Голос моря. Научно-фантастические повести (fb2)

- Голос моря. Научно-фантастические повести (а.с. Антология) 1.2 Мб, 184с. (скачать fb2) - Валентин Дмитриевич Иванов - Виктор Степанович Сапарин - Вадим Дмитриевич Охотников

Настройки текста:



ГОЛОС МОРЯ Научно-фантастические повести


В.Сапарин ГОЛОС МОРЯ


Флаг на мачте повис, точно изнемогая от зноя. Был полный штиль.

Галька так накалилась, что те, кто не догадался захватить мохнатую простыню, устраивались на низких деревянных лежаках, своей решетчатой поверхностью напоминающих детские санки. Некоторые отдыхающие забрались под навес, и там, в густой тени, такой плотной и синей, что она издали казалась осязаемой, принимали воздушные ванны.

С Петром Ивановичем Смородиновым, ленинградским профессором физики, моим соседом по комнате в санатории, мы расположились у самой воды. Здесь галька сменялась узкой полоской мягкого, намытого морем песка, и было чудесно лежать и болтать о том, о сем, лениво шевеля ногой в теплой соленой воде.

Подальше, за пляжем, на морском берегу виднелось несколько человек. Они склонились над серыми рулонами, похожими на огромные скатанные ковры. Это рыбаки готовили к наступавшему сезону свои "рогожи".

Когда один из рыбаков проходил мимо низкой ограды, окружавшей пляж, я окликнул его:

- Ну, как, собираетесь на ловлю?

Мне давно хотелось принять участие в этой удивительной ловле, хотя бы в качестве зрителя.

Из всех способов добычи рыбы лов кефали с помощью рогожи - вероятно, самый фантастический. "Рогожу" - мат из тростника - расстилают, как плавучий ковер, на воде. Плывущая кефаль принимает тень от рогожи за подводное препятствие: стремясь перепрыгнуть через него, она выскакивает из воды и оказывается на тростниковом плоту. Рыбакам остается только подбирать эту чересчур впечатлительную рыбку.

- Какая нынче ловля, - сказал рыбак. Это был высокий и худощавый человек, чуть сутулый, со спокойным взглядом карих глаз. - Надо ждать непогоды…

Я невольно посмотрел в сторону моря, но не увидел ничего, кроме безбрежной водной глади и безоблачного голубого неба.

- Не видите? - усмехнулся рыбак.

Я вглядывался в горизонт, ожидая увидеть легкое облачко, о котором читал столько раз в книгах и по которому опытные капитаны - герои морских романов и рассказов - всегда так уверенно и заблаговременно предсказывали шторм. Облачко обычно быстро вырастало в тучу, а туча закрывала все небо и так далее. Но на ясном небе ничего не было.

- Не вижу, - признался я.

- Не сюда смотрите, - сказал рыбак. - В воду нужно глядеть.

- В воду?

- В воду.

Но вода была такой, какой она всегда бывает на Черном море, то есть не поддающейся описанию в своих оттенках, уловимых только глазом художника.

- Медуз-то нет! - воскликнул рыбак. - Неужели не замечаете?

Действительно, сколько ни вглядывался я в прозрачную зеленоватую воду, не мог обнаружить ни одного из этих существ, так удивительно похожих на старинные ламповые абажуры. Эти странные животные, только что во множестве плававшие в теплой воде у берега, раскрыв свои зонтики, куда-то вдруг исчезли.

- Вглубь ушли, - пояснил рыбак. - Чтобы их во время бури волнами не выбросило на берег. Уж они-то знают, что непогода будет.

- Откуда же они знают? - ворчливо произнес Смородинов, молчавший во время всего разговора.

- А это уж люди науки должны доискаться, - ответил наш собеседник. - Это ваше дело. А только наша рыбацкая примета - верная. Еще деды наши ее знали, хотя, конечно, люди были темные и неграмотные, не то что теперь.

Рыбак кивнул нам и пошел дальше.

- Гм… - фыркнул Петр Иванович, с кряхтением поднимаясь на ноги.

Небольшого роста, щуплый на вид, в трусиках, с золотыми очками на вздернутом носу, с седой, торчащей клинышком бородкой, он был похож на доброго гнома из детской сказки. Вместе с тем было в нем что-то серьезное, более того - глубокомысленное, заставляющее забывать, что видишь его на пляже, а не в лаборатории.

По всему виду Петра Ивановича я чувствовал, что он чем-то очень недоволен.

- Деды… Приметы… - проворчал он.

Меня удивила проницательность рыбака, угадавшего в нас людей, причастных к науке. Впрочем, в санатории часто отдыхали ученые, и он мог просто высказать свою догадку.

Профессор Смородинов подошел к берегу и презрительно, как мне показалось, посмотрел в воду. Я присоединился к нему. В воде не было ни одной медузы! Точно по какой-то команде, они ушли в глубь моря, как и уверял нас только что рыбак.

- Те-е-екс… - протянул Смородинов. - Изволили убыть!

- Ну, вот что, - добавил он вдруг, - позагорали, и хватит. Долго лежать вредно. Пойдем на метеостанцию.

За короткое знакомство с Петром Ивановичем я успел уже привыкнуть к резким переменам его настроения. А неожиданные предложения, которые он часто вносил, нарушая установленный распорядок санаторной жизни, мне даже нравились.

Надев пижамы, мы зашагали к метеостанции, которая находилась на пути к санаторию. Это была крохотная станция, обслуживающая колхозы прилегающей к морю долины. Размещалась она в маленьком домике с выбеленными стенами - таком же, как и все дома в этой местности.

* * *

- Ну, - сказал Петр Иванович, критически оглядев скромное оборудование станции, находившееся, впрочем, в образцовом состоянии. - Что слышно? Как ваш буреметр? Падает?

Светловолосый молодой человек в шелковой рубашке-безрукавке и легких брюках подошел к барометру-анероиду, постучал ногтем по стеклу и сообщил:

- На одной точке. С самого утра.

- А известно ли вам, - спросил Петр Иванович, в упор рассматривая молодого метеоролога, - что приближается шторм?

- Шторм? - забеспокоился метеоролог. - Штормового предупреждения мы не получали.

- Предупреждения? - удивился в свою очередь Петр Иванович. - А я - то думал, что это вы предупреждаете других.

- И мы предупреждаем, и нас предупреждают, - ответил молодой человек. - Кто успеет первый.

- Гм… Кто же вас предупреждает?

- Областное управление. У них ведь район наблюдений больше, чем у нас. А случается, что область получает сигналы и от других областей.

С лица молодого человека не сходило выражение озабоченности, но отвечал он твердо.

- Стало быть, - вмешался я в разговор, - шторма не будет?

Молодой метеоролог взглянул на меня, усмехнулся и, сдвинув белесые, выгоревшие на солнце брови, спросил:

- Почему вы так думаете?

- Раз нет сигналов… - начал, было, я.

Но метеоролог перебил меня.

- Это еще ничего не значит, - сказал он жестким голосом и сурово морща лоб. - На территории нашей страны погода находится под непрерывным наблюдением. Но ведь не всюду имеются наши метеостанции или станции дружественных нам стран! Некоторые метеорологи по ту сторону моря не прочь "подослать" нам неожиданный шторм. Правда, - в голосе молодого человека послышался оттенок иронии, - правила вежливости обычно соблюдаются: предупреждение пришлют, но с опозданием - когда шторм уже начнется.

- Хорошо еще, - добавил он, - если непогоду "перехватит" в открытом море наш пароход: он оповестит всех по радио. Но само-то судно настигается штормом внезапно, и это плохо. Во внезапности ведь главная опасность всех стихийных явлений природы, будьте шторм или землетрясение.

- Гм-да-а… - покрутил головой Смородинов. - Вот какие дела.

Он подошел к стене и постучал по стеклу анероида. Стрелка не сдвинулась ни на волос, точно прилипла.

- А вот медузы уверяют, что будет буря!

- Медузы? - удивился метеоролог.

- Да, медузы. Они ушли вглубь моря. Что это значит, по вашему?

- Я - человек сухопутный, - сконфузился юноша. - Откровенно говоря, совсем недавно на море.

- Так вот есть такая примета. Рыбацкая… Когда медузы уходят от берега, жди непогоды.

- Кто это вам сказал?

Мы описали внешний вид рыбака.

- Терехов, - сказал наш собеседник уверенно. - Бригадир рыбацкого колхоза "Черноморец". Николай Терехов. Лучшая стахановская бригада на всем берегу. Этот не станет зря говорить.

Он задумался. Затем присел к столу, включил стоявшую на нем небольшую рацию и, надев наушники, застучал ключом.

- Область предупреждаете? - спросил я, когда он закончил передачу.

- Предупреждать-то вроде и нет оснований, - ответил он. - Но все-таки передал сигнал внимания. Терехов - человек серьезный…

Я удивился, что приметам вообще придается какое-то значение в метеорологии. Мне казалось, что это противоречит научной постановке дела, которая должна быть присуща этой дисциплине, как и всякой другой науке. Я высказал свои соображения.

- Напрасно вы так думаете, - возразил Никитин, так звали нашего собеседника. - Метеорология не отрицает вообще примет. Ведь во многих приметах зафиксирован вековой опыт народа. Поэтому перечень испытанных примет вы найдете в любом учебнике метеорологии. Странно только, что барометр не подтверждает предсказания Терехова.

Молодой метеоролог еще раз взглянул на анероид и пожал плечами.

- Вот, - сказал он, - есть такая народная примета, - он достал клеенчатую тетрадь и пояснил: - я ведь записываю эти приметы и то, как они подтверждаются. Пригодится, знаете. Тут на море примет, как камней на берегу. Вот, например, такая… "Морская блоха перед штормом уходит из сырых мест в сухие"! Не проверял, правда, ее еще… Ведь, бывает, другой раз и зря говорят… А про медуз от вас впервые слышу. Надо будет записать…

Он взял ручку-самописку и открыл тетрадь на чистой странице.

Делать нам здесь было больше нечего. Мы вышли.

Невольно мы посмотрели на море. Ровная гладь без малейшей морщинки простиралась до горизонта. Глаз утомлялся глядеть на отблески солнца. На чистом небе не было ни одного белого пятнышка. В воздухе не ощущалось ни малейшего ветерка.

- А может быть, вся эта история с медузами - вообще бред? - проворчал Смородинов.

Он сердито фыркнул и решительно зашагал, но не к санаторию, как я ожидал, а снова к морю.

Мы вышли к устью реки. Здесь кончили чинить свои рогожи рыбаки. Когда мы подошли к ним, они привязывали свернутые в рулоны рогожи к кольям, вбитым в землю.

- Чтобы ветром не унесло, - объяснил нам пожилой рыбак с черной бородой.

- А что, разве будет буря? - спросил я с невинным видом.

- Разумеется, - ответил он. - Уже первый сигнал был.

- С метеостанции?

- Нет. У нас свои приметы.

- Медузы? - иронически спросил Смородинов.

- Медузы, - спокойно подтвердил рыбак. - Дело верное. Терехов пошел радиограмму давать.

- Кому?

- Капитану дельфинера "Победа" Безрученко.

- Гм… А почему ему?

- Он просил предупредить, если что. А разве не метеостанция его предупреждает?

- Станция станцией, а это он просил особо. У нас ведь тут бывает: шторм как с горы свалится - сразу, станция не успевает предупредить…

- Ну, а медузы, те, конечно, успевают?

- Медузы успевают, - уверенно сказал рыбак. - Те заранее знают…

- Чорт знает что такое, - пробормотал Смородинов, рассерженно роя палкой в сырой гальке. - Медузам больше веры, чем барометру… А это что такое? - воскликнул он вдруг. - Вот это…

Я посмотрел на сырую гальку и ничего не увидел.

- Морская блоха, - сказал рыбак хладнокровно.

- Я сам вижу, что морская блоха, - рассердился профессор, - но почему она сидит в сыром месте и не спешит уйти отсюда? Ведь перед штормом она уходит? Есть такая примета?

- Есть, - рыбак с удивлением посмотрел на профессора. - А вы понимаете, я вижу, в наших приметах! Только время-то ведь не -пришло ей, блохе, двигаться…

Но тут же он с уважением в голосе добавил: - Ваша правда: пора! Смотрите - тронулась.

Он указал на гальку, покрывающую пологий берег.

Опять я не увидел ничего там, где опытный глаз рыбака различал что-то важное. Галька была как галька, - такая же, как и по всему побережью: разноцветные камешки, гладко обточенные водой.

- Смотрите, - сказал рыбак, - Удирают!

Тут, наконец, и я увидел, в чем дело: по гальке кое-где двигались какие-то темные точки.

Присмотревшись, можно было заметить, что морские блохи в своих перемещениях держались некоторого общего курса. Они двигались от моря по направлению к траве, покрывавшей берег за полосой прибоя. Некоторые, удалившись на порядочное расстояние от воды, останавливались на высоких местах, где лежали сухие водоросли, другие, не ограничиваясь этим, лезли прямо в траву.

- От шторма улепетывают, - сказал рыбак. - Здесь, у воды, их перемелет галькой, - ведь она начнет перекатываться и тереться, что твои жернова! Вот и думают, как бы подальше от воды уйти.

- Ну, насчет "думают" это, конечно, вздор, - пробормотал Смородинов, становясь на колени и с интересом рассматривая крошечных ракообразных. - Такая тля не обладает способностью соображать. Ио вот то, что они так дружно удирают, - это интересно. Значит, они каким-то образом чуют непогоду.

- Да уж они знают, - подтвердил рыбак. - Это кого хотите спросите.

- Откуда же у них такие сведения? - спросил Петр Иванович. - Ведь барометр даже не думал падать. Что же у ник, у блох, своя метеослужба, что ли?

Рыбак пожал плечами.

- Этого уже я на могу сказать. Для этого ученые люди есть.

Профессор встал на ноги. Он держал на ладони маленькое ракообразное и смотрел на него с выражением недоумения и в то же Время некоторого невольного уважения.

- Позвольте, - воскликнул он немного погодя, - но ведь медузы раньше приняли свои меры безопасности! А блоха только сейчас тронулась в путь…

- Медузы, и правда, раньше узнают о шторме, - засмеялся рыбак, - а блоха уже потом. Медуза, она хитрее; У нас так и считается: медуза ушла вглубь - первый сигнал, морские блохи полезли на берег - второй. Ну, а там, дальше, жди уже самого шторма.

- Что же у них - разные метеослужбы или разная система оповещения? - сказал задумчиво Петр Иванович, выпуская своего пленника на свободу и вытирая руку о штаны пижамы - этот рассеянный жест подчеркивал, что профессор серьезно углубился в какие-то мысли.

- Впрочем, - воскликнул он через минуту, - ведь шторма-то нет! А может быть и не будет вовсе!

- Как не будет! - возразил рыбак. - А это что такое?

И он показал в сторону пляжа. На мачте, стоявшей на берегу возле навеса, поднимали рывками штормовой флаг. На лодке, плававшей вдоль берега, кто-то в матросской полосатой тельняшке кричал в рупор купальщикам, заплывшим слишком далеко. Некоторые пловцы уже начали возвращаться к берегу.

Погода была такая же ясная, как и все утро. Но что-то тревожное чувствовалось в этой картине нарушенного мирного отдыха.

- Так, - сказал я. - Значит, барометр откликнулся наконец! Или предупреждение пришло из области?

- Сейчас узнаем!

Смородинов круто повернулся и направился к санаторию. Я едва поспевал за ним. Проходя мимо метеостанции, мы увидели в дверях белого домика нашего молодого знакомого.

- Пришло сообщение с дельфинера "Отважный", - крикнул он, - а сейчас начал падать и барометр. Сразу на двадцать делений скакнул! Хорошо, что сигнал внимания я раньше передал…

Не успели мы дойти до санатория, как из-за горизонта показались тучи. Они спешили к берегу, словно воздушная армада, совершающая налет. Задул ветер.

Последние купальщики прибежали с пляжа уже под первыми каплями дождя. В воздухе потемнело.

Обедали не на веранде, как обычно, а в столовой, где были закрыты все окна и двери. Но ветер проникал сквозь щели, колыхал портьеры, надувал, как паруса, занавески… Со звоном посыпалось стекло на паркет в дальнем углу. Кто-то плохо закрыл окно, и ветер сорвал раму с крючков. Несколько человек бросилось закрывать окно.

Нашим соседом по столу был добродушный старичок, отличавшийся на редкость терпеливым характером. Он заслужил общее уважение тем, что стоически переносил досаждавший ему хронический ревматизм.

- Ну, как ваша нога, - спросил я сочувственно, - наверное, дает себя знать?

- Представьте себе, нога - ничего… - ответил он, - к моему удивлению. Но вот в ушах боль чувствовал сегодня утром довольно сильную. И знаете, - обратился он ко всем, - эту боль я ощущаю каждый раз перед штормом. Врачи ничего не могут по этому поводу сказать.

Он развел руками.

Все выразили ему свое соболезнование. А я невольно подумал, что в природе много предвестников шторма, мало или совсем неизвестных науке.

Должно быть нечто в том же роде подумал и Смородинов, потому что он бросил быстрый взгляд на старичка-ревматика, нацарапал что-то черенком вилки на скатерти и нахмурился.

После обеда мы вышли на балкон. Ветер набросился на нас, точно поджидал нашего появления. Торопливо застегивая пиджак на все пуговицы и нагнув голову навстречу буре, я посмотрел в сторону моря. По небу быстро неслись тучи. Вал за валом катился от горизонта, и все море было покрыто пенящимися гребнями. На обезлюдевшем пляже громко шуршала галька.

В санаторном саду с глухим стуком падали на землю яблоки.

Силуэт какого-то судна мелькнул среди волн в сумеречном свете.

Я успел различить вытянутый нос и низкий корпус, нырнувший и провал между гребнями.

Всю ночь завывала буря, крепкое здание санатория по временам вздрагивало и сотрясалось, а крыша гремела, словно кто-то, неистовый и безумный, пытался отодрать ее.

К утру солнце выглянуло из разорванных туч и осветило темно-синее море с белыми барашками. Шторм стихал, но крупные волны еще накатывались на берег.

Купаться было нельзя. Отдыхающие, выбитые из привычной колеи, заполнили читальный зал и бильярдную или слонялись по веранде без всякого дела. Петр Иванович предложил устроить экскурсию на научно-исследовательскую станцию, расположенную километрах в пятидесяти от санатория - на берегу моря. Многие согласились.

Подали автобус.

- Не может быть, - сказал мне Смородинов, когда автобус тронулся в путь, - чтобы на этой станции не знали про медуз и блох и про их метеорологические способности. Эта станция как раз изучает ту область природы, где вопросы биологии находятся на стыке с физикой. Не могли там не обратить внимания на эти вещи.

По тону Петра Ивановича чувствовалось, что он уязвлен. Еще бы! Была затронута честь науки…

К моему удивлению, в автобусе оказался и Костя Никитин - молодой метеоролог, с которым мы познакомились накануне. Костя уверял, что ему совсем не хочется спать, хотя он только утром сменился после суточного дежурства на метеостанции. На его лице я прочел жадную любознательность и нетерпение, которые встречаются у людей, одержимых какой-нибудь идеей. Такое выражение бывает у рыболова, спешащего к облюбованному, но еще не испытанному местечку на берегу реки, у коллекционера, вскрывающего посылку с редкой находкой, или у человека, который ожидает решения сильно мучающей его задачи.

Автобус мчался по узкому шоссе с бесконечными подъемами, спусками и поворотами' Вдоль асфальта мелькали грушевые и сливовые деревья; медленно проплывали долины с фруктовыми садами и полями, засаженными табаком, уступая место лесам на горных склонах.

Станция была расположена на самом берегу моря. Это было красивое светлое здание, неподалеку от которого, в густой зелени сада, ютились домики сотрудников. В состав станции, как мы узнали позже, входили гидрографическое судно, баркас для водолазных работ, два катера - целая флотилия. Некоторые лаборатории, расположенные ниже уровня моря, были отделены or него только стенкой из стекла, которая позволяла вести наблюдения за жизнью морских глубин. Другие лаборатории большой трубой соединялись с морем, оно входило в них, как в искусственную лагуну.

В лабораториях и в кабинетах в верхнем этаже здания мы увидели много интересного. Мне запомнился макет дельфина в натуральную величину; это животное, похожее на рыбу, изучалось здесь с точки зрения техники его движения. Оказалось, что дельфин, как это было видно из фотографий, сделанных советскими учеными, двигался благодаря винтообразному изгибанию туловища. У этого живого винта даже морда закручена по винтовой линии, но в обратном к движению тела направлении, - своеобразный гидродинамический компенсатор, препятствующий переворачиванию животного, пока оно плывет в воде. Компенсатор этот выключается, когда дельфин выскакивает из воды, - вот почему, оказывается, дельфин валится набок, когда он проделывает в воздухе свой курбет. Я много раз наблюдал резвящихся дельфинов, и мне казалось, что этот красивый крен при кувыркании - проявление своеобразной лихости чудесного пловца, в совершенстве освоившего водную стихию. Но оказалось, что "характер" животного тут ни при чем - в действие вступали законы гидродинамики, и дельфина переворачивала простая механическая сила, которой он не мог управлять.

Немало было здесь и других занимательных вещей, описание которых могло бы занять целую книгу.

Да, мы попали в нужное место! Здесь можно было надеяться найти ответы на вопросы, поставленные перед наукой рыбаками.

Нас познакомили с одним из крупнейших специалистов по физике моря профессором Шавровым, худеньким человеком среднего роста, со спокойными манерами, седыми височками и ясным взглядом больших глаз.

Когда Смородинов с обычной своей непосредственностью рассказал негодующим тоном о том, как метеостанция оказалась не в состоянии предсказать заблаговременно шторм, в то время как "несчастный комок слизи" - медуза - и "дрянь, едва различимая глазом", - морская блоха - отличнейшим образом все "знали", из людей о предстоящей буре догадывался только больной ревматик, не имеющий никакого отношения к метеорологии, Шавров тихо улыбнулся.

Он попросил одного из своих помощников принести радиозондприбор для исследования верхних слоев атмосферы.

На веранду, куда нас пригласили, был доставлен тонкостенный резиновый шар, наполненный водородом.

Я думал, его сейчас запустят в воздух, но Шавров взял шар за веревочку, поднес близко к уху Петра Ивановича и вопросительно посмотрел на него.

Тот резко отдернул голову. Затем взял в руку веревочку от шара и несколько раз поднес радиозонд к своему уху. На лице Петра Ивановича появилось выражение заинтересованности. После этого Смородинов передал шар мне и стал ждать, какое впечатление произведет опыт на меня. Я поднес шар вплотную к уху и ощутил тупую боль, точно кто-то давил мне на барабанную перепонку.

Невольно я отодвинул голову.

Шавров улыбнулся.

- Голос моря, - сказал он.

- Голос моря?

- Да, голос моря. Это и есть тот предвестник шторма, который почувствовал ваш больной-ревматик. Человеческое ухо в нормальных условиях не улавливает этот голос. Море разговаривает на слишком низких тонах. Это - инфразвуковые волны, они лежат за порогом слышимости для нас с вами.

- Некоторые животные, - добавил он, - обладают способностью ощущать инфразвуки. К их числу относятся медузы и морские блохи,

- И поэтому-то они заранее "знают" о приближении шторма? - воскликнул я.

- Совершенно верно. Вокруг района шторма распространяются инфразвуковые волны. Это установлено строго проверенными наблюдениями. Вот этот голос моря, неслышный для человеческого уха, и предупреждает медуз.

Петр Иванович весь расцвел от радости.

- Ну, конечно, - заговорил он, взволнованно теребя меня за рукав, - я так и думал, иначе и не могло быть! Невозможно, чтобы никто из здешних ученых не заинтересовался этим явлением, не начал бы работу и не достиг бы уже чего-то! Вот это молодцы… Ну, где он? - обратился он уже к Шаврову. - Показывайте, не томите. Интересно, как он выглядит.

- Кто он? - с улыбкой произнес Шавров.

- Бросьте, батенька, притворяться. Прибор, разумеется. Прибор, предсказывающий штормы. И не пытайтесь уверять, что у вас нет такого прибора или вы над ним не работаете. Ни за что не поверю!

- Прибор, действительно, есть, - сказал Шавров уже серьезно, - Но хвастать, откровенно говоря, еще нечем. Поэтому мы о нем широко не публиковали. Но вам показать можно. Тем более, - он с уважением посмотрел на Смородинова, - что ваша помощь и совет могут нам пригодиться. Пойдемте!

Он провел нас в комнату, посредине которой стоял большой лабораторный стол. На столе возвышалось неуклюжее сооружение из нескольких ящиков, стойки и металлического шара с отходящим от него коротким горлышком.

- Вот, - сказал Шавров, - прибор, о котором вы спрашивали.

Радиозонд заменен здесь, как видите, металлическим резонатором.

Резиновый шар с водородом улавливает инфразвуковые колебания и отражает их вследствие того, что акустические свойства водорода и атмосферного воздуха различны. Резиновая оболочка, резонируя, усиливает отражаемые колебания и делает их ощутимыми для нашего уха, хотя и не в виде звука, а как давление на барабанную перепонку. Колебания эти порядка десяти в секунду, следовательно, они лежат за порогом восприимчивости нашего уха. Металлический резонатор настроен на те же десять колебаний в секунду, В горлышке прибора, когда он резонирует, возникают сильные колебания воздушных частиц. Мы поместили в этом месте тонкую платиновую нить, которая накаляется постоянным током от аккумуляторной батареи. Колебания воздуха при резонансе образуют в горлышке сильный воздушный поток, настоящий ветер. Он охлаждает нить, сопротивление ее изменяется, - и соответствующее измерительное приспособление сигнализирует нам об этом. Вот, в сущности, и все устройство прибора. Что же еще добавить? Однажды этот прибор предсказал появление шторма, когда барометры еще не подавали никаких вестей. Был такой случай. Он записан в дневниках станции.

- Однажды? - удивился я.

- Да, однажды. Была очень тихая погода. Полный штиль. И в этой тишине донесся голос моря, который это металлическое ухо уловило. Так было, к сожалению, только один раз.

- Почему же прибор не действовал в других случаях? - спросил я.

- Он действовал и во всех других случаях. Так мы, по крайней мере, полагаем. Но уловить его сигналы оказалось невозможным.

- Почему?

- Из-за местных помех. Небольшого ветра на берегу достаточно, чтобы показания прибора спутались. В записи колебаний невозможно уже отличить следы инфразвуков, приходящих издалека, от местных дуновений воздуха. Полный же штиль перед штормом бывает очень редко.

- И поэтому вы держите его здесь, в запертой комнате, а не снаружи, где он мог бы улавливать инфразвуки? - спросил я.

- Он улавливает их и здесь, - возразил Шавров. - Инфразвуковые волны способны проходить даже через крупные щели, а тем более в открытое окно, как здесь.

- И какую вы ставите перед собой задачу? - спросил Смородинов, с серьезным видом слушавший объяснения Шаврова.

- Борьбу с помехами, - Шавров пожал узкими плечами. Что же еще? Если удастся устранить местные помехи, прибор будет действовать.

- Гм, - Петр Иванович произнес это свое любимое междометие как-то вопросительно.

Время, отпущенное на экскурсию, подходило к концу. Автобус уже подавал призывные гудки. Мы уселись на свои места, и машина пошла чертить виражи и петли, пока в зелени кипарисов не показалось светлое здание санатория.

К вечеру в бухту откуда-то приплыли дельфины. То тут, то там мелькали их проворные, сильные тела. Дельфины пригнали к берегу массу рыбы, и наши любители-рыболовы, промышлявшие до того бычками да барабульками, на этот раз взялись за удочки с надеждами на более солидный улов. Рыбаки с побережья готовились к выходу в море.

Из-за мыса, вдающегося в море, показалось небольшое низкосидящее судно с вытянутым носом. Оно бросило якорь метрах в ста от берега. От судна отвалила шлюпка.

- Дельфинер "Победа", - сказал кто-то. - А вот и его капитан Безрученко.

Шлюпка с ходу врезалась в скрипучую гальку, на берег вышел невысокий, крепкий человек в полотняном кителе.

Почти вся команда дельфинера и сам Безрученко были из селения, расположенного в приморской долине. В погоне за дельфинами они прибыли к родным берегам и решили заночевать здесь, чтобы с утра продолжать промысел.

Однако Безрученко пошел не прямо домой, а зашагал по тропинке в гору, где была расположена метеостанция.

Мы с Петром Ивановичем тоже направлялись туда по другой дорожке, со стороны санатория. Смородинов весь вечер был задумчив, и на лице его было выражение неудовлетворенности. Несколько раз он досадливо встряхивал плечами, точно отгонял какую-то докучливую мысль.

Костя Никитин, в течение утренней экскурсии с почтительным вниманием прислушивавшийся к разговору двух профессоров, а сам почти не раскрывавший рта, сейчас, вечером, был очень оживлен.

- Вот, - сказал он нам, указывая на Безрученко, - пришел благодарить за предупреждение, переданное ему по радио.

Он познакомил нас с прославленным зверобоем.

Безрученко приветливо улыбнулся и радушно пожал наши руки.

- Только заслуга нашей станции здесь небольшая, - продолжал Костя, - я передал Терещенко по радио рыбацкую примету. Станция радировала сигнал внимания, но ведь и он был основа: все на той же примете. Вы подумайте только, какое сочетание: современная радиотехника и примета погоды, которой, может быть, не одна сотня лет.

- Метеорологические прогнозы, - сказал Безрученко, как бы поясняя, - очень помогают нам, да и всем морякам вообще - особенно прогнозы на несколько дней вперед. Но хотелось бы прямо на борту судна иметь прибор, предупреждающий о шторме. Как вы думаете, современная наука в состоянии создать такой прибор?

Он посмотрел на нас вопросительно. Видно было, что эта мысль занимала его давно.

- Вот, - Костя как-то по-детски мотнул головой в нашу сторону. - Сегодня мы были на станции, где работают над этим.

- Гм, да-а… - протянул Петр Иванович, - работают… Такой прибор, - вдруг твердо сказал он, поворачиваясь всем корпусом к Безрученко, - можно сделать.

Костя зашептал что-то на ухо Безрученко, видимо рассказывая ему о том, кто такой Смородинов.

- Я тоже считаю, - сказал Костя, обращаясь к нам, - что такой прибор можно создать. Сегодня на станции я окончательно убедился в этом.

- Окончательно?

В голосе Смородинова мне послышалась вопросительная нотка.

- Да, окончательно, - сказал Костя, твердо глядя в глаза Смородинову. - Хотя я, как и вы, считаю, что Шавров идет не совсем тем путем.

- А откуда вы, молодой человек, знаете, что я считаю? - оборвал его Петр Иванович и, повернувшись к нам спиной, стал смотреть в окно на море. Однако и по напряженной спине, и по пальцам профессора, судорожно шевелящимся за спиной, было видно, что Костя задел в нем какую-то чувствительную струну.

Никитин почти не реагировал на эту профессорскую выходку.

Он тепло посмотрел на сердитого Смородинова, улыбнулся светлой улыбкой и, схватив спокойно наблюдавшего эту сцену Безрученко за рукав кителя, горячо сказал:

- Будет прибор. Раз Смородинов сказал "можно сделать", значит будет.

- Будет? - задумчиво переспросил Смородинов. - Не такая это простая штука, как вам кажется. Да. То, что природа вырабатывала на протяжении, может быть, тысяч веков, нужно сделать, и притом в гораздо лучшем виде, в течение нескольких…

- Лет, - подсказал я, памятуя, что работа над резонатором, который мы видели сегодня утром, продолжалась, как пояснил нам Шавров, уже четыре года.

- Месяцев! - резко сказал Смородинов. Он нетерпеливо толкнул ногой дверь, поспешно вышел из комнаты и, размахивая руками, зашагал по тропинке к морю. В окно была видна его маленькая фигура на фоне дальнего неба.

Костя сердечно рассмеялся.

- В том-то все и дело, что задача очень трудная, - пояснил он мне и Безрученко, - поэтому профессор Смородинов ее не оставит. Не беспокойтесь! Ему эта заноза засела в сердце. А доконали его вы, Николай Иванович, - неожиданно добавил он, обращаясь к Безрученко.

- Я? - удивился тот.

- Ну, да, вы, - радостно подтвердил Костя, - вашими словами о том, как такой прибор нужен морякам. Вы прямо ему, можно сказать, на мозоль наступили. Я еще там, на станции, заметил, - Костя заговорил полушепотом, словно опасаясь, что Смородинов, который был уже на берегу моря, может подслушать нас, - еще там заметил, что он недоволен. Знаете, фыркал все. Я вижу, он все сдерживается. Не понравилась ему вся эта лаборатория, где над резонатором работают. Заметьте: он там ни слова не сказал, а другие лаборатории почти все хвалил. Вы думаете, это так просто?

- А что ему там не понравилось? - задал я наивный вопрос о том, что вопрос был наивный, я увидел по выражению удивленна на лице Никитина.

- Ну, как же, - сказал он и укоризненно посмотрел на меня, точно это я был виноват в недостатках работы лаборатории инфразвуков. - Ведь там как изучают вопрос? Конечно, работа ведется большая и очень интересная. Но как? Чисто академически, так сказать. Вот обнаружили интересное явление: инфразвуки, голос моря, Построили прибор. Не спеша ведут исследования, чертят кривые, изучают, сравнивают, обнаруживают новые факты, - ничего не скажешь, тоже очень интересные, - но все это без определенной цели. То есть цель-то, конечно, есть и очень большая, речь идет о теоретических выводах большого принципиального значения. Но вот о выходах теории в практику - во всяком случае в ближайшем будущем - особенно не заботятся. Ведь даже свой резонатор они построили не как прибор, нужный для мореходства, а как лабораторный прибор-для подтверждения теоретических положений. Он их подтвердил - и все довольны. А прибора-то, предсказывающего штормы, нет.

- Ну, знаете, вы неправы, - возразил я. - Ведь в лаборатории пытаются создать такой прибор. И Шавров говорил с таким сожалением о том, что их прибор еще не совершенен. Чувствуется желание дать такой прибор.

- Ну, еще бы им не хотеть этого! Конечно, желание есть. Но хотеть можно по-разному. Шаврову, например, хочется, чтобы лаборатория, которая находится в его ведении в числе других многих лабораторий, дала бы законченную работу. И он будет добиваться, чтобы работа над резонатором голоса моря продолжалась. Но он… как это сказать… не чувствует, что нужно не только, чтобы интересная тема, нащупанная лабораторией, была доведена до конца, но что нужен прибор, черт возьми! - неожиданно энергично закончил свою мысль Костя. - Сколько же мне еще краснеть перед капитаном? - он кивнул в сторону Безрученко. - А ему, что же, прикажете еще четыре года ждать? Не согласен…

Костя энергично мотнул головой и уже более спокойно продолжал:

- А Смородинов чувствует отсутствие прибора как задолженность науки нашим морякам, как свою личную задолженность. И, знаете, это чувство в нем возникло с того момента, когда он узнал, что такой прибор может быть создан. Теоретическая же сторона его интересует не меньше, чем других. Ведь он крупнейший физик-теоретик. Другой на его месте, может быть, вообще прошел бы мимо такой мелочи, как какой-то там прибор для улавливания инфразвуков, а Смородинов - нет: он от этого дела ни за что не отступится. Понимаете… - Костя говорил сбивчиво, но горячо. - Это другая манера работы, другой стиль. А если стать на формальную точку, то будет все в порядке: тут ведется научная работа, и там ведется научная работа. Деньги государственные и тут и там не зря расходуют, дают ценные результаты. Одни побыстрее, другие - немножко помедленнее: ну, да ведь не сразу все.

- Это как у нас на промысле дельфинов, - сказал молчавший до сих пор Безрученко. Он добродушно-лукаво усмехнулся, отчего лицо его сразу оживилось, а в темных глазах на мгновение мелькнула искра по-украински сдержанного юмора. - Один бригадир свой план выполняет и рад, другой старается план перевыполнить, перевыполняет и все еще недоволен. А профессор этот мне нравится, - добавил он вдруг без всякого перехода. Он снова стал серьезным. - Беспокойный такой, - в голосе Безрученко послышалось одобрение. - Это хорошо. Ну, мне пора.

Он попрощался с нами и уверенно зашагал по тропинке к селу, где уже замелькали в окнах огоньки.

Над морем и горами спустилась темная южная ночь.

* * *

Удивительно, до чего бывают навязчивы некоторые идеи! Неугомонный Петр Иванович, мечтательный и увлекающийся Костя Никитин и спокойный, уравновешенный Безрученко с его твердой верой в науку заразили меня. Понемногу и я стал задумываться над уловителем голоса моря.

Загорая на пляже или совершая прогулки по окрестностям, я часто ловил себя на том, что думаю о конструкции резонатора, который я видел на Черноморской станции. Сначала я пытался отогнать от себя эти мысли. В конце концов я приехал в этот благословенный уголок природы, чтобы отдыхать, а не для того, чтобы ломать голову над усовершенствованием изобретения, которым и без меня занималось уже столько людей! Но со мной произошло нечто вроде того, что приключилось со сказочным героем, который должен был думать о чем угодно, только не о серой лошади. Как известно, гений не выдержал испытания: словно назло ему все время лезла в голову запрещенная мысль.

То же получилось и со мной. Сидя где-нибудь в тени под мощной кроной грецкого ореха и глядя на залитую солнцем дорожку, я размышлял о том, что это за капризная стихия - море - и какая на самом деле заманчивая задача - заставить ее предупреждать человека о своих капризах.

Наконец, я не выдержал. Махнув рукой на все соображения о том, что не следует путать отдых с работой, я решил заняться усовершенствованиями того прибора, что нам показали на станции.

"Играют же люди в карты, - рассуждал я, оправдывая себя, - ломают голову над каким-нибудь преферансным ходом, забивают ее черт знает чем, разным хламом, вроде запоминания всех вышедших из игры карт (я не играю в карты, не люблю и не понимаю этого занятия), почему же мне не заняться этим прибором, так сказать, на свободе, в этой приятной обстановке, чтобы дать какое-нибудь дело мозгам…".

Достав из чемодана лист чистой бумаги и вооружившись шариковой ручкой, я расположился за одним из круглых столиков на веранде с массивным каменным парапетом и тентом, как на пароходе.

И как только я занялся вплотную интересовавшим меня делом, у меня сразу стало спокойно на душе.

Работал я часа полтора-два в день, а в остальные часы с азартом включался в общую жизнь санатория. И эта размеренная жизнь, изрядно надоевшая мне прежде, теперь показалась особенно интересной. Правда, человеческий мозг - капризная штука и в этом отношении подчас не уступает Черному морю. Случалось, заплывешь далеко в море, и вдруг приходят в голову интересные соображения, тогда спешишь к берегу, чтобы, лежа на горячей гальке или на деревянном лежаке и подставляя солнцу то спину, то грудь, тщательно обдумывать со всех сторон какой-нибудь вопрос. Но зато теперь незаметно пролетали самые бездеятельные часы - на пляже, когда не хочется читать, потому что книга загораживает от тебя море, а говорить тоже не хочется - слишком красиво море и ты к нему еще не привык, или обязательный мертвый час - настоящая пытка для людей вроде меня, не привыкших спать после обеда.

Работал я над конструированием сигнализирующего устройства к уловителю голоса моря.

Еще когда я впервые увидел резонатор инфразвуков, меня поразила некоторая примитивность записи его показаний. По специальности я инженер-электронник и, может быть, именно поэтому обратил особое внимание на эту часть устройства прибора. Ученые, работавшие на станции, несомненно, гораздо больше меня разбирались в физике моря, о которой я имел самое общее представление, но они были довольно далеки от вопросов прикладной электротехники. Поэтому, когда им потребовалось перевести показания резонатора на язык электрических сигналов, они выбрали самую простую, но не лучшую схему. В этом и заключалась их ошибка. В самом деле: раз прибор резонирует на инфразвуки, сигнализирующие о приближении шторма, значит главная задача решена! Прибор фактически создан, вернее - создана самая глазная его часть. То, что творцы прибора не могли читать его показаний из-за местных помех в виде ветра, я относил целиком за счет техники, которую они применили для этой цели. Нагретая током платиновая нить слишком чувствительна к любому дуновению воздуха и поэтому не годится.

Принцип более совершенного сигнализирующего устройства мне был ясен.

Как резонатор улавливает только те звуки, на которые он настроен, то есть только инфразвуки определенной частоты, точно так же и вспомогательное устройство, фиксирующее эти сигналы и делающее их понятными человеку, должно фиксировать только эти сигналы и больше ничего. Таким должно быть это устройство.

Как только мне стало это ясно, я начал думать о том, чем бы заменить платиновую нить.

Нить надо было забыть, а думать только о приборе с самого начала.

В изобретательской деятельности бывает очень важно заставить себя отбросить один путь исканий, чтобы посмотреть, нет ли рядом другого пути, более пригодного.

Так случилось и со мной. Начав думать о резонаторе, я пришел к решению настолько простому, что эта простота заставила меня усомниться в правильности вывода и повторить весь ход моих рассуждений заново.

Нужно, рассуждал я, к стенке резонатора припаять железный стерженек. Свободный его конец должен входить в катушку самоиндукции. Стержень будет колебаться в одном ритме со стенками резонатора и вызывать в катушке электрический ток той же частоты. Конечно, ток будет ничтожным, но это не играет никакой роли, так как современная электронная техника позволяет усиливать любые слабые токи до нужной степени. Вот и все. Прибор будет отзываться только на те колебания, на которые настроен резонатор, то есть на приходящие издали, а местные дуновения ветра не вызовут в нем отклика.

В отличие от платиновой нити стержень будет обладать, как говорят в технике, определенной избирательностью. А в этом и заключалась вся проблема.

Теперь другой вопрос: как фиксировать приходящие колебания?

Дыхание шторма, наблюдаемое в виде качания стрелки на циферблате или кривой, записываемой пером на бумажной ленте, не удовлетворяло меня, хотя для изучения инфразвуков это был самый удобный способ. Конечно, такой системой записи придется снабдить прибор.

Но мне хотелось, чтобы голос моря и после того, как он будет уловлен прибором, звучал бы как голос.

Разумеется, легко можно было сделать так, чтобы пойманный сигнал или, вернее, вызванный им электрический ток включал записанную на пленку речь диктора.

Я питал надежду, что со временем, когда штормовые инфразвуки будут хорошо изучены, можно будет по ряду признаков судить и о силе шторма и о времени, через которое он ожидается.

И тогда предупреждение, автоматически включаемое самим морем, будет звучать примерно так:

- Внимание! Внимание! Приближается шторм. Силой девять баллов. Ожидается через двадцать минут.

Так со временем, безусловно, и будет.

Пока же этого еще нет, речь диктора придется сократить:

- Внимание! Шторм.

Но, с другой стороны, раз дело идет только о простом предупреждении, без каких-либо дополнительных данных, то было бы интересно заставить звучать не патефонную пластинку, а сам голос моря. Не знаю, может быть, здесь во мне говорил романтик, а не техник. Но мне очень хотелось добиться этого.

Само собой разумеется, что никакое усиление инфразвуков не заставит их звучать для наших ушей. Все то, что колеблется реже шестнадцати раз в секунду, независимо от того, сильно ли оно колеблется или едва-едва, не ощущается нашим слухом. И усилитель инфразвуков будет похож на человека в немом кино с раскрытым ртом и шевелящимися губами, не произносящего ни слова…

Я решил добавить к прибору, над которым ломал голову, специальное приспособление, умножающее в определенное число раз частоту тех колебаний, которые возникают в его цепи. Голос моря, подвергшийся такой обработке, будет звучать, если подключить к прибору обыкновенный громкоговоритель.

Самых резонаторов - этих металлических кувшинов с короткими горлышками - следовало, по-моему, взять не один, а несколько.

От размеров резонатора, его объема, ширины и длины горлышка зависело, на какие инфразвуки он будет отзываться. К счастью, диапазон инфразвуков вообще очень невелик, так что практически вполне должно было хватить полдюжины резонаторов. Ведь голос моря не держится все время на одной ноте, а, очевидно, варьируется по частоте и достаточно, чтобы его уловила хотя бы одна из ловушек-резонаторов.

Я рассказываю все эти подробности, потому что с ними в дальнейшем были связаны все успехи и неудачи моего изобретения.

В последний день работы над проектом я сидел часов пять не отрываясь, благо погода была пасмурная и все равно делать было нечего.

Петр Иванович мне не мешал. Он вообще стал куда-то исчезать, и я его мало видел. Я отчасти был этому рад, так как делал всю работу потихоньку, чтобы приготовить ему сюрприз.

"Вот, - хотелось мне сказать, кладя на стол перед ним чертеж, - вот прибор, о котором вы мечтали. Не через четыре года и не через шесть месяцев, а хоть сейчас отдавайте заказывать в мастерскую".

Я не поленился и, раздобыв чертежные принадлежности, изобразил схему на ватмане по всем правилам.

Вызвав Петра Ивановича из бильярдной, где он с рассеянным видом, совершенно явно не вникая в игру, смотрел на летающие по зеленому сукну шары, я пригласил его к себе в комнату. Здесь я подвел его к столу, на котором уже лежала аккуратно вычерченная схема.

- Вот, - сказал я деланно равнодушным тоном, - я попробовал тут… Посмотрите!

- Гм, - сказал Петр Иванович и, вынув очки, погрузился в изучение проекта.

Он сидел за столом, барабаня пальцами по ручке кресла и разглядывая схему минут двадцать, и я ничего не мог прочесть на его лице, с которого не сходило выражение сосредоточенности.

Во всяком случае я не видел радостного оживления, на которое рассчитывал.

- Так, - протянул он наконец. В течение этого томительного ожидания я ерзал на стуле и никак не мог заставить себя успокоиться. - Ну, что ж… - Петр Иванович помедлил, - делайте!

- Так вы считаете, что прибор будет работать? - обнадежено спросил я.

- Кто же его знает, - ответил он. - Вы лучше меня знаете, что при практических испытаниях бывают всякие неожиданности, трудно все предвидеть. Тем более в таком новом деле. Откровенно говоря, мне кажется, прибор не будет обладать достаточной избирательностью. Ведь местные дуновения ветра отражаются не только в горлышке прибора, а заставляют резонировать и его стенки. Правда, ваш магнитный стерженек гораздо лучше платиновой нити, там все явления слишком уж смешиваются. Но одного стерженька недостаточно. Нужна система стерженьков, раз уж вы остановились на этом принципе. Тогда избирательность прибора будет гораздо выше.

Я стоял смущенный. Как же это я в самом деле не сообразил такой простой вещи? Конечно, нужна система стерженьков, чтобы случайные ошибки в их показаниях взаимно устранялись.

Но как расположить стерженьки наивыгоднейшим образом на колбе резонатора? Тут требовалась помощь физика.

- Расположить их нужно, - словно отвечая на мой вопрос, сказал Смородинов, - следующим образом…

Он взял карандаш и стал набрасывать маленькие схемки прямо на моем чертеже.

- Вот, - заключил он, отметив места на чертеже. - Лучше этого, пожалуй, не придумаешь. - Ну, что ж, - добавил он уже несколько более энергично, чем в начале беседы, - действуйте!

Я видел, что он все же чем-то недоволен, но не мог понять причины этого недовольства.

Мы вяло поговорили о том, о сем и пошли ужинать.

Перед сном я не утерпел и забежал на метеостанцию. Мне хотелось сообщить о своем проекте, который, хотя и очень сдержанно, но все-таки, можно считать, одобрил Смородинов, другому энтузиасту этого дела - Косте Никитину.

Костя встретил мое сообщение более горячо, чем Смородинов.

- Ну, вот, - сказал он с радостью, - когда много людей включается в какое-нибудь дело, всегда получается результат. Может быть, ошибка Черноморской станции в том и заключалась, что они мало привлекали "посторонних", пытались все достичь своими силами, ну, и получалось некоторое кустарничество. Вы знаете, вот та же метеослужба: казалось бы, узкая специальность, а соприкасается со столькими областями знания, что без участия крупных специалистов из этих смежных областей ни одной серьезной проблемы по-настоящему не решить. Вот почему важно привлечение таких людей, как Петр Иванович… и как вы, - добавил он уже очевидно, из вежливости.

Я не отличаюсь чрезмерным самомнением. Но мне показалось, что Костя, восторгаясь самим фактом моего участия в попытках разрешить проблему автоматического предупреждения о шторме недостаточно оценил мои непосредственные усилия в этом деле. Ведь что там ни говори, а если мои расчеты верны, то прибор, о котором все время шла речь, фактически создан.

- Так какое ваше мнение об этом проекте? - спросил я, похлопывая рукой по листу ватмана.

- Ну, что ж, - сказал Костя уклончиво, - проект, невидимому, хороший. Во всяком случае прибор, наверное, будет действовать, - добавил он, как бы утешая меня. Ничего себе утешение! "Прибор будет действовать"… А что еще требуется от прибора!?

Я несколько обиженно свернул чертеж в рулон.

- А как у вас вообще дела? - спросил я, чтобы отвлечься от темы, обсуждение которой становилось для меня неприятным.

Костя ответил, и из его рассказа выяснилось, что Смородинов продолжает интересоваться проблемой штормового предупреждения.

По словам Кости, Петр Иванович ездил еще раз на исследовательскую станцию, уже один, беседовал о чем-то с Шавровым и просил предоставить в его распоряжение все данные о медузах - абсолютно все, что о них известно. Кроме того, Костя, по его поручению, собирает все имеющие среди рыбаков хождение приметы плохой погоды, а с Безрученко Петр Иванович разговаривал сам.

Он расспрашивал дельфинера не только о признаках изменения погоды, но и о различных повадках морских животных, которые капитан наблюдал сам или о которых слышал от других. Наконец, Костя имел от Смородинова прямое поручение: собирать образцы морских животных для некоторых исследований, которые Петр Иванович производил сам. На метеостанции был довольно приличный микроскоп, и Смородинов изучал здесь строение отдельных частей медуз и других обитателей моря - "с точки зрения физика, - объяснил Костя, - а не биолога, как это делалось преимущественно до сих пор".

Я заметил, что медузы, вероятно, уже досконально изучены поколениями ученых и вряд ли Петр Иванович откроет здесь что-нибудь новое.

- Не говорите! - возразил Никитин. - Вот летучая мышь тоже казалась хорошо изученной. Все в ее строении и повадках объяснили биологи, кроме одной загадки: как она ориентируется в темноте. Вы знаете, что летучие мыши, помещенные в совершенно темной пещере или сарае с.натянутыми внутри проволоками, летают так уверенно, что не задевают ни одной проволочки. Это казалось непостижимым чудом. И переходила эта загадка летучих мышей из одного учебника биологии в другой, пока ее не раскрыли физики.

Оказалось, что мышь пользуется своего рода миниатюрным локатором, действующим с помощью ультразвуков. Конечно, пользуется совершенно бессознательно. Но такого рода физический прибор природа все же создала в организме мыши путем длительного отбора. Совершенно ясно, что в организме медузы, как и некоторых других морских животных, тоже есть некий физический прибор, который мы можем назвать приемником инфразвуков. Может быть самое тело медузы, имеющее форму сосуда, является резонатором, отзывающимся на колебания, приходящие издалека. Раскрыть загадку этого физического прибора может только физик.

- Но мне казалось, - сказал я, - что и с этой стороны - с точки зрения физики - медуза является предметом изучения - на той же научно-исследовательской станции…

- Да, ее там изучали, - подтвердил Костя. - Но недостаточно. Петр Иванович считает, что медуза заслуживает большего внимания, чем ей уделяют сотрудники станции.

Вот как! Итак, Смородинов работал над собственным проектом уловителя голоса моря или, во всяком случае, собирал предварительные материалы к его проектированию. Костя со своей чисто студенческой влюбленностью в профессора был, разумеется, всецело на его стороне. А я, увлеченный работой над своим проектом, и не подозревал этой деятельности Смородинова.

"Неужели, - подумал я, - поэтому он так холодно отнесся к моему предложению?" Признаюсь, этот вывод противоречил тому представлению о Петре Ивановиче, которое сложилось у меня на основании знакомства с ним.

Конечно, досадно, когда кто-то другой опередит тебя. Но мне казалось, что Смородинов выше подобных мелких соображений, когда дело касается общей пользы. И потом он своими руками помог мне довести до логического конца мою идею. Это был благородный поступок, и я воспринял его как вещь совершенно естественную. Поступок этот вполне отвечал, как мне казалось, характеру Петра Ивановича. Но, с другой стороны, некоторое разочарование "Смородинова моим проектом было очевидно.

"Чего только не делает больное самолюбие, - подумал я. - Ведь вот, кажется, человек, широко мыслящий, горячо к сердцу принимает общественные нужды, а затронь эту струну, - и вот просыпается в человеке то мелкое, от чего нам всем давно пора избавиться".

Я тогда ошибался, как это выяснилось гораздо позже, но мне в то время казалось, что я имел право так строго судить Петра Ивановича. Ведь, работая над своим проектом усовершенствования резонатора, я не искал ничего для себя лично - ни славы, ни признания своих заслуг: я заранее решил, что передам чертеж исследовательской станции и на этом свою миссию буду считать законченной. Я хотел только помочь решить проблему в той части, в которой эта задача была мне по силам.

Разочарованный и неудовлетворенный, лег я спать в эту ночь и долго не мог заснуть, все время ворочался с боку на бок.

Смородинов же, как доложил он мне утром, наоборот, спал в эту ночь сном праведника.

После завтрака я попросил машину и в директорском зисе помчался на станцию.

Предупрежденные по телефону, сотрудники лаборатории немедленно по моем приезде собрались для обсуждения проекта. Шаврова не было на станции, но мы пригласили нескольких специалистов из других лабораторий.

Моя схема в общем встретила одобрение, хотя вокруг нее развернулась довольно оживленная дискуссия. Было высказано много замечаний, в том числе и весьма дельных. Так, некоторые товарищи справедливо указывали на то, что прибор получается слишком громоздким.

- Вы морскую блоху, - заметил один из оппонентов, - превратили в бегемота.

- Но ведь он не прыгать должен, - попробовал отшутиться я, - а предсказывать шторм.

- Блоха тоже предсказывает шторм, - возразил этот скептик, - но, кроме того… она если и не прыгает, то во всяком случае подвижна.

- Мне кажется, - сказал я искренне, - что прибор, созданный нашими общими усилиями, будет несравненно более совершенен, чем блоха. Ведь он не просто ощущает какие-то изменения в атмосфере - вряд ли что-нибудь большее чувствует блоха, а дает возможность анализировать их, определяет частоту и амплитуду колебаний, - Это, разумеется, правильно, - не успокаивался упрямец, иначе и не может быть. Разумеется, прибор, созданный людьми, едва ли будет совершеннее произведения природы, но не следует блохе уступать ни в чем А по габаритам-то она ведь вас бьет!

Он напомнил мне своим упорством и осторожностью Петра Ивановича. Я вздохнул, вспомнит, нашу последнюю беседу с ним.

В конце концов решили изготовить пробный экземпляр прибор с учетом тех замечаний, которые были сделаны на совещании. Я обещал подумать над монтажной схемой, с тем чтобы попытаться сократить размеры прибора, хотя, конечно, довести его до величины блохи не брался.

Должен сказать, что в лаборатории были несколько смущены тем, что человек, не имеющий к ней никакого отношения, так горячо заинтересовался прибором, с которым давно и не спеша здесь работали. То, что я не просто высказывал разные свои соображения или пожелания, а представил готовый вариант реконструкции прибора, произвело сильное впечатление.

Заведующий лабораторией доцент Горбунов, низенький человек с лысиной, со вздохом говорил мне, пожимая руку:

- Спасибо! Большое спасибо за помощь.

А мой главный оппонент, тот, что корил меня преимуществами морской блохи по части габаритов, догнав при выходе, сказал:

- Это хорошо, что вы их встряхнули. У нас вся станция как станция, а эта пятая лаборатория - предмет наших внутренних споров. Здесь собрались все какие-то созерцатели… И дело знают, и науку любят, и люди в общем неплохие, но вот дуновения жизни по-настоящему не ощущают! Знаете, такая тихая заводь на берегу моря… Борьбы мало! Ну, что же, - добавил он, - ваш проект, по существу говоря, является лучшей формой критики работы пятой лаборатории. Они это, конечно, почувствовали. Это очень хорошо. A прибор - закончил он неожиданно, - прибор попробуем. Ничего, если не сразу получится все как надо. Главное - действовать!

Из этого я мог заключить, что он не в сильном восторге от моего проекта.

Странная судьба постигла это мое начинание, которому я отдал столько бессонных ночей.

Петр Иванович, на радостное изумление которого я рассчитывал, отнесся к моей работе более чем сдержанно. В чем-то, мне казалось, даже не одобрял ее, хотя я не мог догадаться, чем я провинился.

Костя главный смысл сделанного мной видел в том, что все больше людей включается в решение проблемы, имеющей большое научное и хозяйственное значение. Но куда же включаться больше, если проблема решена!

А этот мой оппонент на станции основной моей заслугой признает критику делом работы лаборатории, которую здесь считают отстающей.

Ну, а сам-то проект, черт возьми! Ведь прибор, предсказывающий шторм, создан, если только мои расчеты правильны и никто их не опроверг. Такое непонятно холодное отношение к конкретным результатам моего труда со стороны этих трех разных людей меня удивляло.

Вот уж поистине - на всех не угодишь! Но я ловил себя не мысли, что мне особенно хотелось угодить именно этим людям. Это были, как я чувствовал, по-настоящему ищущие, требовательные к себе и к другим, искренне заинтересованные в успехе дела люди.

Возвратившись в санаторий, я прошел на метеостанцию. Мне хотелось рассказать Косте Никитину о результатах совещания.

Я застал у него Безрученко. Узнав, что прибор, о котором он уже слышал, сдается на изготовление, этот обычно спокойный и сдержанный человек взял мою руку обеими своими руками и так горячо ее пожал, что я был утешен за все свои огорчения.

"В конце концов я сделал все, что мог, - облегченно думал я, укладываясь спать в эту ночь. - Что еще можно от меня требовать?" И я заснул со спокойной душой.

Я переработал чертежи и отправил их на станцию. Съездить туда сам я не успел, потому что подошел конец моему пребыванию в санатории. Петр Иванович, оставшийся еще на несколько дней, вышел провожать меня к автобусу. Он заботливо осмотрел, как уложены мои вещи, посоветовал надеть пальто, чтобы не надуло ветром в дороге, и на прощание сказал:

- А все-таки вы молодец! Вот не успокоились же… Взялись за этот прибор. Ну, от души желаю вам удачи!

Мне послышалась в его голосе как бы нотка сожаления.

Но о чем он жалел?

Я с удовольствием пожал руку Петру Ивановичу и пожелал ему хорошо отдохнуть в остающиеся дни.

Он нетерпеливо мотнул головой.

- Столько интересных дел, что я не знаю, как здесь доживу. Не дождусь, когда попаду в свой институт.

Автобус тронулся. Дорога, обходя горы, то удалялась от моря, то приближалась к нему. Когда показывалось море, невидимые удары обрушивались на автобус, замедляя его ход.

Деревья словно повернулись в одну сторону, вытянув ветви поветру.

Огромные волны гуляли по морскому простору, и у самого горизонта качался мачтой, как маятник, силуэт какого-то корабля, почти скрытый волнами.

"Ну, - подумал я, застегивая пальто и опуская стекло в окне, недолго будут продолжаться ваши внезапные налеты, товарищ; шторм! Отныне вы будете сами предупреждать о своем появлении… Так-то вот"…

Через две или три недели после приезда в Москву мне позвонили с завода электронных приборов. Очень вежливо попросили приехать помочь разобраться в чертежах УГМ (уловителя голоса моря) - на заводе при их изучении возникли какие-то вопросы.

Ого, на Черноморской научной станции на этот раз действовали энергично! Не знаю почему, но мне почувствовалась в этом рука того неугомонного члена совещания, что больше всех критиковал мой проект и, провожая меня, высказал удовлетворение тем, что мой доклад расшевелит "созерцателей" из пятой лаборатории. Расшевелились они там так здорово, что даже сюда, за тысячу километров, дошли ощутимые волны. Девушка с завода умоляла приехать, не откладывая, - "в виду срочности заказа".

На заводе, куда я приехал в тот же день, "неясность в чертежах" оказалась только предлогом для того, чтобы серьезно покритиковать их и предложить мне ряд существенных улучшений в конструкции прибора.

Местные инженеры внесли столько предложений, улучшающих прибор в отдельных частях, что он стал выглядеть совсем другим и в целом. Он потерял свой несколько кустарный облик, который был ему присущ, и стал более удобным для производства.

В конструировании прибора сказалось то, что я работал один, а не с целой лабораторией, как бывает обычно, - тогда и прибор отрабатывается чище. Кроме того, я все внимание в данном случае устремил на принципиальное решение проблем, которое и считал самым важным. Эти же товарищи, что так внимательно разбирали сейчас мою схему, имели дело с готовым решением, и старались придать ему более законченное оформление.

Видно было, что заводские инженеры набили руку на практических вопросах проектирования. Я все мучился с размерами прибора, а здесь, на заводе, сумели уменьшить его объем против моего проекта по меньшей мере в три раза. В электронике бывают схемы, очень сложные по своей электрической сути, но которые внешне выглядят очень просто. Вот этого-то идеального решения я и не мог найти, действуя в одиночку и исходя только из своего опыта, пренебрегая помощью и советами знающих людей.

Ни слова осуждения не было сказано по поводу моего прибора, все предложения вносились как якобы чисто заводские технические изменения в схему, меня даже несколько раз похвалили за остроумные идеи, но у меня было такое ощущение, словно я присутствовал при жестоком критическом разборе моего творения.

Теперь я полностью осознал значение слов о "критике делом" того работника Черноморской научной станции, что так запомнился мне. На этот раз произошла смена ролей; тогда в роли критика выступал я со своими предложениями, теперь фактически критиковала меня, внося усовершенствования в мою часть прибора.

Любопытнее всего, что проекты всех улучшений докладывались с полным и, невидимому, искренним ко мне уважением, с постоянными упоминаниями обо мне как об авторе проекта, с горячим желанием, чтобы я понял целесообразность предлагаемых изменений и согласился с ними.

Какие все-таки замечательные люди на этом заводе!

После таких встреч начинаешь как-то особенно критически относиться к себе.

Покидая завод, я горячо пожал руки всем участникам обсуждения УГМ.

Несколько дней я ходил взволнованный под впечатлением разговора с заводскими товарищами. Я был недоволен собой, хотя мне и трудно было разобраться в причинах этого недовольства. Несколько раз я перебирал мысленно весь тот путь, который привел меня в конце концов в число соавторов прибора. Мне все казалось, что в моих действиях или в моем поведении была какая-то ошибка, Но в чем я был неправ?

Прошло еще несколько недель, и десять пробных аппаратов УГМ в красивых футлярах из пластмассы были готовы. Их проверили в заводской лаборатории и отправили на Черноморскую научную станцию для испытания в практических условиях.

Я надеялся, что один из аппаратов будет установлен на судне охотника за дельфинами Безрученко. Он сможет тогда убедиться, что наука выполнила обещание, которое от ее лица дал черноморским промысловикам профессор Смородинов.

О Петре Ивановиче я слышал только то, что он работает в своем институте в Ленинграде, редактирует научный журнал, принимает участие в жизни нескольких научных организаций - словом, по обыкновению, делает тысячи дел.

Помнит ли он еще о морской блохе и медузе или забыл про них, поглощенный другими идеями?

Я хотел написать ему, но потом решил подождать, пока не придут первые данные испытаний аппарата УГМ.

На Черном море наступил период осенних и зимних штормов.

Это, вообще не очень веселое, время было самым подходящим для испытания уловителя голоса моря.

Первые сведения пришли довольно благоприятные. Аппараты, установленные на станции, в нескольких пунктах побережья и на борту кораблей, делающих дальние рейсы, в общем оправдывали свое назначение. Правда, они предсказывали шторм не во всех случаях. Работники станции склонны были считать, что полностью освободиться от помех в предложенной мной новой схеме все еще не удалось. Но во всяком случае прибор чаще предсказывал штормы, чем "проворонивал" их, а это был уже огромный шаг вперед. Ведь первый вариант прибора, с которого началась вся работа, предсказал бурю всего один раз. Разумеется, аппарат потребует еще доводки, но таков путь всякого изобретения.

Но затем, после этих обнадеживающих сообщений, стали поступать претензии другого рода. Аппарат, по мнению некоторых его "потребителей", предсказывал шторм недостаточно заблаговременно. Правда, он подавал свои сигналы обычно раньше, чем начинал падать барометр, но разница эта в ряде случаев была не так уж велика.

- Нельзя ли, - запрашивали станцию моряки и рыбаки, - увеличить срок предупреждения?

Зима прошла, а аппарат все не передавался в серийное производство. На Черноморской станции шла усиленная работа по улучшению физических свойств прибора. От завода электронных приборов туда выехал инженер для консультации по вопросам электротехники. Мое участие уже не требовалось. Все большее число людей включалось в решение проблемы, и моя роль, естественно, делалась все более скромной.

Время шло, а мое письмо Петру Ивановичу Смородинову так и оставалось ненаписанным.

* * *

Командировка, которую предложили мне, была рассчитана на небольшой срок - всего на две недели. В течение этого времени предстояло дважды пересечь океан, заходя ненадолго в некоторые порты.

Наш электроход вышел из ленинградского порта рано утром.

Накануне я попытался разыскать в Ленинграде Смородинова - мне хотелось потолковать с ним, но Петр Иванович был в отъезде.

Наше судно, последнее слово советской судостроительной техники, совершало пробный рейс. На нем было установлено много новых приборов, к некоторым из них имело отношение и то учреждение, где я работал. Собственно, моя функция в том и заключалась, чтобы контролировать работу электронной части нашей аппаратуры.

С удовольствием заметил я в штурманской рубке, наряду с новейшей аппаратурой по навигации, скромный пластмассовый ящик с выдавленными на корпусе крупными буквами УГМ. Значит, и этот прибор сочли заслуживающим того, чтобы оснастить им новейший советский лайнер.

Я видел этот прибор только в заводской лаборатории и мне не терпелось поскорее ознакомиться с его действием на практике.

…Мы шли в открытом океане уже вторые сутки. Судно поставило мировой рекорд скорости - это сообщил мне штурман, жизнерадостный молодой человек, чем-то напомнивший мне Костю Никитина. Звали этого смуглолицего юношу в аккуратно застегнутом кителе и с постоянной улыбкой на лице Алексеем Ивановичем.

- Конечно, на пройденном пока участке, - пояснил он, указывая на карту, на которой прибор-самописец автоматически вычерчивал проходимый кораблем путь. - Погода, правда, не мешала.

Я смотрел на слаженную работу небольшой команды огромного корабля и невольно сопоставлял ее с картинами сравнительно недавнего прошлого. Молодые советские моряки физически были столь же крепкими и закаленными, как и их предшественники, даже, пожалуй, развиты более разносторонне, благодаря постоянному занятию спортом, но труд их был во многом трудом умственным, а не физическим.

Штурман прокладывал курс, который по его расчетам был наиболее выгодным, докладывал капитану, тот принимал решение и отдавал команду. Он не кричал "зюйд-зюйд-вест" или "идти по такому-то румбу", а передвигал рукоятку на пульте управления или нажимал кнопку. Огромное судно немедленно поворачивалось и ложилось на заданный курс.

Не надо было кричать рулевому "так держать!" - держал судно на курсе не рулевой, крутящий штурвал и не спускающий глаз с компаса, а автоматический прибор.

Люди главным образом думали и решали, а исполняли все приборы.

Приборы же своевременно сигнализировали обо всех изменениях в обстановке, которые могли заинтересовать капитана.

Было приятно сознавать, что и частица моего труда вложена в эти чудесные приборы, облегчающие управление океанским кораблем и делающие таким ощутимым господство человека над водной стихией.

На мою долю не приходилось особенных хлопот. Вся аппаратура действовала безукоризненно.

Не было только случая испытать на практике УГМ - погода стояла удивительно тихая.

Поверхность необозримого океана была гладкой, легкая зыбь сверкала на солнце, и на горизонте изредка возникали серые дымки. Океанские дороги широкие, и здесь "встречей" считается, если корабли прошли в нескольких километрах один от другого.

Так прошел еще день плавания.

Я находился в рубке Алексея Ивановича, когда вдруг раздался мощный голос, доносившийся откуда-то с потолка: "Внимание! Приближается шторм. Силой до десяти баллов. Ожидается через полтора часа".

Я невольно вздрогнул и посмотрел по сторонам. Вздрогнул я не оттого, что услышал человеческий голос в рубке, где, кроме меня и штурмана, никого не было. Многие современные приборы докладывают обстановку подобным образом! Я удивился тому, что заговоривший прибор сказал то самое, о чем я думал в свое время, конструируя сигнализационное устройство к уловителю голоса моря.

Он не просто предупреждал о шторме, но сообщал о его силе и времени наступления.

Может быть, сотрудники Черноморской станции так усовершенствовали прибор, что он стал теперь предсказывать погоду со всеми подробностями? Я покосился на пластмассовый ящик с надписью УГМ, стоявший в углу. Но нет. Это был аппарат, по внешнему виду такой же, как и те экземпляры, что вышли из цехов завода при моем участии. Здесь не было говорящего устройства, которое занимает обычно довольно много места.

Алексей Иванович усмехнулся, видя, что я так пристально осматриваю внутренность рубки.

- Здесь вы его не найдете. - сказал он, - прибор находится внизу. Это - одна из последних новинок.

- Внизу?

- Да.

- В трюме?

- Даже глубже. Главная его часть - приемник - выведена наружу в подводной части судна.

- Значит, прибор подводный? - удивился я.

На электроходе тем временем шла деятельная подготовка к шторму. Закрывались и плотно завинчивались иллюминаторы. Крепились шлюпки. С верхней палубы убирались шезлонги и плетеные кресла.

Распоряжения капитана и доклады из различных отсеков корабля передавались по радиотрансляционной сети.

Время от времени в динамиках слышался спокойный громкий голос, сообщавший новые данные о шторме. Это продолжал действовать прибор. Он уточнил, что шторм приближается с юго-запада. По мере подхода судна к району шторма прибор время от времени называл расстояние до него.

"Ожидается через тридцать минут", - сообщил он, наконец.

И тут раздался вдруг завывающий звук, похожий на голос сирены, включаемой во время тумана. На низкой басовой ноте, вибрируя, мощно и громко гудел, отражаясь во всех отсеках, сигнал тревоги.

Это заговорил УГМ - уловитель голоса моря.

Голос моря, преображенный умножителем колебаний и усиленный радиолампами, звучал на корабле, предупреждал и предостерегал.

Но… увы, приходилось с огорчением признать, что в этом предупреждении не было уже никакой необходимости. На корабле все были готовы к встрече бури.

Скоро пожаловал и шторм. Он явился в срок, довольно близко совпавший с тем, который был предсказан.

Большой корабль начал тяжело переваливаться с носа на корму, но автоматический рулевой твердо держал курс, не позволяя судну рыскать. Капитан сам вел судно, и ему помогали в этом многочисленные приборы, среди которых были неизвестные мне.

Завывал ветер, свистал в снастях, огромные волны толкали судно, многотонные удары обрушивались на его корпус, а в командирской рубке и в рубке штурмана шла тихая напряженная работа.

Светились цветные лампочки и шкалы приборов, отмечая крен я напряжения, возникавшие в отдельных частях корпуса судна, слышались доклады команды и приборов, неторопливые распоряжения капитана, - которые он отдавал, не повышая голоса. Четкая, слаженная работа, как в лаборатории при производстве важного опыта.

Стихийным силам природы противопоставлялись спокойная решимость, воля людей, твердо уверенных в своих силах, могущество техники, которой вооружила их советская страна.

На миг я огляделся по сторонам. Огромные глыбы воды, зеленоватые и полупрозрачные, как льдины, толпились у бортов, тесня друг друга и захлестывая палубу. Временами казалось, что в стены рубки бьет тугая струя из брандспойта. Люди спокойно выполняли работу, словно все то, что творилось снаружи, не имело к ним никакого отношения.

Эта картина подлинного покорения шторма, настоящей власти человека над стихией ничем не напоминала читанные мною в детстве романы о морских бурях и кораблекрушениях, которыми я так увлекался.

Да, такое судно не назовешь игрушкой морских волн! - как любили выражаться добрые старые романисты. Корабль шел, не снижая скорости, волнам наперерез, держа твердый курс.

Когда шторм миновал, и по океану, насколько можно было охватить взглядом, катились крупные с запрокидывающимися гребешками, но уже не страшные волны, я возобновил разговор с Алексеем Ивановичем.

- Так что же это за прибор, который так вовремя и точно предсказал вам непогоду?

Молодой штурман оторвался от карты, на которой автоматический определитель местоположения судна только что сделал очередную отметку, затем неторопливо занес в журнал координаты (прибор медленно, словно диктуя, произнес их вслух) и сообщил:

- Недавно выпущен у нас в Ленинграде. Институтом профессора Смородинова. Проходит испытания.

Так вот оно что! Собственно, я об этом догадывался уже и сам…

Ну, разумеется, Смородинов не мог забыть тот вызов, который сделала науке обыкновенная медуза. Вот его ответ - серьезный, технически совершенный и, надо честно признать, блестящий!

- Ну, и как прибор, по вашему мнению? - спросил я Алексея Ивановича. Мне интересно было знать суждение молодого моряка, недавно оставившего институт, представителя нового поколения судоводителей, иначе смотрящего на дело, чем мы, люди, увлекавшиеся в молодости морскими рассказами Станюковича.

- Прибор ничего, - охотно ответил он. - Кое-что, конечно, не вполне удовлетворяет. Например, желательно, чтобы он предсказывал и примерный срок окончания шторма. Это для нас, моряков, очень важно. Да и не для одних моряков. Ну, и потом есть ряд других претензий - уже с точки зрения навигации. Все это учтут, наверное, при серийном изготовлении. Просили присылать отзывы. А так прибор - ничего, обещающий…

Обещающий? Все-таки поразительна эта требовательность советских людей! Все им мало… А с другой стороны именно это-то и заставляет нас, техников, двигаться все время вперед.

С нетерпением стал я ждать встречи с Петром Ивановичем.

На даче, где мы сидели на веранде за круглым столом, было мирно и спокойно. Сосны чуть покачивали вершинами, ветерок гулял по саду, сдувая дождевые капли с гроздьев расцветшей сирени.

Песок уже высыхал, и море, шагах в двухстах, осторожно, словно пробуя, трогало его своими волнами.

- А никакого секрета не было, - весело говорил Петр Иванович. - Я ведь еще тогда, на Черноморской станции, с Шавровым об этом говорил. Мне сразу стало видно, что пошли они не самым лучшим путем.

- Не самым лучшим?

- Ну, да. Сбила их с толку эта удача с радиозондом, с водородным шаром, - случайное в общем открытие. Они увлеклись им, построили металлический резонатор и не заметили, как пошли по пути гамаруса.

- Кого? - переспросил я, не сразу поняв, в чем дело.

- Гамаруса. Другими словами - морской блохи. А эта блоха, хотя и носит имя внушительное, как у средневекового ученого, не лучший аппарат из тех, что создала природа.

- Какой же "аппарат" лучше?

- Медуза, конечно.

- Почему? - я пожал плечами. Мне казалось, что тут сказывалось личное пристрастие профессора к этим плавающим в воде "парашютам" - он однажды так их назвал.

- А вы вспомните, - профессор укоризненно покачал головой, - медуза-то ведь, гораздо раньше почувствовала приближение шторма, чем блоха! Неужели вы не обратили внимания?

Я сказал, что заметил, конечно, в свое время, это обстоятельство, но в дальнейшем не придал ему как-то особого значения. Может быть, у одних животных более чувствительный воспринимающий аппарат, чем у других, только и всего.

- Дело не в одном только строении организма животных, - возразил Петр Иванович, - а и в среде. Это же так легко было догадаться! В воде все колебания, в том числе и инфразвуковые, распространяются быстрее, чем в воздухе. Вот почему до медузы они доходят быстрее, чем до морской блохи, живущей на суше.

- Если бы, - продолжал он, - на Черноморской станции подошли к вопросу аналитически, а не шли бы эмпирическим путем, как они делали, они, конечно, взялись бы за изучение условий прохождения инфразвуков именно в водной среде. Здесь, кстати, нет тех местных помех, на которые жаловался Шавров. Вы устранили эти помехи, вернее - уменьшили их, а можно было избежать их совсем. Признаться, меня удивило, что вы не заметили этой простой вещи, она так бросалась в глаза. Вот почему я без особого пыла, как вы говорите, рассматривал тогда ваш проект.

- Почему же, - воскликнул я, - вы не сказали мне этого сразу, тогда же?

Мне стало неловко: я вспомнил свое самомнение, свою тогдашнюю убежденность в том, что именно я (с большой буквы) нашел наилучшее решение из всех возможных. А мое любование собой, своей ролью человека, бескорыстно отдавшего другим ценнейшую идею, - показалось сейчас просто отвратительным.

- Вы забыли, - засмеялся Смородинов - он не замечал моего душевного состояния, - что вы разрабатывали свое устройство по секрету и показали мне чертеж, когда он был уже готов. Вот вам еще один минус кустарного подхода к делу. А когда вы ознакомили меня с вашей идеей, что же я должен был сказать вам: разорвите ваш чертеж?! Это было бы неразумно. Я даже нарочно не сказал вам ничего о своем варианте предсказателя шторма.

- Вот это уже непонятно - почему?

- Я не хотел охлаждать ваше стремление помочь Черноморской станции.

- Но какой смысл имела вообще работа над УГМ? Почему пятая лаборатория, занимавшаяся инфразвуками, не переключилась на новую тему?

- Какой вы скорый на решения! - пожал плечами профессор. Ведь прибор типа "гамарус" был в принципе уже готов! Его нужно было только доводить до совершенства и делать это быстрее, чем это делала пятая лаборатория. Ведь не мог же я сказать работникам пятой лаборатории: выкиньте из головы ваш прибор, пока я, профессор Смородинов, не придумаю другого, лучшего прибора, причем когда это будет и будет ли вообще, - никто не знает.

Их прибор реально существовал, а мой был только идеей.

- Мы договорились с руководством станции, - продолжал Смородинов, - что пятая лаборатория будет продолжать работу над усовершенствованием своего прибора, а проблемой нового аппарата займется наш институт в Ленинграде. Не было смысла пятой лаборатории бросать начатую работу, не доведя ее до конца, а мне трудно было бы участвовать в разработке нового аппарата, если бы это дело поставить на Черноморской станции. Но все это время, пока шла работа над обоими приборами, мы консультировались: у меня спрашивали советов насчет УГМ - между прочим, он сейчас во многом усовершенствован, вы его не узнаете; я в свою очередь получил необходимые мне данные у Черноморской станции, имеющей большой опыт по изучению физики моря.

- Один я не знал об этом сотрудничестве?

- Вы тогда вскоре уехали, а потом мы не виделись. Мы ведь с вами первый раз встречаемся с тех пор.

- Могли бы черкнуть письмецо! - вырвалось у меня.

- Да ведь и вы не писали, - засмеялся Петр Иванович. - Но кроме шуток: я знал о вашей работе, думал, что и вы осведомлены о нашей.

- Выходит, - сказал я с огорчением, - что вся моя работа пошла впустую.

- Ну, работать впустую никто бы вам не позволил, - сказал Смородинов серьезно. Он разгладил складки скатерти на столике, за которым мы сидели, и стал развязывать узелки на бахроме. - Вообще, имейте в виду, в науке всякая работа на пользу. Во-первых, накапливается опыт. А это очень ценная вещь. Кроме того, набирается смелость в решении задач любой трудности, а это тоже, необходимо для движения техники вперед. Ну, я не говорю уже о том, какое значение имеет, когда усилия многих и разных людей объединяются для достижения одной определенной цели. А это возможно только в процессе работы. Но и конкретные ваши труды НЕ пропали даром. Кстати, - добавил он вдруг, - я должен поблагодарить вас за одну идею. Мы осуществили ее.

- Какую идею? - удивился я.

- Ну, как же! Ваша идея о том, чтобы прибор докладывал о силе шторма и о времени его наступления.

- Откуда же вы узнали об этой моей идее? - воскликнул я, - Да вы сами как-то рассказали мне о ней еще там. в санатории..

- Я только мечтал, а вы сделали!

- Зато другую идею, - продолжал Смородинов, не обращая на мое восклицание никакого внимания, - другую, тоже очень хорошую идею мы как-то недооценили. Это, конечно, наш промах.

Он с огорчением развел руками.

- Какую вторую идею?

Я посмотрел на Петра Ивановича

- Вы ведь задавались целью построить физический прибор размером с блоху? Ну, не буквально, конечно, а, так сказать, в принципе. И, надо признать, УГМ действительно получился очень небольшим по габаритам. А новая его модель, которая заканчивается на станции, - совсем крошечная вроде приемника "Москвич". Наша же установка, - Петр Иванович вздохнул, - здоровенная. Состоит из трех частей - очень громоздких.

- Да зачем же делать ее обязательно маленькой? - спросил я. - На корабле место найдется.

- На корабле-то найдется, а на лодке, скажем, нет. УГМ можно поставить в любом прибрежном колхозе, снабдить им любую рыболовецкую бригаду. Наша же установка - корабельная, а на берегу ее можно использовать только как стационарную. Она - для метеослужбы, а не для непосредственного пользования, как, например, пользуется всякий, кто захочет, барометром или термометром. Кстати, УГМ теперь и шторм предсказывает гораздо раньше, чем в первом варианте, - черноморцы придумали там много нового.

- Так что же получается? - сказал я. - Кто же был на более правильном пути? Вы или Черноморская станция?

Смородинов снова засмеялся.

- В науке не бывает так просто, - сказал он, по-стариковски щуря глаза. - Истина рождается в спорах. Поэтому-то они так полезны в науке. Пока мы можем констатировать реальные результаты двух направлений в работе: наша страна получила два прибора - один более точный, но громоздкий, другом - не столь чувствительный, но зато по-настоящему портативный. По чувствительности к штормам каждый из них оставляет далеко позади свой, так сказать, прототип в природе. Собственно говоря, оба прибора находятся в таком состоянии, что их можно уже передавать заводам для серийного изготовления.

- Для серийного?

- Конечно.

- Но не для массового?

- Нет еще.

- Что же еще нужно?

- Работать, - весело воскликнул Петр Иванович. - Работать нужно!

- Чей же прибор, вы считаете, возьмет верх в конце концов в этом соревновании? - спросил я.

- Наш, конечно.

- Ваш? Ленинградский?

- Нет, наш.

- То есть?

- Наш с вами. Разве я вам не сказал? Ведь мы передали Черноморской станции все материалы нашего института, относящиеся к конструированию гидроуловителя голоса моря. В этом и заключалась наша помощь станции. Вы помогали ей, так сказать, индивидуально, ну, а мы - коллективно. И в дальнейшем будем вместе с вами помогать. Все-таки они начали эту работу, они и продолжат ее. Пришла пора объединить силы уже и организационно.

- Но ведь вы не сможете приезжать на Черноморскую станцию. У вас масса дел в Ленинграде.

- А мне и не нужно приезжать. Туда поедут двое сотрудников нашего института. Ведь есть уже инженеры и научные работники - Специалисты по конструированию приборов, улавливающих голос моря. Созданы кадры. Вот что самое ценное. И вам нашлась бы работа, - добавил он, вопросительно на меня поглядывая. - Вы согласились бы поедать на станцию?

Я вспомнил Костю Никитина, Безрученко, Черное море.

- Разумеется, - сказал я. - Но об этом нужно договориться с нашим институтом.

- Конечно, конечно, - заверил меня Петр Иванович. - Само собой разумеется. Но важно получить ваше согласие.

Я шел по песчаной дорожке вдоль берега моря. Волны теснились у моих ног, выгибая свои гладкие спины.

Тишина могла смениться штормом, но он никогда уже не будет для нас внезапным. Задолго до его начала завоют и заговорят на судах в море и в различных точках на берегу приборы, созданные советскими людьми. У огромной стихии, занимающей две трети поверхности земного шара, навсегда вырвано самое опасное ее свойство - нападать неожиданно.

Но сейчас под впечатлением разговора с Петром Ивановичем я думал не об этой победе техники, а о людях, создавших ее. Мне почему-то вспомнился тот страшно придирчивый сотрудник Черноморской станции, имени которого я так и не узнал. Затем передо мной возник облик Смородинова: сколько оживления вносит такой неугомонный и деятельный человек в любую тихую заводь! И как это здорово, что хорошая инициатива у нас, словно снежный ком, обрастает мыслями, идеями и предложениями помощи со стороны самого широкого круга людей. И, наконец, какое это чудесное свойство - не успокаиваться на достигнутом, - воспитанное в советских людях и становящееся уже чертой их характера.

Океан лежал у моих ног, а я, глядя на уходящую за горизонт массу воды, думал: "Погоди брат, мы заставили тебя предупреждать нас о приступах твоего бешенства. Придет время, мы и страшную стихийную силу твою обратим на пользу человека - заставим таскать камни, размывать берег, где нам надо, насыпать пляжи, где мы сочтем необходимым, течь своими теплыми и холодными водами туда, куда тебе прикажут. Советские люди все могут".

В.Охотников НОВОЕ ЗРЕНИЕ

Студент пятого курса Электроакустического института Миша Савин был доволен сложившимися обстоятельствами. Еще бы! Ведь он едет к берегам Южного моря. Впереди интересная практика в научно-исследовательском институте морской электроакустической техники.

Приподнявшись и высунув голову из окна автобуса больше, чем это полагается для всякого приличного пассажира, он с нетерпением ждал, когда вдали покажется искрящаяся на солнце голубая полоска. Им овладело ребяческое желание во что бы то ни стало первым увидеть море!

Было приятно подставлять голову теплому ветру, чувствовать, как он шевелит волосы, прислушиваться к шелесту шин, трущихся об асфальт, и к звонкому, почти металлическому стрекоту цикад.

- Не вертитесь, товарищ! Вы мешаете мне сидеть! - раздался рядом строгий голос девушки.

Пришлось оставить окно и сесть.

- Море скоро будет видно, - словно извиняясь, невнятно пробормотал Миша.

- Ну и что ж, что море? - сухо ответила девушка, не глядя на Мишу. Затем, повернув голову, добавила: - Море от вас никуда не уйдет. Скоро к нему подъедем.

"Сухое существо, лишенное элементарных романтических чувств", - с пренебрежением и неприязнью подумал Миша, присматриваясь к соседке - маленькой и - действительно "сухой", с черными глазами и еще более черными, гладко причесанными волосами.

- Вам, конечно, этого не понять, но для меня море - это не только энное количество соленой воды… - язвительно заметил Миша.

- А почему вы думаете, что для меня море это только "энное количество воды?" - вдруг обидчиво сказало "сухое существо".

- Обладаю некоторым жизненным опытом и определяю характер людей по внешности, - заявил Миша, показывая улыбкой и всем своим видом, что он шутит.

Однако девушка не обратила никакого внимания на его улыбку и повернулась к нему спиной, давая этим понять, что разговор окончен.

"Обидчивая и в людях абсолютно не разбирается… - решил Миша. - Разве трудно было бы догадаться, что я шучу и не собираюсь с ней ссориться!"

- Нехорошо, молодые люди, - укоризненно проговорила старушка, сидевшая позади. - Вы бы, молодой человек, не донимали девушку, а уступили ей место у окна. Это было бы по-мужски.

Между тем автобус, лавируя по извилинам горной дороги, уже спускался вниз, к видневшемуся вдалеке маленькому приморскому селению. Мимо потянулись опрятные белые домики с красными черепичными крышами и стройные шеренги кипарисов.

- Вот и ваше море. Скорее любуйтесь, а то прозеваете, - проговорила с улыбкой девушка.

Но, прежде чем Миша успел поднять глаза, автобус сделал резкий поворот и въехал на улицу, застроенную трехэтажными зданиями. Пассажиры сразу оживились, начали готовиться к выходу.

Пора было собираться и Мише.

- Помогите достать чемодан, - обратилась к нему девушка, в тоне которой чувствовалась не только просьба, но и приказ. - Вон тот, справа, желтый. Только осторожно, не уроните, - добавила она, глядя на Мишу в упор.

"Подумаешь… Еще распоряжается"… - мелькнуло в голове у Миши. Однако он, молча, не только снял с сетчатой полки увесистый чемодан, но и, буркнув "Я помогу вам вынести", потащил его, припадая на одну ногу, к выходу.

- Вы напрасно думаете, что мне так уж не терпелось увидеть море, - говорил Миша, протискиваясь сквозь толпу у автобусной станции. - Вообще… конечно, детские воспоминания… Мне приходилось видеть море, когда я был еще маленьким. А сейчас мне предстоит работать у моря целое лето… - обливаясь потом, тяжело дыша, говорил Миша. - А вы, вероятно, местная жительница? Я это знаю: всегда отличался способностью распознавать людей с первого взгляда.

- Это замечательное качество, - насмешливо заметила девушка. - Вы, наверное, также догадались, что я не обладаю достаточной физической силой, чтобы нести чемодан?

- Конечно, - процедил сквозь зубы Миша. - Куда прикажете его доставить?

- Спасибо. Давайте его мне.

С этими словами девушка быстрым и ловким движением выхватила чемодан из рук Миши и понесла его с такой легкостью, что ему стало завидно.

- Еще что вы думаете обо мне, товарищ провидец? - спросила девушка, повернувшись к отставшему Мише.

- Думаю, что сейчас вас встретит мама или тетя или дядя и будут выражать радость по поводу благополучного возвращения домой, а мне предстоит разыскивать Морской научно-исследовательский институт, куда я прибыл на практику, - в тон ей ответил Миша.

Девушка остановилась и поставила чемодан на землю.

- В какой институт вы приехали на практику? Ну-ка повторите.

- Морской. В институт морской электроакустической техники. Вы как местная жительница, возможно, слышали о таком, а может быть даже знаете, где он тут находится. Это на Приморском шоссе, недалеко от города, - сказал совсем разомлевший от жары Миша.

Девушка улыбнулась.

- Почему вы решили, что я местная жительница?

- Вы смуглая, как и полагается жительнице знойного юга. С явным безразличием относитесь, как говорится, к местным красотам: я наблюдал за вами всю дорогу.

- Вот и не угадали. Эх, вы, знаток человеческих качеств, - насмешливо промолвила девушка. - Я не местная жительница, а из Ленинграда, и приехала на практику в тот же институт, что и вы! Удовлетворены, товарищ провидец?

- В таком случае прошу больше не называть меня ни "знатоком человеческих качеств", ни "провидцем". Моя фамилия Савин, а зовут Мишей. Разрешите познакомиться, - забормотал Миша, искренне обрадованный неожиданной встречей с товарищем по будущей работе.

- Люда Камаринская, - проговорила девушка, протягивая руку, и добавила: - И я знаю, чему вы улыбнулись.

- Я улыбнулся? - удивился Миша.

- Да, представьте себе. Улыбнулись вы потому, что подумали: "Если у этой фамилии делать ударение не на "и", а на вторую букву "а", то получится название русской плясовой…" Правда же? Вам показалось это смешно?

- Очень странно, но вы угадали! - чистосердечно признался Миша. - Действительно, такая шальная мысль возникла в моей голове. Только вы не обижайтесь, пожалуйста.

- Еще чего не доставало! Разве можно обижаться на человека за мысль, которую он не высказал? А если даже вам вздумается, называя меня по фамилии, делать ударение не там, где следует, то - пожалуйста! Когда я училась в школе, то подруги иначе меня и не называли и, знаете, заставляли плясать камаринскую…

Они еще долго стояли около большой пальмы с мохнатым, словно укутанным войлоком, стволом и остроконечными листьями. Мимо проходили люди, одетые в светлые костюмы, и, поглядывая на юношу и девушку, понимающе улыбались. Добрые улыбки прохожих, безоблачное голубое небо, какой-то по-особенному яркий свет, отражающийся от белых стен зданий, теплый ласковый ветер, в котором ясно чувствовалась близость моря, - все это создавала у Миши праздничное настроение.

К институту решили идти пешком; пробегавший мимо мальчик объяснил, что институт совсем недалеко: стоит только пройти одну улицу, выйти на набережную, повернуть налево, пройти дальше по асфальтированной дороге вдоль берега моря, пока не кончится город, и через каких-нибудь три-четыре километра и будет этот самый институт. Продолжая оживленно разговаривать, Миша и Люда не спеша побрели в указанном мальчиком направлении. Торопиться им было не к чему. Времени у них было еще достаточно. Согласно путевкам к работе они должны приступить только с завтрашнего дня.

Выйдя на набережную и миновав какие-то лечебные учреждения с соляриями на крыше и пляжами у моря, они очутились за пределами города. Перед ними открылась асфальтированная дорога, идущая вдоль пустынного берега, усеянного мелкими круглыми камешками - галькой.

Солнце нещадно палило. Мише нестерпимо хотелось искупаться: об этом он начал мечтать еще дома, когда стало известно, что его направляют на юг. Но он терпел и старался глядеть в сторону голубой полосы, сливающейся с еще более голубым небом, с напускным безразличием. Девушка, идущая рядом с ним, казалась ему вполне достойной того, чтобы показывать перед ней свою выдержку и солидность.

- Гидроакустика, конечно, будет развиваться очень быстро и займет еще более высокое и ответственное положение, - стараясь придать своему голосу "академическую" сухость, говорил он своей спутнице. - Вспомните, Люда, что еще совсем недавно на практике применялись только эхолоты, как вам, наверное, известно, приборы, определяющие глубину моря по скорости отражения звука от морского дна. Кстати… мой товарищ по курсу Степан Голубицкий придумал новую систему эхолота и собирается воспользоваться ею как темой для диссертации. Очень оригинальная вещь. Необычайно быстро позволяет определять глубину моря.

- В чем ее оригинальность? - заинтересовалась Люда.

- Представьте себе, что ко дну корабля прикрепляется излучатель ультразвука, мало чем отличающийся от обычного. Он приводится в действие от электрического генератора звуковой частоты, тоже почти обычного типа. Вот… Подается, значит, от этого генератора электрический сигнал на излучатель, что прикреплен ко дну корабля, и последний приходит в действие - начинает излучать в воду звуковые волны, не слышимые человеческим ухом, - ультра звук.

- Ну, и что же? - нетерпеливо спросила Люда, для которой чрезмерная упрощенность объяснения казалась излишней.

- Идут эти звуковые волны от корабля по воде, но не во все стороны, а главным образом в одном направлении: у него предусмотрены отражатели оригинальной конструкции - вогнутые зеркала из толстой стали.

- А дальше что?

- Ну, дальше звуковые волны распространяются в морской воде, как вы знаете, с определенной скоростью и, отразившись от дна, возвращаются к кораблю с той же скоростью. Значит, можно засечь время, прошедшее с того момента, когда звук ушел от корабля и потом вернулся обратно, - определить расстояние от поверхности до дна.

- Да знаю я все это! - наконец, не выдержала Люда. - Я спрашиваю, что дальше - в другом смысле. Какое ваш однокурсник придумал оригинальное устройство для приема звука, определения времени и быстрого перевода его на цифры определяемого расстояния. Излучатель, как вы уже сказали, у него самый обычный.

- Да я же к этому иду! Неужели вам не ясно? Обычно для определения времени пользуются бумажной лентой, перематывающейся с катушки на катушку очень равномерно, со строго определенной скоростью…

- Знаю, - перебила Люда и начала скороговоркой, подражая "ученому" тону Миши, - андулятор - стеклянная трубочка, наполненная чернилами, которая приводится в колебательное движение от электромагнита, пишет на бумажной ленте зигзаги. Еще могу вам сообщить, что гидрофон - микрофон, работающий в воде, принявший отраженный от дна звук, посылает электрический ток в электромагнит андулятора и стеклянная трубочка рисует на бумаге две синусоиды: одну в момент отправления звука от корабля, а другую - в момент возвращения. Измерив расстояние между синусоидами и зная скорость движения бумаги, можно путем простой арифметики высчитать глубину моря… Вы же собрались рассказать о чем-то оригинальном!

- Совершенно верно, - невозмутимо спокойно ответил Миша, которому нравились нетерпение и горячность девушки. - Изобретение моего однокурсника, студента Голубицкого Степана, кстати человека очень хорошего во всех отношениях, отзывчивого товарища и… Вот я расскажу вам один случай, происшедший недавно, который как нельзя лучше характеризует этого парня.

Смуглое лицо Люды озарилось лукавой улыбкой. Она, наконец, сообразила, что ее новый товарищ нарочно растягивает рассказ, чтобы подольше побыть с нею. Улыбнулся и Миша.

- Если не хотите, то можете и не объяснять, в чем именно состоит нововведение вашего друга. Вероятно, это секрет? В таком случае, кроме благородных поступков, на которые способен ваш Голубицкий, опишите-ка его внешность, а также не забудьте упомянуть, каким видом спорта он предпочитает заниматься. Я, например, люблю теннис и плавание.

- Представьте себе металлический ящик, - продолжал Миша. В нем куча радиоламп, а на крышке всего один измерительный прибор, похожий на счетчик такси. Никаких измерений бумажной лентой делать не надо! Никаких вычислений делать не надо! Раз и готово! Устройство из радиоламп все само измерит и подсчитает с изумительной точностью, и на счетчике сразу выскочит цифра, указывающая расстояние от поверхности воды до дна.

- Нет. Меня интересуют больше личные качества вашего товарища, чем его изобретение, - хитро заметила Люда. - Что это за объяснение? Раз - и готово! Я думала, что вы расскажете о схеме! Понимаете? О схеме и принципе действия прибора! А вы довели до моего сведения лишь то, что в металлическом ящике, как вы выразились, находится "куча" радиоламп.

- Конденсаторы! Время, необходимое для заряда конденсаторов, и служит основой для измерения. А дальше - обычная автоматика и телемеханика, - с шутливой торжественностью ответил Миша.

Так, разговаривая о технике, связанной с будущей их профессией, затем переходя к обычным житейским делам, к институтам, в которых они учились, к товарищам и друзьям, они незаметно прошли довольно длинный путь. Впереди показалось большое многоэтажное здание, стоящее в парке. Не было никаких сомнений, что это и есть Институт морской электроакустической техники - место их будущей практики.

- Да… - мечтательно протянул Миша, когда они, не уговариваясь, остановились, чтобы отдохнуть. - Вот он какой… Действительно, у самого моря! Интересно, где у них расположены жилые помещения - ближе к морю или дальше? Признаюсь: собираюсь купаться утром, перед началом работы, перед обедом и после работы…

- Знаю, знаю… - проговорила Люда, испытующе глядя на своего спутника. - Вы бы не прочь искупаться и сейчас, но видно… простите, мне как-то неудобно об этом говорить. Что же касается меня, то я вчера… надела купальный костюм.

- Ваш покорный слуга также готов окунуться в морскую пучину в костюме, принятом для всех пляжей и водных стадионов, - весело ответил Миша, шутливо раскланиваясь.

- Посмотрите, сколько рыбачьих лодок! А вон белый катер. Вам нравится этот катер? У него несколько необычный вид, - проговорила Люда, восторженно глядя на море.

- Действительно, какой-то необычный катер! Первый раз такой вижу. Вероятно, он перевозит пассажиров между ближайшими приморскими селениями, - ответил Миша.

К берегу шли торопливо. Так же поспешно, словно наперегонки, принялись раздеваться. Первым с разгону бросился в воду Миша и тотчас же окунулся с головой. Затем, издав пронзительный крик "Чудесно!!!", он принялся буянить, бить по поде руками и ногами так энергично, что весь скрылся в облаке брызг, игравших на солиле всеми цветами радуги.

Люда медленно подошла к берегу, застегивая на голове резиновый шлем. Войдя в воду и окунувшись, она поплыла, рассекая воду короткими и плавными движениями.

Вначале Миша решил догнать девушку, чтобы плыть с ней вместе, но потом понял, что ему за ней не угнаться. Он вернулся и сделал вид, что ему гораздо приятнее плавать у самого берега, подставляя себя маленьким волнам прибоя, чем плыть далеко, На самом же деле он немного завидовал своей новой знакомой, ее превосходству над ним в плавании.

В ожидании, пока девушка возвратится, Миша решил нырнуть с открытыми глазами, чтобы полюбоваться морским дном.

Не успел он опуститься достаточно глубоко, как его поразило странное явление… В воде отчетливо был слышен какой-то протяжный вой, часто меняющий свой тон. Ему вторил другой звук, низкий и рокочущий. Все это вместе сливалось в отвратительную какофонию. Мише вспомнилась ночь, проведенная однажды в лесу. Дело было весной. Перелетая с дерева на дерево, страшными голосами кричали совы.

"Что это за чертовщина? - с удивлением подумал Миша, высовывая голову из воды. - Может быть мне это показалось?" Поразмыслив немного и не придя ни к какому выводу, он снова окунулся с головой и начал прислушиваться. Странное звучание, в котором чудился вой и плач какого-то живого существа, было слышно теперь еще громче. Временами звук усиливался, то быстро приближаясь, то опять затихая. В тот момент, когда Миша хотел поднять голову над водой и вздохнуть, звук стал необычайно громким, а затем снова оборвался. Только откуда-то издалека продолжал раздаваться тонкий писк. Миша напряг все силы, чтобы, не дыша, задержаться под водой еще некоторое время. Но странный звук уже больше не повторялся. Только слышен был глухой шелест трущихся друг о друга круглых камешков, которые волны перекатывали с места на место у берега.

Вскоре возвратилась Люда. Окатив Мишу каскадом брызг, девушка быстро вышла на берег и тотчас же, сняв купальный шлем, улеглась на гальке с закрытыми глазами, подставляя свое мокрое лицо солнцу. Миша также вышел на берег и прилег рядом.

- Вы ничего не слышали в воде? - спросил он.

- В воде? Интересно, что можно слышать в воде? - удивилась девушка.

- Как вам, вероятно, известно, звук распространяется в воде быстрее и дальше, чем в воздухе.

- Вы правы. Мне все это доподлинно известно. Неясно только одно: откуда могут возникать какие-то звуки в воде? Рыбы, как вы, вероятно, знаете, совершенно безмолвны. К чему вы клоните этот разговор?

- Поверьте, Люда, что я, когда нырял, слышал очень странный звук. Он напомнил мне крик сов в лесу ночью. Вы слышали когда-нибудь, как кричат совы?

- Признаться, не слышала, - ответила девушка, приподнимая голову и с любопытством разглядывая своего собеседника. - Я вижу, вы, действительно, чем-то взволнованы, - добавила она через некоторое время, снова кладя голову на камни.

- Откуда вы взяли, что я волнуюсь? Меня просто заинтересовало. Такой уж у меня характер. Если я наблюдаю что-либо непонятное, то не нахожу себе покоя, пока не получу полного и исчерпывающего объяснения.

- Похвальная черта подлинного исследователя, - пошутила Люда, не открывая глаз. - Если бы я тоже услышала в воде этот обеспокоивший вас звук, то, наверное, помогла бы вам отгадать природу его происхождения. На что же все-таки он был похож? Неужели только на крик сов? Хотя… позвольте. Вот теперь начинаю вспоминать… Когда я плыла, у меня на голове был резиновый шлем, плотно закрывающий уши. Но мне действительно слышалось что-то такое…

- К сожалению, я слабо знаю биологию моря, - вздохнув, продолжал Миша, переворачиваясь со спины на бок. - Быть может, тут водятся такие морские животные, о которых мы еще не знаем… Я вот вспоминаю, что когда-то читал описание битвы на дне моря между спрутом и большим омаром. Автор как будто наблюдал за этой картиной с борта лодки. Было не слишком глубоко, и вода была настолько прозрачной, что все видно совершенно отчетливо, Я не стану передавать вам подробностей, как морские животные, вцепившись друг в друга, долго боролись, как спрут пытался задавить врага своими щупальцами с присосками, а омар, обладающий клювом хищной птицы, рвал тело спрута на куски, - дело не в этом. Важно то, что наблюдатель слышал при этом пронзительный крик омара, что-то вроде свиста и рева, и этот звук был настолько громким, что, как выяснилось позже, на него обратили внимание даже рыбаки, находившиеся у берега, на расстоянии около километра от места схватки.

- Какая гадость! - возмутилась девушка. - Зачем вы мне это рассказываете? Может, вам стало завидно, что я плаваю лучше вас, и вы решили меня напугать омаром и спрутом? Но ведь мне известно, что у этих берегов подобных страшилищ не водится. Единственной опасностью для купальщиков, заплывающих далеко, являются разве только дельфины. Они, конечно, никогда не нападают на человека, но могут вздумать немного порезвиться, поиграть и при этом случайно зацепить плывущего человека хвостом или поверхностью своего тела. Как видите, опасность невелика, если только пловец не потеряет самообладания и не выбьется из сил, удирая от совершенно безобидного животного.

- Подождите, не сердитесь, - улыбаясь, шутливо сказал Миша - Я не собирался вас пугать, хотя могу честно открыться, что вашему кролю завидую. Меня беспокоит лишь происхождение странных звуков, услышанных мною в воде. Что же касается моей способности определять сущность человека по внешнему виду, то я и тут пасую перед вами. Кстати… вон, идет вдоль берега… направляясь к нам, какой-то старик. Давайте определим вместе: кто он такой, какая у него профессия, для чего он тут ходит в одиночестве и о чем думает.

Предложение Миши было вызвано тем, что оп хотел переменить разговор, принявший невыгодный для него оборот. Над ними празднично сияет южное солнце. Рядом тихо плещется теплое, ласковое море, зеленовато-голубоватое вблизи и темно-синее вдали. А дышится как! Сколько жизненной силы вливает опьяняющий морской воздух, пахнущий озоном и водорослями! И вдруг какие-то разговоры об отвратительном звуке, услышанном в воде, и о драке между спрутом и омаром…

Вдали, почти возле самой воды, шел человек с длинной палкой в руке. В его походке чувствовалась какая-то неуверенность. Он часто останавливался, словно к чему-то прислушиваясь и шевелил палкой камешки. Затем снова шел как-то странно, не сгибая колеи и неестественно подняв голову вверх.

- Быть может, это слепой? - предположила Люда.

- Что делать слепому на берегу моря без провожатого? Обратите внимание - он снова остановился и смотрит на море - именно смотрит!

- А мне кажется, что он все-таки слепой или видит очень плохо, - ответила Люда, становясь на колени.

Вскоре человек подошел настолько близко, что его уже можно было разглядеть как следует. Это был мужчина лет пятидесяти, одетый в светло-серый опрятный костюм. Черная окладистая борода обрамляла его лицо, бледное и болезненное. Его глаза были неподвижны и устремлены в одну точку. Палку он выставлял вперед, как бы прощупывая ею дорогу.

- Обратите внимание на его лицо… - почти шепотом проговорила Люда. - Какое выразительное! Такое не всегда встретишь у слепых.

- Что же, по-вашему, оно выражает? - гак же тихо спросил Миша.

Люда ответила не сразу. Она еще некоторое время смотрела на человека, остановившегося невдалеке и повернувшего свое лицо к морю. Только после того, как он снова заработал своей палкой, собираясь тронуться дальше. Люда прошептала: - Лицо выражает мужество, непреклонную волю, целеустремленность. Человек, видно, много испытал в своей жизни, но это не сломило его. Он не только слепой или плохо видит, но еще и больной… Однако в душе этого человека горит огонь, это человек сильный духом, - вот мое мнение…

- Не слишком ли: "воля к победе", "сильные духом", - иронически заметил Миша, осторожно, чтобы не шуметь, также становись на колени.

- А вы что думаете?

- Вообще, конечно… - начал Миша сбивчиво. - Он был в свое время энергичным и, быть может, обладал теми качествами, которые вы ему приписали, но сейчас, - это только отражение прошлого. Теперь он инвалид, получает, вероятно, пенсию и живет себе спокойно у моря. По всей видимости в прошлом он был отчаянным рыболовом-любителем, а сейчас, гуляя по берегу и прислушиваясь к прибою волн, вспоминает о былом.

Люда собралась, было, возразить, но слепой подошел так близко, что даже тихий шепот мог уже быть им услышан. Известно ведь, как обострен слух у слепых.

- Извините, товарищ! - обратился Миша к подошедшему. - Быть может, вам трудно самому выйти на дорогу? Может быть нам нужно помочь, проводить?

- Благодарю вас, - ответил слепой мягким грудным баритоном. - Но я должен отказаться от вашей помощи. Дорога мне не нужна: я просто прогуливаюсь вдоль берега.

- Может быть, посидите с нами? - предложила Люда.

Человек повернул голову в сторону Люды. На его лице появилось выражение, говорившее о том, что он старается рассмотреть ее.

- Ну что ж… Воспользуюсь вашим предложением и, пожалуй, посижу несколько минут.

Миша быстро вскочил и бросился помогать незнакомцу опуститься на землю.

- Вот со зрением у меня плохо, молодые люди, - начал слепой, вытягивая ноги и бережно укладывая рядом свою палку. - Нельзя сказать, что я совсем слепой. Кое-что я все-таки вижу. Но очень слабо. Очень слабо! - повторил он с ударением. - Для вас сейчас день, ярко светит солнце, море переливается красками, а для меня все это только очень неясный лунный пейзаж. Море - это черная масса. На ней я вижу светлую дорожку, наподобие той, что вы видите в лунную ночь. Люди - это силуэты. Правда, усилием воли напрягая зрение, я иногда вижу людей и более отчетливо, но, признаться, пользуюсь этим редко, только при крайней необходимости. Уж очень утомительное дело.

- А нас вы хорошо видите? - спросила Люда.

- Да, вижу, - ответил он. - Вы в купальных костюмах. По-видимому, приезжие. Рядом с вами чемоданы.

Наступило неловкое молчание. Миша считал, что говорить об испорченном зрении не совсем удобно. Очень многие люди, охотно рассказывающие о своей болезни, не терпят, когда об этом начинают напоминать посторонние. То же самое решила и Люда.

- Большое счастье, молодые люди, иметь настоящее зрение, - снова заговорил неизвестный. - Человек должен видеть далеко.

- Вы, вероятно, ни о чем не думаете, как вылечиться? - осторожно спросил Миша.

- Я?.. - спросил незнакомец с таким искренним удивлением, словно ему задали совершенно нелепый вопрос. - Я? - продолжал он, поворачивая голову в сторону Миши. - Да откуда вы это взяли?

- Вы же только что говорили, что каждый человек должен видеть далеко, всюду и, кажется… в любых условиях… - вставила Люда.

- Конечно! - подтвердил слепой.

- Так почему же вы не хотите бороться со слепотой? - допрашивала его Люда.

- Я не хочу? - снова удивился он. - Откуда вы взяли? Наоборот! Я очень много думаю о зрении и даже… работаю над этой проблемой!

- Понятно! - воскликнул Миша. - Вы - врач. Вы, вероятно, ищете новое, какое-нибудь радикальное средство против слепоты.

- Почему вы решили, что я в первую очередь думаю лишь о собственном зрении? - с легким недоумением в голосе спросил незнакомец. - Если бы я действительно был врачом, то, поверьте, я бы занимался лечением не только своего зрения.

- Значит вы не врач? - растерянно спросил Миша.

- Нет, - сухо ответил незнакомец, давая понять, что он не собирается откровенничать о своей профессии.

Снова наступило молчание. Оно длилось несколько минут, и все трое чувствовали, что общей темы для разговора нет, слепой начал шарить рукой по земле, нащупывая рядом лежавшую палку. Миша и Люда поняли, что он собирается уходить.

- Всего несколько минут назад, - сказал Миша, - я наблюдал непонятное явление. В воде, когда я купался, было совершенно отчетливо слышно какое-то странное завывание. Какие-то заунывные звуки! Как вы думаете, что это может быть?

- Право, не знаю… - раздумчиво ответил незнакомец, при этом лицо его приняло озабоченное выражение. - Мало ли всяких звуков существует в природе… - закончил он, приподнимаясь.

- Посидели бы еще с нами, - попросила Люда.

- Нет, нет, благодарю… - ответил слепой. - К сожалению, должен торопиться. Время моей послеобеденной прогулки кончилось. Не могу задерживаться ни одной минуты.

Незнакомец говорил как-то отрывисто. Было заметно, что он усиленно о чем-то размышляет. Движения его вдруг приобрели несвойственную ему торопливость, нервозность.

- Счастливо оставаться. Желаю вам отдохнуть тут как следует, - проговорил он скороговоркой, слегка кивнув головой. Затем, круто повернувшись, торопливо зашагал в том направлении, откуда пришел.

- Странный человек! - заметил Миша, когда незнакомец отошел довольно далеко.

- Да… пожалуй… - согласилась Люда.

- И еще знаете что? - продолжал Миша, провожая пристальным взглядом удаляющуюся фигуру. - Ручаюсь, чем хотите, его обеспокоило мое сообщение о звуке. Вы заметили это? Вы обратили внимание, как он сразу после моего рассказа заторопился уходить? Заметили?

- Да, заметила, - нехотя проговорила Люда, переворачиваясь на спину и закрывая глаза. - И все же он мне нравится. Очень нравится… - закончила она совсем уже тихо.

- Что? - спросил Миша. - Нравится?..

- Да. Нравится, - коротко ответила Люда.

- У вас, наверное, такой же странный характер, как и у этого слепого… потому и нравится, - пробормотал Миша, внимательно приглядываясь к девушке. Он неожиданно поймал себя на том, что слова Люды почему-то задели его.

"Странно… не собираюсь ли я влюбиться в эту девушку? Не ревность ли это? Этого еще недоставало"… - промелькнуло у него к голове.

- Собственно говоря, нам уже пора двигаться, - проговорил он с нескрываемой обидой.

Люда открыла глаза и внимательно, немного удивленно, посмотрела на своего товарища.

- Вы почему сердитесь? - спросила она, приподнимаясь.

- Я сержусь? Нисколько! Это вам показалось! Странным людям всегда приходят в голову странные мысли! - шутливо ответил Миша, вскакивая на ноги.

- А все-таки этот человек чем-то заинтересовал меня. В нем есть что-то непонятное и привлекательное. Очень жаль, что нам не удалось с ним поближе познакомиться, - проговорила Люда, одеваясь.

* * *

Научно-исследовательский институт морской электроакустической техники произвел на Мишу большое впечатление. Он был размещен в огромном здании со множеством больших и светлых комнат. Почти всюду были разостланы мягкие ковры. Тишина была обязательным условием для этого научного учреждения, занимавшегося исследованием звука.

Лаборатория, в которой Мише предстояло проходить практику, носила короткое и ничего не поясняющее наименование: Л-3.

Л-3 занимала на третьем этаже девять смежных комнат, в каждую из которых можно было войти только из коридора. В одной из этих комнат, с двумя распахнутыми настежь окнами, из которых было видно море и верхушки деревьев парка, за длинным лабораторным столом уже с утра работал Миша.

Научный сотрудник, человек средних лет, с зачесанными назад чуть поседевшими волосами, инженер Владимир Иванович Говорков приветствовал Мишу необычайно тепло.

- Главное, не стесняйтесь и усвойте с первой же минуты вашего пребывания здесь, что вы у себя дома: у нас дружный коллектив, вас будут окружать хорошие товарищи, - говорил он, держа Мишу за обе руки. - В этой комнате мы разрабатываем чувствительный гидрофон особой конструкции, позволяющий принимать звук в воде только из одной точки, - гидрофон направленного действия. Он будет служить частью аппаратуры, с которой вы ознакомитесь позже… А теперь разрешите познакомить вас с Евгением Васильевичем Дубиным, нашим механиком, у которого, как вы вскоре убедитесь сами, золотые руки. На первых порах вам придется вместе с ним заниматься сборкой и монтажом опытных образцов гидрофонов, - закончил он, подводя Мишу к строгому на вид юноше лет двадцати, одетому в синий комбинезон со множеством карманов и застежек "молния".

- Женя… - тихо сказал Дубин, подавая руку.

Вскоре Миша убедился, что его товарищ по работе, механик Дубин, в общем очень милый и приятный и, действительно, как охарактеризовал его Владимир Иванович, искусный механик, обладал своеобразным характером. По любому, даже самому пустяковому делу, он всегда говорил с такой сосредоточенностью и серьезностью, будто решал проблемы мирового масштаба. Если ему кто-нибудь задавал вопрос: "Не привязать ли этот провод ниткой, чтобы удобнее было паять?", он отвечал примерно так: "Не взлетит ли на воздух вся лаборатория от того, что я привяжу провод?.." A показывая Мише обыкновенный стол, где должны находиться паяльник, олово и канифоль, он говорил с таким таинственным видом, словно сообщал об открытом им заговоре.

Первый день практики прошел для Миши незаметно и быстро.

В середине дня рассыльная занесла в комнату маленький ящик, доверху наполненный прозрачными пластинками и кубиками, попросила расписаться в какой-то бумажке и ушла. Вместе с ней вышел из комнаты и Владимир Иванович.

- Пьезоэлементы… - таинственно прошептал Женя, кивком головы показывая Мише на ящик. Так как практикант промолчал, то Женя счел необходимым сообщить кое-какие подробности об институте. - У нас в нижнем этаже, - заговорил он, глядя на Мишу, - имеется цех, где выращиваются кристаллы сегнетовой соли, из которых делаются эти самые пьезоэлементы. Очень забавно…. Стоят большие банки с раствором сегнетовой соли, а в них, по мере того как испаряется вода, растут кристаллы. Вот такие иногда вырастают… - развел он руками. - Затем кристаллы пилят на пластинки. Потом поверхность пластинок покрывают электропроводным слоем… и получается пьезоэлемент. Вы знаете, как он работает?

Мише хорошо было известно, что такое пьезоэлемент и как он действует. Но его забавляла таинственность, с которой рассказывал: об этом механик, и потому он попросил его объяснить.

- Вот смотрите… - продолжал Женя, вынимая из ящика одну из пластинок и не замечая иронического взгляда Миши. - Вы видите, что поверхность у нее покрыта словно серебром. Это электропроводный слой. Теперь, что получается?.. Вы присоединяете к этим серебристым поверхностям провода с электрическим напряжением - пластинка сразу немного удлиняется. Незаметно для глаз, конечно, На очень маленькую величину. А если подключить переменное напряжение? Что будет? А получится то, что пластинка попеременно начнет удлиняться и укорачиваться. Вибрировать! - глаза молодого механика загорелись. - Вибрировать! Колебаться! - продолжал он, быстрым движением пальцев показывая, как именно должна вибрировать пластинка. - Это свойство некоторых кристаллов расширяться и сужаться под влиянием электрического напряжения и называется пьезоэффектом. Теперь посмотрите, где это можно применить на практике. Можно сделать излучатель звука. Если такую вибрирующую пластинку из сегнетовой соли прижать, например, к мембране, то она тоже начнет колебаться вместе с пластинкой, излучать звук в воздух или в воду. Самый высокий, даже уже не слышимый человеческим ухом звук - ультразвук, может вырабатывать излучатель, построенный по принципу пьезоэффекта!

- Очень интересно, - заметил Миша.

- Это еще не все, - продолжал механик, чуть-чуть улыбнувшись. - А как устроены гидрофоны - приемники звука в воде? Разные, конечно, бывают, но наиболее чувствительные - это те, что работают на принципе пьезоэффекта. Тут уже играет роль закон обратимости… Пьезоэлемент, если к нему подводить электрическое напряжение, сжимается или расширяется. А если его самого сжимать и расширять, то на его проводящих поверхностях появится электрическое напряжение. Представьте себе мембрану! Она, конечно, как и всякая мембрана, - круглая пластинка из упругого материала: железа, дюралюминия или слюды - всегда колеблется незаметно для глаза от звука - волнообразных колебаний в воздухе или в воде. Значит, если к мембране прикрепить пьезоэлемент, то мембрана будет его немного сжимать и расширять. На поверхности кристалла образуется благодаря этому переменное электрическое напряжение. Таким образом, все это устройство будет принимать звук и превращать его в электрические колебания, - что полагается делать любому гидрофону. Вам ясно?

- Очень ясно. Спасибо, - ответил Миша, сдержанно улыбаясь, - А теперь я вам расскажу, как решается задача направленности в приеме звука. Нам важно, чтобы гидрофон принимал хорошо только звук, поступающий из определенной точки. Вот слушайте…

Однако механику объяснить принципы аппаратуры для направленного приема звука так и не удалось. Он вдруг вспомнил, что за разговором забыл о деле.

- А лак-то, наверное, уже просох… - проговорил он встревоженно. - Значит мы с вами можем наматывать катушку дальше! А мы сидим и болтаем… Давайте-ка примемся за работу.

В комнату вошел Владимир Иванович. Он попросил Мишу подсесть к письменному столу, а затем задал ему следующий вопрос:

- Можете ли вы рассчитать напряжение в обкладках пьезоэлемента вот этой конфигурации? Посмотрите чертеж. Задача довольно трудная. Без трех-четырех интегральных и диференциальных выкладок тут не обойтись. Учтите также особенность пьезоэлемента этого вида. Он несколько необычен.

- Могу, - тихо ответил Миша и посмотрел в сторону, где сидел Женя. Ведь сейчас молодой механик увидит, что Миша его дурачил, притворялся несведущим человеком, слушая его популярное объяснение! Но Миша еще не полностью знал натуру своего нового товарища по работе. Женя принадлежал к числу тех людей, которые, сосредоточившись на чем-нибудь одном, теряют способность слышать и видеть все, что не имеет непосредственного отношения к работе, которой он занят. Так случилось и теперь. Механик как раз укладывал в узкий прорез катушки тончайшую проволоку диаметром всего в пять сотых миллиметра; работа эта требовала крайней осторожности, чтобы не оборвать проволоку и распределить ее ровным слоем. Вот почему он-не обратил на разговор Владимира Ивановича с Мишей никакого внимания, или, точнее говоря, - не слышал его.

После обеденного перерыва Владимир Иванович напомнил, что по плану сегодняшнего дня необходимо произвести маленькое испытание в море. Захватив с собой гидрофон какой-то сложной конструкции, портативный усилитель в чемодане, измерительные приборы, телефонные наушники, Женя и Миша вышли из здания и направились к морю по широкой аллее парка. Владимир Иванович обещал подойти через несколько минут, так как ему необходимо было еще о чем-то договориться с диспетчером института.

- Вы плаваете? - спросил механик, когда они уже подходили к пристани, таким тоном, словно предупреждая: "Смотрите! Плохо вам будет, если не умеете плавать. Сегодняшний выход в море - вещь опасная: может кончиться скверно…"

- А вы? - ответил Миша вопросом на вопрос.

- Очень неважно. Не более десяти метров без отдыха, - пробормотал Женя угрюмо.

- Я люблю нырять, - заметил Миша.

Когда уселись в моторную шлюпку и стали ждать Владимира Ивановича, механика снова обуял популяризаторский дух.

- Мы будем измерять направленность гидрофона, - заговорил он покровительственным тоном. - А что это значит? Это значит, что будет проверяться, насколько хорошо гидрофон принимает звук в воде. Предположим, плывет корабль. Излучатель посылает в воду звуковой сигнал. Если звуку по пути встретите.; подводная скала или льдина, то звук, конечно, от псе отразится и вернется обратно к кораблю. А откуда он вернулся? С какой стороны? Где находится подводная скала или льдина? Впереди корабля, сбоку или сзади? Надо же определить! Опасно ли, так сказать, следовать по курсу или его нужно изменить, чтобы не произошло столкновения! Вот для этого и применяются гидрофоны направленного действия. Их устанавливают под ватерлинией корабля, сразу несколько штук. Из них один принимает отраженный звук только с одного направления, другой - с другого, третий - с третьего.

Миша не утерпел и улыбнулся. Объяснения молодого механика ему определенно нравились. Как-то не хотелось дать ему понять, что со всем этим он прекрасно и давно знаком. Просвещать студента, вводить его в курс дела, видно, доставляло Жене большое удовольствие, и Миша решил до поры, до времени не мешать ему заблуждаться.

- Я знаю, почему вы улыбнулись, - продолжал между тем Женя. Вам показалось, что я неправильно сделал ударение и слове "компас" и сказал "компас"? Так знайте же, что на суше "компас", а на море этот же прибор называется "компасом".

Миша притворился, что и это ему неизвестно.

К пристани подошли Владимир Иванович и моторист. Вскоре, подпрыгивая на волнах, шлюпка помчалась в открытое море в том направлении, где почти у самого горизонта виднелись три паруса рыбачьих лодок.

Мельчайшие брызги соленой воды приятно освежали лицо. Широкий йодный простор и светло-зеленая вода, бурлящая и бегущая быстро назад, - все это создавало у Миши чудесное настроение.

- Как, Владимир Иванович? Сегодня прикончим? - послышался громкий голос Жени. - Завозились мы с этим номером гидрофона. Просто зло берет!

- Да, хотелось бы сегодня "прикончить", как вы выразились, - так же громко, чтобы пересилить шум мотора, ответил Говорков. - Времени у нас осталось в обрез: послезавтра надо сдавать гидрофон начальнику лаборатории. Нехорошо, если не поспеем к установленному сроку.

Когда, наконец, берег оказался совсем далеко и здание института уменьшилось настолько, что казалось совсем игрушечным, Владимир Иванович распорядился выключить мотор. Шлюпка еще проплыла некоторое время по инерции, бесшумно разрезая голубовато-зеленую воду, и, наконец, остановилась, тихо покачиваясь на волнах.

Женя принялся, было, привинчивать гидрофон к специальному металлическому штурвалу, но Миша решил взять эту несложную обязанность на себя, чтобы механик смог заняться включением усилителя и измерительных приборов.

Через несколько минут подготовка к опыту была закончена: гидрофон на штурвале опушен в воду, штурвал укреплен к борту шлюпки, приборы расставлены на сидениях. По предложению Владимира Ивановича Миша, так же как и Женя, надел на голову телефонные наушники.

Вначале Миша услышал только слабый шум радиоламп. Но затем, по мере того как Владимир Иванович вращал черную пластмассовую ручку, регулируя таким образом чувствительность усилителя, начали появляться другие звуки - звуки, порожденные морем. Это был неясный гул, рокочущий с переливами на разных тонах. Гул этот создавали волны, вечно перекатывающиеся по поверхности моря, даже в самую тихую погоду. Громкие удары, в которых явно слышался всплеск воды, иногда заглушали равномерный гул.

- Эх, черт… - вдруг громко выругался Женя. - Опять плещется!

- На какую глубину вы опустили гидрофон? - нахмурясь, спросил Владимир Иванович.

- Три метра, - ответил механик.

Инженер начал пристально всматриваться в измерительный прибор. На нем судорожно прыгала стрелка, отзываясь на каждый удар, раздававшийся в наушниках.

- Помехи хоть и меньше тех, что были в прошлый раз, но все же большие.

- Товарищ Савин! - обратился инженер к Мише. - Резкие удары, которые вы слышите в наушниках, - это всплески волн о борт нашей шлюпки. Понимаете? Помехи!

- Будь они прокляты… - тут же добавил Женя. - Я, признаться, думал, что после нашего последнего переконструирования их не будет вовсе…

- Нет, помехи еще будут, - продолжал Владимир Иванович, обращаясь к Мише. - В обычных условиях гидроакустической техники такие помехи считались бы совсем незначительными, если принять во внимание большую чувствительность испытываемого гидрофона. Но наш гидрофон предназначен для особого прибора, потому и требования к нему предъявляются более жесткие.

- Понимаю, - ответил Миша. - Направленность действия гидрофона не настолько большая, чтобы отстроиться от всплеска волн о шлюпку.

- Точно! - с гордостью проговорил Женя: возможно, ему показалось, что в осведомленности студента имеется и его заслуга.

- Давайте направим гидрофоны в другую сторону. Видите моторную лодку? Интересно, услышим ли шум ее винта? - спросил Миша.

- Давайте попробуем, - согласился инженер.

Женя принялся осторожно поворачивать штурвал. Вскоре в телефонных наушниках послышался бурлящий шум. Это через водную толщу, с расстояния многих километров, гидрофона достиг звук работающего винта. Стоило Жене лишь немного изменить положение штурвала, повернуть гидрофон, как звук исчезал.

- Замечательная направленность! - проговорил Миша.

- Да, направленность хорошая, - согласился Владимир Иванович, снимая с головы наушники. - В обычных условиях, повторяю, ничего лучше и желать не следует. А для нас эта направленность мала. Условия, поставленные начальником лаборатории, более жесткие, чем обычные, - и глубоко вздохнув, инженер принялся записывать в блокнот результаты наблюдений.

- Что бы еще такое можно сделать? - пробурчал Женя, также снимая с головы наушники. - Еще бы два отражательных зеркала поставить… Как вы думаете, Владимир Иванович?

Вдруг Миша насторожился. В телефонных наушниках он услышал очень слабый, почти еле различимый, тот самый странный звук, который ему пришлось услышать недавно во время купания. Студент вопросительно посмотрел на Владимира Ивановича, затем на Женю, собираясь поговорить с ними об этом. Но инженер был занят вычислениями, а механик углубился в раздумье по поводу неудачи испытания. Миша счел неудобным их беспокоить. Он молча протянул руку к штурвалу и принялся осторожно вращать его.

Почти сразу же звук резко усилился. Практикант оторвал взгляд; от лимба с делениями и перевел его в том направлении, откуда согласно указанию прибора поступало звучание. Он увидел вдали белый катер, несущийся полным ходом к берегу; тот самый катер, на который обратила внимание Люда. Сомнении не было никаких: звук порождал катер.

- Вот что, товарищи! - громко сказал инженер, нервно стучу карандашом по блокноту, - прошу слушать внимательно.

Оставаться с наушниками на голове Миша счел неудобным.

Надо было снять их, чтобы внимательно выслушать своего начальника.

- Положение наше не блестящее, - после короткого молчания заговорил инженер. - Сегодняшнее испытание показало, что у нас остается еще два пути для устранения помех. Первый из них, наиболее действенный, - это монтаж нового гидрофона с увеличенными рефлекторами. Второй - переконструирование уже существующего гидрофона. К сожалению, первый путь в настоящее время практически недоступен: в нашем распоряжении только два дня и, конечно, за этот срок сделать новый гидрофон не удастся при всем желании. Остается второй путь - переделка старого. Тоже, должен сказать, задача нелегкая, если учесть, что времени у нас в обрез. Завтра нам придется напрячь все силы, чтобы справиться с этим. Вот какое положение, друзья… Прошу учесть все это, - закончил инженер, внимательно оглядывая своих слушателей.

- Может быть, есть смысл попросить у дирекции института дополнительных людей для помощи? - робко предложил Миша.

Инженер нахмурился.

- Вы не в курсе всех дел не только института, но даже нашей лаборатории Л-3, - проговорил он, вынимая портсигар и закуривая. - Поймите, - продолжал Владимир Иванович, сделав аппетитную затяжку. - Сейчас конец квартала. Большинство лабораторий подытоживает свои работы. У всех спешка. Получить нам дополнительных людей - это значит оторвать их у других лабораторий, занятых своей работой, тоже срочной и ответственной. Прийти к начальнику лаборатории с подобной просьбой - это значит признаться в том, что мы работали плохо, беспланово… Пойдут по институту разговоры о штурмовщине.

Владимир Иванович выбросил в воду недокуренную папиросу, которую он только что зажег, углубился в размышления, а затем тотчас же полез в карман за портсигаром.

- Сделаем, Владимир Иванович… Сделаем все как полагается… - пробурчал Женя. - Можно свертывать установку?

- Да. Тронемся к берегу, - ответил инженер.

Во время обратного пути к берегу Мишу все время подмывало спросить о звуке, снова услышанном им с помощью гидрофона, и о белом катере, безусловно служившем причиной возникновения этого странного звучания. Но сейчас было не до этого… Инженер насупился, а Женя казался настолько неприступным, что его не стоило донимать.

Инженер сразу же после испытаний пошел на производственное совещание, и Миша возвратился в лабораторию только с Женей.

Миша заметил, что механик переменился. Его походка и движения стали вдруг решительными и твердыми. Расхаживая по комнате, он окидывал лабораторные столы, заставленные измерительными приборами и инструментами, хозяйским взглядом.

- Так… - бормотал он. - Две заготовки имеются… Третью стрельнем у соседей… Не забыть бы также позаимствовать алюминиевую панель… Да! Сверла!.. Хорошо, что вспомнил про сверла!..

Потом он подошел к маленькому токарному станку, стоявшему в углу комнаты, и погладил его лакированную поверхность, глядя при этом отсутствующим взглядом в окно.

- Товарищ Савин, - проговорил он, поворачиваясь всем корпусом к Мише. - Есть серьезный разговор… Вот какое дело… Сегодня вечером… - механик с опаской посмотрел на закрытую дверь, - сегодня вечером, а может быть и ночью…

Если бы Миша еще не был знаком с повадками этого юноши, то обязательно подумал бы, что намечается убийство, поджог института, страшный взрыв или что-то в этом роде. Но Миша уже давно сообразил, в чем дело.

- Останемся работать, - спокойно подсказал он.

- Обязательно, - с угрюмой решительностью промолвил Женя. - И будем тут до победного конца…

- А как же Владимир Иванович? Он же не знает о том, что мы будем работать в неурочное время?

- А ему и знать об этом не нужно, - ответил механик, косясь на дверь. - Чертежи и расчеты у нас имеются: они лежат в правом ящике письменного стола. Владимир Иванович замечательный инженер, но руками он плохо умеет работать - только мешать будет. Вот вы - другое дело. Я уже заметил, как вы орудуете инструментами: ничего, кроме одобрения, выразить не могу. Значит, на часик вы свободны. Я тут должен сбегать в разные места и все организовать…

Миша взглянул на часы. Подходило время, в которое он условился встретиться с Людой, но у него страшно разболелась голова, очевидно, оттого, что он, подражая местным жителям, выехал в море без головного убора. И сейчас ему очень хотелось пойти в гостиницу и полежать на постели. Но Миша пересилил себя. Неудобно было подвести девушку.

Он вышел в парк и направился по главной аллее. На скамейке, стоявшей под. огромным платаном, сидела Люда и читала книгу.

- Кроме всего прочего, вы еще и не дорожите чужим временем, - проговорила девушка, здороваясь.

- А вы страдаете излишней язвительностью, - ответил Миша шутливым тоном: с момента разговора на пляже они оба только и делали, что упражнялись в колкостях.

Начались взаимные расспросы о работе. Люда рассказала, что ей приходится помогать в сборке и монтаже установки с катодной трубкой огромного размера.

- Что-то вроде телевизора с экраном в полметра шириной, - объяснила она. И с сомнением добавила: - Непонятно, зачем лаборатории, занимающейся звуком и ультразвуком, понадобилась установка, имеющая прямое отношение к передаче изображений.

Миша рассказал ей о своем отделении и о новых друзьях. Особенно подробно и охотно говорил он о механике, о его склонности к преувеличениям и таинственности.

В довершение Миша с очень важным видом сообщил, что сегодня вечером, а может быть, даже и ночью, ему предстоит работать с Женей, чтобы не сорвалось выполнение какого-то ответственного дела. При этом он, как бы мельком, упомянул, что у него от непривычки к южному морскому климату разболелась голова и потому работать ему будет трудно.

- Что вы этим хотите сказать?

- Ничего особенного. Просто отмечаю факт, - ответил Миша. - Работать вечером или ночью я не обязан - никто меня не заставит, а все-таки, как видите, иду, несмотря на то, что болен. Или вы думаете, что мне следует отказаться, чтобы не свалиться совсем?

- Нет, нет, - проговорила Люда серьезно. - Идите и работайте. И не вздумайте показываться мне на глаза, если откажетесь помочь механику. Слышите! Головная боль… Нашли чем хвастаться!

Ненадолго между Людой и Мишей установились дружеские отношения. Они перестали говорить друг другу колкости.

- Да! Я забыла вам сказать! - вдруг встрепенулась Люда. - Я случайно видела сегодня нашего слепого! И, знаете, как? Из окна лаборатории. Гляжу, подходит к нашей институтской пристани белый катер - тот самый, который мы видели тогда в море. И вот, представьте себе, вижу, с катера на берег сходит знакомая фигура - человек с бородой. Потом я наблюдала из окна, как наш бородач шел вместе с другими людьми, высадившимися с катера, по этой вот аллее, где мы сидим.

- Хм… - ухмыльнулся Миша, вспоминая услышанный им сегодня с помощью гидрофона странный звук, шедший, как ему удалось установить, с белого катера.

- Он, вероятно, работает в нашем институте, - высказала предположение девушка. - Теперь я уверена, что нам придется с ним: познакомиться поближе.

- Кому это нам? - наигранно безразличным тоном спросил Миша.

- Нам? Вам и мне! Ведь это же, наверное, любопытный человек!

- Да… Конечно… - пробормотал Миша, рассматривая циферблат на своих ручных часах. - Собственно говоря… мне пора идти, Женя, наверное, уже ждет.

- Ну, я вас не задерживаю!.. Идите! - сказала девушка. - И помните, о чем я говорила. Чтобы там было все в порядке! Никакой головной боли…

"Что за чертовщина… - думал Миша, подымаясь по лестнице на третий этаж. - Ревную я, что ли, ее к этому слепому бородачу? Какие, собственно, основания? Еще не прошло и двух дней, как мы с ней знакомы. А вообще - все это глупо: не умею держать себя в руках"…

В лаборатории Миша застал Владимира Ивановича.

- Вы чего пришли? Рабочий день ведь кончился, - спросил инженер.

- Мы тут с Женей условились поработать немного вечером, - ответил Миша.

- Знаю я это "немножко", - улыбнулся инженер, подходя к шкафу и доставая оттуда синий рабочий халат. - Повадки нашего дорогого Жени мне хорошо известны.

Вскоре явился и Женя, нагруженный разными деталями.

- Вот… - прошептал он, сваливая на стол свой груз. - Обдирку корпуса произвели в механическом цехе вне очереди, при мне: объяснил мастеру, в чем дело. А вот эту заготовку взял в Л-8, заимообразно…

- Зачем же нам нужна эта заготовка? - удивился инженер. - Ведь мы не будем делать новый вариант гидрофона. Не успеем при всем желании! Нам бы только справиться с переделкой старого!

- На всякий случай… - неопределенно проговорил Женя. Заготовка всегда пригодится…

Работа шла быстро. Миша любовался сноровкой Жени. Молодой механик не суетился зря, не делал лишних движений.

У Миши голова разболелась еще сильнее.

"Надо было бы всех будущих инженеров заставить заниматься радиолюбительством или чем-нибудь подобным. Всегда пригодилось "бы"… - думал Миша, наблюдая, как Владимир Иванович пытается помочь сам и как у него все плохо выходит.

Наконец, Владимир Иванович снял рабочий халат и присел на стул возле своего письменного стола.

- Шли бы домой, Владимир Иванович! - посоветовал Женя, не зная, как выпроводить его побыстрее.

- Нет, я уж подожду. Видно, вы все закончите значительно раньше, чем я предполагал. Просто удивительно!

Действительно, работа подходила к концу. Без четверти двенадцать на столе Владимира Ивановича уже стоял переделанный гидрофон.

- Просто поразительно! Просто поразительно! - твердил инженер, внимательно осматривая гидрофон. - Золотые руки у вас, Женя.

- Я же кончил ремесленное училище… - скромно заметил механик.

- Вы тоже прекрасно владеете инструментом! - похвалил инженер и Мишу.

- Радиолюбительскую школу прошел, - ответил Миша. - Если бы у меня не болела голова, то мог бы работать еще лучше.

- Так идите домой! - забеспокоился Владимир Иванович. - Хотя нет… позвольте. Зайдите на минутку ко мне. У меня дома найдутся нужные таблетки.

В это время Женя тихонько толкнул Мишу в бок. Миша посмотрел на механика. Тот отрицательно покачал головой, как бы говоря: "Не уходи. Останься. Есть дело".

- Спасибо, - пробормотал Миша, обращаясь к инженеру. - Собственно говоря, голова у меня не так сильно болит. Так что я могу еще побыть в лаборатории, чтобы помочь Жене все убрать.

- Как хотите, - сказал Владимир Иванович. - А я, с вашего разрешения, пойду. Еще раз спасибо, товарищи. Выручили вы меня здорово. Теперь, без всякой спешки, завтра с утра проведем испытание в море, и еще останется время для каких-нибудь доделок, если таковые понадобятся.

- Что случилось? Для чего вы просили меня задержаться? - спросил Миша механика, когда за инженером закрылась дверь.

- У вас, действительно, болит голова? - осведомился Женя с таким видом, словно спрашивая: умираете вы или нет?..

- Болит.

- Ну тогда никакого разговора быть не может, - нахмурился механик.

- А в чем дело?

- Дело в том, что я подговорил нескольких ребят… Видите ли, какое дело… Предположим, что вот этот гидрофон, переделанный из старого, будет работать как следует. А если отстройка при проверке на опыте опять окажется недостаточной? Что тогда? Осечка может быть. Одним словом, повторяю, если поднатужиться как следует, а ребята у меня боевые, - из того же ремесленного училища…

- Неужели вы хотите смонтировать еще новый гидрофон? - удивился Миша. - За одну ночь это почти невозможно.

- Вы правильно сказали, что "почти". А я смотрю на это дело так: если чего сильно захочется, то ничего невозможного нет. Захочу я, например, стать инженером, - стану! Сейчас гидрофон смонтировать новый хочу… Чертежи есть, все детали подготовлены. Кое-какие материалы подыскал в соседних лабораториях.

- Все это мне вполне нравится, - проговорил Миша искренне. - Только к чему такая спешка?

- Как к чему? - воскликнул механик. - А хотя бы порадовать Василия Ивановича, сюрприз ему преподнести. Вот к чему!

- А кто такой Василий Иванович? - спросил Миша.

- Василий Иванович-то кто? - прошептал Женя с видом заговорщика. - Разве вы его не знаете? Начальник нашей лаборатории Л-3.

- К сожалению, не знаком с ним. После оформления в отделе кадров я был только у заместителя начальника лаборатории. Так решено! Я остаюсь с вами.

- В таком случае я поручу вам небольшую работенку - нельзя терять ни секунды, за ребятами я сам сбегаю.

Минут через двадцать механик вернулся в сопровождении двух парней, одетых в такие же комбинезоны.

- Знакомьтесь, - проговорил он, указывая вошедшим на Мишу.

Не дожидаясь, пока кончатся взаимные рукопожатия, Женя вышел на середину комнаты, оглянулся кругом, словно желая убедиться что все на месте и все в порядке, и громко сказал, будто выступая на собрании:

- Хлопцы!!! Покажем класс во славу нашего ремесленного училища! Тряхнем так, чтобы жарко было!!! Поясним нашему новому товарищу, студенту и будущему инженеру, на что способны проворные руки!

Присутствие студента-практиканта пригодилось. Незадолго до окончания сборки гидрофона неожиданно выяснилось, что в чертежах имеются неясные места, в которых механику было трудно разобраться. Миша сменил трехгранный напильник на логарифмическую линейку и быстро помог устранить затруднения.

Было решено спрятать новый гидрофон в шкаф, незаметно взять его с собой в море и показать Владимиру Ивановичу только после испытания старого гидрофона.

На следующий день выяснилось, что старый гидрофон работал значительно лучше. Его направленность в приеме звука возросла.

Помехи слышались в телефонных, наушниках не так уж громко, как раньше, а стрелка прибора, измеряющего силу звука, качалась значительно слабее. Инженер подсчитал, что теперь гидрофон почти удовлетворяет требованиям, поставленным начальником лаборатории: разница между заданными техническими условиями и полученными результатами была незначительная, и ею можно было пренебречь.

Инженер горячо поблагодарил механика и практиканта и предложил им собирать аппаратуру. Но Женя неожиданно сказал доверительным тоном:

- А как вы относитесь, Владимир Иванович, к тому, чтобы, на всякий случай, конечно… проверить еще один гидрофон? Может быть, он будет работать еще лучше!

- Какой гидрофон? - удивился инженер.

- А вот этот! - ответил механик и развернул сверток, лежавший рядом с ним на сидении шлюпки. - Только что собранный по новым чертежам.

- Ничего не понимаю… - пробормотал Владимир Иванович, принимая из рук Жени новенький прибор с начищенными латунными деталями. - Где вы его взяли? Что это значит?

- Наука требует жертв, - заявил механик, хитро подмигнув при этом. - Призвал на помощь двух дружков, работающих в механических мастерских восьмой лаборатории. Мы вместе учились в ремесленном. Товарищ Савин тоже принимал участие.

- Да не тяните, черт возьми! - не выдержал инженер. - Если хотите сказать, что новый гидрофон собран вами за одну ночь, то я все равно не поверю…

- Как ни странно, Владимир Иванович, но это действительно так, - вставил Миша.

Новый гидрофон немедленно укрепили к штурвалу. С самого начала проверки уже стало ясно, что работает он лучше предыдущего. Всплеска воды о борта шлюпки почти не было слышно в телефонных наушниках. Измерительные приборы показывали, ч го направленность действия значительно превышает заданную. Проверку вели очень долго. Инженер ставил все новые и новые опыты, стараясь как можно более тщательно исследовать свойство прибора. Только к концу рабочего дня он решил прекратить испытания и отдал распоряжение о возвращении на берег.

Несмотря на то, что Миша провел ночь без сна, ему не хотелось спать. Головная боль прошла.

Встретившись после работы в парке с Людой, направлявшейся к дому, Миша сказал:

- Вы не представляете, Люда, какое замечательное чувство л сейчас испытываю! Теперь я начинаю по-настоящему понимать, сколько радости может принести человеку труд.

Люда осмотрела своего товарища очень внимательно.

- Вид у вас немного болезненный. Лицо бледное, под глазами синяки, - заметила она тревожно, усаживаясь на скамейку.

- Все это пустяки, - ответил Миша. - У меня всю ночь болела голова, и я не спал ни одной минуты, но зато…

И он с увлечением рассказал о Жене и его товарищах, о ночной работе и о ее результатах.

* * *

Придя в лабораторию, Миша увидел механика расстроенным. Он поздоровался с Мишей и мрачно прошептал:

- Слышали?.. О результатах вчерашних испытаний слышали? Опять сорвалось…

- Что сорвалось? - спросил Миша. Тревожный шепот механика подействовал на него раздражающе.

- И наши гидрофоны не помогли, - продолжал механик, искоса поглядывая то на входную дверь, то на лабораторный стол, где дымился горячий паяльник.

Мише было известно, что вчера вечером должно было состояться испытание технического объекта, над которым работала вся лаборатория Л-3. Поэтому он догадывался, о чем идет речь.

- Подвел наш гидрофон? - спросил он, усаживаясь за свой столик, чтобы продолжать расчет пьезоэлемента новой конструкции.

- Ну; это уж положим, - гордо продолжал Женя. - Наш гидрофон работал безупречно, то есть так, как и должен был работать. Дело не в нем. Там у них самих какая-то неувязка произошла, точно какая, - мне неизвестно. А все-таки обидно!

- Конечно, - согласился Миша.

- Трудно работать Василию Ивановичу… Ох, как трудно.

В комнату вошел Владимир Иванович. Он тоже был не в духе.

Поздоровавшись, он принялся молча расхаживать взад и вперед, останавливаясь и поглядывая в окно, откуда виднелась ярко-синяя полоска моря.

- Женя! - обратился он к механику. - Через несколько минут к нам зайдет Василий Иванович. Я собираюсь доложить ему о вашей работе над новым гидрофоном. Назовите мне фамилии товарищей, помогавших вам.

- Владимир Иванович! - заговорил механик, приподнимаясь со своего стула и не выпуская из рук паяльника. - Я думаю… Стоит ли сейчас говорить об этом? Ну, как бы это вам объяснить: У товарища Буранова сейчас неприятности: испытания прошли плохо, его постигла неудача… а мы будем хвастаться нашими удачами и достижениями… Вроде как-то неловко…

Инженер промолчал и снова принялся ходить по комнате.

"А ведь механик прав! - подумал Миша. - Он все-таки парень неглупый…" Владимир Иванович остановился, помедлил немного и сказал:

- Пусть будет по-вашему.

В дверь постучали. На пороге появился человек, уже хорошо знакомый Мише. Это был слепой.

- Здравствуйте, - тихо проговорил вошедший. Сопровождающий слепого молодой человек в синем халате осторожно подвел его к столу и усадил на стул, пододвинутый Владимиром Ивановичем.

- Давненько я у вас не был, - продолжал слепой. - Просто позабыл о вашем существовании. Вы уж простите меня, Владимир Иванович. К сожалению, у нас так получается, что раз на какомлибо участке все обстоит благополучно, то и внимание к нему ослабевает.

- Это совершенно естественно, Василий Иванович! - ответил инженер.

- А вот и не совсем естественно, - возразил начальник лаборатории. - Оттого что я у вас не был, как я только что выяснил, вам приходилось делать лишнюю работу. Да-да! Представьте себе - лишнюю работу.

- Не понимаю. О какой лишней работе вы говорите? - забеспокоился инженер.

- Сейчас объясню… Дело, видите ли, опять в недостатке моего зрения - не иначе… Просматривая чертежи последнего варианта схемы, я, представьте себе, не доглядел и не учел одного обстоятельства. Новый вариант ведь позволял пользоваться гидрофоном с пониженной направленностью! Понимаете? А я требовал от вас, наоборот, повышенной!

- Но ведь повышенная направленность, насколько я понимаю, никогда не помешает! - заметил инженер.

- Совершенно верно. Не помешает. Но ведь я задал вам лишнюю работу! Вы старались тут, ломали голову и, как мне кто-то сообщил, даже ночью работали! А все - зря. Гидрофон, построенный вашим отделением раньше, - вполне годился для опыта.

- Я ночью не работал… - смущенно заметил инженер. - Это вас неправильно информировали. А вот механик Дубин, наш новый сотрудник-практикант Савин и еще два механика из лаборатории восемь - те, действительно, за одну ночь смонтировали последний вариант гидрофона. Кстати, я должен познакомить вас с товарищем Савиным. Ему еще не приходилось вас видеть.

Миша встал из-за своего стола и подошел к Василию Ивановичу. Тот повернул голову в сторону Миши, приподнялся и протянул руку. Было заметно, как напрягается его лицо: он силился рассмотреть практиканта.

- Да ведь мы с вами уже виделись! - с радостью проговорил он, пожимая руку Миши. - Помните? На берегу моря. Очень люблю эти прогулки. Они помогают сосредоточиться, собраться с мыслями. Рад вас видеть, очень рад… А я, признаться, подумал, что вы приехали сюда отдыхать.

- Нет, Работать. И девушка, которая была вместе со мной, тоже приехала к вам на практику, - ответил Миша, вдруг вспомнив про Люду.

- Очень милая девушка, очень… Вы из одного института?

- Нет, из разных. Ехали в одном автобусе.

- Так вот, Владимир Иванович, - продолжал начальник лаборатории, повернув голову к инженеру. - Вы уж меня простите, но, как видите, получилась неувязка, в которой я целиком виноват. Задал вам и вашим сотрудникам лишнюю работу.

- Это ничего, - ответил инженер, осторожно бросив взгляд в сторону Жени, углубленного в монтаж схемы.

- Все-таки неприятно, - продолжал начальник. - Ведь вместо того, чтобы заставлять вас добиваться повышенной направленности гидрофона, я мог бы загрузить вас более полезным делом. А теперь давайте поговорим о дальнейшей работе.

Сотрудник в синем халате развернул и положил на стол большой чертеж на плотной бумаге, свертывавшейся все время в трубку.

Миша возвратился к своему столу и оттуда стал с удивлением наблюдать, как начальник лаборатории, напрягая зрение, водил пальцем по чертежу и объяснял Владимиру Ивановичу сущность схемы. Он часто сбивался, указывая не то место на чертеже, о котором говорил.

"Зачем все это нужно? - вдруг пронеслась в голове у Миши неожиданная мысль. - Почему лабораторией руководит почти слепой человек? Неужели нет здоровых инженеров, могущих заменить его? Ведь ему трудно работать, и это мешает делу. Ведь дело прежде всего! Пусть бы он лечился, а не занимался работой, которая требует от него такого напряжения и, конечно, не способствует выздоровлению…" Вскоре Миша, словно нарочно, получил подтверждение своим мыслям.

- Отдохнуть бы вам пора. Василий Иванович, - услышал Миша слова инженера, обращенные к начальнику, когда разбор схемы был окончен. - Так же нельзя без отдыха столько времени! Напряженная работа и лечиться вам не позволяет как следует.

- Ничего, ничего, - послышался ответ начальника. - Все в свое время… Знаете, Владимир Иванович, никакие лечения мне не помогут! Врач объяснил, что мне нужно полное спокойствие. А какое может быть спокойствие, когда с работой не ладится? Что же вы думаете? - говорю врачу. - Буду я сидеть в санатории, не беспокоясь о судьбе работы? Ничего из этого не выйдет, извините… Вот закончим разработку - тогда другое дело.

"Странный человек, - решил Миша, когда начальник, попрощавшись, ушел вместе с Владимиром Ивановичем.

- Да… Дела… - хмуро протянул Женя, отложив в сторону паяльник и повернувшись вместе со стулом к практиканту. - Жаль… Очень жаль…

- Что впустую пришлось работать? - спросил Миша.

- Нет! Зачем? - удивился механик. - Без этого в экспериментальной работе не обойтись. Бывает, сделаешь что-нибудь, а потом оказывается, что это не нужно. Если бы все наперед было видно, то и опытов бы делать никаких не нужно - прямо строй готовые аппараты. Я про другое говорю: жаль, что вчерашние опыты были неудачны. Ведь ожидалось, как говорится, победное окончание разработки. После этого Василий Иванович смог бы отдохнуть и подлечить свое зрение. Вы же видите, какой он?

- Конечно… - как-то неопределенно ответил Миша.

- Скажите, Женя, если это не секрет и не нарушает здешние порядки, - продолжал Миша, - над чем работает наша лаборатория Л-3?

Механик окинул Мишу испытующим взглядом, затем покосился, как обычно, на дверь и ответил полушепотом:

- Над зрением…

- То есть как над зрением? Над каким зрением?

Но Женя сделал еще более таинственное лицо, а затем хитро улыбнулся, словно отвечая: "Рано тебе интересоваться подробностями; всего четыре дня тут работаешь. Уж извини… Начальник отдела введет тебя в курс дела, когда найдет нужным…"

* * *

Как и было условлено, Миша увиделся с Людой сразу же после работы у ворот института.

Девушка встретила Мишу необычайно радостно. Завидев его, идущего по песчаной дорожке, она бросилась ему навстречу с веселым возгласом:

- Наконец-то! Я ожидаю вас вот уже десять минут! Разве так можно?

Они решили совершить прогулку вдоль берега моря, к нагромождению скал, казавшихся издалека покрытыми голубой дымкой.

- У меня оказалась интереснейшая работа, - продолжала Люда возбужденно, - вы даже не представляете… На приборе, о котором я вам рассказывала, можно принимать изображение, словно как на телевизоре. Это и есть телевизор, предназначенный для специальных целей. А вы чем недовольны? - вдруг спохватилась она, заметив угрюмое выражение лица своего собеседника.

- Да так, ничего… - ответил Миша.

За ворота института вышли молча.

- Может быть, вы недовольны, что я вас отозвала от какого-нибудь срочного дела? Быть может, у вас намечалась опять какая-нибудь спешная работа?

- Нет, нет.

- В таком случае, - продолжала девушка, понизив голос, - вы, вероятно, просто не хотите меня видеть и пришли потому, что условились.

- Что вы! - встрепенулся Миша. - Как вам это могло прийти на ум? Я, знаете… - Миша смутился и принялся усиленно теребить в руках кепку. Я ведь очень часто думаю… о вас.

- Ну и чудесно… - также смущенно пробормотала Люда. - Я тоже часто вспоминаю о вас… Вот сегодня к нам приходил начальник лаборатории. Как только я на него посмотрела, так сразу вас вспомнила. Знаете, кто у вас начальник лаборатории? Бородач, с которым мы встретились на берегу! Помните?

- Помню и знаю, что он наш начальник, - хмуро ответил Миша, натягивая кепку на голову.

- Я же говорила, что это необыкновенный человек, - горячилась Люда, убеждая Мишу в правильности своего впечатления. Но Миша не реагировал на ее горячность, он шел с унылым видом.

- Знаю, - пробурчал он, косясь недовольно на девушку. - Могу даже передать комплимент, сказанный Василием Ивановичем по вашему адресу. Он сегодня был в нашем отделении, узнал меня и сказал, что девушка, которую он видел со мной на берегу… очень милая… очень, очень милая…

- Выдумываете?

- Нет, не выдумываю.

- А чем вы все-таки недовольны?

- Представьте себе, Люда, - начал Миша, снимая с головы кепку и размахивая ею в воздухе, - представьте себе, что вы делаете какую-либо работу. Какое радостное чувство испытываете вы, когда удалось выполнить задание! А потом… вам говорят, что труд ваш оказался ненужным. Видите ли, произошла ошибка. Оказывается, эту работу не нужно было делать совсем… Приятно было бы вам?

- Нет, неприятно, - ответила Люда сочувственно.

- Вот такая история произошла со мной. Сегодня утром выяснилось, что монтировать новый гидрофон было необязательно. Зря я только сидел ночью в лаборатории.

- Бедный. Как вас жаль, - с искренней отзывчивостью проговорила Люда.

- И знаете, кто в этом виноват? Ваш любимый Василий Иванович… - проговорил Миша, подчеркивая слово "ваш". - Разве у нас нет достойных инженеров, которые могли бы заменить Василия Ивановича! - воскликнул он. - Почему я должен работать, не жалея себя, чтобы потом мне сказали, что я напрасно старался.

- Постойте! - вдруг громко перебила его Люда, останавливаясь. - Подождите, - продолжала она уже тихо. - Помогите мне разобраться… Почему это вы так настойчиво, вот уже который раз, говорите только о себе? Почему вы не подумаете о Василии Ивановиче? Он ведь больной, зрение потерял.

- Пусть он сначала вылечится, а потом уж работает! - недовольно ответил Миша.

- По-вашему, значит, выходит так: прежде всего нужно заботиться о себе, а на дело и на товарищей можно не обращать внимания?

Люда круто повернула и пошла в противоположную сторону.

- Люда… - взволнованно крикнул Миша.

Ответа не последовало. Девушка даже не оглянулась.

- Люда! Вы меня, вероятно, не поняли? - догнав девушку, виновато сказал Миша.

- Поняла, - резко ответила Люда, не поворачивая головы.

- Что вы поняли? Объясните! Я все время внимательно присматривалась к вам. Я не провидец, умеющий с первого взгляда определять человека, за которого, кстати, вы выдавали себя при нашем знакомстве.

- Я шутил.

- Согласна. Но это к делу не относится… Я увидела в вас много хорошего. Вы искренний… Но слишком много фантазируете и занимаетесь собой. Может быть, со временем из вас выйдет неплохой инженер… А пока вам надо поменьше мечтать и побольше работать.

Оба медленно и невесело брели обратно по узкой тропинке к белому институтскому зданию, окруженному зеленой полосой парка. Девушка шла впереди, подставляя ветру непокрытую голову.

- Несмотря на то, что вы часто говорили мне разные колкости, я чувствовала ваше дружеское отношение ко мне, - продолжала Люда после некоторой паузы. - Это было дорого для меня, так как мне казалось, что я встретила хорошего товарища и друга.

- Это все верно! Я отношусь к вам очень, очень хорошо! - подтвердил Миша, стараясь заглянуть ей в лицо.

- Подозрение, что для вас дороже всего на свете вы сами, появлялось у меня и раньше. А теперь я окончательно в этом убедилась…

- Я не понимаю…

- Тем хуже для вас. Не понимаете? Так поймите! Для вас же лучше!

Девушка остановилась.

- Я дружила бы с вами… если бы вы не любили так сильно самого себя, - произнесла она, присаживаясь на маленький камень.

Миша молча опустился рядом.

Люда, обхватив колени руками, продолжала:

- Представьте себе морского офицера. Здорового, цветущего, полного сил. Служит он на военном корабле начальником гидроакустической службы. И вот, во время войны, корабль получает боевое задание - прорваться через мощную полосу вражеского минного заграждения, чтобы выйти в открытое море и там вступить в бой с неприятелем. Корабль идет, лавируя между минами, плавающими под водой… Каждый неосторожный поворот, каждое неверное движение несет верную гибель судну и его экипажу. Понятно вам состояние начальника гидроакустической службы? Его приборы, посылающие в воду волны ультразвука и принимающие эти волны, отраженные от мин, работают на полную нагрузку. То и дело приходят сигналы от мин, незаметных под водой.

Люда повернула голову к своему собеседнику, словно желая убедиться, достаточно ли внимательно слушает он ее.

- Я представляю душевное состояние этого офицера. Капитан не видит мин. Вся ответственность за целость корабля лежит на звукометристах, - проговорил Миша, уже догадываясь, что речь идет о начальнике лаборатории.

- Не только капитан не видит, но и звукометристы тоже не видят! - продолжала Люда. - Они ведь только слышат! Их приборы отмечают невидимый отраженный звук от невидимых мин. И вот корабль почти уже прошел минное поле. Вдруг раздается взрыв! Трудно сказать, как произошло, что корпус корабля все же соприкоснулся с миной. Быть может, какая-либо мина, плавающая сбоку, увлеченная водоворотом, догнала корабль, а быть может, кто-либо из звукометристов допустил какой-либо просчет. Корабль не получил сильного повреждения. Он идет дальше и выполняет свое боевое задание. Но в корабельном госпитале, в числе других раненых, оказался и молодой офицер, начальник звукометрической службы.

- Вы говорите о Василии Ивановиче Буранове, - тихо вставил Миша.

- Совершенно верно. Речь идет о нем… В результате контузии в голову Буранов лишился зрения. Врачи предсказали, что оно может восстановиться со временем, если моряк будет соблюдать два условия: спокойный образ жизни и никаких волнений. Так оно и получилось. Спустя несколько лет зрение вернулось. Но не полностью.

- Сейчас он видит все-таки очень плохо, - заметил Миша.

- А я сейчас объясню вам, почему, - продолжала Люда. - Нельзя было заниматься напряженной работой, а он… Одним словом, ему, морскому инженеру, пришла в голову мысль построить новый гидроакустический аппарат. И, знаете, какой? Аппарат, позволяющий видеть под водой на большом расстоянии! Понимаете? - видеть!

- Я уже слышал от Жени, что наша лаборатория занимается зрением. Мне это показалось странным. Институт ведь занимается звуком и при чем же тут зрение!

- Инженер принялся настойчиво продвигать свое изобретение. Перед ним возникали трудности. Он преодолевал их одну за другой. Наконец, он добился, чтобы ему дали лабораторию, где бы он мог осуществить свое изобретение. Напряженная работа привела к тому, что его зрение снова ухудшилось. Ему предлагали, от него требовали, чтобы он оставил работу и снова занялся лечением, а он… отказался. Он считает, что работу над изобретением должен закончить сам. Боится, что без него могут, столкнувшись с трудностями, не довести ее до конца. Ведь вы знаете, что когда решается какая-либо новая техническая задача, то у нее всегда есть не только последователи, но и противники, не верящие в ее осуществимость.

- Да, это бывает. В споре рождается истина, - согласился Миша.

- Теперь поймите создавшееся положение: слепнущий человек, в ущерб своему зрению, работает над тем, чтобы дать зрение людям под водой! Чтобы наши советские корабли, будь они пассажирские или военные, были вооружены новыми приборами, такими же нужными под водой, как радиолокация в воздухе! Радиолокация позволяет видеть приближение вражеских самолетов за сотни километров, видеть с самолета, сквозь туман, очертания берегов, определять профиль местности. Но радиолокация совершенно бессильна под водой. Вода не пропускает сквозь себя радиоволны, они поглощаются ею. Буранов работает над аппаратурой, позволяющей далеко видеть под водой при помощи ультразвуковых волн, как известно, хорошо распространяющихся в воде. Он хочет подарить своей родине новый способ зрения, чтобы вооружить наши научные экспедиции, исследующие море, водолазов, ищущих потонувшие корабли, новым могучим оружием. Чтобы еще безопаснее стало вождение кораблей. Чтобы нашим военным судам совсем не были страшны вражеские мины. Буранов работает над новым зрением, не считаясь со своим собственным… А вы, уверявший меня, что быстро распознаете людей, ничего этого не узнав, обиделись на Буранова из-за какого-то пустяка.

- Мне Женя намекал насчет зрения… но от подробных объяснений отказался.

- В этом нет ничего удивительного. По вашим рассказам, Женя любит делать тайну из любого пустяка. А вы любите больше всего на свете самого себя и интересуетесь только тем, что, так сказать, непосредственно соприкасается с вами…

- Это неверно! Я докажу вам! - возмутился Миша. - Я сам, конечно, виноват, что дал повод так думать, но я докажу. Вот увидите!

- Ладно. Поживем увидим, - ответила Люда, вставая. - Идемте. А то уже поздно.

Миша шел за Людой, как побитый. Больше всего его беспокоило то, что он предстал перед Людой не таким, каким хотел казаться. Удастся ли ему снова расположить ее к себе? Едва ли.

"Как это глупо!" - думал он, шагая рядом с нею.

У ворот институтского парка они встретили Женю.

- Товарищ Савин! Можно вас на минуточку? Я должен вам кое-что сообщить, - обратился он к Мише с обычным своим видом обладателя тайны.

Люда простилась и быстро скрылась за железной калиткой.

- Товарищ Савин… - начал Женя, взяв Мишу за руку. - Я узнал, что Василий Иванович договорился с нашим начальником, чтобы он отпустил нас завтра на испытания. У нас ведь срочных дел нет, а на белом катере, видно, нужны люди. Завтра с утра поплывем… Будет очень интересно! Кое-что и вам удастся увидеть.

- Женя, черт возьми! - вдруг вспылил практикант. - Вы зачем из всего делаете тайну? Вы думаете, я не знаю, чем занимается наша лаборатория? Знаю! - тихо проговорил он, хватая механика за РУКУ. - Владимир Иванович вам объяснил?

- Если бы я его спросил, так наверное объяснил бы.

- Конечно, конечно, - согласился механик, но привычке озираясь по сторонам. Ему было непонятно, чем так расстроен студент.

* * *

Белый катер… Вот уже две недели работает Миша на этой замечательной плавучей испытательной станции, оснащенной по последнему слову техники. Каюты-лаборатории, каюты-мастерские - все предоставлено в распоряжение исследователей. В просторном полукруглом помещении, расположенном на носу катера, находилось то, что было в центре внимания всех людей, работающих на катере, - аппарат с матовым экраном, словно у большого телевизора. От этого аппарата расходились, скрытые в металлические трубки, бесчисленные провода к специальным излучателям и гидрофонам, укрепленным за бортом катера.

Постепенно Миша стал входить в курс этого дела. Теперь он уже знал, что означал странный звук, услышанный им когда-то в воде во время купанья.

Излучатели ультразвуковых волн отправляли в море мощный, но очень непродолжительный сигнал. Звуковые волны, отразившиеся от дна или каких-либо плавающих в воде предметов, возвращались к катеру и поступали в ряд гидрофонов, снабженных специальными зеркалами, фокусирующими звук в одной точке. Секрет изобретения заключался именно в фокусирующем устройстве и комбинации гидрофонов. Все это действовало словно фотографический объектив, принимающий отраженные от предметов волны света и проектирующий на матовом стекле фотоаппарата изображение этих предметов.

Только тут работали не электромагнитные волны - свет, а механические волны в воде - звук. Свет мы видим, а ультразвуковые волны невидимы. Здесь приходила на помощь замечательная область радиотехники - телевидение. Катодная трубка, обычно применяемая в телевизоре для приема изображения, - кинескоп, с помощью электронного луча, словно карандашом на бумаге, рисовала на флуоресцирующем экране яркое изображение. Изображение держалось на экране недолго. Оно потухало, словно стираемое невидимой резинкой, а на его месте электронный луч, управляемый электрическими токами от гидрофонов, рисовал новое. По мере того как двигался катер, люди могли наблюдать движущуюся картину подводного мира - дно с водорослями и камнями, проплывающих рыб - и различать очертания далекого берега.

Аппарат уже действовал. Ему не хватало лишь дальности действия, и над этим работал упорно коллектив научных работников, возглавляемый Бурановым.

Для настройки и регулировки аппаратуры применялось дополнительное устройство, излучающее в воду звуки самых разнообразных и в то же время беспрерывно меняющихся тонов. Когда происходили измерения или аппаратура регулировалась, то толщу воды бороздили воющие звуки, переливающиеся в самые разнообразные комбинации звучания. Именно это заунывное звучание и услышал Миша, купаясь в море в день своего приезда. Теперь он узнал, что звучание это является, так сказать, подсобным в работе гидротелеаппаратуры. Настроенная аппаратура работает совершенно бесшумно, так как в ней применялся звук очень высокой частоты, ультразвук, не слышимый человеческим ухом.

Буранову понравился молодой практикант, и Мише вскоре была поручена довольно ответственная работа - расчет и обработка математических данных во время испытаний. Остался работать и Женя, сообразительность которого и точность выполнения механических работ были также вскоре замечены начальником лаборатории.

Как-то в один из дней, ничем не отличающихся от других рабочих дней, Миша заметил, что Василий Иванович чем-то возбужден.

Начиная с отплытия от берега и всю дорогу, пока катер уходил в море, начальник лаборатории веселее, чем обычно, разговаривал с сотрудниками, шутил и, казалось, чему-то радовался.

- Вчера установили возле телевизора новый анализатор звуков. Наверное этому и радуется. Анализатор придумали недавно и, верно, надеется, что он поможет значительно увеличить чувствительность прибора, - сообщил Женя, выслушав соображение своего друга Миши.

- Было бы хорошо, - мечтательно заметил практикант.

- Еще бы! - продолжал механик. - Вчера вечером водолазы укрепляли за бортом еще один гидрофон и дополнительные провода - сам видел. Это для скорости, значит. Вообще провода нужно было бы тянуть внутри катера и выводить наружу, под воду, через специальные втулки в корпусе судна. Но, видно, чтобы не задерживать работу и как можно скорее проверить действие анализатора. Василий Иванович распорядился временно перекинуть провода прямо через борт и укрепить их под водой, тоже временно.

- Знаю, Женя. Мне как раз поручалось проверять электрическое сопротивление кабеля после установки его водолазами, - проговорил Миша.

Как обычно, белый катер остановился на значительном расстоянии от берега. Опыты требовали значительной глубины. Задача состояла в том, чтобы увидеть на телевизионном экране дно моря, далеко лежащее от поверхности воды.

По команде Василия Ивановича сотрудники принялись приводить в действие звуколокационную аппаратуру. Загудели умформеры - электрические машины, преобразующие ток низкого напряжения в высокое. Кто-то при помощи шнура принялся задраивать шторами верхние окна, и полукруглая комната стала погружаться в темноту. Вспыхнули красные контрольные лампочки на распределительном щитке. Экран телевизора озарился бледно-голубым светом.

- Что-то совсем ничего не видно! - раздался в темноте недовольный голос.

- Проверьте подачу сигналов от основных гидрофонов, - скомандовал Василий Иванович.

Послышалось хлопанье крышек измерительных приборов и приглушенные слова:

- Тут в порядке… Тут также… Отсюда сигналы поступают. Все в порядке, Василий Иванович! Сигналы от основной группы гидрофонов поступают в полной мере! - закончил этот же голос громко.

- Что же это значит? - спросил Василий Иванович. - Может быть, нет соединения с гидрофонами, работающими на анализатор? Это маловероятно. Вчера после работы водолазов линия проверялась и оказалась исправной. Но на всякий случай проверьте еще.

Снова послышалось бормотание сотрудника, работающего у распределительного пульта с измерительным прибором. А вскоре послышалось что-то вроде ругани:

- Чтоб ты рассыпалась на мелкие части и растворилась в морской воде без остатка!

- Это кого вы там? - спросил начальник лаборатории.

- Линию! - раздался возмущенный ответ. - Не работает, проклятая!

- Так зачем же вы желаете ей рассыпаться без остатка, да еще раствориться в воде? - весело спросил Василий Иванович. Этак мы совсем без линии останемся! Пожелайте ей лучше исправиться.

- Контакт может быть нарушен только под водой, Василий Иванович. В соединительной муфте у гидрофона. По всей длине провод без паек, новый, - заметил кто-то в темноте.

- Придется вызвать водолаза, - сокрушенно промолвил Василий Иванович. - Свяжитесь по радио с берегом и попросите срочно прислать водолазный вельбот. А вас, товарищ Савин, попрошу проследить за работой водолаза.

- Хорошо, Василий Иванович, - ответил Миша.

Раздвинули шторы, и сверху полился дневной свет. Сотрудник, производивший проверку проводов, приземистый и широкоплечий, в матросской робе, лаборант Погончук быстро поднялся по трапу, чтобы исполнить приказ начальника.

- Обидно… - протянул Василий Иванович, глядя в одну точку. - Но это ничего. Возвращаться на берег нет смысла. Мы займемся другим делом. Надо будет проверить синусоидальность кривой генератора.

В это время Мишу кто-то толкнул в бок. Рядом стоял Женя и строил какие-то странные гримасы. Миша, уже хорошо изучивший своего друга, понял, что это значит: "Идемте куда-нибудь - нужно сообщить кое-что секретное…" - Вот какое дело, Миша, - заговорил Женя, как всегда бросая подозрительные взгляды по сторонам, когда они вышли на палубу. - Мне точно известно, что нашего водолаза сейчас нет в институте… Понимаете? Я слышал, как он просил у своего начальника дать ему отгул за сверхурочную работу. У него сестра, живущая где-то далеко, замуж выходит. Вот какое дело… Конечно, может статься, что он и уехал, - я ведь точно не знаю. Ну, а если уехал? Значит, день сегодня пропащий для Василия Ивановича? А ведь он - надеется…

Как нарочно, до их слуха донесся голос Погончука, ходившего в радиорубку разговаривать по телефону с берегом. Он объяснял кому-то на ходу: Диспетчер принимает меры, чтобы разыскать заведующего хозяйственной частью, которому подчинен водолаз. Потом заведующий хозяйственной частью будет искать водолаза. О результатах диспетчер обещал сообщить по радиотелефону немедленно.

- Дохлое дело… - прошептал Женя. - Наверное, не найдут водолаза. Он сейчас, вероятно, лазает на четвереньках на свадьбе у сестры, без скафандра. Вот если бы я умел как следует…

- Нырять? - перебил его Миша.

- Естественно, - ответил механик.

- Надо об этом договориться с Василием Ивановичем… - начал было Миша, уже направляясь к входу в испытательный зал, но Женя перебил его:

- Ни в коем случае! Не разрешит! - запротестовал он, хватая практиканта за рукав. - Я его знаю… Не разрешит вам нырять, да и только. Не разрешит никому! А что, собственно говоря, может случиться?.. Я ведь видел, как вы ныряете! Превосходно! Возьмите с собой разводной ключ и быстренько-быстренько гайки в сторону? Я осторожно потяну провод и вытяну гидрофон. Тут мы проверим муфту, исправим, что надо, и обратно все это устройство в воду. Работы всего на двадцать минут, и никто не заметит. Будем купаться, а все это как бы между делом…

Миша направился решительным шагом к капитанской рубке. За ним с видом заговорщика последовал Женя.

- Товарищ капитан! - обратился Миша к моряку с седой головой и шрамом через всю левую щеку - капитану белого катера. - Разрешите опустить веревочный трап и искупаться? Нет никаких сил, очень жарко!

- А вы, собственно говоря, молодой человек, на работе тут находитесь или на гулянке? - ворчливо спросил моряк.

- Сейчас, по не зависящим от меня обстоятельствам, небольшой перерыв в работе, - отрапортовал Миша, стараясь подражать заправскому матросу: он знал, что это нравится "морскому волку", как в шутку его тут называли.

Купание сотрудников лаборатории с катера во время перерыва в хорошую погоду не было новостью для капитана. Приходилось разрешать. Правда, при одном условии, чтобы на борту возле спасательного круга стоял матрос и зорко следил за купающимися.

Этому же матросу давалось право, при малейшем подозрении, что кто-либо плавает плохо, немедленно изымать такого купальщика из воды.

- Одному купаться не дело, - заворчал старик. - Что ж, из-за вас матрос будет дежурить? Надо еще пригласить желающих. Сейчас схожу вниз и спрошу.

Это угрожало провалом намеченного плана. Но Женя не растерялся.

- Уже оповещены, товарищ капитан, - проговорил он вкрадчивым голосом. - Вот я, например, буду купаться, еще подойдут люди.

- Ну, ну… - проворчал капитан и, откашлявшись, кликнул зычным голосом дежурного матроса.

Пряча подмышкой разводной ключ, чтобы его не заметил матрос, Миша спустился по веревочной лестнице на несколько ступенек и бултыхнулся в воду. Затем, чтобы не вызывать подозрения у матроса, выплыл на поверхность и крикнул Жене, что собирается нырнуть на дальнее расстояние.

Быстро работая руками и ногами, Миша стал набирать глубину, одновременно приближаясь к днищу катера. Был хорошо виден борт судна, покрытый зеленоватым мохом и серыми ракушками.

А вот и временный кабель, идущий вдоль борта вниз к гидрофону.

Миша зажал разводной ключ между ногами и, ухватившись обеими руками за кабель, начал быстро спускаться вниз.

"Успею или не успею? Хватит ли времени, в течение которого я смогу не дышать, чтобы отвинтить гидрофон, прикрепленный, как известно, тремя болтами", - сверлила голову неотвязчивая мысль.

Гидрофон оказался укрепленным на меньшей глубине, чем ожидал Миша. Быстро заработал разводной ключ. Гайка поддалась легко: она только вчера была завинчена и еще не успела ни заржаветь, ни обрасти водорослями. Вторая и третья гайки также поддались легко. Теперь их можно будет отвинтить руками, но… Миша почувствовал, что задыхается. Нужно было быстро всплывать на поверхность. Снова зажав разводной ключ между ногами, Миша принялся работать руками, хватаясь ими за кабель, что значительно ускоряло подъем.

Голова Миши появилась на поверхности у самого борта. Держась за кабель, Миша вздохнул несколько раз как можно глубже и, чтобы не возбуждать подозрения дежурившего матроса, крикнул:

- Женя, вот где я вынырнул! Ты засек там продолжительность моего пребывания под водой?

- Засек! - ответил механик.

Вслед за этим сверху послышался негодующий голос матроса:

- Что же вы делаете, товарищ? Разве можно так долго находиться под водой? Это вам не шутки. Хотите, чтобы произошел разрыв сердца? Вылезайте. Я не разрешаю вам больше купаться. Отдохните, а потом можете продолжать.

Положение было не из легких. Миша быстро соображал, что нужно предпринять в этом случае. Попробовать уговорить матроса?

Судя по его голосу, он настойчив, и не пойдет на уступки.

- Сейчас! Только одну минуточку и вылезу! - прокричал Миша и снова скрылся под водой.

На этот раз спуск оказался более трудным, чем в первый раз.

Сказывалась усталость. Руки заметно дрожали и работали не так проворно, как хотелось бы.

Вот Миша у гидрофона. Гайки, которые он при первом нырянии отвинчивал легко, теперь поддавались с трудом. Первая гайка в руке. Куда ее девать? Она будет мешать отвинчивать остальные.

Миша сунул ее под трусы и завернул их возле резинки в трубочку.

Вторая гайка. Хочется дышать. Перед глазами плывут красные круги… Третья гайка… Рывком Миша снял гидрофон с болтов и ухватился руками за кабель. Теперь подъем. Лишь бы как можно скорее докарабкаться до поверхности.

Когда Миша вздохнул полной грудью и посмотрел вверх, то увидел совершенно неожиданную картину. На палубе, перевалившись через перила, стояли чуть ли не все сотрудники плавучей испытательной станции. Держась за веревочную лестницу одной рукой, в плавках, по пояс в воде, висел дежурный матрос, показывающий Мише свободной рукой огромный кулак. Видно, он только что собирался нырнуть, чтобы спасать исчезнувшего под водой практиканта.

- Что это значит, товарищ Савин? - раздался сверху грозный голос начальника лаборатории. - Вы нарушаете порядок! Не подчиняетесь распоряжению капитана! Прошу вас ко мне.

Миша подплыл к веревочной лестнице и начал подниматься вверх.

- Топить таких мало., - тихо прошептал матрос, пропуская Мишу. - Захотели, чтобы из-за вас я сел в тюрьму?

- Простите… я не из-за озорства, - также шепотом ответил Миша.

- Объясните, пожалуйста, почему вы допускаете на службе этот анархизм? - раздраженно сказал Мише начальник лаборатории.

- Э-э-э! Да что это у него подмышкой? Никак разводной ключ! - проговорил кто-то.

Миша переступил с ноги на ногу. Вдруг из-под резинки мокрых трусов выскочили две гайки и со стуком покатились по палубе, надраенной до блеска.

- Вам удалось отвинтить только две гайки? - сухо спросил Василий Иванович.

- Нет. Все три. Третья - вот… - ответил Миша. - И гидрофон снят с болтов. Его можно вытянуть из воды за кабель, - добавил он, передохнув.

- Понятно, - все так же сухо продолжал начальник лаборатории. - За самовольные действия во время работы, связанные с риском, и отказ подчиниться капитану я объявляю вам строгий выговор; кроме того, мы сообщим об этом факте дирекции вашего вуза.

- Василий Иванович! - раздался взволнованный голос Жени, выговор придется разделить пополам. Я тоже виноват. Это мы вместе придумали! Водолаз-то, вероятно, у сестры на свадьбе. Если даже его срочно сюда доставить, так он все равно в скафандр не слезет! Известно почему, ему сейчас море по колено!

Кто-то начал, было, смеяться, но сразу же осекся. Все продолжали стоять молча.

- Василий Иванович! - вдруг раздался голос Погончука. - Независимо от проступка этих двух юношей разрешите вытянуть гидрофон из воды, раз он уже отвинчен.

- И дальше что? - спросил начальник лаборатории.

- Разберем муфту и исправим повреждение.

- А дальше что?

- Очень несложное дело, Василий Иванович! Установим гидрофон обратно под воду без водолаза.

- Кто установит? - тем же отсутствующим голосом спросил начальник.

- Как кто! Конечно, я! Вы же знаете, что я мастер по нырянию!

- Придется ждать водолаза, - отчеканил начальник.

- Василий Иванович, да ну его к черту! Он, вероятно, в самом деле сейчас ползает под столом. Я только что разговаривал с берегом. Заведующего хозяйственной частью нашли. А теперь он пошел к водолазу на квартиру, проверить - может быть, тот не уехал на свадьбу. Ведь он дал ему выходной. Заявок-то на водолазные работы на сегодня ни от кого не было! Я считаю, Василий Иванович, выговор-то придется делить не на двоих, а на троих. Так, чтобы и на мою долю досталось. Как это я, старый хрен, не сообразил сам полезть в воду?

- Разрешите спросить, товарищ начальник, - обратился к нему дежурный матрос.

- Что у вас? - отозвался начальник.

- Не мог бы я попробовать прикрутить обратно что там нужно под водой? В данный момент нахожусь в соответствующей форме - одежду еще не надевал.

- Товарищ Коцубейко - опытный матрос. Доверить ему можно, - сказал капитан катера.

- Даже смешно говорить! - не унимался матрос, - если сухопутный студент, - он указал на Мишу, - в состоянии был отвинтить, так неужели я не смогу завинтить?

- Под вашу личную ответственность, капитан, - проговорил Буранов и медленно зашагал по направлению к дверям, ведущим внутрь катера. За ним молча тронулись остальные сотрудники.

- Не унывайте, - шепнул лаборант Погончук, подходя к Мише, - уговорим Василия Ивановича…

- Не стоит этого делать, - ответил студент. - Я действительна виноват.

Через час неисправность в соединительной муфте была устранена, и гидрофон установлен на воду. Правда, для матроса, вызвавшегося нырять под воду, это оказалось более тяжелой задачей, чем он предполагал. Пять раз ему пришлось подыматься из воды, чтобы передохнуть. После этого авторитет Миши как замечательного ныряльщика, подымавшегося из воды всего один раз, необычайно вырос в глазах Жени. Он с гордостью оглядывал своего друга, многозначительно подмигивая при этом капитану.

Одевшись, Миша спустился в полукруглую каюту, в которой находился телевизионный экран. При входе он заметил, как несколько сотрудников с уважением взглянули на него.

Снова загудели умформеры, вспыхнули сигнальные лампочки, и каюта погрузилась в полумрак. На матовом экране начало появляться светлое пятно. Но теперь это уже не было бесформенным светлым пространством. Все четче и четче стало вырисовываться изображение. Это было дно моря. Далекое дно, находящееся от поверхности на расстоянии нескольких километров.

Послышался одобрительный шепот. Затем возгласы:

- Замечательно! Чего еще желать лучшего! Василий Иванович, победа!!! Победа, товарищи!!!

Миша сидел в углу и наблюдал за выражением лица инженера Буранова. Полуслепой инженер испытывал, очевидно, что-то страшное, не видя того, чему отдал столько сил.


"Даже результат своей многолетней работы, ради которой он терял свое зрение, он не может увидеть! Какая злая ирония!", - с грустью думал Миша.

Застучал дизель, и катер пошел гулять по морю на полном ходу.

Быстро, словно в кино, когда показывается научно-популярный фильм, поползла по экрану сказочная картина далекого морского дна. Люди видели сквозь толщу воды, куда совсем не достигал дневной свет, каждый камешек, каждую расщелину.

Когда белый катер уже подходил к берегу, возвращаясь из рейса, ставшего для него историческим, Мише сообщили, что его зовет в свой кабинет начальник лаборатории.

- Садитесь… Савин, - проговорил Буранов, когда студент притворил за собой дверь.

"Он назвал меня по фамилии, это не к добру", - промелькнуло в голове у практиканта.

- Сегодня радостный день, - начал начальник. - Радостный для меня и для всех сотрудников. Своим безрассудным поступком вы помогли приблизить этот радостный час, но проступок есть проступок, и за него вы должны понести заслуженное наказание. Вы, наверное, думаете, что проявили героизм, а в действительности это глупая и недопустимая анархическая выходка. В вашем риске не было никакой необходимости.

- Пусть будет так, как вы решили: выговор в приказе с сообщением в вуз, - тихо ответил Миша, стараясь сохранить спокойствие.

- Вы от души это говорите?

- Да, от души. Раз трудовую дисциплину я нарушил, то должен нести за это наказание.

Наступило молчание.

- Может быть… - начал как-то загадочно Буранов, - может быть в приказе указать, что одновременно… ну как бы это выразиться… работа продвинулась…

- Не надо, Василий Иванович, - взмолился Миша… - Такой приказ будет смешон, да его и не составишь так, чтобы он не противоречил элементарной логике. Получится так: с одной стороны, человек плохой - нарушил дисциплину, а с другой, он хороший - помог своим проступком общему делу. Пусть приказ будет только о взыскании.

Буранов поднялся из-за стола и, подойдя вплотную к студенту, взял его за обе руки.

- Сейчас я хочу сказать вам несколько слов не как начальник лаборатории своему подчиненному, а как человек человеку… Спасибо вам… было столько неудач, разочарований… Быть может, еще один, совершенно пустяковый толчок, вроде откладывания испытаний на один день, свалил бы меня. Я имею в виду свое зрение… Спасибо!

* * *

- Рассказывайте подробно, - тоном, не допускающим возражений, проговорила Люда, за руку увлекая Мишу в глубину парка.

- Все в полном порядке, представьте себе! - весело отвечал Миша. - С сегодняшнего дня можно считать, что разработка аппаратуры закончена. Потрясающие результаты!

- А как было дело?

- Очень просто. Отплыли в море. Буранов отдал распоряжение готовиться к испытанию. Ну… тут произошла небольшая задержка: кабель, соединяющий гидрофон с новым анакустором, оказался испорченным. Устранили. А затем, когда снова включили аппарат, то все увидели на экране совершенно отчетливый рисунок морского дна. Вот и все.

- А выговор в приказе по институту кому готовится? - вдруг негодующе спросила Люда.

- Так это же к результатам сегодняшнего испытания никакого отношения не имеет! Насколько я понимаю, вы интересуетесь главным образом испытаниями, - спокойно ответил Миша.

- Скажите, Миша… вы очень обиделись на Буранова за то, что он… одним словом, я имею в виду выговор.

- Нисколько! Я ведь, действительно, нарушил дисциплину. Полез в воду исправлять кабель без разрешения начальника.

- Исправлять?

- Конечно, а что же еще? Разве можно обижаться на Буранова, да еще в такой день? Ведь это же…

- Понятно, - перебила Люда, садясь на скамейку. - Все ясно… - она жестом пригласила Мишу сесть рядом. - Теперь рассказывайте более подробно, как было дело.

- Четкость изображения - потрясающая! Виден мельчайший камешек! А ведь глубина, где остановился лагерь Буранова, - огромная! Смотрю я на Буранова и думаю: ведь ему-то не виден так отчетливо, как нам, победный результат его многолетней работы, - начал Миша, все белее увлекаясь.

Но девушка перебила его.

- Миша! - проговорила она. - А ведь я… признаться, ожидала, что вы первым делом начнете хвастаться своей самоотверженностью и геройством! Думала, что будете жаловаться на несправедливость начальника… Может быть, следовало подождать еще? Но видно не стоит. И так ясно. Мне ведь уже все известно, что происходило сегодня на белом катере. До мельчайших подробностей известно.

Миша улыбнулся и промолчал.

- Было время, когда мне казалось, что вы думаете главным образом о себе, о своем геройстве и своих обидах, - тихо продолжала девушка. - А теперь… Может быть, вы действительно хороший?.. Настоящий?..

- Возможно, - буркнул Миша, вычерчивая на песке каблуком ботинка какую-то замысловатую кривую линию.

- Чем вы недовольны? Может быть, вас все-таки омрачает будущий приказ?

- Вообще, неприятно, конечно…

- В таком случае, могу сообщить под большим секретом, - продолжала Люда. - Я слышала, что директор института, разобравшись с этим делом, решил ограничиться словесным внушением. Учитывая, возможно, вашу молодость. Завтра вызовет и будет отчитывать. Приготовьтесь к этому.

- Ладно, - равнодушно ответил Миша.

- Что ладно? - вдруг вспылила Люда, - как вы смеете говорить таким тоном: "ладно"! Значит, вы не раскаиваетесь, что нарушили дисциплину. Не раскаиваетесь? Так, что ли?

Неизвестно, чем бы кончился этот разговор, если бы к скамейке не подошел Женя и не сообщил с таинственным видом:

- Василий Иванович приглашает всех сотрудников Л-3 собраться вечером у него на квартире. Завтра он уезжает в санаторий лечиться.

- Люда! Давай поклянемся здесь, что по окончании института мы обязательно будем продолжать дело Буранова! Давай? - говорил Миша, протягивая обе руки к лунной дорожке.

- Нет. Не согласна, - ответила Люда. - Василий Иванович выздоровел. Зрение полностью к нему вернулось. Он будет жить еще много лет и работать в полную силу. Давай лучше поклянемся - знаешь, в чем? Что по окончании института мы будем работать над каким-нибудь новым изобретением, которое придумаед; сами. И поклянемся еще, что работать будем над этим изобретением так же самоотверженно, как Буранов.

- Согласен! - ответил Миша.

- В таком случае… раз вы тут размечтались, то и я поклянусь, - начал Женя, подымая камешек. - Я поклянусь вот в чем: какое бы ни было изобретение, маленькое или большое, все равно буду осуществлять его быстро и точно.

При этом он разжал кулак, и камешек, подпрыгивая, покатился по берегу, прямо к морю.

* * *

Спустя два месяца после описанных событий у берега, на плоском камне, до которого временами докатывались посеребренные лунным светом волны прибоя, сидели Миша и Люда. Пришли проститься с морем. Закончилась практика. Завтра утром они уезжали.

Рядом стоял Женя и с недоброжелательным видом, хмуро поглядывал на волны. Ему было жаль расставаться с Мишей, с которым он успел сдружиться.

Удивительное дело творит широкая, все время переливающаяся серебристой рябью дорога, та, что в лунную ночь пополам рассекает море и тянется от берега до самого горизонта. Она властно приковывает к себе взгляд человека и заставляет его мечтать.

 В.Иванов В КАРСТОВЫХ ПЕЩЕРАХ


ГЛАВА ПЕРВАЯ
НЕТ СЛУЧАЙНОСТИ
1

Километров через двадцать-тридцать от впадения Дёмы вниз по течению Белой правый берег поднимается почти отвесной стеной на большую высоту. С реки виден открывающийся после спада половодья плоский бережок с пешеходной тропинкой. Сверху же нависает круча. В ней речной срез обнажил слой глины, темного плотного песка, суглинка и массивные отложения грязно-белого известняка.

Кое-где на обрыве зацепились маленькие храбрые кустики. Но нет доступа туда ни человеку, ни зверю. И в полнейшей безопасности здесь обильно гнездятся серо-черные поколения галок и стрижей.

Низкий пойменный левый берег Белой изрыт старыми руслами и веснами покрывается разливом. Половодье доверху наливает частые озера, обрамленные ивняком, и, уходя, обнажает жирную почву, которая подернется частой сетью глубоких трещин после первых же дней жаркого башкирского лета.

Если вам придется совершить поездку на пароходе Москва-Уфа, поднимитесь на высокий правый берег. Он богат толстым слоем плодородной черной почвы. Но не ищите сосен, елей или пихт. Здесь властвует чернолесье и главный его представитель - кряжистый, твердый, долговечный дуб. Он поднимается над всеми другими деревьями - вязами, березами, липами.

Однако же дуб у нас не в редкость. Рельеф - вот в чем основная особенность ландшафта здешних мест. С высокого берега к реке идут частые овраги. Вещь обычная? Нет. Видно сразу, что эти овраги не вырыты текучими весенними и дождевыми водами.

Толст дерновый покров скатов и дна. Под ним тот же чернозем, что и наверху. Овраги заросли лесом, они полны старых дубов и дряхлых вязов. Но по тальвегам не текут ручьи.

Еще одну особенность имеет ландшафт высокого берега. На нем много круглых впадин правильной формы. Они похожи на громадные воронки с поросшими травой крутыми скатами. Иногда в воронках все лето стоит вода. Кое-где впадины так часты, что трудно ходить, и земледелию нечего делать.

На дне сухой воронки иногда удается рассмотреть, если раздвинуть руками дикие травы, и трещины между ними. Явно, что сюда и уходит вода. Народ называет этот ход воды в землю понорой. Есть выражение - зверь покорился, то есть лиса или барсук ушли под землю, в нору. Здесь же норится вода.

Значит, вода создала особенности здешнего ландшафта? Да, только она работала не сверху, а снизу.

В те дальние времена, когда Уральский горный хребет только начинал появляться на свет, древние моря уже откладывали толщи раковин - панцирей первых моллюсков. Время отпрессовывало раковины в мощные отложения известнякового камня.

Развивающиеся горы толчками гнули отложения. Отложения слоились, нарастали сверху, закрывались песками и глинами, трескались, и в них беспрерывно и настойчиво работала вода. Входя в самые тонкие толщины, вода растворяла и размывала известняк.

Растения не могли остановить воду. Она опускалась в разрыхленной их корнями почве, и сами корни служили ее целям. Проходя в трещинах, вода шла вперед и вниз. Сверху вода разрабатывала воронки, а внизу прорывала русла, собираясь в подземные многоводные реки. Иногда крыши пещер не выдерживали давления лежащих выше массивов и проседали.

Таково происхождение особенностей ландшафта берегов Белой.

Воздействие воды на растворимые в ней горные породы и вносимые этим изменения в земную поверхность называются карстом.

Кое-где на берегах Белой пробиваются родники. Что делается глубже, мало известно. Не случайно, а за цвет подкрашенной известняками воды, река получила свое имя. Работа же вод продолжается, не останавливаясь ни на минуту. Карст живет и развивается.

2

- Таков общий закон. Карст растет, как и все остальное в мире. Но периоды, наблюдаемые нами в жизни земной коры, весьма велики по сравнению, например, с периодами жизни общества. Поэтому… впрочем, прошу вас продолжать.

И начальник отдела геологического института Алферов поставил локти на стол, оперся на кулаки подбородком, отчего его плечи поднялись и воротник пиджака почти касался ушей. Алферов смотрел через сильные стекла очков прямо в переносицу сидевшему перед ним молодому человеку. Тот рылся в очень толстой папке с бумагами и, найдя нужное, начал читать. Через несколько минут Алферов вновь перебил его:

- Я полагаю, вам больше нет надобности дополнять. Я вас понял. Вы не располагаете сколько-нибудь характерными и интересными данными. Права на вывод не может быть ни у вас, ни у меня. Я разумею, на основании ваших весьма многословных, но малоконкретных данных. Прошу вас немного подождать. Сейчас зайдет один наш товарищ. А меня извините. Я тем временем своим делом займусь.

Молодой человек встал и отошел к окну. Он смотрел в окно, вернее, делал вид, что смотрит. За окном кружились снежные хлопья, и освещенный яркими фонарями двор вряд ли мог быть интересным. Молодой человек искоса поглядывал на Алферова.

Тот быстро вычислял что-то на счетной линейке и записывал в таблицу многозначные цифры.

Посетитель испытывал досаду и раздражение против Алферова.

Молодой человек занимался в проектном тресте обработкой предварительных данных по изысканиям для строек, но не смог ответить на большую часть вопросов, предложенных ему этим ворчливым геологом. Консультация превратилась в экзамен с неудовлетворительной оценкой. Посетитель думал: "Черт бы подрал и этого Алферова и проклятый карст. Нельзя же знать все на свете. Мало ли что проходили в институте, всего не запомнишь".

Он вышел из комнаты, подошел к большому зеркалу в коридоре и посмотрел на себя. Пробор в светлой шевелюре, широкий темный пиджак, выглаженные брюки, платок в карманчике пиджака, блестящие ботинки… Ему доставило удовольствие увидеть себя в зеркале.

Сидевшая неподалеку пожилая уборщица с иронией посматривала на молодого человека, охорашивающегося перед зеркалом.

Дверь в коридор приоткрылась и послышался голос Алферова.

Он позвал:

- Товарищ… э-э… Новгородцев! Прошу!

Новгородцев вернулся в комнату. Около стола Алферова стоял невысокий молодой человек. Алферов сказал:

- Прошу познакомиться. Мой сотрудник, Андрей Андреевич…

Пожимая Новгородцеву руку и глядя ему в глаза, молодой человек отрекомендовался:

- Карнаухов.

На длинном худом лице Карнаухова отражался живой интерес к теме разговора. Очевидно, между Алферовым и Карнауховым уже была достигнута какая-то общая точка зрения. Алферов продолжал говорить, обращаясь то к одному, то к другому из сидевших перед его столом молодых людей:

- Районы западного предуралья вообще обладают мощными известняковыми отложениями с явлениями карста в них. Само по себе это не мешает ни освоению этих районов, ни размещению в них промышленности. В данном случае на территории крупного строительства обнаружены пустоты в грунте. Больше ничего неизвестно, - Алферов сделал длинную паузу и посмотрел на переносицу Новгородцева. А Карнаухов внезапно вспомнил слышанную им в детстве легенду о глубоких пещерах на берегах Белой и людях, бежавших от преследования через подземные проходы. Голос начальника отдела вернул Карнаухова к действительности. Алферов продолжал: - Да. Нам больше ничего неизвестно. На строительной площадке сейчас, зимой, ведут очень энергично разведку грунтов и бурение. Прихожу к заключению, что дело у них весьма срочное. Надо помочь. Тут товарищ Новгородцев просил дать заключение о грунтах на основании доставленных им материалов. Однако в этих материалах нет ничего основательного. И никакое заключение отвлеченно от конкретной действительности невозможно. Положительно невозможно, товарищ Новгородцев! Итак… Вам, Андрей Андреевич, придется выехать на место. Возьмите с собой Царева. Вас же, товарищ Новгородцев, прошу обеспечить одновременный выезд представителя вашей проектной организации. И с полномочиями. Все вопросы, касающиеся грунтов, должны быть разрешены на месте в окончательной форме! Вы согласны с этим, товарищ Новгородцев?

Хотя дело приняло совсем другой оборот, чем предполагал представитель проектного треста, но аргументов для возражения он не нашел и был вынужден, дать свое согласие.

3

Андрей Андреевич Карнаухов шел по коридору института, держа под руку своего друга Царева и говорил ему:

- Западноуральский карст у нас в плане не записан. Но Алферову пришлось взять это дело в свои руки. Что же касается этого Новгородцева, то, понимаешь ли, довольно неприятный тип. Пытался получить ответственное заключение о грунтах заглазно, по бумажкам! Видно сразу, что относится к делу формально. Из тех, что со школьной скамьи сразу садятся за письменный стол и занимаются бумажным производством. И бумаги-то он подобрать как следует не сумел!

- Ну, ты уж всегда слишком, Андрюша, - возразил другу Михаил Царев. - Писать бумаги тоже кто-нибудь должен, как ты думаешь? Какое тебе до него дело?

Друзья были совсем непохожи. Карнаухов - маленького роста, привык говорить быстро и громко, сопровождая речь оживленной жестикуляцией. Когда он увлекается, то кажется, что он куда-то торопится. Михаил Царев разговаривает медленно и тихо. Он выше Карнаухова, сильного телосложения и держится солидно, неторопливо. Все это делает его на вид старше друга, хотя они и одногодки, лет каждому из них двадцать семь или двадцать восемь.

Царев продолжал:

- Давай-ка лучше о другом. Надо тебе сказать, что у меня нет особого желания ехать. У меня были другие планы.

- Как!? - вскричал Карнаухов. - Ну, брат, тебя-то я сумею настроить! Я еду с удовольствием. И ты должен также быть доволен.

Друзья оделись и вышли на большую улицу. Рабочий день окончился, и на тротуарах было многолюдно.

Середина марта. Солнце давно уже зашло, да его сегодня и не было видно на небе, затянутом многослойным покровом облаков.

Голые черные ветви молодой липовой рощи на площади были покрыты влажным снегом. Возвышавшийся на новом месте Пушкин стоял в высокой снежной шапке и с белыми эполетами на плечах.

Тускло светили уличные фонари и витрины магазинов.

Стеной, упорно и непрерывно, падали мокрые хлопья. Снег был везде. Он ложился на крыши, на подоконники и на выступы стен, на шапки, шляпы и кепки, на воротники, плечи и ресницы и, вопреки усилиям людей, управляющих машинами для очистки города, покрывал мостовые и тротуары. Снег таял на асфальте, влажно шуршали шины автомобилей и троллейбусов.

- Люблю нашу Москву, а вот эту погодку - не переношу, - с сердцем сказал Андрей, прощаясь с другом на углу площади. Он спешил. До начала балета в Большом оставалось минут двадцать пять - ровно столько, чтобы успеть доехать, без спешки раздеться к пройти на свое место.

4

Под трагический грохот увертюры исчезал дивной красоты занавес. Скользила скорбная фигура танцовщицы Тао-Хоа - Улановой. Под непосильными тяжестями гнулись и падали измученные китайские кули. Рикши везли колонизаторов. Угодливо извивался предатель в блестящем черном шелке…

Громадный зал театра переживал трагедию недавнего прошлого китайского народа. Сотни лиц, бледных в полусумраке зала, тянулись к сцене. Блестели глаза от невольных слез. И дрожь радости шла по рядам, когда появлялись как обещание и как символ уже совершившегося будущего белые фигуры советских матросов.

Андрей Карнаухов был весь под впечатлением своего любимого балета-пантомимы. В его музыке и движении он находил каждый раз новые чувства.

В глубоких подземельях духи зла гремели медью адских литавров, а в душе молодого человека оживали воспоминания детства, и он вспоминал старую легенду полнее и ярче, чем во время состоявшегося днем делового разговора.

В последнем антракте молодой геолог вышел покурить. В толпе он столкнулся с высоким мужчиной, которого не сразу узнал.

Но тот напомнил:

- Мы сегодня встретились в вашем институте.

Карнаухов вспомнил:

- Ба! Товарищ Новгородцев! Еще раз здравствуйте. Видно, нам судьба встречаться. Два раза в один и тог же день встретиться в Москве - это не каждый год бывает!

Новгородцев улыбался:

- И вы знаете, нам еще придется встречаться. Я успел доложить своему начальству. Хотят, чтобы именно я ехал с вами на стройку.

- Да? - протянул Карнаухов.

Он был взволнован музыкой и своими переживаниями. Первое неприятное впечатление от встречи с Новгородцевым сгладилось, и молодой геолог искренне ответил:

- Ну, что же. Отлично. Значит, будем держать связь. А вы собирайтесь. Мы выедем дня через два. Нужно торопиться. Подходит весна. В карсте начнут подниматься воды.

- Едем, едем! - бодро подхватил Новгородцев.

"Он уж не так плох", - подумал Карнаухов. Их разлучил звонок. Вернувшись, Андрей сказал своей спутнице:

- Представьте себе, сейчас встретил Новгородцева, того самого, о котором вам рассказывал. Оказывается, это его посылают с нами. Обстоятельства закономерно сводят людей.

5

Михаил Царев не был любителем театра, и его младшая сестра Елена бывала довольно часто спутницей Андрея. Молодые люди дружили с детства, и девочка, подрастая, заняла свое место в общей дружбе.

Сегодня, как это было условлено, Андрей и Елена встретились в театре. Молодой геолог не только успел рассказать в нескольких словах о предстоящей поездке на Южный Урал, но они условились и о том, что Елена едет тоже. Она и поможет, и ей, будущему геологу, поездка и практическая работа будут весьма полезны.

Вечером после театра Елена Царева, делая вид, что она почти ничего не знает, слушала рассказ брата о предстоящей экспедиции. Михаил рассказывал:

- Ты же знаешь, что нашему Алферову вообще на зубок не попадайся, а его отвращение к бумажному потоку и к неопределенным рассуждениям общеизвестны. Как характеризует Андрей, этот Новгородцев из проектной организации человек именно такого, бумажного типа. Наверное, ему пришлось пережить несколько неприятных минут во время беседы с Алферовым.

- А когда вы едете?

- Дня через два-три. Нужно торопиться.

- Я еду с вами, - сказала Елена. Она произнесла эти слова самым невинным голосом.

- То есть как это так, Леночка?! - Михаил растерялся. Его сестра была очень довольна произведенным ею эффектом:

- А вот и так! Андрей согласен. Я завтра пойду к Алферову Он тоже согласится. Он очень простой и милый человек, когда с ним просто говорят. Он поймет меня. А ты не смей спорить!

Свежее, миловидное лицо Елены раскраснелось от волнения, п от ее деланного спокойствия ничего не осталось. Она энергично наступала на брата:

- Не спорь! Не спорь! Еду, еду и еду!

- Постой, не горячись, послушай… - пробовал перебить ее брат. Но сестра не давала ему сказать ни слова:

- Не делай большие глаза. Андрей говорил, что ты едешь неохотно. А для тебя экспедиция полезна! Я еду потому, что хочу, a тебе - нужно! Ты засиделся. Ты тоже можешь превратиться в составителя бумажек. А как ты читаешь? Не только за едой, а даже ухитряешься бриться с книгой! У тебя и язык становится книжный! Вот тебе! - Девушка подняла трубку телефона и набрала номер. Брат откинул темные волосы движением головы и машинально взялся за книгу. Но он не читал, а прислушивался к голосу сестры. Она говорила: - Зинаида? Прости, что так поздно, но дело в том, что я уезжаю на месяц и все наши планы временно отменяются… Слушай…

ГЛАВА ВТОРАЯ
В ПУТЬ-ДОРОГУ
1

Короток зимний день, но в любое время года прекрасен путь по нашей стране.

Вот уже и всходит за темным бором круглое красное солнце.

Искрится розовый снег. Как много следов жизни на лесных опушках! Вязь заячьих лапок петляет среди кустиков и полузанесенных снегом метелок диких трав. У самой железнодорожной насыпи в снегу сидят серые куропатки и не обращают внимания на проходящий поезд…

Открывается холмистая равнина. Вдали дымят вершины заводских труб. Они стоят на месте, приподнимаясь над горизонтом и опускаясь. Между ними и поездом поворачиваются белые поля.

Проносится дом путевого сторожа. Мелькает путевой обходчик в полушубке со свернутым желтым флагом в поднятой руке.

А трубы дымят уже за большим селом. Кучка детей, обутых в валенки и с книжками в руках, остановилась и смотрит на поезд.

Машут руки в разноцветных вязаных варежках. Хорошо…

Послушайте, как стучат колеса! Как мчится скорый поезд по нашей земле! Смотрите же в окно! Перед вами проходит необозримое, великое пространство великой страны. Широка страна моя родная, Много в ней лесов, полей и рек. Я другой такой страны не знаю… - стоя в коридоре вагона, напевал Андрей Карнаухов.

Экспедиция находилась в дороге уже вторые сутки. После Волги погода резко изменилась. В Москве и к востоку от нее, почти до Пензы, стояла, казалось, уже весна, влажная, туманная, облачная. А здесь была полная сил континентальная солнечная зима.

Из открытого купе вагона доносились голоса. Андрей слышал, как Новгородцев уверенно говорил:

- Право же, это не так важно. Главное, нужно уметь хорошо отчитаться в проделанной работе. Оформить ее.

Царев отвечал ироническим баском:

- Вот как? И красиво оформить? Правильно. Правильно…

Карнаухов сделал, было, движение к двери, но раздумал и опять отвернулся к окну. Поспорили уже вчера и хватит. Пусть теперь Новгородцева вразумляет Михаил. Черт с ним, с этим Петром Петровичем. Бумажная душа… Делом бы его поучить на полевых работах. Походил бы с инструментом и рассуждать стал бы иначе.

Обнимая за плечи девочку-подростка, к Андрею подошла Елена:

- Доброе утро, Андрюша. Вот моя новая знакомая и тезка - Леночка. Только она не хочет быть геологом, а собирается сделаться строителем.

- Что же вы собираетесь построить? - спросил Андрей худенькую девочку с длинной косой, пожимая ей руку, как взрослой.

Не смущаясь встречей с новым человеком, девочка ответила:

- Я построю большой дом. Он будет очень красивый. Все комнаты будут большие и будут балконы с цветами. В нашем доме будет жить много людей, но мы пустим туда только хороших. У нас не будет никогда никаких ссор. Ни у кого не будет секретов. А в свободное время я буду играть в театре.

Громко заговорил радиорупор.

- Начинаем утренний концерт по заявкам пассажиров. По просьбе пассажирки вагона номер шесть исполняется песнь о Сталине.

- Это я просила. Я очень люблю песни о нашем Сталине! - просто и гордо сказала девочка.

2

Прирельсовая база строительства расположилась на маленькой железнодорожной станции Толманово. Была уже ночь, когда поезд остановился у заснеженного перрона. Широко шагая большими валенками, к маленькой группе вновь прибывших подошел человек в белом полушубке и в шапке-ушанке.

- Товарищи геологи? Из Москвы? Добро пожаловать, ждем, ждем! Будем знакомы. Я - Куржаков Сергей Семенович.

Потерявший самоуверенность Новгородцев прислушивался к разговорам геологов и старался войти в общий тон.

На западных склонах Урала почва промерзает на глубину почти двух метров. В лесах глубина промерзания почвы меньше, но и оттаивает она в затененных местах более медленно, чем на открытых, В начале весны вода сбегает по поверхности. В апреле, по мере оттаивания толщи, вода проникает вниз и вслед за поверхностным наводнением следует глубинное, подземное. Карст начинает получать воду, и разведка в нем затрудняется, становится небезопасной.

Карнаухов рассказывал:

- В тридцати трех километрах от Триеста находится мало исследованная, почти вертикальная карстовая труба, носящая название бездны Бертарелли или грота делля Марна. В августе 1925 года туда направилась группа исследователей. Они опустились уже на глубину четырехсот пятидесяти метров, когда начался ливень. Конечно, будь дело у нас, люди смогли бы получить прогноз и выбрать лучшее время… А там? Словом, в бездну хлынул поток воды со всей долины. Двоих смыло; они погибли неведомо где, их тела не нашли. Остальных извлекли с трудом через сутки. Такие-то дела…

Царев напомнил о том, как в Италии, во время строительства железной дороги между Римом и Неаполем, тоннель через ropy Монто-Орсо врезался в самый свод громадной подземной пустоты.

Пещера имела метров двенадцать высоты и семьдесят длины.

Пришлось бросить первоначальную трассу и пробивать гору в другом месте. Но еще хуже было бы, если бы тоннель прошел невысоко над крышей пещеры. Движение поездов и просачивание воды из тоннеля, постепенно разрушая кровлю пещеры, могли бы привести к катастрофе.

Елена рассказывала о карстовых пустотах, встречавшихся при проходке московского метро.

Внимательно прислушиваясь к разговорам геологов, Новгородцев начинал все больше и больше тревожиться. Ни в Москве, ни по дороге он не отдавал себе ясного отчета в том, насколько серьезным и ответственным было порученное всем, в том числе ему, дело… Втягиваясь в общий разговор, Новгородцев рассуждал о том, что земля вся изрыта водой, этим врагом строителей. Земля кажется прочной, а как в ней пороешься… Вот и про Ташкент поговаривают, что там в глубинах тоже есть отложения известняков и карстовые пустоты. А ведь это район землетрясений! Представляет себе, если там как следует тряхнет? Весь город провалится!

- Вы или передаете, или сами изобретаете панические слухи!напал на Новгородцева Карнаухов. - Есть люди, которые мысленно собирают воедино все возможные и невозможные бедствия и равняются на них. Была такая и у нас теория. Теория пределов.

Например, составляли проект морского порта и воображали себе пику: в самый сильный шторм в порту оказывается самое большое число судов и под погрузкой и под разгрузкой. Отсюда выводили такое количество причалов w сооружений, что вместо десяти портов денег хватало только на один. Предельщики! Мало их били!

- Я вовсе не предельщик!.. - возразил Новгородцев. - Но вы должны согласиться, что площадка выбрана плохо. Если бы не было карста, было бы гораздо спокойнее!

- Вот, вот! Было бы, если бы! - язвил Карнаухов. - Спокойнее? Вы спокойной жизни ищете? А нас партия учит быть смелыми, дерзать учит! И рук при трудностях не складывать. Что же, даром мы, что ли, овладели техникой? Только искатели "покоя" никак не выводятся, ну что ты будешь делать! Мне рассказывали, что недавно был такой случай с вашими коллегами, строителями. Группа изобретателей предложила способ активизации цемента. Простое дело, в тех же бетономешалках, в которых приготовляют бетон.

3

Экономия - двадцать пять процентов! Дело? А-а? Так нашлись голубчики-бюрократы, постановление заготовили: отклонить, так как Совет Министров по другой организации вынес решение заняться подобным вопросом. Понимаете? Из решения высшего органа сделать тормоз для ценного начинания! Это почему? Спокойной жизни ищут. Мыслить политически не хотят!

- При чем же тут политика? - возразил Новгородцев.

- При том, что подобные субъекты стремятся к покою, хотят остановки! Этому ли нас учит партия?

- Но ведь это чисто технический вопрос.

- Нет чисто технических вопросов! Есть политические вопросы!

Да что тут толочь воду в ступе! - начинал горячиться Карнаухов. Новгородцев обиженно замолк.

…Прошел день. Прошла ночь. Наступил вечер второго дня. В комнату молодых геологов вошел Куржаков, потирая озябшие руки.

- Такие-то дела, - сказал он. - Дороги занесло ко всем чертям, а снег все сыплет и сыплет. И конца не видно. Вот что, давайте поедем сейчас. Лучше на месте будем ждать, чем здесь киснуть. А?

- Это дело! Поехали! закричал Карнаухов.

- Позвольте! Как это ехать? На чем? - недоуменно спросил Новгородцев. - Вы же сами говорите, что дороги нет?

- Не беспокойтесь! Карета подана! Как это там в Фаусте?

"Торопитесь! Кони ждут!" - фальшиво пропел Куржаков.

- Прошу!

4

Маленькие оконца были залеплены снегом. Снаружи доносилось пыхтение мотора. Иногда, заглушаемый воем ветра, этот бодрый звук ослабевал, потом опять слышался яснее. В тесном вагончике заметно покачивало. В середине к толстому листу железа на полу была приварена заправленная каменным углем круглая чугунная печь. Прямая труба выходила в низкую крышу. Обитая войлоком дверь была заперта изнутри массивной задвижкой. Под потолком раскачивались два фонаря "летучая мышь". Багаж лежал под прибитыми к стенкам скамьями.

Гусеничный трактор, не разбирая дороги, плыл по снегу, таща за собой две платформы. На первой стояла будка, сколоченная из сосновых досок, на второй лежали ящики с грузами для стройки.

- Как вам нравится это способ путешествия? - спрашивал Куржаков. - Испытанное дело. Сегодня поезд пришел со стройки к нам на базу. Это я у сибиряков заимствовал. Лет пятнадцать назад я был в одном омском совхозе. Пора вернуться, а пурга во всю. Совхозским тоже было нужно в город. В таком сооружении чуть не двое суток ехали - почти двести километров. Как в море. Степь ровная. Плыли и плыли.

- А почему вы не завели аэросани? - спросил Новгородцев.

После своей первой стычки с Куржаковым Новгородцев старался больше не вызывать недоразумений. Так Новгородцев называл те случаи в деловых отношениях, когда он попадал в неловкое положение.

- Есть у нас и аэросани. Только не для такой погоды. Местность сильно пересеченная, леса, скорость большая, а видимости нет.

Раскачивание будки прекратилось. Поезд остановился. Слабо, на малых оборотах, работал мотор трактора. Снаружи у стен будки послышалась возня. Андрей повернул задвижку. Тракторист и механик стояли на платформе и отряхивали с одежды снег.

- Ребята! Входите скорей, а то выстудите! - закричал Куржаков.

Двое людей в валенках и коротких полушубках, низко сгибаясь, протиснулись в дверь.

- Погреться малость и отдохнуть надо, - сказал один. Он присел у печки, открыл дверцу и стал шуровать в топке.

- А буран-то, вроде, кончается… - сказал другой. - Звезды видать стало. Утро скоро. Передохнем полчасика и дальше. Теперь уже недалеко.

Когда самолет попадает в воздушную яму и, увлекаемый нисходящими токами воздуха, начинает падать, пассажиру кажется, что он теряет вес, так легко выжимают его тело вверх мягкие пружины кресла.

Когда впервые в жизни ученик-парашютист отрывается от самолета, он слишком взволнован, чтобы уловить первое неповторимое ощущение свободного падения, и осознает только тот момент, когда его рванут и остановят лямки развернувшегося парашюта.

Но что может почувствовать человек, что он может подумать, когда все его окружающее уходит вниз вместе с ним! Без ожидания, без предупреждения!

Стало очень тихо, так как мотор трактора умолк. Движение вперед почему-то превратилось в движение вниз.

Толчок. Еще толчок. Грохот. Треск. Скрежет. Тяжелый удар в стену. Треск. Опять удар. Крен. Секунда тишины и неподвижности.

Новый треск. Грохот отовсюду. И приходят сразу и вместе тишина, неподвижность, темнота и покой…

…Ночью ветер упал, и небо очистилось. Под бледно-голубым небом поднялся правильными столбами дым из труб заводов и домов. Сверкание острых чистых сугробов слепило глаза.

Термометр в тени показывал восемнадцать градусов ниже нуля, но к полудню началась весенняя капель с южных скатов крыш и появились на свет славные ледяные сосульки, первенцы весны. Сломалась, падала зима!

Так бывает на Южном Урале в половине марта. Тонкий ценитель русской природы Пришвин дал особое имя этому прекрасному времени года - весна света.

Радостно человеку в такой день. Да одному ли ему? По мертвым голым веткам деревьев парочками прыгают синицы, и новые нотки звучали в их голосах. Вороны стаями сбиваются на окраинах поселков и проделывают в воздухе свои собственные фигуры весеннего высшего пилотажа.

Чудесное время! Однако же надо сказать, что на подступах к Уральскому хребту весна света резче и ярче, чем в более мягком климате коренного русского Примосковья, потому что отсюда через низкие горы рукой подать до широчайших просторов великой Азии.

…На засыпанной снегом строительной площадке жизнь началась с восходом солнца. Главный инженер строительства уже сидел за столом в своей конторе и соображал, с чего начинать после бурана, когда длинный бревенчатый барак дрогнул. Качнулся графин на столе, зазвенел, расплескивая воду, стакан на блюдце.

Перо само воткнулось в бумагу. Через раздвинувшиеся щели в неоштукатуренном дощатом потолке с чердака посыпалась земля.

В оконной раме сверху донизу треснуло стекло. Дверь сама открылась, резко ударив о стену.

Стоявший перед столом производитель работ покачнулся и сел на пол. Был слышен глухой гул. Толчок повторился, слабея.

У стены дома отчаянно, с визгом завыла собака.

Главный инженер вскочил и крикнул растерянно поднимавшемуся с пола прорабу:

- Обвал! Где-то произошел обвал! На лыжи! Собирать людей! Пошли искать место!

Широкая дорога, проделанная в снегу тракторным поездом, огибала опушку соснового бора и поворачивала на восток. След обрывался у края глубокого провала.

Двое лыжников бежали по удобной дороге, проделанной трактором. Лыжники подходили к почти отвесному обрыву. Внизу, на глубине не меньше двадцати метров, лежали черные глыбы земли, запорошенные грязным снегом. Над восточной частью обрыва нависали острые скалы серого камня. От них вниз падала густая тень.

Почти в центре глубокой ямы был виден полузасыпанный трактор. Около него на боку лежала деревянная будка. Из короткой трубы в ее плоской крыше шел легкий сизоватый дымок.

Около трактора стояло несколько человек. Двое пробирались в сторону нависших карнизов камней.

Лыжники подошли к самому краю провала. Один из них сложил трубкой ладони перед ртом и, изо всех сил растягивая гласные, закричал:

- Э-э-эй!!! Вы-ы там!!! Живы-ы?!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ
ЗАГАДКИ КАРСТА
1

Карнаухов совершенно не был смущен тем обстоятельством, что экспедицию едва не постигла случайная катастрофа. Наоборот, можно было подумать, что провал грунта доставил ему настоящее удовольствие. Молодой геолог говорил:

- Мы приехали сюда искать и изучать карстовые пустоты и невольно обнаружили еще одну, в дополнение к известным.

- На ловца и зверь бежит, - пошутит Царев.

- Да. И смотрите-ка, товарищи! - Карнаухов указывал на карандашные треугольники, отмечавшие на генеральном плане завода места пустот, обнаруженных шурфами и разведочным бурением. Куржаков уже отметил и место провала. Оно находилось почти в километре от границы строительной площадки. Карнаухов хотел указать на возможную общую связь пустот между собой. Ему казалось, что они представляют единую систему. Та же мысль была и у Царева. Но более спокойный и сдержанный, чем Карнаухов, он решил перебить своего друга:

- Постой, Андрей! Не торопись, - сказал Михаил. - Я самым настоятельным образом прошу тебя. Никаких выводов. И не создавай гипотез, пока мы сами не убедимся. Давайте готовиться к осмотру. Новгородцев так же счастливо отделался, как и другие. Ведь нельзя же считать существенным пустяковый ожог левой руки.

"Нечего было ему хвататься за печку", - говорил Куржаков, невзлюбивший представителя проектной организации.

Но, после того как путешественников вытащили из провала, Новгородцев пытался проявить большую решимость.

- Я предлагаю немедленно послать телеграмму. Площадка опасна для строительства. От нее нужно отказаться и выбирать новую, - убеждал Новгородцев геологов. Он не думал встретить отказ. Елена спросила Новгородцева:

- Хорошо, Петр Петрович. Мы подпишем… А дальше?

- Потом мы вернемся в Москву и доложим в письменной форме. Доклад напишем страниц на пятьдесят, все обоснуем. Доклад должен быть солидным, большим. Вот и все.

- Все? - не удовлетворилась Елена. - Разве в эту площадку уже не вложены большие средства?

- Это неважно. Возникли особые обстоятельства!

- Э, нет! Это очень важно, - заметил Михаил. - Нужно беречь народную копеечку. Если мы с вами имели удовольствие провалиться, это еще не значит, что нужно провалить и стройку.

- Вы шутите. Я как представитель проектного треста сам пошлю телеграмму. Нужно перенести площадку к югу. Там и к реке будет ближе.

Спор разгорался.

- Опоздали… Южный вариант рассматривался, - вмешался Куржаков. - Там рельеф неудобен, придется строить два моста для железнодорожной ветки. Кроме того, там вся территория весной заболачивается рекой.

- А здесь проваливается! Я настаиваю на отказе от этой площадки!

- И попадете, дорогой товарищ Новгородцев, в самое сквернейшее положение! - обозлился Карнаухов. - Нечего вам тут распоряжаться. И не разводите сепаратизм с вашими телеграммами. Вы сразу из частного случая делаете общий вывод. Это, что, так полагается? Кто это вам сказал? Где вы это прочли?

- Положительно, так невозможно разговаривать! - развел руками Новгородцев.

- Вы совершенно напрасно раздражаетесь, - уговаривал Новгородцева Михаил. - Мы с вами вместе исследуем все пустоты, постараемся спуститься в них, придем к общему мнению.

- Нет, нет… Карст еще раз обрушится на наши головы, - протестовал Новгородцев.

- Наоборот, все будет хорошо, - подливал масло в огонь Андрей. - По второму разу у нас начнет создаваться привычка к провалам. А печек мы с собой брать не будем!

Михаил примирил спорщиков:

- К делу, товарищи. А дело весьма серьезное. Ты перестань язвить, Андрей… А вы, товарищ Новгородцев, как следует поймите, что вы, с вашей поспешностью, можете попасть в весьма неловкое, мягко выражаясь, положение! Не может решиться с кондачка судьба крупного строительства. Нельзя легкомысленно и бумажно решить судьбу народных усилий. Вместе проведем исследования, вместе придем к выводу. Для этого нас всех сюда и командировали.

2

Рассеянный выпуклым стеклом желтоватый луч электрического фонаря осветил шероховатую поверхность черно-серого камня.

Сверху округлялся неправильный свод, в котором было пробита отверстие. Оттуда падало бледное пятно дневного света, едва соперничая со светом фонаря. Кругом же была темнота.

Андрей Карнаухов расстегнул пряжки, поднял голову вверх и закричал:

- Давай! Давай!

Канат с прикрепленными к нему лямками поднялся, и через минуту отверстие в своде затемнилось. Спускали Царева.

Вскоре шесть человек уже стояли внизу. Пещера имела около пяти метров в ширину и почти столько же в высоту. Исследователи спустились в нее через шурф, случайно пробивший свод.

Место находилось приблизительно в центре площадки. Было сразу видно, что пустота не замкнута, но продолжается в обе стороны.

Карнаухов, Куржаков и Новгородцев пошли в восточном направлении, а Михаил с сестрой и с буровым мастером - в западном.

Карнаухов и его спутники шли не спеша. Оки осматривали стены и свод, измеряли пройденное расстояние и определяли направление. Пещера, изгибаясь, расширяясь и сужаясь, вела их общим направлением на восток. Температура воздуха была около трех градусов выше нуля. Стены, пол и потолок были сухи. В одном месте исследователи отметили белые натеки кальцита. Приблизительно в шестистах метрах от места спуска Андрей Карнаухов остановился и потушил свой фонарь. На полу пещеры лежала куча камней и земли, запорошенной снежной пылью. На ней лежал синеватый блик света. Сверху остро тянула струя морозного воздуха.

- Вот и второй наш шурф, - сказал Куржаков. - Так и по плану получается.

Вскоре пещера разделилась на две части. Исследователи двинулись по правому, более узкому тоннелю. Он постепенно сужался.

Вскоре Куржаков предупредил:

- Мы уже за пределами площадки.

Трое людей прошли еще немного вперед. Тоннель сделался труднопроходимым и поднимался.

- Вероятно, он окончится понорой на дне карстовой воронки. На сегодня здесь довольно, вернемся, - предложил Карнаухов.

Они вернулись к разветвлению пещеры и пошли дальше на восток. Вскоре граница площадки осталась за ними. Тоннель заметно понижался.

Уверенность Карнаухова и Куржакова хорошо действовала на Новгородцева. Он шел бодро. Куржаков посмотрел на часы и спросил:

- А не пора ли назад?

- Еще немного, - предложил Карнаухов.

Пол пещеры исчез внезапно. Вниз отвесно уходил широкий черный колодец. Борты отверстия были сглажены. Край, на котором стояли исследователи, был выше противоположного, поэтому ширина карстовой трубы казалась меньшей, чем она была на самом деле. Но не только колодец поразил людей. Через него было перекинуто что-то похожее на жердь.

- Помогите мне! - попросил Андрей Куржакова. Они присели и осторожно потащили к себе длинную жердь. Но когда ее другой конец сорвался с противоположного края колодца, жердь переломилась в середине, и часть ее упала в пустоту. Где-то отозвался слабый звук падения.

Куржаков и Карнаухов рассматривали то, что осталось у них в руках. Толстое древко оканчивалось наконечником, усиленным двумя длинными полосами, тянущимися по дереву. Время съело сталь, и только слой ржавчины подсказывал очертания и назначение оковки. Почерневшая древесина отрухлявела, ослизла. Не было сомнения: в руках у людей была старинная боевая пика.

Михаил с сестрой и буровым мастером тем временем успели выйти к месту обвала. Выход не был завален, и пещера открывалась под остатком нависшей кровли.

Дно провала было пусто, но наверху работали люди. Они устанавливали лебедки, готовясь вытаскивать трактор и грузы.

- Случилось так… - говорил Михаил буровому мастеру. - Здесь была большая пещера. Долгое время грунт работал, как свод. Его опоры, растворяемые водой, постепенно слабели. Приближалась минута, когда свод должен был упасть от собственного веса. Наш тяжелый тракторный поезд сыграл роль критической нагрузки. Естественная конструкция рухнула. Это бывает. На берегу Белой стояла деревушка со смешным и глупым названием - Верхние Щелчки. Теперь там заводской поселок. Когда-то, незадолго до коллективизации, за оврагом провалился деревенский ток. Мы с Андреем, тогда еще мальчишки, побежали посмотреть. Провал был мелкий. Сначала все испугались, а потом смеху было - не оберешься. Все рассказывали, как дед Иван чертыхался за то, что часть его зерна пропала.

- Ты знаешь, Мишук, когда мы провалились с трактором, я не успела испугаться, - сказала Елена брату. - А теперь я смотрю, и мне страшно. Как мы уцелели? Не понимаю.

- Да, уцелели… Значит, не чудом. В середине, там где лежит трактор, гора обломков выше всего. Свод рухнул с краев. У меня осталось впечатление, что сначала рухнула одна часть слоев, за ней - другие. Наше падение постепенно амортизировалось. Если бы мы продавили свод и этим вызвали его падение, тогда вряд ли мы могли остаться в целости…

- Видел я, - вмешался буровой мастер, - как под одним рабочим на стройке леса обломились. Так он вниз летел и собой леса на трех этажах проломил. Только на последних удержался. Думали, убился. А он вскочил и побежал, сам не знает куда. Хоть бы что себе повредил! Только перепугался сильно. Целую неделю боялся по лесам ходить.

Осмотрев свой участок, группа вернулась к шурфу. Вскоре туда подошли товарищи.

Андрей Карнаухов показал Михаилу свою находку:

- Видишь? Ты понимаешь, о чем это говорит? Помнишь легенду? Кто может оказаться прав? - спрашивал Андрей друга.

3

На широком техническом совещании, состоявшемся на следующий день, присутствовало около ста человек. Были в полном составе изыскатели и много строителей - рабочих, техников, инженеров.

Совещание открыл только что прибывший на строительную площадку директор строящегося завода Михайлов. Он сказал несколько веских слов о значении будущего завода и о серьезных причинах выбора данного места.

- Мы выполняем решение Центрального Комитета нашей партии, - говорил Михайлов. Затем он обратился к группе геологов: - Уже после обнаружения первых пустот во время разведочного бурения и закладки шурфов кое-кто начал делать поспешные выводы, - глаза директора покинули группу, и он посмотрел на собравшихся, точно кого-то разыскивая.

- После обвала, - продолжал директор, - начали возникать панические слушки! - директор сделал паузу, и его глаза остановились на Новгородцеве. - Кто-то не то собирался, не то уже написал в Москву, что площадка якобы не годится. Конечно, рисковать будущим заводом нам никто не позволит. Но и бросать площадку без оснований нельзя.

Директор снял очки и стал их протирать. Его лицо, как это бывает с сильно близорукими людьми, приняло совсем другое выражение. Потом Михайлов надел очки и твердо сказал:

- Необоснованные суждения неуместны. Мы должны знать, когда мы получим окончательное заключение о грунтовой обстановке. Товарищ Карнаухов, слово вам!

- Я не против быстрых решений, - начал Андрей, - если они, конечно, научно обоснованы. Я заявляю от имени нашей группы (Новгородцев привстал и кивнул головой), что кет оснований для ухода с площадки. Место провала и пустоты, обнаруженные бурением и шурфами, представляют собой одну связную систему. В давнюю геологическую эпоху пустоты были разработаны заполнявшей их подземной рекой. Дальнейшие подъемы земной коры вызвали понижение карстовых вод, и увеличение пустот прекратилось. Вероятно, в глубинах карста воды продолжают свою работу по растворению и размыву известняка. Карст развивается. Но его развитие определяется геологическими эпохами, то есть десятками и сотнями тысячелетий. Протянувшаяся в широтном направлении пещера не может служить препятствием для существования завода. Нам предстоит пройти пещеру в районе строительства точной инструментальной съемкой. Мы дадим продольный разрез и установим толщину крыши. Возможно, что придется сместить некоторые сооружения в отношении выданных первоначально привязок на десять-пятнадцать метров.

- Но это совершенно несущественно для реализации проекта завода в целом! - подал реплику главный инженер строительства.

- Кроме того, - продолжал Карнаухов, - нужно принять меры для регулирования стока поверхностных вод, чтобы явления закарстования не могли происходить на осваиваемой территории. В этих мерах нет ничего специфического. Что же касается собственно пещеры, то мне кажется, что завод получает ее как подарок. Вероятно, можно использовать готовое и довольно обширное подземелье.

- Разрабатывается такая мысль! - сказал кто-то с места.

- На этом я кончаю. У меня есть просьба к директору завода, товарищу Михайлову. Нельзя ли выделить бригаду, для того чтобы разобрать обвал с запада? Мы хотели бы осмотреть пещеру с другой стороны.

4

Провожая товарищей, Андрей говорил им:

- Здесь я буду гнать работу вовсю. Через неделю будет копчена съемка части пещеры на территории площадки и готовы разрезы. Меня увлекает и не дает мне покоя другое. Пика говорит о реальности легенды. Те, кто прошел здесь, связал пики и по ним перешли через трубу. Ремни истлели, и только одна пара дождалась нас. Точно для того, чтобы напомнить! Вы не задерживайтесь. Нам предстоит глубокая и дальняя разведка. Мост через трубу я устрою. Через неделю мы сможем двинуться на восток к горам под землей!

Ясным солнечным днем Андрей Карнаухов прощался со своими товарищами. Молодые люди стояли в глубине провала перед темным отверстием в его западной части. Обвал был разобран, и открылось продолжение пещеры.

Уходили трое - Михаил и Елена Царевы и Новгородцев. Брат и сестра думали идти вдвоем, но Новгородцев настойчиво просил взять его. Андрей встал на его сторону:

- Берите его. Здесь он мне не нужен. Может быть, парень действительно хочет выправиться. Начинает, кажется, стесняться. Займемся его воспитанием, образумим канцеляриста.

Такой кличкой Андрей наделял любителей длинных бумаг и докладов. "Почему деловое творчество не должно следовать завету Некрасова - словам тесно, а мыслям просторно?", - не раз говорил Карнаухов ненавистным ему канцеляристам.

- Берите его. Врет он, что исследование пещеры ему интересно с точки зрения дальнейшего проектирования. Просто ему стыдно сейчас быть здесь на глазах. Все знают, что он предлагал свернуть стройку. Вы определите, действительно ли пещера продолжается по направлению к Белой. Вот что существенно.

Один за другим трое людей перебрались через камни у расчищенного входа и исчезли в темноте.

Первым шел Михаил, за ним Елена. Новгородцев шел замыкающим. Молодые люди несли на спинах объемистые мешки с продовольствием и с запасами батареек для электрических фонарей.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
НА БЕРЕГУ ПОДЗЕМНОГО ОЗЕРА
1

Есть много способов путешествий. И каждый из них дает свои наблюдения, свои впечатления и мысли. В дороге усиливается внутренняя работа человека, обостряется восприятие мира. Из всех путешествий самое особенное - подземное.

…Висящие на груди фонари бросали снопы света, дрожавшие в такт ходьбе. Вместе с человеком свет шел по стенам каменного коридора, на миг вырывая его из темноты и отбрасывая назад Свод не был виден, если луч света не направлялся вверх, но ни на секунду не могло забыть сознание о замкнутости пространства. Привычный, широкий и во все стороны доступный мир имел здесь только одно измерение - длину.

Пещера тянулась и тянулась. В ее начале на стенах был иней, торчавший пучками острых игл на всех выступах камня. Иней лежал и на полу. На нем оставались отпечатки ног. Тому, кто не шел первым, нужно было только соразмерить темп своего движения с общим темпом.

Мысль была свободна, и Новгородцев рассуждал сам с собой: он еще им покажет! Новгородцев был полон недоброжелательства к Карнаухову и Цареву. Не за то ли, что он оказался неправ и сам поставил себя в глупое и смешное положение? Но в этом Новгородцев не мог себе признаться. Он считал, ч го Карнаухов груб и несправедлив, а Царев, несмотря на ничтожную разницу в возрасте, позволяет себе относиться к нему, как к младшему. Пусть…

В Москве он о них забудет. А здесь людей нужно использовать.

Начальник Новгородцева всегда поощрял, когда кто-нибудь сам расширял масштаб работы. Можно дополнительно подчитать и написать сверхплановый длинный доклад. Итак, доклад о карсте.

Нужно же выдвигаться!

2

Присутствие инея в пещере объяснялось тем, что со стороны обвала проникал зимний холодный воздух. Вскоре температура повысилась, иней исчез, и стены стали влажными. Дышалось немного труднее. Воздух казался более плотным, чем на земле.

Путешествие по пещерам не было простой прогулкой. На всех изгибах приходилось останавливаться. Михаил по компасу определял направление, и Елена вычерчивала кроки пути. Приближенная съемка должна была дать общее направление пути и представление о пройденном расстоянии.

Путешествие проходило в движении и работе.

В течение второго дня сделалось заметным понижение уровня пещеры. Правильный пологий спуск был слабо, но явственно ощутим. На чертеже были отмечены разветвления. Почти все они подходили с севера, только два были с юга.

Под ногами путешественников постепенно появлялась вода.

Подземная влага была безупречно чиста и прозрачна. Вначале не было заметно никакого движения. Вода просто заполняла неровности и впадины каменного пола пещеры. Но чем дальше шли вперед молодые люди, тем заметнее делалось образование ручейка.

- Меня занимает одна мысль, - говорил на привале Михаил. - Вот пример. Пещера имеет ряд разветвлений - на языке карстоведов. Но мы движемся без ошибки на запад по главному тоннелю. Почему мы не ошибаемся? Мы выбираем более широкий тоннель и только. Это; не от него отходят разветвления, это притоки бывшей подземной реки. Так же, как на земле. Но представьте себе, что из тела живого существа ушла кровь и мельчайшее мыслящее существо путешествует по опустевшей кровеносной системе. Оно увидит, в сущности, то же, что и мы.

- А вы не принижаете человека, сравнивая его с ничтожной бациллой? - заметил Новгородцев.

- Вы не обижайтесь, - миролюбиво ответил Михаил Царев, - но это дешевое возражение. Ведь я говорю не о подобии, а об аналогии. Это хороший метод познания. Дело в том, что есть противоречие между органической и неорганической природой…

Сестра продолжила мысль брата:

- Ведь вода, подчиняясь силе тяжести, движется извне внутрь, то есть из малых сосудов в большие, а кровь живого существа - наоборот.

- Да, - подтвердил Михаил. - Отсюда следует, что не нужно увлекаться тождеством. Нужно искать аналогии.

Стены пещеры разошлись и исчезли. Лучи света, не встречая препятствий, уходили в темноту и рассеивались. Насколько можно было видеть, перед путешественниками расстилалась неподвижная масса черной воды.

3

Выход из пещеры на берег выдавался неправильными широкими ступенями, расходившимися в обе стороны. К воде спускались низкие плавные складки. Слои камня расположились так, чтобы дать человеку возможность спуститься вниз.

Большая влажность воздуха мешала видеть вдаль. Воздух был плотным, тусклым, непрозрачным. Свет фонарей точно застревал в нем. Над выходом из пещеры повисали оборванные пласты известняка.

Послышался звук, от которого все вздрогнули. Это походило на хриплое бормотанье, что-то захлебывалось, булькало и ворчало внизу, в темноте. Странный звук прервался и вновь повторился.

Михаил показал вниз лучом своего фонаря. Из пещеры бежал ручеек. Сверху он проточил себе лоток в слабом камке, а ниже падал в воду тонкой струйкой. Шум падающей воды казался под землей тревожным и мрачным из-за своеобразной акустики пещеры.

Михаил крикнул:

- Э-ге-ге-ге-ге!

Пещера ответила глухим, мутным голосом:

- Э-э-э-э… - замолчала и опять заговорила откуда-то издалека: - э… э… э… и… и… и.

Новгородцев схватил Царева за руку:

- Тише! А то и здесь упадет крыша, как там! - и отскочил назад, под свод выходящего на берег подземного озера тоннеля.

Михаил ответил Новгородцеву, не обращая внимания на его испуг:

- Судя по эху, это очень большая пещера.

- Тем более не нужно кричать. Сотрясение воздуха опасно, - сказал сзади Новгородцев.

- Хорошо. Я не буду больше кричать. Пойдемте по берегу воды.

4

Тот, кто хотя бы недолго носил тяжесть за спиной, привыкает к ней, и походный мешок делается почти незаметным. Но достаточно снять его, чтобы явилось чувство особенной легкости и свободы движений.

Елена шла легкой походкой по берегу озера. Складки камня образовывали пологий бережок. Вскоре он прервался. В стене открылось отверстие низкой пещеры. Во всю ширину нового тоннеля текла вода, медленно и бесшумно вливаясь в озеро.

Опираясь на рукоятки кирки, Михаил осторожно опустил ногу в воду. Глубина была ниже колена. Подземные путешественники перешли устье речки, но каменная ступень скоро сузилась и исчезла.

На отвесной стене из гладкой плиты известняка были ясно видны две глубокие борозды. Длинная вертикальная линия пересекалась более короткой горизонтальной. Бесспорно, это было изображение креста.

- Это дело человеческих рук! - сказал Михаил.

Внимательно осматривая стену, путешественники обнаружили ниже креста что-то похожее на надпись. Может быть, это было несколько коротких строчек, но разобрать сочетания неглубоких линий не удавалось.

- Как будто похоже на букву А. Здесь точно П… Нет, непонятно. Сюда бы специалиста по чтению надписей, - сказала Елена.

- Надпись старинная. Современный человек не стал бы изображать крест, - заключил ее брат. - А все-таки как интересно получается. Там старинная пика, здесь - надпись. Пещера очень велика, она когда-то посещалась. И нигде никаких упоминаний, кроме легенды, которую мы с Андреем слышали в детстве.

- Кто же был здесь? - вслух думала Елена. - Почему они высекли крест в темноте, глубоко под землей? Конечно, они были несчастны.

- Не огорчайтесь, Елена Константиновна. Все это давно прошло, - сказал Новгородцев.

- Нет, не прошло! - строго сказала девушка. - Когда я читаю книги о нашем прошлом, я всегда думаю, что во многих странах еще сегодня народ живет хуже, чем это было в далекие времена. И сегодня в капиталистических странах очень многие люди живут отвратительной и страшной жизнью. А вы говорите - это прошло!

Перед сном Новгородцев спросил:

- Я уже не раз слышал от вас намеки на какую-то легенду, связанную с карстом. Что это такое?

- Дело в том, Петр Петрович, что мы с Андреем Карнауховым уроженцы берегов Белой. Мальчиками мы слыхали от знакомого старого башкира сказание. Во время Салавата Юлаева, в эпоху крестьянского восстания под предводительством Емельяна Пугачева, после поражения восставших под Уфой несколько человек укрылось от погони в пещере на берегу Белой; через некоторое время они вышли на землю уже в горах. Старик говорил - много есть ходов под землей, да никто теперь не знает, как в них войти и как из них выйти… Андрей нашел в пещере под площадкой старинную пику. Мы находим следы старой надписи. Что-то будет дальше? Мы сейчас на расстоянии больше чем в тридцать километров от строительной площадки. Как видите, система пещер тянется на большом протяжении. Легенда что-то знала…

- А далеко ли отсюда до Белой, Айша? Давай попробуем посчитать! - предложила Елена брату. Судя по крокам пути и карте, до реки могло быть двадцать или двадцать пять километров по прямой линии. Легенда все более и более делалась вероятной.

5

Подземные путешественники спали на перевернутых вверх днищами резиновых лодках. Каждая лодка из тонкого прорезиненного шелка весила около полутора килограммов, на ней можно плыть, но главным назначением было обеспечение привалов. Михаил Царев проснулся первым. Осторожно, чтобы не разбудить спящую с ним рядом сестру, он нажал на кнопку электрического фонаря и посмотрел на часы. Стрелки показывали пять часов пятнадцать минут. До подъема оставалось еще немного времени.

Ему больше не хотелось спать. Он попробовал закрыть глаза и не двигаться. Но терпения хватило только на несколько минут.

Михаил ловко повернулся и скатился на пол пещеры. Теперь можно было встать.

В абсолютной тишине пещеры слышалось глубокое дыхание спящих людей и прерывистое бульканье ручья. Михаил достал папиросу и чиркнул спичку. Он внимательно смотрел на огонек. Молодой человек закурил и бросил в воду догоревшую спичку. Потом он зажег вторую и держал, подняв вверх. Нет, движения воздуха не было. Пламя трепетало своей короткой жизнью на маленьком кусочке дерева.

Когда спичка догорела до пальцев, Михаил бросил ее в озеро.

И он заметил, как сейчас же что-то шевельнулось в воде. Ему показалось, что у берега он видит что-то белое. Оно повернулось, чуть плеснуло водой и исчезло. На гладкой поверхности появился круг.

Михаил нагнулся и старался всмотреться в глубину. В прозрачной воде было отлично видно неглубокое дно. Ничего! Но круг на воде был!

Повернувшись, Михаил увидел, что Новгородцев проснулся и сидит на днище резиновой лодки. Новгородцев тревожно спросил:

- Что там, в воде?

- Кажется, здесь есть жизнь.

- Как?!

- Я видел какого-то обитателя озера, но не успел его рассмотреть.

ГЛАВА ПЯТАЯ
ЖИЗНЬ ГЛУБИН
1

Стоя на берегу озера, Царев говорил своим спутникам:

- Озеро пополняется. А движения воды на его поверхности нет. По моим соображениям, мы должны находиться уже ниже отметки Белой. Следовательно, прямого сообщения с рекой нет. Озеро является коллектором почвенных вод. Летом и осенью воды профильтровались в землю. Таков источник открытого нами притока. Вероятно, летом уровень повысится. В наземном озере можно прочесть на берегах измерения уровней. А здесь не бывает волн, и вода чиста.

- А куда же уходит избыток воды? - спросила брата девушка.

- Избыток может уходить в отверстия на дне и проходить под землей большие расстояния. Строение карста очень сложно. Потоки воды в нем иногда идут один над другим. Развиваются громадные давления. Есть предположение, что некоторые глубинные карстовые воды выходят даже на дне океанов.

- Что же, Миша. Осмотрим озеро. Спустим лодки и поплывем, - предложила Елена.

- Позвольте, - заявил Новгородцев. - По-моему, нам пора назад. Прошло почти трое суток.. Плыть по озеру слишком опрометчиво. Лодочки слабенькие. К чему рисковать? Мы видели достаточно. А вдруг на нас набросится какое-нибудь животное? Ведь вы сами сказали, что в воде кто-то есть.

- Ты что-то видел в воде, Миша? Кого?

- Может быть, мне показалось, - ответил Царев. - Света мало. Но во всяком случае страхи Петра Петровича напрасны. Никто и никогда не встречал в пещерах опасных животных и не подвергался нападениям.

- Не подвергался, но может подвергнуться. Вы же сами говорите, что пещеры мало изучены, - настаивал Новгородцев.

- Вряд ли можно встретить какое-нибудь чудовище. Дело в том, что под землей нет базы для развития крупных хищных животных.

- А как интересно было бы открыть новое животное! - с увлечением воскликнула девушка.

- Конечно. Но надежды на это мало, - ответил Михаил.

Новгородцев не сдавался:

- Кроме того, опасно находиться в большой пещере. А вдруг она обрушится как раз, когда мы в ней!

- Эх, Петр Петрович! У вас все получается опасно! - с заметной досадой сказал Михаил. - Опасно? Конечно, опасно. Все опасно. Все время об опасности думать, - и ничего не сделаешь. На поезде ехать - крушение будет. На самолете - упадешь. На автомобиле - на столб наскочишь. Да что там… Опасность везде, на каждой работе. Монтер может погибнуть от тока, кочегар - от взрыва котла, плотник отрубит себе руку и так далее… Меры предосторожности принимаются, а дальше об опасности думать не полагается. Если все время тормозить себя страхом, нужно просто отказаться от жизни.

- Но к чему нам рисковать сейчас?

- Да уж если вы хотите знать, мы ничем не рискуем. Вы думаете, что эти своды простояли под землей тысячелетия только для того, чтобы упасть нам на головы? А в темноте сидят чудовища в набросятся на нас? Маловероятно. Думать так - просто самонадеянно с нашей стороны. Мы с вами не центр мира.

2

В каждой лодке могли поместиться два человека. Один должен был сидеть на носу, а другой сзади грести лопастями-гребками, надеваемыми на ладони рук.

Преломляясь в туманном воздухе пещеры, лучи света от ручных электрических фонарей слабо освещали обширное пространство. Но электрический свет, направленный вниз, не встречал препятствий, в кристально чистой, прозрачной воде. От берега, перпендикулярно к нему, на небольшой глубине шла широкая и почти плоская гряда камня. Рябь от гребли немного мешала видеть, но когда гребцы прекращали работу, то казалось, что лодки лежат на поверхности подводной скалы.

Вскоре люди приблизились к противоположному берегу. В стене пещеры было высокое отверстие уходящего вглубь естественного тоннеля. Подземные путешественники прошли по нему около двух километров и убедились, что он тянется по направлению к западу.

Продолжать разведку или вернуться?

Михаил говорил:

- На исходе третьи сутки нашего путешествия. Продовольствия нам хватит еще на трое суток. Запаса батареек к фонарям - суток на четверо. Я хочу предложить исследовать подземное озеро. Но соблазнительно и то, что мы приближаемся к Белой…

На крупномасштабной карте района Елена нанесла схему пройденного пути. Извилистая линия, начинаясь у провала, шла к западу. До жирных черных изгибов Белой оставалось немногим более двадцати километров.

- Да, соблазнительно продолжать двигаться вперед, - продолжал развивать свою мысль Царев. - И ручеек здесь течет нам навстречу. Уровень повышается к западу. Однако же что может получиться? Пройдет двое суток, продукты будут на исходе. Увлекаться мыслью о выходе на поверхность я не собираюсь. Может не хватить не только продовольствия, но и освещения…

- Получится авантюра, - подсказала сестра.

- Да. Может получиться несолидно. Андрей нас выручит, но этого-то мне и не хочется. Успеем. Нет оснований увлекаться.

- Конечно, не нужно рисковать! - высказал свое мнение Новгородцев.

- Вы меня не понимаете, - ответил Царев. - Забудьте вы о риске. Если хотите знать, я сумею выйти отсюда даже в темноте. Не в том дело. Я обещал Карнаухову вернуться не позже чем через неделю. Мы сейчас же пойдем обследовать восточные рукава пещеры. Там, ближе к горам, все будет значительнее и интереснее. Времени нельзя терять, весна близка. Придется пережидать, если мы задержимся, вот что! Обследуем озеро и назад.

3

Было видно, как круто понижалось дно. Теперь казалось, что легкие плоские лодочки повисли в воздухе. Дно было неровным.

Скалы поднимались снизу резкими очертаниями. Местами в дне были углубления, и казалось, что там лежат черные массы какого-то вещества, так как до дна не достигал свет электрических фонарей.

Лодки двигались медленно. Вода имеет в себе что-то притягивающее внимание человека. Трое людей в абсолютной тишине висели над прозрачной бездной. Наверху, в темноте, должны были нависать своды подземной пустоты. Вокруг был туманный, тяжелый воздух.

Минуты шли или часы? Бесшумно опускались в воду гребки, оставляя неподвижной поверхность воды. Внизу медленно проплывали черные и серые скалы с густым мраком провалов между ними.

- Стойте! - шепотом сказала Елена, сидевшая на носу лодки.

Лопасти гребков тихо поднялись. Было слышно, как с них падали капли воды. Еще несколько секунд по инерции продолжалось движение, потом лодки остановились, касаясь бортами.

В чистой бездне были отчетливо видны два белых тела. Вода искажает масштабы, и трудно было отдать себе отчет, каких размеров были бледные длинные существа. Можно было хорошо рассмотреть закругленные головы без признаков глаз, длинные жабры по бокам, короткие ноги, почти прикасающиеся к ветвистым жабрам. Тонкие, похожие на веретено, туловища имели вторую пару длинных лап у начала хвостов. Одно животное казалось больше другого.

Слегка изогнувшись, странные обитатели бездны не шевелились, окаменев в поразивших их лучах света. Но вот, точно по команде, мягко затрепетали плоские хвосты, и белоснежные тела ожили.

Слабыми, неуверенными движениями они двинулись вперед. Царев и Новгородцев послали за ними лодки. Но белые существа вновь замерли и начали опускаться. Уходя вниз, они все уменьшались и уменьшались. Теперь оставались только две черточки в темном провале дна. Еще секунда, - и больше ничего не стало видно.

А люди, затаив дыхание, продолжали напрягать зрение. Но бездна была пуста и безжизненна.

- Ох! Да что же это такое? - вздохнула Елена. Брат ответил:

- Я не видал их в жизни, но, судя по описаниям и рисункам, это протеи, жители подземных водоемов. Еще древние греки сделали из протея легендарное существо. У него, как и у других подземных обитателей, нет глаз. В коже головы есть у протея не то атрофировавшиеся глаза, не то зачатки зрительного аппарата. Протей слеп и глух, но у него отлично развиты осязание и вкус. Если его вынести на свет, протей темнеет. Замечательно, что если личинку протея воспитывать на свету, то у нее начинают развиваться глаза. Очень быстрое приспособление к изменению условий! Значит, эти животные не могли нас ни видеть, ни слышать. Но от света они, оцепенели. Как и какими органами они ощущают свет? Неужели, они умеют чувствовать световое давление? Или их раздражает поток фотонов? Очевидно, что они ушли именно от света…. Вероятно, сегодня я видел протея у берега. Здесь есть жизнь, - и Михаил обратился к Новгородцеву, - как видите, робкая жизнь, вполне безобидная.

4

Дальше и дальше плыли путешественники по подземному озеру.

Еще дважды они заметили притоки, впадавшие в озеро с берегов.

Но границы большого водоема они не могли достичь. Неровные гряды камней, поднявшихся на поверхность, сделали плавание невозможным.

Температура воды была довольно высокой - около восьми градусов выше нуля. Вода была теплее воздуха, что свидетельствовало о большой глубине водоема и о значительной массе воды.

Влажный туман, так сокративший видимость, был следствием разности температур воздуха и воды.

Тихо двигались лодки по гладкой поверхности подземного озера, возвращаясь к месту начала плавания. Разнообразные чувства испытывали подземные путешественники. Новгородцев воображал, как он будет рассказывать в Москве о чудесах пещеры и об удивительных жителях озера.

Мысль о тех, кто первым был здесь, не оставляла Елену. А ее брат, опуская и поднимая короткие гребки, представил себе картину дальнего прошлого: движения земной коры изогнули первоначально ровные пласты известковых отложений. В трещинах началось движение воды, сначала незаметное. Подземные воды развились в ручьи и реки, сливались в озера. Но сейчас уровень подземного озера ниже Белой. Почему? И почему воды наземной реки не проникают сюда? Потому что река зацементировала илом и глиной свой лоток. Она не отдает вниз свою воду. Вероятно, воды из озера проделывают большой путь, прежде чем попасть на дневную поверхность. Не образуют ли они подрусловый поток Белой?

Есть все основания для организации здесь исследовательской станции. Нужно пустить в ход флуоресцин. Выход светящейся воды даст возможность судить о протяженности подземной водной системы.

Елена узнала место на берегу и сказала:

- Прибыли!

5

У самой воды на камне корчился плоский длинный червяк.

Точно испытывая невыносимую боль, он свертывался кольцом, выпрямлялся, свивался. Очень скоро червь замер. Михаил достал из кармана плоскую стальную линейку и измерил неподвижное тельце. Оно оказалось около тринадцати сантиметров длиной.

Это был ресничный червь, странный жилец подземного мира, погибающий от действия световых лучей, живое доказательство могучей силы света.

- Но ведь протей умеет уходить от света! Почему же этот несчастный червяк не делал даже попытки спастись? - спрашивала Елена.

- Непонятно! - отвечал ей брат. - Это свойство ресничного червя известно, но не объяснено. Надо думать, что организм ресничного червя, созданный природой в земных глубинах, изолированно от потоков атомных частиц, чрезвычайно чуток к ним. Прежде наука думала, что живые существа нуждаются только в определенных условиях кислорода, тепла, влаги, пищи. Теперь к этому присоединяется и другое. В понятие среды входят и движущиеся атомные частицы. Земная атмосфера отражает некоторые космические лучи и ослабляет другие. Но если бы все космические излучения упали на поверхность планеты, вес живое погибло бы.

- Но как же с проектами межпланетных путешествий? - заинтересовался Новгородцев.

- Межпланетным путешественникам придется запастись какими-нибудь непроницаемыми оболочками для отражения космических лучей. Летать так, как воображал Жюль Верн или Уэллс, значит погибнуть еще в зоне земной атмосферы, в ее верхних разреженных слоях. Да и на самой поверхности чужих планет атомные частицы могут произвести неожиданное действие на рожденные Землей организмы.

Подземным путешественникам удалось найти около озера еще одно живое существо. Длинные тонкие ножки, узкая головогрудь и круглое брюшко принадлежали, казалось, пауку, а надкрылья, приподнятые над головогрудью, - жуку. Крохотное существо было особенным насекомым - пещерным жуком.

Чем же питаются живые существа под землей? На поверхности земли только зеленые растения обладают замечательным свойством превращать стойкие неорганические соединения в легко распадающиеся органические. Этот фотосинтез происходит вследствие действия солнечной энергии. Под землей, в глубоких резервуарах, есть два вида автотрофных, то есть самопитающихся, бактерий. Серобактерии умеют окислять водный раствор сернистых соединений, а железобактерии окисляют гидрокарбонат железа. Так образуются ничтожные количества органических веществ. Поверхностные воды добавляют к ним органические остатки. Скудны источники питания подземных животных, поэтому немногочисленно и слабо население пещер.

- Вот почему нельзя ожидать встретить под землей каких-нибудь страшных чудовищ! - сказал Новгородцеву Михаил Царев.

- А как же легенды? Я где-то читал, но сейчас не помню, - не сразу сдавался Новгородцев.

- Легенда легенде рознь. И сейчас тигры находят себе пристанище от непогоды в пещерах. Читайте Арсеньева. Звери прячутся в пещерах, но не переселяются под землю. Что же касается драконов, живших под землей, то это сказка.

- А Карнаухов верит же в легенду.

- Это совсем другое. И легенда другая. И правдоподобие есть. У Карнаухова есть основания верить в легенду.

- Почему?

- По семейному преданию прапрадед Карнаухова, крепостной крестьянин, участвовал в восстании Пугачева. Потом он долго скрывался, его поймали, вернули помещику и в наказание обрезали, или окарнали, как говорилось, уши… Отсюда пошла фамилия. Поговорите с Андреем Андреевичем. Он на зубок знает всю историю восстания.

Новгородцев пожал плечами. Подумаешь, старые истории. А фамилия? Гораздо лучше звучит его фамилия - Новгородцев.

ГЛАВА ШЕСТАЯ
НИЖНИЙ ЯРУС
1

Сам Андрей Андреевич Карнаухов в эту минуту меньше всего мог размышлять о происхождении своей фамилии. Молодой геолог стоял на маленькой деревянной платформе, окруженной перилами.

Крепко сколоченное из толстых неоструганных досок сооружение напоминало в миниатюре примитивную рудничную клеть. Оно висело на стальном тросе и медленно опускалось вниз.

Клеть раскачивалась, прикасалась к краям широкой, вертикально уходящей вглубь земли трубы и вращалась на тросе - вправо, влево, вправо, влево, а иногда и описывала полные круги.

Сильная электрическая лампа светила сверху. Питавший ее провод разматывался вместе с тросом. Андрей Карнаухов держал в руке телефонную трубку.

- Стоп! - командовал он. Клеть повисала на месте.

- Пускай! - и клеть шла вниз.

Стенки карстовой трубы, неровные, покрытые трещинами, медленно уходили вверх.

- Сколько метров на лебедке? - спрашивал Андрей, и ему передавали все увеличивающиеся цифры: тридцать один, сорок, сорок семь, шестьдесят…

Очень резкий белый свет падал сверху под острым углом. Он подчеркивал и искажал неровности стен трубы. Труба то расширялась, то сужалась складками и кольцами вокруг вертикальной оси, по которой спускалась клеть. Андрею казалось - он скользит внутри чудовищного горла.

На сто пятьдесят четвертом метре основание клети мягко прикоснулось ко дну. Андрей невольно согнул колени и поспешно крикнул в трубку телефона:

- Стоп! Закрепить лебедку.

Дошли до конца. Клеть накренилась на неровной поверхности.

Около лампы, поддерживаемой верхней обвязкой клети, появилась петля провисшего троса.

Андрей осмотрелся. Сзади и по обеим сторонам были стены грязно-серого камня, а перед собой он видел высокое отверстие.

Вертикальная труба окончилась горизонтальным тоннелем. Из-за вращения клети вокруг троса Андрей потерял ориентировку и не мог сразу сказать, куда продолжалась пещера.

Больше не было слышно звуков, сопровождавших движение клети. Не поскрипывали доски, не хрустела стальная обвязка и внимание человека не отвлекало само движение и необходимость руководить им. Андрей ощущал несравнимую тишину земных глубин.

2

…На земле всегда шумно. Только слух человека обычно не передает сознанию ощущений привычных звуков. Поэтому мы редко обращаем внимание на неумолчный грохот больших городов и на пестрый шум малых поселений. Поля кажутся немыми, молчит лес в безветренные дни, молчат пустыни, молчат горы. Так нам кажется. Только кажется! Города издают свои звуки и меняют их, понижают, повышают в зависимости от времени года и часа суток, И голоса городов не безжизненны, это не мертвый шум, нет, нет! Грохот города передает чувства, он говорит о радости, о горе, об успехе, о тревоге, о победе… У каждого города свой голос, свои песни. По-своему говорят Москва и Ленинград, Свердловск и Ташкент, Сталине и Ростов-на-Дону, Ярославль и Одесса, Киев и Омск…

Поля никогда не молчат. По-своему разговаривает сибирская степь, по-своему - украинская. Даже в часы полного безветрия лес полон звуков, на барханах пустынь всегда звенят песчинки, а в горах скрипят осыпи и с треском разрываются перегретые солнцем камни.

Солнце и человек - источники звуков на земле, поэтому ее поверхность полна звуков, нужно только захотеть услышать их. А у пещеры есть ли свой собственный голос?

Напряженно, приоткрыв рот, чтобы уменьшить давление крови в ушах, человек слушал, а пещера молчала.

Наверное наверху, около блока, по которому спускалась клеть с Карнауховым, кто-то столкнул незаметный кусок камня. Камешек звонко простучал по стенам трубы и сухо стукнул о пол клети.

Маленький, жесткий орешек громко скатился к ногам молодого человека.

Опять стало тихо. Здесь совсем не было звуков. Только шум собственной крови в ушах и биение своего сердца ловил напряженный слух человека.

Андрей сказал в трубку телефона:

- Алло? Наверху! Я отхожу от клети на разведку! - Собственный голос показался ему странным. Молодой геолог впервые был один на большой глубине.

Он взял толстый сверток прочной веревки, привязал один конец к перилам клети и, разматывая веревку, пошел прямо в черное отверстие подземной трубы. На груди у исследователя висел сильный переносный электрический фонарь. Сейчас его очень занимало одно обстоятельство: почему здесь, на большой глубине и в замкнутом колодце, так свободно дышалось?

Скользя и спотыкаясь, Андрей пробирался по пещере. Через каждые пять или шесть шагов он останавливался, разматывал веревку и осматривался. Естественный тоннель имел довольно правильную форму. Стенки свода закруглялись и сходились внизу.

Местами гладкое обточенное дно опускалось так круто, что идти в валенках было очень трудно. Андрей натягивал веревку, чтобы не скатиться вниз. Потом дно выпрямлялось.

Толстый сверток веревки был размотан уже больше, чем наполовину, когда дно пещеры сразу оборвалось. Андрей отцепил фонарь, лег на грудь и осветил провал. Пустота не казалась глубокой. Андрей сильно натянул веревку, повис на руках и через секунду стоял внизу.

В одиночестве и когда внимание сильно напряжено, легко возникают обманы слуха. Андрей затаил дыхание, и ему показалось, что он что-то слышит. Еще несколько шагов, и пещера круто повернула вправо. Внезапно пол ушел из-под ног Андрея, он упал, обо что-то ударился и потерял сознание.

3

…Молодой человек никак не мог понять, где он находится. Было темно и тихо. Андрею показалось, что он ослеп. Он повернул голову, но ничего не мог рассмотреть. Он поднес руку к самому лицу и старался ее увидеть, прикоснулся пальцами к лицу, но по-прежнему не видел! Где же он? Андрей сел и нащупывал кругом себя пустоту. И только когда он прикоснулся к каменному полу, он сразу вспомнил, где находится и почему!

Андрей вскочил на ноги. Какая бессмыслица! Какой вздор! Оскандалился! Зарвался! Смеяться будут: приезжал из Москвы геолог, спустился вниз и разбил себе нос! Добро бы на деле, а ведь впустую. Хотел спуститься вместе с Куржаковым, тот где-то задержался и… наверху забеспокоятся, поднимут клеть и явятся его спасать. Стыд! И все из-за валенок. Сапоги нужно было надеть, голова!

Карнаухов лихорадочно вертел в руках электрический фонарь.

Все в порядке, выпуклое стекло цело, но свет не зажигается. Конечно, лампочка разбилась при падении.

Молодой человек стал на колени и ползал по каменному полу, разыскивая веревку. Если ее нет, клеть успели поднять и веревку вместе с ней. Тогда ему не выбраться без посторонней помощи!

Наконец, веревка нашлась. Начало удачи сразу ободрило молодого человека. Натягивая веревку, Андрей пошел назад. Через три шага наткнулся на стену. Очевидно, именно отсюда его угораздило свалиться. Андрей еще раз выбранил себя. Он так торопился, что толком не мог бы рассказать, как он карабкался наверх, цепляясь за веревку и ударяясь коленями о выступы камня.

Впрочем, он и не собирался рассказывать об этом. Еще одно препятствие, и вдали показался свет от яркого фонаря на клети!

Андрей поспешно схватил телефонную трубку и зажал контакт в ее ручке:

- Алло! Наверху?

Ему ответили:

- Куржаков слушает. Андрей Андреевич! Вы уже почти час внизу. Я собирался поднять клеть и отправиться вас искать!

- Все в порядке, - ответил Андрей. - Я уходил от клети. Вот что, Сергей Семенович. Поднимайте клеть и спускайтесь ко мне, с собой возьмите еще веревок. И фонарь для меня, мой разбился.

- А вы не подниметесь отдохнуть?

- Я не устал. Поднимайте клеть.

Андрей не захотел подняться наверх и показать, что на самом деле он разбил не только фонарь, но и лицо.

4

Клеть быстро ушла наверх и скоро опустилась вниз вместе с Куржаковым.

- Э, да вы ушиблись. У вас кровь на лице! - заботливо сказал Куржаков молодому геологу. - Что случилось?

- Пустяки, я споткнулся. Пойдемте, я прошу вас сюда, так как труба превратилась в тоннель и, кажется, довольно длинный.

Тот откос, откуда Андрей только что упал, показался ему сейчас не таким уж крутым. Очевидно, он сразу ударился головой.

Но главное было в том, что вскоре после поворота послышался плеск и клокотание воды. Дальше идти было некуда. Своды смыкались со всех сторон и только с одной был вход, пропустивший людей.

Красивое, необычайное зрелище! Масса воды, поднимаясь снизу, заполняла пространство. Это была как бы отдушина, смотровой колодец быстрой подземной реки. Уровень реки казался непостоянным. Вода то чуть поднималась, заходя на пологий пол пещеры, то понижалась. Поверхность морщилась волнами, и было ясно видно, как подземная река стремилась слева направо по отношению к наблюдателям или, по компасу, с запада на восток.

Карнаухов и Куржаков привязали к веревке кирку и бросили ее в воду. Тяжесть стремительно скользнула в глубину. Веревку так оттянуло быстрое течение, что сразу трудно было понять, достиг ли дна импровизированный лот. Они вытащили кирку и смерили веревку.

- Ого! Добрых двенадцать метров. Черт возьми!.. И такое быстрое течение! - заметил Андрей.

- Давайте посчитаем, - предложил Куржаков.

И двое людей стали считать вслух:

- Примем с некоторой условностью глубину в восемь метров…

- Так. А ширину русла, на глаз, в десять метров.

- Итак, сечение русла в восемьдесят квадратных метров.

- Согласен. Ну, а быстрота течения? Это настоящий поток. Что-нибудь пять-шесть метров в секунду, - сказал Андрей.

- Значит, дебет реки - четыреста-пятьсот кубических метров в секунду!

- Вот это цифра! На два хороших завода хватит!

- Да здравствует карст!

- А теперь, Сергей Семенович, я понимаю, почему здесь в замкнутой пещере достаточно хороший воздух.

- Почему?

- Роль вентилятора играет поток. Он растворяет и уносит газы и воздух.

Карнаухов наклонился и вымыл лицо, удаляя следы падения.

Затем он набрал воды в пригоршни и пил ее маленькими глотками.

- Хорошая вода. Без привкуса. Нежесткая, - говорил он. - По вкусу похожа на московскую. Несомненно, годится для завода.

- Слушайте, товарищ Карнаухов! - с восторгом говорил Куржаков. - Для завода решена целая проблема. До сих пор наше глубокое бурение не давало заметных результатов, и водоснабжение завода решалось из реки. Большие строительные работы - водозаборное сооружение на реке, две насосные станции и одиннадцать километров водоводов. Миллионные затраты. А вот он, источник! Под рукой, на самой площадке. До чего же толково получилось!

- Это верно, что было мало вероятно попасть буром в эту жилу, - отвечал Карнаухов. - Все равно, что найти иголку в стоге сена. Мало мы еще знаем карст. Глубже лезть в него надо. Вот ведь какая штука - вместо водоносного слоя изолированный канал. Да, заводская вода здесь. Сейчас самый низкий уровень стояния грунтовых вод, а воды много. Значит, источник постоянный.

5

Перед тем как войти в клеть, Андрей тщательно осмотрел пол пещеры. Он нашел кусочки гнилого дерева и куски ржавого рассыпавшегося железа. Остатки моста из боевых пик, когда-то перекинутого через трубу, соединяющую два яруса карста.

Директор будущего завода достал из коробки толстую папиросу, сломал ее и набил трубку. Он внимательно выслушал Карнаухова и Куржакова.

- Так что же, Андрей Андреевич? Из частного случая нужно суметь сделать общий вывод. Такая ценная находка для завода произошла случайно. Не так ли? При исследовании площадки были обнаружены пустоты. На территории площадки нашлась пещера. В пещере оказался провал. Провал привел к мощному водоисточнику. Как вы говорите? В нижнем ярусе карста?

- Совершенно верно, карст многоярусен. В его нижних этажах могут оказаться постоянные и обильные источники воды, - ответил Карнаухов.

- Как директор завода я вполне удовлетворен, но мы с вами, по совести сказать, не можем быть удовлетворены. Нужно уметь находить воду в карсте не дорогим и медленным бурением и не игрой случая, а методами научной разведки. Есть электроразведка нефти, руд. Разведка воды отстает. Бурить - это дорогой, отсталый способ. Вот вам, нашей молодежи, задача - знать все глубины нашей земли.

Андрей возразил:

- Есть у меня поговорка - нет случайностей! Сейчас вы правы. Но вода все-таки найдена. Что же касается разведки воды с поверхности, то в перспективном плане нашего института такая тема есть.

- Своевременная тема, - согласился директор. - И случай с водой на нашем заводе должен нас подтолкнуть. Кстати, вы напишите мне заключение о вашей находке, подробное…

Директор чему-то улыбнулся, Андрей ответил:

- Я не особенный мастер на длинные заключения.

- Как же быть? Ведь все же нужно изложить пять-шесть основных положений, дать общую оценку и вывод… Страницы две вам придется написать.

Андрей понял, что директор шутит, и весело ответил:

- Я тоже считаю, что этого довольно, и я уложусь. Не люблю длинных писаний!

Директор засмеялся:

- Я был в этом уверен. А этот, как его? Который собирался настаивать на уходе с этой площадки, Новгородцев? Он, как я слышал, умеет писать на сотнях страниц?

- Он, именно, из таких, - ответил вместо Андрея Куржаков…

- Видно сокола по полету, - уже не улыбаясь, сказал директор. И он продолжал сухим, резким тоном: - Манера некоторых наших работников составлять длиннейшие доклады - есть скверная отрыжка бюрократизма, чиновничества. Сколько ни встречал я в жизни людей и сколько ни видел дела, всегда знал - там, где сотнями издают приказы, пишут тысячи писем, составляют многотомные технические и прочие отчеты, там дело плохо пойдет! Бить нужно таких любителей, сажать их на низовую работу, делом живым учить уму-разуму… Директор замолчал и переменил тему: - Какие у вас, товарищ Карнаухов, дальнейшие планы?

- Пойдем всей группой исследовать пещеру в ее восточном направлении, - ответил Андрей.

- Правильно. Это нужное дело. А Новгородцева вы не думаете взять с собой? - спросил директор.

- Это от него зависит. Если будет просить, я ему не откажу, ответил Андрей.

- Ну… как хотите… Счастливого пути!

ГЛАВА СЕДЬМАЯ
СТАРАЯ МОГИЛА
1

Вперед и вперед. В ритме движения лучи электрического света скользили по стенам пещеры. Уже третьи сутки шла на восток группа подземных путешественников.

Неповторимой особенностью движения под землей была разобщенность его участников. Они шли гуськом, глядя под ноги. Каждый размерял скорость своего движения со скоростью идущего впереди. На ходу разговаривать не удавалось. Плохо слышались голоса, толща земли съедала звук. Люди привыкали к молчанию.

Внимание идущего впереди было занято, но мысль остальных оставалась свободной.

На поворотах группа останавливалась. Быстрая ориентировка планшета, перенос на чертеж расстояния по шагомеру, определение угла и дальше. Карнаухов торопился.

И опять пятно света падало на неровный пол и стены, поднималось и опускалось в такт ходьбе, освещало спину и: ноги идущего впереди…

На привалах дневники пополнялись записями. Вероятно, люди шли в одной из длиннейших и известных в мире пещер. Радостно было на душе у Карнаухова и Царевых. Они чувствовали себя первооткрывателями, путниками в неведомое, в неизвестное. Они начинали, и их неутомимо вела вперед надежда на новое.

А Новгородцев тревожился. Он все время испытывал чувство недовольства собой. Зачем он пошел с ними? Разве недостаточно было путешествия на берега подземного озера? Как вышло, что он опять пошел? И Новгородцев вспоминал: директор завода, почти не глядя на него, небрежно и вяло ответил на рукопожатие. А он ведь крупный работник. Да, пропущен случай. Воду на площадке открыл Карнаухов. Неудачно все получилось. На стройке нечего было делать, а возвращаться в Москву не хотелось. Вероятно, там знают, что он хотел предложить свернуть работы. Там всегда все знают. Нужно было бы подождать, не высказываться. Теперь его должно оправдать усердие -поэтому Новгородцев и напросился идти с геологами. Он не отдавал себе отчета в том, что его спутники, при всей его к ним неприязни, внушали доверие к себе. И с "грубым" Карнауховым, и с насмешливым Царевым было нестрашно.

Возгласы товарищей прервали мысли Новгородцева. Чудное зрелище открылось перед глазами молодых людей.

Лучи света дробились, рассыпались. Казалось, что фонари светили гораздо сильнее. Впереди искрились и сверкали причудливые, необычайные формы. Без признаков симметрии, но в гениальном единстве общего, везде стояли колонны.

Из-под пола поднимались толстые складчатые столбы с изломами сверху. А к ним со сводов спускались, остриями вниз, изогнутые морщинистые конусы. Свод опирался на ряды колонн. Между ними были подобия пней деревьев, сломанных бурей и превратившихся в белый камень.

Свисали могучие складки занавесей с неровной бахромой, сплетенных из длинных игл и ветвей.

Казалось, что бурные потоки вод, падавших сверху и бивших снизу, остановились сразу, вопреки силам земного тяготения, застыли, замерли, повисли и встали… окаменев.

И весь хаос живых форм, внезапно остановленных в могучем движении, был подобен ничем не ограниченному взлету фантазии, прочно лепившей из мрамора. Ледяной мрамор искрился и блистал.

Местами лежал иней плотным, но прозрачным для лучей мхом.

Следуя причудам неизвестных токов воздуха и законам разной степени охлаждения поверхностей, иней образовывал тысячи сложных, прекрасных фигур. Его белый покров извивался на колоннах гирляндами, накоплялся в одних местах и оставлял другие свободными.

Люди стояли неподвижно, молча. Перекрещивались лучи фонарей. Вот кто-то первым сделал шаг вперед. Остальные двинулись тоже. И сразу все изменилось. Сдвинулся со своего места чудесный подземный мир, открывая людям новые формы и новые линии. Остановились люди, и движение перед ними остановилось тоже. Подземный дворец молчал. Не было звуков падающих со сводов капель воды. Не было ее журчания под ногами. Царство подземного мороза встретило гостей торжественной тишиной. Термометр показывал три градуса ниже нуля.

Долго бродили путники по гроту, восхищаясь его красотами. Десятками, если не сотнями, тысячелетий копились в пещере натеки кальцита, занятые постройкой сталактитов и сталагмитов, Они постепенно наполняли подземную пустоту. Поднятая вверх, движением земной коры, она заполнялась минеральными отложениями. Когда-то вода создала пещеру, теперь вода же переселяет в нее растворимую часть известняка. Пройдет время, и пещеры не станет.

И местами слившиеся сталактиты и сталагмиты уже образовывали непроходимые чащи. Пол был покрыт неправильными волнистыми слоями кальцита. Было трудно ходить по его неровной поверхности.

Михаил говорил:

- Я дословно помню слова Ломоносова. Он писал: "Между тем дождевая вода сквозь внутренности горы процеживается, и распущенные в ней минералы несет с собой, и в оные расселины выжиманием или капанием вступает: каменную материю в них оставляет таким количеством, что в несколько времени наполняет все оные полости".

Слова великого русского ученого торжественно прозвучали в гроте.

- Несомненно, что здесь есть сообщение с поверхностью земли. Проникает холодный воздух извне, чем и объясняется низкая температура, - рассуждал Карнаухов. - Если бы здесь было холодно весь год, то мы могли бы видеть только ледяные натеки, так как кальцит не мог бы осаждаться. Мы находимся в редком типе пещеры переменного климата. Летом теплый воздух растворит лед и возобновится прерванное на зиму образование сталактитов и сталагмитов.

- Мне не нравится школьное выражение "природа боится пустоты", - сказал Михаил. - Мне кажется, наоборот, природа влюблена в пустоту. Она ищет свободные места и проникает в них. Нашла эту пещеру и стремится ее наполнить… - Царев внимательно посмотрел по сторонам. Он продолжал: - Но нам здесь никак нельзя оставаться. Это неподходящее место для привала.

- Да, - отозвался Новгородцев, - здесь слишком холодно. Он, Новгородцев, держал в руке отломленную ледяную сосульку и клал в рот кусочки льда.

2

В северо-восточном углу грота была обнаружена узкая скважина. Но вскоре она ушла вверх и так сузилась, что стала непроходимой. Из отверстия тянула острая струйка холодного воздуха.

Были испытаны так же неудачно еще два прохода. Начало казаться, что прекрасный грот не имеет выхода.

Андрей испытывал чувство разочарования. Неужели придется уже вернуться? Не радовал сияющий грот, когда в восточной стене, за известковыми колоннами, удалось открыть еще один, вначале незамеченный проход.

Преодолевая усталость, подземные путешественники опять пошли на восток. Тоннель описывал кривую вправо. Температура повышалась, и термометр показывал уже около нуля. Мешки за плечами тяжелели. Скоро можно будет остановиться на отдых.

Андрей, шедший впереди, остановился, как вкопанный. На полу, прислонившись спиной к стене тоннеля, сидел человек.

Голова в большой меховой шапке так низко свешивалась на грудь, что нельзя было видеть лицо. Ноги человека были вытянуты, и широкие носки громадных сапог торчали вверх. Руки, согнутые в локтях, лежали на бедрах. На коленях лежала кривая сабля в деревянных ножнах. Он спал, этот человек. Такой свободной, спокойной и естественной казалась его поза.


Подземные путешественники стояли молча, пораженные.

- Его руки… - начала Елена шепотом. Ее голос дрогнул и прервался.

Из рукавов короткого овчинного полушубка высовывались странно вытянутые кисти. Колоссально длинными казались узловатые пальцы. Покрытые темной кожей, они были, как корни дерева.

- Он умер… он мертв… давно… - медленно проговорил Андрей и снял свой кожаный шлем. Двое других тоже обнажили головы перед тем, кто сначала показался только спящим.

Легким движением, без страха Елена опустилась на колени и осветила лицо мертвого. Девушка увидела сомкнутые веки на глубоко впавших глазах, густые кусты бровей и заострившийся орлиный нос между выдавшимися скулами. Низ лица закрывала широкая борода, слившаяся с усами… Не было страшным это лицо. Оно сохраняло выражение силы, мужества и покоя.

Елена безотчетно прикоснулась к плечу человека и тут же отдернула руку. Ей показалось, что ее пальцы не встречают сопротивления.

Девушка встала. Казавшийся только спящим человек был здесь давно. Так давно, что он только ждал прикосновения, чтобы превратиться в прах.

Торя от волнения, говорил Андрей Карнаухов.

- Вот она, вот правда перед нами! Они шли здесь! Восставшие ушли, от подавляющих сил врага. Они не сдались врагам. Кто он? Ставший воином местный крестьянин? Или рабочий, вырвавшийся, из крепостной кабалы уральских заводов? Или русский кузнец - богатырь, променявший молот на саблю и пику? Или удалой яицкий либо донской казак? Он герой, кто бы он ни был. Они ушли от неволи и от казни. Вера в свободу вела их!.. Отчего он умер? Был ли он болен или ранен? Его товарищи оставили ему оружие и ушли… Мне кажется, сейчас он поднимет голову и скажет нам: "Это дорога свободных людей!"

Андрей замолк. Давила тяжкая тишина. Неожиданно и странно заговорил Новгородцев. Он сказал тихо, точно спрашивал себя:

- Они ушли на верную смерть… добровольно…

Так же тихо, так же ни к кому не обращаясь, сказал Михаил:

- Цепляться за жизнь? Нет, это не главное в нашей жизни, это неверно… Не бояться жизни и не бояться смерти, и любить свободу - вот главное. Права была легенда. Сильные люди ушли от врага в землю. И встали, сильные, на горах. Они могли пройти через мрак и смерть только потому, что не цеплялись за жизнь. Они любили свободу и умели ее сохранить и в смерти!

Синими и красными огоньками искрились в лучах электрического света русские самоцветные камни на рукоятке казацкой сабли.

На своде невдалеке повисла капелька влаги. Наливаясь, она разрасталась, увеличивалась. Тяжесть преодолевала силы сцепления.

Круглая капля вытянулась грушей, и крупная слеза звучно упала.

…А на земле был ясный, солнечный день. Высоко над пещерой-могилой стонали и гнулись под теплым весенним вихрем могучие сосны. Вековой русский бор просыпался от зимнего сна.

Уже давно, выщелкивая клювом свою древнюю весеннюю песнь, ходил на красных рассветах красавец-глухарь по толстым веткам деревьев, прыгал вниз и чертил жесткими крыльями глубокие борозды на осевших сугробах.

Уже под корнями вывороченной буреломом ели начинал просыпаться отощавший за зиму медведь. Пора вставать! И теплом повеяло, и сочится вода, и сыреет уютная берлога…

Еще мертвы под исчезающим, плавящимся снегом прошлогодние травы, и еще дремлет великая сила семян. Но в согревающихся стволах деревьев готовятся, напрягаются новые соки.

Корни глубоко проникают в почву. Они крепко хватаются за трещины в старых скалах. Еще ниже лежат пласты древних тяжелых глин и в дресву рассыпавшиеся кварцы и граниты. Изгибаются похороненные пласты известняков. В них роются воды, строят бесконечные тоннели и бездонные колодцы… Много чудного есть на нашей земле…

В глубине пробуждающейся земли стояли потомки перед телом твоего предка.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ
ГЛУБИНЫ КАРСТА
1

Трудная дорога в нескончаемой извилистой пещере. Скользят ноги по неровным влажным камням. Тянет назад и вниз, мешает движению надоевший груз за спиной. Режут плечи ременные лямки…

Не приносит отдыха сон на узких днищах резиновых лодок. Как хотелось бы раскинуться свободно, но нельзя лечь на холодный каменный пол пещеры.

Уже пятые сутки, как не встречаются больше редкостные красоты подземного мира. Не привлекают внимания и не возбуждают интереса заботливо отмечаемые на кроках маршрута разветвления пещеры. Однообразны зигзаги подземной дороги, однообразны стены и своды…

Кончаются десятые сутки пути. А подземным путешественникам кажется, что очень много времени уже прошло, что давным-давно и где-то очень далеко они оставили земную весну света!

Чертеж пути говорит - на восток, на восток вы идете! И думает Андрей Карнаухов: пора или не пора решать? Пора или не пора поворачивать назад?.. Упрямо гонит от себя вожак экспедиции назойливую мысль, и так же упрямо она возвращается обратно.

Идет Карнаухов и спорит сам с собой: припасов вполне хватит дней на шесть, нет, на неделю. Назад идти - куда легче будет, быстрей по знакомому пути. А усталость? А силы людей? Одна тягота уменьшается, другая - нарастает. Эх, Андрей, не горячись, не зарывайся. Лучше меньше, да зато верней! Нет, лучше больше и скорей! Пора или не пора решить?

Лучи электрического света скользят и подпрыгивают на влажных блестящих стенах. Люди идут на восток, стены - уходят на запад…

А наверху, на земле, быстро удлиняются дни. Почти месяц уже минул со дня весеннего равноденствия, пятнадцатый день апреля идет на земле!

Там быстро сокращаются ночи, там солнце день за днем все выше и выше поднимается в небе, а под землей все глубже, все ниже, все дальше от поверхности земли опускается пещера…

Длинный, вначале пологий спуск становился круче. Осторожный Царев предложил всем связаться веревкой, как это делают при трудных горных переходах. Спуск продолжался.

- Что ты об этом думаешь? - спросил друга Царев.

- Пласты сильно изогнуты и падают вниз. Значит, мы уже в предгорьях или под горами. Район сбросов…

- А ты не думаешь, - тихо спросил Царев, - что нам пора назад? Мы начинаем спускаться слишком глубоко. Не лучше ли вернуться сюда потом и лучше оснащенными? Ты замечаешь, что труднее стало дышать?

Андрей ответил шепотом:

- Я не спорю. Но слушай! Пройдем еще немного. Смотри! - и он протянул товарищу руку с комочком глины. - Понимаешь? На полу начинается нанос! Поэтому стало так особенно скользко До сих пор наносов не было. Это новое. Пройдем еще немного.

2

Как поломалась, как пала зима в половине марта, так и не смогла больше подняться со своими морозами и снежными бурями.

Сильная и ранняя весна наступила в этом году в западном предуралье. Днем и ночью дули устойчивые теплые ветры. Быстро опережая, как всегда, окрестные поля, освободилась от снега полоса отчуждения железной дороги. Солнце легче справляется с подкрашенным шлаком зимним покровом. Грачи прилетели шестнадцатого марта и бродили по железнодорожным насыпям. Спугнутые проходящим поездом неохотно поднимались отощавшие черные стаи и поспешно сыпались на пути за последним вагоном - в поисках еще редкой пищи.

А весна шла быстрым шагом. К двадцать шестому марта уже мало стало грачей на южноуральских дорогах. Они откочевали к рощи и к озерам. Там, над ноздреватым льдом в метелках мертвых прошлогодних камышей, уже кишели проснувшиеся насекомые.

В последние два дня марта прилетели первые серые дрозды, а на заберегах оттаивающих озер стало как-то сразу полно пролетной и прилетной водоплавающей птицы.

Оседал снег, час от часу открывалась земля. К десятому апреля полностью освободились поля, и в полдень от черной пашни клубами поднялся пар. В лесах открылись поляны, обнаружились широкие лунки кругом стволов деревьев.

Вздулись ручьи. В верховьях рек Уфы и Белой прошла первая подвижка льда. Еще день - и по всем склонам Южного Урала загремела вода. Первым яростно рванулся Сим.

На крупномасштабной карте горная часть бассейна речки Сим кажется чем-то вроде древесного листа. Масса извилистых жилок сходится к крутогнутому черешку. Летом и осенью в глубоких долинах-ущельях между шишками, - как называют горы на своем образном языке уральцы, - Сим в своих верховьях и его притоки только простые ручейки.

Не то весной! Так гонит солнце снег с крутых шишек, что мирные ручейки становятся потоками, а принимающий их подмогу Сим оборачивается нешуточной, злой и стремительной рекой.

В горах половодье недолгое. Недели на две, на три хватает высокой воды. Чем дружнее весна, тем выше поднимается свирепая вода, но тем и короче будет ее сила.

Самая хлопотливая и горячая пора пришла для рабочих горных лесопромышленных хозяйств. Всю зиму они рубили меченые спелые деревья, очищали их от сучьев и скатывали готовые бревна в ложе ручьев. В этих местах плоты вязать нельзя, и лес из гор должен выйти молевым сплавом. В дни половодья весь коллектив леспромхозов - па берегах. Нужно управлять ходом леса.

Стиснутая в узком скалистом ложе, вода бросает, вертит и крутит толстые стволы… Вздыблется в камнях бревно, к нему приткнется другое… Мигнуть не успеешь, как торчит поперек русла ежом ощетиненная плотина. Случится, что разом ударит вода, пробьется, дальше пойдет лес. Но ведь не всегда же одной силы довольно для дела! Закостенеет затор, укрепится самой водой и растет себе, и растет! Кончился сплав, пропала древесина.

А ведь один человек может разбить затор. Как многому другому, так и этой науке нельзя научиться со слов или из книги!

Всмотрится лесоруб, найдет опытным взглядом нужное место Для проверки на одно бревно наляжет, за другое дернет. Правильно! Возьмет человек в руки толстый рычаг, воткнет меж бревен и заведет его как раз под то бревно, что все остальные лежит.

И подальше, бегом! Она ведь, смерть-то, со смелым рядышком ходит и его оплошки только и ждет… Сделано дело: уже закончилась тысячетонная масса, заскрипела и как рухнет! И пошла дальше по воде, на стройки и на заводы, наша отменная древесина.

На высоком своде едва можно было различить острия свисших камней, так далеко они были. Под ногами же твердая, вся в трещинах корка, точно рваная жарким солнцем. Но какое же может быть солнце здесь, в сотнях метров под землей?

Гнутые глыбы известняка поднялись вверх, оторвавшись от своего ложа - древнейшей породы изверженного базальта. А долго они. лежали на твердой постели! Раковины моллюсков в полкилометра наслоились на дне океана, слились, окаменели. Сколько же дней уходило на такую работу?

А когда на берегу океана вверх поднимался горный хребет, рвал жесткую землю, какие же силы играли на шаре Земли и как это было?

Так было: земная кора разрывалась, пучилась, дробилась и падала. Вся поверхность земли волновалась. Открывая на необозримые пространства глубины своего дна, океаны отступали и вновь, бросались на сушу. Проглоченные, вмиг и навсегда исчезали с земной поверхности реки. Туманом мельчайших капель озера выплескивались к небу. Как трава, ложились первобытные леса стометровых деревьев-хвощей. Пространства, равные территориям теперешних государств, разом исчезали. На новых местах над потонувшими горами появились новые моря. В атмосфере на сотни километров поднималась пыль, от разрушений, на долгие недели, погружая землю во мрак, заливая ее густыми, грязными ливнями.

Вся земная поверхность морщинилась. Сталкивались не волны жидкости, двигались гряды горных пород. А сколько же дней могло бушевать землетрясение после того, как одним скачком вверх вырывался новорожденный горный хребет?

После таких рождений поверхность планеты создавалась наново…

Однако же в самом факте землетрясения, с точки зрения современной геомеханики, нет ничего непонятного, нет ничего замечательного - скрытые силы земли, всегда существовавшие и существующие в равновесии, ищут и находят новое, нужное им равновесие - и только.

Мысль человека, постигая и делая выводы, находит другое, более замечательное и неизмеримо более значительное: жизнь, живая жизнь живых существ проходила через все испытания, не погибая. Она, эта жизнь, сохранялась, продолжалась в своем неукоснительном поступательном движении, в своем ничем не прерываемом развитии, жизнь живых существ, более прочная, более долговечная, чем море, суша и горы!

3

…Следы грандиозных древних перемещений земной коры, называемые сбросами, сглажены на поверхности. Они засыпаны обвалами, заросли позднейшими отложениями, сравнены, незаметны для глаза. Недавно советские геологи под гладью западносибирских степей нашли следы колоссального сброса. Приблизительно по меридиану Челябинска, на тысячи километров с юга на север, здесь некогда появился гигантский отвесный порог. Он свидетельствовал об одном из движений Уральского хребта, этот разрыв с разницей уровней в семьдесят метров!

На западных гранях хребта подземные путешественники нашли в глубинах земли современника челябинского сброса. Монолитная толща известняка выгнулась над базальтовым ложем, образовав полость. Высохшее ложе подземной реки привело сюда четырех людей.

Дышалось трудно. В неподвижном воздухе пещеры стоял неопределимый тяжелый запах. Дыхание оставляло во рту странный вкус.

Столбы базальта разрывали плоский пол. Их подножья высовывались из застывшей, приподнявшейся корки.

Так вот оно… странный тяжелый запах мог подниматься только снизу, наверное, от этой черной растрескавшейся массы. Покрытый сверху тонким слоем чего-то, похожего на спекшуюся глину, грунт пещеры рыхло рассыпался в руках. Черный песок, чуть смешанный с пылью и с черными же камешками, оставлял на ладонях желтые искорки и тусклые серые чешуйки.

Размахивая киркой, Андрей бил ее широким концом у себя под ногами, разбрасывая грунт в стороны. Стенки ямы стекали вниз.

Все больше и больше было видно желтых искр.

Задохнувшись, Андрей выпустил из рук кирку, стал на колени и в упор светил фонарем. На дне ямы была плотная смесь желтого и серого. Молодой геолог захватил горсть тяжелой сыпучей массы.

Между пальцами текли сухие струйки.

Андрей с усилием выпрямился и разжал руку. Все видели, как с его ладони тек крупный золотой порошок, оставляя в середине ладони все уменьшающуюся кучку. Андрей зажал в кулаке черный камень с резкими острыми гранями. Он протянул его снизу Цареву.

- Возьми… Часы…

Острая грань черного камня - алмаза - со скрипом прочертила белую полосу на толстом часовом стекле.

Андрей хрипло дышал. Новгородцев, бледный до зелени, хватал воздух ртом, как рыба, выброшенная на берег. Голова Елены закружилась, и девушка схватила брата за плечо, чтобы не упасть.

Карнаухов стоял в яме по пояс.

- Мало воздуха… - сказал он с усилием. Его голос звучал слабо, глухо. - Руку!.. - сказал он. Он делал попытку выбраться из ямы, но ее края осыпались под его ногами.

- Руку! - повторил Андрей.

Очень высоко, почти невидимый, над маленькой кучкой людей грозно нависал свод колоссальной пещеры. Слабо, бессильно светили электрические дорожные фонари. Кругом смыкалась тьма сотен тысячелетий.

- А это? Это! Смотрите! Нет? Да! Это действительность! Можно видеть, можно осязать!

Корка хранила отпечатки. Глубокие, продолговатые, они шли пятью правильными цепочками, сближались, расходились, опять сближались. Только шаги человека могли оставить такие следы, Да. Да. Корка была продавлена ногами людей!

В висках громко стучала кровь. Начинало казаться, что жесткий пол пещеры поднимается и опускается под ногами, как зыбкое торфяное болото.

- Я задыхаюсь… бормотал Новгородцев. - Вернемся! Я погибну с вами… они сошли с ума… назад…

Никто не отвечал Новгородцеву, и он брел за другими. Но почему ноги подземных путешественников не оставляли следов? Те следы, по которым они шли, были глубокими, четкими, бесспорными… И это было необходимо. Подземные путешественники шли по следам. Люди шатались, опьяненные тяжким воздухом пещеры.

- Я не могу отказаться… мы не должны отказаться… - твердил Андрей. Он не мог бы сказать, произносил ли он эти слова или только думал. Его цепко схватил за плечо Михаил:

- Стой! - сказал он. - Стой! Что дальше?

Другой рукой Царев притянул к себе сестру. Три головы сблизились. Новгородцев догнал остановившихся товарищей.

Михаил делал громадные усилия, чтобы преодолеть странное опьянение, мучительную головную боль и грохот в ушах. Он говорил:

- Мы вдыхаем что-то ядовитое… Древняя разложившаяся нефть? Не знаю… Что дальше? - спросил он. - Мы можем отравиться… Все должны понять… - никто не отвечал. Михаил продолжал: - Мы рискуем. Сознательное решение каждого и всех!

Мертвенно бледное лицо Елены приблизилось к лицам друзей.

Она говорила, едва шевеля побелевшими губами на неподвижном лице. А голос прозвучал глубоко и уверенно:

- Пойдем по следам. Они прошли, и мы должны. Мы наследники. Вернуться - стыдно.

За ее спиной взорвался Новгородцев:

- Я умоляю вас вернуться. Что вы? Вы хотите найти еще трупы в конце? И остаться с ними? Тоже трупами? Назад!

Карнаухов перебил Новгородцева:

- Я не знаю пути назад! Не хочу знать! Я потерял дорогу! Только вперед!

4

…Никто из четверых путешественников не мог бы сказать, как долго они шли по следам. Андрей и Михаил поддерживали Елену.

Чтобы не потерять их, Новгородцев держал Царева за руку. У всех кружились головы.

Пол пещеры ходил, как живой. Люди шатались, спотыкались.

Странные видения овладевали опьяненным неведомым ядом сознанием.

Тяжелый воздух все густел и густел, развевался черными полотнищами, теряя прозрачность. Пол отрывался под ногами. Вспыхивая панцирями золотой чешуи, чудовищные рыбы шевелились в глубинах, распахивали острыми носами серый платиновый песок на морских отмелях. Сами раскрывались грандиозные перламутровые раковины, и из них сыпались в твердую воду сверкающие черным огнем алмазы. Волны каменели тяжкими белыми пластами.

А между видениями и людьми ясно, твердо, бесспорно шли цепочки глубоких следов человеческих ног. Нужно было карабкаться по ним вперед и вперед, выше и выше. Ничему другому не нужно было верить. Сейчас были нужны только следы.

5

Плавно вверх уходил тоннель. Кончилась запекшаяся корка, кончились следы. Все легче и легче можно было дышать. Еще оставалось ощущение тяжелого запаха, еще был во рту странный вкус.

Еще мучительно болела голова, и стучала кровь в висках, причиняя эту боль. Но сознание яснело, освобождаясь от видений, и мысль могла больше не бороться за существование. Болезненное опьянение проходило

Они прошли! Вперед! Они понимали, что нужно уйти дальше, чтобы в безопасности отдохнуть, чтобы дать покой отравленному ядовитыми испарениями мозгу и истощенным мускулам. Люди спотыкались, падали. Андрей ушиб колено и шел, тяжело хромая.

Еще немного…

Глубоко вздохнув, вожак остановился, скомандовал:

- Стой! Привал, - и сбросил мешок с плеч.

Карнаухов не случайно выбрал место для отдыха. Пещера образовывала разветвление и слева подходил неширокий тоннель.

Он мог обеспечить какую-то вентиляцию. Михаил заставил себя пройти несколько десятков шагов по тоннелю и вернулся. Узкая пещера вела к северу.

Есть никому не хотелось. Путешественники молча готовились ко сну.

- И все-таки мы сумели пройти через бездну… Как они, - тихо промолвила Елена.

- Да… если бы не следы… - отозвался Карнаухов.

Послышался неуверенный, виноватый голос Новгородцева:

- Я… Я испугался… я думал, мы погибнем… я был неправ…

- Золотая, черная, страшная и чудесная бездна, - сказал Царев.

…Все крепко спали. Лежа на узком днище резиновой лодки, Елена зябко прижималась к спине брата. Сон девушки был тревожным. Она вновь переживала переход через страшную черную пещеру к задыхалась, бродя среди чудовищных столбов базальта и разыскивая потерянные следы. Потом девушке снилась вода. Она видела себя на берегу сурового бурного моря. Волны гремели, как выстрелы орудий. Шипела и скрежетала галька. Со свистом неслись водопады, пенились буруны. Игра снов сменялась, точно на экране. И девушка видела, что она находится на всеми оставленном пароходе. Она заперта в тесной каюте. Вздувшаяся река несла и крутила никем не управляемое судно среди высоких скалистых берегов…

Постепенно девушка просыпалась. К ней уже вернулось сознание того, где она находится, но шум воды не утихал. Он изменялся и делался еще более громким с пробуждением.

Несколько недолгих секунд сон смешивался с действительностью.

Елена встала, зажгла свой фонарь, всмотрелась и закричала.

- Просыпайтесь! Вставайте!

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
ПЕЩЕРА ПОКАЗЫВАЕТ ЗУБЫ
1

Из левого, северного ответвления от основной пещеры стремительно неслась бурная мутная вода. Она пенилась, вздувалась короткими ломаными волнами, кружилась водоворотами.

Место для привала было выбрано дальше ответвления и выше его по уровню. Поток ударял в стену и разливался почти до ног подземных путешественников. Ниже привала вода заполнила пещеру во всю ширину, и целая река неслась по пройденному экспедицией пути.

Вода все прибывала и прибывала. Громадная сила гнала поток, толкала его ударами мощного поршня. Пришлось подняться выше, чтобы уйти от воды. Откуда-то извне приходили волны, одна больше другой. Слой наращивался на слой.

Странное эхо рождалось под низкими сводами. Многократно отражаемый камнем, звук искажался. Он совсем не был похож на веселый шум наземных вод.

Подъем, который преодолела экспедиция в последние часы своего пути, был достаточно крут. Он легко поглощал поток, за ним находилась золотая бездна. Люди стояли и освещали своими фонарями дикую картину подземного наводнения. Казалось, что оно достигло своего предела. Вот на поверхности потока мелькнуло что-то бесформенное. Михаил Царев закричал:

- Это ветка дерева!

Вслед за веткой в потоке прокатилась мохнатая масса. Переворачиваясь, она, как живая, взмахивала длинными лапами. На миг показался свежий срез ствола вершины ели или пихты. Ныряя и вертясь, пронеслись темные поленья.

Подземное наводнение длилось уже полчаса или немногим дольше. Затем вода стала резко спадать. Подземное наводнение кончилось так же внезапно, как началось. Еще несколько минут, и тоннель обсох совершенно. Вода исчезла. Только кое-где оставались в пещере лужи, куски коры, ветки деревьев. У ног подземных путешественников лежал тонкий нанос грязи, черной хвои и прошлогодних листьев.

В верховьях невиданной и малоизвестной южноуральской реки Сим, в горах, есть одно примечательное место. В узкую долину-ущелье высовывается отрог горы. Река, спрямляя свой путь, пробила гору и проходит под ней не такое уж малое расстояние - километра полтора, если не все два.

Тому назад лет двадцать или двадцать пять в горах началось правильное лесное хозяйство. Поднимаясь весной, Сим большей частью своих вод проходил в обход своего узкого подземного русла, но помеха лесосплаву все же была.

Верхний вход в подземный участок завалили камнями. Теперь весной только самая малая часть воды проникает сквозь щели грубой плотины. Летом же Симу этих щелей хватает вполне. Он своей скудной летней водой по-прежнему сочится старой дорогой и вытекает ручьем с другой стороны из-под широкого неправильного свода, под которым впору пройти, не сгибаясь, и самому высокому человеку.

От этого-то места, с километр вниз по течению, между крутыми скалистыми берегами, утром шестнадцатого апреля сбился затор из сплавляемых бревен.

Как говорится - бывает и на старуху проруха, - а конь на четырех ногах, да и то спотыкается! - проморгали рабочие, вовремя затор не разбили… Теперь же, как ни бились двое опытных лесорубов, ничего у них не получалось!

- Черт же тебя ломай, проклятый! Чтоб тебя язвило! - ругались рабочие. А река вскоре остановилась совсем. Вода закружилась и стала успокаиваться, поворачивая вспять по течению и образуя нечаянный пруд с далеким подпором вверх по ущелью.

И надо же! Беда одна не ходит! Бригадир с аварийным запасом толовых шашек с утра подался вверх по реке. Искать его побежал лесоруб помоложе, а оставшийся так обозлился, что на реку больше и смотреть не хотел! Меж тем весь лес с верховьев, числом не менее шести тысяч бревен, сбился к затору. Вода же так поднялась, что совсем закрыла и то место, где Сим норится под землю.

К часу дня, растрепанный, без шапки и без голоса, из лесу кубарем выкатил бригадир, за ним появился и отставший посыльный.

Через десять минут издали было видно, как затор дернуло. Грянул взрыв и пошел гулять перекатами по горам, как веселый весенний гром. Дав, наконец-то волю воде, рассыпалась дикая плотина.

Каша из бревен покатилась вниз, с размаху прочищая русло с временно обмелевшим лесом. Люди тоже заторопились вниз. Лес сбился густо, смотреть нужно в оба. Теснина опустела, точно ничего в ней не было.

2

Сидя в резиновой лодке, Карнаухов говорил, как всегда, бодро и громко:

- Давайте-ка, товарищи, рассудим толком, не торопясь, по всем правилам технического совещания. На повестке дня вопрос: предложения по дальнейшему плану действий. Михаил! Слово тебе!

- Вот что я думаю, - сказал Царев. - Воды вниз прошло немало. На земле началось половодье. Карст получает воду. Словом, благоприятные зимние условия нашего путешествия окончились. Подземная обстановка изменилась. Должен сказать еще, что я сейчас нашел ответ на занимавшую меня загадку. Мы прошли бездну только благодаря глубоким, четким следам. Но своих следов не оставили. Почему? Когда шли они, грунт был размягчен. Следовательно, бездна получала и раньше воду и вода куда-то могла уйти, Мой вывод таков - если обратный путь и залит водой, то не навсегда…

Михаил сделал паузу и продолжал:

- Но теперь я свято верю в легенду о бежавших пугачевцах. Мы уже в районе гор. Выход не может быть далеко.

- Теперь я скажу! - закричал Андрей. - Мы нашли россыпи золота, платины, алмазов! Здесь подземная география такова: мы пришли в нашу золотую бездну одним руслом древней реки, вышли - Другим. Эти исчезнувшие карстовые реки намыли для нас склад. Мы вернемся для подробного исследования, запасшись кислородными приборами. Но не сейчас. Мне еще мало. Ты только здесь поверил в легенду, Михаил, а я всегда в нее верил. Случая не было, вот беда. Конечно, выход близко. Нам хватит продовольствия на пять дней, света - на шесть. Против того, чтобы идти назад, есть и еще одно соображение: мы прошли бездну по следам. Честно говоря, я потерял ориентировку. А искать вход в наш западный тоннель в отравленной атмосфере опасно. Сейчас следы под водой. Словом, все за то, чтобы идти только вперед.

Андрей встал. Его лицо покраснело от возбуждения. Молодой геолог обратился к Новгородцеву:

- А вы что нам скажете?

Новгородцев сидел, опустив голову. Он поднял лицо и ответил:

- Я уже сказал. Вчера. Я пойду с вами… У меня один вопрос. Как бы сказать? Если с нами что-нибудь случится? Что будет с результатами экспедиции?

- Ничто не пропадет! - с силой ответил Андрей. - Я люблю говорить - нет случайностей. Товарищи иногда шутят над моей поговоркой. Недавно меня директор завода поймал - вода на площадке нашлась случайно! А я сейчас опять повторю - нет случайности. Мы не случайно нашли золотую бездну, также как не случайно наше правительство приняло решение строить завод и не случайно на площадке нашли пещеру. Нам покоряется Земля! Что же касается нашей личной безопасности, то кто мы с вами? Разве мы какие-нибудь жалкие американские авантюристы-золотоискатели? Пусть я потерял ориентировку после вчерашнего перехода через бездну! Пусть мы черт знает где под землей! Но мы не одиноки. Народ с нами. Если мы здесь просто ляжем и будем лежать, недели через две, если не раньше, сюда явится Куржаков или еще кто-нибудь и спросит: "Что случилось? Ваша командировка кончается, а вы бездельничаете?".

Андрей весело рассмеялся. Царев добавил за него:

- Да. Дорога пробита.

- Пойдемте дальше, - заключила Елена.

Широкий тоннель явился естественным продолжением всего пути. Здесь протекала река, несшая в своих водах драгоценные металлы, этой дорогой прошли в горы пугачевцы.

Но впервые подземные путешественники попали в тупик. Пятый час пути от места подземного наводнения привел их к началу широкой пещеры. Обвал образовывал какое-то подобие циклопической стены, преградившей дорогу. Она была сложена почти вертикально из громадных обломков камней. По стене слабо сочилась вода, падали капли. Было сразу видно, что тоннель разрушен.

Первое серьезное препятствие. Избалованный удачей, Карнаухов испытывал чувство острого разочарования. Он рассматривал крупномасштабную карту и старался хотя бы приблизительно определить точку нахождения экспедиции.

Михаил невольно вызывал досаду своего друга. Он рассматривал стену и говорил:

- Этот завал не производит впечатления древнего события. И вода проходит не глубинная. Это снеговая вода. Где-нибудь над нами карстовая воронка…

Андрей молча соглашался. Вот они, изображенные топографами частыми горизонталями, большие, заросшие лесом, котловины среди крутых гор. Они не имеют видимого выхода для дождевых и снеговых вод, но совершенно сухи, не заболачиваются. Прав Михаил.

Андрей с раздражением закрыл планшет:

- Не вышло! И он сказал, обращаясь к товарищам: - Выход пугачевцев завалило. Но я его найду. Буду искать. Перерою все горы наверху!

Сидя на своем мешке, Карнаухов ворчал: "Не люблю идти назад". А Михаил, сопровождаемый Новгородцевым, пошел вдоль обвала. Иногда он тушил фонарь и вглядывался вверх. Не мелькнет ли дневной свет? Это не было бы невероятным.

Вдруг Михаил поскользнулся, вскрикнул и упал. Новгородцев бросился к нему. Он увидел, что Царев скользит в зияющей черной щели. Он упирался руками, пытаясь найти опору. Выпущенный из рук фонарь висел под ногами Царева, раскачиваясь на шнуре.

Луч света на блестящем камне - это было последнее, что рассмотрел Новгородцев и очень хорошо запомнил. Новгородцев бросился на грудь, вытянул руки и попытался схватить товарища.

Пальцы ощутили гладкую кожу куртки и сами вцепились в воротник.

Михаил сделал движение, и Новгородцев почувствовал, что они оба сдвинулись вниз по гладкой поверхности камня. Новгородцев инстинктивно старался зацепиться за что-нибудь носком сапог. Он напряг мускулы ног и ступней, стараясь найти опору. Оба молчали.

Михаил больше не шевелился.

Новгородцев не отдавал себе ясного отчета в том, что происходило. Вцепившись в плотный кусок кожи воротника куртки, он ощущал, без мысли и без вывода, медленное - так движется минутная стрелка - скольжение вниз. Время отсутствовало. Новгородцеву захотелось разжать пальцы. Тогда он мог бы встать и отойти от страшного места, но разжать пальцы и выпустить это тяжелое, тянувшее его вниз тело он не мог, ему не удавалось это. Руки были сильнее его, они держали его самого, потому что человек живет не только для того, чтобы цепляться за жизнь. Оказывается, что самое важное дело было в том, чтобы цепляться за кусок гладкой выделанной кожи. Это было странно, но сами мускулы тоже понимали, что так нужно. Они сжимали пальцы и никогда не согласились бы их освободить.

Сзади слышались голоса. Что-то кричала Елена. Новгородцев знал, что это ее голос, но слова не доходили до сознания, только звуки. Мысль вернулась к Новгородцеву как-то сразу. Его правую ступню схватила петля, и тогда он сразу почувствовал ломающее напряжение и мучительную боль в пальцах и в плечах. Но когда и как рядом с его руками, вцепившимися в воротник куртки Михаила Царева, появились еще две руки, он не заметил.

Снизу сказал спокойный и самый обычный голос Царева:

- Вы поторопитесь… чтобы не опоздать…

Карнаухов ответил прямо в ухо Новгородцеву:

- Торопимся! А, ну? Потянули! Перехватывай! Еще! Опять потянули!

3

…Подземные путешественники так устали, что привал на ночь был устроен вблизи от тупика. Все быстро заснули, и только Андрей Карнаухов долго лежал без сна, стараясь не шевелиться, чтобы не беспокоить Новгородцева. Тот вздрагивал во сне и иногда неразборчиво бредил.

Молодой геолог думал о том, что может ждать экспедицию.

Перед ним больше не было того прекрасного неизвестного, которое он любил больше всего в жизни. Да, не было… Нужно идти назад.

И только что едва не погиб Михаил. Если бы не Новгородцев… Есть, видно, и в этом человеке здоровая ткань под канцелярским наносом. Обстановка осложнилась. И подземное наводнение было грозным предупреждением. Карст показывает зубы… Да. Золотые зубы с платиновыми прослойками, с алмазами… пусть показывает.

Андрей иногда любил пошутить сам с собой, наедине. Но сейчас руководитель экспедиции не был спокоен, и шутка не получалась. Андрей чувствовал сзади себя черную бездну, залитую водой.

Над водой стояли густые, ядовитые газы…

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
СЕДАЯ ДРЕВНОСТЬ
1

На обратном пути Карнаухов остановил группу у входа в узкий тоннель, пропустивший вчера подземное наводнение.

- Вот что, товарищи! - сказал вожак экспедиции. - Откровенно говоря, у меня есть большие сомнения о проходимости нашей золотой бездны. Там трудно дышать. Если вода еще стоит, следы скрыты. Я не отдаю себе отчета в том направлении, по которому мы пересекли бездну. Где вход в нее? Как найти его? Все это меня бы не смущало, если бы там можно было свободно дышать. А не исследовать ли нам это разветвление? Ты что на это скажешь, Миша?

Царев ответил:

- Я тоже все время думаю о том, что ты сказал. Вода прорвалась с поверхности, что тут говорить. Но наводнение прервалось вдруг. Это-то мне и не понравилось. Создалось впечатление, что прорвавшуюся реку остановил обвал. Пещера заткнулась, как пробкой. Почему? Естественный ответ: часть свода была в неустойчивом положении, и вода разрушила его окончательно. Тогда и мы не пройдем…

- Такие же мысли и у меня, - сказал Андрей. - Я твердо уверен, что не этой щелью прошли пугачевцы. И сейчас уверен, что не ошибаюсь.

- Так как же быть? Пройдем старой дорогой, через бездну?

- А по-моему, вы оба можете ошибиться! - вмешалась Елена.

- Почему?

- Слушайте! Пещера совсем сухая. Неужели через обвал не может пройти вода? Хоть немного? А ее нет совсем. Почему бы река не нашла себе попросту другой ход?

- А не права ли ты, Ленок? - и брат ласково обнял сестру.

Ободренная девушка продолжала настаивать:

- Все видели, какие большие ветки тащила вода. Неужели мы не сумеем протиснуться?

Карнаухов не хотел признаться в том, что перспектива перехода через золотую бездну сейчас, когда нужно было окончательно решиться, внушала ему страх. Его живое воображение подсказывало массу трудностей. К тому же, не активизировались ли ядовитые испарения от контакта с водой? Хорошо… пусть это будет только отсрочкой… время идет… вода в бездне должна спадать… только бы можно было рассмотреть следы…

Точно читая мысли Андрея, девушка продолжала настаивать:

- Нечего бояться. Что у нас, сил не хватит? Я знаю… Продовольствие можно растянуть. И не обязательно, чтобы все мы расходовали батарейки. Светить может только передний. Этого хватит.

- Я могу есть в три раза меньше и идти в темноте! - храбро поддержал девушку Новгородцев. - Вы, Андрюша, должны слушать меня и Петра Петровича! Мы с ним представляем голос масс! - и девушка ласково улыбнулась Новгородцеву.

- В самом крайнем случае, мы сможем дождаться помощи со стройки, - добавил Новгородцев. Со вчерашнего дня в нем произошла перемена.

- Решено! - утвердил руководитель экспедиции.

2

Но беспокойство не оставляло Карнаухова. После того как едва не погиб Михаил, ведь он был спасен только неожиданным мужеством Новгородцева, Карнаухов впервые в жизни начал познавать бремя большой, настоящей ответственности. Пусть он и пытался подшучивать над собой, но это было так. До сих пор молодой человек знавал тревоги зачетов и экзаменов, случалось ему неудачно выступать на собраниях, были неуспехи на работе. Но тогда он бывал один. А одна не болит голова, а коль болит, то все одна! - так говорит старая русская поговорка.

И настоящую ответственность, ответственность за жизнь руководимых людей и за успех порученного дела молодой геолог испытывал впервые. Есть положения, в которых мы делаемся в недолгий срок старше на годы.

Только накопленный жизненный опыт позволяет заранее взвесить результаты действия. В начале же жизни лишь после осуществления намеченного человек может отдать себе правильный отчет в значении совершенного им и, оглядываясь назад., оценивает свои поступки точной мерой и весом.

Еще вчера Карнаухов был уверен в своей правоте, но теперь он сомневался. А не действовал ли он под впечатлением минуты?

Не нужно ли было ограничиться находкой золотой бездны? Где было правильное решение и где было увлечение успехом, горячность, необдуманность?.

Группу вел Царев. Проникнув в узкий тоннель, они не производили съемку пути, чтобы сократить время, и только показания шагомеров должны были сказать о размерах пройденного расстояния.

Задумавшись, Андрей не отдавал себе отчета, как долго он идет по новому тоннелю. Он остановился, когда остановился Царев.

Пещера поворачивала и суживалась. Проход почти на высоту человеческого роста был забит кусками дерева и ветвями. Михаил взобрался наверх и поднял фонарь. Он увидел впадину в стене, порог и за ним большое, почти круглое отверстие. Новгородцев ловко забрался к Михаилу, оперся о стену руками и подставил спину.

Царев немного подтянулся на руках, стал товарищу на плечи, поставил колено на каменный порог и скрылся в черной дыре. Почти тут же он позвал:

- Забирайтесь сюда все!

Вход был низким, проникать в него приходилось, согнувшись, почти до полу. Но дальше можно было выпрямиться.

Пещера не казалась большой. В глубину - не больше двадцати шагов и значительно уже в ширину. Здесь свод не нависал над головой. Стены уходили вверх. Они постепенно сужались, и где-то, как казалось, очень высоко, виднелась светлая точка. Подземные путешественники поняли сразу, что это был дневной свет.

Только у входа был виден каменный пол пещеры, он казался, сглаженным, отшлифованным. Внутрь уровень повышался. Неровная плотная масса состояла из пепла, в котором можно было рассмотреть куски сгнившего дерева, кости, острые смолистые сучки, У стен возвышались кучи костей. Можно было различить толстые, изогнутые черно-коричневые бивни.

- Может ли быть? Клыки слона? - сказал кто-то.

Царев нагнулся и взял в руки камень. Тяжелый, продолговатый кусок гранита имел в середине правильное круглое отверстие. Один конец камня был заострен, другой тупой. Каменный топор…

…Может ли случиться, чтобы давно прошедшее вдруг вернулось, вдруг вторглось в нашу жизнь сейчас, в минуту, которая идет, которая еще не прошла? В этом подземном убежище все оставалось, таким, каким оно было, когда его покинул последний владелец.

У задней стены было возвышение - место очага. Стена еще носила следы огня, и время не уничтожило копоть, глубоко въевшуюся в поры и трещины камня. Если бы подземные путешественники могли сложить костер, его дым так же поднялся бы вверх, как он поднимался к далекому выходу из естественной трубы тысячелетия назад.

Громадные черепа вымерших зверей, свидетельства доблести и силы древних людей, могли еще и сегодня служить удобными сидениями.

На каменных стенах виднелись странные сочетания глубоко врезанных линий. Чем больше вглядывались в них молодые люди, тем яснее делались образы, созданные руками первобытных художников. Грубые изображения поражали своей верностью природе.

Горбатый мамонт изгибал хобот, чтобы показать мощные бивни.

Толстая шерсть исчезнувшего колосса стояла дыбом на затылке и падала почти до земли. Длинноногий олень наклонял голову под тяжестью ветвистых рогов. Стелился гибкий хищник, первобытный тигр, и острые зубы торчали из его пасти. Неуклюжие лапы расставлял остромордый медведь. Птицы с раскрытыми крыльями тянули свои тонкие голые шеи.

Здесь было все как когда-то… Сейчас, бесшумно проскользнув через узкий вход, отшлифованный ногами многих поколений, появится, одетый в звериные шкуры, прародитель современных людей.

Видно, до этого дня никто еще не проникал в глубокое подземное убежище, надежный дом первобытного человека.

Подземные путешественники не рылись в толстых отложениях пола пещеры. Они не тронули ничего. Они знали, что скоро сюда придут ученые, которые тщательно изучат все малейшие подробности, просеют драгоценный пепел.

- У меня есть одно предложение! - сказал Андрей Карнаухов. - Мы назовем эту пещеру пещерой Царевых!

- Почему? - спросила Елена.

- Это вы настояли обследовать тоннель, а Михаил первым вошел в пещеру. А теперь дальше. Мы близки к земле. Хозяева пещеры не могли подниматься в трубу. Они проходили тоннелем.

Добрый знак! Чувствовалось движение воздуха, свежего земного воздуха! Вскоре перед подземными путешественниками открылась новая картина. Почти перпендикулярно к тоннелю шел широкий низкий канал. Со дна выступали резкие очертания гранитных скал, лежала галька, окатанная водой.

Между камнями тек быстрый ручей. Это была не та прозрачная влага, - к которой привыкли люди в своем путешествии. Перед ними поспешно текла мутная вода поверхности земли, вода полых вешних вод. Она имела замечательный вкус весны, вкус талой проснувшейся почвы.

Андрей забыл свои сомнения и тревоги. Усталости как не бывало. И он весело покрикивал:

- Ну, как? Придется выдать премию инициаторам! Что же? Последний привал. Предлагаю - пять минут, а я пойду на разведку!

Разве кто-нибудь мог согласиться ждать? Но короткий переход был нелегок. В воде, между камнями. Сначала до пояса окунулся Карнаухов. Потом в яму попал Михаил Царев. Новгородцев разбил свой фонарь.

Ровно в пять часов вечера люди заметили впереди слабый синеватый свет. Елена закричала:

- Ура! Мы выходим!

Привыкшие к темноте и к скудному свету фонарей, глаза подземных путешественников уже хорошо видели все в слабом дневном освещении. Вот и резко очерченная граница пещеры. Извне рвется шум реки. И день. И теплый воздух весны!

Как ослепителен солнечный свет… Не сразу смогли увидеть участники подземной экспедиции высокие скаты ущелья вверху и быструю реку у себя под ногами. Им пришлось закрывать руками глаза, болевшие от нестерпимо яркого света, и ждать, пока не справится зрение.

К берегу нужно было добираться в ледяной воде вдоль отвесного среза гранита. Но молодые люди так закалились под землей, что теперь им все казалось легким и простым. Товарищи весело шутили, помогая друг другу.

Вот и конец, вот и сухая земля под ногами. Успех и победа. Они вышли "наверх" восемнадцатого апреля.

- Отныне наш знаменательный, памятный день!

На освещенных солнцем южных скатах глубокой теснины уже не было снега. В затененных местах северной стороны кое-где еще истекали водой последние остатки сугробов. Было безветренно. В тихом воздухе прозрачно и четко щебетала синица.

- Давайте поскорее разводить костер. Нужно высушиться. Собирайте хворост. Вот подходящая сухая береза. А, ну! Нажмем! - по привычке командовал Карнаухов.

На сухом месте, между двумя густоветвистыми пихтами, они устраивали себе ночлег. Молодые люди нарубили пихтовых ветвей, таких удобных, с такой пышной хвоей. Они протянули шест между деревьями, оперли на него стену пихтовых лап. На землю они набросали толстый упругий слой тех же ветвей, и перед этой широкой постелью развели славный длинный костер. Сразу стало жарко, быстро сохла одежда.

Захотелось есть, как никогда. У всех обнаружился волчий аппетит. Долой паек - все ели до отвала. Молодые люди кипятили речную воду в своих походных алюминиевых кружках и, обжигая пальцы и губы, с наслаждением пили кипяток. Жизнь была прекрасна.

- Но до чего же вы все мохнатые и черные! - хохотала Елена, разглядывая своих товарищей, их темные лица, поросшие почти двухнедельной щетиной. Потом девушка посмотрела на свои руки с обломанными ногтями и с потрескавшейся кожей и покачала головой. Через минуту она опять хохотала: - Нет, ты посмотри на себя, Миша! - сестра протягивала брату карманное зеркальце. - Ты похож на какого-то зверя, право же? У тебя совсем другое, не твое лицо! А Андрюша стал похож на бедуина из книжки. Точно такое же длиннейшее коричневое лицо и попытка отпустить тощенькую бородку!

- Не нужно мне твое зеркало! Тебе самой не мешает умыться, - отшучивался брат. - А что у тебя творится на голове! Ай, ай, ай! Пук сена, настоящего сена!

Девушка расчесывала волосы и делала гримасы, так как гребень застревал в сбившихся прядях. Когда Новгородцев порылся в своем мешке и достал кисточку и плоскую коробку с безопасной бритвой, Елена весело закричала:

- Можете убедиться, Петр Петрович умнее вас всех! В награду можете получить мыло, но только с условием - ни за что не давайте бритву ни Мише, ни Андрюше. Они могут потерпеть. Я настаиваю, чтобы они снялись в таком виде. Обязательно! Я вставлю карточку в рамку и напишу: современные пещерные люди!

3

Солнце ушло за горы. Ущелье затянулось тенями. Внизу бурливо тек Сим. В вышине черные верхушки деревьев уже слились в непрерывную черную зубчатую линию.

Путешественники без труда заготовили сухого дерева, которого много в гостеприимном уральском лесу. Хватит на всю ночь. Свежие пни в лесу говорили о работе людей. Андрей Карнаухов считал, что железная дорога не должна быть далеко. А хоть бы и далеко? Легко ходить по земле, где светит солнце, а не узкий луч электрического фонаря.

А сейчас нужно выспаться вволю на мягкой пихтовой постели у яркого теплого костра. Это предстоящее удовольствие путешественники ни на что сейчас не променяют.

- Замечательно жить на свете… - шепнула Елена, засыпая.

Андрей говорил:

- А все-таки пугачевцы вышли не здесь. Лоб себе разобью, а найду. Мы должны… - сон прервал его на полуслове.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
НА ЗЕМЛЕ
1

Самое обычное, самое привычное и простое, но и самое удивительное в нашей жизни - это движение времени. Безостановочно секунды слагаются в минуты, часы, дни, месяцы и годы… Они несут с собой перемену всему, что только существует в мире. И нет такой силы, чтобы остановить движение времени!

Но человеческое сознание по-разному воспринимает движение времени. Мчатся насыщенные событиями дни. Чем скорее идет время, тем быстрее растет и развивается человек.

…Вышел на горную поляну лось и замер. Он увидел длинное яркое пятно, вырезанное в темноте. Пятно колебалось, поднимаясь и опускаясь. Запах дыма, горький и сладкий, остановился в ноздрях зверя. Тревожно и страшно пахнет желтый огонь, когда он идет по лесу в сухое жаркое лето. А этот - добрый, знакомый. Только его и боятся злой комар, хищный овод и неотвязно-докучливая мошка.

Приходилось старику бесшумно подходить летней ночью к разложенным людьми кострам в лесных дебрях. Случалось ему чутко спать, находя в дыму отдых от навязчивых мучителей, и умел он неслышно исчезать при первом движении и вздохе проснувшегося человека. Но еще свободен воздух от злых врагов и не нужен лосю дымный костер. Кладет умный и строгий зверь на спину широкие рога и уходит своей дорогой.

Новгородцев проснулся от холода. Товарищи спали. Новгородцев посмотрел на звезды над вершинами деревьев и на свернувшуюся в комочек Елену, встал и осторожно подбросил сухого дерева на подернутые пеплом угли. Костер задымил и через минуту ярко вспыхнул. Стало тепло. Новгородцев больше не хотел спать. Он сидел перед костром и смотрел в огонь. Редкий человек бывает равнодушен к причудливой игре пламени.

Пуская острые струйки дыма, корчилась и свивалась береста.

Делались прозрачными и распадались тонкие еловые веточки. Языки пламени трепетали, каждый по-своему, удивительные в неповторимости и в разнообразии форм и оттенков. Новгородцев смотрел, не отрываясь. Казалось, что огонь занимает его всецело.

Вдруг что-то странное послышалось молодому человеку. Точно где-то очень далеко, невнятно и разноголосо, заговорили люди. Новгородцев тревожно вытянул шею и прислушался. Нет сомнения!

Опять донеслись голоса, громкие, звучные… Только слов нельзя было разобрать. И в третий раз заговорила далекая толпа. Было ясно слышно чье-то серебряное горло.

Внезапно зашевелилась и села Елена, не открывая глаз. Она быстро-быстро заговорила, не просыпаясь:

- Обязательно, обязательно, обязательно… Скорей! Да слушайте же, скорей, вперед!

- Спите, спите, Елена Константиновна, спите, еще ночь! - шепотом сказал девушке Новгородцев, - шшш… нужно спать…

Елена послушно легла, глубоко вздохнула и успокоилась. А Новгородцев опять прислушивался: не раздадутся ли вновь поразившие его звуки? Молодой человек вырос в большом городе и не знал, что так у нас веснами кричит перед светом перелетная станица отдыхающих журавлей, предупреждая о готовящемся рождении первых лучей утренней зари. Уже не верил слуху Новгородцев, думал, что трижды его обманул уральский лес. Но вот в четвертый раз пришли к нему те же звуки, и он поверил, но понял - это не люди.

Четыре призыва вольной природы, и свободного леса… Так что же ответить? Как быть? Как жить дальше?

2

Чуть заметно начинало бледнеть небо. Пришел рассветный час, тот, когда пробуждаются птицы и особенно крепко спится усталым людям. Пошло по лесам звучное гуль-гуль-гуль… На просохших полянках собирались удальцы, черныши-косачи слетались на молодецкие бои, и старый тетерев, заводила тока, опустив толстый клюв к земле, первым подал сигнал пестрым тетеркам: "Прилетайте! Полюбуйтесь нами, храбрецами! Мы начинаем!" Как же жить дальше? Вернуться к письменному столу, писать длинные доклады, писать ответы на письма, знать жизнь только из дома по тем же улицам и - к письменному столу и раз в год на курорт? И частенько слышать: "А что вы в этом понимаете? Вы жизни не знаете! Вы же на производстве не были!" Теперь Новгородцев понимал жестокую правду этих слов по-настоящему. Да, была сделана ошибка. Не так была начата жизнь…

Стало совсем светло. Сейчас покажется солнце. Воздух был чист и неподвижен. Новгородцев ясно расслышал еще один, на этот раз знакомый звук - далекий гудок паровоза.

Богат и разнообразен лесной покров Южного Урала и его предгорий. На хвойных коврах под соснами, пихтами и елями шаги молодых людей были почти неслышны. Но в чернолесье под их ногами гремели прошлогодние листья, твердые и ломкие от последнего в этом году ночного заморозка. В небе все выше и выше всходило теплое солнце.

Исследователи карстовых бездн шли налегке. Недалеко от выхода из пещер они спрятали между камнями все свое оборудование.

- Оно нам скоро пригодится! - сказал Андрей Карнаухов. - Недели через две сюда такое паломничество начнется, что только держись! Нам придется быть первыми проводниками.

Молодые люди проходили молчаливыми и всегда темными еловыми рощами. Здесь острыми пирамидами на двадцать, на тридцать метров вверх поднимаются густые ели, а внизу ровный многолетний слой опавшей хвои. Солнечные лучи никогда не проникают к земле, и сами себя осуждают на горькую старость без потомства сильные ели.

Но радостно делалось в сменявших еловые реши сосновых лесах. Великолепные мачтовые деревья высоко поднимают прозрачные вершины. Много внизу света и воздуха, и дышится вольно всему живому.

К полудню ущелье расширилось в долину, и стала видна резкая граница гор. Стенами они стоят на севере, востоке и юге. Одна из красивейших русских местностей открыта только на запад. По ней, вырвавшись на свободу, бежит весной полноводный Сим, бьет буйной водой в берега и хвалится своей недолгой силой. Как легко ходить по земле, как хорошо и далеко все видно!

- Сюда нужно будет проложить дорогу, - говорил Царев. - А к нашей золотой бездне следует пройти сверху шахтой. Это самое простое. И вопрос ее вентиляции проще так разрешить. Проход через Сим и тоннель годится для разведки, но не для промышленной эксплуатации.

Молодые геологи рассуждали о своих открытиях с рабочей простотой, давая этим последний урок Новгородцеву.

Давно забыл Новгородцев о своих намерениях приписать себе роль в открытиях экспедиции. Если бы кто-нибудь мог ему сейчас напомнить о них, молодой человек, вероятно, смутился бы до глубины души. Он принял решение.

На первом же коротком привале Новгородцев обратился к своим спутникам:

- Я вас прошу, товарищи, выслушать меня. Коротко говоря, я ухожу со своей теперешней работы и прошу мне помочь. Я хочу работать на производстве, в поле, на изысканиях - вместе с вами.

Сочная сила русской весны смотрела на молодых людей и звала их тысячами голосов. Любовно стонали сизые голуби-вяхири в вершинах деревьев. Тарахтели неугомонные дрозды. Длинноносый бекас взмывался вверх в брачном полете так высоко, что не рассмотреть глазом, бросался вниз и пел песнь любви своей скромной подруге вибрацией жестких перьев в расставленных крыльях.

- До чего же хорошо у нас жить… до чего же прекрасна наша природа… - задумчиво сказала Елена.

- И под нашей землей тоже совсем неплохо! - весело возразил Андрей. - Смотрите, Петр Петрович запросился под землю! Что же мы ему ответим! А ну? На голоса! Кто за?

Дружно поднялись три пары рук. Андрей Карнаухов сделал страшное лицо и спросил:

- Кто против? Никого. Принято единогласно.

- Вы не подумайте, Петр Петрович, что мы шутим, - сказала Новгородцеву Елена. - Просто сейчас так хорошо… А Андрюша, вы думаете, не доволен? Мне тоже за последнее время думалось, что вы так и поступите…

- Я очень рад! - сказал Царев, дружески обнимая Новгородцева. - Ведь если бы не вы…

Дальше и дальше шли товарищи. Тонко и нежно посвистывали в лесах рябчики, перекликаясь и подзывая друг друга. В пойменных приречных озерах и в лесных болотах звонким кряканьем серые утки звали селезней. Со страстным шипеньем пролетали на зов над головами путников широконосые красавцы в ярких перьях.

Прекраснейший из всех наших куликов, лесной кулик-великан-кроншнеп - славил весну в полете длинным и мелодичным напевом: кууль-кууль-кууль.

Вверх шли новые соки. Набухали и взрывались почки деревьев.

Первые душистые гроздья уже повисли на тонких веточках черемухи. Струей бил целительный сок, когда острие ножа впивалось в белое тело нежного русского дерева.

Это могучая сила русской весны, и счастливые подземные путешественники ощущали ее, как радостный, великолепный и торжественный праздник.

3

День пошел на убыль, а они все шли и шли вперед, на призывы паровозных близких гудков, переходили вброд разлившиеся лесные ручьи, обходили озера. Уже был слышен и шум проходящих поездов.

Наконец, пройдя через чащу кустов, молодые люди увидели перед собой высокую длинную насыпь и взобрались на нее. Вдали, над сходящимися линиями рельсов, как бы приветствуя путешественников, поднималась рука входного станционного семафора.

На маленькой линейной станции не было телеграфного отделения. Слишком странный вид имели вошедшие в дежурное помещение молодые люди, и дежурный по станции посмотрел на них весьма недоверчиво. Успокоенный объяснениями Андрея Карнаухова и предъявленные им документы, дежурный сказал, что пассажирский поезд будет через два часа пять минут. Ввиду необычного случая, дежурный посоветовал передать телеграммы экспедиции на узловую станцию по селектору.

Выбрав окно между двумя поездами, он говорил дежурному узла:

- Семушкин! Слушай! Тут ко мне из-под земли вылезли четверо московских геологов. Да. Ты не удивляйся… Запиши их телеграммы и, по дружбе, сдай на телеграф. Принимай! "Москва Геоинститут точка Карстовых пещерах открыты большие залежи драгоценных ископаемых также стоянка первобытного человека вернемся через неделю точка". Принимай вторую: "Толманово директору завода Михайлову. Вышли землю долине Сима вернемся сегодня ночью точка". Подпись на обеих телеграммах одинаковая - Карнаухов, Царевы, Новгородцев. Все.

Дежурный выслушал то, что сказал ему товарищ, положил трубку и обратился к молодым людям:

- С успехом просит вас поздравить. И я поздравляю. Интересуемся, а что вы в наших местах нашли?

- Золото! - веско ответил Карнаухов.

- Золото? Хорошо! Золото тоже полезно нашему Союзу. Да тут еще много всего найдется, на нашем Урале!

…Поминутно звал телефон. Дрожало бревенчатое здание станции. По путям, не снижая хода, проносились тяжелые товарные маршруты.

Лес вплотную окружал станционные постройки. Вечерело. Дежурный по станции, сдав смену, подошел к путешественникам, сидевшим на скамье. За спиной у железнодорожника было двуствольное ружье.

- Ваш поезд уже на выходе. А я провожу вас - и в лес. Вальдшнеп сильно тянет!

В лесу, сначала робко, а потом звучнее, раздалась соловьиная трель. Дежурный улыбнулся:

- В нынешнем году - первый. Это в вашу честь, товарищи!

На насыпи показался быстро увеличивающийся высокий пассажирский паровоз. Октябрь 1950 года.

Редактор Т.И.Рычек
Техн. редактор С.И.Раков
Оформление худ. Ю.Макарова
Всесоюзное учебно-педагогическое издательство Трудрезервиздат
Экспериментальная типография ВНИИППиТ.
Москва - 1952 г.
Scan, OCR, SpellCheck: Андрей Бурцев

Notes



Оглавление

  • В.Сапарин ГОЛОС МОРЯ
  • В.Охотников НОВОЕ ЗРЕНИЕ
  •  В.Иванов В КАРСТОВЫХ ПЕЩЕРАХ