загрузка...
Перескочить к меню

Великое восстановление наук. Новый Органон (fb2)

- Великое восстановление наук. Новый Органон (и.с. Философское наследие) 506 Кб, 269с. (скачать fb2) - Фрэнсис Бэкон

Настройки текста:




Бэкон Фрэнсис Великое восстановление наук. Новый Органон

"Novum Organum  Scientiarum" был  опубликован в  1620 г. в  Лондоне  на латинском языке как вторая часть  "Instauratio Magna Scientiarum". Над  этим произведением Бэкон работая свыше  10 лет; некоторые его идеи содержатся уже в  работе "Соgitata  et Visa de Interpretatione..." (написана  в  1607–1608 гг.), и,  как свидетельствует В. Раули, сам он видел не менее  12  вариантов "Нового  Органона". Тем  не менее  трактат  вышел  в свет  незаконченным. Он обрывается на рассмотрении "Преимущественных примеров", так что намеченный в афоризмах XXI и  LII кн. И план остался не реализованным. Как показывает уже само   название   сочинения,   замысел   автора   состоял   в   том,   чтобы противопоставить  перипатетической  и схоластической  логике новое "орудие", или  "инструмент",  познания.  (Как  известно, последователи  Аристотеля  – перипатетики  собрали  его логические сочинения в свод под  общим  названием "Organon".) Некоторые разделы "Нового Органона" перекликаются с  содержанием более позднего трактата "О достоинстве и приумножении наук" (в особенности с III  и V  книгами), однако именно в "Новом Органоне"  нашли свое развернутое изложение бэконовское учение о методе и теория индукции.

Переиздания "Нового Органона" появились в 1645 и 1650 гг. в  Лейдене, в 1660 г. в Амстердаме, в 1770 г. в Вюрцбурге, в 1803 г.  в Глазго и в 1813 г. в  Оксфорде.  Имеются и  многочисленные  более поздние издания,  из  которых следует  выделить: издание,  вошедшее  в  семитомное  собрание сочинений Фр. Бэкона – "The Works of Francis Bacon.., coll. and ed. by J. Spedding, R. L. Ellis and  D.  D. Heath".  London, 1857–1874,  в  котором  латинский  текст "Нового Органона" содержится в I, а его  перевод на английский язык  – в IV томе;  издание  в  составе двухтомника "Tlie Works  of  Lord Bacon". London, MDCCCLXXIX; критическое  издание Th. Fowler, "Bacon's Novum Organum",  2 ed. Oxford Clarendon Press, 1889. Начиная с XVIII в. "Новый Органон" переводится на  основные  европейские  языки  –  немецкий,  итальянский,   французский. Существуют два  русских перевода; П. А. Бибикова (Бакон, Собрание сочинений, т. II.  СПб., 1874) и С.  Красильщикова (Франциск  Бэкон Веруламский, "Новый Органон". М., Соцзкгиз 1935), Последний и выбран для настоящего издания, при этом заново сверен Г. Г. Майоровым по латинскому тексту I тома "The Works of Francis Bacon.., coll. and ed. by J. Spedding, R. L. Ellis and D. D. Heath". В отрывках "Новый Органон" появился на русском яз. еще  в 1760 г.  и затем в 80-х годах XVIII в.


Фрэнсис Бэкон Великое восстановление наук. Новый Органон

ВТОРАЯ ЧАСТЬ СОЧИНЕНИЯ, НАЗЫВАЕМАЯ НОВЫЙ ОРГАНОН,

ИЛИ ИСТИННЫЕ УКАЗАНИЯ ДЛЯ ИСТОЛКОВАНИЯ ПРИРОДЫ


ПРЕДИСЛОВИЕ


Те, кто осмелился говорить о природе как об исследованном уже предмете, – делали ли они это из самоуверенности или из тщеславия и привычки поучать – нанесли величайший ущерб философии и наукам. Ибо, насколько они были сильны для того, чтобы заставить верить себе, настолько же они преуспели в том, чтобы угасить и оборвать исследование. Они принесли не столько пользы своими способностями, сколько вреда тем, что погубили и совратили способности других. Те же, кто вступил на противоположный путь и утверждал, что решительно ничего нельзя познать, – пришли ли они к этому убеждению из ненависти к древним софистам, либо по причине отсутствия стойкости духа, или даже вследствие обладания некоторого рода ученостью – приводили в пользу этого доводы, которыми, конечно, нельзя пренебречь. Однако они отправлялись в своем мнении не от истинных начал и, увлекаемые вперед усердием и страстью, решительно превзошли меру. Древнейшие же из греков (писания которых погибли) более благоразумно удерживались между самонадеянностью окончательных суждений и отчаянием акаталепсии. И хотя они довольно часто сетовали и жаловались на трудность исследования и темноту вещей, однако, как бы закусив удила, не переставали стремиться к цели и испытывать природу. Они, как видно, полагали, что этот вопрос (т.е. можно ли что-либо познать) разрешается не спором, а опытом. Но и они, знакомые только с силой разума, не обращались к правилам, но все возлагали на остроту мысли, на подвижность и постоянную активность ума.

Наш же способ столь же легок в высказывании, сколь труден в деле. Ибо он состоит в том, что мы устанавливаем степени достоверности, рассматривая чувство в его собственных пределах и по большей части отбрасывая ту работу ума, которая следует за чувством, а затем открываем и прокладываем разуму новый и достоверный путь от самых восприятий чувств. Без сомнения, это понимали и те, кто такое же значение придавал диалектике. Отсюда ясно, почему они искали помощи разуму, относясь с подозрением к прирожденному и самопроизвольному движению ума. Но слишком поздно прилагать это средство, когда дело уже загублено: после того как ум уже пленен привязанностями[1] повседневной жизни, ложными слухами и учениями, когда он осажден пустейшими идолами Итак, это искусство




Загрузка...

Вход в систему

Навигация

Поиск книг

 Популярные книги   Расширенный поиск книг

Последние комментарии

Последние публикации