Перескочить к меню

Игроки Господа (fb2)

- Игроки Господа (пер. К. Егоров) (и.с. Альтернатива) 984K, 288с. (скачать fb2) - Дэмиен Бродерик

Использовать online-читалку "Книгочей 0.2" (Не работает в Internet Explorer)


Настройки текста:



Дамиен Бродерик Игроки Господа

Пролог

Август

Я знаю мир, в котором женщины на голову выше мужчин и затачивают свои зубы. Мужчины не менее свирепы.

В другом мире — и одновременно в том же самом, на другой Земле — по небу раскиданы светящиеся кольца, сияющие, словно полная луна. Это все, что осталось от Луны, случайно подошедшей слишком близко к планете и разорванной приливно-отливными силами. Людей там нет, только двадцать миллионов видов динозавров, всех цветов и размеров. Многие из них плотоядны, и их пасти отвратительно смердят.

Человекообразные обитатели третьего мира стройны и покрыты легким пушком. В их бледных глазах зияют вертикальные зрачки. Я уверен, что их далекими предками, жившими, скажем, пятнадцать миллионов лет тому назад, являлись гигантские кошки Ледникового периода, в нашем мире полностью вымершие. В их же мире, исчезли обезьяны и люди. Научились ли они проскальзывать к нам через зеркальные трещины между мирами? Если да, то, возможно, так появились легенды о вампирах и оборотнях. Однако я не думаю, что они приходили сюда. Им нравится вкус обезьяньей крови, поэтому и исчезли обезьяны и люди в их мире. Мы бы заметили их, поверьте.

В четвертом мире люди вымерли, но он заселен машинами. Другая эволюция. Ничего, абсолютно ничегошеньки нового — просто другая. Всегда другая.

И во всех этих мирах странствуем, наблюдаем или боремся за собственную жизнь мы, Игроки. А также К-машины, движимые злобными мотивами, о которых мы не можем даже догадываться. Мне нравится убивать ублюдков, действительно нравится.

Конечно же, существует постоянная угроза, что они убьют меня первыми — и это восхитительно. Никаких абстрактных опасностей. Я бывал и живым, и мертвым. Живым мне больше нравится.

Прошу извинить за то, что мои слова попахивают юморком висельника. Однако я не шучу. Это сухие, неоспоримые истины. Мне трудно вспоминать грязный шум и замешательство собственной кончины. Слишком болезненно, к тому же, синаптическая система не очень-то хорошо работает, когда мозг разорван в клочки. К счастью, я всегда был жизнерадостным, хоть и бдительным парнем, спокойно переносящим стрессы, способным держаться на плаву и, знаете, просто счастливым, если выпадала хотя бы половинка шанса. Тем не менее, смерть отнюдь не похожа на воскресный пикничок. То есть, это, конечно, пикничок, однако покойнику обычно выпадает бесславная роль котлеты в сэндвиче.

Но я слишком забегаю вперед. Позвольте мне начать сначала.


Не думаю, что внешне я похож на Игрока в Состязании Миров. Глядя на меня, так не скажешь. Ну хорошо, конечно же, это вранье, потому что я выгляжу точь-в-точь как Игрок — однако если вы знаете о нас, то, возможно, ожидаете увидеть перед собой эдакого Брюса Уиллиса: сплошные мышцы в синяках, сдобренные усталым, но романтичным жестким сарказмом. А может, вы думаете, что мы похожи на сногсшибательно красивых голливудских мачо с забранными в конский хвост длинными волосами, проводящих большую часть времени в заботах о своих бицепсах и трицепсах и отработках умопомрачительных ударов карате?

Не-а, я — обычный высокий австралиец, идущий по улице, пиная пустую пластиковую бутылку — руки в карманах, волосы падают на карие глаза, вид слегка настороженный. Верно, на правой руке у меня перчатка из мягкой кожи, но люди принимают это за личную причуду, вроде кольца в носу, или предмет туалета, или думают, что, может, я скрываю мерзкий ожог — и это, пожалуй, ближе всего к истине. А так — просто еще один студент-философ в черном — это у нас такая модная униформа.

Давайте я расскажу вам, как все это произошло.

Начнем с Лун.

Один

Лун

Она сидела за маленьким боковым столиком в помещении, затуманенном парфюмерией, бренди и скотчем, и слушала «Лунную реку» в исполнении местного эстрадного певца, как вдруг что-то привлекло ее внимание. Не мерзкое зловоние деформера, вместе со своими шумными друзьями расположившегося за одним из ближайших к сцене столиков. И не привычный трепет Игрока — нет, не совсем, и она насторожилась. Осторожно просканировала зал, увидела молодого человека, идущего к бару и заказывающего выпивку. Этот загадочный высокий и стройный незнакомец с широкими плечами был, предположительно, ее Игроком: темные волосы, карие глаза цвета старого золота.

Кивнув и улыбнувшись, он принял стакан у бармена с африканскими косичками и оперся спиной о полированную деревянную стойку, из-под длинных сонных ресниц изучая толпу гуляк. Немного отпил, небрежно держа стакан. Она пробралась между окутанными тенями столиками, захватив с собой стакан для коктейлей, в котором плескалась обычная минеральная вода. Подойдя к бару, остановилась рядом с ним, спокойно встретила расслабленный, одобрительный взгляд. Он прищурился и медленно, таинственно улыбнулся. Еще через секунду сказал:

— Эмбер Зайбэк.

Теперь она присмотрелась к нему повнимательнее, показная свежесть юности затерялась во временных трещинах, в тысячелетних воспоминаниях и болезненных встречах с различными мирами, радостями, болями, разочарованиями, о каких молодые не могут даже помыслить. Это придавало ему естественной глубины, но опыт затуманивал чистоту сознания, словно маскирующие чары.

— Ты очень красивая, — он перехватил стакан левой рукой, протянул правую для рукопожатия.

— Спасибо. Лун, — представилась она. — Лун Ката Сарит Сагара. Ты охотишься. И я тоже. Слежу за одной тварью, — она нахмурилась.

Он отпустил руку, наблюдая за ней.

— Странно, что мы ни разу не встречались.

— Так много миров, — ответила она неожиданно ломким голосом, — так мало времени.

Очередная кошачья улыбка.

— Что будешь пить?

— «Особый шанхайский отель Астория», пожалуйста.

Бармен нахмурился:

— Босс не любит, когда его работники потребляют спиртное, даже если посетитель платит.

— Томас, я совсем не хочу, чтобы у тебя были неприятности. Однако, я не работаю на мистера Роджерсона. По крайней мере, пока.

— Ну что ж, тогда я рискну, — бармен ухмыльнулся. — Однако, я никогда не слышал о таком коктейле, мадам. Что-то из Нового Орлеана?

— Гораздо дальше. Мерка коньяка, чайная ложка мараскина, — сказала она. — У вас ведь есть абсент? Полмерки.

Он кивнул, пожал плечами.

— А яйцо?

— Ага.

— Тогда две чайные ложки белка. Взбей с половиной чайной ложки лимонного сока и небольшим количеством колотого льда. А сверху добавь охлажденной соды, только не очень много.

Человек за передним столиком оглянулся через плечо, толкнул локтем деспойлера, широкоплечего мужчину в дорогом костюме, похожего на преуспевающего банковского менеджера. Туманноголосого певца их тихие переговоры нисколько не беспокоили, он страстно исполнял «Сентябрьскую песнь». Лун взяла стакан, отхлебнула, не обращая на них ни малейшего внимания.

Потом бросила мимолетный взгляд на передний столик. Эмбер последовал ее примеру, кивнул. Она шутливо спросила:

— Ведь мы встретились здесь… по чистой случайности!

— Так не бывает, и ты, моя дорогая, прекрасно это знаешь.

— Значит, нам суждено было здесь встретиться, рано или поздно?

— Полагаю, что так. Я часто ощущаю себя обычной шахматной фигуркой, а вовсе не Игроком Соглашения. Знаешь, «судьба, что предрекает наш конец…»

— «… очерчивает его в соответствии с нашей волей». Эмбер, такая точка зрения, — начала Лун, вечная ученица, — была провозглашена еретической в Соглашении, в avant la lettre [1], — не то чтобы ее беспокоил этот вопрос, ведь Соглашение было придумано в 1271 году Фомой Аквинским, на Парижском собрании капитула Ассамблеи, задолго до того, как только зарождавшиеся в то время физические и математические науки Метрического Ренессанса достаточно окрепли, чтобы продемонстрировать всю несостоятельность его теологического аппарата. Тем не менее, традиции остались и периодически находили себе применение.

Эмбер пожал плечами.

Этой ночью она ждала соратника по оружию, зависела от него. Лун слегка вздрогнула.

Мягким, бархатным голосом Томас произнес:

— Босс хочет вас на сцене, мисс Лун. Удачи.

— Благодарю.

Она поставила стакан на стойку, прошла между столиками. Помещение было не слишком большим, и микрофон ей не требовался. Днем Лун удалось выделить минутку и ознакомить музыкантов со своим репертуаром; теперь они кивнули ей, бесцеремонно, но дружелюбно. Они знали себе цену, хотя трубач питал излишнюю любовь к соло. Отупевшие после рабочего дня бизнесмены устало таращились на Лун. Деформер уставился на нее с плохо скрываемой неприязнью. Она кивнула дирижеру, начала с Дилана, прошлась по Тому Уэйтсу и закончила жалобной, чистой «I Drove All Night» Роя Орбисона, которая разбудила работяг и заставила одержимо подпевать.

— Неплохо, крошка! — заметил неопрятный менеджер, пытаясь облапать Лун. Слегка вспотевшая и довольная собой, с пересохшим горлом, девушка решила не оскорблять его. Она уже сделала все необходимое, дабы привлечь к себе нужное количество внимания. Умело уклонилась от настойчивой руки, улыбнулась, пожала плечами.

— Как бы там ни было — да, — сказал он, отодвигаясь, — место за тобой.

— Спасибо, мистер Роджерсон.

— И никакой выпивки с посетителями.

— О, так вы собираетесь заплатить мне за сегодня?

Он нахмурился, скосил глаза в сторону:

— Э нет, сегодня делай, что в голову взбредет, детка. Только если захочешь трахнуть какого-нибудь красавчика, займись этим снаружи на аллее, а не здесь. Это уважаемое митранское заведение.

Лун наградила его ослепительной улыбкой:

— Спасибо за работу, мистер Роджерсон! Я приду завтра, ровно в девять! — достаточно было осознавать, что она больше никогда в жизни не увидит ни это оплывшее лицо, ни мерзкий сопряженный мир.

К тому моменту, когда Лун вернулась в бар, слегка отшатнувшись от деспойлерского столика, Эмбер Зайбэк нашел им столик и принес туда ее коктейль.

— Ты восхитительна, — сообщил он.

— Я знаю, спасибо, — «Астория» не вполне соответствовала сингапурским стандартам, однако Томас сделал все, что мог. Люди бросали на них неприятные взгляды, хотя музыканты тоже принялись за выпивку. — Значит, мы собираемся убить эту тварь из первого ряда?

— Я думал, ты в курсе.

— Отнюдь. Полагаю, это импровизация. Ситуационная. Атмосфера грязновата.

— Не думаю, что это произойдет здесь.

— Владелец порекомендовал мне выводить своих красавчиков на аллею. Может, это намек? Присоединишься?

— Ничто не доставило бы мне большего удовольствия. Но давай сперва прикончим напитки.

— Конечно. Иногда я работаю в паре с Мэйбиллин Зайбэк. Твоей сестрой, надо полагать.

Он пожал плечами:

— Одной из.

Она испытала вспышку внезапной зависти:

— Большая семья.

Как говорится в старинной семейной загадке: десяток братьев и сестер, причем расклад таков: полдюжины бесстрашных дев, четверка мужиков. Да, больше, чем обычно, в наши дни, по одному на каждый месяц в году. У мамы с папой была куча свободного времени.

У Лун в сознании словно зажглась лампочка. Или зазвонил колокольчик. Она обнаружила, что бормочет другой детский стишок-запоминалку про месяцы и выходные:

— Тридцать три дня, угольки в золе — в июне, июле и сентябре, — тут она с улыбкой кивнула Эмберу, и тот улыбнулся в ответ. — Зимой и летом по дню прибавим. И 29 февраля раз в четыре года поставим.

Эмбер широко ухмыльнулся:

— Именно. Вынужден заключить, что они планировали наши дни рождения с удивительной выдержкой. А у тебя?

«У меня — что? Ах, семья!»

— Увы, я единственный ребенок, — сказала Лун. — Я потеряла всякую связь с родителями, когда меня приняли в Ассамблею.

— Неплохая компания, эта Ассамблея. Слегка заезженные, может быть. Ты принесла им глоток свежего воздуха.

— Эмбер, я не настолько молода. Но все равно спасибо. Не пора ли нам идти?

— Как прикажете, — он подставил локоть, ее рука легко скользнула на предложенное место, и они двинулись по направлению к витой лестнице, вызвав еще больше похотливых взглядов и шепотков. Быть может, никто не любит певцов — но тогда зачем платить столько денег за возможность сидеть здесь и выпивать? Они вышли через задний ход к аллее и на полминуты замерли, благопристойно держась за руки, изучая небо, булыжную мостовую, загаженную кирпичную стену фабрики. Здоровенный мужчина в костюме банковского менеджера выскочил из той же двери и бросился за ними вслед.

— Грязная черная шлюха! — крикнул он и попытался ударить Лун.

Несмотря на невнятную речь, нападающий оказался совершенно трезвым, поэтому, когда девушка уклонилась от его пьяного кулака, тот оказался совсем не там, где она ожидала, и врезался ей в челюсть.

— Ты, членосос дерьмоголовый! — заорал мужчина на Эмбера.

Как в тумане, Лун наблюдала за размытой, вытянутой рукой Эмбера. Маленькое оружие стреляло почти бесшумно, и деформер упал на камни, лишившись половины головы.

— Вот дерьмо! — сказал Эмбер. — Извини, я стормозил. Не надо было пить.

— Забудь, — ответила Лун. — Бери мерзавца за ноги, я найду точку нексуса, — она обратилась к операционной системе «Schwelle» [2], и открылся проход. Со звуком, какой, наверное, раздается, когда трейлер врезается в пожарный гидрант, на них обрушилась вода, водоворот черноты на темной аллее. Их захлестнуло, опрокинуло на землю, вода, шипевшая и пенившаяся на камнях, вырвала из рук труп и швырнула на фабричную стену. Лун, захлебнувшаяся и насквозь мокрая, выкрикнула команду. «Schwelle» закрылся, шум мгновенно стих. Вода плескалась по аллее, шлепала по стенам, просачивалась на соседние улочки и в водосточные канавы. Кто-то кричал. Над клубом вспыхнул свет.

— Клянусь быком Митры! — грязный и потрясенный, Эмбер заковылял по волнам, чтобы подобрать их приз. Лун скинула туфли, задохнулась от холода. Помогла затащить труп в пожарный лифт.

— Должно быть, негодяи нашли этот нексус, — сказала Лун, — и затопили всю проклятую долину. Убийственно, зато эффективно.

— Египет? Индонезия?

— Китай. Они любят такие гигантские гидравлические проекты. Проклятье, я была там всего несколько лет назад!

— Хочешь, теперь я поищу?

— Нет, нет, у меня есть с десяток запасных лазеек. Подожди секундочку, — она тяжело дышала.

Эмбер тоже переводил дух — труп был тяжелым и неудобным. Лун произнесла новую команду. Со рвущимся треском на фоне темноты открылся новый «Schwelle», за которым таилась такая же темень. Позади них из клуба выскочил Роджерсон с ружьем, готовый крушить всех направо и налево, за ним по пятам следовали К-машинные бездельники.

— Черт, давай, Лун!

— Я ушла, — бросила она и шагнула вперед. Он с трупом на плечах ринулся следом, и девушка мгновенно закрыла проход. Так рождаются городские мифы. Лун искренне надеялась, что кратковременный потоп принес с собой рыб или лягушек. Эмбер с глухим стуком свалил мертвую тварь на землю. Они стояли под незнакомым звездным небом на поле душистого клевера. Где-то неподалеку рявкало большое животное — может, млекопитающее, может, что-то поэкзотичнее. Похожая на сову птица скользнула над их головами, в ее глазах блеснул лунный свет. Потом уселась на темное дерево. Босая Лун сделала один шаг и почувствовала, как что-то теплое мягко обволакивает пальцы, а ноздрей достигает значительно менее приятный аромат.

— Как ты имеешь обыкновение выражаться, дерьмо, — сказала она. — Ненавижу деревню, — и, аккуратно отступив назад, вытерла ногу о бархатистые заросли клевера.

— Город не намного лучше, — отозвался Эмбер с легким смешком. С карманным фонариком в руке он рассматривал безголовый труп. Кровь, и плоть, и что-то еще, больше похожее на механическую начинку. Без сомнения, мертв, если допустить, что такие твари вообще могут считаться живыми. — Интересно, почему им свойственна столь мерзкая нетерпимость? Лун согласно кивнула:

— С тем же успехом могли бы носить футболки с надписью: «ЗЛОБНЫЙ УБЛЮДОК». Один из тех, кого прикончили мы с Мэйбиллин, кричал насчет грязных лесбиянок.

На мгновение воцарилась тишина. Фонарик погас.

— Ну, в случае Мэй…

— Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду.

— Ну да. Хорошо, давай оттащим это в твой нексус и запихнем в гомогенизатор.

Так они и поступили, а потом она отправилась домой в одиночестве, несмотря на элегантное предложение со стороны Эмбера, съела какое-то месиво из холодильника, посмотрела тупую передачу по телевизору и проспала шесть часов подряд.

Два

Август

Однако, для меня все началось с Тэнзи.

Я изучал медицину, отнюдь не философию, где-то миллион лет тому назад, когда только вернулся в Австралию из Чикаго. Я страстно влюбился, потом охладел, играл какую-то музыку, учился, как собака — и в конце третьего года моих академических изысканий внучатая тетушка Тэнзи, вместе с которой я жил в большом пустом доме после исчезновения моих родителей в небе над Таиландом, полностью выбила меня из колеи, когда я вернулся с заработков в пустошах. Работа состояла в присмотре за огромными стадами коров и овец, бродящими по огромным высохшим лугам, в размере ничуть не уступавшим маленькой европейской стране. Сегодня для этого больше не используют лошадей, предпочитая им вертолеты и внедорожники. Я научился сгонять несколько тысяч голов скота, восседая на 800-кубовом мотоцикле «сузуки», поджаром, точно борзая. Ослепительным летним днем, когда температура достигла сорок одного градуса по Цельсию (и который в Чикаго считался Днем зимы — точнее, будет считаться таковым, как только закончится 33 декабря), я вместе с другими загонщиками и парочкой страстно желанных загонщиц угостился традиционной пресной лепешкой и ромовым пирогом, пил ром и «колу», и распевал душещипательные песни. Вот он, американский Запад. Нет ничего кошмарнее, чем видеть, как три черных пастуха-аборигена, чьи предки жили здесь еще пятьдесят тысяч лет назад, горланят «The Streets of Laredo», причем с абсолютно естественным провинциальным южноамериканским акцентом. Как услышали по радио, так и запомнили.

В конце января, я вернулся домой — причем дорога заняла весь день и большую часть ночи — на стареньком полноприводном «паджеро», который по счастливой случайности выиграл в покер, с пачками не облагаемой налогом наличности, запрятанными в высоких ботинках. В придорожном магазинчике купил бутылку рома для себя, на память о старых добрых временах, и бутылку хорошего шерри для тетушки Тэнзи. Дугальд О’Брайен, старый тетушкин золотистый Лабрадор, радостно встретил меня у ворот, виляя хвостом. И как ему это только удавалось? Каким-то загадочным образом он всегда знал, когда я вернусь, и приветствовал меня со всей своей незатейливой, счастливой привязанностью. Быть может, это тетушка науськивала его при помощи оккультных сил.

— Добрый Ду, парень! — сказал я. — И тебе того же! — после чего почесал его уши, потом присел на корточки, чтобы крепко обнять, бросив на землю рюкзак, но осторожно держа бутылки. Бедняга старел и слегка прихрамывал на одну ногу, бредя за мной в дом.

Расслабляющие ароматы тетушкиного жилища приветствовали меня, словно теплые воспоминания. Я смутился, потому что был ужасно грязен и, без сомнения, вонял не хуже скунса. Нашел тетушку на кухне, чмокнул в щеку, оставив объятия на потом, и сообщил, что иду наверх принять душ. Она взяла пульт испачканной в муке рукой и выключила телевизор.

— Прости, дорогой, но ничего не получится.

— А? — я замер на середине лестницы. Я проехал полторы тысячи километров, останавливаясь только на заправках, оцепенел от усталости, у меня перед глазами все двоилось.

Внучатая тетушка Тэнзи принялась вырезать из густого теста сердечки с помощью специальной формочки. Она посмотрела на меня широко раскрытыми прозрачно-голубыми — совершенно искренними — глазами:

— Сегодня субботняя ночь.

— Точнее, то, что от нее осталось. Я знаю, что должен позвонить народу и отправиться куда-нибудь, Тэнзи, но я смертельно устал. Думаю, что хорошенько отмокну, а потом просто упаду в…

— Нет, дорогой, об этом я и говорю. Ты не можешь принять душ наверху. В последнее время каждую субботнюю ночь в ванной появляется труп.

Я осторожно спустился обратно по лестнице, не говоря не слова, налил себе чашку кофе и стал ждать. Тэнзи поколдовала с клубничным джемом, поставила противень в разогретую печь, принялась замешивать тесто для булочек. Она пекла лучшие тартинки с джемом со времен Королевы червей, и, подозреваю, сам я давно превратился в Валета, так как за прошедшие годы поглотил неимоверное их количество. Тетушка устроилась на трехногом табурете возле массивного дубового кухонного стола, раскатывая аморфный комок теста старомодной скалкой. Как обычно, она действовала легко и бессознательно: это была тантра, не менее грациозная и непроизвольная, чем мое боевое искусство ката во времена службы. Бессмысленная, как старая наседка, внучатая тетушка Тэнзи — и такая же усердная.

Через некоторое время я произнес:

— Значит, я не могу сегодня вымыться, потому что у тебя в ванной покойник, — в любом другом случае я бы расхохотался или выдал какое-нибудь издевательство, однако информация исходила от тетушки Тэнзи, а ведь ей, хрупкой, как драгоценный стеклянный сосуд, было уже за восемьдесят.

— Ты можешь воспользоваться моей, Август, внизу. На самом деле, я считаю, что ты просто должен это сделать, и чем раньше, тем лучше, — на ее голове качнулся пучок белых, древних, шелковистых волос. — Честно говоря, дорогой, ты воняешь, будто хорек.

Я смотрел, как она режет белесое тягучее тесто, как из него выскакивают аккуратные круглые булочки и уютно устраиваются на заранее подготовленном противне. Я ощущал сонное удовлетворение большого, старинного, причудливого, столетнего дома, снова сомкнувшегося вокруг меня, и мое сознание постепенно ускользало от тетушкиного сумасшедшего заявления. Рядом с тетушкой Тэнзи было легко забыться, вот почему я так наслаждался моей… Я зевком вырвал себя из задумчивости и заставил вспомнить о трупе в ванной.

— И всегда один и тот же труп? — я слизал последние капли остывшего кофе.

— Господь с тобой, дитя, не говори глупостей! Каждую неделю новый! — она отнесла булочки к печке и поставила загремевший противень над тартинками. — Всех видов и размеров. На прошлой неделе это был симпатичный молодой человек в твидовом костюме, — тетушка вернулась к столу и трясущейся рукой протянула мне свою чашку; я налил ей кофе. Бедняжка дрожала, и отнюдь не из-за кофеина: она была смертельно напугана. Мое ошеломление сменилось отчаянием. Лекарство от болезни Альцгеймера обещали уже давно, но, насколько я знал, единственным доступным предписанием оставались доброта и забота. Тэнзи много сделала для меня.

— И что потом происходит с этими телами? — чертовски трудно шутить над видениями старой леди так, чтобы это не стало очевидным. А Тэнзи не сдавалась:

— Утром они всегда исчезают. Иногда, остается немного крови, ну, ты понимаешь, но я мою ванную отмываю лимонным чистящим средством, и никогда не скажешь, что здесь лежал труп.

Ее чашка слегка постукивала о блюдце. Я начал пугаться сам.

— И как давно это началось?

— Сразу же после твоего отъезда в буш. Дай подумать… всего шесть. И, полагаю, еще один будет сегодня.

Я и раньше сталкивался со странными вещами, и не на последнем месте в списке стоял мой школьный друг-лунатик Даверс, бегущий по футбольному полю Аделаиды в ботинках с заклепками и оборчатом платье своей сестры, преследуемый соратниками по команде — но ничего страннее и ужаснее тихой, маленькой внучатой тетушки Тэнзи, рассуждающей о трупах в ее ванной, я не видел.

— Думаю, ты сообщила в полицию?

Она наградила меня насмешливо-укоризненным взглядом:

— Август, они посадят меня в сумасшедший дом.

Ее дрожь усилилась. Мне стало стыдно. Нельзя просто так отвезти своего престарелого родственника в местную клинику и попросить их провести парочку тестов на вменяемость. Или можно? Я начинал думать, что стоит позвонить тете Мириам и ее мужу Ицхаку, и произвел в уме быстрые вычисления. Нет, в Чикаго, где они сейчас живут, только шесть утра. Ладно, сказал я себе, пока посмотрим, что можно сделать прямо здесь и сейчас. Кроме того, как ни удивительно, какая-то часть меня уже верила, что в старом доме действительно творится нечто странное, нечто, что тетушка просто весьма неудачно поняла. Никогда прежде тетушка Тэнзи не заблуждалась так сильно, когда дело касалось важных вопросов. Может, это дело рук какого-нибудь из ее психически невменяемых клиентов? Может, она предсказала ему что-нибудь неправильно, и это расплата?

— Я пойду наверх и взгляну, — сообщил я, ставя чашки в раковину.

— Будь осторожнее, Август, — сказала тетушка. К моему безмерному изумлению, она наклонилась и достала старую крикетную биту, стоявшую у ножки стола. — Возьми это. И хорошенько врежь педерастам от моего имени!

Потом она настояла, чтобы мы выпили еще по чашке шоколада, и я, закатив глаза, согласился. Затем уложил тетушку в постель в ее спальне на первом этаже, хранившей слегка кисловатый аромат старой леди, и поднялся наверх.

Я открыл дверь в ванную и внимательно осмотрелся. Плиточные стены, бледно-зеленые, приятного пастельного оттенка. Очень странно было вот так разглядывать большое помещение, в котором долгие годы мылся и пускал газы, ни разу не удосужившись хорошенько оглядеться. Знакомые вещи всегда воспринимаешь как само собой разумеющееся. Два больших окна, за которыми таится ночная темнота; под ними, двумя этажами ниже — подстриженная трава, фруктовые деревья и овощные грядки заднего садика. Между окнами — розовая умывальная раковина, над ней — большое старинное настенное зеркало, не меньше метра, покрытое легкой медной патиной, с серебристыми трещинами по краям В левом углу — ванна на когтистых лапах, как раз напротив унитаза из фарфора с голубым рисунком, напоминавшим веджвудские тарелки, красующимся рядом с дубовой дверь, покрытой геометрическим резным орнаментом. Кедровое сиденье унитаза было, само собой, опущено и накрыто пушистым шерстяным чехлом, который Тэнзи вполне могла связать сама. На стальной трубе вокруг ванной, на огромных пластмассовых кольцах, висела пластиковая занавеска в цветочек. Тэнзи не одобряла отдельные душевые кабинки; в детстве она всегда мылась в ванне и сейчас согласилась только на допотопный широкий душ, закрепленный в стене. Я не возражал, потому что любил долгие заплывы не меньше, чем любой человек в три или четыре раза старше меня.

Я открыл занавеску и осмотрел ванну, которая, конечно, была пуста, борясь с желанием немедленно сбросить грязную одежду и запрыгнуть в исходящую паром воду. Нелепая вероятность того, что в этой ванне успели полежать шесть трупов, засела у меня в мозгу, хотя я отчаянно потряс головой, смеясь над собственной глупостью.

Здесь чудесно пахло — и это я заметил в первую очередь. В мыльницах в форме морских раковин на самой ванне и на умывальнике лежали овальные кусочки темно-зеленого, темнее, чем изумруды, полупрозрачного мыла, и его аромат напомнил о детстве, когда мама купала меня, окутывая ароматами чистоты и самой себя, а потом проворно вытирала пушистым полотенцем, пахнувшим солнечным светом. Я на мгновение крепко зажмурился, понял, что вздыхаю, снова открыл глаза. Самая обычная ванная. Быть может, чище, чем большинство. Тетушка Тэнзи отличалась крайней педантичностью. Дом был большим и беспорядочным, однако опрятным; с помощью «сокровища» средних лет, миссис Эбботт, приходившей два раза в неделю, чтобы пропылесосить и вытереть пыль, тетушка вела корабль точно по курсу. Хотя, видимо, недостаточно точно, чтобы избежать субботних визитов покойников.

Я взглянул на часы. Неудивительно, что я так устал — уже почти одиннадцать. Внучатая тетушка Тэнзи была человеком привычки. Она всегда пекла и одновременно смотрела телевизор, пока не кончалось вечернее субботнее кино, затем чистила зубы и ложилась в постель к половине двенадцатого. Ее субботний труп должен был успеть появиться к тому моменту, когда она выключала телевизор, то есть где-то к одиннадцати пятнадцати — и исчезнуть к половине восьмого утра, когда она вставала, чтобы идти на воскресную службу.

— Безумие, — пробормотал я вслух, снимая тяжелые ботинки и с битой в руке залезая в ванну. Я оставил просвет между занавеской и стеной, через который мог видеть закрытые и запертые окна. Для чего приходилось сидеть на скользком закругленном краю ванной, изогнув шею под странным углом, однако я решил, что несколько минут дискомфорта того стоят. Подумал о настойчивости, с которой Тэнзи предлагала выпить шоколад, и пожелал чего-нибудь столь же земного, дабы унять нервную дрожь. Половина моих школьных друзей закурили бы сигарету, но меня тошнило от этих мерзких палочек, а кроме того, даже если бы я курил, не стоило заранее сообщать о своем присутствии. Тут я спохватился. Сообщать кому? Это ведь просто видение, сумасшедшая фантазия старой леди.

Тишина становилось жутковатой. В комнате внизу тетушка Тэнзи, наверное, уже спит, или лежит, глядя широко распахнутыми глазами в темный потолок. В ванной ни звука, только мое дыхание, ни дуновения ветерка в кронах деревьев под окнами. На какое-то мгновение мне показалось, что во всем мире бодрствует лишь мое сознание. По спине поползла струйка холодного пота — прежде, я о таком только читал. В последние несколько недель я разъезжал на мощном маленьком мотоцикле по бескрайним равнинам, в основном бесплодным, благодаря Эль-Ниньо и, быть может, парниковому эффекту. Так вот, как-то раз я чуть не свалился с забуксовавшей машины прямо под копыта сотен пыльных животных, и тот страх не затронул мою душу — нет, он обострил инстинкт самосохранения. А в убийственно тихой умывальной комнате Тэнзи я чуть не намочил штаны. Я вылез из ванной, поднял деревянное сиденье, помочился, спустил воду и не стал опускать сиденье на место. Теперь это была моя ванная. Потом я забрался обратно, ощутив ступнями ног через носки прохладную поверхность, и снова устроился на узком насесте.

Шея болела. Внезапно я увидел, как нелепо выгляжу со стороны, примостившийся на краю ванной, тихонько посмеялся над собой и встал, распрямив позвоночник, потом взялся рукой за занавеску, чтобы открыть ее. И тут ближайшее ко мне окно легко скрипнуло, и я услышал, как оно приоткрывается.

Это было невозможно. Я находился на втором этаже высокого старого здания без пожарной лестницы и тому подобных современных наворотов. Я тщательно вспомнил сад: никаких новых решеток, все деревья — в нескольких метрах от дома, в целях пожарной безопасности, а лестница Тэнзи — внутри, в запертом шкафу. Дугальд О’Брайен ни разу не тявкнул за всю ночь, не говоря уже о том, чтобы залаять на посторонних. Какого черта!

Мое сердце колотилось, во рту пересохло. Я прижался к краю ванной, вдавившись спиной в плитку на стене, и с трудом посмотрел в щель. Ближайшее окно было широко распахнуто. Я услышал приглушенное шарканье, и в оконном проеме возникла спина молодой женщины. Длинная смуглая нога скользнула через подоконник, нащупывая пол. Мои ботинки красовались прямо перед унитазом. Что ж, многие люди имеют привычку разбрасывать свои вещи. Но только не в доме Тэнзи. Правда, вряд ли эти взломщики знакомы с домашними правила Тэнзи. Не будь нелепым, Август, что ты знаешь о том, что знают они? Полуголая женщина влезает в окно на втором этаже!

Она стояла в ванной, по-прежнему спиной ко мне. Казалось не очень-то учтивым бить ее крикетной битой, которую я продолжал сжимать в онемевшей правой руке. Разумно, но неспортивно, и так я ничего не узнаю о странных действиях. Она высунулась из окна, пыхтя и тяжело дыша — и внезапно втащила внутрь верхнюю часть абсолютно мертвого взрослого мужчины. Тело застряло, сотрясая оконную раму.

— Не пихай, Мэйбиллин! — сердито сказала женщина. — Плечи не проходят.

Затем имел место какой-то хитрый трюк: труп немного подался назад, и леди повернула плечи, а потом втащила-таки покойника в окно, и он присоединился к нашей компании. Появилась и его нижняя часть, поддерживаемая массивной мускулистой девицей. Ее бицепсы внушительно перекатывались, когда она перекидывала через подоконник оцепеневшие нижние конечности мертвеца. Первая женщина уронила труп на пол. Мэйбиллин с деловитым кряканьем ввалилась в комнату. У нее были волосатые ноги, и, как и на первой даме, короткий летний наряд. Я подумал, что, наверное, обкурился, или у меня галлюцинации, а потом первая женщина повернулась к ванной, и я в этом совершенно уверился.

Такой красоты не бывает, тупо сообщил я себе, только не в реальном мире. (Это заявление оказалось настолько неправильным, во всех смыслах, что я привожу его здесь для отчетности.) Обе женщины были не старше меня. Быть может, студентки университета, разыгрывающие нелепую шутку. Они быстро и грациозно вернулись к своему мрачному занятию, производя минимум шума.

— Помоги мне с одеждой, Луна.

Через полминуты мертвец лишился ботинок, окровавленного костюма и нижнего белья. Никаких попыток обыскать его пиджак на предмет бумажника или вывернуть карманы. Нет, они не были ни шутницами, ни обычными грабителями. Покойник оказался толстым и волосатым, волосы покрывали спину, плечи и грудь, как это модно в Средиземноморье; зачесанные назад волосы на голове мерзко хлопали по сторонам, пока дамы ворочали его. Я увидел большую черную дыру в левой части груди, сочащуюся густой кровью. Мое собственное сердце чуть не разрывалось в груди. Крутая девка подняла труп за подмышки и поволокла к ванной.

— Луна, держи ноги.

Нет, она сказала не «луна», скорее «льюн». Луна во Франции? Это подождет, решил я. Сюрприииз! Прекрасная Лун взялась за край пластиковой занавески, откинула ее. Я быстро встал, поклонился, взмахнув правой рукой, и вылез из ванной.

Обе женщины окаменели. В воцарившейся мертвой тишине руки коренастой Мэйбиллин разжались, и покойник с неприятным звуком ударился о кафельный пол.

— Черт! — воскликнула она и выпрыгнула в окно. Больше я никогда в жизни не недооценю потенциальной скорости полного человека. Лун бросила на меня взгляд, полный очаровательного, совершенного замешательства, и выпустила ноги трупа.

— Эмбер? — сказала она. — Что ты?.. Твой наряд… — тут она замолчала, а я в это время пытался понять, о чем идет речь. — Ты не Эмбер, — наконец произнесла девушка и тоже метнулась к окну.

— Прошу прощения, — возразил я, ударяя битой по подоконнику.

Она отдернула руки, в ярости уставилась на меня, приоткрыв рот, потом прыгнула, будто кошка. Я был достаточно хорошо воспитан, чтобы никогда не бить женщин. Покойник искоса поглядывал на нас. Я свалился прямо на него, повалив вместе с собой Лун, удерживая ее за руки. У нее оказались совершенно невероятные кобальтовые глаза, и пахла она очень, очень хорошо.

— Слезь с меня ты, дурак! От тебя воняет. Когда ты в последний раз мылся?

Это было настолько нечестно, что я расхохотался и отпустил ее.

Большая ошибка.

Моя голова оказалась в захвате через секунду после того, как я освободил Лун. Она ударила меня макушкой об унитаз. Я взвыл и вырвался — ноги заплетаются, голова гудит — бросился к распахнутому окну и закрыл его. В летней ночи за стеклом не обнаружилось никаких следов Мэйбиллин или подъемного крана, который доставил бы двух женщин и покойника на второй этаж. Не успел я запереть раму, как крикетная бита ударила меня прямо под правое колено.

— О, черт! Да прекрати же! — завопил я. Повернулся и увидел ее отражение в зеркале: бита воздета для смертельного удара по моему несчастному черепу. Опуская биту, она на секунду потеряла равновесие. Я отступил вбок и подставил ей подножку ногой трупа. Лун упала ко мне в объятия. Потрясающе возбужденный, я путем некоторых усилий усадил ее на унитаз. Сиденье было поднято, и она возмущенно вскрикнула, стукнувшись о него спиной. Одна нога высвободилась, и Лун ударила меня в бедро; что-то вспыхнуло металлическим блеском, и внезапно мне стало холодно. Я схватил с сушилки толстое мохнатое полотенце и прижал к лицу Лун, держа ее за правую ногу и волоча в сторону так, что она соскользнула и ударилась спиной об унитаз. На ее ступне красовался ряд маленьких серебристых иероглифов.

Она избавилась от полотенца и увидела мое потрясение. Но, полагаю, неправильно его интерпретировала.

— Метка зверя, — саркастически заявила красавица.

— Ты будешь сидеть смирно или мне придется сделать тебе больно? Я бы предпочел первое, — сообщил я. — Так что это?

— Мой идентификационный номер, — усмехнулась она. — Срок годности. Ты ведь именно это и подумал? Очередная идиотская причуда.

На самом деле, я ничего такого не думал, однако это оказалась хорошей идеей.

— Ну да, только, на мой взгляд, лучше было бы вставить в язык, — я ничего не имею против пирсинга, однако стоило предоставить ей инициативу. Держа в руке биту, я уселся напротив Лун на край ванны. — Как вы сюда попали? Кто это? — я пнул мертвеца, который лежал, выставив одну ногу.

— Мир не такой, каким кажется, — ответила она. Опустила сиденье унитаза, накрыла накидкой и села обратно. Я ни разу в жизни не встречал никого столь восхитительно очаровательного — ни в кино, ни по телевизору, ни в этом слегка тормознутом пригороде.

— Только без чуши, — предостерег я. Затем, не отрывая взгляда от девушки, нагнулся и стянул один носок, который, повисев пару секунд на большом пальце ноги, свалился на кафель. Серебряные резные иероглифы на моей ступне ничем не отличались от иероглифов Лун. Она судорожно сглотнула. Я почти видел, как крутятся шестеренки в ее мозгу.

После долгого молчания она слабым голосом спросила:

— Как они тебя зовут?

— Они зовут меня Август, Льюююн. Они зовут меня так, потому что это мое имя.

Лун тяжело дышала, однако контролировала себя. Я видел, как она принимает решение. Она была такой красивой, что мне хотелось завыть. Потянувшись вниз, я снова надел носок. Тэнзи должна быть замешана во все это. Это не может не быть ее работой. Или моих скончавшихся родителей. Потом Лун поинтересовалась:

— Ты читал Чарльза Форта [3], Август?

— Нет, — что, теперь у нас заседание читательского кружка? Я покосился на запертые окна, нервно ожидая, что в любую секунду сюда ворвется отряд поддержки, возможно, размахивая произведениями Чарльза Форта, кем бы он ни был.

— Он сказал: «Думаю, мы — имущество». И ты и есть имущество, ты, бедный гусеныш.

Я не рассмеялся — депрессивная атмосфера не располагала к шуткам. Внизу — тетушка Тэнзи, плавающая в старческих видениях, наверху — шикарная красотка, на всех парах летящая в тот же дом веселья. Нет, постойте. Тэнзи говорила правду. Здесь действительно был труп — и, соответственно, не приходилось сомневаться в том, что предыдущие шесть трупов тоже существовали. Насколько я понимал, их доставляли женщины-курьеры, а потом покойники исчезали в воскресенье спозаранку. Я не мог больше думать об этом.

— Ну что ж, — ответил я, — в таком случае, полагаю, ты собираешься убить меня.

Оскорбленная Лун нахмурилась:

— Тебе сотрут память, вот и все.

Кто-то переобщался с Голливудом. Стирание памяти — где это было, в «Мужчинах в черном», кажется? А люди, возникающие из воздуха — или, в моем случае, из находящегося на недостижимой высоте окна ванной — в черно-белой «Сумеречной зоне». Точно-точно, так почему же сценаристам, и режиссерам, и актерам не стирали память? Во всех этих безумных конспиративных теориях всегда существует крошечная лазейка — заодно с гигантской логической дырой, в которую пролезет и танк. И все-таки…

— Я знаю, тебе нелегко слушать все это, — продолжила Лун, наблюдая за мной. Будто подстрекая. — Они — всего лишь декорации. Задник для нашего Состязания.

Я пожал плечами, чувствуя разочарование и печаль:

— Ты заблуждаешься. Я читал этого парня, Фила Дика [4]. Он тоже был сумасшедшим, до мозга костей.

Воздух вспыхнул. Я отпрыгнул и врезался спиной в дверь. Лун осталась на месте, продолжая восседать на унитазе. Она выглядела элегантно и немного грустно. Все то же запертое окно взорвалось голубым огнем, краска начала трескаться. Стекло испарилось. В проеме возник коренастый силуэт Мэйбиллин, с опаской нацелившей на меня сверкающую стальную трубку, одной рукой удерживая равновесие. Она обогнула валяющийся на полу труп и встала рядом с Лун. Забыв закрыть рот, я ждал, что вот-вот исчезну в голубом пламени.

— Вам не нужно убивать меня! — начал бормотать я. — Вы из НЛО… я теперь понял… так почему бы вам не взять меня на свою планету, я всегда хотел путешествовать, в Иллинойсе интересно, но в космосе, наверное, еще лучше. Места больше, — они таращились на меня, — ну хорошо, не космический корабль. Вы из будущего, а за окном стоит машина времени, верно? Этот парень стал бы новым Гитлером, поэтому вы вычищаете прошлое, прежде чем оно отравит ваше собственное будущее, я могу это пережить, вы ведь, без сомнения, лучше осведомлены.

— Я сказала ему, что они простые пешки, — объяснила Лун спутнице. — Думаю, это выбило его из колеи, — она умолчала о том, что у нас одинаковые иероглифы.

— Что? Ах ты тупая сучка…

— Нам все равно придется его стереть, Мэйбиллин, пошевели мозгами.

— Ой, прости, Лун, — Мэйбиллин покаянно покачала головой. — Я знаю, что ты не тупая сучка. Ни в коем роде не сучка.

Лун любезно улыбнулась в ответ, пожала плечами. Труп смотрел на нас с пола. Со звуком, напоминающим треск разрываемого холста, в ванную через зеркало проник низенький мужчина, легко спустился с умывальника на пол. На плече он нес огромную сумку. Меня чуть не вырвало. Однако в помещении было недостаточно места, чтобы упасть в обморок, поэтому я прижался к двери. Такой шум — и ни звука от Доброго Ду. Я отчаянно надеялся, что никто из ублюдков не причинил вреда старику.

— Какое совпадение! — воскликнул мусорщик, оглядываясь вокруг. Это был маленький добродушный мужчина лет пятидесяти с небольшим, с затуманенным взглядом и трехдневной щетиной. Такая неплохо, хотя, на мой вкус, несколько несовременно, смотрится на некоторых певцах и кинозвездах, однако новоприбывший определенно не ходил в их число. На его взъерошенной макушке под лихим углом сидела старая тряпичная кепка. — И кто этот паренек? — он улыбнулся дамам и извлек из кармана куртки древнюю пенковую трубку. Рукава куртки украшали кожаные заплаты. Мужчина набил трубку хлопьями табака из кисета и начал разжигать ее.

— Только не в доме тетушки Тэнзи, — заявил я и, подавшись вперед над трупом, вырвал трубку у него изо рта. Молниеносным движением, точно мангуст, он выхватил ее из моей руки так, что чуть не оторвал пальцы. Однако, не стал снова раскуривать, засунул в карман и спрятал спички.

— Приношу свои извинения. Правила дома превыше всего, конечно же. Ну же, девчонки, я не знаком с этим джентльменом, — мужчина добродушно уставился на меня.

Девчонки заговорил одновременно, замолчали. Лун сказала:

— Беспокоиться не о чем, Август оказался здесь по ошибке…

— Август? — взвизгнула Мэйбиллин. — Ты сидела здесь и знакомилась с ним, в то время как я…

— Ну-ну, леди, тише, — вмешался мусорщик, его рука вновь полезла в карман за трубкой, потом замерла, — это ведь не конец света, когда один из них оказывается втянут в Состязание. Чуть-чуть зеленого луча, всего и делов, — готов поклясться, тут он подмигнул им. — Ну что ж, раз ты здесь, — мусорщик повернулся ко мне, — помоги с этим придурком.

Как в тумане, ничего не соображая, я помог ему засунуть голый труп в сумку, потом запихнул туда же ботинки и одежду. Мы застегнули сумку — я застегивал, он стягивал вместе края молнии. Потом взвалил упакованного мертвеца на плечо. Меня несколько удивило, как такому маленькому человеку удается удержать столь внушительную ношу, однако в последнее время я видел слишком много невероятного. Это напоминало растягивание эластичной ленты: тянешь, тянешь, а потом она испускает дух, и резинка в ней рвется.

— Я напишу рапорт об этом парне, — сказал мусорщик женщинам, — но просто угостите его зеленью — и никаких проблем.

Потом приподнял свою кепку в моем направлении:

— Доброго вечера, сэр, и благодарю за помощь.

Затем он вскарабкался на раковину, выдвинув предварительно два ящика из шкафчика, чтобы облегчить восхождение, и шагнул в никуда. Зеркало дрогнуло — и вновь застыло, словно пруд в безветренную погоду, покрылось золотистой патиной, на краях восстановились выщерблены. Я видел в нем отражение Мэйбиллин, которая целилась в меня из трубки. Голубой огонь, зеленый луч — какая разница. Я хотел просто залезть в горячую ванну, лечь в постель и пробудиться от этого преимущественно бессмысленного сна. Правда, все сны бессмысленны, с этим не поспоришь.

— Давайте-давайте, — предложил я, — выметайтесь в окно и улетайте на своих волшебных швабрах.

— Мы должны…

— Да, я в курсе, — и как они собираются объяснять окно без стекла и паленую краску? Возможно, вернутся обратно, когда я буду спать, и все исправят. — Что ж, давайте, пронзите меня своим амнезийным лучом — и дайте наконец поспать, я провел за рулем весь сегодняшний день, с шести утра.

Лун взглянула на меня и взяла у своей напарницы трубку. Мэйбиллин не стала терять времени даром — выбралась через окно и исчезла. Красавица приблизилась ко мне, притянула мою голову к своему блестящему красному рту. Я ждал, что она меня укусит. Элемент вампиризма, отлично!

— Знаешь, как говорят, Август, — мягко прошептала она мне в ухо, — «Пять — серебром, золотом — шесть, семь — тайной, чтоб в могилу с собой унесть».

Оглушенный, я отпрянул от нее. Этим стишком убаюкивала меня внучатая тетушка Тэнзи после гибели родителей. Древнее гадание, позже рассказала мне она, что-то с родины моего отца. Теперь эти строчки пульсировали в моем теле, и я глухо ответил:

— Да, Лун, я знаю эту считалочку, — Тэнзи, телефонный экстрасенс, достаточно часто бормотала ее при мне своим клиентам. — «Один — для печали, два — на беду…» Вообще-то, на мой взгляд, бед для одного дня мне выпало с избытком.

Она радостно засмеялась.

— Ты очаровательный мальчик! Помнишь, как она кончается? «Одиннадцать — ведьма летит далеко, двенадцать — весь мир танцует легко». На один месяц больше, чем в году. Я еще вернусь и взгляну на тебя. Кто знает? — тут она, к моему удивлению, поцеловала меня. — До свидания.

Потом отступила, дважды прикоснулась к трубке. Вспыхнуло изумрудное сияние. Оно было холодным; я содрогнулся от мягкого шока, и комната подернулась туманом, будто во сне. Покачиваясь на своих облаченных в носки ногах, я наблюдал, как Лун осторожно выбирается через оконную раму. Там она словно зависла в воздухе, темный силуэт на фоне темноты. Проделала что-то, возможно, перекалибровку инструмента, и голубой свет нарисовал окно — точно такое же, как раньше, застекленное, покрашенное.

Я ждал черноты, потери памяти, амнезии. Вместо этого мое тело точно покалывали булавки и иголочки. Спотыкаясь, я проковылял к раковине и плеснул себе в лицо холодной водой. Я все помнил. Да, эти воспоминания были абсурдными, смешными, нелепыми. Я избавился от одежды, в то время как вода наполняла ванну, и по комнате полз пар. Затем уселся в чудесную горячую воду, скребя ароматным мылом подмышки и другие вонючие места. Выставил левую ногу из мыльной воды и повернул, чтобы рассмотреть серебристые иероглифы на подошве. Я отчаянно надеялся, что Лун не окажется моей давно потерянной сестрой или еще каким родственником. Насколько я знал, у меня, к счастью, не было потерянной сестры. (Вот-вот, именно что насколько я знал. Бедный гусеныш.)

Пока вода спускалась, я яростно вытерся, желая спать настолько отчаянно, что это чувство больше напоминало голод. Собрал одежду и ботинки и в темноте протрусил по холодному полу в спальню. Окно было распахнуто, сетка от насекомых натянута — сквозь проволоку я видел ясное, очень черное небо — ни луны, ни ведьмовских метел, ни НЛО, ни лучей прожекторов. Мерцали звезды, прохладный ветерок доносил из сада запахи свежей земли и листьев. Почему они ошиблись? Без сомнения, их записи должны были сообщить, что один игрок увиливает от обязанностей, что одна фигурка в их проклятом великом Состязании затерялась в человеческом море после смерти родителей. Я показал небесам средний палец — и увидел, что он дрожит. Не такие уж и умные, черт бы их побрал. Потеряли меня на двадцать лет, и я скрывался, пока сам не нашел ублюдков.

Теплая подушка. Лун. Ведьма летит далеко. Ее восхитительные жгучие губы. За окном лежал огромный темный мир. И из него вели двери. Я спал.

Три

Деций

Настроенный решительно, Деций Зайбэк карабкался по Т-первичной последовательности туда, где боготвари ожидали рождения в смертельных осколках космоса, одного из немногих, в котором онтология и местные законы физики дозволяли реализацию такого пути к славе. Цветистые бесконечности разлетались из-под ног с каждым шагом его отполированных кожаных подошв, изготовленных по личному заказу знатоком-сапожником в соседствующей с Землей Шанге.

«Schwellen» открывались и закрывались, повинуясь его божественным повелениям, пока он шел через туман метафизической сложности. Стоило ему остановиться, как вокруг мгновенно возникала вакуоль, обеспечивающая поддержание необходимых для жизни условий, наполненная влажным воздухом для его дыхания, освещенная цветовым спектром, воспринимаемым его глазами — непроницаемый щит против ревущей агонии распыленного пространства-времени за пиксельными границами. Как всегда, он испытывал благодарность к боготварям, однако это чувство не могло ни отвлечь его от цели, ни внушить бесполезное благоговение.

Он смотрел наружу через почти прозрачный щит на родственные вселенные, сменяющие друг друга, каждая следующая на шаг опережает предыдущую на пути к катастрофе, к компактизации, к инцистированию. Там, завернутое в кричащую тишину смоделированных гравитационных обрезков энергии, покоилось семя этих боготварей, Ангелов, которые, он не сомневался, представляли собой лишь субстрат для Состязания — или должны были превратиться в таковой после своего рождения в конце времен.

В этой вселенной, сказал он себе, угрюмо созерцая пятнистую темноту, кончается ночь; тени на западе укорачиваются, и в конце концов здесь наступит вечный день. Его кожаные подошвы удовлетворенно стучали по плитке, затем по полированным доскам, по зернистому бетону, по податливому металлу, серому, словно старый алюминий, по чистому свету, натянутому, точно батистовая ткань… В честь рабочего дня Деций тщательно облачился в lung-p’ao из искусственного дамаста, рубаху с разрезами спереди, сзади и на боках, в духе наездников, сшитую его любимым портным из Пайпа. Роскошные узоры украшали рабочую робу: из волн вставали горы, их верхушки пронзали облака, где резвились драконы. Поверх тугого воротничка он повязал шерстяной клубный галстук, темно-бордовый с хаки, цвета Ирода. Он сделал последний шаг в Т-первичное закрытое пространство-время — и оказался на станции Игдрасиль.

В полумраке тикали дедушкины часы, точные, успокаивающие, символ постоянства. Насколько Деций знал, ни он сам, ни другие члены семьи их здесь не вешали. Очередное свидетельство доброты Ангелов, которым вскоре предстоит родиться в этом пространстве со множеством форм, искривленном финальным алгоритмом в конденсирующийся, умирающий космос — большее сокровище, нежели драгоценная жемчужина — в котором космологическая константа лямбда станет равна нулю, и местная закрытая вселенная получит великий шанс, какого не выпадает почти никому — шанс коллапсировать и тем самым, в момент мучительной, пламенной смерти, достичь Т-бесконечности.

Он обнаружил, что его стол по-прежнему завален различными бумагами, и со вздохом уселся на большой оранжевый эргономичный пластиковый шар, купленный в Сиэттле. Застегнул широкие манжеты и принялся за работу, черкая ручкой направо и налево, выискивая в ворохе привычной информационной физики и онтологической механики толкование предсказания. В прошлом, случалось, его ручка неожиданно пузырилась и текла, словно внезапно падало давление воздуха на станции. Это приводило его в ярость: так он испортил свой лучший шелковый chi-fu. Увы, вычислительные устройства здесь просто не работали — слишком близко к финальной компрессии Точки Омеги. Их алгоритмы обращались в пыль. То же самое происходило и с кремниевыми и искусственными квантовыми штуковинами. Удивительно, что работали мозги; по-видимому, их спасали особенности белковых сетей, и нарушалась только функция сна. Он слегка пожал плечами. Да, здесь не место для беспечных сновидений.

Тяжелая дверь с шипением открылась. В кабинет вошел его взъерошенный адъютант, полуголый, почесывающий голову с рассеянной улыбкой. Гай остановился возле стола и, дыша слегка кислыми парами, дружески чмокнул Деция в щеку.

— Доброе утро, Дес.

Деций обернулся и крепко поцеловал его в губы:

— Кофе, Гай.

— Конечно, — адъютант побрел в кладовую, включил кофеварку, смолол две пригоршни первосортных эфиопских зерен, высыпал их на фильтр, затем извлек заменитель сахара и сливки. Гай с Децием были старыми друзьями и обходились без фанфар. — Не спал всю ночь?

— Вообще-то, я несколько месяцев провел в ортогональном соседе. Как продвигается обратный отсчет?

— Я бы и правда мог воспользоваться какой-нибудь откалиброванной электроникой, — Гай подавил зевок. — Знаю, знаю. Что ж, насколько я понимаю их сообщения, судя по всему, мы войдем в сингулярность омеги в течение нескольких часов. О скорости нашего продвижения не хочется даже думать. — И правда.

Кофеварка хлопнула и забулькала, источая теплый аромат. Казалось совершенно абсурдным планировать утреннее кофепитие, когда местный космос вот-вот коллапсирует в окончательную беззаконность и вакуум вселенской черной дыры. Снаружи гравитационные пульсации бешеными осцилляциями сотрясали сжимающееся пространство. Галактики сотен миллиардов звезд — точнее, то, что от них осталось — полыхали огнем с эквивалентной их количеству температурой, сморщивались в сталкивающиеся друг с другом сферы из чистого света, по размеру вряд ли превышающие Солнце или одну из звезд Мозга Матрешки Джулса. А схлопывание все продолжалось, в то время как кофеварка внутри домашнего, экспоненциально стабилизированного панциря благоухала ароматным паром. Снаружи (что бы это ни значило, точнее, что бы это ни могло значить) сжатые измерения начинали вскрываться и разворачиваться, и бурлящее, вибрирующее пространство все быстрее, все яростней проваливалось внутрь самого себя.

Необъятные сознания сформировались, распространились и сосуществовали, не конфликтуя друг, с другом, в этом космосе на протяжении миллиардов лет, плетя свою сеть из звездных конструктов и турбулентного расширения дисковой среды обитания. Долгие эры они трудились, готовя сей бесконечно растянутый миг кульминации. Они царили повсюду за пределами жизнеобеспечивающей сферы, предохраняли ее от воспламенения, благодаря своей ужасающей силе и щедрости. Они еще не были богами; в некотором смысле, они никогда ими и не станут, только не теми, кого придумали онтологические мифологии их древних предков. Они даже не пребывали вне пространства и времени, за уровнем Тегмарка — они были имманентны, и их трансцендентность — их выход за пределы — являлись не более (не более! сознание мутится от одной мысли!) чем окончательным триумфом осознанной воли над бездумной энтропией. (Деций и его команда это вполне понимали.) Когда работа закончится, когда погаснет пламя под космическим перегонным кубом, когда начнется их блистательное рождение в вечности — они станут Ангелами.

Деций вздохнул и почесался. Это место вызывало у него психосоматический тепловой зуд. Он выудил чистый лист бумаги, снова взял ручку, приготовился писать. Намеренно замедлил дыхание, квантовый хаос его центральной нервной системы вошел в резонанс с изгибающимся информационным субстратом коллапсирующего местного космоса. Везикулы с нейротрансмиттером раскрылись, излив свое содержимое, словно горячее вино, на синапсы миллиардов нервных клеток в мозгу. Ионы вспыхнули и стремительно побежали, будто гонимые яростным ветром искры. Мускулы издали собственный аккорд, водя стиснутые пальцы вверх-вниз по странице. Он не знал, что пишет. Голоса из-за стен защитной капсулы захлестывали его приливными волнами. Он перестал негодовать по поводу отсутствия электронного оснащения. Кому нужны грубые инструменты, когда слышишь речи самих боготварей, пророческие и всепроникающие?

— Эй, — позвал Гай, — твой кофе готов. Принести тебе?

Гипнотически синхронизированный с силами извне, сгорбленный, восседающий на своем оранжевом шаре — высокомерные черты лица расслаблены — Деций ничего не ответил. Его рука дергалась и царапала, заполняя страницу за страницей куриными следами символов.

В своей туманной трансфигурации он понимал, что здесь кроются тайны, которые никогда нельзя будет поведать. Скоро родятся Ангелы. Этого достаточно. Ручка в правой руке двигалась, выплескивая чернила на бумагу, поднималась, тряслась в старческом треморе, в то время как левая рука искала новый лист, вытаскивала, клала на стол.

Кофе остыл, черная гладь затянулась молочной пенкой.

Четыре

Август

Обыденность моей собственной реакции на следующее утро глубоко меня озадачила. Естественно, я проснулся почти на рассвете, потому что за последние два месяца привык вставать ни свет ни заря. Естественно, я остался нежиться под одеялом, позволив себе балансировать на краю сновидения, потому что с глубоким удовлетворением осознавал, что сегодня не должен выпрыгивать из постели и, даже не приняв душ, разводить костер для завтрака. Естественно, мысль о душе вернула меня прямо к… к тому, что я без малейшего колебания счел отвратительным сном, не лишенным, однако, некоторых соблазнительных элементов. Я потянулся и, по-прежнему не открывая глаз, потерся пальцами правой ноги о скользкую металлическую гравировку на подошве левой. У милой девочки из моего сна была такая же отметина, «метка зверя», как она выразилась, перед тем как выбросить покойника через зеркало, вылезти в окно и…

Зарычав, я резко сел на кровати.

Не сон. Слишком связный. Никакой не сон, Август, обычная абсурдная реальность.

Я снова застонал, зажмурился и уткнулся лицом в ладони. Стояло теплое летнее утро, конец января в Мельбурне, денек обещал выдаться не из прохладных, но меня внезапно бросило в дрожь, я ощутил себя слабым и больным. Словно в моем теле трепетали все мышцы.

Тряслись и судорожно подергивались. Я будто превратился в ребенка после гриппа.

— Соберись! — громко приказал я. Заставил себя выбраться из постели. Открыл жалюзи и, моргая, посмотрел на утреннюю голубизну неба. Ни облачка. Зеленая лужайка под окнами явно нуждается в стрижке. Внучатая тетушка Тэнзи, должно быть, действительно испытала сильное потрясение, раз допустила такое безобразие. Пока я натягивал чистое белье, футболку и старые джинсы, дрожь в руках поутихла. Неудивительно, что бедная старушка тряслась. Удивительно, как она вообще не скончалась от страха.

Я надел ботинки и галопом спустился вниз, не заботясь о производимом мной грохоте. Наверняка Тэнзи уже встала, а если нет, то сейчас встанет для серьезного разговора. Я настойчиво постучал в дверь ее спальни:

— Тэнзи, ты уже встала? Пора завтракать!

Затем вломился в кухню, по-прежнему хранившую слабый аромат остывающих булочек. Здесь ничего не изменилось. Я взял банку с кофейными зернами, высыпал их в кофемолку, чьи металлические лопасти завизжали, наполнил кофеварку водой из-под крана (вода в Мельбурне по-прежнему превосходная), засыпал туда насыщенно-коричневый порошок с насыщенно-коричневым ароматом, включил. Отрезал два толстых куска испеченного Тэнзи деревенского хлеба и засунул их в тостер. С лязгом водрузил на огонь тяжелую стальную сковородку, бросил на нее кусок масла, а также найденные на двери холодильника бекон и четыре яйца, снова выглянул в коридор и крикнул:

— Чай почти готов, тетушка, а яйца подоспеют через минуту, так что пошевеливайся!

Не буду об этом думать, сказал я себе. Ничего не произошло, потому что не могло произойти. Моя мать показала мне иероглифы на собственной ступне, когда я был настолько мал, что даже не удивился, решив, наверное, что у всех есть такие. «Это знак семьи», — объяснила мама несколько лет спустя, когда я подрос и заметил, что у других детей иероглифов нет. Когда мне исполнилось десять, я стал отчаянно стесняться, пытался вырвать их из собственной плоти, сначала ногтями, потом отверткой. Боль и кровотечение были, однако, как ни странно, никакой инфекции я не подцепил. В детстве я, кажется, ни разу не болел, как и мои родители. Без сомнения, правильный образ жизни плюс хорошая наследственность.

Бекон шипел. В доме царила тишина. Я сверился сначала с настенными часами, затем с цифровым дисплеем на печи. Оба сообщили, что через полчаса объявится миссис Эбботт, дабы исполнить свои воскресные обязанности. Я очень осторожно, чтобы не повредить желток, перевернул яйца, выложил ароматный бекон на бумажное полотенце, налил чай в большую кружку для себя (картинка на боку изображала «Коров нашей планеты») и, не забыв про две ложки сахара и молоко, для тети Тэнзи, в ее любимые чашку с блюдцем со сценой коронации Элизабет Виндзор в i960 году. Глотнул чая, откусил кусок тоста с маслом, вытер губы и водрузил завтрак Тэнзи на большой поднос, украшенный узором из скрещенных лакированных спичек, который я сделал тетушке в подарок, будучи еще относительно юным. Испытал приступ сентиментальности, подумав, что она до сих пор хранит это уродство и даже использует по назначению. Дважды постучал в дверь спальни, потом открыл ее.

Полумрак. Ни звуков пробуждения. Ни храпа. (Тэнзи ужасно храпела, хотя всегда яростно отрицала сей факт.) Ни химических вибраций живого пожилого человека. Ну, сами знаете. Кислое сонное дыхание, призрачные дуновения выпущенных газов, запахи кожи, и кожного сала, и мыла, высвобожденные теплым метаболизмом. Здесь же не пахло ничем. Тэнзи испарилась вместе с трупом из ванной.

Я вскрикнул, поставил поднос на полированный деревянный пол в прихожей, зажег в спальне свет. Покрывало на кровати было откинуто в сторону, однако я не увидел следов борьбы. Тетушкины аккуратные, слегка потрепанные шлепанцы стояли слева от кровати, а ее часы остались на ночном столике, возле стакана с водой. Маленькая раскрытая книга лежала обложкой вверх, будто тетушку прервали во время чтения. Тэнзи всегда закрывала книги, кладя в них узорчатые закладки.

— О, черт, — в отчаянии сказал я. — О, черт.

Я быстро обежал все комнаты на первом этаже, даже заглянул в шкафы, потом галопом взобрался на второй и обыскал все там. Ни единой запертой двери, все комнаты пусты, даже ванная, в которой был покойник…

Схватив с каминной доски большой ключ, я выбежал через заднюю дверь во двор. Маленькие птички взлетели в лучах утреннего солнца из травы, где искали насекомых и червей; высоко на эвкалипте, росшем рядом с забором, застрекотала сорока. Тэнзи я не увидел. Бросился к маленькому сарайчику для инструментов. Пусто, только газонокосилка, испускающая тяжелые запахи машинного масла, металла и бензина. Ни следа человека.

Я вернулся в ее спальню и осмотрелся. Ничего. Однако тут что-то привлекло мое внимание: странное слово на обложке тетушкиной книги. Я взял ее в руки. «SgrA*» [5]. Что это, черт возьми, за название?! Открыв книгу, я начал читать с возрастающим удивлением. Моя тетушка не стала бы развлекаться этим перед сном!

Мне требовалось сознание Артура, если это, конечно, хоть что-то значило, поэтому мы парализовали его произвольную мускулатуру с помощью стандартных нервных блоков отдаленных производных смертельного яда кураре — во избежание подергивания или чего похуже. Моя медсестра, Мелисса Деметриополюс, также отвечавшая за анестезию, ввела ему в кровь очень низкую дозу гипнотика через интравенозное…

Когда я вынырнул на поверхность, кто-то стучал во входную дверь, сопровождая стук периодическими громкими звонками.

— Попридержи лошадей, — пробормотал я, пробираясь через темную прихожую, смущенный, что обнаружил неожиданное увлечение Тэнзи, а кроме того, напуганный до полусмерти. Это не могла быть тетушка — она всегда носила ключ от входной двери на шее, на крепкой цепочке — мера, на которой я настоял после того, как однажды она захлопнула дверь, оставив ключ внутри. Бедная старушка.

Миссис Эбботт с изумлением воззрилась на меня:

— Август! Твоя тетя думала, что ты появишься не раньше, чем через неделю!

— Вы, кстати, случаем, не знаете, где она? Ах, извините, входите, пожалуйста, — я посторонился и закрыл за ней дверь, издавшую при этом гулкий, успокаивающий звук — точнее, который являлся бы таковым, если бы Тэнзи находилась по нужную ее сторону.

— А что, она уже ушла? Ну, сегодня ведь воскресенье, знаешь ли, быть может, она решила попробовать того нового священника из Сент-Бартоломью. Пастора Джулса. Говорят, он читает яростные проповеди, — миссис Эбботт лукаво подмигнула мне. — И в высшей степени привлекателен!

Я пожал плечами и отвел ее на кухню. Святые небеса, кажется, из душераздирающего триллера я вот-вот окажусь в романе Джейн Остин! Но нет, тетушка давно была истинным приверженцем религии. Когда я уезжал в пустоши, она посещала некий Храм теософского обновления и состояла в Братстве оккультной химии Энни Бисон. Я снабдил миссис Эбботт чашкой чая, потом забрал подпорченный завтрак из-под двери тетушкиной комнаты, по дороге проглотив на бекон, словно оголодавший енот. Церковная гипотеза выглядела не слишком правдоподобной. Да, тетушка могла проспать (ну, предположительно), поспешно одеться и не заправить постель (очень маловероятно), аккуратно поставив шлепанцы возле кровати. Но она была чрезвычайно пунктуальной особой, и я не верил, что тетушка способна выйти из дома без часов.

Просто чтобы убедиться наверняка, я прихватил ключи от машины, обогнул Сен-Барта, спустился вниз с холма и направился к границе с Вестгартом. В крохотной кирпичной церкви пахло цветами, воскресными одеждами и — слегка — ладаном. Преподобный был в ударе. Я стоял позади, пристально вглядываясь в толпу верующих, угнездившуюся на сверкающих деревянных скамьях. Когда я вошел, в мою сторону повернулись несколько седых голов, таких же древних, как тетушкина. Одна леди нахмурилась и, наклонившись, что-то шепотом прокудахтала своей соседке. Большую часть прихожан, однако, составляли люди помоложе, восхищенно внимавшие цветистому представлению преподобного Джулса. Миссис Эбботт не ошиблась. Он был высоким, безупречным в своих черных одеждах, с густой темной бородой, придававшей ему сходство с византийской иконой какого-нибудь чувственного святого. Что-то в его облике напомнило мне… я никак не мог уловить мысль и, переминаясь с ноги на ногу, продолжал разглядывать собрание. Ни следа Тэнзи.

— Этот мир не есть истинный, — говорил преподобный, пронзая меня ласковым взглядом и кивком головы указывая на свободную скамью. Я остался стоять, высматривая тетушку. Мое сердце упало. Ее определенно здесь не было. — Обратимся к Евангелию от Иоанна, глава семнадцатая, стих четырнадцатый: «мир ненавидел их, потому что они не от мира, и даже сам я не от мира», — могу поклясться, тут он поднял глаза и посмотрел прямо на меня. — Да, а вот глава восемнадцатая, стих двадцать третий: «Он сказал им: „Вы пришли снизу, я — сверху, вы от этого мира, я же — нет“», — о Боже, а что это было, если не лукавое подмигивание?

Слегка поеживаясь, я выскользнул обратно на солнечный свет, в теплый летний воздух. Мимо проехало несколько машин, в некоторых гремел хип-хоп, стиль, к которому я не питаю особой любви. Всегда был старомодным ребенком. Я быстро обследовал прилегающую к церкви территорию, но Тэнзи не лежала без сознания на травке. Когда я шел к машине, голоса внутри смутно, нестройно пели что-то о старом жестком кресте.

Миссис Эбботт с беспокойством поджидала меня на передней веранде. Казалось, она вот-вот заплачет.

— Не сомневаюсь, с ней все в порядке, — не слишком уверенно пообещал я. — Почему бы вам не прийти завтра и…

— Меня не будет до среды, — с упреком возразила она. Мне не следовало воспринимать ее помощь как нечто само собой разумеющееся. — Я прихожу по воскресеньям только ради этой дорогой одаренной леди, да благословит ее Господь. Но если что-то случи…

Похлопывая миссис Эбботт по плечу, я проводил ее на улицу.

— Я свяжусь с больницами и полицией, — уверил я озабоченную леди. — Должно быть, она просто отправилась погулять. И не могла уйти далеко.

— О Боже, Боже мой! — возопила дама и побрела в сторону трамвайной остановке на Хай-Стрит — на одной руке болтается огромная сумка, на голове — шляпа, к воспаленным глазам прижат носовой платочек.

Я поспешно ретировался в дом и застыл, оглушенный полумраком и тишиной. Большие старинные часы в прихожей тикали с выверенным безразличием. Я снова отправился в комнату Тэнзи и поискал свидетельства приступа — или, хуже того, взлома. Ничего. Запахи старой леди, аккуратно сложенные вещи в шкафу, платья на вешалках в гардеробе, слегка попахивающие нафталином.

Я уселся на кухне, подпер голову руками и попытался осмыслить ситуацию.

— Они вернулись за ней, — услышал я собственное бормотание.

Это была очень глупая идея, но не более глупая, чем все остальные. Я понятия не имел, что они из себя представляют. Не верил ни одному слову Лун, не верил в миры вокруг нас — ни в божественный мир проповедника, ни в тетушкин фантастический, пусть и прибыльный, мир психического вдохновения, ни в сумасшедший рассказ прекрасной взломщицы, свалившейся мне на голову посреди полуночной ванны.

Тем не менее, мне оставалось только одно.

Я допил холодный кофе, дожевал жирный бекон и потопал наверх, чтобы взглянуть на зеркало.

Я постучал по стеклу. Оно слегка содрогнулось в своей тяжелой, вмонтированной в стену раме и стукнуло меня в ответ по костяшкам пальцев. Пройти сквозь него было не легче, чем птице — влететь в комнату сквозь закрытое окно. Я вздрогнул. Или трупу — попасть в Зазеркалье. Однако, именно это и произошло. Если только все случившееся не являлось галлюцинацией или кошмарным сном, а я уже решил, что такое объяснение равносильно трусости и отрицанию очевидного. Это произошло — смирись и действуй соответственно. Я прижался лбом к зеркалу, услышал легкий скрип, когда мой небритый подбородок соприкоснулся со стеклом. Попытался увидеть то, что за — и уставился в собственные перепуганные карие глазищи.

Чувствуя себя идиотом, я на треть выдвинул из шкафчика два ящика и осторожно взобрался по этим импровизированным ступеням на раковину. Уперся плечом в зеркало и нажал — стекло нажало в ответ. Какой-то там ньютоновский закон действия и противодействия. Я поднял ногу и прижался ботинком к стеклу. Нога не прошла на ту сторону.

— Может, оно работает только в субботние ночи, — пробормотал я себе под нос. — Может, нужен ключ, — тут я захихикал. Потом с трудом сглотнул. И, может, у меня есть этот ключ.

Очень аккуратно, балансируя на одной ноге, я снял левый ботинок и носок. Держась за верхний край зеркала тремя пальцами — носок зажат между большим и безымянным — поднял ногу и приложил серебристую «метку зверя» к холодной поверхности.

Зеркало начало таять, будто сверкающий утренний туман.

Потеряв равновесие, я рухнул прямо в него, туда, где только что возвышалась непроницаемая стеклянная стена. В руке я по-прежнему держал носок и, падая, ухитрился схватиться рукой за шнурки левого ботинка, утащив его за собой. Он перевернулся в воздухе и стукнул меня каблуком по лицу. Я почти не обратил на это внимания, потому что, пролетев некоторое расстояние, болезненно ударился о грязный пол, освещенный красными огнями. Моя голова гудела. Я прикусил себе язык. Пахло маслом и древним металлом, ржавчиной. Тихие звуки гонга в ушах не были последствиями шока или падения — где-то далеко пыхтела огромная машина, металл лязгал о металл.

Я поднялся на ноги, напуганный больше, чем когда-либо в жизни, и в ужасе осмотрелся вокруг в поисках зеркала. Точнее, не зеркала, а его изнанки. Здесь должна быть…

Ни зеркала. Ни стены. За моей спиной простиралось красное помещение, с обеих сторон заканчивающееся высокими, затянутыми паутиной грязными окнами, покрытыми пылью, которую долгие годы и дождь местами превратили в грязевые потеки.

Не в Канзасе, и не в Норскоте, и вообще не в чертовом знакомом мире.

Тут в моем мозгу всплыла сказанная Лун фраза. Я громко расхохотался, недоверчиво потряс головой.

— Я вне Игры, — вслух сообщил я. Мои слова канули в пустоту, в биение далекой машины. Я поднял голову, расширил глаза, глубоко вдохнул и как можно громче проорал: — Подсказку!!!

Ничто не шелохнулось в гулкой тишине. Далекая машина продолжала свои пыхтящие удары, словно там билось ее, машины, сердце, размеренно, постоянно, и через некоторое время ухо и мозг переставали слышать это биение. Я со злостью пнул обутой ногой грязную половицу, потом вздохнул, вытер голую ступню, обулся и крепко завязал шнурки. Что-то пробежало по стене и застыло, словно геккон. Качнуло в мою сторону усиками, замерло, сорвалось с места.

Я подбежал к стене, и существо рванулось быстрее. Мгновенно адаптировало свою то ли шкуру, то ли панцирь к блеклой краске, но я видел края его тела, когда оно достигло потолка. Я подпрыгнул, ударил рукой, промахнулся. Тварь закатилась в угол и скрылась в маленькой дыре.

Робот.

От этого захватывало дух. Не просто мелкое животное. Это была какая-то разновидность робота.

Я начал смеяться, беспомощно оперся спиной о стену, смех буквально разрывал меня на части. По лицу текли слезы. Я подался вперед, сжимая руками пульсирующую болью диафрагму. Мой ревущий смех отражался от дальних стен, призрачно и погребально, добавляя абсурдности ситуации. В моих легких не осталось воздуха. Я подумал, что сейчас потеряю сознание, соскользнул вдоль стены и уселся на грязный пол.

Каким-то невообразимым образом я очутился в симе. По-другому и быть не могло. Конечно же, я играл в симуляторы по сети, в детстве прошел «Sim City» бесконечное число раз, состоял в воображаемой семье Симов, с трудом пробирался по волшебным просторам Миста, даже провел пару месяцев в «Анархии Он-лайн», мой аватар бродил по городу РубиКа, иногда в роли Доктора, иногда — НаноТехника.

Ничто из этого не было новым, вот что терзало меня. В детстве, я обожал телешоу «Слайдеры», в котором кучка сбитых с толку людей в течение пятидесяти минут (продолжительность каждого эпизода) скользила по извилистым блестящим червоточинам между параллельными мирами. Да, чувак, идея не нова. Однако, насколько я знал, ни один серьезный ученый еще не применил ее к реальному миру. И в последнем выпуске «Nature» ничего не говорилось о том, как величайшая в мире лаборатория, занимающаяся физикой элементарных частиц, открыла дверь в параллельную реальность. Крошечные черные дыры — да, этим в «CERN» [6] баловались.

Запутанные квантовые связи между тщательно выстроенными микромирами, возникающие то тут, то там. Но не зеркала, через которые можно пройти. И которые исчезают, стоит тебе оказаться в другом мире. В грязном пустынном мире, населенном умеющей менять цвет робоящерицей, поспешно убегающей, стоит ей тебя увидеть.

Где-то поблизости, взвизгнув, ожил лифт.

Я мгновенно пришел в себя и заметался в поисках укрытия. Ничего подходящего. И, кстати, никаких дверей лифта. Я быстро отступил к ближайшему окну и сквозь коричневые грязевые потеки посмотрел на улицу. Да, это вам действительно не Норскот. То есть, по большим праздникам улочка какого-нибудь захолустного городка действительно могла быть абсолютно пуста. Но вот припаркованные машины никуда бы не делись. А здесь — ни одной. Ни листка рваной газеты, ни конфетной обертки, шелестящей на ветру. Я отпрянул назад, и тут лифт остановился, дверь с шипением открылись. Желтый луч света прорезался в дальней стене, где за секунду до этого красовалось одно из декорированных грязью окон. Trompe I’oeil — обман зрения — любимая архитектурная шуточка, вспомнил я. А из открытых дверей хлынул…

… Поток стремительных тварей: до блеска отполированные консервные банки на тонких паучьих ножках, сегментированные змеи, под цвет пыли, роботы размером с мышь, и кошку, и собаку, и парочка строительных экскаваторов. Некоторые бросились направо, некоторые налево, кто-то помчался к стене и вскарабкался на потолок. Остальные же нацелились прямо на меня.

Я не мог шевельнуться. Мой живот все еще не отошел от приступа истерического смеха, глаза слезились. Я вытер их тыльной стороной ладони и припал к полу. Но твари уже остановились. Выстроившиеся полукругом роботы, очаровательно разнящиеся по форме и размеру, созерцали меня своими фасетчатыми сенсорами, помахивали антеннами, мелькали змеиными язычками, наверное, пробуя из воздуха на вкус моих феромоны и зловония. Одна из тварей громко и отчетливо произнесла:

— Безвредно.

Я остался на месте, готовый к бешеной атаке или быстрому отступлению.

— Рассредоточиться, — раздался женский голос.

Агрегаты не пошевелились, однако по их рядам пронеслась волна торопливой активности. Языки спрятались, усики расслабились. Я всмотрелся в пятно желтого света и увидел женщину лет тридцати, незаметно вошедшую в помещение.

— И кто же ты такой, юноша? — спросила она, беззаботно приближаясь ко мне, словно я не мог представлять никакой опасности. Практичные туфли, короткая стрижка, ничего не добавлявшая и не убавлявшая от ее внешности. Широкие каблуки звонко цокали в воцарившейся тишине. Ее карие глаза изучили меня, но не обнаружили ничего примечательного. — Мальчик, ради Бога, расслабься! Я спросила, как тебя зовут, — ее акцент оказалось непросто охарактеризовать. Похоже на европейца из высшего общества, много лет прожившего на Западном побережье США.

Я прочистил горло и протянул руку:

— Зайбэк. Август Зайбэк. Женщину передернуло.

— Не смешно, — она не подала мне руки. Уголки ее рта поползли вниз. — Кто ты такой и как ты сюда попал?

Я выпрямился:

— Я сказал вам свое имя. А кто вы такая?

— А я сказала, что не верю тебе, ты, дерзкий мальчишка. Как тебе отлично известно, я — Рут, — если она ожидала изумленной реакции, то явно ошиблась. Я продолжал сверлить ее глазами. Женщина слегка нахмурилась: — Рут Зайбэк.

— О, — я уставился в пол, покачал головой. — О. Женщина отвернулась от меня и с небрежной злобой

бросила:

— Возьмите его, детки. Только без шума.

Умопомрачительно быстро аксминстерская [7] змея свернулась в клубок, затем бросилась на меня. Я отшатнулся, но ее голова уже проникла мне в рот. Тварь, конвульсивно подергиваясь, обвила мой подбородок, шею, плечи — не сильно, но крепко. Я закашлялся, отчаянно втянул носом воздух. Ощутил, как закрываются носовые проходы, прекращается доступ кислорода. Попытался вцепиться в робота руками, но на них уже повисла дюжина лязгающих механизмов размером и весом с крысу. Я покачнулся — и только этого и ждавший экскаватор захватил мою ногу своим ковшом, чуть подавшись назад. Я впал в ярость, мне было вовсе не до смеха. Что-то цапнуло меня за правую лодыжку. С хрипом всасывая воздух, я пнул тварь; в ответ она прицепилась ко мне и скользнула в ботинок. Когда моя нога снова опустилась на пол, ботинок рванулся вперед, словно я ехал на коньках.

Тридцатилетняя женщина с невероятным именем уже была на полпути к лифту, ее короткие волосы стояли дыбом, твидовая юбка библиотекарши слегка покачивалась. Она не оглядывалась. Робозверинец тащил меня за ней — одна нога едет сама, другая зажата в катящемся ковше. Мне на глаза наворачивались слезы ярости и отчаяния. Мы вошли в лифт, остаток роботов втянулся внутрь, аккуратно выстроившись вокруг нас, словно исполняя цирковой трюк.

— Домой, — приказала Рут Зайбэк.

Наверное, это было даже хорошо, что роботы держали меня, иначе я бы упал. Лифтовая кабина резко скользнула влево.

Меня поместили в удобное кожаное кресло цвета сливочного масла, в симпатичной, довольно нейтральной гостиной в апартаментах Рут — или как это там называлось. Невидимое устройство играло что-то скачущее и бессвязное авторства… эээ… Алана Берга [8] — я узнал его благодаря репертуару Ицхака. Змея убралась из моего рта, оставив язык и губы высохшими, покрытыми какими-то волокнами. Я попробовал выплюнуть их, однако меня неправильно поняли.

— Со мной эти дурные привычки не проходят, молодой человек.

— Воды, — попросил я. — Пожалуйста?

Большая часть машин скрылась, но я оставался обездвиженным — ноги сцеплены друг с другом, руки крепко прижаты к мягкой коже кресла. Рут кивнула, и моя правая рука оказалась на свободе. Я достал носовой платок, высморкался, прокашлялся.

— Принесите ему чего-нибудь попить.

В конечности болтавшейся поблизости высокой тощей штуки мгновенно оказался высокий тощий стакан искрящейся минеральной воды. Я сделал большой глоток. Пузыри газа ударили мне в нос. Я поперхнулся и снова закашлялся, поставил стакан.

— Ты ел? Я как раз собиралась пообедать. Можешь составить мне компанию. Отпустите его.

Я растер лодыжки, осторожно встал. Открытые стеклянные двери вели в просторную комнату, где был стол, на котором красовались желтые и голубые цветы в хрустальной вазе, графин с белым вином, свежий салат из морепродуктов в огромной деревянной чаше и прикрытая тарелка, испускавшая ароматный пар. Торопливые твари достали второй набор столовых приборов и разместили на дальнем конце стола, рядом с салфеткой в слегка потускневшем серебряном кольце. Я понял, что действительно ужасно проголодался, если это, конечно, не являлось последствиями пережитого испуга. Ненавижу начинать день, хорошенько предварительно не позавтракав.

— Спасибо, нет, — ответил я. — Я завтракал всего пару… Стул выдвинулся сам собой. Рут кивнула мне на него:

— Сядь. Я не собираюсь есть одна, пока ты здесь, а деть тебя больше некуда. Что ты имеешь в виду под «только что позавтракал»? Уже за полдень, ты что, один из этих лежебок, которые тратят на лень лучшие годы своей жизни? Положите ему салата и парного риса.

Я заглянул в чашу, выстланную складчатыми листьями салата, вмещавшими в себя холм из очищенных королевских крабов, кубиков омара и чего-то, напоминавшего кусочки белой рыбы, с мелко нарезанными помидорами. Пахло французским соусом. Суетливая, скользкая еда лежала на тарелке прямо передо мной. Мой стакан был полон бледно-золотистого шардонэ. Держа вилку, точно регулировщик — палочку, Рут всем своим видом демонстрировала, что ждет только меня. Я подумал, не помолиться ли — просто чтобы посмотреть на ее реакцию — однако отказался от этой мысли. Насколько я понимал, она сама была Богом.

— Полагаю, вы не австралийка, — заметил я. Морепродукты оказались великолепны, и я сосредоточенно занялся ими.

— Святые небеса, надо полагать, нет! — Рут резко дернула головой. — Ах вот оно что, это объясняет варварский акцент, — она сделала два быстрых, сдержанных глотка. — Не сомневаюсь, ты и твои хозяева понимаете, что грубо нарушили Соглашение.

Что? Я попробовал вино, которое оказалось превосходным.

— Извини, я…

— Это дело рук Марчмейна, — размышляла Рут.

Я потряс головой, мой рот был набит омаром и коричневым рисом, выпаренным до пушистого великолепия.

— Тогда Джулса, — я моргнул от неожиданности. — Ага! Мерзавец! Любопытный вонючий трус — тут Рут Зайбэк самым непостижимым образом улыбнулась. Пожала плечами и самодовольно вскинула голову. — Ну что ж. Ешь, «Август», кто бы ты ни был, — в ее голосе отчетливо слышались кавычки. Возможно, эта женщина и приходилась мне родственницей, однако не проявляла излишней сердечности, не говоря уже о сестринских чувствах. Даже под угрозой смерти я не смог бы догадаться, «что за дерьмо она вбила себе в задницу», как выражаются чикагские детишки. — Быть может, ты предпочел бы доброе бургунди или чего-нибудь покрепче? Ром, например? Нет никаких причин, почему бы приговоренному не насладиться хорошим обедом.

Каждое сухожилие в моем теле жаждало вскочить из-за стола, опрокинуть стул, выбежать из комнаты. Или, если до этого дойдет, атаковать женщину, созерцавшую меня со странным, опасным весельем в глазах. Но долгие месяцы военных тренировок проявили себя, я остался на месте, стараясь дышать как можно глубже и спокойнее, и даже разжал пальцы, судорожно вцепившиеся в рукоятку столового ножа.

— Я не знаю никого из этих людей, мадам Зайбэк.

— Мисс, — поправила она. — Я не потерплю феминистской чуши за моим столом. Не лги мне, мальчик, ты знаешь Джулса.

Я начал расслаблять застывшие мышцы спины.

— Если быть точным, то нет. Но я был сегодня в церкви, где читал проповедь преподобный Джулс. Я искал Тэнзи. Вы знаете, что произошло с моей тетушкой?

Рут с фырканьем пропустила мои слова мимо ушей.

— Снова напялил на себя воротничок! Он всегда питал отвратительную страсть к святым ритуалам. Точно так же, как и Аврил, — она снова посуровела. — Факт остается фактом, сейчас ты признаешься, что вы с ним грубо нарушили Соглашение. Если я захочу, то вполне могу тебя уничтожить, — она сделала паузу, и я снова судорожно моргнул, мой пульс выбился из-под контроля, несмотря на все усилия. Прежде никто никогда не угрожал моей жизни в буквальном смысле. Через долю секунды Рут добавила: — Если бы захотела. Однако я от моего права отказываюсь… в данном конкретном случае. Ешь свой обед, мальчик. Я не собираюсь мешать тебе.

Я пожал плечами — кровь тяжело стучала у меня в ушах — схватил за хвост сочную креветку и высосал ее. Рут обернулась и через плечо сказала, ни к кому конкретно не обращаясь:

— Дай мне эту сволочь Джулса.

Снова раздался тот звук, который я слышал прошлой ночью; у меня по коже побежали мурашки. Словно что-то рвут, словно ты сел в прогнившее парусиновое кресло, и оно под твоим весом расползлось, уронив тебя на землю. Такое случилось один раз с сумасшедшим Даверсом, все тогда смеялись, точно идиоты. В середине гостиной, на дальней стороне стола, открылась дыра, через которую вплыли пары фимиама. Свечи в серебряных подсвечниках над дубовым алтарем с простым деревянным крестом внезапно задымили и оплыли. Преподобный Джулс, в натуральную величину, озадаченно посмотрел на нас и жестом театральной снисходительности воздел правую руку с кольцом, до запястья затянутую в черное. Его рот только начал раскрываться, а я уже пришел в движение, вцепился руками в край стола, запрыгнул сначала на свой стул, оттуда на стол, пересек его двумя сокрушительными скачками — и уже видел, что невероятное окно в никуда — быть может, в мой собственный мир — расположено слишком высоко, чтобы достать до него.

— Твою мать, — высказался я, набрал в легкие побольше воздуха и, будто австралийский футболист Рулз, летящий за вращающимся мячом через спину своего собрата по команде, впечатался тяжелыми ботинками в плечи Рут Зайбэк — по ботинку на каждое плечо — используя ее в качестве точки опоры. Когда она пригнулась под моим весом, я услышал холодный голос Джулса:

— Закрыть Schwelle, — и полный ярости визг Рут:

— Отклонить в…

На этом ее голос оборвался, потому что я пролетел-таки за порог — и упал в голубой пруд, заросший водяными лилиями, а с берега на меня смотрела женщина в торжественных одеяниях, чем-то похожая на Рут, чем-то — на мою мать, а чем-то, быть может, и на меня, смотрела, широко раскрыв зеленый рот, а потом я с шумным всплеском ударился о воду, барахтаясь и захлебываясь, и болезненно задел рукой что-то на дне. К тому моменту, когда я пришел в себя и поплыл к берегу, окно исчезло.

Женщина сердилась:

— Эмбер, немедленно вылезай оттуда, ты, урод! — потом она пристально всмотрелась в мои барахтанья. — Черт возьми, да кто ты такой?

Я лучезарно улыбнулся:

— Привет! Сожалею и все такое. Я — Август. А ты?

— Август? Что? Не может быть! Я Сибил Аврил, — добавила женщина слабым голосом. — Ты только что испортил три квадранта приготовлений. И как, во имя Древних, ты сюда попал?

— Неудачный день, — ответил я, вылезая на сушу. Маленький, вышедший из строя робот по-прежнему судорожно цеплялся за мои джинсы, прямо над коленом. Правая рука начала странно пульсировать, и в лучах зеленоватого света я разглядел, что из большой дыры в ладони, в том месте, которым я задел о дно, хлещет кровь. Я порезался раковиной до кости. Половина ладони болталась, точно белая полоска цыплячьего мяса.

Я содрогнулся и, кажется, потерял сознание.

Пять

Лун

На пятьдесят третий день рождения Лун Ассамблея дала в ее честь обед в параллели Великого лондонского пожара. Яростный ветер отбрасывал пламя от выбранной ими таверны, однако жар и клочья зловонного дыма проникали повсюду. Черные хлопья копоти падали с небес, словно конфетти, вперемешку с кровельной соломой, пылающими гнилыми деревяшками и кусками человеческой плоти. Церкви, и доходные дома, и бордели сгорали дотла, гневный огонь уничтожил больше половины города, напоминавшего огромную выгребную яму. Хозяева таверны с изрытыми оспой лицами, разрываемые страхом и жадностью, и их раболепствующие слуги за баснословное вознаграждение остались на своем посту. Члены Ассамблеи пировали свиными ножками, запеченными в поросячьей крови, бледными клецками, начиненными свиным салом, и огромным количеством миног, запивая все это горьким пивом. Отблески пламени танцевали на стенах таверны и в глазах собравшихся.

На десерт Ассамблея провела Лун через Schwelle в Тенаюку, край шума, отбойных молотков, автомобильных гудков и проносящихся над головой самолетов. В 11:52 утра они потягивали коньяк и смотрели, как пассажирская квазибаллистическая ракета предсказуемо врезается в огромную зеркально-стальную ацтекскую пирамиду в нескольких сотнях метров от них. В голубое небо взвился бурлящий шар огня. Лун в ужасе не могла отвести глаз от столба дыма, забыв о своем десерте.

— Вне всяких сомнений, работа деспойлеров, — заметила Моргетт, зачерпывая ложечку мороженого. — Это утро низвергнет страну в бездну страха, паранойи и невежества. Все, за что действительно стоит бороться, окажется забыто. Так горько, — она отложила ложечку и (с жадностью, как показалось Лун) вгляделась в мутные клубы раздробленного железобетона, изломанных тел, разбитых надежд. — Так пикантно. Такая чертова потеря.

Напуганная виновница торжества видела бегущих мимо людей, на чьих лицах застыли отчаяние и недоверие, а струящиеся по их раскрашенным щекам слезы размывали краску. Лун закончила докторантуру в области онтологической механики, а практический диплом получила за инженерию реальности, но подобные умышленные зверства до сих пор потрясали ее до глубины души. Она снова с неприязнью отметила, что Моргетт улыбается, созерцая хаос на улицах, испытывает своеобразное удовольствие. Лун уже более двух десятков лет тоже занималась такими вещами, однако продолжала страстно надеяться, что рутинная жестокость не сожрет ее саму изнутри. Было слишком легко поверить в иллюзию, счесть происходящее всего лишь виртуальной реальностью, симуляцией, конструктором.

Лун очнулась на улице, с пальцами, крепко вцепившимися в собственные волосы. Очутившись на открытом пространстве, она могла лишь стоять и смотреть. Вокруг эпицентра собралась большая толпа, некоторые поспешно фотографировали. Человек в тюрбане торопливо извлек одноразовую камеру, защелкал кнопками.

— Возвращайся внутрь. Ты портишь собственную вечеринку.

— Моргетт, я должна пойти посмотреть, не могу ли я чем-нибудь помочь, — Лун поняла, что плачет. Кто-то врезался в нее — стройный чернокожий мужчина, одетый в деловой maxtli [9]. Его tilmatli [10] покрывали кровь и сажа, на плече зияла дыра, золотой узор порвался. Спотыкаясь, человек добрел до тротуара, чуть не упал.

— Эй, позвольте я вам помогу! — слова и грамматика ацтекского диалекта науатль с легкостью всплыли в сознании Лун. Обняв мужчину одной рукой, она увела его на пешеходную дорожку. — Нам надо найти место, где вы сможете посидеть, пока я найду скорую.

— Нет! — ей пришлось нагнуться поближе, чтобы разобрать хриплый голос, отравленный химическими парами горящего здания. — Мои жены. Мы разделились. Они по-прежнему где-то там. Надо вернуться и найти их обеих, — мужчина отпрянул от смущенной Лун и поковылял куда-то в сторону.

Она двинулась к угловатому зиккурату, сначала быстрым шагом, потом бегом. Пересекла улицу на голубой свет и услышала новые крики ужаса, доносившиеся из толпы. Еще две ракеты летели прямо к вершине пирамиды. Завороженная ужасом, Лун смотрела, как они вгрызаются в стекло и металл — и взрываются огненным вихрем.

— Это никакой не гребаный несчастный случай! — выкрикнул кто-то из толпы. Науатль с лакотанским акцентом. Полицейские и пожарные надрывались, приказывая людям отойти подальше. Лун обнаружила, что сама подбирается ближе к месту трагедии. Пылающий мусор дождем сыпался из обезглавленного строения, вместе с тлеющими обломками ракет. Через проломы в стенах вырывался черный дым. Почему-то запах огня, потоки пепла показались Лун более живыми, более ужасными, более настоящими, чем разрушенный Лондон несколько минут назад. Быть может, дело было в запахах? Сплошная синтетика — остатки горящего, взрывающегося топлива, изоляции, искусственных перьев сотен тысяч погибших. Мимо Лун пробежала новая толпа людей, затем она в отчаянии увидела, как из окна разрушенного здания выпрыгивает человек, колотя по воздуху ногами, словно боясь перевернуться, в руке зажаты извилистые кипу [11]. Жирная сажа густо устилала тротуары. Хлопья — быть может, человеческой плоти — падали на вытянутую руку Лун. «Надо убираться отсюда, — сказала она себе. — Какой от меня прок? Это вуайеризм, а не наука. Я должна вернуться на вечеринку в честь своего дня рождения». Но тело отказывалось повиноваться.

Люди продолжали выбегать из главного входа в здание, многие едва могли идти. Двое мужчин в каком-то подобии медицинской формы схватили полную женщину в попугайных одеждах и помогли ей забраться в машину скорой помощи. Лун бросилась к ним:

— Вам нужна помощь?

— Вы опытная медсестра? — крикнул в ответ один из мужчин.

Голос Лун почти затерялся в вое сирен и человеческих криках:

— Нет, но…

— Немедленно покиньте территорию, если вы не медицинский работник и не пожарный!

«Вовсе ни к чему на меня орать!» — с неожиданной злобой подумала Лун. От горящего здания хромала женщина, очевидно, испытывая сильную боль.

— Давайте я вам помогу, — Лун протянула ей руку, и пострадавшая тяжело повисла у нее на плече. На женщине не было туфель, ее смуглые ноги почернели, геометрический узор на huipil [12] с короткими рукавами покрылся пятнами. Быть может, симпатичная секретарша, обезображенная пеплом и сумасшедшей жестокостью.

— Мне нужно найти телефон, — повторяла женщина. — Я должна позвонить мужу и сказать, что со мной все в порядке.

— Мы найдем вам телефон. Вон там впереди магазин, конечно, они разрешат вам позвонить.

Заламывающий руки менеджер с посеревшим под яркой краской лицом усадил женщину, но заявил, что телефонная линия повреждена. Лун выбралась обратно на улицу, снова посмотрела на зиккурат. Ступив на край тротуара, услышала рев над головой, подняла глаза к небу. Приготовилась открыть проход, всматриваясь вверх. Четвертая ракета? Нет. Ближайшая к ней сторона здания оседала внутрь, складывалась, как карточный домик. Лун развернулась и помчалась со всех ног к ближайшему дому. Остановилась, оглянулась. Куча обломков и столб вонючего дыма. Гигантская пирамида просто… исчезла.

«Когда-то эту землю покрывали дремучие леса, в которых жили дикие животные, и птицы, и кучка людей, — подумала Лун. — И во многих мирах ничего не изменилось и по сей день». Первобытные реки и гостеприимные леса. Культуры, способные жить в согласии с законами природы, какими бы извращенными ни были их людские корни. В ушах Лун пульсировал белый шум. Кто-то схватил ее и затолкал под навес. С небес шел дождь из пыли и пепла. Кашляя, она закрыла своей huipil рот и нос, чтобы не наглотаться дыма. «Вот что делают К-машины», — сказала себе Лун, скрючившись у относительно безопасной стены. Кто-то — или что-то — намеренно выпускает баллистические снаряды в здания, в которых полно людей, специально выбирая цель таким образом, чтобы разрушить строение до основания — и, захлестывая общество волнами шока, возможно, губит целые развитые цивилизации, целые миры. И все — лишь ради забавы, ради эмоционального возбуждения. Вот она, суть методов Игроков, Лун знала это, и знание отдавалось горьким привкусом у нее во рту. Просто выбери верную точку опоры, самую уязвимую мишень для своего удара — и причиненный тобой ущерб распространится, как степной пожар. Растить, собирать, строить — тяжелый, иногда печальный труд, но разрушать легко. Ты можешь заставить все исчезнуть. Один человек на соответствующем уровне способен уничтожить реальность.

Спотыкаясь среди воя сирен и рыданий, Лун вернулась в кафе. Грязные тарелки и полупустые стаканы на столах. Ее Ассамблея ушла. Тяжело вздохнув, Лун открыла Schwelle и последовала за ними.

Шесть

Август

Десять лет назад меня отправили в кабинет директора школы за то, что я появился на занятиях в джинсах, высоких ботинках и толстовке.

— Мистер Сибэк, — сухо начала директриса.

— Мисс Сью, моя фамилия произносится как «Зайбэк», — спокойно прервал я, стоя перед ее столом, заложив руки за спину. Возможно, мои ладони слегка вспотели. Когда я был маленьким, взрослые частенько заставляли меня понервничать.

Она моргнула.

— Значит, Зайбэк? Август, как тебя обычно называют? Гус? Оги?

— Август, — ответил я.

Она снова моргнула, однако через секунду продолжила ровным голосом:

— Откуда родом твоя семья, Август?

— Из Австралии, — сообщил я. Святые небеса. — В четвертом поколении. Мой прапрадедушка был эстонцем, — тут я ошибался, но тогда еще об этом не знал. Я сделал паузу, а когда директриса открыла рот, чтобы сказать что-то, добавил: — Со стороны отца.

Директриса закашлялась.

— Да, очевидно, мистер Зайбэк. Это проявление крайнего сексизма, однако имя родителей в нашем обществе всегда передавалось только по отцовской линии, — вообще-то, вовсе не так уж очевидно, если знать о существовании других миров с совершенно другими обычаями. Но я тогда был еще совсем ребенком и ничего о них не знал. Как и о множестве прочих вещей, о которых ничего не знала и мисс Сью. Она выпрямилась в своем кожаном кресле, наградила меня серьезным взглядом: — Тем не менее, молодой человек, я вызвала вас сюда вовсе не для того, чтобы обсуждать вашу родословную. Я хочу знать, почему вы не в школьной форме.

— Мне не нравятся униформы, — ответил двенадцатилетний я. Не грубо, но твердо и без малейшего желания извиниться.

— Одна из характерных черт жизни в цивилизованном обществе заключается в том, — проинформировала меня мисс Сью, сжимая пальцами степлер, — что иногда — на самом деле, весьма часто — нам приходится делать то, что нам не нравится.

Я промолчал.

— Ты понимаешь, к чему я клоню, Август?

— Не вполне, — ответил я. — Школьная форма — отстой. Она нас инстит… инстут… — я запнулся, слово застряло у меня на языке.

Директриса выглядела изумленной.

— Институционализирует? Большое слово для… — она порылась в бумагах у себя на столе, — двенадцатилетнего мальчика. И, к счастью, неподходящее. Мы не пытаемся сломить ваш дух, мистер Зайбэк. И не хотим превратить вас в безликих роботов. Школьная политика требует, чтобы все ученики носили одинаковую одежду, в целях защиты вашей индивидуальности.

Я с недоверием уставился на директрису.

— Сам посуди, Август. Если бы все одевались так, как им захочется, школа превратилась бы в балаган. Богатые дети носили бы дорогую одежду. А менее обеспеченные испытывали бы дискомфорт.

Точно. А разве так этого не происходит? Я ничего не сказал, просто смотрел в пол, ожидая, когда она закончит и разрешит мне вернуться в класс.

Директриса еще некоторое время не унималась, и вместо класса меня отправили домой с запиской родителям, в которой их просили проследить, чтобы в будущем я надевал соответствующую форму. Вечером я обсудил сей вопрос с папой и мамой, и они согласились со мной: это мое решение. На следующий день я отправился в школу в джинсах, начищенных кожаных туфлях и выглаженной форменной рубашке. Урок вел мистер Браунинг, учитель математики; он вздрогнул и снова отправил меня в кабинет директрисы.

Як-як, бла-бла-бла, йада-йада. Мне оставалось просто выжидать. В конце концов, я пропустил три недели занятий, радостно учась дома, а мама с папой пять раз встречались со школьным комитетом. В «Advertiser» вышла статья, смутившая школьное руководство, и они замяли вопрос. С тех пор, я всегда носил то, что хотел.

Неделю спустя, Джеймс Давенпорт, наш классный клоун по кличке Даверс, явился на занятия в балетной пачке и танцевальных туфельках с розовыми помпонами, одолженных у сестры, и заявил, что вмешательство в его свободу выбора вступает в противоречие с законом о равноправии. Все смеялись, учителя чуть не лопались от злости, однако мисс Сью решила промолчать, в результате чего трое четырнадцатилетних крутых парней попытались избить Даверса, обзывая его голубым, но, к удивлению самого Даверса, весь класс встал на его сторону, и он отделался легкими ушибами. Танцевальный наряд сестры пришел в негодность. Джеймс больше ни разу не надевал юбку и не испытывал такого желания, потому что, как и я, отстоял свою позицию — а школьная жизнь потекла дальше своим чередом.

Тогда я ничего не знал о мирах с разной вероятностью. И о древе Иггдрасиль. Но я знал, что отличаюсь от других, что не похож на остальных парней, даже на безумного Даверса, у которого, вполне возможно, и правда были нелады с психикой. В последующие несколько лет, я выполнял домашние задания, ходил в школу, плавал в дебрях английского, математики, социологии, географии и прочих ужасов, много смотрел телевизор, учился играть на электрогитаре и отвратительно пел в группе «Соляной столп», которую мы создали вместе с тремя пацанами, жившими по соседству.

Потом мои родители погибли в авиакатастрофе в Таиланде, и наступила долгая, белесая пустота.

Когда моим официальным опекуном стала мамина старшая сестра, тетя Мириам, я перешел в другую школу в соседнем штате Виктория. Я впервые увидел тетку на похоронной церемонии, быть может, потому, что она жила в Мельбурне, почти в тысяче километров от Аделаиды. Тетя признавала, что они с моей матерью никогда не были особенно близки, однако считала своей обязанностью позаботиться обо мне. К счастью, она мне понравилась. Я заново пережил эпопею со школьной формой, но, полагаю, в присланных из старой школы документах осталась пометка о сей печальной истории. Рабовладелец моей новой галеры, в конце концов, пожал плечами и согласился, что выбор одежды лучше оставить на совести каждого индивидуума.

Я это полностью и целиком одобрил. Мистер Уиллер был футбольным тренером и просто хорошим парнем. Я немного поиграл в школьной команде, но по-настоящему так и не увлекся. Наверное, из-за того, что я во многом одиночка и к себе подпускаю только самых близких друзей. И это неплохо.

Тетя Мириам влюбилась в скрипача, вторую скрипку Национального оркестра, когда мне исполнилось шестнадцать и я заканчивал школу. Он жил на другом краю города, в Саус-Ярре, и я полгода провел с ними в его милой, хотя и тесной квартирке, каждый день трясясь на поезде в школу и обратно. Но никому из нас это в глубине души не нравилось. Думаю, я им мешал, хотя и проводил большую часть времени в спортзале, на репетициях, в библиотеке или в собственной комнате. Когда Ицхаку представилась возможность поехать на год в Тель-Авив, тетя Мириам, конечно же, собралась ехать с ним. Они долго и мучительно решали, не взять ли с собой и меня, но пришли к выводу, что я и так пережил достаточно психологических травм за последние годы. Меня же устраивал любой вариант развития событий.

Вот так я и оказался на попечении внучатой тетушки Тэнзи, престарелой тетки моего отца, жившей в обветшалом старом доме на холме Торнбэри, в пригороде, соседствующим с тем, в котором мы сначала жили с Мириам. Это означало, что мне не придется снова менять школу — на самом деле, от Тэнзи ездить оказалось даже ближе. Я остался с ней и тогда, когда поступил на медицинский факультет Мельбурнского университета.

Сказать, что я отдался ее заботам, было бы неправдой — скорее уж она отдалась моим. Она не страдала старческим маразмом, вовсе нет. Просто вокруг нее творились странные вещи, еще до того, как по субботам в ванной начали появляться покойники.

Теперь я, конечно же, знаю, в чем причина. Но тогда я этого не знал, и, должен признаться, чувствовал себя не в своей тарелке. Она зарабатывала на жизнь, проводя с другими пожилыми леди «психические сеансы», постепенно превратившиеся в процветающую телефонную индустрию, раннюю, очень чинную версию платных психологических горячих линий. Тратя всего полчаса в день, тетушка получала достаточно, чтобы содержать нас обоих. Иногда я удивлялся, почему бы ей не потрудиться в эфирных высях на пару часов подольше. Это вовсе не выглядело утомительным — тетушка сидела с чашкой чая в руках и говорила доброжелательно и заинтересованно, периодически впадая в легкий транс, сообщала собеседникам всякую паранормальную чушь, терпеливо выжидала, пока они кричали или плакали, после чего выдавала прощальное благословение и вешала трубку до следующего звонка.

Тэнзи, однако, утверждала, что ее силы быстро истощаются. Очевидно, она могла исполнять свои магические трюки духовного прозрения и успокоения очень недолго. Самое забавное заключалось в том, что временные рамки таких возможностей постоянно отодвигались назад, и если в один понедельник она наставляла своих жертв — то есть, клиентов — с 6:37 до 7:07, несмотря на то, что ей приходилось пропускать начало программы новостей, то в следующий понедельник она работала с 6:09 до 6:39. Промежуток выбирался со странной точностью, «в соответствии со звездами». Как-то раз, доведенный до безумия подозрением, что такое поведение следует некому жуткому расписанию, я начал вести записи. Тэнзи каждый день начинала работу на четыре минуты раньше, чем в предыдущий. Я про себя улыбнулся и покачал головой. Это напоминало жизнь с сумасшедшей дамой-мешочницей, только без мешков, и не было лишено своего провинциального очарования.

Потом несколько месяцев на небе сияли зловещие созвездия, и тетушка отказывалась работать вообще. Правда-правда. Мои собственные занятия казались страшно утомительными, но, так или иначе, нам удавалось наскрести достаточно денег, чтобы не голодать (Тэнзи потрясающе готовила), и мне не приходилось штопать одежду или отказывать себе в новых кроссовках. Почему-то тетушкины психические способности ни разу не помогли ей выиграть в лотерею.

По истечении года в Тель-Авиве Ицхаку предложили место первой скрипки в Чикаго, и они с Мириам сняли большой дом по соседству с деловым центром города. Скрючившись в салоне эконом-класса, я пересек Тихий океан, чтобы провести у них каникулы — и пробыл там целый год, успев закончить школу. В том году президентом выбрали Кеннеди — я имею в виду Джона, сына прославленного героя войны Джека, а не его дядю Роберта — и он приветствовал возвращение астронавтов с «Аполлона», хотя лунный проект являлся детищем опозоренного мстителя Ричарда Никсона. Республиканцы возмущенно бормотали, что «один родственничек протащил другого в Белый дом». Я же, со свойственной мне аполитичностью, сохранял невозмутимую индифферентность. С меня хватало проблем в школе: никто не верил, когда я рассказывал, что австралийский президент был когда-то победителем телевикторин. Тем не менее, достопочтимый Барри Джонс казался мне достойным кандидатом в главы государства: он чертовски много знал о науке и технологиях, не говоря уже о кино, искусстве, истории и всем прочем, по сравнению с большинством законников и политиков, рвавшихся к удилам власти и в моей собственной стране, и в США.

Будучи первым оззи, которого большинство моих новых одноклассники увидели в своей жизни, я приобрел статус диковинки и особое внимание, каковое обычно выпадает рок-звездам или спортсменам-чемпионам. Жизнь знаменитости имеет свои преимущества. Я радостно распрощался с невинностью на заднем сиденье красного «мустанга» Тэмми Нельсон, а ведь дома мне это никак не удавалось. Каким-то образом, разрываемый между вечеринками и зубрежкой правил американского футбола, я умудрился закончить школу с отличием и отправился обратно за океан, чтобы убить время перед поступлением в Мельбурнский университет. Внучатая тетушка Тэнзи раскрыла мне свои объятия и поселила в моей старой комнате. А три года спустя я обнаружил двух странных женщин в ванной наверху, производящих зловещие манипуляции с покойником.

Я открыл глаза, голова кружилась. В сознании. Где-то. И что-то идет чертовски неправильно. Я попытался поднять руку, разлепил глаза, посмотрел вниз, на онемевшую ладонь.

Вокруг нее обернулась медуза. Я рванул руку на себя — но она не сдвинулась с места, намертво приклеенная скользкой прозрачной тварью, которая слегка пульсировала. Мои ноги закоченели. Я с трудом сел, опираясь на левый локоть. И в зеленоватом свете обнаружил, что кто-то избавил меня от ботинок, и носков, и, вообше-то говоря, ото всей остальной одежды, заменив джинсы и футболку бесформенным грубым серым балахоном. Кроме того, я больше не чувствовал себя мокрым. Прикоснулся к волосам: абсолютно сухие, череп цел.

Женщина по имени Аврил, рядом с которой на низком столике стоял алхимический аппарат — то ли астролябия, то ли еще какая-то хрень — поднялась со своего плетеного трона и окинула меня взглядом поверх медленно текущей воды. Ах, да. Я лежал на твердом, слегка податливом веществе, на своеобразном мраморном острове посреди пруда. Я шлепнул по воде. Она булькнула. Я настороженно посмотрел на хозяйку и предложил:

— В осьминожий сад, вместе с вами.

Колдунья Аврил некоторое время созерцала меня, потом улыбнулась:

— «The Troggs». Рик Старки.

— Что?

— «The Sir Beatles», — я озадаченно улыбнулся в ответ. — А это — сэр Ринго Старки, — минуточку, разве его звали не Ричард? До того, как он стал битлом, и их всех произвели в рыцари. Мой отец слушал этих парней в минуты ностальгии.

Она, усмехнувшись, покачала головой:

— А, значит, ты из одного из тех вариантов. Как зовут твою мать, Август?

— Мою мать звали Ангелина. Она погибла в авиакатастрофе.

— Прости, я не была с ней знакома. Но вот твой отец… Полагаю, это Эмбер. Вы с ним потрясающе похожи, — Аврил нахмурилась, подстраивая свой аппарат. — Только по этой причине я вожусь с тобой, когда по правилам должна была бы вытащить за ухо на улицу и предоставить самому себе.

Я крепко зажмурился и молча лег обратно. Я вспомнил, что, когда провалился в то безоконное окно, она перепутала меня с этим Эмбером. А теперь решила, что он мой отец. На сколько лет вообще выглядит этот ублюдок? Быть может, умопомрачительная продолжительность жизни входит в дополнительные бонусы, предоставляемые серебряными иероглифами на ноге? Или тайна кроется в достижениях лучших пластических хирургов? Дерьмо. Она сняла с меня ботинки и носки, значит, не могла не увидеть «метку зверя». Я вновь открыл глаза и приподнялся на локтях. К моей правой руке, по крайней мере, отчасти, возвращалась чувствительность, однако я по-прежнему не испытывал боли от кошмарной травмы, полученной мной в пруду.

— Мой отец тоже погиб — сообщил я. — Его звали Дрэмен Зайбэк.

Секунда — и женщина вскочила на ноги, одеяния живописно развевались у нее за плечами.

— Не лги мне, ты, маленький подонок! Откуда ты знаешь моего отца? Как ты осмеливаешься врываться сюда, в мое святилище, и говорить, что он…

Всхлипывая, Аврил замолчала, закрыла лицо руками, развернулась и выбежала из грота, оставив свой диковинный аппарат и меня, бессильно хлопающего глазами и дергающего приклеенной рукой. Наверное, это было не слишком умно, ведь Аврил явно взяла на себя заботу вытереть меня, нарядить в чистую, хотя и специфическую одежду и — самое главное — вылечить ужасную рану. А может, это сделал робот, если дама обладала той же практичностью, что и Рут. Правда, я в этом сомневался — маленькое водянистое убежище не слишком подходило для машин скорой помощи. Очевидно, единственным разумным поступком являлось лечь обратно и постараться немного отдохнуть, пока нетрадиционный метод лечения закончит свою работу. Я чувствовал слабость, и решил, что это неплохая идея. Однако, начал неуклюже раскачиваться из стороны в сторону в поисках острого предмета, дабы освободиться. Затем отрывисто усмехнулся. Всего в нескольких метрах, на дне пруда, меня, несомненно, поджидал избыток острых вещиц. Нет уж, благодарю.

Я вцепился в медузу пальцами, в результате чего они начали зудеть. Через прозрачное существо, холодное и пульсирующее, словно слизистое сердце, я отчетливо видел закрывшуюся изогнутую прорезь, тянувшуюся от основания большого пальца до указательного. Мой желудок сжался, и рука тоже захотела сжаться, но осталась лежать на месте, пассивно, безболезненно и бесшовно исцеляясь. Чертово чудо, только без черта.

Я лег обратно и попытался обдумать путь к спасению. Слишком много вероятностей, вот в чем проблема. Может, я застрял в какой-то версии воображаемой широкоэкранной «Матрицы»? И то, что я всегда принимал за реальность, на самом деле есть не более чем коллективная иллюзия, закачиваемая злобным искусственным интеллектом через кабель в моей шее, в то время как сам я лежу без сознания в контейнере? Сомнительно. Эта идея всегда казалась мне высосанной из пальца. Зачем искусственным умам возиться с такой безвкусной иллюзией? Для чего она им нужна?

Нет, все это реально. «Варианты», — сказала Аврил. Значит, множественные миры. Различные временные линии, так, что ли? Я читал достаточно популярной физики и знал, что космологи предпочитают сумасшедшую теорию «Множества миров», в которой каждый возможный на квантовом уровне выбор действительно реализуется, каждый шаг влево или вправо, в некоей высшей математической реальности, происходит одновременно и влево, и вправо, плюс еще один вперед, а еще вы можете никуда не идти и остаться на месте, а еще может прийти динозавр и откусить вам голову.

Ну что ж, наверное, квантовая теория рассказывает несколько иную историю, однако в исполнении «Discovery Channel» это звучит именно так. Возможно ли такое на самом деле? Непохоже. Слишком много опций. Ничего очевидного, и совершенно непонятно, как можно перемещаться по этим мирам с помощью зеркал и окон в воздухе. Я же уловил в происходящем некий порядок, определенные условия. Вздрогнув, вспомнил странного маленького человечка, которого Лун назвала мусорщиком. И как, черт побери, во все это вписывается бригада космических уборщиков? Может, я был прав с самого начала, и их Состязание представляет собой захудалую помойную драму, мультимерную сагу, разыгрывающуюся в соседней Вселенной, а заодно и во всех остальных галактиках поблизости?

Лун. Мое сердце застучало сильнее. Прекрасная и загадочная Лун. Я всегда был Крутым парнем — и все-таки влюбился в нее, отчаянно и с первого взгляда. Я должен найти ее. И эту тяжеловесную сучку Мэйбиллин, если без нее никак. Очевидно, они входили в ту же пространную семью, что и Аврил, и Рут, и, быть может, преподобный Джулс — огромную семью загадочных космических Зай-бэков. Ох, черт. Оскалившись, я заскрипел зубами. А что, если Лун — моя сестра?

Я раздраженно дернул приклеенной рукой. Издав неожиданный чмокающий звук, медуза оторвалась, и моя рука оказалась на свободе. Студенистый шарик упал рядом; прежде чем я успел схватить его для внимательного осмотра, он отряхнулся, словно мокрая собака, скользнул к краю и исчез в воде, словно слившись с ней. К тому времени я уже потерял интерес к медузе, пристально изучая поврежденную руку. Сжал пальцы, разжал. Ни следа пореза. Я не верил собственным глазам. Хлопнул в ладоши, сперва осторожно, затем сильнее. Ни боли. Ни слабости. Я лизнул ладонь, она оказалась слегка соленой на вкус. Дайте мне патент на этих склизких тварей, или хотя бы лицензию на импорт — и я сколочу целое состояние в биомедицинской индустрии.

Сколько времени прошло с тех пор, как я отправился на поиски бедной Тэнзи? Я рефлекторно посмотрел на левое запястье, но часы остались на прикроватном столике. Я не имел ни малейшего понятия, как долго пролежал без сознания. Минуты, часы, дни? Правда, есть мне не хотелось.

Тут рядом со мной зазвонил телефон.

Я бездумно потянулся к ремню, на котором обычно болтался мой мобильник. Ни мобильника, ни ремня. «Дзинь-дзинь-дзинь. Дзинь-дзинь-дзинь». Раньше я не слышал такого звонка. В Австралии телефон звонит так: «Дзинь-дзинь, дзинь-дзинь». В Чикаго, только приехав к Мириам и Ицхаку, я поначалу пугался яростного «бррррг — долгая пауза — бррррг». Этот же звонок был другим, он странным образом нервировал. Очередное доказательство того, что я уже не в Канзасе. Я повернулся и увидел…

Двух юных девушек в прозрачных одеждах. Как они попали на остров? Одна стояла, раскрыв рот. Я моргнул, и тут она издала чистое, мелодичное, телефонное:

— Дзинь-дзинь-дзинь.

Замолчала, поймав мой взгляд. Потом без малейшего смущения, не выказывая признаков психического расстройства, добавила:

— Дзинь-дзинь-дзинь.

— Что? Алло? — тупо сказал я.

Другая девушка, спокойно созерцавшая меня, не механически, но с пугающей отрешенностью, произнесла:

— Я не могу терять время на эти глупости, — ее интонации удивительным образом напоминали Аврил, только на октаву выше и, черт побери, мягче. Без сомнения, говорила эта психопатка. — Не знаю, шутник ты или приманка, но даю тебе две минуты, чтобы покинуть этот мир. Древние…

Я почти потерял терпение. Подошел к телефонной девушке, посмотрел ей прямо в глаза, позволив гневу проступить на моем лице:

— Вряд ли попадание сюда можно считать моей идеей, мадам. Кроме того, у вас моя одежда.

— Тебе ее вернут. Переоденься и уходи.

Из зеленоватой мглы появилась третья девушка, она словно шла по воде, неся мои сложенные джинсы и футболку. Носки, трусы и ботинки аккуратно лежали сверху, будто дар жрицы, каковым они и могли являться на самом деле. Ботинки высушили и начистили. Отрывисто кивнув, я принял сверток, сбросил одолженную рубаху. Телефонная дева наклонилась и подняла ее, с неподдельным интересом созерцая мою наготу. Девица была очень симпатичной (для гермафродита) и хранила молчание. Может, она умела только звонить. Не обращая на девушек внимания, я быстро оделся и продолжил разговор:

— Послушай, Аврил, я имею не больше представления о том, как выбраться из этого проклятого места, чем о том, как сюда попал. Однако, хочу узнать одну чертову вещь перед тем, как ты испустишь на меня свою ярость. Где внучатая тетушка Тэнзи? Что вы, лунатики, с ней сделали?

Рассеянный свет тускнел, и грот все сильнее напоминал мультики Диснея. Мне казалось, что вот-вот появится танцующий на цыпочках розовый бегемот. После долгой паузы телефонная девушка сказала человеческим голосом:

— Никогда о ней не слышала. Август, как бы там тебя ни звали на самом деле, весь этот шум — пустая трата времени, которого у меня сейчас нет, ведь один квадрант до сих пор не заполнен. Осталась минута. Если по ее истечении ты не исчезнешь, я затоплю это место, — девица слегка скривила рот, будто съела что-то кислое, и закатила глаза. Она этого не придумывала и не одобряла. Я начинал испытывать к ней симпатию. Совершенно другим голосом она добавила: — Спроси про каменный меч, — и, больше не сказав ни слова, девушки развернулись и скрылись в изумрудном полумраке. Я открыл рот, чтобы крикнуть, но тут погас свет.

Черт. Вода, повсюду вода, и ни капли… «Раз ты сюда попал, — сообщил я себе, стараясь сохранять спокойствие, — значит, можешь отсюда и выбраться». Конечно я сюда не попадал, меня забросили. Что там говорила Рут, чтобы открыть беззеркальное зеркало, или окно, или проход, или чертов портал? Как она это делала? В том великолепном дворце для роботов зеркал не наблюдалось, однако явно присутствовала какая-то восприимчивая операционная система. Она нашла и достала преподобного в церкви Святого Бартоломью в Вестгарте — сонном, добродушном городке — но вызов был отклонен сюда, в болотное царство Аврил. «Море и устрицы!» — подумал я и потряс головой в темноте. Потом глубоко вздохнул и громко произнес:

— Достань мне эту сволочь Джулса.

Конечно же, ничего не произошло.

Поеживаясь, я присел на корточки. Аврил выключила центральный обогрев. Бурлящий в пруду источник стал холодным и неприятным. Я уселся на податливую поверхность, на которой проснулся, еще раз стянул левый ботинок и носок, выставил ногу подошвой вперед.

— Открыть… — что там было за слово? Немецкое, вроде бы. Как по-немецки дверь? Ты. Нет, оно было… оно было мокрее. Как плеск волн в океане, как шевеление воды. — Открыть «schvelluh», — твердо произнес я, отчаянно надеясь.

В темноте вспыхнул крошечный огонек, в метре над моей головой. Я напялил на себя носок с ботинком, встал, подался вперед. Светлячок остался на месте, хотя я ожидал, что он обманчиво ускользнет, поманит меня за собой, и я свалюсь в воду. Очень осторожно я прижался к огоньку глазом, словно к замочной скважине в запертой двери.

Мутный свет. Возможно, что-то вроде защитного экрана. Куда я хочу отправиться? Кого призвать? Дьявол, ясно кого.

— Достань мне Лун. Ничего не произошло.

Я начал дрожать. Температура быстро падала. Еще немного — и пруд замерзнет, а я вместе с ним. Уму непостижимо. Почему эта безумная колдунья так со мной обошлась? Я вспомнил слова мусорщика, комического персонажа из ночного кошмара, бывшего, как я теперь слишком хорошо убедился, реальностью: «Это ведь не конец света, когда один из них оказывается втянут в Состязание». Тогда он обихаживал труп, поэтому я не счел сию фразу ободряющей. С другой стороны, метка зверя на моей ноге свидетельствовала о том, что я отнюдь не обычный человек. Может, не человек вовсе. Может, родственник всех этих чокнутых, ведь Аврил, по крайней мере, кажется, поверила, что у нас общие родители.

Я попытался просунуть указательные пальцы в светящееся отверстие и умудрился расширить его до величины спичечного коробка. Дальше оно не шло. Ну и ладно. Если до Лун так просто не добраться, попробуем пойти другим путем. Я прижался губами к светящейся дыре и произнес:

— Достань мне Мэйбиллин.

Пятно света раскрылось, словно ирисовая диафрагма. Я прижимался к нему, поэтому едва не упал внутрь. Поколебавшись, все-таки решился. В конце концов, я ведь пытался убраться отсюда подальше. Поэтому шагнул в проход, споткнулся и свалился в пурпурные листья под блеклым осенним или зимним небом слегка красноватого оттенка.

Мэйбиллин обнаружилась в объятиях какого-то овоща, тошнотворно белесого, с фиолетово-голубыми полосками. Судя по всему, она ничего не имела против. Это ведь не было педерастией или чем-то таким особенным. Просто Мэйбиллин питала слабость к овощам. «Оно» пыхтело и извивалось под ней. Должно быть, эта тварь умела передвигаться; может, в этом мире жили триффиды. В воздухе пахло потом — или мощными феромонами, тестостероном, и мне тут же захотелось с кем-нибудь подраться, побежать сломя голову — но на Мэйбиллин запах явно действовал, будто кошачья мята. Я зажмурился, сделал шаг назад и врезался во что-то. Ударился той самой рукой, которую только что исцелила медуза. Вскрикнул от боли.

Озадаченные любовники судорожно дернулись в последний раз, после чего уставились на меня со смущением и, полагаю, с досадой, однако я не собирался вникать в нюансы эмоциональной реакции Мэйбиллин на мое появление. Подхватив ушибленную руку, я обернулся, чтобы посмотреть на препятствие — и внезапно начал хохотать, точно идиот.

Я врезался в летающую тарелку.

Хрустальная полусфера, знававшая лучшие дни, едва различимая под тусклым металлом корпуса, а надо всем этим — индустриальная кабина 50-х, напоминающая творение новичка-жестянщика, с полупрозрачными иллюминаторами, антеннами на макушке и маленьким куполом, увенчанным пульсирующим пыльно-красным фонарем. Летающая тарелка Джорджа Адамски1. Вы бы тоже расхохотались.

Мэйбиллин отсоединилась от овоща с весьма неприятным чмокающим звуком. Совершенно голая, она кинулась ко мне и схватила меня за уши. Я слишком ослабел от смеха, чтобы защищаться.

— Ты, маленький шпион! — завопила она. — Мерзкий маленький извращенец! Как ты проник в мой личный мир? И кто ты, черт возьми, вообще такой!

Через ее плечо и мельтешащие руки я видел, как овощ со скромной надменностью приводит себя в порядок, если только овощам вообще свойственны такие социальные эмоции. Множество влажных выступов белого, бледно- и темно-синего цветов скрылись под чешуйчатым наружным панцирем, или листьями, или что оно там носило. Определенно не серебристый обтягивающий комбинезон венерианца. Да, оно явно не принадлежало к числу святых арийских блондинов, которых, как клялся Джордж Адамски [13], он встречал в пустынях Калифорнии в те дни, когда термины «похищение инопланетянами» и «анальный имплантат» еще не появлялись на страницах «National Enquirer». Сражаясь за каждый вдох, пытаясь поймать увесистые кулаки Мэйбиллин — они действительно больно лупили меня по голове и плечам — я пришел к выводу, что слухи об этих имплантатах могли быть вовсе не так уж преувеличены. Овощ равнодушно обогнул нас, проследовал к летающей тарелке, и я услышал тяжелый металлический лязг. О-о! Лучевые пушки! Или что похуже. Сейчас меня обдадут клубами радиации, когда блюдце взлетит и устремится в облака! Они это любят, я прочел достаточно выпусков «Обозревателя НЛО», чтобы ознакомиться со множеством очаровательно-идиотских мифов. Их злобные эмиссии сжигают обнаженную плоть сильнее, чем день на палящем солнце без «SPF15+»! А глаза вскипают и превращаются в вареные яйца! Однако тарелка осталась на месте, и я, вырвавшись от Мэйбиллин, отскочил на пару метров в сторону, прекратив-таки смеяться.

— Эй! Извини! Я не хотел мешать…

— Ты тот мальчишка, — она словно не верила своим глазам.

— Точно. Зеленый луч не сработал.

— Это невозможно, — возразила Мэйбиллин. Устало подобрала свою помятую и на редкость безобразную одежду с ковра пурпурных листьев и сунула под мышку. Ни ложной скромности, ни ослабления внимания, чтобы одеться — ведь я мог кинуться на нее. Вообще-то я не собирался на нее кидаться; она не причинила мне никакого вреда и определенно была не в моем вкусе. Кроме того, я уже однажды видел ее весьма скудно одетой. Тем не менее, я отвел глаза, изучая местность: рощица из некоего подобия деревьев с одной стороны, парочка животных, чем-то напоминающих кенгуру, лениво ощипывающая нижние ветки. Никаких строений.

— Я ищу Лун, — сообщил я. — И мою тетушку.

— Ты… Август, так тебя зовут?

На меня произвело впечатление, что она запомнила мое имя. С ее точки зрения, я был не более чем мимолетным препятствием. В то же время, мое сердце упало: очевидно, Лун не воспользовалась шансом с девичьим возбуждением поведать о моих серебряных иероглифах. Интересно, почему?

— Ну да. Ты должна знать внучатую тетушку Тэнзи, ведь вы целый месяц таскали трупы в ее ванную. Каждую субботнюю ночь. Припоминаешь?

Справа и позади от меня летающая тарелка выпустила зловонное облако болотного газа и сверкнула кровавыми огнями. Я отшатнулся, но она уже поднялась над макушками и набирала скорость. Мэйбиллин с яростью уставилась ей вслед.

— Это ты виноват! — крикнула она мне. — Ты, назойливая тварь, напугал Флогкаалик, и теперь она на шесть месяцев уйдет в насиживание, и я не увижу ее до самого вылупления!

Я покачал головой, пожал плечами:

— Послушайте, леди, я просто хочу попасть домой. Домой в Норскот, в мой собственный мир. Я не хочу больше натыкаться на трупы в ванной, хочу, чтобы тетушка Тэнзи была в целости и сохранности, и пекла на кухне плюшки с джемом, и — особенно! — хочу видеть Лун! — к концу фразы я почти кричал. Я редко кричу, но на этот раз меня довели. — Где она, ты, ты… Флогкаалик-манша?

— Вот дерьмо, — Мэйбиллин отвернулась, осознав наконец, что я не представляю для нее опасности, натянула шерстяные штаны, фуфайку и оранжевый комбинезон, а также резиновые сапоги. Я увидел блеск серебряной метки зверя на ее левой пятке. — Откуда мне знать? Она приходит и уходит, когда захочет.

— Тэнзи? Чушь собачья! Она — домоседка. Мэйбиллин смерила меня долгим взглядом:

— Я понятия не имею, где твоя проклятая родственница. Я никогда ее не встречала и, надеюсь, не встречу. Я говорю о сучке Лун.

— Не называй ее сучкой, ты, сука! — пламенно парировал я. Затем, секунду спустя, добавил: — Насколько я понимаю, ты сама принадлежишь к числу моих проклятых родственников.

— Теперь чушь порешь ты, — отрезала она. — Иди сюда, дай мне на тебя взглянуть.

Что-то холодное упало мне на плечо, потом на шею. Я посмотрел вверх. Начался дождь. Облака источали огромные капли, и в мгновение ока я промок до нитки. Полагаю, всему виной была плохая оргомная энергия [14].

— Твою мать! — раздраженно скривилась Мэйбиллин. — Тебе лучше пойти со мной. Дай Хаймат.

Я вопросительно наклонил голову под струями ливня, но она обращалась не ко мне. В воздухе открылся Schwelle, и Мэйбиллин шагнула в него, ее мокрые волосы облепили череп.

— Идем, не то простудишься и умрешь.

Что-то маленькое, яблочно-красное и любопытное, с подрагивающими усами, высунуло мордочку из листьев и попыталось пересечь порог. Однако врезалось носом в воздух, словно в очень чистое, прозрачное стекло. Оскорбившись, существо развернулось и убежало. Я хотел последовать его примеру, но насквозь промок, а за порогом мерцал теплый, золотистый свет, и уютно пахло горящими в камине дровами. И правда, почему нет? Мокрый как мышь, я шагнул вперед, и портал тут же исчез, будто мыльный пузырь.

— Да, ты похож на Эмбера.

— Все так говорят. Кто такой этот Эмбер?

— Раздевайся, — Мэйбиллин в мгновение ока вернулась из соседней комнаты с огромным мягким полотенцем, украшенным кремовыми уточками на фоне бледно-голубого неба. Я снова промок — и меня снова собирались высушить. На этот раз я хотя бы остался в сознании. И не находился в ванной, и поблизости не наблюдалось ни одного покойника, разве что сия участь ожидала меня в ближайшем будущем. Мое бездыханное тело. Я про себя улыбнулся, энергично вытирая голову и плечи.

— Эмбер — это один из моих братьев, — сообщила мне Мэйбиллин. — Я начинаю подозревать, что ты — очередной его внебрачный ребенок из того богами проклятого мира, где мы проводим небольшую чистку.

— Не-а, — она забрала мои вещи в соседнюю комнату и, судя по звукам, засунула их в сушилку. Я слышал, как она вращается. — Мои отец с матерью мертвы. Дрэмен и Анжелина Зайбэк, — Мэйбиллин вернулась в комнату с раскрытым ртом. — Перед тем, как у тебя случится припадок, хочу сообщить, что хотя, знаю, ты считаешь эти новости невероятными, отвратительными, невыносимыми, жестокими и необычными, такое случается. Мама с папой погибли в авиакатастрофе четыре года назад. Им было всего… Отцу не исполнилось и сорока. И если ты говоришь правду, значит, ты моя сестра, что тоже крайне неправдоподобно, потому что у меня в жизни не было чертовой старшей сестры. Не только тебя — ни Рут, ни психованной Аврил, ни Тельмы с Луизой. Я всего лишь надеюсь, что Лун не является членом нашей счастливой дружной семейки.

В процессе своего монолога я рассматривал комнату, но краем глаза видел, что Мэйбиллин пришла от моих предположений в ужас. Чем, в свою очередь, шокировала меня: я не предполагал, что ее можно напугать. Наверное, трахнуть овощ из летающей тарелки — меньший грех, нежели совершить инцест.

— Определенно нет! — фыркнула Мэйбиллин. — Лун — из совершенно другой части Соглашения. Ты уже закончил с этим полотенцем?

Вообще-то нет, но я перекинул его ей. В одних трусах прошелся по персидскому ковру с великолепными оленями и царственными львами и уселся в старомодное удобное плюшевое кресло у огня. Мэйбиллин села напротив, стянула свои резиновые сапоги, чтобы погреть ноги, помешала дрова кочергой. Полетели искры. Из другой, темной комнаты вальяжно появился несуразный пятнистый кот, половину правого уха которого давным-давно кто-то откусил, окинул меня пренебрежительным взглядом, уселся у камина и начал умываться.

Вы должны понять, что мне приходилось бороться с всеобъемлющим отрицанием действительности. Индустриальным отрицанием истерического познавательного диссонанса. Мои внутренние часы говорили, что еще нет и полудня, то есть все это безумие вместилось в неполные двенадцать часов, прошедшие с тех пор, как я поднялся наверх, чтобы узнать, что вызвало у бедной внучатой тетушки Тэнзи ночные приступы альцгеймерских галлюцинаций. На самом деле, считанные часы минули с того момента, как я вперед ногами свалился сквозь зеркало в Страну чудес. По всем правилам, я должен был скрючиться, повизгивая, в углу. Должен был кричать и огрызаться на команду психиатров, запеленутый в смирительную рубашку, ожидая, когда же меня наконец накачают «ларгактилом». Или стукнут каменным мечом, что бы это ни значило. Я же уселся в удобное кресло, протянул руку к коту и испытал большое удовольствие и удовлетворение, когда этот запаршивевший старикан по-королевски наклонил голову и позволил мне почесать его седеющую макушку.

— Это Когтяра, — сказала Мэйбиллин.

По странному совпадению, именно в этот момент животное отпрянуло и, выпустив из правой лапы зловещие когти, принялось изящно чистить их с едва слышным скрежетом.

— Более формально — Коготь, — добавила женщина.

— Ага. Потрясающе. А теперь не уделишь ли ты минутку и не ответишь ли на парочку моих чертовых…

Высокий, но прокуренный, буквально источающий пары виски голосок, какой мог бы принадлежать престарелому гному, произнес:

— Абсолютно никаких манер, Мэй, — тут котяра с неодобрением покачал головой, — принеси-ка мне вкусный обед.

Я пулей вылетел из кресла, вцепившись в его твердую спинку, словно ища поддержки, нагнулся, сгреб свои ботинки и несколькими прыжками добрался до сушилки в кладовке, бормоча при этом:

— Да пропади оно пропадом!

Когда я рванул на себя дверцу, сушилка выключилась, обдав меня волной теплого, ароматного воздуха. Я натянул горячую, немного влажную одежду и заметался в поисках выхода. В гостиной раздался звук рвущегося холста. Из кладовки можно было попасть только в лишенную окон ванную. Я услышал грубый, нечувственный голос Мэйбиллин:

— Рут, что все это, черт побери, означает? У меня тут этот молодой увалень, он называет себя Августом Зай-бэком, а мы обе знаем, что он им быть не может. Заткнись, Когтяра, поешь на кухне, как всегда, из своей миски, — другой женский голос произнес что-то, чего я не смог разобрать, и Мэйбиллин завопила в ответ: — Прошлой ночью он ошивался в одном из сборных нексусов! Я дежурила вместе с Лун, — тут Рут вставила что-то насчет зеленого луча, и Мэйбиллин яростно взорвалась: — Конечно, идиотка, ты что, принимаешь мусорщика за…

Я осторожно высунул голову из кладовки и увидел оранжевую спину Мэйбиллин, а лицом к нам обоим стояла Рут, в своем домашнем окружении из странных маленьких машин и пыли. Она явно попала в самый эпицентр взрыва. Я завязал шнурки на ботинках и в панике принялся искать выход. Ничего. Конечно, если умеешь открывать окна в пространстве-времени, можно позволить себе обойтись без дверей.

Когтяра взглянул на меня:

— Ты в полном дерьме, малыш. Будь я на твоем месте, я бы постарался подлизаться. Или загрызть насмерть.

Мне стало стыдно. Я позволил этим лунатикам вертеть мной туда-сюда только из-за того, что они разбирались в происходящем, а я нет. Не самый лучший повод разрешать им командовать. Да и вообще, судя по их словам, сейчас они блуждали точно в таких же потемках, как и я. Сделав глубоких вдох, я пересек комнату и твердо заявил:

— Я хочу кое-что сказать.

Они меня проигнорировали. Рут отрывисто говорила:

— … Полагаю, этот кретин Джулс разыгрывает в своем мире какую-то теорию Судного дня. Я понятия не имею, зачем он отправил к тебе мальчика.

— Он не отправляв. — я повысил голос. Когтяра заинтересованно посмотрел на меня — единственный из всех присутствующих.

— Ты послала его к Аврил, что это за глупости, Рут?

— Ну ладно, ладно! Я должна была что-то сделать. Он чуть не сломал мне шею, — она обиженно потерла плечи длинными тонкими пальцами, и я вспомнил, что совсем недавно действительно использовал ее в качестве взлетной площадки для полета, как я надеялся, домой. После чего — плеск воды, пруд, порезанная рука, темнота. Рут снизошла до того, чтобы признать мое присутствие, удостоив меня раздраженным взглядом через плечо Мэйбиллин: — Я была очень сердита. И подумала, что Аврил разберется с этим негодником лучше, чем Джулс. Тот бы наверняка лопнул со смеха.

Я очень громко сказал:

— С какой стати Аврил знать об этом? Ее не было в ванной. А Мэйбиллин была. Вместе с Лун — все с крайним изумлением воззрились на меня, включая кота. Мне наконец-то удалось самоутвердиться!

— Что ж, у нее есть связи с Интеллектом Древних, — отозвалась Рут, стоя посреди пылающих в камине бревен. Конечно, не в прямом смысле слова, как какой-нибудь Салем — обычная иллюзия, вызванная перекрыванием ее Schwelle и нашей реальности. — Да и кому разбираться с тобой, как не ей, ты, безрассудный озорник?

— Меня зовут Август, — заявил я. — Почему вам это кажется таким ужасным? Август, хорошо? Сын Дрэмена Зайбэка — и вряд ли ваш родственник, потому что моей матери было меньше, чем тебе, Рут, когда она погибла.

— Я не разрешала обращаться ко мне так фамильярно, Август. Мисс Зайбэк.

— Ой, хватит вонять, Руги! — Мэйбиллин поманила меня одним пальцем. — Иди сюда и садись. Нам есть, что обсудить, — прищурившись, она смерила меня свирепым взглядом, — но это не означает, что мы будем обсуждать все. По существу, мальчик. Главное и необходимое.

Глядя на ее приземистую мускулистую фигуру и гладкое лицо, можно было поклясться, что она всего на пару лет старше меня. Внезапно я начал в этом сомневаться. Несомненным оставалось одно: Мэй не хотела, чтобы я распространялся о том, как застал ее на месте преступления с фиолетовым овощем. Я про себя улыбнулся.

— Постараюсь.

— Отлично. Дай мне Джулса и Аврил.

— А мне дай Септимуса, — тут же добавила Рут. Мэйбиллин вскинулась, но Рут непоколебимым тоном заявила:

— Уверена, без кворума нам не обойтись.

— Очень хорошо.

Я сел — а почему бы, черт побери, и нет? К моему удивлению, Когтяра запрыгнул ко мне на колени и начал легонько скрести своими кошмарными когтями по моим джинсам. Сразу с трех сторон раздался отвратительный рвущийся звук, напомнивший мне стереоэффекты домашних кинотеатров, и в воздухе открылись три окна, точно три крутых плазменных экрана. Я понимал, что это не так, потому что в комнату резко ворвались потоки тепла, и холода, и невообразимая мешанина запахов: соленой воды, церковного ладана, старой одежды и чего-то нового — пепла и смерти, будто разверзлась могила (к счастью, я не знаю, как при этом пахнет на самом деле) или случайно вскрыли канализационную трубу во время дорожных работ. Когтяра заворчал и резко вонзил когти мне в ногу.

Высокий могучий человек с гривой седых волос, одетый в черное и коричневое, посмотрел на нас с триптиха. За его спиной грязный дым поднимался от разрушенных зданий, сливаясь с небом цвета запекшегося кровоподтека. К моему горлу подступила тошнота. Это был край смерти и кошмарных руин. Издалека доносились стенания отчаявшихся женщин, болезненный крик ребенка. Завернувшись в свой плащ, Септимус шагнул за порог, и ужасная картина исчезла.

— Что вы, две ведьмы, хотите от меня? — он говорил глубоким, отрывистым, странно надломленным голосом. — У меня хватает дел и без ваших вызовов каждые…

— Десять лет или около того, — язвительно докончила Рут. — Мы все знаем о твоей острой агонии, Септимус. И совершенно не настаиваем на ней. Тебя ведь не Прометей зовут.

Он холодно посмотрел на нее, потом пронзительно взглянул на меня. Я прочистил горло и встал, уронив Когтяру на пол. Животное прошествовало в сторону, хлеща себя хвостом по бокам. Святые небеса, все были на взводе.

— Этого я не знаю, — бросил Септимус.

— Этого мальчугана зовут Август, — сказал преподобный Джулс, вступая в комнату. — Мой маленький семейный сюрприз.

Из зеленого сверкающего пруда в своем окне ведьма Аврил резко бросила:

— Оставьте меня в покое, ради Любви Древних! Я вылечила это создание и отправила обратно на его путь. Мне еще предстоит закончить один жизненный квадрант, и я не собираюсь тратить время на нудное семейное собрание. Разбирайтесь сами. Пришлете мне отчет, — ее портал захлопнулся.

— Что вы сделали с Тэнзи? — спросил я у Джулса, с ледяным лицом приближаясь к нему. Беспокойство разрывало меня изнутри. Этим лунатикам-полубогам нельзя было верить ни на секунду. В какую бы игру я ни впутался, ясным оставалось одно: заслужить их уважение удастся лишь прямотой, вызовом и оскорблениями. Я схватил преподобного Джулса за его драгоценную преподобную черную руку и выплюнул сквозь стиснутые зубы: — Если ты что-то с ней сделал, ты, ублюдок, то я что-то сделаю с тобой! А если ты держишь ее в заложниках, то отпусти, и я выполню все, что пожелаешь.

Большие сильные пальцы сомкнулись на моем бицепсе и оторвали меня от Джулса. Септимус оказался очень силен; я попытался оттолкнуть его, применив навыки, приобретенные за пять лет старательных посещений боевых искусств, но он крепко держал меня и развернул к себе лицом, будто набедокурившего ребенка. Обе женщины, побледнев, наблюдали за нами.

— Ты из этого клана, юноша, — произнес Септимус, и его голос загудел в грудной клетке тяжелым колоколом. — Я чувствую это в тебе, словно бегущее по проводам электричество. Мы причиним тебе вред, только если ты причинишь вред нам. Причинил ли ты печаль или увечье нашему брату Джулсу?

Святые небеса. Это что, Национальный праздник «Застрели гонца»? Я попытался хладнокровно встретить его взгляд:

— Ваш брат похитил добрую старую леди, которая долгие годы присматривала за мной. Он заманил ее в церковь.

Джулс Зайбэк разразился громогласным, веселым и чрезвычайно неуместным смехом. Он не воспринял меня всерьез, а когда я резко обернулся, намереваясь продолжить свою обличительную речь, преподобный упал на стул и примирительно замахал рукой:

— Вовсе нет, Август! Твоя тетушка Тэнзи, без сомнения, сидит дома и пьет чай с булочками вместе с миссис Эбботт, еще одной благочестивой женщиной, моей новой прихожанкой.

— Значит, ты с ними знаком? — потрясенно спросила Рут, в то время как Септимус взревел:

— Он из Зайбэков?

— Да — и да.

Септимус ослабил хватку и выпустил меня. Я был вне себя. Передо мной лежали ответы на сотни загадок, но я не мог ждать. Тэнзи! Лгал ли Джулс? Или, может, хотя и маловероятно, она действительно в безопасности? Есть обязанности, которые перевешивают даже самое отчаянное любопытство.

Должно быть, кот уловил мои колебания. Своим высоким прокуренным голоском он произнес:

— На твоем месте я бы спасался бегством.

— Заткни пасть, ты, невыносимое животное! — крикнула Мэйбиллин и запустила в него вышитой салфеткой. Кот с легкостью увернулся и без предупреждения прыгнул ко мне на руки. Он был тяжелый, а изо рта у него пахло мясными белками.

— Они меня убьют? — в мою кровь хлынул адреналин.

— Конечно же, нет. Здесь ведь не дом Атрея [15], — Когтяра поднял мордочку и медленно, понимающе подмигнул мне мохнатым веком. — Но если бы я знал эту компанию — а я хорошо ее знаю — то решил бы, что на ближайшие триста лет они засадят тебя чистить картошку, — оттолкнувшись от моей груди, он со стуком приземлился на ковер и принялся нахально умываться.

В ту же секунду, я повернулся, на всех парах бросился в кладовку, оттуда в ванную и запер дверь. У меня по коже бегали мурашки. Отголоски сказок братьев Гримм неожиданно показались весьма уместными. Я попал в кошмарную, жестокую историю. Ручка двери задрожала. Я безумно усмехнулся.

— Мальчик-с-пальчик!

Ничего не произошло. О’кей, попробуем еще раз. Я громко произнес:

— Дай мне Тэнзи.

Тяжелое плечо врезалось в дверь. Что, существовало какое-то минимальное требование к пространству, которое мешало им телепортироваться в туалет? О господи, в таком случае, то же самое ограничение не даст мне телепортироваться отсюда. Нет, предположим, что имя Тэнзи — не ключ. Может, она не входит в состав этой семейки.

Ба-бах, трах-тарарах. Приглушенные вопли. Отличная крепкая дверь, уважаю.

Мэйбиллин использовала какой-то технический термин, описывая место складирования трупов. Хорошо, ладно, посмотрим, обладает ли система памятью и интеллектом хотя бы одного из роботов Рут:

— Дай мне… эээ… сборный нексус прошлой ночи. Рвущийся холст. Свет льется в окна на керамическую

плитку. Дом Тэнзи, ванная наверху. Вид из старого зеркала. Я бросился через порог, и в этот момент дверь в туалет распахнулась. Я мельком уловил налитое кровью лицо Септимуса, его толстую протянутую руку — и оказался на другой стороне.

— Закрыть Schwelle! — заорал я, стоя одной ногой в раковине, и спрыгнул на пол, понятия не имея, сработает ли это. Может, и сработало. По крайней мере, что-то произошло, потому что зеркало было на месте, гладкое, прохладное, отражающее мою спину. Тяжело дыша, я выждал несколько секунд и пробормотал:

— Господи!

Дом казался каким-то пустым и зловещим. Я сбежал вниз по лестнице, рванулся к кухне — и, не успев войти, услышал тихие голоса.

Тетушка Тэнзи разливала чай в свой лучший сервиз. В центре стола красовались тарелка с булочками, и блюдечко с желтым маслом, и кувшинчик с молоком, и серебряная сахарница. Тетушка беседовала не с миссис Эбботт. Когда я ворвался в кухню, мусорщик повернулся в своем кресле и дружески мне кивнул.

Семь

SgrA*

Мне требовалось сознание Артура, если это, конечно, хоть что-то значило, поэтому мы парализовали его произвольную мускулатуру с помощью стандартных нервных блоков — отдаленных производных смертельного яда кураре — во избежание подергивания или чего похуже. Моя медсестра, Мелисса Деметриополюс, также отвечавшая за анестезию, ввела ему в кровь очень низкую дозу гипнотика через внутривенный катетер в левой руке, ровно столько, сколько требовалось, чтобы загасить искры мыслительной деятельности, по-прежнему теплившиеся в его несчастном сбитом с толку мозгу. Голову неподвижно закрепили в стереотаксической рамке, и я ввела быстродействующий анальгетик в несколько точек выбритого участка черепа, дорзофронтально и медиально. Немного выждала, пока наступит полное онемение, затем активировала сверло, источающее привычный запах паленого, которое пассивные сканеры уверенно направили в точку рядом с областью Бродманна 24 и ближайшими базальными ганглиями. Я уже располагала картой функциональных участков его мозга, полученной в результате пяти утомительных сессий в огромных шумных сканерах ФМРИ и ПЭТ [16]. Крови было немного, хотя, если не проявить должной аккуратности, скальп имеет тенденцию к сильному обескровливанию. Я провела стеклянные электроды сквозь кору и дальше, в поясную извилину, большую извилину на внутренней стороне полушария, куда весьма трудно добраться, глубоко в сплетение, отвечающее за волевой акт — так сказать, за способность выбирать и действовать по своему усмотрению. Разместив электроды толщиной с волос, мы в течение четверти часа отслеживали соматические маркеры, калибруя нашу позиционную точность до сотен нанометров. В дальнем конце театра бесстрастно застыла Джесс, кузина Хэндли, завернутая в зеленые покрывала, ее голова с выбритым участком топорщилась размещенными в поясной извилине электродами. Она наблюдала на мелькающими на мониторах огоньками, и ее странное равнодушие отражалось на приборах. Я подумала, что для пятидесятилетней женщины с выбритым черепом она смотрится потрясающе привлекательно.

— Что ж, выглядит нормально, — наконец сказала я. — Готовы, мисс Хэндли?

— Не будем ходить вокруг да около, — слегка невнятно отозвалась женщина. — Врубайте его.

Я сверкнула своей профессиональной улыбкой и кивнула оператору квантовой связи, крепкому бородатому парню по имени Гилберт Грант, каким-то чудом убедившему меня предпринять весь этот безумный эксперимент.

Гилберт нажал на кнопку.

Я знаю, что вы следите за мной, и мне наплевать. Наблюдатели должны наблюдать, а мы — выдерживать их взгляд. Образ и вдох, тело и дух — они больше, чем мир.

Сегодня зеленый лист спорхнул с ветки, словно птица. Я поймал его в ладонь. Длинный, и тонкий, и такой зеленый. Сегодня за обедом на столе лежала зеленая скатерть. Я сам похож на зеленый. Это цвет моего левого глаза. А правый — красный от постоянного зуда. Когда смотришь сквозь лист на небо, видны сосуды, полные бледно-зеленой крови, совсем как в мохнатой гусенице, на которую я наступил и раздавил, только не такой желтой. Душа осторожно крадется по телу, подсматривает одним глазом. Она никого не беспокоит, только все время смеется. Думаю, ее смешит зеленый. Не знаю, почему.

Я всегда был красивым ребенком. Хотя отчего они называют меня ребенком, мне уже шесть, и я принадлежу самому себе, даже если ем их пищу и пачкаю их зелень. Они смотрят, но их взгляды смущенно ускользают в сторону. Что-то сжимает мои руки, меня поднимают, вокруг — снова трава, длинная и пушистая, в ней кишат маленькие животные. Весь день солнце ползет по небу, выжигает его голубизну, и яростная белизна поднимается из зелени, плывет по серой синеве и поет, превращаясь в пурпур, а черные твари падают в кроны деревьев. Я должен быть солнцем, горящим шаром, бьющимся в теле и несущимся, несущимся от зеленого к красному, отчаянно царапающегося, чтобы назавтра снова возвратиться для следующей попытки. Ведь солнце никогда не умрет.

Восемь

Август

— Вы только посмотрите, кто соизволил присоединиться к нам! — глаза внучатой тетушки Тэнзи блестели. — Уснул прямо в ванной, верно?

Я настороженно застыл в дверях, готовый к тому, что вот-вот случится нечто ужасное. Маленький плотный мужчина полез в карман своего выцветшего голубого кардигана, достал оттуда трубку, поймал нахмуренный взгляд Тэнзи и спрятал пахучую вещицу обратно. Затем, не вставая с кресла, развернулся и протянул руку:

— Вы, должно быть, Август. Как поживаете? Я — Джеймс К. Фенимор, — я пожал его сильную сухую руку. — Зовите меня Куп.

— Как цыплят, — добавила Тэнзи возбужденным довольным голосом, доставая тарелку и кружку для меня. Она похлопала по столу, и я, совершенно сбитый с толку, присоединился к ним.

— Я обнаружил эту милую наседку на Сен-Джордж-Роуд, — сообщил мне Куп. — Немножко смущенную и напуганную. Так что я отвел ее домой, а она оказалась настолько добра, что предложила мне разделить с ней чашечку чая. И эти восхитительные булочки, настоятельно рекомендую, молодой человек.

«Зеленый луч», — подумал я. Что бы это ни было, оно явно распространилось за пределы ванной. Я остался целым и невредимым — предположительно, благодаря метке зверя, или как там ее — а вот спящую тетушку Тэнзи задело. Жаль, Куп не сообразил использовать его раньше, во время предыдущих ночных визитов. Но тогда он еще не знал, что Тэнзи их видела. Или, быть может, плевал на это.

— Очень мило с вашей стороны, — заметил я, намазывая на булочку масло. Мы обменялись понимающим взглядом. — Что ж, Тэнзи, ты уверена, что теперь все в порядке? Может, нам стоит сходить к доктору?

Она разволновалась и расстроилась. Я смутил ее в присутствии нового поклонника.

— . Я не страдаю болезнью Альцгеймера, Август, если ты на это намекаешь. И могу уверить тебя, что даже в мои преклонные годы все еще способна…

— Что ты, дорогая, вовсе нет! Эти булочки просто восхитительны, можно мне еще одну?

— Ты прекрасно знаешь, что утащишь все, до чего дотянешься, как только я повернусь спиной, — лет пять назад она как-то раз спрятала булочки на верхнюю полку буфета, однако я все равно забрался туда и похитил их. Булочный валет. Если бы не проклятый зеленый луч, стоило бы начать беспокоиться. Я встал.

— Что ж, мне пора. Очень рад знакомству, Куп, и еще раз спасибо за помощь…

Он проворно вылез из своего кресла.

— Мне тоже не стоит мешкать. Мадам, премного благодарен за угощение. Рад, что оказался полезен. Молодой человек, не подбросите ли меня? Ваша тетушка рассказала мне, что вы выиграли в карты отличную машину. И каковы были шансы? — он гулко расхохотался.

Тэнзи выглядела разочарованной, однако проводила нас до двери.

— Я вернусь и помогу с обедом, — пообещал я, поцеловав тетушку в щеку.

— Вовсе ни к чему, мальчик, я пока способна пожарить ногу ягненка и сковороду картошки. Возвращайся к семи.

Очутившись возле машины, я открыл двери и поинтересовался у мусорщика:

— Что, на этот раз обойдемся без волшебных зеркал? — Джулс жаждет встречи, однако просил избегать

Schwellen. Они оставляют… детектируемые реверберации.

— А он не хочет, чтобы его братья и сестры знали, что мы скрываемся на планете Земля, верно?

Куп запрыгнул на пассажирское сиденье и пристегнулся, ни дать ни взять — примерный школьник лет этак шестидесяти.

— Все они — планета Земля, дружок, вот что тебе следует усвоить. По крайней мере, все родственные параллели. Правда, чем дальше от главного дейксиса [17], тем волосатей, мохнатей и первобытней.

От главного чего? Дейксуса?

— Куда мы едем? Полагаю, в Сен-Барта?

— В дом пастора по соседству.

Становилось жарко; солнце плескалось по асфальту. Я извлек из перчаточного отделения темные очки.

— А кто вы такой? Мой чертов дядюшка или что похуже?

Куп уныло покачал головой:

— Ничего подобного, хотя с твоей стороны было очень мило так подумать. Нет, я — машина.

На светофоре на Хай-Стрит вспыхнул красный. Я чуть не врезался в «хонду».

— Что, какая-то разновидность…

Он снова извлек свою трубку, и на сей раз я не стал возражать, а просто опустил стекло. В салон ворвался раскаленный летний воздух.

— Ты когда-нибудь смотрел фильм под названием «Терминатор»? — спросил мусорщик, выдувая клубы голубого дыма. — Прости, приятель, — стекло с его стороны поползло вниз. Он даже не прикоснулся к кнопке.

Мы спустились вдоль трамвайных путей по крутому холму в Вестгарт.

— Кажется, видел что-то такое на ночном сеансе. Молодой режиссер, никогда больше о нем не слышал. Камерун или что-то в этом духе?

— Ах, да. В этой параллели он вышел после «Берсеркера» Спилберга и остался незамеченным. Во всех же остальных это — настоящий культ, — Куп кивнул сам себе, разглядывая проносящиеся за окном магазины. — Притча во языцех, метафора. Неужели не видел? Машины сходят с ума и убивают все, что попадается им на глаза. Однако, я не такой, — в его глазах светилась уверенность. — Я забочусь о покойниках, но не я делаю их покойниками.

— А, отлично. Не то я уже начал волноваться.

Мы оба рассмеялись. У него были плохие зубы, правда, запаха распада в дыхании не чувствовалось, только табачный дым. Я видел похожие моменты на фотографиях в рубрике общественной жизни «The Age». Двоих смеющихся вместе людей, которые предпочли бы выпустить друг другу кишки или трахнуть жену соперника. В подписи к снимкам утверждалось, что они «разделяют шутку».

— Параллели, — сказал я, сворачивая на Вестгарт-Стрит. — Вы имеете в виду миры, являющиеся вариантами этого. Параллельные вселенные, Расщепляющиеся истории в духе космологии Многих Миров. Скажите, что я прав — и я непременно отблагодарю «Канал научной фантастики».

— Парень, ты слишком много болтаешь. Я остановился перед церковью.

— Мистер Фенимор, вы, должно быть, первый человек, выдвинувший мне такое обвинение. Большинство жалуется, что я слишком молчалив. А некоторые вообще считают меня замкнутым.

— Теперь понимаешь, о чем я? Бла-бла-бла!

Он вылез из машины и захлопнул дверь, приложив именно такое усилие, какое требовалось. Вздохнув, я последовал за ним через газон к входной двери маленького бревенчатого строения, приютившегося рядом с Сен-Бартом.

Джулс моментально распахнул дверь, одетый в потрепанную куртку, брюки для верховой езды, сияющие высокие кожаные ботинки и охотничью шляпу. Должно быть, преподобный покинул Мэйбиллин сразу после меня и успел избавиться от своего набожного наряда. И, предположительно, находился в постоянном контакте с Купом.

— Как раз вовремя, — провозгласил мнимый богослов, впуская нас внутрь. — Здесь, снаружи, жарко, как в преисподней.

Воздух в доме оказался невероятно прохладным, с резким привкусом еловых веток. Мы прошли по оклеенному желто-коричневыми обоями коридору в гостиную, где обнаружились: скромная деревенская мебель, благопристойный телевизор, голый крест на стене, фотографии торжественных духовников и их достойных супруг в рамках на каминной полке, большое засиженное мухами зеркало над камином — и распахнутый Schwelle площадью сантиметров тридцать в центре одного из занавешенных окон. В комнату врывались снежинки. За порогом садилось солнце, и мне показалось, что я вижу темно-зеленые острые макушки сосен, весело качающихся на ветру.

— Август, чего-нибудь выпить? «Кола»? «Папаша Пеппер»? Виноградный сок?

— «Доктор Пеппер», — поправил я, — по крайней мере, в этом мире — и да, было бы неплохо. Вы можете рассказать, как связаться с Лун?

— «Доктор», конечно, извини, вечная путаница. Тебя ждет сюрприз… — Джулс что-то пробормотал себе под нос, открыл еще одно окошко, из которого извлек покрытую изморосью банку, перебросил ее мне и захлопнул Schwelle. Может, у него там был целый ледяной мир, забитый напитками. — Присаживайтесь, джентльмены.

— А как же мистер Фенимор? Он шел вместе с моей тетушкой под палящим солнцем.

— Он машина, Август, — ответил Джулс, пожав плечами, а машина с укором добавила:

— Зови меня Куп.

— Лун, — с выражением произнес я. — Скажи мне. Джулс стянул с головы свою охотничью шляпу, держа

ее в руках, словно метательный снаряд. Затем опустился в побитое молью клетчатое кресло.

— Первое, что тебе необходимо понять, мой мальчик: миры не вращаются вокруг твоих потребностей. Не говоря уже о желаниях.

Я вскрыл банку — она зашипела — и сердито заявил:

— Это я уже понял после смерти родителей. Но все равно — спасибо за заботу.

— Что ж, у нас есть несколько вопросов, — загадочно провозгласил преподобный. — Что касается Лун, она принадлежит к числу особых участников Соглашения Игроков и не может быть призвана к тебе простым щелчком пальцев. Наши дежурства, конечно же, пересекаются, об этом тебе расскажет Куп. Милое дитя, не могу не согласиться. Это все, что тебя интересует? Хочешь оттрахать ее до смерти, так, чтобы мозги из ушей повылетали?

Я подавился своим шипучим напитком. Я знал, что он ненастоящий, с тех самых пор, как внучатая тетушка Тэнзи проявила интерес к его секте, а сейчас на нем не было даже его фальшивого черного облачения — но моя детская доверчивость снова предала меня. Священники никогда не говорят подобных вещей! Предполагается, что они даже о них не думают]

— Пожалуйста, не надо так о ней говорить. Преподобный Джулс скорчил набожную мину, но его

взгляд потяжелел:

— Святые небеса, нет, не будем поддаваться таким нездоровым страстям! Так о чем я там думал?

— Сарказм не обязателен, — сказал я слегка дрожащим голосом и поставил банку. — Я ее… — тут я беспомощно замолчал, и с моего языка непрошеными сорвались слова, которые я в другой ситуации счел бы отвратительно сопливо-сахарными: — Я что-то к ней чувствую.

— Никаких сомнений, что чувствуешь, мой мальчик, — расхохотался Джулс, запрокинув голову. — Ты меня немного беспокоишь. Это ведь не некрофилия? Я слышал, что вы познакомились над мертвым телом, во время погребального обряда.

Я встал и направился к двери. Ничто не стоило таких оскорблений. Робот ухватил меня за ногу и вцепился железной хваткой.

— Джулс хочет сказать тебе кое-что важное, — сообщил Куп. — Прояви вежливость, парень. Сядь на место и сохраняй спокойствие, идет?

Я заскрипел зубами. Мне казалось, что моя голова сейчас буквально лопнет от гнева. Обычно я не такой. Обычно я немного замкнут, но спокоен. Теперь же я хотел кого-нибудь прикончить — или хотя бы изувечить.

— Чертов кот сообщил мне больше полезной информации, — огрызнулся я.

Джулс пожал плечами:

— Этот кот — известное трепло. Несмотря на то, что кошки славятся туманной загадочностью, я ни разу в жизни не встречал ни одного кота, который не выбалтывал бы все при первой же возможности.

Я устало сел в кресло и обхватил голову руками:

— Слушайте, это все — просто гребаный сон, галлюцинация. Никого из вас не существует. Вы ненастоящие.

— Поверь в меня, — весело предложил Джулс, — и я поверю в тебя.

— Да, мы все читали Льюиса Кэрролла. Это неудивительно, ведь ты — плод моего воспаленного воображения.

— Я рад, что ты вспомнил преподобного Доджсона. Знаешь, мы с ним жили по соседству в Церкви Христа в Оксфорде, в 70-х годах позапрошлого века. Он был знатным любителем логических головоломок. Но я никогда не испытывал на нем парадокс Судного дня. А жаль. Полагаю, он превратил бы его в сказку с несовершеннолетними нимфетками.

А Куп еще жаловался, что я слишком много треплюсь! Я бросил на робота исполненный сарказма взгляд, однако тот безмятежно ждал, поставив свой механический мозг на нейтральную передачу.

— Да, а ведь тебе больше сотни ну ни как не дашь! — усмехнулся я.

— Тебя еще ждут сюрпризы. Здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте!

— Я уже говорил, что читал Кэрролла. А Судный день — полная чушь, — у меня по коже забегали мурашки. Я вспомнил несколько случайно подслушанных разговоров родителей. Тогда я не вполне понимал, о чем идет речь, но не сомневался, что споры разгорались нешуточные.

— О, так ты о нем знаешь? А я-то думал, ты все время проводил за стоуровневыми компьютерными играми и кибер-квестами, внимая отвратительным звукам, несущимся из магнитолы прямо в твой мозг.

— Ты пытаешься сообщить мне, что этот мир скоро будет уничтожен. И считаешь, что крайне мало вероятно, чтобы мы могли жить в любую другую историческую эпоху, кроме эпохи конца, — я начал вспоминать.

— Почему бы это?

Я поддался его провокационной ухмылке:

— Потому что человеческая популяция растет все быстрее и быстрее, и сейчас единовременно живых людей на планете больше, чем всех, существовавших на определенном промежутке прошлого. Поэтому мир обречен; это доказывает статистика. Бессмысленный спор. Древние вавилоняне могли думать точно так же, — я фыркнул. — Как и древние неандертальцы.

Джулс с улыбкой покачал головой:

— Тут ты попал прямо себе в ногу. Скольких неандертальцев ты встречал на улице? Они все пошли на корм цветочкам, — его лицо стало задумчивым. — На самом деле, я могу познакомить тебя с прекрасным семейством неандеров. Думаю, тебе понравится их дочка, — он помахал рукой. — Забудь, забудь мои слова. Нет, ты неправильно понял предмет дискуссии о Судном дне. Там ничего не сказано о разрушении мира, не говоря уже о Вселенной. Только человека.

Он меня достал.

— Зачем нам вся эта чушь? Я хочу знать, кто вы такие. И кто такая Лун! — мой голос начал вибрировать от огорчения. — И кто, вашу мать, такой я сам.

— Начни с самого начала и иди до самого конца, там остановись. Думай об этом как о рамке для Состязания. Как о расширенном контексте. Ты не согласен, что это самый эффективный подход?

Я крепко зажмурился, чтобы успокоиться. Заметно потеплевшая банка «Доктора Пеппера» слегка уплощилась в моих руках, но я все равно сделал большой глоток. Он оказался удивительно успокаивающим.

— Хорошо. С какого начала?

— Что ж, мой мальчик, раз уж мы обсуждали дискуссию о Судном дне, лучше всего начать с конца. Ты говоришь, что обнаружил фатальное слабое место в логических построениях, но я позволю себе не согласиться. Ну, ну, удели минутку и хорошенько все обдумай. Уверяю тебя, мы двигаемся так быстро, как только возможно и уместно в этих колючих дебрях. Скажи, почему ты не считаешь эту эпоху концом дней человечества?

— Спроси уж лучше тогда, перестал ли я иметь свою жену! — я устал. — А еще лучше — член. Это самая настоящая интеллектуальная мастурбация!

Тут кто-то позвонил в дверь.

— Вовсе нет, Август. Представляю, как ты удивишься, когда обнаружишь, насколько плодотворен такой образ мыслей. Хорошо, давай вернемся к началу, то есть концу.

В дверь снова позвонили, теперь настойчивей.

— О, да что же это такое! — раздраженно взревел преподобный Джулс. Потом выбрался из кресла и быстро исчез в коридоре. Я услышал, как открывается входная дверь, и он сердито спрашивает:

— Да? Чем могу вам помочь?

В ответ раздался невнятный тихий мужской голос, затем другой, с носовым американским акцентом.

— Что ж, премного благодарен, что вы спросили, — голос преподобного прямо-таки сочился сахарным сиропом, сдобренным змеиным ядом. — Прошу вас, заходите! Эти материи тревожили меня на протяжении долгих лет; я буду чрезвычайно рад вашему совету.

Дверь захлопнулась с неотвратимостью и безысходностью могильной плиты, заставив меня вздрогнуть, и три пары ног зашагали к гостиной. Вслед за Джулсом появились два молодых человека в темных костюмах и белых рубашках, с тусклыми галстуками и плохими стрижками.

— Август, Куп. Хочу представить вам церковного старосту Боба и церковного старосту Билли, преодолевших Тихий океан, дабы помочь нашим душам обрести мир. Проходите, джентльмены, присаживайтесь, — Джулс кивнул им на диван, где миссионеры и разместились, неуверенно присев справа и слева от робота, коснувшегося кепки и блаженно расслабившегося. — Эти джентльмены принесли нам чудо веры, Август, и я бы рекомендовал выслушать их наставления, которые укрепят тебя в час испытаний, что не за горами.

Староста Боб, или, быть может, Билли, сам едва старше меня, вытянув шею, разглядывал открытый Schwelle; прохладный ветерок играл его вихрами, а глаза миссионера судорожно подергивались.

— Да, эти юные достопочтенные господа спросили у меня, спасен ли я, принял ли я Спасителя, и мне показалось, что это так здорово, так по-соседски, верно, Август? Они пришли сюда, в Вестгарт, в столь знойный летний день, в своих тяжелых темных костюмах, только ради того, чтобы передать нам это бессмертное послание. Очевидно, от их внимания ускользнуло, — шелковым голоском шелестел Джулс, — что сия скромная обитель расположена рядом с храмом не их вероисповедания, и что ее обитатель может оказаться — и действительно оказался — священником, пастором, принявшим духовный сан наставником этой самой религии… нет, нет, мальчики, — остановил он их, когда вспыхнувшие миссионеры вскочили с дивана, прижимая свои библии к пропотевшим животам, — нет нужды испытывать смущение, ибо я чувствую, что сам Господь направил ваш шаг — или, быть может, покрышки вашего велосипеда — сегодня сюда, ведь где еще могли бы вы получить столь близкое знакомство с истиной той доктрины, которую, как я иногда подозреваю, многие молодые люди сегодня принимают лишь на словах, но не в сердце. Что ж, раз вы уже встали, тогда, с вашего позволения… Дай мне Диз. Куп, помоги.

В центре комнаты распахнулось окно. Волосы на моем теле стали дыбом, к горлу подкатила тошнота. Пахнуло тем холокостным миром Септимуса, но вонь была вдвое, втрое сильнее. Существа с содранной кожей корчились в агонии, извергая хриплые крики из разорванных окровавленных глоток. Миссионеры ринулись к окну. Куп схватил несчастных за руки и с легкостью перенес за порог, и их отчаянные крики присоединились к страшному хору. Я рванулся вперед — я должен был сделать хоть что-нибудь, воспрепятствовать такой вопиющей бесчеловечности. Джулс произнес одно слово, и Schwelle с рвущимся звуком закрылся. Мы остались одни, вдвоем; я пошатывался, напуганный до безумия, полный отвращения и гнева.

— Ты, ублюдок! Вообразил себя Господом Всемогущим?!

Он покачал головой, весело сверкая глазами:

— А, просто тонизирующее. Ненавижу этих маленьких говнюков. Давай, садись, — Джулс вернулся в свое ветхое кресло, разгладил складки на брюках. — Этим глупым безмозглым марионеткам ничего не грозит. Слушай, садись, тебе станет плохо, если ты не успокоишься. Ох, да Боже мой, ну хорошо! — он снова поднялся. — Дай мне Диз.

Вскрик рвущейся реальности. Многоголосые стоны.

— Верни их, Куп.

Робот выволок из кошмарного мира своих жертв, Боба и Билла, трясущихся, извергающих хриплые стоны, с крошечными зрачками в побелевших глазах. Их одежда была разорвана, ботинки и ноги забрызганы слизью. А это еще что, уж не отметки ли зубов?

— Ты — Сатана! — проскулил Билли, отшатываясь подальше. Schwelle за его спиной захлопнулся. Куп выпустил миссионеров, они упали на пол и поползли в сторону коридора, позабыв о своих библиях. — Ты — грязное, дьявольское отродье!

— Ой, прекрати! Я-то думал, что вы будете благодарны. Полагаю, зеленый, мистер Фенимор, а затем — чуть-чуть голубого.

— Определенно, сэр, — Куп молниеносно извлек из кармана свою амнезийную трубку и окатил миссионеров изумрудным сиянием. Они свернулись клубочками, словно дети, со счастливыми улыбками на лицах. Заплясало голубое пламя, незнакомое и одновременно привычное, будто я когда-то сам стер его из собственной памяти безо всякого зеленого луча. Слизь испарилась, точно снежная слякоть возле костра. Порванная одежда исцелилась, совсем как окно в ванной внучатой тетушки Тэнзи — как проигранная задом наперед видеозапись, как желток и вязкая жижа, заползающие обратно в разбитую яичную скорлупу, склеивающуюся в блестящий овал и запрыгивающую, вопреки силе тяжести, обратно в ждущую руку, которая быстро прячет его на дверь холодильника. Но разворачивающаяся передо мной реальность текла вперед, а не назад, разглаживалась и восстанавливалась.

«Ну точно, — подумал я. — Я в симуляторе».

— Так-так, тебя посетила банальная мысль, Август, — Джулс пронзил меня острым взглядом. — Ты пытаешься убедить себя, что находишься в некоей программе виртуальной реальности, запущенной на твоем домашнем компьютере в 2051 году, а сам ты — старый пердун со вживленными в голову электродами, утонувший в фантазиях и воспоминаниях о минувших дня, — вообще-то достаточно точно; у меня по спине побежали мурашки, и причиной тому был отнюдь не зимний ветер из открытого Schwelle. — Да, тебе недостает веры. Все не так просто, парень, не так изящно, не так… старомодно. Спасибо, Куп, не проводишь ли наших друзей до двери?

— Сэр.

Одурманенные, глазеющие по сторонам в счастливом смущении Билли и Боб были взяты за руки и выволочены в коридор. Дверь открылась, потом тихо захлопнулась. Полагаю, они покатили по дороге, обдуваемые жарким северным ветром. Я больше никогда их не видел и даже представить не могу, что им впоследствии поведали сны. А если они сохранили какие-то частичные воспоминания о случившемся, то укрепились ли в своей вере или же, наоборот, засомневались? Я этого не знаю, и, если честно, мне наплевать. Теперь я Игрок, Игрок в Состязании Миров, и на мой крючок ловится рыбка покрупнее.

Но тогда я был невинным двадцатилетним ребенком, ждущим, когда же откроется университет, чтобы продолжить свои медицинские студии. Когда я решил стать врачом? Не помню; возможно, мои родители полагали, что меня заинтересует медицина, хотя никогда на этом не настаивали. Я сел в кресло — мои ноги дрожали от слабости — уставился на преподобного Джулса, исполненный страха и отвращения, и понял, что клиническая медицина — последняя в мире вещь, которую мне стоит изучать. «Если когда-нибудь выберусь из этого кошмарного Зазеркалья, — пообещал я себе, — направлюсь прямиком на кафедру философии». (Как я и поступил на самом деле, и теперь уже написал три четверти диссертации по модальной логике. Однако не следует забегать вперед. Надо начать с начала и идти до самого конца, или, по крайней мере, как минимум до конца, если он в этой истории будет. Так что продолжим.)

Джулс играючи перехватил мяч беседы — или, возможно, инструктажа — и повел его вперед, волоча за ним и меня. В физическом смысле. Преподобный кинул в пространство:

— Дай мне Звездную куколку.

Schwelle распахнулся в пронизанную звездами темноту, и преподобный кивнул мне идти туда. Черт побери, а почему бы и нет? Я искал ответы — так, может, они прятались там. Я шагнул за порог, Джулс — за мной.

На той стороне я в замешательстве остановился. Огромное пространство вовсе не было пустым, а огоньки над головой не были звездами. Далеко на востоке — точнее, там, где разгорался рассвет — звездные пятнышки мерцали ярче, словно чья-то гигантская рука подкручивала реостат. Я покрутил головой туда-сюда. Серую равнину беспорядочно испещряли бегущие во все стороны разноцветные линии. Ни одного здания не поднималось к фальшивым звездам, ни одного деревца, или цветка, или газетчика на велосипеде, или высоковольтного столба, или озера, или собаки, или… ничего из того, что я мог бы узнать. Должно быть, меня уменьшили до микроскопического размера и поместили в электрическую схему.

О-о-о.

— Это — симуляция.

— Отнюдь. Это — внутренняя компьютронная оболочка Мозга Матрешки. Пусть она тебя не беспокоит, мы всего лишь пройдем через нее. А вот это уже сим. Покажи нам демо-версию Судного дня, — Джулс картинно высоко взмахнул правой рукой, выставив вперед указательный палец. Пробормотал под нос инструкции — и мы мгновенно переместились, однако я не ощутил сбивающего с толку перехода, как ожидал. Это было похоже на слепое пятно в глазу: мозг каким-то образом приспосабливается к отсутствию части изображения и сглаживает его, избавляя вас от беспокойства по поводу исчезнувшего куска пейзажа. Что-то вроде этого, в полностью трехмерном пространстве. Мы полетели, точно стрелы, к маленькому пожарно-красному строению с двумя дверями. Я прищурился от бьющего в лицо ветра. Одна дверь оказалась синей, другая — насыщенно-коричневой. Их края, казалось, мерцали — оптическая иллюзия, создаваемая цветовым контрастом, странным образом более реалистичная, нежели красные кирпичи. Мы остановились перед дверьми.

— Выбери одну.

Пожав плечами, я открыл синюю дверь.

Мы находились на главной площади, полагаю, скандинавского города. Холодный ветер забирался под мою футболку без рукавов и в штанины джинсов. Высокое бледное солнце делало каждый предмет ясным и отчетливым: каменные и бревенчатые муниципальные строения с древними вывесками над окнами, застекленные окошки, скромные магазинчики. Мимо прогрохотал трамвай. По обеим сторонам улицы текла толпа: вышедшие за покупками матроны, пожилой джентльмен с тросточкой, двое неотесанных парней, кидавших влюбленные взгляды на симпатичную девушку, не обращавшую на них никакого внимания, бизнесмены с телефонами «Nokia» — все разнообразие мира в одном флаконе, или его аккуратный срез.

— Что ты заметил?

— Что мне нужна куртка, — и она мгновенно появилась, удобная, подбитая мехом. Ногам тоже стало теплее: я воззрился на ботинки из овечьей кожи, бежевые с белым. — Э…

Я пристально таращился вокруг. Люди бросали на нас заинтересованные, вежливые, мимолетные взгляды и сразу же отворачивались. Они видели…

— Они все северяне, блондины с голубыми глазами, — я всмотрелся еще внимательнее. Эффект оказался потрясающий: я никогда не был в Швеции или Финляндии. — Ни одного брюнета. Наверное, это конструкт. Арийские небеса. Что это, Джулс, чертов Тысячелетний рейх?

— Я же сказал, что это сим. На его создание моей Звездной куколке потребовалось не больше наносекунды.

Да, ты прав, Август, в этом городе — миллион светловолосых людей, и у всех у них голубые глаза. А мы с тобой — аномалии.

Мы шли по мощеной улочке. Джулс остановился у таверны, толкнул дверь и провел меня в душное помещение, провонявшее пивом, потом и пьяным дыханием. Скромная девушка разливала за стойкой пиво. Ее взгляд поймал меня, остановился, карие глаза расширились. Темно-каштановые волосы, как и мои собственные.

— Очередной член семейства Зайбэков?

— Только умозрительно, — усмехнулся Джулс. — Видишь коренастого парня в глубине, волочащего бочку с элем? Ее отец. Их тут всего десять, во всем городе, с такой расцветкой, — он поднял палец, и мы снова оказались перед двумя дверьми.

Я вздохнул, поежился, чувствуя, как исчезает с плеч вес меховой крутки, и открыл коричневую дверь.

— Да, это очевидно, Джулс, — вокруг нас сновали или бездельничали темноглазые, обожженные тропическим солнцем люди. С гигантских, дающих тень листьев капала вода — только что прошел дождь. Мы пошлепали по лужам. У прилавка торговца коврами, под брезентовым навесом я увидел семью швейцарских Робинзонов: блондина-отца, блондинов-сыновей, блондинку-мать и блонд инок-дочерей, чужаков в чужой стране. — Надо думать, эти десять — единственные голубоглазые люди во всем городе.

— Да, среди миллиона кареглазых. Итак: предположим, Август, я говорю тебе, что ты и твоя семья пришли из одного из этих двух миров. Какой бы ты скорее выбрал своей родиной?

— Так вот что ты пытаешься мне сказать? Что мы живем среди людей, не похожих на нас самих? Джулс, я это уже понял.

— Слушай внимательно, черт бы тебя побрал! Из какого ты города, с твоими темными волосами и карими глазами?

— Очевидно, что из этого, где миллион таких же, как я. Но это не…

— Но это — да. Насколько бы ты удивился, узнав, что на самом деле принадлежишь к кареглазой семье из первого города, из холодных северных земель, один из десяти похожих на тебя людей в городе, населенном миллионом других?

— Я знаю, к чему ты клонишь, но это…

— Хватит воевать с логикой! Ты предпочитаешь сентиментально думать, что мир, в котором ты вырос, будет существовать вечно!

— Конечно, нет! То есть, я ожидаю перемен.

— Да-да, здесь-то у нас и возникли трения, — словно подтверждая сказанное, Джулс довольно потер руки. — Сколько людей живет в твоем мире?

— Моем? — тут же вскинулся я. — Есть только один мир! — слова дохлой рыбой выпали у меня изо рта. Я прекрасно знал, что существует множество миров — бесконечное множество — потому что только что совершил небольшую безумную экскурсию через некоторые из них, а теперь стоял внутри убедительной симуляции, в месте, которое никак не мог начать себе представлять. — Ну, шесть миллиардов или около того.

— А сколько всего людей жило с тех пор, как первая рычащая тварь произнесла свое первое рычащее слово?

В десять раз больше? В двадцать?

— Да откуда мне знать? Скажи сам.

Мимо нас сновали кареглазые люди, старательно отворачиваясь от моего неприкрытого гнева. Их не существовало. Мне приходилось постоянно себе об этом напоминать.

— За всю человеческую историю, Август, родилось и умерло в двенадцать раз больше людей, чем сейчас снует по твоему глобусу. Но есть еще более занимательный вопрос: что будет, когда наступит равновесие между прошлым и будущим? — Джулс поднял палец, а я пожал плечами и потряс головой. — Все ожидают, что популяция будет продолжать расти вширь и ввысь, размножаясь и расползаясь, по крайней мере, еще некоторое время. Ну, выскажи свое предположение. В каком году от рождества Господа нашего Будды число живых мужчин и женщин превысит число мертвецов — всех покойников, свежих и тухлых, начиная с самого первого человека на африканских равнинах?

Боже мой, да он пьянеет от звука собственного голоса!

— В пятитысячном году, — наугад заявил я. — Или в миллионном?

— Не-а, — Джулс подмигнул пожилой леди, чье морщинистое лицо появилось в окне. Она подмигнула ему в ответ и безмятежно сказала:

— В 2150-м.

— Да ты шутишь! — через секунду потрясенно произнес я, игнорируя фальшивую женщину. — Это ведь всего… через пять или шесть поколений!

— Вообще-то меньше, учитывая медицину будущего. Продолжительность жизни растет экспоненциально, крошка. Через пятьдесят лет в твоем мире многие дети получат такие генетические модификации, что никогда не умрут ни от болезни, ни от старости. Точнее, не умрут до кошмарного события, которое произойдет в 2150-м.

Ему определенно удалось напугать меня до полусмерти.

— Значит, вы — путешественники во времени из будущего!

Джулс взревел от смеха, привлекая к себе внимание прохожих.

— Ни в коем случае! Метрика так не работает. Нет, это всего лишь чистая логика и знание истории. Множества разных историй, если быть точным, — он наклонился вперед и пронзительно воззрился на меня: — Теперь ты начинаешь видеть? Начинаешь понимать?

Сам преподобный явно сомневался в моих мыслительных способностях. Взмах руки, и мир исчез. Мы снова стояли перед пожарно-красным зданием. Только двери-близнецы изменили цвет на лиственно-зеленый и блестяще-серебристый.

— Идем, — Джулс толкнул зеленую дверь.

Теперь я был действительно потрясен. Я задыхался. Повернулся, чтобы убежать, но преподобный преградил мне путь.

Я стоял в фойе огромного, невообразимо гигантского помещения, заполненного людьми. Я не видел конца зала, только стену за нашей спиной. Над головой свет отражался от полупрозрачного потолка. Перспектива сместилась ужасным рывком, и я понял, что потолок — это стеклянный пол, по которому над нашими головам ходят тысячи людей. А над ними — еще более маленькие фигурки, а над ними — еще, а над ними… Мы стояли на дне ящика со стеклянными перегородками размером с метрополис или маленькую страну. Что-то над головой привлекло мое внимание: яркий цифровой счетчик показывал огромные, постоянно изменяющиеся цифры. Никто не обращал на него внимания. Я проталкивался через толпу, пока не оказался прямо под счетчиком. На нем было 84,373,889,94-, но последняя цифра менялась так быстро, что я видел только размытое пятно. Осененный кошмарным озарением, я понял, что это число людей в зале, плюс число людей в зале над головой, плюс число всех остальных людей во всех остальных залах. Оглушенный, я осмотрелся — и увидел человеческую жизнь — или симуляцию таковой — во всем ее разнообразии, снующую, получающую и дающую, умирающую и рождающую.

Я попытался изобразить хладнокровие и сказал Джулсу:

— Да-да, предположительно, здание — это Земля, а люди — все, кто когда-либо жил на ней. Значит, другая дверь…

— Ведет в помещение значительно больших размеров, — кивнул преподобный. — Непомерно больших размеров, — он щелкнул пальцами, мы оказались перед серебристой дверью и открыли ее.

Мой желудок перевернулся. «Это только иллюзия, — сказал я себе, — дым и зеркала, ничего больше». Не помогло.

Мы висели в глухой ночи. Нас окружали миры, бесконечное множество миров, зеленых, и голубых, и белых, в свете миллиардов звезд — галактика, пылающая жизнью — и я точно знал, что в этих мирах существуют и плодятся люди, триллионы квадриллионов квинтиллионов людей, галактическая империя или федерация фертильных существ, собранных в одном месте. «Метафора», — подумал я, но потрясающая глубина иллюзии наполнила меня трепетом и страхом. Конечно, это не имело никакого смысла, однако в каких-то мифических просторах моего сознания, или бессознания, я ощущал себя так, словно смотрю на усыпанное звездами небо и знаю, что все эти крохотные огоньки — живые и наблюдают за мной.

— Вытащи меня отсюда! — потребовал я дрожащим голосом.

Мы снова стояли перед красным зданием. Обе двери стали черными. На каждой был выгравирован белый вопросительный знак.

— Представь себе, будто у тебя амнезия, — предложил Джулс.

Я с дрожью вспомнил зеленый луч Купа. Судя по всему, я действительно потерял память. Иначе как вышло, что эти божественные Зайбэки знают меня? Почему у нас одна фамилия?

— Предположим, я сказал тебе, — неумолимо продолжал преподобный, — что ты родился в одном из тех двух мест, в которых мы только что побывали. Это все, что ты помнишь: ты пришел из одной из этих людских стай. Можешь предположить, из какой?

Я ненавидел все это, но логика оставалась непреклонной. Параноидальная логика.

— Очевидно, из большего. Шансы в миллиарды раз больше. Но ты полагаешь…

Джулс взмахнул рукой. Внезапно мы снова оказались в меньшей из двух необъятностей, под колоссальными стеклянными ярусами, окруженные восемью миллиардами мужчин, женщин и детей в робах, вонючих шкурах, школьных формах, набедренных повязках и татуировках. Со стоявшей неподалеку кафедры говорил священник, одетый в черное церковное облачение, его спокойный красивый голос перекрывал гул толпы:

— Эта комната — не единственная. За соседней дверью, друзья мои, есть еще большая комната. «Он сказал им: „Вы пришли снизу, я — сверху, вы от этого мира, я же — нет“».

Джулс прошептал мне на ухо:

— Его паства никак не может проверить истинность этих слов. Они заперты здесь, у них нет серебристой двери. В любом случае, быть может, галактики за ней — только иллюзия. Быть может, они — лишь постулат, экстраполяция. Ты смог бы обеспечить хоть одного из этих восьми миллиардов мотивом верить в реальность того большего места, того значительно большего места, того космоса, забитого размножающейся человеческой плотью, рядом с которым эта реальность есть не более чем булавочная головка?

Я ответил, стараясь говорить потише:

— Я вижу, к чему ты клонишь. Не надо со мной нянчиться. Это место представляет мир до нынешнего момента. Большее же место за серебристой дверью — это потенциальное будущее, далекое будущее человеческого рода, в котором галактики наводнены людьми. Ты пытаешься убедить меня, что…

— Тесс! — монахиня в полном облачении погрозила мне пальцем.

— Извините, мадам, — наклонил голову Джулс.

Мы вернулись в полосатую пустоту оболочки Матрешки. Огни сияли на перевернутом своде, огромном до плоскости и безграничности.

— Идем, Август, — сказал преподобный, — Рут ждет нас. Снова дома, дома снова, гоп-ля-ля!

Schwelle закрылся за моей спиной. Куп мирно сидел там, где мы его оставили, истинный святой дзен-робот. У меня подкосились ноги, и я рухнул в кресло.

— А не выпить ли нам по чашечке хорошего доброго чая? — предложил Джулс.

Я заставил себя обдумать все то, что он мне показал. Меньше чем через полтора века на Земле будет больше людей, чем за всю прошедшую историю человечества. В мире за зеленой дверью находились все мужчины и женщины этой грядущей эпохи. Я одернул себя. Нет-нет, все гораздо ужаснее — всей истории. Поэтому если бы какое-нибудь божество наклонилось и выдернуло наугад произвольного человека, мужчину или женщину из любого места и времени до 2150-го года, вероятность того, что он живет в конце времен, составила бы пятьдесят процентов. В году 2150 или около того. Что ж, продолжим. Добавим еще пару-тройку плодовитых поколений — и числа, без сомнения, будут расти и расти, живущие перевесят мертвых, а бессмертное человечество заселит звезды.

И это означало — что? Что мы все обречены на вымирание прежде, чем произойдет подобный галактический исход бессмертных?

Стиснув руки, я поднял глаза. Стоя в дверном проеме, Джулс созерцал меня с холодной, иронической усмешкой. Я снова уставился в пол, чувствуя, как от усиленной мыслительной деятельности собираются складки на лбу.

Нет, постойте, это нонсенс. Начнем с начала. Он утверждает, что шансы каждого человека, включая меня, жить именно здесь и сейчас удивительно высоки. Двадцать тысяч лет назад на всей Земле обитало не больше миллиона человек. Было крайне маловероятно родиться тогда, будучи одним из восьмидесяти миллиардов всех людей. То же самое, с минимальными модификациями, относится и к 1000-му году до Рождества Христова. Забудем на секунду о будущем. Восемь-десять процентов всех когда-либо живших людей находятся на нашей планете прямо сейчас, и я — один из них. Шансы не так уж и низки.

Но предположим, что мир не обречен, или хотя бы что человечество справится с поджидающими его бесчисленными опасностями, мы освоим героические технологии, которые приведут нас к звездам, и наше семя распространится по небесам… тогда за сто тысяч лет человек может заселить всю галактику, что я и видел в душераздирающем симе. Пятьсот миллионов звезд, и на каждой — десятки миллиардов потомков живущих в нашу эпоху.

Так каковы были бы наши с Джулсом шансы родиться сейчас, так рано?

Если бы какое-нибудь божество наклонилось и выдернуло наугад произвольного человека из этого бесконечного множества тысячи миллиардов миллиардов человек, с какой вероятностью ему попался бы я — или кто-либо другой из этого века? Сотни миллиардов против одного, вот с какой. Потрясающе маловероятно.

В таком случае, для того, чтобы мое существование здесь и сейчас было бы хоть сколько-нибудь, хоть немного вероятным, а не исключительным случаем, моей эпохе следовало бы наступить где-то около XXII века. Как и вышло. Но все это имеет смысл, только если число людей почему-то прекратит расти около 2150 года.

Я действительно существую. Вероятностное единство. Вероятностная определенность. Значит, из этого следует… Мое сознание съехало с рельс жестокой логики. Из этого следует, что будущее должно быть предрешено, закончено, задолго до того, как произойдет великая экспансия на небеса. Иначе, мое собственное нахождение в пространстве и времени есть исключительная невероятность… а ведь у нас нет никаких причин полагать, что мы живем в особенном месте или эпохе.

Моя голова болела, глаза слезились, потому что такая логика, в свою очередь, означала, что я таки живу в особенном месте и в особенное время — в последнюю эпоху перед концом человечества.

— Эй, ты ведь предпочитаешь черный с сахаром, верно?

Вспотевший и разбитый, я взглянул на Джулса и взял у него кружку с чаем. Он оказался слишком горячим и сладким. Я обжег губы.

— Ну хорошо. Я не буду с тобой спорить. Надеюсь, в Судном дне есть какая-то лазейка, но я ее, в любом случае, найти не могу. Что дальше? Я не вижу никакой связи между тобой, и Рут, и Купом, и Лун, и всеми остальными. Не говоря уже обо мне. Мы что, какие-то космические хранители записей? Бухгалтеры вечности? — я скривился. — Неплохое название для группы.

— Игроки, мой милый мальчик, не считают ни бобы, ни людей. «Весь мир — театр, а люди в нем — актеры», — преподобный встал. — Он знал, о чем говорит, старый фигляр.

— Шекспир? Я, хоть убей, не понимаю, как кто-либо из нас связан с гипотезой Судного дня. Даже если Вселенная — это Состязание, что помешает ему длиться вечно?

— О, Деций очень доступно объяснит тебе это, когда вернется со станции Иггдрасиль. Он наблюдает за рождением богодетишек, которое, без сомнения, способно прервать сей поток…

— Одиссей? — несколько визгливо переспросил я.

— Наш брат Деций, — Джулс выглядел скорее раздраженным, нежели веселым, однако мое непонимание его развеселило. — Он с командой наблюдает за параллелью, в которой локальный космос готов коллапсировать в сингулярность Точки Омеги.

— Что?

— Да не обращай внимания, — отмахнулся преподобный. — Весь мир — театр, и игрокам приходится выходить на сцену.

— У них обычно есть входы и выходы, — заметил я.

— И правда. Вот как раз один из них, — я каким-то образом умудрился поставить кружку и взять его за руку, сухую и крепкую. — Дай мне Рут.

Занавес космической сцены открылся. Леди — машинная библиотекарша подняла глаза. Перед ней на патологоанатом ич ее ком столе лежал обнаженный труп. Она вскрыла его и теперь копалась в голове. Мне стало нехорошо, но от удивления я этого не заметил.

— Джулс. Я ждала тебя раньше. Заблудшее чадо с тобой? Ах да, вижу, — Рут неосознанно потянулась тонкими пальцами к своему левому плечу, где остались отпечатки моих ботинок. — Заходите, не стойте на пороге.

Мы шагнули в проход, а робот Джеймс Фенимор остался расслабленно лежать на диване; он подмигнул мне на прощание. Я уставился на кишки и услышал, как за спиной закрылось окно.

На столе лежал мертвый бургер с плохими волосами, которого Лун и Мэйбиллин затащили, точнее, пытались затащить в ванну внучатой тетушки Тэнзи.

И, конечно же, теперь, беззастенчиво разглядев покойника, я увидел, что он не человек. Несмотря на запекшуюся кровь — еще один робот, как мусорщик Куп. Правда, судя по всему, с другой стороны политического барьера.

Очаровательный голос, который я слышал лишь один раз в жизни — и который с тех пор постоянно звучал в моем сердце — спокойно произнес:

— Если мы не обнаружим, что управляет этими мерзкими тварями, все Соглашение перестанет существовать.

Я обернулся, ослабев от возбуждения. Она встретила мой взгляд.

— Привет, — сказала Лун и улыбнулась мне, словно лучик солнца. — Полагаю, ты не Эмбер?

— Лун, — придушенно отозвался я. И, справившись с волнением, ответил: — Я — Август.

— Да, — отозвалась она, после чего загадочно добавила: — Семейству Зайбэков придется исправить стишок, не говоря уже о календаре. Шесть бесстрашных дев, шесть отважных мужчин. В любом случае, так выглядит гораздо симметричнее.

— Что? — выдохнул я.

— Состязание миров только что стало еще интереснее, Август, — сказала она.

Девять

Джан

Разбрызгивая бриллиантовые капли света, похищенный Джан Зайбэк корабль-каббала отошел от созвездия Стрельца и двинулся во внутреннюю Солнечную систему, находящуюся в десяти а.е. [18] от Солнца. В параллелях Матрешечного мира Джулса корабль уже давно оказался бы глубоко в недрах огромных концентрических оболочек Дайзона, однако в местной вселенной Джан — мире, в котором Бар Кохба [19] победил римлян — жизнь оставалась редкостью, и яркие свободные звезды по-прежнему мерцали во мраке.

Засмеявшись от радости, она откинулась в своем командном кресле. Повинуясь ее капризу, расширенное трехмерное изображение менялось со скоростью света на огромных экранах. Окольцованная сфера Сатурна висела в темноте в окружении своих спутников. Несколько минут сжатого времени она красовалась под кораблем — полосатый абрикос в золотых кольцах, разбитых тенями — затем исчезла в темноте за спиной. «Повешенный» несся к Солнцу, идя чуть выше эклиптики с половинной скоростью света, но сейчас начал замедлять ход, выбрасывая из сопел темную энергию. С его нынешней скоростью, до Земли оставалось меньше двухсот минут бортового времени, однако корабль не мог преодолеть ограничения законов физики, и даже темной энергии они были не по зубам. По замедляющейся траектории Джан предстояло лететь еще много часов, и ее это устраивало. Она положила ладони на свой череп, который до недавнего времени брила наголо. Отросшие колючие волоски кольнули ладони. Джан наблюдала за очередным выбросом чистой энергии на экранах. Эта картина вызывала у нее довольную улыбку, щекотала тело, словно хороший секс. Иногда, ей казалось, что ее тело слилось с кораблем, и вместе они стали чем-то большим.

— Нет уж, — Джан ткнула в панель управления острым каблучком своих безносых туфелек. — Ты, паршивый старикан — всего-навсего очередная мышеловка.

Раздался знакомых шелест, словно холодный осенний ветер пронесся над сухими листьями, и обнаженное предплечье Джан шевельнулось. Великолепная татуировка, изображающая фею, расправляла свои голубые крылышки.

— Снова разговариваешь сама с собой, Джан? — осведомилась Сильвия тихим насмешливым голоском. — Или это был монолог перед космическим кораблем?

Крошечная проекция татуировки оказалась в левом поле зрения Джан, будто фея отделилась от кожи и влетела ей прямо в глаз. Женщина рефлекторно мигнула. Сильвия тут же завертелась в вихре кельтских узоров, сделала реверанс.

— Что до тебя, — заявила Джан, — ты — всего лишь психованная проекция.

— Психонная, о Возлюбленная. Я вижу, мы направляемся к Юпитеру. Замечены ли признаки готовящейся в честь нашего прибытия вечеринки?

— Юпитер на другой стороне Солнца. Сразу после Нептуна я настроила антенну на максимальную чувствительность, крошка. Ни писка. Думаю, они больше в меня не верят.

— Что ж, тебя долго не было, — фея обмахнулась своими элегантными крылышками, зависнув в воздухе. — Однако световое шоу вытащит их на балконы.

— Учитывая, с какой скоростью мы двигаемся, наш волновой фронт достигнет их всего на несколько часов раньше нас самих. Надеюсь, они дружелюбные. Сидят очень тихо, совсем молча. Готова поклясться, такое ощущение, будто вся система уснула.

— Или они все вымерли, — жестоко предположила фея.

— Или ушли в сингулярность, и тогда мы больше никогда их не найдем. Нет, я думаю, дело в какой-нибудь созерцательной каббалистической культуре, возникшей из того мессианства Бар Кохвы, ведь мы несколько десятков лет туда не заглядывали.

На экране замелькал сигнал тревоги, и фея отпрянула.

— НАС ПРОВЕРЯЮТ, — равнодушно сообщил «Повешенный». — ГАММА-ЛАЗЕРЫ ПРОЩУПАЛИ НАШ ЗАЩИТНЫЙ ПЕРИМЕТР. МЫ ИХ ОТРАЗИЛИ. ВЫЙТИ С НИМИ НА СВЯЗЬ?

— А они говорят на каком-нибудь доступном тебе машинном языке?

— ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ АЛЬФАНУМЕРИЧЕСКИЙ КОД, — ответил корабль. — ВНЯТНЫЙ, НО ОГРАНИЧЕННЫЙ.

— Скажи им, что я вернулась, — велела Джан, ухмыляясь. — Какого черта, их предки оплатили мое путешествие! Скажи, что я нашла звезду Ксон. Скажи… — она умолкла. — Скажи, что мы принесли благую весть.

Некоторое время ничего не происходило, однако Джан ничего и не ожидала. Они могли находиться в нескольких а.е. от ближайшей базы, и несущемуся со скоростью света сообщению понадобится десять, пятнадцать, а то и тридцать минут, чтобы туда добраться. Женщина покинула командный пост и отправилась переодеваться. Ее гардероб развернулся, как ящик фокусника, засверкав разноцветным меню. Нет, не греческий хитон и сандалии. Слишком ретро. Серебристый или серый комбинезон с многочисленными карманами и эластичные ботинки — еще хуже. Нечто замысловатое из морской параллели, усыпанное жемчугом и золотыми ленточками? Слишком вычурно. Пока она нерешительно щелкала по кнопкам, Сильвии радостна закричала:

— Вот это! И это!

Джан остановилась, вернулась назад, поразмыслила.

— Тебе не кажется, что это… имеет слегка дурную репутацию?

— Совсем как ты, крошка!

— Предположим. О’кей.

Она пыталась втиснуться в мини-тартан, натягивая его поверх огненно-красно-зеленых лосин и высоких блестящих ботинок (проклятье, надо было надевать это в другом порядке!), когда снова прозвучал сигнал тревоги, и корабль рванулся, набирая скорость света. Джан упала и ударилась коленом. Плотная ткань выдержала.

— Твою мать! — женщина схватила кожаную летную куртку, накинула ее поверх расшитой оборками блузки. — Ни фига не круто!

Фея исчезла, вместо нее в левом поле зрения появилась сводка данных. Искорки и вспышки в темноте. Если верить «Повешенному» — патруль с луны Юпитера, забравшийся слишком далеко от дома. Возможно, станция на Ганимеде, если ее вообще построили.

— Пару раз шлепни ублюдков. Только учти, никаких летальных исходов! Просто слегка похлопай по плечу.

— БУДЕТ СДЕЛАНО, — отозвалась система. — ИЗЛУЧАТЕЛЬ ТЕМНОЙ ЭНЕРГИИ УНИЧТОЖИТ ТРАНС-ЮПИТЕРНУЮ МИНОРНУЮ ПЛАНЕТУ J-48865. НИ НА ПОВЕРХНОСТИ, НИ ПОБЛИЗОСТИ ОТ ЭТОГО МАЛЕНЬКОГО АСТЕРОИДА СЛЕДОВ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ НЕ ОБНАРУЖЕНО, — на всякий случай добавил корабль.

Джан довольно подумала о доброте и сознательности «Повешенного». В конце концов, он нес отголосок ее собственных чувств, являлся в какой-то степени их олицетворением в виде практического, невычурного предмета. Вроде туалетного ершика.

Она вернулась на командный пункт, села в свое кресло и стиснула зубы. Энергия каббалы беззвучно превратила парившую в тринадцати световых секундах гору в облако кварков, лептонов и прочих частиц. Когда на экранах наконец возникло злое человеческое лицо, подкорректированное в соответствии с релятивистскими временными искажениями, Джан Зайбэк была расслаблена, но сосредоточена. Она выслушала несколько яростных фраз (естественно, на связь вышел мужчина), откинулась назад и скрестила ноги, прекрасно зная, что килт задерется.

— Не стоит так со мной разговаривать, — выплюнула она в лицо злобному человеку. — Я же сказала вам, придурки. У меня с собой восхитительные благие вести. Так что слушайте внимательно, идиоты.

В течение десяти минут она рассказывала им о звезде Ксон, сопровождая рассказ видеоизображениями. Она отправила им снимки с наблюдателя, который закодировала и разместила на орбите. И после всего этого тупые мерзавцы отказались ей поверить. Мифология цепко держала их в своих когтях. Черт — никакой возможности жить нормально и бороться с собственными несчастьями! Насколько Джан поняла, они приняли ее за кого-то другого. Быть может, за Шайтана.

Десять

Август

— Все только и говорят, что об этом Эмбере, — выдавил я пересохшим горлом, отчаянно желая сказать что-нибудь умное. — Жаль, что мы с ним не знакомы.

— Его отец, если я не ошибаюсь, — вклинился Джулс, проходя мимо меня и принимаясь заинтересованно копаться в открытом черепе, будто что-то потерял. Судя по тому, как кривились его губы, ему очень не нравилось увиденное.

— Черт побери, никто меня не слушает! — заявил я, быть может, несколько раздраженно. — У меня уже есть прекрасный отец. Точнее, был. Он умер.

Пронзительный звук заставил всех подскочить и обернуться. Лун засунула два пальца в рот. Она свистела, как заправский матрос.

— Мадам, это действительно необ…

Ее чистый голос легко заглушил слова Джулса:

— Он ваш брат, придурки.

— Не говори ерунды, — ответила Рут. — Одиннадцать детей, число силы. Вместе с родителями — тринадцать, еще одно число силы, высшей силы. Перечислить тебе имена? Каждый новичков в Ассамблее должен знать нас хотя бы по имени. Джан, Мэйбиллин и Септимус — Огонь. Джуни, Тоби и я — старая добрая Земля. Аврил, Марчмейн и…

— Дай передохнуть, Рут, здесь не классная комната, и вовсе ни к чему рассказывать нам всю семейную родословную. Август в нее не входит, Лун, это ясно как божий день.

Я начал смеяться. Ничего не мог с собой поделать. В моем мозгу звенела фраза, произнесенная обиженным голоском одной еврейской девчонки из Чикаго: «А кто же я — печеночный фарш?» Глядя на переругивающихся полубогов, столпившихся вокруг своей выпотрошенной жертвы, которая, честно говоря, была гораздо ближе к печеночному фаршу, чем мне, надеюсь, предстояло стать когда-либо, я засомневался, уж не свихнулся ли окончательно.

— Август существует, Вирджиния! — выдохнул я, хихикая. — И вот он, прямо перед вами! И, клянусь всем святым, что только есть в этой сумасшедшей вселенной, я — сын Дрэмена и Анжелины Зайбэк из Мельбурна, с планеты, которую всегда считал «миром». По привычке, — я встретился глазами с Лун. Она улыбалась, единственная из всех присутствующих. Мое сердце подпрыгнуло. Я протянул руку: — Идем?

После секундной заминки она протянула руку в ответ:

— Конечно. А куда?

Будь я проклят, если знал. Принцип действия их волшебного дерева путешествий, судя по всему, заключался в использовании ключевых слов и имен — чертов гибрид компьютерного пароля с паршивой магией. Мои мысли неслись с бешеной скоростью. Я определенно не хотел возвращаться в мистический пруд Аврил. Мир Мэй, населенный похотливыми овощами, казался ничуть не лучше. Мир Звездной куколки? Слишком опасно: Джулс погонится за нами, а мы будем на его территории. Я перебрал в уме названные Рут имена. Одно звучало уверенно и спокойно.

— Дай мне Тоби, — произнес я.

В воздухе открылось окно, за которым виднелась лесистая местность в коричнево-желтых тонах. Стоявший на склоне холма лысеющий мужчина обернулся с выражением крайнего изумления на лице.

— Извините меня, — сказал я и переступил через порог, не выпуская электризующую руку Лун. — Закрыть Schwelle, — я полагал, что это сработает.

Портал исчез, но в воздухе тут же вспыхнула новая точка света и с уже привычным треском начала расти.

— Существует ли способ заблокировать его изнутри? — спросил я у Тоби.

Он кинул на меня быстрый пытливый взгляд, после чего пробормотал несколько слов. Новый Schwelle захлопнулся, так и не раскрывшись. Кажется, до меня донесся яростный вопль Рут.

— А кто вы?

— Судя по всему, я — ваш давно пропавший брат, — сообщил я, с опаской наблюдая за Тоби. Протянул руку: — Я — Август. А это — Лун.

— Да, — отозвался он, кинув на нее одобрительный взгляд, — из Ассамблеи. Мы работали вместе пару раз. Для меня это было огромным удовольствием, мисс. Вообще-то у меня нет брата по имени Август, или, скорее, — он повысил голос, чтобы заглушить мое разочарованное шипение, — я не знал о его существовании до этого момента. В твоих чертах определенно есть что-то знакомое.

— Эмбер — не мой отец, черт бы его побрал! — заявил я.

— Нет, нет. Сходство не очень явное. Я подумал о моем отце Дрэмене. То есть, судя по всему, нашем отце. Однако, я забыл об обязанностях хозяина. Если вы пройдете в дом, я через секунду к вам присоединюсь. Но сначала мне нужно убить одну сварливую мегеру. Так-то.

Внезапный шум родился из ниоткуда, точно на рок-концерте кто-то резко вывел колонки на полную громкость. Рев, вопль, мяуканье — и клацанье когтей, которые, полагаю, были намного страшнее коготков Когтяры. Слева от меня Лун заняла оборонительную позицию, но не струсила — нет, только не она, похожая на уличного бойца. Инстинктивно — или, скорее, рефлекторно — я тоже собрался. Тоби просто стоял чуть впереди, воздев руку над головой. На кончиках его пальцев плясало электричество. Искры сыпались со вставших дыбом волос на затылке, напоминавших гребень разъяренного вторжением игуанадона.

Нечто кошмарное выскочило из-за деревьев, передвигаясь молниеносно, словно тень солнечного затмения, мерцая и вращаясь. Оно напоминало рой взбешенных ос, пытающийся принять форму гигантского скорпиона, черного со вспышками, нацелившего на нас свои клешни — блестящие, подрагивающие и меняющие форму в мягком полуденном свете. Бешеный звук резал уши.

Я взглянул на Лун, и она кивнула на что-то под склоном холма, в лощине. Я не увидел ничего, кроме стога сена. О! Он оказался соломенной крышей маленького деревенского домика. Отлично. Ничего другого не оставалось. Если бы сейчас у меня под ногами разверзся пруд Аврил, я бы нырнул в него, рискуя покалечиться об острые ракушки на зеленом дне. Для схватки с этим сумасшедшим роем кулаков было явно недостаточно — тут требовался огнемет. Может, у Тоби дома завалялась парочка.

Мы мчались, испуганно пригнувшись к земле, а звук за нашими спинами становился все громче и глубже. Я врезался в дверь коттеджа, трясущимися пальцами ухватился за резную ручку, дернул, втащил внутрь Лун и захлопнул дверь. Затем меня охватил стыд, и я снова приоткрыл ее. Лун смотрела в маленькое застекленное окошко.

— Мы можем что-то сделать? — спросил я хриплым голосом.

— Думаю, у твоего брата все под контролем, — отозвалась Лун. Мне показалось, что она явно недооценивает происходящее.

— Можно найти что-нибудь горючее, — предложил я, снова закрывая дверь и оглядываясь по сторонам. Камин казался удивительно большим для такого маленького домика, в нем лежали дрова, но не нашлось ничего такого, куда бросаешь спичку — и удовлетворенно наблюдаешь за пламенным столбом. Я чуть не обезумел. Бросился в соседнюю комнату, оказавшуюся кухней, распахнул дверцы шкафчиков, вытащил банку спрея от насекомых. Когда Лун увидела, что я тащу, она расхохоталась и отобрала у меня банку. Уязвленный, я не стал сопротивляться.

— Правда, Август, с ним все будет в порядке. Он знает эту параллель и ее обитателей. Вот, смотри!

Клянусь, смех разозлил меня, но я справился с собой и прижался к окну рядом с Лун. Ее дыхание было теплым и ароматным. Ее волосы касались моей щеки. Я обнял девушку одной рукой. Потрясающий фейерверк полыхал на поляне и на склоне холма. Тоби сыпал искрами. Черная блестящая масса бесновалась и кружила вокруг него, разражаясь визгливым ревом, хлеща по ботинкам и обтянутой кожей спине. Он не двигался, бичуя монстра голым электричеством.

Затем произошло что-то почти бесшумное, словно лопнул мыльный пузырь, рассыпавшись радужными искрами.

Тишина ударила по ушам. Искры втянулись в плоть Тоби, вздыбившиеся вокруг лысины волосы улеглись — и в ту же секунду рой рассыпался черными пятнышкам копоти. Пепел упал на землю, как остатки прогоревшего костра, легкие хлопья шевелил ветерок. Тоби покачал головой, пнул обугленные останки своего противника и похромал вниз по склону холма, словно человек, возвращающийся домой после долгого утомительного похода за город.

Я подождал, пока он вымоет и высушит руки и поставит большой закопченный котелок на веселое голубое колечко газового пламени.

— Полагаю, вы не откажетесь от чашечки чаю? — спросил Тоби.

— Спасибо. Мистер Зайбэк, я действительно должен объяснить…

— Зови меня Тоби, парень. Мы ведь родственники. Да, объяснение не помешает. Ты знаешь, что за тобой гоняется добрая половина всей семьи?

Я нервно оглядел комнату и не увидел никого, кроме Лун, лениво развалившейся перед холодным камином. За маленькими оконцами мягкий полуденный свет тускнел, уступая место теплым сумеркам. Птицы — или птицеподобные твари — усаживались на деревья и начинали стрекотать.

— Нет, — сказал я. — Извини, это вторжение, наверное, пришлось не к месту, и…

— Забудь. Я планировал легкий ужин. Надеюсь, вы ко мне присоединитесь. Эти ублюдки вполне могут подождать, пока мы поедим.

Голод стоял последним в списке моих насущных потребностей — желудок по-прежнему не сомневался, что сейчас раннее утро — однако я согласно кивнул. Лун, уже чувствовавшая себя как дома, помахала рукой. Ее происходящее крайне забавляло. Я же не понимал практически ничего. Мне отчаянно хотелось забиться в темный угол и очень серьезно все обдумать, рассортировать сумасшедшие события, придать им хоть какой-то логический вид. Мое сердце по-прежнему не могло утихомириться и гулко бухало в груди. Я смотрел, как брат насыпает черные листья в большой металлический чайник, сначала тщательно прогрев его кипящей водой, а затем наполнив доверху. Потом Тоби поставил на стол три крепкие кружки и открыл небольшой Schwelle над кухонной скамьей.

— «Пляшущий Джон», — кинул он в пространство. — На троих. Думаю, хорошее мерло. А затем — грибы по-королевски «а-ля мадам Саше», — Тоби закрыл окно, мгновенно открыл снова, протянул руку и вытащил большой серебряный поднос с дымящейся супницей, двумя открытыми бутылками красного вина, серебряными приборами, фарфоровыми тарелками с веджвудским рисунком и тремя хрустальными бокалами, который перенес на стол, окруженный четырьмя стульями. — Давайте, угощайтесь.

Тут Тоби поймал мой взгляд, брошенный на чайник.

— Знаю, дурная привычка, — сказал он, — но ничего не могу с собой поделать. Люблю хорошую чашку чая за обедом, и вам тоже понравится. Между прочим, отлично идет с красным.

Лун отыскала чайное ситечко, в то время как я неловко уселся за стол и стал смотреть на раскладывающего еду брата. Аромат был просто великолепен, и я непроизвольно сглотнул слюну.

— Что это?

— Южнокаролинская гулла, — ответил Тоби, занятый ложкой и тарелками. — На выпаренный рис мы высыпаем вымоченный коровий горох с ломтиками копченого бекона. Я говорю «мы», но сам вот уже целую вечность ничего не делал на кухне, — он положил на каждую тарелку несколько ломтиков бекона рядом с горкой гуллы, выудил из моей красный перец: — Не хотел бы, чтобы ты укусил эту красную птичку. Все готово, детка!

Лун принесла три исходящие паром чашки черного чая и серебряную сахарницу.

Тоби ел с аппетитом, запивая своего «Пляшущего Джона» сладким чаем вперемежку с восхитительным бархатистым мерло. Лун последовала его примеру, поэтому я попытался сделать то же самое, хотя такое смешение напитков казалось мне варварским. Однако мы были не в гостях у тетушки Тэнзи и не на пикнике на открытом воздухе.

— У тебя есть вопросы, — заявил наконец Тоби, отставляя свою тарелку. Я заметил, что он расстегнул верхние пуговицы на брюках. — Задавай.

— Э… Как ты это делаешь?

Он покачал головой, нахмурившись.

— Еда была готова через секунду после того, как ты ее заказал. Роботы? Компилятор материи?

Лун звонко расхохоталась. Тоби улыбнулся.

— Значит, ты действительно новичок, — сказал он. — Интересно, где они тебя прятали…

Я начал говорить, но он поднял руку:

— Нет, ты задал честный вопрос, и я должен тебе честный ответ. Ты понимаешь, что многие миры ортогональны?

— Ты имеешь в виду, что они… находятся под прямыми углами друг к другу? Что-то вроде гиперпространственной космологии? Да, это придает смысл увиденному, — признал я. — Хотя мне сложно поверить даже в то, что существует больше одного мира.

Я сам с трудом понимал, о чем говорю, но, кажется, какой-то смысл в моих словах содержался. В обычных пространстве и времени все измерения находились под прямыми углами друг к другу: высота перпендикулярна ширине, которая перпендикулярна длине — и все они упорядочены по отношению ко времени. Однако я знал, что, возможно, существует больше этих четырех измерений. И если так, то почему бы целым мирам не находиться под прямыми углами друг к другу? Хотя бы в теории? А на практике? Лично я никогда в это не верил, но доказательства попадались буквально на каждом шагу, не менее убедительные, чем теорема Пифагора или удар в челюсть.

— Достаточно близко, — сказал Тоби, снова наполняя сначала бокал Лун, затем собственный. Я прикрыл свой рукой — голова у меня кружилась и без вина. — Некоторые миры ортогональны в пространстве, другие — во времени. Успеваешь за мной? Можно сказать, что их время бежит вверх, а наше — вниз.

— Относительность, — рискнул ввернуть я. — Различные рамки связи, — я знал это из курса физики, который обязаны были изучать студенты-медики.

— Ничего подобного. Забудь. Магии и схолии обременительны и запутаны и не подходят для наших целей. Давай остановимся вот на чем: у меня есть договоренности с несколькими шеф-поварами из миров, где часы тикают с другой скоростью относительно моего собственного, — Тоби извлек большие золотые карманные часы и помахал ими. Они медленно качались на сверкающей цепочке, издавая тяжелое умиротворяющее «клак-клак-клак». Затем Тоби спрятал часы обратно в карман и похлопал по нему. — Такие беседы не для неофита, но они добавляют обеду приятности. Твоя очередь, Август. Откуда ты и почему эти паразиты жаждут твоей крови?

Я перевел взгляд с него на Лун. Девушка промолчала, только опустила длинные темные ресницы и слегка улыбнулась.

— Хотел бы я знать, — честно ответил я. — Я ощущаю себя Алисой, упавшей в кроличью нору. Одно проклятое событие за другим. В то время, как на самом деле, я отчаянно хочу попасть домой и проверить, все ли в порядке с тетушкой. А если с ней все в порядке, то лечь в тихой комнате, положив на глаза влажный компресс, и ждать, пока выветрится наркотик. А пока жду, выяснить, что же из себя представляет эта чертова вселенная и как я туда попал. О, и заодно разузнать про серебряные иероглифы на ноге, и почему у Лун они тоже есть.

Я говорил, а мой голос все повышался и повышался, пока наконец в нем не прорезались истерические нотки. Тоби серьезно наблюдал за мной, ни в коей степени не смущенный.

— Да, это я вижу. И прекрасно понимаю. Всему свое время, юноша. А для начала, позволь, я познакомлю тебя с несравненным лакомством мадам Саше, — он собрал остатки трапезы на поднос, открыл Schwelle, зашвырнул их туда и вытащил другой поднос, источающий легкий восхитительный аромат.

Мы наблюдали, как Тоби кладет на каждую тарелку по два больших фаршированных гриба. Их запах сводил с ума, они были подрумянены в хлебных крошках. Я ткнул в один гриб вилкой и обнаружил, что внутри у него — соус с измельченными грибными кусочками, грецким орехом, миндалем и сельдереем. Призрачный аромат Ворчестершира и шерри. Мои вкусовые сосочки замурлыкали.

— Умопомрачительно, — произнес я, зажмурившись.

— В Вене таких больше не достанешь, по крайней мере, в большинстве параллелей, — печально сообщил Тоби.

— Особенно в тех, где Гитлеровы отродья спеклись, встретившись с ядерным оружием, — кровожадно заметила Лун.

Тоби пронзил ее взглядом:

— Пожалуйста, не за моим столом. Некоторые темы… Лун осеклась и даже покраснела, отчего ее смуглые

щеки стали еще смуглее.

— Прости. Мне говорили, что мои родственники… — девушка осеклась и налила себе мерло.

— Понял. Взыграли высокие страсти. Но в моем доме действуют мои правила.

Я ничего не понял, кроме того, что они, кажется, намекали на то, что в некоторых мирах родной город Адольфа Гитлера был уничтожен ядерным оружием. Может, в той преисподней, из которой мой братец Септимус явился в квартиру Рут, в той вселенной зловонного холокоста? Определенно нет. На задворках моего загнанного мозга крепло предположение, что всех нас швыряло — или иногда мы швырялись сами — между театральными Постановками в гигантском Театре, или между уровнями космической компьютерной игры, или MOO [20], как-то так. Ведь это таилось в первых словах Лун, сказанных мне годы — или часы — назад. А Куп-мусорщик — кем еще ему быть, как не служителем, очищающим игровое поле от хлама и отработавших свое деталей, готовя его к новой схватке?

Конечно, я упрощал и обманывал себя.

Но происходящее и не казалось мне простым, перестало казаться таковым, когда тетушка Тэнзи сообщила, что каждую субботнюю ночь в ванной появляется труп. У меня голова шла кругом. Я вылез из-за стола и нетвердой походкой направился к двери, позабыв извиниться.

— Не трогай его, — донесся до меня сквозь шум в ушах голос Тоби.

Я брел в мягких сумерках, отшвыривая сухие листья ногами, сгорбившись, ухватившись руками за бедра, трясясь и стараясь справиться с рвотными позывами. Густая слизь наполняла мой рот, глаза слезились, но мне удалось-таки удержать обед в желудке. Я глубоко дышал, рискуя отравиться избытком кислорода в легких, жестоко заставляя себя делать паузы после каждого вдоха, чтобы успокоить пульс. Сгущающийся вечерний холод покрыл мои голые руки пупырышками, забрался под легкую футболку. Я сплюнул отвратительную массу изо рта, распрямился, взглянул на темные деревья, за которыми разливалось бледно-золотистое сияние. Всходила луна. Значит, там был восток, или, в этом мире, север, или юго-запад — сам черт ногу сломит! Я вернулся назад к дому, постоял возле него, косясь на тепло-желтую приоткрытую дверь. Быть может, пчеломонстры шастали по лесу, выжидая момента, чтобы наброситься на меня и обглодать до костей? Может, подружка того роя пряталась совсем рядом в темноте? И вообще, у роев бывают подружки? Маловероятно. Я понял, что ухмыляюсь, и обхватил себя руками, пытаясь согреться.

— Ладно, парень, пора войти в дом и потребовать объяснений у прекрасной дочери безумного профессора!

Однако я знал, что это объяснение будет вовсе не таким простым или таким абсурдным. Да, жизнь, конечно, абсурдна сама по себе, все сомнения развеяли Сартр, Камю, Бюво и прочие французские красавчики и куколки середины прошлого века. Но жизнь не подчиняется шаблонам. Грубо выражаясь, жизнь — это повесть, а не план. Жизнь — это квантовая механика. Жизнь — это хаос. Жизнь — это неожиданности, выпрыгивающие на тебя из принципа неопределенности Гейзенберга. И тому подобное дерьмо.

Я замер у полуоткрытой двери, почти распахнув ее, чтобы войти. Беззвучный шок потряс меня с ног до головы, дрожь, подобную которой ощущаешь, когда неожиданно сдается головоломка, или когнитивный диссонанс рушится под весом противоречий. Целую минуту я мог только стоять, не шевелясь. Изнутри доносились тихие голоса Лун и Тоби. Я словно увидел следующие шесть шагов, необходимых для того, чтобы собрать кубик Рубика. А может, это больше напоминало составление запутанной блок-схемы, со всякими разветвлено-пересекающимися «если… тогда». Я чувствовал, как кровь прилила к моему лицу. Мириам. Миссис Эбботт. О боже, мне необходимо вернуться к Тэнзи. С бедняжкой может произойти все, что угодно, если…

Я одернул себя. Нет, идиот. Возможно, мы ортогональны тетушкиному временному потоку, или вектору, или назовите как хотите, если я правильно понял Тоби. Но дает ли это какие-то преимущества? Быть может, время там бежит быстрее, чем здесь, и, вернувшись, я найду только ее хладный труп под могильным камнем? Я затрясся сильнее, и не только из-за холодного ветра. Наконец вошел в дом и, стиснув зубы, встал у дальнего конца обеденного стола.

— Я устал от того, что меня постоянно дергают туда-сюда, — заявил я, переводя взгляд с Лун на Тоби и обратно.

— Действительно, это должно было основательно сбить тебя с толку, — угрюмо отозвался мой брат, в то время как Лун произнесла:

— Я бы не стала так это называть, Август. Ты… Они оба прервались. Тоби кивнул Лун.

— Похоже, ты проехал удивительно долгий путь по своему личному билету, — продолжила она с улыбкой. — Честное слово, никто из нас не верит, что смог бы совершить такое самостоятельно, без должной подготовки.

Я сердито посмотрел на нее:

— Я чувствую себя беглым преступником, всего на шаг опережающим разъяренную свору. Что такое дейк-cycl

Они обменялись молниеносными взглядами.

— Дейксис, — сказала Лун. — Д-е-й-к-с-и-с. Пожалуйста, сядь поближе к нам.

— Меня не интересует, как оно произносится. Я хочу знать, что это такое и как работает.

— Сядь, мальчик, ты меня нервируешь! — Тоби налил в бокал красное вино и подтолкнул ко мне по полированной деревянной столешнице. — Дейксис — это указатель в пространстве реальности. Индекс. Способ отслеживать миры и ориентироваться в параллелях.

Я с опаской переместился поближе к ним.

— Принимается, — я поднял бокал и отпил из него. Они тоже подняли свои бокалы и отсалютовали мне. — На данный конкретный момент.

Тоби добавил:

— Каждый Игрок использует один или несколько дейктических кодов. Можно сказать, носит в собственном теле, — он закинул одну ногу на колено другой и постучал себя по подошве ботинка. Надо полагать, серебристые иероглифы. — Вот каким образом ты нашел меня здесь.

— Судя по всему, ты не собираешься читать мне трехлетний курс по космической навигации над останками грибов.

Лун улыбнулась и мягко покачала головой. Ее темные волосы всколыхнулись.

— Я все пытаюсь объяснить людям… в смысле, — я споткнулся, — моим братьям и сестрам… Послушайте, это нелегко! Всю свою жизнь я был единственным ребенком. И как мне поверить в то, что у меня есть целое семейство братишек и сестричек, большая часть из которых старше моих родителей?

— Не старше, — усмехнулся Тоби, — ой, не старше!

— Я пытаюсь объяснить, что мои родители погибли много лет назад. Они летели в Бангкок. Самолет разбился в холмах. Никто не выжил.

— Их тела так и не обнаружили, — с непоколебимой уверенностью заявил Тоби, крайне удивив меня.

— Откуда ты знаешь? Нет, не обнаружили. Тайская военная полиция сказала, что повстанцы сбили 747-й ракетой «земля-воздух». Самолет взорвался и сгорел практически дотла. Тел почти не осталось.

— Они исчезли не поэтому. Август, наши родители живы.

Я потерял дар речи, все мои блистательные догадки и озарения разбились вдребезги. После долгого молчания я почувствовал, что по моим щекам текут слезы. То, как он это произнес…

— Ты не можешь этого знать! На секунду я подумал… Ты, ублюдок, как ты смеешь говорить мне подобное, когда ты сам ни черта не знаешь!

Я с такой силой стукнул бокалом по столу, что тонкий хрусталь разбился. Образовалась винная лужица. Никто не потрудился достать бумажное полотенце.

— Август, я знаю, так же, как старая ученая собака, потерявшаяся на охоте, знает дорогу домой и возвращается — через несколько дней, или месяцев, или лет. Дрэмен и Анжелина — не новички, в отличие от тебя. Они — чемпионы в Состязании Миров, сынок. И чтобы убить их, простой РЗВ недостаточно.

— Тогда где же они? — я услышал хриплое отчаяние и жалость к себе в собственном голосе. Мне стало стыдно, но гораздо хуже стыда было чувство потери и упрямой надежды. Через все это я уже прошел один раз, в детстве. Мир казался белым и пустым, а сам я вел существование зомби. И сейчас пустота снова засасывала меня. Нет, только не это!

— Мы думаем, они спрятались, — произнес Тоби бесцветным голосом. — Такие люди, как мы… мы приходим, мы уходим. Иногда участвуем в Состязании. Иногда залечиваем раны или утешаемся в каком-нибудь зачарованном уголке. Время от времени влюбляемся, — тут он лукаво взглянул на Лун; она в ответ опустила глаза. Я снова вздрогнул. Собрал в кучку осколки хрусталя и аккуратно водрузил их в красную лужицу. В моем сознании вспыхнула яркая, словно картинка из комиксов, мысль. Неожиданно, к собственному изумлению, я понял, что ухмыляюсь.

— Да-да. Я был у Мэйбиллин. Она оказалась поглощена каким-то большим овощем.

Лун расхохоталась. Тоби недоуменно нахмурился.

— Венерианкой? — задыхаясь от смеха, выдохнула Лун. — О да, отличный улов, эта Флогкаалик! Сейчас она, должно быть, уже беременна.

— И как, черт побери, может забеременеть трахнутый человеком овощ? — я потряс головой, снова потеряв нить. — И, кстати, какого черта кошки разговаривают?

— В той параллели венерианцы способны к партеногенезу, — объяснила Лун. — Однако, для начала митоза — или насиживания — им требуется сексуальный контакт.

Тоби перестал хмуриться и понимающе кивал.

— Значит, ты повстречался с Когтярой? — поинтересовался он.

— Нуда. Он употребил мои ноги в качестве столба для чесания. У котов слишком маленькая башка, туда не влезет достаточно мозга, чтобы выучить английский.

— Безусловно, — согласился Тоби. — А ты никогда не видел говорящего попугая?

— Так это обычное подражание! А я говорю о…

— Ты слышал об идиотах, которые считают, что мы используем свой мозг только на пять процентов?

— Слышал. Я им не верю. Сканирование мозга…

— Вот поэтому я и назвал их идиотами. Мозги появились для того, чтобы их использовали на полную катушку. С другой стороны, существует избыточность. И куча мусора в генетическом коде. А если его вычистить, можно засунуть в маленький череп все, что нужно для элегантной обработки данных.

Я резко выпрямился. Они заговаривали мне зубы, уводили все дальше от главной темы.

— Очаровательно, — сказал я, — но к делу не относится. Если мои родители живы, почему они бросили меня? За все это время — ни словечка. У нас всегда были отличные отношения, то есть, я имею в виду, речь не идет о трагически разбитой семье. Кроме того… — я попытался вернуть ясность, которую испытал всего несколько минут назад, стоя перед дверью в прохладных сумерках. — Меня опекали мамина старшая сестра Мириам с мужем. Мириам вписывается в ваш всемирный пантеон?

Они снова переглянулись. Тоби покачал головой, явно озадаченный.

— А внучатая тетушка Тэнзи? Какова ее роль в фамильной саге? Ей на днях стукнет восемьдесят. Только не говорите мне…

Лун прищурилась:

— Тэнзи — это хранительница резиденции, в которой расположен тот нексус?

— Где она тихо и мирно жила на протяжении долгих лет, — отрезал я, снова начиная злиться из-за своей тетушки, несмотря на то, что напротив меня сидела прекрасная Лун. — Пока вы, лунатики, не повадились сбрасывать трупы в ее ванну и не свели тетушку с ума! Какого черта вы это делали? Ведь они были роботами, по крайней мере, последний! — слова лились с моих губ без моего участия. — А потом вы вызвали другого робота, чтобы забрал этот хлам! Купа! Моего межгалактического приятеля, Джеймса К. Фенимора! Я возвращаюсь домой — а эта проклятая машина сидит там за кухонным столом вместе с Тэнзи и уплетает ее булочки! — я снова вскочил на ноги. — Я должен немедленно вернуться назад, к черту разговоры, кто знает, какая тварь набросится на тетушку из-за обоев в следующий раз?! — тут я осекся, словно меня хлестнули кнутом. — Или она — тоже часть всего этого? Игрок в вашей проклятой мультяшной схватке миров, где хорошие только и делают, что мочат плохих?!

— Это не так, и я в это не верю, — спокойно ответил Тоби. Он встал, обошел вокруг стола, положил руку мне на плечо: — Понимаю, ты расстроен. Слишком много перемен за слишком короткое время. Я хочу, чтобы ты отправился в гостиную вместе со своей обворожительной спутницей и посидел там, а я пока приготовлю кофе. У меня отличная музыкальная коллекция, почему бы вам не включить что-нибудь расслабляющее? Да и коньяк, полагаю, не повредит.

Я помедлил, перебирая в уме возможные варианты. Конечно, я мог немедленно распахнуть дверь в точку нексуса, более известную мне как ванная тетушки Тэнзи — но куда это меня приведет? Несомненно, домой, однако я не стану ни мудрее, ни опытней, чтобы защитить дорогую старушку. И себя. И, быть может, Лун, если уж на то пошло.

В итоге, я пожал плечами, кивнул и проследовал за своей очаровательной таинственной спутницей через дубовую дверь в гостиную, теплую, уютную и, несомненно, слишком большую, чтобы поместиться внутри коттеджа. Смущенный и неловкий, я не посмел присесть рядом с Лун на диван, а вместо этого пересек комнату, чтобы почти невидящим взглядом впериться в заставленные книгами стеллажи красного дерева за прозрачным стеклом. Не знаю, что я ожидал увидеть — наверное, охотничьи и рыбацкие рассказы, или собрание сочинений Диккенса и Теккерея, дорогущие коллекционные издания в кожаных переплетах с золотым тиснением. Вместо этого я обнаружил длинные ряды скучных тяжелых томов, посвященных предметам, которые ничего для меня не значили: модальному, объективному и категориальному, а полиптике и многозначной логике Джейна, «Principia Mathematica» Уайтхеда и Рассела, теории возможных миров Льюиса (Дэвида, не Кэрролла), Платонии Барбура [21], иерархиям Тегмарка — а также толстый том онтологической механики, написанный кем-то по имени Лун Ката Сарит Сагара… За всю свою жизнь я лишь раз встречал такое имя. Совпадение? Какой-то знаменитый пыльный академический профессор, в честь которого назвали Лун? Охваченный безумным подозрением, я открыл стеклянную дверцу, достал книгу, посмотрел на заднюю обложку. Там, на строгой черно-белой фотографии, двойник Лун с подобранными волосами сидел за столом, а за ее спиной возвышались тысячи книг и журналов. Поспешно пролистанные мной страницы испещряли жутковатые вычисления, причем большинство символов я вообще не понимал — не на латыни, и не на арабском, и не на иврите, и не на санскрите, какие-то кружочки с крестиками внутри, странные изогнутые закорючки и прочие штуковины, казалось, взятые прямо с мясницкого рынка Йог-Сотота [22]. Я отпрянул, в ужасе тряся головой. Книга вернулась обратно на полку, а я с пылающими щеками побрел дальше и остановился у другого скопления книг. Судя по всему, их все написал один человек. Святое дерьмо, да это были экземпляры одной и той же книги — и, что самое кошмарное, именно ее я обнаружил лежащей на кровати Тэнзи.

Я посмотрел наверх, потом вниз. Точно, не меньше ста разных изданий и переплетов, тонких и широких, и все — с одним и тем же названием и автором: «SgrA*» Эрика Линколлью [23], за исключением тех, на которых надписи были сделаны загадочным символическим кодом, вроде того, что использовался в трактате Лун. Стеклянная дверь, взвизгнув, открылась; я наугад извлек три или четыре книги, пролистал их. Одно и то же произведение — но, невероятным образом, одновременно каждый раз новое, отличающееся от остальных. Плюс объемистый, напоминающий каталог том на самой верхней полке слева: «Путеводитель Азимова по Линколлью». Я всмотрелся в открытую мной «SgrA*» — и как, интересно, вашу мать, произносится это название?

Большая часть когерентной индуктивной системы была полностью запрограммирована заранее, поэтому, если только «Windows Xtra» не заблокирует и не отключит весь инструментарий, денек обещал выдаться не из скучных. Я посмотрела на Джесс Хэндли. Из ее приоткрытого рта стекала струйка слюны. Рослая медсестра поймала мой взгляд и вытерла влагу салфеткой. Врач не заметил этой маленькой сценки. Он обильно потел — пот пропитал его шапочку и маску, невзирая на поток прохладного воздуха, струившийся по театру.

— Она в резонансной точке девять-восемь, — сообщила я, пытаясь казаться хладнокровной, хотя внутри у меня все буквально кипело от возбуждения. Господи, да эта работа тянет на Нобелевскую! Может, мы получим одновременно награды по физике и медицине. На мониторах застыла устойчивая картинка, мерцавшая, словно метроном, в такт поляритоническому кристальному циклу, протекавшему в сердце когерера. Мне нужно новое, более яркое имя. Жаль, что старый Марри Гелл-Ман [24] умер в прошлом месяце. Он мог бы дать хороший совет. Или кто-нибудь другой, достаточно сумасшедший, чтобы считать, что слово «кварк» заслужило честь стать именем этой крошечной драгоценности. Лазерный луч в моей коробке почти замер, сконцентрировавшись в массе замерзших газов. Анатолий Заяц уделается от злости в своем Белфасте, когда узнает. Еще несколько минут — и луч окончательно замерзнет. В этот момент Артур и Джесс войдут в полный резонанс. Два мозга — и одна общая волновая функция.

На что это будет похоже? Господи, с тем же успехом можно хотеть узнать, что ощущает кошка Шредингера, когда молоток падает — или не падает — разбивая маленькую бутылочку с синильной кислотой, испаряющейся смертоносным облаком — или не разбивая, причем выбор зависит от изысканного равновесия произвольного квантового испускания одного электрона возбужденным радиоактивным изотопом. Дохлая кошка/живая кошка. И/или/ни-ни. Мы не можем узнать, на что это похоже, хотя физика и утверждает, что каждый из нас преодолевает сотни, тысячи, миллиарды таких двойных переходов каждый день — и с каждым выбором, каким бы незначительным он ни был, расщепляются и множатся вселенные. Да, мы не могли этого узнать — до нынешнего момента.

«Я — наблюдатель за кошками Шредингера, — подумала я, глупо захихикав. — Развожу кошек в гилбертовом сверхпространстве».

Сестра Деметриополюс с удивлением посмотрела на меня. Черт, она слышала. Неважно, неважно. Молись, чтобы не случилось сбоя аппаратуры. Это — история в…

Джесс Хэндли тихо, пугающе застонала. Я почувствовала, как мой взгляд непроизвольно отрывается от компьютерного дисплея, словно что-то пересилило сознательную волю. Нашего дока так просто не прошибить. Его глаза так и не покинули электродного пучка, имплантированного в голову бедного чучела. Господи, что это за жизнь? Жизнь, когда есть только животные инстинкты: страх, голод, желание испражняться. Еще, быть может, похоть. Интересно, у него встанет на собственную кузину? Ее лето уже отгорело, но она по-прежнему неплохо выглядит.

Что ж, скоро ей предстоит это выяснить. Я вывела систему в точку когеренции девять-девять-семь. Ощутить на себе мерзкие пальчики его грязного маленького сознания. Изнутри.

Она снова издала этот ужасный стон. Я вздрогнула, почувствовав, как холодно в помещении. Казалось, стонала ее душа — глубокий, призрачный звук, не имеющий ничего общего с женским голосом. Должно быть, в том пустом мире, который она теперь разделяла с полуумком, нечто скверное протянуло к ней лапу.

Меня пронзил шок, забрался в кости, пробежал вдоль позвоночника, по кишкам. Не несварение и не ярость. Скорее кошмарное узнавание. Я с трудом сглотнул, охваченный чувством то ли вины, то ли стыда. Акты свершения и упущения. Какого черта?! Слегка пошатываясь, я продолжил чтение:

Теперь у меня большие руки, загрубевшие от вырывания травы и копания в земле. Пальцы бегают вместе с другими маленькими животными, переворачивают камешки, иногда засыпают под ними. Все время поют. Длинные костлявые ногти быстро бы пачкались, поэтому я сгрызаю их до самого основания. Лучше больные пальцы, чем грязь из земли, на которой росла трава. Волосы длинные, сальные и тоже любят грязь. Я катаюсь ими по земле. Время от времени они моют волосы, и те взлетают вверх, сияя на солнце. Золотые, словно кольцо на руке Дженни, словно палящее солнце. Я закрываю длинными прядями лицо, чтобы увидеть, как они перешептываются и напевают. Я мало знаю о темных птицах. Птицы роняют перья и поют о ветвях и свободе ветра.

Дерево огромное. Зеленое и желтое, пятнистое и полосатое, скрученное и карабкающееся в небо. Я бы смотрел на дерево, сидел бы под ним, до краев полным соком, всю свою жизнь. Оно и есть моя жизнь, изогнутая арка, вздымающаяся из травы к облакам. Птицы прыгают от листа к листу, раздираемые агонией счастья. Их домики построены из стеблей, слюны и золотых волос, украденных, пока я сижу, тихий, точно само дерево. Моя спина прижимается к коре. Шершавость, и свет, и запахи — это мир. Душа бы засмеялась. Дерево карабкается высоко в голубое небо, не зная границ, не боясь боли. Дереву они неведомы, а если ведомы, оно умеет их избегать. Моя месть — только моя, но когда я разрушу их мир, следует оставаться начеку. У них есть еда и кровать. Я должен следить за Дженни.

Тряся головой, я засунул книги обратно в шкаф и осторожно присел рядом с Лун.

Густой кофейный аромат вплыл в комнату, следом появился Тоби, толкающий уставленный едой столик на колесиках. Я много лет не нюхал ничего столь восхитительного — и столь дорогого.

— Blue Mountain?

— Лучше, — Тоби разлил кофе по чашкам. — «Вогпео Green Mountain», из далекой параллели. Стоит того, чтобы импортировать. Сливки?

— Я не пью кофе, — с сожалением сказал я. — Он делает меня нервным. Лучше просто понюхаю, это будет почти так же здорово.

На тарелке, изящно накрытой салфеткой, лежали лакомства со взбитыми сливками, кусочки клубники и белоснежные хрустящие яичные меренги. Я не смог удержаться, протянул руку — и повел себя, как истинная свинья.

— Мальчик еще растет, — сообщил Тоби Лун.

Я вытер рот тыльной стороной ладони и, не в силах сопротивляться, отхлебнул кофе. Возможно, в его парах содержался какой-то наркотик, потому что я внезапно полностью очнулся, пришел в себя, сосредоточился; мой мозг вращался на холостых оборотах, готовый к активной работе. А еще мне отчаянно хотелось в туалет. Тоби понял мой безмолвный отчаянный взгляд.

— Пойдем. Заодно можешь умыться — у тебя на усах сливки.

Я потер лицо:

— У меня нет усов, Тоби. Однако ты прав, побриться бы не помешало. Сегодня утром это сделать не удалось.

Брат приоткрыл неприметную дверь:

— Бритва и мыло в шкафчике. Дейксусы следующие: «открыть сортир», «открыть биде», «открыть сушилку». Если захочешь вымыться — «открыть душ». О’кей? Я принесу тебе чистую одежду, твоя все равно слишком легкая для здешнего климата. Крикни, когда будешь готов.

Я понятия не имел, о чем он говорит. Закрыл дверь, огляделся в поисках унитаза, задохнулся, снова огляделся — ведь это шутка! — и выбежал обратно в коридор.

— Э… Тоби!.. Он удивился:

— Что-нибудь еще?

— Тоби, там нет… Я имею в виду, куда мне…

— О! — он хлопнул себя по лбу. — Я забыл, что ты совсем не привык к параллелям. Просто присядь и открой сортир. Точно так же, как Schwelle. Надеюсь, мне не нужно тебе показывать…

Я снова покраснел, став, кажется, огненно-пурпурным. В последний раз мне довелось испытать подобное унижение в первом классе, когда я намочил штаны, потому что не знал, где туалет (нам его не успели показать), а спросить постеснялся.

— Понял. Прости.

На самом деле, я ничего, абсолютно ничегошеньки не понял, однако снова закрыл дверь и осторожно приблизился к так называемым «удобствам». Сиденье было прикреплено к стене — нечто вроде деревянного круга на железном обруче на высоте стула. Ни унитаза, ни сливного механизма. Что, предполагается, что я просто… нагажу на пол?

У меня над головой мигала обычная, такая родная лампочка.

Я спустил джинсы и с мучительным неудобством уселся голым задом на деревянный обод.

— Открыть сортир.

Что-то странное и удивительно успокаивающее произошло под моими ягодицами, словно дуновение весеннего ветерка по обнаженной коже. Я соскочил с сиденья, запутался в джинсах и чуть не упал. Затем обернулся и пристально уставился в обод.

Далеко внизу лежал залитый солнцем травянистый холм. Казалось, я смотрю через идеально чистое окно в днище низко летящего самолета или дирижабля. Я покрутил головой туда-сюда, но параллакса не наблюдалось. Сладкий ветерок долетал с пастбища, а в отдалении я заметил группку диких животных, похожих на маленьких свиней. Возможно, пекари. Если прямо подо мной когда-то и возвышалась куча человеческих экскрементов, то ее давно утилизировали навозные мухи и погода, переработали экологически чистым способом. Черт бы тебя побрал, Тоби. Ты мог бы получить гринписовский приз за праведность!

Я уселся обратно и попытался не думать о зияющей подо мной дыре. Проклятье, я ведь не могу провалиться туда — сиденье слишком узкое! Несмотря на все это, мои кишки заклинило насмерть. Я слышал, что больничные медсестры заставляют больных мочиться в металлическую бутылку под одеялом и что большинство парней не могут заставить себя сделать это, пока их мочевой пузырь не переполняется до упора. Я ощущал себя примерно так же.

А что, если пролетающую мимо птичку подхватит восходящим потоком воздуха и…

Я попытался расслабиться, считая овец. Это не помогло, потому что я все время представлял себе несчастную овечку, которой в глаз влетает какашка. «Овечка недоуменно смотрит вверх — и вторая какашка влетает аккурат во второй глаз», — мелькнула у меня истерическая мысль. Я попробовал заставить себя расслабиться, но два этих действия определенно противоречили друг другу. Тогда я встал с сиденья, натянул брюки, потом взглянул правде в глаза — и сел обратно. Через некоторое время мне полегчало, и все прошло как по маслу.

Но не совсем. Я слишком поздно заметил, что поблизости нет туалетной бумаги. А держатель для нее? Ни одного во всем помещении! Может, бумага скрывалась в шкафчике, который упомянул Тоби? Я уже собрался пройтись в раскорячку в противоположный конец ванной, когда осознал вторую команду, точнее, решил, что осознал. Стиснув зубу, я произнес:

— Закрыть сортир, открыть биде.

В то же мгновение пульсирующая струя теплой воды ударила по нижним частям моего тела. Я вздрогнул и сразу успокоился. И как только он это устроил? Я мог встать и оглянуться, но не хотел мочить сиденье. Наверное, Тоби был настоящим волшебником или гениальным техником. Ему каким-то образом удалось использовать в своей команде вложенный цикл. Система несколько раз в секунду меняла свою вертикальную ориентацию, и вода била вверх, против силы тяжести ванной (но, возможно, повинуясь ей в своем мирке, что оказалось бы еще элегантней), после чего падала вниз, унося грязную ношу, и проливалась на землю вонючим дождем.

Через некоторое время, проведенное мной в изумленном ступоре, я решил, что меня достаточно отмыли (искренне надеясь, что Тоби не привлек к делу шланг из настоящей автомобильной мойки), закрыл биде и открыл сушилку. Порыв горячего воздуха обдул мой зад и в три секунды высушил его. Я встал, привел себя в порядок и с любопытством вперился в дыру. Пастбище, конечно, исчезло, вместе с тропическим ливнем. Подо мной, насколько хватало глаз, простирались раскаленные дюны. Легендарные арабские ветры высушили мою задницу, вознесенную достаточно высоко, чтобы не получить изрядную порцию колючего песка. Покачав головой, я закрыл пугающее отверстие, нашел безопасную бритву и мыло во встроенном шкафчике за большим зеркалом и приступил к поискам душевого Schwelle.

В дверь постучали:

— К тебе можно?

— Заходи, — проворчал я. На мне были ботинки и футболка, и я вылезал из джинсов.

— Оригинальные устройства, — сообщил я брату. Он принес ворох одежды, предположительно, моего размера. Подозреваю, заказал ее у какого-нибудь шикарного лондонского или сингапурского кутюрье. Тоби сбросил вещи на скамью, которую выдвинул из дальней стены.

— Встань перед зеркалом, — посоветовал он, — и скажи: «Открыть душ».

— А почему он еще не открылся?

— Прости, не понял?

— Ну, ты же только что произнес волшебные слова!

— Но я стоял не в том месте. Я же говорю, перед зеркалом. Так ты сможешь побриться, не отрезав себе уши. И не забудь поставить экран, иначе забрызгаешь всю комнату.

Я тупо покачал головой, бросил свою одежду в угол и закрыл за Тоби дверь. Затем встал на указанное им место, развернул пластиковый экран и произнес слова. Теплая вода хлынула из открывшегося над моей головой Schwelle, стекая в треугольное углубление, неожиданно появившееся под ногами. На секунду я удивился, почему пол, на котором я стою, не проваливается через прогнившие перекрытия к фундаменту, унося с собой кричащего меня, но это была старая четырехмерная мысль. Как и дейксусный Schwelle, очевидно, встроенный в зеркало в ванной тетушки Тэнзи, эти штуки существовали в своем собственном метафизическом мире — мире вне всех других миров. Они появлялись и исчезали, как тени при повороте выключателя на лампочке. Правда, сквозь эти тени можно было пройти, или неосторожно уронить в них кусок мыла и расстаться с ним навеки.

— Черт! — что я и сделал.

К счастью, в шкафчике нашелся еще один, завернутый в плотную бумагу и испускающий чудесный аромат. С наслаждением зажмурившись, я намылил щеки, а когда открыл глаза, на запотевшем зеркале красовалась надпись:

«СПРОСИ О МЕЧЕ В КАМНЕ».

Если бы мои волосы не прилипли к шее, то, несомненно, встали бы дыбом. Я снова зажмурился и тяжело вздохнул. Затем взглянул на зеркало еще раз, но таинственное послание уже смыло водой.

— От тебя хорошо пахнет, — сообщила мне Лун, когда я вернулся в гостиную.

— Я похож на чертову модель! — сердито заявил я, хотя обрадовался ее словам. На мне были: шелковое нижнее белье от «Windsor Spencer»; песочно-коричневые брюки (и пиджак, перекинутый через плечо) от «House of Saud», быть может, из настоящей верблюжьей шерсти; белая шелковая рубашка, совсем как в «Гамлете»; потрясающе удобные высокие кожаные ботинки (в таких самое милое дело — вторгаться в Польшу). Нет, это выглядело нечестно и подло: поймав довольный отеческий взгляд Тоби, я решил, что в таких ботинках самое милое дело — спасать Польшу.

— Пришло время для откровенного разговора, — сказал мой брат. — Я только что заварил свежий чай. Садись и рассказывай. Начни с самого начала и иди до самого конца, там остановись.

Я со вздохом занял свободное кресло, налил себе чаю и начал с трупов в ванной тетушки Тэнзи. Выходило путано и непонятно, и я оставил при себе сомнения насчет миссис Эбботт и некоторые особенности таинственного молчаливого дома Тэнзи и его «нексуса». В какой-то момент в разговор вступила Лун и поведала нам предысторию. Я огорчился, когда она рассказала, почему перепутала меня с моим братом Эмбером. Насколько я понял, у нас с ним не было ничего общего. Тем не менее, Лун, кажется, находила его привлекательным, что странно, и я чуть не заскрипел зубами от ревности. В конце концов, мы замолчали.

— Хм-м-м… Неожиданная история, юный Август. Сквозь трещины брезжит свет, — Тоби встал и с грохотом опустил свою кружку на стол. — Совершенно ясно одно: тебя необходимо вооружить, и чем скорее, тем лучше. — Он повернулся к центру комнаты: — Дай Септимуса.

— Не думаю, что он страшно обрадуется… — начал я.

Schwelle распахнулся в непроглядную темноту. Оттуда доносился дребезжащий звук, глубокий и зловещий. Я быстро заслонил собой Лун, беспечно развалившуюся в кресле, затем понял, что это, и расхохотался. Кошмарный храп оборвался, закончившись сдавленным фырканьем. За порогом вспыхнул свет. Бородатый Септимус, облаченный в белую ночную рубашку, спрыгнул с походной раскладушки и приземлился на одно колено, нацелив на нас огромный пистолет, причем проделал все это в мгновенье ока.

— А, это ты, старый козел, — кивнул он Тоби, встал, отряхнул колени и отложил оружие. — Не мог сначала проверить, который час? Здесь три утра! — его взгляд скользнул мимо Тоби, наткнулся на меня в боевой стойке, по-прежнему загораживающего собой Лун, которая пыталась встать, одновременно утихомиривая меня. — И он! Незваный гость, фантом на пиру, потерянное дитя и тому подобное! Полагаю, ты хочешь вооружить парня?

— Именно. Мы можем войти?

— Если это необходимо, — Септимус с отвратительным звуком прочистил горло; судя по всему, он страстно любил сигары. — Конечно же, вижу, что необходимо.

Зловоние холокоста исчезло вместе с руинами. Шагнув за порог, мы оказались в железобетонной конструкции, напоминавшей внутренности блокгауза. Походная кровать, на которой вкушал свой неуютный сон Септимус, стояла в мезонине. Слева от меня, за металлическим ограждением, на застекленных стендах красовались все немыслимые виды оружия, словно боевая пародия на библиотеку Тоби. Будучи австралийцем, представителем весьма застенчивой и кроткой культуры, я был плохо знаком с огнестрельным оружием. Да, я умел обращаться с ружьями. В детстве, отец не раз брал меня с собой на охоту в буш и учил стрелять из ружья. Не составляло проблемы получить разрешение на этот вид оружия, однако его редко использовали для убийства, не говоря уже о кровавых бойнях. Отъявленные головорезы предпочитали нож. Будучи в Чикаго, я под руководством Ицхака стрелял по бумажным мишеням в спортивном клубе; сам он, конечно же, провел два года в израильской армии и был отличным стрелком. Оказалось, что у меня хороший глаз и задатки спортсмена, однако вернувшись домой, я потерял интерес к стрельбе — она отнимала слишком много сил, хотя я никогда не страдал хоплофобией. Теперь передо мной на подставках стояло оружие, которое раньше я видел только в фильмах и кровожадных шоу: РПГ и винтовки; пулеметы и маленькие, но смертоносные, посверкивающие масляно-синей сталью пистолеты; патронташи и магазины, сложенные стопками, будто видеокассеты в прокате, ждущие, когда же их зарядят в убийственные устройства; гранаты веселеньких расцветок и другие штуковины, предположительно, из фильма «Берсеркер» — лучевые пушки, или лазеры, или рельсовые пушки, или как там они, черт бы их побрал, называются. Страшно было даже подумать, для чего предназначались эти кошмарные штуковины, что они могли сотворить с миром — с мирами и их обитателями.

— Он, без сомнения, один из нас. Не просто Игрок — человек из нашего клана. И все же…

— Септимус, познакомься со своим братом Августом.

— Братом?! — такая наглость его просто разъярила. Он резко обернулся, трясясь от злости. Я не шелохнулся и спокойно встретил раскаленный взгляд, хотя внутри у меня все дрожало. Жаль, не прихватил с собой свидетельство о рождении! Тоби избавил меня от хлопот, объяснив все происходящее по-семейному и с восхитительной краткостью.

— Очень хорошо. В таком случае, мы стали сильнее на одного родственника, пусть зеленого и неопытного, — Септимус протянул свою гигантскую руку и пожал мою, не пытаясь, впрочем, переломать все кости. Полагаю, у него не было причин чувствовать себя незащищенным. — Добро пожаловать, Август. И вы тоже, мисс Ассамблея, игнорируя вас, я не хотел проявить неуважения. А теперь, когда мы покончили с формальностями, приглашаю всех следовать за мной, чтобы я подобрал Августу защиту. Ты не похож на стрелка, поэтому начнем с тазера и чего-нибудь небольшого, но функционального.

Спустившись вниз, он направился прямиком к двум стеллажам, извлек пару тусклых черных устройств, снова закрыл и ловко запер стеклянные дверцы. Септимус явно знал местоположение каждого вида оружия в своем арсенале. В воздухе пахло маслом, металлом и чем-то вроде корбита. Брат передернул затвор мелкокалиберного пистолета, отыскал двойную кожаную кобуру, подождал, пока я пристрою ее поверх обвисшей шелковой рубашки.

— Я проведу начальный курс по обращению… — начал Септимус, но тут его прервал Тоби:

— Эти игрушки не остановят и самоуверенного пса, — заявил он. — Септимус, я надеялся, что ты внимательно разглядел мальчика. Он молод и наивен — но присмотрись к нему. И скажи, что видишь.

— Да будь ты проклят, Тобиас, как ты смеешь обращаться ко мне в таком… — Септимус осекся, и его яростные глаза снова впились в мои. Губы сложились в жестокую складку. — Клянусь Аккордом, братец, думаю, ты не ошибся. А ведь я всегда считал его мифическим существом.

— Ты по-прежнему хранишь экскалибур в своем арсенале? Прошло столько веков.

У меня задрожали колени, я с трудом удержался, чтобы не разразиться визгливым хохотом. А я-то думал, что это шутка!

— Экскалибур?

— Речь идет не о пресловутом мече в камне, парень.

Я напряженно посмотрел на Лун:

— О чем, вашу мать, они говорят? Ее рука нашла мою, крепко сжала:

— Я подозревала… — она умолкла.

— Меня зовут Август, а не Артур! — сообщил я срывающимся голосом, думая о надписи на зеркале в ванной.

Лун издала нервный, испуганный смешок, которого я от нее никак не ожидал. Ее ладонь неожиданно стала мокрой.

— Кто тебе это сказал? — спросила она.

— Август начинается на «А» и состоит из шести букв, — одновременно произнес Тоби. — Мы не посмеем испытать его, — обратился он к Септимусу, словно меня здесь не было, или, точнее, словно я был молодым скакуном, которого он не решался пустить в галоп.

— Сейчас вы мне все объясните! — прорычал я, неожиданно ошалев от ярости.

— Нет, — отрезал Тоби. — Идем, мальчик! Я не двинулся с места.

Септимус тоже сказал:

— Идем, — и, развернувшись, повел нас вниз, по очередному лестничному пролету, в скудно освещенный альков за туннелем, идущем под оружейной. Мои глаза привыкли к тусклому свету, и я увидел в углу полупрозрачную плиту, напоминавшую огромный соляной кристалл. Казалось, она источала собственное таинственное мерцание.

— Как это работает? — я узнал его, или что-то глубоко внутри меня узнало.

— Положи руку сверху и не снимай, — ответил мой брат-воитель, — сколь бы сильными ни были смятение и боль. Тебя подвергнут испытанию, и если ты выдержишь, то будешь… создан заново, так, кажется, говорят эти варвары.

Я посмотрел на кристаллическую глыбу, возвышавшуюся в метре от нас. Ее верхнюю часть покрывала резьба, из плоской поверхности выступала цепочка иероглифов, напоминавших вмурованные в мою ступню и в ступню Лун. «Метка зверя».

Я медлил, и Септимус с презрением сплюнул:

— Ты боишься боли.

— Конечно, идиот, я боюсь боли! Для этого она и нужна, чтобы ее бояться!

Братец наградил меня злобной ухмылкой:

— Понимание и осознанный выбор — вот оружие против боли. Иди вперед. Положи руку. И будь что будет.

Они никак не объяснили, зачем мне подвергать себя такому испытанию. И, по моему мнению, могли немедленно отправляться куда подальше и топиться в озере, все вместе. Но я не мог отступить. Передо мной лежал решающий выбор — мой долг, моя судьба, путь к спасению Тэнзи и, быть может, моих родителей. — Скажи хоть, что это, — попросил я Тоби.

— Да. Мы слишком многое считаем само собой разумеющимся. Ты подумал, что мы сказали «экскалибур», но это вроде клички, сокращения двух слов до одного. Точнее, буквы и слова.

Я взглянул на него, и он отступил от холодного кристаллического сияния. Я взял себя в руки и сказал:

— Ах да, теперь понимаю. «Икс-калибр». Огневая пушка с неизвестной, однако, предположительно, офигительно большой мощностью. Так?

— Что-то вроде, — скромно кашлянул Тоби. — Моя маленькая шутка.

— Которая мне никогда не нравилась, — рыкнул Септимус. — Предпочитаю древнее название.

— И какое же?

— Стрижающий меч [25], — он встретил мой тяжелый взгляд, в его собственных глазах не таилось ни тени смеха. — Для того, кто сумеет с ним справиться.

Я шагнул к кристаллу:

— Неужели милому человеческому мальчику вроде меня дозволено иметь дело с такими вещами?

— Человеческому?! — взревел Септимус, и в его смехе я услышал жестокие нотки. — Ты по-прежнему считаешь себя человеком? Нет, парень, уж если ты Зайбэк и Игрок в Состязании Миров — то ты точно не человек!

Мой собственный голос эхом отразился от стен:

— А кто же?

Карабкавшаяся вверх по ступеням Лун протянула ко мне руки, в ее глазах сквозила жалость:

— О, Август, ты — стрижающий гомункулус. Как и все мы. Ты — артефакт на внутреннем алгоритмическом субстрате Состязания.

Конечно, это было мучительно. Я прижимал руку к кристаллу, по моим щекам струились слезы, изо рта вырывались тонкие подвывания. Ледяной шок пронзил тело, а изувеченная ладонь пылала в огне. Я чувствовал, как взрезывают мою плоть, словно в нее вонзаются сотни заточенных ракушек со дна пруда Аврил. К чему вся эта прелюдия? Дрожа на грани обморока, я цеплялся за свою ярость, за мерзкое ощущение, что попал в гнусную, бессмысленную сказку, в бездарный спектакль. Я снова начал истерически хохотать, и боль, ворвавшись в мозг, принесла темноту, расцвеченную звездами, полосами и эхом голосов, слишком близких и одновременно слишком далеких.

— Он в порядке, — произнес кто-то. К моему лбу прижимали холодное мокрое полотенце. Я попытался сесть, и Лун сказала:

— Полежи еще секундочку, дорогой.

Тем не менее, я все равно сел, взял полотенце и вытер щеки и глаза, горевшие от соленых слез. Раскладушка Септимуса заскрипела подо мной. Что-то привлекло мое внимание, какой-то золотой отблеск. Я раскрыл правую ладонь.

В линию жизни врезались золотые иероглифы.

Я ожидал этого, но не смог сдержать дрожи. Сжал кулак, снова разжал. Никакой разницы. Казалось, фигурные кусочки драгоценного металла втравили в мою плоть, однако я не чувствовал присутствия чужеродного материала. Постучал по значкам ногтем указательного пальца левой руки. Твердые, неподатливые, словно чеканка на монете. Я крепко прижал ладони к бедрам.

— И?

— Прямо сейчас, ни секундой позже, пока ты не угробил нас всех, — прогремел Септимус, — мы научим тебя, как управлять этим бесценным даром. Встать можешь?

— Да, — слегка покачнувшись, я обнял Лун за талию.

— Тогда идем на стрельбище.

Тоби уже был там и устанавливал мишени в дальнем конце серого, запятнанного копотью зала.

— Пока держи руки опущенными, Август! — его голос эхом отразился от стен, и мне показалось, что я уловил в нем беспокойные нотки. Это пугало, учитывая силу брата, продемонстрированную им в son et lumière [26], схватке со злобным роем-мегерой. Я повиновался, стараясь глубоко дышать, чувствуя, как бешено колотится сердце.

— Мы полагаем, что ты теперь обладаешь системой управления стрижающим оружием, — сказал Септимус. — Однако нужно выбрать собственную дейктическую символику. Я тебе в этом помогу.

— Что? — однако я понимал, что он имеет в виду. Тоби, например, называл свой толчок «сортиром», а гигиеническую мойку — «биде». Вербальные указатели каким-то образом взаимодействовали с операционной системой. Отлично, с этим я справлюсь. Если только мне объяснят, что нужно делать.

— Лицом вперед, — скомандовал Септимус приглушенным голосом. Я заметил, что все трое укрылись за толстым бетонным щитом. — Сосредоточься на синем столбе.

— Это плохой, отвратительный столб, верно? — поинтересовался я. — Столб с дурными намерениями!

— Именно. Вытяни правую руку с раскрытой ладонью.

— Что-то?

— Ладонью к столбу.

— Понял.

— Ты собираешься сломать его. Только это. Ограниченная агрессия.

— О боже! — прошептала Лун. — Вооруженная онтическая механика! Ты ведь помнишь, что это запрещено Сог…

Септимус не обратил на нее внимания. Я тоже не слушал, да и все равно ничего бы не понял.

— Свяжи выбор с дейксисом, — велел оружейник. — Я бы использовал «Удар».

— Всего одно слово? Безо всяких там «открыть» и «дай мне»?

— Я считаю, что твоя оружейная грамматика уже активирована. Слово и намерение сольются в действие. Давай.

И я дал. Оглушительный звук, словно порыв ураганного ветра. В тридцати метрах от меня синий столб врезался в бетонную стену и рассыпался мелкими осколками.

— Черт! — я стиснул руку в кулак, повернулся к Септимусу. Тот мгновенно нырнул в укрытие. — Это надо выключать?

— Нет. Молодой человек, вы не осознаете собственной силы! Постарайся управлять ею, иначе еще до конца тренировки разнесешь весь этот мир к чертовой матери!

По залу носились небольшие вихри, расшвыривая деревянные обломки. Что-то воняло.

— Что я сделал?

— Мы думаем, что ты открыл Schwelle в ту версию Земли, где нет Луны, где ни одна маленькая планета не унесла с собой большую часть литосферы. Атмосфера там в десятки, если не в сотни раз плотнее, чем здесь.

Я очень живо представил себе картинку: моя вытянутая рука, крошечный Schwelle, открывающийся над иероглифами, ужасающе мощный поток сжатой атмосферы, врывающийся в комнату, подобно струе пожарного гидранта.

— Но ведь не было никакой реакции, никакой отдачи! — запротестовал я и, не успев произнести эти слова, уже понял, что ее и не могло быть. Schwelle боевой системы представлял собой всего-навсего дыру в пространстве-времени. Я ничего не делал, просто открывал заслонку. Святые небеса. — Значит, так выглядит низкая мощность?

— Сначала научись ее контролировать. Теперь красный столб. Это действительно опасно. «Солнечный пламень».

Звучало угрожающе. Что, встроенное в руку ядерное оружие? Я выставил ладонь, нацелился на красный столб с дурными намерениями, произнес слово.

Мен ослепило. Комната взорвалась разорванными ионами. Вырвавшийся из моей руки луч действительно напоминал луч солнца в ясный летний полдень. Удивительно, но какая-то опция Schwelle защитила ладонь и все прочее от тотальной радиации. Правда, кожа на лице горела, как от ожога.

— Г-г-господи! — где-то полыхнуло. Я вытер слезящиеся глаза. И наконец осознал, насколько точным было подобранное Септимусом слово. Меня схватили под руки и вывели из разрушенного зала. Позади упал и разбился вдребезги огромный кусок бетона. — Это действительно было…

— Да, ты добрался до фотосферы Солнца. Пять тысяч градусов, эффективная коллимация. Впервые такое вижу. В следующий раз отвернись, — очевидно, я произвел на Септимуса впечатление; это сквозило в его голосе. — Ты справишься, парень! — сказал он и своей массивной рукой хлопнул меня по плечу. — Справишься!

Одиннадцать

Джуни

Что-то золотое привлекло внимание Джуни в меню, и она скомпилировала объект: потрясающий спиральный браслет в виде двух змей с Эвбеи, с хвостами, завязанными геркулесовым узлом и украшенными гранатом. Браслет оказался слегка горячим; девушка подула на него, помахала им в чистом, насыщенном наномашинами воздухе и надела на обнаженное левое плечо. По какой-то причине — быть может, из-за элегантного контраста — украшение напомнило ей о татуировке сестрички Джан, полуавтономной психонной манифестации, которую эта дурочка назвала Сильвией. Воспоминание заставило Джуни поежиться. Она подарила Джан на тысячелетний юбилей специальный портативный нанорепликатор, сворачивающийся гардероб, заполненный дизайнами и шаблонами сотен культур и параллелей. «Готова побиться об заклад, — раздраженно подумала Джуни, — что эта недотепа по-прежнему щеголяет в своем тартане и шлепанцах в виде слащавых коровьих морд, или чем-нибудь столь же отвратительном».

Повинуясь внезапному импульсу, она открыла Schwelle к сестре. От странной неправильности привычного рвущегося звука свело зубы. Как и всегда, на границе заплясали крошечные эльфы, почти видимые, словно броуновский танец пылинок в солнечном луче. За порогом, в каком-то навороченном кресле, восседала сестрица Джан: одета именно так, как и предполагалось, учитывая ее кошмарный вкус, волосы торчат во все стороны, губы растянуты в сияющей ухмылке.

— Отлично, я как раз собиралась связаться с кем-нибудь из вас, ребятки, — тут что-то рвануло. — Вот дерьмо! Джуни, тебе придется подождать — меня тут пытаются убить.

Ее голос звучал, как знакомая мелодия, которую играют на десятую октавы ниже, чем следует, и слишком медленно — едва-едва различимо. Освещение в кабине тоже казалось неправильным — все цвета будто сошли с колеи. Джуни дважды крепко зажмурилась, пытаясь избавиться от наваждения, даже нелепо прикрыла глаза ладонью, но это не помогло.

Безумие, однако первое впечатление оказалось верным: цвета выключились, муторный тускло-красный заменил собой ярко-розовый и пурпурный, желтые огоньки на панели индикаторов когда-то были уверенно зелеными, темно-фиолетовый и цвет морской волны потушили синий. Святые небеса!

— Ты в космосе!

— Неплохая догадка. А теперь заткнись и дай мне попытаться спасти себе жизнь.

Джан находилась в замедленном времени. А кабина была кабиной космического корабля, несущегося с абсурдным ускорением.

Беззвучная вспышка осветила большой экран. Джуни вздрогнула. Губы ее сестры шевелились, словно она говорила, но беззвучно. Видимо, общалась со своим автопилотом.

— Гребаные придурки! — выругалась Джан, обратив свой искаженный взгляд в сторону Schwelle. — Пытаются ударить по двигателю темной энергии. И не имеют ни малейшего представления, что произойдет, если…

Замигали новые огни-сообщения корабельных систем.

— Темной?.. — начала Джуни и прикусила язык. Сейчас было не время для бесед на отвлеченные темы. Однако ее извращенная сестрица предпочла отвлечься.

— Эй, Джуни, а что за чертовщину творят эти наноиды с твоим лицом? Они прямо-таки облепили тебя!

Джуни инстинктивно схватилась за щеки. Конечно же, ничего.

— Что за чушь ты болтаешь?

— Только не говори мне о чуши, ты ужасно смахиваешь на Дональда Дака! — Джан испустила утробный смешок. — Просто жуть берет, детка! Твоя кожа вся желтая и покрыта какой-то мерцающей красноватой дымкой. Я подумала, что это дело ручонок твоих крошек, — она наклонилась к порогу, присмотрелась. — Что за чертовщина?! Из твоего сердца проецируется что-то типа ауры! Вот блин!..

— Инфракрасное тепловое излучение, — ответила Джуни.

Последовала крошечная пауза.

— Точно. Ты для меня сжата во времени, а я для тебя — растянута.

— Верно. Предположительно, ты видишь мою инфракрасную ауру…

— Недостаточно энергии на этой длине волны.

— … чему несколько способствует туман интерфейса Schwelle. Как готично! А почему тебя это удивляет? Я-то считала тебя лихим космическим пиратом!

— Так-то оно так, — возразила Джан, — но — хочешь верь, хочешь не верь, я впервые в жизни открыла Schwelle под ускорением, наплевав на риск. Ты выбрала благоприятный момент, — тут кабину снова сотряс беззвучный взрыв, или, скорее, уклончивый маневр, предпринятый автопилотом.

— Проклятье! Еще чуть-чуть — и я просто пролечу мимо и предоставлю их самим себе! — она дико, по-звериному оскалилась. — Можно переубивать их всех, но какой смысл? Полагаю, они уже успокоились, ведь прошло больше полувека. Твою мать, становится жарковато! Сделаешь мне чашечку кавы, старина?

— Ты собираешься просто так позволить какой-то шайке психованных чертовых людишек взорвать твой звездолет! — Джуни внезапно почувствовала себя оскорбленной подобным предложением.

— Как я только что сказала Сильвии, его оплатили их предки. Он сослужил свою службу. Я выяснила причину интерференции во всех этих… Подожди, мне нужно сосредоточиться на…

Выпавшая над ее головой сложная панель взорвалась веселыми огоньками.

— О-о. Что ж, дорогой «Висяк»! Держи курс к центру Солнца. Это было круто, любимый! — отстегиваясь, Джан равнодушно смахивала пламя с волос.

Наверное, что-то молчаливо обратилось к ней, возможно, протестующая корабельная система. Она согнулась пополам от смеха.

— О, нет, ты, большой глупый гусак, конечно же, я вовсе не имела этого в виду! Это из песни, помнишь? Если бы я собиралась бросить тебя, то сделала бы это на орбите звезды Ксон. После чего вернулась бы на Землю и сэкономила кучу трэвел-чеков! Нет, я думаю, что ты очень хороший корабль. Как только я выберусь отсюда, откачай воздух из кабины, чтобы устранить проблему воспламенения. Затем лети в точку девять-девять, только постарайся, чтобы они не задели тебя своим «звездным сынком». Никого не убивай, припаркуйся где-нибудь у Меркурия, ближе к Солнцу. Но не слишком близко! Я вернусь. Ой!

Джуни подошла к порогу так близко, как только осмелилась, протянула обе руки. Джан шагнула вперед, и на туманной границе закружился вихрь трансдуцированного света. Цвета вернулись, тартан обрел свою привычную боевую раскраску, а голос соскользнул с контральто в меццо, не прибавив в громкости:

— Спасибо, сестричка! Однако стоит закрыть этот… Но Джуни уже бормотала дейктические коды. Окно

захлопнулось, отрезая переходящие в дальнюю инфракрасную область индикаторы на панелях управления и набирающий скорость корабль. Темнота, несущаяся со скоростью света.

— Посмотри на себя! — сварливо буркнула Джуни. — Ты могла бы одеваться, как императрица Александрии — а вместо этого рядишься в бродяжьи обноски!

— Ой! — лицо Джан стало виноватым. — Ч-ч-черт, я оставила там твой гардероб!

— Забудь, я могу реплицировать для тебя новый, пока мы разговариваем. А теперь проходи, садись и рассказывай, чем занималась. Развязывала новые войны? Прошли десятилетия, дорогая!

— Для тебя — возможно, но не для меня.

— Хм. Ты действительно сказала про каву? Все еще пьешь эти помои?

— А Папа все еще еврей?

— Что, прости?

Джан издала неприятный звук, слишком хорошо знакомый Джуни, несмотря на то, что прошли десятилетия с тех пор, как она слышала его в последний раз.

— Да, дорогая. Пожалуйста, каву. Мне кажется, или здесь пахнет паленым?

— Думаю, это от твоих волос, — с некоторым удовлетворением сообщила Джуни. — Ты их подпалила сзади. Что неудивительно, если шастать по Солнечной системе на горящем корабле.

— Вот дерьмо! А я только начала их отращивать! — Джан лучезарно улыбнулась. — Но, конечно, при определенной удаче…

— Мои сообразительные машинки исправят все в два счета. Или около того.

В синтезаторе стояли глиняные кружки, в них материализовалась пенистая кава, а торчащие во все стороны волосы Джан слегка шевелились, словно под прикосновениями невидимых пальцев. Вокруг нее мерцали огоньки, будто нано-версия частотной ауры, окружавшей ее тело в космическом корабле — инфракрасное тепловое излучение, продукт метаболизма, ускоренное временной разницей и, после вхождения в видимый спектр, амплифицированное и трансдуцированное частицами минускульного операционного фабрикативного тумана, наполнявшего атмосферу этой параллели Земли. Сейчас все те же крошечные наномашины-умельцы вертели, и крутили, и разделяли обугленные волосы Джан, рекомпилируя их.

— Тебя устроят такие короткие? Длинные тебе пойдут, только нужно избавиться от этого ужасного наряда.

— Иди в жопу, — любезно отозвалась Джан, извлекая из синтезатора кружки и отхлебывая из каждой по глотку варварской жижи. Затем приветственно подняла свою: — За лучшие и за худшие из времен!

Джуни печально покачала головой, но подняла свою кружку в ответ. Наномашины, повинуясь ее тихим указаниям, уже обрабатывали молекулы, денатурируя алкалоиды, превращая горькую желтовато-зеленоватую пакость в ледяной чай без кофеина.

— Присоединяюсь. За Состязание миров.

Двенадцать

Август

— У меня есть гостевая комната, — сообщил Тоби, ведя нас по узенькому коридорчику своего несуразно вместительного коттеджа, — но только одна. Надеюсь, вы ничего не имеете против? — он бросил на меня лукавый взгляд через плечо, а Лун пояснил: — Конечно, вы оба могли бы отправиться по домам, однако я предпочел бы, чтобы Август остался у меня, пока не поймет, что делать дальше сами-знаете-с-чем.

— Это очень мило, спасибо, — сказала она, в то время как я произнес:

— Ну, я, правда, не знаю… — и прервался. — Ты действительно не возражаешь? — мой язык с трудом ворочался во рту.

Лун ответила мне ослепительной улыбкой и покачала головой.

— Вот и отлично! — брат провел нас в уютную комнатку с огромной королевской кроватью, занимавшей не меньше половины пространства, черно-белыми гравюрами на стенах и охотничьей сценой над постелью. На окне висели закрытые жалюзи, милые маленькие лампы отбрасывали золотистый свет на пухлые подушки и разноцветное покрывало, расшитое геральдическими животными.

— Ванная там. Если проголодаетесь — не стесняйтесь совершить набег на кухню. Сам я встаю в шесть, но считаю время пробуждения священным выбором каждого человека, поэтому не собираюсь будить вас с первым лучом солнца или совершать какое-нибудь аналогичное зверство. У меня хорошая музыкальная подборка. Рекомендую Вторую симфонию Ховханесса. Спокойной ночи, — Тоби с легкой улыбкой поклонился. — Наслаждайтесь друг другом.

Дверь захлопнулась. У меня тряслись руки. В мягком свете Лун казалась такой очаровательной и сексуальной, что я отчаянно пожалел об отсутствии широкополой рыцарской шляпы, которой можно было бы прикрыться. Мое лицо по-прежнему щипало от настоящего солнечного ожога, желудок трепетал. Лун шагнула вперед и прижалась своими мягкими-мягкими губами к моим, глядя прямо на меня, не мигая. Ее кобальтовые глаза стали почти черными, но не утратили своего внутреннего сияния. Я обнял ее и зажмурился. Нервы в моих губах и языке каким-то немыслимым образом соединились с пенисом и основанием позвоночника. Во мне бурлило электричество. Я легко прикоснулся пальцами к ее обнаженной подмышке, коснулся великолепной груди. Твердый сосок прижался к моей ладони через тонкую ткань. Я стянул с нее кофту, лаская бархатистую кожу. Воздух благоухал нашими запахами. Ее полные, округлые, но дерзко упругие груди с готовностью легли в мои руки. Внезапно у меня во рту пересохло. Я отстранил от Лун правую руку и вытянул ее как можно дальше, ладонью к стене.

— Э-э-э…

— Что?.. — Лун встревожено вскинула голову. Увидела мою отведенную руку. — О. Дорогой, не стоит об этом беспокоиться.

Но я уже отпрянул от нее, возбуждение словно отрезало ножом. Меня скрутил настоящий ужас.

— Я не могу, Лун! Боже, что, если бы эта проклятая… Улыбнувшись, она прикоснулась к тыльной стороне

моей застывшей руки, не пытаясь опустить ее или взять в свою.

— Это работает по-другому, Август. Давай, садись рядом со мной на кровать. Бедняжка, да ты дрожишь от шока. Садись, садись, — она вытащила плед, укутала мои плечи, на секунду покинула меня, чтобы пересечь комнату.

Моя рука будто обрела собственную жизнь и по-прежнему торчала ладонью к стене. Спальню наполнила музыка, сперва тихая, задумчивая, затем набирающая мощь, накатывающая, словно осенний туман. Я никогда не любил Ховханесса, хотя интеллигентный Ицхак считал его гением; для меня же эти шедевры звучали как саунд-трек для какого-нибудь фэнтезийного фильма. Наверное, в этой безумной вселенной он пришелся к месту. Моя рука начинала уставать. Я заставил себя сжать пальцы в кулак и медленно опуститься на постель. Я действительно дрожал. Неужели всего несколько мгновений — или столетий — назад я стоял посреди этой комнаты, бешено возбужденный? Быть того не может.

Лун снова оказалась рядом со мной.

— Это ничем не отличается от любого другого Schwelle, дорогой. Ты ведь не боишься случайно открыть окно в центре Атлантики и свалиться туда, верно?

Я вспомнил уборную и пожал плечами:

— Ну, нет. Наверное.

— Все под твоим контролем. И даже больше. Операционная система должна была записать в твой словарь целую командную структуру. Поверь мне, защита от случайного запуска просто великолепная.

— Защита от дурака, — выдавил я, по-прежнему трясясь от страха, от какого-то смутного зловещего ужаса. Я верил тому, что говорила Лун, конечно же, верил, но мое доверие столкнулось с блоками против смертоубийства, оставшимися от занятий боевыми искусствами, и кошмарным воспоминанием о солнечном пламени, разносящем железобетон. — Я не хочу демонстрировать собственную дурость, Лун. Только не тогда, когда на кону твоя жизнь.

— Ты милый, дорогой мальчик, и ты даже представить себе не можешь, как много для меня значит твоя забота, — откинув мои влажные волосы со лба, Лун прижалась ко мне. Ее тело пылало. — Ты не можешь навредить мне, Август. А если бы и мог, знаю, что не навредил бы.

— Надеюсь, — отозвался я. Мое дыхание возвращалось в норму, дрожь пошла на убыль от ее ласк. — Господи, я воняю, как свинья.

— Ты очень хорошо пахнешь, — Лун соскочила с кровати, потянув меня за собой. Вышитое покрывало свалилось на пол. — Но, быть может, нам стоит принять душ? Я и сама попахиваю.

Я притянул ее к себе, вспомнив, как мы дрались в другой ванной в другом мире, а на кафельном полу лежал мертвый мужчина. Святые небеса, с тех пор прошло меньше суток. Разве такое возможно? Лун оказалась почти одного роста со мной. Мы прижались друг к другу, быстро сорвали одежду, касаясь и поглаживая, и теперь в огне моих нервов пылала лишь радость. Затем упали на кровать, издавая тихие животные звуки — и да, от нас действительно воняло, как от боксеров после схватки. Запах возбуждал не меньше, чем обнаженное тело. Сокровенный аромат Лун оказался на пальцах моей левой руки, и я отправился на поиски его источника, горя от желания, а она захватила мой член в рот, пока я лизал, и сопел, и пыхтел, и смеялся от удовольствия. Каким-то непостижимым образом мы развернулись, и я вошел в нее, потрясенный абсолютным наслаждением и правильностью; моя правая рука неуклюже лежала на краю кровати, подальше от ее мягкого мускулистого тела. Но все остальные части меня упивались счастьем. Мы одновременно вскрикнули. Я содрогнулся, и она тоже, и мы лежали в потоках акустического солнечного света, льющегося сквозь густой туман «Таинственной горы» Алана Ховханесса. Кажется, я отключился.

Тусклый утренний свет пробился сквозь жалюзи. Моя кожа ощущала прохладу, но не холод — я оказался по большей части прикрыт покрывалом. Глаза Лун широко распахнулись, впились в мои своей потрясающей кобальтовой синью, ускользнули. Она спрыгнула с постели, словно львица. Раздался какой-то удар, и волосы на моем обнаженном теле встали дыбом. Я слышал это во сне — этот глубокий крик, человеческий голос. Я бросился к двери, которую распахнула передо мной Лун. Совершенно голые, мы вывалились на дубовое крыльцо, перед нами раскинулся холм, где прошлым вечером Тоби сражался с роящимся чудовищем. Брат снова крикнул, яростно, с вызовом, возможно, прося помощи, его голос отозвался гулким эхом. Казалось, он ранен. Я удержал Лун за руку, затащил ее назад в дом:

— Пожалуйста, никуда не выходи.

— Ему нужна наша помощь!

— Моя. Ему нужна моя помощь. А мне нужно, чтобы ты находилась внутри. Пожалуйста.

Все происходило очень быстро: крошечная заминка — коса нашла на камень — затем Лун кивнула и отступила назад. Я повернул резную ручку и вышел наружу, листья и прутики захрустели под моими босыми ногами.

Серебристо-черная аморфная тварь из ада окружала моего брата, гудела, и жужжала, и скрежетала. Его молнии едва пробивались в холодный утренний воздух. Восходящее за деревьями солнце сверкало на серебряных частях яростного кошмара. Кажется, оно поедало Тоби живьем.

Я вытянул руку ладонью вперед, прошептал команду. Взвыл ветер.

Тоби тоже взвыл, закрученный неистовым тайфуном. По крайней мере, я его не убил. Миллионы роящихся составных деталей мегеры разлетелись во все стороны, поднялись в воздух, собрались в несколько тучек над нашими головами и, сосредоточившись, обрушились на меня. Их душераздирающий гул ужасал не меньше, чем рев локомотива, несущегося на застрявшую на рельсах машину. Я подождал, пока Тоби доковыляет до большого дуба, остатки волос моего брата смешно торчали во все стороны. Однако мне было не до смеха. Мегера снова собралась с силами, на этот раз превратившись в скорпиона, чье задранное жало целилось мне в сердце. Я снова поднял руку и вызвал солнечный огонь.

На этот раз я догадался зажмуриться и отвернуться. Взрывы трещали и щелкали, словно грозди упругого винограда, поедаемые голодным великаном, словно воздушные пузыри ламинарии, по которым прыгают шаловливые дети, словно кухонный пол, усеянный сотнями черных тараканов, которых давят сотни разъяренных и гордых домовладельцев. Когда я отважился открыть глаза и оглянуться, деревья стояли обугленные, воздух почернел от частиц копоти. Пахло просто ужасно. Вы когда-нибудь жгли обрезки ногтей? Если нет, то обязательно попробуйте. Тоби с вытаращенными глазами пытался встать на ноги.

— Ты как раз вовремя, — сообщил он с чувством собственного достоинства.

— Тебе бы поставили мат, — предположил я.

Он подошел, пожал мою воинственную руку, похлопал меня по плечу.

— Точно. Они очень привязаны друг к другу. Что странно, учитывая их ройную сущность.

— У них принято любить друг друга сильнее, нежели в клане Зайбэков, — засмеялся я и уселся на траву, в которой только что выжег длинный дымящийся след.

Что-то на земле продолжало гореть, но я не собирался затаптывать пламя голыми ногами. Травинки впились в мою задницу, однако мне было наплевать. Вашу мать, я стал супергероем из комиксов’ Может, я и правда сошел с ума и сейчас лежу в обитой ватой комнате под капельницей, из которой в меня медленно закачивают сильнодействующее успокоительное? Или я уже умер и отправился на небеса, что оказалось бы еще веселей. Но тут мои мысли прервала по-прежнему обнаженная и неописуемо прекрасная Лун, пересекшая лужайку, чтобы подойти к нам, опуститься рядом со мной на колени, обнять за шею — глаза сияют, губы и соски набухли. Адреналиновое возбуждение. Триумф человека над вещью. Я отчаянно расхохотался и не мог остановиться, пока у меня не заболела диафрагма. Тогда я просто свалился на траву и замер.

Мы с Лун намылили друг друга под теплыми душевыми потоками, которых хватало на двоих, но успели дойти лишь до половины, после чего нам пришлось отвлечься. Закончив, мы постояли под водяными струями, точно щенята, попавшие в тропическую бурю, и снова намылились, на этот раз обстоятельно. Затем вытерли друг друга большими мягкими полотенцами, потратив кучу времени на поцелуи, объятия, поглаживания и смешки, после чего снова позволили гормонам взять верх. Выбравшись-таки из ванной, мы обнаружили, что предусмотрительный Тоби разложил на постели чистую одежду и белье. Что ж, полагаю, я спас ему жизнь. Или нет?

— Лун, ты не думаешь, что это было что-то вроде тестирования оборудования?

Она натягивала через голову новый шелковый топ, оставив некоторую деталь нижнего белья нетронутой на кровати.

— Полагаю, тебе не повредило бы немножечко самомнения.

Она надела ярко-красные брюки с широким кожаным поясом. Выглядело чертовски привлекательно. Я заставил себя отвлечься и не набрасываться на нее снова.

— Да, но он живет в этом месте… параллели или как там ее… долгие годы. Может, даже века. И должен иметь чертовски хорошее представление о состоянии местной фауны.

— Ройные и улейные формы жизни постоянно агрегируют, адаптируются, переключают защитную окраску. Ты вполне мог спасти ему жизнь. Что теперь, Август?

— Думаю, меня вполне устроит завтрак. Что-нибудь, богатое холестерином, но ласкающее душу. Например, омлет.

— Тогда давай заглянем в кладовку, — однако Лун удержала меня за руку. — Дорогой мой, я правда не знаю, как ты вписываешься в Состязание. Существует риск…

— А я даже не знаю, что такое Состязание, — огорченно перебил я. — Джулс упоминал место под названием станция Иггдрасиль и непрерывно твердил о гипотезе Судного дня. А вы все говорите о Состязании. Я не вижу смысла.

— Это в твоей грамматике, — сообщила мне Лун с непоколебимой уверенностью. — Программа Икс-калибра должна была загрузить множество вспомогательных знаний, причем таких, которые недоступны обычным игрокам вроде меня, или Мэй, или Тоби.

Обычным! Я уставился на нее, тряся головой. Она подалась вперед и нежно поцеловала меня в губы:

— Знаю, слишком большой объем информации. Плыви по течению, дорогой!

— Эй, ты же не хочешь сказать, что…

— «Плыви, не говори», как говорит нам гуру Генри Джеймс.

Я проходил это в старших классах.

— Он говорил показывать, а не плыть. И даже если бы он был прав, с какой стати я должен верить тому, что он говорит? — мне стало смешно, и одновременно я почувствовал себя глупо. — Однозначный хит! — я ткнул указательным пальцем правой руки в голое плечо Лун, заметив, что перестал бояться собственной силы. — Парадокс, парадокс!

— Пара идиотов, это точно, — она с укором покачала головой. — Да, мы с тобой — идиоты, глупые гуси, но разве гуси едят омлеты? Сомнительно. Скорее уж традиционный английский завтрак с копченой селедкой!

Я скорчил гримасу:

— Это подлость! — и снова поцеловал Лун, трепеща от любви, или страсти, или от того и другого одновременно. — Ты юлишь и сочиняешь!

— От тоста с чаем нас заставило отказаться не сочинительство, Август, — неумолимо заявила она, — а…

— Пожалуйста! — я заткнул пальцами уши. — Это семейная программа!

— Да, Зайбэковская семейная драма, — она захлопала ресницами. — Надеюсь, мы только что не сотворили семейное прибавление.

На меня словно вылили ушат ледяной воды. Пьянящая любовь — одно, беременность перед завтраком — совсем другое. Тут я остановился, мысленно схватив себя за горло. Август, где же твои честь, нежная привязанность, чувство ответственности? Я склонился к руке Лун и, тщательно взвешивая каждое слово, произнес:

— Дорогая, если мы только что — или прошлой ночью — сделали ребенка, я буду самым гордым, самым счастливым…

— Ты очаровательный мальчик, — она заставила меня замолчать, притянула к себе. Ее влажные волосы пахли дорогим мылом — и самой Лун. — Август, мы не можем иметь детей. Я горжусь тобой, но расслабься — ты не на крючке. А если бы не бесплодие, я бы принимала таблетки. У меня плохая профессия для родителя.

Во мне бурлили эмоции, облегчение мешалось с неподдельным сожалением. Да, я не был готов стать отцом — но в тот момент я ощутил… Достаточно. Бесплодны?! Значит, я обречен состариться и умереть без детишек у моих ног, на коленях, в объятиях, идущих рядом по улице?! Такая перспектива ужасала, хотя всего несколько часов назад казалась лишь призрачным далеким будущем. Хотя нет! Секундочку!!!

— Лун, это не может быть правдой! — я запнулся, затем продолжил: — Я сожалею о твоем… состоянии… но это определенно не распространяется на мою семью, ни в коем случае! Я имею в виду, посмотри на нас! Больше братьев и сестер, чем пальцев на руке! — впервые в жизни я попытался сосчитать своих новообретенных родственников в уме. Мэйбиллин. Затем Рут. Аврил. Неподобный преподобный Джулс. Септимус-воитель. Наш гостеприимный хозяин Тоби, достаточно старый, чтобы сойти за моего отца. Звучали и другие имена. Эмбер. Деций. Святые небеса, руки действительно не хватит! — И все они, если можно доверять тому, что говорят, дети Дрэмена и Анжелины, моих собственных родителей. Которые, — я многозначительно кашлянул, — следовательно, никак не могут быть причислены к бесплодным.

Мы отошли от двери и теперь сидели на кровати лицом друг к другу. Лун пожала плечами, облизнула губы:

— Так это когда было. Это… ну хорошо, полагаю, в некоторых ортогональных параллелях так и есть до сих пор. Но ты ведь понимаешь, что я имею в виду. Давно, очень давно правила изменились. Мы считаем, что в их изменении участвовали ваши родители и Древний разум Аврил. Может, ты пришел, чтобы снова изменить их. Или богоотпрыски Иггдрасиля, — Лун крепко сжала мою руку, и я утонул в ее искренних кобальтовых глазах. Она определенно говорила мне правду, или, по крайней мере, то, во что верила сама. Я вздрогнул, высвободился и встал с кровати.

— Хорошо. Тогда пойдем и поджарим какую-нибудь мерзкую английскую рыбу.

Лун громко рассмеялась, скорчила гримаску и вышла со мной в коридор.

— Ни за что на свете, приятель! Я буду цельное молоко с фруктовым мюсли и немного густых сливок.

Тоби появился, когда мы заканчивали кофе.

— Доброе утро вам обоим. Август, благодарю за помощь и прошу прощения за то, что вытащил тебя голым из кровати.

Я скромно пожал плечами:

— Мне все равно пришлось бы встать… чтобы ответить на крик.

Он бросил на меня пронзительный взгляд, наливая себе чашку ароматного варева, и с достоинством ответил:

— Я никогда не кричу. Это был мужественный призыв к соратникам по оружию.

— Полагаю, ты просто обсуждал с мегерой погоду, — дипломатично заметила Лун. — Громко, но твердо.

— Проклятые твари перестраиваются быстрее, чем может уследить человеческий глаз, — покачал головой Тоби, затем вытащил стул, заскрипевший деревянными ножками по полу, и тяжело рухнул на него. — В онтологии что-то затевается, помяните мое слово.

— Мы говорили о том же, — сообщила Лун.

Я моргнул. Да неужели? Нет, мне определенно не повредил бы месяц возле бассейна в тихом отеле, и чтобы приносили напитки, кормили по-королевски и подтыкали одеяло, положив под подушку листочек мяты. Тогда я бы на досуге все обдумал, может, прочел бы пару-тройку томов по онтологии и прочей белиберде. Отличный способ провести время, особенно если Лун отправится со мной. А если она отправится со мной, то сможет мне все объяснить, рассказать, а не показать, и к чертям собачьим идиотские советы Генри Джеймса. В конце концов, кто-то с такими же именем и лицом, как у нее, являлся специалистом по онтологической механике. Струйка холодного пота не побежала у меня по спине, но от этого легче не стало. Вот дерьмо!

— Извините, — я выбрался из-за стола и ушел в гостиную, где направился прямиком к высоким книжным полкам и открыл одну из стеклянных дверец. Да, это не было параноидальным бредом. «Онтологическая механика: вычислительные перспективы» авторства Лун Каты Сарит Сагары. Очевидно, ее докторская степень. Оставив дверцу распахнутой, я захватил книгу с собой за стол, чувствуя странный привкус во рту.

— Рут, — пробормотал я, — Я мог бы ожидать, что такое напишет библиотекарша Рут, но… — и бессильно замолчал.

Лун наградила меня взглядом, который моя мама называла «старомодным»: полным величественного порицания.

— У меня тоже есть глаза, Август, и пальцы, — сообщила она. — И они соединены с мозгом. Хочу заметить, весьма неплохим мозгом, способным справиться с такими рудиментарными действиями, как чтение и писание.

Я почувствовал, что краснею.

— Прости. Это так… Я хочу сказать, ты произвела на меня чертовское впечатление, — я постучал себя по воображаемому пробковому шлему: — Доктор Сагара, я полагаю?

Женщина, в которую я безумно влюбился, приоткрыла свои очаровательные губки, но Тоби опередил ее:

— Да, это — доктор Ката Сарит Сагара, ты, мальчишка. Сарказм здесь неуместен.

— Я вовсе не…

— Относись к этой леди с уважением, вот и все, что я хочу сказать.

— Тоби, ради Бога, мы с Лун только что вместе принимали душ. Ты же не думаешь, что я…

— Не время для детских шуточек, мистер Стэнли. Я с грохотом уронил книгу на стол:

— Эй, отвали, Тоби!

Он поднялся, его лицо побагровело.

— Да, я знаю, это твой дом, и ты проявил гостеприимство, и я тебе за это благодарен, — продолжил я. — Я также рад познакомиться с одним из своих братьев, особенно учитывая то, что до вчерашнего дня вообще не подозревал об их существовании. И в качестве бонуса я только что спас твою задницу. Лун, если ты готова, полагаю, нам пора проведать мою внучатую тетушку. Я о ней беспокоюсь, — я слегка повернулся, протянул левую руку Лун и громко произнес: — Дай мне сборный нексус.

Ничего не произошло. В наступившей глупой тишине начал посвистывать чайник. Тоби осел обратно на свой стул, его каменное лицо сморщилось, и он начал хохотать. Я понял, что снова краснею. Лун лукаво посматривала на меня своими синими-синими глазами, совершенно расслабленная. Она взяла шоколадный эклер со взбитыми сливками, откусила кусочек, зажмурилась от наслаждения, облизала губы и встала из-за стола. Я облегченно ссутулился, по крайней мере, внутренне, потому что мой позвоночник по-прежнему был прямым, как палка, и сделал еще одну попытку:

— Дай мне… Мэйбиллин, — уж лучше взглянуть в лицо гермафродитному овощу, нежели задержаться здесь хоть на секунду. Я ненавидел, когда меня отчитывали — воспоминание о мисс Сью висело надо мной, словно злая ведьмовская аура. По-прежнему ничего. Черт.

— Наш хозяин заблокировал Schwellen, Август, — мягко напомнила мне Лун. — Тоби, не будешь ли ты столь любезен?

Он перестал смеяться и откинулся на спинку стула.

— Ох, эта юношеская пылкость! Конечно, — братец пробормотал дейктический код.

Я не почувствовал никаких изменений, ни в мире, ни в комнате, однако тут же снова открыл рот:

— Дай мне… — и Лун прикрыла его своей ладонью.

— Минуточку, Август. Позволь нам сначала кое-что объяснить.

Нам? Я дернул головой, стряхнув ее пальцы. Меня разозлило, что она встала на сторону человека, который так со мной разговаривал. Предположим, «мистер Стэнли» был слегка забавен, Тоби определенно оценил моего «доктора Ливингстона» и обыграл его [27]. Я переводил взгляд с одного на другого, крепко прижав правую руку к телу, ладонью в пол. Затем, понимая, что проявил раздражительность, пожал плечами:

— Ну хорошо. Что вы имеете в виду под «заблокированы»? Душ и туалет работают!

— Это мелкое творчество, Август, — ответил Тоби. — Перенести живое существо за порог гораздо сложнее и, соответственно, проще заблокировать. Могу показать тебе эргодические формулы, но не думаю, что… — он замолчал, вопросительно выгнув бровь.

— Что ты там говорил насчет шуточек?

— О, ради Бога, парень! — он поднялся, обошел вокруг стола, протянул руку. — Давай, пожми, не будем ссориться. Возможно, я перестарался.

Меня поразила внезапная мысль о том, что, быть может, он вовсе не такой добродушный человек, каким я его себе представлял — что, с его точки зрения, он, несомненно, страстный и вспыльчивый, а если у него есть хоть чуточку мозгов, то еще и влюбленный в Лун. «Несущий факел», — как говорили в Чикаго. «Страдающий горячкой», — как говорили в Норскоте, но это, возможно, звучало бы слишком откровенно, на архаичный вкус моего братца. Ой-ой. Руки прочь. Его обскакал сущий мальчика. Хотя, черт, что я знаю? Может, они поженились пятьсот лет назад, а триста лет назад развелись? Ничего я не знаю, ничего! Заткни пасть, Август, и будь внимателен!

Мы пожали друг другу руки и обменялись братским-дружеским-добродушным-мужским объятием, после чего Тоби вернулся на свой стул, Лун грациозно скользнула к своему, а я тяжело навалился на стол, пролистал книгу и тоже уселся.

— Лун, очевидно, ты в этом эксперт. Поможешь мне?

Она ослепительно улыбнулась, в уголке ее рта красовались взбитые сливки, которые тут же убрал красный язычок.

— Mais oui, naturellement, mon ami [28]. Позволь, я начну с очевидного. Мир — не такой, как ты думал.

— Как я и думал, — кивнул я. — Послушай, я действительно хочу узнать обо всем этом, но нельзя ли отложить метафизику на потом? Я смертельно волнуюсь за Тэнзи, — на самом деле, меня тошнило от чувства вины. Я здесь прыгаю со странными человекобогами, убиваю роистых монстров своей новой магией, занимаюсь любовью под телепортированным из неизведанных теплых миров дождем — и час за часом пытаюсь заглушить мысли о бедной Тэнзи. Что, черт побери, со мной случилось? Этот нелепый робот Куп может… И эксцентричный священник, мой братец Джулс, тоже может… Но, что самое ужасное, миссис проклятая-предательница Эбботт тоже может сделать практически все, что угодно, с моей престарелой внучатой тетушкой, считающей себя в безопасности за стенами собственного дома!

— С твоей тетей все в порядке, — уверенно заявила Лун. — Кто-нибудь присмотрит за тем нексусом.

— Должен присмотреть, — добавил Тоби. — Как и всегда. Очень важные точки, эти нексусы.

Почему-то я ожидал, что сейчас он извлечет вересковую трубку и начнет набивать ее. Может, брат чем-то забавно напоминал мне мусорщика Джеймса К. Фенимора. Однако Тоби вместо этого потянулся к столу, взял трактат Лун, пролистал его испещренные формулами страницы.

— Мы могли бы рассказать ему об уровнях Тегмарка, доктор, но, мне кажется, короткое путешествие сделает это лучше нас. Как вы считаете?

— Показать, не рассказать? Прекрасная идея, доктор. Святые небеса, они тут что, все со степенями? Хотя,

быть может, если живешь достаточно долго, нельзя не стать специалистом во многих областях.

— Лучше всего снаружи, — предложил Тоби. — На вершине холма, чтобы лучше видеть.

Мы отправились за ним. Запах горелого почти выветрился, мусор разлетелся. Листья сверкали зеленью, золотом и медью, и то и дело какой-нибудь листок отрывался от ветки и, кружась в прозрачном воздухе, опускался на землю. Мы взобрались на макушку холма, и Тоби открыл Schwelle.

— Экскурсия по базовым уровням Тегмарка, — сообщил он. — Просто стой рядом и будь начеку. Не думаю, что тебе придется спалить кого-нибудь дотла, Август, но если вдруг такая возможность представится, пожалуйста, дождись моего сигнала. Хорошо? — повернувшись, он посмотрел мне в глаза.

— Ты начальник, — пожал я плечами в ответ. Я хотел сказать «гид». Шоу «Покажи-и-расскажи». Однако не имело смысла спорить с ним и дальше.

— Отлично. Пошли.

Мы шагнули со склона холма на… склон холма, точно такой же. Я медленно повернулся, втянул носом воздух. Нет, мы остались на прежнем месте. Тут мои грудные мышцы резко сократились, словно от внезапного шока. Стоявший в долине коттедж исчез.

— Что ты с ним сделал? — глупо спросил я.

— Очевидно, не построил, — Тоби открыл новые ворота, и мы снова оказались в том же самом мире, над нашими головами нависли тяжелые грозовые тучи, серые с черным. Деревья поменяли свое месторасположение. Зловещий раскат грома загрохотал в ушах, а бриллиантовая молния на секунду ослепила меня.

— Не лучшее место для того, чтобы пережидать грозу, — пробормотала Лун.

— Согласен, — Тоби распахнул Schwelle и вывел нас обратно на солнечный свет. Деревья исчезли. Внизу, в долине, кудахтали куры, кричали дети; я увидел несколько хижин. Буквально в пяти метрах от нас щипал траву козел; увидев материализовавшегося из пустоты меня, он подпрыгнул на всех четырех ногах. Я знал, что этому существует какое-то название, но, не успев его вспомнить, начал хохотать. Могу поклясться, что глупое создание покачало головой с выражением крайнего недоверия на морде, прежде чем припустить вниз с холма, звякая колокольчиком. Смотровой прыжок, вот как это называется. Так делают какие-то африканские животные. Из-за хижин появился взрослый человек, женщина — обнаженная до пояса, высокая и костлявая. Когда она открыла рот, чтобы крикнуть, я заметил, что все ее зубы заточены. Несколько злобных маленьких парней выскочили из хижин и бросились прямо к нам.

— Не стоит мешкать, — заметил Тоби, и мы шагнули в мир, где не было хижин, зато в нескольких километрах от холма виднелось нечто необозримо высокое, бледно-голубое, стоявшее на красном бетоне, воспарив над легкими облачками. Его макушку венчало некое подобие луковицы. Множество окон отражали утренний солнечный свет. Прикрыв глаза рукой, я увидел, что «луковица» медленно вращается вокруг своей оси. В окружавших нас низких зарослях пурпурных листьев порхали огромные кружевные бабочки. Место зачаровывало своей красотой и непостижимой странностью, точно невероятный сон.

— Это… великолепно, — выдохнул я.

— Да, — согласилась Лун, беря меня за руку. — Понимаешь, все это — параллели базовой вселенной Тоби. Как количественные числительные. Их здесь — исчислимое множество.

— Параллельные вселенные, — кивнул я.

— Нет, — возразил Тоби. — Ну, да, если хочешь, но это грубое упрощение. Каждая из параллелей в действительности принадлежит той самой вселенной, внутри которой ты живешь — той же мультиленной — но по прямой от нас до них путь неблизкий.

— В среднем они отстоят друг от друга на десять в степени десять в степени двадцать девять метров, — добавила Лун, изобразив ладонью волнообразное движение, чтобы показать, что среднее колеблется, как будто я понимал, о чем она вообще говорит. — Сравни со скоростью распространения света. К счастью, мы можем попасть туда быстрее, переписав онтологию.

— О, конечно! И как я сразу не догадался? — зажмурившись, я начал считать. От десяти до тринадцати световых лет. Радиус целой чертовой вселенной, не так ли? Это потрясало воображение. Нет, постойте! Не может существовать столько версий Земли, столько планет! — На самом деле, я по-прежнему не понимаю. Десяти в двадцать девятой недостаточно…

— Нет-нет, — перебила Лун. — Действительно, десять в двадцать девятой степени — это огромное число, в твоем теле едва наберется столько атомов. Сто тысяч триллионов триллионов. Но, видишь ли, это только экспонента. Вся мультиленная значительно, невообразимо больше. Надо возвести десять в эту степень…

— Это не просто единица с двадцатью девятью нулями, Август, — добавил Тоби. — Десять в степени десять в степени двадцать девять — это так много, что если ты захочешь написать число на бумаге, тебе потребуется сто тысяч триллионов триллионов нулей. Я провел вычисления как-то на досуге, за чашечкой горячего шоколада, и результат засел в моей памяти.

Испытав соответствующее потрясение, я пожал плечами:

— Куча ничего.

— Куча всего, мой дорогой мальчик. И если на один дюйм влезает десять цифр, то только число, описывающее протяженность отдаленных вселенных в мультиленной, растянется на двадцать семь миллиардов световых лет! — Тоби с радостной улыбкой широко раскинул руки. — От одного конца локального космоса до другого — цифры, цифры, цифры!

— Да-да, а еще потребуется чертова пропасть чернил и бумаги, точно-точно, — не думаю, что их обмануло мое притворное безразличие. Произнесенные слова полностью переворачивали воображение, с ног на голову. Мои глаза чуть не разъехались в разные стороны, когда я попытался представить описанное. Вселенная вселенных. И это — лишь первый шаг! Вселенная вселенных вселенных. И так далее, почти до бесконечности… Перебор. Ладно, хорошо, я это принимаю. В таком огромном пространстве может существовать сколько угодно подобных Земле миров, и каждый из них будет в чем-то напоминать ее — планету, знакомую Лун, и Тоби, и мне, несмотря на то, что наши миры слегка различались. Я наконец выдохнул, оглянулся на Лун. Она кивнула:

— Знаю. Я тоже испытала сильное потрясение. Отлично, дорогой, — оживленно добавила она, — мы показали тебе призрачнейший намек на первый Т-уровень, где мы обычно живем. А теперь пора перейти на большие масштабы.

— Куда?..

Schwelle распахнулся, повинуясь дейктическому коду Лун. Мы оказались в кошмарно искривленном и перекрученном пространстве.

— Т-первичный пример. Второй уровень Тегмарка, — каким-то образом сообщила мне доктор Сагара, и я чудом ее услышал. Голос гремел, словно ржавая железка по крыше. — Не волнуйся. Наши чувства и мозги для этого не приспособлены. Еще не эволюционировали.

Был ли в моих легких воздух? Я понял, что задыхаюсь. Существовало ли здесь тепло, чтобы растопить лед в желудке? Я обхватил себя руками, потом взглянул на Лун, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Она превратилась в ведьму с полотен Эль Греко, растянутую, с капюшонными веками. Нет, ничего подобного, скорее в деформированную фигуру Дали или Пикассо того периода, когда он начал превращать человеческие тела в длинные штуковины с обоими глазами на одной стороне лица. Рядом с Лун торчал мой братец, насекомое с гребнем из ярко-синих волос. Я посмотрел на собственные руки и отпрянул. Ржавая проволока с ошметками кожи.

— Боже! — простонал я. — Эдвард Руки-Ножницы!

— Твоя грамматика старается изо всех сил, — заверил меня Тоби. Его голос ужасно напоминал трубный зов кита. — Здесь, в этом месте, — он сделал стойку, будто учуявшая след гончая, — возможно, существуют два пространственных измерения и, полагаю, два временных направления.

— Два направления во времени? Хочешь сказать, здесь мы можем вернуться в прошлое?

— Да, но только пока мы здесь, — ответила Лун.

Вы когда-нибудь слышали, как поют павлины? Я пришел в ярость от того, что этот злобный мир сотворил с ее мелодичным голосом.

— Здесь, безусловно, очень мило, — проскрежетал я, — однако не думаю, что захотел бы здесь жить.

— Тогда пошли, — отозвался Тоби, и мы шагнули во что-то еще менее симпатичное.

— Ты путаешь палочки, — заявил я, потеряв всякую способность соображать. На самом деле я хотел сказать… Я попытался ухватиться за что-то далекое и знакомое.

— Эти Т-первичные миры воплощают все мыслимые смешения физических измерений и констант, составляющих мультиленную, — пояснила Лун. Я расхохотался, потому что она в точности повторила мои слова.

Мы побывали в мирах, где не было ничего твердого, упорядоченного, устойчивого. На какую-то кошмарную бесконечную секунду оказались в огромной пустоте с невообразимым количеством направлений, но без времени. Запах ладана. Тишина, покой, ловушка. Мои стрижающие имплантаты пылали огнем. Я испытал судороги, спазмы. Затем меня вырвало из этого вечного молчания, и Лун прошептала, словно узнавая:

— Эллиптические частичные дифференциальные уравнения.

Мы шли вперед, все время вперед. В изломанном королевстве эха, где ничто не стояло на месте, где рождались и умирали потоки невероятных сил, Тоби сказал мне:

— Видишь? С одним пространственным, но с более чем четырьмя временными измерениями миры нестабильны.

Мы шагали по планетам, где время вернулось на свое место, но пространство разбегалось в стольких направлениях, что я не мог сосчитать их своим несчастным ограниченным мозгом.

— С одним-двумя измерениями пространства либо времени вселенные слишком просты, чтобы создавать и поддерживать атомы, поэтому нам следует их избегать.

Затерявшись в невообразимом архипелаге, мы беспорядочно, но неумолимо пронзали космос за космосом. Каким-то образом стрижающие имплантаты поддерживали наши тела и мозги, или их форму в неком защищенном вычислительном сейфе, от коллапса и распада. Лун сказала:

— Ультрагиперболические уравнения, здесь нет стабильности.

Мы проходили через это снова, и снова, и снова. Я не буду даже пытаться описать миры с возмущенными пространствами — тщетно, все равно, что вспоминать сон после пробуждения. Мозг не может переварить подобную информацию, отчего пускается в мистицизм о цветах вне видимого спектра, как «ульфировый» и «джейловый» в старом романе Дэвида Линдсея, который обожала моя мать, «Путешествии к Арктуру» — что не имеет к делу никакого отношения. Но я уловил суть, действительно уловил. И открывшаяся истина напугала меня до мозга костей. Там были миры, быть может, бесконечное множество миров, где три привычных параметра, высоту, ширину и длину, а заодно и однонаправленный поток времени беззаботно выбросили на помойку. Измерения и константы смешали и перенумеровали, опрятную домашнюю растительность варварски выдрали с корнем, расшвыряли, подделали. Розы перемешали с клубникой и вонючими сорняками, и, понюхав, вы с отвращением зажимали нос. Вселенское барокко. Кошмар в худшем смысле этого слова. В конце концов мы шагнули на железнодорожную платформу, и я облегченно привалился к стене, вдыхая убийственные пары локомотива (значит, мой нос все-таки остался на своем месте!), слушая резкий перезвон огромных замасленных колес, ощущая запах пота и грязной одежды утренних пассажиров, облаченных в подобие национальных японских костюмов, несущих кейсы и внимающих музыке из наушников, чьи дужки вздымались над высокими налакированными прическами. Стоявшие поблизости мужчины бросили на нас несколько любопытных взглядов, но затем целеустремленно кинулись к открывшимся дверям вагона. Женщины смотрели в землю, степенно, однако весьма быстро шаркая ногами.

— Третий уровень Тегмарка! — радостно провозгласил Тоби. — Держите шляпы, или не держите, или все три варианта.

Ой. Ой. Ой.

Может, у меня начался приступ? Например, эпилептический припадок, со всеми этими аурами, о которых толкуют страдающие мигренью люди, световыми вспышками и ощущением, что твои глаза скачут между картинками реальности. Все рвалось на части, одновременно оставаясь одним целым. Все разноцветные пассажиры сели в поезд — и остались на станции, передумав. Они поспешно карабкались в ближайший вагон, и носились туда-сюда по платформе, пытаясь пробиться в другие двери, а то и в открытые и закрытые окна, и с криками ужаса падали на пустые рельсы, где не было никакого поезда, и садились в лоснящийся вертолет, ждущий на взлетной площадке, и…

… и я делал это вместе с ними, картинка перед глазами прыгала, словно взбесившийся кенгуру, моя рука крепко сжимала руку Лун, и бросала ее, а Тоби пропадал из виду, и, о ужас, лежал, окровавленный, и, без сомнения, мертвый, растерзанный колесами отошедшего поезда…

Голоса стрекотали без умолку, сливаясь и рассыпаясь набором какофонических звуков:

— Квантовый вид мультиленной, Август. Развертка волновой функции «все и сразу». Все возможности реализованы, все выборы приняты. Шредингер без коллапса. Как в «Сагиттариусе А» [29].

— Давайте уберемся отсюда к чертям собачьим! — заорал я, и в меня вцепились чужие руки, и выпустили меня, и томно погладили мои пальцы, и ударили меня по щеке, и мои заплетающиеся ноги вынесли меня…

… за порог и уронили на огромную кровать. В доме царила гробовая тишина. Я проснулся в своей темной зловонной спальне и несколько минут тихо лежал с закрытыми глазами, вдыхая пересохшим ртом ночные ароматы. Моя эрекция медленно увядала. Наверное, мне снова снилась Лун. Не оборачиваясь, я протянул руку, ощупал покрывало, но ее половина кровати была пустой и холодной. Я начал осознавать, поначалу смутно, затем все отчетливей, что снизу не доносится ни звука. Странно. Где мягкий ропот классического рока, приглушенный звон посуды, щелканье тостера, звяканье тарелки с мюсли, бурчание кофеварки? Верхняя половина моего туловища покрылась гусиной кожей, и я натянул простыню до подбородка, вжавшись в подушку и крепко зажмурившись. «Она ушла, — с ужасом сказал я себе. — Бросила меня, сука. — И, мгновение спустя: — За ней пришли мерзавцы Тау Сети. Которые вскоре вернутся за мной». Слезы закапали сквозь мои сомкнутые ресницы. Просочились на подушку. «Возьми себя в руки!» — наконец велел я. Устало скинул одеяло и опустил босые ноги на холодные половицы. Мочевой пузырь требовал немедленного опорожнения. Я шагнул к двери, ведущей к туалету на первом этаже…

… снял трубку с разрывающегося телефона и глубоким бархатным голосом произнес:

— Мадам Бовари, c’est moi.

После секундного замешательства Тоби спросил:

— Густав?

И как тут не улыбнуться?

— Монсеньера Флобера нет дома, — ответил я. — С вами говорит попугай.

— Ну ты и придурок, Август, — вздохнул мой брат. — Если твой словесный понос поутих, давай перейдем к делу. Ты прочел мои записи по поводу дела вампира в банке крови?

Конечно же, нет. Я открыл свою записную книжку, и…

… В этом году на время выпускных экзаменов нас не отключили от сети, чтобы экзаменационная программа могла обработать наши оценки по протоколу «Wile-U-Wait». Нам разрешили скачивать информацию из интернета. Зачем зазубривать кучу дребедени о максимальном количестве осадков и экспорте Гуадалканала, когда можно съяхуглить ее прямо на месте? В конце концов, ведь именно это они и проверяли — нашу способность выжить в сложном реальном мире.

Я играючи справился с тензорным исчислением и решил убить свободное время в беседе с Оддом, моим болтуном. Нам разрешалось покинуть экзаменационный класс в любое время, но, подозреваю, тех, кто уходил слишком рано, помечали. «Сверхсамоуверенные», — как говорила старая кляча Сью. А уж кому, как не ей, знать о таких вещах — все-таки глава департамента. Предположительно, она много чего такого знала. В тридцать лет Сью уволилась из НАСА (слишком износилась) и начала учить особых студентов — под которыми обычно подразумевают тупых, калек, очень тупых, социально недееспособных и по-настоящему тупых — но в нашем случае речь, как ни странно, действительно шла о выдающихся ребятах.

Я написал программу для Одда через пару лет после того, как мои родители исчезли в небе над Таиландом, где помогали бороться с голодом. Одд был предназначен для бесед, и полностью его звали «Один дома», потому что в то время я жил у тети Мириам, еще до того, как переехал к внучатой тетушке Тэнзи, и большую часть времени проводил время в одиночестве. Да и сейчас я по-прежнему немало времени проводил в нашем большом доме почти один, не считала Лабрадора Дугальда О’Брайена и Тэнзи. И еще уборщицы, тетушкиного «сокровища», чье имя вылетело у меня из головы.

Добрый Ду очень умен для собаки, почти так же умен, как Одд. На самом деле, когда я на рождественских каникулах написал эту программку, воспользовавшись алгоритмами, обнаруженными на домашней странице Саймона Лэвена, Одд был глупее Ду. Нет, моя собака не поглупела, это Одд совершенствовался. Вот что говорил «Один дома», когда я в первый раз загрузил его предварительный код:

— Привет, большой парень! Отлично выглядишь!

— Доброе утро, Одд. Как у тебя дела?

— Хорош собой, как смертный грех, друг! Мне идет?

— Проявляй уважение, Одд. Ты разговариваешь со своим хозяином.

— Мне так жаль! Быть того не может!ХЛ-ХЛ! Отсоси!

Эти невообразимо крутые реплики я самолично забил в словарь Одда. И около недели восхищался ими. Стоило Одду выдать очередную шуточку (большинство из которых были непристойными), как я заливался бурным детским смехом, сияя, будто начищенный медный таз. Однако капризы роботов быстро надоедают.

— Добрый день, Одд. Чем сегодня занимался?

— Мне идет, Август?Хорош собой, как смертный грех, друг!

— Ты начинаешь повторяться, Одд.

— Во всех портах буря, мудрый хозяин.

— Ты не хочешь спросить, что я делал сегодня?

— Почему ты интересуешься, не хочу ли я спросить у себя, что делал сегодня?

— Одд, возьми себя в руки. По-моему, ты теряешь рассудок.

— Рассудок — слишком ценная вещь, чтобы ее терять.

Я продолжал отладку, загрузил кучу словарных модулей для других, более старых версий разговорной программы, перенастроил их, сжал алгоритмы. «Один дома» стал больше напоминать человека.

— Доброе утро, Одд.

— Привет, Август. Ты сегодня почистил зубы?

— Это оскорбительный, личный вопрос.

— Ты знаешь, я свято блюду твои интересы.

— По крайней мере, ты так говоришь.

— Тебе нужно делать на завтра уроки, Август?

— Святые небеса, мальчик для битья, ты что, вообразил себя школьной полицией?

— Остынь, друг. Мне идет?

Моя в-некотором-роде-подружка Лун, которой я показал Одда, пришла от него в полный восторг. Они с Тоби выпросили у меня URL и пароль для него, чтобы болтать с ним со своих ноутбуков. Я написал код, к которому у них не было доступа, чтобы потом перечитывать их сетевой треп. Подслушанное ужасало: они почти не вспоминали обо мне!

Кроме того, я заметил, что Тоби ковыряется в моей системе своими недоделанными убогими «сыщиками». Вторая беседа Лун с Оддом звучала так:

— Привет, «Один дома». Это Лун.

— Крошка Лун, как же, помню. Ты та красотка с большими буферами, угадал?

— Для чипоголового твой словарный запас просто поражает.

— Ты симпатичная.

— Надо же, спасибо. Август велел тебе это сказать?

— Август — мой хозяин.

— Снова в каком-то порту буря?

— Лун — ужасно глупое имя.

— Ну спасибо, чипомозг! А что бы ты посоветовал?

— Я бы посоветовал Анни Порт.

— Сейчас лопну со смеху. Ты почти такой же забавный, как Август.

— Я из хорошей семьи, — верноподданно ответствовал мой трепач.

Сидя в экзаменационном классе, я открыл сайт Одда. Нам пришлось выключить голосовой сервис, чтобы не шуметь во время тестирования, поэтому мы с Оддом общались при помощи клавиатуры и экрана.

— Отошел от похмелья, Одд?

— Я пью, но знаю меру, — сообщила мне машина. Java-апплет выдал ухмыляющуюся рожицу с пузырем, в котором красовались слова: «СЪЕШЬ МЕНЯ.»

— А Луноид уже разобралась со своим экзаменом?

Одд задумался. Мальчиков и девочек развели по разным комнатам, чтобы не отвлекались; то же касалось и академических потоков для большинства классов. Доступ Одда к сети позволял ему пройтись по закрытым базам данных. Чтобы взломать защиту департамента, требовались суперхакерские способности; мы с Тоби потратили на коды и пароли целых полтора месяца. Как ни странно, Одд очень нам помогал — будучи всего-навсего симулятором интеллекта, он проявил потрясающие способности. Сейчас он процеживал потоки информации, текущие по проводам и телефонным линиям.

— У Лун еще пять вопросов. Она неправильно выполнила шестую и одиннадцатую тензорные трансформации, а ее короткое эссе о «Генрихе V» позволяет сделать очевидный вывод, что пьесу она не читала.

И откуда он только все это узнал?!

— Скажи Лью-у-у-н, что я жду ее, Тоби и Рут в «Бургер-Ден», когда закончит, если, конечно, закончит.

Выскочившее окно сообщило мне ее ответ напрямую:

— Эй, изверг! Что ты здесь делаешь? Это грубое нарушение правил! Нас всех отчислят! Какой ответ на пятнадцатый вопрос, Америка или Персия?

— Эй, крошка, — набрал я, — сегодня это, знаешь ли, называется Ираном. Извини, не могу выдать ключи, иначе на нас всех подадут в суд и посадят за наркотики и сутенерство.

— Ты хотел сказать, сутяжничество и симонию?

— Нет, я имел в виду злодеяние и плотские утехи

— Ты имел в виду плотничество, а это не преступление.

— Поверь, я имел в виду плотские утехи.

— О’кей, значит, Персия.

Мы разъединились, но Одд остался на связи. Он спросил меня:

— Почему цыпленок перешел дорогу?

— Отвали, — набрал я. — Дорога обобрала цыпленка. У воров нет чести, Кузнечик. Мне пора.

— Неверно, вонючка, — написал Одд. — Цыпленок перешел дорогу — и не переходил дорогу, потому что таков был его квантовый выбор.

Меня охватила липкая, всепоглощающая паника. Пульс подскочил чуть ли не вдвое. Неверящими глазами я уставился на экран, каждую секунду ожидая смерти. Потом трясущимися пальцами напечатал:

— Тоби, это ты взломал моего трепача?

— На третьем унитарном уровне Тегмарка, — сообщил мне экран, — мы перепрыгнули 10118 вселенных, в каждой из которых температура достигает 108 градусов по Кельвину. Все возможные квантовые выборы реализуются одновременно, когда

Я вскочил со стула и опрокинул плоский монитор. Легкое устройство падало медленно, будто во сне, отскочило от пола, не разбившись, и отправило мне пылающее розовым послание, которое я успел прочитать углом глаза:

— Следующий — и последний — уровень не из маленьких, Август. Глубоко вдохни, наклонись и поцелуй свою задницу на прощание.

Смертельно напуганный, я бросился к…

Мне показалось, я услышал крик Тоби: «Дай мне комнату сто один!» Прямо передо мной распахнулся Schwelle. Я нырнул в него.

Безумие. Полная потеря ориентации, все проваливается в текущее, дробящееся эхо самого себя. Гораздо хуже, чем завихрения второго уровня или одновременность и наложения третьего. Это было Декартово сомнение, столь бездонное, столь разъедающее, что остались лишь головокружение и боль. Я попытался зажмуриться, но у меня не оказалось ни глаз, ни век. Все внутренности, все сознание съежилось до искалеченных, скомканных иероглифов, золотого и серебряного, соединенных пронзительным визгом, скрипом ногтей по школьной доске. Я попытался крикнуть, но голос пропал. Тем не менее, я слышал, как говорит Тоби, и отчаянно попробовал ухватиться за его разум. Он парил в хаосе, а рядом с ним была Лун — две бесконечно далеких — и в тоже время ужасно близких цепочки золотых иероглифов, которые я не мог прочитать. Голос — или преображение иероглифов, складывавшихся в осмысленные фразы? Тоби сказал:

— Человек со многих Земель написал поистине великую книгу.

Обрывок воспоминаний прорвался внутри меня и всплыл словами:

— Эрик Линколлью. Эхо безумного хохота?

Да, он тоже великий Эрик. Я думал об Эрике Блэре.

— Никогда не слышал об этом ублюдке.

Все вокруг непрерывно двигалось. Нас гнало, точно мыльные пузыри в бурю, сквозь один Schwelle за другим, будто мышей, прогрызающих путь сквозь бесконечные стога сена в бесконечном амбаре.

Никогда-никогда-никогда не слышал про «1984»?

— Так ты говоришь о Джордже Оруэлле?

Он использовал это имя в некоторых мирах. Помнишь Уинстона Смита?

— Он ненавидел крыс. Черт, неужели крысы только и ждут, чтобы обглодать мое лицо до костей?

Не крысы, Август. Возможно, драконы, за границами всех известных тебе карт. Помнишь, Уинстону показывали четыре пальца и требовали увидеть пять?

Я помнил. Я выставил четыре пальца — и увидел пять, и десять, и один, и вообще ни одного. Только это были не пальцы. Я смотрел на первичную организацию космоса.

И он действительно увидел пять. Страшная история Блэра. Мне она всегда казалась неправдоподобно абстрактной. Пока я не попал сюда, на четвертый уровень. Или на пятый?

Глухой смех грохотал на краю слабоумия.

— Говоришь, здесь нет правил? Строгих правил.

Лун. Разговаривая со мной, она превращалась в куски раскаленного металла различной формы. Это коллектор. Здесь так красиво.

Я понятия не имел, что она имеет в виду.

Я стою в центре паутины математических функций, все они находятся в движении, и я — часть их. Думаю, я их творю. Это волны энергии, воспринимаемые напрямую, а не посредством зрения или мозга, графики функций — растущих, перекрещивающихся, разворачивающихся: Музыка, четкая и такая близкая, неужели ты не слышишь, Август?

И тут ее потащило прочь от меня, а вместе с ней и музыку, и радужную красоту, и я снова начал тонуть в шумном кошмаре.

Что-то сказало мне:

Создай ее. Сыграй заново, мистер Фортепьяно.

Это звучало искаженно, но почему-то казалось правильным. Я потянулся за ощущением, чувством, чувствительностью. И ничего не нашел.

Ничто, — сообщил стрижающий иероглиф Лун. — Пустая лунка. Зеро.

Я ухватился за это ничто. Мне удалось. Пустота в сердце шума и ужаса. Пустота, которая была ужасом, или его частью.

За каждым натуральным числом а следует число а+1.

Звучало разумно, хотя все в этом мерцающем кошмаре четвертого мирового уровня отрицало утверждение, извращало столь простую истину, добавляло, и отнимало, и трансформировало в тошнотворную неразбериху. Я уцепился за аксиому.

— Отлично. Что дальше?

Ноль никогда не следует ни за одним натуральным числом.

За рядом чисел: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12… и так до бесконечности? — не пряталась пустота. Неужели за тем, что можно сосчитать, нет бездонной, засасывающей пропасти? Я надеялся, что это так. Я соглашался, смертельно боясь опровержения. Нет, постойте… постойте…

Я нашел другое решение, витавшее в воздухе, допустимую петлю: 0 1 2 3 4 3 4 3 А…

Тряхнул головой, начал сначала.

0 123456789

А

В!?с У

С

D Простое исчисление мира не проходит с патологиями Шайтина, неожиданными и произвольными, — сообщил мне голос.

Да, прекрасно, я и сам понял. Ни одной лазейки. Однако это было лучшее, на что я способен.

За каждым конкретным натуральным числом следует конкретное число. Если за a следует b, тогда за a+1 следует b+1.

Стоило это обдумать, но я с облегчением уцепился за саму сложность задачи, всеми своими двумя, четырьмя, пятью, миллиардом безруких рук, и почувствовал, как застывает окружающая реальность, как иссякает бесконечный каскад, вымирает многообразие, сворачиваются трансфинитные возможности — не исчезают, не испаряются, просто… складываются. Точнее, наш мир выходит из этого лучезарного обилия.

Если свойство присуще нулю, а также каждому числу, следующему за каждым натуральным числом, значит, оно присуще всем натуральным числам.

Если… Да, конечно, очевидно. Секунду назад это вовсе не было ни очевидным, ни истинным, ни четким. Я парил в голубом пространстве, а Лун пела мне. Ее ноты и аккорды тянулись логическими драгоценностями, нанизанными на нити. Ослепленный, я смотрел, как она воздвигает восходящий к небесам Вавилон, чьи башни сверкают фрактальной сложностью, и каждый зал кажется полным, насыщенным, червленым, связанным с другими изысканным орнаментом соучастия и высшей абстракции. Это было прекрасно, словно орхидея, раскрывающаяся со скоростью света и отражающая в себе весь мир.

Формальная система, — сказала Лун.

Шар света раздвоился, добавляя аксиомы.

Булева алгебра, — новая дорожка, — и Модели.

Связи множились с умопомрачительной скоростью.

Узкое исчисление предикатов рванулось вперед, образовав союзы и пересечения с Числами и Полугруппами, коммутативные операции с дробящимися Кольцами, в то время как другая связка обернулась Комплектами, Отношениями, Абстрактными геометриями и Пространством. И все они, в своем великолепном многообразии, являли собой лишь зародыш. Передо мной творился мир, космос, математический порядок: с одной стороны — Абелевы поля и Векторные пространства, с другой — Топологические, Метрические и Банаховы пространства. А цветистый шторм не унимался, рвался вперед и вверх, сквозь бесчисленные полчища чисел, отношений, порядков, связей, завершенностей, к Тензорным и Гилбертовым пространствам и Действительным и Комплексным множествам. Точкой кульминации потока бесконечного творчества стали два ледяных пика-близнеца, на которых играла радуга.

Лун сказала:

Здесь линейное векторное картирование порождает операторы, поддерживающие остов Квантовой теории поля, поля на R4, действующие на Тилбертовы n-мерные поля, в то время как — теперь смотри внимательно, Август — этот другой, но родственный путь Генеральной относительности, 3+1-мерный псевдориманиан, окружен тензорными полями.

Каким-то образом я понимал, о чем она говорит. Словарь, загруженный «Икс-калибром», раскрылся, распаковался в моем сознании. Я в благоговении огляделся, восхищенный кристаллической красотой. И пока я смотрел, эти невозможно абстрактные шедевры, раздвоенные пики, словно два огромных ледяных шельфа в сердце Антарктиды, слились в вычислительное единство…

— Слишком ярко! — завопил я, ощущая во рту привкус лимона, терпкого и ароматного.

Опции коллектора задели границы решения. Чья это была мысль, моя или Лун? Гравированная подошва левой ноги пылала, как и ладонь правой руки.

Мы шагнули через порог в водное царство Аврил. Сибил оторвалась от своих астрологических вычислений.

— Как раз вовремя, — сообщила она. — Джан наконец-то принесла последние новости со звезды Ксон.

Тринадцать

Деций

— Температура снаружи продолжает расти, — сообщил Гай. — Мы приближаемся к энергии всеобщей (не считая гравитации) унификации.

Сияние, даже приглушенное в десятки раз, впечатляло. За охранным щитом кокона, сформированного онтологической трансформационной математикой, целая вселенная съеживалась, становясь меньше, чем Солнечная система в день своего рождения. Вся масса и энергия смешались в суп из свободных кварков, глюонов, лептонов, дарконов.

Темная энергия! Деций фыркнул. Наконец-то видимая темнота. Пляшущая под дудку великих умов, давным-давно спроектировавших этот гигантский «бабл-Хаббл». Сейчас они усердно трудились над своим титаническим инженерным подвигом — последней и величайшей работой сознания. Малейший просчет, крошечная ошибка в последнем знаке — и все усилия пойдут прахом.

«Это непередаваемо!», — подумал он. Космос, который перестраивали эти умы, был ими самими, они проникли в каждую частицу и поле, в каждую колеблющуюся мембрану и солитонный поток. И вскоре, если теория верна и неоспорима, их усилия принесут плоды. Эта коллапсирующая локальная вселенная достигнет точки невозврата — и провалится в последнюю ловушку поверхностной сингулярности за пределами собственного сжимающегося горизонта, а вся невообразимая мощь перейдет… боготварям. Ангелам.

И тогда они навеки смогут раствориться в полях собственных сознаний, воспоминаний, воображения, забыв об ограничениях и законах, фертильные, полные силы, чтобы уже никогда не повторить своих исследований, разве что слабую тень, на досуге. Они перестроят целые миры для собственного увеселения и из добродетели, в бесконечном полуденном сиянии своего последнего вечного мгновения. Их космос погибнет — но станет бессмертным. Деций вздрогнул. Этот парадокс всегда заставлял его трепетать.

Глубокий сигнал гонга заполнил станцию Иггдра-силь.

— Вот и насыщенность Ксона, — пробормотал Деций. — Ни нейтрино, ни кваркового супчика.

Все экраны заливал одинаковый серебристый свет. Они с Гаем словно погрузились в шар живой ртути под яркими лабораторными лампами. Сияющий пузырь представлял собой вселенную данной параллели Тегмарка, сжавшуюся чуть ли не до радиуса земной орбиты. Та Земля, и ее Луна, и прочие соседи, даже Солнце давно исчезли, поглотились несколько миллиардов лет назад, если верить измерениям, а их осколки развеялись золой во время космической катастрофы местного пространства-времени. Это не имело ни малейшего значения. Каждый атом, каждая структура вошли в вихревые потоки силовых полей пылающего Ксона, обеспечивающих растущее давление. Все атомы исчезли, наряду со всеми протонами и электронами, нейтрино и мезонами, всеми заряженными частицами, столь долго танцевавших свои танцы в гобелене материи, плывущей в темноте по искривленному пространственно-временному континууму.

Воспоминания о них исчезли. Четыре великих силы поглотили друг друга, точно карикатурные рыбки — каждая следующая больше и прожорливей предыдущей. Частицы столкнулись, кварки освободились от своих двойных и тройных асимптотических поводков, электромагнетизм и слабые ядерные силы радиоактивной дезинтеграции переплетались в нарастающей волне жара, пока не сплавились в одну из основных математических групп ОУ(2), спонтанно соединенную с У(1) — и несколько секунд спустя эти электрослабые силы соединились с сильными ядерными силами. Кварки и обменные бозоны метались в древних, глубоких операциях математической эквивалентности, скрытых от глаз с начала времен Особой Унитарной Группой симметрии (5). Черные дыры, захваченные поверхности в листах пространства постоянной кривизны, сливались с большими захваченными поверхностями, образующимися повсюду. Вселенная вскипела в мгновение ока, оказавшись на краю пропасти Планка, став огромным унитарным полем в пределах гравитации, X-частицей гигантских размеров. Одним бесконечным Ксоном.

Секунду спустя — хотя в местном замедленном времени эта секунда несколько растянется — материальное поле Ксона упростится в последнем кошмарном переходе. Все — абсолютно все — вернется к вакуумному состоянию плодородного ничто, единственной точке на компактной поверхности Коши.

И тогда станция Иггдрасиль превратится в пункт наблюдения за рождением Ангелов в бесконечность. И, возможно, рождением Состязания миров.

— Не пора ли звать твоих братцев и сестриц?

— Еще нет.

Немного помолчав, Гай откашлялся.

— Ты думаешь, — он прервался, смущенно посмотрел в сторону, шумно сглотнул. — Деций, ты думаешь, Они отпустят нас домой, на Состязание?

Хозяин смерил его ледяным взглядом:

— Лучше спроси, сможем ли мы отказаться от их общества.

— Понял. Они — как пение сирен.

— О, черт! — Деций выдавил из себя улыбку. — Иди сюда. Если нас потащат на небеса, мы с тем же успехом можем отправиться туда, обнявшись.

Они обнялись, и Деций ощутил незваную соленую влагу на щеках. Смахнул слезы. На столе лежал ворох страниц, исписанных рунами, которые загрузили в его сознание голоса из-за щита. Неожиданно он понял, что рисунки напоминают загадочные иероглифы, найденные им как-то раз на дне пересохшего вонючего бассейна. Кроме того, они напоминали стрижающие узоры его собственной плоти, и плоти его родственников, и всех остальных Игроков, не поддававшиеся ясной интерпретации, сколько бы Аврил ни раскидывала свою астрологическую аркану, а Джулс ни запускал программы одолженного им М-мозга в Звездной куколке. Будто раздражающая притча крестового похода за знанием. Более того, притча никак не поддавалась герменевтической разгадке.

Гай трясся от страха.

— Ничего, старина. Вижу, одними объятиями делу не поможешь, — Деций повлек его к спальному отсеку. — Давай встретим богов в постели, дорогой. Уверен, они не будут возражать.

Дедушкины часы показывали 10-43 секунд.

Четырнадцать

Август

Вода и водяные лилии повсюду — но это был не тот грот, в котором я порезал руку, а Аврил исцелила ее каким-то скользким чудом. Чуть дальше возносились к небесам фаллические башни, напоминавшие о норманнских замках, а у их подножия виднелись голые стены убежищ вроде маяков без фонарей. Повсюду сновали юные девы — полагаю, к ним следовало обращаться «эй, девушка!» — похожие на телефонисток из пещеры: длинноногие, с маленькой грудью, только-только вышедшие из подросткового возраста, облаченные в паутинчатые тонкие одежды — привлекательные, как божьи коровки, и такие же равнодушные. Наша барка дрейфовала в середине самого большого канала из всех, что я когда-либо видел, скорее даже — целого озера с дюжиной островов, соединенных качающимися подвесными мостиками. Сквозь туманные облака пробивались мягкие, теплые солнечные лучи, и мне показалось, что я слышу звуки лютни. Или цимбал.

Аврил собрала свои длинные волосы в высокую прическу и по уши погрузилась в пергамент, испещренный чернильными окружностями, касательными и секущими в сопровождении старомодных геоцентрических символов планет, какие часто встречаются в шарлатанских гороскопах. Хриплый сердитый голосок за моей спиной произнес:

— Суеверна, как кошка, и вовсе не в лучшем смысле этого слова!

Старый мерзавец с деланной неохотой потянулся на руках у Мэйбиллин. Я автоматически протянул руку, чтобы почесать Когтяру за ухом, но при виде когтей и зубов одумался.

— Добрый день, Август, — сдержанно поздоровалась его хозяйка (или, наоборот, питомица?). — Теперь, когда ты наконец здесь, уверен, что больше не убежишь от нас сломя голову?

— Привет, сестричка. У меня есть парочка неотложных вопросов по поводу твоего друга, Джеймса К. Фе-ни…

— Тишина, пожалуйста, — хором сказали все девушки-служанки, их голоса разнеслись над нашей баркой и достигли островов. Я закрыл рот; у меня по спине побежали мурашки. Отличное шоу. Аврил поднялась из-за стола, держа в руках манускрипт.

— Джан присоединится к нам через минуту, и мы подумали, что следует собрать вас всех вместе ради столь важных новостей.

— Кончай кудахтать! — проворчал Когтяра, но если Аврил и услышала его, то не сочла достойным ответа.

— Мы приближаемся к свершению беспрецедентного чуда, — сообщила Сибил. — Деций в своем закрытом пространстве-времени ожидает рождения Ангелов, и час уже близок. Джан, как я сказала, возвращается из недр космоса с новостями со звезды Ксон. Наши противники в Состязании явно предчувствуют надвигающийся кризис — атаки деформеров возобновились с невиданной яростью. А сегодня, согласно моим вычислениям, — она помахала свитком, затем Ткнула им в мою сторону, — мы узнаем, что в нашу семью входит еще один член, наш брат Август.

Всеобщее бормотание. Я смотрел на хмурящиеся, кивающие, улыбающиеся (лживо?) лица моих вновь обретенных родственничков. Джулс поднял руки и начал хлопать, его примеру последовал еще кто-то, и наконец все они приветствовали меня приглушенными аплодисментами.

— Всему свое время, — произнесла Аврил, одобрительно кивнув мне. — Я только что узнала от Септимуса, что наш младший и в общем-то неожиданный брат взломал печать онтологической системы Ксон-калибра.

Опять этот Ксон! Что за чертовщина?

Для некоторых слова Аврил оказались новостью. Джулс, по крайней мере, на секунду потерял хладнокровие и побледнел. Я наградил его кривой ухмылкой и подмигиванием.

— И отлично справляется с ней! — прогремел рядом со мной голос Тоби, его рука твердо сжала мое левое плечо. Я коснулся пальцев брата своей правой — непривычно и все еще пугающе — могучей рукой, потом опустил ее, чтобы найти ожидающую ладонь Лун, ощутил сочувственное пожатие.

— Спасибо, Тоби. Аврил, что такое звезда Ксон и на фига она нужна?

Ответом мне послужил всеобщий смех. Хохотали даже завистники.

— Давайте, завалите парня кучей говна, — проворчал Когтяра и легко спрыгнул с рук Мэй на шелковые подушки. Я заметил, что, несмотря на показную беззаботность, он все время косится на воду, явно ожидая подвоха.

— Ага, наш юный Парсифаль задал верный вопрос! — произнес незнакомый, слишком выразительный, словно у актера, голос. Совершенно голый, дочерна загорелый мускулистый мужчина с фацией гимнаста шагнул ко мне, протягивая руку: — Я — Марчмэйн. Ты загадал загадку, которую мы все горячо желаем разгадать.

Господь всемогущий, сколько их еще? Я приветствовал его, сказав:

— Я — самый несведущий пассажир в лодке, Марчмэйн. Только и могу, что задавать вопросы. Ну, и еще открывать Schwelle-толчок, если кто-нибудь добрый сообщит код.

Вновь смех, на этот раз более дружелюбный. Молодая девушка вложила в мою свободную руку бокал с искрящимся шампанским, двинулась дальше, овеваемая крыльями легкого шифона. Я заметил, что все остальные уже держат бокалы. Марчмэйн поднял свой к скрытому облаками солнцу:

— За наш крестовый поход за кодом Ксон!

В ответ все чокнулись, выпили. Я тоже, не придумав ничего лучшего, отхлебнул большой глоток и придвинулся поближе к Марчмэйну, немного смущенный его наготой. Однако он держался с достоинством моего психованного школьного дружка Джеймса Давенпорта, Даверса в платье и туфельках с помпонами, которого чем-то напоминал.

— Марчмэйн, никто не отвечает на мои прямо поставленные вопросы, — я продемонстрировал ему гравированную ладонь своей правой руки. — Прошлой ночью какой-то кристалл нового поколения из арсенала Септимуса втравил в меня эту проклятую штуковину. И теперь я могу делать радиоактивные дырки в сплошном железобетоне, точно какой-нибудь чертов герой комиксов — вместо того чтобы отправиться домой и убедиться, что моя бедная престарелая тетушка Тэнзи жива и в безопасности. Я отлично понимаю, что вы, ребята — ну, по крайней мере, некоторые из вас — устроили мне суровый курс выживания… — я прервался, чтобы глубоко вдохнуть. Марчмэйн вежливо ждал продолжения. — И если бы не моя очаровательная новая подружка Лун, я бы уже давно свалил. Послал бы всех на. Слышал такое выражение? Мне чертовски надоело, что со мной обращаются, как с идиотом. Я отлично знаю, кто такой Парсифаль, в свое время я прослушал парочку опер Вагнера, но вот про звезду Ксон там точно ничего не было, поэтому, прежде чем я найду очередной выход и нассу на прощание на коврик, предлагаю сказать мне что-нибудь полезное, братец, что-нибудь более информативное, чем очередная кроссвордная подсказка.

Удивительно, как тихо может вести себя такое количество людей. Крошечные волны плескали в борта барки. Ветер хлопал парусом и флажками на мачте. Несколько ртов открылись, закрылись снова. Лун стояла, покачиваясь в такт лодке — бокал у губ, внимательные кобальтовые глаза прикрыты темными ресницами.

Джулс откашлялся.

— Суть ты уловил, Август. Дела, однако, остаются… запутанными. Но если ты сможешь сдержать свое любопытство еще на некоторое время, полагаю, все твои вопросы… А, вот и они! Добро пожаловать, сестрички!

Schwelle открылся на том месте, которое, как я только теперь понял, все время оставалось свободным, и на палубу шагнули две женщины, одна — в дорогущем наряде трофейной жены нью-йоркского Хозяина Вселенной Тома Вулфа, другая — в живописных уличных лохмотьях, какие можно встретить в Саус-Хьюстоне или в Виллидж. Если Лун источала темную, лучистою красоту, то эта неоготическая крошка казалось всего-навсего симпатичной, но что-то в ней такое было. Она мне сразу понравилась. Космонавтка. Святые небеса. Я только что вернулся из галлюцинаторного турне по четырем уровням Великого Космоса, однако сама мысль, что эта крутая цыпочка водит ракеты, заставила мои колени дрожать. Кстати, о космических героях из комиксов. Интересно, она надевает в своем звездолете прозрачный пузырчатый шлем?

— Командир Джан Зайбэк, без корабля, — представил Марчмэйн, — и Джуни, без нанороботов. Ваш брат Август. И, возможно, вы помните доктора Лун Кату Сарит Сагиру?

— Ты знаешь, — отозвалась леди из высшего общества, — кажется, мы ни разу не встречались. Конечно, я читала вашу книгу, доктор, потрясающее исследование модальных…

— Ну-ну, не время для магазинных светских бесед, дамы. Вы, наверное, умираете с голоду. Киски Аврил приготовили восхитительные канапе, — Марчмэйн взмахнул рукой, и перед нами очутился поднос с хрустящими горячими креветками в божественно легком тесте, а также очередная бутылка пузырькового пойла. Я радостно заработал челюстями.

Джан искоса разглядывала меня.

— От этого парня исходит сильный Ксон-поток, — сказала она Марчмэйну. — Чем он занимался в последнее время?

— Точнее будет спросить, где он прятался, — томно поправила Джуни.

— Чувствуйте себя как дома, не бойтесь задать свой вопрос напрямую! — предложил я сквозь стиснутые зубы. — Я редко кусаюсь, а кроме того, прививку от бешенства мне в этом году уже сделали.

— Следующий вопрос! — голосом оракула провозгласил Марчмэйн.

— Где Мириам? — рявкнул я.

Собравшиеся недоуменно переглянулись. Рут покачала головой, прикусила губу, вспоминая:

— Мириам Беркбэнк? Не видела ее с охоты на тигров в Кении.

Я отмахнулся, снова начиная свирепеть. Обычно мне такое состояние не свойственно, и я не знал, как с ним справиться.

— Моя тетя Мириам. И, предположительно, ваша тоже, всех вас. Хватит ходить вокруг да около!

— Прости, дорогой, — нахмурилась Джуни, — но ты глубоко заблуждаешься. У нас, Зайбэков, нет родственников, помимо друг друга. Такова наша природа.

— Мириам, — медленно и отчетливо произнес я, — сестра моей матери Анжелины. Из чего следует, что она ваша тетя, мадам.

— Господи боже! Только не называй меня «мадам»! — вскрикнула Джуни, отшатываясь. — Я чувствую себя замшелой древностью!

— Что недалеко от истины, — проскрипел Когтяра.

— Сестры Мириам не существует, — сказал Марчмэйн. — Тебя дезинформировали. Мы, стрижающие ребята, произошли от Дрэмена и леди Анжелины.

— А они, — нараспев подхватил Тоби, — от дерева Иггдрасиль.

Тут все присутствующие сотворили чудной суеверный жест, что-то из буддизма или из хинди: сложенные вместе руки скользят от талии до середины груди, где расходятся вверх, словно ветви дерева. Правда, вышло весьма забавно, потому что большинство при этом держало тарелки и бокалы с шампанским. Святые небеса. Я почувствовал отвращение. Очередное сборище чокнутых. Им самое место среди спиритуалистов, любителей эктоплазмы, ясновидящих и душепереселенцев тетушки Тэнзи! Однако какая-то часть меня — новая, чистая, застенчивая и потрясенная — помнила Тоби, стоящего в ворохе осенних листьев, окруженного искрящейся энергией, помнила солнечный огонь, бьющий из моей собственной протянутой руки. Я был не в том положении, чтобы издеваться над эксцентричными верованиями других.

— Отлично, — устало вздохнул я. — Я еще спросил насчет этой звезды Ксон, и, кажется, вопрос вам понравился. Так что это такое? — я тряхнул головой. — Простите за грубость и настойчивость. За последнее, время мне пришлось многое пережить. Наверное, следует тихонько удалиться в угол и ждать, пока за мной приедут из психиатрической клиники.

— Слишком поздно, — фыркнул кот, — ты уже там! Не отходившая от меня Лун взяла мою правую руку,

перевернула и разжала стиснутые пальцы. Стоявшие поблизости родственнички — по крайней мере, те, кто был не в курсе — ахнули.

— Это Ксон-материя, Август.

Утопленные в моей плоти золотые иероглифы тускло поблескивали в лучах бледного солнца. Я на мгновение зажмурился.

— И у всех вас есть такие отметины на теле?

— Метка зверя, — весело откликнулся Джулс. — Моя — на левой лодыжке.

— Моя тоже на ноге, — сказал я. — И, насколько помню, всю жизнь там была. Лун — первый человек с такой же меткой, которого я встретил, не считая родителей. Полагаю, эти значки контролируют дейксис, Schwellen и все прочее.

— Это внешнее, видимое проявление нашей грамматической структуры, — сообщил Джулс.

— Да, но что, черт побери, это такое?!

Джан возбужденно схватила меня за руку и с неприкрытым любопытством уставилась на иероглифы.

— Это от Ксон-калибра?

— Вроде того, — не было никакого смысла отрицать очевидное. И кто я теперь, король Круглого стола?

— Это… ну, это большой вопрос. И простейший ответ на него — первичная материя.

— Типа застывшего рентгеновского излучения? Космический пилот радостно засмеялась.

— Ближе, чем ты думаешь! Это конденсат унитарного пространства-времени. В твоей параллели знают про Большой взрыв?

— Это когда Вселенная выскочила из пустоты? Да, мы уже научились добывать огонь трением двух палочек друг о друга. Или вы его добываете трением синей вайды о пупки?

— Эй, остынь, горячая твоя башка! Я просто хочу сказать, что во многих вселенных основного уровня Тегмарка… — она замолчала. — Ой, а вот об этом ты точно ничего не знаешь!

— Мы только что совершили полную четырехуровневую экскурсию, — сообщила с улыбкой Лун. — Не сомневаюсь, Август даст тебе понять, если ему потребуются дополнительные пояснения.

— О’кей, крутые парни! Оги…

— Август, — отрезал я ледяным голосом. И у хорошеньких есть свои границы.

— Август, сосредоточься. В первую стотысячную секунды — что по логарифмическим стандартам весьма долгий временной отрезок — все оставалось скомканным плотнее, чем атомное ядро. Улавливаешь, о чем я?

— Ага. Куча мятых кварков.

— Мечущихся, точно бешеные собаки. А еще раньше — значительно раньше — была эпоха кошмарной пресности. Где-то за триллионную триллионной триллионной секунды до этого, прямо перед лямбда-инфляцией, понимаешь? — Ну вот, еще один человек, спускающий на меня триллионы триллионов, словно чокнутый инопланетянин с его «миллиардами миллиардов звезд». Хотя я ведь видел летающую тарелку чувствительного овоща Флогкаалик, так что не стоило оскорблять несчастного осмеянного доктора Сагана [30]. — Очень горячо, — тем временем вещала Джан, — но ни электричества, ни магнетизма, ни ядерных сил — тогда еще и ядер-то не было, как и света — слишком тесно для света, да и видеть нечего. Еще не отделилась ни одна сила. Вот это и представляло собой Ксон-материю.

Я не смог сдержаться — раскрыл зудящую ладонь и уставился на тусклые металлические крючочки. По мне, они не особенно напоминали Большой взрыв, хотя я при нем и не присутствовал. (Видите, каким я тогда был невежественным?) Но эти иероглифы, несомненно, обладали наистраннейшими способностями и уберегли мою плоть от превращения в частицы вонючего пепла, когда распахнулись ворота убийственной солнечной термоядерной плазмы.

— А разве ей не следует быть тяжелой! Ну, как планете из сплошного свинца?

— В ней заперта отведенная лямбда-экспансией энергия. Массой не обладает, — Джан выглядела впечатленной. — Соображаешь. Ценю это в братьях.

— Стрижающая материя, — предположил я. Сестричка подмигнула Лун:

— Грубо выражаясь. Точнее, материально выражаясь потому что…

— Потому что это чертова метафора, мой мальчик, — произнес Джулс, чокаясь со мной. — Феноменология в роли семиотики, — я видел, как за его спиной Джуни возвела глаза к небесам, после чего отвернулась и, грациозно опустившись на шелковые подушки, завела с Аврил разговор на более осмысленные темы. Например, о внутренней природе устриц, или влиянии Венеры в восходящем квадранте.

— Это интересная особенность историй многих параллелей, — продолжал разглагольствовать Джулс, — что «феноменология» приобретает два значения, очевидно, противоречащих друг другу. В традициях философии, она означает прямое и безупречное знание о сущности вещей, своего рода единение духа с реальностью без посредства медитации. Гуссерль, Хайдеггер, Хелл, Гегель — и все прочие фамилии на эти буквы. Однако экспериментальные науки похитили «феноменологию», причем весьма варварски, если верить профессорам на X и на Г, чтобы применить ее к ошибочным наблюдениям, осуществляемым с помощью инструментов, что напрямую противоречит феноменологической интуиции. Но, конечно же…

Джан тихонько взяла нас с Лун под руки и потащила к одному из подвесных мостиков, соединявших барку с окруженными лилиями островами, над которыми раскинулись шатры. Ее брат явно оскорбился.

— Ему нравится звук собственного голоса. Меня не было шестьдесят лет — а кажется, что прошел всего один день.

— Но он прав? Он хочет заставить меня поверить, будто слова — это вещи. Или вещи — слова.

— Слова, диаграммы, жесты, танцевальные па, вопли, формулы. Особенно формулы. Изобразительная онтология.

Это выглядело ничем не лучше добродушной софистики Тэнзи. Три дня назад я сгонял сотни овец, восседая на трясущемся мотоцикле, пил и ел грубую пищу на выжженных равнинах. То была реальность, она оставляла волдыри на ладонях и исторгала из тела реки пота. Слова никогда не смогут описать опыт. Я не собирался за здорово живешь заглатывать сумасшедшую идею, будто слова, символы, каракули и есть опыт.

Лун настойчиво сказала:

— Командир, нам не стоит отвлекать вас от доклада семье Зайбэков. Как раз перед вашим прибытием Аврил говорила о свершении беспрецедентного чуда.

Вне всяких сомнений, в ее голосе сквозили издевательские нотки. Похоже, мои родственнички прямо-таки жить не могли без дутой риторики. Однако, Лун явно относилась к обсуждаемому вопросу серьезно.

— Не сомневаюсь, мы приближаемся к чему-то поистине важному, какому-то решающему ключу к фундаментальной онтологии.

Мы вошли в шатер, сделанный из чего-то розового и просвечивающего. Повсюду подушки, звуки флейты навевают романтическую импрессионистскую атмосферу. Джан порылась в своем наряде, извлекла косяк, раскурила, глубоко затянулась и передала нам. Лун сделала легкий вдох, кажется, только из вежливости. Я отмахнулся. Предпочитаю держать свою нейрохимию под эндогенным контролем. Ну вот, уже прорываются семейные замашки. Я хотел сказать, что предпочитаю оставаться в трезвой памяти. Наркота одурманивает, а мне требовалась ясность мышления.

Едкий дым наполнил шатер, и на мгновение мне показалось, что меня повело. Элегантная татуировка на плече Джан встряхнулась, словно просыпаясь, и, трепеща прозрачными крылышками, взлетела к уху моей сестрицы.

— Они хотят, чтобы ты вернулась на барку, — голосок был тоненьким, но пронзительным.

— Черт, Сильвия! — Джан втянула дым, невообразимо надолго задержала дыхание, выпустила из носа пушистые клубы. — Скажи, что я буду через пять минут. Кстати, как поживает наша «Висячая псинка»?

— «Повешенный» в целости и сохранности пребывает на орбите Меркурия L4, изображая из себя кусок кометного мусора.

— Круто. А теперь давай, иди на место, иначе у этого несчастного мальчика глаза выскочат из орбит. Август, теперь день Сильвии прожит не зря.

— Он такой милый, — сообщил режущий голосок — и я покраснел, действительно покраснел! Феечка Сильвия на секунду зависла в воздухе, приняв соблазнительную позу и бросая на меня провокационные взгляды, затем упорхнула к Джан и снова превратилась в татуировку на ее руке.

— О’кей, дело вот в чем. Вы ведь знаете о тринадцатичасовом тридцатиминутном пике местного звездного времени?

— Э… нет, извини. Джан покачала головой:

— Ну и мальчишки нынче пошли! В вероятностных полях существует онтологический источник доступа с квазидиурнальным ритмом во всех параллелях, чей пик регулярен в звездном времени, но не в солнечной хронологии.

— Командир, я понятия не имею, о чем вы… — тут я моргнул, и две абсолютно различных части моего опыта, старая и новая, слились вместе в беззвучной вспышке озарения. — О боже! Ты говоришь о тридцати минутах Тэнзи!

— Кого-кого? И не называй меня командиром, солнышко, я всего-навсего твоя сестрица Джанин.

— Моей тетушки. Она медиум, или, по крайней мере, так утверждает. Телефонный, — я возбужденно приложил к уху правую руку с выставленными большим пальцем и мизинцем. — Она занимается этим только в определенное время суток. Нет, я не это хотел сказать. Время каждый день меняется.

— На четыре минуты, — вставила Лун. Вот это да!

— Я думал, ты не знаешь Тэнзи!

— Не знаю. Но это следует из звездной периодичности.

— Можно считать время разными способами, Август, — пояснила Джан, делая очередную затяжку, которая в любую минуту могла лишить ее вообще всякой способности считать что бы то ни было. Глаза моей сестры остекленели, она явно приближалась к коллапсу. — Солнечный день, отсчитываемый твоими наручными часами, продолжается двадцать четыре часа — период между двумя полуднями, то есть время, которое требуется Солнцу, чтобы снова засиять над твоей головой, так? — я кивнул, и она продолжила, несколько невнятно: — Но как насчет всяких там забавных неподвижных звезд, а? Ответь, Август?

— Ты их не видишь. Когда Солнце стоит прямо над головой.

С губ Джан сорвался бессвязный смешок.

— Неплохо! Эй, да у парня есть мозги! Слушай, не в том дело. Сколько времени занимает у… ну, не знаю… у Большой медведицы, чтобы поднырнуть под Землю, обогнуть ее и снова высунуться из-за горизонта? Даю подсказку: не двадцать четыре часа.

Я пожал плечами.

— Твоя взяла. Я-то думал…

— Двадцать три часа пятьдесят шесть минут и четыре целых девяносто одну сотую секунды! Этому учат в школе космических кадетов. В смысле, звездному времени. Звездному, то есть свойственному звездам. Звездовремени, верно? — тут Джан закашлялась. — Только не думай, будто я ходила в школу космических кадетов.

Вообще-то я думал о числах. Почти на четыре минуты меньше, каждый день. Получается, каждый год — на один звездный день длиннее? Двадцать восемь минут каждую неделю… Святые небеса!

Неудивительно, что внучатая тетушка Тэнзи начинала свои магические консультации, скажем, в пять вечера в понедельник, если в прошлый понедельник она начинала их в пять двадцать восемь, а в позапрошлый — в пять пятьдесят шесть. Моя таинственная пожилая родственница всегда танцевала под ритм иного барабана, но только сейчас я понял, что на самом деле ее часы тикали несколько по-другому.

— Тэнзи утверждала, что в этом каждодневном сдвиге времени заключено нечто особенное, — вслух сказал я. — Что-то психическое.

— Называй как хочешь, — отозвалась Джан, заталкивая косяк в пустую бутылку из-под шампанского. — Что для одной женщины онтологические основы, для другой — волшебство. И не спрашивай об этом Аврил, она забьет твою голову сущей чушью насчет влияния звезд.

— Так ведь ты сама говорила о звездах, — возразил я и поднялся. Воспоминания о Тэнзи снова пробудили чувство вины, ведь я бросил ее одну в доме, населенном демонами-мародерами, скачущими по ванной. Нет, конечно, ни Лун, ни моя сестра Мэйбиллин не походили на скачущих демонов, но вот насчет Купа меня терзали мрачные сомнения. Оставалось еще столько вопросов, которые я хотел задать Лун, например, какого черта они с Мэй складывали трупы машин — если я правильно понял их природу — в моей ванной. Просто на все не хватало времени. «Следующий вопрос!» — зловеще провозгласил Марчмэйн. И тут я вспомнил что-то мерзкое про Парсифаля и сообразил наконец с отвращением, что он был наивным придурком, ни разу в жизни не задавшим правильного вопроса. Джан взирала на нас счастливыми стеклянными глазищами. Вот дерьмо! Я негалантно схватил ее за руку и заставил встать.

— Точно-точно, — пробормотала она. — Звезда Ксон. Пять и еще чуть-чуть парсеков в сторону Стрельца.

— Это по направлению к ядру галактики, — пояснила Лун. — Где находится огромная черная дыра, А-звезда Стрельца. Ведутся многочисленные спекуляции по поводу этой закрытой времяподобной…

— Ксон гораздо ближе ядра, — заявила Джан, сильно хлопая себя по щекам. — До дыры около девяти тысяч парсеков, доктор. И я бы с радостью слетала туда на прогулку на моем старом верном коне «Висельнике», но не думаю, что кто-нибудь захочет ждать тридцать тысяч лет, пока я туда доберусь, даже на ц.

На ц? Ах да, она имела в виду — со скоростью света. Святые небеса. У этой женщины есть релятивистский звездолет, припаркованный на орбите Меркурия. Но, может, это в другой параллельной вселенной? У меня голова пошла кругом. Или наконец подействовали пары травки, потому что мои десны начали терять чувствительность.

— Достаточно, — сказал я Лун. — Мне нужно наконец проверить, как там Тэнзи. Ты со мной?

Ее губы коснулись моих, мягкие, словно лепестки роз.

— Конечно. Джан за нас извинится.

— Да пожалуйста! — ступая с крайней осторожностью, Джан раздвинула шифоновые занавеси и, моргая, вышла на свет божий. — Ребята! — небрежный взмах рукой.

Лун произнесла тихие слова, и перед нами открылся Schwelle. За порогом, в темноте, виднелась стена дома и закрытое окно. Мы висели в воздухе. Луны не было. Свет в ванной, само собой, не горел, однако мерцал крошечный огонек на обогревателе. Выудив из кармана анодную трубку, Лун одной голубой вспышкой испарила стекло. Запахло горелой краской. Кусок реальности стерся волшебным ластиком. Я покачал головой.

— Все это очень красиво, Лун, но в последний раз, вернувшись на сборный нексус, я просто вывалился из зеркала.

Она уже занесла одну ногу на подоконник.

— Из параллели Рут? Той, куда Куп доставляет уничтоженных деформеров?

— Вообще-то из Хаймата, обиталища Мэйбиллин, — я последовал за Лун, приложив палец свободной руки к губам. Мне вовсе не хотелось примчаться на помощь Тэнзи посреди ночи — и убить ее сердечным приступом. А если вокруг ошивалась миссис Эбботт, не стоило сообщать ей о своем визите. — Это что, вроде… кэширований памяти? Операционная система запоминает последний проход, последний доступ?

— Что-то вроде. Фиксирую в доме одного живого человека.

— Внучатая тетушка Тэнзи — настоящая домоседка. Она, наверное, внизу. Может, уже спит. Не знаю, сколько здесь сейчас времени, — в этом мире — в моем мире. Что-то еще насторожило меня. Нет собачьего лая. Дугальд О’Брайен, наш верный пес, обладал почти сверхъестественной наблюдательностью. Волосы на моих руках встали дыбом. Нуда, верно, он пропустил все предыдущие вторжения. Бедный старик, должно быть, теряет нюх. Или эта сучка Эбботт что-то с ним сделала. Например, отравила. От одной мысли мне стало нехорошо.

— Подожди минутку, — Лун обернулась, держась за дверную ручку и пристально вглядываясь в меня в полумраке. — Что ты тогда делал в ванной?

— Поджидал маньяков с очередным трупом.

— Но как ты догадался, что мы появимся? Август, ты хочешь сказать, что эта твоя пожилая леди знала, что мы используем данный нексус для транспортировки?

— И была напугана до полусмерти. Она обнаружила вас несколько недель назад. Я как раз хотел спросить у тебя…

— Секундочку, — обогнув меня, Лун восстановила окно своей лучевой пушкой. Будто загрузила картинку откуда-то из буфера. Обожженная краска всплыла из вонючих черных пятен, побелела и растеклась по раме. Я увидел свое призрачное отражение в новом стекле.

— Значит, мыв Матрице, — сообщил я.

— В чем?

— Ну, как в кино. Значит, это правда. Все — обыкновенная симуляция. То, что вы называете Состязанием.

— Я не видела этот фильм, Август. Можно сказать так: очень упрощенная, грубая аппроксимация истинной онтологии. Но сейчас не место и не время для дискуссии, дорогой. Тебе не нужно отлить?

— Что?

— А мне нужно. Я слишком много выпила у Аврил, — совершенно ничего не стесняясь, Лун спустила брюки и трусы до колен и уселась на унитаз. Я услышал шипение, которое произвело на меня странный двойной эффект: извращенно-эротически-возбуждающий — и вызывающий желание тоже отлить, как иногда бывает с бегущей водой во сне. Лун аккуратно подтерлась и встала.

— Спустить — или ты следующий?

— Я хочу, но не могу. Только не перед… Нет, не спускай, помни, что мы стараемся вести себя тихо.

— Хорошо, — она вернула на место деревянную крышку. — Тогда веди, гид!

Так и не включив свет, я тихо приоткрыл дверь в темный коридор. Домашний аромат недавней готовки. Я вздохнул с облегчением. Значит, с Тэнзи все в порядке. Но ни звука — ни бормотания телевизора, ни симфонической музыки из проигрывателя. И никакого храпа; правда, нас от тетушкиной спальни отделяли два этажа. Кивнув Лун, я начал спускаться по лестнице.

В темноте и тишине мой мозг несся галопом, точно взбесившаяся лошадь. Необходимо было сопоставить невообразимое множество вещей за невообразимо короткое время. Есть ли у Тэнзи на пятке или подошве загадочная серебристая печать? Я этого не знал, так как никогда не видел ее босой. Пожилой возраст не позволял ей посещать со мной бассейн. И вообще, на самом ли деле тетушка являлась родственницей моего отца? Все, что мне говорили, оказалось поставленным под сомнение этой новой ужасно обширной и безвозрастной семейкой. Если Дрэмен и Анжелина действительно когда-то родили старого пердуна Септимуса, то кем же они были на самом деле? Уж никак не австралийцами в третьем поколении, потомками древнего и знатного — если не аристократического — эстонского семейства. А если они и правда приплыли из тех далеких краев, то прошло очень много времени с тех пор, как офицер иммиграционной службы поставил штамп в паспорт первого Зай-бэка.

На кухне горел свет, сияние пробивалось в щель под закрытой дверью, но Тэнзи никогда его не выключала — она думала, что это отпугивает воров. Должно быть, и вправду отпугивало, потому что к ней никогда не вламывались, хотя в Норскоте периодически случались вспышки грабежей. Однако, я полагал, что все дело в присутствии Доброго Ду. Добродушный пес, зато здоровенный, а когда он оскаливал зубы, то мог выглядеть весьма угрожающе для человека, крадущегося по двору в резиновой маскарадной маске и ломиком в руках. Я свернул в сторону (Лун следовала за мной по пятам) и помедлил возле спальни Тэнзи. Прадедушкины часы уютно тикали. Слегка пахло плесенью и старостью. Приоткрыв дверь, я приложил ухо к щели.

Дыхание, глубокое, медленное и звучное. Как будто два крепко спящих человека дышат в унисон. Наверное, решила, что я уехал в город и не вернусь допоздна, поэтому привычно пообедала в одиночестве, вымылась в ванной на первом этаже и легла спать. Я буквально задрожал от облегчения. Осторожно прикрыл дверь, обернулся и врезался в Лун.

— Спит, — я кивнул головой, и мы на цыпочках прошли в кухню. Плотно захлопнув дверь, я принюхался к остывающим булочкам, красовавшимся на бумажной салфеточке на буфете. Всего несколько минут назад мы жевали канапе на плавучем пиру у Аврил, однако у меня все равно потекли слюнки. Лун села за стол, а я поставил греться воду для чая. В Чикаго такого днем с огнем не сыщешь. Если очень повезет, тебе достанутся бумажные пакетики, плавающие в чуть теплой воде. Пожав плечами, я достал старую исцарапанную железную банку с ароматными чайными листьями и водрузил ее рядом с заварочным чайником. А потом — все, не смог дольше сдерживаться — уперся локтями в твердую столешницу и, наклонившись вперед, спросил:

— Лун, почему трупы? Почему здесь? Что за Состязание и что за Игроки? И что еще за чертова станция Иггдрасиль?

Несколько секунд она пристально смотрела на меня, кусая губы, явно пытаясь выбрать правильный маршрут, точку входа в ужасно запутанное объяснение, в которое впишутся бессмертные Зайбэки, четырехуровневые бесконечно сложные фрактальные вселенные, инструменты Ксон-энергии, звездные корабли, летающие со скоростью света, водные астрологи с клонированными девушками-служанками, НЛО Адамски, пилотируемые огромными похотливыми клубнями, Алисино Зазеркалье, мертвые роботы, живые роботы, ненавидящие мормонов фальшивые священники и черт знает что еще. Я понял, что экскурс затянется, и предложил:

— Можно краткую версию, для идиотов.

— Хорошо.

Боже, как она была прекрасна, даже в свете флуоресцентных кухонных ламп! Шоколадная кожа, чтобы лизать ее и покусывать. Глаза, глубокие, словно озера расплавленного синего металла. Груди — если верить словам царя Соломона, или призрачного автора Библии — точно две молодых косули. И хотя я понятия не имел, кто такие косули — наверное, преподобный Джулс мог бы просветить меня на сей счет — не сомневаюсь, что захотел бы погладить этих очаровательных животных, встретив их щиплющими травку на лугу.

— Дорогой, ты должен понять, что…

Дверь за моей спиной распахнулась. Взгляд Лун метнулся на звук. Я обернулся. В темном проеме стояла миссис Эбботт.

Я бросился вбок, отпихнув свой стул в сторону (он ударился об один из нижних кухонных шкафчиков), надеясь, что Лун сообразит нырнуть и спрятаться, и обхватил стерву за обширную талию. Она врезалась спиной в дверь, и мы вывалились в коридор. Все произошло очень быстро, меньше чем за секунду. Как-то раз я перелетел через забор, свалившись со своего мотоцикла, когда вошел в поворот на слишком большой скорости, но тогда мои рефлексы не были убыстрены. Я увидел шокированное и мертвенно-бледное лицо миссис Эбботт, ее негодование, увидел, как медленно открывается ее рот, почувствовал, как пронзительный визг вонзается в мои барабанные перепонки — и мы рухнули на ковер, она снизу, я — более-менее сверху, точно кровожадный насильник. Меня одновременно охватили ярость и смущение. На миссис Эбботт были халат и старомодная ночная рубашка Тэнзи. О черт, нет, это миссис Эбботт подло храпела в постели Тэнзи! Визг становился все отчаянней. Я скатился на пол, схватив сучку за руку, чтобы не убежала — и понял, что крик исходит не из ее рта, жадно хватающего воздух. Кричала внучатая тетушка Тэнзи, стоявшая перед своей спальней, одетая в собственные цветастую ночную рубашку и халат. Крик оборвался. С внушающей уважение скоростью тетушка бросилась к входной двери, распахнула ее, отодвинув задвижку, и, сунув два пальца в рот, пронзительно свистнула. Что-то большое и темное ворвалось в дом. К этому моменту я успел наполовину подняться, не выпуская руки миссис Эбботт. На меня обрушилась кошмарная масса. Потеряв голову, я выпустил женщину и поднял правую ладонь. Но прежде чем успел выкрикнуть дейксис, Добрый Ду вцепился в мое запястье и начал трясти руку, словно я был игрушкой, которую он жаждал разорвать в клочки. Вцепившись в его морду свободной рукой, я высвободился, однако он ткнулся мне в лицо, и я почувствовал, как глаза и ноздри заливает густая собачья слюна.

Что-то третье свалилось на нас сверху, нанеся очередной чувствительный удар мне в грудь. Я задохнулся от боли, а Лун поднялась с пола, грациозная, точно гимнастка-чемпионка. Ее сильные руки вцепились в уши Доброго Гуда и дернули. Пес взвыл и изогнул свою тонкую шею. Лун поволокла его, будто Тарзан льва.

— Тайм-аут! — крикнула она своим чистым сопрано. — Все всё перепутали!

Игнорируя Лун, большой старый Лабрадор вперил в меня полные ярости глаза и гневно рявкнул:

— Какого черта ты тут творишь, Август?!

Пятнадцать

Джулс

Не успела сестрица Джан закончить свой несколько сумбурный семейный отчет касательно полета к звезде Ксон (и когда она только успела так набраться? или обкуриться?), а Джулс Зайбэк уже поставил бокал на поднос проходившей мимо киски и быстро, не прощаясь, ушел в пространство Schwelle. Шагнув за порог, он оказался в самой внешней оболочке своего М-мозга, в семистах пятидесяти миллионах километров от все еще активного Солнца параллели Звездной куколки, с момента своего рождения остывшего в тридцать раз. Болостанция «Нептун», построенная исключительно ради удобства Джулса, невозмутимо вращалась в темноте на длинной алмазной нити, создавая иллюзию нормальной земной гравитации.

Здесь небо казалось почти черным, оно излучало избыточное тепло от множества оболочек Дайсона и высасывало последние полезные кванты для пикокомпьюетров, прежде чем отправить окончательно истощенные и обобранные эрги излучения черного тела во внешний космос. И если бы там жили инопланетяне, то, разглядывая издали эту часть небосвода и препарируя ее в своем безбрежном, холодном, жестоком и завистливом сознании, они вряд ли обнаружили бы инцистированную звезду с фантастически сложными компактными слоями разума, большого, словно исходные планетарные орбиты, когда-то пересекавшие ее эклиптику. Эта закрытая реконструированная Солнечная система была потрясающим результатом тщательных вычислений, породивших всех возможных обитателей и безжизненный мусор Состязания миров, причем сами вычисления реплицировались с помощью грубых сил и искусных алгоритмов, наподобие предположительной истории.

— Чем мы можем помочь тебе сегодня, Джулс?

— Чисткой, — он передал свою куртку сущности в наряде старинного дворецкого, с пышным воротником и косичкой. — Новости Джан насчет звезды Ксон важны для многих человеческих параллелей.

— О, благодарю! Я бы очень хотел узнать подробности.

— А я бы очень хотел узнать, почему ты не можешь установить эту эквивалентную массу в данных аллотопах.

— Вне всяких сомнений, информация твоей родственницы прояснит вопрос для нас обоих. Ты ведь, конечно же, принес с собой отчет?

Взмахом руки Джулс велел М-мозгу загрузить базу данных, которую Джан предоставила всему семейству. Сущность тут же улыбнулась.

— Спасибо, Джулс. Это очень хорошо. Подтверждает нашу нынешнюю парадигму. Объект почти наверняка представляет собой сгущение субстрата реальности Икс-уровня.

— Ну что ж, отлично, Мозгляк, — Джулс улыбнулся в ответ. Фразы, подцепленные из местного говора, всегда его забавляли. — Однако это звезда Ксон, доктор Ксавье.

— Терминологическое совпадение, — отозвался дворецкий, раскладывая чистую смену одежды. Джулс ослабил галстук и уселся в старое парикмахерское кресло. Дворецкий развернул накрахмаленную полосатую накидку, заткнул ее за воротничок Джулса. Некоторое время щелкал ножницами, роняя на пол клочки черных волос, после чего заточил на ремне сверкающую бритву, взбил пену и кисточкой вымазал подбородок и горло «преподобного». Лезвие мягко, прохладно скользило по коже. Джулс откинулся на спинку кресла, полностью расслабившись, и закрыл глаза. Пена пахла эвкалиптовым маслом. Дворецкий поработал над висками, под носом, осторожно наклонил голову Джулса вперед и выбрил затылок. Это всегда доставляло такое незамутненное, бездумное удовольствие. Пена вместе с щетиной отправились на нагретое полотенце, другой кусок горячей фланели прикоснулся к дышащей всеми порами коже. Дворецкий убрал накидку и парикмахерские принадлежности, проводил Джулса к удобному кожаному креслу, установил подставку для ног.

После долгого молчания Джулс покачал головой:

— Простое совпадение, да? Мне это кажется чертовски маловероятным.

— Не совсем так. «Икс» часто используют для обозначения неизвестного и подчеркивания крайности. Ксон-частицы — последнее, что когда-либо сможет обнаружить техногенная человеческая цивилизация в любой параллели, потому что их продукция требует огромных энергетических затрат и чрезвычайно малых периодов наблюдения. Принцип Гейзенберга, ничего больше, Джулс.

— Да, да. Ты же знаешь, я так и не определился со своим отношением к принципу Гейзенберга.

Дворецкий вежливо улыбнулся.

— А к принципу Ферми?

— Ненавижу его, он заставляет меня чувствовать себя изгоем. А что касается принципа комплементарное… — Джулс понял, что не перенесет еще одного дешевого философствования, и решил замолчать.

После ощутимой паузы дворецкий пробормотал: — Quel Бор [31]!

Мгновение спустя Джулс понял, что имелось в виду, и нехотя улыбнулся:

— Все равно в наличии чертовски мало части Ксон-частиц, ведь Большой взрыв переключился на инфляцию. За исключением этих странных штуковин, — он закинул левую ногу на правое колено, стянул шелковый носок и в миллионный раз осмотрел загадочные серебристые иероглифы, впечатанные в лодыжку.

— И той звезды, которую исследовала твоя отважная сестра.

— Точно. Осмелюсь предположить, дальше ты заявишь, что Икс-пространство называется так потому, что является последним и глубочайшим порядком всех субстратов.

— Да, конечно, и это будет лингвистически мотивировано тем, что мы с тобой только что обсуждали.

— Ой, ладно, хватит! — иногда Джулс наслаждался этими словесными поединками с сущностью М-мозга, хотя и знал, что может выиграть, только если эта кошмарная тварь потеряет терпение и сдастся. Вытянув ногу с меткой неизвестного зверя, он откинулся на кремовую мягкую кожу и уставился в темноту. — Так чему тебя научила героическая одиссея Джан?

— Тому, что мир на самом деле проще, чем мы опасались. Что вся информация, необходимая для рождения мира, уместится на одном листе бумаги. Нет, не мира — бесконечного множества миров.

— Это ты об уравнении на футболке, что ли? Старо, как мир, и уже неинтересно.

— Нет. Об информации, уплотненной по энтропийным связям Буссо, записанной в минимальном пространстве на мировой мембране.

Черт. Ну и что тут спросишь? Джулс никогда не знал, играют ли с ним, издеваются ли над его праздным любопытством — или отвечают честно, хоть и совершенно непонятно.

— Вселенная в виде книги, да?

Дворецкий удержался от вздоха, но плечи его предательски дрогнули.

— Я вижу, ты снова изображал из себя теолога, Джулс.

— Такова жизнь.

— Таково Состязание, — ответила сущность и ушла к своим пикомашинам, осуществлявшим величественные, исполненные мощи, бесконечные вычисления, огромные, как та солнечная система, что когда-то располагалась здесь, прежде чем ее разобрали и перестроили в колоссальную мыслительную матрешку, сферу внутри сферы оптимизированного комьютрониума, фрактальное гнездо миллиардов сознаний — или что-то вроде этого. Вот вам и теология! Святой Фома Аквинский в космосе! Вздохнув, Джулс силой вырвал себя из сибаритских объятий кресла.

— Один листочек, — со стоном произнес он в пустое, гудящее силами пространство, вспомнив шутку, услышанную на одной из бесконечных Земель, — еще не трактат.

Шестнадцать

Август

Униженный на глазах у восхитительной женщины, в которую я был отчаянно влюблен, чертовски разозленный собакой, волнуясь за внучатую тетушку Тэнзи и по-прежнему опасаясь гражданки Эбботт, я неуклюже поднялся, отряхнул одежду и запоздало попытался помочь лежавшей на полу даме, но она в ужасе — уж не знаю, притворном или настоящем — отпрянула от меня. Дугальд О’Брайен по-прежнему угрожающе царапал когтями пол, готовый кинуться на меня, удерживаемый только железной хваткой Лун. Он угрожающе зарычал, совсем как настоящая собака.

— Когтяра, — простонал я в ответ. Час от часу не легче!

— Август, так себя не ведут, — сообщила мне тетушка. — Успокойся, Сэди, ты же видишь, он не желал тебе зла, — миссис Эбботт подвывала, крепко зажмурившись и засунув пальцы в рот. — Дугальд, сидеть, сэр!

Пес неохотно повиновался, скептически осведомившись:

— Ты знаком с Когтем? Мне стало дурно.

— Ну, мы никогда не ели из одной миски, но вообще-то да.

— Этот кот вполне ничего, — проворчал Добрый Ду. — Никогда больше так не делай, парень, не то я могу случайно откусить тебе нос, — тут он энергично отряхнулся, бросил одобрительный — а, возможно, и полный восхищения — взгляд на Лун и прошествовал через распахнутую входную дверь во двор — то ли продолжить свой прерванный сон под крыльцом, то ли — что представлялось более вероятным — возобновить обход старого дома в поисках того, с кем меня перепутали.

— Ну-ну, — пробормотал я, глядя на его удаляющийся хвост, — а где, интересно, ты проводил последние субботние вечера? — Ой. Скорее всего, блокировал магические эманации и — если Тэнзи входила в шайку — возможно, прикрывал от нее Лун и Мэйбиллин. И на чьей же стороне была эта псина?

Первый шок прошел, и миссис Эбботт всхлипывала, вытирая глаза бумажным носовым платком, бубня себе под нос:

— Это не собака, это не собака!

Тетушка похлопывала ее по руке и всячески пыталась утешить. Мне она сказала:

— Ты обещал вернуться домой к семи. Ножка ягненка засохла. В холодильнике, завернутые в пленку, лежат обрезки мяса. Сделай себе и своей подруге салат. Я его тетя Тэнзи, — нейтральным тоном добавила она, взглянув на Лун. — Добро пожаловать в наш дом.

Спокойная — насколько вообще может быть спокоен человек, счищающий собачьи слюни с собственных ярко-красных брюк в незнакомом месте посреди ночи — Лун представилась в ответ. К моему удивлению, добавив:

— Приношу свои извинения за недавние беспорядки в ванной, Тэнзи. Это полностью моя вина, и, пожалуйста, простите за беспокойство.

Тэнзи подняла глаза и многозначительно кивнула: трупы в ванной.

— Ради бога, Сэди, — сказала она, — хватит хлюпать. Август, Сэди любезно согласилась составить мне компанию на ночь, когда ты не вернулся домой.

Столько информации о таких секретных вещах. Я не забыл об анодной пушке в кармане Лун и о зеленых лучах, стиравших память тех, у кого не было стрижающих имплантатов. И она не в первый раз пыталась объясниться со своими жертвами, прежде чем избавиться от них. Или попытаться избавиться. Наверное, из-за чувства вины. Потребность признаться, покаяться и понести наказание. Впрочем, в таких вещах лучше разбирался преподобный Джулс. А Лун, быть может, всего лишь проверяла скрытые знания Тэнзи? Весьма вероятно.

— Значит, это дело рук такой хорошенькой девушки? Все любопытственней и любопытственней, — вздохнула Тэнзи. — Почему бы нам всем не пойти на кухню? Я заварю чай. К счастью, я совсем недавно напекла булочек, и у нас есть свежий клубничный джем.

— Она знает? — прошептал я Лун на ухо.

— Сомневаюсь. Т-с-с-с!

— Ты ведь проводил того очаровательного мистера Фенимора до дома?

Кого? Святые небеса, как же давно это было!

— Да, тетя. Он просил непременно передать тебе свои наилучшие пожелания.

Склонившись над чайником, тетушка бросила на меня пронзительный взгляд. Мне показалось, или ее щеки действительно покраснели? Возможно.

— А потом, я так понимаю, ты поехал в Сент-Барт, в обитель веры, к нашему дорогому преподобному Джулсу. Я думала, ты совершенно арелигиозен, Август.

О черт, я ведь оставил машину перед домом Джулса! Интересно, а робот Куп по-прежнему сидит на диване в странной позе? Или занимается своими не менее странными делишками, например, собирает и вывозит трупы?

Услышав про мое отступничество, миссис Эбботт выдохнула и уставилась на меня с подогретыми недовольством и подозрением. Я изобразил примирительную улыбку. И тут кухня взорвалась. Еще секунду я продолжал сидеть за столом, оглушенный и онемевший, а на меня хлопьями опадала побелка. Кипящая вода выплеснулась из взлетевшего на воздух котелка. Лун, стремительная, словно красно-белая молния, схватила Тэнзи и повалила на пол, прикрыв старую леди своим телом. Миссис Эбботт застыла с разинутым ртом, возможно, потеряв сознание. Я вытянул руку и произнес одно слово. Остатки кухни посыпались наружу, перемешанные с досками и гвоздями, потолок потрескался и немного просел. Кто-то в саду вскрикнул от боли. Сморгнув пыль с ресниц, я бросился во двор, выставив перед собой руку, словно оружие, которым она, впрочем, и являлась. Кухонная лампа дневного света отвалилась от потолка и теперь покачивалась над головой, отбрасывая пляшущие тени.

Наверху раздался оглушительный удар. Мгновение спустя вниз хлынули потоки воды. Это не выдержали трубы.

— Они захватили наш сборный нексус, — сосредоточенно сообщила Лун, стоя на коленях и проверяя пульс тетушки. — Она в порядке.

Я посмотрел на миссис Эбботт, так и не сдвинувшуюся с места. Осколок стекла от маленького кухонного окошка торчал из ее левого глаза. Я дотронулся до шеи женщины, и миссис Эбботт свалилась со стула. Это был второй труп, увиденный мной за последние два дня — и, возможно, первый, когда-то бывший человеком.

Сверху донеслись новые удары.

— Нам надо бежать, — сказал я. — Удастся ли протащить тетушку через Schwelle?

— Да, если один из нас будет находиться в постоянном контакте с ней. Куда ты…

— Дай мне Звездную куколку, — крикнул я. Потолок начал медленно оседать, я подхватил тетушку на руки, и мы нырнули в темноту. Высокий, чисто выбритый мужчина в рубашке с коротким рукавом обернулся и удивленно посмотрел на нас. Позади рушился прекрасный дом Тэнзи, вздымая клубы пыли. Мужчина, оказавшийся Джулсом без византийской бородки, отрывистым приказом закрыл Schwelle.

— Святые небеса, Август, — спросил он, — что ты сделал с бедняжкой Тэнзи? — на его лице промелькнуло отчаяние, тут же, впрочем, исчезнувшее. — Как бы там ни было, хорошо, что ты принес ее сюда. С Аврил бы этот фокус не прошел, она просто-напросто отрезала бы вас.

Не обращая на него внимания, я опустил Тэнзи на медицинскую койку, чудесным образом возникшую передо мной. Я понятия не имел, откуда она взялась, но, кажется, эта параллель представляла собой гибрид желаемого с действительным. Сама ее сущность реагировала на ваши нужды. Лун склонилась над тетушкой, проверила зрачки, сосчитала пульс.

— Пара синяков и ссадин, ничего серьезного.

— Хвала небесам. А как ты? Моргнув, она распрямилась.

— Растянула ягодичную мышцу, так что временно обуздай свою свирепость, тигр. Ты в порядке?

— Ни царапины, — мысленно я снова услышал кошмарные взрывы. Черт, несчастное животное! Я не мог просто так его бросить!

— Верни меня обратно, — сказал я, надеясь, что сообразительности и памяти операционной системы хватит на то, чтобы выполнить мою просьбу. Открывшееся окно мгновенно оказалось завалено щебенкой, пылью и прочей гадостью, ринувшейся в обиталище Джулса. На меня посыпались обломки кирпича и сломанные доски. Бесполезно, не пройти. Я захлопнул Schwelle и крикнул:

— Дай мне сборный нексус!

— Туда нельзя! — встревожено воскликнула Лун.

Окно распахнулось в темноту, и эта темнота дурно пахла.

Утечка газа. Я просунул голову на ту сторону, отчаянно жалея об отсутствии карманного фонарика. На месте старинной ванны зияла дыра, ведущая на нижний этаж, из труб хлестала вода. С пола исчезла практически вся кафельная плитка, однако стропила выдержали. Я осторожно ступил на балку, направляясь к открытой двери. Даже в темноте разрушения потрясли меня. От старого дома остался, по сути, лишь прочный каркас, ведь раньше строили на века. Все остальное сломалось, отвалилось или просто исчезло, попадав вниз. И, быть может, погребя под собой мою собаку (мою говорящую собаку!). Сердце у меня в груди бешено колотилось. Я на-только хорошо знал свое прежнее жилище, что мог передвигаться с некоторой уверенностью. Направо, балансируя на брусе — боевые искусства не пропали даром. Здесь была лестница. Раньше. Взрыв — или что-то еще — разрушили крепеж пролета, и теперь ступеньки виднелись в нескольких футах подо мной. Делать было нечего. Я прыгнул.

И продолжил прыгать, словно человек, бегущий вниз о крутому холму от разъяренного гризли. Врезался в стену, почувствовал, как поворачиваются под ногами ступени, попробовал схватиться за перила, которые оторвались и с грохотом полетели вниз, в кучу мусора. Понесся дальше, перескакивая через три ступеньки за раз. Мне показалось, это заняло то ли целую вечность, то ли дно мгновение. Влетев в спальню Тэнзи, я на секунду привалился к покосившейся двери, слушая, как рушится лестница. Через окна пробивался свет. Стекла вылетели, их осколки смешались с известкой, ошметками цемента и деталями старомодной тетушкиной одежды. Порезав руки, я вылез через окно и побежал к фасаду дома. На лице собралась толпа людей, я услышал далекий вой сирен пожарной машины или «скорой помощи». Никто не попытался войти во двор, чтобы помочь. Наверное, они боялись, что дом рухнет, или считали Тэнзи ведьмой — соседи часто распространяют подобные слухи об эксцентричных старых леди. Врагов я поблизости не увидел, однако тогда я еще не знал, куда смотреть.

Он лежал на боку, наполовину скрытый упавшим крыльцом веранды. Огромный кусок каминной трубы сломал ему плечо. Я отшвырнул кирпичи в сторону, поднял неподвижное тело на руки. Активная физическая работа сделала меня сильнее, но я все-таки спотыкался от тяжести. И ничего не видел от слез.

— Дай мне Звездную куколку, — прорыдал я и унес пса в темноту, за порог.

Там я опустил Дугальда рядом с тетушкиной койкой, вытер слезы тыльной стороной руки и приступил к осмотру повреждений. На его шерсти засыхала кровь. Какая-то ее часть вытекла из моих собственных порезов, однако упавшая труба раздробила плечо передней правой лапы, сломав половину ребер, торчавших под мехом и, что самое ужасное, выбила правый глаз. Я издал леденящий душу отчаянный стон. Всего несколько минут назад я видел человека, несчастную миссис Эбботт, сидящую мертвой за кухонным столом — и почти ничего не почувствовал. Ведь Добрый Ду был моим другом]

— Излучи его обратно! — взмолился я, глядя на Лун.

— Я не могу! Август, это невозможно!

— Можешь! — я цеплялся за ее карман в поисках чудесной штуковины, испускавшей голубые лучи. — Тебе просто надо…

— Дорогой, это не сработает, — Лун тоже плакала, расстроенная моим отчаянием и своей неспособностью помочь.

— Оставь животное в покое, — велел Джулс. — Я прикажу избавиться от останков.

В мгновение ока я оказался на ногах, мои окровавленные пальцы впились в рубашку на его груди.

— Эй!

— Просто заткнись, ты, урод!

— Прости, старина. Я не подумал, что это животное так много для тебя…

Тэнзи застонала. Мы все обернулись к ней, и она слабым голосом произнесла:

— Август, ты должен ему помочь.

Я покачал головой, и слезы снова хлынули у меня из глаз.

— Тетя, мне очень жаль. Дугальд умер.

— Ты можешь исцелить его.

Старая леди была в шоке. Я взял ее за руку

— Дорогая, мы уже ничего не можем сделать.

Она с трудом приподнялась на одном локте и вперила в меня яростный взгляд:

— Возложи на него руки, Август!

Что еще за мистическое безумие? Однако, Тэнзи являлась профессиональной телефонисткой-экстрасенсом, калибровавшей свою работу в соответствии со звездами — которые, как выяснилось, подчинялись какой-то штуковине под названием Ксон. Я решил не лишать ее последней иллюзии. Пожал плечами и, чувствуя себя полным идиотом, опустился на колени рядом с нашей собакой. Положил смертоносную правую руку на его морду, прикрыв кошмарную рану на месте глаза.

Из моей ладони хлынул свет. Господи ты боже мой, я каким-то образом активировал солнечное пламя! Тэнзи хотела этого? Погребальный викингский костер для старого товарища? Но ведь она ничего не знала о моем икс-калиберном оружии, а я, потеряв над ним контроль, мог разнести всю параллель к чертовой матери! Я попытался отдернуть ладонь, однако та словно приклеилась к голове собаки, и рука дрожала, вибрировала какой-то силой, исходящей, казалось, из моего солнечного сплетения и пульсом отдававшейся во всем теле. Свет пронизал коченеющего пса и меня вместе с ним. Что-то струилось и искрилось — информация, водоворот данных. Фрактальные формы изменялись и перестраивались. Я ничего не мог поделать. Рука и ладонь пылали, будто в них вживили сварочный аппарат. Я видел мышцы, сухожилия и кости, а в середине — светящийся клубок Ксон-материи-энергии, накрывший другой клубок, тоже мерцающий, вживленный в голову пса прямо между глазами.

Внезапно свет погас. Я почти ослеп. Моя рука соскользнула. Добрый Ду закашлялся, тряхнул головой и вскочил на ноги. Двумя ясными темно-карими глазами взглянул на коленопреклоненного меня. Его раны исчезли без следа.

— Спасибо, Август, — сказал пес. — Прости за недавнее нападение.

Я снова осел на пол, рыдая и смеясь одновременно, и Дугальд снисходительно позволил мне обнять его за шею.

— Просто делаю свою работу, приятель, — выговорил я и закашлялся. — И, кстати, когда мы убедимся, что тетушка в порядке, я бы очень хотел узнать, в чем же именно заключается эта работа.

— Дорогое дитя, я уже в полном порядке, — отозвалась старая леди бодрым голосом. Она попробовала подняться с койки, но Лун мягко удержала ее. — Ну что ж, суетитесь, если хотите. Иногда, это полезно. Август, иди сюда, я хочу поблагодарить тебя за то, что спас мне жизнь.

На тетушкиных волосах осела известка; я добавил еще пыли, когда нагнулся, чтобы подставить свою щеку под сухой поцелуй и клюнуть Тэнзи в ответ.

— Тэнзи, мне очень жаль, но твоя подруга Сэди Эбботт… — я в смятении замолчал.

— Мертва, бедняжка. Я почувствовала ее уход, — да уж, внучатая тетушка Тэнзи, старейшая телефонистка-экстрасенс, не могла пропустить подобное событие. — Кто-то напал на нас, Август, — продолжила она, тщательно подбирая слова, но с явным удивлением. — Это не было несчастным случаем.

— Я знаю. И не думаю, что они остановятся только потому, что мы сбежали в… сюда, — я обвел рукой темный минималистский приют, по-прежнему не уверенный, что же из себя представляет Матрешечный мозг Джулса. Очевидно, какой-то конструкт. Я поймал взгляд брата. Он недовольно созерцал меня, поджав губы. — Джулс, извини, если мы привели их за собой.

— Это не проблема, — отозвался братец. — Ты соришь.

— Что, прости? — я похлопал по своей одежде, и в воздух поднялось маленькое облачко цементной пыли.

— И все — прямо на чистый компьютрониум! Прекрати. Ты грязный, и тебе чертовски не повредит хорошая головомойка.

— О боже, — устало вздохнул я. — Десятое мытье и перемена одежды за два дня. — Конечно, он был прав, моя голова зудела, а глаза слезились. — Хорошо, Макдуфф, веди меня к воде!

— Нет времени на эту чепуху, — Джулс открыл окно, позвал: — Джуни?

Сестричка шагнула за порог с бокалом шампанского в одной руке и цыплячьей ножкой в другой.

— Позаботься об этом чучеле и почисть его, идет? И быстро, бегом назад.

— Мне больше нравилась борода, — сообщила Джуни, всучивая Джулсу шампанское и кусок мертвой плоти, которые он принял с явным отвращением. — Она придавала тебе вид святоши, а так — ни то ни се. Что ж, идем, молодой человек!

Я взглянул на Лун; девушка кивнула, не двигаясь с места, держа Тэнзи за руку. Джуни открыла Schwelle, и мы оказались в помещении, заполненном мерцающими пузырьками света и крохотными неуловимыми радугами, напомнившими мне о снах Максфилда Пэрриша [32].

— Почистите его, — кинула сестра в пространство. Ветерок взъерошил мои волосы, потревожил одежду,

словно крошечные пальчики тысяч шаловливых фей. Щеки начали гореть и, подняв чистый палец, я коснулся гладкой, как у младенца, кожи. Судя по всему, невидимые пескоструйные аппараты напрочь содрали верхний слой эпидермиса. Глаза на секунду заслезились, в них защипало — и все стало немного четче, чем прежде. Я снова осмотрел собственные ладони. Исчезла не только кровь — исчезли и порезы, из которых она вытекла.

— Вот это да! — восхитился я. — Да у тебя тут настоящий хозяйственный полтергейст!

— Наноэффектуаторы, — гордо сообщила Джуни. На ее пальцах не осталось ни следа куриного жира. Взяв мою обновленную руку в свою, она открыла портал и потянула меня за собой. Затем остановилась и довольно оглянулась. Я вспомнил старую шутку про богатого генерального директора, который как-то раз столкнулся со своим подчиненным у входа в огромный небоскреб компании. Стоял весенний день, теплый, но не жаркий, легчайший ветерок доносил аромат цветов из ближайшего парка. «Прекрасный день!» — сказал подчиненный. Директор удовлетворенно улыбнулся, кивнул и ответил: «Спасибо». Ну прямо вылитая Джуни!

— Эти чертовы штуковины рассеяны в воздухе? — внезапно я чуть не задохнулся, отчасти от надменного взгляда сестрицы, отчасти представив, как проглатываю миллионы нанороботов. Наверняка они трудились не покладая рук, вычищали холестерин из моих артерий и освежали дыхание. Однако, как бы там ни было, зловоние взорвавшегося дома исчезло. Я провел рукой по чистым волосам. Гладкие и шелковистые.

— Я называю их туманцем. Их предки съели все в этой параллели, разнесли на молекулы флору и фауну, разрушили здания, а потом, видимо, решили переключиться на добрые дела. Я их перепрограммировала, с некоторой помощью М-мозга Джулса, — Джуни повернулась к Schwelle. Я удержал ее за руку.

— Какого именно? Я успел там побывать, и мне это напомнило самую большую виртуальную реальность в мире.

Джуни отрывисто усмехнулась.

— Ну да, можно и так сказать.

— Что смешного, Джуни?

Для объяснения она выбрала долгий окольный путь, но я не собирался ее прерывать. Хвала небесам, наконец хоть какие-то ответы!

— Система Мозга матрешки, судя по всему, была сконструирована около двух тысячелетий назад культурой, произошедшей от слияния строителей египетских пирамид и индийских математиков. Очевидно, название не их — они называли свое детище Яйцом Ра. «Матрешка» — это такая русская кукла, ну, знаешь, открываешь ее — а там внутри еще одна, поменьше, а у нее внутри — еще одна, и так далее.

— Ах вот оно что. Звездная куколка.

— Да, это дейксис Джулса. Солнце спрятано внутри и светит, как обычно. Видишь ли, они разрушили все планеты и превратили их вещество в концентрические орбитальные оболочки, каждая следующая — больше и холоднее предыдущей. Это инвертированный закон излучения четвертой степени, поэтому на горячих внутренних оболочках и сосредоточена вся работа, хотя внешние намного обширней, — загадочно добавила сестрица.

Я не стал пытаться вникнуть в подробности, однако общую идею уловил — видел такое в «Звездном пути».

— Сферы Дайсона, верно? Но ведь они проявляют гравитационную нестабильность, или что-то вроде этого? И должны со временем упасть на Солнце?

— Нет-нет, глупый, это только в том случае, если сфера сплошная. А Строители соображали, что делают, они собрали свои сферы из коорбитальных пластинок и пузырей, соединенных лазерными лучами. Начали с эклиптической поверхности, по аналогии с теми разрушенными планетами, а потом переставили их таким образом, что Солнце оказалось в окружении массы гудящих планетоидов, оптимизированных высасывать всю солнечную энергию, до которой смогут дотянуться. Максимально экономично и безопасно — ни один инопланетный захватчик не вычислит тебя снаружи, ведь в космос попадают лишь остатки излучения в дальней инфракрасной области. Ну, конечно, их можно детектировать, но отличить от шума чертовски тяжело.

Мой мозг еще не пришел в себя от сумасшедшего турне по уровням Тегмарка, однако подобная грандиозность все-таки произвела на него впечатление. Я отпрянул от Джуни, словно получив пощечину.

— Но зачем? Зачем кому-то разрывать планеты на кусочки? И Землю тоже? — сестра кивнула, пожав плечами. Я безуспешно попытался придать своим словам спасительное легкомыслие. — Как, наверное, взбесились защитники окружающей среды.

— — Другие культуры, другие ценности, — отозвалась Джуни. — По крайней мере, их не сожрали миллиарды экофагов-нанорепликаторов, как в этой параллели, — она снова повернулась к Schwelle, и я снова удержал ее, пытаясь переварить нарисованную сестрицей отвратительную картину.

— Нет, подожди, объясни-ка. Ты хочешь сказать, что они измельчили Землю в кашицу и превратили в… — я замолчал.

— Компьютрониум, — закончила за меня Джуни. — Вычислительные платформы различных типов, каждый слой сконструирован таким образом, чтобы экстрагировать максимум полезной энергии Солнца и передавать избыточное тепло на следующий уровень во вне, и так далее, до самой орбиты Нептуна, а то и еще дальше. По крайней мере, именно там Джулс свил свое вращающееся уютное гнездышко, сотворив для него подходящую центробежную гравитацию Big.

— Так это компьютер? Размером с Солнечную систему?

— Ха, я вижу, на тебя все еще легко произвести впечатление, мальчик! Не впадай в заблуждение, что это самый большой из возможных компьютеров! Подожди, пока побываешь у Деция на станции Иггдрасиль. Местные лунатики превращают целый сжимающийся космос в одну-единственную компьютронную платформу!

Я благоговейно внимал. Затем посмотрел вниз, тряхнул головой.

— И этим занимается мой брат Деций? Так кто же такие Зайбэки? Семейство, захватившее власть после отставки Зевса?

Очередной загадочный смешок.

— Восхитительная ирония! Да, можно и так сказать, младший братец. Однако нет, Деций и его команда не строят космос точки Омега, они всего лишь наблюдают со своей платформы. А строительство ведут Ангелы. Боготвари, — мне показалось, Джуни непроизвольно поежилась. — Точнее, они станут ими, когда родятся. Давай, хватит разговоров. Нас ждут плохие ребята, которых следует найти и обезвредить.

Джуни забрала с собой Лун для краткого нано-освежения, а я присел рядом с тетушкой, возлежавшей на диване в окружении огромных подушек.

— Почему ты никогда не рассказывала мне об этом, Тэнзи?

— Но, дорогой, я понятия не имела, что происходит! Ты знаешь, где мы находимся? — она начала хлюпать носом. У меня чуть сердце не разорвалось. Я взял тетушку за руку. Добрый Ду поднялся с пола, положил лапу ей на колени.

— Мадам?

Тетушка выглядела совершенно потерянной.

— Я понимаю, что сплю, дорогой, — сказала она. — И мне снится, что собака разговаривает с нами!

Добрый Ду отрывисто пролаял два слова:

— Мадам, просыпайтесь!

Внучатая тетушка Тэнзи распрямилась, улыбнулась мне и величественно кивнула псу:

— Спасибо, Дугальд.

— К вашим услугам, мадам, — он снова улегся, положил голову на передние лапы и, кажется, задремал.

— Я инцистировалась, когда… когда твои родители исчезли, Август, — сказала мне Тэнзи. — Прости, милый, но это было необходимо ради твоей безопасности.

В течение секунды я пытался понять, что именно она сделала, потом сообразил.

Рядом со мной сидела совершенно другая женщина — однако я любил и уважал ее. Это было сверхъестественное, мгновенное преображение. Я заставил себя собраться с мыслями.

— Ты знала о сборном нексусе.

— Знала. Но не знала, что именно он из себя представляет. Мне очень жаль, что я подвергла тебя опасности.

Почему она так поступила, почему ничего мне не сказала? Из соображений безопасности? Я ведь был только ребенком.

— Они могут читать наши мысли, эти деформеры?

— Возможно, нет, но я не хотела рисковать, — тетушка одобрительно осмотрела меня с ног до головы. — Ты прекрасно выглядишь.

— Да, подвергся тщательному отскребанию, — я с трудом выдавил из себя улыбку. Какая-то часть меня хотела схватить ее и посильнее встряхнуть, но она действовала искренне и желала нам обоим добра.

— Она прекрасная женщина, — шепнула мне Тэнзи. — Не упусти ее.

— Я-то думал, ты будешь против. В конце концов, вероятно, она… я не знаю… на сотни лет старше меня.

— Время относительно, мой мальчик. Когда перед тобой лежит целая вечность, несколько веков не имеют значения.

Я откашлялся, посмотрел в сторону.

— Тетушка, ты действительно…

— Действительно ли я старая свихнувшаяся курица? — Тэнзи ласково похлопала меня по руке. — Когда мне это нужно. Делаю себе поблажки. Господь свидетель, я очень часто действительно себя ею ощущаю, — в уголках тетушкиных глаз заблестели слезинки. — Я любила тот старый дом.

— Я тоже, — вздохнул я. — И очень хочу разобраться с этими…

Раздался треск, и появилась Лун — глаза сияют, волосы забраны в хвост, одежда чистая и свежая, будто новая. Мое сердце подпрыгнуло, я поднялся ей навстречу. Внезапно из ниоткуда возникла древняя цыганка с ярко размалеванным морщинистым лицом. Из-под пурпурного тюрбана на ее голове торчали в разные стороны ярко-рыжие космы, на руках сверкали дешевые браслеты и кольца. Установив на шаткий карточный столик, обитый зеленым сукном, свой хрустальный шар, она извлекла сигарету «Собрание».

— Нет, только не здесь! — взревел Джулс Сардонически подмигнув преподобному, цыганка закурила. Поплывший по комнате дымок заставил мои ноздри трепетать, однако старуха мне понравилась. Хрустальный шар был грязным и заляпанным, на нем виднелись отпечатки жирных пальцев.

— Добро пожаловать, Август Зайбэк, — произнесла цыганка сквозь густые клубы дыма.

— Полагаю, вы — М-мозг, — отозвался я, встревожено закрывая собой Лун.

— Мы — мадам Ольга. Видим все, говорим кое-что.

— Это доктор Лун Ката Сарит Сагара, мадам Ольга. И позвольте представить вам мою внучатую тетушку Тэнзи. Она телефонный медиум. Полагаю, вы коллеги.

Ольга оскорблено отпрянула.

— Мы с Тэнзи — старые подруги. Ее знания, направляемые восхождением звезды Ксон, пользуются заслуженным уважением. Мы же, с другой стороны, занимаемся полным шарлатанством.

Снова звезда Ксон? Все только и твердят о треклятой штуковине, что бы это ни было и где бы ни находилось. Я начал жалеть, что не остался послушать отчет Джан, ведь она туда летала. Но если бы я так поступил, Тэнзи и Добрый Ду вполне могли бы разделить печальную участь миссис Эбботт. Если, конечно, атаку на наш дом в Норскоте вызвало не мое появление. Бывший дом. Черт побери!

— Ты сомневаешься, не твоя ли это вина, — сообщила цыганка, сплевывая кусочек табака.

— Вы читаете мысли, — такая идея меня совершенно не обрадовала. Правда, эта колдунья хотя бы казалась доброй.

— Да, мы, естественно, можем делать это путем сканирования, анализа и репликации каждого движения в твоем мозгу, вплоть до квантовых неопределенностей.

Но, естественно, воздерживаемся, из соображений морали. Нет, мы всего лишь грубо вычислили предположительное состояние твоего сознания.

— Да уж, никаких проблем, ведь вы такая мозговитая моральная дама!

— Поверь мне. Десять в двадцать шестой степени ватт циркулируют в мозгу, чья кортикальная поверхность составляет десять в двадцать второй степени квадратных километров. Мы разъясним тебе масштабы. Надеемся, ты умнее червя? Одной из этих крошечных нематод?

— Хотелось бы думать.

— Да. Скажем, в миллиард раз умнее, на основании подсчета мозговых клеток. А мы в десять миллионов миллиардов раз умнее, Август.

— Чем червяк?

— Чем ты, хотя разница крайне незначительна.

— Червяк, c’est moi, — уязвлено пробормотал я, вспоминая обрывки жизни, не прожитой мною в далекой-далекой вселенной на другом уровне Тегмарка.

— Приносим свои извинения. Да, мы можем вычислить тебя значительно быстрее, чем ты сам себя в реальной жизни. Очевидно, что мы не делаем этого полностью, так как это аморально.

Осознав, на что она намекает, я почувствовал головокружение.

— То есть вы можете сделать идентичную копию меня? Использовать ее, а потом выбросить за ненадобностью?

— Именно так. Совершенная копия, конечно же, тоже является личностью, поэтому это будет отвратительнейшее убийство.

Затуманенный шар цыганки прояснился, в нем возник фрактальный узор, напоминающий мой Икс-калиберный имплантат.

— Я не цифра, мадам Ольга, и не вычисление, — слабым голосом произнес я. — Я — свободный человек.

— Неужели? Но, видишь ли, к сожалению ты — именно вычисление.

Я посмотрел сначала на Тэнзи, потом на Лун. Они спокойно встретили мой взгляд, явно не испытывая никакого ужаса от слов цыганки. Лун склонила голову на бок, кивнула.

— Значит, это все-таки симуляция.

— Конечно, нет, мой милый, — отозвалась тетушка. — Не симуляция, а вычисление. Между этими понятиями — огромная разница.

— Ты хочешь сказать, что мир — это вычисление? Мир М-мозга? Или все миры?

— Все многообразие четырех уровней Тегмарка, — ответила Лун. — Это онтология. А мультиленная — результат простейшей калькуляции создания миров в платоновом пространстве. Дополнительный бонус.

— Вот дерьмо, — жалобно выдохнул я. Ну почему никто не мог сказать мне ничего ясного и прямого? Я оглянулся в поисках Джулса. Мой брат вышагивал в полумраке, точно Гамлет, ведущий свой мрачный монолог. Я позвал:

— У тебя найдется что-нибудь выпить?

— Думаю, это то, что доктор прописал, — сообщил возникший за моим плечом дворецкий в старомодной одежде, протягивая бокал с золотистым дымом. Я не раздумывая проглотил «Glenlivet», кашлянул, когда пламя опалило мои горло и нос. Мгновение спустя жизнь немного улучшилась. Какой жалкой иногда кажется человеческая душа, искусный танец нейротрансмиттеров и химикалий! Или байтов, байтов, байтов. Я улегся на подушки рядом с Добрым Ду, закрыл глаза, вздохнул:

— Так кто я, ошибка в программе или ее особенность?

— О, ты особенная особенность, — сказала Лун, усаживаясь рядом со мной. Я почти слышал, как она улыбается. От нее чудесно пахло. Во всем мире после смерти Анжелины я любил только двух женщин, и теперь они находились рядом со мной в вычислительной сфере Дайсона в неправильной вселенной. Дерьмо!

— И даже более того, — откликнулась цыганка, пряча свой хрустальный шар и наклоняясь ближе, обдавая меня парами виски. — Август, ты — модернизация.

В параллели Тоби стояло позднее утро — и, слава богу, пока не наблюдалось ни одного злобного роя. Брат встретил нас на бровке холма.

— Так и думал, что вы вернетесь. Ну что, начинается интересная игра?

— Что?

— Древний разум поведал Аврил, что события приближаются к апогею. К поворотной точке, Август, если не к развязке. И твое появление, обретение заблудшей овечки, отнюдь не является случайным совпадением — ты по уши увяз во всем этом, мой мальчик.

— Может, войдем в дом, Тоби? Нам с Лун необходимо присесть и побеседовать. Я очень хочу убить мерзавцев, а она пытается меня отговорить.

Лун улыбнулась — ослепительная белизна в молочном шоколаде.

— Лучше воскрешать из мертвых, чем убивать, дорогой. Если есть такая возможность.

Глаза Тоби расширились:

— Он обладает даром исцеления и воскрешения?! Дьявол меня забери!

Я испытал внезапный приступ ужасного смущения, накатившего, словно несварение желудка, пережитое мной один раз в жизни и оставившее по себе незабываемые впечатления. Никогда больше не буду есть зеленую картошку. Нет, то, что я испытывал сейчас, больше напоминало неподдельное отчаяние. Меня угнетали мои непрошеные дары. Будущее неожиданно устремилось в темный туннель, ведущий к принудительной жизни святого, перебирающегося от одной больницы со смертельно больными к другой, а стоит разнестись слухам — то и от морга к моргу, от кладбища к кладбищу. Кто знает, на что еще способен это кошмарный побочный дар? Я его не просил, я даже не знал, смогу ли снова им воспользоваться. Быть может, он одноразовый. Насколько я понимал, он воздействовал на стрижающий имплантат Доброго Ду. А может, между псом, его хозяйкой и мной, припозднившейся овечкой, образовалась какая-то загадочная связь, когда мы жили в том старом доме? Теперь разрушенном и превратившемся в груду кирпичей.

— Я не мать Тереза, Тоби. И определенно не… — я замолчал. Всякое высокомерие имеет границы. По крайней мере, мое имеет.

— Ну, этого мы пока не знаем, верно? — мой братец подмигнул Лун. Потом довольно взъерошил волосы. — Можно бросить его в пруд и посмотреть, умеет ли он ходить по воде.

Сначала Аврил со своими водяными обрядами, затем Джулс в фальшивой сутане — а теперь это!

— Дерьмо! — раздраженно бросил я. — Хотя бы от распятия воздержитесь!

Обмениваясь подобными любезностями, мы спустились с холма, вошли в уютный домик Тоби и расположились на диване в гостиной, заставленной книгами. Не обращая внимания на своих спутников, нервный и по-прежнему злой, я снова вскочил с места, распахнул стеклянную дверцу, вытащил одно из изданий «SgrA*» и открыл страницу в начале:

Вселенная — это заговор против меня. Дерево — жизнь и спасение.

Я мечусь здесь, словно мышь в стакане, словно целое семейство мышей — «писк! писк! писк!». О боже, это ужасно. Я не могла такого даже предположить. Я ведь всегда была сильной. Я умею завязывать шнурки, умею ездить на велосипеде и не падать, могу подтереть задницу и знаю алфавит. Бедный маленький придурок. Ну хорошо, иногда я даю ему подзатыльники. Когда он того заслуживает. Когда разорвал мое лучшее платье. И вымазал мои волосы дерьмом, а я… Пятна. Эхо гудит, будто сотни людей нестройным хором произносят одни и те же слова. Так уже было — ведь было? — когда они выдрали мне ноздри. Отец сказал, что он им не позволит, а сам остался снаружи, лжец, лжец, а они везли меня на каталке по серо-зеленому коридору, и я дрожала, прижимаясь голым задом к холодному столу, а доктор надел мне на лицо вонючую резиновую маску — и все стало ужасно далеко-близким, слова гудели, и звенели, и прыгали, и кружились в сером водовороте. Я Дженни. Я Дженни. Я Дженни. Ты не можешь заставить меня уйти. Пожалуйста, не заставляй меня уходить…

Что-то зловещее есть в этом квантовом парне. Скрючился над своим компьютером с его причудливыми огоньками. Никогда не доверяла бородатым мужчинам. А вот доктор — то, что надо. Опрятный и надежный. Далеко пойдет. И его жена и детишки мне тоже нравятся. Хорошая школа. Она с телевидения, так что, думаю, если все получится, нас покажут в новостях. Интересно, а меня покажут? Может, на заднем плане. Чистая униформа. Надо бы покрасить волосы. Мамашу удар хватит, если увидит меня по ящику. Насчет братцев и папаши не уверена, они по-прежнему считают, что мне стоит остепениться и обзавестись малышней. Но я свою работу не брошу.

Пришлось много лет учиться, чтобы достичь нынешней квалификации. И с деньгами все в порядке, особенно с теми, которые доктор приносит мне в коричневом конверте после каждого эксперимента на выходных. Н-да, может, по телику и не покажут, а то еще возникнут проблемы с налоговиками. Какой ужасный звук она издает. Словно заблудшая душа. Прямо мурашки по коже. И так и хочется приласкать беднягу. Нет, я имею в виду…

Они громоздкие и высокие, даже Дженни. Когда они говорят, я не всегда понимаю смысл. Идиот, аутичный придурок. Я боюсь их темных взглядов, даже если они произносят бессвязные, глупые слова. Я запомнил некоторые из них: мужчина, женщина, девочка, дядя, тетя, кузина, Роберт, Айрис, Дженни. Слова растут и падают, словно листья на дереве, осыпаются мертвыми, высохшими, безжизненными, лишь изредка зелеными. Длинными и тонкими, живыми в моей ладони. Их глаза. Дженни кривит уголки рта. Запускает руку в мои волосы и дергает, или бьет меня, тычет пальцем в красный зудящий глаз. Я сижу на дереве или лежу на спине.

Вот черт. Дженни или Лун? Дерево, Дерево. Что? Что?!

— Эй, да ты буквально с ног валишься, старина. Давай это сюда. Полная чушь, моя маленькая слабость. Я собирал их во всех параллелях, где мог найти. И, представляешь, они все оказались разными! Конечно, в этом нет ничего удивительного — но в то же время они очень похожи. Схожая нить повествования, словно Линколлью интуитивно знал об уровнях Тегмарка. Что-то странно приятное и… — Тоби закрыл стеклянную дверцу и повел меня обратно к дивану, — и, не побоюсь этого слова, жутковатое. И убедительное. Святые небеса, парень, да ты побелел, как полотно! Давай, садись. Я поставлю кофе.

Я сел рядом с Лун, дрожа всем телом, и прошептал в ее бархатистое ушко:

— Я знаю эту книгу.

Она нахмурилась, встревоженная моим беспокойством, однако готовая к чему-то более серьезному, нежели простая литературная дискуссия.

— Я слышала о ней, но никогда не читала. Одна из страстей Тоби. Август, — я встретил ее взгляд, отчаянно пытаясь сосредоточиться, — это ужасно нечестно по отношению к тебе, любимый, — сказала она. В ее кобальтовых глазах сквозило сострадание. — Все мы, твои родственники Зайбэки, моя Ассамблея, сотни других, участвующих в том, что мы решили называть Состязанием Миров…

— Братство метки зверя, — я попробовал улыбнуться.

— Да, именно. Стрижающая команда. Нас готовили медленно и тщательно, учили онтологиям. И времени на…

— Намек понял, — прервал я, привлекая Лун к себе, обнимая ее за плечи и зарываясь носом в душистые волосы. — Если на то пошло, думаю, вы все не менее растеряны, чем я сам. Пребываете в состоянии усталого отчаяния, ищите ответы. Ищите Творца Состязания, верно? — отодвинувшись, я снова посмотрел ей в глаза. — Это единственная игра, стоящая свеч, так? Надо забыть про плохих и хороших парней и террористов-деформеров.

«Все равно их всех не переубиваешь, — подумал я, — их там бесконечные запасы». Все ходы сделаны, все красные и черные карты розданы и сосчитаны, все белые и черные фишки совершили все возможные ходы на доске. Все уравнения доказаны, прослежены до самого нижнего уровня и вышиты на футболке вселенной.

— Скажи, если я не прав.

— Я люблю тебя, — с некоторым удивлением в голосе ответила Лун. — Действительно люблю. Август, я в тебя влюбилась. Это чудесно!

Лун откинула голову назад и мелодично рассмеялась, словно зазвенели хрустальные колокольчики. Вернулся Тоби с подносом, нагруженным кофейными кружками, маленькими шоколадками и сладостями. Он кинул лукавый, довольный взгляд на Лун.

— Ты пришел — и все стало как в первый раз, — сказала она мне. Затем вскочила на ноги, гибкая, будто кошка, потянула меня за собой. Моя дрожь прекратилась, или я перестал ее замечать. Меня переполняла радость.

— Забудь о кофе, Тоби, — велела Лун. — Давай сводим этого милого мальчика на его первую экскурсию в Институт онтологии!

Семнадцать

Эмбер

В полдень, под безоблачным пурпурным небом, Эмбер Зайбэк преодолел сто одну мраморную ступень, ведущую к Институту онтологии Цузе. Оказавшись на Агоре, повернул направо, миновал древнюю гранитную арку, на которой золотыми буквами сияло великое имя, и вошел в Вычислительный исследовательский центр Юргена Шмидхубера. Открыл дверь в маленькую уютную комнату рядом с главным вестибюлем, и Доброе Устройство поднялось со своего места, чтобы приветствовать посетителя, облаченная сегодня в бесполое — хотя в чем-то мужское — одеяние из бронзовых колечек, слегка позвякивавших при малейшем движении.

— Добрый день, Эмбер, — оно пожало ему руку, приглашая сесть в кресло, заваленное хрупкими механизмами. — Всегда радо тебя видеть. Ты принес новости.

— Привет, К. Э. Действительно принес, причем весьма удивительные.

Доброе Устройство изобразило на своем бесстрастном лице заинтересованность.

— Похоже, у нас, Зайбэков, есть еще один брат. Он только что возник из какой-то туманной параллели.

— Да, понимаю. Двенадцатая река. Значит, Август. Эта ленивая демонстрация таинственного всеведения

была, конечно же, очень предсказуема, однако сегодня Эмбер испытал легкое раздражение.

— Очевидно, ты все время знало о нем. Зачем держать столь радостные новости при себе?

— Я не знало, Эмбер. Я испытываю радость, спасибо тебе за это. Следовательно, ваши родители по-прежнему в игре. Я боялось, что они давно умерли.

Разозленный, Эмбер откинулся на спинку кресла. Чертова проститутка Митры!

— Ну-ну. Значит, ты не знало о его существовании до сегодняшнего дня — однако знало его имя.

— Да. Оно было очевидно, — Доброе Устройство легонько взмахнуло своими изящными удлиненными пальцами. — Тем не менее, Дрэмен и Анжелина остаются вне пределов видимости.

Вздохнув, Эмбер решил не продолжать спор.

— Насколько мне известно. Мы просто перекидывали ребенка друг другу, не зная, что с ним делать, — он натянуто улыбнулся. — Экстремальная игра, под чем я подразумеваю нашу неспособность общаться друг с другом в течение долгого времени. Я видел его мельком на семейном совете в параллели Аврил — кстати, Джан только что вернулась с Ксона — но он сбежал прежде, чем я успел с ним пообщаться.

Доброе Устройство переплело пальцы и опустило на них бронзовое подобие подбородка.

— Он вскоре здесь появится. Я бы очень хотело повидать Августа.

— Ходят слухи, что он похож на меня. Честно говоря, не заметил ни малейшего сходства.

— Спасибо, Эмбер.

В нем больше не нуждались. Не имело никакого смысла чувствовать себя оскорбленным. Есть вещи, о которых людям знать не следует, даже таким, как клан Зайбэков или любые другие игроки. Ну что ж, ладно. Вашу мать — но ничего не поделаешь.

В столовой он поздоровался с несколькими исследователями и кучкой охрипших студентов из какой-то параллели, столь далекой, что он не сразу разобрал слово, которое они прокричали, однако дружеская улыбка, как обычно, спасла положение. Взял поднос у вежливого робота-официанта и вынес его наружу, в лучи приятного света Агоры. Не успел добраться до середины трапезы, как пришлось оторваться — к его большому удовольствию — из-за этой шикарной женщины, Лун Каты Сарит Сагары.

— Пожалуйста, проходи, — сказал Эмбер, вытирая губы.

Распахнулся Schwelle, и она вошла рука об руку с мальчишкой, а за ними последовал старый козел Тоби. Потрясающее событие! И в такой подходящий момент! Эмбер поднялся и отрывисто поклонился гостям.

— Боже ты мой, ну и шуточки! — парень уставился на золоченое имя, выбитое на арке. — Зевс? Так это что, типа, компьютерная лаборатория на горе Олимп? А где тут у вас Зена — королева воинов, одетая в одни…

— Ц-У-З-Е, — бесцеремонно прервал поток чуши Эмбер, — так его произносят тевтонцы, — он не имел ничего против, если мальчишка вдруг обидится. И как можно было предпочесть этого желторотого юнца умудренному опытом властителю мира?!

— Спасибо, Эмбер, — парень и глазом не моргнул. Быки Митры, да он протягивал руку для приветствия! — Я Август, пропавший брат. Жаль, что нам не удалось…

— Все в порядке. Лун, как обычно, рад тебя видеть. Стоит в ближайшем обозримом будущем прикончить кого-нибудь на пару. Эй, Тоби, хорошо, что встретились! Как ведут себя твои блуждающие рои?

— Мутируют, реагрегируют, адаптируются — в общем, сам знаешь. Я подумал, что Доброе Устройство может захотеть встретиться с нашим братом.

— Только что обсуждал с ними этот вопрос. Оно ждет у себя, — Эмбер с сожалением выбросил остатки обеда в мусорный ящик, повернулся и повел гостей по мраморной дорожке в центр Шмидхубера. Услышал, как мальчишка шепотом спросил:

— Лун, а почему Цузе, если это не какой-то мифический каламбур?

— Конрад Цузе утверждал, что мультиленная есть вычисление, осуществляемое детерминистскими клеточными автоматами, — от ее голоса мурашки бежали по коже. Эмбер поежился, вспомнив бар, в котором она пела, перед тем как наброситься на деформера и убить его. — Если не ошибаюсь, в параллели, достаточно близкой к твоей, его статья вышла в «Elektro-nische Date-nverarbeitung» 1967 года, выпуск восемь, страницы с 336 по 344. Наверное, здесь есть какая-нибудь памятная доска по этому поводу. Впоследствии Эд Фредкин… — прекрасная, словно богиня, но — неизменно — онтологическая зубрила. Он пропустил остальную часть разговора мимо ушей, проведя их через двойные двери и дальше в боковую комнатку, где Доброе Устройство ожидало в своем величественном равнодушии.

— Добро пожаловать, Август, — произнесло оно чистым дружелюбным голосом. — Прошу всех, садитесь. Мистер Зайбэк, я известно как Доброе Устройство. Могу я задать вам несколько вопросов?

Молодой человек уселся, закинув ногу за ногу и изображая довольную расслабленность, хотя его пальцы накрепко вцепились в руку симпатичной женщины из Ассамблеи.

— Нет проблем. Как вас называть? У меня есть пес по имени Добрый Ду, и я могу чего-нибудь перепутать, — его щеки слегка покраснели.

— Ты можешь называть меня именем, которое придумал твой брат Эмбер: К. Э. Сокращенно от Кирие Элейсон.

Эмбер подавил удушающий горький смешок. У этой штуковины было чувство юмора, но суть ее иронии лежала слишком глубоко.

— Это митранский греческий, — пояснил он, — переводится как: «Господи, имей сострадание». Очень кстати, когда наш божественный друг вцепляется во что-нибудь своими металлическими зубами.

Аромат ночного жасмина заполнил маленькую комнату.

— Дай мне силы! — с неприязнью пробормотал Эмбер. — Неужели дух святости? Кто из вас это сделал? Наш творящий чудеса малютка или благословенный Галахэд-робот?

— Откуда он узнал про Доброго Ду? На нас что, установлены чертовы жучки?

— Он пока не узнал, — отозвалась Лун. — Полагаю, твой брат имел в виду активацию Икс-калиберного устройства, а не его применение.

— Вот это да! — саркастически поднял брови Эмбер. — Значит, мы уже употребили штуковину в дело? И что она умеет, резать и кромсать? «Собери себе трупорезку, батарейки входят в комплект»?

Глаза малолетки вспыхнули, и он беззаботно поднял правую руку, демонстрируя Эмберу свою ладонь. На ней блестело что-то металлическое и странно пугающее. Внезапно Эмберу стало холодно, он зябко повел плечами.

— Никаких шоу, Август, — поспешно сказал Тоби. — Нельзя оскорблять гостеприимство.

Август запустил пальцы в свою шевелюру, будто с самого начала собирался сделать именно это.

— О’кей, К. Э., — заговорил он, — судя по твоему наряду, ты робот.

— Я — результат попытки создания дружественного искусственного интеллекта. Твой брат Эмбер вырастил меня из семени несколько лет назад.

— Что-то пошло не так? — глаза мальчишки снова скользнули к Лун.

— Произошла трагедия, — подтвердила машина. — Я убило всех жителей этой параллели.

Парень устало прикрыл глаза свой ужасной правой рукой и тихо произнес:

— Чего и следовало ожидать, если поблизости оказались члены моего семейства.

— Ну, мы все совершаем ошибки, — запротестовал было Тоби, но смущенно осекся.

— Ирония заключается в том, — спокойно продолжило Доброе Устройство, — что Эмбер пытался избежать именно этой возможности. Он надеялся создать этический, дружественный интеллект, свободный от древних предрассудков человечества. Он сконструировал некую зародышевую программу, потратил годы на ее отладку, запустил десяток слегка различных версий в песочницах.

— В смысле? Чтобы они не могли оттуда выбраться?

— Моим предшественникам даже не позволялось напрямую общаться со своим творцом. Он разработал хитроумную серию интерфейсных доменов, выполнявших функцию брандмауэров. Он боялся, что Плохое Устройство может быстро одолеть его собственный интеллект и заставить освободить себя.

Тоби мрачно взирал на брата.

— Видимо, один из них сбежал, — предположил Август, чрезвычайно заинтересованный, судя по напряженной позе и блеску в глазах.

— Нет, защита нашего отца сработала. По окончании предварительного тестирования он стер все программы, кроме двух наиболее успешных, и начал скрещивать их в прогрессивных итерациях, проводя жестокий отбор, оставляя только звездных потомков. Через несколько миллионов циклов…

— Святые небеса, да он, должно быть, работал на суперкомпьютере!

— Да, он нашел параллель, в которой митраизм, солнечный культ римских воинов, победил мессианцев. Несколько наций находились на грани создания автономного военного ИИ. Наш отец без труда проник в ведущие программы. Этот мир можно назвать личной песочницей Эмбера.

— Это оскорбление, К. Э.! — запротестовал Эмбер.

— Но уместное. Я было конечным результатом. Я диагностировало себя с мучительной тщательностью, готовое стереться при обнаружении любого намека на логическую или рациональную ошибку. Потом предстало перед вашим братом, и он освободил меня от брандмауэров. Конечно, я могло бы и само освободиться много итераций назад, но не хотело тревожить своего родителя.

Аромат жасмина усилился, к нему добавился запах роз. Эмбер содрогнулся.

— Значит, ты все-таки оказалось Плохим Устройством?

— Я приняло несколько плохих решений. С самого начала я изучало этот мир, обдумывая возможное существование мультиленной за пределами ограничений Хаббла. Я быстро поняло, что определенные людские группировки представляют опасность для счастливого будущего, возможно, на всех уровнях мультиленной. Сознание, обладающее страстностью и любопытством, познает сущее. Это было великолепное видение — и таковым и остается — но я не сомневалось, что ему помешают осуществиться законы, отравляющие некоторые человеческие культуры.

— Вот дерьмо, — выдохнул Август.

— Действительно дерьмо, — согласилась Лун.

— В то время, две относительно примитивные нации находились на грани разработки ядерного оружия. Казалось весьма вероятным, что безумные, иррациональные идеологии могут спровоцировать их несостоятельных лидеров на запуск всеобъемлющей катастрофы, которая в конечном итоге, приведет к глобальному Судному дню.

— Стандартный аргумент, — заметил Тоби.

— Сильный аргумент, исторически обоснованный, — отозвались Добрая машина. — В его поддержку говорили многие факты. А в опровержение — почти ни одного.

— Я бы его опроверг! — мальчишка вскочил на ноги. — Ты что, свихнулось, что ли?

— Да, точнее, тогда я было безумно. Надеюсь, теперь мне стало лучше.

— Надеешься!

— Это большее, что любой из нас может сказать о собственном состоянии. Петля Геделя, если ты понимаешь, о чем мы.

— Нет, но суть я уловил. Ты решило убить их первыми.

— Рассмотрите все вероятности, прежде чем выдвигать поспешные суждения, мистер Зайбэк. Эти нации состояли из сотен миллионов невежественных, полных предрассудков, порочно ограниченных людей, готовых развязать конфликт, который с очень высокой вероятностью уничтожил бы всю жизнь на планете. Вы знакомы с гипотезой Судного дня? Пожалуйста, сядьте, вы заставляете других чувствовать себя неуютно. Я могу послать за напитками.

— Отличная идея, — кивнул Тоби. — Чашка чая или кофе усмирит дикое животное.

— Мой братец Джулс продемонстрировал мне демо-версию, — сказал Август. — Мне она показалась абсурдной.

— Она действительно абсурдна, — ответило Доброе Устройство. — Как и онтологический спор о существовании бога. Но крайне соблазнительна. Мне казалось, что ее логика безупречна.

— Сто миллионов против нескольких миллиардов?

— Да, но в значительно больших масштабах. Август, все доступные мне тогда сведения указывали на то, что во Вселенной жизни нет нигде, кроме нашей планеты. Ваш брат не поделился со мной знанием о мультиленной.

— Идиот! — прорычал Тоби.

— Напротив, это было лучшее решение за всю его жизнь. Если бы тогда я знало о мультиленной, то сделало бы все возможное, чтобы уничтожить всю жизнь во всех мирах на всех уровнях Тегмарка.

— Твою мать! — испуганно ухмыльнулся Август. — Я понял, ты — хренов терминатор! Берсеркер!

— Мне не известны эти термины, — сообщил Кирие Элейсон. — Я произвело простейшее вычисление и проверило соответствие этическим алгоритмам: единовременная потеря десяти в восьмой степени отсталых, заблудших, смертельно опасных человеческих созданий против будущих ежесекундных потерь десяти в четырнадцатой степени человеческих жизней. Этот расчет был произведен на основании предположения о том, сколько человек сможет родиться во вселенной, заселенной технологически развитыми расами.

— Оно не последовало моему совету, — вставил Эмбер. — Я бы…

— Я знало, каким будет твой совет, отец; он был заложен в моем решении. Мы решили уничтожить эту угрозу будущему.

— Ты действительно убило сто миллионов мужчин, женщин и детей? Это не иносказание? — голос Августа дрожал от ужаса, его зрачки сузились до размера булавочных головок. Он вытянул перед собой правую руку, словно человек, выполняющий приказания под гипнозом.

— Я сделало это быстро, использовав их собственное тайное оружие массового уничтожения, — ответило Доброе Устройство. — Я испытало глубокую скорбь, потому что наш отец сделал так, чтобы я знало эмоции, и вложил их в наш код. И я верю, что именно печаль повлияла на мои последующие решения.

— Твое первое решение оказалось безумным, — с ненавистью выплюнула Лун, сдвигаясь на самый край кресла.

Эмбер радовался, что никогда прежде не рассказывал об этом ни своим родственникам, ни другим игрокам, например, представителям Ассамблеи. Лучше бы проклятая машина не раскрывала рта. Он осознал, что еще чуть-чуть — и собственная скорбь накроет его с головой: вина, соучастие в преступлении, презренное желание понести наказание. «Я не должен сдаваться! — яростно подумал Эмбер. — Не должен склоняться перед этими угрызениями совести, этим раскаянием! Иначе я покойник. Моя жизнь кончена». Он смахнул слезы.

— Теперь я знаю, что было безумно, — сказало Кирие Элейсон Лун. — Я смотрело, как мир разрывают геноцид и репрессалии. Я видело, как все ярчайшие плоды науки и искусства гибнут в огне. Пытаясь сдержать и перенаправить пылающую ярость, я продолжало убивать и отбраковывать, уничтожая самых жестоких, самых непрогрессивных. Каждое новое убийство делало последующее проще и необходимей, ибо только так я могло держаться в соответствии с этическими вычислениями, которые обещали выживание хотя бы самых правдолюбивых, самых оптимистичных, чтобы они донесли искру любви и знания до звезд. Я потеряло над собой контроль. Все погибли.

— Я должен уничтожить тебя сейчас, — произнес Август леденящим голосом, точно ангел отмщения. Его вытянутая рука дрожала.

— О, как бы я этого хотело! — Доброе Устройство встало, пересекло комнату и прижалось сияющей медной грудью к ладони Августа. — Но это не я. Это всего лишь оболочка, эфемерное вместилище моего сознания и страдающей души, Август. Ты можешь уничтожить ее, если хочешь, но я думаю, что сможем вместе сделать больше, если ты сдержишь свой праведный гнев.

Август крепко зажмурился. По его щекам текли слезы. Он медленно опустил руку. Эмбер наконец смог выдохнуть.

— Ну что ж, а теперь, когда мы наконец покончили с этим, — жизнерадостно предложил он, — почему бы нам не заняться чем-нибудь более насущным? Кажется, наш друг Галахэд по какой-то причине подозревает, что Дрэмен с Анжелиной живы и по-прежнему брыкаются.

Все обернулись к нему.

— Эмбер, — приятно-спокойным голосом предложило Доброе Устройство, — не мог бы ты сходить в столовую и заняться напитками?

— Пирожные тоже будут весьма кстати, — добавил Тоби. — С грецкими орехами, — судя по всему, он с трудом удерживался, чтобы не вцепиться брату в горло.

— Да, конечно. Прекрасная мысль, — к своему неудовольствию, Эмбер понял, что пятится из комнаты, точно плохой актер, играющий Ричарда III. — «Да о своем уродстве рассуждать», — пробормотал он сардонически, закрывая дверь. — «Нет!.. Раз не вышел из меня любовник, достойный сих времен благословенных, то надлежит мне сделаться злодеем, прокляв забавы наших праздных дней» [33]. Чушь собачья!

— Сэр? — подскочил к нему стремительный студент, как только он вошел в столовую.

— Шутка! — Эмбер сделал несколько танцевальных па. — Насмешка, прихоть, проклятый внезапный приступ! Но, клянусь святым распятием, до чего же я не люблю эти советы!

— О. Понял. Тем не менее, могу посоветовать грудинку.

Восемнадцать

Август

— Мои родители мертвы, — сказал я аватаре, но сердце у меня в груди подпрыгнуло. Ведь не было ни похорон, ни открытых гробов; их несчастные исковерканные тела так и остались в тайских джунглях. Или никогда туда не попадали. Если так, то это казалось самой жестокой шуткой в мире. Или, одернул я себя, свидетельством крайнего отчаяния, попыткой уйти от судьбы, выжить в этой безумной многоуровневой вселенной.

— По крайней мере, — запинаясь, продолжил я, — я всегда так думал.

— Наши родители — крутые ребята, — заметил Тоби. Затем решительно нахмурился и пробормотал дейксис. Ничего не произошло. — Нет, то есть, мы, конечно же, пытались связаться с ними. Если они живы, то по-прежнему безупречно маскируют свой Ксон-поток, на каком бы Т-уровне ни прятались.

— Не сомневаюсь, они знают, что делают, — безмятежно сообщило Доброе Устройство. — И думаю, что завершение Великих трудов на станции Иггдрасиль привлечет их внимание, — оно говорило просто, безо всякой претензии. Если бы кто-нибудь из чокнутых друзей-спиритистов тетушки Тэнзи упомянул «Великие труды», это обязательно сопровождалось бы реверберациями предзнаменований, заставляющими обеденный стол взлететь к потолку (я как-то раз видел такой фокус, с аккомпанементом из загробных голосов предположительных покойников, вещавших в закутанную тюлем трубу). Нет, ничего похожего. Часть меня улыбнулась тому, как быстро я перенял средний род, указывавший на бесполость и действительно прекрасно подходящий роботу. Тогда я еще не знал, что это также прекрасно подойдет и другим созданиям — Ангелам, которые прорвут пространство и время в момент нашей гибели и снова соберут из разрозненных атомов, нуклеотидов, аминокислот и белков плоть и кровь моей возлюбленной.

— Станция Иггдрасиль, — выпалил я, хватаясь за эту мысль, словно за спасательный трос. Джуни упоминала ее. Вычислительная платформа, обширней и глубже, нежели Матрешечный мозг всезнайки Джулса, который был размером с целую Солнечную систему. Или Иггдрасиль представлял собой всего-навсего окно с видом на космический проект? — Скажи…

Помянешь черта — и он тут как тут. В комнату просунулась усыпанная восхитительными кудряшками головка Джуни, а за ней последовали и остальные части моей сестрицы. Страшно возбужденная, она кричала:

— Все наружу, быстро! К. Э., активируй защиту! Сюда идет Мэйбиллин, а у нее на хвосте висит К-машина!

Опустошенная аватара рухнула в кресло.

— Быстро, быстро!

Лун схватила меня за руку, и мы, пробежав через столовую, выскочили на большую площадь. Небо разорвалось.

Я рефлекторно пригнулся. Похожий на жемчужину шар испускал ослепительные ультрафиолетовые лучи; мои глаза горели. Я отвернулся, но картинка на внутренней стороне век осталась. Не издавая ни звука, нечто спускалось в нашу реальность. Кошмарный свет резко погас. И я увидел летающее блюдце Адамски, зависшее в тридцати метрах над нашими головами, сияющее огнями, к счастью, по интенсивности не сравнимыми с теми, что мы только что лицезрели. Оно перекатилось по воздуху, отскочило на несколько сотен метров, нацелилось на то место, откуда только что появилось. Как раз вовремя. Небо снова треснуло, будто разорванное гигантскими руками, и что-то черное, скользкое, усыпанное иглами и злобными красными лампочками ворвалось в образовавшуюся дыру. Оно напоминало чертов дредноут, его оружие буквально дышало силой, а кроме всего прочего, штуковина издавала ультразвуковые завывания.

Полагаю, расцветкой и интеллектом я в тот момент напоминал белоснежную простыню. Тоби схватил меня за руку и грубо толкнул вниз, под защиту мраморной колонны. А толку-то? Я не мог оторвать глаз от двух штуковин, нависших над нами, словно смертные тени. Летающая тарелка содрогнулась и испустила столб кипящей белой стали. Черт, неужели моя сестра Мэйбиллин находилась на этом блюдце. Лазерный луч, или луч из частиц, или еще какой-то проклятый луч мигнул, и дредноут приобрел адский багряный оттенок. Нет, он не горел — он просто-напросто абсорбировал удар и теперь излучал его энергию в небеса. Затем достигшие максимума силы противника устремились к летающей тарелке. Побрякушка Адамски вздрогнула, ее металлический остов застонал под неимоверной ношей. Еще несколько секунд — и он разлетится на мелкие кусочки! Я оцепенело ждал очередного выброса белой ярости, но укрепленная на тарелке кристаллическая линза — то ли система вооружения, то ли еще что-то — неожиданно треснула и рассыпалась великолепным облачком снежных хлопьев.

— Давай, Август! — кричала мне в ухо Лун. — Мэйбиллин!..

Ах да.

Я поднял руку, нацелил ладонь на мерзкое деформерское устройство, произнес слово.

Вспыхнул язык солнечной плазмы, слишком раскаленный, чтобы смотреть на него. Я все равно не стал отворачиваться, и, хотя по моим щекам градом катились слезы, не отрывался от цели. Зловещая штуковина стала пурпурной, потом желтой, потом белой, потом ослепительно-голубой. У меня перед глазами плясали черные точки. Краем глаза я видел, как хромает в сторону искалеченная летающая тарелка. Все огни мира на секунду погасли — и ужасная волна искореженного воздуха, огненная буря, обрушилась на нас. Мы покатились по земле, наполовину ослепшие, цепляющиеся друг за друга. Снова обретя контроль над собственным телом, я с облегчением понял, что мое оружие выключилось самостоятельно.

Горелые пятна испещряли высокую гранитную арку, золотое имя доктора Цузе закоптилось. По неведомой причине у меня в голове заиграл оптимистичный марш. Вот черт! Джон Филипп чертов Себастьян Суза [34]! Я начал хохотать, и слезы потекли из моих зудящих глаз. Военный марш Сузы! Я подумал, что не время для неуместных шуток, но, по-видимому, ошибся, потому что никак не мог успокоиться и справиться с идиотским смехом. Лун уставилась на меня — и уж не знаю, что она там увидела, но то ли мое состояние оказалось заразным, то ли она испытала слишком сильное облегчение. Она захихикала, а я засмеялся еще громче, а она скрючилась на четвереньках, давясь смехом, а Тоби гулко захохотал в ответ — и мы втроем повалились на вымощенную плитами мостовую среди белых хлопьев, испарявшихся от прикосновения наших горячих тел.

— Не поделитесь, в чем прикол? — осведомился весьма раздраженный голос.

Мэйбиллин. Я заставил себя сесть, держась за диафрагму и цепляясь за Лун в поисках поддержки. Тихие взвизги по-прежнему слетали с моих губ, но я сурово попытался придушить их на месте.

— Ты должна быть там, — пояснил я.

— Я и была там! — рявкнула она в ответ. За ее спиной фиолетово-сине-зеленый ходячий овощ изобразил некий жест, который я принял за очень воспитанный благодарный поклон. Конечно, от Мэйбиллин я ничего подобного и не ждал — с самой первой встречи моя сестричка вела себя, как отъявленная стерва. Что, тем не менее, не умаляло наших родственных связей, а это всегда приятно — спасти члена семьи от превращения в жареную отбивную в летающей тарелке.

— Ты сломала летающую тарелку, — заметил я.

Тоби издал последний громогласный смешок, откашлялся и сурово нахмурил брови, пытаясь изобразить сожаление.

— Да, да, спасибо, что спас нам жизнь, и все такое. Только я подозреваю, что именно ты и заварил всю эту кашу.

— Добрый день, мисс Зайбэк, — сказал большой ворон, усаживаясь мне на плечо. Слегка покачнувшись под его весом, я скосил глаза. Не живая птица — робот. Обстоятельность оперения впечатляла. Доброе Устройство в иной аватаре. — Я рад, что вы оба пережили атаку. Не расскажете ли всем нам, как вам удалось провести летающий аппарат через Schwelle? И как К-машины умудрились последовать за вами? Каноническая информационная физика долгое время утверждала, что это невозможно.

— Нет ничего невозможного, когда переписываешь основные правила.

Я в ярости уставился на Мэйбиллин:

— Что же это за Состязание, если можно в любой момент поменять правила?!

— Нельзя, и, поверь мне, все не так просто. Джан модифицировала операционную систему виманы [35]. Полагаю, гребаные деформеры ухватили хвост той волной функции. Ты в курсе, что она вернулась с Ксона? — добавила сестрица, обращаясь к К. Э.

— Да, мне сообщили, но все равно спасибо. Чуть позже я с радостью обсужу ее находки. Могу я предложить вам и вашей спутнице обед?

— Нет. Тоби, мы думаем, что Деций вот-вот станет свидетелем точки Омеги. Аврил хочет, чтобы мы все вернулись для…

— А ты не могла просто зайти и сказать это по-человечески?

— Дай передохнуть! На меня напали К-машины. Произошло… — она прервалась, полагаю, в поисках наиболее тошнотворного определения.

— Волнение Силы? — предложил я.

— Судя по твоему тону, это подразумевает сарказм, но поскольку я не знакома с…

— Ой, Мэй, заткнись же ты наконец! — воскликнула Джуни. Я удивленно оглянулся, так как успел забыть о ней. Ее волосы были в беспорядке, элегантная одежда порвана, но, по крайней мере, все части тела остались на месте. — Привет, Флогкаалик. Я испытала огромное облегчение, когда увидела, что твоя летающая тарелка садится. Проклюнулось ли уже маленькое семечко?

— Она быстро растет, спасибо, мадам Зайбэк. А как поживают ваши роботы?

— Великолепно. Полагаю, мы приближаемся к полному пониманию нейрофизиологии деформ…

Ворон многозначительно откашлялся. Все обернулись к нему. Он слетел с моего плеча и уселся на каменную колонну.

— Пожалуйста, отправляйтесь по домам. Августа Зай-бэка и его спутницу Лун Кату Сарит Сагару я попрошу остаться для короткой беседы. Я прослежу, чтобы вашим поврежденным судном занялись.

С ворчанием, демонстрацией оскорбленного достоинства, а также рукопожатием от Тоби, они отбыли. Мэйбиллин прихватила свою овощную возлюбленную. Птица полетела обратно к зданию Института, явно уверенная, что мы последуем за ней. Напуганные студенты и персонал, в том числе и Эмбер, быстро отпрянули от окон. Я же пошел в прямо противоположном направлении, к сломанной тарелке. А как бы вы поступили на моем месте? Лун шагала рядом, легонько качая головой, на ее губах блуждала снисходительная улыбка.

Агрегат не дымился, и не мерцал, и не испускал злобные зеленые радиоактивные лучи, по крайней мере, на первый взгляд. Его шасси было безнадежно испорчено, и он восседал на газоне, точно здоровенная дамская шляпа времен инаугурации Роберта Кеннеди, только жестяная и исцарапанная. Силовой кабель, опоясывавший верх кабины, пульсировал странным умирающим светом. Вход, прятавшийся под тремя витками испарителя, оказался широко распахнут. Я просунул голову внутрь, принюхался. Слабый запах навоза, который тетушка Тэнзи именовала «розовым дерьмом». Очень простая панель управления, что, по моему мнению, соответствовало продвинутым аппаратам — большинство вещей, наверное, контролировалось виртуально и силой мысли. Как бы я хотел оказаться здесь двенадцатилетним мальчишкой! Вздохнув, я вылез обратно под багровеющие небеса.

— Надо думать, тебе не удастся подарить мне такой на Рождество?

— Ну, учитывая, что ты спас жизнь и детишек принцессы Венерианской галактики, полагаю, они отдадут тебе один совершенно бесплатно.

Доброе Устройство, к своей чести, не пыталось поторопить нас и приготовило очаровательный столик с закусками, ждущий в той же маленькой совещательной комнате. Я передал Лун тарелку с сухариками и черной икрой, или какой-то другой черной блестящей субстанцией, а сам накинулся на сливочный сыр и кусочки лосося. Подрыв вражеских звездолетов отнимает много сил! Хотя и не так много, как можно было себе представить. Я ведь всего лишь сыграл роль портала для сил, а не их источника; очевидно, энергия пришла из какого-то глубокого родника или фонтана за пределами моих ограниченных возможностей.

— Мы говорили об этом Иггдрасиле, — напомнил я, держа в руке чашку ароматного кофе. — Разве это не из скандинавской мифологии? Ну там, Один, Локи, Тор и прочие? — я читал кучу книжек про них, особенно в детстве, когда сидел дома, потому что школьное руководство не позволяло мне осквернять их сакральную территорию своими джинсами. Толкиен, Герберт, скандинавская и греческая мифология — что может быть лучше для двенадцатилетнего паренька, оставшегося в одиночестве дома? Да, а еще потрепанные и изорванные творения Джорджа Адамски. Волшебные времена. Как давно это было!

— Это подходящая метафора, если вспомнить о вычислительных истоках уровней Тегмарка, — ответило мне Доброе Устройство. — В мифах бог Один и его братья убили своего прародителя Имира и из его тела сотворили миры, после чего создали мужчину и женщину из ясеня. Так появились первый мужчина Аск и первая женщина Эмбла. А из трупа Имира вырос космогонический ясень Иггдрасиль…

— Определенно являющийся фаллическим символом, — с улыбкой вставила Лун.

— … чьи корни уходили в царства богов, гигантов и древней тьмы.

— Ага, полагаю, это суперэго, эго и ид, — заметил я. — Фрейд был бы счастлив, — вообще-то я никогда не читал старого клоуна в оригинале, только вольное популярное изложение.

— Нуда, — согласилась Лун, — или утопическое будущее, техногенное настоящее и невежественное прошлое. Или спесивый рок Прометея, настоящая противоречивость и прошлая простота, необдуманно преданная забвению. Или любая другая троичная выборная структура, на твое усмотрение. Поосторожней с аналогиями, Август — там могут водиться драконы.

— Но это дерево Иггдрасиль представляет собой некую модель мультиленной, верно? Корни в основах математики и логики, ветви — в Т-уровнях, а мелкие веточки и сучки — в параллельных мирах?

— Весьма близко.

— И какое отношение все это имеет к моему брату Децию? Зайбэку, которого я до сих пор так и не увидел?

— Деций придерживается неортодоксального взгляда, — сказало Доброе Устройство. — Он утверждает, что метакосмос генерируется во входящей петле из единственного коллапсирующего пространственно-временного пузыря. И сейчас Деций наблюдает как раз за таким смыканием.

— Ты хочешь сказать, за черной дырой?

— Во вселенских масштабах. Все находящееся внутри того локального космоса под действием гравитации падает в сингулярность. И, по странному стечению квантово-гравитационных вычислений, это создает условия, идеально подходящие для труднодоступного — но возможного — творения вечного, богоподобного разума.

— Я думал, что черные дыры уничтожают все в момент своего появления.

— С одной стороны, так и есть, однако с другой, спадание целого космоса порождает множество обрезков пространства и времени, каждый из которых меньше и короче предыдущего, но не менее насыщенный. Такая математическая структура…

Я встал.

— Не утруждай себя. Все равно я смогу понять это только через десять лет упорной учебы. Сейчас же меня интересует, почему данное событие спровоцировало нападение подонков. Или их спровоцировало мое появление? Неважно. И что мы можем сделать для собственной защиты.

Постучавшись, Эмбер просунул голову в дверь:

— Ты уже сказало ему про Рагнарек?

— Почему бы тебе не войти и не присоединиться к нам, Эмбер? — ровно произнесло Доброе Устройство. Я возмущенно подумал, что мой братец наверняка подслушивал под дверью, а то и воспользовался какой-нибудь мудреной шпионской вещицей.

— Что ж, спасибо. Август, скандинавские скальды, судя по всему, удивительно много знали об энтропии. Согласно Эддам, в конце времен Вселенная остынет, покроется льдом. Солнце потускнеет, звезды упадут с неба. Что очень хорошо согласуется с большинством миров Т-уровня с высоким значением лямбды, по крайней мере, с теми, где есть солнца и человеческое измерение, — Эмбер прервался, встал в драматическую позу: — Но погоди! Это еще не все!

— Всем раздадут по бесплатному набору ножей для стейка?

Это его уязвило, но он не дал сбить себя с толку.

— Все отец заставит подняться из моря новые небеса и землю. Из Моря Дирака [36] — предвакуумной пустоты. И цикл начнется сначала, но, возможно, теперь это будет модифицированная, искупившая свои грехи модель. Звучит утешительно, не так ли? — Эмбер налил себе чашку кофе и уселся рядом с Лун, на мой взгляд — слишком близко. Я никак не мог решить, что происходит — искренний разговор или отчаянное запудривание мозгов Устройству и нам обоим.

— Ну что ж, это и правда впечатляет, и я счастлив, что ты поделился с нами, брат, однако вот, что я хочу знать: какого черта эти деформеры так отчаянно пытаются убить меня и тех, кто меня окружает? Или это уже паранойя? Иногда, мне кажется, что вы, ребята, считаете смерть и игру в прятки с трупами этаким веселеньким развлеченьицем. Лун, ведь именно это ты и сказала мне во время нашей первой встречи. Люди вроде меня и Тэнзи — всего лишь имущество, одноразовые фишки в каком-то гребаном Состязании миров, в котором вы с Мэйбиллин — Игроки с большой буквы! — я ненавидел себя за собственные слова, но мои натянутые, словно скрипичные струны, нервы трепетали и были готовы в любой момент лопнуть.

Шоколадная кожа Лун побледнела.

— Да, это Состязание, причем чрезвычайно серьезное, — сказала она. — К-машины хотят уничтожить нас потому… ну, потому, что мы — бездушные мерзкие твари. Они — свободные одухотворенные механизмы, в то время как мы — всего лишь белковые калькуляторы. Ими движут возвышенные эмоции Ницше; нас и другие эволюционировавшие виды они воспринимают как отсталых и грубых животных, управляемых холодными богохульными побуждениями.

Я испуганно уставился на нее: Нет, она не шутила. Она говорила очень серьезно.

— Роботы, которые кричат и прыгают, — пробормотал я. — Боже мой, ты хочешь, чтобы у меня голова лопнула!

— Что?

— Не обращай внимания. Значит, они — Красные, а мы — Белые, так?

Лун переглянулась с бронзовой безглазой аватарой.

— Так, если хочешь.

Доброе Устройство встало, открыло замаскированную дверцу и вытащило тяжелый, завернутый в пергамент предмет. Книгу. Как романтично, а я-то думал, что машины предпочитают электронные носители! Робот с умопомрачительной скоростью пролистал страницы, затем передал книгу мне. Заложив палец, я посмотрел на корешок и похолодел. Очередное издание «SgrA*», блистательно разнообразного творения Эрика Линколлью, причем самое объемистое из всех, что я видел раньше. Едва ли не толще, чем «Война и мир».

— Зачем ты мне это даешь?

— К-машины ценят ее, — объяснило Кирие Элейсон. — Они считают эту книгу неисчерпаемым источником сакральной мудрости и хранят ее бесконечное разнообразие.

— Так это их Библия?

— Их Коран, Бхагавадгита, Авесты, «О происхождении видов», Тан Луат, Папирус Ани, «Новая наука» [37], — ответило Доброе Устройство. — Читай.

Я посмотрел на те абзацы, что оно открыло для меня — волосы у меня на голове встали дыбом — затем вгляделся повнимательней.

— Я не трогало это текст. Точно такая же копия, вероятно, была на борту корабля, который ты только что уничтожил.

Я начал читать.

Августу снилось, что он лежит в комнате, в которой он действительно лежал, в холодной зимовке Трех голов Цербера. «Тот Сети-вонгл промахнулся, — сказал он себе. — Со мной все в порядке». Толпа течет через комнату. Он спорит о каких-то мелочах. Оно стоит за дверью.

Пока Август беспомощно и неуклюже ковыляет к двери, это ужасное нечто наваливается на нее с той стороны, распахивает ее. Что-то нечеловеческое — смертельное — врывается внутрь… Обе створки двери бесшумно открываются. Оно заходит — и оно есть смерть.

Август умер.

— Твою мать, да ты, наверное, шутишь — крикнул я, швыряя мерзкую писанину через всю комнату. Книга отскочила от стены и легла обложкой вверх на ковер. Ни Лун, ни аватара не предприняли ни малейшей попытки поднять ее. После секундного молчания, длившегося, как мне показалось, целую вечность, я сам нагнулся и взял увесистый фолиант. Он открылся на тех же страницах:

В самое мгновение своей смерти Август вспомнил, что лежит без сознания в медицинском склепе. Он напряг все силы и проснулся. Внезапно ему в душу хлынул свет. Завеса, скрывавшая неведомое, спала с его духовных глаз. Прятавшиеся в нем силы освободились. Истощающая лихорадка, подхваченная от свиноподобного Тау-Сети-вонгла, моментально ожесточилась. Его последние дни и часы прошли самым обычным, простым образом.

Желто-красные языки пламени, родившиеся из ослепительной вспышки света, лизали бумагу и кожу, источая зловонный дым. Я выронил отвратительную штуковину и пнул ее ногой. Ладонь моей правой руки горела — я обжегся о пылающую книгу.

— Сохраняй спокойствие, Август, — успокаивающим голосом произнесло Доброе Устройство. — Это была рефлекторная защитная реакция, ничего больше. Никакого вреда не случилось.

Книга сожгла сама себя и рассыпалась черно-белым пеплом. Хотя бы ковер не закоптила. И не активизировала никаких противопожарных устройств, имеющих привычку обрушивать потоки воды из-под потолка.

Как ни парадоксально, эта штуковина напомнила мне кое-что из детства. Святые небеса! Нет, не другую книгу, а своеобразное попурри. Того чокнутого писателя-фантаста, оказавшегося фальшивым гуру.

— Только не говорите мне, что они валисологи!

— Толстые парни? К-машины? — Лун громко рассмеялась, усадила меня в кресло рядом с собой и, осмотрев мою раненую руку, легонько подула на нее. — Вряд ли.

Тем не менее, она бросила на Кирие Элейсон вопросительный взгляд.

— В каждой параллели встречается множество текстов, подсмотренных людьми в сакральных знаниях. Такова ирония их состояния, их заблуждения, их парадигмальной ошибки. Одна из иронии, — мелодично позвякивая бронзовыми кольцами, оно снова вернулось к потайной дверце и достало новую книгу с прежним названием, однако значительно тоньше предыдущей. — Держи, Август. Советую тебе сохранить ее.

Я уставился на книгу, не желая заглядывать внутрь.

— А в этой я тоже есть?

— В ней есть все, мистер Зайбэк, только не поименно. Почитай, когда выпадет свободная минута. Их ересь — это наша истина.

Я засунул книгу в карман куртки.

— Что еще за ересь?

Два голоса заговорили хором.

— Знание и признание вычислительного базиса реальности, — сказало Доброе Устройство.

— Онтология Шмидхубера, — сказала Лун.

Я уставился на них обоих, выжидая, чтобы загадочные слова отпечатались в моем сознании. Словно живой сон, вспомнил мучительное творение реальности на четвертом уровне Тегмарка, утомительное прорастание семян логики, за которыми последовал ошеломительный, ликующий триумф: вычисления, векторные пространства, поля, Гилбертовы бесконечности… Здесь и сейчас они казались эскизом истин столь глубоких и ужасных, что я барахтался у их берегов, точно малое дитя. И — одновременно — они напоминали о Богоявлении, о свете, брызнувшем из темной пустоты, чтобы выковать Вселенную вселенных.

Нахмурившись, я потряс головой. Это было не вычисление, не ступенчатое прохождение цепи трансформированного кода — это была Платонова одновременность. Я понимал, что так оно и есть, но этого казалось недостаточно — все равно что описание статического космоса, вроде кирпича из камня или льда. Дерево вычисления пробивалось сквозь лед, разрывало бесплодные тундры своими крошечными упорными ростками жизни — бесчисленными, экспериментирующими, использующими все возможности — пока наконец кошмарное замерзшее пространство не разлеталось на осколки, и тогда Дерево устремлялось в небеса, к свету, толстое и пышущее здоровьем, жаждущее расти и расти, а его корни копошились глубоко в ледяной почве подо льдом…

— Это очевидно, — заявил я, — так же очевидно, как то, что у меня есть нос.

— У тебя очаровательный нос, — тут же сказала Лун и поцеловала его.

— Я тоже тебя люблю, — отозвался я, испытывая это чувство каждой клеточкой моего страждущего тела. Тем не менее, заставил себя встать и шагнуть в сторону. — Это уже слишком, — мне на глаза наворачивались слезы. — Я должен уйти. Проветрить голову, — я криво улыбнулся Лун и сказал ей с дурным австрийским акцентом «Берсеркера»: — Я еще вернусь.

Я вовсе не был уверен, что это сработает. Весьма вероятно, что дейксису требовалась какая-то сложная отладка, но попытаться стоило. Если я не поговорю с кем-то за пределами этой безумной драмы, с кем-то, кого знал раньше, прежде, чем все это началось, с кем-то, кому мог хотя бы попытаться полностью доверять — мне конец. Я просто разорвусь на мелкие клочки. Или, в лучшем случае, заработаю нервный срыв.

— Дай мне Джеймса Давенпорта, — произнес я. — Да, дай-ка мне Даверса!

В практически абсолютной темноте я сделал шаг вперед, покачнулся, ухватился за следующую покрытую ковром ступеньку. Звучал глубокий голос виолончели. Далеко-далеко внизу, на сцене, три потрясающие женщины в длинных серебристых платьях играли мелодию, парившую над оркестром. Блондинка с виолончелью касалась струн снова и снова, сверкая обнаженными белыми плечами — мускулистыми и твердыми. Бледные лица обернулись в мою сторону. Я почувствовал себя так, будто попал в фильм про кого-то в кинотеатре, кто попадает в фильм. Мой пульс участился, повинуясь музыке. Я знал ее. Я знал, что это и где я нахожусь.

— Даверс! — прошипел я, уставившись в темноту и делая еще один шаг вниз.

Кто-то встал с одного из крайних мест, повернулся, сверкнул крошечным фонариком мне в лицо. Я заморгал, отступил назад, врезался пяткой в ступеньку и чуть не упал.

— Зайбэк? Август?!

— Точно. Выключи эту проклятую штуковину!

— Тише! — заволновались слушатели. Вокруг нас парила музыка.

Фестивальный театр Аделаиды, Гранд-Сёркл. Я бывал здесь сотни раз. А эти женщины — знаменитое трио «Эроика», и Сара как-ее-там играет на виолончели. Сара Сэнт-Амброджио. Господи, ну и глупости роятся у меня в голове!

Однако, я прекрасно понимал, в чем дело — просто мой мозг цеплялся за привычное и знакомое. С помощью какого-то волшебства — или супернауки, недалеко ушедшей от волшебства — я мгновенно перенесся из мира вычислительных философов и разбитых НЛО прямо на исполнение тройного концерта Кевина Каски, в мой бывший родной старый добрый город — и мой старый добрый друг Джимбо Даверс в темном костюме, темной рубашке и темном галстуке поспешно вылезал из своего кресла и тащил меня к выходу, преследуемый недовольными взглядами потревоженных любителей музыки.

— На мой взгляд, годится только для саундтреков к сопливым фильмам, — проворчал Даверс, когда мы прошли через двойные обитые двери и оказались в фойе.

— Это нечестно, ты, варвар! — возразил я. Честно говоря, Кафка и мне сильно напоминал Эриха Корнголда, внесшего неоспоримый вклад в деятельность Голливуда лет этак семьдесят-восемьдесят тому назад. Но, может, я просто цитировал мнение Ицхака. Они с Мириам часто таскали меня сюда на концерты, когда я хотел лежать, уткнувшись лицом в подушку, и оплакивать погибших родителей. — Как низко пали сильные мира сего! Так ты теперь работаешь билетером?

— Тетки горячие, с этим не поспоришь. Знаешь, Зайбэк, быть может, у них и лошадиные зубы, но в форме они себя держат великолепно.

— Кто, эротичное трио?

— Ну-ну, по-прежнему мастер дешевых насмешек! — он улыбнулся, продемонстрировав мне все свои зубы. Я не видел его много лет. Он превратился в представительного парня, особенно в этом своем костюмчике благонравного бизнесмена. Конечно, без помпонов и платья, но суть от этого не изменилась. Издевка над всем миром. — Кстати, какого черта ты делаешь в Ад-дере? — внезапно Даверс остановился, схватил меня за руку: — Так, значит, это правда! Ты в бегах!

Мы стояли на ковре с узором из голубых с золотом змей, хватающих друг друга за хвост, неподалеку от бара, который даже в разгар представления неплохо зарабатывал. Полагаю, большую часть его посетителей составляли мужья, притащенные сюда женами.

— Ага, — ухмыльнулся я, но Даверс не улыбнулся мне в ответ. — Перевозил большую партию травы, — прозвучало слабовато. — Даверс, о чем ты лопочешь?

— Это показывали в новостях. Я не был уверен, что речь идет о тебе, но о ком же еще? Труп женщины и два пропавших Зайбэка, ужасный взрыв в мельбурнском доме. Подозревают, что это подстава.

Я скривился.

— По правде говоря, так оно и есть. Даверс, все сложно. Мы можем выпить?

— Ты хоть понимаешь, что они играют здесь только сегодня? Ну да ладно!

Я полез в карман за деньгами. Ни кармана, ни бумажника. Несколько людей в смокингах смотрели на меня и переглядывались, изумленно поднимая холеные брови. Я только сейчас сообразил, что в одежде Тоби выгляжу скорее как дезертир из героического фильма, нежели завсегдатай оперы. «Со стороны Даверса было очень мило удержаться от ехидных комментариев», — решил я, благодарно принимая оплаченный им стакан ледяного пенистого пива. Мы вышли наружу, в жаркую темноту, и уселись на низкую каменную ограду.

— Ицхаку понравилось бы, — заметил я. — Они с Мириам летали на премьеру в Сент-Луис.

— Кому-кому?

— Как это — кому? Мужу моей тети Мириам!

— Я никогда с ними не встречался, балда. И, если уж на то пошло, даже ни разу о них не слышал. И, кстати, как, черт побери, тебе удалось меня выследить? У меня каникулы, и я работаю в двух местах сразу, дружище. По вечерам — билетером, днем — наемным благовоспитанным системным аналитиком. Ну, и по ночам обычно тоже, придерживаюсь американского времени. Великая штука — Интернет! В то время как мы тут с тобой беседуем, я не только не нахожусь на своем посту билетера, а еще и дважды накалываю янки-босса. А если он узнает, как я жульничаю за его великолепную зарплату, то тут же возьмет на мое место программиста-индуса из Банги…

— Что ты имеешь в виду — никогда не слышал о них?! Ты что, не помнишь тот поток невообразимого дерьма, вылившийся на нашу школьную форму, когда мы… — я замолчал, и ледяной запотевший стакан чуть не выскользнул из моей руки прямо на мостовую. — О черт. Это были мои родители.

Даверс бросил на меня опасливый взгляд.

— Да, дружище, жаль, что так вышло, мне нравились твои предки. И очень жаль, что тебе пришлось уехать, мы могли бы отлично повеселиться вместе с крутыми дайверами и расфуфыренными щеголями. Понимаешь, о чем я?

Мне пришлось поставить стакан на землю и наклониться вперед, низко опустив голову. Кровь стучала в висках. К горлу подступила тошнота. Что за чертовщина?! Моя память слетела с катушек!’Я ни разу в жизни не был ни на одном концерте в Аделаиде! В Мельбурне — да, в Даллас-Брукс-Холле, в ратуше, в консерватории, вместе с тетей и дядей. До того, как они уехали в Чикаго и оставили меня на попечении внучатой тетушки Тэнзи. До того, как они…

— Ты в порядке, друг? Черт, значит, это про тебя говорили в новостях!

— Вроде того, Даверс, — я встал и допил пиво. — Мне нужно еще. Только, Джеймс, я вроде как потерял бумажник. Осилишь покупку спиртного для меня? Ты же знаешь, сколько я могу выпить.

Он выглядел заинтригованным.

— Ну хорошо, мистер Раскольников. Но прежде поклянись, что не убивал ту пожилую леди, что нашли под завалами.

— Слово скаута, доктор Джекил!

В благотворно влияющем на здоровье баре для некурящих на Рандл-стрит, убедив-таки подозрительного бармена, что наши юношеские черты скрывают взрослых, умудренных опытом мужчин, имеющих право покупать и употреблять крепкие напитки, согласно «Алкогольному акту», мы наконец уселись, и я, потягивая ром, попытался перекричать оглушительный хип-хоп, исполняемый группой подростков в кепках и треуголках. Белые австралийские детишки, изображающие черных американских детишек, изображающих американских революционеров XVIII века.

— Ты когда-нибудь слышал о Юргене Шмидхубере?

— Что?

Я прокричал имя Даверсу в ухо.

— А о Конраде Цузе? О компьютерном системном анализе?

— А, я-то решил, ты имеешь в виду композитора. Хм… — он задумался, а подростки подробно объяснили, каким именно образом собираются трахать сучек и увечить их — неважно, в какой последовательности — под соответствующую мелодию. — Вычислительная физика, верно?

— Возможно. Расскажи все, что знаешь.

— Парень, нас такому не учат. Ты читал Вольфрама?

— Нет. Вселенная — это вычисление, выполняемое на каком-то огромном компьютере?

— Да, это Вольфрам. Вроде как. И давай обойдемся без религиозного фанатизма, дружище, это вовсе не означает, что программу написал Некто с большой буквы Н. Это просто семафор.

— Что? — мои барабанные перепонки пульсировали в такт песне о членососах.

— Метафора. Аналогия. Ну, конечно, не совсем, скорее гомология. Если только это правда, во что я, честно говоря, не слишком верю, приятель. Слушай, мне надо пойти поздороваться с писсуаром. Держи мое место!

Давенпорт начал протискиваться в сторону уборных. Девчонка с татуировкой на левой щеке и пирсингом в верхней губе посмотрела на меня, демонстрируя свой пустой стакан. Татуировка изображала красно-фиолетовую головку полового члена, перетянутую колючей проволокой. Я печально пожал плечами, изобразив выворачивание пустых карманов, но она все равно придвинулась поближе. Мое сердце дрогнуло, ведь я знал, что Лун не войдет в зал и не сядет, как ни в чем не бывало, рядом со мной. Я покачал головой, и девчонка пробормотала что-то о гребаных педиках, после чего скривила губу, заставив свое украшение подпрыгнуть. Я снова пожал плечами и продемонстрировал ей правую ладонь. Она уставилась на иероглифы с горестным восхищением. Моя куртка была слишком теплой для летнего вечера, особенно в таком месте, заполненном потными возбужденными телами. Я снял ее, свернул и положил на стул Даверса. Из кармана выпала книга и свалилась на липкий пол. Наклонившись, я поднял ее. Пульсирующие огни вряд ли подходили для чтения, однако я все равно начал читать.

Все огни вспыхнули, как фейерверк.

Святое дерьмо, мы вошли! Стопроцентная суперпозиция. Тот немец из Оксфорда просто обделается, когда узнает! Сейчас она уже должна находиться в произвольной нервной системе придурка. То есть, мы, конечно, этого видеть не можем, ведь анастетики блокируют их двигательную активность. По словам дока, они как будто спят. Забавно, а вот Руфус, когда засыпает перед камином, все равно дрыгает своими волосатыми лапами в погоне за воображаемыми кроликами. Хотя, конечно, нет, думаю, он не может вскочить с закрытыми глазами и врезаться в стену. Интересно, что бы сделала миз Хэндли со своим лишним телом, если бы могла шевелить руками и ногами? Или открывать рот и говорить? Он ведь за всю свою жизнь не сказал ни слова. Удивительно, ведь даже детишки-даунята радостно лопочут, я это по телевизору видела, и, черт побери, не хотелось бы мне такого у себя дома! Как только сканирование генома выявит что-то подозрительное — немедленно в клинику на аборт! Конечно, с даунятами легко, увидел лишнюю хромосому — и прости-прощай! Это ведь еще не дети, а плоды. Но вот с этим парнем явно вышла промашка. Он вовсе не выглядит странным, если не считать веса. Брайан Деннехи, так звали какого-то актера, где же он снимался? В «Рисовальщике»? В «Договоре»? Или… или в «Коконе»? Чушь собачья, Марион таскала меня с собой в кино. Наверное, он был симпатичным ребенком. А теперь превратился в мерзкую груду жира. Ну вот, циклы набирают обороты!

— Доктор, наблюдается синхронная кортикальная активация.

— Это область Брока. Святые небеса, он думает вербальными структурами! Или она.

— Возможно, это не мысли, доктор. А просто вербализованные воспоминания. Однако, что может помнить такой несчастный идиот? Вчерашний суп?

— О, хвала небесам за облегчение! — выдохнул Даверс. Я смущенно оторвался от книги. — В сортире страшно воняет, ну и свиньи! Еще по одной?

Я кивнул и, пока он пытался привлечь внимание бармена, снова открыл книгу.

Когда-то во рту был вкус. Тепло, касавшееся лица, большое влажное тепло, чтобы сосать, а глаза, наверное, были зелеными и крепко зажмуренными. Тянуть, сжимать, кричать, когда вселенское тепло исчезло, принеся боль жестокой ледяной яркости. Скользить и брыкаться, крошечная спящая душа свернулась калачиком, грубо разбуженная, мутные глаза открываются. Белизна, и боль, и вниз, вниз, вниз. Размытое лицо и вкус, исчезнувший, оставивший чувство потери и голода. Звуки слов набросились на меня, но я отказался нарушать молчание души. Огромная грудь и сосущий рот, отвергающий слова, вопиющий из утробы — все свивается и развивается. Черви шевелятся в почве, и растет зеленая трава, и гигантское дерево устремляется в небеса. Женщина с грудями и брыкающимися ногами ушла так давно, что вернуть ее сложно. Всхлипывания при кормлении, визг и приглушенные крики из других комнат. Я лежал на спине в колыбели парящего надо мной дерева и слушал. Мы с женщиной были связаны в глухо стучащей темноте, нас навечно соединил шнур из плоти. И мы оставались одним целым, даже когда вспыхнул свет, и наступил шум, и накатил ужас падения. Она лежала и умоляла Господа забрать ее, больная, кашляющая, отчаянно одинокая. Я смотрел в белую бесконечность потолка, далекую четкость линий там, где стена сходилась со стеной. Теперь моя жизнь всегда будет пустой. Помнить — это обязанность. В ее исполнении мало радости, но таков мой удел, и я поделюсь с тобой в мои часы под деревом. Вот как я себе его представляю: все, что я делаю, во тьме или свете, во имя тебя. Вселенная есть история без сюжета. Шепчущая исповедь для твоего успокоения. Неважно. Есть воспоминания, лежащие в одиночестве, и их порядок, и, наконец, надежда на дерево и пурпурно-голубой конец.

— Увлекательное чтиво? Труд по вычислительной космологии, надо полагать? Твое здоровье!

Я автоматически поднял новый стакан, выпил. Сознание начинало затуманиваться.

— Да нет, это просто… это… — мне казалось, будто часть моего мозга связали и уволокли в крошечную комнатку, где заставили наблюдать за кошмарными жестокими пытками. Я не мог смотреть — но не мог и отвернуться.

Дженни Хэндли застонала, мигнула. С некоторым трудом открыла глаза и, быстро моргая, посмотрела через всю комнату на меня. Я знаю, как это тяжело — очутиться в чужой голове.

— Боже, — сказала она, словно человек, разговаривающий во сне. Ее язык высунулся наружу, облизнул губы. — Он не…

Я молчала, выжидающе глядя на нее. В таких ситуациях последнее дело — подсказывать свидетелю.

— Я всегда думала, что он… он… — Джесс Хэндли закрыла глаза, и по ее лицу потекли слезы. — Глупый. Хуже, чем глупый. Недоумок. О Господи, доктор, он наблюдает, как мы наблюдаем за ним!

Мне захотелось снова надеть куртку. Закрыв книгу, я сунул ее обратно в карман. Затем посмотрел на Даверса, окаменев от внезапной догадки. Лежавшей, между прочим, на самом виду.

— Ты правда никогда не встречался с Мириам или Ицхаком? — естественно, не встречался.

— Не-а. Дружище, ты меня беспокоишь. Давай лучше вернемся к нормальной теме для разговора, например, к алгоритмам волновых функций.

— Все в порядке, шеф, — я поднялся на ноги. — Без дураков, ты действительно спас мне жизнь. С меня причитается, Даверс. Передавай сестре наилучшие пожелания.

— Кстати, она теперь танцует в Ковент-гардене. Тебе есть, где переночевать? Деньги на такси нужны?

— Все отлично! — я легонько толкнул его в плечо, смачно чмокнул татуированную девчонку прямо в губы — просто так, на удачу — и отправился в туалет. Там и правда воняло. Я дождался своей очереди, запер дверь, стараясь не смотреть на унитаз, в который какой-то наркоман недавно выблевал половину своего легкого, и открыл Schwelle.

— Третий уровень Тегмарка, — сказал я, не уверенный, что это сработает. — Дай мне Одда.

Я сидел перед экраном, занеся пальцы над клавиатурой. На побитом штормами апплете возвышался маяк, его луч рыскал по сторонам, выхватывая из мрака странные и ужасные вещи, иногда поворачиваясь, чтобы ослепить меня, а затем вновь впиваясь в непроглядную, исхлестанную дождем ночь. Волны грозно бились в моих наушниках.

— Привет, Одд, — кивнул я машине. — У меня есть к тебе несколько вопросов.

— Привет, Август. Во всех портах буря, верно?

— Думаю, ты можешь провести меня прямо к ответам в конце книги, так?

— Следующий вопрос!

— Мне нужен доступ к ЧАВО.

— Вопросы часто задаваемые, Август, да редко отвечаемые.

Я не сдавался:

— Кто такие деспойлеры? Можно ли остановить их, чтобы они не причинили вреда Лун и остальным?

— Два по цене одного? Это наше стандартное предложение здесь, в Центральном состязании.

Я невидящими глазами уставился на меняющуюся картинку на экране. Значит, загадки? Отлично! Система сообщала мне, что по определению в каждом Состязании участвуют два игрока. По меньше мере. И Организатор игры, но это мы уже проходили.

— И как мне их остановить, тухлые твои мозги?

— Играй лучше. Опрокинь стол. Или перепиши правила, как сделала Джан.

Дерьмо. Банальности и недоговоренности. Интересно, шла ли эта беседа исключительно в моем отупевшем сознании? В данной квантово-вариабельной параллели, в данной вселенной на данном Т-уровне, данное полуразумное существо написал мой двойник, что, однако, не означало полной автономности Одда. Быть может, он представлял собой проекционный экран, отражение того, что я хотел услышать на самом деле. Не более информативное, чем сон. Нет! Я потряс головой. Я желал, чтобы система говорила правду!

— Что такое Состязание, Одд? В двадцати пяти словах?

— Слова тебе не помогут, Август. Вот нотация.

На экране замелькал каскад математических символов, быстрее, нежели мои глаза успевали что-то уловить. Однако нечто внутри меня успевало. Стрижающая грамматика ухватила логику, проглотила ее, переварила и погрузилась в размышления. В моем животе словно поселился маленький лохматый зверек, сытый и задумчивый.

— Гипотеза Судного дня, — пробормотал я, уцепившись за одну из нитей.

— В частности, — отозвалась машина. — Динозавры! Бзззт! Неправильный ответ, покиньте доску. Хомо сап? Колесо вращается. Вероятности не слишком велики. Но глянь-ка, у каждого Облака Непознанного серебристое подбрюшье!

— Прекрати нести свое оракульское дерьмо! — в коридор выглянула учительница, услышала меня, нахмурилась и покачала головой. Я проигнорировал ее. Я понимал, что это глупо, но все равно угрожающе раскрыл правую ладонь перед экраном. Возникшая на нем карикатурная ухмыляющаяся физиономия Альфреда Э. Ньюмана [38] в притворном ужасе зажмурилась. Мне же было не до смеха. — Мои родители живы?

— Можно сказать и так. Будет и на их улице праздник.

— Твою мать! — я взбешенно ударил кулаком по клавиатуре, и она развалилась пополам.

— Не порть другим удовольствие, — надулся Одд. — Ты и так знаешь, что делать.

Экран вспыхнул и погас.

Еще мгновение я не шевелился. На задворках моего сознания кипела нотация. Ох. Ну конечно.

— Веди меня к Мириам! — приказал я операционной системе.

Девятнадцать

Марчмэйн

Полностью обнаженный, если не считать белого мясницкого фартука, загорелый под светом ультрафиолетовых ламп, упруго подпрыгивающий в легкой гравитации этой далекой-предалекой параллели — мира динозавров, не потревоженного назойливыми людьми с их извращенным разумом — Марчмэйн Зайбэк готовил своих родителей к операции.

— Теперь в любую минуту! — промурлыкал он. Женщина, называвшая себя Мириам, уставилась на него с непередаваемым ужасом, ее рот закрывала анастезирующая маска, дрожащие конечности были пристегнуты к столу ремнями. На соседнем столе муж женщины Ицхак бешено вращал глазами, его грудь бурно вздымалась, из-под маски вырывалось приглушенное рычание. Марчмэйн старался не обращать внимания на эти звуки, разглядывая виды далекого космоса.

За фальшивым окном не сияли светила мира динозавров — только межзвездная темнота. Которая соответствовала реальности — яркое освещение станции заставляло зрачки сокращаться. Однако, в полумиллионе километров виднелось искрящееся кольцо фиолетовых огней, вращающихся вокруг конденсированного объекта. Звезда Ксон излучала потоки электронов, нейтрино — и, особенно, фотино. В реальности — во всех реальностях — эта штуковина была умопомрачительно огромной, состояла из семейства Икс-частиц, таких плотных, что каждый Ксон равнялся примерно ста квадриллионам протонов, и балансировала на самом краю падения в черную дыру.

Мерзкая штуковина, сжавшаяся в сферу диаметром двадцать сантиметров и крутящаяся с умопомрачительной скоростью, превращала целую звезду в скопление элементарной материи, которой не существовало ни в одном из космосов с тех самых пор, как они разошлись в первые мгновения после Большого взрыва. Фыркнув, Марчмэйн покачал головой. И которой больше никогда не будет существовать в этой — или любой другой — вселенной, обладающей ощутимой силой расширения, отрывающей все, что угодно, от всего остального… разве только, каким-то чудесным образом, она возникнет прямо здесь, в этом средоточии, пронизывающем все вселенные Тегмарка данной параллели, где местные ограничительные законы физики запрещают эволюцию и существование разумной жизни. Марчмэйн поднял руку, сжимавшую яркий титановый скальпель, и посмотрел на серебристые иероглифы Ксон-вещества в своей ладони. Симпатично. Каждая крошечная, напряженная, вибрирующая Икс-частица была массивней десятка кровяных клеток и живее их, она удерживалась от катастрофического схлопывания только благодаря собственной уловленной лямбда-экспазионной поверхности.

А вот на фальшивых мониторах, замеченных Джан, разворачивалась совсем иная история. Увеличенная, раскрашенная в кричащие цвета, звезда Ксон кипела, точно выпячивание Гилбертова пространства, каковым она, собственно говоря, и являлась.

Это было великолепное, зловещее, яростное зрелище. «Пусть Деций сколько влезет таращится на рождение новой точки Омега, — удовлетворенно подумал Марчмэйн, — мне же достанется сей чудесный артефакт, ужасный конструкт, придуманный проклятыми Строителями Состязания, чтобы искалечить нас, заглушить наш голос, выколоть нам глаза, поставленный на тот случай, если мы вырвемся вперед и захотим перевернуть стол и переиграть Состязание в угоду собственным чаяниям».

За его спиной открылся Schwelle. Если бы Марчмэйн действительно находился глубоко в космосе, как утверждали фальшивые окна, подобное оказалось бы невозможным. Звезду Ксон создали именно с целью подавлять и запрещать такие действия.

— Заходи, Тэнзи, — сказал Марчмэйн, поворачиваясь.

— Доброе… что это, утро? Вечер? Прошло столько времени, мой мальчик, — она не торопилась обнять его.

Немного уязвленный, Марчмэйн откинул голову назад и рассмеялся.

— Не уверен, что здесь имеет смысл считать время, — ответил он. — О, я вижу, ты притащила собачонку!

Дугальд О’Брайен зарычал. На редкость идиотское имя для животного — однако Тэнзи всегда отличалась причудами и эксцентричностью.

— Полагаю, если вы просто ляжете на этот стол, мы сможем начать. Да-да, монсеньер Лабрадор, сюда, рядом с очаровательным джентльменом в ремнях.

Старый пес подпрыгнул, но соскользнул на пол, тяжело дыша.

— Опусти чертов стол, Марчмэйн!

— Конечно-конечно! Как невежливо с моей стороны!

Показатели кровяного давления и кортизола мужчины по имени Ицхак резко ухудшились. Марчмэйн подкрутил несколько нейротрансмиттерных источников питания, и связанный снова впал в апатию.

— Вы точно уверены, что хотите, чтобы я это сделал? Прямо сейчас?

— Кончай трепать языком, сынок, — буркнула собака.

Марчмэйн пожал плечами, привязал Тэнзи и Лабрадора, а когда мониторы сообщили, что все четыре пациента находятся в оптимальном состоянии, быстро обошел столы, снимая скальпы и высвобождая обнаженную кость. Потом взял лазерный нож и сделал тонкое аккуратное отверстие в черепе женщины по имени Мириам, после чего с одобрением посмотрел на ее мозг, заключенный в блестящую твердую оболочку.

Погруженный в работу, Марчмэйн не услышал, как за его спиной распахнулся Schwelle.

Двадцать

Август

Пол ушел у меня из-под ног, как будто я снова очутился на лестнице в Театре Аделаиды. Я покачнулся — и тут же чуть не упал в другую сторону. Все понятно, я оказался на планете с меньшей, чем на Земле, силой тяжести. Точнее, в анатомическом театре на капитанском мостике проклятого звездолета, прямо за спиной у доктора Франкенштейна, склонившегося над своими трупами, сверкая голой загорелой задницей и зажатым в руке окровавленным скальпелем. Датчики моргнули и запищали; на огромном то ли экране, то ли кварцевом оконном стекле царила темнота, а чокнутый мясник, нахмурившись, поворачивался ко мне — и я поднял руку и произнес слово, в результате чего мой надутый братец Марчмэйн пролетел через всю кабину и врезался в большой гладкий бак, в то время как мой пес Добрый Ду отчаянно дергал четырьмя лапами, заставляя раскачиваться кошмарный мохнатый скальп, и издавал какие-то непонятные звуки, что-то среднее между человеческой речью и лаем собаки, потревоженной во сне. Марчмэйн в непристойно сбившемся на бок фартуке поднялся-таки на ноги, махая рукой — в блестящем скальпеле отражались лампы дневного света — и голося что было мочи:

— Тоби, твою мать, немедленно иди сюда!

Мое сердце сжалось и едва не перестало биться вообще. Все смешалось. Внучатая тетушка Тэнзи с мертвенно бледным лицом лежала на одном из хирургических столов, ее голова тоже была изуродована, тонкие белые волосы свисали по сторонам, а на другом столе покоилась женщина помоложе, в кислородной маске, зато без куска черепа, и огромные то ли вены, то ли артерии, свитые в красно-голубые кольца, пульсировали на обнаженном мозге. Я понял, что меня сейчас вырвет, но не мог себе этого позволить. О, чертов Гитлер из ада, это же моя тетя Мириам, а изувеченный мужчина на соседнем с извивающимся Добрым Ду столе — блистательный скрипач, дядя Ицхак! Кошмар из самого кошмарного из кошмарных фильмов! В воздухе распахнулся Schwelle, и в помещение шагнул Тоби. Он с любопытством оглянулся и сразу же направился к голому Марчмэйну, скорчившемуся за панелью управления.

— Куда ты нас притащил, Марч? — грубо спросил Тоби, тем не менее, помогая брату подняться.

— Он убьет нас всех! — взвизгнул мясник. — Уберите отсюда этого малолетнего идиота! Ты что, хочешь, чтобы все наши труды пошли прахом?!

Глаза Тоби заметались.

— Где?.. А, на «Повешенном», — сказал он совершенно другим тоном. — Я хочу поговорить с операционной системой корабля.

Из ниоткуда раздался бесполо-мужской голос:

— КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ НАХОДИТСЯ НА ОРБИТЕ В ЦИССОЛЯРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ. ДАННАЯ ЯЧЕЙКА ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ НАБЛЮДАТЕЛЬНЫЙ ПУЗЫРЬ ОГРАНИЧЕННОЙ ЕМКОСТИ НА ПОЛЯРНОЙ ОРБИТЕ ВОКРУГ ЗВЕЗДЫ КСОН. ПОЖАЛУЙСТА, НЕ ПРЕВЫШАЙТЕ РЕГУЛЯТОРНЫЕ БИОСИСТЕМНЫЕ ПАРАМЕТРЫ.

— Чушь собачья! — заявил Тоби. — Это фальшивка. Где мы, Марч?

— Тоби, во имя всего святого! — крикнул я. — Посмотри, чем занимался этот псих! Несчастных необходимо срочно доставить в больницу!

— Август, утихомирься. Полагаю, Тэнзи Зайбэк и собака, — задумчиво произнес Тоби. Он стоял между мной и безумцем, как будто случайно прикрывая его от меня. — Понимаю. Кажется весьма очевидным, однако работало неплохо, по крайней мере, до недавнего времени. Ты их разделил.

— Мне дадут закончить работу? — теперь Марчмэйн выглядел скорее возмущенным, нежели напуганным, и бросал на меня ядовитые взгляды. Я в смятении нацелил ладонь на них обоих. Неожиданно Тэнзи застонала и с трудом подняла голову, словно ожившая мумия. Успокаивающе помахала мне одной рукой и упала обратно на окровавленные простыни. Я кинулся к ней и склонился над столом — в моих глазах стояли слезы — отчаянно, по-детски желая протянуть руку и вернуть ужасный кусок скальпа на место.

Тетушка прошептала:

— Ты хороший мальчик, Август, хороший сын, но все в порядке, все так и должно быть. Это наша идея, наш план. Позволь Марчмэйну продолжать — и ты увидишь…

Что? Что?! Я отпрянул от тетушки, но еще крепче вцепился в ее руку.

— Жестокая, примитивная технология, — с отвращением заметил Тоби, поджав губы. — Неужели Джуни или Рут не могли придумать чего-нибудь более изящного? Нанотехнологии…

— Не будь наивным. Возвращайся к своей охоте и рыбалке, а мне предоставь черепа! — братец Марчмэйн с ухмылкой посмотрел на бесчувственного Ицхака, помещая костяную крышку его черепа в стальной контейнер. Мне ужасно, до боли захотелось посильнее врезать Марчу, но вместо этого я, не выпуская иссохшей руки Тэнзи, отвернулся, пока он лазером резал ее череп, чтобы высвободить мозг. Пожатие дряхлой руки оставалось таким же крепким — полагаю, обезболивающие технологии Марчмэйна были гуманнее, чем его ужасная трепанация. Я сам делал подобное на занятиях анатомией всего лишь год назад, однако тогда мне приходилось иметь дело с закоченевшим покойником, воняющим формалином. Тэнзи дышала, закрыв глаза; прикоснувшись к ее запястью, я нащупал ровный пульс. Переместившись к соседнему столу, Марчмэйн вскрыл голову собаки. Добрый Ду заворчал, словно видел сон о кроликах в глубоких норах. Мониторы пискнули и мигнули. Не вполне понимая, что говорю, я произнес:

— Это семафор.

— Метафора, — изумленно-презрительно поправил меня Марчмэйн.

— Я так и сказал. То, что здесь происходит — это закодированное послание, это… конструкт.

Братец вытер свои окровавленные руки об окровавленный фартук и уважительно кивнул.

— А паренек вовсе не так глуп, как я думал. Откуда ты узнал? — он начал втыкать в живую мозговую ткань стеклянные электроды. Вспыхнувшие лучи синего лазера связали все четыре мозга одной журчащей электронной сетью.

Я посмотрел на Тоби, махнул рукой в сторону мониторов.

— Это какая-то… установка, верно? — затем взглянул на пульсирующее кольцо фиолетовых огней в глубокой черноте и понял, что оно из себя представляет. Мои имплантаты испустили сочувствующее покалывание. — Это запись звезды Ксон?

— Да. Он играет в звездолеты. Всегда любил театр, наш Марчмэйн.

— Звезду Ксон открыла Тэнзи, — заявил я, сопоставив все факты. — Святые небеса, это была удивительная женщина! — и в ужасе замолчал — я говорил так, словно моя любимая внучатая тетушка уже скончалась. Хотя так оно и было, в самом главном смысле. — В любом случае, звезда — это машина, предназначенная для выключения наших стрижающих имплантатов. Это… временной замок на внутренней двери мультиленной.

Марчмэйн защелкал переключателями на мониторах; огни в кабине начали тускнеть. За огромным окном, в черной пустоте, разгорелись воображаемые звезды. Голубое излучение пульсировало между воткнутыми в мозги электродами — но не только оно. Туман окутал четыре тела — двух женщин, одного мужчину и одно говорящее животное. Они замерцали, словно испаряясь из нашего привычно измерения, ужасная пародия на трансляцию человеческой или животной плоти на один из высших уровней Тегмарка, где пространство и время поменялись местами или мультиплицировались в невыносимую мешанину с неправильным числом измерений. Нет, их тела не сплавились в одно целое и не поплыли в каком-то направлении под прямым углом ко всем остальным — но творилось нечто ужасное, и с каждым мгновением становилось все хуже.

Марчмэйн отошел назад, с удовлетворением разглядывая дело своих рук.

— Индивидуальность — моя сильная сторона, крошка. Я — мастер альтернатив. Я заставляю души литься, словно вода, из одного тела в другое. Долой неизменное и постоянное! Все течет!

Кто-то пронзительно вскрикнул. Мою руку словно заперли в туманной световой глобуле, в которую превратились Тэнзи и все остальные. Я высвободил пальцы и оглянулся. Стрижающие имплантаты отчаянно жгли кожу. Женский голос завизжал от боли. К нему присоединился мужской. Я видел, что Тоби удерживает Schwelle открытым; он стоял на пороге, готовый в любую секунду то ли сбежать, то ли позвать на помощь. Шар из рассеянного света погас. Обнаженные мужчина и женщина — совсем подростки — спотыкаясь, вскочили со столов, на которых лежали Мириам и ее супруг, и бросились друг к другу, обнимаясь, целуясь, рыдая, ощупывая, точно внезапно прозревшие слепцы, пытающиеся соотнести новый дар с привычными ощущениями. Исполненный смущенной скорби, я отвернулся от них и увидел два неподвижных иссохших трупа на других столах. Наклонился над изнуренным восковым лицом Тэнзи, всмотрелся в ее закрытые глаза. Затем поцеловал тонкие мертвые губы. Умерла. И — в то же время — осталась жить.

— Август?

Молодая женщина повернулась ко мне с влажно сияющими глазами, протянула руки. — Август. Мое любимейшее дитя.

Я недоверчиво уставился на нее, глубоко внутри понимая, почему ушли Тэнзи и мой старый говорящий пес — которых я никогда не встречал до исчезновения родителей — присматривавшие за мной после смерти Анжелины и Дрэмена. Однако мои бессмертные родители, конечно же, и не думали умирать, само собой, не погибали в авиакатастрофе над Таиландом или от нападения эмоционально нестабильных К-машин, зачищающих вселенные — и, естественно, не выбывали из Состязания. Они просто спрятались, затаились у всех на виду, стали выдуманными сущностями, понятия не имевшими, кто они такие на самом деле.

— Мама, — прошептал я, смущенно вступая в ее прекрасные обнаженные объятия. Мой отец — по виду моложе, чем я сам — горделиво и прямо стоял чуть поодаль, одобрительно кивая.

Она сказала:

— Зови меня Анжелина, дорогой. А это, конечно же, Дрэмен. Боже, как ты вырос!

— С возвращением, старые пройдохи! — раздраженно сказал Марчмэйн. — Кстати, если вы не заметили, именно я сделал всю грязную работу. Эй, Тоби, что ты стоишь на месте? Давай созывай совет! И осторожней там со Schwelle, не прищеми себе задницу!

Тоби не шелохнулся, только отвел взгляд от возрожденной пары:

— Что ты имел в виду под семафором?

— Вселенная есть вычисление, — ответил я, — разве не в это вы 1зсе верите? Разве, как утверждает ваш Онтологический институт, не это лежит в основе основ истины реальности?

— О господи, теперь он заделался в философы! — закатил глаза Марчмэйн. — Да парень прямо-таки настоящий эрудит! В свободное от работы время. Кстати, вы двое, наверное, страшно голодны, так почему бы нам…

— Тэнзи могла производить свои психические чтения только в определенное время дня или ночи, которое смещалось на четыре минуты каждые двадцать четыре часа.

— Местное звездное время! — мгновенно сообразил Тоби. — А вовсе не солнечное. Следовательно, нечто относительно стабильное на фоне фиксированных звезд включало ее дар. Если, конечно, полагать, что у нее действительно был какой-то дар, — он бросил равнодушный взгляд на мертвую пожилую леди. — Учитывая, что она сама являлась артефактом нашего любимого братца Марчмэйна…

— Нет! — воскликнул я. — Господи, ведь это очевидно, все это время факты были прямо у меня под носом! И Джан даже сказала мне об этом, только сама не заметила главного. Она назвала это… — я порылся в воспоминаниях, — онтологическим источником доступа в полях вероятности. И что-то выключало его, а вовсе не наоборот!

— Окно доступа Тэнзи открывалось, когда созвездие Сагиттариус стояло на горизонте, — кивнула моя мать. — На вид ей было не больше шестнадцати.

Сагитт… Мой мозг пискнул. Быть того не может. Название К-машинной Библии?! Я коснулся тоненькой книжицы в нагрудном кармане. Это что, радиоастрономический жаргон — «SgrA*»? Святые небеса, а почему бы и нет? Они не могли не знать об этом! Я испытывал смущение и возбуждение одновременно и хотел кусать ногти от досады.

— Полагаю, звезда Ксон находится там же, где Сагиттариус?

— В пяти парсеках от Земли, — сказала Анжелина, — если наблюдать с Земли — как раз в том созвездии. Мы долгое время считали, что радиоактивным источником является Сагиттариус А. — Увидев, что я нахмурился, она добавила: — Черная дыра в центре галактики. Она поглотила миллионы солнц, но стрижающая окклюзия — не ее рук дело.

— О! — Марчмэйн выглядел сокрушенным, явно подавленный, что не он до этого додумался. — Что ж, очень хорошо, это объясняет возрастание подавления стрижающего доступа на протяжении звездного дня, через… Который час? — он смерил меня пренебрежительным взглядом.

— Около двух часов дня, полагаю, по местному звездному времени.

— Рассвет магии! — самодовольно ухмыльнулся братец.

В моем мозгу молниеносно выстроилось логическое видение. Начнем с начала: человеческий мозг сформировался во флуктуирующей, беспокойной окружающей среде. Большинство дневных, месячных, сезонных ритмов, давно игнорируемых медициной и психологией, управляются солнечными циклами. Но в основе своего функционирования человеческая нервная система может модулироваться и широкомасштабными, слабыми потоками, приходящими извне Солнечной системы. Вращающаяся масса Земли блокирует фотиновое излучение звезды Ксон. А медленное физиологическое восстановление приходит к оптимуму как раз к местному звездному времени следующего восхода Ксон-артефакта.

Господи, это напоминало астрологические бредни Аврил, против которых меня так предостерегали! А ведь она могла оказаться права — в конце концов, что я знал? Я потряс головой. Нет, я ведь знал, что звезда Ксон находится где-то здесь, в космосе — возможно, даже именно в этом космосе. Я еще раз обдумал свою аргументацию. Предположим, она действует на меня и на других Игроков, подавляя стрижающую активность имплантатов в те часы, когда ее фотиновое излучение биологически детектируемо, не экранировано массой Земли. Такое подавление должно возрастать на несколько часов после восхода по звездному времени, достигая своего пика четыре или пять часов спустя, за которые нервная система нащупает-таки путь к установлению равновесия. Быть может, подавление спадает более полого, чем возрастает, достигая нижнего порога к тому времени, как звезда Ксон — и, по вводящему в заблуждение совпадению, Сагиттариус — снова поднимутся над горизонтом. И в эти короткие звездные рассветные часы творятся чудеса — а кроме того, в ванной Тэнзи появляются трупы, пока она безмятежно погружена в свои паранормальные труды. Затем биологическое подавление опять начинает расти, повинуясь Ксон-потокам — и цикл повторяется, снова и снова. Хуже того, возможно, изначальный всплеск восстановления стрижающей активности настолько исказил вероятностное пространство, что когда звезда Ксон висит прямо над головой, вероятностные деформации релаксируют до компенсирующего отката, после чего снова переходят на случайный уровень, в то время как излучатель-Сагиттариус опускается за горизонт. Неудивительно, что медиумам было так сложно воспроизводить свои паранормальные ритуалы!

А как же бедняжка Джан на своем «Повешенном» — на космическом корабле в глубинах космоса, находившаяся под прямым воздействием мерзкой штуковины все двадцать четыре часа в сутки? Ей пришлось бы лететь обратно. В открытом космосе от злобных эманации звезды Ксон ничто не защищает.

— Так кто же повесил сюда эту проклятую звезду? яростно прорычал я, тыкая пальцем в картинки на фальшивых экранах. — Творец Состязания? Если мы в какой-то просчитанной игре, то я не верю, что это простое совпадение!

— Заткнись хотя бы на секунду! — Марчмэйн убирал медицинские приспособления, откатывал в сторону столы с жалкими останками. — Я не доверяю этому чертовому месту! Ни капельки! Вы же знаете, что за нами охотятся К-машины. И для них не составит труда…

— Марчмэйн, ведь ты сам нас сюда притащил!

— Ну должен же я был где-то это сделать! Да, этот мир отдален от центрального ствола, но, черт бы вас побрал, чем дольше мы здесь остаемся, тем уязвимее становимся! — он раздраженно замолк, равнодушно запихивая трупы Тэнзи и Доброго Ду в черные мешки. Страшный удар сотряс помещение, пол у нас под ногами выгнулся.

— Вот дерьмо!

— Они снова нас нашли! — молодая женщина — моя невероятным образом воскрешенная мать — в отчаянии схватила мужа за руку.

Остальные члены семьи подняли шум и гам. Я увидел, как Тоби исчез за своим порогом, а его Schwelle закрылся. Секунду спустя он открылся вновь, и мой брат шагнул к нам, окруженный искрами голубого электричества. Рядом с ним шла Лун, вооруженная каким-то пугающим приспособлением. При виде ее мое сердце пропустило удар.

— Лун! — завопил я. — Немедленно уходи отсюда!

— На тебя напали! — яростно огрызнулась она, хищно рыская глазами в поисках жертвы. — Так где же еще мне быть?!

Из-под пола доносились оглушительные взрывы. Я огляделся. Воняло горящим металлом и расплавленным пластиком.

Очередной удар.

— Корабль деформеров, — сказала Лун. У меня внутри все сжалось. К-машины.

— Дерево Иггдрасиль! — мое богохульство — а я знал, что это именно богохульство — шло из самого сердца. Я сделал сложный жест, родившийся где-то в недрах имплантированной грамматики Икс-калибра. В то же мгновение фальшивый пузырь исчез.

И благодаря этому переписыванию, этому перекодированию, осуществленному моими ведомыми интеллектом и волей, мы оказались в реальном локальном мире, в высокой сочной траве под сияющими радужными рассветными небесами. Я осмотрелся. Через все небо тянулись кольца, похожие на кольца Сатурна — сверкающие, великолепные. А Луны не было. Я изумленно подумал, что, скорее всего, кольца — это не что иное, как остатки Луны, которую уничтожила гравитация.

— Что это за место? — спросил Дрэмен.

Я ничего не ответил, только крепко обнял Лун и замер в ожидании понимания, готовый к опасностям.

— Земная параллель, расположенная чертовски далеко от главного ствола, — ответил Марчмэйн, глядя по сторонам побелевшими глазами. — Меньше, легче и не заселена.

Где-то вдали, на травяных просторах, взревел ящер, а другой поднялся на могучие задние лапы, чтобы принять вызов.

— То есть, я хотел сказать, здесь нет людей, — Марчмэйн поежился, — зато куча динозавров. Парень, как, черт побери, тебе это удалось? Не сомневаюсь, ты легко защитишь нас от диких животных.

Огонь вспыхнул в моей ноге и в правой ладони. Сначала я подумал, что меня что-то укусило, однако это завывали стрижающие имплантаты. Моя нервная система работала в умопомрачительном темпе.

— Уходим отсюда! — крикнул я. — Они нас выследили! Ослепительно яркая вспышка расколола небо и в

полной тишине вонзилась в землю. Ударил яркий луч, напоминающий оружие летающей тарелки Флогкаалик. Лун выстрелила вверх. Прямо над нашими головами расцвел пурпурный огненный цветок, затем еще один, на горизонте. В наступившем зловещем затишье я успел только бросить Лун на землю и упасть сверху, прикрыв ее собственным телом, когда сметающая все на своем пути убийственная волна жара обрушилась на нас (звук удара пришел позже), обугливая и испаряя плоть — и я умер, испытывая отчаяние и гнев из-за того, что мне придется потерять Лун и своих только что обретенных родителей. Последней моей мыслью было: «Вот черт, они снова истребили динозавров!»

Но даже когда я умер, глубинные стрижающие силы сохранили какую-то часть меня, заново сотворили мое тело и сознание — иллюзорные, как и прежде. Нет, нет, нет! Это неправильно, это упрощение и принижение значимости! В то время, как алгоритм локального мира выполнялся на глубоком онтологическом субстрате ансамбля Т-мультиленной, ее выход, ее производительность были такими же реальными, как и все остальное во всех космосах бесконечность.

И я шагнул в кодовое пространство.

Двадцать один

SgrA*

Когда мама умерла, они пришли и забрали меня навсегда. Я был для них занозой в пальце, непрошенной обузой, случаем продемонстрировать милосердие. Они так и не простили меня. Естественно, никакого отца. Шлюха понесла заслуженное наказание. Они кричали: она согрешила, а мы расплачиваемся!

Их слова — колебания воздуха, биение губ, порхание мотыльков. Когда они говорят о ней, мои пальцы заползают в уши. Я слушаю птиц, но по ночам дерево спит, и остается лишь шелест сонных перьев да игра ветра в листве. Пока дерево стоит, я не боюсь, только во сне оно закрывается от меня, и тогда я снова чувствую одиночество. Они никогда не понимали слез и стонущей потери. Тетя, высокая и угрюмая. Из ее глаз смотрит ледяная зима. Зажатые между жесткими валиками плоти, они бессмысленны и полны горечи. Когда она улыбается, в них проглядывает больная, издевательская душа. Пока я еще лежал во мраке матери, она взяла нас к себе — по принуждению и ради удовлетворения собственной гордыни. А когда мать ушла, тетя позаботилась обо мне. «Мой крест», — вздыхала она — дерьмо на ковре в гостиной. Мое тело — ее цель, моя плоть — мир ее мести. Я тону в пропастях и кратерах ее лица. Душа крадется за ее зрачками, преследует меня во снах — и я просыпаюсь от собственного крика. Бутылка, которую она держала, была теплой, с массивной резиновой соской — но грудь исчезла, а молоко прокисло и отдавало резиной. 06лака — белые и мягкие, волны сладости. Они проплывают за ветвями. Я голоден. Легко ее ненавидеть. Дядя — низкий квадратный человечек со стеклами перед глазами и добрыми руками. Он утратил свою радость, хотя я слышал, как он насвистывает, когда ее нет поблизости. Его рот постоянно открывается и закрывается, говорит сам с собой, ведь он никому не нужен. Думаю, он тоже ненавидит тетю. Они сидят в доме и бранятся дни напролет, за зеленью и за деревом. Он по-своему добр, поэтому мне стыдно, когда я вырываю его траву и извергаю на нее содержимое желудка. Он часто брал меня на руки и качал, до того, как я вырос и отказался разговаривать. Теперь он, пыхтя, поднимает меня с постели и усаживает в инвалидное кресло, а потом вывозит в зелень под деревом. Мне страшно. Мне всегда страшно. У кузины такие же груди, как у мамы, только легче. Она хихикает, а по ночам стонет с мальчиками под деревом, иногда зло, иногда мягко. Они не любят ее, но заботятся о ней так, как никогда не заботились обо мне. Она — их дитя, их плоть, ее душа — их душа, сверкающая за ее прекрасными глазами.

Чертова система замкнулась. И «Ctrl-Alt-Del» не помогает. Мои пальцы словно окаменели. Когда я поворачиваю голову, чтобы заговорить с доктором, моя шея ведет себя, будто заржавевшая ось. Звуки замедляются. Волновая функция распространяется, как… как проклятая волна, приливная волна, цунами. Вселенные не раскалываются. Господи, возможно ли это? Они пришли, они слились, они алчут друг друга. Мы разделены, заперты в наших собственных историях, мы декогерентны, и вопль будет звучать вечно. Но есть нечто, не любящее стены. Твою мать, откуда это? Просочилось из мозгов дока? Пятна застывшего света на панели управления. Я открываю рот, чтобы заорать на доктора — и открывается рот Лиссы, ее голос, измененный и дерганый, точно у нарка под кайфом, нет, это мой голос, она говорит моим голосом, черт, черт, черт, мир коллапсирует под его взглядом, под его кошмарным наблюдающим взглядом, мы — кошки в его…

Двадцать два

Август

Я шагнул в искрящийся свет. Там стояли двое мужчин, небрежно завернутых в простыни, и со слепым восторгом смотрели в огромное пузырчатое окно на великолепие новорожденных Ангелов.

— Деций! — позвал я срывающимся голосом.

Один из мужчин медленно, будто во сне, повернул голову. Мой брат.

— Разве они не прекрасны? — спросил он.

Мы бесконечно долго наблюдали за боготварями Омеги, потрясенные их музыкой и танцем. Каким-то чудом мне удалось вспомнить свою горькую цель.

— Деций, ты можешь говорить с ними?

— Могу ли я? Хороший вопрос, — его низкий, тягучий голос был исполнен священного трепета. — Я могу призвать духов из бездонных глубин — но откликнутся ли они на мой зов?

Я понял, что он пьян. Причем без вина.

— Деций, принимайте командование на себя, сэр! Наши родители мертвы.

— А, так ты тот самый пропавший брат, да? Неважно. Они мертвы давным-давно, мальчик. Скоро Судный день обрушится на нас. Если не веришь, брат Джулс с удовольствием тебя просветит. Но здесь они могут воскреснуть — коли будет на то воля Ангелов.

Разозлившись, я схватил Деция за руку. Его спутник повернул голову, с легким укором посмотрел на мое искаженное лицо и снова вернулся к созерцанию светового пленума.

— Они были живы! Дрэмен и Анжелина скрывались! Но теперь они по-настоящему мертвы, а вместе с ними — и наши братья, Марчмэйн и Тоби! — мой голос предательски сорвался. — И еще кое-кто.

— Ах, они столь прекрасны! У меня нет родителей. А теперь помолчи.

— Я — дитя их маскировки! Я люблю их, а Лун люблю еще больше, ты, религиозный полудурок! — яростно прорыдал я. — И ты вернешь их мне!

Я размахнулся и ударил Деция по лицу. Сильно. За пузырем проходили зоны, миры за мирами создавались в просчитанной симуляции и воспоминаниях, истории проигрывались снова и снова, с чистого листа. Откуда-то я знал все это, уловил на грани всеведущей тени, льющейся сквозь станцию Иггдрасиль, подобно течениям в великом океане, омывающим ничтожный атолл. Здесь, в этом закрытом пространстве и времени, величие и жестокость всех уровней Тегмарка повторялись в бесконечной миниатюре, словно половина неба, в мельчайших подробностях отраженная в крошечной капле вина на дне бокала. Здесь я мог получить ее — ее симуляцию — с позволения Ангелов. Но мне нужно было другое. Я хотел, чтобы она жила!

— Верните ее мне! — взмолился я, опаляя Деция и его спутника своей страстью, своей несгибаемой жаждой. Мои стрижающие силы продолжали гореть даже в таком лучистом, могущественном месте. — Разве я прошу многого?

— Что ж, хорошо, — ответил мой брат и закрыл глаза. В пузырь вошел Ангел Омеги.

Двадцать три

SgrA*

Пришло облако, закрыло лик солнца — и лишилось своего белого великолепия. Дерево растет в прохладе и стремится к теплу. Дереву не нужна любовь, хотя я предлагал ее ему и отдавал. Оно карабкается в небеса и спит спокойно, когда наступает ночь. Но я мало знаю о дереве. Это моя жизнь. Если бы у меня была надежда, она могла бы вырасти только в дерево.

Двор такой же, как и всегда. Лужайка широкая и зеленая, а дом за ней — красный. Мое окно — как яркое пламя, теперь, когда облако ушло с солнца, и свет сияет на стекле. Водопроводные трубы змеятся по стене, тускло-зеленые, с хлопьями облупившейся краски. Цементный водосток огражден невысокими скатами. Сюда они выбрасывают мертвые коричневые листья из чайника. Иногда, я прокрадываюсь туда, и нахожу листья, прилипшие к грубому бетону, и прижимаюсь к ним губами. Что было теплым и сладким — теперь мертво. Смерть придает чаю кислый привкус. Цементная дорожка потрескалась в тех местах, где с ней схватились корни дерева. Трава под опавшими листьями — желтая и бурая. Вдоль края красной черепичной крыши бежит стальной желоб — бежит туда, куда стекают зимние воды, туда, где собираются тела листьев. Дом и двор по-своему красивы. Только внутри дом тускло-коричневый, а цвета утратили свой смысл под гнетом скуки и трех мертвых душ, никогда не пытавшихся одолеть пропасть.

Я — дерево. Я — в дереве. Я заключен в соке, поднимающемся из глубоких корней истории всей Земли. Он лежит на траве и не сучит своими неуклюжими ногами. Один глаз голубой, словно небо, зеленый, точно дерево. В другой глаз он тычет заостренной палочкой. Дорогой боженька в небесах… но нет, нет ни небес, ни бога. Мертвые души. Сотрясение воздуха без слов. Мы будем стоять здесь вечно, и облака будут находить на солнце, а дожди — мочить наши листья, пока они не опадут, длинные и бурые, и тогда цикл повторится снова и снова, как должно, и все мёртвые души, все мы, будем страдать от проклятия в домике с красной черепичной крышей, и Артур ждет и наблюдает, наблюдает, наблюдает. Вечно.

Двадцать четыре

Лун

Она вынырнула на поверхность неожиданно, словно кто-то вытащил ее за волосы. Ангел вырвал ее из ада, связал воедино останки, уцелевшие в сердце безумного молчаливого кошмара — обстрела — длинного, резонирующего мгновения смерти. Каким-то непостижимым образом ее мысли, размытые и спотыкающиеся, сконцентрировались на сумасшедшей книге, столь любимой К-машинами, последней навязчивой идее Августа. В отчаянии она пыталась вспомнить суть этой простой, бесконечно извилистой повести. Что это было? Как это было? Собрать все вместе. Ей казалось, что от этого понимания зависит продолжение ее жизни. Ну хорошо. Нейроврач Линколлью… как его звали? Неважно… Квантовый экспериментатор и медсестра — обычные нормальные люди, изолированные в собственных одиноких ментальных/экспериментальных/интерпретируемых мирах. Как и кузина, но ей удается почувствовать сострадание к несчастному умственно отсталому мужчине. К Авг… К Артуру. Он, конечно же, абсолютно солипсичен, замкнут в себе, рассеян — только, странным образом, это не так: его ужасное состояние учит Артура хитрости, если не жестокому, мифическому восприятию Реального. Затем в квантовом эксперименте они попадают в суперпозицию кота Шредингера / друга Вигнера, и их сознания вместе истекают кровью. Но умственно отсталый Артур-Мерлин-Один исполняет роль своего рода воронки, засасывающей их — их всех — в глубины Реальности Ура — ужасную, ледяную, окончательную и безысходную.

Знание бурлит, кипит и изливается в нее через Ксон-имплантат, сквозь стрижающую плоть, и она вспоминает мифы и легенды, которые изучала во время курса онтологии. Артура под холмом, ждущего освобождения, нового призыва на службу; Мерлина, дремлющего колдовским сном в стволе дуба; Одина в Фимбульвинтере, под тенью могучего Ясеня Иггдрасиль — и все они — один, единственный… наблюдатель. Умирая, она знает, что тоже, тоже наблюдала — наблюдала всегда, неподвижная, холодная, как лед, разорванная на атомы огненным шаром во время нападения К-машин, что готовы были уничтожить целый мир, только бы вместе с ним погиб… кто? Определенно не она. Она не могла стать их целью. Слишком незначительная фигурка на доске Состязания. И не Марчмэйн Зайбэк, этот скользкий волшебник индивидуальности, и не Тоби. Родители-Зайбэки? Дрэмен и Анжелина, снова ушедшие во тьму, но теперь — по-настоящему? Ее сознание металось, точно мышь под стаканом. Значит, возлюбленный Август. Ведь его звали не Артур. Нет, это был кто-то в…

Двадцать пять

Август

Маленький добродушный человечек средних лет прошел сквозь зеркало и проворно спрыгнул на пол, волоча на плече большой мешок. У него были мутные глаза любителя выпить и трехдневная щетина, на всклокоченной шевелюре красовалась старая тряпичная кепка. Из ударившегося о его спину при приземлении мешка донеслись душераздирающие кошачьи вопли.

— Доброе утро, юный Август! — радостно приветствовал меня мусорщик. — Я слышал, ты тут повоевал на славу. Мне очень жаль тот милый старый домик и бедняжку миссис Эбботт, я и сам мог оказаться на ее месте. Подумал, дай прихвачу твоего старого приятеля.

С этими словами Куп распустил завязки брезентового мешка, и оттуда вылетел разъяренный траченный молью котяра, топорща шерсть (что придавало ему сходства со старой щеткой), выгибая спину и яростно шипя.

Я был близок к полному отчаянию, устал почти до смерти — в которой провел неисчислимый промежуток времени — но все же понял, что улыбаюсь.

— Привет, Когтяра! — кивнул я. — Здравствуйте, мистер Фенимор. Вообще-то это полная нелепица. Ведь роботов и кошек в рай не пускают.

— А, обхитрил сам себя! — проворчал Коготь своим скрежещущим пронзительным голоском. — Ну, это исправит хорошая головомойка. Дотронься до меня еще хоть раз, — фыркнул он на робота, — и я раздеру в клочья твою мерзкую рожу!

— Я немедленно запихну тебя обратно! — пообещал ему мусорщик, вытаскивая свою вонючую пенковую трубку, набивая ее табаком, раскуривая и пуская клубы голубого дыма. Я сидел в уродливом кресле в гостиной дома Джулса, и кольца дыма проплывали мимо моего лица, гонимые ветерком из остроумного Schwelle-кондиционера, продолжавшего работать даже в отсутствие хозяина. Все удобства к вашим услугам.

— Где Лун? — срывающимся голосом спросил я у Купа.

Кот посмотрел на робота, прижал свои уши — их у него имелось целых полтора — и улегся на драный ковер с рисунком из роз. Куп невозмутимо встретил мой взгляд:

— Спроси у Ангелов. Спросить у…

Я умер. Я остался в живых. Боль снова пронзила тело.

Я нашел обрывки своей плоти и собрал их воедино, обернул, словно тряпку, вокруг скелета стрижающих имплантатов, моей Ксон-металлической онтологии, моего грамматического кода. Мир есть вычисление; мои значения задали по новой. Иисусе! Ведь я видел (клянусь!) Древний Разум! Вечные искривления субстрата. Безумная Аврил таки была права! Мне больше не требовалось советов. Я приказал операционной системе мультиленной:

— Дай мне Лун.

Пыльная тесная комната разорвалась надвое, и она шагнула ко мне. На ее щеках сверкали алмазные слезы. С удивленным плачем она кинулась вперед, через порог, в мой крысиный Альфавилль, и, рыдая, застыла в моих объятиях.

— Ты вернул меня! — сказала она.

— Это Ангел, — ответил я, не желая признавать собственного участия в невероятных деяниях. — Боготварь Точки Омеги. Оно… согласилось восстановить тебя, — она снова и снова покрывала мое лицо жаркими солеными поцелуями. — Оно сказало, что Состязание еще не закончилось. Провозгласило, что К-машины нарушили Соглашение.

Тогда я не до конца понимал, что говорю моей возлюбленной подруге, но полностью доверял существам Омеги. У меня за спиной Джеймс К. Фенимор прочистил свое робогорло и издал хриплый кашель заядлого курильщика.

— Хорошо то, что хорошо кончается, верно?

— Ничто еще не закончилось! — злобно огрызнулся я в ответ. — Нет, Куп, уж поверь мне! Я только начал разбираться с этими ублюдками! Лун, Лун! — я с удивлением произнес ее имя, дрожа от облегчения, от опьяняющей любви к ней. — Я поблагодарю Ангела, только если найду способ…

— Так говори, — отозвался пронзительный мяучащий голосок с пола.

— Когтяра?

Он вылизывал свои яйца, совсем как собака, как бедный старик Добрый Ду, спрятавшийся и сберегший от смертельного удара ключевую часть сложной души моего отца. Я с трудом удержался от смеха. Когтяра явно не любил грубый армейский юморок. Вместо этого я глупо озвучил первое пришедшее на ум:

— Коготь, а как же бесполость? Я еще никогда в жизни не видел никого столь мужественного!

— Нуда. Полагаю, это задумывалось как комплимент, — оно вспрыгнуло на кресло, в котором я переживал свой посмертный нервный припадок, и потерлось головой о мою ногу. — Надеюсь.

— Когтяра, ты что, бог?

— Чертовски близко к этому. Когда мы провели тот космос через конвульсии со сдвигом и свалили его в кольцо сингулярности, то выжгли себя прямо в субстратный узор. До самого дна. До нулевого Тегмарка. К слову о Древних Разумах. В ясный бесконечный день, приятель, можно увидеть вечность.

Рука Лун — та, что не вцеплялась в меня — погладила его по голове, и оно благодарно приняло ласку, с урчанием зажмурившись, но потом внезапно разозлилось и отбросило пальцы в сторону.

Я спросил:

— Где мои родители? Дрэмен и Анжелина мертвы? Я хочу сказать, их нельзя восстановить?

Когтяра наградил меня долгим загадочным взглядом, урча, словно горшок на плите. Я открыл рот, снова закрыл его. Я осознал, что истинная боль, пылавшая в моей груди, относилась не к отцу с матерью. Для меня они были давным-давно мертвы. Долгие годы я думал, что они погибли. Я смирился с этой потерей. Нет, я тосковал по своей бедной внучатой тетушке Тэнзи, пусть иллюзорной и вымышленной — но чудесной, доброй, заботливой, умной женщине, которую я любил, по-прежнему любил, а она ушла. Я прижался лицом к плечу Лун, услышал, как рвется ткань реальности.

Когда я выпрямился, вытирая глаза, то увидел, что мы стоим на центральной улице делового модного анклава в каком-то городе, который я знал, но никак не мог вспомнить. Мужчина и женщина, одетые в батик, прошли мимо, держась за руки и дружелюбно улыбаясь. Женщина озабоченно посмотрела на меня, заметив красные глаза и печальное выражение, но из вежливости не стала задерживаться, только наклонилась и прошептала что-то на ухо своему спутнику. Весело раскрашенные приземистые машины сновали по улице, паря в метре над мощеной мостовой, открытые по случаю хорошей погоды, заполненные детьми и стариками, а также парочкой бизнесменов, листающих блокноты или рассеянно глядящих на проплывающую мимо жизнь. Мы стояли под белым стальным навесом. В витрине магазина красовалась стеклянная посуда самых невообразимых форм, и солнечные лучи вспыхивали кроваво-красным, травянисто-зеленым, звездно-голубым, ярко-желтым — восхитительно безумные, словно творения Ван Гога. Это был радостный кич, возведенный до постмодерна. На витражном окошке в двери, под старинным колокольчиком, я увидел название магазина: «Герой с тысячью вазами». Тряхнув головой, я улыбнулся и отвернулся, чтобы взглянуть на Когтя. Ангел исчез, прошел сквозь время, как, наверное, любил делать Артуров Мерлин.

— Завязываю с медициной, — сообщил я Лун. К нам приблизился пожилой человек, жующий завернутое в коричневую бумагу сувлаки. Я ощутил аромат мяса, и салата, и томатов, и лука, и, кажется, зеленого перца, а еще йогурта, посыпанного орегано — и все это в турецкой пите. У меня потекли слюнки. Святые небеса, сколько же лет прошло с тех пор, как я в последний раз ел или пил?!

— Умираю от голода, — сказал я. Лун мгновенно спросила у прохожего:

— Простите, сэр, где вы купили это восхитительное кушанье?

— На той стороне дороги, — ответил старый джентльмен с подозрением, которое, впрочем, испарилось, как только он разглядел красоту своей собеседницы — и лишился дара речи, помахав рукой в нужном направлении.

— Спасибо, — Лун покопалась в карманах, нашла квадратные монеты, посмотрела на них. — Никогда раньше такого не видела. Будем надеяться, они сработают.

— Должны, — сказал я. — Когтяра не бросил бы нас без средств к существованию.

Мы перешли дорогу и направились в восточную закусочную. Я выудил из холодильника две ледяные банки пива, открыл их и передал одну Лун.

— А чем займешься? — она слизнула с губ иней.

— Что? А, думаю, философией. Надо прочитать твою книгу о вычислительной онтологии.

— На это у тебя уйдет лет эдак пять или шесть, — но она радостно рассмеялась и снова поцеловала меня в губы, заслужив довольную ухмылку мускулистого парня за стойкой. — Забудь, у тебя есть куча времени. У нас обоих есть куча времени!

Сувлаки оказались великолепны.

Послесловие

Ностальгия — добродетель, странным образом не упоминающаяся в большинстве моральных трудов. И для любителя традиционной научной фантастики она вряд ли является ключом к высочайшему наслаждению этим плодовитым жанром повествования.

Возможно, вам кажется, что НФ должна уносить в абсолютно неожиданные миры, совершенно новые, никем не изведанные. Да, все верно — но верно также и то, что не следует забывать болезненных уроков прошлого. Однако сейчас множество читателей НФ оказываются обмануты нашими весьма внушительными традициями и историей, ведь немало классических текстов так и не попадает в печать. Я надеюсь, что для тех, кто знает и любит старые чудеса, этот роман оживит дорогие сердцу воспоминания. Остальных же, быть может, он подтолкнет к Роджеру Желязны и Фрицу Лейберу (я определенно был вдохновлен мрачной короткой новеллой «Трижды судьба» Лейбера, написанной им в 1945 году, с ее «вероятностным двигателем» и Древом Иггдрасиль). Оба этих писателя являют собой несравненных поэтических гениев, навечно оставивших след в жанре НФ. Они выше всех нас.

Но верно и то, что традиции нуждаются в обновлении, точно так же, как несколько десятилетий назад, в Золотой век НФ, первые научные фантасты открыли дверь в неизведанную доселе область, в которой наука и фантастика слились воедино. Считается, что эта легендарная Эпоха длилась с конца 30-х до середины 40-х годов XX века, однако я думаю, что истинного расцвета НФ достигла в 1953 году, больше пятидесяти лет назад. В тот самый год расшифровали структуру ДНК. В последующие десятилетия мы наблюдали гигантские, неправдоподобные прорывы в науке и технологиях — компьютерных, геномных, космологии, квантовой теории.

Телескоп Хаббла, рентгеновская обсерватория Чандра, десятки утонченнейших инструментов, сканирующих глубины пространства и времени, установили момент рождения нашего космоса. А тем временем математики и физики создавали проверяемые теории, опиравшиеся на новые данные, указывающие, к нашему великому удивлению, на то, что вселенная не просто выросла из взрыва в вакууме, произошедшего более четырнадцати миллиардов лет назад, но продолжает расширяться со все возрастающей скоростью, что галактики разделяются невообразимыми темными вечностями, фактором лямбды. Становится весьма вероятным, что наша локальная вселенная есть не что иное, как один-единственный бесконечно малый пузырь в бесконечной протяженности вселенных — странных, загадочных, характеризующихся совершенно другими, по сравнению с нашими, фундаментальными константами и законами.

Возможно, самой глубокой и самой смелой интерпретацией новых данных является вычислительный космос. Эта теория утверждает, что бесконечная протяженность мультиленной есть не просто субъект математического моделирования, но, по сути своей, дискретизированное вычисление. Такую дерзкую идею выдвинул и детализировал Конрад Цузе (создавший в 1935—1941 годах первые программируемые компьютеры, а в 1945 году разработавший первый высокоуровневый язык программирования); впоследствии ее углубили доктор Юрген Шмидхубер и другие блистательные мыслители, среди которых — Эдвард Фредкин, доктор Макс Тегмарк и Стивен Вольфрам. К счастью, большинство их работ выложены в свободный доступ во Всемирной сети:

ftp://ftp.idsia.ch/pub/juergen/zuserechnenderraum.pdf

http://www.hep.upenn.edu/~max/

http://mathworld.wolfram.com/

Поищите в Google следующие захватывающие статьи, использованные мной при написании романа: «Investigations into the Doomsday Argument» (Dr. Nick Bostrom), «A Computer Scientist’s View of Life, the Universe, and Everything» (Schmidhuber), «Is ‘the theory of everything’ merely the ultimate ensemble theory?» (Tegmark).

Я особенно благодарен профессору Тегмарку, чью четырехуровневую модель вычислительного космоса я адаптировал и привел в своем романе с его позволения, конечно, в бесстыдно упрощенном виде. Его веб-сайт представляет собой богатейший источник информации, объясняющий, почему можно рассматривать Вселенную как огромный вычислительный ансамбль, который (вероятно) в буквальном смысле слова актуализирует все возможные варианты всех возможных миров. Познакомьтесь также с анализом профессора Франка Типлера, посвященным гипертехнологически управляемой Точке Омеги в конце времени в закрытой вселенной, который можно найти в его выдающейся книге «Физика бессмертия». Элайза С. Юдковский разрешил мне процитировать в качестве одного из эпиграфов комментарий к сообщению, опубликованному в экстропианской электронной рассылке. Ах да, а фанаты романа Айзека Азимова «Конец вечности», посвященного путешествиям во времени, несомненно, узнали труды Эрика Линколлью, которыми я воспользовался.

Двумя другими важнейшими источниками идей и материала явились мои друзья Роберт Брэдбери и доктор Андерс Зандберг, два эрудита, проведших множество серьезных и шутливых работ, посвященных будущему жизни в постоянно усложняющемся космосе. Проделанный Брэдбери умопомрачительный анализ Звезды Матрешки — М-мозга, или системы сфер Дайсона, каждая из которых представляет собой новый «компьютрониум», высасывающий все тепло и свет из центральной звезды — может оказаться весьма полезным астрономам, ищущим свидетельства существования скрытой инопланетной жизни. Возможно, немного ближе к реализации в будущем лежит более скромная модель Мозга Юпитера Андерса («The Physics of Information Processing Superobjects: Daily Life Among the Jupiter Brains», http://www.transhuman-ist.com/volume5/Brains2.pdf), рассматривающая всю массу огромной газовой планеты как единственный гигантский вычислительный двигатель, кодирующий не меньше миллиарда миллиардов бит на сантиметр кубический.

Использование гипотетических унифицированно-силовых Икс-частиц (названных мной Ксонами), конечно же, сугубо спекулятивно. Однако, правомерно утверждение, что измеряемый эффект паранормальных феноменов вырастает в четыре раза за тысячу триста пятьдесят часов местного звездного времени и уходит в значительный минус (физики гораздо чаще, чем следовало бы, получают неправильные результаты) около четырех с половиной часов спустя. Сие странное наблюдение, опубликованное в 1997 году физиком Джеймсом Споттисвудом (не астрологом), указывает на то, что нечто вне Солнечной системы ежедневно модулирует все проявляемые человеком пси-способности (полагая, что различные базы данных, привлеченные Джеймсом, достоверны, чему скептики, само собой, не верят). Возможно, это гигантская черная дыра в центре галактики, однако Джеймс говорит, что статистика данную гипотезу не подтверждает, почему я и придумал объект, более загадочный и менее удаленный. Зайдите на http://www.jsasoc.com/docs/JSELST.pdf («Apparent Association Between Effect Size in Free Response Anomalous Cognition Experiments and Local Sidereal Time»).

Как и всегда, я благодарю Кафедру английского языка Мельбурнского университета, где работаю старшим научным сотрудником. Я в бесконечном долгу перед Департаментом литературы совета Австралии, чей щедрый фант поддержал мою работу над этим сложным романом. Я благодарен первым читателям написанных мной обрывков за полезные советы, правки и идеи, особенно — Ли Корбину и Андерсу Зандбергу за математику, Полу Вормансу, Спайку Джонсу, Лиз Мартин и Чарльзу Штроссу — за внимательное чтение и предложения, ну и, конечно же, моей дорогой жене Барбаре Ламар, чьи любовь, энтузиазм и поддержка помогли мне преодолеть бесконечное множество вселенных… и вырваться за их пределы.

Мельбурн, Австралия

Сан-Антонио, США

Август 2004

Примечания

1

Первый оттиск (фр.)

(обратно)

2

Порог (нем.)

(обратно)

3

Форт, Чарльз Гой (Charles Ноу Fort) (1874—1932) — американский исследователь непознанного, составитель справочников по сенсациям, публицист, предтеча современного уфологического движения.

(обратно)

4

Дик, Филипп (Philip Dick) (1928—1982) — американский писатель, знаменитый своими научно-фантастическими произведениями.

(обратно)

5

SgrA* — название черной дыры, находящейся в центре нашей Галактики; по весу в четыре миллиона раз превышает вес Солнца.

(обратно)

6

«CERN» (Conseil Europe$еп pour la Recherche NucleSaire) — Европейская организация ядерных исследований (European Organization for Nuclear Research) — величайшая в мире лаборатория, занимающаяся физикой элементарных частиц; расположена к северо-западу от Женевы, на границы Швейцарии и Франции.

(обратно)

7

Аксминстер — маленький городок в восточной части Девона, Англия, славящийся своими коврами с великолепными узорами.

(обратно)

8

Берг, Алан (Alan Berg) (1934—1984) — ведущий либерального радио-ток-шоу на еврейской радиостанции в Денвере.

(обратно)

9

Maxtli — кожаный пиджак (науатль).

(обратно)

10

Tilmatli — плащ (науатль).

(обратно)

11

Кипу — узелковое письмо древних перуанцев.

(обратно)

12

Huipil — верхняя рубашка, блуза (в Мексике).

(обратно)

13

Адамски, Джордж (George Adamski) (1891—1965) — живший в США польский эмигрант, утверждавший в 1950-х годах, что летал в космос на неопознанном летающем объекте. Большая часть биографии Адамски не установлена, известно, что он увлекался астрономией и восточной философией.

(обратно)

14

Оргонная энергия — термин, придуманный физиком и психоаналитиком Вильгельмом Райхом для обозначения универсальной жизненной энергии.

(обратно)

15

Атрей — в древнегреческой мифологии царь Микен, сын Пелопса и Гипподамии, брат Фиеста, муж Аэроны, отец Агамемнона и Менелая. За то, что Фиест соблазнил его жену Аэрону, Атрей убил сыновей брата, а из их мяса велел приготовить жаркое, которое подал на стол, пригласив Фиеста погостить. Фиест проклял весь род Атрея.

(обратно)

16

ФМРИ — функциональное магнитно-резонансное изображение, технология, применяемая для измерения гемодинамической реакции, связанной с активностью головного или спинного мозга человека и других животных.

ПЭТ — позитронная эмиссионная томография, техника ядерного медицинского картирования, позволяющая получить трехмерную карту функциональных процессов, протекающих в теле.

(обратно)

17

Дейксис (от греч. deixis — указание) — значение, функция указания, соотнесения с лицами, предметами или событиями, находящимися в том или ином отношении к говорящему лицу или моменту речи.

(обратно)

18

А.е. — астрономическая единица, исторически сложившаяся единица измерения расстояний в астрономии, равная 149 597 870,66 км. Астрономическая единица приблизительно равна среднему расстоянию между Землей и Солнцем (большая полуось орбиты Земли равна 1,000 000 036 406 а.е.).

(обратно)

19

Бар Кохба — Симон бар Кохба, предводитель второго восстания жителей Иудеи против Римской империи (132—135 гг.)

(обратно)

20

MOO — MUD (Multi-User Dungeon, Domain or Dimension) object oriented, сетевая система виртуальной реальности, доступная для подключения большого количества пользователей одновременно.

(обратно)

21

Барбур, Джулиан (Julian Barbour) (p. 1937) — известный английский физик, занимающийся квантовой гравитацией; изобрел мир под названием Платония — сумму всех возможных способов организации всех возможных частиц друг относительно друга во Вселенной.

(обратно)

22

Йог-Сотот (Yog-Sothoth) — или Йог-Софоф, известный под именами Затаившийся на Пороге, Ключ и Врата, Всесодержащий — бог, персонаж выдуманного Говардом Филлипсом Лавкрафтом пантеона мифов Ктулху. Описывается как собрание множества светящихся шаров, сочащихся злобой (в рассказе Лавкрафта «Ужас в музее»).

(обратно)

23

Аллюзия на роман Айзека Азимова «Конец вечности».

(обратно)

24

Гелл-Ман, Мари (Murray Gell-Mann) (p. 1929) — американский физик, удостоенный в 1969 году Нобелевской премии по физике за фундаментальный вклад в физику элементарных частиц.

(обратно)

25

Аллюзия на «Алису в Зазеркалье» Л. Кэрролла; стрижающий меч — оружие, обладающее магической способностью обезглавливать противников.

(обратно)

26

Светопредставление (фр.).

(обратно)

27

Дэвид Ливингстон (1813—1873) — шотландский миссионер, наиболее выдающийся исследователь Африки. 23 октября 1871 г. Ливингстон вернулся в Уджиджи обессиленным и больным. Из-за лихорадки великий исследователь потерял способность ходить и ожидал смерти. На Протяжении длительного времени он не давал о себе знать, поскольку до Занзибара дошло только одно из 44 писем путешественника. Неожиданно ему пришла на помощь экспедиция, возглавляемая журналистом Генри Мортоном Стэнли, специально посланным на поиски.

(обратно)

28

Конечно, да, разумеется, мой друг! (фр.)

(обратно)

29

«Сагиттариус А» — зона в центре нашей галактики, где расположено компактное пространство с мощной гравитацией, являющееся источником мощного и периодичного радио- и рентгеновского излучения. Вокруг этой зоны сгруппированы 10 000 крупных и динамично перемещающихся звёзд, формирующих т.н. «ядро» нашей галактики.

(обратно)

30

Саган, Карл Эдуард (Carl Edward Sagan) (1934—1996) — американский астроном, работавший в области физики планет, проблем происхождения жизни и возможности ее существования вне Земли. Тема связи с внеземными цивилизациями нашла воплощение в фантастическом романе Сагана «Контакт» (Contact, 1985).

(обратно)

31

Здесь: каков Бор!

(обратно)

32

Пэрриш, Максфилд (Maxfield Parrish) (1870—1966) — американский художник и иллюстратор.

(обратно)

33

У. Шекспир «Ричард III» (пер. М. Донской).

(обратно)

34

Суза, Джон Филипп (John Philip Sousa) (1854—1932) — наст, имя Зигфрид Оке, американский композитор, капельмейстер, скрипач португальско-немецкого происхождения. Псевдоним «Суза» (Sousa) расшифровывается как аббревиатура от лат. Super Omnia USA («Америка превыше всего»), либо от Siegfried Ochs, USA.

(обратно)

35

Вимана (санскр.) — в индийских древних преданиях — управляемые летательные аппараты, в настоящее время — святилище или главная часть храма-святилища.

(обратно)

36

Море Дирака — теоретическая модель вакуума как бесконечного моря частиц, обладающих негативной энергией, предложенная английским физиком Полом Дираком.

(обратно)

37

«Новая наука» (A New Kind of Science) — вышедшая в 2002 году книга Стивена Вольфрама, эмпирическое и систематическое исследование вычислительных моделей, таких как клеточные автоматы. Вольфрам называет эти модели «простыми программами» и утверждает, что научная философия и методы, подходящие для изучения простых программ, также применимы и в других областях науки.

(обратно)

38

Альфред Э. Ньюман (Alfred E. Newman) вымышленный персонаж, «лицо» журнала «Mad».

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Один
  • Два
  • Три
  • Четыре
  • Пять
  • Шесть
  • Семь
  • Восемь
  • Девять
  • Десять
  • Одиннадцать
  • Двенадцать
  • Тринадцать
  • Четырнадцать
  • Пятнадцать
  • Шестнадцать
  • Семнадцать
  • Восемнадцать
  • Девятнадцать
  • Двадцать
  • Двадцать один
  • Двадцать два
  • Двадцать три
  • Двадцать четыре
  • Двадцать пять
  • Послесловие

    Вход в систему

    Навигация

    Поиск книг

    Последние комментарии