Первый еретик. Падение в Хаос (fb2)

- Первый еретик. Падение в Хаос (пер. Ирина Савельева) (а.с. Ересь Хоруса-14) (и.с. Warhammer 40000) 1.6 Мб, 413с. (скачать fb2) - Аарон Дембски-Боуден

Настройки текста:




Аарон Дембски-Боуден ПЕРВЫЙ ЕРЕТИК Падение в Хаос

Посвящается брату Адаму — связующему элементу, укрепляющему всю нашу семью

Это было время легенд. Герои сражались за власть над Галактикой. Неисчислимые армии Императора Терры сражались в Великом Крестовом Походе, мириады чуждых рас были сокрушены элитными воинами Императора, а память о них стерта. Начинался рассвет новой эры, эры правления человека. Огромные, сверкающие золотом цитадели были символом бесчисленных побед Императора. Миллионы миров встречали триумфальные колонны его смертоносных воинов. Богоподобные примархи вели Легионы Адептус Астартес, космических десантников Императора, от победы к победе. Несокрушимые и величественные, венец генетических экспериментов Императора, космические десантники были сильнейшими воинами человечества, и каждый в бою стоил сотни простых солдат. Неостановимые десятитысячные Легионы, ведомые своими примархами, завоевывали Галактику для Империума Человека.

Величайшим из примархов был Хорус, прозванный Великолепным, Воссиявшей Звездой. Любимый сын Императора, он был Воителем, величайшим командиром, направлявшим армии своего отца на завоевание Галактики. Он был воином, не знающим себе равных как в сражениях, так и в переговорах. И когда пламя войны станет пожирать Империум, все лучшие воины человечества сойдутся в последней битве.

Действующие лица

ПРИМАРХИ

Лоргар — примарх легиона Несущих Слово

Робаут Жиллиман — примарх легиона Ультрамаринов

Магнус Красный — примарх легиона Тысячи Сыновей

Коракс — примарх легиона Гвардии Ворона

Конрад Курц — примарх легиона Повелителей Ночи

Феррус Манус — примарх легиона Железных Рук

Пертурабо — примарх легиона Железных Воинов

ЛЕГИОН НЕСУЩИХ СЛОВО

Кор Фаэрон — Первый капитан

Эреб — Первый капеллан

Деймос — магистр ордена Зубчатого Солнца

Аргел Тал — капитан Седьмой штурмовой роты

Ксафен — капеллан Седьмой штурмовой роты

Торгал — сержант, штурмовое отделение Торгала

Малнор — сержант, штурмовое отделение Малнора

Даготал — сержант, моторизованный отряд Даготала

Алый Повелитель — командир Гал Ворбак

ЛЕГИОН ПОВЕЛИТЕЛЕЙ НОЧИ

Севатар — Первый капитан

ЛЕГИО КУСТОДЕС

Аквилон — «Оккули Император», «Очи Императора», кустодий

Вендата — кустодий

Калхин — кустодий

Ниралл — кустодий

Ситран — кустодий

ТРИСТА ПЕРВАЯ ЭКСПИДИЦИОННАЯ ФЛОТИЛИЯ

Балок Торв — магистр флотилии

Аррик Джесметин — майор, Эухарский Пятьдесят четвертый пехотный полк

ГРАЖДАНЕ ИМПЕРИУМА

Кирена Валантион — Исповедница Слова

Исхак Кадин — официальный летописец, имажист

Абсолом Картик — личный астропат «Оккули Император»

ЛЕГИО КИБЕРНЕТИКА

Инкарнадин — Прима-«Завоеватель» Девятой манипулы, Карфагенская когорта

Кси-Ню-73 — техноадепт Девятой манипулы, Карфагенская когорта

НЕИМПЕРСКИЕ ПЕРСОНАЖИ

Ингетель — эмиссар Изначальной Истины

Часть первая СЕРЫЕ За сорок три года до событий на Исстваане V

Тогда убей меня, Император. Лучше умереть на закате свободы, чем дышать при рассвете тирании. И пусть боги исполнят мое последнее желание: чтобы моя душа просуществовала достаточно долго и могла посмеяться, когда ваше безбожное государство наконец развалится.

Дайвал Шан, предводитель терранских сепаратистов, перед казнью

Если человек держит в своих руках тысячу солнц… Если человек заселяет своими сыновьями и дочерьми сто тысяч миров и отдает им во владение саму Галактику… Если человек одной лишь силой мысли ведет среди бесчисленных звезд миллион кораблей… Тогда, прошу, скажи мне, если сможешь, как этот человек может не быть богом.

Лоргар Аврелиан, примарх легиона Несущих Слово

Нет более очевидного признака упадка государства, чем пренебрежение религиозными обрядами.

Никколо Макиавелли, древний евразийский философ

Пролог СЕРЫЙ ВОИН

Сестры заплакали, когда за ним пришел легион. В то время он не мог понять причины их слез. Не существовало большей чести, чем быть избранным, и их огорчение казалось бессмысленным.

Голос серого воина, звучавший из-под череполикой маски, дребезжал, как у машины, и потрескивал от помех. Он потребовал назвать ему имя мальчика.

Но мать, прежде чем