загрузка...
Перескочить к меню

Новые приключения Шерлока Холмса (fb2)

- Новые приключения Шерлока Холмса (а.с. Архив Шерлока Холмса-4) 347 Кб, 10с. (скачать fb2) - Артур Игнатиус Конан Дойль

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Новые приключения Шерлока Холмса А. КОНАН-ДОЙЛЬ

1.

Ни одно из моих приключении с Холмсом не раскрывалось так внезапно нелепо. Я не видел Холмса несколько дней, и мне было совершенно неизвестно, что он за это время делал.

В это утро Холмс был в болтливом настроении. Он закурил трубку и только что сел на кресло против меня, когда появился неожиданный посетитель. Если бы я сказал, что влетел бешеный бык, можно было бы легче себе представить то, что произошло. Дверь с треском распахнулась, и огромный негр буквально ворвался в комнату. Одетый в яркий клетчатый костюм с развевающимся галстуком, цвета свежей лососины, он вращал белками глаз, переводя их с меня на Холмса.

— Кто из вас, джентльмены, мистер Холмс? — спросил он. Холмс улыбнулся, вынув трубку изо рта.

— Ага, это вы? — сказал негр, тяжело ступая по направлению к Холмсу.

— Так вот, мистер Холмс, не лезьте в чужие дела, предоставьте людям самим справляться. Поняли?

— Продолжайте, продолжайте, — спокойно ответил Холмс, — это интересно.

— Интересно? — зарычал дикарь, — посмотрим, покажется ли это вам интересным, чорт возьми, если я вами займусь. Мне приходилось с вашим братом справляться и раньше. Так вот не очень-то они после этого интересно выглядели. Взгляните на это, мистер Холмс.

Он поднёс к самому носу моего друга огромный сжатый корявый кулак.

Холодное спокойствие моего друга, а может быть, легкий шум от поднятой мной кочерги, привел негра в более нормальное состояние.

— Ну, я вас предупредил, — заявил он. — У меня есть приятель, у него одно дело, вы знаете, о чем я говорю, так вот он не желает, чтобы вы совались… Поняли? Если вы попробуете вмешаться, я помогу ему. Не забывайте этого.

— Мне давно хотелось с вами встретиться, — сказал Холмс. — Я не предлагаю вам садиться потому, что вы мне не нравитесь, но вы ведь, кажется, Стив Дикси, кулачный боец.

— Это мое имя, и вы в этом убедитесь, мистер Холмс, если дадите мне повод.

— Что вы скажете об убийстве молодого Перкинса около Холборн бара?.. Как, вы уже уходите?..

Негр отскочил к дверям и его лицо исказилось гримасой.

— Я не желаю вас слушать, — заявил он, — какое я имею отношение к этому Перкинсу? Я упражнялся в Бирмингаме, когда этот мальчишка попал в беду.

— Вы расскажете об этом на суде. Я следил за вами и Барней Стокдейл.

— Помоги вам бог, мистер Холмс…

— Довольно, убирайтесь вон, Я найду вас, когда вы мне понадобитесь.

Негр выскочил из комнаты также стремительно, как и вошел. Холмс вытряхнул пепел из трубки и засмеялся.

— Я рад, что вам не пришлось пробить ему башку, Ватсон. Я наблюдал ваши сложные манипуляция с кочергой. Но он совершенно безвредный парень, сильный, глупый ребенок и, как вы заметили, его очень легко провести. Его ближайший начальник Барней, более серьезный человек, хотелось бы знать, кто ими руководит.

— Почему они хотят вас запугать?

— Очевидно, я связи с делом в Гаррой. Меня оно заинтересовало потому, что о нем так много разговоров: должно быть, что-нибудь там есть.

— Что именно?

— Я как раз собирался рассказать вам об этом, когда, явился этот тип… Вот письмо от миссис Маберлей. Если вы хотите ехать со мной, то сейчас же протелеграфируем ей и выедем немедленно. Письмо было следующего содержания:

«Милый мистер Шерлок Холмс, за последнее время произошло несколько странных инцидентов, связанных с моим домом… Я бы очень хотела с вами посоветоваться. Вы застанете меня дома завтра в любой час. Я живу недалеко от вокзала. Мне кажется, что мой покойный муж, м-р Мэберлей был одним из ваших клиентов.

Преданная вам Мария Маберлей».
2

Короткое путешествие по железной дороге, несколько минут езды в экипаже — и мы очутились вблизи дома, окруженного густым садом. Несмотря на довольно унылый внешний вид, внутреннее убранство дома и хозяйка очень располагали к себе.

— Я помню вашего покойного супруга, — сказал, здороваясь, Холмс, — он когда-то прибегал к моей помощи. Вам должно быть знакомо и имя моего сына, Дугласа?

Холмс с интересом посмотрел на нее.

— Неужели вы мать Дугласа Маберлей? Я был с ним мало знаком, но весь Лондон знал его. Где он сейчас?

— Умер, мистер Холмс, умер! Он был атташе при консульстве в Риме и умер там от воспаления легких, месяц тому назад.

— Очень жаль. Как-то не вяжется смерть с ним: он был олицетворением здоровья…

— Вы знали его жизнерадостным и энергичным, но если бы вы видели его, во что он потом превратился. Его сердце было разбито, и мой мальчик стал неузнаваем.

— Несчастная любовь, женщина?

— Или злой враг. Но, м-р Холмс, я не для того пригласила вас, чтоб говорить о своем несчастном мальчике.

— Доктор Ватсон и я, к вашим услугам!

— Произошло очень странное событие. Уже год, как я живу в этом доме. Три дня тому назад, ко мне явился агент по продаже недвижимостей и предложил мне продать мой дом одному из его клиентов, который заплатит любую сумму. Меня это удивило, так как в продаже имеется большое количество домов, ничуть не хуже моего. Я назначила высокую цифру, он сразу согласился, но просил меня отдельно расценить мебель, которую его клиент хотел бы купить вместе с домом. Часть мебели еще осталась у меня от моей бывшей обстановки и как видите, очень хорошей, поэтому я также назвала очень высокую цифру, которая была беспрекословно принята.

Мне всегда хотелось путешествовать, а эта сделка дала бы мне возможность беззаботно провести остаток моих дней. Вчера агент приехал с готовым договором. К счастью, я догадалась показать его своему поверенному. Ознакомившись с документом, он сказал:

— Это очень странный документ: если вы его подпишите, то лишаетесь нрава вывезти из дому что бы то ни было, даже личные носильные вещи.

— Когда агент снова явился вечером, я указала ему на это обстоятельство, отметив, что имела в виду продажу одной лишь обстановки.

— Нет, нет, мы покупаем все.

— А мои платья, белье?

— Об этом можно будет договориться отдельно, но ни одна вещь не должна быть вывезена из дома без особого нашего разрешения. Мой клиент очень покладистый человек, но у него свои фантазии, все или ничего.

— В таком случае ничего. Дальнейшие переговоры были прекращены, и я решила…

Тут разговор был внезапно прерван Холмсом, который сделал знак, чтобы мы замолчали, тихо подкрался к двери и, быстро распахнув ее, втащил в комнату упиравшуюся женщину.

— Оставьте меня в покое, что вы делаете? — неистово вопила она.

— Сюзанна, в чем дело?

— Я хотела узнать, останутся ли джентльмены завтракать, а этот человек напал на меня…

— Я прислушивался в течение нескольких минут, но не хотел прерывать вашего увлекательного рассказа. Вы страдаете одышкой, голубушка?

Сюзанна повернула свое недовольное, но удивленное лицо в сторону Холмса.

— Кто бы вы ни были, вы не вместе права так со мной обращаться.

— Скажите, миссис Маберлей, вы говорили кому-нибудь о том, что написали мне письмо?

— Нет!

— Кто отправлял письмо?

— Сюзанна.

— Так, Сюзанна, кому вы сообщили о том, что ваша хозяйки пригласила меня к себе?

— Вранье, я никому об этом не сообщала.

— Сюзанна, голубушка. Люди, страдающие одышкой могут умереть скоропостижно. Поэтому советую вам не лгать. Кому вы говорили?

— Сюзанна, я видела, что вы с кем-то переговаривались у забора, — воскликнула миссис Маберлей.

— Это мое дело, — грубо ответила Сюзанна.

— А если я вам скажу, что вы говорили с Барней Стокдейл, — спокойно сказал Холмс.

— Если вы знаете, так чего же спрашиваете?

— Я не был уверен. Теперь скажите мне, кто руководит Барней, и вы получите 10 фунтов.

— Тот, кто им руководит, может уплатить 1,000 фунтов.

— Такой богатый мужчина? Вы улыбаетесь? Значит не мужчина, а женщина! Вот мы почти и договорились. Вы можете назвать мне ее имя и заработать десятку?

— Вы скорее околеете, чем я соглашусь на это. Надоело мне все, и я ухожу, за вещами пришлю завтра, — она поспешно пошла к дверям.

— До скорого свидания, Сюзанна.

— Теперь, — продолжал Холмс, став сразу серьезным, — надо приниматься за работу. Ловко они ведут игру. На вашем письме ко мне был штемпель с указанием часа отправления — десять вечера. В это время успели уведомить Барней, который, в свою очередь снесся со своим доверенным. Посылают ко мне негра Стива, и я на следующий день в 11 ч. утра уже предупрежден. Они времени не теряют.

— Чего они хотят?

— В этом весь вопрос. Кто занимал этот дом до вас?

— Морской капитан.

— Он чем-нибудь замечателен?

— По-моему, ничем.

— Я было подумал, нет ли тут зарытого клада, но зачем им ваша мебель? В доме, видимо, имеется нечто, о чем вы ни чего не знаете, а если бы знали, то не согласились бы на сделку. Вы живете в этом доме около года?

— Почти два.

— За это время никто не обращался к вам с просьбою продать дом, и вдруг вам предлагают сделку, да еще на таких выгодных условиях. Какой вывод мы можем сделать?

— Очевидно, — сказал я, — интересующий их предмет недавно появился в доме.

— Правильно, — заметил Холмс. — Вы, миссис Маберлей, покупали что-нибудь за это время?

— Нет!

— Вы поставите меня в известность, если произойдет что-нибудь новое. Можете положиться на меня, все будет сделано.

Когда мы проходили через переднюю, глаза Холмса остановились на нескольких сундуках с различными наклейками.

«Милан», «Рим»… и т. д.

— Сундуки из Италии?

— Это вещи бедного Дугласа.

— Вы их еще не раскрываем?

— Нет, они прибыли на прошлой неделе.

— Может быть, это как раз то, что нам нужно: может быть, в них и хранится что-нибудь ценное?

— Этого не может быть, мистер Холмс, Дуглас ведь ничего не имел, кроме жалованья.

— Миссис Маберлей, прикажите немедленно поднять вещи наверх в вашу комнату. Осмотрите их возможно скорее, а я приеду завтра, чтобы узнать, что вы нашли в сундуках.

3

Я не видал Холмса в течение всего дня. На следующий день утром, я пришел к Холмсу. Он показал мне телеграмму такого содержания:

«Выезжайте немедленно. Ночью обокраден дом миссис Маберлей. Полиция уведомлена».

— Нападение произошло значительно раньше, чем я предполагал. Очень жаль, что я не предложил вам, Ватсон, переночевать там. Надо немедленно туда поехать.

Мы нашли дом Маберлей в беспорядке. Небольшая группа зевак собралась у калитки и вместе с несколькими полицейскими осматривала окна и цветочные клумбы в саду. В передней нас встретил пожилой человек, оказавшийся поверенным миссис Маберлей, в сопровождении начальника местной полиции.

— Мистер Холмс, ничего интересного для вас в этом деле. Обыкновенная кража, — заявил глава местной полиции.

— Я убежден, что дело находится в опытных руках, — предупредительно, заметил Холмс, — вы говорите, обыкновенная кража?

— Совершенно верно. Мы прекрасно знаем, кто замешан: Барней и негр Стив, они последнее время постоянно болтались здесь.

— Чем же они поживились?

— Кажется, ничем особенным. Миссис Маберлей была… впрочем, вот и она сама.

Миссис Маберлей, бледная и утомленная, вошла в комнату, опираясь на руку молоденькой горничной.

— У вас очень скверный вид, — сказал Холмс, — может быть, вам трудно рассказывать все по порядку?

— Да нечего рассказывать. Очевидно, Сюзанна провела их в дом, где они прекрасно ориентировались. Помню, как тряпка, видимо, смоченная хлороформом, была брошена мне на лицо. Сколько времени я была без сознания, не знаю, а когда очнулась, я увидела двоих мужчин. Один стоял у кровати, другой поднимался со свертком, который он вытащил из сундука моего сына. Я вскочила и схватила его за руку, но он с силой оттолкнул меня, и я снова лишилась сознания. Мэри услышала шум и начала кричать. На ее крики сбежалась полиция, но бандиты успели скрыться.

— Что они взяли?

— Ничего ценного. У моего сына в сундуках ничего не было.

— Они не оставили никаких следов?

— Я успела вырвать лист бумаги из руки бандита.

— Я хотел бы посмотреть этот лист, если он у вас сохранился.

Начальник полиции вынул из кармана аккуратно сложенный, лист бумаги, Холмс внимательно осмотрел его.

— Странно, — сказал Холмс, — похоже на страницу романа. Сверху номер 245. Где остальные 244 страницы?

— Очевидно, воры захватили их с собой.

— Почему они заинтересовались вещами вашего сына?

— Не найдя ничего ценного внизу, они отправились наверх. Первое, что им бросилось в глаза, были сундуки, вот они и начали с них. Очевидно так, мистер Холмс, — спросил начальник полиции.

— Я должен все это обдумать…

Холмс развернул лист бумаги, вырванный у бандитов, и прочел следующее:

«…лицо было, покрыто кровью от ударов и порезов, но все же это было ничто в сравнении с тем, как мучительно болело сердце. Она улыбалась, боже мой, она улыбалась. В эту минуту умерла любовь и родилась ненависть. Человек должен жить для чего-нибудь. Если не для твоих об'ятий, моя прекрасная дама, то для того, чтобы отомстить за все…»

— Автор, видимо увлеченный переживаниями героя, переходит с описания в третьем лице на первое, — сказал Холмс, передавая бумагу начальнику полиции.

* * *

— Ватсон, мы подходим к развязке, — сказал мне Холмс, когда мы снова очутились в Лондоне. — Я думаю, что скоро все раз'яснится: вы поедете вместе со мной, потому что говорить с такой женщиной, как Айседора Клейн, лучше при свидетелях. Кстати, Ватсон, я надеюсь, вам все ясно?

— Нет, я ничего не понимаю, но думаю, что мы едем к женщине, которая является зачинщицей всей этой, истории.

— Совершенно верно. Но разве это имя, Айседора Клейн, ничего вам не говорит? Это знаменитая красавица-испанка, на которой женился старый немецкий сахаропромышленник Клейн. Вскоре она осталась богатой вдовой и начала широко пользоваться всеми благами жизни. Среди ее многочисленных любовников оказался и Маберлей. Для него вся эта связь не была приключением. Этой легкомысленной, капризной женщине, Маберлей скоро надоел…

Мы остановились у нарядного дома. Выскочивший нам навстречу лакей взял наши карточки, но скоро возвратился назад с сообщением, что хозяйки нет дома.

— В таком случае, мы подождем, пока она вернется, — весело сказал Холмс.

Лакей не выдержал:

— Нет дома, это значит, нет дома для вас.

— Хорошо, — ответил Холмс, — значит, нам не придется ждать. Будьте добры передать эту записку вашей хозяйке.

Он написал несколько слов на листочке бумаги и передал лакею.

— Что вы написали, Холмс? — спросил я.

— Всего три слова: «Вы предпочитаете полицию?»

Через несколько минут мы были в полуосвещенной комнате. Навстречу нам поднялась очень красивая женщина. Она была явно раздражена.

— Чем об'яснить вашу дерзкую записку? — спросила она, не отвечая на поклон Холмса.

— Миссис Айседора, вы достаточно умны, чтобы обойтись без моих об'яснений. Хотя за последнее время благоразумие, видимо, несколько изменило вам.

— Что вы хотите этим сказать, сэр?

— Если вы нанимаете мошенников, которым поручаете меня запугивать, значит, вы перестали собой владеть…

— Я ничего не понимаю: какое я имею ко всему этому отношение?

— Не понимаете? Что же, всего доброго.

— Остановитесь, куда вы идете?

— В Скотланд-Ярд.

Мы не успели дойти до двери, как она догнала нас и схватила Холмса за руку.

— Пойдемте, переговорим обо всем, я буду с вами откровенна.

Признаюсь, что глупо было с моей стороны угрожать вам. Только Сюзанна и ее муж Барней знают мое имя, так, что я нигде не буду фигурировать.

— Если я вас не выдам.

— Вы этого не сделаете: ведь вы джентльмен, не станете же вы выдавать тайну женщины.

— Прежде всего, я требую возврата рукописи.

Она зло рассмеялась и направилась к камину. Здесь она указала на груду пепла и сказала:

— Отдать вам это?

— Боюсь, что на этот раз вы перетянули поводья, — холодно ответил Холмс.

— Вы должны взглянуть на это дело моими глазами, мистер Холмс. Представьте себе женщину, которая видит, как рушатся ее планы, все ее мечты. Разве можно осуждать меня за то, что я защищалась?

— Виноваты во всем были вы.

— Я признаю себя виноватой. Дуглас был очаровательным мальчиком, но не для меня… Он настаивал на браке, не имея никаких средств. Это было невыносимо, и мне пришлось дать ему понять…

— Вы блестяще сделали, наняв несколько хулиганов, которые избили его под вашими окнами.

— Вы и это знаете? Да, это правда. Барней прогнал его и сделал это очень грубо. Но что же он после этого сделал? Я даже не могла подумать, что джентльмен способен на такой поступок: он написал книгу, в которой изложил свою собственную жизнь.

Он изменил имена, но, если бы книга появилась, весь Лондон понял бы истину.

— Это было его право.

— Он написал мне письмо и прислал копию рукописи. Два экземпляра остались у него: одна для издателя, другая для него. Я знала, что рукопись не была еще передана в издательство до его смерти. Надо было во что бы то ни стало раздобыть эти рукописи из его сундуков, отправленных из Италии к его матери. Мне хотелось честно поступить, и я решила купить дом со всем его содержимым. Ничего не вышло. Ведь от уничтожения этих рукописей зависела моя дальнейшая судьба.

Холмс пожал плечами.

— Что ж, придется пойти на компромисс, — сказал он. — Сколько стоит кругосветное путешествие, если ехать со всеми удобствами?

Айседора удивленно посмотрела на него.

— Я думаю, тысяч пять фунтов?

— Прекрасно. Подпишите чек на эту сумму, и я препровожу его миссис Маберлей. И предупреждаю: будьте осторожны. Нельзя до бесконечности играть острыми предметами, не поранив своих нежных ручек.

Ар. Конан-Дойль


Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации