всё равно судьба Финляндии будет решена на юге. Как только новые мотопехотные дивизии заменят на фронте наши части, мы перейдём в наступление на Карельском перешейке. Знаю, знаю, оборонительные сооружения, доты — дзоты. Для них у нас найдутся свои сюрпризы. Закончить эту войну необходимо до наступления зимы, и мы её закончим. После этого накажем всех этих воюющих на финской стороне эстонцев и шведов. Тоже мне, гладиаторы нашлись.


Северная Атлантика. Девятое октября

Авианосная группа Маркуса-Принцепса двигалась на север. Срок боевого дежурства в океане подошёл к концу, и, выполняя приказ из новой столицы этого мира, Маркус-Принцепс вёл свои корабли к Фарерским островам. Точнее, в пролив между Исландией и Фарерскими островами. Сегодня на рассвете объединенные силы Триумвирата и Советского Союза высадились на архипелаге. Жители Фарер, более не входящих в состав Датского королевства, сопротивления не оказывали. Британские наблюдательные посты, уже развёрнутые на некоторых островах архипелага, были блокированы и обстреляны с моря и с воздуха. Затем оставшиеся в живых английские солдаты и офицеры сдались в плен. Пошли ко дну несколько мелких британских военных кораблей, застигнутых врасплох «Триумфами». В порту Торсхавн и в других пунктах побережья захвачены рыболовецкие и каботажные суда. Всем жителям архипелага, не желающим оказаться на переднем крае войны, было предложено покинуть свои дома и переселиться в более спокойные места. Более того, по договорённости с советской стороной, покидающим острова людям выплачивалась компенсация за оставляемое имущество. Очень хорошая компенсация. Англичане, вовсю хозяйствующие в Исландии, ничего подобного жителям острова вулканов не предложили. Датскому королевству только пообещали компенсацию за моральный и материальный ущерб. Потом в Атлантику ворвались силы Триумвирата, и обещания короля повисли в воздухе.

— Почтенный адмирал, получены разведданные с самолёта дальнего обнаружения, — стоящий рядом офицер протянул командиру распечатку принтера.

Маркус-Принцепс усмехнулся, в который раз наблюдая недоумение на лицах находившихся рядом советских офицеров. Пусть привыкают. Советским товарищам сразу сказали, что в «будущем» последний матрос может в боевой обстановке назвать адмирала на «ты». Также использовалось обращение: «товарищ». Но не всегда. Обращение «почтенный» применялось к лицам, имевшим в глазах подчинённых и сослуживцев большое уважение. Сам адмирал постоянно своим подчинённым говорил «почтенный». Этим выказывалась не просто дань уважения, а признание высоких профессиональных качеств людей. Эти советские офицеры уже настрочили и отправили в Москву в соответствующие инстанции кучу радиограмм. Посмотрим на их лица, когда придём в Мурманск.

Сейчас адмирал в очередной раз собирался подтвердить высокий профессионализм своих подчинённых. Экзамен опять будут принимать англичане. Ну чего им неймётся? Со вчерашнего дня воздушный патруль сбил пять больших двухмоторных самолётов-разведчиков. Похоже, эти британцы хотят взять реванш за поражение месячной давности. И, похоже, они знают, что адмирал стеснён тремя с половиной десятками призов. Эти корабли Маркус-Принцепс очень хотел привести в Мурманск. Они хорошо послужат его новой родине.

— Командор, ваше желание имеет все шансы сбыться, — обратился адмирал по видеосвязи к командиру «Кронпринца» Ласкичу-Павлову. — На перехват нам выдвигаются три линкора противника с эскортом из крейсеров и эсминцев. Где-то там ещё должны быть и их авианосные силы. Береговая авиация также появится над океаном. Берите мои крейсера и покажите, кто здесь владеет морями.

Командор Ласкич-Павлов командовал линкором «Кронпринц», до этого похода входившим в состав соединения адмирала Нортона-Майорова. В этом походе «Кронпринц» заменил повреждённого «Императора». Корабль не принимал участия в бою в Норвежском море, поэтому командор жаждал наконец-то сразиться с врагом. Сейчас в Молотовске шло сооружение дока, способного вместить корабль размером с ударный авианосец пришельцев. На сооружение столь необходимого флоту дока советское правительство бросило все возможные силы. Работы велись круглосуточно, в три смены.

На просторе Атлантики произошло перестроение походного ордера соединения. Во главе эскадры оказались авианосцы, за которыми тремя колоннами шли призы. На захваченных кораблях не оставалось ни одного абордажника. Они все покинули призовые суда, возвратясь на свои корабли. Капитанам английских кораблей сказали прямо: при попытке сбежать эсминцы их утопят. Разделившаяся на две четвёрки флотилия эсминцев заняла позиции на траверзах колонны транспортов.

К линкору и трём эсминцам Ласкича-Павлова примкнули четыре крейсера непосредственного эскорта авианосцев. Командование этим отрядом принял командир крейсера «Арланда», командор Линн-Тулий. Все артиллерийские корабли оттянулись в арьергард. Началось томительное ожидание боя.


Северная Атлантика. Скапа-Флоу

На тесном мостике авианосца «Фьюриес» не протолкнуться. На этом старом корабле поднял свой флаг уцелевший в сражении в Норвежском море адмирал Лайонел Уэллс. С некоторых пор громкий титул авианосцев флота метрополии носила пара «Фьюриес» — «Глориес», базировавшаяся в главной базе флота на Оркнейских островах. До вступления в строй новейших кораблей эти «старички» оставались единственными полноценными авианосцами британского флота.

Сегодняшний день начался с неприятностей. С больших неприятностей. Русские высадились на Фарерах. Такой прыти от русских никто в Лондоне не ожидал. Острова не были укреплены. Сотня британских военнослужащих, разбросанная по ключевым точкам архипелага, ничего не смогла сделать. Да, бросив все силы на закрепление позиций в Исландии, Фареры англичане проспали. Теперь барьер опорных островных баз, на который Черчилль возлагал столько надежд, прорван и рассыпался как песочный замок. Главная база флота Скапа-Флоу с сегодняшнего дня находится в радиусе действия русской авиации. Пока русские ещё не прилетали, но ждать их никто не пожелал. Спасибо, научены горьким иранским опытом. Флот перебазируется в базы на побережье Ирландского моря. Там и аэродромы прикрытия ближе, и от русских подальше.

Вот поступила очередная радиограмма от воздушной разведки. В последнее время эти радиограммы играли роль последнего желания. Самолёт, передавший хоть что-то полезное, бесследно исчезал в океане. По координатам пропавших машин определяли примерное местонахождение русской эскадры. Этот разведчик ещё не сбит.

Так, обнаружен большой конвой русских кораблей, следующий курсом на Фарерские острова. Все-таки эти русские жадные, если решили тащить с собой все трофеи. С трофеями их ход не превысит шестнадцать — восемнадцать узлов. Даже если их воздушный зонтик отразит атаки Королевских военно-воздушных сил, их линкоры лишатся своего главного козыря — скорости. Похоже, Тови думает аналогично, и решил атаковать врага. Известив Уэллса о смене курса, линейные силы удаляются в море. Сумеют ли три старых линкора справиться с одним русским?


Северная Атлантика. Сто миль южнее Фарерских островов

Взятие архипелага под свой контроль повлияло на попытку английского флота перехватить соединение Маркуса-Принцепса. Вынужденный опасаться воздушного удара с севера, английский линейный флот выходил в океан по широкой дуге. Русские, не проявив ни капли благородства, не стали терпеливо ждать появления английских линкоров. Их конвой из трофеев, во главе которого следовали один огромный авианосец и два авианосца поменьше, успешно отбивал атаки базовой авиации с аэродромов Шотландии, Ирландии, Исландии. Эсминцы охранения русского конвоя парировали две атаки английских подводных лодок. Линкоры Тови оказались в роли догоняющих и медленно настигали конвой.

Первыми на русский конвой вышли крейсера флота метрополии, вступив в артиллерийский бой с четырьмя крейсерами противника. Имея равные по количеству силы, англичане предпочли ретироваться после первых же попаданий русских снарядов. Запредельная скорострельность и убийственная точность русской морской артиллерии стала неприятным сюрпризом для английских офицеров. И, решив не рисковать зря, четыре британских лёгких крейсера отступили на юг.

«Суордфиши», поднятые с палуб британских авианосцев, до выхода на дистанцию торпедометания смогли избежать встречи с русскими истребителями. Но это не помогло им в атаке на огромный русский авианосец. Восьмёрка эсминцев окружила три плавучих аэродрома и открыла убийственный заградительный огонь. Воздух стал тесен от разрывов зенитных снарядов и очередей сорокамиллиметровых автоматов. «Суордфиши» в большинстве своём сбросили торпеды с очень дальней дистанции. Некоторые храбрецы сближались на более эффективную дистанцию сброса торпед. На этих самолётах сосредоточивался огонь сразу с нескольких кораблей, и самолёты отчаянных парней быстро исчезали с экранов зенитных радаров Триумвирата.

Выходящие из атаки «Суордфиши» встретились с несколькими русскими истребителями. «Триумфы» только что отбили очередную атаку двухмоторных сухопутных бомбардировщиков и подоспели на помощь зенитчикам. Те немногие английские пилоты, которые умудрились уйти от «Триумфов», были вынуждены принимать водные ванны уже у борта «Фьюриеса». На развороченную русскими бомбами палубу авианосца сесть было невозможно. Британские самолёты просто приводнялись поблизости, и эсминцы спешили подобрать из воды пилотов. «Глориес» попал в очередной печальный список потерь английского флота. Отсутствие основной массы русских самолётов над своими авианосцами нашло своё логическое объяснение. Они побывали над английскими авианосцами. Точно так же русские вывели из игры эскадру Уэйк-Уокера, выдвигавшуюся в атаку на конвой из исландских фьордов. «Суффолк» и «Сассекс» придётся ставить в док. Надолго.

На закате солнца Тови наконец-то смог сблизиться с русским арьергардом. Завязался артиллерийский бой с русским линкором на большой дистанции. Адмирал Тови слишком поздно понял полную бесперспективность боя в ночных условиях. Русские имели превосходство. Пара кораблей Тови уже имели разрушения и тушили пожары. Через десять минут после начала боя адмирал приказал своим линейным кораблям лечь на курс отхода. Чёртов русский линкор последовал за ними. Эсминцы сопровождения сцепились с русскими эсминцами. После последовательного поворота эскадры замыкающим оказался «Бархэм». С мостиков «Уорспайта» и «Вэлианта» с тревогой следили за белыми столбами воды, раз за разом окружавшими линкор. Почти при каждом накрытии русскими залпами «Бархэм» получал новое попадание снаряда. Русские не стали размазывать огонь по всем кораблям Тови, а сосредоточили залпы на концевом линкоре. После очередного ответного залпа по вспышкам орудий русского корабля «Бархэм» стал стремительно заваливаться на правый борт. Затем яркая вспышка осветила ночь, и до офицеров штаба Тови донёсся ужасный грохот взрыва. Эсминцы «Тартар» и «Коссак» помчались спасать выживших, если такие найдутся на месте гибели корабля. Русский линкор прекратил огонь и исчез во мраке ночи. Вместе с ним исчез и пульсирующий язычок пожара на одном из русских эсминцев. Аналогичные пожары сейчас тушили на «Матабеле».

ГЛАВА 7


Атлантический океан. Один градус севернее экватора. Восьмое октября

— Летательный аппарат справа по корме! — доложил сигнальщик, чем безмерно удивил вахтенного офицера на мостике корабля. Удивляла нестандартная формулировка доклада. Что мог обнаружить сигнальщик? Дирижабль, воздушный шар? Утро только начиналось, не предвещая ничего неожиданного, и вот на тебе. Вахтенный офицер лично поднялся к дальномеру. Взглянул, подумал, ещё раз взглянул и велел вызвать командира корабля: обнаружены два летательных аппарата, которые приближаются к крейсеру с кормовых углов.

Капитан цур зее Лангсдорф также с недоверием воззрился на странную пару летательных аппаратов, приблизившуюся к крейсеру уже на десять миль. Без сомнения, это были самолёты. Но самолёты очень странной конструкции. Никто из моряков «Графа фон Шпее» таких самолётов раньше не видел. Странная парочка облетела корабль на почтительном расстоянии, после чего из радиорубки пришло сообщение о перехвате передачи воздушных гостей. Те явно кому-то сообщали о своей встрече в океане. Каких-либо агрессивных намерений самолёты не проявили, вскоре исчезнув за горизонтом на северо-западе. Тем не менее на корабле началась деловая суматоха. Немцы зашевелились: сигнальщики внимательнее вглядывались в горизонт, офицеры совещались в салоне командира, радисты отстучали послание в Берлин.

Штаб Кригсмарине очень быстро ответил на запрос, «обрадовав» Ганса Лангсдорфа сообщением о визите русских морских разведчиков. Берлин не забыл предупредить о возможной встрече с русскими надводными силами, без сомнения находящимися где-то поблизости от немецкого корабля. Русские в очередной раз показали, кто теперь правит морями, и ссориться с ними не рекомендовалось.

После обеда на горизонте за кормой был обнаружен приближающийся столбик дыма. Через час его удалось классифицировать как большой эсминец или небольшой крейсер. Оказался эсминец. Немецкие офицеры с удивлением рассматривали типично американский корабль. Нет, своими артустановками походя на американский «Портер», этот был крупнее и имел более высокий борт. С «американцем» его можно спутать только с первого взгляда. Флаг отсутствует, значит — русские. Только эти хамы могут позволить себе подобное.

— Эсминец советского флота «Кугуар» приветствует германский корабль, — прочёл передачу с эсминца сигнальщик. Далее русские передали дежурные приветствия и пожелания немецкому кораблю и легли на расходящийся курс. Немецкие офицеры, полистав справочники в поисках русского эсминца с кошачьим названием, вступили в острую полемику между собой. Все последние новости о пришельцах из будущего, о которых они слышали только по радио и читали в купленных в Бразилии газетах, оказались правдой. Пришельцы вежливо поздоровались и прошли мимо, нисколько не интересуясь первоклассным кораблём германского флота. И где-то рядом шастает их авианосец, с которого прилетели утренние «птички». Хорошо, что с Россией мир, а если — война? У Кригсмарине нет таких сил, чтобы защитить свою морскую торговлю. Даже англичане спасовали перед русскими. Что же будет дальше?

А дальше — возвращающийся домой курсом через Ла-Манш немецкий корабль на закате дня будет атакован французскими бомбардировщиками. Кто-то из английского берегового командования, до этого безуспешно ищущего в океане русских, даст целеуказание своим союзникам. Французы, страшно злые на русских, бросятся бомбить «русский» крейсер. Потопить они его не сумеют, опознав, хотя и поздно, немецкий карманный линкор. Удачное, либо не очень, попадание крупной авиабомбы в машинное отделение лишит корабль хода на очень долгое время. Неуправляемый корабль сядет на мель, с которой его станут очень долго снимать, но так и не снимут. Капитан цур зее Лангсдорф погибнет в результате того налёта, а отношения Берлина и Парижа окончательно испортятся.


Хельсинки. Десятое октября. Из дневника офицера Генерального штаба

«Сегодня в полдень с участием маршала фон Маннергейма должно было начаться совещание нашего Генерального штаба. Но, вероятно, оно так и не состоится. Со вчерашнего утра русские начали наступление на Карельском перешейке. Мало того, что чужие русские захватили весь север Суоми, так теперь они же продолжают разгром нашей обороны и на Карельском перешейке. Это стало очевидно по тактике ведения наступления. Эти русские на направлении своего главного удара проводят артиллерийское наступление, снося наши доты-„миллионники“ с пути своей пехоты.

Тяжёлые русские бомбардировщики с большой высоты сбрасывают многотонные бетонобойные бомбы на фортификационные сооружения главной оборонительной полосы. Точность попаданий изумляет. Тяжёлые бомбы проникают сквозь многометровую защиту во внутренние помещения дотов и разрушают близлежащие к эпицентру взрыва отсеки и казематы. После начала такой бомбёжки личный состав гарнизонов дотов попросту разбегается. За последние три недели чужие русские производили сбор разведданных о финских укреплениях, что говорило о подготовке к взлому нашей обороны. Похоже, их инженерная разведка раскусила все наши секреты. Во всех проходимых для тяжёлой техники местах русские применили тяжёлую гаубичную артиллерию. Вообще, в последние три недели основной силой на поле боя стала именно русская артиллерия. Многочасовые артиллерийские обстрелы выкосили под корень целые леса. Острова Бьёркского архипелага вдоль и поперёк перепахала русская авиация.

Русские основательно взялись за наши батареи береговой обороны и в других ключевых пунктах обороны побережья.

Их линейные корабли сегодня обнаружены в средней части Финского залива. Следуют на запад в сопровождении более мелких кораблей. От союзников Суоми серьёзной помощи так и не поступило. Ещё в сентябре Англия и Франция прислали свой последний пароход с оружием и снаряжением. После чего им не стало дела до наших проблем. Америка согласилась продать самолёты и другую технику. Условия: самовывоз из страны. Кто же сейчас в здравом уме пойдёт через океан? Только самоубийца. Наибольшую помощь оказали Швеция и Германия. Шведам это уже стоило четырёх транспортов, потопленных русскими самолётами в Ботническом заливе. Немцы каждую неделю присылают пароход с оружием. К сожалению, этого слишком мало, и слишком поздно. Прекрасные немецкие зенитки бессильны против высотных русских бомбардировщиков. Противотанковые пушки могут попасть в русский танк из засады, но русские прекрасно научились находить и уничтожать такие засады. Более того, ходят слухи, что чужие русские поголовно вооружены винтовками с оптическими прицелами. Мы можем погибнуть за свою страну, но нам не спасти её от русских».


Сто миль к западу от побережья Анголы. Двенадцатое октября

Выйдя на мостик опорного рейдера, адмирал Нортон-Майоров огляделся по сторонам. Ничего не изменилось. Как и три недели назад, корабли его эскадры окружали только океанские волны. Походный ордер изменений не претерпел. Вот с палубы «Сокола» стартует четвёрка дежурных истребителей. Минут через десять на авианосец совершит посадку сменённая четвёрка воздушного патруля. А через пару часов прилетят на свой плавучий аэродром разведчики, прочёсывающие водную гладь океана во всех направлениях на многие десятки миль. Вот уже пять дней, как не удаётся встретить ни одного английского или французского корабля. Океан словно вымер. Вероятно, все капитаны кораблей и судов противника получили строгие предписания и не собираются выходить в море.

Точно так же обстоят дела у Лисова-Кантина. Несколько дней назад он повстречал в океане германский крейсер, а вчера нанёс воздушный удар по французской военно-морской базе Дакар. Два эсминца и десяток торговых судов составили улов ударной авиагруппы. Негусто. Похоже, центр судоходства англичан и французов сместился во внутреннее Средиземное море. Пока этот путь для них безопасен. Почему бы и его не превратить в зону, закрытую для плавания?

Через полчаса адмирал не выдержал и связался с Москвой:

— Арландий, у меня возникла идея по нашим дальнейшим действиям на море. Чтобы поставить наших противников на колени, необходимо полностью блокировать их судоходство в Средиземном море. Баз мы там не имеем, поэтому придётся захватить приличную гавань. Лучше всего на побережье Африки. Как ты смотришь на такую десантную операцию?

— Квинтий, думаю, ты прав в оценке стратегической обстановки в водах, омывающих берега Англии и Франции. — Изображение на экране периодически мигало. — Они сейчас не защитят даже собственное побережье, если вдруг мы придём к ним в гости. Советская разведка уже отметила увеличение грузопотока во французские порты Средиземного моря. Если мы там появимся, то сможем диктовать свои правила игры. Нажимом с севера и юга мы их заставим грызть сухари зимой. Как считаешь, какой порт выбрать для захвата?

— Тот, базируясь на который мы сможем не оказаться в ловушке, если придётся из него бежать. Возможно, это будет порт на африканском побережье Атлантики. Что-то мне не хочется загонять себя в бутылку Средиземного моря. Главное, чтобы мы контролировали Гибралтарский пролив.

— Может, этот самый Гибралтар и подойдёт на роль нужной нам базы?

— Нет, европейский берег нам противопоказан. Эта Испания хотя и погрязла в своих домашних разборках, может не устоять перед давлением наших врагов. Я бы не хотел оказаться в осаде в Гибралтаре.

— То же самое может произойти и на африканском побережье. Враг пригонит миллион чернокожих солдат, и у нас просто не хватит патронов и снарядов для сухопутной обороны базы.

— Да, побережье материков не подходит для создания форпоста. Остаются острова. — Квинтий Нортон-Майоров задумчиво рассматривал на карте окрестности Гибралтарского пролива. — Скажи, Арландий, советские войска действительно смогут выйти к побережью Персидского залива?

— Мы надеемся на генерала Жукова. По словам Ворошилова и Тимошенко, в Монголии он хорошо себя показал. Наши советники постоянно находятся рядом с ним, «Торнадо» с авиабазы под Баку оказывают поддержку его частям. Впрочем, непосредственную авиаподдержку наземным силам оказывают советские лётчики на своих старых самолётах. Сейчас на это направление советский штаб ВВС спихивает все бипланы и часть «ишаков». Это жаргонное название истребителя И-16, — видя недоумение на лице собеседника, пояснил Торм-Трувор.

— У генерала Жукова хватит сил, чтобы дойти до Средиземного моря или Суэцкого канала? Что сделают англичане и французы, когда поймут, КУДА едут русские танки? — улыбнулся в глазок видеокамеры Нортон-Майоров.

— Они бросят все сухопутные силы в Ирак из Палестины и Сирии, — подумав, произнёс Торм-Трувор. — Постараются перебросить подкрепления из Индии и Австралии в Кувейт, чтобы ударить в тыл и фланг Жукову. Потеря Суэца для них неприемлема.

— Вот и я так считаю. Поэтому я не пойду во Владивосток, а останусь в Индийском океане. Скоро здесь будет много работы. А судоходство союзников можно заблокировать другим способом, — и адмирал Нортон-Майоров начал излагать свой план действий.

— Это потребует от нас полного напряжения всех имеющихся сил, — выслушав собеседника, резюмировал Торм-Трувор. — Ливий нас пошлёт пешком в другую галактику, когда получит новое задание. Мы сожжём все советские запасы топлива, и ремонта будут ожидать десятки драккаров и ушкуев. Но в случае успеха через полгода у противника вся военная промышленность зарастёт травой.

— Кстати, Ливий зря разрешил Ласкичу-Павлову вступить в соприкосновение с противником. Командор слишком честолюбив, и его победа мало компенсирует повреждения собственного корабля. Почему Ливий не разбомбил все английские корабли с воздуха?

— Да, пять дырок «Кронпринца» и повреждённый «Тигр» я бы поменял обратно на британский дредноут, — поморщилось лицо на экране. — Я не пущу больше командора в поход, пока не заменят повреждённое орудие. Теперь у нас в очереди на ремонт и модернизацию есть целых три линкора. Достаточно для обороны главной базы. Авиагруппа «Лебедя» дважды вылетала на поиск британского линейного крейсера, но не нашла его. Этой четверти сил и не хватило для дневного удара по английской погоне. А позднее патруль с «Урала» обнаружил линейный крейсер севернее Исландии. Пока подняли и навели на него ударную авиагруппу, того и след простыл.

— Этот «Ринаун» после модернизации быстро бегает. Ничего, поймаем, — улыбнулся друг детства. — Арландий, надо будет привлекать советских товарищей к нашим операциям, пусть поучатся. Кроме инициатив Кузнецова по подлодкам и минам я пока ничего не слышал от них полезного.

— Этих советских товарищей как детей малых всему учить приходится. Вчера я пообщался с их корабельными инженерами-конструкторами, так до сих пор голова болит. Мало того, что проектируют чёрте что, так ещё и спорить лезут. Для войны с финнами сил советского флота хватит, а с британцами ему лучше не встречаться. Я стал уважать наших врагов англичан. Имея такое отставание в технике, воюют храбро и умело.

— Да, я с тобой согласен. Как там сдавшиеся в плен адмиралы поживают? Форбс ещё не согласился с нами сотрудничать? — поинтересовался Нортон-Майоров.

— Сейчас все пленные торчат в Мурманске. Помогают осваивать трофеи. Я решил не дарить советским товарищам оба линкора, а оставить их нам. Когда будет готов док, попробуем отмодернизировать до приемлемого уровня. Экипажи наберём со своих кораблей, заменив уходящих местными кадрами. Уже сейчас нет отбоя от жаждущих у нас служить. Гораздо хуже дела обстоят с материальной частью советского флота. Сам понимаешь, драккар — это не танк, и за пару дней его из готовых деталей не соберёшь. В общем, будем работать с советскими товарищами, — многообещающе проложил курс партии Торм-Трувор.

— Хорошо, начнём действовать как договорились, — подвёл итог разговора командующий соединения «Молота».


Вчера Торм-Трувор лично побывал в Ленинграде, где осмотрел боевые корабли советского флота. Получив некоторое время назад подробный доклад своих собственных специалистов, адмирал сначала не поверил многим из приведённых в нём данных. Решил сам посмотреть на месте. Посмотрел. При планировании высадки в Советском Союзе адмирал надеялся на возможность быстрого включения советских кораблей в состав сил Триумвирата. Теперь же распрощался с этой идеей.

Пускать в бой корабли советского флота означало подписать смертный приговор их экипажам. Даже сравнение самых старых и неудачных кораблей Триумвирата с аналогичными по классу советскими было не в пользу последних. Например, эсминцы типа «металлы» несли: шесть универсальных пятидюймовок в трёх башнях, три спарки 40 мм с радарным наведением и два пятитрубных 610-миллиметровых торпедных аппарата. Скоростью «металлы» не блистали, но в полном боевом водоизмещении могли идти на тридцати двух узлах минимум двое суток. Артиллерийский радар, зенитный радар и совершенная гидроакустика позволяли эффективно применять всё имеющееся на корабле вооружение. Советский эсминец типа «семёрка» имел только одно преимущество: более высокую, на пять-шесть узлов, скорость. Да и то теоретически. Конечно, 130-миллиметровые орудия обладали неплохими характеристиками, но от воздушного и подводного врага «семёрки» оставались почти беззащитными. К тому же адмирал никак не мог понять, почему был разработан проект «7-У». В водных силах Триумвирата большинство эсминцев также имело эшелонное расположение энергетической установки, но эти корабли были крупнее и несли больше универсальных орудий и зенитных скорострелок, чем те же «металлы». У советских кораблей ничего подобного не наблюдалось.

Ещё больше разочаровали адмирала новые лёгкие крейсера типа «Киров». Сравнение «Максима Горького», на котором удалось побывать, с наименее удачными крейсерами типа «Буря» выходило не в пользу первого. Для начала пришельцы просто не поверили в столь примитивную противоторпедную защиту «Горького». Самый мелкий из крейсеров Триумвирата — «пятитысячник» «Мангуст» — и то имел противоторпедную переборку и бортовые були. Главный козырь советского крейсера в виде орудий главного калибра не вызывал радости по причине малой живучести стволов. К примеру, орудия «Бури» имели ресурс в тысячу сто выстрелов. Без артиллерийского радара «Киров» вряд ли мог попасть в быстродвижущегося противника на максимальной дистанции стрельбы. Да и ближе — сомнительно. Вспомогательные «сотки» вообще можно было вывести из строя одним удачным попаданием. Как средство ПВО они не годились. Малокалиберные зенитные скорострелки советского флота вызывали желание приковать к ним их создателей, сделав тех вечными канонирами. «Киров» превосходил в скорости «Бурю» на три-четыре узла. В остальном, имеющий двенадцать 152-миллиметровых в четырёх башнях и четыре 100-миллиметровых автомата, «десятитысячник» Триумвирата мог дать фору советскому кораблю. Наклонный 100-миллиметровый пояс «Бури» неплохо смотрелся в сравнении с защитой «Кирова». Естественно, полноценный набор радарного оборудования только подчёркивал ещё большее превосходство пришельцев. Более основательно защищённые «ландшафты» по составу вооружения и скорости выступали аналогом «Бури», уступая ей только в мореходности. Сравнивать «Киров» с «городами» вообще было некорректно. Те могли и догнать, и утопить советский корабль. Послать «Киров» в составе ударной группы в Атлантику адмирал не мог. Пришлось послать в Балтийское море.

Старые линкоры в качестве полноценных кораблей для артиллерийского боя не рассматривались. Даже трофейный «Рэмиллиес» и «Роял Соверен» намного лучше смотрелись в качестве кораблей второй линии. Кардинальная модернизация пары балтийских дредноутов не имела никакого смысла. Оставалось только перевооружить их новыми зенитными средствами и постараться выжать из «стариков» всё возможное.

Старые эсминцы типа «Новик» адмиралу понравились. Несмотря на возраст, эти кораблики можно было применять и по прямому назначению, и модернизировать в эффективные эскортные корабли. Гораздо более полезные, чем советские сторожевики типа «Ураган», с которыми адмирал познакомился ещё на севере. Конечно, они будут уступать «дротикам» пришельцев, но однозначно имеют преимущество перед шлюпами и корветами. Оставалось организовать в Советском Союзе производство нормальных пятидюймовых и стомиллиметровых универсалок. И ещё зенитных автоматов. Вот с этим была загвоздка.

На заводе без энтузиазма отнеслись к решению адмирала прекратить производство 130-миллиметровых орудий и перестроить технологическую цепочку для выпуска пятидюймовых универсалок. Советские товарищи либо не могли, либо не хотели как можно быстрее начинать работы. Торм-Трувор долго пытался добиться от них чёткого графика работ, учитывая, что готовые документацию и чертежи они получат из Москвы. Адмирал уже привык к стилю работы товарища Грабина. Говорить с ним было намного проще. Хотя Грабин оставался недовольным нехваткой свободного времени и плотным графиком работы, он точно указывал сроки исполнения заказов. Здесь же порядки были другими.

Поэтому Торм-Трувор воспользовался техническим превосходством, подключив к разговору Берию. Прямо на совещании в кабинете Жданова. Лаврентий Павлович, у которого своих дел было невпроворот, через полчаса не выдержал и высказал своё мнение о некоторых товарищах. Берия также привык к чётким и ясным графикам планирования Грабина и быстро уяснил главное: в Ленинграде надо менять всё руководство города и некоторых заводов. Не откладывая дело в долгий ящик, в тот же день в городе произошли серьёзные перемены в высших эшелонах власти. Оставив несколько технических специалистов для надзора над работами по организации производства новых орудийных систем, адмирал поблагодарил сотрудников НКВД и вылетел в Москву. В поездки по артиллерийским заводам, выпускающим зенитные автоматы, он решил отправить инженеров в сопровождении взвода ахрамцев. Ну и товарищей из ведомства Лаврентия Павловича соответственно.


Атлантический океан

Как и предполагалось, план Квинтия Нортон-Майорова очень «обрадовал» остальных командующих авианосными группами. Согласно этому плану, авианосные группы в течение длительного время находились в море, вдали от берегов России. Это создавало определённые трудности в поддержании боеготового технического состояния кораблей Триумвирата.

Ростислав Лисов-Кантин во время виртуального совещания адмиралов выслушал новый стратегический план действий и внёс своё предложение. Его инициатива получила одобрение и поддержку со стороны коллег. Сейчас его авианосная группа крейсировала в Атлантике западнее Иберийского полуострова, постепенно смещаясь на юг. Океан по-прежнему оставался пустынен. Попадались только корабли нейтральных держав. Их количество всё увеличивалось. Судя по всему, в Англии нашли способ доставки стратегического сырья в метрополию. Зафрахтованные британцами торговые суда нейтральных стран везли всё необходимое жителям Туманного Альбиона. На данный момент водные силы Триумвирата не имели приказа на введение тотальной морской блокады Британских остовов. Поэтому Лисов-Кантин мрачно наблюдал за ползущей по экрану радара очередной отметкой нейтрального судна. Можно было поспорить, что через какое-то время этот торгаш выгрузит содержимое своих трюмов в Саутгемптоне или Ливерпуле.

Не самое лучшее настроение было и у Маркуса-Принцепса. Следующий выход в океан обещал стать самым длительным и опасным для его авианосного соединения. Проблема заключалась в том, что линкор «Кронпинц» придётся оставить в Мурманске. В условиях зимней штормовой Атлантики на корабле могла открыться течь от полученной в бою с линкорами адмирала Тови подводной пробоины. Сейчас технические специалисты пришельцев спорили о необходимости постройки огромного кессона, с помощью которого можно было устранить повреждение. В умах технических гениев созрела мысль о нестандартном использовании имевшихся в распоряжении экспедиции двух плавучих доков. Вчера один из спецов выдал фантастическое предложение, и сегодня никто из инженеров ещё не появился перед очами командования. Может, они наконец-то придумают, как быстро устранить повреждения на двух линкорах? Кстати, после долгих расчётов и споров, в доки загнали трофейных «британцев». Техники подсчитали, что если в док типа «Восход» можно спокойно ставить «Альдейгу», то обязательно поместятся и чуть большие по водоизмещению «англичане». Сейчас техноспецы изучали полученные от торпед повреждения и возможность модернизации трофеев. Эх, жаль, что боезапас ограничен корабельными погребами. Нет возможности провести боевые стрельбы с целью тренировки комендоров новых старых линкоров.

Передав командование соединением командиру «Сибири», Вильмунд-Коваль на крейсере «Мангуст» присоединился к авианосной группе Маркуса-Принцепса и тоже прибыл в Мурманск. Свежезахваченные Фарерские острова по-прежнему находились под опекой быстроходного авианосного соединения. Но это скоро закончится, и гарнизон островов останется один на один с флотом метрополии. Безусловно, Маркус-Принцепс будет постоянно прокладывать маршрут своего соединения через архипелаг, но сумеют ли советские солдаты не спасовать в случае высадки английского десанта? Поэтому Вильмунд-Коваль решил немедленно лично осмотреть все имеющиеся в Полярном корабли Северного флота и создать ещё один отряд для обороны архипелага. Как только «Урал» доведёт до Мурманска караван призов, захваченных группой «Возмездия» в Атлантике, к нему присоединится отряд советских кораблей. Возможно, нарком Кузнецов пришлёт дополнительный отряд с Балтики. А пока Вильмунд-Коваль смотрел на стоящие в доках корабли и мысленно решал одну непростую задачу. Собственно говоря, зачем плавучим докам в удалённой от противника базе зенитные средства?


Москва. Генштаб РККА

С утра адмирал Торм-Трувор огорошил Тимошенко и Василевского предложением срочно начать подготовку ещё одной дивизии Красной Армии для новой десантной операции. Это предложение выбило генералов из только устоявшегося графика работы. А адмирал, вчера примчавшийся из Ленинграда, преподнёс ещё один сюрприз.

Пришельцам срочно требовались ещё несколько армейских артполков для участия в их новой авантюре. Половина из этих артполков обязательно должна быть гаубичными. Как оказалось, в ведомстве Кузнецова не могли обеспечить быстрый демонтаж и доставку в Мурманск морской артиллерии, и адмирал обратился за помощью в Генштаб. Причём, как всегда, пушки были нужны ещё вчера. А сегодня они уже должны ехать в Архангельск. В данный момент внимание командования Красной Армии было приковано к наступлению советских войск на Карельском перешейке, поэтому срочность и спешка адмирала вызвала некоторое неудовольствие генералов. Тимошенко пообещал вечером на совещании в Кремле указать сроки прибытия в Архангельск столь срочно нужных для секретной миссии артполков.

Товарищ Золотой вечером проводил совещание, на котором присутствовали прилетевшие из Мурманска адмиралы Триумвирата. Советские генералы откровенно разглядывали тех, кто втянул СССР в конфликт с Англией и успел «лишить девственности» «Владычицу Морей». По пришедшей по каналам военной разведки информации из Лондона, новый британский премьер рвал и метал, грозился России карами небесными и земными. А в Адмиралтействе царили уныние и пессимизм. Действия пришельцев вынуждали англичан вводить систему конвоев, а как это сделать, когда ОДИН русский линкор способен и охранение утопить, и конвоем закусить. Пока лорды Адмиралтейства нашли выход, начав перевозку грузов на кораблях нейтральных стран.

Вот с этого вопроса товарищ Золотой и начал совещание. Наркомату иностранных дел велели подготовить соответствующее заявление руководства Союза и вручить его в указанное время всем аккредитованным в Москве послам. Отпустив и. о. наркома иностранных дел, маг перешёл к главному вопросу. Слушая его, советские генералы не верили своим ушам — пришельцы собирались организовать морскую блокаду Англии! Впрочем, до сих пор все их авантюры успешно претворялись в жизнь. Первым отреагировал Кузнецов, заявив о готовности выделить из состава трёх флотов самые подготовленные корабли. Его инициативу остудили, указав на несоответствие советских кораблей техническим требованиям пришельцев.

— Николай Герасимович, мы не можем послать самые лучшие советские корабли с риском их потерять вместе с экипажами, — подвёл черту под предложением Кузнецова Торм-Трувор. — Это не в наших правилах, рисковать людьми и техникой без необходимости. Но мы учтём это предложение и дадим возможность вашим подчинённым принять участие в боевых действиях против Англии. Объявите о срочном наборе добровольцев для участия в боевом походе. Пусть флот выделит несколько старых кораблей, на которых наши специалисты за короткое время установят новые зенитные автоматы и акустическую аппаратуру. Эти корабли под командованием собственных командиров будут нести противолодочный дозор на маневренной базе флота в Атлантике. Новые советские корабли пойдут в бой после перевооружения по нашему стандарту и освоения нового вооружения личным составом.

Следующее предложение товарища Золотого опять оказалось неожиданным. Маг рекомендовал половину личного состава пяти бригад лёгкой пехоты откомандировать в качестве инструкторов во вновь создаваемые советские мотострелковые бригады. В этом предложении был свой резон. Применив свои технологии и развернув небольшие ремонтные заводы в Москве и в Ярославле, пришельцы уже на сегодня превратили с полсотни бронемашин Красной Армии в бронетранспортёры для перевозки личного состава. Конечно, эти бэтээры не являлись шедевром конструкторской мысли, но позволяли начать прямо сейчас занятия по тактике действия мотострелковых батальонов.

По мере поступления подобной техники планировалось переводить наиболее боеспособные стрелковые дивизии в разряд мотострелковых. Создание по образцу пришельцев бронепехотных частей на данный момент признали нецелесообразным. Вместо этого планировалось вооружать новыми БМП танковые дивизии РККА, повышая тем самым тактическую гибкость этих соединений. Места уходящих работать инструкторами солдат и офицеров Триумвирата занимали добровольцы из рядов Красной Армии. В большинстве своём — опытные сверхсрочники, которых не надо учить хождению строем и чистке оружия каждый день. Вообще, как уже давно заметили советские командиры, строевая подготовка у потомков почти отсутствовала. Это поначалу шокировало многих товарищей, а потом стало повседневной реальностью, которую перестали замечать. Хватало других забот.

Развивая свою идею, Золотой приказал также немедленно начинать обучение и переподготовку советских пилотов на новой для них технике Триумвирата. Имевшийся в составе воздушных сил пришельцев смешанный авиационный полк превращался в учебный центр по лётной и боевой подготовке. «Ураганы» и «Штормы» для очень многих советских пилотов уже были хорошо знакомы. Летавшие на И-16 лётчики быстро осваивали истребитель потомков, после чего не возникало никаких трудностей в пилотировании пикировщика. Некоторые пилоты могли похвастаться полётом на «Урагане-2» и «Шторме-2». Эти машины сейчас несли боевую службу на юге, защищая небо над черноморским побережьем и Закавказьем. Над территорией Азербайджана было сбито несколько британо-французских разведчиков, а про отражение набега английских крейсеров на Одессу газеты писали до сих пор, выдумывая фантастические подробности. Золотой, иногда читая эти россказни, смеялся, и велел не трогать писучую братию. Если люди не умеют ничего другого делать, то пусть хотя бы пишут сказки на тему воздушных боёв.

В завершение Золотой попросил Василевского высказать мнение Генштаба о дальнейшем развитии ситуации на Финском фронте. Василевский подробно доложил обо всех тенденциях развития обстановки на данный момент. На фронте присутствовал Ворошилов, поддерживая советские войска своим авторитетом и, при необходимости, матом. Конечно, кого ругать и кого хвалить, зачастую ему подсказывали советники. Но неважно. Главное: «линия Маннергейма» ломалась и трещала по швам под ударами артиллерии и авиации. Некоторые подразделения егерей и спецназа пришельцев уже находились на подступах к Выборгу. В тылу у финнов. Эскадра Балтфлота перекрыла морской путь доставки в Финляндию военной помощи с Запада. Как ни странно, морякам попались два германских транспорта с военными грузами для финнов.

Услышав это, Берия в очередной раз внимательно взглянул на мага. Доклад Василевского сводился к резюме, что финны вот-вот запросят перемирие. На это указывало много факторов, на которых и строился дальнейший прогноз развития ситуации. Но пока «линия Маннергейма» не превратилась в кучи строительного мусора, финская армия будет продолжать сопротивление.


После совещания Лаврентий Павлович собирался ехать в Наркомат внутренних дел. На завтра было запланировано совещание по проблемам с доставкой заключённых из Сибири и восточных регионов страны для строительства каких-то новых военных объектов. Товарищ Золотой, изучив отчёт ахрамцев по привлечению к срочным строительным работам заключённых из района Воркуты, какое-то время назад сделал запрос об общем количестве заключённых в лагерях страны. Берия, смекнув про смену курса партии на этом направлении, быстро предоставил необходимые цифры. И оказался прав. Золотой приказал использовать бесплатный труд заключённых с более ощутимой для страны пользой.

— Мы потом разберёмся, кто из них виноват, а кто просто болтун и дурак, — дал указание маг. — А сейчас необходимо позаботиться о сохранении жизней этих людей и о правильном применении их сил и знаний. Пусть товарищи из вашего ведомства подойдут с правильной позиции к этой проблеме.

Берия сам нашёл эту правильную позицию в поставленной задаче и приказал своим подчинённым сделать то же самое. Кто не выполнит приказ — пусть пеняет на себя.

— Лаврентий Павлович, товарищ Золотой приглашает вас с ним поужинать, — догнал в коридоре Берию один из офицеров Верховного.

Берия поблагодарил офицера, с сожалением подумал о том, что в сутках двадцать четыре часа, и повернул назад. Первый сюрприз: в числе приглашённых на трапезу все три адмирала морских сил Триумвирата. Похоже, несмотря на единоначалие мага, эти люди хотят лично пообщаться с главой местных союзников.

«Ну и чёрт с ними, — мысленно выругался Лаврентий Павлович. — Хотят устроить очередной экзамен, пусть устраивают. А я буду ужинать».

Маг хохотал до слёз, адмиралы улыбались, вникнув в причину смеха Верховного. Лаврентий Павлович извинился. Атмосфера за столом стала более непринуждённой и открытой. Разговор свернул на отвлечённые темы. И Берия решил сыграть на грани фола.

— Уважаемые иномиряне, меня, как вашего союзника и подчинённого, очень беспокоит одна серьёзная проблема. Это проблема взаимоотношений между вашими людьми и советскими товарищами женского пола. В составе ваших сил я заметил значительное число женщин, но этого количества на всех не хватит. Насколько мне известно, между нашими мирами много различий, и возникает вопрос совместимости между нашими и вашими людьми. Что здесь смешного?

После того, как маг и адмиралы отсмеялись и утёрли слёзы, Берия получил много такой информации, с которой потом не знал что делать.

— Лаврентий Павлович, если стесняетесь задавать интересующие вас вопросы, то я лучше расскажу о некоторых ключевых принципах мироздания. То, что Время движет мирозданием, вы уже знаете. А вот кто и как создал Вселенную, у вас здесь понятия не имеют. Как я уже говорил, ваша наука блуждает в трёх соснах и расставаться с деревом не собирается. Остаются ваши религиозные деятели.

Мы здесь успели пообщаться с некоторыми интересными людьми, принадлежащим к различным религиям и конфессиям. Увлекательно пообщались. Интересные люди определяют критерии мировоззрения в вашем мире. У нас бы их выслали на дальнюю планету, чтобы они не имели возможности нести в массы свои заблуждения. У вас же этот религиозный бред и откровенная чушь в течение последних тысячелетий определяли пути развития цивилизации.

Как уже говорилось, основная проблема вашего мира — малая продолжительность жизни людей. Это ключевая проблема в принципе на данный момент решения не имеет. Определённая генетическая закодированность не позволяет вам решить этот вопрос. В лучшем случае в вашем мире можно продлить жизнь человека до ста пятидесяти — ста шестидесяти лет. Больше — маловероятно. Да и после ста восьми лет нельзя гарантировать адекватного сознания человека. Проще говоря, люди здесь в определённом возрасте впадают в маразм и слабоумие, от чего и уходят к предкам. Конечно, есть исключения, но здесь таких людей ничтожно мало.

Наверное, следует начать с главного. Бог существует. Мы его называем Всевышним. У вас некоторые опустили его до уровня простого человека и даже пытаются представить в лице какого-то конкретного человека. Эти заблуждения и ошибки говорящих от имени Всевышнего позволяют водить за нос миллионы людей много-много лет. Для нас вообще стало шоком то, что кто-то присвоил себе право говорить от имени Всевышнего и быть его представителем на Земле. Если получится, мы с этими умниками ещё поговорим о возвышенном и вечном. Их же языком.

Невозможно себе даже представить все ипостаси Всевышнего во Вселенной, которая представляет собой его тело. Размеры Вселенной для всех её обитателей бесконечны во времени и в пространстве. И человек, разумное существо, является крохотной нервной клеткой в теле Всевышнего. Общность людей и их цивилизации играют роль нервных узлов в теле Всевышнего. В каждой галактике одновременно существуют тысячи цивилизаций. Галактики формируют скопления галактик, они же метагалактики. Метагалактики играют роль органов в теле Всевышнего: сердца, лёгких, печени и т. д. Даже не пытайтесь себе этого представить через образ обычного человека, не напрягайте мозг. Некоторые вещи нельзя представлять по образу и подобию человека.

Всевышний повелевает ходом Времени, которое подвластно только ему. Всего во Вселенной действует четыре подвластных Всевышнему вектора времени. Человеку зачастую неподвластен ни один из четырёх векторов времени. К сожалению. В основном люди используют горизонтальную ось времени, которая позволяет пользоваться плодами прошлого и в какой-то мере строить варианты будущего. Это нисколько не гарантирует, что человек умеет владеть вектором прошлого и делать правильный выбор в отношении вектора будущего. Кроме горизонтального течения времени из прошлого в будущее, существует вертикальная ось времени: настоящее — вечность. Если вектором настоящего ещё можно овладеть обычному человеку, то вечность ставит перед нами такие загадки, ответы на которые способны завести очень далеко. Мы выяснили, что люди вашего мира хорошо знакомы с этим вектором времени. Они живут настоящим и решают загадки вечности.

На ваших часах, Лаврентий Павлович, в миниатюре отражена карта времени, которую Всевышний закодировал для вашей планеты в звёздной системе Солнца. Такую карту можно составить для каждой имеющей разумную жизнь планеты. Либо, применительно к вашей галактике, для имевших раньше разумную жизнь планет. Мы открыли Коридор Зеркал в достаточном количестве миров вашей галактики, чтобы утверждать это. Во многих звёздных системах, на многих планетах остались только следы жизни. Думаю, на вашем Марсе мы найдём подтверждение тому, что раньше это была процветающая планета. Гибель пятой планеты вашей системы погубила цивилизацию и жизнь на Марсе. Скорее всего, очень давно произошло столкновение Марса с его же спутником. Возможно, этот спутник был сбит с орбиты обломком пятой планеты и рухнул на Марс. В составе Легиона добровольцев есть ранее служившие в дальразведке, поэтому не исключено, что очень скоро их потянет в ваш космос. В ближайший космос. Мы прекрасно понимаем, что в Советском Союзе пока не существует даже технологии создания примитивных космических аппаратов и искусственных спутников…

Да вы пейте вино, Лаврентий Павлович, пейте. Оно вкусное и полезно для здоровья. На Марс мы в ближайшем будущем точно не полетим, потому что на Земле есть дела поважнее. Но кто знает, может, ещё при вашей жизни советские люди побывают на спутнике Земли и на ближайшем соседе. Вот настучим врагам человечества по рогам — и подумаем о полётах в космическом пространстве.


К служебной машине Лаврентий Павлович шёл, слегка покачиваясь. Вино и поздний ужин были кстати. Не совсем в тему была лекция мага. Берия надеялся услышать что-нибудь о своей дальнейшей судьбе, а узнал много другого.

«Ничего, Лаврентий, — сам себя успокоил второй человек в государстве. — Маг просто так не стал бы сказки рассказывать. Ты сможешь когда-нибудь применить эти знания, общаясь со всякими мракобесами и сектантами. И, похоже, ты принят в узкий круг приближённых, который всем здесь заправляет».

ГЛАВА 8


Москва. Четырнадцатое октября

Разнообразные тонкости устройства мироздания терзали Лаврентия Павловича ровно до утра следующего дня. Удивительно, но многое из сказанного магом Берию взволновало намного меньше, чем он сам того ожидал. То ли за последнее время он достаточно насмотрелся чудес, то ли вино в приятной компании под хорошую закуску стимулировало восприятие любых откровений. В общем, информация была принята к сведению и в дальнейшем головной боли не приносила.

С раннего утра началось поступление шквала новостей со всех фронтов и направлений. Войска Жукова под городом Киркуком встретили выдвигавшиеся навстречу англо-французские бронетанковые соединения. Боестолкновение быстро переросло во встречный танковый бой. Чувствовалось, что союзники не намерены позволить Красной Армии выйти к Тигру и Евфрату. Французы прибыли в Ирак из Сирии, а британцы собирали войска со всех своих восточных территорий. В Кувейт постоянно прибывали транспорты из Индии, Египта, Южной Африки. В ближайшем будущем следовало ожидать появления в Ираке австралийских и новозеландских частей.

Советники пришельцев рекомендовали Жукову отступить к Сулеймании, подтянуть тылы и приостановить продвижение правого фланга на Эрбиль. Войска союзников явно имели численное превосходство над передовыми советскими частями в живой силе и технике. Качественного превосходства союзников в технике пока не ощущалось. Английские крейсерские танки типа «Марк 2-3-4» ничем не превосходили БТ, а французские кавалерийские и лёгкие танки имели слабое вооружение. Это не помешало им подбить из засады несколько советских БТ и бронемашин, потеряв при попытке атаковать примерно столько же своих машин. Более мощные танки «Сомуа 35» в бой пока не вступали.

В воздухе развернулись битвы бипланов, в которые втягивались «ишачки» и «харрикейны». Французская авиация была представлена какими-то уж очень древними машинами, которые всего пару раз появились над полем боя. Бомбардировочная авиация союзников пыталась бомбить движущиеся к фронту колонны советских войск. Вероятно, им бы это удалось сделать, не находись в воздухе несколько летающих крыльев пришельцев. Эти машины служили радиолокационным дозором, и их пилоты успели вызвать с ближайших временных аэродромов «ишачки» прикрытия. Всё-таки частям Красной Армии катастрофически не хватало автоматических скорострельных зенитных средств. Необходимость в зенитных автоматах становилась слишком очевидной.

В составе сил союзников отметили наличие кавалерийских частей, что давало основание воспользоваться опытом гражданской войны. Тем более что маршал Будённый являлся представителем Ставки на южном направлении. Ему сам бог велел поделиться знаниями и координировать разгром союзников в Ираке.

Вторая новость пришла из Мирового океана. Незамеченная широкой западной общественностью авианосная группа «Молота» проникла в Индийский океан. Сейчас адмирал Нортон-Майоров решал сложную задачу: идти Мозамбикским проливом или огибать Мадагаскар с востока. От быстроты появления «Молота» и его свиты в северной части Индийского океана зависела сама возможность прибытия британских колониальных войск на театр боевых действий в Ираке.

Третья новость также оказалась мокрой и морской. Летающая лодка «Ра-3» обнаружила на траверзе Трабзона следующую в надводном положении к побережью Кавказа английскую подводную лодку. Обнаружение произошло с помощью радиолокатора, и не имевший вооружения на подвеске летающий радар мог только отслеживать курс и скорость движения лодки. Вскоре лодка погрузилась, видимо, завершив зарядку аккумуляторов. Теперь командованию Черноморского флота предстояло разворачивать силы противолодочной обороны на огромной акватории советских прибрежных вод. Там, где появилась одна подлодка союзников, могло появиться намного больше этих охотников за кораблями. Возможно, с помощью воздушной мощи пришельцев удастся нейтрализовать угрозу из-под воды.

Затем поступило сообщение из Наркомата иностранных дел. Посол Швеции, представляющий интересы Финляндии, просит принять его сегодня в полдень, чтобы передать советскому правительству просьбу финнов о прекращении огня. Перемирие должно было вступить в силу ровно в полдень следующего дня. Насколько Лаврентий Павлович был в курсе, сегодня и завтра тяжёлая авиация пришельцев собиралась превратить в лунный ландшафт остатки укреплений «линии Маннергейма». Об этом аспекте воздушного наступления Берия поинтересовался у Торма-Трувора, сообщив тому по коммуникатору о просьбе финнов.

— Ничего, сделаем один вылет двумя полками, а не два — одним, — зевая, ответило на маленьком экране изображение адмирала. — На Мурманской авиабазе вчера закончили строительство взлётной полосы, поэтому заодно полк «Торнадо» проведёт госпроверку работы строителей. Второй полк, как и прежде, стартует из Москвы. А бетонобойные бомбы мы успеем сбросить над целью без пяти двенадцать по полудню. За пять минут они успеют долететь и сделать своё дело. Перемирие ещё не означает мир.


Берлин. Рейхсканцелярия. Пятнадцатое октября

Очередное совещание высшего руководства Рейха посвящалось проблеме России. Эта проблема со дня своего возникновения приковывала к себе внимание всего мира. Вожди Германии не являлись исключением. С возникновением общей границы с Россией возник и вопрос дальнейшего сосуществования двух государств. Капитуляция и исчезновение с карты мира Польши освободили силы Вермахта для дальнейшей экспансии. Но куда двинуть моторизованные дивизии? На запад или на восток? А может, на юг или на север?

Каждое направление таило в себе перспективы и неожиданности. Наиболее туманно выглядела перспектива конфликта с Россией. Точнее — с появившимися из ниоткуда пришельцами из будущего. Если судить по английскому опыту, война с русскими потомками не сулила ничего хорошего. Поражение за поражением, вот что получили решившие попугать чужих русских надменные островитяне. А недавние события в Атлантике поставили экономику королевства на грань катастрофы. Только уход из этого района Мирового океана русского флота и фрахт кораблей третьих стран позволили Черчиллю как-то стабилизировать ситуацию. Впрочем, как убеждали эксперты, ненадолго. Стоит русским вновь начать войну на коммуникациях, британская промышленность остановится. Похоже, это понимали и британцы, скупавшие всё и вся на европейском рынке и ни разу не обвинившие Рейх в крахе Польши. Наоборот, англичане теперь искали дружбы и союза с нацистами. Союзники островитян — французы, похоже, ещё не уловили перемены в политике королевства. Лягушатники смотрели на Германию с подозрением и недоверием. Впрочем, Рейху теперь было наплевать на косые взгляды из-за западного забора.

А вот проблема России Гитлера беспокоила всерьёз. Вчера финны запросили перемирия и явно постараются достойно выйти из войны. В принципе, никто из генералитета Вермахта не мог объяснить, зачем потомки русских эту войну начали? Смысл начала войны объяснил им Гитлер.

— Хитрый азиат Сталин, — сказал фюрер, — давно вступил в контакт со своими коммунистическими выкормышами и просто сбежал в будущее, оставив здесь разгребать весь навоз человека из своего гестапо. Финская граница слишком близко подходит к их Ленинграду, и когда-нибудь русские попросили бы финнов подвинуть ее на запад. В случае несогласия финнов Советы пустили бы в ход кулаки. Их потомки отличаются ещё более скверными манерами. Они даже не предупреждают, что начнут бить соседа. И с точки зрения внезапности нападения, русские преподали нам хороший урок. Финны не продержались и два месяца.

Сейчас Гальдер зачитывал последнюю сводку с финских фронтов. Диспозиция противников на момент вступления в силу соглашения о перемирии была следующей. Север Финляндии находился под контролем сил чужих русских. Их мотопехота дошла до порта Оулу на побережье Ботнического залива, но штурмовать его не стала. Вообще, эта финская компания стала откровением для военных всего мира и для генералов Вермахта в том числе.

После окончания беспорядков в России финская армия была сокрушена при помощи воздушного наступления. Доктрина Дуэ и Митчелла в действии. На северном направлении сухопутные силы русских в основном занимались пленением усталых и сломленных финских солдат. Две трети финских войск даже не успели дойти и доехать до фронта. Железные и шоссейные дороги подвергались почти круглосуточной бомбардировке русской авиацией. Причём зачастую авиация разрушала железнодорожные пути и дорожное полотно во всех ближних и дальних тылах финнов. В некоторых случаях отмечалось разрушение коммуникаций в сотне километров от линии фронта. Естественно, что в таких условиях мобилизуемые дивизии передвигались практически пешком. По покрывающим значительную часть финской территории лесным массивам крайне сложно передислоцировать артиллерию и подвозить боеприпасы. А русские, загнав финнов в леса, ещё и запустили в них своих егерей. Эти не понять как воскресшие неандертальцы обладали звериным чутьём и колдовскими способностями. По крайней мере, такие слухи быстро распространились в частях финнов, обрастая леденящими душу подробностями. Вероятно, русских дикарей было немного, но действовали они в течение двух недель очень профессионально. Ещё долго финские егеря устраивали засады, прочёсывания и облавы на несуществующего противника. Посеяв семена паники и страха, русские троглодиты бесследно исчезли в лесных чащах.

В Карелии и под Ленинградом финны поначалу добились некоторых успехов. Это объяснялось внезапным началом боевых действий и нерешительностью советского командования из-за внутренних проблем в стране. Но как только большевики разобрались между собой, на этих участках фронта также появились чужие русские. Их совместные с частями Красной Армии действия заставили финнов отойти на исходные рубежи. Совершенно ясно, что финское командование возлагало большие надежды на укреплённую полосу обороны на Карельском перешейке. Тяжёлые бомбардировщики русских похоронили эти надежды вместе с линией обороны. До сих пор в Германии не имели чёткого описания этого самолёта большевиков, его фотографий или зарисовки силуэта. Все очевидцы упоминали только промелькнувшую над ними тень с огромным размахом крыльев. Господство русских в воздухе не позволило финским пилотам даже приблизиться к русскому самолёту. Также не было ясности с фантастической точностью попаданий русских бетонобойных бомб. Бомбы просто попадали в цель и разрушали взрывом всё вокруг. Неразорвавшихся бомб зафиксировано не было.

— Мне не совсем понятно, почему эту машину финны упорно называют танком, — вещал генерал Гейнц Гудериан, кивая на разложенные на столе фотографии БМП. — Даже если принять во внимание расстояние до объекта, ракурс фото, то калибр пушки этого танка не превысит тридцати семи миллиметров. Похоже, это автоматическая пушка калибром двадцать миллиметров, как и установленная на нашей «двойке». Также возникает вопрос: какова толщина брони этой машины, если это действительно танк?

— Скорее, танком можно назвать это, — Геринг подвинул не очень качественный рисунок ближе к генералу. — У него пушка толстая и длинная, а ходовая часть, как у танка с маленькой башней. Непонятно только, что это за линия вокруг башни. И маска пушки обтекаемой формы должна давать рикошет при попадании снарядов.

— Скорее всего, господа, — подал голос министр пропаганды, — на фото, которое мы изучали первым, изображена самоходная противотанковая пушка, а не танкетка. Наши новые штурмовые орудия также имеют низкий силуэт. А длина орудия на этой машине говорит в пользу противотанковой самоходки.

— Браво, Йозеф, — улыбнулся фюрер, — в следующей кампании вы сможете вести репортаж прямо с поля боя, чётко идентифицируя технику врага. Наши эксперты пришли точно к такому же выводу, что и вы. Они считают, что это самоходка с пятидесятимиллиметровой противотанковой пушкой.

— Неужели нельзя раздобыть качественные снимки и технические характеристики этих машин? — фыркнул Гиммлер. — Русские же устроили показ всей своей техники на полигоне под Москвой. Почему наши агенты не смогли проникнуть на это мероприятие?

— Русские тщательно охраняют свои секреты, — ответил вместо Канариса Гудериан, — и их НКВД не даёт нам шансов на такой успех. Больше всего меня интересует, ЧТО русские заводы станут выпускать вместо жестяных БТ и «Т-26». Всё равно по этим картинкам мы не сможем получить точную толщину брони, характеристики двигателя и другие данные о машинах пришельцев. Нужны глаза и уши на русских танковых заводах. Тогда можно что-либо говорить о возможных конкурентах нам на поле боя.

— Но мы же смогли выяснить характеристики бронетранспортёров пришельцев, — возразил Гиммлер, — и установить, что они не обладают какими-то фантастическими данными. Практически та же концепция, что и у бронетранспортёров Вермахта, только на колёсной базе. И их пехотные орудия вряд ли превосходят наши образцы.

— Всё это так, Генрих, но меня не покидает чувство, что у этих пришельцев вся колода карт краплёная. — Фюрер задумчиво почесал подбородок, глядя на чёткие фотоснимки бронетранспортёров на улицах Москвы. — Они подозрительно легко выставляют напоказ свою сухопутную технику, но скрывают свои самолёты и корабли. Я считаю, что они ещё не выложили все свои козыри на стол и даже не собираются этого делать. Что нам известно о вызове в Кремль русских авиаконструкторов? О чём они говорили с этим геркулесом Золотым? Какие технологии есть в запасе у пришельцев?

— Нам известно только о посещении адмиралом пришельцев Ленинграда. После этого в течение часа в городе сменилась вся власть. Думаю, пришельцы близко познакомились с состоянием сил русского флота и остались очень недовольны. — Редер решил напомнить о существовании в Рейхе военно-морских сил. — Все успехи на море одержали линкоры и авианосцы пришельцев. Очень хорошо себя показали их тяжёлые крейсера.

— Вот именно, Редер, — начал закипать Гитлер, — линкоры, авианосцы, тяжёлые крейсера. Сколько подобных кораблей имеет Германия? Смогут ли наши новые линкоры противостоять этим шестнадцатиорудийным гигантам пришельцев? А сколько в Рейхе построено авианосцев и тяжёлых крейсеров? Вы успели потерять три подводные лодки, отдав приказ о слежке за русскими авианосцами, и не одна из лодок не смогла даже послать сигнал о помощи. Кто их потопил? Англичане? Нет, русские. А мы не можем даже заявить протест русским, потому что не имеем доказательств их причастности к гибели ваших подчинённых.

— Приказ о переходе в Баренцево море отдавал Дениц, — возразил Редер, — по личной просьбе Канариса. Адмирал Маршалл заснял русские крейсера в Норвежском море на кино и фотоплёнку, а капитан цур зее Лангсдорф запечатлел русский эсминец. Скоро «Шпее» придёт в Киль, и мы сможем получить плёнку.

— Редер! Вы не понимаете главного, — фюрера понесло по кочкам, — нам не нужны очередные фото и рисунки, которые и я сам смогу неплохо нарисовать! Вы можете гарантировать, что строящийся «Бисмарк» сможет противостоять линкору пришельцев? А «Хиппер» — их крейсеру? И что можно противопоставить их плавучим аэродромам? Наконец, почему ИХ корабли ведут столь меткий огонь ночью на больших дистанциях?

— По мнению экспертов, чужие русские используют радиолокационные станции с очень высокими характеристиками, — Герингу пришлось спасать тонущего флотоводца, — благодаря которым они одержали все свои победы. Вероятно, с помощью радиолокаторов русские одержали столь громкую победу на Чёрном море. Налёт на Гибралтар войдёт в историю по своей дерзости и точности расчёта и исполнения.

— Ну вот, рейхсмаршал уже стал хвалить русских, — Гиммлер обвёл взглядом присутствующих, — скоро мы станем отмечать шампанским очередные победы коммунистов. Или шнапсом, как это делают сами русские?

Лицо Геринга пошло красными пятнами, а взгляд стал жёстким. Видя это, Гитлер поспешил разрядить обстановку, придав словам Гиммлера нужный смысл.

— Отличная шутка, Генрих, почему бы нам действительно не выпить за успех союзника? Пусть и временного. Только пить мы будем не шампанское и не шнапс, а коньяк.

Явившийся по вызову адъютант быстро организовал небольшое мероприятие, в процессе которого собравшиеся по новому кругу разглядывали зарисовки и фотографии русской техники, комментируя те или иные детали. Сам Гитлер вместо коньяка пил вишнёвый сок.

Герман Геринг нисколько не кривил душой, говоря о русском успехе в Гибралтаре. Действия чужих русских вызывали у него искреннее восхищение. Рейхсмаршал отдал приказ начать изучение тактики русских воздушных сил для последующего обобщения и изучения. Опыт применения боевой авиации пришельцами из будущего должен послужить Германии. Пилотам Рейха не зазорно поучиться на таких примерах.


Южнее Мадагаскара. Пятнадцатое октября

Квинтий Нортон-Майоров задумчиво вертел в руках электронный бинокль. Океан, который он только что обозревал, был абсолютно пустынен. В этом полушарии сейчас наступило лето, и океан лениво катил навстречу кораблям водные валы, разбивая их о форштевни. Где-то в углу экрана радиолокатора ползла букашка торгового корабля. «Триумфы» патруля уже доложили, что это японский пароход. Те самые японцы, до которых так и не смог добраться «Молот Митры». Переход на Дальний Восток пришлось отменить ради стратегической задачи по выводу из войны Англии. Именно по этой причине адмирал сейчас находился на мостике корабля и решал очередную головоломку.

Имея под своим командованием ограниченные силы, Нортон-Майоров физически не мог одновременно присутствовать во всех ключевых точках пересечения морских путей в огромном Индийском океане. Это всё равно, что одновременно ловить пять мышей силами одной кошки. Поэтому существовала вероятность того, что соединение просто потеряется на этих просторах и не сможет существенно повлиять на судоходство союзников.

— Вот что, — обратился адмирал к офицеру связи, — вызовите, пожалуйста, мне на видеосвязь всех командиров всех кораблей, включая драккары. Разговор начнётся по готовности.

Через десять минут адмирал обратился ко всем командирам кораблей с новым планом действий. После изложения своего видения ситуации и своей новой идеи он попросил высказываться всем по старшинству, начиная с младших по званию. За полтора часа обсуждения стратегического плана действий все успели высказать свои мысли.

— Хорошо, — подвёл итог диалогу командующий соединением, — начинаем работать. Я ещё раз прошу вас всех не проболтаться Торму-Трувору о том, что мы будем делать. Если командующий узнает, то у меня будут небольшие проблемы. Но, по сравнению с вашими неприятностями, это будет ничто. Я рискну пойти на нарушение многих инструкций и правил морских сил. Сами понимаете, мне не грозит ничего серьёзного. Если всё-таки будете вынуждены признаться, то на этот случай у вас всех будет мой соответствующий приказ.

С многочисленных окошек разделённого на сегменты большого экрана на адмирала смотрели десятка два пар глаз. Их владельцы были готовы поддержать авантюру командующего, хотя это и могло выйти всем боком.


Атлантический океан

Ранним утром шестнадцатого октября жители островов Санту-Антуан и Сан-Висенте были разбужены рёвом самолётных моторов над их домами. Протирая глаза и задрав головы в небо, островитяне наблюдали за кружащими над островами странными самолётами. Самолётов было много. Они не предпринимали попыток идти на посадку, но и не улетали прочь. Наблюдая за небом, большинство островитян не обращали внимания на море. Между тем именно там происходили главные события этого дня.

Рассвет застал авианосную группу Лисова-Кантина практически у берегов архипелага. Эсминцы и лёгкие крейсера, непосредственно высаживающие десантные партии, находились в миле от берега. Вот они направились к облюбованным местам для спуска шлюпок с морской пехотой. Это был самый ответственный момент высадки. Не имея на сегодня в составе соединения специальных высадочных средств, моряки Триумвирата шли на риск, подставляя самих себя под возможный удар береговых батарей.

Вооружённое сопротивление высадившейся в бухте Минделу морской пехоте попытались оказать только местные полицейские. Полицейские сложили оружие после того, как здание городской полицейской управы рухнуло в результате попадания авиабомбы. Чуть раньше небольшой сторожевой кораблик был потоплен пятидюймовками «Леопарда» в проливе между островами. Ещё до полудня на берегах бухты отряды морской пехоты успели создать позволяющие контролировать прилегающие территории опорные пункты. На начавшихся переговорах с не успевшими убежать чиновниками города Минделу командир сводного десантного отряда озвучил ультиматум губернатору Сан-Висенте. Требование было только одно: не мешать советским войскам в проведении высадки и строительства военных баз на некоторых островах архипелага. Оккупировать всю территорию архипелага советские войска не собирались, чинить препятствия португальским подданным в их повседневной жизни также не входило в планы командования. Мэр захолустного городишки отправился к губернатору острова в сопровождении отпущенных из недолгого плена полицейских. Во время высадки пострадали с десяток десантников, и, к счастью для португальцев, среди морпехов погибших не было. Сказались тотальное превосходство в воздухе и демонстрация островитянам советской морской мощи.

«Императрица» величественно проследовала проливом между Сан-Висенте и Санту-Антуаном в зоне прямой видимости с берега. Кроме эсминцев в бухту Минделу вошёл готовый поддержать десантников прямой наводкой крейсер «Гроза». Остальные крейсера и эсминцы соединения периодически мелькали у южного берега острова. Стартовавшие с палубы «Вторжения» самолёты-разведчики доложили о присутствии у берегов острова Сантьяго трёх боевых кораблей колониального флота. Обидеть португальцев Лисов-Кантин мог в любой момент, поэтому приказал передать португальцам по радио открытым текстом грозное предупреждение. Неизвестно, достигло ли цели это предупреждение, либо приобретённая репутация советского флота сделала своё дело, но у Наветренных островов португальские корабли так и не появились.

Вечером того же дня высадка в городе Порту-Нову на острове Санту-Антуан не встретила сопротивления португальских военных. Вероятно, власти архипелага смогли реально оценить свои возможности и шансы в вооружённом конфликте с русскими и решили избежать ненужных жертв. Косвенно об этом говорила радиограмма губернатора колонии, поступившая вечером на имя русского адмирала. В ней губернатор сообщал о своей готовности начать переговоры с советским командующим в любое удобное для того время. И чем раньше, тем лучше для предотвращения возможных недоразумений с обеих сторон.


Белое море. Шестнадцатое октября

Несколько рыболовецких сейнеров вынуждено изменили курс, чтобы не попасть под форштевни двух огромных трёхтрубных лайнеров, несущихся из Архангельска к выходу из горла Белого моря. Эти гиганты давали не менее двадцати пяти узлов, парой призраков выскакивая из полосы клубящегося над водой туманного марева.

В страшной спешке погрузив в Архангельске материальную часть и личный состав четырёх артполков Красной Армии, десантные лайнеры совершили переход в Печенгу. В этом недавно отнятом у Финляндии старинном русском городе готовилась к морскому путешествию одна из бригад лёгкой пехоты Триумвирата.

После погрузки этих сил лайнерам предстояла гонка в Норвежском море. Вчера из Кольского залива, из других бухт побережья, в море вышли четыре конвоя, состоящие из кораблей обеспечения авианосных групп. Подготовка этого похода шла уже довольно давно, и большинство кораблей ждали приказа в полной готовности к выходу в море. Два дня назад «Урал» наконец-то довёл тридцать три трофейных корабля в Кольский залив, и в тот же вечер из Москвы прилетели целых пять адмиралов. Два советских, среди которых был нарком, и троица пришельцев. Командира «Урала» упрекнули в медлительности и жадности. Во время перехода на одном из бывших британских судов постоянно ломалась машина, из-за чего конвой временами медленно полз по штормовому океану. Вероятно, проще было снять экипаж с этого инвалида и израсходовать одну торпеду. Как бы там ни было, через пару дней «Урал» примет под своё крыло очередных подопечных и поведёт их до Фарерских островов. Ещё по пути туда авианосец и десантные лайнеры нагонят идущий четырьмя отрядами под прикрытием авианосной группы Маркуса-Принцепса огромный караван судов. Далее пути-дороги авианосных соединений надолго разойдутся.


Лондон. Семнадцатое октября

Черчилль решил лично присутствовать на заседании лордов Адмиралтейства, срочно созванном в связи с русским десантом в португальской колонии. Выражение лица премьер-министра не обещало адмиралам ничего хорошего. От потомка Мальборо слегка отдавало запахом коньяка. Неизменная сигара в углу рта придавала физиономии Черчилля ещё более недовольный вид.

Прилетевшие в Лондон Тови, Уэллс, Каннигхэм старались не встречаться глазами с мутным взглядом британского премьера. Адмиралам было понятно, что кто-то может быть назначен виновным в очередном успехе этих проклятых русских и отправлен в отставку. Это было несправедливо. Никто не смог бы предотвратить захват русскими стратегического плацдарма в Атлантике, даже если бы разведка раскрыла эти планы врага. Во всём флоте королевства на данный момент оставалось всего пять линкоров и один линейный крейсер. Ни один из этих кораблей не мог на равных сражаться с русскими визави, что и подтвердилось в ночном бою с эскадрой Тови.

На помощь союзника рассчитывать больше не приходилось. «Дюнкерк» надолго застрял в доке, ему требовался многомесячный ремонт. А со своим единственным целым линейным крейсером французы носились, как с величайшей драгоценностью. «Страсбург» недавно совершил переход в Тулон. Видимо, лягушатники посчитали, что под солидным прикрытием авиабаз на юге Франции шансов уцелеть больше, чем в базах Атлантического побережья. После гибралтарской трагедии ни один французский корабль крупнее эсминца не выходил в море из атлантических портов этой страны. В Бресте оставались два самых старых французских дредноута — «Париж» и «Курбэ». Серьёзной боевой ценности они уже не представляли, служа видимостью присутствия французского линейного флота в Атлантике. Сейчас почти все силы этого флота занимались сопровождением следующих в Сирию из Алжира многочисленных конвоев с войсками. Если быть честными, то на французах теперь лежала вся оборона Средиземного моря от русских.

До сих пор Адмиралтейство не смогло сформировать в Гибралтаре даже отряда крейсеров. Все силы флота прикованы к северному флангу противостояния с Россией. Присутствие в районе Фарер русских авианосцев постоянно держало в напряжении всех моряков и лётчиков. Русские самолёты-разведчики периодически появлялись над Исландией и Шотландией. Сбить их никак не получалось по одной причине: их не могли догнать английские истребители. Надежда, что Исландия станет надёжной базой морских и воздушных сил, оказалась несбыточной. После Гибралтара союзники крайне неуютно чувствовали себя в своих собственных базах. Истребительное прикрытие основных баз флота усилилось в несколько раз. Даже — в несколько десятков раз, если считать и развёрнутые для этой цели многочисленные зенитные батареи. Все промышленные мощности союзников были брошены на достройку новых кораблей основных классов.

— Без быстрого ввода в строй линкоров, крейсеров и авианосцев новых проектов, — заявил вчера в парламенте Черчилль, — война будет проиграна в ближайшие полгода. Я вынужден попросить парламент одобрить план срочной покупки нескольких кораблей данных классов в США и в Японии. Ваше решение по этому вопросу мне нужно получить сейчас, так как послезавтра я отбываю на переговоры с президентом Рузвельтом.

На следующий день премьер на крейсере «Ринаун» отправлялся через океан на историческую встречу. Впервые в истории англичане были вынуждены просить продать им старый хлам, чтобы восполнить боевые потери своего флота. Это являлось национальным унижением всей страны. Ещё Черчилль надеялся втянуть США в исландскую авантюру. Если у империи не хватает сил для удержания этого плацдарма, то надо любыми средствами не допустить вторжения на него русских.

В зал заседания вошёл офицер и передал сэру Паунду бланк радиограммы. Тот быстро пробежал его глазами и попросил у премьера разрешения зачитать вслух. Адмиралы навострили уши. КВВС обнаружили в Бискайском заливе корабль, идентифицированный ими как русский крейсер. Вероятно, русские готовят очередной удар по базам союзников.

— Сообщите лягушатникам координаты этого корабля, курс и скорость, — процедил сквозь зубы Черчилль. — И не забудьте уточнить, что этот корабль, ВОЗМОЖНО, является русским крейсером. Лично я не уверен, что сухопутные пилоты в тумане распознали незнакомый им прежде силуэт. Пусть союзники сами разбираются с теми, кто ближе к их побережью.


Москва. Наркомат ВМФ. Семнадцатое октября

— Таким образом, наш флот понёс в войне с Англией первые боевые потери, — закончил свой доклад капитан первого ранга.

— Садитесь, — кивнул начальнику оперативного отдела Кузнецов. — Товарищ адмирал, чем, по вашему мнению, мы сможем укрепить противолодочную оборону на Балтике?

— В акватории этого моря, насколько я знаю, скоро начнётся ледостав, — немного помедлил с ответом Торм-Трувор. — Финский залив полностью покрыт льдом в течение многих месяцев. Подлодки противника на этом театре вновь появятся только весной. До этого мы будем должны наладить в стране производство гидроакустики и разработать тактику применения сил ПЛО. Лучше всего, если к тому времени мы сможем превратить все старые эсминцы в многоцелевые сторожевики. Сейчас, на скорую руку перевооруженные корабли не смогут быть хорошими охотниками. В штормовом осеннем море они сами станут дичью. Нам нужно использовать имеющиеся комплекты аппаратуры для модернизации малых миноносцев, как и решено ранее. Завтра я полечу на Чёрное море, чтобы лично поговорить с командирами авиабаз. Думаю, на этом театре авиация является наилучшим охотником за подводными лодками.

Далее началось обсуждение плановых вопросов, отложенных в сторону из-за событий в устье Финского залива. Вчера английская подводная лодка удачным четырёхторпедным залпом потопила советский эсминец и повредила линкор «Марат». Корабль, осевший в результате попадания торпеды носом по самые клюзы, был взят на буксир «Октябрьской Революцией» и медленно шёл в Кронштадт. Отряду «Кирова» также предписали вернуться домой из района Аландских островов. Эсминец, потерянный в результате английской атаки, имел название «Ленин». Он затонул со всем экипажем, во главе с командиром — капитан-лейтенантом Маховым. Поиски удачно отстрелявшегося врага результата не дали.

— Товарищ адмирал, это война, а на ней неизбежны потери, — подошёл после совещания Кузнецов. — Возможно, вы в будущем уже смогли предусматривать все неожиданности, а мы пока не так не можем. Надеюсь, с вашей помощью научимся. Я вижу, что вы, из-за названия эсминца, восприняли эту потерю близко к сердцу.

— Ничего, Николай Герасимович, я в норме, и мы скоро отомстим англичанам, — улыбнулся в ответ Торм-Трувор.

Причиной задумчивости адмирала был не эсминец с символическим названием. Принимая доклады с «Молота», он обратил внимание на нестыковку координат местоположения корабля и радиопеленга на него. Обе точки стремительно разбегались по интерактивной карте Индийского океана.


— Георгий Константинович, не имея преимущества в воздухе, союзники не смогут нанести в случае отступления поражение вашей группировке, — Василевский прозрачно намекал Жукову начать отступление. Начальник штаба РККА мог отдать и прямой приказ, но, по соглашению о секретном проведении предстоящей операции с Кузнецовым, делать этого не хотел. Поэтому для общения с Жуковым прибегли к помощи видеосвязи. Так надежнее.

— Александр Михайлович, для столь глубокого отступления нет никаких оснований, — стоял на своём Жуков. — Как вы сами только что заметили, у союзников нет превосходства в воздухе, и на земле их колониальные части нисколько не лучше наших. Наоборот, намного хуже. Союзники сейчас не имеют даже численного превосходства над нашими частями. Боевой дух в войсках настолько высок, что мы готовы начать движение вперёд и разгромить всех оконноров и уэйвеллов.

— В данный момент Генштаб располагает данными о скором прибытии в Ирак значительного количества подкреплений, как англичан, так и французов… — После некоторой паузы Василевский решил открыть карты: — С их прибытием союзники будут иметь над вами значительное превосходство в живой силе и технике. Возможно, увеличится и численность авиации союзных сил. После этого мы не исключаем нажим и давление на Тегеран, с целью заставить персов вступить в войну с нами.

— Это невозможно. Персы не захотят, чтобы война шла на их земле, и будут упираться до последнего. Вы хотите, чтобы союзники растянули свои линии коммуникаций, а мы — наоборот — сократили, — догадался Жуков.

— И это тоже, Георгий Константинович, — улыбнулся Василевский. — А самое главное, чтобы сами линии коммуникаций союзников стали бы их головной болью. Поэтому и предлагаем вам медленный отход на заранее готовые позиции. Такая тактика не даст повода англо-французским генералам заподозрить подвох. А когда они окажутся в ловушке, вы их всех попросту возьмёте в плен. У них не будет выхода, а погибать в пустыне они не захотят.

— Надеюсь, к тому времени мы сможем получить новую технику? — поинтересовался Жуков. — Считаю, что все новинки прежде всего необходимо испытать в боевых условиях. Это позволит уточнить как сильные, так и слабые стороны техники.

— Георгий Константинович, ведь ваши части уже переведены на новые штаты, и возможностей испытать новые тактические приёмы в боевых условиях предостаточно. Понимаю, вам бы хотелось иметь бронетранспортёры вместо грузовиков и самоходки вместо тягачей с пушками. Но процесс перевооружения только начался, и вряд ли есть необходимость в немедленной отправке на фронт новой техники. К тому же вы в данный момент пользуетесь самой новейшей аппаратурой связи, — прозрачно намекнул на портативный видеокоммуникатор Василевский.

— Я предпочёл бы воспользоваться вашим, — парировал Жуков. — Новые операторы связи в Москве душевнее и приятнее.

Генералы засмеялись. Оперативную связь с руководством страны, ударными группами в море и лично с Жуковым обеспечивало состоящее в основном из женщин подразделение пришельцев. И генерал Жуков, вызванный к коммуникатору, увидел красивую женщину в до сих пор не привычной форме Триумвирата. Жукову очень захотелось иметь таких операторов и в своём штабе. Связь с Москвой ему обеспечивали ахрамцы, целый взвод спецназа. Эти парни имели единственную задачу: обеспечить сохранность ценного прибора, которым мог пользоваться только лично Жуков. Находясь среди этих товарищей, генерал всегда чувствовал себя неуютно. Что-то в этих пришельцах было чуждое, нечеловеческое. Впрочем, своё дело они знали туго, и претензий к ним не было.


Индийский океан. Семнадцатое октября

Шторм в океане начался ещё вчера днём. К ночи тёмные тучи над головой разразились ливнем. Разряды молний периодически освещали заливаемый волнами бак судна. Сквозь эту непогоду танкер медленно продирался на запад. Капитан с невозмутимым видом посасывал трубку, глядя в темноту сквозь залитое дождём стекло ходовой рубки. Рядом находились два рулевых и штурман, который озабоченно вглядывался в карту.

В очередной вспышке молнии слева по борту капитан углядел в бинокль огромный корабль, идущий по пути шторма. Здоровущий корпус, маленькая надстройка с трубой посередине, которая совсем не испускала дыма и выглядела нелепой. Ни одного огонька не блеснуло на этой надстройке.

— Летучий голландец эпохи турбин и пара, — пробормотал себе под нос норвежец.

Новая вспышка молнии, во время которой капитан вглядывается в смутный силуэт на траверзе. Ни одной знакомой черты. Корабль-призрак в океане. Обернувшись в сторону рулевых и штурмана, норвежец некоторое время поколебался, пока принимал решение. Нет, не стоит беспокоить экипаж всякими ужастиками и призраками. Рейс и без потусторонних сил выдался достаточно тяжёлый.

ГЛАВА 9


Бейра. Двадцатое октября

В припортовом заведении был обычный вечер, такой же, как был вчера, и такой же, как будет завтра. Заведение было не из самых дорогих, но и не для низших социальных слоёв общества. Обычный ресторанчик, бар, сцена, на которой по вечерам играла живая музыка. Это заведение посещали моряки со всех уголков побережья, шкиперы, портовые чиновники, пограничники и даже капитаны каботажных судов.

Вот сейчас один из таких морских волков, Жозе Баррозу, заседал за крайним столиком со своими приятелями-капитанами, таможенным офицером и капитаном колониальной армии. Разговор шёл обо всём и ни о чём. С заключённых недавно сделок переходил на обсуждение достоинств женщин, с местных сплетен — на мировую политику. В политике обсуждалась только морская тема. Недавний захват португальской колонии русскими вызвал бурю возмущений, но не более того. Мериться силами с колоссальным русским флотом у потомков Магеллана желания не возникало. Попросили русские в подарок пару островов, и чёрт с ними. У Португалии ещё много куда более ценных колоний, чем эти острова. Обидно конечно, но что делать? Даже Англия фактически утратила господство в океане, уже дважды битая русскими. И Франция получила оплеуху.

—Хотя англичане и говорят о потере своих авианосцев, они явно врут. — Баррозу в очередной раз пригубил бокал с вином. Заработал ножом и вилкой. — Три дня назад я ночью встретил большую английскую эскадру, с которой шли целых два авианосца. Конечно, не одни, а с эскортом из крейсеров и эсминцев. На меня не обратили никакого внимания, даже не запросили прожектором.

— Жозе, а с чего ты решил, что это англичане? Они тебе национальность сообщили, или ты флаг ночью разглядел? — подначил капитана сосед по столу.

— Нет, Хайме, никто мне ничего не сообщал, и флага я не видел. Но силуэт «тауна» ни с чем не спутаю. Их крейсер был так чётко виден на лунной дорожке, что я нисколько не сомневаюсь в его национальности. Типичный «таун», с какой-то фигнёй на фоке. Тем более, я такой уже раньше видел, до войны, в Дурбане.

— Вероятно, это были корабли из охранения конвоя, который неделю назад проходил мимо, — сделал предположение собеседник. — Они шли на север или на юг?

— В том то и дело, что на север, — очередной кусок мяса исчез во рту Баррозу. — На юг шёл я, а они прошли контркурсом навстречу. Может, это был новый конвой из Южной Африки, может, просто эскадра. Я отчётливо видел только крейсер и рядом смутные силуэты авианосцев. Наверняка кого-то не заметил.

— Давайте лучше о женщинах. Мне эти англичане с их заносчивостью надоели, — сменил тему пехотный капитан, наливая очередной бокал и глядя на сцену. Там было на что и у кого посмотреть.


Ферма в окрестностях Огасты. Тот же день

— Папа, папа, я сегодня видел самолёт! — Маленький Стюарт возбуждённо размахивал руками и бежал навстречу отцу.

— О-па, — поймал малыша Джордж Буш, — и какой самолёт это был? Одномоторный или двухмоторный?

— Двухмоторный, папа. А ещё он был похож на лист вот этого эвкалипта, только очень большой. Сейчас я тебе его нарисую, — ребёнок подобрал веточку и старательно выводил на песке дорожки плавные линии.

— Стюарт, таких самолётов не бывает, — высказал своё мнение Буш, посмотрев на начерченные линии. — Где у него крылья? Где хвост? Я же неоднократно рисовал тебе всякие самолёты.

— Но я видел именно такой самолёт, — стоял на своём малыш. — У него не было ни крыльев, ни хвоста. Я не вру.

— Ладно, бог с ним, с этим самолётом. — Буш не желал спорить о бескрылом и бесхвостом самолёте. — Пойдём к дому, посмотрим, что нам мама приготовила на ужин.

— А я знаю, но не скажу, — засмеялся Стюарт. — Мама сказала, что на ужин будет сюрприз. Ой!

— Эх ты, — потрепал по волосам малыша Буш, — разве можно заранее про сюрприз говорить? Это уже не будет сюрпризом.


Мировой океан. Двадцать второе октября

Известие о налёте русской палубной авиации на Перт застало Черчилля на пути в Галифакс. А несколько часов спустя пришла вторая новость — русские уничтожили конвой с южно-африканскими войсками севернее Коморских островов. Это была катастрофа. Королевский флот не смог защитить своих подопечных. В пришедшем через день отчёте говорилось о торпедной атаке эсминцев на корабли конвоя, о бое русского линкора с «Аяксом» и «Ахиллесом», в результате которого британские крейсера оказались разнесены в клочья главным калибром русских. В Перте русские потопили несколько торговых кораблей, разбомбили причалы, подожгли нефтехранилища. К счастью, конвой с австралийскими войсками вышел из порта за два дня до налёта.

Когда Черчилль сообразил, что судьба австралийского конвоя висит на волоске, у радистов «Ринауна» не осталось ни одной свободной минуты. Тексты радиограмм сыпались, словно из рога изобилия. Черчилль вообразил, что он знает, как уберечь австралийский конвой от встречи с русскими. Лорды Адмиралтейства не могли в ответ и слова вставить.

Служба перехвата и дешифровки на «Молоте» не успевала печатать расшифрованные тексты. Нортон-Майоров уже не вникал в содержимое перехваченных радиограмм, просто складывая их в стопочку на столе. «Триумфы» найдут конвой в любом случае, а читать бред алкоголика было выше сил адмирала. В общем-то так и произошло. Двенадцать часов спустя после начала поиска был установлен контакт с идущей на северо-запад группой кораблей. Затем ударная группа потопила эти корабли, оказавшиеся крейсерами «Канберра» и «Сидней». Снова поиск рассыпавшегося в океане конвоя. Два дня спустя Нортон-Майоров с облегчением вздохнул: ни один австралийский солдат не прибудет в Ирак и не станет доставлять хлопот генералу Жукову. Сейчас на огромной акватории океана плавало много шлюпок, плотов и нескольких медленно тонущих транспортов. Всем находившимся в этом районе кораблям открытым текстом предложили идти для спасения от гибели австралийских солдат и моряков. В конце концов, не звери же пришельцы и топить беззащитных людей не будут. Оказавшиеся раз на погибающем транспорте солдаты во второй раз постараются избежать морского путешествия любой ценой, вплоть до дезертирства. Такой же сценарий разыграли у берегов Африки. А теперь — курс к побережью Индии.


Галифакс. Двадцать четвёртое октября

Переговоры с Рузвельтом прошли тяжело и почти безрезультатно. Президент ещё раз заявил о готовности поддержать Англию и Францию в войне с Россией исключительно продажей сырья и оружия. Причём на всё распространялись условия самовывоза из страны. Начинать крестовый поход против большевизма Рузвельт не хотел.

Американцы согласились принять под свою опеку Исландию и направить туда войска. За это направление Англия теперь может не беспокоиться. Также американцы приготовились вблизи собственного побережья объявить нейтральную зону в океане и организовать из кораблей своего флота «Нейтральный патруль». С попыткой купить часть линейного флота США вышел облом. Кинг согласился обсуждать продажу только двух кораблей: «Техаса» и «Нью-Йорка». Эти тихоходы вряд ли смогли бы серьёзно укрепить силы Королевского флота, и Соммервилл тактично отложил этот вопрос «на потом».

При возвращении Черчилля в Англию на «Ринауне» закончились запасы армянского коньяка. Потому что крейсеру пришлось полным ходом бежать обратно в Галифакс, чтобы не попасть под удар следующего через океан на юг огромного русского флота. От этого настроение премьера упало ниже плинтуса. В какой-то момент ему стала отчётливо ясна бесперспективность войны с Россией.

— Надо смотреть правде в глаза, без передышки в этом конфликте Англия обречена, — глядя на своё помятое отражение в зеркале, произнёс Черчилль. — Без перемирия русские нас задушат уже через пару месяцев. Эх, Уинстон, и зачем ты влез в шкуру премьера?

«Как сейчас точно установлено историками, только отсутствие армянского коньяка в распоряжении премьер-министра Великобритании привело к заключению с Россией позорного мира в сороковом году прошлого века» — такая фраза появилась через много лет в британских учебниках истории. Историк Тони Блэр на страницах учебника приводил расклад количества бутылок коньяка в баре крейсера в начале путешествия и в конце, убедительно доказывая, что Англия проиграла Первую Русскую войну из-за вороватого пьяницы-стюарда.


Фарерские острова. Двадцать пятое октября

Капитан-лейтенант Древницкий стоял на мостике своего корабля, обозревая в бинокль пустынный пейзаж океана. Сторожевик шёл противолодочным зигзагом, абсолютно хаотически меняя курс и скорость. В двух кабельтовых справа сзади двигался «Смерч», выполняя аналогичный маневр уклонения. В миле от североморской пары советских кораблей боролись с непогодой два балтийских сторожевика: «Туча» и «Буря». Эта пара в составе шестёрки систершипов пришла позавчера с Балтики. Восемь сторожевиков образовали флотилию охраны водного пространства вокруг маневренной базы флота в архипелаге. Кроме этой флотилии для защиты архипелага объединённое морское командование выделило авианосец «Урал» с восемью эсминцами во главе с лидером флотилии — крейсером «Мангуст». Принявший командование фарерским отрядом советских кораблей командир авианосца имел право привлекать для патрулирования дополнительные силы — корветы из эскорта отряда обеспечения авианосной группы. На сегодня, пока погодные условия позволяли осуществлять полёты, этого не требовалось.

Флотилия сторожевиков занялась поиском подводного противника, наматывая на свои лаги мили вокруг островов. За три дня поиска успехи были скромные, а точнее — их не было вообще. Совсем недавно у островов находилось целое авианосное соединение, ссориться с которым английские подводники не рисковали. Сейчас это соединение ушло на юг, конвоируя целый караван кораблей обеспечения. Советский Союз закреплял своё присутствие в мировом океане, создавая пока временные базы в некоторых ключевых пунктах. Краем уха капитан-лейтенант слышал о предстоящей посылке в поход модернизируемых старых эсминцев, о выходе из Кронштадта нескольких подводных лодок Балтийского флота. Через какое-то время эти корабли должны были пополнить состав сил фарерского отряда. А пока, тесно взаимодействуя с летающими лодками потомков, восьмёрка сторожевиков в полном составе утюжила холодные штормовые воды архипелага.

— Пеленг… курс… дистанция… — раздался голос акустика в наушнике капитан-лейтенанта, — шум винтов, подводная лодка.

Всё-таки хорошее изобретение — эти маленькие средства связи, выданные в количестве пяти штук на каждый сторожевик. Позволяют экономить драгоценные минуты, благодаря им командир всегда в курсе происходящего и даже может связаться с соседним кораблём. Ещё на «Грозу» пришельцы установили прекрасную гидроакустику, по их словам, не имеющую аналогов, и три спаренные зенитные 23-миллиметровые установки. Эти спарки буквально впихнули в небольшой кораблик, позаимствовав их у бригады лёгкой пехоты. Небольшие размеры советских кораблей вынудили оружейников пойти на установку сухопутного образца, поскольку никак не получалось втиснуть 40-миллиметровые спаренные автоматы. Ничего, капитан-лейтенант сам опробовал в кресле наводчика зенитные скорострелки и остался доволен ими. Да, а как всё начиналось полтора месяца назад…

Очнувшись с головной болью на палубе корабля, Древницкий с ужасом смотрел на трёх человек в непонятной форме, приставленных охранять советских моряков. Нет, капитан-лейтенант не испытывал страха, он был готов броситься с голыми руками на захватчиков, но те действовали безупречно. Один из них сразу заявил, что в случае попытки нападения с моряками церемониться не будут, а желающие сигануть за борт пусть делают это сейчас. Страх капитан-лейтенанта стал переходить в стадию бессилия, когда корабль вошёл в уже захваченную базу флота и краснофлотцы смогли увидеть количество сил пришельцев.

Потом был лагерь военнопленных, в котором несколько дней находился даже сам командующий Северным флотом. Тот находился в подавленном состоянии, которое передалось окружающим. Информацию о происходящем в стране моряки получали из радиопередач советских радиостанций и сводок пришельцев. Да, на удивление, захватчики позволяли круглосуточно слушать радио. Первые несколько дней тянулись невыносимо, а радиосводки только добавляли пессимизма. Некоторые краснофлотцы чуть не сошли с ума.

А потом произошло чудо, в лагерь приехал сам товарищ Берия, по радио передали выступления товарища Сталина, и привычный мир перевернулся. Ещё через несколько дней нарком Кузнецов лично освободил всех задержанных, созвал митинг, толкнул речь.

Всем командирам и краснофлотцам комфлота напомнил о присяге, которую они давали и которую никто не отменял. Так что, извольте служить дальше, в чём вам ещё и помогут потомки. Те и помогли. В конечном результате — два сторожевика Северного флота совершили переход в составе огромного конвоя и оказались в составе Фарерской флотилии.

Со «Смерча» пришёл сигнал, что они также обнаружили подлодку. Акустик-пришелец действует профессионально, его советский ученик неотрывно наблюдает за его работой. Оба корабля идут на сближение с подводным врагом. Вторая пара кораблей быстро подтягивается в район обнаружения подлодки.

— Минёры, начинайте сброс бомб, — Древницкий получил очередной доклад акустика, и отдаёт своему экипажу команды, — артиллеристам — готовность открыть огонь по всплывшей лодке.

— Первая серия пошла, вторая пошла… — Экипаж работал чётко и слаженно, как на учениях. Водяные столбы дыбом вставали за кормой корабля. Немного правее рванули бомбы «Смерча».

— Стоп. Слушаем… Пеленг… Курс… Скорость… не определить, — голос акустика по-прежнему звучал в наушнике. — Посторонний звук. Вероятно, лодка повреждена.

— Идём ещё раз, и передайте, пусть «Туча» и «Буря» присоединяются. — По привычке Древницкий хотел отдать команду радисту, но, вспомнив о новой связи, пальцем переключил тангетку.

Через час после начала охоты на подлодку в сотне кабельтовых от тройки загонщиков закипела вода, лопались огромные пузыри воздуха, по волнам растекалось масло. Ближе к вечеру патрульная летающая лодка «Ра» обнаружила перископ. Эту английскую подлодку преследовали всю ночь, и утром она попыталась всплыть. Артиллеристы смогли потренироваться в стрельбе из главного калибра. Ещё одну лодку в тот же день потопила вторая четвёрка сторожевиков советской флотилии. План британского командования начать подводный террор вокруг Фарерского архипелага затрещал по швам. Не очень хорошие советские миноносцы оказались отличными охотниками за подводным врагом. Тесно взаимодействуя с авиацией, они за неделю потопили четыре английские подводные лодки и ещё две повредили. Для добивания этих двух на кораблях не хватило запаса глубинных бомб, а удаляться на десятки миль в ночное время от архипелага командование строго запретило.


Москва. Кремль. Двадцать шестое октября

Массивная дверь стремительно распахнулась, и в кабинет быстрым шагом вошёл Верховный. Следуя за ним, Лаврентий Павлович был вынужден почти бежать, чтобы не отстать в каком-либо коридоре. Соответственно сзади почти бежали два помощника наркома. Наконец забег закончился, помощники оставили портфели с аппаратурой и документами и удалились.

— Рассказывай, Лаврентий, — велел Золотой, усаживаясь в кресло. — Знаю, ты голоден, сейчас будем обедать, я уже заказал. Как прошли переговоры с финнами?

— Финны были вынуждены принять наши предложения, — начал повествование о вояже в Ленинград Берия, — и, думаю, они ожидали более жёстких условий и территориальных требований. Единственная проблема, которая возникла, это, как и ожидалось, аренда территории для базы флота на Аландских островах. В этом вопросе Маннергейм очень хотел нам отказать, но это у него не получилось. Думаю, свою роль сыграли сосредоточение войск для нового наступления на позиции финнов и морская блокада.

— Скорее воздушная, — усмехнулся Верховный. — После последних атак английских подлодок мы потеряли два гражданских парохода, и Арландий перебросил ещё полк патрульных летающих лодок на Балтику. К сожалению, нам придётся дополнительно арендовать аэродромы в трёх прибрежных странах, чтобы перекрыть англичанам доступ в Финский залив.

— В этом случае, — задумчиво произнёс Берия, — одними аэродромами нам не обойтись. Внутренняя политическая ситуация в этих странах крайне напряжённая, англичане бросили своих подопечных, у них впереди экономические трудности, возможен социальный взрыв.

— Нам наплевать на их трудности, главное обеспечить наше присутствие на Балтике. А их проблемами надо воспользоваться и предложить выгодные нам условия аренды аэродромов. Я изучил историю возникновения этих стран и пришёл к выводу об их искусственном происхождении. Во всём виноват этот ваш тупой царь. Запомни, Лаврентий, правитель должен уметь моделировать будущее и не имеет права на ошибку. Его ошибка обернётся миллионами жертв среди его подданных. Поэтому ты и находишься среди нас. Кстати, твоё мнение о Кузнецове, ему можно раскрыть тайну пришельцев?

Берия надолго задумался, и в это время принесли обед. Золотой жестом пригласил наркома присоединиться к трапезе, и во время еды оба молчали. Каждый думал о своём. Берия — о Кузнецове, маг — о наркоме ВВС. Там были свои проблемы: молодой нарком постоянно спорил с Тормом-Трувором, с технарями, с лётчиками пришельцев. Как лётчик он был великолепен, но на его должности этого было мало. Нужна была дипломатия и хитрость, чтобы держать в руках своенравных асов и талантливых конструкторов. Те вообще придумали: им должны выдать чертежи, и они улучшат машины Триумвирата. Щаз! Для копирования многих образцов в Союзе не хватало производственной базы, не говоря уже о культуре производства. И это ещё была не главная проблема с авиацией.

— Товарищ Золотой, я не могу сейчас ответить на ваш вопрос. — Уже за чаем Берия решил не рисковать с ответом и взять время на размышление.

— Ответ дадите потом, мне интересно ваше мнение. — Как всегда, маг давал поле для маневра. — А сейчас давайте подробности по переговорам. Ваш взгляд на ситуацию.

Лаврентий Павлович начал свой рассказ. Завершившиеся вчера переговоры с Маннергеймом закрывали для страны финский фронт. Финны согласились на требования советской стороны, особо не упирались, так как понимали: русские возвращают значительно больше, чем берут. Маннергейм было поморщился, когда зашёл вопрос про Аланды, но не решился рисковать срывом переговоров. Окончательный протокол будет подписан после согласования текстов договора и решения технических вопросов.

Финляндия лишилась Печенги, Выборга, территорий в Карелии. Советский Союз возвращал финнам Лапландию и часть захваченных в ходе рейда лёгкой пехоты из Карелии финских территорий. СССР арендовал на длительный срок полуостров Ханко и имел право создать базу флота на Аландских островах. Никакой контрибуции с финнов не потребовали, чтобы не затянуть войну дальше. Возникшая из ничего война завершилась победой Советского Союза.

Следующей проблемой грозили стать страны Прибалтики. Правящие там режимы были настроены к советскому народу крайне враждебно и отрицательно. Добровольцы из этих стран воевали на стороне финнов и, как докладывала разведка, готовились встать под знамёна англичан. С этим надо было что-то делать, было опасно иметь под боком союзников Англии и готовый плацдарм для вторжения. С другой стороны, готовность прибалтов к переменам в своих странах оставалась под вопросом.


Москва. Кремль. Двадцать восьмое октября

Зал заседаний гудел как встревоженный улей. Десятки человек одновременно здоровались друг с другом, интересовались планами, обменивались новостями. Предположений о теме предстоящего собрания всех авиаконструкторов страны не делалось: все знали, что будет оглашено решение руководства страны о перспективных разработках новых самолётов. Не было известно только то, чьи проекты победили и пойдут в серию. Некоторых ещё не оставляла надежда на большую техническую помощь со стороны потомков. Позволили же они буквально облазить танкистам свои танки-пушки. При этом все как-то забыли, что в Харькове и Ленинграде работы велись вполне самостоятельно, в рамках техзадания, и конструкторы имели полную свободу действий.

Двери распахнулись, и в зал вошла процессия, над которой возвышалась фигура самого Верховного. Среди вошедших было несколько знакомых авиаконструкторам лиц, которые присоединились к уже сидящим в зале. Только что пришедшие товарищи являлись создателями авиационных двигателей, без которых ни один самолёт никогда не взлетит.

— Товарищи, — на трибуну поднялся Берия, — по решению партии и правительства куратором научно-технических разработок новой авиационной техники назначен товарищ Погосян-Нортроп, которого большинство из вас уже хорошо знает.

По залу пронёсся шелест сопения и вздохов. За прошедший месяц многие успели невзлюбить дотошного пожилого человека с неизменным миниатюрным компом на шее. Педант и сухарь, он влезал во все тонкости и особенности, быстро находя нюансы, о которых сами конструкторы либо не догадывались, либо предпочитали их не афишировать. И сейчас этот человек, к которому прилипла кличка Сухарь, становится начальником и руководителем. Что же будет дальше?

— Товарищи, я прекрасно понимаю ваши чувства в отношении моей скромной персоны. — Сухарь обладал очень хорошей интуицией и прекрасно знал о той «любви», которую к нему питали некоторые из сидящих в зале. — Поэтому хочу напомнить вам, что вы работаете для блага нашей Родины, Союза ССР, а не для удовлетворения собственных амбиций и самолюбования своими достижениями. Зачем я вам это говорю? Советское руководство приняло решение о дальнейшей разработке всех представленных на конкурс проектов самолётов, с дальнейшим производством установочной партии для армейских испытаний.

Зал взорвался переходящими в овации аплодисментами. Улыбаясь и наблюдая за такой эмоциональной реакцией конструкторов, Верховный мысленно послал Торма-Трувора пешком в другую галактику. Именно адмирал вместе с примкнувшим к нему Берией сумели уговорить мага на принятие такого расточительного для экономики решения. В принципе, в этом решении была только одна польза: молодые и талантливые люди могли показать свои способности и умения. Может быть, кто-то из них создаст выдающуюся машину, которая сможет заменить собой самолёты пришельцев.

Маг уже имел отчёт Погосяна-Нортропа о состоянии советской авиапромышленности. Было ясно, что новый истребитель Поликарпова обладает резервами для модернизации и в ближайший год будет доведён до серийного выпуска. Тем не менее рабочие группы Лавочкина, Яковлева, Микояна, Петлякова и других товарищей получили «добро» на дальнейшую работу. Если все они справятся со своими задачами, то страна получит широкую номенклатуру машин отечественного производства, которые можно будет при необходимости запустить в производство. По оценке Погосяна-Нортропа в ближайшие пять лет на западе должны были появиться первые реактивные самолёты, а до этого времени эра поршневых машин создаст свои последние шедевры. Появление реактивной авиации у капиталистов никого из окружения мага не пугала, поскольку пришельцы уже имели в своих арсеналах значительное количество подобных машин. Вот только воспроизводить их в ближайшее время в местных условиях не имелось никакой возможности. Основной проблемой Советского Союза совет экспертов при маге назвал проблему отсутствия квалифицированных кадров и необходимого оборудования.

— Лаврентий, мы не можем передать вам многие технологии, потому что вы на своих заводах не сможете их даже скопировать, — сказал на вчерашнем совещании в узком кругу Торм-Трувор. — Тот же многоцелевой самолёт «Триумф» создан из материала, которого здесь просто нет. Решение технической проблемы — отсутствия необходимого оборудования — потребует создания в стране совершенной отрасли станкостроения. По нашим меркам, на данный момент станкостроение у вас находится в зачаточном состоянии. Если нам не помешают, то в ближайший год положение изменится в лучшую сторону. Тогда мы сможем производить станки, с помощью которых выведем моторостроение на более высокий уровень. И только потом можно будет копировать нашу сухопутную технику и большую часть авиации. А пока будем работать с тем, что создают ваши мужики. Поверь, они сделают отличные машины.

Говоря это, адмирал имел в виду только что прибывшие из Харькова и Ленинграда образцы новых танков. Просмотрев сопроводительные технические характеристики, члены совета утвердили оба проекта. Теперь дело за заводчанами.


Берлин. Двадцать девятое октября

Волна возмущения и жажда отмщения захлестнули Германию. Газеты на первых полосах публиковали огромные заголовки, дикторы на радио захлёбывалось гневными призывами. Ведомство Геббельса умело и тщательно дирижировало общественным мнением, раздувая ненависть населения к Франции. Повод был. И очень значительный: гибель нескольких германских моряков и фактическая потеря крейсера «Граф фон Шпее». Эту трагедию для близких погибших фашистский режим превратил сначала в общенациональный траур, а затем в средство достижения своих целей. В обществе нагнеталась атмосфера страха перед Францией, постоянно звучали призывы к мести. Посольство Франции завалили нотами протеста и письмами с угрозами в адрес сотрудников. Официальные извинения Парижа в Рейхе восприняли очень холодно.

Волна раздражения и возмущения захлестнула фюрера и верхушку Рейха. Источником этого раздражения стала отнюдь не Франция и злополучный «Шпее», а Россия. С Францией всё было ясно — она станет следующей жертвой непобедимого Вермахта и разделит участь Польши. А вот Россия… Русские категорически отказались поделиться с Германией технологиями из будущего, русские отказались значительно увеличить товарооборот между странами. Фон Шуленбург безрезультатно провёл три встречи с Золотым и сделал окончательный вывод: Россия не считает нужным делиться своей удачей с остальным человечеством, а русские даже не желают обсуждать справедливое распределение своих богатств. Это в корне противоречило цивилизованным понятиям о дружбе и сотрудничестве между народами. Обо всём этом граф фон Шуленбург доложил в Берлин.

Гитлер мгновенно осознал, что дальнейшее мирное существование в Европе Советской России и западной цивилизации невозможно. С этим согласились Геббельс, Гиммлер, фон Риббентроп, Геринг. Военное столкновение интересов с Россией стало неизбежно. Но сначала необходимо нарастить достаточный военный потенциал Рейха, приобрести союзников, потренироваться на соседях. Внезапное возникновение инцидента на море с Францией немецкое руководство восприняло как дар богов и провидения. Вот та цель, которая станет разминкой для армии и трофеем для народа. Оставалось только найти союзников для предстоящего похода на Восток.


Кубинка. Тот же день

— Григорий Иванович, какие у вас впечатления после испытания этих миномётов? — первым выбравшись из блиндажа, Грабин повернулся к Кулику. — Лично для меня очевидна необходимость разработки и принятия на вооружение этих систем. Этот вопрос я поставлю перед руководством страны прямо сегодня.

— Василий Гаврилович, вы же знаете, что нам опять на это ответят, — поднимаясь на бруствер и направляясь к машине, Кулик окинул взглядом батарею реактивных миномётов пришельцев на базе БТР-15.

— Знаю, Григорий Иванович, — отозвался быстро идущий к машине нарком вооружений, — но необходимо немедленно начать копирование реактивного снаряда крупного калибра. А это означает длительный процесс разработки соответствующего оборудования и технологической цепочки. Поэтому решение надо поднимать сейчас, и быстро составлять список привлекаемых к работам людей.

«И за что мне такое наказание, — в который раз взмолился про себя Кулик, — как хорошо было раньше. А сейчас: езжай туда, присутствуй там, наори на тех. Когда всё это закончится?»

Примерно о том же зачастую думал Грабин, разжёвывая недалёкому генералу прописные истины. Новоиспечённый нарком никак не мог взять в толк, зачем к нему назначили одним из заместителей Кулика. Тем не менее приказу Верховного Грабин подчинился и теперь был вынужден постоянно выдавать генералу очень подробные инструкции и задания. Надо честно сказать, что Кулик старательно исполнял свои новые обязанности, чётко следуя установкам начальства.

— Лаврентий Павлович, я знаю, что Кулик не гений и даже не умник. Но надо дать человеку возможность поработать в команде профессионалов, может, чему-нибудь и научится у Грабина. Разжаловать и выгнать из армии мы его всегда успеем, — ответил Верховный на возражения Берии в связи с назначением Кулика на должность одного из замов Грабина. Берия решил не спорить, благо своих дел невпроворот.

Вот и мотался Григорий Иванович по заводам и полигонам, немедленно докладывая Грабину обо всех новостях на местах. Постепенно Василий Гаврилович стал привыкать к тому, что вместо себя может послать авторитетного генерала, и тот наведёт на местах необходимый порядок. С помощью средств связи потомков совсем несложно решать все вопросы на местах, а Кулик выполнял роль «таранного бревна».

Ещё одним замом наркома стал его прямой конкурент в создании артвооружений — Петров. Верховный приказал работать в духе здоровой конкуренции, и Петрова завалили работой по организации производства малокалиберных зенитных пушек. Чтобы не создавать неразбериху, ГАУ установило два стандартных калибра для зенитных скорострелок: 23 мм и 40 мм. По большому счёту, необходимо только скопировать зенитные автоматы пришельцев и начать их серийное производство.

Верховный удивил всех своим решением прекратить производство зенитных орудий калибра 76 мм и 85 мм. Торм-Трувор лично объяснил Грабину, что радиолокационные взрыватели пришельцы устанавливают в боеприпасы калибром не менее 100 мм. Проще говоря, зенитная артиллерия переходит на снаряды с радиолокационным взрывателем, производство которого вскорости начнётся, и пушки более малого калибра снимаются с производства. Грабин возражал до тех пор, пока его не познакомили с одной из перспективных идей пришельцев по строительству ПВО страны. А заодно и с реактивными миномётами.

Реактивные системы залпового огня калибра 82 мм и 132 мм пришельцы применили против Красной Армии, только с боеприпасами «сонного дыма». Сейчас участвующие в показательных стрельбах в Кубинке советские командиры мысленно поблагодарили товарища Сталина за мудрость и заключение мира с потомками. Если 82-миллиметровый реактивный миномёт на шасси БТР-10 своим огневым воздействием чем-то напоминал советские эрэсы, превосходя те точностью и дальностью стрельбы, то «работу» 132-миллиметровой системы встречали аплодисментами.

Кулик вылез из машины вслед за Грабиным и принялся осматривать то, что осталось от мишеней. В качестве мишеней была использована старая списанная техника, отрыты окопы полного профиля, построены блиндажи и даже небольшой домик. Да, попавшим под удар этого монстра не позавидуешь.

— Обратите внимание, Григорий Иванович, на радиус разлёта осколков, — опять взялся за своё Грабин, рассматривая разбросанные прямым попаданием 132-миллиметрового снаряда обломки танка МС-1. — Эта система превосходит наши перспективные разработки по дальности раза в полтора, а если сказанное Кассием (имя техника-инженера пришельцев) правда, то и это ещё не предел.

— Василий Гаврилович, я полностью с вами согласен. — Кулик остановился возле башни бывшего танка. — Но пока нам придётся дорабатывать наши родные эрэсы. В том числе и калибра сто тридцать два миллиметра. Вот на этом и стоит сосредоточить все имеющиеся инженерные силы.

— Сосредоточим, — задумчиво произнёс Грабин, рассматривая поднятый с земли осколок. — А если увеличить калибр реактивной установки дюймов до восьми, то получим прекрасное средство поражения ближних тылов противника. В этом случае батарея реактивных миномётов по эффективности примерно равна полку ствольной артиллерии. Это же какая экономия материала и времени в стране получится, как думаете, Григорий Иванович?

Кулик вздохнул и направился к холмику дота, амбразуры которого завалило землёй в результате близкого разрыва реактивного снаряда. В проходящей за дотом траншее генерал осмотрел манекены и выставленное на позиции стрелковое оружие. Находись здесь личный состав противника, у врага не было бы никаких шансов уцелеть.

Сейчас инженеры пришельцев бились над проблемой изготовления необходимого станочного парка, без которого не представлялось возможным копирование двигателей реактивных снарядов. Советские товарищи вели параллельные работы над собственными эрэсами, которые должны вскоре поступить на вооружение.


Москва. Тот же день

— Проходите, Виталий Андреевич, присаживайтесь. Если не возражаете, я угощу вас чаем с печеньем, — широким жестом товарищ Золотой указал на стоящий на подносе самовар, чашки, блюдца с вареньем, вазы с печеньем.

— Товарищ Грачёв, у руководства страны имеется к вам очень серьёзное предложение, — с удовольствием глотнув душистого чая, перешёл к делу маг. — Мы с товарищами изучили состояние моторостроения и автомобильной промышленности в стране и пришли к крайне неутешительным выводам: автостроение не соответствует мировому уровню и не в состоянии обеспечить Красную Армию надлежащим количеством качественного автотранспорта. Учитывая развитость и состояние автодорог страны, это является очень большой проблемой. Поэтому мы приняли решение создать Наркомат автостроения, а на должность наркома мне рекомендовали вас. Что скажете?

— Товарищ Золотой, это очень неожиданное предложение, — почесал переносицу Грачёв. — Мне бы хотелось подробнее узнать о своих будущих служебных обязанностях. Какие полномочия у меня будут на этой должности? Какие предприятия отойдут в ведомство нового наркомата?

— Логично. Нет смысла предлагать кота в мешке. — Маг поставил чашку с чаем на стол. — В первую очередь, ваши полномочия будут сравнимы с возможностями товарища Грабина. Соответственно и ответственность на вас будет огромная. Во-вторых, вы будете заниматься разработкой стратегии автостроения в стране, строить новые предприятия по выпуску новых машин. В-третьих, к наркомату отойдут все автомобильные производства страны, а также часть моторостроительных заводов. Вам придётся тесно сотрудничать с танкостроителями, поскольку для новых танковых частей будут необходимы дизельные грузовики. Вам придётся мобилизовать все конструкторские кадры страны. Скажу сразу, уже через год на всех работающих автозаводах необходимо начать производство вновь разработанных с учётом выданных техзаданий автомашин. Весной необходимо начать строительство новых автозаводов. Естественно, мы вам поможем в решении технических проблем и во всех остальных вопросах.

— Я… Я согласен, — тихо проговорил Грачёв. — Когда и с чего мне начинать?

— Прямо сейчас и начнём, — доставая увесистую папку, мило улыбнулся маг. — Здесь Указ о создании наркомата, список отходящих к наркомату предприятий, структурно-организационные документы, некоторые технические документы. Мы прекрасно понимаем, что за небольшой промежуток времени тяжело создать мощную автопромышленность, разработать и запустить в производство новые модели. Поэтому мы передаём всю необходимую для копирования наших образцов техническую документацию. Как вы, наверное, заметили, у нас не так уж много марок автомобилей. Лёгкий разведывательный джип М-1, более крупный грузо-пассажирский М-2, двуосный грузовик М-10, трёхосный М-15. Все остальные машины построены на их базе. В том числе и бронетранспортёры БТР-10 и БТР-15. Да, все наши машины имеют повышенную проходимость. Вы начнёте с копирования всех наших грузовиков.

— Вы упомянули о строительстве новых автозаводов, — сказал Грачёв. — В каких городах страны размещать новые производства?

— Давайте подумаем. — Маг обернулся к висящей на стене карте страны. — Ленинград — крупный промышленный центр северо-запада, в нём вполне по силам создать новое производство. Ярославль — расширить уже существующее. Минск, хорошо бы Киев, в районе Днепропетровска, Таганрог, Брянск. Далее — где-нибудь в глубоком тылу, на Урале, в Сибири. Миасс, Барнаул. После этого — пару заводов по сборке на Дальнем Востоке. Ну, и не стоит забывать о модернизации уже существующих производств. Со строительством мы также вам поможем. Имейте в виду, Виталий Андреевич, для успешной обороны родины Красной Армии необходимо иметь миллион грузовых автомобилей.

ГЛАВА 10


Лондон. Первое ноября

Стоило Черчиллю уснуть после выпитой им лошадиной дозы коньяка, как его разбудили к телефону. Гибралтар подвергся массированному удару с воздуха, погибли почти все корабли в гавани, разрушена значительная часть инфраструктуры порта. Но самое страшное заключалось в другом. Авианосное соединение русских вошло в Средиземное море. Это — начало катастрофы. Ещё вчера русские заблокировали судоходство в Аравийском море и у берегов Индии, и вот сегодня добрались до главной транспортной артерии союзников. Где там ещё коньяк?

Едва голова принявшего очередную дозу «лекарства» премьера опустилась на подушку, вновь зазвонил этот проклятый телефон.

— Уинстон, это конец, русские в Средиземном море, — зазвучал в трубке истерическими нотками голос Лебрена, — их авианосец идёт к Тулону. Все наши конвои попрятались в ближайших портах. Франция не в силах остановить русскую эскадру. Мы проиграли эту войну.

— Послушайте, нам необходимо продержаться хотя бы ещё немного, чтобы сохранить лицо и заключить не настолько позорный мир. — Черчилль говорил то, что раньше боялся высказать вслух. — Русские ещё не одержали решительную победу, и нам рано выкидывать белый флаг.

— Нет. Франция ввязалась в эту авантюру только из-за союза с Англией, и мы дальше воевать не можем. Я не знаю, откуда у русских настолько много сил, но они раздавят остатки наших флотов и полностью лишат нас связей с колониями. Завтра я обращусь к русским с предложением заключить перемирие. Надеюсь, что русские не выдвинут предельно жёстких условий. С Финляндией они поступили очень мягко.

После нескольких минут уговоров Черчилль понял, что переубеждать француза бесполезно, и попрощался с ним. Кое в чём Лебрен прав: русские заключили мир с финнами на очень выгодных условиях для побеждённых. Если военные не в состоянии победить, в войну вступают дипломаты. А годика через два следует подумать о реванше. Да и с Гитлером можно заключить союз против русских. По имеющейся у Черчилля информации, русские ответили категорическим отказом на просьбы Германии поделиться технологиями из будущего. Отказ привёл фюрера в бешенство. Если тонко сыграть с немцами и повернуть эмоции Гитлера в нужное русло, то никакие потомки русским не помогут. Конечно, Гитлер может запросить себе приличный кусок русского пирога, но и этот вопрос решаем. Рузвельт однозначно дал понять, что непредсказуемое усиление России вредит всем тем, кто правит миром, и русских надо уничтожить. Осталось найти таранное бревно для сокрушения России.

Черчилль ещё не знал, что через три дня русские перережут британские торговые пути в Атлантике. Захватившее португальские острова соединение получит подкрепление, что даст возможность Лисову-Кантину сформировать три ударных группы. В каждую группу войдут авианосец, два крейсера и пара-тройка эсминцев. Линкор «Императрица» в постоянной готовности встанет на дежурство в бухте Минделу. В городе Минделу появится новый гарнизон в виде бригады лёгкой пехоты пришельцев, а на обратных скатах прибрежных холмов, на островах Санту-Антуан и Сан-Висенте, займут позиции советские гаубичные батареи. Русские придут всерьёз и надолго. Ещё через неделю Дакар и Фритаун каждую ночь станут ожидать налёта русской палубной авиации. Вкупе с катастрофой в Ираке это всё заставит англичан запросить мира.


Иран. Третье ноября

С самого утра генерал Жуков находился в приподнятом настроении. В этом не было ничего удивительного, так как войска под его командованием поймали в мешок значительные силы союзников. После того разговора с Василевским Георгий Константинович высоко оценил стратегический замысел Генштаба и решительно взялся за его осуществление. Надо сказать, что сил для воплощения планов Генштаба у Жукова с каждым днём становилось всё больше и больше. Почти каждый день прибывали новые авиаполки, все дороги из Союза запрудили колонны военной техники, не было проблем со снабжением. А главное, придя с юга в Аравийское море, флот распугал англичан. Конвои с британскими колониальными войсками больше не рисковали выходить в море, а разведка констатировала падение боевого духа в некоторых частях союзников на фронте. Вслед за появлением советского флота на Средиземном море снабжение войск и переброска подкреплений превратились для союзников в неразрешимую задачу.

Сейчас Георгий Константинович с интересом наблюдал за работой связистов из взвода ахрамцев, которые устанавливали видеомост с двумя находящимися в море авианосными группами. Одна из них пересекала Средиземное море, двигаясь к берегам Египта и Сирии. Вторая пиратствовала в Аравийском море, угрожая вторжением в Персидский залив. По указанию Генштаба Жуков должен был в дальнейшем согласовывать свои действия с деятельностью этих двух авианосных групп. Ага, вот на одном плоском экране появилось изображение стоящего на ходовом мостике человека в экзотической для Жукова форме. Взгляд адмирала переместился на Георгия Константиновича, вызвав у того порыв встать по стойке «смирно».

— Здравствуйте, товарищ Жуков, — с акцентом поздоровался русоволосый здоровяк с типично нордическим типом лица, — я — Райнаар Вильмунд-Коваль. С этого момента мы работаем сообща. Моя группа уже в Средиземном море, и завтра я пройду мимо острова Мальта. С момента нашего прохода Гибралтарским проливом французский флот в море не показывался, и мы не встретили ни одного военного корабля. По данным авиаразведки англичане отводят лёгкие силы в район Суэцкого канала. Думаю, скоро мы их запрём в Красном море.

— Размечтался. Мы с начала войны уже столько спланировали, что можно издать фолиант из одних только планов, — произнесло на включившемся втором мониторе изображение нового персонажа. — Квинтий Нортон-Майоров, а вы, как я понимаю, Георгий Константинович?

Невысокий толстячок с располагающим лицом с улыбкой ожидал реакции генерала. Жуков немного помедлил, решая, как к адмиралам обращаться. Не являясь подчинённым пришельцев, Жуков решил держаться с морскими командующими на равных.

— Совершенно верно, Георгий Константинович. — Жуков с интересом рассматривал человека, о котором сами пришельцы отзывались только в уважительном тоне. — Можно товарищ Жуков, если официально.

— Ну что вы, не до официоза нам, — заразительно рассмеялся Нортон-Майоров, — впереди столько дел, что начинать дружить надо прямо сейчас. Жаль, что возможность посидеть в хорошей компании и вспомнить о славных победах появится только через какое-то время, а не прямо сейчас.

— Вы так уверенно говорите о победе, — улыбаясь, заметил Жуков, — словно она уже у нас в кармане. Между тем, противостоящие моим дивизиям силы союзников всё ещё представляют серьёзную угрозу. Возможно, подкреплений они скоро и не получат, но боеприпасов и топлива у них ещё достаточно. И воевать они ещё не расхотели.

— Очень скоро мы подорвём их боевой дух, — вполне серьёзно произнёс белокурый викинг, адмирал Вильмунд-Коваль. — Как только моё соединение выйдет на траверз Крита, к нам присоединится часть сил Черноморского флота. По плану у нас высадка морского десанта в Сирии, разгром Александрии, прекращение судоходства в Суэцком канале.

— Ну вот, мне теперь и удивить нечем Георгия Константиновича, — притворно возмутившись, развёл руками Нортон-Майоров, — а так хотелось это сделать. Если серьёзно, то уже сейчас Малабарское побережье Индии находится в дальней блокаде, завтра совершим воздушный налёт на Карачи. «Альдейгу» и «Сокола» я послал в Персидский залив, где они огоньком поддержат ваше наступление.

— Простите, товарищ адмирал, кто такие «Альдейга» и «Сокол»? — поинтересовался Жуков. В разговоре возникла пауза.

— Похоже, вам не прислали справочник по новому советскому флоту, — мгновенно догадался Вильмунд-Коваль, — и не вам одному. Слава Всевышнему, от дружественного огня мы ещё потери не несли. «Альдейга» — это тяжёлый крейсер, помощнее старых советских линкоров, а «Сокол» — лёгкий авианосец на сорок «птичек». Этих сил вполне достаточно для наведения порядка в Персидском заливе.

— Если ваша разведка располагает информацией о приоритетных целях на побережье залива, немедленно информируйте нас, — высказал как приказ свою просьбу Нортон-Майоров. — Вместе мы зажмём союзников в тройные клещи. И авиацию Райнаара не надо оставлять без дела. Сообщайте ему сразу все разведданные по пунктам перевалки грузов в Сирии и Ливане.

«Однако этот толстячок умён, проницателен и удачлив, — вихрем пронеслись мысли в голове Жукова, — вон он как пошустрил у берегов Австралии. Один, без поддержки. Склонен к риску, просчитывает на несколько ходов вперёд».

— Я со своими силами блокирую побережье Палестины, — проведя рукой по гладко выбритому подбородку, прогудел Вильмунд-Коваль, — для этого с лихвой хватит трёх моих авианосцев. Временная база флота будет в бухте Суда на Крите. Туда пойдут черноморские конвои с десантом и обеспечением. Что произойдёт после этого с союзниками, вы и сами понимаете. Точное время совместных ударов мы согласуем позднее, после выхода всех эскадр на исходные позиции.

После этого видеосовещания Жуков развеял остатки своих сомнений насчёт предстоящего наступления. У союзников не оставалось выхода из ловушки междуречья. Разгром экспедиционных сил капиталистов неизбежен. Остановить его могло только перемирие с Советским Союзом. Пойдут ли буржуи на такое унижение?


Ирак. Пятое ноября

— Тарищ лейтенант! Слева сзади пара англичан! — Отчаянный вопль стрелка окончательным приговором ворвался в уши Никонова. — Пытаются зайти снизу!

— Спокойно, Коля! Как только сможешь — стреляй! Патронов у нас много, на всех хватит! — Лейтенант Никонов как мог подбадривал стрелка, улыбчивого весёлого парня из Рязани. Появление на хвосте истребителей противника оказалось третьей и, видимо, последней неприятностью в этом вылете. Двумя первыми стали разбитый правый мотор СБ и ранение в плечо и бедро штурмана. Рация тоже накрылась, вероятно, повреждённая пулемётной очередью британского истребителя.

Для поддержки с воздуха общего наступления советских войск на южном фронте командование ВВС Красной Армии стянуло десятки авиаполков со всех округов страны. Среди них был и бомбардировочный авиаполк, в который недавно прибыл вновь испеченный лейтенант Пётр Никонов. Буквально сразу после прибытия лейтенанта авиаполк совершил перелёт в Иран, с территории которого предстояло летать на бомбёжку английских войск в Ираке.

Первый боевой вылет для Никонова становился и последним его вылетом вообще. Уйти от двух англичан на повреждённой машине не оставалось никаких шансов. Прыгнуть с парашютом Никонову не позволяла совесть, так как это означало оставить в самолёте раненого штурмана, гармониста, по которому млели все девчонки там, дома.

— Кирилл! Как кровь?! Остановил?! — Пётр опасался, что штурман потеряет сознание и незаметно истечёт кровью. — Не молчи! Отвечай!

— Да, Петя, всё нормально… Уже перевязал ногу… Ничего страшного там нет… — Голос штурмана был слабым, но спокойным. — Ты не волнуйся, веди машину… А я буду вокруг посматривать…

В ожидании доклада стрелка об атаке истребителей в мозгу лейтенанта пронеслись события пятиминутной давности. Девятка СБ шла на Басру, когда откуда-то снизу справа вынырнула тройка «Гладиаторов». Самолёт Никонова шёл в последней тройке, которая и подверглась атаке истребителей. Похоже, англичане удачно попали только по самолёту лейтенанта. Поскольку впередиидущие и соседние машины как ни в чём не бывало продолжали полёт. И даже угостили англичан свинцом. Один из «Гладиаторов» задымил и ушёл в сторону со снижением. Остальные куда-то быстренько свалили, не решившись атаковать во второй раз. Сейчас Пётр не сомневался, что они просто подождали, когда он отстанет от группы и станет лёгкой добычей.

Англичане не знали о последнем категоричном приказе Рычагова по бомбардировщикам: в случае повреждений самолётов, ранений экипажа немедленно сбрасывать бомбы и уходить домой. Если нет возможности дотянуть до аэродрома — идти на вынужденную, прыгать и оставаться в живых. Поговаривали, что Рычагов выразился так: «Кто по глупости посмеет погибнуть, того сам прибью». Пётр решил на одном моторе тянуть до дома. Бомбы сбросили, исходя из приказа. Англичане же решили не связываться с группой и, разобравшись в ситуации, погнались за подранком.

— Щас я вас, гады! — Голос стрелка вернул лейтенанта в действительность. — Куда?!

— Что там, Коля?! — До хруста шейных позвонков повернул голову Никонов. — Где они?!

— Ах, гады, с другой стороны заходят! — Новый возглас стрелка заставил лейтенанта ещё раз молниеносно повернуть голову. Долгую долю секунды лейтенант вглядывался в незнакомые формы самолёта.

— Нет! Коля! Отставить! Это — свои! — В какой-то миг Пётр узнал эту машину, единожды виденную на картинке в штабе полка.

— Какие свои, тащ лейтенант?! Откуда?! — Взволнованный голос стрелка был полон недоумения и тревоги.

— Наши! Потомки! Посмотри налево! — срывая голос, закричал лейтенант.

Два «Гладиатора» безуспешно пытались уйти на виражах от палубников. Немного поиграв в кошки-мышки, «Триумфы» сбили англичан и подтянулись к СБ.

Пётр жестом показал, что рация разбита, и он не может говорить. Пилот ближайшего справа палубника снял очки и жестами предложил Никонову идти на вынужденную посадку. Лейтенант отрицательно мотнул головой. Начался диалог глухонемых.

Наконец пилот «Триумфа» кивнул головой, что-то произнеся в микрофон. Левая пара палубников синхронно качнулась и отвалила в сторону. Второй «Триумф» пристроился справа от СБ. Его пилот, также на минуту сняв очки, с опаской взглянул на стрелка — рядового Колю Фетисова.

— Тащ лейтенант! Так откуда они взялись?! Таких же нигде рядом с нами не было. — Похоже, стрелок никак не мог отойти от нервного напряжения, и его надо было чем-то срочно занять.

— С авианосца, Коля, с авианосца. Это — палубники… Ты давай, пойди помоги Кириллу. Что-то он замолчал. Похоже, потерял сознание… Нам ещё лететь и лететь…

Аэродромная команда и зенитчики очень удивились, увидев заходящий на посадку СБ в сопровождении невесть откуда взявшихся самолётов. Зенитчики на всякий случай развернули свои «максимы» в сторону чужаков. Впрочем, ненадолго. Присмотревшись к гостям, комполка отменил тревогу. СБ сел аккуратно, к нему помчались машины и люди. «Триумфы» зашли повторно и, почти зависнув над полосой, сели на самом краю поля. Комполка оценил: не хотят перекрывать полосу, если появится ещё кто-нибудь поврежденный. Из чрева первого палубника показался пилот в ярком оранжевом одеянии. Первым делом он скинул с себя это одеяние, оказавшееся спасательным жилетом. Сняв лётный шлем, направился к группе советских товарищей во главе с комполка. За ним направился и пилот второй машины.

— Первый лейтенант Павлов-Олафсон, командир звена, рейдер «Сокол», — мягким баритоном представился нежданный гость командирам бомбардировочного авиаполка. — Вынужден попросить вас заправить наши машины топливом. Так получилось…

Комполка уже набрал воздуха в грудь, собираясь вскинуть ладонь к фуражке и назвать себя, как его взгляд упал на второго пилота пришельцев. Тот подошёл, встав рядом, стянул шлем с головы, густые светлые волосы рассыпались по плечам.

— Первый лейтенант Павлова-Олафсон, ведомый командира звена, рейдер «Сокол», — высоким звонким голосом представилась гостья, иронично глядя зелёными глазами на застывших в ступоре советских командиров.


Берлин. Пятое ноября

Выдержать буравящий взгляд фюрера адмирал не смог и отвёл глаза в сторону. И зачем несколько дней назад он высказал своё мнение? Гитлер был в плохом настроении и запомнил прогнозы главы Абвера по развитию стратегической обстановки в мире на ближайшее время.

— Канарис! Вы абсолютно некомпетентны в вопросах политической разведки! — На сегодня фюрер нашёл козла отпущения и останавливаться не собирался. — Ваш прогноз недельной давности был основан исключительно на догадках и домыслах! Французы запросили перемирия у Советов! Почему мы узнаём об этом не из ваших агентурных каналов, а из передач московского радио? Может, вы устали и хотите отдохнуть? Или желаете сменить профиль работы? Германия найдёт вам местечко в своём растущем флоте.

Присутствовавший на совещании у фюрера Геринг ехидно улыбался. Он был уверен ещё тогда, что русские обязательно войдут в Средиземное море. Они и вошли, вынудив Францию начать мирные переговоры и поставив войска союзников в Ираке на грань катастрофы. Остальные вершители судеб Рейха молчали. Зачем попадать под горячую руку фюрера?

— Успешные действия русского флота в очередной раз доказывают необходимость строительства Германией собственного океанского флота. Германии нужны авианосцы и линкоры. Я интуитивно чувствую необходимость строительства авианосных эскадр, а гросс-адмирал Редер тормозит строительство и проектирование авианосцев, — сверкая глазами, переключился на другую цель Гитлер.

— Мой фюрер, строительство первого корабля данного класса не отстаёт от графика, второй корабль также уже заложен на стапеле. К лету сорок первого года в составе флота Германии будет боеготовый корабль с полноценной авиагруппой. Ещё через год в состав Кригсмарине войдёт ещё один корабль этого класса, — ответил на явно несправедливое обвинение в свой адрес гросс-адмирал.

— Вот! Типичный пример тугодумства и неумения видеть дальше собственного носа! Большевики имеют полтора десятка авианосцев, а гросс-адмирал Редер радуется двум! А что произойдёт, если большевики захотят напасть на Рейх? Мы можем что-нибудь противопоставить этим гигантам? А линкоры? Наши новейшие линкоры, ещё не войдя в строй, уступают русским по всем параметрам! — Гитлер схватил стопку фотографий со своего стола и затряс ими перед Редером. Фотографии были недавно сделаны агентами гестапо на Островах Зелёного Мыса и изучены экспертами Гиммлера. Очередной провал ведомства Канариса.

— Мой фюрер, достоверных сведений о русских кораблях никто не имеет, поэтому нельзя что-либо судить о них по фотоснимкам. Существует ряд технических характеристик, без которых невозможно сказать что-либо конкретное. Добывать правдивую техническую документацию на эти и другие русские секреты — это работа разведки, а не флота. — Редеру очень не хотелось подставлять Канариса, но не было другого выхода.

— Дармоеды! Вы только и умеете перекладывать всю ответственность на плечи других! Я вынужден за вас делать всю вашу работу! Фюрер стоит во главе нации и должен думать о будущем Рейха, а не сидеть за чертежами и не в шпионском платье воровать русские секреты! — не на шутку разбушевался Гитлер.

Глядя на экзекуцию флотоводцев, Геринг испытывал наслаждение. Вот уже два месяца вся верхушка Рейха только и талдычит о флоте. Все как-то позабыли о том, что в русском флоте основной ударной силой является авиация. Именно благодаря авиации русские одержали почти все последние громкие победы на море. И в начавшемся разгроме союзников в Месопотамии первую роль также играет авиация. В Люфтваффе чётко осознали эту новую доктрину ведения боевых действий. А вот Гитлер, похоже, ещё не осознал. Иначе перестал бы строить эти дорогие и почти бесполезные игрушки-корабли и сосредоточился бы на создании исключительно воздушного флота. Сейчас у Германии был один серьёзный козырь перед Советами: реактивный двигатель. Геринг надеялся, что у пришельцев нет ничего подобного. Основанием для этого служили разведданные из различных источников и отсутствие каких-либо доказательств обратного.


Ирак. Шестое ноября

— Сидорчук! Опять! — Отдав команду начать движение, лейтенант Петров узрел вчерашнюю картину: десяток негров в форме цвета хаки бежали за полуторкой.

— А ну стой, тормози! — рыкнул лейтенант, спрыгнул с брони танка и порысил к полуторке.

— Я тебе вчера запретил навьючивать африканцев дровами! А ты опять за своё. Ты не старшина, а рабовладелец какой-то!

— Вот станем на ночёвку, вы, товарищ лейтенант, сами спасибо скажете, — перешёл в наступление тёртый временем хитрый старшина Сидорчук. — Где в этой Африке дрова взять, у местных отбирать? Так особист запретил их даже пальцем трогать. А сколько ещё нам наступать и сидеть на сухомятке, никому не известно.

— Отставить разговоры! — Петров прекрасно понимал логику действий старшины, но смириться с эксплуатацией порабощённых африканских товарищей не мог. Не позволяло советское воспитание. — Мы в Азии, а не в Африке. И особист у нас толковый. А наступать будем до приказа командования: «стой». Ты лучше скажи, Сидорчук, ты негров сегодня кормил?

— Так чего их кормить, если они ещё не заработали, — от возмущения старшина ажно весь надулся, — вот встанем в полдень, и покормлю. Вы, товарищ лейтенант, вспомните, что мы их с винтовками в руках взяли.

Память услужливо подсказала Петрову, что сегодня раннее утро третьего дня наступления. Позавчера вечером взвод захватил пленных — десяток негров, которые сложили винтовки перед направленной на них пушкой танка Т-26. У лейтенанта не было возможности выделить бойцов и отконвоировать пленных в тыл. На счету каждый штык. Неграм кое-как растолковали: камрад, мол, следуй за нами, и пошли дальше. Точнее — поехали. Бойцы облепили «двадцать шестые», напихались в единственную полуторку, и взвод двинулся дальше. Для Петрова так и осталось загадкой, когда Сидорчук успел навьючить негров дровами и где он раздобыл сами эти дрова. Но когда взвод встал на ночной привал, из сумерек вынырнула небольшая цепочка бегущих с вязанками хвороста чернокожих.

Как потом выяснилось, негры были кенийцами, и их батальон из состава английского Африканского корпуса был рассеян атаками с воздуха. Те, кто уцелел после бомбёжек, просто разбежались во все стороны малыми группами. Одна такая группа и попалась навстречу взводу Петрова. Сам взвод сейчас был передовым отрядом второго эшелона наступающих советских войск. Полк, да и вся стрелковая дивизия, частью которой был взвод лейтенанта, занимали самый край левого фланга фронта. По сути, передовой отряд шёл с открытым левым флангом, да и на правом никого не было. Дивизия входила в состав сил внешнего кольца окружения.

В первом эшелоне шла кавалерийская дивизия из Средней Азии, усиленная танковой бригадой на бэтэшках. В первый день наступления разрыв между первым и вторым эшелонами составлял километров десять, вчера увеличился до пятнадцати-двадцати. И это несмотря на то, что Петрову отдали приданную роте тройку танков и полуторку. Теперь бойцы на собственном опыте познавали народную мудрость: лучше плохо ехать, чем хорошо идти.

Вчера один Т-26 сломался, и вместе с ним пришлось оставить миномётчиков с их 82-миллиметровой трубой. Выбирая между «максимом» и миномётом, Петров оставил пулемёт, который сейчас бойцы водрузили на крышу полуторки. Ещё имелись в наличии три «дегтяря», которые вместе со станкачом и составляли основную огневую мощь взвода. Танки тащили за собой небольшие прицепы с топливом и запчастями. Бойцы быстро оценили такую новинку и дополнительно загрузили прицепы запасом воды. Сломавшийся вчера танк тащил на своём прицепе миномёт и мины. Расчёт ехал на броне.

— Старшина, немедленно покормить африканских товарищей! Даю вам на это пятнадцать минут.

— Слушаюсь, товарищ лейтенант, — нехотя произнёс Сидорчук и полез в кузов полуторки. — А ну подходи жрать, товарищи негры. Товарищ лейтенант дал пятнадцать минут, и чтобы все успели.

— А вот интересно, товарищ лейтенант, как Сидорчук научился понимать этих негров? — Вопрос остроумного сержанта Остапенко немного разрядил ситуацию. Бойцы заулыбались.

— Ну, мы же, товарищ сержант, понимаем друг друга. Ты — украинец, Рахимов — таджик, Мирзоев — узбек, Сидорчук — русский.

— Да какой же он русский, товарищ лейтенант, он же, как хохол: всё тащит «до сэбе», других работать заставляет. Вон и негров дровами, как волов, нагрузил, — рассмеялся усатый здоровяк Остапенко.

— Зато как старшина хороший, — донёсся из кузова голос Рахимова, — с ним мы никогда не пропадали. И негров он правильно нагрузил. Они в нас стреляли, пусть теперь работают.

Петров намеревался немедленно рассказать бойцу Рахимову о недопустимости эксплуатации человека человеком, но точку в разговоре поставил Мирзоев:

— Ротный скачет. С ординарцем. — Орлиное зрение рядового Мирзоева никогда ещё не подводило товарищей. — А за ним две бронемашины едут. Наши.

— Так… Рахимов, я тебе потом объясню твои заблуждения и неправильные взгляды на жизнь. — Поднеся к глазам бинокль, Петров узнал бронемашины БА-20, рядом с которыми на трофейных лошадках скакали ротный и его ординарец.

Капитан Заславцев легко соскочил с лошади, бросив поводья ординарцу. Лейтенант строевым шагом преодолел разделявшие их метров двадцать выжженной солнцем земли.

— Товарищ капитан! Первый взвод второй роты… — начал было Петров.

— Вольно, Петров, не до того сейчас, — Заславцев уже достал из планшета карту и карандаш, — смотри вот сюда…

Командиры склонились над картой, вполголоса обсуждая какие-то детали. Солдаты, обострённым нюхом почуяв какие-то перемены, незаметно собрались и подобрались. Десяток пар глаз наблюдали за ротным. С другой стороны полуторки собравшиеся в кружок негры рубали завтрак.

— Давай, лейтенант, — убрал карту ротный, — за тобой весь полк идёт, но ты не лезь на рожон. Береги людей. Твой третий танк с миномётчиками уже километрах в десяти. Отремонтировались. Броневики с разведчиками пусти вперёд. Не попади в засаду в камышах у речки. А это ещё кто такие?

Обходя полуторку, ротный увидел жующих холодную кашу и сухари кенийцев. Рядом по стойке смирно замер Сидорчук. Он же отреагировал первым.

— Это пленные, товарищ капитан! Мы их к делу приспособили — дрова таскать. Бегом. Нет, быстрым шагом. За полуторкой.

— Ну, вы даёте! Пленных! Дрова таскать! — запрокинув голову, Заславцев заржал в голос. — Это ты придумал, Сидорчук? Кроме тебя некому… Ладно. Мне всё равно, а вы не загоните африканцев до смерти. Особисту проблем от вашей самодеятельности будет невпроворот. Петров, я не видел никаких негров, а ты обеспечь, чтобы и комбат их не увидел. Действуй.

Капитан вскочил в седло и пришпорил кобылу. Ординарец последовал за ним.

— Всё. Сидорчук! Заканчивай завтрак! А то вместе с неграми сам побежишь. Так опозорил меня… — Махнув в сердцах рукой, Петров направился к ближайшему броневику, у которого топтался его экипаж.

Через пять минут мотострелковый взвод двинулся вперёд. Часов в девять утра доехали до полуторки, одиноко стоящей на вытоптанной лошадьми земле. Водители-механики танков, осмотрев изрешечённый очередью мотор, махнули руками: ремонту не подлежит. Передние колёса полуторки также пострадали от пулемётного обстрела, поэтому впереди идущие кавалеристы и танкисты не стали возиться с машиной. Ещё через час доехали до места вчерашнего боя.

Метрах в трёхстах от раздавленных и расстрелянных трёх небольших британских орудий стоял одинокий БТ с открытыми башенными люками. Мотор разбит вдребезги, других повреждений нет. Как нет и пулемёта, и боеприпасов. Экипаж аккуратно разоружил подбитую машину. Чтобы местные не растащили. Вон и они. В километре виден небольшой посёлок, рядом в полях копошатся фигурки людей.

На бывших английских позициях раздетые догола тела убитых с характерными для сабель и шашек ранами. Некоторые явно попали под гусеницы танков. Но и их не поленились раздеть местные мародёры.

— Всё. Здесь ждём отставшие танк и миномёт. От этого посёлка кавдивизия взяла правее, поэтому мы сейчас передовой отряд. Наших впереди больше нет, поэтому смотреть в оба.


Ирак. Седьмое ноября

Сегодня Страна Советов отмечала праздник. Несмотря на усталость — двигались всю ночь — старший лейтенант Леонов пребывал в приподнятом настроении. Лёжа за небольшим валуном на пологом склоне, Леонов рассматривал в бинокль реку с грозным названием Тигр и забитый машинами и повозками англичан узкий наплавной мост. Точнее, собранными со всех концов Африки колониальными войсками. Чисто английских частей танкисты Леонова пока не встретили. Французских тоже.

— Товарищи танкисты. Поздравим Родину с праздником. Делами ратными и словами знатными! — Концом финки Леонов сделал несколько росчерков на плотном песке. — Я и сержант Чердынцев займём позиции здесь и здесь. Востриков, поддержишь пехоту. Сержант Исмаилов. Полуторку отогнать, солдат в цепь за валунами. Из этого кишлака, или как его там, могут полезть гости. Старший сержант Востриков поддержит тебя огнём. Расстреливаем переправу и дожидаемся подхода батальона. Броневик с докладом комбату я уже отослал. Вопросы?

БТ старшего лейтенанта втиснулся между склоном холма и небольшим бугорком. Башню пришлось повернуть на борт. Остальные машины и пехотинцы расположились левее, за накатанным полотном идущей к переправе грунтовки. Расстояние — пятьсот. Леонов открыл люки. Сейчас будет жарко.

— Огонь! — сам себе скомандовал старший лейтенант. — Семён! Осколочным! Заряжай! Огонь!

Среди тонкой цепочки разнокалиберных транспортных средств на середине моста вспыхнули несколько небольших пожаров. Пара БТ за три минуты подожгла больше десятка автомобилей на мосту и принялась за обстрел не успевших удрать с этого берега. Среди фонтанчиков разрывов метались десятки туземных солдат. В этот момент Леонов очень пожалел, что у его танка нет более мощного орудия. «Сорокопятка» по пехоте не впечатляла. Со стороны кишлака донеслись винтовочные хлопки, застучал пулемёт. БТ Вострикова пока в дело не вступал.

На противоположном берегу что-то мелькнуло вспышками, и вокруг танка разорвались первые снаряды. Калибр явно не маленький. А вот попасть в хитро поставленный в ложбинку танк, практически наблюдая только верхушку башни, с такого расстояния крайне сложно. Английские наводчики это быстро сообразили и переключились на машину сержанта Чердынцева. Тот немного промедлил и слишком поздно отдал приказ мехводу. В башню дёрнувшегося назад танка попал снаряд. Стремительный росчерк, и снаряд ушёл в рикошет. Оставайся БТ на месте, сейчас бы превратился в пылающий факел. Со стороны кишлака захлопала «сорокопятка» — Востриков вступил в бой.

— Всё! Уходим! Задним ходом! — Леонов не собирался зря рисковать жизнями своих парней и пехотинцев. — Семён! Осколочным! Заряжай!

Через двадцать минут за холмом подвели итог. Пехотинцы: пятеро ранены, из которых один серьёзно. Танкисты: контужены двое. Танк сержанта Чердынцева небоеспособен: башню заклинило, пройдя сотню метров, машина заглохла. Взяли на буксир.

А ещё через двадцать минут по прекрасно видному в утреннем небе дыму пожарищ на переправу вышла эскадрилья СБ. Очень огорчившая танкистов гаубичная батарея англичан получила сдачи от лётчиков. С праздником, Страна Советов!


Ирак. Седьмое ноября

Рано утром комбат вызвал к себе всех командиров рот и взводов. Позёвывая на ходу, с красными от недосыпания глазами, командиры заходили во двор глинобитной халупы, которая со вчерашнего дня служила штабом батальона. В отличие от других обитателей маленького посёлка, хозяева этого жилища сбежали, не дожидаясь подхода Красной Армии. Вероятно, сотрудничали с англичанами и испугались за свою жизнь. А может, по какой-то другой причине. Во всяком случае, бесхозный и безлюдный двор приглянулся комбату, и тот велел занимать его под штаб. Связисты быстро растянули по округе провода и настроили рации.

Заходя во двор и здороваясь друг с другом, командиры моментально замечали новые лица. Новые во всех отношениях. Возле дверей в халупу стояли трое военных в пятнистой военной форме без знаков различия, с множеством туго набитых карманов на таких же, надетых поверх формы, пятнистых жилетах. В облике этих людей всё смотрелось крайне необычно и загадочно. Даже вооружены они короткими винтовками диковинной формы. На проходивших мимо советских товарищей они смотрели с любопытством.

— Быстрее, товарищи, быстрее, проходите в избу, не задерживайтесь на перекрёстках, — высунувшись из дверей, подгонял командиров политрук батальона. — Всех поздравляю с праздником!

— Товарищи командиры, не надо толпиться в дверях, там нет ничего необычного. — Комбат Васильев явно не спал этой ночью и сразу перешёл к делу: — Я вас тоже поздравляю, праздничную дату отметим вечером. С этого дня к батальону прикомандирован представитель корпуса наших потомков, товарищ Гареев-Монгу. Звание у него немного необычное, «первый лейтенант», полномочия широкие. Остальное он вам сам всё скажет.

— Так точно, товарищ майор, сам скажу. — Невысокий человек азиатской внешности, в уже знакомой пятнистой форме, встал рядом со здоровяком Васильевым. До этого он как-то незаметно присутствовал в сторонке. — Ко мне можно обращаться «товарищ старший лейтенант», товарищам командирам так будет привычнее.

— Вот и хорошо, будем считать, что познакомились, — не стал разводить дипломатию комбат, — давайте к столу. Получать боевую задачу на сегодня.

Командиры склонились над крупномасштабной картой, на которой тщательно нанесены позиции англичан. Точнее, индийской пехоты английской армии. А может, ещё какой другой пехоты, которая остановила дальнейшее продвижение дивизии. Вчера батальон Васильева только каким-то чудом не попал под накрывший танкистов артобстрел, и почти не понёс потерь. Три сгоревшие полуторки и с десяток легкораненых не в счёт. Танкисты потеряли пять Т-26, и среди них были погибшие. Пехотинцам Васильева пришлось копать окопы в каменистой песчаной почве и готовиться к атаке возвышавшейся перед ними укреплённой высоты. До полуночи с помощью лопат и такой-то матери траншеи наконец-то отрыли, и солдаты забылись беспокойным сном. Командиры смогли покемарить только под утро. В штабе комбата вообще спать не ложились.

— Вот такой план, товарищи. Ничего другого мы больше не придумали. Зато на наш батальон будет работать целый гаубичный артполк, и полк СБ сегодня выполняет только наши заявки. — Васильев кинул на стол карандаш и повернулся к своим подчинённым. — Вопросы есть?

— Товарищ майор, а может, пойти на настоящий штурм, а не имитировать атаку? — задал вопрос командир третьей роты.

— Я тебе потом лично объясню, почему мы будем имитировать атаку, — политрук мгновенно вспомнил последний грозный абзац в приказе генерала Жукова. «Каждый ответственный за потери в личном составе понесёт персональную ответственность за свои приказы и распоряжения». — А если понадобится, целый день будем ходить в ложные атаки. Снарядов у пушкарей много, и бомбы лётчикам завезли. Много бомб.

— Бланки для допросов тоже завезли, — недобрым взглядом буравя желающего лезть на пулемёты старшего лейтенанта, вставил свои пять копеек особист.

— А правду говорят, что на флангах наши продвигаются, не встречая сопротивления, и англичане бегут во все лопатки? — немного разрядил обстановку опытный командир миномётчиков, переведя на себя прищуренный взгляд особиста.

Неожиданно для всех на вопрос ответил первый лейтенант:

— Бегут только на нашем левом фланге, в направлении Персидского залива, товарищ старший лейтенант. У них там изначально очень большой разрыв фронта. Из-за действий нашего флота к ним не поступают подкрепления. А на правом фланге наши танкисты уже вышли к Тигру. И там англичане дерутся хорошо, как и перед нами.

Советские командиры внимательно слушали сказанное первым лейтенантом, в очередной раз рассматривая всяческие прибамбасы из его амуниции. Особист очень недобрым взглядом окинул фигуру первого лейтенанта и промолчал. Он, как и комбат со всем штабом, уже были в курсе последних фронтовых известий. Сами же и выпытывали эти новости из внезапно прибывших из штаба дивизии гостей. А ещё первый лейтенант и его подчинённые оказались вне пределов полномочий сотрудников особого отдела. Данное распоряжение особого отдела штаба армии до сих пор не укладывалось в голове особиста, хотя и предписание он изучил, и со своим начальством на эту тему по телефону поговорить успел. Начальство чёткими и рублеными фразами дало понять: не твоего ума дело. Исполняйте, дорогой товарищ, свои прямые служебные обязанности и держите рот на замке. Проводная связь — штука ненадёжная, может прослушиваться врагом, поэтому покиньте линию.


Ирак. Седьмое ноября

— Товарищ подполковник, здесь к вам гости, — связной почему-то выделил голосом слово «гости», — из штаба армии.

— Иду, Иванов, уже иду, — не отрывая головы от артиллерийской стереотрубы, отозвался командир гаубичного полка, — зови гостей сюда. Я сейчас освобожусь.

— Кхм… Собственно, мы уже здесь, товарищ Филиппов, — раздавшийся рядом голос заставил комполка разогнуть спину и резко развернуться в сторону говорившего. Неужели опять по его душу? Чем он на этот раз провинился? Выпустил с утра уже три боекомплекта по позициям англичан? Так у него письменный приказ имеется: не жалеть матчасть и боекомплект. Громить врага силой оружия. И то и другое имелось в наличии на складах армии. Филиппов сам видел штабеля зелёных ящиков и доставленные из Союза новенькие гаубицы М-30.

Какое-то время они смотрели друг на друга: командир гаубичного полка подполковник Филиппов, бывший два года назад полковником и командовавший артиллерией дивизии, и офицер Триумвирата первый лейтенант Гареев-Монгу, в недалёком прошлом специалист по баллистике и траекториям полётов твёрдых тел в одном из университетов планеты Земля Открытий.

— Извините, товарищи, можно попросить ваши документы. — Филиппов быстро смекнул, кого занесло на его командный пункт, и пожелал соблюсти все формальности. — Какие ваши армейские звания и предписания? Как мне к вам обращаться?

— Пожалуйста, товарищ Филиппов, вот наши бумаги, — офицер в камуфляже переглянулся со своими сопровождающими и протянул подполковнику документы. — Первый лейтенант Гареев-Монгу. Можно просто «товарищ старший лейтенант». Это мои сопровождающие…

Изучая документы пришельцев (живых пришельцев!), бывший подпоручик царской армии Степан Фёдорович Филиппов краем глаза фиксировал действия полкового особиста. Тот появился сразу за гостями и притаился в сторонке, наблюдая за реакцией и поведением подполковника. Самка собаки! Не могли пришельцы пройти мимо него. Он же и организовал посещение пришельцами командного пункта полка. Сейчас подполковнику надо работать, а не организовывать приём проверяющим. Весь ход наступления зависит от артиллерии. И жизни солдат, между прочим. Уже все командиры и связисты глазеют на потомков. А обязаны наблюдать за врагом.

— Благодарю. Извините, товарищи, мне надо приступить к исполнению своих служебных обязанностей, — Филиппов протянул документы обратно. — Праздник Октябрьской Революции мы сможем отметить только вечером. Поймите меня правильно.

— Понимаем, товарищ Филиппов, — улыбнулся первый лейтенант, — если не возражаете, мы постоим здесь, в сторонке. Мы ведь тоже — при исполнении.

Через час подполковник Филиппов с удивлением узнал, что первый лейтенант очень хорошо разбирается в современной артиллерии. Через два часа — понял, что Гареев-Монгу высококлассный специалист по баллистике. А к вечеру Степан Фёдорович окунулся в атмосферу личного праздника: взгляды Филиппова и первого лейтенанта на проблемы развития современной артиллерии полностью совпадали. Оба прекрасно разбирались в баллистике и вопросах управления огнём артиллерии. Оба были сторонниками разработки гаубичных систем крупного калибра.

За обычной боевой работой незаметно пролетел день. Пехота заняла укреплённый район противника, перепаханный огнём гаубиц полка Филиппова, и засыпанное фугасами налетевших бомберов поселение рядом с ним. Вечером отметили годовщину революции, накрыв стол и выпив за Родину, за Победу, за Сталина. Филиппов уже не замечал унылой рожи особиста, который, сам того не ведая, обеспечил подполковнику политический иммунитет и поддержку в коридорах власти в самой Москве. Теперь от головы бывшего офицера царской армии, профессионального артиллериста, был отведён дамоклов меч доносов и провокаций.

ГЛАВА 11


Эгейское море. Восьмое ноября

Вчера утром из Москвы поступила поздравительная радиограмма для экипажей бригады крейсеров Черноморского флота. Затем днём поступили новый приказ и инструкции по его выполнению. Дважды прочитав бланк радиограммы, адмирал Владимирский надолго задумался, вспоминая события последних недель.

Сначала тревожное напряжение, вызванное агрессией капиталистов. Потом фантастическое откровение напавших на страну агрессоров. После прослушивания их радиообращений в голове у адмирала образовалась такая каша, что он был вынужден периодически поправлять здоровье. Да и не он один. Выпивали все. Все, у кого существовала такая возможность. Всё закончилось очень быстро и без катастрофических потрясений. К вершинам власти пришли новые товарищи, и генеральный курс партии и правительства не претерпел существенных изменений. После начала войны с союзниками у командного состава флота не стало времени думать о политике. Следовало предельно профессионально исполнять свои служебные обязанности.

А затем командный состав Черноморского флота познакомился со своими потомками. И никто не бросился вызывать бригаду со смирительными рубашками. В один прекрасный день в штаб флота прилетел адмирал Исаков, а вместе с ним представители воздушных сил потомков. На черноморское побережье Союза переместились сотни боевых самолётов потомков, и пытавшиеся крупно напакостить союзники огребли по самое не хочу. После чего принялись мелко гадить при помощи подводных лодок. На сегодняшний день союзники записали на свой черноморский счёт четыре советских судна. Постоянное патрулирование прибрежной акватории противолодочной авиацией пока результатов не принесло. Хотя вот уже две недели, как не зафиксировано фактов обнаружения подлодок противника и их атак.

Две недели назад Владимирский получил приказ, исполняя который, он и отряд советских кораблей под его началом оказались сейчас на траверзе острова Хиос. Ещё вчера сигнальщики получили приказ: с рассветом смотреть в оба. Отряд подходил к точке рандеву.

— Справа по курсу неопознанный корабль! — Очередной доклад сигнальщика, молодого лопоухого парня. В этих водах каждый второй греческий или турецкий пароход с первого раза опознать не представлялось возможным. Настолько живописная экзотическая рухлядь попадалась.

— Корабль военный! С необычной формы мачтой! — через небольшой промежуток времени взволнованно уточнил краснофлотец на дальномере. — Силуэт не соответствует ни одному известному типу! Он не один! За ним следует точно такой же второй!

— Передайте на «Шаумян», пусть сбегают посмотреть. Всем: боевая готовность, — отреагировал Владимирский, крепче сжимая в руках бинокль. — Эсминцам: рассредоточиться мористее. Быть готовым к торпедной атаке.

На крейсере начались беготня и суета. Каждый занимал своё место по боевому расписанию. То же самое происходило на идущей в кильватере «Червонной Украине» и на развернувшихся строем пеленга эсминцах. «Шаумян» медленно отрывался от отряда, устремляясь на сближение с незнакомцами.

Через полчаса корабли отряда настолько сблизились с незнакомцами, что все находящиеся на мостике могли наблюдать за теми в бинокли. Что советские командиры и делали.

— Товарищ контр-адмирал! Получена радиограмма с «Шаумяна», — отдал честь бравый вестовой, возникнув с очередным бланком на мостике. — Разрешите идти!

— Идите. — Кивком отпустив вестового, Владимирский быстро пробежал глазами текст радиограммы. — Отбой боевой тревоги, товарищи командиры и краснофлотцы. Это корабли наших потомков, с которыми нам и назначили здесь рандеву. Всё верно, точно в срок, указанный в приказе.

Вскоре корабли отряда вновь образовали походный ордер, в который возвратился эсминец «Шаумян». Вместе с ним подошли эсминцы пришельцев, заняв позицию на траверзе «Профинтерна». На ближайшем ярко замигал прожектор.

— Экипажи эсминцев «Цинк» и «Цезий» приветствуют контр-адмирала и экипажи советских кораблей, — быстро прочёл сигнальщик. — По приказу адмирала не имеем возможности использовать радио. Следуйте за нами курсом…

— Всё ясно, мы тоже, согласно приказу, не пользуемся радиостанциями. Только принимаем радиограммы, — кивнул адмирал, обернувшись к командиру крейсера. — Передайте всем: следуем за гостями, курс…

На следующее утро советские моряки с восхищением любовались стройными рядами кораблей авианосного соединения адмирала Вильмунда-Коваля. Эскадра адмирала крейсировала у входа бухту Суда, которая врезается в побережье греческого острова Крит. Отряд советских кораблей вливался в состав соединения и переходил под командование адмирала пришельцев.

Контр-адмирал Владимирский пошёл на катере для представления новому начальству на флагманский корабль — авианосец «Сибирь». Если эсминцы с именами металлов и встретивший отряд на рассвете крейсер «Степь» особого впечатления на Владимирского не произвели, то линкор и авианосцы эскадры контр-адмирал рассматривал с восхищением профессионального моряка. Какие громадины! Подъём по трапу и небольшое путешествие по ангарной палубе «Сибири» навсегда остались в памяти адмирала. Как и вид успевших прославиться грозных «Триумфов», в техническом беспорядке отдыхающих в ангаре. Наконец пройден последний трап, ведущий на полётную палубу корабля, и взору предстаёт небольшая группа командного состава пришельцев. Расправив плечи, чётким строевым шагом Владимирский и сопровождающие его советские офицеры направились рапортовать своему новому начальству.

— Товарищ первый адмирал флота! Отряд кораблей Черноморского флота в составе крейсеров «Профинтерн», «Червона Украина», эсминцев «Шаумян», «Незаможник», «Дзержинский», «Железняков» прибыл в ваше распоряжение! За время перехода никаких происшествий не было, личный состав и материальная часть готовы к выполнению боевых задач. Командующий отрядом контр-адмирал Владимирский!

— Вольно, товарищ контр-адмирал, и вы вольно, товарищи, — улыбнулся здоровяк Вильмунд-Коваль. — Если не возражаете, я буду обращаться к вам, товарищ Владимирский, по имени-отчеству: Лев Анатольевич. Надеюсь, остальные товарищи также не будут возражать обращению к ним в такой форме?


Афины. Восьмое ноября

Щедро плеснув в бокал порцию коньяка, Иоаннис Метаксас невидящим взглядом уставился на этикетку бутылки. Последние события полностью выбили премьер-министра из колеи. Ещё позавчера ничего подобного не могло присниться и в страшном сне, а уже сегодня — стало реальностью.

Вчера днём Метаксас принял советского посла по его просьбе. Нисколько не смущаясь, представитель России огласил деловое предложение советской стороны. Русские убедительно просили разрешить им воспользоваться греческим гостеприимством в бухте Суда на острове Крит. В качестве оплаты советская сторона предложила приличную сумму в валюте. И гарантию невмешательства своего военного флота в греческие дела. Какого флота? А вот сегодня к берегам Греции подойдёт эскадра наших авианосцев, и господа греки получат возможность поближе рассмотреть корабли нашего флота. Эскадра действительно подошла. Жители побережья острова смогли лицезреть русскую мощь. Премьер-министр дипломатично попросил посла подождать ответа до завтра. А сам принялся срочно искать поддержки в Лондоне, Берлине, Риме и даже в Вашингтоне.

Чёртовы западные демократии! Когда им что-то надо было, то Греция всегда приходила им на помощь. А когда их помощь понадобилась Греции… Некоторое понимание Метаксас встретил только со стороны немцев. Посол Германии посочувствовал возникшей у страны проблеме и порекомендовал соглашаться с условиями России. Не то хуже будет. Россия сейчас удивляет весь мир, и ссориться с нею крайне нежелательно. Представители других стран Запада вежливо послали греков с их проблемами куда подальше. «Нам бы ваши проблемы», — такова общая реакция стран Антанты.

Иоаннис Метаксас залпом опрокинул коньяк в рот. Хорошо. Налил ещё. Русские получили утвердительный ответ на своё предложение. Теперь советский флот базируется на греческой территории. Никто не может сказать, когда он уйдёт домой. А если никогда?


Вашингтон. Восьмое ноября

В овальном кабинете Белого Дома в этот поздний час уютно устроились в креслах четыре немолодых человека. Четверо мужчин в возрасте за пятьдесят лет. Один из них являлся хозяином этого кабинета и президентом Соединённых Штатов. Трое представляли конгломерат хозяев этого мира, который носил название планета Земля. Всех четверых вынудила здесь собраться общая для всех власть имущих проблема. Проблема называлась Россией и вот уже более двух месяцев вызывала головную боль у очень серьёзных и занятых людей. Точнее, доводящие до зубовного скрежета и истерик страх и бессилие.

— Этот вопрос отныне не должен вас волновать, господин президент. Соединённые Штаты будут иметь столько денег, сколько потребуется на предусмотренные мероприятия. Вам предоставляется полное право кредитовать и финансировать любые правящие режимы в мире. Даже если это будут каннибалы, практикующие человеческие жертвоприношения, — сверкнув глазами, закончил свою речь один из гостей президента.

— Господа, но Гитлер нисколько не отличается от каннибалов, — улыбнулся в ответ Рузвельт. — Последние массовые депортации евреев в оккупированной Польше являются наглядным тому подтверждением. Я даже боюсь предположить, что немцы будут дальше делать с еврейским населением Польши.

— Господин президент, — мило улыбнулся в ответ другой собеседник, — пусть вас не волнует судьба народа, который уже исполнил свою песню в истории Земли. У всех нас появился более страшный и опасный враг, чем лидер Германии. Гитлер — управляем и прогнозируем в своих стремлениях, желаниях и возможностях. Золотой — нет. Мы не можем просчитать действия властителя, о котором не имеем абсолютно никаких данных. И даже не знаем, откуда он свалился на Землю.

— Может быть, они действительно пришли из будущего? — не унимался Рузвельт. Президента крайне интересовала тайна появления в мире чужих русских.

— Чушь. Ещё в древних персидских источниках сказано о принципиальной невозможности повернуть вспять ход времени на Земле. Страж Будущего никогда не допустит подобного произвола во времени. Возможности людей не позволяют осуществить ничего подобного. Тех, кто мог совершить подобное, в доисторические времена отстреляли поодиночке, — взгляд собеседника насквозь пронзил президента.

— Давайте не будем отвлекаться от главной темы, господа, — заметил первый гость. — Кто и откуда появился в России, мы сможем узнать, только уничтожив саму Россию. Было жестокой ошибкой позволять русским после европейской войны строить свой коммунизм. Затем мы упустили этого горца Сталина, так ловко обманувшего наших ставленников в России. Теперь мы имеем целое поколение, а это миллионы людей, которые готовы ради своей страны на любые жертвы. И наша задача — поскорее возложить эту жертву на алтарь нашего повелителя. И сделать это необходимо руками немцев, итальянцев и прочих варварских народов.

— Господа, без помощи Японии на Дальнем Востоке будет очень сложно сломить Россию, — напомнил о «жёлтой» проблеме Рузвельт. — Имея в союзниках Японскую империю и Китай, можно вести войну руками азиатов и не плакать в случае больших потерь.

— Не беспокойтесь, господин президент, — усмехнулся второй собеседник, — японцы до сих пор культивируют дух чести и достоинства самураев. Вот по этой причине они и выступят на нашей стороне в критический для России момент. Китайцы, к сожалению, погрязли в своих внутренних разборках, и как союзник — не представляют никакой ценности. После расчленения русской территории японцы получат право захвата всех китайских провинций. И никто из мирового сообщества не посмеет на это возразить.

«Интересно, на какие территории и страны получит право Гитлер? — внезапно подумал президент. — И что мне придётся говорить в обращениях к нации и конгрессменам с сенаторами, наблюдая за растущими аппетитами венского художника?»


Средиземное море. Десятое ноября

Снова рявкнули орудия крейсера, и на далёких холмах распустились цветки разрывов. Дым и пыль в очередной раз заволокли береговые цели. Орудия «Червонной Украины» дали залп по своим целям. Тоже накрытие.

— Товарищ контр-адмирал, радиограмма от командующего! — словно из ниоткуда вынырнул вестовой, передал бланк и исчез по кивку адмирала.

— Товарищи, наши танкеры успешно встречены конвоем и сопровождаются в бухту Суда. Больше можно не волноваться о топливе и боеприпасах. Продолжаем работу. — Владимирский победно взглянул на повернувшиеся к нему лица командиров.

— Лев Анатольевич, боюсь, что нам понадобится пополнять погреба уже сегодня вечером, — озабоченно произнёс командир крейсера, капитан третьего ранга Зубков, — уже на этот час мы выпустили более половины боезапаса. До конца дня останется менее одной четверти от полного комплекта. И на «Червонной Украине» такая же ситуация с боезапасом.

— Да-а, ситуация, — забарабанил пальцами по столику адмирал. — Попали мы прямо с корабля на бал.

Позавчера отряд советских кораблей получил задачу обстрелять береговые объекты на побережье Палестины. Воздушное прикрытие этой канонерской операции осуществлял охраняемый четвёркой эсминцев пришельцев авианосец «Алтай». Крейсера получили список целей, их огонь корректировался с воздуха, и к данному моменту более половины содержимого погребов улетело к береговой черте. Никто из советских командиров не мог представить, что за два дня корабли расстреляют весь боекомплект. Корабли обеспечения только сегодня вышли из Дарданелл, где их встретила пара эсминцев пришельцев. Эти неказистые корабли имели подавляющее преимущество перед «новиками» в противовоздушных и противолодочных средствах. Поэтому командующий и не послал на рандеву с танкерами советские эсминцы. Четвёрка «новиков» несла противолодочный дозор мористее. На горизонте мелькал силуэт авианосца.

— Я сам спущусь в радиорубку. Александр Илларионович, вы остаётесь за старшего, — под грохот очередного залпа крейсерских орудий распорядился Владимирский и зашагал к трапу.

В радиорубке адмирал самостоятельно составил радиограмму командующему и подождал, пока её передадут в эфир. Заодно послушал последние новости берлинского радио. Из всего разнообразия военных новостей последних дней два сообщения привлекли внимание. Русский линкор вчера днём долго обстреливал побережье эмирата Кувейт и разрушил нефтехранилища. Два русских линкора ведут обстрел палестинского побережья.

— Товарищ контр-адмирал, пришёл ответ от командующего, — сняв наушники, радист протянул Владимирскому свеженаписанный бланк.

— Отлично, старшина, молодец, — пробежав бланк взглядом, Владимирский улыбнулся радисту. — Пока никому не говори, я сам объявлю эту новость по эскадре.

— Товарищи командиры, мы возвращаемся на Крит. Александр Илларионович, снарядов не жалеть. Нас ждут наши транспорты, — под грохот очередного залпа объявил на мостике адмирал. — Теперь главное: Англия попросила перемирия! С девяти утра завтрашнего дня! Мы их победили!


Москва. Кремль. Одиннадцатое ноября

— Сейчас, товарищи, нам предстоит обсудить позицию Союза на переговорах о мире с Англией и Францией. Наши максимальные и минимальные требования… — Обыденный голос товарища Золотого никак не вязался с обсуждаемой темой. Три месяца назад сам подобный вопрос отдавал областью фантастики. — …Мы не имели возможности изучить все тонкости дипломатических требований в вашем мире, поэтому надеемся услышать мнение советских товарищей. — Маг взглянул на Берию и Кузнецова. — Думаю, вы владеете информацией по активам и запасам полезных ископаемых на контролируемых Англией и Францией территориях. Надо быстрее подписать мирное соглашение с этими странами и закончить войну на выгодных нам условиях. Страна нуждается в мирном периоде перед новой войной.

Николай Герасимович никак не мог прийти в себя после разоблачения товарищем Золотым самого себя и гостей из будущего. На следующий день после праздника Кузнецов оказался в числе посвящённых в тайну пришельцев. Теперь ему стали понятны многие несуразицы в поведении пришельцев и их зачастую непонятная логика поведения. Мозг отказывался воспринимать «страшную» правду. Впрочем, это продолжалось всего пару дней. Служебные обязанности наркома никто не отменял, и повседневной текущей работы было невпроворот. Предвидя это, товарищ Золотой провёл сеанс какого-то гипноза или ещё чего, и Кузнецов смог как-то примириться с полученной информацией. С другой стороны — свалившиеся на советскую землю товарищи пришельцы уже принесли стране неоценимую помощь, фактически подарив целый флот. Дела говорят сами за себя, и немедленное вступление пришельцев в войну на стороне Советского Союза для Кузнецова значило многое. Наркома не смущал тот факт, что сами пришельцы фактически и развязали эту войну. Рано или поздно обязательно должно было произойти военное противостояние Союза с капиталистическими странами. И началось оно с разгрома одной из ведущих морских держав мира. Это было здорово!

Кроме четверых реально присутствующих в кабинете, ещё четверо присутствовали виртуально. В Норвежском и Аравийском морях бушевали штормы, и изображение на экране двух адмиралов Триумвирата слегка подрагивало.

В результате многочасового обсуждения утвердили решение требовать у англичан и французов некоторую сумму в твёрдой валюте, чтобы затем заплатить за аренду территории всяким Даниям и Португалиям. Имея возможность просто раздавить эти маленькие страны, как-то несолидно отвешивать им маленькие незаслуженные оплеухи. Пусть порадуются. Тем более что у тех же Дании и Португалии ещё оставалось несколько заморских территорий. Жаль, Исландию упустили. Сменив англичан, туда влезли американцы. В качестве компенсации богатая Америка отсыпала датской короне зелёных денежных знаков.

В конце заседания, когда виртуальные собеседники уже отключились, Торм-Трувор задал Кузнецову вопрос о пропавшей на Балтике подводной лодке. Группа советских подлодок совершала переход с Балтики на Фарерские острова. Спешили, чтобы успеть до ледостава в Финском заливе. Две «эски» благополучно дошли до места рандеву с авианосцем «Урал», а подлодка «С-2» бесследно исчезла на переходе. Логично было предположить, что «С-2» стала жертвой английских субмарин. Такого мнения придерживался Кузнецов. Торм-Трувор подозревал немцев, о чём он и проинформировал наркома. Заодно упомянул о трёх неопознанных подлодках, атакованных палубной авиацией в Баренцевом море. Тщательно сравнив фотографии с силуэтами английских лодок, сделанные атаковавшими палубными самолётами, эксперты дали заключение: это были не британские подлодки. Вопрос оставался открытым. Как и в случае с «С-2».


Советский Союз. Тринадцатое ноября

Лаврентий Павлович немного успокоился, только заняв своё место в кабине бомбардировщика. Злость и раздражение понемногу прошли, уступив место логике и выдержанности. Пока есть немного времени, можно и подремать. Всё равно за пластиком фонаря кабины не видно ничего интересного. Один и тот же однообразный зимний пейзаж с иногда мелькающими городами и посёлками. Ещё тройка однотипных бомбардировщиков, идущих за лидером как привязанные. Так до самого Харькова и лететь. Вот денёк выдался!

Утром, ведя неторопливую беседу с Берией, Верховный извинился и ответил на срочный вызов по коммуникатору. На памяти Лаврентия Павловича такое происходило крайне редко. Обычно сам Золотой звонил абоненту, либо его адъютант первым принимал вызов. На этот раз, при разговоре по коммуникатору, на лице мага отразилось удивление, и он несколько раз произнес какие-то медицинские термины. Затем поблагодарил собеседника и срочно велел адъютанту найти начальника медицинской службы Легиона.

— Извините, Лаврентий Павлович, появились кое-какие проблемы. На пустом месте возникли, из-за головотяпства некоторых товарищей, — пояснил Золотой, видя заинтересованный взгляд Берии. — Мы в последнее время забыли о некоторых очень важных для государства вопросах. Эта проблема — состояние медицины в вашем мире.

Суть дела оказалась такова. Группы технических экспертов пришельцев посещали с инспекционными поездками все важные военные заводы страны. Зачем — объяснять не надо. Некоторые стратегические предприятия посещались по нескольку раз. Посетив Харьков, советники по танкостроению отбыли в Сталинград. Затем, недели через три, возвратились обратно в Харьков. И обнаружили главного конструктора нового танка товарища Кошкина, работающего не покладая рук, с тяжёлым воспалением лёгких, которым заболел на полигоне, лично занимаясь доводкой новой машины. Ложиться в больницу Михаил Иванович категорически отказывался, вероятно, надеясь быстро выздороветь. По какой-то причине директор завода и харьковские медики не загнали больного насильно в койку. Руководитель экспертной группы пришельцев не стал ни с кем ругаться в самом Харькове. Он распотрошил походные аптечки своей группы и сделал экстренный звонок в Москву. Соответствующий канал связи у него имелся.

В результате всего этого Золотой попросил Берию лично заняться проблемой здравоохранения пока что в отдельно взятом городе. Прибыл экстренно вызванный начмед Легиона и быстро организовал вылет в Харьков нескольких военных медиков из базировавшихся в Москве воздушных частей пришельцев. Лаврентий Павлович решил не откладывать просьбу мага в долгий ящик и поехал на аэродром. Заодно не помешает провести и внеплановую проверку работы местных органов.

В вопросы медицины по здравому рассуждению Берия решил не влезать. Главное — найти нужных людей и организовать производство новых лекарств по рецептам пришельцев под их же и руководством. Тем более что начмед Легиона быстро выдал полтора десятка названий каких-то очень срочно необходимых по его мнению лекарств. Ибо имеющиеся запасы не рассчитаны на всё население Советского Союза. А не оказывать медицинскую помощь советским людям не позволяет «ихняя» этика целителя.

В присутствии Берии Золотой приказал начмеду начинать работу по производству препаратов и организовать в стране внедрение мониторинга здоровья населения. Конечно, охватить сразу всё население страны пришельцам не по силам, но надо было с чего-то начать. Начали с работников оборонной промышленности и их семей.

Первым «попался» Грабин, которого ещё раньше «сдали» оружейники пришельцев. Несмотря на не самое крепкое здоровье, Василий Гаврилович изнурял себя работой. Работал без выходных, мотался по полигонам и заводам. На здоровье у Грабина не оставалось времени. Под логичными аргументами главного конструктора артсистем страны Золотой сдался и организовал при Грабине небольшой многопрофильный отдел. В который вошёл и один немолодой целитель пришельцев. И взвод спецназа из числа ахрамцев.

Вторым «попался» Кошкин. Его успели оторвать от работы в прямом смысле этого слова и уложить лечиться. Чтобы не терять попусту людей, Золотой попросил Берию показательно вздрючить ответственных товарищей в городе Харьков. Пусть ползут страшные слухи по стране и непослушных трудоголиков пугают органами.


Москва. Пятнадцатое ноября

— Товарищ Жуков, давайте мы посидим втроём, выпьем чаю и поговорим о последней нашей военной кампании. — Присев за отдельно стоящий столик, Золотой нажал кнопку вызова секретаря. — Вы присаживайтесь, не стесняйтесь.

Георгий Константинович решительно сел за стол и вопросительно взглянул на адмирала. Вчера Жуков прилетел из иракского города Сулеймания, блестяще закончив операцию по окружению и уничтожению англо-французского экспедиционного корпуса. Французские колониальные войска стали активно сдаваться в плен, открывая тем самым фронт механизированным и кавалерийским дивизиям Красной Армии. Франция явно не желала продолжать бесперспективную войну с Советским Союзом и первой села за стол переговоров. Поставленные в жёсткие условия британские колониальные части вели себя по-разному. Некоторые батальоны и полки сразу выкидывали белый флаг. Другие бежали со всей возможной скоростью. Третьи сопротивлялись до последнего. Именно ликвидацией активных очагов сопротивления в последние две недели в основном и занимались советские войска.

— Товарищ Жуков, обрисуйте нам свои впечатления о боевых качествах солдат и офицеров наших врагов — англичан и французов. — Этого вопроса Георгий Константинович ожидал, хотя и немного позднее. Сделав глоток крепкого душистого чая, генерал ненадолго задумался и начал чётко излагать свои мысли.

— То есть, вы считаете, что наиболее боеспособные части союзников даже не прибыли в Ирак, оставаясь в метрополиях?

— Так точно, товарищ Золотой. За исключением танковых и воздушных частей, остальные войска союзников представляли собой сборную солянку из колониальной пехоты с различных континентов. Эти азиаты и африканцы не обладают высокими боевыми качествами, стойкостью и мужеством. За редким исключением.

— Хорошо. А что вы можете сказать о боевых качествах наших солдат и командиров? Только честно, на основании своих наблюдений и опыта. Нас интересует реальное положение дел в действующей армии, без победной патетики и идеологического контекста.

Прекрасно понимая, что благодаря работе наблюдателей из числа пришельцев Верховный хорошо осведомлён о реальном положении дел на южном фронте, Жуков высказал своё личное мнение. И о боевой подготовке в частях, и о командном составе, и о проблеме взаимоотношений с местным населением. И о многом другом.

— Хорошо, товарищ Жуков, — подвёл промежуточный итог разговора Золотой. — Вы честно признаёте наши недостатки и проблемы. Вы видите наши ошибки. Теперь о техническом оснащении армии. Тоже правду, без лирики, только факты.

Вздохнув, Георгий Константинович начал выдавать реальные факты. И о проблемах материально-технического обеспечения, и о выработанных ресурсах старой техники, и много ещё о чём.

— Георгий Константинович, теперь последний вопрос, — сделал паузу Верховный. — По вашему мнению, какими характеристиками должны обладать наши новые танки, бронемашины, пушки, самолёты? На основании опыта последних наших конфликтов.


— Очень хорошо, — закончил беседу маг. — Георгий Константинович, в последней командировке вы отлично справились со своими служебными обязанностями. И заслуживаете повышения в должности. В принципе, вам можно доверить командование любым военным округом страны. Возможно, вы можете работать начальником Генерального штаба. С другой стороны, товарищ Василевский хорошо работает на своей должности. Не хочется незаслуженно обижать человека. Поэтому мы хотим предложить вам интересную должность — главного инспектора по боевой подготовке Красной Армии. Ваши полномочия будут немного больше, чем у командующего округом, и немного меньше, чем у начальника Генштаба. Работать вам придётся много и серьёзно. Впереди нас ждёт война со всем западным миром, и наша армия должна начать её в полной боевой готовности. Новые Уставы РККА уже готовы, скоро вы с ними ознакомитесь. В ближайшие месяцы в войска начнутся поставки новой военной техники. За зиму постараемся решить организационные вопросы. Вы имеете право отдохнуть пару недель, товарищ Жуков, но ответ на моё предложение надо дать в течение трёх дней.

— Я готов работать на любой должности, на которую меня поставят партия и правительство, товарищ Золотой, — вытянулся по стойке «смирно» Жуков. — Я готов начать работу на новой должности уже с утра завтрашнего дня.

— Ну и отлично, Георгий Константинович, — встал во весь свой рост Верховный, — жду вас завтра утром в десять ноль-ноль. Будем вводить вас в курс дела.

Из кабинета Золотого генерал вышел в мокрой от пота гимнастёрке. Этот огромного роста человек мог заставить рассказать не только о состоянии дел в воюющей армии, но и обо всех личных тайнах и помыслах. От Верховного исходило какое-то необыкновенное энергетическое поле. И адмирал тот ещё жук. Ни слова не проронил, только кивал в такт. Ощущение, что он давно всё обо всём знает и участвует в неком необходимом для Верховного спектакле.


Индийский океан. Семнадцатое ноября

— Неизвестный военный корабль в зоне прямой видимости, сэр, — доложил сигнальщик.

— Вы его опознали, старшина? Что это за корабль? Чей он? — оторвавшись от разговора с командиром морских пехотинцев, командир крейсера взглянул в сторону появившегося на горизонте пятнышка.

— Никак нет, сэр. Опознать этот корабль не представляется возможным. Такой силуэт отсутствует в справочниках, — рыжий сигнальщик вытянулся по стойке «смирно», признавая свою вину.

— Сэр, наш курс пересечётся с неизвестным кораблём, и мы сможем рассмотреть его поближе, — вмешался в разговор штурман крейсера.

— Это единственное, что нам остаётся, господа, — поднёс бинокль к глазам командир. — Возможно, мы сможем наблюдать русский линкор. Пока никому из моряков Его Величества не удавалось безнаказанно полюбоваться линкорами русских потомков.

Тяжёлый крейсер «Кент» совершал переход из Коломбо в Суэц. Пользуясь перемирием, британское Адмиралтейство стягивало в воды метрополии наиболее боеспособные корабли со всех уголков империи. Согласно имеющимся данным, где-то в этих водах оперировала заблокировавшая судоходство союзников в Аравийском море эскадра русских авианосцев. «Кенту» повезло — встретился с русским линкором. Через какое-то время корабли мирно разошлись в океане. Британский крейсер пересёк курс русского корабля милях в пяти за его кормой.

— Сэр, мы смогли сделать столько фотоснимков, на сколько у нас хватило плёнки, — доложил о выполнении задания штурман. — По прибытии в Суэц снимки будут переданы представителям военно-морской разведки. Не желаете оставить несколько себе на память?

— Я достаточно насмотрелся на этого русского убийцу и запомнил его пятибашенный облик, — процедил сквозь зубы командир «Кента». — На «Манчестере» служил мой младший брат. Надеюсь, в будущем мы увидим этот корабль в своих прицелах и насладимся его гибелью от наших снарядов. Эти русские дикари должны быть лишены возможности иметь военный флот.

Командор Влад Дорич-Марков лениво рассматривал уходящий британский крейсер. Стоя на мостике большого крейсера «Альдейга», командор потягивал тонизирующий напиток и размышлял о ближайшем будущем экспедиции пришельцев в этом мире. За прошедшее время пришельцы смогли достаточно гармонично войти в жизнь страны Советский Союз и заставили уважать свою силу и мощь. Интересно, когда-нибудь маги смогут восстановить связь экспедиции с родной галактикой?

Часть 2

SI VIS PACEM, PARA BELLUM[2]

ГЛАВА 1


Москва. Двадцать первое марта 1940 года

Из приземлившейся на центральном московском аэродроме летающей лодки «Ра-35» по поданному трапу спустились два человека. Первый, очень высокого роста, закутанный в длинный плащ, быстро сошёл на землю и прошёл до ожидавшего прибывших пассажиров автомобиля. Второй — не очень высокий, усатый человек — остановился на верхней площадке короткого трапа и долго, с видимым удовольствием, раскуривал вынутую из кармана трубку. Постояв так минут пять, мужчина спустился по ступенькам трапа на бетон лётного поля и направился к тому же ждущему его автомобилю.

— Иосиф Виссарионович, что так долго? Целых пять минут курили. Курить — крайне вредно для здоровья, — заметил маг, когда усевшийся в машину Сталин закрыл дверцу.

— Много чего вредно в жизни, а делать приходится, — буркнул в ответ Сталин. — Я больше полугода не мог найти нормального табака в вашем мире. И сейчас ты мне ещё про вред курения для здоровья расскажи.

— Что делать, мы не курим, не причиняем вред своему здоровью, и традиции табакокурения у нас нет, — развёл руками маг.

— Вы только другим вред причиняете, когда бодрствуете, — вставил шпильку Сталин.

— А вот это ты зря. Чьё здоровье мы радикально поправили? Чью страну сейчас модернизируют? Твою, Иосиф, — притворно обиделся маг.

— Я ещё посмотрю, что вы здесь натворили, — усмехнулся Сталин, — слишком много фантастичных результатов на бумаге. Посмотрим, что в действительности происходит.

Несмотря на показной гнев и недовольство, Иосиф Виссарионович лучился силой и здоровьем. После проведённого в неимоверной дали от дома полугода Сталин радовался родному московскому воздуху, грязному снегу аэродрома, нормальному табаку. Особенно его воодушевляло заключение, данное магами-целителями после изучения Древа Предков советского вождя. Каким образом маги-целители договорились с Предками, что предложили взамен, осталось для Сталина тайной. А вот результат — гарантия на сто пятьдесят лет бесперебойной работы физического тела, начиная от времени рождения — приятно грел душу. Маги-целители восстановили функциональность всех частей и органов тела. К сожалению, гарантии от маразма и физического воздействия со стороны никто не давал. Маги чётко разъяснили Иосифу Виссарионовичу, что проблемы каждого человека на Земле рождаются в его голове, в том числе проблемы маразма и слабоумия.

Впрочем, Сталин никогда не стал бы самим собой, если бы постоянно не самосовершенствовался и не учился на своих и чужих примерах. И на этот раз Иосиф Виссарионович посмотрел правде в глаза и переступил через разом устаревшие догмы и взгляды. Шутка ли, побывать в другой галактике, получить доступ ко многим тайнам мироздания, вернуться назад с гарантией поддержки со стороны могущественной цивилизации. Этот сидящий рядом гигант заменял его, Сталина, и, судя по отзывам, заменял неплохо.

Переместившись сегодня рано утром, Сталин, естественно, не успел войти в курс всех дел, но за время перелёта полистал подшивку газет и послушал радио. Новости впечатляли. Запад брызгал слюной и ядом, постоянно находя в Советском Союзе новые проблемы и недостатки. Советская пресса открыто писала о путях решения стоящих перед страной проблем, нисколько не отрицая существование трудностей и препятствий. Поначалу, читая многие статьи, Сталин не верил своим глазам. Потом задумался и со многим согласился. Пришельцы обладали силой и властью. А главное, они могли смело формировать нужное им общественное мнение, так как обладали непререкаемым авторитетом в стране. Они же из будущего, а значит — имеют опыт и знания прошлого. Доказать, что пришельцы не из будущего — невозможно. Сталин невольно испытал чувство восхищения и досады. Как жаль, что он не присутствовал при осеннем разгроме Антанты. Хотя маг пообещал, что Иосиф Виссарионович через годик-другой ещё насладится триумфом и победой.

До Кремля ехали молча. Уже в своём кабинете, прохаживаясь вдоль стены и наблюдая за монтажом всяких технических устройств в выбранных по своему желанию местах, Сталин начал мысленно прокручивать различные комбинации. За что и был «наказан» магом. После того как техники-пришельцы из батальона спецназа удалились, маг укоризненно посмотрел на Сталина.

— Вот не надо так думать, Иосиф Виссарионович. Мы можем тебя неправильно понять и натворить много бед. И от этого пострадают невинные люди, которые даже не подозревают о нашем существовании.

— Что же вы можете сделать без своих солдат и кораблей? — Сталин решил дёрнуть тигра за усы. Посмотреть, насколько этот «тигр» опасен.

— Пустяки, товарищ Сталин, — потемнели глаза мага. — Вы совершили переход в кабине воздушной ударной платформы и прекрасно видели её экипаж. Сейчас в этом мире восемь таких платформ и в каждой по два пилота МОЕЙ расы. Вместе со мной нас — семнадцать. Круг Силы. Мы все постоянно связаны друг с другом единой информационной нитью. Если что случится с кем-либо из нас, остальные сразу об этом узнают. Ударные платформы при необходимости способны сжечь всю планету. Они для того и созданы. Не окажись ты одним из нас по духу и не будь твоя роль настолько важной для этого мира, мы бы просто ушли отсюда. Но мы решили остаться. Чтобы помочь тебе и твоему народу. Иначе вас постараются уничтожить. И тебя, и твой народ. Поэтому не надо про меня так нехорошо думать.

— Наверное, ты прав, маг. — Сталин спокойно достал трубку и закурил. — Теперь, когда я побывал у вас и многому научился, на некоторые вещи стал смотреть совершенно иначе. Как гласит наша древняя пословица: много знаний — много печалей. Товарищ Сталин прекрасно понимает, что от него здесь зависит слишком многое. И зачастую, лучше не знать все возможные варианты будущего. Это слишком страшно. С другой стороны — я не могу теперь руководить по-старому. Всё изменилось. Абсолютно всё.

— Давай закончим на сегодня эту философию, Иосиф. К тебе идут твои дети. Пообщайся с ними. Мне было достаточно тяжело придумывать для них полуправду и сказки. Все государственные дела отложим на завтра. Впрочем, ты можешь смотреть видеоотчёты за последние месяцы. С нашей техникой ты хорошо знаком.


Мурманск. Двадцать второе марта

Войдя в тактический зал авианосца, маг встретил пятёрку высших офицеров экспедиции, вставших по стойке «смирно». Улыбнувшись, маг скомандовал «вольно» и сел во главе стола.

— Ваше Отражение, мы восхищены вашими способностями, — высказал общее мнение Торм-Трувор, — мы даже не надеялись, что восстановление контакта с нашим миром произойдёт так быстро.

— Хватит меня хвалить, Арландий, — усмехнулся маг. — Академия, курс третий. Я даже не использовал все свои способности. Всего лишь воспользовался элементарными знаниями. Мы сможем без каких-либо проблем два раза в год открывать Коридор Зеркал. Сейчас у нас дома изучают всю отчётность экспедиции, и через полгода мы узнаем решение Совета. До этого момента будем считать, что мы здесь временные гости в статусе надёжных союзников.

— Похоже, всё идёт к тому, чтобы отозвать экспедицию, — вступил в разговор Нортон-Майоров. — Именно так можно оценивать возвращение трёх четвертей состава сухопутных войск. Взамен перешла только бригада спецназначения и воздушные ударные платформы.

— Да, Квинтий, принято решение ограничить контингент наиболее устойчивыми к местным условиям добровольцами. Причина этого всем вам хорошо известна. Теперь мы станем более широко привлекать к работе советских товарищей. В том числе и для работы в авиации и во флоте.

— Мы уже передали советским товарищам военную технику и снаряжение двадцати наших бригад, готовимся передать десять полков «Ураганов». Я уже не упоминаю о том, что наши добровольцы вспомнили свои гражданские навыки и здесь почти с нуля организовали целые отрасли промышленности. Скажу честно, до передачи кораблей нашего флота советским товарищам надо лет пять обучать их личный состав. И даже в этом случае нет никакой гарантии, что командование советского флота сможет распорядиться таким подарком. У большинства командиров флота просто нет необходимого боевого опыта, а их тактические навыки находятся на крайне низком уровне. Много времени уделяется изучению этого коммунизма и политической болтовне. То же самое и в армии.

— Всё верно. Надеюсь, Иосиф сумеет найти правильные рычаги воздействия на массы и развернёт в нужном направлении советскую религиозную доктрину. На мой взгляд, не имеет значения, как они будут называть своё мировоззрение: коммунизм, социализм. Главное, чтобы по сути это была построенная по соответствующим законам империя.

— Нет никакой гарантии, что этот Сталин станет проводником нашей политики, — вступил в разговор Вильмунд-Коваль. — Ваше Отражение должны были оставаться во главе этой страны до конца нашей экспедиции и не передавать власть Сталину. Мы можем горько пожалеть об этом в будущем.

— Не думаю… — сделал паузу маг. — Те ребята, которые реально властвуют в этом мире, постараются любой ценой уничтожить Сталина и его государство. Теперь он для них кровный враг, которого им надо любой ценой убрать. Судя по ухудшению наших отношений с Германией, Гитлеру уже заплатили за предстоящий разбой. Сталин прекрасно знает и понимает, что Гитлер станет таранным бревном для властителей этого мира. Поэтому Сталин постарается не создавать нам проблем.

— Эта Германия достаточно интересная страна. Жаль, что её народ приготовились во второй раз принести в жертву, — заметил Торм-Трувор.

— Да, Германия могла бы стать великой, встань во главе её более хитрый человек. Устремления Гитлера отчётливо видны, и его маниями попросту манипулируют. Похоже, в окружении Гитлера есть кукловоды, которые и направляют его. Вероятно, это вообще неизвестные обществу люди.

— Когда нам ждать начала войны с Германией? — поинтересовался молчавший до сих пор Лисов-Кантин. — Без сухопутных сил мы не сможем разгромить Германию. Красная Армия на данный момент абсолютно не готова к предстоящей войне. Личный состав, особенно призывники, оставляют желать лучшего. Поставки новой техники только начались, модернизация старой идёт полным ходом, но на всё требуется время.

— Да, проблем масса, — вздохнул маг, — и для их решения надо много времени. Думаю, у нас есть целый год мирной жизни. До этого времени Гитлер что-то сделает с Францией. Отношения двух стран напряжены до предела. Война может начаться в любой момент. Франция сейчас в изоляции, и воевать в одиночку с Гитлером не в состоянии. Продержится она недолго. Англия зализывает раны и строит новый флот. Весь вопрос в том, кто станет жертвой Гитлера после Франции. Скорее всего, мелкие государства Европы. Греция, к примеру.

— Может, Гитлер войдёт в прибалтийские страны и придвинет свои границы к нам вплотную? В этом случае у него будет прекрасный плацдарм для удара по северо-западному региону страны.

— Влезать сейчас в эти страны Гитлер не станет. Из-за своих внутренних проблем все три страны на грани гражданской войны. Особенно, когда Лаврентий «помог» этим странам с кадрами, откомандировав в них всех чекистов соответствующих национальностей. Те, сводя свои личные счёты, устроили там такое, что в этих странах начались народные волнения. Некоторые регионы переходят под юрисдикцию России. Этнические немцы бегут в Рейх, обещая вернуться на танках. Островками спокойствия и порядка остаются только наши военные базы и районы вокруг них. Вероятно, скоро из этих стран в Россию хлынет поток беженцев.

— А что станет с Румынией? Её правители так громко поддерживали англичан, что даже в Индийском океане было слышно, — засмеялся Нортон-Майоров.

— Пусть Иосиф теперь сам думает, что и как делать с этой Румынией. На мой взгляд, проще всего было бы вынести границу страны западнее, предложив румынам поделиться территорией. Таким образом, старые оборонительные линии будут прикрыты солидной полосой предполья.

— Надеюсь, Сталин не станет делать из Лаврентия врага народа? — Торм-Трувор, как всегда, видел суть вопроса. — И Кузнецов хороший моряк, мы с ним за это время отлично сработались. Василевский, Жуков, Тимошенко хотя и не в курсе, но работают хорошо. В меру своих возможностей, конечно. С Рычаговым сложнее: слишком молод и временами заносчив с окружающими. Но пилот хороший. Как он на «ишаке» против «Ураганов» и «Циклонов» крутился!

— Ага, а потом решил с «Триумфом» поспорить в воздухе, как его Матео-Ронсон с «Лиддара» сделала! Какой конфуз у него потом был, — засмеялся маг. — Если серьёзно, надеюсь на благоразумие Иосифа. Ему нет смысла начинать репрессии против своих помощников. Все они теперь в одной лодке с нами.


Москва. Кремль. Двадцать второе марта

— А ведь ты предал меня, Лаврентий, — пыхнув облаком табачного дыма из своей трубки, произнёс Сталин. — Неужели не мог начать сопротивление пришельцам?

— А что мне оставалось делать, — взволнованный и разом вспотевший Берия снял пенсне и незаметно перешёл на грузинский. — Когда я пришёл в себя, рядом сидел этот маг и читал мои мысли. А потом провёл в зал, где были все вы в этих камерах под стеклом. Я чуть с ума не сошёл, когда всё это увидел.

— Продолжай, продолжай, очень интересно, — сверкнул глазами Сталин.

— В Москве бардак, наши генералы сначала Кремль штурмовать попёрли, потом собрались стрелять по нему из пушек. Пришельцы взяли Кольский полуостров, Архангельск и Кандалакшу. Армия отступала, партийные в подполье залезли. Некоторые с пришельцами стали сотрудничать. Пришельцы почему-то сразу невзлюбили финнов, войну с ними начали.

— Не «почему-то», а по причине стратегической необходимости обезопасить место высадки и базирования, — уточнил Сталин. — Это хорошо, что в результате финской войны граница передвинута на запад. Пришельцы сделали для государства больше, чем многие наши товарищи за многие годы. Вопрос в том, готовы ли некоторые товарищи работать не на пришельцев, а на свою страну?

— Я всегда работал только для своей страны и партии! — Лаврентий Павлович решил, что терять ему больше нечего. — И даже когда остался один на один с этим магом. Интересы государства для меня стоят на первом месте.

— А я знаю, — улыбнулся Сталин, — иначе и не было бы этого разговора. Проблема в том, что у нас кроме государства, существует партия. Со временем интересы и нужды государства могут не совпасть с интересами и нуждами партии. И тогда, Лаврентий, наше общее дело могут предать люди, о которых мы даже пока не знаем.

— Этого не может быть, — смахнул пот со лба Берия, — кто из партийцев может предать народ и государство?

— Ты забыл про Троцкого, Зиновьева, Каменева? Про остальных? А вспомни про некомпетентность шайки Тухачевского. До сих пор стыдно сказать народу, за что реально расстреляли этих «гениев», — взгляд Сталина стал острым, как бритва. — А может, именно сейчас и пришло время сказать правду о деятельности Тухачевского и его подручных? Скоро начнётся поступление в армию новых орудий и танков, военные быстро сравнят старьё и новую технику.

— Массовых поставок новой техники нам ожидать ещё около года, — осторожно намекнул Берия, — и большинство частей перевооружат не так скоро.

— Ничего, за годик лучшие части получат и освоят новую технику, — отмахнулся Сталин. — Тем более, у нас теперь есть собственный флот, на который не надо тратить народные миллионы. Неплохо эти пришельцы придумали: строить базы руками заключённых. Почему бы нам не собрать всю шантрапу по тюрьмам и не направить на работу? Лаврентий, подумай над этим.

— Уже подумал, — вполне серьёзно ответил Берия. — Уголовники ни за что не станут работать, а бытовых на работу можно гнать хоть сейчас.

— Кто не работает, тот не ест, — произнёс вождь. — Нам нужно реформировать систему наказаний, чтобы иметь бесплатную и квалифицированную рабочую силу. А уголовников отдать этим ахрамцам. Пусть те их хоть на куски режут, нам до этого нет дела.

— Соответствующие инструкции наркомат создаст и внедрит в практику в ближайшее время, — пообещал Берия.

— Как идёт постройка нового танкового завода? — перевёл беседу в другое русло Сталин. — Всё ли организовано на месте? Проблемы есть?

— Этой стройкой занимается моё ведомство, — вздохнул Берия. Чем только оно теперь не занимается. — Поэтому нет никаких задержек и проблем. Их и быть не может.

— Это хорошо. А вот наши конструкторы авиатехники ещё не оценили преимущества опеки твоего ведомства, — заметил Сталин. — Иначе, почему они позволяют наркомам летать на «сырых» машинах? Решили угробить, как и Чкалова?

— Рычагов остался жив, только поцарапался. — Берия очень удивился этому вопросу Сталина. Получалось, вождь в курсе многих событий. — Вероятно, авария произошла по причине отсутствия самого Поликарпова. Он болен, и проходит курс лечения у пришельцев. У Поликарпова много завистников и врагов. Многие желают получить за свои самолёты славу и деньги.

— Почему тогда я и ты не желаем славы и денег? — Сталин как-то странно взглянул на Берию. — В преддверии большой войны они желают денег и славы. Лаврентий, разберись с этим. А с Рычаговым я сам завтра поговорю. Привыкли «фигурять» перед бабами — и забывают про свои должности. Пора им за ум браться или новые места под свой гонор подыскивать.

Возникла пауза, во время которой Сталин набивал трубку.

«А Сталин очень изменился, — пронзила мозг Берии внезапная мысль, — стал более молодым, что ли».

Сам Иосиф Виссарионович в этот момент вспомнил встречу с детьми и внезапно ощутил вспыхнувшее желание снова побывать в роли отца. А почему бы и нет? По заверениям магов, Иосиф Виссарионович имел все шансы увеличить количество собственных детей. Сам Сталин тоже ощущал в себе желание ещё раз повозиться с любимыми маленькими существами. А там, глядишь, и внуки пойдут.

— Что там, в Европе слышно? Когда Гитлер начнёт воевать с Францией? — прервал паузу Сталин и взглянул на замершего в задумчивости Берию. — Рано нам о себе думать, Лаврентий, надо о государственных делах думать.


Москва. Кремль. Двадцать третье марта

Вызванный на двенадцать часов дня к Сталину нарком ВВС вот уже более часа ожидал в приёмной. Секретарь Сталина передал распоряжение: ждать в приёмной. И вот главком Рычагов вынужден терпеливо ждать своего вызова к вождю. С большой долей вероятности Сталин занят решением международных вопросов. Причина этого видна на поверхности. Сегодня Германия объявила войну Франции.

Наконец двери сталинского кабинета распахнулись, и оттуда вышли Берия и Кузнецов. Проходя мимо, Лаврентий Павлович зыркнул на Рычагова, сверкнув стеклом пенсне. Идущий следом с озабоченным выражением лица Кузнецов кивнул Павлу в знак приветствия. И сразу же секретарь разрешил лётчику-главкому зайти к вождю.

Первая неожиданность: в кабинете Сталин оказался не один. За столом сидел Сухарь, он же Погосян-Нортроп. Судя по разложенным на столе чертежам и работающему монитору компа, Сталин вникал в детали конструкции каких-то летательных аппаратов.

— Проходите, товарищ Рычагов, не стесняйтесь. — Приглашающий жест Сталина. — Присаживайтесь вот сюда, у нас с вами будет долгий разговор. Скажите, товарищ Рычагов, кто вам разрешил летать на непроверенной машине? Вы решили таким способом уйти из жизни? — Елейный голос Сталина не предвещал ничего хорошего. — Может, вы больше не желаете занимать должность главкома ВВС?

— Товарищ Сталин, признаю свою неправоту и безответственность. — Рычагов встал по стойке «смирно». — Готов понести наказание и готов служить там, куда меня пошлёт партия и правительство.

— Видали, какой он честный и правильный? — кивнул на главкома Сталин. — А то, что репутация товарища Поликарпова и других товарищей может пострадать из-за вашего мальчишества, вы об этом подумали?

— Виноват, не подумал, — покраснел Рычагов. — Очень хотел первым новый истребитель попробовать.

— Вот оно — мальчишество, — поставил диагноз Сталин. — Он не думает о том, что страна может потерять хорошего лётчика. Уже успели полетать на всех машинах наших потомков или на каких-то ещё не попробовали?

— На истребителях «Ураган» и «Циклон» всех серий. На бомбардировщиках «Тайфун», «Шторм», «Торнадо», — начал перечислять Рычагов. — На летающих лодках «Ра» двух модификаций. На одном из «Триумфов» с инструктором.

— Наш пострел везде поспел, — продекламировал Сталин. — Каковы впечатления об этих машинах? Вы же не просто так летали, а проводили сравнение с нашими старыми самолётами.

— Так точно, товарищ Сталин, даже проводили учебные воздушные бои с участием их и наших машин, — не стал отпираться нарком. — И с новой машиной товарища Поликарпова воздушный бой репетировали. Потому её и разбили. Я разбил.

— Вот какие подробности вылезают, — усмехнулся Сталин. — Выкладывайте всю правду, товарищ Рычагов, про испытания истребителей.

— Наш «ишачок» всех модификаций немного превосходит «Ураган-1» только в горизонтальной маневренности. В остальном — уступает. По всем параметрам. «Ураган-2» и «Циклон» также превосходят И-16 по всем параметрам. Все И-15 значительно уступают машинам потомков. В качестве истребителей И-15 окончательно устарели. Новый И-185 ни чем не уступает «Урагану-1». Сто восемьдесят пятый выступал опытным образцом, даже не предсерийным. Серийный будет ещё мощнее и лучше. Думаю, И-185 будет на уровне «Урагана-2» и «Циклона». Самолёты Яковлева, Микояна с Гуревичем, группы Лавочкина ещё не проходили испытаний. Палубные «Триумфы» в испытаниях не участвовали.

— И-185 превзойдёт германский Me-109? — вдруг спросил Сталин.

— Да, новый истребитель Николая Николаевича ничем не хуже немцев, — заверил Рычагов. — Если И-185 получит более совершенный двигатель, то германский Me-109 ему уступит по всем параметрам.

— Будем надеяться, что это так. — Сталин взял со стола трубку. — Продолжайте.

— В машинах наших потомков, — Рычагов покосился на внимательно слушающего разговор Сухаря, — я заметил одну особенность — оборудование кабины почти идентично на всех машинах, включая лёгкие бомбардировщики и палубники. Это очень удобно при пересадке на другой тип самолётов. Вот бы нам так сделать на новых машинах.

— Хм, возможно ли такое, товарищ Погосян-Нортроп? — поинтересовался Сталин.

— Вполне возможно, товарищ Сталин, — быстро произнёс седовласый пришелец. — Имея вычислительную технику, необходимо всего лишь дать конструкторам задание и виртуальный макет кабины пилота. Кабину пилота желательно сразу унифицировать с нашими машинами.

— Товарищ Рычагов, потомки передают нашим ВВС некоторое количество самолётов. Вам необходимо пересадить на эти машины наиболее боеспособные и обученные части. Кроме того, лёгкие бомбардировщики «Шторм-1» можно использовать как учебные самолёты. Товарищ Погосян-Нортроп заверил меня, что место стрелка на них быстро трансформируется в место инструктора. Вам необходимо немедленно по всей стране начать отбор наиболее подготовленных лётчиков и в учебных частях с помощью «Штормов» начать подготовку личного состава. По соображениям секретности следует создать новые учебные полки где-нибудь в центральных районах страны. Организовать эти новые школы надо до начала лета. Вам всё понятно?

— Так точно, товарищ Сталин, — вытянулся по стойке «смирно» главком. — Я немедленно начну подбор кадров для новых лётных школ.

— Вот и хорошо, — подвёл итог Сталин, — идите и работайте. И не вздумайте больше летать вместо лётчика-испытателя. Это приказ.


Глубокой ночью на экранах двух компов Сталин просматривал видеоотчеты об испытаниях новой советской военной техники. Возвратясь в Кремль после полугодового отсутствия, вождь очень быстро вникал в состояние дел в стране. Ещё несколько дней, и он будет держать руку на пульсе великой державы. Технологии пришельцев позволяли решать проблемы коммуникации и быстрой обработки любой информации. Сталину импонировало, что пришельцы отказались просто так дарить идеи и технологии, но подсказали советским учёным пути достижения желаемых результатов. На взгляд человека, самостоятельно достигшего в огромной державе вершин власти и разгромившего многочисленных внутренних врагов, это являлось рациональной и уважительной позицией. Тем самым иномиряне признавали самостоятельность и умственные способности советских учёных.

Разработчики военной и гражданской техники быстро усвоили правила игры, и вот уже на столе Сталина лежат несколько писем с различными предложениями. В основном все предложения касаются вопросов модернизации вооружений Красной Армии. Есть и новые проекты, в которых просматриваются концепции иномирян. Вот, товарищ Астров с завода № 37 представляет проект менее сложной и дорогостоящей в производстве самоходной противотанковой пушки, чем СУ-57 пришельцев. Броневые плиты корпуса этой машины имеют очень значительные углы наклона. Силовое отделение расположено впереди, как и у прототипа. Вместо достаточно сложного в производстве компактного дизеля Астров предлагает поставить пару автомобильных горьковского производства. На базе противотанковой САУ предлагаются эскизные проекты штурмового орудия с трёхдюймовой «полковушкой» и зенитной самоходки с парой 20-25-миллиметровок во вращающейся башне. Похоже, Астров прекрасно осознаёт, что самоходки на базе Т-26 являются экономически вынужденной мерой, и готовит полноценную замену советскому «виккерсу».

Похожее по концепции письмо с ГАЗа. Товарищи предлагают не копировать лёгкий БТР иномирян с его рационально наклонными бронелистами корпуса, а создать по его образцу свою машину. Советский проект технологически проще и дешевле при массовом производстве. В письме приводится график, от разработки документации до создания технологической цепочки и выпуска первой партии машин. Чуть больше года. Товарищ Сталин уже успел услышать нелестные отзывы военных о переделанных из семейства БА бронетранспортёрах. Товарищи сравнивали комфорт и удобство БТР пришельцев и нашей машины. Ничего, дорогие, потерпите до поступления в войска новинки. А пока занимайтесь боевой учёбой на старье, которое потом списать не жалко.

Уже под утро Верховный закончил просмотр фильма-отчёта об испытаниях новых танков в зимних условиях. Новые Т-34, СУ-122, КВ, СУ-152 бросались в глаза своими непривычными формами. Всматриваясь в идущие по снежной целине машины, Сталин подметил схожесть форм и силуэтов новых танков. С расстояния в километр враг имел все шансы ошибиться в их опознании.

«А если разработать и нанести хитрый летний камуфляж, то для воздушного наблюдателя танки растворятся на фоне земли, — мелькнула мысль. — При перевозке этих новых машин железнодорожным транспортом и на маршах надо устанавливать для конспирации и маскировки дополнительные фанерные листы. Не надо раньше времени радовать фашистскую разведку. Пусть Гитлеру сюрприз будет. И не один».

Усмехнувшись, Сталин выключил монитор и, взглянув на часы, пошёл отдыхать. Хорошо, что в технических вопросах самолётостроения у него есть советник — пенсионер-авантюрист, в прошлом конструктор летательных аппаратов и экранопланов. Этот Сухарь заставил себя уважать буквально через день с момента знакомства. Теперь, общаясь с конструкторами, Сталин заранее знал массу тонкостей и нюансов по представляемым новым проектам. История с двухмоторным «воздушным крейсером» больше не повторится.


Балашиха. Двадцать четвёртое марта

— Ещё раз. Вист — не думай. Положись на свои инстинкты. Ты выдаёшь свои намерения, когда начинаешь думать. Сержант успевает среагировать, — ровный голос без намёка на эмоции заставил курсанта Витьку Степанова мгновенно вскочить на ноги и заново приготовиться отбивать атаку в учебном бою с сержантом-пограничником.

«Похоже, сегодня инструктор Зорг решил удивить подопечных. Обычно он изъясняется отрывисто и односложно», — успела мелькнуть и пропасть мысль. Пограничник атаковал резко и неожиданно, чёрт бы побрал этих китайцев.

Во время обеда Витька вдруг вспомнил события последнего полугода и вздохнул, покосившись на Тихого. Этот единственный более или менее близкий Витьке бывший уголовник теперь носил погоняло, тьфу ты, имел позывной — Ван. Глядя на безмятежно уплетавшего гречневую кашу голубоглазого громилу, Витька поймал себя на мысли, что тот абсолютно не похож ни на китайца, ни на корейца. Назвали его родители Иваном, даже не предполагая, что вырастет из их чада. Вырос умный и чертовски хитрый налётчик и мокрушник.

Их забрали десять человек из отряда. Десяток самых отмороженных и жестких уголовников. Среди них — он, Виктор Степанов, по кличке Штык, сидевший за двойное убийство. Это был второй его срок, и среди блатных и урок он ходил в авторитете. Только смотрящий на зоне, очень уважаемый вор в законе, мог ему что-то приказывать. Очень вежливо приказывать, в виде просьбы, от которой невозможно отказаться.

Всё закончилось с приездом в лагерь этих милых ахрамцев. Смотрящий и его ближайшие подручные отправились к предкам. Просто так, ни за что. Смотрящий косо взглянул на одного из командиров пришельцев, и тот просто полоснул очередью из «крупняка» с бронетранспортёра по четвёрке стоящих рядом авторитетных воров. Затем этот командир долго рассматривал обалдевших от такого беспредела и не рискнувших выступать уголовников. А потом ахрамец выбрал десять человек, и жизнь Штыка полностью изменилась. Только до сих пор не понятно, в какую сторону.

В их команду собрали пятьдесят человек, и после путешествия на бронетранспортёрах, на поезде и на полуторках привезли в какой-то закрытый военный лагерь в подмосковной Балашихе. Здесь дислоцировался батальон ахрамцев. А уголовники стали курсантами. Их желания и мнения никто не спрашивал. В первую же ночь в отлично оборудованной казарме самые авторитетные и сильные решили установить свои обычные порядки. Построить новую иерархию. Построили. Пришельцы оказались настоящими: они вели скрытое визуальное и звуковое наблюдение за контингентом и в средствах не стеснялись. После начала небольшой потасовки из спрятанных под потолком форсунок стал распыляться какой-то мерзкий газ. Входные двери оказались заблокированы. Все пятьдесят человек три дня не вылезали из туалетов, а в первый день всех ещё и выворачивало желчью. Когда через три дня на плацу выстроились пятьдесят рыл с зелёными физиономиями и грустным видом, проходившие мимо командиры Красной Армии удивлённо косились на их команду. Никаких проблем с иерархией внутри команды больше не возникало.

Потом их поделили на десятки и стали изощрённо пытать. Другими словами такой способ обучения никак назвать нельзя. Только сейчас Витька понял, что таким образом три месяца их испытывали на прочность. Отсеялась половина из десяти. Трое ушли в побег. Их больше никто не видел. Только недавно вот этот сержант-пограничник обмолвился о зимней погоне за беглыми уголовниками. Сержант стоял в оцеплении, когда ахрамцы танком давили беглецов. Двое явно тронулись умом и попытались организовать бунт в лагере. Заперлись в казарме, где их и забросали гранатами инструкторы. Двое получили на тренировках серьёзные травмы и были отсеяны. Наверное, им даже повезло больше, чем оставшимся. Один из выбывших успел шепнуть Витьке, что они теперь станут работать в тюрьмах НКВД. Скорее всего, так и было. Нельзя выпускать из поля зрения органов причастных к государственной тайне. Умный человек прячет лист в лесу. Один недавно подорвался во время учебных занятий на неправильно установленной самодельной мине. Туповат оказался парень, только и умел кулаками и ножиком работать. А со взрывчаткой надо ласково и аккуратненько.

Чему их только за это время не учили! Пришлось освоить все виды советского стрелкового оружия: винтовки, карабины, пистолеты, револьверы, пулемёты. Кроме отечественного стрелкового оружия осваивали оружие потенциального противника. Вплоть до громоздкого американского автомата, которым, по слухам, воюют в Чикаго гангстеры. Среди всего разнообразия выделялись отечественные экспериментальные образцы и оружие ахрамцев.

Начиная с этой недели, во второй половине дня курсантов обучали вождению автомобилей. Глядя на прибывшие недавно танки и тягачи с пушками, Витька догадывался, что придётся ещё учить всякую там баллистику и прочие науки. Уже сейчас преподавалась теория по миномётному делу, и в коридоре казармы ждали своего часа 82-миллиметровые «самовары».

Каждый день учили умению работать с ножом, со штыком, с другими колюще-режущими предметами. Так же, как и убийству голыми руками себе подобных. Тот сержант-пограничник прибыл откуда-то с китайской границы и владел хитрыми азиатскими выкрутасами. Прекрасно умел пользоваться ножами. С ним Вист сегодня и проводил тренировку. А Зорг незаметно наблюдал за ними.

«К чему же нас готовят?» — в -дцатый раз пытался найти ответ Витька и никак не мог решить эту головоломку. — Ясно, что будет война. Ясно, с кем. Но в какие войска нас зачислят с такой подготовкой. Только лётной подготовки ещё не было и водолазной.

Взглянув на безмятежно допивающего свой чай Вана, Витька вдруг подумал, что эта гора мышц не влезет в водолазный костюм. И стать водолазами им не светит. И лётчиками тоже. А вот сбросить их на парашютах в тылы врага вполне можно. Особенно если эти тылы будут на территории с преобладающим русскоязычным населением. И если в этих тылах будут такие же блатные, как и они в недалёком прошлом. А это значит…

Витька так обалдел от своей догадки, что замер с кружкой в руке и устремлённым в никуда взглядом. Чем вызвал удивлённое переглядывание соседей по столу. Ни Вист, ни его однокурсники ещё не знали, что на второй год обучения им предстоит осваивать тренировочный самолёт, знакомиться с оборудованием кабин наиболее распространённых машин Люфтваффе. И даже в море они выйдут. На подводной лодке. За изучением тонкостей скрытой высадки на занятое противником побережье его сократившуюся до десятка человек команду и застанет вторжение Вермахта в Россию.

ГЛАВА 2


Москва. Кремль. Тридцатое марта

К двенадцати часам дня в кабинете Сталина собрался весь главный командный состав армии. Нарком обороны Тимошенко, начальник генштаба Василевский, маршалы Ворошилов и Будённый, генерал Жуков. Дополняли команду нарком Кузнецов и главком Рычагов. Последним пришёл Берия, после чего двери кабинета плотно закрылись. Сталин отошёл от окна, в которое он до этого задумчиво смотрел, и опустился в своё кресло. Тема сегодняшнего совещания оглашалась три дня назад, и все подготовились к разговору.

— Начинайте со стратегического анализа генштабом европейской войны, товарищ Тимошенко, — махнул трубкой Сталин. — Без вступлений и частностей, только выводы и перспективы дальнейшего развития ситуации. Не вставайте. Так говорите.

— По нашим оценкам, состояние вооружённых сил Франции и её стратегическое положение не позволят Парижу в одиночку одержать победу над Германией. Франция не может рассчитывать даже на почётную капитуляцию. Германия жаждет полной и безоговорочной победы над давним врагом, и Гитлер этого добьётся. Причиной того является не только слабость французской армии по сравнению с немцами. Франция находится в политической изоляции, за что должна поблагодарить своих союзников англичан. Именно они втянули французов в конфликт с Гитлером. Единственный возможный союзник — Америка — не полезет воевать с немцами ради дружбы с Парижем. Оружием поможет, небольшим числом добровольцев. Но не более.

— У меня лежит послание от Лебрена, и их посол умоляет о приёме. — Сталин взглянул на Берию. — Дураку ясно, что дружбы просить будет. Товарищ Сталин больше не имеет желания говорить с Лебреном о дружбе.

— Россия уже проливала за эту Францию кровь своих сынов, — вместо Берии вступил в разговор Будённый. — Эти буржуи опять хотят нас купить, как Николашку, и нашими руками воевать с Гитлером. Пусть сами воюют.

— Правильно говоришь, Семён, — кивнул вождь, — мы предлагали Франции союз перед польской войной Гитлера. Они отказались. Вот и пусть теперь попляшут. Как быстро Германия разобьёт французов?

— Затяжная война Германии не выгодна, — помедлив, ответил Тимошенко. — По нашим оценкам, в ближайший месяц-два немцы нанесут сокрушительный удар и поставят Францию на колени. Вся война завершится в течение лета этого года.

— На чём основано мнение генштаба? Немцы сумеют так быстро прорвать «линию Мажино»?

— Генштаб считает, что немцы не станут штурмовать линию Мажино. Генералы Вермахта сделают выводы из наших кампаний в Монголии, Финляндии и Ираке и постараются воплотить в будущих войнах наш опыт. В случае с Францией немцы применят большие танковые массы для прорыва и продвижения в глубь страны. Укрепления линии Мажино немцы попросту обойдут. С большой долей вероятности, по территории Бельгии. Возможно вторжение и в Голландию. Проще говоря, воплотят в жизнь новый «план Шлиффена».

— Выдвижение крупных танковых частей через малопроходимую местность. — Сталин посмотрел на экран своего компа. — Товарищ Жуков, под вашим руководством наши танки шли по горным дорогам Ирана. От чего зависит быстрота прохождения больших масс солдат и техники?

— Считаю, что во главе угла стоят организация движения колонн, подготовка водителей и технического персонала в танковых частях и состояние материальной части войск, — чётко отрапортовал Жуков.

— Это всё у немцев имеется, — усмехнулся Сталин, — организованность у них в крови. Думаю, наши танкисты изрядно намучились на иранских дорогах, так, товарищ Жуков?

— Так точно, товарищ Сталин. Поначалу имелись трудности: механики-водители танков и других машин вообще не имели необходимого опыта вождения по горным дорогам. Но мы быстро преодолели все трудности и справились с недостатками.

— Вот и немцы быстро протиснут свои танки через труднопроходимую местность. А вместе с Францией захватят Бельгию, Голландию, а за компанию и Данию. После чего начнётся подготовка третьего сезона охоты на европейские страны. Что там у нас остаётся? Югославия, Греция, Румыния, Болгария.

— Испания и Португалия, товарищ Сталин, — проявил знание географии Рычагов. — И Скандинавские страны.

— Всё правильно, товарищ Рычагов, только Гитлеру нет надобности оккупировать Иберийский полуостров. Там правят близкие ему по духу режимы. Оккупируют немцы Югославию и Грецию. А Румынию и Болгарию пригласят в союзники. В Скандинавию Гитлер не полезет. Не воюя с Англией, немцам нет смысла лезть на север.

— Турция ещё есть, — вздохнул Будённый. — Извечный враг России.

— Да, Турция может стать проблемой, — согласился Сталин. — Но проблемой решаемой. Товарищ Тимошенко, что думают в генштабе о положении французских, голландских, бельгийских колоний после захвата этих стран Гитлером?

— Товарищ Сталин, генштаб не считает, что Вермахт оккупирует территорию колоний побеждённых стран. У Германии нет таких морских сил, чтобы обеспечить занятие всех колониальных владений европейцев.

— А пример Исландии ничему не научил советских генштабистов? — засмеялся Сталин. — Американцы после окончания войны домой не ушли. Да и мы арендуем четыре территории за границей. Кроме Америки, есть ещё очень жадная до чужих богатств Япония и недобитая Англия. Англичане быстро перекроят Африку по своим лекалам. А немцы с помощью дуче высадятся где-нибудь в Тунисе и Алжире. Будет у немцев танковое сафари.

— Товарищ Сталин, как начальник генштаба, я готов взять ответственность за этот промах в своей работе, — встал из-за стола Василевский.

— Присаживайтесь, Александр Михайлович, — махнул рукой Сталин. — Нет никакого промаха. И отвечаете вы не за мировую политику, а за свою работу. Сейчас перейдём к нашим проблемам. Товарищ Жуков, отвечайте без прикрас, как есть, наши вооружённые силы готовы к войне с Германией? Не вставайте.

— Нет, товарищ Сталин, не готовы, — хриплым голосом проговорил Жуков. — Только в отдельных частях и подразделениях боевая готовность личного состава соответствует требуемым нормам и стандартам. В большинстве частей уровень подготовки личного состава не соответствует критериям новых Уставов. Новая техника и оружие ещё не поступали в войска. Промышленность только осваивает производство.

— Товарищ Жуков, за вопросы производства и оснащения армии отвечают другие наши товарищи. — Сталин выделил интонацией нужные слова. — А от вас, как от главного армейского инспектора, мы хотим узнать о недостатках в подготовке личного состава Красной Армии. Рассказывайте об истинных причинах, мешающих боевой учёбе.

— В первую очередь надо отметить недостаточный уровень знаний и подготовки среднего командного звена: от полка и выше, а в некоторых случаях и от батальона и выше. Многие командиры явно занимают не своё место. У командиров разных уровней остро стоит проблема с умением самостоятельно принимать решения. Зачастую командный состав боится любого проявлением инициативы: как собственной, так и со стороны подчинённых… — Жуков сделал паузу и продолжил: — Рядовой личный состав очень много времени тратит попусту. Солдат часто привлекают на хозяйственные работы, тем самым отрывая от боевой учёбы. Много времени тратится на строевую подготовку. В преддверии войны учить шагать в ногу можно в школе, в ремесленном училище, в институте. Слишком много времени у солдат уходит на политзанятия, политинформации и прочие массовые мероприятия.

— Да как вы смеете, генерал, говорить такое! — вспылил Ворошилов. — Политруки и комиссары были и будут главной опорой нашей армии. Они следуют курсом партии Ленина-Сталина и несут марксизм-ленинизм в массы. А товарищ Жуков желает отменить в войсках политзанятия с личным составом. Народ нас не поймёт!

— Товарищ Жуков уверен в своих словах? — сверля прищуренным взглядом генерала, спросил Сталин.

— Я уверен в том, что говорю, товарищ Сталин, — Жуков расстегнул ворот гимнастёрки, выдержав взгляд Сталина, — и могу аргументировать свои выводы.

— Подожди, Клим, — жестом остановил Ворошилова Сталин. — Сначала скажет товарищ Жуков. Вероятно, на его выводы повлияли наши потомки со своим пренебрежением к идеологии и политике. Так, товарищ Жуков?

— Так точно, товарищ Сталин. Нельзя отрицать того влияния наших потомков, которое они уже оказали и ещё окажут на страну. Свои выводы я сделал на основании изучения методики работы с личным составом в двух десятках новых учебных бригад. Соотношение личного состава в них составляет примерно тридцать на семьдесят в пользу наших современников. Наши потомки там сейчас занимают только должности инструкторов и преподавателей. За пять месяцев работы с нашим личным составом уровень боеготовности этих бригад был полностью восстановлен до изначального. Красноармейцы прекрасно освоили и новые военные специальности, и новую тактику. Я ознакомился в этих частях с программой подготовки личного состава и не обнаружил в ней политической подготовки. Заметьте, политруков у наших потомков нет вообще. Обязанности работы с личным составом возложены на сержантов. Примерно каждый четвёртый в частях потомков имеет звание сержанта и готов исполнять обязанности младшего командира, от лейтенанта и выше. Уровень подготовки сержантов позволяет тем занимать должности ротного и комбата. Ключ к победам у наших потомков лежит в организации боевой учёбы личного состава на очень высоком уровне. Их войска состоят из готовых и подготовленных воевать в любых условиях и с любым противником профессионалов. Я не могу говорить о флоте, так как не инспектировал морские силы потомков, пусть товарищ Кузнецов поделится своими выводами об их флоте.

— Товарищ Жуков, вы предлагаете на наших сержантов возложить исполнение обязанностей политруков? — спросил Ворошилов. — Или поставить наших сержантов командовать ротами и батальонами?

— Нет, товарищ Ворошилов, — ответил Жуков. — Я предлагаю создать войска постоянной комплектации на профессиональной основе. Части, в которых каждый генерал или солдат служат на добровольной основе, где будет постоянный профессиональный личный состав. Эти части должны стать становым хребтом Красной Армии, а военнослужащие из таких частей станут младшими и средними командирами в территориальных дивизиях. В случае войны профессионалы громят врага на его территории и становятся боевым ядром новых дивизий при мобилизации резервистов.

— Клим, ты понял? — улыбнулся Сталин. — Кадры решают всё. Товарищ Жуков, а что вы будете делать с политической подготовкой бойцов? Вы думали, как решить этот вопрос?

— Да, товарищ Сталин. Я предлагаю просто скопировать методы наших потомков. У них военнослужащие просто не имеют свободного времени для того, чтобы думать о чём-либо, кроме службы. Двенадцать часов в день, без выходных, каждый солдат и командир заняты исключительно боевой учёбой. Стрельбы, марши, бои без оружия, изучение материальной части. Есть только два дня подряд, раз в двадцать пять дней, когда военнослужащие получают индивидуальные выходные. Я так и не понял, с чем это связано, но это правило соблюдается неукоснительно.

— Ничего, это я знаю, — Сталин выделил интонацией нужное слово, — говорите дальше.

— Для политинформаций вполне достаточно одного часа в день в условиях службы в мирное время. Во время боевых действий зачастую нет возможности даже спать, не говоря уже обо всём остальном.

— Такое бывает, сам видел наших бойцов из кавдивизий, — вновь вступил в разговор Будённый. — Когда началось наше наступление в Ираке, кавалеристы по пять дней не вылезали из сёдел. Спали, ели на спинах у лошадей. И без продыху гнали англичан. Показали буржуям, где раки зимуют.

— Товарищ Жуков, я вижу, вы в восторге от порядков наших потомков… — Сталин взял в руку трубку и ткнул ею в сторону Жукова. — Инициатива наказуема, поэтому вы и будете командовать нашими новыми частями. После французской кампании Вермахта мы проведём большие учения, по итогам которых найдём вам новое место службы. А пока продолжайте исполнять свои обязанности. Товарищ Кузнецов, можете что-то добавить от имени флота?

— Товарищ Сталин, на кораблях флота пришельцев профессионализм моряков ещё выше, чем в армейских частях. Каждый матрос обладает несколькими флотскими специальностями. На их кораблях очень много электронных приборов большой сложности, поэтому уровень знаний и подготовки личного состава очень высок. Большинство из рядового состава вполне способны командовать катером, или даже сторожевиком и тральщиком.

— Всё правильно, дуракам нельзя доверять технику, тем более такую сложную, — хмыкнул Сталин. — А среди пришельцев дураков нет. В нашей стране их тоже следует извести на нет. Товарищ Василевский, какую там стратегию разработал генштаб в случае нападения на нас всей Европы с Гитлером во главе?

— Генеральным штабом рассматривались два основных сценария войны с Германией, — начал Василевский. — Первый сценарий — наступательный. Контрудар в ответ на вторжение германских войск и дальнейшее наступление Красной Армии по вражеской территории. Второй сценарий — оборонительный. Разгром и уничтожение сил вторжения в ряде оборонительных сражений на нашей территории. После тщательного анализа боевых возможностей нашей армии на данный момент генштаб принял в разработку второй сценарий войны с немцами.

— Товарищ Василевский, может, вы забыли, что Красная Армия должна бить врага на его территории? — ехидно влез Ворошилов. — И в Монголии, и в Финляндии, и в Ираке мы вели наступательную победоносную войну. Почему наш генштаб собрался отдавать врагу часть советской земли?

— Отвечу по порядку, — после одобрительного кивка Сталина произнёс Василевский, — на все поставленные вопросы. Первое: мы должны быть честными перед собой и признать, что Финляндию победили войска наших потомков, а не действия Красной Армии. В Ираке мы смогли одержать победу в результате скоординированных действий флота и действующей армии. К тому же, это тоже необходимо признать, авиация наших потомков нанесла упреждающий удар по союзникам и тем самым обеспечила нам господство в воздухе. В Монголии наши войска также действовали от обороны, измотав противника, и, перейдя в наступление, освободили временно захваченную территорию. Второе: генштаб не намерен допускать противника на советскую землю. Все оборонительные операции Красная Армия будет проводить между старой и новой западными границами нашей страны. Укреплённые районы на нашей старой западной границе сыграют роль главной полосы обороны, дальше которой германские войска не пройдут. На разработку такого плана боевых действий повлияло одно важное обстоятельство. На вновь присоединённых к стране землях отношение к советской власти и новым порядкам не всегда положительное, поэтому у нас нет гарантии поддержки со стороны местного населения. Особенно это касается западных областей Украины и Прибалтики. После консультаций по этому вопросу с ведомством товарища Берии, генштаб разработал вот такой план действий. Оборонительный план позволит нам не только остановить германское наступление на восток, но и дать возможность недовольным советским режимом сравнить его с нацистскими порядками. По информации, которой располагает генштаб, на территории бывшего польского государства части СС проводят политику террора и уничтожают мирное население. Особенно страдают лица еврейской национальности.

— Узнаю руку товарища Золотого, — рассмеялся Сталин. — Лаврентий, это была его идея?

— В основном, Иосиф Виссарионович. — Берия обвёл взглядом сидящих за столом. — Товарищ Золотой подвёл меня и Александра Михайловича к возникновению такой идеи после изучения материалов инспекционной поездки его сотрудников по новым областям страны. Меня также ознакомили с большей частью этого отчёта. После чего и был принят пятилетний план поэтапной интеграции вновь присоединённых территорий.

— Хорошо, — улыбнулся Сталин, — надеюсь, здесь сидящие товарищи смогли научиться у пришельцев ещё каким-либо политическим хитростям. Кроме иезуитской хитрости, у генштаба были и какие-то другие основания для этого плана, так, товарищ Василевский?

— Да, товарищ Сталин, — утвердительно кивнул Василевский. — К сожалению, я вынужден подтвердить выводы товарища Жукова. Сейчас Красная Армия к войне не готова. У нас элементарно не хватает времени на реорганизацию и перевооружение. По подсчётам генштаба, нам для завершения реформы армии необходимо иметь два мирных года. Считаю, что Гитлер не даст нам этого времени. Максимум — год после завершения французской кампании.

— Два года, — после паузы задумчиво протянул Сталин. — За один год успеем только наполовину. Успеем привести в порядок укрепления на старой границе и построить новые?

— Да, товарищ Сталин, все предварительные расчёты, аэрофотосъёмка местности уже готовы. Работы будут вестись в течение всего тёплого сезона в этом году, и сколько успеем — в следующем. Товарищ Берия обещал помочь со строителями. Строительство промежуточных линий обороны начнём в следующем году.

— Хм, с воздуха отлично видно строительство сухого дока в Молотовске. Неужели уже построили этот объект? — удивился Сталин. — Почему не доложили?

— Первый сухой док, способный проводить текущий ремонт и обслуживание кораблей водоизмещением сто тысяч тонн будет закончен в начале мая, — доложил Берия. — Моряки очень ждут этот док, поэтому мы на его сооружение бросили лучшие кадры, а пришельцы — всю технику и технологии. После завершения постройки первого дока там же начнём и строительство второго. Третий и четвёртый планируем построить под Владивостоком, в Большом Камне. Но на данный момент там даже не начались предварительные работы. В планах потомков построить такие доки в Мурманске и Петропавловске. Думаю, на этих стройках наши строители получат необходимый опыт и смогут в дальнейшем самостоятельно создавать подобные сооружения.

— Лаврентий, только не забудь потом освободить наших строителей, — усмехнулся Сталин. — Ладно, пора заканчивать. Принимайтесь за работу, товарищи. Товарищ Кузнецов, завтра жду вас с подробным докладом о состоянии дел на флоте. Лаврентий Павлович, Семён Михайлович, задержитесь. Остальные могут быть свободны.


Москва. Кремль. Тридцать первое марта

Невысокого роста человек мягкими шагами неторопливо мерил ковровое покрытие пола в своём рабочем кабинете. В правой руке он держал ещё не зажжённую трубку. Раз, другой, Сталин молча прошёлся мимо стоящего у стола наркома флота.

— Почему вы отдали приказ прекратить строительство линкоров «двадцать третьего» проекта? — Сталин внезапно остановился перед Кузнецовым и внимательно взглянул ему в глаза. Кузнецов этот взгляд спокойно выдержал.

— Товарищ Сталин, данное решение я принял после детального знакомства с линейными кораблями иномирян и анализа реальных технических возможностей нашей промышленности. — Видя, что Сталин внимательно слушает, нарком продолжил: — В окончательном проектном виде наши новые линкоры имели значительное отставание по боевой мощи от кораблей пришельцев. Как в плане вооружения, так и в плане защищённости. В частности, корабли типа «Император» несут шестнадцать орудий калибром шестнадцать дюймов, которые по своей мощности превосходят наши установки Б-37. По составу своего вспомогательного калибра «Императоры» на данный момент являются безусловными лидерами в нашем мире. Двадцать четыре спаренные универсальные пятидюймовки с радарным наведением и со снарядами с радиолокационными взрывателями — такого нет ни у кого. Ближний круг ПВО вокруг корабля создают спаренные и счетверённые сорокамиллиметровые автоматы с тем же радарным наведением. Броневая защита «Императоров» более продумана и рациональна. Противоторпедная защита также более эффективна. И наконец, энергоустановка с ядерными реакторами, которую мы в ближайшее время попросту не сможем создать. Я даже не представляю, можно ли её скопировать.

— Ерунда, обычный реактор, основанный на энергии распада ядер урана-235, — махнул рукой Сталин, — серийно выпускаемый и прекрасно себя зарекомендовавший в эксплуатации. Лет за десять наши учёные и сами такой сделают. А если нам срочно надо будет, мы просто закупим несколько у иномирян. Присаживайтесь, товарищ Кузнецов, и продолжайте дальше. Тяжёлые крейсера «шестьдесят девятого» проекта тоже с чем-то там сравнили и отменили строительство?

— Да, товарищ Сталин, — не стал скрывать нарком, — после знакомства с большими крейсерами «Альдейга» и «Аскольд». По своим совокупным характеристикам они ничем не хуже иностранных линкоров «Шарнхорст» и «Дюнкерк». А по составу вооружения превосходят и немцев, и французов. Наш проект тяжёлого крейсера абсолютно бесперспективен на фоне больших крейсеров иномирян. В первую очередь, крейсера иномирян имеют значительное превосходство в вооружении: пятнадцать и двенадцать трёхсотпятимиллиметровых орудий плюс шестнадцать пятидюймовых универсалок. Броневая и подводная защита этих кораблей также существенно превосходит спроектированные нами. На этом основании я принял решение отменить строительство морально устаревшего корабля и начать разработку новых проектов.

— Любопытно… — Сталин повертел трубку и отложил её в сторону. — Начинать проект с нуля — это смелое решение.

— Не совсем так, мною было принято решение скопировать проект «Альдейги» и немного его изменить, учитывая возможности нашей промышленности и культуру производства в целом. Сейчас идёт детальная проработка нового проекта.

— Почему же точно так не поступили с проектом линейного корабля? — удивился Сталин.

— По причине отсутствия ядерной энергоустановки и неспособности нашей промышленности в ближайшее время производить достаточное количество установок главного калибра точно в установленные сроки, товарищ Сталин. Мы не можем начать строительство корабля и потратить миллионы народных денег на заведомо более слабый корабль. После знакомства с новой энергетической установкой иномирян я распорядился вести предэскизную работу, и не более того. По той же причине мы не можем построить такие большие ударные авианосцы, как «Сибирь» и «Вторжение». На данный момент наша судостроительная промышленность, используя накопленный при постройке лёгких крейсеров опыт, может освоить только постройку лёгких авианосцев.

— Кстати о лёгких крейсерах, — заинтересовался Сталин. — Вы там также все проекты отменили или хоть что-то оставили?

— Все созданные проекты были переработаны после знакомства с малыми крейсерами пришельцев типов «Ландшафты» и «Плохая погода». Я не решился в преддверии новой войны ставить на капитальную модернизацию строящиеся и уже находящиеся в строю крейсера «двадцать шестого» проекта. Принято решение существенно усилить зенитное вооружение и установить современное радиолокационное оборудование, в том числе — радиолокационные системы управления артогнём. Для вооружения крейсеров проекта «шестьдесят восемь» начато проектирование новых шестидюймовых универсальных артсистем. Честно говоря, мы просто скопировали трёхорудийные башенные установки иномирян, внеся в них для облегчения производства некоторые изменения.

— С этими трёхорудийными установками возникли затруднения? — спросил Сталин. — Может, с другими артсистемами? Вы же не только шестидюймовки скопировали?

— Так точно, — не стал отрицать нарком, — мы постарались скопировать все артсистемы пришельцев. К сожалению, некоторые орудия нам попросту некуда устанавливать. Нами не проектировались такие корабли, как большие крейсера типов «А» и «Б». Поэтому не имеет смысла производить замечательные восьмидюймовые артустановки иномирян. В данный момент для замены главного калибра на наших «семёрках» и лидерах разворачивается производство пятидюймовых универсальных орудий. Для перевооружения «новиков» и в качестве вспомогательного калибра для наших крейсеров скопировали стомиллиметровые универсалки. К сожалению, пока не начаты поставки зенитных автоматов. Товарищ Грабин был вынужден обращаться за помощью к пришельцам и к товарищу Берии. Новые директоры заводов обещают дать первую продукцию в мае-июне.

— Что флот намерен делать со снимаемыми с эсминцев и крейсеров орудиями? — последовал очередной вопрос внимательно слушающего вождя.

— Принято решение формировать железнодорожные батареи с использованием снимаемой с кораблей артиллерии. Кировский завод проектирует самоходку с дальнобойным морским стотридцатимиллиметровым орудием. Кировцы уже установили «сотку» на один из танков. Харьковчане также запросили у флота одно такое орудие.

— Ладно, а как обстоят дела с минно-торпедным вооружением? Тоже копируем пришельцев? — Сталин всё-таки закурил трубку.

— Почти. Сейчас ведётся создание аналога торпеды иномирян нашего, пятьсоттридцатитрехмиллиметрового калибра. Конечно, наша торпеда будет уступать шестьсотдесятимиллиметровым торпедам пришельцев, но мы приняли решение таким образом сэкономить время и деньги. В результате не будет необходимости менять торпедные аппараты на большинстве наших кораблей. Также планируем разработать четырехсотпятидесятимиллиметровую торпеду для старых кораблей. К сожалению, пришельцы не имеют в составе своего флота подводных лодок и не очень уважают минное оружие. Поэтому в плане модернизации наших подводных сил мы не можем скопировать какие-то технологии. Иномиряне нам только помогают в модернизации наших подлодок.

— Пришельцы строят свои подводные лодки в основном с ядерной энергетической установкой, — внёс ясность в ситуацию Сталин. — Такие лодки способны достигать под водой скорости сорок узлов. Электродвигатели устанавливают на научных и шпионских подлодках. Они не желают рисковать попаданием совершенных технологий в руки землян. Поэтому в составе их сил вообще нет подлодок. Думаю, они прекрасно обходятся без подводных лодок. Так, Николай Герасимович?

— Да, товарищ Сталин, — Кузнецов с большим интересом выслушал Верховного. — Противолодочное оружие пришельцев почти совершенно. С помощью наскоро установленных гидроакустических комплексов наши сторожевики очистили от английских подлодок всю акваторию вокруг Фарерских островов. Во время совместных маневров на севере силы ПЛО иномирян всегда обнаруживали наши лодки. В ситуации военного времени это закончилось бы гарантированной гибелью наших подлодок.

— Хорошо, товарищ Кузнецов, — подвёл промежуточный итог Сталин. — Перейдём к проблемам личного состава флота. Вы ведь тоже разделяете мнение генерала Жукова о создании профессиональных частей? Думаю, для флота и ВВС эта идея более актуальна, чем для армии. Нам в преддверии войны необходимы очень хорошо подготовленные и образованные технические специалисты.


Средняя полоса России. Пятнадцатое апреля

Тепло и уютно в деревенской хате. Несмотря на шагающую по полям и лесам весну, ночами бывали заморозки и утром иней окутывал все скудное хозяйство во дворе дома. Поэтому Иван велел жене каждый вечер протапливать печь. Ещё маленькие дети Ивана и Насти спали в тепле на большой русской печи. Ночь только началась, и не все обитатели дома спали крепким сном.

— Ай… Иван, перестань, щекотно же… — Тихий женский голос, хихиканье, звуки поцелуев. — Малюток разбудишь, подожди, пусть уснут покрепче.

— Они уже спят, их из гаубицы не разбудишь. — Мужской шёпот плавно перетёк в звуки новых поцелуев.

— Хи-хи, опять ты про свои гаубицы и пушки. Лучше расскажи, зачем тебя в военкомат председатель отсылал? Война же кончилась, мы победили, ты вернулся домой. Что им ещё от тебя надо?

— Кончилась война с одними буржуями, начнётся с другими. На свете ещё много недобитых буржуев осталось.

— А ты тут при чём? Своё ты отслужил, две войны прошёл, из танка горящего товарищей вытащил, медали две заслужил, — раздался быстрый страстный женский шёпот.

— Не всё так просто, Настенька… — Глубокий вздох в темноте. — Мне военком такое предложение сделал, что теперь вот думу думаю, что делать?

— И что они тебе предложили? Посевная скоро, ты один из лучших трактористов в колхозе, без тебя никак нельзя.

— Понимаешь, Настюха, есть такая профессия — родину защищать. И не важно, кто ты — тракторист или слесарь, мужская это профессия. И никуда нам от этого не деться.

— Ты что, опять в армию собрался? А я? А дети? Неужто без тебя армия не обойдётся?

— Ты знаешь, я старшиной был, командиром танка. Хорошим командиром, сам Будённый мне медаль вручал. В Ираке том самом, где я негров живьём видел.

— Да ну их, мартышек черномазых, не к ночи будут помянуты, ты про военкомат рассказывай! Что там тебе военком наобещал? Манны небесной?

— Да брось ты, не было никакой манны. Предложил мне не военком, а майор из самой Москвы! И ты знаешь, я там наших потомков видел. Вот как тебя сейчас.

— Да ну! И какие они? Огромные, как товарищ Золотой? А бабы среди них были?

— Ну какие бабы в армии, Настя? Нет в армии баб. Только жёны командирские и докторши в госпиталях. И ты можешь стать женой командира. Если я дам своё согласие служить в профессиональной армии.

— А это как, Иван? Ты же сам говорил, что у тебя образования не хватает, чтоб служить командиром. Неужто закон новый какой вышел, и тебе разрешили?

— Да нет, не вышел никакой новый закон. Вышел приказ товарища Сталина: создать корпус профессионалов, куда набрать добровольцами самых лучших из отслуживших и демобилизованных. Вот и мне предложили, я же одним из лучших в батальоне был. А служить я буду старшиной, командиром танка, кем и был раньше. А вот денежный оклад мне за службу станут платить командирский. Как лейтенанту. И будет у меня возможность среднюю закончить и стать настоящим командиром. Для того согласие моё требуется. А мне твоё согласие требуется, куда ж я без тебя и детей?

— А куда служить-то тебя пошлют, знаешь? Опять в Ирак или Монголию?

— Нет. Служить, а точнее работать, мы будем в России или в Белоруссии. Пока не знаю. Семье обещали квартиру выделить в доме для таких, как я, военных специалистов. За детьми сама сможешь присматривать, к школе готовить. Думаю, и тебе, и другим жёнам командиры найдут занятие. Без дела сидеть не будете.

— А когда ехать надобно? Моим мамке с батькой сказать надо, твоим родителям, деду Фролу, бабушкам, братьям, сёстрам…

— Ага, и всем соседним деревням. Это не военная тайна, конечно, но майор московский велел планы обсуждать только с близкими родственниками. Поэтому молчи, пока не говори никому. Вот посевную проведём, тогда и станем собираться.

— Хорошо, будь по-твоему. А расскажи про потомков? Какие они?

— Да обычные мужики. Ходят в пятнистой форме с бронепанцирем на теле, оружие почти как у нас. Вот бабы ихние…

— Ага, а говорил — нет баб! Не видел, да? Вот я тебе… Хи-хи-хи… — Женский смех сменился вознёй и шуршанием.

— Колька! Матвеев! Николай! — услышал сквозь грохот работы станка голос бригадира токарь Николай Матвеев. — Выключай станок и иди к начальнику! Разговор имеется!

— Ну, чего надо, Андрей Михалыч? — с порога спросил Николай, закрывая за собой дверь кабинета начальника. Толстая дверь надёжно отсекла производственный шум и лязг. — Я же вчера сказал, после обеда заказ будет готов. Чего зря от дела отрывать?

— Заказ свой передашь Борьке Арсеньеву, — буркнул начальник цеха, он же Михалыч, лучший друг отца Николая. — Заказ он без тебя выполнит. А ты давай, дуй в военкомат, на тебя бумага пришла. Вызывают срочно, даже по телефону звонили.

— Что им от меня надо? — искренне удивился Николай. — Я же уже год, как на гражданке.

— Вот в военкомате и узнаешь, что им от тебя надо, — пообещал Михалыч. — На, держи пропуск, Матвеев. Если раньше отпустят, загляни ко мне, планы твои обсудим. Иди.

— Ну вот, полдня рабочих потеряно, — обернулся в дверях Николай. — Не надо потом про горящий план постоянно твердить, так мы его никогда не научимся досрочно выполнять.

Дорога в военкомат через полгорода туда и обратно занимала ровно три часа. Сколько-то времени займут разговоры в военкомате. Так и есть, полдня коту под хвост.

— Товарищ капитан, старший сержант запаса Матвеев по вашему приказанию прибыл. — К удивлению Николая, его сразу же с порога направили к военкому. Без задержек. У Николая блеснул лучик надежды на быстрое завершение визита в эти стены. Наверняка в каких-то бумажках закорючку писарь не так поставил. При проверке обнаружили — и спохватились исправлять. Только от работы людей отрывают.

— Проходи, присаживайся, — кивнул лысоватый в очках капитан. — С тобой товарищ из Москвы поговорить желает. Кстати, он тоже капитан. А я пока пройдусь, подчинённых своих проверю.

— Спасибо, товарищ Мельников, — с небольшим акцентом произнёс белокурый с раскосыми глазами москвич, — если ещё товарищи подойдут, пусть подождут в коридоре. — Товарищ Матвеев, — начал он после того, как за военкомом закрылась дверь, — у меня мало времени, и я сразу перейду к делу. По решению советского правительства в Красной Армии создаётся корпус профессиональных военнослужащих. На добровольной основе в нём будут служить лучшие из красноармейцев. По сути это даже не служба, а работа. Тяжёлый ежедневный труд, который хорошо оплачивается государством. Вы, товарищ Матвеев, во время службы зарекомендовали себя очень хорошим наводчиком орудия. Поэтому вам предлагается работа в профессиональных вооружённых силах на той же должности. В перспективе вы становитесь командиром орудия. Затем, по желанию, учитесь на командира. Что скажете, товарищ Матвеев?

— Я вас сначала за особиста принял, товарищ капитан, — признался Николай, — и нехорошее про вас подумал. Теперь вижу, ошибся. Ваше предложение мне по душе. На сверхсрочную я не остался, потому как мой батя желает, чтобы я на инженера-строителя учился. Собирался я в институт поступать, а до того — токарем на заводе поработать, опыта работы с коллективом набрать. Только не лежит у меня душа к цементу и кирпичам всяким. Люблю я больше с механизмами и железяками работать. Потому я буду только рад снова из Ф-22 пострелять. Когда призывать будете?

— Отлично, товарищ Матвеев, — улыбнулся капитан. — Вам недельки хватит для решения всех личных и семейных вопросов?


Молодой сержант легко взбежал на крыльцо районного отдела милиции и в дверях столкнулся с сослуживцем, тоже сержантом милиции.

— Марат, привет, — хлопнул тот приятеля по плечу, — ты ещё не уехал? Куда так разбежался?

— Привет, Максим! — Марат быстро пожал рыжеволосому конопатому сержанту руку. — Подполковник срочно вызвал. К нему наверх тороплюсь.


— Товарищ подполковник! Сержант Нигматуллин по вашему приказу прибыл! — вытянулся перед начальником райотдела Марат.

— И правильно сделал, — поднялся из-за стола подполковник Хасанов. — Ты почему не хочешь родину защищать, Нигматуллин? Тебя, как лучшего из лучших, майор из Москвы приглашает кадровым военным стать. А ты? Позоришь отделение, Нигматуллин.

— Товарищ майор, — набычился Марат, — с чего вы взяли, что я не хочу родину защищать? И вообще, откуда вы знаете, что я отказался?

— Ты забыл, Нигматуллин, где работаешь? Что твой начальник до этого кресла был одним из лучших оперативников? Собрал я информацию, подумал и сложил два плюс два, — усмехнулся усатый седовласый подполковник. — Так почему отказались, сержант?

— Товарищ подполковник, — поднял голову Марат, — я же кавалерист, а меня в пехоту послать хотели. Не хочу я в пехоту. Там нет лошадей, шашки пехотинцам не положены.

— А также папахи, сёдла и кубанки, — топорща усы, продолжил Хасанов. — Тебя не в пехоту, а в мотопехоту сватали. Согласен, лошадей там нет. Вместо них мотоциклы и бронетранспортёры. А про то, что не каждого столичные майоры лично уговаривают, ты думал? Ты ведь очень хороший стрелок, Марат, самый меткий в нашем райотделе. Именно поэтому тебе необходимо работать в армии, учить новобранцев убивать врагов.

— Товарищ подполковник, я преступников ловить хочу, — не сдавался Марат, — как же я брошу свой райотдел?

— Для наших воришек и шпаны — преступники — слишком громкое определение, — махнул рукой начальник, — матёрых уголовников в районе и области по пальцам пересчитать можно. А ловить ты можешь и в армии, Нигматуллин. Только не бандитов, а языков и перебежчиков врага. С твоими данными надо в разведку, либо в контрразведку. Вот что, я сейчас позвоню военкому, поговорю с ним, а ты завтра снова побеседуешь с майором. Нужную характеристику я тебе дам. Всё, иди, сержант, подумай ещё раз, что завтра говорить будешь.

ГЛАВА 3


Кольский полуостров. Двадцать пятое июня

— Ну-с, дорогие мои, прошу высказывать по этому поводу своё мнение, — отведя взгляд от монитора, произнёс маг. Три адмирала задумчиво рассматривали столовые приборы, чашки с чаем и блюдца с вареньями. — Давайте, давайте, не стесняйтесь.

— Разгром Франции нами прогнозировался, — первым нарушил молчание Нортон-Майоров. — Сталин пару месяцев назад даже не принял французского посла. Поручил Лаврентию соблюсти приличия и поохать-посюсюкать с французом за чашкой кофе. Англия бывшим союзникам ничем не помогла. Разрешение на заход в свои порты французским кораблям — это меркантильное желание за чужой счёт увеличить свой собственный флот. Из боевых кораблей — в Англию ушли только какие-то катера. Весь остальной флот Франции удрал в африканские базы.

— Всё так, — согласился маг, — но вы не обращаете внимания на раскол среди французских военных и моряков. После того как Вильмунд-Коваль не позволил Маршаллу у побережья Марокко атаковать эскадру адмирала Дарлана, немцы заявили Союзу официальный протест и сильно обиделись. А Дарлан, прибыв в Дакар, заявил о создании Заморской Франции. И обратился к Сталину за помощью. Теперь нам с Германией мирно никак не разойтись.

— Кто же виноват, что итальянцы не остановили Дарлана ещё в Средиземном море? — изумился Лисов-Кантин. — Вот отчёт адмирала Владимирского. Он лично наблюдал с крейсера «Красный Крым» за отходом итальянского флота. И фотографий корабельный самолёт наснимал. Итальянцы без боя пропустили эскадру Дарлана, а мы теперь виноваты?

— Хм, если эти итальянцы испугались сражения два на два, то что же они будут делать в случае превосходства противника? — подключился к разговору Торм-Трувор. — По информации Владимирского, итальянцы имели двойное превосходство в крейсерах. И эсминцев было намного больше, чем у французов. Похоже, Италия является слабым звеном в антисоветском союзе. И открытым для ударов с моря.

— Не стоит обольщаться, Арландий. — Маг снова посмотрел на фотоснимки отходящего итальянского флота. — Мы ещё не знаем, что за воины эти итальянцы. Может, они договорились с Дарланом и пропустили его эскадру?

— Знаем, вот расшифровки переговоров, — вынул Торм-Трувор свой козырь, — из которых прекрасно видно, что адмирал Кампиони не рискнул начать бой. Не думаю, что он испугался наших авианосцев по другую сторону пролива. Кампиони просто струсил, за что его следует отстранить от командования флотом.

— Может быть, и так, — откинулся на спинку кресла маг. — Только теперь Гитлер начнёт подготовку к нападению на нас. Иосиф ничего не обещал, но и не отказал Дарлану. Там ещё де Голль какой-то объявился, собирается воевать с немцами.

— Чем Сталин может помочь французам? — удивился Лисов-Кантин. — Мы же не станем освобождать Францию от немцев по просьбе несогласного с Петэном адмирала?

— Нет, конечно, до такого не дойдёт, — улыбнулся маг. А вот помочь французам оружием Иосиф будет только рад. Но взамен потребует пару колоний в качестве оплаты.

— Да, на складах ещё достаточно старья, — оживился Нортон-Майоров. — Боеприпасы с прошлой войны, те же французские пушки и гаубицы. В лом их жалко, в новые стандарты они не вписываются. Китайцы от них нос воротят… Сталин может попросту спихнуть всю эту рухлядь Дарлану или де Голлю. И им хорошо, и нам.

— Квинтий, тебе торговцем надо работать, — рассмеялся маг. — Большие деньги будешь зарабатывать на распродажах старья.

— А я и торговал в детстве, — нисколько не обиделся Нортон-Майоров. — У прадедушки, в каникулы, торговал свежим урожаем с дачной виллы. За лето прибыль от урожая была больше, чем годовой пенсион прадеда. Потом в науку пришлось идти, на другой континент улетел учиться, — грустно вздохнул адмирал.

— Да, сколько лет прошло, — поддержал тему Торм-Трувор. — Я тоже с тобой часто заказы развозил. Как весело мы проводили время. Сколько шалостей натворили.

— А сейчас вы оба шалите в другом мире, в другой галактике, — маг вернул приятелей в реальность. — Поэтому давайте говорить о подготовке наших сил к новым боевым действиям. Чует моё сердце, мы ещё покидаем снаряды и в немцев, и в итальянцев.


Москва. Кремль. Тридцатое июня

Назавтра в западных округах страны намечались масштабные командно-штабные учения. А сегодня товарищ Сталин решил лично осмотреть все созданные в стране за последнее время новинки сухопутных вооружений. Акция эта была по большому счёту пропагандистская, чтобы показать готовность Советского Союза к войне с любым врагом. После быстрого захвата Гитлером Бельгии, Голландии, Дании и оккупации двух третей Франции ведомство Лаврентия Павловича отметило рост разговоров на тему победы немцев. Победа Советского Союза в осенней войне как-то отошла на второй план. Поэтому сегодня корреспондентов и фотографов из центральных газет страны пригласили в Кремль. Кроме них пригласили и корреспондентов из провинции. Пусть напишут о том, что увидят собственными глазами. Под тёплым июньским солнцем на улице должна состояться показательная оружейная экскурсия.

После полудня небольшая группа генералов во главе с товарищами Сталиным и Ворошиловым минут пять попозировала фотокорам и направилась к стендам со стрелковым оружием и экипировкой. Демонстрацию техники разделили на две части: открытую, с возможностью фотографировать, и закрытую — без корреспондентов.

— Вот, товарищ Сталин, образец отечественного бронежилета с интегрированным в него разгрузочным жилетом, — зачастил взволнованный от столь близкого общения с вождём советский инженер-разработчик. — Бронежилет скопирован с образца наших потомков, с небольшими изменениями в конструкции в целях облегчения производства.

— Спасибо, товарищ… Мирский, — припомнил имя разработчика Сталин. — Если вы не против, мы сейчас немного погуляем в этих бронежилетах. Ознакомимся с продуктом лично. Товарищ Жуков, надевайте защиту. Ты, Клим — тоже. Товарищ Мирский, помогите товарищам. Мне тоже помогут. — Словно прочитав мысли Сталина, рядом, с бронежилетом в руках, возник ахрамец из личной охраны.

Сталин углядел пластиковые щитки на локти и на колени. Заинтересовался. Надел. Взял в руки новый шлем. Сам надевать шлем не стал, велев это сделать Ворошилову и Жукову. Теперь этих двоих было трудно отличить от ахрамцев из оцепления.

— В руках тяжеловат, двадцать кило всё-таки, но на теле вес как-то не ощущается, — делился с корреспондентами своими впечатлениями Ворошилов. — Карманов много, все удобно расположены, в них можно напихать много патронов. Щитки — чтобы не рвать коленками да локтями обмундирование. Каска потяжелее старой будет, но не намного. Подшлемник мягкий.

Сталин в это время вёл деловую беседу с Мирским о разворачивании в крупных масштабах столь нужного армии серийного производства бронежилетов и других вещей. Один из ахрамцев фиксировал разговор на видео: оперативная съёмка — самый лучший документ для дела.

— Клим! Заканчивай военные тайны раскрывать. Надо обувь примерить, — с улыбкой оборвал болтовню Ворошилова Сталин. — Товарищ Жуков уже надел новые ботинки. А я с утра в таких же хожу. Примеряюсь.

Группа подошла к стенду со стрелковым оружием. Здесь один из пары пришельцев вышел вперёд и остановился у стола с винтовками.

— Мы изучили состояние дел со стрелковым оружием пехоты в стране. И рекомендуем вам выбрать имеющуюся отечественную конструкцию, — с этими словами чёрноволосый эксперт взял в руки две СВТ-40. — Вот обычная винтовка товарища Токарева, а вот — доработанная с нашими замечаниями. Небольшие изменения. Дальше товарищ Токарев расскажет сам.

Сталин внимательно выслушал доклад Токарева. Повертел в руках СВТ, прицелился в ворону. Задал пару вопросов, поинтересовался планом производства.

— Думаю, в ближайшее время СВТ станет нашей основной самозарядной винтовкой, — вынес окончательный вердикт вождь. — Нет смысла копировать такое, слишком дорогое удовольствие выйдет, — кивок в сторону стоящих в оцеплении пришельцев.

— Ручной пулемёт Кантина, — прокомментировал следующий агрегат эксперт пришельцев. — Разработан под русский винтовочный патрон. Можно вести огонь со станка и с сошек. Мы называем его — единый пулемёт. Легче ДП, ленточное боепитание, сто патронов в ленте. Сравнивать со станковым пулемётом «максим» бессмысленно — не та весовая категория. Вот рядом ДП и «максим» стоят.

— По-нашему будет РПК, — рассматривая пулемёт, произнёс Сталин. Взял оружие в руки, подержал на весу, поставил, потянулся к «дегтярю». — Хороший пулемёт создал товарищ Дегтярёв, отлично он послужил трудовому народу. Пришло время его заменить в войсках.

— Пистолеты-пулемёты мы называем автоматами, так проще, — взял в руки очередную «игрушку» пришелец. — Этот образец называется АЦ — автомат Цандера. Разработан под патрон калибра 7,62. Так же, как и пистолет-пулемёт товарища Дегтярёва. Магазин на тридцать пять патронов, приклад откидной. В новых бригадах состоит на вооружении лёгких взводов в мотопехотных частях, в качестве дополнительного оружия используется в бронепехоте. Практически везде применяется как оружие самообороны личного состава. Наиболее массовый тип стрелкового оружия, который можно встретить у каждого, — кивнул в сторону ближайшего охранника оружейник.

— Как я понимаю, ППД конкурировать с ним не может? — отсоединяя магазин автомата, задал вопрос Сталин. — Да, удобно сделано. Легко и быстро заменяется. Насколько он сложен в производстве?

— Мы уже разработали быструю и дешёвую технологию производства этого автомата, — вступил в разговор молчавший до сих пор Грабин. — Более того, товарищ Судаев предложил собственную конструкцию, с учётом технологичности и массовости производства.

— Да, автомат товарища Судаева проще в производстве, — соглашаясь, кивнул эксперт, — и вполне пригоден для ближнего боя на передовой. Для специальных операций и некоторых войсковых частей следует налаживать производство АЦ.

— Товарищ Грабин, возможно запустить в серию оба автомата? Чтобы и пехота, и ОСНАЗ были довольны? — поинтересовался Сталин.

— Вполне возможно, товарищ Сталин, — без раздумий ответил Грабин. — Основные детали взаимозаменяемы, и я не вижу никаких технологических проблем.

— Вот и прекрасно, — подвёл итог Сталин. — Назначьте товарища Судаева начальником производства и того, и другого автоматов. Этих машинок нам надо очень много. Пойдёмте дальше к тем пулемётам.

Осмотрели крупнокалиберный ДШК и его инопланетный аналог. Никаким реальным превосходством над отечественной конструкцией пулемёт пришельцев не обладал.

Впрочем, под его влиянием дуэт советских конструкторов создал модернизированный вариант: ДШКМ.

Возле нескольких пистолетов и револьверов группа генералов не задержалась. ТТ на данный момент полностью устраивал командиров РККА, а желающие метко стрелять пользовались «наганом».

Наконец добрались до модернизированной боевой техники. Ворошилов с удовольствием позировал фотографам на фоне бронетранспортёра на базе БА, самоходной полковой пушки на базе Т-26. Рядом стояли противотанковая САУ и самоходный миномёт на базе того же танка. А вот и сам новый экранированный Т-26: усилено бронирование, заменёны прицел орудия и смотровые приборы наблюдения.

Ворошилова фотографируют на фоне танка. Подошли к бэтэшкам. Та же картина. Внешне не так много отличий от машин старой сборки. Немногие в стране знали, что пришельцы заполнили пространство между внешним и внутренним стальными броневыми листами борта танка какой-то созданной ими пеной. Все баки из этого пространства перенесли в корму, в разработанные для этого съёмные кессоны. Колёсный привод у бэтэшек демонтировали. Войска получили указание: собственными силами проводить демонтаж колёсного привода. Усилили лобовое бронирование корпуса и защиту башни. В войска поступали готовые к установке комплекты бронеплит для монтажа на местах. Также произвели замену прицела орудия и смотровых приборов. Новый танк в результате модернизации не получился, но повысилась защищённость и выживаемость машины в бою. По оценке советских танкистов, имелись все шансы для победы в бою над немецким T-III. А если экипаж будет хорошо подготовлен, то и в бою с T-IV.

После осмотра короткого ряда орудий и гаубиц, на фоне которых с десяток раз сфотографировали Ворошилова, корреспондентов и фотографов поблагодарили за работу. Сейчас их всех тщательно просветят хитрой аппаратурой пришельцев, изучат снимки на фотоплёнке, посмотрят записи в блокнотах и только после этого выпустят с территории Кремля. Ну зачем советскому народу смотреть, как товарищ Ворошилов шнурки на ботинках завязывает? Или читать, как, взопрев на жаре, в кителе под бронежилетом, товарищ Жуков ругается матом? А группа генералов и товарищ Сталин пошли за угол, за которым была спрятана более современная военная техника Красной Армии.

Первым делом Сталин взял в руки непривычного вида автомат. Приложил приклад к плечу, целясь в воображаемого противника. Взглянул на эксперта.

— Автомат Кантина, под промежуточный патрон, — пояснил пришелец. — Данный патрон в стране пока не принят на вооружение и не выпускается. Поэтому таких автоматов нет на вооружении даже у нашего спецназа. А вот сами патроны, калибр 7,62, с меньшим зарядом пороха, с меньшей дальностью полёта пули. Тем не менее, смею утверждать, что в ближайшем будущем возникнет необходимость в таких боеприпасах. Поэтому для показа вам данный образец оружия и был доставлен с борта авианосца «Молот».

— Да, оригинальная конструкция, — заметил Сталин, глядя, как эксперт разбирает автомат. — Доставьте после показа это оружие мне в кабинет. И патроны к нему.

— Это — автоматический сорокамиллиметровый гранатомёт, — пояснил эксперт возле стоящей на треноге конструкции. — Ведёт огонь вот такими, уложенными в коробку-магазин на пятнадцать выстрелов гранатами. Мы рекомендовали товарищу Грабину принять на вооружение и начать производство этого оружия.

— Выпуск начнётся буквально завтра, — заверил Василий Гаврилович в ответ на вопросительный взгляд Сталина. — Этот гранатомёт достаточно сложен в серийном производстве, и возникла задержка с созданием технологической цепочки. Мы не хотели давать в войска бракованные гранатомёты, поэтому потратили какое-то время на доработку заводского оборудования.

— Хорошо, товарищ Грабин, я вам верю. Армии очень нужны эти гранатомёты, — произнёс Сталин и взял в руки лежащую рядом металлическую трубу. — А это что? Тоже гранатомёт? Это снаряды к нему?

— Да, товарищ Сталин, одноразовый противотанковый гранатомёт, — пояснил эксперт. — Позволяет пехоте бороться с любой бронетехникой на дистанции до ста метров. Дальше тоже можно, но прицельная планка не гарантирует попаданий. Возможны промахи. Это образец, его запуск в производство мы ещё не обсуждали. Вы сегодня его видите впервые.

— Ты смотри, Клим, со ста метров в танк попадаем! — Сталин прицелился в стоящие зенитные установки на шасси Т-26 и БТ. — P-раз, и нету танка. Тысячи народных рублей на ветер. И экипаж танка погибнет?

— Скорее всего, товарищ Сталин, — подтвердил пришелец. — Кумулятивная струя прожигает броню и уничтожает экипаж боевой машины. При открытых люках у экипажа есть шанс спастись. Против пехоты можно применять вот такую осколочно-фугасную гранату. Дальность прицельной стрельбы та же самая.

— Отлично. Товарищ Грабин, немедленно создавайте линию производства для этой штуки, нам понадобится такой гранатомёт всяких там гудерианов бить, — распорядился Сталин. — Это тоже был сюрприз с «Молота»?

— Да. Ими вооружена наша штурмовая бригада, — не стал скрывать очевидное эксперт. — Техническую документацию адмирал распорядился вручить лично вам. Вот она.

— Не доверяете, товарищи потомки, — рассмеялся Сталин. — Впрочем, правильно. Если это попадёт в руки врага, то мало нам не покажется. Смотрел я вчера видео со стрельбой из этой штуки. Впечатляет. Держи, Клим, тубус. Не потеряй. Идём дальше.

— Этот крупнокалиберный пулемёт создал товарищ Владимиров, — показал офицер на стоящий на колёсах агрегат. — Мы ему только помогли сделать расчёты. Спаренная зенитно-пулемётная установка калибра четырнадцать с половиной миллиметров. Совместная разработка с товарищем Владимировым. Эти зенитные установки легко монтируются на базе Т-26, БТ, БА. Вот они, самоходные варианты. Возможна установка на других шасси, в кузовах грузовиков.

— Товарищи Волков и Ярцев под двадцатитрехмиллиметровый снаряд создали ещё одну новую пушку. Напоминает наши зенитные автоматы. ЗУ-23-2. Отличное скорострельное орудие. Товарищ Грабин уже развернул массовое производство. Рекомендуем устанавливать на шасси Т-34 в бригадах с новой матчастью. Вполне возможен монтаж в кузовах грузовых машин.

— Думаю, нам теперь не страшны стервятники Геринга, — усмехнулся Сталин. — Есть чем встретить. А то своими «юнкерсами» да «мессерами» разбомбили и запугали всю Европу.

— Сорокамиллиметровый спаренный автомат пока только в буксируемом варианте, — подошёл к четырёхколёсному прицепу эксперт. — Такие стоят на всех наших кораблях. Возможна установка на шасси от КВ и Т-34.

— Переделка Т-28 в боевую машину пехоты. Установлен дизель, пулемёт ДШК в башенке. Приварены кронштейны для установки сверху на башне автоматического гранатомёта. Навесили дополнительно бортовые бронеэкраны. Дальше эталонные образцы новых танков и самоходных установок.

— Красавцы. Внешне очень похожи, — Сталин залюбовался новыми танками, обходя их по кругу. — Проблемы с производством дизелей решили? Когда в войска пойдут?

— Никаких проблем больше нет, все технологии отработаны. — Грабин полез вслед за Сталиным в кормовой люк КВ. — Войска будут получать сразу полные батальоны новых машин. Чтобы не возникало проблем с материальной частью. Первыми перевооружим учебные и профессиональные части, потом все остальные.

Сталин не поленился и лично осмотрел изнутри Т-34, КВ, СУ-122 и СУ-152. Задал множество вопросов технического характера. Затем пожелал прокатиться на КВ, заняв место командира танка. Похоже, остался доволен поездкой. Подошёл к ряду новых орудий. Здесь было личное царство Грабина, который обстоятельно и подробно рассказывал о новой противотанковой 57-миллиметровой пушке ЗИС-2, на лафете которой он разработал проект 76-миллиметровой пушки ЗИС-З. С гордостью говорил о превзошедшей универсальностью аналогичную систему пришельцев батальонной пушке Ф-23. Рассказал Грабин и о работе над новыми артсистемами. В частности, о готовности запустить в производство дуплекс из гаубицы Ф-25 и дивизионной пушки Ф-28. По рекомендации пришельцев конструктор увеличил калибр «дивизионки» до ста миллиметров. Гаубицу М-30 Петрова теперь ставили на самоходки СУ-122. Кое-что из новых образцов ещё существовало только на бумаге, но Грабин обещал уже через полгода представить опытные батареи для войсковых испытаний. Сталин внимательно слушал, не перебивая.

— Снимайте бронежилеты и шлемы, товарищи, — приказал Сталин, когда группа оказалась в тени «тридцатьчетвёрки», — идёмте обедать, а заодно своими впечатлениями поделитесь. Вы, товарищ Грабин, и вы, Кассий — тоже с нами идёте обедать. Не отказывайтесь, а то обижусь.


Москва. Кремль. Второе июля

…Ещё две советские стрелковые дивизии попали в танковые клещи и были окружены в ходе наступления Гудериана на Смоленск. Перед рвущейся на восток танковой группой немцев больше не оставалось советских войск…

Товарищ Сталин глотнул из недавно принесённого стакана уже успевший остыть чай. Недовольно поморщился. Нажал кнопку и приказал принести горячего чая себе и Берии. Лаврентий Павлович в это время протёр пенсне и со вздохом водрузил на место.

— Лаврентий, будешь что-нибудь покрепче? Я второй день уже не могу на это смотреть, — кивнул на экраны Сталин. — Хорошо, что это учения, а не настоящая война.

— Вина сухого можно немного, жара сегодня, — ответил Берия. — Да, неожиданные результаты мы получили, я сам такого не ожидал.

— Всё-таки хитры эти иномиряне, правильно ты не стал с ними воевать, — приказав принести вина и фруктов, вернулся к разговору Сталин. — Вот бы такую шпионскую видеотрансляцию в кабинет Гитлера поставить или ещё кого. Знаю, не получится. Электрики мага целую неделю под видом новой связи по генштабу провода тянули. И новую связь также по этим сетям пустили.

Перед началом командно-штабных учений Берия деликатно попросил мага: не мог бы тот почитать мысли наших генералов во время учений. Маг хохотал так, что чуть не упал с кресла. Потом вызвал Сухаря и попросил того помочь товарищу Берии с помощью обыкновенных технических средств. Погосян-Нортроп немного подумал и после консультации со Сталиным отдал приказ: начать монтаж в генеральном штабе современной аппаратуры связи. Все работы велись с соблюдением секретности, при организаторской помощи товарища Василевского. Проще говоря, доступ в некоторые помещения абсолютно всем временно закрывался. Новую аппаратуру действительно смонтировали и подготовили к эксплуатации. А заодно и воплотили в жизнь возможность незаметного аудио- и видеоконтроля. Никто из генштабистов про это не знал, даже Тимошенко и Василевский. Круг посвящённых ограничился товарищами Сталиным и Берией. Техническая бригада спецназа иномирян уже смонтировала такую же систему связи в Кремле, на своей базе, на базе ударных платформ и была вне подозрений.

Сухарь обучил Сталина и Берию управлению всей системой и отбыл в свой кабинет. С началом командноштабных игр Сталин засел за просмотр нового кино. По легенде «синие» совершали нападение с западных рубежей и вели наступление в глубь страны. «Красные» оборонялись. Нападающей стороной командовал генерал Жуков и несколько полковников генштаба. В помощь ему Сухарь выделил мощный вычислительный центр с парой операторов. Со стороны «красных» в игре принимали участие реальные командиры дивизий западных округов. К назначенной дате они прибыли в Москву.

Оборонявшимися должен был командовать Василевский, но сразу после начала игры ему вручили пакет из Кремля. На единственном листе бумаги было написано: вы выбыли из строя в результате нападения диверсантов. И подпись: Сталин. Командование «красными» взял на себя Тимошенко. И началось. К концу первого дня «синие» подошли к Минску, взяли половину Прибалтики и разгромили в приграничных сражениях мощнейший Южный фронт. Бесстрастные посредники, среди которых не было ни одного пришельца, раз за разом снимали с карт всё новые и новые флажки. Эти флажки означали участвующие в игре части и соединения.

Нарком Тимошенко, хотя и не был готов к такому повороту событий, приказы отдавал в целом верные. Но переиграть тандем Жуков-машина явно был не в состоянии. Командиры корпусов и дивизий путались, ругались, психовали. Налицо проявление кризиса командного состава. Нельзя сказать, что товарищи действовали неправильно и безграмотно. Но их действия были очень шаблонны и предсказуемы. Чем и пользовался воюющий на чужом поле Жуков. С помощью вычислительного центра генерал имел информационное превосходство над «красными». Большинство из комдивов и комбригов западных округов не участвовали в войне в Монголии, в Финляндии, в Ираке, чем и объяснялась их растерянность.

К концу второго дня игры «синие» окружили Минск и попёрли дальше на восток. В Прибалтике «красные» медленно отступали, не позволяя себя окружить. На южном фланге «красные» наносили контрудары. Кто-то из генштаба уже пару раз позвонил Берии. Не трудно догадаться зачем. Сталин усмехнулся, глядя на экране на ожесточённо спорящего с посредником красного как рак генерала Павлова. Посредниками командовал Будённый, и спорить с его подчинёнными было бесполезно. Они подчинялись только лично маршалу.


Москва. Кремль. Четвёртое июля

На третий день маневров Сталин остановил игру по причине взаимных протестов с обеих сторон. «Красные» возражали против «взятия» Смоленска, доказывая, что без отставших пехоты и тылов противник не может двигаться дальше на восток. «Синие» были недовольны контрударом со стороны припятских болот, справедливо полагая, что через них невозможно продвижение крупных войсковых соединений. Парировать удар одним махом перескочившего через Припять танкового корпуса Жуков не смог и также обратился к посредникам с протестом. После совещания сторон Будённый обратился к Сталину с просьбой разрешить остановить игру. Игра зашла в тупик, для выхода из которого каждая из сторон должна была пожертвовать очень многим. «Красные» теряли огромные территории, с большим трудом выводя из окружения часть своих войск. «Синие» были вынуждены развернуть ударные части в обратном направлении, оставить Смоленск и бросить все силы второго эшелона на ликвидацию угрозы с юга.

Сегодня стороны потратили целый день на поиск и анализ допущенных ошибок. Завтра генералы и командармы засядут писать отчёты по своим действиям во время проведённых учений. Через какое-то время эти бумаги попадут на стол к Сталину. Только Иосиф Виссарионович не станет их читать. Всё, что нужно, он уже увидел своими глазами и услышал собственными ушами. Поэтому сейчас с товарищем Берией происходит решение кадрового вопроса.

— Товарищ Жуков хорошо научился наступать, пусть теперь поучится хорошо обороняться, — задумчиво произнёс, глядя в окно, Сталин. — Заодно решим вопрос с кандидатурой на должность командующего Западного направления. Генерал Павлов не тот, кто нам нужен на границе с немцами. Пусть командует кавалерийскими частями в Иране. Там он будет на своём месте и не повстречается с немцами.

— Кого поставим командовать Белорусским округом? — осторожно поинтересовался Берия.

— Пусть Ковалёв командует, — после паузы решил Сталин. — Всё равно реально за всё будем спрашивать с Жукова. Проблема с Прибалтийским округом: там нужен незаурядный талант, чтобы правильно построить оборону. Я не уверен, что товарищ Локтионов справится с этой задачей.

— Но ведь буквально накануне назначенный командующим Киевского округа Кирпонос справился, — возразил Берия. — Локтионов показал себя неплохо и в обороне не допускал больших ошибок.

— Угу, «синие» не успели за три дня дойти до Пскова, зато взяли Ригу и вторглись в Эстонию, — усмехнулся Сталин. — Нет, здесь нужен другой командующий, более способный и дальновидный. Ладно, вопрос остаётся открытым.

— Пусть Кирпонос остаётся командовать в Киеве, — после паузы продолжил Сталин. — Командующего Юго-Западным направлением мы подберём позднее. Хотя можно и Тимошенко назначить. Пусть войсками покомандует.

— На должность наркома Ворошилова вернём? — спросил Берия.

— Нет. Тимошенко будет совмещать обе должности. Временно, — решил Сталин. — Мало у нас проверенных маршалов и генералов, некого ставить командовать.

— Есть ещё Будённый и Кулик, — напомнил Берия. — Может, кого из них назначить?

— Семён мне друг, но истина дороже, — перефразировал старое изречение Сталин. — Если он, либо Ворошилов оскандалятся, то это уронит престиж Красной Армии. Они оба давно стали символами старых побед, пусть уж ими и остаются. Тем более, Клим неплохо умеет позировать перед фотокамерой в каске и бронежилете, — улыбнулся Сталин.

— И когда надевает и шнурует ботинки, — поддержал шутку Берия.

— А Кулик останется работать с Грабиным, — продолжил Сталин. — Звание Кулика отбивает охоту у некоторых товарищей спорить не по делу и саботировать производство оружия. Он сейчас на своём месте, пусть работает… Лаврентий, а почему бы не назначить в Прибалтику Апанасенко? — после паузы поинтересовался мнением Берия Сталин. — Следующим летом Торм-Трувор собирался часть своего флота перевести на Дальний Восток. Думаю, после этого японцы сто раз подумают, прежде чем устраивать провокации на границе. А такой командарм, как Апанасенко, нам пригодится в другом месте.

— Нам нужно срочно подыскивать новые кадры из пока малоизвестных генералов дивизионного уровня, — предложил Берия. — Без этого в будущем мы никак не обойдёмся.

— Согласен. В ближайшее время начнутся корпусные и дивизионные манёвры, во время которых мы будем иметь возможность оценить способности командиров этого уровня, — ответил Сталин. — К весне следующего года установим определённую шкалу для всех наших командиров корпусов и дивизий, после чего сможем выдвигать наиболее перспективных.

— Для командования частями, вооружёнными техникой нового образца, в данный момент не хватает перспективных командиров полкового уровня, — осторожно начал Берия. — Бригадами командуют прошедшие Монголию и Ирак майоры, а батальонами — капитаны. Но для командования более крупными соединениями с новой техникой нужны очень хорошо подготовленные комкоры или генералы.

— К сожалению, в ближайшее время эту проблему решить нельзя, — вздохнул Сталин. — От очередного приказа генштаба или резолюции товарища Сталина боевого опыта у командиров дивизионного уровня не прибавится. Поэтому в частях с новой техникой в ближайшее время наиболее крупной организационной структурой будет бригада. Точно так же, как и в частях пришельцев. Как ты считаешь, Лаврентий, не бросят нас иномиряне одних, если что-то там у них пойдёт не так?


Смоленщина. Первое августа

— Равняйсь! Смирно! — гаркнул во всю мощь своих лёгких молодой лопоухий лейтенант. — Товарищ майор! Рота в полном составе построена. Больных и в наряде не имеется. Докладывает командир первого взвода, лейтенант Смирнов!

— Вольно, лейтенант, и вы, товарищи, тоже. — Майор Заславцев повернулся к шеренге красноармейцев. — Командуйте, Смирнов.

— Рота, вольно! — От голоса только что выпущенного из училища офицера испуганно вспорхнула стайка воробьёв.

— Товарищи командиры и красноармейцы, представляю вашего нового командира, старшего лейтенанта Петрова, с сегодняшнего дня назначенного командовать ротой, — комбат кивнул на новое лицо на плацу, старшего лейтенанта с орденом Красного Знамени на гимнастёрке. — Всё, Петров, дальше сам командуй. Я побежал, работы невпроворот, потом доложишь. — Майор быстрым шагом направился в сторону штаба.

— Товарищи командиры и красноармейцы, с завтрашнего дня мы начинаем боевую учёбу и освоение новой боевой техники, которую создала наша советская Родина. — Негромкий уверенный голос резко контрастировал с басом Смирнова. — Учиться мы будем по новым Уставам, поэтому во внеслужебное время ко мне можно обращаться Евгений Николаевич. Сейчас все могут быть свободны, устраивайтесь и обживайтесь на новом месте. Лейтенант.

— Рота, разойдись! — рявкнул Смирнов. — Товарищ старший…

— Отставить, Смирнов, — перебил подчинённого вновь назначенный командир роты, — я же сказал, во внеслужебное время по имени-отчеству. Вот вас как зовут, товарищ Смирнов?

— Юрий, Смирнов Юрий Афанасьевич, — произнёс лейтенант и густо покраснел. — Нас в училище предупреждали о таком неформальном подходе к службе в новых частях, но мы до конца не верили.

— Ничего, в нашей бригаде ещё много чего неформального, от красноармейцев до вооружения и техники, — пожимая руку лейтенанта, улыбнулся Петров. — Представляйтесь, товарищи, нечего время тянуть. На войне враг не даст времени политесы разводить.

Через пять минут Петров познакомился с пятью своими лейтенантами, командирами взводов на своём новом месте службы — в бронепехотном батальоне. Завтра должен был прибыть вновь назначенный заместитель командира роты и особист, кстати, также участники иракской кампании. Под началом этой тройки ветеранов оказались пять получивших назначение в батальон выпускников пехотного училища. И разбавленные двумя десятками сверхсрочников, не нюхавшие пороха, восемьдесят процентов рядового и сержантского состава роты. На сверхсрочников Петров мог положиться, как на себя самого, — с ними он прошёл сквозь пустыню и огонь.

— Товарищ старшина, а откуда вы нового ротного знаете? — полюбопытствовал в столовой служивший ранее где-то под Киевом широкоскулый младший сержант.

— Скажи ему, Сидорчук, откуда, — со своим неповторимым акцентом подначил старшину сержант Рахимов. — Чтобы знал и не спрашивал.

— Старая шутка, Гурбон, и совсем не смешная, — не поддержал весёлого настроя ветеранов старшина. — Не расслабляй мне, Рахимов, личный состав. Ну-ка, шевели веселее ложками, бойцы! Выходной никто не объявлял, если нет занятий, в новой казарме всегда найдётся работа. Уж я-то это знаю. А ты, младший сержант, знай — мы с товарищем старшим лейтенантом дошли до Эль-Кута, где и схлестнулись с индусами. Товарищ старший лейтенант за Эль-Кут орден и осколок получил. Командир он справедливый и правильный. Вот так вот.

— Ты лучше про себя расскажи и про негров, — произнёс всегда невозмутимый и молчаливый сержант Мирзоев. — Они теперь в Красной Армии служат, эти негры.

— Не негры, а африканские товарищи, кенийцы, товарищ сержант, — старшина грозно шевельнул бровями. — Отставить разговоры за столом. Пищу принимать молча. А то сами вокруг казармы будете бегать с брёвнами на плечах. Не расслабляйте мне молодёжь, товарищи ветераны. Ешьте быстрее и покажите пример, как надо наводить уют и обустраивать пункт постоянной дислокации.

Под удивлёнными взглядами новых сослуживцев улыбающиеся ветераны налегли на гречневую кашу. К вечеру вся рота знала историю предварительно испытанных кроссом с хворостом и поставленных в строй кенийцев. А через полгода по армии пошла гулять байка о первой в Красной Армии бронепехотной бригаде, в которой в физическую подготовку личного состава входит бег с бревном на плече.


Лондон. Даунинг-стрит, 10. Десятое августа

Раскурив новую сигару, Черчилль выпустил в сторону собеседника целое облако дыма. Откинулся в кресле, секунд десять посмаковал свою сигару и вновь вернулся к разговору.

— Сэр Паунд, я должен вам признаться, что сейчас я больше боюсь этого азиата Сталина, чем берлинского ефрейтора. Русские могли нас полностью раскатать в тонкий блин, уничтожив ударами с воздуха остатки Королевского флота. Они этого не сделали. Почему? Потому что считают себя сильными. Но они совершили ошибку. Англия никогда не забудет о гибели тысяч своих граждан, моряков военного флота, и об унижении, которое она испытала. В дальнейшем противодействие Советам мы станем вести чужими руками. Ещё раз напомните, сколько новых кораблей основных классов будет у нас через год в строю?

— Господин премьер-министр, к августу следующего года в строю Королевского флота будет три новых линейных корабля, четыре новых бронепалубных авианосца, десять лёгких крейсеров. Ещё через год мы будем иметь два линкора и не менее десяти лёгких крейсеров, — точно и кратко доложил Черчиллю о графике пополнения Королевского флота первый лорд Адмиралтейства.

— Сэр Паунд, когда начнётся модернизация старых линкоров? Наши «старики» должны иметь возможность отомстить русским за норвежский позор и гибель «Бархэма». — По кабинету расползлось новое облако дыма.

— Модернизацию старых кораблей планируется проводить в два этапа, — чуть помедлив, ответил Паунд. — Сейчас идут круглосуточные работы на «Куин Элизабет». За нею на верфи встанут два корабля типа «R», после чего начнутся работы на «Малайе», «Уорспайте» и «Вэлианте». Все работы по модернизации будут вестись круглосуточно. К концу сорок второго года все старые линейные корабли возвратятся в состав флота.

— Почему в Адмиралтействе решили поставить первыми на верфи «Ривенджи», а не тройку типа «Вэлиэнт»? — Черчилль уже задавал этот вопрос ранее, но, похоже, успел об этом забыть.

— Господин премьер-министр, в Адмиралтействе опасаются германского вторжения на остров, поэтому наиболее боеспособные корабли вошли в состав флота Канала, — объяснил свою позицию Паунд.

— Германского вторжения в Англию не будет, — зазвучал металл в голосе премьера, — если Гитлер станет нашим союзником и партнёром. Мы заключим с немцами военный союз, либо присоединимся к оси Рим-Берлин-Токио. Это наш шанс отомстить Советам чужими руками, подтолкнув Гитлера к войне.

— Господин премьер-министр, я восхищён вашей логикой, — подумав, произнёс Паунд. — Но что будет, если Гитлер не захочет нападать на Россию?

— Желания самого Гитлера больше ничего не значат, — менторским тоном произнёс Черчилль. — Уничтожение большевистской России стало основной задачей для всего демократического мира. Люди, вложившие в экономику Германии огромные деньги, не желают больше видеть на карте мира красное пятно коммунизма. И Гитлер станет тем инструментом, с помощью которого Россия будет уничтожена.

— Господин премьер-министр, а если Германия проиграет войну с Россией? — задал болезненный вопрос Паунд.

— Не исключена и такая вероятность событий, — признался Черчилль. — Но за немцами будут стоять Соединённые Штаты и мы, Великобритания. Гитлер получит нашу скрытую поддержку и помощь. Мы пропустим его войска через территорию Палестины и разрешим германским военным кораблям пользоваться Суэцким каналом. И это ещё не всё, сэр Паунд. Мы будем готовы вступить в войну с Советами, чтобы помочь Гитлеру в его политике уничтожения неполноценных народов. Вернёмся к делам флота. Какие самолёты для флота заказало в Америке Адмиралтейство и когда они начнут к нам поступать?

— К сожалению, в данный момент американцы готовы поставлять только «Мартлеты» в небольшом количестве, — со вздохом произнёс первый лорд. — Нам нужен новый ударный самолёт для замены «Суордфишей» и «Альбакоров». Может, гонять арабов эти бипланы ещё годятся, но они абсолютно бесполезны для войны с русским флотом. Скажу откровенно, авиации флота, как таковой, у нас сейчас нет вообще.

— Ничего, через год наши авиационные фирмы помогут флоту, — опять пыхнул облаком дыма Черчилль. — Сэр Паунд, как идёт проектирование способных реально противостоять русским монстрам новых линейных кораблей и крейсеров?

ГЛАВА 4


Белоруссия. Пятнадцатое августа

— Товарищ капитан, разрешите обратиться! Вас комбат вызывает, сказал срочно, — затараторил посыльный, молоденький курносый рядовой из последнего призыва.

— Хорошо. Идите, боец. Передайте комбату, я сейчас приду, — отвлёкшись от чертежей, произнёс капитан Максим Леонов. Вот, опять нет времени лично вникнуть в проект установки пулемёта ДШК на башне танка БТ-7МР. Не хватает времени даже в чертежах самостоятельно разобраться.

По новому штату танковой роты в её составе должен быть зенитный взвод, вооружённый крупнокалиберными пулемётами на шасси БТ — пять машин. Но советская промышленность только начинала выпуск новых пулемётов, и поэтому данный взвод на танковых шасси пока существовал только на бумаге. На последних дивизионных маневрах роль зенитного зонтика роты играли пять полуторок с пулемётами ДШК в кузовах. Во время марша по заболоченным участкам местности танкисты были вынуждены брать на буксир эти импровизированные средства ПВО. А если учесть, что маршрут движения батальона проложили по труднопроходимой даже для танков местности, можно себе представить мучения танкистов с этими полуторками.

После окончания маневров по инициативе командира первой роты начались работы по установке в качестве зенитных средств обыкновенных пехотных пулемётов. Пулемёт Дегтярёва относительно быстро «воткнули» на крышу башни одного из танков. А вот с ДШК было сложнее. Тем не менее взводные предложили несколько вариантов крепления этого пулемёта на башне танка. Эти чертежи сейчас лежали на столе капитана.

— Товарищ майор! Капитан Леонов по вашему приказанию прибыл, — чётко отрапортовал Максим в штабе, про себя удивляясь отсутствию особиста и начштаба батальона.

— Проходи, Максим, присаживайся, — кивнул майор Болотников. — Давай без «так точно», неофициально. Тут дело такое… Приказ пришёл: тебя в другой полк хотят перевести, на танки нового типа. Я знаю, что ты после Ирака отказался от подобного предложения. Да и мне не хотелось бы терять такого командира. Что скажешь?

— Товарищ майор, Евгений Петрович, а как же мой экипаж? Их тоже переводят? — у Леонова зародилось нехорошее подозрение.

— Нет, Максим, — в умных усталых глазах майора мелькнула грусть, — только тебя одного переводят. Вот, читай приказ.

— Это же глупо, разбивать слаженный экипаж, — быстро пробежав взглядом лист приказа, произнёс Леонов. — Я со своими уже два года служу, повоевать успел. Мы же как одна семья, как единая команда, с полуслова понимаем один другого.

— Знаю, Максим, и хорошо тебя понимаю, — вздохнул седовласый майор, — поэтому и вызвал сразу, как только приказ пришёл. Мне тоже не хочется терять такого командира. Поэтому сделаем так: бери мотоцикл и дуй прямо в штаб округа, в Минск. За час доедешь. Я созвонился с приятелем, и тот мне вот что посоветовал. В штабе округа сейчас сидят люди, потомки эти самые, исправляют наши глупости на местах. Мой однокашник тебя к ним быстренько проведёт. Надеюсь, что здравый смысл возобладает, — закончил комбат, написав на листочке бумаги номер кабинета и имя своего приятеля.

— Слушаюсь, товарищ майор, спасибо, — схватив бумажку, Леонов козырнул, попрощался и выскочил из штаба.

— Пока не за что, — глядя в окно на политрука, отчитывающего молодого бойца за мелкое нарушение дисциплины, пробормотал майор. — И когда у нас головой начнут думать?


— Товарищ главный майор, вы не могли бы поговорить с капитаном? — из приоткрытой двери донёсся до Леонова голос штабного подполковника. — Нет, он по срочному делу, без записи. Он очень просит. Хорошо.

— Заходи. Сейчас сюда придёт пришелец, с ним и поговоришь, — заведя Леонова в какой-то кабинет, произнёс подполковник. — После разговора заверни ко мне, я Петровичу гостинец с тобою передам. Всё, жди.

Пришелец появился минут через пять:

— Товарищ капитан, зачем такие сложности? Какие дела вас заставили идти через чёрный ход в штабе округа? Вас как зовут?

Максим представился. Немного сбивчиво изложил суть проблемы.

— Из-за такой мелочи не стоило мотоцикл гонять, — внимательно выслушав капитана, произнёс главный майор Васильев-Шилов. — Все кадровые перестановки в данный момент мы берём под свой контроль, чтобы советские товарищи не совершали вот таких глупостей. Сейчас посмотрим… — Васильев-Шилов извлёк из разгрузки небольшой прибор и защёлкал попискивающей клавиатурой.

— Приказ о вашем переводе был отменён через пару часов после своего появления, — убирая прибор, произнёс пришелец. — Скорее всего, его просто ещё не напечатали и не прислали в ваш батальон. Вообще, полная глупость разбивать слаженный экипаж и толкового командира с боевым опытом отсылать из пограничного округа. Мы здесь, на месте разберёмся с тупыми кадровиками. Расскажите, товарищ Леонов, и о других армейских проблемах. Только честно, без тайн мадридского двора…


— Значит, решили ДШК на крышу башни установить, — выслушав повествование Леонова, хмыкнул главный майор. — Думаю, уже осенью в ваш батальон поставят зенитные БТ. Модернизированная техника в первую очередь идёт в западные округа страны. Кстати, принято решение в ротах, подобных вашей, включить в состав линейного танкового взвода один БТ-7АМР. Во взводе станет четыре обычных танка и танк поддержки. Вам ведь не хватает мощи огня «сорокопятки»?

— Да, товарищ Васильев-Шилов, мощность залпа мы заменяем скорострельностью, — улыбнулся Максим. — В Ираке я часто мечтал иметь на своём танке пушку более крупного калибра. Но после замены прицела и установки новых приборов наблюдения считаю, что «семёрка» нам ещё послужит.

— Но вы учтите, товарищ Леонов, что выпуск БТ прекращён, поэтому через какое-то время батальон также получит новую материальную часть, — подвёл итог беседы главный майор. — Всё-таки я был не прав, вы правильно мотоцикл гоняли, товарищ капитан. Майор Болотников — толковый командир, если не желает терять опытного ротного. Хотя и действует хитро и закулисно. Посмотрим, чем он немцев удивит в случае их нападения. Идите, товарищ Леонов, новый приказ в батальон поступит завтра.


Фарерские острова. Шестнадцатое августа

Пологая волна раскачивала корабль, стоящий на рейде маневренной базы Торсхавена. Вчера патрулировавших «Грозу» и «Смерча», согласно графику, сменила другая пара сторожевиков, и флагман с систершипом прибыли на рейд Торсхавена. Предстояла заправка топливом и профилактический ремонт механизмов и оборудования. Обычная рутина военно-морской службы.

— Товарищ капитан третьего ранга, разрешите обратиться! — незаметно подошедший старшина-радист оторвал командира соединения от беседы с командиром корабля, старшим лейтенантом Калмыковым. — Вам радиограмма, из штаба, срочная. Вот, — с этими словами старшина-радист протянул командиру бланк самой радиограммы.

— Спасибо, товарищ старшина. Вы свободны, можете идти.

Отпустив радиста, капитан третьего ранга прочитал текст радиограммы. Так, приказ явиться в штаб военно-морской базы. Сегодня, сейчас, срочно.

— Товарищ старший лейтенант, распорядитесь спустить шлюпку. Я еду в штаб, похоже, что-то срочное. Разговор закончим после моего возвращения, — приказал капитан третьего ранга и пошёл к себе экипироваться для встречи с командующим.

Небольшое путешествие по рейду на шлюпке. В штабе капитана третьего ранга уже ждали, без задержек проводив к контр-адмиралу.

— Товарищ вице-адмирал! Капитан третьего ранга Древницкий по вашему приказанию явился, — чётко представился командующий флотилией охраны водного района Фарерской военно-морской базы.

— Вольно, товарищ капитан второго ранга, присаживайтесь, — вице-адмирал Ралль указал на ряд кресел. Видя лёгкое недоумение Древницкого, вице-адмирал пояснил: — Я не оговорился, вы теперь капитан второго ранга, приказ о присвоении поступил сегодня. За один год — второе повышение в звании. Неплохо, капитан второго ранга, очень неплохо. Скоро догоните в звании своего бывшего командира, то есть меня.

— Спасибо, товарищ вице-адмирал, — немного смутившись, поблагодарил Древницкий. — А почему «бывшего»? Вас переводят на другую должность?

— Нет, не меня переводят. Вас, капитан, на Балтику, вместе со всей флотилией, — внёс ясность в разговор Ралль. — Сегодня из наркомата пришёл приказ о переводе флотилии.

— А как же Торсхавен? Кто нашу базу охранять будет? — быстро среагировал на новость новоиспечённый капитан второго ранга.

— Не беспокойтесь, товарищ капитан, база без охраны не останется, — улыбнулся командующий. — Чтобы вы не волновались, по секрету скажу: десятая флотилия эсминцев. Это корабли потомков, их с Северного флота перебрасывают. Завтра прибывают.

— Когда прикажете выходить? — уточнил дату начала перехода Древницкий.

— Вот копия приказа наркома для вас, ознакомьтесь, — командующий передал через стол пакет. — После прибытия десятой флотилии, как только её командир доложит о своей готовности, отзывайте свои корабли. Подготавливайтесь к переходу. Уходите вместе со своими плавбазой и танкером. Командование приняло решение: отозвать из Норвежского моря корабли вашей флотилии. Видимо, изучили отчёт о зимних штормах. Отчёт вы писали?

— Так точно, товарищ вице-адмирал, писал! — признался Древницкий. — Считал и считаю, что сторожевики «второго» проекта имеют недостаточную для Атлантики мореходность. Об этом я честно написал в отчёте. Про все наши зимние мучения написал.

— Ну и хорошо, товарищ капитан, что всю правду написали, — вздохнул Ралль. — Я вот недавно из Ленинграда прибыл, там много кораблей обратно к стенке завода загнали. Думаю, вы и сами знаете, что мореходность, остойчивость и перегруз — бич нашего флота ещё со старых времён. Вам ещё повезло, что зимой ни один из ваших сторожевиков не погиб в шторм.

— Да, товарищ вице-адмирал, повезло, — согласился Древницкий. — Я получил приказ: людьми и материальной частью не рисковать. Поэтому и пережидали шторма в базе.

— Правильный приказ. Хорошо. Товарищ капитан второго ранга, ещё раз примите поздравления с повышением в звании, — закончил полуофициальный разговор командующий. — Идите, выполняйте приказ наркома.

Через несколько дней флотилия ушла на Балтику. Восемь сторожевиков отсалютовали новым сторожам Фарер — эсминцам «Дассан» и «Клевер» — и взяли курс на датские проливы. К удивлению советских моряков, в составе экипажей эсминцев десятой флотилии иномирян оказалось достаточно много соотечественников. Как потом узнал Древницкий, по пятьдесят моряков-добровольцев проходили службу на каждом из восьми эсминцев. Начиная с сентября такое же количество добровольцев начало служить и на кораблях постоянно включённой в состав авианосной группы девятой флотилии.

Переход на Балтику запомнился недружелюбными действиями немецкого крейсера у побережья Германии. «Кёнигсберг» нагло прорезал строй флотилии, вынудив «Тучу» и «Бурю» ломать строй для уклонения от столкновения с ним. Вполне возможно, будь скорость отряда больше, столкновение произошло бы. Скорость перехода определяли тихоходные плавбаза и танкер. Поэтому опасный маневр немцев только прибавил многим советским морякам седых волос и сопровождался крепкими морскими ругательствами с мостиков сторожевиков. Ещё до этой провокации акустики постоянно докладывали об обнаружении подводных лодок, которые однозначно вели преследование советского отряда. Теперь не оставалось сомнений, что это были германские подлодки.

— Товарищ капитан второго ранга, а ведь немцы начинают искать повод к началу войны, — через час после инцидента поделился своими опасениями старший лейтенант Калмыков. — Вы помните, как они на французов напали? Тоже корабль подставили.

— Да, товарищ старший лейтенант, Гитлер ищет повод к нападению на нас, — был вынужден согласиться Древницкий, рассматривая в бинокль уже далёкий от них крейсер. — И если он решит напасть, повод к войне немцы изобретут очень быстро и нас же обвинят в нападении. А англичане им в этом с удовольствием помогут.


Бертесгаден. Девятнадцатое августа

Прекрасен вид на альпийские вершины. Завораживающее зрелище. И очень жаль, когда государственные дела отвлекают от созерцания красот природы.

— Пригласите господина Гесса сюда, — наконец произнёс Гитлер, отпуская замершего в ожидании распоряжения эсэсовца охраны. Тот щёлкнул каблуками и пошёл приглашать гостя. Визит Рудольфа Гесса в Бертесгаден ранее не планировался и стал для Гитлера неожиданностью.

— Мой фюрер, прошу извинить меня за столь внезапное вторжение, но для блага Рейха я должен поставить вас в известность, — после приветствия произнёс чем-то взволнованный и озабоченный Гесс.

— Случилось что-то срочное и неординарное, Гесс? Иначе вы не помчались бы из Берлина на машине в такую даль, — предположил Гитлер.

— Да, мой фюрер, случилось, — вздохнул Гесс. — Посмотрите на эти фото. Только что получил по своим каналам. Это из России.

— Что это такое?! Что это значит, Гесс?! — после беглого просмотра пачки фотоснимков воскликнул фюрер. — Кто изображён на этих фотографиях?

— Мой фюрер, постарайтесь воспринять это спокойно, — начал объяснения Рудольф Гесс. — Мы считаем, что на снимках изображены выходцы из параллельных миров. И именно их призвал себе на помощь русский фюрер Сталин. Нет никаких потомков из будущего, есть проникновение в наш мир неполноценных рас, которые ставят своей задачей уничтожение нашего арийского наследия и достояния.

— Гесс, вы хорошо себя чувствуете? — Эмоциональный всплеск Гитлера мгновенно угас, уступив место логике. — Какие параллельные миры? Как Сталин получил к ним доступ?

— Вы помните про теории этого Наркевича-Йотки, копии работ которого наши парни откопали в венских архивах? Тот, чьи идеи украл Эйнштейн? — спросил Гесс.

— Нет конечно. Фюрер не может помнить обо всех мелочах, — раздражённо произнёс Гитлер. — Кто этот Наркевич-Йотка? То, что Эйнштейн украл чужие идеи, меня не удивляет. Неполноценная раса не может создать ничего своего, поэтому способна только красть чужие изобретения.

— Наркевич-Йотка — славянин. Но это в данном случае не столь важно, — продолжил Гесс. — Теория Эйнштейна основана на лживых предпосылках и в корне ошибочна, потому что он не сам её придумал, а заимствовал чужие мысли. А вот этот славянин пошёл дальше и разработал теорию параллельных миров, после чего сам ужаснулся своим открытиям, свихнулся и спился.

— Гесс, я не понимаю, как вы связали чокнутого славянина, Эйнштейна и Сталина с параллельными мирами? — Гитлер пристально взглянул на своего соратника. — Даже если параллельные миры существуют, каким образом русские нашли возможность проникновения в них? Либо почему эти существа из тех миров вышли только на русских?

— Вот, мой фюрер, в этом и кроется разгадка этих фото и всех событий в мире за последнее время, — сверкнул глазами Гесс. — Мы подозреваем, что русские уже давно наладили контакты с этими существами. Вполне возможно, что ещё до прошлой войны. Исходя из этого, становится понятно, почему Германию кайзера втянули в войну: надо было уничтожить дух нашей немецкой расы, чтобы организовать вторжение этих существ. Но что-то у них пошло не так, и Германия устояла. Побеждённая, но не сломленная, она выжила. Развалилась и была уничтожена Россия.

— Гесс, я всегда считал, что эту войну развязали еврейские финансовые воротилы с Уолл-стрит, — прервал соратника фюрер. — В их действиях прослеживались исключительно собственные меркантильные интересы, но никак не параллельные миры. Россия просто оказалась заложником своего бестолкового царя, в результате чего и пострадала. При чём здесь Сталин и сегодняшняя Россия?

— Вот к этому я и веду разговор, — продолжил Гесс. — Уже несколько лет, как режим Сталина засекретил огромное число своих учёных и разработчиков. Очень многие люди просто исчезли в застенках ГПУ и НКВД. Это официальная версия. А вот посмотрите на это донесение нашего агента. В нём утверждается, что арестованный и якобы расстрелянный конструктор Королёв продолжает работу в закрытом учреждении. И таких донесений у нас собралось уже достаточно много. Получив эти фото, я тоже сначала счёл их фальшивкой. Но потом, сопоставив некоторые факты, понял, что это не русские ведут свою игру. Русскими играют пришельцы из параллельных миров. Нет и не было никакого товарища Золотого. Это была очередная азиатская хитрость Сталина, чтобы в случае неудачного исхода войны отвести лично от себя гнев Англии и Франции. Только с помощью пришельцев из другого мира русские смогли одержать столь громкую и быструю победу на море и в воздухе. Тем же объясняется внезапное появление у русских морских сил и столь необычных летательных аппаратов. Мой фюрер, русские вместе с этими демонами готовят вторжение в Европу, и первой их целью станет Третий Рейх.

— Гесс, мы тоже можем готовить вторжение в Россию, но мы же не привлекаем помощь из параллельного мира, — возразил Гитлер. — У нас есть военная мощь Вермахта, силы Люфтваффе и Кригсмарине. Францию мы сокрушили именно этими, своими силами.

— Согласен, но мы же привлекаем к работе тибетских лам и кое-кого ещё, — намекнул Гесс.

— Рудольф, запомните, и у деревьев есть уши, — произнёс Гитлер. — Секреты Рейха обсуждаются в других местах. Я обдумаю вашу информацию. Можете оставить мне эти фотографии? Это не может быть монтаж?

— Нет, монтаж исключён, — заверил Гесс. — Существуют только негативы и вот эти отпечатанные фотографии. Негативы сейчас лежат в моём личном сейфе, фотографии у вас в руках.

— Хорошо, пойдёмте пить чай, — предложил Гитлер, направляясь по дорожке к дому. — За столом вы мне подробно расскажете, откуда взялись эти снимки. И обо всём остальном тоже, включая теории сумасшедшего славянина о параллельных мирах.

На прекрасно сработанных фотоснимках, переданных Рудольфом Гессом главе Третьего Рейха, были изображены полутораметровые человечки с огромными головами, большими кошачьими глазами, лысые и внешне очень отвратительные. В окружении солдат Красной Армии эти гоблины, для определения назовём их так, шествовали по какой-то большой строительной площадке. Учитывая, что стройплощадок в Советском Союзе было очень много, опознать конкретное место не представлялось возможным. Тем не менее, эта стройка позиционировалась, как сооружение основной базы на территории России для пришельцев из параллельного мира.

Люди, по распоряжению которых создавались эти фотографии, даже не подозревали, насколько их фальшивая легенда о пришельцах из параллельных миров близка к истине. Создавая столь блистательную фальшивку, эти люди руководствовались огромным, многотысячелетним опытом по созданию образа врага. Особенно великолепно эта разработка действовала в последние пару тысячелетий, когда целые океаны крови проливались во имя веры, религиозных идей и постулатов. Спусковым механизмом для начала большой резни обычно служили спущенные в массы народа отцами церкви, муллами, правителями стран и империй красивые лозунги. При этом истинные разжигатели многих войн и конфликтов благополучно переживали тяжёлые времена в нейтральных странах или даже на других континентах.


Подмосковье. Третье сентября

Второе отделение первого взвода отстрелялось, и к стрельбе приготовилось третье. Однако команды открыть огонь по мишеням некоторое время не поступало. Причина этой задержки стояла рядом в звании капитана. Этот, имеющий неброскую внешность, капитан из штаба округа периодически присутствовал на полигоне учебного полка. Сейчас высокий гость разговаривал с ротным и с командиром первого взвода — лейтенантом Ивановым. Вот ротный кивнул, и Иванов быстрым шагом направился к своему взводу.

— Кто стрелял в левую крайнюю мишень? — подойдя к замершим в строю красноармейцам второго отделения, спросил взводный.

— Я стрелял, — отозвался Марат. — Сержант Нигматуллин.

— Товарищ сержант, выйти из строя, — скомандовал лейтенант. — За мной, шагом марш!

— Иванов, пошли со мной, стрельбой займёмся, — скомандовал ротный, едва лейтенант, подойдя с сержантом к командирам, открыл рот для доклада. — С вами, товарищ сержант, товарищ капитан побеседовать желает. Товарищ капитан…

— Да, спасибо, Евгений Иванович, я дальше сам с сержантом поговорю.

— Товарищ Нигматуллин, вы хорошо стреляете из винтовки, — глянув вслед удаляющимся ротному и Иванову, начал незнакомый капитан. — А из пистолета хорошо стреляете?

— Неплохо, товарищ капитан. Когда в милиции работал, был самым метким стрелком в райотделе, — не стал скрывать Марат.

— Почему вы ушли из милиции, товарищ Нигматуллин? — последовал коварный вопрос капитана.

— Меня вызвал начальник райотдела и дал нагоняй за мой первый отказ в военкомате, — честно признался Марат. — Сказал, что я глупый, если не хочу служить родине в профессиональной армии. А я бандитов хотел ловить, воров и жуликов. Потому и в милицию пошёл работать. На следующий день я снова пошёл в военкомат и получил предписание в эту часть.

— Занятно, — думая о чём-то своём, произнёс капитан. — Товарищ сержант, вы сейчас из пистолета постреляете. Это приказ. Старшина! Обеспечь мишени, — приказал капитан водителю своей машины.

— Вот ТТ, а вот «наган», — капитан извлёк оружие из вещмешка, принесённого старшиной. — Первая мишень в двадцати метрах, последняя в пятидесяти. Патроны. Стреляйте по готовности, сержант.


— Неплохо, даже хорошо, — констатировал капитан, подойдя к последней мишени после того, как Марат расстрелял несколько пачек патронов. — На этом расстоянии сложно даже попасть из пистолета в саму мишень. Товарищ сержант, а вы не желаете поменять место службы? — убирая оружие в вещмешок, поинтересовался капитан. — На более интересное и опасное.

— Товарищ капитан, вы же не зря меня пострелять пригласили, — сложил два плюс два Марат. — И с ротным обо мне говорили. Значит, мои желания сейчас на втором месте.

— Логично, всё на поверхности, — улыбнулся капитан. — Действительно, приказ на вас уже подписан. Но мне бы хотелось получить от вас прямой ответ. Где и как вам придётся служить, пока сказать не могу, но то, что будете ловить опасных бандитов, обещаю.

— Я готов служить у вас, — прямо сказал Марат. — В мотопехоте служить достаточно интересно, но душа у меня не лежит к бронемашинам. А лошадей здесь почти нет.

— Лошадей и у нас нет, — уточнил капитан. — Есть тяжёлый ежедневный кропотливый труд. И шансов уцелеть у нас столько же, сколько и на передовой в мотопехоте. Мы воюем даже в мирное время, когда враг ещё только помышляет о нападении.


Кольский полуостров. Двадцать четвёртое сентября

Стремительным шагом маг вошёл в зал и занял своё кресло. Жестом остановил приветствия и поздравления по поводу успешного открытия Коридора Зеркал. Включил большой тактический экран.

— Сразу к делу. Извините, что в корне пресёк хвалебные оды в свой адрес. Рад, что все присутствуют лично. — Обвёл взглядом пятёрку адмиралов Триумвирата.

— Первое. Наш статус в этом мире изменён. Теперь мы являемся отдельным корпусом Легиона добровольцев. Задача корпуса: закрепление в этом мире наших позиций и помощь местным союзникам в борьбе с бредовыми националистическими теориями и расовым геноцидом. Изменение статуса связано с открытием в этой галактике нового мира, который, по прогнозам, в ближайшее время подвернется нападению извне. Вот его координаты, здесь же его параметры, — нажал кнопку пульта маг.

— Где-то я уже видел подобное, — вглядываясь в колонки цифр, произнёс Нортон-Майоров. — Только такие данные были по какой-то планете в нашей галактике.

— Браво! Не зря вы начальник штаба, — обернулся маг. — Вот эта та наша планета. Заповедная Земля. Или, как её ещё называют, Нетронутая Земля. Планета-заповедник, на которой нет никакого человечества. Помнится, по этому поводу ломали головы целые поколения наших магов. Везде есть разумные существа, а на этой планете нет. Так и оставили вопрос открытым. Теперь, похоже, приблизились к решению этой загадки. Посмотрите.

— Почти как у нас, три расы на планете, — первым высказал свои мысли Торм-Трувор. — Все планеты этой системы на своих местах, их спутники не разбежались, даже астероидов не вижу. В чём подвох?

— Нет никакого подвоха, — прояснил маг. — Всё слишком подозрительно хорошо для этой галактики. Поэтому маги открыли Коридоры в соседних звёздных системах. Вот что мы нашли. Странники, потерявшие свои миры.

— Я думал, это притча, выдуманная мудрецами, — удивился Лисов-Кантин. — И что же решил Совет? Свернуть здесь нашу деятельность? Бросить все силы в новый мир?

— Нет. Для вмешательства в тот мир сил хватает, — констатировал маг. — Совет признал бесперспективным этот мир. Не надо возражений! Только факты. Мы не можем вплестись в Древо Предков этого мира: от связей наших мужчин со здешними женщинами и наоборот — зачатий не возникало. Хотя с точки зрения молекулярной генетики у нас генная идентичность с аборигенами. Да, даже с этой позиции рассматривали проблемы этого мира. Мы не в состоянии восстановить изначальную целостность этой системы, вернуть три спутника этой планете, заново собрать из осколков пятую планету, спутник седьмой, и так далее. Поэтому обитатели этого мира и далее будут раз за разом, решая свои родовые проблемы, воплощаться в проявленном мире. Мы не можем кардинальным образом повлиять на их проблему продолжительности жизни. Ну, и в заключение, проблемы с Коридором Зеркал. Как в такой ситуации должен был поступать Совет?

— Совет сделал ставку на советскую власть? — усмехнулся Маркус-Принцепс. Адмиралы заулыбались. — Но ведь эта политическая система обречена. Уже через несколько поколений воплотятся другие люди, для которых лозунги коммунизма станут замшелыми догмами. Этот коммунизм не учитывает, что люди не равны от рождения.

— Система обречена потому, что не учитывает жизненные реалии, — кивнув, согласился маг. — Но эту систему можно трансформировать в нечто иное. Если создать соответствующие условия, иметь подготовленные кадры и хорошего властителя.

— А в данном случае внешнее воздействие способно подорвать саму возможность трансформации системы, — мгновенно сообразил Нортон-Майоров. — Для качественного переворота просто не хватит людских сил. Эта страна уже потеряла часть воплощённого генофонда во время предыдущей войны и в последовавшей за этим смуте. Новая война уничтожит ещё больше, если её не остановить. А остановить её невозможно, потому что очень талантливо всё спланировано.

— Совершенно верно, — кивнул маг. — Два паука не уживутся в одной банке. Это местная поговорка. Второе. Совет сделал ставку на Сталина и на местные кадры. Другого решения просто нет. В этом мире главенствует религиозное сознание: все верят в Бога, но при этом заливают мир кровью и слезами. Иррациональность сознания. Иосифу предстоит создать новую религию и воплотить её в жизнь в отдельно взятой стране. Мы ему в этом поможем. Так же, как и его военачальникам в предстоящей войне.

— «Император создаёт будущее», — процитировал известную поговорку Вильмунд-Коваль. — По сути, Иосиф Сталин — император. Хотя его должность называется по-другому. Если он смог самостоятельно взойти на вершину власти, существует вероятность, что он создаст новую имперскую идеологию. И заложит основы нового мироустройства. Я согласен, что коммунизм, как и некоторые религии этого мира, нежизнеспособен. Какими силами мы располагаем и на что можем рассчитывать?

— Вот. Подошли к самому главному, — произнёс маг. — Совет принял решение отозвать большую часть добровольцев для высадки в новый мир. Они там нужнее. По решению Совета в нашем распоряжении пять штурмовых бригад, пять бригад спецназа, весь наш флот и воздушные силы. Четыре штурмовые бригады прибыли только сегодня. Сколько наших советников и технических экспертов консультируют советских товарищей?

— Около пятнадцати тысяч, если считать с техническим персоналом, — прикинул Нортон-Майоров. — Но это не точное число. Точно скажу завтра, когда уляжется суматоха с размещением вновь прибывших добровольцев.

— Понятно. Совет постановил — максимально возможно использовать местные ресурсы. Поэтому нам необходимо привлечь ещё большее количество советских товарищей на службу в морские силы. На эскортные корабли, эсминцы, крейсера. Арландий, поговори с Кузнецовым, пусть выделяет кадры. На все поршневые сухопутные самолёты также нужны местные пилоты. Начинайте сборку реактивных машин. Следует поторопиться, потому что весной домой уйдут тысячи добровольцев. Послезавтра я поговорю со Сталиным. Переходим к тактическим вопросам.


Москва. Кремль. Двадцать шестое сентября

Точно в указанное время массивная дверь кабинета неслышно отворилась, пропуская высокого человека с большим чемоданом в руке.

— Здравствуй, Иосиф, — входя, произнёс маг. — Я рад тебя видеть.

— Здравствуй. Хм… Твоё Отражение, тебя из дома выгнали и ты приехал со всеми своими вещами? — усмехнулся Сталин. — Как беженцу, могу выделить отдельный кабинет.

— Спасибо. Я рад, что не ошибся в тебе, — таким же тоном ответил маг. — В контейнере — созданный для тебя по заказу мощнейший комп с персональным набором программ. Позавчера получили. И древние тексты. Мои люди нашли в одном из лагерей некого человека, который оказался очень интересным. После разговора со мной он отдал то, что хранил сам и его предки на протяжении долгих лет. Я посмотрел эти тексты и передаю их тебе. Для них нужен хороший переводчик, которого у меня сейчас нет.

— Ты считаешь, что товарищу Сталину больше нечего делать, кроме как читать старые папирусы? — повеселел Сталин. — Теперь ещё надо разбираться, почему товарищи из органов сразу не изъяли эти тексты у твоего интересного человека.

— Наверное, потому, что в них не было написано ничего антисоветского, либо товарищи из органов не владеют древними языками, — предположил маг.

— Ладно. Пойдём, поговорим за чаем, — встал из-за стола Сталин. — Не думаю, что ты припёрся в Москву ради вручения мне вычислительной машины и древних свитков. Что-то изменилось в ваших раскладах?

— Нет, Иосиф, все наши соглашения в силе, — заверил маг. — Всё лето я был очень занят в экспедициях на природе, поэтому все вопросы решал Арландий. Позавчера состоялся сеанс связи с нашим миром. Вот по этой причине я здесь сегодня.

— Знаю про твою археологию. Лаврентий докладывал, — улыбнулся Сталин, наливая себе в кружку чай. — Для меня непонятны твои раскопки, но это твои заботы. Что ты хочешь найти в своих экспедициях? Древние ценности, артефакты?

— Нашей экспедиции присвоили статус исследовательской. — Маг пригубил кружку с чаем. — Мне поручено провести расследование причин гибели моей расы и других катаклизмов в этом мире. Совет магов отзывает большую часть добровольцев. Для них появилась другая работа.

— Скорее всего, работа в другом мире, — догадался Сталин. — Теперь понятно, почему последние три дня мне сообщают об отъезде многих товарищей-пришельцев. Весной вы все уйдёте из нашего мира?

— Нет. Мы производим ротацию кадров. Экспедиция останется здесь надолго, — заверил маг. — Сейчас уменьшаем количество войск и технических советников. В твоей стране достаточно умных людей, нужно их только подтолкнуть в нужном направлении, немного помочь. Дальше вы сами всё сделаете. Кстати, нам нужны дополнительные кадры в морские силы.

— Не боитесь остаться без защиты своих войск? — прищурился Сталин. — Вы остались практически без сухопутных сил. Рассчитываете на флот и авиацию?

— Не боимся. У нас пять штурмовых бригад из вооруженных по иным меркам отставников космического десанта, — усмехнулся маг. — Любая бригада возьмёт Москву и не заметит сопротивления.

— А нам такое оружие не дали, — ухватил суть Сталин. — Пожадничали.

— Не обижайся. Пока такое оружие не для твоих солдат, — честно ответил маг. — Разве мы мало вооружения и технологий передали Союзу? К тому же вам надо самим научиться производить все виды оружия. У вас столько талантов в этой области.

— Королёва вы уже заманили своими сказками? — улыбнулся Сталин. — Теперь работает не покладая рук, не щадя здоровья. Лаврентий ему лично приказал брать выходные.

— Королёв хочет первым запустить советский искусственный спутник, — спокойно ответил маг. — Честолюбие плюс талант. У него всё ещё впереди.

— Хорошо. Когда прикроете Дальний Восток? Насколько я понимаю, для защиты восточных рубежей страны вы рассчитываете