загрузка...
Перескочить к меню

Кулебаки, Велетьма, Тумалейка… Тайны географических названий (fb2)

файл не оценён - Кулебаки, Велетьма, Тумалейка… Тайны географических названий 160K, 44с. (скачать fb2) - Владимир Фёдорович Чернов

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Кулебаки, Велетьма, Тумалейка… Тайны географических названий

Глава 1. ТОПОНИМИКА — НАУКА ИНТЕРЕСНАЯ

Я родился в селе Мамлейка Сеченовского района Горьковской области. С малых лет я спрашивал у родителей, родственников, соседей, учителей, что означает название нашего села. Все пожимали плечами и отшучивались:

— Наверное, это означает «мама» и «лейка». Или «мама» и «лей-ка». Кто-то умывался и говорил: «Мама, лей-ка!», имея в виду воду.

Если в раннем детстве это объяснение меня удовлетворяло, то, взрослея, я начинал сомневаться в его правильности.

После службы в армии я поступил на историко-филологический факультет Горьковского государственного педагогического института. На первых курсах, изучая вспомогательные исторические дисциплины, я впервые услышал слово «топонимика»[1]. Интереснейшие лекции, которые читал нам кандидат исторических наук, наш декан Игорь Александрович Кирьянов, буквально захватили меня. Игорь Александрович говорил, что к вопросам истории географических названий нужно подходить с научной точки зрения, а не просто воспринимать веками передаваемые из поколения в поколение версии названия того или иного населенного пункта. Тогда я много беседовал с Игорем Александровичем о топонимии, высказывал свои мысли, он терпеливо выслушивал, высказывал свое мнение, давал ценные советы. Он же был и моим руководителем при подготовке курсовой работы.

Много лет прошло с тех моих студенческих лет. Но любовь к топонимии не только не угасла в моей душе, но и, как костер на ветру, разгоралась все больше и больше. В 1995 году на научно-практической конференции «Горьковская область в годы Великой Отечественной войны. Взгляд через 50 лет», в которой я принимал участие как автор доклада, я встретился с Игорем Александровичем перед началом конференции, мы очень тепло вспоминали моих однокурсников. Он интересовался, кем стал я, кем стали мои друзья. Незаметно наша беседа перешла на тему научных исследований. Я рассказал ему о своей исследовательской работе по топонимии Кулебакского района, о проблемах, которые пришлось решать. Игорь Александрович посоветовал расширить рамки моего исследования и обратить внимание на белые пятна нижегородской топонимии, которых еще немало. Именно этим я и занялся впоследствии. И чем больше я занимался вопросами именно нижегородской топонимии, тем больше меня удивлял подход ученых и краеведов к расшифровке значений названий сел и деревень, городов и поселков, рек и озер. Иногда выдвигались такие версии, что становилось просто смешно. Примеров сколько угодно. Прочтите приведенные версии, и у вас тоже появится куча вопросов

1. ГОРНЕВО — деревня в Вачском районе. По местному преданию, Петр I послал мужиков из этой деревни на строительство Петербурга. Все они не вернулись, поэтому население долго горевало.

Если жители Горнева горевали, то почему не назвали свою деревню, к примеру, Горе, Гореватая, что ближе к словам «горе» и «горевать»?

2. ЗАНОГИ — овраг в Городце. Название объясняют тем, что это место, где обворовывали людей и за ноги стаскивали вниз.

Если действительно в этом овраге или рядом с ним обворовывали людей, то в первую очередь в памяти местного населения должен был отложиться факт постоянного обворовывания, а не отдельное действие, связанное с ним. И тогда название бы дали Воровское, Воры и др. Конечно, первое, что приходит в голову человеку, услышавшему название оврага Заноги, что кого-то брали за ноги. Но не всё так просто.

3. ИЗВАЛ — деревня в Шахунском районе. Место выхода дороги к берегу реки, где возы часто переворачивались, сваливались.

Если здесь возы часто переворачивались, сваливались, то и название должно было быть соответствующее, к примеру, Переворот, Переворотное, Свалка, Свальное, в конце концов Завал, но не Извал. Суть надо искать в другом.

4. КАРКАЛОВО — деревня в Ветлужском районе. По преданию, основана крестьянином, который «каркал» — предсказывал несчастья.

Сомнительно, что местные жители назвали это место, используя глагол в прошедшем времени.

5. ЛЕВИНО — деревня в Навашинском районе. По преданию, первопоселенец — Леван.

Если первопоселенец Леван, почему же деревня называется Левино, а не Леваново?

6. МАКРАША — деревня в Дальне-Константиновском районе. По мнению местных жителей, название связано с мокрым местом, на котором деревня стоит.

Если данное место связано с мокрым местом, почему же не называется Мокраша? И почему такое странное окончание? А оно не странное, оно широко распространенное, достаточно вспомнить другие топонимы Нижегородской области с окончанием на «ша»:

Арша,

Акша,

Великуша,

Какша (Малая и Большая),

Кетарша ,

Киша,

Кокша,

Лакша,

Лемша,

Макраша,

Маргуша,

Нукша,

Пакаша,

Паньша,

Пенякша,

Салмакша,

Теша и другие.

Вот от этой «печки» и надо плясать!

7. НАПАЛКОВО — село в Бутурлинском районе. Название связано с тем, что по дороге в село первоначально надо было переходить грязный овраг по специально положенной палке. Переходить через овражек или через любое другое препятствие по палке невозможно. Было бы Нажердево — понятней.

8. РОЖИХА — урочище в Большемурашкинском районе. Название свидетельствует о том, что лес, который здесь стоит, богат грибами и ягодами.

Вы встречали хоть раз, чтобы о женщине, которая много рожает, говорили «рожиха»? А если по отношению к женщине так не говорят, то по отношению к природе, тем более, ведь человек на природу переносит значения, которые употребляются прежде всего в быту.

9. СОМИХА — деревня в Краснобаковском районе. От слова «сам» — «вотчинник, хозяин деревни».

«Сам» и Сомиха? Если от «сам», тогда название было бы Самиха.

10. СТЕПУРИНО — село в Навашинском районе. По преданию, место сбора одного из отрядов, шедших на помощь разинцам, — получило название от имени Степана Разина.

Почему село названо Степурино, а не Степаново, если назвали его в честь Степана Разина? Известно, что Разина называли и Степаном, и Стенькой, но чтобы назвали Степурей, такого источники до нас не донесли.

Приведенные примеры, как нельзя лучше показывают, что невозможно с лету, наскоком объяснить значение того или иного топонима. В каждом случае нужно подходить осторожно, тщательно вскрывая исторические, географические, социальные и политические корни. И здесь я полностью согласен с профессором, доктором географических наук Николаем Владимировичем Морохиным, который писал: «Понять это непросто. Для этого требуются знания сразу в нескольких науках, требуется понимать языки, так не похожие на русский, представлять историю ландшафтов области и её заселения людьми. И тогда земля, её названия действительно расскажут невероятно много. Мы узнаем, какими были реки и леса иной раз несколько тысяч лет назад, кто в них водился. Мы узнаем, какие народы жили здесь, как звали людей, чем они занимались, как выглядели, где проложены были древние дороги и границы, где произошли сражения…»[2].

Н. В. Морохин считал, что топонимия возникла на границе нескольких наук. «Названия — слова, живущие по законам языка, меняющие свое звучание со временем, передающиеся от народа к народу, — это сфера лингвистики. Историки считают топонимику своей вспомогательной дисциплиной — именно топонимы помогают решить спорные вопросы, касающиеся далекого прошлого и сделать подлинные открытия: узнать имена и национальную принадлежность первопоселенцев, их занятия. Понятно, что топонимика имеет самое близкое касательство к географии — речь идет о географических объектах. Экология может почерпнуть из названий ценный материал, зафиксировавший прошлое ландшафтов. Связана с топонимикой фольклористика, ведь, как правило, чрезвычайно интересные народные объяснения названий живут в форме преданий и легенд. Важен материал топонимики и для этнографов, археологов, ботаников, гидрологов, геологов, метеорологов, почвоведов — правильно понятое название нередко обещает им важное открытие. Не обойтись без топонимики и школьнику — на уроках русского языка, истории, географии, экологии. И не только на уроках. Находки, открытия будут ждать в разговорах со старожилами, во время походов и экспедиций»[3].

В. Ф. Барашков пишет в своей книге «Знакомые с детства названия»: «Поиски истоков знакомых названий сами по себе нередко оказываются увлекательнее многих занимательных книг. И потому, что интересно разгадать загадку, «белое пятно» там, где, казалось бы, всё известно. И потому, что интересен и любопытнее сам топонимический поиск, процесс «разгадки топонимических загадок»[4].

Намного легче заниматься исследовательской работой краеведу, историку, если он русский, а предмет его изучения — топонимы, основанные на русском языке. Точно так же французу легче работать с франкоязычными топонимами, испанцу — с испаноязычными, марийцу — с топонимами, в основе которых марийский язык и т. д.

Я считаю, что исследователь, не знающий языка, на основе которого образованы топонимы, не может добиться большого успеха в их расшифровке. В этом случае версии значений географических названий могут быть далеки от истины или вообще уводить по ложному пути. Именно это и имеет часто место, на мой взгляд, в топонимии Нижегородского края и Кулебакского района, в частности. Если с русскоязычными топонимами почти всё ясно, то вот некоторым иноязычным географическим названиям не совсем повезло.

Цель данной книги — во-первых, показать ошибки в подходе к расшифровке некоторых топонимов, образованных на основе мордовского языка, во-вторых, на базе открытий автора дать правильную интерпретацию мордовских топонимов.

Но почему именно мордовских? Об этом мы узнаем из второй главы.

Глава 2. ИЗ ИСТОРИИ МОРДВЫ

Прежде чем говорить о топонимах (географических названиях), основанных на мордовском языке, следует поближе познакомиться с самим народом — мордвой, посмотреть, какое отношение этот народ имеет и к Нижегородской области, и к Кулебакскому району.

Мордва сегодня — это коренное население Мордовии, численность которого более 300 тыс. чел. Живут они также в Башкирии (более 30 тыс. чел.), Татарии (около 30 тыс. чел.), Чувашии (около 20 тыс. чел.), Самарской (более 100 тыс. чел.), Пензенской (более 80 тыс. чел.), Оренбургской (около 70 тыс. чел.), Ульяновской (более 60 тыс. чел.), Нижегородской (более 35 тыс. чел.), Саратовской (более 23 тыс. чел.) областях, в Сибири и на Дальнем Востоке (более 80 тыс. чел.); Казахстане (30 тыс. чел.), на Украине (более 19 тыс. чел.), даже в Узбекистане (более 11 тыс. чел.).

Мордва состоит из двух субэтносов — эрзя (самоназвание) и мокша (самоназвание), имеющих свой язык (мордовский-эрзя, или эрзя-мордовский, эрзянский и мордовский-мокша, или мокша-мордовский, мокшанский). В Мордовии мокша расселена преимущественно в её западных и южных районах, эрзя — в восточных.

В составе мордвы до 1‑й пол. 20 в. выделялась ещё одна этнографическая группа — терюшевская мордва., т. н. терюшане (по с. Большое Терюшево, б. ц. Терюшевской волости), или терюхане — жители Дальнеконстантиновского района Нижегородской области, сохранявшие до 1920‑х гг. некоторые мордовские (эрзянские) черты в материальной и духовной культуре; полностью перейдя на русский язык, они продолжали считать себя мордвой. Эрзянский язык включает в себя пять диалектов, мокшанский — три. Письменность на основе русской графики (кириллицы).

Верующие мордва — православные. Крещение мордвы, начавшееся в процессе её присоединения к Российскому государству, завершилось в середине 18 века.

Ранняя история племен уральской языковой общности, включающей предков финно-угров, прослеживается с эпохи мезолита — средне-каменного века (7—12 тысяч лет назад).

Основополагающее участие в формировании древней мордвы приняли племена Городецкой культуры, проживавшие с VIII века до нашей эры по начало нашей эры в западной части Среднего Поволжья и переднем Поочье. В первых веках нашей эры из Городецкой этнической общности выделяются отдельные группы племен, в том числе и мордва. Характерные признаки древне-мордовской культуры становятся устойчивыми примерно с середины III века нашей эры.

Древне-мордовские племена до IV века нашей эры занимали обширную территорию Цнинско-Окско-Сурского междуречья. Среди них выделялись южная группа племен в Верхнем Посурье (так называемая пензенская), другая проживала на Нижней Суре и в бассейне рек Теша, Пьяна, Мокша и Цна. В бассейне Средней Оки проживали так называемые рязанские племена, которые по своему происхождению, культуре и, возможно, языку были близки древне-мордовским (мещера).

Начавшееся в IV веке нашей эры изменения в составе населения Восточной Европы отразились на древне-мордовских племенах. Увеличивается плотность древне-мордовского населения в Верхнем Посурье из-за прихода новых родовых групп с Нижнего Примокшанья и Средней Оки. В IV—VII веках мордовские поселения появляются на правобережье Волги между устьями рек Суры и Оки. Часть рязано-окских племен продвигается в Нижнее Примокшанье, где они приняли участие в сложении древней мокши. Другая их группа устремляется в бассейн Нижней Оки, где участвует в формировании муромы (мурома — финно-угорское племя, жившее в Окско-Сурском междуречье, к началу II тысячелетия было ассимилировано русскими). Эти процессы были вызваны также и тем, что у этих племен начинает развиваться пашенное земледелие, которому требуются новые земли.

В VII веке под давлением хазар и болгар (болгары (булгары) — тюркские племена, пришедшие в VIII—IX веках из Приазовья в Поволжье и основавшие здесь свое государство Волжскую Болгарию (Булгарию) основная масса южно-мордовских племен покидает бассейн Верхней Суры и переселяется на запад и северо-запад.

Во второй половине I тысячелетия усиливается процесс консолидации отдельных мордовских племен. В южных районах обще-мордовской территории в бассейне реки Мокша и в Верхнем Присурье складывается союз племен мордвы-мокши, а северных районах, в Окско-Сурском междуречье, а это почти вся теперешняя Нижегородская область, — мордвы-эрзи.

Между мокшанскими и эрзянскими племенами происходили тесные интеграционные процессы. Но их дальнейшая консолидация и образование единой народности было приостановлено монгольским нашествием XIII века. Ареал, то есть границы расселения мордвы, можно видеть на карте, которая помещена здесь.



Ареал расселения мордвы (показан штриховой линией) в X—XIII в. в.

Итак, предки мордвы — финно-угорские племена населяли Волго-Окско-Сурское междуречье во 2‑й половине 1‑го тысячелетия до н. э. Природная среда (преимущественно хвойно-широколиственные леса) наложила отпечаток на хозяйство, культуру, быт, этническую историю и на представления мордвы о «родной земле» (чачома мастор, касома мастор).

Впервые мордва под названием «морденс» упоминается у готского историка Иордана (6 в.). В 10 в. византийский император Константин VII Багрянородный упоминает страну Мордию, находившуюся в десяти днях пути от Печенегии. В древнерусских летописях этноним мордва встречается с 11 века. Наряду с ним в этих летописях сохранился и этноним мордвичи.

Первое упоминание об этнониме эрзя (арису) дошло до нас в послании кагана Хазарии Иосифа (10 в.). Этноним мокша упоминается в записках фламандского путешественника 13 в. Виллема Рубрука.

До 13 в. западной границей расселения мордвы можно считать р. Оку, о чём свидетельствуют не только летописные источники, но и географические названия (топонимы), восточная — по Суре, южная — по естественному рубежу леса и степи. Эрзя занимала северную часть «мордовской земли» (так Мордовия называлась в русских летописях), мокша — южную. На западе и северо-западе соседями мордвы были мурома, черемисы, славяне (в т. ч. русские), на юге — хазары, печенеги, с 11 в. — половцы и куманы, или огузы, а затем татары, на востоке — волжские болгары, а затем чуваши.

В конце 12 — 1‑й трети 13 вв. во главе мордвы становится Пургас, при котором происходит концентрация значительной части мордвы в границах «Пургасовой волости» (в русских летописях). Наряду с начавшейся консолидацией мордовских племён в единую народность шла консолидация эрзянской и мокшанской групп племён.

Сближение мордвы с Россией началось в период феодальной раздробленности. Значит, воздействие на русско-мордовское сближение оказала совместная борьба против золотоордынского ига. В период ордынского господства мордовская знать в качестве вассалов служила монголо-татарским ханам, использовалась и русскими князьями в их междоусобной борьбе. В 15 в. по мере роста освободительного движения, борьбы с остатками Золотой Орды мордовско-русские связи, в том числе военные, продолжали укрепляться. В 1444 совместными усилиями русских и мордовских полков под Рязанью (на р. Листани) было разбито войско татарского царевича Мустафы. С падением Казанского ханства (1552) мордва вошла в состав Российского государства.

Со второй половины XVI века начинает меняться картина расселения мордвы. До этого она компактно проживала на своей коренной территории: на западе граница её территории доходила до правобережья Оки, на востоке — до Суры, на севере — выше Нижнего Новгорода, на юге — до Хопра. И лишь в северных и западных районах её расселения имелись русские поселения, а в центральных и южных — татарские.

Во второй половине XVI века в связи с раздачей земель мордвы русским феодалам резко возрастает количество русского населения на её землях. Появились первые русичи и на территории нынешнего Кулебакского района. В то же время наблюдается резкое сокращение мордвы, которая покидает свои поселения. Поселения покидает, а названия многих покинутых поселений, и, конечно же, тех, в которых мордва осталась, дошли до сегодняшних дней. На территории Кулебакского района это сами Кулебаки, а также Велетьма, Мамлейка, Саваслейка, Тумалейка, Шилокша, Шилокшлей и др. Отток мокши и эрзи со своей коренной территории объясняется многими причинами. Во-первых, это захват их земель помещиками. Во-вторых, увеличение недоимок в связи с переходом на подушную подать, когда налог брался с каждого двора.

Немалое влияние на переселение отдельных групп мордвы в более отдаленные и глухие места сыграло и насильственное крещение.

Тяжелое положение мордовского населения заставляло их участвовать в крестьянских восстаниях XVII—XIX веков как общероссийских (под руководством Степана Разина в 1670 г. и Емельяна Пугачева в 1773—1775 годах), так и местных (два восстания мордвы Терюшевской волости Нижегородской губернии в 1743—1745 годах и в 1808—1810 годах). После подавления восстаний повстанцы, спасаясь от репрессий, бежали на Дон, в низовья Волги, в Заволжье, на Урал и в Сибирь.

Национальные движения мордвы были связаны с протестом против насильственной христианизации, со стремлением сохранить свои дохристианские верования и обычаи.

Хозяйство мордвы с 1‑го тысячелетия нашей эры было комплексным. Ведущее место в нём занимало земледелие, в развитии которого выделяются два этапа: доплужный (1—6 вв. н. э.) и плужный (во 2‑й половине 1‑го тысячелетия н. э.). О древности плуга свидетельствует наименование мордовского общинного праздника кереть-озкс (от кереть — плуг, озкс — моленье), посвящавшегося началу полевых работ. Выращивались полба, ячмень, просо, рожь, горох, конопля, лён.

Значительное место в хозяйстве мордвы принадлежало скотоводству (свиньи, козы, овцы, крупный рогатый скот). Занимались также охотой, рыболовством, бортничеством. Как пишет в книге «Мордва» В. Н. Шитов, «Мокшане и эрзяне в древности были искусными пчеловодами-бортниками. Для разведения пчел использовали естественные или специально выдолбленные дупла-борти. По-видимому, еще в домонгольское время бортничество у мордвы выделилось в отдельную отрасль хозяйства. Об этом говорит, например, появление и широкое распространение специальных бортных топоров с узким и длинным лезвием. Большое количество таких своеобразных орудий найдено в мордовских могильниках XI—XIV веков у сел Зарубкино, Старое Бадиково, Старое Девичье, Мордовские Парки»[5].

В одном из исторических источников говорится: «Буртаси, черемиси, веда и моръдва бортничаху (то есть занимались бортничеством — добычей меда) на князя великого Володимера»[6].

Пашенное земледелие, скотоводство, развитое ремесло, природные богатства мордовской земли (пушнина, мёд, воск, рыба, лес и др.) давали возможность вести торговлю сначала меновую, а затем и на деньги. В качестве денежного эквивалента выступали беличьи шкурки — урт (мордовское ур — белка). Беличья система валюты существовала и у соседей мордвы, как финно-язычных, так и тюрко-язычных, у славян. Металлические деньги у мордвы вошли в обращение к 10 веку.

Каждое из древне-мордовских племён включало несколько отцовских родов, в свою очередь состоявших из ряда патриархальных семей, во главе которой обычно стоял кудатя (кудо — дом, атя — старик). Родом руководил старейшина покшатя (покш — большой, атя — старик), а племенем — выбираемый родовыми старейшинами вождь, наибольший — текш-тяй, тюштень, тюштян, тюштя (текш — верх, вершина верхушка, макушка, атя — старик).

Ещё в 1‑й половине 1‑го тысячелетия нашей эры у мордвы довольно чётко замечается имущественная, а затем и социальная дифференциации. Во 2‑й половине этого тысячелетия они значительно возрастают, приводя к появлению в рамках разлагающегося первобытнообщинного строя патриархального рабства. Характерной чертой погребений родовой знати становится обилие в них вооружения, дорогих украшений из серебра, сплава золота с серебром. Все это, кстати, в большом количестве было найдено в результате археологических раскопок мордовского могильника 3—6 веков нашей эры, расположенного на высоком берегу Волги, в Кстовском районе Нижегородской области, километрах в 4 от села Сухобезводное, в которых довелось участвовать мне в 1972 году под руководством горьковского краеведа и археолога В. Ф. Черникова.

Так как данная работа затрагивает вопросы топонимии всей Нижегородской области, то уместно рассмотреть территорию расселения мордвы именно в данном регионе. Сохранившиеся названия населенных пунктов — топонимы — говорят о том, что мордва обитала почти на всей территории Нижегородской области, не считая самых северных и северо-восточных районов, хотя даже в самом северном районе нашей области — Ветлужском — есть реки Большая и Малая Какша, что явно мордовского происхождения. В территорию расселения мордвы входят теперешние районы: Большеболдинский, Гагинский, Краснооктябрьский, Лукояновский, Первомайский, Пильнинский, Сергачский, Сеченовский, Шатковский, Вознесенский, Выксунский, Кулебакский, Навашинский, Вачский, Павловский, Богородский, Дальне-Константиновский, Княгининский, Больше-Мурашкинский, Арзамасский, Вадский, Ардатовский, Дивеевский, Сосновский, Кстовский, Борский, Семеновский, Лысковский.

Глава 3. ЧТО ОЗНАЧАЕТ ФОРМАНТ «МА»

Если внимательно посмотреть географическую карту Нижегородской области, а также Республики Мордовия, Рязанской, Пензенской, Тамбовской, Ульяновской и некоторых других областей, которые в древние времена были заселены мордовскими племенами, можно обнаружить не один десяток населенных пунктов, названия которых оканчиваются на «ма». Есть такое название и в Кулебакском районе — Велетьма.

В своей книге «Очерки топонимии» Э. М. Мурзаев писал: «Уже давно замечено, что многие топонимы имеют одинаковые, устойчиво повторяющиеся окончания. А. Х. Востоков (1812) еще 150 лет назад обратил внимание на то, что часто встречающееся сходство не может быть случайным, а объединяется каким-либо общим значением. Он писал: «Сии одинаковые, значительные звуки суть: 1) в названии рек и озер северной России га, также ва, ба, ма»… Со времени Востокова учение о формантах продвинулось далеко вперед, и, хотя многие из них так и не расшифрованы, тем не менее их повторяемость и приуроченность к определенным сплошным или разорванным ареалам позволяет вести успешно топонимический анализ и говорить о миграции населения, влияния отдельных языков на тех или иных территориях. Часть таких формантов в прошлом, несомненно, представляла элементарные географические термины»[7].

Вот неполный перечень топонимов, имеющих формант «ма»[8]. Чтобы стало понятно, насколько широко географические названия с окончанием «ма» распространены, я привожу примеры не только по Нижегородской области, но и по другим регионам. Сокращения означают: (р) — река, (с — селение — село, деревня, поселок), (р и с) — одинаковое название носят и река, и селение, (оз) — озеро, (ур) — урочище.


НИЖЕГОРОДСКАЯ ОБЛАСТЬ

Алсма (р)

Валгма (р)

Ватома (р)

Вастрома (с)

Ворсма (с)

Ватьма (р)

Везлома (р)

Велетьма (р и с)

Ельтма (р)

Ижма (р и с)

Илешма (р)

Кишма (р)

Клязьма (р)

Кудьма (р и с)

Кузома (р)

Курдома (р)

Ошма (р)

Палама (с)

Пижма (р и с)

Пискома (с)

Поржма (р)

Пройма (с)

Сальма (с)

Сарма (р и с)

Сейма (р и с)

Селема (с)

Сиязьма (р и с)

Ульчадьма (р)

Устама (с)

Хохлома (с)

Челатьма (с)

Чухлома (с)

Шижма (р и с)

Ялма (р и с)


ПЕНЗЕНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Оторма (р и с)

Пачелма (р и с)

Пелетьма (р и с)

Потьма (с)

Ранго лисьма (с)

Сеитьма (р и с)


РЯЗАНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Елатьма (с)

Лашма (с)

Нарма (р и с)

Пошма (оз)

Савватьма (с)


ТАМБОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

Кашма (р)

Кашма Малая и Большая (с)

Оторма (р и с)

УЛЬЯНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

Вешкайма (с)

Какорма (р)

Плетьма (с)

Потьма (с)

Туарма (р и с)


РЕСПУБЛИКА МОРДОВИЯ

Атьма (с)

Лашма (с)

Потьма (с)

Салма (с)


Вот как объясняет Н. В. Морохин топоним Кудьма:

«…Назв. морд. Происходит от слова «кудо» — «жилище, дом» и «ма» — «земля, край». Значение — «заселенная, обжитая земля». Назв. указывает на то, что территория вдоль Кудьмы была заселена мордвой относительно раньше, чем соседние земли»[9].

А так — топоним Сарма:

«…От финно‑уг. корней «сары» — «болотистая» и «ма» — «земля, территория, участок»[10]

Сиязьма. «…Название связано с финно‑уг. корнями «сись» — «гнилой» (например, коми, удм.) и «ма» — гидроформант, обозначающий землю, территорию»[11].

Лев Людвигович Трубе, Николай Владимирович Морохин утверждали, а их последователи уверенно утверждают, что формант «ма» означает в переводе на русский язык «земля».

Это не совсем так, точнее, совсем не так. Беда здесь в том, что они не знали мордовского языка, искали аналоги в других финно-угорских языках (а мордовский язык относится к семейству финно-угорских языков), в частности, в эстонском. Но поиск аналогов может увести в другую сторону, вплоть до противоположной. Да, в Эстонии немало топонимов, оканчивающихся на «маа». К примеру, Сааремаа, и др. «Маа» в переводе с эстонского действительно означает «земля, территория, место». Вот это и увело наших исследователей в сторону от истины.

Я с уверенностью могу заявить, что формант «ма» на самом деле является мордовским словом и означает совершенно противоположное значение — «вода». Доказать это очень просто. В мордовском языке есть слово «лисьма» (причем и у эрзи, и у мокши)[12]. Оно очень легко делится на две части — «лись» и «ма». Слово «лись» — это прошедшее время от глагола «лисемс» — выходить, подниматься вверх (единственное число). «Лись» переводится как «вышел», «вышла», «вышло» (в мордовском языке нет родов) или «поднялся («поднялась», «поднялось») вверх». Так вот слово «лисьма» в переводе на русский язык означает «колодец». Из вышеизложенного понятно, что первая часть слова «лисьма» означает глагол в прошедшем времени «вышел», «выбился». Встает вопрос: что же может выйти, подняться из колодца? Конечно, только вода!

«Лисьма» — «лись» — «ма» — вышла, поднялась, выбилась вода!

Известно, что для нормального существования человеку нужна вода. Без пищи он может жить до месяца, а без воды не более недели. Именно поэтому первопоселенцы останавливались в первую очередь в тех местах, где была вода. Это могли быть озера, реки, пресноводные водоемы, овраги, на дне которых протекала речка или ручей, родники. Есть пресная вода — есть жизнь. Нет воды — надо уходить с этого места. Не случайно почти все крупные города мира расположены или на берегах одной реки (Париж, Лондон), или при слиянии двух рек (Нижний Новгород).

Слова «Лись ма!» («Вышла вода!») были самыми долгожданными и радостными для людей из мордовских племен, искавших место постоянного поселения. Именно поэтому жизнь начиналась там, где появлялся первый колодец — «лисьма». И именно этим можно объяснить большое количество населенных пунктов, основанных мордвой, в названиях которых звучит самое главное условие жизни — вода — «ма».

Скорее всего под словом «ма» мордва имели в виду не только ключ, родник, источник, но вообще воду. Как писал Э. М. Мурзаев, «…первобытный человек не обладал словарным запасом, поэтому его возможности в процессе присвоения названий были ограниченны. Водой он нередко называл и реку, и озеро, и море…»[13].

Еще одно подтверждение перевода слова «ма», как «вода» дает другое устаревшее эрзянское слово «чудильма», найденное мною в книге Е. В. Четвергова «Сырнень човалят». Пользуясь случаем, выражаю огромную благодарность эрзянскому писателю, ученому-филологу Евгению Владимировичу Четвергову, снабдившему меня эрзянско-русским и мокшанско-русским словарями и своей книгой «Сырнень човалят» («Золотые бисеринки». Забытые или редко встречающиеся слова на эрзянском языке). Как видим, это слово тоже состоит из двух частей — «чудиль»-«ма». В переводе оно означает «русло» (речки). Первая часть произошла от слова «чудемс» — «течь, протекать». Перевести слово «чудиль» можно как «ранее протекавшая». Что в русле могло протекать раньше? Конечно, вода! Отсюда и полное слово «русло» — «чудильма»[14].

Но вернемся к топонимам, оканчивающимся на «ма». Первая часть их меняется. Из вышеприведенных топонимов только в считанных можно перевести первую часть на русский язык, к примеру, Велетьма, абсолютное же большинство слов, составляющих их первую часть, не переводится. Почему? Неужели столько слов мордовского языка забыто, ушло в небытие? И почему забытые слова относятся именно к топонимам?

Считаю, что всё здесь намного проще, чем кажется на самом деле. Представим, что иностранец занимается изучением значений русскоязычных топонимов. Встретились ему такие топонимы, как «Марьина роща» (г. Москва), «Щёлоковский хутор» (г. Н. Новгород), «Батыева тропа» (Воскресенский район), «Борисово поле» (Вадский район), «Василёв майдан» (Починковский район), «Паняв угол» (г. Кулебаки). Вторую часть топонима он переведет сразу, достаточно обратиться к словарю. Но слов «Марьина», «Щёлоковский», «Батыева», «Борисово», «Василев», «Паняв» ни в каких словарях он не найдет, потому что это имена собственные. То есть, все эти названия — патронимы[15]. Вот и первые части мордово-язычных топонимов, оканчивающихся на «ма», тоже имена собственные.

Как известно, практически у всех народов в начале своего развития имен в современном понимании не было. Были клички или прозвища. Особо яркие прозвища нам знакомы по произведениям художественной литературы об индейцах — «Острая стрела», «Быстрая нога». Эти клички и выполняли роль имен.

Во многих мордовских (впрочем, и не только мордовских) селах до сих пор наряду с именами, отчествами и фамилиями существуют деревенские, уличные прозвища. Бывает, приезжает какой-то человек в село, спрашивает, где найти, к примеру, Авдейкина Василия Николаевича. Местные жители, к которым он обратился, сначала будут размышлять, кто это такой, потом кто-то воскликнет: «Так это же Бурей!». Этот пример показывает, насколько сильно укоренились деревенские прозвища. Есть немало исследовательских работ, диссертаций, в основе которых изучение конкретных прозвищ.

Имея в виду словарь мордовских фамилий, В. А. Никонов, подготовивший материалы для него, писал: «В словаре, увы, лишь единичны и случайны «уличные», неофициальные фамилии, а они у мордвы массовы. «В мордовском селе затруднительно разыскать нужного человека, если известны лишь его официальные фамилия, имя, отчество», — писала Т. П. Федянович: — если же знать его неофициальную фамилию «любой житель от мала до велика мог безошибочно указать, где живет тот, о котором спрашиваешь». Перечислив полтора десятка сел из самых разных районов Мордовии, даже одного пензенского, она утверждает: «Во всех этих селах неофициальные фамилии очень распространены. Нет ни одной семьи, которая не имела бы ее»[16].

По моей просьбе известный лукояновский фотожурналист Михаил Алексеевич Савлев, прекрасно знающий весь район, провел опрос местных жителей мордовского села Иванцево Лукояновского района. Ниже приводятся уличные прозвища этого села, которые назвали директор Лукояновского музея эрзянской культуры Николай Иванович Аношкин и библиотекарь Лидия Степановна Лямкина-Малышева:

Гавара

Еграк

Ёрок

Лыня

Чаке

Дерьгун

Лемзий

Сеське

А вот данные по селу Мамлейка Сеченовского района Нижегородской области. Здесь приведены деревенские прозвища людей, некоторых из них уже нет в живых, но память о которых осталась.

Алькав

Арон

Беська

Бува

Буржа

Бусю

Гара

Ибук

Котя

Манё

Матён

Минтик

Мишур

Налё

Око

Пидян

Пипи

Сяка

Трынка

Турда

Тялятя

Штырка

Ялма

Сохранилось до сих пор в Мамлейке название «Манёлей», овраг, на берегу которого жила Манё (тетя Маня).

Что означали эти имена? Трудно сказать. Известно, например, что прозвище Пипи получил человек, который с детства очень быстро говорил. Так быстро, что слушатели часто не понимали, слышали только «пи-пи-пи-пи».

Но дело не в том, почему человеку дали то или иное прозвище, а в том, что от этого прозвища мог появиться топоним.

Исходя из вышеизложенного, можно смело утверждать, что непереводимые части топонимов, оканчивающихся на «ма», означают не что иное, как имена собственные, которые в те далекие времена еще не были собственно именами в современном понимании, а являлись прозвищами, а названия, оканчивающиеся на «ма», являются патронимами. Значит, такие топонимы можно перевести на русский язык так:

Алсма — родник Алса,

Валгма — родник Валга,

Ватома — Ватов ключ,

Вастрома — Вастров ключ,

Ворсма — родник Ворса и так далее.

Встает еще один вопрос, почему в современном мордовском языке (и у эрзя, и у мокша) нет слова «ма»? Увы, в каждом языке, в том числе и в русском, многие слова, которые были в обиходе сотни лет назад, забылись. Спросите у первого попавшегося, что означает слово «ланиты», вряд ли он ответит. Вот и мордовское слово «ма» забыто. На мой взгляд, оно было вытеснено русским словом «вода», которое мордва переиначили на свой лад — «ведь» по-эрзянски и «вядь» по-мокшански.

Влияние русского языка на мордовский было огромно. В. И. Рученькин в статье «Жизнь и быт мордовского народа в трудах П. И. Мельникова» в связи с этим писал: «Мордва-эрзя сохранила свой язык, но она больше подвергалась ассимиляции, чем мордва-мокша»[17].

Глава 4. ФОРМАНТ «КИ»

Еще одним малоизученным, точнее сказать, вообще неизученным, является формант «ки». Приведу примеры топонимов с данным формантом.


ВЛАДИМИРСКАЯ ОБЛАСТЬ

Вески (с)

Меленки (с)


ПЕНЗЕНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Виляйки (с)

Кобяки (с)

Пазелки (с)

Симанки (с)


РЯЗАНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Асники (с)

Верки (с)

Виленки (с)

Гулынки (с)

Култуки (с)

Ночирки (оз)

Таптыки (с)


РЕСПУБЛИКА МОРДОВИЯ

Курташки

Кушки

Телимерки

Турдаки

Немало топонимов, оканчивающихся на «ки» и в Нижегородской области.


НИЖЕГОРОДСКАЯ ОБЛАСТЬ

Боженки (с)

Борки (с)

Бузуйки (с)

Верижки (с)

Демаки (с)

Зиняки (с)

Ичалки (с)

Каленки (с)

Катунки (с)

Красные Баки (с).

«Красные» присвоено после революции 1917 года.

Кременки (с)

Кужутки (с)

Кулебаки (с)

Курашки (с)

Маяки (с)

Межуйки (с)

Меленки (с)

Миленки (с)

Оранки (с)

Пермяки (с)

Пятейки (с)

Работки (с)

Рамешки (с)

Типайки (с)

Туртапки (с)

Туртапка (с)

Скорее всего первоначально тоже было Туртапки.

Чалпайки (с)

Чердаки (с)

Шатки (с)

Шеломки (с)


Прежде чем рассматривать проблему топонимов с окончанием на «ки», необходимо заметить, что в данной работе речь идет прежде всего о мордово-язычных названиях. Названия населенных пунктов, оканчивающихся на «ки», но русскоязычных, к примеру, Пермяки, Выселки, Горшки, Домики, мы во внимание не принимаем.

Даже беглого взгляда на список топонимов с окончанием «ки», достаточно, чтобы сделать вывод, что их очень много.

Случайно ли такое множество мордово-язычных топонимов на «ки»? Думаю, не случайно. Никто из исследователей никогда не обращал внимания на этот формант. А зря. «Ки» в переводе с мордовского означает «путь», «тропа», «дорога». Уж чего-чего, а дорог предки и эрзян, и мокшанцев прошли немало. Представим, что первопоселенец-мордвин основал какое-то место. Естественно, первые тропы он проложит до водного источника, вторые — до мест, где можно раздобыть что-то для пропитания, — ягоды, орехи, грибы, лесной мед, надрать лыко и т. д. Потом на уже освоенное место приходят другие. А тропы, проложенные первопоселенцем, называют по его имени. Демаки — Дема-ки — Демова тропа. Кужутки — Кужут-ки — тропа Кужута. Оранки — Оран-ки — тропа Орана. Туртапки — Туртап-ки — Туртапова тропа. Кулебаки — Кулеба-ки — Кулебова тропа. Шатки — Шат-ки — Шатова тропа.

В Кочкуровском районе Мордовии есть поселение Старые Турдаки. А в селе Мамлейка Сеченовского района Нижегородской области жил мордвин с именем Турда. Турда-ки — тропа Турды. Это еще раз подтверждает тот факт, что первая непереводимая часть мордово-язычных топонимов означает имя собственное.

Рассмотрим, как к расшифровке топонимов такого типа подходят разные исследователи.

В книге «Материалы по археологии и этнографии Мордовии» И. К. Инжеватов так объясняет два топонима с окончанием на «ки»:

Кушки — село Кушкинского сельсовета Темниковского района. Названо мокша-мордовским словом «кужа» («поляна»). Произносится по-русски, с уменьшительно-ласкательным суффиксом.

Курташки — село Курташкинского сельсовета Атюрьевского района. Названо мокша-мордовскими словами «крташ кужа» («опаленная поляна»). Произносится с большой русско-мордовской трансформацией, почти с полным отсечением слова «кужа»[18]

В другой работе «Топонимический словарь Мордовской АССР»[19]. И. К. Инжеватов интерпретирует топоним Телимерки следующим образом:

Телимерки — деревня… Темниковского уезда… Название состоит из двух общемордовских слов: телим «зимница» и эрьке (эрьхке) «озеро».

При всем уважении к ученому, согласиться с такой расшифровкой не могу. Почему-то часто для объяснения значения названия ищут слова, хоть чуть-чуть напоминающие часть топонима. Если использовать такую методику, тогда топоним Москва можно объяснить состоящим из двух слов: «мост» и «кварц», дескать место, где был мост, под которым были залежи кварца. А топоним Лукоянов тогда означает «Лук Янов» — от имени Ян, у которого был лук.

Кстати, многие ученые апеллируют словом «кужо» («поляна»), объясняя значение таких географических названий, как Верякуши, Кочкуши, Серякуши, Каналгуши, Кужутки, Ленгуши, Миякуши и др… Но заметьте, ни в одном из них нет чистого слова «кужо». Более того, ни в одном топониме этого чистого слова вы не найдете. Случайно ли это? А может быть «кужо» тут ни при чем? Но это тема другого исследования.

А какие толкования дали некоторым из топонимов Нижегородской области, оканчивающихся на «ки», Л. Л. Трубе, Н. М. Морохин и сегодня дают их ученики и последователи? (Курсивом даны версии автора данной книги).

Бузуйки — … От диал. слова «буза» — «трясина» (Ссылка на Мурзаева).

Первая ошибка в объяснении данного топонима в том, что за основание берется русский язык. Вторая — если «буза», то почему Бузуйки? Должно быть Бузы. Как объяснить мешающие звуки «уй»?

Правильное объяснение: Бузуй — имя собственное, значит Бузуй-ки — тропа Бузуя.

Баки (Красные) — р. п. Др. назв. — Никольское, Боковая, Боки, Бочки. Спорная боковая территория Варнавинского монастыря и великокняжеских владений.

Опять натяжка. Если боковая территория, почему не Боки? Идти надо от мордовского, а не русского языка.

Правильное объяснение: Ба — имя собственное, Ба-ки — Баева тропа.

Кужутки — д. От морд. «кужо» — «поляна» (Трубе, 1962).

Можно было бы принять данную версию, но здесь также мешают «тки». Исследователи дают данную версию, потому что не знают мордовского языка. Если бы речь шла об одной поляне, тогда название было бы Кужо. И никаких «тки»! Если же было несколько полян, то по-мордовски это звучит так — Кужот (множественное число). И снова мешают «ки». Некоторые говорят, что часть «ки» обозначает множественное число. Да, в русском языке обозначает, но топоним мордовский!

Правильное объяснение: Кужут — имя собственное, Кужут-ки — Кужутова тропа.

Кулебаки — г. От известных в мордовском обиходе слов «кули» («кулу» — «зола») и «баки», обозначавших тару для хранения золы и дегтя: поселение возникает на месте производства поташа.

Да, «кулу» в переводе означает «зола». Но в переводе с мокшанского! В эрзянском языке такого слова нет! А на территории Кулебакского района первопоселенцы были эрзя, а не мокша. Это легко доказать. Там, где обитали эрзя, существуют топонимы с окончанием (формантом) «лей». Савас-лей (окончание «ка» добавлено позднее пришедшими русскими), Тума-лей. На территорииях же мокши топонимы с окончанием «ляй». «Лей» по-эрзянски и «ляй» по-мокшански означают овраг с небольшой речкой, речку.

Что касается второй части — «баки», то здесь необходимо заметить следующее. Первое упоминание о Кулебаках относится к 1678 году. Первопоселенцы — мордва занимались в основном бортничеством. Никаких упоминаний о производстве поташа в источниках нет. Потом, там, где занимались производством поташа, все леса были уничтожены, а наши леса до сих пор шумят! О каких баках (бак — металлический сосуд) можно говорить, когда вокруг непроходимые муромские леса (Кулебаки и сегодня окружены сосновым бором) и 17‑й век! Насколько мне известно, в 17‑м веке слова «бак» вообще не существовало. Это слово, пришедшее в Россию намного позже, с развитием металлургического производства, когда стали промышленным способом получать листовой прокат, из которого изготавливали баки.

Правильное объяснение: Кулеба — имя собственное, Кулеба-ки — Кулебова тропа.

Курашки — д. От морд. «куро» — «кусты»: характеризует растительность.

Во-первых, слово «куро» переводится не как «кусты», а «куст» (множественное число от этого слова в мордовском языке «курот»). Если там действительно много растительности, тогда было бы множественное число — «курот». В данном топониме же звуки «от» отсутствуют.

Во-вторых, если даже допустить, что первая часть была «курот», то что означает окончание «ки»? В русском языке это окончание иногда обозначает множественное число (коробка — коробки, бочка — бочки), но причем здесь русский язык?

Правильное объяснение: Кураш — имя собственное, Кураш-ки — Курашова тропа.

Маяки — д. Патроним. От мар. мужск. языч. имени Маяк, принадлежавшего, по преданию, первопоселенцу.

Правильно, что топоним произошел от имени собственного. Не могли же быть в той местности, на суше, маяки! Но никто не обращает внимание на окончание «и». Опять это окончание некоторых русских слов, стоящих во множественном числе (весть — вести, гость — гости).

Правильное объяснение: Мая — имя собственное, Мая-ки — Маева тропа.

Межуйки — д. Возможно, патроним. От финно-угорского мужск. языч. имени Мезюкай в русск. транскрипции.

А почему не от имен Межуйкай, Межуйка, Межуй, Межуйк? Здесь мы снова видим попытку найти похожее слово.

Правильное объяснение: Межуй — имя собственное, Межуй-ки — тропа Межуя.

Меленки — д. По преданию, около д. было несколько ветряных мельниц (Урусов).

Старожилы сел и деревень, те, кто не только видел ветряную мельницу, но был знаком с её работой, наверняка знают, что много мельниц в одном месте быть не могло. Производительность одной мельницы была достаточная для переработки зерна, принадлежавшего жителям не только данной деревни, но часто и соседних — не такие уж большие урожаи были триста-четыреста лет назад.

Правильное объяснение: Мелен — имя собственное, Мелен-ки — тропа Мелена.

Мелёшки — д. Вачск. См.: МЕЛЕШИХА (Мелёшиха — д. Шах… Патроним. От мар. мужск. языч. имени Мелеш.

Правильно, Мелеш (точнее Мелёш) — имя собственное, Мелёш-ки — Мелёшина тропа.

Мякушки — Верхн. и Нижн. — д. Павл. От эрз. «миянг» — «бобр» и «кужо» — «поляна». Исчезли в 1970‑х гг.

Удивляет способность некоторых исследователей усложнять имеющиеся проблемы. Ведь так трудно представить такую разительную трансформацию! Ни слово «миянг», ни слово «кужо» в данном топониме не чувствуются. Здесь всё тот же прием подыскивания аналогов частей топонима.

Правильное объяснение: Мякуш — имя собственное, Мякуш-ки — Мякушина тропа.

Оранки — с., Бог. Назв. русск.  — от «орать» — «пахать»: распаханный участок в лесу.

Как известно, оратаи работали абсолютно повсюду и везде были распаханные участки. Но почему-то только в этом месте поселение названо от слова «орать» — «пахать». Это первое возражение. Второе. Название строят от русского слова «орать», но ведь поселение существовало еще до прихода русских людей.

Правильное объяснение: Оран — имя собственное, Оран-ки — Оранова тропа.

Шатки — р. п. и ж/д ст. Назв. связывают с положением Шатков, в прошлом Шатковских ворот, на засеке, существовавшей в XVI—XVII вв.: они несколько отклонялись в сторону от основной оборонительной линии; считается и то, что первоначально в Шатках жил «шаткий», непостоянный народ, приезжавший на время из других мест.

Здесь тоже попытка объяснить с точки зрения русского языка. Но поселение возникло до прихода русских. Следовательно, нужно объяснять на основе мордовского языка.

Правильное объяснение: Шат — имя собственное, Шат-ки — Шатова тропа.

Глава 5. ТОПОНИМЫ С ФОРМАНТОМ «ША»

И еще совсем неизученными являются топонимы с формантами-окончаниями «ша». Пройдемся по конкретным областям, на территории которых жила или живет мордва.

ВЛАДИМИРСКАЯ ОБЛАСТЬ

Колокша (р)

Люпша (р)

Парша (р)

Рокша (р)

Селекша (р)


ПЕНЗЕНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Кеньша (р и с)

Мокша (р)

Шалаша (ур)

Шукша (р и с)


РЯЗАНСКАЯ ОБЛАСТЬ

Вадакш (р) Вадакша (с)

скорее всего первоначальное на «ша»

Ваша (с)

Вокша (р)

Выша (р и с)

Кокша (р)

Коньша (р)

Курша (р)

Ламша (р)

Моша (р)

Перша (с)

Питомша (р)

Пятша (р и с)


ТАМБОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

Керша (р и с)

Ракша (с)


УЛЬЯНОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

Шемурша (с)


РЕСПУБЛИКА МОРДОВИЯ

Баклуша (оз)

Вадакша (р и с)

Ваша (с)

Выша (р и с)

Калыша (р и с)

Кондарша (р)

Кша (р)

Лаша (р)

Мокша (р и с)

Шокша (р и с)


Очень много топонимов с окончанием «ша» и в Нижегородской области.

Акша (р)

Великуша (с)

Какша (Малая и Большая) (р и с)

Кетарша (р)

Киша (р и с)

Кокша (р)

Лакша (с)

Лемша (р)

Макраша (с)

Маргуша (с)

Нукша (р и с)

Пакаша (р)

Паньша (с)

Пенякша (с)

Салмакша (ур)

Сережа (р)

Очевидно, первоначальное Сереша

Тёша (р и с)

Черкуша (р и с)

Шапша (с)

Шелокша (с)

Шилекша (р)

Шиликша (р и с)

Шилокша (р и с)

Шилякша (р и с)

Шерша (р)

Ширмокша (р и с)

Ялокша (р)

Случайность это? Случайность была бы в том случае, если бы на территории какой-либо области встречались единичные топонимы с окончанием «ша». Но здесь мы видим десятки названий с таким окончанием.

При расшифровке топонимов данного типа, необходимо так же делить их на две части. Первая часть — это, несомненно, имя собственное. Но что означает вторая часть? Слова «ша» ни в мордовском эрзя, ни в мордовском мокша языках нет! Но раз оно так систематически повторяется, причем на огромной территории, где проживала мордва, значит, было довольно-таки распространенным! Еще одно затерявшееся в истории слово?

Ломая голову над этой загадкой, я обратил внимание на статистику. Из 61 приведенного выше примера 45 — гидронимы[20]. Это 73,77 процента.

Если же изучить историю населенных пунктов, названия которых оканчиваются на «ша», вполне может оказаться, что Ваша и Перша в Рязанской области, Ракша — в Тамбовской области, Шемурша — в Ульяновской области, Ваша — в Республике Мордовия, Великуша, Лакша, Макраша, Маргуша, Паньша, Пенякша, Шапша — в Нижегородской области получили свои названия от названий рек, на которых они были основаны и которые до сегодняшнего дня не сохранились. И тогда процент еще вырастет. Опять же случайно ли это? Вполне возможно, что слово «ша» тоже имело отношение к воде и обозначало слово «речка» — именно речка, то есть, маленькая река, причем скорее всего небольшой приток более крупной реки. С течением времени оно, как и слово «ма», было забыто. Исходя из этого, можно дать такую расшифровку гидронимов с окончанием «ша» (первый формант — имя собственное):

Колокша — Колок-ша — речка Колока

Шукша — Шук-ша — Шукова речка

Кокша — Кок-ша — Кокова речка

Кондарша — Кондар-ша — речка Кондара

Шилокша — Шилок-ша — речка Шилока

Всё бы хорошо, но смущает гидроним Кша (Республика Мордовия). Может ли быть имя К? Маловероятно. Но в Нижегородской области есть речка Киша. Если разделить это слово на две части, то получится Ки-ша. Из предыдущей главы мы знаем, что слово «ки» в переводе на русский язык означает «тропа», «путь». А если наше предположение, что слово «ша» — это тоже формант и переводится как «речка», то название Киша может означать «тропа вдоль речки». Так вот думается, что гидроним Кша — это укороченный вариант гидронима Киша.

Глава 6. ТОПОНИМИЯ КУЛЕБАКСКОГО РАЙОНА

Итак, первыми поселенцами на территории теперешнего Кулебакского района были мордва-эрзя. Об этом говорят не только письменные источники, дошедшие до нас, но и топонимы — названия поселений. В Кулебакском районе их немного. Да и не могло их быть много. Почему? Да потому, что в глухих лесах много поселений не настроишь, хоть и строевой лес кругом. Поселения появлялись по берегам оврагов и речушек, там, где не было проблемы с пресной питьевой водой.

Рассмотрим каждый топоним, донесший до наших времен отзвук древне-мордовской жизни.


Интересная наука-топонимия. Через историю географических названий мы узнаем, уточняем историю Отчизны, историю своей малой родины. За каждым названием села, посёлка, города — определенные исторические события, конкретные люди. «Названия эти носят следы позднейших… языковых воздействий, иногда почти неузнаваемо искажены в официальном и бытовом обиходе»[21].

К сожалению, во всех районах нашей области, в том числе и Кулебакском районе, очень часто при объяснении названий населенных пунктов используются далеко не научные подходы. Причем, бывают случаи, когда абсурдность объяснений понятна даже школьникам, но доказать эту абсурдность местным жителям нелегко — как же, всю жизнь деды и прадеды рассказывали так!

Если с названиями, которые возникли на базе русского языка, проще (хотя и здесь есть проблемы), то с иноязычными сложнее. К примеру, в Кулебакском районе соседствуют как русскоязычные, так и иноязычные топонимы. Если названия сел Серебрянка, Теплово, Михайловка, поселка Первомайский понятны, то Велетьма, Мурзицы, Саваслейка, Тумалейка, Пушлей, Мамлейка, Шилокша да и Кулебаки заставляют задуматься.

В предыдущих главах мы узнали, что первыми жителями территории современного Кулебакского района были мордва. Это подтверждается и сохранившимися названиями населенных пунктов, основанных на мордовском языке. Очевидно, что при расшифровке нерусскоязычных топонимов нужно прежде всего обращаться к мордовскому языку. Так давайте на основе исторических фактов, а не на рассказах дедов и прадедов, раскроем значения географических названий Кулебакского района. Работ, глубоко затрагивающих эту тему, насколько мне известно, нет.

Велетьма

Этот поселок находится в 11 километрах от Кулебак. Сам поселок появился 210 лет назад в связи со строительством железоделательного завода (Взять информацию из газеты за 18 июня 2009 года).

Речка же Велетьма свое название получила еще в начале 16 века, а, возможно, и раньше.

Старожилы, да и многие краеведы, объясняют название «Велетьма» так.

1 версия. В середине 16 века войска Ивана Грозного шли на завоевание Казанского ханства, которое совершало опустошительные набеги на русские города и села. В том месте, где сейчас находится Велетьма, государевы ратники устроили привал. Огляделся государь — кругом непроходимые леса, удивился и сказал: «Великая тьма!». Так и назвали место стоянки Великой тьмой, которое позже переделали в Велетьму.

2 версия. Есть велетьминцы, которые не согласны с первой версией. Да, говорят они, действительно Иван Грозный через наши места шел со своими воинами на Казань. Остановились они на привал, посмотрел царь, сколько с ним идет воинов, удивился и якобы воскликнул: «Великая тьма ратников!». Так и назвали место стоянки Великая тьма. Отсюда, мол, и произошла Велетьма.

Получается, что несколько дней Иван Грозный двигался от Москвы до Оки с тем же количеством воинов и не удивлялся, и только на месте привала вдруг удивился, сколько много с ним идет ратников!

3 версия. Из уст некоторых велетьминцев я слышал еще одну легенду о возникновении названия Велетьма. Один из братьев Баташевых, основателей металлургии в Приокском районе, обнаружив на территории Велетьмы богатые залежи железной руды, якобы воскликнул: «Великая тьма руды!». Отсюда и пошло название Велетьма.

Итак, в основе всех версий всё то же сочетание — «Великая тьма» — Велетьма.

Никто никогда не поставил вполне закономерный вопрос: «Почему же сегодня речка и поселок, расположенный на ней, не называются «Великая тьма»?

Необходимо отметить, что все вышеперечисленные версии несостоятельны по следующим причинам.

Действительно, путь Ивана Грозного и его войск в 1552 году проходил, через наши места. Давайте дадим слово очевидцу тех событий. Царский летописец в своих записях указывал: «...поеде за реку Оку на Саканьской лес… И того дни государь начевал на лесу на реке Велетме от города пол‑30 верст: а другой стан на Шилекше, а третей под Саканьскым городищем»[22].

Стан государь сделал в районе теперешней Саваслейки, на речке Велетьме. Как видим, название речки Велетьма уже было! И Иван Грозный тут ни при чем! Что касается «Великой тьмы железной руды», то эта версия тем более не выдерживает никакой критики.

Всё обстоит намного проще. В главе 3 мы выяснили, что в Нижегородской области немало сел и деревень, а также речек, названия которых оканчиваются на «ма». «Ма» на древнемордовском языке (сейчас этого слова в лексиконе мордвы нет) означало «вода», а также «ключ», «родник» Это легко доказать, если перевести с мордовского слово «лисьма» — «колодец». Первая часть этого слова — «лись» — глагол «выходить», «выбиваться» в прошедшем времени, единственном числе. А что может выйти из колодца? Конечно, вода — «ма»! «Лись-ма» — «вышла (выбилась) вода».

Этого значения слова «ма» придерживался историк Л. М. Каптерев в своей книге «Нижегородское Поволжье X—XVI веков», расшифровывая топоним «Кудьма»[23].

Но вернёмся к топониму Велетьма. Это слово делится на две части: «Велеть-ма». «Ма» — мы уже знаем — вода, ключ. Свободно, без натяжек, переводится и «велеть». «Веле» — по-мордовски означает два понятия. Первое — «поселение», «деревня». Второе —«рой пчел» (тоже своеобразное поселение). «Велеть» — множественное число от существительного «веле». Что же получается? А получается два варианта расшифровки:

1. Несколько поселений на речке.

2. Рои пчел на речке.

Первый вариант отпадает, т. к. нескольких поселений на Велетьме-реке не было. Да и самого селения не было — летописец Ивана Грозного упоминает только речку Велетьму!

А вот пчелы! Дело в том, что первые поселенцы, кстати, имя одного известно из исторических источников — это был мордвин Ченбас, занимались бортничеством, т. е. получением мёда от лесных пчёл. Всё сходится!

Поэтому остаётся одна-единственная верная версия: название Велетьма (сначала речки, а потом и поселения) произошло от мордовских слов «велеть» и «ма», что и означало «речка, по берегам которой много пчёл». Более кратко и художественно можно сказать так: «Пчелиная речка». Вот какое красивое название своего поселка имеют велетьминцы!

Тумалейка

Расположена на юго-востоке Кулебакского района.

Если посмотреть ареал расселения мордвы, то можно найти десятки географических названий с окончанием «лей» и «ляй». Выше было указано, что окончание «лей» принадлежит только эрзянским топонимам, а «ляй» — только мокшанским. Переводятся одинаково — овраг, ручей, речка.

Вот только несколько примеров по Нижегородской области:

Букалей, Бармалей, Верзеляй, Вилейка, Водолейка, Выжлей, Журелейка, Кавлей, Кажлейка, Каркалей, Кармалей, Кармалейка, Килелей, Козлейка, Козумлей, Крутолей, Кудлей, Курлей, Лапшлей, Липелей, Мамлейка, Мотызлей, Новолей, Новомочалей, Пергалей, Пушлей, Размазлей, Саваслейка, Салалей, Сарлей, Симбилей, Старомочалей, Сумалей, Тарталей, Трухляй, Тумалейка, Тумлейка, Улейка, Чемлей, Чуварлей, Чуварлейка, Чувахлей, Чупалейка, Шилокшлей.

Топоним Тумалейка состоит из двух формантов (частей) — «Тума» и «лей». Окончание «ка» — уменьшительно-ласкательное — появилось позднее с приходом русских. Первоначальное название этой деревни было Тумолей. Буква «о» после «м» на «а» тоже переделали русские поселенцы, очевидно имевшие московский говор.

Объяснить значение этого названия легко и просто. «Тумо» по-мордовски «дуб», «лей» — овраг с ручьем, небольшая речка. Отсюда название Тумалейка можно перевести как «Овраг (речка) со множеством дубов». Действительно, и сегодня в окрестностях Тумалейки есть дубы.

Самый близкий русскоязычный вариант названия Тумалейка — Дубравка.

Саваслейка

Я уверен, что в основе названия «Саваслейка» два мордовских слова, точнее имя и слово. Савас или Севас (в разное время писали «Саваслейка» и, как в письмах А. С. Пушкина, «Севаслейка») — мужское имя, «лей» — овраг, т. е. «овраг Саваса». Есть же подобные русские названия (Марьина роща, Паняв угол и др.).

На чем основана моя уверенность? Дело в том, что многие мордовские дохристианские мужские имена оканчивались на «с», Я уже упоминал мордвина Ченбаса, бортника, который сдал свое бортное ухожье русичу Андрюшке Силину[24].

История донесла до нас имена прявтов — мордовских князьков — Пургас и Пурес. «К началу XIII в. у мордвы-эрзя было два враждовавших между собою прявта: Пургас, владевший землями к югу от реки Пьяны, и Пурес — от Пьяны до Волги»[25].

В исторических источниках встречается имя Виряс. Имя верховного божества у эрзи тоже кончается на «с» — Чам-Пас. Божество — покровитель охоты — Велес. Снова — «с».

Я думаю, что и в основе топонима Арзамас — сочетание «Эрзя Мас», т.е. место жительства мордвина-эрзи Маса.

Так вот и название Саваслей означает в переводе с мордовского место жительства Саваса или принадлежность данного места Савасу. Поэтому сегодняшнюю Саваслейку можно перевести на русский как Савасова речка, или просто — Савасово.

Пушлей

Название также состоит из двух слов мордовского языка — «пуш» и «лей». Вот как объясняет значение топонима Пушлей профессор Н. В. Морохин: «В основе назв. финно‑уг., корень «пуш/пыш» — «орех» или эрз. «пушт» — «толокно» и эрз. гидроформант «лей» — «ручей, овраг».

Версия со словом «пушт» — «толокно» отпадает сразу. Толокно — мука из поджаренного очищенного овса. Как можно назвать место от этого слова — «Толоконный ручей», «Ручей с толокном»? Откуда столько много толокна на берегах ручья, что это слово попало в название? Конечно, такого не может быть.

Что касается слова «пуш» — «орех», то, возможно, в старо-мордовском языке и было такое слово. Но в эрзянском языке многие виды орехов и шишек оканчиваются на «умарь», к примеру, «пекшумарь» — орешек липы, «кузумарь» — еловая шишка. Ничего похожего на «пуш» нет!

Я считаю, что «Пуш» — это имя собственное, принадлежавшее первопоселенцу этого места. Значит, топоним Пушлей можно перевести на русский язык как «Овраг Пуша» или «Речка Пуша».

Мамлейка

Я знаю два населенных пункта с таким названием: деревня в Кулебакском районе и моя дорогая сердцу родина — село Мамлейка Сеченовского района Нижегородской области. В основе точно мордовские слова «мам» и «лей». Если с «лей» всё понятно, то что означает «мам»? В обширном эрзянско-русском словаре я не нашёл ни такого слова, ни какого-нибудь близкого к нему.

Можно было бы предположить, что это название возникло из двух мордовских слов «ма» и «лей», что означало «овраг, полный воды». Если бы одно из двух Мамлеек называлось Малейка, тогда это предположение было бы абсолютно верным. Но и там, и здесь Мамлейка (буква в букву), а между ними сотни километров. Причем, Мамлейка и там, и тут сохранилась даже несмотря на то, что, в общем-то, Мамлейка произносить труднее чем Малейка. Значит Мамлейка было изначальное название.

Исходя из вышеизложенного, смею предположить, что название Мамлейка означает «овраг Мама». Мам — мордовское мужское дохристианское имя. А так, как оно было нередким у эрзи, значит, и в Сеченовском районе жил человек с таким именем, и в Кулебакском.

Шилокша

В главе 5 мы уже коснулись проблемы географических названий, которые имеют окончания «ша». Кроме нашей Шилокши, в Нижегородской области есть еще Шёлокша (Кстовский район), Шиликша (Уренский район), Шилякша (Шахунский район). Прибавим сюда и Шилокшлей Кулебакского района, потому что в основании названия та же Шилокша.

Вот как объясняет происхождение всех этих названий Н. В. Морохин: «Назв. финно‑уг.: в морд. — «шольнемс», в мар. «шолнекс» — «шуметь, журчать, бурлить»[26]. Не знаю, как насчет марийского языка, но в мордовском, ни у эрзи, ни у мокши, такого слова нет! Даже если бы оно было, как можно сопоставлять слово «шольнемс» с названиями Шилокша, Шиликша, Шёлокша?! Здесь, на мой взгляд, элементарное подыскивание более-менее похожего слова.

В предыдущей главе мы уже пришли к выводу, что в географических названиях, у которых окончание «ша», первая часть, если она прямо не переводится, означает имя собственное, а слово «ша» означает небольшую равнинную речку. Можно сделать вывод, что у мордвы имя Шилок было довольно распространенным. Но в местных диалектах оно претерпело изменения. В одном районе произносили Шёлок, в другом — Шилек, в третьем — Шилик, в нашем районе — Шилок. Это с одной стороны. С другой стороны, речка Шилокша, протекающая через одноименное село, впадает в Тёшу. «Ша», как мы выяснили в предыдущей главе, означает «речка». Отсюда топоним Шилокша, состоящий из двух формантов (Шилок-ша), можно перевести на русский язык, как «речка Шилока» или «Шилокова речка». Какое отношение человек по имени Шилок имел к этой речке, мы не знаем и вряд ли когда узнаем. Возможно, это был первопоселенец, возможно, с его именем связано какое-то неординарное событие, которое произошло на берегу этой речушки и которое осталось в памяти местных жителей. Так же, как, например, в Кулебаках Паняв угол. Чем известен Паняв? Почему угол города (а может и села, если оно появилось до 1932 года) связали с его именем?

Кулебаки

В краеведческой литературе («А. М. Головастиков. Приокский (выксунско-кулебакский) индустриальный район». Горьковское книжное издательство, 1960». «Группа авторов. К 50‑летию города Кулебаки. Волго-Вятское книжное издательство. 1982 г.», «Группа авторов. Кулебаки. Горький. 1990 г.» и др.) встречаются две основные версии происхождения топонима Кулебаки.

1. От слов «кулей» («улей») и «баки» (сосуды). Дескать, первые мордовские поселенцы занимались бортничеством, собирали мед из ульев диких пчел и сливали в баки. Эту ошибочную версию приводит в своей работе «Географический краеведческий словарь» (Н. Новгород. 1992 г.) и упомянутый уже мною краевед Н. В. Морохин[27].

2. Промыслы углежжения и смолокурения. В кули закладывали уголь, в баки сливали деготь.

Обе легенды не могут иметь право на существование и вот почему.

1. Ни в мордовском-эрзя, ни мордовском-мокша языках слова «кулей» нет. Но даже если бы оно было, невозможно предположить, чтобы название населенного пункта состояло из слов двух языков — мордовского и русского. Не было русских еще в то время, когда местность получила название Кулебаки.

2. Отпадает и вторая версия. И вот почему. В 13 —17 веках кулебакская мордва углежжением не занималась. Ведь что такое углежжение? Это изготовление специальным образом (сжигание без доступа воздуха) древесного угля. Теплоотдача древесного угля не многим уступает теплоотдаче худших сортов каменного угля. Именно поэтому для работы первых доменных печей на Кулебакском горном заводе использовали древесный уголь, для изготовления которого древесины в округе было навалом.

Даже сегодняшние жители тех сел Кулебакского района, в которые еще не проведен газ, не используют для топки печей древесный уголь, используют просто дрова, а что уж говорить о первопоселенцах, живших 300—400 лет назад. Им древесный уголь тоже не был нужен.

Так вот, кулебакская мордва углежжением не занималась. Углежжение использовалось для производственных целей, а о каком производстве можно говорить в глухих муромских лесах?! На территории сегодняшнего города Кулебаки было бортное ухожье (бортное ухожье — это территория, на которой занимались в основном бортничеством — добычей меда лесных пчел) уже упомянутого мною мордвина Ченбаса, который в 1655 году сдал его Андрюшке Силину[28].

3. Слова «кули» и «баки» вообще не могут рассматриваться при попытке расшифровки топонима Кулебаки, поскольку они русские, а русские люди появились в здешних местах позднее мордвы.

Однозначно, что топоним Кулебаки содержит в себе мордовские корни. Но как к ним подступиться?

У меня было несколько версий. После тщательного изучения множества документов, исторических источников я твердо придерживаюсь только одной версии. Я обратил внимание на само построение слова «Кулебаки». Это множественное число. Но это множественное число в русском языке. А слово-то мордовское!

Следовательно окончание «ки» — это не показатель множественного числа. Стоп! В мордовском языке есть слово «ки», которое переводится, как «путь», «тропа». Это уже облегчает задачу. Получается — «кулеба» + «тропа». В мордовском языке, опять же ни у эрзи, ни у мокшы, слова «кулеба» нет. Значит это имя собственное. Кулеба — так звали первопоселенца! А «Кулеба-ки» означает «тропа Кулебы» или по аналогии с Панявым углом — «Кулебова тропа».

Поселился мордвин Кулеба на небольшой речке, построил хижину. Возможно, он пришел сюда, в глухой лес, скрываясь от кого-то, возможно, был взят монголами в полон, а потом бежал, куда глаза глядят по лесам, чтобы его не обнаружили. Речка стала родной для него. Отсюда он протоптал первую тропу до родника. Пришедшие позже другие мордва пришли на место, где уже была главная тропа (по-мордовски «ки»), которую проделал Кулеба. Естественно, они начали называть эту тропу его именем — «Кулеба ки» (Кулебова тропа). А так как это место стало очень хорошим ориентиром, то оно стало очень часто использоваться в разговоре.

— Лей прясо ули ки? (Над речкой есть тропа?)

— Ули. Кулеба ки. (Есть. Кулебова тропа).

— Косо тонь кудот? (Где твоя изба?)

— Косо Кулеба ки (Где Кулебова тропа).

И пошло тогда «Кулеба ки», «Кулеба ки», «Кулеба ки»…

Мы не знаем, ушли ли мордовские поселенцы с насиженных мест, вытесненные пришедшими в 16 веке русскими, или ассимилировались, дав жизнь многим кулебакским фамилиям. Скорее всего второе.

Для пришедших русских людей название «Кулеба ки» тоже стало хорошим ориентиром. И они стали произносить Кулеба ки, но, не понимая, что это значит, на свой лад — слитно — Кулебаки, думая, что окончание «ки» означает множественное число. И до сих пор мы говорим «Наши Кулебаки» — во множественном числе. А заодно и ударение сместили, потому что так русскому человеку более понятно, и потому что так похоже на русское слово «кулебяки», которые были известны издревле.

Так и закрепилось название Кулебаки сначала за небольшим поселением, затем селом и наконец городом.

Мурзицы

В книге «Записки. краеведов» кандидат географических наук, профессор Л. Л. Трубе пишет: «Татары, представленные в Горьковской области группой мишарей, осели на ее территории в юго-восточной части в основном не ранее XVI века. Очевидно, заселение этих мест татарами было связано с раздачей земель Иваном Грозным после завоевания Казани (1552 г.) участникам похода на неё, в числе которых были касимовские татары с Рязанщины. Их предводители — мурзы получили здесь земельные владения, о чем может свидетельствовать название села в Сеченовском районе Myрзицы…»[29].

Я сомневаюсь, что топоним Мурзицы произошел от слова «мурза».

1. Почему именно «Мурзицы», а не «Мурзы», «Мурзаево», «Мурзино», если произошло от слова «мурза»?

2. В Кулебакском районе, в 2—3 километрах от Кулебак, живут и здравствуют Мурзицы (буква в букву). Но ведь это юго-запад Нижегородской области, где Иван Грозный не проводил раздачу земель татарам и где ни один топоним не отсылает нас к татарскому языку! Значит это слово не татарское!

3. Почему и здесь, и там множественное число? А может быть это опять не множественное число?

Опять возвращаемся к мордовскому языку. Но ничего даже близкого в языке мордвы-эрзя нет. А может в мордовском-мокша есть? И здесь мы не найдем ничего близкого по звучанию.

Может быть, первоначально произносили не Мурзицы, а Мурзиця? Это очень близко к мордовскому языку, в котором немало слов с таким окончанием («морыця» — «певец», «мутиця» — «смутьян», «муциця» — «мучитель», «мусколиця» — «насмешник», «пициця» — «обжигающий», «рудазыиця» — «маркий» и др.). Но настораживает тот факт, что в двух разных местах, находящихся в сотнях километров друг от друга, существуют два поселения с одинаковым названием, причем буква в букву. Значит, название звучало так изначально. Но что оно означает? Это для меня пока загадка.

Возможно, здесь имело место переселение, когда переселившиеся оставляли название своего прежнего поселения. Интересно было бы провести сравнительный анализ фамилий коренных жителей обеих Мурзиц. Может быть, есть одинаковые? Тогда и можно будет делать какие-то определенные выводы.

Надеюсь, что молодые исследователи когда-нибудь всё же раскроют тайну Мурзиц.

Толкава

Недалеко от Велетьмы начинает свой неспешный путь маленькая речка Толкава, которая пересекает дорогу Кулебаки-Велетьма и недалеко от нее впадает в речку Велетьму. Несомненно, название ей в дальние-дальние времена дали проживавшие в этих местах эрзянские жители. Это название также делится на два форманта — «Толк-ава». Первая часть  — имя женщины Толка, вторая часть переводится, как «женщина». В мордовском языке нередко гласные на стыках двух слов опускались, так легче произносить. К примеру, богиня земли Модава (от двух слов — «мода» — «земля» и «ава» — женщина, мать. Модаава трудней произносить, чем Модава), Вармава — богиня ветра («варма» — «ветер», но не Вармаава), Кудава — богиня дома, жилища («кудо» — дом, жилище, но не Кудоава) и др. Поэтому Толкава переводится, как «женщина Толка». Мы тоже не знаем, какое отношение она имела к этой речушке.

Милява

Недалеко от Гремячева, через Меляево, в Тешу впадает малюсенькая речка Милява. Переводится на русский язык, как «женщина Миля». Название построено по тому же принципу, что и Толкава (Миля-ава — Милява).

Меляево

На крошечной речке Миляве расположено село Меляево. Современное название «Меляево» дали пришедшие в эти края русичи. А первоначальное название мордовское (от речки Милявы) так и звучало — Милява. Пришедшие русские не понимали, что означает Милява, и переиначили его на свой, более понятный лад — Меляево.

Заключение

Итак, дорогой читатель, мы рассмотрели с вами мордовские топонимы Нижегородской области и Кулебакского района. Много интересного подсказали нам они. Многие, с детства услышав предания о названиях своего села, города, передавали их по наследству своим детям, внукам и правнукам. А те считали эти предания верными и точными, не подлежащими никаким сомнениям. Сегодняшним и будущим краеведам, исследователям истории родного края в своих работах надо перелопачивать огромный фактический материал, изучать письменные источники, сравнивать одни факты с другими, чтобы в конце концов сделать правильные выводы.

«Топонимические объяснения, — пишет В. Ф. Барашков, — построенные на переосмыслении непонятных древних названий, называют топонимическими легендами. Так как в настоящее время имеется много топонимов с утраченной мотивировкой, то много и топонимических легенд. Литературоведы рассматривают их как особый вид устного народного творчества. И в этом отношении топонимические легенды представляют безусловный интерес. Но топонимисты, считаясь с их существованием, должны относиться к ним с большой осторожностью, так как легенды не всегда обоснованы, часто не имеют научной доказательности»[30].

В этой книге исследованы только мордовоязычные названия населенных пунктов Кулебакского района. Но ведь и русскоязычные тоже требуют научного исследования. Почему носят теперешние названия Ломовка, Теплово, Красный Родник, Кутузовка, Гремячево, Горбачиха, Михайловка, Серебрянка? Существующие их толкования — тоже пока топонимические легенды, не более. Превращение этих легенд в научно обоснованные доказательства — важная задача для местных краеведов.


ЛИТЕРАТУРА

Алямкин Н. С., Бабушкина Р. В., Имярекова В. М., Келина А. Н., Липатов С. И., Матюшкин П. Г. Поляков О. Е., Щанкина В. И. Мокшанско-русский словарь. Под ред. Б. А. Серебренникова, А. П. Феоктистова, О. Е. Полякова. М., «Русский язык», «Дигора», 1998.

Бузакова Р. Н., Ширманкина Р. С., Лисина Е. Н., Цыпкайкина В. П., Адушкина Н. С. Эрзянско-русский словарь. Под ред. Б. А. Серебренникова, Р. Н. Бузаковой, М. В. Мосина. М. «Русский язык», «Дигора», 1993.

Бутусов М. Н. Город Лукоянов. Горький, 1980.

Бытовая культура мордвы. Саранск, 1990.

Гераклитов А. А. Алатырская мордва по переписям 1624—1721 г. г. Саранск, 1936.

Гераклитов А. А. Арзамасская мордва по писцовым и переписным книгам XVII—XVIII вв. // Ученые записки Саратовского государственного университета. Т. 8. Вып. 2. Саратов, 1930.

Гераклитов А. А. Материалы по истории мордвы. М. — Л. 1931.

Головастиков А. М. Приокский (Выксунско-Кулебакский) индустриальный район. Горький, 1960.

Жуковская Н. Л., Мокшин Н. Ф. От Карелии до Урала. Рассказы о народах России. М., 1998.

Звездин А. И. Материалы к истории заселения Нижегородского края // Действия Нижегородской губернской ученой архивной комиссии. Т. 7. Н. Новгород, 1908.

Зимин Б. И. Мордовские и татарские названия населенных пунктов Тамбовской области. — В кн. «Вопросы краеведения в школах и педагогических институтах». Тамбов, 1962 г.

Зимин Б. И. Мордовские и татарские названия населенных пунктов Тамбовской области. — В кн.: ВКТ. Л., 1965.

Илларионов В. Т. В далеком прошлом Горьковской области. Горький, 1941.

Инжеватов И. К. Топонимический словарь Мордовской АССР. Саранск, 1987.

Каптерев Л. М. Нижегородское Поволжье Х—ХVI вв. Горький, 1939.

Кирьянов И. А. Старинные крепости Нижегородского Поволжья. Горький, 1965.

Мельников П. И. Очерки мордвы. М., 1981.

Милотворский И. А. Путь И. Грозного через Нижегородскую губернию во время его похода на Казань в 1552 году // Действия Нижегородской губернской ученой архивной комиссии. Т. 13. Вып. 3. Н. Новгород, 1912.

Мокшин Н. Ф. Этническая история мордвы XIX—XX века. Саранск, 1977.

Мокшин Н. Ф. Мордовский этнос. Саранск, 1989.

Мокшин Н. Ф. Тайны мордовских имен. Саранск, 1991.

Мордва. Историко-этнографические очерки. Саранск, 1981.

Морохин В. Н. Нижегородские предания и легенды. Горький, 1971.

Морохин Н. В. Географический краеведческий словарь. Н. Новгород, 1993.

Морохин Н. В. Нижегородский топонимический словарь. Н. Новгород, 1997.

Морохин Н. В., Павлов Д. Г. Нижегородский топонимический словарь, Н. Новгород, 1993.

Мурзаев Э. М. Словарь народных географических терминов. М., 1984.

Никонов В. А. Введение в топонимику. М., 1965.

Никонов В. А. История освоения Среднего Поволжья по материалам топонимии //Вопросы географии. Сб. 50. М., 1960.

Никонов В. А. Этногенез мордовского народа и топонимика // Этногенез мордовского народа. Саранск, 1965.

Очерки истории Арзамаса. Горький, 1981.

Предания и песни болдинской старины / Сост. Сидорова И. В. Н. Новгород, 1991.

Рябинин Е. А. Финно-угорские племена в составе Древней Руси. Спб., 1997.

Серебренников Б. А. История мордовского народа по данным языка // Этногенез мордовского народа. Саранск, 1965.

Сывороткин М. М. Система адаптации заимствованной лексики тюркского и финно-угорского происхождения в современных русских говорах Окско-Волжско-Сурского региона. Саранск, 2004.

Третьяков П. Н. Волго-окская топонимика и некоторые вопросы этногенеза финно-угорских народов // Советская этнография, 1958, № 4.

Трубе Л. Л. Наши города. Горький, 1954.

Трубе Л. Л. Как возникли географические названия Горьковской области. Горький, 1962.

Трубе Л. Л. География нерусского населения Горьковской области // Записки краеведов. Горький, 1981.

Четвергов Е. В. Сырнень човалят. Золотые бисеринки. Мордовское книжное издательство, Саранск, 1995.

Примечания

1

ТОПОНИМИКА — раздел ономастики, наука о географических названиях, топонимах, топонимии как системе таких названий.)

(обратно)

2

Морохин Н. В. Нижегородский топонимический словарь. Нижний Новгород, 1997, стр. 5.

(обратно)

3

Морохин Н. В. Там же, стр. 6

(обратно)

4

Барашков В. Ф. Знакомые с детства названия. М., «Просвещение», 1982, с. 106.

(обратно)

5

Шитов В. Н. Мордва. Саранск, Мордовское книжное издательство, 2004 г., стр. 63

(обратно)

6

Изборник. М., 1969, стр. 326

(обратно)

7

Мурзаев Э. М. Очерки топонимики. М., Мысль. 1974 г., стр. 82.

(обратно)

8

ФОРМАНТ — часть географического названия, имеющая отдельное значение. К примеру, в русскоязычном названии Светлояр «светло» и «яр» — форманты. Или в мордовоязычном названии Миялей («мия» — бобер, «лей» — овраг).

(обратно)

9

Морохин Н. В. Нижегородский топонимический словарь. Нижний Новгород, 1997, стр. 118

(обратно)

10

Там же, стр. 171.

(обратно)

11

Там же, стр. 176

(обратно)

12

Эрзянь-рузонь валкс. Эрзянско-русский словарь под редакцией Б. А. Серебренникова, Р. Н. Бузаковой, М. В. Мосина, М., «Русский язык», «Дигора», 1993, стр. 345, Мокшень-рузонь валкс. Мокшанско-русский словарь под редакцией Б. А. Серебренникова, А. П. Феоктистова, О. Е. Полякова. М., «Русский язык», «Дигора», 1998, стр. 338.

(обратно)

13

Мурзаев Э. М. Очерки топонимики. М., 1974

(обратно)

14

Четвергов Е. В. Сырнень човалят. Золотые бисеринки. Мордовское книжное издательство, Саранск, 1995 г. стр. 82.

(обратно)

15

ПАТРОНИМ — название, происходящее от имени, фамилии, прозвища, характеристики первопоселенца или владельца.

(обратно)

16

Ономастика Поволжья. М., 2001, стр. 316.

(обратно)

17

Материалы по археологии и этнографии Мордовии. Мордовское книжное издательство, Саранск, 1974, стр. 242.

(обратно)

18

Материалы по археологии и этнографии Мордовии. Мордовское книжное издательство, Саранск, 1974, стр. 262

(обратно)

19

Инжеватов И. К. Топонимический словарь Мордовской АССР. Саранск, 1979.

(обратно)

20

ГИДРОНИМ — название речки, озера, т. е. объектов, относящихся к водным ресурсам

(обратно)

21

Каптерев Л. М. Нижегородское Поволжье X—XVI веков. Горьковское областное издательство, 1939

(обратно)

22

Патриаршая или Никоновская летопись (7060 — 1552 г.) Цитата из Полного собрания русских летописей, т. 13. М., 1965. с. 199

(обратно)

23

Каптерев Л. М. Нижегородское Поволжье X—XVI веков. ОГИЗ, 1939, Горьковское областное издательство.

(обратно)

24

Гераклитов А. А. . Арзамасская мордва по писцовым и переписным книгам XVII—XVIII в. в. Саратов, 1930 г., т. VIII.

(обратно)

25

Каптерев Л. М. Нижегородское Поволжье Х—ХVI веков. ОГИЗ, 1939, Горьковское областное издательство, стр. 10.

(обратно)

26

Морохин Н. В., Нижегородский топонимический словарь. «КиТ-издат», Н. Новгород, 1997, стр. 162.

(обратно)

27

Морохин Н. В., Нижегородский топонимический словарь, «КиТ-издат», Н. Новгород, 1997, стр. 204.

(обратно)

28

Гераклитов А. А. Арзамасская мордва по писцовым и переписным книгам XVII—XVIII в. в. Саратов, 1930 г. Т. VIII

(обратно)

29

Записки краеведов, Волго-Вятское книжное издательство, Г, 1979 г.

(обратно)

30

Барашков В. Ф. Знакомые с детства названия. М., Просвещение, 1982, стр. 86.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1. ТОПОНИМИКА — НАУКА ИНТЕРЕСНАЯ
  • Глава 2. ИЗ ИСТОРИИ МОРДВЫ
  • Глава 3. ЧТО ОЗНАЧАЕТ ФОРМАНТ «МА»
  • Глава 4. ФОРМАНТ «КИ»
  • Глава 5. ТОПОНИМЫ С ФОРМАНТОМ «ША»
  • Глава 6. ТОПОНИМИЯ КУЛЕБАКСКОГО РАЙОНА
  •   Велетьма
  •   Тумалейка
  •   Саваслейка
  •   Пушлей
  •   Мамлейка
  •   Шилокша
  •   Кулебаки
  •   Мурзицы
  •   Толкава
  •   Милява
  •   Меляево
  • Заключение
  • ЛИТЕРАТУРА


  • Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии

    Загрузка...