загрузка...
Перескочить к меню

Malaria: История военного переводчика, или Сон разума рождает чудовищ (fb2)

- Malaria: История военного переводчика, или Сон разума рождает чудовищ (а.с. Аналитик-1) 1.74 Мб, 496с. (скачать fb2) - Андрей М. Мелехов

Настройки текста:



Андрей М. Мелехов MALARIA История военного переводчика, или Сон разума рождает чудовищ

Я посвящаю эту книгу своему покойному отцу — Михаилу Петровичу.

Это он научил меня, что истинное бессмертие человек получает лишь в детях, делах и книгах

От автора

В третьей книге о близком моему сердцу Аналитике я не без удовольствия возвращаюсь во времена своей молодости. Нам многого не хватало. Нам приходилось целоваться в подъездах у мусоропроводов, пить крепленое вино и смотреть программу «Время». Но мы были чистыми, пусть и наивными, мальчиками и девочками — последними романтиками советской эпохи. Мы влюблялись с первого взгляда. Мы просили отправить нас в Афганистан. Мы физически болели, прочитав «Один день Ивана Денисовича». Мы плакали от «Мастера и Маргариты». У нас не было денег, но мы о них и не переживали. Нашей стране можно было гордиться такой молодежью.

Я счастлив тем, что в течение двух лет принадлежал к необычному сословию — советских военных переводчиков. Сами военные так и не смогли решить, как к нам относиться. И их можно понять! Мы были странной прослойкой армейских интеллигентов с прекрасным гуманитарным образованием. Наш образ мыслей во многом отличался от восприятия окружающей действительности большинством советских офицеров. Мне до сих пор помнится фраза одного из них, неплохого, в общем-то, человека: «После этой операции всех представили к орденам! Даже переводчиков!».

Прошло время. Мы стали взрослее и циничнее. Мы стали политиками и бизнесменами, министрами и дипломатами. Но в глубине души каждый из нас знает: в чужой военной форме без знаков различия и документов, повесив на плечо автомат, глотая красную пыль Анголы, страдая от жажды в Эфиопии и взбираясь в горы Афганистана, мы были молоды и счастливы. Сейчас мы понимаем: никакие деньги и слава никогда не заменят чистую любовь и настоящую дружбу нашей юности. Да, мы были маленькими винтиками в огромном колесе истории. Но без нас, переводчиков, это колесо заскрипело бы и намертво остановилось.


Несмотря на использование автором при написании романа своих дневниковых записей, рассказов сослуживцев, газетных материалов, а также настоящих радиограмм и текстов радиоперехватов, это произведение не претендует на полную фактическую и историческую достоверность. И хотя на создание образов некоторых персонажей меня вдохновили реальные люди, я прошу не искать полного «портретного сходства» — любые догадки на этот счет будут совершенно неуместны.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ Вновь прибывший

Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь…

Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.

Бывает нечто, о чем говорят:

«смотри, вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас. Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после…

Ветхий Завет, Екклесиаст, глава 1, 7–11

Чтоб тебе родиться на рубеже эпох!

Китайское проклятие

Глава 1

«Красная звезда», 1 февраля 1990 года

ГОТОВИМ ПЕРЕВОДЧИКОВ И ЮРИСТОВ

Многих интересует Военный институт. На вопросы ответил его начальник генерал-лейтенант А. Тюрин

«Свою родословную институт ведет от основанного 1 февраля 1940 года военного факультета при Московском государственном педагогическом институте иностранных языков и Военного факультета при Московском институте востоковедения… Мы готовим военных переводчиков, военных юристов и офицеров-политработников со знанием двух иностранных языков для Вооруженных Сил. Их работа сложна, а порой и опасна. Достаточно сказать, что только за минувший год 83 из них награждены орденами и медалями…»

05.01.90, из новостей радиостанции УНИТА «Черный Петух»

«УНИТА категорически отвергает измышления режима Луанды о том, что г. Мавинга взят правительственными войсками. МПЛА также безосновательно обвиняет наше славное героическое движение в том, что на его стороне действуют бывшие солдаты южноафриканского батальона наемников „Баффало“. Со своей стороны мы с полной определенностью заявляем, что на стороне правительственных войск сражаются советские советники и португальские наемники…»

Ранним июньским утром 1990 года в небе над столицей Народной Республики Анголы послышался звук реактивных двигателей. Судя по одежде и выражениям лиц немногочисленных встречавших, коротавших время в обшарпанных залах международного аэропорта, большинство из них говорили по-русски. Обладатели спортивных костюмов и золотых зубов насторожились, прислушиваясь к пока далекому гудению турбин и пытаясь через давно не мытые окна разглядеть в пурпурных утренних облаках приближающийся самолет. Некоторые из них были летчиками, а потому, прислушавшись, улыбнулись и радостно сказали остальным встречающим: «Это он, „Ил-62“! Наш, московский!». Действительно, вскоре в радужной дымке показались грациозные очертания флагмана «Аэрофлота», чертившего постепенно сужавшиеся круги над огромным взлетным полем. Несмотря на то что теоретически Луанда считалась свободной от партизан с их зенитными пулеметами и переносными ракетами, пилоты пассажирских лайнеров старались не рисковать. Они садились по «афганской» спирали, избегая обычных плавных глиссад и стараясь заходить со стороны океана. Огромная тень «Ила» пробежала по серым и буро-зеленым телам военных самолетов и вертолетов, по потрескавшемуся бетону взлетно-посадочной полосы, по грязно-белым зданиям уже проснувшейся военно-воздушной базы. Обитатели изумрудных вод Атлантики на мгновение перестали завтракать друг другом и в панике шарахнулись вглубь, подальше от темного силуэта гигантской и, несомненно, хищной птицы.

«Ильюшин» с грохотом пронесся над «хрущевками», в которых вперемешку с местными жителями проживали советские советники и их семьи. Рев снижающегося самолета прервал сон полковников и капитанов, майоров и лейтенантов, штатских и детишек. Заходивший на посадку лайнер прервал и групповой половой акт между ангольскими дворнягами, за которым с живым любопытством наблюдали чернокожие хозяйки, готовившие нехитрую еду на небольших кострах во дворе. Они испуганно пригнули головы, а потом принялись весело подшучивать над собою и друг над другом. Надо сказать, что иногда подобные выходки позволяли себе и их мужья и братья — пилоты военно-воздушных сил Анголы. Правда, сегодняшние полеты истребителей-бомбардировщиков еще не начались, и пролетать над дворами на бреющем — так, чтобы начинали плакать детишки и с треском захлопывались окна, — пока было некому. Лишь штурмовые вертолеты — огромные и зловещие, похожие на гигантских бронированных стрекоз — медленно катились по бетонным плитам, отправляясь с утра пораньше пускать кровь то ли повстанцам УНИТА, то ли оказавшимся в не том месте мирным жителям. В Анголе начинался очередной знойный день. Как вчера и как год назад, сегодня здесь должны были зачать и родить десятки детей. Как вчера и как десять лет назад, сегодня в Анголе должны были умереть от голода, пуль и болезней сотни ее жителей.


Не рассчитывал остаться в живых и новоиспеченный лейтенант Советской Армии, умиравший от похмельного синдрома в том самом пассажирском лайнере, который наконец упал мощными колесами на толстый бетон полосы. Его симпатичное лицо с правильными чертами исказилось от боли. Толчок отдался мучительным спазмом в разваливающейся голове, воспаленный мозг тяжело колыхнулся в черепной коробке, перед зелеными глазами, покрасневшими после трудной ночи, проскочил сноп искр. «О боги, пошлите мне быстрой и легкой смерти!» — малодушно подумал юный офицер, оглядывая своих соседей и стараясь хоть как-то размять онемевшее тело. Даже сквозь агонию сивушной мигрени он попытался понять, как все эти рыбаки и военные после тринадцатичасовой пьяной оргии на борту еще были способны улыбаться и отпускать шутки. Первые бутылки водки, по давней традиции советской Руси, открыли сразу же после вылета из «Шереметьево-2». Но настоящая пьянка, как и предсказывали наученные горьким опытом стюардессы, началась после промежуточной посадки на острове Мальта. Где-то над границей между арабскими пустынями и джунглями «черной» Африки процесс перешел в критическую стадию. Набравшиеся до изумления члены сменных рыболовецких экипажей стали предпринимать попытки (по счастью, безуспешные) открыть аварийные люки и били друг друга по пьяным раскрасневшимся лицам мозолистыми пролетарскими кулаками. Последнее получалось вполне сносно даже в стесненных условиях узкого салона творения конструктора Ильюшина. Тоскливые угрозы бортпроводниц посадить самолет и выдать драчунов полиции какого-нибудь африканского государства не возымели никакого эффекта. В Советском Союзе даже последний пьяница знал, что родное государство никогда не выдаст его лютым классовым врагам или ненадежным деклассированным друзьям. Оно давно и прочно сохраняло монополию на то, чтобы казнить и миловать своих граждан. Впрочем, боевой запал советских моряков вскоре иссяк, и недавние противники начали мириться и брататься. Как часто водится у обитателей шестой части суши, под конец они целовали друг друга в разбитые рожи, называя друг друга «братан», «Колян» и, уж совсем ласково, «хер моржовый».


Лишь под утро, где-то над экватором, наш Лейтенант смог забыться в тяжелом сне, наполненном видениями почище тех, что посещали испанца Гойю. Будучи разбуженным, он с трудом съел предложенный «Аэрофлотом» завтрак из синеватой жилистой куриной шеи, куска кислого серого хлеба и помятого яблока. Из последнего торчал лопнувший от перепада давления червяк. Курсант Военного института с тоской всматривался в плывущие под крылом красноватые просторы неизведанного континента. Романтические ожидания встречи с Африкой разбились в прах о похмельную реальность «Аэрофлота». Лейтенант еще никому не признавался в том, что еще с детства, начитавшись приключенческих романов, стремился попасть в Африку. Его, представителя последнего поколения романтиков советской эпохи, снедала одна из сильнейших страстей человечества, имя которой — жажда странствий. Эта страсть так же велика, как и любовь. Она может быть так же созидательна и так же разрушительна, как ревность, зависть и жадность. Иногда наш философски настроенный герой задавался вопросом: почему сие стремление — увидеть еще невиданное — было выражено в одних нациях гораздо ярче, чем в других? Почему, например, столько географических открытий сделали испанцы, португальцы, голландцы и англичане? Почему в древности китайские корабли посещали самые отдаленные места планеты, а потом китайцы внезапно вообще потеряли интерес к остальному миру? Почему великая древняя нация евреев никогда не стремилась к путешествиям? Как их соседи и конкуренты финикийцы. И почему в таком случае стремление покинуть отчий дом и свою семью ради далеких земель даже не упоминалось Ветхим Заветом как нечто, достойное осуждения?


Когда самолет уже приземлился и рулил мимо теснившихся на взлетно-посадочной полосе военных транспортников, древних «МиГ-19» и видавших виды вертолетов, новый товарищ Лейтенанта, Игорь из Донецка, ткнул его в бок. С пьяной бравадой он хрипло спросил: «Лейтенант, так как, ты говоришь, будет „доброе утро“ по-португальски?». Надо сказать, что дончанин прибыл в Анголу в качестве переводчика этого самого португальского языка. Ответив на вопрос коротким «Bon Dia!» наш юный герой вернулся к своему прежнему занятию и вновь прижал гудящую голову к холодному пластику иллюминатора. Впрочем, поверхность окна стремительно нагревалась: то ли от воспаленного токсинами и тоской мозга, то ли от жарких лучей африканского солнца. Самолет наконец остановился. Вокруг него немедленно материализовались люди в невиданной доселе Лейтенантом зеленовато-коричневой пятнистой форме с автоматами и ручными пулеметами. Люди в камуфляже быстро и привычно сформировали цепь вокруг «Ила». «Кубинцы!» — со знанием дела прокомментировал сидевший в следующем ряду капитан Сергей, прилетевший в Анголу не в первый раз. Заметив в круглом окошке белое от неслыханных мучений лицо Лейтенанта, один из кубинских автоматчиков — мулат в зеленом берете — приветственно помахал рукой. Тот попытался улыбнуться в ответ и чуть не умер от очередного мозгового спазма, вызванного неосторожным сокращением лицевых мускулов. «Надо беречь силы!» — подумал он и нащупал в кармане куртки недавно выданный служебный загранпаспорт. Вновь прибывший еще не знал, что вскоре расстанется с этим удостоверяющим личность документом на два долгих года, став, по существу, заложником своего начальства из военной миссии.


Когда Лейтенант, покачиваясь, вышел на хлипкий трап, он, как и его товарищи по несчастью, невольно широко открыл рот. Дело в том, что воздух, который он попытался вдохнуть, оказался слишком горячим и влажным. «Неужели они здесь все время таким дышат?» — с ужасом подумал искатель приключений и иностранной валюты, поглядывая на кубинцев с белыми, смуглыми и совсем уж черными лицами, на которых не отмечалось ни малейших признаков асфиксии. Его больное после перелета через полмира тело мгновенно покрылось липким потом. Солнце, казалось, уперлось горячим столбом в страдающую голову.

— Як пойихав я в Донбасс вугилля добуваты, а воно ж такэ тяжкэ, в рот його баты! — выразил общую мысль Игорь из Донецка, доставая из сумки пачку советского аспирина и предлагая таблетки всем желающим.

Лейтенант взял две.


На подступах к паспортному контролю неожиданно выяснилось, что его такие же, как и он, юные друзья понятия не имели, что же писать в ангольских иммиграционных картах. По счастью, все тот же бывалый капитан подсказал, что в графе «профессия» надо писать «инженер», а в качестве принимающей организации указывать «Ministerio da Defesa».[1] За этим успешно пройденным испытанием последовало получение багажа. С замиранием сердца вновь прибывшие смотрели на черную ленту транспортера, выносившую из глубин аэропорта их распухшие дерматиновые чемоданы, набитые отрезами ситца, утюгами и одеколоном «Гвоздика». Все это, припасенное по совету ветеранов, должно было служить средством натурального обмена и кормить молодых офицеров в течение многих месяцев. Судя по расплывавшемуся облаку экзотических ароматов, не все флаконы упомянутого парфума благополучно достигли африканской земли. Ветеран Сергей повел носом и посоветовал:

— Лучше, ребята, не продавайте: он комаров отпугивает!

Ему, конечно, было виднее.


У выхода из аэропорта краснолицых счастливчиков-моряков встретили друзья и соратники из Минрыбхоза и повезли лечиться и отмываться на корабли и ведомственные квартиры.

Военных встретил человек с недружелюбным лицом армейского кадровика и проводил их к потрепанному «ГАЗ-66», присланному из военной миссии. Грузовик, по всей видимости, подарили кубинцы, так как на его борту можно было различить почти стершуюся надпись, сделанную белой краской: «Patria о muerte!».[2] На «родине», видно, было так хорошо, что грузовик выбрал последнее. Возле плода интернационального сотрудничества их ждали двое советских солдат-срочников в такой же, как у кубинцев, форме. Внимательно осмотрев измученные лица своих пассажиров, один из них — по-видимому, водитель — закурил душистую ангольскую сигарету и дружелюбно сказал:

— Вы, ребята, того, держитесь покрепче и через борт не перегибайтесь! Если кого тошнить начнет, стучите по кабине! Остановлю!

Скорее всего, ему не раз приходилось встречать самолеты из метрополии.

— Знаете такую советскую болезнь — тоска по ностальгии? — не унимался весельчак Игорь.

Лейтенант раздраженно поморщился: видимо, многолетнее вдыхание ядовитых металлургических паров и всепроникающей угольной пыли делало обитателей шахтерского края невосприимчивыми ко всем прочим токсинам.

Грузовик ожил, зарычал изношенным двигателем, затрещал коробкой передач и затрясся, как бешеная собака. Лейтенант закрыл глаза от очередного приступа головной боли. Через полминуты, когда машина налетела на первую дыру в асфальте, деревянная скамейка так двинула в худую задницу, что он чуть, не откусил распухший от жажды язык. Единственным, чем могло порадовать сие происшествие, стало то, что, захлебываясь в собственной крови и вытирая невольно выступившие слезы, он на несколько минут забыл о похмельном синдроме.

— Смотри, смотри! — закричал неугомонный Игорь, показывая на черных рахитичных пацанов, бежавших вслед за грузовиком и выпрашивавших еду и деньги.

Один из детишек, одетый лишь в грязную рваную майку защитного цвета, тащил за длиннющий хвост мертвую крысу, используемую в качестве то ли игрушки, то ли средства пропитания.

— Эй, говнюки! — закричал им офицер Генерального Штаба. — На шашлык пригласите? Мы из Союза, от перестройки спасаемся! У нас тоже жрать нечего!

После подобного богохульства на него с недовольством покосился переводчик из Минска. Ветеран Сергей пристально следил за его реакцией. Скорее всего, минчанин был одним из осведомителей, завербованных КГБ. Таковых в офицерской среде всегда выявляли достаточно быстро и относились к ним неприязненно, но спокойно — как к очередям, дождям и грибковым заболеваниям. «Говнюки» со своими недовольными маленькими рожицами и явно нелестными комментариями в адрес «асессоров» (то есть военных советников) постепенно отстали.


На грузовик надвигалась дурно пахнущая громада города. Сергей прокомментировал ужасное состояние когда-то, наверное, красивых зданий с облезшей краской и отваливающимися балконами:

— Строили же португальцы! Я-то думал, уезжая четыре года назад, что город вот-вот развалится! А он все стоит и стоит!

Лейтенанту подумалось, что при таком-то отношении не факт, что Луанда сможет устоять и дальше. На перекрестке грузовик притормозил у широкого забора обшарпанной виллы. На нем с задумчивым выражением на бородатой роже стоял худой африканский козел и жевал кусок бумаги. На смытой тропическими дождями краске забора ярким свежим пятном выделялись портреты Маркса, Энгельса и, естественно, Ленина. Великих мудрецов можно было узнать по основным приметам — бородам, галстукам и добрым выражениям лиц. Но вместе с тем, все трое чем-то неуловимым напоминали негроидов. Капитан Сергей, не терявший чувства юмора даже при такой убийственной жаре, пошутил:

— Во Вьетнаме классиков, скорее всего, изображают косоглазыми!

Лейтенант подумал, что местные особенности затрагивали не только черты лица троих деятелей, но и выборочную интерпретацию их богатого теоретического наследия. Например, вполне могло оказаться, что русская водка заставляла взглянуть на те или иные небесспорные постулаты великого учения под несколько иным углом, чем вьетнамская рисовая «ханжа» или африканская пальмовая самогонка. Стукач из Минска снова хмуро посмотрел в сторону еще одного потерявшего страх божий коллеги. Капитан Сергей ответил ему веселым понимающим взглядом и подмигнул. Тот смутился.

Вскоре «ГАЗ», кряхтя и подпрыгивая, приблизился к конечной цели путешествия — советской военной миссии.

— До освобождения здесь располагались летчики португальской истребительной эскадрильи! — продолжал делиться знаниями Сергей. — Теперь же конторы начальства, разведчиков, кадровиков и переводчиков, а также общаги для командированных с фронтов.

— А магазин здесь есть? — с энтузиазмом поинтересовался Игорь.

— Есть, только вот водки там не найдешь! Зато есть наша соль из Белоруссии по тридцать центов за пачку и шпроты из Прибалтики по доллару за банку! Если покупать там, а не на рынке, то останешься без штанов!


Грузовик остановился у ворот, охраняемых людьми все в той же буро-зеленой пятнистой форме. У некоторых из них были смуглые или черные лица. «Кубинцы!» — догадался Лейтенант. Но тут один из «кубинцев» спросил на чистом русском языке:

— У вас закурить не найдется?

Таким образом, охрана оказалась смешанной. Судя по преувеличенно вежливому обращению сверстника, спрашивавший был солдатом срочной службы. «Интересно, — подумал Лейтенант, — а им тоже платят в инвалюте?» Позже выяснилось, что да — в количестве, достаточном для приобретения по окончанию службы индонезийской магнитолы, китайских джинсов и таиландских кроссовок.

К вновь прибывшим вышел явно не выспавшийся человек лет сорока в повседневной военной форме иностранного происхождения и скомандовал:

— Товарищи! Сейчас вас проведут в отведенное для сна помещение! Вещи рекомендую запереть в кладовке!

Хотя на форме человека с уставшим лицом не было никаких знаков различия, всем сразу стало понятно, что перед ними так называемый «референт», то есть начальник переводчиков. Также стало понятно, что и здесь, за многие тысячи километров от Родины, отнюдь не Финляндия, где можно, уходя, не закрывать двери.

— Ребята! — продолжил референт, и всем сразу стало легче от этого слова. — Даю вам два часа на то, чтобы привести себя в порядок и, если получится, покушать. Потом собирайтесь в клубе на инструктаж! И не пейте сырую воду из крана! Если, конечно, она в нем будет!

В отношении последнего референт оказался пророком. Воды на вилле, куда привели вновь прибывших, действительно не обнаружилось. Из кранов доносилось лишь хорошо известное по Союзу задушенное хрипение. Переводчики-ветераны, быстро найдя знакомых и знакомых знакомых, рассредоточились по более благоустроенным помещениям миссии. Некоторых увезли на свои квартиры друзья, с удовольствием принявшие передачи и письма из метрополии. В сравнительно небольшом помещении почти впритык стояли с десяток кроватей с натянутыми на спинки матерчатыми зелеными сетками.

— А это зачем? — наивно спросил парень из Минска. У предполагаемого осведомителя была совсем не белорусская внешность — черные курчавые волосы, хлипкая комплекция и нос, которого хватило бы как минимум на двух славян.

— А это, — пояснил сопровождавший их переводчик из миссии, одетый в такие же форменные брюки и военную рубашку, что и референт, — твой шанс не подхватить малярию в первые же дни пребывания на земле дружественной Анголы! Вечером увидишь! Мужики, а у вас газеты из Союза есть?

Лейтенант, сглотнув слюну вместе с остатками крови из воспаленного языка, вспомнил про вчерашнюю «Комсомолку» и полез за нею в дорожную сумку. Увидев ее потрепанные страницы, а потом и последний «Огонек», переводчик просиял и благодарно хлопнул коллегу по спине так, что у юного офицера опять больно отдалось в похмельной голове и прокушенном органе:

— Пошли ко мне, помоешься в душе!

Теперь стало ясно, что он никакой не угрюмый, а наоборот, симпатичный и улыбчивый парень.

Глава 2

«Известия», 5 октября 1989 года

КСЕРОКС ВНЕ ПОДОЗРЕНИЙ?

«Министерство внутренних дел СССР намерено отказаться от контроля за порядком приобретения, хранения и функционирования множительной (копировальной) техники в стране».

Под завистливыми взглядами своих соратников Лейтенант проследовал за Олегом (так звали его нового товарища) в один из одно- и двухэтажных домов, стоявших двумя параллельными рядами по обе стороны единственной аллеи миссии. Оказалось, что у Олега была небольшая — около двадцати квадратных метров — комната. В ней едва умещались мебель, намного пережившая крушение португальской колониальной империи, тяжело дышащий бакинский кондиционер и заляпанная жиром электроплитка в углу. На давно не крашенных стенах висели фотографии полуодетых и совсем уж голых женщин, календарь с очаровательной Наташей Андрейченко в костюме Мэри Поппинс и вырезанный из журнала портрет бородатого человека с высоким лбом и печальными глазами. Так как это оказался не Ленин В. И., а писатель Солженицын А. И., проживавший в американском штате Вермонт, можно было легко догадаться о политических симпатиях хозяина помещения.

— Не боишься держать его на виду? — вполне резонно спросил хозяина комнаты Лейтенант, примерно знавший отношение замполитов и комитетчиков к творчеству изгнанного из СССР прозаика.

— А наши дубы все равно не знают, кто это такой! — Олег беззаботно сверкнул белыми зубами на полном загорелом лице. — А если и спросят, отвечу: «Думал, что Чернышевский!». В любом случае, я же не Троцкого повесил! И вырезал из советского журнала! А ты анекдот слышал? Чем отличается офицер русской армии от офицера армии Советской? Русский офицер до синевы выбрит, слегка пьян, у него кругозор от Баха до Фейербаха. Советский — до синевы пьян, слегка выбрит и кругозор от Эдиты Пьехи до «Иди ты на х…р»!

Лейтенант от души засмеялся и тут же застонал от боли в опухшем языке. Узнав, в чем дело, Олег предложил ему прополоскать рот португальским бренди. Напиток оказался вполне приличным, и наш герой с удовольствием проглотил обжигающую жидкость. Правда, он тут же почувствовал, как ему хочется пить. По счастью, в видавшем виды советском холодильнике «Минск» стояла трехлитровая банка кипяченой воды. На ее запотевшем боку красовалась этикетка с изображением зеленого помидора и надписью на украинском языке. Не заставив себя упрашивать, Лейтенант с наслаждением надолго присосался к стеклянному краю, выпив почти половину. Впрочем, Олег оказался не жадным. Наоборот, он с сочувствием человека, знавшего, что такое похмельная жажда в Африке, предложил еще и бутылочку «газозы» — кока-колы, произведенной на местном заводе. Бутылка, судя по затертой надписи, пережила немало реинкарнаций, но сам продукт оказался вполне удобоваримым.

— Не хуже советских! Газировка и пиво — чуть ли не единственные товары народного потребления, производимые ангольской промышленностью, — пояснил Олег, — правда, где-то еще собирают из импортных комплектующих мопеды древней конструкции и делают вполне неплохие, в сравнении с советскими, сигареты.

— Где ты работаешь? — спросил наш юный герой своего нового друга.

— Да здесь, под Луандой! Сижу на точке с технарями! Синекура! Только скучно ужасно! В нашей библиотеке все перечитал! Даже Библию и сочинения Ленина! Могу теперь и атеизм преподавать, и социализм строить! Где-нибудь за пределами СССР!

— А как питаешься? — поинтересовался Лейтенант, у которого после удовлетворения жажды неожиданно пробудился голод.

— Сначала ходил в нашу столовку, а потом бросил! Готовят так себе, а дерут три шкуры. Начальница — полковничья жена, поварами — кто попало! Опоздал — соси лапу! Или иную часть тела, если дотянешься! Будешь есть там три раза в день, за два-то года оставишь эквивалент однокомнатной квартиры! Без шуток! Поэтому плюнул и либо сам что-нибудь мастерю на плитке, либо к женатым товарищам хожу со своей бутылкой. Кстати, и сегодня вечерком сходим. Сам-то откуда? Как на «ускор» попал?

Лейтенант поведал о профессорских корнях семьи, которые и поспособствовали получению необходимого блата. Военный институт, который заканчивали не менее половины попадавших в Анголу переводчиков, издавна являлся, наряду с МГИМО и Институтом стран Азии и Африки, заведением для детей партийной и хозяйственной номенклатуры, почти закрытым для посторонних. Туда записывали как в царский Пажеский корпус — чуть ли не с рождения. Но никогда и никому, ни в одной стране мира еще не удалось до конца оградить учебные заведения аристократов от детей смердов. А потому отпрыскам простых смертных порою удавалось пролезть в указанные учебные учреждения. Обычно это становилось возможным благодаря знакомству родителей со смертными непростыми, а то и с небожителями из Центрального Комитета. Отец Лейтенанта был потомком белогвардейца и профессором-лингвистом, преподававшим английский будущим советским разведчикам. Несмотря на тайную и стойкую неприязнь к общественному строю победившего пролетариата, он умел держать язык за зубами. Учил же так хорошо, что, по слухам, никто из бывших студентов-нелегалов еще не засыпался из-за некстати прорезавшегося акцента, неправильно употребленного предлога или не вовремя произнесенного ругательства на родном языке. Профессионалы подобное ценят, а потому отпрыску папы-профессора удалось проникнуть в заветное здание на Садовом кольце. Вместе с парой-тройкой других счастливцев — детей врачей, парикмахеров и личных секретарей. Ускоренный курс обучения (или коротко «ускор») представлял собой довольно необычную для Советского Союза систему, при которой юный курсант Военного института, выбравший для изучения португальский, в течение первого года постигал азы этого, в общем-то, приятного и легкого в изучении языка. Постигнув же, получал погоны младшего лейтенанта и в возрасте восемнадцати (а то и меньше) лет отправлялся на «стажировку» в одну из стран с жарким и влажным климатом. Из числа тех, на гербе которых красовался силуэт автомата конструктора Калашникова.

После двух лет такой «стажировки» возмужавший отпрыск влиятельных родителей возвращался в Союз завидным женихом, имея возможность купить квартиру, машину, австрийский костюм, югославские туфли, финскую мебель и прочие атрибуты советской буржуазии. А ведь это являлось лишь началом! По окончании учебы повзрослевший переводчик мог вернуться все в ту же Анголу или Мозамбик. В этих и иных странах местные жители с завидным упорством продолжали истреблять друг друга в гражданских, освободительных и прочих войнах, обеспечивая постоянную возможность быстро заработать на достойную жизнь тысячам советских советников, специалистов и переводчиков. Как честно и весело рассказал Олег, хотя его папаша и дед являлись потомственными дипломатами, их заслуги перед Родиной не дотягивали до блата, открывавшего двери в МГИМО — еще один жизненный трамплин для советских мажоров. А потому, учитывая стойкую неприязнь единственного сына как к инженерно-технической, так и к освобожденной комсомольской деятельности, потомка соратников Громыко откомандировали к военным. «Там из тебя дурь-то повыбивают! — злорадствовал сталинист-дедушка, без симпатии относившийся к современной молодежи вообще и к декадентским наклонностям своего внука в частности. — Там тебе и патлы остригут, и мозги вправят!» Дед оказался прав в отношении первого и горько ошибся в отношении второго. Видимо, его ввело в заблуждение милитаристское название института, и он не учел, что изучение иностранных языков предполагает неизбежное соприкосновение с соответствующими культурами. Военный же институт давно и уверенно стал своеобразным троянским конем либерализма и свободомыслия в здоровом дубовом теле советской военщины. Здесь гордились не только выпускниками, поучаствовавшими во всех локальных войнах второй половины двадцатого века, но и братьями Стругацкими, в свое время овладевавшими восточными языками в том же здании с орденами на зеленой стене. Это было уникальное заведение, вполне достойное Советской Армии — пожалуй, единственной военной организации в мире, где офицеры вообще не знали иностранных языков.

— Мать, конечно, чуть с ума не сошла, когда узнала, куда я еду, но потом привыкла и радовалась, что хоть не в Афганистан, как некоторые другие! Сам понимаешь, есть разница! А когда вернулся живым в первый раз и с кучей инвалюты, так вообще присмирела!

— Дед-то доволен остался? — спросил Лейтенант, поедая датскую ветчину из «утюга» — так здесь называли овальные полукилограммовые банки с этим продуктом. Язык еще болел, но голова чудесным образом прояснилась под благотворным воздействием прохладного душа, жирной пищи и душевного разговора.

— Дедушке, — недобро сверкнул светло-голубыми глазами его новый товарищ, — я привез в подарок японские часы с музыкой. Ему медведь на ухо наступил, а так бы он понял, что играют они «Боже, царя храни!». Надеюсь, это оценят на каком-нибудь приеме по случаю годовщины оказания интернациональной помощи братскому народу Чехословакии!

Внезапно без стука распахнулась входная дверь, и в проеме появился силуэт одетого в гражданские брюки и рубашку человека. Яркий солнечный свет с улицы на мгновение ослепил Лейтенанта, и он не сразу смог разглядеть лицо вошедшего, только почувствовал, что от незнакомца повеяло не полуденной жарой африканских тропиков, а ледяным сквозняком неведомой опасности. Впрочем, возможно, так на нашего героя подействовали два литра только что выпитой ледяной воды.

— Хайль Горбачев! — голос гражданского оказался несколько гнусавым, но довольно приятным.

— Зиг хайль! — дружелюбно ответил Олег. — Как дела у коллег-дипломатов?

Зеленые глаза Лейтенанта, оправившиеся от солнечного шока, наконец смогли разглядеть вошедшего. С виду ему было лет тридцать пять. Он аккуратно вытер пот с рано полысевшей головы и иронично улыбнулся тонкими губами:

— Пытаемся сохранить рабочие места наших братьев-военных!

По-видимому, работник посольства намекал на сложные переговоры Советского Союза со своими африканскими партнерами по поводу необходимости если не платить по уже существующим долгам, то, по крайней мере, начать покрывать текущие расходы полчищ военных и гражданских советников.

— А у меня есть идея!

— Какая?

— Может, нам всем в организованном порядке отправиться на службу к Саддаму Хусейну?

— Боюсь, что старому другу Советского Союза вскоре не помогут даже наши советники! Этот, не побоюсь пафосного слова, цвет советского офицерства!

— Жаль! Мы бы ему за две тысячи баксов в месяц весь Ближний Восток раком поставили!

— Вот она, современная молодежь! Цинизм, крохоборство и беспринципность! Не представляю, как вы сможете построить социализм с человеческим лицом!

Тут до Лейтенанта наконец дошло, что же именно наводило на него ужас в собеседнике Олега. Все время, пока тот разговаривал, его лицевые мускулы сокращались совершенно не в такт тому, что он произносил. При этом темные, почти без зрачков, глаза вообще не принимали никакого участия в разговоре, оставаясь неподвижными и равнодушными, как у акулы. Вся его мимика со стороны напоминала поломавшегося робота-андроида, не поспевающего за своими собственными остротами.

— Лучше б мы строили дома для людей и дороги! Николай Палыч, вы скажите: можно будет на этой неделе подъехать к вам в посольство да по спутнику домой позвонить? У матери день рождения, сами понимаете!

— Заходи, Олег, заходи! — пригласил Палыч, пристально разглядывая Лейтенанта. — И друзей приводи! Вот и товарища…

— Лейтенанта! — подсказал наш герой и закашлялся.

— …Лейтенанта! — подхватил робот Палыч. — И его приводи тоже!


— Кто это? — нетвердым голосом спросил Олега вновь прибывший, когда сотрудник посольства покинул комнату так же внезапно, как и появился.

— Культурный атташе! Что, тебя тоже напугал? Правда, на робота похож? Подпольная кличка — Терминатор! На самом деле мужик он странноватый, но неплохой! Во всяком случае, позвонить в Союз со своего телефона позволяет. Только загадочный какой-то… Непонятно, зачем вообще к нам, военным, ходит… Не за культурой же! Часто и надолго исчезает… Да и разведчик наш его терпеть не может! Может, он из конкурирующей организации?

Глава 3

«…Инкубационный период геморроидальных лихорадок Эбола и Марбург длится 4–7 суток. Начинается заболевание остро, с подъема температуры, сильной головной боли, рвоты, поноса. Затем через 5–7 дней на теле появляется геморрагическая сыпь, возникают носовые и кишечные кровотечения, поражаются печень, почки, легкие, иногда развивается менингит. Заболевание очень часто заканчивается смертью больного… Профилактика заболевания заключается в полной изоляции больного, предупреждении контактов с его кровью и выделениями… Медицинскому персоналу необходимо пользоваться средствами индивидуальной защиты».

Из памятки Министерства обороны СССР убывающим в тропические страны, 1989 год

«Известия», 2 сентября 1989 года

ВИДЕОМОШЕННИКИ

«В столичном магазине „Электроника“, бывает, продают видеомагнитофоны. И по этой причине зимой даже костры перед входом, обогревающие тех, кто томится в очереди ночь напролет, — не такая уж редкость… Как известно, ветераны у нас — это тот народ, на который иногда распространяются „щедроты“, порой их ставят в особую очередь за дефицитом — льготную…»

А. Быков, В. Зайкин

Клуб военной миссии — в прошлом кинотеатр для португальских летчиков — ничем не отличался от тысяч подобных ему, созданных везде, где ступала нога советского замполита. В центре небольшой сцены висел портрет все с теми же навек неразлучными авторами марксистско-ленинской теории. Правда, эти трое гораздо более соответствовали каноническим нормам, чем бородатые негроиды на заборе с таким же бородатым козлом. На стенах висели обязательные стенды. Один был посвящен советско-ангольской дружбе и изобиловал фотографиями Брежнева, целующего своих царственных братьев с темными лицами. Другой, не менее древний, расписывал дружбу с героической Кубой и не отражал новых исторических реалий. Нынче неугомонный Фидель чуть ли не открыто называл Горбачева предателем, а перестройку контрреволюцией. Перед одним из стендов — произведением давно покинувшего миссию крепостного художника (солдатика срочной службы) — в задумчивости стоял человек с восточным лицом. На лице том царило постоянное выражение имитирующего полезную деятельность трутня. Это, разумеется, был хозяин клуба — замполит миссии. По-видимому, советник главного комиссара ангольских вооруженных сил пришел проинспектировать вновь прибывшее пополнение. Когда переводчики уселись в потрепанные раскладные кресла, он сурово обратился к их непосредственному начальнику:

— Товарищ референт, почему ваши подчиненные одеты не по форме?!

Лейтенант и его коллеги невольно вжались в разом заскрипевшие сиденья.

— Разве переводчики у нас отдельная каста?! — не унимался восточный человек.

«Наверное, — подумалось Лейтенанту, — его предок был комиссаром у Тамерлана!»

Референт, впрочем, не проявил ни малейших признаков испуга или раскаяния. Взглянув на замполита с тем равнодушным снисхождением, с которым смотрят на тихих пьяных в общественных местах, он совершенно спокойно ответил:

— Никак нет, товарищ генерал! Присутствующие здесь военнослужащие являются, как и вы, офицерами Генерального Штаба! А склад вещевого довольствия откроется через час, после обеденного перерыва!

— Мог бы еще добавить, — шепнул Лейтенанту сидевший рядом ветеран Сергей, — что по контракту с ангольской стороной мы и не должны носить никакой формы! Кстати, мне вчера сказали, что этот идиот чуть ли не открыто загрузил транспортный самолет, улетающий в Союз, паркетом из красного дерева, который он выменял за казенный синтезатор «Ямаха». При этом он не дал местному резиденту КГБ отправить тем же бортом подаренный ангольцами «мерседес». Погорячился! Теперь ему, понятно, шьют дело и, скорее всего, отправят вслед за паркетом!


После проникновенной речи комиссара, долго и тщетно искавшего логическую связь между проводимой Коммунистической партией политикой перестройки и прибытием в воюющую страну очередной партии советских офицеров, на сцену вышел еще один военный все в той же повседневной ангольской форме без опознавательных знаков. Судя по сухости его приветствия покидающему подиум замполиту, подтянутому виду и выражению по-мужски красивого лица, этот не собирался рассказывать о диалектической связи между гласностью и отсутствием колбасы в магазинах. И действительно, симпатичный дядька оказался полковником — советником начальника военной разведки ФАПЛА. Развернув на сцене немалых размеров карту, он представился по-простому — «Иваном Ивановичем» — и в течение получаса сжато и доходчиво объяснил собравшимся сложившуюся ситуацию. Даже лейтенанты-тинейджеры поняли, что ситуация не обещала ничего хорошего. С одной стороны, недавно было подписано историческое мирное соглашение. Согласно ему, Южно-Африканская Республика обязалась более не участвовать в боевых действиях на территории Анголы в обмен на полный вывод многотысячного кубинского контингента. Вдобавок, договорились и о перенесении лагерей подготовки партизан Африканского национального конгресса в Танзанию. Таким образом, заканчивалась почти 15-летняя история прямого южноафриканского вмешательства в конфликт. И это было хорошо, так как юаровцы воевать умели и порою доходили до самой Луанды. Правда, там им неизменно давали отпор загадочные отряды людей с белыми лицами, автоматами Калашникова и ракетными системами залпового огня «Град».

Гораздо менее радужным фактом являлось то, что в стране оставались партизаны УНИТА, которых по-прежнему тайно поддерживали все те же южноафриканцы и США. Помощь выражалась в поставках оружия, в том числе и переносных ракетных комплексов «Стингер», снаряжения, продовольствия и советников. Несмотря на подавляющее превосходство правительственных войск в военной технике и авиации, щедро поставляемых Советским Союзом и его соратниками по социалистическому блоку, партизаны контролировали не менее трети страны, включая и немалую часть добычи алмазов на севере. Как и в Афганистане, судьба просоветского режима после вывода действительно боеспособных кубинцев становилась далеко не однозначной. Судя по словам разведчика, в ближайшие полгода, после окончательного вывода пехотных, танковых и прочих частей Фиделя, можно было ожидать значительного повышения активности УНИТА. Их лидера Савимби, когда-то бывшего почетным гостем на одном из съездов КПСС и закончившего китайскую военную академию в Нанкине, устраивала и полная победа, и почетный мир с дележом власти. Судя по всему, советскому контингенту, насчитывавшему почти полторы тысячи офицеров и солдат, предстояло оказаться между двумя сторонами, решившими идти ва-банк.

— Одним словом, — подытожил свой доклад полковник Вань-Вань (как выяснилось, такой кличкой коллеги наградили его за немного раскосые глаза), — когда вы вскоре разъедетесь по фронтам, помните — ваш профессионализм и отношение к делу будут напрямую влиять на судьбу дружественного ангольского народа!

— Надеюсь, что дружественный народ наконец начнет платить Союзу и я еще успею заработать на трехкомнатную, пока нас отсюда не вышибут! — прокомментировал голубоглазый блондин Рома. — Интересно, а сколько партизаны платят американским советникам?

Услышав этот полный откровенного цинизма вопрос, недостойный члена партии, парень из Минска в ужасе закатил глаза. «Наверное, бедный, не знает, кого первым закладывать!» — злорадно подумал Лейтенант. Он наклонился к сидящему впереди внештатному сотруднику могучего ведомства на Лубянке и шепнул ему на ухо:

— Говорят, американское посольство комсомольские билеты по пятьсот баксов за штуку покупает!

Минчанин вздрогнул и, оглянувшись, дико посмотрел на Лейтенанта.

— А партбилеты — по тыще! Клянусь пейсами Карла Маркса!

Бедный информатор пискнул и полез за насквозь мокрым от пота носовым платком. Переводчики тихо заржали. Если бы рядом сидел кто-нибудь повзрослее и поумнее, то он бы подумал, что если даже военные перестали относиться к чекистам с прежним животным ужасом, то дни советской власти действительно сочтены.


За инструктажами замполита, разведчика и референта последовала встреча с военврачом. Медик оказался чудовищно худым мужчиной средних лет с желтоватым лицом и запавшими глазами. На лице этом царило печальное выражение. Казалось, оно говорило: «Все мы умрем! И умрем скоро! Если не убьет холерный понос, так доконает цирроз печени!». Когда эскулап тихим голосом простившегося с жизнью пессимиста начал свою речь, со сцены повеяло могильным холодом. Он поведал о малярии и геморроидальной лихорадке, амебной дизентерии и сонной болезни, о десятиметровых глистах и мухах, откладывающих личинки в уши доверчиво уснувших на открытом воздухе советских советников и специалистов. За рассказом об эпидемии СПИДа, косящей население Анголы, последовали предупреждения о сифилисе и страшных грибковых инфекциях. Он объяснил всю бесполезность профилактики от малярии, предусматривавшей непрерывное употребление джина с хинным тоником. Оказалось, что для достижения терапевтического эффекта за сутки нужно было употребить не менее сорока порций указанного коктейля. Поведал он и о малярийной коме, когда мертвые возбудители-плазмодии закупоривают сосуды мозга, и о возможном осложнении — циррозе печени. Он даже поднял рубаху и показал свой живот после нескольких малярий, перенесенных за три года спецкомандировки. Там, где должна была быть печень, виднелась густая сетка кровеносных сосудов — как у алкоголика с полувековым стажем. Медик категорически отсоветовал купаться в реках и пить сырую воду. Единственный раз он позволил себе улыбнуться, когда Сергей, подняв руку, сказал:

— А я в прошлое пребывание, когда был в Лубанго, на Южном фронте, все время пил не кипяченую! И ничего, живой!

Услышав об этом, военврач неожиданно ухмыльнулся, посмотрел на Сергея, как будто уже примериваясь сделать продольный абдоминальный разрез скальпелем в морге, и ответил:

— Что ж, некоторые и гвозди жуют!

Присутствовавшие невесело засмеялись.

После этой достопамятной лекции Лейтенант набрался наглости и попросил эскулапа взглянуть на свой язык. Тот в течение примерно пяти секунд осматривал распухший орган, а затем спросил:

— Коньяк-то португальский?

Утвердительное мычание в ответ врач сопроводил одобрительной ухмылкой. Он хлопнул Лейтенанта по крепкому плечу и сказал:

— Будешь жить! Язык, небось, в автомобиле прокусил? Рекомендую продолжать орошение раны коньячными спиртами! В машинах будь осторожнее! Со здешними дорогами — это типичная травма! Когда попадешь на фронт, никогда не сиди в крытых кабинах грузовиков! При подрыве на противотанковой мине проломишь крышу головой и сломаешь шею! Это тоже типичная травма! Понял?


Вещевой склад находился на другом конце миссии — там, где стоял бронетранспортер и где за высоким каменным забором простиралась широкая полоса песка без каких-либо признаков растительности. За зоной отчуждения, на которой при желании можно было перекрестным огнем положить целую дивизию, приглушенно шумела волнами сверкающая в лучах послеобеденного солнца Атлантика. Между миссией и океаном торчало нелепое сооружение из бетона — то ли штык, то ли зуб, то ли фаллический символ. Как подсказал советский часовой, скучавший на вышке с пулеметом, это строили мавзолей ангольскому Ленину — Агоштиньо Нето. На складе вновь прибывшим выдали по два комплекта камуфлированной формы. Первый, посветлее, был кубинским, второй, потемнее, южно-корейским. Лейтенант и его товарищи получили вещмешки, плащ-палатки, зеленые майки, носки, теплые куртки и свитера, комплекты повседневной формы с красивыми фуражками и прочие бесчисленные мелочи, без которых не может обойтись homo militaris. Самым тяжелым предметом оказалась пара ботинок с высоким голенищем. Обувь сия предлагалась в трех разновидностях: корейские были самые красивые, португальские — самые крепкие, кубинские — так называемые «антикобры» — самые удобные. Лейтенант выбрал корейские и, натянув их, тут же понял, что разнашивать их придется не один месяц. Когда, уже вернувшись в свое временное общежитие, он затянул себя зеленым поясом из многократно прошитой материи и надел кепи с длинным козырьком, из зеркала на него неожиданно уставился бравый вояка, эдакий солдат удачи, какими их обычно изображали в советских фильмах. Лейтенант так понравился самому себе в этой иностранной пятнистой форме, что с большой неохотой снял ее вечером, когда настала пора отправиться в гости вместе с Олегом.

Глава 4

19.08.90, СРОЧНО! Старшему группы советских военных советников в г. Намиб

«По имеющимся агентурным данным, в ночь с 19-го на 20-е августа и в последующие ночи противник намерен совершить диверсионные акты со стороны океана против важных военных и экономических объектов в зоне вашей ответственности. Приказываю: совместно с местной стороной принять срочные меры по усилению охраны и обороны портов, особенно судов, находящихся под разгрузкой».

— 20-й-

«Известия», 2 сентября 1989 года

НОВЫЙ ПОРЯДОК ОФОРМЛЕНИЯ ЗАГРАНКОМАНДИРОВОК

«Совет Министров СССР принял постановление о совершенствовании порядка выезда за границу по служебным делам. В документе подчеркивается, что в условиях обновления и демократизации всех сторон жизни советского общества, внедрения в международную практику нового политического мышления… важное значение приобретает дальнейшее улучшение организации работы по командированию делегаций и специалистов за границу… Установлено, что решения о выезде… в социалистические страны… принимаются самостоятельно руководителями… предприятий, объединений и организаций. Право принимать решения о выезде… в капиталистические и развивающиеся страны предоставляется министерствам, ведомствам, центральным учреждениям СССР и союзных республик… При отклонении представления командирующая организация должна информировать соответствующего специалиста о причинах, по которым его поездка не может состояться… Документ закрепляет положение, по которому подбор членов делегаций и специалистов для командирования за границу осуществляется по согласованию с первичными партийными, профсоюзными и комсомольскими организациями…»

В гости их повез переводчик-ветеран со странной кличкой Антилопа. Впрочем, смысл прозвища дошел до Лейтенанта, как только он увидел его авто, приобретенное здесь же, в Анголе. Это оказался древний светло-зеленый «мерседес» с жутко потертыми кожаными сидениями, которые когда-то, лет двадцать назад, были бежевого цвета. Возраст, отсутствующая фара и ржавые потеки на боках тут же вызывали ассоциации с «Антилопой-Гну» из «Золотого теленка». Антилопа был длинным и мускулистым. Он имел походку, неуловимо свидетельствовавшую о московском происхождении. Так — покручивая на пальце брелок с автомобильными ключами и стараясь по-барски выставить вперед живот — часто ходят таксисты в московском аэропорту «Внуково». Лицо обладателя подержанного «мерседеса» несло на себе печать пренебрежительного снисхождения к окружающим. Такое можно увидеть на физиономии плохо учившегося в школе хулигана, который считает, что, в отличие от умников-отличников, в его-то жизни все удалось.

Как выяснилось, Антилопа подвозил не только Лейтенанта и Олега, но еще и смазливую фемину по имени Катя, работавшую в миссии делопроизводителем за сотню долларов в месяц. Катя обладала неплохой фигурой, бронзовым загаром, мужем — инструктором по боевому применению танков — и квартирой на набережной. Туда, собственно говоря, и выдвинулся ржавый зеленый ящик, иногда глохнувший на перекрестках. По дороге Лейтенант с любопытством разглядывал город и его обитателей, заполнивших улицы по случаю окончания рабочего дня и несколько ослабевшей жары. Жители Луанды, казалось, никоим образом не переживали по поводу царящего в их городе бардака и продолжающейся который год гражданской войны. В толпе прохожих можно было сразу различить чиновников из государственных учреждений и компаний, с гордостью носивших рубашки и галстуки. За ними бегали босоногие дети и подростки, предлагавшие пиво, «газозу» и своих сестер. Обитатели Анголы, как очень скоро понял Лейтенант, исповедовали известную истину: что естественно, то не безобразно. Руководствуясь ею, они частенько справляли естественные надобности прямо посреди улицы. Любопытно, что даже парочки аккуратно одетых чиновников и чиновниц могли запросто остановиться, повернуться друг к другу спиной и спокойно помочиться на глазах никак на это не реагирующих прохожих.

По дороге Антилопа с явной завистью в голосе рассказывал о том, что, когда португальцев выгнали из Анголы, они оставили в Луанде не менее сотни тысяч автомобилей, из которых бывшие здесь тогда счастливчики могли выбирать любой. У многих из покинутых авто прямо на сиденьях лежали ключи зажигания. На каком-то этапе этой саги стало понятно, откуда взялся и «мерседес» Антилопы, наверняка к тому времени переживший нескольких хозяев-аборигенов. Иногда Антилопа протягивал руку в сторону соседнего сиденья и, по всей видимости, ожесточенно щупал тугое бедро очаровательной Катеньки. Та при этом заливалась дурашливым смехом и откидывала голову с длинными обесцвеченными волосами. Олег, заметив удивление Лейтенанта, шепнул ему на ухо, что муж Катюши по долгу службы часто и надолго отлучался в не самые веселые районы страны пребывания. Ее одиночество скрашивали Антилопа и прочие парнокопытные жеребцы «вроде нас с тобой».


По советским меркам, квартира героя-танкиста на десятом этаже башни с неработающим лифтом оказалась просто шикарной — из трех комнат и с огромной верандой, выходящей на набережную и океан. Ужин состоял из итальянских спагетти с соусом из советской тушенки (считавшейся здесь деликатесом), неизменного «утюга» из ветчины, мелких местных бананов и большой бутылки водки, привезенной Лейтенантом из Союза. На почетном месте красовались советская же селедка с лучком и буханка черного хлеба, также импортированные из Москвы. Антилопа, в отсутствие мужа-танкиста исполнявший обязанности хозяина дома, предложил первый тост, чрезвычайно понравившийся Лейтенанту:

— За тех, кто в море, в тюрьме и в Анголе!

Катюша опрокинула стопку «Пшеничной», тряхнула копной светлых волос и, с интересом посмотрев на Лейтенанта, спросила:

— Что ж, молодой человек, расскажите нам, когда скинут Мишку!

Тот не сразу понял, что речь идет о товарище Генеральном секретаре. А когда понял, то несколько удивился:

— А с чего вы взяли, Катя, что Михаилу Сергеевичу грозит отставка?

Антилопа с недоверием уставился на вновь прибывшего. Он даже на секунду оторвался от хищного поглощения датской ветчины и одновременного назойливого инспектирования Катиных бедер:

— Да ты что, старик! Наши старперы (в смысле старые пердуны, они же старшие офицеры) чуть ли не открыто говорят о грядущем путче, наведении порядка и верности делу Ленина — Сталина! Или тебя где-нибудь на Астраханском полигоне держали? В резервации Капустин Яр?

Лейтенант задумался и ответил:

— Да врут они! Этим летом в Москве в первый раз побывал «Пинк Флойд»!

Против ожидания, этот незамысловатый аргумент наповал сразил пораженца-Антилопу, замершего с куском датской свиньи на вилке.

— Надо же! — прокомментировал Олег. — А я ведь еще помню, как за их диски из института выгоняли!

Ободренный Лейтенант вспомнил и о других достижениях социализма с человеческим лицом. Он поведал о дальнейшем прогрессе кооперативной сферы, телепередаче «Взгляд» и фильме «Афганский излом» с Микеле Плачидо в роли офицера советского спецназа. Последнее, впрочем, вновь настроило его собеседников на мрачный лад, так как они не без оснований предположили, что вслед за выводом войск из Афгана вполне могла последовать полная эвакуация из всех горячих точек, включая и Анголу. Но в этот момент раскрасневшаяся от водки Катенька в очередной раз встряхнула копной волос и, со значением взглянув на Лейтенанта, предложила:

— Мальчики, хватит о политике! С вами ведь женщина! Ведите себя прилично! Давайте танцевать!

Через минуту, выключив верхний свет и включив «Модерн Токинг», она положила маленькие, но цепкие ладошки на широкие плечи новобранца и прижалась к нему большой и твердой грудью. Несмотря на этот возбуждающий контакт с жаркой женской плотью, Лейтенант не забыл о далеком муже и близком присутствии Антилопы и постарался не дать волю рукам. В результате Катя заметно обиделась. Чтобы показать свое пренебрежение, она отвлекла Антилопу от окончательной расправы над связкой бананов и увела его в супружескую спальню. Олег понимающе улыбнулся и предложил посмотреть по видео — редкой пока в СССР роскоши — плохую копию старого фильма с Джеймсом Бондом. В момент, когда в супружеской спальне послышались женские стоны, а агент «007» охмурял очередную культовую самку, раздался звонок в дверь. Через секунду из спальни появилась Катюша в наполовину застегнутом халатике, с растрепанными волосами и признаками беспокойства на смазливом личике. Посмотрев в дверной глазок, она с ужасом отпрянула, панически прошептав жуткое слово: «Муж!!!». Застегивающий штаны Антилопа смертельно побледнел и, потеряв весь свой «маасковский» апломб, заметался по гостиной в поисках растоптанных военных туфель. Звонок в дверь повторился с гораздо большей настойчивостью.

— Явление Командора Дон Хуану! Финита, бля, комедия! — с неуместной в этот тревожный момент иронией прокомментировал Олег, выключая Бонда, уже успевшего умело опрокинуть очередную жертву на шикарный белый диван.

Причесывая спутанные волосы, Катюша неприязненно посмотрела на Олега, метнула презрительный взгляд в сторону собиравшегося лезть по пожарной лестнице Антилопы и, как будто вспомнив что-то, внимательно взглянула на Лейтенанта.

— Значит, так! — резюмировала жена командира, придумав план спасения и отдавая распоряжения тоном, не подразумевавшим дальнейшее обсуждение. — Ты, лейтенант, будешь моим племянником! Только что приехал из Союза, пришел меня навестить с друзьями. Понял? А ты, Ромео? Да не трогай лестницу! Не хватало еще, чтобы ты под моими окнами грохнулся!

«Ромео», он же Антилопа, мученически кивнул, в отчаянии закурил сигарету и сел в потертое кресло, ожидая неминуемой расплаты. Если бы в этот момент в комнате появился поп, парнокопытный излил бы в слезах все свои многочисленные грехи и в обмен на свою жалкую жизнь пообещал бы недели две не смотреть на дев юных и жен чужих. Лейтенант, несмотря на изрядное количество выпитого, не испытал никакого восторга от стихийно придуманной для него роли, но делать было нечего: Катя уже открывала двери.

В темном проеме (на лестничной клетке уже лет пятнадцать царили тьма и тараканы) появился среднего роста крепыш в полевой форме. У него были низкий лоб, волосатые жилистые руки и маленькие злобные глазки, утопавшие, как у носорога, под надбровными дугами. На плече вояки зловеще висел автомат с похожим на бочонок пулеметным магазином. За широкими плечами топорщился огромный рюкзак защитного цвета. Муж был грязен и очень раздражен. Когда его носорожий взгляд упал на троих замерших в ужасе молодых людей, темные глазки танкиста сверкнули такой яростью, что ловелас Антилопа поперхнулся сигаретным дымом. Олег, натянуто улыбаясь, застучал ему по спине. Судя по магазину, в «Калашникове» хватило бы боезапаса не только на присутствовавших, но и на всех, пока, к сожалению, многочисленных, разрушителей крепких советских семей. Взявшая себя в руки Катюша вдруг защебетала, повиснув на шее пахнувшего козлом супруга:

— Витенька! Хорошо-то как! А ко мне племянник приехал! Переводчик! Помнишь, я о нем говорила?

Носорогу-Витеньке, сдержавшему первый порыв бешенства, теперь уже не оставалось ничего иного, как поверить любимой жене, вспомнить рассказы о родственнике и поприветствовать гостей с фальшивой теплотой не мывшегося трое суток человека:

— Ну тогда привет всем! Значит, пить будем! — При этих словах все присутствовавшие испустили коллективный выдох невероятного облегчения.

Помыв на кухне руки, танкист уселся посреди дивана, между Лейтенантом-«племянником» и светившейся радостью супругой. Антилопа вдруг понял, что расправа а la «жизнь саванны» откладывается. Прямо на глазах он превращался из чуть не обделавшегося и глубоко раскаявшегося грешника в прежнего московского хама, каковым всегда и являлся.

— С какого фронта, брат? — прокашлявшись от сигаретного дыма, обратился он к танкисту, молча распространявшего вонь несвежего белья и пропитанной потом и пылью формы.

— С Южного, из Кахамы! В Бога гроба душу мать! — после паузы, вызванной заглатыванием стакана водки, прорычал Витюня и принялся поедать селедку.

— И как там сейчас дела у бронетанковых войск? — прямо на глазах набирался наглости Антилопа.

— Херово! — лаконично ответил последователь спартанцев, налегая на ветчину с черным хлебом. Вдруг он с подозрением понюхал свой бутерброд. — Она не того, не завонялась?

— Да нет, Витенька, это, наверное, от тебя самого разит! — с по-прежнему лучившимися любовью бесстыжими зелеными глазами любезно ответила Катюша.

Танкист обдумал услышанное, кивком изобразил согласие и продолжал:

— Советник начальника бронетанкового управления — мать его в Бога душу! — решил пустить пыль в глаза и своим, и африканцам. Взял, козлина, меня и еще троих придурков и потащил в засратую Кахаму. А туда добираться «Илом» до Лубанго, а потом еще километров двести по пустыне. Пока ехали, «УАЗ» раз двадцать глох. Один раз смотрим: солдатики черные куда-то идут. Попросили помочь, хлеба дали. Курим с ними и спрашиваем: «УНИТА в ваших местах часто ходит?». А они знаешь чего отвечают?

— Чего? — с непритворным интересом спросил Лейтенант.

— «А мы, — улыбаются нам, — и есть УНИТА!» Я, ребята, честно скажу, чуть не обосрался!

Лейтенанта поразила солдатская честность этого признания. Сам он навряд ли смог бы сохранить хладнокровие и сберечь чистоту нижнего белья в подобной ситуации.

— Посмеялись, пожали руки, отъезжаем, а сами сидим и ждем: бабахнут из гранатомета вдогонку или нет! Думаем: если сейчас наш гребаный «УАЗ» опять заглохнет, живыми мы уже не уедем! Если бы мне попалась та сука, что стартеры для них поставляет! Я бы ему глаз на жопу натянул!

— Витя! — с показной строгостью укорила Катя своего супруга, пока тот отполировывал это, прямо скажем, яркое воспоминание еще одной стопкой водки.

— Аааааааа! — отмахнулся он от нее, закусывая остатками селедки. — Ну ладно, приехали, а там, бл…дь, Курская битва! Штук десять «БМП-1» и пять танков. Все или штурмовиками подбитые — в дырах — или просто африкосы, мать их в задницу, трансмиссии пожгли!

— Как? — наивно спросил Лейтенант.

— А так! Упирают, суки, «БМП» в гребаный баобаб и ждут, пока паленым не запахнет! В общем, ни запчастей, ни оборудования, ни помыться нормально, ни пожрать! Спать невозможно: у гребаных цикад брачный сезон! Или дизель включай, чтобы этот треск перекрыть, или в танк лезь! В общем, начальник первым смылся, чтобы доложить о принятых мерах, а мы — через два дня, чтобы доложить об их невыполнении по объективным причинам!

— А запчасти не скоро придут! — многозначительно произнес Олег.

Оттаявший после водки и еды Витя икнул и утвердительно закивал головой:

— Как тогда наш пароход в Лобиту на дно пустили, так с тех пор ничего толком и не получали!

— Дело в том, — пояснил Олег Лейтенанту, — что как-то раз, еще во время активных боевых действий, в порт Лобиту пришел советский транспорт с оружием и запчастями. Все вместе, наверное, на полмиллиарда долларов. А условия поставки такие, что, пока все хозяйство не разгрузят и акт приемки не подпишут, оружие остается собственностью Советского Союза. В общем, пока ангольцы сопли жевали с организацией разгрузки, южноафриканские боевые пловцы пустили корабль на дно прямо на рейде! Это уже потом прибыли наши аквалангисты — отдельный отряд Черноморского флота — и навели там порядок! Ангольцы, естественно, платить за потопленные грузы не стали, да еще и счет за простой выставили! Наши, конечно, разозлились и прекратили поставки.

— В общем, — ковыряясь в желтоватых от табака зубах, констатировал Витя-танкист, — попал ты, племяш, в полную жопу! Жена-то есть?

— Нет! — Лейтенант вдруг покраснел.

— Это плохо! — почему-то без особого убеждения вздохнул «родственник». — Будешь терять двадцать процентов оклада!

«Хорошо хоть за детей процентов не добавляют!» — про себя подумал Лейтенант по поводу сей порочной мотивации тащить в воюющую страну своих близких.


Когда трое переводчиков покинули спасенное от разгрома мероприятие, Антилопа неприязненно спросил Лейтенанта:

— И чего это она тебя-то племянником представила?

Олег засмеялся:

— Да у тебя, Антилопа, плоховато с аналитическими способностями! Неужели не понял? Катюша рассудила, что из нас троих лишь Лейтенант заслуживает права в будущем посещать ее дом на правах родственника — то есть когда хочет. Включая и переночевать, если надо!

— Ну и идите вы на фиг, аналитики чертовы! — злобно ответил Антилопа. — Мне тут еще по делам надо, так что добирайтесь сами! Чай, не маленькие!

— Ты не обращай на него внимания! — спокойно сказал новый товарищ Лейтенанта после отъезда зеленого громыхающего ящика. — Подумает и сам поймет, что в дикой природе только так и происходит! Естественный отбор! Сегодня бегаешь фраером, рогами по баобабам стучишь, телочек топчешь, а завтра пришел король-олень, и все, любовь прошла, завяли помидоры! Чарлз, мать его, Дарвин!

В миссию возвращались пешком — по разбитым тротуарам, мимо громко судачивших негров, вдоль длинных рядов живых и мертвых зданий, сквозь дышавшее жарой и влагой туловище бывшей «жемчужины Южной Атлантики». По дороге, периодически — ради хохмы — переходя на строевой шаг, они спели для чернокожих детишек «Как ныне сбирается вещий Олег…», «Этот День Победы…» и «Лили Марлен». Когда Лейтенант вернулся в общагу, его встретили облака табачного дыма, звон стаканов и шумные разговоры. Среди одетых в новенькую форму вновь прибывших появилось несколько человек с загорелыми лицами в пыльном обмундировании. С Южного фронта на Западный, с Северного на Восточный возвращались из командировок советники и специалисты. Не в силах больше переваривать впечатления прошедшего дня, Лейтенант умылся в ванной комнате запасенной в бочке водой и, едва очутившись на зеленых простынях военной кровати под такой же зеленой сеткой, погрузился в спасительные объятия сна.

Всю ночь на сетку с вожделением приземлялись небольшие малярийные комары, которых можно было узнать по характерной манере садиться — худой задницей перпендикулярно вверх. Их вспугивали лишь гигантские тараканы-кукарачи, иногда пробегавшие по кровати. Лейтенанту снилась девушка, с которой он познакомился через месяц после окончания школы. Хорошо начавшийся сон, в котором он поначалу переживал волшебные мгновения начала их отношений, вскоре деградировал в кошмар. В нем похожий на постаревшего Антилопу мужик с липким взглядом наглого ловеласа примерял хрустальную туфельку на стройную оголенную ногу юной красавицы, похотливо поглаживая ее бедро. Та вдруг призывно засмеялась, откинув голову назад, и превратилась в Катю. Лейтенант застонал и заворочался на узкой кровати с продавленной сеткой, но не проснулся. Вспугнутое было облако комаров скоро вернулось обратно, желая такой близкой и теплой крови белого человека.

Глава 5

«Известия», 1 сентября 1989 года

ЕДИНАЯ ПОЗИЦИЯ

«31 августа в Москве состоялось совещание начальников генеральных (главных) штабов государств — участников Варшавского Договора по уточнению позиции к 3-му раунду переговоров по обычным вооруженным силам в Европе. По всем обсуждавшимся вопросам согласована единая позиция союзных стран. Совещание прошло в конструктивной и товарищеской атмосфере».

ТАСС

Радиосеть Генерального штаба УНИТА/БРИНДЕ[3]

A-II

10.09.89, «Койту» — циркулярно всем агентам БРИНДЕ командований 350, 666 и 166.

«Противник из МГБ МПЛА всеми средствами стремится внедриться в наши ряды и посеять среди нас смуту. В преддверии внеочередного съезда нашего Движения при отборе делегатов прошу соблюдать высочайшую бдительность. При этом необходимо досконально знать все анкетные данные отбираемых на съезд делегатов, их политическую благонадежность, условия вступления в ряды УНИТА и прохождения партийного стажа, особенности поведения и т. п.

Обо всех нарушениях партийной дисциплины, а также о возможных отклонениях от линии партии… со стороны делегатов следует немедленно информировать соответствующие органы БРИНДЕ.

С особой тщательностью изучить делегатов на наш съезд, выбираемых на базах „Какуши“, „Калай“, „Ликуа“, „Луангунду„Каконда“, „Шиломбу“, „Порту-Рику“, „Белу Оризонте“, „Катенге“, „Куэйю“ и др.

При сборе необходимой информации источники использовать избирательно и разумно».

— «Эшпансау»-
Циркулярно

Утро возвестило о себе безжалостным солнцем, заполнившим половину окон, и мгновенно наступившей жарой. Кряхтя, матерясь и пошатываясь, молодые офицеры 10-го управления Генштаба направились в казарменных размеров ванную комнату, где в качестве приятного сюрприза в этот раз из кранов текла вода. Блондин Рома, по пьяному делу уснувший не под комариной сеткой, а на ней, с удивлением и недовольством расчесывал десятки свежих укусов на мускулистой груди.

— И чего им (имелось в виду начальству) не поставить сетки на окна? А если я, блин, теперь с малярией свалюсь?

— Ты бы еще кондиционеры потребовал! — отозвался киевлянин Миша, пивший накануне меньше всех, а потому и наиболее бодрый с утра. — А еще туалетную бумагу и многопартийную систему!

Рома ухмыльнулся. Вопрос действительно получился риторическим. Он был нормальным советским парнем, а не космонавтом, академиком или членом Политбюро. А потому с раннего детства мать-одиночка научила его не рассчитывать на милость и здравый смысл партии, правительства и, в особенности, отцов-командиров.

Игорю из Донецка, проблевавшему вторую ночь подряд, было особенно тяжело. С тоской посмотрев на пустую кастрюлю, использовавшуюся для кипячения воды, он направился к призывно журчавшему крану.

— Не пей, молодец, козленочком станешь! — предупредил его Лейтенант, правильно распознав суицидальные намерения страдающего переводчика.

Но тот лишь слабо махнул рукой и жадно присосался к облезшему смесителю времен заката колониализма. Находившиеся вокруг товарищи по оружию, напуганные накануне зловещими пророчествами военврача, с молчаливым ужасом замерли, наблюдая, как Игорь, мыча от наслаждения, алчно поглощает смертоносную жидкость. Оторвавшись от крана, он наконец заметил реакцию окружающих. Громко отрыгнув, он глумливо заметил:

— Пардон! Видно, несвежих фекалий напился!


На завтраке в военной столовке оказались очень молодые переводчики и специалисты, прозябающие в миссии, и командированные, которым тоже было некуда деваться. Подавали перловую кашу с маслом, бананы и уже знакомую ветчину из «утюгов». Лейтенант с тоской подумал, что с таким выбором ему придется стать вегетарианцем. Предполагаемый информатор Яша из Минска с подозрением посмотрел на стоявшую перед ним еду, а затем обратился к дородной «мамочке» — начальнице заведения:

— Простите, пожалуйста, а во сколько мне обойдется этот завтрак?

Полковничья жена, начинавшая когда-то продавщицей военторга, привычно выпятила вперед внушительных размеров груди, снисходительно посмотрела на птичий нос прибывшего из-за черты оседлости парня и насмешливо отбрила:

— Кушай, кушай, зайчик! С тебя, дохленького, я пока ничего не возьму! Попадешь в Куиту Куанавале, потеряешь кило пять, будешь потом у меня третью добавку выпрашивать!

Сие неуместное упоминание населенного пункта с нехорошей репутацией гиблой дыры еще более расстроило Яшу. Он и так уже приходил к неизбежному выводу о том, что командировка в Анголу, возможно, была решением, которое не одобрила бы ныне покойная мама.

— Как Куиту? Мне нельзя! У меня ведь ребеночек маленький, жена молодая! — забормотал он, окончательно потеряв аппетит и на глазах покрываясь обильным потом.

— А при чем тут твой малой? — с неприязнью спросил холостяк Рома, к тому времени уже поглотивший свой завтрак. — Не его же туда посылают! Вместе с молодой женой!


После завтрака молодые переводчики столпились у виллы, в которой находился тесный кабинет референта. Они сильно отличались от обитателей миссии своими пока не успевшими загореть лицами, новеньким обмундированием и той вежливой робостью, которая отличает «вновь прибывших» любой армии мира. Юные лейтенанты еще не научились носить форму с непринужденным безразличием. Они постоянно разглядывали свои отражения в окнах и ежесекундно поправляли пряжки ремней, длинные козырьки кепи и заправленные в ботинки брюки. Проходившие мимо обитатели миссии снисходительно поглядывали на этот спектакль, неизменно повторявшийся с каждым новым пополнением из Союза. Очень быстро выяснилось, что большинство ветеранов, прибывших сюда во второй раз, уже знали о месте предстоящей службы. Молодежь ожидала решения своей участи с встревоженными лицами, справедливо полагая, что теплые и сытые места уже достались более взрослым и достойным. Впрочем, обиды на старших по званию и возрасту никто не держал: тем и так уже пришлось хлебнуть в первые командировки. Вызывали по алфавиту. В кабинете начальства никто не задерживался более чем на пять минут. Некоторые офицеры выходили оттуда широко улыбаясь, другие чуть не плача, а третьи — со странно одухотворенными лицами только что совершивших подвиг людей. Циник Рома так выразился на сей счет:

— Как будто из ЗАГСа выходят! После бракосочетания! Не осознав всей тяжести совершенной ошибки! Ну что, в какую задницу тебя засунули, гвардеец?

Молодые люди, пытаясь сохранить невозмутимый тон крутых парней, к которым тетке Фортуне лучше не поворачиваться задом, отвечали:

— Батальон коммандос, Северный фронт…

— Бортпереводчик на вертолет JVC… А что такое JVC?

— А меня здесь оставляют, на военно-морской базе…

— Уамбо — в управление Западного фронта…

— Кабинда…

— Разведотдел…

— Военное училище…

Понятное дело, что без помощи ветеранов большинство из них не смогли бы оценить, куда их в ближайшее время забросит судьба. Так, например, выяснилось, что JVC — это прозвище Главного военного советника. Что переводчик при батальоне коммандос отнюдь не обязан летать с этим самым спецназом на их операции в джунглях. Что скучно звучащее «управление Южного фронта», как раз наоборот, предполагало возможность посещения самых опасных мест в Африке. Как оказалось, «кадровые» переводчики в целом отдавали предпочтение Луанде. Конечно, климат здесь был самый что ни на есть гнусно-тропический, начальство наблюдалось в повышенной концентрации, а овощи и фрукты получались самыми дорогими в стране. Зато в столице имелись валютные магазины, огромные рынки и широкие возможности для спекуляции и других способов валютного приработка для вечно рыщущих, как голодные волки в поисках добычи, советских граждан. Привлекательность всех остальных мест определялась интенсивностью боевых действий, степенью сохранности инфраструктуры и все тем же климатом. Обычно, чем суше и прохладнее он был, тем меньше оказывались шансы подхватить что-нибудь вроде малярии или желтой лихорадки и тем больше имелось надежды на сохранение здоровья в долгосрочной перспективе. Но по злой иронии судьбы, почти все районы Анголы с более или менее приемлемым климатом являлись, как правило, театрами ожесточенной борьбы с партизанами. В то же время и Луанда, и нефтеносный анклав Кабинда, несмотря на жуткие влажность и жару, были относительно спокойными с военной точки зрения местами.


Лейтенант, как и все остальные, принимал живое участие в разговорах с уже получившими назначение офицерами. С одной стороны, он, разумеется, боялся неизвестности. Еще больше он опасался того, что по какой-то причине не сможет хорошо выполнять свои новые обязанности. Но, несмотря на инстинкт самосохранения, наперекор здравому смыслу и заветам родителей, его тянуло навстречу возможной опасности. Много раз бессонными ночами он пытался проанализировать свою иррациональную зависть по отношению к тем, кто побывал на войне. Очевидно, что дело было не в патриотизме. Ведь в конце концов, здесь, в Анголе, он не защищал свою страну от агрессора и не выступал на стороне обиженных против чудовищной несправедливости. Почему же ему так хотелось совершить нечто героическое даже ценой ран и потерянного здоровья? Наверное, Лейтенанту стало бы легче, если бы он знал, что, казалось, необъяснимое с точки зрения здравого рассудка желание повоевать испокон веку свойственно бесчисленным поколениям молодых и здоровых мужчин, соревнующихся за право лидерства. Разумеется, он не был одинок. Многие из его сослуживцев маскировали это тайное желание пройти испытание огнем показными признаниями в трусости и желании «закосить». Главные идеологи страны, наверное, сначала бы не поверили, а потом зарыдали от умиления, узнав, что, несмотря на тупость советской пропаганды, в Красной Армии по-прежнему встречались чистые, интеллигентные, глупые мальчики, готовые пожертвовать многим, чтобы получить право считать себя настоящими мужчинами.


Когда очередь войти в заветный кабинет дошла до нашего героя, он глубоко вдохнул, пытаясь сдержать биение сердца, и, сняв кепи, открыл дверь. Референт со своим обычным унылым видом посмотрел на еще одного «молодожена», устало потер покрытое оспинами лицо и, заглянув в список, пригласил:

— Да ты садись, садись! Откуда родом?

Услышав о происхождении вновь прибывшего, референт равнодушно кивнул и, вновь заглянув в список, доверительно спросил:

— Слушай, ты португальский-то знаешь?

Лейтенант, который, между нами, имел достаточно трезвое мнение о персональных итогах годичного обучения на «ускоре», все же сумел уверенно ответить:

— На экзамене получил «отлично»!

— А главное правило?

— Так точно! Никогда не молчать!

— Правильно! Так вот, могу предложить тебе либо управление Восточного фронта, либо отдельную бригаду радиоразведки в Уамбо. Это — фронт Западный. Что думаешь?

Так как Лейтенант молчал, референт вздохнул и озвучил еще один вариант:

— Или, учитывая твое знание английского, могу отправить в секретный лагерь Африканского национального конгресса! Но предупреждаю: его могут скоро закрыть!

Лейтенант еще раз глубоко вдохнул, облизал пересохшие от волнения губы и хрипло озвучил свой выбор:

— Радиоразведка!

— Хорошо! Там ты будешь одним толмачом при трех «хабирах»[4] и двух специалистах. Старший группы — полковник по прозвищу Ильич. Между нами, девочками, редкая сволочь! На всех твоих предшественников я получал доносы в среднем один раз в месяц. Все эти ребята неизменно переводились в иные места. Почему-то задержался только последний парень — честь ему и хвала! Но он уезжает в Союз. Запомни — должность ответственная! Ты будешь каждый день переводить для Главного военного советника и иногда для Москвы передачи «Черного Петуха» — радиостанции Савимби. Ты же будешь переводить часть как открытых, так и дешифрованных радиоперехватов партизан. Очень прошу: будь аккуратным! Чтобы бомбы, по возможности, падали не на мирных жителей! Мне тут скандалов не нужно! Да и времена сейчас иные! Сам знаешь!

* * *

Лейтенанту повезло с самолетом. Дело в том, что единственным сравнительно безопасным средством передвижения для советских офицеров в Анголе были советские же военно-транспортные самолеты «Ил-76» и «Ан-22», зафрахтованные правительством страны. Разумеется, по стране регулярно передвигались воинские части и колонны снабжения — десятки тяжелых грузовиков в сопровождении бронетехники и вертолетов. Но колонны часто попадали в засады партизан, которым находившееся в них продовольствие и снаряжение были столь же необходимы, как и правительственным войскам. Несмотря на всяческие запреты из Москвы, советским военным порою приходилось по долгу службы путешествовать в составе этих колонн и, конечно, вместе с ними попадать в непростые ситуации. Нарушались и приказы летать только в советских самолетах.

И все же в подавляющем большинстве случаев средством сообщения между провинциальными центрами служили огромные «Илы» и «Аны», которые посещали каждый из них два-три раза в неделю. Очередной рейс в Уамбо был назначен на следующее утро. Наш герой с трогательной сентиментальностью, столь часто свойственной сослуживцам, попрощался с разъезжавшимися по местам службы друзьями. Олег помог ему и Игорю из Донбасса, также направлявшемуся в Уамбо работать с преподавателями военного училища, погрузить пожитки все в тот же грузовик с фиделевским лозунгом на борту. Водитель, проехав по уже знакомому маршруту в обратном направлении, почти не тормозя проследовал через охраняемые кубинцами ворота военно-воздушной базы. Со знанием дела ориентируясь на бетоне летного поля, он подрулил к громаде одного из находившихся на стоянке «Илов». В этот раз таскать сумки оказалось гораздо легче: грузовик подъехал задним бортом прямо к открытому люку военно-транспортного самолета. С помощью членов экипажа, одетых в боевые комбинезоны советских вертолетчиков с характерным мелким рисунком камуфляжных пятен, дермантиновые чемоданы быстро перекочевали в темное ребристое брюхо «Ильюшина». Лейтенанту показалось, что он попал внутрь чудовищной рыбы, которая к тому времени уже проглотила десятки ящиков с авиабомбами, макаронами и сгущенным молоком. Погрузка продолжалась через заднюю рампу силами ангольских солдат. Покосившись на них, штурман самолета предложил сложить личные вещи поближе к бронированной двери кокпита.

Обоснованность подобных мер стала очевидной очень скоро, когда Лейтенант вышел понаблюдать за бурлившей жизнью авиабазы. Африканцы, грузившие в самолет ящики с макаронами, в какой-то момент «уронили» один из них на бетон. Ящик развалился, и из его чрева посыпались пластиковые пакеты со спагетти. Солдатики накинулись на содержимое ящика, как пираньи на бразильского быка, решившего по своей круторогой глупости омыть чресла в Амазонке. В считанные секунды от макарон не осталось и следа. Сержантик из службы снабжения фронта запоздало выстрелил в воздух из пистолета, но это не принесло никакого результата (разве что советские офицеры присели от страха и неожиданности, а потом обматерили стрелявшего за нарушение правил безопасности). Тем временем вокруг грузившегося «Ильюшина» началось активное движение. Мимо него медленно рулили на взлет транспортники, отправлявшиеся на другие фронты, проползали грузовые и штурмовые вертолеты, проезжали машины, набитые ящиками и солдатами. На красноватой земле возле бетонного покрытия тут и там в облаках пыли можно было увидеть ожидавших своей участи африканских пассажиров с пожитками. Лейтенант не видел голливудских фильмов о вьетнамской войне, но происходящее вокруг почему-то навевало ему ассоциации с американской базой где-нибудь в Сайгоне. Когда погрузка закончилась, летчики вдруг обнаружили, что в топливные баки попала металлическая стружка. Эта неприятность задержала вылет еще на три часа. Наконец все было улажено и проверено, огромный люк рампы медленно закрылся, и «Ил-76» вырулил на взлет. Лейтенант, Игорь и их соратники, немало проголодавшиеся к тому времени, пообедали палкой советской сухой колбасы. Когда огромный транспортный самолет, натужно ревя двигателями, взмыл в раскаленное небо над Луандой, переводчики устроились на ящиках с бомбами и забылись сном.


Нашего героя незадолго до посадки разбудили царившие в чреве самолета холод и громкие голоса. Как оказалось, сидевший рядом пожилой майор-африканец рассказывал о том, как на самом деле легко сбиваются вертолеты. На вопрос о том, а помогает ли при этом авторотация лопастей, старый солдат печально покачал кучерявой башкой и, страшно вращая белками глаз, промолвил:

— Nao, caie como pedra![5]

Когда, отстреливая тепловые ловушки, «Ильюшин» совершил посадку в Уамбо, было три часа дня. Распахнувшийся люк рампы открыл взорам вновь прибывших толпу встречавших. Среди них преобладали военные: советские, кубинские и ангольские. Буквально через минуту Лейтенанта уже нашел его начальник — приземистый, плешивый и очень энергичный дядька лет пятидесяти в очках с толстыми линзами. Подпрыгивая, будто на пружинах, на кривых коротких ножках, Ильич бегом подвел к нему какого-то африканца в гражданской одежде и потребовал:

— Ну-ка, блин, переведи, чего он хочет!

Африканец залопотал нечто на португальском. Лейтенант с перепугу смог лишь понять, что тот спрашивает о «баллонах с газом».

— С каким газом? — с ужасом спросил он советника. — С отравляющим?

Ильич уставился на него через очки с мегалинзами и на мгновение потерял дар речи. Потом вдруг истошно заорал:

— Ты что, твою мать, идиот?! Какой еще ядовитый газ?! Этот хрен — с местной фабрики кока-колы! Они уже неделю льют газировку без газа! А у нас завтра банный день! Понял, долбо…б?

Пристыженный Лейтенант покраснел до корней волос и не смог оценить этот очевидный признак победно шагающего по планете глобализма: советские военные помогают транснациональной корпорации разливать их газировку в сердце Африки.

Бывшая «скорая помощь» — зеленый микроавтобус «УАЗ» по прозвищу «буханка», ведомая Ильичом, вскоре мчалась по улицам Уамбо. Казалось, начальник умудрялся подпрыгивать на месте далее сидя за рулем. Столица Западного фронта произвела на нашего героя гораздо более благоприятное впечатление, чем Луанда. Ему понравились широкие и прямые проспекты, неплохо сохранившиеся виллы и вполне сносные жара и влажность. По-видимому, мягкому климату способствовали удаленность от океана и тот факт, что Уамбо находился на довольно высоком плоскогорье.


Советская военная миссия на Западном фронте представляла собой подковообразный комплекс из трех жилых домов, прячущихся за местным управлением сельского хозяйства. Когда «буханка», громыхая, проехала мимо приветственно помахавших чернокожих часовых у советского «БТР», во дворе миссии обнаружилась странная сцена. Несколько африканцев в гражданском, державших в руках остатки сгоревшего матраса, с пеной у рта доказывали что-то дородному советскому военному с властными повадками большого начальника. Ильич сразу же поинтересовался у стоявших рядом офицеров:

— Мужики, что случилось-то? Чего они на старшего насели?

— Да «Ильюшин» в этот раз над городом на посадку зашел, — ответил один из них, — несколько ловушек от «стингеров» не успели догореть и попадали на наш квартал. Нам и самим пришлось разбегаться, как курам! А одна из ловушек залетела прямо в окно к этому баклажану и сожгла его главное достояние — матрас! Так он теперь качает права и требует возмещения ущерба!

В этот момент у старшего миссии, по-видимому, лопнуло терпение. Не сумев властным жестом командирской руки остановить поток африканского красноречия, он сказал стоявшему рядом переводчику, которому на вид было уже под тридцать:

— Скажи этому пидору: пускай жалуется в ООН! И чтобы я его вместе с матрасом больше здесь не видел! Совсем охренели, мерзавцы!

В этот момент появился переводчик Гриша, которого Лейтенант прилетел сменять. И поэтому нашему герою не пришлось увидеть продолжения международного матрасного инцидента и того, как его старший коллега будет переводить смысл озвученных пожеланий. Гриша был смуглым худым парнем хрупкого телосложения. Он с каким-то виноватым выражением лица сообщил своему коллеге:

— Я этим же самолетом и улетаю! Ты, брат, зла не держи!

Ильич подпрыгнул на своих кривых пружинах и вскипел:

— Гриня, ты что! Он же еще ни хрена не знает! Мы так не договаривались! Я тебя не отпускаю!

Однако «Гриня», несмотря на свои неполные двадцать лет, не собирался отступать:

— Ильич, референт разрешил, у меня на послезавтра билет в Союз забронирован! А завтра рейсов в Уамбо нет!

Ильич окончательно сошел с рельсов и помчался под откос с оглушительным ревом идущего на таран бронепоезда:

— Товарищ младший лейтенант, я вам приказываю! Никаких отъездов, пока не подготовите нормальную замену! — А потом сорвался на визг: — Я на тебя, сучонок, такую бумагу в институт накатаю — будешь до пенсии в Туркестане верблюдов трахать!

Но Гриша сохранял олимпийское спокойствие:

— Товарищ полковник, мой начальник — референт!

— Да я тебя! Да я к старшему пойду! Да я тебе обходной лист не подпишу!

— Товарищ полковник, идите хоть к старшему, хоть на хер, только я все равно улечу! А обходной мне уже парторг подписал!

От такой дерзости Ильич на мгновение потерял дар речи, а потом, подпрыгнув, обрушил на Гришу очередной поток брани и угроз. Лейтенант, наблюдавший за развернувшимся на его глазах конфликтом, не удивился бы, если бы полковник достал табельное оружие и зарычал: «Именем революции!» Тем временем Гриша, использовав естественную паузу, которая потребовалась Ильичу, чтобы набрать в легкие воздуха, перехватил инициативу и перешел на примирительный тон:

— Ильич, и чего вы кипятитесь? Я товарищу лейтенанту все покажу и объясню! А если не будет получаться, референт кого-нибудь поопытнее пришлет! И насчет пива тоже расскажу, и про продовольственные склады!

Когда речь зашла о торгово-хозяйственном аспекте деятельности группы советников и специалистов отдельной разведбригады, Ильич испуганно огляделся, затопал короткими ножками и зашипел с негодованием:

— Гриня, ты бы еще по громкой связи рассказал!

Но намек был понят, и, в отчаянии махнув рукой, он, почти плача, застенал:

— Ладно, объясняй, твою мать!

Бросив ненавидящий взгляд на стоявшего с открытым ртом Лейтенанта, Ильич отбыл в неизвестном направлении, а Гриша совершенно спокойно спросил:

— У тебя португальский словарь есть?

* * *

Спустя несколько часов, когда Гриша уже подлетал к Луанде, Лейтенант заканчивал свой первый перевод с принесенной сержантом-африканцем магнитофонной кассеты. В сегодняшних новостях партизанская радиостанция «Galo Negro»[6] уделила внимание продолжающимся нарушениям многостороннего мирного соглашения кубинским контингентом, коварной сущности правящего режима Эдуарду душ Сантуша и началу эпидемии холеры в Луанде. В завершение последовало и краткое сообщение, которое неприятно поразило Лейтенанта. В нем говорилось о прибытии в Анголу очередной партии советских наемников. Как стало ясно в последующие дни, оно не порадовало и многих других больших начальников в обеих частях планеты. Зато Ильич, прочитав первый перевод, написанный от руки аккуратным округлым почерком, посмотрел на юного офицера даже с некоторым уважением:

— Ну, блин, ладно! Посмотрим на тебя дальше! Пока будешь жить с еще двумя лоботрясами из управления фронта — Сашкой и Тюленем! Машину водишь? Нет? Ладно! Не можешь — научим, не хочешь — заставим! Завтра в семь тридцать — политинформация! Смотри, не просыпай и не упейся с этими двумя! В город не ходи — вмиг в Союз отправлю! И не забудь на ночь под сетку залезть! Не хватало мне еще, чтобы ты с малярией свалился!

Глава 6

ТЕЛЕПРОГРАММА на пятницу, 8 сентября 1989 года

Первая программа:

6.30 — «120 минут». 8.35 — «Путешествие в страну сказок и приключений». Киноконцерт. 9.35 — Концерт М. Тарасовой (виолончель). 10.25 — Мультфильмы. 10.55 — «До шестнадцати и старше…» 11.40— «Армен Джигарханян». Телефильм. 12.50 — «Песня-89». 15.35 — Романсы П. Чайковского и А. Аренского. 16.00 — Фильм — детям. «Домино». 17.00 — К национальному празднику Корейской Народно-Демократической Республики — Дню образования КНДР. Телефильм «В объективе — Пхеньян». 17.25 — История и современность. В передаче принимает участие народный депутат СССР С. Б. Станкевич. 17.55 — Мультфильм «Детство Ратибора». 18.15 — «Интерсигнал». 18.45 — «Сегодня в мире». 19.00 — «Минуты поэзии». 19.10 — Концерт ансамбля песни и пляски Татарской АССР. 19.50 — Фильмы режиссера В. Жалакявичуса «Авария», 1-я серия. 21.00 — «Время». 21.40 — «Кто если не я?..» Премьера документального фильма «Кооператоры, рэкет и мы с вами». 22.10 — «Это было, было…» 22.30 — «Взгляд».

Когда Лейтенант закончил заниматься переводом, у него появилась возможность получше ознакомиться со своим жилищем. Он получил одну из трех комнат в квартире, занятой «холостяками» — так на местном жаргоне называли офицеров, проживавших в Анголе без жен. Надо сказать, что в глазах тех, чьи супруги находились в Африке, «холостяки» были не вполне нормальными, так как теряли пресловутые двадцать процентов валютного оклада. В довольно просторном помещении с давно не крашенными стенами имелись: немытое со дня крушения колониализма окно, выходившее на балкон, кровать с неизменным накомарником, потрепанное кресло, стол и стул. Пол был покрыт паркетом из настоящего красного дерева. Посередине комнаты паркет вздыбился — там находилось большое темное пятно неизвестного происхождения. Кухня и ванная комната, как и можно было ожидать, оказались чудовищно загаженными. Лейтенант с отвращением осмотрел горы немытой посуды, по которым деловито ползали полчища откормленных тараканов. На давно не мытой поверхности холодильника красовалась надпись, сделанная красным фломастером: «Чем больше в армии дубов, тем крепче наша оборона!». Заглянуть в холодильник лейтенант побоялся. Ванна оказалась наполненной коричневой жижей непонятного происхождения. Вновь прибывший подумал было, что ее просто забыли спустить года этак два назад. Впоследствии оказалось, что это был недельный запас «технической» воды для стирки и смыва унитаза. От самого унитаза разило так, что Лейтенант невольно задал себе философски-практический вопрос: «А смогу ли я преодолеть брезгливость, когда неизбежно настанет пора блевать в него?» Рядом с унитазом неискушенный уроженец СССР с удивлением обнаружил еще один санитарно-гигиенический прибор неведомого назначения. Как скоро выяснилось, прибор сей носил французское название «биде» и использовался отнюдь не для чистки зубов.


Его соседи-коллеги появились, когда он уже успел поужинать булочками, тушенкой и сваренным на электроплитке супом «харчо» из пакетика. Сашка оказался ровесником Лейтенанта. Он щеголял в пятнистой форме расцветки и фасона, еще не виданных Лейтенантом. Как выяснилось позднее, эта форма была американского производства и обычно выдавалась лишь погранвойскам и «коммандос». У Сашки было свежее и красивое лицо, красные, как у девушки, губы и очень раскованные манеры.

— Привет свежему пушечному мясу! Так ты вместо Гриши? Разведчик? — выстрелил он чередой вопросов, на ходу стягивая с себя обмундирование и облачаясь в потертые джинсы и майку со сделанной фломастером надписью «Кино». Почерк выдавал авторство надписи на холодильнике.

Второй сосед — Тюлень — оказался выпускником МГИМО. Блата его родителей не хватило на определение сына на дипломатическую работу даже в Болгарии. На вид ему было лет двадцать пять. Лейтенант лишь позже понял природу его прозвища: Тюлень двигался и говорил в какой-то замедленно-расслабленной, меланхоличной манере, действительно обнаруживавшей определенное сходство с указанным животным. Вдобавок Тюлень носил усы, которые время от времени неряшливо облизывал длинным языком. Он распространял резкий запах пота.

— Что ж, с прибытием! Пить будешь? — сразу после приветствия спросил морежитель, показывая на принесенную трехлитровую бутыль португальского вина.

Лейтенант, уже измученный излишествами последних дней, едва слышно вздохнул, но согласился. Ведь по заведенным в Советской Армии традициям, отказываясь пить, ты автоматически попадал в разряд либо «больных», либо «сук» (то бишь информаторов КГБ). Ни то, ни другое никогда не способствовало развитию хороших взаимоотношений и служебному продвижению.

— Ты уже знаешь, в какой квартирке мы живем? — поинтересовался Тюлень, покусывая ус. Он неспешно выбрал из кучи грязных тарелок ту, что имела поменьше остатков пищи, и помыл ее в тазике с моющим средством.

— Холостяцкой? — наивно спросил Лейтенант.

— Не только! — довольным тоном ответил несостоявшийся дипломат. — Когда-то она была у разведчиков, то есть в ведении твоего гниды-Ильича. И в ней жила семья: дешифровальщик и его жена. А в соседней квартирке жил товарищ дешифровальщика — тоже из разведки. И — угадай! — тоже с женой. Они сидели на радиообмене между УНИТА и южноафриканской армией. Так вот, на почве жаркого климата и женского безделья возник адюльтер. То есть пока один боец невидимого фронта ездил в командировки, второй умудрялся удовлетворять не только свою жену, но и супругу товарища. В один прекрасный момент все тайное, как водится, стало явным. Оружия у нас видишь сколько?

Действительно, у каждого из переводчиков имелись автомат Калашникова, пистолет Макарова, а также гранаты, штыки и мачете. В данный момент Тюлень острым как бритва китайским штык-ножом разделывал огромный ананас. Лейтенант, которому за его неполные восемнадцать пришлось лишь однажды попробовать сей фрукт в Советском Союзе, с удовольствием вдыхал чудесный аромат.

— По слухам, — продолжал Тюлень, — произошла самая что ни на есть классическая история: неожиданный прилет, распахнутые двери, потные простыни, раздвинутые ноги, голая, извините, жопа обидчика, жалкие извинения, крушение мира, гнев, слезы и жажда сатисфакции. В общем, хлопнул Казанову из трофейного «кольта»! За ним последовала и несчастливая обладательница тех самых соблазнительных ног!

— Ладно, хоть не из автомата косил, — цинично добавил Сашка, — а то бы жили сейчас как в Брестской крепости. После последнего штурма!

— Жена пострадавшего как раз вернулась из миссии врачей, — продолжал Тюлень, — она некстати попыталась возражать против столь радикального решения и тоже получила свое! Бах-бах: дуплетом в грудь!

— А потом, — встрял Сашка, виртуозно взрезавший «утюг» с ветчиной, — наш Отелло встал над мертвыми телами, осознал всю тяжесть содеянного и… Вашу мать! Ветчина завонялась!

Действительно, по кухне расползалось облако миазмов, чья вонь забивала даже запах пота Тюленя и аромат растерзанного ананаса.

— Так это… — оторопел Лейтенант, — так это пятно у меня в комнате… Это кровь?!

— Именно! — с садистским удовлетворением резюмировал Тюлень. — Хорошо хоть как-то отмыли! И скажите мне, друзья, как жить в такой квартирке и не пить?

* * *

Через некоторое время пришли гости. Ими оказались лектор по международной ситуации подполковник Березняков, преподававший в военном училище Спенсера, и его молодая супруга по имени Эвелина. Своим ростом, телосложением, несколько выдающимися вперед кривоватыми зубами и странно выпученными за толстыми стеклами очков глазами лектор напоминал «поросенка, который умел играть в шахматы» из одноименного советского мультфильма.

— Мужики, — развязно сказал «поросенок» низким голосом, совершенно не вязавшимся с его обликом побитого жизнью интеллигента, и с видом хитрого конспиратора достал из военного рюкзака еще одну бутыль со слезами португальского Мичурина, — давайте насвинячимся!

Эвелина покраснела и застенчиво посмотрела на Лейтенанта. Тот невольно засмеялся, удивившись неожиданно запанибратскому стилю очкарика Березнякова.

— Товарищ подполковник, — сказал Тюлень, принимая стойку «смирно» в своих ободранных спортивных брюках и резиновых тапочках-вьетнамках, — разрешите представить нового члена ячейки — младшего лейтенанта…

— Так вы вместо Гриши? — перебил его лектор, обращаясь к нашему герою. — Очередной агнец на заклание Ильичу?

— Господин подполковник, разрешите приступить к оргии? — не унимался Тюлень.

Березняков внимательно осмотрел стол с двумя трехлитровыми бутылями и ананасом, умильно отметив стоявшую там же бутылку «Столичной». Сняв очки, он потешно приложил их к глазу на манер монокля и строго скомандовал:

— Приступайте, поручик!


Спустя каких-то двадцать минут пьянка была уже в полном разгаре. Настроение Лейтенанта вдруг достигло давно забытых высот. Он наконец добрался до места службы, получил первое крещение работой и нашел новых друзей. Вино оказалось совсем не кислым, а Сашка, Тюлень и Березняков с Эвелиной — очень приятными собеседниками. Довольно скоро выяснилось, что военный лектор действительно любил поговорить. Также оказалось, что он был не просто однофамильцем очень большого генерала из Главного политуправления Советской Армии. Что и позволяло ему последние десять лет кочевать по дружественным государствам с советским военным присутствием и получать неплохие деньги за разъяснение сначала геополитической мудрости нашего вторжения в Афганистан, а затем столь же глубинного смысла вывода советских войск в обратном направлении. У Березнякова оказалось довольно необычное для советского человека хобби: он интересовался историей раннего христианства в контексте его влияния на судьбы Древнего Рима.

— Представляете, — двести лет их резали, душили, бросали на съедение зверям! Считали если не идиотами, то уж точно социально опасными сектантами! А потом хлоп — и в дамки! Вдруг стали официальной религией империи и начали резать и душить всех остальных! Как?! В чем секрет? Представляете, если бы сейчас что-нибудь подобное придумать? Для нашего-то социализма с человеческой харей?

— Ну да, — иронично отметил Сашка, — недаром классики называли Христа первым социалистом!

— Ага! — с неожиданным энтузиазмом поддержал Тюлень. — Если правильно подойти, то все американские баптисты покаются, поклонятся портрету Горбачева и отдадут все заработанное советскому Политбюро! Высший класс идеологической борьбы! Молодец, товарищ подполковник!

Жена Березнякова Эвелина белой кожей и наивным скромным видом поначалу напоминала тургеневскую барышню. Однако где-то между первой и второй «гаррафами»[7] ее лицо раскраснелось, а манеры приобрели очевидный истерический оттенок. Каждые полчаса она неожиданно обижалась на своего мужа и выбегала из квартиры. Сначала Лейтенант удивлялся и вопросительно смотрел на окружающих. Но, судя по отсутствию суеты среди участников попоища, это уже стало своеобразным ритуалом. Последний, в частности, предполагал, чтобы кто-нибудь из присутствовавших вышел вслед за убежавшей в слезах принцессой, уговорил ее простить супруга и победно привел обратно. Вскоре Лейтенант заметил, что упрашивать чаще всего ходил симпатичный переводчик Сашка и что уговоры занимали все больше и больше времени. Стало понятно, что подполковнику политических войск приходилось мириться не только с трудной жизнью пожилого мажора, подготовкой мировой идеологической диверсии и истериками мучавшейся от скуки жены. Впрочем, судя по невозмутимому виду, это его никак не напрягало.

В какой-то момент собравшиеся вспомнили про чуждую советскому образу жизни роскошь — видеомагнитофон. Посовещавшись, решили смотреть копию одного из фильмов об Индиане Джонсе. Для этого зачем-то понадобилось пробить дырку в стене — то ли для электрического провода, то ли для антенного кабеля. Разумеется, дрели или шлямбура ни у кого не оказалось. Зато уже хорошо набравшийся Тюлень деловито предложил использовать табельное оружие. Подполковник начал категорически возражать, утверждая, что «нас всех выпрут отсюда к еб…ной матери?». Наконец спор перешел в принципиальную стадию, и Березняков решил покинуть сцену предстоящего скандала. Эвелина, раскрасневшаяся от вина и утешительных бесед с переводчиком Сашкой, отказалась уходить, приняв позу капризной принцессы. Интеллигентный супруг неожиданно прорычал:

— Иди домой, курица! Я с тобой потом поговорю!

После исхода офицерской четы Сашка и Тюлень приступили к технической подготовке предстоявшей операции. Из пустой пластиковой бутыли от тоника был сооружен импровизированный глушитель. Бутыль приставили к стенке и обложили с двух сторон подушками. Лейтенант был единственным, кто задал вопрос.

— А если пуля пробьет не только эту стенку, но и следующую?

Последовало пьяное, но детальное обсуждение свойств полого африканского кирпича и конструктивных особенностей здания. Поскольку выяснилось, что соседняя квартира пока пустовала, действовать решили без промедления. Давясь пьяным смехом, Тюлень дослал патрон в патронник «Макарова» и нажал на спуск. Глушитель сработал на славу: раздался оглушительный звук выстрела, комната наполнилась дымом и пылью, в стене появилась аккуратная дырка, а на улице послышался звон разбитого фонаря и возбужденные крики местного населения. За ними последовала длинная автоматная очередь. Присев от неожиданности, трое переводчиков мгновенно протрезвели. Послышался отчаянный стук в дверь. За ней оказался облаченный в одни трусы и солдатские ботинки Ильич с выпученными в панике глазами и «Калашниковым» наперевес.

— Лейтенант, приготовиться к отражению атаки!


Суета, спровоцированная проводкой кабеля, продолжалась еще с полчаса. По счастью, в момент гибели фонаря часовой-анголец справлял малую нужду непосредственно под ним и не смог определить, откуда прозвучал первый выстрел. Высшее руководство миссии в лице нетрезвого старшего и его свиты, потоптавшись возле ворот комплекса с самым воинственным видом, наконец дало отбой:

— Ладно, товарищи офицеры, по койкам! Завтра доложим в Луанду о попытке нападения!

— Может, все же начнут засчитывать «боевые»? — с надеждой спросил советник начальника штаба фронта, похожий на злого жирного барсука с бакенбардами.

Настала пора ложиться спать. Перед тем как спрятаться под накомарник от вылезших из темных углов комнаты кровососов, Лейтенант сел в потрепанное кресло возле огромного окна, выходившего на балкон. Окно напоминало экран большого телевизора. В Уамбо уже погасли фонари. В полной темноте на горизонте можно было различить отсветы полыхающего где-то далеко зарева. Время от времени черное небо прорезали очереди трассирующих пуль. Трассеры напоминали сгорающие в атмосфере метеориты, только они не падали, а летели вверх. Можно было легко представить, как один из тысяч этих рукотворных болидов находит свой путь к этому самому окну и… Лейтенант вздрогнул. С самого детства, еще пухлым симпатичным малышом, он замечал, что некоторые из неожиданных картин, вдруг появлявшихся в его детском воображении, имели свойство материализоваться. Впрочем, это ему просто казалось — так давным-давно объяснил еще совсем молодой тогда отец, укладывая его спать. Отец лишь удивился, что известный феномен «дежа вю» у его сына проявлялся «наоборот» и что тот «вспоминал» не уже произошедшее «прошлое», а еще не состоявшееся «будущее». Лейтенант тихо посмеялся над самим собой и своей неистребимой привычкой думать о вещах, которые не имели ни малейшего отношения к окружающей действительности. Проверив предохранитель, он положил пистолет под подушку, автомат с откидным прикладом под кровать и, раздевшись, осторожно забрался под пахнущую репеллентом сетку. Он не хотел проспать свою первую политинформацию на новом месте.

Глава 7

Из памятки Министерства обороны Анголы о мерах безопасности, связанных с применением противником мин

«…Попав на минное поле, никогда не пробуй унести подорвавшихся (на нем) убитых и раненых товарищей. Ты погибнешь сам и подвергнешь опасности оставшихся в живых!»

«Известия», 31 октября 1989 года

В СООТВЕТСТВИИ С СОГЛАШЕНИЕМ

«Очередная группа кубинских военнослужащих вылетела из Луанды. С их отбытием завершился вывод из Анголы половины 50-тысячного кубинского воинского контингента. В соответствии с соглашениями об урегулировании на юго-западе Африки, подписанными в Нью-Йорке в декабре 1988 года, полностью вывод кубинских войск должен завершиться к 1 июля 1991 года. Как сообщает ангольская печать, остающиеся в Анголе кубинские подразделения отведены севернее 13-й параллели».

ТАСС, Рейтер

Первый месяц в Анголе прошел на удивление быстро. Наверное, потому, что у нашего героя было не очень много свободного времени. Рабочий день советских советников начинался довольно рано, чтобы успеть поработать до начала полуденной жары, когда все живое старалось спрятаться в тень. Бригада радиоразведки располагалась в огромном укрепленном районе, со всех сторон защищенном минными полями. В этом огражденном колючей проволокой многоугольнике размещались управление Западного фронта, части охраны, ремонта, обеспечения, учебные подразделения, тюрьма и многое другое. Поблизости находился и укрепленный городок кубинской танковой бригады. Проселок, ведущий из города в этот обширный военный лагерь, носил символичное название «дорога жизни». Дело в том, что по ночам его частенько минировали партизаны. Несмотря на регулярные утренние обходы кубинских саперов с умными африканскими собаками (у европейских по такой жаре пропадал нюх), обученными обнаруживать взрывчатку, хотя бы раз в месяц там происходили подрывы. То срабатывал американский «клэймор» — «тарелка», выстреливающая потоком металлических шариков, срезающих все живое и неживое на своем пути. То тяжело бухала пластмассовая противотанковая мина итальянского производства, поднимая на воздух грузовик, джип или броневик. То сами саперы нарывались на неожиданный сюрприз — подпрыгивающую «шпринг-мину», которая рассеивала смертоносные осколки как раз на уровне живота (чтобы подольше мучались!). Так или иначе, но каждое утро во дворе советской миссии можно было наблюдать одну и ту же сцену. После утреннего собрания и развода советники не торопились покидать расположение, а, покуривая возле машин, бдительно следили друг за другом. Каждый ждал, чтобы по «дороге жизни» первым проехал кто-то другой. Они предпочитали не помнить о том, что некоторые мины специально устанавливались так, чтобы сработать на, скажем, двадцатой машине.


По прибытии в расположение бригады Лейтенант заходил к своим чернокожим подопечным, прослушивавшим частоты партизан и южноафриканцев с помощью старинных, но вполне работоспособных радиоприемников советского производства. Огромные покрашенные унылой серой краской ламповые динозавры оказались идеальными для условий Африки с их отличной чувствительностью, надежностью и сравнительной простотой. Перебрасываясь шутками с операторами радиоперехвата, заканчивавшими ночную смену, наш герой узнавал, появились ли за ночь сюрпризы. Обычно речь шла о наименее защищенных сетях связи с уже установленными позывными. Скажем, если «Сапато» (командир одной партизанской роты) просил «Гаррафу» (командира другой) прийти на помощь в связи с невозможностью оторваться от наседавшего спецназа, то, примерно зная расположение этих двух отрядов, можно было организовать засаду на пути идущих на выручку контрреволюционеров.

Надо сказать, что в последние две недели у бригады было немного работы. Дело в том, что незадолго до этого выдающийся военный гений — главный военный советник СССР в Анголе — убедил высшее партийное руководство претворить в жизнь план, который мог прийти в голову лишь выпускнику Академии Генерального штаба. Мучающийся от жары генерал предложил устроить «психическую атаку» на УНИТА — одновременно выйти в эфир на всех известных партизанских частотах и призвать обитателей саванны к немедленной сдаче. Когда советники ангольской разведки и местная миссия советского ГРУ услышали об этом абсурдном замысле, самым приличным словом, прозвучавшим из их уст, было «предательство», а самым лестным для JVC — «старый мудачина». Тем не менее, каким-то чудом, через головы всех возражавших, генерал получил одобрение из Москвы. И вот в назначенный день «Ч» психическая атака состоялась. Никто из советских, разумеется, не мог видеть лиц унитовских радистов, услышавших братский призыв правительства Сантуша сложить оружие и организованно направиться в концлагеря. Скорее всего, каждый из них реагировал в соответствии с тем, насколько у него было развито чувство юмора. Излишне говорить, что никто из сторонников Савимби и не подумал сдаваться. Немедленным результатом совершенной акции стала полная смена партизанами частот, позывных и шифров. То есть пошла коню под хвост кропотливая работа нескольких лет. Как рассказал Лейтенанту самый симпатичный из советников — подполковник Семеныч, — вместо того чтобы попасть под военный трибунал, JVC получил орден Боевого Красного Знамени. «Видно, знамя, бл…дь, от стыда покраснело!» — прокомментировал Семеныч этот факт.

Семеныч, помогавший африканцам и Лейтенанту анализировать, перепроверять и связывать воедино разрозненные кусочки информации, выгодно отличался от прочей военщины радиобригады заразительной улыбкой, прекрасным чувством юмора и тем, что у него, единственного среди членов коллектива, имелась в наличии жена Галя. Жизнерадостная хохлушка была младше мужа лет на десять и на столько же старше Лейтенанта. В отсутствие детей, оставшихся в Союзе, подполковничья чета пыталась опекать нашего героя. Семеныч терпеливо посвящал его в секреты армейской разведки: как предугадывать тактические приемы групп УНИТА, как правильно давать ангольской стороне свои рекомендации и, наконец, как «запарить» мозги начальству в отсутствие достоверной информации о противнике. Галя регулярно подкармливала Лейтенанта неизменно вкусной и разнообразной едой и даже предлагала постирать его белье и форму. От последнего он, стесняясь, уклонялся. Тем более что порою ему казалось, что Галя смотрит на него совсем не по-матерински.

Еще одним приличным человеком в небольшом коллективе радиобригады оказался капитан Николай, отвечавший за техническое состояние средств радиоперехвата. Тридцатилетний Коля был грамотным специалистом, хорошим товарищем и относился к переводчикам как к людям, а не как к прикомандированным рабам. Своим полным румяным лицом, пышными светлыми усами и способностью как-то по-детски краснеть он располагал к себе даже попрыгунчика Ильича, успевавшего по нескольку раз на день обложить матом каждого члена группы.

Самым же неприятным типом (помимо самого начальника — тезки Ленина В. И.) был парторг небольшого коллектива радиоразведчиков — подполковник с ласковым прозвищем «дядя Миня». Как поведал Лейтенанту его покровитель Семеныч, искренне не переносивший парторга, уже на раннем этапе своего пребывания в Анголе Миня недвусмысленно продемонстрировал даже неискушенным в военных науках африканцам, что его и близко нельзя подпускать к и так непростому делу радиоэлектронной борьбы. По собственному пьяному признанию дяди Мини, он сумел когда-то закончить профильное Череповецкое училище лишь потому, что сам был родом из этого города. Решение всяческих проблем преподавателей на местном уровне с помощью папы-милиционера и позволило ему, несмотря на природную тупость, все же стать офицером. Каким-то чудом ему даже удалось остаться в этом же училище преподавателем и мучить несмышленышей-курсантов премудростями триангулярной пеленгации радиопередатчиков в течение многих лет. Этим он занимался вплоть до почетной высылки в далекую Анголу не знающим как еще от него избавиться руководством. У Мини были рыжие жидкие волосы и грубое красное лицо, вызывающее ассоциации со страдающей от алкоголизма акулой. На этом, прямо скажем, не самом интеллигентном лице можно было увидеть не очень большой набор выражений. Например, выражение начальника, непримиримо борющегося с недостатками своих подчиненных. Так как подчиненный у него имелся один — наш герой Лейтенант, — то ему и приходилось регулярно выслушивать, как «большая белая», дыша перегаром, выговаривала за закатанные рукава пятнистой формы, панибратское общение с ангольскими военными и недостаточное внимание к нуждам начальства. С совершенно иным выражением — заискивающе-подобострастным — парторг общался с Ильичом, старшим миссии и разведчиками из Луанды. В такие моменты он страшно скалил длинные желтые зубы в подхалимской улыбке, пытался хохмить и с удовольствием ржал над их многочисленными шутками в его адрес. Особое выражение акульей морды можно было наблюдать в частые периоды сексуального возбуждения. Сорокапятилетний краснорожий урод, долгие годы мучавший свою некрасивую жену, по приезде в Африку вдруг решил, что здесь-то он и споет свою лебединую песню.

Лейтенант не успел провести в Анголе и двух недель, как дядя Миня повез его нарвать веточек молодого эвкалипта для предстоявшего банного дня. Высадившись неподалеку от проволочного забора военного лагеря, наш герой занялся обдиранием кустов для создания банного веника (предмета, необходимого советскому военному ничуть не меньше, чем бутылка водки, бильярдная или автомат Калашникова). Миня покуривал в сторонке и искоса наблюдал за подчиненным. В конце концов он прокашлялся и начал серьезный разговор на, как скоро выяснилось, глубоко волновавшую его тему:

— Тебе, Лейтенант, твой предшественник Гриша успел рассказать, как он помогал нам решать одну проблему?

Лейтенант, который, мысленно матерясь, пачкал руки липким зеленым соком, на секунду оторвался от совершенно ненужного ему занятия и попытался сообразить, что имело в виду акулоподобное существо. Продажа местного пива на рынке по спекулятивной цене? Участие в натуральном обмене советского постельного белья на бутылки с виски или ромом? Полеты в Луанду за бразильским мороженым мясом и голландскими курами? Ему и в голову не пришло, что Миня мог спрашивать о чем-то, напрямую относившемся к их прямым служебным обязанностям. В конце концов он решил сдаться:

— Не понимаю, о чем вы, товарищ подполковник!

И тут он испугался, так как лицо парторга вдруг покрылось ужасными красными пятнами, а глаза засверкали сатурнальным блеском. Бросив свой окурок на выгоревшую траву и почти вплотную приблизившись к Лейтенанту, Миня с чувством прохрипел:

— Я здоровый мужик!

Лейтенант, в общем-то, и не сомневался в этом, хотя и имел особое мнение насчет возможных последствий курения и ежевечернего пьянства.

— Понимаешь, — перешел на почти умоляющий тон подполковник Советской Армии, — я бабу хочу! Хочу иметь женщину!

Последнее признание Миня произнес с таким душевным надрывом, что Лейтенант даже испуганно оглянулся, убоявшись, что в отсутствие особ женского пола мог стать альтернативным объектом сексуальных домогательств краснорожего урода.

— Гриша-то все понимал! Знал, что такое без жены по году! Он мне таких девочек черненьких приводил! Ммммм! — обезумевший от страсти советник поднял к африканскому небу белесые глаза и замычал, роняя слюни. — По пятнадцать лет! Понимаешь?! По пятнадцать!

Лейтенант в страхе отступил. Ему стал понятен секрет длительного пребывания Гриши в коллективе бригады радио-разведки. Сам же он совершенно не знал, что ему делать в ситуации, когда очумевший от притока гормонов парторг признавался в растлении африканских девочек, да еще и требовал от него стать своим личным сутенером. И тут, оглянувшись, он похолодел:

— Товарищ подполковник!

— Чего? — тот с трудом вернулся из мира развратных воспоминаний. Мутные глаза недовольно смотрели на Лейтенанта. — Ты понял, какая это проблема? — звериным голосом прорычал он.

— По-моему, у нас проблема похуже! — ответил наш герой. — Мы с вами на минном поле!

— Ты чего? Какие мины? — Адреналин не сразу переборол тестостерон в крови пожилого солдафона.

— А такие! — с чувством сказал Лейтенант и показал на едва видимые в свете послеполуденного солнца проволочки, протянутые прямо под их ногами. По счастью, мины были натяжного действия и располагались параллельными рядами. Советским военным просто повезло — до этого они шли между этими смертоносными грядками.

— Что же делать? — по дрожащему голосу, которым сорокапятилетний подполковник задал этот вопрос сопляку-лейтенанту, можно было понять, что, во-первых, до него дошла вся серьезность их положения, а во-вторых, что недавнее сексуальное возбуждение немедленно и, возможно, надолго покинуло его.

— Что делать? — с некоторым мстительным удовлетворением переспросил Лейтенант. — Перекреститься и идти в сторону кладбища!

Он тут же пожалел о сказанном, так как в первый раз увидел, что лицо парторга может потерять свой обычный красный цвет и стать совершенно белым.

— Давайте попробуем пройти обратно к дороге тем же путем, что зашли сюда, к кустам! — распорядился Лейтенант и первым очень медленно шагнул вперед. — Если подорвусь, не бегите куда попало! — вспомнил Лейтенант наставления специалистов по минному делу. — И не пытайтесь вытащить меня!

Впрочем, при одном взгляде на лицо полностью расклеившегося от страха «хабира» стало понятно, что уж чего-чего, а спасать своего раненого подчиненного он точно не будет! Подполковник едва слышно заскулил, из акульих глаз показались слезы жалости к себе — такому хорошему, семейному и члену партии. «За что? — словно говорили эти несчастные зеркала подполковничьей души. — За что Бог и три пророка-марксиста послали мне эту напасть?» Тут дядя Миня с каким-то бабьим псевдоцерковнославянским подвыванием забормотал «Иже еси на небеси…» и уписался. Лейтенант сплюнул от отвращения и пошел дальше, более не обращая внимания на бывшего атеиста. Даже если бы того сегодня сделали генералом, наш юный герой никогда бы больше не смог выполнять его приказы. Видимо, несмотря на тупость, это понял и сам любитель длинных поучений и секса с пятнадцатилетними девочками.


Когда спустя полчаса оба офицера, тяжело дыша, стояли возле машины и молча курили, Лейтенант демонстративно смотрел на африканское солнце, уже начавшее краснеть в преддверии коротких ангольских сумерек. Боковым зрением он отмечал, что дядя Миня то и дело поглядывал на него, как будто пытаясь угадать, о чем он думает. Наконец тот нарушил молчание, обратившись к Лейтенанту своим обычным «командирским» голосом:

— Ну, ты понял, парень, о чем я с тобой говорил? Насчет девок-то?

Лейтенант, только что в первый раз во время своей африканской командировки избежавший смерти, совершенно спокойно посмотрел в лицо подполковника:

— Знаете, товарищ советник, что я вам посоветую? Чтобы не мучил более мужской голод?

— Ну?

— Пейте бром и читайте классиков! Марксизма-ленинизма!

Человекообразная акула с ненавистью посмотрела на смеющегося над ней молодого человека:

— Смотри, пожалеешь еще, сопляк!

— А ты набери в рот дерьма и плюнь в мою сторону! Может, и испугаюсь!

По дороге в миссию ни один из них более не сказал ни слова.


Вечером Лейтенант отказался от приглашения присоединиться к празднованию очередного юбилея создания граненого стакана. Вместо этого он с час растягивался и делал мини-ката, отрабатывая удары руками и ногами. Ополоснувшись подогретой водой в привезенном из СССР жестяном тазике, он вдруг сел за стол и решил написать стихотворение. Спустя пару часов из-под шарикового пера одноразовой ручки вышло невнятное творение о кошмарах, ведьмах и прочей белиберде. Устав от этого занятия, он выпил банку пива и лег спать. Не успела его голова коснуться набитой ватой подушки под зеленой наволочкой, как утомленный событиями прошедшего дня мозг отключился. В какой-то момент его рука выскользнула из-под накомарника. Он не почувствовал, как с едва слышным писком на уже потемневшее от солнца запястье сел невидимый в темноте москит. Счастливое течение его сна не прервала крохотная игла комариного хоботка, пронзившего кожу. Жадно высосав капельку крови, самка покинула зараженного ею человека и исчезла в кромешной темноте ночи. Инкубационный период начался.

Глава 8

«Известия», 6 сентября 1989 года

КУПИТЬ ПАЧКУ СИГАРЕТ

«На днях знакомый шофер в ответ на мою просьбу — дать закурить — с неожиданной злостью бросил:

— Нету! А если бы и было что, так не дал бы! Сам за пачку „Столичных“ из-под прилавка плачу по рублю — и это в своем таксопарке! В городе сигарет-то совсем не стало…

В Москве вот уже больше месяца нет отечественных сигарет. Пропали не только „Ява“, „Столичные“, „Космос“, но и дешевая „Астра“, а порой не найти и „Беломора“. В витринах табачных киосков сиротливо жмутся друг к другу одинокие пачки болгарских „Ту-134“ и кубинского „Партогаса“. За любыми другими выстраиваются порой часовые очереди…»

Радиосеть Генерального штаба УНИТА/БРИНДЕ[8]

A-II

10.09.89 № 837. Командование БРИНДЕ-666 — «Канариу». Копия: БРИНДЕ и военно-административной комиссии ЦВФ

«Получили от вас, тов. Канариу, тлг. № 249 от 2.09, в которой вы докладывали о возвращении в зональный комитет Движения при деревне Кимбангу 59-ти гражданских лиц, захваченных противником в 1982 г.

В этой связи приказываю вам установить строжайший контроль над этими лицами с помощью известных вам средств. В этих целях в ряды возвращенцев следует внедрить ваших агентов».

— Эшпансау-
— Эштерну-

В один из последовавших за описанным инцидентом вечеров Лейтенант для разнообразия решил не идти вновь напиваться с Сашкой, Тюленем и Березняковыми, а вышел подышать воздухом во дворе комплекса. Как обычно, он решил навестить свою любимицу — зеленую мартышку по кличке Машка. Обезьяна проживала в закрытом для посторонних закутке — там, где находился кунг с радиостанцией. Последнюю обслуживало отделение советских солдат во главе с прапорщиком Славой. Слава был цветом прапорщицкого сословия и как мог пытался оградить своих ребят от алчного желания советников миссии использовать их по советскому обычаю — в качестве бесплатных рабов. Он разрешал подчиненным держать целый зоопарк: уже упомянутую Машу, поросенка Вовочку и роскошного попугая Кешу. Несмотря на строгие приказы начальства, Кеша пока так и не смог совладать с тяжелым детством и военным воспитанием. Он много и охотно разговаривал, но стоило рядом появиться особе женского пола, тут же переходил на ненормативную лексику.

Вот и сегодня, уже на подходе к густой маскировочной сетке, скрывавшей берлогу связистов, Лейтенант услышал хриплый голос африканского попугая:

— Кееша, Кееша, хоррооший! Мать перретак! Мать пер-ретак!

Послышался смущенный девичий смех. Наш герой удивился: жену Славы — симпатичную и отлично сложенную Надю — вряд ли смутили бы Кешины откровения. В случае надобности она, уже вдоволь хлебнувшая военного быта, могла и сама послать туда, где разводили бабочек с буденновскими усами и красными звездами на крыльях. Еще больше он удивился, когда обнаружил, что в небольшом закутке возле бетонного забора стоит незнакомая и невероятно милая девушка, которой никак нельзя было дать больше семнадцати лет. Она оказалась невысокой хрупкой блондинкой с огромными голубыми глазами, веснушками и ослепительно белыми зубами. Можно было сказать, что у нее типично русское лицо. Впрочем, подобный тип чаще встречается не в России, а в Белоруссии и Украине. Рядом с нею стояла «прапорщица» Надя и сердито отчитывала обезьяну Машку за какую-то провинность. Попытавшись сдержать смех, девушка отвернулась и увидела Лейтенанта, лицо которого выражало изумление и растерянность. Девушка прыснула опять:

— Извините, просто у вас такой вид! Как будто вам явилась давно умершая бабушка!

— Моя бабушка, слава Богу, жива! — автоматически ответил Лейтенант.

Теперь уже смутилась незнакомка:

— Простите, я не хотела… — Тут уж настала ее очередь покраснеть, что, по мнению нашего героя, сделало девушку еще более очаровательной. — Кстати, меня зовут Таня!

— Очень приятно! — просиял Лейтенант и поспешил представиться сам.

Надежда ревниво следила за этой сценой. До сего момента она небезосновательно считала себя самой привлекательной женщиной Уамбо. Перспектива утраты титула ей нисколько не улыбалась. Тем более что Лейтенант ей нравился и она имела в отношении него далеко идущие планы.

— Таня, — прервала она общение молодых людей, — дочь нашего замполита, приехала в Анголу на летние каникулы! — После небольшой паузы и с некоторым нажимом она добавила: — Школьные каникулы!

Впрочем, Лейтенант не придал последнему факту столько же значения, сколько ревнивая Надя и, судя по изменившемуся выражению лица, сама девушка Таня. Ее голубые глаза слегка потемнели, когда она поняла эту очевидную попытку устранить возможную конкурентку в борьбе за сердца представителей советского гарнизона. К счастью, в этот драматический момент типично женского противостояния появился муж Слава, державший в руках кучу мокрого белья.

— Вот зараза шкодливая! — с притворным гневом прорычал начальник радиостанции, кивая в сторону насторожившейся обезьяны. — Поснимала с веревки солдатские трусы, села на заборе и начала раздавать их проходящим мимо негритосам!

Из кунга раздалось ржание связистов. В дверях появились улыбающиеся лица самих потерпевших, которые, казалось, не торопились выдвигать претензии к излишне щедрому примату. Лейтенант обратил внимание на то, что его младшие по званию ровесники не отрывали глаз от Тани. Слава отдал нижнее белье владельцам и, приблизившись к мартышке, слегка хлопнул ее по голому худому заду. Машка пискнула и, ловко увернувшись, оказалась на руках нашего героя, с комичной трогательностью прижавшись к его груди и обнимая за шею. В карих глазах обезьяны застыли вполне человеческие испуг и обида.

— Так вы у нее вместо папы? — Таня снова засмеялась — звонко и заразительно, как будто расплескав вокруг солнечные искры.

— Нет! — сурово сказала Надя, забирая Машку у Лейтенанта. — Он у нее вместо мужа! Любят его бабы, ничего не скажешь!

Лейтенант покраснел. Таня с каким-то новым интересом посмотрела на него, после чего наш герой покраснел еще больше. Из-под кунга раздалось хрюканье, и оттуда появился худой черный поросенок. Он внимательно осмотрел присутствовавших умными глазками и снова вопросительно хрюкнул, как бы спрашивая: «И чего это вы шумите?»

— А это Вовочка? — в восторге воскликнула Таня, инстинктивно потянувшись к еще одному жителю зоопарка.

— Ага, — подтвердил один из связистов, — он от африканцев к нам прибежал! Хотели на холодец пустить, но потом жалко стало! Да и не растет он что-то! Наверное, специально — чтоб не съели!

Поросенок с укоризной посмотрел на говорившего. Кеша встрепенулся на своей жердочке, вспушил перья на загривке и выдал очередную порцию армейской матерщины:

— Паашел на херр, кусок пррроклятый!

Прапорщик Слава сурово посмотрел на прыснувших подчиненных. Вовочка одобрительно хрюкнул. Таня вновь засмеялась. Лейтенант по-прежнему находился в трансе. Надежда делала вид, что ее это не задевает.

* * *

Вполне понятно, что в эту ночь к Лейтенанту долго не шел сон. Все его воображение внезапно и прочно заполнила девушка Таня: ее лицо, смеющиеся глаза и звонкий голос. Наш герой подумал, что он никогда еще не испытывал такого наслаждения, просто находясь рядом с человеком, которого встретил первый раз в жизни. Он улыбнулся от радости, вспомнив о том, что Таня будет здесь еще целых три месяца. Когда он наконец уснул, его посетил хороший и светлый сон, в котором так поразившая его девушка шла с ним под руку по узким улочкам незнакомого города. Его внимание даже во сне было занято исключительно очаровательной спутницей, а потому он не заметил, что в том городе не было автомобилей, электрических фонарей и женщин в мини-юбках.


Он не ведал, что в это время, в сотнях миль к юго-западу от его кровати, над океаном вблизи от ангольско-намибийской границы, в сплошной темноте летел громадный самолет. Если бы кто-то вдруг смог разглядеть его, то его поразил бы внешний вид этого летательного аппарата, похожего скорее на космический корабль. Еще больше он поразился бы неуместности появления этого чуда технического прогресса у необитаемого Берега Скелетов. Из гладкого брюха красивого чудовища вдруг выпали два продолговатых предмета. Через несколько секунд они почти одновременно засветились красным пламенем реактивных двигателей, и две крылатых ракеты, круто забирая на восток, вскоре скрылись над темной громадой африканской суши. Немного погодя от чрева самолета отделились еще две темные точки. Раздались два хлопка, и вторая пара ракет стала плавно опускаться на парашютах в воды Атлантики. Где-то высоко над ними покачивался еще один белый купол, но он нес человека. Человек в высотном скафандре с беспокойством вглядывался в черную бездну под собой. Его можно было понять: сердце даже самого смелого человека не могло не вздрогнуть от осознания того, что он в совершенном одиночестве падает в ночной океан, не зная, кто и что ждет его внизу.

Глава 9

14.07.90, м-ру Ковальчуку,[9] передано в 13.15

«Диагноз гепатита у тов. Сопрыкина подтвердился. Требую провести весь комплекс положенных мероприятий по профилактике».

Генерал-майор Филипенко

«Красная звезда», 22 марта 1990 года

ОБОСТРЕНИЕ СИТУАЦИИ

«Утром 22 марта при попытке группы армянских боевиков приспособить противоградовую пушку для обстрела населенных пунктов Азербайджана взорвался снаряд. Два боевика погибли, имеются раненые…»

На следующее утро Лейтенант проснулся с тем радостным предчувствием, которое сопровождает нас чаще всего в детстве и юности в предвкушении неизбежности счастья. В такие моменты солнце, будящее нас своими лучами, вызывает не раздражение, а улыбку. И даже если не удалось вдоволь поспать, мы полны бодрости и желания побыстрее окунуться в наступающий день. Нетрудно догадаться, что причиной подобного настроения нашего героя была вчерашняя встреча с Таней. Во время утренней политинформации это настроение не смогли испортить ни хмурая физиономия сидевшего в соседнем ряду дяди Мини, ни его периодические злобные взгляды. В какой-то момент Лейтенант поймал очередной «косяк» парторга и широко улыбнулся в ответ, вылив на него такое количество положительной энергии, что тот испуганно отшатнулся. После этого человек-акула стал поглядывать на ставшего ненавистным переводчика с неким пытливым подозрением, стремясь угадать причину сего поведения. Прекрасное настроение юноши отметили и другие. Симпатизировавший ему Михаил Петрович — советник главного артиллериста фронта, похожий на доброго медведя из русских сказок, — покосился и смешливо спросил шепотом:

— Лейтенант, ты что, патроны к «вальтеру» нашел?

Наш герой снова счастливо улыбнулся и отрицательно покачал головой. Дело в том, что Петрович отвечал за арсенал миссии и однажды имел неосторожность открыть один из сундуков с оружием в присутствии молодого офицера. Среди «Калашниковых», «Макаровых» и «ТТ» тот вдруг увидел это совершенное творение гитлеровских оружейников, произведенное, судя по клейму, в 1943 году. Будучи тем, кем он был — романтически настроенным восемнадцатилетним парнем, он тут же выпросил у полковника и заветный пистолет, и весь немногочисленный запас патронов к нему.

Тем временем, старший миссии коротко поведал о немногочисленных новостях сообщества военных советников, предупредил о начавшейся из-за неожиданных дождей вспышке малярии и назвал имена тех, кому вскоре предстояло ехать за «Совиспаном» в Луанду. К своему удивлению, Лейтенант услышал в списке счастливчиков и свою фамилию. «Совиспан», как можно догадаться, имел отношение к чему-то «советскому» и одновременно «испанскому». Это было загадочное совместное предприятие, имевшее исключительное право на поставку в Анголу продовольствия и ширпотреба для советских граждан за тяжело заработанную ими свободно конвертируемую валюту. Надо отметить, что даже не особо искушенному в импортных товарах народного потребления Лейтенанту довольно быстро стало ясно, что цена поставляемого барахла далеко не соответствовала его ассортименту и качеству. Позариться на чудовищно дорогие видеомагнитофоны, сделанные три года назад, или отрезы блестящей ткани ядовитых цветов из Малайзии могли лишь советские военные, доведенные до отчаяния полным отсутствием указанных товаров на родине самого прогрессивного в мире паралича. Можно было только догадываться, кто являлся учредителями этой несомненно преуспевающей торговой компании и как бы захватило дух у советских прокуроров, если бы их начальство наскребло денег на африканскую командировку. Так или иначе, непосредственное участие в процессе дележа партии дефицита в миссии Луанды и последующей ее транспортировки на фронты, казалось, обещало скрытые возможности первоочередного доступа к этим сокровищам, массово произведенным где-то в Юго-Восточной Азии. Командировка планировалась на конец недели. В принципе, Лейтенант с удовольствием бы встретился со служившими в столице друзьями, но сейчас, после знакомства с Таней, романтически настроенный молодой человек огорчился из-за тех двух-трех дней, которые ему пришлось бы провести вдали от нее. Ведь, как известно, юношеская любовь ярка, бескомпромиссна и не терпит даже коротких разлук. А мы с вами, читатель, уже, разумеется, поняли, что наш симпатичный Лейтенант был бесповоротно и по уши влюблен.


Благодаря указанному чувству молодой разведчик не сразу смог войти в рабочую колею, и утренняя порция письменных переводов перехваченных партизанских радиограмм и новостей «Черного Петуха» потребовала несколько большего, чем обычно, количества времени. Именно эта рассеянность, проявлявшаяся неожиданными улыбками, мечтательными взглядами куда-то в светло-голубое небо над Уамбо и тяжелыми вздохами, привела к поразительному открытию, которое в корне изменило судьбу влюбленного офицера. Когда запись с унитовскими новостями на обыкновенной японской магнитоле доиграла до конца, Лейтенант аккуратно поставил под текстом перевода дату и время, забыв выключить кассету. Мечтательно заложив за голову руки и потягиваясь под маскировочной сетью над его рабочим местом (металлическим столом у стенки кунга с пеленгатором), он не сразу обратил внимание на странные звуки, вдруг раздавшиеся из динамиков:

— …«Земля», «Земля», говорит «Зодчий», как меня слышите?

— «Зодчий», принимаю вас хорошо! Доложите о ходе операции!

— «Земля», «утка» приводнилась! Повторяю, «утка» приводнилась!

— «Зодчий», вас понял! Какова ситуация с «утятами»?

— Учебные «утята» в полной сохранности, я проверил! Повторяю, с первыми «утятами» все в порядке! Приводнились в заданном районе!

— «Зодчий», вас понял! А где вторая пара?

— «Земля», повторите! Не понял!

— «Зодчий», повторяю: где еще двое «утят»?

— «Земля», запуск второй пары наблюдал визуально — ушли в заданном направлении!

— Хорошо, «Зодчий», вас понял! Будем продолжать поиск! Как «соседи»?

— «Соседи» успешно нейтрализованы, все «двухсотые»! Повторяю, «соседи» все «двухсотые»!

— Вас понял, «Зодчий», следуйте в заданный квадрат встречи! О прибытии на место сообщите на второй резервной частоте в установленное время! Доложите координаты места приводнения «утки» и первой пары «утят»!

— «Земля», докладываю координаты…

В тот момент, когда неведомый «Зодчий», говоривший на родном для Лейтенанта языке, доложил такой же русскоязычной «Земле» широту приводнения «утки» и собрался сообщить координаты загадочных «утят», запись прервалась. За секундным шипением последовали звуки африканской музыки: оператор радиоперехвата явно не стал концентрировать свое внимание на случайно перехваченных переговорах. Лейтенант несколько раз проиграл радиообмен своих соотечественников и попытался понять, кто это мог быть и что они обсуждали. Случайная аберрация радиоволн, донесшая до него переговоры метеорологов из СССР? Но в таком случае как объяснить вполне «африканские» координаты, сообщенные «Зодчим»? Наши рыбаки? Но зачем тогда использовать кодовые слова? Возможно, впрочем, это были люди из ГРУ или внешней разведки КГБ, которые часто находились на советских рыболовных судах, рассеянных по всему миру. Но если так, то почему они решили выйти в эфир на открытых частотах и прямым текстом? Почему не использовали аппаратуру засекречивания? Тут он вспомнил о судьбе «соседей» и похолодел: термин «двухсотые» в советских Вооруженных Силах означал отнюдь не отдых в Крыму, а мертвые тела. В сочетании с другим подслушанным словом из загадочного радиообмена — «нейтрализацией» — напрашивалось простое логическое заключение: «соседям» уже не доведется увидеть «утку», чем бы она, мать ее, ни являлась! И что это за «утята»?! Подумав еще минуту, Лейтенант решил, что лучше всего будет доложить по команде. Кстати вспомнилась и армейская поговорка: «Пускай лошадь думает — у нее голова большая!»


Первым на пути Лейтенанта оказался симпатяга-Семеныч, который с полным вниманием отнесся к сообщению юного коллеги. Запершись в своем крохотном кабинетике, он со все более мрачневшим лицом несколько раз внимательно прослушал разговор на пленке.

— Ты сделал копию? — наконец спросил он Лейтенанта.

— Нет! — быстро ответил тот и покраснел: на самом деле копию он все же сделал, но по необъяснимой причине соврал старшему по званию и должности.

Семеныч пристально посмотрел на пунцовое лицо юноши:

— Ты уверен? Может, забыл? А?

— Нет, товарищ подполковник! Зачем мне это? — Лейтенант стремительно прошел точку невозврата и ужасно расстроился: он так и не понял, почему решил соврать столь уважаемому им человеку.

— Ну да, зачем она тебе? — вдруг быстро согласился Семеныч. — Так вот: никому ни слова! Черт его знает, что это такое! Я передам куда надо! Понял?

— Ильичу тоже ни о чем не говорить?

— Нет! У нас есть правило: чем меньше знаешь, тем лучше спишь!

— Я думал, в разведке наоборот!

— Да ты, парень, перепутал немножко! Мы должны знать все о противнике, а не о делах начальства! Теперь дошло?

— Так точно!

— Вот и хорошо! Завтра мы с тобой полетим за «Совиспаном». Заодно и передадим кассету кому следует. Еще раз: помалкивай и вида не подавай, что тебе что-то известно! Я вас, пацанов, знаю: будешь теперь ходить, пыжиться, героя корчить — как будто яичко снес!

Ни опытный Семеныч, ни совсем молодой еще Лейтенант не догадывались, что за давно не мытым, покрытым плотным налетом красной африканской пыли окном кабинета их диалог внимательно слушал человек, хорошо понимавший русский язык. Когда разговор закончился, он, довольно скаля акульи зубы, занес его содержание в маленькую записную книжку с размашистой золотой надписью «70 лет Октября» на пухлой обложке из красной искусственной кожи. Он понимал, что эта запись, пожалуй, самая важная в потертом за три года постоянного использования блокноте, а потому ожесточенно сопел и часто стирал пот с лица, которое стало еще краснее, чем обычно.


Наступил обеденный перерыв. Группа советников погрузилась в обшарпанную «буханку» и поехала домой. Лейтенант не спешил подниматься в недавно предоставленную ему отдельную квартиру (таким образом его поощрили за успехи в постижении азов радиоэлектронной борьбы). Минут пятнадцать он бесцельно болтался в фойе миссии, надеясь увидеть предмет своих ночных видений и демонстрируя притворный интерес к древним информационным стендам времен гэбиста Андропова и временщика Черненко. Отец Татьяны — полковник Фридриховский, в прошлом хохол и десантник, а сейчас москвич и замполит — был мудрым циником. Он сразу решил, что лучший способ достижения нормальных отношений со старшим миссии и максимального продления срока заветной валютной командировки — это не слишком усердствовать в своем главном и обязательном деле — информировании вышестоящего политического начальства о грехах главы коллектива. Поэтому-то на стендах в фойе можно было по-прежнему видеть пожелтевшие от времени, влажности и табачного дыма статьи о выполнении Продовольственной программы и рукописную критику рейгановских «звездных войн». Поэтому-то в Уамбо и царила, прямо скажем, редкая для Советской Армии межвидовая гармония командира и комиссара. Поэтому-то для юной красавицы Тани и было сделано исключение из правил, которые однозначно ограничивали район пребывания детей советников Луандой и парой других более или менее безопасных мест.

Проходивший мимо переводчик Сашка посоветовал:

— Слышь, Лейтенант, солдаты воду нашли! Иди краны включать!

Дело в том, что хранившийся в ванных запас технической воды пополнялся лишь два раза в неделю с помощью сделанной полвека назад советской водовозки. Ровесник реликтовой автоцистерны — пожилой негр-уборщик Сабино — садился за руль. К нему, вооружившись до зубов, присоединялся советский солдат, и интернациональный экипаж выезжал за город на поиски лужи с дождевой водой. Обнаружив оную, они высасывали ее с помощью многократно залатанного шланга. Вернувшись же в миссию, закачивали похожую на нефть бурую жидкость вместе с микробами, амебами и лягушками в систему. При этом из смесителей по всей миссии доносился тоскливый вой, как будто некий демон ныл из подвала: «Паскуууды, освободииились…». Когда это происходило в последний раз, Лейтенант, как и положено, открыл краны и отвлекся на приготовление пищи. Но по какой-то загадочной причине вода не набралась. Семеныч, к которому он обратился за помощью, понимающе улыбнулся и тут же показал ему на небольшой кран в стене возле входной двери квартиры. Кран был закручен до упора.

— В кругу друзей е…лом не щелкай! — жизнерадостно порекомендовал тогда подполковник, имея в виду, что краны сами по себе закрываются лишь в голливудских фильмах ужасов.

Лейтенант принял совет к сведению и на этот раз решил быть готовым к отражению ничем не спровоцированной агрессии. Бегом поднимаясь по открытой всем ветрам лестнице — одной из особенностей жилищного строительства в Африке, — он едва не опрокинул спускавшуюся по ней Татьяну.

— Здравствуйте! — слегка опешив от неожиданности, поздоровалась она. — А я уже решила, что вы работаете без перерыва!

Тут она покраснела, поняв, что, возможно, поторопилась со столь явным выражением своего интереса к этому симпатичному молодому человеку. Впрочем, тот, казалось, не услышал ее слов, так как в этот момент весь дом завибрировал и наполнился воем: включили помпу для закачки воды.

— Быстрее! — Лейтенант помчался наверх, увлекая за собой девушку и на ходу рассказывая о причине спешки.

Последние два пролета они поднимались на цыпочках, дабы не спугнуть злоумышленника. Уже на подходе они услышали напряженное пыхтение и приглушенные ругательства. Когда Лейтенант и Таня осторожно выглянули из-за угла, они не смогли сдержать смеха. Перед наглухо закрытым краном со снятой ручкой стоял на коленях преподаватель училища имени Спенсера — полковник Жуков. Его немалых размеров зад, плотно обтянутый форменными брюками, колыхался и подрагивал, как у хищника, терзающего свою жертву. Работник умственного труда то и дело ронял интеллигентские очки и шептал совсем не интеллигентские «Бл…дь!» и «Сука!», пытаясь повернуть металлический корешок крана мягкими бессильными пальцами. Надо сказать, что Жуков с женой проживали в квартире прямо над нашим героем. По-видимому, мощности насоса не хватало, чтобы подать воду и на их этаж.

— Товарищ полковник! — без всякого сочувствия вымолвил наконец Лейтенант. Полковничья задница мгновенно застыла. — Я его молотком заколотил! Так что вам даже плоскогубцы не помогут! Если в следующий раз вы меня попросите, я закрою свой смеситель на пятнадцать минут и сначала дам набрать воды вам! Хорошо?

Застигнутый на месте преступления Жуков, все еще стоя на коленях, повернулся и посмотрел на Лейтенанта. В его маленьких поросячьих глазках светилась такая искренняя ненависть, что у нашего героя тут же пропало желание продолжать. Полковник молча встал с колен, надел очки и, шлепая резиновыми тапочками, с достоинством удалился, так и не проронив ни слова.

— Вряд ли он будет просить! — сказала Таня, глядя вслед удаляющемуся филе в брюках. — И я бы на вашем месте мимо его дверей осторожненько ходила!

Лейтенант пожал плечами. Он вновь удивился своей все вновь и вновь проявлявшейся особенности вызывать в окружающих либо немедленную и однозначную симпатию, либо не менее быструю и жгучую ненависть. А ведь его служба в Советской Армии только начиналась!

— Показать вам мою квартиру? — спросил он Таню. — Могу и котлетами накормить!

— А компот? — шутливо улыбнулась девушка (у Лейтенанта вновь перехватило дыхание). — Компот у вас есть?

— Клубничный! — улыбнулся в ответ юноша.

Действительно, на рынках Уамбо продавалась клубника, но, опасаясь подхватить дизентерию или холеру, он предпочитал варить из нее компоты.


Квартира состояла из гостиной и двух спален. Одна из них — та, что поменьше, — была обжита Лейтенантом. В ней стояли узкая кровать с неизменным балдахином-накомарником, стол, стул и комод. На стуле лежал автомат. На спинке висел «лифчик» с патронными рожками, гранатами и флягой — «джентльменский набор» советского офицера в Анголе. Кровать была застелена казенным бельем зеленого цвета. В гостиной, между диваном и двумя креслами висела самодельная «макивара»[10] из обернутых автомобильной резиной подушек. Лейтенант надеялся с ее помощью не забыть полученные еще в школе навыки корейской школы каратэ — кон-су-до. Еще одна комната, в которой стояла большая двуспальная кровать, была заполнена пылью, старыми газетами и прочим ненужным хламом, оставшимся от проживавших здесь прежде поколений советников, специалистов и переводчиков. Лейтенант с удовольствием читал прошлогодние «Комсомолку» и «Известия». Те советники, которые решили потратить несколько десятков долларов на подписку, все равно получали «свежую» периодику как минимум с трехнедельным опозданием.

— Да вы просто спартанец! — Татьяна подвела итог осмотра холостяцкой берлоги. Лейтенант так и не понял, каким тоном это было сказано: одобрительно или с укором.

— А почему не спите на этой, большой кровати? — вдруг спросила она, показывая на заваленный барахлом предмет мебели вполне королевских размеров.

— А зачем мне большая? — наивно ответил наш герой. — Я ведь один на маленькой помещаюсь!

Тут до него и до Тани дошел скрытый смысл сказанного. Они одновременно и густо покраснели.

— Наверное, я пойду! — сказала Таня после продолжительной паузы. — Ваши кулинарные таланты я проверю в следующий раз!

Лейтенант лишь потерянно кивнул. Он не сказал ничего плохого, обидного или предосудительного, но все равно чувствовал себя виноватым. Этот разговор должен был закончиться совсем иначе! Но по счастью, на прощание Таня сказала нечто, что немедленно подняло его настроение из глубокого черного омута на недоступные простым смертным высоты:

— Да, кстати, папа отпускает меня на выходные в Луанду! Я слышала, что вы туда тоже отправляетесь. Покажете мне город?

Хотя, разумеется, Лейтенант понятия не имел, что бы он показывал в совершенно неведомой ему африканской столице, он закивал головой с таким энтузиазмом, что Таня на секунду испугалась за его шейные позвонки.

— Тогда до вечера! Встретимся в «зоопарке»?

Глава 10

«Правда», 4 января 1990 года

МОРЯК С АВОСЬКОЙ В СИНГАПУРЕ

«Вывески на русском языке. Крики „Давай-давай, дешево отдаю!“ Здесь хватают за рукав и хлопают по спине. Эти сингапурские магазины специально для советских… Довольно грубой работы кроссовки, джинсовые одежды, с недавних пор — мыло, детские электронные игры, предпочтительно с аляповатыми „фирменными“ наклейками. Ну и магнитофоны, телевизоры, видео… Советские моряки — основная клиентура этих магазинов — проводят в непрерывном плавании до шести месяцев. Валютная часть зарплаты невелика. А купить надо столько всего! Поэтому торгуются до последней копейки. Предлагают в обмен что угодно: рубли по злодейскому курсу, консервы…»

Большинство ангольских городов — это резервации одноногих. По какой бы улице вы ни прошли и какое бы общественное место ни посетили, вы увидите десятки детей и подростков с очень взрослыми глазами. Эти несчастные уже знают, что им не стоит ждать помощи от окружающих. Их участь — проигрывать в борьбе за существование в той части мира, где вторая нога или рука могут пригодиться в толпе, окружившей грузовик с гуманитарной помощью. Или где физическая способность донести емкость с питьевой водой до своего жилища (если оно, конечно, есть) может означать разницу между жизнью и смертью от дизентерии или тифа. Они, эти взрослые дети бесконечных войн, знают, что милости ждать не приходится, а потому вы не увидите в их темных глазах ребяческого веселья или просьбы о снисхождении. Именно в эти скорбные колодцы человеческого несчастья должны время от времени заглядывать лидеры тех государств, которые по-прежнему не собираются отказываться от мин как средства ведения войн. Они — важные, сытые и никогда не воевавшие — увидели бы в этих темных глазах много поучительного.

Уже несколько недель Лейтенант ездил на местный рынок, а все никак не мог привыкнуть к виду всех тех калек, которые либо, если им повезло, торговали с покрытой пленкой земли, либо выпрашивали еду у «богатых» посетителей. Сам он отдавал инвалидам половину своего хлебного пайка, состоявшего из четырех плохо выпеченных кубинскими солдатами белых булочек. Булочки эти, кстати, приходилось выпрашивать, несмотря на то что на мешках с мукой красовалась надпись «Сделано в СССР». Некоторых инвалидов он даже знал по имени. Один из них — Педро Лука, потерявший брата и правую ногу от неизвестно когда и кем поставленной противотанковой мины, — в свои тринадцать лет проявлял немалые способности. Однажды Лейтенант стал свидетелем того, как Педро с сотоварищи пристроился с зеркальцем у ног одетой в юбку жены старшего миссии. Та — со страшно сверкавшими на солнце обесцвеченными перекисью волосами — давно уже перешагнула черту, обычно отделяющую «хорошо сохранившуюся женщину» от «старой пи…ды». Вскоре до начальственной матроны дошло, что чернокожие засранцы исследуют качество ее нижнего белья. Качество это, скажем прямо, было неважным. Вместо того чтобы молча и с достоинством удалиться, полковничиха устроила пятиминутный спектакль с криками, приседаниями и обещаниями скорой и кровавой мести со стороны царственного супруга. Педро же, не понявший ни слова, решил помириться. Взяв костыль, он подковылял к разорявшейся полковничьей жене и, подняв полу длинной армейской футболки, представлявшей его единственную одежду, показал ей свой обрезанный, черный, похожий на кусок кровянки, член. Разумеется, не умеющая владеть собой и не обладающая навыками межкультурного общения бабища восприняла это не как попытку компенсировать моральный ущерб, а как дополнительное оскорбление. В общем, сопровождавшим пришлось в срочном порядке эвакуировать ее с рынка.

На базар члены коллектива советников и специалистов отдельной бригады радиоразведки попадали раза два-три в неделю, обычно перед обеденным перерывом. Разумеется, подобные поездки официально не поощрялись. Во-первых, в посещении ангольских рынков всегда таилась скрытая опасность попасть под огонь не поделивших что-либо торговцев, пьяных солдат или местных бандитов. Вполне можно было стать и жертвой банального ограбления. Во-вторых, теоретически советские граждане не имели права продавать и покупать что-либо за местную валюту — «кванзы» — без возможности, в случае чего, объяснить компетентным органам источник ее получения. Единственным официальным способом получения ангольской валюты являлся обмен долларов по грабительскому курсу в местном банке. Разумеется, с точки зрения граждан СССР, пойти на такой шаг мог лишь человек, перенесший менингит с тяжелыми церебральными осложнениями. Практически все советские, обитавшие в Анголе, предпочитали получать кванзы за счет продажи утюгов, кипятильников, ситца, постельного белья, одеколонов и фотобумаги, привезенных из СССР. Еще одним источником инвалютных поступлений являлась спекуляция полученными по разнарядке пивом и газированной водой с местных заводиков. Сначала, когда Лейтенант в первый раз получил причитавшиеся ему четыре ящика, он предпочел их просто выпить. Это решение было вполне естественным для находившегося в Африке белого человека. Но когда зашедший в его квартиру Семеныч увидел початый ящик, он тут же категорически высказался в свойственной ему манере:

— Не всех дурных война убила! Ты что? Тормозной жидкостью опохмелился?

Оказалось, что, продавая на «прасе» — то есть рынке — полученные за копейки пиво и «газозу», можно было заработать не только на фрукты и овощи, но еще и на бутылку хорошего виски или «гаррафу» португальского «тинто».[11]

Сегодняшняя «праса» отличалась хорошим предложением и низкими ценами. Это явилось результатом «дуплета». С одной стороны, УНИТА разграбила колонну снабжения, двигавшуюся на Восточный фронт. С другой, в Уамбо без потерь дошла колонна, предназначавшаяся фронту Западному. В итоге украденные как правительственными, так и партизанскими интендантами продукты попали на один и тот же рынок. Накануне Лейтенант тщательно отмыл и высушил свои ношенные четыре года румынские кроссовки с подошвами разного цвета и вдел в них свежие белые шнурки. Эта нехитрая предпродажная подготовка принесла ему солидные дивиденды: пять кило картошки, целый мешок бананов и маракуйи, банку сухого молока, а также большую бутылку португальского бренди. Рядом делал свой бизнес переводчик Сашка. Умеющий развеселить базарную публику, сегодня он умудрился «впарить» местным довольно экзотический продукт: душистый советский глицерин, подкрашенный зеленкой и залитый в бутылочку от польского одеколона «Варе». Получившему этот парфум чернокожему спекулянту пришлось расстаться с двумя ящиками бельгийского пива. Глядя на то, с каким восторгом его клиент вдыхает запах глицерина и зеленки и как прочие соратники по рыночной торговле завистливо нюхают его пальцы, Сашка почесал еще не знавший бритвы подбородок и задумчиво вымолвил:

— Вот бл…дь: опять продешевил!


Когда удачно поторговавшие советники вернулись к машине, их ждал неприятный сюрприз. Выяснилось, что из легко открывающегося бака «буханки» местная шпана с помощью пластикового шланга слила бензин. Охраной средства передвижения занимался дядя Миня, а потому на него обрушился праведный гнев Ильича:

— Тебя здесь, довбень череповецкий, поставили своим красным рылом торговать? А?! Или за черными девками гоняться? Иди теперь и покупай этот бензин обратно! За свои собственные бабки!

До этого момента Лейтенант не думал, что красная физиономия парторга может покраснеть еще больше. Он ошибался. Провинившийся человек-акула стал еще более пунцовым и огрызнулся:

— У меня, товарищ полковник, не столько денег, как у вас! Я «зипами» от ангольских радиостанций не торгую! И пива получаю в два раза меньше, чем вы!

Попрепиравшись таким вполне одесским образом еще минут пять и повеселив всех остальных свидетелей спектакля, асессоры наконец решили собрать деньги со всех поровну и отправили дядю Миню за бензином. Пока парторг, скрежеща зубами, с помощью знаков и ругательств торговался с ухмылявшимися ворами, произошло еще одно нежданное событие.


В какой-то момент в наполненном красной пылью и вонью человеческих испражнений воздухе рынка появилось что-то странное. Наверное, так находящиеся в лесу люди узнают о приближении пока невидимого и неслышимого пожара. Как всегда, первыми наступающую опасность чувствуют живущие в этом лесу животные, которые прядут ушами и с тревогой посматривают друг на друга. В данном случае роль вспугнутых пока неведомой угрозой лесных жителей с успехом выполнили тетки-торговки и пацаны-спекулянты. Пока полтора десятка советских и с полдюжины прочих неафриканцев продолжали деловито рассматривать, щупать, взвешивать и считать, граждане свободной Анголы уже вставали со своих ящиков и табуреток, крутили головами и вглядывались куда-то вдаль, в направлении давно не работавшей станции Бенгельской железной дороги. Лишь когда на рынке на несколько мгновений неожиданно воцарилась тишина, даже непрерывно матюкавшийся Ильич удивленно закрыл рот, прервал очередной матерный оборот, многообещающе начинавшийся на «Ах ты, бл…дь, хорек краснорожий!..», и попробовал, смешно подпрыгнув на кривых резиновых ножках, разглядеть причину надвигавшейся напасти. В этот момент секундная тишина умерла, сраженная наповал длинной автоматной очередью, раздавшейся метрах в двухстах от лишенной горючего «буханки». И тут все вокруг взорвалось. Торговки разом завизжали и запричитали, хватая свои пожитки, бросая на месте менее ценное и улепетывая куда глаза глядят. В отличие от них, чернокожие «шпекулянты» с посеревшими от ужаса лицами, наоборот, смывались молча и организованно — как будто с ними регулярно проводили учения по внезапной эвакуации из горящего кинотеатра. Словом, мирная «праса» превратилась в толпу бегущих от невидимого пока огня животных. Кучка советских стояла среди разворачивающегося действа с полными изумления лицами и открытыми ртами. Первым, как и можно было ожидать, очнулся предводитель коллектива.

— УНИТА!!! — заорал Ильич, метнувшись было к мертво стоявшей на приколе «буханке». Очевидно, он подумал, что сбылись пророчества о возможности внезапного прорыва партизан в родной город товарища Савимби. Вспомнив об отсутствии бензина, полковник выдал очередную порцию ругательств и заметался, очевидно пытаясь решить, что же делать в ожидании скорого появления атакующих широким фронтом повстанцев. — Дай автомат! — в какой-то момент прокричал он Лейтенанту.

— Так ведь я его на рынок всегда незаряженным беру! Вы же сами приказали! Чтобы вы никого сгоряча не пристрелили! — растерянно ответил тот, все же отдавая начальнику свой «Калашников».

— Ильич, какой автомат? — отозвался Семеныч. — Давай смываться! Вместе с черными! Какого янычара мы тут еще стоим?

Ильич в отчаянии отшвырнул в красную пыль лишенное боеприпасов оружие и прорычал:

— Не могу!!! У меня в «буханке» товару на тыщу баксов! И что, бросать теперь все на хрен?!

И тут стало ясно, что убегать уже поздно. Именно в то мгновение, когда вернулся дядя Миня с двумя бутылками красного бензина в дрожащих от страха руках, нагрянули партизаны. Они возникли вдруг, как будто из воздуха, одетые в ярко-зеленую форму, рослые и тяжело вооруженные. Они настигали убегавших от них спекулянтов и, торопливо связав им руки за спиной, двигались дальше, к следующей жертве. Спекулянты обреченно садились прямо в пыль. Многие из них по-детски рыдали. Почему-то в царившем на рынке бардаке единственными сохранявшими полное спокойствие оказались одноногие и однорукие инвалиды. Они не проявляли никаких особых признаков волнения и с интересом наблюдали за происходящим. Педро Лука, заметивший Лейтенанта, даже приветственно помахал ему рукой. И тут до нашего героя, пришедшего было в отчаяние от перспективы бесславного плена, что называется, дошло. Звезды встали на нужные места, кусочки мозаики сложились в картину, и он понял суть происходящего.


— Мучить будут! С живых кожу сдирать! — потерянно ахнул дядя Миня, разинув акулью пасть и замерев со своими пластиковыми бутылями. Лейтенант мстительно подумал, что сейчас парторг вновь описается. Он угадал.

— Так, бл…дь! — принял для себя решение Ильич, подтвердив это употреблением столь любимого советскими военными слова. — Сдаемся организованно и достойно! Первым делом переведешь им, — командирским голосом обратился он к Лейтенанту, — что мы не кубинцы! А то, суки, застрелят на месте и фамилию не спросят!

Как бы в подтверждение этих слов в нескольких местах рынка одновременно раздались выстрелы и крики. Советники разом вздрогнули. Тем временем полковник торопливо отстегивал кобуру с пистолетом. У дяди Мини подогнулись худые ноги, и он сел на красную землю, обхватив в отчаянии голову. Наверное, именно так сдавались не знавшим пощады белорусским партизанам застигнутые врасплох немецкие каратели.

— А ведь я партооорг!!! — трагически промычал он, ударив себя по колену огромным конопатым кулаком, который так не вязался с жалким темным пятном на камуфлированных брюках.

— Точно! Вот тебя, Миша, как комиссара, первым на кол и посадят! — помог ему Семеныч, обменявшись с Лейтенантом насмешливым взглядом. Судя по всему, он тоже понял, что им совсем не грозят пленение, муки и неизбежная смерть.


И вот наступил момент истины. Повстанцы наконец узрели сиротливо стоявшую посреди опустевшего рынка «буханку» с одетыми в военную форму белыми людьми, по-овечьи столпившимися вокруг нее. Двое из них отвлеклись от преследования гражданского населения и подошли к советникам.

— Нихт шиссен! — пробормотал дядя Миня просьбу не стрелять на недоученном в школе иностранном языке, роняя крупные слезы и утирая сопли со своей красной рожи.

Два негра с потрепанными «Калашниковыми» в крепких руках с удивлением посмотрели на него и встали на страже у захваченного автомобиля и его неудачливого экипажа. Третий громко позвал кого-то с другого конца «прасы».

— Наверное, офицера зовет! — вполголоса пробормотал Ильич, бдительно следя за происходящим и сверкая подслеповатыми голубыми глазами из-за толстых очков. — Не забудь же, б твою, перевести, что мы не кубинцы!

Но когда через минуту подошел партизанский командир, Ильич не дал Лейтенанту вымолвить и слова. Бросив партизану под ноги кобуру с «макаровым» и подняв руки, полковник заорал:

— Эй, порра па![12] Камарада! Тьфу, блин, то есть господин, сеньор, мистер! Сомош асессореш![13] Русские мы, понял ты, долбо…б! Но фогу, не стреляй, обезьяна, компрендеш?[14] У меня тут в машине три насоса топливных от «МиГ-21»! Помпа классная от самолета! Качай-качай! Много динейров[15] стоит! Понял, хер моржовый?

И Лейтенанту:

— Чего он, падла, лыбится? Чего я смешного сказал?

Лейтенант с удовольствием перевел несколько фраз, с улыбкой сказанных чернокожим командиром роты ангольской военной полиции:

— Товарищ полковник, капитан Пинта приносит извинения за неудобства, причиненные нам в связи с мероприятиями по призыву в армию!

— А?

— Хер на! Проверка связи, Ильич! — вмешался Семеныч, едва сдерживая смех. — Это не УНИТА! Это анголане облаву устроили, новобранцев ловят! Так что насосы от «мигарей» ты лучше не им отдавай, а верни туда, где их сп…здили!

— Всо холосо, товалиси! — с улыбкой подтвердил «партизанский командир» и выпускник Казанского бронетанкового училища, четко, как и учили советские преподаватели, отдав им честь.


Когда вскоре «буханка» вернулась в расположение бригады, капитан Коля, оторвавшись от починки разобранного приемника и увидев потерянные лица Ильича и дяди Мини, с удивлением спросил:

— Что? Пиво не продалось? Или картошки опять не было?

Лейтенант и Семеныч заухмылялись. Ильич сглотнул и, наверное, в первый раз в жизни не ответил чередой гадких матюков. Парторг лишь затравленно посмотрел на еще не успевшие высохнуть штаны.

* * *

Вечером Лейтенант принял приглашение Сашки и пошел на ежевечернюю пьянку в квартире с привидениями. Ему с трудом дался вечерний перевод новостей: он так и не смог пока отойти от событий прошедшего дня. Его мучили мысли о природе и смысле случайно перехваченного радиообмена. Но еще больше он размышлял о том, что могло бы случиться, если бы вместо военной полиции Западного фронта на рынке действительно появились партизаны УНИТА. Если бы это произошло, то сейчас бы он — связанный, избитый и бдительно охраняемый — ковылял по покрытой клочковатыми кустами и рощицами деревьев саванне. Скорее всего, партизанские тропы привели бы небольшую колонну в сопредельные государства — для допросов людьми с ярко выраженным американским акцентом. Либо на юг — в Жамбу, временную столицу вождя повстанцев Савимби. Лейтенант был молод и неопытен, но точно знал: он жалел бы о потерянных на рынке секундах всю оставшуюся жизнь. Наш герой размышлял о том, кто был бы виноват в этом. Ильич, не давший ему зарядить автомат? Этот стяжатель, не позволивший вовремя отступить из-за украденных насосов? Этот трус, бросивший под ноги свой пистолет? Или он сам, офицер Генерального штаба, столь гордящийся своей принадлежностью к элите Советской Армии? Да, он был неопытен! Да, он ждал приказа! Да, вина лежала бы на его командире! Но почему же тебе по-прежнему так стыдно вспоминать произошедшее? Не потому ли, что ты и сам дал слабину и просто ждал развития событий? Вместо того чтобы как минимум бежать за базарными торговками? Или, как положено солдату, отобрать у предавшего их Ильича пистолет и умереть в бою? Он не знал, что на разных этапах истории подобные вопросы задавали себе миллионы солдат всех времен и народов, попавшие в плен из-за своей или чужой глупости, трусости, недостаточной решимости или просто нелепой случайности. Лейтенант не осознал еще, как ему повезло. Ведь после сегодняшних событий он точно знал: судьба мужчины всегда находится в его собственных руках. И только от него самого порою зависит, какой поворот она совершит через мгновение, в течение которого он смог или, наоборот, не сумел сделать правильный выбор.

В общем, в проклятой квартире он появился хмурым и каким-то разбитым. Холостяцкое жилище Сашки и Тюленя было наполнено весельем, нетрезвыми людьми и сигаретным дымом. Ни приличное количество португальского вина, ни оказавшаяся участницей веселья Таня не смогли вывести Лейтенанта из депрессивного состояния. Мало того, он впал в еще большее отчаяние, увидев, что наглец Сашка начал ухаживать за его пассией, подливая ей в бокал вино, рассказывая о своих фронтовых приключениях и невзначай прижимаясь к изящному бедру девушки своей мускулистой ляжкой. Казалось, что Тане, иногда бросавшей в сторону Лейтенанта испытывающие взгляды, эти ухаживания нравились. За развитием ситуации ревниво следила Эвелина, которая уже успела поссориться с мужем и выбежать куда-то туда, в ночь. Но Сашка в этот раз и не подумал преданно следовать за нею. За Лейтенантом, в свою очередь, тревожно наблюдала неравнодушная к нему «прапорщица» Надя. На всю эту компанию, изображавшую безудержное веселье и радость общения, печально смотрели невидимые им привидения двух супружеских пар, погибших в этих стенах. Они-то уже знали о мудрости предков, которые не ждали ничего хорошего от страстей представителей двух полов, волей обстоятельств закупоренных в пространствах, ограниченных стенами и возможностями выбора. Будь то корабль, гарем, полярная станция или советская военная миссия в Анголе.

В какой-то момент Лейтенант решительно встал, ощутив при этом сильную боль в висках, и отправился спать. Таня, которую уже давно начало подташнивать от назойливого внимания мальчика Сашки, бросила вслед Лейтенанту оскорбленный взгляд. Возвращаясь вскоре в квартиру родителей, она на секунду остановилась у дверей жилища нашего героя. Девушка даже подняла было руку, чтобы постучать, но замерла в нерешительности и, поколебавшись, медленно пошла дальше.

Глава 11

«Известия», 10 сентября 1989 года

УНИТА УГРОЖАЕТ

«В представительство Международного комитета Красного Креста (МККК) в Народной Республике Ангола на днях было подброшено „послание“ группировки УНИТА с требованием прекратить полеты самолетов этой гуманитарной организации с продовольственными грузами в южные районы страны. В противном случае, говорится в нем, УНИТА не ручается за безопасность сотрудников МККК».

Утро запланированного вылета в Луанду выдалось не по-летнему пасмурным. Над затихшими кварталами вилл, отдыхавших от традиционных излишеств пятницы, над минными полями штаба фронта, на которых этой ночью нашли свою смерть еще двое самовольщиков, над пустым пока рынком, пахнувшим дымом и человеком, нависли плотные темно-серые тучи. Собравшиеся в столицу за «Совиспаном» и приключениями советские, съехавшись в аэропорт, обеспокоенно поглядывали на это атмосферное явление.

— Как после ядерного взрыва! — прокомментировал Семеныч. По-видимому, он хотел добавить еще пару нелестных слов, но, покосившись на жену Галю, решившую сопровождать его в столичной командировке и оживленно болтавшую с Таней, решил воздержаться.

— Мм-да, — добавил Михаил Петрович, — могут ведь и не прилететь!

В отсутствие объединенной системы контроля полетов летать в Анголе предпочитали исключительно в ясную погоду. То есть когда можно было разглядеть характерные ориентиры, вроде океанского побережья, гор или рек и не пересечь — не дай Бог! — границу с каким-нибудь недружественным соседом. Такое тоже случалось, и летчики вспоминали о подобных инцидентах без всякого восторга. Старшим группы отправляющихся за «Совиспаном» аргонавтов назначили похожего на доброго медведя артиллериста. Он уже с утра успел расстроиться, когда обнаружил, что успевшая стать любимицей миссии Таня получила разрешение взять с собой в Луанду мартышку Машу. Дело в том, что, по информации связистов, в «зоопарке» центральной миссии проживал одинокий самец Степан. Сейчас Маша, в ожидании свидания с упомянутым молодым человеком, незаметно для всех боролась с узлом веревки, пока что удерживавшей ее на месте.

Оптимизма по поводу появления «бортов» прибавили сновавшие по летному полю кубинцы. Пообщавшийся с ними Лейтенант весело сообщил хорошую новость:

— Кроме «Ильюшина» для местных, кубинцы на сегодня запланировали два «Антея». Один — для техники и один — для гробов! Я договорился с зампотылом танковой бригады, он обещал, если что, пустить нас в тот, что с «двухсотыми»!

— Какие гробы? — спросила его внезапно побледневшая Таня, очаровательно смотревшаяся в открывающем юную упругую грудь трикотажном сарафанчике и бейсбольной кепке с торчавшим из-под нее пучком светлых волос. — Какие еще двухсотые?

— Лейтенант, — недовольно прошептал на ухо нашему герою Михаил Петрович, — ты чего зря девчонку пугаешь?

Семеныч тоже недовольно покосился на Лейтенанта. Но делать нечего, пришлось объяснять, что уходившие из Анголы кубинцы забирали все, что могли. Танки, матрасы и даже пустые бочки из-под горючего. В первую же очередь, по личному приказу Фиделя, они эвакуировали тысячи могил своих погибших в боях и умерших от болезней солдат.

— Так ты шо, — встрепенулась хохлушка Галя, — хочешь нас верхом на мертвяках везти?! А ну-ка, иди сюда, благоверный!

Семеныч с тоской во взоре последовал за супругой, решительно шагавшей крепкими ногами в вареных джинсах, и в течение нескольких минут выслушивал все, что она думает по поводу его циничного отношения к женщинам, и о полном неприятии варианта путешествия на гробах. Вернувшись, он хмуро кивнул Лейтенанту:

— Пошли, я там начальника бригадной разведки вижу, попробуем договориться!


Его коллега из кубинской танковой бригады был улыбчивым негром спортивного вида с неизменной сигарой и весьма своеобразным чувством юмора. За обменом свежими неприличными анекдотами последовало обсуждение предстоявшего через неделю товарищеского матча между сборными Западного фронта и кубинской бригады. Семеныч задал вопрос, сколько бойцов потребуется для охраны местного стадиона во время столь важного общественного мероприятия. Кубинец на секунду задумался и ответил:

— Сто ангольцев, двадцать кубинцев или пятеро русских!

Лейтенанту показалось, что тот не шутил, а потому он решил запомнить упомянутые численные соотношения на будущее. Семеныч уже было собрался перейти к обсуждению основного вопроса — как бы присоседиться не к полусотне разложившихся трупов, а к пережившему взятие Берлина и Карибский кризис древнему «Т-34», но тут в нагрудном кармане куртки кубинского разведчика раздался характерный треск полевой радиостанции. Потом послышались фразы на английском языке с ярко выраженным славянским акцентом. Кубинец тут же достал «уоки-токи» — небольшой аппарат защитного цвета с надписью «Моторола» — и поднял его так, чтобы радиообмен был услышан и его советскими коллегами. Как стало понятно, на связь с диспетчером аэропорта Уамбо вышел экипаж советского «Ил-76», приближавшегося к городу. Перспектива путешествия на гробах или с бронированным чудовищем стремительно таяла вместе с рассеивающимися прямо на глазах облаками. Семеныч радостно хлопнул кубинца по крепкой спине, выплюнул взятую из вежливости сигару и направился с докладом к супруге, хмуро ожидавшей его, держа под руку запуганную Таню. Минут через десять из-за облаков появился огромный силуэт советского самолета. Как раз, когда Лейтенант подумал, а на каком, собственно говоря, расстоянии могла действовать американская карманная радиостанция, среди кубинцев началась непонятная суета. Со стороны казалось, будто они играли в футбол, но никто не успевал задержать катящийся среди обутых в «антикобры» ног мяч. Мячом оказалась обезьяна Машка, несущаяся к своему мужчине — Лейтенанту — с уже упомянутой «Моторолой» в зубах. Судя по напряженному лицу бежавшего за ней кубинского разведчика, именно он пострадал от очередной шалости шкодливого примата. От неминуемого наказания Машку спасло лишь то, что, бросив наконец продолжавшую тарахтеть голосами игрушку, она, как всегда, запрыгнула на грудь нашего героя, а на перехват кубинца мгновенно выступила очаровательница Татьяна. Инцидент оказался быстро исчерпан, но Михаил Петрович приказал привязать Машку к скамье на все время полета, вполне справедливо опасаясь, что неуемное животное может найти себе занятие и на борту летающего грузовика. Когда «Ильюшин» уже мчался на взлет, сидевший рядом с Лейтенантом Семеныч сказал ему на ухо:

— Десятки километров!

Наш герой непонимающе посмотрел на подполковника.

— С самолета «уоки-токи» берет за линию горизонта! Усек? Наши «Зодчий» и «Земля» могли общаться с помощью такой же машинки!

На противоположной стороне ребристого корпуса самолета оживленно болтали Галя и Татьяна. Бремя от времени Таня ловила вороватые взгляды небезразличного ей молодого человека и заговорщицки улыбалась ему. Лейтенант млел от простого щенячьего счастья и, не способный сдержаться, улыбался в ответ. В этот момент ему было глубоко наплевать на то, с помощью чего его загадочные соотечественники общались друг с другом. Семеныч мгновенно понял причину невнимания своего юного коллеги. Поняв же, вздохнул и оставил парня в покое.

* * *

На следующий день в Луанде уже знакомый нам по первым главам советник начальника разведки ангольских вооруженных сил и по совместительству полковник ГРУ СССР по прозвищу Вань-Вань внимательно читал документ, предложенный ему только что прилетевшим Семенычем:[16]

— «РадиосетьБриндеГенерального штаба УНИТА, перехват с входящим номером 161 39, код дешифровки…» Датирован прошлым четвергом. Почему ко мне попал только сегодня, в субботу?

— Так сначала дешифровка подкачала, у них компьютер завис, а потом и у нас-то всего один переводчик, да и тот новенький!

— Ну ладно… «Довожу до вашего сведения, что поведение капитана Фелину Жушту Капуту, начальника сектора связи, и ранее не раз вызывавшее нарекания, становится вовсе невыносимым…» Это что, донос? «…Указанный офицер отличается высокомерием, презрительным отношением как к сослуживцам, так и к начальникам. Капитан Фелину постоянно конфликтовал с нашим бывшим командующим полковником Муэссенге, с подполковником Виниомбу, а также с офицерами Шакута Омбе и…» Неразборчиво «…Капитан Фелину постоянно требует к себе особого отношения, предоставления ему особых привилегий и проч. Указанный офицер постоянно игнорирует распоряжения вышестоящего командования и чинит различные препятствия в его работе…» Как ты думаешь, Семеныч, сколько осталось времени у нашего друга Фелину, пока донос пройдет по команде?

— Судя по предыдущему опыту, неделя-полторы! Коль он не на передовой, то они сначала не спеша обсудят, прикинут, а уж потом сделают оргвыводы…

— «…21-го июня вечером, в 20.30 в землянке НШ фронта капитан Фелину подвергает уничижительной критике майора Шилембу, политкомиссара фронта…» Большая ошибка! «…за якобы допущенные им идеологические промахи в беседе с личным составом, проведенной в полевом клубе базы. Будучи человеком в высшей степени заносчивым, капитан Фелину считает, что на всем фронте ему нет равных по образованности и идеологической подкованности…» Ты прав, Семеныч! Этот парень — прекрасный материал для агентурной вербовки! К тому же, как начсвязи сектора, он должен знать все новые шифры! Но потянет ли все это на арест или даже на понижение в звании?

— А вы читайте дальше, товарищ полковник!

— «Между тем, в его прошлом отмечаются любопытные факты, имеющие отношение к нынешним событиям. Так, еще в 1980 г., будучи рядовым радистом-оператором в 35 ВО, пререкался с тогдашним командиром батальонаБате-Кубану“, а ныне подполковником Калутотой в связи с тем, что ему, видите ли, не были выделены ботинки…» Ну слушай, вот это досье! Представь, чтобы у нас, в Советской Армии, кто-то про ботинки спустя десять лет вспоминал! И это все его грехи?

— Иван Иваныч, дочитайте, пожалуйста!

— «В начале 1987 г. вступил в интимные отношения с супругой Мануэля Танико из Луанды, в настоящее время командующего…, пока тот находился на передовой… — Ага, понятно! — …затем капитан Фелину вступил в половую связь с женой бывшего политкомиссара нашего фронта подполковника Юлангонго, которая от этого забеременела и сделала аборт с помощью военврача Фредерику, начальника Центрального военного госпиталя. С тех пор между капитаном Фелину и политкомиссаром сохраняются натянутые отношения…» Ну слушай, наш котяра везде успел наследить! Ай да молодец! Ай да связист!

— Вот именно! Так что разжалованием парень, если что, может и не отделаться!

— «Эти и другие сведения получены от нашего информатора Алвеша Калупотеки, работающего в службе связи… — Войдет стукач Алвеш в историю! — …В беседе со мной в январе с.г. капитан Фелину признался в том, что раньше он частенько покуривал „льямбу“ (примечание переводчика расшифрованного донесения: местная разновидность марихуаны). Судя по его поведению и другим фактам, он сохраняет верность этой привычке и поныне…» Та-ак, и подписанты… Однако!

— В общем, товарищ полковник, кадр что надо! Умник, бабник, да еще и травой балуется! По-моему, надо срочно засылать агента, вербовать, вытаскивать, пока парня в расход не пустили!

— Согласен! Сегодня же поговорю с подсоветной стороной! Только надо будет каждый день контролировать, а то ты же их знаешь! Да, пока не забыл! В понедельник нам нужно поучаствовать в совещании в штабе ВВС!

— Так нам же «Совиспан» для фронта получать!

— Получишь! Все равно корабль еще не разгрузили! Смотри, кстати, чтобы вас там в миссии не припахали в качестве грузчиков!

— А что, нынче негров не хватает?

— Не негров, а местного населения! Их-то хватает, да нашим сволочам валюты жалко! А ангольцы заряжают, как будто наше барахло таскают не нищие африканцы, а голландцы в Роттердаме!

— Ну ладно, а о чем совещание?

Полковник оглянулся по сторонам и перешел на полушепот:

— О том, как бомбить Жамбу, столицу Савимби!

Семеныч пожал плечами: сам он не моргнул бы и глазом, даже если бы ему предложили обсудить бомбометание по Йоханнесбургу (такое совещание, кстати, имело место каких-то полтора года назад!).

— И возьми на совещание своего нового парня!

— Кого? Лейтенанта? Не рано ли ему?

— Ничего! Пусть учится, как Родину любить! Что-нибудь еще?

— Да нет, Ван Ваныч, в остальном у нас херня всякая! Вы же знаете, после того как JVC призвал народы Африки к миру…

— Ладно, хватит! Не трави душу! Ты же знаешь: я вслух материться не люблю!

Глава 12

«Красная звезда», 4 апреля 1990 года

ПОЛУПРАВДА. О ЧЕМ УМОЛЧАЛ АРТЕМ БОРОВИК?

«Афганская война… Надо ли говорить, как нужна нам правда об этой противоречивой странице нашей совсем недавней истории? С надеждой именно на такой честный подход приступал я к чтению повести А. Боровика „Спрятанная война“… Но вот прочитал повесть, и в голове один вопрос: „За что же нас, „афганцев“, вот так?“

…Каким предстает „афганец“?.. Жестоким и бесчеловечным… Оккупантом, который пришел жечь, убивать, грабить. Морально разложившимся, наркотиками и водкой заглушающим боль от нравственного падения… Посмотрите, каким обыденным предстает со страниц этой книги такой… эпизод, как грабеж десантниками афганского дукана… С удивлением узнаю, что, оказывается, все женщины, приехавшие в Афганистан, только и делали, что занимались развратом… Нет, недостойное это занятие для журналиста — тиражировать „кухонные“ сплетни, навешивать грязные ярлыки на женщин, принявших на свои плечи столь трудную ношу войны… Один из героев Боровика живописует, как офицер запрещает солдатам оказывать помощь подорвавшемуся на мине крестьянину: это, мол, враг, пусть помучается. Где, в каком кошмарном сне могло привидеться такое?»

Подполковник Ю. Проворов

Тем временем Лейтенант, его друг Олег, прибывший за «Совиспаном» с Восточного фронта Рома, Галя и Таня Фридриховская прохлаждались на пляже. Сюда они попали в «организованном порядке», то есть с помощью старенького автобуса производства Львовского автозавода и под начальством специального дежурного офицера. Таковым, по случайному совпадению, оказался наш знакомый Антилопа. Он, как и все остальные мужчины с не умершей пока детородной функцией, был сражен лучистым обаянием Тани Фридриховской, но произвести на нее ответное впечатление ему пока не удалось. Антилопа выдвинулся в расположение пляжа на своем «мерседесе» и, натурально, предложил Тане составить ему компанию, но очаровательная девчонка предпочла душный автобус и общество тех, кого он презрительно называл «аналитиками». Сейчас, когда военные и их родственники наслаждались послеобеденным солнцем, пивом и изумрудной водой тяжело накатывавшегося на белый песок океана, он уныло потел в форме, нюхал свои пахнувшие мертвым котом носки и почесывал прыщ, некстати выскочивший посередине мужественного подбородка. Висевший на боку модный «скорпион» в замшевой кобуре, равно как и подержанный «мерседес», не вызвали у лакомой фемины никаких романтических позывов. Покрикивая на советских солдат, бдительно следивших за поверхностью Атлантики в поисках акульих плавников, Антилопа с вожделением разглядывал ладную фигурку наслаждавшейся жизнью Татьяны и угрюмо винил свой (действительно мерзкий!) прыщ в том, что его мускулистый торс и напористое поведение пока не достигли столь желаемого результата.

Рома, который успел загореть до черноты, со своими коротко постриженными светлыми волосами, выглядел как образцовый ариец с гитлеровских плакатов. «Наверное, — подумал Лейтенант, — его прабабка таки уединилась в сарае с немецким гренадером!» Впрочем, ему тут же стало стыдно за подобные мысли. Роман, с интересом поглядывая на грудь Татьяны, неизбежно выглядывавшую даже из достаточно целомудренного синего купальника «Адидас», рассказывал анекдот:

— На асфальтовой дорожке в военном городке встречаются два майора. Прошли, не отдав чести друг другу. Тут же поворачиваются и давай: «Ты чего мне честь не отдал? А ты чего? А я майор! А я тоже майор! А мне тридцать лет! И мне тридцать лет! А у меня жена! И у меня жена! А я в академию поступил! И я поступил! А у меня по боксу первый разряд! А у меня по борьбе! А я вешу восемьдесят кило!». И тут — бах! Второй майор замолчал и первому честь отдает! Тот опешил и спрашивает: «Ты чего?». А второй и отвечает: «А я ровно на двести грамм легче тебя! Потому что я на тебя хер ложил!».

Лежавшие на ослепительно белом песке Галя и Олег искренне рассмеялись над еще не самым пошлым военным анекдотом. Пока Лейтенант смущенно морщился, а Рома оглушительно ржал, обнажая прекрасные зубы, Татьяна молча встала и пошла к медленно набегающим волнам. Наш герой подавил в себе инстинктивный порыв немедленно подскочить и, как загипнотизированный, пойти вслед за нею.

— М-да, — философски заметил Рома, — будто в военных городках и не жила! Словно большевики ее из Смольного выгнали! Прямо в купальнике!

— Не приставай к девочке! — вступилась Галя, сидевшая упираясь руками в песок. — Ей еще и восемнадцати нет! И слава Богу, что отец толковый, вовремя в Москву перебрался! Не то что мой благоверный — полжизни по Союзу таскается!

Опытный Рома тут же оценил и игривый тон, и не совсем почтительное упоминание «благоверного», и слегка расставленные крепкие ляжки офицерской жены.

— А не искупаться ли и нам? — Рома выпрямился во весь свой почти двухметровый рост и протянул Гале крепкую руку.

Судя по лицу жены Семеныча, на котором вдруг появилось обреченно-покорное выражение уже принявшей внутреннее решение самки, Лейтенант мог смело поспорить, что рыцарский жест богатыря-блондина не останется без ответа. К сожалению, спорить было не с кем. Рома рывком поднял бойкую хохлушку (так, что она, кокетливо ойкнув, на мгновение прижалась к нему жаркой грудью в цветастом купальнике), и они направились к океану, вполголоса о чем-то беседуя. Судя по смущенно-смешливому тону Галины, они не поднимали ни тему уверенно набиравшего темп процесса ядерного разоружения, ни, уж тем более, перспективы решения жилищной проблемы в СССР к 2000 году.

— Смотри, как она бедрами восьмерку пишет! — цинично прокомментировал Олег, подставляя палящему африканскому солнцу бледный живот и наблюдая за быстрой трансформацией Гали из тридцатилетней матроны с явными признаками двух успешно прошедших беременностей в призывно виляющую еще аппетитным задом девчонку-шалопайку.

Лейтенант хмуро промолчал: он хорошо относился к Семенычу и не одобрял пляжного флирта жены старшего по званию коллеги. Навстречу завизжавшей вдруг Гале, влекомой в зеленые волны амбалом Ромой, вышла накупавшаяся Таня. Она с удивлением посмотрела на взбесившуюся от жары старшую подругу, слегка пожала плечами и вернулась к двум переводчикам, с удовольствием поглядывающим на ее быстро смуглеющую фигурку. Она, в свою очередь, внимательно посмотрела на Лейтенанта, провела прохладной ладонью по его плечу и плавному изгибу бицепса и озабоченно сказала:

— Молодой человек, по-моему, вам пора в тень!

Тот, тоже подозревавший, что к вечеру может покрыться волдырями, испытал новый приступ счастья: солнечная волшебница заботилась о его здоровье! Ради этого он был готов обгорать на солнце каждый день!

— Вот только чего-чего, а тени здесь нет и в помине! — ответил за своего товарища Олег.

Со стороны океана донеслось призывное повизгивание Галины, вокруг которой, как акула; кружился явно дающий волю рукам Роман. Раздался громкий звук захлопывающейся автомобильной двери: это Антилопа, окончательно расстроенный чужими успехами, сел покурить в раскаленном, как сковорода, «мерседесе».

Часам к шести утомленные солнцем, пивом и океаном граждане страны, без особого толка занимающей одну шестую часть суши, погрузились в свой уродливый, но честный автобус и направились в миссию. Галя целомудренно села на одиночное сидение недалеко от водителя. Наглый ловелас Роман устроился напротив нее. Он не стал надевать тенниску и всю дорогу смущал вспомнившую юность дамочку своим мощным торсом и неугасаемой эрекцией, демонстративно проявлявшейся под его спортивными брюками. Роман, не отрываясь, пристально смотрел на пойманную в сети его мужского обаяния фемину. Галя старалась делать вид, что не замечает этого бесстыжего красавца арийского происхождения, и постоянно одергивала коротенький сарафанчик, с трудом скрывавший ее вполне еще аппетитные бедра. И то, и другое удавалось плохо: время от времени Галя, упорно разглядывавшая унылые пейзажи за открытым окном, не выдерживала, бросала короткий взгляд на уже мысленно овладевшего ею ухажера и смущенно улыбалась. Лейтенант, Таня и Олег с любопытством следили за сей незамысловатой любовной игрой. Насмотревшись, Олег рассказал очередной анекдот:

— В двухместное купе спального вагона садятся молодая девушка и «лицо кавказской национальности». Кавказец тут же молча уставился на свою соседку. Той, естественно, стало не по себе, но говорить ему что-либо она не стала. Так они и сидели: девушка глядя в окно, а кавказец — пожирая ее горящими от страсти глазами. Но вот наступил вечер, пора ложиться спать. Девушке, разумеется, захотелось переодеться, и она наконец решилась обратиться к своему соседу с просьбой покинуть купе на какое-то время. Но не успела она вымолвить «Простите, не могли бы вы…», как кавказец зарычал: «Конэчно, хочу!!!».

Лейтенант рассмеялся: анекдот был, что называется, «в точку». Таня не присоединилась к мужскому веселью. Галя вдруг покинула свое место, решительно подошла к нашим друзьям и, сев рядом с Татьяной, притворно сердитым и абсолютно счастливым голосом прошептала:

— Нахал!


Когда автобус, натужно рыча страдающим от возраста, металлических болезней и жары двигателем, наконец въехал в ворота миссии, хранившая в течение поездки молчание Таня вдруг наклонилась к собравшемуся выходить Лейтенанту и прошептала на ухо:

— На ночь я вас намажу простоквашей! Я, как знала, сегодня в столовой выпросила!

Перегревшийся на солнце Лейтенант не сразу понял смысл сказанного. Жаркая волна крови прошла по его телу и ударила в голову. Его хватило только на то, чтобы просто кивнуть в ответ.

— Но сначала — в зоопарк! Проведаем Машеньку и Степана! Надеюсь, не возражаете?

Никаких возражений у Лейтенанта, разумеется, не возникло. Зато, пожалуй, в первый раз со времени первой встречи, у его пока чисто романтического чувства проявилась новая грань. Это было не животное желание уже познавшего женщин двадцатипятилетнего самца. Не напоминало то, что он чувствовал, и неожиданную страсть к красивой девушке, появившуюся у пресытившегося сорокалетнего мужчины. Когда молодой офицер представил себя наедине с Татьяной, размазывающей по его обгоревшему телу прохладное скисшее молоко, он вдруг почувствовал в себе сладкое предвкушение самого чудесного мига юношеской любви — первого поцелуя.

* * *

Уже на подступах к «зоопарку», который и здесь, в военной миссии Луанды, находился возле кунга с радиорелейной станцией связи, стало понятно, что происходит что-то неладное. Таня и Лейтенант еще издалека услышали крики и приглушенную ругань. Когда они приблизились к охранявшему миссию броневику, то сразу поняли, что этот шум и суету вызвали Маша и Степан. Привезенная из Уамбо мартышка, обладавшая природным талантом к развязыванию узлов, помогла себе и своему новому другу — суровому и невозмутимому самцу Степану — освободиться от пут. После этого двое приматов не нашли ничего более интересного, как пробраться через открытый боковой люк в БТР и запереться изнутри. Лейтенант и Таня подошли к камуфлированной зелеными, бурыми и желтыми пятнами бронемашине в тот момент, когда начальник радиостанции пытался, прислонив рот к бойницам, ненатурально ласковым голосом взывать к совести спрятавшихся там обезьян. Как можно догадаться, получалось это у пожилого старшего прапорщика не очень хорошо:

— Степан, Степа, Степочка, ну выйди, родной, ну чего тебе там нужно? Там же темно, душно, там кушать нечего! — упрашивал толстый и сильно потевший от жары и волнения ветеран вооруженных сил.

— Товарищ прапорщик! — вдруг потерянным голосом обратился к нему один из солдатиков.

— Чего тебе? — прорычал тот, отвлекаясь от своего ласкового монолога.

— Еда там есть! Мы в БТР несколько связок зеленых бананов дозревать положили!

Прапорщик поднял к небу полное лицо с таким страдальческим выражением, будто собирался обратиться с молитвой к самому главному генералу Вселенной. Впрочем, вместо молитвы он прошептал нехорошее ругательство. В этот момент башня броневика, из которой торчал толстый ствол крупнокалиберного пулемета, ожила и совершила полный поворот. Солдаты инстинктивно присели. Обезьяны явно не теряли времени.

— Он заряжен? — задыхаясь от ужаса, спросил толсторожий прапорщик, с тревогой поглядывая на ствол пулемета, то опускающийся вниз, то поднимающийся к небу.

— Так точно! — испуганно ответил один из стрелков охраны. — Как и положено! Мы же тут в состоянии постоянной боевой готовности!

— Какая еще, мать вашу, готовность! — слезливо запричитал уже готовый пойти под суд «кусок». — Я что, не знаю, как вы в нем уборщиц трахаете!

Тут внутри БТР раздался хлопок, и послышались приглушенные визги напуганных чем-то мартышек.

— Гранаты?! — в отчаянии присел прапорщик.

Но один из солдат, переглянувшись с товарищами, ответил:

— Товарищ прапорщик, гм, у нас там был огнетушитель… Так мы там брагу из сахара выдерживали…

— Вы что, б вашу мать, совсем охерели?! — завизжал толсторожий. — Представляете, что они там устроят, когда браги попробуют? Да вы понимаете, что такое пьяная обезьяна?!

Хотя никто из присутствовавших еще не видел нетрезвой мартышки, по их удрученным лицам можно было с уверенностью определить, что они примерно представляют себе, как она выглядит. Как будто в подтверждение их опасений, изнутри стали доноситься звуки кавардака немалых масштабов. Маша и Степан наводили порядок в новом жилище. Наконец Таня решила проявить инициативу.

— Ребята! — обратилась она к приунывшим солдатам и их отчаявшемуся командиру. — А что, если мы попробуем?

— Степан незнакомых не признает! — без энтузиазма отозвался прапорщик. — Вам он никогда не откроет!

— А с чего вы взяли, что там мужчина командует? — резонно возразила Таня. — Я-то думаю, что обращаться надо к Маше! А лучше товарища лейтенанта этого никто не сделает! Правда?

Таня похлопала нашего героя по воспаленному плечу. Тот невольно поморщился, кивнул и подошел к броне.

— Машенька, солнышко, мартышенька моя ненаглядная! Выходи к папе, он по тебе соскучился!

Солдаты невольно заржали, услышав эти слезливые призывы. Даже прапорщик, до смерти напуганный предстоявшими разбирательствами с начальством, не смог сдержать улыбку. Таня кинула на них сердитый взгляд.

— Открывай, моя лапонька! Иди сюда, моя доченька! — продолжал сюсюкать наш герой, пытаясь заглянуть внутрь громады броневика. Там наступило затишье, лишь иногда прерываемое невнятными звуками, подозрительно напоминавшими икание.

— Может, уснули? — тревожно спросил один из связистов. — Ужрались да попадали?

Но вдруг клацнул замок люка. На глаза не верящих своему счастью связистов оттуда явилась мордочка Маши. Увидев Лейтенанта, она радостно пискнула и протянула к нему так похожие на человеческие ручонки.

— Да ее, бедную, тошнит! — жалостливо произнесла Таня.

Как бы подтверждая правильность догадки, Маша совсем по-людски перегнулась из люка головешкой вниз, и ее вырвало. Из БТР показалась измазанная брагой физиономия Степана, удивительно похожего на вечно пьяного сантехника Кузьмича из московского ЖЭКа Лейтенанта! Он открыл клыкастый рот, икнул, потом громко рыгнул и свалился обратно в бронированные недра боевой машины. Обезьянья оргия закончилась, по счастью, без беспорядочной стрельбы и пьяной езды по миссии на захваченной бронетехнике.

Вытаскивая из загаженного БТР тельце павшего в борьбе с зеленым змием Степана, начальник радиостанции пробормотал нашему герою:

— Слышь, Лейтенант, с меня бутылка! И вообще, обращайся! Всегда поможем!

Лейтенант представил себе двух не в меру инициативных мартышек, пускающих очередь из башенного пулемета по близлежащим правительственным зданиям Анголы. Сначала ему стало страшно. Потом он испытал гордость за предотвращенный дипломатический кризис и подумал, что бутылку ему должен не только товарищ старший прапорщик, но и кое-кто повыше. Впрочем, вздохнул он про себя, осторожно поглаживая саднившие под тенниской плечи, от этих-то он точно никогда и ничего не дождался бы.

Глава 13

«Известия», 15 сентября 1989 года

СОСТОЯЛИСЬ ВСТРЕЧИ

«13 сентября член Политбюро ЦК КПСС, министр иностранных дел СССР Э. А. Шеварднадзе принял заместителя иностранных дел Ирака С. Аль-Фесайла, прибывшего в Москву в качестве личного представителя президента Ирака С. Хусейна…

Выразив удовлетворение высоким уровнем и динамичным развитием многогранных советско-иракских отношений, стороны констатировали наличие благоприятных возможностей для их дальнейшего продвижения и укрепления. Было отмечено важное значение в этом плане интенсивного… советско-иракского политического диалога, особую роль в углублении которого играет регулярное общение руководителей СССР и Ирака — М. С. Горбачева и С. Хусейна…»

«Известия», 26 сентября 1989 года

«Количество граждан ГДР, стремящихся выехать в ФРГ через австро-венгерскую границу, пока не сокращается… Общая численность уже выехавших со дня открытия венгерской границы превысила 20 тысяч…»

Когда Таня с поллитровой стеклянной банкой простокваши в руках и Лейтенант, предвкушающий приятную медицинскую процедуру, подходили к месту проживания Олега, навстречу им попался Семеныч. Молодые люди смутились, вспомнив предосудительное поведение супруги подполковника Галины. Но тот, казалось, не подозревал о назревающем адюльтере и довольным голосом проинформировал:

— Слушайте, Галя решила посмотреть фильм в клубе, какую-то «Ассу»! А я поеду переночевать к нашему с тобой начальнику — Вань-Ваню!

При этом Семеныч подмигнул свойственным лишь советским офицерам образом, давая понять, что «переночевать» на самом деле означало «выпить».

— Ты же не злоупотребляй! — обратился симпатичный подполковник к нашему герою и опять подмигнул. — Нам завтра с утра на совещание в штаб ВВС. Понял?

— Так точно, товарищ подполковник! — автоматически ответил Лейтенант, для которого образ Тани, размазывающей прохладную простоквашу по его горячей спине, полностью затмил реалии военной жизни. Лишь позже он подумал о том, что забыл спросить Семеныча о кассете с записью переговоров загадочных соотечественников — «Земли» и «Зодчего».

— Ну давай! — с этими словами Семеныч поправил на плече ремень тяжелой спортивной сумки. Внутри отчетливо звякнули стеклянные емкости. Семеныч вновь подмигнул — «а я иду на пьянку!» — и быстрым шагом направился к воротам миссии.

В небе над Луандой стремительно догорали короткие ангольские сумерки.

— Боже мой, красиво-то как! — в восхищении воскликнула Таня, глядя на поражавшее воображение пурпурно-багровое великолепие африканского неба над темной линией океана.


Когда они достигли наконец виллы Олега, тот как раз собирался покинуть свое жилище для просмотра столь любимого им кинофильма в офицерском клубе. Увидев юную парочку, он понимающе улыбнулся и проинформировал:

— Только что избавился от Николая Палыча! Помнишь его? Тот, который Терминатор! Киборг-убийца! Кстати, расспрашивал о тебе, но дожидаться не стал!

Лейтенант мысленно поблагодарил Бога, в которого не верил, за несостоявшуюся встречу.

— Раньше десяти не буду! — вновь понимающе улыбнулся его товарищ. — Когда вернусь, постучу!

В темноте не было видно, покраснела ли Таня. Лейтенант, сам густо покрасневший, подумал, что наверняка должна была. Он ошибался. Взяв у уходящего Олега ключи, юный офицер придержал двери Тане.

— Иногда люди ведут себя так, как будто лучше тебя знают, что ты должен делать! — прокомментировал он улыбочки ушедшего друга.

— Возможно, иногда они и правы! — ответила Таня с загадочной улыбкой понимающей жизнь женщины. Несмотря на то что улыбка эта явно диссонировала с ее семнадцатилетним свежим личиком, даже само несоответствие сделало юную очаровательницу еще более желанной.

Таня с любопытством оглядела холостяцкое жилье Олега, скользнула «невидящим» взглядом по фотографиям голых красоток, задержала взгляд на Солженицыне и поставила банку на стол. Вдруг в дверь тихонько постучали. У Лейтенанта екнуло сердце. «Неужели в клубе отменили кино?» — панически подумал он.

Но за дверью оказался заметно возбужденный Роман.

— Слушай, брат, помоги! — громким шепотом обратился он к нашему герою. — Мне тут, понимаешь, кое с кем уединиться надо! Может, в кино сходишь?

Но молодой человек отрицательно покачал головой:

— Извини, Рома, не могу!

— Ну помоги, старик, трахаться хочу — аж зубы свело! — искренне признался Рома. — А я тебе трофейный «Узи» подарю! И жестянку патронов к нему!

— Роман? — вдруг за спиной Лейтенанта показалось улыбающееся лицо Татьяны. — Добрый вечер!

Рома замолчал, сообразив, что здесь ему ничего не светит, и обдумывая другие варианты.

— Ну ладно, тогда пойдем купаться в вечернем океане! — принял для себя решение неунывающий сперматозавр, попрощался и исчез в темноте главной аллеи.

— Патрулю не попадитесь! — тихонько бросил ему вдогонку Лейтенант, но Рома был уже далеко.

— Надеюсь, она понимает, что делает! — озабоченно сказала Таня, имея в виду внезапное увлечение Гали.

И после паузы, улыбнувшись, загадочно добавила:

— Впрочем, сегодня это касается не только ее! Ну что ж, молодой человек, я пойду помою руки, а вас попрошу подготовиться к процедуре!

— А раздеваться как, по пояс? — Лейтенант наивно задал вопрос, вполне стандартный для посещения любой больницы.

— Я вам, уважаемый пациент, пришла спину помазать! — неожиданно сухо ответила Таня. — До остального и сами дотянетесь!


Через пять минут Лейтенант блаженствовал, лежа на животе на кровати Олега. Изящные ладошки Тани медленно и нежно водили по его спине, покрытой одним огромным пятном солнечного ожога. Таня никуда не торопилась и лишь время от времени охала, комментируя тяжесть полученных на пляже увечий:

— Кожа везде облезет! Это уж точно!

Лейтенант лишь утвердительно мычал, боясь, что Таня почувствует в его голосе неестественный хрип возбуждения и испугается. Его знобило от холодной простокваши, призванной облегчить страдания, и от натужного дыхания кондиционера. Поэтому тепло от Таниного бедра ощущалось еще острее, чем это было бы при иных обстоятельствах. Время от времени он ощущал легкий дискомфорт где-то в районе живота: то ли комок ваты в самом матрасе, то ли нечто, спрятанное под ним. Впрочем, вскоре он решил, что во всем, должно быть, виновато физическое проявление его возбужденного состояния. Действительно, указанное проявление вполне можно было бы использовать и в мирных целях — например, для поднятия поддона с кирпичами на крышу строящегося здания. Наконец Таня решила закончить со спиной и тихонечко хлопнула его по скрытому джинсами заду:

— Ладно, так и быть, пациент, повернитесь ко мне, и я займусь вашей грудью!

К удивлению Лейтенанта, в голосе юной блондинки послышалась как раз та хриплая нота, появления которой он так боялся в голосе своем. Наш герой не заставил себя ждать и резво перевернулся на спину. Увидев покрасневшее и какое-то беспомощное лицо Тани, он понял, что сейчас что-то произойдет. Сердце его бешено застучало, к голове прилила кровь, в висках больно заныло. Таня набрала в ладони очередную порцию белой простокваши и, вывалив небольшой кучкой посередине груди молодого человека, стала медленно размазывать ее по обожженному солнцем торсу. Она избегала смотреть в глаза Лейтенанта, и он вдруг отчетливо понял: как только они встретятся взглядом, он должен будет поцеловать ее. Ему не пришлось долго ждать этого момента. Он наступил, когда скользившая по его туловищу рука Тани замерла в глубокой выемке между двух грудных мышц:

— Пациент, да у вас сильное сердцебиение! По-моему, солнце вам не показано!

— А что же мне показано? — низким хриплым голосом спросил Лейтенант, беря маленькие ладошки семнадцатилетней девушки своими более темными ладонями.

Таня наконец встретила его настойчивый взгляд своими лучистыми голубыми глазами. Увидев в них то, что мечтал бы увидеть любой мужчина, он нежно положил ее руки на свою грудь и притянул белокурую головку к своему лицу. Таня не сопротивлялась и закрыла глаза. Очень медленно наш герой покрыл своими губами ее нежные губы и слился с нею в волшебной влаге первого поцелуя. За первым, когда у нее не хватило дыхания, последовал второй, потом третий, после чего они сбились со счета, забыв обо всем на свете. На каком-то этапе его рука, повинуясь древнему инстинкту, потянулась вверх по ткани сарафана и, помедлив, охватила крепкую девичью грудь, прятавшуюся в легком лифчике. Таня тихонько застонала от наслаждения и прошептала: «Боже, как хорошо! Мой мальчик…». После этого Лейтенант совсем потерял голову и попытался освободить девушку от одежды. Она тут же поняла его намерения и не колеблясь решила помочь ему. Привстав над его уже впитавшей простоквашу голой грудью, она — с приоткрытыми губами и помутившимся от желания взором — уже начала было снимать через голову легкое трикотажное платьице, как вдруг произошло нечто абсолютно неожиданное. Потемневшие от страсти голубые глаза московской школьницы вдруг расширились от ужаса. Замерев, она с трудом сдержала крик, приложив ко рту ладонь. Лейтенант, до этого в меру сил помогавший ей избавиться от одежды, тоже замер, пораженный произошедшей в ней переменой.

— Что, Танечка? Что случилось?

— Лежи и не двигайся! И не издавай громких звуков! — с показным спокойствием сказала Таня, не отрывая глаз от какого-то предмета, находившегося прямо за ее возлюбленным.

Лейтенант, повинуясь, замолчал, хотя его и охватил мгновенный озноб страха перед невидимой, а потому еще более пугающей опасностью где-то за его головой. Таня очень медленно, по-прежнему не отрывая глаз от столь испугавшего ее предмета, осторожно опустила руку вниз и подняла с пола свою теннисную туфлю.

— А теперь, — все так же шепотом сказала она, делая медленное движение телом в сторону от Лейтенанта и давая ему простор для движения, — на счет три ты закроешь глаза и ничего не будешь делать, пока я тебе не скажу! Понял?

Лейтенант покрылся испариной. Ему было по-настоящему страшно.

— Таня, что это?

— Змея! — коротко ответила та. — Маленькая пестрая тварь! А теперь делай, что я тебе сказала! Приготовились! Раз, два, три!!!

Лейтенант в ужасе закрыл глаза, над его лбом прошла волна воздуха, раздался звук соприкосновения подошвы с чем-то небольшим, но твердым, а затем и звук удара этого «чего-то» о деревянный пол и жуткое шипение.

— Вставай! Быстро! — Таня выкрикнула это каким-то грудным и жестким голосом. Лейтенант даже в этой ситуации успел подумать, что, судя по всему, у этой с виду столь доброй и обаятельной девушки мужества и силы воли, пожалуй, побольше, чем у многих его знакомых в военной форме. Оказавшись рядом с нею в противоположном углу комнаты, он увидел, что возле стола с никогда не мытой электроплиткой угрожающе извивалась небольшая змейка желто-зеленого цвета. Лейтенант подумал, что уже видел таких прежде. Советские военные называли их «манговыми». Именно из-за них они и не собирали манго в Африке, хотя этот фрукт им чрезвычайно нравился. В отсутствие антидота укус одной из самых ядовитых в природе змей мог в течение считанных минут убить взрослого человека самым мучительным образом.


Пришедший в себя юноша хладнокровно обдумывал варианты дальнейшего поведения. Расстрелять змею из автомата? В такую-то маленькую дрянь еще надо было попасть! Вдобавок, в закрытом помещении, с возможностью рикошета, он скорее убил бы самого себя. Впрочем, автомата все равно не было. Оставить змею в комнате и убежать? Но тогда Олегу пришлось бы ночевать на улице. Наконец он принял решение.

— Таня, выходи из дома! — твердо скомандовал он.

— Что ты собрался делать? — с тревогой спросила она, даже не подумав подчиниться.

— Плясать гопака! — с угрюмым юмором ответил он, надевая «антикобры» Олега и не отрывая глаз от желто-зеленой рептилии, которая, играя кольцами, постепенно приближалась к нему.

Лейтенант взял в руки армейское зеленое одеяло и одним верным движением, будто бросая рыболовную сеть, накрыл одеялом шипевшую гадину. После этого, угадывая ее местонахождение по вздымающейся ткани, он прыгнул на нее и в течение нескольких минут дико топтал, пока на одеяле не появились пятна темной крови.


В этот момент в двери деликатно постучали, и появился пришедший из клуба Олег.

— У них вместо второй части оказался индийский боевик двадцатилетней давности! Господи! Что это у вас? Что случилось?

Лейтенант вместо ответа осторожно поднял одеяло и продемонстрировал растоптанную змею.

— Вот это да! — Олег тоже узнал разновидность мертвой рептилии. — Наверное, с улицы забралась! Такое иногда случается! Мать ты моя женщина, слава Богу, что обошлось! Ух! Давайте выпьем, что ли?

Таня и Лейтенант с благодарностью приняли от него стаканы с португальским бренди и тут же осушили их.

— Не лягу спать, пока не обыщу всю комнату! А вдруг здесь остался ее рассерженный супруг?

— Я помогу тебе! — сказал Лейтенант и обратился к Тане:

— Спасибо тебе, Танюша, за простоквашу! Мне стало гораздо легче!

Таня не стала притворяться. Она обняла его, как обнимают чуть было не потерянных навсегда любимых, и крепко поцеловала в губы.

— Спокойной тебе ночи, мой хороший! — сказала она и ушла в душную, пахнущую экзотическими цветами африканскую ночь.

— Что ж, по крайней мере, я не зря полтора часа высидел в клубе! — прокомментировал Олег сцену расставания. — Давай займемся поисками, а потом врежем еще по стаканчику. А то и по два. А, брат? Считай, твое второе рождение!

Пока они осторожно осматривали комнату в поисках смертоносных гостей, Лейтенант поведал товарищу, что с учетом его путешествия по минному полю это рождение могло считаться третьим. Добравшись в своих поисках до кровати, Олег лишь подивился необычайной способности Лейтенанта попадать в трудные ситуации и с честью выходить из них.

— Ты, парень, в рубашке родился? — рассуждал он, переворачивая матрас. — Таких, как ты, нужно брать с собой космонавтам и прочим работникам опасных профессий! Твоего везения хватит и на тебя, и на…

В этот момент Олег, перевернувший матрас, нашел нечто, что заставило его прервать свой философский монолог и нахмуриться.

— Это, случайно, не твое? — спросил он, показывая целлофановый пакетик с остатками воды и крупинками не успевшего растаять льда. — Может, это тебе Таня к спине прикладывала? Или ты себе — к противоположному месту, чтобы не перегрелось?

Лейтенант отрицательно покачал головой и вдруг вспомнил дискомфорт какого-то бугорка под матрасом. Нахмурившись, он взял пластиковый пакет за край и посмотрел его на свет. В остатках воды он увидел темное пятнышко. При ближайшем рассмотрении им оказалась крохотная змеиная чешуйка.

— Если это то, что я думаю, то ты, Лейтенант, родился не просто в рубашке, а в бронежилете!

Наш герой не стал спорить. Ведь стало совершенно очевидно, что змея оказалась в комнате отнюдь не по своей воле!

— Надо сказать, голова у кого-то хорошо работает! — восхитился Олег. — Лед оказывает сонное воздействие на рептилию, она «отрубается», а когда лед тает под воздействием либо теплого воздуха, либо теплых тел, она, естественно, вылезает и… Как бомба замедленного действия! Гениально! Кто потом обратит внимание на какой-то пакетик!

— А ты уверен, что змея предназначалась для меня, а не для тебя? — неожиданно спросил Лейтенант, уже оправившийся от первоначального шока своего открытия.

Олег сначала побледнел, а потом все же отрицательно покачал головой:

— Нет, брат, я-то обычно сплю в гамаке! А вот кое-чем другим можно заниматься где угодно, но не в большой авоське!

— Кто у тебя был сегодня в течение дня?

Олег почесал полный подбородок:

— Хм, не так уж и много, можно сказать, практически никого и не… Послушай! Ведь заходил Николай Палыч — культурный атташе из посольства! Ну да, кроме него, никого и не было! Он еще о тебе зачем-то спрашивал, выяснял, на какой вилле ты остановился…

— А ты ему говорил, что я могу здесь, на этой кровати, оказаться?

Тут Олег покраснел и, помедлив, ответил:

— Ты знаешь, брат, я действительно мог ляпнуть что-нибудь по поводу тебя, Тани и простокваши!

Разговор двух лейтенантов прервал настойчивый стук в дверь. Не дожидаясь разрешения, ее отворили, и в комнате оказался Роман. Вид у него был очень смущенный. Волосы его были растрепанными и мокрыми. Самым же примечательным фактом оказалось то, что на нем полностью отсутствовала какая-либо одежда, включая и плавки. Предупреждая вопросы ошарашенных коллег, Рома забормотал скороговоркой:

— Пошли с Галиной, гм, искупаться в ночном океане, у костерка на берегу посидеть… Ну и действительно, полезли потом купаться… А негры, суки, прямо у нас на глазах всю нашу одежду утащили!

Борясь с приступом смеха, Олег спросил неудачливого ловеласа:

— Так вы что, без купальников и плавок купались?

— Так ведь ночью всегда голыми купаются! — с некоторым даже удивлением ответил Рома.

— А где Галина? — вспомнил Лейтенант.

— Под забором ждет, пока я ей что-нибудь прикрыться принесу…

— Что, так голой и ждет? — Олег уже не мог удержаться от смеха, представив жену подполковника, члена партии и мать двоих детей, робко таившуюся под забором миссии в чем мать родила, подобно изгнанной из Эдема Еве.

— Нет, блин, — сердито ответил Рома, — с листком фиговым! Хватит трепаться! Дайте мне что-нибудь накинуть! А ты, Лейтенант, мотай к Тане и принеси что-нибудь из Галиных шмоток!

Лейтенант помчался за одеждой, Олег, давясь от смеха, принялся подыскивать хоть что-нибудь, способное налезть на Рому, а сам раздетый неграми богатырь наконец заметил царивший в комнате кавардак:

— А у вас тут что, обыск делали? Повязали, что ли, на чем? — пошутил он.

— Да нет, заначил бутылку «Столичной» и забыл где! Как белка! — невозмутимо ответил Олег. В этот момент он скептически растягивал голубые велосипедные трусы с надписью «Speedo», с сомнением поглядывая то на них, то на чресла белокурой бестии.

— И это я еще не в возбужденном состоянии! — ухмыльнулся Роман, поймав его взгляд. — Давай, попробую!

Когда Рома с трудом натянул изделие из лайкры, в дверях появился Лейтенант с пакетом «Мальборо», набитым женским барахлом. Передавая его Роме, он не смог удержаться:

— Теперь-то понятно, почему Екатерина любила смотреть на гвардейцев в лосинах!

Роман вновь самодовольно ухмыльнулся и растворился в ночи, отправившись вызволять обиженную аборигенами нимфу-хохлушку.

— Брат, если мы не ошибаемся по поводу пакета, то ты вляпался в серьезную историю! Ты хоть знаешь, что это может быть? — очень серьезно спросил Олег.

Лейтенант подумал о кассете с загадочным разговором «Земли» и «Зодчего», лежавшей в заднем кармане джинсов, вспомнил одну из заповедей разведчика — «чем меньше знаешь, тем лучше спишь» — и с сожалением ответил своему товарищу:

— Нет! Даже не подозреваю!

Олег понял, что тот сказал неправду, понял почему и кивнул:

— Я бы на твоем месте доложил по команде! А переночевал бы у «тети» Кати!


Лейтенант вернулся в свою официальную резиденцию — виллу, забитую командировочными офицерами с фронтов, которые по своему обыкновению занимались пьянством и разговорами о войне, женщинах и разваливавшемся Союзе. Там он вдруг понял, что болен. Его голова и конечности налились непреодолимой тяжестью, обгоревшая кожа покрылась от озноба пупырышками. Скорее всего, подумал он, это последствия теплового удара и нервного шока от встречи с манговой змеей. У него едва хватило сил, чтобы раздеться и залезть под зеленую москитную сетку на зеленые же простыни. Он лишь успел подумать о нежном вкусе Таниных губ и, как в омут, провалился в глубокий сон. Сон этот не потревожили ни звон стаканов, ни громкие голоса, ни облака табачного дыма. В этом сне он вновь оказался в странном городе, где на узких улочках, мощенных булыжником, не было электрических фонарей и автомобилей. Улочки эти вели к похожему на стадион огромному и смутно знакомому каменному сооружению, из которого раздавался тревоживший его даже во сне звук. То был шум огромной толпы, пришедшей насладиться неведомым ему пока зрелищем. Почему-то ему было ясно, что каким-то образом он должен стать частью этого действа. Когда утром Лейтенант проснулся, ему было гораздо лучше, но где-то глубоко в костях черепа, суставах и мышцах остались тянущая боль и неведомая ранее молодому спортсмену усталость.

Глава 14

«Известия», 26 сентября 1989 года

ПРОБНЫЙ ШАР?

«В Польше, кажется, проходит эйфория, вызванная политической сменой на капитанском мостике страны. Внимание переключается на суровые будни, связанные прежде всего с продолжающейся гонкой цен. „Мы голосовали за свободную Польшу, а получили свободные цены“, — уныло замечает один из публицистов бывшей оппозиции. В свою очередь, лидеры этой оппозиции, став государственными деятелями, начинают нередко мыслить так же, как министры недавнего правительства М. Раковского».

Л. Топорков, собкор «Известий», Варшава

«Известия», 3 октября 1989 года

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ МИД АНГОЛЫ

«„Вывод кубинских интернационалистов из Анголы может быть приостановлен, если США будут по-прежнему продолжать оказывать помощь группировке УНИТА“, — заявил… министр иностранных дел Анголы Педру ди Каштру Ван-Дунен…»

Совещание в штабе ВВС началось с почти часовым опозданием: по давно заведенной традиции африканское военное начальство считало зазорным опаздывать меньше, чем на полчаса. Советские офицеры, собравшиеся в огромной комнате, пахнущей мышами и понедельничным перегаром, нисколько не переживали по этому поводу. Они справедливо полагали, что бесцельное вдыхание влажного воздуха и бесконечный обмен сплетнями никоим образом не влияли на размер и регулярность выплат должностных окладов. Лейтенант, будучи самым молодым из присутствовавших, чувствовал себя не в своей тарелке. Он с облегчением воспринял появление Семеныча, сопровождавшего Вань-Ваня, и вскоре смог уединиться с ним в коридоре, чтобы поведать о событиях предыдущей ночи. Разумеется, он тактично опустил все, что касалось супруги подполковника и ее приключений. Семеныч, от которого, паче чаяния, перегаром не пахло, слушал рассказ о змее, пакете со льдом и Терминаторе из посольства со все возрастающим интересом. В какой-то момент он с восхищением прошептал:

— Ну, блин, Лейтенант, если ты в такое вляпался в восемнадцать лет, то чего ж ты натворишь к тридцати пяти! Ладно, ладно, это я так, не в обиду!

— Вы думаете, это может быть связано с тем радиоперехватом?

Семеныч с интересом посмотрел в глаза своего юного собеседника и спросил:

— А на хрена ты им нужен, кто бы ни были эти «они»?

Лейтенант невольно покраснел, кассета в боковом брючном кармане его пятнистой полевой формы буквально жгла ногу через материю.

— Ладно, я переговорю с начальством, подумаем, чем тебе помочь! — пообещал Семеныч.

— Может, заявить куда? — неуверенно спросил Лейтенант.

— Куда? В полицию Луанды? Или позвонить в московскую милицию и рассказать, что тебя пытался убить с помощью оттаявшей гадюки ответственный работник советского посольства?

Лейтенант понурил голову. Семеныч взглянул на его лицо и снисходительно произнес:

— Ты что-то плохо выглядишь, парень! Не перепили вчера с перепугу? Не горюй! Про радиоперехват я доложил кому надо! Разберутся! А ты пока постарайся быть на людях, а ночевать где-нибудь у друзей! И не дрейфь! Главное — успеть разобраться, чем и кому ты досадил! Скорее всего, это просто недоразумение!


Спустя некоторое время, бесцельно шатаясь среди советских и ангольских военных, Лейтенант вдруг замер, услышав отрывок негромкого диалога между двумя незнакомыми советниками:

— …вели его до самой Анголы, хотели дозаправить в воздухе, а он через три минуты — хлоп и пропал!

— A SOS посылали?

— Нет! — Да и когда наши в такой ситуации международный сигнал о помощи давали? С такой-то хреновиной на борту!

— То-то я смотрю, генерал чернее тучи ходит…

— Ясен хрен! Он-то ничего не знал, а Москва теперь давит, результата требует!

В этот момент разговор двух офицеров прервался, так как в помещении наконец появились командующий ВВС страны и его советская «тень». Советник авиационного начальника оказался сухопарым генералом, которому, несмотря на обилие седины, нельзя было дать больше сорока лет. Лицо ангольца цвело обычной приветливой улыбкой африканца, давно и навсегда решившего, что он обязательно доживет до пенсии. Лицо русского генерала, наоборот, было хмурым и сосредоточенным. Наконец, обойдя весь зал и персонально обсудив с каждым коллегой подробности воскресного отдыха, ангольский командующий, все так же улыбаясь, пригласил занять места и приступить к обсуждению. Слово тут же дали хмурому генералу, которого переводил такой же невеселый ветеран-переводчик.

Из слов летчика-советника очень скоро стало понятно, зачем, собственно говоря, потребовалось проводить совещание. По рекомендации советского Генштаба, политическое руководство Анголы отдало приказ о нанесении бомбовых ударов по временной столице УНИТА Жамбе. Главной целью подобных ударов являлось поднять боевой дух правительственной армии, вот уже пятнадцать лет с переменным успехом борющейся с партизанами, и, соответственно, пошатнуть все тот же боевой дух у самих повстанцев. Разумеется, у правительственных сил Анголы, обладавших десятками истребителей-бомбардировщиков, штурмовиков и боевых вертолетов, имелись все необходимые возможности для претворения в жизнь сего не такого уж и амбициозного плана. На этапе предварительного планирования решили, что удары будут наноситься эскадрильей штурмовиков «Су-25», базировавшейся возле порта Намиб, и полком «МиГ-21» с построенного югославами аэродрома в Лубанго. И тут начались чудеса. То для подготовки к операции вдруг не оказалось штабных карт местности. Эти карты пришлось доставить из СССР спецрейсом. То неожиданно сломалось диагностическое оборудование для подготовки «МиГов» к вылету. Немедленное вмешательство советских техников, поменявших пару явно надрезанных проводков, устранило и эту проблему. Потом куда-то подевались ключи от склада с авиабомбами. Лишь предложение советских советников открыть железные двери с помощью автомата Калашникова заставило материализоваться и «заболевшего» начсклада, и его ключи. Тут уж и самому недалекому идиоту (а наш генерал-летчик им не являлся) стало бы понятно: что-то здесь не так. Что санкционированную Москвой и Луандой бомбежку намеренно и небезуспешно саботировали те, кому, в общем-то, и надлежало обрушить на головы заклятых врагов-повстанцев весь справедливый гнев ангольского народа в виде произведенных в СССР и Восточной Германии фугасных и кассетных авиабомб.


Генерал-летчик не стал играть в дипломатию, а потому уже минут через пять после начала выступления неизменная улыбка его подсоветного несколько подувяла. Тем более что, по впечатлениям Лейтенанта, переводчик советника командующего ВВС тоже решил отбросить в сторону какие-либо попытки смягчить рубленые фразы шефа. Лицо ангольца омрачилось еще более, когда советский офицер перешел к самой захватывающей стадии своей печальной повести — возможным причинам происходящего саботажа. Так, по данным проведенного контрразведкой расследования, выяснилось, что в отсутствие ангольских летчиков в их домах побывали неизвестные, которые пообщались с их женами и прочими близкими родственниками. По признанию некоторых участников разговоров с таинственными посетителями, те предупредили, что семьям ангольских соколов придется нелегко, если они решатся отправиться на бомбежку Жамбы. На этом этапе генерал, не дожидаясь реакции ангольской стороны, решил поведать об одном любопытном историческом факте:

— У нас в России когда-то был царь Петр Великий!

Приунывший было подсоветный заинтересованно оторвал взгляд от поцарапанного деревянного стола.

— Он провел в стране немало реформ, — продолжал советский генерал, — которые позволили стране занять подобающее ей место в Европе! (Он умолчал, во что это «место» трансформировалось при большевиках.)

Ангольский товарищ поправил свои очки с затемненными стеклами и с нетерпением ждал продолжения.

— Но не всем в нашей стране это нравилось! — выдохнул генерал с неким ожесточением, предполагавшим его отрицательное отношение к «не всем». — И вот, когда он взялся за попов, в одной из церквей вдруг начала плакать икона! И заметьте, плакать маслом!

Тут уж все присутствовавшие в зале ангольские военные оживились. То ли их так пронял исторический анекдот, то ли они и сами не отказались бы от подобного источника растительных жиров.

— И тогда Петр издал указ! — Здесь генерал многозначительно посмотрел на своего подопечного, а голос его зазвучал громче. — И указ тот гласил (все затаили дыхание): «Если иконы и дальше будут плакать маслом, то задницы попов заплачут кровью!»

Первыми в помещении захихикали советские офицеры. Когда переводчик генерала добросовестно изложил содержание сказанного на португальском, к ним присоединились и всегда способные оценить хорошую шутку африканцы.

— Излишне говорить, — закончил свою басню с намеком довольный произведенным эффектом генерал, — что никакие иконы в правление царя Петра больше не плакали!

После довольно продолжительной паузы, в течение которой присутствовавшие шумно обсуждали услышанное, командующий ВВС поднял руку. Разговоры постепенно смолкли. Анголец ухмыльнулся и, выдержав театральную паузу, произнес:

— Если бы Педро Великий воевал в Анголе, то, боюсь, он скоро обнаружил бы, что африканца бесполезно колотить по его тощей заднице! И что если африканец не хочет что-нибудь делать, то тут не поможет и самая крепкая палка!

Зал затих, услышав это довольно прямое предложение не соваться не в свое дело. Советский генерал, уже севший на свой стул рядом с подсоветным, внимательно выслушал перевод, заиграл желваками и напряженным тоном произнес:

— В таком случае мы готовы посадить в ангольские самолеты советских и восточногерманских пилотов!

Услышав это, мягко говоря, радикальное предложение, некоторые из советских офицеров в полном недоумении посмотрели на шефа. В их контрактах было ясно сказано о неучастии в боевых действиях. Но главное — одобрение для подобной операции могло быть получено только из Москвы. Конечно, для них, повоевавших в Египте, Вьетнаме и многих других «горячих точках», такой подход никак не являлся новым. Однако времена были другие, по Кремлю и в здании на Старой площади гулял тоскующий призрак доигравшегося коммунизма, да и восточные немцы в последнее время чаще вспоминали о единой Германии, чем о нерушимой дружбе с великим советским народом. В общем, хотя в Генштабе еще хватало ястребов, коршунов и прочих хищных орлов, предложение бравого генерала, скорее всего, являлось блефом. Впрочем, представители ангольской стороны, еще не забывшие, какие неожиданные штуки мог при желании сотворить великий северный покровитель, отнеслись к сказанному вполне серьезно. Командующий ВВС перестал улыбаться, угрюмо посмотрел на советника-опекуна, помолчал, жуя толстыми губами, и наконец сдался.

— Я уверен, — пытаясь сохранить лицо, важно начал африканец, — что ангольские летчики примут к сведению все сказанное советскими товарищами и что теперь подготовка к операции будет идти совсем иным образом!

Молодой генерал сухо улыбнулся в ответ:

— Ну слава Богу! В конце концов, мы же не Гернику бомбить собрались!

Тут же, резонно полагая, что железо нужно ковать, пока оно горячо, он предложил немедленно провести аэрофотосъемку объекта. Заручившись неохотным согласием командующего, он сообщил, что уже назначил координационную встречу с «намибийскими товарищами», имея в виду военное руководство СВАПО. Дело в том, что Жамба находилась рядом с Намибией, и если бы кто-то из атакующих оказался сбит партизанскими зенитками и «стингерами», то катапультировавшимся летчикам стоило спасаться именно в направлении границы. Там их уже ждали бы мобильные группы давних союзников по борьбе в Южной Африке. Лейтенант лишь хлопал глазами, узнавая обо всех этих любопытных подробностях африканских войн. Наконец совещание было закончено, и его участники потянулись к выходу, вытирая пот с лиц (уже наступил пик полуденной жары), доставая сигареты и обмениваясь впечатлениями. В этот момент генерал глазами отыскал в толпе разведчика Вань-Ваня и кивком головы пригласил отойти в сторону. Семеныч и Лейтенант вышли на улицу. Через пятнадцать минут главный разведчик присоединился к спасавшимся от солнца в тени развесистой магнолии коллегам. На его лице было типичное выражение советского военного, узнавшего, что у соседей произошло несчастье, но что ему самому за это ничего не будет. Подозвав к себе подчиненных, он оглянулся по сторонам и тихим голосом сказал:

— Так, мужики, никому ни слова! На прошлой неделе ВВС потеряло борт!

Семеныч переглянулся с Лейтенантом: это было многообещающее начало!

— И не просто борт, a «Black Jack»! Или, по-нашему, «Белый Лебедь»?

Семеныч невольно охнул и взялся за голову. Лейтенант, которому натовская кличка самолета ни о чем не говорила, все же понял, что упомянутый «борт» являлся далеко не ординарным летательным аппаратом.

— Кто-то в СССР вдруг решил провести уникальные учения — послать новейший стратегический бомбардировщик вокруг Африки в Индию, а потом — через Афган — обратно в Союз. Решили, судя по всему, попугать южноафриканцев — чтобы те побыстрее сваливали из Намибии и объявляли независимость в установленные сроки. При этом нашего здешнего генерала то ли из соображений секретности, то ли потому, что в стране теперь полный бардак, даже не поставили в известность! Ничего об этом мероприятии не знали и ангольцы. Хотя наши заранее перебазировали в Намиб воздушный заправщик — «Ил-78», те думали, что воздушный танкер будут использовать для иных целей. «Ильюшин» поднялся в воздух для рандеву с «Туполевым» и даже установил связь с их командиром, но потом те вдруг исчезли, и встреча не состоялась!

— А что было на борту? — сдавленно спросил Семеныч.

— В том-то и дело, что хрен его знает! Генерал или сам не в курсе, или боится говорить!

— Неужели…

— Тихо! — сердито рыкнул Вань-Вань. — Вы представляете, какой скандал начнется, если действительно окажется, что мы непонятно где потеряли не только лучший в мире стратегический бомбардировщик, но еще и…

Тут он спохватился и сделал паузу.

— В общем, ситуация не из простых! Если бомбовоз лежит где-то рядом с берегом, то надо объясняться с ни черта пока не знающими анголанами! Если он грохнулся в пустыне, то до него вполне могут добраться южноафриканцы или унитовцы. Если же он упал в международных водах, то скоро на него начнется коллективная охота!

— Почему, товарищ полковник? — наивно спросил Лейтенант.

— Потому что, милый вы мой, я почти на сто процентов уверен, что американцы вели этот самолет со спутников почти все время, пока он был в воздухе! Я даже не исключаю, что они знают координаты места падения гораздо лучше, чем наши!

И тут в мозгу Лейтенанта что-то щелкнуло. Он уже открыл было рот, чтобы рассказать Вань-Ваню, по поводу кассеты со случайно перехваченным разговором «Зодчего» и «Земли» о приводнившейся «утке» и двух парах «утят», но тут Семеныч одними губами прошептал за спиной начальства:

— Молчи, падла!

Лейтенант сконфуженно смолчал, не понимая, что происходит. Полковник же продолжал:

— В общем, наши сейчас пытаются организовать спасательную операцию. Конечно, в идеале было бы пригнать сюда ударную авианосную группу! Но у нас и так авианосцев кот наплакал! Один стоит на приколе, второй еще не достроили, третий где-то возле Камчатки моржей пугает!

— А вот американцы вполне могут и послать свой либо из Штатов, либо из Средиземного моря… — вслух сказал Семеныч, по-прежнему взглядом приказывая Лейтенанту помалкивать.

— Слушай, а ты прав! — аж застонал полковник ГРУ — Поехали в миссию, надо срочно связаться с Москвой!


По приезде в охраняемый анклав старшие офицеры удалились к связистам — общаться с метрополией. Лейтенант же, горевший желанием поговорить с ведущим себя довольно странно Семенычем, сидел с одним из переводчиков в помещении разведчиков. От нечего делать он решил побольше узнать о пропавшем бомбардировщике. Как для офицера иностранного, так и для офицера советского традиционно лучшим способом узнать о советской военной технике было заглянуть в многотомный английский справочник «Janes». Стоившая многие сотни долларов энциклопедия вооружений самого последнего издания занимала почетное место на полках рядом с томами Ленина В. И. и словарями.

Найдя этот фолиант, Лейтенант открыл его на нужной странице и поразился увиденной фотографии: на него смотрел красавец-самолет, похожий одновременно и на истребитель, и на космический корабль. Лишь слышавший до этого о «Ту-160» Лейтенант невольно восхитился, читая о характеристиках супермашины. Задуманный еще в начале 70-х и впервые поднявшийся в воздух в 1981-м бомбардировщик являлся самым большим, самым тяжелым и самым современным летательным аппаратом своего типа в мире. «Туполев» мог поднять в воздух до 45 тонн бомб и ракет и доставить эти ядерные сюрпризы на расстояние до 12 тысяч километров на сверхзвуковой скорости, достигающей 2200 километров в час. Похожая своими обводами скорее на истребитель, чем на бомбовоз, сделанная из алюминия и титана огромная машина имела небольшой радиолокационный «след» благодаря своей форме и тому, что ее боевая нагрузка, в отличие от американского аналога — «В-1», пряталась в двух внутренних отсеках, а не подвешивалась снаружи. Всего лишь четыре члена экипажа могли управлять гигантским летательным аппаратом с помощью более чем сотни бортовых компьютеров, автоматизированной связи, работающей в любой точке мира, и астронавигационной системы. Огромная для такой тяжелой машины скорость достигалась за счет изменяемой стреловидности крыла и четырех полностью автономных реактивных двигателей. Радио- и тепловые локаторы, инфракрасные ловушки, дипольные отражатели, а также сложнейший бортовой комплекс радиоэлектронной борьбы, судя по информации британского справочника, позволяли этому чуду технической мысли преодолевать даже самую сложную систему противовоздушной обороны. Каждая из шести крылатых ракет «Х-55» с мегатонной водородной боеголовкой, донесенная до места назначения, могла стереть с лица планеты многомиллионный город. В общем, «Ту-160» являлся самым последним словом, сказанным СССР в ходе полувековой гонки стратегических вооружений холодной войны.

Становилось понятным, какую ценность для потенциального противника могли представлять и сам чудо-самолет, и содержимое его боевых отсеков, если, разумеется, они не оказались пустыми по случаю учений.

Не дождавшись Семеныча, Лейтенант решил пообедать. Подойдя к столовой, он сразу же увидел Таню и Галю. Последняя выглядела вполне бодро для жены и матери двоих детей, накануне изменившей мужу и чуть было не пойманной в чем мать родила на улицах ангольской столицы. Когда она безо всякого смущения поздоровалась с Лейтенантом, он понял, что ему предстоит узнать еще очень много об отношениях полов и умении сохранять невозмутимость даже в самых непростых ситуациях. Таня улыбнулась ему своей обычной солнечной улыбкой и подмигнула, намекая на новый этап в их отношениях после событий вчерашнего вечера.

— Помогла ли вам вчерашняя медицинская процедура? — спросила мадемуазель Фридриховская с шаловливой миной.

Лейтенант вновь невольно покраснел, вспомнив о Таниных губах и своей руке на ее упругой груди. Он с удивлением осознал, что обожженная солнцем кожа действительно саднит гораздо меньше. Вместе с тем, уже и раньше эпизодически посещавшая его головная боль усилилась, а приступы ее стали случаться чаще. Скорее всего, так на него влияла влажная жара Луанды.

— Да, очень? — наконец произнес он вслух. — Но мне кажется, что сегодня вечером стоило бы повторить!

— До или после дискотеки? — с заговорщицкой улыбкой спросила Таня.

Оказалось, что сегодня Олег, Рома и остальные члены компании собирались пойти в ночной клуб. Разумеется, Лейтенант с энтузиазмом согласился. В этот момент к компании подбежал и сам Рома. Из-за длинных ног и больших размеров мощного тела он во время бега напоминал несущегося по лесу лося.

— Слышал мульку? — спросил Рома Лейтенанта, мельком поздоровавшись со всеми и одарив растаявшую Галину короткой улыбкой «со значением».

Рома поведал, что из машины советника Генерального прокурора Анголы неизвестные злоумышленники особо циничным образом похитили инвалютную дубленку, купленную в местном инвалютном же распределителе номенклатурных благ.

— Баксов пятьсот стоит! — возбужденно дышал Рома. — Испанская! — добавил он со значением, как будто Лейтенант, в жизни не надевавший ничего, кроме армейского тулупа, смог бы по достоинству оценить эту информацию.

— Так тебе-то чего? — недоуменно спросила Таня. — Не у тебя же ее украли, Роман!

Рома улыбнулся, покачал светловолосой головой и снисходительно ответил:

— А куда, Танюша, по-твоему, эта дубленка теперь попадет?

— Как куда? Продадут, наверное! Зачем кому-то тулуп в тропиках?

— Вот именно! — радостно прорычал Рома, потирая руки. — Поэтому я и еду немедленно на рынок! Покупать эту же дубленку по дешевке у стыривших ее негров!

Лейтенант, Таня и Галина еще долго стояли, раскрыв рты, пораженные железной логикой советского офицера. Действительно, иного пути, как на местную «прасу» — Роки Сантейру — у пресловутого изделия испанских умельцев просто не было.

Глава 15

15.05.90, старшему группы советских военных советников Южного фронта

«Корабль с продуктами разгружается. Есть мука, минеральная вода, сигареты, конфеты. Нет мяса, масла, копченостей».

— Семенов-[17]

«Правда», 5 января 1990 года

В ДАЛЕКОМ ГАРНИЗОНЕ

«Н-ский аэродром. Круглые сутки бодрствуют на нем наземные службы. Тяжелые воздушные корабли „Ту-95“ МС всегда готовы для взлета. Днем и ночью в любую погоду покидают они бетонную полосу, чтобы в длительных многочасовых полетах отрабатывать задачи по обороне государства. Самолеты на снимках нашего специального корреспондента Майи Скурихиной, конечно же, не так поражают воображение, как недавно рассекреченный дальний бомбардировщик „Ту-160“, прозванный натовцами „Блэк Джек“, но именно эти корабли, чьи экипажи обучены сложному маневру дозаправки ракетоносцев в воздухе, и сегодня надежно служат над акваторией Атлантического и Тихого океанов, в небе Арктики…»

— Лейтенант, ягодка моя, ненаглядный ты мой, да какая ж бл…дь тебя учила так ящики обвязывать? — не выдержал артиллерист Михаил Петрович, глядя на безуспешные попытки нашего героя сделать удобоносимой картонную упаковку с «Совиспаном». Неумело наложенная капроновая бечевка сползала при малейшей попытке взяться за оставленную сверху «ручку».

Лейтенант, чья футболка, несмотря на несколько спавшую послеобеденную жару, была насквозь мокрой от пота, в раздраженном молчании уставился на полковника. Тот, приговаривая что-то о «детях» и «пидорах, которые их сюда посылают», сам взялся за упаковку. Секрет заключался, во-первых, в том, чтобы все внутри коробки было уложено чрезвычайно плотно. Во-вторых, к твердому теперь ящику очень плотно должна была прилегать и веревка. Лишь в этом случае получалась идеальная для транспортировки тара с очень удобной, свитой из оставленной с запасом бечевы ручкой.

— Смотри, боец, это ж приятно глянуть! — с удовольствием демонстрировал результат своего труда бывший командир отдельного полка дальнобойной ядерной артиллерии. — Муха, как говорят французы, не …блась!

Лейтенант имел особое мнение насчет французов, выражающихся именно таким образом, но спорить не стал: Петрович действительно умел обвязывать ящики.


Все это действо вот уже в течение трех часов происходило у одного из складских помещений на территории миссии. Представители всевозможных коллективов советских военных советников и специалистов (или, как их обзывали сокращенно, «СВС и С») делили товары с прибывшего невесть откуда советского корабля. Обшарпанный малолитражный сухогруз с циничной одесской командой не доставил столь долго ожидаемых мороженых мяса и кур, зато оказался забитым ширпотребом, ассортимент которого приятно удивил изголодавшихся граждан первой космической державы. Так, чуть ли не в первый раз на каждого советского военного хватало столь вожделенных часов «Ориент» по сорок долларов за штуку. Из ржавых недр сухогруза извлекли десятки упаковок с видеомагнитофонами «Шарп» по семьсот долларов за экземпляр. А блестящей синтетической материи с люрексом, столь любимой советскими женщинами, оказалось столько, что ею можно было бы трижды обернуть земной шар. Словом, Галя и прочие боевые подруги, прибывшие помогать мужьям, не стали стенать по поводу отсутствия батонов бразильской вырезки, а с энтузиазмом помогали мерить нескончаемые рулоны материи, сфабрикованной коварными азиатами. Толстый начальник радиостанции взялся примерить на себя куртку из дурно пахнувшего чем-то химическим китайского дерматина.

— Ну что, похож я на американского летчика? — бодро спросил прапорщик, едва не отправленный в позорную отставку двумя мартышками.

По мнению Лейтенанта, тот был скорее похож на деревенского жлоба из российской глубинки, но он разумно не стал озвучивать свое мнение. Наш герой с нетерпением ждал, когда же закончится вся эта пытка с бесконечными пересчетами, перекладываниями и переупаковываниями. Из всей горы материального благополучия ему нужна была лишь кассетная магнитола с возможностью перезаписи. Нашему герою было жарко. Вот уже дня три он не испытывал привычной бодрости, через силу делал ежеутреннюю зарядку и стал подозревать, что с его до этого безотказным телом спортсмена происходит что-то неладное.

— Лейтенант, а тебя тут по всей миссии сегодня двое гражданских разыскивали! Сказали, что из посольства! — вдруг спохватился прапорщик.

— Может, дома чего случилось? — обеспокоенно спросил Михаил Петрович, профессионально обматывая бечевой очередной ящик (можно было представить себе, что с такой же аккуратностью он садил бы тактическими ядерными зарядами из своих гаубиц по не желающим сдаваться защитникам декадентской Европы).

— Да нет, я спрашивал! — успокоил связист. — Сказали, помощь нужна! Перевести что-то! Один из них странноватый тип, рожа — как у говорящей куклы. Глаза за словами не поспевают!

Лейтенант угрюмо подумал, не принес ли Терминатор в этот раз банку с ядовитыми пауками, но вслух ничего не сказал. Михаил Петрович сочувственно посмотрел на его бледное лицо и решил отпустить симпатичного ему парня:

— Ладно, дорогой, ты сегодня и так уже ударно потрудился! Иди, прими душ и отдохни! И не пей больше пальмовой самогонки! Хуже нет похмелюги, чем после этой дряни! Несколько дней потом отходишь!

Придя на полупустую виллу командировочных, Лейтенант с удовольствием обмылся тепловатой водой из бочки, переоделся и хотел было зайти к разведчикам, чтобы выяснить-таки отношения с ведущим себя столь странно Семенычем. Наш юный герой, с одной стороны, знал слишком много, что и вызвало попытку неизвестно кого убить его с помощью манговой гадюки. В то же время, он знал слишком мало. Например, кому из сограждан могло понадобиться убить его — честного парня, никогда и не помышлявшего сделать что-то плохое. Тем более своей собственной стране! Или почему симпатяга Семеныч вдруг решил скрывать очень важную информацию от их непосредственного начальника? От всех этих невеселых мыслей у него разболелась голова. Он выпил таблетку аспирина и, закрыв глаза, прилег на минутку, ожидая, пока она подействует. У него было твердое намерение после короткого отдыха пойти и разобраться, что же происходит, и, если надо, доложить о происходящем Вань-Ваню и референту.

* * *

Разбудило его ласковое прикосновение мягкой ладони к горячему лбу. Открыв глаза, он с удивлением понял, что, во-первых, ладонь принадлежала нежно улыбавшейся Тане. Во-вторых, в комнате горел свет, а это значило, что он проспал долго и уже наступил вечер.

— Как ты, соня? — почему-то шепотом спросила у него Таня, поглаживая его вспотевшее лицо. — У вас тут душно! Наверное, поэтому ты такой горячий! Пошли, прогуляемся! На улице уже хорошо, дует ветер с океана!

Из соседней комнаты доносились голоса и тянуло табачным дымом — командированные в Луанду офицеры к вечеру вернулись на виллу. Лейтенант чувствовал, что ему стало гораздо лучше. Повеселев, он украдкой притянул к себе Таню и крепко, так, что она невольно охнула, обнял ее.

— Ты что, сейчас зайдет кто-нибудь!

— Ну и что? — глухо спросил он, целуя ее в шею и чувствуя нарастающее возбуждение. — Ты стыдишься наших отношений?

— Нет! — мягко отстранилась она, поглаживая его по груди. — Просто мне только семнадцать, и я не хочу, чтобы у тебя были из-за этого неприятности!

Лейтенант вспомнил об имевшихся у него проблемах иного рода и подумал, что вероятность быть застигнутым целующимся с несовершеннолетней дочерью фронтового замполита просто меркла по сравнению с ними.

— Собирайся! — тихонько постучала она кулачком по его выпуклой груди. — Нас уже ждут! Кстати, я уговорила прапорщика отпустить с нами Степана и Машу.

Спросонья Лейтенант не смог осознать значения сказанного, а потому и не стал задумываться о том, насколько уместно было брать с собой на дискотеку двух зеленых мартышек с хулиганскими наклонностями. С трудом оторвав руки от ее теплого упругого тела, он повиновался и отправился умыться и переодеться. В приоткрытое окно с шумом врывался несущий прохладу океанский бриз.


Ночной клуб, в который прибыла ищущая приключений компания, оказался достаточно продвинутым для Анголы заведением. Уговорить стоявших на фейс-контроле негроидов пустить внутрь обезьян удалось лишь после щедрой взятки и обещания привязать приматов к столбу. Внутри стояла довольно новая и чистая мебель, тихонько переливались огни светомузыкального устройства. В туалетах не было запаха и имелась туалетная бумага. Последнее особенно впечатлило Рому, который, по его собственному признанию, сделанному перед дружно сказавшей «Фууу!» женской частью коллектива, в целях экономии пользовался газетой «Правда» и литературными шедеврами Брежнева Л. И. В клубе, в отличие от мест попроще, подавали не только ангольские «сервежу» (пиво) и «резерву» (пальмовую водку), но и более благородные напитки. Их подносили фигуристые негритянки с невозмутимыми лицами и чрезвычайно сексуальными задами, похожими на баскетбольные мячи, непонятно как помещавшиеся под тесными платьицами. Галина тут же заметила вожделеющие взгляды Романа и ревниво ткнула его кулаком в бок. Тот виновато улыбнулся. При появлении спиртных напитков Степан привычно потянулся к стакану Лейтенанта, но тот, помня об истории с брагой, немедленно заменил его стаканом с апельсиновым соком. Машка, нервно посуетившись в непривычной обстановке, успокоилась и принялась искать блох у своего приятеля, который от удовольствия скалил клыки и смешно дергал задними лапами.

В клубе играла ангольская (очень мелодичная и приятная, идеально подходившая для медленных танцев вдвоем) и европейская музыка. Последняя была с особым упором на итальянскую. Рок-н-ролл здесь явно не жаловали. Публика состояла преимущественно из представителей местной номенклатуры, строителей-югославов и советских военных. Для ангольских чиновников было делом принципа появляться в подобных заведениях исключительно с мулатками. Те, как одна, являлись пышными красотками примерно Таниного возраста. Номенклатурщики косо посмотрели на двух мартышек, но говорить ничего не стали. По-видимому, сказались заступничество шоколадных любовниц и спортивный внешний вид советских офицеров. В ближнем углу в полном одиночестве со скучающим видом коротал вечер за бокалом виски сухопарый джентльмен. Даже в Африке он не снял светлый летний пиджак с лондонскими «хвостами». Лейтенант тут же окрестил его «Англичанином». Англичанин бросил на членов прибывшей компании рассеянный взгляд, тут же безо всякого труда определил их национальную принадлежность, чуть дольше задержал взор на Тане и наконец вновь уткнулся в разбавленную содовой ячменную самогонку. Не исключено, что ее запах напоминал ему о родине, сочувственно подумал Лейтенант. Впрочем, он мог быть и токсикоманом, любившим нюхать жидкость, которой пропитывают шпалы.

Не успела компания оглядеться и опрокинуть по первому стаканчику коктейлей с ромом, как в заведении появились старые знакомые — Антилопа и очаровашка-Катенька в предельно короткой мини-юбке, вполне позволявшей определить цвет ее нижнего белья (если бы таковое на ней в данный момент имелось). Владелец едва живого «мерседеса» отнесся к встрече без всякого восторга. Катенька же, весело завизжав и напутав невольно вздрогнувшего Англичанина, побежала целоваться с Олегом и Лейтенантом.

— Ты как, племяш? — жарко спросила она нашего героя, на секунду присев на его колени на глазах возмущенной этим Тани. — Тебе есть где переночевать? А что это за обезьянки? Да ведь это Степан! Смотри, поганец, как сразу оживился! Я к нему и подойти не могу — приставать начинает!

Лейтенант промычал нечто утвердительное и постарался представить прочих присутствовавших за столиком дам и кавалеров. Он нисколько не удивился упомянутым приставаниям: по-видимому, от Катеньки исходил столь мощный поток женских ферромонов, что мимо нее не могло равнодушно пройти ни одно млекопитающее мужского пола. Галя, вскоре понявшая, что у Катеньки, несмотря на присутствие Антилопы, где-то в Анголе тоже имеется военный муж, расслабилась и через пять минут оживленно обсуждала с ней достоинства поставленной по «Совиспану» блестящей материи. Тане же вульгарно одетая и не менее вульгарно накрашенная майорша, регулярно бросавшая жаркие взгляды в направлении ее мужчины, абсолютно не понравилась. Понаблюдав еще с полчаса за весьма пластичными африканскими парами и пропустив еще по нескольку коктейлей, члены компании и сами отправились поплясать. Выяснилось, что лучше всех танцуют вдруг оказавшийся не по-мужски артистичным Лейтенант, занимавшаяся художественной гимнастикой Таня и ветеран «жлободромов» Катюша. Галя ограничивалась скромной имитацией движений дородных негритянок. Антилопа и Роман были безнадежны и топтались вокруг дам как два сохатых лося, каким-то чудом натянувших джинсы. Казалось, даже Машка и Степан скалили зубы, не в силах сдержать смех при виде этих парнокопытных.


В какой-то момент Катюша, разгорячившаяся от жары и коктейлей с ромом, с полуобнажившейся от танцевальных телодвижений попкой (даже малохольный Англичанин не мог удержаться от периодических вороватых взглядов в ее направлении) и распущенными, как у ведьмы, волосами, не вынесла влечений тугой плоти. Заиграл очередной раунд медленной африканской музыки, и она решительно направилась к раскрасневшемуся Лейтенанту. Но Таня, бдительно следившая за вошедшей в раж соперницей, опередила ее, заслонив нашего героя и положив ему руки на плечи.

— Разрешите вас пригласить? — спросила она, едва перекрикивая игравшую мелодию.

Лейтенант молча прижал к себе ее податливое тело и на время отрешился от окружавшей его действительности. Решительная Катенька недолго стояла обескураженной, так как ее тут же пригласил Роман. В свою очередь, Антилопа помог расслабиться заскучавшей было Галине. Две обезьяны, украдкой допив остатки коктейлей, решили последовать примеру людей и тоже слились в комической пародии танца, вызвав одобрительный смех посетителей. Вечер достиг своей высшей точки и уже не смог бы стать лучше. Лейтенант, уткнувшись носом в восхитительно пахнувшие чем-то свежим волосы Татьяны, забыл обо всем на свете, включая и вновь вернувшуюся головную боль. Роман, деловито ощупывая филейную часть Катерины, с удовлетворением подтвердил отсутствие признаков нижнего белья и подумал, что надо или уходить, или разломать здесь все к чертовой бабушке. Антилопа угрюмо смотрел на огромные ладони «белокурой бестии» на заднице своей любовницы и ожесточенно упирался похожей из-за эрекции на ствол пистолета плотью в мягкий живот Галины. Та смущенно ойкала. И в этот кульминационный момент чудесного вечера произошло нечто неожиданное.

Когда чарующе красивая и романтическая ангольская песня подошла к концу, взор влюбленного юноши вдруг отметил появление в помещении клуба двух новых посетителей. В одном он тут же узнал Николая Павловича из посольства, более известного нам под кличкой Терминатор. С Киборгом-убийцей пришел еще один персонаж, которого наш Лейтенант тут же про себя окрестил «Колхозником». Этот был коренастый крепыш на коротких кривых ногах с одновременно хитрым и придурковатым выражением круглого лица. Те, кто встречал подобных индивидуумов, знают, что даже на светском приеме по случаю дня рождения Ее Величества королевы и будучи одетым в смокинг с бриллиантовыми запонками, такой товарищ должен неизбежно достать из кармашка не швейцарские часы на золотой цепочке и не серебряный футляр с дорогой сигарой, а пачку «Примы» без фильтра. Встретившись взглядом с Лейтенантом, Терминатор изобразил улыбку и сделал знак, означавший желание пообщаться. Или, скорее, его жест напоминал приказ, исключающий возможность отказа. Лейтенант содрогнулся от ужаса, вновь увидев пластмассовую улыбку посольского андроида. Таня, тут же почувствовавшая изменение в его настроении, удивленно подняла голову и, увидев вышеописанную парочку, спросила:

— Это твои друзья?

— Да нет, знакомые! — автоматически ответил Лейтенант, лихорадочно пытаясь решить, как смыться наиболее быстрым и в то же время наименее постыдным образом. Пока его затуманенный любовью и ромом мозг решал эту, прямо скажем, непростую задачу, Терминатор, видя нежелание молодого офицера добровольно пообщаться с двумя соотечественниками, направился к нему сам. В этот же момент, неправильно расценив ситуацию как возможность все же заполучить Лейтенанта в качестве партнера для следующего танца, к юному офицеру подскочила неугомонная Катенька. Человекообразный робот не стал особенно церемониться с неожиданной преградой на своем пути и попросту оттолкнул ее в сторону. Он не ведал, что его спину буравят носорожьи глазки Вити-танкиста, неожиданно вернувшегося из очередной командировки и отправившегося на поиски супруги, которую он, прямо скажем, небезосновательно, подозревал в измене. Снеся на своем пути двух негроидов у входа, которым не понравились его полевая форма, козлиный запах и кобура с пистолетом, он как раз успел засвидетельствовать факт грубого обращения с его женой. Это возымело вполне предсказуемые последствия. Когда Терминатор, приблизившись к замершему, как кролик перед удавом, Лейтенанту, уже занес руку с наполненным снотворным шприцом, его ждал неприятный сюрприз. Сюрприз сей выразился в смачном ударе, который с хрустом нанес ему в ухо Виктор, немедленно присовокупив к оному еще один — локтем в лицо. Киборг даже не успел удивиться и почувствовать слепящую боль в сломанном от второго удара носу. Лейтенант подумал, что произошедшее вряд ли поможет ему в плане совершенствования мимики. Терминатор рухнул как подрубленный — беспомощно, как плетьми, взмахнув руками и потеряв шприц. Шприц подлетел в воздух и, перевернувшись несколько раз, вонзился в шею подбежавшего на подмогу Колхозника. Чекист пискнул, стал как вкопанный, издал похожий на поросячье хрюканье звук и тоже осел на пол. Никто из участников сцены не видел, как в какой-то момент Англичанин тихонько встал из-за своего столика в углу и начал движение к эпицентру происходящего, одновременно запуская руку под летний пиджак. К своему несчастью, по пути он неосторожно наступил на хвост мартышке Маше. Та жалобно заверещала, а ее друг и любовник Степан тут же пришел на помощь единственным известным ему способом — вцепившись острыми клыками в гениталии обидчика. «Англичанин», к тому времени уже доставший из-под элегантного пиджака «беретту» с глушителем, закричал тонким голоском на чистом русском языке: «Отпустииии, падлаааа!»

Времени на то, чтобы удивляться то ли лингвистическим способностям обитателей туманного Альбиона, то ли талантам мимикрии выпускников академии КГБ, не было. Оценив ситуацию, вся компания поспешила покинуть помещение, с трудом оторвав Витюню от бездыханного Терминатора, а озверевшего Степана от полового органа потерявшего сознание «англичанина». Оперативная группа внешней разведки КГБ оказалась обезвреженной в течение каких-то тридцати секунд. Позднее непосредственное начальство поверженных неудачников с неудовольствием констатировало, что подобное давно не удавалось даже матерым конкурентам-профессионалам из Моссад, ЦРУ и прочих шпионских организаций. Когда набитый телами «мерседес» Антилопы с трудом сдвинулся с места и начал набирать скорость, Олег нарушил подавленное молчание, царившее в пропахшем табаком и временем салоне, констатировав очевидное:

— Да, брат, теперь даже Железный Феликс на Лубянке, увидев тебя, с постамента слезет! Не знаю, чем ты Комитету досадил и как тебе — в твоем-то нежном возрасте! — это удалось, но о сегодняшнем происшествии они не скоро забудут!

— Ничего, племяш, — подбодрил его Витя, без стыда и сожаления распространяя окопную вонь в тесном пространстве музейного авто, — сегодня у меня переночуешь, а завтра посмотрим — утро вечера мудренее!

— А можно тогда и мне у вас остаться? — поторопилась спросить Танюша, которой никак не улыбалась перспектива оставить своего парня под одной крышей с хищницей Катей.

— Да ради бога! — легко согласился танкист, несмотря на злобный толчок в бок своей ненаглядной зазнобы-жены.

— Не переживайте! — философски заметил Рома, поглаживая бедра сидевшей у него на коленях Галины. — Еще годик — и от гэбистов останется одно воспоминание! Эх, жаль, что я не успел никому из них по зубам заехать!

* * *

Спустя некоторое время, уже в квартире на набережной, Таня приняла душ и, проигнорировав испепеляющий взгляд Катеньки, зашла в гостевую спальную. Решительно закрыв дверь на ключ, она с выпрыгивающим из груди сердцем разделась и скользнула под простыни к, казалось, уже заснувшему Лейтенанту. Прижавшись к его спине налившейся от желания грудью, она жарко зашептала ему на ухо:

— Ты знаешь, в последние года два у нас в школе девчонки завели странную моду! Вдруг стало круто как можно раньше терять девственность! Да еще с кем попало! С лоботрясом-одноклассником, с тренером, даже с отцом подруги! И ведь еще и хвастаются!

Не обращая внимания на молчание своего возлюбленного, она поцеловала его в горячую мускулистую спину и продолжала:

— А я… Может, я и глупая… Может, слишком много книг прочитала… Но я с самого начала решила, что в первый раз сделаю это только с любимым человеком! Слышишь? — Она подергала Лейтенанта за плечо, заметив наконец, что он никак не реагирует на ее девичье признание. — И этот любимый чело век — ты! Да что же с тобой, просыпайся!

Таня потеряла терпение и с трудом повернула к себе сильное тело юноши, удивляясь исходившему от него жару. Лейтенант непроизвольно затрясся от страшного озноба и пробормотал что-то на языке, непонятном, но почему-то смутно знакомом семнадцатилетней московской школьнице. Она вдруг поняла, что Лейтенант бредит. Причем делает это на латыни. Охнув, Таня побежала за помощью.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ Гладиатор

По словам одной раввинской легенды, в течение долгого траура по красоте, который в истории носит название средних веков, в Риме существовала античная статуя, спрятанная в тайнике и настолько прекрасная, что римляне по ночам приходили ее лобызать. Говорят, плодом этих нечестивых объятий явился Антихрист.

Эрнест Ренан, «Антихрист»

Глава 1

«Известия», 13 октября 1989 года

ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЕ АКЦИИ УНИТА

«Более 50 мирных жителей южных провинций Анголы убиты и ранены за последнюю неделю в результате террористических действий группировки УНИТА. Еще 50 крестьян угнаны бандитами на свои базы.

Как сообщается в распространенной сводке Генштаба Народных вооруженных сил освобождения Анголы (ФАПЛА), в ходе ответных операций подразделения ангольской армии уничтожили за период с 4 по 10 октября сорок семь террористов. Захвачено 12 мятежников, большое количество стрелкового оружия и боеприпасов.»

ТАСС, Рейтер

Последнее, что он почувствовал перед погружением в кошмар, была прохладная ладонь Тани на его горящем лбу. Последнее, что услышал, — ее взволнованный голос. Падение на песок было жестким, оно на мгновение лишило его возможности дышать. Дышать, но не думать и принимать решения. Впрочем, во время поединка не думают в общепринятом смысле этого слова. Выдающиеся мастера единоборств концентрируются на противнике таким образом, что все остальное в мире перестает существовать и превращается в неясное бледное облако потерявшей значение материи. «Если бы я был таким!» — с завистью подумал Лейтенант, проворно перекатываясь по песку арены и уворачиваясь от сверкнувшего полированной сталью кривого меча гладиатора-фракийца. В отличие от великих мастеров, он-то не мог отвлечься от рева сотен тысяч зрителей Циркуса Максимуса, забыть о боли в ушибленном колене и прочих неприятных аспектах вполне реалистичного кошмара.

Ему удалось запомнить момент, когда малярийный жар достиг критической точки и его сознание перешло из реальности жизни в реальность бреда. В какой-то момент он еще лежал в постели и ждал прихода самой желанной девушки в мире. Странным образом температура за сорок и жуткая головная боль не смогли остудить пробужденное Таней желание, и он был уверен в себе так же, как если бы был абсолютно здоров. И вдруг чужая комната в Анголе превратилась в кухню его московской квартиры. Только вот знакомые мебель, огни за окном и мамины пирожки на столе не вызвали обычного ощущения комфорта и покоя. Наоборот, что-то подсказывало ему, что где-то здесь, на этих десяти квадратных метрах кухонного пространства, его подстерегает опасность. От осознания этого факта его проняла жуткая дрожь, тело забилось в ознобе, по нему прошла обжигающая волна страха, поднявшая дыбом волосы на затылке. Вдруг его внимание привлек звук воды, капавшей из смесителя в металлическую раковину. Тихий поначалу, этот звук стал стремительно набирать интенсивность, превратился в барабанный бой, в набат, в металлический лязг металла о металл, больно пульсирующий в висках и отдающийся в ноющей пояснице. Больной понял, что этот страшный звук появился неспроста, что он предупреждал о ком-то чужом, притаившемся за кромкой раковины. Неужели опять змея? Судорога страха вновь пронеслась по ноющим мышцам. С выпрыгивающим от ужаса сердцем Лейтенант приблизился к краю раковины, скрывающей невидимую опасность, и заглянул внутрь. Увиденное поразило его. Огромная — с кулак — навозная муха сидела у стока и, казалось, ждала появления Лейтенанта. Звук падающей на металл воды внезапно исчез. Исчезли и все остальные шумы мира. И в этой внезапно наступившей абсолютной космической тишине раздалось жужжание огромных крыльев — муха поднялась в воздух. Лейтенант в панике заметался по кухне, не в состоянии найти выход и пытаясь укрыться от мерзкого насекомого, которое норовило приблизиться к его лицу. Ему вдруг почудилось, что отвратительные крылья отдают сладковатым запахом мертвечины — разлагающейся плоти и гнилой крови, собравшейся в густую черную лужу. Не в силах более совладать со страхом и отвращением, он нагнул голову над раковиной. Его вырвало. В этот момент он в панике осознал, что его вырвало самим собой, что его нутро исторгнуло не смесь желчи и непереваренной пищи, а саму бессмертную душу. Что та не воспарила, как в более приятных снах, а провалилась в страшное отверстие стока, неожиданно забурлившего и заклокотавшего, как будто в него вливались сточные воды целого города. Лейтенант попробовал крикнуть, но лишь захлебнулся и, обожженный холодом, полетел куда-то вниз, кувыркаясь и отчаянно размахивая руками, задевая за что-то скользкое, мягкое и мерзкое. И вот это бесконечное падение в бездну бреда внезапно прекратилось. К сожалению, удар спиною о песчаную поверхность гигантского цирка не стал концом видения, а лишь послужил прелюдией к его новому этапу.


Неожиданно из сотен тысяч криков, улюлюканий и воплей, раздававшихся со всех сторон самого большого римского амфитеатра, он услышал один — пронзительный женский:

— Беги! Беги, ретиарий, пока он не распотрошил тебя как рыбу!

Он смог разобрать и несколько других возгласов, преимущественно мужских:

— Вспори ему брюхо, фракиец!

— Умри стоя, смазливый трус!

— Найди свой трезубец, вонючка!

«Ага, — подумал Лейтенант в своем непрекращающемся малярийном бреду, — значит, вот о чем вся эта история! Начитался книжек о Древнем Риме!» Что ж, чего-чего, а бегать и прыгать он умел! И в этом плане кошмар с гладиаторским боем вполне имел смысл, если можно сказать подобное о лихорадочных видениях. Насколько он помнил, «ретиарием» римляне называли единственный тип гладиатора, которому не существовало аналога среди воинов различных народов и чье вооружение заключалось в похожей на рыболовную сетке, длинном трезубце и коротком, остро отточенном ноже — чтобы в случае чего вовремя избавиться от своих собственных тенет. Его единственными доспехами являлась чешуйчатая металлическая пластина, прикрывавшая одну руку от кисти до ключицы. Главными преимуществами ретиария в бою как раз и были легкость его ноши и умение быстро двигаться. Лишь хорошо сложенный молодой мужчина с длинными ногами имел шанс не просто увернуться от тяжело вооруженных мурмиллиона или хопломаха,[18] но и победно завершить схватку. Словом, если бы ретиариев набирали в наши дни, то лучшими кандидатами стали бы легкоатлеты. «Ладно, — угрюмо подумал Лейтенант-ретиарий, уворачиваясь от очередного удара фракийца и одновременно подхватывая с песка свой трезубец, — сейчас я вспомню хулиганское детство!» Отбежав метров на двадцать, он остановился перевести дух и решить, что же делать дальше. Фракиец — в полностью закрывающем голову шлеме с гребнем из конских волос, с тяжелым круглым щитом и длинным, заточенным с одной стороны кривым мечом, — наступил прямо на его сеть, уроненную в неудачный момент боя. Театрально подняв клинок, он прорычал из глубин шлема:

— Иди сюда, моя рыбка, из твоей требухи я сварю похлебку для свиней!

Голос прозвучал глухо, как будто кто-то кричал из металлической трубы, но достаточно громко, чтобы его расслышала почтеннейшая публика. Раздался одобрительный шум, нараставший по мере того, как остроту гладиатора передавали дальше и выше по рядам огромного цирка. Римляне любили жестокие зрелища, но всегда были готовы поощрить и хорошую шутку. Случалось, когда умение вовремя развеселить зрителей спасало жизнь тому или иному гладиатору.

— Может, ты собрался варить этот суп для твоих хрюкающих родственников? В кастрюле, которую натянул на свою тупую голову? — не остался в долгу Лейтенант-ретиарий, попутно поставив себе «пятерку» за неожиданно удачный образчик римского солдатского юмора. Цирк взвыл от восторга:

— Молодец, красавчик!

— Рыбешка, а теперь так же отбрей ему и его поросячий хрен!

— Целься в брюхо — не промахнешься!

По-видимому, фракийцу совсем не понравились ни комментарии по поводу его действительно выпиравшего над широким кожаным поясом живота, поросшего седой шерстью, ни то, с какой легкостью этот сопляк украл у него аплодисменты римской публики. Покрывающая его обнаженную спину блестящая испарина говорила о том, что нести на себе доспехи и оружие, вдвое тяжелее обычных солдатских, было далеко не самым легким делом. Но, в отличие от солдатского, бой гладиаторов длился десять-двадцать минут, а потому хорошо тренированные атлеты обычно с легкостью справлялись со своей ношей. Наконец, плюнув на свое стратегически важное обладание потерянной сетью, фракиец издал боевой клич и ринулся на молодого гладиатора. И тут случилось неожиданное. Вместо того чтобы опять убежать — именно этого можно было ожидать от легко вооруженного юноши, — Лейтенант, напротив, быстро помчался навстречу фракийцу. Все четверть миллиона зрителей Циркуса Максимуса затаили дыхание. Пару секунд, пока противники сближались, слышались лишь лязганье доспехов и тяжелое дыхание фракийца. И вот, когда между ними оставалось не более пяти метров и когда зрители подумали, что сейчас-то кривой меч тяжело вооруженного гладиатора распорет стройное тело сошедшего с ума ретиария, произошло чудо. Вместо того чтобы напороться на клинок противника, Лейтенант подпрыгнул вверх, изогнувшись так, как будто преодолевал планку на первенстве Москвы среди юниоров. Фракиец, уже занесший меч для убийственного удара и не способный остановить инерцию тяжелого тела, лишь беспомощно открыл бородатый рот под глухим забралом шлема, пытаясь увидеть, куда делся его противник. Тот же, пролетая над ним, ухватился за гребень из конского волоса и дернул его вбок и вниз. Фракиец тяжело рухнул на песок арены. Ретиарий приземлился коленом на грудь ветерана так, что явственно хрустнули поломанные ребра. Сжав зубы от боли в ушибленном колене, Лейтенант решил: «Бредить так бредить!» — и двинул своему поверженному противнику тупым концом трезубца по торчавшему из-под шлема кадыку. Тот захрипел, дернулся всем телом и остался лежать без движения. Поединок был закончен. Цирк взревел от восторга. Разумеется, публика, как всегда, разделилась во мнениях по поводу дальнейшей судьбы поверженного гладиатора. Понять, кто кричал «Missus!»,[19] а кто, наоборот, голосовал за немедленную смерть зажившегося на этом свете ветерана-фракийца, было трудно. Поскольку тот и так лежал без движения и даже не мог приподняться, чтобы принять свой конец подобающим гладиатору образом — обняв колено противника и подставив ему свою шею, — распорядитель игр решил сделать ставку на милосердие. Взмахнув платком, он вызвал одновременные крики полного одобрения и разочарования. Впрочем, те, кто протестовал против дарования фракийцу жизни, делали это без всякой настойчивости, а скорее из принципа. Зачем они сюда пришли, в самом деле? Зря драть горло да покрываться потом на жуткой жаре? Жалеть какого-то толстобрюхого гладиатора?

* * *

— Доктор, что с ним, это малярия?

— Девушка, сначала надо сделать анализ крови! Пока симптомы таковы, что болезнь может оказаться любой из двух десятков лихорадок, которые мне пришлось здесь увидеть!

— Так дайте же ему какое-нибудь лекарство!

— Единственное, что я мог ему дать, моя милая, это жаропонижающее и средство от головной боли! Лаборант появится на работе только утром! До этого придется потерпеть: если сейчас ввести ему что-нибудь сильнодействующее вроде делагила, мы так и не поймем, малярия это или, скажем, желтая лихорадка!

— А если жаропонижающее не подействует? Ведь у него уже сорок!

— Лаборант появится через четыре часа, тогда и посмотрим! Ничего, парень крепкий, спортивный, заболел в первый раз, должен выжить!

* * *

Начавшийся вдруг шум был такой интенсивности, что Лейтенант невольно огляделся вокруг. Поскольку Циркус Максимус первоначально предназначался для проведения еще одной любимой забавы римлян — скачек, он имел несколько вытянутую форму, напоминавшую современный футбольный стадион.

Посреди посыпанной песком арены возвышался некий каменный гребень, по-видимому, служивший для гоночных колесниц естественным ориентиром во время соревнований. Лейтенант, которому начинало нравиться участие в этом довольно интересном кошмаре, решил напрячь замутненный токсинами плазмодиев мозг и понять, почему его поединок происходил в этом, гораздо более старом амфитеатре, а не в знаменитом Колизее.


В этот момент шум многотысячной толпы принял несколько иной характер, и новоиспеченный ретиарий попытался понять суть происходящего. Сделать это оказалось не так уж и трудно. Метрах в пятидесяти от себя он увидел императорскую ложу, в которую, по всей видимости, в сопровождении ярко одетой свиты зашел ее хозяин в пурпурной тоге. Толпа взорвалась восторженными криками:

— Слава тебе, о Неро Клаудиус Цезарь Друзус Германикус, великий и несравненный!

— Приветствуем тебя, потомок Цезаря, продолжатель его великих дел!

— Долгих лет тебе, император, и твоей жене Поппее!

Что ж, все в малярийном кошмаре советского офицера стало на свои места. Действительно, Колизей построил позже Веспасиан Флавий. Тот самый, который был таким неотесанным неучем, что умудрился уснуть на представлении самого Нерона. В результате преторианцы-телохранители с позором вышибли его из театра. Ведь, как было известно всему двадцатимиллионному населению империи, Нерон ценил свое актерское дарование и жаждал соответствующей славы гораздо больше, чем, скажем, лавров покорителя Востока. Поэтому, когда через пару лет к Веспасиану прибыл гонец с приказом о назначении командующим в мятежную Иудею, он подумал, что его пришли арестовывать. Десятилетие спустя этот основоположник династии Флавиев, бывший хорошим генералом и неплохим администратором, но в то же время не обладавший харизмой своих предшественников, решил завоевать симпатию плебса с помощью строительства нового амфитеатра по последнему слову тогдашней науки и техники. Сразу скажем, что повысить свою популярность таким затратным способом ему удалось в гораздо меньшей степени, чем подавлением восстания евреев. Лейтенант удивился бы, узнав, что вышеупомянутая историческая личность в данный момент в компании еще одного будущего императора — совсем еще молодого Тита — с дружелюбным одобрением разглядывала его ладную фигуру в набедренной повязке.

Нерон устроился в своей ложе и величавыми кивками головы с густыми светлыми волосами отвечал на искренние восторги черни и гораздо менее сердечные приветствия знати. Распорядитель игр решил продолжить шоу и, видимо получив какой-то знак от императорской свиты, объявил следующий номер:

— Ретиарий против секутора!

Толпа вновь взревела от восторга. Секутор — классический противник ретиария — был идеально оснащен для боя с ним. Так же закованный в броню, как и скопированный с греческого пехотинца-гоплита хопломах, он имел одно важное отличие. Все его доспехи делали идеально гладкими, без всяких украшений и выступов — чтобы затруднить ретиарию использование его сети. Даже шлем появившегося на арене гладиатора был абсолютно круглым, с двумя дырками-бойницами, сквозь которые холодно смотрели голубые глаза северного варвара-тевтонца. Забеспокоившийся было Лейтенант вдруг вспомнил, что он бредит и, философски подумав, что уж в кошмаре-то с ним ничего плохого произойти не может, вступил в очередной бой. Очень скоро, побегав вокруг своего противника и пощупав его оборонительные рубежи, он понял, что, даже будучи закованным в броню, тот обладал гораздо более проворными ногами, чем ветеран-фракиец. Без лишних, способных утомить его движений, без оскорбительных криков тот мгновенно использовал любую возможность, чтобы повредить сеть или попытаться отсечь мечом от древка металлический наконечник трезуба. Это ему, впрочем, пока не удавалось. В какой-то момент секутор решил, что достаточно усыпил бдительность своего юного противника. Он сделал внезапный выпад, отразив щитом удар трезубца и попытавшись направить лезвие короткого, но острого испанского меча в шею Лейтенанта. Лишь быстрые ноги, выработанная занятиями каратэ реакция и закованная в доспехи рука спасли нашего бредящего героя от возможно смертельного удара. Публика приветствовала это неожиданное развитие событий громкими криками. Ей уже надоели скучные топтания двух бойцов друг вокруг друга. Все они, включая женщин и даже первых христиан, пришли сюда увидеть кровь, а ее-то сегодня пока пролито не было.

Отбежавший в сторону Лейтенант все же решил не торопиться — в отличие от варвара-секутора, он уже одержал сегодня красивую победу и успел завоевать симпатии толпы. Думая над тем, как подобраться к обладателю страшных в своем спокойствии голубых глаз, он вдруг понял, что нужно делать. В последующие пять-шесть минут он резко активизировал свои действия, забегая с разных сторон и пытаясь нанести удары трезубцем на разных уровнях — в шею, не защищенную броней грудь и по внутренним поверхностям бедер. Разумеется, его оппонент легко отбил все эти вполне ожидаемые атаки. В сверкающих сквозь бойницы глазах появилось выражение свирепого превосходства. Варвар подумал, что с этим-то молокососом он несомненно справится. Было бы неплохо нанести смертельный удар этому смазливому ретиарию его собственным трезубцем. Скажем, воткнуть его прямо в лицо, чтобы застонали от ужаса все его поклонницы. Надо сказать, что, поскольку ретиарии были единственными из гладиаторов, кто обходился без шлема, ланисты — владельцы гладиаторских школ — специально подбирали на эту роль мужчин с приятными чертами лица. Варвар, чья голова уже к двадцати пяти годам оказалась иссечена всевозможными шрамами, завидовал этому юноше, а потому позволил своим чувствам помешать столь необходимой в бою холодной концентрации внимания. Когда ретиарий неожиданно подвернул ногу и упал на песок, секутор лишь удовлетворенно отметил, что боги действительно благоволят к нему в этот солнечный день, и бросился к, казалось, временно беспомощному противнику. Но когда он — торжествующий и забывший об осторожности — приблизился к Лейтенанту, тот вдруг резко повернулся и обеими руками бросил в узкие глазницы шлема варвара большую пригоршню песка. Его крупицы попали не только в широко открытые голубые глаза тевтонца, но и на время перехватили его дыхание, когда он от неожиданности вдохнул песок широко открытым ртом. Выпустив из рук щит и роняя невольные слезы, он как сумасшедший размахивал мечом, пытаясь поразить невидимого пока ретиария, столь коварно ушедшего от, казалось, неминуемой смерти. И в этот-то момент Лейтенант спокойно, под одобрительный рев толпы, набросил на своего противника сеть. Отчаянные попытки секутора избавиться от проклятых тенет привели лишь к тому, что он запутался в них окончательно, хотя ему и посчастливилось удержать в руках свой короткий меч. Раздавшиеся со всех сторон вопли плебса и потерявших на время свою чопорность аристократов не вызывали сомнения в том, на чьей стороне были симпатии зрителей:

— Добей его, симпатяга!

— Бей в грудь или в горло!

— Отправь варвара на корм рыбам!

Тевтонец, понявший, что боги оставили его, не стал дожидаться решения императора. Нерон, в первые годы правления запретивший добивать побежденных, впоследствии растерял свое милосердие. Смерть, так или иначе, была неизбежной. Нащупав рукоятку меча, по-прежнему путающийся в сетях варвар направил острый конец клинка в свою обнаженную грудь и упал на него так, что тот прошел сквозь его тело. Цирк одобрительно загудел, оценив мужественную гордость поверженного бойца и дождавшись первой порции крови, пролившейся сегодня на песчаную поверхность арены. Лейтенант в оцепенении смотрел на судороги умирающего воина, дивясь тому, насколько реалистичными оказались картины его бреда. Наконец голубоглазый варвар затих, а пятно окровавленного песка под ним приняло внушительные размеры. Секутор был мертв. Поверхность арены невдалеке вдруг вздыбилась, и в ней возникла черная дыра. Вздрогнувший от неожиданности Лейтенант с ужасом увидел, как оттуда вылезли жуткие существа — рабы, одетые богами потустороннего мира. Они сноровисто и деловито потрогали ногу убившего себя гладиатора раскаленным железным прутом (тот не шелохнулся) и, зацепив мертвое тело крючьями, утащили его в свою подземную берлогу. Один из рабов, задержавшись, быстро засыпал кровяное пятно свежим песком. Спустя пять минут уже ничто не напоминало о только что произошедшем здесь бое. Наш бредящий герой вдруг подумал, что пора заканчивать с этим кошмаром, и попробовал вынырнуть из него. Он сделал одно мысленное усилие, затем другое. Он даже расслышал было где-то далеко, в другой реальности, знакомый голос Тани, говорившей кому-то: «Или езжайте за своим лаборантом, или я сейчас разбужу главного военного советника!». Но ничего не вышло: он так и стоял на арене под палящим солнцем. Лейтенант не совсем представлял себе, как же теперь будут развиваться события, повинуясь причудливым соединениям нейронов в его потревоженном ядом плазмодиев мозгу. На секунду он вспомнил о полученных накануне солнечных ожогах и невольно поежился, испугавшись еще худших последствий. Но потом ему стало ясно, что уж чего-чего, а подобного в кошмарах бояться не стоит!

* * *

— Sine missione![20] — вдруг раздался громкий, хорошо поставленный и какой-то рокочуще-густой голос.

Лейтенант вдруг понял, что голос этот принадлежал рыжеватому человеку в пурпурной тоге, величественно восседавшему в императорской ложе. «Да чтоб ты пропал!» — неласково подумал наш герой и вновь попытался избавиться от навязчивого бреда или, на худой конец, нырнуть в менее кровавый кошмар. И вновь это не удалось. Нерон пропадать отказался и, взяв в пухлую руку сверкнувший зеленоватыми лучами камень, прищурившись, посмотрел сквозь него на Лейтенанта. Тот сразу вспомнил, что близорукий персонаж его кошмара, как писали историки древности, использовал огромный изумруд в качестве лорнета. Хотя до императора и его свиты было метров пятьдесят, Лейтенанту показалось, что он встретился взглядом с потомком Цезаря. И даже на таком расстоянии сумел многое прочитать в его серых глазах. Там отражались любопытство и жестокость, пытливый ум и детская непосредственность. Но, как вдруг понял Лейтенант, больше всего в этих подслеповатых глазах было ревности. Повелитель огромной и могущественной империи римлян завидовал славе юноши-гладиатора!


— Sine missione! — вслед за официальным хозяином игр повторил одетый в расшитую золотом и жемчугами тогу распорядитель с толстым слоем пудры на потрепанном жизнью лице. Еще один взмах платка, и в открывшихся воротах показался новый противник.

— Ваше императорское величество, прекрасная императрица Поппея, уважаемая римская публика! Сейчас перед вами сразятся ретиарий и сагиттарий!

Цирк зашумел, обсуждая услышанное. Лейтенант не знал, а потому и не смог вспомнить, что термин «сагиттарий» в Древнем Риме означал гладиатора-лучника, закованного в броню с головы до ног. Историки так и не смогли определить, с кем вооруженный подобным образом боец должен был сражаться. На всякий случай, наш герой приготовился к худшему. Казалось, даже всезнающие зрители затруднялись подсказать вдруг ставшему звездой гладиатору, какого же Юпитера ему теперь делать. Дувший до этого легкий ветерок, трепавший полотнища солнцезащитных тентов, неожиданно прекратился. Над ареной воцарилась жуткая тишина. От песка пахло сыростью и гнилой кровью десятков тысяч убитых здесь людей. И тут кошмар Лейтенанта принял неожиданный поворот. «А вдруг, — похолодел он от страха под палящим солнцем, — это не бред? А что, если я бредил там, в Африке, в двадцатом веке нашей эры? А если сейчас окажется, что опасность представляют не взбесившиеся комитетчики с гадюками, шприцами и пистолетами, а вон тот дядька в шлеме, уже поднявший свой лук?» Лучник действительно решил, что достаточно долго раскланивался с императорской ложей, и приступил к довольно простой, с его точки зрения, задаче: расстрелу фактически беззащитного ретиария с помощью тяжелого персидского лука. Длинная и толстая стрела, пущенная из такого оружия, могла пробить насквозь и сирийскую кольчугу, не говоря уже о голом торсе молокососа, которому, по мнению сагиттария, сегодня и так уже слишком много везло. Вытерев о кожаный пояс мокрые от пота пальцы, лучник вытащил из колчана за спиной первую из дюжины стрел и приготовился к выстрелу. Лейтенант, на время отогнавший тревожную мысль о том, бредит ли он на самом деле, понял, что бой будет или коротким, или, наоборот, достаточно продолжительным. Скорее всего, его противник думал, что выбранная ретиарием стратегия будет заключаться в наматывании кругов по арене с одновременным уворачиванием от посылаемых в него стрел. Сагиттарий будет постепенно прижимать его к краю цирка, ограничивая поле для маневра и выходя на дистанцию, с которой будет невозможно промахнуться. Далеко у ворот зазвенела отпущенная тетива из бычьих жил, и первая стрела едва не поразила ретиария в открытую грудь. Лейтенант отскочил в сторону, одновременно отметив, что лучник — как футболист, бьющий пенальти, — сделал ставку на то, что его противник отпрыгнет вправо. По счастью, в этот раз наш герой уклонился в противоположном направлении. Интересно, повезет ли ему в следующий раз? Лейтенант решил не дожидаться ответа. Когда лучник опять спустил тетиву, он плашмя упал на землю, услышал свист пролетевшего рядом снаряда, тут же поднялся и помчался прямо на сагиттария. Тот, не угадав намерений противника и ожидая, что он еще несколько секунд пробудет на песке, выпустил очередную стрелу почти вертикально вверх. Несущийся к нему ретиарий не увидел, как та, достигнув апогея, устремилась вниз и через мгновение воткнулась туда, где какие-то секунды назад находилось его тело. Набирая скорость, он как в замедленном фильме видел лучника, грациозным движением правой руки достающего из-за спины четвертую стрелу. Сагиттарий потерял драгоценные крупицы времени на третий выстрел, а потому у Лейтенанта появился шанс достигнуть линии броска трезубца до того, как лучник спустит тетиву. Если бы рука сагиттария дрогнула, то Лейтенант, возможно, и смог бы метнуть свое единственное оружие еще до того, как противник пошлет смертоносный снаряд в его стремительно приближавшийся силуэт. Был полдень, а потому ни один из гладиаторов не имел преимущества атаки со стороны солнца. В тот самый момент, когда лучник с характерным жужжащим звуком спустил тетиву, Лейтенант метнул свой трезубец и упал на песок, закрыв руками голову и торс. Уже в падении он почувствовал резкую, как будто от ожога, боль в пальцах левой руки, а потом, через мгновение, услышал жуткий рев зрителей.

Едва очнувшись от падения, он посмотрел в сторону лучника и не сразу увидел его. Поднявшись на ноги, Лейтенант смог разглядеть, что тот лежит навзничь и что у него вдруг вырос длинный рог. Рогом оказался удачно брошенный трезубец, попавший не успевшему отклониться сагиттарию прямо в голову. Зубья не смогли пробить толстый металл шлема, но они прошли сквозь редкие прутья забрала и угодили в глаза лучника. Он умер мгновенно. В его колчане за спиной остались восемь стрел. Лейтенант посмотрел на свои пальцы: на них оказался глубокий, до самой ослепительно белой кости, порез, из которого обильно текла кровь. Он очень устал, ему хотелось пить, его сильно тошнило. Словом, нашему герою очень хотелось забраться в тихое, прохладное место. Где в него не норовили бы воткнуть поглубже заостренный кусок железа. Где после соревнований надо не зашивать разорванные стрелой пальцы, а идти в душ, а потом литрами пить холодную газировку с сиропом из автомата в раздевалке спорткомплекса. Где ему не надо было убивать, чтобы спасти свою жизнь и развлечь почтеннейшую публику.

* * *

— Что ж, анализ на «толстую каплю» ясно показывает малярию! Девушка, вы бы не сердились, а радовались, что у вашего молодого человека понятная мне болезнь! А не какая-нибудь Эбола или Марбург! От которых нет иных средств, кроме молитвы и плясок шамана!

— Посмотрите! У него идет кровь из левой руки! Что с ним происходит?!

— Гм… Действительно, непонятно! Может, пациент в бреду порезался иглой от капельницы? А откуда в ране песок?

— Очнись! Да очнись же!

— Не беспокойтесь, температура падает! Видимо, приступ заканчивается, и скоро он должен очнуться! Если, конечно, не впадет в кому! Тьфу, надо было промолчать! Девушка, вы бы лучше пошли и умылись! А мы пока ему коктейль внутривенный приготовим!

* * *

Выскочивший на арену хозяин ретиария — ланиста — прежде служил центурионом в римской армии. Выйдя на пенсию, он решил вложить свои сбережения в дело, суть которого понимал лучше всего. В конце концов, разница между командованием центурией легионеров и управлением школой гладиаторов сводилась лишь к тому, что первые были людьми свободными, а вторые — жалкими рабами. Впрочем, к правлению Нерона чуть ли не половина бойцов арены происходили из свободнорожденных граждан. Этих — некоторые из них были аристократического происхождения — влекли возможность получить славу и деньги, приблизительно соответствовавшие статусу известного киноактера, спортсмена или рок-звезды в наши дни. Устраивали их и сравнительно комфортная жизнь с боями два-три раза в год, и неизменное внимание женщин, и немалые денежные призы в случае победы. Разумеется, в случае поражения их тела утащили бы крючьями одетые богами царства мертвых рабы. Но для профессионального гладиатора среднестатистический риск погибнуть в бою был примерно таким же, как и у любого солдата разбросанных по всему миру двадцати восьми легионов Рима. На потном лице Ланисты Лейтенант прочитал смешанные чувства — радости хорошо заработавшего ловчилы и суеверного страха боящегося спугнуть удачу лакея.

— Эй ты, скиф немытый, тебя истребовал сам император! Беги к ложе, да побыстрее! И не держись за рану! Как будто тебе член отрубили! Все важное-то цело! Просто царапина! Держись мужественно, но почтенно! И не вздумай заглядываться на Поппею! Враз лишишься и своей кудрявой башки, и смазливой рожи!

Глава 2

СПРАВОЧНИК ПРАКТИЧЕСКОГО ВРАЧА («Медицина», 1975)

«…Тропическая малярия отличается меньшей регулярностью приступов. Малярийный приступ начинается потрясающим ознобом, головной болью, ломотой в теле и болями в пояснице. Больной бледен, губы цианотичны. Отмечается тахикардия, учащение дыхания. Температура тела быстро повышается до 40–41 градуса Цельсия, усиливается головная боль, жажда, могут появиться рвота, судороги, нарушение сознания. Затем наступает период жара, лицо больного краснеет, кожа становится горячей, сухой… Спустя 6–8 часов появляется профузный пот, температура тела падает до нормальных и даже субнормальных цифр. Больной испытывает общую слабость…»

— Миленький ты мой, ненаглядный, как же ты меня напугал! — шептала Таня на ухо очнувшемуся возлюбленному, глядя на него своими чудесными глазами — покрасневшими от слез и бессонной ночи, но по-прежнему наполненными светом, способным свести с ума любого мужчину. — Они ведь думали, что у тебя малярийная кома!

— А что это, солнышко? — спросил Лейтенант и не узнал свой охрипший голос.

— Это когда умирающие плазмодии закупоривают сосуды мозга и человек… превращается… — Таня не хотела употреблять использованное врачом слово «овощ» по отношению к любимому человеку, — ну, в общем, надолго теряет сознание! Иногда навсегда!

Лейтенант мысленно порадовался тому, что этого не произошло.


Дверь палаты отворилась, и в ней появились двое врачей. Один — незнакомый — был, скорее всего, гражданским. Второго Лейтенант, несмотря на несколько «плывущее» от лекарств зрение, узнал сразу. Это оказался тот самый военврач, который проводил инструктаж по прибытии в Анголу. Увидев, что наш герой очнулся, медик позволил себе скупую улыбку:

— Что ж, молодой человек, с боевым крещением первой малярией! Можно сказать, с почином!

При иных обстоятельствах Таня, наверное, отбрила бы этого прислужника смерти с его медицинским юмором. Но военврачу повезло: в этот момент синие глаза юной тигрицы сверлили лицо гражданского эскулапа. По-видимому, понял Лейтенант, этой ночью тому пришлось столкнуться с сумеречной стороной характера девушки. Той самой, которая у большинства женщин явственно обнаруживается на этапе развода, при общении с соперницами и на рынке.

— Да мы и впрямь выглядим молодцом! — с фальшивой радостью произнес советский врач, заглянув в зрачки своего едва не сгоревшего в малярийном жару пациента и нащупывая его слабый пульс.

Наш герой еще не знал, что из всех медиков в Анголе лишь кубинские действительно умели бороться с тропическими болезнями. Поэтому он и не содрогнулся от ужаса при прикосновении к нему этого «светила». Дверь опять отворилась. На этот раз в палате небольшой санчасти советского посольства появился уже знакомый нам Вань-Вань. Увидев его, врачи засуетились, пообещали «немедленное улучшение самочувствия», свое скорое появление и удалились. Разведчику не удалось так же легко избавиться от красавицы с голубыми глазами. Лишь когда рука Лейтенанта мягко, но настойчиво сжала ее ладошку, семнадцатилетняя школьница подавила в себе могучий женский инстинкт защиты своего мужчины. Хмуро посмотрев в светящиеся дружелюбием чуть раскосые глаза Вань-Ваня, она твердо сказала, что вернется гораздо раньше, чем врачи. Тот ответил искренней белозубой улыбкой.


— Да, посмотрели бы вы на себя сейчас! — так многообещающе началось общение полковника с пришедшим в себя Лейтенантом.

Действительно, после почти шести часов с температурой за сорок, проведенных в виртуальных сражениях с лучшими гладиаторами Древнего Рима, Лейтенант выглядел не ахти как: осунувшееся, покрытое липким потом, вдруг состарившееся лет на пять лицо, всклокоченные волосы, потрескавшиеся губы. Впрочем, невесело подумал Лейтенант, чувствовал он себя примерно так же, как и выглядел.

— Тут мне некоторые, — главный разведчик перешел на шутливо-заигрывающий тон, используемый командирами всего мира в общении с ранеными героями-подчиненными, — гм, особы женского пола сказали, что вы бредили не абы как, а на латыни!

У Лейтенанта хватило сил лишь на то, чтобы слегка пожать плечами. Рассказывать кому-то о своих похождениях в Зазеркалье ему не хотелось вообще, а своему прямому руководству в особенности. Тем более что наряду с обычаем пить водку с соседями по купе и смотреть «Новогодний огонек», одним из генетически заложенных инстинктов советских граждан было стремление избегать внимания начальников, КГБ и психиатров.

— Что с рукой-то? — взгляд Вань-Ваня добрался до обмотанной бинтом левой руки переводчика. — Не туда полезли? — полковник не удержался от чисто армейской пошлости.

— Вроде того! — вяло ответил наш герой. — Стрелой порвало!

Вань-Вань озабоченно подумал о том, что, возможно, этой же «стрелой» его подчиненного задело и по голове, но развивать тему не стал, перейдя к главному:

— Семеныч пропал, вам об этом уже говорили?

Даже не отошедшему еще от малярийного приступа юному офицеру стало ясно, что в голосе Вань-Ваня прозвучала странная нота. Он говорил так, будто Семеныч отсутствовал не несколько часов, а как минимум месяц. Словно он не мог появиться в ближайшее время, вернувшись с офицерской пьянки или из борделя на Косе Луанды. Словно уже наверняка было известно, что единственной надеждой еще раз увидеть товарища по оружию оставалась печальная встреча с его останками в местном морге.

— Нет, — прохрипел Лейтенант, — еще не слышал! Я его не видел после совещания в штабе ВВС.

— А его жену? Галю? — как бы невзначай спросил Вань-Вань.

— Видел вечером, но где — убейте, не помню, товарищ полковник! Все в голове как в тумане! Не помню даже, когда начался приступ и как сюда попал!

— Так вы не знаете и об инциденте в ночном клубе прошлой ночью?

— Каком еще инциденте?

— Да там двое советских гуляли. Одного, из Минрыбхоза, дикие мартышки за достоинство покусали, а культурному атташе из посольства нос сломали.

— Кто, мартышки?

— А? Да нет, ему по морде кто-то из гуманоидов заехал! Оба теперь в соседней палате лежат — первый в коме, а второй от наркоза отходит. Так слышали?

Лейтенант лишь промычал в ответ нечто отрицательное, подумав о том, что было бы в высшей степени разумно и предусмотрительно покинуть стены санчасти до того, как искалеченный ревнивым танкистом Терминатор узнает о его соседстве. Оставалось лишь надеяться на то, что Степан хорошо поработал над заветным органом Англичанина и что последний не скоро сможет прийти на помощь человеку с пластмассовым лицом.

— Да вы лежите, лежите! — захлопотал Вань-Вань с участливым выражением на симпатичном лице, как будто подумав, что Лейтенант прямо сейчас собрался бежать на поиски Семеныча. — Набирайтесь сил! Нам они ой как понадобятся!

— Из-за самолета? — спросил Лейтенант.

— Из-за него! — подтвердил Вань-Вань, скорбно покачивая головой. Этим покачиванием он как бы выражал сожаление по поводу того, как подвел его Семеныч своим исчезновением в тот самый момент, когда все силы и средства Страны Советов в данном регионе мира были брошены на поиски потерянного летунами бомбовоза с неизвестно чем на борту.

— Кстати, из Москвы сообщили, что американская авианосная группировка в Средиземноморье внезапно снялась с якоря в итальянском Бриндизи и уже прошла Гибралтар! Угадайте, зачем! С трех раз!

Действительно, угадать было нетрудно. Лейтенанта вновь стала мучить совесть. Подумав, что ждать откровенного разговора с Семенычем ввиду его исчезновения больше не имеет смысла, он, откашлявшись, глухо сказал:

— Товарищ полковник, мне надо вам кое-что сообщить…

* * *

— Что ж, — спустя некоторое время резюмировал Вань-Вань, — вы, товарищ лейтенант, приняли пусть и несколько запоздалое, но все же правильное решение! Правда, легче стало?

Лейтенант кивнул. Теперь его немного мучала совесть уже из-за Семеныча, который совершенно очевидно по какой-то загадочной причине не передал важнейшую информацию непосредственному начальству. Зато он действительно избавился от тяжелой ноши.

— Осталось лишь отдать мне кассету! — Вань-Вань с улыбкой приглашающе протянул руку.

Лейтенант испытал и тут же подавил в себе мгновенное желание притвориться дураком и спросить: «Какую кассету, товарищ полковник?».

Поскольку он продолжал колебаться, улыбка Вань-Ваня немного потускнела:

— Вы ведь сделали копию? Вы же понимаете, насколько важна эта запись?

Вздохнув, Лейтенант потянулся к висевшим на стуле брюкам, достал кассету из застегнутого заднего кармана и молча положил ее на ладонь Вань-Ваня:

— А почему Семеныч не отдал вам оригинал?

Главный разведчик покачал головой, как бы в тяжелых раздумьях о столь странном поведении своего приятеля, и пристально посмотрел в глаза Лейтенанта. Теперь уже он, казалось, колебался, стоит ли отвечать на вопрос.

— Как вы понимаете, вряд ли он забыл! Думаю, рановато говорить и о возможном предательстве… Лично я пока склоняюсь к другой версии. Мне кажется, Семеныч связался с конкурентами…

— Что значит — конкурентами? — спросил наивный юноша, еще не знавший о полувековой вражде между госбезопасностью и военными.

— КГБ! — сухо ответил полковник, продолжая буравить Лейтенанта своими немного раскосыми, вдруг ставшими непривычно колючими, глазами. — А это, брат, похуже, чем предать маму и папу!

— Почему? — вновь был задан наивный вопрос.

— Потому что, милый мой, у военного разведчика есть только один папа! Он же, кстати, и мама! А сидит этот папа-мама в здании на Хорошевском шоссе. В том, что со множеством стекол и которое называют «Аквариум». У него погоны генерала армии, его должность — начальник Главного разведывательного управления! Ясно? Вот кто для нас Родина! Которая нас, мой юный друг, и бет, и кормит! Запомните это и никогда не забывайте!

Лейтенант, воспитанный на русской и советской литературе патриотического содержания, с некоторым сомнением кивнул, переваривая новую концепцию столь важного для СССР понятия. Она, прямо скажем, заметно отличалась от песни «С чего начинается Родина…» и всего, что сумела вдолбить в его голову советская система образования.

— Так вот, скорее всего, наши коллеги с Лубянки затеяли некую непонятную пока комбинацию! Пусть с ними разбирается Аквариум!

Вань-Вань сделал паузу. Лейтенант вдруг тоскливо подумал, что прямо сейчас начальство принимает решения, которые надолго, а может и навсегда, разлучат вляпавшегося в историю романтика с очаровательной особой женского пола. Он почти угадал.

— В общем так, товарищ лейтенант! Будете пока при мне — помогать с поисками самолета! Переводить «Черного Петуха» придется на ходу! Магнитола уже есть? Вот и хорошо! Там, на юге, поближе к передатчику, прием будет еще лучше! А все остальное пока замкнем на наших ребят здесь, в Луанде!

— А как же советники радиобригады?

— Ильич, с его-то талантами, пиво и так продаст! Чего застеснялись? Думали, не знаю, что там у вас происходит? Они же наперегонки друг на друга стучат! Советская школа выживания! Боевое братство в действии! В общем, если им понадобится помощь, то пусть хорошо попросят старшего миссии! Глядишь, и вымолят толмача на пару часов! А больше им, между нами, девочками, и не надо! Наш таинственно пропавший друг и вы, товарищ переводчик, выполняли как минимум семьдесят процентов полезной нагрузки, еще процентов двадцать — капитан Коля! Ну а остальные десять в солнечный день и не с похмелья, может, Ильич на-гора и выдавал!

— А парторг? Дядя Миня?

— Шутить изволите! Единственное, на что способен этот дебил, — отгонять помехи от антенн! Своей балбесиной! Седина в бороду, бес в ребро! Давно его отправить надо было, да с замполитом связываться не хоту — парторг все-таки! На вас, кстати, тоже успел пару доносов накатать! «Распитие спиртных напитков», «заигрывание с представителями подсоветной стороны» и — это мне понравилось больше всего! — «склонение к сожительству несовершеннолетних»! И кого это он, хе-хе, имел в виду?

Лейтенант почернел от злости.

— Да-да, привыкать надо смолоду! Армия — школа жизни! Трахни ближнего и не забудь дальнего! А то дальний приблизится и трахнет тебя! Не люблю матом, но тут иначе не скажешь!

Вань-Вань сделал паузу и вновь критически осмотрел осунувшееся лицо Лейтенанта:

— Конечно, нашим врачам верить — себя не уважать! Но на основе личного опыта могу сказать, что, пусть и ограниченная, но какая-то работоспособность у вас до следующего приступа сохранится… Пить, правда, не советую! Печенка, тьфу-тьфу-тьфу, молодая, но лучше судьбу не искушать, а то еще и гепатит заработаете… Что же касается врачебной помощи, то таких медиков мы и в других местах найдем! А если и нет, то, может, это и к лучшему! Наши-то могут так полечить, что всю недолгую оставшуюся жизнь придется таблетки жрать! В перерывах между капельницами! В любом случае, лучше уж малярия, чем быть застреленным в спину чекистами! На бесптичье, разведчик, и задница соловей! Так-то!

Выслушав речь начальника, Лейтенант сел в кровати. К его удивлению, ему удалось сделать это, хотя в голове и зашумело. Вань-Вань радостно прокомментировал:

— Вот-вот, боец-молодец! Так держать! Только не уписайтесь по дороге! Сегодня после обеда запланирован рейс в Уамбо! Слетаете, возьмете вещички… А потом обратно! Если сообщенные вами координаты, гм, приводнения «Белого Лебедя» правильные, то нам нужно лететь на юг! Туда так или иначе выдвигается группа усиления, которую распорядился создать JVC. Скоро наступление на Мавингу!

— А как же мирные переговоры? Перемирие?

— Да какие, мать их, переговоры! Тут же прямо по Троцкому: «Ни войны, ни мира…». Только вот армию никто распускать не собирается! Ладно, товарищ лейтенант, оставляю вас заботам девушки Татьяны! Чудесная, надо сказать, девочка! Не упустите! Глядишь, к вашему возвращению и совершеннолетия достигнет! Можно будет и военную свадьбу сыграть! Позовете на мероприятие-то? Да ладно, не краснейте! Против природы не попрешь! А чего это я все на «вы» да на «вы»? А? Ладно, на брудершафт попозже выпьем, а сейчас собери волю в кулак и иди умойся! Не пугай невесту!

Глава 3

«Известия», 4 мая 1990 года

ЛИТВА ПЕРЕХОДИТ НА НОРМИРОВАННОЕ СНАБЖЕНИЕ

«Торговля Литвы переходит на нормированное снабжение населения: мука — 2 кг на человека в месяц, крупа — 2 кг, масло — 2 кг, сахар — 2 кг…»

«Красная звезда», 1 февраля 1990 года

ДЛЯ ВВС ЮАР

«Южноафриканская корпорация „Атлас“ провела на полигоне близ Йоханнесбурга демонстрацию нового многоцелевого вертолета „Руивалк Х-2“. Эта двухместная машина боевой поддержки оснащена ракетами и скорострельными пушками, она способна действовать на предельно малых высотах».

Можно было без всякого преувеличения сказать, что среди пассажиров отлетающего в Уамбо транспортника «Ил-76» самое лучшее настроение было у мартышек Маши и Степана. В самом деле, эти двое нашли друг в друге превосходных партнеров по размножению в неволе, а также нескучно провели время, проверяя боеспособность старого броневика и крепость гениталий похожего на англичанина сотрудника КГБ. В связи с последним, собственно говоря, Степана и решили отправить в командировку на Западный фронт. Ведь даже человек с английским чувством юмора мог потерять всю свою сдержанность, расставшись со способностью рожать детей, говорить мужским голосом и получать зарплату в мрачном здании на Лубянке.

Вне всякого сомнения, остальные участники рейса находились в гораздо менее приподнятом настроении. В первую очередь, хмурые лица были у экипажа. Дело в том, что накануне утром их коллеги и друзья, перевозившие партизан Африканского национального конгресса из ангольских лагерей подготовки в Танзанию, получили неприятный сюрприз. Один из сотни борцов с апартеидом, загрузившихся в чрево «Ильюшина», оказался агентом ЮАР и попробовал угнать советский самолет на юг — во владения работодателей. Там с его пассажирами, невзирая на новые веяния и предстоящее освобождение Манделы, обошлись бы по-свойски. Черный, как асфальт, соратник белых угнетателей соорудил из гранатного запала, жестяной кружки и хорошего куска пластида чешского производства импровизированную бомбу. Вскоре после взлета он попробовал пронести это хозяйство в кокпит и заставить советских летчиков изменить маршрут на гораздо более южный. Он не мог знать, что экипаж собирался вернуться к вечеру в связи с сорокалетием командира, а потому, прямо скажем, был не готов к резкой смене планов. Под предлогом изменения курса экипаж так накренил воздушное судно, что все пассажиры, включая и незадачливого террориста, покатились по ребристым стенкам грузового отсека. В этот момент штурман умудрился треснуть злоумышленника «тупым тяжелым предметом» — рукояткой своего «Макарова» — по кучерявой башке. Видимо, то ли «предмет» оказался недостаточно тяжелым, то ли указанная голова слишком прочной, но бомбисту все же удалось выдернуть чеку из гранатного взрывателя. Впоследствии, когда его немилосердно били сначала чудом выжившие пассажиры, а потом и работники ангольской и советской контрразведки, он печально размышлял о причине несрабатывания взрывного устройства. Вряд ли ему стало бы легче, если бы он узнал о том, что вместо «семтекса» настоящего он, не зная чешского языка, использовал пластид муляжный (то есть обыкновенный пластилин). Разумеется, летчики подняли первый тост именно за это счастливое обстоятельство, обмывая вечерком вместо одного юбилея сразу несколько дней рождения. Празднование завершилось далеко за полночь и неизбежно вызвало тяжелое утреннее похмелье у всех его участников. Под влиянием вышеописанных событий и упомянутого синдрома на следующий день они категорически отказались брать на борт африканцев. Вдобавок, уже руля на взлет, летчики специально задели реактивными струями двигателей скопившихся на летном поле любителей воздушных путешествий. Ни в чем не повинные люди поразлетались в разные стороны вместе с пожитками.

Лейтенант, разумеется, обрадовался еще одной возможности провести время с любимой девушкой. Но эту радость омрачали многие факторы: не самое бодрое состояние, охота на него самого могучего ведомства СССР и перспектива долгой разлуки с любимой. Вполне могло статься, что по возвращении он и не застанет Таню, которой скоро придется вернуться в свой десятый класс. Примерно те же мысли мучали и саму юную очаровательницу, которая весь рейс нянчила столь загадочно пораненную руку Лейтенанта. Против обыкновения, в этот раз она улыбалась лишь изредка — когда улыбался и он сам или когда ее взгляд падал на пару мартышек, свернувшихся калачиком на ящиках с макаронами.

Без особой радости возвращалась в Уамбо и Галина, потерявшая мужа в воюющей стране. Было очевидно, что в ближайшее время ей грозило возвращение в Союз в незавидном статусе соломенной вдовы. Со времен Ленина-Сталина на любого пропавшего без вести военнослужащего Страны Советов автоматически, до дальнейшего выяснения обстоятельств, ставилось клеймо предателя. Поэтому каждый офицер, которому пришлось выполнять интернациональные долги, знал: пусть над Союзом и веяли ветры перемен, а в Восточной Германии трещала Берлинская стена, но по-прежнему действовало старое, еще Берией заведенное, правило. Оно гласило: если твой труп не нашли на месте боя, то не видать твоей жене пенсии, а твоим детям доверия могучего государства рабочих и крестьян. Вдобавок к этим соображениям Галину, с одной стороны, мучала совесть за интрижку с неотразимым Романом, а с другой, тянула в его крепкие объятия неуклонно увядающая плоть. В общем, бабоньки, повесилась бы на крепкой веревке, да на чем же, милые, потом белье сушить!

Артиллерист Михаил Петрович хмурился, так как еще со времен афганской командировки всегда тяжело переживал потерю очередного сослуживца. Ему, в общем-то, было плохо в независимости от того, сбежал ли разведчик к посулившим денег американцам или, наоборот, дрейфует в Атлантике с дырой в голове и эскортом из поедающих его рыб. Ведь, как ни поверни, миссия фронта лишилась профессионального, добросовестного и симпатичного офицера, а таких в Советской Армии, прямо скажем, считали далеко не миллионами.

* * *

Когда, отстреливая тепловые ловушки и натужно свистя турбинами в разреженном воздухе плоскогорья, «Ил-76» совершил посадку в Уамбо, Таня в последний раз прижала к своей груди голову Лейтенанта и прошептала ему на ухо:

— Я сегодня приду к тебе! Не закрывай дверь на замок! И не застрели меня по ошибке!

Встретившие ее родители с подозрением посмотрели на гораздо менее, чем обычно, улыбчивую дочь, на вылезшего вслед за ней из люка чересчур симпатичного переводчика и на отводившего глаза Михаила Петровича. Последнему замполит лично поручал блюсти безопасность и честь единственного ребенка. Но тот, уже выдавший замуж двух дочерей, слишком хорошо знал, что попытки укротить порывы просыпающейся чувственности у влюбившейся девчонки были равносильны попыткам загасить горящий дом авиационным керосином. А потому за все пребывание в Луанде он даже и не подумал заняться нравоучениями. В конце концов, если бы хоть одна из его дочерей вышла за парня вроде Лейтенанта, он простил бы ей и тройки в школе, и добрачные беременности, и то, что внуков назвали Глебом и Ипполитом (ладно хоть не Аристархом!), а не Михаилом — в честь отца, и не Петром — как деда.


Когда грузовик с «Совиспаном» и прибывшими из Луанды «аргонавтами» проезжал мимо рынка, оттуда донеслись звуки, свидетельствовавшие об очередном резонансном событии, подобном уже известной нам облаве на спекулянтов с целью призыва в армию. Издалека были видны кучки бежавших куда-то аборигенов и слышны их возбужденные крики. Впрочем, в этот раз шум толпы носил несколько иной характер. Так, вдруг подумалось Лейтенанту, кричали в амфитеатре во время его бреда. Стало быть, причиной происходившего являлось какое-то бесплатное развлечение, а не возникшая внезапно опасность. Вдруг все стало понятным — над Уамбо раздался давно не слышанный здесь гудок паровоза. Дело в том, что рядом с «прасой» находился заброшенный и загаженный вокзал Бенгельской железной дороги. Эта узкоколейка когда-то была частью огромной системы, удобно связывавшей два океанских побережья Африки и, по местным масштабам, являвшейся техническим чудом, подобным Суэцкому каналу. Разумеется, стратегически важная дорога стала одной из первых жертв начавшейся много лет назад гражданской войны. У правящего режима Анголы не было сил и средств на ее охрану от атак партизан и уж тем более на постоянную починку подорванных ими рельсов. А посему разрезающие африканский континент пути бесполезно ржавели и постепенно зарастали бурьяном. Бенгельская железная дорога, построенная инженером Робертом Уильямсом, стала такой же небезопасной, как и сегодняшние английские. Лейтенанту посчастливилось приобрести официальную ангольскую книжку об этом рукотворном чуде, строившемся двадцать шесть лет. Подпись под фотографией с мускулистыми телами рабочих, что-то там делавших с ржавыми рельсами, гласила: «Работники Бенгельской дороги заставляют ее работать с помощью железной воли и невиданных усилий». Впрочем, «железной воли» обычно хватало лишь на то, чтобы позировать для подобных фото. Лишь изредка, в качестве пропагандистской акции, дорогу ненадолго восстанавливали для триумфального проезда символического состава. Подобные события были призваны хоть на несколько дней убедить терпящих тяготы нескончаемой войны граждан в том, что вслед за чудом маленьким — приходом поезда — может произойти и чудо большое — наступление мира и экономического процветания. Впрочем, судя по появившемуся из-за деревьев древнему паровозу «Гаррат» и тому, что он с трудом тащил за собой, «поезд» был скорее «бронепоездом». Два пассажирских вагона без стекол и еще пара покрытых потеками ржавчины грузовых робко прятались среди платформ со счетверенными автоматическими пушками. «Гвоздем программы» оказался реактивный миномет «БМ-21» («катюша») на вращающейся турели. Возможно, именно он своим зловещим видом и помог бронепоезду добраться невредимым до Западного фронта.


Когда Лейтенант попал в миссию, первым из коллектива советников радиобригады, кого он встретил, оказался капитан Коля. Посмеиваясь в пышные казачьи усы песочного цвета, тот поведал об очередном происшествии с одним из членов их сплоченной ячейки. Как выяснилось, накануне вечером аборигены праздновали свадьбу в здании, которому посчастливилось находиться напротив окон Ильича. Тот, будучи тем, кем он был — человеком, способным разбить стакан только за то, что он граненый, — разумеется, очень скоро, неоднократно и в не самой вежливой манере проорал африканцам с балкона все, что о них думает. И об их «сраной» стране, и о перспективах строительства социализма в Анголе («скорее у вас, бл…дь, дети блондинами станут!»), и о внешних данных самих молодоженов («такую невесту и носорог бы не трахнул!»). Когда жизнерадостные негры проигнорировали его идущие от самого сердца слова, Ильич не выдержал. Взяв в руки «Калашников», он прицелился и выпустил длинную очередь по электрическому щиту-распределителю, весьма кстати оказавшемуся рядом с местом свадебного шабаша. Последствия превзошли все ожидания пожилого армейского хама: свет потух не только на свадьбе, но и в близлежащих зданиях местной власти. Как и можно было предположить, разгоряченные «резервой» и весельем гости по заслугам оценили жест советского советника и чуть было не устроили очередную революцию. Поднятому по тревоге старшему миссии пришлось в пожарном порядке дозваниваться сначала до прокурора, с которым он пил каждую пятницу в бане миссии. Потом до провинциального комиссара, с которым он, к несчастью, пил не так часто и не в такой располагающей к развитию крепкой интернациональной дружбы обстановке. После последнего звонка его духорасположение улаживать конфликты с местным населением опустилось до той опасно низкой точки, которой старший в последний раз достигал в момент общения с владельцами сожженного летчиками матраса. Вспомнив об упомянутом случае, Лейтенант совсем не удивился, когда Николай с ухмылкой процитировал душевные слова царственного полковника, адресованные притихшему по случаю «обосрамшись» Ильичу: «Последний раз тебя отмазываю, хрен кривоногий!» Капитан продолжил:

— Дядя Миня помолодел лет на пять! С того самого момента прямо на крыльях летает! На работу после обеда не вышел. Ильич тоскует, говорит: «Оперу пишет, гнида краснорожая!»

Словом, крепкая ткань боевого братства отдельной бригады радиоразведки трещала по всем швам. Увидев Лейтенанта, Ильич буркнул:

— Аа… Явился, наконец!

Лейтенанту показалось, что Ильич хотел добавить нечто вроде «бездельник», но ошибся.

— Как ты, твою мать, здесь появился, так все под откос и пошло!

Задетый несправедливостью начальства и не знающий, что в будущем ему придется услышать подобные признания от жителей самых неожиданных юрисдикций, наш герой, не выдержав, огрызнулся:

— Товарищ подполковник …бите свою маму, дешевле будет!

Ильич промолчал. В его глазах, увеличенных линзами интеллигентских очков, светилась тоска умирающей от старости и злости собаки, которая всю жизнь из принципа гоняла котов, терроризировала детей и трусливо облаивала соседей.


Случайно напоровшись на дядю Миню, Лейтенант сразу же увидел, что капитан был абсолютно прав: на него, скаля желтые зубы, смотрела «большая белая», помолодевшая на несколько лет.

— Ну что, съездил, красавец? — с вновь обретенной уверенностью промолвила человекообразная акула. — Мы тут слышали, тебя куда-то еще отправляют! Смотри, не посрами коллектив советников бригады! Не забудь, чему учили!

Видно было, что откомандирование Лейтенанта парторг отнес на счет своих доносительских талантов, а потому его аж распирало от удовольствия и желания намекнуть, что именно он является истинной причиной происходящего.

— Ладно, ладно, не на митинге! — как мог, спокойно ответил юный офицер, а потом не выдержал: — Напомни, кстати, чему ты там меня учил? Как в штаны со страху писать? Или как девочек развращать?

Человек-акула побелел от злости, утратив большую часть радостной наглости:

— Насчет развращения, так это надо еще проверить, остался ли кое-кто девственницей после визита в Луанду!

Удар Лейтенанта был коротким и точным. Как и учили, вся энергия ушла в тело противника. Получив кулаком в солнечное сплетение, дядя Миня не отлетел на три метра, как в азиатских фильмах о кун-фу, а, хрипя, осел на колени, хватая ртом воздух.

— Я… Да я тебя… Да я тебя, падла… — как пустой сифон сипел дядя Миня.

— Что «ты меня»? — наклонился к нему наш герой, борясь со здоровым желанием добавить еще и локтем в зубы. — Заложишь опять? А ты знаешь, сволочь краснорожая, как тебя наши негры-охранники называют? А? «Аллигатор-дефлоратор»! Так что ни хрена ты мне не сделаешь! Можешь разве что набрать в свой высокопартийный рот дерьма и плюнуть в мою несознательную сторону!

* * *

Лейтенанта трясло от злости, когда он поднялся в свою квартиру. Еще больше он завелся, обнаружив, что в его ванной опять нет воды. Выскочив на площадку, наш герой увидел, что кран — видимо, с помощью плоскогубцев и нежуковской силы — был вновь закрыт в сторону, напрочь исключавшую пополнение технического запаса. Кипя от злости, в этот раз он с помощью серии ударов молотком не просто перекрыл доступ воды в стояк несдающейся гниды Жукова, но еще и с ожесточением загнул его корешок к трубе.

— Мда, судя по всему, эскалация противостояния продолжается! — раздался знакомый голос Тани. — По-моему, если ты окажешься без воды еще раз, то этому молотку будет найдено иное применение! Как ты себя чувствуешь?

Вместо ответа Лейтенант взял ее за руку, завел в квартиру и, ногою закрыв дверь, прижал Таню к стене. Он впился в ее прохладные губы своими — жадными и нетерпеливыми. Поцелуй был долгим, шелковистым и никак не удовлетворил обе стороны.

— Осторожнее, молодой человек! — низким голосом прошептала Таня, освободив губы, когда ей не хватило воздуха. — Не кусай их, они у меня тогда полдня без помады алыми будут! А мама и так на меня подозрительно смотрит, вопросы задает наводящие!

— И как ты отвечаешь? — пробормотал Лейтенант, борясь с лифчиком, скрывающим высокую и такую восхитительную на вкус и ощупь грудь девушки.

— Уклончиво! — легонько оттолкнула его Таня. — Подожди до вечера! И запомни: мой бюстгальтер расстегивается спереди!

С трудом отрываясь от тела солнечной школьницы, Лейтенант с удивлением воспринял эту новую для него информацию.

— О! А когда ты успел обжить и эту спальню? — Таня рассматривала преобразившуюся кладовую.

Здесь уже не было хлама, старые газеты перекочевали в комод гостиной, а двуспальная постель оказалась застеленной свежим комплектом купленного на «прасе» красивого цветастого белья.

— Как тебе сказать? — уклонился Лейтенант от прямого ответа. Он не хотел, чтобы дочка полковника Фридриховского обиделась на то, что его планы в отношении нее приняли вполне конкретный характер еще до путешествия в Луанду.

— Послушай, тебе еще надо собрать вещи! А мне одеться ко дню рождения!

— Какой еще день рождения? — удивился наш герой.

— Аааа! — засмеялась Таня. — По-моему, мужчины в очередной раз доказывают, что их так называемая дружба — такой же миф, как и отсутствие дружбы женской! Так вот, сегодня отмечается день рождения мальчика Сашки. Он, кстати, бедненький, специально ждал моего возвращения, чтобы провести это мероприятие! Признаться, я подозревала, что и он, мажорчик смазливый, купил красивое постельное белье! А потому и спросила о тебе!

— И что? По какой причине я должен был отсутствовать?

— Нет, нет! Восторга на лице, конечно, не было, но ты, разумеется, приглашен! Тебя просто не успели предупредить! Так что встретимся через два часа! В квартире с привидениями!

Глава 4

«Известия», 6 ноября 1989 года

МАНИФЕСТАЦИЯ В БЕРЛИНЕ

«За сорок лет Берлин такого еще не видел! Не берусь определить, сколько сотен тысяч человек запрудило его центр, человеческому морю не было конца… Казалось, все требования и призывы, упреки и обвинения, выдвигавшиеся в разных городах ГДР, сегодня собраны воедино. Слова „Гласность“ и „Перестройка“ были написаны на плакатах по-немецки и по-русски. Демонстранты требовали настоящей, а не словесной демократии, свободы печати и мнений, призывали ограничить власть бюрократии…»

В. Лапский, Берлин

«Известия», 28 декабря 1989 года

К СОБЫТИЯМ В РУМЫНИИ

«Согласно сообщениям, поступающим из Румынии, сопротивление верных Чаушеску сил безопасности сломлено… Лишь в некоторых городах время от времени возникают перестрелки. Одновременно сообщается, что в стране быстро нарастают хаос и анархия. Резко усилились антикоммунистические настроения…»

ТАСС

День рождения Сашки мало отличался от всех остальных подобных событий. Практически не изменился и состав принимавших в нем участие. Единственное отличие заключалось в том, что по случаю своих именин Сашка решил претендовать на еще большее, чем обычно, количество внимания. Результат, по мнению Лейтенанта, получился тошнотворно-приторным. Впрочем, возможно, в нашем герое говорила самая обычная ревность. Дело в том, что при произнесении каждого нового тоста большие красивые глаза именинника неизменно смотрели не на произносившего, а косились или даже откровенно упирались в сохранявшую полный нейтралитет и невозмутимость Таню. Та, помня о ранимости ее молодого человека, не собиралась портить возможно последний перед долгой разлукой вечер из-за коровьих очей обаяшки-мажора. Именинника же приревновала жена подполковника Березнякова Эвелина. Насмотревшись на его вздыхания по более молодой и гораздо более привлекательной сопернице, она в очередной раз психанула, крикнула ни в чем не виноватому супругу «Выхухоль пучеглазая!» и в свойственной ей манере выбежала в ночь. Березняков, не совсем помнивший, как выглядел упомянутый ею зверек, все же обиделся и расстроился. Выпив полстакана коньяку за здоровье именинника, он снял очки с толстенными линзами и грустно принялся протирать их. Его действительно несколько выпученные глаза были такими близорукими и производили впечатление такой беззащитности, что Лейтенанту стало его жалко. Он не выдержал и подсел к мужу убежавшей истерички:

— Вы знаете, по странной иронии судьбы у меня возникло хобби, удивительным образом пересекающееся с вашей областью исследований!

Березняков снова нацепил на чуть приплюснутый нос очки и с интересом посмотрел на нашего героя, вновь став похожим на «поросенка, который умел играть в шахматы». Хлопнув — уже без тоста — еще полстакана, он заговорил в столь несоответствовавшей его внешнему виду развязной манере:

— Это каким же образом? Вы что, тоже начали читать лекции о перестройке как неизбежном этапе дальнейшей трансформации социализма? Или решили жениться на ненормальной?

— Нет, нет! — поспешил откреститься от подобных подозрений Лейтенант. — Просто у меня малярия, и в бреду я путешествовал не куда-нибудь, а в Древний Рим! В эпоху раннего христианства — ту, в которой вы ищете способ идеологического покорения мира!

— Гм, — глумливо ухмыльнулся подполковник, — и часто вас, юноша, посещают подобные видения? К психиатру не пробовали обращаться?

Лейтенант проигнорировал эти слова и коротко описал свои гладиаторские бои и встречу с самим Нероном.

— Серьезно? — уже с интересом переспросил «поросенок» Березняков. — Неро Клаудиус Цезарь Друзус Германикус? Тот еще персонаж! Недаром он попал в Книгу Апокалипсиса под именем Зверя! Последний потомок Цезаря, был любовником своей собственной матери… Предал ее казни, когда та попробовала выговаривать ему по поводу любовницы Поппеи… Затем казнил и супругу Октавию, чтобы жениться на все той же Поппее… Бисексуал… Впрочем, они тогда почти все таковыми были: у греков-развратников научились… Мнил себя великим актером и не менее великим поэтом… Хотя, на самом деле, некоторые его вирши были весьма неплохими… И как же он выглядел в вашем кошмаре?

— Среднего роста, полный, рыжеватые волосы, серые глаза… Очень, я бы сказал, неласковые…

— Ну да, в общем и целом совпадает с историческими описаниями! — подтвердил Березняков. — Вы, видно, тоже почитывали кое-что о той эпохе?

— Да, да! — рассеянно ответил Лейтенант, пытаясь вспомнить еще одну деталь рожденного малярией образа. — А, вот что! От него не очень приятно пахло! Потом и почему-то сырым луком!

Тут Березняков оставил свою ироничную ухмылку, которая не покидала его лица на протяжении всего рассказа Лейтенанта, предложил:

— А ну-ка, давайте выйдем!

Вышли они в ту спальню, где ранее жил сам Лейтенант. Со времени его переезда комната претерпела некоторые изменения. Так, паркет со страшным темным пятном посередине окончательно вспух и рассыпался. Теперь вместо него была лишь груда досок.

— Это мы неделю назад по пьяному делу балкон забыли закрыть! — объяснил потомок важного политического генерала, равнодушно взглянув на это безобразие. — И в ту же ночь ливень врезал! Ну вода и натекла… Ничего, зато теперь пятна не будет видно! Но я отвлекся! Расскажите мне поподробнее о запахе лука и, самое главное, где вы могли о нем прочитать?

Лейтенант перечислил те пару-тройку книг о пригрезившейся ему эпохе, которые могли попасть в руки любого среднестатистического гражданина: трилогия Фейхтвангера об Иосифе Флавии, «Спартак» и… и, пожалуй, все…

— И все? — не поверил ему Березняков. — Не может быть! Вы же в подробностях описали даже украшения на оружии ваших оппонентов-гладиаторов! И детали конструкции Циркуса Максимуса!

— Мало ли что может привидеться в малярийном бреду! — попробовал найти разумное объяснение этому действительно непонятному феномену Лейтенант.

— Ну да, конечно, — продолжал с подозрением смотреть на него подполковник с необычным для советского офицера кругозором, — возможно, где-то что-то слышали, а внимания не обратили!

— Ага! — обрадовался наш герой. — А подсознание-то потом и выдало!

— Постарайтесь-ка вспомнить, а откуда вы могли услышать о том, что Нерон все время ел сырой лук, чтобы улучшить свой голос? Об этом знает далеко не каждый историк! Я уж и не говорю о среднем советском гражданине! У нас и библиотек-то в стране найдется две-три, где такие книги можно достать! И надо сказать, далеко не все они на русском! Плюс доступ к ним тоже так просто не получишь — только если ты научный работник и если твоя тема как-то пересекается с этим предметом! Итак, откуда вы знаете обо всех этих милых, но малоизвестных мелочах, касающихся тирана-императора, давшего дуба две тысячи лет назад?

— Понятия не имею! — искренне признался Лейтенант, разводя руками.

Тут он вспомнил о пораненных стрелой пальцах и счел нужным поведать еще и об этой загадочной истории. Березняков жадно ловил каждое его слово. Казалось, следы недавней пьянки полностью испарились из его организма. Наконец он завистливо вздохнул:

— Эх, мне бы такую малярию! С таким-то бредом я бы целый роман настрочил! А то мне все снится XXXXХ съезд КПСС! Как будто все в белом, на какой-то горе, и очень красиво «Интернационал» поют! Как в церкви! И вступительная речь, милый мой, не на русском и не английском, а, заметьте, на латыни! А речь знаете кто произносит? Я! И на горе мой портрет! Громадный! А над горой летают белокрылые херувимы с лицами классиков марксизма-ленинизма и все время матерятся!

— Тоже на латыни? — удивился Лейтенант.

— Да нет, по-русски!

— Мой кошмар не такой жуткий! — честно признался Лейтенант, представив себе описанную сцену.


Уже направляясь к выходу из роковой комнаты, Березняков вдруг остановился и, хлопнув себя по лбу ладонью, ухмыльнулся:

— Говорили, обсуждали, а самое-то главное не спросил! Про баб-то забыли! Женский, так сказать, вопрос! Как в вашем кошмаре выглядела императрица Поппея? Та, ради которой Нерон казнил свою мать и первую жену Октавию? Которую он потом приревновал к загадочному любовнику и убил нечаянным ударом кулака? Что в ней было особенного?

Лейтенант задумался, пробуя разобраться в рожденных бредом воспоминаниях.

— Блондинка с карими глазами…

— Редкое сочетание! — хмыкнул Березняков. — Бред — он и есть бред, ничего не скажешь!

— Очень красивая! Какая-то очень белая, почти алебастровая кожа. Впрочем, не болезненно белая, а наоборот! Даже не знаю, как объяснить! Как будто ожила прекрасная мраморная статуя! Рост я не разглядел: в моем кошмаре она сидела. На самом деле она не произнесла ни слова! Говорил преимущественно Нерон: что-то высокопарно-неумное, о том, как я старался порадовать его своим мастерством. Глупость какая! Никого я не радовал, просто свою жизнь спасал! Так вот, Поппея не сказала ни единого слова, я даже не уверен, что она хоть раз посмотрела мне в глаза…

— Странно, — буркнул Березняков, — в то время для знатных дам было модным оказывать знаки внимания гладиаторам. Впрочем, чего это я… Ведь это кошмар! Да и волосы у Поппеи были, как пишут некоторые источники, светло-рыжими!

— Вам виднее… Надо сказать, что хоть никакого общения с императрицей — если это действительно была она — у меня не состоялось, впечатление все равно осталось такое, как будто произошел какой-то беззвучный разговор… И вот еще!

— Да? — с нетерпением спросил очкарик.

— Несмотря на ее скромный вид, у меня осталось твердое убеждение, что она очень страстная женщина!

— Сходится, черт возьми! — пробормотал Березняков.

— Что?

— Да нет, ничего… Интересно все же, как у такого молодого и…

— Безграмотного? — подсказал Лейтенант.

— Скажем так, как у такого молодого и не владеющего тематикой человека невесть откуда рождаются подобные видения? Воистину: «Сон разума рождает чудовищ»!

— А это откуда?

— Молодой человек! Вы же знакомы с Фейхтвангером! Прочитайте его роман о Гойе и все поймете! Возможно, кстати, когда Гойя творил этот цикл, у него тоже была лихорадка!

Глава 5

19.06.90, старшим групп советских военных советников (передано в 21.10)

«19 июня с. г. в р-не жилого дома советских военных специалистов в г. Луанда произошел взрыв. Человеческих жертв нет. Приказываю: 1) усилить охрану миссий и жилых домов; 2) исключить одиночные ночные выезды машин; 3) тщательно инструктировать охрану миссий.»

— 20-й-

«Красная звезда», 27 июля 1990 года

С НАМИ ШУТКИ ПЛОХИ

«В Дорогобыче Львовской области состоялся митинг, посвященный закладке камня на месте будущего памятника Степану Бандере. Символично, что памятник планируется воздвигнуть на том самом месте, где стоял монумент „вождю всех народов“…»

Полковник В. Богдановский, из Львова

Когда двое исследователей раннего христианства вернулись в гостиную, происходившее там мероприятие достигло неизбежного в Анголе этапа — просмотра очередного видеофильма. Впрочем, в этот раз смотрели фильм не про Джеймса Бонда. Не был он и немецкой порнухой с похожими на грудастых кобылиц девками и мускулистыми дядьками, щедро оснащенными увлекшейся природой (такие фильмы брали у местного недобитого капиталиста дядюшки Кардозо — владельца фабрики кока-колы). Этим вечером гости Сашки смотрели привезенную кем-то из СССР знаменитую комедию «Иван Васильевич меняет профессию». Помимо всех несомненных достоинств этого шедевра, компанию пьяных переводчиков в особенности привлекала в нем одна сцена. Лейтенант и Березняков зашли как раз в тот момент, когда управдом Иван Васильевич, вдруг ставший царем Иваном Грозным, и мелкий ворюга Жорж Милославский, превратившийся в его помощника, встречают делегацию шведских послов.

— А что он говорит? Конкретно, что? — спрашивал вошедший во вкус дворцовых будней «царь»-Яковлев.

— А пес его знает! — честно отвечал Жорж-Куравлев. — Федя (Крамарову), надо бы переводчика!

— Был у нас толмач! Ему переводить, а он лыка не вяжет! Мы его в кипятке и сварили!

— РАЗВЕ МОЖНО ТАК С ПЕРЕВОДЧИКАМИ ОБРАЩАТЬСЯ! — в едином порыве, вместе с Милославским дружно ответила вся честная компания.


После приступа смеха и очередного тоста — теперь уже за профессиональное сословие военных переводчиков — вернувшаяся к тому времени барышня Эвелина вдруг, покраснев, высказала мысль:

— Ребята, представьте! Если такие фильмы и такие книги наш народ мог создавать, живя при Сталине, Хрущеве и Брежневе, то какие же шедевры нас ждут в будущем, когда рухнет система! Когда каждый творец сможет создавать не то, что «советуют» на пленуме Союза кинематографистов или съезде Союза писателей, а что подсказывает сердце!

— Эвелина права! — с несвойственным ему жаром поддержал изрядно набравшийся Тюлень. — Придут писатели новой эпохи! Гранины и Беловы померкнут перед новыми Толстыми и Достоевскими!

— Ага! — цинично согласился Березняков. — Особенно после того, как будущих Достоевских из нынешних дурдомов повыпускают!

— Я вот только боюсь, — слегка заплетающимся языком вымолвил Сашка, — что все писатели, обрадовавшись вновь обретенной свободе, начнут писать что-нибудь настолько заумное, что у них не останется времени на обычные детективы!

— Да какие детективы! — сердито отмахнулся Тюлень. — Появится столько новых глубоких книг, что читатели и смотреть-то на этот мусор перестанут! Детективы вымрут за ненадобностью!

— И «В августе 44-го»? — ехидно спросил Сашка.

— Ну это и не детектив вовсе! Конечно, на такую книгу и у меня всегда время найдется!

— А еще на любовные истории! — вмешалась «прапорщица» Надя. — И пусть когда-нибудь научатся делать телесериалы! Чтоб хоть чуть-чуть напоминали бразильские!

— Точно! — поддержал Сашка. — «Escrava Isaura».[21] Лично мне понравился!

— Что ж, — нехотя согласился с именинником его друг Тюлень, — надо будет уделить место на экране и подобным передачам. Но лучшее время — свободной публицистике! Шедеврам мирового кинематографа! И нынешних ведущих «Взгляда» — обязательно поставить во главе телеканалов! Они-то, честная молодежь, никогда не опустятся до того, чтобы обманывать зрителей или лизать жопу власти! Представьте, Константин Эрнст — глава «первой кнопки»! А Познер? Познер! Никогда никого не побоится! И никогда от подонков копейки не возьмет!

— Ну да! — засмеялся прапорщик Слава. — Может, ты этих телеканалов еще и несколько штук захочешь! На любой вкус!

— Да! — с жаром ответил Тюлень. — Захочу! И никакой цензуры!

— Скоро не останется никакой цензуры! — веско промолвил подполковник Березняков. — Нашему народу она настолько опостылела, что он этих цензоров просто на куски порвет! А еще канут в Лету такие мерзкие передачки, как «Служу Советскому Союзу!» и «Сельский час»! Попомните мое слово — уже через год ни один уважающий себя интеллигент не захочет и близко подойти к чему-нибудь, оставшемуся в наследство от советского режима!

— Запомните! — с жаром вскричала покрасневшая истеричка Эвелина. — Пройдут двадцать лет, и возрожденная из пепла русская литература вновь покорит весь мир!

— Все Нобелевские премии будут наши! — подтвердил Березняков.

— За это надо выпить! — присоединился к нему Тюлень.

Привидения погибших в этой квартире супружеских пар с восторгом умиления слушали буревестников грядущей эпохи расцвета литературы и искусств в освобожденной от оков идеологии стране. Взявшись за руки, погибшие от рук друг друга шифровальщики и их жены плакали. Они рыдали от счастья: ведь их страна стояла на пороге новой эпохи. Они роняли невидимые слезы печали, так как им придется наблюдать все это чудо из иного мира.

* * *

Возможно, Лейтенант еще долго бы участвовал в вышеописанных посиделках, если бы в какой-то момент на его спине не оказалась чья-то легкая ладонь. Обернувшись, он увидел серьезные, потемневшие от желания глаза Тани. Ему мгновенно стали глубоко безразличны и судьбы советской литературы, и личные качества новых звезд отечественного телевидения. От внезапного возбуждения его бросило в жар. Поднявшись, он понял, что романтическая девушка Эвелина, на мгновение забыв о грядущем ренессансе посткоммунистического творчества, как в трансе уставилась на могучий бугор, вдруг выросший под его джинсами. Стараясь не встретиться с нею взглядом, он молча, не попрощавшись, удалился. Войдя в свою квартиру, Лейтенант оставил дверь открытой и с выскакивающим из груди сердцем принялся ждать прихода любимой. Наш герой панически боялся начала еще одного приступа малярии, а также неожиданных препятствий в виде любящих родителей или пьяного начальства. Дверь тихонько скрипнула, и в ее едва освещенном проеме появилась стройная фигурка Тани. От нее пахло духами взрослой женщины — с тяжелым и одновременно провоцирующим ароматом. От возбуждения у него заболело внизу живота. Взяв девушку за руку, он молча подвел ее к кровати и усадил на аккуратно застеленную постель. Осторожно, пытаясь не выпустить бешено колотящееся сердце, он снял с нее летний сарафан и расстегнул застежку лифчика на груди. Таня чуть слышно засмеялась и прошептала:

— Запомнил!

Стоя перед обнаженной подругой на коленях, Лейтенант гладил ее стройные гладкие бедра и по очереди целовал груди, чувствуя, как соски еще больше набухают от желания и все труднее поддаются языку. Не выдержав, он сжал шелковистые, упругие полушария в ладонях. Девушка застонала от наслаждения и притянула к себе его голову.

Став женщиной, Таня охнула от боли и наслаждения и подалась ближе к нему.

Они оба так и не смогли потом вспомнить, как долго длилось это чудо превращения юношеского обожания в волшебное наслаждение физического обладания друг другом. В какой-то момент, увидев на лице любимой то выражение, которое свойственно лишь получающей огромное чувственное удовлетворение женщине, он прошептал:

— Я люблю тебя, моя девочка! Я люблю тебя больше всех на свете!

Услышав эти слова, Таня прижала его к себе и спустя несколько секунд испытала первый в своей жизни оргазм. Лишь долгий поцелуй Лейтенанта, с жадностью нашедшего ее губы, приглушил долгую череду громких стонов, которые Таня даже не пыталась сдерживать. Полученное любимой наслаждение заставило Лейтенанта потерять контроль над собой, с минуту он грубо обладал ее податливым телом. Достигнув высшей точки страсти, он с трудом сдержал стон. Некоторое время они лежали без движения, обессиленные, улыбаясь и рассматривая друг друга в полумраке ночи. Наконец Лейтенант спросил:

— Я не сделал тебе больно? Извини, я просто обезумел! Особенно после того как ты…

— Испытала оргазм? Мальчик мой, ты даже не представляешь, как я счастлива! Получить такое наслаждение в самый первый раз! Особенно после всех тех ужасов, которые мне рассказывали девчонки о первой ночи! А ведь многие так и не знают, что это за радость! Думают, что это когда кончает мужчина, а они из вежливости стонут!

Таня приподнялась над ним и погладила его грудь:

— В общем, никогда не бойся сделать мне больно! Тебе просто не удастся этого сделать! Даже если будешь стараться!

— Спасибо, солнышко! — прошептал Лейтенант, притягивая ее к себе и чувствуя, что желание просыпается снова, что он готов обладать этой девушкой бесконечно и что он не сможет больше жить без нее.

Таня почувствовала его возбуждение, нежно улыбнулась и по очереди поцеловала его соски.

— Ты знаешь, — прошептала она, — от тебя пахнет не взрослым мужчиной, а ребенком! И признаюсь вам, молодой человек, это возбуждает меня еще больше!

Когда Таня тихонько выскользнула из квартиры Лейтенанта, было уже далеко за полночь. Электрический генератор миссии не работал. На лестнице царила тьма, лишь слегка размытая неярким светом звезд и совсем еще молодой луны. Двое влюбленных, слившихся в прощальном поцелуе, не видели наблюдающую за ними с верхней площадки фигуру. Если бы кто-то смог разглядеть затаившегося там человека, то он прочитал бы на его по-девичьи красивом лице ревность и обиду за неполученный сегодня самый главный подарок.

Глава 6

11.04.90, старшим групп СВС и С фронтов, отдельных военных зон

«В ваш адрес направлены утвержденные мной 2 января сего года инструкции по организации воздушных перевозок экипажами советских самолетов „Ил-76“, „Ан-26“ и вертолетов „Ми-8“ ВВС НРА.

По докладам командиров экипажей требования указанных инструкций не выполняются, должного порядка при погрузке пассажиров нет. Списки заблаговременно не отрабатываются, лично вами не утверждаются. Особенно плохо организуется посадка в самолеты… в Луэне, Уамбо, Лубанго, Намибе. Все это вызывает большие осложнения в отношениях с местной стороной.

Требую: принять дополнительные меры по обеспечению безопасности советских транспортных самолетов и их экипажей, исключить проведение против них террористических актов…»

— 20-й-

«Известия», 14 мая 1990 года

ДЕБЮТ ЯНА ГИЛЛАНА В МОСКВЕ

«Любители современной музыки ждали его приезда в СССР много лет. Один из ведущих вокалистов Великобритании, исполнивший арию Иисуса Христа в знаменитой рок-опере Л. Уэббера „Иисус Христос — суперзвездаучастник легендарной группы „Дип Перпл“ Ян Гиллан наконец-то приехал с гастролями в нашу страну…»

Город Лубанго — место расположения штаба Южного фронта — являлся одним из самых благоустроенных и красивых городов Анголы. Его климат — жаркий, но сухой — вполне позволял жить без кондиционеров. В отличие от подавляющего большинства других городов страны здесь относительно исправно функционировали канализация и водоснабжение, а также круглые сутки имелся свет. Хотя город и был несколько раз оккупирован южноафриканцами, бои так и не добрались до его прямых улиц, вполне прилично смотревшихся вилл и не окончательно еще развалившихся многоквартирных домов. Над городом, на высоком утесе стояла огромная статуя Христа — аналог известной скульптуры в Бразилии. Ко времени описываемых нами событий лицо бетонного Иисуса практически исчезло.

Его расстреляли атеисты из кубинского воинского контингента с молчаливого одобрения своих командиров и при таком же молчаливом равнодушии местных негров-католиков. В Лубанго Вань-Вань со своей немногочисленной пока свитой — Лейтенантом и хранившим молчание офицером, которого все звали просто Леша, — прибыл на координационное совещание с участием советских военных и КГБ. Совещание проводилось на авиабазе и было посвящено поискам пропавшего бомбардировщика.


Авиабаза поразила воображение Лейтенанта огромными размерами взлетной полосы, хорошим оснащением и небольшими варанами, изредка выбегавшими из зарослей пожелтевшей после летней засухи травы. Выбравшись из «Ил-76», дабы справить малую нужду, он едва не оросил самого себя, когда в метре от него показались сначала страшная морда, а потом и все покрытое пятнистым панцирем тело рептилии. Ее горло с многочисленными складками жесткой кожи пульсировало в такт частому дыханию. Секунду поизучав замершего от испуга юношу, варан исчез, смешно перебирая короткими лапами. Еще больше удивил Лейтенанта стоявший недалеко от «Ила» огромный турбовинтовой бомбардировщик «Ту-95» с красными звездами на серебристых фюзеляже и хвосте. Охрана из числа ангольских солдат с трудом отгоняла от летающего монстра любопытствующих — военных и гражданских, сбежавшихся и съехавшихся, чтобы поглазеть на это чудо. Завидя стратегический бомбовоз, Вань-Вань ухмыльнулся:

— Ага, вот и гости из ВВС! Наверное, им в Союзе начальство такого пинка под зад дало, что они сюда без посадки долетели! Про «утят» пока помалкивай! Я с другими ведомствами пока не всей информацией поделился!

Лейтенант лишь пожал плечами: судя по всему, в Советской Армии человек человеку действительно был друг, товарищ и волк!


Вань-Вань оказался прав: прибытие представителя дальней авиации, потерявшей суперсамолет в довольно отдаленной части мира, явилось полной неожиданностью как для ангольской стороны, так и для руководства советской миссии на Южном фронте. Мало того, когда начальник миссии — неоднократно контуженный бывший командир десантно-штурмовой бригады в Афганистане — попробовал явочным порядком принять участие в мероприятии, его вежливо, но твердо попросили закрыть дверь с обратной стороны. Сообщивший об этом человек в гражданской одежде и с властными манерами обладателя кабинета на Лубянке мотивировал столь обидное решение отсутствием допуска. Контуженный полковник, чье мужественное лицо носило явные признаки ментальной деградации, чуть не лопнул от злости и высказал свое отношение к происходящему так:

— У вас, товарищи, отсутствует элементарный момент этики вежливости! Я здесь главный, и вам это надо четко уточнить! Как отвечающий за советских офицеров на Южном фронте, я должен вытребовать, или, вернее, истребовать, чтобы меня держали в курсе дела!

— Товарищ полковник, — насмешливо ответил ему заезжий гэбист, — я с вами в корне согласен!

Лейтенант не выдержал и прыснул от того, как удачно передразнили косноязычие старшего миссии. Тот недовольно покосился на юношу.

— Вы обязательно будете возглавлять общее руководство! — не унимался гэбист-юморист. — Только сначала получим разрешение из Москвы! Хорошо? Не будем больше дебютировать на эту тему?

— Не будем! — хмуро согласился полковник, почувствовав, что над ним издеваются, но не поняв, как именно. — Но вы должны быть на утренней политинформации! А то я… стану между наковальней!

Когда он гордо удалился, нервно подергивая левым плечом, московский гость не удержался:

— Говорят, каждый прыжок с парашютом — это мини-сотрясение головного мозга!

— У меня их две тысячи! — сухо ответил Вань-Вань, решивший не поддерживать глумление органов над военными.

— Пардон! — весело извинился нисколько не смутившийся гэбист. — Рожденный ползать летать не может! Не обессудьте!


Между представителями конкурирующих спецслужб немедленно возникла инстинктивная неприязнь. Дело в том, что в отсутствие четких указаний из Москвы Вань-Вань, Филипп Аристархович (так — без фамилии, должности и звания — представился чекист) и прилетевший на бомбардировщике летун довольно долго препирались, кто из них главный. Летун требовал безусловного главенства, так как потерянный самолет принадлежал его епархии. Вань-Вань ехидно отметил, что именно дальняя авиация и потеряла бомбовоз, который им теперь приходится разыскивать. От также не преминул подчеркнуть, что именно ГРУ и обнаружило предполагаемые координаты падения «Белого Лебедя». Филипп Аристархович аргументировал свою претензию на трон тем фактом, что только у одного него из присутствовавших имелась аппаратура спутниковой засекреченной связи.

— А я ведь вас, дорогие мои, допустить к ней не имею права! — ухмыляясь, пояснил он. — Ведомственные инструкции не позволяют!

В ответ на это летчик неожиданно перехватил инициативу и торжествующе объявил, что на стоящем рядом бомбовозе тоже стоит спутниковая станция с необходимым комплектом засекреченной связи. Вдобавок он был здесь старшим по званию. Поскольку Вань-Вань тут же с удовольствием принял сторону ВВС, гэбисту осталось лишь заскрипеть зубами и согласиться. На этом этапе к ним присоединился еще один генерал-летчик — тот самый советник командующего боевой авиацией Анголы, рассказывавший басню о царе Петре и плакавшей маслом иконе. Он — до сих пор обиженный на коллег в СССР, никак не сообщивших ему о планах геополитического перелета «Ту-160», — поначалу без восторга отнесся к перспективе своего участия в поисках и спасении чудо-самолета. У него, как он не преминул напомнить остальным участникам большого хурала, хватало забот и с грядущей бомбардировкой Жамбы.

— Кстати, — вполне серьезно обратился он к прилетевшему из-под Саратова коллеге, — может, коль скоро вы здесь, сделаете пару-тройку боевылетов? Расхерачите УНИТу с пятнадцати километров, никто и знать-то не будет, что произошло!

Тот замялся, но после паузы извиняющимся тоном ответил:

— Товарищ генерал, ты же знаешь, что никто и никогда не даст мне подобных полномочий! Вдобавок мой борт и так имеет конкретную боевую задачу!

— Это какую? — подозрительно спросил Вань-Вань.

— После извлечения боезапаса у меня есть приказ закидать район затопления глубинными бомбами! Для полного уничтожения потерянного бомбардировщика!

— А что за боезапас? — боясь возможного ответа, спросил генерал-советник.

— Четыре «Х-55»! — вместо летуна ответил гэбист, продемонстрировав свою осведомленность. — Две учебные, две — боевые!

— С какой боевой частью? — охрипшим от волнения голосом спросил советник.

— С самой что ни на есть передовой! — продолжал Филипп Аристархович. — По мегатонне каждая!

— И какой же это пидор придумал послать вокруг света ракетоносец с ядерным оружием на борту? — изумился Вань-Вань.

— Я, разумеется, не знаю, где находится этот, гм, педераст, — наслаждаясь произведенным эффектом, продолжал гэбист, — но имею основания считать, что его рабочее место находится в самом центре столицы нашей Родины!

— Мать ты моя женщина! — воскликнул генерал-советник. — Вы представляете, какой будет скандал, когда об этом узнают!

— Не узнают! — твердо сказал генерал из дальней авиации.

— Да? И как же? Какой у вас план? — с интересом спросил Филипп Аристархович.

План оказался на удивление толковым. Прежде всего, базировавшиеся на авиабазе в Намибе советские вертолетчики-инструкторы должны были найти самолет с воздуха. Судя по координатам, он находился в двухстах пятидесяти милях южнее, примерно в километре от берега, на глубине, если верить картам Генштаба, каких-нибудь двадцати метров. Впрочем, для этого региона мира в последний раз карты обновляли еще царские офицеры-картографы. Затем место крушения должны посетить боевые пловцы Черноморского флота, базировавшиеся в порту Лобиту. Их водолазный бот уже спешил к району поисков. Предполагалось, что пловцы — аналог американских «морских котиков» — должны будут поднять тела и ракеты с ядерными боеголовками. После чего взлетевший из Лубанго бомбовоз разбомбит оставшийся под водой «Блэк Джек». Тела пилотов и ракеты доставят на вертолете в Лубанго, откуда все тот же бомбовоз вернет их в СССР.

— Ну как? — гордо спросил генерал.

Вань-Вань, хорошо запомнивший комментарии «Земли» и «Зодчего» об «утятах», украдкой скептически посмотрел на Лейтенанта. Вслух же спросил:

— Что нам важнее в плане военных секретов: самолет или ракеты?

Генерал из дальней авиации хмыкнул и на секунду задумался:

— Бомбардировщик! Ракеты, конечно, тоже супер, но иногда, в отличие от самого «Белого Лебедя», летят, гм, не туда! Их, конечно, продолжают испытывать и совершенствовать!

— Но пределов совершенствованию нет! — поддержал его генерал-советник. — Особенно когда партия и правительство запрещают использовать импортную элементную базу!

— Но если речь идет о ядерном оружии, — продолжал летун из Москвы, — то за него-то точно Звезду Героя дадут!

Лейтенант внезапно понял причину недомолвок Вань-Ваня. Тот, сконфузившись, отвел взгляд в сторону.


Все присутствовавшие были приятно удивлены предложенным дальней авиацией планом.

— А вопрос с боевыми пловцами уже решили? — поинтересовался Вань-Вань.

Выяснилось, что да. В ходе пьянки на даче под Москвой командующий ВВС получил соответствующее разрешение от командующего флотом в обмен на обещание передать последнему три стратегических разведчика. Дарить морякам дефицитные самолеты было жалко, но еще хуже было бы потерять упомянутую дачу и прочие привилегии в самый разгар политики перестройки и полного, бл…дь, обновления общества.

— А что делать с американцами, если они доберутся первыми? — поинтересовался гэбист. — Чем будем отгонять авианосную группировку?

— Во-первых, надо пошевелиться и найти самолет первыми! Время пока есть!

— По нашей оценке, им потребуется не менее двух суток, чтобы добраться до экватора, а потом еще двое, чтобы выйти в район поиска! — подтвердил Вань-Вань.

— Закладывать они нас не станут! — продолжал генерал. — Им сейчас не резон Мишкин режим еще больше раскачивать! Могут, конечно, попробовать и силой нас отодвинуть, но, если что, можно и наших летчиков в ангольские самолеты посадить! В Намибе вон целая эскадрилья «Сушек» стоит!

— Вот именно что стоит! Те, что еще летают! — скептически отозвался генерал-советник. Вдобавок, им скоро Жамбу бомбить!

— Ну звено-то штурмовиков ты нам найдешь? — наехал на него коллега.

— Найду!

— А больше и не понадобится! Американцы посмотрят и обосрутся! Тем более что «Су-25» тоже носитель!

— Носитель чего? — вмешался наш герой.

— Самых передовых идей человечества! Вот чего! — засмеялся гэбист. — Тех, что измеряются в тротиловом эквиваленте!

— Ладно, договорились! — подытожил генерал-советник.

— Когда выезжаем в Намиб? — спросил Вань-Вань, щуря раскосые глаза от проникающего в окно базы света.

— Завтра! После политинформации! «Копайте от меня до следующего дерева!» — засмеялся Филипп Аристархович, еще раз намекнув на лингвистические способности местного начальника. В этот раз даже главный разведчик позволил себе скупую улыбку.

* * *

Утро следующего дня выдалось солнечным и жарким. Лейтенант, несмотря на лекарства и обещания врачей-вредителей, никогда бы не назвал свое состояние удовлетворительным. Его мучили слабость, постоянное расстройство желудка и тянущая боль в мышцах и суставах. Как и остальные участники спасательной экспедиции на побережье, он был вооружен и обвешан снаряжением. Помимо обязательного для любого советского офицера в Анголе автомата Калашникова, на нем был «лифчик» с несколькими патронными магазинами и ручными гранатами, кобура с «вальтером» и рюкзак с запасом продовольствия и воды. Дорога между Лубанго и Намибом, на хорошей машине занимавшая часа три, проходила через небольшой горный хребет, а потом — через пустыню. Она считалась вполне безопасной благодаря договоренностям с местными племенами, близости дружественной Намибии и сравнительно большой концентрации правительственных войск. Однако иметь с собой вышеописанный «джентльменский набор» считалось в высшей степени благоразумным. Ведь, как показывал опыт погибших и выживших за годы советского присутствия в Анголе, иногда разница между жизнью и смертью могла заключаться в лишнем десятке патронов для автомата, банке тушенки или упаковке средства для обеззараживания воды.

Чекист Филипп Аристархович — крупный, лысый, с маленькими голубыми глазами — был беззаботно одет в летний костюмчик, более подходивший для прогулок с девушками по парку Горького. «Курортный» наряд дополняли сандалии и бейсбольная кепка. Насколько мог разглядеть Лейтенант, помимо вставленного в небольшой автомат — израильский «Узи» — магазина, у него больше не было боеприпасов. Ветераны с недоброй ухмылкой подумали, что этого представителю нелюбимой военными организации хватило бы лишь на то, чтобы застрелиться. Впрочем, тот не переживал по поводу бросаемых в его сторону насмешливых взглядов. Скорее всего, сделал вывод наш герой, ему вообще не были свойственны переживания.


— По машинам! — скомандовал наконец генерал-летчик.

Поскольку прибывшие для выполнения секретной миссии офицеры не привезли с собой автотранспорт, им пришлось реквизировать у советников миссии более или менее прилично выглядевший «УАЗ» и вконец ободранную «Волгу» с насквозь проржавевшим глушителем. Первый был закреплен за советником начальника противовоздушной обороны фронта, который категорически отказался расставаться с взлелеянной им ульяновской красавицей.

— Жену можете забирать! — вполне серьезно заявил зенитчик. — А вездеход без меня — ХМВ!

— Что такое ХМВ? — тихонько спросил гэбист Аристархович Вань-Ваня.

— «Хрен морде вашей!» — невесело ответил тот, разглядывая предложенную им взамен фемину. Та как раз вышла на балкон в застиранном халате, щедро демонстрировавшем выпирающий живот, морщинистые груди и измученные очередями ноги. Пэвэошника пришлось взять с собой в качестве водителя гордости советского автомобилестроения.

Когда генералы-летуны увидели предложенную им «Волгу», они взбесились и попробовали насесть на контуженного старшего. Тот же с видимым чувством глубокого удовлетворения пояснил, что выбирать более не из чего. Когда Вань-Вань намекнул тому на его собственное авто — доставшийся от кубинцев музейный джип «виллис», — тот категорически отказал:

— Ни на йоту он никуда не поедет! Вы что, не понимаете, как у нас здесь накалена конфронтация! Идет ход боевых действий!

Генералы и Вань-Вань сплюнули от отвращения, чекист задрал козырек кепки и внимательно посмотрел на старшего. Еще с год назад такой взгляд живо заставил бы любого военного срочно пересмотреть свое отношение к органам. Сейчас же долбанутый десантник позволил себе демонстративно оглядеть пузатого гэбэшника с головы до ног и с улыбочкой добавить:

— А ежели заглохнет, так подтолкнете! Вон вас сколько, извините, здоровых мужиков!

Тяжело вздохнув, Аристархович снял с плеча «Узи» и полез в «Волгу». Лейтенант занял свое место на переднем сиденье «УАЗа» рядом с торжествующим зенитчиком. Сзади сели Вань-Вань и по-прежнему хранивший полное молчание разведчик Леша. Рядом раздался рев, подобный звуку танкового двигателя, — это наконец завелась «Волга». Генералы-летчики слушали рычание прохудившегося глушителя с каменными от злости лицами. Сидевший на сиденье водителя ржавой кастрюли Аристархович лишь оскалил желтые от табака зубы и жизнерадостно прокричал:

— Взлетел бы в небо, да яйца мешают!

Распугивая худых ангольских псов и таких же дохлых африканских свиней, экспедиция выдвинулась из ворот миссии.

Глава 7

«Красная звезда», 6 февраля 1990 года

МИТИНГ В МОСКВЕ

«4 февраля в Москве состоялись санкционированное массовое шествие и митинг… В них по ориентировочной оценке приняло участие около 200 тысяч человек. На митинге, в частности, выступили народные депутаты СССР В. Коротич, Н. Травкин, Б. Ельцин, Е. Евтушенко, Т. Гдлян, Ю. Афанасьев… Организатором этих мероприятий выступил так называемый блок демократических сил… К сожалению, тон задавали те, чья так называемая „конструктивная программа“ сводится к бесконечно повторяемому призыву „Долой!“… По существу, ничего полезного для общества, для перестройки… Отдельные выступления носили отпечаток стремления ряда группировок повести борьбу за политическую власть. Так, утверждалось, что количества собравшихся достаточно, чтобы „пойти на штурм Зимнего или Лубянки“… Митинг… был превращен… в средство нажима и шантажа…»

Главный редактор И. М. Панов

«Известия», 4 мая 1990 года

КУБОК СССР. БЕНЕФИС КИЕВСКОГО «ДИНАМО»

«Киевское „Динамо“ устроило… на стадионе Лужников настоящий футбольный бенефис. У киевлян получалось буквально все: и скоростные атаки, и индивидуальные проходы, и точные удары по воротам. Все мячи, побывавшие в воротах „Локомотива“, были на редкость красивы. Три из них забил О. Саяенко, по одному — А. Михайличенко, В. Рац и Г. Литовченко. Итоговый результат — 6:1 — красноречиво подтвердил преимущество „Динамо“. В девятый раз киевляне завоевали хрустальный трофей и догнали, таким образом, рекордсмена по кубковым победам — московский „Спартак“».

Когда спустя несколько часов, с трудом преодолев горы и пустыню, два покрытых пылью железных ящика доползли до Намиба, даже неунывающий чекист был едва жив от пребывания в раскаленной утробе автомобиля. У Лейтенанта раскалывалась от боли голова. Ставшая почти горячей вода из фляги не приносила никакого облегчения опухшему языку. На спине плотная ткань его пятнистой формы насквозь пропиталась дурно пахнувшим потом. За все время путешествия они лишь два раза встретили живых существ. Это были солдаты блок-поста и представительницы местного племени с обнаженной грудью, торговавшие плодами манго у ручья на горном перевале. Небольшой конвой советских офицеров остановился там на короткий отдых. После достопамятной встречи с манговой гадюкой Лейтенант без особого интереса посмотрел на предложенные ему фрукты и с большой опаской — на близлежащую рощу. Прочие участники похода, тоже тяжело страдавшие от жары, лишь тупо взирали на похожие на отборные баклажаны достоинства африканок. Судя по тому, что советские военные даже не попытались затронуть тему межрасового совокупления, они были опасно близки к тепловому удару.

Прибытие в Намиб ознаменовалось тем, что проклятая «Волга» потеряла глушитель. Дальнейшая езда по улицам встрепенувшегося города-порта проходила в условиях полного отсутствия какой бы то ни было секретности и под улюлюканье обрадовавшихся случайному развлечению негров. На подъезде к кемпингу — условленному месту рандеву с советскими летчиками — произошло неожиданное. Одна из местных жительниц — пожилая мулатка — вдруг приняла стойку «смирно» и отдала грохочущей «Волге» воинскую честь, приложив руку к «пустой» голове. Вань-Вань, неоднократно бывавший в городе, объяснил, что это — жена одного из не уехавших в метрополию португальцев. По какой-то загадочной причине у нее развилось необычное ментальное недомогание, которое проявлялось в указанном военном приветствии всем встречающимся ей машинам типа «Волга».

— Уж и не знаю, чем ее впечатлили именно эти колымаги! — удивлялся полковник.

— Может, ей кто-то из наших витязей водки налил? Или трахнул так, что небо в алмазах увидела? — предположил зенитчик, подъезжая к воротам редкого для Анголы заведения.

Кемпинг представлял собой набор крошечных расположенных квадратом чистеньких домиков-номеров с кондиционерами, телевизорами и приличным постельным бельем. То, что номера были не больше железнодорожного купе, с лихвой компенсировалось наличием в центральной душевой горячей воды и хорошо убираемых туалетов. Вдобавок посреди кемпинга имелся вполне неплохой ресторанчик, где подавали гуляш из сушеной акулы с картошкой, терпкое португальское вино в маленьких бутылочках и холодное импортное пиво. Одним словом, непритязательное по меркам развитых стран заведение здесь, в Богом забытой части Африки, выглядело настоящим Парадизом. Темнокожая охрана кемпинга поначалу подозрительно отнеслась к натужному реву разваливавшейся на ходу «Волги» и отказала в доступе в местный вариант Рая. Но уверенные манеры Вань-Ваня, переводческие таланты Лейтенанта и мешок местной валюты — «кванз», нашедшийся у Аристарховича, в конце концов позволили гражданам могучей и гордой страны поселиться здесь на целых три ночи. Менеджер-португалец с вежливой насмешливостью объяснил им, что сюда должны пожаловать военные наблюдатели из Южной Африки. У них, с иронией пояснил холуй международного буржуйства, обычно имеется валюта покрепче.

— Погоди, сука, — пробормотал прибывший из Союза генерал-летчик, — попомнишь ты еще свои речи!

Все остальные члены экспедиции промолчали. И они, и сам извозчик миллионов смертей прекрасно знали: его грозные предупреждения были лишь сотрясением воздуха. Союз умирал, и вонь от его разлагающегося тела доносилась и сюда, на другой конец света.


Выехав на берег океана, Аристархович развернул свою спутниковую станцию и вышел на связь с водолазным ботом Черноморского флота. По возвращении он рассказал всем остальным, что те прибудут к месту падения «Ту-160» лишь ранним утром. Сообщил он и о приятной неожиданности. По счастливому стечению обстоятельств, в нужном районе оказалась находившаяся на боевом дежурстве советская атомная субмарина. Командир подлодки получил приказ отвлечься от патрулирования Атлантики и обеспечить охрану района поисков пропавшего бомбардировщика.

— Это очень кстати! — обрадовался Вань-Вань.

В отличие от чекиста, он уже давненько не выходил на связь с Аквариумом, а потому мог лишь догадываться, в какой мере шторм возле Канарских островов мог задержать американскую авианосную эскадру, на полных парах спешившую к юго-западному побережью Африки.

— Наверное, — смеясь, сказал чекист генералам-летчикам, — когда они на даче квасили, там и летчицы выступали! Из ансамбля ВВС! Орденов Мандавошки и генерала Триппермаха!


В Анголе уже начались короткие (минут на двадцать) сумерки, когда в кемпинге появилась группа людей с белыми лицами и золотыми зубами, одетыми все в ту же ангольскую форму без знаков различия. На этот раз менеджер-португалец ничего не сказал и даже проявил неожиданную предупредительность, распорядившись принести вновь прибывшим рома с колой.

— Наверное, южноафриканский шпион! — не стал обольщаться чекист Аристархович. — Моя бы воля, болтался бы этот хер на дыбе! Такие бы романсы пел!

Прибывшие оказались инструкторами по боевому применению вертолетов и штурмовиков «Су-25», столь щедро подаренных великим Советским Союзом африканским соратникам по классовой борьбе. Главное, что волновало генерала из штаба дальней авиации, была принципиальная возможность поднять завтра в воздух вертолеты для поиска утонувшего «Туполева». Да так, чтобы подсоветная сторона не догадалась об истинной причине полетов. Оказалось, что с поднятием в воздух пары геликоптеров без ангольских граждан на борту никаких проблем не возникло бы. Здесь тоже знали золотое правило; «чем меньше знаешь, тем лучше спишь». На границе с Намибией было привычным делом закрывать глаза на частые полеты русских в направлении Берега Скелетов для высадки партизан СВАПО и прибывших из Союза разведывательно-диверсионных групп спецназа. Ведь, в конце концов, нельзя же было оставлять безнаказанными периодические рейды в Анголу коммандос из Южной Африки! Советник командующего ВВС обеспокоился возможностью обнаружения маршрута движения вертолетов, что могло привести к месту проведения очень деликатных работ не только американцев, но и самих ангольцев, а также всегда готовых сделать гадость южноафриканцев. Но тут афганские ветераны снисходительно заверили двух высоко летающих генералов, что сие практически невозможно:

— Мы, мужики, выше банановых кустов не летаем! А над морем — тем более! Если днем — сможете с борта рыбу ловить!

После окончательной договоренности по поводу конкретных деталей грядущей операции советские обитатели порта Намиб пригласили заезжее начальство на ночную рыбалку. Отказываться никто не стал, и через час вся компания сидела на выдающемся в океан чуть ли не на километр причальном пирсе для рудовозов. Рыбалка осуществлялась при свете фар и прожекторов, а также изрядного количества спиртного. Рыбы хватало на всех, и вскоре пирс оказался усеянным самыми разнообразными обитателями южной Атлантики — от красноватых «кашушу» до сверкавших серебром рыб-сабель. В какой-то момент клюнуло и у Лейтенанта. Когда же с помощью старших товарищей он вытащил из воды свою жертву, его сердце екнуло: на крючок попалась не толстобокая и очень вкусная рыба-капитан, а небольшая акула. Делать было нечего: нашему герою пришлось под улюлюканье старших по званию вытаскивать бедного акуленка на бетонную поверхность пирса и убивать, топча «антикобрами» его зубастую башку. Мало того, поскольку лезть в пасть за крючком было очень страшно, Лейтенанту пришлось скрепя сердце отрезать голову штык-ножом от «Калашникова». Он поцарапал руки об акулью кожу: та была удивительно гладкой, если гладить от головы к хвосту, и похожей на крупный наждак, если проводить по ней в противоположном направлении. Когда акулья башка оказалась на пирсе, ее не захотели попробовать даже местные вечно голодные коты: от трупа морского хищника сильно разило аммиаком. На ночном пирсе пахло рыбой, табаком и азартом. Ярче фар светили огромные звезды над головой. Пойманную добычу жарили прямо здесь — на углях костра. Ее ели, запивая привезенным вертолетчиками кубинским ромом, облизывая грязные, покрытые чешуей и рыбьей кровью пальцы.


Вань-Вань от нечего делать и хорошего расположения духа подсказывал, какая из сверкающих точек над головой — спутник «Молния», а какая — спутник «Космос». Где по звездному куполу плыл американский сателлит оптического наблюдения, безмолвно фотографировавший первобытное пиршество советских офицеров, а где притаился французский электронный шпион, пытавшийся разобрать писк спутникового передатчика Аристарховича в шумном облаке радиоволн, щедро испускаемых надвигавшейся американской армадой. Все присутствующие были поражены тем, как бесчисленные названия, характеристики и траектории умещались в голове разведчика с умными и безжалостными раскосыми глазами. Генералы-летуны ахали, вертолетчики цокали языками, пилоты штурмовиков качали головой, выковыривая из зубов рыбьи кости.

Далеко за полночь Филипп Аристархович еще раз развернул свою спутниковую станцию. Прибыли! — дал он знать остальным о том, что боевые пловцы ждут их в условленном месте и что субмарина уже вышла в район поиска. Подвыпившая компания живо обсудила, как, наверное, давно не дышавший свежим воздухом экипаж вылез из пропахшей туалетом утробы. Должно быть, подводники именно сейчас курили в кулак болгарские сигареты, разглядывая те же звезды над головой и считая минуты до следующего погружения — пока над ними не появился спутник-американец с инфракрасной камерой, холодно смотрящей вниз, на такую грешную и такую красивую Землю.

Глава 8

«Известия», 4 октября 1989 года

К 40-летию ГДР

«В посольстве СССР в ГДР состоялся торжественный вечер в связи с предстоящим 40-летием образования Германской Демократической Республики. Перед сотрудниками посольства выступил член Политбюро, секретарь ЦК Социалистической единой партии Германии Гюнтер Миттаг.

Мы, коммунисты ГДР и коммунисты СССР, граждане обеих наших стран, встречаем юбилей социалистического немецкого государства как наш общий праздник. Так было, так есть и так будет всегда, отметил товарищ Миттаг…»

ТАСС, Рейтер

«Правда», 6 января 1990 года

НАЖИВАЮТСЯ

«На чем держится нелегальный товарооборот? Обман покупателей в сфере торговли ежегодно приносит дельцам „навар“ на 6 миллиардов рублей… В порядке очереди вы можете купить мебельный гарнитур в 2011 году, а спекулянт готов обеспечить желанной „стенкой“ хоть завтра. Как это удается? Приведет ли оздоровление экономики к исчезновению спекуляции?

Авторов многих писем, получаемых редакцией „Правды“, тревожит и возмущает рост спекуляции. Вот размышления киевлянина В. Шарапова: „В прошлом году, чтобы достать черную икру для больного родственника, обегали десятки магазинов. И конечно, бесполезно. А пришли к спекулянтам, заплатили сверху сорок рублей за килограмм — пожалуйста, есть икра! До каких пор бессовестные люди будут наживаться на наших трудностях?“ Эти же проблемы тревожат ветерана Великой Отечественной войны Н. Воробьева из Минска и многих других читателей.

На вопросы читателей мы попросили ответить начальника главного управления по борьбе с хищениями социалистической собственности МВД СССР В. Рунышкова.

…Можно ли говорить о существовании торговой мафии, когда мы рассматриваем негативные стороны этой отрасли?

— Договоримся о терминах. Что такое мафия? За всю жизнь на оперативной работе ни одного мафиози не встретил…»

В этот раз Лейтенант быстро определил признаки приближавшегося приступа — усиливалась и вскоре стала невыносимой боль в пояснице и суставах, ухудшились зрение и слух. Лежа в своей крошечной комнатке, он чувствовал, как его все дальше и дальше уносит в реальность кошмара. В какой-то момент жар достиг той точки, когда тело забилось в ознобе. Ему хватило сил лишь на то, чтобы выключить кондиционер и укрыться с головой всем тем, что оказалось под руками. Он даже не удивился, когда в крошечной комнатушке послышалось знакомое жужжание крыльев огромного насекомого. Как и в первый раз, чудовищная муха попыталась добраться до его лица. Лейтенант чувствовал, как она, шурша лапами по покровам, ползала по его закутанному в тряпки телу. Он уже не понимал, почему по его коже частыми волнами пробегали мурашки — от лихорадочного озноба, животного страха или же отвращения. Насекомое безуспешно попыталось разгрызть брезентовую попону. В раздражении оно загудело крыльями и улетело куда-то под потолок — ждать удобного момента. Лейтенанту нестерпимо захотелось пить. Помятая алюминиевая фляга с кипяченой водой стояла на крошечной прикроватной тумбочке. Деваться было некуда — его горло уже давно превратилось в потрескавшуюся от солнца красную африканскую грязь. Из глубоких трещин вдруг ставшей огромной глотки показались отвратительные головы невиданных доселе гадов-тараканов с желтыми змеиными глазами и волосатых пауков на голых куриных лапах. Стало ясно, что он попал в ловушку. Надо было решаться на отчаянный поступок. Собравшись с силами, Лейтенант высвободил руку и, как ему показалось, быстро протянул руку к спасительной фляге. Но муха не дремала. Как только он нащупал прохладную материю чехла, раздалось знакомое жужжание. Лейтенант почувствовал движение воздуха, и в пальцы впились челюсти невидимой пока гигантской навозницы. От жуткой боли наш герой что было сил закричал.


— Смотри, как тебя прихватило! — раздался незнакомый голос. Открыв затуманенные болью глаза, Лейтенант понял, что голос принадлежал благообразному старику. Впрочем, в его волосах и бороде почти не было седины. Незнакомец, сняв с руки Лейтенанта грязную от крови и гноя серую тряпицу, с видом понимающего в медицине человека осматривал, ощупывал и обнюхивал пораненные стрелой воспаленные пальцы. Наш герой удивился было тому, как чистый, накануне наложенный бинт превратился в дурно пахнувшую ветошь и как почти зажившая неопасная рана вдруг оказалась почти гангренозной. Но потом, вспомнив о вновь свершившемся переходе в реальность бреда, он предпочел оглядеться и рассмотреть новых персонажей и обстановку очередной серии лихорадочного кошмара. Его окружали голые кирпичные стены. Кирпич был очень тонким, очень красным и уложенным совершенно необычным способом — так, что углы отдельных блоков торчали наружу. В помещении отсутствовали окна, сколоченная из неотесанных досок дверь была приоткрыта. Его взгляд отметил засов с внешней стороны. Если это было его жилище, то, по-видимому, он не всегда мог покинуть его по своей воле. Впрочем, это было естественным в его положении бойца одной из гладиаторских школ Римской империи.

Старик тем временем комментировал состояние раны:

— Не бойся, гладиатор, пальцы твои загноились, но это скоро должно пройти! Посмотри — в ране появились черви! Дай им денек-другой, и от дурного мяса ничего не останется! А тогда я приду снова — промыть ее отваром целебных трав, присыпать пылью с горы Синай и помолиться о твоем выздоровлении!

Лейтенант подумал, что вместо синайской грязи предпочел бы сильный антибиотик и квалифицированный амбулаторный уход. Вслух же спросил доброго старца:

— Извини меня, почтенный мудрец, но последние события стерли из памяти твои лицо и имя! Встречались ли мы ранее?

— Нет, сын мой! Я часто посещаю гладиаторские школы, дабы облегчить физические и душевные муки бойцов. Но о тебе и твоих подвигах на арене я пока лишь слышал. И надо сказать, хотя за десяток лет в проклятом городе мне приходилось знавать многих выдающихся бойцов, я восхищаюсь твоими отвагой, умением и хладнокровием! Если первое часто свойственно юношам твоего возраста, то второе приходит много позже! Ты будешь великим воином! А потому тебя ждут слава, деньги, внимание женщин и многие другие соблазны! Рим будет ждать от тебя кровавых подвигов на арене, а взамен, как опытная развратница, раскроет свои потные объятия, чтобы доставить неслыханные мирские наслаждения! Ты, Ретиарий, вскоре окажешься перед выбором: сжечь свою бессмертную душу в этом горниле мерзких страстей и грязных соблазнов или спасти ее, признав Бога нашего Иисуса!

— Так как же вас зовут, мой добрый врачеватель?

— Мои братья во Христе зовут меня…

— Ну хватит, Недобитый! — послышался вдруг грубый голос. — Говорил же тебе: не лезь со своей импотентской проповедью к моим здоровым парням-убийцам!

Голос принадлежал огромному вонючему мужику, покрытому, подобно горилле, волосами. Волосы росли не только из его приплюснутого черепа. Густой вьющейся шерстью были покрыты прыщавая харя, а также шея, руки, ноги и даже уши.

— Клянусь Гераклом,[22] будешь болтать — лишишься языка! А потом, хе-хе, и мужского отростка! Впрочем, тебе, говорят, он давно без надобности! Что, тебе не нужны женщины? Берешь пример со своего распятого Бога? Он тоже предпочитал, чтобы его трахали в задницу?


— Угомонись, Ланиста! — со спокойным достоинством ответил тот, кого назвали Недобитым. — Можешь поберечь силы! Ты уже и так заработал свое место в Геенне! Смотри, если не раскаешься и не примешь Господа нашего, придется терпеть твоей собственной заднице!

Тут в голосе проповедника добавилось силы, и он зазвучал, как будто врачеватель выступал с амвона или трибуны съезда:

— Ибо он, милосердный, справедливый и всепрощающий, вполне может обречь тебя именно на такую вечную муку! И когда черти будут насиловать тебя, звероподобный, ты подавишься своим сегодняшним богохульством!

Ланиста шутливо прикрыл волосатыми лапами свой зад:

— Уууу! Как страшно! А если я покаюсь? Как когда-то покаялся и ты сам? Ведь твой всепрощающий Бог все равно простит мои грехи? Чего бы мне тогда и не отпустить пару-другую шуток?

— Нет во Вселенной существа мужского рода, — торжественно заявил врачеватель, поднявшись со своего места, — которое готово простить шутки насчет своей задницы!

Лейтенант-Ретиарий задумался над глубиной этой мысли, а Ланиста ответил:

— Тогда буду надеяться, что твой Бог окажется женщиной! Ну ладно, ладно, не кипятись! — ответил человек-обезьяна, похлопывая покрасневшего от гнева старца по еще крепкой спине. — Пусть не обижается и твой распятый Назаретянин! Клянусь Юпитером, когда я был солдатом в Иудее и приколачивал к крестам твоих сородичей-бунтовщиков, меня частенько пробирала жалость! И тогда, хе-хе, я добивал их мечом! Так что я похож на тебя, мой дорогой Недобитый! Эдакий милосердный еврей-сектант! А насчет моей задницы: ты знаешь, старец, по-моему, даже демоны пренебрегли бы таким лакомством! Вот наш молодой человек — совсем другое дело! Посмотри, какой красавец!

Лейтенант вздрогнул от отвращения. По ходу бреда приходилось привыкать к реалиям Древнего Рима, где, вслед за развращенной Грецией, бисексуальность ко времени правления Нерона стала почти нормой.

— Если бы ты, мой красавчик, не был так хорош на арене, — продолжал уродливый сатир, ощупывая Лейтенанта черными похотливыми глазами, — я бы обязательно проверил, на что ты годишься в постели! Именно потому я тебя и покупал, хе-хе! Если бы проиграл мой кошелек, то приобрела бы моя балбесина!

Ретиарий молчал, понимая, что это далеко не шутка.

— Старик! — наконец перешел к делу Ланиста. — Ты все равно уже закончил лечение! А потому иди обратно, в свою тюрьму у Форума! Тебе дать раба для сопровождения? Нет? Добредешь и так? Тогда хромай, не задерживай нашего отважного юношу! Потому что ему придется прогуляться на Палатин! Да, да, мой юный друг! За тобой послал верный слуга императора — один из преторов гвардии! Не знаю, о чем будет ваш разговор, но помни: не вздумай прикарманить все деньги, если ты понадобился какой-нибудь шлюхе-аристократке из дворца! Или самому префекту! Половину — мне! Иначе я тебя, мой сладостный Ретиарий, превращу в мерина! И не задерживайся на обратном пути! Даже если бы тебя призвал сам император Нерон — да хранит его Юпитер! — ты все равно обязан выполнить дневную норму упражнений! Понял? Ну иди, иди, возьми у каптерщика одежду поновей да поприличней! И передай, что я приказал выдать плащ с капюшоном! Ты, мой мальчик, теперь так популярен, что бабы не дадут тебе проходу!

* * *

Спустя некоторое время Лейтенант шагал под палящим солнцем вслед за присланным с Палатина пожилым рабом-киликийцем. Тот не ответил на вопрос Лейтенанта о том, зачем его вызвали. Когда наш герой попробовал спросить во второй раз, раб злобно посмотрел на него коричневыми глазами и, открыв пасть с гнилыми зубами, продемонстрировал, что в ней отсутствовал один важный орган — язык. Вместо него торчал уродливый обрубок. Скорее всего, когда-то бедняга был, наоборот, чересчур разговорчив. Юный Ретиарий сочувственно покачал головой и далее следовал молча, с любопытством оглядываясь по сторонам и стараясь запомнить побольше деталей — чтобы впоследствии удовлетворить любопытство Березнякова. И надо сказать, ему действительно было на что посмотреть! Древний Рим эпохи Нерона, который заново перестраивали после пожара 64-го года, являлся одним из самых красивых городов, когда-либо возведенных людьми. Дорога из школы гладиаторов вела мимо Дома Императора — знаменитого Домуса, который построили для Нерона взамен сгоревшего при пожаре дворца. Полукилометровое сооружение украшал тройной портик из белоснежного мрамора. В его тени часто мелькали фигуры тяжеловооруженных преторианцев, прятавшихся там от невыносимой дневной жары. Над Домусом, на месте будущего великолепного купола знаменитого восьмиугольного зала высились строительные леса. Напротив этого величественного сооружения — на месте будущего Колизея — находился большой пруд с разбитым вокруг него тенистым парком и возводимыми на его берегах зданиями.

Впереди справа Лейтенант увидел огромную, сверкавшую на солнце бронзовую статую Нерона-бога с короной из семи солнечных лучей, каждый из которых имел в длину несколько метров. Нашему герою пришлось снять капюшон плаща, чтобы задрать голову и подивиться размерам колоссальной статуи, ненамного меньшей Родины-матери в Волгограде. Она стояла на мраморном пьедестале, способном вместить на себе хрущевскую пятиэтажку. «Вот это я понимаю — культ личности! — подумал Лейтенант. — Ох и любил же себя Неро Клаудиус Цезарь мать его Друзус! Куда там Иосифу Виссарионовичу!» В этот момент боковым зрением наш герой отметил, что некто, проходивший рядом, вдруг остановился, как будто узнав его. Когда он опустил голову и посмотрел, кто же это мог быть, тот, бывший гораздо более высоким, чем окружавшие его прохожие, уже поспешно удалялся, поглубже натянув на голову широкополую шляпу. Издалека Лейтенанту показалось, что узнавший его римлянин вышагивал в обуви, поразительно напоминавшей спортивные «борцовки» XX столетия. Но разумеется, подобное было невозможно. По-видимому, с ним сыграли шутку жаркое солнце и слепящая глаза статуя Колосса.

Раб-киликиец злобно зашипел и заставил Лейтенанта вновь спрятать голову под капюшон. Пославший за ним префект гвардии, по-видимому, не хотел, чтобы появление модного гладиатора привлекло к себе внимание довольно большой для такой жары толпы жителей и «гостей столицы». Прохожие удивили Ретиария своей разношерстностью: облаченные в расшитые золотом тоги состоятельные люди с упитанными лицами никогда не знавших голода буржуев мирно соседствовали с одетыми в грязные белые хитоны простолюдинами. Богачей сопровождали свиты рабов, несущих опахала и кувшины с водой, а также «клиентов» — то есть подхалимов, живущих подачками и покровительством своих более состоятельных «патронов». Поскольку в Риме даже очень влиятельному человеку считалось зазорным не помнить имени когда-то встреченного гражданина, за некоторыми из них ходили специальные секретари с восковыми дощечками. Они были нужны, чтобы при случае напомнить своему хозяину об имени очередного прохожего, решившего набраться наглости и выразить свое уважение к известной персоне. Сегодня секретари нервничали, так как от жары воск на табличках растекался и спасти носители информации можно было лишь регулярно поливая их холодной водой из уже упомянутых кувшинов. Удивился Лейтенант и пестроте прохожих: наверное, такое разнообразие нарядов и лиц можно в наши дни увидеть где-нибудь на улицах Лондона, Парижа или Нью-Йорка. У него сложилось впечатление, что не менее четверти зевак прибыли в столицу империи с Востока, а еще четверть — из Африки. То и дело сквозь толпу пробирались рабы с носилками, снабженными тентами. Некоторые пассажиры отгораживались от прохожих шторками. Другие, по случаю лета, предпочитали хоть какое-то движение воздуха и являли миру свои лица — белые и смуглые, мужские и женские, бритые и бородатые, красивые и, прямо скажем, не очень. Даже у очень молодых людей часто были испорченные зубы. «Прямо как в СССР!» — с удивлением подумал Лейтенант, вспомнив и свои визиты к московским дантистам.


Вскоре, к большому облегчению нашего героя, раб-киликиец, молча кивнувший охране из числа преторианцев, провел его в тенистые лабиринты Палатина. Попетляв между многочисленными новостройками дворцов и храмов, небольшими парками и фонтанами, они остановились у ничем не примечательной железной двери. Она, как оказалось, вела в глубокий погреб. Лестницу освещали несколько факелов. В прохладном мерцающем полумраке Ретиарий разглядел амфоры с вином, мешки с мукой, корзины с овощами и фруктами. Пахло сыростью, мышами и пряностями. В глубине помещения стояла скамья, на которой сидел лысоватый человек лет сорока с аскетическим лицом и светло-голубыми глазами. По-видимому, мужчина на скамейке был полон энергии, так как ему с трудом удавалось сохранять вальяжную позу. Такая, как успел подметить Лейтенант, отличала римских аристократов и иных жителей империи, обладавших деньгами и властью. Подобная вальяжность отличала представителей партийно-хозяйственной номенклатуры и много веков спустя.

Не представившись, Голубоглазый слегка искривил тонкие губы в неестественной улыбке и произнес высоким, почти женственным голосом:

— А вот и наш герой! Сюда, на свет, молодой человек! Снимайте плащ, от меня прятаться не надо! А ты, — это было сказано рабу-киликийцу, — иди, любезный! Подождешь на улице! Да не болтай!

Последнее, в связи с отсутствием у киликийца болтательного органа, было, скорее всего, шуткой. Очевидно, плешивый обладал своеобразным чувством юмора. Лейтенант снял плащ и невольно поежился от сырости подземелья. Впрочем, после невыносимой римской жары сейчас он испытывал облегчение.

— Вблизи вы еще выше, чем на арене! — оценил его обладатель пронзительных, слегка навыкате голубых глаз. — У вас там, в Скифии, все такие крепкие ребята? Или вы исключение?

— Я, ваша милость, ничем не лучше многих других атлетов в моей стране! — совершенно искренне ответил Лейтенант, в свою очередь разглядывая Голубоглазого. Тот был небольшим, но физически сильным человеком. Под белоснежным хитоном угадывались мускулистые запястья и выпуклая грудь борца. — Многие из моих сверстников способны на гораздо большие достижения!

— Знаю, знаю! — с одобрением отозвался собеседник, улыбаясь в этот раз гораздо искреннее, чем в начале разговора, и продолжил заговорщицким тоном: — Приходилось бывать в ваших местах! И Борисфен видел, и Тавриду, и далекое северное море!

И неожиданно подмигнул. Впрочем, возможно, это он просто так моргнул из-за мерцающего света и сажи от факелов, пропитанных чем-то похожим на нефть.

— У вашего народа большое будущее! — тем же тихим голосом очень убежденно сказал Голубоглазый, кривя тонкие губы в знающей улыбочке.

Почему-то стало ясно, что он придает сказанному большое значение. По какой-то причине префекта гвардии волновали исторические судьбы нынешнего населения Причерноморья. Лейтенант на всякий случай кивнул и поклонился:

— Благодарю за добрые слова, мой господин! Надеюсь, что я, ничтожный, смогу отблагодарить вас за снисхождение! — так Лейтенант намекнул Голубоглазому, что пора бы перейти к делу.

Его собеседник намек понял и, оценив то, с каким тактом это было сделано, одобрительно кивнул головой. У Лейтенанта складывалось впечатление, что он попал на собеседование. Как будто кадровик в чине полковника старался составить о нем первое впечатление. Судя по всему, лысоватый дядька с сильными руками и массой энергии пока не разочаровался увиденным.

— Что вас успел сказать Недобитый? — вдруг спросил Голубоглазый.

— Ничего, мой господин! — искренне ответил Лейтенант. — Разве что предостерег от ждущих меня в Риме соблазнов!

Его собеседник одобрительно покивал головой:

— Старик прав! Великий Рим подвергается агрессии пострашнее военной! Тлетворное влияние Востока развращает нашу молодежь и когда-нибудь погубит нацию! А греческие декаденты со своими половыми извращениями и демократическими идеями будут пострашнее, чем орды германцев или парфянское войско! Впрочем, именно парфяне и мутят воду, засылая к нам своих развратителей! Именно им невыгоден здоровый и сильный Рим! Понимаете, Ретиарий? Всем этим заезжим жрецам Изиды, Зороастра и Яхве, тайком склоняющим наших граждан забыть о своих собственных богах, платит могущественная сверхдержава Востока!

Лейтенант неуверенно кивнул головой. Ему пока было трудно понять озабоченность Голубоглазого действиями зарубежных проповедников, но уничижительные комментарии о греческих демократах ему не понравились. Нечто подобное доводилось слышать в иной реальности — от советских военных и партийных ретроградов.

— Проклятый парфянин Вологез, — продолжил тему Голубоглазый, — у которого не хватило сил честно победить римские легионы в бою, рассчитывает исподволь истребить нашу волю к победе! Думает, это поможет им посадить своего человека на армянский трон! Не тут-то было!

— Да, патрон, вы абсолютно правы! Этот красавец Тиридат все равно примет свою корону из наших рук! И за нею ему придется приехать сюда, в Рим!

Ретиарий вздрогнул, услышав голос вдруг оказавшегося за его спиной человека. Этот оказался гораздо моложе Голубоглазого. Пожалуй, ему можно было дать лет двадцать пять.

У него было смазливое лицо с пунцовыми женскими губами, легко возникающей белозубой улыбкой и влажными карими глазами. Судя по всему, обладатель приятного баритона редко получал по морде, мог вывернуться из всякой передряги и без мыла забраться в любое тесное отверстие. Одним словом, он поразительно напоминал представителей бравой когорты освобожденных комсомольских работников XX века. Наш герой, мысленно подивился тому, как его отравленный плазмодиями мозг спроецировал недобрые впечатления о советских реалиях на бред с древнеримским уклоном.

— А насчет смазливой морды, — тихо поддержал его Голубоглазый, — так ведь судьба может и наказать! Найдется кто-нибудь, да плеснет ему зелья в тарелку с супом!

— Ага! Или в чашу с пивом! — поддакнул похожий на комсомольца патриций с наглыми глазами. — Так, что всю харю прыщами обнесет — как у прокаженного! Узнает, националист чертов, как Родину любить! Тогда ему и Восток не поможет! До самой смерти будет собственных детей пугать!

Услышав в очередной раз про «Родину», Лейтенант вздрогнул. Он вдруг понял, что упомянутому претенденту на армянский престол действительно не миновать того самого зелья в супе и прыщей «на харе».

— У нас тут прохладно! — нейтрально сказал Голубоглазый, внимательно следя за его реакцией. — Да вы не бойтесь — не простудитесь! Вы — парень здоровый!

— По поводу демократии, — поежившись, осторожно спросил плешивого аскета юный гладиатор, — а что, собственно говоря, в этом плохого — когда люди могут выбрать такого правителя, какой им нравится?

— Да ничего в этом плохого-то и нет! — На лице Голубоглазого вновь мельком появилась его тонкогубая улыбочка, но оно тут же приобрело уже знакомое серьезное выражение. Лейтенанту показалось, что в нем было нечто волчье. — Плебс волен выбирать любого зверя! Как скоро это будет наш честный и здоровый римский медведь!

— А не какой-нибудь жираф-декадент в оранжевых пятнах! — подсказал его молодой помощник. — Пусть демократы к себе в Грецию мотают, а мы тут и сами разберемся!

— Только мы, граждане Рима, — тихо, но твердо продолжил префект гвардии, — знаем, какой путь развития для нас подходит! Это мы, между прочим, держим варваров на линии Рейна! Иначе бы все Средиземноморье уже по-германски говорило! А что в благодарность от наших ничтожных соседей? За защиту и торговлю по сниженным ценам? То восстание устроят, то все туда же, на Восток, к парфянам норовят прибиться! В общем, когда сильный Рим всем как кость в горле, когда империя в кольце врагов, мы — преторианцы — просто обязаны брать ответственность на себя! Кто же, если не мы?

Всю эту тираду Голубоглазый произнес в своей обычной манере: тихо, но веско, пристально поглядывая в глаза собеседника. Как-то сразу становилось понятно, что претор слов на ветер не бросает.

— Кто же, если не мы? — вновь повторил он и выжидающе уставился на нашего юного героя.

Тому стало не по себе: он вдруг почувствовал, что сейчас его будут втягивать во что-то такое, что, скажем, в далеком СССР могло закончиться не просто исключением из рядов ВЛКСМ и даже не высылкой на 101-й километр, а десятилетним лесоповальным проектом где-нибудь в солнечной Удмуртии или на полном природных богатств острове Сахалин.

— Что вы слышали о Спартаке, мой храбрый Ретиарий? — Голубоглазый задал, надо понимать, главный вопрос сегодняшней встречи.

Для раба-гладиатора даже упоминание имени проклятого бандита-фракийца, чуть было не погубившего империю, было равносильно государственной измене. За это Ретиарию грозила немедленная и мучительная смерть. Не зная, что ответить, Лейтенант предпочел опустить глаза. Тут он вздрогнул: на худых ногах лысоватого римского дядьки красовались резиновые тапочки-вьетнамки с крошечной эмблемой известной немецкой фирмы в виде прыгающей кошки. «Бред какой-то!» — вновь подумал наш герой и тут же сам улыбнулся: конечно, именно бредом это все и являлось!

Глава 9

17.07.90, приказ Главного военного советника в Анголе (передано в 12.50) «О случае нарушения воинской дисциплины в гарнизоне Лобиту и наказании виновных»

«Несмотря на проводимую разъяснительную работу командованием советской военной миссии в Анголе о выполнении норм и правил поведения за рубежом, продолжают иметь место их нарушения. Так, 10 июля с. года специалист-преподаватель учебного центра по подготовке младших командиров подполковник Решаков[23] и переводчик указанного центра ст. л-т Опанасенко, узнав о прибытии в морской порт Лобиту советского рыболовецкого судна МРТР-0253, пригласили знакомых рыбаков к себе на квартиру.

После ужина с употреблением спиртных напитков они поехали в торговый порт, где, по свидетельству представителя миссии ООН[24] и руководителя ангольской группы при ЮНАВЕМ, вели себя грубо и оскорбляли словами и действиями представителей воинского контингента ООН Своими действиями указанные офицеры скомпрометировали себя в глазах ангольских военнослужащих и представителей ООН как советские граждане, а также нанесли ущерб престижу советских военных советников и специалистов в Народной Республике Анголе.

В целях укрепления воинской дисциплины и порядка среди СВС и С и искоренения подобных случаев приказываю:

1. Старшим групп… провести разъяснительную работу и принять дополнительные меры по усилению борьбы с пьянством, добиться полного его искоренения из жизни СВС и С, повысить требовательность и взыскательность к подчиненным.

2. За нарушение норм и правил поведения советских граждан за рубежом п/п-ка Решакова предупредить о несоответствии.

3. Л-та Опанасенко тоже от занимаемой должности отстранить и назначить на иную с понижением и переводом в другой гарнизон…»

ГВС в НРА генерал-лейтенант Суходеев
Нач. СО к-н 1-го ранга Поляков

Как и после первого кошмара, Лейтенант очнулся внезапно, вдруг открыв глаза и вернувшись в реальность настоящего. Кто-то опять гладил его по лицу. Правда, в этот раз на его кровати сидела не Таня, а, как оказалось при ближайшем рассмотрении, Вань-Вань, уже умывшийся и пахнувший одеколоном. В руке у него был почтовый конверт, которым полковник и провел легонько по покрытому потом лицу подчиненного.

— Надо же, — удивился разведчик, — ничто не помогало! А вот провел письмецом от лапушки-зазнобушки — и тут же очнулся! Был бы врачом — написал бы диссертацию о роли любовных флюидов в лечении малярийной лихорадки!

Лейтенант попробовал сесть на кровати и с невольным стоном прислонился к стене. Сквозь небольшое окошко, несмотря на ранний час, яростно светило проснувшееся солнце. Лейтенант подрагивал от озноба — все его нательное белье и простыни на постели оказались пропитаны потом. Голова кружилась от слабости. Глаза саднило как после получасового рассматривания пламени сварочного аппарата. Мышцы спины ломило так, как будто он всю ночь тащил пианино на верхние этажи здания МГУ В желудке неприятно ныло, а в пересохшем рту был отчетливый привкус желчи.

— Знаю, знаю! — сочувственно произнес Вань-Вань. — Как будто тебя всю ночь дубиной метелили! А во рту как будто сто котов насрали! На вот, держи!

Он протянул Лейтенанту большую кружку с крепким сладким чаем и достал сверток со свежими булочками, сделанными на кухне ресторана (таких он не видел со времени отлета из Москвы). Паче чаяния, и то, и другое пришлось весьма кстати. Никаких рвотных позывов отходивший от малярийного приступа офицер не испытал. Наоборот, после завтрака у него резко улучшились и самочувствие, и настроение.

— Послушай, Лейтенант! — серьезно обратился к нему начальник, когда тот уже допивал свой чай. — Решай сам! Если считаешь, что не сможешь работать — оставайся и жди нас здесь. Никто тебя и не подумает упрекать! Хорошо еще, что ты вообще пришел в сознание и смог доехать сюда! Постараемся обойтись своими силами или, в крайнем случае, попросим переводчика у летчиков! Хотя последнее, как ты сам понимаешь, делать не хотелось бы!

Лейтенант секунду подумал, вспомнил о том, что сегодня предстояло путешествие к предполагаемому месту падения бомбовоза, и, решив, что ни за что на свете не пропустит подобное приключение, решительно встал. Постояв с полминуты под критическим взглядом Вань-Ваня, готового подхватить его в случае падения, он сказал:

— Я смогу, товарищ полковник! Только приму душ и выпью еще чаю!

Разведчик одобрительно крякнул, осторожно похлопал его по спине, отдал конверт с Таниным письмом и сказал:

— Молодец! Найдем «Белого лебедя» — представлю к ордену! У тебя полчаса, потом поедем инспектировать катер! Посмотрим, что летчикам по знакомству подыскали!


То, что «по знакомству» посчастливилось получить летчикам для экспедиции к месту крушения, оказалось потрепанным рыболовецким траулером, приспособленным для плавания в прибрежных водах. Несмотря на потертые бока и устойчивый запах рыбы, суденышко было далеко не самой отчаянной развалиной, бороздившей мелководье Южной Атлантики в поисках морепродуктов и контрабандных товаров. На нем стоял неожиданно мощный и сравнительно новый английский дизель, а в не очень опрятной рулевой рубке обнаружились вполне современные эхолот, локатор и радиостанция. Молчун Леша, прибывший с Вань-Ванем и до этого никак не проявлявший своих талантов (за исключением умения ловить океанскую рыбу с рудного пирса с помощью самодельного трезуба), оказался экспертом по морскому делу. Бывший капитан морской пехоты Каспийской флотилии деловито осмотрел посудину и без обиняков озвучил свое мнение:

— Бля буду, они на ней не за рыбой ходят!

Судя по заговорщицкой улыбке хозяина — седого негритоса с изорванной рожей, — свои шрамы он действительно получил не в борьбе с осьминогами и барракудами, а со зверями пострашнее — коллегами-контрабандистами.

— Тем лучше! Тогда он наверняка хорошо знает прибрежные воды Намибии возле Берега Скелетов! — предположил Аристархович.

— Нет, нет! — тут же твердо сказал Вань-Вань. — Нам посторонние свидетели не нужны! К тому же наш Леша и сам неплохо эти воды знает! Он в Намибию не только за сигаретами и пивом ходил! Да, капитан?

Леша коротко кивнул и внимательно посмотрел на черного, как асфальт, шкипера. Тот пробормотал нечто одобрительное про хитрого русского и показал ему потайные отсеки, которые и использовались для нелегальной коммерческой деятельности. Стало очевидно, что он принял группу советских советников за контрабандистов-любителей, тоже решивших сделать легкий бизнес на южноафриканских товарах. Когда хранитель инвалюты Аристархович услышал о сумме аренды, он попробовал было с помощью Лейтенанта воззвать к совести шкипера и сбить цену. Но тот лишь улыбался своей страшной рожей, непринужденно почесывал гениталии и упорно твердил свое: если его судно собирались использовать без присутствия хозяина, то цена удваивалась. Под конец препираний Вань-Вань потерял терпение и ехидно спросил чекиста:

— Ты че, Филипп, еще не собрал на подарки жене и детишкам?

Тот недобро посмотрел на представителя конкурирующего ведомства, в сердцах плюнул и сказал:

— Ладно, хрен с ним! Чтоб он сдох в этом году! Чтоб у тебя член отгнил, понял, паскуда черномазая? Чего скалишься, баклажан хренов? Лейтенант, это ты, конечно, не переводи!

Впрочем, наш герой, несмотря на молодость, уже понимал, что военный переводчик должен был доводить до подсоветной стороны далеко не все изречения хабиров. Ударив по рукам с владельцем баркаса и заручившись его обещанием уладить дела с таможней и портовыми властями, офицеры принялись за погрузку провизии и снаряжения. Генералы-летчики решили, что кантовать ящики с тушенкой и оружием не царское дело, и под неодобрительное ворчание подчиненных стояли на носу и демонстративно обсуждали прогноз погоды, движение циклонов и антициклонов в Атлантике, а также оптимальные маршруты выдвижения задействованных сил и средств. В том что касалось прогноза на сегодняшний день, обсуждение, собственно, свелось лишь к тому, будет ли сегодня плюс сорок в тени и сменится ли полный штиль на легкий бриз, способный хоть как-то облегчить страдания от жары. Уже к десяти утра суденышко, затрещав пятисотсильным дизелем, неожиданно бойко направилось из гавани в океан. Лейтенант несколько приободрился, еще раз позавтракал итальянским гуляшом из зеленой военной банки и устроился на носу, с удовольствием наблюдая за синей поверхностью воды и летающими рыбами. Время от времени блестящие морежители, не рассчитав, попадали в палубную надстройку или мачту. Аристархович, оставшийся по случаю жары в одних трусах, бойко собирал оглушенных рыбин, обещая всем окружающим «невероятную» уху на обед. Военные, обмениваясь понимающими взглядами за его спиной, лениво шутили, обсуждая то, что местные акулы должны хорошо брать на живца. Впрочем, делали они это не по злобе, а в силу генетически заложенной неприязни к чекистам и особым отделам.


Когда баркас покинул спокойную тишину гавани и темная полоса пустыни по левому борту растворилась в знойном мареве, появились небольшие волны. Крошечный кораблик тут же начал то подлетать вверх, то скользить вниз, как поплавок на волнах, расходящихся от брошенного в пруд булыжника. Примерно после получаса подобного прыганья Лейтенант впервые понял, что такое качка и какой эффект она может оказывать на новоявленных моряков. По счастью, его вестибулярный аппарат оказался достаточно прочным, и за исключением легкого подташнивания, усугубляемого последствиями малярийного приступа, его состояние можно было назвать вполне сносным. Большинство остальных пассажиров баркаса чувствовали себя превосходно. И генералы-летчики, и военные разведчики были опытными парашютистами. Бывший морпех Леша оказался, помимо прочего, заядлым мореплавателем. Лишь несгибаемый чекист Аристархович очень быстро потерял свой естественный розовый цвет пьющего чужую кровь обитателя Лубянки. Оставив в покое летающих рыб, он удалился в небольшую каютку баркаса. Там он, тяжело дыша, пытался совладать с невиданной ранее напастью. Мстительные генералы-летчики и не знающий жалости Вань-Вань периодически подходили к временно беззащитному гэбисту и с фальшивым участием задавали ему вопросы ярко выраженного гастрономического характера. Каждый раз, когда его спрашивали, например, о том, не пожелал бы он на обед «наваааристой» ушицы и кусок сала на десерт, Аристархович молча падал на колени и с деревянным лицом полз к борту баркаса. Даже наш юный Лейтенант, бывший далеко не самым продвинутым знатоком человеческой натуры, мог догадаться, что истязаемый таким образом чекист не скоро простит своих безжалостных мучителей.


Сам он наслаждался неожиданным приключением так, как может наслаждаться только романтически настроенный молодой человек, чья юношеская мечта — увидеть Берег Скелетов — вдруг осуществилась спустя каких-то два месяца после прибытия в Анголу. Полоса песка, находившаяся в нескольких километрах, согласно историческим книгам, послужила могилой тысячам путешественников, которые в разное время пытались обогнуть африканский континент по дороге в Индию и Китай на протяжении как минимум четырехсот лет. Берег Скелетов хранил в себе не только кости жертв кораблекрушений, спасшихся от стихии только для того, чтобы умереть мучительной смертью от голода и жажды. По слухам, вооружившись простой лопатой, здесь по-прежнему можно было добывать алмазы, стоящие целое состояние. Лейтенант и сам видел эти невзрачные на вид камешки в мозолистых черных ладонях ангольских и намибийских старателей, тайком предлагавших свои сокровища за бесценок на рынках в Уамбо и Луанде. Хотя, впрочем, не исключено, что это были лишь осколки стекла, имевшие такую же ценность, как и легенды о том, что где-то здесь, попав в очередной жуткий шторм, погиб флот Александра Великого, возвращавшийся в Средиземноморье после его похода в Индию.


В какой-то момент к сидевшему на носу баркаса Лейтенанту присоединился и Вань-Вань. Старый разведчик безошибочно распознал эмоции, которые в данный момент испытывал его подчиненный:

— Подумай только, Лейтенант: мы идем на суденышке ангольских контрабандистов вдоль самого загадочного континента планеты! Тебе составляют компанию два генерала, два полковника и бывший морпех! Наша цель — потерянный суперсамолет с ядерными ракетами, на разработку которых наша держава потратила миллиарды! А знаешь, с кем нас ожидает встреча? Так вот, наши боевые пловцы — это аналог американских «морских котиков». Морской спецназ, люди, способные выполнять боевые задачи на воде и под водой. Взрывать линкоры на рейде, как это делали итальянцы во время последней войны. Высаживаться темной ночью с подводной лодки на вражеский (или, если так приказали партия и правительство, даже дружеский!) берег, чтобы получить разведданные, украсть нужного Родине человека или просто рвануть нефтяной завод или атомную станцию. Разминировать зоны высадки предстоящего морского десанта. Доставать с затонувших кораблей то, что нужно нам, и то, что совсем не нужно видеть другим. И наконец, оберегать советские корабли от прочих обитателей моря. Не акул и спрутов, а тех, что с аквалангами и магнитными минами! Без документов и совести! Тех, кому не дано понять, что учение Маркса и Ленина бессмертно, потому что оно верно!

— Товарищ полковник, а правда, что южноафриканцы все же пустили ко дну советский транспорт?

Полковник, нехорошо улыбнувшись, ответил:

— Это случилось еще до того, как сюда прибыли наши черноморцы! Они-то быстро навели порядок! В одну из темных ночей на рейде Лобиту одними кинжалами (даже не потребовалось бесшумных автоматов!) зарезали троих диверсантов. А одного взяли живьем! Вернее, одну!

— Серьезно? Это была женщина?

— Серьезно! Только смотри, помалкивай, я тебе это как своему говорю! Мало того что женщина! Судя по тому, что она пропела перед смертью, убийственная красотка оказалась гражданкой Израиля! Передавала, так сказать, режиму апартеида боевой опыт!

— И что?

— И ничего! Допросили, привязали к ногам камень потяжелее, надрезали связки и… того! Акулы привели приговор в исполнение! Естественно, ангольской стороне сообщать об этом инциденте не стали! Больше наши корабли никто не взрывал!

* * *

К месту рандеву с водолазным ботом — точке примерно в миле от совершенно пустынного берега — прибыли часов в пять пополудни. Как оказалось, боевые пловцы не теряли времени: судя по серии желтых буйков, они уже обнаружили бомбовоз. Чтобы не выдавать свое местонахождение, измученный морской болезнью Аристархович связался с моряками при помощи развернутой на палубе станции спутниковой связи. Услышав о том, что пловцы, не дожидаясь прибытия руководства, уже сделали несколько серий погружений, Вань-Вань и летчики помрачнели. Во-первых, как и положено в любой армии мира, в Вооруженных Силах СССР инициатива младших офицеров была частенько наказуема. Во-вторых, сам факт личного присутствия или отсутствия в момент обнаружения «Блэк Джека» вполне мог означать разницу между орденом Ленина и медалью «За боевые заслуги». Когда до бота оставалась пара сотен метров, от него отошла быстроходная надувная моторная лодка и после короткого путешествия виртуозно причалила к баркасу. Из лодки экспедицию военных приветствовали белозубыми улыбками двое очень загорелых и очень мускулистых моряков в спасательных жилетах. Впрочем, улыбчивость не помешала им спросить пароль и предоставить отзыв. На их коленях лежали короткоствольные автоматы невиданной ранее Лейтенантом конструкции, отдаленно напоминавшие бессмертное творение конструктора Калашникова. Напялив на себя любезно предложенные им оранжевые жилеты, члены экспедиции, кто с большей, а кто и с меньшей грацией, опасливо перебрались в неустойчивое резиновое корыто. Капитана баркаса Лешу оставили на хозяйстве. Обычно никак не проявлявший свои эмоции разведчик, попав на море, ожил, как политая живой водой сухая лоза. Он обнажил свой мускулистый и покрытый шрамами торс, повязал на голову подобие тюрбана из лишней пары трусов и принялся за приготовление той самой ухи, о которой Аристархович упоминал до внезапной пропажи аппетита. На всякий пожарный случай из двух здоровых зеленых ящиков извлекли и установили на турели зловещего вида крупнокалиберный пулемет «ДШК».


На первый взгляд водолазный бот показался родным братом рыболовного суденышка. Его видавшие виды металлические бока носили следы многолетнего неблагодарного труда на благо ставшего наконец океанским советского военно-морского флота. Безжалостные потеки ржавчины и немытые стекла неопровержимо свидетельствовали о том, что молодые матросы Страны Советов давненько не трогали старичка-ветерана своими ласковыми руками под бдительным оком зверюги-боцмана. Поднявшись на ободранный борт водолазного корыта, генерал из штаба ВВС вопросил начальственным голосом:

— Кто здесь старший?

Поскольку вопросу не предшествовал какой-либо приветственный ритуал, обычно столь свойственный советским военным, встречающимся на далеких широтах, можно было легко предположить, что летчик действительно воспринял слишком близко к сердцу инициативу чересчур бойких моряков.

— Старший группы боевых пловцов капитан Архипов! — без всякой суеты представился генералу одетый в легкие плавки и пятнистую кепку молодой атлет. Судя по его загорелому лицу, командир черноморцев был ненамного старше своих подчиненных.

Генерал, в лучших традициях воинского начальства, которому попала шлея под хвост, прорычал:

— Почему проявили самовольство и не дождались представителей ВВС и… — тут генерал покосился на Вань-Ваня и Аристарховича, — органов?

Вместо ответа одетый далеко не по уставу капитан показал куда-то в сторону горизонта. Генерал с раздражением непонимающе посмотрел на ярко-синее небо. Через несколько секунд его зоркие глаза пилота разглядели две стремительно приближавшиеся к боту точки. Чуть позже послышался рев реактивных двигателей, и спустя десяток секунд над присевшими от звуковой волны советскими гражданами пронеслась пара палубных штурмовиков.

— Ну ни хера себе! — невольно вымолвил Аристархович, держась за головной убор и без всякого удовольствия отмечая, что на коротких крыльях летательных аппаратов были отчетливо видны американские опознавательные знаки.

— Первый раз появились три часа назад! Это уже четвертая посетившая нас пара! — лаконично доложил капитан. — После сообщения в Москву получил приказ немедленно совершить погружение! Наша субмарина — «Комсомолец Таджикистана» — подсказала, что передовые фрегаты охраны авианосной группировки 6-го флота США тогда находились примерно в шести часах хода от места нашего пикника!

Генерал только вздохнул:

— Понятно! Быстро дошли, сволочи! А где подлодка-то? Далеко?

— В пяти милях! Американцы уже наверняка обнаружили ее, но хода не сбавили! Надо спешить!

— Согласен с вами! Вы уже решили, как будете поднимать ракеты? Надо ли для этого взрывать корпус самолета?

После этого вопроса загорелый капитан переглянулся со своими похожими на детей Геракла подчиненными:

— А нет там никаких ракет, товарищ генерал! Так что поднимать-то нам нечего! Бомбовый отсек совершенно пуст! «Х-55» потеряли где-то по дороге!

Вань-Вань со значением посмотрел на Лейтенанта. Видимо, «утята» действительно покинули «маму».


Спустя некоторое время, присев в тени рубки, члены экспедиции пили сваренный для них советскими «морскими котиками» крепчайший чай с лошадиной дозой сахара и ромом и ошарашенно внимали докладу капитана:

— «Туполев» обнаружили вертолетчики в 5.15 утра. Их информацию и показания эхолота подтвердили во время первого погружения в 13.10 по местному времени. Как выяснилось, самолет затонул на глубине всего лишь двадцати метров — на подушке из мертвых кораллов. Его наверняка прекрасно видно с воздуха! Может обнаружить любой пролетающий вблизи летательный аппарат! Визуальным осмотром никаких явственных повреждений обнаружено не было…

— Ну и конструкция! — только покачал в восхищении головой генерал из Москвы. — Вот что значит центральная балка из титана!

— Вместе с тем, оказался отстреленным один из люков: судя по всему, как минимум один из членов экипажа смог катапультироваться. Через это отверстие мы смогли проникнуть внутрь…

— Что с телами? — хрипло спросил генерал.

Судя по его вдруг изменившемуся лицу, по крайней мере одного из членов погибшего экипажа он знал лично.

— Все были по-прежнему пристегнуты, на головах надеты летные шлемы, на лицах — кислородные маски… Никаких видимых физических повреждений… Кроме, разумеется, тех частей лиц, куда успели добраться рыбы… На всех четверых…

— Как четверых? — спросил генерал-советник. — Ведь у «Туполева» в состав экипажа входят четыре человека! Кто же тогда пятый, катапультировавшийся из него?

— Гм! — вдруг прокашлялся летчик из штаба ВВС и покосился в сторону Аристарховича, который из зеленого внезапно стал мертвенно-бледным. — Помимо экипажа, на борту бомбардировщика находился один пассажир…

— Какой еще пассажир? — недоуменно спросил любитель исторических басен.

— При проведении подобных учений над международными водами, а тем более с ядерным оружием, — вмешался Аристархович, отставив в сторону свою кружку, — на борту находится еще и сопровождающий…

— С моими летчиками летел гребаный гэбист! — перебил его генерал из Москвы с неожиданной злобой. — Следил, чтобы наши ракеты по дороге не потеряли! Или чтобы вдруг не решили дружеский визит нанести! В одну из стран НАТО!

— Совершенно не очевидно, что отсутствие нашего сотрудника означает, что он… каким-то образом причастен к крушению! — как будто оправдываясь, начал Филипп Аристархович.

— Ага! — с ехидством парировал налившийся кровью генерал. — Наверное, он нечаянно рычаг катапультирования повернул! У него единственного было боевое оружие! Понимаешь?! Чтобы, ежели что, моим ребятам в затылок стрелять!

— Но ведь не стрелял же, твою мать! — с ожесточением ответил Аристархович. — Ведь нет же на телах никаких видимых повреждений!

— Разрешите закончить? — вновь обратился к ним командир подводников. — В кислородных масках погибших членов экипажа обнаружены следы рвоты! Расследование покажет, но вполне возможно, что их отравили каким-то газом, закачанным в систему жизнеобеспечения!

Генерал замолчал, беря себя в руки. После минуты общего молчания он наконец вымолвил:

— Ладно, хватит трепаться! Давайте доставать тела! Без них отсюда не уйдем! Штурманом в экипаже мой племянник летел! Мне его теперь матери отдавать придется! Со съеденным рыбами лицом! Можете себе представить, как я в глаза своей сестре посмотрю? А?

Над головой опять пронеслись американские штурмовики. Генерал-советник в сердцах показал им международно признанный жест согнутой рукой. Капитан-черноморец вновь переглянулся с подчиненными:

— А мы, товарищ генерал, их уже достали!

— И где же они? — спросил тот.

— На льду, в холодильнике!

— А у вас еще и холодильник есть?

— А у нас не только холодильник имеется!


Командир боевых пловцов оказался прав: невзрачный бот оказался напичкан не только холодильной комнатой, но еще и барокамерой для глубоких погружений, электронной аппаратурой связи и навигации, управляемыми торпедами, пуленепробиваемыми надувными лодками из кевлара,[25] целым арсеналом всевозможного стрелкового оружия и даже переносными зенитными ракетами. Последние, с улыбкой сказал капитан, можно было использовать, если бы американские штурмовики вдруг решили садиться на палубу его бота. Тут сверху донеслись крики подчиненных Как выяснилось, обычно совершенно пустое небо над прибрежными водами Юго-Западной Африки сегодня оказалось достаточно тесным. В этот раз над местом падения «Блэк Джека» появились уже не американские штурмовики, а звено «Сушек» в желто-коричневом «африканском» камуфляже и с ангольскими опознавательными знаками на крыльях. Эти, в отличие от пассажиров американского авианосца, приветливо покачивали крыльями при каждом пролете над двумя суденышками. Чтобы у американцев не оставалось никаких сомнений насчет национальной принадлежности пилотов ангольских штурмовиков, те вышли на связь на открытой частоте и обменялись с приветствовавшими их фигурками людей на крошечных корабликах несколькими фразами на чистом русском языке. Махавший вместе со всеми своей пятнистой курткой Лейтенант вдруг почувствовал всепоглощающую любовь к этим малознакомым ему людям, сидящим в пилотских креслах реактивных самолетов, каждый из которых стоил не один десяток миллионов долларов.

Уже перед самым наступлением сумерек, успев снять с бомбардировщика все, что могло сниматься, и поставив магнитные мины на все, что снять было невозможно, оба судна с советскими офицерами покинули место крушения. В недрах бота теперь были спрятаны не только тела погибших пилотов, но и многочисленные блоки секретной электронной аппаратуры, штурманские карты и «черные ящики». Последними оказались металлические оранжевые шары со спрятанными внутри магнитофонами, где вместо лавсановой пленки использовалась тонкая стальная проволока. По мнению генералов-летчиков, именно «черные ящики» и штурманский компьютер должны были подсказать, куда и каким образом подевались две учебные и две боевые крылатые ракеты «Х-55». Аристархович, перед тем как опять свалиться с приступом морской болезни, успел настроить свою спутниковую станцию и доложить о предварительных результатах экспедиции. По всей видимости, в центр связи КГБ СССР ушла и шифровка с предложением срочно заняться тщательным изучением исчезнувшего где-то над Атлантикой сотрудника шпионского ведомства. Можно было быть уверенным, что в ближайшие часы все известные родственники, знакомые и просто соседи потенциального предателя будут подняты из постелей и самым тщательным образом допрошены. Что его квартиру перевернут вверх дном, просветят рентгеном и простучат в поисках возможного тайника. Что каждая бумажка, включая рулон серой туалетной бумаги и подписку газеты «Правда», будет обработана на предмет сохранившейся тайнописи. Что, наконец, несмотря на Гласность, Перестройку и прочую ерунду, его жена и дети, если таковые имеются, немедленно станут заложниками и будут ждать высочайшего решения в охраняемом пансионате комитета.


Бот и баркас успели отойти на несколько миль, когда с места падения самолета послышалась серия взрывов — это сработали заложенные боевыми пловцами мины. Минут через пять оттуда же послышались звуки куда более мощных взрывов.

— Это мои ребята! — пояснил генерал из Москвы, безуспешно пытаясь рассмотреть в ночном небе летящий на огромной высоте силуэт четырехмоторного стратегического бомбардировщика. — Сбросили управляемые глубинные бомбы на звук «магниток»! После них только металлолом останется! Пусть теперь, бл…ди, стараются!

Разумеется, в данном случае он имел в виду не женщин легкого поведения, а американскую авианосную группировку, потратившую не один миллиард долларов на это в равной степени экстренное и бесполезное путешествие к Берегу Скелетов. Акустики, сидевшие в чреве советской атомной субмарины, идущей паралельным курсом, наверное, сняли на время наушники и довольно обсуждали шансы потенциального противника сложить что-либо из доставшихся ему обломков. Красное солнце садилось в почерневший Атлантический океан среди чудовищно красивых пурпурно-розовых облаков. Лейтенант с восхищением смотрел на это нерукотворное чудо.

— Думаешь, это догорает солнце? — печально спросил его Вань-Вань. — Нет, брат, это горят наши неполученные ордена! Четыре трупа вместо четырех ракет — нет, Родина этого не поймет! Нашу Родину трупами не накормишь!

Глава 10

14.06.90, старшим групп советских военных советников фронтов, зон, вузов, уч. центров (передано в 18.45)

«10.06.90 специалист по базовым установкам бригады противовоздушной обороны ОСААК ст. прапорщик Колыба[26] случайным выстрелом из пистолета ранил 2-го лейтенанта Франсишку Жулио, который от полученной раны скончался в военном госпитале…»

— 24-й-

«Красная звезда», 20 марта 1990 года

СССР — АНГОЛА: НА НОВОМ ЭТАПЕ ОТНОШЕНИЙ

«Визит министра иностранных дел СССР Э. Шеварднадзе в Анголу неслучаен…[27] В Луанде нет-нет, да и начинаются разговоры о снабжении юаровским оружием и боеприпасами группировки Ж. Савимби через соседнюю Ботсвану или полосу Каприви, об участии в военных действиях против ангольских правительственных войск на стороне УНИТА наемников из бывших в подчинении у ЮАР намибийских спецподразделений и передислокации юаровских частей из Уолфиш Бей к границе с Анголой. И хотя эти слухи не всегда подтверждаются… как говорится, дыма без огня не бывает… Что касается Советского Союза, то его интернациональная помощь Анголе, позиция в ходе переговоров по урегулированию обстановки… получила в Луанде самую высокую оценку. Если внутренний конфликт в Анголе будет разрешен и она перейдет на рельсы мирного развития, перед нашими странами откроются новые горизонты взаимовыгодного сотрудничества. Несомненно, что рабочий визит в НРА советского министра призван придать этому сотрудничеству новый импульс на переломном этапе в истории наших отношений».

Н. Венедиктов, АПН

«Мой первый и единственный мужчина, мой ласковый и сильный мальчик, моя радость и моя любовь…» — так начиналось письмо Тани, которое наш герой в который раз перечитывал, сидя в темном чреве очередного воздушного грузовика на пути в Луанду. «Мой сладкий любовник, повелитель моих снов, моя исполнившаяся мечта…» — каждый раз после прочтения этих слов лицо Лейтенанта принимало счастливое и глупое выражение. Подобное свойственно молодым и неопытным самцам, вдруг узнавшим о своей власти над красивой женщиной. Хотелось одновременно летать, многократно овладеть автором послания и похвастаться всему свету своими неожиданно подтвержденными способностями. Впрочем, последнее Лейтенант никогда бы не стал делать. «Пока я не встретила тебя, мне, глупой девчонке, почему-то казалось, что тот, кто первым познает меня, должен быть намного старше. Я думала, что просто не существует молодых людей, способных вызвать во мне подобные чувства. Я не верила, что кто-то младше тридцати может оказаться добрым, умным и привлекательным настолько, чтобы вызвать во мне любовь… Но тебе, мой хороший, это удалось! Помнишь, как ты в первый раз привел меня в свою квартиру? Как сказал, что на твоей узкой кровати тебе одному вполне удобно? В этот момент, стоя рядом с тобой, вдыхая твой запах, я испытала неведомое мне раньше влечение. Если бы ты захотел, то мог бы взять меня прямо там, на своем холостяцком ложе. Я думаю, что испытала бы оргазм при первом же твоем прикосновении к моей груди…» Одним словом, если бы наш герой был повзрослее, он понял бы, что ему писала девушка, впервые познавшая гармонию чувственной и романтической любви. Вокруг него расползалось теплое и радостное облако счастья. Находившиеся рядом военные, в свои сорок лет давно забывшие о том, что это такое, настороженно ежились, затем, поняв, снисходительно улыбались, а потом, расслабившись, с умилением вспоминали самих себя в этом нежном возрасте, предшествующем первым жестоким разочарованиям.

Прямо на летном поле военной базы Луанды «Ильюшин» был встречен машинами, прибывшими за генералами, разведчиками и Аристарховичем. Выйдя из самолета, все эти очень разные люди вдруг с удивлением поняли, что недавнее приключение на юге каким-то загадочным образом заставило их по-иному относиться друг к другу. Поэтому даже с чекистом Аристарховичем прощались тепло, крепко пожимая руку и хлопая по плечу. Бомбардировщик генерала-москвича с телами членов экипажа «Белого Лебедя» и снятыми с самолета электронными блоками давно вылетел обратно в Союз. Через несколько часов его уже должны были встречать представители многочисленных ведомств с одинаково озабоченными лицами. Всем им предстояла череда длинных рабочих дней и почти бессонных ночей. Одним предстояло исследовать трупы экипажа. Другим — расшифровать содержимое «черных ящиков». Третьим — постараться восстановить информацию с побывавших под водой «винчестеров» компьютеров и понять, куда же делись четыре крылатых ракеты и сопровождающий из КГБ.

Впрочем, в отношении последнего Вань-Ваня и Лейтенанта ждал сюрприз. Не успели они прибыть в военную миссию и зайти в знакомое помещение военных разведчиков, как полковнику принесли радиограмму. Ввиду древности местной телефонной сети и постоянного прослушивания номеров советских учреждений как местной стороной (на всякий случай), так и шпионскими ведомствами многих стран, вся хоть сколь-нибудь важная корреспонденция велась с помощью засекреченной радиосвязи.

— Слышь, Лейтенант, не успели с ним расстаться, как он нас уже приглашает на срочную встречу! Видимо, есть что-то новенькое!

Лейтенант мысленно застонал, так как рассчитывал принять душ, постирать белье и просто полежать в кровати после трудной командировки и напряжения последних дней. Но делать было нечего, и через пять минут двое офицеров уже садились в закрепленную за Вань-Ванем «Волгу». Советская «королева дороги» явно была не приспособлена к поездкам в жарком и влажном климате.

Аристархович, с трудом скрывавший радостный блеск в глазах, встретил разведчиков прямо внизу, у поста охраны. Проведя гостей по бесконечным пропахшим табачным дымом и отравой от тараканов коридорам посольского комплекса, чекист в конце концов остановился перед массивной металлической дверью. Та, по всей видимости, служила обособлению деятельности дипломатов реальных от гораздо более кипучей и важной активности дипломатов липовых. То есть являлась входом в помещения, которые занимали сотрудники резидентуры КГБ. После нескольких секунд молчаливого стояния под телекамерой над дверью (наверняка где-то рядом таились еще и парочка невидимых) в двери что-то глухо клацнуло и за нею появился «предбанник», в котором находились двое здоровяков с не самыми умными лицами. На них были надеты пудовые солдатские бронежилеты, в руках имелись автоматы Калашникова со снятыми предохранителями, а на поясах висели чешские «скорпионы» в светлой замшевой кобуре. Здоровяки сильно потели под свинцовой тяжестью брони, но, видимо, готовы были нести это нелегкое бремя и дальше — лишь бы зарплату платили долларами или, на худой конец, чеками валютных магазинов. Филипп Аристархович прошептал им какое-то слово — то ли пароль, то ли объяснения по поводу прибывших, после чего всю троицу тщательно обыскали. Наконец они смогли проследовать по пустому коридору в комнату для совещаний. В этот момент одна из дверей без табличек открылась и из нее вышел человек с марлевой повязкой на носу. Даже в таком виде Лейтенант без труда узнал искалеченного танкистом Терминатора. Чекист безмолвно посмотрел на виновника нанесенных ему увечий своими страшными, лишенными эмоций глазами. Лейтенанта передернуло от животного ужаса. Ему было бы гораздо легче, если бы Киборг-убийца обложил его матом или даже полез в драку. Филипп Аристархович коротко кивнул своему коллеге-симпатяге и насмешливо покосился на Лейтенанта, представляя себе, что тот испытал при этой внезапной встрече.


В комнате для совещаний не было окон и лишней мебели — кроме стола с прозрачной стеклянной поверхностью на металлическом каркасе и таких же аскетических стульев. На крашеной бетонной стене красовались портреты Ленина и Дзержинского. Судя по отсутствию изображения Горбачева М. С., обитатели чекистской части посольства не ожидали увидеть в данном помещении сторонников автора «нового мышления» (с ударением на первый слог!). Аристархович предложил гостям холодной воды (шутливо подчеркнув: «Кипяченая!») и перешел к делу:

— Я получил первую информацию об исчезнувшем сопровождающем из особого отдела КГБ! Два часа назад было обнаружено его тело!

— Ты смотри! — удивился Вань-Вань подобной оперативности органов. — Неужели на берег выбросило? Или африканские рыбаки нашли?

— «Тятя, тятя, наши сети притащили мертвеца!» Ха, ха! — почему-то развеселился Аристархович. — Нет, уважаемые, наш мертвец нашелся не в Атлантическом океане! И даже не в Черном море! Его тело было найдено в подмосковном лесу, в десятке километров от аэродрома Чкаловский, откуда «Туполев» и вылетел на свое последнее задание!

— А кто же тогда оказался в кабине вместо него? — задал резонный вопрос Лейтенант.

— А вот это нам и предстоит выяснить в ближайшее время! — все так же весело ответил чекист, со значением посмотрев на Вань-Ваня. — Равно как и то, зачем понадобилось идти на подмену и у кого хватило смелости, квалификации и ресурсов устроить весь этот цирк!

Взглянув на своего шефа, Лейтенант с удивлением отметил, что на его лице появилось некоторое смущение и неуверенность.

— Пока ясно одно! — наконец вымолвил Вань-Вань. — Вся эта история с падением «Блэк Джека» очень дурно пахнет! По-видимому, речь идет о преднамеренном саботаже с целью похищения ядерного оружия!

— Да мы с тобой, товарищ полковник, как будто в одну школу ходили! — еще больше обрадовался чекист. — Точь в точь мои мысли! Действительно, в отличие от нашего сотрудника, которому очень профессионально сломали шею, две учебных и две боевых ракеты не были найдены грибниками! В данный момент эти столь ценные для любого иностранного государства объекты наверняка находятся в чужих руках. И самое интересное, есть основания полагать, что эти грязные лапы моют совсем не американским мылом!

— Ну да, зачем бы им тогда гонять половину 6-го флота к черту на рога! — согласился Вань-Вань. — У них ведь не советская власть!

— Вот именно! Это наши военные когда-то спокойно могли потратить миллиард-два народных денег! Лишь бы гребаному потенциальному противнику досадить! А у американцев бюджеты и слушания в конгрессе! А потому думаю, что на наших поросяток положил глаз кто-то из волков, еще не попавших в ядерный клуб! И представьте себе, у этих гнид нашлись помощники в нашей великой стране! За деньги, товарищи разведчики! За деньги кто-то решил снабдить неведомое государство или даже маньяка-одиночку парочкой водородных бомб!

Глава 11

«Известия», 2 сентября 1989 года

ПРИЗЫВ ПОСЛА ГДР

«Посол ГДР в Праге X. Цибарт призвал своих соотечественников, укрывшихся в дипломатических представительствах ФРГ в разных странах (в том числе в Чехословакии), вернуться на родину и добиваться возможности эмигрировать легальным путем. По его словам, власти ГДР готовы дать гарантии, что эти люди не будут подвергнуты наказанию…»

«Известия», 2 сентября 1989 года

ОЗДОРОВИТЬ ОБСТАНОВКУ

«В ЦК КПСС состоялась встреча членов и кандидатов в члены бюро ЦК компартий Азербайджана и Армении… Они были единодушны в том, что, несмотря на всю сложность межнациональных отношений в регионе, нет такого вопроса, который не мог бы найти решения при взаимной терпимости, глубокой заинтересованности в судьбах двух братских народов».

Вань-Вань и Лейтенант вернулись в миссию, когда на Луанду уже опустились влажные сумерки. Еще двадцать минут, и по опустевшим аллеям оплота советской военщины должны были запрыгать огромные жабы, охотясь за комарами, ночными бабочками и тараканами. В этом угасающем свете прошедшего дня на дорожке показалась знакомая, несколько сутулая фигура, напоминавшая одновременно лося и неандертальца. Узнав друг друга, наш герой и Рома обнялись с искренностью, столь свойственной молодости.

— Ты что, опять в командировке? — улыбаясь, спросил Роман, потирая ежик коротко остриженных светлых волос.

— Да, опять гоняют с фронта на фронт! — ответил Лейтенант и покраснел: ответ прозвучал по-детски выспренно, как будто среди двух сотен переводчиков нельзя было найти специалиста ценнее его. — А ты? Чего оболванился-то?

— Ааа… Постригся, чтоб не так жарко было! Да и… в общем, любовница у меня мулатка, такая сладкая девка! Но с норовом! Сказала, что ее возбуждает, когда она гладит бритый затылок! Так что пришлось!

— Какими судьбами в Луанду?

— Да на разборки с референтом прислали! За избиение аборигена!

— А что случилось?

— Да шел я как-то лесом, по расположению бригады… На склад, к знакомому кладовщику-сержанту, за ящиком рома… Прохожу мимо учебного батальона, а там идет занятие по рукопашному бою. Курсантики-пехотинцы! Все как на подбор дохлые: даже глистам ничего не осталось! Почти все рахитичные, может, пару раз за всю жизнь досыта ели! И никому нет больше шестнадцати! У многих, наверное, еще и писька-то не стояла! И вот всем этим ребятенышам в зеленой форме преподают рукопашный бой. Собрал их в круг накачанный негрила и учит стойкам и ударам. А потом вызывает по одному и заставляет с собой в спарринге работать! У этих, как у маленьких щеночков, у кого слезы, у кого сопли, а у кого и моча по ноге потекла от страха! А он их… То «маваши» в голову, то «мае» в живот… Ломает носы да уши рвет: нравится ему, суке откормленной, малышей калечить! Да еще и приговаривает: «Не плакать! Не выть!». Учитесь, говорит, быть мужчинами!

В общем, посмотрел я, посмотрел, да и обращаюсь к нему: «Камарада, говорю, инштрутор, подеш демонштрар-мэ алгумаш приемаш?»[28] Посмотрел он на меня и видно было, что не хотелось ему такому верзиле, как я, никакие «приемаш» демонстрировать! Но деваться-то некуда! Вся детвора смотрит! Снял я курточку, встал в стойку, а он тут же и налетел: решил, видно, сразу вырубить, пока я не собрался с мыслями! И решил не как-нибудь, а в прыжке мне в лобешник двинуть!

— Глуповато так на незнакомого противника нападать! — со знанием дела сказал Лейтенант. — Опытный боец тебя в таком неустойчивом положении запросто сделает!

— Вот, вот! — довольно согласился Рома. — Забыл, козлина, что на хитрую жопу хер винтом! В общем, поймал я его кулаком по яйцам так, что после этого он едва из пыли выбрался. А когда поднялся, тут-то я еще пару раз добавил! И по рылу, и по уху, и по ребрам!

— Пару раз? — засомневался Лейтенант.

— Ну, может, чуть больше! — охотно согласился светловолосый гигант. — Короче, отметелил я его как полагается! А в конце еще и поблагодарил: «Спасибо, мол, сэнсэй, за преподанную мне науку! Всегда теперь помнить буду, как вы учили стойко боль переносить, да мордой в пыль мужественно падать!». Все его ученики, наверное, будут до конца своей жизни этот момент с удовольствием вспоминать!

— Да уж, — подтвердил его товарищ, — может оказаться, что у многих из них это событие окажется самым приятным воспоминанием! Но я так понимаю, что «камарада инштрутор» тебя заложил куда надо!

— Угу! — посерьезнел Рома. — Преподнес как избиение! И на грудь, мол, ногами прыгал, и скальп пытался снять! Конечно, свидетелей куча, но у меня с замполитом из-за его молодой жены отношения не сложились, и теперь надо доказывать, что я не верблюд! Ну ничего, как говорил вождь всех народов, прячась в бомбоубежище: «Враг будэт разбыт, а побэду поставим раком!». Дальше реки Куиту не пошлют! Кстати, а наша общая знакомая Галя случайно не прибыла? А то бы я и с ней повидался! Провел бы, так сказать, рукой по знакомым струнам!

— Нет, я без Гали! — с облегчением ответил Лейтенант, мысленно удивляясь мужскому всеядию своего товарища. — А ты слышал, что ее муж пропал?

— Это кто? Пожилой такой, симпатичный? Семеныч? Мне он нравился! Даже стыдно было его жену трахать! Но я мужественно переборол себя!

— Да, он!

— Слушай, как это пропал? Я ведь его сегодня видел!

— Да ты что? Может, это и не он был?

— Ты забыл, какая у меня память?

Действительно, военный переводчик Роман славился на своем курсе феноменальной способностью запоминать слова, числа и лица. Как-то на спор он с одного прочтения сумел пересказать речь Горбачева на очередном то ли пленуме, то ли съезде. Учитывая стиль товарища Генерального секретаря и его манеру прятать смысл в наслоениях слов и оборотов, после сего подвига Рома стал признанным чемпионом Военного института в этом виде спорта.

— И где ты его видел?

— А возле посольства! Я туда ходил завещание оформлять. Чтобы мои сбережения, если что, достались маме, а не Внешэкономбанку сэсэсэра! Он был в гражданке, садился в шикарную иномарку с кондиционером вместе с каким-то дипломатом! Я еще поздороваться хотел, да подумал, что это будет с моей стороны слишком уж цинично! Ну понимаешь, из-за Гали!

Лейтенант кивнул, обдумывая услышанное. Прямо скажем, все это плохо укладывалось в его голове. Неужели Семеныч действительно переметнулся к ГБ? Но зачем было исчезать? Зачем прятаться от своих?

Тут из темноты на голоса молодых людей вышел их общий знакомый — переводчик Гоша, выпускник факультета романо-германской филологии Киевского университета. Он был смуглым, голубоглазым и темпераментным парнем. Своими повадками и манерой смотреть — немного повернув набок голову с несколько выдающимся носом — Гоша ужасно напоминал птицу. Не случайно однокашники по переводческому отделению ласково прозвали его Пахарито.[29] До последнего момента он подвизался переводчиком на базе советского военно-морского флота в Луанде, где мирно ржавел большой десантный корабль на случай немедленной эвакуации советских граждан из страны пребывания. Наподобие тех, что пришлось в свое время пережить советникам и специалистам, работавшим в Сомали и Египте.

— Привет орлам! — приветствовал его Рома, намекая на прозвище, которое самому Гоше совсем не нравилось.

Пахарито как сорока повернул голову, подозрительно посмотрел на насмешника и вместо приветствия спросил:

— Мужики, хотите я вас в ночной клуб свожу? А? У меня и машина есть!

В ходе недолгого рассказа Гоши выяснилась причина его внезапного предложения. Оказывается, в жизни «птенца» одновременно происходили два важных события. Во-первых, референт внял наконец его просьбам и перевел Пахарито с непыльного, но скучного места на полную приключений должность в управлении бронетанковых войск. Во-вторых, его жена Света получила разрешение на прибытие к мужу в Анголу. По словам Гоши, ради своей красавицы-супруги он был готов на многое. Так, он почему-то решил, что унитаз, находившийся в санузле его последнего места обитания, должен был непременно перекочевать и в новое жилище в здании, в просторечье называемом «Кукой». «Кука» была огромным многоквартирным домом с давно погасшей неоновой рекламой одноименного пива на крыше. Увидев недоуменное выражение лиц своих приятелей, Гоша занервничал и по-птичьи забегал вокруг них, выстреливая скороговоркой аргументы:

— Финский! Прикидываете? Новый! До меня там наемник из Бельгии жил! Так ему всю сантехнику поменяли!

— Так ты что, и смесители сп…здить решил? — с уважением спросил Рома.

— Да нет! — махнул рукой Гоша. — Смесители я на соседней вилле поснимал! А вот унитаз такой только здесь! Поможете снять? А то я один не справлюсь!

Посмеявшись, Лейтенант и Роман согласились решить сантехническую проблему птичьей четы. Гоша, воодушевленный их согласием, с энтузиазмом вел «Волгу» своего хабира в направлении базы. Миновав ангольский, а потом и советский КПП, дребезжащая колымага подъехала к длинному ряду совершенно одинаковых вилл. Было очень тихо и пустынно.

— Все ушли в клуб, кино смотреть! — тихим шепотом заговорщика объяснил Гоша. — Как по заказу!

Играя в подпольщика, птицеобразный человек не стал включать свет в своем бывшем жилище. С фонариком в руках, он короткими сорочьими перебежками повел старательскую партию в сумрачную глубь бунгало, наполненную запахом прели. Наконец вереница ночных расхитителей гробниц приблизилась к ванной комнате.

— Здесь! — сдавленным шепотом произнес Гоша и сверкнул в темноте безумными глазами.

— Пахарито, мать твою, ты когда последний раз свой унитаз-то чистил? — возмутился Рома, зажимая нос.

Но делать было нечего — мытый или немытый, но унитаз надо было снимать с насиженного в прямом смысле места. Лейтенант остался стоять на стреме. В свойственной ему философской манере он не мог не отметить весь комизм ситуации. В десятке тысяч километров от Родины, под сверкающими звездами африканского неба, трое офицеров советского Генерального штаба по локоть в унитазной грязи неизвестно зачем тырили подержанный сантехнический прибор у многострадального народа Анголы. Спустя какое-то время согбенные фигуры потащили свою закутанную в пленку ношу к багажнику «Волги». Когда вся честная компания уселась в автомобиль, а Гоша уже начал нелегкий процесс борьбы с полусдохшим стартером, Роман посмотрел на лобовое стекло и потрясенно вымолвил:

— Бля, нас краской облили!

Действительно, на стеклянной панели красовалось огромное белое пятно, полностью блокировавшее какую-либо возможность рассмотреть дорогу впереди.

— Да ты что! Какая краска! — откликнулся Гоша, рассмотрев внезапную напасть. — Это цапли насрали! Те, что на пальмах живут! Гребаные птицы!

Лейтенант и Рома переглянулись и дружно заржали. Гоша по-птичьи повернул голову с длинным носом, недоуменно пожал костлявыми плечами и продолжил манипуляции с ключом зажигания.


В благодарность за помощь в похищении финского ватерклозета Гоша повез своих приятелей в одно из злачных мест, которые обычно посещали ангольцы попроще. Здесь было грязно, весело и небезопасно. Как и большинство африканцев, гости заведения демонстрировали прекрасные танцевальные способности и обладали очень раскованными манерами. Два сексуальных авантюриста — Рома и Гоша — сумели привлечь внимание компании черных фемин, соблазнив их коктейлями из кока-колы и пальмовой самогонки, а также басней о том, что они — не советские военные (эта категория бледнолицых вызывала наименьшее уважение у грудастых собеседниц), а строители-югославы.

— Somos yugos![30] — по-честному пучил предательски голубые глаза Роман, тиская упругую задницу одной из асфальтовых барышень.

— Temos muitos denieiros![31] — бесстыдно вторил ему Гоша, вставив птичий нос между сисек ее подруги.

Те хихикали и весьма вяло защищали свою честь от хищных посягательств «сеньореш югош» («сеньоров югославов»). Лейтенант же с тревогой наблюдал за сначала косыми, а потом все более пристальными взглядами представителей мужской половины великой ангольской нации, которые без всякого одобрения отнеслись к разворачивавшейся на их глазах сцене соблазнения дочерей африканского континента кучкой белых империалистов. Он обеспокоенно ткнул Романа локтем в железный бок. Умудрившись на время оторвать его от инспектирования телес черной богини, Лейтенант коротко, но доходчиво описал грозившую им опасность. В результате уже через минуту вся компания загружалась в обгаженную цаплями «Волгу» под возмущенный ропот вываливших вслед за ними аборигенов. Лейтенант постарался сдержать боевой напор толпы, демонстративно взведя свой «вальтер», до этого упиравшийся ему длинным стволом в заветное место. Тем не менее, когда драндулет все же завелся и начал медленно, как в американских фильмах, набирать скорость, вслед им все же полетело несколько камней и пустых бутылок. Когда «Волга», наполненная пьяным галдежом и характерным запахом пота черных фемин, достигла внутреннего двора «Куки», ее пассажиров ждал неприятный сюрприз.

— Чем это у тебя так воняет? — подозрительно спросил Рома, открывая дверцу авто.

Очень скоро он сам нашел ответ на свой вопрос, вступив в огромную лужу нечистот, занимавшую всю видимую поверхность двора. Где-то на верхних этажах в очередной раз прорвало канализацию, и по лестницам сразу нескольких подъездов безостановочно стекало ее гнусно вонявшее содержимое. Делать было нечего. Рома и Гоша взяли в руки столь цинично украденный ими сантехнический прибор и в сопровождении чернокожих подруг побрели на десятый этаж. Лейтенант прокладывал путь, подсвечивая лестницу фонариком. На одном из пролетов он чуть не сбил с ног спускавшегося вниз белого мужчину лет сорока с полным лицом и испуганно смотревшими из-под толстых очков глазами.

— Ты что, не видишь, кто идет, четырехглазый? — задиристо прорычал Рома, едва не опустив свою ношу в экскременты.

«Четырехглазый» испуганно шепнул «Извините!» и проследовал дальше. Гоша же шепотом спросил:

— Ты хоть знаешь, кто это был?

— Ну?

— Автор учебника военного перевода по португальскому языку!

— Эх, такого человека обидел! — искренне огорчился светловолосый гигант и даже собрался догнать знаменитого в узких кругах лингвиста, чтобы принести свои извинения. Но спутникам удалось отговорить его, предложив сделать это позже — протрезвев, не по щиколотку в дерьме и в более светлое время суток.

Зайдя в Гошину квартиру, Лейтенант как мог отмыл обувь от того, что налипло на нее за этот вечер, и, пока его приятели развлекали своих гостей, принял душ. Вода из металлического бака под потолком до сих пор хранила тепло прошедшего дня, и при иных обстоятельствах он долго бы наслаждался этой ласкающей разгоряченное тело хилой струйкой. Но драгоценную влагу надо было экономить для остальных обитателей квартиры, и ему пришлось с сожалением закрыть кран, едва успев намылиться и кое-как смыть остатки шампуня. После душа он отклонил не очень настойчивые уговоры Ромы и Гоши присоединиться к предстоявшей оргии и заперся в одной из комнат. На прощание он порекомендовал им не забыть о средствах предохранения. Очень скоро галдеж и музыка сменились короткой тихой паузой, за которой последовали приглушенные стоны и звуки разрушаемой сексом мебели. Забравшись под накомарник, Лейтенант несколько минут думал о Тане, а потом мирно уснул под аккомпанемент громко урчавшего кондиционера.


Утром Лейтенанта разбудили доносившиеся из коридора громкие ругательства Гоши. Когда наш герой с трудом вынырнул из объятий сна и, как был — в одних трусах, отпер дверь, чернокожих красавиц в квартире уже не было, равно как и всех имевшихся в ней запасов спиртного. Хозяин жилища, также одетый лишь в семейные трусы, быстро бегал туда-сюда на худых птичьих ногах и, возмущенно жестикулируя, жаловался на Рому.

— Представляешь, — посмотрел он на Лейтенанта как сорока — сначала правым, а потом левым глазом, — этот лосяра наблевал в унитаз!

— А куда ему еще было блевать-то? — недоуменно спросил наш герой. — В раковину? Или в биде?

После этого замечания совершенно голый Рома с всклокоченными волосами и помятым лицом, невозмутимо почесывавший гениталии, залился злорадным смехом, а Гоша аж подскочил на месте и всплеснул руками:

— Да нет же, его вырвало не в тот унитаз! А убирать отказывается!

— Скажи спасибо, — сквозь смех едва смог выговорить голый переводчик, — что я в него личинку не выдавил! А мог!

Тут только до Лейтенанта дошло, что пьяный Роман, перепутав, осквернил тот самый сантехнический прибор, который вчера был украден с военно-морской базы и теперь гордо красовался в прихожей. Не в силах совладать с собой, он присоединился к умиравшему от смеха Роме. Гоша понял, что ему не стоит ждать сочувствия, возмущенно стукнул кулаком по ладони и отправился искать ведро. По утрам из кранов текла вода, и ему надо было спешить, пока она не закончилась. Только теперь Рома, закончив смеяться, смилостивился и отправился на помощь — отмывать квартиру после ночного попоища.

Глава 12

«Красная звезда», 16 марта 1990 года

В ПРЕСС-ЦЕНТРЕ МИД СССР

«…Представитель МИД СССР опроверг сообщение агентства Франс-Пресс об использовании… правительственными войсками в борьбе против УНИТА химического оружия советского производства. Он подчеркнул, что СССР не имел и не имеет химического оружия за пределами своих границ, не передавал его ни ангольцам, ни кубинцам и делать этого не намерен…»

ТАСС

«Красная звезда», 14 марта 1990 года

ИЗ КРЕМЛЕВСКОГО ДВОРЦА СЪЕЗДОВ

(На внеочередном 3-м Съезде народных депутатов СССР)

«…М. С. Горбачев обратил внимание на то, что литовские товарищи — а к ним присоединились и представители Эстонии, Латвии — предлагают вести с ними переговоры. Думаю, сказал он, ни о каких переговорах не может быть и речи: переговоры мы ведем с иностранными государствами… Эти слова были встречены Съездом аплодисментами…»

Капитан 1-го ранга В. Лукашевич

На службу Лейтенант явился с некоторым опозданием, едва уговорив по-прежнему злившегося на всех Гошу подвезти его и Романа в миссию. Поднявшись на второй этаж к разведчикам, он обнаружил весьма возбужденного и недовольного Вань-Ваня.

— Нашел когда нажраться! — прорычал он с обычно не свойственной ему грубостью. — Я тебя уже полчаса жду!

— А что? — виновато спросил наш герой. — Я и не знал, что сегодня с утра мероприятие! В санчасть сходить собирался!

— У нас неожиданное развитие событий! — несколько успокоился разведчик. — Посмотри!

Он показал Лейтенанту черно-белую фотографию. Судя по изображенным на ней знакомым лицам и ракурсу, она была сделана с помощью мощного телеобъектива. Особенно хорошо получился генерал-летчик, показывавший автору фотографии интернациональный жест согнутой рукой с палубы водолазного бота. Рядом ясно различались и все остальные участники экспедиции к затонувшему самолету.

— Генерал классно вышел! Но вы тоже получились неплохо, товарищ полковник! Откуда это у вас? Наши с «Сушки» сняли?

— Подумай! — раздраженно сказал Вань-Вань. — Чего бы генерал своим показывал член моржовый?

— Американцы! — ахнул Лейтенант.

— Вот именно! И знаешь, где я ее нашел? Утром в своей квартире! Пока я спал, кто-то просунул под входную дверь! Да ты посмотри, что с обратной стороны!

Лейтенант перевернул фотографию. На оборотной стороне было напечатано «Киншаса Гранд-Отель», а также дата и время.

— Сегодня, в Киншасе, в Гранд-Отеле, в семь вечера! — объяснил ему Вань-Вань.

— И что это значит? — недоуменно спросил юноша.

— Это значит, молодой человек, что Центральное разведывательное управление или иное шпионское ведомство США приглашает меня на неофициальное рандеву!

— Что значит неофициальное?

— А это значит, что они решились на совершенно немыслимую вещь! Дело в том, что подобные контакты совершаются лишь с ведома и санкции высшего руководства и с достаточной подготовкой! И честно говоря, это абсолютно правильно! Ведь подобная встреча может оказаться провокацией! Или того хуже, попыткой похищения сотрудников с целью получения от них секретной информации! Вдобавок, в моем-то случае и подавно непонятно, что они имеют в виду! Я ведь всего лишь военный советник! Сотрудник войсковой разведки, а не центрального шпионского аппарата! Я почти не контактирую с местной резидентурой ГРУ!

— Так почему же они пошли на это?

Вань-Вань задумался.

— Они могут считать, что дело настолько срочное, что прохождение просьбы на контакт по всем положенным инстанциям (а у них эта цепочка не короче нашей!) заняло бы слишком много времени. Возможно, что, с точки зрения американцев, беспокоящий их вопрос слишком срочный и слишком важный! Совершенно очевидно, что он каким-то образом связан с похищенными ракетами. А еще… Еще не исключено, что они знают что-то, чего не знаю я, о нашей внутренней кухне. А вдруг они просто не доверяют КГБ? Или даже военной разведке?

— Что же вы решили?

— Я решил рискнуть! — твердо ответил Вань-Вань. — Хотя за это меня могут лишить звания, пенсии, посадить в тюрьму и, черт его знает, даже расстрелять! Тебя, только начинающего жизнь офицера, я, разумеется, не могу заставить участвовать в подобной авантюре. Но если ты согласишься, мне будет легче!

— А зачем я вам там нужен?

— Как свидетель! Чтобы подтвердить правильность услышанного! И что я не предатель!

— Но ведь нам нужно умудриться попасть за несколько часов в другую страну! Не говоря уже о возможном отсутствии авиарейсов, у меня ведь даже никаких документов нет! А визы?

Тут Вань-Вань заулыбался:

— Все правильно, молодой человек! Только вы забыли, что нахождение в воюющей африканской стране имеет не только свои недостатки! Я уже договорился со своим приятелем — командиром экипажа вертолета Главного военного советника! Мы с Борей в свое время немало полетали над Афганом!

— У него мой товарищ бортпереводчиком! — вспомнил Лейтенант о Мише.

— Тем лучше! Так вот, — Вань-Вань взглянул на часы, — на сегодня уже запланирован и согласован с обеими странами рейс в Киншасу для получения запчастей с тамошней ремонтной базы наших вертолетчиков, работающих на ООН. Так что доберемся мы вовремя!

— А сможем ли мы выйти с этой базы, а потом обратно попасть?

Вань-Вань непонимающе посмотрел на подчиненного:

— Да ты что, парень, никогда в самоволки не ходил?

Лейтенант кивнул с некоторым смущением. Ему действительно не приходилось еще нарушать уставы подобным образом.

— Не переживай! Я знаю как минимум два способа! — Полковник опять взглянул на часы. — У нас осталось полтора часа. Беги, переоденься в гражданскую одежду! Да одевайся поприличнее, а то в гостиницу не пустят! Я переоденусь здесь — у меня есть запасец. Оружие не бери! Если вдруг поймают с ним в Заире — могут быть неприятности. Тамошний президент не самый большой друг нашей великой социалистической Родины!


Через полтора часа зеленый, похожий на беременную стрекозу «Ми-8» уже летел на небольшой высоте на север — к экватору. Так как вертолет принадлежал теоретически невоюющей советской миссии, он был лишен роскоши подвесного вооружения — контейнеров с пулеметами и неуправляемыми ракетами. Командир экипажа предпочел лететь в Киншасу не по прямой — над джунглями северных провинций Анголы, забитых партизанами, а над прибрежными водами Атлантики. Перед поворотом на северо-восток, чтобы дальше следовать вдоль русла реки Конго, он планировал дозаправиться в Сойе — столице нефтяного анклава Анголы. Хотя ему приходилось делать немалый крюк, подобный маршрут — в форме кривой буквы «Г» — избавлял вертолет от угрозы быть сбитым зенитным пулеметом или «стингером». Впрочем, опасность попасть под огонь УНИТА, ФНЛА или даже правительственных войск все равно оставалась, а потому днище «Ми-8» оказалось аккуратно выложено бронежилетами.

— Ты бы, Боря, еще сковородку под задницу положил! — поиздевался по этому поводу Вань-Вань над своим товарищем. — Как летчики в Великую Отечественную!

Матерый вертолетчик Борис в ответ лишь ухмыльнулся и, подняв подкладку пилотского кресла, продемонстрировал ошарашенному Вань-Ваню самую настоящую сковороду с открученной для удобства ручкой.

— Титановая! С Урала! Из Верхней Салды! — похвастался Борис продуктом своих земляков. — Я из отпуска целый чемодан привез! У них там теперь конверсионное производство налаживают. Даже лопаты из титана мастерят! Полезная штука! Никому не хочется пулю в анальное отверстие получать! Правильно?

Вань-Вань только покачал головой, дивясь способности русского народа находить простые решения сложных проблем.

— Смотри! — сквозь шум двигателей прокричал в ухо Лейтенанта его товарищ Миша.

Взглянув в иллюминатор, наш герой увидел в теплой прозрачной воде грациозные силуэты огромных морских животных.

— Это киты! Пока будем лететь, наверняка увидим акул, а может, и гигантских скатов!

Через некоторое время Миша вновь потрогал Лейтенанта за плечо и показал вдаль: там, на линии горизонта, прямо из изумрудных прибрежных вод Атлантики вырастали ранее не виданные нашим героем сооружения.

— Вышки! Нефтяные платформы! — прокричал Миша ему на ухо. — Нефть добывает ангольская компания «Сонангол» для Соединенных Штатов! А охраняют кубинцы! Представляешь?

Действительно, факт этот был трудно объясним в свете недобрых отношений между Кубой и ее северным соседом. Вскоре вышки остались слева и сзади — вертолет садился на военный аэродром Сойи.


Если, выйдя из самолета в Луанде, европеец думал, что попал в сауну, то здесь — вблизи экватора — воздух напоминал турецкую баню. В таком климате нельзя было двигаться слишком быстро, а потому командир экипажа Борис не стал подгонять местный персонал с заправкой вертолета. Вместо этого он предложил выпить кофе из чудом работавшей машины в кафетерии летчиков неподалеку. Приняв заказ, черный, как асфальт, бармен медленно — как зомби в голливудских фильмах — подошел к морозильной камере. Лейтенант, с трудом ворочая почти сварившимися мозгами, попытался понять, что же ему там понадобилось для приготовления заказанных «американаш».

— Кофе, — подсказал его товарищ Миша, — они тут кофе, сахар и муку хранят в закупоренных банках и в морозильных камерах — чтобы не проникала влага! Иначе все гниет и превращается в комки слизи!

После дозаправки началась вторая часть путешествия, теперь уже над бесконечным зеленым одеялом джунглей. Металлическая стрекоза летела в считанных метрах то над тропическим лесом, то над руслом Конго. Миша объяснил Лейтенанту, что таким образом пилоты пытались предохраниться от огня партизан. Увидев искаженное страхом лицо Лейтенанта, с ужасом взиравшего на столь близкие кроны деревьев, он утешил его:

— Да это что! Иногда и задевают — тогда с шасси лианы снимаем! Но хуже всего, когда они решают пролететь по слишком узкому ущелью: ставят вертолет на бок и все эти бронежилеты летают по кабине!

Вертолет совершил посадку в Киншасе даже раньше, чем планировалось. Формальности с местными пограничниками свелись к короткому дружескому разговору вертолетчика Бориса с подошедшим к ним строгим заирским сержантом. В ходе общения у аборигена с неподкупным лицом карман потяжелел на эквивалент двадцати долларов в местной валюте.

— Таможня дала добро! — весело доложил советский офицер, а Вань-Вань подмигнул Лейтенанту.

Почти сразу к вертолету подъехали советские коллеги-вертолетчики на «буханке»-«уазике» — точной копии металлического уродца из Уамбо. Пока экипаж во главе с Борисом отправился закупать товары для последующей спекуляции в Луанде, Вань-Вань с Лейтенантом поспешили на конспиративную встречу. По этому случаю полковник облачился в элегантный костюм из бежевой льняной ткани, тенниску «Ла Коста» и сандалии на босу ногу, преобразившись в эдакого Джеймса Бонда с немного раскосыми глазами. В ответ на восхищенные комментарии Лейтенанта Вань-Вань лишь скромно улыбался и говорил о жене, которую «не зря взял с собой в распределитель». Сам Лейтенант был одет в более или менее приличные джинсы и футболку с предосудительной надписью «Very bad motherfucker».[32] На обратной стороне этого шедевра красовалась вторая: «Not a pussy like you!».[33] Вань-Вань осуждающе покосился на весь этот разврат, не подобающий юным строителям коммунизма, но говорить ничего не стал. В конце концов, он имел дело всего лишь с продвинутым тинейджером, на которого офицерская судьба и так взвалила непосильную ношу.

Поездка в город заняла не меньше часа. Уже смеркалось, когда разведчик и переводчик вылезли из «буханки». Они не доехали до гостиницы, так как им не хотелось позориться перед американцами и привлекать внимание обслуживающего персонала. Гранд-Отель, если верить имевшемуся у разведчиков туристическому путеводителю, являлся единственной в Заире пятизвездочной гостиницей. Лейтенанту, ни разу не видевшему даже двухзвездочного заведения, новая двадцатиэтажная башня Гранд-Отеля, высившаяся над старым корпусом, показалась просто дворцом. Вокруг утопали в зелени ухоженные виллы и симпатичные многоквартирные дома местной номенклатуры, представителей дипкорпуса и работающих здесь по контракту белых. Взирая на противоположный берег реки Конго, где виднелись кварталы Браззавиля, Вань-Вань с завистью произнес:

— Эх, везет же здешним вертолетчикам! Вот что значит мир в стране! Чувствуешь себя белым человеком!

Лейтенант подумал, что в силу объективных причин советскому человеку всегда было бы трудно чувствовать себя «белым» даже в своей собственной стране. Ведь эта концепция подразумевала не столько определенный цвет кожи, сколько уважение к самому себе. По той же причине СССР никогда не смог бы стать колониальной державой: ведь любая империя строится на моральном, военном и технологическом превосходстве колонизаторов. А как можно подчиняться тем, кого не уважаешь? Тем, кто не уважает даже самих себя?

Войдя ровно в семь вечера в наполненный кондиционированной прохладой гостиничный вестибюль, украшенный в африканском стиле масками из красного дерева, два патриота и, по совместительству, искателя приключений огляделись по сторонам:

— «„Бл…ди!“ — подумал Штирлиц», — процитировал Вань-Вань известный анекдот про легендарного персонажа культового сериала, заметив на диванчике в углу двух белых с типично шпионскими мордами. — «„Штирлиц!“ — подумали бл…ди», — развил его мысль Лейтенант, увидев, что двое подозрительных также отреагировали на их появление.


Американцы оказались подтянутыми загорелыми мужиками лет тридцати пяти, похожими друг на друга, как однояйцевые близнецы. На обоих были брюки хаки, туфли типа «лоуфер» и гавайские рубашки навыпуск, из-под которых выпирали накачанные мышцы. Один из них оценил нецензурную надпись на груди Лейтенанта насмешливой улыбочкой. «Подожди, пока я обернусь!» — подумал наш герой. Второй американец протянул руку.

— Мы рады, что вы ответили на приглашение! — начал он рокочущим южным баритоном. — Меня зовут, скажем так, Джон, а моего товарища — Ларри! Мы — из разведки военно-морского флота США!

Последняя фраза была сказана со значением, и Вань-Вань после паузы кивнул в ответ, подтверждая, что понял смысл недосказанного — они были не из ЦРУ.

— Кто я такой, вы и так знаете! — констатировал он. Американцы кивнули, подтверждая его правоту. — А молодого человека можете звать Лейтенантом!

Смешливый «Ларри» вновь покосился на матерную надпись на футболке, но, нарвавшись на враждебный взгляд нашего героя, сразу потерял свою ухмылочку.

— Присядем? — пригласил их «Джон» к столику в углу ресторана.

После того как участники шпионской «стрелки» заказали себе напитки (русские — джин с тоником, американцы — апельсиновый сок), «Джон» открыл шпионскую ассамблею:

— Надеюсь, вы уже поняли, что наш разговор будет так или иначе касаться инцидента с бомбардировщиком, который потерпел крушение у берегов Намибии? — Не услышав возражений или добавлений к повестке дня, он продолжал своим приятно рокочущим голосом: — Прежде всего, сожалеем по поводу произошедшего! Можете быть уверены в том, что военно-морской флот Соединенных Штатов оказал бы своим советским коллегам бескорыстную и всестороннюю помощь в поднятии «Блэк Джека» и его доставке на родину!

При этом Вань-Вань с откровенной иронией посмотрел в глаза американца, но ничего не сказал.

— Поверьте, вам совсем не нужно было идти на, гм, чрезвычайные меры и уничтожать самолет!

— Так вы все же убедились в том, что он уничтожен? — весело удивился полковник, отхлебывая из высокого стакана (он говорил по-английски с сильным акцентом, но вполне правильно). — И как, много металлолома собрали?

Тут в глазах представителя военно-морской разведки США промелькнула такая неземная боль, что и Вань-Ваню, и даже Лейтенанту вдруг стало понятно, что он имел непосредственное отношение к внезапной и очень дорогой передислокации значительных сил 6-го флота к Берегу Скелетов. Стало ясно, что обаяшку-«Джона» со всем его американским апломбом, южным акцентом, высокой зарплатой и штанами хаки флотское начальство уже неоднократно окунуло холеной мордой в вонючий корабельный ватерклозет. Что сулившую столь много идею поимки русского суперсамолета очень долго будут припоминать не только ему, но и многочисленной группе неудачников, общее количество звезд на погонах которых могло бы расцветить небо планетария где-нибудь в Орле или Тамбове. Что, если бы не досадные ограничения, накладываемые Конституцией Соединенных Штатов и флотским уставом, командующий ударной авианосной группировкой повесил бы его на самой высокой рее флагманского корабля.

— Разумеется, мы отдаем себе отчет в том, насколько чувствительно отнесся Советский Союз к перспективе попадания «Блэк Джека» в чужие руки! — предпочел изменить направление разговора второй американец — смешливый «Ларри».

Лейтенант про себя подумал, что упомянутая «чувствительность» вполне очевидно проявилась в количестве глубинных бомб, сброшенных на место крушения. Наверняка американским водолазам пришлось шарахаться от тучи акул, привлеченных тоннами глушеной рыбы.

— Но сегодня мы бы предпочли обсудить иную тему. Ведь, насколько мы понимаем, ракет на борту самолета не оказалось?

Вань-Вань предпочел не отвечать. Впрочем, его молчание и так оказалось довольно красноречивым. Американцы переглянулись и кивнули друг другу, удостоверившись в своих предположениях.

— Мы также догадываемся, что, скорее всего, на борту бомбардировщика находились лишь учебные ракеты? — вкрадчиво спросил «Джон».

Вань-Вань вновь предпочел смолчать. Американцы вновь переглянулись.

— Что ж, в таком случае, — продолжал «Джон», — я хочу обратить ваше внимание на то, что попадание и носителей, и самих, гм, боевых частей в руки безответственных лиц или государств является в одинаковой степени нежелательным как для СССР, так и для Соединенных Штатов и их союзников!

— Откуда мы знаем, — угрюмо спросил полковник, — что как раз кто-то из ваших союзников и не спер наши ракеты? Например, поручились бы вы за израильтян? Они ведь и у вас, и у французов, и у англичан немало чего украли!

Тут загорелые американцы еще раз переглянулись. «Джон» открыл лежавшую у него на коленях кожаную папку и достал из нее несколько снимков, сделанных с помощью очень мощного объектива.

— Эти фотографии, — начал он свои пояснения, — сделали три дня назад в Виндхуке, в Намибии. Как можно понять, вот эти контейнеры грузятся в «Геркулес» фирмы-авиаперевозчика, зарегистрированной на Филиппинах. Груз — подержанное бурильное оборудование для горнорудной промышленности — должен был быть переправлен в один из портов Мозамбика. Так уж получилось, что нас заинтересовал будущий владелец этих труб и механизмов.

Лицо Вань-Ваня оставалось абсолютно бесстрастным. Лейтенант же не мог сдержать возбуждения и заерзал на своем стуле.

— Оказалось, что учредителем этой офшорной компании является житель Швейцарии иракского происхождения. По странному стечению обстоятельств, его отец занимает высокий пост в одном из министерств в правительстве Хусейна. Интересно, не правда ли? Особенно имея в виду, что из Келимане в Мозамбике эти контейнеры можно переправить в район Персидского залива за два-три дня морским путем и в течение нескольких часов — самолетом.

— И какое же отношение все это имеет к нашим, гм, ракетным носителям? — сухо спросил Вань-Вань, допивая свой коктейль.

«Джон» непринужденно помахал официанту, чтобы тот принес еще одну порцию. Такие жесты, невольно подумал Лейтенант, могут получаться лишь у тех, кто никогда не посещал заведений советского общепита. Американец достал еще один снимок. На нем субъект ближневосточной наружности радостно тряс руку бледнолицего, черты и выражение лица которого тут же вызывали ассоциацию с одной далекой великой страной, большинство населения которой разговаривало на языке Лермонтова, любило сладкое шампанское и горькую водку.

— Знаком ли вам этот европеец? — задушевно спросил «Джон» Вань-Ваня.

Тот отрицательно покачал головой. Лейтенант подумал, что полковник все равно не признался бы, если бы даже и знал указанного «европейца» с носом, напоминавшим картофельный клубень. Как потом выяснилось, он оказался абсолютно прав в своих предположениях.

— Нет, никогда его не видел! — с хмурым видом и излишним пафосом ответил его начальник.

— Что ж, по крайней мере, есть надежда, что он не из вашего ведомства! — улыбнулся «Ларри».

Вань-Вань устало посмотрел на улыбчивого американца. У Лейтенанта почему-то сложилось впечатление, что весельчак только что чудом избежал удара в зубы.

— Дело в том, — возобновил свое повествование «Джон», — что нам удалось получить интересную информацию. Изображенный на снимке европеец общался с помощью портативной радиостанции с кем-то, находившимся предположительно в южных районах Анголы. Общение, кстати, проходило на русском языке и, насколько смогли определить наши специалисты, без иностранного акцента.

Лейтенант вопросительно посмотрел на Вань-Ваня, ожидая, что тот неизбежно спросит, а какими позывными пользовался их соотечественник. Но вместо этого его начальник спросил:

— Хорошо, а кто же его собеседник? Хотя давайте я угадаю! Специалист по бурению из Ирака? Или член иракской делегации по межкультурному сотрудничеству с угнетенным народом Намибии?

— Изображенный здесь араб действительно гражданин Ирака! — подтвердил «Джон» догадку Вань-Ваня. — Впрочем, официально он проходит по рыболовному ведомству и постоянно базируется на побережье в Уолфиш Бэй. В данной ситуации он лишь помогает родной стране в сопровождении важного оборудования. По данным наших коллег из ЦРУ, до того как стать рыболовом, он несколько лет прослужил в Республиканской гвардии Саддама Хусейна и принимал активное участие в войне с Ираном, дослужившись до чина подполковника. Он командовал батареей ракет «Скад» и, скорее всего, имеет опыт общения с оружием массового поражения.

— Проще говоря, — вставил «Ларри», — он стрелял по иранским городам ракетами с отравляющими газами!

— Совершенно верно! Да, еще одна деталь, касающаяся, гм, европейца! — «неожиданно» вспомнил «Джон». — Короткий, гм, осмотр его квартиры выявил наличие акваланга и холодного оружия! Вот, кстати, и его фото!

Увидев снимок ножа, Вань-Вань не изменил выражения лица, но оно потемнело то ли от гнева, то ли от огорчения.

— Словом, вы не должны удивляться тому, что мы были несколько встревожены, узнав о вышеуказанных фактах! — резюмировал «Джон» свое выступление.

— Поверьте, — добавил «Ларри», — в условиях нынешней атмосферы сотрудничества между нашими странами нам не столь важно получить пусть и очень современные ракеты бывшего потенциального противника!

— Гораздо важнее, — поддержал его «Джон», — чтобы оружие массового поражения осталось на советских складах!

Вань-Вань в ответ лишь недоверчиво хмыкнул.

— Знает ли об этих фактах высшее военное руководство страны? — поинтересовался он.

— Верховным главнокомандующим Вооруженных сил США является президент! — сухо подчеркнул «Джон». — Разумеется, наше начальство регулярно информирует его о всех заслуживающих внимания событиях!

Вань-Вань внимательно выслушал этот ответ. По-видимому, словосочетание «заслуживающие внимания» произвело на него такое же двойственное впечатление, как и на Лейтенанта.

— Что ж, благодарю вас за сообщенную нам информацию и за искреннее желание помочь! — закончил встречу Вань-Вань, поднимаясь из-за стола. — Уверяю вас, что СССР предпримет все возможные усилия для решения возникшей проблемы!

— А каковы ваши отношения с КГБ в нынешней политической ситуации в Советском Союзе? — вновь встрял на прощание «Ларри».

— Мы все ходили в советские школы! — твердо ответил Вань-Вань, как будто вспомнив соответствующий комментарий Аристарховича. — Все мы занимаемся одним и тем же делом! И у нас всегда были и всегда будут прекрасные рабочие отношения! Да и вообще, джентльмены, ваш вопрос на удивление бестактный. Для меня обсуждать его было бы равносильно тому, когда мужчина в присутствии женщин делится подробностями поведения других представителей мужского пола в общественном туалете! Лейтенант, разве нормальный мужик такое сделает?

— Никак нет, товарищ полковник! Разве что педераст какой-нибудь!

— Вот видите, даже мой молодой друг понимает, о чем я говорю!

Когда Вань-Вань и наш герой уже уходили, позади послышался приглушенный смех весельчака «Ларри»: видимо, он прочитал надпись на спине нашего героя. Лейтенант довольно улыбнулся. Вань-Вань только покачал головой и вздохнул.

Глава 13

«Красная звезда», 3 февраля 1990 года

НЕДРУЖЕСТВЕННАЯ АКЦИЯ

«Госдепартамент США предпринял недружественную акцию по отношению к Советскому Союзу, подчеркнув в соответствующем меморандуме правительству государства Сьерра-Леоне, что, дескать, СССР с помощью кораблей ВМФ ведет из экономической зоны Сьерра-Леоне радиоэлектронную разведку Либерии (где якобы расположены стратегические объекты США), а также разведку наземными средствами, которые якобы находятся на территории Сьерра-Леоне… Подобные утверждения являются преднамеренной дезинформацией. Советских средств радио- и радиотехнической разведки на территории Сьерра-Леоне нет…»

ТАСС

«Известия», 1 сентября 1989 года

ПРОТИВ ВИННЫХ ОЧЕРЕДЕЙ

«В ярославской областной газете „Северный рабочий“ опубликовано постановление бюро Ярославского горкома КПСС о неудовлетворительной организации торговли винно-водочными изделиями. Многие должностные лица весьма серьезно наказаны, вплоть до объявления партийного выговора с занесением в учетную карточку. Дело в том, что проверка показала: спиртные напитки в магазины города завозятся неравномерно, и это создает огромные очереди, вызывающие справедливое недовольство людей. К тому же это порождает спекуляцию: некоторые лица, вступая в сговор с работниками торговли, скупают за один раз в магазинах по 100–200 бутылок».

М. Овчаров Ярославль

Возвращаясь на дряхлом такси к условленному месту встречи с экипажем вертолета, Вань-Вань хранил молчание, демонстративно игнорируя красноречивые взгляды Лейтенанта. Тот же просто умирал от желания узнать, что думает полковник по поводу услышанного и увиденного. Особенно его заинтриговал загадочный русский на фотографии. Во-первых, у него было подозрение, что Вань-Вань знал, кто он такой и откуда взялся в Намибии. Во-вторых, парень с добродушным лицом, носом-картошкой и советским спецназовским ножом-стропорезом, хранящимся в пакете с грязными трусами, вполне мог оказаться тем самым «Зодчим». А раз так, то через него можно было бы выйти и на его партнера по нечистому делу — «Землю». Но Вань-Вань старательно игнорировал присутствие Лейтенанта. Вполне вероятно, что сначала он хотел сам осмыслить сложившуюся ситуацию и уж потом делиться своими соображениями с кем-либо. Поскольку к моменту встречи с Борисом и его соратниками уже стемнело, вертолетчики предложили переночевать в Киншасе: летать над воюющей Африкой ночью можно было лишь в случае крайней необходимости. После застолья по поводу прибытия товарищей из Анголы — с нехитрой холостяцкой едой и обилием спиртного — Вань-Вань предложил Лейтенанту прогуляться. Заговорил он, лишь порядком удалившись от виллы, на которой жил советский персонал миссии ООН.

— По-моему, я втравил тебя в такую историю, из которой и сам-то теперь не представляю, как выбраться!

Никак не отреагировав на это многообещающее начало, Лейтенант ждал продолжения.

— Парень с фотографии — бывший разведчик морской пехоты, товарищ нашего Леши! По-моему, его фамилия то ли Федоров, то ли Фролов. Они когда-то вместе срочную служили, а потом в одно училище пошли! Кстати, у Леши на дне рождения я его и встретил!

— Но если он советский офицер, то где служит? И как оказался в Намибии?

— Хороший вопрос! Какого хрена бывший офицер-морпех делает черт знает где, общаясь с подозрительными иракцами? Ты тоже думаешь, что это он — «Зодчий»?

Лейтенант кивнул:

— Очень похоже на это! Вот только кто тогда его собеседник — «Земля»?

— В том-то и дело, Лейтенант, в том-то и дело! Мы с тобой, как и Федоров-Фролов, родом не из Америки, а из Советского Союза! Мы просто так по миру не катаемся! Если бывший матерый волчище вдруг оказался на другом конце Земли, то сделал он это не по своей прихоти, а потому, что его сюда послала Родина! Понимаешь, ведомство его сюда прислало!

— А какое ведомство-то? — задал резонный вопрос Лейтенант.

Вань-Вань невесело хмыкнул:

— Чтобы попасть на борт бомбардировщика, кому-то потребовалось убить сопровождающего из КГБ. Можно, конечно, предположить, что люди из Комитета сами и придумали этот трюк, чтобы запутать всех остальных. Но может статься, что КГБ здесь и ни при чем…

— А кто тогда при чем?

Вань-Вань странно посмотрел на Лейтенанта:

— Угадай с трех раз, кто еще в Стране Советов, кроме, разумеется, чекистов, может проворачивать подобные дела, поддерживать контакты с Ираком и посылать своих людей в любую точку мира?

С точки зрения Лейтенанта ответ был настолько невероятным, что он так и не смог его озвучить.

— То-то и оно, мой юный друг! — подтвердил Вань-Вань. — Поэтому я и говорю: втравил я тебя в историю! Ладно, утро вечера мудренее! Посмотрим, чем все закончится! — И загадочно добавил: — Интересно, свидимся ли мы снова с нашим общим другом Семенычем?


Уже подходя к вилле, они вдруг насторожились: судя по всем признакам, там была потасовка. В окнах, качаясь, плясали тени, а из открытых форточек доносились хриплые крики, обрывки матюков и грохот переворачиваемой мебели. Вбежав в гостиную на первом этаже, они увидели уже разнятых драчунов. Оба оказались советскими вертолетчиками из миссии ООН. И тот, и другой были родом с Кавказа.

— Смотри мэнэ, сука! — прокричал один из них с ярко выраженным армянским акцентом, утирая кровь, обильно текущую из разбитого носа. — Я твой рот е…ал! Еще пожалээшь, что на свэт родился! И ты, и твои ишаки-соплэмэнники!

Второй, с такой же окровавленной физиономией, попытался вырваться из крепких рук менее горячих коллег-славян («Держите меня трое, я его ударю!»). Когда это не удалось, он ответил с не менее сильным азербайджанским прононсом:

— Это мы вас, мудаков нэдорэзанных, в зэмлю закопаем!


Когда пьяных кавказцев развели по комнатам, их командир-украинец, явно устыдившись происшествия во вверенном ему коллективе, объяснил Вань-Ваню:

— Один армянин, другой — азербайджанец! Два года в Афгане в одном экипаже летали, вместе жизнью рисковали, любили друг друга как братья! А теперь — вот! Как будто с ума посходили из-за этого Карабаха! Что они там, в Союзе, творят?! Почему не пересажают всех горлопанов? Неужели не понимают, что войной все закончится, кровью? Я раньше думал, что во всех этих дрязгах ЦРУ виновато! Но к этим-то двоим никакие агенты не ходили! И ведь смотри, откуда-то такое взялось? Откуда?

— Оттуда, товарищ полковник, оттуда! — ответил ему Борис. — Никуда оно и не девалось! Пролежало в земле семьдесят лет, а теперь проросло, как только советская власть чуть кулак разжала! Погоди еще, увидишь: Кавказом все это не закончится!

— Что ты имеешь в виду?

— Да вот что имею, то и введу! Попомни мое слово: буду я в твою Белую Церковь когда-нибудь по загранпаспорту ездить!

— Ну ты скажешь, Борис! Придумал тоже!

— Идемте спать, товарищи офицеры! — предложил Вань-Вань. — А то вы сейчас устроите еще один межнациональный конфликт!

— Хохол и кацап — братья навек! — обнял Бориса командир местных вертолетчиков. — Ты что, полковник? Любую проблему мы решим с помощью бутылки водки!

— Ну одной-то, может, и мало будет! — поддержал его Борис. — Но вот трех точно хватит! Крым-то обратно отдадите? А? За вагон сала? Ладно, пошли спать!


Когда двадцать часов спустя усталые Вань-Вань и Лейтенант вошли в кабинет разведчиков в военной миссии в Луанде, их ожидал сюрприз: на одном из стульев сидел Семеныч. Выглядел он вполне здоровым и несколько смущенным. Рядом с ним сидел мужчина в дорогом летнем костюме и с таким властным блеском в светло-голубых глазах, что Лейтенант невольно распрямил плечи и приготовился к команде «Смирно!».

— Рад, что ты жив и здоров, Семеныч! — как ни в чем не бывало сказал Вань-Вань, занимая свое кресло за абсолютно пустым письменным столом. — А вы, товарищ, — обратился он к мужику в костюме, — случаем не из Народного контроля?

— Нет, я резидент ГРУ! — вежливо ответил тот, произнося эти слова без всякого надрыва и пафоса.


Лейтенант был молодым и во многом пока несведущим офицером, но даже он уже слышал о том, что резидент одной из самых могущественных спецслужб мира обладал огромной властью и самостоятельностью. Подчиняясь начальнику 5-го направления 1-го управления Главного разведывательного управления, он в то же время мог, в случаях несогласия с последним, связываться напрямую с начальником ГРУ — генералом армии Михайловым Владленом Михайловичем. Как и резидент КГБ, он не подчинялся советскому послу, входя в высшую и самую доверенную номенклатуру СССР. Он мог в прямом смысле этого слова карать и миловать, обладая правом собственноручно убить любого из своих подчиненных. Одним словом, если сейчас перед Вань-Ванем оказался этот, внешне, в общем-то, ничем не примечательный человек лет сорока пяти, событие сие для сведущего человека имело почти такое же значение, как и сошествие с небес Бога нашего Иисуса Христа. Или по крайней мере, одного из его замов по оперативной работе — апостолов.

Резидент подождал с минуту, пока Вань-Вань и Лейтенант полностью осознают смысл сказанного, разглядывая разведчиков с некоторым любопытством. Как показалось нашему герою, любопытство это носило специфический характер: так натуралист разглядывает редкую бабочку, прежде чем проткнуть ее булавкой и уморить эфиром. В какой-то момент юный офицер взглянул на лицо полковника и испугался: таким бледным он его еще не видел. Вдруг стало ясно, что их шансы выйти из этой комнаты живыми были намного меньше, чем даже у Лейтенанта и Тани в ночь происшествия с манговой гадюкой. Наконец резидент решил, что настала пора воткнуть свою булавку. Прокашлявшись, он начал:

— Товарищи офицеры, вы даже не представляете, какой вред ваши действия в последние две недели могли нанести долговременным стратегическим интересам нашей Родины! Сами того, разумеется, не зная, вы поставили под угрозу срыв наиболее масштабной операции Главного разведывательного управления со времен Второй мировой войны!

Вань-Вань и Лейтенант мужественно встретили это многообещающее начало монолога человека с ледяными глазами. Лейтенанту даже хватило наглости подумать в этот момент о том, что неплохо было бы уточнить, какая именно «родина» имелась в виду на этот раз.

— Масштаб вмешательства не в свои дела сначала с вашей стороны, молодой человек, — резидент холодно обратился к Лейтенанту, — а впоследствии и со стороны более старших по званию офицеров военной разведки (к полковнику) приобрел такой размах, что я неоднократно рассматривал возможность вашего физического устранения!

Вот тут сердце Лейтенанта действительно затрепетало от страха. Захотелось объяснить, что даже в самом страшном кошмаре ему бы и в голову не пришло чем-то навредить «Родине» большой (СССР) и «родине» малой (ГРУ). Ему жутко захотелось стать на колени, поклясться искупить вину прямо сейчас, самозастрелиться или кинуться грудью на указанную ему амбразуру. Но он, скосив глаза, увидел лицо Вань-Ваня, по-прежнему хранившего полное молчание. В слегка раскосых глазах полковника читались спокойствие и даже какая-то насмешка.

— Вместе с тем, учитывая, что даже серьезнейшие нарушения всех мыслимых норм вы осуществляли все же не как враги, а, наоборот, как патриоты нашей страны, я решил избрать гораздо более гуманный и конструктивный подход! А именно — объяснить вам, что, собственно говоря, происходит, а также сделать так, чтобы, став частью операции, вы наконец перестали пытаться помешать ее успешному проведению!

— Товарищ резидент, — Вань-Вань позволил себе прервать монолог одного из самых могущественных людей на африканском континенте, — можно вопрос? Не будет ли ошибкой сообщить нам детали операции, к которой мы не имеем доступа?

На самом деле Вань-Вань давал понять, что боится, как бы слишком большое знание не привело к преждевременной гибели как его самого, так и Лейтенанта.

— И вы, товарищ полковник, и вы, товарищ младший лейтенант, уже получили официальный допуск к операции «Гроссмейстер». Не беспокойтесь, с этого момента вам ничего не грозит! Если, разумеется, вам не придет в голову ослушаться приказов — моих и уполномоченных мною людей! Так вот, слушайте внимательно! Разумеется, вы не имеете права упоминать ни названия операции, ни любых деталей, связанных с ее проведением! Вам ясно?

— Так точно! — громко ответил Лейтенант. Вань-Вань просто кивнул. Оба приготовились услышать тайну.

— Вы не знаете, да и не можете знать об истинном состоянии советской экономики. Подобной информацией владеют лишь члены Центрального Комитета, советского правительства и те, кому положено это знать в армии и карательных органах. Не вдаваясь в детали, скажу лишь следующее: ситуация критическая! Разумеется, таковой она стала не вдруг и совсем не благодаря, как считают некоторые мракобесы, политике либерализации, проводимой Горбачевым. Напротив, с точки зрения экспертов ГРУ политика эта недостаточно смела в том, что касается уменьшения роли государства в экономике. Китайцы в этом плане пошли гораздо дальше, гораздо быстрее и гораздо профессиональнее! С другой стороны, Горбачев слишком увлекся реформой политической системы, в результате чего из ящика Пандоры, закрытого КГБ на замок больше семидесяти лет, вырвались силы, о которых все как-то успели забыть! Я имею в виду прежде всего национализм в советских республиках. На все это наложились колоссальная нагрузка только что закончившейся войны в Афганистане, гонка вооружений, космическая программа, чудовищно дорогие и нескончаемо длинные инфраструктурные проекты.

Как вы и сами могли увидеть, в советском, как и в любом другом обществе, когда человек вдруг лишается возможности вкусно поесть и прилично одеться, ему свойственно винить не себя, а соседа. И если у этого соседа иной цвет лица, вероисповедание или слишком богатая обстановка в квартире, подобные эмоции частенько путаются с так называемым национальным самосознанием. Но не буду отвлекаться! В течение последних полутора десятилетий палочкой-выручалочкой неуклонно стагнировавшей социалистической экономики являлись нефть и газ из Сибири. Скажу честно, сегодняшний экономический кризис в СССР мог бы разразиться гораздо раньше, если бы когда-то геологи не наткнулись на гигантские запасы углеводородов за Уралом. Именно нефть и высокая цена на нее позволили нам строить БАМ, Атоммаш, станцию «Мир» и космический челнок «Буран». Только колоссальные валютные поступления из Европы позволяли нам покупать новые технологии для военной промышленности и из последних сил идти вровень или даже опережать американцев. Хотя, разумеется, не лишней была и деятельность ГРУ и внешней разведки КГБ, часто успешно воровавших эти секреты совершенно бесплатно. Но всего не украдешь! И из водородной бомбы супа не сваришь! А украденный для нужд чекистов суперкомпьютер не используешь в научных целях! Словом, дорогие мои, начавшееся падение цен на нефть может стать последней каплей. Если эта тенденция не прекратится в ближайшие месяцы, Советский Союз ждут глубочайшие потрясения! Вплоть до гражданской войны, полной анархии и развала!

— Это нефтяные компании смогут тяжелое время переждать, — поддакнул Семеныч, — а наш великий и могучий может и загнуться! Это вам не Шеврон и не Шелл!

— Но ведь, товарищ резидент, СССР не в силах повлиять на уровень цен! — позволил себе комментарий Вань-Вань. — Если мы увеличим добычу в Сибири, то цена может упасть! Если же уменьшим — страны нефтяного картеля тут же восполнят недостачу за счет добычи на Ближнем Востоке и в Латинской Америке.

— Вы правы, товарищ полковник! — согласился с ним резидент. — Но вы забываете о том, что цена на нефть зависит от прочих глобальных факторов. Это и темпы развития экономики в США, Европе и Азии. Это и тенденции изменения климата. Это, наконец, нежданные политические события и, разумеется, войны! Именно на этом и строится замысел операции «Гроссмейстер»! Еще раз предупреждаю — если вы проболтаетесь даже во сне, непоправимые последствия ждут не только вас, но и всех ваших родных и знакомых! Они будут уничтожены или, в лучшем случае, изолированы от остального мира до самой смерти! Понятно? Ну что ж, я продолжу! Так вот, мы не в состоянии напрямую повлиять на цену нефти. Но это не означает, что не существует способов сделать это опосредованно. Мы не можем ускорить рост экономики США. Да это и не в интересах СССР — усиливать нашего главного потенциального противника и идеологического конкурента! Мы не можем сократить уровень выбросов вредных веществ в атмосферу и снизить влияние парникового эффекта: это привело бы к развалу советской экономики, которая и так едва дышит. Зато мы можем спровоцировать войну в том месте земного шара, где сосредоточены наибольшие запасы черного золота!

— Ближний Восток! — ахнул Вань-Вань. — Как я не додумался сам!

— Не переживайте, в военной разведке есть те, кто смог! — гордо ответил резидент. — Действительно, вместе с гигантскими запасами легко извлекаемой нефти Ближнему Востоку достались и несколько постоянно тлеющих конфликтов. Прежде всего, разумеется, конфликт между арабами и евреями. Затем соперничество между различными ветвями ислама, которое особенно проявилось в бессмысленной десятилетней войне между Ираком и Ираном. Заметьте, эта война не особенно повлияла на нефтяные цены! Обе стороны бомбили и травили мирных жителей и города, но старались не трогать нефтяные терминалы! Они-то понимали, что прекращение поставок означало бы конец соответствующих политических режимов. Но есть и еще один конфликт — это зависть одних арабских стран по отношению к другим, которые по тем или иным причинам живут лучше, чем их соседи. И вот тут-то содержится главная изюминка нашего плана!

Резидент говорил с явным воодушевлением. Лейтенант даже подумал, что, возможно, он и был автором идеи, послужившей основой для разработки упомянутой операции «Гроссмейстер».

— Какое-то время назад наша агентурная разведка донесла, что Генштаб Ирака разрабатывает планы вторжения в Кувейт и, возможно, Саудовскую Аравию. По-видимому, этот сумасшедший — Саддам Хусейн — решил таким образом сыграть ва-банк и заполучить контроль над большей частью мировых запасов нефти и газа! По существу, если бы это сошло ему с рук, он смог бы стать властителем мира! А вся политика США последних полутора десятков лет, направленная на поддержку арабских шейхов в обмен на стабильные поставки энергоносителей, пошла бы насмарку! Впрочем, планы планами, но даже Саддам при всем своем авантюризме отдавал себе отчет в том, что в случае прямой агрессии его ждет полномасштабная война не только с обиженными арабами, но и со всей атлантической цивилизацией. Что его армия, несмотря на все те железяки, которые поставили ей СССР, Франция и Великобритания, не продержится и месяца против экспедиционных войск НАТО. После череды поражений от крошечного Израиля у арабов нет на этот счет ни малейших иллюзий. Что может побудить Саддама все же начать агрессию, за которой последовали бы крупномасштабная война в Персидском заливе, нефтяной кризис и резкий рост цен на нефть?

— Ядерное оружие! — ответил Лейтенант.

— Умница! — похвалил резидент. — Ему нужна атомная бомба! И кстати, он давненько не жалел денег и сил на то, чтобы заполучить ее! В конце семидесятых с помощью французов, всегда недолюбливавших Израиль, он почти было достиг цели. Но израильтяне без всякого стеснения сделали ход конем: послали свои самолеты и разбомбили исследовательский комплекс вместе с работавшими там французами. Обращался он с просьбой о помощи и к Советскому Союзу. Но наше руководство не пошло на подобную авантюру: Ирак слишком близок к нашим границам, чтобы заниматься такими экспериментами! Каков же выход? Тут-то и возник замысел стратегической операции, способной изменить глобальный расклад сил на международной арене!

При этих словах светло-голубые глаза резидента засверкали подобно мигалкам на милицейской «Ладе». Присутствовавшим стало понятно, что, пока он жив, население планеты не сможет спать спокойно.

— 1-е управление ГРУ решило инсценировать следущее! — продолжал мастер захватывающих дух комбинаций. — Группа высокопоставленных работников одной из могущественных советских организаций якобы организовывает похищение ядерного оружия для тайной продажи Хусейну. При этом сам диктатор действительно считает, что оружие будет украдено! Когда Саддам получает информацию о том, что вожделенный объект в его руках, он отдает приказ об оккупации территорий, принадлежащих его соседям!

— Не преувеличиваете ли вы последствия получения им атомной бомбы? — осторожно спросил Вань-Вань, ошеломленный услышанным. — Возможно, он предпочтет просто сидеть на ней и использовать как средство шантажа!

— Нет, Ваня, не преувеличиваем! — вмешался молчавший до этого Семеныч. И тут он перешел на почти торжественный тон. — Ты просто еще не знаешь, что сегодня, в ночь с 1-го на 2-е августа войска Ирака перешли границу Кувейта! Вторжение началось! Первая стадия «Гроссмейстера» прошла на «ура»! Понимаешь? А самое главное, с утра цена на нефть выросла уже на пять долларов и продолжает идти вверх!

— И надо сказать, — с удовлетворением продолжил резидент, — что пять долларов прироста цены за баррель дадут нашей стране передышку в несколько месяцев! Семь — позволят сделать бюджет бездефицитным и ограничить инфляцию, а десять… Десять — это решение самых важных проблем, в том числе и с валютными платежами по кредитам Западу! Я уж не говорю о том, что подобная ценовая динамика способна вызвать рецессию в экономике США!

Вань-Вань и Лейтенант ошеломленно молчали, не в силах сразу переварить услышанное.

— Но ведь таким образом мы даем страшному и не всегда предсказуемому диктатору чудовищную власть! — наконец заговорил Вань-Вань. — Мы берем на себя колоссальную ответственность! А что если наши боеголовки взорвутся в Израиле, США или Европе? Кто-то подумал о том, что, сделав быстрый анализ ядерного следа, они тут же поймут, откуда взялось это оружие?

— Ну, во-первых, мы уже постарались, чтобы американцы были полностью в курсе происходящего и, если что, не винили в этом Советский Союз! — ответил на это резидент. — Недаром они гоняли почти весь 6-й флот через полшарика! Кстати, и это тоже повлияло на решение Саддама! Мы-то им подсказали, что американцы готовятся к вторжению в доставшую всех своим апартеидом Южную Африку! Что у Ирака будут развязаны руки, так как американцам будет не до них! И те поверили! Наконец, недаром с вами инициировали встречу американские спецслужбы!

— А самое главное, — торжественным тоном сказал Семеныч, — это то, что никакого ядерного оружия Саддам на самом деле не получил!

— Как? — ошарашенно спросил Лейтенант.

— Две боевые крылатые ракеты были запущены с бомбардировщика за некоторое время до падения самолета и сейчас спокойно лежат в укромном месте! Иракцам достались лишь учебные ракеты с муляжами вместо ядерных боевых частей! Пока они раскроют обман, будет поздно! Понимаете? Этот план просто гениален!

— А, простите за нескромный вопрос, получил ли этот гениальный план одобрение высшего политического руководства страны? — с невинным видом поинтересовался Вань-Вань.

Резидент посмотрел на Вань-Ваня взглядом человека, чрезвычайно не любящего, когда кто-то решает нагадить на заслуженный им триумф.

— Вся операция осуществляется под непосредственным контролем начальника 1-го управления ГРУ и начальника Генерального штаба СССР! — веско ответил он, не упомянув, впрочем, никоим образом то самое политическое руководство, о котором спрашивал полковник.

Возникла неловкая пауза, которую Вань-Вань с удовольствием по-актерски выдержал. Разумеется, ответ резидента можно было истолковать по-всякому, но старый разведчик мог дать голову на отсечение, что человек с большим родимым пятном на черепе не ведал о гениальной затее одной из спецслужб подведомственной ему страны. Мало того, можно было смело предположить, что, узнав о деталях грандиозной интриги, вместо того чтобы прийти в восторг и повысить авторов «Гроссмейстера» в званиях и должностях, товарищ Генеральный секретарь, несмотря на гласность и демократию, вполне мог дать им всем по шапке так, что вместе с нею поотлетали бы и слишком умные головы.

— А где две ракеты с ядерными боеголовками? — спросил разведчик резидента.

— Там, где им и полагается, — в надежных руках советских военных! — не моргнув глазом ответил тот.

— Хорошо, — решил изменить тему Вань-Вань, — а какова во всей этой истории роль наших друзей из КГБ?

Резидент переглянулся с Семенычем и, отхлебнув из стакана с чаем, ответил:

— Комитет мы в известность не ставили! Прежде всего потому, что их линия в отношении Ирака несколько отличается от нашей. Уж и не знаю, по какой причине, но они очень любят Саддама. Несмотря на то что он перерезал всех коммунистов, не очень торопится платить за наше оружие и никогда даже не обещал дать доступ к своим гигантским нефтяным запасам. Вместо того чтобы подталкивать этого маньяка к решительным действиям и таким образом спасать свою собственную страну от развала, чекисты, наоборот, призывают его к сдержанности и миру! Лично я не нахожу рационального объяснения этой любви к Хусейну!

После этого замечания Лейтенант увидел на лице Вань-Ваня едва заметную усмешку. Действительно, рассуждения о здравомыслии из уст человека, только что спровоцировавшего вооруженный конфликт с непредсказуемыми последствиями, звучали как минимум странно.

— Может, — продолжал свою мысль резидент, — просто чувствуют в нем родственную душу? Кстати, общаясь с Ираком, наши люди как раз по этой причине и представлялись агентами Комитета! Чтобы было больше веры! Понятное дело, коллегам с Лубянки наша операция не согрела бы душу!

— Равно как и то, что их сотрудника-сопровождающего нашли со свернутой, как у цыпленка, шеей? — перебил его Вань-Вань.

Резидент вновь сверкнул своими ледяными глазами:

— К величайшему сожалению, иногда интересы Родины требуют жертв! Вы, товарищ полковник, после службы в спецназе должны это знать! Надеюсь, вы помните, что, например, члены разведгруппы обязаны сами убивать своих раненых товарищей! Что та же судьба ждет и гражданских соотечественников, которым не посчастливится встретить наших разведчиков на оккупированной территории! Что командир группы в случае угрозы захвата противником должен убить своего радиста! В общем, дорогой мой, вы не первый год замужем, чего девушкой-то притворяться? Ладно еще, если бы по такому поводу переживал товарищ лейтенант, но вы? Ладно, вернемся к теме…

— А почему КГБ сразу стал проявлять такой интерес к моей персоне? — поинтересовался «товарищ лейтенант», вспомнив о манговой змее в пакете со льдом и встрече в ночном клубе с Терминатором, Колхозником и Англичанином. — Если они не были в курсе?

— Либо ты кому-то сболтнул, Лейтенант, либо кто-то в наших рядах стучал комитетчикам! — ответил за резидента Семеныч. — Это единственное объяснение тому, что они узнали о кассете! Хотя к тому времени мы уже успели поднять учебные ракеты со дна и отдать их иракцам!

— Кстати, Семеныч, друг мой сердешный, — в первый раз за время встречи обратился к нему Вань-Вань, — что с тобой-то случилось? Зачем тебе потребовалось исчезать? Почему бы прямо не сказать мне о кассете с радиоперехватом?

— Дело в том, — ответил за подполковника резидент, — что, по полученному от одного из ваших подчиненных донесению, именно вы и могли быть информатором КГБ! С другой стороны, ваш, гм, друг (тут он кивнул в сторону Семеныча) уже был посвящен в некоторые детали операции, так как входил в ее обеспечение. Именно он отвечал за то, чтобы две ракеты с настоящими боеголовками упали в правильном месте! И тут происходит невероятное совпадение: наш юный друг натыкается на случайно сделанную и случайно уцелевшую запись моего разговора с «Зодчим»!

— Ваня, — вновь вмешался Семеныч, — ты уж извини, но о том, что ты якшаешься с гэбистами, мне нашептал Миня! Что, когда ты был в Афганистане, тебя зацепил особый отдел! Якобы за присвоение отбитой у караванов контрабанды. Что тебе оставалось или сесть лет на десять, или переметнуться к ним! Конечно, до конца я ему не поверил, но, сам понимаешь, и тебе полностью доверять уже не мог! Поэтому и «исчезнуть» пришлось! Надо было слетать кое-куда, а как бы я объяснял свое отсутствие?

— Одним словом, нам пришлось действовать в сложной обстановке, — резюмировал резидент. — Признаю, теперь понятно, что было бы проще посвятить вас в детали не сейчас, а гораздо раньше! Но лучше поздно, чем никогда! «Гроссмейстер» продолжается, а потому у вас будет шанс оказать помочь!

— И какова же моя роль? — заинтересованно спросил Вань-Вань.

Резидент навалился грудью в дорогой сорочке на обшарпанный стол и доверительным тоном сказал:

— Я хочу, чтобы вы, по-прежнему входя в группу по поиску ракет, продолжали делать вид, что две из них до сих пор не найдены! Ваши коллеги по экспедиции к Берегу Скелетов будут проинформированы о том, что ГРУ нашли учебные носители! Но что касается ядерного оружия — для них его пока так и не нашли!

— Что? — удивился полковник. — То есть несмотря на то что фактически задача по поиску и спасению самолета и всех четырех «Х-55» выполнена, я должен делать вид, что мы продолжаем их искать?

— Вот именно! Это позволит сбить с толку чекистов и заодно будет весьма убедительным аргументом для американцев, считающих, что ракеты могли попасть в лапы Саддама!

— Последний вопрос! — обратился Вань-Вань к резиденту.

— Да, пожалуйста! — милостиво согласился тот.

— Вы слышали о «проклятии динозавров»?

— Чего-чего?!

— Нефть, товарищ резидент, — это конечный продукт гниения тел бесчисленных поколений динозавров, которые когда-то населяли нашу планету. Как вы, наверное, помните, ученые пока так и не пришли к окончательному выводу о причинах их вымирания! Равно как и о причине того, почему именно мы — млекопитающие, а не динозавры — сейчас являемся хозяевами Земли!

— Ну, ну! Что вы хотите этим сказать?

— Один из экономистов, исследовав судьбы стран, которые Бог наградил большими запасами нефти — вроде государств Ближнего Востока, Венесуэлы или нашей с вами Родины, — пришел к необычному выводу. Казалось бы, сказочное везение на самом деле обращается в величайший вред для экономики нефтедобывающей страны! Доходы от ее продажи развращают население и руководство, внутренние низкие цены делают промышленность неконкурентноспособной! Нефть губит инициативу развития иных отраслей! А в политическом плане углеводородные богатства являются не благом, а величайшим вредом для его обладателей и неизбежно ведут к диктатуре! Иными словами — «проклятье динозавров»! Проклятье, которое трехпалые чудовища послали пережившим их млекопитающим! То есть нам! Не ошибаемся ли мы, пытаясь из последних сил зацепиться за нефтеэкспорт? Может, лучше упасть, измениться и возродиться опять — назло вымершим?

Резидент хмыкнул, помолчал и с иронией ответил:

— Вы, наверное, в Норвегии не бывали!

Спустя некоторое время, когда резидент удалился, оставив после себя запах «Драккара», Семеныч широко улыбнулся и, протянув руку Вань-Ваню, сказал:

— Ну что, Ван-Ваныч, друзья?

Тот внимательно посмотрел в светившиеся добротой глаза своего бывшего друга. Лейтенант даже зажмурился в ожидании того, как полковник сейчас заедет предавшему его корешу прямо по белозубой улыбке. Но вместо мордобоя или, по крайней мере, приличествующего случаю словесного пассажа с использованием ненормативной лексики Вань-Вань ответно протянул руку для крепкого пожатия:

— Конечно, брат! Какие вопросы! Ты позвони Галине, а то она, наверное, совсем извелась!

Лейтенант, в голове которого после невероятных вещей, услышанных от резидента, царила полная сумятица, не стал долго удивляться причудам взаимоотношений между советскими офицерами. Гораздо больше его мысли занимало то, зачем на самом деле товарищ резидент удостоил их своего высочайшего внимания и занятнейших откровений. Очевидно, что эта загадка мучала и Вань-Ваня. Помолчав с видом человека, пришедшего сдавать русскую литературу, а получившему билет по сопромату, он повернулся к вопросительно смотревшему на него Лейтенанту и откровенно сказал:

— Меня не покидает одна странная мысль! Мне кажется, нас оставили в живых только для того, чтобы поиметь самым извращенным способом! Знаешь как? Трахнуть нас в голову!

— Почему, товарищ полковник?

— Потому что когда он говорил о том, что ядерные ракеты в надежных руках, он врал! А у Семеныча было такое же выражение лица, как и у нашего американского друга «Ларри»! Как будто ему только что засунули кактус в анальный проход! В общем, сволочью буду — что-то пошло не так!

После этого Вань-Вань неожиданно сменил тему:

— Ты у врача-то был? У этого вредителя из посольского медпункта?

— Так точно!

— И что сказал?

— Говорит, лечение идет нормально, приступы вот-вот закончатся, но детей лучше лет пять не заводить!

— Не слушай этих уродов! Это им рожать нельзя — чтобы себе подобных не плодили! Кстати, о детях: по-моему, я сегодня твою Таню видел! Не хочу сказать ничего плохого, но около нее ошивался смазливый парнишка в американском камуфляже. Ты его знаешь?

Глава 14

«Красная звезда», 3 августа 1990 года

СНОВА ПОЖАР ВОЙНЫ

«Сегодня ночью иракские войска перешли границу Кувейта и вторглись на территорию этого небольшого арабского государства. Согласно поступающим сообщениям, малочисленная кувейтская армия оказывает сопротивление силам вторжения. Как передал из Кувейта корреспондент ТАСС…, столица страны подверглась ракетному обстрелу и бомбардировке с воздуха. По данным агентства Рейтер, утром иракские войска вошли в город, заняли дворец эмира и аэропорт. На улицах появились иракские танки…»

ТАСС
МНЕНИЕ ОБОЗРЕВАТЕЛЯ

«…Да, повторяю, Багдад, по моему мнению, не прав. Но давайте немного отвлечемся и задумаемся, а почему он все-таки рискнул на такой шаг? И поневоле вспомнится не столь уж давнее вторжение американских войск в Панаму. Когда Вашингтон по праву сильного оккупировал страну, отказавшуюся подчиниться его диктату…»

В. Виноградов

В этот раз они никуда не спешили и не гасили свет. С радостью первооткрывателей, нашедших сокровище, они смаковали каждый момент своей близости. Обладая Таней, Лейтенант разглядывал пленительные линии ее девичьего тела. Он касался ее груди, бедер, лица, брал в руки волшебно-упругие ягодицы, целовал — то нежно, то страстно — ее губы, шею и глаза. В свою очередь, Татьяна сегодня почти не закрывала глаз — даже во время длинных и сладких поцелуев. Сегодня, когда они одновременно получили оргазм и растворились друг в друге, им показалось, что они достигли наивысшей точки счастья и что подобное нельзя повторить. Но уже спустя короткое время они с радостью понимали, что ошиблись, что волшебная сторона настоящей любви как раз и заключается в том, что в ней невозможно достичь вершины. Что, благодаря дарованному Богом редким избранникам чуду, идеальным парам никогда не приходится испытать трагедию разочарования и пресыщения. Насладившись друг другом в очередной раз, они лежали обнявшись. Сладкий пот их тел смешивался, создавая неповторимый, свойственный лишь им двоим запах страсти. Аромат, который сильнее любых духов, который и двадцать лет спустя способен вызвать у любящих друг друга волшебный огонь желания.

— Мне сказали, что с тобой и Сашка прилетел? — наконец поинтересовался Лейтенант, лежа на боку и раз за разом проводя рукою от Таниной груди до колена приподнятой ноги — стройной и гладкой как атлас.

— Ну надо же, товарищ разведчик, как работают ваши информаторы! — изобразила поддельное восхищение его юная любовница. — Впрочем, полученные вами данные являются далеко не полными! Если хотите, я могу предложить гораздо более длинный список компрометирующих контактов с особями мужского пола! Кстати, их как-то сортировать? Двадцатилетних отдельно от сорокалетних? Женатые не в счет?

Лейтенант подумал и согласился:

— Пожалуй, сорокалетних и женатых можно не упоминать!

— А если они, бесстыжие, все равно пристают? Вот, например, приятель моего папаши, с которым они в училище в одном взводе были… Думаешь, он по-отцовски меня по коленке гладит?

— Нет, — подумав, отозвался Лейтенант, — таких подробностей мне не надо!

— А в таком случае вы, мой любимый и сладостный юноша, избавьте меня от ненужных вопросов! Не надо требовать того, что не способен переварить! Ну не дуйся, глупенький! Как ты можешь ревновать меня к кому-то? Встретив тебя, я перестала реагировать на других мужчин! Это как прививка! Я не верю, что мне с кем-нибудь может быть так же хорошо! И в постели, и вне ее! К тому же я ужасно боюсь потерять тебя, обидчивого ребенка, из-за своей же женской глупости! Так что не волнуйся: я твоя навеки! А ты, между прочим, мой!

— И все-таки, чего Сашка возле тебя крутится?

— Потому что он никак не может поверить, что нашлась хоть одна фемина, у которой не возникло мгновенного желания отдаться ему — очаровашке и красавчику! И потому что он протоптал дорожку к моей маме: она, в отличие от своей дочери, в восторге от его подхалимажа!

— А к папе?

— И к папе тоже! Папа считает, что, как ни пойди дела в Советском Союзе, «этот талантливый юноша, — она перешла на бас, копируя голос замполита Фридриховского, — достигнет всего, что положено! И при любом общественном строе!»

— Похоже, — угрюмо прокомментировал Лейтенант, — Сашке лучше было стать дипломатом! Чего тогда в МГИМО не подался?

— А вот ты моих родителей насторожил! Мама считает, что как мужчина ты гораздо привлекательнее нашего мажорчика! Я, кстати, вполне разделяю это мнение! И вообще, думаю, что ты самый лучший парень в мире! Но и ей, и папе кажется, что ты слишком прямолинейный и легко наживаешь врагов! С их точки зрения, лучший муж — это все-таки тот, которого любят многие, а не одна жена! Вдобавок, Сашка — сын генерал-лейтенанта, а не…

— А не профессора-интеллигента! — без малейшей обиды закончил за нее Лейтенант. — Да, хуже этого пункта в анкете могут быть лишь родственники за границей!

— А что, есть?

— Были…

Они так и уснули в жарких объятиях друг друга. Танина растрепанная головка покоилась на плече Лейтенанта. Его рука осталась лежать на бедре любимой.


В этот раз он не почувствовал приближения приступа. Не было постепенно нараставшей ломоты в мышцах и суставах, рези в глазах и, наконец, огромной мухи на кухне. Рев цирка ворвался в его сознание внезапно. Так бьет в ничего не подозревающий берег волна цунами — неудержимая и могучая. В панике он подумал, что с его глазами что-то неладно: мир виделся как будто сквозь большую замочную скважину. Но тут Лейтенант понял, что опять бредит и что в бреду смотрит на окружающее через забрало тяжелого шлема. Оглядевшись, он увидел, что находится в строю гладиаторов. В этот раз все они — а их было около сотни — были одеты в тяжелые доспехи «триария» — тяжело вооруженного римского легионера. На каждом был округлый шлем с гребнем, панцирь с прикрывающими грудь металлическими пластинами или — как на Ретиарии — кольчуга. Ноги и руки гладиаторов прикрывали металлические доспехи на подкладке. Все они держали в руках скутумы — большие, тяжелые прямоугольные римские щиты из досок, кожи и бронзовых бляшек. Каждый был вооружен копьем и обычным мечом римского пехотинца — коротким и острым испанским гладиусом. У всех находившихся вместе с ним на арене Циркуса Максимуса были тоскливые глаза приготовившихся к тяжелому испытанию мужчин.

— Не надо было тебе есть эти бобы, Фирмус! — с тяжелым германским акцентом пробормотал стоявший слева гладиатор. — Теперь твоя вонь напоминает мне о смердящем трупе распятого христианина!

— Эээ, Спикулус, да ты перепутал, братец, — ответил стоявший позади Фирмус с прекрасным римским выговором, — это разит от твоей немытой жопы! Но знаешь, что делает нас почти братьями?

— То, что мы одинаково воняем от страха? — поинтересовался еще один гладиатор, принимая участие в шутливой перепалке, призванной снизить совсем не шуточное напряжение.

— Нет! — со смехом ответил Спикулус, почесывая черенком копья кудлатую бороду под кожаным ремешком металлического шлема. — То, что мы оба спим с Фаустиной — молодой шлюхой-фракийкой из кабака у Эсквилинских ворот!

— Эй, хватит трепаться! — неожиданно резко даже для самого себя сказал им Ретиарий-Лейтенант. — Смотрите, сейчас начнется!

Гладиаторы, несмотря на то что были гораздо старше Лейтенанта, послушно замолчали. По-видимому, Ланиста решил проверить лидерские качества своего вдруг ставшего звездой парня и поставил его во главе центурии. Толпа, состоявшая из сотен тысяч зрителей, глухо зарычала, как зверь, почувствовавший приближение добычи.

— Божественный император Неро Клаудиус Цезарь Друзус Германикус и несравненная императрица Поппея! Граждане Рима, пришедшие на игры! — с привычным завыванием завел свою речь распорядитель игр, объясняя, что сейчас будет происходить на арене.

Вскоре стало ясно, что сегодня на арене воспроизведут битву при Заме — последнее сражение II Пунической войны. И что сотня гладиаторов готовится изображать доблестных легионеров великого Сципиона. Находившиеся почти в километре от них ворота отворились, и под восторженный рев зрителей оттуда выкатились три колесницы, каждая из которых была запряжена четверкой коней. За ними появился и отряд конницы. Все «карфагеняне» были закованы в латы — солнце вспыхивало тысячей искр, отражаясь от посеребренных панцирей и шлемов.

— Слушайте меня! — приказал Ретиарий стоявшим неподвижным квадратом пехотинцам, от души надеясь, что в его голосе никто не услышит страха. — Сначала на нас пойдут серпоносные колесницы! Видите, как сверкают ножи по бокам! Они будут нападать уступом, одна за другой! Пропустить их сквозь строй не удастся — они ударят слишком широким фронтом! Конница пойдет следом — чтобы добить разорванный строй! Поэтому по моей команде приготовьтесь метнуть копья! Самые меткие целятся в возниц! Остальные — в переднюю пару лошадей! Если они все же прорвутся, постарайтесь упасть плашмя на землю и не попасть под ножи! Только не залеживаться! Я сам воткну меч в задницу тому, кто будет недостаточно проворным! У нас будет только несколько секунд, чтобы сомкнуть строй перед конницей! Понятно?

Вместо ответа строй гладиаторов трижды ударил копьями о щиты, показывая свою решимость устоять в предстоящем бою. Стадион одобрительно зашумел. Раздались приветственные крики:

— Молодец, Ретиарий!

— Покажите, на что вы способны!

— Сними шлем, красавчик!

Но вдруг толпа увидела, что колесницы пришли в движение и, постепенно набирая скорость, начали свою атаку. Они шли на строй гладиаторов по не очень широкой полосе между рядами зрителей и гребнем, разделявшим арену надвое. Облако пыли от бешено стучащих копыт африканских коней угрожающе росло прямо на глазах. В пыли сверкали доспехи возниц. Где-то за колесницами глухо стучали копыта идущей вслед конницы. Вскоре стало видно, что, как и предсказал Ретиарий, колесницы шли уступом — чтобы сразу нанести как можно больший урон обороняющейся пехоте и разорвать ее строй для последующего уничтожения всадниками.

— Ромб! — скомандовал Ретиарий.

Как по волшебству, квадратный строй прекрасно обученных воинов превратился в ромб с вершиной, вытянутой в сторону наступающего противника.

— Вперед!

Эта команда оказалась необычной для обороняющихся от конного противника пехотинцев, но тоже была немедленно выполнена. Ромб начал двигаться, тоже набирая скорость. Через несколько секунд передовые бойцы уже могли видеть хлопья пены на мордах лошадей каждой упряжки. Первая, заходившая слева, ближе к центральному гребню, состояла из вороных, шедшая вслед — из белых и, наконец, третья — из гнедых.

— Вперед и вправо!

Стал понятен тактический замысел маневра. Ромб ушел из-под носа у первой колесницы.

— Первая, вторая и третья — копья!

В воздухе засвистели тяжелые дротики перечисленных Ретиарием манипул.[34] Благодаря виртуозно совершенному маневру атаковавшая первой колесница вынужденно подставила свой фланг. Возница и лошади погибли практически одновременно. Грозное оружие античного мира мгновенно превратилось в покрытую облаком пыли груду исковерканной плоти.

— Назад и влево!

С секундной заминкой ромб начал смещаться в противоположную сторону, прижимаясь к гребню и пропуская мимо себя вторую колесницу. Расстояние до нее оставалось слишком маленьким, строй пехотинцев уже не успевал уклониться от бешено вращающихся ножей. Казалось, столкновение было неминуемым.

— Четвертая и пятая!

Шестая манипула тоже метнула копья, зная, что у их командира просто не оставалось даже доли секунды на произнесение слова «шестая». Лошади колесницы, пораженные дротиками в грудь и головы, рухнули прямо перед строем. Возница, как снаряд, подброшенный в воздух, пролетел вперед и с воем упал прямо на мечи пехотинцев, которые тут же искромсали его на куски под восторженный рев цирка.

Прижавшемуся к гребню ромбу пехотинцев было уже невозможно избежать третьей колесницы, успевшей изменить направление движения. Спрятавшись от дротиков за щит на боку экипажа, возница виртуозно — по дуге — совершил атакующий маневр. Щиты «легионеров» разлетелись в щепки при первом же касании вращающегося лезвия серпа. Раздались хруст костей и крики умирающих воинов. В стороны полетели окровавленные ошметки плоти и многочисленные алые брызги из вмиг разорванных артерий. Спустя пару секунд, когда колесница прошла весь строй, на песке арены лежали разорванные тела как минимум дюжины гладиаторов.

— Сомкнуть строй! — приказал Лейтенант. — Седьмая, восьмая и девятая!

Еще тридцать дротиков засвистели в сторону стремительно приближавшейся конной лавины. Как минимум половина из них нашли цель. Оставшаяся масса тяжело вооруженных конников врубилась в ощетинившийся мечами строй. Со стороны, наверное, казалось, что судьба пехотинцев предрешена: ничто не могло противостоять атаке закованной в броню кавалерийской алы.[35]

— «Черепашки»! — прокричал Ретиарий, отразив удар длинного меча всадника и отсекая его руку по локоть. Из обрубка, как из поврежденного шланга, ударили струи крови.

По этой команде гладиаторы-легионеры тут же разделились на группы из трех воинов, двое из которых прикрывали третьего своими широкими щитами, пока тот беспрепятственно калечил несчастную лошадь конника, мгновенно надрезая связки. Через минуту перед боевым порядком пехотинцев оказался целый вал из раненых животных и их поверженных хозяев. Стало понятно, что бой перешел в ту стадию, когда ни одна из сторон не имела перевеса. Умелое командование Лейтенанта и прекрасная выучка его гладиаторов привели к тому, что колесницы и конница не успели раздробить и уничтожить центурию в открытом поле. Ретиарий оглядел строй своих бойцов: несмотря на понесенные потери, на ногах стояло больше двух третей от первоначального количества. Хопломах Фирмус, тяжело дыша, ухмыльнулся разодранными в кровь губами и с трудом выговорил:

— А ты парень что надо! С такой башкой надо командовать легионом!

Лейтенант ухмыльнулся в ответ:

— Может, и доживу до этого времени, если не умру от твоей вони!

Фирмус, не обидевшись, утер кровь с лица хвостом мертвой лошади и вытащил из седельного чехла дротики хозяина. Его примеру, воспользовавшись паузой, последовали и остальные гладиаторы. Заскучавшие зрители начали шумно выражать свое недовольство явно проигрывавшими конниками. Почувствовав это, распорядитель прокричал:

— И вот на помощь доблестным легионерам, сдержавшим первый удар Ганнибала, пришел союзник римлян — мужественный и верный царь Нумидии Масинисса!

Далекие ворота вновь распахнулись. В них показалась сотня темнокожих жителей африканской пустыни в позолоченных латах и с длинными копьями. Во главе колонны находился всадник в шлеме с пышным султаном перьев. По-видимому, это и был сам «верный» Масинисса, когда-то успешно провоевавший десять лет на стороне Ганнибала, прежде чем перебежать на сторону римлян. «Карфагеняне» стали затравленно озираться: они вот-вот должны были оказаться между двух огней. Предчувствие их не обмануло. Когда пехота и африканская конница ударили с двух сторон, их судьба была решена. Под восторженный рев толпы за каких-то пять минут их тела усеяли окровавленный песок огромной, в форме вытянутого эллипса, арены. Лишь отдельные всадники отчаянно пытались уйти от метких копий безжалостных преследователей, которые поражали их даже сквозь заброшенные на спины щиты. С десяток «карфагенян», включая возницу уцелевшей колесницы, решили отдаться на милость победителей и ждали решения своей участи императором. Нерон, верно угадав настроение четвертьмиллионной толпы, дал знак убить всех пленников. Лейтенант невольно отвернулся, когда тех — стоящих на коленях с преклоненными головами — почти одновременно прикончили ударами между шеей и ключицей (мечом вниз и в сердце). После этого он построил оставшихся в живых «легионеров» напротив шеренги гораздо менее пострадавших «нумидийцев», чей предводитель спешился и подошел к нему. Они ритуально обнялись, как обнимаются на поле боя выручившие друг друга полководцы. Стадион взревел от восторга:

— Слава Ретиарию, любимцу Геракла!

Построившись в две параллельные колонны, гладиаторы гордым шагом триумфаторов покинули арену. Толпа с удовольствием бросала им лавровые венки и пучки цветов. Лейтенант снял шлем, обнажив покрытую потом и пылью голову. Это вызвало бурю восторга у женской части зрителей. Даже почтенные матроны, сидевшие отдельно от своих мужей, кричали:

— Соверши еще один подвиг, любимчик Геракла! Трахни двенадцать девственниц!

— Пощупай мою грудь — не пожалеешь!

— Делай со мной что хочешь!

Гладиаторы довольно ухмылялись, слушая все это неприличие. Сегодня ночью не только красавчику-Ретиарию, но и всем им должно было перепасть немало удовольствий, щедро оплаченных возбужденными кровью римлянками. Прямо на глазах арена с удивительной быстротой очищалась от трупов людей и коней. Рабы-служители торопились еще и для того, чтобы драгоценная кровь убитых не успела впитаться в песок. Каждую оставшуюся каплю можно было дорого продать все тем же женщинам. Римлянки высоко ценили возможность омыть тело и волосы кровью гладиатора: согласно поверьям, она повышала детородную способность.

— А теперь по велению великого императора и великого артиста Неро Клаудиуса Цезаря Друзуса Германикуса мы покажем спектакль, подобного которому еще не доводилось видеть жителям Рима! Я счастлив представить миф о Пасифае!

При этих словах гладиаторы, уже вошедшие в темные коридоры внутренних помещений цирка, заинтересованно закрутили головами, явно заинтригованные объявлением. Навстречу им провезли тележку с совсем юной девушкой. Ее руки и ноги были привязаны к специальному «козлу» так, что между нежной плотью раздвинутых ягодиц ясно виднелись губы половых органов. Гладиаторы тут же начали отпускать по этому поводу похабнейшие шутки. По лицу девушки ручьем катились слезы. Она шептала слова какой-то молитвы. Судя по упоминанию в них Иисуса, приговоренная к смерти в ходе очередного «спектакля» императора была христианкой.

— А кто такая Пасифая? — спросил Лейтенант Фирмуса, на секунду забывшего о своей кровоточившей роже и довольно потиравшего гениталии.

— Эх ты, неграмотный варвар! Это та, которую на Крите изнасиловал бык! Мать Минотавра! Понял? Великий император Нерон, дай ему здоровья и силы всеблагий Юпитер, любит устраивать такие представления!

— И что же с нею будет? — похолодев, спросил наш герой.

— То и будет! — засмеялся Фирмус и тут же застонал от боли в ране. — Эту сучку лишит девственности бык с Крита! Жаль, что ей суждено умереть! Глядишь, забеременела бы, как Пасифая!

Лейтенанта чуть не стошнило. Не заметив его реакции, Фирмус продолжал:

— Надо поторопиться с переодеванием! Глядишь, Ланиста разрешит посмотреть! Я такое уже раз наблюдал, но только с бабуинами! Вот уж они потешились!


Поздно вечером Ретиарий сидел в своей келье и при свете масляной плошки натирал отваром из целебных трав полученные днем ссадины, порезы и кровоподтеки. Несмотря на то что на совесть сделанные доспехи выдержали все удары противников, они не могли полностью уберечь от яростной энергии бившихся за свою жизнь гладиаторов. Плошка находилась в сплетенном из веревок гамаке, подвешенном под потолком. Это веревочное сооружение наш герой обычно использовал в качестве «макивары» для отработки ударов, положив в гамак набитый песком мешок. Но в сегодняшнем кошмаре ему было не до совершенствования навыков каратэ, полученных в ином столетии. Дверь открылась, и в келью с довольным видом вошел Ланиста. Как всегда при виде этого человекообразного, наш герой испытал приступ отвращения.

— Как поживает мой юный герой? Любимчик мужчин и женщин великого Рима? Смотри, главное — чтобы ничего не случилось с твоим лицом! Конечно, со временем небольшой мужественный шрам даже украсил бы повзрослевшего героя, но сейчас он лишит тебя очарования юности! Эх, клянусь Афродитой, был бы ты простым рабом, я бы тебе…

— Чего надо? — грубо оборвал его Ретиарий.

Ланиста тут же утратил свой довольный вид. Если бы на месте Ретиария был кто-то другой, он поговорил бы с обнаглевшим рабом по-своему! Так, что тот потом месяц лечил бы голову и задницу! Но этот парень сейчас являлся самым популярным после императора мужчиной в государстве. Любая грубость по отношению к нему могла обернуться неприятностями и, главное, потерей больших денег. Поэтому Ланиста подавил свою гордость (которой, честно говоря, у него было не так уж и много):

— Извини, мой нежный мальчик, если я задел твое самолюбие! — сладким голосом промолвил Ланиста. — Твой неотесанный мужлан-владелец принес прекрасную новость! К тебе просится на свидание одна знатная дама! Клянусь памятью своей мамаши, она явилась не для того, чтобы обсуждать труды Аристотеля!

— Я не хочу никого видеть! — так же резко ответил Лейтенант, с вызовом глядя в глаза Ланисты, маслянисто поблескивавшие в мерцающем свете плошки.

Показная доброта быстро покинула лицо хозяина школы гладиаторов. Холодным тоном он сказал:

— Что ж, может, это и так! Но, мой мальчик, в этот раз тебе придется подчиниться! Возвращать такие деньги лишь потому, что наш герой капризничает и не хочет засунуть свой член в красивую и жаркую бабу, — извини, но такого себе не позволяют даже любимцы публики! Тем более с такой клиенткой! Так вот, смотри, чтобы все взятое мною было отработано до последнего сестерция!

Посмотрев на мрачное лицо Лейтенанта, он добавил с некоторым сочувствием:

— И не хнычь! Когда увидишь, кто к тебе пришел, будешь благодарить меня на коленях! Да и тебя она тоже одарит! Я уверен! Ну, очнись же, «любимец Геракла»! Вот, возьми кувшин — самое лучшее вино Италии, которое я смог найти!

Поскольку Лейтенант продолжал молча смотреть на чадящую плошку, Ланиста почесал косматую бороду и подумал, а не высечь ли строптивого раба. Но потом решил, что поступить так будет себе дороже, и в сердцах плюнул:

— Если она уйдет неудовлетворенной, я сам сделаю тебя мерином! Зачем тебе яйца, если ты их все равно не используешь! Смотри, скормлю свиньям!


Спустя несколько минут дверь в келью заскрипела, и в ней показался силуэт закутанной в темный плащ женщины. Оглядев скромное жилище Ретиария, она произнесла звонким, почти детским голосом:

— Ты достоин гораздо большего, мой храбрый воин!

Лейтенант, привставший в знак почтения, слегка поклонился:

— Благодарю тебя, незнакомка, за добрые слова! Но я вполне доволен своей участью!

— Твоя скромность затмевает твою храбрость, Ретиарий! Надеюсь, что твое умение хранить тайну окажется еще сильнее!

С этими словами девушка сняла капюшон. По темной ткани плаща рассыпались золотисто-рыжие волосы. Лейтенант невольно ахнул: перед ним была Поппея. Даже в этом бреду он почувствовал себя виноватым перед Таней. Помимо своей воли он испытал возбуждение при виде этой рожденной его больным воображением красавицы. Странным образом это приятное волнение усиливалось сознанием того, что эта великолепная женщина купила возможность побыть с ним наедине.

— Я не смею даже смотреть на вас, Ваше величество! — Он стал на колени и согнулся в глубоком поклоне, краснея от своей вдруг обнаруженной способности выражаться подобным, учтиво-приторным, образом.

— Надеюсь, — тихо сказала та своим звонким девичьим голосом подойдя ближе и легонько приподнимая его подбородок, — не потому, что тебе неприятно смотреть на мое лицо!

Ретиарий покачал головой. Напротив, смотреть на Поппею было одно удовольствие. Хотя она была взрослой женщиной, на гладком белом лице с большими светлыми глазами не было ни морщинки. От нее пахло цветами и чем-то еще — сильным, терпким и приятным. Если бы он лучше разбирался в парфюмерии, то понял бы, что от императрицы исходил аромат драгоценной эссенции из железы кита, доставленной в Рим из далеких земель северных варваров.

— Ты понимаешь, что ты в моей власти? — спросила она Лейтенанта, осторожно поглаживая ссадины на его лице. — Что я могу делать с тобой все, что захочу? Что после этого ты можешь лишиться своей жизни?

«Ну уж нет! — подумал про себя наш бредивший герой. — Помирать в этом кошмаре я не собираюсь!» Вместе с тем сама перспектива — стать на время рабом столь красивой и могущественной женщины — странным образом чрезвычайно импонировала ему. Даже в бреду ему стало стыдно за мысли, столь чуждые молодому строителю коммунизма. Вслух же он совершенно искренне ответил:

— Я твой, моя госпожа! Я раб, рассчитывающий на снисхождение своей хозяйки!

— Наглец! — прошептала Поппея вдруг переставшим быть детским голосом, запустив в его волосы длинные и сильные пальцы. — Как ты можешь ждать от меня милости, ничем не заработав ее?

Лейтенант вдруг понял, что эта способность в один миг превратиться из похожей на девушку-подростка скромницы в зрелую похотливую самку и составляла тайну чрезвычайной женской привлекательности рыжеволосой императрицы. Недаром Нерон пошел ради нее на убийство матери и своей первой жены! Руки Лейтенанта сами потянулись к скрытым грубой материей бедрам Ее величества. Почувствовав на себе его ладони, Поппея вздохнула и слегка приподняла подол длинного плаща. Ретиарий понял ее желание и запустил руки под темную ткань. Поппея тихонько застонала. В этот раз к ней вернулся ее детский голос, и это возбудило Лейтенанта еще больше. Поднявшись с колен, он попытался увлечь ее на свое скромное ложе, застеленное несколькими овечьими шкурами. Но Поппея, мягко отстранив его, прошептала:

— Нет, гладиатор, я хочу показать тебе что-то другое!

Она оглянулась туда, где на веревочном гамаке мерцал тусклый огонек масляной плошки. Быстро поставив ее в стенную нишу, она сняла с себя все одежды. Поппея, как и большинство женщин древности, не была высокой. Несмотря на по-девичьи звонкий голос, она обладала чудесными зрелыми формами. Но более всего поражала способность Поппеи передвигаться одновременно быстро и грациозно — так движутся спортсмены и большие кошки. Она в мгновение ока взобралась на гамак и сделала Ретиарию знак придвинуть тяжелую деревянную кровать. Лейтенант, чувствуя нарастающее возбуждение, исполнил ее молчаливый приказ. После этого Поппея, оказавшаяся висящей над серединой ложа, прошептала:

— Крути меня, пока позволят веревки!

Еще не понимая, чего она хочет добиться, Лейтенант стал послушно закручивать гамак, стараясь одновременно прикасаться губами к розовым соскам ее грудей, белоснежной спине и губам, на которых играла странная в своей отрешенности улыбка. Когда веревки, на которых крепился гамак, были закручены до предела, Поппея перестала улыбаться и почти жалобно сказала:

— Войди в меня, доблестный Ретиарий!

По-прежнему придерживая гамак, Лейтенант пристроился под императрицей. Та, тихонько застонав, села на его разбухший от желания член.

— А теперь, мой послушный раб, — закрыв глаза, приказала Поппея, — отпусти веревки!

Лейтенант покорно исполнил ее распоряжение и тут же понял, чего хотела жена Нерона. Расправляясь, упругие веревки гамака начали вращать тело Поппеи, постепенно набирая скорость. Невыносимое по своей интенсивности наслаждение на несколько секунд заставило его и несущуюся над ним любовницу застонать словно от боли. Получаемые ощущения были настолько неожиданными и яркими, что он едва сдержал себя. Когда гамак наконец замер на месте, он, уже без приказов Поппеи, повторил процедуру вновь, а потом, когда они испытали очередной цикл наслаждения, еще и еще раз. После чего он потерял счет и очнулся только тогда, когда они одновременно испытали оргазм такой силы, что не смогли сдержать пронзительного крика. Его услышали другие гладиаторы школы, сам Ланиста и даже охрана близлежащего Домуса. Все они без исключения ухмыльнулись успехам счастливца. Ланиста, который в этот момент елозил потным волосатым пузом по гладкому животу чернокожей рабыни, довольно хмыкнул:

— Пожалуй, мальчика стоит почаще отдавать на случку! Глядишь, ночью он сможет заработать больше, чем днем! — И, ущипнув партнершу за дрогнувшую мягкую ягодицу, добавил: — Если закричишь так же, как Ее… как та женщина, я, пожалуй, буду приглашать тебя почаще!


Под утро, когда небо уже побледнело в преддверии близкого рассвета, когда на его фоне стали видны характерные силуэты римских сосен и очертания зданий, Поппея наконец оторвалась от Ретиария-Лейтенанта и вновь надела свой длинный черный плащ. Лейтенант, ожидавший хоть каких-то ласковых слов, был разочарован. Удовлетворенная императрица находилась в прекрасном расположении духа, но не собиралась вести себя как растаявшая от мужской ласки женщина. «Наверное, так же, — с горечью подумал Ретиарий, — чувствует себя гетера, расстающаяся с понравившимся клиентом!» Заплатив, он считает, что более ничем ей не обязан! Тем не менее, Поппея все же оказала ему еще одну милость.

— Я хочу, чтобы ты проводил меня до дворца! Ночью в Риме небезопасно!

Охрана школы — по-видимому, предупрежденная Ланистой, — без слов выпустила гладиатора, шедшего за закутанной в плащ женской фигурой. Императрица стремительной и уверенной походкой подошла к ожидавшей ее за воротами рабыне. Негромко переговорив, она взяла у нее некий предмет:

— Возьми его, Ретиарий, пусть он будет знаком того, что я доверяю тебе свою жизнь!

В руках гладиатора оказался меч. В мерцающем свете факелов сверкнул драгоценный камень, вправленный в его рукоятку. Даже в темноте можно было понять, что подаренное ему оружие стоило немалых денег. Низко поклонившись, Лейтенант забормотал слова благодарности. Поппея нежным прикосновением к склоненной голове заставила его распрямиться.

— Оставь эти условности, мой мальчик! Надеюсь лишь, что гораздо больше благодарности ты испытываешь за полученное со мною наслаждение! А теперь пойдем, я хочу попасть в храм Афродиты до рассвета!

Лейтенант и рабыня оказались единственными сопровождающими императрицы. По-видимому, она вышла из дворца через потайную дверь и без охраны, дабы не привлекать ненужного внимания к своим ночным путешествиям. Без лишних слов он взял в руки факел и пошел впереди, освещая дорогу своей царственной любовнице. Небольшая процессия двигалась быстро. Обе женщины, к удивлению Ретиария, без труда поспевали за ним. Неподалеку от храма, пребывание в котором, в случае чего, должно было послужить оправданием ночной отлучки Поппеи, она на секунду откинула капюшон плаща и посмотрела в его глаза. Слегка поцеловав губы гладиатора, она молча скрылась за небольшой металлической дверью, которую рабыня отперла бронзовым ключом. Постояв, пока на губах не высохла влага поцелуя, Ретиарий в задумчивости направился обратно в школу. Когда до нее оставалось каких-нибудь сто шагов и можно было расслышать перекличку часовых-преторианцев у Домуса, узкую улочку вдруг преградили две зловещие фигуры. Обернувшись, Лейтенант увидел еще двоих. У всех четверых в руках блестели короткие мечи. Лица были повязаны платками.

— Добрые люди, — ровным голосом обратился к ним наш герой, — у меня нет денег и чего-либо ценного…

Не успел он закончить свою фразу, как все четверо в полном молчании набросились на него. Судя по всему, ограбление отнюдь не являлось их целью. У Лейтенанта не оставалось времени на то, чтобы раздумывать о причинах столь неласкового отношения к своей особе. Он подпрыгнул и, ухватившись за раму уже погашенного перед рассветом уличного фонаря, резко перебросил свое тело через нападавших. Те оторопело остановились, явно не ожидая подобного поворота событий, потом обернулись вслед обманувшему их парню. Лейтенант, вновь получивший пространство для маневра и уже было принявший единственно правильное решение — побыстрее удрать, — вдруг на мгновение задержался. На одном из нападавших были надеты «борцовки» с логотипом известной немецкой фирмы. В СССР в таких выходили на соревнования воспитанники уважающих себя тренеров. И все бы ничего, но указанная фирма появилась, расцвела, обанкротилась, была куплена конкурентом и вновь расцвела почти две тысячи лет после правления императора, считавшего себя великим актером и декламатором. Лейтенант мысленно улыбнулся еще одной несуразности, весьма кстати напомнившей ему о том, что он бредит. «Что ж, бред — он и есть бред!» — подумал он и с легкой грацией хорошо обученного бойца отсек обладателю «борцовок» верхнюю часть уха прекрасно отточенным подарком Поппеи. Тот уронил свое оружие и сдавленно простонал по-русски:

— Ах ты падла!

Лейтенанта уже не удивило то, что голос смутно показался ему знакомым. Повернувшись, он побежал — легко и без малейшего напряжения, как бегают и летают только во сне. Ретиарий был уже почти рядом с воротами школы, когда знакомый голос Тани вновь вернул его в двадцатое столетие:

— Очнись! Ну пожалуйста, очнись!

Придя в себя, Лейтенант обнаружил, что, как и после предыдущих приступов, покрыт холодным потом, пропитавшим постельное белье. Но, к его приятному удивлению, в этот раз он чувствовал себя не таким уж слабым. В бледном свете умирающей африканской ночи он разглядел Таню, вытиравшую его тело махровым полотенцем. Она была обнажена и поразительно красива. Наш герой тут же почувствовал возбуждение.

— По-моему, ты выздоравливаешь! — улыбнулась Таня.

Лейтенант привстал на локтях, чтобы поцеловать приоткрытые губы любимой, но вдруг почувствовал рядом с собою твердый предмет. Попробовав нащупать его, он вскрикнул и отдернул руку. Юные любовники, еще не забывшие о приключении с оттаявшей рептилией, тут же вскочили с кровати. Лейтенант включил фонарик. На его пальце виднелась капелька крови.

— Это порез, а не укус! — констатировала Таня. — Ты что, спишь с ножом в постели?

И тут Лейтенант испытал потрясение посильнее, чем ужас при виде манговой гадюки. Среди зеленых простыней кровати, пропитанных его потом, лежал короткий, тонкой работы меч со сверкающим драгоценным камнем в рукоятке. Без сомнения, это был подарок императрицы Поппеи, полученный им в малярийном бреду. Наш герой пососал ранку на пальце — кровь, как и положено, была теплой и солоноватой. Такой же реальной была и Таня, в недоумении смотревшая то на него, то на предмет в его руках. Меч оставался таким же холодным и зловещим. Девушка тихонько провела пальцами по клинку. На них остался темный след. Это была кровь, но она принадлежала не Лейтенанту. То была кровь человека в немецких «борцовках».

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Война

Если Святая церковь считает, что мои видения — дьявольское зло, то я не верю в эту церковь!

Из ответов Жанны Д’Арк на вопросы судей, приговоривших ее к сожжению на костре

Глава 1

11.04.90, старшим групп СВС отдельных военных зон, округов, вузов, учебных центров

«Довожу до вашего сведения, что 10 апреля сего года, в 19.10 в городе Уамбо, в 50 метрах от здания, где проживают военные специалисты Высших офицерских курсов и преподаватели индустриального техникума, произошел взрыв.

В результате взрыва погибли двое и ранены трое ангольских военнослужащих из состава охраны дома. Легкоранены осколками стекла в лицо две советские женщины — жены СВС. В результате опроса свидетелей выяснилось, что за 5–10 минут до взрыва местные жители сообщили, что у дороги возле дома находится мешок. При приближении к мешку солдат охраны произошел взрыв. Предположительно в мешке находилось взрывное устройство с часовым механизмом.

Для обеспечения безопасности советских граждан и недопущения совершения террористических актов со стороны спец. служб УНИТА, требую:

— старшим групп СВС принять дополнительные меры по повышению бдительности и усилению охраны и обороны мест проживания и работы СВС, автопарков и радиостанций. Доставку СВС и С к местам работы осуществлять только автотранспортом (не менее двух машин), под охраной солдат ФАПЛА и по строго определенным маршрутам;

— максимально ограничить посещения СВС и С мест коллективного отдыха ангольских граждан и рынков;

— исключить случаи передвижения СВС и С по городу в пешем порядке, особенно в темное время суток;

— запретить выезды за пределы гарнизона на охоту, рыбалку и пр.;

— провести разъяснительную работу с СВС и членами их семей по усилению политической бдительности в свете складывающейся в стране пребывания обстановки…»

— 20-й-

Жмурясь от нещадно палившего солнца, Лейтенант постучал в знакомую дверь. Никто не ответил. Наш герой прислушался: кондиционер не работал. Конечно, это могло означать, что изделие бакинских умельцев наконец капитулировало в долгой борьбе с местным климатом. Возможно, как это уже бывало, он перегорел из-за забравшихся туда гигантских тараканов. Но скорее всего, молчание прибора свидетельствовало о том, что хозяин жилища не планировал возвращаться в скором времени. Юный офицер озадаченно почесал затылок: он как-то не подумал, что в это воскресенье Олега могло просто не оказаться дома. Его план — оставить в Луанде полученный в кошмаре меч — неожиданно оказался под угрозой. Лейтенант тяжело вздохнул, посмотрев на свой пошитый в Южной Корее армейский вещмешок из ярко-зеленого нейлона. Да, таскать за собой подарок императрицы по воюющей стране было слишком рискованно. Он оглянулся: рядом ласково щурил пустые азиатские глазницы покрашенный «серебрянкой» бюст Ленина В. И. Потоптавшись под дверью еще с минуту, наш герой уже начал всерьез обдумывать вариант погребения древнего клинка под гипсовым изваянием любителя швейцарской эмиграции, когда вдруг его окликнул знакомый голос:

— Кого ищете, служивый?

Обернувшись, Лейтенант с радостным удивлением узнал военного лектора Березнякова.

— А вы какими судьбами в Луанде? За «Совиспаном» приехали? Или просто за едой?

— Да нет, Лейтенант, берите выше: меня перевели! А товарищ ваш — как его, Олег? — с прошлого вечера в ангольскои госпитале! Насколько я понимаю, у него малярия! Как, кстати, ваше здоровье? Пойдемте, поговорим-покурим!


Разговор с бойцом идеологического фронта, похожим на умного пучеглазого поросенка, происходил в беседочке на территории Главной военной миссии Луанды. Нехитрое сооружение спасало своих посетителей от прямых лучей полуденного солнца, обычно способного послать непривыкшего европейца в тепловой нокдаун за каких-нибудь полчаса. Щурясь близорукими глазами на ослепительно сверкавшую Атлантику, военный лектор с удовольствием рассказывал об обстоятельствах своего перевода в столицу с Западного фронта из становившегося все более опасным Уамбо.

— Конечно, есть тут и свои недостатки! — Березняков, вновь прищурившись, посмотрел на недостроенный мавзолей Агоштиньо Нето. Гигантский бетонный фаллос вызывающе рвался в синее африканское небо назло всем тем, кто еще сомневался в конечном успехе освободившейся Африки. — Сами знаете: жара, проблемы с водой, овощами и фруктами! Опять же, близость начальства! Но! Зато Эвелина устроилась в библиотеку и, по-моему, довольна! Вдобавок, скоро женщин из Уамбо все равно эвакуируют! В таком случае лучше уж сюда, в Луанду, чем в Москву — в зимнюю грязь и слякоть! Я уж и не говорю о бардаке, царящем